Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Решетов Евгений: " Дар Под Маской Лжи " - читать онлайн

Сохранить .
Дар под маской лжи Евгений Валерьевич Решетов
        Аннотация:
        Украл алмазы? Бывает. Убегая, оказался на корабле хозяев драгоценностей? Не узнали? Повезло! Плывем дальше. Влюбился в прекрасную контрабандистку, которую сам же и обокрал? Ирония судьбы. Кораблекрушение и таинственный остров? Я всегда готов к неожиданностям. Дар, людоеды, призрак, способные, кровь, сумасшествие... Хм, главное не терять чувство юмора! А с ним мы все переживем!
        - Джо! Просыпайся Джо! Джо, разорви тебя шайтан!
        - Да все уже проснулся! От твоих криков даже наша глухая соседка, почувствовала какое-то невнятное беспокойство!
        Боже мой, как же хотелось спать! Убил бы за пару часов сна! Но нет, надо на работу. Эх, когда же наступят те светлые времена, когда не надо будет работать? Мой мысленный посыл к небесам был высокомерно проигнорирован.
        - Ты долго будешь валяться? Идем быстрее в порт, сегодня приходит корабль с островов. Может нам повезет, и нас наймут в команду!
        Я смотрел с кровати, на полное, надежды и вдохновения лицо Сэма, и мне пришла в голову мысль, что в предках моего друга затесался моряк-северянин, да не просто моряк, а еще и патриот морского образа жизни. У Сэма была слишком светлая для южанина кожа, резко контрастировавшая со смуглой кожей жителей города Корф, находящегося на юге империи Гранабахар. Остальные же его внешние параметры полностью укладывались в среднестатистические данные корфянина: карие, почти ореховые глаза, обладателями которых было наверно больше половины населения нашего благословенного города, тонкие черты лица с чуть тяжеловатым подбородком и выделяющимся на общем фоне, носом, который был слегка искривлен в уличной драке с бандой Рыжего. Внешнее сходство с северянином подарило Сэму одноименное прозвище, которое приклеилось к нему еще со времён начальной школы.
        - И что ты Сэм забыл в этом море-океане? Там же мокро!
        - Вот, вот слова истинной сухопутной крысы, - сказал Сэм и попытался принять позу умудренного жизнью моряка. - Одевайся, я тебя на улице жду.
        Я напялил, не слишком свежие, но довольно чистые вещи, в последний раз грустно оглядел кровать, тяжело вздохнул и поплелся прочь из дома.
        Выйдя на улицу, я втянул сквозь сжатые зубы терпкий, наполненный запахами моря воздух и увидел спешащего мне на встречу Сэма. Мой друг, уже успел где-то раздобыть сладких булочек. Потому как лукаво поблескивали глазки продавщицы сдобы, я догадываюсь, где он их добыл. Ловелас недоделанный.
        - На! - промямлил с набитым ртом Северянин и протянул мне булку.
        - Спасибо добытчик, - поблагодарил я друга и впился зубами в мягкий завтрак.
        Тщательно пережевывая булочку, я наблюдал за големом, который перетаскивал тяжелые валуны с летающей платформы на мостовую. Еще какой-то десяток лет назад, големы выглядели как ржавые бочки с ручками и ножками, а сейчас это чудо современной техники внешне было очень схоже с человеком, если не считать того, что оно было сделано из высокопрочной стали, ярко блестевшей на солнце. Придет время, и люди сами создадут свою погибель.
        Проследив за моим взглядом Сэмми пробурчал:
        - Развелось этих железяк...
        - Что есть, то есть. Скоро и у нас работу отберут. Говорят, на днях в док пришлют целую партию этих болванок, тогда грузчики из плоти и крови уже никому не будут нужны.
        - А затем они и воздушный порт захватят, - добавил Сэм с тяжелым вздохом.
        - Ты прав мой друг, - сказал я, отряхивая руки от крошек. - Ну что, идем?
        - Ага, - дожевав, ответил он.
        До порта мы добрались быстро. По пути, поприветствовав многочисленных знакомых, мы направились искать корабль островитян. Идя по усиленным с помощью магии доскам причала, я принялся мысленно угадывать, откуда прибыло то или иное судно. Вот огромный, словно глубоководный кит, корабль картанов. Эти жители демократии Картан, не брезговали пиратством и контрабандой, так что я не удивлюсь, если на их судне найдут запрещенные товары, как не раз уже прежде бывало. За кораблем картанов скрывалось небольшое, но очень быстрое и верткое судно северян. Моряки с севера в основном возили небольшие, но ценные вещи. Они славились тем, что никогда не приступали буквы закона, чем разительно отличались от картанов.
        - Как ты думаешь, Джо, он большой? - спросил у меня Сэмми, крутя головой по всем сторонам света, стремясь поскорее увидеть корабль островитян.
        - Кто большой? - ответил я, отвлекшись от своих мыслей.
        - Корабль! - громко выпалил Северянин, при этом в его глазах скакало такое нетерпение и желание увидеть судно пресловутых островитян, что я невольно посерьезнел.
        Я хотел уже сказать что-нибудь ободряющее, как вдруг краем глаза, заметил кучку подозрительных людей, спешащих в переулок между складами.
        - Эй, Сэм! Это же Рыжий и его банда! - воскликнул я, узнав подозрительных типов.
        - Точно! А куда это он так спешит?
        - Нюхом чую, дело не чисто! Пойдем ка проследим за ними, и если представиться возможность поквитаемся за твой сломанный нос.
        Я шел на приличном расстояние от Рыжего и думал о том, что он как будто специально выбирает самые грязные и кривые улочки. У меня даже возникла мысль, что он проводит экскурсию самых отвратительных переулков города для приезжих туристов, но когда он в очередной раз обернулся и проверил, следит ли за ним кто, я понял, дело здесь все-таки не чисто и на этом с должной сноровкой можно сыграть.
        После получасового блуждания по городу мы вышли к казармам наемного отряда магов. Преследуемые нами люди скрылись в роскошном двухэтажном особняке, фасад которого был отделан белым мрамором. Мрамор не являлся, какой то большой ценностью, но вот белый мрамор! Это был знак принадлежности обитателя дома к весьма зажиточным господам, так как белый мрамор возили аж из империи Дорлан! И стоил он весьма и весьма солидно. Я пришел к выводу, что особняк, скорее всего, является жилищем командира магов. Второго такого в округе не было, а птица подобного ранга, в казарме жить не будет.
        - Что будем делать Джо? Подождем или уйдем? - спросил Сэм, косясь на охранника стоящего у дверей дома в который проникли темные личности.
        Около входа в особняк, прилепившись к его стене, стояла небольшая сторожка, издалека выглядевшая уродливым наростом на белоснежной поверхности дома. В открытую дверь было видно часть потрепанного и засаленного дивана, на котором было впору спать бродячим собакам, и такой же не презентабельный на вид стол. На его поверхности лежали всякие мелочи вроде табака, бутылки воды и т.д.
        - Отвлеки сторожа, а я залезу в окно на втором этаже, - сказал я другу.
        Северянин кивнул и расслабленной походкой направился к охраннику.
        - Привет служивый, закурить не найдется? - завел разговор он и попытался состроить самую доброжелательную из своего богатого арсенала физиономию.
        - И тебе привет, - ответил охранник, разворачиваясь и входя внутрь сторожки.
        Сэм остался стоять снаружи. Он сделал мне знак рукой, что бы я начинал. Мне только этого и надо было. Как только сторож пропал в своей будке, я подскочил к стене, с трудом взгромоздился на карниз и влез в комнату.
        Это оказался рабочий кабинет. На навесных полках, аккуратно стояли книги в золочёных переплетах. Около еле тлеющего камина полукругом расположились четыре плетенных кресла. В комнате пахло тонким ароматом, каких-то цветов. Почти у самого окна стоял монументальный стол. Если такой во время восстания вытащить на улицу, то он может послужить неплохой баррикадой. Из общего делового стиля комнаты выделялись пару стоящих по углам, шкафов. Осмотревшись, я схватил кем-то наивно оставленный на столе кошелек и залез в самый вместительный шкаф. Кое-как уместившись в нем, я затаился в ожидание гостей.
        Если уж куда и придет Рыжий со своими людьми, то это, скорее всего, будет кабинет. Так что это я удачно попал.
        Через пару минут я услышал шаги на лестнице и обрывок разговора:
        - Господин мы принесли товар.
        Мой мозг автоматически отметил, что говоривший обладает низким, хриплым голосом.
        - Хорошо, поговорим в комнате, - ответил уверенный и властный баритон.
        В дверном замке скрипнул ключ. Я посильнее вжался в стенку приютившего меня шкафа и приготовился лицезреть темных личностей.
        В комнату вошли четыре человека. Один из них протянул руку над камином, и там взвилось яркое пламя, осветившее полутемный кабинет. Я вздрогнул от неожиданности, и перемести свое внимание на остальных вошедших людей. Рыжего я узнал сразу, он явно чувствовал себя неуютно в обществе своих спутников. Его движения были скованны, и он все время мельтешил руками, словно не зная, куда их деть.
        Хм... Что же это были за персонажи, которых боялся самый известный драчун и задира в городе? Ну, допустим мага зажегшего камин, я уже сам боюсь, но вот остальные?
        - И так господа и прекрасная дама! Мы собрались здесь, что бы обсудить дела нашего маленького предприятия, - начал говорить обладатель баритона.
        Со своего наблюдательного пункта, я видел лишь спины вошедших людей. Эх, надо было выбирать другой шкаф, стоящий напротив. Мысленно посетовал я. Поколебавшись секунду, я остановил свое внимание на человек, который завел разговор. Он был высокого роста. В отличие от всех остальных он не стал садиться в кресло, а предпочел остаться на ногах, и сейчас заложив руки за спину, ходил по комнате, что давало мне возможность рассмотреть его. Одет он был в строгий черный костюм, плотно облегавший его крепкую фигуру. На боку у него висела сабля в дорогих ножнах, а голову покрывала мягкая шляпа, из-под которой были видны русые волосы. Ориентируясь на внешний вид ему можно было дать, лет тридцать пять-сорок. На мир данный индивид смотрел хищными глазами серого цвета. Как раз сейчас его зрительный аппарат оценивающе уставился на скукожившегося Рыжего. Лицо у хищноглазово было худощавое, с прямым носом и презрительно кривящимися губами. Еще в его внешности обращал на себя внимание змеящийся на виске шрам. По характерным признакам можно было предположить, что он получил его либо в пожаре, либо под ударом
магического заклинания.
        После того как обладатель шрама начал разговор, в него втянулись и остальные члены "предприятия", даже осмелевший Рыжий и то что-то тявкал со своего места. Только один субъект хранил гробовое молчание. Загадочный маг сидел не шелохнувшись. Он страшил меня больше всех. Кто его знает, какие заклинания есть в его арсенале? Может быть, он вычислит, что в шкафу кто-то скрывается? Эх, магия, магия. По какому принципу люди получают способность творить волшебство? Кто распределяет таланты? Почему одни люди становятся великими художниками, а другие математики? Считать, писать, можно научить каждого, а вот стать подлинным светилом науки могут единицы. Так же и с магией. Однажды я слышал теорию о том, что люди приходят в этот мир, чтобы раскрыть свой талант. У кого-то это музыка, у кого-то театр, а кому-то доставляет удовольствие банально крутить гайки.
        Разговор четверки людей изобиловал намеками и недомолвками, до меня постоянно доносилось слово товар, но что за товар оставалось не ясно.
        Неожиданно в хор мужских голосов вклинился низкий, женский контральто, донесшийся от мага:
        - Господа выручку от продажи алмазов надо поделить поровну! И не пытайтесь спорить, кто больше сделал для добычи и перевозки!
        Темные личности резко повернули головы в направление говорившей и одновременно зашикали на нее.
        - Миледи! Умоляю, тише! Вы сами знаете, что нам светит за контрабанду алмазов. В лучшем случае двадцать лет тюрьмы! - тонким голосом заверещал один из контрабандистов.
        Алмазы! Вот что за товар все время мелькал в разговоре! Дааа, за контрабанду алмазов могли взяться только отчаянные люди! После того как алмазы почти повсеместно начали применять в техномагии, цена на них баснословно взлетела. Даже магиня, а не маг, как я подумал вначале, не побрезговала подзаработать.
        В моей голове сами собой начали всплывать знания, полученные мной в школе при сиротском приюте. До 1546 года шла не гласная война между приверженцами магического и технологического пути развития цивилизации. Когда этот конфликт достиг своего апогея, и полилась кровь, то в экстренном порядке было решено заключить соглашения между воюющими сторонами с целью прекращения насилия. В центральном университете империи собрались главные идеологи с обеих противоборствующих сторон и решили создать новое направление развития - "технологическую магию", совмещающую в себе технологию и магию, техномаг в простонародье. С тех пор минуло два столетия и приборы техномагов прочно вошли в каждый дом, чем существенно улучшили жизнь как простых так и не простых людей.
        За этими воспоминаниями я и не заметил, как часть контрабандистов покинули комнату. В кабинете остались только трое, человек со шрамом и женщина, названная миледи, а так же затаившийся в шкафу, и сидящий в неудобной позе молодой, чуть нагловатый парень.
        Миледи на конец-то откинула капюшон своего безразмерного балахона, в котором обычно ходят монахи давшие обед безбрачия, и я смог хорошенько разглядеть ее лицо. Увиденным, я остался, более чем впечатлен. У нее были шикарные, русые волосы, ниспадающие густыми волнами на покрывающую ее плечи, грубую ткань балахона. Выразительные, темно-зеленые глаза, с необычайно густыми ресницами. Увидев такие глазища, моя бабка сразу начала бы бормотать про ведьм. Миледи обладала аристократическими чертами лица, с тонкими чуть вздернутыми бровками и немного полноватыми губками.
        Глазки этой особы смотрели, с каким то затаённым вызовом. Такое выражение глаз я встречал у умных и красивых женщин, которых за их красоту мужчины не воспринимали всерьез, и поэтому они всегда и везде пытались самоутвердиться.
        - Эдгар! Я думаю, ты не хуже меня понимаешь, нам незачем делиться алмазами с Рыжим и его подельниками, - произнесла прекрасная контрабандистка и пристально посмотрела на обладателя шрама.
        - И что ты предлагаешь Мелисса? - спросил Эдгар, откинувшись на спинку кресла и задумчиво поглаживать подбородок.
        - Как только они продадут алмазы на черном рынке, избавимся от них! - сказала Мелисса, и ее глаза хищно блеснули.
        - Как я могу отказать такой обворожительной леди? Я согласен. Как говориться, посредники долго не живут! - с улыбкой произнес Эдгар и серьезно добавил, - шкатулку с камнями спрячем в тайник.
        Эдгар достал из кармана продолговатый предмет, отодвинул одну из половиц и спрятал его в открывшейся нише.
        - Мелисса наложи полог невидимости, - обратился мужчина к девушке
        - Если я использую свои магические силы для сокрытия тайника, то любой опытный маг сможет найти его. Не забывай, где мы находимся, - произнесла Мелисса и с недоумение посмотрела на своего напарника.
        - Ах да, прости. Я не слишком хорошо разбираюсь в магии, - во время этих слов Эдгар провел пальцем по шраму на виске. - Оставим все как есть, сюда все равно никто не заходит.
        - Чуть не забыла, все хотела у тебя спросить, как ты смог уговорить Иура, предоставить нам этот дом? - поинтересовалась магичка.
        Где то я слышал, что Иур является тем самым командиром магов, в доме которого мы и находимся.
        - Он мой двоюродный брат. Только никому не говори, это может выйти нам боком.
        Эдгар пристально посмотрел на девушку. Дождавшись ее кивка, он облегченно выдохнул.
        Вот так новость! Я никогда о подобном не слышал... надо взять на заметку, может получиться раздобыть пару монет за эти сведения.
        - Надеюсь, он не знает о наших делах? - проговорила Мелисса, угрожающе сощурив свои бездонные, полные зелени глаза.
        - Нет! Что ты! - быстро выпалил Эдгар.
        Двигайте уже из комнаты! Мысленно завопил я. От долгого сидения в неудобной позе у меня начали ужасно болеть ноги! Я уже приготовился выскочить из своего укрытия с громкими воплями "бууу"!!! В надежде, что контрабандисты умрут от страха, и я на конец-то смогу размять свои задние конечности, но Слава Богу, мешающие мне людишки, спрятали алмазы и покинули комнату, предварительно закрыв ее на ключ.
        Как только стихли звуки шагов на лестнице, я стремительно бросился к тайнику. Такую возможность разбогатеть я не мог упустить. И плевать на риск, который связан с алмазами и контрабандистами. Достав шкатулку, я спрятал ее в карман и вылез в окно.
        Дома ждал встревоженный моим долгим отсутствием Сэм. Он рассказал, что как только закончились все возможные темы для разговоров с охранником и когда тот уже откровенно начал что-то подозревать, Сэм технично слился, под предлогом, что он забыл дома чайник на плите.
        Я смотрел на друга и думал. Как можно дожить до почтенных двадцати лет и быть таким наивным! После его слов я понял, что как только обнаружится пропажа шкатулки, то вычислить кто украл алмазы не составит труда, а уж найти нас и того проще. Двух лучших друзей Джо и Сэма знали многие в порту, да и за его приделами. Где мы только не околачивались в поисках работы! Мы хотели накопить денег на поступления в магический или техномагический университет. В результате всех наших скитаний мы обрели мозоли на руках, ненависть к богатеям и жажду лучшей жизни.
        Попав в трудную ситуацию, мой мозг, предварительно заскрипев, заработал на полную мощность. Так, что же у нас получается? Нас скоро будут искать, следовательно, надо срочно менять место проживания и внешность. Если Эдгар брат Иура, то ему не составит труда уговорить родственничка помочь изловить двух молодых идиотов, покусившихся на его добро. Примитивный план действия сразу сформировался у меня в голове. Надо продать алмазы, сесть на корабль, идущий к северным берегам империи, там по суше доберемся до столицы и поступим в Академию. Я с Сэмом думал об этом уже давно, но нам не хватало денег, а теперь мы могли позволить себе это путешествии.
        Об алмазах, другу я решил не говорить, пока не минует опасность быть пойманными контрабандистами, а что они попытаются нас схватить, я нисколько не сомневался. За такое количество алмазов, ни то, что двух друзей, а всех тараканов в местной столовой начнут ловить. Есть шанс, что если Сэм не будет знать об алмазах, то и в случаи нашей возможной поимки убьют только меня.
        - Поднимайся Сэм, идем в театр, - проговорил я.
        Начинается первый акт коварного плана "перевоплощение".
        - С каких это пор, ты стал ходить в театр? Или тебе приглянулась какая-нибудь актриса? - спросил с любопытством мой друг.
        - Сегодня там будет выступать Мари. Она недавно окончила театральную школу и ее взяли в труппу, - сочинил я на ходу, стараясь не смотреть в доверчивые глаза Сэма.
        Конечно же, никакой Мари в театре не будет. Нам с Северянином надо туда по другой причине. Я знал в театре одного умельца, который с помощью грима и небольшого количества денег мог изменить внешний вид так, что мама родная не узнает. Обычно его услугами пользовались уличные воришки, что б их не могли опознать потерпевшие. Похоже, что его мастерство придется проверить на себе почти законопослушным гражданам, самым большим грехом которых была уличная драка и несколько пачек дрожжей подкинутых в соседские уборные. В идеале конечно можно было бы пойти к магам специализирующимся на наложение иллюзий, но увы, они брали слишком много денег за свою, в общем-то, не пыльную работенку.
        - Мари? А мне казалось, что ей еще полгода учится! Ты уверен? - в словах Сэма сквозило море недоверия.
        - Уверен, это именно Мари Пенингтон. Ты же не хочешь пропустить выступление своей тайной любви?
        Я знал, что Сэм влюблен в нее еще со школы и без зазрения совести выложил свой козырь.
        - И вовсе я в нее не влюблен! Но на ее дебют я схожу. Говорят, она хорошо играет.
        Как же, говорят. Как будто не мой влюбленный друг все вечера на пролет не подглядывал, сквозь окно на первом этаже театральной школы за ее репетициями.
        Мы вышли на улицу и сели в остановившийся около нас городской автомап. Полностью он назывался автоматический магический перевозчик и представляет собой летящую над поверхностью земли внушительных размеров коробку с набором кресел для пассажиров. Управлял автомапом голем. Он был запрограммирован на остановки в строго отведенных для этого местах. С недавних пор проезд в городских атомапах был бесплатным. Это одно из нововведений нынешнего главы города, призванное сохранить, сильно качающееся под ним кресло мэра.
        По пути в театр мы проехали, пожалуй, одно из самых эпических мест всей империи. Воздушный порт! Он представлял собой высоченное здание, сплошь состоящее из стекла и высокопрочных стальных перекрытий. Свозь его прозрачные стены были отчетливо видны носящиеся с этажа на этаж скоростные лифты и снующие, похожие на букашек, люди. В первый раз, посетив воздушный порт, я сразу влюбился в это место. Насмотревшись на красавцев капитанов, я сам захотел стать воздушным капитаном, но суровая реальность разбила мои мечты и теперь в очередной раз глядя на это строение, я вспоминал те чистые незамутненные грузом проблем мысли из наивного детства. Издалека порт выглядел как гигантский сверкающий гриб с плоской шляпкой и стеклянной ножкой, но я знал, что на этой самой "шляпке" каждый день швартуются тысячи самых разнообразных летающих судов, от грузных и медлительных барж до одноместных капсул.
        Добравшись до театра и отправив Сэма покупать билеты. Я пошел к мастеру грима договариваться о маскировке.
        Подойдя к черному ходу театра, я как можно аккуратней постучался.
        Через несколько минут дверь открылась и неприятный, небритый тип произнес:
        - Ты че так тихо стучишь? Боишься, что услышат?
        Мужик довольный своей незамысловатой шуткой жизнерадостно заржал, дохнув на меня запахом дешевого алкоголя.
        - Мне бы поговорить с гримером, - протянул я с надеждой в голосе.
        - Ааа, ты из этих... сейчас позову метра Фуке, - протянул небритый.
        Не уточнив из каких этих, он скрылся за дверью.
        - Хоть бы внутрь пригласил скотина небритая, - пробурчал я себе под нос.
        После пятиминутного ожидания под дверью, на пороге появился сухонький старичок с взлохмаченными волосами.
        - Это вы молодой человек желали со мной поговорить? - задал вопрос старик и с подозрением уставился на меня.
        - Да, это я, - сказал я, затем, не теряя времени, перешел сразу к делу. - Мне бы хотелось, что бы вы загримировали меня и моего друга, разумеется, за определенную плату.
        Старичок хитро посмотрел на меня и, потирая руки произнес:
        - Зовите своего друга и пройдемте ко мне в мастерскую. Я за небольшую надбавку к гонорару, не буду спрашивать, зачем вам это надо, и забуду, что вы ко мне заходили.
        Фуке выжидательно замер.
        - Метр вы понимаете меня с полуслова, - я и сам хотел это предложить, но прозорливый старик опередил меня. - Только у меня будет просьба, я бы хотел зайти к вам завтра вечером.
        - Конечно, как пожелаете.
        После этих слов я попрощался с мастером Фуке.
        Сэм ждал меня на ступеньках парадной лестницы театра. Сам театр выглядел, прямо скажем не очень, штукатурка частично отвалилась и обнажила красный кирпич, выглядевший на фоне белого фасада каплями крови или брызгами вина, кому как больше нравиться. Фигуры прославленных актеров, украшающие колонны храма лицедейства, были испещрены сетью густых трещин и грозили вот-вот рухнуть на мозаичный пол, составленный из разноцветных кусочков мрамора. Да уж, не ценит нынешнее поколение искусства!
        Подходя к Сэму, я отвлекся от созерцания театра и начал прокручивал в голове разные варианты лжи, с помощью которой надеялся выкрутиться из щекотливого положения. Мари ведь сегодня не будет на сцене.
        - Послушай Сэм, Мари сегодня не будет играть в пьесе, она немного приболела, - я попытался произнести эти слова как можно более честным голосом и для убедительности добавил: - Этой новостью поделился мой знакомый гример.
        Сэм как то сразу погрустнел, глаза утратили привычный радостный блеск, лицо приняло несчастное выражение.
        Я решил обнадежить своего влюбленного друга:
        - Ну не расстраивайся, в следующий раз ее увидишь!
        Северянин рассеянно кивнул. Фууух, похоже, в очередной раз пронесло. Тяжело врать близким людям, особенно таким доверчивым как Сэм.
        Пьеса прошла почти не заметно, каждый из нас был погружен в свои мысли и не обращал внимания на актеров. Я думал, о продажи украденных алмазов, пропажу которых, уже наверняка обнаружили. Как правило, такие вещи долго не находятся без присмотра. Глядя же на Северянина мне не составило большого труда понять, о чем думает он, точнее о ком.
        Постановка закончилась, мы поднялись с изрядно потертых кресел, из вежливости похлопали стоящим на подмостках актерам и со спокойной совестью направились к выходу.
        Уже спускаясь по ступенькам, я хлопнул себя по лбу, делая вид, что только что вспомнил что-то важное.
        - Сэм, а ведь гример из театра говорил, что завтра у кого-то из труппы будет вечеринка-маскарад. Только надо обязательно загримироваться, без грима не пускают. А Мари там точно будет!
        Несчастный влюбленный поднял на меня глаза и упавшим голосом произнес:
        - Джо у нас ведь нет костюмов! Да и грим нам не достать!
        - Сэмюель не волнуйся, я договорился с метром Фуке, он завтра к вечеру нас загримирует, а деньги на костюмы мы возьмем в долг у ростовщика!
        - Но Джо, как мы их отдадим?
        - Не переживай Сэмми, я найду деньги, - сказал я уверенно, в уме прикидывая, что траты на костюмы это капля в море по сравнению с деньгами которые я получу от продажи алмазов.
        На следующий день Сэм с самого утра возбужденно носился по нашей маленькой комнате, вмещающей в себя всего две кровати, пару шкафов, кривоногий стул и маленький столик. Слава Богу, скоро мы покинем эту нищету и начнем купаться в роскоши.
        - Джонатан вставай! Пошли к ростовщику! - голосил мой извечный утренний мучитель.
        Наверно, ему вообще не требуется сон. И откуда у него такая способность?
        Я, покряхтел как старый дед, посверлил Сэма раздраженным взглядом и начал собираться на выход.
        Ростовщик жил сравнительно недалеко, мы быстро до него добрались. По пути приметив недорогой магазин, специализирующийся на костюмах для маскарадов и всяких других подобных мероприятий.
        К ростовщику по имени Тодеус, мы пришли одними из первых посетителей. Он был на удивление честным для работника его профессии человеком и не боялся связываться с такими, как я и Сэм.
        - О! Господа Сэмюель и Джонатан! Что же могло вас привести, к бедному ростовщику в столь ранний час? Чем я могу вам помочь? - произнес Тодеус.
        Его все время потное и одутловатое лицо абсолютно ничего не выражало. Что бы с ним не случилось, на нем постоянно была одна и та же гримаса равнодушия. Мне кажется, даже если бы его бочкообразное тело начали драть щипцами, то он все равно не изменил бы себе.
        Предвидя, какой процент сдерет с меня толстяк, я с кислой миной произнес:
        - Наверное, деньги и деньгами.
        Наш спор по поводу займа не продлился долго. Почти не торгуясь, я согласился на предложения Тодеуса, чем изрядно удивил его. Я это понял по чуть-чуть расширившимся, заплывшим жиром глазам. Хм... все-таки его равнодушие можно пробить.
        Как только мы получили деньги, то сразу же отправились в виденный нами ранее магазин. Где подобрали себе по замечательному костюму.
        - Слушай Сэм, бери покупки и иди домой, а я схожу, улажу одно дело, - произнес я.
        Надо было пробежаться по знакомым и узнать где в городе будет проходить маскарад, а будет там Мари или нет, дело десятое, всегда можно сказать Сэму, что они разминулись.
        - Может быть, тебе нужна моя помощь? - спросил друг.
        - Нет Сэмми, это не займет много времени.
        Вопреки моим словам, это заняло много времени. Почти до самого вечера, я разыскивал, где будет маскарад. Но кто ищет, тот всегда найдет!
        Я пришел домой и застал Сэма выхаживающим перед зеркалом в новом костюме, суда по тому, что на кровати лежал и мой костюм, он мерил и его, хотя габаритами я значительно больше Северянина.
        - Все брат, хватит любоваться на себя в зеркало, пойдем к гримеру, - проговорил я.
        Мой друг с явной неохотой стал переоблачаться в свой повседневный костюм.
        Перед самым выходом из дома, когда Сэм уже вышел на лестничную клетку, я проверил сохранность шкатулки с алмазами, она мирно лежала в корзине с грязным бельем.
        К мастеру Фуке, мы пришли в условленное время. При виде нас, он несколько растерялся и спросил: "по какому делу мы явились?". Я напомнил ему наш вчерашний разговор.
        - Ой! Простите! Я к старости стал слегка рассеянным, - смущенно произнес старик.
        - Все мы к старости что-то теряем, главное, что бы это не мешало нам жить, - с истинным сочувствием произнес Сэм.
        Я смотрел на друга и лишь только удивленно хлопал глазами. Глубокие изречения не его профиль.
        Мастер Фуке проводил нас внутрь гримерной театра, усадил на хлипкие стулья и приступил к работе.
        Через час его возни, когда он закончил колдовать надо мной, подойдя к зеркалу, я не узнал себя. Мои серо-сине-рыжие глаза превратились в изумрудно-зеленые. Почти как у Мелиссы! Может она тоже здесь бывала? Курносый нос обзавелся горбинкой, а губы стали тонкими и бледными. Даже мои сто девяносто сантиметров роста, каким-то чудесным образом трансформировались в примерно сто восемьдесят. Да уж, про мастерство старика Фуке не лгали, он действительно был гением своего ремесла!
        Метаморфозы, проведенные гримером над Сэмом, тоже впечатляли. Он превратился в точную копию дитя севера. Фуке мастерски использовал его природную схожесть с народами, живущими в снегах.
        Расплатившись и попрощавшись с мастером Фуке, мы потопали домой. Дома нас ждали маскарадные костюмы.
        Сэм всю дорогу пялился на себя в отражения витрин и припаркованных автомапов. Его восторг работой гримера был неподдельным.
        Подходя к пятиэтажному дому, где на втором этаже мы снимали квартиру, я совершенно случайно краем глаза, заметил человека стоящего напротив нашего подъезда. Что-то в нем мне показалось знакомым. Приглядевшись внимательней, я увидел шрам у него на виске. Это был Эдгар.
        - Сэм, давай я сам схожу за костюмами, а ты посиди пока в кафе, - произнес я.
        Благо, что мы стояли возле уличного пункта быстрого приема пищи, пользовавшегося большой популярностью у клерков, работающих поблизости и все время куда-то спешащих. Сэм не говоря не слова, направился к столику.
        Во время моей небольшой тирады, к Эдгару подошел человек, в котором я не сразу узнал Рыжего. Он был в дорогом костюме и смотрелся весьма и весьма прилично.
        У меня уже не осталось сомнений в том, что нас вычислили и собираются нанести визит. Теперь все решала скорость. Кто первый доберется до шкатулки, тот и сорвет банк.
        Я обежал вокруг дома и по пожарной лестнице влез к себе в квартиру. Хорошо, что Сэм опять забыл закрыть окно, а то пришлось бы выбивать стекло, а это лишний шум. Влетев в свое убогое жилище, я услышал щелчки в замочной скважине входной двери, кто-то пытался ее взломать. Вытащив шкатулку из корзины и схватив костюмы, я рыбкой выпрыгнул из окна. Последнее, что я увидел перед прыжком, было веснушчатое лицо Рыжего, выражающее крайнюю степень удивления.
        Приземлившись в кусты терновника, посаженные домоправительницей, и кое-как из них выбравшись, я бросился бежать.
        Подбегая к кафе, я еще издали начал кричать другу:
        - Сэм скорее! Бежим! Маскарад уже начинается!
        Северянин обалдело уставился на меня и судорожно проглотил кусочек блинчика.
        Я схватил парня за локоть и, увлекая его за собой, произнес:
        - Организаторы начали раньше, опоздавших не пускают! Это, как и грим, одна из фишек предстоящей вечеринки. А ты ведь хочешь увидеть Мари?
        После этих слов Сэмми рванул так, что я с огромным трудом поспевал за ним.
        - Джо, а почему у тебя лицо и руки расцарапаны? - на бегу спросил Северянин.
        Я посмотрел на свои руки и обнаружил, что они действительно расцарапаны. А судя по жжению на лице, ему тоже не хило досталось после свидания с шипами терновника.
        - Это соседский кот с первого этажа, хозяева его наверно не кормят, совсем озверел скотина, на людей бросается, - соврал я первое, что пришло в голову.
        - Джо, а почему за нами бежит Рыжий с каким-то парнем и кричит нам вслед гадости?
        Я обернулся назад и увидел, что нас преследуют Эдгар и Рыжий. Судя по побитому виду, они тоже попали в лапы "соседского кота".
        - Сэмми я забыл тебе сказать! На маскараде будет ограниченное количество людей. Осталось всего два места, так что либо мы, либо они!
        От услышанного, мой влюбленный друг перешел просто таки на какую-то запредельную для обычного смертного скорость.
        Минут через пятнадцать марш броска по улицам города, наши преследователи отстали.
        - Фух, давай передохнем, - простонал я.
        Я был готов выплюнуть свои легкие. Да еще эти костюмы существенно мешали бежать.
        - А вдруг мы не успеем на маскарад?
        Судя по состоянию Сэма, он готов был бежать хоть на край света к своей возлюбленной.
        - Все Сэмми, успеваем. После такой пробежки, Рыжий с его другом, наверно где-нибудь сдохли, от разрыва сердца, - отдуваясь, произнес я.
        - Было бы неплохо, - ответил мой человеколюбивый друг.
        - Вот тебе адрес. Иди туда один, а я скоро подойду, - проговорил я и протянул другу бумажку, после чего с раздражением добавил: - И забери костюмы.
        - Куда бы ты ни шел Джо, успей к началу маскарада, я тебя ждать не буду!
        - Хорошо, Сэмми.
        Вечный вопрос, подождать друга или поскорее увидеть возлюбленную?
        После того как мы разошлись, я направился к Грязному Луи. Единственному скупщику краденого, у которого хватит смелости приобрести мой товар.
        Подойдя к обшарпанной двери ведущей в логово Луи, я сильно разнервничался, то что хозяин этой дыры попробует меня надуть, а то и убить, сомнений не вызывало, оставалось только с честью выдержать это противостояние.
        Я собрал сопли в кулак, толкнул дверь и вошел внутрь.
        - Привет Луи, как дела? Смотрю, тебя еще не посадили! - нагло начал разговор я, хотя у самого внутри все сжалось от страха. - У меня для тебя кое-что есть.
        - Привет Джо! Смотрю, тебя еще не зарезали в порту! Показывай что принес! - ответил мне Луи в том же ключе.
        Его глаза при этом были скептические, точнее один глаз, второй ему заменял техномагический протез.
        Сам Луи был обычным чуть сгорбленным мужичком лет пятидесяти. Он сидел за антикварным столом в побитом молью легком свитере и матросских штанах.
        Свои делишки Луи обделывал в полутемной комнате заставленной всяким старинным хламом. Все кто более или менее был с ним знаком, знали, что антиквариат его страсть! Говорили, что из-за его маниакальной любви к старине, он и потерял свой настоящий глаз. Я редко приносил сюда что-то ценное и поэтому скептицизм Луи был мне понятен. Но когда я достал шкатулку и показал ее содержимое, то его единственное буркало, загорелось так, что казалось от него можно прикуривать сигары. Даже протез Луи начал смотреть почти с физически ощутимым любопытством, хотя такое в принципе не возможно, наша наука до такого еще не доползла.
        - Откуда? - произнес Грязный, вмиг осевшим голосов. Да хотя уже не Грязный, а Красный от жадности Луи. - Сколько ты за них хочешь?
        И начался спор, пожалуй, один из самых яростных в моей короткой жизни.
        Когда мы наконец-то сошлись на приемлемой нам обоим цене. Луи дал мне приличную кучу хрустящих купюр. Он всегда расплачивался наличными, банковские чеки были не для него.
        На прощание я посоветовал:
        - Ты бы прибрался здесь что ли.
        - Здесь все лежит на своих местах. Я этот уют наводил годами.
        - Даже вон та дохлая муха лежит на своем месте? - спросил я с иронией.
        - Ага. Джимми был хорошим насекомым при жизни. Царство ему небесное, - произнес Луи, смиренно сложив руки на груди.
        Покинув берлогу Грязного Луи и неся в карманах такое количество наличности, я чувствовал себя королем мира! Да что там королем! Императором! Все мои переживания и тревоги отошли на задний план.
        Пробежавшись по городу, я положил деньги в шесть разных банков. Чтобы не светить столь крупную сумму в одном месте, я решил разделить ее на части. А то, положив такие средства в одном банке, можно было нарваться на серьезные неприятности! Моим резко взлетевшим к небесам счетом могли заинтересоваться компетентные органы, и задаться вопросом. А откуда у бедного докера такие деньги? Три вклада были на мое имя - Джонатан Грейт, а три на имя Самюэля Блейка. После того как я разобрался с деньгами, мне оставалось только отправится на маскарад.
        Идя по живописному вечернему Корфу, я почувствовал, как с меня схлынула туманящая мозги эйфория и я начал размышлять рационально. Не мог Грязный Луи так просто отпустить меня с такими деньжищами, не его это стиль... ему приписывают различные грешки, в том числе и убийство...
        Я принялся усиленно оглядываться, стараясь делать это незаметно. Мои глаза искали возможные признаки опасности, но не как не могли и найти. Проклятые буркала! Только сиськи замечают.
        Я уже почти успокоился, когда передо мной выросло препятствие, в виде двух крупногабаритных молодцов. Ни секунды не раздумывая, по чью душу они здесь оказались, я бросился бежать. С места набрав скорость хорошей скаковой лошади, я припустил что есть сил. Бандиты побежали за мной, крича, что то воинственное и призывая меня сдаться по-хорошему. Второй за день спринт по городу, мои натруженные ноги, переносили, скрипя всеми возможными суставами, и как бы намекали на возможную сдачу в плен.
        Вдруг позади меня раздались выстрелы. В кого пытались попасть, догадаться было не трудно. Я еще сильнее поднажал и принялся бегать зигзагами, как самый трусливый из зайцев. Похоже, дело принимает серьезный оборот и на кону стоит моя жизнь. Остановится и сказать, что денег у меня нет? Что они все на счету другого человека? Бред! Они даже не станут слушать, а просто застрелят меня и обыщут мой хладный труп.
        Так беседуя с самим собой, я с вооруженными мордоворотами на хвосте, прибежал к дому, где проходил маскарад. Влетев внутрь аки смерч, я сразу же принялся искать Сэма. Среди буйства разноцветных костюмов, мой друг ни как не желал находиться. Подойдя к столикам с едой, я у всех подряд начал спрашивать. А не видел ли здесь кто северянина? И где он может быть? В конечном итоге мне указали примерное место обитание друга. Этим местом оказался затемненный уголок, где Сэм разговаривал с какой-то девушкой в облачение Богини Любви.
        Я подошел к ним и тяжело дыша, произнес:
        - Сэм нам срочно надо идти, все вопросы потом.
        Я затравлено оглянулся на дверь. Там стояли мои преследователи и шарили глазами по толпе.
        - Джо, а ты не хочешь поздороваться со мной? - капризным голосом произнесла спутница Сэма.
        Я на секунду остолбенел, узнав этот голос. Это была Мари! Никогда не думал, что мое вранье, вдруг окажется правдой.
        Предмет обожания моего друга выглядела более чем эффектно. Стройная, длинноволосая блондинка среднего роста с крупной грудью и ангельским личиком. Ее синие глаза приковывали к себе внимание всех без исключения мужчин. Они манили своей невероятной синевой, заставляя забыть все на свете и просто наслаждаться этой красотой. Глядя на блондинку, я поймал себя на мысли, что в последнее время слишком часто вижу девушек с удивительными органами зрения. Несмотря на всю ее красоту, в глубине душу я презирал Мари, для нее деньги значили больше чем любовь. Она была готова провести всю жизнь с нелюбимым человеком, лишь бы эта жизнь была в шикарном доме, с шикарными подарками. Красота в обмен на роскошь. Товарно-денежные отношения глубоко укоренились в нашей жизни.
        - Привет Мари! Чудесно выглядишь! Я бы поболтал с тобой, но мы с Сэмом ужасно торопимся.
        Отвечая девушке, я не смотрел на нее, а косил взглядом в сторону своих недоброжелателей, которые уже отыскали интересующую их личность в толпе и стремительно продвигались к ней.
        Я схватил Сэма за плечо и попытался насильно уволочь его от прелестницы, но упрямый баран не сдвинулся с места.
        Вдруг с оглушительным грохотом раздался выстрел, и мимо нас пронеслась пуля, отстрелив "свисток" скульптуре писающего мальчика, стоящей чуть левее моей спины.
        Мари уставившись на "раненую" статую и как в трансе прошептала:
        - Мужчины измеряют интеллект в сантиметрах, чем же он теперь думать будет?
        Я повернулся к преследователям и обнаружил, что один из них перезаряжает крупнокалиберный пистолет. Это же каким надо быть отморозком, что бы стрелять на глазах у стольких свидетелей?
        Между тем в зале нарастала паника. Люди стремились поскорее покинуть вдруг ставшее опасным место.
        - Сэм хватай Мари и бегом отсюда! Кто-то из отвергнутых ею женихов решил отомстить! - крикнул я другу и в третий раз за день побежал.
        Молодцы с рьяным упорством достойным лучшего применения бросились за мной.
        Я выскочил через черный ход и прокричал, бегущим рядом Сэму и Мари:
        - Бежим в порт у меня есть план.
        Сэм кивнул головой, соглашаясь с тем, что генерировать планы моя прерогатива, а Мари лишь обалдело хлопала своими прекрасными глазками.
        Когда мы почти добежали до причала, девушка уже пришла в себя и начала задавать неудобные вопросы:
        - Стоите ребята, давайте остановимся и поговорим с этими людьми. Объясним им, что это какое-то недоразумение!
        Блондинка умоляюще посмотрела на Сэма.
        Мой влюбленный друг уже начал замедлятся, когда я дал ему пинка и прокричал:
        - Мари это люди одного из твоих ухажеров-головорезов и они не будут с тобой цацкаться, а зарежут и бросят на корм рыбам, а заодно и нас порешат, ни в чем не повинных свидетелей!
        Я знал, что возлюбленную моего друга добивается один из криминальных авторитетов города и бессовестно воспользовался этими знаниями.
        - О нет! Неужели грязный развратник Пит, решил все-таки исполнить свою угрозу! Тогда бежим быстрее! Он и вас не пожалеет если поймает, - произнесла девушка в панике.
        Твою мать! Конечно, я знал, что он серьезный человек, но что самый главный бандит город! Вот так поклонники у глупенькой блондинки.
        - Надо как можно быстрее сесть на корабль и отправится подальше от Корфа. Все согласны? - спросил я на ходу.
        - Согласен, только давайте попробуем попасть на корабль к островитянам, - подал голос Сэм.
        Он все никак не мог расстаться со своей мечтой.
        - А как же мои вещи? Мои друзья и родные? - начала стенать Мари.
        - А жить ты хочешь? - спросил я со злостью, начиная уставать от разговора с блондинкой.
        - Да, - чуть слышно сказала девушка.
        На этом спор был закончен.
        В порту стояло много кораблей, но нам нужен был корабль островитян. Преследователи уже давно отстали, но поторопиться все же стоило.
        Судна островитян обладали одной существенной особенностью. Даже на торговых кораблях они устанавливали боевые огненные установки, что прочие торговцы не делали, так как "БОУ" занимали много место, а это экономически не выгодно.
        Еще издали мы увидели огромное судно с отверстиями для "БОУ", оно представлял собой трех палубный полностью состоящий из металла, работающий на техномагических двигателях корабль. Эта громадина подобно несокрушимой скале нависала над жалкими смертными. По крайней мере, я себя точно чувствовал жалким смертным на фоне этого стального гиганта.
        Подойдя ближе, мы обнаружили, что корабль называется "Непотопляемый".
        - Грозное имя для торгового судна, - произнес я и начал ждать комментариев от своих спутников, но разговор никто не поддержал.
        Взойдя по сходням на палубу, я схватил за плечо пробегающего мимо матроса и попросил позвать капитана.
        Судя по суете царящей на корабле, судно готовилось к отплытию, и это было нам на руку. Вот только я не понимал, что за срочность заставила экипаж покидать порт ночью?
        Через пару минут, откуда то из недр "Непотопляемого" выбрался капитан. Даже не капитан, а капитанище! В нем было больше двух метров роста и килограммов сто тридцать мышц. Да еще каких мышц! Над такими формами люди работают годами! От увиденного, мое самолюбие завистливо заворчало, и я поспешно перевел взгляд на лицо капитана. Физиономия капитана напоминали работу зодчих. Такое ощущение, что один из них, ножом по дереву вырезал из мореного дуба всё, даже самые мельчайшие детали лица капитан. А морской ветер и соль дополнили дело зодчего, после чего гримаса капитана навсегда осталась в неподвижности. Мне с трудом верилось, что его лицо было способно выражать какие-то яркие эмоции. Кроме огромного роста и внушительной мускулатуры, в образе капитане обращала на себя внимание пышная, черная как смоль борода, обладателю которой могли позавидовать все корсары прошлого! В общем, он производил впечатление матерого мужика лет сорока, знающего цену жизни. Кроме того капитан, несомненно, отличный игрок в покер. Его блеф уж точно никто не разгадает.
        - Здравствуйте господа и прекрасная дама, - прогудел басом гигант.
        От полученного комплимента Мари зарделась. Ох уж эти женщины, даже в сложных ситуациях они остаются падки на лесть.
        - Я капитан Боск. Вы желали меня видеть? - продолжил Мистер Могучая Мышца, сокращенно МММ.
        - Приветствую капитан, меня зовут Джонатан! Это мой друг Сэмюель, а это его девушка Мари, - произнес я, представляя своих спутников.
        При последних словах блондинка аж поперхнулась от неожиданности, но благоразумно промолчала.
        - Мы бы хотели снять каюту на вашем корабле, - закончил я.
        - Молодые люди, на моем корабле только одна свободная каюта и она рассчитана на двоих пассажиров, - проговорил Боск с сожалением.
        Похоже, капитан был искренним человеком, либо очень умелым лжецом, хотя лгать, ему не имело смысла.
        - Нам подойдет, мы не прихотливые. Теперь поговорим о цене, - произнес я и наградил предупреждающим взглядом, что-то порывающеюся сказать Мари.
        Девушку это не остановило. Мне пришлось наклониться к ней, и еле слышно прошептал на ушко:
        - Сейчас не время спорить.
        Блондинка как-то сдулась и уныло кивнула.
        - Какие-то проблемы? - доброжелательно осведомился носитель шикарной бороды.
        - Нет, что вы! Нас все устраивает! Весь вопрос в сумме, которую мы должны заплатить, - ответил я и мысленно прикинул, сколько у меня денег наличными.
        Тут некстати вспомнился мой долг ростовщику. Толстяк наверняка накинет проценты за просрочку возврата займа. Да ну и шут с ним, я ведь теперь богат!
        После того как я договорился с капитаном Боском о цене. Он выделил нам матроса, который повел нас вглубь корабля.
        Наша каюта находилась на третьей палубе. Как объяснил сопровождающей нас матрос, это было сделано специально, что бы шум двигателей не мешал пассажирам спокойно путешествовать и получать наслаждения от плавания. Моряк показал нам на дверь нашего будущего жилища и поспешно удалился.
        Зайдя внутрь, я скептически присвистнул.
        - Да уж. Совсем не люкс, - поддержала меня Мари.
        Каюта выглядела весьма скромно. Тут был один столик, привинченный к стене, пара тумбочек и всего две кровати. И все же меня обрадовало наличие искусственного освещения и иллюминатора. В общем, не фонтан, но жить можно. А чего я собственно ожидал? Это же не пассажирский лайнер.
        - Я как самый большой буду спать один на кровати, а вы будете спать вместе! Все-таки влюбленная парочка, - предложил я, с умилением глядя на стоящих бок о бок Северянина и Мари.
        Судя по засеявшим глазам Сэма, он ничего против такого расклада не имел, а был очень даже не против.
        - Мы не пара! И тем более не влюбленная! - закричала девушка.
        Когда Мари начинала заводиться, то ее голос срывался на фальцет. Поэтому ее в детстве называли Писклей. Сейчас она кричала фальцетом, и я не мог не улыбнуться, вспомнив ее прозвище. Но с другой стороны, похоже, этот денек доконал ее, и мне стало немного жаль девушку. В большой степени это я виноват в ее злоключениях.
        - Я буду спать одна! И это не обсуждается! - верещала блондинка.
        Судя по ее бешеным глазам, она была готова стоять на смерть за свое единоличное пребывание на кровати или закатить грандиозную истерику в случае поражения.
        - Джо, может, уступим девушке? Мы и не к таким условиям привыкли, - проговорил Сэм.
        При этом мой безнадежно влюбленный друг как-то неуверенно смотрел на вообще-то маленькую для нас двоих кровать.
        - Сэм, сходи, узнай, когда здесь кормят, а мы с Мари сами разберемся, кому, где спать, - произнес я.
        Как только Северянина скрылся за дверью, я решил предложить блондинке сделку.
        - Красавица, а как идут дела в театральной школе? - сказал я, издалека подготавливая почву для сокрытия своего обмана от Сэмми.
        - Откуда ты знаешь? - ошарашено воскликнула Мари. - Я ведь никому не говорила! Только Билл знал об этом! Это он тебе рассказал?
        Я знать не знал никакого Билла и вообще не понимал о чем речь, но решил не показывать свою неосведомленность:
        - Да, это он поделился новостью. Как такое могло произойти?
        Я постарался проговорить эти слова нейтральным тоном, а затем начал ждал реакцию блондинки, и она незамедлительно последовала. Мари упала на кровать и разрыдалась.
        - Может, ты расскажешь подробности и этим облегчишь свою душу? - предложил я добрым голосом.
        Мне действительно было любопытно узнать, что же все-таки случилось.
        Я сквозь рыдания и всхлипы девушки, с трудом смог разобрать:
        - Я ведь хотела всего лишь развлечься, и не знала что он сын директора школы! А если бы знала, то не стала бы выставлять его на посмешище!
        Ага, суть произошедшего начинает доходить до моего сознания,
        - А этот слюнтяй, побежал жаловаться своему папеньки, - в голосе Мари прорезалась злость, - и меня отчислили! Как какую-нибудь дешевую актриску!
        Монолог девушки закончился и последовал новый взрыв рыданий.
        Это что же получается, моя ложь Сэму о том, что Мари закончила школу? И не совсем ложь? Ведь она в некотором роде "закончила" школу.
        Из разрозненных показаний блондинки я уловил суть, и могу поклясться, знаю что произошло.
        О любви Мари к розыгрышам над своими воздыхателями ходили легенды, в свое время и Сэмми прилично доставалось. Так что неудивительно, то что она провернула какую-нибудь каверзу над своим новым поклонником. А тот возьми и окажись сыном директора так любимой ее школы. Мне стало, еще больше жаль девушку. Театром она бредила еще со школы.
        Я решил поддержать ее:
        - Не плачь, когда доберемся до островов, там поступишь в актерскую школу! И забудь про этот неприятный инцидент.
        Мой голос звучал очень уверено, хотя я сам такой уверенности не испытывал.
        - Но ведь на это нужны деньги! - возразила Мари, подняв голову с подушки.
        - Думаю, Сэм не будет против оплатить твою учебу.
        С таким количеством денег, которым я владею, можно проявить благородство. А там глядишь и с моим другом у них что-нибудь получиться.
        - Откуда у него такие средства? - произнесла заплаканная девушка с огромным недоверием.
        - Сэм выиграл в лотерею, и теперь он очень состоятельный человек, - соврал я.
        - А почему же он об этом молчит?
        - Кровать твоя, - выпалил я резко, и не давая девушке задавать новые вопросы, выскочил из каюты.
        Теперь мне оставалось найти друга и сообщить ему, что он выиграл в лотерею.
        Выйдя на палубу, до которой добирался по ярко освещенным коридорам корабля, я почти сразу столкнулся с маленьким лысеющим человечком средних лет.
        - Ой, простите, я вас не заметил! - произнес я извиняющимся тоном, сверху вниз глядя в выцветшие, слишком близко посаженные к длинному носу, когда то голубые глаза.
        - Вы намекаете на мой рост? - спросил тщедушный субъект с вызовом и взъерошил остатки тронутых сединой коротких русых волос.
        - Нет что вы! Там, откуда я родом, ваш рост считается эталоном мужской красоты! - проговорил я, постаравшись подпустить в голос побольше восхищения, а сам тем временем разглядывал кожаный мундире, который говорил мне о том, что передо мной офицер.
        - Правда? И где же такие места? - спросил человечек с затаенной надеждой.
        Первый раз в жизни я не знал что соврать, и это было прискорбно. Меня выручил Сэм. Он увидел меня с маленьким офицером и начал приближаться к нам.
        - Это место называется Па.. кхм, - я сделал вид, что у меня запершило в горле. - Простите, но надо бежать.
        Что-то я много перед ним извиняюсь, мелькнула мысль.
        - Приятно было поболтать.
        - Меня зовут боцман Гарри, - крикнул в спину "эталон мужской красоты".
        - А меня Джо, - не остался я в долгу.
        С Сэмом мы встретились, где-то посередине разделяющего нас расстояния.
        - С кем ты разговаривал? - задал вопрос друг
        - Это боцман "Непотопляемого"! Сэмми, никогда не обсуждай его рост.
        - Как скажешь Джо, - произнес Северянин.
        - Как на счет еды? - спросил я.
        Желудок отозвался радостным урчанием при слове "еда".
        - Ужин мы пропустили. Так что идем спать.
        Сэм поставил голодную точку, очень не понравившуюся моему желудку.
        Мы с Северянином подходили к двери каюты, когда я решил, надо сообщить другу о его "выигрыше". Только вот как бы это сказать, не вызывая подозрений.
        - Послушай Сэмми, помнишь, я пару раз отлучался по делам? - после утвердительного кивка головой, я продолжил: - Так вот, мы выиграли в лотерею! Точнее ты выиграл! Я купил тебе на день рождение билет, но не утерпел и сыграл его! Теперь ты богач!!!
        Друг как-то странно посмотрел на меня и спросил:
        - Но ведь мое день рождение только через полгода! Ты меня разыгрываешь?
        Судя по физиономии Сэмми, он начинал злиться. Мой друг не любил розыгрыши. Проклятая блондинка испортила парня. Он теперь при любых упоминаниях розыгрышей, покрывается липким потом и демонстративно разминает кулаки.
        - Я заранее купил подарок, да и вообще! Сконцентрируйся на другом. Ты богат! - продолжил я убеждать друга.
        В качестве доказательства я достал из кармана документы подтверждающие вложение средств на банковские счета друга, и протянул их Сэмми. Его взгляд быстро запрыгал по бумаги, а когда он дошел до суммы указанной в документе, то зрачки Северянина стали стеклянными.
        - Джо, это правда??? - потрясенно выдохнул парень.
        Его глаза все еще неверяще смотрели на меня.
        - Да Сэм, да!
        От избытка чувств обладатель мифического выигрыша, а на самом деле доли от продажи контрабандных алмазов, начал какие-то дикие пляски с нечленораздельными выкриками.
        Дверь соседней каюты открылась и оттуда высунулась женская голова:
        - Вы заткнетесь? Пьянь подзаборная! Матросам не место среди кают пассажиров!
        После этой тирады женщина скрылась за дверью.
        Она приняла нас за пьяных матросов, но не это было главное, а то, что я узнал эту девушку, хоть и видел ее всего лишь один раз, это была Мелисса.
        Я затащил беснующегося друга в каюту и начал напряженно думать. Никто мне не мешал. Мари спала, Сэмми лежал на кровати, уставившись мечтательным взглядом в потолок и явно представлял, как будет тратить нежданно-негаданно свалившееся богатство.
        Так, вернулся я к своей мысли, что мы имеем. Мелисса на одном с нами корабле это плохо, но она никого из нас не знает в лицо и вряд ли догадается, что именно мы украли алмазы. Это хорошо, но если здесь магичка, то весьма вероятно, что с ней плывет и Эдгар! Что тоже относится к разряду плохо. Но обладатель шрама не сможет нас узнать, так как видел меня с Сэмми только во время погони по городу, а мы были в гриме. Я пришел к обнадеживающим выводам, что если не совершать резких телодвижений, то все может обойтись. И все-таки увидев Мелиссу, я сначала не подумал о грозящей опасности, а радостно замер от вида ее прекрасных глаз.
        - Сэмми давай ложится спать, попробуем уместиться на этом подобие кровати, - предложил я очнувшемуся от мечтаний другу.
        Сразу уснуть нам не давала муха, каким-то чудесным образом, оказавшаяся в каюте. Она противно жужжала почти над самым лицом. К моей вящей радости первым не выдержал Сэм, самому вставать уж больно не хотелось. Он схватил с пола башмак и запустил его в надоедливое насекомое.
        - Убил? - поинтересовался я сонно.
        - Не знаю, но что-то мокрое осталось! - ответил "киллер".
        - Может, она просто сильно испугалась? - пошутил я.
        Жужжание прекратилось, вероятно, Сэмми ее и правда, замочил.
        Утром я проснулся в самом скверном расположении духа. Ночью снились сплошные кошмары, да еще кто-то громоподобно храпел, я так и не разобрал, кто именно это был, то ли Сэм, то ли красавица Мари.
        После посещения камбуза, где нас накормили вполне сносным завтраком, я отправился на верхнюю палубу, где встретил боцмана облокотившегося на борт.
        - Доброе утро Гарри, - поздоровался я с ним.
        - И тебе доброе, - процедил моряк, отнюдь недобро щуря глаза.
        По-моему, боцман начал, что-то подозревать об "эталона мужской красоты". Может он облазил все карты в поисках моей воображаемой родины, и не найдя оную, заподозрил обман?
        - А не скажет ли мне опытный морской волк, кто эта женщина?
        Я как можно подробней обрисовал Мелиссу.
        Морской волк, распрямил худенькие плечи и важно произнес:
        - Это корабельный маг Мелисса Санозу. Ты бы лучше держался от нее подальше. Чуть что не так, сразу в рыло бьет.
        Боцман потирал челюсть и предупреждающе на меня смотрел. Наверно с ним это, чуть что не так, уже происходило.
        Вдруг на руки к Гарри запрыгнул здоровенный рыжий кот. Да такой большой, что впору хлипкому боцману прыгать на лапы к этому гиганту, у меня даже мелькнула мысль, что они с капитаном ели одни и те же консервы.
        - Это Джо, а это мистер Мявус, - познакомил нас моряк, сгибаясь под весом рыжей туши.
        - Рад знакомству мистер Мявус, - произнес я вежливо.
        Котище не удостоил меня ответом, а лишь неприязненно покосился, видимо он был не рад нашей встречи.
        - А чем же вы кормите, такого без сомнения выдающегося кота? - спросил я и только в последний момент успел отдернуть руку, которой попытался погладить это чудовище, а ему это не понравилось, и он собирался укоротить её.
        - Тише котик, не балуй, - засюсюкал боцман с рыжим убийцей. - Он питается крысами, обитающими в трюме, ну и я его подкармливаю.
        Уж не пассажирами ли его подкармливают? Если пропадет миниатюрная Мари, я знаю на кого в первую очередь подумать.
        Мы еще некоторое время поговорили с Гарри. Кот за это время уже успел убежать, наверно на очередную охоту, надеюсь только не за человеческой плотью, когда я, немного смущаясь, задал моряку важный для меня вопрос:
        - Такому внимательному человеку как вы, наверное, знакомы все пассажиры и вся команда этого чудесного судна, - после комплиментов боцман зацвел. - Вы не знаете человека со шрамом на виске и ...
        - Да, знаю, это первый помощник капитана, его зовут Эдгар, - перебил меня моряк, не дав мне договорить и понизив голос до шепота продолжил: - Только между нами, очень не приятный тип.
        - Спасибо Гарри, вы мне очень помогли! - искренне произнес я. - Только прошу вас, держите в тайне наш разговор.
        - Я могила, мистер Джо. Заходите как-нибудь ко мне в каморку, выпьем пива, - предложил боцман Гарри
        - Спасибо, непременно зайду.
        На этом наш разговор мог бы закончиться, если бы не появившееся на палубе зло, в обличии зеленоглазой красотки, исподлобья смотревший на моряков.
        Магичка увидела меня, резко остановилась и не торопясь направилась в мою сторону.
        - А знаешь что Гарри. Почему бы тебе не устроить для своего друга небольшую экскурсию по кораблю? - сказал я, поспешно обернувшись к уже собравшемуся куда-то идти боцману и не дожидаясь его ответа, потащил маленького офицера в противоположную от девушки сторону, мне что-то совсем не хотелось с ней видеться.
        - Может мне показать тебе "Сердце Корабля"? - спросил боцман, пытаясь остановиться.
        - Да, да! Только идем быстрее, - поторопил я Гарри.
        Мелисса стремительно сокращала расстояние.
        - Ну ладно, быстрее так быстрее.
        Пока мы спускались на нижнюю палубу судна, магичка успела где-то потеряться, и теперь я мог вздохнуть с облегчением.
        - Так что это за "Сердце Корабля"? - поинтересовался я у моего спутника.
        - Ооо... - таинственно выдохнул боцман. - Сейчас увидишь! Уникальное изобретение ученых с островов!
        Наши шаги гулко разносились по коридору, но я все равно уловил какой-то шум впереди, и чем дальше мы шли, тем более ощутимым он становился. Дошло до того что палуба стали ритмично дрожать, и этот ритм был действительно похож на сокращения гигантского сердца. Я ощутил себя неким кровяным тельцем, разгуливающим по венам живого человека.
        Мы остановились около железного ящика, из которого боцман достал защитный, плотно закрывающий уши прорезиненный шлем, и кожаный, кое-где в подпалинах плащ, затем он протянул их мне и произнес:
        - Одень, там можно испачкаться, - подумал и добавил: - Да и оглохнуть тоже.
        Одевшись в предложенные вещи, я почувствовал себя несколько увереннее, особенно возликовали мои органы слуха, которым уже порядком поднадоел царящий вокруг шум.
        - Сюда, - сказал Гарри по встроенному в шлем радио и начал открывать толстую, цельнометаллическую дверь.
        Проникнув внутрь, мы еще немного прошли и оказались на балкончике. Он висел метрах в десяти над уровнем пола и был прикреплён к стене огромного помещения.
        - Ого! - потрясенно выдохнул я и по привычки попробовал запустить руку в волосы, но наткнулся на шлем и смущенно погладил подбородок.
        - Ну как? - спросил сияющий от гордости боцман.
        - Потрясающе, - ответил я ни капли, не покривив душой.
        Передо мной посередине зала на всяких трубочках и кабелях висело огромное, как я подумал вначале, живое сердце, но подойдя ближе, почти сразу же исправился. Это был механизм, состоящий на мой абсолютно не профессиональный взгляд, из светящегося генератора плавающего посередине желтого вещества и кучи шлангов с проводами. А заключало все это в себя, прозрачная сфера, которая периодически сокращалась. В момент сокращения из сферы по огромной трубе выходил пар или газ, в который преобразовывалось желтое вещество, а по проводам куда-то вглубь корабля, искрясь, уходили электрические разряды. Потом в сферу по трубкам вливалось то самое желтое вещество и "сердце" вновь приобретало свои первоначальные размеры.
        Механизм произвел на меня неизгладимое впечатление, и я пообещал себе, что обязательно приведу сюда Сэма, пусть тоже полюбуется на научный гений островитян.
        После увиденной картины, я находился в легкой прострации и поэтому не сразу заметил, что балкончики соединены системой довольно, узеньких мостиков. И сейчас по одному из таких переходов к нам спешил еще крепкий, весь в чем-то перемазанный старикан, с всклоченными седыми волосами и надетыми на голову большими наушниками с крепящимся к ним микрофоном.
        - Приветствую Гарри, - произнес подошедший человек. - Я тебя, конечно, безмерно уважаю, но ты же знаешь, посторонним сюда вход запрещен.
        Потому как лукаво поблескивали его, несмотря на возраст, озорные глаза, я понял, что все, что он сказал, не более чем формальность. Мол, я предупреждал, а они сами пришли, так что с меня взятки гладки.
        - Здравствуй, седая твоя голова! - проговорил Гарри и панибратски похлопал старика по плечу боцман. - Это не посторонний! Это мой друг!
        Ого, быстро я друзьями обрастаю, то был один Сэм, а сейчас Мари, Гарри...
        - Профессор Тортен, - представился старик, протянув мне руку.
        - Джо, - сказал я, ответив на рукопожатие.
        - За глаза его все называют "Торт" - шепотом сообщил мне Гарри.
        Профессор сделал вид, что не расслышал слов боцмана, или правда, не расслышал...
        Тортен выглядел весьма шустрым старичком. Я даже не удивлюсь, если когда-нибудь узнаю, что он до сих пор по бабам ходит! В молодости он наверняка был красавцем, но с годами слегка погрузнел, черты лица расплылись. Его нос напоминал картофелину, лохматые брови неухоженными кустами нависали над по-мальчишески задорными глазами. Торт все время косился на проходящих вдалеке девушек в белых халатах. Я и сам начал посматривать в сторону лаборанток, ходившим по балкончику, отгороженному от основного зала стеклом.
        - Ну что, показывай свое хозяйство юнцу, - между тем продолжил маленький офицер.
        Я слегка улыбнулся, вспомнив, что еще называют "хозяйством" в среде молодежи.
        - Это можно, - ответил профессор Тортен и начал водить нас по мостикам и балкончикам.
        Он сыпал заумными терминами объясняя назначение и способ работы того или иного механизма, и совсем не обращал внимания на непонимающе хлопающего глазами меня.
        Наконец мне наскучила его непонятная для меня лекция, и я стал задавать ему вопросы, которые действительно интересовали меня:
        - Скажите профессор, а как проходит бой между кораблями примерно такого же класса как "Непотопляемый"?
        Торт осекся на полуслове, подумал немного, собираясь с мыслями для ответа, и хотел уже заговорить, как тут его опередил Гарри, которому видимо, надоело молчать:
        - Строго говоря, "Непотопляемый" не боевой корабль, хотя и имеет на своем борту кое-какое вооружение. Так что я лучше расскажу, как происходят бои между настоящими военными судами!
        - Было бы интересно послушать, - сказал Тортен с небольшой обидой.
        - Все зависит от технической и боевой оснащенности кораблей... - начал говорить боцман Гарри, заложив руки за спину.
        - А как же личный состав? - перебил его Торт.
        - Я позже расскажу об этом - ответил офицер с неудовольствием и через секунду продолжил: - Почти на каждом военном судне присутствует: "БОУ", экран отражения атак, сокращённо ЭОА, и излучатель призванный помочь "БОУ" проломить экран.
        - А на нашем корабле все это есть? - спросил я.
        На этот раз Тортен опередил Гарри. Он с ухмылкой на губах начал быстро тараторить:
        - Есть! Но это все благодаря капитану! - вещал старик, изредка поглядывая на надувшегося боцмана. - Он бывший военный и поэтому смог уговорить владельца судна установить боевые орудия. Да что там орудия! Капитан пригласил на наше судно множество офицеров, несших службу в самых опасных водах океана!
        Чуть отдышавшись, профессор едко закончил:
        - Даже этот невежа! - И гневно уставился на боцмана.
        - Это я то невежа! Да ты сам, старая образина, сколько раз ... - не остался в долгу маленький офицер.
        Через пару минут мы с боцманом спешно покидали владения профессора Тортена.
        Вслед нам неслось, точнее не нам, а Гарри, я то вроде как не причем:
        - И не появляйся здесь больше! Нахал...
        - Импотент... - выкрикнул шагающий рядом Гарри.
        - Сам ты импотент! Я еще ого-го! Спроси у кого хочешь!
        - Только кривая и косая старуха с камбуза может подтвердить твои слова!
        - Да я тебя сейчас...
        - Пошли быстрее от греха подальше, - сказал мне боцман и ускорился.
        Уже отойдя на приличное расстояние, я услышал:
        - А вам молодой человек я настоятельно рекомендую не водить знакомств с этим маленьким пройдохой!
        - И часто вы так? - спросил я у довольно улыбающегося Гарри.
        - Периодически, - уклончиво ответил тот.
        Мы уже два дня как в море, и за все это время с Эдгаром и Мелиссой, я ни разу не столкнулся. Хотя, по словам боцмана, магичка интересовалась моей скромной персоной у капитана, но тот ничего конкретного не смог ей сказать. Нам еще осталось плыть около недели до островов, и я был не уверен, что смогу избежать нежелательных встреч с контрабандистами.
        Я лежал на кровати и размышлял над тем, что как только Мари узнала, что Сэм богат, она стала проявлять к нему явную благосклонность, что одновременно радовало и настораживало. Как бы девица не разбила ему сердце, бросив Сэма ради еще более богатого жениха, которого она сможет найти себе на островах. Неожиданно мои мысли были прерваны громким стуком в дверь. Это точно были не мои спутники, они бы вломились без всяких вербальных предупреждений.
        - Кто там? - спросил я настороженно.
        - Та, кого ты меньше всего ожидал увидеть, - произнес знакомый женский голос с юмором.
        - Смерть это ты? А я еще так молод умирать! Заходи позже! Сейчас я занят! И в ближайшие лет семьдесят буду занят!
        Во время своей тираду, я метнулся к двери и запер ее на замок.
        Голос я узнал, поэтому и заперся, он принадлежал Мелисса. Пускать ее внутрь мне не хотелось, мало ли что она успела нарыть на меня? И что за этим последует? Может она меня пытать пришла? На предмет, где алмаза скотина! А за закрытой дверью в случае чего обороняться будет сподручней.
        - Мистер Джо, хватит хохмить! Это ваша соседка. Я пришла извиниться за то, что назвала вас пьянью подзаборной, - произнес голос из-за двери.
        Фуххх! Вроде отлегло. Убивать меня пока не станут. Или это хитрый ход, что бы я впустил ее? А там уж мне каюк, с магичкой я не совладаю. Все-таки хотелось верить, что Мелисса не поступит подло. Да и вряд ли она станет убивать меня на полном народа корабле. Размышляя, таким образом, я пришел к выводу, что наверно надо открыть дверь.
        - По такому знаменательному поводу стоит, и впустить вас, - произнес я, открывая дверь. - Прошу, проходите, располагайтесь, в общем, чувствуйте себя как дома.
        - Ну как дома чувствовать себя в этой убогой дыре я не смогу, но присяду с удовольствие, - сказала Мелисса и примостилась на кровать блондинки.
        - Пересядьте, пожалуйста, это кровать Мари, она очень не любит когда на ней кто-то сидит! - воскликнул я поспешно.
        Левая бровь Мелиссы поползла вверх, достигнув своего максимума, она вопросительно замерла.
        - Сядьте лучше на ту кровать, на ней сплю я с Сэмом, - продолжил говорить я и только после произнесенных слов понял, какую глупость сморозил.
        В голове сразу вспыхнула страшная мысль, не дай Бог магичка усомнится в моей ориентации.
        Я начал поспешно лепетать:
        - Это не то, что вы подумали! Просто Мари ужасно храпит, - ой дурак, куда меня несет. - Нет, это не то, что я хотел сказать! В общем, так, извинения приняты, я вас больше не задерживаю!
        Да уж выкрутился, так выкрутился, мысленно подвел я печальный итог.
        Глядя на сидящую с растерянно-озадаченным видом Мелиссу. Я не мог унять несущееся куда-то вприпрыжку сердце. Девушка обладала каким-то странным очарованием, под действие которого я всецело подпадал. Глаза блуждали по ее лицу и телу. Взгляд то и дело норовил заглянуть ей в декольте, прилагая огромные усилия, я не позволял ему этого сделать.
        Неожиданно я поймал себя на мысли, что впервые вижу ее в платье! До этого я видел ее в балахоне и офицерском мундире, а сейчас она пришла в простеньком ситцевом платье! Наверно это что-то да значит, но я не мог понять что. Присутствия этой женщины вызывало у меня мурашки по коже и острый приступ полного отсутствия мыслей.
        Мелисса, отойдя от моего монолога, встала с кровати, медленно подошла ко мне, покачивая соблазнительными бедрами, и глядя в глаза, произнесла:
        - Ты очень не обычный молодой человек Джо, - и чуть помедлив, девушка продолжила: - Жду вечером на верхней палубе. И не опаздывай! Я не всегда такая добрая!
        Развернувшись на каблуках, она скрылась за дверью, не дав произнести мне ответ.
        Мелисса притягивала меня своей силой и властностью, она не была похожа ни на одну мою бывшую девушку, около нее витал тонкий пряный аромат опасности, который чертовски будоражил мою кровь. Рядом с ней я чувствовал себя кроликом, который решил поухаживать за тигрицей. Кролик будет жить ровно столько, сколько позволит хищница. Но в этом есть, какая-то своя прелесть.
        Я уже битый час стоял на продуваемой всеми ветрами палубе и думал, сколько же времени Мелисса подразумевала под словом "вечер"? Да и стоит ли мне вообще играть в эти опасные игры? Стоит, сам себе ответил я, когда увидел контрабандистку в лучах заходящего солнца. Она была прекрасна! Не знаю, где она раздобыла это длинное струящееся бордовое платье, обнажающее ее плечи и часть груди, но в нем она была похожа на богиню, спускающеюся с небес на бренную землю. В моем случае на палубу. В дополнение к изящному платью Мелисса сделала из своих прямых волос, легкомысленные кудряшки, весело танцующие на ветру.
        - Долго ждешь малыш? - спросила подошедшая магичка.
        - Ради встречи с тобой готов ждать вечность! - произнес я и про себя подумал, что это действительно может быть так. - Ты великолепно выглядишь! Я удивлен, почему за тобой по пятам не крадётся толпа влюбленных моряков!
        - Ты мне льстишь, - ответила Мелисса и склонила голову, имитируя смущение.
        Я уже хотел продолжить воспевать красоту магички, но та опередила меня:
        - Я слышала, ты плывешь с нами до самых островов.
        - Да, твой слух не подвел тебя, - ответил я, предвосхищая следующий вопрос начал рассказывать: - Девушка моего друга по недоразумению была отчислена из театральной школы, а так как острова славятся своими театрами, Мари решила продолжить обучение там. Ну а Сэмми понятное дело не может, оставит ее одну.
        - А почему же ты с ними? Или у вас любовный треугольник? - произнесла Мелисса с язвительным смешком, намекая на произошедшую в каюте сцену.
        Я с неудовольствием посмотрел на магичку, и решил попробовать немного прояснить ситуацию:
        - С Сэмом мы познакомились еще детьми в приюте, для сирот. И с тех пор для меня нет никого роднее. Мы уже давно хотели отправиться на острова, но Сэм не хотел расставаться с Мари, а сейчас как говорится, сам Бог велел.
        Немного отредактированная версия событий, на мой взгляд, звучала убедительно.
        - Скажи, а чем ты занимался в городе? - произнесла магичка невинным голосом и пристально посмотрела на меня.
        Я задумался над ответом и в этот момент в моей голове что-то щелкнуло. Вот я остолоп! Рыжий ведь знает наши имена и этой информацией он наверняка поделился с Мелиссой и Эдгаром. Они явно насторожились, когда на их корабле появились спешащие на острова Сэм и Джо! Я не знаю, есть ли у контрабандистов наше описание, но если оно есть, то весьма условное, иначе мы бы уже давно давали им показания с лезвием у горла. Спасало нас еще то, что с нами была Мари. У разыскиваемого бандитами Сэма, не было ни какой девушки, а уж тем более невесты. Да и наши имена были более чем заурядные, я даже знаю нескольких собак по имени Джо, а уж про людей вообще молчу.
        Так, успокойся Джо, настраивал я сам себя, магичке надо отвечать предельно честным голосом и говорить полуправду, иначе она почувствует ложь.
        - Что-то не так? Почему ты молчишь? - спросила Мелисса голосом, за которым слышались крики пытаемого магией человека.
        - Все нормально. Просто я задумался! Со мной такое бывает, - ответил я с извиняющейся улыбкой.
        - Так чем же ты занимался Джо? - повторила вопрос контрабандистка.
        - У меня была небольшая ферма за городом, - сказал я.
        Врать приходилось очень осторожно. В моем будущем рассказе мы с Сэмом ни чем не должны походить на разыскиваемых друзей.
        - И что же ты выращивал?
        Допрос продолжался. То, что это допрос я понял, когда магичка начала очень внимательно наблюдать за моим поведением, стремясь раскусить возможный обман. Девушка преобразилась. Из ее глаз ушли игривость и теплота, взамен они стали жесткими и колючими. Вся поза Мелиссы выдавала внутреннее напряжение и готовность воспользоваться магическими силами. Даже ее кудряшки мне уже не казались такими веселыми.
        - Не выращивал, а разводил, - поправил я девушку.
        В моей голове уже начала вырисовываться убедительная ложь. Мелисса явно проверит мои знания, а от разговорчивого мясника мне удалось немного узнать о коровах.
        - Моя ферма специализируется на разведение крупнорогатого скота, - проговорил я после небольшой заминки.
        - Расскажи мне поподробней, наверно это так интересно! - воскликнула девушка с притворным энтузиазмом.
        Я принялся пересказывать магичке куцые знания, полученные от торговца мясом. Будем надеяться, что девушка еще менее просвещена в этом вопросе, нежели я.
        Во время рассказа я делал вид человека увлеченного своей работой. Я старался пересказать как можно более детально удивившие мясника, а позднее рассказанные мне, случаи из жизни фермы.
        - Представляешь! Один бык за раз покрыл десять телок! - проговорил я с изумлением, вспомнив факт, очень шокировавший мясника.
        Сей факт шокировал и Мелиссу.
        - Все! Достаточно! Правда, интересно! Но давай поговорим о чем-нибудь другом! - произнесла магичка умоляюще.
        Наконец-то терпение девушки дало трещину, а то я уже почти исчерпал запас своих животноводческих знаний.
        Я смотрел на Мелиссу, и даже немного посочувствовал ей, такой у нее был замученный вид. Жизнь скота ей мало понравилась, а уж любвеобильный бык...
        - Мелисса, а как ты оказалась на флоте? - задал я первый пришедший мне на ум вопрос, лишь бы отвлечь девушку от моей персоны.
        - Это долгая история, - начала говорить магичка и вдруг замолчала, но после секунды перерыва задумчивым голосом продолжила: - Наверно потому что я люблю океан, за его силу и мощь. Мне нравится покорять его! Раз, за разом преодолевать его бушующие просторы и открывать для себя новые города и страны.
        Во время рассказа девушка во второй раз за вечер стала стремительно преображаться. От строгого допросчика не осталось и следа. Ее щечки разрумянились, глазки загорелись. На секунду мне показалось, что от нее идет какой-то приглушенный, серебристый свет.
        Вечер стал похож на свидание, а не на противоборство двух законспирированных агентов враждующих держав. Разговор плавно перетек в обычные для начала знакомства темы, кто что любит и т.д.
        Так перебрасываясь незначительными фразами, мы смотрели на закат. Мне все больше и больше нравилась эта женщина. Но мысли не оставляли меня в покое, что толкнуло ее на преступление? И не играет ли она со мной с целью выяснить, где контрабандные алмазы? Может Мелисса уже вычислила, кто похититель и ждет удобного случая, что бы расправиться со мной?
        В целом свидание с магичкой прошло не плохо. Я вроде погасил ее подозрения и одновременно с этим провел вечер с прекрасной девушкой. Но одна деталь мне все-таки мешала расслабиться. Это Мистер Мявус, который устроился недалеко от нас и пристально наблюдавший за мной. Может он ревнует магичку?
        Мы распрощались с Мелиссой возле двери ее каюты. Я поцеловал ее в щечку, на большее я пока не осмеливался.
        Лежа в гордом одиночестве на кровати и слушая, как щебечут Сэм и Мэри, я со счастливой улыбкой на губах провалился в объятия мира снов.
        Ночью мне приснился корабельный кот, который с воплями бежал за мной:
        - Дай пожрать, крыс уже как месяц переловил.
        Утро встретило меня радостным громом и резкими всполохами молний то и дело подсвечивающими иллюминатор каюты.
        Я сел на кровати, сладко зевнул и грациозно потянулся. От моих телодвижений проснулся Сэмми и с неудовольствием посмотрел на меня, показывая пальцем на сладко спящую у него на груди Мари.
        - Да не разбужу я ее. Буду тих как мышь. Слушай, друг, напомни, что бы я покормил мистера Мявуса, - сказал я Северянину, вспомнив ночной сон.
        Может он был пророческий?
        Я тихо-мирно поднимался по лестнице, ведущей к камбузу, когда был перехвачен Эдгаром, неожиданно выскочившим из какого-то темного угла.
        Он толкнул меня к стене, приставил нож к моему горлу и злобно произнес:
        - Еще раз увижу возле Мели, убью! Ты меня понял?
        Его ноздри гневно раздувались, шрам на виске пульсировал уродливой пиявкой, а губы кривились в волчьем оскале.
        Ого, похоже, он серьезно настроен, как бы не убил меня за невинное свидание.
        - Успокойся друг, давай поговорим, - сказал я примирительно глядя в глаза этого маньяка.
        - Она моя! Подойдёшь к ней, и ты труп! Понятно? - выкрикнул Эдгар, брызжа слюной мне в лицо.
        Один из моих учителей в школе, говорил: "Джо в нестандартных ситуациях действуй нестандартно..." наверно, мой мозг на подсознательном уровне впитал эту информацию, потому что ничем иным произошедшее дальше я не мог объяснить.
        - Метилпропилендигидроксициннаменилакрил! - выпалил я вмиг, формулу кислоты попавшейся мне на экзамене по химии.
        - Что???
        От удивления челюсть Эдгара отвалилась куда-то в районе груди, а его брови взлетели на середину лба. Он был похож на девственницу, случайно попавшую в мужскую баню. Такое сравнение меня позабавило и несколько придало сил.
        - Так, убить тебя путем разрыва мозга, не удалось, - произнес я с сожалением в голосе. - Жаль, попытка была хороша.
        - Ну ты и...
        Эдгар, отойдя от шока, еще сильнее прижал к моему горлу лезвие ножа.
        - ...Красавчик? - перебил я помощника капитана.
        - Сейчас будишь, когда я разрисую ножом твою нахальную морду, - прорычал Эдгар усмехнувшись.
        По его глазам я понял, что он не шутит. Отстраняясь от приближающегося ко мне ножа, я инстинктивно попытался сильнее вжаться в стенку, но когда это у меня не получилось, то взмолился всем известным мне богам.
        - Что здесь происходит? - неожиданно раздался голос Сэма.
        При виде Северянина, на моем лице расползлась облегченная улыбка. Я еще никогда не был так рад видеть своего друга.
        Сэм же стоял, остолбенев от увиденной сцены. И надо сказать я его понимаю. Идешь себе на завтрак, никого не трогаешь, никому зла не желаешь, а тут такое...
        Первый помощник капитана раздраженно дернул головой и злобно произнес:
        - Ты меня понял сопляк!
        Эдгар не менее злобно посмотрел на Сэмми, развернулся и ушел.
        Северянин подскочил ко мне, удостоверившись, что я в порядке, удивленно проговорил:
        - Это же был тот человек от кого мы бежали по городу! - после чего требовательно добавил: - Что он от тебя хотел?
        - Приревновал к одной магичке, - ответил я, поглаживая горло и думая про себя, надо же, как Эдгар до этого момента не попадался на глаза Сэму? Я, например, умаялся от него скрываться.
        - Не упоминай нигде, что ты видел этого человека, - попросил я друга через секунду.
        - Хорошо Джо! Он ревнует тебя к Мелиссе?
        - А ты откуда ее знаешь? - воскликнул я пораженно.
        Моему удивлению не было придела. Я знал, что самому Сэму не хватит смелости познакомиться с такой девушкой, и это значит, она сама подошла к нему. Неужели он тоже подвергся такой же обработке, как и я?
        - Мари и Мелисса подруги! Они много времени проводят вместе, - объяснил мне Сэм, заметив мое замешательство.
        Я задумался. Интересно, что контрабандистка могла найти в глупенькой блондинке? Она копает под меня, или это случайность? Впрочем, две молодые женщины на корабле, странно было бы, если бы они не нашли общий язык. Надо поговорить с Мари пока она все не разболтала. Хорошо, что девушка о нас практически ничего не знает, так как наши пути разошлись сразу после окончания школы, а вновь сошлись не так уж и давно.
        - Сэм, мне надо идти! - проинформировал я друга.
        - Если он опять к тебе прицепиться, зови меня!
        - Думаю этого не повториться! - произнес я и помчался разыскивать Мари.
        Возлюбленную Северянина, я нашел в каюте перед зеркалом. Она что-то самозабвенно рассматривала в отражение. Ее нисколько не отвлекали то и дело звучащие за иллюминатором оглушительные раскаты грома.
        - Привет Мари, как у вас дела с Сэмом? - приветливо начал я.
        - Виделись Джо. Наши отношения тебя не касаются, - ответила девушка холодно.
        Ого! Откуда столько смелости? Общение с Мелиссой наложило свой отпечаток? Ну ладно, пока пропустим этот маленький бунт.
        - Слышал, у тебя появилась подруга на корабле? - начал я подбираться к интересующей меня теме.
        - О Боже! Нет! - закричала красавица неожиданно.
        Я подскочил на месте и начал оглядываться в поисках опасности.
        - Показалось. Думала, прыщик вскочил, - произнесла Мари, облегченно выдохнув.
        - Твою красоту ни что не испортит! - сказал я сладко, усаживаясь на кровать.
        Комплименты должны настроить Мари на доверительную беседу, вот только как бы она не подумала, что я к ней неравнодушен.
        - Правда? - подозрительно спросила блондинка.
        - Да что б мне провалиться! - произнес я уверенно, а сам подумал, что лететь мне придется далеко.
        - Спасибо, не ожидала от тебя - сказала девушка и бросила на меня удивленный взгляд.
        - Наверно когда бог раздавал красоту, ты первая была в очереди?
        Девушка мило улыбнулась, демонстрируя очаровательные ямочки на щеках.
        - Жаль за мозгами не успела, - тихо добавил я и громко сказал: - Так что на счет подруги?
        - Тебя интересует Мелисса? - ответила Мари, загадочно прищурившись.
        - Да, - произнес я, - она мне нравиться.
        Мари всегда были интересны любовные истории, под таким предлогом она расскажет все, что успела узнать о контрабандистке.
        - Я хочу тебе сказать... - блондинка сделала театральную паузу, и потом быстро произнесла - ...ты ей тоже нравишься!
        Я замер, некультурно открыв рот. Есть два варианта: либо я Мелиссе правда нравлюсь, либо она использует такие же методы добычи требуемой от блондинки информации, что и я. Второй вариант мне кажется более правдоподобным.
        - Ты чего застыл? А где радость?
        - Дай мне прийти в себя! Эта новость поразила меня в самое сердце! Спасибо тебе Мари, - ответил я со счастливой улыбкой идиота.
        - Она просила не говорить тебе, - между тем продолжила блондинка, - но раз уж ты тоже любишь ее, я тебе все расскажу!
        О любви не было сказано ни слова, но я не стал прерывать Мари.
        - Мелисса ужас как интересуется твоей жизнью! И все-то ей интересно! Где работаешь, чем занимаешься, кто твои друзья, зачем плывешь на острова!
        - А о моей личной жизни спрашивала? - задал я ей вопрос.
        Надо все же проверить первый вариант, если я ей нравлюсь, то она обязательно спросит об этом.
        - Вроде бы нет, но я могла забыть, - ответила девушка, растеряно нахмурив бровки.
        Я уже хотел продолжить расспросы, но тут зашел Сэмми и все мне обломал.
        - Ангел мой, ты уже готова? - пропел Северянин влюбленно.
        - Да, уже иду любимый, - сказала Мари.
        Она вмиг позабыла обо мне, схватила Сэма за руку и они вместе выпорхнули из каюты.
        - Тьфу - сплюнул я раздосадовано, но за друга все же стоит порадоваться, похоже, Сэмми добился расположения взбалмошной красотки.
        После ухода влюбленной парочки, я не придумал нечего лучше, чем завалиться спать.
        Проснулся я от каких-то криков и бешеной качки. Я только собрался выбежать из каюты, чтобы посмотреть, в чем дело, как был сбит с ног ворвавшимся в комнату Сэмом, тащившем на буксире Мари.
        - Что происходит??? - заорал я с пола.
        - Джо! На море разыгрался сильнейший шторм! Капитан приказал всем пассажирам закрыться в каютах, - ответил мне Сэм.
        Да уж, стоило проворачивать такую аферу с алмазами, что бы утонуть в море.
        Мы тихо сидели на кроватях, а между тем буйство стихии все нарастало и нарастало. В каюте погас свет, и включились красные тревожные огоньки. Молнии сверкали почти беспрерывно, об борта корабля бились гигантские волны, и все это сопровождал оглушительный гром, казалось раздающийся над самой головой. Мари сидела, тесно прижавшись к Сэму, и тихонько всхлипывала от ужаса. Северянин как мог, утешал ее, то и дело, произнося, что все будет хорошо. Судно швыряло на волнах, словно это был не многотонный монстр кораблестроения, а яичная скорлупка.
        Вдруг корпус корабля сотряс чудовищный удар и раздался зубодробительный скрежет металла. Что это было? Мы сели на мель или нарвались на рифы? Но ведь в этом районе нет суши, чушь какая то.
        Погас аварийный свет, это могло означать только одно.
        - Сердце остановилось! - вскричал я в ужасе и попытался вскочить на ноги, но поскользнувшись, упал.
        В отблесках молний мне было видно до предела встревоженное лицо Сэма. Услышав мои слова, он отпустил девушку и подскочил ко мне. Со словами: "ты будешь жить", Северянин начал колотить меня кулаком в грудь.
        - Да не у меня, - прошипел я, задыхаясь от его ударов.
        Сэм прекратил свои усилия и тупо спросил:
        - А у кого?
        - У корабля! - ответил я, поднимаясь на четвереньки.
        Северянин отшатнулся от меня и со страхом в глазах произнес:
        - Ты рехнулся! У кораблей не бывает сердец!
        - Я в порядке! Если не считать того что мы скоро умрем! - проговорил я уже более менее твердо стоя на ногах. - На этом судне есть лаборатория, которая и произвела уникальный в своем роде агрегат названный "Сердце Корабля", я хотел показать его тебе, но все как-то не складывались обстоятельства!
        -Ааа... - промычал Сэм, еще не до конца поверивший в мои слова.
        В этот момент "Непотопляемый" начало кренить на правый борт.
        Выхода нет, если останемся сидеть в каюте, то точно погибнем. Надо выбираться отсюда.
        - Сэмми хватай девушку и бегом за мной! - прокричал я другу торопливо.
        Северянин по привычки, не спрашивая, притворил мои слова в жизнь.
        Втроем мы выскочили из каюты и побежали по темному, уходящему из-под ног коридору.
        Выбежав на верхнюю палубу, я схватил первый попавшийся спасательный круг. Моему примеру последовали Сэм и Мари.
        Среди обломков палубы и переломанных человеческих тел, мой взгляд наткнулся на корабельного кота. Он бежал к нам, стремясь в этот грозный час оказаться поближе к людям.
        Разгром, царящий на "Непотопляемом" поражал. Как такое могло случиться? Ведь корабли подобного класса строили так, что бы они могли выдержать любой, даже самый страшный шторм.
        Я пробился сквозь ураганный ветер к борту корабля, и как можно громче крикнул:
        - Прыгаем на счет, три! Раз! Два! Три!
        Мистер Мявус выпрыгнул на счет раз, вероятно, он не умел считать до трех.
        Когда я оказался в беснующемся море, то меня сразу начали захлестывать огромные волны. Я быстро наглотался горькой, соленой воды. Кое-как удерживаясь на плаву, я увидел, какие-то смутные очертания на горизонте, в которых спустя секунду определил остров.
        Стараясь перекрыть шум урагана, я завопил бултыхающимся рядом Сэму и Мари:
        - Плывите за мной!
        Преодолевая шторм, мы поплыли к темнеющей впереди громадине. Около Северянина с наполненными ужасом глазами пытался совладать с морем, Мистер Мявус.
        Когда наш квартет был уже достаточно далеко от корабля, буря стихла! За нашими спинами она еще бушевала! Но впереди ее уже не было! Как будто ей кто-то приказал не пересекать какую-то невидимую черту. Я, не переставая молился о том, что бы затишье продлилось как можно дольше. То ли помогли мои молитвы, то ли умопомрачительный мат Сэма, но мы все доплыли до суши. Даже кот, был жив и относительно здоров.
        Последним что я помню, перед тем как потерять сознание, это наш корабль, который медленно шел ко дну. Что ж "Непотопляемый" не оправдал своего гордого имени.
        Я очнулся лежащим на теплом песочке, около кромки диких джунглей, закрывающих собой все обозримое пространство. Поднявшись и вертя по сторонам головой, я обнаружил группу людей с "Непотопляемого". Они о чем-то бурно спорили в отдаление.
        Я подковылял к выжившим и прислушался, о чем идет речь.
        - Нам нужно оставаться на месте и ждать помощи, - голосил Эдгар в изрядно потрепанном мундире.
        Первый помощник капитана остался жив, что меня изрядно расстроило. Чуть в стороне от него стоял целехонький Сэм и утешал свою красотку.
        Подойдя к другу, я спросил, кто собственно выжил после крушения?
        - Кроме нас Джо, еще двадцать пять человек, - устало произнес Северянин, обнимая одной рукой Мари и рассматривая дыры на своей рубахе.
        - Да уж, - выдохнул я изумленно.
        Потери были значительные. В толпе я начал искать знакомые лица. Среди выживших оказались: капитан Боск, боцман Гарри, корабельный маг Мелисса Санозу, сволочь Эдгар и еще двадцать человек команды и один мокрый кот.
        - Я вас оставлю, - произнес я в сторону Мари и Сэма.
        Северянин лишь устало махнул рукой, а блондинка посмотрела на меня большими, заплаканными глазами.
        Подойдя к капитану, я произнес:
        - Где мы находимся?
        - Я хорошо знаю этот регион, и даже когда бушевал шторм, приблизительно знал, где мы находимся, но этого места нет не на одной карте. И я очень удивлен, обнаружив здесь землю, - растерянно сказал Боск и следом добавил: - Одно знаю точно, этот остров подходит для жизни людей, и возможно мы кого-то здесь сможем отыскать.
        - Это может быть частичка континента? - спросил я с надеждой.
        - К континенту нас не могло забросить, это слишком далеко, - уверенно сказал гигант, поглаживая бороду. - И давай перейдем на "ты", сейчас не время условностей. И еще, мое полное имя Уилли Боск.
        - Капитан Уилли Боск, во время крушения я помню сильнейший удар по корпусу корабля, после которого он и начал тонуть, что это могло быть?
        - Джо, я побывал не в одной переделке на море, но о таком никогда не слышал! Даже глубоководные мины имперцев не способны на такое! - МММ задумался, и спустя десяток секунд подвел итог: - Чтобы не погубило "Непотопляемый", мы были не в силах этому противостоять!
        - У тебя есть предположение как мы можем отсюда выбраться? - задал я актуальный вопрос.
        Уилли подумал немного и ответил:
        - Нет, пока ты валялся в отключке, мы с командой обговорили все варианты. Не один прибор связи не уцелел! И Мели говорит, что здесь не действует магия! А это просто невероятно!
        Да уж, о таком даже я не слышал, хотя на досуге интересовался магией. У меня мелькнула бредовая мысль, а может этот остров, секретный полигон военных? Тогда многие вещи объяснимы. Почему острова нет на картах, да и то, что здесь не работает магия то же можно объяснить, мало ли чего головастые ученые нахимичили.
        Тем временем спор продолжался, и основными противниками были боцман и Эдгар. Капитан Боск пока не вмешивался, хотя его слово было решающим. Гарри настаивал на том, что нам нужно осмотреть остров, а Эдгар, брызжа слюной, доказывал, что нам нужно оставаться на месте. Боцмана поддерживала большая часть команды, а все остальные первого помощника капитана. Мели стояла возле Эдгара. Она успокаивающе поглаживала его по руке, что изрядно меня бесило.
        Сзади ко мне подошли друзья. Северянин ободряюще положил руку на мое плечо, а Мари все так же, не отлипая от Сэма, украдкой вытирала слезы.
        Дебаты спорщиков продолжались, грозя перейти в прямое столкновение, уже посыпались прямые оскорбления.
        - Ты пьяница! Что ты можешь знать? - кричал Эдгар, тыча пальцем в направление Гарри.
        - Доктора советуют принимать полстакана утром и вечером, для разжижения крови, - огрызнулся боцман с умным видом.
        Простые матросы с довольным ревом его поддержали.
        - Да ты не просыхаешь! - обвинил Эдгар маленького боцмана.
        - У меня кровь густая! - выкрутился Гарри.
        Мы с Сэмом и Мари, как и многие из команды, не вмешивались, предпочитая держать нейтралитет.
        - Так, все! Заканчиваем балаган, - произнес капитан, вставая между Гарри и Эдгаром. - Сегодня ночуем здесь, собираем уцелевшие вещи. Завтра идем на разведку.
        Против решения МММ, возражать никто не стал, и все разбрелись по берегу в поисках вынесенных волнами вещей.
        Поиски полезных предметов не дали нам никого результата, море надежно хранило их в своей пучине. Настроение выживших стремилось к нулю. Ни еды, ни оружия, у нас были только вещи одетые на нас. Я мог похвастаться кожаными штанами, драной, серой рубахой и разваливающимися от воды башмаками.
        На ночлег устраивались, кто, где мог, благо на острове был теплый климат. У кого-то получилось разжечь костер и тогда все сгрудились возле него. Огонь придавал нам мнимое ощущение защиты.
        Капитан назначил часовых. Я в их число не попал, что не могло меня не радовать.
        Постепенно измученные люди засыпали. Над лагерем выживших повисла тишина.
        Среди ночи я проснулся от легкого похлопывания по плечу. Я с трудом разлепил глаза и обнаружил склонившеюся надо мной Мелиссу.
        - Идем, есть разговор, - прошептала магичка.
        Я вскочил на ноги и молча побрел за ней. Далеко от лагеря контрабандистка отходить не стала. Мы зашли в ближайшее скопление деревьев.
        Девушка резко развернулась, встала напротив меня и требовательно произнесла:
        - Рассказывай!
        - Что? - неподдельно удивился я.
        - Куда ты дел алмазы??? - проорала девушка тихим шепотам.
        - Какие алмазы? - осведомился я невинным голосом.
        Все, допрыгался, она знает. Скорее всего, Мари что-то ляпнула, и это что-то не уложилось в мою легенду.
        - Которые ты украл, докер!!! А как разливался соловьем, я развожу крупнорогатый скот, я фермер! Вор и обманщик, вот ты кто!
        Наверно пора поговорить начистоту. Может, удастся договориться без крови? Дальше отпираться смысла не было, но последние слова Мели задели меня и я завелся, что не способствовало моим планам по примирению.
        - А у самой то! Рыльце в пушку! Корабельный маг, а взялась за контрабанду! Стыд и позор! - проговорил я яростно.
        Еще пару минут мы переругивались, а еще через минуту, я взял себя в руки и вернулся к прерванной теме:
        - У меня их нет!
        - Как нет? Что ты с ними сделал ирод? - в голос прокричала разгневанная девушка, прервав поток оскорблений.
        - Тише! Успокойся! Ты же не хочешь, что бы вся округа знала о наших делишках?
        - Нет, не хочу. Рассказывай, - проговорила немного успокоившаяся Мелисса.
        - Я их продал, деньги положил на счет в банке, - просветил я ехидным голосом магичку.
        - Когда ты успел? - удивленно воскликнула контрабандистка, после чего обвиняюще изрекла: - Ну и скользкий же ты тип Джо!
        - Хочешь жить, умей вертеться, а хочешь хорошо жить, быстро вертись! - продекламировал я мудро, слышанные от старого торговца слова.
        - Прибудем в порт, поделим поровну, только ты и я! - предложила Мели.
        - А как же твой ненаглядный Эдгар? - спросил я, не удержав ядовитую улыбку.
        Магичка раздраженно дернула щекой, услышав имя помощника капитана, и не секунды не раздумывая произнесла:
        - Обойдется! Ты согласен на мои условия?
        - Да, я согласен, поровну так поровну. Тебе тридцать, а мне семьдесят процентов!
        - Поровну, это когда половину тебе, а половину мне! Дубина!
        Казалось девушка сейчас броситься на меня и выцарапает глаза.
        - А! Понял! Просто математика не моя сильная сторона! - произнес я ухмыльнувшись.
        - Да у тебя нет сильных сторон! - сказала Мели насмешливо.
        -Ты еще не знаешь, как я целуюсь!
        - Ой, ё ёй! И надейся я не пойду у тебя на поводу! Такой лжец как ты не в моем вкусе! - произнесла Мелисса и пренебрежительно хмыкнула.
        - А Мари ты сказала, что любишь меня!
        - А ты Мари сказал, что я тебе нравлюсь!
        - И как блондинка все успевает? - проговорил я пораженно.
        - Девочка искренне думала, что делает доброе дело! - произнесла Мелисса с небольшой долей вины в голосе.
        - А ты ее бессовестно использовала! Ай, я яй! Как не хорошо! - сказал я, укоризненно наставив на девушку палец.
        - Ты сам так же поступил!
        Я немного помолчал, посверлил магичку пристальным взглядом, и предложил:
        - Наверно, нам надо заканчивать ворковать и идти спать.
        Девушка последовала моим словам и направилась в лагерь. Я, чуть отстав от нее, скакал позади, обдумывая наш разговор. Все прошло более или менее удачно, даже половины денег нам с Сэмом хватит до конца жизни, но кое-что не давало мне покоя, это поселившиеся в глубине души, легкое чувство вины перед Мари.
        Утреннее пробуждение принесло нам первые потери на острове. Пропал один из часовых. Около места его дежурства боцман не нашел ни каких подозрительных следов, если не считать отпечатков копыт. Что же с ним произошло? Не лошади же его утащили!
        - Наверно он зачем-то пошел в лес и там заблудился! - предположил Эдгар.
        Его нисколько не смутило то, что никто не нашел цепочки следов уводящих от места исчезновения моряка к джунглям.
        - Если часовой не вернется до конца завтрака, мы отправляемся без него! - вынес капитан суровый вердикт.
        После того как люди поели дорами чуть не убившего их моря. Мы отправились вглубь острова по еле видневшейся тропинке. Пропавший моряк так и не объявился.
        Наш отряд, шел сквозь девственно чистые джунгли, пахнущие прелой, опавшей листвой, мягко пружинившей под ногами. По мере продвижения вперед, нам не встречались ни животные, ни птицы, даже издаваемых ими звуком не было слышно. Насекомых же было полным-полно. Вот впереди идущему матросу с пышной шевелюрой, на голову приземлилась ярко раскрашенная бабочка, но тут же пугливо взлетела от дуновения пронесшейся над ней человеческой руки. Матросу не понравилось быть средством передвижения. На деревьях росли какие-то ярко раскрашенные плоды. Красные, синие, желтые и еще фиг пойми какие. После того как неизвестный мне член команды похожий на сказочного невинного принца, несколько видов фруктов одобрил в пищу, люди собрали их огромное количество. Я тоже решил, запостись местными разносолами, нарвав ярко-красных плодов. На вкус они напоминали яблоки, только немного вязали и слюней после них набирался полный рот. Так что сплевывать от таких плодов приходилось частенько. Отряд, откушавший фруктиков, теперь напоминал караван верблюдов из песком Нумары, они то же всем стадом плюются.
        Меня поразило разнообразие фауны уживающейся на острове. Тут чего только не было! И цветы размером с человека, имеющие бутоны диаметром под метр, и какие-то хвощи-плавуны, и огромные папоротники, раскинувшие свои лапы на добрый десяток метров. Тут был рай для ботаника-исследователя!
        По пути нам постоянно встречались мелкие речушки и ручейки с пресной водой.
        Ну, хоть от обезвоживания мы не умрем и помыться есть где, мелькнула у меня мысль.
        В безрадостном движении по острову, меня все больше настораживало отсутствие животных. Если есть пища, то обязательно должны быть те, кто употребляет ее, но я что-то таких не замечал. Может здесь пронеслась эпидемия, и остались лишь те, отпечатки чьих копыт мы видели на месте исчезновения матроса? И тут же у меня в голове вспыхнула другая, диаметрально противоположная мысль. Но тропки ведь, кто то же натоптал! И притом неплохо натоптал, по бокам были жуткие заросли, а у меня под ногами были лишь опавшая листва.
        В полдень наступила удушающая жара. Люди начали уставать, и капитан скомандовал привал.
        После того как выжившие устроились под сенью деревьев, я направился к человеку, который разрешил собирать плоды.
        - Здравствуйте, меня зовут Джо, - представился я.
        - Привет, я Док, - ответил он мягким голосом и добро улыбнувшись, протянул мне руку.
        Мы обменялись рукопожатием и я спросил:
        - А имя у тебя есть Док?
        - Игнациус, но оно сложное, лучше просто Док, - попросил мой новый знакомый.
        Проговорив с ним почти все время, отведенное на привал, я выяснил: что он потомственный корабельный лекарь, любит домашних животных, играет на флейте и еще много всяких мелочей о его жизни и увлечениях.
        Док был на пару лет старше меня. У него были на удивление светлые глаза, светлые волосы, да и весь он сам был каким-то светлым и наивным. Прям как мой друг Сэмми, только он покрепче Игнациуса, надо все же будет их познакомить, они должны найти общий язык.
        Заметив краем глаза, приближающуюся к нам Мелиссу, я спросил Дока, так что б девушка то же услышала:
        - Тебе не кажется, что запахло чистейшим злом, и этот запах все нарастает?
        Как только магичка возникла в поле моего зрения, я добавил:
        - А это ты Мелисса! Я почувствовал тебя издалека! Что привело тебя в общество простых смертных?
        Состроив недовольную гримаску контрабандистка поинтересовалась:
        - Надеюсь, ты не собираешься делать глупости и отходить далеко от отряда? Помнишь, что случилось с тем моряком?
        Я ни секунды, не сомневался относительно заботы девушки о моем здоровье. Она просто пережевала за свою долю денег.
        - Откуда такая забота обо мне?
        Я как обычно решил разыграть дурочка и позлить Мелиссу.
        - Ты же помнишь о нашем маленьком договоре?
        - Ко мне пойдем или к тебе? Я обещаю, ночь будет незабываемая! - произнес я с предвкушением в голосе, причмокивая губами.
        Док от услышанных слов покраснел как помидор и начал смотреть на меня восхищёнными глазами. Магичка же не разделяла чувств Игнациуса и медленно наливалась бешенством.
        - Не дождешься! - воскликнула Мелисса, гневно сверкнула прекрасными глазами и тут же переключила внимание на Дока: - Кто это у нас здесь такой красивый мальчик? Как тебя зовут милый?
        Мелисса, подошла вплотную к обомлевшему от комплимента Доку, провела кончиком остро заточенного ноготка по мягкому, светлому пушку на щеке "красивого мальчика", чем заставила того смущенно проблеять:
        - Док, то есть Игнациус.
        - Чем ты занимаешься? Судя по умненьким глазкам, чем-то интересным, - пропела Мелисса сладеньким голосом и презрительно бросила в мою сторону: - Не то, что этот хам и грубиян.
        - Я был врачом на "Непотопляемом", мы вместе плаваем уже три года, - ответил Док растеряно. - Вы меня не помните?
        Магичка отшатнулась от парня, и ее лицо приобрело смущенное выражение. Я же жизнерадостно заржал.
        - Помню-помню, - успокоила Игнациуса девушка.
        - Помнит она, - сказал я с иронией.
        - А с тобой мы еще поговорим! - прошипела Мелисса, и наставила на меня указательный палец.
        Напоследок она гневно глянула на меня и, виляя бедрами, неспешно удалилась.
        Док вытер выступивший на лбу пот и спросил:
        - Почему ты дразнишь ее?
        Я уже хотел придумать несусветную ложь, но почему-то сказал правду:
        - Не знаю, мне это доставляет, какое-то извращенное удовольствие.
        - Ааа... ну как знаешь, я бы не советовал тебе становиться ее врагом, она очень злопамятная, - предупредил парень.
        На этом наш разговор закончился и через пару минут мы уже снова брели под палящим солнцем.
        Я как обычно шагал рядом с Сэмми и Мари, к нам присоединился Док. Как я и предполагал, Северянин почти сразу начал что-то оживлённо с ним обсуждать. Так минута за минутой, отряд все дальше двигался вглубь неизвестности.
        Наш путь по острову длился почти до самого вечера. Лагерь пришлось разбивать уже в сумерках. Поужинав плодами, уставшие за день люди разлеглись возле костра. Мне сразу поспать не удалось. Капитан решил выставить три смены дежурств, по четыре человека в каждой. Я вошел в первую, самую легкую смену. Кроме меня в нее вошли: боцман, Эдгар и еще один матроса.
        После утреннего инцидента, капитан приказал не кому не покидать лагерь, если понадобилось в кустики, то только по двое.
        Меня поставили сторожить на восточную часть лагеря. Я уже почти задремал на своем боевом посту, когда ночную тишину разорвал дикий вопль. Он донесся от места, где дежурил один из матросов команды "Непотопляемого". Бросившись на крик, я обнаружил моряка, бездыханно лежавшего в луже собственной крови с проломленной грудной клеткой. От увиденного меня тут же стошнило. Вдруг что-то промелькнуло передо мной, схватило труп и с невероятно скоростью, утащило в джунгли. Единственное, что я успел заметить в ночной мгле, это массивную фигуру, которую сопровождал приглушенный стук копыт. Через пару секунд, место гибели матроса наполнилось, прибежавшими на шум и крики людьми. Все пытались узнать, что произошло, но от ужаса увиденного я не мог говорить. Вопросы отложили до утра.
        После рассвета, когда я немного отошел от шока, то смог в подробностях поведать об увиденном. После рассказанной мной истории в глазах некоторых выживших застыло недоверие. Посовещавшись, наш отряд, решил увеличить бдительность и не при каких обстоятельствах не разделяться. С окончанием завтрака, во время которого мне кусок в горло не лез, мы продолжили путь.
        Я шел, пиная попадающиеся на тропинке камешки, и заново прокручивал в голове ночные события. Потому не сразу заметил пристроившегося ко мне Сэмми. Он терпеливо ждал, когда я обращу на него внимание.
        - Как ты? - спросил Северянин участливо, увидев, что я на него смотрю.
        - Нормально.
        - Джо, мы многое с тобой прошли, но ни разу не видели убийств, я хочу лишь удостовериться, что с тобой все в порядке.
        - Да уж, от трупа моряка, крови было примерно столько же, сколько бывает после того как я побреюсь с похмелья.
        Сэмми выразительно промолчал, не одобряя мой черный юмор.
        - Все хорошо, иди к Мари, вон она уже машет тебе лапкой, - произнес я угрюмо.
        - Ладно, я уйду, - сказал Сэмми, как мне показалось несколько обиженным голосом.
        Как-то нехорошо мы поговорили, как будто не лучшие друзья, но сейчас я предпочел бы побыть один. Несмотря на глупые шутки, я чувствовал себя паршиво.
        До самого вечера ничего интересного с отрядом не происходило, мы все так же тупо шли вперед.
        После того как отряд остановился и люди устроились на ночлег, боцман с компанией матросов рассевшись возле костра начал травить байки, мне не спалось и я присоединился к полуночным посиделкам.
        - Гарри расскажи про подводное чудовище, - попросил моряк, сидящий вместе со мной на поваленном дереве.
        - Да, да, про Левиафана давай, - поддержал его второй моряк, уже в годах и беззубый.
        Боцман, степенно поглаживая примостившегося у него на коленях и блаженно мурлычущего Мистера Мявуса, начал говорить:
        - Несколько лет назад, я с ребятами из Макаса ходил ко льдам полюса, за тюленьим жиром. Знатный был поход! Мы забили столько тюленьих тушек, что корабль просел под их весом почти до бортов!
        - Вот заливает! - прошептал весело мой сосед, толкая меня локтем под ребро.
        - Гретни я все слышу! Не хочешь слушать, так вали спать и не мешай честным людям! - прервался боцман, что бы отчитать моего соседа.
        - Я слушаю, слушаю! - торопливо произнес Гретни, наклонился ко мне и, подражая голосу Гарри прошептал: - Не мешай честным людям, врать.
        - Так то! - сказал боцман благодушно, не услышав шепота моряка и не обратив внимания на мою улыбку. - Так, на чем я остановился?
        - На тюленях, - подсказал я.
        - Ах да, значит, наловили мы тюленей и возвращаемся назад в Макас. Шли мы в открытом океане, ничего не предвещало беды, как тут море вспенилось, закружилось и...- боцман сделал театральную паузу, - на нас напала невиданных размеров змея! И имя этой змее было...
        - Мелисса! - воскликнул я.
        Смех, разорвавший ночную тишину, казалось, был слышен на весь остров. Боцман, замерший с раскрытым ртом, недовольно посмотрел в мою сторону, Мистер Мявус проснувшись от смеха, то же весьма не дружелюбно поглядывал на меня и демонстративно, впускал и выпускал когти из лап.
        - Там Мелисса, - произнес я смущенно, показывая рукой направление, где увидел девушку, стоящую у кромки джунглей.
        - Да, точно, чего это она поперлась на ночь глядя в джунгли? Мало ей что ли смертей? - сказал Гарри возмущенно. - А ну Джо, сходи за ней.
        Поднявшись, я поплелся к магичке. Как можно тише подойдя к ней, я встал у девушке за спиной и уже готовился произнести банальное "бууу", как был опережен ее возмущенными словами:
        - Долго же ты соображал, кого я здесь жду!
        - Ну, может, ты поджидаешь здесь какого-нибудь вурдалака, что бы вместе поохотиться за человеческой плотью! - вмиг сориентировался я.
        - Одного вурдалака я точно дождалась, и он стоит за моей спиной.
        Плечи девушки на миг сгорбились, как будто ей стало холодно. В моей голове промелькнуло самоубийственно желание обнять ее.
        - Ладно, оставим шутки, зачем ты меня ждала?
        - Эдгар начал подозревать, кто ты есть на самом деле.
        От слов Мелиссы у меня пробежал неприятный холодок вдоль позвоночника, но я с улыбкой произнес:
        - Красавчик и филантроп?
        - Идиот и сумасброд, - бросила магичка через плечо.
        - Что именно он знает? - серьезно спросил я, сбросив бесшабашный вид.
        - Еще ничего конкретного, но он начал охмурять Мари, а эта глупышка может многое разболтать, - презрительно проговорила магичка.
        Видать, она недолюбливает девушку моего друга.
        - Но как? Она же все время с Сэмми! А он бы ему за это рога пообломал!
        Мелисса повернула ко мне голову и с какой-то затаённой грустью произнесла:
        - Такому мужчине как Эдгар много времени не надо. Здесь намек, тут неуловимое движение, и все, птичка в клетке.
        - Мне кажется, не одна Мари попала под его очарование, - сказал я тихо.
        Магичка всем телом повернулась ко мне, в её глазах заиграли блики от далекого костра. Именно такими я представлял себе дьяволиц, прекрасными и загадочными, таинственными и желанными.
        Я уже морально был готов услышать предложение продать душу, но услышал другие слова:
        - Постарайся, что бы Мари, не общалась с Эдгаром, я же сделаю все от меня зависящее, что бы он отстал от нее.
        Закончив говорить, Мелисса направилась в лагерь, при этом она легонько, почти неуловимо задела меня упругим бедром.
        Я еще немного постоял глядя на одинокую луну и ощущая огонь в том месте, где его касалось тело магички. Отправившись спать, я попутно разрабатывать план отлучения Мари от Эдгара.
        Утро началось бодренько, все бегали, суетились, пару раз на меня даже наступили. Ошеломленно вскочив на ноги, я сразу столкнулся с боцманом. Он отлетел от меня как шарик от стены.
        - Что случилось? - спросил я, помогая Гарри подняться с земли.
        - Еще один моряк пропал! Гретни! Он вчера сидел рядом с тобой!
        - Да ну! Как это произошло? - не сразу поверил я.
        - Он просто пропал! Его нигде нет! Ни следов! Ничего! - вопил боцман, размахивая руками.
        - Ну дела! - протянул я, задумчиво почесывая в затылке. - Пойдем, покажешь место, где он спал.
        Гарри согласно кивнул головой и, прихрамывая, пошел впереди.
        - Вот здесь, - произнес боцман, яростно тыча пальцем в ни чем непримечательный клочок земли.
        Я нагнулся над примятой травой и начал осматривать местность. Джунгли были далеко, не одна тварь незамеченной не проскочила бы, да и кроме Гретни здесь ночевали другие выжившие, они бы явно всполошились, если кто-нибудь попытался умыкнуть парня.
        - Гретни вышел за пределы лагеря, - поделился я очевидной догадкой с нетерпеливо притоптывающим ногой Гарри.
        - Я побегу к капитану, скажу, что б все кусты возле стоянки обыскали, - и уже на бегу боцман с тяжким вздохом добавил: - Эх Гретни, Гретни, на какой черт тебя туда понесло?
        Я же потоптавшись на месте, отправился искать Сэмми.
        Мой друг нашелся под раскидистой кроной дерева. Рядом с ним была Мари. Они держались за руки и молча смотрели друг другу в глаза. Я аж перекривился от подобной сцены. Не люблю смотреть на чужие проявления нежности, слишком слащаво. Вот мне, мне можно.
        Подойдя к милующейся парочке, я грубо нарушил их идиллию:
        - Сэм, есть серьезный разговор.
        - А он не может подождать? - спросила Мари с неудовольствием.
        - Все в порядке милая, Джо не станет нас попусту беспокоить, - сказал Сэм девушке, повернулся ко мне и добавил: - Ведь так?
        - Так, так, а теперь пошли, поболтаем с глазу на глаз.
        - У меня нет секретов от Мари, можешь говорить при ней!
        Ну что за дурак? Интересно, любовь только мужиков превращает в окончательно переставших думать головой идиотов, или девушек тоже? По серьезно глядевшей на меня Мари, мне, почему то так не казалось.
        - Мари крутит шуры-муры с Эдгаром.
        Мои слова произвели эффект взорвавшегося снаряда "БОУ".
        Из глаз Сэмми стремительно улетучилась нежность и в них проступили нотки понимания, как будто он и сам о чем-то подобном догадывался, но гнал прочь от себя эту мысль. Девушка же в ужасе прижала ладошки к губам и начала пятиться от меня.
        - Это правда? - спросил с показным спокойствием Северянин, схватив Мари за плечи.
        - Нет! Нет! Он врет! Джо хочет нас рассорить! Он завидует тебе! Ты богат, счастлив! А он просто неудачник! - закричала истерично Мари, но справившись с первоначальным испугом, перешла в нападение: - Он домогался меня на корабле!
        Уже я стоял с открытым ртом и вынужден был оправдываться перед другом:
        - Что ты мелишь, полоумная? Сэмми мне как брат! Мы выросли вместе!
        - А я его будущая жена! И я люблю его!
        - Да ты любишь только его деньги!!!
        Сэмми стоял, не вмешиваясь в нашу перепалку. На его лице поселилась масса различных эмоций сменяющихся каждую секунду.
        - Да если бы он был последним нищим, я бы все равно любила его! - кричала Пискля с пеной у рта.
        - А если я скажу, что денег у него нет, что они все мои! Что я их достал! - заорал я и в следующую секунду понял, что в запале наговорил лишнего.
        - О чем ты говоришь? - очнулся Сэм.
        - Не о чем, я потом все объясню!
        - Нет, говори сейчас! - прокричала Мари озабоченно.
        Как же, я понимал ее тревогу, денежек то у жениха может и не быть.
        - Пусть Мари отойдет, и я все тебе расскажу
        Сэмми поколебавшись, тихо произнес:
        - Любимая оставь нас.
        Девушка, гневно фыркнув, постучала копытами прочь.
        - Все что я тебе сейчас расскажу! Я делал ради нашего и в частности твоего блага, - сказал я, и все подчистую, выложил внимательно слушающему меня другу.
        Как только я окончил рассказ, Сэмми целую минуту стоял, не шелохнувшись, а потом отстраненно произнес:
        - Мне надо побыть одному.
        И повернувшись, нетвердой походкой, направился в сторону джунглей.
        Я в растерянности опустился на мягкую траву, спиной привалился к теплой, шершавой коре дерева и закрыл глаза.
        - Ты настоящий дипломат, - иронично произнесла вышедшая из-за дерева Мелисса.
        - И ты здесь, - сказал я устало. - Все слышала?
        - Достаточно. Вы так кричали, что я была просто обязана проконтролировать, что б тебя случайно не прибили.
        - У тебя с Эдгаром прошло лучше? - поинтересовался я.
        - Да, я умею убеждать, - ответила девушка, проведя кончиком языка по розовым губкам.
        - Через десять минут выступаем, - донесся из центра лагеря зычный голос капитана Боска.
        - Идем, нечего сидеть, - сказала Мелисса.
        Я последовал ее словам, и мы пошли к месту сбора отряда.
        Идя позади широкой спины капитана, я попытался отвлечься от терзающего мою душу чувства вины перед Сэмом и принялся размышлять на отвлеченные темы. Почему же так? Насекомых было полно, а вот животные куда-то пропали! Чем тогда питается чудовище, утащившее часового? Не потерпевшими же крушение моряками. Вопросы множились.
        Нет, нет, но я все равно смотрел на Сэмми, он с угрюмым видом шагал рядом с Мари. Блондинка то и дело что-то нашептывала ему на ухо, периодически злобно косясь в мою сторону. Похоже, я нажил еще одного врага среди выживших после кораблекрушения людей. В меру своего умишка, Пискля попробует мне отомстить.
        Вдруг идущий впереди капитан Боск резко остановился. Я погруженный в свои мысли не успел среагировать и врезался в него. Гигант даже не шелохнулся, а я заработал приличный синяк на плече. То, что заставило бравого МММ остановиться, повергло в ступор и меня.
        Мы стояли на возвышении, и нам открывался прекрасный вид на седые от времени руины. Это были развалины города, и они были настолько древние, что казалось, возникли раньше самой планеты. Я никогда не слышал о настолько старых постройках. Через несколько минут уже весь отряд обалдело пялился на город.
        - Что будем делать капитан? - спросила плавно подошедшая Мелисса и зачем-то посмотрела на меня.
        - Позови Эдгара и Гарри, - произнес лидер отряда. - Пойдем на разведку.
        - Есть капитан, - ответила Мели по-военному четко и отправилась исполнять приказ.
        Мне стало любопытно, что находиться в этих руинах? Какие тайны они хранят?
        Я решил напроситься в команду разведчиков:
        - Уилли, можно я пойду с вами?
        Капитан оценивающе посмотрел на меня и после недолгих раздумий согласно кивнул головой.
        Спустя минуту, к нам присоединился Эдгар. Подходя к капитану, он ожог меня ненавидящим взглядом.
        Дождавшись, что-то жующего на ходу боцмана, мы вчетвером двинулись к руинам.
        При ближайшем осмотре, строения оказались более крепкими, чем казались издалека. Улицы были на удивления чистыми и широкими. Я думал что нам придется пробираться через горы мусора, а тут как будто бригада дворников поработала. Город был не обитаем, или же его жители так хорошо прятались, что нам никого не удалось разыскать. Развалины имели не очень большие размеры, мы их быстро обошли, обнаружив полуразвалившеюся крепостную стену, которую перепрыгнет и муравей, если хорошо потренируется. Почти все постройки превратились в кучу камней, только в центре города стояло все еще крепкое строение. Зайдя внутрь этого здания, мы нашли какие-то символы, украшающие стены, от потолка до каменного пола.
        - Здесь отряд сможет передохнуть и спрятаться от палящего солнца, - произнес капитан, подумал и добавил: - Да и обороняться в случае чего будет сподручней. Переночуем и завтра отправляемся обратно к побережью. Мы уже достаточно исследовали остров.
        - В случаи обороны, мы сразу заметим, если к нам будет подбираться, неведома зверушка так напугавшая "смельчака" Джо, - сказал Эдгар, едко усмехаясь.
        - Гарри приведи сюда остальных, - приказал гигант, - а мы осмотримся.
        Боцман кивнул и пошел к основному отряду. Я, Уилли и Эдгар вышли и начали осматривать здание снаружи. Оно напоминало храм или часовню, может какое-то святилище, ну в общем что-то в этом роде. Размерами строение было где-то сто пятьдесят на сто метров, стены его были сложены из массивных серых блоков неузнанного мной материала. Подойдя к одному из блоков, я поковырял его подобранным тут же крепким, острым камешком, но не сумел оставить на его поверхности даже намека на царапину. Крыша предполагаемого храма представляла собой стандартный соборный купол, на вершине которого была изваяна корзина? Лодка? Чашка? Не знаю, что это было, но сходу угадать, мне вряд ли удалось.
        - Как ты думаешь, что это? - спросил я у капитана и указал пальцем на вершину купола.
        - Не знаю, может какое-то устройство по сбору воды? - ответил Уилли Боск, задумчиво теребя бороду.
        - Каска! - уверенно сказал подошедший Эдгар.
        - Перевернутая? - произнес капитан с сомнением.
        - А может это корзина? - выдвинул я, на мой взгляд, наиболее правдоподобную версию.
        - Может, по-моему, я даже вижу часть обломанной ручки, - согласился со мной капитан.
        - И что это нам дает? - желчно бросил в мою сторону Эдгар.
        - Обычно на древних зданиях пребывают какие-то символы, знаки или статуи, служащие для идентификации предназначения этого строения, - объяснил я.
        - Продолжай, я вижу, у тебя есть какие-то соображения в отношении этой корзины, - поторопил меня капитан.
        - Если это корзина. То возможно здесь был рынок, склад, место для пожертвований или наоборот получения каких-то даров или подарков. Но я все-таки склоняюсь к мысли, что это святилище какого-то бога, возможно плодородия, - пересказал я свои мысли.
        - Я повторю, и что это нам дает? - произнес Эдгар скептически.
        - Я не слишком сильно верю в богов, но в последнее время с нами твориться какая то чертовщина. Вспомните кораблекрушение! Исчезновение матросов! А отсутствие животных никого не настораживает? - произнес я.
        - Что ты этим хочешь сказать? - задал вопрос капитан Боск.
        - Святилище чужого бога, не самое лучшее пристанище для нас, - вынес я свой вердикт.
        Я понимал, что мои доводы звучать не убедительно, по-детски, но ничего лучше придумать не мог. Не знаю, откуда, но во мне поселилось стойкое чувство, что ночёвка в этом здание закончиться для отряда плачевно.
        - Трус, - выплюнул Эдгар, презрительно глядя на меня.
        Капитан, немного поколебавшись, произнес:
        - В твоих словах есть рациональное зерно, но мне кажется твое предупреждение не слишком реально. Опасность быть наказанными божественными или потусторонними силами слишком эфемерна. Так что мы переночуем здесь.
        МММ ткнул пальцев в сторону входа в храм и посоветовал мне:
        - Иди лучше отдохни.
        На этом обсуждение закончилось, Эдгар и капитан оставили меня одного.
        Я понимал правоту Боска, но чувство тревоги внутри меня, никуда не делось. Я решил внимательно осмотреть храм изнутри. Может и правда, я сам себя накрутил?
        Я тихонько вошел в помещение, сканируя пространство на предмет опасности. Следом за мной уверенной походкой ввалился Эдгар, ставший после кораблекрушения единственным помощником капитана.
        - Что крадешься? Испугался закорючек, которыми разрисована эта помойка? - начал насмехаться обладатель шрама.
        Я плотнее сжал зубы и ничего не ответил.
        - Может тебе попросить платье у кобылки твоего друга? - продолжил Эдгар.
        Этого я уже стерпеть не мог. Какие бы у нас не были отношения с Мари, она оставалась девушкой моего лучшего друга. Немедля, я бросился на Эдгара и повалил его на пол. Мы стали бороться. Мне удалось разбить противнику бровь, он же в свою очередь рассек мне скулу. Вбежавший капитан, не тратя слов, растащил нас словно кутят. Физическая сила ему это позволяла.
        - Что вы творите! В таких условиях вы должны быть ближе, чем родные братья! - прокричал гигант.
        - Он оскорблял Мари! - выкрикнул я.
        - Когда вы прекратите собачиться? - продолжил яриться Боск, не обращая внимания на меня.
        Он поорал еще минуту, после чего угрожающе закончил:
        - Я не отпущу вас, пока вы не пожмете друг другу руку!
        Капитан отпустило нас только тогда, когда мы с Эдгаром успокоились и престали рваться набить друг другу рожу. МММ заставил провести нас ритуал рукопожатия и принесения извинений, после чего начал читать нотации, которые продолжались до тех пор, пока не пришли остальные выжившие.
        Сэм сразу бросился ко мне и спросил: "Что у тебя с лицом?"
        - А что у меня с ним? - стандартно закосил я под дурочка. - Неужели износилось?
        - Прекрати Джо, - Северянин был настроен получить ответы. - Почему у тебя разбита скула?
        - Фигня, посмотри лучше, как Эдгар разбил свою руку об мое лицо!
        - Не смешно. Из-за чего вы подрались?
        - Забудь Сэм, просто недоразумение.
        Друг еще некоторое время постоял рядом, а потом, убедившись, что все в порядке, направился к стоявшей с растерянным видом любимой.
        Похоже, Мари удалось отбрехаться, и Сэмми не применил к ней никаких санкций. Ко мне он их тоже не применил, следовательно, он либо простил меня, либо не воспринял всерьез слова блондинки. Мне даже не хотелось думать, что Северянин может поверить ее вранью.
        Мой взгляд случайно наткнулся на Эдгара. Он сидел рядом с Мелиссой, и с довольным видом, что-то ей рассказывал, постоянно поглядывая на меня. Интересно, что этот нехороший человек наговорил магичке обо мне? Явно поливал помоями, главное, что б Мели не поверила ему. Мне почему-то не хотелось выглядеть плохо в ее глазах.
        Стоящий неподалёку капитан начал раздавать команды и отправил часть людей за плодами, а часть за хворостом. Мне в наказание за драку выпала честь собирать дровишки.
        Я с кряхтением поднялся с пола и отправился выполнять приказ. В поисках валежника мне пришлось уйти за пределы города и проникнуть в джунгли. Пробираясь по влажному сумраку тропического леса, я наткнулся на сухое дерево с растрескавшейся корой. Наломав приличное количество сушняка, я отправился в пугающий меня храм. Принеся в лагерь охапку сучьев, я с чувством выполненного долга привалился к стене здания и попытался заснуть, но не тут-то было, рядом со мной примостился боцман и начал многозначительно покашливать. Как оказалось, Гретни был ему лучшим другом, и с пропажей последнего, Гарри не мог найти собеседника, а ведь еще погиб Тортен.
        - Что? - спросил я у боцмана, открыв глаза.
        Тот немного помявшись, произнес:
        - Не сочти за назойливое любопытство Джо, но какие у вас отношения с Мелиссой?
        - Почему ты спрашиваешь? - вопросом на вопрос ответил я.
        - Я заметил, что в последнее время она постоянно находиться возле тебя. Даже когда капитан назначает стражу, Мелисса стремиться попасть в одну смену с тобой.
        Я-то знал настоящую причину, но боцману решил соврать, заодно потешить самолюбие:
        - Да она влюбилась в меня, совсем проходу не дает! Как только я от нее не отбиваюсь! А она все заладила, люблю да люблю, жить говорит, без тебя не могу!
        Чем больше я произносил слов, тем более удивленным выглядело лицо Гарри, наконец, он не выдержал и резко прервал меня на полуслове. Я от неожиданности громко клацнул зубами.
        - Мне надо кое-куда сходить! - произнес Гарри быстро.
        Я не успел опомниться, как боцмана и след простыл. Тьфу, в сердцах сплюнул я, надо было сказать, что это секрет, а то теперь весь отряд будет знать мою сказку, а уж Мелисса найдет, как отомстить за мои необдуманные слова.
        С уходом Гарри, я попытался возобновить прерванное занятие и немного подремать, отчасти мне это удалось.
        Из пучины сна меня вырвало ощущение чьих-то когтей на моей руке.
        Я спросонья не понял, кто это, отмахнулся и пробурчал:
        - Брысь Мявус! Иди мышей лови!
        - Это не Мистер Мявус, а кое-кто пострашнее! - прошипел знакомый голос.
        Мои глаза расширились от страха, когда я увидел кто рядом со мной. Мне в руку мертвой хваткой вцепилась Мелисса. Она была очень и очень злой!
        В испуге я начал лепетать первое, что пришло мне в голову:
        - Привет, чудесно выглядишь! Тебе очень идет этот цвет лица! Такой насыщенный, сочный!
        Я чуть очухался и произнес просительным голосом:
        - По-моему, ты перепутала мою руку с колбасой. Может, отпустишь?
        - Сейчас я еще кое-что перепутаю и оторву тебе это кое-что! - прошептала магичка гневно.
        - Ты ведь сейчас про голову говоришь?
        Но девушка, будто не слыша меня, продолжила вещать:
        - Почему весь отряд шушукается за моей спиной и говорит, что я сплю с тобой?
        - Не знаю, я не причем! Честное слово! Я сам возмущен таким наглым враньем! Как можно подумать, что такая благовоспитанная девушка опуститься до такого ничтожества как я!
        - Говори, кому ты что наплел?!
        Острые ноготки Мелиссы еще глубже впились в мою плоть. Я сквозь зубы застонал и позорно раскололся. Все равно она скоро узнает правду.
        После моего рассказа, девушка, немного подумала и отпустила мою руку. Я тут же начал бережно баюкать побывавшую в плену конечность.
        Мелисса оценивающе посмотрела на меня и задумчиво произнесла:
        - Хоть мне это не нравиться, но это неплохая идея. Я всегда смогу находиться неподалеку от тебя и в случае чего защищу тебя от опасности. Но если ты еще хоть раз ляпнешь обо мне что-нибудь подобное, готовься к лютой смерти!
        Глаза магички угрожающе сощурились.
        - А как Эдгар воспримет сложившуюся ситуацию? - спросил я, у начавшей по немного остывать девушки.
        - Я скажу ему, что втираюсь к тебе в доверие. Слава Богу, он точно не знает, ты ли увел у нас алмазы.
        На этом мы с Мелиссой попрощались. Я проводил взглядом уходящую девушку и снова провалился в царство сна.
        Ночью меня пинком разбудил Сэм. Вскочив на ноги, я обнаружил, что выжившие в панике жмутся друг к другу. Взгляды всех присутствующих были устремлены к выходу.
        - Что случилось? Что я опять проспал? - спросил я шепотом у Северянина.
        - Вокруг здания кто-то ходит, и эти звуки напоминают топот копыт.
        В голосе моего друга не было ни капли царящего вокруг страха.
        - Приготовься к драке, - посоветовал я Сэму и отошел в угол храма.
        Если копытные атакуют основную массу людей, то я не попаду в первоначальную стадию битвы.
        В эту трудную минуту мой мозг как-то автоматически начал сравнивать поведение двух девушек из нашего отряда. Мари испуганно вздрагивала за спиной Сэма, а Мелисса стояла неподалеку и хмуро посматривала на столпившихся людей. Почувствовав мой взгляд, она посмотрела на меня и ободряюще улыбнулась.
        От созерцания магички, меня отвлек что-то воинственно бурчащий боцман. К его ноге прижимался не менее воинственно распушивший хвост Мявус.
        Молчание тяготило меня, и я громко произнес:
        - Может это вернулось то чудовище, утащившее моряка?
        - Не знаю. И надеюсь, не узнаю, - единственным кто мне ответил, был Сэм, остальные проигнорировали мое предположение.
        На храм вновь опустилась тишина, нарушаемая лишь звуками, доносящимися из ночного мрака.
        Мой мозг не мог бездельничать, в нем носились сумбурные мысли. Как нам драться? Если на нас нападут, то у отряда нет даже самого примитивного оружия, что бы защитится! Как мы убьем предполагаемого копытного врага? Дадим покурить? Я слышал, никотин убивает лошадей.
        Нарастающую внутри меня панику прервал капитан:
        - Если оно одно, попробуем завалить его количеством!
        Только он проговорил последние слова, как на пороге нашего укрытия возникли они.
        В свете костра я смог хорошо разглядеть этих существ. Они обладали одной парой лошадиных ног, мускулистым человеческим туловищем, покрытым короткой серой шерстью и заканчивающимся вполне нормальной людской головой, только, с чуть вытянутой челюстью и не пропорционально большими зубами. Существа стояли возле входа и смотрели на нас, не делая попыток проникнуть внутрь.
        В этот ошеломительный для людей момент, мне показалось, что сам воздух сгустился от напряжения и страха!
        Установившуюся тишину нарушил возглас Мари:
        - Ой, мама.
        Блондинка стояла с разинутым ртом и тыкала пальцем в сторону пришельцев.
        - Как же вы с мамой похожи! Сэм немедленно отдай девушку родителям, - прошептал я на автомате.
        - Отряд, не двигаться и не говорить! - приказал капитан свистящим шепотом, но его приказ и так никому не был нужен, люди стояли как громом пораженные.
        В мире, где почти не осталось секретов, где люди научились строить летательные аппараты, огромные корабли на техномагических двигателях. Просто не могло быть место таким созданиям! О них обязательно бы узнали и давно раструбили бы на все обитаемые земли. Что же это за остров, где живут подобные образины?
        Игра в гляделки, продолжалась недолго, существа скрылись так же стремительно, как и появились.
        - Ну что? Убедились? Мне эти монстры не в темноте примерещились! - произнес я с вызовом, но мне никто не ответил, выжившие еще не отошли от шока.
        Потихоньку страх начал отпускать людей и зазвучало все больше пораженных разговоров.
        - Эй! Джимми! Посмотри где эти уроды, - приказал помощник капитана неизвестному мне моряку.
        Теска мухи из логова Грязного Луи с осторожностью направился к выходу. Люди затаив дыхание наблюдали за каждым его шагом. Переступив порог здания, матрос повернулся лицом к капитану и произнес:
        - Все в порядки, они уш...
        Сильный удар копытом в грудь заставил его замолчать. Джимми замертво свалился к ногам убившей его твари.
        Через секунду появились остальные существа. Издавая вопли, отдаленно похожие на человеческую речь, они принялись пожирать труп несчастного матроса.
        Первым опомнился маленький боцман. Он кинулся в рукопашную на превышающее его более чем вдвое чудовище. Примеру Гарри последовали все остальные выжившие. Завязалась драка. На людей напало какое-то отчаянное безумие.
        Я схлестнулся с довольно крупным существом. Оно было выше большинства своих собратьев. Монстр пытался ударить меня копытом. Видимо это был их излюбленный прием. Я же уврачевался, как мог, при этом стремился повалить чудовище на землю, где его преимущества не имели бы решающего значения. Через некоторое время, мне удалась моя задумка. Проведя подсечку, я опрокинул противника на спину и вот мы уже яростно боремся на начавшей пропитываться кровью земле. В результате нашей скоротечной борьбы мы вкатились внутрь здания, точнее я вкатился, а тварь яростно воя сгорела.
        Озарением свыше у меня в голове сверкнула мысль. Они сгорят, если войдут! Вот почему они не напали на нас в строение!
        - Все внутрь!!! - проорал я. - Они не могут войти!
        Отряд привычный к приказам, услышав мои крики, начал быстро втягиваться в здание.
        После сражения перед нашим убежищем, выжили всего восемь человек, остальных дожирали чудовища. Это было отвратительное зрелище, я как мог, старался отрешиться от него. Я начал помогать раненым. Пострадали все. Позабыв все наши разногласия, я вместе с Сэмми, перевязывал глубокую царапину на ноге Мари. И где она ее получила? Она же вроде не выходила из здания. Как только кровь у девушки перестала сочиться, я прошелся взглядом по остаткам команды и постарался навсегда запомнить их лица. В живых остались: капитан Уилли Боск, Док, он же Игнациус, мой друг Сэмми, его девушка Мари, смельчак боцман Гарри, Эдгар, о смерти которого я бы не стал горевать, и Мелисса Санозу, даже после перенесенных невзгод, выглядевшая все также ехидно и высокомерно.
        В который раз за сегодняшнюю ночь над храмом повисло угрюмое молчание. Каждый думал о чем-то своем, я же думал о том, почему сгорела тварь. Наверно, монстры не зря боялись заходить, по каким-то причинам они сгорали. Но почему же тогда мы спокойно шастали туда-сюда?
        Сидя в своем углу, я ощутил что-то липкое под собой. Встав и оглядевшись, я понял, что почти весь каменный пол храма был залит кровью! Откуда же ее столько взялось? Если всех нас распотрошить, столько не наберешь! Одни чертовы загадки, на этом чертовом острове. Вскоре усталость и пережитый страх дали о себе знать. Я как-то незаметно уснул.
        Проснулся я от того, что меня как в старые, добрые, времена, будил Сэмми. На секунду мне показалось, что все произошедшее не более чем ночной кошмар и мы все так же в нашей маленькой квартирке на втором этаже старой пятиэтажки.
        - Вставай Джо, нам надо выбираться из этого проклятого места, - произнес Северянин, устало протирая глаза.
        С восходом солнца твари ушли, оставив после себя только обглоданные кости наших товарищей.
        Поредевший отряд с опаской выбрался из кровавой западни. В быстром темпе, мы направился прочь от руин.
        Мое предчувствие беды оказалось верным, подвел я печальный итог ночёвки в храме.
        Отряд, уже который час, несмотря на раны и недоедание в страхе упрямо пер свозь джунгли, желая уйти подальше от города. На дневном привале люди замертво попадали на подгнивший ковер из листьев. Отовсюду слышалось тяжелое, хриплое дыхание, измученных беглецов.
        Лежа на спине и рассматривая безоблачное небо, я вдруг обнаружил, что рядом с солнцем, есть еще одно светило, которое было значительно мельче своего собрата.
        - Кто-нибудь помнит, сколько солнц на нашем небе? - задал я вопрос.
        Как не странно, мне ответил Эдгар:
        - Одно! Ты что, совсем от страха умом тронулся?
        Этот гад, опять принялся за свое.
        - Тогда посмотри на небо, - произнес я.
        Со стороны помощника капитана раздался удивленный возглас. Уже весь отряд пораженно смотрел на небо.
        - Судя по всему, мы в другом мире, - произнесла Мелисса на удивление спокойным голосом.
        Никто не стал опровергать слова магини, уж кто-кто, но она должна в этом разбираться.
        Вдруг на поляну выметнулся рыжий, весь перепачканный в крови зверь. Он, ни секунды не задерживаясь, побежал к боцману.
        В первый момент я хотел броситься на защиту Гарри, но приглядевшись, узнал в звере Мистера Мявуса.
        - Что с ним? - спросил я у Гарри.
        - Пустяки, бок расцарапан, - ответил боцман успокаивающе. - Жить будет, после драк с крысами, ему и не так доставалось.
        Через час, отряд снова продолжил свой изматывающий путь. Я с огромным трудом заставлял себя идти, все тело ломило, на губах застыла корка соли. Оглянувшись, я понял, что остальным то же было нелегко. Бедный Сэмми уже чуть ли не на руках нес Мари. Гарри прихрамывая, тащил на руках кота. Даже могучий капитан как-то осунулся. Только Мелиссе все было нипочем. Я посмотрел на нее, и мне стало совестно за свое бессилие. Она шла так, как будто для нее это была легкая прогулка, призванная разогреть аппетит перед обедом.
        Мы шли до тех пор, пока на остров не опустились сумерки.
        Отряду срочно нужно найти укрытие. Я был уверен, твари повторят свое нападение. Последнюю мысль я произнес вслух и начал ждать ответа.
        - Может нам надо оставить тебя здесь одного? Такой герой быстро всех уделает, - как обычно начал издеваться помощник капитана, - своими фекалиями!
        Эдгар истерично заржал.
        - Прекрати, не время сориться, - вступился за меня капитан. - Ты что, не понимаешь? Мы на краю гибели!
        Спустя некоторое время гигант продолжил:
        - Если произойдет нападение, будем сражаться спина к спине! Постараемся подороже продать свои жизни.
        Боск посмотрел на нас с мрачной решимостью.
        Перед самым закатом мы устроили привал, чтобы сохранить побольше сил для предполагаемой битвы.
        Я сидел на землю и не знал чем заняться в возможно последние минуты своей жизни. Как обычно поступают в таких ситуациях? Молятся? Но я никогда не был прилежным верующим, да и вряд ли высшим силам есть до меня дело. Вспомнить самые лучшие моменты своей короткой жизни? Их было ровно на пару секунд. Объясниться с Мелиссой? Но мне не хватит решимости при всех подойти к ней. Я так ничего и не придумал. Закрыл глаза, лег на спину и попробовал запомнить все доступные мне ощущения этого мира. Говорят, что перед смертью они чувствуются острее.
        Над нашим лагерем воцарилась мертвая тишина, разбавляемая лишь шепотом Сэма, утишающего Мари.
        Спустя десять минут поднялся капитан и решительно произнес:
        - Нам надо идти.
        Я брел позади Сэма и думал, что эти джунгли, густо изрезанные ручейками с пресной водой, могут стать моей могилой.
        - Эх, как все-таки обидно погибать молодым, - прошептал я тихо, чтобы никто не услышал.
        Вдруг ни с того ни с сего, мной овладела отчаянная решимость! Да чего я расклеился? Еще поборемся! Посмотрим кто кого! Надо биться до конца, до последней капли крови!
        Внезапно, в сгустившейся темноте, в стороне от нашего отряда раздался постепенно приближавшийся к нам перестук копыт.
        Люди не сговариваясь, бросились бежать. Я понимал, мы все равно обречены, нам не убежать от чудовищ, но, не сбавляя темп, пробивался сквозь больно хлещущие по лицу ветки кустарника.
        В какой-то момент я оказался впереди товарищей и начал задавать темп бегущему отряду.
        Вдруг позади, раздался громкий женский крик:
        - Сэмми! Помоги!
        Звала на помощь, не выдержавшая бешеного марафона Мари.
        Мой друг, ни секунды не раздумывая бросился к ней. Я замешкался, меня раздирали противоречивые чувства. Помоги друзьям, говорила мне совесть. Беги, спасайся! Твердил мне инстинкт.
        В этот ужасный момент, глаза заволокло пеленой, тело отказалось слушаться меня. И как во сне я увидел... сухое дерево, пещера, выжившие, камень в стене, обвал... спустя мгновение, все пропало.
        Я остановился и начал озираться вокруг. Вот оно! То самое дерево! Оно было не далеко от нас и росло на небольшом холме.
        Я побежал назад и начал помогать Северянину тащить обессилившую Мари. Вдвоем, мы, несмотря на оттягивающую наши руки девушку, вновь понеслись во главе отряда.
        - За мной, я знаю, как спастись, - прокричал я.
        Увлекая Сэма, я свернул с тропинки. Ломая встречаемые по пути кусты, мы понеслись к дереву. Мари почти потеряла сознания и лишь стонала у нас на руках. Объятые ужасом люди, не думая, повиновались моему приказу и побежали следом.
        Мы подбежали к холму и обнаружили скрытую лианами пещеру. Влетев внутрь, я сразу отпустил Мари. Девушку тут же подхватил Сэмми, а я принялся искать камень из видения. Найдя оный, я встал возле входа и начал махать руками беглецам:
        - Сюда! Сюда!
        Чуть отставшие люди начали забегать в пещеру. Последними вбежали Гарри и Мистер Мявус. После нажатия на камень по потолку пещеры зазмеились трещины. Через мгновение он обрушился, к счастью не задев никого из отряда.
        Дыра, через которую мы проникли внутрь, вела не в пещеру, а в искусственное созданное помещение. Это можно было понять по оставленным на почти идеально ровных стенах и полу, следам инструментов, а вот до потолка у рабочих руки не дошли, он так и остался в неровностях и каменных сосульках.
        После того как члены отряда отдышались, посыпались вопросы, самый популярный из которых звучал так: "Как я узнал о пещере?" Стараясь говорить подробнее, я описал то, что со мной произошло.
        - Я слышала о таких явлениях, - проговорила Мелисса, - обычно они случаются у видящих, так называют людей, способных видеть будущее или прошлое. Возможно, ты один из них.
        - Теперь у нас появиться хоть какой-то шанс на спасение, - проговорил МММ с надеждой. - Если ты сможешь видеть будущее, то нам будет намного легче выбраться с этого острова.
        - Не мог раньше предсказать шторм! - прокричал Эдгар, перебив капитана и злобно оскалившись. - Сейчас ничего этого не было бы!
        - Видящие не могут контролировать свой дар, - произнесла магичка сухо. - Так что успокойся Эд. Джо не в чем, ни виноват.
        Мне было приятно осознавать, что Мелисса встала на мою сторону, а не поддержала Эдгара.
        Когда эйфория от спасения начала проходить я увидел в обращенных на меня взглядах вопрос: "А как нам теперь выбраться из-под земли?" Ответ на него я не знал.
        - И что нам теперь делать? - произнесла дрожащим голосом Мари и жалобно посмотрела на меня.
        - Надо двигаться вглубь пещеры. Выход завалило, и мы не сможем его откопать, - мои слова прозвучали более чем предсказуемо.
        - А что нас там ждет? - не унималась девушка.
        - У меня ведение! Там, там мороженщик! - произнес я загробным голосом.
        Весь отряд, не сговариваясь с огромным удивлением, воззрел на меня. Я еще с детства, снимал стресс, глупыми шуточками.
        - Шучу! Не знаю я что там, сейчас пойдем и проверим, - проговорил я, после чего подражая капитану скомандовал: - Я первый, остальные за мной.
        Я поймал себя на мысли, что мне начинает нравиться командовать, особенно когда мои команды выполняет Мелисса.
        Отряд дважды выживших, цепочкой двинулся вглубь пещеры.
        - Твою мать, как же здесь темно, - тихо ругался я, идя по темному коридору. - И как назло, нимб от моего благочестия вчера разрядился.
        Идущая позади магичка, еле слышно засмеялась. Я впервые слышал, как она смеется, и ее смех мне чертовски понравился.
        - Чтоб не потеряется, возьмём, друг друга за руки, - произнес я.
        Мое предложение никто не оспорил. Здесь действительно, было темно как в прихожей у скряги.
        В мою ладонь легла прохладная ручка Мелиссы.
        - Какая мягкая у тебя ладонь! - я попытался сделать девушке комплимент.
        - А что, должна быть твердая и шершавая? - ответила магичка желчно.
        Как все-таки быстро меняется у нее настроение, вот она милая и добрая, а через секунду уже готова рвать и метать.
        - Нет, как раз такой и должна быть. Мне очень нравится!
        - Впервые в жизни моей ладони делают комплимент.
        - Да, я такой! Неординарный! - произнес я с гордостью в голосе.
        Мелисса скептически хмыкнула, но ничего не произнесла.
        Идя первым, я и все шишки первый собирал, то и дело, пробуя на прочность все неровности потолка. По доброте душевной я по цепочки передавал остальным членам отряда предупреждения об опасных для головы местах.
        С нашим продвижением вперед в глубине тоннеля нарастал какой-то странно знакомый гул. С каждым моим шагом он все нарастал и нарастал. Может мне кажется? Но по напрягшейся руке Мелиссы, я понял, что и она услышала его.
        - Стоять, - скомандовал я.
        После того как толчки в спину закончились, я понял что наконец-то все остановились.
        - Что случилось? - долетел до меня встревоженный голос Сэма.
        - Прислушайтесь! - произнес я.
        В тоннели воцарилась гробовая тишина, в которой отчетливо был слышен шелестящий гул.
        - Ну? Слышите? - спросил я у членов отряда.
        - Я слышу, - отозвалась Мелисса.
        - И я, - крикнула Мари. - Только по-моему это у Гарри в животе бурчит.
        - Есть немного, - сказал боцман смущенно.
        - Да нет! Не то! Слушайте внимательнее!
        Внезапно появились и те, кто издавал этот звук. Увидев их, я вспомнил свое покусанное детство.
        - Назад все назад, - прокричал я вмиг пересохшим горлом.
        Навстречу нам летело множество отчетливо видимых в темноте тоннеля, биолюминесцентных ос.
        В узком проходе началась толчея. Идущим последним Док замешкался, и началось столпотворение. Люди уже ничего не успевали сделать. Нас окружило светящееся и жужжащее облако. Мелкие твари пытались залезть в глаза, уши, рот. Я как мог, отбивался от противных жалящих бестий.
        Даже в наркотическом угаре глупее смерти я придумать не смог бы, столько пройти и быть загрызенными толпой одуревших насекомых!
        Когда я уже готовился отдать Богу душу, по тоннелю неожиданно пронесся шквальный порыв ветра. Злобных, маленьких тварей мгновенно унесло вглубь пещеры.
        - Люди! Бегите за мной! - прозвучал крик.
        Я, не задумываясь, бросился бежать навстречу голосу. Все члены отряда последовали за мной.
        Кто бы там не был, он уж точно будет лучше агрессивных ос, после скоротечного свидания с которыми, у меня все тело искусано.
        Я подбежал к кричавшему и обнаружил прелюбопытнейшее создание. Оно напоминало небольшую обезьянку примерно метрового роста держащую кусок светящегося хрусталя или стекла, не знаю, что это было, но оно без сомнения заменяло этому гладкошерстному существу фонарь.
        - Быстрее, насекомые скоро вернуться, - произнесла обезьяна тонким голосом, смешно шевеля носом-пуговкой, после чего на всех четырех конечностях резво поскакала по проходу.
        Мне ничего не оставалось делать, как последовать за странным хвостатым спасителем.
        Спустя час блужданий по тоннелям и отбитой головы, которой я не прекращал ставить рекорды по количеству ударов об выступы земляного потолка, мы вошли в исполинскую пещеру, в центре которой вдалеке был виден величественный город.
        Все огромное пространство этой колоссальной подземной пустоты было залито мягким светом, испускаемым голубыми облаками какого-то газа. Повсюду были видны небольшие рощи светящихся, перекрученных и искореженных деревьев. Вглубь пещеры убегала широкая, вымощенная гранитными плитами дорога, по краям которой через равные промежутки пространства, стояли двухметровые братья-близнецы точно такого же хрусталя, как тот, что использовала обезьянка в качестве источника света.
        - Обалдеть, - выразил я свой восторг.
        - Ага! Я бы выразился покрепче, но здесь дамы, - пораженно сказал Гарри.
        - Эдгар, понял на кого боцман намекает? Так что закрой уши и дай ему отвести душу! - подколол я помощника капитана, но тот ни как не отреагировал на мои слова.
        Похоже, чувство прекрасного, даже ему не были чуждо.
        Отряд стоял как громом пораженный, один только я немного похмыкал и начал задавать обезьянки волнующие меня вопросы:
        - Скажи, а куда ты собственно нас привела? - вспомнив самое главное, я добавил: - Спасибо что спасла нас.
        - Пустяки, мирные должны помогать друг другу, - пропищала обезьянка, после чего поклонившись, представилась: - Меня зовут Балби!
        - Я Джо, а это мои друзья, - обвел я рукой отошедших от шока членов отряда, - все, кроме одного засранца.
        Во время знакомства, произошел забавный инцидент. Балби по всей форме представилась Мистеру Мявусу, и была очень расстроена молчанию последнего. Пришлось объяснить, что кот не разговаривает, хотя и весьма сообразительная скотина. Насколько я успел заметить, обезьяна совсем не умела скрывать свои эмоции, она напоминала мне ребенка, искренне радовалась и не притворно огорчалась.
        После взаимного знакомства, я повторил свой вопрос:
        - Что это за место?
        - Там вдалеке Дантон, - чуть погодя ответила хвостатая спасительница и махнула лапкой в сторону город.
        - А кто там живет? - спросила Мари с интересом.
        - Скоро узнаете, - ответила обезьянка.
        Меня несколько насторожил ее ответ, мало ли кто там живет, может, лучше бы нас растерзали эти неправильные осы. Вспомнив о последних, я поинтересовался у Балби:
        - Насекомые, которые на нас напали. Расскажи о них.
        Обезьянка потерла кончиком своего длинного, пепельного цвета хвоста о подбородок и начала говорить:
        - Их зовут "хирши", они живут в тех растениях.
        Балби ткнула пальцем в сторону светящихся деревьев, после чего заметив беспокойство нашего отряда поспешно сказала:
        - Не бойтесь, там остались только самки.
        - И? Это должно нас как-то спасти от укусов? - произнес я непонимающе.
        - Самки хирши не нападают на людей, - объяснила обезьянка. - Да и самцы нападают только однажды в году. Когда у них начинается период спаривания, они собираются в рой и атакуют всех попадающихся им на пути живых существ. Таким образом, самцы хирши демонстрируют самкам свою силу.
        - Я правильно понимаю, - вклинился в разговор любопытный Док, - в рой собираются только самцы, не одной самки с ними нет? И летают они, где попало?
        - Да, только самцы. А отлетать от своих деревьев они могут на значительное расстояние, - ответила Балби.
        - А как же самцы показывают свою силу самкам? Самки же остаются в деревьях и не видят их!
        Игнациус задал вопрос, который абсолютно всех вогнал в ступор, даже обезьянка заметно загрузилась.
        - Может, пересказывают? - предложил боцман робко.
        - Ну да! Ты еще скажи, на пальцах показывают или зарисовывают! - отозвался молчавший все это время Эдгар.
        - Эд, Самцы хирши погрызшие твою шкуру, сейчас наверно гордо рассказывают своим дамам, какую страшную хрень они сегодня пинали! - проговорил я со смехом.
        Мои слова вызвали улыбки на уставших лицах людей, не улыбался только пунцовый от злости помощник капитана, который демонстративно попытался броситься с кулаками на меня, но его легко удержал Уилли Боск.
        Когда страсти улеглись, Балби растеряно произнесла:
        - Я не знаю, как они передают эту информацию.
        - Ну и ладно! Ты лучше скажи, как работает этот фонарь? - сказал я, намекая на светящийся хрусталь.
        - Это свет-камень, он такой по своей природе! Его только немного шлифуют наши мастера и все, светильник готов!
        - А где его добывают? - спросила Мелисса.
        - В нижних шахтах, там его полно!
        - Это он, позволил тебе прогнать, напавших на нас хирши? - неожиданно поинтересовался капитан.
        - Нет, у меня способность ветер, - непонятно ответила Балби и добавила: - Все, нам надо идти. Придем в город, там и зададите оставшиеся у вас вопросы.
        Наш отряд шел по гранитной дороге в сторону Дантона, и во время этого пути мне в голову приходили мысли о превратностях судьбы. О том, что не пойди я тогда в Корфе за Рыжим, и у меня бы не было таких приключений. О том, что не своруй я алмазы, то не побывал бы в таких удивительных местах. О том, что не взойди я на палубу "Непотопляемого", то не встретил бы своих друзей, а после произошедших с нами напастей, я мог почти всех своих спутников назвать друзьями.
        Тем временем занятый своими мыслями я не сразу обратил внимание на то, что расстояние до города сократилось настолько, что я мог различить подробности его архитектуры.
        Дантон окружала серая крепостная стена, даже издалека выглядевшая мощной и несокрушимой. Из-за нее можно было различить особенно высокие здания. На общем фоне города огромной иглой выделялась, стоящая почти в самом центре Дантона, башня. Примечательным в ней было то, что под самой ее крышей были видны выполненные из свет-камня и еще каких-то материалов, механические часы.
        Что ж, наверно технологический уровень этого города довольно высок. Это не могло меня не радовать.
        Когда до Дантона оставалось метров сто пятьдесят, я обратил внимание на открытые створки ворот, они были выполнены из темного металла и переливались в лучах свет-камня. В арке ворот нас встретили два существа, отдаленно напоминающие вставших на задние лапы медведей.
        - Вот это образины, - произнес Эдгар с неудовольствием.
        - А мне кажется, вполне милые мишки! Чем-то нашего капитана напоминают, - защитила существ Мари.
        И правда, что-то общее у них Боском было.
        - Наверно они сейчас тоже самое, о нас думают, - глубокомысленно изрек Док.
        - Если они умеют думать, - огрызнулся помощник капитана.
        По тому, как подошедшая к медведям Балби начала с ними о чем-то оживленно болтать, я убедился в наличие у них интеллекта. К сожалению, на таком расстояние я не мог расслышать, как они говорят, а как говорят медведи, мне было бы интересно послушать.
        - Сэм, давай к ним подойдем, - предложил я другу.
        - Давай, - согласился с энтузиазмом Северянин.
        - Любимый не ходи! Вдруг они опасны! - запричитала Мари и повисла на руке у Сэма.
        - Сама же говорила, милые мишки, - передразнил я девушку. - Сейчас пойдем, и проверим кто там у тебя милый.
        Блондинка жалобно посмотрела на Мелиссу, ища у нее поддержки, та недовольно скривила губы и произнесла:
        - Джо, не стоит рисковать попусту.
        - Да ну вас, - сказал я, махнул рукой и направился к медведям.
        Почти подойдя к интересующим меня мохнатым объектам, я услышал за спиной торопливо приближающиеся шаги.
        - Я не могла оставить без охраны свои деньги, - сказала догнавшая меня Мелисса.
        - Ну, ну, - произнес я не глядя на девушку.
        Вплотную приблизившись к медведям, я протянул руку к ближайшему из них и проговорил:
        - Привет, меня зовут Джо!
        Тут же стоящая Балби, что-то хотела проскрипеть своим писклявым голоском, но ее опередил один из медведей:
        - Доброго! Я Рыван!
        Вполне понятно проревел мой собеседник и пожал мою руку.
        Ого! Никогда не думал, что поговорку медвежье рукопожатие я испытаю на себе в самом, что ни на есть прямом смысле.
        - Доброго! Я Рырг! - представился другой медведь и схватил мою руку, прежде отпущенную своим соплеменником, а затем начал трясти ее.
        У меня от боли аж слезы из глаз покатились! Никогда не буду с ними бороться на руках, дал я себе зарок. Уж очень медведи сильны.
        - Меня зовут Мелисса, - вклинилась магичка, увидев мое состояние.
        - Я Рыван!
        - Я Рырг!
        Хором прорычали медведи и протянули лапы в сторону девушки.
        - Как бы вам сказать, - начала говорить Мелисса неуверенно глядя на мохнатые конечности размером с ее голову, - в нашей стране у женского пола не распространён этот приветственный ритуал.
        - Она самка, - вмешалась Балби.
        Медведи что-то презрительно прорычали в ответ на слова мартышки, и вмиг позабыли о существование магички. Свое внимание они сосредоточили на мне. Я же в свою очередь тоже принялся рассматривать их.
        Первое что мне бросалось в глаза, это надетые на медведях, начищенные до зеркального блеска, латы. Они почти наглухо закрывали все тело стражей ворот, свободными от защиты оставались только лапы, ноги и голова, хотя ее тоже украшало некое подобие шлема, из-под которого были видны маленькие смешные ушки. За спиной у "милых мишек" красовались здоровенные топоры под стать внушительным габаритам хозяев.
        Рыван и Рырг, ростом и весом были почти идентичны с капитаном Уилли Боском. Если последнего с ног до головы покрыть бурой шерстью, вставить в нижнюю челюсть пару желтых клыком и вместо человеческого носа, дать черный кругляшек с двумя влажными дырочками, то его родная мама не сможет отличить от челмедведов.
        Наше взаимное разглядывание прервала Балби:
        - Если вы налюбовались друг другом, то мы пойдем в город?
        - Да, идите, - прорычал Рыван.
        После слов медведя, мартышка махнула рукой остальной части отряда. Мы подождали, когда они подойдут и все вместе беспрепятственно вошли в Дантона.
        Изнутри город производил сильное впечатление. Повсюду были декоративные фонтанчики самых разнообразных форм и размеров. Статуи и скульптуры, изображающие людей, животных, птиц и еще фиг пойми кого. Многие дома утопали в настенных барельефах, выполненных без сомнения великими мастерами.
        Сначала я не обратил внимания на улицы Дантона, но и к ним стоило присмотреться. Они были вымощены светло-серыми булыжниками с нарисованными на них стрелочками, указывающими направления в наиболее популярные места.
        Интересно, здесь есть стрелочка указывающая направление в то место, куда я обычно посылаю своих недоброжелателей?
        В Дантоне на каждом шагу стояли свет-камни, которые даже несмотря на свое количество, не могли разогнать царящей в городе полусумрак.
        Наш отряд мог еще долго, дружно таращился по сторонам, если бы не обезьянка.
        Она повернулась к нам лицом и произнесла:
        - Я провожу вас к Луцию.
        - А кто этот Луций? - спросил лихой боцман Гарри, единственный человек, не подпавший под очарования Дантона.
        - Вы скоро узнаете, - ответила мартышка загадочно, и не менее загадочно добавила: - Ничему не удивляйтесь.
        Ох уж эта Балби. Разве нельзя сразу все рассказать?
        Мы снова тронулись в путь. И судя по направлению нашей провожатой, мы двигались в центр города.
        Когда наш отряд прошел уже достаточно далеко, вглубь Дантона, я увидел широкий канал с прозрачной водой. Через водную артерию на противоположную от нас сторону был переброшен канатный мост.
        Как только капитан увидел канал, он сразу же спросил:
        - Вода питьевая?
        - Да, - ответила Балби.
        - А канал, откуда и куда ведет? - задал вопрос Док.
        - Он идеальным кругом опоясывает цент города, - сказала мартышка.
        Я не удержался и то же решил кое-что для себя выяснить:
        - Почему мост канатный? Удобней же было сделать каменный.
        - Если враги захватят внешнюю часть Дантона, то защитники города сожгут мосты через канал, и им будет легче обороняться.
        - Логично, - произнес Эдгар задумчиво.
        Наверно в своих черных мыслях он уже захватывает город.
        Остальные члены отряда тоже начали задавать интересующие их вопросы, самым популярным из которых был: "А кто собственно враги?", но Балби резко прервала любопытных людей:
        - Не сейчас! Мы и так уже долго идем.
        И ничего не объясняя пошла в направление моста. Нам ничего не оставалось делать, как просто последовать за ней.
        Идя по городу, я вспоминал сказки, которые читал в детстве, только в них могло прижиться такой произведение коллективного искусства как Дантон. Я никогда не думал, что такой красивый город может существовать в реальности. На его улицах не было ни соринки мусора, по краям его дорог росли разнообразные цветы, правда в основном они были блеклые и невыразительные, но пахли одуряюще вкусно. Дома Дантона выглядели просто шедеврально, в них не было ничего лишнего, каждый дом был выдержан в своем, присущем только ему стиле. Но все же в пестроте жилищ дантонцев, в основном преобладали величественные и массивные здания, с остроконечными крышами, устремляющимися к потолку пещеры.
        За всеми этими наблюдениями я не сразу сообразил, что за мысль меня тревожит, а когда сообразил, то спросил у Балби:
        - А где жители Дантона?
        - Мы прибыли в город ночью, - как то уж слишком поспешно ответила мартышка, пряча глаза.
        Она даже забыла сказать, что запретила задавать вопросы.
        - Ну и что? Неужели все разом уснули, и никто не решился погулять по городу? - не отставал я.
        - У нас введен комендантский час, - смущенно произнесла Балби.
        - Ааа... и с чем он связан?
        - Все вопросы потом, - вспомнила наконец-то о своем, запрете мартышка.
        - Ну и ладно!
        Дальше я шел, насупившись, всеми способами демонстрируя Балби, что обиделся на нее. Моя обида была скоротечна, этому в немалой степени поспособствовало встреченное нами здание, вызвавшее изумленное восклицание не только у меня. Оно представляло собой сравнимую с трехэтажным домом, прозрачную полусферу целиком выполненную из свет-камня.
        Балби увидела наши умоляющие взгляды, смилостивилась и нехотя сказала:
        - Это здание Совета. Все. Молчок.
        Так и получилось, источник информации замолчал и отряд в полной тишине быстро пробирался вперед. Остановились же мы только, перед самым входом в возвышавшуюся над Дантоном башню. Войдя внутрь, я увидел представшую передо мной во всей свое красе, винтовую лестницу, насчитывающая хренову тучу ступеней.
        - Нам на крышу, - прервала свое молчание Балби.
        - Ну еще бы, - произнес я с иронией, - куда же нам еще?
        Мартышка ничего не ответила и ловко поскакала по ступенькам.
        Когда измученный долгим подъемом отряд, оказался на самой верхушки башни, обезьянка толкнула неприметную, оббитую железом дверь. Открывшийся нам вид, заставил меня судорожно вздохнуть. Я думал, что уже ничто не заставит меня изумиться, но вид колышущегося на ветру, приветливо улыбающегося призрака поверг меня в шок.
        - Не пугайтесь, я не причиню вам зла, - прошелестел бестелесный мужик. - Я Луций, хранитель Дантона.
        Как же, не пугайся! Меня аж жуть берет от такого зрелища. Даже Мистер Мявус маленько обалдел, иначе с чего бы ему так усиленно пучить глаза.
        Интересно, а насколько будет тактично спросить призрака, как вы собственно стали таким?
        Чуть поразмыслив, я решил все же начать с другого вопроса:
        - Здравствуй Луций, я Джо, а это ...- я представил своих спутников и продолжил: - Вы не против, если мы зададим вам несколько вопросов об этом месте? А то мечемся по острову как слепые кутята.
        - Вас за тем и привели. Задавайте, - разрешил хозяин башни.
        - Эээ... господин Луций, - начал говорить отошедший от ступора капитан, - как нам выбраться с острова?
        - Этого не знает никто, кроме создателя острова, - "обнадежил" нас хранитель.
        Почему то я не был удивлен таким ответом, если бы он знал, то первым свалил бы отсюда куда-нибудь на курорт, к призрачным девочкам, которые помогли бы ему забыть о времени проведённом на этом ужасном острове.
        Через некоторое время отживели остальные члены отряда. Пока они задавали вопросы, я принялся рассматривать Луция и место его обитания. Сам призрак выглядел как клочок тумана со смазанными чертами лица, в которых с трудом угадывались черные глаза, черный нос и черный рот, они были словно нарисованы углем. Я больше чем уверен, Луций вообще может обходиться без них, но он явно тяготел воспоминаниями о своей прошлой, живой жизни. Апартаментами же ему служила огороженная перилами, абсолютно пустая крыша многометровой башни.
        Пока я разглядывал жилье призрака, у него самого завязалась вполне оживленная беседа с моими товарищами. Спустя некоторое время я начал прислушиваться к разговору.
        - Расскажите все, что знаете про этот остров - попросил Док
        - Остров путешествует между огромным количеством миров, - начал рассказ призрак, - и нигде он не задерживается дольше семи дней. В каждом из миров на остров попадают разумные существа, чаще всего во время шторма. Джунгли во время каждого перехода хаотично меняется, остаются незыблемые только некоторые участки поверхности, такие как руины древнего города, катакомбы и гора людоедов. Все население острова делится на мирных и агрессоров. Мирные ни с кем не воюют, питаются фруктами и овощами, почти все агрессоры, людоеды... ах да вот еще, самое главное. Многие пытались на самодельных кораблях, лодках или плотах отплыть с острова, но все они погибли во время вдруг налетавшей бури. Однажды, я видел собственными глазами, как одного из таких смельчаков убило молнией! А еще я видел...
        Дальше я не стал слушать, мне чрезвычайно не нравилась манера Луция повествовать, он все время перескакивал с одного на другое, иногда даже не заканчивая предложения. Хотя, как бы я делился информацией, если бы моими мозгами служила неизвестная полупрозрачная субстанция?
        В следующую секунду я сообразил, что Луций начал говорить важные вещи, и все-таки решил дослушать его, тем более что надолго это не затянется.
        После краткого рассказа призрака, многое становилось понятно, но открытым оставался самый важный вопрос, как отсюда выбраться?
        Пока каждый член отряда размышлял над словами хранителя Дантона, Мелисса взяла инициативу в свои руки:
        - Вы упомянули руины, - произнесла она, - почему они не изменяются?
        - Там находиться Храм Даров, - ответил дух, - в него можно проникнуть только тогда, когда он находиться в родном для входящего внутрь существа, мире.
        - А в остальное время Храм убивает переступивших его порог существ! - воскликнул я, вспомнив битву в руинах.
        - Вы были в Храме? - быстро спросил Луций.
        - Да, многие из моей команды погибли, пытаясь выбраться оттуда, - произнес капитан Боск печально.
        - Вы проливали кровь на священные символы? - все так же докапывался призрак.
        На его вопрос ответила Мелисса, яростно выпалив на одном дыхание:
        - Там весь пол был залит нашей кровью! Каждый из нас был ранен в стычке с агрессорами!
        - После этого с вами происходило что-нибудь странное? - не отставал настырный дух. - Проявлялись сверхъестественные способности?
        - У Джо было спасшее нас видение, - сдала меня Мари.
        - А еще у кого-нибудь? - не унимался Луций.
        - Я убрал рану Мистера Мявуса, - сознался Док робко.
        Удивленные люди синхронно повернулись к говорившему. Доктор, не привыкший к такому вниманию, густо залился краской.
        - Храм Даров, не зря так называется, - начал призрак торжественно, - тот, кто прольет в нем кровь, взамен получит усиление одной из своих главных способностей. Будь то предвидение будущего или лечение живых существ, это зависит от самого человека.
        Хранитель умел удивлять, люди стояли не шелохнувшись. Каждый думал, что я получил? Не окажется ли это, какой-нибудь фигней, вроде мастерского ковыряния в носу?
        Спустя секунду Луций продолжил:
        - Моя способность бессмертие.
        Он задумался на мгновение и грустно добавил:
        - Но мне не повезло, я попал в лапы к агрессорам, где и лишился смертной оболочки! Я не смог покинуть мир живых и застрял в нем навечно, в виде призрака.
        Да уж не повезло мужику, если бы он был живым, куда не шло, а так не к бабам заглянуть, не с друзьями оттянуться.
        В этот момент боцман Гарри задал хозяину башни, непопулярный у девушек вопрос:
        - Сколько тебе лет?
        - Больше двух столетий назад я родился на планете под названием Земля. На остров же я попал, как и все остальные, кораблекрушение, - ответил Луций с горечью, потом подлетел к краю башни и произнес: - Балби, проводи гостей в пустующий дом на окраине, он будет достаточно просторен для восьми человек и одного кота.
        Через час мы стояли перед двухэтажным особняком, выглядевшим как филиал ада на земле. Все его стены были испещрены небольшими рисунками, изображающими сцены насилия над людьми, исключительно над людьми, других существ тут не было. Наверное первый хозяин дома не питал особой любви к детям Адама и Евы. В дополнение к рисункам, на крыше сего строения располагался целый каменный отряд зубастых и клыкастых существ.
        Я глядя на все это великолепие, спросил у обезьянки:
        - Нам точно по адресу?
        - Это единственный пустующий дом, - ответила Балби смущаясь. - Город очень плотно заселен.
        - А кто был строителем этой мерзости? - спросила Мари с отвращением.
        - Не знаю, спроси лучше у Хранителя.
        - Ну ладно. Лучше так, чем на улице. Один из нас, уж точно будет рад пожить в этом произведение искусства, - с ехидцей произнес я, глядя на помощника капитана.
        - На кого это ты намекаешь? - спросил Эдгар с подозрением в голосе.
        - А разве скульптуры на крыши, это не твои родственники?
        В следующую секунду, помощник капитана зарычал и бросился на меня, но добраться до цели ему помешал Сэм, успевший перехватить его на полпути.
        Эдгар затрепыхался в объятьях Северянина, и начал обещать мне немыслимые муки.
        - Все! Успокойтесь! - произнес вставший между нами капитан. - Почему вы ведете себя как маленькие дети? Почему вы все время цепляетесь друг к другу?
        Я виновато опустил голову и начал, тщательно рассматривал вдруг заинтересовавшие меня камешки. Эдгар же отверещав свое, теперь стоял с гордо поднятой головой и молчал, делая вид, что происходящее его вовсе не касается.
        МММ не дождавшись от нас ответа, произнес:
        - Все идем в дом, а вы драчуны, - он грозно посмотрел на каждого из нас, - будите всю первую неделю работать на кухне!
        Эдгар что-то попытался возразить, но капитан так на него глянул, что у того отпало желание спорить.
        Войдя внутрь дома, я понял, что и изнутри он то же не производит впечатления райского местечка, повсюду были горы хлама и килограммы пыли.
        - Ну что ж, пора обживать этот домик, и начнем мы с уборки, - произнес капитан с наигранной жизнерадостностью.
        Мы жили в Дантоне вторую неделю, когда выяснилось какой способностью обладает Мари. Девушка не сумевшая окончить театральную школу, теперь полностью могла изменять свою внешность. Сидя в очередной раз, перед зеркалом и разглядывая себя любимую, Мари вдруг не понравились появившиеся у нее от нехватки сна, тени под глазами. Не знаю, что она подумала или захотела, но ее кожа изменилась. С тех пор начались ее опыты над собой. В эти дни тяжко приходилось Сэму, который ежедневно любил новую Мари.
        За тот небольшой период времени, что мы находились в городе, почти каждый выживший нашел себе занятие. Лично я вместе с группой мирных, ходил на поверхность за фруктами. Капитан и Эдгар тренировали дантонцев в мастерстве владения холодным оружием. А благодаря Доку, около нашего двухэтажного, весьма своеобразного дома, собиралась толпа жаждавших лечения, жителей города. Я с трудом уговорил нашего доктора брать за оказанные услуги, небольшую плату. А то эта чистая душа, был готов работать за спасибо! Вследствие чего моя совесть требовала пресечь подобную глупость. Иногда, во время визитов больных к Игнациусу, мы с боцманом стояли на втором этаже и пытались угадать, от какого животного произошел тот или иной посетитель. Мы почти сразу выяснили, что среди жителей Дантона было полным полно нелюдей. Меня сначала несколько смутил данный факт, но потом, поразмыслив, я пришел к выводу, что как бы не выглядел дантонец, лишь бы гуманоид был хороший.
        Когда я в очередной раз наблюдал из окошка своей комнаты на толпу стремящуюся попасть к Доку существ, внезапно зашел чем-то опечаленный Северянин.
        - Занимаешься? - спросил он, намекая на мои недавно начатые эксперименты с даром.
        - Ну почти, - ответил я уклончиво. - Что случилось Сэмми? На тебе лица нет! Поссорился с Мари?
        Друг несколько смущенно прошествовал по комнате и уселся в резное кресло.
        Как не странно, за то время, которое особняк пустовал, мебель в доме не развалилась.
        - Не пойму я Джо, почему ты выбрал именно эту спальню? - произнес друг, медленно обводя задумчивым взглядом стены и потолок.
        А посмотреть было на что. Эта комната представляла собой квинтэссенцию больной фантазии строителей. Повсюду были отвратительные рожи каких-то жабоподобных тварей, силуэты жутких насекомых, пауков, змей и еще кучи всякой нечисти. Да и к тому же все это было выполненные так реалистично, что невольно начинаешь ожидать нападения. Я если честно сам не знал, почему выбрал именно эту комнату. Может моему подсознанию захотелось экстрима?
        Другу же я не стал ничего объяснять, а перешел сразу к делу:
        - Ты же не за этим пришел, Сэмми. Рассказывай свою беду.
        - Джо, почему ты стал видящим? - выпалил Северянин, резко повернув голову ко мне и не дожидаясь моего ответа, быстро продолжил: - Мы ведь знакомы с тобой с раннего детства, и я не замечал за тобой особых способностей.
        - Понимаешь друг, иногда вранье, произнесенное из моих уст, оказывалось чистейшей правдой. Наверно из-за этого я теперь видящий.
        - А как работает твой дар? Как ты им управляешь? - жадно поинтересовался друг.
        Мой дар работал независимо от меня, приступы видений наступали самопроизвольно. Кое-как я мог контролировать лишь мысленные путешествия в прошлое. Первый раз это случилось, когда я взял на руки Мистера Мявуса и увидел в подробностях его ночные путешествия по Дантону. В тот момент я просто закрыл глаза и по какому-то наитию начал мысленно секунда за секундой отматывать появившеюся перед глазами картинку, чем дальше я погружался в прошлое тем чаще билось мое сердце и все больше поднималась температура тела, дошло до того что у меня появилось ощущение закипающей крови в венах. Все это я постарался втолковать, слушающего меня с открытым ртом, Сэмми.
        - Понятно. А как ты думаешь, какая способность появиться у меня? - спросил он жадно.
        - Не знаю, может что-нибудь связанное с водой. Ты же любишь море!
        - А если у меня не откроется дар? Что тогда? Мари уже во всю, пользуется своим, а я так и останусь без способности, - произнес Северянин с горечью в голосе.
        - Луций сказал что дар, появиться у всех кто проливал кровь в храме, так что не переживай все у тебя будет.
        Сэм немного посидел и сказал:
        - Спасибо Джо, ты всегда умел меня подбодрить.
        С этими словами он вышел за дверь.
        Беспокойство друга я понимал, до обретения способности Мари полностью от него зависела, а теперь, похоже, она захотела больше свободы. Не знаю как у Сэмми, а у меня до сих пор свежи воспоминания об их флирте с Эдгаром, и чем обернется эта свобода, я даже не догадываюсь. Вспомнив про Эдгара, мои мысли потекли в ином ручье. А какой дар он получил в Храме? А если это что-то могущественное? И на кого он направит свой дар в первую очередь? Моя способность в плане боя не применима, и если мы схлестнемся с Эдгаром, исход будет очевиден. Надеюсь, он надорвётся и скончается от разрыва сердца. А что? Призрак говорил, что такое случается сплошь и рядом со способными, которые не рассчитали свои силы. Вообще я много почерпнул из разговоров с Луцием, а некоторые его слова я постарался запомнить на всю свою жизнь. "Только опыт и практика, помогут тебе понять всю глубину твоего дара! При достаточном развитие способности в твоей голове начнут возникать ранее не известные тебе сведения о возможностях дара. Не пугайся, так и должно быть, это просыпается память крови. Со временем, если будишь развивать свою
способность, тебе откроются новые грани дара!".
        Вдруг с первого этажа раздались какие-то звуки. Похоже, наступило время обеда. Что бы отдать должное разнообразию фруктов и овощей, произрастающих на острове, мы всей честной компанией три раза в день собирались в гостиной на первом этаже.
        - Что ж покушать я люблю, - произнес я тихо, и направился вниз.
        В гостиной за накрытым столом собралась вся наша банда, и она что-то бурно обсуждала.
        Капитан, увидел меня стоящего на лестнице и громко произнес, обращаясь к выжившим:
        - Тихо! Послушаем, что Джо скажет.
        Люди обернулись ко мне и выжидательно застыли.
        Капитан Боск прочистил горло и начал объяснять суть происходящего:
        - Мы решаем, что нам делать дальше, как нам выбраться с острова. И вот хотели бы узнать, что ты думаешь по этому поводу.
        - А почему вы без меня-то начали? Я как бы тоже заинтересованное лицо! А если бы я не спустился в гостиную, то вы и моим мнением бы не поинтересовались? - произнес я возмущенно.
        В смущенной тишине раздался неуверенный голос боцмана:
        - Да это все как то спонтанно началось. Ну, ты же знаешь, слова за слово. И опа! Уже якорь пропили!
        - Так вот значит, куда делся запасной якорь с "Непотопляемого"! - завопил капитан.
        - Нет! Это я для примера сказал! Я не знаю, куда делся якорь! Может его мыши унесли! - горячо отбивался Гарри.
        - Да я тебя за это... - ярился гигант.
        Перепалка капитана и боцмана в сложившейся ситуации звучала настолько забавно, что вскоре смеялись все, включая самих спорщиков.
        МММ отсмеялся и примирительно протянул Гарри руку:
        - Да кому теперь нужен запасной якорь утонувшего корабля.
        - Это точно, - произнес боцман, пожимая руку.
        - Ну что ж вернемся к обсуждению проблемы острова. Говори Джо, какие у тебя мысли на этот счет?
        Я давно думал над тем как нам выбраться с этого чертого клочка суши и немедленно начал говорить:
        - Остров мы не сможем покинуть. По крайней мере, сейчас. Я не думаю, что мы умней сотен тех смельчаков кто уже пытался проделать этот трюк.
        Судя по глазам собравшихся, они были согласны с моими словами.
        - Так что нам остаётся одно, - продолжил я, - копить информацию об этом месте, и глядишь, с помощью нее, мы сможем выбраться отсюда.
        - В целом мы так и рассуждали, - произнес капитан. - Ну что ж, видать, мы задержимся на этом острове. Давай Джо садись за стол, обедать начнем.
        Я сидел на довольно таки жестком диванчике и со жгучей ревностью наблюдал за Мелиссой и Эдгаром. Они о чем-то мило ворковали на противоположном конце стола. Надо было срочно разрушить эту идиллию, но все никак не представлялась подходящая возможность, к тому же все время отвлекала о чем-то печально вздыхавшая Мари.
        Наконец блондинка не выдержала молчания и с грустью в голосе протянула:
        - Как хотелось бы, хотя бы во сне, увидеть свой дом! Своих друзей!
        - А я хотел бы, что бы мне приснилась самая прекрасная магичка островов... - сказал я громко, глядя на Мелиссу.
        Она не уловила недосказанности и немного покраснев, произнесла:
        - Спасибо за комплимент.
        -...Но мне приснилась всего лишь Мелисса, - договорил я, и теперь уже она краснела не от смущения.
        - Да ты... да ты... Хам! - выкрикнула девушка. - Эдгар пойдем наверх, я не хочу здесь больше оставаться!
        Помощник капитана, победно улыбнулся и потопал за магичкой.
        - Зря ты так Джо, - укорил меня Северянин. - Мелисса хорошая девушка, а ты ее обижаешь.
        - Эх Сэмми, Сэмми. Знал бы ты, какая она на самом деле и чего она от меня добилась!
        - А какая она? - живо влез в разговор, сально улыбающийся боцман. - Теперь ты можешь говорить про нее всю правду! Она бросила тебя ради Эдгара!
        Похоже, в расстроенных чувствах я наболтал лишнего, надо срочно выкручиваться из сложившейся щекотливой ситуации.
        Глядя на вдруг начавшего грызть ногти Гарри, я закричал:
        - Ты чего делаешь?
        - Ногти грызу, тебе оставить? - пошутил он, не отрываясь от своего занятия. - Так что на счет Мелиссы?
        Я отвесил Гарри подзатыльника, чем вызвал его возмущенный вопль:
        - За что?
        - За то, что ногти грызешь!
        - Мелисса? - протянул боцман, с надеждой в глазах глядя на меня и убрав руки подальше ото рта.
        Я отвесил Гарри еще один подзатыльник.
        - За что? - последовал крик боцмана.
        - Я все еще помню, как ты грыз ногти, - произнес я с отвращением. - Всем доброго дня, мне надо срочно идти с отрядом добытчиков на поверхность!
        - Откуда такая срочность, ты же еще минуту назад, преспокойно пил компот! - удивился наивный Док.
        - Видение друг, видение! - сказал я и поднял вверх указательный палец.
        - Ааа, ну тогда да, поторопись! - услышал я, покидая гостиную, голос доктора.
        Я шел по улицам города и думал. Как бы скоротать время до отправки на поверхность? Перепалка с Мелиссой вынудила покинуть дом раньше, чем я рассчитывал.
        Совершенно случайно мои ноги принесли меня к башне призрака. Ну что ж, пообщаюсь с Луцием.
        - Привет Хранитель, - произнес я, переступая порог жилища призрака.
        - Здравствуй Джо, - поздоровался Луций. - Что привело тебя ко мне?
        - У меня образовалось свободное время, и вот я решил пообщаться с умным человеком, - я невольно сделал заминку при слове "человек".
        - Ну что ж, о чем ты хочешь поговорить?
        - Расскажи мне о городе, - попросил я.
        - Что именно ты хочешь знать? - уточнил хозяин башни.
        - Отряд, с которым я хожу на поверхность, полностью укомплектован оружием и доспехами из какого-то странного материала, откуда он и где производят обмундирование?
        - В Дантоне много различных существ, часть из них умеет работать с оружием и доспехами. А материал, из которого они делают свою продукцию, это особая кора дерева, - просветил меня Луций. - Так же в городе есть целый квартал мастерских. Там чего только не делают: классическое металлическое оружие, доспехи, мебель со всякой домашней утварью, там даже есть ткацкие станки!
        Так задавая вопросы и слушая ответы, незаметно пролетел целый час. Кстати, время в подземном мире определяется по цвету облаков, а точное время по башенным часам, взглянув на них, я засобирался к месту встречи с добытчиками. Попрощавшись с призраком, я заспешил к воротам города. Там был пункт сбора отряда. Я пришел туда одним из первых. Всего в команде сборщиков плодов было десять человек, все они выглядели не как привычные для меня люди, а отличались внешними особенностями.
        Как рассказывал Луций, в каждом из миров эволюция пошла своим путем развития, где-то победили потомки обезьян, а где-то еще каких-то млекопитающих. Призрак сразу объяснил, что в городе не принято спрашивать, от какого существа произошел тот или иной его житель.
        К назначенному времени собрались все члены отряда. В нашей банде я играл функцию разведчика. Погружаясь в прошлое, я мог определить, проходили ли здесь агрессоры и не устроили ли они нам засаду. До поверхности мы шагали, словно толпа горожан на природе, без дисциплины и строя. Но как только оказывались под жгучими лучами солнца, или солнц, смотря, сколько их, было в очередном мире, происходило преображения, и отряд добытчиков становился, предельно собран и осторожен. С моим появлением в команде сборщиков плодов, риск быть застигнутыми врасплох несколько уменьшился, я всегда выбирал такие фруктовые рощи, где в прошлом даже не пахло агрессорами. Набрав нужное количество пищи, мы тут же возвращались восвояси. Не был исключением и этот рейд, он прошел точно так же как и все предыдущие, но была в нем все же одна странность. Двое братьев Кар и Рабл постоянно смотрели за моими манипуляциями с даром и о чем-то тихонечко перешептывались. Тогда я не придал этому особого значения.
        После окончания рейда на поверхность, я посетил склад, оставил набранные плоды, и пошел домой, размышлял как бы половчее рассорить Эдгара с Мелиссой. Сегодняшняя выходка в гостиной, конечно, поубавила мой рейтинг в глазах магички, но уж больно хотелось как-нибудь задеть девушку, чтобы она отвлеклась от своего друга контрабандиста и проявила интерес ко мне. А то, как только мы оказались в городе, она перестала обращать на меня внимание, мотивируя это тем, что в Дантоне мне ничего не угрожает. За такими мыслями, я и не заметил, как дошел до дома. Немного поужасавшись его внешнему виду, я толкнул дверь и вошел внутрь. Я успел как раз к ужину, занял привычное место и принялся неторопливо насыщаться.
        Эдгар, сидевший по правую руку от Мелиссы, воздел себя на задние конечности и в тишине прерываемой лишь азартным чавканьем боцмана, произнес:
        - Мы с Мелиссой, нашли себе комнату! Завтра переедим в наш новый дом.
        Магиня подтверждающе кивнула головой и с легкой грустью посмотрела на меня.
        Это известие заставило мое сердце забиться вдвое чаще против обычного. Наверно проклятый Эдгар давно уговаривал Мелиссу переехать, а мое сегодняшнее поведение добавило вес его словам.
        Своих истинных чувств я показывать не стал и на слова Эдгара отреагировал преувеличено жизнерадостным голосом:
        - Какое замечательное решение! Наконец-то зло покинет этот дома!
        Боцман, сидящий рядом со мной, захрюкал от смеха и чуть не подавился ложкой. Северянин глядя на меня, неодобрительно покачал головой и повертел пальцем у виска. Остаток ужина прошел в молчание. И только один момент пролил бальзам на мою душу. Эдгар неловко взял стакан со стола и с оглушительным грохотом уронил его на пол.
        - У тебя, что-то упало, - произнес я с милой улыбкой, - если ты не заметил.
        Помощник капитана ожег меня гневным взглядом, но промолчал. Спустя полчаса люди молча разбрелись по спальням.
        Я добрался до своей комнаты и начал раздеваться. Меня прервал негромкий стук в дверь. Как был, в одних трусах, я открыл дверь. В коридоре медленно заливаясь краской смущения, стояла Мелисса. Вот уж не думал, что ее может смутить вид полуголого мужика.
        - А я-то думаю, кто там скребётся под дверью, сначала грешил на мышей, а тут всем мышам, мышь! - поприветствовал я девушку.
        - Сам ты мышь! - воскликнула девушка с неудовольствием, после чего просительно добавила: - Можно войти?
        - Какая ты непоследовательная, сначала обзываешься, а потом просишь позволения войти.
        Девушка уже отошла от первоначального смущения и теперь нетерпеливо притопывала изящной ножкой.
        - Дай пройти, нужно поговорить - сказала она грубо.
        - Ладно, ко мне в спальню еще никто так настойчиво не рвался, - произнес я с наигранным сладострастием, пропуская магичку.
        Как только, я захлопнул за Мелиссой дверь, то сразу был атакован ее вопросом:
        - Как научиться управлять своей способностью?
        Хм, какой популярный в последнее время вопрос, подумал я, и тут же ответил:
        - Я сам могу не многое... постой, ты что, обрела дар?
        - Да, - сказала девушка со сдержанной радостью.
        - И? Продолжай, что у тебя?
        - Я могу читать мысли людей, - выпалила Мелисса на одном дыхание, и пристально уставилась в район моего лба.
        Ну все, и так жизнь была не сахар, а теперь еще придётся следить за тем, что ты думаешь. На лице девушки расплылась злорадная ухмылка. Я понял, мои мысли, уже не только мои.
        - Перестань! Ты бы хоть разрешение спросила! Нельзя же так! - завопил я.
        Перспектива быть объектом эксперимента начинающей способной, внушала мне опасения. А вдруг она что-то учудит и я не смогу самостоятельно мыслить?
        - Ладно, ты прав, больше не буду, а то и правда в овощ превратишься, хотя ты и так по интеллекту не далеко от него ушел - произнесла девушка с ехидной улыбкой.
        Начало тирады Мелиссы мне понравилось, а вот концовка не очень.
        - Кому ты еще рассказала о своей способности?
        - Никому, я сначала хотела поэкспериментировать над тем, кто мне наименее дорог, - сказала магичка все с той же улыбкой на устах.
        - И как, понравилось издеваться над Эдгаром?
        - Это не он, а ты! - вскричала девушка и саркастично добавила: - Бревно и то лучше тебя соображает!
        - Так вот иди к бревну и проси, что б оно научило тебя управлять даром!
        - Да ты... да ты... сама научусь! - задыхаясь яростью, выкрикнула Мелисса.
        Девушка хлопнула ни в чем не повинной дверью, и дробно стуча каблучками, унеслась по коридору.
        Проснувшись утром, я уже не застал дома не Мели, не Эдгара.
        Спустя неделю, примеру помощника капитана и магички, последовали Сэм и Мари. Самое неприятное, что мой лучший друг даже не спросил у меня совета.
        В доме нас осталось пятеро, если считать и кота. На кухне начали скапливаться излишки еды, Доку приносили столько продуктов, что с лихвой хватало на всех. В основном это были фрукты. Не знаю, как их выращивали, но некоторые из них с успехом заменяли мясо, даже корабельный кот с удовольствием лопал плоды. Готовить же теперь приходилось по очереди, когда пришла моя смена, я удивился разнообразию фруктов и овощей, растущих на острове, некоторые из них с успехом заменяли хлеб, другие же по вкусу напоминали вяленое мясо, а третье же были совсем что-то невообразимое! И самое главное, если есть маленький зеленый плод какого-то хитрого растения, то он с успехом заменял зубную щетку и зубную пасту.
        На следующий день после переезда Сэма и Мари, когда в очередной раз возвращался из рейда на поверхность, я был остановлен криком, раздавшимся из-за моей спины:
        - Постой Джо!
        Я обернулся. Ко мне приближались братья Кар и Рабл. Чего им надо? Мы же всего пять минут назад вместе были на складе.
        - Фух, тебя не догонишь, - посетовал Кар.
        Они с братом были близнецы. Различить их можно было по цвету глаз, у Кара они были зеленые, а у Рабла синие. От привычных для меня людей, близнецов отличало только телосложение. Они были больше двух метров роста и очень худыми, по их же собственным словам это было нормой для их народа.
        - Что ребята? Что-то произошло? - спросил я у запыхавшейся парочки.
        - Нет, ничего особенного, просто захотели пригласить тебя в кабак, - начал Кар.
        - Мы столько знакомы, а ни разу не посидели за кружечкой мора! - поддержал его Рабл.
        Насколько я знал, "мор" это что-то вроде местного пива.
        - Ладно, - согласился я, подумав, что дома мне все равно нечего делать. - Куда пойдем?
        - Подходи вечерком в "Нору", знаешь, где это?
        - Проходил мимо, это около южной стены?
        - Да, будь там в десять!
        - Хорошо, - ответил я, и мы с братьями разошлись в разные стороны.
        Спустя двадцать минут, я вошел в свое жилище и обнаружил играющих в карты боцмана и капитана.
        МММ заметив меня, радушно произнес:
        - Присоединяйся.
        Уилли выдвинул стул и демонстративно на него посмотрел.
        Что бы хоть как-то разнообразить вечер, я решил поиграть с ними. Правила игры оказались просты и я быстро втянулся.
        Неизвестно откуда на столе вдруг появилась наливка с изрядным градусом спирта, и дело пошло еще веселей.
        В разгар посиделок раздался громкий стук в дверь. Наше трио как по команде заткнулось и уставилось в направлении звука.
        - Кого там черти принесли? - пьяно поинтересовался капитан Боск.
        - Нам бы Джо увидеть, - раздался из-за двери вежливый голос Кара.
        Тьфу ты, я с этой пьянкой, совсем про близнецов забыл.
        - Иду, - выкрикнул я, затем пошатываясь, пошел открывать входную дверь. - Заходите ребята.
        Я чуток посторонился, пропуская Кара и его брата.
        - Вы уж извините, но я как-то потерял чувство времени, - сказал я извиняющимся тоном. - Садитесь за стол.
        После того как гости расселись. Гарри перетасовывая колоду карт, спросил:
        - Играете?
        - Да, мы не прочь, - ответил Кар.
        Я так понимаю среди их дуэта, он был за старшего.
        Тем временем капитан достал еще наливки и разлил ее по стаканчикам. Пьянка пошла еще веселее.
        Спустя час, когда уже все были в изрядном подпитии, Рабл вдруг неожиданно трезвым голосом спросил:
        - Что вы думаете о Дантоне? О его людях?
        - Только хорошее, - ответил Гарри дипломатично.
        - Если не считать пестроты населения, то обычный город, каких лет триста назад были сотни в моем мире, - решил я высказать своем мнение. - Только вот, очень красивый.
        Капитан, мерно похрапывающий на столе, решил проигнорировать вопрос.
        - Вам ничего не показалось странным?
        - Нет, - выразил я общее мнение, так как Гарри потерял интерес к происходящему и присоединился к капитану Боску.
        - Нам с братом кажется, что в последнее время из Дантона стали пропадать способные.
        - Да ну?
        - За последние две недели по городу пронеслась череда несчастных случаев, и во всех из них пострадали только обладатели дара! И это только первая особенность. А вторая, в телах жертв не было, ни капли крови! - произнес Кар.
        Слова собеседника вызвали в моей памяти мифы о вампирах, но я сразу же отмел эти бредовые мысли. Может что-то похожее и есть на этом острове, но это явно не классические кровососы.
        Рабл привлекая внимание, поднял руку, убедился, что мы с Каром на него смотрим, начал говорить:
        - Жертвы погибали при различных обстоятельствах. Совет Дантона...
        Увидев мой недоумевающий взгляд, он пояснил:
        - Так называется главный орган управляющий городом.
        - А я думал Луций правитель Дантона! - перебил я Рабла.
        - Он глава этого совета.
        Я кивнул, показывая, что все понял.
        - Так вот, вернусь к своей мысли, этот самый Совет пытается преподнести эти убийства, а что это именно убийства сомнения не вызывает, как случайности, зачем им это надо, мы с братом и хотим выяснить, и по мере сил изловить убийц или убийцу, - закончил говорить Рабл и выжидательно уставился на меня.
        - А что вы от меня хотите? - спросил я.
        Не просто так же они мне все это рассказали.
        - Как только произойдет следующее убийство, ты должен погрузиться в прошлое жертвы и увидеть, кто его убил! - инициативу в руки взял уже другой брат.
        - И как мне это провернуть?
        - Не беспокойся, это наша проблема. Будь наготове, как только появиться новый труп, мы придем за тобой.
        - Ну хорошо, - ответил я несколько неуверенно, прикидывая в голове, а стоит ли мне за это браться?
        - Тогда до скорой встречи, нам надо идти, - произнес Кар.
        Я проводил братьев до двери, попрощался с ними, и пошел спать. Капитан и боцман решили не утруждаться путешествием в свои комнаты, а прилегли мордами на стол.
        Утро началось с головной боли. Я подумал, что похмелье это честная расплата за вчерашнее веселье, и даже как-то приободрился.
        Спустившись в гостиную, я не обнаружил своих вчерашних собутыльников. Наверно они все же нашли в себе силы доползти до кровати.
        Я уселся на стул и нацедил из пустых бутылок стаканчик наливки. Приготовился отхлебнуть живительной влаги, как был прерван веселым голосом Дока:
        - Доброе утро! Что-то неважно ты выглядишь, заболел?
        В последние время, лекаря почти не было видно, он все время проводил со своими больными и я слегка удивился, увидев его дома.
        - И тебе, доброе. А ты, какими судьбами?
        - Решил отдохнуть, сходить погулять по городу! - ответил Игнациус и направился к выходу.
        - Ты там поосторожней! - предупредил я его, вспомнив вчерашний разговор с братьями. - А вообще, стой, я с тобой пойду, мне надо подышать спертым и затхлым воздухом глубин.
        - Если хочешь, - произнес Док как-то неуверенно.
        - Хочу, идем уже.
        Мы вышли из дома, и я вопросительно посмотрел на спутника.
        - Идем в Каменный Сад, - правильно истолковал мой взгляд лекарь.
        - А это еще что за место? - спросил я.
        Сколько живу в Дантоне, никогда о нем не слышал. Хотя я не часто бродил по городу и во многих его частях не бывал, но такое громкое название, должен был слышать.
        - Придем, увидишь, - ответил Игнациус загадочно.
        - Ну ладно, - пожал я плечами. - Веди.
        Когда мы добрались до цели и я воочию смог увидеть Каменный Сад, то нисколько не пожалел, что увязался за Доком. Это место стоило того, что бы его посетить! Вокруг меня были различные виды выполненных из камня деревьев, местные мастера передали мельчайшие подробности текстуры коры и сумели вдохнуть жизнь в мертвую породу.
        Я подошел к одному из деревьев, и начал тщательно рассматривая его. Вдруг, мне показалось, что листья колышутся от легкого ветерка, гуляющего по городу, но спустя секунду понял, что это причудливая игра теней от расположенных рядом свет-камней.
        Меня так захватила эта дивная красота, что я не сразу обратил внимание, что между искусственными растениями стоят резные каменные лавочки, на которых во множестве сидели жители Дантона.
        - Великолепно, - потрясенно изрек я, повернувшись к Игнациусу. - Откуда ты узнал об этом место?
        Мне действительно было любопытно, ведь Док не вылазит из дома, проводя время со своими пациентами.
        После моего вопроса Игнациус почему то покраснел, и смущенно ответил:
        - Мне его друг показал.
        - Что это за друг, об упоминание которого ты краснеешь?
        Док еще сильнее засмущался и даже глаза опустил.
        - Это подруга - выдавил он совсем тихо.
        - А! Да ты молодец! Времени зря не теряешь! Как ее зовут? - спросил я, похлопывая парня по плечу.
        - Эрани, - произнес Док влюбленно и поспешно добавил: - Вон она идет!
        Я проследил глазами за взглядом Дока и увидел девушку. Она была подстать лекарю, такая же светлая и одухотворенная. Казалось, Эрани плыла над мощенной булыжниками дорожкой, совсем не касаясь ножками этой грешной земли. Первое на что я обратил внимание, так это на ее удивительно большие зеленые глаза. Таких просто не может быть, у людей моего мира. Уж у Мелиссы то, какие чудесные большие глаза, а у этой особы так вообще чуть ли не на пол-лица! Наверно она не совсем человеческой расы. Глаза Эрани, пожалуй, были единственной деталью, которая отличала ее от обычной милой девушки одетой в свободное белое платье.
        Эрани, с такой нежностью смотрела на зардевшегося Дока, что я почувствовал себя лишним. Игнациус не хотел брать меня на прогулку, у него было свидание.
        - Привет, - произнесла подошедшая Эрани.
        - Привет, знакомься, это Джо. Он мой лучший друг, - сказал Док с гордостью.
        Я удивленно воззрел на парня. С каких это пор я его лучший друг? Я смолчал и аккуратно пожал протянутую руку девушки.
        - Меня зовут Эрани, - представилась подруга Дока.
        Я только сейчас сообразил насколько удивительный у нее голос, он был высок, но без пронзительных, царапающих слух, ноток.
        - Очень рад нашему знакомству, - произнес я вежливо, подумав, что не только глазами она напоминает Мелиссу, было в ней что-то вот прям Мелиссино.
        Док пристально на меня посмотрел и изогнул бровь.
        - Ой, меня же ждут друзья, извините, надо бежать! - воскликнул я.
        Я попрощался с парочкой, пожелал им удачи и поспешил прочь, делая вид, что меня и правда, ждут друзья. Оставив Дока и Эрани, я потопал домой.
        Может навестить Сэма? А то что-то не слуха, не духа от него нет, как он там со своей Мари поживает? Не заездила она его? Ладно, вечером к нему зайду, решил я, а сейчас лучше пойду, вздремну, заодно проверю как там мои вчерашние собутыльники.
        Я пришел в наш двухэтажный особняк и не обнаружил в нем присутствия ни одного гуманоида.
        Наверно, капитан и боцман пошли похмеляться в какое-нибудь питейное заведение, с ухмылкой подумал я.
        Поспать мне довелось совсем не долго, разбудили яростные удары в дверь. Скатившись по лестнице в одном нижнем белье, я поспешно открыл дверь. Пока ее совсем не вынесли.
        - Убили, убили! - заголосил Кар, увидев меня.
        - Одевайся! - произнес Рабл, не терпящим возражений голосом.
        - Кого убили? Куда одеваться? - после резкого пробуждения я туго соображал.
        - Погиб еще один способный, нам надо поспешить, если мы хотим узнать, кто это сделал!
        Рабл в отличие от своего брата сохранил спокойствие и объяснил мне суть происходящего.
        После его слов я метнулся наверх, быстро напялил на себя шмотки, и через минуты мы с братьями бежали по городу. Этот бег, что-то мне напоминал, что-то, что со мной уже происходило.
        - Вот здесь, - ткнул пальцем Кар в дверь одного из ничем не примечательных домов.
        - Заходим, - произнес Рабл решительно, и толкнул дверь.
        Внутри здания повсюду сновали одетые во все черное люди. Один из них увидел нашу троицу, тут же подскочил к нам и грозным голосом поинтересовался:
        - Кто такие?
        - Мы способные из Совета, можем помочь! - взял инициативу в свои руки Рабл.
        Стоящий напротив нас седой, с волевым лицом мужик, пожевал край усов и произнес:
        - Идем.
        Мы поднялись на второй этаж и оказались в совершенно нетронутой комнате с трупом на диване. Казалось, бездыханное тело был предметом интерьера, настолько все органично смотрелось.
        Следов взлома и борьбы я не углядел. Можно было подумать, что молодой парень, лежащий хладным трупом, умер своей смертью, если бы не чересчур бледная кожа, буквально бросавшаяся в глаза своей неестественностью.
        Я с немым вопросом в глазах поглядел на приведшего нас в комнату седоволосого и удостоился буднично произнесенных слов:
        - Сюда никто не заходил, все осталось на своих местах, - почесав в затылке, мужик добавил: - Меня зовут Мот, старший следователь Дантона.
        Я представился следователю вымышленным именем, и сразу же не теряя времени, подошел к трупу. Видимых повреждений я не нашел, но у жертвы наличествовал маленький порез на шее, который вряд ли мог служить причиной смерти, но никаких более серьезных ран не было.
        Неслышно подошедший ко мне Кар, уверено сказал:
        - В теле не осталось крови.
        - Как и в остальных случаях, - тихо добавил рядом стоящий Рабл, чтобы не услышал следователь Мот, но он оказался остер на ухо и с подозрением спросил:
        - Откуда ты знаешь? Кто вы такие? Чем вы занимаетесь в Совете?
        - Успокойтесь господин следователь, мы просто хотим помочь, а наши имена вам ничего не дадут!
        Я как мог, старался потушить подозрения Мота, а сам подумал, что он начал понимать, что мы здесь не случайно оказались.
        - Сейчас же уходите отсюда! Меня предупреждали, что могут заявится любопытные, а я не послушал.
        - Кто предупреждал? - спросил Кар быстро.
        - Вон отсюда! - бушевал Мот. - Я сейчас позову стражу! Стра...
        Его крик остановил сильный удар Рабла. Следователь оказался в глубоком нокауте.
        - Что ты делаешь? - воскликнул я в панике. - Он же представитель власти!
        - Ничего нам не будет! Месяц посидим в тюрьме и все дела, - утешил меня Рабл. - Лучше приступай к тому, зачем мы сюда пришли.
        Я хмуро посмотрел на стоящих плечом к плечу братьев и провалился в прошлое... плащ, нож, кровь ...
        - Ну? Что ты видел? - жадно спросил Кар, заметив, что я вышел из транса.
        - Человек, полностью в черном, с маской на лице. Зашел в комнату посмотрел жертве в глаза, затем парень лег на диван и заснул. Убийца же подошел к спящему, сделал надрез на его шее, слил пару капель крови в склянку и ушел.
        Во время рассказа, меня смущала одна вещь. Глаза убийцы, по-моему, я их где-то видел.
        - Ты ничего не путаешь? - спросил меня Рабл. - Точно пару капель? Где же остальная кровь?
        - Все точно, я не могу ошибиться! Вам не кажется, что нам пора сваливать? Вот и доблестный следователь Мот уже начал в себя приходить!
        - Уходим, - скомандовал Кар.
        Через минуту мы поспешно улепетывали от дома, где было совершено убийство.
        Рабл, бегущий рядом со мной, по прошествии нескольких кварталов города, начал рассуждать вслух:
        - Так, что мы имеем? Убийца для непонятных целей сливает кровь жертвы и каким-то образом подчиняет себе убиенных, следовательно, у него может быть дар, с помощью которого он управляет людьми. Кто-нибудь знает таких способных?
        Мы с Каром почти синхронно отрицательно покачали головами.
        - Поспрашивайте друзей, может они знают!
        Друзья! Молнией мелькнуло у меня в голове! Вот я дурак!
        - Я знаю, кто убийца! - крикнул я братьям.
        Мы прибежали в "Каменный Сад" и я тут же погрузился в транс на том месте, где мы расстались с Доком. Вынырнув из прошлого, я начал, уверенно прокладывая дорогу между гуляющими парочками.
        - Быстрее, быстрее, - то и дело подгонял я Рабла и Кара.
        Я в очередной раз погрузился в прошлое и остановился возле выкрашенного в светлые цвета двухэтажного домика.
        - Сюда, - показал я на дом братьям и предупредил их: - Будьте осторожнее, убийца может быть здесь.
        Открыв неприятно скрипучую дверь, я пропустил вперед Рабла, и на цыпочках последовал за ним. Справедливо рассудив, что в случае драки он в отличие от меня сумеет остановить преступницу.
        Первый этаж представлял собой миленькую кухоньку с цветастыми занавесками на окнах и заваленную подушками гостиную, посередине которой была лестница.
        Мы осмотрелись и никого не найдя, всей троицей, не сговариваясь, подошли к ступенькам ведущим на второй этаж. Рабл взойдя на первую ступень, посмотрел на меня с вопросом в глазах.
        - Туда, туда, - произнес я.
        - Ты точно уверен, что это дом убийцы? - спросил Рабл с сомнением.
        - Да! И что эта вообще за мода подвергать сомнению мой дар! - ответил я раздраженно.
        Рабл пожал плечами и растерянно произнес:
        - Ну не знаю, здесь так мило. Прям как у моей бабушки, она тоже любила наводить подобный уют.
        - А ты что думаешь? Если убийца, то должен жить в зловонном подвале и ходить с табличкой, на которой написано "маньяк"?
        Рабл ничего не отвечая продолжил подъем.
        Второй этаж представлял собой прямой коридор, с мягким ворсистым ковром на полу. По бокам с каждой стороны было по три ничем не примечательные двери.
        - Начнем с первой? - предложил я.
        - Ага, - ответил Рабл.
        Мы открыли одну из дверей и на секунду опешили.
        Кар, молчавший до этого, с ужасом произнес:
        - А вот и зловонный подвал.
        В углу комнаты прикованный к стене висел Док. Он был весь в крови! Она сочилась из множества мелких ран на коже! По всему телу Игнациуса наливались синяки и гематомы! Глаза его были закрыты. Казалось, он не дышит.
        Холод растекся по моему сердцу. Неужели опоздал? Немедля я подскочил к безвольно весящему Игнациусу и принялся осторожно снимать его со стены.
        Раздался еле слышный стон, за ним еще один... Слава Богу! Док оказался жив, хотя и имел весьма потрепанный вид более подходящий несвежему мертвяку.
        - Помогите, - попросил я растеряно стоящих братьев.
        Втроем мы опустили парня на залитый кровью пол.
        Вдруг Рабл встрепенулся и откуда-то из-под рубахи, поспешно достал маленький пузырек.
        - Влей это своему другу в рот, - произнес он, протягивая мне флакон.
        - Что это за жидкость? - спросил я, рассматривая фиолетовую субстанцию.
        - Я не знаю, как она называется, но в таких случаях помогает на ура!
        Справедливо рассудив, что хуже Доку уже вряд ли будет, я влил ему в рот содержимое стекляшки.
        Прошла минута. Тело Игнациуса расслабилось и он начал спокойно дышать. Боль от ран его больше не тревожила.
        - Фух, подействовало, - выдохнул Кар облегчено, и неодобрительно посмотрел на брата.
        - А что, могло и не подействовать? - воскликнул я удивленно и одновременно гневно.
        - Могло, - ответил Рабл лаконично. - А могло и уби...
        Договорить Кару помешал брат, ткнувший его локтем под ребро и быстро проговоривший:
        - Мы пойдем, глянем другие комнаты, вдруг тут еще есть такие же несчастные как твой друг!
        Спустя мгновение они с братом скрылись за дверью.
        От звука ударившийся об косяк двери очнулся Док. Он сфокусировал на мне взгляд и прошептал:
        - Как ты меня нашел?
        - Потом. Я все расскажу потом. А сейчас лучше скажи мне, где Эрани?
        - Она ушла из города, она хотела убить меня, но не смогла, сказала, что такой игрушки у нее еще не было, - сбивчиво пробормотал парень, впадая в забытье.
        - Что она еще говорила? - прокричал я, тряся Дока за плечи.
        - Она сказала, что любит меня, я видел это в ее глазах. А потом она изменилась, она прев... - голос Игнациуса становился все тиши и тише, пока окончательно не затих.
        - Тьфу ты, - сплюнул я разочарованно, вставая с колен.
        Не дав мне окончательно принять вертикальное положение, в комнату вихрем влетел Кар и с перекошенным от ужаса лицом выпалил:
        - Ты должен это увидеть!
        Не дожидаясь моего ответа, он схватил меня за руку и потащил за собой. Увлекаемый Каром, я оказался в третьей по порядку комнате на втором этаже. Сама комната была ничем не примечательна и почти пуста, но вот наваленная в углу окровавленная груда одежды и лежащих повсюду гниющие человеческие останки, на которых повсеместно присутствовали следы зубов, наводили на меня, не с чем несравнимый ужас.
        Я смотрел на все это, и в мое сознание стремительно ворвалась самая очевидная мысль. Эрани любила закусывать человечиной? Бррр... содрогнулся я от омерзения. А ведь я ей еще руку жал! А уж Доку то как сейчас херова! Надеюсь, он так и не осмелился поцеловать ее в губы.
        Мой ошалевший от увиденного взгляд наткнулся на Кара.
        - Зачем ты позвал меня извращенец?! - заорал я сквозь рвотные позывы.
        - За тем чтоб ты понял. Мы обязаны поймать эту тварь! - начал орать Кар с каким-то яростным исступлением. - Мы должны сделать с ней то же самое, что она сделала с моим братом!
        Он что собирается ее расчленить и съесть? Я на секунду представил себе эту картину. Фантазия стала последней каплей переполнившей чашу терпения моего желудка. Я все-таки не выдержал и присоединился к блевавшему в коридоре Раблу. В этот момент я подумал о том, что оказывается, у близнецов был третий брат.
        Спустя десять минут, мы в гробовом молчании шли по улице города. Я на руках нес прибывающего без сознания Дока. Позади мы оставили весело полыхающий дом Эрани.
        Придя в мое жилище, мы отнесли Игнациуса в комнату и уложили его на кровать.
        - С ним все будет в порядке, - проговорил Кар. - Пару дней полежит и оклемается.
        - Оставим его, пусть спит, - сказал я братьям.
        Мы покинули Дока и направились в гостиную. Я уселся на свое привычное место и поведал братьям все, что знал об Эрани.
        Тишину, установившуюся после моего непродолжительного монолога, разорвал напряженный голос Кара:
        - Как нам поймать ее?
        - Я не знаю, но мне кажется, нам надо все рассказать Луцию, он поможет, - выдвинул я предложение.
        - Тем более что рано или поздно он все равно все узнает! Половина города видела наши бега по улицам! Да и господин старший следователь Мот уже наверняка начал наши поиски! - поддержал меня Рабл.
        - А вы не забыли, что за всеми этими убийствами может стоять Совет? - остудил наш пыл Кар.
        - Эрани не из Совета, это мы точно знаем - произнес Рабл твердо.
        - Может она работает на кого-то из Совета? - не унимался Кар.
        - Что ты все заладил, Совет да Совет? Я уверен, она одиночка! - взорвался я.
        - А почему же Совет скрывает от дантонцев правду? - громко вскричал Кар, обличающим голосом.
        - Да потому что в городе началась бы паника! - выкрикнул я гневно, опершись руками о крышку стола.
        - Все! Успокойтесь! Давайте проголосуем! Кто за то чтобы пойти к Луцию? - вмешался Рабл, в начавшую разгораться ссору.
        - За, - ответил я, садясь обратно на диван.
        - Против! - выкрикнул Кар, яростно сверкнув глазами.
        - Я за то, что бы пойти к Луцию, - спокойно произнес Рабл.
        - Брат еще называется, - довольно громко пробормотал себе под нос Кар. - Ракаль бы меня поддержал.
        - Ракаль мертв, - произнес Рабл.
        - Это ваш брат? - внес я ясность.
        - Да. Как мы теперь знаем, его убила Эрани. Он никогда не предавал своих братьев! - сказал Кар, косясь на Рабла.
        Рабл проигнорировал своего близнеца и задал вопрос:
        - Кто пойдет к призраку?
        - Может лучше всем троим? - ответил я вопросом на вопрос.
        - Что бы он нас всех троих угробил? - опять начал вскипать Кар. - Раз уж вы решил все рассказать Луцию, пусть идет кто-то один! И своего последнего брата я не отпущу!
        - Я пойду, - ожидаемо вызвался я.
        - Одним дураком на свете станет меньше, - прошептал Кар и вышел из дома.
        - Встретимся через два часа в "Норе" - сказал Рабл и пожелал на прощание удачи.
        Вслед за своим братом, он покинул мое жилище, а я отправился к Хранителю Дантона.
        Призрак встретил меня все так же, порхая аки бабочка, на самой верхотуре башни. И почему он не спуститься пониже? Стольким людским ногам жизнь испортил!
        - Здравствуй Джо, - поприветствовал меня Луций.
        - Привет, - сказал я и изучающим взглядом уставился на призрака.
        Он или не он? Знает или не знает? Гадал я, стремясь хоть что-то прочитать по колышущемуся на ветру, лицу.
        А к черту, будь что будет, решился я и быстро, пока не передумал, произнес:
        - Мне надо кое-что тебе рассказать.
        - Я слушаю.
        Захлебываясь воздухом я начал пересказывать события, произошедшие с нашей троицей. Как мы оглушили следователя, как ловили Эрани, как спалили ее хату... призрак не перебивал меня и не задавал никаких вопросов.
        После того как я закончил, он посмотрел на меня своими нарисованными углем глазами и произнес:
        - Мне надо все взвесить и подумать. Вы напали на представителя власти. В Дантоне это жестко карается, но вы действовали с благими побуждениями.
        - И? Что мне сейчас делать? - спросил я тревожно, ожидая реакции призрака, но Луций как будто не слышал моих слов.
        Через минуту Хранитель Дантона сказал:
        - Я замну этот инцидент в Совете, но ты будешь должен мне одну услугу.
        - Хорошо, - быстро согласился я.
        А что мне оставалось делать? В тюрьму я не хочу.
        - А что на счет Эрани? - добавил я.
        - Я брошу все силы города на ее поимку, - пообещал мне призрак, не оборачиваясь.
        - Тогда я пойду? - спросил я с облегчением.
        - Иди, я позову тебя, когда ты будешь мне нужен.
        Я распрощался с Луцием и поскакал в "Нору".
        До встречи с братьями оставалось еще приличное количество времени, и я решил подождать их в таверне. Заодно выпью чего-нибудь горячительного, успокою нервы.
        Придя в таверну, я занял крайний столик и принялся ждать товарищей. В этом заведение я был первый раз и поэтому глазел по сторонам как деревенщина, приехавшая в столицу. Таверна имела весьма ухоженный вид, повсюду была чистота и порядок. На потолке весела искусно выполненная люстра, своими формами напоминающая корону, она давала яркий свет, освещающий стены питейного заведения, которые были стилизованы под почву, складывалось такое ощущение что я и правда в норе. За барной стойкой, состоящей из переплетенных корней деревьев, стоял одетый в ослепительно белый костюм, дальний потомок хомяков, который почти ничем не отличался от своих современных сородичей проживающих в моем мире, если не считать его полутораметрового роста и почти исчезнувший в процессе эволюции шерсти. А хотя, поправился я, почему мне пришла в голову мысль, что это именно хомяк? Может быть это крыса, или бурундук, или белка, или еще кто-нибудь?
        Утомившись придумывать бармену родословную, я подозвал официантку и заказал вкусно поесть и сладко попить.
        В Дантоне в качестве денег ходили золотые монеты, я получал их каждый раз, как возвращался из рейда на поверхность, так что у меня их накопилось достаточное количество.
        Спустя какое-то время я начал волноваться, братьев все не было, хотя по всем раскладам они уже давно должны появиться.
        Через два часа я расплатился и вышел из таверны. Кар и Рабл так и не пришли.
        Ну и где их искать? Сколько мы знакомы, но я так и не удосужился спросить у них, где они живут.
        Я постоял пару минут на улице и не придумал ничего лучше, чем пойти домой. Если что, я думаю, они догадаться посетить мое жилище.
        Утром перед моим мысленным взором пронеслось видение... башня Луция, мирный, страх... Мне потребовалась десять минут, что бы направить свои стопы в сторону жилища призрака. Братья вчера так и не объявились. Надеюсь, их пропажа не обернётся их смертью.
        Подойдя к башне, я поднялся по лестнице и очутился на крыше с неизвестным мне дантонцем и Хранителем Города.
        - Здравствуй Джо, - поздоровался призрак. - Что привело тебя ко мне?
        Я недолго думая, пересказал недавно пришедшее ко мне видение.
        - Возможно, ты сможешь мне помочь, - неожиданно произнес похожий на человека мирный, только с синей кожей и черными без белков глазами. - Меня зовут Гор, украли мою дочь.
        - Кто? - воскликнул я с удивлением. - И почему ты думаешь, что ее именно украли?
        - Это кто-то из агрессоров, - произнес Гор злобно. - Дочка часто уходила далеко за приделы города. Там ее наверно и подкараулили. Сама она не могла некуда исчезнуть.
        После слов синекожего, я серьезно задумался. Похищение может вызвать очень трагические последствия. Людоеды не знают, где располагается подземное убежище мирных, следовательно, если это были они, то добиться этих сведений от девочки, будет не проблема. Хотя может быть это не агрессоры, а Эрани повеселилась? В данный момент я бы предпочел, как бы это ужасно не звучало, второй вариант. Гору же я пока не стал ничего говорить о бывшей подружке Дока.
        Из глубины мыслей меня вывел голос призрака:
        - Если агрессоры узнают, где город, то жителям Дантона придет конец. Вы должны догнать похитителей. Я прошу тебя об услуги Джо.
        - Я согласен помочь, - ответил я поколебавшись.
        Серьезная ответственность впервые ложилась на мои не подготовленные к такой ноше плечи и меня это пугало.
        - Возьмите снаряжение и припасы, - продолжил, говорит Луций, - все за счет казны города.
        - А где нам их взять? - спросил я несколько растеряно.
        События стремительно развивались и я начал немного паниковать. Только вчера я думал, какая крыса была предком у бармена, а сегодня мне вместе с синим чудом-юдом надо спасать город.
        Мысленно упомянутое мною чудо-юдо схватило меня за руку и потащило за собой, при этом быстро тараторя:
        - Идем в городской арсенал, там нам выдадут все необходимое.
        - Почему ты думаешь, что твоя дочь жива? - спросил я невпопад, перескакивая через четыре ступеньки во время спуска по лестнице.
        - Перед уходом из дома, она сказала, что пойдет в свою пещеру. Я был там два часа назад и не нашел крови. Агрессоры либо сразу съедают свою жертву, либо тащат к себе в лагерь.
        - Убедил, - ответил я.
        Перспективы спасать девчонку и город, меня не радовали, но отвертеться, я уже не мог. Да и еще за братьев душа болит. Куда они подевались?
        Эх, надеюсь, я быстро разберусь с заданием призрака и вернусь в город.
        После посещения арсенала, где я получил свой первый на острове меч и первую кольчугу, мы не секунды не медля, отправились к предполагаемому месту похищения.
        Еле поспевая за быстро шагающим Гором, я думал, что все наше предприятие попахивает чистейшей воды авантюрой. Ну догоним мы агрессоров, что тогда? Ведь их почти наверняка будет намного больше чем нас! Как мы отобьем у них девчонку? Вся надежда на то, что Гор супер-мега-воин каких остров еще не видывал! Ведь лично из меня еще тот боец, как бы самому не заколоться собственным мечом, вот смеху то будет!
        - Гор, ты обладаешь даром? - спросил я.
        - Нет, - отрывисто выдал мой спутник.
        - Ты хороший боец?
        - Средний.
        Ну все, мелькнула трусливая мысль, прощай Джо, ты в целом был не плохим парнем. Я посмотрел на решительно лицо Гора и подумал. А может ну его нафиг? Может дезертировать? А куда бежать? Как не крути, если мы не отобьем девчонку или не расправимся с похитителями, то Дантону и всем мирным придет мягкое место. Так что Джо Грейт намотай сопли на кулак и вперед! За родину! За Дантон! Глядишь еще и героем станешь! Ты же теперь не обычный смертный, а способный!
        Через час мы прибыли на место. Остановившись возле дыры, ведущий куда-то вглубь земли, убитый горем отец произнес:
        - Вот здесь Дора, так зовут мою дочь, любила проводить свободное время.
        Я проник внутрь и обнаружил небольшую уютную пещерку с пробивающимся сквозь земляной пол родничком. Меня сразу насторожили два тыквенных сосуда валяющихся на утоптанной земле. Подняв один из них, я понюхал горлышко.
        - Ягодная настойка, - произнес я, чуть поморщившись от ядрёного аромата.
        - Моя дочь не пьет спиртное, она хорошая девочка, - сказал Гор уверенно. - Наверно это принесли с собой похитители.
        Агрессоры, вышедшие на дело, носят с собой спиртное? Странно, скорей уж дочь Гора, встречалась здесь с кем-то. Эта версия, по крайней мере, для меня звучала наиболее правдоподобно.
        Своими предположениями я пока не стал делиться с Гором, а решил уточнить:
        - Скажи, сколько ей лет?
        - Восемнадцать, - ответил синикожий. - Дора дружила с Хорнором. Может он тоже был здесь? Они часто уходили из Дантона вместе. Насколько я знаю, его еще нет в городе.
        До меня начало доходить, почему дочь Гора проводила столько времени в этой пещере, здесь было все, для тайных свиданий, ну может и не свиданий, но она явно здесь с кем-то распивала спиртное. А что за этим следует?
        - А она близко с ним дружила? - начал я издалека.
        - Вроде бы они лучшие друзья, - ответил Гор неуверенно.
        - А сколько ему лет?
        - Он на пару лет старше Доры. К чему ты клонишь? - произнес дантонец растерянно.
        Интересно, он один такой тупой или все синикожие такие?
        - Молодость, кровь горит, гормоны бушуют...
        Лицо Гора потемнело, я понял, он наконец-то прозрел.
        - Ну я им устрою!!! - проревел незадачливый папаша.
        - Успокойся Гор, это же классика! Такое сплошь и рядом случается во всех мирах! - мудро произнес я, чувствуя себя при этом значительно старше тайком встречающихся Доры и Хорнора.
        - Вот будет у тебя дочь, посмотрю я на тебя, - ответил Гор сумрачно, сжимая и разжимая кулаки.
        - Я лучше применю свою способность! - проговорил я быстро и схватил тару из-под ягодной настойки.
        Я держал в руке пустой сосуд и пытался увидеть его прошлое... агрессоры, тоннель, Дора, Хорнор...Резко выпав из транса, я почувствовал легкое недомогание и заметно участившееся сердцебиение. Видимые мной агрессоры были не знакомого мне вида, скорее всего это потомки волков. Люди-волки выглядели как классические оборотни из сказок. Ростом под два метра, с длинной, разномастной окраски шерсть, волчьими с торчащими ушами головами, и мускулистыми человеческими телами. Лапы моих предполагаемых противников украшали здоровенные когти.
        Да уж не хотел бы я встретиться с таким продуктом эволюции в темной подворотне. С этим заданием я запросто могу сдохнуть раньше времени.
        Я махнул рукой и произнес:
        - Нам туда.
        - Она жива? - спросил синикожий умоляюще.
        - Да, с ней все в порядке.
        - А Хорнор с ней? - спросил Гор с непонятной интонацией.
        - Ага, - ответил я с сожалением, придётся двоих спасать.
        - Как мы узнаем, куда потом направились похитители? - произнес дантонец растерянным голосом.
        Мне пришлось объяснить Гору одну из граней своей способности. Я сказал ему, что буду погружаться в прошлое встреченных нами по пути предметов, и смотреть, куда направились агрессоры.
        Внимательно слушающей меня синикожий обеспокоенно спросил:
        - Как часто ты сможешь применять свой дар?
        - Точно не знаю, но думаю один-два раза в час, - ответил я поколебавшись.
        - Должно хватить, - выдохнул Гор облегченно.
        - Тогда вперед, за похитителями! - выкрикнул я.
        Применять дар приходилось значительно чаще, чем я рассчитывал, иначе мы просто-напросто могли сбиться с пути и потерять драгоценное время. Кроме того бежать и постоянно входить в транс, было занятие не из легких, вследствие чего я постоянно спотыкался, падал, разбивал колени, а уж усталость накапливалась просто таки ударными темпами. Пришло время, когда я не выдержал.
        - Стой Гор давай передохнем, - взмолился я, пытаясь унять, бешено бьющееся сердце, которое получило колоссальную нагрузку от использования дара.
        Синикожий с сожалением бросил взгляд вглубь тоннеля и произнес:
        - Только недолго Джо.
        - Дай мне пять минут, - прохрипел я, обливаясь потом.
        Я привалился к прохладной земляной стене и попытался мысленно отрешиться от терзающей мое тело боли.
        Спустя минут десять, чуть отдышавшись, я сказал:
        - Трогаемся.
        Наш дуэт снова кинулся за похитителями.
        Через несколько часов бега мы оказались на поверхность.
        Судя по расположению звезд, это был очередной новый мир, в котором на данный момент царствовала ночь.
        Я инстинктивно остановился, думая, что сейчас Гор крикнет: "Привал!", но он все так же молча бежал вперед.
        - Тьфу ты, - сплюнул я себе под ноги от досады.
        - Ничего-ничего скоро мы их догоним - неправильно расценил мое поведение дантонец и мы без остановки побежали дальше.
        Неожиданно я запнулся в темноте об какую-то корягу и пребольно упал. Немного покряхтев, я с трудом поднялся с земли. Мои ноги совсем перестали слушаться своего законного командира. Я оперся на ствол ближайшего дерева и тяжело дышал.
        - Надо сделать привал, - шатаясь, просипел я пересохшим горлом.
        Гор порывался продолжить преследовать агрессоров, но голос разума возобладал над родственными чувствами и он с сожалением произнес:
        - Привал.
        Я свалился там же где стоял. Мгновение и я провалился в сон без сновидений.
        С восходом солнца мы продолжили погоню. За краткие мгновения отдыха, выпавшие мне этой ночью, я не смог полноценно восстановиться и поэтому бег давался мне с огромным трудом.
        Через некоторое время пот начал застилал мне глаза, ужасно саднили царапины, я стремительно терял силы. Мне казалось, что кольчуга каким-то волшебным образом приобрела вес полноценного доспеха! Сердце вновь оглушительно барабанило в моей груди, а в вены запылали жидким огнем.
        Я бежал до тех пор, пока не падал от бессилия. Немного отдохнув на теплой земле, я вставал под нетерпеливым взглядом дантонца, и мы вновь продолжали преследование.
        Путешествия в прошлое показали, что агрессоры свернули с проторенной тропы, и теперь нам приходилось пробиваться сквозь джунгли, что отбирало львиную долю сил, даже физически лучше меня подготовленный Гор начал сдавать.
        Расчищая проход мечом, мне то и дело в лицо попадал сок лиан и других растений, оказавшихся на моем пути. Но вот проклятые заросли закончились, и открылся вид на залитую кровью поляну. Тут и там лежали трупы агрессоров, это были знакомые мне твари из Храма и люди-волки.
        У меня оставалось еще немного сил, на использование дара. Я подошел к единственному стонущему оборотню... люди-волки, отдых, нападение, твари из Храма, смерть...
        Я вынырнул из прошлого и нашел взглядом Гора.
        - Волки устроили привал, а копытные по каким-то причинам напали на них, - произнес я.
        Получается, среди агрессоров нет единства? Эти сведения внушают мне некоторый оптимизм.
        - Это тот самый отряд, который забрал Дору? - произнес синикожий с волнением.
        - Нет, это не они, похитители выбрали другой путь - проговорил я уверенным и несколько извиняющимся тоном.
        Все-таки я потерял след нужных нам оборотней.
        - Значит Дора, не погибла в этой мясорубке? - сказал мой спутник полным надежды голосом.
        - Нет, ее здесь не было - ответил я.
        На этом вербальный разговор закончился. Каждый из нас думал, а что собственно нам делать дальше?
        Я невольно начал размышлять. А куда делись нужные нам агрессоры? Наверное, отряды оборотней проходили одно и то же место, только в разное время. Увидев в прошлом первый отряд, я с Гором начал преследовать его и потерял настоящих похитителей. Если бы я не был таким уставшим, то сразу бы определил отсутствие Доры и Хорнора, а так увидев мохнатые рожи, я сразу прервал транс. Мое сердце и так было на грани.
        Поведав Гору о своих выводах, я предложил ему следующий вариант:
        - Слушай друг, после случившегося, у нас есть только один способ попытаться отыскать твою дочь, надо возвращаться назад и искать место пересечения отрядов.
        - Как мы найдем укравших ее агрессоров?
        - Сейчас я тебе кое-что объясню. Мой дар работает очень просто, погружаясь в транс, я могу увидеть прошлое определенного места, чем дальше надо заглянуть в прошлое, тем труднее это сделать. Придел для меня на данный момент составляет, где то сорок часов, попытка проникнуть глубже, закончиться для меня глубоким обмороком или смертью, точно не знаю, и нет никакой охоты уточнять, - чуть передохнув, я продолжил говорить: - Лишь бы только время прохождение похитителями точки пересечения не превышало мой лимит.
        - Тогда поспешим обратно, - начал торопить меня Гор со вновь вспыхнувшей надеждой.
        - Бегу-бегу, - отозвался я с энтузиазмом, как не странно, но преследование захватило меня.
        Это стало для меня некой игрой, ставки в которой были очень высоки.
        Через несколько часов пути я смог обнаружить похитителей, они разминулись с погибшим отрядом на пятнадцать минут. Вновь встав на след оборотней, мы с него уже не сходили.
        Перед заходом солнца наш дуэт обнаружил лагерь людей-волков. Это была деревянная крепость. За ее трехметровым частоколом невозможно было рассмотреть, что происходит внутри. Мощные ворота логова агрессоров были закрыты. Снаружи не было никого, но я точно знал, мы попали куда нужно.
        Я погрузился в прошлое и обнаружил, что Дору и Хорнора принесли сюда менее суток назад, так же я увидел и других доставленных в крепость пленников.
        - Они живы, - сказал я, опережая вопрос Гора.
        После каждого моего применения дара он задавал один и тот же вопрос.
        - Слава небесам, - выдохнул синикожий облегченно.
        - Рано благодаришь небеса! Как мы проберемся внутрь? - спросил я у отца похищенной девушки, и начал искать глазами наиболее выгодный наблюдательный пункт.
        - Пока не знаю, - ответил угрюмо синикожий дантонец. - Нам надо осмотреться.
        Спустя час, мы облазили все кусты около укрепления, но так и не нашли ничего что могло бы нам помочь.
        Пока Гор шарился около южной стены агрессорской шарашки, я решил еще раз войти в транс. Исследуя прошлое, я обнаружил любопытную деталь. Утром два оборотня выводили из крепости разношерстную толпу существ с корзинами. Потом люди-волки собирали это стадо в некое подобие строя, шли вместе с ними в лес, и через некоторое время нагруженная плодами толпа возвращалась. Выйдя из транса, я начал думать. Как бы нам использовать эти знания? И тут мне в голову пришла одна рискованная затея.
        Я замахал руками дантонцу, подождал пока он подойдет и начал говорить:
        - Гор способ проникнуть в крепость нашелся, нам надо влиться в толпу! Благо все существа голые и грязные, затесаться среди них будет не проблема.
        Задумчиво излагал я свои мысли, совсем не обращая внимания на очень удивленные глаза дантонца.
        - Но как нам выбраться из крепости обратно в лес? Я не знаю, что с людьми делают внутри. Может их сразу убивают? А может эта толпа курсирует между лесом и крепостью каждый день? Тогда будет реальный шанс убежать от агрессоров, надо будет только завалить в лесу оборотней и здравствуй свобода!
        Закончил я радостно и устремил свой просветленный взор на неуверенно мнущегося Гора.
        - Ах да, - хлопнул я себя по лбу. - Я не слетел с катушек, просто побывал в прошлом и кое-что увидел.
        Я пересказал увиденное в трансе дантонцу, и он согласился с моим планом.
        Через несколько часов настало утро. Спустя некоторое время появились обитатели крепости. Пока все шло, как задумано. Толпа с двумя охранниками вышла из ворот крепости и направилась в лес. Мы с Гором спрятались в кустах и начали ждать удобного момента. По моим прикидкам самое время влиться в толпу настанет по возвращению собирателей плодов в крепость.
        В засаде время шло невыносимо медленно. Я уже успел отсидеть себе всю задницу, когда табун существ, наконец-то показался из лесу. Было заметно, что люди-волки расслабились, они начали перерыкиваться между собой, отвешивая ленивые пинки ближайшим носильщикам корзин. Караван приближался к нашим зарослям.
        - Сейчас, - прошептал я синикожему и резко выскочил из зарослей.
        Я примкнул к краю грязной и вонючей толпы. Гор не растерялся и последовал за мной. Мы шли абсолютно голые. В целях конспирации мы разделись, и недолго думая закопали свои вещи в неглубокую ямку под приметным деревом. Теперь нас было не отличить от плодосборщиков, к тому же, за время преследования наш дуэт превратились в таких оборванцев, что будь мы в Корфе, нищие прослезились бы увидев нас! Но Гору даже этого показалось мало, он, подавая мне пример, дополнительно извалялся в грязи.
        Шагая среди пленников, я как можно незаметнее рассматривал своих соседей. В большинстве своем это были люди, были и почти люди, а были и совсем не люди. Впереди меня припадая на правую ногу, брел крылатый мужик, при виде него, у меня сразу блеснула мысль. А чего это он не улетит? Но присмотревшись, я понял, что его средства воздушного передвижения сломаны в двух местах.
        - Эй, друг, - окликнул я летуна.
        Крылатый мужик не как не отреагировал. Я догнал его и схватил за плечо. Усилие и я повернул его к себе. Мама дорогая лучше бы я этого не делал, на меня с человеческого лица смотрели пустые кровоточащие провалы глаз. Безгубый рот с огромным количеством зубов зиял на полголовы. Спустя мгновение я трусливо затерялся в толпе, держа в уме одну мысль из прошлого. А ведь пропавшего Гретни, могло утащить подобное существо.
        Наша колонна начала медленно втягиваться в ворота крепости. Я шел в середине толпы и все никак не мог понять. Почему столько существ не перебьют двух охранников и не сбегут? Конечно, кто-то умрет, но ведь остальные получат шанс обрести свободу.
        Я вслед за толпой прошел в арку ворот, и смог на конец-то увидеть то, что находится за деревянным частоколом.
        Почти всю площадь видимой мне территории двора, занимали три огромных сарая закрывающих собой вид на заднюю часть крепости. Между деревянными строениями находился колодец, около которого весели распятые на крестах существа. Распятых было девять. По-моему парочка из них была еще жива. Бродившие тут и там гуманоиды совсем не обращали внимания, на стонущих в муках несчастных, они деловито сновали вокруг и занимались какими-то своими делами.
        Я отвлекся от созерцания мучеников и попытался взглядом найти Гора, но мне это не удалось. Поток людских тел потащил меня к одной из хибар и резко остановился. Толпа начала выстраиваться в колонну по одному, я к своему ужасу оказался позади уже знакомого мне летуна. Я стоял, ни жив, ни мертв, боясь каким-нибудь неосторожным движением привлечь внимание крылатого мужика.
        Вот люди и нелюди, начали по очереди заходить внутрь строения.
        В обшарпанном проёме, задев косяк сломанным крылом, скрылся страшный сосед. Через мгновение пришел и мой черед переступить порог сараюшки, когда я это сделал, то мне сразу захотелось выскочить обратно за ворота крепости. Около огромного ящика с плодами стояли оборотни! Но к этому я был готов, а вот к тому, что они считали, кто, сколько принес фруктов, совсем не готовился! У меня ничего не было, ни корзины, не добычи! Эта часть моего плана была совсем не проработана! Для нас главное было попасть внутрь крепости, а уж там кривая выведет... Ладно Гор, тот ослеплен страхом за свою дочь, ну а я-то, почему об этом не подумал?
        Чем дальше очередь двигалась вперед, тем быстрее у меня в голове носились мысли. Может быть, зря я так трясусь? Может быть, надо просто сказать, что я потерял свой рабочий инвентарь? Тут у меня в голове всплыла картина распятых существ. Да ну, бред, сказал я сам себе, не могли же их так наказать за потерю каких-то корзин, хотя кто знает этих блохастых уродов.
        Вдруг один из волков втянул носом воздух и посмотрел мне прямо в глаза! Я испуганно вздрогнуть от этого плотоядного взгляда. В этот момент чутье мне подсказало, что моя песенка о спасении Дантона спета. Напугавший меня агрессор, что-то прорычал своим собратьям. Меня плотным кольцом окружили оборотни. Я стоял среди оскалившихся людей-волков и почему-то думал не о смерти, а о старинной поговорке, слышаной мной от Луция. Нельзя недооценивать своих врагов. Запах! Меня выдал запах! Я еще не успел настолько провонять ароматами, царящими вокруг, чтобы мог сойти за одного из пленных. Поняв это, я с безнадежным отчаянием бросился на раскрывшего меня агрессора, но не успел даже шага ступить, как на меня обрушились удары оборотней. Я защищался, как мог, но мог я не много. После очередного удара в голову, трусливое сознание покинуло избитое тело...
        Реальность возвращалась постепенно. Сначала я ощутил голой спиной, холодные прутья, а потом неистовую жажду и боль. Боль, заполняющую каждую частичку моего тела. Я с трудом открыл заплывшие глаза и огляделся. Мое новое местообитание представляло собой, стальную клетку, в углу которой лежала какая-то куча тряпья. Я протянул руку и подтащил к себе тряпки. Это оказалась латаная-перелатанная рубашка с одним рукавом и укороченные до колен матросские штаны, причем одна штанина была короче другой. Косоглазие что ли у местного портного? Натягивая подаренные оборотнями, "парадные" одежды, я чуть не заскулил от боли. Зверюги знатно меня отделали, все тело ломило от побоев. Одевшись, я сел и прикинул размеры своей темницы, они составляли примерно два метра в ширину и столько же в высоту. Какой-то уж совсем, бюджетный вариант, для такого большого дядьки как я. Снаружи, вокруг моего узилища стоял еще десяток подобных клеток, часть из них была заполнена такими же, как и я постояльцами. Глядя на них я подумал, что Гора наверно тоже захомутали, вряд ли он сбежал.
        Неожиданно, справа от меня, раздался старческий, надтреснутый голос:
        - Эй парень!
        Я повернулся на звук и увидел среднего роста старичка. Он был человек, по крайней мере, с виду. В его внешности сразу обращали на себя внимание длинные висячие усы и мудрые, ничуть не выцветшие от времени глаза. В дополнение к этому он обладал не раз сломанным носом и смешно оттопыренными ушами. К моему великому удивлению у него, почему-то были связаны руки.
        - Че хотел? - ответил я не слишком любезно.
        Надо было снять стресс, похоже, я нашел человек на роль громоотвода.
        - Ты откуда? И какой способностью обладаешь? - продолжил вислоусый, как ни в чем не бывало.
        - Откуда ты знаешь, что я способный?
        Моему недоумению не было придела. Человек с даром, внешне ничем не отличался от простого обывателя.
        Хитро сощурившись, старичок немного помедлил и произнес:
        - В эти клетки кого попало, не сажают. Видишь, вокруг разбросаны белые камешки? Это кантор, его добывают в горах! Этот камешек, единственный известный материал способный нейтрализовать дар
        Слушая старика, я даже забыл про свои горести! Век живи - век учись, вот узнал о канторе, а что будет дальше? От дружбы с ним можно многое выиграть.
        - Извините, что не представился, - решил я немного сгладить свое хамство. - Меня зовут Джо, я из Дантона.
        - Из Дантона говоришь, - встрепенулся узник. - Как там Луций, не помер еще?
        Старик хрипло захохотал.
        - С ним все в порядке, все так же порхает у себя на крыши, - ответил я и следом задал вопрос: - А вы то же были в подземном городе?
        - Я много где бывал. Город мирных в том числе, - ответил мой собеседник степенно, оглаживая усы, после чего милостиво произнес: - Можешь называть меня Учитель.
        Учитель так Учитель, мало ли у кого какие причуды?
        - Какая у вас способность, Учитель? - поинтересовался я, подумав, что это может быть что-нибудь такое, что поможет нам сбежать.
        - Я понимаю все языки во вселенной, - произнес старик важно.
        Да уж полезный дар в сложившейся ситуации, возникла разочарованная мысль.
        Я с легким призрением в голосе спросил Учителя:
        - И все? Больше вы ничего не можете?
        - Мои ученики с первого раза понимают и запоминают все, что я им покажу или расскажу! Это многого стоит! - воскликнул старец с негодованием, увидев отношение к его дару.
        - Ха! - хмыкнул я.
        - Кроме того, я мастер боя! - продолжил хвалиться Учитель глядя на мое, полное скептицизма лицо. - И если б не эти путы!
        Старик воздел к небесам связанные толстой веревкой худенькие конечности.
        - То я бы разорвал этих чудовищ голыми руками! - закончил вислоусый и впился в меня суровым взглядом.
        Да уж, с виду Учителю будет трудно даже бумажку разорвать, не то, что оборотней! Но зачем то же его связали? Может агрессоры бояться, что старик скрутит какую-нибудь ужасную фигу, а потом воспользуется своим даром и заставит запомнить сие творение, после чего люди-волки уже никогда не смогут забыть пережитого ужаса и будут мочиться во сне? Такие мысли вызвали у меня приступ безудержного веселья.
        На звуки моего дикого хохота прибежали охранники, непонимающе поторащили свои зенки и начали топтаться перед моими хоромами. Не увидев ничего опасного, они убрались восвояси, оставив смеющегося взахлеб меня и до смерти обидевшегося Учителя.
        Старик дулся весь день. Даже после моих извинений, я так и не смог раскрутить его на разговор, во время которого рассчитывал получить ценную информацию о лагере волков, а заодно и почерпнуть житейской мудрости Учителя с большой буквы.
        Вечером к моей клетке пришел здоровенный, лохматый агрессор, рядом с которым шел сытый и довольный человек с возбужденно блестящими поросячьими глазками.
        Такое зрелище выглядело противоестественно. Что их могло связывать?
        Подойдя к моим апартаментам, оборотень и странным человеком остановились на свободном от кантора клочке земли.
        - Какого хрена? - поприветствовал я их.
        Довольность с лица сытого мигом исчезла, уступив место злобе.
        Человек принялся иступлено орать, тряся жирными щеками:
        - Я здесь задаю вопросы! Я здесь хозяин! Так что заткнись и слушай ничтожество!
        - Ну конечно, хозяин выискался! Недолго тебе осталось! Вон блохастый уже готовит банки, что б тебя в тушенку закатать! - не остался я в долгу.
        - Ах ты... - задыхаясь яростью прошипел толстяк.
        Он схватил палку и попытался сквозь прутья клетки, огреть меня. Я не растерялся и перехватил руку прихвостня оборотней, вырвал из нее палку и ей же приголубил его по наглой морде.
        Стоящий рядом агрессор с явным интересом наблюдал за нашим конфликтом и не спешил вмешиваться. Только когда толстяк схватился за висящий у него на поясе длинный нож, лохматый что-то ему повелительно рыкнул. Заготовка для тушенки мигом присмирела, и начала злобно шептать разбитыми губами:
        - Мой дар телепатия. Рывус, - кивок в сторону оборотня, - будет мысленно формулировать вопросы, которые он хочет задать тебе, я буду читать их у него в голове и транслировать их тебе. Все понятно, раб?
        - Более чем доступно объяснил, свинья! - проворчал я отстраненно, шокировано думая о другом.
        У этой тушки такая же способность как у Мелиссы! Невероятно! Я еще не встречал два одинаковых дара! Да еще у столь непохожих людей.
        - Ты должен говорить только правду, - прервал мои мысли телепат.
        - Ну конечно я буду говорить правду! Я же вообще не способен врать, - произнес я с насмешкой.
        Рывус кинул на меня мимолетный взгляд, наклонил башку к толстяку и пристально посмотрел ему в глаза.
        Ага, видимо так работает его дар, а Мели смотрела мне в лоб, все-таки какое то отличие у них все же есть.
        Разорвав контакт с лохматой образиной, толстяк спросил:
        - Какая у тебя способность?
        - Я великолепно жарю мясо, - ответил я с обворожительной улыбкой.
        Мне не хотелось раскрывать свой дар, да и позлить их не мешало, доведу их до кондиции, а там глядишь, и свободу себе выторгую.
        Спустя пару секунд телепат потрясенно спросил:
        - Это правда?
        Ну что ж, чувствовать ложь он не умеет. Может, если он будет смотреть мне в глаза, тогда что-то и поймет, но я постараюсь такого не допустить. А пока надо играть роль.
        Я обиженно воскликнул:
        - Сам в шоке! Думал что стану богом, а тут такой облом!
        Способный пристально посмотрел на агрессора, затем развернулся ко мне и глумливо произнес:
        - Если это правда. То ты скоро умрешь! Рывусу не нужен такой дар!
        У меня все похолодело внутри. Доигрался! Расколоться? Но что-то все-таки удерживало меня от попытки прямо сейчас начать выторговывать себе жизнь. Наверное, на это и рассчитывала сладкая парочка, на несколько минут задержавшаяся возле моей клетки.
        - И почему люди превращаются в таких скотов? - произнес я в никуда, после ухода представителей местных властей.
        - Не знаю, может это наша натура, - ответил услышавший мои слова Учитель.
        - Это был риторический вопрос, на него не обязательно было отвечать.
        Старик промолчал, но спустя минуту вновь завел разговор:
        - Ты смелый, Джо. Многие соглашаются работать на агрессоров.
        - Почему же ты не согласился? - спросил я.
        - Я другое дело, мне нечего терять - просто ответил пленник.
        - А почему толстяк не прочитал мои мысли?
        - Так ты же сидишь по уши в канторе.
        - Ах да, все время забываю про этот камешек.
        Пока Учитель настроен общаться, я решил задать ему давно мучающий меня вопрос:
        - Скажи Учитель, ты же мудрый человек, почему рабы людей-волков не пытаются бунтовать? Почему не перебьют своих поработителей?
        - Многие из виденных тобой существ небыли пойманы на воле, - произнес старик, после чего минуту помолчав, продолжил: - Агрессоры разводят их как скот! Эти несчастные никогда не видели свободы и не знают другой жизни. Их растили для служения хозяевам! И большинство из них даже несмотря на зверства оборотней, беззаветно преданы им.
        - А что происходит с обладателями дара?
        - Если оборотни ловят способных, то сначала пытаются переманить их на свою сторону, если же не получается, то пьют кровь обладателя дара.
        - Зачем они пьют кровь? - спросил я с брезгливостью и резко замолчал, в моей голове всплыл образ Эрани.
        - То, что я тебе сейчас расскажу, известно не многим! - проговорил старик, после чего требовательно добавил: - Поклянись хранить этот секрет!
        - Клянусь! - воскликнул я, не раздумывая.
        А что мне оставалось делать? Я очень любопытен.
        - Если провести определенный ритуал, кровь способного может усилить дар другого способного!
        Вот так новость, если кто-то из мирных одаренных в Дантоне узнает об этом, то он может стать совсем не мирным. А вот Эрани об этом наверняка знала. Интересно многим она передала свои знания? Или наоборот не кому не сказала, решив не плодить конкурентов? От возможных перспектив у меня сразу разыгралось воображение. Ведь можно пить кровь скажем так, плохих способных, таких как свинья телепат, уж о его то смерти никто жалеть не будет, ну может только Рывус немного взгрустнёт... хотя конечно употребление крови вызывает во мне отвращение, но вот усиление дара...
        - Расскажи мне в подробностях, как проводить ритуал? - выпалил я с жадным интересом, оторвавшись от разогнавшихся мыслей.
        - Зачем тебе? - спросил Учитель с подозрением.
        - Я смогу использовать эти знания во благо! Новые знания, новая сила.
        Уверенность в моем голосе зашкаливала. Старик помялся, но все-таки поделился подробностями ритуала. Убив способного, надо смешать несколько его капель крови со своей, и проглотить получившуюся смесь, после этого труп способного разрушается в течение нескольких часов.
        - А есть ли такая разновидность ритуала, при котором труп не разрушается, но в нем исчезает вся кровь? - спросил я, вспомнив события в Дантоне.
        - Вполне может быть, - задумчиво ответил Учитель.
        - Тогда все сходиться, - проговорил я рассеяно.
        - Что сходиться? И откуда тебе известен этот принцем работы ритуала? - спросил старик, остро сощурив мудрые глаза.
        - Слушай...
        Я рассказал Учителю события, произошедшие в Дантоне.
        - Хм... вот значит как, не такой уж это оказывается секрет, - произнес мой собеседник растеряно, и замолчал, погрузившись в свои мысли.
        Но я не дал ему предаться раздумьям, а вспомнив поговорку Луция, куй железо пока горячо, начал задавать Учителю вопросы о ритуале. Выяснилось что новый дар таким способом не получишь, хотя свой можно в идеале раскачать до заоблачных высот, но как всегда есть одно "но". И это самое главное "но"! С каждым употреблением крови способного, ты сходишь с ума! При этом для каждого обладателя дара помешательство свое. Все зависит от личных качеств. Кто-то бросается на людей, а кто-то превращается в овощ, не физически конечно, но умственно. Так что как говориться, у каждого свой ад.
        Наслушавшись старика, я понял, что с Эрани наверно так и произошло. С одной стороны мне было жаль девушку, я ведь не знаю, что ее толкнула на путь усиления дара, но с другой стороны, это чудовищно! Я не знаю, кем при жизни были ее жертвы. Может быть у нее мысли, схожие с моими. И она убивала исключительно существ, заслуживающих смерть. Но как тогда в ее список попал святоша Док? Я как сейчас вижу его висящим на стене, а потом лежащим в луже крови и что-то бормочущим о любви... это еще хорошо, что она не смогла его убить! Мы по всем раскладам не успевали его спасти. Это ее решение оставить ему жизнь! Видимо Эрани еще не совсем обезумела, что бы убить своего друга или любовника, фиг их там разберешь...
        Мы проговорили со стариком до глубокой ночи, пока нас не сморил сон и даже перед тем как я заснул, старик напутствовал меня:
        - С завтрашнего дня они начнут ломать твою волю. Держись мой мальчик, внутри тебя начинает просыпаться настоящий воин. Не дай этим тварям сломать себя, выберись отсюда или умри достойно.
        Да уж веселое пожелание спокойной ночи, жизнеутверждающее.
        Утро началось с профилактических побоев, после которых меня заковали в кандалы и оттащили на середину крепостного двора, где подвесили на крюк, вмурованный в т-образный столб. Мои ноги свободно болтались, где-то в полуметре от земли, и я с помощью них на прощание попытался лягнуть отходящих от меня охранников, но промахнулся и заработал за свою самодеятельность жесткий удар под дых. Рядом со мной на таких же столбах, была распята относительно свежая троица.
        - Как жизнь? - спросил я у ближайшего черноволосого мужика стонущего громче всех.
        Он с трудом повернул голову и прохрипел:
        - Ты пришел за моей душой?
        Глаза распятого человека были закрыты. Из прокушенной губы текла кровь. Она капала ему на впалую грудь, образуя на теле кровавую корку. Мужик явно бредил, и мне захотелось чем-нибудь помочь ему.
        - Ты прожил хорошую жизнь, - произнес я умиротворяюще.
        - Я попаду в рай? - простонал черноволосый, счастливо улыбаясь.
        - Да, - сказал я и услышал его предсмертные хрипы.
        Спустя пару мгновений он был мертв. После случившегося, я прибывал в легком шоке. Хотел помочь человеку, а отправил его на тот свет. Может быть, он выжил бы? Может быть, его прямо сейчас сняли бы со столба агрессоры? А так бросил бороться и умер.
        Я обернулся к другому своему соседу и увидел устремленные на меня светло-голубые, сверкающие из-под густой русой челки, ехидные глаза.
        - А мне что ты скажешь? - произнесла обладательница ехидных глаз с насмешкой.
        - Ты такая смуглая или такая грязная? - спросил я с интересом, исследуя глазами обнаженное тело молоденькой девчонки.
        Так же как и я, она была подвешена, а не распята.
        - Это мой естественный цвет кожу! - проговорила моя соседка с вызовом, задрав аккуратный носик.
        - Да ну ладно заливать, - поддел я девушку.
        - Ну может немного испачкалась!
        - Я бы даже сказал, не немного, - продолжил провоцировать я свою собеседницу.
        - Не нравиться? Не смотри! - выпалила русоволосая, гневно сверкая глазками, затем неожиданно ойкнула и растеряно произнесла: - Я же голая.
        - Ага, - подтвердил я, радостно улыбаясь.
        - Отвернись! - крикнула мне девушка, залившись жарким румянцем.
        - А ничего что эти на тебя смотрят? - спросил я, повернув голову и намекая на сновавших повсюду рабов, среди которых между делом пытался высмотреть Гора, но он никак не желал быть высмотренным.
        - Они другое, они не люди.
        - А я вон вижу вполне себе стандартных людей, волокущих куда-то бессознательное тело еще одного человека. Жрать они его, что ли будут? - закончил я глубокомысленно.
        - Да, наверно, - ответила девушка безразлично на вопрос, который я вообще-то задавал сам себе.
        - Так почему же ты их не стесняешься? - вернулся я к прерванной теме.
        - Они только внешне люди, а внутри звери. Ты ведь не стесняешься домашних животных?
        - Я вообще никого не стесняюсь! - ответил я браво, а потом вспомнил мистера Мявуса и смущенно добавил: - Правда есть один кот...
        - Что такое кот? - спросила девушка быстро.
        - Эээ, неужели в твоем родном мире нет котов?
        - Я родилась на этом острове.
        - А, ну это многое объясняет. Я тебе пока ничего о котах рассказывать не буду, а лучше как-нибудь покажу. Теперь и на острове есть свой мышелов! - пообещал я соседке и подумал, что мистер Мявус в некотором роде уникальная скотина, ведь подобных ему на этом курорте нет.
        - Ладно, - согласилась русоволосая, и капризно добавила: - От этого солнца у меня появятся морщины.
        - Зря на солнце грешишь, греши на возраст, - произнес я весело.
        - Да ты знаешь, сколько мне лет? Да я моложе тебя буду!
        - Ха! - выдохнул я наигранно недоверчиво.
        Внезапно девушка успокоилась и задала мне вопрос, поставивший меня в тупик:
        - А чем ты ценен для агрессоров?
        - Почему ты думаешь, что я для них ценен? - спросил я с удивление в голосе.
        - Ты висишь, а значит, имеешь для них какую-то ценность! Иначе, тебя бы просто распяли, как того мужика которого ты отправил в рай.
        - Хм... может у меня ценный мех? - попытался отшутиться я.
        - Ты способный? - в лоб спросила русоволосая.
        - Я способный на многое!
        - У тебя есть дар?
        - Жизнь это величайший дар! Следовательно, у меня он есть! Пока его не отобрали приближающиеся агрессоры.
        Последние мои слова были отражением действительности, к нам и правда, подходили оборотни. Блохастые подковыляли к девушке и сняли ее со столба. Один из них перекинул мою соседку через плечо и куда-то понес.
        Русоволосая, помахала мне рукой и крикнула:
        - Хоть ты и дурак! Но надеюсь, ты выживешь!
        - И тебе всего хорошего!
        Спустя час, мои руки начали ужасно болеть, суставы едва не лопались от напряжения. Я перестал чувствовать пальцы. К тому же проклятое солнце нещадно полило, казалось, сама кожа начинала гореть. Так, долго продолжаться не может, раньше я себе хоть разговорами отвлекал, а теперь остался один одинешенек. Хоть шизофрения пришла бы ко мне, а то совсем поговорить не с кем.
        Через некоторое время я потерял сознание. Блаженное беспамятство, к сожалению, было прервано самым бессовестным образом. Мимо проходящий оборотень увидел, что я в отключке и мигом окатил меня ведром вонючей воды из ближайшей канавы. До вечера я еще трижды терял сознание и столько же раз принимал "целительные" ванны.
        Пока я вялился на солнышке, ко мне подходили какие-то существа, что-то пытались сказать, уговорить. Говорили, что как только я соглашусь работать на агрессоров, то мои страдания тут же прекратятся. Я, изображая героя, упорно молчал, лишь только презрительно кривил губы и метко плевал в рыла с трудом набранной в пересохшем рту, слюной.
        Наконец-то с приходом ночи, меня сняли с крюка, и куда-то поволокли. Сам ходить я уже не мог. В итоге меня приперли, и бросили в ставшую уже родной, клетку. Еды и воды мне не дали.
        Лежа на спине и глядя в небо очередного мира, я выпустил тщательно скрываемые от всех эмоции и тихонько заплакал. Неожиданно, мое тревожное забытье, прервал какой-то звук.
        Прислушавшись, я узнал голос старика:
        - Эй, малыш, проснись.
        - Я не сплю Учитель, - просипел я с трудом.
        Пересохшее горло отказывалось издавать звуки.
        Внезапно, ко мне в клетку влетел какой-то предмет, следом еще один. Это оказались плоды, сочные и мясистые, в них хватило влаги утолить мою жажду.
        - Спасибо, - поблагодарил я старика.
        - Держись малыш, держись...
        После подарков, мое настроение повысилось и мне захотелось немного поговорить:
        - Как ты думаешь Учитель. Может они хотят прокоптить меня на солнце и употребить с пивом?
        - Не знаю, не знаю.
        Мне показалось, что Учитель усмехнулся в темноте.
        На следующий день все повторилось. Столб, солнце, побои. Только теперь я смог отрешится от своих мук, провалившись в прошлое. Состояние транса было очень сложно поддерживать, но боль от истязаний была страшнее. Что бы усилить эффект погружения, я старался, как бы прожить прошлое, растворится в нем. Благодаря этому боль уходила на второй план.
        Ночами старик подкармливал меня и рассказывал истории о том месте, в которое мы попали.
        Так продолжалось три дня, на утро четвертого никто не пришел, и я остался лежать в клетке. Вечером этого же дня меня посетил телепат, один, без своего блохастого командования.
        - Зачем? Зачем ты терпишь это? - задал вопрос прислужник оборотней.
        На его потной роже, застыла маска искреннего недоумения.
        - Не знаю, - ответил я.
        Не говорить же ему, что впервые в жизни поступаю как герой, по крайней мере, мне хотелось так думать.
        - Я читал твое сознание, когда ты весел на крюке, я чувствовал как тебе больно. Прекрати все это. Согласись! - закричал толстяк, яростно брызжа слюной.
        - Я не хочу быть таким ничтожеством как ты! - ответил я с брезгливостью и подумал, что телепат слишком настойчив в своих уговорах. Может, он не совсем плох?
        - Тогда ты сдохнешь в страшных мучениях! - бушевал толстяк, покрывшись красными пятнами.
        После его слов, мысли о том, что он не совсем плох, мигом куда-то улетучились, и я не менее яростно прокричал:
        - А мне плевать, а мне все равно!
        Плюясь и злобно рыча, вероятно подражая своим лохматым хозяевам, телепат ушел, грозя мне самыми изощренными страданиями.
        Внутри меня была пустота. Я и сам не понимал. Зачем мне все это? Зачем терплю боль? Я привалился к холодным прутьям своей тюрьмы и начал вспоминать своих друзей. Уснул я, держа перед мысленным взором образ Мелиссы.
        Проснувшись, к моему огромному изумлению я обнаружил целую миску самых разнообразных плодов! В моей голове начали стремительно сменяться мысли. Почему меня начали кормить, если хотят замучить насмерть? Или это смена тактики? Силой сломить не получилось, пробуют другой подход? Тогда надо было сразу с него начинать. Хреновые же у них психологи.
        Я нашел взглядом клетку старика и обнаружил у него такой же набор еды, как и у меня, у остальных же пленных, почему-то была ежедневная пища. Сам Учитель сидел с задумчивым видом.
        - О чем мечтаешь? Об Учительнице? - спросил я его с улыбкой.
        Старик повернулся ко мне, и полностью проигнорировав мои слова, сказал:
        - Не знаю, хорошо это или плохо, но нас хотят отдать на Арену.
        - Арена? Что это? - спросил я удивленно.
        - Раз в год, собираются все сильнейшие кланы агрессоров и выставляют своих пленных, заставляя их биться между собой. Несколько выживших отпускают на свободу.
        - Значит, у нас есть возможность вырваться из плена! - воскликнул я радостно.
        - Все не так просто, как ты думаешь. Там будут способные! - невесело проговорил старик, повесив голову, продолжил: - Ты не опытен, а я стар! У нас нет шансов.
        - Это лучше чем гнить здесь! - воскликнул я.
        - А в прочем, у меня появилась идея...
        Старик закрыл глаза и начал о чем-то напряженно думать. Я не стал ему мешать и повалился на спину, подставив солнцу небритую физиономию.
        Спустя день, я стоял и удивлялся. Впервые на острове я вижу средство передвижения. Передо мной предстала телега, неказистая и угловатая, но все-таки телега! В качестве тягловой силы использовались рабы. Я был доставлен к телеге сразу после завтрака, во время которого, старика в соседней клетке уже не было. Меня закинули на это чудо инженерной мысли, предварительно связав все возможные конечности, и наш транспорт двинулся в путь. Учитель уже поджидал меня на деревянном полу повозки и приветливо улыбался.
        Путешествие до Арены продолжалось два дня. Все то время что мы провели в пути, нас ни разу не развязали, даже по нужде, приходилось, мучительно краснея ходить под себя.
        Когда наш дуэт, наконец-то прибыл к месту назначения, нас вытащили из телеги. Мы оказался стоящими перед деревянным городом. Огромным по меркам острова, визуально он был даже больше Дантона!
        Я шел по утрамбованным до состояния камня, земляным улицам. Рядом со мной гарцевал конвой оборотней, это не мешало мне, все время вертеть головой и поражаться разнообразию видов агрессоров, которые заполняли улицы города. Среди них не так уж и редко мелькали вполне обычные люди, которые судя по их одежде, не были рабами, так как все рабы были обнаженные или ходили в таких же вонючих лохмотьях, как и я, эти же были одеты в чистое, добротное шмотье.
        Может быть, эти люди, слуги агрессоров? Встретившись с одним из таких "слуг" взглядом, я не обнаружил там не тени сочувствия, а только мрак презрение.
        Я отвлекся от разглядывания живой составляющей города и перешел к архитектуре оного.
        Кстати, надо спросить у старика как называется этот рассадник агрессоров.
        - Учитель как кличут это прибежище нечисти?
        - Вашшукани. Говорят, что этот город основан одним из древних правителей, и назвал он его в честь столицы империи, которой правил в своем мире.
        - Что-то не похож он на древний город, - сказал я, скептически осматривая относительно новые дома, стоящие по краям улицы.
        - Мы сейчас находимся в новой его части. Город со временем разросся. К тому же в нем часто происходят пожары, уничтожающие постройки времен основания Вашшукани. Скоро ты увидишь Арену! Это одна из самых древних построек города.
        - У меня складывается такое ощущение, что ты уже бывал в этом городе. Городе агрессоров, - на последнем слове, я сделал ударение.
        - Бывал, - сказал старик кратко.
        - И? Продолжай я слушаю, - произнес я нетерпеливо.
        - А что продолжать? Поймали меня, да и заставили учить своих воинов.
        - Так ты не врал что мастер боя! - воскликнул я пораженно и тут же заткнулся, увидев обиженную физиономию Учителя.
        - Ладно, извини. Как-то само вырвалось, - покаянно проговорил я.
        Старик ничего не сказал и демонстративно отвернулся.
        На одном из перекрёстков наш конвой разделился и нас со стариком повели по разным дорогам.
        Я был удивлен таким поворотом событий, чего это агрессоры задумали?
        Пройдя метров пятьсот, я был препровождён в местную таверну, где был усажен за грязный стол. По бокам меня подпирали севшие рядом оборотни. Я все больше терялся в догадках. Чего им надо? Прямо спросить я не мог, по-волчьи, к сожалению, в школе не учили разговаривать.
        Таверна была почти битком заполнена, желающими пожрать и выпить. В воздухе витали самые разнообразные ароматы пищи, дополняемые рычанием, визжанием, мычанием и еще не интерпретированными мною звуками. Стоял сплошной гвалт, как на посещаемом мной однажды зверином базаре. Повсюду была грязь, и дерево. Ложки, чашки, миски, почти все было деревянное. Ножи отсутствовали, по-видимому, посетители должны их сами приносить, либо вообще без них обходиться.
        Вдруг в заведение впорхнула Эрани. Мое сердце тревожно екнуло при виде девушки, оно стало еще больше екать, когда охотница за кровью способных села напротив меня за стол и мило улыбаясь, произнесла:
        - Привет, я рада тебя видеть, как Док?
        Конечно, мне хотелось ответить, что-нибудь в стиле "гори в аду стерва", но я растянул губы в своей самой дружелюбной улыбке и сказал:
        - Привет, все хорошо, чудесно выглядишь. Как ты здесь оказалась?
        - Случайно. Не надо притворяться, я знаю, ты считаешь меня чудовищем, - произнесла девушка, как мне показалось виновато.
        - Ты сегодня чудо как проницательна!
        Мне надо держать язык за зубами и не злить Эрани, напоминал я себе, но эта установка почему-то у меня с трудом получалась.
        Тут Эрани видимо что-то для себя решила, и начала горячо меня убеждать:
        - Ты не понимаешь, мне нужна сила, мне...
        Я прервал ее жестом руки и резко воскликнул:
        - Всем нужна сила! Но не такой же ценой!
        - Ты не знаешь всего! Я не могла по-другому!
        - А зачем ты питалась человеческой плотью??? - вырвалось у меня непроизвольно.
        Я со стуком закрыл рот и мысленно обозвал себя идиотом. Зачем я об этом вспомнил? Лучше не надо дразнить Эрани, ведь моя жизнь в ее руках, а я дурак сам разбередил ее воспоминания.
        Как только я произнес свои необдуманные слова, на лице Эрани отразились целая гамма эмоций: отвращение, брезгливость, наслаждение...
        Она закрыла лицо руками и отчаянно заговорила:
        - Это было помешательство! Сила, она затмила мой разум! Я не понимала что происходит! Я смогла остановиться только из-за любви к Игнациусу!
        Девушка на секунду остановилась и у нее по щекам заструились ручейки слез.
        - Поняв, что я натворила, я тут же покинула город, чтобы не сорваться и не начать снова убивать!
        - Конечно, ты покинула Дантон! Боялась расправы! Стража уже вышла на твой след! А какая у тебя любовь к Доку? Гастрономическая? Я еле живым снял его со стены, в твоем милом домике! Он самостоятельно даже идти не мог!
        Во время своего гневного монолога, я аж привстал на, служившей опорой моему заду, лавке. Сидящие рядом со мной агрессоры недовольно заворчали.
        - Прошу тебя, поверь мне, я не желала никому зла! - прошептала Эрани, глотая слезы.
        - А как ты оказалась в этом прибежище людоедов? Человеченки решила на базаре прикупить? - я распалялся все больше и больше. - Ты уже всем рассказала, где находиться Дантон?
        - Все намного сложнее, чем ты думаешь, - сказала девушка прерывающимся голосом, сквозь громкие всхлипы.
        Конвоирующим меня мордам, надоели мои вопли. Они зажали мне рот и усадили на лавку.
        В этот момент в таверну вошел бородатый человек. Он подошел к нашему столу. Не проронив ни слова, взял Эрани за руку и потащил ее за собой. Девушка даже не попыталась сопротивляться, а просто безвольно последовала за ним.
        Эрани обернулась в дверях таверны, бросила на меня умоляющий взгляд и ее губы прошептали "прости". По крайней мере, мне так показалось, хотя я не уверен.
        С невольным уходом Эрани, мои конвоиры то же засобирались в путь. И вот мы уже снова идем по городу агрессоров.
        Наш недолгий путь закончился возле древнего, каменного амфитеатра. Я задрал голову и принялся тщательно рассматривать его. Оборотни мне не мешали, наверно они были привычны к подобным остановкам. Пока не насладишься видом Арены, невозможно продолжать путь. Арена представляла собой пятиярусный амфитеатр. На каждом ярусе стояли кое-где рассыпавшиеся статуи вооруженных людей и не людей. Стадион изначально был сложен из красных кирпичей, но были видны и более поздние вкрапления серых блоков. Я пригляделся внимательнее и понял что это, скорее всего не блоки, а цементирующий состав.
        Неожиданно, меня в спину толкнул один из оборотней. Пришла пора двигаться дальше. Агрессоры препроводили меня в неприметную железную калитку, врезанную в стену Арены. Там меня уже ждали другие оборотни, сменившие моих нынешних "друзей". Они провели меня по извилистому коридору, и завели в одну из камер, внутри которой меня ждал Учитель.
        Старик увидел меня и поднялся с устилающей пол, соломы. Он взял деревянные макеты мечей, лежащие на косоногой лавке, бросил один клинок мне и произнес:
        - Сейчас начну учить тебя драться. Я воспользуюсь своим даром, и ты будешь запоминать все, что я тебе покажу. Если мы выживем, то с помощью самостоятельных тренировок ты доведешь до совершенства, то чему я тебя научу.
        - Отлично! - воскликнул я, и чуть погодя спросил, рассматривая довольно точную копию меча: - Где ты взял деревяшки?
        - Их выдают всем, кто попадает на Арену. Когда начнутся бои, выдадут настоящие клинки, - объяснил мне старый мастер.
        - Приступим? - спросил я с радостным возбуждением.
        - Ага, - ответил Учитель.
        Он начал выделывал такие кренделя со своим куском дерева, что я, будучи на пятьдесят лет моложе него, с трудом мог повторить эти трюки с десятого раза. И что самое неприятное, за все мои промахи, старик награждал меня ударами плашмя, своим подобием меча. На мои возражения, что физические наказания уже давно не применяться, Учитель ответил что, дескать, он старой закалки и не приемлет новомодных течений, которые балуют ленивую молодежь.
        Первый день тренировок прошёл для меня под эгидой боли. Когда старик наконец-то скомандовал отбой, я без сил повалился на нары. Но даже несмотря на усталость, сразу заснуть я не смог. Из головы никак не выходила наша сегодняшняя встреча с Эрани. Как мне к ней относиться? Заслуживает ли она прощение? В таверне мне показалось, что она искренне раскаивается о содеянном. Но тут я вспомнил, какая у нее способность. Может быть, это работа ее дара? Я ведь точно не знаю, как он работает. Став сильнее за счет крови дантонцев, она теперь может быть на многое способна! Может Эрани подправила мои мысли в нужном для нее направлении? Конечно, то, что она не убила Дока и видимо не рассказала агрессорам, где находиться Дантон, говорит в ее пользу, но убийства и людоедство в городе мирных, перечеркивает все. Пусть даже она была не в себе, когда убивала, но ритуал над первой своей жертвой она провела в полном умственном здравии. Так что же толкнуло ее на это? Алчность до чужой силы или обстоятельства? А может просто незнание последствий? Ведь можно убить обладателя дара в бою, к примеру, защищаясь, а затем
воспользоваться его кровью. Я считаю это честное решение, ведь сила такой же военный трофей как оружие или деньги. Может как раз ее первый ритуал и был таким? А последующие убийства она могла совершать после того как у нее сорвало голову от вкуса чужой мощи и не контролировать себя. Похоже, не зная всей картины в целом, я начинаю оправдывать ее, что не есть объективно. Я так и не смог принять однозначного решения. Царство снов поглотило мой разум, прервав мои размышления.
        До первых сражений оставалась неделя. Почти все это время Учитель показывал мне различные приемы владения клинком. Часть времени из нашей подготовки он посвящал теоретическим занятиям, в одну из таких импровизированных лекций, я и задал старику давно мучающей меня вопрос:
        - Учитель, за все время своего пребывания на острове, я не видел стрелкового оружия, почему?
        - Кхм... кхм - прочистил горло Учитель, заложил руки за спину и начал расхаживать по камере: - Арбалеты и огнестрельное оружие можно сделать в условиях острова, но это будет стоить колоссальных усилий и затрат. И это еще не факт что у тебя его сразу же не отберут. Так что от этого вида оружия отказались. Возможно, у кого-нибудь оно и есть, но таких счастливчиков считанные единицы.
        Он немного поход взад-вперед, и собравшись с мыслями продолжил:
        - Луки используются чаще, но что бы пробить броню из "железного" дерева надо стрелять в упор. Стрела, выпущенная издалека, не причинит никаких неудобств обладателю таких доспехов, а в них ходят все кому не лень. Еще надо учитывать, что остров по большей части покрыт джунглями, в которых больно-то не постреляешь. Луки в основном используют те, у кого есть подходящий дар, с помощью которого они могут тем или иным способом усилить данное оружие, например, создать огненный шар на конце стрелы и послать его в гущу врагов. Ты еще мало жил на острове. Побыв здесь побольше, ты увидишь луки, а возможно и столкнёшься с их обладателями в бою. Я ответил на твой вопрос?
        - Ага, - сказал я немного ошалело.
        Такой длинный рассказ я не ожидал услышать. Обычно старик говорил кратко и по существу, стремясь вбить побольше знаний в мою пустую голову.
        Ночью мои мысли занимала Мелисса. Как она там? Раскрылся ли у нее дар? У меня осталось двойственное впечатление от нашей последней встречи с ней. Кто она на самом деле? Расчетливая стерва, или раненая жизнью, несчастная женщина, ищущая утешения в крепких мужских объятьях? Где ее настоящее "Я", а где маска? Маски, мы все их носим, боясь обнажить настоящие чувства. Одни маски для друзей, другие для родственников, третьи для возлюбленной.... Настоящее "Я" проявляется только наедине с самим собой. Эх, надо было признаться Мелиссе в любви. Пусть она бы посмеялась, не ответила взаимностью, но она бы знала. А сейчас? Арена, способные, схватки. Звучит как приговор моей любви. В сердце поселилась тяжесть, я остро осознал, что больше никогда не увижу ее. Может это и к лучшему? Сквозь навернувшиеся слезы, подумал я. Кто она, а кто я? Блистательная магичка и докер. В этот момент, где-то на краю моего сознания, неумирающий голосок надежды пропищал: "В мире немало примеров и более странной любви".
        Вот и настал день моей первой и надеюсь не последней, схватки. Стараясь заглушить страх, я примеривал выданную мне амуницию: панцирь из "железного" дерева, кожаные наручи, стальные щитки для ног. Вооружиться я предпочел, средних размеров щитом и метровым, обоюдоострым мечом.
        Спустя час я стоял перед ведущей на арену решеткой и старательно вспоминал полученные от старика знания. Конечно, нехватка опыта сказывалась, иногда я забывал, как и в какой момент нужно атаковать или защищаться, но, по словам старика, первые бои не должны стать для меня проблемой.
        Вот прозвучал гонг. Его металлический звук, вернул меня на грешную землю. Решетка поползла вверх. Я покрепче перехватил оружие и выбежал на арену.
        Ристалище было покрыто желтым, мелкозернистым песком с кое-где проступающими пятнами стремительно высыхающей под жарким солнце бурой крови. В длину оно было метров сто пятьдесят! Да уж, на такой арене можно устраивать небольшие битвы, не то, что выпускать рабов биться один на один.
        Я перевел взгляд на усеянные агрессорами, трибуны. Кого здесь только не было! Но особенно выделялся судящий на троне и весь укутанный в шитый золотом халат здоровенный агрессор, как две капли воды похожий на летуна, виденного мной в крепости оборотней. Я присмотрелся внимательнее и понял, что это не халат, а крылья! Вот так размах! У моего безглазого знакомца они были явно меньше.
        От разглядывания летуна меня отвлекло движение на ристалище, это шел мой противник. Быстро передвигая ногами, я потрусил к нему на встречу, ощущая непонятный запах в воздухе. Наверно это и есть пресловутая смерть, витающая в воздухе.
        Моим соперником был человек точно в такой же амуниции, как и у меня, только у него было средних размеров копьем, а не меч со щитом. Свое оружие он сжимал трясущимися от страха руками. Похоже удача на моей стороне. Как и предсказывал старик, мне достался не самый грозный воин.
        Бой начался точно посередине ристалища под сотнями кровожадных взглядов, ощущаемых почти физически.
        Мой противник почти сразу начал беспорядочно тыкать копьем в направление моего тела, стремясь использовать преимущество более длинного оружия. Для меня, прыгающего напротив копьеносца, его усилия не представляли никакой угрозы, я мог убить его в любой момент, но мне не хватало мужества убить себе подобного. Где-то глубоко в подсознание сохранились вбитые мне в голову учителями, стражами и т.д. запреты на убийства. Если бы это был кто-то из агрессоров, то я бы его убил не задумываясь! Да еще бы труп попинал напоследок. Но, несмотря на все мои нравственные метания, мне все равно придётся его убить. Правила боя на арене гласили, что один из нас должен умереть. Если я раню противника, то мне придется его добить, а это будет во сто крат тяжелее, чем чистое убийство.
        В это время обладать копья чуть осмелев от моего бездействия, пошел в яростную атаку и я под давлением данного обстоятельства наконец-то принял однозначное решение.
        Я шагнул навстречу противнику и отбил щитом его копье. Заостренный конец оружия противника взлетел высоко вверх, и я рубанул по беззащитной шее, ярко блеснувшим в лучах полуденного солнца, мечом. У него не было шансов спастись. Он не успел среагировать, только гримаса ужаса, от осознания того, что он сейчас умрет, навсегда запечатлелась на его лице. Голова моей первой жертвы покатилась по арене, добавляя свежих, кровавых пятен на песок.
        Зрители вяло похлопали скоротечно закончившемуся поединку. Я совсем не обратил внимания на это. Мой взгляд приковало тело, убитого мною человека. От осознания этого, внутри меня лопнула какая-то невидимая струна. От прежнего гуляки и лжеца Джо, оставалось все меньше и меньше.
        После того как меня заперли в камере, я лег на нары и постарался убедить себя, что я ни в чем не виноват, что так сложились обстоятельства. Я хочу жить, и что бы скоропостижно не скончаться раньше отмеренного мне судьбой срока, буду убивать своих противников.
        С началом схваток, всех участников боев, посадили в одиночные камеры и мне без постоянного ворчания старика, было скучно, к тому же терзали беспокойные мысли. Как он там? Выиграл ли он свой поединок или мы уже никогда не увидимся?
        Второй поединок, который проходил на следующий день, я выиграл с такой же легкостью, как и первый. На этот раз моим противником снова был человек. Его труп остался лежать на песке арены с пробитым сердцем.
        Убивать у меня выходило все лучше и легче. Успокоив совесть, безвыходностью ситуации, я обрел дополнительное душевное равновесие.
        Вечером в мое узилище в сопровождение оборотней, заявился хренов телепат.
        - Поздравляю! Ты удачно начал! Тебе понравилось убивать людей?
        - С радостью убил бы тебя, - оскалился я злобно.
        - Иди к нам на службу и обещаю, у тебя появится возможность сразиться со мной. Или ты боишься?
        Хрипло рассмеявшись, я ответил:
        - На такие провокации не поддастся даже ребенок! Мне не дадут убить такую ценную для агрессоров зверушку, как ты!
        Способный покраснел от гнева. Мне даже на секунду показалось, что его башка лопнет от притока крови, но нет, телепат успокоился, выдохнул и ровным голосом продолжил уговоры:
        - Зачем тебе умирать? Смерть на арене, для потехи ненавистных тебе существ, ты этого хочешь?
        - Я не умру. Я выиграю состязания, и меня отпустят на свободу, - произнес я серьезно.
        Мою уверенность питали легко выигранные бои. Если тут все такие бойцы как побежденные мною, то я могу косить их пачками, при этом думая о том, что у меня будет на обед.
        От успокаивающих мыслей, меня оторвал телепат:
        - Ты не сможешь этого сделать, скоро начнут участвовать способные и тогда тебя убьют в первом же бою. Ты ведь, по сути, маменькин сыночек.
        Слова толстяка заставили меня поколебаться, но услышав "маменькин сыночек", я еще больше загорелся жаждой доказать самому себе, что я чего-то стою.
        - Когда я выпущу кишки тебе и твоим хозяевам. Передай в аду, что это сделал маменькин сыночек - произнес я своим самым мерзким голосом.
        - Это был твой последний шанс. Завтра ты сдохнешь!
        Ручной способный агрессоров стоял напротив меня и гаденько улыбался. Наверно что-то задумал, паскуда. Я не выдержал душивший меня ярости и бросился на телепата, но охранявшие его оборотни вмешались раньше. Они повалили меня на пол и начали избивать. Когда агрессоры устали меня пинать, и отошли от моей подвергшейся физическому воздействию тушки, ко мне приблизился не принимавший участия в избиение толстяк и произнес:
        - Удачи.
        Издевательски рассмеявшись, он удалился, его лохматые друзья последовали за ним. Я же остался лежать, тихо рыча от гнева и собственного бессилия.
        Утром болело все мое многострадальное тело, но несмотря на это, следов побоев на коже не было. Агрессоры знали куда бить. Анатомию человека, что ли учили?
        Я с трудом встал и принялся делать разминку, которой обучил меня старик. Она вмещала в себя небольшое количество упражнений и поэтому была не очень длительной по времени. С помощью нее я мог держать в тонусе только основные группы мышц. Старик научил меня и более продолжительной разминке с массой различных упражнений, но у меня просто не хватало на нее терпения.
        Когда я перешел к отжиманиям, то услышал, как за дверью камеры кто-то переговаривается. На всякий случай я поднялся с пола и буквально через мгновение ко мне в "номер" влетела растрепанная Эрани, за ее фигурой различался громыхающий ключами незнакомый мне человек.
        - Завтракала сегодня? - сразу спросил я ее, отходя на середину камеры, что бы в случае драки было удобней сражаться.
        - Я же говорила, что была не в себе! - ответила девушка лихорадочно.
        Она вела себя как-то затравлено, все время оглядывалась на коридор и вытирала об штаны вспотевшие ладошки.
        - Я пришла тебе помочь.
        - Выйдешь за меня на бой? Или научишь телепортироваться, что бы я смог покинуть это гостеприимное местечко? - предположил я с ехидством в голосе, думая о том, что она явно опасается здесь находиться.
        Внезапно девушка сделала робкий шаг ко мне, чем заставила мое тело напрячься и приготовиться к драке. Мое поведение не ускользнуло от ее внимательных глаз.
        - Успокойся.
        - Как же, успокоишься тут! Только если навсегда, - пошутил я нервно.
        Способная ничего не ответила, а склонила голову и начала шарить в карманах своих шаровар. Найдя там что-то, она произнесла:
        - Вот, возьми.
        Эрани протянула мне вытащенную из кармана склянку с бордовой жидкостью. Я с отвращением уставился на флакон.
        - Другого шанса выжить, у тебя нет! - проговорила девушка твердо и топнула ножкой.
        - Это, то, что я думаю? - спросил я, осторожно беря пузырек.
        - Да. Это кровь способного. Пить или не пить это твой выбор! Но сейчас я сделала маленькую попытку искупить свою вину перед тобой и жителями Дантона, - произнесла Эрани.
        В ее словах сквозила печаль и отчаяние. Пожалуй, я впервые начал понимать ее.
        Мужик, молчавший все это время, подошел к Эрани и тронул ее за руку. Девушка через плечо бросила на него быстрый взгляд и повернулась ко мне.
        - Прощай, - произнесла способная, печально глядя мне в глаза.
        - Надеюсь до встречи. И спасибо, - сказал я в спину уходящей девушке.
        Перед самым выходом из камеры она произнесла:
        - Если выживешь, передай Доку, что я его люблю.
        Я не стал ничего говорить, а молча отвернулся к стене. Эрани не дождавшись ответа, ушла. Я остался один на один со своими мыслями.
        Мой взгляд невольно устремился на ладонь. На ней лежал пузырек, возможно с моим спасением, а возможно с началом пути кровавого маньяка. В этот момент разные мысли бродили у меня в голове. Смогу ли я остановиться, если выпью кровь способного? Или я превращусь в жаждущего новой порции силы наркомана? Эрани помогла остановиться самая мощная на свете сила, любовь, а что поможет мне? Но с другой стороны. Умирать в битве с обладателем дара я не хочу. А то, что моим следующим противником будет способный, я почти не сомневался. Ну уж если это будет не способный, то это точно будет очень сильный боец из недаровитых, а я как не крути, еще очень слаб во владение железками. Сам факт помощи Эрани, говорит о многом. Она не приходила, когда я мог победить самостоятельно. Следовательно, сейчас я очень близок к поражению на арене. Тень смерти нависла надо мной.
        Взвесив все за и против, я опрокинул внутрь себя внезапно обжёгшую горло кровь. В голове мгновенно помутилось и я потерял сознание.
        Я очнулся где-то, через час, после употребления подарка Эрани, и не почувствовал абсолютно никаких изменений в своем организме, ни жажды убийства, не прилива сил, ничего! Я так переживал перед принятием крови, а ничего не произошло! Неужели это извращенное издевательство? Она решила посмеяться надо мной? Мало ей что мне скоро умирать, она еще обманула меня, подсунув какую-то бурду вместо крови способного! Но как все сыграно! Я даже начал жалеть бедную девушку во время нашего разговора. Вот у кого надо учиться Мари актерскому мастерству!
        До полудня, почти перед самой схваткой на арене, мне в камеру принесли какую-то прозрачную мазь. Толстяк телепат наверно позаботился. Я намазался дурно пахнувшей субстанцией и почувствовал холодок, пробежавшийся по телу. Через небольшой промежуток времени, боль от вчерашних побоев притупилась. Телепат наверно все же не сам сподобился на такой шаг. Ему, скорее всего, приказали агрессоры, или мазь вообще прошла мимо его пухлых ручек. Чего оборотни ждут от меня? Если уж они не стали жалеть на смертника явно не дешевую мазь. Надеяться продлить удовольствие от битвы? Или не хотят, что бы другие посетители арены видели, что один из бойцов подвергся насилию и еле волочит ноги? Хрен их разберет, этих кормильцев блох.
        Я вышел на третий поединок и не поверил своим глазам! Это нечто! Такого урода, я еще не встречал. Вот почему телепат был уверен в моей смерти, убить такого монстра поможет только чудо. Боец, стоящий на противоположном от меня конце арены, обладал двумя парами рук, ногами в обхвате превышающими мою талию, да еще к тому же все его тело было заковано в броню! Даже голова была наглухо закрыта шлемом с отверстиями для глаз и рта. В каждой конечности этот монстр сжимал весьма внушительный клинок. Рост сего гуманоида значительно превышал мой, то же надо сказать не маленький.
        Да как же биться с таким существом? Задавался я вопросом, пока медленно брел к центру арены. Эх, мне бы сейчас "БОУ", тогда может и смогу победить.
        Вблизи мой противник выглядел еще внушительнее. Я с грустью посмотрел на свой меч, кажущейся сейчас детской игрушкой и поймал себя на мысли что не испытываю страх, был какой-то веселый азарт и желание проверить свои возможности в реальной схватке, а не в тех пародиях на бой с которых я начинал биться на Арене. Раньше такого поведения я за собой не замечал! Если бы такой хренозавр достался бы мне в первом поединке, то я бы пустил лужицу от ужаса, а сейчас ничего подобного, только жажда драки и крови.
        Бой начался с ленивых попыток противника, пробить мою защиту. Уроки старика не прошли даром. Пока воин не доставлял мне особых хлопот. Может, он не так крут, как кажется? Я сделал несколько пробных выпадов и был остановлен жестким блоком, от которого у меня заныло запястье. Обычно все бойцы стараются отвести меч по касательной, стремясь сохранить силы и не допустить повреждений клинка, а этот действовал, так как будто у него в руках рельсы.
        Мы уже несколько минут кружили по арене, не делая особых попыток нанести друг другу какой-то серьезный урон, как вдруг мне вспомнился трюк, который показывал Учитель и я решил провести нечто подобное. Резко бросившись под ноги существу, я упал на правое колено и сверху закрыл себя щитом. Урод тут же ударил всеми четырьмя мечами по моей защите. Удар был страшен, если бы я держал щит на вытянутой руке, то она была бы сломана, но я положил большую часть щита на плечо и спину. Я выдержал атаку противника и наугад ткнул клинком в район паха соперника, где была наиболее слабая броня. Вой раздавшийся со стороны хренозавра, подсказал мне, что удар вышел более или менее удачно. Я откатился назад и уже глазами смог оценить ущерб, который нанес противнику. По колоннообразным ногам хренозавра, струилась кровь, не так много как хотелось бы, но тоже неплохо. Я уже хотел броситься добивать раненого противника, но не тут то было, он как то совладал с болью в своих причиндалах и обрушил на меня шквал мощнейших ударов. Зря я его разозлил, ох зря. Я как мог, отражал, казалось летящую со всех сторон смерть, но все
больше пропускал ударов. По рукам и ногам потекли ручейки крови, если бы не панцирь, который продолжал держаться, под ударами противника, то я был бы уже мертв, но даже на пороге смерти я все так же не чувствовал страха, а испытывал какую-то мрачную удовлетворенность. Если этот урод убьет меня, то он все равно будет частенько вспоминать этот бой. Надеюсь, он уже никогда не сможет орудовать своим "хозяйством".
        После очередного пропущенного удара, я упал на спину и перестал чувствовать израненное тело. Во время падение мой меч попал в оставленный от ноги хренозавра след и теперь смотрел острым кончиком в небо.
        Трибуны взревели, требуя добить подранка. В этот момент ко мне пришло видение... нога, камень, меч, тишина...
        Я собрался с силами и пнул небольшой камешек в сторону четырехрукого. В этот момент урод делал шаг для завершающего удара. Он поскользнулся по катившемуся на песке камешку, нелепо взмахнул всеми конечностями и рухнул на мой меч.
        Тишина опустившееся на только что беснующуюся арену казалось, была осязаема, протяни руку и ты потрогаешь ее. Зрители молчали, не понимая, что произошло. Точнее как это произошло?
        Я с трудом выбрался из-под трупа четырехрукого и попытался встать. Мне это удалось. На заплетающихся ногах, я проковылял пару шагов, упал и потерял сознание.
        В бреду я провалялся два дня. В себя я пришел лишь на утро третьего. Возле меня сидел Учитель и что-то тихонько напевал.
        - Живой, - произнес я с радостью, увидев старика.
        - Живой, живой, а вот ты как погляжу, больше на мертвяка похож, - в голосе мастера звучало не поддельное сочувствие.
        - Какой есть.
        - Не нравишься ты мне, - произнес старик, осматривая мои раны.
        - Да и ты дед не красавец! - проговорил я улыбаясь.
        - Агрессоры до сих пор обсуждают детали твоей победы над четырехруким, - проинформировал меня старик, и немного помявшись с любопытством добавил: - Как ты смог победить его?
        - Помог мой дар, - ответил я и замолчал, вспоминая, что произошло на арене.
        Я был в растерянности. Это кровь, принятая перед боем помогла мне спастись? И всегда ли теперь моя способность будет показывать выход из объятий смерти? Или это единичный случай? Все-таки как приятно избежать казалось неминуемой гибели. Я устремил взгляд на старика, и на моих губах сама собой заиграла довольная улыбка.
        - Спи, ты еще слаб, тебе нужны силы на восстановление, - сказал Учитель, по-доброму улыбнувшись.
        - Все будет нормально, я не умру.
        Откуда-то я знал, что говорю правду. Я еще раз посмотрел на старика и провалился в беспамятство.
        Мне снилось, что я нахожусь в летнем, девственно чистом лесу. Я шел по мокрой траве и ощущал легкий ветерок, ласкающий мою кожу. Ты вернулся, ты вернулся... шептали листья, теперь все будет как прежде. Ты больше чем видящий... Будущее лишь тень способная изменяться... почувствуй силу... почувствуй мир...
        Сквозь сон, я услышал голос телепата:
        - Будите его, он и так долго не выходил на арену.
        Не дожидаясь пинков, я открыл глаза.
        - Тебя еще не сожрали работодатели? - спросил я с наигранным удивлением способного.
        - Уже можешь шутить? А я-то заказал оркестр, что бы отметить твою смерть, "маменькин сыночек"!
        - Повторяешься, твой скудный умишко не способен на большее? - произнес я, гадко улыбаясь.
        Мои слова задели толстяка, иначе чего бы он так кривился.
        - Второй раз тебе так не повезет! Как не повезло твоему старому дружку!
        - Что ты сказал? - воскликнул я.
        Плохое предчувствие тисками сжало мое горло.
        - Старик мертв! Все то время, что ты притворялся больным, он сражался за вас двоих!
        С каждым словом прихвостня агрессоров, мое сердце все больше наполнялось горечью потери. Я привязался к Учителю и был ему многим обязан.
        - На твоей совести его смерть! Так чем ты лучше меня??? - между тем верещал телепат.
        - Кто его убил?
        - Твой следующий противник. Он способный.
        Месть! Все что я хотел, это месть, всем и каждому. Перебить всех уродов, скалящихся с трибун амфитеатра, даже если эти уроды внешне ничем не отличались от меня.
        - Проваливай, - зарычал я на телепата не хуже чистокровного оборотня.
        Он вмиг отшатнулся, затем усмехнулся и покинул мою кутузку.
        Я в ярости метался по камере. Смерть Учителя меня сильно потрясла. Как он мог умереть? Он же был эталоном бойца! Сев на каменный пол, я принялся размышлять. В голове возникла рискованная идея. Гулять, так гулять...
        Я подошел к двери своей камеры и принялся барабанить в нее.
        Через минуту в коридоре раздались тяжелые шаги и грубый голос спросил:
        - Чего тебе?
        - Передай Эрани, пусть она принесет все, что у нее есть.
        Я проанализировал свое поведение во время боя и пришёл к выводу, что кровь была настоящая, и она подействовала, только не совсем так, как надо. Ведь, кровь способных на всех действует по-разному. Только вот я не могу понять какой у нее для меня побочный эффект, вроде все как прежде, если не считать чересчур реалистичного сна про лес.
        Охранник, стоящий за дверью, произнес:
        - Я тебе не посыльный, но если ты знаком с Эрани, я выполню твою просьбу.
        Из коридора раздались удаляющиеся шаги. Я целый час просидел как на иголках в ожидание весточки от Эрани и сразу же вскочил на ноги, как только раздались звуку открывающейся двери. В камеру вошел мужик. Я признал в нем человека, который в прошлый раз приходил вместе с Эрани.
        - Вот, - сказал вошедший и протянул мне небольшой мешочек. - Надеюсь, ты знаешь что делаешь.
        Я не стал отвечать мужику, а сразу же схватил мешок и заглянул внутрь. Там лежали девять флаконов с кровью. Ого, похоже, Эрани еще где-то порезвилась, в Дантоне она убила меньше способных чем здесь было склянок.
        - Передай Эрани, я все объясню Доку, - сказал я.
        Мужик кивнул головой и вышел. Оставшись один, я как заправский наркоман начал трясущимися руками откупоривать флаконы и опрокидывать их содержимое внутрь себя. Мысленно я повторял. Не потерять бы сознание, не потерять бы сознание...
        Воин, стоящий напротив меня был оборотнем. Не знаю за какие "заслуги" перед отечеством он попал на арену, но это будет его последний бой.
        Дар видящего, как будто перерос во что-то большее. Кровь способных подействовала. С моим даром произошел какой-то функциональный скачек, я ощущал его несколько иначе, чем до боя с четырехруким. Мое сердце чувствовалось в груди как маленький комочек чего теплого, едва ли не обжигающего, вены наполнились силой. Но между тем я тревожился за свое психологическое состояние, оно внушало мне некоторое опасение, тем, что слишком быстро менялись эмоции, буквально за мгновение я мог испытать гнев, радость, страх и снова гнев, а уж за минуту проживал маленькую жизнь.
        Я оторвался от своих мыслей лишь тогда, когда приблизился к лохматому на расстояние не более двух метров. Он что-то прорычал. Не знаю, что это было, приветствие или наоборот, но в ответ я выразительно провел большим пальцем правой руки по горлу. По тому, как налились его маленькие глазки, я думаю, он все понял.
        Первые пробные удары оборотня не таили в себе опасности, я играючи отбивал их, меня напрягало другое, я с трудом мог соображать. Все происходящее вокруг меня казалось нереальным, такое ощущение, что я во сне.
        Наши пляски продолжались не долго, в какой-то миг агрессор как будто размазался, в шатающемся для меня пространстве, и я почувствовал боль на своей щеке. Рана помогла мне немного прояснить затуманенный разум, и я смог разобраться в происходящем.
        Агрессор двигался с феноменальной для живого существа скоростью. Я видел в бою людей-волков, и не понимал, почему этот боец так быстр. Обычные оборотни не намного быстрее человека. Ход мыслей стал более логичен, я понемногу сбрасывал с себя последствия от принятия крови способных, они для меня оказались не такими уж ужасными, даже совсем не ужасными, по крайней мере, на данный момент. Психике Эрани досталось намного больше, возможно в этом виноваты какие-то особенности ее дара? Мне вспомнились слова телепата, он сказал, что мой противник способный. Наверно его дар - скорость, или что-то связанное с ней.
        Агрессор не сбавляя темп, атаковал меня. Интересно насколько его хватит? У каждого способного были какие-то свои лимиты на использования дара, я например, не мог долго поддерживать транс и погружался в прошлое только до определенной черты. За несоблюдение этих ограничений следовала расплата, для меня она закончилась глубоким обмороком, едва не повлекшим за собой смерть.
        Внезапно частица жара, отделилась моего от сердца и медленно поползла по кровеносным сосудам в сторону головного мозга. Я запаниковал, неужели это цена за принятие крови способных? Мои мозги будут выжжены? Вот так ирония судьбы! Спустя несколько кратких секунд пришелец из сердца проник в мозг. Мир на мгновение застыл для меня, да и не только для меня. Оборотень вывалил язык и не двигался. Трибуны амфитеатра замерли в молчание. В голове как будто произошла вспышка и в мозг устремились новые знания о даре, они напоминали давно забытые воспоминания из далекого детства. Такое иногда случается, когда какая-нибудь деталь способствует поднятию со дна памяти давно прожитых моментов, только сейчас это были не мои воспоминания, а память крови. После того как поток информации иссяк. Я увидел будущее с опережением реальности в несколько секунд. Когда время снова продолжило свой бег, то я на миг растерялся от нахлынувшей визуальной информации и пропустил скользящий удар в район шеи. Еще бы пару миллиметров и мой хладный труп выносила бы команда похоронщиков. Трибуны радостно взревели, поддерживая оборотня. Мое
лицо и шея были в крови. Противник, все также используя дар на полную катушку, наседал на меня. Я начал пятится от агрессора, пытаясь привести в порядок способность. Реальности наслаивались одна на одну, я не мог понять, где настоящее, а где будущее, я был на грани помешательства, если бы оборотень чуть поднажал, то конец был бы неминуем, я просто не успел бы среагировать.
        В какой-то момент мое сознание раздвоилось и я начал отдельно видеть настоящее и будущее. Мои глаза показывали настоящее, а мысленный взор будущее, мозг испытывал колоссальные перегрузки, голову разрывали адские боли, в ушах как будто пищали стаи назойливых комаров, но все же на краткий миг я смог очистить сознание и тогда... Я перестал отступать, перед уже начавшим праздновать победу агрессором и перешел в яростную атаку. Меня захлестнула эйфория от собственного могущества. Я мог убить противника в любой момент, я видел все его действия, заранее предвосхищая все его попытки атаковать. Расхохотавшись как безумный, я в очередной раз предугадал удар оборотня и одним стремительным шагом подскочил к нему. Взмах меча начисто снес голову ненавистному существу. Я упал на колени возле трупа оборотня и смешал свою кровь с кровью способного. Я проглотил получившуюся смесь. Эта гадость показалась мне самой ценной и желанной жидкостью на свете. Когда кровь усвоилась, перед моими глазами все потемнело. Второй раз на Арене, я потерял сознание. Последней моей осознанной мыслью была. Месть свершилась, но какой
ценой?
        Очнулся я как обычно в камере, но очнулся я другим человеком или даже не совсем человеком, физически я был человеком, но вот психически... Труп оборотня не разрушился после того как я выпил его кровь. С чем это связано я не знаю, но предполагаю, что в этом замешана кровь, которую мне дала Эрани.
        В течении следующий недели, я сражался пять раз, и не один противник не смог даже поцарапать меня. Среди них был и один способный, его кровь так же послужила для усиления моего дара. Если с начала я испытывал отвращение к крови, то теперь наслаждался ее вкусом, смакуя как дорогое вино, каждую ее каплю.
        Моя способность претерпела разительные перемены, я острее ощущал будущее, как будто часть меня растворялась в пространстве, я мог видеть и слышать абсолютно все, но к моему величайшему сожалению лимит времени так и остался пять секунд.
        Я лежал на нарах и думал о будущем, когда меня отвлекли шаги в коридоре.
        - Ты смог выжить, это удивительно - произнес знакомый голос в зарешеченное окошко двери.
        Приперся телепат. Заходить внутрь камеры он побоялся. Наверно на него произвело должное впечатление то, с какой легкостью я убивал на арене. И на счет того, что я с ним сделаю, как только мы останемся одни, он тоже не испытывал сомнений.
        - Заходи, гостем будешь! - крикнул я ему.
        Только зайди, и я сверну твою поганую шею.
        - Я здесь постою, в последнее время ты преподносишь слишком много сюрпризов, - собеседник не спешил идти навстречу смерти. - Никто из господ не хочет рисковать своими способными, и выставлять их против тебя на арене. Так что по условиям турнира ты победил.
        - Ты пришел выпустить меня?
        - Не будь дураком! Такого ценного воина никто не отпустить! Тебя продадут горцам! - сказал способный и расхохотался. - Говорят у их вождя, есть дар подчинять живые существа. Скоро ты точно это узнаешь.
        - Но ведь был уговор! Есть же правила, по которым я свободен! - проговорил я в растерянности.
        Неужели все это зря? Мои победы на Арене, смерть Учителя, искалеченная психика!
        - Мы пересмотрели правила, некоторые детали поменялись, ты сам в этом виноват. На Арену тебя привезли полудохлым рабом, тогда ты никому не был нужен, а сейчас ты герой и каждая община мечтает заполучить такого умелого бойца, нам выгодней продать тебя, чем соблюсти никому не нужные правила и отпустить на свободу.
        Как же мне хотелось растерзать эту мразь. Невольно я скользнул в поток будущего. Сквозь оконце в двери, я увидел, ухмыляющегося толстяка. Он стоял, опираясь спиной на стену. Над его кочаном, который он по незнанию называл головой, чадил факел. От увиденной картины мне пришла на ум одна забавная идея. Как раз проверю дар на полную его мощность. Я сосредоточился на факеле и постарался изменить его крепление, так, чтобы его больше ничто не удерживало от падения. До предела задействовав способность, я был вознагражден лишь шумом в ушах и громко бухающим сердцем, предвестником грядущего обморока. Спустя несколько секунд моих стараний, по глазам резануло нестерпимо яркой вспышкой, и я вывалился из транса. Один, два, три, четыре, пять... из-за двери раздался дикий вой, прозвучавший музыкой для моих ушей.
        Прибежавшая охрана принялась осматривать стонущего телепата. Лохматые надзиратели о чем-то глубокомысленно перерыкивались, вероятно обсуждали степень прожарки способного. Я прислонился к окошку двери и увидел, что часть тела и лица у телепата были сожжены. Мое настроение стремительно повысилось, я даже перестал думать о скором путешествии к новым хозяевам. С моими все возрастающими способностями, я чувствовал себя как никогда уверенно. Вновь открывшуюся грань дара, я назвал "воздействие".
        Сев на нары, я вернулся к мыслям о толстяке-телепате. Что движет такими людьми? Жажда власти? Жажда денег? Славы? Я знаю много персонажей подобных толстяку. Чего они хотят? Оказаться на троне и управлять жалкими рабами, копошащимися возле блистательной социальной лестницы? Кто-то честно зарабатывают свой хлеб, а они отбирают этот хлеб, обрекая на нищету обычных работяг. Как такие люди успокаивают свою совесть? Что они шепчут себе перед сном? Эх, есть же достойные представители рода человеческого, почему они не управляют нами? Наверно, потому что их меньшинство, а побеждает большинство.
        На следующий день, двадцать человек вышли из ворот города агрессоров. Мне пришлось идти в середине колонны со связанными руками, хотели связать и ноги, но не нашлись добровольцы, желающие тащить мою тушу.
        Горцы, как я узнал от выведшего меня из камеры друга Эрани, были людоедами, от этих знаний мне становилось как-то не по себе, если бы я не знал этого достоверно, то никогда бы не подумал, что идущие рядом со мной смеющиеся и улыбающиеся люди, могут сожрать себе подобного.
        - Эй, друг, - окликнул меня, смутно знакомый бородатый воин. - Как тебя зовут?
        - Не Вкусное Мясо, меня зовут!
        Бородач весело расхохотался, толкнул рядом стоящего горца и пересказал ему шутку. Тот тоже заулыбался, повернулся ко мне и произнес:
        - А на арене тебя прозвали, Головорез, за твою любовь к отрубанию голов!
        А я и не знал, оказывается, у меня есть прозвище! Головорез Джо! Вроде звучит, могло быть и хуже, например Теряющий Сознание или что-то наподобие.
        - Твоя не любовь к головам противников, что-то из детства? Тебя заставляли резать кур? - продолжил расспросы людоед.
        - Просто так получалось, я не виноват, что соперники открывали горло, - попытался оправдаться я.
        Репутация маньяка мне не нужна, это среди дикарей такая слава была бы кстати, а я хочу вернуться в Дантон, где собираюсь тихо-мирно существовать пока не найду способ покинуть остров.
        - Как было на самом деле, никого не волнует, прозвище ты заработал, так что носи его с гордостью, - произнес воин пафосно.
        - Почему вы ведете меня к своему вождю? Зачем я вам?
        Надо получить информацию пока горцы в хорошем настроении.
        - Наш вождь, собирает вокруг себя самых смелых и сильных воинов! Тебе оказана честь, войти в личный отряд вождя! - в глазах горца читалась зависть.
        - А если я откажусь служить? Что тогда?
        - Не откажешься, никто не смог отказаться, - произнес конвоир, усмехнувшись в бороду.
        - Почему? - задал я вопрос.
        - Доберемся, узнаешь, - отрезал, похоже, уставший от моих расспросов воин.
        Вообще-то он производил впечатление человека любящего, почесать языком. Наверно на завтрак съел, что-то не то или не того.
        Через некоторое время я снова завел разговор.
        - Послушай, ты вроде умный человек, - для начала я решил польстить самолюбию горца. - Лучше отпустите меня или у вас начнутся проблемы.
        Я резко меняю тему, тем самым пытаюсь запугать людоеда, но добился лишь того, что второй раз рассмешить горца.
        - Нет, вождь не прощает ошибок, он приказал привести победителя Арены и мы для этого все сделаем, - ответил бородач посерьезневшим голосом.
        До самого вечера мы больше не разговаривали. Идя под охраной, я раз в десять минут проваливался в транс и смотрел будущее. Моя способность позволяла видеть уже на шесть секунд будущего, и это позволяло мне стать почти непобедимым воином на мечах, конечно, это не делало меня неуязвимым, особенно в те моменты, когда я по причине усталости не мог применить способность. Использую дар, я старался заметить опасные для отряда ситуации и подправить их так, что б они закончились летально для горцев. Напрямую воздействовать на предметы было очень сложно, после фокуса с факелом, я два часа не мог войти в транс, а уж какая боль разрывала мою голову, и как колотилось сердце, лучше не вспоминать, латентную же опасность при небольшом усилии с моей стороны можно превратить в реальную угрозу жизни. Очень не хватало развития дара, была бы хотя бы минута будущего, и половина конвоя была бы уже мертва. Решив подсчитать в уме, сколько же мне надо крови способных чтобы достичь минуты, я впал в ступор от получившейся цифры, при такой же тенденции развития дара как сейчас, мне нужно убить где-то чуть больше сотни
способных.
        - Охренеть, - вырвалось у меня невольно.
        Пока я был погружен в свои мысли, наступило время привала. Людоеды начал разбивать лагерь.
        Рядом стоящий бородач среагировал на мое восклицание и спросил:
        - Что охренеть?
        - Ответь мне, носитель растительности на лице, сотня обладателей дара, это много?
        - Нууу... - протянул горец, запустив пятерню в густую шевелюру, - это как посмотреть. Тебя для чего надо?
        - Ну раз уж мы почти братья по оружию, скажи мне, где обитает столько способных?
        - У нас в горах даже больше найдется! Так что тебе будет с кем поговорить. Ты ведь из-за этого переживаешь?
        - Да, да, именно это меня и тревожит.
        Сообразительностью людоед явно не блистал, он даже не задался вопросом, зачем мне столько даровитых собеседников?
        Тем временем бородатый, схватил за руку проходящего мимо соплеменника и что-то шепнул ему на ухо, при этом он стрельнул взглядом в моем направлении. В этот момент что-то щелкнуло у меня в голове, и я вспомнил, где его видел! Это он утащил Эрани из таверны! Не знаю, понял ли он кто я или нет, скорее всего он пребывает в неведение относительно того кто я есть на самом деле, все-таки я серьезно изменился с момента нашей встречи, отрасли ужасно мешающие мне волосы, да и лицо загрубело и приняло высокомерное выражение. Наверно с перового раза меня и Сэмми не узнал бы, что уж там говорить про человека видевшего меня всего один раз в жизни.
        - Слушай друг, пребывая на Арене, я несколько раз улавливай в разговорах агресс...
        людей - вовремя исправился я, сами агрессоры таковыми себя не считали, - имя Эрани, не знаешь кто она?
        - Странные вопросы ты задаешь, - ответил горец подозрительно глядя на меня.
        - Так надо же путь скоротать, вот и поддерживаю разговор, - соврал я не слишком правдоподобно.
        Может этот бородатый индюк поверит?
        - Ну ладно, что уж. Эрани знают многие, кто с хорошей стороны, кто с плохой.
        У меня неосознанно чуть не вырвался вопрос. Что собственно людоеды подразумевают под формулировкой, с плохой стороны?
        - Но какой бы она не была, Эрани младшая дочь нашего вождя! - сказал бородач, как мне показалось со смущением.
        Интересно, что его смутило?
        - Расскажи мне о ней, я слышал она способная!
        - Да, у нее есть дар, но она не использует его по назначению.
        - Как это? - удивился я.
        - Нам нельзя об этом говорить, но в горах об этом знает даже самый последний раб. Так что если я расскажу тебе ее историю, это не будет считаться большим нарушением. Ведь так? - поведал мне горец заговорщицким шепотом.
        - Да, конечно! - поддакнул я с энтузиазмом.
        - Только ты поклянись, что никому не скажешь, откуда знаешь про Эрани!
        - А как клясться?
        Я действительно не знал, как клянутся на острове, а уж тем более как это делаю людоеды, может у них клятва начинается со слов "пусть я больше никогда не попробую человеческого мяса, если нарушу, сею...". Я с трудом подавил улыбку и принялся слушать горца.
        - Поклянись жизнью, этого будет достаточно!
        Еще бы этого было не достаточно, кроме жизни у меня ничего и нет.
        - Клянусь жизнью, что никому не расскажу о том, откуда узнал историю Эрани.
        Людоед удовлетворенно покивал головой и начал рассказывать:
        - Эрани родилась уже на острове, а не попала сюда из другого мира. При рождении она унаследовала дар отца...
        - А такое бывает, что бы дар перешел по наследству? - перебил я бородача ошеломленно, за все свои скитания по острову, я не слышал о таком.
        - Бывает. Но, во-первых - дар по наследству передается крайне редко, но уж если ребенок унаследовал способность, то его способность мощнее, чем у родителя. И во-вторых - любая женщина за всю свою жизнь может родить только одного, максимум двух детей, это явления связывают с влиянием острова.
        Я слушал горца с открытым ртом и вспоминал своего товарища. Вот так Док подцепил себе подружку.
        - Все, я понял, продолжай рассказывать, - поторопил я вдруг остановившегося людоеда.
        - Что за разговоры с пленником??? - раздался за моей спиной могучий рев.
        Если бы медведя научили говорить по-человечески, то он бы делал это примерно так же. Даже охраняющие ворота Дантона потомки косолапых, делали это интеллигентней. Подскочив от неожиданности, я стремительно обернулся и увидел горца. Он едва доставал мне макушкой до груди. Наверно природа решила смягчить недостаток его роста и подарила громовой голос.
        - Кто здесь? - крикнул я, смотря поверх головы коротышки и делая вид, что не замечаю его.
        - Вздумал шутить надо мной? - спросил горец звенящим от гнева голосом, вытянувшись во весь свой невеликий рост.
        - Ох! Вот вы где! Извините, что сразу не заметил, а то если бы вы не заголосили, мог ведь и наступить! Отскребай вас потом от подошвы ботинка!
        Со стороны бородача раздалось какое-то бульканье, дрожащим от страха голосом он произнес:
        - Капитан, пленник попросил воды, вот я и заговорил с ним!
        Нашел, что соврать перепуганный людоед.
        - А где чашка? - проревел карапуз.
        Мои подначки капитан высокомерно проигнорировал, только бросил на меня уничижительный взгляд, в котором читалось, будь у меня дыба... или где там людоеды пытают пленников.
        Чашки не было. Бородач явно ляпнул первое, что пришло в голову. Он даже не потрудился подумать над правдоподобностью лжи и теперь умоляюще смотрел на меня.
        - Я из рук пил! Вот этот, - ткнул я пальцем в разговорчивого горца, кстати, надо бы узнать, как его кличут, - побоялся давать мне свою тару, мол, вдруг я болен? На что я ему отвечаю, наливай в руки скоти... то есть многоуважаемый житель гор. Вот так и получилось, что чашки нет!
        Я закончил монолог и вытер выступивший от усердия на лбу пот, а затем победно посмотрел на людоедов. Горцы же ответили мне совершенно разными минами на лице, бородач чуть не прослезился от благодарности, а вот в глазах капитана я уловил тень сомнения, которая впрочем быстро испарилась, после того как он перевел свой взгляд на подчиненного. Этот и не такое натворит, читалось на его лице.
        - Хм, ладно, иди, но если еще раз... - угрожающе проговорил капитан, обращаясь к бородатому.
        - Я понял, - произнес горец, усердно кивая головой.
        - А ты, если будешь меня высмеивать...
        Капитан сердито насупил брови. Судя по задумчивому виду, он придумывал достойную меня кару.
        - Ииии??? Продолжайте-продолжайте, у вас очень хорошо получаются длинные речи! Вы, наверное, подрабатываете дипломатом у вождя горцев?
        - В общем, я тебе отомщу! - закончил коротышка, так и не придумав мне наказания.
        - Ого! Страшно, аж жуть берет! Наверно в тапочки мне нагадите?
        Лицо капитана покраснело от гнева, он набрал слюны и смачно плюнул в мою сторону, к его величайшему огорчению снаряд не долетел до отпрыгнувшей цели.
        - Силенок не хватило? - спросил я. - Мне мама в детстве говорила, что если я хочу быть большим и сильным, то надо выходить из комнаты и знакомиться с девочками.
        Капитан молча буравил меня ненавидящим взглядом.
        - Ты знаешь, кто такие девочки? - уточнил я с сомнением в голосе.
        По цвету кожи людоед уже мог сравниться, с ярко красным овощем произрастаем на острове и как я ранее узнал от Луция называемым "томат".
        - Если бы мне не запретили причинять вред победителю Арены, то я бы... - задыхаясь от гнева, горец начал перечислять все, что могла выдумать его больная фантазия.
        - И это все? - задал я вопрос, как только иссяк словарный запас капитана. - Не впечатлил! Вот моя соседка сверху, когда приходил ее пьяный муж, вот она да! Как наобещает, что с ним сделает, если он еще хоть раз напьётся, вся улица приходила послушать! Мастерица красного словца! Поучиться бы тебе у нее, глядишь и подрос бы в непечатной лексике!
        Людоед не дослушал меня, развернулся и куда-то побежал. Надеюсь топиться от горя.
        - Ты что обиделся? - крикнул я ему вдогонку весело.
        Через десять минут мы тронулись в путь, я все это время гадал. Куда же так стремительно унесся капитан?
        Среди людоедов я шел точно посередине отряда и мог беззаботно наслаждаться красотами острова. Когда я путешествовал вместе с выжившими после кораблекрушения людьми, то постоянно был настороже, отовсюду ожидал опасность, теперь же, если и нападут враждующие с людоедами агрессоры, то сами горцы и будут защищать меня, иначе все, каюк, провалят задание своего любимого вождя. Нет, есть все-таки что-то в диктаторстве. Так рассуждая на ходу, я и получил свой первый приступ. Кровь даровитых не проявлявшая себя в последнее время, теперь раскрылась во всей своей красе. Глупо было ожидать, что на меня никак не повлияет сила, которая доводила до безумия других способных. Как только начался приступ, я почувствовал небольшое головокружение, на которое как обычно не обратил никакого внимания. Мало ли, может солнце напекло? Такое ведь уже не раз случалось. Потом появилось ощущение нереальности. Мне казалось, что я нахожусь во сне, что идущие рядом люди не более чем плод моей фантазии. Я начал спотыкаться при ходьбе и через пару шагов упал, не почувствовав при этом боли. Лежа на тропинке, я видел перед собой лицо
Мелиссы, она звала меня, умоляла спасти ее.
        - Где ты? Что с тобой? - кричал я.
        - Это он во всем виноват! - произнесла магичка.
        Передо мной появилось другое лицо, лицо толстяка телепата. Во сне не испытываешь сомнений или удивлений, ты просто делаешь то, что тебе сниться. И мне приснилось, что я вгрызся своими в миг отросшими зубами в шею способного. Он кричал, пытался бороться со мной, но я был намного сильнее и вместе с кровью, хлеставшей из разорванного горла, из его глаз уходила жизнь. В какой-то миг борьбы, я потерял сознание.
        Очнулся я туго связанный веревками. Я не мог пошевелить ни ногой, ни рукой. С чего бы это меня так пеленать? Совсем что ли обалдели эти людоеды! Через секунду на меня нахлынули воспоминания, как шел по тропинке, как упал, как видел сон.
        Я раскрыл рот для крика, предназначенного привлечь внимание людоедов, и у меня вдруг мелькнула мысль. С ума сойти, я зову людоедов! Кто бы мне сказал об этом раньше, никогда бы не поверил!
        На губах я ощутил солоноватый привкус крови, который не помешал мне закричать:
        - Люди! Люди!
        - Очнулся, - совсем близко раздался дрожащий голос.
        Перед моими глазами появились чьи-то ботинки, автоматически я отметил, что они в каплях успевшей свернуться крови.
        - Ты как? В порядке? - узнал я полный страха голос бородатого.
        - А что со мной будет? Развяжите меня! Чего вообще связали? Это капитан решил отомстить?
        - Ты убил человека! Горло разорвал!
        Слова горца подтвердили мои самые худшие догадки. Теперь я понимаю, что чувствовала Эрани, когда пришла в себя после совершенных ею убийств. Наверно ей было во сто крат тяжелее, она убивала ни в чем не повинных, беззащитных дантонцев, а я убил агрессора. Странно, но размышляя подобным образом, я не чувствовал вины. Я лишил жизни пусть и заслуживающего это, но все же живого человека, со своими побуждениями, мотивами и страстями. Внутри меня было, какое-то удовлетворение от содеянного. На краю сознания забрезжила какая-то мысль, но я все никак не мог придать ей форму. Мои потуги прервал голос капитана.
        - Развяжите ему ноги.
        Один из горцев выполнил приказ и затем быстро ретировался.
        Когда я поднялся, капитан по-военному четко задал мне вопрос:
        - Что с тобой произошло?
        - Это болезнь, она прогрессирует, через некоторое время я сойду с ума! Лучше отпустите меня! Я все равно не дойду до ваших гор, - соврал я коротышки, но через миг понял, что возможно так и будет, никто не знает, как дальше подействует кровь способных.
        - Я видел нечто подобное, - сказал горец после недолгого молчания.
        - И что, чем это закончилось?
        Я не успел подумать, прежде чем из моего рта вылетели эти слова.
        - Ага, значит ты, не знаешь чем закончиться твоя болезнь! - сразу уловил капитан. - Так что, пойдешь с нами, но теперь мы глаз с тебя не спустим!
        Твою мать, про себя матерился я. Ну ладно хоть спрошу, что видел коротышка.
        - Какая у вас есть информация об этой болезни?
        - Придем в горы, скажу, и даже больше, тебе там окажут помощь!
        Похоже, мелкий проходимец врал, может он и видел подобные приступы, но точно не знал, что они вызваны совсем не болезнью, а помочь в этом случае... действительно, а можно ли помочь? Эрани как то справилась с собой, по крайней мере, я так думаю. Вот что. Мне надо срочно линять от людоедов и искать Эрани, возможно она что-нибудь посоветует. Мысль о том, что частота, а возможно и сама сущность приступов будет прогрессировать, ужасала меня. Я не хотел превращаться в маньяка.
        После инцидента с перегрызенным горлом, я шел связанный по рукам и ногам. На моих задних конечностях теперь красовалась толстая веревка, позволяющая шагнуть мне примерно на метр в длину. Горцы постоянно следили за мной. Когда я споткнулся, часть из них шарахнулась сторону, чем вызвала веселую улыбку у меня и злобный оскал у шагающего рядом капитана.
        С течением времени мне все трудней становилось управлять своими эмоциями и желаниями. Кое-как я еще держал себя в узде.
        По пути, я придумывал возможность покинуть не горящих желанием расставаться со мной горцев. План побега постепенно начинал вырисовываться у меня в голове. Если сократить численность людоедов, то можно в открытую напасть на оставшихся воинов, но как избавиться от веревок и как добыть оружие? С завтрашнего дня, пожалуй, я начну действовать, больше медлить нельзя, авось, что придумаю по ходу дела, репутация Джо Головореза станет еще более кровавой!
        На ночевку отряд остановился в изумительной красоты мести, здесь все дышало гармонией. Небольшую, почти идеально круглую полянку, окружали вековые деревья, посередине пробивался родник с прозрачной холодной водой. У меня появилась бредовая мысль, что это место искусственно создано, но кто может обладать такой силой, что бы создать такое? Да и какой для этого нужен дар?
        Подошедший людоед развязал мне руки, чтобы я мог поесть, следом за ним подошли еще двое горцев с обнаженными мечами и встали поодаль, внимательно следили за моими движениями.
        - Позовите главного, - решил я попробовать в последний раз договорится мирно.
        Один из воинов отошел в сторону, ему на смену тут же пришел другой охранник. Через минуту подошел маленький капитан. По его внешнему виду не скажешь, что он боится меня. Хотя все остальные людоеды стремились оказаться как можно дальше от такого припадочного как я, а уж если судьба злодейка распоряжалась так, что кто-то из горцев был рядом со мной, то он боялся повернуться ко мне спиной и во все глаза следил за моими движениями. Именно так вели себя мужики с моим соседом-гомосексуалистом с первого этажа. Последняя мысль вызвала у меня неудержимый смех.
        - Ты хотел меня видеть? - спросил коротышка, с удивлением глядя на мое багровое от хохота лицо.
        - Завтра начну убивать твоих людей, - проговорил я со смехом.
        Сдержать эмоции у меня не получалось. Я говорил через силу, преодолевая терзающий меня смех.
        - У тебя впереди ночь, подумай об этом и если ты не хочешь смерти своих людей, то утром отпустишь меня.
        - Ты шутишь? - спросил капитан с непонятной мне интонацией.
        - Нет, не шучу, - ответил я сквозь взрывы хохота.
        У меня от избытка чувств, даже слезы навернулись на глазах.
        - Ты действительно больной, - произнес коротышка.
        Попросить горца ударить меня? Может это приведет меня в чувство, но нет лучше кого-нибудь другого. Капитан мне так вмажет, за все мои шуточки и издевки над ним, что надо будет срочно искать мага, который подправит мне сломанный нос или какие там будут последствия от рукоприкладства коротышки.
        - Позовите бородатого, - пробубнил я, зажимая рот руками.
        - Приведи Мика, - приказал капитан недалеко стоящему людоеду, тот сразу же бросился исполнять приказ горца.
        Ага, все-таки я узнал, как зовут бородача, кстати, вот и он пожаловал. Подошедший Мик со страхом взирал то на меня, то на своего командира и я не берусь утверждать, что понимаю, кого он боится больше.
        - Посылали капитан? - спросил бородатый.
        - Я сказал, что б тебя привели, - опередил я уже начавшего открывать рот коротышку.
        - Зачем? - спросил Мик, стараясь казаться матерым бойцом, все-таки рядом начальство и не пристало воину-горцу демонстрировать страх.
        - Ударь меня.
        Чертов смех, опять рвался наружу, из-за чего людоед подумал, что его разыгрывают, и не принял мои слова в серьез.
        - Ударь говорю! Быстрее! Ничего тебе не будет за это! Можно сказать, ты мне жизнь спасешь! - выпалил я на одном дыхание, давясь от хохота.
        - Ну ладно, - промямлил Мик и слегка ударил меня, даже не ударил, а обозначил движение рукой в район моей груди, но этого хватило для того, что бы внутри меня поднялась волна ненависти и гнева.
        - Убью!!! - крикнул я и кинулся на побелевшего от страха бородатого.
        Веревки на ногах остановили меня. Я запнулся о них и упал, что позволило отошедшему от первоначального шока Мику, унестись в безбрежную даль. Пытаясь подняться с земли, я выл от бессилия. Мне не удалось разорвать своего обидчика!
        Впавший в ступор от моего поведения капитан, наконец-то ожил и заорал дурным голосом:
        - Ребята! Вяжите его! Он сошел с ума!
        На меня гурьбой бросились людоеды и через пару секунд накрепко связали. За эти пару секунд я все-таки успел откусить кому-то палец. Он сиротливо лежал в траве и всем своим видом показывал мне свое неодобрение.
        Я снова перевязанный веревками, лежу на теплой земле. Было небольшое отличие от прошлого раза, мне еще кляп в рот вставили.
        Спустя некоторое время я совсем успокоился и принялся подводить печальные итоги. В этот раз приступ начался с невинной шуточки, сейчас бы я даже не улыбнулся, если бы услышал ее, а тогда это чуть не убило меня. До сих пор болят все мышцы живота. Ну убить бы не убило, это я уже сгущаю краски, но было крайне неприятно. Я боялся уписаться со смеху, чем явно подмочил бы свою репутацию. Да и в тот раз, был сон на яву, а сейчас же я не контролировал свои эмоции. Это что же получается? Если бы я, например, был в Дантоне, стоял бы где-нибудь в очереди и меня одолел бы приступ, то боюсь, длина очереди значительно бы сократилась, конечно, кто-нибудь и сказал бы мне "спасибо", но думаю, Совету это вряд ли бы понравилось.
        Мои размышления прервал незнакомый горец. Он с ненавистью в глазах уставился на меня. Спросить "чего ты хочешь быдло?" мне помешал вонючий кляп, но этот вопрос разрешился сам собой, когда он показал мне свою искалеченную руку, на которой не хватало одного пальца. От души пнув меня по почкам, людоед немного успокоился и злобно матерясь удалился.
        Утро наступило весьма неожиданно и неприятно, я проснулся от удара ботинком по спине. Я раскрыл свои светлые очи и увидел стоящего надо мной девятипалого горца. Покалеченную руку он перевязал грязной тряпкой.
        - Вставай! Нам пора в путь! - проревел калека.
        Значит, мелкое людоедское отродье, решило не отпускать меня. Ладно, не захотел по-хорошему, будет по-плохому.
        В первой половине дня, мне не удалось найти подходящую возможность использовать дар. Никому из отряда не угрожала латентная опасность. К тому же мне мешали сосредоточиться постоянно всплывавшие в сознание мысли. Когда будет новый приступ? Какой он будет? А может, я зря волнуюсь? Может, в припадке я поубиваю всех горцев и пойду домой пить чай с баранками?
        Я шел и все больше разочаровывался в своем плане. С такой скоростью убийств, до гор дойдут все людоеды. Я уже совсем отчаялся. Но когда мы проходили мимо скалы, возвышавшейся на добрые двадцать метров, то я наконец-то открыл сезон смертей.
        Воин, идущий впереди отряда, проходил под грозящим упасть с вершины скалы, камнем. Мне даже способность почти не пришлось напрягать, я всего лишь мысленно подтолкнул камешек и чуть-чуть подправил траекторию полета. Через секунду раздался крик. Колонна замерла. Людоеды сгрудились возле трупа своего соплеменника. Я нашел взглядом капитана. Тот склонился над убитым.
        - Первый, - произнес я, подходя к коротышки.
        - Это могла быть случайность, - ответил воин скептическим голосом.
        - Поживем, увидим.
        После того как труп людоеда закопали, отряд тронулся дальше.
        Момент, когда я убил второго людоеда, наступил уже почти перед самой остановкой на ночёвку. Тут уж мне пришлось попотеть, надо было учесть сразу несколько факторов. Что бы пошатнувшийся горец, который в попытке удержать равновесие попытался схватившийся за дерево, промахнулся мимо предательски скользкой коры дерева и попал виском точно на маленький сучок, пробивший ему кожу и вошедший в мозг. Когда людоед неуклюже упал в кусты, то от его соседей по мерно шагающей колонне, раздались веселые смешки и шуточки. Отряд даже не подумал замедлить шаг, чтобы подождать бойца, у всех были примерно одинаковые мысли. Ну, упал и упал, мало ли что случилось? Сейчас оклемается и догонит. Но когда людоеды и тихо ликующий я, отошли на приличное расстояние, а упавший горец так и не появился на тропинке. Капитан забеспокоился и отдал команду одному из людоедов пойти разузнать, что же приключилось с соплеменником. Названный горец отделился от колонны и побежал к месту падения сородича, достигнув его, он скрылся в кустах. Через минуту из зарослей донесся возглас, услышав который, отряд людоедов, тут же понесся к
кричавшему. Когда прибежавшие горцы обнаружили труп и стоящего рядом посыльного, то они пораженно замерли. Часть людоедов, после секундного ступора очнулись, и с вопросом в глазах уставились на посланного капитаном воина. Тот поднял руки вверх, сигнализируя этим, что он совершенно не причем. Я, скакавший со спутанными ногами следом за горцами, увидел эту сцену и выкрикнул, тыча пальцем в сторону "сдающегося" людоеда:
        - Это он его убил!
        С праведным гневом в глазах, я перевел палец на труп и продолжил:
        - Не мог же он сам пробить себе висок!
        За моей спиной глухо зароптали горцы, я уже более уверенно начал обличать "убийцу":
        - Да это точно он! Я видел, как он ссорились с этим воином. Мотив! Именно с этим, который сейчас лежит хладным трупом! Убийство!
        Толпа людоедов, наслушавшись меня, уже готовилась растерзать мнимого убийцу, который лишился дара речи от ложных обвинений, как тут, позади меня, раздался громоподобный рев:
        - Стоять! Что здесь происходит?
        Я обернулся и обнаружил капитана. Он только сейчас на своих коротеньких ножках прибежал к месту трагедии.
        - Я еще раз спрашиваю! Что здесь происходит? - не унимался коротышка.
        Людоеды молча разошлись в круг. В центре свободного пространства оказался я, безвременно почивший и "убийца".
        - Это он его убил, - промямлил я, показывая глазами на "убийцу", более чем уверенный в том, что капитан точно не поведётся на сфабрикованные обвинения.
        - Это не я! это не я! Он уже был таким, когда я прибежал сюда, - обрел дар речи горец.
        - Разберемся, - произнес коротышка, сумрачно глянул на меня и начал осматривать труп, а потом и дерево.
        Догадался. Ну что ж грохнуть еще одного людоеда руками его же соплеменников мне не удалось, но первоначально я на это и не рассчитывал.
        Капитан оторвался от улик и посмотрел на меня. Придя к какому-то решению, он произнес:
        - Это несчастный случай!
        "Убийца" облегченно выдохнул, а коротышка бросил на него мимолетный взгляд и добавил:
        - Похоронить бойца.
        Людоеды тут же засуетились и начали мечами копать мягкую землю. Меня такой исход дела не устраивал.
        Я крикнул коротышки:
        - Капитан, можно вас на пару слов.
        - Выкладывай, - выплюнул людоед, грозно насупив брови.
        - Это я убил этого горца.
        - Да ну? - не поверил капитан. - Ты же обвинял моего бойца.
        - А вам не кажется, что эта смерть слишком уж похожа на предыдущую? Тоже ведь несчастный случай! - спросил я, коварным голосом проигнорировав слова капитана.
        Коротышка серьезно задумался, а потом медленно произнес:
        - Такое случается, редко, но случается.
        Голос людоеда был растерян, казалось, он хочет убедить в этом скорее себя, чем меня.
        - Да, конечно, не повезло, - ответил я с доброй улыбкой, думая о том, что заложил в голову предводителя горцев очень большое зерно сомнения.
        Ночь прошла спокойно, меня не мучали припадки. С рассветом отряд двинулся дальше. Теперь рядом со мной шел предводитель горцев. Он то и дело бросал на меня быстрые взгляды. С первых шагов я заметил, что людоеды взяли более высокий темп передвижения. Наверно хитрожопый коротышка решил, что если мы придем раньше, то и людей погибнет меньше, все-таки он допускает возможность того, что это я убил горцев.
        Пока не подворачивалась возможность уменьшить количество людоедов, я думал над природой ритуала. Кровь способных усиливала дар, но вот за счет чего? Внешне, да и на вкус, она была идентична крови обычного, ничем не примечательного смертного, но что-то в ней все-таки было и это "что-то" люди получали в Храме. Вспомнив бой в руинах, я пришел к некоторым выводам показавшимися мне правдоподобными. Все кто получил способность, пролили в Храме часть своей крови, тем самым, за небольшую порцию красной жидкости из вен, связали себя и таинственное место. В мою теорию укладывался и ритуал. Получая кровь других способных, мы сильнее связываем себя с Храмом. Без убийства способного это останется просто кровь, а вот после смерти объекта в его первых каплях крови содержится сама эссенция дара. Все вроде бы понятно, но вот, причем здесь припадки и помешательства? Хотя, возможно это попытка Храма не допустить появления слишком сильного способного? По крайней мере, разумного. Могущественный даровитый может и появиться, но он точно будет безумен от всей выпитой им крови. Тут мне вспомнилась Эрани. Ее то, как
приплести к моим рассуждениям? Она получила свой дар по наследству, не отдавая свою кровушку Храму! А ведь Мик говорил, что и другие такие способные есть. За всеми этими мыслями я не усмотрел самого банального варианта, ведь дети, наша плоть и КРОВЬ.
        К обеду мои ноги начали уставать. Невыносимо палило солнце, усугубляя мое и так не праздничное настроение. На небе было аж три светила! Интересно, какие гуманоиды живут в этом мире? И попадут ли они на остров?
        - Все, привал! - скомандовал капитан.
        Судя по потной роже, ему тоже приходилось далеко не сладко. Горцы расселись под пышными кронами деревьев и начали поглощать добытую из сумок снедь. Я в первые дни нашего вынужденно-совместного путешествия, боялся, что людоеды начнут употреблять человечину, но нет, ели то же, что и обычные люди.
        - Бери, - произнес предводитель людоедов, держа в руке растительный поек.
        Я взял протянутые плоды и впился зубами в сочную плоть фруктов.
        - Вчерашние происшествия, оказались не более чем случайностью, - произнес горец уверенно, следя глазами за моей реакцией.
        - Еще не вечер, еще не вечер, - ответил я загадочно, предвкушая удивления неверующего коротышки.
        В этот самый момент я уже вовсю готовил гибель очередному людоеду.
        Горец, жадно поедавший фрукты, вдруг схватился за горло, свалился на землю и начал биться в конвульсиях. К нему подбежали люди, начали суетиться возле него, но тот уже не подавал признаков жизни. Мне было совсем не трудно заставить его подавится внушительных размеров косточкой, экзотического плода.
        Капитан умчался сразу же, как только увидел муки соплеменника. После того как агония подавившегося людоеда закончилась, коротышка яростно матерясь подбежал ко мне.
        - Это не ты! - начал орать он. - Это не можешь быть ты! Я же сидел рядом с тобой! Я же видел, что ты просто ел!
        - Пока ты не отпустишь меня, люди будут умирать! И их смерть будут на твоей совести! Подумай своим пеньком, не бывает таких совпадений!
        Горцы услышали мои слова и начали собираться вокруг нас с капитаном. Они нервно переглядываться и опасливо косились в мою сторону.
        - Да! Это я вас убиваю! И это будет продолжаться до тех пор, пока я ваш пленник! - проорал я.
        Я подумал, может часть из них струсит и уговорит более смелых воинов, отпустить опасного заключенного. Пусть даже до прихода в горы, я убью пять или шесть горцев, но кто с уверенностью скажет, что он не войдет в этот список? Убивать меня они не станут, побоятся гнева своего вождя, который приказал доставить в целости и сохранности победителя арены.
        Людоеды стоящие вокруг меня гневно зароптали, показалось обнаженное оружие. Процесс, который я запустил, мне совсем не понравился, не этого я ожидал. Неужели я просчитался с авторитетом их вождя?
        Когда я уже начал вспоминать похоронные псалмы, в дело вступил капитан, он закрыл меня своим телом и заорал, перекрикивая возбужденную толпу:
        - Свяжите ему ноги, мы понесем его на шесте! Так он не сможет причинить нам вред!
        Внутренне я ликовал, коротышка спас меня и одновременно своими словами признал, что виновным в смерти горцев, является их пленник.
        Я не стал сопротивляться. Меня повалили, спутали ноги, немного намяли бока. В принципе все прошло как обычно, только теперь горцы наученные горьким опытом берегли пальцы.
        Я лежал на земле. Людоеды споро срубили два тонких деревца, продели их через веревки на моих ногах и руках, затем на манер пойманной дичи, два здоровенных воина понесли меня на своих могучих плечах. Такое передвижение ужасно не нравилось моим конечностям, я думаю, они предпочли бы сам подвигаться, чем быстро неметь от впивающихся в кожу веревок. Что бы отвлечься от быстро нарастающей боли, я начал поглядывать по сторонам и понял что после привала, на котором случилась перепалка с капитаном людоедов, наступил мой звездный час. Горцы и так боялись меня, а теперь конвоиры на своего пленника смотрели со страхом, граничащим с всепоглощающим ужасом, очередная пара носильщиком мечтала поскорее избавиться от весело улыбающегося груза. Еще больше ужаса на людоедов, нагнала смерть целой группы воинов.
        К вечеру отряд начал подъем в горы. Идеальное место для работы моего дара, я аж зажмурился от предвкушения убийств и тут же поймал себя на мысли, что не совсем здраво рассуждаю. Неужели опять приступ?
        Я применил свой дар, когда мы двигались по краю обрыва. Это было опасное место, одно неверное движение и ты уже в затяжном прыжке можешь обгадить птичек, которые гадили на тебя. Я с помощью способности смог обвалить часть тропинки под ногами двигающихся за мной горцев. Подкатывающий приступ, как мне показалось, усилил мой дар, или это я уже настолько наловчился управлять им, что совсем не почувствовал ускорения ритма сердца, что свидетельствовало бы о значительном расходе сил.
        После обвала семеро людоедов отправились на свидание к убийственно твердой на такой высоте земле. Что тут началось! Мои носильщики, как только почуяли неладное, бросили ценный, живой груз и дали деру. За ними побежали и все остальные горцы. Во всей своей древней красе, сработал стайный инстинкт.
        Я кое-как освободился от веревок, которые частично перетерлись от постоянного соприкосновения с шестом, немного размял затекшие руки и ноги, а затем прошел по оставшейся после обвала части дорожки. Как только я покинул опасное место, то бросился бежать в противоположную от людоедов сторону. Надеюсь, горцы сильно напуганы и еще долго не будут помышлять о преследовании, хотя на это не стоит рассчитывать, я для них слишком ценный пленник.
        Стараясь убежать как можно дальше от места полета людоедов, я как назло заблудился в ночном лесу. Сбиться с узенькой тропки было легче легкого, а уж для жителя города, редко выбиравшегося в ближайшее скопление деревьев, было делом более чем не замысловатым.
        Продираться сквозь заросли становилось все труднее. Я в кровь исцарапал лицо и руки. Позади себя я оставлял широкую просеку, которая после виденных мной местных "дорог", для горцев будет чем-то вроде скоростного шоссе. Надеюсь, людоеды не будут выяснять, куда ведет это чудо современного дорогостроения.
        Не знаю, сколько было времени, когда я прямо на ходу вырубился от бессилия. Я, подражая Мистеру Мявусу, свернулся в клубок и, засыпая под кустами каких-то цветов, подумал. Почему не произошел припадок?
        Очнулся я внезапно, как будто кто-то вылил на меня ведро воды. Я вскочил на ноги и в панике принялся озираться вокруг. У меня начала медленно отвисать нижняя челюсть!
        - Этого просто не может быть! - прошептал я потрясенно. - Как я здесь оказался? Что за чудеса творятся со мной?
        Тишина была мне ответом. Я стоял перед Храмом Даров! Но как? Я же лег спать почти у самых гор! Надо ущипнуть себя, может, я все еще сплю? Как следует, сдавив кожу, я сразу поморщился от боли, а потом и от удивления, на мне была одета засаленная шкура. Она свисала почти до грязных, голых пяток.
        - Где мои вещи? - выкрикнул я в никуда, спохватившись раздраженно сплюнул: - Тьфу ты, я еще сам с собой разговаривать начал.
        Я начал усилено думать про себя. Это, уже не в какие ворота не лезет! Что за ерунда твориться? Кто мог позариться на мои шмотки? Разве что бомжи, а потом ради шутки меня сонного тащили через пол острова к Храму? Бред, бред, бред. Эх, а ботинки-то жалко, как сейчас босиком рысачить по джунглям?
        - Эй, парень! - раздался крик позади меня.
        Я обернулся и увидел крепких мужиков. Они были одеты в такие же шкуры, как и я, и что-то волочили по земле.
        - Эээ... да, - отозвался я растерянно.
        Я не знал как себя вести с кричавшими людьми, поэтому решил отделываться короткими ничего не значащими фразами:
        - Наверно вам надо помм... помочь?
        Все-таки я закончил предложение, заминка произошла по тому, что я увидел какой груз у мужиков. Это был оборотень, но не такой, каких я видел прежде, а скорее просто человек с головой волка.
        - Иди в Храм, подготовь цепи, - приказал один из тащивших.
        Я не стал ему перечить и направился к зданию. Войдя в Храм, я не сразу сообразил какая мысль меня тревожит, только после того как она оформилась в моем сознании, я похолодел от ужаса. Храм убивает всех кто находиться не в своем мире! А я вошел и до сих пор жив, хоть порядком и изумлен от всего происходящего! Наверно это все-таки сон, во сне и не такое случается. Ошалелым взглядом я оглядел Храм. Мне почти сразу в глаза бросились вмурованные в стену кольца со свисающими с них цепями. Не ну точно сон! В реальности, когда я был в Храме, ничего подобного там не было.
        Я подошел к кольцам и распутал окровавленные цепи. Мужики, тащившие оборотня, показались на пороге Храма спустя пару минут.
        - Эээххх! Вяжите его парни! - крикнул самый здоровый носитель шкур.
        Мужики послушали его и деловито со сноровкой, приковали человека-волка к стене. Потом они стали перешучиваться на тему того, что еще не один проклятый не уходил от Гизи и его ребят.
        - А кто собственно такие "проклятые"? - поинтересовался я, у самого простоватого на вид парня, примерно моих лет.
        - Ты что, не знаешь, кто такие "проклятые"? - в его глупых глазах отразился океан удивления.
        - Я-то знаю, а вот ты знаешь? - учительским голосом спросил я у вытянувшегося в струнку парня.
        - Это твари, продавшие душу Храму, что бы получить силу! - скороговоркой выпалил парнишка.
        - О как! - изумленно выдохнул я, тут же исправился и продолжил играть роль учителя: - А зачем же вы притащили его в Храм, которому он по твоим же собственным словам, продал свою бессмертную душу?
        Немного пафоса в моей речи не помешает.
        - Что бы очистить его душу от скверны. Отдать Храму то, что он взял.
        - И как мы это сделаем?
        - Как обычно, пустим кровь!
        - А много ли крови надо? - уточнил я.
        - Всю! - не колеблясь, ответил мой туповатый собеседник.
        - Так он же умрет! - воскликнул я пораженно.
        - Ну и что, зато его душа будет свободна! - проговорил парень, фанатично посверкивая зрачками.
        - Эй, а ты вообще кто такой? - внезапно раздался голос откуда-то сбоку от меня.
        Перед моими глазами предстал, поигрывающий мечом, широкоплечий мужик, средних лет. Черт, что-то я увлекся ролью и допустил ошибку. Судя по роже, этот вопрошающий, тертый калач. Наверно, он уже давно прислушивается к нашему с пареньком разговору и уже порядком наслушался для каких-то своих выводов. Его глаза так подозрительно блестят, что мне аж нехорошо.
        Я глядя на мужика, начал нести первое, что взбрело в голову:
        - Я мимо проходил. Гляжу, добрые люди, тащат мерзкого проклятого. Думаю, дай подойду, помогу.
        Вокруг меня стали собираться, весьма не дружелюбно настроенные, товарищи мужика. По их рожам, я понимал, они каким-то образом чувствуют, что я говорю не правду. Заткнувшись, я начал соображать. Надо придумать что-то более реалистичное. Пока я стоял и думал, чтобы соврать дальше, ребята Гизи молча окружали меня.
        - А к черту, - крикнул я и побежал в сторону выхода, пока путь был еще свободен.
        - Лови его!
        - Держи его!
        - Уходит проклятый! - неслись вслед мне "подбадривающие" крики.
        Я выскочил из Храма и побежал в сторону леса. На бегу я обернулся назад и увидел, что преследующие меня мужики начали отставать. Я уже начал праздновать спасение, как вдруг один из них кинул в меня что-то ярко блеснувшее на солнце, и мою ногу обожгла дикая боль. Скосив глаза, я обнаружил торчащий из моего тела нож. Я из-за отказавшейся служить мне раненой конечности, упал на бок, и покатился в глубокую канаву пересекающую кромку леса. В сознании, достичь ее дна, мне было не суждено, вовремя падения я провалился в забытье.
        Когда я вынырнул из темной мути, в которой плавало мое сознание, то сразу же попытался вскочить на ноги и начать драться за свою жизнь, но из-за подкосившийся ноги, грохнулся обратно на траву.
        - Ну и что это было? - проговорил я с меньшим, чем в первый раз удивлением.
        Я снова был на том месте где, убегая от людоедов, прилег набраться сил. Сидя на траве, я принялся прикидывать варианты где и почему я мог оказаться после того как заснул, и пришел к некоторым учитывающим специфику моего дара итогам: это мог быть сон, будущее или прошлое, другое пространство и т.д. Моя рана на ноге никуда не делась, и это наводило на логическую мысль, что в моем сне - будущем - прошлом - другом пространстве, меня могут убить?! Я еще раз припомнил подробности того, что со мной происходило до того как я погрузился в сон. И увязал свое закончившееся ранением приключение с приступом, вероятнее всего он все-таки произошел и повлек за собой такие странные последствия. И все же, это наверно был не сон, потому что я ужасно хотел спать. Откровенно говоря, засыпать было страшновато, но от физиологической потребности как не крути, никуда не денешься, да и сон приглушит боль от раны, которая сначала показалась мне страшнее, чем есть на самом деле, а так оказалось царапиной, хоть и большой.
        Проснулся я от мучающей меня жажды. Немного полежав, я встал, осмотрел рану, признал ее не существенной и на подгибающихся ногах отправился искать воду.
        Спустя час блужданий по лесу, я наконец-то был вознагражден за свое упорство, едва пробивающимся сквозь землю родничком. Я напился и промыл рану. Сначала не спеша, а затем все быстрее и быстрее, я побежал по кривой звериной тропе.
        Мой корявый бег прервал, так некстати подвернувшийся под ноги белесый корень дерева. Запнувшись об него, я кубарем покатился по тропинке, при этом набив себе уйму шишек. Во время падения, я подвернул ногу и пропахал мордой лица неплохую грядку.
        Твою мать, как же не вовремя! В сердцах морщась от боли, прошипел я. К ране добавился еще и вывих, теперь людоеды в два счета догонят хромоногую дичь. Превозмогая боль в щиколотке, и припадая на правую ногу, я побежал дальше.
        Я бежал весь день, поврежденная нога опухла и своими размера могла бы посрамить конечности слона.
        Вечер многострадального дня наступил как-то внезапно. Вот вроде бы светит солнце, а через секунду уже сумерки.
        Я в потемках сел под ближайшее дерево и начал думать. Что же делать дальше? Громко урчащий желудок мешал сосредоточиться на плане моего спасения. Я посидел так пять минут, ничего не придумал, подгреб коленки поближе к груди и постарался уснуть.
        - Ну вот, опять - проговорил я грустно.
        Теперь я перенесся в каменную, без оконных проемов, комнату. Ее освещало лишь небольшое количество стоящих на полу восковых свечей. Если приглядеться, из свечей, получается какая-то странная фигура. Чем-то она мне напоминала, знак "бесконечность". В этот раз я был одет в черный балахон с глубоким капюшоном, позволяющим напрочь скрыть свое лицо. Я что, в монастыре? Интерьер похож, да и обстановка что надо. Неожиданно раздался скрип, у меня заломило в зубах, это скрипели ржавые дверные петли. В комнату начали просачиваться монахи. Может они конечно и не монахи, ну уж точно похожи, буду называть их так, пока точно не узнаю кто они.
        Когда вошедшие субъекты расположились вокруг знака, составленного из свечей, я смог пересчитать их, монахов было девять, включая и меня.
        - Ну что ж братья! Мы собрались здесь, что бы Подумать! - начал говорить красивым поставленным голосом один из присутствующих.
        Он, как и все собравшиеся надвинул на глаза капюшон, в мерцающем свете свечей были видны только его шевелящиеся губы.
        Подумать? Это я могу. Убивать меня не станут, что не могло не радовать, так что это наверно я удачно попал, могло быть и хуже.
        - Вопрос задаст Первый брат, - сказал все тот же оратор и сам же продолжил: - Сколько раз в жизни проигрывает человек? Кинем жребий кому отвечать.
        В середине фигуры в маленьком, созданном из воздуха вихре, закружились игральные кости. Могу поклясться, их там раньше не было! Кто-то из присутствующих владеет телепортацией и способностью ветер? А может просто маг? Но мне почему-то кажется, что я все еще на острове, а там, как известно магия не действует!
        Я еще раз оглядел собравшихся людей. Судя по всему, говоривший и есть Первый брат. На всякий случай я подсчитал, что если считать почасовой стрелке то я являюсь, Шестым братом, а там кто его знает какие тут правила, может монахи стоят не по порядку, а как им вздумается.
        Тем временем кости упали на пол и на одной костяшке красовался ноль, а на другой цифра три. Хм... какие-то специальные кости?
        - Отвечает Третий брат! - объявил Первый.
        Все монахи уставились на третьего по порядку человека. Значит, я все-таки был прав в своих подсчетах.
        - Много, - ответил монах.
        - Ты должен назвать точное число, - внес ясность Первый брат.
        - Я не знаю, - проговорил человек, как мне показалось со страхом.
        - Ты знаешь правила, ты должен ответить! - не унимался Первый брат.
        Похоже, он здесь был кем-то вроде распорядителя. Бросив взгляд на кости, я поправился, или крупье, может у них здесь подпольное казино?
        - Пусть будет тысяча! - выкрикнул Третий и вжал голову в плечи.
        - Это не правильный ответ, - произнес "крупье" спокойно.
        Произошедшее далее, повергло меня в шок. Третьего брата втянуло во вдруг разросшийся до приличных размеров вихрь, а затем бедного монаха перемололо в однородный фарш.
        Ни фига себе не будут убивать! А если бы выпал мой номер, что тогда? Я же не знаю ответ! Вот так интеллектуальное казино, вот так монастырь!
        - Продолжим братья. Вы знаете правила, но я все равно напомню, вопрос будет разыгрываться до тех пор, пока кто-нибудь правильно на него не ответит, всего будет три вопроса, победители или победитель, смогут задать любой вопрос Символу, - как ни в чем не бывало, вещал распорядитель.
        Вновь завертелся принявший свои обычные размеры вихрь. Не знаю, что думали другие участники "воскресного" шоу, но я думал, только не шесть, только не шесть... и правда, выпало не шесть, а две тройки.
        - Вопрос достаётся Шестому брату.
        Монахи дружно посмотрели в мою сторону.
        - Может выпал Тридцать Третий Брат? - предположил я робко.
        - Не увиливай Шестой брат! - в голосе крупье не было даже тени намека на улыбку. - Ты знал, на что шел! Отказаться нельзя!
        Как же, знал, тихо-мирно, никого не трогая лег себе поспать, а тут такое!
        Я решил предпринять еще одну попытку разрядить ситуацию:
        - Может кости подсказывают нам, сообразим на шестерых?
        От одного из монахов донесся короткий смешок, который немного подбодрил меня.
        - Отвечай, - Первый брат был непреклонен.
        - Можно повторить вопрос?
        Потяну время, авось что случиться.
        - Сколько раз в жизни проигрывает человек?
        Я всерьез задумался. Время шло, а я не мог придумать никакого логического ответа. Я уже решил попробовать силой выбраться отсюда, как вдруг в моем сознании блеснула догадка. А почему бы и нет? Что-то лучше я все равно не придумаю, а прорываться силой это самоубийство.
        Я словно бросившись в омут, выпалил:
        - Один!
        - Это правильный ответ, - протянул Первый с явным удивлением. - Человек в своей жизни проигрывает только раз, смерти.
        Ай да я! Ай да молодец! Мысленно хвалил я себя.
        - По правилам, теперь ты задаешь вопрос, - сказал распорядитель, обращаясь ко мне.
        Я задумался, что бы такое придумать? Может спросить о ритуале, как уберечься от его последствий? Но поразмыслив, я решил отказаться от этой идеи. Я сам не знаю ответ на этот вопрос, а судя по всему, организация здесь серьезная, могут и почуять нечестность, а там и в вихрь недолго угодить, лучше не рисковать.
        - Как называется частица, из которой состоят абсолютно все живые или не живые организмы? - произнес я, вспомнив школьные уроки на которых нам рассказывали, что совсем недавно, наши ученые открыли неизвестную ранее величину и обозвали ее Частицей Бога.
        - Ну что ж вопрос принят, кинем жребий, - сказал Первый.
        Костяшки упали. Отвечать пришлось Пятому, а потом и Седьмому брату, только монах, носящий кодовую кличку Второй, правильно ответил на мой вопрос, чем заставил меня изрядно удивиться, я-то думал, что мой мир самый прогрессивный.
        - Пришел мой черед задать вопрос, - произнес Второй. - Звучит он так, какая самая лучшая приправа для еды?
        - Вопрос принят, кинем жребий, - сказал распорядитель традиционно.
        Кости весело закружились в маленьком смерче и докружились до цифры девять.
        - Право ответа выпало Девятому брату.
        "Крупье" уже начинал раздражать, традиции традициями, но и тут все же не дебилы собрались, зачем попусту сотрясать воздух?
        - Соль, - недолго думая, уверенно проговорил монах.
        - Не правильно, - сказал автор вопроса с едва заметной ехидной улыбкой.
        - Нееееет, - последнее, что успел воскликнуть Девятый, перед тем как его постигла учесть других, неверно ответивших.
        А ведь это последний вопрос, с запозданием дошло до меня, а нас осталось всего пятеро, отбросим Второго, так как это он загадал загадку, значит, ответ будет разыгрываться между четырьмя, так что шанс того, что он выпадет именно мне, составляет двадцать пять процентов. Что ж, неплохой расклад.
        К реальности меня вернул голос Первого брата:
        - Отвечает Восьмой брат.
        - Если это не соль, то сахар. Мой ответ сахар!
        - Это не правильный ответ, - произнес Второй брат злорадно.
        Монах, ответивший неправильно, проследовал известным маршрутом. Ставки повышаются. Теперь нас четверо: я, Первый, Четвертый и Второй. Костяшки упали очень удачно для нас с Первым и неудачно для Четвертого.
        - Отвечает Четвертый брат, - "крупье" был верен себе.
        - Мне надо подумать, - ответил монах.
        - Думай, но как только песок иссякнет, ты должен дать ответ.
        Откуда не возьмись, рядом с вихрем появились песочные часы. Не, ну тут точно кто-то владеет телепортацией, или чудовищно раскачанным даром.
        Спустя пару минут Четвертый убитым голосом сказал:
        - Перец.
        Я уже знал, чем закончиться его ответ. Вопрос явно был не о специях, здесь было что-то другое, но вот что? От всех этих переживаний, я как не странно проголодался.
        - Неверно, - пропел Второй, чуть ли не пускаясь в пляс.
        Ему так нравиться смотреть на смерть других людей? Больной он что ли? Глядя на этого маньяка подумал я. Спустя секунду, вопрос жизни Четвертого был решен. Игра возобновилась. Теперь или я, или Первый. Вдруг у меня в голове молнией сверкнула мысль, а какого черта я не пользуюсь своим даром? Это же самая работа для него! Совсем разучился думать, до сих пор мыслю как обычный человек. Сосредоточившись, я впал в транс и попытался подправить скакавшие в воздухе кости. Миг и я испытал дикую, ни с чем несравнимую боль.
        Очнулся я уже на полу, надо мной грохотал голос распорядителя:
        - Влиять даром на игру, нельзя! Еще один проступок и смерть! Тебе понятно Шестой?
        - Да, - прокряхтел я, стоя на коленях и зажимая хлещущую из носа кровь.
        Попытка не пытка? Так, по-моему, звучала любимая пословица Луция, так вот хрен! Попытка еще какая пытка, если выживу так ему и передам.
        Я, превозмогая все еще не отпускающую меня боль, встал, и посмотрел на вихрь. Он в этот момент отпустил кости и я почему-то совсем не удивился, когда отвечать выпало мне.
        - Все и так понятно, - перебил я, раззявившего рот для констатации очевидного факта Первого.
        "Крупье" весьма не одобрительно посмотрел на меня.
        Я стою на пороге смерти, а чувство голода только нарастает, ему невдомек, что мне больше никогда не покушать. Эх, я бы сейчас все что угодно съел ... а если это!
        - Голод мать вашу! Это голод! - крикнул я и злорадно посмотрел на вытянувшееся лицо Второго.
        В этот момент Первый вскинул руки и в нас со Вторым полетели маленькие кинжалы. По одному на брата. Меня спасло то, что я как-то неосознанно дернулся, и кинжала вместо того, что бы воткнуться мне в шею, попал в ключицу. Я упал, но боли не было. Мое сознание начала затягивать темнота. Из нее на меня смотрели безжизненные глаза Второго.
        Я очнулся под тем же деревом где и уснул. Осознав, что произошло, я чуть не взвыл от досады. Как же так? Я же выиграл! Было самое время задать вопрос Символу! А этот гад меня почти убил! Ладно, Второй, тот заслужил, но я-то?
        Гнев раздирал меня изнутри, злость душила меня, эмоции были очень яркими, мне было трудно потушить их. Через некоторое время я титаническими усилиями воли справился с ними и начал размышлять рационально. Наверно мои путешествия неизвестно куда, имеют какое-то ограниченное время, и когда оно подходит к концу, то срабатывает невидимый таймер. И опля! Я уже снова на острове. Или, моя почти смерть переносит меня в реальность. Я был ранен оба раза. Кстати рана. Я осмотрел ключицу и обнаружил в ней хвостик кинжала. Потянув за него, я извлек изукрашенный изображениями Символа маленький меч. Он был не больше моей ладони и не предназначался для метания. Но Первый как-то умудрился метнуть его в меня. Необычное оружие. Оно совсем не вызывало боль, я не чувствовал ее, не в момент его проникновения в мое драгоценное тело, не в момент извлечения его оттуда. Странно все это.
        Внезапно мои мысли переключились на более насущную тему, людоеды уже скоро должны меня догнать, что не есть хорошо. Прикинув все за и против, я пришел к довольно рискованной идее, а почему бы не организовать засаду? Людоеды явно не будут ожидать такой подлянки от человека, держащегося из последних сил. Решившись на этот план действий, я начал искать подходящее место для моей затеи. Мой выбор пал на узкую тропинку. Она пролегала среди жестких стеблей бамбука. Наломав палок и выбрав среди них наиболее острые, я начал втыкать их в поверхность тропинки. На краю сознания начали формироваться вполне осуществимые дополнения к первоначальному плану.
        Я встал на дальнем конце сплошь утыканной кольями тропинки и принялся ждать преследователей.
        Через час моего ожидания, когда наверно уже все насекомые острова успели поставить автограф на моем теле, появились людоеды, по части внешнего, не очень чистого вида, они выглядели еще хуже, чем я.
        Тяжко далась им эта погоня, подумал я и испытал некоторую гордость за свою прыть. К несчастью людоеды были полностью экипированы. Во время преследования они не побросали свою амуницию, а тащили ее на себе и сейчас поспешно в нее облачались.
        Горцы, подготовившись, встали перед моей импровизированной "дорогой смерти" и, видя, что я не куда не тороплюсь, принялись совещаться.
        Когда преследователи приняли, какое-то решение, вперед вышел бородатый и начал кричать мне:
        - Сдавайся, Головорез! Мы не причиним тебе вреда!
        - Корфиняни не сдаются! - выкрикнул я с пафосом.
        - Твои колья выглядят смехотворно! Мы без труда преодолеем их! Лучше сам иди к нам, иначе мы поймаем тебя и потащим на веревке! - начал угрожать горец.
        - Так идите и поймайте меня!
        - Сдавайся! Болезнь убьет тебя! Только в горах тебе могут оказать помощь! - продолжил уговоры бородач.
        Интересно, почему именно его послали на переговоры? Логичней было бы, если б пошел сам капитан.
        - Нет! Я сам справлюсь со своим недугом! Уходите!
        Мне бы на самом деле ту уверенность, которая прозвучала в моих словах.
        На этом первоначальная фаза переговоров закончилась. Капитан махнул рукой бородатому и тот подбежал к нему. Людоеды опять учинили собрание.
        Горцы немного пошептались, и вот уже один из них со страхом крадется по тропинке. Я без происшествий дал ему пересечь утыканную кольями тропинку. Приблизившись ко мне, супостат выхватил оружие и попробовал огреть им мою многострадальную головушку. Я скользнул в поток будущего и без труда перехватил руку с зажатым в ней клинком, после чего толкнул горца на притаившиеся за его спиной колья. Короткий вскрик и вот я уже счастливый обладатель железяки, а людоед кола в сердце. Горцы стояли с вытаращенными глазами. Такой фокус для них явно был неожиданностью.
        - Кто следующий? - крикнул я, воинственно потрясая оружием.
        Людоеды, отойдя от шока, в третий раз решили обмозговать ситуацию. По тому, как долго они перешептывались, я понял, что к общему знаменателю они еще не скоро придут.
        - Да что думать! Идите все сюда! Это обычная тактика трусов! - подсказал я, нерешительно переминающимся людоедам.
        Горцы последовали моим словам и не спеша направились ко мне. Я решил немного ускорить дело и поковылял навстречу жителям гор. Я шел, стараясь сильнее преподать на раненую ногу. Так я выгляжу наименее опасным. Может кто-нибудь из людоедов расслабиться, чем я не премину воспользоваться.
        Надеюсь, среди гущи кольев, мне будет сподручней сражаться с превосходящими силами противника.
        С людоедами мы встретились примерно там, где я и рассчитывал. Это был полукруг, по краям которого стояли мои "украшения". Он был достаточно большой, что бы вместить всех участников будущей драки, но при этом горцам все же придется потолкаться.
        - Последний шанс сдаться, - сказал капитан для формальности.
        Он, как и остальные его воины понимал, я не отступлюсь.
        - Неа, - ответил я и атаковал ближайшего горца.
        Бой с остатками конвоиров начался не совсем так, как я рассчитывал. С самого начала я начал пропускать слишком много скользящих ударов. Поодиночке они не причиняли мне никаких неудобств, но вот все вместе грозили нарушить целостность кожного покрова моего драгоценного тела.
        Я вертелся ужом на раскаленной сковородке. Повсюду мелькали клинки людоедов. Я старался приноровиться к бешеному темпу поединка, но все равно не успевал, их было слишком много для меня. Вот особенно ловкий удар капитана, оставил на все той же невезучей ноге длинный порез. Коротышка не зря стал одним из лидеров горцев, он очень умело сражался. Мной завладела ярость, все мысли отошли на второй план, глаза заволокло кровавой пеленой. Казалось, мозг отключился, но при этом я почувствовал, как моя способность включилась на все обороты. Сердце бешено застучало, разгоняя кровь по венам.
        Через какое-то время мой дар начал работать на полную мощность. Я начал контролировать ход бой. Летящий мне в грудь меч, был отбит таким образом, что бы по рукоятку войти в живот одного из горцев. Его остекленевшие глаза с недоумением взирали на убивший его меч соплеменника.
        После смерти одного из нападавших сражаться стало значительно легче, но поединок все равно надо заканчивать пораньше, от кровопотери у меня начинала кружиться голова. Слава Богу, ярость позволила заглушить боль от полученных ран и усилить способность. Лишь бы не перегрузить сердце и не сдохнуть.
        Второго людоеда, я убил с помощью "воздействия". Я изменил полет его меча так, что он зацепился за бамбуковый стебель, чем я с успехом и воспользовался, применив свой любимый прием и отрубив ему голову. Да, отсекать непутевые головы у меня знатно выходило, прозвище, данное мне на Арене, оправдывало себя.
        Капитан, осознав изменения в бою, начал более остро атаковать меня, стремясь убить, а не вывести из строя, как он делал это в начале. Похоже смерть подчиненных не оставила горца равнодушным и он наплевал на приказ своего вождя.
        Не знаю как, но маленький капитан умудрился кончиком клинка, распороть мне правую бровь. Кровь заливала глазную впадину, это существенно мешало мне отбиваться от воодушевившихся успехом своего командира, горцев. Людоеды снова прибрали инициативу к рукам. И только случайность, помогла бы мне выпутаться из сложившийся ситуации. С помощью дара, я сам мог создать такую случайность.
        Первым делом надо разобраться с капитаном, решил я. Когда он снова попытался атаковать мои ноги, я отбил его клинок и ударом здоровой конечности отправил его прямиком на бамбуковые колья. Дар подсказал мне, как и куда бить. Не знаю, что было тому виной, ярость или какие-то другие мои достижения работы с даром, но в этом бою я познакомился с новой гранью способности. Память крови открыла мне новое направление использование дара. Окунаясь в будущее я мысленно задавал параметры тем действиям, которые я хотел бы чтобы произошли. К примеру смерть капитана. Я видел, что должен буду сделать для того что бы это случилось. Но, к моему огромному сожалению не все мои команды были выполнимы, и не на все из них у меня хватало сил. Я например не мог используя дар убить сразу всех людоедов или хотя бы парочку противников, кроме того эта новая грань дара, жрала просто уйму силы. Я мог только один раз использовать ее. Может быть, был бы я полным сил, тогда бы и пару раз смог бы использовать "подсказку", назову новую способность так, но сейчас мое сердце пронзали жгучие боли, предвещающие надрыв дара и мой конец.
        Помогло мне то, что после устранения своего лидера, горцы как-то морально подсели и почти не оказывали сопротивления моим атакам.
        Бой подходил к своему завершению. Я отключил способность. Всех оставшихся кроме одного горцев, я убил собственными навыками владения мечом. Напоследок я оставил бородатого и сейчас остался с ним один на один. Еще пару секунд позвенев с ним клинком, я выбил оружие из его руку и приставил меч к беззащитному горлу горца.
        - Я же говорил тебе! Лучше б вы отпустили меня по-хорошему! - произнес я запыхавшимся голосом.
        Все-таки без использования дара, я оставался весьма посредственным бойцом.
        - Я не мог нарушить приказ, если бы мы вернулись без тебя, то нас бы все равно убили.
        - Но вы ведь могли не возвращаться! Могли перестать быть людоедами! - попытался вразумить я бородача.
        - Ты не понимаешь! Одиночкам не выжить на острове! - воскликнул безоружный горец, при этом кончик моего меча прочертил кровавую линию по судорожно ходящему под кожей кадыку людоеда.
        - Но зачем же есть себе подобных? - задал я, больше всего интересующий меня вопрос.
        - Я здесь больше десяти лет. Когда я попал сюда, то рассуждал, так же как и ты. Был такого же мнения, но через несколько лет вегетарианская диета встала поперек горла, и я решил присоединиться к людоедам. Этот проклятый остров обнажает самый темные уголки человеческой души.
        Когда воин перестал изливать душу, я пробил ему горло. Труп Мика упал к моим ногам. Я устало оглядел поле боя, содрал с трупов подходящую мне по размеру амуницию и взял мешок повместительнее. Теперь можно про запас набрать фруктов, а не лазить за ними по деревьям каждый раз как проголодаюсь. Помародёрничав, я с наслаждением сбросил свои лохмотья и облачился в броню. Хоть издалека, но я стал походить на воина.
        Прошло уже два дня, с моей расправы над людоедами и все это время я восстанавливался после боя. Мне изрядно подпортили шкуру. Как только мой организм пришел в норму, я задался целью добраться до деревянной крепости, где остался Гор. С моим усилившимся даром я имел реальные шансы освободить всех пленников и отомстить ненавистному телепату. Поразмыслив немного, поиски Эрани я оставил на потом. Приступы хоть и доставляют неудобства, но вроде бы не совсем смертельные. Да и, кроме того, я просто сгорал от любопытства, что я смогу узнать из переносов? И где я окажусь в следующий раз?
        Каждую свободную минуту я решил тренироваться с двумя мечами. Второй клинок, который показался мне наиболее удобным, я взял с трупа бородатого. К этой мысли я пришел, оценив прошедший бой с людоедами. Имея два оружия, мне было бы гораздо легче расправиться с супостатами. Пока у меня не очень хорошо выходило сражаться обеими руками, Учитель показывал мне как биться с мечом и щитом, так что второй клинок придется осваивать самому. Поначалу я решил использовать его скорей как подмогу, а не как самостоятельную угрозу жизни противника.
        Наступала ночи, я устраивался на ночлег возле небольшого озерца, скорее даже большой лужи, и мне в голову пришла очень интересная мысль. Неужели за все годы существования Дантона никто из агрессоров не смог вычислить, где он находиться? Ведь похитители дочери Гора преспокойно вернулись в свой лагерь. Они почти наверняка узнали от нее месторасположения города мирных, так почему же за все время которое я провел у них в заключение, никто и не почесался начать приготовления к нападению на Дантон? Все дантонцы свято уверенны, что агрессоры не знают координат города. Возможно, существует какое-то соглашение между Луцием и агрессорами или Советом и агрессорами? Под такие животрепещущие мысли я и уснул.
        Посередине ночи, меня разбудило ведение... люди, способные, озеро... твою мать, через несколько секунд на месте моей ночёвки будут гости. Решив не испытывать судьбу, я аки огромный заяц запрыгнул в кусты и принялся ждать визитеров. Как только я примостился за роскошными зарослями каких-то одуряюще пахнущих цветов, в зоне видимости появились вооруженные люди. Что они здесь делают? Ночью, да еще с оружием наготове? Может их, мучает бессонница? Или они все лунатики? Тихо посмеявшись над последними предположениями, я поймал себя на мысли что после приступов, совсем перестал чувствовать страх, такое ощущение, что это чувство кто-то выключил. Между тем, ночные пришельцы начали рыскать около того места, где я совсем недавно предавался ангельски безмятежному сну.
        Один из людей наклонился над, ранее служившей мне не совсем роскошным лежбищем, землей, и произнес:
        - Недавно он был здесь, мой дар четко видит его след.
        Не надо быть гением, что бы понять, кого выслеживают "лунатики". Наверно это был отряд людоедов, посланный проверить, что же случилось с их соплеменникам, которые не доставили победителя Арены. Нашли же меня так быстро, потому что один из них способный, судя по его словам, он обладает даром связанным со способностью выслеживать, возможно, до попадания на остров он был охотником.
        Ну что ж, сидеть в кустах не имело смысла, надо делать ноги, сражаться с ними я не счел возможным, лучше заманить их в удобное для меня место, где я пополню счет отправленных мной к праотцам людоедов, надеюсь, они попадут к ним на закуску. Я принял решения и ломанулся прочь от неожиданных проблем. Свозь шум ломаемых мной веток, я услышал крики горцев, потом различил и топот преследующих меня людей.
        Опять бега, с такой богатой практикой я стану одним из лучших легкоатлетов своего мира, если когда-нибудь вернусь домой. Как я заметил по прошлым забегам, во время быстрой работы ног, меня тянет порассуждать на темы совсем не связанные с моим нынешним печальным положением. Сейчас, например, мне вспомнились наши дебаты с Луцием, по поводу того, что все люди, так или иначе попавшие на остров, говорят на одном языке. Призрак выдвинул теорию, что мы разговариваем на языки едином для всех живых существ, изначально присутствующем в каждом мире, но по большей части забытом, обозвал он его "птичий" язык. Я в свою очередь соглашался с ним почти во всем, кроме названия, оно казалось мне, мягко говоря, странным. Ну какие здравомыслящие люди будут говорить на птичьем языке?
        Тем временем занятый своими мыслями я и не заметил, как отстали преследующие меня людоеды, видимо опыта бега по ночным джунглям у них было заметно меньше чем у меня, или может мне помогал дар, с помощью которого я точно знал, где находятся деревья, кусты, кочки и т.д.
        Я бежал до самого утра и остановился только когда увидел уж очень знакомую скалу. Вспомнив, что именно здесь, я убил своего первого людоеда, недолго думая, я решил провернуть похожий трюк и с моими недоброжелателями, которые уже скоро должны догнать меня.
        Насколько я умею считать в темноте, горцев было восемь тушек. Камней, которые я смогу с помощью небольшого вмешательства в будущее, спустить на головы людоедов, было всего два, что весьма опечалило мой воспрянувший духом энтузиазм. Но засаду после небольшого колебания, я решил все-таки устроить здесь, минус два противника, тоже не плохо.
        Стоя в тени, падающей от скалы, я оставался для горцев не замеченным, до тех пор, пока они не выбрались на тропинку.
        На всякий случай я все же решил убедиться, что это именно за мной.
        Я вышел из тени скалы и произнес:
        - Ребята вы кого-то ищите?
        Преследователи на миг растерялись, увидев перед собой спокойно выступившего из тени человека, но через секунду опомнились.
        Способный, а я узнал его, несмотря на то, что видел всего один раз и то ночью, что-то шепнул самому рослому горцу и тот произнес:
        - Да, мы ищем тебя. Если ответишь на пару вопросов, может быть, тогда мы не станем тебя убивать.
        - У меня найдется пару секунд, для таких воспитанных джентльменов, - ответил я, дерзко усмехнувшись.
        - Почему все люди, с которыми ты шел из города, мертвы? И даже не думай врать мне, мы знаем кто ты такой!
        - Несчастные случаи. Может они употребили в пищу, служителя какого-нибудь смертельно обидчивого бога? И тот их наказал? - предположил я с долей юмора в голосе, внимательно следя за движениями людоедов, среди которых нарастало раздражение.
        - Мой отряд проходил место, где лежало несколько трупов моих соплеменников, они умерли от ударов меча. Как ты мне это объяснишь, шутник? - в голосе лидера горцев прозвучал еле сдерживаемый гнев.
        - Они решили сожрать меня на ужин и не могли придумать, каким способом лучше приготовить, начали ссориться и вдруг как начнут убивать друг друга! Я кинулся разнимать их, и тут они как давай накалываться на мой меч...
        - Убьем его, он исчерпал чашу моего терпения - приказал главарь, прервав мою ахинею.
        Людоеды организованно двинулись на меня. Они стремились окружить свою предполагаемую жертву и не дать ей сбежать.
        Я применил дар и от камней погибли, на мой взгляд, самые опасные бойцы, рослый предводитель горцев и способный. Оставшиеся людоеды опешили от столь нелепой, если не знать подробностей, смерти. Посильнее сжав рукоятки клинков, я кинулся в атаку, чем еще больше смутил горцев, так и не понявших, кто убил их соплеменников. Первыми же ударами я серьезно ранил одного и отрезал кисть руки другому бойцу. Калека схватился здоровой рукой за обрубок, а затем, визжа как свинья, кинулся прочь от места схватки. Почему он не схватил утраченную часть своего тела? Схарчил бы с чаем на обед. Какие-то странные мысли лезли мне в голову, с такими и до психушки недалеко.
        - Смотрите, как убегает ваш соплеменник! Аж руку забыл! - проорал я весело.
        Горцы не дрогнули после столь неудачного для них начала. Они разошлись, чтобы не мешать, друг другу махать клинками и начали действовать как единый организм, дополняя и замещая друг друга. Меня начали теснить. Я совсем не ожидал подобной подставы и теперь сожалел, что ввязался в драку, но бежать было поздно.
        Похоже, опыта боев в команде, у них было хоть одним местом кушай. И что самое пакостное не один из моих противников не допускал не единой, даже самой маленькой ошибочке, я же в свою очередь скакал как взбесившийся бандерлог, желая не допускать соприкосновения, ярко блестевшего на солнце железа со своим, еще очень нужным мне телом. Рисунок сражения напоминал мне битву с четырехруким. Я решил поступить точно так же, как поступил на песке амфитеатра. Я начал с помощью дара изменять положения камней под ногами людоедов. Вскоре мои ухищрения принесли первые плоды. Горец, находившийся по правую руку от меня, чуть покачнулся, вследствие чего не успел вовремя парировать стремительно несущеюся к нему смерть. Клинок вошел ему точно в сердце.
        После гибели еще одного людоеда, любители человечины стали заметно осторожнее. Такой ход боя меня более чем устраивал, у меня появилось время подумать над дальнейшими действиями по нейтрализации противников. Решив пойти на риск, я обоими клинками начал атаковать крайнего горца, мне хватило пары секунд, что бы вспороть ему грудную клетку. Добить оставшихся воинов не составило особого труда.
        Я провел ритуал над мертвым способным и снова усилил свой дар. В этот раз я почувствовал небольшое головокружение, но в обморок не упал, ритм сердца едва-едва изменился, наполняясь новой силой.
        Стоя над мертвыми людоедами, я думал не о том, что снова убил кучу людей и пошёл на поводу у своей зависимости, а радовался тому, что вышел к знакомым местам. Теперь мой путь к Гору будет не таким тернистым. И когда я найду лагерь оборотней, где добрым словом, а где каленым железом, блохастые мне подскажут, как найти Арену. Когда в прошлый раз меня везли в Вашшукани, я из-за высоких бортов телеги не смог запомнить дорогу. Надеюсь, Эрани все еще в городе агрессоров и мне удастся отыскать ее.
        - Хватай его! Чего стоишь, рот раззявил! Помогай! - кричал мне странного вида парень.
        Я хоть и ожидал ночной приступ, но он все равно застал меня врасплох. Я еще никогда, сразу, не попадал в гущу событий, а тут такое...
        Парень продолжил орать:
        - Быстрее! Людоед тебя задери!
        Значит, здесь тоже есть людоеды, автоматически отметил я, разглядывая представшую передо мной картину.
        Молодой парень, чуть постарше меня, с исполосованным шрамами лицом, тащил связанного, по всей видимости, оглушённого или мертвого человека. Глядя на парня, сначала, я не обратил внимания на шрамы, меня привлекли его глаза, это было что-то! Они были ярко-синие и в прямом смысле светились синим светом, как будто кто-то поставил ему подсветку.
        Между тем связанный мужик начал приходить в себя, чем вызвал бурную реакцию светилоглазового:
        - Он очнулся! Он очнулся! Хватай его за ноги!
        Поразмыслив, я и все-таки решил помочь крикливому парню.
        - Куда тащить-то? - спросил я, схватив мужика за ноги, но тут же и сам понял, увидев в дали очертания Храма Даров.
        - В храм, - выпалил парень, обливаясь потом то ли от страха, то ли от тяжести нелегкой ноши.
        Нести мужика было очень неудобно, он не желал быть послушным бревном и все время лягался спутанными ногами.
        По пути я спросил у своего новоприобретенного знакомого:
        - Зачем мы тащим его в храм? Он явно против.
        - Посмот... - прохрипел парнишка.
        Да уж физической силой и выносливостью Бог светилоглазова обделил, но хорошо, что уже показались двери храма. Еще пару десятков метров и мы будем на месте.
        - Посмотри ему в глаза, - выговорил парень с трудом.
        Последовав совету спутника, я взглянул в лицо пленника и почти сразу все понял. В его взгляде не было разума, а только все поглощающая жажда убийств.
        - Он что хлебнул крови способных? - задал я вопрос, ответ на который в принципе был и не нужен.
        - Кого?
        - Ну этих, проклятых, - вспомнил я свое прошлое путешествие в Храм Даров.
        - Да, он совершил ошибку, - произнес с печалью парень.
        А уж сколько я совершил таких ошибок, лучше и не вспоминать. Глядя на связанного мужика, я думал о том, что на меня ритуал, почему-то действует по-другому.
        - Тебя как зовут? - спросил я парня.
        - Адам.
        - А я Ева! Шучу. Джо, будем знакомы. Мы убьем его Адам?
        - Зачем? - спросил парень с огромным удивлением.
        - Он же того, с катушек слетел, умом тронулся...
        - Мы поступим как обычно.
        - А как мы обычно поступаем?
        - Ты что по моим глазам не понял, кто я?
        Адам посмотрел на меня с каким-то разочарованием.
        - Понимаешь, у меня с детства плохая память, могу все что угодно забыть, - сказал я как можно тверже и с болью в голосе.
        - Ааа, тогда понятно, - протянул мой собеседник.
        Дотащив и втащив внутрь Храма Даров нашу ношу. Мы расположили мужика на всё тех же цепях, что я распутывал в прошлый раз.
        - И что теперь? - задал я Адаму вопрос.
        Тот повернул ко мне голову, и я увидел, что свечение в его глазах усилилось. Меня это немного смутило, но я все же попросил:
        - Разъясни мне свои планы.
        - Сейчас я создам внутри его мозга в дополнение к уже существующей, новую личностную матрицу, ей и отойдут все психические последствия употребления крови проклятых.
        - А он не рехнётся? Очнулся, а у тебя в башке кровожадный сосед, - спросил я удивленно.
        - Я поставлю ему блок, он не будет ощущать новую личность.
        - Это получается, он сможет применять ритуал неограниченное количество раз, и ему будет пофиг на последствия?
        - Вообще-то все сильнейшие проклятые так и делают.
        У Адама от удивления, что я не знаю прописных истин, даже брови поднялись, но вспомнив про мою "забывчивость", он тут же решил пояснить:
        - Они, как только получают силу, тут же идут к таким как я и проводят все выше перечисленные процедуры. Жаль, что нас осталось так мало.
        - Почему вас мало? И кого вас? - произнес я отстраненно, обдумывая зародившуюся на границе моего сознание идею. Она была хороша, но я не знал, как приступить к ее воплощению.
        Уже ничему не удивляясь, Адам начал отвечать, попутно сверля взглядом прикованного к стене мужика:
        - Нас, это третьих воплощений силы Сознания. А мало нас осталось, потому что нас убиваю те же самые проклятые, которым мы ставили блоки.
        - Почему?
        - Не хотят плодить конкурентов за силу. Устраняя нас, они тем самым лишают других возможности не сойти с ума от приема крови.
        Мужик на стене дернулся и открыл глаза.
        - Где я? - спросил способный, очумело тряся головой.
        - Все в порядке, я провел процедуру блокировки, - ответил Адам успокаивающе.
        Не хрена себе, разговаривая со мной, он еще и ковырялся в мозгах мужика. Вот это высший пилотаж!
        - Повиси пока, - продолжил парень. - Надо что бы твой мозг привык и осознал изменения.
        В голове мысли скакали как сумасшедшие, я чувствовал, сейчас решается моя судьба, мне нужна такая же процедура, которую провел Адам для нашей бывшей ноши. Но как же мне заставить его провести ее для меня?
        - Послушай Адам...
        Я рассказал третьему воплощению силы Сознания, почти всю свою историю, после чего попросил помочь мне.
        - Хм... я знал, что на силу Видящих, кровь проклятых действует иначе, но что бы так! Перемещаться во сне! Это что-то из ряда вон выходящее.
        Адам обхватил тонкими пальцами подбородок и задумчиво посмотрел на меня.
        Вдруг какая-то мысль пришла ему в голову, и он произнес:
        - Опиши остров.
        Я как можно подробней рассказал про остров, Дантон, Арену и т.д.
        По тому, как блеснули его удивительные глаза, я понял, он что-то сумел разглядеть в моей истории.
        - Во сне ты проваливаешься в глубокое прошлое, - сказал Адам уверенно.
        - Почему ты так думаешь? - воскликнул я пораженно.
        - Здесь Дантона еще не существует, но ходят разговоры о создание подобного города.
        Аргумент, конечно, был не железобетонный, но я почему-то сразу ему поверил.
        - Ложись на спину, я проведу для тебя блокировку, но твои путешествия в прошлое, вряд ли на этом закончатся. Видящих очень мало, но я слышал от одного своего знакомого, что примерно так начинается вторая стадия силы Видения, - проговорил Адам, закрыв глаза и массируя вески.
        - И что мне ждать от этой стадии? - спросил я, ложась на холодный пол храма.
        - Физические изменения и новые возможности силы.
        - А какие именно?
        Если у меня будут такие же глаза как у Адама, то в случае своего возвращения домой я сразу же попаду в застенки каких-нибудь спецслужб.
        - Не знаю, - кратко ответил Адам.
        - А какие вообще бывают силы? - произнес я, стараясь выжать максимум информации.
        - Сила Сознания, Видения, ее еще называют Силой Пространства, Тела, Стихий, но хватит болтать. Закрой глаза, я начинаю.
        Послушавшись парня, я сомкнул веки и тут же провалился в темноту.
        Очнулся я, как и положено, на острове среди джунглей. И сразу же почувствовал изменение в психическом состоянии, мои чувства они были мои, а не навязанные кровью способных. Оказывается все это, проведенное после ритуала, время, во мне присутствовало затаенное желание убивать. Я сразу не смог распознать его, но все мои действия были направлены на лишение жизни обладателей дара. С исчезновением этого желания, я почувствовал огромное облегчение и даже немного станцевал от радости. Наконец-то я освободился от зависимости.
        Ну что ж, планы несколько меняются, теперь нет необходимости, во что бы то ни стало находить Эрани. Конечно, можно разыскать ее и рассказать, как бороться с последствиями приема крови, но что конкретно я ей скажу? Что я побывал в прошлом, где парень с прожекторами вместо глаз, создал мне личность в голове и тут же законопатил ее, чтобы я не свихнулся? Что благодаря этому, я теперь могу литрами пить кровь способных и не сойду с ума? Даже если она поверит. Как Эрани попадет в прошлое? Все же надо найти ее, решил я. Она мне помогла и будет подло не помочь девушке. Расскажу Эрани всю правду, а там уж она сама пусть решает, как ей распорядиться полученными знаниями. Может ей улыбнётся удача, и она найдет кого-нибудь, кто обладает силой Сознания?
        Забавно, если у меня сила Видения и я видящий, то получается обладатели силы сознания "сознательные"?
        Я посидел на солнышке, насладился чувством свободы и как-то походя, принял решение продолжить свои начинания. Надо постараться спасти Гора.
        До лагеря, где люди-волки держали пленников, я добрался без приключений, никто меня больше не преследовал и не пытался убить. Пару раз, правда, приходилось десятой дорогой обходить большие скопления агрессоров, но это были мелочи жизни. Самое главное, никаких приступов и неконтролируемых эмоций!
        Почти все время своего пути до деревянной крепости, я думал, как же мне освободить рабов? На ум не приходило не одного дьявольски изощренного плана, и я решил поступить по старинки, начну убивать выходящих из лагеря оборотней. А начну, пожалуй, с охранников, которые сопровождают собирающих плоды пленников.
        Когда я достиг лагеря агрессоров, наступил вечер. Я начал готовиться ко сну и как обычно начал собирать листья, чтобы устроить себе "королевское" лежбище. Стащив уже приличную кучу, я замер от ощущения, то ли ножа, то ли узкого меча, прижатого к моей многострадальной спине.
        - Медленно разворачивайся и не делай резких движений. Если понял меня, кивни, - дал мне указания приятный женский голос.
        Осторожно, чтобы не спровоцировать любительницу тыкать в спину ничего не подозревающих путников острыми предметами, я самозабвенно киваю головой и поворачиваюсь вокруг своей оси.
        Как глупо я мог погибнуть! А если бы она меня сразу убила, а не начала лясы точить, что тогда? Расслабился, почувствовал свободу, раньше каждые пять минут в будущее смотрел, а сейчас поверил в свою неуязвимость.
        Я повернулся, стоящая напротив меня миловидная девушка спросила:
        - Кто ты? И что ты здесь делаешь?
        Я молчал и рассматривал нежданно-негаданно оказавшуюся на моем пути представительницу женского пола, примерно двадцати пяти лет от роду. Она была высокого для девушки роста, где-то метр восемьдесят. Я, не отрываясь, глазел на смуглую кожу с проступающими рельефными мышцами. Симпатичное лицо, которое немного портила горбинка на носу. Русые, короткостриженые волосы. Меня немного смутили ее глаза, они были светлые, но я никак не мог различить их цвет. Не став мучатся догадками, почему это происходит, я все списал на недостаток света. Девушка была одета в легкие кожаные доспехи. У нее была заплечная сумка с весьма оттопыренными боками. Обута она была в мокасины из плотной кожи.
        - Я человек. Спать ложусь, - ответил я, нацепив глупую улыбку.
        Надеюсь, она посчитает меня идиотом, и уберётся восвояси, а то мне как-то не с руки ее убивать. В своей победе я был уверен. Ну что она может противопоставить моему дару?
        - Ты меня за дуру принимаешь? - воскликнула смуглянка гневно, но вспомнила, что неподалеку крепость агрессоров и перешла на шепот: - Быстро отвечай на мои вопросы. Кто ты? И что ты здесь делаешь?
        - Я человек, спать ложусь, - проговорил я как можно быстрее.
        Почему бы не позлить девчушку? Практики у меня давненько не было, а тут такой шанс...
        Лицо девушки пошло нездоровыми пятнами, глаза зажглись каким-то маниакальным огнем.
        - В переносном смысле олух!
        У нее как-то получалось, орать шепотом. Может способность такая? А что, в доме, где я жил с Сэмом, на третьем этаже снимала комнату семейная пара и жена постоянно пилила мужа. Да так громко, что все соседи просили быть ее посдержаннее. Может и моя ночная гостья такая же? Тогда неудивительно если у нее на острове проснулся подобный дар. Много-то не поорешь, мигом орущую голову отрежут.
        - Убери оружие, и мы спокойно поговорим, - предложил я.
        Девушка, немного поколебавшись, убрала кинжал и грозно произнесла:
        - Но если ты замыслил недоброе! Я голыми руками прибью тебя. А теперь отвечай на мои предыдущие вопросы.
        Меня так и подмывало сказать какую-нибудь ерунду и еще больше разозлить девицу, но я все-таки совладал с собой.
        - Меня зовут Джо. Я отбился от собирателей фруктов и умудрился заблудиться в лесу. Вот теперь не знаю где мое поселение.
        Я решил не выкладывать всей правды девушке, мало ли кто она.
        - Теперь твоя очередь, рассказывать.
        - Я Катарина, воин из клана Дерева, - произнесла смуглянка гордо.
        - А тут ты что делаешь? И что это за клан такой? Ты мирная или агрессор?
        - Полегче любознательный, я отвечу по порядку, - остудила мой пыл Катарина. - Мою младшую сестру украли люди-волки. Мой клан находиться на востоке. Не то и не другое, мы не людоеды, но бывает, воюем с мирными. Я удовлетворила твое любопытство?
        Почему она так уверена, что ее клан находится на востоке? Над островом частенько бывает несколько солнц, и хрен поймешь, где что находиться, как же она ориентируется? Луций как-то проговорился мне, что есть способ определения сторон света, но какой именно не сказал и я решил задать этот вопрос девушке.
        - Еще нет, как ты определяешь стороны света? Ведь небо некоторых миров не ограничивается одним светилом!
        - Некоторые виды деревьев могут указать тебе путь. Ты видел деревья с четырьмя толстыми нижними ветками?
        - Ага, они еще расположены на одинаковом расстоянии. Так ты хочешь сказать...
        - Да, эти ветки расположены точно по сторонам света! Самая длинная ветвь это юг, самая короткая север - поделилась Катарина, несомненно, очень важной информацией.
        Ох, не зря я ее встретил, ох, не зря. Красивая, да еще и умная. На миг перед моим мысленным взором предстал образ Мелиссы. Сразу как-то взгрустнулось. Как она там?
        Я прервал воспоминания и проговорил:
        - Если ты здесь, что бы освободить сестру, то я пожалуй, помогу тебе, тем более что и мой друг тоже в плену у оборотней.
        - Так ты же отстал от собирателей плодов!
        - Отстал с целью спасти друга. Да и неважно все это. У нас одна цель.
        - Ладно, сейчас давай устраиваться на ночлег, а утром, ты мне все подробно расскажешь, - произнесла Катарина и принялась собирать сухие ветки для костра.
        Я с интересом наблюдал за девушкой. Сам разводить костер я не умел, людоеды же, с которыми против воли путешествовал, пользовались специально обработанными камнями, а у нее как я погляжу, их нет, хотя может в сумке носит?
        Собрав достаточное по ее мнению количество валежника, Катарина протянула над ним руку и через миг ветки загорелись! Я чуть не подавился языком от удивления, вот это номер! Вот эта способность! Да она же за секунды спалит халупу агрессоров, те и пикнуть не успеют!
        - По-моему я влюбился, - протянул я, с изумлением глядя на костер.
        Девушка, усмехаясь, произнесла:
        - Ты не первый кто влюбляется в мою способность.
        - Представляю, что ты творишь, обладая таким даром.
        - Изначально мой дар был очень слабый, я едва-едва могла поджечь маленькую лучинку.
        - Как же ты его усилила? - спросил я с осторожностью.
        Напротив меня могла стоять потенциальная убийца сотен способных. Как же дальновидно я поступил, что не стал трепаться о своем даре.
        - Подрастешь, узнаешь, - отрезала девушка, гневно сверкнув очами и хмуря брови.
        Судя по лицу Катарины. Слова, о слабеньком даре, вырвались у нее неосознанно. Я начал анализировать ее поведение. Как то уж слишком быстро меняется ее настроение, вот она мило улыбаясь, смотрит на огонь, а через секунду готова разорвать тебя, что-то мне это напоминает.
        Я поспешил сменить опасную тему:
        - А из какого ты мира?
        - Его название тебе ничего не скажет, но все равно отвечу, Земли.
        После слов девушки меня как молотом ударило, я не успел подумать, а мой рот уже ошеломленно вещал:
        - Так остров проходил этот мир, аж больше двухсот лет тому назад!
        - А ты откуда знаешь? - глаза девушки превратились в две узенькие щелочки, весьма подозрительно глядевшие щелочки.
        - Я знаком с... человеком, он тоже с Земли.
        Пришлось выдать Катарине еще немного информации о себе.
        - Как его зовут?
        - Луций.
        - Луций мерзкий предатель! Вы с ним друзья? Ты знаешь о его проделках?
        Рука девушки взлетела на уровень моей груди. Вроде бы ничего страшного, мозолистая ладошка с обломанными ногтями, но после продемонстрированного ее хозяйкой уровня дара, мне стало как-то не по себе.
        - Я не понимаю о чем ты! Да я его видел, разговаривал с ним, но друзья слишком громкое слово для наших взаимоотношений!
        Катарина, подумав, убрала руку. Я мысленно выдохнул. Мне категорически не хотелось, быть заживо изжаренным.
        - То, что ты здесь и пытаешься вызволить своего друга, подтверждает твои слова, - проговорила способная задумчиво, при этом она очень забавно хмурила черные как смоль брови.
        - О каких проделках ты упомянула? - полюбопытствовал я, убедившись, что мне не угрожает опасность, и оказался совсем не готов к тому, что услышал.
        - Луций отдает в рабство жителей Дантона. Одного или двух в месяц. Чтобы агрессоры не трогали мирных, - отвращение, прозвучавшее в голосе Катарины, передалось и мне.
        Ее слова полностью вписывались в мои недавние размышления на эту тему. Чертов лжец, а как заливал, судьба города в ваших руках, тьфу, гадство. Интересно, он рассчитывал, что нас с Гором поймают или что мы просто не сможем найти похитителей?
        - Ты не удивлен? - в голосе Катарины снова проснулось подозрение.
        Я поспешил оправдаться:
        - Я примерно о чем-то подобном и думал. Я все не мог понять, почему за все время существования Дантона, агрессоры его так и не смогли найти.
        Я периодически косился на способную и понимал. Я еще не до конца убедил ее.
        - Но я никак не ожидал, что за этим кроется такое! - возмущенно закончил я.
        - Ладно, утро вечера мудренее, - прервала меня девушка устало. - Я караулю первой, ты второй.
        - Хорошо, - ответил я, ложась на охапку листьев.
        Я возлег на свое шелестящее лежбище. Засыпать не спешил. Вдруг способная просекла, что у меня дар и попытается присвоить мою кровушку для своего усиления? Несмотря на все мои мысли, спустя какое-то время веки потихонечку потяжелели и моя героическая битва со сном, закончилась полным поражением.
        - Эй, вставай, твоя очередь, - словам Катарины сопутствовал чувствительным пинок.
        - Ты чего дерёшься? - осведомился я недовольно.
        - Ты так храпел, что вряд ли мог услышать мои слова.
        - Ничего подобного! Я не храплю! А моему слуху, между прочим, завидуют летучие мыши!
        - Почему же ты тогда не слышал, когда я сзади подошла к тебе и приставила нож к спине? Ведь я легко могла тебя убить, - поинтересовалась с ехидством девушка.
        - Задумался, - отрезал я, мне не хотелось вспоминать свой детский промах.
        - Так ты у нас мыслитель? - не отставала способная.
        - Все! Я пошел караулить! Буду смотреть, чтобы пока ты дрыхнешь, никто не схомячил твою ехидную тушку.
        Под веселый смех Катарины, я примостился к почти прогоревшему костру. Подождав пока девушка пристроится на моем лежбище, я решил сходить за дровами. Неудобно будет будить способную, если костер потухнет. А то кто же еще запалит валежник? Принеся приличную охапку сушняка, я сел на теплую землю и принялся вертеть в руках причудливо изогнутую веточку. Чем-то она меня заинтересовала, я долго не мог понять чем, пока случайно не сломал ее. Треск, раздавшийся от сломанной птичьей косточки, прозвучал неожиданно громко, я аж подскочил на пятой точке.
        - Что случилось? - раздался требовательный голос Катарины.
        Девушка, которая совсем недавно, как мне казалось, безмятежно спала, теперь стояла в полной боевой готовности и настороженно озиралась, ища источник звука. Обнаружив меня, сидящего с открытым от удивления ртом и половинками косточки, она сплюнула от досады.
        - Тебе че, делать нечего? Не учили, что в джунглях надо держаться как можно тише?
        - Да это как-то случайно получилось, - начал оправдываться я. - Ты лучше посмотри, что я нашел!
        Девушка взяла протянутые мной обломки, пренебрежительно похмыкала, затем ее зрачки расширились, и она пораженно произнесла:
        - Так это же птичья кость!
        - Вот, вот! Откуда она здесь взялась?
        - Даже не догадываюсь, за все время, проведенное на острове, я впервые встречаю останки птицы.
        - Кстати, раз уж ты завела разговор о времени, - неуверенно начал я. - Ты не выглядишь на свой возраст, хотя уже довольно давно живешь на этом свете.
        - Спасибо за щадящую формулировку вопроса, но ответ на него ты вряд ли получишь, - ответила способная.
        - Ну хоть намекнуть можешь? - проговорил я с безнадегой в голосе.
        - Если я тебе расскажу, то мне придется убить тебя, - произнесла Катарина бесстрастным тоном.
        Моя мечта о долгой жизни пока не осуществилась, но я все равно выпытаю у нее информацию, не сегодня и наверно даже не завтра, но когда-нибудь...
        - Тогда лучше перенесем наш разговор на потом.
        Я решил не испытывать судьбу, но мысленно добавил, на потом... когда я стану сильнее тебя.
        Постояв немного рядом со мной, способная направилась к охапке листьев и снова завалилась спать. Я остался наедине с ворохом мыслей в голове. Откуда на острове птичья кость? Почему Катарина еще коптит воздух и к тому же ни капли не постарела за двести лет?
        Перед самым рассветом, я умудрился заснуть на боевом посту, чем вызвал глухую ярость способной.
        - Как же ты выжил в лесу? Ты же абсолютно не приспособлен! - плевалась словами рассерженная Катарина, - А если бы на нас ночью напали? Ладно, если бы тебя, а если бы меня убили?
        Я молча выслушивал все упреки девушки, понимая, что заслужил их.
        - Я думаю, ты все осознал, - проговорила чуть успокоившиеся способная. - Теперь перейдем к освобождению моей сестры.
        - И моего друга было бы неплохо освободить, - подвякнул я.
        - Да, да. И его тоже, - произнесла Катарина рассеянно. - У тебя есть план?
        - Че тут думать, вломимся и всех порешим, - сказал я залихватски. - Ты их всех будешь жечь своим праведным огнем, а я прикрою твою спину.
        - Боюсь, у меня не хватит сил, - смущаясь, ответила девушка. - Я быстро выдыхаюсь, меня хватит всего на двадцать-двадцать пять оборотней.
        Не фига себе "всего"! Да это же "БОУ" в юбки, не совсем в юбке, но все равно "БОУ"! Но Катарина права, как бы не была она сильна, этого все равно маловато. В крепости около сотни агрессоров. Надо придумать что-то более изощренное и при этом не раскрывать свой дар. Все-таки я побаиваюсь способную такой мощи.
        - Тогда давай действовать по моему первоначальному плану, который я выдумал до "спина-ноже-трогательной" встречи с тобой.
        - Излагай, - произнесла Катарина кратко.
        - Мы устраняем охранников сопровождающих сборщиков плодов, делим освобожденных на несколько групп и отправляем их в разные стороны. Через некоторое время в крепости поймут, что случилось, и вышлют погоню. В этом случаи мы может действовать двумя путями: нападем на оставшийся без части воинов лагерь или убьем агрессоров отправленных в погоню за рабами, какой вариант ты предпочитаешь?
        - Сначала второй, а затем первый. Убьем их всех! - во время этих слов глаза Катарины кровожадно заблестели, а губы растянулись в плотоядной улыбке.
        Странные все-таки у нее глаза. Когда девушка чем-то возбуждена, меня смущает то и дело мелькающий в них, отсвет пламени, такое ощущение, что она смотрит в костер, которого рядом даже близко нет. Сейчас этот огонь горел просто неистово. В этот миг с нее можно было рисовать картину под название "Богиня мщения" или что-то вроде. Я еще раз убедился, что с ней надо вести себя поосторожней.
        После того как мой план был утвержден девушкой, мы спрятались в кустах и стали наблюдать за крепостью.
        Через некоторое время из открытой пасти ворот начали тонкой цепочкой выходить люди. Среди них были и агрессоры. Только почему-то четверо, а не двое как в прошлый раз. Неужели была попытка бунта? А с чем еще может быть связано увеличение охраны!
        Я наклонился к ушку способной и прошептал:
        - Зайдут подальше в лес, там их и убьем.
        Она ответила мне неприязненным взглядом и яростным шепотом, все-таки у нее две способности, не может обычный человек так тихо орать:
        - Ты что меня за дурочку держишь? Думаешь, я сама не понимаю! Я устраивала засады и убивала агрессоров, когда твоего пра-пра-пра-прадедушки еще даже в проекте было, а ты вздумал меня учить?
        - Каюсь, согрешил, прости госпожа, - произнес я ухмыляясь.
        Катарина восприняла как само собой разумеющееся, что я назвал ее "госпожой", совершенно не обратив внимания на мою иронию. Между тем плодосборщики скрылись из поля зрения. Мы выбрались из пригревших нас зарослей и двинулись за ними.
        - Иди тише! Топаешь как конь!- поучала меня способная. - Может ты еще и подкован?
        - Сама ты подкована! Иду, как могу! Я на разведчика не учился! Да и вообще я городской житель и мне как-то не приходилось в лесу красться за оборотнями, - как мог, отбивался я от нападок девушки.
        Вдруг, впереди, мелькнул силуэт агрессора. Я повернул голову к Катарине, приложил палец к губам и показал ей на оборотня. В ее взгляде промелькнуло неудовольствие от того, что не она первая заметила опасность. Я же про себя позлорадствовал. И мы чай не пальцем деланные.
        Агрессор шел, чуть отстав от основной колонны, что как нельзя лучше способствовало его тихому умерщвлению. Я показал Катарине рукой, что беру его на себя, чем вызвал неуверенное выражение ее лица. Не обращая внимания на гримасу девушки, я двинулся за жертвой. Вызвав поток будущего, я просчитал свой путь до оборотня так, что бы никаким действием раньше времени не выдать себя. Что бы незамеченным подкрасться к агрессору пришлось изрядно попотеть, порой ступни приходилось ставить совсем уж невообразимым образом, но не одна, даже самая маленькая веточка так и не хрустнула под моими ногами. Я убил оборотня, особо не задумываясь где там у него жизненно важные органы, просто вонзил клинок в основание черепа, спрятал тело в кустах и вернулся к терпеливо ждущий меня способной.
        - А ты не совсем плох, - получил я от Катарины скупую похвалу за блестяще проделанное убийство.
        - Дальше действуем по плану? - с каменной рожей, уточнил я у девушки, делая вид, что такие фокусы для меня плевое дело.
        Способная подтверждающе кивнула головой. Выйдя из кустов, мы не спеша пошли к обалдевшим от такой наглости оборотням. Рабы не менее обалдело смотрели на, как им казалось сумасшедшею парочку.
        Агрессоры отошли от ступора. Они взяли копья наизготовку и побежали в нашу сторону. Приблизившись на достаточное расстояния, что бы воспользоваться своей способностью, Катарина выбросила вперед руку и дотла спалила веселую троицу, оставив только вяло тлеющие головешки. Сборщики плодов стояли, не шелохнувшись. Что уж там говорить, если меня, знакомого с даром девушки, такая демонстрация заставила переосмыслить жизненные ценности, то пленников она повергла в трепетный ужас.
        - Приходим в себя и начинаем делиться на четыре равные группы, - громко приказала моя спутница рабам.
        Толпа людей пришла в движение, рабы даже не стали оспаривать ее право распоряжаться. Кто сильный тот и приказывает.
        После того как освобожденные поделились на четыре части, девушка продолжила:
        - А теперь, что есть мочи, бежим отсюда и спасаем свои жизни!
        - Зачем нам бежать? - раздался чей-то робкий голос из толпы бывших рабов.
        Я тут же вспомнил, что в лес выводили только выращенных в крепости людей. Они были полностью преданны своим хозяевам.
        - Затем, что оборотни вас всех убьют, - сказала Катарина как-то растеряно.
        Девушке даже в голову, впрочем, как и мне, не приходила мысль, что рабы откажутся воспользоваться шансом на обретение свободы.
        - За что? - выкрикнул уже другой человек.
        - За то, что вы не помешали нам, когда мы убивали их соплеменников, - выкрикнул я, перехватив инициативу у Катарины.
        Люди все так же тупо стояли на месте, до них не доходил смысл сказанного, похоже их чувство самосохранение совсем атрофировалось.
        - Бегом! Живо!
        Рев, прозвучавший рядом со мной, заставил мои ноги пуститься в бег, но потом я осознал, что кричала Катарина, и резко остановился с единственной мыслью в голове. Вот это да! На какие еще метаморфозы способен ее голос? Рабы же привыкшие выполнять приказы без оглядки бросились кто куда, но основные четыре группы побежали в направлениях, которые мы и задумывали.
        Я произнес:
        - В целом, первая фаза прошла удачно.
        Девушка согласно хмыкнула. После того как мы освободили рабов, я и Катарина снова засели в облюбованные нами кусты.
        От нечего делать я решил завести разговор:
        - Как ты думаешь долго еще ждать, когда агрессоры начнут действовать?
        - Откуда мне знать? - ответила девушка раздраженно.
        На кусты снова опустилась тишина, но продлилась она не долго. Я снова попытался растормошить девушку.
        - А как ты познакомилась с Луцием?
        - Мы вместе плыли на корабле, который потерпел крушение в ужасном шторме, - нехотя начала говорить способная, решившая, что отмолчаться ей не удастся, - так я оказалась на острове. Выжило нас всего пять человек, среди них был и Луций.
        - А Луций при жизни, был таким же, как и после перехода в "невесомое" состояние? - полюбопытствовал я, намекая на характер.
        Интересно же, как меняется человеком, когда он становиться призраком? Девушка не удовлетворила мое любопытство, а продолжила говорить, как будто не слыша мой вопрос.
        - Он мне сразу не понравился. Луций промышлял работорговлей. Возил чернокожих, из Африки в Новый Свет. Кроме того он занимался контрабандой опиума. Я до сих пор не понимаю, почему он получил такую способность? - задумчивым голосом окончила рассказ Катарина.
        Призрак был контрабандистом? Может их поближе свести с Мелиссой, обменяются опытом.
        - А чем ты занималась до попадания на этот "гостеприимный" остров? - спросил я.
        Пока девушка настроена говорить, надо вытрясти из нее побольше информации, глядишь что-нибудь да пригодиться.
        Катарина смерила меня изучающим взглядом, словно взвешивая, стоит ли мне рассказывать свою историю, потом тяжело вздохнула и произнесла:
        - Я родилась рабыней. Моей матерью была смазливая негритянка, служащая для утех хозяина плантации, а отцом, один из его сыновей. После того она забеременела и родила меня, ее продали на другую плантацию.
        На секунду способная прикрыла глаза и по ее щеке скользнула одинокая слеза.
        Я уже сам был не рад, что затеял этот разговор. Если сильная женщина рассказывает тебе такие подробности, то будь готов оправдать ее доверие, или это может плохо для тебя кончиться. С одной стороны ее откровения почти незнакомому человеку вызывали подозрения, но с другой с кем еще она могла поговорить по душам? В клане ее наверняка боялись и уважали, поэтому она не могла проявить слабость. Остров так устроен, выживают сильнейшие.
        После недолгого молчания Катарина со страстью в голосе продолжила говорить:
        - Я благодарю Бога за то, что оказалась на этом корабле! Когда я подросла, Луций купил меня с плантации и в роли распространителя опиумного мака стал возить с собой. Я разносила опиум по всем притонам, которые он мне указывал. Так продолжалось до тех пор, пока мы не потерпели крушение и не оказались на острове.
        По словам Катарины, я понял, что изначально она не хотела мне рассказывать про их взаимоотношения с Луцием до попадания на остров, но потом что-то заставило ее раскрыться мне.
        Я сидел, боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть тень появившегося между нами доверия. Девушка открылась мне с новой стороны, она больше не казалась мне бездушной машиной для убийств. Мне вдруг захотелось обнять ее, прижать к груди, спрятать от всех ужасов этого мира.
        Очарование момента нарушил ее чуть хрипловатый от вновь пережитых чувств голос:
        - Они идут, приготовься.
        Я бросил взгляд в направление крепости. Из нее выходили вооруженные агрессоры. Их было четыре десятка воинов. Надеюсь, мой план сработает и они разделяться, иначе нам не справиться с таким количеством оборотней.
        - Последуем за ними, как только они скроются в джунглях, - произнесла способная ровным голосом, ее лицо вновь приняло обычное выражение.
        Когда последний агрессор исчез в лесу, я начал подниматься. Неожиданно, меня остановил голос Катарины, я так и застыл на полусогнутых.
        - Подожди.
        Девушка обхватила руками мое лицо и, глядя своим чуть ехидным взглядом мне прямо в глаза, произнесла:
        - О том, что я тебе рассказала, никто не должен знать, хорошо?
        - Да, я понимаю, у всех бывают минуты слабости.
        Способная поморщилась при слове "слабость", но ничего не сказала. Выбравшись на тропинку, мы двинулись за агрессорами. В этот момент я наконец-то понял, что мне показалось странным в рассказе Катарины. Она за все время своего повествования ни разу не упомянула о сестре! Но как такое может быть? Не забыла же она о своей ближайшей родственнице! И что из этого следует, а следует что это вымышленный персонаж! Так кого же она хочет освободить из крепости на самом деле? Я не стал вслух озвучивать свои мысли. Не подавая виду, я начал наблюдать за оборотнями. Дойдя до поляны, где произошел предполагаемый для них бунт рабов, они остановились и принялись рыскать в поиске следов, которые могли бы пролить свет на произошедший инцидент. Я и Катарина издалека наблюдали за людьми-волками.
        - Как ты думаешь, их не должна смутить парочка обгоревших трупов? - задал я девушке вопрос.
        В своем хитрющем плане, я как-то пропустил такой, довольно щекотливый момент, сами рабы таким "жарким" способом не могли убить лохматых.
        - Не знаю сейчас все выясниться, у них как раз начинается "светская" беседа, - ответила способная.
        Агрессоры собрались в кружок и принялись рычать друг на друга. Особенно выделялись в ораторском искусстве два здоровенных оборотня. Когда "милая" беседа двух старинных друзей достигла своего апогея и доводы у обеих сторон закончились, они с азартом бросились мутузить друг друга. Я бы поболел за кого-нибудь из спорщиков, но не знал, у кого какие были идеи в звериных мозгах, может никто из них и не выступает за преследование бунтарей.
        Вполглаза следя за борьбой "дипломатов", я задал девушке неожиданный вопрос:
        - Катарина, ты готовить умеешь?
        - А зачем тебе это знать? - ответила способная вопросом на вопрос, в удивлении раскрыв рот.
        - Признайся, у тебя ведь все подгорает? - сказал я, весело улыбаясь.
        - Да пошёл ты, - огрызнулась смуглянка и больно ударила меня крепеньким кулачком в плечо, после чего демонстративно отвернулась и принялась наблюдать за возней оборотней.
        - Да ладно тебе, поговори с хорошим человеком! - не отставал я от девушки.
        - С хорошим, я бы поговорила, но причем здесь ты? - ехидно произнесла Катарина.
        - Уела, молодец! Умеешь общаться с мужчинами.
        - Главное что я знаю, какой самый кратчайший путь к сердцу мужчины.
        - И какой же? - спросил я.
        Я был в предвкушение, может потом удастся эти знания продавать домохозяйкам?
        - Через диафрагму, - произнесла способная серьезно.
        - Тьфу ты черт! Шутница! - сказал я разочаровано и демонстративно надувшись, отвернулся.
        Проделал я это точно так же, как совсем недавно сделала Катарина.
        Драка оборотней продолжалась. Через пару минут один из драчунов потерял сознание от особенно удачного удара по голове. Победитель поднялся и что то прорычал. Агрессоры мигом собрались и кинулись бежать по оставленным людьми, следам, поверженный оборотень остался лежать на поляне.
        - Фуххх... Похоже сработало, - выдохнул я облегченно. - Слава Богу, выиграл наш кандидат в лидеры партии агрессоров.
        - Да, но они не разделились, - произнесла Катарина укоризненно.
        - Ну, не все делается так, как мы того хотим, - изрек я философски. - Уже хорошо, что они побежали за нашей приманкой.
        - И что нам теперь делать умник? - спросила смуглянка.
        - Побежали за лохматыми, а там глядишь, что и придумаем.
        Сорвавшись с места, мы бросились преследовать агрессоров. Бежать приходилось на приличном расстоянии от людей-волков. Не дай Бог, такая орава заметит нас. Так продолжалось сравнительно немного времени. У очередной развилки, отряд оборотней разделился на две части. Чему я искренне обрадовался.
        - Ну что, кто здесь гениальный стратег? - самодовольным голосом, спросил я у Катарины.
        - Просто повезло, - ответила девушка.
        - Везения нет! Есть только это, - проговорил я и постучал пальцем по лбу.
        - Ого ты выучил парочку умных выражений! Поздравляю. Вот только какой-то громкий звук получился, - произнесла способная саркастически.
        - Смотри! - прервал я начавшую разгораться перепалку и указал рукой на остановившихся агрессоров.
        Оборотни в растерянности топтались на одном месте. Не знаю, что их заставило остановиться, но это был идеальный момент, что бы напасть. Одна партия агрессоров ускакала в лес, а оставшихся я думаю, мы сумеем упокоить. По тому, как хищно блеснули глаза Катарины, я понял, у нее в голове точно такие же мысли.
        - Не мешайся под ногами, - последовал приказ от девушки.
        Она крадущейся походкой направилась к агрессорам.
        - Постой, я помогу! - крикнул я в спину удаляющийся способной.
        Мой возглас привлек внимание лохматых. Они дружно, как будто весь день репетировали этот момент, повернулись в нашу сторону. О внезапной атаке не могло быть и речи.
        - Уже помог! - воскликнула Катарина гневно.
        Оборотни, не долго думая, всем скопом бросились на одиноко стоящую способную. Я выхватил свои клинки и немедленно подлетел к ней. Встав с левой стороны от девушки, я принялся быстро дышать, нагнетая в кровь кислород, тем самым ускоряя бег сердца и увеличивая скорость вхождения в дар. Даже микросекунды могли сыграть важную роль в предстоящем сражении. В глубине душу появилось давно забытое чувство. У меня перехватило горло, заструился холодный пот по спине. Стараясь прогнать страх, я начал думать о Мелиссе...
        Катарина выставила перед собой ладони обеих рук и начала концентрироваться на способности. Глаза девушки засветились нестерпимо ярким светом. Казалось, у нее в глазницах поселилось по маленькому солнцу. Когда способная достигла апогея концентрации дара, до приближавших агрессоров осталось не более десяти метров. Это расстояние она посчитала приемлемым для атаки и явила свою мощь. Больше половины агрессоров как будто слизал гигантский огненный язык. Из рук хрупкой на вид девушке, выметнулся настоящий поток огня, не те жалкие крохи, которые я видел до этого в ее исполнении, а целая река пламени! Попавшие в нее оборотни загорелись как просмоленные визжащие факелы! Запахло горелой шерстью и мясом.
        В этот момент внутри моей черепной коробки вспыхнули воспоминания из детства. Однажды, на уроке теологии, к нам приходил монах Единственного Настоящего Бога. Мы, как и все дети, не слушали старца, несшего по нашему мнению скучную ерунду, а развлекались, кто, чем мог. Но после того как монах не увидел отклика в наших глазах, да еще получил по носу кем-то запущенным бумажным крыланом, то он рассвирепел и начал пугать нас Адом, в который по его словам попадают все грешники. Мы в страхе притихли и принялись рьяно слушать монаха. Уж больно красочно он расписывал "достоинства" этого места. И сейчас перед моими глазами оживал тот самый Ад. Я как наяву слышу слова служителя Единственного Настоящего Бога: "И будут грешники да не скончания времен гореть в огне адских печей. И будут они кричать и визжать, умоляя о пощаде. И никто не услышит их, ибо и они, при жизни не слышал зов всеблагой церкви Единственного Настоящего Бога..."
        Внезапно, сбоку от себя я заметил движение. Очнувшись от воспоминаний, я быстро повернулся и еле успел подхватить падающую способную. Я взял руку бесчувственной девушки и нащупал слабо проступающий пульс. Тяжело же ей дался огненный фокус. Катарина истощила дар и потеряла сознание, а ведь могла и умереть.
        Оставшиеся после атаки девушки лохматые, оцепенели от ужаса. Они стояли, не смея дышать, и косились безумными глазами на весело полыхавших соплеменников. В тот момент, когда Катарина упала, и перестала подавать видимые признаки жизни, агрессоры воспрянули духом и потихонечку, с опаской, начали окружать меня. Я стоял над телом способной и быстро стрелял глазами на приближающихся врагов. Дело принимало печальный оборот. Оборотни окружили меня, отрезав путь к отступлению. В голову закрались трусливые мысли. А почему бы не бросить Катарину и не прорваться в одиночку? Один, без отключившейся девушки, я точно спасусь! Кто она мне?
        Я вспомнил гордую Мелиссу и выкрикнул:
        - Ну что ж, потанцуем!
        После моего крика, ближайшей ко мне носителя блох, испуганно вжал уши и замер на месте. Затем, оглядел себе, обнаружил, что после моих слов он все еще жив, оскалил желтые зубы и угрожающе рыча, бросился на меня. Противник мне достался опытный, это было видно по тому, как он не бросается сломя голову в атаку, а ждет когда к нему присоединяться отставшие друзья-товарищи. Меня это не устраивало, я сам кинулся на агрессора. Быстро мельтеша перед глазами оборотня клинками, я заставил его отступать. Дар я решил не использовать до критического момента. Двигающийся не глядя оборотень, запнулся об труп и упал. Добить мне его помешал подскочивший сбоку агрессор, принявший на оружие все мои выпады. Я зарычал от разочарования и, не задумываясь, метнул, один из своих мечем в лежащего воина. Клинок пригвоздил его к земле. Пару раз, конвульсивно дернувшись, оборотень издох. Надо же! Попал, не используя способность! А ведь раньше для меня метание было что-то сродни колдовству. Так же полезно, но абсолютно не доступно.
        После того как изумление от попадания схлынуло, я осознал, что остался с одним клинком. Теперь я с огромным трудом сдерживал наступавших всех своей массой агрессоров. Двое особо хитрых оборотней зашли мне за спину, но не стали атаковать меня, а попытались проткнуть мечами бессознательное тело способной. Отвлекшись, что бы защитить Катарину, я пропустил удар в плечо. Правая рука повисла словно плеть.
        Плохи наши дела, подумал я, и предпринял попытку с помощью криков привести способную в чувство:
        - Очнись! - крикнул я как можно громче.
        Девушка с безмятежным выражением на лице мирно лежала на травке.
        - Не литературной лексикой тебя прошу, очнись!
        Ноль эмоций. Похоже, Катарина надолго ушла в себя.
        - Ну и хрен с тобой! Сам справлюсь! Вот отчекрыжат тебе что-нибудь, будешь знать, как во время боя сознания терять!
        Не добившись от девушки взаимности, я недолго думая включил свой дар. Наверно как раз сейчас и наступил критический момент.
        У одного нападавшего было копье. Он атаковал меня, я пропустил наконечник копья мимо тела и перерубил деревянное древко. Агрессор непонимающе уставился на оставшийся у него в руках огрызок, и с какой-то детской обидой в волчьих глазах, посмотрел на меня. Я без угрызений совести прочертил кровавую линию на его горло.
        Со смертью копьеносца стало заметно легче фехтовать. Уже не надо как сумасшедшему отпрыгивать от его стремительных ударов, можно поэкономнее расходовать стремительно утекающие через рану на плече, силы.
        Бой продолжался. Я как-то походя уработал еще одного оборотня. Сил дара оставалось еще предостаточно. Я взвинтил темп на максимум и меньше чем за минуту перебил оставшихся оборотней. Их бездыханные тела остались весьма живописно, лежать возле меня.
        Победив всех недоброжелателей, я сел рядом со способной на мокрую от крови землю и принялся осматривать свою рану, попутно отмечая ровный ритм сердца.
        - Вроде ничего серьезного, - пробормотал я, удовлетворившись осмотром.
        Внезапно от тела Катарины раздался легкий шепот:
        - Так ты все-таки способный.
        - Нет, тебе показалось, - произнес я быстро и как можно тверже, принимая вертикальное положение.
        Девушка, как ни в чем небывало, встала на ноги, вплотную подошла ко мне, глядя снизу вверх поинтересовалась:
        - А как же ты так легко победил лучших бойцов оборотней? Не один, даже самый великий, не обладающий даром воин, не способен на такое! Казалось, ты предугадываешь все их движения, половину ударов ты вообще не принимал на меч, а пропускал мимо тела!
        - Так ты не упала в обморок! Ты все видела! Обманщица! - я был вне себя от гнева. - Я тут значит, сражаюсь, защищаю ее ценой своей крови, а она...
        Пока я по инерции кричал, дав волю накопившемуся и немного наигранному гневу, в моей голове носились совсем другие мысли. Не знаю когда, но Катарина начала догадываться что я способный. С ее стороны, конечно, было рискованно провернуть такую операцию, но она все же своего добилась! А победителей, как известно, не судят. В ее плане, расчет был на то, как я поведу себя в критической ситуации.
        Как только я выдохся словестно и умственно, Катарина взяла слово:
        - Ха! Это ты обманщик! После того как ты убил оборотня-охранника на тропе, я не поверила своим глазам! Как обычный увалень провернул такое? Вот он топает как слон, а через секунду не одна веточка не хрустит у него под ногами!
        Катарина раскраснелась во время своей обличительной речи, и я невольно залюбовался ее красотой.
        - Тогда-то я и заподозрила что ты способный! Что бы вызвать тебя на откровенность и узнать о тебе правду, я даже рассказала тебе слезливую сказку в кустах! Думала, ты доверишься мне! А ты...
        - Ну все. Поймала с поличным, - перебил я девушку устало. - Да я способный.
        На лице Катарины появилась милая улыбка. Стоя напротив меня она начала поднимать правую руку. В следующую секунду мне пришло видение... и что есть мочи я побежал прочь, оставив в одиночестве растерявшеюся убийцу способных. Девушка не стала меня преследовать, понимая, что наши бега могут надолго затянуться, а ее мнимая сестра тем временем томиться в плену агрессоров, хотя может я для нее слишком мелкая добычей, ведь в крепости оборотней достаточно способных. Но все равно я отбежал на приличное расстояние и по большой дуге начал обходить предполагаемое место дислокации Катарины, при этом я не забывал пользоваться своим даром.
        Я шел по лесу и рассуждал. Наверно, способная, не станет ловить второй отряд оборотней, а отдохнет и сразу нападет на крепость. По крайней мере, я бы поступил так. Другого варианта я не вижу, ведь она сейчас одна. Итак, подведем итоги, у меня примерно час времени, до того как Катарина начнет штурм, соответственно за это время надо вытащить Гора и его дочь. Боюсь, как бы способная не прихлопнула рабов во время своей атаки. Насколько я успел ее узнать, девушку несколько не смущает такая мелочь, как чья-то ненамеренно или намеренно оборванная ее жизни.
        Выйдя из джунглей, я издалека осмотрел вход в лагерь оборотней. Убедившись, что ворота закрыты и никем снаружи не охраняются, я короткими перебежками направился к ним. Оказавшись возле ворот, я вошел в транс и с помощью дара отодвинул здоровенный засов, израсходовав на это почти все свои силы. " Воздействие" даётся мне тяжело.
        Я приоткрыл дверь и протиснулся в образовавшуюся щель, поставил запор на место. Используя дар, я избегал нежелательных встреч с агрессорами и двигался вперед. Мне надо найти безопасное место, что бы отсидеться и набраться сил. Спрятавшись за бочками стоящими в самом углу крепости, я начал подсчет времени до предполагаемого прихода Катарины, у меня оставалось, где-то сорок минут.
        Через десять минут, слегка восстановив запас сил, я включил поток будущего и аккуратно, не привлекая внимания, слившись с деревянным частоколом, направился к загону для рабов.
        Я увидел в будущем оборотня, резко остановился и упал на землю. Мимо, не заметив меня, прошествовал агрессор. Все-таки у меня очень полезный дар. Так незамеченным, я добрался до барака рабов. Вокруг стоял жуткий смрад, как будто здесь дохли все поколения живших на острове оборотней. Просканировав будущее, я вошел внутрь. В глаза бросились спящие, полуголые, изможденные существа. Кого здесь только не было! Я даже тихонько присвистнул от изумления. А ведь мне надо среди всего этого буйства эволюции найти синекожего Гора.
        - Приступим, - пробормотал я.
        Замечая, хотя бы отдаленно похожее на Гора существо, я подходил к нему и внимательно рассматривал. Мало ли как в рабстве изменился мой бывший спутник? Я вон то же в своих странствиях будь здоров как поизносился. Теперь меня не всякий узнает.
        Спустя минут двадцать я нашел Гора. Я схватил его за плечо и принялся тормошить, приговаривая:
        - Просыпайся Гор! Просыпайся твою мать!
        - Ааа... Мама? - слетел стон с губ спящего.
        - Вставай! - проорал я в самое ухо Гору.
        - Что? Кто? - воскликнул синикожий, хлопая заспанными глазами.
        - Джо это! Узнал?
        - Джо! Я так рад видеть тебя живым и здоровым! Как ты тут оказался? Тебя же продали! - поражённо лепетал Гор.
        - Потом, все потом. Собирай шмотки и валим отсюда, - обведя взглядом дантонца и его нары я поправился: - Просто валим отсюда.
        - Как мы выберемся? - спросил шепотом, идущий за мной Гор.
        - На метле, которую мне дала Мелисса, - ответил я. - Эх, не полетает она больше на ведьмовские шабаши.
        - Она двоих выдержит? - совершенно серьезно полюбопытствовал мой собеседник.
        - Мелисса?
        - Нет, метла!
        - Ты знаком с юмором?
        - Да. Юмор продает доспехи на рынке.
        Я обернулся к Гору и понял по его довольной роже, что он знаком с юмором.
        Что-то в проскочившем разговоре царапнула мой слух, сообразив что, я быстро спросил:
        - Почему двоих?
        Лицо Гора вмиг потемнело, тяжело вздохнув, он ответил:
        - Мою дочь продали в горы.
        - Найдем мы твою кровиночку, у меня то же есть приличный счет к горцам. Помогу я тебе, - ободрил я папашу.
        Вдруг, снаружи, что-то взорвалось. Ориентируясь на слух, я понял, что это где то в районе ворот крепости. Рабы вокруг нас начали вскакивать со своих мест и вертеть головами в поисках источника шума.
        - Что это? - воскликнул синикожий.
        - Бежим, - приказал я дантонцу.
        Мы вылетели из барака, и я решил уже проверенным путем выбираться из крепости.
        - Следуй за мной! И неукоснительно соблюдай мои команды, какими бы дурацкими они бы тебе не показались. Хорошо?
        - Да Джо, ты командир, - ответил мне Гор твердо.
        Идя возле частокола, я то и дело слышал новые взрывы и видел мельтешащих по двору агрессоров.
        - Такое ощущение, что в муравейник забрался гнусол, - прошептал Гор.
        - Кто такой "гнусол"? - спросил я его, думая о Катарине.
        - Маленький такой зверек, пушистенький, с темным мехом. Он с виду безобидный, но что бы защищаться, придумал пуляться огнем из особых желез. Еще он любит разорять муравейники.
        Точно Катарина, со смехом подумал я и весело сообщил Гору:
        - Ты даже не представляешь, насколько близок к истине. Сюда заявилась, такая гнусла! Всем гнусолам гнусла!
        Пока мы доковыляли до сарая, из-за которого открывался замечательный вид на ворота, я потратил всю силу дара и теперь мы могли уповать только на волю слепого случая.
        Неожиданно, я заметил смазанное движение. Я остановился и пригляделся. Показалось или впереди действительно мелькнул силуэт телепата?
        - Подожди здесь Гор, - попросил я дантонца.
        - Ты куда?
        - Навещу друга, - ответил я, злорадно ухмыляясь.
        Я завернул за пылающий склад и увидел телепата. Он исчез в проеме горящего здания. Чего это он туда бросился? Раньше я его не замечал в безрассудном героизме.
        Подходя к двери склада, я еле успел отпрыгнуть от вылетевшего оттуда способного. Он тащил на буксире бездыханного, кое-где в подпалинах оборотня. Ни секунды не мешкая, я влепил телепату ногой по мерзкой, обезображенной шрамами от ожогов, харе. Толстяк отлетел на пару метров.
        Шатаясь, он поднялся на ноги, вытер кровь, хлеставшую из сломанного носа, и пораженно выдохнул:
        - Ты?
        - Смерть твоя пришла, не ожидал увидеть ее в таком обличие? - проговорил я, медленно подходя к врагу.
        - Постой Джо! Мы же люди! Мы должны помогать друг другу!
        - Что-то я не видел от тебя помощи!
        - Я не мог! Они бы убили меня! - причитал телепат, заламывая руки и обливаясь слезами.
        - Изуродовать бы тебя и оставить жить в назидание другим предателям! - протянул я мечтательно, глядя на пятящегося от меня человека. - Но лучше чем у природы и огня, изуродовать тебя, у меня не получиться, а оставить тебе жизнь я не могу, слишком уж я хочу твоей смерти.
        - Неееееет, - завыл телепат.
        Вдруг он выпрямился, в его глазах зажегся мстительный огонек. Почувствовав недоброе, я хотел обернуться, но сильный удар по голове заставил меня повалиться на землю. Надо мной стоял, вытащенный телепатом из пламени, агрессор. Пытаясь встать, я был сбит еще одним сильным ударом оборотня. Я отлетел назад и хорошенечко приложился головой об здание склада. Перед глазами все заволокло. К счастью сознание я не потерял.
        - Хотел изуродовать меня, - злобно прошипел подошедший способный, - сейчас я сам подправлю твою рожу.
        Мне бы сейчас хоть немного силы дара! Мечтал я. Слишком уж я привык на него полагаться, а без своей способности я ничего не стою. Даже уроки Учителя позабыл, а ведь он говорил, не расслабляйся, пока на сто процентов не будешь уверен в своей безопасности и только тогда ожидай подвох.
        Сквозь хмарь в глазах я видел, как телепат схватил пылающею головню и с перекошенным от злобы лицом направился ко мне.
        - Смерть твоя пришла! - улыбаясь, повторил он мои слова.
        - Много таких было, - прохрипел я, выплевывая сгустки крови изо рта, - заколебался их хоронить, в огороде уже места нет.
        - Твое последнее слово, раб, - изрек телепат пафосно.
        Я опять оказался на краю гибели. И я знаю, как подороже продать свою жизнь. Нащупав в кармане минимеч, доставшийся мне от Первого, я с огромным трудом задействовал способность и кинул его в телепата.
        - Сдохни тварь, - прорычал я.
        Мои надежды не оправдались. Минимеч воткнулся в ладонь толстяка. Он выставил ее в попытке защититься.
        - Этой зубочисткой ты хотел убить меня? - удивился телепат, доставая маленькое оружие из руки. - Думая этот "могучий клинок", надо вернуть владельцу.
        Толстяк воткнул мне в грудь минимеч и злобно прошипел:
        - Ты почувствуешь на себе мой дар, я выжгу твои мозги!
        Безумные глаза телепата заполнили мой разум. Я чувствовал невыносимую боль в черепной коробке. И вдруг меня накрыло... Злоба, затопившая мой разум, казалось, была всеобъемлющей. Не осталось других чувств. Мне хотелось убивать всех и каждого. Блок, установленный Адамом, теперь, на грани истощения дара, который в свою очередь подпитывал этот самый блок, пропустил часть безумия от второй моей личности, а безумие принесло частичку приступа, породившего силу наполнившую меня. И сейчас я был готов с помощью дара проломить бетонную стену.
        - Что с тобой? - проблеял телепат со страхом, непонимающе хлопая буркалами.
        Оборотень оказался более сообразительным. Он пятился от меня с ужасом в звериных глазах. Его это не спасло. Его голова, как пробка отлетела от шеи. Словно мяч она полетела по высокой дугу, оставляя за собой брызги крови. "Воздействие" мне блестяще удалось.
        Способный стоял передо мной, дрожа от ужаса, его глаза были наполнены обреченностью и страхом смерти.
        - Что это здесь происходит? - неожиданно раздался голос Катарины.
        Я повернул голову к подходящей к месту, уже не боя, а казни, девушке, и произнес:
        - Иди отсюда.
        - Почему?
        - По дороге.
        Катарина, не отвечая остановилась в отдаление, сложила руки на груди и принялась наблюдать за мной и толстяком. В этот момент я вдруг осознал, что могу контролировать некоторую часть злобы в своем сознание. Прикинув когда это произошло, я понял что безумие подпитало дар, тот в свою очередь дал сил блоку Адама, вследствие чего маньяк в моей голове снова был надежно заперт. Но гнев и злость, прошедшее сквозь, на мгновение ослабевшую преграду, никуда не делись. Постепенно я начинал контролировать их. Но вот смогу ли я от них избавиться? Или мне всегда придётся подавлять эти, возобладавшие в моем сознании, чувства?
        Я выдернул из груди минимеч, улыбнулся и положил его в карман. Странное оружие. Немного поколебавшись, я с помощью дара остановил сердце телепата. На это я потратил значительную долю силы, но почти избавившись от злости. Гнев у меня, похоже, только свой остался. Слава Богу, влияние маньяка проходит. Да и сердце уже готовое остановится, благодаря внезапной подпитки, вошло в привычный для себя ритм.
        После смерти ненавистного врага, я почувствовал совсем немного удовлетворения от содеянного. Я представлял себе это несколько более радостным событием, примерно как в детстве, когда я получал подарки на день рождения.
        - Браво, твоя сила заслуживает уважения, - произнесла Катарина, имитирую, прикосновениями кончиков пальцев одной руку к ладони другой, аплодисменты.
        - Я не хочу с тобой драться, - сказал я устало.
        У меня еще оставалось немного силы, но ее не хватит на бой с Катариной. Хотя... обведя взглядом пылающею крепость, я подумал, что и способная растратила свою силушку и возможно мне все-таки стоит схлестнуться с ней, но огонь, сейчас явственно пылающий в ее глазах, наводил меня на другую мысль.
        - А драки и не получиться, - знакомая плотоядная улыбка появилась на губах девушке. - Я просто убью тебя. Твоя сила станет неплохим дополнение к моей коллекции. Кто ты? Какой у тебя дар? Я за все время пребывания на острове не видела такого.
        - Мой дар в моем добром сердце! Убив тебя, я обязательно помолюсь за твою душу.
        Катарина как ей казалось, внезапно атаковала меня, но я за секунду, до выпущенной ею струи пламени, сместил в сторону, и ее атака прошла впустую. Хм...то ли она бережет силы, то ли у нее попусту их не осталось. Но после виденного в ее исполнение, эта жалкая струйка огня меня совсем не напугала.
        - Прицел сбился красотка? - крикнул я язвительно.
        Мой мозг занимали весьма безрадостные мысли, а как мне самому атаковать? На прямое воздействие силушки нет, и хрен знает, когда она появиться, да и появиться ли вообще. Ждать латентную опасность, у меня просто нет времени, а между тем силы на транс будущего я трачу, и у меня их может просто не хватить на бой.
        Изворачиваясь от очередной струи огня, я произнес:
        - А как же твоя сестра? Ты ее спасла? Или это все выдумки?
        - С ней все в порядке! Она ждет меня у ворот крепости, но не это должно тебя волновать, а то, что ты скажешь в аду своим родственникам!
        Вдруг в моей голове возникли мысли, которые явно принадлежат не мне. Память крови! На этот раз без отделения кусочка от сердца и т.д. Все произошло как то "вдруг". Знания постепенно заполняли мой мозг.
        Совершенно случайно я вспомнил Гора. Внезапно ко мне пришло видение, в котором я увидел синикожего. Он стоял на том же месте, где я оставил его. Только теперь он приплясывал от нетерпения. Новая грань способности! Я точно знал это, так как вся информация уже усвоилась моим мозгом. Я могу видеть людей, которые знакомы мне, даже если они находятся на расстояние превышающим физическую видимость! Решив поэкспериментировать, я представил в мельчайших подробностях Мелиссу и получил лишь головную боль в ответ. Наверно действие этой грани дара, весьма ограничено. Пожалуй, эту способность я назову банально, "око".
        Погруженный в свои думы, я совершенно автоматически уходил от атак Катарины, которая все больше и больше злилась на себя за промахи.
        Внезапно в моей голове блеснула очень понравившаяся мне идея! И я решил воплотить ее в жизнь. Главное, чтобы Гор не подвел.
        Спустя пять минут разборок с Катариной, в поле моего зрения появился Гор. Он вел за руку упирающуюся девчонку. В мгновения ока, я признал в ней свою соседку, которая висела рядом со мной на столбе. Гор приставил к ее шее меч, остановился и со страхом взирал на наш с Катариной бой.
        Так вот почему мне лицо Катарины казалось знакомым! Неужели это и правда, ее сестра! Но как? И тут я вспомнил слова бывший пленницы оборотней произнесенные ею в момент нашего знакомства: "Я родилась на острове". Надо остановить бой и поговорить с Катариной.
        - Стой, - крикнул я способной, убедившись, что она слушает, продолжил: - Посмотри вон туда.
        Я рукой указал, ей за спину, туда, где стоял Гор и девчонка.
        - Ты меня за дуру принимаешь? Я обернусь, а ты меня атакуешь?
        - Нет. Клянусь, такого не будет.
        Поколебавшись, девушка развернулась и обомлела от увиденной картины.
        - Немедленно отпусти ее, - прорычала она разъярённой тигрицей, в сторону струхнувшего Гора.
        - Он отпустит ее после того как я тихо-мирно уйду, иначе... - я провел большим пальцем по шее, - ...так что думай, но я уверен в твоем выборе. Ты ведь любишь свою ДОЧЬ.
        - Ладно, твоя взяла, - ответила Катарина, как-то обреченно сгорбившись и тихо добавила: - Но знай, я все равно найду тебя.
        - Мы оставим твою ехидную дочурку возле ворот. И не ходи за нами, у меня есть способ проверить, где ты находишься.
        Отпустив, как и договаривались, дочь Катарины, мы с Гором стремглав бросились в лес. С девчонкой я не перебросился ни словечком, хотя очень хотелось с ней поговорить, но время поджимало, надо было скорее линять из крепости.
        Бегущий рядом Гор внезапно заговорить:
        - Знаешь что Джо, я немножко испугался, когда передо мной в пыли начали проступать буквы.
        Я усмехнулся, вспомнив план по спасению своей шкуры. Он был очень прост. С помощью "ока" найти Гора, воздействовать даром на пыль, и написал инструкцию, следуя которой синикожий должен найти сестру Катарины и привести ее ко мне.
        В ответ на слова Гора, я посоветовал ему:
        - Не разговаривай, побереги дыхание, нам еще бежать и бежать.
        - А куда мы бежим?
        Действительно, куда? Из крепости мы выбрались, а дальше то что? Поразмыслив немного я решил, что пора возвращаться в Дантон. Меня пугала встреча с Луцием, но я придумаю, что ему наплести, чтобы он не заподозрил меня в знании его тайн.
        - В подземный город, - ответил я.
        - А как же моя дочь? Ведь она в горах!
        - Нам надо отдохнуть и запастись оружием, как только приведем себя в порядок, сразу отправимся в горы, да и к тому же нам помощь не помешает.
        - Хорошо, - ответил Гор грустно.
        До города мы добрались без приключений, если не считать мои постоянные вспышки агрессии. Злость, переданная мне маньяком в момент временного разрыва блока, никуда не делась, а периодически внезапно прорывалась наружу, это были эдакие, мини-приступы. Как только такой мини-приступ накрывал меня, я осознанно, чтобы поскорее прогнать злость, начинал крушить всё, что попадалось на глаза, чаще всего от моих действий страдали ни в чем не повинные деревья.
        Когда я в очередной раз даром вырывал кусты из земли, ко мне подошел Гор, немного постоял, наблюдая за мной, и проговорил:
        - Джо, когда ты в крепости сражался с той девушкой, у вас обоих светились глаза. Только у нее глаза пылали огнем, а твои были молочно-белые. Я сначала думал, что мне это показалось со страха, но сейчас я уверен, что это было на самом деле.
        - К чему ты это говоришь? - спросил я, следя за парящим в воздухе растением, и чувствуя, как меня покидает сила, а вместе с ней и злость.
        - Сейчас твои глаза тоже молочно-белые, - ответил Гор.
        Я инстинктивно вскинул руки к глазам и ощупал их, но конечно же не почувствовал никаких изменений.
        - Подойди к луже, - посоветовал синикожий.
        Смотря на себя в зеркальную поверхность воды, я вынужден был согласиться с Гором, глаза и правда, были белые, как будто белок заполнил все пространство радужки. К великому счастью, никакого дискомфорта я не испытывал, все было так как и прежде.
        - А в тот раз кроме всего прочего, из твоих глаз еще и туман струился, - добавил Гор.
        - Так, все что ты видел и слышал, никому не рассказывай, - попросил я друга. - Иначе люди начнут задавать неудобные вопросы, которые мне совсем не нужны, хорошо?
        - Как скажешь Джо, мы ведь друзья. Но ответь мне на один вопрос, это не опасно для окружающих?
        Глядя на встревоженное лицо Гора, я мысленно прогонял в уме различные варианты произошедшего со мной. Наверно это вторая стадия развития дара, у Адама была третья стадия и глаза у него светились, то же самое, скорее всего, было и с Катариной, в этом я не видел ничего страшного, но вот в притаившейся во мне злости! Смогу ли я контролировать ее?
        Гору же я решил ответить такими словами:
        - Я могу себя сдерживать, но если ты увидишь жажду крови в моих глазах, лучше беги и как можно быстрее беги...
        Спустя два дня, мы с Гором остановились перед воротами Дантона, тепло попрощались друг с другом и уговорились встретиться на следующий день.
        Я шел в направление своего дома и ловил на себе изумленные взгляды. Да уж выглядел я неважно. В своих странствиях по острову, я порядком зарос волосами и загорел. На моем теле появилось изрядное количество шрамов и синяков. Даже казалось не убиваемые доспехи из "железного" дерева, выглядели как старый, рассохшийся забор.
        Подойдя к дому, я толкнул ногой дверь, вошел внутрь, и удостоился удивленных вздохов.
        - Ну что вылупились? Встречайте батю! - крикнул я с улыбкой, перешагивая порог.
        За столом сидели все обитатели жилища: капитан Боск, Мистер Мявус, Док и боцман Гарри.
        - Живой, - выдохнул Док, и все как по команде бросились меня обнимать.
        - Где ты был?
        - Почему тебя так долго не было?
        - Откуда у тебя шрамы? - сыпались вопросы от возбужденных друзей.
        - Ребята, я все расскажу! Только отосплюсь немного! И потом все выложу, как на духу! - пообещал я.
        Я кое-как отбился и потопал в свою комнату. Спать мне не очень хотелось, но надо подумать, что говорить людям, а что лучше оставить в секрете. Скинув доспехи и меч, я повалился на кровать. Спустя минуту размышлений, я уснул.
        Проснулся я от звука открываемой двери. Сразу вскочил на ноги и выхватил меч из-под одеяла. Как ни странно первой же мыслью пришедшей мне в голову была. Надо же, как я надрессировался следить за реальностью! До своих приключений я бы не в жисть не отреагировал на такой тихий звук!
        На пороге с разинутым ртом стояла Мелисса. Ее слегка расширившиеся глаза смотрели на кончик моего клинка, находившегося в опасной близости от ее тела.
        - Ой, извини, рефлексы, - пробормотал я смущенно и убрал меч обратно под одеяло.
        - Не хило же тебя жизнь потрепала, - присвистнув, обрадовала меня магичка.
        - А ты то, как постарела! - произнес я, имитируя крайнюю степень шока.
        - Нахал!
        - Знаю. Но что бы уравновесить свое нахальство, сделаю тебе комплимент. Тебе очень идет этот костюм!
        Я оценивающим взглядом окинул, плотно обтянутую кожаным комбинезоном, ладную фигурку, и спросил у девушки:
        - С какой бедняжки ты его сняла? Она хотя бы осталась жива?
        - Что касается твоего глупого юмора, то он у тебя так и остался в зачаточном состоянии.
        - Что привело тебя ко мне? Соскучилась?
        Я решил перейти к цели визита девушки, пропустив ее слова мимо ушей.
        - В следующий раз, если ты соберёшься покинуть Дантон! То хотя бы предупреди меня! - ответила Мелисса, сдерживая внезапно вспыхнувший гнев.
        - Ты за меня переживала? Как это мило! - сказал я с ироничной улыбкой.
        - Не за тебя! А за деньги, которые ты мне должен!
        - Какие деньги? - произнес я деланно удивленно.
        - Которые ты получил от продажи алмазов! - не сдержавшись, девушка добавила: - Вор!
        - Ах эти! Какая ты все-таки меркантильная! Здесь герой вернулся, а ты все о мелочах... Лучше иди, обними меня...
        Я с усмешкой распахнул свои объятья.
        - Никогда! - крикнула Мелисса и яростно зыкнув, начала разворачиваться, что бы уйти, но потом передумала и немного поколебавшись, спросила: - Расскажи мне о своих приключениях.
        - А что мне за это будет?
        - Я тебя не убью! - ответила магичка, теряя терпение.
        Я смотрел на Мелиссу и не мог вспомнить. До моего ухода из Дантона, она была такой же импульсивной? Или мне это кажется?
        - Мели, а как дела с твоим даром? - поинтересовался я осторожно.
        - Сейчас и проверим, чего я добилась.
        Девушка подскочила ко мне, схватила руками мою голову и пристально уставилась в центр лба. Я инстинктивно включил дар на полную катушку. Злость как-то самостоятельно выскочила из своего угла и заполонила мое сознание. Мелисса с криком отшатнулась и упала на пол, из носа у нее потекла кровь. Я наклонился над телом девушки, удостоверился, что она жива, тихонько похлопал ее по щекам.
        Магичка открыла глаза и ошарашено произнесла:
        - Откуда в тебе столько злобы? Я ничего не сумела понять в твоей голове! Там была одна только злость! Ты рехнулся в своих странствиях?
        - Да ну нет, - ответил я растеряно.
        - Но все-таки кое-что я рассмотрела, - произнесла Мелисса тихо, задумчиво хмурясь.
        - Что конкретно ты видела? - спросил я у магички требовательно.
        - Не важно! Важно то, что твоя злость, она была повсюду, как туман! Самые сильные эмоции человека лежат на поверхности, но даже тогда я проникала сквозь них и видела потаенные мысли, неосознанные желания. Твоя же злоба чуть не убила меня! - упрекнула Мелисса, обвиняюще наставив на меня палец.
        - Что ты видела? - повторил я свой вопрос.
        - Девушку, - ответила магичка нехотя.
        - Опиши ее.
        - Смуглая, высокая, в глазах огонь горит! В прямом смысле. Чушь, какая то, она бы умерла. Где ты мог видеть подобное создание?
        - Во сне, - отрезал я и погрузился в раздумья.
        Интересно, получается злоба, словно буфер, защищает мои мысли! Только вот от всех ли способных? Мели довольно слаба, а вот Адам наверно, все-таки, сумел бы проломить мои бастионы зла.
        - Как же больно, - простонала Мелисса, вытирая кровь из-под носа.
        - А вот не надо лезть, куда тебя не просят, а даже если попросят, все равно проверь, куда ты лезешь!
        Девушка что-то не членораздельно проворчала мне в ответ, поднялась, случайно увидела свое отражение в зеркале и воскликнула:
        - Какой огромный!
        - Я забыл ширинку застегнуть? - сострил я.
        На лице магички, вдобавок к разбитому носу, расползался синяк. Падение на пол не прошло даром.
        - Все из-за тебя! - принялась кричать на меня Мелисса.
        - А я-то тут при чем? - возразил я, стараясь увернуться от девушки, пустившей в ход руки.
        - Не мог сразу все рассказать!
        - Да я сам не знал, что так получиться! Да и кто тебя просил читать мои мысли?!
        Так бегая по комнате и отбиваясь от Мелиссы, я не заметил, как распахнулась дверь. Я со всей силы влетел в нее и рухнул на пол.
        - Что здесь происходил? - закричал Эдгар, успевший разминуться с моей тушей.
        - Эдгар? - прозвучал удивленный возглас Мели.
        - Урод, в смысле Эдгар? - сказал я с не меньшим удивлением, поднимаясь с пола.
        Помощник капитана, увидев синяк и кровь на лице девушки, бросился на меня.
        - Ты ударил Мели! - рычал этот идиот, брызгая слюной и стараясь приголубить меня кулаками.
        - Все не так, как ты подумал! - кричал я отступая.
        - Эдгар, миленький, успокойся! Произошло недоразумение! Все и правда не так, как может показаться на первый взгляд! - поддержала меня растаскивающая нас девушка.
        На звук борьбы в комнату вбежал капитан и мигом, привычно, разнял меня и Эдгара.
        - Опять? - спросил Боск, грозно насупившись и переводя взгляд с меня на своего помощника.
        Эдгар, злобно оскалившись, выкрикнул в мою сторону:
        - Дуэль! И попробуй только откажись! Тогда я попросту убью тебя!
        - Ну ладно, дуэль так дуэль, - ответил я спокойно.
        Пора уже разобраться с эти бараном.
        - Вы ведете себя как мальчишки! Не из-за чего устраивать дуэль! Я просто поскользнулась и упала! - прерывающимся голосом попыталась отговорить нас магичка, но увидела наши решительные морды и обратила свой умоляющий взгляд на капитана.
        - Я ни чем не могу помочь. Вызов брошен, вызов принят, остальное уже не имеет значение, - сказал МММ.
        - Эдгар если ты будешь драться с Джо, то больше не никогда не смей подходить ко мне, - произнесла Мелисса решительным голосом и сложила руки на груди.
        Глаза всех присутствующих уперлись в Эдгара. Тот стоял с противоречивыми чувствами на лице. Вот он пришел, к каким-то умозаключениям и гордо выпрямившись, пафосно произнес:
        - Я должен защитить твою честь! Даже если ты сама этого не хочешь!
        Злобно фыркнув, Мелисса вылетела из комнаты.
        - Ну что ж, обговорим условия? - предложил капитан Боск.
        - Завтра в двенадцать, в "Каменном Саду". Деремся на мечах, без щитов, - проговорил я.
        - Мне все равно, как и где убивать этого слизняка, - произнес Эдгар глядя на капитана, и вышел из комнаты.
        Капитан немного потоптался, на что-то решившись и шепотом произнес:
        - У Эдгара есть какая-то способность, но никто не знает какая, так что будь осторожен.
        Оставшись в одиночестве, я начал прибираться в своем разгромленном жилище.
        Вечером пришли Сэм и Мари. Мой друг сразу начал требовать отчет о моих приключениях. Что бы по несколько раз не рассказывать свою историю, я решил всех собрать в гостиной. Здесь были: Сэм, Мари, капитан Боск, боцман Гарри с сидящим у него на коленях Мистером Мявусом, и Игнациус то бишь Док.
        - Все собрались? - задал я вопрос в никуда, обведя взглядом сидящих за столом людей.
        Друзьям я рассказал сильно проредактированную версию своих похождений. Естественно я промолчал о соглашение Луция, о ритуал и его последствия, а так же не упомянул о своих возросших способностях дара.
        - Ну, дела, - произнес боцман после окончания рассказа. - Говоришь, согласился помочь Гору?
        - А куда мне деваться? Тем более я хочу найти Эрани, - ответил я.
        Я соврал друзьям о настоящей причине зверств девушке. Я рассказал им о том, что она была опоена хитрой настойкой, которая дарует силу, но забирает разум. А так же я упомянул Арену, и о том, что Эрани помогла мне на ней, дав эту самую настойку, позволившую мне победить.
        - А почему же ты не лишился разума? - задал капитан неудобный вопрос.
        - Как я уже говорил, Эрани помогла любовь Дока.
        Я посмотрел на покрасневшего Игнациуса.
        - Безусловно, сражаясь на потеху агрессорам, я был не в себе, и будь я в Дантоне, то поубивал бы всех местных жителей. После принятия этой настойки я навсегда остался бы безумным убийцей, но мне повезло. Меня купили горцы и они дали мне чрезвычайно редкое противоядие.
        - Правда что у Катарины такой сильный дар? - спросил Сэм немного завистливо и через секунду добавил: - Или ты привираешь? Так, для красного словца.
        - Всё правда Сэм, она очень сильна.
        - Но как же она достигла такого уровня дара? - допытывался мой друг.
        - Не знаю, - солгал я.
        Северянин разочаровано повесил голову и я сообразил, что дар у него так и не открылся.
        Я задал, всем собравшимся, вопрос:
        - А у кого еще появился дар?
        - Кхм... Я стал раза в два сильнее! - ответил капитан Боск, гордо подбоченившись.
        - Поздравляю! - ответил я искренне.
        - Это еще что! Вот наш скромняга Гарри умеет цветы за секунды выращивать! - добавил гигант.
        Я обалдело уставился на смущенно молчавшего боцмана. Как-то не верилось что морской волк, проведший полжизни на палубе корабля, получил такой дар.
        - Я могу не только выращивать, но и немного управлять ими, - подал голос необычный способный.
        - Как это? - спросил я.
        - Я могу сделать так, что растения не будет колыхаться на ветру или наоборот. В общем, я могу заставить растение двигаться! - произнес Гарри с восторгом.
        - Ого, значительное достижение, - сказал я абсолютно серьезно.
        Действительно, из боцмана может вырасти очень сильный способный. Только вот, к какому типу дара отнести способность Гарри? Стихий? Силы Видения? Или есть что-то еще, о чем не рассказал мне Адам? Или он сам не знал? Я склоняюсь к последней версии.
        Неожиданно Мари оглушительно чихнула. От всех людей в гостиной послышались слова: "Будь здорова, будь здорова, будь здорова...". Только я, стоял и молчал. Девушка с недоумением в глазах воззрела на меня.
        - Не хочу врать, - произнес я в сторону Мари, и добавил, обращаясь ко всем: - Друзья! Я расскажу вам подробности своих приключений в следующий раз! А сейчас мне нужно отдохнуть. Завтра у меня важный день!
        Никто кроме капитана не обратил внимания на выделенное интонацией словосочетание "важный день". Боск будучи настоящим мужчиной не стал трепать языком о дуэли, и поэтому никто из собравшихся не знал о грядущем поединке между мной и Эдгар.
        Когда я поднимался наверх, то пристально посмотрел в глаза Сэма и слегка наклонил голову. Зайдя в свою комнату, я принялся ждать друга.
        - Ты хотел меня видеть? - спросил появившейся минуту спустя Сэм.
        - Ага, - ответил я.
        Мне хотелось, как-то подбодрить совсем увядшего друга, может быть даже сообщить ему какие-нибудь подробности о даре, о крови способных, о ритуале... в конце концов мы с ним почти всю жизнь дружим!
        - Сядь в кресло Сэмми, - попросил я.
        После того как Северянин выполнил мою просьбу, я продолжил:
        - Я хочу с тобой кое о чем поговорить...
        - Говори, - перебил меня друг.
        - Это может тебя шокировать, - предупредил я.
        - Валяй, - устало махнув рукой, сказал Сэм.
        Я на секунду задумался. А ведь правда, как мой лучший друг отнесётся к ритуалу и тому, что я сам часто его проводил? Не станет ли это концом нашей дружбы?
        В последнее время, когда я нервничал, то неосознанно входил в поток будущего. А сейчас я нервничал.
        - Что с тобой Джо, - обеспокоено, спросил Сэм глядя на мое полное изумления лицо.
        - Невероятно, - выдохнул я шокировано.
        В будущем Сэма не было!!! И это почти сразу навело меня на мысль...
        - Сэмми, друг, а Мелисса читала твои мысли? - спросил я быстро.
        - Пыталась, но у нее ничего не вышло. Сказала, что устала и попросила попробовать в следующий раз, - ответил Северянин.
        - У тебя есть способность! У тебя есть дар! - воскликнул я радостно.
        - Какой? И почему я его не чувствую? - спросил Сэм жадно и одновременно неверяще.
        - Скажи, что ты почувствовал, когда Мелисса пыталась заглянуть к тебе в голову? И вот буквально минуту назад, после того как я сказал тебе "это может тебя шокировать"?
        - Хм... - хмыкнул Северянин и на секунду задумался, а затем удивленно сказал: - Небольшой жар по телу и боль в сердце. Оба раза!
        - Знаешь что Сэмми? На тебя не действует дар других способных и это твой дар! - выкрикнул я, слова от которых остолбенел мой друг.
        Как только шок у Северянина прошел, он радостно вскочил с кресла и принялся скакать по комнате, возбужденно крича:
        - Есть! Есть! У меня есть дар! Я способный! Я не неудачник!
        - Тише, тише Сэмми, - попутался я его успокоить, пока мне второй раз за день не пришлось убираться в комнате.
        - Я люблю тебя Джо, - воскликнул Северянин и принялся меня обнимать.
        - Тише, тише Сэмми, - повторил я, только уже для того что бы этот радостный способный не сломал лично мне что-нибудь.
        - Я побегу обрадую Мари, - сказал Сэм и резко прекратил мять меня, а потом выскочил из моей комнаты.
        - Все-таки я молодец, - прошептал я вслед другу и завалился спать.
        Провал в прошлое на первый взгляд выглядел как сон, как серый сон, такой же серый и бесцветный как комната, в которой я оказался. В этом помещении, площадью примерно двадцать пять квадратных метров, присутствовала серая мебель, серый ковер на полу и серый неприметный диван. Так же эта комнатка не имела дверей и окон, что совсем меня расстроило.
        Решив, что в ногах правды нет, я присел на диван и принялся изумленно рассматривать свое абсолютно голое и серое тело. Первая мысль, возникшая в моем сознании, звучала следующим образом. А вдруг сюда кто-нибудь войдет? Вторая мысль звучала немного иначе. А как мне-то отсюда выйти?
        Высиживание на диване не приближало меня к разрешению ситуации с покиданием серой комнаты. Я встал и начал проверять стены помещения на предмет пустот или просто возможности их сломать. После того как осмотр не дал никакого результата, я принялся осматривать пол. Я поднял краешек ковра и обнаружил всю туже серую поверхность. Не удовлетворившись этим, я полностью скатал ковер и был вознаграждён все тем же результатом, но в большем масштабе. Не исследованным оставался только потолок, расположившийся примерно на высоте двух с половиной метров, и две тумбочки которые я прежде назвал мебелью. Тумбочки первыми подверглись тщательной проверки, по окончании которой я разочарованно плюнул серой слюной на серый пол. Подняв глаза на потолок, я испытал легкий приступ паники. Он медленно стремился вниз.
        Я повалился на диван и выдохнул:
        - И тут хотят меня убить. Думай Джо, думай! Как нам выбраться отсюда?
        Серая комната, серая мебель, серый я... видимого выхода нет, подсказок нет, хитрого инструмента, что бы покинуть это славное местечко, тоже нет, но ведь у меня есть дар! Вскочив с дивана и больно ударившись головой об потолок, который в это время опустился на высоту моего роста, я включил дар и моментально скорчился от пронзившей меня боли.
        - И как? Как мне выжить? - простонал я.
        Потолок все так же неумолимо приближался к полу, грозя раздавить несчастного меня.
        Немного оклемавшись, я сел на скатанный в рулон ковер и обхватил руками лицо. Когда это прекратиться? Когда дар перестанет испытывать меня на прочность? Если я умру в этом эфемерном пространстве, что найдут мой друзья, когда войдут в мою комнату? Вдруг я почувствовал липкую влагу на ладонях, это была кровь, и она была красная. Набрав из разбитого носа пригоршню рубиновой жидкости, я швырнул ее в стену.
        Я резко вскочил на кровати и подозрительно посмотрел на, расписанный всякой нечистью, потолок. Он не подавал признаков движения, как и положено, находился на своем привычном месте.
        - Слава Богу, - произнес я облегченно. - И на этот раз обошлось. Но вот всегда ли мне будет так везти?
        Забравшись под одеяло, я не сразу уснул, но все-таки уснул.
        Утро выдалось тяжелое, в глаза как песка насыпали, ужасно болела голова. А ведь мне еще сегодня биться с Эдгаром.
        Помочь подняться с кровати мне помог скрип двери и рев капитана Боска:
        - Подъем!
        Я мигом принял вертикальное положение и вытаращился на гиганта.
        - Чего так смотришь? Подготовить тебя пришел. Не ожидал? - произнес МММ.
        - Не совсем, - ответил я растеряно.
        - А зря. Тебе понадобиться моя помощь. Эдгар один из лучших бойцов островов.
        - Почему ты помогаешь мне? Ведь Эдгар твой первый помощник, - спросил я у капитана.
        - Хм, выбирая между тобой и Эдгаром, я выберу тебя. И не надо ничего спрашивать, - прервал меня Боск. - Да и вообще хватит тратить драгоценное время, приступим к инструктажу.
        - Ну ладно.
        - Тогда слушай...
        Через час, когда время дуэли приблизилось ровно настолько, насколько мне хватало добраться до Каменного Сада, Боск закончил объяснять мне стратегию, тактику, а так же все хитрости, которые применяет Эдгар в бою, хлопнул меня по плечу и показал на дверь.
        - Пошли, - произнес я.
        - Пошли, - отозвался капитан.
        Мы вышли из дома, и пошли по улицам города. Мне было немного не привычно идти по каменным, хорошо уложенным дорожкам, в своих скитаниях по острову я совсем отвык от благ цивилизации. С легкой грустью, я смотрел на припорошенные пылью аккуратные булыжники и думал о том, что совсем не контролирую свою жизнь, да и никто из людей не может похвастаться таким достижением. Все наши планы, переживания, стремления, могут рухнуть в один момент.
        - Что ты там нашел? - спросил капитан с интересом, посматривая на то, как я разглядываю дорогу.
        - Да так, ничего, - ответил я.
        Боск немного покряхтел и смущенно произнес:
        - Джо, так уж получилось, что некоторые люди узнали о дуэли.
        - И кто это? - спросил я с неудовольствием.
        Лишние свидетели моего дара мне не нужны. В Каменном Саду много укромных мест, где можно незаметно провести дуэль и прикопать почившего от моего меча Эдгара. Так что я думал о поединке кроме меня, Эдгара, капитана Боска и Мелиссы никто не узнает, ведь никто из них болтать о случившемся не будет, и дуэль так и останется "семейной" разборкой, а теперь...
        - И кто это? - повторил я свой вопрос молчащему капитану.
        - Мари, - произнес Боск, отводя глаза.
        Это полный провал секретности дуэли!
        - Как Уилли? Как? - воскликнул я.
        - Я чуть выпил, а тут она, - оправдывался капитан.
        - И ты ей все выложил?
        - Это как-то само собой произошло! Я только одно слово нечаянно обронил, а она как клещами в меня вцепилась!
        - Мари наверно уже всем все разболтала, - произнес я сломлено.
        Прощай конспирация!
        - Нет! - сказал Боск с подъемом. - Я попросил ее никому не говорить о дуэли.
        - Ну да, скоро увидим.
        Мы подходили к Каменному Саду, когда в моей голове сверкнула мысль, которую я не преминул озвучить вслух:
        - А куда конкретно нам надо идти?
        - Эдгар сказал, что такой болван как ты, не сможет найти подходящее место, и поэтому он сам озаботится этим. Сегодня рано утром Эдгар заходил ко мне и в подробностях описал дорогу к месту дуэли, - ответил МММ.
        - Сам он болван, - проворчал я тихо и громко добавил: - Ну, так веди меня.
        Войдя в Каменный Сад, капитан сразу направился по узенькой аллейки, так что мне пришлось идти за его широкой спиной. Чем дальше мы шли, тем меньше встречали гуляющих и отдыхающих дантонцев. Наступил момент, когда мы в гордом одиночестве топали по дорожке.
        Спустя минуту от капитана Боска донеслись слова:
        - Пришли, вот здесь вы будите биться.
        Гигант посторонился, и я увидел довольно просторную площадку, которую правильным квадратом окружали каменные деревья. Деревья представляли собой один сплошной массив. По моему скромному мнению, скульптор задумал создать некое подобие джунглей, и у него это получилось. К моемо огромному разочарованию площадка была абсолютно лишена мелких камушков или чего-то подобного, так что я не смогу применить здесь свою излюбленную хитрость. На противоположном от меня конце площадки стоял Эдгар. Он опирался на притаившийся в кожаных ножнах длинный, узкий меч. Кроме помощника капитана здесь никого не было. Надо же, Мари не подвела.
        Привлекая внимание, капитан Боск поднял руку вверх и произнес:
        - Господа подойдите.
        - Правильнее будет сказать, господин и госпожа, - прошептал я неслышно.
        Мы с Эдгаром подошли к гиганту, встали друг напротив друга и принялись обмениваться уничижительными взглядами.
        - Ну что ж, - начал говорить капитан. - Сегодня между вами состоится дуэль, и если никто не будет против, то я, Капитан Уилли Боск, буду вашим секундантом. Вы согласны господа?
        - Да я согласен, - сказал Эдгар.
        - Эх господин капитан, жалко у вас на глазах убивать вашего же помощника, но я согласен, - произнес я с улыбкой на губах.
        Рука Эдгара метнулась к эфесу меча, но капитан встал между нами и быстро сказал:
        - Постойте, еще предстоит процедура сравнения длины клинков. Прошу господа дайте мне свои мечи.
        Я протянул Боску свою полоску стали, Эдгар свою. У последнего меч оказалась на пяток сантиметров длиннее моего.
        Капитан тут же произнес:
        - Джо, по законам дуэли ты может заменить свое оружие, на такое же, как и у твоего противника.
        - И где я его сейчас возьму? - спросил я, недовольно косясь на Эдгара, скорчившего презрительную рожу.
        - Ты можешь отложить дуэль, пока не найдешь подобающее оружие. Пять сантиметров преимущества, это серьезно, - озабоченно проговорил капитан.
        В этот момент, помощник капитана всем своим видом демонстрировал мне свое полнейшее пренебрежение, и что такого труса как я, он давно не видел.
        - Я буду биться своим мечом, - произнес я решительно.
        - Тогда разойдитесь, и пусть начнётся дуэль, - сказал гигант громко.
        Я и Эдгар последовали словам капитана, и отошли друг от друга на пару десятков метров, но уже в следующий момент мы начали стремительно сокращать разделяющее нас расстояние. Через несколько секунд зазвучала сталь. Первоначально я не хотел использовать дар, но спустя пару комбинаций проведенных Эдгаром, я поменял свое решение и включил дар.
        Предугадывая будущее, я начал теснить помощника капитана. В какой-то момент Эдгар выровнял рисунок боя и к моему огромному удивлению начал отбивать все мои атаки. Я видел будущее, видел какой удар, нанесет Эдгар, уходил от его меча или отбивал его, после чего тут же контратаковал, но помощник капитана каким-то немыслимым образом, реагировал на движение моего клинка. В моих прошлых боях, все мои противники, так или иначе, хотя бы несколько раз за бой наносили такие удары мечом, которые я мог бы без вреда для себя пропустить мимо тела и, пользуясь тем, что противник еще не закончил движение или потерял равновесие, я убивал его. Это был абсолютный прием, но вот Эдгар не допускал таких ошибок.
        Помощник капитана без сомнения был выдающимся бойцом. Он отражал атаки обладателя дара Сознания второй степени, да еще при этом сам плел мечом какие-то замысловатые кружева. Кроме того Эдгар очень ловко использовал удары ногами, в основном целясь мне под коленку или стремясь подсечь ноги. Слава Богу, на Арене я и не с такими каратистами дрался. Только горцы, почему-то совсем не пользуются ногами в драке, в смысле для ударов.
        Через какое-то время я начал понимать, что инструктаж капитана Боска мне не помогает, а наоборот, мешает. Эдгар действовал в совсем другой манере, нежели та о которой рассказывал мне гигант, к тому же помощник капитана провел пару очень интересных приемов, о которых МММ в нашем разговоре, почему-то не упомянул.
        Неужели все то, что сказал мне капитан Боск вранье? И на самом деле он за Эдгара? Если так, то он слил мне дезинформацию, вследствие чего повысил шансы на победу своего многолетнего помощника. Хотя возможен и другой вариант. Эдгар оказался настолько хитер, что предугадал возможность того, что наш доблестный гигант поведает мне о фехтовальных секретах своего помощника. И какой же вариант наиболее вероятен?
        Вдруг Эдгар на секунду сумел захватить искривленным эфесом меча лезвие моего клинка и тут же засветил мне кулаком в глаз. Я кубарем покатился по каменной поверхности, скромно радуясь тому, что не потерял сознание, но в следующее мгновение мне уже было не до радости. Подскочивший ко мне Эдгар, атаковал меня шквалом быстрых ударов, не давая подняться с земли. Несмотря на весь мой расчудесный дар, я с трудом парировал его атаки. В голове билась мысль, что в отсутствии доспехов, даже не значительная на первый взгляд рана, может привести к летальному исходу. Человеческое тело так хрупко. Наконец я смог перекатится назад и вскочить на ноги, и уже стоя парировать атаки Эдгара.
        У помощника капитана был замечательный меч с искусно сделанной рукоятью, которая привлекла мой взгляд. Особенно когда Эдгар начал с помощью украшающих ее драгоценных камней, пускать мне солнечных зайчиков в глаза, ну слово солнечные здесь не уместно, так как солнца здесь нет, но вот свет от свет-камня, мой противник с успехом преломлял и посылал мне в глаза. Кроме того не смотря на жестокость нашей схватки, на клинке Эдгара не было не единой зазубрины, а мой простецкий людоедский меч, уже был больше похож на пилу.
        По моим внутренним часам бой длиться уже минут двадцать, и только я подумал об этом как начал ощущать усталость и выступившую на теле испарину. Надо брать "подсказку" возникла здравая мысль. Сил как раз хватит на одноразовое использование этой грани моего дара. Ага, значит обманное движение, финт, обводка и вот мой клинок на добрый десяток сантиметров вошел в левую сторону груди Эдгара, почти наверняка насквозь пробив сердце.
        В этот казалось счастливый для меня момент, я должен был испытывать радость, поразив своего врага, но я почему-то почувствовал страх и горечь. Как бы я не ненавидел Эдгара, но мы с ним люди одного мира, да и, в сущности, он неплохой человек. Иногда два хороших индивидуума не сходятся во мнениях, и рождается вражда. Вражда способная пробудить жажду крови, жажду победы.
        Я скорбно взглянул в глаза помощника капитана, ожидая увидеть там предсмертную пелену, и был удивлен, когда увидел мрачное торжество. В следующую секунду я отпрыгнул от Эдгара. Не сделай я этого, то лишился бы головы от пронесшегося буквально в миллиметрах меча. Казалось бы, насмерть заколотый помощник капитана, как ни в чем не бывало, снова атаковал меня. Я в панике начал пятиться назад, с ужасом и облегчением смотря на то, как затягивается рана на груди Эдгара. Кое-как взяв себя в руки, я принялся рассуждать логически. Эдгар ведь получил дар, и видимо его дар бессмертие или что-то вроде того, может у него органы дублируются или еще какая-нибудь хрень с организмом. Во всей свое непоколебимой красе встает вопрос. Как убить бессмертного? И тут же на ум приходит в качестве возможного ответа, дар Сэма. Вот интересно для Северянина, на которого не действуют способности даровитых, Эдгар останется бессмертный или будет простым человеком? Но сейчас моего друга рядом нет, и эту дилемму мне придется решать самому. Может капитан Боск вмешается в ход дуэли? Бросив на гиганта беглый взгляд, я поразился тому,
как широко у человека может открываться рот и какой дебильный у него при этом вид. МММ явно впал в ступор от невиданных доселе способностей своего помощника, так что в ближайшее время, он точно мне никак не поможет. Как же мне победить? Хм, а что если измотать Эдгара ранами? Ведь у него сила дара не бесконечная! Она у него закончиться и тогда он снова смертный! Надеюсь. Тут мне вспомнился Луций. Да ну нет, помощник капитана не настолько силен, что бы после смерти возродиться в виде призрака. План вроде неплох, но вот как мне воплотить его в жизнь? Сколько раз мне надо ранить Эдгара? До этого, я его всего один раз смог поразить, и теперь еле держусь на ногах от усталости. Надо передохнуть. Конечно, Эдгар тоже восстановит какую-то часть своего дара, но я все же за это время больше получу силы, ведь у меня как-никак второе воплощение дара.
        Я прилично разорвал дистанцию с помощником капитана и выкрикнул, намекая на свой удар в сердце Эдгара:
        - Я всегда знал, что ты бессердечный!
        Эдгар, поигрывая мечом, крикнул в ответ:
        - Оно у меня от переполняющей его доброты, большое и живучее! Так что маленькая зуботычина, ему нипочем!
        Ни хера себе маленькая зуботычина!
        Я спросил у достаточно близко подошедшего Эдгара:
        - Какая у тебя способность?
        - Убью тебя, тогда сразу и скажу.
        - Юмор у тебя такой же отвратительный, как и твоя рожа! - произнес я.
        - Сейчас мы посмотрим, у кого рожа отвратительней! - крикнул Эдгар и бросился на меня.
        Все началось заново. Эдгар не мог своими ударами достать меня, а я в свою очередь не мог убить его. Так мы без особого успеха бодались довольно долго, хотя к моменту, когда над нашим полем битвы раздалось мощное "стойте" я пару раз легко ранил Эдгара.
        Отпрыгнув друг от друга, мы с помощником капитана, воззрели на кричавшего. Им оказался Луций. Он стоял в окружении Сэма, Мари, Мелиссы и как это не странно Мистера Мявуса.
        Увидев нашу заинтересованность, Луций внушительно произнес:
        - Дуэли на территории Дантона запрещены! Наказание за это, три месяца работы в шахте по добыче свет-камней!
        - Ого, а я ведь слышал, оттуда частенько не возвращаются! - донеслось от Эдгара еле слышно.
        - Правда? - спросил я так же тихо у помощника капитана. - Есть шанс, что ты там сдохнешь?
        - Правда-правда. Только мы сдохнем. Подыграй мне, - произнес Эдгар шепотом и громко обратился к Хранителю Дантона: - Какая дуэль? Где? Наверное, вы что-то путаете!
        - Вы только что дрались! - сказал Луций.
        - Ну и что? Это был всего лишь спарринг старых друзей, - произнес невинным голосом помощник капитана.
        - Да-да так и есть! Я показывал Эдгару приемы защиты, а то он совсем фехтовать не умеет! Морда наглая! А всем говорил, какой он великий боец! - проговорил я возмущенным голосом, сдвинув брови над переносицей.
        - Хватит ломать комедию! Мари мне все рассказала! - гневно произнес Луций.
        - Мари, почему? Я ведь просил тебя никому не рассказывать! - выпалил капитан Боск возмущенно.
        - Так ведь ты просил, чтоб не один живой человек не узнал об этом! А Луций он же того... - пролепетала девушка растеряно.
        Откуда не возьмись, появилась медвежья стража, которой Луций незамедлительно отдал приказ, препроводить нас в тюрьму. Когда облаченные в доспехи потомки медведей начали приближаться к нам, я заметил оценивающий взгляд Эдгара, который он то и дело бросал на стражу.
        - Давай-давай! Чего ты ждешь! - подбодрил я его. - Шахты! Это же позор!
        Помощник капитана, сузил глаза, посмотрел на меня, тяжело вздохнул и протянул меч в сторону раскрытой лапы медведя. Я последовал примеру Эдгара.
        Проходя под конвоем, мимо застывших друзей, я удостоился извиняющегося взгляда Мари, обратил внимание на удовлетворенно смотрящую на меня Мелиссу и заглянул в полные обиды глаза Сэма. Я виновато опустил голову и поплелся по тропинке, подгоняемый тычками следующего за мной стража. Мистер Мявус почему-то решил отправиться со мной. Он шел возле моей правой ноги и с интересом глядел на медведей.
        Когда мы добрались до небольшой темницы расположенной под западной стеной, случилась небольшая заминка.
        Начальник тюрьмы переговорил с сержантом стражи, после чего повернулся к нам с Эдгаром и недоуменно спросил, показывая на кота:
        - Вас то я понимаю, за что в камеры сажать, а вот его то?
        - Он ужасный рецидивист, ворует продукты, ходит по соседским кошечкам, буянит по ночам, - произнес я улыбаясь.
        Мой собеседник не оценил юмора и серьезно сказал:
        - А, ну тогда все понятно.
        Затем он отвернулся, указал страже на Мистера Мявуса и произнес:
        - В кандалы его ребята.
        - Да вы что! Это же шутка! Это же просто кот! - закричал я в панике.
        Все присутствующие дружно захохотали. Не смеялся только я, Эдгар и кот.
        - Шутить значит, изволите, господин начальник тюрьмы, - сообразил я.
        - Скукота, вот и развлекаемся, как можем, - прозвучал ответ, после которого нас препроводили в камеры.
        Мистер Мявус остался сидеть возле двери темницы. Прям как верный пес, подумал я и заулыбался. Нас с Эдгаром поместили в разные узилища, которые к слову сказать, были намного более комфортабельные чем те, в которых я и Учитель прибывали на Арене.
        Очутившись в своей камере, я прилег на мягкий матрас и задался мыслью. А стражники в принципе не плохие парни, может если их весомо попросить, тогда мне скостят срок? А может и вообще отпустят? Вот только надо проверить почву, а то вдруг здесь за взятку можно и срок схлопотать, вряд ли конечно, но все-таки.
        Когда в полдень принесли, довольно приличный обед, я спросил у тюремщика-медведя:
        - Парень, а мне можно поговорить с начальником тюрьмы?
        - А тебе зачем? - удивился потомок обитателей берлог.
        - Да так, есть разговор.
        - Графа лучше по пустякам не отвлекать, он не всегда такой добрый, как сегодня.
        - Граф это имя начальника тюрьмы? - уточнил я у собеседника.
        - Нет, это его прозвище. Говорят, до попадания на остров он был у нас на родине ужасно знатным медведем, - произнес тюремщик.
        - А звать то его как?
        - Не знаю, все его Граф кличут, он вроде не против.
        Я решил вернуть разговор в прежнее русло и спросил у медведя:
        - Так что на счет разговора с Графом?
        - Он тебе срочно нужен? А то через пару дней тебя выпустят, тогда и поговоришь с ним, - ответил мне тюремщик.
        - Как через пару дней? Ведь за дуэль три месяца в шахте!
        - Это, так власти пугают. Еще никого за дуэль не отправляли в шахты. На добычу свет-камня попадают только настоящие душегубы и мерзавцы, для них и тюрьма своя построена, не то, что этот санаторий, - произнес медведь, обводя лапой мою камеру.
        - Спасибо дружище, подбодрил, не надо мне никакого разговора с Графом, - сказал я с радостью в голосе.
        - Тогда до ужина.
        - До ужина.
        Вечером уже знакомый мне медведь принес еду, пожелал спокойной ночи и удалился. Да уж, действительно санаторий, в какой тюрьме стражник будет желать спокойной ночи заключенному? Я поужинал и лег спать, не забыв накрыть темной непроницаемой тряпочкой, присутствующей в моей камере настольный свет-камень.
        Ночью меня разбудил звук открываемой двери, и грубый голос приказал мне:
        - Встать с кровати! Руки за голову! Ноги на ширине плеч!
        - Что происходит? - произнес я возмущенно, принимая предложенную позу.
        В темноте камеры не было видно, кто конкретно заявился ко мне, но без сомнения этот кто-то был габаритным существом. Может очередные шуточки стражников? Я вновь повторил свой вопрос, ответом на него мне послужил мешок, накинутый на голову, после чего кто-то приложил мне к лицу тряпку с едко пахнущим веществом, от которого я потерял сознание.
        Когда я пришел в себя, то почувствовал, что плотно связан. Мешок на моей голове никуда не исчез. Прислушавшись к своим ощущениям, я понял, что на чем-то передвигаюсь, видимо телеге. В Дантоне как не странно я не встречал этих средств передвижения.
        Я отворил непослушный рот и просипел:
        - Эй, люди, есть кто живой?
        - Есть, - раздался сбоку знакомый голос.
        - Эдгар?
        - Ага, - подтвердил помощник капитана.
        - Ты тут в качестве кого? Носящего мешок на голове или одевающего этот самый мешок?
        - Носящего.
        - Значит братья по несчастью, - произнес я.
        - Не называй меня братом! - воскликнул Эдгар гневно.
        - А куда мы собственно едем? - произнес я, не обращая внимания на восклицание помощника капитана.
        - Вперед, - кратко ответил Эдгар.
        - Смешно. Сейчас попробую сам узнать, - проговорил я и погрузился в дар
        ...Крытая, бежевого цвета материей, повозка, дорога, вход в шахту, который расположен на одной из стен гигантской пещеры, медведи... Ага, значит, стражники везут нас на добычу свет-камней и притом через шесть секунд довезут. Странно все это, ведь тюремщик говорил, что нас отпустят. Ладно, этот вопрос отложим на потом, сейчас надо выбирать: попытаться сбежать или добровольно отправиться в шахту?
        - Ты чего замолчал? - произнес Эдгар.
        - Кто здесь? - проговорил я наигранно-испуганным голосом. - Прочь, прочь голоса из моей головы!
        - Ты чего? Это Эдгар! Забыл, что мы здесь вдвоем?
        - Фух отлегло.
        - Ты о чем думаешь?
        - О том бежать мне отсюда или нет?
        - Конечно, бежать! Все это как-то уж очень дурно пахнет, - произнес помощник капитана.
        Бежать, так бежать. Времени мало, но его все-таки может хватить.
        Тем временем наша повозка остановилась, послышались крики требующие открыть ворота шахты. Я включил свой дар, наполнившийся силой за время моего отдыха в тюрьме, "воздействием" развязал веревку на руках, истратив значительную долю силы, снял опостылевший мешок с головы, развязал ноги.
        - Как ты освободился? - спросил помощник капитана изумленно, когда я снял с его головы мешок, но конечности оставил связанными.
        - Голоса в голове помогли! - произнес я и бросил Эдгару минимеч.
        - Зачем? - тупо спросил он.
        - Вены себе перережешь!
        - Я не хочу, - тупил он.
        - Веревки! А я поскакал.
        Не оглядываясь, я выпрыгнул из повозки и побежал вдоль стены пещеры. По топоту за моей спиной я понял, что помощник капитана освободился и последовал за мной.
        - Куда нам бежать? - раздался позади голос Эдгара.
        - За мной, - ответил я, заглянул в будущее и увидел бегущих за нами медведей.
        - За нами погоня, - просветил меня Эдгар.
        - Я знаю. Лучше не оборачивайся, а беги точно за моей спиной, - посоветовал я помощнику капитана. - Так в случае стрельбы попадут в тебя, а не в меня.
        - Не дождёшься, - пробормотал мой собеседник еле слышно и сместился немного в сторону.
        Я улыбнулся и побежал еще быстрее, а то погоня начала нас настигать.
        Через какое то время, я со злорадством заметил, что бегущий рядом Эдгар начал уставать, а вот медведи все так же, не сбавляя темп, преследовали нас. Если так будет продолжаться дальше, то помощник капитана попадет им в лапы. Я переключил свой дар на "око" и начал осматривать окрестность. Чуть впереди была пещера.
        Ухмыльнувшись, я произнес:
        - Эдгар, помнишь, как мы преследуемый агрессорами бежали от Храма?
        - Ага.
        - История имеет свойство повторяться, - сказал я назидательно и прошмыгнул в небольшое отверстие расположенное примерно в полуметре над землей.
        Как только Эдгар очутился в пещере, используя воздействие, я обрушил потолок.
        - Никого не убило? - спросил я.
        - Неа, я помню, чем закончилось та беготня, - ответил помощник капитана.
        - Мне кажется или кто-то пытается пробраться свозь завал? - произнес я, услышав звуки, доносящиеся сквозь обрушенную мною землю.
        - Ага. Неужели мы настолько ценные заключенные? - сказал с удивлением Эдгар.
        Я еще в повозке начал задумываться, почему нам впаяли такое суровое наказание? И сейчас мне на ум, пришел наиболее правдоподобный ответ. Луций хочет избавиться от меня. Это логично, так как Хранитель Дантона совсем не ожидал увидеть меня целым и невредимым. Он же был уверен, что я сгину в лапах агрессоров. А я вернулся, и почти наверняка что-нибудь интересное да нарыл на него. Тут я подумал, что и Гору грозит опасность.
        - Эдгар нам надо поскорее вернуться в Дантон! - произнес я.
        - Я конечно не против, но как мы это сделаем? Мало того что мы в ловушке, так здесь еще ничего не видно!
        - Ну это логично, мы ведь под землёй.
        - Ты меня понял, - сказали помощник капитана угрюмо.
        - В общем, так, я предлагаю заключить договор.
        - Какой? - последовал вопрос.
        - Ты мне душу, я тебе злато.
        - Шутишь? - спросил Эдгар с сомнением в голосе.
        - Конечно шучу. Договор будет заключаться в следующем. Все, что ты увидишь или узнаешь от меня, ты никогда и никому не будешь рассказывать, показывать, рисовать и т.д. я в свою очередь не буду трепаться о твоем даре. Ну как?
        - Ладно.
        - Тогда двигаем, - произнес я и включил "око".
        - Куда? Тут же ничего не видно!
        - Я знаю, я вижу, я слышу.
        - Ты-то видишь, а вот я-то как? Я же себе шею сломаю - проговорил Эдгар с легкой паникой в голосе.
        - Ну и что? Ты же бессмертный? Так походишь.
        - Я не бессмертный,- буркнул помощник капитана.
        - А какой? - быстро спросил я.
        - Мой дар регенерация, - признался Эдгар нехотя.
        - Ого, то же не плохо. Тогда давай руку, поведу тебя как маленького.
        Поколебавшись, Эдгар нехотя протянул руку, как ему казалось в моем направлении. Я схватил, направленную в стену, конечность помощника капитана и потащил его за собой. Наш путь без света длился ровно до тех пор, пока лаз не вывел нас в здоровенную пещеру. Мы стояли на уступе и смотрели на подземную реку. Она вяло переносила пенящуюся воду где-то далеко внизу. В пещере тут и там были природные образования свет-камня. Они конечно давали не так много света как обработанные, но тоже неплохо освещали пространство. Кроме того от нашего уступа на другой, точно такой же уступ, вел узкий каменный мостик. Двигаться по нему приходилось очень осторожно и я на всякий случай включил поток будущего. Это нас и спасло. Когда мы уже почти достигли противоположной стены пещеры, мостик позади нас начал рушатся.
        - Бежим! Мост не выдержал твоей жирной задницы, - выкрикнул я.
        Я еле успел добежать до уступа, а вот Эдгару пришлось прыгать и теперь он весел над пропастью. Помощник капитана успел схватиться одной рукой за камень. Он находился где-то в пятидесяти метрах под уступом.
        - Как ты там? - крикнул я помощнику капитана.
        - Я соскальзываю.
        Какой удобный момент, что бы покончить с Эдгаром или...
        - Эдгар я спасу тебя, если ты навсегда откажешься от Мелиссы, - произнес я спокойно, хотя в душе мне был противно за свои слова.
        - Никогда, - последовал категоричный ответ.
        - Ты же умрешь!
        - Я умру достойно!
        По решительному виду Эдгара было понятно, он от своего не отступиться.
        - Эх, - выдохнул я и включил воздействие.
        Силой дара я заставил камни, находящиеся над помощником капитана расположиться таким образом, что бы он смог выбраться на уступ. От того сколько я затратил на это усилий, я мигом упал в обморок.
        Очнулся я в крошечной пещерке едва-едва освещаемой маленьким обломком свет-камня, который держал в руке Эдгар.
        - Где мы? - спросил я.
        - В аду, где тебе самое место, - произнес помощник капитана. - Мы почти там же. Если ты пройдешь пару десятков метров, то увидишь остатки моста.
        - А зачем ты меня сюда притащил?
        - Ты был без сознания, и я не знал, сколько это продлиться. Так что я решил тащить тебя на себе, не бросать же тебя одного, - ответил Эдгар, смущенно отводя глаза. - Будешь в форме, тогда я тебя и убью.
        - Спасибо, а я уж думал, в речке очухаюсь.
        - Джо, как ты научился, так, пользоваться даром? - переменил тему помощник капитана
        - Это все мое великое благочестие и правильный образ жизни - произнес я улыбаясь.
        - Не скажешь, да?
        - Да, не скажу. Пошли уже дальше.
        - Постой. Что движет тобой, Джо? Какие у тебя цели? - проговорил Эдгар, серьезно глядя на меня.
        Я пожевал губы, пристально посмотрел на помощника капитана и ответил:
        - Я хочу стать кем-то, оставить след в истории, раскрыть свой талант.
        Эдгар саркастически хмыкнул и желчно произнес:
        - Таких людей тысячи! Десятки тысяч! Ты хочешь встать с ними в один ряд?
        Для меня его слова прозвучали иначе. У тысяч, десятков тысяч людей получилось, так почему же не получиться у меня?
        Ближе к полудню мы выбрались в знакомую гигантскую пещеру и сразу же направились в Дантон. К вечеру мы достигли города.
        - И как мы туда проберемся? - спросил Эдгар, указывая рукой на ворота Дантона.
        - Ты думаешь, нас уже разыскивают? - ответил я вопросом на вопрос.
        - Скорее всего.
        - Перелезем через стену.
        - Как? - воскликнул пораженно помощник капитана.
        - Скоро узнаешь, - загадочно ответил я.
        Я направился к ближайшему от нашего дома участку городской стены. Эдгар последовал за мной. Достигнув требуемого места, я активизировал "око", нашел боцмана Гарри, с помощью "воздействия" прямо перед ним начеркал на столе инструкцию.
        После всех манипуляций с даром я произнес, обращаясь к Эдгару:
        - Будем ждать.
        - Чего?
        - Веревки с неба - произнес я.
        - Ммм? - вопросительно промычал помощник капитана.
        - За мое благочестие и правильный образ жизни кто-нибудь да скинет нам конец веревки со стены - проговорил я со смирением.
        - Ты сейчас серьезно?
        - Абсолютно.
        Через некоторое время с высоты городской стены раздались приглушённые крики:
        - Джо! Джо! Джо!
        - Я здесь Гарри! Кидай веревку.
        - Ничего себе, - произнес Эдгар, изумленно глядя на болтающийся у него перед носом конец веревки.
        - А я тебе что говорил?
        Когда мы забрались на стену, то я первым делом обнял слегка выпившего боцмана Гарри и с чувством произнес:
        - Спасибо друг.
        - Да не за что. Хотя признаюсь, своими каракулями напугал ты меня изрядно. Все думаю, добился до глюков.
        - Какие каракули? - вмешался в разговор Эдгар.
        - Ооо, да здесь сам помощник капитана! - воскликнул Гарри. - А каракули на столе . ..
        - Да, да, он самый, а теперь нам пора валить отсюда, - перебил я боцмана.
        - Ты прав нам надо спешить, - сказал Эдгар и странно на меня посмотрел.
        Мы шли по Дантону, тщательно выбирая наименее оживленные улочки.
        Когда мы почти подошла к нашему дому, я хлопнул себя по лбу и быстро спросил у боцмана Гарри:
        - Кто-нибудь из стражников приходил к нам домой?
        - Стражников не было, но вот Луций прилетал.
        - Он что-нибудь говорил?
        - Да, он просил перед вами извиниться за то, что вас по ошибки отправили в шахту.
        - По ошибки значит? - протянул Эдгар, мерно шагающий сбоку от меня.
        - Еще он попросил кого-нибудь из нас, если вы объявитесь, сразу же бежать к нему и сообщить об этом, что б он мог лично перед вами извиниться, - произнес Гарри.
        - Вот же ... Эдгар нам нельзя появляться в наших жилищах, они точно под наблюдением, - проговорил я и про себя подумал, что возможно помощнику капитана еще можно выйти сухим из воды, ведь Луцию нужен только я.
        - И что нам теперь делать? - задал мне вопрос Эдгар.
        - А что собственно происходит? - не стал молчать боцман.
        - Так, Гарри иди домой и молчи о том, что ты нас видел, - твердо произнес я и повернулся к Эдгару: - А нам надо валить из города.
        - Я не уйду, пока вы все мне не расскажете! - воскликнул боцман, гневно сверкнув глазами.
        - Если я тебе расскажу, то твоей жизни будет угрожать смертельная опасность, - предупредил я Гарри.
        - Ха! Напугал! Выкладывай!
        Я с вопросом посмотрел на Эдгара, тот не колеблясь, произнес:
        - Мне то же хочется узнать, почему меня послали в шахту, а не выпустили из тюрьмы на следующий же день.
        - Тогда слушайте...
        Так стоя в темном переулке, я посвятил своих спутников в тайну темных делишек Луция, не забыв специально для Эдгара добавить:
        - В шахту тебя отправили заодно со мной. Бился бы ты на дуэли с кем-нибудь другим, все прошло бы как обычно, и тебя бы отпустили, а так хороший шанс для Луция отправить меня в шахту и там тихонько удавить. В шахте ведь частенько случаются несчастные случаи, а если бы кто-нибудь начал бы задавать вопросы по поводу суровости наказания, то Луций всегда мог бы сослаться на закон.
        - Ну дела, - протянул Гарри поглаживая небритую щеку.
        - Это многое объясняют, - сказал Эдгар задумчиво. - Только вот, откуда ты все это знаешь?
        Я подумал о Катарине и с улыбкой произнес:
        - Птичка на хвосте принесла, жар-птичка.
        - Тогда ладно! Если уж сама жар-птичка напела, то этой информации верить можно! - проговорил с иронией помощник капитана.
        - Стоит, стоит, - сказал я. - А теперь нам надо решать, что делать дальше?
        - Как бы мне этого не хотелось, но я последую за тобой. Если я останусь в Дантоне, то Луций наверняка меня убьет или сошлет в шахту, - скривившись, сказал Эдгар.
        - Да уж, призрак такого полета рисковать не будет, - сказал Гарри и пьяно засмеялся.
        - А я бы на месте Эдгара попытался бы отбрехаться, мол, я воюю с Джо, и даже не разговариваю. Надо напирать на это, кстати, дуэль стоит упомянуть. Ведь по идеи, о делах Луция ты мог бы узнать только от меня, а вследствие выше перечисленных причин я не мог бы поделиться с тобой этими сведениями. Должно получиться, - произнес я.
        - Хм, а ведь Джо прав. Вы ведь и правда, не в лучших отношениях. На этом можно сыграть, - поддержал меня боцман Гарри.
        - Не знаю, сумею ли я? Я ведь воин, а не трепач - проговорил Эдгар с сомнением в голосе.- Кроме того остаётся побег из-под стражи.
        - Если Луций будет уверен в твоем незнание о его договоре с агрессорами, то поверь мне, он не станет даже вспоминать об этом маленьком инциденте, - произнес я.
        Эдгар наверно целую минуту размышлял, после чего тяжело вздохнул и произнес:
        - А была, не была. Остаюсь.
        - Поверь мне это лучше чем скитаться по острову, - произнес я убедительно.
        - Тогда решено, мы с Эдгаром остаемся в Дантоне и ищем способ помочь тебе вернуться в город, - подвел Гарри итог дебатов.
        - Конечно, лучше всего убить Луция, - сказал помощник капитана мечтательно.
        Слова Эдгара вызвали у меня в голове образ Сэма. Сможет ли он убить призрака? Нет, навряд ли. Если я правильно понимаю систему воплощений дара, то только способный равного воплощения может убить Луция, а у последнего минимум второе воплощение, в то время как Северянин только-только обрел дар.
        Мои мысли прервал боцман Гарри:
        - Кстати Джо, чуть не забыл. Заходил синикожий парнишка, назвался Гором, искал тебя. Попросил передать тебе: "когда объявишься, чтоб заскочил к нему".
        - Спасибо Гарри, я как раз хотел зайти к Гору. Ну что ж ребята, пришла пора прощаться. Удачи вам.
        - Удачи Джо, мы попробуем найти способ убить Луция, - произнес Гарри, пожимая мою руку.
        - Не рискуйте понапрасну. Лучше пока вообще не дергайтесь, пусть шумиха с побегом уляжется - посоветовал я боцману.
        - Удачи, - сказал Эдгар и тихо добавил: - Спасибо, что спас меня.
        - Верни мне минимеч, - попросил я помощника капитана.
        На этом мы и расстались. Эдгар и Гарри, уже не скрываясь, пошли по ярко освещенной центральной улице. Я включил поток будущего и побрел вдоль домов, тщательно вспоминая, где живет Гор.
        После небольших блужданий я все-таки добрался до жилища своего синикожего друга. Постучав в дверь, я принялся ждать. Прошла минута, дверь мне никто не спешил открывать, я постучал еще раз, а спустя минуту еще и еще...
        От того как громко я барабанил, открылась дверь в доме напротив и оттуда раздался старческий голос:
        - Чего надо? Нет его!
        - А где он? - спросил я, пытаясь рассмотреть в темном провале прихожей, говорившего.
        - Стражники забрали, - буркнул с неприязнью мой невидимый собеседник.
        - Когда? - произнес я встревожено.
        - Вчера.
        Ага, значит, Гора арестовали в тот же день что и меня. Наверно какую-нибудь фигню на него накопали и по всей строгости закона. Если провести аналогию со мной, то он, скорее всего уже добывает свет-камень.
        - Спасибо за информацию, - поблагодарил я соседа Гора.
        Я развернулся и хотел уйти, но меня остановил все тот же старческий голос:
        - Постой, а тебя звать то как?
        - Джо, Джо Грейт, - отозвался я, немного помедлив.
        - Пришел значит. Заходи, Гор велел тебе кое-что передать.
        Войдя внутрь дома. Я в свете только что освобожденного от светонепроницаемого колпачка свет-камня, обнаружил невысокого синикожего старичка с внушительным мешком в руке.
        - Вот, - протянул мне мешок старик. - Гор велел передать тебе, если его вдруг арестуют.
        - Спасибо.
        - Это еще не все, иди за мной.
        Старик привел меня в некое подобие чулана, указал на развешенное тут и там оружие и произнес:
        - Выбирай. Оружие Гора лежит на лавке.
        Я не стал перечить старику и выбрал себе неплохой без украшений меч и длинный кинжал.
        - Вроде все, - сказал я и взял с лавки, предназначенные для Гора круглый, небольшой, цельнометаллический щит и украшенный полудрагоценными камнями меч.
        - Тогда иди. И постарайся найти моего мальчика.
        - Обязательно найду, - пообещал я, как оказалось отцу друга, и вышел из дома.
        Для начала стоит добраться до тюрьмы и узнать куда дели Гора. Конечно, я почти уверен, что он уже в шахте, но все равно надо подтвердить мою догадку.
        До тюрьмы я добрался без проблем, правда очень мешали навьюченные на меня вещи. В мешке, кстати, оказались две кольчуги, а так же запас пищи и воды. Гор оказался очень не глуп. В отличие от меня, он сразу подготовился к возможному аресту, а вот я... ну ладно, хватит вспоминать свои промахи, а лучше уж придумать, как попасть внутрь тюрьмы. С наружи тюрьму охраняли два медведостражника и пройти мимо них незамеченным не представлялось возможным. В принципе меня удовлетворят просто сведения о местонахождении Гора, возможно в саму тюрьму не придётся проникать.
        Я решительно подошел к стражникам и спросил:
        - Ребята, где мне найти Графа?
        - Он у себя, - ответил мне один из медведей.
        - У себя? Это в смысле у себя в тюрьме или у себя дома? - решил уточнить я.
        - В тюрьме, - сказал стражник.
        - Тогда можно мне к нему пройти?
        - Нет. Хотя, мне твое лицо знакомо. Ты его друг? - спросил медведь.
        Странно, почему этому потомку лапососущего млекопитающего знакомо мое лицо? После случайно брошенного взгляда на часть стены, на которой были развешены примитивные фотороботы разыскиваемых преступников, я все понял и поспешно сказал:
        - Да, я его старинный друг. Так я пройду?
        - Ладно. Только я провожу тебя, и оружие оставь здесь.
        - Хорошо, - согласился я.
        Я скинул свое добро и последовал за стражником. Второй страж остался стоять на улице. Пробираясь за медведем сквозь хитросплетения коридоров тюрьмы, я держал в уме мысль, что вряд ли самостоятельно выберусь отсюда.
        Стражник, сопровождающий меня, резко остановился и произнес:
        - Вот кабинет Графа.
        - Спасибо, дальше я наверно сам.
        - Тогда я пойду? - спросил медведь.
        - Да, иди.
        Глядя вслед медведостражника я думал. То ли стражники по своей природе туповаты, то ли служба в "санатории" их так распустила. Но вот, что бы так легко, разгуливающий на свободе преступник, мог неузнанным, попасть к начальнику тюрьмы. Это слишком! Как только стражник скрылся из вида, я без стука открыл дверь и уставился в глаза, не так давно пошутившего надо мной медведя.
        Первым нарушил молчание Граф:
        - Вот так встреча! Сам пришел! Да еще наверно с повинной?
        - Пришел, только вот не с повинной, а совсем даже наоборот. Мне нужны сведения касательные синикожего парня по имени Гор.
        - А почему ты думаешь, что я обладаю ими? - не очень искренне удивился начальник тюрьмы.
        - Обладаешь, обладаешь. Где он?
        Граф резко вскочил со стула, облокотился руками о стол и гневно сказал:
        - Ты скоро с ним увидишься!
        Он широко раскрыл рот и попытался заорать "стража", но это ему не удалось. Обеими руками схватившись за горло, он повалился на пол. Мой дар не подвел. Когда я стал вторым воплощением силы Видения, то у меня в голове появилась странно настойчивая мысль. А может быть, я уже могу на серьезном уровне воздействовать на живую плоть? Валяющийся у меня в ногах начальник тюрьмы дал мне положительный ответ на этот вопрос. Конечно, сила утекала как вода сквозь песок, но результат был на лицо, точнее на шее.
        Ликование захватило меня, я чувствовал себя богом. Корчившийся от недостатка кислорода двухметровый медведь смотрел на меня жалостливыми глазами побитой собаки. Наконец я взял себя в руки и ослабил воздействие на шею уже начавшего хрипеть Графа.
        - Я так же легко могу остановить твое сердце, так что лучше говори. Где Гор?
        - Он, он, - запинаясь, отвечал начальник тюрьмы, судорожно хватая ртом воздух. - Он был передан агрессорам.
        - Что? - удивился я.
        - Я не причем. Мне приказали! Это все Луций! - быстро затараторил Граф, поскуливая от страха.
        - Ты знаешь о договоре? - спросил я грозно.
        Начальник тюрьмы обреченно кивнул, увидел, что я не собираюсь его убивать и горячо заголосил:
        - Это ведь выход! Несколько преступников в месяц в обмен на спокойствие целого города! Ты просто подумай, сколько погибнет мирных, если агрессоры начнут нападать на Дантон!
        Я движением руки прервал словоизлияния Графа и сумрачно произнес:
        - Когда и конкретно куда, отправили Гора?
        - Сегодня утром, в Вашшукани.
        - Выведи меня из тюрьмы, и я оставлю тебе жизнь, но если ты попытаешься, подать сигнал или напасть на меня, то уж поверь мне, я вмиг остановлю твое сердце.
        - Я все сделаю, - покорно сказал Граф и добавил, как бы оправдываясь, за свою слабость: - У меня дети, я должен думать о них.
        Начальник тюрьмы не соврал. В его сопровождении я спокойно покинул тюрьму. Забрав у стражников свои пожитки, я отправился к главным воротам Дантона. Я не случайно шел именно к главным воротам, они были наиболее близко расположены к выходу на поверхность. За возможную погоню, которую мог бы устроить Граф, я не волновался, он достаточно натерпелся и теперь вряд ли рискнет преследовать меня.
        Пока было время, я решил проанализировать свои возросшие силы. Переход на второй уровень воплощения, дал мне ощутимый качественный скачек. Я теперь мог довольно серьезно воздействовать на неживую материю и немного на живую. Живой материи, что б она стала не живой много силы то и не надо, так что теперь своих противников я мог убивать воздействием. Сколько за раз могу завалить врагов, я пока не знаю, но все же лучше чем постоянно бренчать клинками. Площадь действия "ока" тоже возросла, но вот в плане потока будущего и прошлого все осталось по-прежнему, лимит времени не изменился. Тут мне в голову закралась непрошеная мысль. Почему во время дуэли я не почувствовал увеличения сил? Тут же я сам попытался ответить на этот вопрос. Может быть, дару нужно какое-то время, что бы полностью освоить второе воплощение? Наверно так и есть, решил я. Интересно, а что же будет со мной, когда я стану третьим воплощением силы Видения?
        Внезапно раздался женский крик:
        - Стой! Джо!
        Передо мной выселись центральные ворота и если бы не крик, после которого я остановился, то был бы уже вне черты город. Если честно, как только как я узнал голос кричащей, то у меня как то само собой возникло желание убежать. Не колеблясь, я подавил это желание и теперь мужественно улыбался, глядя на спешащую ко мне Мелиссу. И как только она меня нашла?
        - Ты думаешь, как я тебя нашла? - спросила магичка первым делом.
        - Ты прочитала мои мысли? - удивился я.
        - Ага, твоя злость ушла, как ты это сделал?
        Твою мать, теперь она может читать мои мысли! Это очень плохо, но вот то, что злость ушла это хорошо, наверно моя личность смогла переработать ее без последствий для себя.
        Вопрос Мелиссы я не оставил без ответа и не показывая охватившей меня паники, произнес:
        - Не знаю.
        - Странно, я опять не могу читать твои мысли, только чувствую, что ты паникуешь, - проговорила магичка растеряно.
        У меня в голове забрезжило недавно сформулированное мной же самим предположение. Разные уровни воплощения. Мелисса первое воплощение, а я второе, наверно все мои мысли она читать не может, а только особо сильные, ну еще может наверно некоторые чувства распознать. Для подтверждения свой теории я упорно начал думать. Зачем ты сюда пришла?
        Магичка не колеблясь радостно произнесла:
        - Теперь снова могу читать твои мысли!
        - Давай отложим эксперименты, - сказал я, не скрывая охватившего меня довольства.
        Вот я голова! Сам додумался! Эх, знать бы, где здесь ордена дают, за своим бы сходил.
        Между тем опустив голову, Мелисса произнесла:
        - Эдгар мне все рассказал. И о том, что ты уходишь из города и о договоре Люция.
        - И что?
        - Луций конечно свинья, но может, есть шанс того, что ты останешься в Дантоне? - спросила магичка с непохожей на нее робостью в голосе.
        - Нет, на данный момент нет, - сказал я твердо.
        - Тогда я пойду с тобой! Вдвоем у нас больше шансов выжить! - решительно произнесла девушка, с упорством глядя на меня.
        - Послушай Мели, - мягко начал я, - одному мне будет проще. Я способен защитить себя, а ты станешь мне обузой.
        - Я? Обузой? - выкрикнула магичка.
        - Тише, а то всех перебудишь. Как бы тебе сказать, моя сила значительно выросла, - попытался убедить я девушку, но наткнулся на ее презрительный взгляд и захлопнул пасть.
        - Признаю, пару финтов с мечом ты выучил. А если ты будешь раненый умирать от жажды? Или нужно будет, чтобы тебя кто-нибудь подстраховал? Да даже элементарные ночёвки у костра, кто будет сторожить? - начала перечислять мне Мелисса.
        В уме я понимал, что она говорит правильные вещи, но сердце шептало мне, что я не могу подвергать опасности ее жизнь. Немного подумав, я решил показать ей часть своих способностей, может быть, это ее успокоит, и она не пойдет за мной?
        - Мели постой, помолчи немного.
        Убедившись, что девушка прекратила свою пламенную речь и внимательно слушает меня, я продолжил:
        - То, что я тебе сейчас покажу должно остаться между нами, хорошо?
        - Хорошо.
        Я закрыл глаза, сосредоточился и начал вырывать камни из мостовой. Сначала я услышал презрительный хмык, затем пораженный возглас, а затем она замолчала. Я стоял и слушал лишь шорох, с которым камни покидают свои привычные места и начинают кружить вокруг меня.
        Я открыл глаза и улыбнулся. Вдвоем с Мелиссой мы стояли в центре небольшого каменного водоворота. Я сам не ожидал что у меня теперь столько силы. Вокруг нас летало, пожалуй, около сотни камней. Я еще когда спасал Эдгара, понял, что мои силы возросли, но там я был занят другими мыслями и не обратил на это внимание, а потом вообще сомлел, а здесь я вижу это воочию...
        - Потрясающе, - прошептала магичка, отойдя от шока.
        - Теперь я могу идти? - произнес я тщательно скрывая радость, которую чувствовал от того какой эффект произвел на девушку мой дар.
        - Да, можешь, - сказала Мелисса заторможено.
        В тот же миг я отпустил камни и едва не схватился за сердце. Все-таки я немного переборщил с количеством объектов.
        - Ты мне скажешь, как добился этого? - спросила магичка.
        - Когда-нибудь обязательно скажу, - пообещал я.
        Я развернулся, что бы уйти, но меня остановил возглас девушки:
        - Постой.
        Сильные и нежные руки Мелиссы обхватили меня за шею. В этом мире остались только я и она. Изумление, страсть, наслаждение, все смешалось в один водоворот, который я тщательно скрывал со времен посещения кабинета Иура. Глаза Мелиссы были наполнены огнем любви, в котором мне на миг померещилась Катарина. Долгую, томительную секунду мы смотрели друг на друга, а затем магичка запечатлела страстный поцелуй на моих губах. Блаженство горячими волнами растеклось по моему напряженному телу, отзываясь радостным гулом в голове. Неожиданно Мелиссы толкнула меня в грудь, быстро развернулась и умчалась, громко стуча каблуками по развороченной мостовой.
        - Что-то мне совсем расхотелось идти спасать Гора, - произнес я в никуда и покинул город.
        Я шел по дороге, ведущей на поверхность. На моих губах играла счастливая улыбка идиота. Мелисса ко мне не равнодушна! Она поцеловала меня! Когда эйфория немного стихла, я начал задумываться о более насущных вещах. Для возвращения в Дантон, мне нужно либо убить Луция, либо как-то с ним договориться. Только вот боюсь, время переговоров безвозвратно миновало и остаётся только вариант с убийством, так что надо прорабатывать его. Пока я знаю только один способ убийства призрака, надо чтобы Сэмми разобрался с ним, но для этого ему надо сравняться силой дара с Хранителем Дантона. И как Северянин может развить дар? Конечно же, с помощью ритуала! Но для того что бы он мог безбоязненно проводить его, ему нужен блок, такой же как для меня сделал Адам. Только вот загвоздка, где мне найти такого способного? Сам я не знаю, где обитают третьи воплощения силы Сознания, значит надо найти человека, который знает места их проживания. Мне на ум сразу же приходят те способные, которым такой блок уже ставили, следовательно, они на сто процентов знают, где найди существо с таким даром. И кто же подходит под требуемое
описание? Правильно, только Катарина. С Огонь-Бабой мне ужасть как не хотелось встречаться! Но что поделать? Я же хочу вернуться в Дантон. Эх! Была бы альтернатива городу мирных, так нет же он единственный подобный город на острове. Может где-нибудь конечно и есть поселения мирных, но это все не то. Значит, решено, спасу Гора, потом найду Катарину и попробую полюбовно вызнать у нее требуемую мне информацию, это будет первая фаза моего многоходового плана. Вторая фаза начнётся с прокачки дара Сэма, а закончиться тем, что Северянин убьет Луция. Вроде бы все просто, но это просто может затянуться на очень продолжительно время, чего я очень не хочу, но с другой стороны пока я не вижу более легкого пути устранения Луция, так что не плачь Джо, а приступай к делу. С такими мыслями я и вышел из подземного сумрака, навстречу утреннему солнцу.
        Как добраться до Вашшукани, я в принципе знал, но поплутать, может, все же придётся. Но это все потом, а пока надо сделать привал и немного вздремнуть, а то всю ночь не спал, да и от натирающего спину мешка, стоит отдохнуть. Я устроился на первой приглянувшейся мне поляне, сбросил пожитки и позавтракал, чем отец Гора послал. После приема пищи, я вытер об траву липкие от сока плодов руки, подложил немного похудевший мешок под голову и заснул.
        - Ну вот опять, - произнес я стандартно, глядя с лесистого холма на песчаный берег.
        В этот раз я перенесся ровно на то место, где будучи потерпевшим крушения, я впервые нетвердой походкой ступил на остров. Я сразу узнал это место, хотя каких-то особенно приметных ориентиров здесь не было, но я чувствовал, что это оно.
        Вдруг горизонт стремительно заволокло черными тучами. Приглядевшись, я смог разглядеть пока еще отдаленные сполохи молний, которые приближались с каждой секундой. Спустя минуту, на море бушевал сильнейший штор, сопровождаемый оглушительными раскатами грома и просто таки фантастическими разрядами молнии. Мне сразу бросилось в глаза то, что, несмотря на яростно бушующее море, прибрежные воды острова оставались безмятежными и спокойными, волны все так же лениво накатывали на лежащий под солнцем песок. Что-то эта картина мне напоминала.
        - Прям как у нас, все то же самое, - спустя секунду я поправился: - Нет, не все, наш шторм был ночью.
        Завороженно глядя на буйство природы, я заметил несколько кораблей. Волны несли прямо на остров. Через какое-то время корабли приблизились на достаточное расстояние, и я смог хорошенечко их рассмотреть. Это были старинные корабли, полностью состоящие из дерева и двигающиеся за счет ветра. Таких у нас уже давно не делают, подумал я, после чего на глаз прикинул их размер и уважительно присвистнул.
        Когда корабли оказались возле острова, то они бросили якоря и от них поочередно отделились шлюпки. Находящиеся в шлюпках существа были точной копией той четырехрукой зверюги с которой я сражался на арене, меня аж мороз продрал по коже от тех воспоминаний. После того как, одетые в набедренные повязки, четырехрукие высадились на остров, они сразу же рассыпались по берегу и начали что-то громко кричать. На таком расстояние я не мог точно расслышать, что они кричат, но это было похоже на "ой" или "ной". Неожиданно, я услышал на небольшом расстоянии от себя, звук сломанной под неосторожной ногой сухой веточки. Я резко присел и затаился за ближайшим деревом. Из моего укрытия было прекрасно видно как по тропинке чуть прихрамывая, шагает вполне обычный бородатый человек с копной густых темных волос на голове. Я уже собрался окликнуть бородатого прохожего, чтобы предупредить о зверюгах, но тут с ним стали происходить странные метаморфозы. У него вдруг около обычной пары человеческих рук начала расти еще одна пара конечностей. Он стал стремительно преображаться, пока не превратился в четырехрукого
гуманоида, такого же, как те, что сейчас хозяйничают на берегу острова.
        - Ого, - пробормотал я себе под нос тихонько. - Дар Превращения, сила Тела.
        Новый четырехруких, немного размявшись, преспокойно направился в сторону высадившихся существ. Я провожал его взглядом, пока он не скрылся из вида. Не мешкая, я снова занял свой наблюдательный пункт и начал смотреть, как дальше будут развиваться события.
        Даровитый вышел из джунглей. Он воздел вверх все свои руки, и что то заорал. Снующие тут и там четырехрукие увидев его, всем скопом бухнулись на колени и принялись молча, неотрывно смотреть на него. Обладатель силы Тела в полной тишине начал что-то говорить. Зверюги тут же поднялись на ноги и образовали около даровитого плотное кольцо из своих тел. Видимо бывший человек отдавал им приказы, так как после того, как он замолчал, четырехрукие принялись за работу. Кто-то начал выгружать из шлюпок привезенные ящики, а кто-то начал эти самые ящики открывать и сооружать временные навесы. После того как все шлюпки были разгружены, зверюги снова отправились на свой корабль, а потом снова и снова...
        Через пару часов на берегу острова было уже значительное количество четырехруких, но это еще были не все существа, которым сегодня было суждено ступить на таинственный остров. С кораблей на сушу начали перевозить разнообразных животных, выглядевших для меня более чем экзотически.
        Что же здесь происходит? Почему этих зверюг тут ждали, а нас нет? Да и сами четырехрукие в отличие от нас, явно было готовы к тому, что им придётся задержаться на этом острове. Кроме того мы потерпели крушение и едва не погибли! А эти пришельцы даже ног не замочили! Шторм их едва-едва догнал, они точно знали куда плыть. Что это за избирательность? Да и что это за даровитый тут нарисовался?
        Я до самого вечера проторчал в кустах. У меня была стойкая надежда на то, что я сейчас проснусь и позабуду это путешествие в прошлое, но мой организм, почему-то не желал просыпаться.
        Вспомнив свои прошлые путешествия в историю острова, я подумал о том, что все они были более чем рискованны для моей жизни, и я постоянно был в центре событий, а здесь сижу себе на пригорке никого не трогаю и главное, никто не трогает меня. Если все так, как я думаю, то мне надо действовать.
        Ну что, пожалуй, начну, подумал я и по-пластунски пополз к ближайшему костру, возле которого примостились четырехрукие. Когда до намеченной цели оставалось совсем немного, к приглянувшемуся мне костерку подошел обладатель силы Тела. Я сразу узнал его среди других четырехруких, выглядевших для меня абсолютно одинаковыми, потому что он был крупнее их и прихрамывал. Я замер на месте и начал прислушиваться, о чем же пойдет разговор у хромого и четырехруких.
        - Как дела братья? - спросил бывший человек у притихших с его появлением зверюг.
        - Все хорошо. У нас достаточно пищи и воды, мы всем довольны, - ответил то ли главный, то ли наиболее смелый четырехрукий.
        - Отдыхайте братья, вам многое пришлось пережить, - произнес липовый четырехрукий и не спеша побрел в сторону джунглей.
        Поколебавшись, я последовал за ним, при этом тщательно стараясь оставаться незамеченным.
        Когда даровитый скрылся среди листвы деревьев, я немного ускорил шаг что бы догнать его, но через десяток метров был остановлен голосом, донесшимся из-за спины:
        - Не меня ищешь?
        Я резко развернулся и был удостоен лика хромого даровитого.
        - Ммм... - промычал я, растерявшись.
        Мало ли, чего от него ожидать?
        - Это не ответ, - произнес четырехрукий.
        - Ну в общем то, да, - сказал я несколько заторможено.
        - Зачем? - просто спросил даровитый.
        - Хотел проверить одну теорию, - ответил я.
        - Проверил?
        - Ага, что-то она пока не работает.
        - А должна?
        - Я только часть теории проверил, для полноты ее доказательства или не доказательства мне должна угрожать опасность.
        - Как, например, сейчас, - сказал четырехрукий.
        В его руках, откуда не возьмись, появился серп и топор.
        - Что-то наподобие, - ответил я, приготовившись включить дар.
        - Не утруждай себя защитой, я не нападу, - произнес даровитый и тем же ускользающим от моего внимания способом убрал оружие, после чего подошел ко мне, протянул одну из своих рук и сказал: - Меня зовут Ной.
        - А я Джо, Джо Грейт, - представился я, пожимая руку.
        - Что ты здесь делаешь Джо? Из какого ты мира? - спросил Ной.
        - Я из империи Гранабахар, а если быть точнее из города Корф.
        - Странно, я не помню, что бы ковчег посещал мир, в котором находиться эта империя, - проговорил Ной, растеряно нахмурив брови.
        - Какай ковчег? - спросил я удивленно.
        - Этот самый, на котором мы сейчас находимся, - сказал четырехрукий все так же растеряно.
        Я наверно целую минуту, осознавал сказанное, а потом шокировано воскликнул:
        - Остров это Ковчег! Ноев Ковчег.
        - Все страннее и страннее. Как же ты сюда попал, не зная, что это ковчег?€
        - Это все кораблекрушение ... - захлебываясь словами, я выложил всю свою историю этому странному существу из легенд.
        Ной слушал меня, не перебивая, только изредка горько охая в особенно драматических местах.
        После того как я закончил рассказ, то сразу же принялся обвинять Ноя:
        - Как же ты мог это допустить? Все эти крушения, людоеды, убийства! Как?
        - Постой Джо, успокой, послушай, что я тебе скажу. Я создал ковчег для того что бы спасать гуманоидов и редких животных от грозящих им страшных бед, будь то потоп или еще какая-нибудь глобальная катастрофа надвигающаяся на их родной мир. Конечно, я могу спасти не всех, далеко не всех, но иногда даже пары человек хватает, что бы возродить цивилизацию на какой-нибудь другой подходящей для жизни планете. Ковчег устроен так, что путешествует по мирам, которым грозит Апокалипсис. Забрав там согласившихся последовать за мной существ, я перевожу их на другую планету. И это все для чего предназначен Ковчег!
        Слова Ноя потрясли меня до глубины души, я ни на секунду не усомнился в его правдивости, но все равно остаётся вопрос. Почему на Ковчеге моего времени твориться такой хаос? И я не преминул задать его Ною.
        - Я не знаю Джо, - ответил четырехрукий и сел на землю, а затем за пару секунд превратился в человека.
        - Ты всегда превращаешься в тех существ, которых собираешься спасти? - задал я, может быть не совсем уместный в данной ситуации вопрос.
        - Да, иначе многие гуманоиды пугаются вида человека.
        - Значит изначально ты все-таки человек?
        Ной подтверждающе кивнул головой. Тут у меня в голове образовалась дикая мысль. Это что же получается, мой мир погиб???
        - Мой мир погиб, - озвучил я свою мысль.
        - Нет, это не так, - сказал Ной убежденно. - Ковчег, скорее всего, посещает все миры, которые есть у него в координатах, несмотря на то, грозит им Апокалипсис или нет.
        - Почему ты так думаешь? - спросил я с недоверием.
        - Я сам вложил эту программу в Ковчег на случай своей смерти.
        - Это значит что мой мир не погиб? - заорал я счастливо.
        - Скорее всего.
        Глядя с радостной улыбкой на Ноя, я подумал о том, от чего моя улыбка быстро увяла. А ведь Ной погибнет, иначе, почему Ковчег скачет, куда ему заблагорассудиться.
        - Ной тебе надо быть осторожней, - предупредил я хозяина Ковчега.
        Ной лишь отмахнулся и о чем-то напряженно задумался.
        Спустя десяток минут он заговорил:
        - Я думаю, что произошло следующее. Меня убили или я сам погиб в тот момент, когда Ковчег забрал существ из погибающего мира и начал искать им новый дом. Гуманоиды не получив моих инструкций, остались на как им казалось райском острове и Ковчег следуя заложенной в нем программе подумал, что этот мир им не подходит и начал искать им другой дом. Вот поэтому он путешествует по мирам.
        - Но как же кораблекрушения? И почему, как только кто-нибудь пытается покинуть остров, то сразу же погибает в жутком шторме? - возразил я.
        - Этого я не могу объяснить, - сказал Ной горько.
        - А кто может? И как нам все исправить?
        Глаза Ноя блеснули, он вскочил на ноги, схватил меня за плечи и горячо зашептал:
        - Ты, ты можешь все исправить! Тебе надо добраться до мозга Ковчега и устранить все неполадки.
        - Как я это сделаю и где он находиться?
        - Он находи...
        Тьма поглотила меня, и я очнулся в своем времени на острове с мешком под головой и огромным чувством разочарования под сердцем.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к