Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Решетов Евгений / Мемуары Цифровых Святых: " №03 Мемуары Цифровых Победителей " - читать онлайн

Сохранить .
Мемуары цифровых победителей Евгений Валерьевич Решетов
        Решетов. Мемуары #3
        СОДЕРЖАНИЕ
        Cover Page
        Содержание
        Глава 1
        Глава 2
        Глава 3
        Глава 4
        Глава 5
        Глава 6
        Глава 7
        Глава 8
        Глава 9
        Глава 10
        Глава 11
        Глава 1(часть 2)
        Глава 2 (Часть 2)
        Глава 3 (Часть 2)
        Глава 4 (Часть 2)
        Глава 5 (Часть 2)
        Глава 6 (Часть 2)
        Глава 7 (Часть 2)
        Глава 8 (Часть 2)
        Глава 9 (Часть 2)
        Глава 10 (Часть 2)
        Глава 11 (Часть 2)
        
        МЕМУАРЫ ЦИФРОВЫХ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
        ЕВГЕНИЙ РЕШЕТОВ
        ГЛАВА 1
        МЕМУАРЫ ЦИФРОВЫХ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
        ЧАСТЬ I. РАСПЛАТА
        ГЛАВА 1
        Глядя в белый пластиковый потолок палаты, я рассуждал: какова вероятность встретить в огромном городе человека, которого ты знаешь? Несомненно, она выше, чем шанс увидеть человека, с которым ты спал. Речь, естественно, идет о женщине, так как я стопроцентный натурал с наглухо задраенным черным ходом. Той самой женщине, которой я когда-то обещал волшебную ночь. Мало кто знал эту историю, и, даже те, кому я рассказывал ее, уверенны, что речь шла о моем друге, безумно влюбленном в нее. Так вот, какова была вероятность встретить именно это стервозное создание тем злосчастным днем? А ведь все начиналось так хорошо…
        Я вылетел из обшарпанного подъезда Вовиного дома с предвкушающей улыбкой на губах. Роман с Наташей бурно развивался, что меня весьма и весьма радовало. Даже то, что он может прекратиться в любой момент, пока меня не заботило. Была большая вероятность того, что девушка может оказаться козой, в этом случае она будет со мной ровно до тех пор пока у меня есть капуста. Но кое-чем я успел насладиться, а это, определенно, уже успех.
        Я поймал желтое такси с черно-белой шашечкой и назвал адрес жующему жвачку водителю с мешками под глазами. Видимо, бедолага крутит баранку день и ночь. Мы поехали все в тот же парк, в котором я уже однажды гулял с Наташей. Она предложила встретиться именно там. Захотелось ей побродить по осеннему парку. Без фото в опавшей листве вряд ли обойдется.
        Я подумал, что это может быть наша крайняя встреча перед моим погружением в игру на два месяца. Немного куснула совесть, совсем немного, считай, что нежно поцеловала. Я в очередной раз соврал Наташе, сказав ей, что одна компания предложила мне подписать контракт на два месяца и слетать заграницу на заработки. Девушка либо поверила мне, либо сделал вид, что поверила. Вопросов задавать она не стала. Если бы не та история, после которой я оказался в ее санатории, то у нее бы они просто не возникли. Ничего удивительного в таких поездках нет. Тяжело найти хорошую работу в стране, которая стала сырьевым придатком других. Многие годы сильные мира сего доят ее как безразмерную корову. Надеюсь, когда-нибудь этому придет конец.
        Внезапно на лицо упала тень. Я повернул голову и посмотрел в мутное окно. Над дорогой, по специальным путям, несся магнитоплан - поезд на магнитной подушке. Он начал тормозить перед очередной станцией. На его боку стало отчетливо видно изображение улыбающегося азиата, жмущего руку человеку со славянскими чертами лица. Внизу надпись «Братья на век». Из магнитоплана вытек ручеек хмурых людей, другой, такой же ручеек, кутающийся в верхнюю одежду, проник внутрь вагона.
        Таксист, не сбавляя скорости, пронесся мимо мигающего светофора. Скоро уже и пункт назначения. Я зябко поежился. Не хотелось покидать такое уютное заднее сидение. День выдался промозглым.
        Автомобиль, на котором я ехал, почему-то остановился возле серого бордюра, прилично не доезжая парка. Он был на той стороне улице, где-то в квартале отсюда. Мы же сейчас находились в историческом центре города с его красивыми старинными домами из красного кирпича, арендованными или выкупленными под бутики, салоны, кафе и рестораны: они сплошными рядами располагались по обеим сторонам дороги, тесно прижимаясь друг к другу.
        Усталый водитель извиняющимся тоном проговорил:
        - Не могу там припарковаться. Опять какие-то демонстрации были. До сих пор там все оцеплено.
        - Ничего страшного, - ответил я и расплатился с водителем.
        Выйдя из машины и оказавшись на тротуаре, я внутренне костерил всех демонстрантов и их родственников до седьмого колена. Еще чуть в лужу не наступил. Вон штаны запачкал. Наклонился и принялся оттирать ткань от попавших на нее брызг, подумав при этом, что, похоже, Наташа, может быть, не знала, что парк сейчас не самое лучшее место для прогулок? Тем более этот. Хотя, вон демонстранты рассасываются. Телевидение уже сматывает свои удочки и спешит обратно восвояси. Блин, это могло бы быть забавно, посмотреть весь этот процесс со стороны. Только без Наташи, а то все это часто заканчивается потасовками с силовиками.
        Кое-как оттерев штанину, я выпрямился и придирчиво оглядел свое отражение в панорамном окне салона красоты. Увиденным я остался доволен. Какая-то пожилая молодящаяся женщина, по ту сторону окна, которой красили когти, игриво подмигнула мне. Я чуть не перекрестился, но лишь слабо улыбнулся ей в ответ. Мало ли кем она могла оказаться. Тут такие цены в округе, которые могут подпадать под категорию: сцены особой жестокости. Простые люди здесь маникюр не делают. Тем более что женщины существа мстительные. Не знаю, что могло бы прийти ей в голову проигнорируй я ее.
        Я отвернулся от окна и сделал шаг по направлению к парку. Тут мой рассеянный взгляд вычленил среди немногочисленных прохожих знакомое женское лицо. Девушка тоже заметила меня и более того узнала. Ее глаза изумленно расширились. Я быстро огляделся. Может нырнуть в салон красоты? Нет, не успею. Отступать некуда. Только если дорогу перебегать на свой страх и риск, авось она за мной не погонится. Жаль таксиста уже след простыл, как меня когда-то, после ночи с этой женщиной. Она между тем, справившись с изумлением, торопливой походкой двигалась ко мне. Я поближе подошел к проезжей части, готовясь дать деру, как только появится такой шанс. К сожалению, я не успел.
        - Ты бросил меня! - громко выдохнула девушка мне в лицо, привстав на носочки.
        От нее слабо пахло алкоголем. В глазах нездоровый блеск. Она уже была от чего-то хорошо взвинчена. Розовое пальто девушки смело распахнуто. На всеобщее обозрение выставлено глубокое декольте.
        - Мы знакомы? - произнес я, попытавшись закосить под дурочка, стрельнув взглядом на ту сторону дороги. Мимо неслись машины.
        - Мерзавец! - громко оскорбила меня девушка и тут же добавила: - Ты…
        Она полностью произнесла мою фамилию, имя и отчество. Люди начали оглядываться на нас. В окно салона красоты за нами с интересом наблюдала та самая дама, которая подмигнула мне.
        - Ой, прости, не узнал, богатой будешь, хотя вряд ли, - саркастично произнес я.
        - Мы столько не виделись…
        Я не дал ей договорить:
        - Хорошее было время, не правда ли? Но все хорошее, к сожалению, заканчивается.
        - Ах ты…
        Я схватил ее за руку и тихо прошипел сквозь зубы:
        - Успокойся, истеричка. Иди своей дорогой. Мне некогда тут с тобой лясы точить.
        Я с беспокойством посмотрел в сторону багровеющего листвой парка и вознамерился двинуться туда, но девушка торопливо заступила мне дорогу, прижимая к краю тротуара: там были лужи, а я и так штаны еле оттер.
        Она стала чуть тише, но обвинять меня не прекратила.
        - Ты бросил меня!
        - Не я один.
        - Ах, значит я шлюха?
        - Ты не одна такая. Жизнь сейчас тяжелая, - произнес я, ухмыльнувшись, краем глаза следя за парком.
        Вон, вроде бы, показался силуэт Наташи. Чем-то я в этот день прогневил Бога. Это действительно была она. Наташа каким-то чудом с такого расстояния узнала меня и помахала рукой. Я понимал, что она видит меня в обществе другой девушки и мне, похоже, придется как-то это объяснять, но это все будет потом, а сейчас же мои губы против воли расползлись в счастливой улыбке.
        Жертва «волшебника», которая точно одновременно якшалась не с одним представителем «ночной магии», посмотрела на мое улыбающееся лицо, затем на спешащую к нам девушку и что-то в ее мозгах закоротило, заставив вспыхнуть фитиль пороховой бочки. Она, в принципе, не была плохим человеком. Просто весь тот коктейль из разбитых чувств, упущенных возможностей и несбывшихся надежд вырвался наружу. Девушка утробно зарычала, словно дикий розовый зверь и что есть сил толкнула меня с края тротуара на проезжую часть. Я нелепо взмахнул руками, будто пытался обнять весь этот гребанный мир и начал заваливаться на спину. Время замедлило свой бег. Я посмотрел на ее перекорёженное от ярости лицо. В голове билось только одно слово «коктейль», «коктейль», «коктейль». Откуда-то из глубин памяти, бурля, всплыл рецепт коктейля «сучий потрох» из книги «Москва-Петушки», авторства Венедикта Ерофеева. Многих ингредиентов уже десятки лет нет и в помине, даже мой дед их не застал, но я их, оказывается, еще помню: пиво "Жигулевское" - 100 г., шампунь "Садко - богатый гость" - 30 г., аэрозоль для очистки волос от перхоти - 70 г.,
средство от потливости ног - 30 г., и дезинсекталь для уничтожения мелких насекомых - 20 г. Я бы с огромной радостью выпил этот коктейль, нежели пострадал от того, который ударил в голову моей старой знакомой.
        Через несколько мгновений я упал на дорогу перед выпученными от осознания того, что она наделала глазами девушки. Раздался дикий визг тормозов красного старенького внедорожника с мужичком средних лет за рулем. Пронзительный крик Наташи совпал с ударом автомобиля в мое тело. Я осознавал, как хрустят кости, как они сминаются, крошатся, но боли не было. Я был как будто над всем этим: вне тела, которое тащило под машиной, сдирая кожу и обнажая красное мясо. Пахло жженой резиной, мокрым асфальтом и моторным маслом. Сознание не покидало ощущение второго шанса. Вот сейчас я окажусь на точке возрождения и жизнь снова ускорит свой бег. Привычно потекут дни, месяцы, года, складывающиеся в серую жизнь, которая говоря словами Джонатана Фоера, потрачена на то, чтобы на нее зарабатывать. В какой-то момент мгла поглотила меня.
        Я тяжело вздохнул, снова переживая те секунды. Потолок перед моими глазами был все так же бесстрастен, никак не реагируя на мои воспоминания. Я повернулся на бок, ощущая зуд в тех местах, где раньше наличествовали наиболее опасные для жизни раны.
        Сейчас вокруг меня были обшитые белым пластиком стены, ровно такой же потолок и пол. Вон там дверь в санузел. Рядом с ортопедической кроватью, на которой я лежал, стояла низенькая тумбочка, в углу мягкое светло-коричневое кресло и стеклянный столик с фарфоровой вазой, из которой торчат живые цветы, надеюсь, нечетное количество. На стене висит черный прямоугольник большого телевизора, такого тонкого, что сбоку его можно не заметить. Будет с кем поговорить если что. Над телевизором в простой деревянной рамке примостилась небольшая икона какого-то святого. Как бы далеко не ушла медицина, но на больных со стены всегда будет взирать кто-то с нимбом. Меня практически полуживого поставили на ноги за несколько дней, а иконы, я так думаю, есть в каждой палате. Зачем вообще нужна медицина, когда можно прыгнуть в прорубь и три раза перекреститься?
        Я снова окунулся в воспоминания недавних событий. Первые часы после того как я пришел в себя в больнице, я силился вспомнить, что произошло до того, как я попал сюда. Затухающее под машиной сознание, вновь вспыхнуло только ночью. Вокруг было темно. Если бы не свет луны, проникающий сквозь широкое окно, то я бы еще долго думал, что так начинается путь в Ад или куда там попадают грешники, вроде меня. На повышение в классе и новую локацию Рай, если он существует, я не рассчитывал.
        Оглядевшись, я понял, что нахожусь в одноместной больничной палате. Судя по тому комфорту, который меня окружал, бесплатной она не была. Кто же это подсуетился, поместив меня сюда? На ум приходило только одно имя: Наташа. Надо бы ей позвонить, обрадовать или огорчить, что я еще жив. Превозмогая слабость, я кое-как принял сначала сидячее положение, а потом встал на ноги. Если бы в окно подул легкий ветерок, то я бы непременно не устоял перед ним.
        Возле кровати обнаружилась кнопка включения и выключения освещения. Я ткнул ее. Пространство озарил мягкий желтый свет. Я оглядел свое практически голое тело. На мне были только трусы. И то, по-моему, не мои.
        Тело украшали багровые полосы - лазером паяли. Дискомфорт полосы у меня не вызывали, если не считать зуд. Поломанные кости сумели срастить. Тело прекрасно функционировало. Платная медицина похожа на волшебство. Богатые люди вообще могут жить и здравствовать гораздо дольше тех, кто не может себе позволить подобные больницы.
        Телефон нашелся быстро, но это был не мой личный, а предусмотренный в палате. Он почему-то стоял на подоконнике рядом с пультом от кондиционера. Я взял его в руку и застыл. Номер телефона Наташи наизусть я не помнил. Свой же гаджет, сколько я не искал, найти не сумел. Весьма вероятно, он не вынес того, что пережил его хозяин.
        Во время своих поисков я обнаружил удивительную вещь. Она лежала в тумбочке. Это была книга. Бумажная книга. Я их видел только в игре. Говорят, раньше были целые библиотеки, состоящие из бумажных книг, сейчас же кругом цифра.
        Книга была совсем маленькая, не больше моей ладони, на ней большими желтыми буквами было выведено «Библия». Я хмыкнул. Библия это самая воруемая из библиотек книга. Наверное, миллионы людей не могут ошибаться. Я решил уподобиться им и сунул книгу под кровать. Потом заберу. Не в трусы же мне ее прятать. Если Библию сразу хватятся и начнут искать, то я ее просто читал и положил на пол, а потом случайно пнул под кровать, не заметив этого. Если же нет, то со спокойной душой заберу ее с собой. Можно было бы, конечно, непосредственно перед выпиской стибрить книгу, но тогда я не узнаю, искали ее или нет. Ежели да, то непременно подумают на меня, а мне бы этого не хотелось. Все-таки здесь спасли мне жизнь.
        Я практически рухнул на кровать от усталости. Тело было еще очень и очень слабо. Протянул дрожащую руку и выключил свет. В темноте в голову только теперь начали лезть мысли о том, что я был на волосок от смерти. Все могло закончиться в один момент. Все о чем я мечтал, хотел, желал. Меня пробил холодный пот. Кто бы пришел на мои похороны? Кто бы плакал навзрыд от горя, а не от счастья? Я начал анализировать свою жизнь, просеивать ее крупинку за крупинкой. Чем дольше я это делал, тем больше меня душил нарастающий в горле ком. Многие вещи я бы сейчас сделал по-другому, о многом жалел.
        Когда-то очень давно был создан список того о чем сожалеют умирающие люди. Это всего пять наиболее универсальных пунктов:
        1. Я сожалею, что у меня не было смелости, чтобы жить жизнью, правильной именно для меня, а не жизнью, которую ожидали от меня другие.
        2. Мне жаль, что я так много работал.
        3. Мне жаль, что у меня не было смелости выразить свои чувства.
        4. Мне жаль, что я не поддерживал отношения со своими друзьями.
        5. Мне жаль, что я не позволил себе быть счастливым.
        Некоторые из этих пунктов, я бы точно назвал на смертном одре, который пока что миновал меня. Обдумав все это, в ту ночь я принял решение, что жизнь надо менять.
        На следующий день меня посетило такое количество знакомых людей, которое я обычно вижу рядом с собой минимум за год, если не больше.
        Разговор с мед. сестрой я опущу, а вот заключительную часть диалога с удостоверившим меня в том, что все будет хорошо доктором, упомяну. Он, прежде чем покинуть палату, попросил меня об одном одолжении, показавшимся мне как забавным, так и странным.
        - Вы знаете, молодой человек, - помявшись, начал доктор. - Ваш дедушка почему-то называет меня крысой, когда думает, что я его не слышу.
        - С чего бы это? - изумился я, поправлял одеяло на груди.
        - Ему отчего-то не нравится моя фамилия.
        - А какая она у вас?
        - Родченков.
        Доктор не успел покинуть мою палату, когда в нее табором лихих цыган влетело мое семейство в полном составе: дед, отец, мать. Док, встретившись взглядом с моим дедом, с надеждой посмотрел на икону, потом на меня, и стремительно выметнулся из палаты, будто за ним черти гнались.
        После всех обнимашек и прочей мерзости пришлось семье рассказывать, как я угодил под машину. Кое-что я упустил, кое-где соврал, в общем, все как обычно. Мать во время моего рассказа охала и хлюпала носом. Батя обнимал ее и гладил по голове. Дед хмурился и приговаривал, что мужики из нашего рода так просто этот мир не покидают, что мы еп твою, а не хухры-мухры.
        Как только я замолчал, батя окинул оценивающим взглядом мою палату и гордо произнес:
        - Хорошо зарабатываешь, сынок.
        - Не жалуюсь, - произнес я, будучи липовым сотрудником банка. - Думаю вот своим делом заняться.
        Мысленно же я подумал, что надо уже как-то «увольняться» из банка и легализовать для родителей свое нахождение в четырех стенах съемной квартиры. Наверное, стоит придумать какой-нибудь интернет-бизнес, из-за которого подолгу дома торчу.
        Я озвучил свою мысль о бизнесе вслух. Батя и матя скрепя сердцем одобрили, сынок-то уже большенький и способен сам подумать о своем будущем, а вот дед проницательно взглянул на меня из-под лохматых бровей и нравоучительно произнес:
        - Слышал слова из старинной песни: а я сяду в кабриолет?
        - Неа, - ответил я, подозревая, что дед неспроста их вспомнил.
        - Ты это, не балуй здесь, а то для тебя станет актуальна только первая часть этой строчки.
        - Не переживай, - отмахнулся я и перевел разговор на тему придуманного им прозвища «крыса», в отношении лечащего меня доктора Родченкова. - Дед, а чего ты моего доктора крысой называешь?
        - Дети и внуки должны отвечать за своих родителей, - громыхнул он и погрозил в сторону двери кулаком.
        ГЛАВА 2
        ГЛАВА 2
        Вслед за покинувшей меня через некоторое время семьей в палату зашла Наташа. Вид она имела заплаканный. Даже косметика с трудом скрывала следы недосыпа и пролитых слез. Я приветливо помахал ей рукой. Девушка увидела меня, и мир сразу же раскрасился розовыми соплями. Она быстро преодолела разделяющее нас расстояние и, рыдая, упала мне на грудь. Я растерялся. Первый раз видел ее плачущей, что-то там бормочущей о том, как она переживала за меня.
        - Я так испугалась, когда увидела тебя в крови. Я думала, что ты умрешь, - тихо сказала Наташа, громко шмыгая носом.
        - Зря переживала, смерть забирает только лучших из нас, - усмехнулся я. - Так что я почти бессмертен.
        Девушка принялась путанно говорить, что я как раз лучший и вообще ей было бы безумно жалко, если бы я ушел в обнимку со старухой с косой. После ее слов мне самому стало себя жалко. Чуть слеза не навернулась. Наташа настолько ошибалась во мне, вознося хвалу такому прекрасному человеку как я, которого чуть не лишился мир, что мне даже стало немного совестно. Если бы я действительно был тем, кем она меня считала, то мне можно было бы давать нимб и на стену в резную рамочку. Когда я стал так дорог для нее?
        Я принялся поглаживать девушку по спине и что-то успокаивающе шептать. С большим трудом сумел утихомирить ее и настроить на более прагматичный разговор. Я попросил ее вкратце рассказать о том, что произошло после аварии.
        Девушка успокоилась, перестала всхлипывать, поправила прическу и поведала о том, как меня еле живого повезли в больницу. После ее уверений о том, что она за все заплатит, компетентные сотрудники направили меня в хорошую платную больницу, где самая совершенная медицина, в чем я уже успел убедиться.
        Я искренне поблагодарил Наташу и поинтересовался судьбой своих вещей. Она сказала, что их путь в этом бренном мире закончился под колесами машины. Я, впрочем, так и предполагал.
        Немного наглея, я попросил ее купить мне какой-нибудь мощный гаджет и что-нибудь из одежды на ее вкус. Размеры мои она знала. Все размеры. Естественно, я заверил ее, что покрою все материальные затраты, включая уже имеющиеся. Только вот деньги у меня были только в цифре. Я сказал ей, что как только у меня будет доступ в интернет с личного устройства, то я все ей переведу.
        Когда Наташа уходила, я поинтересовался у нее:
        - Слушай, а та девушка в розовом пальто, которая стояла рядом со мной на тротуаре, она…
        Я не успел договорить, как Наташа меня перебила, гневно выдохнув:
        - Та сука, которая тебя толкнула? Хорошо, что ты сам начал этот разговор. Доктор говорил, что тебя пока нельзя волноваться, но меня очень интересует кем она тебе приходиться.
        - Призрак былых эпох, - отмахнулся я. - Так что…
        - Она в полиции, - вновь перебила меня девушка. - Я им все рассказала.
        - Тут такое дело, - неуверенно начал я, хотя уже ночью все обмозговал и именно эту версию изложил семье, - я ведь сам оступился и упал.
        Глаза Наташи округлились от удивления, а потом опасно сузились. Она холодно произнесла:
        - Зачем ты выгораживаешь ее? Ты ее любишь?
        - Нет, упаси меня Господь, - заполошно сказал я и попросил ее: - Присядь, я тебе кое-что расскажу про нее.
        Пришлось Наташе поведать об истории страданий этой девушки. Конечно, я не упомянул о той «волшебной» ночи и о том, что действительно, когда-то любил ее. Для Наташи это была просто моя старая знакомая детства с тяжелой судьбой матери-одиночки.
        Девушку растрогал мой рассказ. Она согласилась со мной, что стоит простить ее, хотя бы потому, что никаких финансов мы с нее не получим, так как у нее их попросту нет, а дети есть. Наташа тут же заявила, что пойдет в полицию и скажет, что не разобралась в ситуации и дала неверные показания. Она объяснит, что ее парня никто не толкал, а наоборот, пытался уберечь от падения, когда он оступился на предательски скользком тротуаре.
        Когда девушка ушла, а я уже устало подумал, что больше меня никто не потревожит в дверь тихонько постучали и на пороге возник Вова. Выглядел он донельзя нерешительным.
        - Заходи, - сказал я. - Будь как дома. Привет.
        - Привет, - ответил он, стараясь не смотреть мне в глаза. - Ну, как ты тут?
        - Отдыхаю, - произнес я, подметив, что друг выглядит так, будто из нас двоих именно он побывал на волосок от смерти. - У тебя что-то случилось? Это из-за того, что я не сумел уйти в погружение? Если в лаборатории подождут, то я через несколько дней буду как огурчик.
        - Забудь об этом, - бросил Вова, облизал нижнюю губу и сел в кресло, которое громко выпустило скопившийся в нем воздух. Я невольно заржал, так, что аж грудная клетка заболела. Вова даже бровью не повел. Только поправил очки, сползшие с переносицы.
        - Ты чего в самом деле? У тебя такое лицо - краше в гроб кладут, - проговорил я, отсмеявшись.
        Друг дернул впалой щекой и произнес:
        - Просто кое-какие проблемы на работе. Нет, не из-за тебя. Ты же не мог предусмотреть, что тебя собьет машина. Там уже другой кандидат ушел в погружение. Расскажи, как произошла эта трагедия, если тебе, конечно, не трудно заново переживать этот ужас.
        - Запросто, - легко согласился я и пересказал ему свой вариант событий, а не тот, который был на самом деле, закончив словами: - Кровище было море, машина в хлам, водитель с инфарктом, черти в Аду уже брендовую сковороду от Tefal для меня готовят и только Вова, дружба с тобой спасла меня от такой незавидной участи. На кого же я тебя оставлю?
        Последние мои слова заставили лицо хозяина Лорда Дарка посереть. Я уж подумал, что он сейчас схватится за сердце и околеет прямо в кресле, но парень как-то справился, порозовел и с хрипотцой в голосе произнес:
        - Я тут тебе кое-что принес.
        Он вытащил из кармана планшет и бросил его мне на кровать.
        - Вот это я понимаю друг, - обрадовался я, схватив гаджет. - А то все мандарины и апельсины несут. Цветы вон кто-то в вазу поставил. Если хочешь, забери, Эле подаришь.
        Глядя на планшет в моих руках, Вова меня проинформировал:
        - На Иллирии только о тебе и говорят. В рейтинге самых упоминаемых игроков ты на пятом месте.
        Мне жутко захотелось прямо сейчас залезть на форум игры и почитать, что же там пишут обо мне, но я все-таки решил быть тактичным и подождать ухода Вовы. А он тем временем продолжал:
        - Ты ведь, по сути, ходячая реклама Утопии.
        - С чего бы это? - усомнился я, заломив одну бровь.
        - Ты яркий пример того как можно из грязи скакнуть сразу в князи.
        - Спасибо, что обозвал умирающего друга грязью.
        - Я не хотел тебя обидеть, просто для примера. Теперь ведь каждый игрок будет мечтать пробиться в топы подобно Грациано Ветреному - за рекордно короткие сроки. Люди годами стремятся к этому, а ты вон как шустро все проделал.
        Я пристально посмотрел ему в глаза. Он, не замолкая, ответил мне таким же взглядом. Мы с ним точно знали отчасти благодаря чьей помощи я так стремительно взлетел.
        - Жаль, что больше ни у кого так не получится, - с некоторой печалью в голосе закончил Вова, тяжело вздохнув, будто это была его личная скорбь.
        - Я, конечно, безумно хорош, но, мне кажется, будут и другие игроки, которые проделают путь подобный моему.
        - Нет, - решительно отрезал Вова. - Даже похоронив Абракадабруса, ты невольно все равно продолжал находить шероховатости игры. Владык уже отдали НПС, тот эксплойт с троллями тоже везде подчистили, и теперь самое важное… - он сделал театральную паузу, подобно сельскому актеру, у которого сапоги в навозе, а он душит Дездемону с пятым размером груди, - опыт за квесты и достижения будет жестко лимитирован, как и возможность видоизменяться самим квестам в результате действий ИИ, отвечающих за них. Такого в истории Утопии просто не было, чтобы игрок за раз получил столько опыта за достижение, которое этого не предусматривало. Никто ведь не думал, что на таком уровне, как у тебя, можно стать учеником бога. Тут нужны годы прокачки репутации, прежде чем достичь этой ступени. Разработчики считали, что первый человек, который получит подобное достижение, как минимум будет входить в ТОП-50 игроков континента, а тут вон оно как получилось.
        - Экий я реформатор, - не без гордости сказал я, прикидывая, чем это может грозить лично мне. - Жаль меня зовут не Петр, а то бы сравнил себя с одним небезызвестным царем всея Руси, который потом стал императором Всероссийским.
        Вова набрал в грудь побольше воздуха и вновь приготовился толкнуть длинную речь, но я его остановил, устав быть тактичным, очень уж хочется пошарить по форуму:
        - Что-то барин утомился. Володя, давай потом поговорим, мне отдыхать надо от трудов праведных.
        Парень несколько обиженно посмотрел на меня, а затем попрощался и покинул палату, сказав напоследок:
        - Аллейка тут возле больницы красивая, прогуляйся.
        - Ага, как известно, самая красивая дорога ведет на кладбище.
        Он еще не вышел, а я уже зашел на форум. Все как он и говорил, мой ник был в топе. Я испытал определенное чувство гордости. Игроки старательно перемывали мне косточки. Шутка ли, столько уровней сразу взять и стать первым в истории русскоязычного кластера учеником бога. Люди разделились на два лагеря: те, кто восхищался мной - их было меньшинство и те, кто с удовольствием поливал меня грязью - этих было большинство. Среди последних особенно выделялись представители двух объединений игроков: клана «Посох и меч» и гильдии «Темная Луна». Вражда не мешала им в унисон смешивать меня с грязью. По тому, что они писали на форуме реальные подробности битвы Вильгельмины со Злом: как она почти победила Писклю, а потом из-за бархана выскочил мой засадный полк джиннов, я понял, что ни Чертовсон, ни Вильгельмина не стали скрывать детали произошедшего. Может быть, даже, в бессильной злобе они специально рассказали правду и как можно больше тиражировали ее в массы игроков, дабы хоть так отомстить мне. Некоторые игроки, кстати, им не верили, списывая все их слова на банальную зависть. Эти наивные албанские геймеры
выдвигали самые фантастические гипотезы того, как я стал учеником бога.
        Меня особенно заинтересовал один из вариантов, который опирался на реальные факты. Будто бы в награду за самопожертвование, когда я закрыл собой Зло, она вознесла моего учителя, то бишь Раахуша, в ранг бога, за деяния своего единственного воспитанника, но она не учла, что Раахуш хочет ее смерти. В итоге он ее завалил, а я стал учеником бога. Бред полнейший, но, надо будет, попробовать это как-то использовать. Вильгельмина и Чертовсон изрядно испортили мою и так почти бездыханную репутацию, плескающуюся где-то в грязном омуте рядом с предвыборными обещаниями депутатов. Я был почти Сауроном этого мира. К сожалению, я и сам приложил к этому руку. Если возникнет мысль отмыться, то это придется делать долго и тщательно.
        Пока я лазил по форуму, мое внимание, то и дело, привлекала выскакивающая реклама новой локации, которую скоро введут в игру. Реклама была красочная и надоедливая. Обычно Утопия так не анонсирует новшества, а тут вон оно что. Я решил все-таки уступить и перешел на страницу рекламы. Тут в красках расписывали, что Иллирию ждет новая локация, рассчитанная на все уровни игроков - это будет город, который полностью спроектирован ИИ, а не человеком. Даже квесты и достижения придумал искусственный интеллект. Рекламщики подпустили интриги и закончили описание локации словами: «Войти сюда решатся далеко не все…» Да, действительно, интрига, что же ИИ может такого уготовить игрокам в этой локации, если они будут сомневаться входить в нее или нет?
        Я устало отложил планшет и снова уставился в потолок. Что-то гложет меня. Какое-то непонятное чувство, будто я кому-то должен денег и мне совсем не хочется их отдавать. Проанализировав свои чувства, я пришел к мнению, что это может быть ощущение вины. Сколько бы я не прятался за юридическими формулировками, но, по большому счету, Вильгельмину я обманул. На все претензии Чертовсона, я могу легко отправить его в лес ежиков пасти, а вот перед ней надо бы загладить вину.
        Вспомнились «святые». Они сейчас, наверное, вообще, в панике все бегают. Будущее их гильдии во многом завязано на меня. Как бы Старик МакЛауд не перенервничал. Надеюсь, ничего не случится с его здоровьем. А вот для Рыжей Справедливости будет даже полезно немного попереживать из-за моего отсутствия в игре. Может, ценить больше начнет.
        Интересно, как там Кот и его любовь? Разбила уже орчанка его сердце или же еще нет? Лишь бы она не перетянула его на темную сторону. А он ведь из-за чувств к ней может и переметнуться. В этом случае «святые» потеряют бесценного члена гильдии, а я, наверное, друга?
        Блин, там ведь еще и джинны без папки остались. Мадон - праздник осеннего равноденствия, я уже пропустил, следовательно, выполнение квеста «Древние враги» откладывается на неопределенный срок. В принципе, ничего страшного, мне еще много интересного предстоит выполнить в Утопии. Хотя бы тот же квест «Друг или враг».
        ГЛАВА 3
        ГЛАВА 3
        Несколько дней ушло на то, чтобы выписаться из больницы и утрясти все дела с полицией. Я никого ни в чем не обвинял, а грешил на мокрый тротуар. Представляю, как обрадовалась такому повороту событий моя старая знакомая, которая толкнула меня на проезжую часть. Откуда только у нее взялись силы проделать это? Я ведь не маленький мужчина. С другой стороны - в припадке ярости женщины и не такое способны. Вон поэта Рубцова, вообще, во время бытовой ссоры задушила начинающая поэтесса, на которой он собирался жениться. Так что я еще легко отделался. После этого трагического инцидента я так эту стервозную девушку и не видел, чему был несказанно рад.
        Водителю красного внедорожника я тоже ничего не предъявлял. Его вины в случившемся точно не было. Он был скорее потерпевшим. Хотя, по нашим законам, я бы мог с него попробовать стрясти кое-какие финансовые средства, но делать этого не стал.
        Сотрудник полиции, который занимался мои делом, был недоволен тем, что ему не удалось поправить статистику, и никто не оказался за решёткой. Он настырно тыкал толстым пальцем с обломанным желтым ногтем в видеозапись показаний той самой игривой дамы с когтями из салона красоты. На ней она рассказывала, что между мной и девушкой в розовом пальто произошел конфликт, в результате которого она толкнула меня под машину. Пришлось доказывать, что девушка не толкнула, а пыталась схватить поскользнувшегося меня и не дать мне упасть. Полицейский долго буравил меня тяжелым взглядом, потом разочарованно махнул рукой и отпустил восвояси. На этом дело было закрыто.
        Как и обещал, я возместил Наташе все потраченные на меня деньги. С новенького гаджета я перевел ей внушительную сумму, которая заставила меня забеспокоиться о завтрашнем дне и хлебе насущном. Надо было просить ее купить мне вещи и телефон не на свое усмотрение, а какой-нибудь средней ценовой категории: теперь же у меня все было исключительно брендовым и дорогим. Качество одежды, конечно, было отменным, а гаджет оказался способен на такие вещи, которые я только по телевизору видел, но стоили они весьма и весьма дорого, что меня сильно печалило. Придется, теперь быть аккуратнее с таким агрегатом. Его лучше не показывать в моем районе. Вновь шевельнулась мысль о том, что мне пора менять местожительство на более комфортабельное и безопасное.
        По дороге домой я заехал в магазин и купил продукты, а потом зашел в знакомую аптеку и у хмурого Игорька, все так же балующегося селфи на рабочем месте, приобрел кое-какие таблетки, которые мне прописали пить в течение месяца.
        - Давненько тебя было не видно, - произнес он с ленцой, отдавая мне маленький пакетик.
        - С двумя мулатка зависал, - сказал я в ответ, не меняя серьезного выражения лица.
        Его так просто было не провести. Он с глубоким недоверием в хриплом голосе выпалил:
        - Гонишь!
        - Ладно, подловил, с тремя, - весело усмехнулся я.
        Игорь тяжело вздохнул и произнес:
        - С тобой невозможно серьезно разговаривать.
        - А почему бы и не повеселиться? Я прекрасно провел время: отдохнул, выспался, меня кормили, поили, все были ласковы со мной. Повторять, я бы, правда, не стал, - проговорил я, спрятав пакетик с таблетками в карман. - А у тебя что нового?
        Парень почесал, заросший щетиной подбородок, здоровенной пятерней и грустно проговорил:
        - Чай вот не по акции купил.
        - Завидная у тебя зарплата, - улыбнулся я иронично.
        Он с кислой миной на лице посмотрел на полки с различными медицинскими препаратами и безрадостно сказал:
        - Я только тут время теряю. Сейчас бы мне тоже куда-нибудь, где я отдохну, отосплюсь … эх…
        - Тебе сколько лет? Еще немного осталось. Потерпи чуток. Скоро пенсия и смерть, - хохотнув, сказал я и выбежал из аптеки, еле увернувшись от пачки презервативов, которые непонимающий шуток Игорь почему-то кинул в меня.
        Я перебежал дорогу и вошел в подъезд, почувствовав запах мочи и дешевого алкоголя. Лифт опять не работал. Пришлось ножками-ножками. Тяжело отдуваясь, добрался до нужного этажа.
        На съемной квартире ровным счетом ничего не изменилось, как была дырой, так и осталась. В больничной палате и то уютнее было. Немного захотелось обратно.
        Я закинул продукты в холодильник, то, что испортилось, вытащил оттуда и отправил в мусорное ведро под раковиной. Расточительный что-то я стал: деньги портят людей.
        Памятую о том, что человек я достаточно рассеянный, таблетки положил возле зеркала в ванне, на самое видное место, чтобы не забывать их пить. Стибренную же из больницы Библию кинул на диван и полез в капсулу, испытывая дикое желание скорее оказаться в игре. Пока не было такой возможности, да и под гнетом последних событий, я как-то не особо жалел, что не могу попасть в Утопию, а вот сейчас, когда все условия для этого есть, аж давление, по-моему, подскочило.
        Город джиннов, подобно съемной квартире, нисколечко не изменился, даже несмотря на то, что их лидер стал богом. Праздник бы хоть устроили в его честь. Врагов каких-нибудь в жертву принесли. Все бы веселее было. Даже вон столбы гирляндами бумажными не украсили, будто подобные события у них каждый день происходят. Эх, скучный народ джинны.
        Первым делом я полез проверять свои характеристики, слегка опасаясь, что ребята и девчата из Утопии могли их каким-то образом порезать. Мало ли что им в голову могло прийти. Вдруг углядели-таки какое-нибудь жульничество с моей стороны. Вова ни о чем таком мне не говорил, так что вероятность была минимальна, но дыхание я все-таки затаил.
        Фух, все было так, как я и раскидывал после победы Раахуша над Злом. В тот момент я быстренько слинял из пустыни и уже тут, в городе джиннов, занялся своими характеристиками. Сейчас они выглядели так:
        Раса: Дроу (метис: серый эльф)
        Имя: Грациано Ветреный
        Статус: Ученик Бога Раахуша
        Возраст: 23 года
        Уровень: 281
        Класс: Маг (подкласс: стихийник)
        Слава: 3500
        Базовые характеристики:
        Сила - 135
        Ловкость - 90
        Интеллект - 5808
        Мудрость - 2001
        Энергия - 160
        Живучесть - 660
        Сила воли - 650
        Вторичные параметры:
        Выносливость: 3200
        Здоровье: 17927
        Мана: 23372
        Броня: 550 ед.
        Магический урон: +1122 % к силе атакующего магического умения
        Физический урон:+ 25 % к силе атакующего физического умения.
        Физическая защита: 1995
        Магическая защита: 15651
        Регенерация манны в бою: 634,2 ед./сек
        Регенерация жизни в бою: 83,2 ед./сек
        Регенерация выносливости в бою: 38,1 ед./ сек
        Грузоподъемность:295 кг
        Удача: 100
        Харизма: 175
        Шанс игнорирования умения: 2,73%
        Шанс критического урона умением: 20,14%
        Полученные тогда за все плюшки очки характеристик, я распределил следующим образом: интеллект поднял на тысячу единиц, догнав «Интеллектуал» до шестого уровня, что давало +60% к базовому значению этой характеристики; тысячу вложил в мудрость, взяв «Мудрец III», это +30% к базовому значению; оставшиеся очки раскидал по другим параметрам, в основном в живучесть, чтобы не бояться каждого неприятельского тычка.
        Я улыбнулся, увидев, что все достижения на месте. Сейчас я был по уровню персонажа во втором десятке рейтинга игроков всего континента - это заставляло меня чувствовать себя почти богом. Столько эмоций, вдохновения. Не зря я прошел весь тот извилистый путь, который предшествовал этому моменту.
        Мысленно возвращаясь в прошлое, к тому с чего все начиналось, я вспоминал, как накручивал себя считая, что за мной устроят невероятную охоту после того, как я получу Владыку. Да, мной интересовались, но без оголтелого ажиотажа. В Утопии оказалось полно и других интересных занятий, способных хорошо подкинуть силу игрока. И в реале мне тоже ничего не угрожало. Слухи об искалеченных игроках, так и остались слухами. Может государство неплохо охраняло своих овец или же просто повезло.
        Конечно, я совершил много ошибок, ослепленный желанием скорее получить слияние с воздухом. Меня по горячим следам вычислил Кот, потом я еще совсем не обязательно раскрылся в роли Владыки. Но что теперь об этом горевать? Все обернулось не так уж и плохо. После того как Владыками стали НПС интерес с этой стороны ко мне угас. Игрокам ведь больше не стать Владыками. У меня теперь оставался только один козырь, который я могу разыграть - это джинны, но скоро они станут игровой расой и тогда ажиотаж возле моей фигуры и в этом вопросе утихнет. Я просто останусь первым на континенте учеником бога. Улыбка растеклась по моим губам, осознание того, что стать учеником бога это совсем не просто, согревало меня. Я все равно буду весьма известной личностью.
        Полученные очки характеристик, это еще было не все, что я урвал тогда в пустыне. У меня осталось две сотни очков умений, а это делало персонаж потенциально весьма могучим. Я же пролетел множество уровней, что позволило мне сэкономить очки на умениях четвертого и пятого кругов, благодаря чему я могу освоить больше заклинаний и заклятий шестого круга. Кстати, надо где-то достать абилки этого круга. Еще бы, хорошо, найти шмотки, оружие и бижу соответствующие моему теперешнему положению. Купить сразу все на мой уровень стоило астрономически дорого, а денег-то не густо. Быстро их заработать вариантов не много. Была, правда, проверенная схеме бизнеса, но после того как я пообещал Вильгельмине продавать шмотки джиннов только ее клану, выручка упадет. Договор был на цену ниже рыночной. Вероятно, придется попытать счастье в данжах. Надо бы, наконец, и пета изловить, но это отдельная история.
        Обмозговав все это, я принялся разбирать корреспонденцию, которая накопилась, пока абонент отдыхал на больничной койке. Писали мне всего два человека. Старик МакЛауд был мне ближе, так что с него и начал. В своих сообщениях он уже весь извелся, ожидая меня онлайн. Я чирканул ему пару строк, предложив встретиться все в том же лесочке. Он незамедлительно накатал мне целый рассказ, центральным вопросом которого являлся: где я неблагодарный пропадал? Я написал, что при встрече все ему расскажу. Старик коротко согласился.
        Вторым человеком, который мне писал, был лидер гильдии «Темная Луна». Сообщения от Чертовсона оказались пропитаны яростью и гневом: они все были примерно одинакового содержания - орк грозился гонять меня по всей Иллирии, пока я не возмещу ему все потери. О чем шла речь я представлял: его бесило то, что он не получил дивидендов от смерти Зла, но при чем тут я? Все договоренности с ним я выполнил. Кое-где я немного жульничал, но он знал с кем имеет дело. Пусть идет лесом. Я так ему и написал. Чертовсон, спустя несколько секунд, пожелал мне сдохнуть.
        Больше мне никто не писал, а я надеялся увидеть послание еще от одного человек. Открывая личные сообщения, я с замиранием сердца жаждал увидеть весточку от Вильгельмины, но ее не было. За все то время, что я отсутствовал в Утопии, она не написала ни строчки. Дело обстояло еще хуже, чем я думал. Ладно, будем двигаться по порядку. Сперва мне надо узнать, что за божественное умение приготовил для меня Раахуш.
        Я направился в обитель новоиспеченного бога. Поведение встреченных мне по пути джиннов никак не изменилось. Им было глубоко фиолетово то, что я стал учеником их бога. Они все так же с безразличными выражениями лиц шастали по улицам. Чем обычные джинны, вообще, занимаются? Просто ходят по заданному им скриптом маршруту? Могли бы хоть город прибрать, кругом пыль, грязь и паутина. Гостей принимать стыдно. А еще в игровую расу метят.
        Прошествовав по центральной площади города, я подошел к дверям апартаментов Раахуша и толкнул одну из створок. Она со скрипом открылась и я проник внутрь, обнаружив только Раахуша. Он все так же восседал на громадном троне из обсидиана. На таком расстоянии, в инфравидение, я видел только его багровый силуэт, к которому направился по мозаичной дорожке между скамей и колонн. Чаши с синим пламенем освещали мне путь.
        Приблизившись к джинну, я первым делом обратил внимание на то, что он теперь «Бог джиннов Раахуш». Уровень НПС имел семисотый, как когда-то Пискля, почившая от его руки. Внешность джинна тоже неуловимо преобразилась: от него шли какие-то эманации власти, заставляющие пасть перед ним на колени. Особенно изменились глаза. Они стали излучать больше интеллекта, нежели я привык в них видеть. К управлению Раахушем без сомнения присоединился или же совсем заменил предыдущий, более мощный ИИ.
        - Приветствую, мой дражайший учитель, - произнес я пафосно, изобразив поклон.
        Джинн молча буравил меня тяжелым взглядом исподлобья, словно чего-то ждал от меня. Чего он хочет? И спросить-то не у кого, яйцеподобный храм, теперь уже, наверное, точно храм, был пуст. Недоволен, что меня так долго не было? Нет, дело не в этом, неписей вообще не должно это волновать - люди играют, когда хотят, а не по указке нарисованных чучел.
        Я пожевал губы, нахмурив лоб - это сработало, в голову пришла дельная мысль. Памятуя о любви Раахуша к лести и преклонению перед ним, я начал опускаться на одно колено. Взгляд джинна тут же подобрел. Вот же морда чернявая, распустился тут без меня.
        Удовлетворённый моей позой Раахуш мощно прогрохотал, словно камнепад в горах:
        - Приветствую, ученик! Ты помог мне добыть силу великую, так прими же награду достойную.
        Он вальяжно протянул руку, будто барин забитому холопу. Я поморщился, но прикоснулся к ней. Божественное умение было всего лишь одно. Выбирать не пришлось. Это оказался бафф под названием «Огонь души». Что-то подобное я видел у Рыжей Справедливости, когда мы дрались с Асурком. Жрало умение уйму маны и наносилось на оружие, преобразовывая урон от него, будь то физический или магический, в божественный. На первом уровне это умение переводило обычный урон в божественный с 90-то процентным штрафом, после того как я поднял его до десятого уровня, штраф пропал.
        Теперь имея такой бафф можно было и на божественных существ войной идти, тумаки им раздавать. Видимо, так, в будущем, и произойдет. Что-то мне подсказывает, что джинн дал его мне неспроста. Неужели намечаются терки между богами, а я, таким образом, могу в них поучаствовать? Без подобного урона я мало, что мог бы сделать, а так глядишь и пригожусь. Вот только ссориться с другими божествами и их лизоблюдами мне как-то не с руки.
        Я озвучил свои мысли вслух:
        - Врагов ваших, коллег по божественному цеху, устранять будем?
        По губам Раахуша скользнула тонкая улыбка, будто он знал что-то, чего не знал я. Мои брови удивленно выгнулись дугой. В джинна точно вселился более мощный ИИ. Раньше он так загадочно не скалился. Туго мне с ним придется.
        Бог, с хитринкой в бездонных глазах, произнес, таинственно недоговорив:
        - За любую силу надо платить…
        - Не понял, - протянул я, соображая, к чему это джинн клонит. Меня теперь боги щемить будут? Если это так, то поздравляю Грациано, нам звиздец.
        Раахуш наклонил голову к правому плечу и со скучающим видом, уверенно выдал:
        - Тебе понадобится это умение, данное богом. Иначе, я бы не соизволил тебе его вручить.
        Он посмотрел на меня таким взглядом, будто на какую-то чернь, которой по сто раз приходится все объяснять. В моей груди поднялась волна негодования. Ты смотри, как хвост распушил! Я честным обманом сделал тебя богом! А ты ведешь себя со мной будто со слугой! Соизволил он! Естественно, вслух я ничего этого не озвучил, а подавил возмущенное сопение и ровным голосом спросил:
        - Какой-то бог стал вашим врагом, учитель?
        Сам я в этот момент лихорадочно принялся проверять очки репутации. Так и есть: добавилась куча богов и божественных существ. Большая часть из них имела со мной значение «нейтрально», а вот практически все остальные относились ко мне враждебно. Ирония была в том, что совсем недоброго Раахуша, а соответственно и меня, тоже не самого пушистого игрока, недолюбливали, скажем так, темные, злые, кровавые боги. Логику я понимал. Эти небожители поддерживали Зло и после того как Раахуш завалил ее, воспылали к нему враждой. Вот только почему светлые боги стали нейтральными, а не хотя бы благосклонными? Мы же с джинном мир спасли, пока они на радуге сидели.
        Раахуш в этот момент решил разродиться ответом на мой вопрос и сказал совсем не то, что я ожидал услышать:
        - Враги народа джиннов древние. Давно я поручил тебе отыскать их.
        Тьфу, о некромантах вспомнил. Будь они не ладны. А вот про богов и божественных существ, которые совсем не пылают к нам дружескими чувствами умолчал, скотина такая.
        Скрывая раздражение, я быстро пробормотал, кланяясь и пятясь:
        - Уже бегу, уже бегу. Рад был видеть ваше…эээ…божественство.
        Раахуш удовлетворенно кивнул головой и слегка дернул пальцами, отпуская меня на подвиги ратные. Я торопливо покинул его обитель, злой как сто чертей. Новые квесты он не даст пока я не закончу этот. Ну и ладно, не особо-то и хотелось. А вот то, что он поторапливает меня найти некромантов, плохой знак: время, отпущенное на этот квест, подходит к концу.
        Я вылетел из храма и использовал «Прокол». Он без сучка и задоринки перенес меня в лес. Гном уже нервной походкой кружил возле поваленного дерева. Увидев меня, он, лихорадочно сверкая глазами и давясь воздухом, заголосил:
        - Ты где был?! Я уже испереживался весь!
        - Стопэ, стопэ, - выставил я перед собой руки, пытаясь успокоиться. Выбесил меня этот джинн.
        - Ты понимаешь, что сделка вот-вот сорвется?! - не унимался он.
        - Какая сделка? - не понял я и присел на дерево, издавна служащее нам скамьей.
        Казначей «святых» так сильно вытаращил глаза, словно пытался от них избавиться. Его грудная клетка ходила ходуном, когда он выпалил:
        - Белая Цитадель! Я готов продать ее уже как пару дней. Клиент ждет, а на озере еще «Посох и меч» хозяйничает!
        - А, вот ты о чем, - успокаиваясь, сказал я, сорвал травинку и засунул ее в рот. В реальном мире сейчас осень, а здесь царит лето. - Так, у тебя же есть договор с джиннами, активировал бы его.
        - Как?! - взвопил он возмущенно, от избытка чувств звонко хлопнув себя по бедру. - Для этого нужно прочесть его перед вторым участником договора, а я знать не знаю, где твои маньяки чернокожие обитают!
        Я досадливо цыкнул, почесал затылок и виновато сказал:
        - Да, об этом я не подумал.
        - Не подумал он, - повторил за мной гном и сварливо добавил: - Подвинься, дай старик присядет. Рассказывай, что у тебя стряслось.
        - Приболел, - просто сказал я, всем своим видом показывая, что это была минимум бубонная чума, которую я с лёгкостью поборол своим собственным иммунитетом, без всяких там таблеток. Орел одним словом. - Пришлось, правда, в кровати поваляться. Вот меня и не было онлайн.
        Старик МакЛауд, судя по выражению его лица, мне не поверил, но расспрашивать не стал. Он горячим шепотом спросил у меня то, что сейчас для него было наиболее важным:
        - Когда озеро будет нашим? Когда я могу приступать к перевозке материалов? За все уже предоплачено. Я ждал только твоего сигнала. Пора бы уже Вильгельмину и ее клан спровадить из пустыни. Скажи «фас» своим джиннам.
        На гнома было жалко смотреть. Его чуть ли не трясло. Он безумно переживал за будущее гильдии. Его даже не впечатлил мой уровень, и он не задал ни единого вопроса о том бое со Злом.
        Я тяжело вздохнул и принялся объяснять:
        - Знаешь, не все так просто…
        - Мне не нравится такое начало, - перебил меня Старик МакЛауд, сверкнув глазами.
        Я удивился, глядя на его лицо. Никогда его не видел таким. Он всегда был похож на добренького чудаковатого дяденьку, а сейчас походил на матерого дознавателя.
        Я немного отстранился от него и быстро проговорил:
        - В общем, я сперва должен поговорить с Вильгельминой, а уж потом действовать.
        Гном недовольно поджал губы и, заглянув мне в глаза, твердо произнес:
        - Ты знаешь, я сам всегда всеми руками и ногами за дипломатию, но ее время прошло, сейчас нужно действовать. Выпусти джиннов из бутылки.
        - Хорошо хоть не джиннов из Бутырки, - хохотнул я.
        - Сейчас не время шутить, - сказал он, не изменившись в лице и тяжело глядя на меня.
        Смешок застрял у меня в горле. Я искоса посмотрел на него, выплюнул травинку, потер подбородок и решительно сказал:
        - Дорогой друг, мы пережили с тобой немало приключений. Они были разные: веселые и не очень, но я никогда сознательно не подводил тебя. Дай мне время до завтра. Я прошу тебя. Завтра озеро, так или иначе, будет свободно.
        - Хорошо, - подумав, сказал он, сощурился и, пристально посмотрев куда-то в район моего лба, добавил: - Такое ощущение, что ты за эти дни изменился. Не внешне, а внутренне. Кстати, грац с уровнями. Расскажешь, что же там произошло на самом деле? Я со своей позиции ничего не видел, а слушать Вильгельмину и Чертовсона - себя не уважать.
        Я невесело сказал:
        - Ну, в этом случае их можно послушать. Они ведь правду глаголют.
        - Я догадывался, что ты выкинешь нечто подобное, - с сухим смешком произнес казначей. - Но я тебя не осуждаю. Так им и надо. У них тоже рыльце в пушку.
        Раньше гном вполне нейтрально относился к Вильгельмине, но после того как она решила шантажировать его гильдию, он явно пересмотрел отношение к ней в худшую сторону. Я его тоже не осуждал. А по Чертовсону и так видно, что он жук еще тот.
        Неожиданно мигнула иконка личных сообщений. Я удивился, когда увидел, что это Вильгельмина. Она написала: «Где вещи джиннов?» Вот, похоже, и пришла пора поставить гнома в известность о том, что наш бизнес приказал долго жить.
        - МакЛауд, я тебе сейчас кое-что расскажу… - произнес я, тщательно подбирая слова и глядя на казначея, который навострил уши.
        Вкратце я поведал ему, почему и из-за чего, теперь буду вести дела исключительно с кланом «Посох и меч». Гном безразлично пожал плечами, совсем не обидевшись на меня, и понимающе произнес:
        - Оно того стоило. Я бы сам так поступил.
        Я облегченно выдохнул и предложил Вильгельмине встретиться. Она согласилась. Я попрощался с казначеем «святых» и перенесся к озеру «Слеза Пустыни».
        ГЛАВА 4
        ГЛАВА 4
        Как только я оказался в пустыне, то тут же ощутил всю «прелесть» жгучих солнечных лучей - на безмятежном небе не было ни облачка, что позволяло яркому солнцу нещадно палить. Над желтым песком колыхалось густое знойное марево, искажающее пространство. Горячий воздух обжигал горло при каждом вдохе. Слабый ветер гонял песчинки по барханам, протянувшимся до самого горизонта, сливающегося с голубым небом.
        Инородным телом среди пустыни раскинулось прозрачное озеро с синеватой водой. От него немного тянуло прохладой. Водоем, по задумки разработчиков, являлся почти высохшим, даже в самом глубоком месте воды было чуть выше щиколотки, что позволяло комфортно гулять по территории «Слезы Пустыни».
        Я смело шагнул в озеро, потревожив спокойную гладь, и, ощущая, как обувь немного засасывает мокрый песок. Вода при каждом шаге противно хлюпала под ногами. Отойдя от берега, я застыл и огляделся. Невдалеке спешили меня поприветствовать извечные мобы, обитающие тут. Добежав до озера, они, как всегда, вышколено встали у кромки воды и улыбались мне клыкастыми пастями. Я показал им средний палец и принялся сочинять сообщение для Чертовсона. За пару секунд настрочил ему длинное послание и отослал его. Он вполне вменяемо ответил, будто и не желал мне сдохнуть. Эти бизнесмены как учуют выгоду, тут же меняют курс.
        Чуть в отдалении от меня обнаружилась Вильгельмина. Девушка сложила руки на груди и пристально смотрела в мою сторону. Я двинулся в ее направлении. Она навстречу мне не пошла, предпочтя остаться на месте. Похоже, разговор предстоит еще более тяжелый, чем я предполагал. Виртуальные зубы зачесались от волнения - у моего персонажа иногда такое бывает.
        В голове мошкарой роились сотни вариантов начала диалога, но выбрать что-то определенное никак не получалось. Конкретно к этой ситуации не подходил не один шаблон. Придется импровизировать.
        Я приблизился к Вильгельмине ровно настолько, чтобы увидеть в ее дивных карих глазах глубокий подвал, в котором она хотела бы меня запереть и воспользоваться всеми пыточными орудиями, запрятанными там. Девушка упражнялась бы в их освоении до тех пор, пока бы я не превратился в кусок окровавленного мяса, что-то нечленораздельно булькающий распоротым горлом.
        Мне стало слегка неуютно под этим взглядом. Я почувствовал, как слюна во рту становится какой-то вязкой. По телу пробежала нервная дрожь.
        Справившись с собой, я громко сплюнул себе под ноги и нарочито весело произнес:
        - Привет, Виля. Ты похорошела с нашей последней встречи. По-моему, даже, помолодела. И уровень подняла. Триста восемь это уже не шутки. Чертовсону впору ссыковать при виде тебя.
        Мне показалось, что я услышал скрип ее зубов, когда она выпалили:
        - Виля?! Виля?! Проявляй ко мне уважение!
        Я немного подался назад под напором ее эмоций, и, успокаивающе сказал, молитвенно сложив руки перед собой:
        - Хорошо, Вильгельмина Ивановна, как скажете, только обуздайте свой крутой нрав. Холоп смиренно просит о снисхождении.
        Ей явно понравилось, что я назвал себя холопом. Она еще немного попыхтела, словно рассерженный чайник, затем глубоко вздохнула и уже более-менее спокойным голосом сказала:
        - Где вещи джиннов?
        - У меня их нет, - произнес я, разведя руками. - Тю-тю.
        - Ты помнишь наш договор? - сказала Вильгельмина вкрадчиво. Ее рука потянулась к клинку, покоящемуся в ножнах из шкуры, снятой с филейной части черного дракона. - Или тебе напомнить?
        Я быстро проговорил, будто прилежный ученик, стоящий в классе возле доски под грозным взглядом строгой учительницы:
        - Продавать товары джиннов только клану «Посох и меч», да светится имя его во веки веков, и по цене ниже рыночной. Я все помню. Просто у меня пока нет такой возможности. Чтобы продать товары джиннов вам, их сначала нужно купить у них, а для этого требуется стартовый капитал. Азы бизнеса.
        Девушка буквально прорычала:
        - У тебя нет денег?
        - Я всегда и всем говорил, что восхищаюсь твоей сообразительностью, - произнес я и сделал вид, что засмущался. Даже ножкой пошаркал по дну озера, подняв при этом мутную взвесь ила и песка, тут же обратив внимание, что Вильгельмина, в отличие от меня, стоит на поверхности воды, используя свой навык «хождение по воде», когда-то так понравившийся Помойному Коту.
        - Сколько тебе надо? - по-деловому спросила она, не обращая внимания на мои дурашливые комплименты и изучающий взгляд, устремленный на ее ноги.
        Я обозначил ей впечатляющую сумму. Ее она совсем не впечатлила. Глаза Вильгельмины остекленели: она писала кому-то. Спустя несколько секунд девушка сказала:
        - У меня с собой нет такой суммы. Сейчас мне ее доставят. Глупо держать столько золота при себе.
        Я неуклюже попытался пошутить:
        - У таких крупных хищников как ты - мало врагов.
        - Явно меньше, чем у тебя, - сказала она и ядовито улыбнулась.
        Внезапно, возле озера, с легким хлопком раскрылся портал и оттуда вышел улыбающийся во все тридцать два белоснежных зуба Раскрушитель.
        - Оперативно работаете, - произнес я, почесав щеку. В глазах Вильгельмины промелькнула тень довольства. - Раскрушитель, случаем, не в МакДональдсе трудится?
        Девушка высокомерно проигнорировала мой вопрос, внимательно следя за воином, к которому бросились «гостеприимные» мобы. Раскрушитель кинул на них мимолетный взгляд, затем увидел Вилю и легкой трусцой поскакал к нам. За его спиной развивался неизменный красный плащ с гербом клана, а на губах играла голливудская улыбка.
        Я кивнул головой в сторону каравана мобов, бессильно остановившийся возле озера, и насмешливо проговорил Вильгельмине:
        - А это его фанаты увязались?
        Девушка промолчала, но наградила меня таким огненным взглядом, от жара которого у меня чуть кожа пузырями не пошла.
        В этот момент воин подошел к нам и произнес, влюбленно глядя на Вильгельмину:
        - Я здесь.
        - Передай ему золото, - сказала девушка и некультурно ткнула пальцем в мою сторону, словно в собачью мину, которую предлагала Раскрушителю убрать.
        Парень наградил меня презрительным взглядом, стараясь не смотреть на мой уровень, и потянулся за монетами. Я тут же обратил внимание на то, как он реагирует на мой левел. Ага, ему не нравится, что я подрос? Надо бы его уколоть.
        Я издевательски выпалил:
        - Ой, Рас, смотри-ка, а у нас теперь одинаковые уровни. Сколько ты до своего рос? Долго тебя клан паровозил?
        - Зато я заработал его честно! - громко сказал он мне в лицо, будто кинул оскорбление. - На, забирай деньги!
        Я принял от парня монеты, почувствовав, как от него по-женски пасет лавандой и, иронично усмехнувшись, проговорил:
        - Ты хочешь сказать, что я свой уровень получил не честно?
        - Да! - обвинительно выпалил он и выпрямил спину, возмущенно глядя на меня наивными глазами индийской коровы.
        - Успокойся, - с мягкой улыбкой попросила Раскрушителя девушка, ласково проведя рукой по его плечу. - Возвращайся в замок.
        Парень глядя на меня пренебрежительно фыркнул и собирался удалиться, но я не мог оставить его безнаказанным.
        Я быстро произнес, пока он не ушел:
        - Постой Рас, - воин остановился и вопросительно посмотрел на меня. - Вот, смотрю я на тебя, и, сразу в голове, всплывает старинный анекдот. Сейчас я быстренько его расскажу. Встречаются три подкаблучника…- по губам Вильгельмины скользнула легкая улыбка, которая тут же пропала. - И один из них говорит: «Ребята, я вчера свою бабу на хер послал». Остальные подкаблучники в шоке, нахваливают его какой он герой и просят описать, как это было. Он соглашается и начинает рассказывать: «Она из комнаты выходит и говорит мне: помой посуду. А я ей такой в ответ: пошла на хер, я еще трусы твои не достирал».
        - Смешно, - сказал Раскрушитель, весело улыбнувшись. - А почему ты его вспомнил, глядя на меня?
        - Грациано, как обычно, паясничает. Повзрослеть не может, - желчно произнесла Вильгельмина, наградив соклановца странным взглядом. - Рас иди в крепость, тебя уже правда ждут.
        Не прощаясь со мной, он кивнул девушке и молча потрусил к берегу озера. Я задумчиво смотрел ему вслед: то ли он действительно не понял моей издевки, то ли умело закосил под дурочка. Ежели правдив второй вариант, то мне бы взять у него пару уроков.
        Девушка грубо отвлекла меня от мыслей, звонко дав мне по лбу костяшками пальцев:
        - Когда будут вещи джиннов?
        - Ты чего дерешься? - проговорил я обиженно, по привычке из реального мира потерев пострадавшее место. Ведь боли не было. Для Утопии такой удар был ерундой, даже ХП не сняли.
        - Я вообще имею полное право убить тебя за твое предательство, - зло прошипела она.
        - Я, кстати, хочу тебе кое-что сказать, что-то весьма важное. Подожди немного, я сейчас морально соберусь, - я глубоко вздохнул, шумно выдохнул и с трудом исторгнул из своей глотки непривычное слово: - Изв…изви…извини.
        - Мне не нужны твои извинения. Тем более такие. Ты обманул меня и предал. Я доверяла тебя, а ты растоптал мое доверие.
        Я подумал, что можно было бы припомнить девушке то, как она поступила в храме Сумасшедшего Гения, но я не стал этого делать - это только бы подлило масла в огонь раздора, навсегда рассорив нас. Сейчас еще был призрачный шанс помириться. Пришло время комбинировать.
        Я посерьезнел, отбросив напускной бесшабашный вид, и, тщательно подбирая слова, начал говорить:
        - Ты знаешь, Вильгельмина, я ведь, как сотни, тысячи других игроков просто хотел стать сильнее. Добиться определенного признания, известности…
        - Ты их получил! - перебила она меня, яростно раздувая ноздри идеально вылепленного носа. - Но какой ценой? Ты гонимый всеми неписями изгой! Ты не можешь даже просто войти в какой-нибудь вшивый город! А боги, боги, теперь и они обратят на такого говнюка пристальное внимание! Я уж не говорю, что все игроки презирают тебя!
        Я мысленно начал считать до десяти, чтобы успокоиться. Вильгельмина мало того, что оскорбила меня, так еще многое утрировала. Я очень вовремя прошвырнулся по форуму игры и видел, что там пишут. Далеко не все игроки презирали меня, некоторые даже восхищались. Боги тоже не все обозлены на меня, хватало и нейтралов. А уж то, что я изгой, может быть, вообще, - в плюс.
        Под испепеляющим взглядом девушки, я, после того как досчитал до десяти, произнес:
        - Однажды я тебе уже говорил, что миру нужны не только герои. Кто-то должен быть и по ту сторону. Равновесие в чистом виде.
        В Вильгельмине что-то неуловимо изменилось. Ее таран ярости будто дал трещину. Она вибрирующим голосом произнесла, словно пыталась достучаться до моей души:
        - Зачем? Зачем ты встал между мной и Злом? Ты использовал меня для своих целей, будто дешевую шлюху.
        - Без тебя бы я не справился со Злом, - просто сказал я, пожав плечами. - Увы, мне пришлось немного сжульничать. Но давай подумаем рационально. Да, ты бы убила ее. Без сомнения получила бы крутое достижение, славу, почет, уважение, может быть целый десяток уровней, но на этом было бы все, конец, баста, финита ля комедия.
        - По-твоему, этого мало?! - завопила она, перейдя на фальцет, от звука которого у меня чуть кровь из ушей не хлынула.
        Болезненно морщась, я ответил:
        - Да, звучит заманчиво, но все же не так красиво как королева джиннов.
        Ушки Вильгельмины Ивановны тут же оказались на макушке. Глаза приняли заинтересованное выражение. Девушка осторожно произнесла, словно сапер, прощупывающий минное поле:
        - Королева джиннов? Я не ослышалась?
        - Да, - ответил я, мысленно поглаживая себя по головке за то, что диалог наконец-то вырулил туда, куда я и хотел.
        - Учти, если это очередные твои аферы, то я уничтожу тебя. Весь мой клан будет охотиться за тобой, - угрожающе прошипела Вильгельмина, сощурив глаза.
        Я не стал ей напоминать, что однажды ее клан уже охотился за мной и чем это закончилось. Лучше уж я еще глубже заброшу крючок с очень жирным червяком.
        - Джинны, - сказал я, сделав акцент на этом слове, - будут игровой расой. Это тебе интересно?
        - Может быть, - ответила Вильгельмина безразлично, но огонек, на мгновение, вспыхнувший в ее глазах, выдал девушку с головой. Это же какие перспективы открываются для ее клана. - Откуда ты это знаешь? И почему ты делишься этой информацией со мной? Ты бы мог и дальше перепродавать их вещи и зарабатывать на этом золото. Все это Грацелло звучит очень подозрительно.
        - Грацелло? - удивленно повторил я. - Подобным образом еще никто мой ник не коверкал. Надеюсь, впредь так оно и будет. Вернемся к джиннам. Ты же понимаешь что я не совсем дурак? - Вильгельмина для вида помедлила, но все-таки согласно кивнула. Локон ее волос упал на лицо. Она изящным движением убрала его за ушко. - Джинны скоро, так или иначе, станут игровой расой. Их шеф торопит меня с выполнением заданий, а ты сама знаешь, что это означает, - она снова кивнула. - Со мной или без меня разработчики введут их в игру. Они не позволят мне еще дольше держать джиннов у себя в кармане. Их труды должны предстать на всеобщее обозрение. Разработчики уже пережили тот шок, который у них возник после того, как первый игрок неожиданно быстро сумел войти в социум джиннов. Судя по уровню чернокожих магов, они еще не скоро должны были в качестве аватаров игроков появиться под солнцем мира Утопии. Теперь же разработчики отошли от шока и практически прямым текстом кричат мне, чтобы я поторапливался, иначе Раахуш рассвирепеет и сам все сделает.
        Я замолчал, переводя дух. Вильгельмина воспользовалась паузой. Она быстро сказала, уже что-то прикидывая в своей хорошенькой головке:
        - Сколько у меня времени?
        - Полегче, подруга, - остудил я ее пыл. - Мы еще ни о чем не договорились.
        Ее брови удивленно взлетели к волосам. Она негодующе выдохнула:
        - Как это? Разве джинны не плата за то, чтобы я простила тебя?
        - Плата, - легко согласился я. - Но мне нужна еще одна услуга.
        - Какая? - насторожилась девушка. Общение со мной научило ее тому, что дьявол кроется в мелочах.
        - Так, пустячок, - махнул я рукой. - Пусть твой клан навсегда покинет это озеро и больше не будет на него претендовать, а я покажу вам безопасную тропку к джиннам за сутки до их релиза.
        - Ты с ума сошел?! - завопила Вильгельмина, попытавшись дать мне по лбу, но я был к этому готов и увернулся под ее разочарованное шипение. - Тут один из топовых данжей!
        - Знаю, бывал там, - проговорил я, внимательно наблюдая за ее руками. - Тут ведь в чем загвоздка. Я ведь сейчас делаю твоему клану большое одолжение, по-хорошему прося, чтобы вы ушли с озера.
        - Как это? - сказала девушка, закусив нижнюю губу. Она была предельно насторожена и внимательна.
        - Не нравится джиннам то, что вы хозяйничаете тут. Вот они меня послали в качестве переговорщика. Если завтра утром вы еще будете здесь, то посох, они засунут вам в одно место, а меч - в другое, - как можно более убедительно сказал я.
        Вильгельмина мне все же не поверила. Она с недоверием спросила:
        - Не врешь?
        - Клянусь, - произнес я, положил правую руку на сердце и ощутил гранит. - Если вы до завтрашнего утра не покинете озеро, то джинны нападут.
        Вильгельмина подумала, тщательно взвешивая мои слова, а затем проговорила:
        - Три дня до того, как джинны станут игровой расой.
        - Жирно, - сказал я, сложил руки на груди и сделал морду кирпичом.
        - Два дня, - недовольным голосом произнесла девушка, бросив на меня слегка просительный взгляд.
        Я твердо проговорил:
        - Не так жирно как три, но все-таки жирно.
        - Что ты теряешь, дав нам два дня?
        - Всё. Твой клан хитрые жуки, вы можете слишком укорениться среди джиннов, далеко обойдя другие гильдии и кланы, а потом вообще покуситься на святое - на мое место.
        - А если я пообещаю от лица клана, что мы не будем трогать тебя и твое место среди джиннов? - поспешно предложила девушка и затаила дыхание.
        - Нет. Я так рисковать не буду.
        - Денег? Хочешь, мы дадим тебе денег? - не сдавалась она.
        - Нет, - отрезал я.
        - Смотрю, ты еще не поменял сет, оружие, - проговорила Вильгельмина, окинув меня быстрым оценивающим взглядом. - Хочешь, мы все это тебе подарим, самое лучшее?
        - Ты у дьявола не подрабатываешь демоницей-искусительницей? Нет? А то мы могли бы у тебя на работе встретиться, - иронично произнес я, вспомнив о том, что чуть не погиб.
        Вильгельмина, как обычно, пропустила часть непонятного ей трепа мимо ушей, вычленив только самое важное - то, что я не уступлю. Ее это не остановила. Она облизала пухлые губы и предприняла еще одну попытку выторговать лучшие условия:
        - Ты должен выступить перед советом клана. Такие вещи решаются только там.
        Я сразу понял, почему она тащит меня в совет клана. Ее расчет был в том, что члены совета всем скопом смогут заставить меня пойти на какие-либо уступки. Мне подобный визит был совсем не интересен. В себе я, конечно, уверен - своего никому не отдам, но предпочитаю решать такие вопросы без лишних нервов.
        Так что я решительно произнес:
        - Плохая идея. Прошлый раз вам мой визит не понравился.
        - Я не могу одна принимать такие решения.
        - Так убеди их. В тот раз ты прекрасно справилась. Ваш клан с энтузиазмом пошел крушить Зло.
        Девушка замолчала, лихорадочно соображая. Внезапно ее глаза озарила какая-то мысль, которую она тут же разозлено выпалила вслух:
        - Чертовсону ты тоже продашь джиннов?!
        - Потрясающе! - наигранно ахнул я, ожидая этот вопрос гораздо раньше. Что-то Вильгельмина с ним припозднилась. Похоже, ее совсем выбила из колеи перспектива наложить загребущие лапы на джиннов. - Мы слишком хорошо начинаем узнавать друг друга. «Святые», кстати, тоже там будут.
        - Мерзавец!
        - Равновесие, - сказал я внушительно, будто убелённый сединами опытный наставник, покачав скрюченным указательным пальцем. - Мне не нужно усиление одной группировки игроков. Вы будете уравновешивать друг друга.
        - Ты такой скользкий как… как…как сопля в полете, - не лестно охарактеризовала меня девушка. - Ты нисколько не изменился.
        - Вранье, изменился. Раньше я бы не сказал тебе о «святых». Да и о Чертовсоне попытался умолчать. У меня, кстати, времени совсем немного осталось. Надо бы еще с «Темной Луной» встретиться. Приятно было поворковать с тобой, красотка. Отпишешься, как все прошло.
        - Мерзавец! Подлец! Шкура! - неслось мне в спину, пока я шел к берегу озера.
        Девушка была в ярости, но примирение практически состоялось. Где-то на подкорке ее мозга осталось то, что джинны это часть платы за мое жульничество. Так бы я мог с ее клана запросить гораздо больше, чем какое-то там озеро с одним данжем пусть и высокоуровневым.
        Если клан «Посох и меч» подсуетится, то за один день они могут неплохо опередить другие группировки игроков в борьбе за репутацию, знания и другие ценности джиннов. Это очень весомая награда. Пусть даже с ними будет конкурировать «Темная Луна» и гильдия «Святые». Сейчас Вильгельмина успокоится и поймет это. Девушка как раз в этот момент прекратила орать. Дошло, наверное. Джинны это тебе не кучка малограмотных разбойников - это сила. Интересно, а они, после того как станут игровой расой примкнут к светлой фракции или темной? А может, вообще, произойдет революция и будет третья сторона - нейтральная? Если действительно случится так, то игроки, которые захотят геймить за джиннов получать хорошее преимущество перед почитателями светлой и темной стороны, но зная любовь разработчиков к соблюдению баланса, игрокам-джиннам придется за это чем-то платить.
        Я бы и дальше мог рассуждать на эту тему, но мои ноги ступили на сухой песок. Пора на встречу к орку. Я воспользовался умением и перенесся на берег Южного океана к знакомой скале.
        Чертовсон уже был на месте. Он стоял ко мне спиной и смотрел на спокойные волны океана. Я глядел на его серый дырявый плащ, прикрывающий доспехи из клубящегося мрака, и думал, что, в принципе, если полностью упакую свой персонажа, то у меня есть хорошие шансы справиться с ним в бою один на один. Уровень, конечно, у него больше моего на целых тридцать два левела, но я-то Владыка Воздуха.
        Гильд-мастер «Темной Луны» ощутил мое присутствие позади себя и неторопливо повернулся, лениво поигрывая шестопёром. Он пристально посмотрел мне в глаза, грозно хмуря брови. Я спокойно выдержал его взгляд. Орк еще не понял, что прошли те времена, когда я опасался его.
        - Так и будешь любоваться мной? - нагло произнес я, заметив, что он косится на мой уровень. - Или мы играем в гляделки? Тогда ты выиграл.
        Чертовсон удивленно всхрапнул. Не такого поведения он ожидал. Буквально через секунду орк справился с собой и почти дружелюбно прорычал, скаля клыки:
        - Твои условия.
        - Мы забываем все наши разногласия, - принялся перечислять я, загибая пальцы. - Четыре умения шестого круга на выбор. Сет и посох на мой уровень. Денег мне ты бу…
        Орк внезапно принялся громко хохотать. Я растерянно осекся. Он отбросил шестопер и схватился руками за живот, не переставая оглашать берег взрывами смеха.
        - Ты чего? - настороженно спросил я его. У Чертовсона даже слезы из глаз потекли. Окрестность сотрясал его громогласный хохот. Птицы, которые собирались на сходки недалеко отсюда, испуганно притихли, а затем вообще всей бандой взмыли в небо и усвистали от греха подальше.
        Орк внезапно оборвал смех, ткнул в меня толстым пальцем в латной перчатке и зло рыкнул:
        - А теперь слушай меня, чучело!
        - Сам ты чучело, - пискнул я, надеюсь что грозно, и приготовился к бою. - Твои клыки будет прекрасно смотреться в рамочке на стене в моей гостиной.
        Злая гримаса, застывшая на лице Чертовсона, переменилась. Теперь он с любопытством в глазах смотрел на меня. Прошла секунда, другая, затем орк вполне себе спокойным голосом произнес:
        - Ну, что ж, давай торговаться.
        Я облегченно выдохнул. Сейчас с ним драться совсем не хотелось. Орк тоже видимо этого не желал, а просто проверял меня: вдруг я испугаюсь и уступлю джиннов задарма. На этом прелюдия была закончена и мы дружно принялись вербально драть глотки, выясняя кто кому сколько и чего должен.
        Чертовсон во время торга давил меня харизмой и авторитетом. Я не сдавался, хотя понемногу и уступал. Гильдия «Темная Луна» мне нужна как полноценный противовес «Посоху и мечу». «Святые» тут вообще не учитываются: у них и так забот полон рот, да и слабые они.
        Когда Чертовсон припер меня к красной черте, за которую я не собирался отступать, я выкрикнул, брызжа слюной в рожу орка:
        - Все! На меньшее я не согласен! Хрен тебе на рыло, а не джинны!
        - Согласен! Еще как согласен! - орал он, яростно потрясая пудовыми кулаками, нависнув надо мной. - С Вильгельмины удалось больше вытрясти?! Что удивленно глазки пучишь?! Одной жопой на двух стульях усидеть пытаешься?! От тебя за версту разит миазмами клана «Посох и меч»! Думаешь, я сразу не понял, что ты им тоже продашь информацию?! Я уже давно тебя раскусил! Еще там, в пустыне, когда ты всех обвел вокруг пальца, кроме меня! Я просто не успел! В тот раз ты был ловчее, а сейчас поступим так, как я сказал!
        - Вот тебе! - заорал я и сунул ему дулю под нос.
        Орк яростно зарычал и резко отвернулся от меня. Я удивленно замер с пеной на губах, готовый до последнего стоять на своем. Он отошел на несколько шагов, подставил ветру разгоряченное лицо и тяжело дыша, проговорил:
        - Святые тоже будут там?
        - Все как обычно, - успокаиваясь, сказал я, ехидно улыбаясь за его спиной.
        - Ладно, договорились - громыхнул Чертовсон. - Как я окажусь в городе джиннов? Ты синхронизируешь свой свиток с моим?
        Я неторопливо начал объяснять ему свой план:
        - Сразу в город нельзя. Я не знаю, что после этого может произойти - как отреагируют джинны. Лучше пойдем по проторенной дорожке, по моим следам, так сказать. Мы синхронизируем свитки и портанемся туда, где начинается путь в город джиннов. Я мог бы просто скинуть тебекоординаты, но ты туда не дойдешь, - я позволил себе нахальную улыбку. Орк грозно сверкнул глазами, но промолчал. - Ну, как, устраивает?
        - В целом, да, - произнес он. - По пути в город враги есть?
        - Нет, - сказал я и для убедительности отрицательно помотал головой.
        - Отлично. Тогда половину денег и прочего вознаграждения получишь непосредственно перед тем, как мы портанемся в место начала пути, а оставшуюся часть - как только я окажусь в городе.
        Я попытался скрыть охватившее меня уныние. Глупо было рассчитывать на то, что он сразу отдаст мне все добро. Орк боится кидалова. Я тоже не исключаю, что он может меня опрокинуть. Придется рисковать: и мне, и ему. Большего мы друг от друга уже не добьемся.
        Я протянул руку и решительно сказал:
        - Договорились.
        Орк крепко пожал ее, едва не сломав, и пошел прочь, оскорбив меня напоследок:
        - Аферист!
        - Грациано вернулся! - задорно крикнул я в ответ.
        Итогом торга я все-таки остался доволен. Конечно, это было гораздо меньше того, что я запланировал получить, но все же лучше, чем ничего. Теперь надо будет свидеться с гномом и предложить ему провернуть одну хитрую операцию, но это будет после того, как мне напишет Вильгельмина. Я был уверен, что ее клан согласится, но официальное подтверждение все-таки требовалось.
        ГЛАВА 5
        ГЛАВА 5
        Подземная пустота, в которой скрывались: город джиннов, ядовитая река-вонючка, Древо Жизни и, я уверен, еще множество всяких локаций, имела грандиозные размеры. Тут могла бы поместиться целиком вся Эстония.
        Потолок гигантской пещеры был где-то на недосягаемой высоте. Однажды я видел, как там парили какие-то крылатые создания. Задрав голову кверху, я подумал, что если птичий шлепок, упадет с такой высоты, то он может без затруднений насквозь прошить какого-нибудь зазевавшегося джинна. Почему-то именно такие мысли бродили у меня в голове, пока я не торопясь, шел по городу джиннов, куда вернулся после разговора с Чертовсоном. Здесь у меня были кое-какие дела. Мне требовалось заглянуть к торговцу за товаром, предназначенным для клана «Посох и меч». А деньги, полученные от сделки, я рассчитывал потратить на какое-нибудь зубодробительное атакующее умение. Также я хотел разузнать у Раахуша, когда примерно раса джиннов станет открытой для игроков. Напрямую он, конечно, сказать этого не соизволит - скрипт поведения не позволит, но что-нибудь о пришествии в этот мир новых джиннов может и ляпнуть. И уже отталкиваясь от его слов, я попробую понять, какой квест будет заключительным - это обязательно надо выяснить прежде, чем я выполню задание с некромантами и сдам его Раахушу. Иначе, если вдруг окажется, что этот
квест последний перед запуском джиннов в качестве игровой расы, то мне несдобровать - я сяду в глубочайшую лужу. Подведу всех кого только можно. Задуманная мною авантюра сорвется. Пока же рефлексировать рано. Все идет по плану. Я весело усмехнулся и принялся тихонько напевать себе под нос:
        - Прибыла в Одессу банда из Амура. В банде были урки-шулера, - тут я попытался вытянуть ноту: из горла раздался надсадный хрип. Проходящий мимо джинн резко замер, посмотрев на меня ничего не выражающими глазами: то ли помощь предложить хочет, то ли кошелек срезать с моего трупа, если я вдруг окочурюсь.
        Я откашлялся, вытер рот тыльной стороны руки и проговорил, весело глядя на него:
        - Все нормально, братан, это я так пою. А ты уж, небось, решил, что из меня демоны на волю рвутся?
        Джинн постоял немного, не сводя с меня пристального взгляда, будто только что выпустившийся из медицинского училища молодой специалист, узревший своего первого пациента, а затем целеустремленно двинулся дальше, словно вспомнил, что-то важное. Я посмотрел ему вслед. Интересно, как вы такие «стеснительные» будете взаимодействовать с новыми игроками?
        Джинн свернул за дом и исчез из поля зрения. И мне бы уже пора идти. Так, где там у нас лавка джинна-продавца? По-моему, вон за той статуей, изображающей химероподобную смесь жабы и гнома.
        В животе раздалось голодное бурчание. Блин, поесть забыл. Я быстро достал из сумки какие-то орехи и принялся их грызть, сплевывая кожуру прямо под ноги. Сами виноваты, не поставили мусорные бачки. Варвары.
        Пройдя немного вперед, я свернул за статуей и увидел знакомую лавку. Дверь была приоткрыта. Раньше такого не наблюдалось. Я проскользнул внутрь и удивленно замер. Возле массивного шкафа с кривыми ножками, набитого книгами умений, с закрытыми глазами стоял джинн и тихонько посапывал. Офигеть, они что, как кони, стоя спят или только конкретно этот представитель чернокожего народа? Сам себе ответить на этот вопрос я не смог, так как вообще ни разу не видел спящего джинна. Обычных неписей, давящих харю, я навидался на год вперед. Тут ничего необыкновенного не было - спали, как и обычные люди. Джинн же меня изрядно удивил. Чего это он дрыхнет, да еще и стоя? То, что в такой позе - бог с ним, а вот, то, что спит… Я ведь тут не впервые и он всегда молча бодрячком встречал меня. Что-то определенно изменилось: только вот что?
        - Э, спун! - окликнул я его, предвкушающе затаив дыхание. Джинн мгновенно открыл глаза. Он, в целом, был посообразительнее своих товарищей, так что в его взгляде отразилось замешательство, словно он ждал от меня каких-то пояснений того, как я оказался в его лавке.
        - Дверь была открыта, вот и я вошел, - произнес я, пожав плечами, и скользнул взглядом по открытому сундуку с тряпками джиннов. - Что там у тебя на продажу?
        Вроде бы мои слова удовлетворили торговца, сатисфакцию требовать джинн не стал. Он дал мне доступ к своему товару, увидев который я разочарованно выдохнул. Ассортимент не изменился, как и количество оного. Все было тем же самым, что и всегда: два зачарованных зеленых полных сета из проклятой ткани на трехсотый уровень; пара посохов - тоже зачарованные, из проклятой древесины; и стандартный набор из серьги, кольца и амулета - все на трехсотый уровень, зеленое, зачарованное, из обсидиана.
        Я надеялся, что с вознесение Раахуша до ранга бога лавка джинна обзаведется чем-нибудь новым или же увеличится количество товара: ничего подобного не произошло. Значит, статус Раахуша никоим образом не отражается на производственных мощностях джиннов. Очень надеялся на обратное.
        Разобравшись с товаром, я решил попробовать понять, что означает сон джинна - обыкновенный элемент игры, призванный внести что-то новое в приевшийся антураж или же нечто иное? Руководствуясь этим мотивом, я после того, как купил у джинна весь товар, заинтересованно спросил у него:
        - Ты случаем не приболел? Сонливость это первый признак множества недугов. Мужское бессилие, например. С этим лучше не затягивать. Есть такой орк Чертовсон из «Темной Луны», он думал само пройдет, а теперь вон импотент. Может, тебе что-нибудь надо? Лопухов там каких-нибудь принести или убить десять волков? Ты не стесняйся - говори, или кивни - я пойму.
        Мои слова возымели реакцию. Джинн как-то подобрался, пристально посмотрел мне в район переносицы и кивнул. Тут же перед глазами выскочили буквы:
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «ПРОКЛЯТЫЙ УГОЛЬ». ЗАДАНИЕ СЧИТАЕТСЯ ВЫПОЛНЕННЫМ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ ПРИНЕСЕТЕ ДЕСЯТЬ ПРОКЛЯТЫХ УГЛЕЙ ТОРГОВЦУ ГААРКУШУ ИЗ ГОРОДА ДЖИННОВ. НАГРАДА: 4,5 МЛН. ОПЫТА; +100 РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; РАНДОМНАЯ ВЕЩЬ ИЗ «ПРОКЛЯТОГО СЕТА». ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        ОПИСАНИЕ: «ЗАЛЕЖИ ПРОКЛЯТОГО УГЛЯ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮТСЯ ВНУТРИ ПРОКЛЯТЫХ ШАХТ, РАСПОЛОЖЕННЫХ НЕДАЛЕКО ОТ ДРЕВА ЖИЗНИ».
        Естественно я принял задание. Над джинном всплыло его имя - торговец Гааркуш, 293-ий уровень. Я удовлетворенно усмехнулся. В этом подземном мире прибавился еще один уникальный персонаж. Тут же в голову пришла мысль, что, весьма вероятно, где-то в городе теперь появятся еще квест-стартеры. Задания, правда, у них по первой будут не слишком жирные. Опыта для моего уровня ничтожно мало. Зато будут шмотки, репутация и еще что-нибудь интересное. Так что квестами джиннов разбрасываться не стоит. Тем более что они могут привести к большим плюшкам. Конкретно этот, скорее всего, ведет к повышению уровня лавки, а это - больше товара и лучше его качество. Жаль только, что плодами моих стараний скоро воспользуюсь не только я, но первенство выполнения львиной доли квестов должно остаться за мной, а это дополнительные бонусы - как первопроходцу. Чтобы собрать все сливки первым, нужно оббежать весь город и потормошить джиннов на предмет квестов. Наберу заданий, а уже потом, по мере возможности, начну их выполнять. Жаль только времени совсем мало, эти разработчики мне всю малину испортили. Напрямую в мой игровой
процесс они вмешиваться не могут, а вот так, через подгоняющего меня Раахуша - запросто. Надо торопиться, каждый час на счету.
        Я на прощание похлопал торговца по плечу, выбив немного пыли из его одежды. Одет он был в ворох рваных лохмотьев, похожих на черные бинты. Практически все джинны носили подобное безобразие в качестве одежды. Я уже к этому привык и не обращал внимания.
        Выйдя из лавки Гааркуша, я задумался. Я бы мог прямо сейчас перенестись к Древу Жизни и начать искать шахту, но в этом вопросе спешить не стоит: мне определенно надо заглянуть в личную комнату и оставить там вещи. Подобная предосторожность была вынужденной. Для этого есть веская причина - у меня в сумке лежит куча вещей джиннов на энную сумму. Да и чистая прибыль от моего бизнеса тоже имеется. Если вдруг меня убьют, пока я ищу эту шахту, часть добра точно останется лежать возле моего полупрозрачного силуэта.
        Сражаться я там, конечно, не собирался, а рассчитывал всего лишь разведать местонахождение проклятой шахты, чтобы потом, не теряя времени, сразу в полной боевой готовности оказаться возле нее. Пройти ее сейчас, я при всем желании не смогу. У меня пока что слишком маленький урон для тех противников, которые встретятся мне там. Они же вполне возможно смогут меня ваншотить, а это очень большой риск оставить им какую-нибудь вещь. Хрен его знает, смогу ли я потом забрать дропнувшиеся вещички? Как избежать подобных потерь? Правильно: раздеться. Лишь бы мой сосед по Башне Памяти Шамьюш ничего не спер. Раньше он, правда, ни в чем подобном уличен не был, и это обнадеживало меня.
        Вспомнив злобного джинна, мозг спонтанно подбросил интересную мысль на его счет. С Шамьюшем обязательно надо будет повидаться, хоть я его и не люблю, а он отвечает мне искренней взаимностью. Дело в том, что Шамьюш точно знает кое-что важное для меня. В свете того, как поумнел Раахуш, может быть, проще будет раскрутить на информацию о релизе джиннов Шамьюша? Он должен знать, после какого события джинны станут доступной для игроков расой. Шамьюш ведь брат Раахуша. По законам Утопии он потенциальный сменщик Раахуша в роли главы джиннов, если моего учителя завалят, не приведи господь, конечно, чтобы такое случилось, а то я слишком много в него вложил. Даже если я ошибаюсь, и Раахуш сам мне все на блюдечке выложит, потрясти Шамьюша на предмет появления в этом мире новых джиннов-игроков обязательно стоит.
        Обуреваемый подобными мыслями, я двинулся по изломанным под разными углами улицам в жилой квартал: джиннов тут всегда было заметно больше, чем в остальной части города. Вон и Башня Памяти. Ее ни с чем несравнимую архитектуру сложно было спутать с каким-нибудь другим строением. Быстро подойдя к ней, я сильно распахнул дверь и вошел внутрь. Дверь с грохотом ударилась об стену. С низкого потолка посыпалась какая-то пыль. Хозяин пришел!
        На гладких стенах все так же были намалёваны сцены из жизни джиннов. Я начал подниматься по железной винтовой лестнице, которая крепилась к тонкому шесту, пронизывающему башню от пола до потолка. Ступени после каждого шага отзывались легкой вибрацией и глухим железным гулом. Перила не хило изъела ржавчина.
        Добравшись до личной комнаты, я переместил все ценные вещи в сундук, включая и те, что были на меня. Аватар остался щеголять в серых трусах, похожих на семейные. Теперь, в случае смерти, я мобам оставлю только хрен на постном масле. Они даже мои ношеные трусы не получат: Утопия такого обнажения не допускает.
        Закрыв за собой дверь комнаты, я бодро двинулся на четвертый этаж, где пригрелся Шамьюш. Шлепанье босых ног весело разносилось по башне, отражаясь от стен и многократно усиливаясь.
        Как я и предполагал Шамьюш оказался на последнем этаже, то бишь - четвертом. Джинн занимал весь этаж целиком. Это была его квартира-студия, если выражаться современным языком. Я пробежался взглядом по знакомой обстановке. Массивный заваленный бумагами стол из обсидиана, расположился практически по центру берлоги джинна: на нем стояла баночка с чем-то густым и красным, рядом лежал, обмакнутый в эту субстанцию, кривой коготь неведомой зверушки, используемый в качестве пишущего пера. Бумаги на столе были исписаны размашистым подчерком. Мемуары что ли ваяет здесь Шамьюш? Возле стола стояли два стула с высокой спинкой - тоже из обсидиана. На стенах вперемешку развешаны черепа различных тварей и чаши с синим пламенем душ джиннов. Возле окна примостился пузатый шкаф, который опоясывала златая цепь из крупных звеньев: на ней висел внушительный замок, кота ученого, ходящего и днем и ночью по цепи кругом - не было.
        Закончив разглядывал обстановку, я обратил внимание на Шамьюша. Джинну же было не до меня. Во-первых, он стоял спиной ко мне и не видел, что я явился в его владения. Во-вторых, джинн склонил голову над тем, что он держал в руках, и увлеченно это рассматривал. Я сделал осторожный шаг, чтобы подойти поближе и увидеть, что же там крутят его загребущие трясущиеся от жадности ручонки. Джинн услышал мою поступь и быстро обернулся, зашелестев балахоном. Синее пламя чаш отразилось на золотых оскаленных черепах, из которых был слеплен его кушак. Сморщенные эльфийские головы, сквозь которые он продел золотую цепочку и носил как ожерелье, осуждающе уставились на меня, словно задавая безмолвный вопрос: когда же ты отомстишь за нас этому монстру? Не, ребята, пока рано, а то, как бы моей голове не оказаться среди вас. Я хоть заметно подрос, но вот смогу ли справиться с Шамьюшем? Уровень у него до сих пор скрыт.
        Я растянул губы до ушей и помпезно произнес, силясь рассмотреть, что там у него в руках:
        - Приветствую, доблестный Шамьюш, брат бога Раахуша.
        - Чего надо? - недобро сказал он, пряча кисти рук в карманы балахона.
        Сейчас была яркая демонстрация отличия неписей от реальных людей. Цифрового персонажа ни на йоту не смутило то, что я заявился к нему в апартаменты в одних трусах. Он даже в лице не переменился.
        Я бойко проговорил:
        - Решил вот по-соседски заскочить к товарищу боевому. Узнать, может тарифы ЖКХ подняли? И ничего, что я налегке?
        - Ты мне не боевой товарищ! - яростно сверкнув глазами маньяка, отрубил он и быстро подхромал ко мне, припадая на правую ногу.
        В ноздри проник легкий запах разложения, который всегда сопровождал этого джинна. Я застыл в напряженной позе, отведя взгляд от его лица. Шамьюш стоял на расстоянии вытянутой руки и буквально излучал эманации ярости. Складывалось впечатление, что он стал ненавидеть меня еще больше.
        Не глядя ему в глаза - дикие звери и альфа-самцы этого не любят, я осторожно отошел от него и присел на стул, почувствовав, как сквозь трусы обсидиан холодит мою пятую точку. Не обращая внимания на проблемы седалища, я бросил изучающий взгляд на исписанные листы. Что же ты там пишешь? Я умел читать на языке джиннов, но этот же параноик все зашифровал. Я ни черта не понимал в этой белиберде.
        Разыгравшееся не на шутку любопытство заставило меня ехидно спросить джинна:
        - Любовный роман пишешь? Властный герой? Академия магии? Простая деревенская девушка с коромыслом и молодой преуспевающий босс трансконтинентальной корпорации?
        - Не твое дело! - рыкнул джинн, схватил листы, скомкал их и бросил под стол. Вещица, которую он крутил в руках осталась у него в кармане.
        - Еще как мое! - тоже повысил голос я и закинул ногу на ногу: не хватало только мягких тапочек и сигареты. - А вдруг ты доносы строчишь на господина нашего бога всея Руси Раахуша?
        - Это мое личное дело, - чуть тише сказал джинн и чтобы не стоять в моем присутствии, будто он младший, присел на другой стул. - Тебя оно не касается.
        - Это мы еще посмотрим! В глаза смотри в глаза! Нет, лучше не надо, кровожадные они у тебя. Ты точно против Раахуша ничего не замышляешь? Отвечай как на духу, - быстро проговорил я, отчаянно желая, чтобы сработала моя неплохо прокаченная способность запугивать НПС.
        - Ничего не замышляю, - выдохнул Шамьюш, уставившись на меня отнюдь не испуганным взглядом. Может, хоть харизма сработает или репутация с народом джиннов?
        - Тогда скажи меня, латентный диссидент, что нам нужно для того, чтобы впустить в этот грешный мир новых джиннов, а? - вкрадчиво спросил я и подался к нему.
        - Разбросать по всему миру семена Древа Жизни, - сказал Шамьюш, стараясь защитить свою честь верного режиму джинна.
        - Слабак! - восторженно заголосил я, мощно хлопнув по столу раскрытой ладонью. - Раскололся! Эх, нет на вас Сталина! Ладно, это все лирика. Ты мне задание какое-нибудь хочешь дать? - его взгляд метнулся под стол. - Бумагу тебе принести? - сообразил я мгновенно. Нехотя джинн согласно кивнул головой. Все-таки личная репутация еще не до конца была загублена.
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «НЕПРОСТОЙ ПЕРГАМЕНТ». ЗАДАНИЕ СЧИТАЕТСЯ ВЫПОЛНЕННЫМ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ ПРИНЕСЕТЕ ДЕСЯТЬ ПЕРГАМЕНТОВ ИЗ КОЖИ ЭЛЬФОВ ШАМЬЮШУ ИЗ ГОРОДА ДЖИННОВ. НАГРАДА: 4,5 МЛН. ОПЫТА; +100 РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; 10 СВИТКОВ СНИМАЮЩИХ ПРОКЛЯТИЕ. ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        ОПИСАНИЕ: «ПЕРГАМЕНТЫ ИЗ КОЖИ ЭЛЬФОВ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮТСЯ У ОРДЕНА ЧИСТОТЫ, ОХОТЯЩЕГОСЯ НА НИХ».
        Квест-то я принял, но возмущенно вымолвил:
        - Что-то я даже матом не могу передать свои эмоции от твоего задания.
        Шамьюш хищно осклабился и ядовито произнес:
        - Боишься, слабак?
        - Ничего я не боюсь, - быстро сказал я, ёжась под его оценивающим взглядом. Джинн будто примерял, на сколько пергаментов хватит моей шкурки. - Сиди здесь, я все принесу.
        - Не смей мне указывать! - взвился он, вскочил со стула и навис надо мной. - Ты жалкая пародия на джинна!
        - Но, но, но, расист! - произнес возмущенно я, быстро слетел со своего места и начал пятиться к лестнице. - Ты бы лучше за языком следил, а то сотрут тебя на хрен. В рай ты точно не попадешь. Можешь мне поверить, хотя как говорит мой дед: только В.В.П. точно знал, кто попадет в Рай, а кто просто сдохнет.
        Шамьюш ничего не понимал из той ерунды, которую я нес, приближаясь к лестнице. Джинн просто принялся тяжело дышать и буравить меня яростным взглядом, пока я не почувствовал голыми подошвами ног прохладное железо ступени.
        Я хотел сказать на прощание Шамьюшу какую-нибудь гадость, но передумал. Личная репутация с ним и так ниже плинтуса, а если еще начну его беспочвенно оскорблять, то он вообще может перестать выдавать мне квесты, а его линейка точно одна из самых интересных - брат бога все-таки! Так что я молча удалился из его апартаментов, провожаемый грозным пыхтением.
        Покинув Башню Памяти, я следующие полчаса тщательно исследовал город джиннов на предмет квест-стартеров, таковых я нашел аж две тушки, и вот какое было первое задание:
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «НЕОБЫЧНЫЕ СКАКУНЫ». ЗАДАНИЕ СЧИТАЕТСЯ ВЫПОЛНЕННЫМ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ ПРИНЕСЕТЕ ДЕСЯТЬ ПАУЧЬИХ ЯИЦ СМОТРИТЕЛЮ ЕЗДОВЫХ ПАУКОВ ЯМЬЮШУ ИЗ ГОРОДА ДЖИННОВ. НАГРАДА: 4,5 МЛН. ОПЫТА; +100 РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; ПИТОМЕЦ. ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        ОПИСАНИЕ: «ПАУКИ ЧАСТО УСТРАИВАЮТ СВОИ НОРЫ В БРОШЕННОМ ГОРОДЕ СЕРЫХ ГНОМОВ ДАРТАМКУНЕ».
        Не смущаясь присутствия моего нового знакомого джинна Ямьюша, который оказался смотрителем тех самых Ездовых пауков, на которых я уже катался с Ташьюшем к Древу Жизни, я исполнил некое подобие разудалого танца. Мало того, что получил еще один квест, так оказалось, что одной из наград за него служит питомец, который мне сейчас очень бы не помешал. Правда, его еще надо долго качать до сколько-нибудь реальной помощи в бой, но чем раньше я начну это делать, тем быстрее он станет мне существенным подспорьем в сражениях.
        Был и еще один плюс от этого задания - Дартамкун. Сколько всего бесхозного может лежать в этом городе? Это же, похоже, целая новая неизведанная игроками локация! Конечно, она сто процентов высокоуровневая и мне придется с кем-то союзничать ради того, чтобы там чем-нибудь поживиться, но сперва сам прошвырнусь по городу гномов, авось что-нибудь и в одну моську утащу, если, конечно, эта локация не сплошь состоит из одних данжей - тогда точно надо будет с кем-нибудь объединяться.
        Второй квест мне дал джинн с серым старческим налетом на теле. Он оказался кем-то вроде главы магической школы. Я никогда не был в этой части города, поэтому не встречал его. Нашел я этого престарелого джинна в большом здании, состоящем из пяти одинаковых яйцеподобных куполов: четыре стояли на земле, а пятый уместился прямо на них, чем-то все это очень отдаленно походило на Капитолий.
        Джинна звали Артамьюш и был он триста семьдесят шестого уровня. Увидев его издалека, я сразу сообразил, что он не такой как все, а уникальный, следовательно, с него можно было что-нибудь стрясти. Артамьюш стоял в отделанных позолотой дверях «Капитолия». Я телепортировался к нему и изумленно застыл, разглядывая его. Руки джинна мелко дрожали, отчего на запястьях тихо звенели золотые браслеты в форме обручей. На каждой руке было ровно по три соприкасающихся друг с другом браслета. На ногах он носил точно такие же украшения, как и на руках и в таком же количестве. Одет джинн был в грубую белую хламиду. В правой руке он сжимал посох из переплетённых черных веток, которые заканчивались прозрачным шаром с заточенным внутри ярким синим пламенем. Больше всего меня поразило то, что у джинна не было глазных яблок - темные провалы пустых глазниц взирали на меня с изборожденного глубокими морщинами лица. При всем при этом он прекрасно ориентировался в пространстве и более того узнал меня.
        - Давно я тебя жду, Грациано, - продребезжал джинн надтреснутым голосом и выставил в мою сторону раскрытую ладонь. - Подойти.
        Я сделал шаг. Артамьюш был самым низкорослым джинном, которого я встречал. Ему пришлось вставать на цыпочки, чтобы провести рукой по моему лицу. Ладонь у него была твердая, словно древесный сучок, и полностью покрыта сложной вязью татуировок. Я поморщился, но промолчал, ожидая, что будет дальше. Джинн повернул голову в профиль и застыл, будто прислушиваясь. Уши у него были по-стариковски большие. Мочки оттягивали тяжелые золотые серьги в форме звериных клыков. В нос с крупной горбинкой, склонившийся над бесцветными тонкими губами, вставлено кольцо из благородного желтого металла.
        - Уважаемый, - почему-то шепотом произнес я, хотя вокруг никого не было кроме меня и джинна. - Вы в молодости рокером были?
        Артамьюш живо приложил указательный палец к моим губам. Я растерянно замер. Палец у джинна на вкус был горький. Я сделал шаг назад. Ну его нафиг, куда он там его вставлял.
        Мы еще немного постояли в тишине, пока джинн, наконец, не вымолвил:
        - Ты первый кто спустя долгие годы пришел ко мне за знаниями.
        - Да, я такой, люблю учиться, - нашелся я, почуяв, что пахнет новыми умениями.
        - Моя обитель пуста, - печально произнес Артамьюш и махнул рукой вглубь «Капитолия». - Новых учеников давно нет. Послужишь ли ты народу джиннов, Грациано?
        - Конечно, - быстро согласился я и кивнул головой. - Что надо сделать?
        - Отправляйся в город Дартамкун и приведи ко мне десять учеников, - произнес Артамьюш с надеждой в голосе.
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «ПЕРВЫЕ УЧЕНИКИ». ЗАДАНИЕ СЧИТАЕТСЯ ВЫПОЛНЕННЫМ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ ПРИВЕДЕТЕ НАСТАВНИКУ МАГИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ АРТАМЬЮШУ ИЗ ГОРОДА ДЖИННОВ ДЕСЯТЬ НОВЫХ УЧЕНИКОВ-ДЖИННОВ. НАГРАДА: 4,5 МЛН. ОПЫТА; +100 РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; УМЕНИЕ РАНДОМНО. ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        ОПИСАНИЕ: «НОВЫХ УЧЕНИКОВ-ДЖИННОВ ДЛЯ АРТАМЬЮША МОЖНО НАЙТИ В БРОШЕННОМ ГОРОДЕ СЕРЫХ ГНОМОВ ДАРТАМКУНЕ».
        Я принял задание, ощущая, как разочарование горячей волной поднимается внутри меня. Похоже, что я ошибался, и Дартамкун это «ясли» для новых джиннов-игроков, а не высокоуровневая локация. Жаль, очень жаль. Пока что мне там делать нечего. Расу джиннов открытой еще не сделали. Может, что-нибудь другое удастся стрясти со старика?
        - Многомудрый Артамьюш, я могу стать твоим учеником? - просительно проговорил я.
        - Ты действительно этого хочешь? - затаив дыхание спросил джинн, не веря своему счастью.
        - Да, - ответил я и уточнил: - Я, правда уже, ученик Раахуша, но, может быть, есть вариант получить второе высшее образование? - непись ничего не понял. Он стоял не шелохнувшись. Пришлось пояснить: - Я могу сразу у двух учителей постигать мудрость?
        Артамьюш отживел и строго произнес:
        - У одного ученика не может быть двух наставников.
        - Ясно, - сказал я разочарованно. - А вы ничего не продаете?
        Джинн отрицательно покачал головой. В его ушах заколыхались серьги. Так, тут, похоже, все. Теперь надо разыскать шахту и город: не зря же я раздевался. Логично начать с квеста «Необычные скакуны» - быстрее получу пета, быстрее начну его качать.
        Мигнула иконка сообщений. Писала Вильгельмина, предлагала встретиться - немедленно. Я попросил ее подождать хотя бы минут двадцать. Девушка с трудом, но дала положительный ответ. Согласись я встретиться немедленно, пришлось бы сейчас же возвращаться в личную комнату, снова загружаться вещами, одеваться.
        Надеюсь, двадцати минут мне хватит, чтобы отыскать пауков, а шахту потом разыщу. Даже если немного задержусь - ничего страшного, пусть Вильгельмина ждет - сломаю систему, отомщу за всех мужчин, потративших свое драгоценное время на ожидание девушек.
        ГЛАВА 6
        ГЛАВА 6
        Поправив трусы, я глубоко вздохнул, три раза перекрестился и использовал умение «Прокол». Секундная темнота и вот я прибыл. Ноги почувствовали холодный песок. В нос ударил неприятный запах реки. Я быстро огляделся. Врагов рядом не наблюдалось, вроде бы, не зацепил ни чью зону агро. Мобы тут серьезные. Если бы я наткнулся на них, то они бы без проблем отправили меня голого на респ - это была бы существенная потеря времени. Так что первую фазу квеста «Необычные скакуны» можно считать удачной.
        Пейзаж ничуть не изменился с моего последнего посещения этого места. Ядовитая река все так же лениво несла свои воды, огибая каменный остров, над которым клубилась легкая зеленая дымка, будто там кто-то курил огромный косяк марихуаны. Дымка ничуть не скрывала ярко полыхающее синим пламенем Древо Жизни. Зрелище было поистине завораживающим, но дачку бы я здесь не поставил.
        Удостоверившись, что вокруг нет опасности, кроме замерзающих ног, а это может привести к частому мочеиспусканию и резям, я глянул на встроенный в интерфейс компас. На нем были отмечены две точки - Дартамкун и проклятая шахта. Компас не только прилежно показывал, куда стоит топать, дабы прийти к нужным локациям, но и информировал о том, сколько осталось до них пилить. В общем, штука полезная, намного полезнее некоторых людей. Жаль, вот только точки находились совершенно в разных местах, и компас ничего с этим поделать не мог. Шахту местные горняки продолбили на этой стороне реки, а город кто-то основал - на той.
        Я вспомнил, как совсем недалеко отсюда на нас с Ташьюшем подло напали тарантулы от двести восьмидесятого до двести девяностого уровня. Это, конечно было не в четыре часа утра, но тоже вероломно: из-под земли. Покатался я тогда на славу, почувствовав себя ковбоем паучьего разлива. Так вот шахта, если судить по цифре, которую показывал компас до места начала квеста «Проклятый уголь», была практически рядом с подземной засадой тарантулов: из чего я сделал вывод о том, что задание торговца, в отличие от квеста Ямьюша, - высокоуровневое. Так что я поступил правильно, раздевшись до трусов в горошек, перед тем, как пойти искать ее. Только вот я сильно поторопился. Теперь это задание не первоочередное. Но, кто же знал, что меня поманят питомцем в низкоуровневый Дартамкун? Вдруг мне Ямьюш котеночка подарит?
        Я бы мог успеть посетить как города, так и шахту, но женщины, женщины… все проблемы от них и ипотеки. Бесцеремонная Вильгельмина существенно ограничила меня по времени, иначе я бы сразу в обе локации прошвырнулся: теперь же в угоду ей только в город помчусь. Радовало только то, что сильное сопротивление я там вряд ли встречу - разница в уровнях между мной и обитателями тех мест должна быть таковой, что они, увидев меня, скорее всего, будут драпать куда глаза глядят, словно шпана от ОМОНа.
        Мобы не должны сообразить, что оставив посох в личной комнате, я лишился возможности использовать заклинания - а это все атакующие умения. Остались только заклятия, которые можно применять без посоха, к коим, помимо баффов и дебаффов, относились еще: призыв элементаля и «Порабощение» - на них-то я и рассчитывал в самом крайнем случае - если преследователи начнут посыпать солью мои пятки и перчить по вкусу.
        Кстати, пятки: они не хило подмерзли, пока я размышлял о делах насущных. Пора бы уже и в город двигаться, а для этого нужно сперва перебраться на ту сторону реки. Я прекрасно знал, как это сделать: сначала надо портануться над ядовитой рекой и зависнуть на левитации, а потом врубить телепортацию - что я, собственно, через секунду и проделал. Все прошло без сучка и задоринки, только я немного замешкался во время левитации над жирными черными водами реки, от которых буквально разило ядовитыми миазмами - этим они напомнили одну мою не состоявшуюся тещу, отчего я и притормозил, вспомнив, как Бог миловал меня, отвадив от ее дочки. Эта была единственная заминка прежде, чем маленькие острые камешки неприятно впились в голые подошвы ног, после того, как я приземлился на нужном берегу реки.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЛЕС СТАЛАГМИТОВ! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 175+.
        Я улыбнулся от осознания того, что оказался полностью прав - этот берег низкоуровневый, хотя, конкретно данная локация не такая уж и нубская. Она, кстати, оправдывала свое название, так как была покрыта множеством сталагмитов, растущих в виде конусов со дна пещеры, которые различались высотой и цветом: зеленые, голубоватые, белые. Мое глуповатое лицо отразилось сразу в нескольких сталагмитах, словно в кривых зеркалах. Я вспомнил, как в детстве, батя повел меня в бродячий цирк, который располагался у кладбища за речкой. Воздушные гимнасты у них были так себе - кладбище ширилось.
        Сверившись с компасом, я удостоверился, что Дартамкун вон в той стороне. Похоже, придется целиком преодолевать весь Лес Сталагмитов. Обнадеживало то, что следующая локация должна быть по уровню ниже этой. Я почти уверен, что если следовать по этой стороне реки - то чем дальше от города джиннов, тем более нубскими становятся локации, пока не закончатся «яслями». Другой же берег «Москвы-реки» должен быть полной противоположностью этому - чем дальше от города джиннов, тем более высокоуровневые локации, пока не упокой Господи твою душу грешную.
        Обмозговав все это, я начал двигаться в сторону Дартамкуна системой портал-телепортация, с помощью которой преодолел реку. Передвижение затрудняли деревья-сталагмиты, которые стояли достаточно часто, будто радары на обочинах отечественных дорог. К тому же они были разбросаны по локации совершенно бессистемно. Раз уж это лес, то хотя бы тропинку бы какую-нибудь соорудили, но ее же нет. Куда лесники-то смотрят? Вокруг только сотни сталагмитов, которые смутно отражали мою фигуру засохшего Геракла. Не поймешь, кто и откуда броситься может. Справедливости ради надо сказать, что я особо-то и не переживал по этому поводу: локация тихая, мобы слабые. Последние, правда, тут же опровергли мои мысли, словно подслушали их. Из-за сталагмитов на меня бросились, грузно топая ногами, «Хрустальные Големы», чей уровень начинался от сто семьдесят пятого и заканчивался сто восемьдесят третьим - мобы такого левела, не боялись разницы наших уровней.
        Хрустальные големы представляли собой трехметровые грубо отесанные человекоподобные тушки, вооруженные большими дубинами из камня, сами мобы, как уже понятно из их описания, были слепленные из чего-то действительно похожего на зеленый мутный хрусталь.
        Сперва выскочивших из засады противников, насчитывалось семь единиц, а потом к ним стали присоединяться все новые и новые добровольцы, которые до этого стеснительно прятались среди сталагмитов - скоро будет целый чешский сервиз.
        Мне такой «радушный» прием был не по душе. Я принялся удирать от них, перемещаясь по воздуху: в этом мне помогал «Портал» и «Телепортацию». Мобы были так «рады» видеть нового гостя, что за мной начала собираться целая процессия, растянувшаяся длинной сверкающей лентой. Я чуть-чуть заволновался. Жаль, что левитация имеет ограничение на максимальную высоту. Я мог находиться не так уж далеко от земли. Если бы не этот игровой закон, то я бы портанулся куда-нибудь под желтые газовые облака, висящие возле потолка пещеры, и там бы продолжил путь своим излюбленным способом: портал-телепортация, но этого сделать было нельзя - умение просто бы отказалось работать, и я бы шлепнулся вниз. Допустим, если бы я спрыгнул с какого-нибудь устойчивого места, превышающего высоту левитации, вон с того большого сталагмита например, то умение сработало бы, правда, только бы позволило сильно затормозить падение, но не прекратить его вовсе. Если же портануться или телепортироваться ввысь, то для повторного использования одного из этих умений, мне нужно было применить левитацию для того, чтобы застыть строго на одном месте
- это я мог сделать не выше определенной точки над землей, после которой левитация перестает работать. Если я начну падать, то в динамическом состоянии ничего использовать не смогу: левитация, портал и телепортация будут недоступны.
        Сейчас я передвигался хоть и не очень высоко, но все-таки достаточно далеко от земли, чтобы чувствовать себя вполне комфортно. Големы при всем желании не смогут достать меня. Дальнобойного оружия у них нет. Вот только не помешает ли мне такой развеселый хвост из мобов? Что там будет дальше в этом Лесу Сталагмитов? Конечно, я оторвусь от большей части хрустальных големов, но зона их агро может быть весьма впечатляющей - тогда они станут преследовать меня до самой границы локации: а если там случится какой-нибудь затык и они меня настигнут? Надо попробовать притормозить их тут, а то уж больно рьяно они взялись за меня.
        Я застыл в воздухе и, на всякий случай, обвешался всеми доступными защитными умениями. Получилось весьма вовремя. Один из мобов запустил в меня дубинку, чем разрушил мысль о том, что у них нет дальнобойного оружия. Каменный «подарочек» со свистом вспорол воздух и задел мою ногу. Шкала здоровья немного уменьшилась. Ха, да вы меня так до следующего дня бить будете. Я расслабленно улыбнулся и активировал элементаля. Призванный мной полупрозрачный дядька вступил в неравный бой, героически защищая своего хозяина от превосходящих сил противника.
        Переагрившиеся мобы принялись дубинами азартно мутузить элементаля. Тот голем, который остался без оружия, кинув его в меня, теперь изображал Майка Тайсона, орудуя непропорционально огромными кулаками. Он обстоятельно избивал отбрыкивающегося элементаля, песенка которого скоро будет спета. Мое творение являлось обладателем всего лишь сто пятидесятого уровня, существенно проигрывая в этом показателе хрустальным големам, которые еще и числом превосходили его. Это месиво подпадало под статью УК РФ «Группой лиц по предварительному сговору». Моему элементалю приходилось тяжело. Надо бы в будущем поменять его на более мощного. Он не справляется со своей задачей. Ему срочно нужна подмога: один големов он явно не задержит.
        Я применил «Порабощение» и без проблем взял под контроль самого сильного из «сервиза». Голем сразу же застыл хрустальной куклой, переменив цвет названия с красного на зеленый, став на минуту союзником. Открылось меню его умений: «удар дубиной», «бросок дубины» и «удар кулаком». Выбор был не велик, но в нашей стране я к этому привык. Еще можно было поставить галочку напротив строки «сражаться автоматически», что я и сделал, предоставив ему свободу действия.
        Временный союзник, недолго думая, от души влепил дубиной по голове ближайшего моба: у того аж со звоном от затылка кусок хрусталя отлетел и из орбит выскочили зеленые глаза, смешно попрыгав по земле. Мне показалось, что невольно переметнувшийся на мою сторону голем, сделал это с удовольствием, словно отхвативший от него моб, давно не отдает ему кругленькую сумму денег.
        Товарищи порабощённого голема не ожидали от него такого подвоха, но среагировали с завидной скоростью - теперь они охаживали дубинами сразу двоих противников: правда, один из дуэта был уже почти повержен - элементаль готовился развоплотиться: его здоровье давно ушло в красное.
        Я впервые с начала путешествия от Древа Жизни, пожалел, что у меня нет под рукой посоха. Был бы он сейчас у меня, я бы всех големов за пару секунд раскидал, а без него могу только наложить на них дебафф «Проклятый ветер Маауд», но у него долгий откат, так что я не стал этого делать: не очень хочется оставаться без столь мощного заклятия.
        Раз уж я ничем больше не могу помочь своим бойцам, то я решил, что сейчас самое время свалить по-английски, пока големы заняты невольным предателем и доживающим последние секунды элементалем.
        Я вновь принялся преодолевать Лес Сталагмитов: собрал еще несколько «паровозов» и каждый раз задерживал их уже опробованным способом. Големы давали совсем мало опыта - для меня это была капля в море. Лутом служили куски подземного хрусталя. Забрать их с собой я не мог - сумка-то в Башне Памяти.
        Все работало как швейцарские часы, пока на границе двух локаций «Лес Сталагмитов» и «Зыбучие Пески» на меня не напали хищные птицы, похожие на птеродактилей. Уровень этой бедной на разнообразие пейзажа местности был сто пятидесятый, соответственно и мобы, примерно, такого же левела. Обитали эти цифровые летуны среди разбросанных до самого горизонта песков, из которых нередко торчали обглоданные до белизны скелеты разнообразных представителей местной фауны.
        Птицы носили подпольные клички «Подземные Стервятники». Они оказались очень быстрыми и ловкими. Поодиночке урон наносили сравнительно не большой, но стервятников собралась целая стая: голодная и злая. Всей массой они могли изрядно потрепать меня, лишенного хоть какой-то брони. Я улепетывал от них, практически безостановочно перемежая портал и телепортацию, взывая к их разуму. Птицы не реагировали на мои крики о том, что стервятники питаются падалью, а я-то живой. В их налитых кровью глазах читалось желание поскорее исправить подобное упущение. Они могли это сделать с помощью: острых длинных когтей на желтых куриных лапах, загнутого клюва, полного саблевидных зубов и быстрых перепончатых крыльев. Я старался всеми силами избежать подобной участи, держась от них подальше. Но когда количество птиц приблизилось к критической массе, которая могла бы меня окружить и хорошенечко отделать, пришлось рисковать и вызывать заградительный отряд. Для этого нужно было остановиться и зависнуть на левитации - что я и сделал, ощущая, как на груди саднит глубокая царапина - одна из наиболее шустрых птиц постаралась.
Их стая все так же стремглав преследовала меня, отнюдь не для того, чтобы взять автограф. Расстояние между нами быстро сокращалось. Я поспешно осмотрелся: со всей локации к стервятникам подтягивались еще бойцы местных ВВС. Подо мной же скапливалась «пехота», представляющая собой громадных ящериц, начиная от сто пятидесятого уровня. Они были похожи на покрытых костяной чешуей варанов, которые быстро неслись ко мне по светлому песку, взрывая его кривыми когтями. Темные участки локации они огибали. Я так понял, что это и есть зыбучий песок, давший название этим местам.
        Тем временем стая птиц неумолимо приближалась, агрессивно клекоча. Пришло время вызывать элементаля. Он сразу же продемонстрировал, что пользы от него в плане урона будет мало. Хоть мое творение и умело летать, но оно было медлительнее птиц, которые ловко уворачивались от его ударов. Ну, зато он перенос на себя их агро. Стервятники облепили его словно коты куст валерианы, а он давал им сдачи, примерно, столько же, сколько тот самый куст, тем же самым котам. Я снова подумал, что элементаль уже отслужил свое и его надо менять. Не скажу, что привязался к нему, но какое-то легкое чувство печали присутствовало.
        В этот раз я решил как можно быстрее поставить под свои знамена вражеского моба. Птицы не обладали выдающимся интеллектом, так что я мгновенно взял под контроль одну из них. Умений у стервятников было еще меньше, чем у големов: «удар клювом» и «удар когтями».
        В голове спонтанно зародилась прелюбопытная идея. Почему бы не наложить на когти порабощенного мной стервятника «огонь души»? Я тут же это сделал - сработало. Временно перешедшая на мою сторону птица начала крушить своих товарок с какой-то невероятной скоростью. Я изумленно пялился на то, как она с двух ударов когтями отправляет их на респ. Жиденькой струйкой потянулся опыт за смерть птиц, которые после себя оставляли пустотелые кости. Свистульки что ли из них делать?
        «Огонь души» показал себя великолепно. Жаль, только, что это умение я мог накладывать всего лишь раз в пять минут, и действовало оно - две. Бафф был божественного происхождения, так что мои плюшки Владыки Воздуха на него не действовали.
        Пока птицы были заняты «веселым» междусобойчиком с приглашенным гостем - элементалем, я рванул в сторону смутно виднеющейся на горизонте громадины - скорее всего это был Дартамкун.
        До конца зыбучих песков оставалось совсем чуть-чуть. Я без проблем преодолел это расстояние и облегченно выдохнул: еще одна локация позади. Впереди же виднелась широкая дорога, явно искусственного происхождения. По бокам ее стояли каменные химеры, точь-в-точь как в городе джиннов.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СЕДЬМОЙ ПОЯС ГОРОДА ДАРТАМКУН! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 125+.
        Я телепортировался на дорогу. Она была выложена гранитными плитами и вела к высоким стенам, за которыми ничего не было видно. Обычным шагом я направился к цели своего путешествия, думая о том, что уже почти добрался. Правда, выторгованные у девушки двадцать минут давно истекли, но она почему-то не писала ничего ядовитого - это было странно.
        Настороженно озираясь вокруг, словно попал в район с плохой репутацией, я все ближе подбирался к стене. Она была сложена из всего, что под руку попало: необработанные природные камни различных размеров; куски сталагмитов; вполне приличные блоки, прошедшие руки каменщиков; массивные бревна. Будто и не стена вовсе, а гигантская баррикада. Я не удивлюсь, если за ней обнаружится Ленин на бронивичке.
        Несмотря на то, что стена, по сути, создана чуть ли не из мусора, который между собой скреплял непонятный серый раствор, она производила сильное впечатление. Тут не одна осадная башня не дотянется до ее вершины.
        Я не удивился, когда увидел, что внушительные городские ворота закрыты. Их створки были сколочены из плотно подогнанных друг к другу бревен, которые покрывал фосфоресцирующий фиолетовый мох. Как только я подошел к ним достаточно близко, что-то с громким стуком начало поворачиваться и створки стали открываться. Пожав плечами, я проскользнул мимо них, обратив внимание на то, что в ширину стена была никак не меньше пяти метров.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ШЕСТОЙ ПОЯС ГОРОДА ДАРТАМКУН! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 100+.
        Оказавшись за городской стеной, я «застенчиво» застыл, переминаясь с ноги на ногу. Вокруг клубился слабый туман, сквозь который я отчетливо различал очертания приземистых круглых домиков из глины, крышей которым служили тонкие пластины, нарезанные из сталагмитов.
        Крыши были покрыты почвой, густо поросшей чахлой травой, никогда не видевшей солнечного света. Домиков насчитывалось несколько сотен. Они тесно прижимались друг к другу, словно испугавшись нависающих с двух сторон городских стен - внутри города была еще одна стена, тоже из мусора, а за ней, скорее всего, еще и еще… и так до самых «яслей». Я так думаю, что каждый пояс окружала своя стена, только вот почему-то седьмой пояс - открытое пространство. Мусор что ли закончился? Да и мобов или неписей я там не встретил - подозрительно.
        Расстояние между стенами было сравнительно небольшое, так что я смутно различал бурые от ржавчины железные ворота, которые вели в пятый пояс. Судя по компасу туда мне идти, пока не следует. Точка квеста «Необычные скакуны» была где-то справа от меня.
        Откуда-то сверху, прямо из стены, раздался надсадный скрип невидимого механизма. Створки ворот, загребая землю, начали возвращаться на исконную позицию, пока с громким стуком не захлопнулись. На голову посыпался мусор. В числе прочего упала дохлая летучая мышь… а нет, живая, в инфравидение она горела слабым красным огоньком. Я удивленно воззрел на нее, она открыла один глаз и посмотрела на меня.
        - Здорова были, - заторможено произнес я и кивнул головой.
        - Здорова, - раздался громкий простуженный бас из круглого отверстия в городской стене: оно находилось в метре над уровнем земли. Я хотел заглянуть туда, но потребность в этом отпала. Оттуда ловко вылез худощавый коротышка, одетый только в короткие грязные штаны, подпоясанные веревкой. Похож он был на щуплого подростка лет четырнадцати, который забыл, как выглядят шампунь и мыло. Все его грязное тело покрывало подобие шерсти, имевший пепельный цвет. Над лохматой курчавой головой пришельца значилось его имя - «Мыскь», уровень сто двадцать шестой. Какое нелепое имя - прям подстать его обладателю, такому же несуразному и угловатому.
        Глядя на его не пропорционально большой нос, из которого свисала зеленая жижа, я произнес, скрывая отвращение:
        - А мне говорили, что серые гномы покинули этот прекрасный город.
        Мыскь вытер тыльной стороной руки нос и гордо произнес, тыча себя в грудь грязным волосатым пальцем с длинным серым ногтем:
        - Я не гном. Я - гнум.
        - О как, неужто живой гнум? - всплеснул я руками, будто увидел диво дивное. Грязная непись гордо приосанилась, выпятив впалую грудь.
        - Он самый, - пропищал кто-то с земли. Я бросил туда удивленный взгляд. Это оказалась позабытая мной летучая мышь. Она уже успела принять вертикальное положение и устойчиво стояла на задних лапах.
        Утопия сумела меня изумить. Я во все глаза наблюдал за тем как летучая мышь, смешно переваливаясь, доковыляла до гнума и по штанине, а затем по густому волосяному покрову, добралась до его головы и устроилась в шапке волос.
        Я оценивающе посмотрел на это зрелище и задумчиво проговорил, постукивая себя пальцем по подбородку:
        - Кого-то ты мне напоминаешь. Какого-то персонажа.
        - Гнума? - глупо тараща большие желтые глаза с красными зрачками, выдохнул Мыскь, озадаченно приоткрыв рот, набитый черными пеньками сгнивших зубов.
        - Да, точно гнума, - согласился я с серьезным выражением лица.
        Мыскь довольно заулыбался бледными лягушачьими губами. Летучая мышь же напротив недовольно зашипела, сердито сверкая глазами-бусинками:
        - Не хорошо смеяться над бедными гнумами - это противоречит требованиям морали, принятым в гуманистическом обществе.
        - Виноват, - сразу согласился я, поняв, что мышь наделена недюжинным интеллектом.
        Она тут же это подтвердила, с философскими нотками в тонком голосе, произнеся:
        - Если ты урод, то мир тебя не полюбит, если ты, конечно, не моральный урод - тогда все в порядке.
        - Я же уже извинился, - недовольно произнес я и стряхнул прилипшую к трусам паутину. - Нечего меня уродом называть.
        - То-то же, - наконец успокоилась высокообразованная летучая мышь. Гнуму же было до лампочки. Он стоял, глупо пялясь куда-то в пространство.
        Крылатое существо представилось:
        - Мое имя Франсуаза.
        Над ней тут же всплыло имя и уровень - 99-ый. Я куртуазно поклонился даме и вежливо проговорил:
        - Грациано, Грациано Ветреный.
        - И каким же ветром вас сюда занесло, Грациано? - вполне по-человечески усмехнувшись, скаламбурила Франсуаза.
        - Пауков ищу, - произнес я чистую правду. - Яйца мне их нужны… хм… как-то двояко это прозвучало.
        Франсуаза испуганно вздрогнула. Гнум, почувствовав ее страх, зарычал и двинулся на меня. Летучая мышь передними лапами потянула его за волосы, словно это были вожжи. Мыскь тут же успокоился, снова уставившись в одну точку.
        - Я боюсь пауков, - пискнула Франсуаза. - Как вы, наверное, успели заметить, я не умею летать, чем они и пользуются, мечтая слопать меня.
        - Летучая мышь, которая не умеет летать?! - выпалил я ошарашенно. - Не смешите мои копыта!
        - Да, а что здесь такого? - обиделась она.
        - Ну, это же для вас, как…- я задумался, подбирая сравнение, - как для людей ходить.
        - А что произойдет, если человеческого младенца, скажем, взрастили волки? Будет ли он ходить на двух ногах, либо же уподобится диким зверям и станет ползать на четвереньках?
        - Хм… пожалуй, вы правы, - смутился я. - Значит ли это, что вы выросли среди гнумов?
        - Да, Мыскь подобрал меня и выходил.
        Отличная легенда для такой нестандартной неписи, как эта. Мигнула личная почта. Вильгельмина настоятельно рекомендовала мне явиться к ней, иначе меня ждали ее гнев, ярость и клинки.
        - Я бы с вами еще поболтал мадмуазель Франсуаза, но мне срочно надо найти логово пауков, - быстро произнес я, не желая еще больше злить Вильгельмину. - Всего хорошо.
        - Возвращайте, я всегда здесь, - кокетливо произнесла она. - Мы с Мыском привратники этих ворот.
        - Обязательно, - сказал я. Ты ведь точно раздаешь какие-нибудь квесты. Только вот жаль, что они низкоуровневые. Потом подумаю, стоит ли, мне, вообще, за них браться. У меня и так куча заданий.
        Я быстро пошел в сторону точки, обозначающей начало квеста «Необычные скакуны». Мыскь громко крикнул мне в спину:
        - Гнум ждет!
        Я поднял вверх сжатую в кулак руку и скрылся в сгустившемся тумане, который мешал мне использовать «Телепортацию» и «Портал» - из-за того, что я должен видеть конечную точку, в которую перенесет меня умение. Пришлось топать по старинке, наступая голыми ногами на жирную черную землю, на которой хорошо бы картофель пошел.
        Мое шлепанье разносилось далеко вокруг, нарушая тишину. Меня это нервировало. Я как можно более осторожно пробирался между глиняных домов. Они, судя по всему, были пусты. Никто не кричал мне из круглых маленьких окон, чтобы я убирался отсюда, или же наоборот - звал в гости. Иногда домики стояли так плотно, что мне приходилось боком протискиваться между них, изрядно при этом пачкаясь.
        Я отошел совсем недалеко от ворот, когда тут и там стали появляться клочья паутины: в основном она висела между домов. Верный признак обитающих неподалеку пауков. Как назло туман стал еще гуще. Я врубил внимательность на максимальное значение. Подобного тумана меня еще Стивен Кинг приучил бояться.
        Эх, мне бы сейчас быстренько найти логово пауков, а уж потом я вернусь сюда в полной боевой готовности. Я и так уже немало сделал сегодня - добрался до города. Я бы уже сейчас мог вполне довольный собой отправляться обратно в Башню Памяти, забрать там вещи и к Вильгельмине, но я привык все делать до конца: обозначил себе цель найти пауков, значит, увижу их логово и свалю.
        Под аккомпанемент подобных мыслей, в одном из домов я увидел целый туннель из паутины, уходящий куда-то вниз под землю. Осторожно подошел ближе и заглянул внутрь. Система поинтересовалась: правда ли я собираюсь в одно табло проникнуть в этот данж? Он так-то рассчитан на четверых игроков от 115-го уровня.
        Естественно, что я пока отказался от посещения логова пауков - главное, что я нашел его. И мне вполне по силам пройти его одному, только после того, как экипируюсь, конечно. Сегодняшнюю экспедицию на этом закончим, пора линять отсюда. Там Вильгельмина уже волком воет, грозя мне всевозможными карами.Только сперва загляну в личную комнату, оденусь и заберу вещи джиннов, а потом сразу к ней.
        ГЛАВА 7
        ГЛАВА 7
        Девушка была не в духе. Вряд ли ее кто-то заставлял столько ждать. Она уже несколько минут изливала на меня весь запас бранных слов, которые только знала. Наконец, Вильгельмина закончила свою пламенную речь вопросом:
        - Ну, и где ты шатался?
        - Проходил очень важный квест, - это было первое связное предложение, которое я произнес с начала нашей встречи: до этого девушка не давала мне даже пары слов вставить в ее брызжущий возмущением монолог. - Я бы и второй квест прошел, тоже не менее важный, но не стал заставлять тебя ждать еще больше. Видишь, как я тебя ценю? Опоздал всего лишь на какие-то мину…
        - Замолчи! - гневно перебила она меня, сжав кулачки так, что костяшки пальцев побелели. - Не вспоминай больше об этом! И не дай-то Бог ты кому-нибудь расскажешь!
        - Я магила, - улыбаясь, проговорил я безапелляционным тоном. - Поняла шутку, да? Ну, магила - от слова маг, я же маг. Ладно, проехали.
        Вильгельмина покачала головой, всем своим видом показывая, что она очень невысокого мнения о моих талантах юмориста, затем элегантным движение руки поправила прическу и спокойно сказала:
        - Давай теперь по делу. Мне нужны гарантии того, что ты не кинешь нас. Что ты можешь предложить?
        - Пока возьми шмотки, - произнес я, передав ей товар Гааркуша. - А дальше слушай меня очень внимательно, то, что я сейчас тебе озвучу - мой единственный вариант, который я готов предложить твоему клану - ровно на такой же согласился Чертовсон и он ноги потом мои целовал от счастья. Хочешь, покажу какие язвы остались?
        Вильгельмина поморщилась при упоминании орка и с барской интонацией в голосе произнесла:
        - Слушаю.
        Я дословно повторил ей мой договор с лидером «Темной Луны»: половину награды я получаю возле начала пути в город джиннов, а вторую часть уже в самом городе. Глаза девушки остекленели - с кем-то советовалась. Затем она сложила руки на груди и недовольно сказала:
        - Слишком ненадежно. Вдруг ты исчезнешь с половиной вознаграждения?
        - А если вы мне не отдадите вторую часть? - проговорил я, хитро сощурившись. - Тут все рискуют.
        - Ты сам подорвал доверие к себе, - ехидно улыбаясь, сказала девушка, припомнив мне историю со Злом.
        Я расслабленно взмахнул рукой, словно лениво отгонял муху, и безмятежно произнес:
        - Нашла, что вспомнить. Давно это было. Я уже исправился.
        - Все произошло буквально на днях, - утрировала она, возмущенно глядя на меня.
        - Забудь уже. Дела давно минувших дней, преданье старины глубокой, - нараспев продекламировал я, патетически прижав ладонь к сердцу.
        - Забудешь тут, - проворчала девушка, буквально расчленяя меня взглядом. Она еще очень долго не вычеркнет из памяти тот бой в песках.
        Бросив изображать из себя поэта, я бескомпромиссно произнес, подпустив стали в голос:
        - Согласна или нет?
        Вильгельмина тяжело вздохнула, так, что ее грудь, оказалась почти на уровне моих глаз, и устало произнесла:
        - Ага. Но если ты…
        - Да, да. Всей гильдией будете за мной охотиться и т.д. Я помню, - перебил я ее и начал писать Старику МакЛауду. Надо сообщить ему то, что «Посох и меч» освобождают озеро. Пусть «святые» начинают строить свой вигвам.
        Вильгельмина заметила, что я кому-то пишу и насмешливо произнесла:
        - Кому это ты строчишь? Смотри-ка, от усердия даже язык закусил.
        - Девушке, - отгрызнулся я.
        - Рыжей Справедливости? - попыталась угадать Вильгельмина, поджав нижнюю губу.
        - Нет, - отвлечённо сказал я и отправил письмо гному, который тут же прочитал его, будто только и ждал весточки от меня. Он предсказуемо обрадовался такому исходу дела и предложил отпраздновать в Белой Цитадели. Только этого мне еще не хватало. Скоро игра принудительно вытолкнет меня в реал, а яйца до сих пор у пауков.
        Тем временем девушка торопливо произнесла с уничижительными нотками в голосе:
        - И правильно. Она святоша. У тебя бы с ней ничего не вышло.
        Я вопросительно посмотрел на нее. В моих глазах можно было прочитать: какого хрена тебе вообще надо? Вильгельмина отвела взгляд, сделав вид, что ее неожиданно заинтересовали мобы, столпившиеся на берегу озера.
        «Насладившись» этим зрелищем, девушка искоса посмотрела на меня и быстро произнесла:
        - Вишенка? Ты ей писал? Она наоборот - шлюха, - уверенно выдала Вильгельмина, пренебрежительно хмыкнув. - Быстро тебе надоест. С ней даже не стоит начинать.
        - Ты никуда не опаздываешь? - ответил я вопросом на вопрос.
        Грубость не остановила девушку. Она нахмурила лоб, будто что-то вспоминала, а затем медленно проговорила:
        - Была же еще одна девица. Да, точно. Брунгильда88. Ты ей еще шляпу подогнал, которую она недавно продавала на аукционе втридорога, мотивируя это тем, что ей ее подарил сам ученик бога. Хотя, вряд ли это она. Брунгильда88 маленькая наивная девочка, ты бы с такой не связался.
        - А ты неплохо осведомлена о моей личной жизни, - удивился я, раздраженно дернув щекой. - Шляпу-то купила?
        - Больно надо, - осадила она меня. - Твоей личной жизнью я не интересуюсь. Просто каждый сильный клан собирает информацию о своих партнерах.
        - Так я ваш партнер? Если что - я актив, - сказал я, глумливо усмехнувшись.
        - Убила бы! - сквозь зубы выдохнула Вильгельмина и, виляя аппетитной филейной частью, быстро пошла прочь, далеко в сторону от так «понравившихся» ей мобов.
        Проводив ее взглядом, я направился к другому берегу озера, переписываясь с казначеем «святых». Он настойчиво приглашал меня в клановую цитадель. Я отказывался. Зачем мне это надо? У меня столько дел. Просто повидаться с ним я был не против, тем более что у меня есть к нему серьезный разговор, но он же звал меня на какое-то празднование - а это драгоценное время. Мне было неловко отказывать ему, но я все-таки настаивал на своем. Гном же гнул свою линию. В итоге решили попить пивка на крепостной стене, любуясь закатом. Старик МакЛауд обещал, что это не займет много времени и нанятые кланом неписи не будут агриться на меня. Я чуял, что в его предложении есть второе дно: оно не было каким-то криминальным, скорее, «святым» опять что-то от меня надо и для этого я обязательно должен попасть в Белую Цитадель. Эх, придется отложить добычу пета на завтра. Друг все-таки.
        Выбравшись на берег озера, я хотел использовать свиток портала, так как кулдаун «Прокола» еще не прошел, но вдруг мое внимание кое-что привлекло. Мне показалось, будто песок рядом со мной пошевелился сам собой. Я внимательно посмотрел туда. Там словно были чьи-то следы. Предчувствие чего-то нехорошего пронзило меня. Я быстро принялся разворачивать свиток, но не тут-то было: из пустоты, прямо над следами, вылетел багровый пульсирующий шар в форме черепа, разевающего пасть. Он с дьявольским хохотом врезался мне в грудь, опалив одежду. Я упал на спину, но тут же вскочил на ноги. Прошел критический урон. К тому же наложили травму «ожог», которая на 10% сковывала скорость движения. Здоровье заметно просело. Еще три-четыре таких удара и мне конец.
        Как только противник использовал умение, невидимость спала с него, и я узрел его воочию. Ник скрыт, уровень скрыт, гильдия скрыта. Игрок ли это или НПС? На нем были тяжелые рыцарские доспехи из желтого металла, ярко сверкающего на солнце. За спиной длинный черный плащ, с пятнами крови, впитавшимися в ткань. В руках он держал огромный меч-фламберг. Клинок вспыхнул жидким пламенем, которое с шипением принялось капать на песок. На голове нежданного пришельца находился сфероконический шлем с ярко-красным плюмажем. Сквозь узкую щель забрала сверкали два уголька багровых глаз.
        Я почему-то сразу понял, что мне с ним не справиться и поэтому решил бежать, даже не удосужившись поинтересоваться, причиной нападения. Телепортировавшись на безопасное расстояние, я судорожно попробовал прочитать свиток, держа в поле зрения воина, который бежал ко мне, грозно потрясая оружием. Он был далеко, так что времени у меня должно хватить. Если что - снова телепортируюсь.
        Активировать портальный свиток - дело-то, вроде, секундное, но его нельзя прерывать, а мне как раз мешали. Жужжа из-за бархана вылетела стрела, я только рот успел разинуть как она со страшной силой пронзила мне правую глазницу. Прежде чем упасть на колени, я заметил мелькнувшую там субтильную фигуру стрелка, в кожаных доспехах, покрытых стальными шипами. Урон опять прошел критический - это случилось из-за того, что для меня эта атака была полной неожиданностью. Голову наполнила боль: пожалуй, самая сильная, которую я испытывал в игре. Наложили сразу две травмы: «кровотечение» и «увечье». Первая способствовала уменьшению шкалы здоровья на несколько единиц в секунду, а вторая налагала штраф на все, что было связано со зрением.
        Я телепортировался еще дальше в пустыню, потом портанулся. Догнать меня они уже не могли. Если, конечно, нет третьего, поджидающего меня где-то впереди. На вершине бархана показался знакомый стрелок. Он тщательно прицелился и выстрелил мне вслед, но я уже появился в другом месте, отдаляясь от стрелявшего. Покрытая огнем стрела безвредно вонзилась в песок. Я злорадно рассмеялся и показал ему средний палец. Стрелок разочарованно опустил лук и застыл на бархане, поняв всю бесперспективность погони за мной. Спустя пару ударов сердца, к нему присоединился воин, державший на плече покрытый огнем фламберг. Пироманты какие-то сбрендившие. Был бы мой персонаж полностью упакован, я бы вам показал, где раки зимуют.
        Я еще раз телепортировался и облегченно выдохнул: теперь точно хрен догоните. Позади только песчаные барханы, на которые мне мешала смотреть стрела, насквозь пробившая череп и застрявшая в кости. Я потянул ее за оперение и с трудом заставил покинуть свою голову. Стальной наконечник был в месиве из крови, осколков кости и мозгов. Словно вишенка на торте из глазницы выпал поврежденный глаз и повис на уцелевшем нерве. Надо немедленно подлатать себя. Я вытащил из сумки все нужные склянки и выпил их. Здоровье полностью восстановилось, травмы исчезли. Блин, чуть не погиб. Я быстро прочитал свиток портала и покинул эту злосчастную пустыню.
        Я оказался перед узким подъемным мостом, перекинутым, через широкий ров. Двухметровые посеребренные ворота были открыты. В них уже стоял сияющий, будто юбилейный рубль Старик МакЛауд. Он словно помолодел, сбросив напряжение последних дней. Я подошел к нему и протянул ладонь для рукопожатия. Гном быстро потряс ее, а затем крепко обнял меня.
        - Я знал, что на тебя можно положиться, - прочувствовано выдохнул он, отстранившись от меня, чтобы видеть в полный рост. - Прошу, проходи.
        Я хмуро кивнул ему и пошел к воротам. Он пристроился рядом, и мы синхронно преодолели арку ворот, проникнув во внутренний двор. Тут царила суета и крики. Игроки и неписи сновали вокруг множества повозок и телег. Они таскали какие-то сумки, мешки, сундуки, громко разговаривали, бранились. Разнообразные тягловые животные тоже не стояли молча. Ржание, блеяние, рев, человеческие крики - все это разносилось в воздухе, перемешиваясь в невообразимый гвалт.
        - Весело тут у вас, - озадаченно произнес я, и почесал в затылке, глядя на то, как чей-то гнедой конь звонко ржет и бьет копытом по брусчатке, высекая искры, которые пугали шестилапого мохнатого зверя, похожего на гиппопотама, заставляя его протяжно реветь.
        - Вот как получили твое послание о том, что озеро теперь наше, так сразу стали готовиться к переезду, - оглядывая будущий обоз, произнес гном. Его глаза лучились от довольства.
        - Под открытым небом в пустыне тусоваться будете? - проговорил я, выискивая взглядом среди игроков знакомые физиономии: таковых пока не наблюдалось. - Вы не сильно рискуете? Там всякой напасти полно: бури, Олгой-Хорхой…
        Мысленно я добавил, что еще там нарисовались какие-то два чудика, в логах боя значащиеся как «неизвестные». Рассказать о них казначею или пока повременить? Сдается мне, что они ему не угрожают, а заявились туда по мою душу. И вряд ли это были игроки.
        Гном пристально посмотрел на мою озабоченную собственными проблемами физиономию и проговорил:
        - Не бери все так близко к сердцу. Пока обоз туда доберётся уже будут готовы временные загоны, домики, сараи.
        - А долго им ехать? - спросил я у него, отвлекшись от прокрутки боя в голове.
        Прежде чем ответить Старик МакЛауд свернул налево и повел меня по ступеням на вершину замковой стены. Затем он принялся неторопливо объяснять:
        - Отсюда до стационарного телепорта в Велиграде, потом еще в один город, затем уже в пустыню, а там к руинам Гидар-Ксама: джинны же, как и договаривались, там нас будут ждать?
        - Ага, - сказал я, вспомнив форт, в котором совершил самую большую ошибку в игре - раскрылся в роли предателя. Хотя, я не считал их своими. Ну, торговал там с одним неписем. Бывало, правда, забегал хумуса навернуть в местную таверну. Да, еще картограф дал мне профессию.
        Похоже, что я их все-таки предал - совсем немножко, но предал. С другой стороны: лес рубят - щепки летят. Иначе бы, я не смог достичь своего нынешнего положения. Кстати о положении. Уж не из-за него ли напали на меня эти огнепоклонники? Раахуш же намекал, что мне скоро пригодится умение «Огонь души». Это здравая мысль. Какому же богу эти бесноватые твари могут служить? Хм, наверняка это знает Рыжая Справедливость. Она ведь паладин со стажем. А еще есть форум игры, который тоже много чего знает.
        Гном заметил, что со мной что-то не так и произнес, неправильно истолковав мои внутренние размышления:
        - Были какие-то проблемы с кланом «Посох и меч»?
        - Нет, - выдохнул я и отрицательно покачал головой.
        В этот момент мы поднялись на замковую стену. Между ее каменных зубцов был виден закат. В глаз попал лучик багрового солнца, скрывающегося за горизонтом. Вдалеке был виден лес, в котором я познакомился с маленькой наивной девочкой Брунгильдой88 и ее товарищами. Я ощутил себя так, словно решил прошвырнуться по местам былой славы.
        Гном остановился возле трясущейся от страха НПС-женщины: судя по одежде - прислуги. Она держала в руках две внушительные кружки светлого пива с объемной шапкой пены. Складывалось ощущение, будто непись вот-вот их уронит. Гном поспешно принял у нее кружки, и одну передал мне. Прислуга быстро убежала, бросая на меня полные ужаса взгляды. Дежурившие невдалеке НПС-стражники тоже со страхом косились на меня. Репутация работала.
        Криво усмехнувшись, я сделал глоток. Напиток оказался отменным. На губах остались пенные усы. Гном запрокинул голову и жадно присосался к кружке: пиво пролилось на роскошную бороду. Прилетел бафф: +1% к живучести на тридцать секунд.
        - Ох, хорошо, - довольно крякнул казначей, отлипнув от пива, и тут же пятерней расчесал спутавшуюся бороду.
        - Неписи-то ваши, похоже, сейчас вот такие кучи в штаны наваляют, - произнес я со смешком и показал руками размер куч.
        Старик МакЛауд ответил слабой улыбкой на мою незамысловатую шутку и задал, казалось бы, нейтральный вопрос:
        - Что дальше делать будешь?
        - Есть у меня кое-какие мыслишки, - расплывчато ответил я. Неужели опять старая песня о главном? Снова в гильдию звать будет? - Сейчас вот надо срочно некромантов найти. Поможешь? А то у меня совсем нет времени.
        Гном многозначительно посмотрел на царящий во дворе вертеп и сказал:
        - Постараюсь.
        - Я буду признателен, - произнес я обрадованно и заговорщицки подмигнул казначею. - Еще хочу предложить тебе поучаствовать в одном интересном дельце.
        - Слушаю, - заинтересованно хмыкнув, проговорил Старик МакЛауд, поставил пиво на край парапета и вытащил трубку. Быстро набил ее табаком и раскурил. Нас окутал бафф, который давал: + 50 % к скорости восстановления здоровья вне боя.
        Как только казначей закончил возиться с трубкой, я, бурно жестикулируя, в красках рассказал гному о своих сделках с Вильгельминой и Чертовсоном, после чего предложил ему осторожно поинтересоваться у проверенных не болтливых глав гильдий: не хотели бы они поучаствовать в знакомстве с джиннами до их релиза?
        - Сколько ты хочешь за это запросить? - спросил посерьезневший гном, уже что-то прикидывая.
        Я открыл рот для ответа и тут же со стуком захлопнул его, ожидая пока мимо пройдет молодой стражник-непись, патрулировавший стену. Он старался даже не смотреть в мою сторону. Его более взрослый коллега, который тоже иногда курсировал мимо нас, вел себя не так пугливо.
        Когда НПС удалился на приличное расстояние, я произнес:
        - А сколько можно вытянуть?
        Во мне бушевала жадность, перечислявшая, сколько еще надо всего купить, чтобы полностью упаковать персонаж и не драпать от всяких чучел.
        - Это зависит от платежеспособности каждой конкретной гильдии. Кланы с их многочисленным советом мы рассматривать вовсе не будем, - сказал казначей, глубоко затянулся и добавил: - Тут важно быть предельно аккуратным, чтобы информация не утекла на сторону, если Вильгельмина или орк узнают раньше времени - тебе несдобровать.
        - Я понимаю, - кивнул я головой. - Поэтому именно тебе предлагаю заняться этим делом. За это «святые» смогут бесплатно участвовать в этом событии.
        Старик МакЛауд прикрыл один глаз и решительно произнес:
        - Я согласен. Но не жди от меня чудес. Пять, шесть, может семь гильдий - не больше. Я просто не знаю, кто еще из игроков-лидеров настолько надежен.
        - Тоже не плохо, - сказал я, уверенный в том, что гном сумеет вытрясти из них приличную награду.
        - Как ты собираешься все это провернуть? - спросил Старик МакЛауд, взял со стены пиво и одним долгим глотком допил его. - Я так понимаю, что первой волной пойдут: «Святые», «Посох и меч» и «Темная Луна», а потом уже все остальные?
        - Ага, как только я получу вторую часть награды в городе с Вили и Чертовсона, то я начну таскать в пустыню остальные гильдии, а потом просто буду стоять в воротах города и срубать с них оставшуюся награду.
        - Кто-то может и кинуть, - сумрачно проговорил казначей, бросив алчный взгляд на мое пиво, которое я второй раз так и не пригубил.
        - Риск есть, но мы все равно заработаем больше, чем потеряем, - сказал я и передал ему свое пиво. Гном с благодарным кивком принял его.
        Он сделал шумный глоток и заговорил:
        - Я так думаю, что Виля и орк могут сговориться, дабы отомстить тебе. Если они объединят усилия, то смогут быстро прибрать к рукам весь город джиннов.
        - Нет, я не верю в подобный союз. Это противоестественно, - энергично проговорил я, сверкая глазами, в сгустившихся сумерках. - Какое-то время они могут действовать вместе, но затем устоявшаяся годами вражда и противоречия дадут о себе знать и их союз рухнет.
        - Может ты и прав, - согласился со мной казначей, глядя на вспыхивающие по всему замку факелы, принявшиеся разгонять темноту. - В любом случае, то, что ты предлагаешь - рискованная затея. Слишком много переменных.
        - Я все это осознаю, - произнес я уверенно. - Но я хочу рискнуть, иначе мы вообще ничего не поимеем с этого - разработчики сами все сделают руками Раахуша.
        - Тоже верно, - сказал гном, склонил голову к плечу и недовольно заглянул внутрь пустой кружки. - Завтра же начну действовать.
        - Я еще кое-что хотел у тебя попросить, - замявшись, начал я. Старик МакЛауд поднял на меня вопросительный взгляд. - Я раздет, разут и умений у меня новых нет.
        - Ничем не могу помочь, - проговорил гном, как мне показалось немного не искренне. - На твой уровень в хранилище гильдии тю-тю.
        - Точно? - сказал я, пристально глядя ему в глаза. Отблески факелов мешали мне рассмотреть их выражение.
        Казначей отвел взгляд и, пожав плечами, проговорил:
        - На Пэндальфа есть сет, но он даже поносить тебе его не даст.
        - А маг знает о его существовании? - произнес я с придыханием, обратив внимание на порхающую рядом яркоокрашенную птичку. Она пару раз облетела вокруг нас и примостилась на одном из зубцов стены. Ночевать, что ли, задумала? Я с неудовольствием посмотрел на нее. В этом мире ни в чем нельзя быть уверенным. Может эта птаха чей-то шпион? Лес, правда, рядом и скорее всего она оттуда наведалась, но надо бы подстраховаться.
        Старик МакЛауд, который не обратил внимания на пернатое создание, жестко обломал меня:
        - Естественно. Мы же под него сет подбирали.
        - Тогда, может, хоть умения есть? - жадно спросил я, затем быстро сделал шаг в сторону птички и взмахнул руками, чтобы убедительнее шугануть ее. - Кышь отсюда! Пошла вон!
        Птаха улетела, оставив после себя внушительный шлепок. Жаль, она была не одна, кто испугался меня. Мимо нас как раз проходил тот самый молодой стражник-непись. Он испуганно отшатнулся от меня и сделал это настолько неудачно, что перевалился через парапет стены и начал падать, истошно завывая. Цифровой парень, в отличие от птички, летел строго вертикально и вниз.
        Я застыл, широко раскрыв глаза, и испуганно приложив руку ко рту, зная любовь Старика МакЛауда к НПС. А тут вообще - подконтрольная ему непись, которая сейчас бухнулась на землю, подняв облачко пыли. Еще бы чуть-чуть и прямо в ров.
        Гном, увидевший падение парня, стремительно высунулся из-за стены и принялся вглядываться в темноту, пытаясь рассмотреть непися.
        Я в инфровидении видел, что НПС больше не жилец, поэтому быстро проговорил, глядя как над ним запустился обратный таймер:
        - Если позвать Вишенку, то у нее еще есть несколько десятков секунд, чтобы воскресить его.
        Старик МакЛауд повернулся ко мне со знакомым выражением глаз, гласящим о том, что он кому-то пишет. Я принялся оправдываться:
        - Это все птичка виновато. Я не его пугал, а ее. Просто недоразумение.
        - Я видел, - сумрачно сказал казначей, осуждающе глядя на меня.
        Мне неписей, в отличие от гнома, не жалко, поэтому я быстро вернулся к прерванной теме, будто ничего и не произошло:
        - Так что там с умениями? Есть какие-нибудь?
        - Нет, но я знаю, где их можно купить, - отстраненно проговорил гном с остекленевшим взглядом.
        - Отлично, - обрадовался я, обратив внимание, что к фигуре НПС приближается багровый силуэт, выбежавший из ворот замка. - Не горюй, Вишенка воскрешает уже твоего непися.
        - Я знаю. Она написала в чат.
        - Приобретешь для меня несколько умений в счет будущих барышей?
        - Тут такое дело, - произнес гном, с внезапным налетом стыда в голосе. - Денег-то у гильдии нет. Все вбухали в грядущее строительство. Нам, к тому же, еще и не хватает очень приличной суммы.
        - Вы же замок свой продали! - ахнул я, всплеснув руками, словно впечатлительная домохозяйка, бросив взгляд на стражника-непися, который уже хромал рядом с Вишенкой в сторону ворот замка.
        - Он немного стоит, - произнес казначей, повесив голову. - Содержать его дорого, а доход приносит маленький.
        - Понятно, - выдохнул я, расстроившись, что ничем не усилился и принялся подсчитывать собственные средства.
        Немного денег у меня было, но этого максимум хватит на два умения моего уровня. Занять у кого-нибудь? Маловероятно, что кто-то даст мне такую сумму. Придется в данжи идти или квестами добывать. Сейчас, у меня как раз есть один перспективный в этом плане товарищ, Артамьюшем звать, да вот незадача - умения мне нужны гораздо раньше, чем я выполню первый его квест.
        Гном осторожно начал говорить, прервав мои размышления:
        - Мы тут кое-что придумали, чтобы заработать денег…
        Он нерешительно замолчал, будто чего-то стеснялся. Я громыхнул, пребывая не в лучшем расположении духа:
        - Говори уже МакЛауд.
        Он не торопясь вытащил трубку изо рта, положил ее в карман и произнес:
        - Думаем вот небольшую гильдию создать и отправить ее промышлять ремеслом наемников.
        - Забавно, - сказал я и криво усмехнулся. От гнома не ускользнула моя реакция. Он укоризненно глянул на меня, но промолчал, дав мне тем самым время обдумать эту новость, что я и принялся делать.
        Бывшим лидером гильдии «Святые» являлся игрок под ником Каин. Он вел за собой людей как раз по тропе наемников, из-за чего в гильдии произошел раскол: на тех, кто был «за» этот путь, и на тех, кто был «против» него. Каким-то образом главой «святых» стала Рыжая Справедливость. Она была против такого пути. Тогда Каин и его приспешники ушли в «Первородные» - самую известную и могучую гильдию наемников. В «святых» же остались только те игроки, которые не пожелали стать наемниками. Ирония была в том, что сейчас они сами создают новую гильдию, которая будет сражаться за золото. Понятно было почему они просто не займутся ремеслом наемников под вывеской старой гильдии - берегут репутацию. Новая же гильдия, вроде как, не будет иметь к ним отношения. Хотя ее костяк составят игроки из «святых». Чтобы минимизировать репутационные потери, на публике от них можно будет откреститься. А потом, если они захотят вернуться - великодушно простить.
        Гному в этот момент показалось, что он уже достаточно отпустил мне времени на переваривание его слов, и он торопливо принялся объяснять их план:
        - Как только мы заработает достаточно денег, то тут же всё прекратим. Игроки снова окажутся в «святых». Это на благо гильдии, понимаешь?
        - Да, - ответил я, пожав плечами. - Не вижу здесь ничего зазорного.
        Казначей украдкой бросил на меня немного разочарованный взгляд. Он будто забыл, с кем сейчас разговаривает. Я целый форт неписей разрушил, чтобы стать сильнее, а тут какое-то наемничество - плюнуть и растереть.
        Гном положил руки на парапет и устремил долгий взгляд на показавшуюся луну. Я подумал, что сейчас подходящий момент, чтобы разузнать у него о напавших на меня в песках воинах:
        - Слушай, МакЛауд, тут такое дело… два вертухая сагрились на меня.
        Я рассказал ему о бое в пустыни, детально описав внешность нападавших и их умения. Казначей отрицательно покачал головой и задумчиво обронил:
        - Никогда не слышал о таких игроках или неписях. Если они связаны с богами, то тебе лучше у Справедливости спросить о них. На форум я бы не стал залазить - там о таком не пишут.
        - Ладно, спрошу у Справедливости, - согласился я с ним.
        - Ты поднимаешь планку все выше и выше. За простыми игроками такие звери не охотятся, - усмехнувшись в бороду, произнес гном, лукаво поблескивая глазами.
        - Сочту за комплимент, - улыбнулся я и обозначил галантный полупоклон.
        - Знаешь, я уважаю твое желание играть одному, но как бы ты не старался ты уже не один, - задумчиво проговорил казначей.
        - Как это? - сказал я, непонимающе посмотрев на него.
        - Ты видел, что пишут о тебе на форумах? Многие восхищаются Грациано, готовы последовать за учеником бога, хоть к черту на рога. Они следят за всеми поступками Владыки Воздуха, пытаются поминутно восстановить всю твою игру: с момента как ты объявился в «яслях» и до того - как стал учеником бога.
        После его слов пазл сложился окончательно. Я понял, из-за чего гном позвал меня сюда.
        - Ты ведь хочешь, чтобы я возглавил новую гильдию? - понятливо проговорил я, слегка усмехнувшись.
        - Не совсем, - сказал казначей и смущенно улыбнулся. - Ее лидером станет Кот, но мы бы очень хотели видеть тебя его замом.
        - Ты считаешь это хорошей идеей? - спросил я и принялся анализировать эту мысль.
        В принципе, я видел себя временным членом гильдии. Тем более что однажды такое уже случалось. У меня, конечно, своих дел полно, но это же хороший шанс обрести большую известность и получить новые знания - я никогда не участвовал в крупномасштабных боях, за исключением битвы со Злом в пустыни.
        Старик МакЛауд начал убежденно говорить, схватив меня за руку, словно я мог не дослушать его и убежать:
        - Да, это отличная мысль. Игроки потянутся в новую гильдию. Клиентов это тоже заинтересует. Конечно, многие неписи откажутся сражаться на одной с тобой стороне, зато НПС, против которых станем биться мы - могут вообще не выйти на бой против тебя. Ты одним только своим видом пугаешь их, что совсем недавно продемонстрировал.
        - А какой мне с этого прок? - расчетливо спросил я, уже зная, что пока ничего не потребую с них. Гильдия «Святые» сейчас в материальном плане почти нищая, зато у нее есть хорошие воины, которые могут мне потребоваться в будущем.
        - А что ты сам хочешь? - сказал гном, пристально глядя на меня, умоляющими глазами.
        Я беззаботно усмехнулся и произнес:
        - Можешь рассчитывать на меня. Думаю, что будет весело. Все, бывай. Мне пора на волю. Пока.
        Я нажал логаут и вылез из капсулы. Мой немного затуманенный взгляд наткнулся на Библию. Негодующе забурчал желудок. Мочевой пузырь тоже был недоволен столь долгим погружением в игру.
        Транзитом, через туалет, я оказался на кухне. Библию я прихватил с собой. Быстро приготовил нехитрую еду и погрузился в чтение. Тут позвонила Наташа, пришлось трепаться с ней ни о чем не меньше часа. Только после этого я закончил ужин и завалился спать, еще немного почитав перед сном.
        Ночью мне снилось, как апостол Петр учил меня рыбачить на берегу реки Иордан. Я все схватывал налету. За что получил его одобрение и похлопывание по плечу. Потом он предложил прогуляться по воде. Вначале я тоже не сплоховал. Шел вполне уверено, пока кто-то не начал утаскивать меня за ноги под воду - это оказался недавно чуть не почивший непись-стражник. Он тащил меня все глубже и глубже… пока я не проснулся, обливаясь холодным потом. В маленькую щелочку между тяжелых занавесок проникал хмурый серый рассвет.
        ГЛАВА 8
        ГЛАВА 8
        Утро началось с приема таблеток и приготовления завтрака, который состоял из пары яиц и котлет из супермаркета. Когда у меня все скворчало и аппетитно пахло, раздался телефонный звонок. На экране высветилась старая фотография Вовы, когда он еще был пухлым херувимчиком.
        Я нажал зеленый кружочек и недовольно произнес:
        - Слушаю.
        - Доброе утро, - нервно сказал Вова, из чего я сделал вывод, что утро будет совсем не добрым. - Тебе надо срочно приехать ко мне.
        - С Элей помочь? - скабрёзно пошутил я и перевернул ножом котлету: взметнулись брызги подсолнечного масла.
        - Сейчас не до смеха, - взволновано проговорил друг. Мое воображение рисовало, как он истерично заламывает руки. - Есть очень важный разговор. Очень. Он касается нас обоих. Я должен тебе кое в чем признаться.
        - Вова, предупреждаю сразу - я люблю Наташу, - быстро произнес я, не сумев сдержать смешка и тут же серьезно уточнил: - Ну, как люблю… никак. Но это не значит, что я переметнусь на голубую сторону.
        Из телефона раздался сдавленный возглас, и Вова затараторил, давясь воздухом:
        - Все очень серьезно! Ты понимаешь? Дело жизни и смерти!
        Слова парня наконец-то проняли меня. Похоже, действительно стряслось что-то важное. Уж больно он нервничает. Я, конечно, догадываюсь, что всему виной опять его Эля, и я бы просто мог дать ему пару советов по телефону, но раз он так фонтанирует эмоциями, прокачусь до его берлоги, авось успею вытащить из петли.
        Я серьезно проговорил, слыша в телефоне тяжелое надсадное дыхание Сизифа, снова почти закатившего валун на гору:
        - Не паникуй. Папа скоро будет
        Я сбросил вызов и тут же заказал такси, в тайне надеясь, что оно не будет торопиться, и я успею уничтожить завтрак. К сожалению, этому не суждено было сбыться, машину подали практически мгновенно, похоже, таксист ночевал возле моего подъезда. Раздосадовано покачав головой, я быстро оделся и покинул квартиру.
        Таксист попался исключительно бандитской наружности: свороченный на бок нос, шрам через всю щеку, колючие глаза. Я понимал, что район у меня не самый благопристойный, но тип, который сидел в машине, даже у местных отморозков должен вызывать приступ определенного страха.
        Увидев меня, настороженно бредущего к его автомобилю, он по-волчьи оскалился в щербатой улыбке и почти ласково проговорил:
        - Присаживайтесь. Быстро домчу.
        Лишь бы не в ближайшие гаражи, а там монтировкой по голове и в лесок. Конечно, вслух я ничего не сказал, а только благодарно кивнул головой и уселся на заднее сиденье потрепанного авто.
        Я ожидал, что таксист окажется молчаливым мужчиной, но он наоборот - трещал без умолка, болтая обо всем, что видел: на дороге, возле дороги, над дорогой. Его совсем не смущало то, что пассажир не настроен разговаривать. Иногда он многозначительно замолкал, ожидая моей реакции. Мне приходилось вставлять односложные фразы в его монолог.
        Когда мы уже подъезжали к Вовиному дому, то он с придыханием сказал, устремив неодобрительный взгляд на стайку китайцев, идущих по тротуару:
        - Понаехали мать их ети. Туристы хреновы. Валите обратно за свою Стену.
        Китайцы между собой не плохо говорили по-нашему, что выдавало в них уроженцев Сибири: второе, может быть третье поколение, родившееся уже на просторах моей необъятной родины.
        Таксисту я ничего объяснять не стал, просто расплатился и покинул машину, после чего быстро вошел в дурно пахнущий подъезд и приветливо кивнул старой, побитой молью консьержке. Она оторвалась от вязания и взглянула на меня. В ее выцветших глазах мелькнуло узнавание.
        Консьержка не стала спрашивать к кому я иду, прекрасно зная конечную квартиру моего пути. Потеряв ко мне интерес, она со вздохом вернулась к вязанию. Я же быстренько заскочил в лифт: из него как раз выходил усатый мужчина представительной внешности. Я нажал кнопку и подъемный механизм, загудев, повез меня на нужный этаж. Пока поднимался, успел рассмотреть себя в зеркале. Дома я старался этого не делать, а тут маленькое замкнутое пространство и большая зеркальная поверхность. Увиденным я остался не доволен. Человек, который сейчас смотрел на меня разительно отличался от того парня, который глядел на свое отражение в стекле салона красоты. Разница была отнюдь не в лучшую сторону.
        Двери лифта бесшумно открылись - именно так я бы хотел сказать, но они же отворились с таким грохотом, словно разверзлись врата в Ад. Я выскочил из лифта, словно в одно место ужаленный. Он явно сдал с нашей последней встречи. Обратно по лестнице пойду. Ну его на фиг так рисковать.
        Поежившись, я подошел к Вовиной квартире и позвонил в звонок. Тут же, будто парень поджидал меня за дверью, начали раздаваться скрежещущие звуки открывающегося замка.
        - Здорова, - сказал я, глядя на его бледную физиономию с густыми синяками под глазами. - Отвратительно выглядишь.
        - Ты тоже еще тот красавчик, - невесело произнес он, пожал мою руку и отстранился, пропуская меня внутрь квартиры. - Проходи.
        Пока я разувался, Вова направился свои стопы в сторону кухни. Шел парень сутулясь и еле поднимая ноги, словно тапочки весили не один десяток килограммов. Справившись с обувью, я последовал за ним, все больше и больше изумляясь. Квартира Вовы больше не напоминала тот гадюшник, который я привык здесь видеть. Теперь она блестела от чистоты.
        Конечно, мебель была старая, ковры тоже еще помнили, как на них блевал Есенин, но все было отдраено, очищено и дышало свежестью. Мне стало как-то неловко за собственный жилой уголок. Надо бы тоже заняться его облагораживанием, либо же наконец-то съехать оттуда в место поприличнее.
        Все еще изумленно смотря по сторонам, я зашел в кухню - это была обычная среднестатистическая кухонька, каких полно в многоквартирных домах нашей страны. Три человека для нее - это предел вместимости, так как сюда уже прописались: желтый с белым кухонный гарнитур, стол, холодильник и три стула.
        Вова в этот момент деловито открывал литровую бутылку дешевого, но очень крепкого виски. На столе стояли два хрустальных фужера на тонкой ножке - из таких обычно пьют шампанское. Рядом была пластиковая бутылка с газировкой.
        - Что отмечаем? - проговорил я, глядя как он неумело разливает по фужерам виски. - Приезд Белоснежки? Она так отдраила твою хату? Или это сделали семь гномов из какой-нибудь братской республики?
        - Садись, - почти приказал он мне и указал глазами на стул. - Ты с газировкой или чистый?
        - С газировкой, - сказал я и примостился на недовольно скрипнувшем стуле. - Мне еще в игру надо успеть. Я там в шаге от питомца.
        - Это хорошо, что ты сам Утопию вспомнил, - с горечью проговорил Вова и залпом выпил чистый виски, даже не поморщившись и не став ничем закусывать.
        Изумление мое росло, так как парень не был заядлым выпивохой, а сейчас он именно его и напоминал - но это не помешало мне обратить его внимание на отсутствие закуски. Вова пошарил в шкафу и достал оттуда пачку овсяных печений: своим видом они намекали на то, что лучше не смотреть на их срок годности, но я уже давно не обращаю внимания на подобные мелочи, поэтому закуской остался доволен.
        Я залил в рот содержимое фужера, приятно защекотавшее пузырьками глотку, закусил вполне сносной печенькой и подозрительно спросил:
        - На что это Вова ты намекаешь, вспомнив Утопию?
        Парень тяжело присел на стул, поставил локти на стол и обнял руками голову. Мне показалось, что он не знает с чего начать. Я решил взять инициативу в свои руки: налил еще по одной и пододвинул фужер парню. Мы звонко чокнулись и выпили. Это не развязало его язык. Он продолжал многозначительно молчать. Тогда я приподнял одну бровь и проникновенно начал говорить:
        - Эля не разрешает тебе много играть? По ее словам, это вредит вашим отношениям? Дам тебе один совет. Оргазм. Точно тебе говорю, доведи ее до оргазма и она тебе все простит. Оргазм существует - это не миф, как думают некоторые мужики. Я это точно знаю. Могу даже поднатаскать тебя в теории. А мне есть, что сказать. Не хочу хвастаться, но когда моя девушка получает оргазм, то ее «принцессу» можно использовать как водомет, чтобы митинги разгонять.
        Вова отреагировал совсем не так, как я рассчитывал. Он скорбно прошептал, глядя в стол:
        - В отношении меня ведут служебное расследование. Мне грозит три года тюрьмы за то, что я сливал тебе конфиденциальную информацию.
        - Как? - пораженно выдохнул я, почувствовав испуг. - Как они это узнали?
        Вова печально улыбнулся и саркастично произнес:
        - Потому что мы - два идиота. Пока я был в компании на подхвате, мне ничего не грозило, но когда я стал ее полноценным членом, то вот тут дела и завертелись… Я не знаю с чего все началось - мы совершили много ошибок, но подозреваю, что главный прокол это эксперимент, в котором ты участвовал. Все узнали кто хозяин Грациано. Дальше откуда-то у компании появилась информация о том, что мы знакомы. Я, естественно, скрывал ее, но как-то она к ним просочилась. Ну, а уж заинтересоваться причинами твоего резкого взлета в игре - это их работа. Теперь я отстранен на время расследования. Под подпиской о невыезде сижу. Я доходчиво объяснил?
        - Так, главное не паниковать, - быстро сказал я, схватил бутылку виски со стола и сделал несколько долгих глотков, оприходовав минимум треть. - Мне что-нибудь грозит? У Грациано ничего не отберут?
        Вова пожал плечами и не очень уверенно проговорил:
        - Лично ты - ничего не нарушал. Официально тебя напрягать не будут, а вот исподтишка…
        - Сломанные ноги? Выбитые зубы? - ужаснулся я, поставил бутылку обратно и громко захрустел печеньем, словно бобер древесиной.
        - Нет, что ты, - отмахнулся Вова, чей язык уже начал заплетаться. - Убьют.
        - Убьют? - повторил я, чувствуя, как зашевелились волосы на затылке, а Смерть дружески похлопала меня по плечу.
        Парень мелко захихикал, ярко напомнив мне какого-то киношного злодея, и произнес:
        - Шучу. В реальном мире тебе ничего не угрожает. Они не станут тебе тут вредить. Только в игре могут напакостить и то вряд ли. Не стоит преувеличивать свое значение - мы всего лишь мелкие зернышки, которые Утопия перемелет и не заметит.
        - Повезло им. А то бы они связались совсем не с тем парнем, которого можно запугать, - храбрясь, произнес я, хотя внутри гулял холодок страха.
        - Я долго думал и пришел к выводу, что наказания можно избежать, - медленно проговорил парень и, прищурившись, посмотрел на меня. Вокруг его глаз образовался целый хоровод морщин, что крайне редко встречается в его возрасте.
        - Как? - поторопил я его и снова набулькал в фужеры.
        - Нужны деньги. Солидная сумма, - тяжело сказал он, словно вколачивал гвоздь в крышку гроба и следом за мной хлобыстнул еще чистогана.
        Я принялся гадать, для чего ему нужны такие деньги:
        - Взятки? Свалить из страны? Адвокат?
        - Последнее, - обронил Вова, глядя на меня мутными глазами. - Ты мне поможешь? Я знаю, деньги у тебя есть. Я ведь из-за тебя попал в такую жопу.
        - Вот не надо сейчас выяснять, кто виноват, - произнес я, возмущенно повысив голос. - Мне надо подсчитать, какими средствами я обладаю.
        В реале деньги у меня были, но после всех трат на больницу и прочие расходы, я останусь без штанов, если отдам их ему. С другой стороны, парень имеет основания, обвинять меня в своем тяжелом положении: пусть и не полностью, но я признаю свою вину.
        Мысленно еще помусолив эту тему, я начал склоняться к тому, чтобы вывернуть карманы и все ему отдать, оставив себе только на пропитание, но тут в мою затуманенную алкоголем голову пришла интересная мысль, которую я озвучил вслух:
        - Слушай, а ведь у Эли батя в чинах…
        Парень даже не дал мне договорить:
        - Я не хочу, чтобы она знала!
        Он рьяно принялся трясти головой, будто бык, отгоняющей слепней.
        - Тебя же посадят! - попытался я образумить друга, но замолчал, почувствовав, как пересохло в горле, смазал его выпивкой и добавил: - А так может он словечко замолвит за будущего зятя!
        - Он меня даже не видел! Пусть лучше сажают! Но Эля ничего не узнает!
        Я внимательно посмотрел на него. В таком состоянии с ним разговаривать не имело смысла. Только вот он и в трезвом виде не отступится от мысли, что Эля ничего знать не должна.
        Немного подумав, я пришел к соломонову решению отдать парню половину денег. Если не хватит отбиться от компании, буду дальше лоббировать вариант с батей Эли. Надо давить на то, что девушка не дождется его из мест заключения, а там знаешь, что с такими как ты делают? Ежели он опять упрется рогами и не попросит у нее помощи - отдам ему все, что у меня есть, до копейки. Была, конечно, мыслишка самому ей все рассказать, но Вова ведь поймет, кто просветил его девушку - тогда дружбе придет конец.
        Я, в общем-то, не считал себя жадным человеком, но в данный момент помощь Эли - это предпочтительный вариант. Деньги адвокату мы всегда отдать успеем. Еще не знай, вытащит он его из этого дерьма или нет. А вот если ее батя подсуетится, то это с большой долей вероятности поможет.
        Пока я размышлял, Вова пьяно захрапел на столе, пуская слюни на руку, положенную для мягкости под голову. Изредка он невнятно что-то плямкал губами, все еще пытаясь доказать мне свою точку зрения. Жалостливо глядя на эту алкашину, я перевел ему половину своих денег. Где-то в комнате пиликнул его телефон, оповещая о материальной поддержке.
        Мелькнула мысль перетащить Вову на диван, но когда я, пошатнувшись, встал, то отказался от этой идей. Сейчас бы самому без происшествий домой добраться. А для начала неплохо бы вызвать такси, что я тут же и сделал. Пока оно ехало, успел допить виски, и только после этого пришло сообщение о том, что авто уже у подъезда. Еще раз глянув на храпящее тело, потихоньку сползающее на пол, я покинул квартиру.
        Ждавший меня на улице таксист отличался в лучшую сторону от предыдущего. Он молча, а главное быстро, домчал меня до дома. Я вылез из машины и вихляющей походкой направился в аптеку - надо купить какой-нибудь препарат, выводящий алкоголь из организма, иначе игровая капсула не пустит в Утопию.
        Игорек был отходчивым парнем, так что он не стал вспоминать мои шутки и без проблем посоветовал подходящие таблетки, бросив на меня завистливый взгляд. Он явно думал, что жизнь у меня безумно интересная и веселая: то отдыхал где-то, а теперь с утра уже бухой.
        Придя домой, я закинулся таблеткой и запил ее водой из-под крана. На газовой плите стоял остывший завтрак. Подогревать я его не стал. Переложил все на тарелку, вскипятил чайник, закинул в бокал с кипятком ароматный пакетик, потом уселся за стол и принялся поглощать еду, обдумывая по ходу дела сложившуюся ситуацию. Вову бросать я не собирался. Друг все-таки. Постараюсь всеми силами помочь ему избежать реального срока, на условный, если таковой последует, я согласен. Сейчас перво-наперво нужно достать денег, и сделать это как можно быстрее. Есть реальный шанс срубить бабла с гильдий, которые рассказами о джиннах обихаживает Старик МакЛауд. Он же и выведет деньги в реал. Загвоздка в том, что релиз джиннов еще неизвестно когда наступит. Сколько там этих заданий осталось? Можно, конечно, прямо сейчас начать таскать игроков в город джиннов, но тогда они быстро ототрут меня от уютного местечка возле Раахуша - это будет конец моим грандиозным планам.
        Противоречивые чувства начали бороться во мне или всему виной котлеты, оказавшиеся не свежими? Черт его знает. До зубовного скрежета захотелось прямо сейчас поехать и самому все выложить Эле, но я держался. Подобный вариант - это крайний аргумент. Я буду постоянно капать Вове на мозги, предлагая его, но сам девушке ничего не скажу. На данный момент, у меня еще есть деньги, а там, надеюсь, и афера с джиннами выгорит. Дай Бог отобьемся от компании.
        Я бросил взгляд на телефон. Сколько там минут таблеткам надо? Вроде бы прошло уже достаточно времени: пора в туалет, а потом в Утопию. Посуду мыть я не стал. Сходил до фаянсового трона и залез в игровую капсулу. Она не стала пренебрежительно фыркать, почуяв во мне алкоголь, и послушно перенесла в цифровой мир.
        Возник я возле рва, опоясывающего Белую Цитадель «святых». Игру я закончил в пределах замка, но система вытолкнула меня сюда из-за того, что я не был членом их гильдии. Место было ближайшим безопасным к тому, где я нажал логаут, так что Утопия посчитала его приемлемым вариантом для начала моей игры.
        Оглядевшись, я принялся строчить Рыжей Справедливости письмо, в котором описывал двух напавших на меня в песках персонажей и просил ее дать мне совет по этому поводу. Отправив сообщение, я тут же перенесся «Проколом» к логову пауков, оказавшись среди тумана. Видимо это перманентное состояние шестого пояса города.
        Туннель из паутины приглашающе зиял темнотой. Долго рассусоливаться я не стал и шагнул внутрь, заскользив вниз по тоннелю, словно это была труба на водных горках, ведущая в бассейн, куда с веселыми воплями вылетают дети. Я же выскочил в какой-то узкий подземный ход, стены которого были облеплены паутиной. На ощупь она немного липла к рукам. Чем-то мне все это напомнило данж Слезы Пустыни. Я так скоро стану специалистом по арахнидам.
        Стоило мне немного продвинуться по данжу, как меня начали встречать хозяева. Пока еще совсем маленького левела: от девяностого до сотого. Пауки по трое прибегали из глубины логова и пытались атаковать меня. Учитывая мой урон - у них не получалось даже приблизиться ко мне. Я быстро ваншотил их. Это напоминало избиение восьмиглазых уродливых младенцев. Пауки совершенно ничего не могли мне сделать. Я только успевал собирать их хелицеры, оставляемые в качестве лута и недовольно смотреть на шкалу опыта, которая почти не двигалась с места, хотя я получал +100% к экспе за то, что это было первое прохождение данжена кем-либо из игроков.
        Немного интереса мне добавила большая пещера, в которую я вышел из тоннеля. Пауки во множестве начали спускаться с потолка, используя нити паутины, чем были похожи на группу захвата с их веревками. Я не сразу сообразил, что они так и будут сыпаться мне на голову, пока я не уничтожу закрывающего проход в следующий тоннель паука - это был так называемый «пробковый паук». Его «тыл» имел форму круглого щита, которым он закрывал проход в тоннель. Основная часть паука, в этот момент, находилась в самом подземном ходе. Уровень у него был чуть выше, чем у остальных его товарищей - 117-ый, что, конечно же, не спасло его. После себя он оставил кусочек «пробки». Я сразу же догадался, что если собрать достаточное количество этих кусочков и отнести их кузнецу, то можно сварганить какой-нибудь щит.
        Дальше я прошел еще три таких зала. Уровень пауков понемногу рос, но мне не становилось сложнее. Наконец я вышел в пещеру где-то втрое превосходящую предыдущие. Тут меня ждала Черная Вдова запредельного для этой локации уровня - сто шестьдесят шестого. К сожалению, это была не секси-бейба из вселенной Марвел, а огромная устрашающего вида паучиха. Она была окрашена в черный цвет. На ее теле выделялись несколько красных пятен: одно в виде песочных часов на нижней стороне брюшка и парочка около паутинных бородавок и на спине, где у нее висел кокон из паутины, скрывающий нужные мне яйца. Я уничтожил ее всего несколькими атаками, она почти не мучилась. С ее тела я взял яйца и «глаз Черной Вдовы». Учитывая, сколько гляделок ей нарисовали дизайнеры, то можно было бы и несколько глаз дать в качестве лута.
        Подумав о дизайнерах, я перескочил на разработчиков: мне показалось забавным то, что они поселили в этот данж пауков разных видов, что, в природе, конечно же, не возможно, а тут они вполне себе мирно живут дружной шведской семьей.
        После смерти босса выскочили оповещения:
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ «ПЕРВАЯ ЗАЧИСТКАII».
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ «ПЕРВАЯ ОДИНОЧНАЯ ЗАЧИСТКА».
        Первое мне дали за то, что я прошел новый неизведанный данжен и наградили плюшкой +10% к экспе в данжах на территории города Дартамкун. Второе же я получил за то, что в одиночку зачистил данж. Отхватил за это совсем мизер: +1% к экспе в данжах - зато по всему миру. Процент можно было увеличить: тут играл роль уровень данжа и соответственно твой - чем меньше разница, тем выше награда.
        Я покинул логово пауков, через вспыхнувший после смети Черной Вдовы портал, а потом перенесся в город джиннов, оказавшись прямо перед синими очами Ямьюша. Джинн даже не дернулся, когда я возник перед ним, словно черт из табакерки.
        - Держи, - сказал я и протянул ему яйца пауков.
        Он оживился. Быстро их принял и понес куда-то в сарай, назову это строение так. Я поспешил за ним, оказавшись среди загонов для ездовых пауков.
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ«НЕОБЫЧНЫЕ СКАКУНЫ». НАГРАДА: 4,5 МЛН. ОПЫТА; +100 РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; ПИТОМЕЦ.
        Повысилась репутация, прилетел опыт, уровень жаль не апнулся. Но где же питомец? Джинн покосился на меня, словно проверяя, следую ли я за ним или нет. Убедившись, что я сижу у него на хвосте, он пошел в угол сарая. Там оказался пустой загон и три маленьких комочка. Ямьюш указал на них пальцем и бесстрастным голосом проговорил:
        - Выбирай.
        Это оказались первоуровневые питомцы: «бойцовый паук», «темная бабочка» и «кровожадная летучая мышь». Классический вариант выбора: танк, лекарь-баффер и дамагер. Казалось бы, учитывая то, что я маг, следует брать танка, но я не спешил этого делать. Хотя бы потому, что у меня есть элементаль, который перетягивает на себя агро противников. Я могу достаточно часто вызывать его, так как у меня есть плюшки, режущие кулдаун. Тем более в будущем, я заменю его на более мощного, что опять же не говорит в пользу паука. К тому же, телепортация и портал делают меня почти неуловимым игроком, которого весьма сложно припереть к стене. Ко всем прочим минусам, пауки - это еще и достаточно обыденные петы. В такой ситуации он, действительно, не лучший выбор.
        Летучие мыши тоже встречались часто, а уж их способность «вампиризм» и у игроков имеется - но я не только по этой причине отказался от дамагера в пользу лекаря-баффера. Мышь даже на высоких уровнях никогда не нанесет столько урона, сколько я, усиленный баффами бабочки. Тут, сказывалась особенность развития моего персонажа, заточенного на атаку.
        В отличие от других петов, «темная бабочка» мне сразу пришлась по душе. Урон поднимать будет, лечить, а в перспективе - воскрешать. Я принялся тщательно изучать ее древо развития. Часть умений были скрыты, но те, которые система давала возможность рассмотреть, буквально кричали мне о том, что бабочку надо брать. Так что выбор был сделан в ее пользу.
        Я взял крылатого питомца в руки, и тут же система потребовала, чтобы я ее как-нибудь обозвал. Почесав затылок для лучшей мозговой деятельности, я дал ей имя, раскидал очки характеристик и влил единственное очко умений в безальтернативное на первом уровне «лечение», которое при использовании давало: +1% в минуту к здоровью выбранной цели.
        Моя «темная бабочка» внешне походила на пятно порхающего мрака с красными фасеточными глазами и синими искрящимися шариками на конце усиков. Как только я дал ей имя и выпустил из рук, она весело начала кружится вокруг нас с джинном. Что-то шевельнулось у меня в груди. Мне, кажется, нечто подобное чувствуют молодые отцы.
        ВНИМАНИЕ! ВЫ ПОЛУЧИЛИ ДОСТИЖЕНИЕ «ПЕТОВОД»!
        Дали 1% к максимальному здоровью питомца. Я начал думать о будущем бабочки. Развитие питомцев отличалось от прокачки игроков. Тут умения не надо было покупать, их следовало открывать. Каждое умение имело свои требования: по интеллекту, силе воли, энергии и т.д. Открытое мной «Лечение» требовало три единицы интеллекта и две силы воли. Расход на одно применение - 10 очков маны.Время действия - минута. Время повторного использования - минута.
        Каждые пять левелов давали одно очков умений, само умение можно было качнуть максимум до пятого уровня. За новые левелы накидывали по десять очков характеристик.
        Так же у бабочки наличествовало стандартное умение, не расходующее ману - «Молния», которая наносила микроскопический магический урон - 1ед. Даже на большом уровне оно не будет иметь особой силы - это умение создано для того, чтобы бабочка не порхала просто так, когда у нее не будет маны или все умения застынут в ожидании кулдауна.
        Опыта питомец получал примерно столько же, сколько и его хозяин. В случае же смерти пета снимали 10% от того количества экспы, которое накапало ему сверх уровня. Призвать питомца после смерти система разрешала только через три часа.
        Еще пета можно было усиливать за счет всяких побрякушек, которые продавались в специализированных лавках и там же делались на заказ.
        Пока я обо всем этом думал, Ямьюш внимательно наблюдал за бабочкой. В какой-то момент он неожиданно сказал металлическим голосом:
        - Красивое имя.
        - Ага, - задумчиво обронил я и еще раз оценил ее характеристики.
        СУЩЕСТВО: Темная бабочка
        ИМЯ: ЯдренаВошь
        УРОВЕНЬ: 1 (100/200)
        БАЗОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ.
        Сила -1
        Ловкость - 2
        Интеллект - 3
        Энергия - 1
        Живучесть - 1
        Сила воли - 2
        ВТОРИЧНЫЕ ПАРАМЕТРЫ:
        Выносливость: 10
        Здоровье: 10,1
        Мана: 20
        Броня: 0
        Бабочку придется развивать без сильного уклона в интеллект и силу воли, которые так нужны питомцам, управляющим магией, чтобы открывать более сильные умения. Потому что если не качать, к примеру, энергию, то бабочка начнет быстро уставать и садиться где-нибудь отдохнуть. А ее в этот момент - раз и убили.
        Живучесть, ловкость - это тоже все требуется в сражениях. Только вот силу можно практически не качать - в ближнем бою она никого атаковать не будет, что-то таскать ей тоже не требуется. Ну, может только если совсем немного поднять ей этот параметр, чтобы она хотя бы ключ какой-нибудь умыкнуть могла.
        Внезапно мигнула почта. Наконец-то написала Рыжая. Вот ее письмо: «Добро пожаловать в клуб! Если один бог ненавидит другого, то его почитатели за убийство последователей ненавидимого бога, получают различные плюшки, чаще всего это очки репутации. Эти ребята, напавшие на тебя, неписи из храма бога Кера. Они не самостоятельные персонажи, их послал кто-то из игроков. Удачи, она тебе понадобится».
        - Ну и дела, - выдохнул я, глядя на беззаботно порхающую бабочку. - Влипли мы с тобой подруга.
        ГЛАВА 9
        ГЛАВА 9
        Перестав разглядывать ЯдренуВошь, я принялся пытать джинна на предмет новых заданий. Он стойко держался и не выдал ни одного. Видимо, город надо еще как-то апгрейдить и только после этого неписи начнут давать новые квесты. Значит, пока мне здесь делать больше нечего. Пойду, поищу шахту. Она должна быть совсем недалеко от Древа Жизни. Это не займет много времени. Я отозвал бабочку и перенесся к мосту из костей.
        Мои прогнозы оказались верными. Шахту я отыскал значительно быстрее, чем город Дартамкун. Приключений мне удалось практически избежать. Я всего два раза удирал от преследователей. Сперва это были какие-то отвратного вида мокрицы хайлевельного уровня. А потом за мной увязались белые полупрозрачные муравьи, размером с теленка, тоже знатного левела. Попутно я открыл локацию, где они обитают - это была небольшая территория, на которой возвышался здоровенный холм, состоящий из земли, сухих бревен, скелетов животных, камней и прочего строительного материала, приглянувшегося его хозяевам. Называлась локация банально - «Муравейник». Как только я пересек ее границу, тут же до пятого уровня поднялся «Картограф», оценив мои географические свершения. Не Колумб, конечно, но тоже ничего.
        Сама проклятая шахта находилась чуть дальше территории муравьев. Она спряталась среди беспорядочного нагромождения гигантских камней, поросших светящимися поганками. Дорога к ней была выложена желтыми от времени костями: они неприятно хрустели под ногами. По бокам стояли пики, на которых были насажены черепа, принадлежащие представителям человекоподобных рас.
        Увидев вход в шахту, я вздрогнул. Он был вполне правдоподобно выполнен в виде разинутой пасти дракона. Роль зубов исполняли сталактиты. В глазницах горел огонь - стало быть, хозяева дома. Морду сказочной рептилии создали очень детально, с противоположной частью дракона не спутать. Так что можно было быть уверенным в том, что вход сделан именно через пасть.
        Данж оказался рассчитан на группу от четырех человек минимум трехсотого уровня. Я громко присвистнул от удивления - среди камней начало носиться эхо, полностью солидарное с моими чувствами. Это же с кем сюда надо идти? Где я возьму столько знакомых топов? Можно, конечно, создать отряд из восьми человек, меньшего уровня, но награда порежется. Еще и не факт, что мы его таким составом пройдем. Плюшки терять жалко, так что я принял мудрое решение повременить с заданием «Проклятый уголь».
        После обнаружения шахты, я рассчитывал немного прокачать бабочку. Для этого следовало начать с такой локации, где ЯдренуВошь точно не убьют. Придется возвращаться к истокам, но прежде соберу поганок, вдруг какие-нибудь особенные. В описание они значились просто - «Подземная поганка», что не наводило на мысль об их исключительности, но это могло быть далеко не так. Разработчики обычно не заморачивались в придумывании каких-то мудреных названий даже для топовых вещей, так что поганки все же стоит собрать, чем я собственно и занялся.
        Когда в сумке оказался десяток светящихся грибов, то я позволил себе потратить свиток-портал и оказаться в лесу, который проходил на пути в Храм Ветра. Он идеально подходил для выгула бабочки. Территориально локация большая, рассчитанная на игроков уровня 50+.
        Я огляделся, радуя взор красотой локации. Давненько я не бывал в подобных местах: все под землей да под землей. А тут вокруг росли могучие зеленые деревья с раскидистыми ветвями, между которыми летали пестрые птички, о чем-то весело щебеча под ласковыми лучами солнца, приятно пригревающего с голубых небес. Птички, в отличие от своих реальных товарок, даже не думали гадить мне под ноги, прямо на хорошо утоптанную тропинку, с яркими цветами, растущими по краям. Все было до тошноты идеалистическим. Надо бы добавить местности красных красок и живописно разбросанных по изумрудной траве сизых кишок.
        Решительно тряхнув головой, я призвал питомца и двинулся в самую чащу, рубить хард-рок. Мобы сами на меня не агрились - сказывалась разница в уровнях, приходилось самому преследовать их. Местная лесная братва бежала от меня так, словно за ней по пятам гнался пьяный лесник с двустволкой. Волки, кабаны, олени, медведи, несколько белок - все получили на орехи. Я же за геноцид местного животного населения заслужил «Охотник II». Прибавилось +5 % к урону по лесным братьям нашим меньшим.
        Самым сложным в прокачке бабочки оказалось ее участие в бою. Она была довольно медлительна, из-за чего не всегда успевала шваркнуть кого-то «Молнией» или подлечить меня. Если питомец не делал никаких полезных действий в бою, то он не получал опыт за него, поэтому часть экспы прошла мимо бабочки, но она все же стремительно прибавляла в уровнях, меняясь еще и внешне. При достижении пятидесятого уровня у нее появились «глазки» на крыльях. Это были белые овалы с синими зрачками.
        Увлекшись преследованием стаи серых волков, бегущих от меня, трусливо поджав хвосты, я неожиданно выскочил на просторную поляну, заросшую цветами. Посередине нее возвышалась точка возрождения. Несколько игроков в промежутке от шестидесятого до восьмидесятого уровня, которые околачивались тут, принялись сражаться с моими волками, кинувшимися на них. Я выступил в роли невольного загонщика, выгнавшего зверей на охотников. Нет, так дело не пойдет. Я окинул оценивающим взглядом поле боя и прикинул: сколько они все вместе могут дать опыта?
        Неожиданно на плечо села уставшая бабочка. Она проделала это совершенно бесшумно. Я вздрогнул от неожиданности - не привык еще. Косясь на ее пятидесятый уровень, я тихонько прошептал:
        - Ладно, ты права, на сегодня хватит.
        Пришло время заняться инвентаризацией очков характеристик и умений. Первых набралось - 490, а вторых - 10. Теперь надо выбрать те умения, которые я хочу открыть и посмотреть какие именно характеристики для этого надо подтянуть. После недолго анализа выяснилось, что в первую очередь качнуть следовало интеллект и силу воли, что совсем даже не удивительно. Основная доля очков пошла в них, но и остальным характеристикам тоже хватило.
        Теперь пришла очередь открывать умения. Первое было: «УСИЛЕННОЕ ЛЕЧЕНИЕ»: +5% ХП В МИНУТУ;ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ - МИНУТА;ВРЕМЯ ПОВТОРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ - ТРИ МИНУТЫ; РАСХОД НА ОДНО ПРИМЕНЕНИЕ - 20 ОЧКОВ МАНЫ.Тут же прокачал его до максимального пятого уровня.
        Для каждого следующего левела абилки, нужны были все более высокие характеристики. Еще повышался расход маны. Время повторного использования не менялось, как и время действия. При использовании умения здоровье восстанавливалось в течение минуты, а не моментально.
        Параметры у максимально прокаченной абилки получились такие: «УСИЛЕННОЕ ЛЕЧЕНИЕV»: +25% ХП В МИНУТУ; ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ - МИНУТА; ВРЕМЯ ПОВТОРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ - ТРИ МИНУТЫ; РАСХОД НА ОДНО ПРИМЕНЕНИЕ - 100 ОЧКОВ МАНЫ.
        Учитывая то, как быстро растет расход маны, на древе развития я свернул в сторону баффов на эту характеристику. Прежде, чем открыть «Усиленную регенерацию маны в бою», пришлось активировать «Регенерацию маны в бою» - такова уж была система прокачки петов. У меня теперь появились еще две абилки:
        «РЕГЕНЕРАЦИЯ МАНЫ В БОЮ»: +1% ЕД./МИН. ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ - МИНУТА; ВРЕМЯ ПОВТОРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ - МИНУТА; РАСХОД НА ОДНО ПРИМЕНЕНИЕ - 30 ОЧКОВ МАНЫ.
        «УСИЛЕННАЯ РЕГЕНЕРАЦИЯ МАНЫ В БОЮIV»: +20% ЕД./МИН. ВРЕМЯ ДЕЙСТВИЯ - ОДНА МИНУТА; ВРЕМЯ ПОВТОРНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ - ТРИ МИНУТЫ; РАСХОД НА ОДНО ПРИМЕНЕНИЕ - 120 ОЧКОВ МАНЫ.
        Пока я занимался бабочкой, сражение игроков с волками подходило к концу. Последних уже добивали. Люди все чаще начали обращать на меня внимание. Не придет ли им в голову мысль всем скопом накинуться на меня из-за награды, объявленной за мою голову? Шансов у них совершенно нет, но они же люди, а им свойственно надеяться на успех, даже в самых безнадежных ситуациях. В случае боя, я потеряю много времени и приобрету толпу ненавистников, которые будут поливать меня грязью на форуме, чего бы мне совершенно не хотелось, так как я желаю обелить свою репутацию.
        От греха подальше я уже готовился покинуть гостеприимный лесок, но меня остановил восторженный девичий крик.
        - Грациано! Грациано! Я твоя фанатка!
        Кричала некая КнягиняРоз семьдесят шестого уровня. Девушка являлась начинающим лекарем человеческой расы. Она была довольно миловидной, подтянутой, курносой и без галочки, подтверждающей реальность внешности. Так что, в принципе, в настоящей жизни она может быть страшной, толстой и горбоносой.
        Девушка опасности точно не представляла, и я решил задержаться в лесу. Мне стало любопытно, что же хочет первая встреченная мной фанатка. А девушка тем временем уже стояла передо мной, смущенно поправляя зеленый балахон. Была она из клана с каламбурным названием «Свидетели Егора». Неужели кто-то из них был фанатом старика Егора Кридовича из черной песенной мафии?
        Девушка отвлекла меня от этой забавной мысли, с какой-то детской непосредственностью, спросив у меня, заискивающе глядя в глаза:
        - А как тут оказался такой известный игрок? Зачем ты волков гонял? Можно сделать фото с тобой?
        Прежде чем ответить ей, я обратил внимание, что к нам идут три парня, настороженно поглядывая на меня: человек-воин, эльф-лучник и ушастый маленький халфлинг-вор. Все они были из одного с ней клана. Другие же игроки, сбились в стайку и о чем-то между собой шушукались с любопытством глядя на меня. Нападать, вроде бы, не думали, скорее всего, многие из них просто снимают на видео Грациано, словно я был диковинный зверь. Как-то все это напоминало сцену из фильма о первой встрече белого человека и каких-то папуасов из джунглей. Надо как-то сложившуюся ситуацию обернуть себе на пользу. В голове начал формироваться некий идиотский план. Девушка ведь точно та еще болтушка, да и хвастаться определенно будет. Я широко улыбнулся, встал рядом с ней и весело сказал:
        - Привет, Княгиня, фоткай.
        Она радостно пискнула и мило заулыбалась, у нее появились ямочки на щеках. Следующие две минуты Княгиня заставляла меня принимать понравившиеся ей позы, делая совместные фотки. Я охотно выполнял все ее распоряжения, держа на губах свою самую добрую улыбку.
        Подошедшие парни неуверенно поздоровались со мной, переглядываясь между собой. Я вел себя совершенно открыто и не соответствовал тому негативному образу, который внушил большинству игроков форум. Все же они прекрасно понимали, что если я проявлю агрессию, то им несдобровать. Я же с доброй улыбкой волшебника на голубом вертолете, пожал каждому из них руку. Жаль, кино я им бесплатно показать не мог, но вот сфоткался со всеми.
        Наконец-то фотосессия закончилась и Княгиня, которая не страдала излишним тактом, повторила свой вопрос:
        - Так что же в нубской локации делает такой прославленный игрок?
        - Представителей властей тут нет, так что качаю вот эту мошку, - проговорил я, кивнув головой на бабочку, которая важно сидела на плече.
        - Какая красивая, - пропела девушка. - Можно я ее подержу?
        - Не надо, - сказал я быстро. - А то она тебе передние конечности по самые ноги отчекрыжит. У нее дурной нрав.
        Княгиня испуганно убрала руки за спину.
        Один из парней, тот, что играл за халфлинга, спросил, храбро стоя за спиной товарища-человека:
        - А почему ты именно в этом лесу фармишь? Других мест, что ли, нет?
        - Я же уже объяснял - властей тут нет, - спокойно произнес я, хотя мгновенно захотелось проучить хама, характером так похожего на меня. - А я объявлен на светлой стороне вне закона. Несправедливо, между прочим, объявлен.
        - А Вильгельмина на форуме писала совсем другое, - проговорил «храбрец», невольно направив русло разговора как раз в нужную мне сторону.
        - Сейчас я вам расскажу, как все было на самом деле. Подойдите ближе… - и поведал я им о том, как очернили меня из-за зависти и неразделенной любви. Не смог я ответить на чувства Вильгельмины и тогда она пообещала стереть меня в порошок. А я всегда помогал ей и был вообще лапочкой. Игроки согласно кивали и понятливо вздыхали, косясь на Княгиню, будто бы говоря, что от девушек и не такого натерпишься. Сама же Княгиня смотрела на меня влажными глазами: вот-вот разрыдается. Вроде бы они мне поверили. Я достаточно убедительно сыграл свою роль.
        Человек-воин тяжело вздохнул и грустно сказал:
        - Вот и мне одна такая вертихвостка сердце хакнула, а потом бросила. Говорила, что все вы мужики одинаковые и вам нужно только одно. Сама же она каждый день проверяла насколько мы одинаковые. Ну, вы меня мужики понимаете. Поначалу вообще хотел играть за оленя какого-нибудь с рогами погуще. Убил бы подлюку.
        Я сочувственно похлопал его по плечу и проговорил:
        - Все пройдет, братан. Вы ребята рассказывайте среди своих мою историю - мир должен знать правду. А пока можете вон в ту сторону прошвырнуться, я там много лута оставил, собирайте, а то мне уже пора.
        Только я сказал про лут, как они тут же сорвались с места и помчались в указанном направлении. Я же довольно потер руки. Сарафанное радио, конечно, слабенькое, но чем чаще я буду рассказывать свою версию событий, тем белее будет моя репутация. Еще бы и вон тем игрокам, разглядывающим меня с безопасного расстояния тоже рассказать «правду», но время поджимает - мне еще многое надо сегодня успеть. Пора наведаться в пустыню и проверить как клан «Посох и меч» держит слово.
        Я использовал «Прокол», после чего последовала привычная секундная темнота и вот я на месте. Мобы тут же побежали ко мне. Я сиганул в озеро и удивленно огляделся. Тут уже вовсю хозяйничали «святые». Человек триста бродили по воде: они что-то измеряли, ковыряли лопатами, таскали какие-то магические приборы. Несколько игроков встрепенулись, увидев, как я вышел из портала, но узнав меня, вернулись к своим делам.
        Удостоверившись в том, что клан Вильгельмины выполнил условия договора, я задался вопросом: а насколько мне безопасно теперь тут находиться, учитывая нападение тех двух неписей, которые оказались прихлебателями бога Кера? Я проверял - у Раахуша с ним ненависть, так что для них я лакомая добыча. Все же я мало верил в то, что они второй раз устроят тут засаду. А даже если и устроят, то «святые» точно придут мне на помощь. Они, между прочим, оказались деятельными ребятами. Только озеро перешло к ним, как они уже развили тут бурную деятельность. А вон как раз идет один из координаторов сего действия. Похоже, Старику МакЛауду передали, что я тут появился, вот он и спешит узнать, с какими намерениями прибыл Грациано.
        Я телепортировался к нему навстречу, оказавшись прямо перед его мясистым багровым носом. Казначей рывком протянул руку и проговорил, беззастенчиво разглядывая бабочку:
        - Добрый день, Грациано. Какими судьбами здесь? Проверяешь крепость договора с кланом Вили?
        - Угадал, - сказал я и ответил на рукопожатие. - А вы тут уже осваиваетесь?
        - Быстрее начнем - быстрее закончим. Нам надо как можно скорее построить хотя бы первоуровневый замок, чтобы точку привязки соорудить, - проговорил он, почесав щеку, не сводя любопытного взгляда с бабочки.
        - Это вы молодцы, - похвалил я их.
        Неожиданно гнома буквально прорвало на целый водопад вопросов:
        - Пета где нашел? У джиннов? Никогда такого не видел. Обычных питомцев-бабочек ни раз встречал, а вот подобную твоей - нет. Ты не удивляйся моему интересу - люблю я всяких животных. У меня дома три кошки и собака. Жена все время грозится на улицу нас всех выкинуть, но мы в ответ грозно мяучем, свирепо рычим и по-стариковски материмся.
        Я весело улыбнулся, затем немного погрустнев, произнес:
        - Как только игроки попадут в город джиннов, не только я стану хозяином такой бабочки, - затем заискивающе добавил, раз уж нежданно-негаданно повстречал гнома: - Я, наверное, слишком тороплюсь, но может ты нашел, что-нибудь о некромантах?
        Старик МакЛауд растянул губы в самодовольной улыбке и произнес:
        - Кое-что есть. Слушай…
        Он рассказал мне о некромантах, требуемую для квеста информацию.
        - Так, значит, несколько дней у меня есть, - задумчиво произнес я, потерев подбородок, словно он был лампой и оттуда сейчас выскочит джинн.
        Придется как-то объясняться с Раахушем. Надо вбить в его цифровые мозги то, что раньше сообщенного гномом времени мы с некромантами расправиться не сможем. Надеюсь, он послушает меня и не станет все делать сам.
        Пока я мысленно набрасывал речь для встречи с богом джиннов, Старик МакЛауд деликатно покашлял и произнес, заметив, что я внимательно гляжу на него:
        - По поводу джиннов... - гном интригующе замолчал. С его губ не пропадала улыбка. Ну, хоть у кого-то хорошее настроение.
        - Что джинны? - подтолкнул я старика, тянущего театральную паузу.
        - Девять гильдий готовы сотрудничать с нами, - наконец сказал он и озвучил суммы, которые ему предложили.
        Мне они понравились, но я все же горячо выдохнул:
        - Больше не выторгуем?
        Он отрицательно покачал головой, состряпав кислую мину. Ладно, и так нормально выходит. Вову точно отмажем. Теперь надо бы гнома еще кое-чем озадачить.
        - МакЛауд, вот тебе деньги на умение, - произнес я и передал ему золото. Он понятливо кивнул и ссыпал их в карман. - Пришлешь скрины, а я тогда выберу, какую абилку покупать.
        - Договорились, - коротко бросил казначей.
        - Я еще вот поганок подземных набрал. Может, удастся их куда-нибудь пристроить. Вроде редкие грибы.
        - Зачем они мне? Самогон варить? - усмехнулся гном в бороду, а потом посерьезнел и задумчиво добавил: - А это идея.
        - Вари если хочешь, - хохотнул я, не поняв, правда ли гном будет это делать, и еще кое-что попробовал у него узнать: - Про орден Чистоты не слышал?
        Старик МакЛауд удивленно вскинул седые брови и строго проговорил с отвращением в голосе, будто суровый дед, отчитывающий нашкодившего внука:
        - Неужто податься к ним решил? Я бы тебе категорически не советовал этого делать.
        - Нет, нет, - замахал я руками. - Задание у меня есть. Оно к ним ведет. Надо у них кое-что купить.
        - Ааа, - протянул гном, мгновенно успокоившись. - Там просто самые отъявленные негодяи собрались: и неписи, и игроки. Творят всякие непотребства. Кто же тебя отправил к ним? И зачем?
        Обычно Старик МакЛауд вел себя очень деликатно и никогда не расспрашивал меня о квестах, если я о них сам не говорил. Здесь же он поступился этим правилом. Похоже, этот орден ему действительно сильно не люб.
        Я тяжело вздохнул, вспоминая Шамьюша и недовольно сказал:
        - Один очень кровожадный непись. Я ничего другого от него и не ожидал.
        Гном пожевал губы, словно хотел еще что-нибудь узнать об этом квесте, но все-таки смолчал, подавив в себе это желание. К тому же я быстро перевел тему на квест «Друг или враг»:
        - МакЛауд, прими скрин, там вензеля с одного важного для меня письма. Пусть твои согильдийцы пробегутся по Владыкам, узнают, кому они принадлежат.
        - Скоро мы в игру будем заходить только для того чтобы выполнять твои поручения, - натянуто хохотнул гном, но в его глазах застыло предупреждение: не стоит перегибать палку.
        Я хотел быстренько извиниться и сказать, что-нибудь в свое оправдание, но тут нам стало не до разговоров. По всему берегу озера начали вспыхивать порталы и оттуда посыпались игроки - это оказались члены гильдии «Первородные». Было совершенно ясно, для чего они сюда заявились. Раньше, когда озером владел клан «Посох и меч» они бы на это не пошли. Теперь же «первородные» откуда-то узнали, что эта территория больше не принадлежит клану Вили. Хотя, почему откуда-то? Кто-то из «святых» и сказал. Это же одна из самых напичканных шпионами гильдий. А может и кто-то из клана «Посох и меч» слил инфу. Сейчас, конечно, некогда гадать, потому что «первородные» очень быстро выстроились в боевые порядки и начали грамотно истреблять растерявшихся «святых». Повсюду зазвенела сталь, принялись яростно кричать игроки, вторя им, грозно рычали петы, а над всем этим господствовало яркое светопреставление магии. Воды озера окрасились кровью. Множество игроков лежало полупрозрачными силуэтами.
        «Первородные» действовали по давно отлаженной схеме: перекрестные атаки магов, лучников и других персонажей с дальнобойными атаками буквально выкашивали новых хозяев озера. Воины в тяжелых доспехах сжимали «святых» в кольцо, не давая им шансов добраться до главных дамагеров, прячущихся за их спинами.
        Старик МакЛауд ошарашенно замер, глядя на то, как его согильдийцы панически бегают по озеру, пытаясь сгруппироваться и дать отпор. Вот кое-что у них начало получаться и тогда избиение прекратилось, переродившись в разгром. «Святые» понимали, что им не сдержать «первородных», но надо отдать им должное, они все равно упрямо сражались, не отступая перед превосходящими силами врага.
        Я вместе с гномом во время нападения оказался на отшибе, поэтому на нас пока никто не обращал внимания. Поняв, что к чему, я прикидывал, как половчее свалить, хотя внутри начало разгораться пламя адреналина, призывающее меня ввязаться в драку, но тут уже было все ясно. Даже несмотря на то, что гном писал кому-то в чат, явно требуя подмогу и параллельно пытаясь как-то наладить оборону «святых». «Первородных» уже мало что могло остановить. Они словно каток подминали под себя озеро.
        Я бы прямо сейчас свинтил отсюда, но не стал бросать Старика МакЛауда. Он застыл, словно изваяние, полностью погрузившись в чат. Уговаривать его по-тихому смыться не имело смысла. Казначей точно никуда не двинется с места, только если вперед ногами. Придется защищать его от всяких супостатов, если на нас все же обратят внимание. Спустя где-то минуту так и произошло - нас заметили. Трое игроков стремительно бросились к нам, рядом с ними несся золотой гепард. Не став их дожидаться, я телепортировался к ним навстречу, чтобы драка была подальше от казначея.
        «Первородные» оказались крепкими ребятами: 178-го, 181-го и 190-го уровней. Два воина-человека, маг-эльф и гепард сто десятого левела. Они лишь немного растерялись, увидев меня, что лестно говорило об их моральной подготовке. Теперь следовало проверить боевую. Я улыбнулся хищным оскалом, подсмотренным у Шамьюша и атаковал. Даже не тратя самые свои могучие умения, я развалил их меньше, чем за полминуты. Я кружил вокруг «первородных», пользуясь порталом и телепортацией, обрушивая на них целый шквал атак. Победа мне далась настолько легко, что я даже сам удивился, хотя подозревал, что весьма и весьма крут.
        Внезапно невдалеке что-то громко бабахнуло. Образовался приличный огненный цветок, словно в озеро врезался метеорит. Группу «святых», которая там находилась, взрывной волной разметало во все стороны. Наверное, это первые «святые», которые попали на Луну.
        Я подобрал лут, не глядя сунул его в сумку и задумался: может мне все-таки принять участие в этой веселухе? Азарт так и подмывал меня рвануть прямо в самую гущу сражения и продемонстрировать удаль молодецкую, но рационализм слабо шептал мне, чтобы я защищал главнокомандующего, коим являлся одиноко стоящий гном.
        Я нечасто так поступаю, но на сей раз, послушался именно шепота. Плюнул от досады под ноги и телепортировался к гному. А он словно только и ждал этого, мгновенно схватил меня за руку и заорал прямо в лицо, воинственно топорща бороду:
        - Где джинны?! Где они?! Они обещали нас защищать! Я требую, чтобы они появились!
        - МакЛауд, успокойся, - рассудительно сказал я, пытаясь оторвать его от себя. - Обещали - значит появятся. Я же не могу им в чат написать: типо, где вы, мужики, нас тут прессуют. Скоро они будут. Надо только немного продержаться. Ты командуй, а я посторожу тебя.
        Гном свирепо посмотрел на меня, будто это я во всем виноват и отвернулся, снова погрузившись в чат. В нем бушевало такое количество отрицательных эмоций, которое могло серьезно повлиять на его здоровье: как бы не загнулся у себя в капсуле старик. Возраст все-таки.
        В этот момент на берегу озера начали появляться еще «святые». Я узнал Кота, Рыжую, Вишенку и прочих топов гильдии. Кот сначала бросился в нашу сторону, но потом резко изменил направление. Наверное, гном написал ему о том, что у нас тут все под контролем. Хотя вон там в нашу сторону спешат два десятка «первородных», к тому же еще и с питомцами. Свою бабочку я выпускать не стал. Ее тут размажут на счет раз.
        Приближающиеся к нам «первородные» на сей раз точно знали, кого они здесь встретят. Противники рассредоточились, пытаясь создать максимально неудобные условия для моего перемещения. Количество врагов впечатляло - двадцать на одного, но среди них было всего три игрока выше двухсотого уровня. Один из них и командовал отрядом. Пришлось раскошелиться на «Проклятый ветер Маауд». Он сразу же порезал у них все параметры на семьдесят процентов. «Первородные» разразились обескураженными криками, которые заметно усилились после того, как я заставил одно из их петов напасть на командира отряда. Потом к «вечеринке» еще присоединился элементаль, поддерживаемый «Ураганом». А я же принялся метать «Грозовое Копье Воздуха», ощущая себя всемогущим Зевсом и слыша как из хоровода песка, поднятого «Ураганом», доносятся разнообразные по эмоциям крики.
        - Он демон какой-то! - заорал кто-то восторженно.
        - Ребята нам жопа! Отвечаю! Зовите наших топов! Они ему покажут, как нас убивать, - воскликнул некто мстительным писклявым голосом.
        - Да он и сам ловко это делает, - хохотнул другой игрок. - Валить отсюда надо. Огородами уходим, свитками.
        - Не работают они здесь!
        Это была музыка для моих ушей, тешащая мое тщеславие ровно до тех пор, пока они не погибли. В ту же секунду я апнулся, став 282-го уровня. Все очки характеристик вложил в интеллект. Еще улучшился навык «Посох мой друг», став усиливать магическую атаку на +7%. Расту потихоньку.
        Пока мне все нравилось, за исключением одного: криков «первородных» о топовых игроках. Как бы они не нагрянули по мою душу, но до этого дело не дошло. Что-то ярко вспыхнуло возле озера. Я бросил туда стремительный взгляд, а там синевой переливался знакомый портал, из которого стройными рядами выходили, почти пушкинские, тридцать три богатыря. Все красавцы чернокожи. Исхудавшие все рожи. Все равны, как на подбор, с ними дядька Раахуш - так было бы складнее, но во главе сотен джиннов прибыл Шамьюш, а не мой учитель.
        Рисунок боя кардинально поменялся. «Первородные» начали огребать по первое число. Во мне тут же проснулась жаба и безапелляционным тоном приказала носиться по озеру и подбирать лут. Я чувствовал себя стервятником, но мне нужны были деньги: уточню, на благое дело, а не как обычно на девчонок, выпивку и т.д. а уж под таким соусом можно и мир уничтожить.
        Джинны достаточно легко и за совсем короткий промежуток времени очистили озеро от всех, кроме «святых» и меня естественно. Я к этому моменту уже даже ходил с трудом - мог только слегка ковылять, столько всего я нахапал. Телепортация и портал с таким перегрузом уже давно перестали работать, а жаба все не успокаивалась: вон, вон смотри! Еще что-то лежит. Давай, родной, там точно что-то ценное! И я чуть ли не полз, послушно идя у нее на поводу.
        Внезапно мигнула почта. Я проигнорировать ее. В этот момент какой-то расторопный «святой» утащил у меня лут прямо из-под носа. Я зашипел, будто рассерженный кот и сумрачно посмотрел на него. Он весело пожал плечами и побежал прочь. На этом хапание прекратилось - рядом лута больше не было. Жаба перевернулась на спину и довольно высунула язык.
        Присев на корточки, я принялся читать сообщение, пришедшее от Вильгельмины: «Ты же сказал, что джиннам не нравится, что озером владеют игроки! А теперь они защищают «святых»! Как это понимать, упырь?»
        Я чувствовал, что Вильгельмина чуть ли не бьётся в припадке, в очередной раз, думая, что я ее где-то облапошил. Я честно написал ей в ответ, весело при этом скалясь: «Дорогая Вильгельмина Ивановна! Спешу вам выразить свое недоумение. Право слово, я ведь уведомил Вас о том, что джинны испытывают благородное негодование от того, что именно Ваш клан, да снизойдут на него все земные блага, изволит хозяйничать на озере. Об остальных кланах и гильдиях речь не шла. Еще хочу Вас по-дружески проинформировать о том, что джинны будут уничтожать всякого, кто покусится на озеро, кроме «святых». И еще кое-что, это просто мое наблюдение - иногда вы похожи на девушку, у которой постоянно критические дни, не стоит на все так бурно реагировать. Ваш покорный слуга Грациано Ветреный, он же Владыка Воздуха, Ученик Бога, Праведник и Победитель Зла».
        Я весьма довольный собой отправил ей сообщение и практически тут же получил на него короткий, но очень эмоциональный ответ: «Предатель, Иуда и моральный урод!» Ах, как же я все-таки разносторонне развит.
        ГЛАВА 10
        ГЛАВА 10
        Очистив озеро от супостатов, джинны нестройным табором втянулись в портал и по-английски удалились. «Святые» все это снимали на видео и попутно подбирали лут, оставленный «первородными». Руководили игроками: Кот, Рыжая и Старик МакЛауд. Они живо мне напомнили трёхглавого Змея Горыныча. Я приветственно помахал им рукой, скрывая веселую ухмылку. Кот ответил мне тем же и показал оттопыренный вверх большой палец. Девушка вяло трепыхнула раскрытой ладонью и тут же вернулась к прерванному делу. Она громко отчитывала какого-то парня за то, что он умудрился профукать свой дорогущий шлем. Игрок даже не пытался оправдываться, стоял, угрюмо повесив голову. Гном, который неодобрительно смотрел на главу гильдии, во время ее нравоучительного монолога, вмешиваться не стал, а просто махнул рукой и направился ко мне.
        Я же из-за перегруза, все еще сидел на корточках, поэтому смотрел на приближение казначея снизу вверх. С такого ракурса я еще никогда его не видел. Когда он подошел, то я с долей ликования в голосе произнес:
        - Богатый улов. Продадите трофеи, и часть недостающей для постройки замка суммы отобьете.
        - Что есть, то есть, - проговорил гном, позволив себе вымученную улыбку. - Если хочешь, то я заодно и твой лут продам.
        - Я сам думал тебя об этом попросить, - обрадовался я. - У меня тут совсем немного. Ты быстро его пристроишь. Открывай сумку.
        Я начал передавать казначею вещи, наблюдая, как его глаза все больше расширяются от изумления. Да, не хило я нахапал. В реале хребет бы точно переломился.
        Гном по-своему оценил мои старания, возмущенно завопив:
        - Ничего себе! Немного у него! У меня сейчас перегруз будет! Ты сколько нашего лута себе прикарманил?!
        - Кто успел, тот и съел, - огрызнулся я, понимая, что поступил совсем не по-джентельменски.
        - Так не пойдет, - отрезал Старик МакЛауд. - Часть выручки за реализацию лута, придется отдать в гильдию.
        - Десять процентов, - раздосадовано предложил я, встав в полный рост.
        - Тридцать! - выпалил гном, привычно задрав голову и сердито сопя.
        - МакЛауд, побойся Бога! Я тут всех вас спас, а ты меня без штанов оставить хочешь?
        - Не всех, а только меня. Спасибо тебе за это. Но, клянусь бородой Фарадея, меньше, чем на двадцать процентов, я не соглашусь, - горячо проговорил он, после чего упрямо сжал губы в тонкую линию, едва заметную в пышной бороде.
        - Вот только ради дружбы с тобой я дам себя обокрасть, - с тяжелым вздохом произнес я, погрозив ему пальцем, прекрасно понимая, что это справедливый процент. - Зови сюда «мула». А деньги мои выведешь в реал.
        Старик МакЛауд довольно усмехнулся и написал в чат. Через несколько секунд возле нас уже стоял его согильдиец, который в полном объеме принял нахапанный мной лут. Я, угрожающе глядя на него, многозначительно проговорил:
        - Вот только потеряй где-нибудь мои вещички.
        Парень молча кивнул и вприпрыжку поскакал к следующему игроку, помогать с инвентарем. Я посмотрел «мулу» вслед и задумчиво спросил у гнома:
        - Где же вы все это складировать будете?
        - А нам не придется ничего хранить, - откликнулся казначей, достав курительную трубку. - «Первородные» уже связались с Рыжей Справедливостью и предложили выкупить все свои вещи.
        - И вы согласились? - удивился я, вскинув брови. - Они же вас только что чуть не вынесли.
        - Ну, это негласное правило: проигравший имеет первоочередное право выкупа своих дропнувшихся вещей. Если, конечно, игроки сходятся в цене. Этикет, так сказать, - доходчиво объяснил мне Старик МакЛауд, с наслаждением затянувшись горьким табачным дымом.
        Я почесал затылок и не совсем уверенно произнес:
        - У меня есть кое-какие мыслишки в отношении «первородных». Я догадываюсь, кто их нанял.
        - Подожди пока с этим, - попросил меня гном и неторопливо вытащил трубку изо рта, словно ему нужна была пауза для того, чтобы подыскать нужные слова. - Я должен перед тобой извиниться.
        - За что? - с недоумением сказал я, сделав большие глаза.
        - За то, что накричал на тебя. Я понимаю, что джинны тебе не подчиняются. Просто нападение «первородных» заставило меня сорваться. Я ведь многое поставил на карту. Будущее гильдии напрямую связано с этим озером. Мы уже вбухали сюда огромное количество средств и сил. Если его отберут у нас, «святым» конец, - горько произнес гном, стараясь не смотреть мне в глаза. - А если гильдия исчезнет, то я уйду из игры. Для меня все это очень серьезно. Так что не серчай уж на старика.
        - Я вообще не обижаюсь, - отмахнулся я, сказав чистую правду. - На меня знаешь как бывшая девушка орала? Это был полный мрак. Она мне кричит: уберись, а то я после работы устала. Ну, я и убрался… из дома. Так она давай звонить, орать в трубку как потерпевшая. Вот что я сотворил не так? Сказала ведь, чтобы я убрался, так я это и сделал. Молодец, я все-таки, что бросил ее. Ничего она не понимала. Само ее существование - это плевок в лицо теории эволюции Дарвина. Ну, знаешь, там, где про естественный отбор?
        - Слыхал, - выдохнул вместе с дымом гном, весело улыбаясь краем рта.
        - Ладно, а теперь серьезно, - проговорил я, твердо посмотрев на него. - Эмоции могут взять верх над каждым - это ерунда, в порядке вещей. Озеро еще долго останется вашим - джинны будут помогать твоей гильдии, пока не истечет срок действия договора. К тому же, если вы как можно шире распространите информацию о том, что они защищаю вас, то «первородные» будут единственными, кто попытался отнять у вас озеро. Теперь, что касается моих мыслей об их нанимателе. Скорее всего, это клан «Посох и меч». Вильгельмина как-то очень быстро оказалась в курсе всего, что здесь происходило. Может, конечно, кто-то из ее шпионов, внедренных в твою гильдию, отписался ей, но мне кажется, что она заранее все знала и ее уведомляли о ходе сражения.
        Старик МакЛауд кивнул головой, соглашаясь с моими словами, после чего раздумчиво проговорил, глядя себе под ноги:
        - Если все действительно так, как ты предполагаешь, то это красивый ход - сначала они отдают озеро нам, потом мою гильдию отсюда выбивают «первородные», а уже их выносит сам клан «Посох и меч». Условия договора соблюдены - озеро они нам передали, нападать на нас тоже не стали, а уж то, что мы не смогли его удержать - это наши проблемы.
        - Не то, чтобы прям дьявольски хитро, но все же стоит аплодисментов, - оценил я гипотетический план Вильгельмины и ее клана.
        Гном усмехнулся и с намеком добавил, глядя на меня повеселевшими глазами:
        - Тебе не кажется, что Виля стала кого-то напоминать?
        - Маму? Папу? - недовольно предположил я, сразу сообразив, кого он имеет в виду.
        - Ага, - широко улыбнувшись, сказал казначей, всем своим видом показывая, что его намек я прекрасно понял, оттого и помрачнел. - Кстати, ты спрашивал про орден Чистоты. Вот его координаты. Рядом с их крепостью есть небольшой городок варваров. Туда можно попасть стационарным порталом. Они не должны сагриться на тебя - там у многих отрицательная репутация. Но все-таки будь осторожен - персонажей с таким минусом, как у тебя, там, наверное, все же нет, так что могут и напасть, польстившись на награду. Только вот как ты туда попадешь? Через какой стационарный портал? Тебя же сразу атакуют в любом городе.
        - Что-нибудь придумаю. Спасибо, - поблагодарил я гнома, принявшись размышлять над его словами. - Пока, МакЛауд.
        Мы пожали друг другу руку, и я направился к берегу озера, примерно уже представляя, куда сейчас перенесусь - это довольно маленькое захолустное поселение. Даже если его обитатели нападут на меня, то уровни у них значительно меньше моего - отобьюсь как-нибудь. Если же не сагрятся, то надо будет как-то уговорить непися, отвечающего за портал, открыть его для меня - это следует сделать как можно скорее. Я где-то слышал, что если НПС сами не могут изгнать личность, вызывающую у них несварение, то они не постесняются позвать подкрепление: в виде других более сильных неписей или же игроков, посулив им награду.
        Выбравшись на берег озера, я использовал «Прокол» и оказался в деревне светлых эльфов, находящейся в локации Старый Лес. Снова вернулось ощущение того, что я словно по местам былой славы кочую: недалеко отсюда я когда-то духов в лощине гонял. Тогда мне еще пришлось посетить дом-дупло одного высокомерного остроухого старика.
        Посмотрев по сторонам, я понял, что эльфы, за все то время, что меня здесь не было, так и не эволюционировали - с деревьев они не спустились. В окнах, вырезанных в гигантских древесных стволах, начали мелькать сначала заинтересованные, а потом испуганные лица. Уровни эльфов колебались в пределах от сотого до сто пятидесятого, что, конечно же, не позволяло им рассчитывать на победу надо мной - из-за этого они и струхнули. Веревочные мостики, связывающие между собой различные дома-деревья, мгновенно опустели. Эльфов словно ветром сдуло, как только они поняли, кто к ним заявился. Неписи, будто крысы, в мгновение ока забились в свои древесные норы. Отовсюду стали доноситься звуки захлопывающихся крепких дверей. Деревня словно вымерла. Если бы здесь были игроки, то они бы вряд ли свалили при моем появлении, но их тут не наблюдалось, так что на всю деревню нас осталось лишь двое. Компанию мне составил безымянный непись, который стоял возле не активного портала. Он даже не двинулся с места, когда я появился, в отличие от местного ретировавшегося населения. Наверное, ему система не позволяла это сделать.
Скорее всего, скрипт его поведения был написан таким образом, чтобы он в любых ситуациях торчал рядом с порталом, раз уж он занимался его функционированием. То, что именно этот НПС остался на своем месте, существенно упрощало мне задачу. Было бы проблематично гоняться за ним по локации, если бы он, как и другие неписи куда-нибудь свинтил.
        Я телепортировался к нему и произнес:
        - Товарищ, вот координаты, мне нужно туда попасть.
        Голову НПС скрывал глубокий капюшон. Лицо невозможно было рассмотреть. Боится он меня или нет? Это выяснилось, когда скрипучий голос непися решительно произнес:
        - Я не сотрудничаю с преступниками.
        - Я жертва обстоятельств, - произнес я жалким голосом, заламывая руки. - Это все происки темных сил. Чертовсон попутал.
        НПС молча плюнул мне под ноги, чуть-чуть не попав на сапоги. Смелый какой. Хотя уровень у него был подстать локации - всего лишь 126-ой, что совсем не мешало мне отправить его в цифровое загробье. Внутренне я зарычал, но убивать непися не стал, по вполне понятным причинам. Лучше попробую его купить. Я пренебрежительно оглядел его простой коричневый балахон, подпоясанный грубой веревкой, и вальяжно сказал, давая понять, что денег у меня хоть одним место жуй:
        - Назови свою цену.
        Подкуп не удался. Непись ответил голосом, в котором слышалось, что мы бедные, но гордые:
        - Мне не нужны твои кровавые деньги.
        - Нет, так дело не пойдет, - яростно прошептал я себе под нос и стремительно выхватил рапиру, приставив ее к горлу НПС. - Ты сейчас же откроешь портал или я использую «Истинное око»! Оно позволит мне узнать кто ты такой и где твои дети, жена, родители, теща, тесть, домашние животные! И если ты не пойдешь на сотрудничество, то я вспорю им брюхо вот этим самым клинком! Мамой клянусь!
        Непися наконец-то проняло. Сработало запугивание. Я в этом хорош. У минусовой репутации были свои плюсы. Правда, репа с магами, контролирующими порталы, упала еще ниже, но это ерунда, переживу.
        Непись согласно кивнул головой и проговорил, дрожащим голосом:
        - С вас тысяча золотых.
        Я передал ему обозначенную сумму. НПС вытянул руку в сторону портала, и он заработал. Последним, что я услышал перед тем, как шагнуть в голубое марево, были робкие слова непися:
        - Моя теща совсем недалеко отсюда живет…
        Последовала секундная темнота, и система меня поприветствовала:
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ГОРОД ФАРСУНФЬОРД! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 200+.
        Город располагался в бухте Северного моря. С трех сторон его окружали крутые горы с заснеженными пиками, которые терялись среди свинцовых туч, затянувших серое хмурое небо. Фарсунфьорд был обнесен высокой стеной из бревен, покрытых инеем и льдом. Дома варваров, населяющих сие неприветливое место, оказались приземистыми и напоминали длинные амбары, сложенные из необструганных бревен. Щели в стенах были густо замазаны глиной. Над двухскатными крышами, похожими на перевернутые лодки, поднимался дым из очагов: он практически мгновенно развеивался в порывах холодного ветра.
        Местные обитатели, встретили меня весьма негостеприимно. Заросшие по самые косматые брови нечесаными бородами, в основном рыжими, они внимательно следили за каждым моим движением, держа в руках внушительные топоры. Варвары были одеты в хорошо выделанные шкуры, меховые штаны и кожаные сапоги, тоже на меху. Многие на головах носили шапки, а некоторые - рогатые шлемы. Левелы у них начинались от двухсотого и выше. Ну, вряд ли высокоуровневый Шамьюш мог послать меня в локацию попроще.
        Среди десятка НПС, окруживших портал, находилось трое игроков. Один из них удивленно воскликнул при виде меня:
        - Да это же Грациано! Он наш мужики. Тот еще налетчик.
        Неписи расслабились, признав своего. Они убрали топоры и разошлись по своим варварским делам: жечь чужие посевы, грабить врагов и насиловать женщин. Игроки тоже начали рассасываться. Они были не чета тем нубам, которых я встретил в лесу, где качал бабочку - эти являлись матерыми ребятами, много повидавшими на своем геймерском веку. Моя, овеянная славой, личность, их нисколько не заинтересовала. Но все же один остался - это был тот игрок, который впрягся за меня перед варварами. Он подошел ко мне, протянул руку и дружелюбно сказал:
        - Здорова. Я Альвик Магденбургштрасский.
        - Фигассе, - выдохнул я, пытаясь без запинки прочесть его ник. - Грациано Ветреный, но можешь звать меня просто - Грациано Ветренбургштрасский
        Он жизнерадостно заржал и произнес:
        - Зови меня Альвик Маг. Не часто сюда игроки забредают. Городок тут махонький: три двора и пара лодок. Квестов зубодробительных нет. Товаров редких тоже не наблюдается. Так зачем же ты сюда пожаловал, Грациано?
        Парень с хитринкой в глазах принялся изучающе смотреть на меня. Я начал разглядывать его в ответ. Одет он был как все местные неписи. Только вооружен по-другому - в руке не топор, а магический посох с прозрачным кристаллом в навершие. Фигура из-за объемной шкуры казалась тучной, будто пивная почка. Ростом он был почти на голову выше меня. Его ярко-рыжие волосы выбивались из-под рогатого шлема, закрывая узкий лоб. Губы прятались в такого же цвета густой бороде, завитой в толстую косу. Задорные голубые глаза бегали под широкими бровями, чуть-чуть не сросшимися над переносицей. Лицо его было почти круглым и напоминало полную луну. Уровень парня застыл на цифре - 232. Под ником было название клана - «Боевые топоры Одина».
        Составив о нем первоначальное положительное впечатление, я проговорил, пожевав губы:
        - Дело у меня тут.
        - Я так и думал, - улыбнулся он. - Пошли что ли уже. Отведу тебя. Здесь не далеко. Можно, конечно, свитками перенестись, но мне поговорить охота.
        Я удивленно хмыкнул. Давно я не сталкивался с таким отношением к своей персоне: все почему-то считали своим долгом обрушить на меня тонну негатива, а этот смотри-ка вполне дружелюбный парень, играющий за человека-мага.
        В этот момент Альвик двинулся в сторону открытых городских ворот, при ходьбе опираясь на посох, будто у него была повреждена нога. Пожав плечами, я пристроился рядом с ним, и заинтересованно спросил:
        - Куда идем-то?
        - В орден Чистоты. Тебе разве не туда надо? - произнес Альвик и тут же хохотнул, увидев растерянность на моем лице. - Не переживай, я не умею читать мысли. Просто сюда только за этим и наведываются.
        - А ты сам-то, что тут делаешь? - громко спросил я, пытаясь перекрыть грохот обрушивающихся на скалы волн. Звук стал особенно силен, когда мы покинули город и ступили на широкую тропу, которая вела по берегу моря и уходила куда-то в горы.
        - Длинная история, - ответил маг, плотнее запахнувшись в шкуру из-за того, что подул пронизывающий ветер. - Еще успею ее рассказать.
        Я ощутил, как холод начал распространяться по всему телу. Изо рта клубами повалил пар. Шкала сытости персонажа пошла вниз быстрее обычного. Я достал орехи и несколько протянул парню:
        - Угощайся.
        - Не, тебе нужнее, - отказался он и вытащил из сумки кожаный мех. - Тут надо много есть, а лучше побольше горячительного пить - оно согревает. Иначе здоровье вниз пойдет, и ты насмерть замерзнешь.
        Я принял мех из его рук и немного отпил. По горлу прокатился огненный ком самого ядреного пойла, которое я только пробовал. Шкала насыщения замерла на месте. Я почувствовал, как становится теплее. Прилетел бафф, дающий дополнительное сопротивление к отрицательной температуре воздуха.
        - Прям пропаганда алкоголизма какая-то, - пошутил я, вернув мех владельцу.
        Альвик тоже пригубил и, не торопливо идя по тропинке, начал рассказывать:
        - Я ведь тоже изгой. Не такой известный, как ты, но светлые меня не привечают. А тут таких любят. В принципе, я бы все равно на Север подался. Нравится мне все это, - он обвел рукой горы, море и почти исчезнувший позади нас городок. - Я ведь специально имя себе такое выбрал и магом воды стал не случайной. Варвары живут морем, им нужны такие маги. Я достаточно быстро прокачал с ними репутацию. Видел, как они меня слушаются? То-то же.
        Во время своего монолога парень кинул запрос на добавление в друзья. Я согласился. Вроде адекватный игрок. Почему он изгой, уточнять не стал. Мало ли как его цифровая судьба сложилась.
        Альвик продолжил говорить:
        - Я сам из ордена Чистоты, как и весь мой клан. С ними весело: набеги, охота, турниры. Тут нас все уважают. А вон и наша берлога показалась.
        Действительно, среди гор притулилась небольшая почти квадратная крепость с высокими стенами, сложенными из массивных необработанных камней, из-за которых выглядывала крыша главного здание резиденции ордена Чистоты. Она была конусообразной и заканчивалась шпилем, на котором развивался стяг ордена. На таком расстояние я не сумел рассмотреть, что там изображено, но прекрасно мог оценить мощь крепости. Она грозно нависала над морем и контролировала требушетами, расположившимися на стенах, близлежащее водное пространство. Крепость выглядела неприступной. Вот тут бы прописаться «святым» вовек бы их никто отсюда не выковырял.
        Пока я глазел на обиталище ордена, наша тропинка успела влиться в нормальную дорогу, очищенную от снега, которая вела к бревенчатым воротам крепости. Как только мы подошли к ним, изнутри нам открыли калитку. Игрок, сделавший это, ничего не спросил у нас. Он только с любопытством покосился на меня и пропустил наш дуэт в крепость.
        В чистом от снега внутреннем дворе, находилось несколько неписей и игроков. Все они сражались между собой в учебном бою. Как только игроки заметили моего персонажа, то прекратили биться и стали тихо переговариваться между собой, поглядывая на меня без всякой враждебности.
        Альвик уверенной походкой повел меня между ними. Игроки же принялись сперва неуверенно, а потом все более азартно в разнобой приветствовать меня. Я чуть не зарделся, как красна девица. Безусловно, было приятно. Я видел в их глазах уважение. Твою мать, мне здесь нравится. Почему гном так нелестно отзывается об этом месте?
        Я еще не успел насладиться всеобщим вниманием, а мы уже пересекли внутренний двор, и зашли в главное здание. Маг наклонился ко мне и наставительно произнес:
        - Магистр у нас непись, так что поаккуратнее с ним. Он нормальный, но лучше ему не перечить.
        Дальше парень повел меня по крепости узкими холодными коридорами, в которых висели горящие факелы. Они разгоняли темноту и давали немного тепла. К меху приходилось прикладываться реже, чем на свежем воздухе, но все же я получил дебафф - «опьянение». Ноги начали заплетаться. Пол немного шататься. А глазомер давать сбой.
        Наконец Альвик привел меня в большой зал, на стенах которого было развешано разнообразное оружие и щиты. Тут оказалось заметно жарче, чем в остальной части здания - этому в огромной степени способствовал ярко полыхающий камин, в котором весело трещали поленья. В зале пахло смолой и дымом. Обычный для этой крепости сумрак, помимо пламени камина, разгоняли еще лучи света, косо падающие из узких окон-бойниц.
        Возле дальней стены зала на возвышении стоял трон, вырубленный из единого куска скалы. Его холодную каменную плоть покрывали мягкие шкуры, которые не давали неписю, сидящему на них, отморозить себе причинное место.
        Я оценивающе посмотрел на хозяина трона. Он заметил мое внимание, поднял одну бровь и вонзил в меня острый взгляд цепких серо-стальных глаз. Орден, как это и полагается, возглавлял убеленный сединами кряжистый дед, еще на многое способный. Он был похож на Раахуша: такой же уверенный, властный, и с лицом, изборожденным глубокими морщинами. В отличие от большинства варваров этот тип носил помимо меховых штанов и кожаных сапог, толстую жилетку, а не шкуру: на голове его покоился серебряный обруч, почти не заметный на длинных седых волосах, спускающихся на плечи сальными патлами опытного рокера. Уровень его был скрыт.
        Рядом с троном ручкой вверх примостился увесистый молот. Я бы такой хрен поднял, а дед, судя по тугим мышцам, бугрящимся на обнаженных руках, мог им вертеть так же как я Вильгельминой.
        Когда магистр ордена, носящий имя Викар Мудрый, заговорил, мне показалось, что со стен попадают щиты и оружие, такой грохочущий у него оказался голос:
        - Кого ты ко мне привел, Альвик Маг?
        Парень, не испытывая перед дедом пиетета, по-простому сказал:
        - Это Грациано Ветреный. Весьма известный и заслуженный маг.
        - И зачем же ты ко мне пришел, Грациано Ветреный? - рявкнул Викар, грозно сдвинув лохматые брови, больше похожие на кусты каких-то диковинных белесых растений.
        - Рад видеть пред собой знаменитого магистра ордена Чистоты Викара Мудрого, - польстил я деду и обозначил уважительный полупоклон.- Мне нужны пергаменты из кожи эльфов.
        Альвик и глава ордена удивленно посмотрели на меня. Сделали они это настолько одновременно, что могли бы обыграть в этом компоненте сборную России по синхронному плаванию.
        Маг быстро выпалил, не спуская с меня растерянного взгляда:
        - У нас отродясь не водилось таких пергаментов. Тебе кто такой квест дал? Я думал, ты в поход с нами собрался. Обычно за этим квест-стартеры игроков сюда посылают.
        - Как это нет? - обескуражено сказал я, удивившись не меньше, чем он и непись.
        Неужто Шамьюш решил зло подшутить надо мной? Вот ведь свинья. Я уже начал строить планы мести, но все прояснилось после хриплых слов Викара Мудрого:
        - Давно никто не вспоминал об этих пергаментах. К сожалению, как и говорил Альвик Маг, у меня их нет, но я умею создавать подобные вещицы - этот секрет мне достался от моего отца, а ему от его и так до самого Одина.
        - Мне десяток состряпаете, многоуважаемый магистр? - торопливо сказал я. - Заплачу золотом.
        - А можно и мне несколько? - это уже Альвик попрошайничал, шепнув мне доверительно: - Они же, наверное, ценные.
        Викар резко встал с трона, оказавшись еще выше мага и с торжеством в голосе громыхнул:
        - Раз так, то собирай воинов Альвик Маг, готовь драккары, завтра идем за шкурами остроухих.
        Парень и дед опять синхронно посмотрели на меня, точнее на мои уши. Я махнул рукой и устало сказал:
        - Я уже привык. Сам не в восторге от такого родства.
        - Значит, пойдешь с нами, - веско сказал магистр и взглядом выпроводил нас из зала.
        ГЛАВА 11
        ГЛАВА 11
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «ПОМОЩЬ ОРДЕНУ ЧИСТОТЫ». ЗАДАНИЕ СЧИТАЕТСЯ ВЫПОЛНЕННЫМ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ УСПЕШНО СОВЕРШИТЕ ВМЕСТЕ С ЧЛЕНАМИ ОРДЕНА НАБЕГ НА ЗЕМЛИ ЭЛЬФОВ. НАГРАДА: 5,5 МЛН. ОПЫТА; +200 К РЕПУТАЦИИ С ОРДЕНОМ ЧИСТОТЫ; ДЕСЯТЬ ПЕРГАМЕНТОВ ИЗ КОЖИ ЭЛЬФОВ. ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        Я, конечно же, согласился, подумав о том, что если бы обиделся на «остроухих», то, возможно, квест бы не дали, а так меня ловко подвязали к набегу варваров. Ну, должно быть интересно. Хотя сама цель задания вызывает у меня некоторое омерзение - шкуры эльфов. Бррр… я настрочу целую кляузу на Утопию, если члены ордена при мне будут снимать их. Надеюсь, тут не все такие, как Альвик, которого по большей части волновала только экономическая сторона вопроса, а не морально-этическая, иначе Старик МакЛауд прав, негативно характеризуя орден Чистоты.
        Я покосился на вышагивающего рядом мага и спросил:
        - Альвик, а тебя совсем не покоробило то, что завтра мы идем ошкуривать неписей?
        - Мы их только убьем, - легко сказал он. - Шкурами займутся наши НПС.
        - Отлично, - обрадованно произнес я, подумав, что не придется писать донос. - Сколько вообще вас здесь: игроков и неписей?
        - Военная тайна, - ухмыльнулся парень. - Вот вступишь в наши ряды, так сразу все расскажу.
        - Я уже в ордене Странствующего Колдуна, - поджав губы, проговорил я, вроде бы расстроившись.
        - Ну, я могу попросить магистра, чтобы он помог тебе избежать годового штрафа, если соберешься к нам, - задумчиво проговорил Альвик, не спуская с меня пристального взгляда.
        - Над этим надо серьезно подумать, - морща лоб, сказал я. - Почему вообще такое название у ордена? Что за Чистота?
        Маг заулыбался и, панибратски хлопнув меня по спине, начал объяснять:
        - Вот скажи мне честно, ты ведь слышал о нас только плохое? Ладно, не отвечай, по глазам вижу, что прав. Ты не думай, что орден состоит из каких-то засранцев. Просто мы четко отделяем реальный мир от цифрового. В настоящей жизни, я бы за эльфов, если бы они существовали, глотки бы перегрыз таким нелюдям как мы, которые хотят снять с них шкуры. Но это лишь игра и никто на самом деле не пострадает. Они отреспятся, а мы прибавим в силе. Подобная философия у всех членов ордена, поэтому львиная доля из нас имеет минусовую репутацию. Ты спрашивал, что за Чистота? Так вот, мы с парнями заходим сюда «чисто» поиграть.
        Я усмехнулся. Идеология ордена схожа с моей. Может и правда присоединиться к ним? Но, наверное, мне все-таки выгоднее остаться среди колдунов, которым плевать на репутацию.
        Я решил прояснить у парня еще один вопрос, заинтересовавший меня:
        - А почему магистр непись?
        - Он один из самых уважаемых НПС на Севере. Вот мы и уболтали его стать нашим главой. В дальнейшем мы много раз хвалили себя за этот ход.
        - Спасибо Альвик за подробные объяснения, - поблагодарил я его. - А теперь мне пора в реал.
        Я тепло попрощался с парнем, условившись завтра встретиться возле ворот крепости, и нажал логаут. Выбравшись из капсулы, я помчался удовлетворять потребности организма: сперва в маленький «кабинет», а потом ужинать. Пока еда разогревалась, я бесцельно подошел к кухонному окну, раздвинул цветные занавески и глянул на улицу. Там уже горели редкие уличные фонари - те, что не побила местная шпана, дабы впотьмах сподручнее было творить всякие непотребства.
        В очередной раз я с иронией подумал, что вид из моей съемной квартиры открывается на будущее - вдали виднелось кладбище. Вороны уютно устроились на покосившихся крестах. В будке сторожа горел свет. Я как-то пересекался с этим мрачным долговязым мужчиной, лишенным растительности на голове: встреча получилась запоминающаяся. Дело было глубоким летним вечером. Я тогда в сумерках возвращался домой после какой-то пьянки и решил сократить путь через кладбище. Именно в это время припозднившийся сторож, заканчивал копать могилу, которая должна была быть готова к утру. Судьба свела нас как раз в тот миг, когда он с кряхтением вылезал из могилы. Несмотря на алкоголь, туманящей сознание, я отчётливо увидел его блеснувшую в свете луны лысую голову, отчего тут же протрезвел и испуганно выдохнул, и, как вы понимаете, не изо рта.
        Я весело хмыкнул, еще раз пережив эту встречу и принялся за ужин, стараясь поглощать пищу как можно тише, потому что набирал номер Наташи - обычно мы в это время созваниваемся. После полуминутного ожидания, девушка не отреагировала на мой звонок и вызов прекратился. Я удивился и набрал ее еще раз.
        Наконец-то она ответила, тяжело и прерывисто дыша:
        - Привет.
        - Привет, - поздоровался я в ответ, игриво добавив: - Чего так долго? Обо мне мечтала?
        - Давай потом поговорим? - серьезно сказал она, зарубив на корню мое фривольное настроение.
        Я недовольно хмыкнул, но вполне мягко предложил ей:
        - Давай я сейчас приеду? Мы уже несколько дней не виделись.
        - Я пока занята, - поспешно произнесла девушка. - Может, завтра?
        - Ты с любовником что ли? - с напускной веселостью сказал я, хотя мне стало совсем не до веселья, уж очень подозрительно все это выглядело.
        - Нет, - хохотнула Наташа, как-то не совсем искренне. - Хорошо, приезжай через часок.
        - Жди, - сказал я и сбросил вызов, немигающим взглядом уставившись на сосиску.
        Темные мысли начали одолевать меня. В принципе я ей доверял, но все-таки, что-то она не договаривает. Мог ли сейчас с ней действительно быть другой мужчина? Вряд ли, но ревность кольнула в область сердца. Голова как будто потяжелела от рогов. Наташу я не любил, но сам факт измены… я до хруста сжал кулаки. Надо устроить ей сюрприз: всерьез я не думал, что обнаружу в ее квартире под кроватью или в шкафу любовника, но просто для устранения подозрений и собственного спокойствия, надо бы пораньше нагрянуть к ней, дабы попытаться застать прелюбодеев, если она все же изменяет мне.
        Я мгновенно вызвал такси, быстро оделся и пулей вылетел из квартиры. Водителю я пообещал заплатить двойную сумму заказа, если он домчит меня до дома Наташи в минимально короткое время. Он понятливо кивнул почти седой головой, и автомобиль с визгом сорвался с места. Таксист был пожилым мужчиной, что добавляло мне нервозности. Как бы в аварию не угадить. Я тряхнул головой, отгоняя видения несущегося на меня красного старенького внедорожника и нервно сжал кулаки.
        По пути водителю все-таки стало любопытно, куда я так спешу, и он ненавязчиво спросил, не отрывая внимательного взгляда от дороги:
        - Куда так торопимся, мил-человек?
        - На свидание, - зло бросил я, но потом устыдился собственного тона и спокойно добавил: - Извините за грубость. Просто я пока не знаю, будет ли свидание вдвоем или втроем.
        - Как это? - нахмурившись, сказал он и заинтересованно посмотрел на меня в зеркало заднего вида.
        - На дорогу смотрите, пожалуйста, - выдохнул я и кинул взгляд на быстро мелькающие витрины магазинов.
        Таксиста не обидели мои слова, и его совсем не смутило молчание пассажира. Он, спустя несколько секунд, уверенно предположил:
        - Адюльтер?
        - Почти, - сказал я сквозь зубы. Какой дотошный дед.
        - Эх, молодежь сейчас, конечно, не та, что была раньше… - с ностальгией прокряхтел водитель. - Все по чужим бабам бегают. Мы вот себе такого не позволяли. Взял одну в жены и до конца с ней…
        - Вы еще при царе жили? - гоготнул я, не совсем понимая, о чем балаболит дед. Будто я не знал, что было пятьдесят лет назад.
        Таксист блеснул глазами и, насупившись, умолк. Обиделся все-таки. Совесть требовала, чтобы я в очередной раз извинился перед несправедливо обиженным дедом, но разум твердил ей, что он опять присядет нам на уши и она сдалась.
        В молчании мы подъехали к дому Наташи. Район здесь был престижный: все чистенько, ухоженно, аккуратные аллейки. Квартиры в этих красивых домах из бетона и стекла стоили баснословных денег. Я впервые задумался над вопросом: откуда же у нее средства, чтобы жить здесь? Неужели в санатории столько платят?
        Автомобиль остановился напротив подъезда. Я расплатился с водителем, не забыв про свое обещание удвоить сумму. Он действительно быстро домчал меня.
        Таксист коротко напутствовал меня, с отечественными нотками в голосе:
        - Не натвори глупостей. Потом локти кусать будешь.
        Я благодарно кивнул ему, вылез из машины, хлопнул дверью и направился к домофону. Наташу набирать не стал - это убьет эффект неожиданности, поступил иначе. Я закрыл пальцем встроенную в домофон камеру и набрал номер совершенно незнакомой квартиры. В динамике раздался приятный женский голос. Я представился лифтером, и меня без промедлений впустили, посетовав на опять барахлящую камеру. Лифт, кстати, и правда, не работал. Тут я невольно угадал, кем притвориться.
        Спустя пару минут, я уже взлетел по лестнице на пятый этаж и звонил в дверь квартиры Наташи. Совсем не сразу донесся ее рассерженный голос:
        - Кто там еще?
        - Свои, - ответил я, пытаясь унять пошаливающие нервишки. Вот сейчас я все и узнаю.
        Заскрипели замки, и дверь тяжеловесно отворилась. На пороге с мокрыми волосами стояла обернутая в полотенце Наташа.
        Она выдохнула, удивленно хлопая длинными ресницами:
        - Ты чего так рано?
        - Сюрприз, - сказал я, растянув губы в неестественной улыбке.
        - Надо было предупредить, - не оценила девушка мое столь раннее появление.
        - Тогда это был бы не сюрприз, - мрачно произнес я, отодвинул ее рукой и быстро зашел в квартиру.
        Разувшись, я обнаружил, что в спешке надел разные носки: хорошо хоть чистые и не дырявые. У Наташи сей факт вызвал веселую улыбку. Я же, не акцентируя на этом внимание, принялся, как бы невзначай, исследовать ее квартиру на предмет посторонних кобелей. Мне предстояло обыскать три комнаты в стиле хай-тек, отделанных инновационными материалами: закаленным стеклом, гибким камнем и акрилом.
        Я принялся лавировать среди элитной мебели, бросая недовольные взгляды на металлический стол, на котором играли лучи искусственного света, испускаемого галогенными люстрами, футуристическими лампами и затейливыми бра. Стол вызывал мое неудовольствие тем, что отчасти был схож с операционным.
        Квартира Наташи могла похвастаться почти стерильной чистотой. Когда я случайно уронил на пол фантик от конфеты, взятой из замысловатой вазы и тут же съеденной, откуда-то бесшумно выполз робот-уборщик и утащил обертку.
        Наташа с совершенно оторопевшим взглядом, ходила за мной хвостиком и наблюдала как я молча, тщательно осматриваю ее квартиру. Поняв, что это выглядит весьма подозрительно и даже комично, я отстраненно принялся лопотать о том, что хочу себе сделать такой же ремонт.
        Внезапно Наташа звонко рассмеялась, так, что аж полотенце соскользнуло с ее обнаженного тела, линии которого не уступали формам самых восхитительных цифровых красоток.
        Девушка, с трудом выдавливая слова, сквозь взрывы гомерического хохота, произнесла:
        - Ты, правда, ищешь любовника?
        - Смешная шутка, - нервно проговорил я, прекратив заглядывать за диван. - Просто хочу так же обустроить квартиру.
        Наташа зашлась в еще большем хохоте, не поверив мне. Ноги девушки принялись подкашиваться. Она медленно сползла по стене, оказавшись на пятой точке - это заставило ее немного успокоиться.
        Тяжело отдуваясь, с разрумянившимися щечками, Наташа, приняла вертикальное положение, подобрала полотенце и с ехидной усмешкой, блуждающей на устах, сказала:
        - Я приму ванну, а ты пока сделай несколько снимков для ремонта - так будет проще.
        - Точно, - прошептал я себе под нос и быстро пошел в ванную комнату - это было единственное место, которое я еще не проверил.
        - Э, ты куда? - окликнула меня девушка, устремившись вдогонку.
        - Руки надо помыть, - огрызнулся я, не поворачивая головы.
        В ванной тоже никого не оказалось, но мое внимание привлекли плавающие в джакузи лепестки роз. Я под насмешливым взглядом девушки принялся мыть руки в раковине из зеленого мрамора, не сразу сообразив, как работает этот дьявольский новомодный кран, из-за чего чуть не ошпарился. Мой промах опять вызвал веселую улыбку на ее губах. Она, наверное, даже в цирке так не ухохатывалась, как сегодня.
        Я подозрительно покосился на нее и максимально нейтральным тоном спросил:
        - Где лепестки взяла? Ощипала чей-то подарок?
        - Сама купила, - ответила она с притворным тяжелым вздохом, не сумев скрыть блеск смеющихся глаз. - Ты же мне цветы не даришь.
        - Вот не надо утрировать. Дарил я их тебе. Зачем тебе еще? Это же не рациональное использование денег, - оправдываясь, произнес я, пряча облегченную улыбку. Все хорошо - рога у меня не выросли, низкие потолки царапать не буду.
        - А может быть, я хочу стать той девушкой, которую завалят цветами? - проговорила Наташа, хитро глянув на меня.
        - Мертвой? - ухмыльнулся я, вытирая руки мягким полотенцем.
        - Как смешно, - не оценила она мою черную шутку, и, на миг закатив глаза, шаловливым голосом добавила: - На кухне в шкафу на верхней полке стоит бутылка вина. Открой ее и достань из холодильника сыр.
        - Женский алкоголизм - страшная вещь, - строго произнес я, нахмурив брови.
        - А я смелая, - озорно отрубила Наташа, глядя на меня глазами, в которых скакали бесенята. - Иди солдат, выполняй.
        - Есть, госпожа, - сказал я, дурашливо козырнув.
        Дверь ванной комнаты закрылась перед моим носом. Оставшись один, я пошлепал на кухню, где на идеально гладкой поверхности современного холодильника, такого умного, что ему хоть сейчас в президенты, отразилось мое повеселевшее лицо. Я уселся на металлический стул с мягким кожаным сидением и набрал номер Вовы. Надо бы узнать, как он там? А потом уж вином и сыром займусь.
        - Здорова, урка, - радостно произнес я, дозвонившись до друга. - Как твои дела?
        - Добрый вечер, - откликнулся он тоже радостным голосом. - Спасибо тебе за деньги. Они мне очень помогли.
        - Ты чего такой веселый? - насторожился я. - Дунул что ли? Совсем по наклонной пошел?
        - Нет. Просто адвокат сказал, что он с большой долей вероятности выиграет мое дело, - объяснил Вова причину своего хорошего настроения. - Там все улики косвенные. И это… тебе скоро позвонят, попросят дать показания. Ты уж не подведи…
        - Все будет путем, - самоуверенно сказал я, ухмыльнувшись. - Денег хватило?
        - Да, пока все отлично. Ты сейчас чем занимаешься? Может, в гости заскочишь?
        - Блин, некогда, у меня очень важные дела. В следующий раз заеду. Ладно, пока. Держись там.
        - Хорошо. И тебе удачи.
        На этом наш разговор закончился. Теперь надо найти вино и достать сыр. Я быстро пошарил по шкафу и отыскал бутылку. Повертел ее в руках и пришел к мнению, что если я ее уроню, то мне придется брать ипотеку, дабы расплатиться за нее с Наташей. Весьма осторожно я откупорил бутылку штопором, даже перестав дышать в этот момент. В воздухе разлился дивный аромат дорогого напитка. Я аккуратно наполнил фужеры вином, не пролив ни единой капли. Дальше пришла очередь сыра. Он лежал в холодильнике, сразу перед охренеть какими полезными йогуртами, которые если поднапрягутся, то могут вылечить от всех болезней. Я тонко нарезал аппетитно пахнущий сыр, красиво разложил его на тарелочки с голубой каемочкой и тут же отправил в рот пару кусочков. Вкусно.
        Закончив приготовления, я решил, что пока жду Наташу, неплохо бы залезть на форум Утопии, поискать свежие новости о себе любимом. Мне практически мгновенно попалась тема, созданная некой девушкой, которой я напел «правду». Она почти слово в слово пересказала мои слова о Вильгельмине и безответной любви. Девушка вставила в тему фотографии, где я мило улыбался в обществе членов клана «Свидетели Егора». В комментариях как обычно люди поделились на два лагеря: те, кто поверил ее словам и те, кто сильно в них сомневался. Последние делали акцент на том, что Чертовсон подтверждал рассказ Вильгельмины. На светлой стороне орка знали не так хорошо, как на темной, поэтому его слова звучали не столь весомо, как могли бы: в первую очередь он был для нас врагом, а уж потом авторитетом. Сразу же нашлись игроки, которые начали обвинять его в зависти и подхалимаже, что, безусловно, играло мне на руку. Как бы то ни было, моя «правда» ширились, понемногу обеляя репутацию.
        Я с довольной улыбкой отнял от телефона взгляд, затуманенный раздумьями, и наткнулся на накаченного полуголого мужика. Белозубо скалясь, он висел с этой стороны двери и поэтому из комнаты я его не видел. Откуда у Наташи такая архаичность как бумажный календарь с почти обнаженными мужиками? Он же явно не вписывается в обстановку квартиры.
        Меня разобрало какое-то детское любопытство. Я подошел к календарю и начал переворачивать страницы, пока не добрался до карлика, иронично символизирующего самый короткий месяц в году - февраль. Тут я услышал шлепанье босых ног и метнулся на стул.
        В кухню впорхнула порозовевшая после ванной Наташа. На ней был только кружевной полупрозрачный пеньюар. Девушка вместе с ногами уместилась на свободном стуле-кресле, взяла бокал с вином, сквозь него игриво посмотрела на меня и лукаво щурясь, произнесла:
        - За что пьем?
        - За мир во всем мире? - предложил я, засунув телефон в карман.
        - Фи, какая банальщина, - скривилась она. - Надо выпить за что-то действительно бомбезное.
        - Это еще, что за слово? Новая террористическая организация? - пошутил я.
        - Я бы сказала что-нибудь матом, да воспитание не позволяет, - поджав губы, с наигранной печалью произнесла девушка.
        - Кстати, на счет воспитания, - проговорил я задумчиво, только сейчас сообразив, что эта квартира может принадлежать ее родителям, о которых я совсем мало знаю. - Откроешь мне секрет, где сейчас твои предки? Они ведь не с тобой живут, а где?
        - Далеко, - бросила она и звонко добавила: - Выпьем за любовь!
        Наши бокалы громко столкнулись, и я отпил глоток самого роскошного вина в своей жизни. Наташа сделала тоже самое, после чего поправила пеньюар. Он натянулся на ее груди, практически не скрывая аппетитных округлостей. Я сглотнул комок, вставший в горле. Девушка заметила мой плотоядный взгляд и весело рассмеялась, запрокинув голову, а затем элегантным движением руки поправила растрепавшиеся волосы. Я обратил внимание на ее длинные ногти и ехидно сказал, не спуская с них глаз:
        - Тоже слышала, что зиму обещают скользкую. Готовишься?
        - Эх, жаль, нет заклинания, которое могло бы изгнать из тебя твои шуточки, - ядовито усмехнувшись, произнесла Наташа с тяжелым вздохом, весело глядя на меня из-под пушистых ресниц.
        - Ну, в Утопии такое существует, - сказал я и задал вопрос, который давно крутился у меня на языке: - А почему у тебя нет игровой капсулы? Неужели виртуальная реальность тебя совсем не прельщает? Там же околачивается семьдесят процентов населения Земли. Были бы все сто, но у некоторых недостает денег на капсулу.
        - Утопия - это не настоящая жизнь, там все бутафория. Реальность тут, вокруг нас, - проговорила девушка. Ее глаза посерьезнели. В голосе прозвучал металлический оттенок. Но потом, она будто спохватившись, томно добавила: - Разве там можно получить такое наслаждение?
        Наташа с кошачьей грацией встала со своего места и села ко мне на колени. То, что произошло дальше, настоящие джентльмены не должны выставлять на всеобщее обозрение. Я хоть и не джентльмен, но последую их кодексу - промолчу.
        Ночь прошла бурно, а утро выдалось промозглым и неприветливым. Я вышел из подъезда, кутаясь в дорогое пальто, купленное Наташей - деньги за него я ей отдал. Несмотря на погоду, мне захотелось немного пройтись, прежде чем поехать домой. Я не успел сделать и нескольких шагов, как внезапно ко мне подошел высокий худощавый мужчина с пышной копной русых волос. Нижняя часть его лица была скрыта шарфом, из-за чего слова прозвучали глухо:
        - Вы меня не знаете, но я о вас наслышан. И прямо скажем, весьма впечатлен вашей находчивостью и удачей.
        - Спасибо, конечно, но кто вы такой и откуда меня знаете? - настороженно произнес я, подумав, что это может быть кто-то из ухажеров Наташи. На вид ему было ему лет сорок. Вряд ли, конечно, но кто его знает. Может, она любит постарше?
        - О, это не должно вас тревожить, - сказал он, блеснув карими глазами, глубоко упрятанными в череп. - Я просто хочу вам рассказать одну вещь о вашем друге Владимире.
        - Какую же? - медленно спросил я, ощущая, как предчувствие чего-то нехорошего пронзило все мое существо.
        - Вы сейчас по достоинству оцените иронию судьбы, - вкрадчиво проговорил мужчина, шмыгнув носом. - Если бы вас не сбила машина, то с вероятность в девяносто девять процентов, вы бы сейчас не стояли передо мной, а лежали в гробу.
        - Я вас не понимаю, - сказал я чистую правду, сделав шаг назад. Псих какой-то.
        - А все потому, что ваш друг Владимир не предупредил вас о том, что второе погружение в игру на столь долгий срок практически неминуемо убило бы вас, - не скрывая злорадства, произнес он.
        - Почему я должен вам верить? - выпалил я, ощущая, как по телу пробежали мурашки. Мозг уже начал анализировать поведение Вована: до аварии и после нее.
        - Вы можете мне не верить, но послушайте, пожалуйста, эту запись, - проговорил мужчина, достал из кармана телефон и поднес его ко мне.
        Из гаджета полились слова Вована - это определенно был его голос, который я слышал столько раз. Друг, сильно нервничая, кому-то говорил: «Я все сделал, как вы и говорили. Он согласился. Служебное расследование в отношении меня закроют? У него есть шансы выжить? Так мало? Ну, почему он? Двое других не согласились? Вы всё сделали, что смогли? Извините. Нет, нет, я не передумал. До свидания».
        - Это подделка, - хмуро сказал я, сомневаясь в собственных словах. - С нынешним уровнем технологий состряпать такую запись может и ребенок.
        - Решать, конечно, вам, - пожал плечами мужчина, развернулся и не спеша двинулся прочь, бросив напоследок, не поворачивая головы, короткую реплику: - Но от правды не убежишь.
        - Думаете, я не знаю, зачем вы следили за мной?! - закричал я ему вслед, чувствуя, как изо рта летят капли слюны. - Вы хотите, чтобы я свидетельствовал против него! У вас ничего на него нет. Всего лишь какие-то замшелые косвенные улики…
        Я орал и орал, продолжая верещать даже когда он скрылся за углом дома, все больше осознавая, что стою здесь только благодаря хрупким рукам призрака из прошлого - девушки-истерички, толкнувшей меня под машину.
        ГЛАВА 1(ЧАСТЬ 2)
        ЧАСТЬII. НАЕМНИК.
        ГЛАВА 1
        Драккар «Бесстрашный» шел на веслах, разрезая острым носом серо-стальные волны холодного моря. Пронизывающий встречный ветер обдувал лицо: я чувствовал, как немеют губы, а нос превращается в ледышку. Варвары одолжили мне теплый плащ, сшитый из волчьих шкур. Он хорошо защищал от минусовой температуры - это была его единственная плюшка. Свой плащ, из душ джиннов, пришлось снять: он и от холода не спасал, да еще к тому же был весьма заметен, что крайне не рекомендовалось в скрытных набегах.
        Подле меня стоял Альвик. Парень все утро пытался поднять мне настроение, словно он винил себя в том, что в моих глазах поселилась грусть и уныние. Ему было невдомёк, что так просто делу не помочь.
        Я все время прокручивал в голове слова и аудиозапись незнакомца, пытаясь найти нестыковки, которые позволили бы мне перестать считать Вову предателем, но таковых я не находил. Более того мозг подкидывал мне все больше фактов, указывающих на то, что друг оказался вдруг. Поведение Вовы после аварии практически сразу же показалось мне несколько нехарактерным для него. Теперь же на фоне той информации, которую я получил, все вставало на свои места.
        Где-то в груди бушевала ярость. Так меня предать… так предать… Вот как теперь быть? Стоит ли ему мстить? Однозначный ответ на этот вопрос я пока не мог дать. Зло заскрипев зубами, я тяжело опустил веки, мечтая о том, чтобы сейчас проснуться и все это оказалось лишь сном.
        Альвик, не перестававший наблюдать за выражением моего лица, наклонился ко мне и громко начал говорить, заглушая плеск весел и вой ветра:
        - Знаешь, почему этот корабль называется драккаром? Нет? Это из-за того, что на носу резная голова дракона, отсюда и название «драккар».
        - Очень полезная информация, - сумрачно ответил я, прикрыв глаза рукой: солнечный свет, отражающийся от плавающих в море льдин, больно бил в глазные яблоки, заставляя их слезиться.
        Альвика нисколько не смутил мой тон. Парень озорно сказал, попытавшись пошутить:
        - То-то же. Это тебе не женские любовные романы писать - тут думать надо.
        Я против воли осклабился, сверкнув зубами. Маг вдохновился моей реакцией и взахлеб сумбурно принялся описывать драккар:
        - По бортам видишь, щиты навешаны? Они декоративные, боевые в инвентаре у ребят. Управление осуществляется при помощи рулевого весла. Всего у нас тридцать пар весел.
        Ветер усиливался. Парень говорил все громче. По вполне понятным причинам он не писал в чат. Хотя мог бы это сделать, так как чат стал мне доступен после того, как меня приняли в рейд. Альвик понимал, что подобным печатным общением, он точно не заставит меня отвлечься от грустных мыслей, источником которых маг даже не пытался поинтересоваться - этим он был похож на всегда такого тактичного Старика МакЛауда. Кстати, сейчас самое время ему написать. В письме я попросил гнома вывести в реал только половину денег, а оставшееся золото потратить на умения. Казначей ответил утвердительно.
        Параллельно я слушал Альвика. Он, бурно жестикулируя, поведал мне, что на корабле находится семьдесят игроков и НПС. Шестьдесят из них, сидели на веслах, а остальные - в том числе я и Альвик, наслаждались морским круизом - просто у нас не было силушки ворочать веслами. Благодаря этому маг мог увлеченно рассказывать мне о драккаре. Правда, его слова перемешивались с тревожными криками птиц, которые облюбовали одинокие скалы, торчащие из воды, словно гигантские клыки, но Альвика подобная помеха совсем не смущала. Его речь струилась, будто звонкий горный ручей:
        - Паруса шьются из овечьей шерсти. Потом их покрывают жировым слоем, который защищает парус от намокания.
        - Альвик, - перебил я его, решив, что пора перестать мысленно перемывать Вове косточки и сконцентрироваться на квесте. - Там вообще много эльфов?
        Парень не сразу отреагировал на мой вопрос, настолько маг увлекся описанием драккара. Он завис на мгновение, затем недовольно поджал губы и покосился на меня, с выражением глаз гласящим: какого хрена я не стал дослушивать такой увлекательный рассказ? Я с извиняющейся улыбкой пожал плечами. Маг, устремив взор в сторону горизонта, проговорил:
        - Их там столько, что всю нашу банду могут раскатать в тонкий блин. Рейд надо провернуть быстро и незаметно.
        Я скользнул взглядом по уровням игроков - самый маленький был 158-ой, в основном все за двести. Хороший такой рейд, но, видимо, эльфы там тоже не пальцем деланные.
        Прищурившись, я спросил у парня:
        - Этот остров Альвхейм, куда мы идем, он по площади большой?
        - Ага. Он делится на несколько локаций - нам надо в Лес Банши.
        - Почему именно туда?
        - Там есть подходящий фьорд и лес настолько густой, что мы сможем долго оставаться незамеченными, - сказал Альвик, приложил козырьком руку ко лбу и добавил: - Вон уже и Альвхейм показался.
        Мне же из-за полученной при выборе персонажа, способности «крот», которая давала -10% к радиусу зрения в светлое время суток, сначала на горизонте обозначилось лишь смазанное пятно. По мере приближения оно приобретало черты лесистого вулканического острова с невероятно крытыми берегами.
        Небо над Альвхеймом застилал шлейф дыма. Он поднимался из жерла вулкана. Остров, благодаря своему естественному вулканическому источнику тепла, мог похвастаться густой древесной растительностью и отсутствием снегов. Альвхейм был подобен оазису в ледяной пустыне или некой Земле Санникова, оказавшейся в цифровом мире. Вокруг него практически не плавали льдины, а пронизывающие ветра теряли часть своей силы, сталкиваясь с высокими скалами, опоясывающими остров.
        Я толкнул мага локтем в бок и, намекая на вулкан, с сомнением в голосе, произнес:
        - Не рванет?
        - Нет, - беспечно ответил он, махнув рукой. - Тут постоянно так. Прикинь, с вулканом еще можно репу качать. Там, вроде как, божество живет. Кидаешь в жерло какое-нибудь подношение, желательно разумное и несколько очков репутации тут же прибавляется.
        - Умения какие-нибудь дает? - заинтересовался я.
        - Хрен знает, - пожал плечами маг. - Мы с ребятами туда близко не подходим. Опасное там место. Неписи все от двести пятидесятого уровня.
        - Да, действительно, лучше этот вулкан обходить стороной, - проговорил я, задумчиво нахмурив лоб, уже прикидывая, как могу добраться туда.
        Альвик смекнул о чем я размышляю и со смехом произнес:
        - Даже не думай об этом. Награда ведь неизвестна, так что стоит ли из-за нее так рисковать?
        - Ты прав, - согласился я с ним.
        Драккар в это время уже входил во фьорд - узкий, извилистый и глубоко врезающийся в сушу морской залив со скалистыми берегами. Я почувствовал приступ легкой клаустрофобии. «Бесстрашный» практически задевал веслами отвесные скалы. Мне стало заметно лучше, когда фьорд прилично расширился - теперь тут хватало пространства для разворота, чем собственно и занялся непись, орудовавший рулевым веслом. Я так понял, что этим маневром, он обеспечивал как можно более быстрое отступление, дабы члены рейда прыг на корабль и сразу деру.
        Пока драккар делал разворот, меня мучал вопрос: каким образом игроки и неписи заберутся наверх по таким крутым скалистым берегам? Я-то мог использовать телепортацию и левитацию, но они же не маги воздуха. Все оказалось достаточно прозаично: «Бесстрашный» припарковался возле едва заметной пещеры. Альвик, глядя на нее, шепнул мне:
        - Прямо в лес выведет.
        Пещера была всего лишь чуть выше уровня палубы. Друг за другом мы начали перелазить через борт и скрываться в темноте подземного хода. Перед глазами выскочило оповещение:
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ОСТРОВ АЛЬВХЕЙМ! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 195+.
        Один из членов ордена - парень с ником КрасныйФонарь, со смешком проговорил, проникнув внутрь пещеры:
        - Как у моей бывшей.
        Неписи ничего не поняли, а вот живые люди начали смеяться над незатейливой шуткой товарища. Глаза при этом у всех оставались внимательными, цепкими - такие не прошляпят опасность. Я почувствовал себя желторотым юнцом среди ветеранов. Сколько у них подобных вылазок? А сколько у меня? Я, конечно, тоже немало провернул делишек на своем игровом веку, но все эти операции по большей части я проделал в одиночку, а тут же пахнет весьма слаженной командой деятельностью, в которой я могу оказаться инородным телом. Хорошо хоть игрок под ником БрокКрок в общем чате написал к кому мне прибиться. Он был правой рукой Викара Мудрого, а по факту возглавлял весь орден, по крайне мере, ту его часть, которая состояла из игроков. БрокКрок был широкоплечим воином 262-го уровня. Его аватар представлял собой человека средних лет с испещренным шрамами умным лицом и внимательными светлыми глазами. Он, в целом, мне понравился. Говорил кратко и всегда по делу. Люди и неписи слушали его, заглядывая в рот. Сейчас БрокКрок с помощью чата делился с нами стратегией рейда: из шестидесяти пяти тел проникнувших в пещеру,
формировалось тринадцать отрядов по пять человек, которые веерообразно разойдутся по лесу. Так мы не будем привлекать внимания. Пять человек он оставил сторожить драккар. Меня же неофициальный лидер ордена прикомандировал к трем воинам и эльфу-друиду, дав нам увеличенное количество бутылочек, восполняющих здоровье, потому что хиллеров на всех не хватило. Еще БрокКрок приказал всем лидерам отрядов рапортовать в чат о своих успехах или неудачах.
        После получения инструкций мы цепочкой двинулись по вполне комфортной подземной кишке, оказавшейся совсем не длинной. По пути нам никто не встретился. Игроки уверили меня в том, что это нормально. Было бы нереально сложно проникнуть на остров, если бы эльфы сторожили этот ход. А так преодолев пещеру, мы оказались на острове среди валунов, покрытых зеленым мхом.
        Из-за дыма вулкана, застилающего солнечные лучи, вокруг царил полусумрак, скрывающий очертания местности. Я сумел разобрать, что деревья, обступившие нас - это березы, покрытые тонким слоем вулканического пепла, который был повсюду, даже в воздухе, пахнущим перегноем, витали его мелкие частички.
        Система поприветствовала нас:
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЛЕС БАНШИ! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 210+.
        Моему отряду выпала доля идти по самому краю берега, который был усыпан пятнами лишайников. Мы быстренько познакомились и двинулись в путь, настороженно зыркая по сторонам. Впереди шли три воина, два из которых были НПС, звали их: Тори и Рунгерд. Совершенно стандартные варвары, вооруженные топорами. Один 196-го уровня, второй 187-го. Игрок, которого назначили командиром нашей группы, являлся гномом-воином и носил ник Леший. Он был мрачным неразговорчивым мужчиной 251-го уровня. В отличие от неписей он вооружился шипастой булавой и щитом, а под меховым плащом носил толстую кольчугу.
        Друида-эльфа звали Авран. Парень все время лукаво улыбался и косился на меня, словно силился что-то спросить, но не решался. По уровню он являлся одним из самых слабых игроков рейда. Наверное, его поставили к нам в отряд, дабы уравновесить левел Грациано.
        В тот момент, когда я смотрел на его уровень, друид перехватил мой взгляд, и тихо проговорил, все время бегая глазами по сторонам:
        - Грациано, ты не узнаешь меня?
        - Неа, - с недоумением обронил я.
        - Я же сражался против тебя на турнире в Кализеоне, - произнес он с явно ощутимыми нотками обиды.
        - А точно, - сказал я, только сейчас узнав эльфа. - Славный был бой.
        Авран довольно заулыбался. Я действительно вспомнил его и не покривил душой, назвав тот бой славным. Друид действительно хорошо бился.
        Леший, услышавший наш разговор, сердито шикнул на нас и покачал пальцем. Я жестом показал, как закрываю рот на замок и выкидываю ключик.
        Внезапно в молчавший рейд-чат пришло сообщение от командира одной из групп: «Внимание! Произошло первое боестолкновение с противником. Среди личного состава потерь нет. Количество подло атаковавших нас врагов равнялось десяти единицам. Мы храбро вступили в бой и уничтожили супостатов». БрокКрок тут же написал: «Кто вас атаковал? Каков лут? Советы по тактике на бой?» Тот же командир отряда ответил ему: «В атаковавших нас врагах мы без сомнений признали овец. Более того, КрасныйФонарь опознал в одной из них свою бывшую девушку. Лут они дали - шерсть и копыта. Тактика - ни шагу назад». БрокКрок мгновенно настрочил в чат предельно лаконичное послание, краткой выжимкой из которого служило напоминание о том, что флуд и сообщения не по теме жестоко караются. Командир-шутник получил суровый выговор.
        Я усмехнулся и с помощью инфравидения принялся зондировать местность на предмет врагов - таковых не наблюдалось. Я только видел, как впереди осторожно пробираются три знакомые красные тушки воинов, а справа от меня крадется друид, изредка прикасаясь рукой к деревьям. Иногда, правда, встречалась мелкая лесная живность. Их багровые силуэты мелькали среди кряжистых дубов, облепленных мхом - эти деревья уже давно сменили тонкие березы.
        Под ногой неожиданно треснул желудь: они во множестве лежали среди травы. Воины ордена Чистоты мгновенно ощетинились оружием, а друид наставил на меня кривой посох.
        - Виноват, - тихо прошептал я.
        Леший сурово глянул на меня, пожевал губы, но промолчал. Отряд продолжил путь. Подумав, я призвал ЯдренуВошь. Может, удастся ее немного качнуть. Целенаправленно местную флору фармить не буду - привлеку внимание, а вот когда отыщем эльфов и нападем, то пет может и разжиться опытом.
        Гном скосил взгляд на порхающую бабочку и тоже вызвал своего питомца - это оказался небольшой, почти карликовый медведь сто двадцатого уровня. Может быть, я поторопился, назвав его медведем, так как шерсть у животного практически отсутствовала, а виднеющаяся кожа была в желтых пятнах, но, все же, «Мармазух» был очень похож на медведя.
        - Танк? - спросил я у гнома, разглядывая его питомца.
        - Поддержка, - коротко бросил он. - Ребята, держите ухо востро. Пора бы уже эльфам показаться. Не нравится мне, что их все еще нет. Как бы засаду они нам не устроили. Мы тут почти как на ладони.
        В одном гном точно был прав - наш отряд действительно достаточно заметен. В отличие от основной части леса, деревья возле берега росли не так густо, что не способствовало скрытному перемещению. Правда, мы в свою очередь тоже могли издалека заметить противника. Вот только пока наша банда совершенно никого не встретили. У остальных же отрядов рейда дела шли веселей. В чат поступали сообщения о реальных схватках с врагами: в основном это были эльфы и совсем немного - животные. Игроки описывали, что остроухие в качестве лута дают по несколько рулонов кожи эльфов, чего раньше никогда не наблюдалось. Наиболее сообразительные, сразу же увязали это событие с тем, что никто на остров не высаживался с таким квестом, как у меня. К тому же, сам магистр ордена заявил, что мы идем за шкурами эльфов. Так что все логично. Игроки в очередной раз начали хвалить меня за столь интересное задание, которое позволило им поучаствовать в таком нетривиальном рейде. Я скромно молчал, думая о том, что Утопия похожа на паучью сеть, где всё многообразие неписей предстает в роли паучков, чутко реагирующих на дрожание каждой
нити.
        Внезапно один из НПС застыл и предупреждающе поднял вверху руку. Отряд остановился как вкопанный. Непись ткнул пальцем в сторону троицы перекрученных какой-то неведомой силой деревьев. Там пара эльфов с лукошками что-то искала в траве. Похоже, что грибы собирают. Уровни у остроухих были одинаковыми. У каждого из них над головой значилась цифра «211». Леший написал в чат, чтобы мы рассредоточились и окружили их. Отряд удачно проделал этот маневр. Эльфов не спугнули. Тогда гном скомандовал атаку. Мы попытались вступить в бой, но остроухие заметив нас, побросали лукошки и ломанулись вглубь острова. Они удумали пробежать между мной и Лешим, но не тут-то было. Я применил «Порабощение», заставив одного из эльфов кинуться на своего товарища. Он повалил его на землю и принялся орудовать коротким кинжалом, втыкая его в худосочную грудь собрата. Мы быстро подскочили к эльфам, и нам не составило труда добить одного и завалить другого, который и не думал сопротивляться. На двоих они дали шесть рулонов кожи и немного опыта. Дела у нас пошли на лад. Остальная часть рейда тоже с успехом пополняла инвентарь кожей
- это продолжалось ровно до пор пока в чат не поступило сообщение: «Банши!!!» БрокКрок мгновенно написал: «Сворачиваемся! Довольствуемся тем, что уже успели нахватать!»
        Я весьма удивился тому, что, судя по всему, БрокКрок банально испугался каких-то там банши. Друид заметил выражение моего лица и быстро проговорил:
        - Банши очень сильные, выше трехсот пятидесятого уровня. Они редко появляются в локациях - только когда происходит, что-то из ряда вон выходящее. Надо быстрее валить отсюда. Побежали братцы!
        Мы рванули к драккару, уже не заботясь о скрытности. Мне есть, что терять. Им, я думаю, тоже. Благодаря своим умениям, я обогнал отряд и первым наткнулся на банши 357-го уровня - это оказалась маленькая старушка с длинными седыми волосами. Босая, в белом плаще до пят, подбитым заячьим мехом, она сидела на пеньке и перебирала пальцами ожерелье из человеческих зубов, висящее на дряблой тонкой шее, покрытой складками серой кожи. Ее узкое птичье лицо с колючими злыми глазами, повернулось в мою сторону. Банши мгновенно заорала дурным голосом, сопоставимым с усиленным в сотни раз скрежетом гвоздя по стеклу. Я тут же получил дебафф «головокружение». Деревья начали водить вокруг меня хоровод, земля подпрыгивать, а небо наоборот - падать. Несмотря на все это, я сумел отозвать ЯдренуВошь и накинуть на себя защитные умения, прежде чем старуха атаковала меня серым вихрем, сорвавшимся с ее узловатых пальцев землистого цвета. Урон прошел знатный. Банши владела магией смерти: пожалуй, одной из самых вредоносных для меня. Дело запахло жареным. Сбежать я не мог, потому что дебафф мешал мне использовать портал и
телепортацию. Повезло, что вовремя подоспели остальные члены отряда, а то бы я мог улететь на точку.
        Воины рассредоточились и начали атаковать мерзкую старуху. Друид помогал им издалека посылая в банши зеленую жижу. Сам парень предусмотрительно спрятался за толстым стволом дерева, выглядывая из-за него только в момент атаки.
        В сумраке леса заблестела сталь, заработала магия, принялся рычать Мармазух, а банши не переставала визгливо смеяться. Хорошо хоть она дебафф больше не накладывала - видимо, кулдаун большой.
        Когда старуха переагрилась на воинов то, это дало мне время прийти в себя. Я начал помогать отряду, безостановочно поливая банши «Грозовым Копьем Воздуха». Она же вполне успешно отбивалась от нашей банды, а потом и вовсе перешла в наступление. Банши продемонстрировала весь арсенал своих умений: она вызывала призраков, сизый туман, и уже виденный мной серый вихрь. Сама старуха стала выше ростом и отрастила на пальцах саблевидные когти, которыми пыталась приголубить гнома, выбрав его в качестве основного блюда. Он же оскалив зубы, с трудом парировал ее удары.
        Во время боя первым пал питомец Лешего, задохнувшийся в магическом потустороннем тумане. Следующими на очереди были неписи, которые сражались спина к спине против семи призраков сто девяностого уровня, вооруженных прозрачными клинками. Они постоянно заунывно выли, отчего у меня аж мурашки по коже бегали. Если так дальше пойдет, то мы потеряем всех воинов и останутся только представители магической братии. Пришлось спасать положение. Я вызвал «Проклятый Ветер Маауд» и элементаля, бросив его против призраков. Прыть банши и ее прихвостней, заметно поубавилась, но этого все равно было недостаточно для победы. Тогда я решил наложить на оружие гнома «Огонь души». Его булава вспыхнула синим пламенем. Гном предвкушающе усмехнулся, словно голодный дикий зверь, наконец-то увидевший добычу. И тут банши сумела удивить нас. Старуха призвала здоровенного серого волка под два метра в холке. Он припал к земле и злобно зарычал. Из его пасти капала тягучая слюна. Налитые кровью звериные глаза остановились на неписях ордена Чистоты, стоящих бок о бок. Я почувствовал некое облегчение, когда этот волчара 266-го уровня
решил укусить за бочок не меня. Неписям же пришлось не сладко. Грозное животное, где когтями, а где пастью, начало рвать и кромсать их, быстро загоняя здоровье в красную зону. Даже призраки испуганно разлетелись перед мощью зверя и решили сосредоточиться на одном только элементале, забыв про неписей, оставив их на растерзание волку, который наносил божественный урон.
        Похоже, что банши призвала подобного животного из-за того, что я использовал бафф, полученный от бога джиннов Раахуша. Видимо она тоже была вась-вась с божественными сущностями. Вот так подлянка. Но ничего, сейчас я преподнесу старухе сюрприз. Я попытался взять волка под контроль. У меня это получилось ровно на пару секунд, за которые союзные неписи синхронно успел-таки присосаться к склянкам, повысив свое здоровье, но затем мерзкая старуха противно завизжала, и волк перестал мне подчиняться. Она нейтрализовала мое умение. Я досадливо сплюнул себе под ноги.
        В этот момент в чат пришло сообщение от БрокКрока: «Леший, вы где?» Так как гном был занят тем, что отбивался от банши, лидеру рейда ответил менее занятой Авран. Он вкратце описал, каким важным делом мы сейчас занимаемся, и попросил выслать подмогу. БрокКрок сообщил, что подмоги не будет и приказал немедленно выходить из боя и возвращаться на драккар - все остальные члены рейда уже были на корабле и ждали только нас. Авран посмотрел на Лешего. Тот краем глаза уловил его вопрошающий взгляд, пожал плечами и кивнул головой в мою сторону, перекладывая всю ответственность за принятие решения на меня.
        Я быстро проговорил, бросив в банши «Разряд» и «Ураган»:
        - У нас есть хороший шанс добить эту старуху и ее гоп-компанию. Награда должна быть отменной.
        Мои умения сработали как швейцарские часы - вокруг гнома и старухи закружились сильные потоки ветра, поднимающие в воздух листья деревьев, комья земли, сучки и т.д. - все это дополнил разряд толстых жгутов молний, ударивших по площади.
        - Не знаю, не знаю, уж больно она сильна, - процедил гном и пользуясь тем, что «Ураган» дезориентировал банши, выпил бутылочку на здоровье.
        Леший до сих пор был относительно цел только благодаря тому, что я постоянно проделывал этот фокус с запутывающими старуху умениями, не давай ей слишком часто атаковать гнома, который пользовался этими паузами и пил бутылочки на ХП, а то бы он уже давно склеил ласты.
        Друид в унисон со словами Лешего, проговорил, коротко хохотнув:
        - Вот из-за таких, как эта бабка и поднимают пенсионный возраст.
        В чат написал не дождавшийся от нас весточки БрокКрок: «Если вы потеряете неписей - пеняйте на себя». Игроки переглянулись. Каждый понимал, что если продолжить бой, то НПС точно погибнут. Мне-то было все равно, а вот игроки порядком напряглись. Да, БрокКрока не только уважали, но и боялись.
        В этот момент, неожиданно, из-за деревьев начали вылетать стрелы. Сразу несколько попало в спину друиду. Он испуганно ойкнул и метнулся ко мне, словно я мог его защитить - теперь бы самому отсюда выбраться. К месту схватки подоспели эльфы. Их красные силуэты мелькали среди деревьев.
        Леший коротко рыкнул, мгновенно приняв единственное верное решение:
        - Уходим!
        - Они окружают нас! - заорал друид, почувствовав на губах привкус точки возрождения.
        Эльфы полукольцом стягивались к месту битвы: оставались считанные секунды до того момента, как они возьмут нас в кольцо. В голове молниеносно сформировался дерзкий план, который позволил бы мне приобрести еще большее уважение орден - я рассчитывал использовать их в будущем.
        Я мужественно выкрикнул:
        - Я вас прикрою! Потом свитком уйду!
        Никто не стал меня отговаривать и напоминать, как работает свиток, а они, будучи опытными игроками, точно знали, что для этого требуется выйти из боя, а тут такой маневр, вряд ли прокатит.
        Отряд молча стремглав бросился удирать по единственному свободному от врагов маршруту. Они даже ничего не сказали мне напоследок. Я почувствовал досаду и разочарование. Игроки считали, что бросили меня на верную смерть или же они думали, что у меня есть какое-то умение, которое поможет мне выбраться с острова? Я владел «Проколом», но он работал аналогично свитку-порталу, так что с его помощью я свалить тоже не мог. Впрочем, чтобы игроки не думали, они уже были далеко, уведя за собой лишь часть эльфов. Остальные же предпочли помочь старухе и ее прихвостням. Я остался один против всех этих врагов. Выиграть я не рассчитывал, хотя и мог это сделать ценой вызова Раахуша, но чтобы это мне дало? Ровным счетом ничего. Джинн бы нанес суммарного урона больше, чем я, следовательно, враги бы не оставили после себя лут и опыт. Так что я решил действовать по плану, призванному помочь мне просто уйти отсюда живым.
        Я принялся кружить по лесу, огрызаясь разнообразными умениями. В ответ летели стрелы эльфов и магия банши. Хорошо хоть, волк и призраки где-то отстали. Теоретически я бы сам мог их всех завалить, но на практике не стал рисковать: когда я оказался на самом краю берега и увидел внизу драккар, преодолевающий фьорд, то я спрыгнул и начал леветировать.
        Удача и глазомер не подвели меня. Под восторженный рев десяток глоток, мои ноги столкнулись с деревом палубы. Не удержав равновесие, я упал на колени и весело проговорил:
        - Надеюсь, вы сняли на видео этот зимний эльфопад?
        ГЛАВА 2 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 2
        Драккар без приключений причалил к родному берегу, после чего мы направились в крепость ордена Чистоты, где с новой силой игроки начали мериться количеством трофейных эльфийских кож - этим они занимались весь обратный путь, но им, видимо, не надоело. Мне же подобное занятие казалось пустой тратой времени и я увязался за магистром Витаром, всячески намекая ему на то, что я тороплюсь и скорее бы получить награду, так как, по моему мнению, набег прошел удачно. Дед согласно кивнул седой головой и поблагодарил меня за участие в рейде, не забыв отметить то, что я прикрыл отход отряда Лешего - за это магистр поднял на сто единиц мою репутацию с орденом. После его слов система уведомила меня:
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ«ПОМОЩЬ ОРДЕНУ ЧИСТОТЫ». НАГРАДА: 5,5 МЛН. ОПЫТА; +200 РЕПУТАЦИИ С ОРДЕНОМ ЧИСТОТЫ; ДЕСЯТЬ ПЕРГАМЕНТОВ ИЗ КОЖИ ЭЛЬФОВ.
        Уровень, жаль, не поднялся - надо еще где-то миллионов десять экспы набрать. А вот очки репутации исправно присоединились к уже имеющимся. Пергаменты же я получил не сразу. Магистр попросил меня немного подождать, пока он подготовит кожи. Я, конечно, согласился, ожидая что это продлится достаточно долго, но Витар меня приятно удивил: он буквально на каких-то десять минут куда-то скрылся, а потом принес мне свеженькие пергаменты, которые я сразу же отправил в инвентарь. Теперь можно было со спокойно душой отправляться к джиннам, только сперва надо со всеми попрощаться, что я тут же и проделал, получив искренние заверения в том, что всегда желанный гость в ордене.
        После секундной темноты, вызванной действием «Прокола» я потопал в сторону жилища Шамьюша. В голову опять начали приходить мысли о предательстве Вовы. Я гнал их прочь, не желая сейчас думать над этим, но они одолевали меня, проникая в подсознание, словно черви в рыхлую почву. Он обрек меня на смерть… на смерть… Это не была невинная ложь. Вова знал к чему приведет, второе столь долгое погружение. Ну, почему он тогда не рассказал мне о том, что в отношении него идет служебное расследование? Я бы помог ему выкрутиться. Ведь сейчас, по сути, мы занимаемся тем же самым - пытаемся не дать ему загреметь за решетку - и вполне успешно это делаем. Если бы Вова тогда не запаниковал и пораскинул мозгами, то я уверен - он бы отказался от сотрудничества с компанией и не подставил меня.
        Поглощенный своими мыслями, я незаметно добрался до Башни Памяти, механически открыл дверь и проник внутрь. Жаль, сделанного не вернуть - из памяти уже не вычеркнуть то, что Вова чуть не угробил меня и только благодаря нелепой случайности он не смог выполнить свою часть сделки - я не попал в лабораторию Утопии, благодаря чему остался жив. Интересно, с какими же чувствами он шел ко мне в палату? А как себя ощущал, прося у меня помощи в противоборстве с Утопией, зная, что чуть не убил меня?
        Я бы еще долго мог внутренне рассуждать сам с собой на тему предательства друга, но мои ноги уже ступали по вибрирующей от шагов железной лестнице - это заставило меня подобраться, перед скорой встречей с Шамьюшем. Преодолев несколько пролетов, я оказался в комнате джинна. Он, похоже, услышал мою поступь - мне открылась интереснейшая картина: Шамьюш лихорадочно засовывал в шкаф исписанные листы и косился в сторону лестницы. Наши взгляды встретились. Его глаза горели уже привычной ненавистью, к которой примешивалась толика волнения, будто он допускал возможность того, что каким-то невообразимым способом я все-таки смогу разглядеть и понять текст его записей. Что же ты там такое, гад скрытный, пишешь, что так рьяно не желаешь показывать мне даже зашифрованные каракули?
        Я гаденько ухмыльнулся и ласково проговорил:
        - Тебе помочь или Бог поможет? На государство надеяться не будем. Ты слышал какие сейчас пенсии? Три яблока и груша.
        Шамьюш враз потяжелевшим взглядом уставился мне прямо в глаза. Я не моргая смотрел на него. Где-то на самом краю слышимости прозвучал звон, с которым сталкиваются два клинка. В комнате ощутимо начал потрескивать воздух. Откуда-то будто потянуло озоном. Пламя в чашах испуганно съежилось.
        Борьба взглядов длилась ровно до того момента, когда джинн дернул головой, словно от пощечины и отвернулся, принявшись запирать изящным кованым ключом замок, висящий на цепи, которая, словно рыболовецкая сеть, вдоль и поперек, опоясывала шкаф. В гнетущей тишине отчетливо прозвучал щелчок замкового механизма, возвещающий о том, что содержимое шкафа под надежной охраной. Шамьюш спрятал ключ куда-то в свой бесформенный балахон. Я бы многое отдал, чтобы заполучить его и умыкнуть свитки - рано или поздно я это сделаю, но не сейчас.
        Джинн отошел к окну, оказавшись ко мне спиной. Не поворачивая головы, он грубо бросил мне:
        - Зачем явился?
        - Пергаменты тебе принес, - процедил я, буравя его затылок тяжелым взглядом.
        Джинн не попросил, а потребовал:
        - Положи их на стол.
        Я грозно поворчал, достаточно громко, чтобы он расслышал, и последовал его словам - положил пергаменты на стол, не спуская с него начинающих разгораться от ярости глаз. Шамьюш всегда вызывал у меня стойкую антипатию, а сейчас же он особенно бесил меня. Похоже вот на ком можно выместить накопившуюся негативную энергию.
        Раздувая ноздри, я резко проговорил:
        - Где моя награда?
        Шамьюш развернулся и тяжело роняя слова произнес:
        - Отойди к лестнице.
        - С чего бы это? - насмешливо сказал я, тряхнув головой, словно бык нацелившийся на красную тряпку матадора.
        - Если хочешь получить награду, то делай как я говорю.
        Я украдкой посмотрел на шкаф. Видимо свитки, снимающие проклятия, лежат там. Джинн во что бы то ни стало не хочет, чтобы я даже одним глазком заглянул туда. Похоже, что он там прячет все мало-мальски ценные вещи, принадлежащие ему. Может, там что-то посерьезнее его шифрованной писанины?
        Награду получить я хотел, так что закусив нижнюю губу, отошел к лестнице. Шамьюш, словно наслаждаясь моей яростью, медленно подошел к шкафу и отпер замок - звякнула цепь, бесшумно приоткрылась левая дверца. Джинн извлек из шкафа свитки и глумливо усмехнувшись швырнул их мне под ноги.
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ«НЕПРОСТОЙ ПЕРГАМЕНТ». НАГРАДА: 4,5 МЛН. ОПЫТА; +100 РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; 10 СВИТКОВ СНИМАЮЩИХ ПРОКЛЯТИЕ.
        Это было унизительно, но я собрал свитки, пронзая Шамьюша испепеляющим взглядом. Он стоял, сложив руки на груди и мерзко лыбился, будто я был блохой, копошащейся на трупе бездомной собаки. И тут меня прорвало - я мгновенно выпрямился, сделал несколько шагов к джинну и из моей глотки рванул поток оскорблений, угроз и банальной матершины. По мере моего монолога глаза джинна все больше округлялись, а рот открывался. Пару раз ИИ, управляющий Шамьюшем, пытался объяснить, что он не понимает многое из моих слов - это сказалась его цифровая суть, не способная постичь всей мощи русского языка. После очередной неудавшейся попытки вступить со мной в диалог, ИИ осознал, что бессмысленно меня прерывать, и Шамьюш просто застыл соляным столбом с отсутствующим выражением лица - он сдулся, перестав пытаться выработать хоть какую-то линию поведения, совсем не понимая, что ему в этой ситуации вообще делать и как жить дальше.
        Я же был покрепче какого-то искусственного интеллекта, так что еще немного поорал и выдохся, почувствовав, как меня начинает отпускать эмоциональное напряжение. Я будто на сеанс к психологу сходил, который оказался очень и очень хорош. Постепенно приходило в норму тяжелое дыхание, которое со свистом покидало мою грудь. Пальцы больше не были скрючены от негодования. Рот перестал кривиться.
        Шамьюш же все так же стоял передо мной, не реагируя ни на что. Я изучающе посмотрел на него: он сейчас был больше похож на картонную декорацию к какой-нибудь книге о джиннах, стоящую возле входа в книжный магазин. На непись, чьей ролью был - хитрый и грозный брат бога, он сейчас совсем не походил.
        Сравнение джинна с картонкой меня позабавило, вызвав пренебрежительное фырчанье, за которым последовало своеобразное извинение без капли вины в голосе:
        - Ты не думай, что у меня чердак свистит - просто накипело. Хоть ты мне и не нравишься, но не бери на свой счет.
        На этой примирительной ноте, я развернул и пошел к лестнице, думая о том, что такой вспышкой чувств можно вырубать агрессивных неписей - если они, конечно, дадут время, дабы произнести подобный длинный монолог.
        Покидая апартаменты джинна, я бросил на него последний взгляд. Он так и не вышел из комы. Надеюсь, я его не сломал. Следующим на очереди к кому мне следовало заглянуть являлся Раахуш, надо бы ему отчитаться о том, как идут поиски некромантов.
        По дороге в храм, я поймал себя на мысли, что мне действительно стало легче после того, как я излил на джинна поток отрицательных эмоций, скопившихся во мне. Теперь мой мозг даже не пытался вернуться к размышлениям о Вове, но бездействовать он тоже не мог, так что мои мысли начали блуждать вокруг квеста с «Проклятым углем». Задание Гааркуша явно пересекается с квестом Шамьюша, чьи свитки скорее всего могут помочь в шахте, куда меня послал за углем торговец - все это говорило мне о том, что я выполняю задания в верном порядке.
        Довольный собственными умозаключениями, я прибыл к обиталищу бога джиннов. Уверенно толкнул дверь и вошел в храм. Багровый силуэт джинна, восседающий на троне, оказался здесь не один. Перед ним кто-то раболепно стоял на коленях. Интересная картина. Раньше я ничего подобного не наблюдал. Надо бы рассмотреть неожиданного пришельца поближе. Уж не игрок ли какой сумел сюда добраться?
        Я пошел к Раахушу, настороженность озираясь по сторонам, при этом не выпуская из поля зрения коленопреклонённую фигуру. Шаг, еще шаг, еще, еще, еще… сердце начинает колотиться сильнее… фуххх… я с облегчением узнал своего старого знакомого Ташьюша. Что он тут вообще забыл? Может, система решила немного разнообразить обычные декорации, которые сопровождали мое появление в храме Раахуша? Весьма вероятно. Не всегда же бог джиннов должен быть в одиночестве.
        Проходя мимо Ташьюша, я похлопал его по плечу в знак приветствия. Он встрепенулся и сумел изумить меня до глубины черной души, когда поднял руку с раскрытой ладонью, намекая на то, чтобы я отбил ему пятюню. Я несколько заторможено шлепнул своей ладонью об его - звук получился звонкий и веселый. Джинн, привычно не выразив никаких эмоций, убрал руку, вновь упершись ею в пол.
        Я покосился на Раахуша, затем на Ташьюша и наученный опытом, опустился на одно колено рядом с джинном, исподлобья глядя на чернокожего бога. Он ответил мне рассерженным взглядом синих глаз, пронизывающих до самых цифровых костей.
        Я подобострастно проговорил, стараясь смотреть на лоб джинна, избегая встречи с его «окулярами»:
        - О Великий! Пришел я - твой ученик, дабы известить тебя о том, что известно мне где и когда соберутся мерзкие выродки из ковена некромантов…
        Я замолчал, наблюдая за реакцией джинна. Он немного смягчился, даже позволил себе намек на улыбку, и с тонким налетом ликования в голосе громыхнул:
        - Это радостные вести ученик! Продолжай же говорить, не молчи, я приказываю тебе!
        Его поведение меня обнадежило и я развернуто пересказал ему полученную от Старика МакЛауда информацию. Бог помрачнел, когда узнал, что мы не сейчас же идем крушить его врагов. Он яростно произнес:
        - Сколько? Сколько у тебя было дней и ночей, чтобы ты мог отыскать этих ничтожных крыс? Я жажду их смерти сейчас же!
        - Товарищ бог, я, к сожалению, не могу повлиять на дату слета кружка некромантов, - попытался я объяснить чернокожему самодуру, что никак не могу ускорить сбор ковена. - Но в этот…
        Он люто зарычал, от избытка чувств даже привстав с трона:
        - Замолчи! Я достаточно наслушался тебя… - джинн прижопился обратно и немного сбавив обороты добавил: - Если ты и в этот раз не приведешь народ джиннов к некромантам, то я найду другого исполнителя.
        Я виновато кивнул, понимая, что больше тянуть не могу - это последний шанс, сделать все самому. Надеюсь, на этот раз мне ничто не помешает.
        В эту секунду начали приходить скрины от казначея «святых». Так, надо закругляться с этим бесноватым богом, будь он неладен, что так поумнел. Лучше бы он был похож на Ташьюша, который все это время неотрывно глядел в пол, а то почувствовал в голове приток новых извилин, обусловленных более мощным ИИ и заинтересованностью разработчиков в скором релизе джиннов, вот и сел мне на шею.
        Прогнав неуважительные мысли о боге из головы, я принялся красочно прощаться с ним, заверяя его в том, что все будет великолепно - при этом я рассыпался в комплиментах и пятился спиной в сторону выхода, дабы не оскорбить божественные очи, видом своего тощего зада.
        Покинув резиденцию Раахуша, я стал проверять, что же там пришло от гнома. Судя по скринам, денег хватало лишь на парочку умений, которые мне приглянулись. Ну, не так уж и плохо, два мне еще Чертовсон должен. Я написал Старику МакЛауду, какие хочу абилки. Через минуту он сообщил, что приобрёл умения и передал их Помойному Коту, дабы тот отдал абилки мне, потому что сам гном был ужасно занят.
        Я послал весточку Коту: «Ты где, усатая морда?» Он ответил: «Ой, а что это вдруг ты вспомнили обо мне? Неужто что-то надо от бедного Кота, знаменитому Грациано?» Я беззлобно усмехнулся и написал ему: «Абилки мои еще не загнал за пару стопок валерьянки?» От парня мгновенно пришло сообщение, дышащее ехидством: «Вот как раз этим самым и занимаюсь в руинах Гидар-Ксама. Знакомое, небось, место?» Я быстро настрочил ему ответ: «Уколол Котик, уколол. Сейчас буду»
        Я использовал «Прокол» и перенесся на место встречи. Когда-то гордый форт практически полностью лежал в руинах - некоторые дома уцелели, но они уже были не пригодны для жилья - крыши обвалились, стекла выбиты, дверей нет. Повсюду были видны следы бушевавших здесь пожарищ. Часть форта уже скрылась под слоем песка. Если так и дальше пойдет, то он скоро совсем исчезнет с лица Утопии и только старожилы будут помнить о той битве между джиннами и игроками, за которую я получил достижение «Иуда».
        Помойный Кот обнаружился быстро. Он с царственным видом восседал на перевернутом деревянном ведре в тени уцелевшей части стены из желтого песчаника, которая когда-то защищала форт от врагов. Над головой парня значилось непривычное название гильдии «Ухорезы». Он помахал рукой, привлекая внимание. Я телепортировался к нему, протянул руку и выдохнул:
        - Здорова.
        - Мяу, - сказал Кот и пожал мою руку. Он поднабрал несколько уровней, став 272-го левела. - Как дела твои криминальные?
        - Криминальные? - деланно изумившись повторил я, всплеснув руками. - Меня ничего с криминалом не связывает, кроме розовых наручников в тумбочке.
        Парень широко осклабился, показав крепкие зубы и произнес:
        - В мою гильдию вступать будешь? Нам как раз нужны такие непорочные люди, как ты.
        - А что мне за это будет? - жадно спросил я, изобразив алчное выражение лица и предвкушающе потер ладонями друг об друга.
        - Вот твои тридцать серебряников, - хохотнул он и передал мне две книги умений, которые купил гном.
        Я тут же принялся заниматься ими, присев на корточки и привалившись к стене. Первая книга умений называлась совсем просто и без изысков «Сфера» - эта абилка была призвана заменить «Грозовое Копье Ветра». Визуально она выглядела как небольшой почти прозрачный шар, сотканный из воздуха. Несмотря на магическое происхождение, урон наносился физический - «Сфера» была словно пушечное ядро, созданной из очень плотного воздуха - она ударялась в противника, имея при этом шанс оглушить его и сбить с ног. Я тут же прокачал ее до максимального уровня и обнаружил, что она более, чем в два раза мощнее «Грозового Копья Ветра», к тому же еще был десятипроцентный шанс на «оглушение», которое длилось пять секунд, и такая же возможность сбить противника с ног. Правда, «Сфера» жрала прорву маны - целую тысячу единиц, и несмотря на все мои плюшки, время произношения заклинания увеличилось по сравнению со старой абилкой до двух секунд, а кулдаун - до четырех - это немного расстраивало меня.
        Второе же умение, которым я заменил «Разряд», называлось «Куб Зевса» - это был разряд электричества, похожий на множество нитей, пересекающихся друг с другом под прямым углом - они единожды возникали в пространстве объемом в 125 метров кубических. Я довел эту абилку до десятого уровня и ощутил прилив уверенности в завтрашнем дне. Эх, вот если бы еще бонусы от Владыки Воздуха не уменьшались с каждым новым кругом умений, то я бы вообще чувствовал себя богом. Новая абилка потребляла за раз 1100 единиц маны, кулдаун - десять секунд, а время произношения - три. Конечно, «Куб Зевса» был слабее «Сферы», но зато им можно было поразить сразу несколько врагов.
        После прокачки новых заклинаний осталось еще сто семьдесят очков умений - их с лихвой хватит, чтобы до максимума поднять уровень абилкам, которые я получу от Чертовсона. Потом мне еще надо будет купить новый шмот, средства на который я соберу с гильдий за аферу с джиннами, и Грациано в шоколаде.
        Я мечтательно улыбнулся и посмотрел на Помойного Кота. Он заметил, что я разобрался с книгами и кинул мне приглашение в гильдию. Я его принял и разочарованно протянул:
        - Даже бонусов никаких нет и всего пятьдесят человек? И что это за название такое «Ухорезы»? Это любители ухи?
        Парень засмеялся, поднял меня в гильдии до своего зама, а затем рублеными предложениями начал объяснять:
        - Гильдия не прокачена. Ей никто не будет заниматься. Поэтому количество людей ограничено и плюшек нет. А название придумано на скорую руку.
        - Скорее на скорую лапу, - скаламбурил я. - Как там твои дела с орчанкой? В реальном мире вы уже начали встречаться?
        - Ага, - сказал парень и в его глазах промелькнула тень какой-то печали, будто он уже начал разочаровываться в ней. - Только вот… как бы тебе сказать помягче… Пока я ни начал встречаться с ней, то даже не задумывался о том, чтобы купить домой штопор. Вот и вчера вечер был упоительный… Ну, ты понимаешь о чем я?
        - Очень даже хорошо, - погрустнев сказал я, вспомнив любовь Наташи к вину. Она тоже была не против, побаловать себя красненьким полусухим. Видимо, не в таких количествах как Геркулана, но все же меня это несколько настораживало.
        Повисло задумчивое молчание. Каждый из нас мыслил о своей второй половинке. Кот так и вовсе повесил голову и немигающим взглядом смотрел на торчащую из песка одинокую кость, принадлежащую какому-то животному.
        Через несколько секунд он задумчиво проговорил, все так же глядя на кость:
        - Как ты думаешь? От какого животного эта деталь?
        Я сделал умный вид и глубокомысленно изрек:
        - Знаешь Кот, я не специалист, но по-моему, от мертвого.
        Парень мощно захохотал, широко разевая рот, чем воспользовался шутник ветер, швырнувший ему в лицо пригоршню песка. Кот закашлялся, сплевывая желтые крупинки.
        Я мерзким голосом прокомментировал эту картину:
        - Фу, Кот, это отвратительно! Давай ты не будешь здесь отрыгивать свою шерсть!
        Бывший «святой» скривился, словно хлебнул уксуса и выдавил сквозь кашель, вытирая навернувшиеся на глаза слезы:
        - Вот за подобные шутки Сатана тебя и любит.
        - Ну, хоть кто-то меня ценит, - усмехнулся я краем рта.
        Помойный Кот наконец-то откашлялся и посерьезневшим голосом проговорил:
        - Завтра будь готов к битве - гильдию уже наняли. Ничего жаркого там не намечается - молодые кланы разбираются, но нам обязательно надо захватить замок, чтобы продемонстрировать свою состоятельность, как крутых бойцов.
        - Шустро, - оценил я такой скорый наем только что созданной никому неизвестной гильдии. - Как это ты так подсуетился?
        - Ерунда, - отмахнулся Помойный Кот. - Знакомец там мой в совет клана входит.
        - Наш пострел везде поспел, - вспомнил я поговорку.
        - Я так думаю, что скоро мы может втянуться в действительно серьезный конфликт… - произнес бывший «святой» и интригующе затих, уставившись на меня блестящими глазами. Он словно приглашал меня поинтересоваться, что же там за конфликт.
        Я оправдал его ожидания, быстро спросив:
        - Не тяни уже кота за яйца.
        - Хм…- хмыкнул парень, весело заулыбавшись. - Твоя подруга и ее клан решили устроить показательную порку одной гильдии, усомнившейся в их авторитете. Вот только они не учли одного…
        Помойный Кот опять замолчал, таинственно глядя на меня. Я нервно выдохнул:
        - Я тебе сейчас в глаз плюну. Говори уже!
        - Они не учли то, что клан «Посох и меч» уже всем осточертел. Против них объединились несколько гильдий и кланов. Так что замес обещает быть знатный.
        - Ты думаешь, что нас позовут? - усомнился я подобному повороту событий. - Наша гильдия слишком мелкая рыбка для таких разборок, вряд ли какая-то из противоборствующих сторон наймет нас.
        Помойный Кот ничего не ответил. Он просто пожал плечами. В этот момент выскочило общекластерное сообщение, гласящее о том, что завтра в такое-то время будет открыта новая локация - город «Эдем». Я уже читал об этой локе. Она была рассчитана на все уровни игроков и полностью спроектирована ИИ, а не человеком.
        Помойный Кот тихо прошептал себе под нос:
        - Войти сюда решаться далеко не все… Жаль мы не попадем на открытие из-за битвы гильдий.
        - Ну, потом туда сгоняем, - не расстроился я. - Ладно, Кот, мне пора в другой мир. Пока.
        - Бывай, - сказал парень о чем-то задумавшись.
        Я нажал логаут и вышел из игры, первым делом обратив внимание на мигающий телефон - этим он сигнализировал о пропущенных звонках. Я взял его в руки и увидел незнакомый номер, который несколько раз пытался со мной связаться. Я перезвонил. Ответил сухой мужской голос, который предложил мне завтра заскочить к ним в отдел и дать показания по делу моего знакомого Владимира. Я согласился и сбросил звонок. Во мне вновь столкнулись противоречивые чувства…
        ГЛАВА 3 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 3
        За окном шел утренний снег. Снежинки порхали и кружились, вальсируя на ветру. Температура стала заметно ниже, намекая на то, что пора утепляться при выходе на улицу. Повстречавшаяся мне в подъезде бабка, увидев мое облачение, покачала головой и сердобольно прошамкала почти беззубым ртом:
        - Сынок, ты куда пошел так легко одевшись? На встречу с простатитом?
        Я ее благополучно проигнорировал и теперь зябко ежился, еще не совсем отойдя от мороза, который прилично покусал меня пока я мотался в одно не очень приятное место, где в меня словно клещами вцепились несколько дотошных мужчин с глазами цепных псов.
        Сейчас я отогревался у себя на кухне, обхватив ладонями бокал с отбитой ручкой, в котором был горячий чай. Сделав несколько коротких глотков, я почувствовал как блаженное тепло разлилось по телу и с наслаждением закрыл уставшие глаза. Жутко захотелось спать. Мешки под глазами были свидетельством того, что ночные часы прошли в тяжких раздумьях о судьбе Вовы. Только под утро я принял окончательно решение, которое было основано на принципе око за око. Предателя надо покарать! Решимости мне добавляло видение собственной крови и выпирающих из тела сломанных костей. Если бы не то, более чем мистическое событие, которое произошло дальше, то валить бы Вове лес где-нибудь за полярным кругом, а мне горько сожалеть о том, что я так и не сумел простить его…
        Несколько часов назад, горя праведной местью, я встал с дивана, задев правой ногой что-то твердое, лежащее на ковре - это оказалась Библия, которая раскрылась от неосторожного движения моего непочтительного мизинца. Я поднял книгу и хотел положить ее в шкаф, но строки, написанные на открытой странице, заставили меня ойкнуть от удивления.
        Находясь в состоянии граничащем с шоком, я вслух медленно перечитал то, что уже успел про себя пробежать глазами:
        - Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? До семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз.
        Я дрожащей рукой перекрестился, не обращая внимания на попытки мозга как-то рационально объяснить произошедшее. Он твердил, что подобных слов в Библии, гласящих о прощении тьма-тьмущая - просто банальное совпадение, а ты уж в Бога поверил. Все же я не согласился с ним, напомнив, что на верную смерть я не успел, только благодаря случайности в обличии подвыпившей истерички. Может быть, тогда это было провидение, которое сейчас требует, чтобы я простил Вову? Я, конечно, по большей части атеист, но что-то мне совсем не хочется ссориться с высшими силами, если они все же существуют. Мозг промолчал, а вот совесть тихонько шепнула из своего угла, откуда она уже давненько не показывалась, что если я сдам друга, уступив мимолетно обуявшей меня обиде и злости, то через пару дней точно стану жалеть об этом, но будет уже поздно что-то менять. Прости его дурака, вы ведь столько времени дружили!
        Вот так, судьбу Вовы решила: то ли случайность, то ли помощь свыше, а может и моя проснувшаяся совесть. Я его не сдал - хотя стоило это мне невероятных усилий - мужчины очень хотели посадить парня за решетку. Выйдя из отдела, я обливался потом, но с довольным выражением лица. Они же остались сидеть с кислыми рожами.
        Отбросив воспоминания, я добил чай и направился к игровой капсуле, дабы окунуться в мир Утопии. Неожиданно тренькнул телефон, оповещая меня о пришедшем сообщении. Я повременил ложиться в капсулу и проверил что же там мне прислали - это оказалось сообщение из банка - Старик МакЛауд вывел золото в реальный мир. Улыбка расползлась по моим устам - деньги я любил.
        Внезапно на экране телефона высветилась физиономия Вована. Я от неожиданности чуть дорогущий агрегат не выронил из рук, и не сразу ответил на звонок, только спустя несколько секунд нажал на зеленую кнопочку и бесстрастно произнес:
        - Слушаю.
        - Здорова, дружбан, - задорно сказал Вова. - А меня официально уволили.
        - Мне сразу вспомнился старый анекдот… - задумчиво протянул я. - Приходит муж к жене и весело сообщает, что его уволили. Она на него начинает кричать, что он такой-сякой его уволили, а он веселится. Тогда муж объяснил причину своего веселья: дескать меня уволили, а остальных посадили.
        - Благодаря тебе меня не посадят, - произнес Вова, с глубочайшим облегчением в голосе, словно он был Дамоклом, над которым убрали висящий на конском волосе обнаженный меч. - Адвокат уже узнал, что твои показания никак не навредят мне, а даже помогут.
        - Расторопный он у тебя, - удивленно сказал я, почесав засвербевший нос.
        - Ага, - радостно бросил Вова. - Может по рюмочке бахнем?
        - Знаешь, друг, - выделил я интонацией второе слово. - В ближайшие дни я буду очень сильно занят. Всего тебе хорошего. Пока.
        - Пока, - растерянно произнес парень, не понявший причину моего столь резкого отказа.
        Я сбросил вызов, чувствуя, что по велению совести почти искренне простил его, но злиться на него не перестал, поэтому в капсулу ложился в несколько взвинченном состоянии.
        Возникнув возле руин Гидар-Ксама, я обнаружил сообщение в гильдейском чате, адресованное мне Помойным Котом. Он требовал срочно сообщить ему, где я нахожусь. Хм… я куда-то опоздал? На свою первую битву гильдий? Так она же еще только через несколько часов. Что происходит? Ничего не понимая, я написал парню где стою, и он ответил, что сейчас пришлет за мной Вишенку. Тут же с хлопком возник портал и из него вышла до неприличия сексуальная лекарь-баффер «ухорезов». Девушка достигла уже двести пятьдесят девятого уровня.
        - Привет, красавчик, - промурлыкала она, кокетливо облизав кончиком розового язычка полные влажные губы, которые были немного приоткрыты и обещали неземное удовольствие.
        Нормальной одеждой эльфийка так и не обзавелась. То, что сейчас было на ней надето едва прикрывало потрясающее тело с роскошными формами. Я почувствовал прилив «вдохновения».
        Мой голос прозвучал хрипло, когда я с трудом выдавил из себя:
        - Привет, Вишенка.
        Девушка тряхнула гривой светлых волос, скрывающих острые ушки, сверкнула большими синими глазами и жеманно проговорила:
        - Не составишь ли мне компанию?
        - Всегда к вашим услугам, мадам, - сказал я, склонившись в шутливом поклоне.
        - Но, но, но, - погрозила она мне изящным пальчиком, - я - мадмуазель. У тебя портальный свиток есть?
        - Ага, - ответил я девушке, достал из сумки нужную вещь и передал ей. Эльфийка синхронизировала свитки и один протянула мне. Я взял его и спросил: - Куда мы отправляемся?
        Вишенка загадочно улыбнулась. Ее глаза не переставали лучиться особым притягательным огнем, на который, словно мотыльки, слетались мужчины. Многие ли из них сгорели? История об этом умалчивает.
        Эльфийка так и не ответив на мой вопрос, активировала свиток. Я последовал ее примеру и темнота окутала меня.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПУСТОШЬ ДРАКОНОВ! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 200+.
        Мы оказались на обочине хорошо утоптанной дороги, по которой двигалось множество игроков и неписей. В глазах зарябило от разнообразных названий кланов и гильдий. Не меньше тысячи бойцов, разбившись на группы, шли в сторону крепости, сложенной из черного базальта. От топота их ног в воздух поднимались клубы пыли, сквозь которые проглядывалась безжизненная пустошь, выжженная огнем гигантских рептилий, обитающих вон в тех горах на горизонте.
        Я знал, что это за локация и какая гильдия здесь хозяйничает, поэтому потрясенно уставился на Вишенку. Эльфийка невозмутимо выдержала мой взгляд, подхватила меня под руку и повела в сторону крепости, пристроившись за десятком неписей-алебардщиков: они все были от сто пятидесятого уровня. Похоже, будет что-то ой-ой-ёй. Бойцы собираются не хилые.
        Прилежно следуя рядом с девушкой, я с долей негодования прошептал, наклонившись к ее уху, которое все же немного торчало из волос:
        - Котяра же сказал, что мы идем на разборки молодых кланов. А тут вон оно что… Даже и не пахнет легкой прогулкой. Это же хоромы гильдии «Первые после Бога». Они в топе. Ты мне ничего сказать не хочешь, мамзель?
        Вишенка легкомысленно улыбнулась и принялась объяснять, попутно игриво подмигнув какому-то игроку, пялящемуся на ее почти вываливающуюся грудь:
        - Грацик, все переигралось. Гильдия ППБ как-то ухитрилась узнать, что сегодня «Посох и меч», а также их прихлебатели, атакуют крепость, пользуясь тем, что многие игроки отправятся на открытие новой локации. Для ППБ эта лока основной источник золота. Тут в пустошах полно алмазов, которые они добывают. ППБ во что бы то ни стало, хотят удержать крепость. Вот они всех и нанимают, кто еще остался свободен, особо не разбираясь в качестве наемников. Никто же не думал, что заварушка начнется так скоро.
        - А мы-то зачем им нужны? - изумился я. - Нас всего пятьдесят человек, львиная доля из которых меньше двухсотого уровня.
        - Ну, красавчик, не забывай, что среди «ухорезов» есть сильные опытные игроки и даже один топ, который весьма известен на Иллирии, - сказала эльфийка и положила голову мне на плечо, чем вызвала парочку завистливым мужских взглядов, брошенных на меня.
        - Блин, слушай, я ведь перса еще не полностью упаковал, - нервно проговорил я. - Как бы наниматели не разочаровались.
        - Мы в тебя верим, - горячо выдохнула мне в ухо девушка, коснувшись мочки язычком.
        - Сколько же они нам заплатили? - быстро сказал я, отдернув голову.
        - Я точную сумму не знаю. Кот только сказал, что этих денег нам хватит, дабы заплатить неустойку нанявшему нас молодому клану за то, что мы отказались биться за них и еще останется на покупку каких-то там строительных материалов, заказанных Стариком МакЛаудом.
        - А Помойный Кот понимает, что из-за подобных «переигрываний» репутация «ухорезов» как надежной гильдии резко падает? - с интересом спросил я у Вишенки. - Я что-то вокруг не вижу топовых наемников и сдается мне это потому что они «переигрываний» не устраивают - у них на месяц вперед все расписано и они контракты свято чтут, иначе часть из них была бы уже здесь.
        - Кот все понимает, - отмахнулась она, словно этот вопрос был для нее совсем незначителен. - Сейчас нам главное заработать как можно больше золота, чтобы «святые» жили, а остальное не важно.
        - Ну, тогда все ок. Политику партии понял, - сказал я, принявшись разглядывать крепость. Ее окружал широкий ров, через который был переброшен подвесной мост. Когда мы ступили на него, я обратил внимание, что дно рва испещрено кольями, торчащими острыми концами к небу. Ворота крепости пока держали открытыми. Они были сколочены из крепких бревен, обшитых толстыми листами железа, на которых красовались колдовские символы, призванные увеличить крепость материала.
        Мы прошли ворота и попали в небольшой туннель. Я увидел бойницы в потолке и притаившуюся с внутренней стороны стены опускную решетку, которая сейчас была поднята - такая же осталась у нас за спиной. Если вовремя обрубить канаты, удерживающие решетки, то нападающие застрянут между ними и их можно будет сквозь бойницы методично расстреливать из луков, арбалетов и магией. Нам же такая участь не грозила, поэтому мы без происшествий проникли во внутренний двор крепости, натолкнувшись на требушет - еще несколько его собратьев стояли тут же: неписи стаскивали к ним тяжеленые камни и сосуды с горючей смесью.
        Три хайлевельных представителя гильдии «Первые после Бога», ощупывали внимательными взглядами только что прибывших на защиту крепости игроков и НПС. Если их все удовлетворяло, то кто-то из них протягивал новичку сверкающую восьмиугольную призму, дабы тот коснулся ее и тем самым привязался к точке возрождения, находящейся в крепости. Она имела свой максимум игроков, так что не все удостаивались подобный чести. Мне вот ее оказали, как и Вишенке. Я дотронулся до призмы вслед за эльфийкой и получил сообщение, что теперь после смерти появлюсь в специальном зале крепости: правда, если будет бой, то выйти из него я смогу только через три часа.
        Игрок гильдии «Первые после Бога», убирая призму, скрипнул зубами и торжествующе произнес:
        - Рад приветствовать Грациано. Сегодня у тебя будет возможность щелкнуть по носу этой лживой твари Вильгельмине.
        - Непременно воспользуюсь этим шансом, - сказал я со злорадной улыбкой, играя роль человека весьма недолюбливающего эту девушку.
        Парень остался доволен моим настроем. Вишенку же он проигнорировал, не удостоив ее даже пары слов, чем заставили эльфийку недовольно зашипеть. Я украдкой ее перекрестил, но она не исчезла в клубах смрадного дыма.
        Вишенка заметила мое крестное знамение и с подозрением в голосе прокомментировала, уверенно прокладывая дорогу сквозь толпу игроков:
        - Что это ты делаешь?
        - Да вот решил, что такая красота может быть от дьявола, но вроде все хорошо, - пошутил я, прочитав пришедшее от Кота в гильдейский чат сообщение. Он просил нас скорее прибыть на северо-западную часть крепостной стены. Все «ухорезы» уже были там.
        Вишенка польщенно улыбнулась моему неуклюжему комплименту и тоже, прочитав сообщение парня, заторопилась, таща меня на буксире. Я позволил ей руководить нашим дуэтом, просто наслаждаясь видом ее ягодиц. Она же мастерски лавирую между бойцами совсем скоро привела меня на крепостную стену, где притаились, в ожидании врагов, стрелометы: им вполне хватало места - стена были шириной не меньше трех метров. Метательные машины стояли через равные промежутки пространства, а между ними над кострами в чугунных чанах кипела смола - подарок для супостатов, который выльется на них через специальные желоба в стене.
        Возле одной из шести башен крепости обнаружились «ухорезы». Среди них я вычленил знакомых игроков: Помойного Кота, мага Пэндальфа и воинов: Эгельхарда и Мистера ЖаБыка. Остальных же я не знал, что не помешало им встретить меня и Вишенку громкими радостными криками. Многие бойцы, которые не имели отношение к моей гильдии, обернулись на вопли «ухорезов». Узрев Грациано, некоторые из них, тоже начали приветствовать меня. Я дружелюбно махал всем рукой, чувствуя себя знаменитостью с обложки глянцевого журнала - это не помешало мне подсчитать, что пространство от одной угловой башни до другой защищало не меньше тысячи игроков, еще сколько-то народа засели в самих башнях: четыре из которых были угловые, а две привратные, защищающие единственные ворота.
        Помойный Кот жестом подозвал меня к себе. Глава гильдии в одиночестве стоял возле парапета стены, положив руку между базальтовых зубцов. Я подошел к нему и поздоровался. Вишенка осталась среди «ухорезов», восхищая всех своей красотой. Она буквально млела в лучах мужского обожания. Искоса глядя на нее, я задумчиво проговорил, пихнув локтем в бок хмурого Кота:
        - Название гильдии, случаем, не Вишенка придумала? А то как-то «ухорезы» уж больно похожи на «ухожеров».
        - Может и она, - хмыкнул парень, лицо которого на миг скрылось в клубах дыма от ближайшего костра. - Сейчас не об этом думать надо…
        - А о чем? Неужели о битве? Кстати, где враги? Что-то я их не наблюдаю, - сказал я и бросил взгляд на горизонт, где увидел только несколько одиноких птах, кружащих в безоблачном небе. Мозг услужливо напомнил мне, что значительная доля местных мобов обитала под землей.
        - Скоро будут, вряд ли они повернут в зад, узнав о том, что их тут уже ждут - клан «Посох и меч» это не испугает: по моим прогнозам у них воинов гораздо больше, чем защитников крепости, - расстроено произнес Кот, смахнул пот со лба и грустно посмотрел мне в глаза. - Может, надо было на их стороне выступать? Тем более что ты с Вилей в хороших отношениях. Я вообще опасался, что ты не захочешь сражаться против нее, но Старик МакЛауд сказал, будто Грациано из-за этого только лучше биться станет, дабы утереть девушке нос. Вроде как между вами какое-то соперничество существует.
        - Правильно тебе гном нашептал. Вот только я не пойму, что это за депрессивное настроение? - сказал я, удивленно приподняв брови. - Кот, ты чего? На вот орешки поешь. На Севере их добыл.
        Я протянул ему горсть орешков, которые мне между делом отсыпал Альвик. Парень принял угощение и стал методично закидывая его в рот, попутно объясняя причину своей печали:
        - Если мы все поляжет, то выкуп вещей, которые достанутся врагам после нашей смерти, обойдется в кругленькую сумму. Как бы гильдия в минус не вышла.
        Я попытался его приободрить, уверенно произнеся:
        - А с другой стороны, мы же можем и сами добыть какой-нибудь лут. У клана «Посох и меч» крутые шмотки - за них получим хорошие деньги.
        - Вот-вот, крутые шмотки, - с намеком повторил он мои слова. - У их союзников, я думаю, не намного хуже обмундирование. Тяжко нам будет, - внезапно Кот выпрямил спину и с жаром сказал, косясь куда-то в сторону: - Мы им вломим по самое не хочу.
        Я проследил глазами направление его взгляда и увидел вертлявого халфлинга из гильдии «Первые после Бога». Он деловито ходил среди наемников и внимательно посматривал на них.
        Повернувшись к Коту, я шепотом спросил у него:
        - Это кто?
        - Крыса, - тихо выдохнул он. - Ненавижу их.
        - Еще бы, - сдержанно хохотнул я. - Ты же кот.
        - Он и еще парочка его согильдийцев, будут из безопасного места приглядывать за наемниками, чтобы мы не предали их и сражались на полную катушку, - проинформировал меня парень относительно роли халфлинга среди нас.
        - Ну, вообще-то, справедливо. Нас тут сколько на этом участке стены? Девять сотен? А наемников где-то шестьсот? Вздумай они предать и задача клана «Посох и меч» существенно облегчится.
        - Все так, - согласился Кот, недружелюбно зыркая исподлобья в сторону халфлинга. - Просто у меня прапрадедушку нквдешники расстреляли.
        - Ну, это кое-что объяснят, - произнес я. - А командовать нами тоже он будет?
        - Нет, - с явным облегчением сказал бывший «святой». - Есть чат, включающий в себя всех лидеров наемников, участвующих в защите крепости - туда будет присылать приказы Баг-на-Лаг - это лидер «Первых после Бога». Пока он нас поставил защищать эту часть стены: от башни до того стреломета.
        - Ясно, - выдохнул я, почувствовав как по виску скользнула струйка пота. Душно здесь. Солнце палит нещадно. Да еще и костер этот под боком, на котором пованивает чан со смолой: ее неприятный запах проникал в ноздри и вызывал тошноту.
        Внезапно над крепостью разнесся пронзительный вой сигнального рога. Игроки и неписи засуетились, принявшись во все стороны вертеть головами. Бойцы с нашей стены тоже всполошились и начали вглядываться в горизонт, но никого не находили. Я сам усиленно пучил глаза и тоже не видел врагов.
        Кот одним из первых узнал, что происходит. Парень радостно воскликнул, хлопнув меня по плечу:
        - Сей момент в чат написали, что противники появились с юга, а мы на северо-западной части стены.
        - Я разбираюсь в сторонах света, - буркнул я. - Чего ты так обрадовался? Думаешь, они не будут окружать крепость, а только с юга вдарят?
        - Будут, конечно, - отмахнулся он. - Хотя для этого требуется много сил, но вряд ли они станут давить в одном месте и пытаться выбить оттуда защитников. Я уверен, что клан «Посох и меч» сначала окружит крепость, потом нащупает слабое место и тогда ударит туда резервом. Мы попытаемся остановить их запасными бойцами… но, блин, похоже, что придется оголять какие-то другие участки стены, чтобы отбить их атаку там.
        - А чего тогда так радовался новости, что враги появились с юга? - так и не понял я его реакцию.
        - Там ведь крепостные ворота, надеюсь, что все-таки они захотят их взять, - сказал он и помявшись добавил: - Хотя шансов мало. К тому же, нас все равно в первую очередь отправят затыкать дыры в обороне. Мы, как это не прискорбно, всего лишь «мясо», которое первым делом пойдет в расход.
        - Хреново, но хоть золото нам уже заплатили? - спросил я и начал обдумывать дерзкую идею, возникшую у меня в голове. Значит нас пошлют затыкать дыры…
        - Половину только дали, - быстро ответил Помойный Кот. - Еще столько же в случае успешного исхода сражения. Мотивирует, не правда ли?
        - Назови мне сумму, - попросил я, прямо взглянув ему в глаза, сейчас решалось жить моей идеи или умереть.
        Помойный Кот пожевал губы и нехотя озвучил ее. Я разочарованно выдохнул:
        - Дешево, что-то мы себя ценим!
        - Это еще хорошие деньги для новой гильдии наемников, которая не провела ни одного боя - произнес парень, словно немного обидевшись.
        - Да уж, - протянул я, понимая, что рисковать придется, иначе мы так гроши заработаем.
        Лидер «ухорезов» заполошно произнес, прочитав что-то в командном чате:
        - Враги с двух сторон по широкой дуге начали окружать крепость.
        - Да, не соврали, вон движется струйка воинов, которая соединится с такой же где-то в районе северной стены, - прокомментировал я то, что увидел на горизонте и погрузился в свои размышления.
        - Твою мать, они через портал по частям перебросили сюда осадные башни - собирают теперь. На южной стороне две штуки уже заметили. Еще у них есть катапульты, три тарана и тьма-тьмущая осадных лестниц. Похоже, что они очень хорошо подготовились. Если бы перенесли штурм крепости, то это влетело бы им в копеечку.
        - Да, да, ты прав, - промямлил я, почти не слушая Кота, чем привлек его внимание.
        Парень посмотрел на меня, понял, что мыслями я сейчас где-то далеко и подозрительно спросил:
        - Грац, скажи мне честно, ты что-то задумал?
        - Нет, - поспешно бросил я, не став озвучивать вырисовывающийся у меня в голове план: ему еще надо дозреть, пока слишком много переменных.
        - Точно? - не поверил мне Кот, внимательным взглядом изучая мое лицо. - А то у тебя такая же физиономия, как перед боем с Сумасшедшим Мастером, когда ты всех обвел вокруг пальца.
        - Тебя же не обвел, - усмехнулся я и сложил руки на груди.
        Помойный Кот покачал головой и быстро выдохнул, еще что-то узнав из командного чата:
        - Началось, они двинулись на крепость.
        - Дай Бог, чтобы им все-таки приглянулись ворота, - прошептал я, коварно улыбаясь.
        Парень уже не слышал меня и не видел выражения моего лица. Он шел к членам нашей гильдии, трущимся между стрелометом и башней. Через несколько секунд раздался его громкий голос:
        - «Ухорезы»! Враги скоро атакуют! Приготовьтесь!
        ГЛАВА 4 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 4
        Помойный Кот оказался не прав - нашим отрядом не стали затыкать дыры, потому что с самого начала битвы мы сами грозились стать дырой. Враг атаковал нас густым ковром самых разнообразных игроков и неписей, над которыми кружили бойцы на летающих маунтах. Живую силу противника сопровождали две осадные башни, которые тяжеловесно надвигались на нас.
        Первая атака противника была самой затяжной из-за того, что враги поначалу принялись засыпать оборонительный ров мешками с землей, которые они притащили с собой. Мы же накрыли их дальнобойными атаками. Помойный Кот, который стоял рядом со мной, бессильно скрежетал зубами, глядя как я поливаю противников новыми абилками - они оказались весьма убойными, но жрали прорву маны. Встал вопрос об экономии магической энергии. Я давненько с таким не сталкивался, поэтому немного растерялся, но достаточно быстро приноровился к частоте использования умений, дабы не остаться пустым.
        Враги отвечали нам взаимностью - в нас летели стрелы, арбалетные болты и заклинания: последние не достигали нас, потому что антимагический щит, который накрыл крепость, не пропускал внутрь себя любые проявления магии, но вражеские заклинания постепенно разрушали его.
        Если кто-то из магической братии противника пересекал черту антимагического щита, то он уже мог пользоваться магией - так как ничто не отделяло защитников крепости от умений мага. Проще всего попасть внутрь щита оказалось магам воздуха…
        После того как враги частично засыпали ров и пошли на приступ, используя лестницы и осадные башни, закипела жаркая битва: звенела сталь, сверкала магия, свистели стрелы и арбалетные болты. Вокруг стоял невообразимый ор, в котором переплелись всевозможные чувства: ярость, гнев, боль.
        Мы отчаянно старались не дать забраться врагам на стену, но они все же сумели это сделать и тут же с ликующими криками начали теснить нас. Вот тут-то и проявили себя маги воздуха… Несколько из них, вслед за рыцарями в тяжелых доспехах, вскарабкались по осадной лестнице на нашу часть стены и пока их воины сдерживали наемников, они сумели проникнуть под купол и начать творить тут непотребства. Разбираться с коллегами пришлось мне. Помойный Кот молниеносно кинул в гильдейский чат копию сообщения Баг-на-Лага, где был список тех игроков, которым поступил приказ изловить шустрых недругов - я в нем был на почетном первом месте. Оказалось, что подобный трюк враги решили провернуть не только на подведомственной мне части стены - они это делали повсеместно. Я-то достаточно быстро завалил своих коллег, а вот остальным охотникам на магов воздуха пришлось изрядно попотеть. Для меня это событие стало приятным сюрпризом: раз уж подобные бледные тени Владыки Воздуха могут вытворять такие фортеля, то уж я-то им бы наподдал, будь на стороне врагов.
        Пока я гонялся за магами воздуха, бойцы с нашей стены сумели разрушить обе башни, во многом благодаря усилиям того самого крысы-халфлинга, у которого в загашниках оказались какие-то склянки в несколько раз уменьшающие защиту от огня. Он сумел проскользнуть между сражающимися игроками и швырнуть в каждую из башен по несколько этих чудо-склянок. Мгновенно пришел приказ всеми доступными средствами поджечь башни: они хоть и были сделаны из досок и бревен, но защита от огня на них стояла не хилая, если бы не «подарочки» халфлинга, то они бы хрен бы вспыхнули так жарко - а так пламя взвилось до небес.
        Защитники крепости радостно заорали, по достоинству оценив масштаб огненного представления. В этот момент командование неприятеля решило протрубить отступление. Не знаю как на других участках стены, но для нас это событие стало спасением. Не меньше десятка «ухорезов» отправились томиться на точку возрождения, расположенную на втором этаже донжона: среди них оказался Эгельхард, которому просто писец как не повезло - в него попало каменное ядро, используемое для разрушения крепостной стены. Оно летело достаточно медленно - любой увернется, но только не воин перевесившийся через парапет и отталкивающий осадную лестницу. Эгельхард его просто не заметил. Ядро, скорее всего, не убило бы его, но у него было мало ХП - вот и он погиб. Досадно топовому игроку вылетать в самом начале, но мы, в целом, отомстили за его смерть, отправив на точку совсем не мало врагов. Вернуться в бой они смогут только спустя три часа, если привязались в этой локации, а ежели в другой - то воскреснут сразу, но система те же три часа просто не пустит их в эту локу.
        Если точку возрождения разрушить, то все игроки, которые были к ней привязаны, автоматически пропишутся на ближайшей подобной. В этом случае - игрокам после смерти станет весьма проблематично вернуться обратно - считай шо пропало. Поэтому нашу крепостную точку возрождения стерегли пуще зеницы ока.
        После удачно отраженной атаки, когда наступил краткий миг затишья, Помойный Кот отрапортовал в командный чат о том, что у нас тут творилось. Баг-на-Лаг прислал нам подкрепление: разношерстный десяток игроков из разных гильдий и кланов, среди которых выделялась угрюмая девушка-некромант двести десятого уровня по имени Адская Штучка. Она вкратце нам рассказали о том, что не везде оборона крепости трещала по швам - кое-где врагам вдарили так, что они даже растерялись, не ожидая столкнуться с таким сопротивлением. Самая большая кутерьма возникла возле ворот - отчасти желание Кота сбылось. Клан «Посох и меч» бросил туда элиту игроков под командованием Раскрушителя. Забавно, я думал, что он у них только для красоты, а оказывается еще и боевой командир. А где же Вильгельмина? Пока никто этого не знал. Девушка, вроде бы, не участвовала в первом штурме крепости. Я пятой точкой почуял, что она затеяла какую-то военную хитрость - мне это совсем не играло на руку, потому что Вильгельмина являлась неотъемлемой частью моего плана.
        Я отозвал в сторону Кота и шепотом попросил его информировать меня о перемещениях Вильгельмины, если таковые попадут в сводки командного чата. Он отстраненно кивнул головой, словно не слыша меня, и принялся инструктировать прибывший десяток игроков. Только бывший «святой» закончил разглагольствовать перед новичками, как тут же протрубил сигнальный рог, возвещающий новую атаку врагов… затем еще одну… и еще… еще… еще…
        Лица неписей, игроков: своих, чужих, все смешалось в каком-то невероятном калейдоскопе яростных глаз, гневных ухмылок, оскаленных зубов. Каждую новую атаку я встречал как последнюю, ожидая, что на этот раз нас точно вышибут со стены. Я даже ЯдренуВошь призывал, но она практически тут же погибла. Впрочем, многие уже полегли: от «ухорезов» почти никакого не осталось за исключением лидеров: Пэндальфа, Мистера ЖаБыка, Вишенки, Помойного Кота и Грациано. Баг-на-Лаг, спасая положение, присылал нам подкрепление, которое уже несколько раз полегло: из первой десятки осталась только девушка-некромант. Вот и сейчас я был свято уверен, что наша песенка спета, но нет… мы снова отбились. Воины клана «Посох и меч» отступили, чтобы зализать раны, запастись склянками с баффами и опять пойти на штурм. Только их маги неустанно бомбардировали антимагический купол. Они это делали посменно: кто-то шел вместе с физиками в атаку, а кто-то оставался колупать щит - потом они менялись.
        Помойный Кот, глядя на дрожащее светло-голубое марево, которое и было антимагическим куполом или щитом - называйте его как хотите, устало произнес, сидя на корточках рядом со мной:
        - Если они истощат накопитель, то смогут появляться прямо в крепости, используя свитки-порталы. А уж твои коллеги - маги воздуха, вообще, нам житья не дадут.
        Я смахнул со лба капли пота, смешанные с кровью и подумал, что парень полностью прав. Нам и так приходится не сладко, а если щит проломят, то можно поднимать ручки кверху и сдаваться на милость победителям - авось шмотки оставят. Только вот это вряд ли - враги до предела разозлены - мы уже больше двух часов отбиваем их атаки - за это время мне успела написать Вильгельмина, которая чуть не грохнула Баг-на-Лага. Разведка ее клана вычислила, где скрывается командующий обороной крепости и доложила ей. Во время одного из отступлений, когда враги уже посыпались со стен, девушка, пользуясь умением, базировавшимся на невидимости, где-то умудрилась спрятаться. Защитники крепости немного расслабились, глядя на сверкающие пятки улепетывающих врагов, и она, в этот момент, пробралась на позицию командующего. По словам Помойного Кота, основанным на том, что писали в командном чате - Баг-на-Лаг спасся только чудо. И это еще было не все - после неудавшегося покушения Вильгельмина сумела выбраться из крепости живой! У меня в голове это не укладывалось! Я бы сам ей написал, выказав восхищение таким маневром, но она
меня опередила. Девушка прислала короткое сообщение: «И ты здесь!» Я ответил ей, уже забыв о том, что хотел настрочить ранее: «Ага. Я не мог пропустить такой шанс уколоть в мягкое брюшко клан «Посох и меч». Я прям почувствовал злость девушки, исходящую от следующего сообщения: «Мы развалим этот чертов свинарник! Еще пара атак и ты будешь выкупать у меня свои вещи, умоляя продать их подешевле!» Меня немного покоробили ее слова, но я все же написал, следуя плану: «Как только захочешь взять крепость, чиркани сюда - я могу дать тебе шанс».
        Я уверен, что не только у меня одного возникла мысль сдать крепость, но далеко не все предатели были ключевыми игроками, на которых держалась оборона той или иной части стены.
        Сперва Вильгельмина не ответила, а написала только тогда, когда три часа уже подходили к концу - скоро все начнется заново - павшие игроки начнут воскресать и сражение за крепость получит новый виток. Кому он будет на руку? Неизвестно.
        Мы вновь принялись переписываться и я сумел расписать ей детали своего плана. Вильгельмина решила не рисковать - она приняла мое предложение, хотя цену я заломил не малую. Мне было немного совестно так поступать, но это всего лишь игра. К тому же, цель гильдии «ухорезы» - заработать как можно больше золота. Я просто следовал политике партии.
        Вот сейчас я стоял и думал, что если у Вильгельмины все удастся, то эта атака будет последней. В принципе, клан «Посох и меч» и его союзники, могут и без моей помощи в очередной раз попробовать взять хоромы гильдии «Первые после Бога» и у них на это были хорошие шансы. Крепость представляла собой печальное зрелище - повсюду пылали пожары, часть строений почти уничтожена, небо заволочено густым дымом, сквозь который было прекрасно видно, как со стороны врагов летят сосуды с горючей смесью и каменные ядра.
        От тяжелых дум меня отвлек Мистер ЖаБык, громыхнувший из-под забрала, закрывающего лицо:
        - Приготовиться!
        Я подбежал к краю стены, не став телепортироваться - по новой привычке экономил ману. «Ухорезы» встали рядом со мной и выстроились в жиденькую цепочку. С учетом подмоги на нашем участке стены оставалось всего лишь пятнадцать человек. Если двигавшихся на нас противников поделить на всю стену, то получалось где-то по два-три врага на брата. Только вот Вильгельмина в точности следуя нашему соглашению, бросила именно на наш участок стены значительно больше воинов - с такой силой мы еще не сталкивались.
        Вишенка, стоя за моей спиной, обреченно произнесла:
        - Что-то их как-то многовато.
        «Ухорезы» и наемники с надеждой поглядывали на меня. Все прекрасно понимали, от кого во многом зависит отражение этой атаки. Я почувствовал, как к горлу подкатывается комок. Они так в меня верят, а я готов сдать врагу крепость, но ведь никто не узнает правду, и все будут думать, что это блестящий ум Вильгельмины принес ее клану победу. Мы же проиграем превосходящим силам противника - ничего зазорного в этом нет. А золото, полученное непосредственно из личного кармана Вильгельмины, я бы сумел под каким-нибудь благородным предлогом передать в гильдию «Святые».
        Жаль, все пошло не так, как предрекал Кот и нашей бандой не стали затыкать дыры, а в частности не отправили к воротам, где я бы в сутолоке не видя этих полных надежды глаз, впустил-таки врага в крепость. Теперь все намного сложнее… кто-нибудь точно обвинит «ухорезов» в том, что крепость пала из-за них, и они сами так будут считать, не подозревая, что среди них был просто деловой человек.
        Я кинул скользящий взгляд по крепостной стене. Мозг почему-то акцентировал мое внимание на уставших лицах игроков, шлепающих по лужам крови, в которых лежали тела неписей. Я вспомнил Гидар-Ксам… предательство Вовы… и быстро написал Вильгельмине: «Извини, я так не могу. Все отменяется». Она тут же ответила сообщением, в котором принялась тыкать меня носом в то, что соглашение уже заключено. Я настаивал на своем. Тогда девушка принялась угрожать мне тем, что обнародует на форуме игры скрины нашей переписки. Я ответил ей, что мне все равно - я буду до конца биться за крепость. Вильгельмина, поняв, что я настроен решительно, напоследок оскорбила меня и затихла.
        Я надеялся, что после разрыва соглашения, она изменит вектор атаки, но этого не произошло - враги неумолимо наступали именно на нас. Вот они уже возле рва подходят к догорающим остаткам осадных башен, притулившимся возле крепостной стены. В их руках множество лестниц. Казалось, что отбиться мы уже не сможет, но у нас еще оставались реальные шансы удержать стену - я не призывал Раахуша. Джинн может в одиночку раскидать множество врагов, но если он все же не справится с ними, то я повторю свой знаменитый теракт, так не понравившийся совету клана «Посох и меч». К тому же, Помойный Кот, глядя на приближающихся противников, принялся строчить в командный чат, явно прося подмогу. Он на секунду прервался, вздрогнув от громкого щелчка - это звякнул стреломет, отправляя в полет внушительного размера копье. Оно воткнулось прямо в грудь одному из летающих маунтов, неосторожно приблизившемуся к стене. Игрок, сидящий на нем, нелепо всплеснул руками и вместе с раненым животным понесся к земле - к сожалению, оба выжили, но я все равно показал большой палец неписям, которые обслуживали стреломет. Их осталось всего
двое, а раньше было пятеро. Мы защищали их, как и наемники с той стороны стреломета, но троих потеряли: их телами воспользовались девушка-некромант, подняв их в виде зомби. Оставшихся НПС это ужаснуло настолько, что они существенно порезали репу с девушкой - на что та, лишь бесстрастно пожала плечами.
        Неписи между тем проигнорировали мой жест - не потому что не видели его, а из-за того, что боялись меня - репутация играла свою роль. Правда, от нее были и положительные эффекты: некоторые из атакующих нас НПС при виде Грациано Ветреного, получали дебафф «испуг», что немножко облегчало нам жизнь.
        В этот миг Помойный Кот прекратил наяривать в командный чат и обреченно выдохнул:
        - Все ребята - подмоги не будет. Баг-на-Лаг божится, что никого не осталось - даже точка возрождения без охраны. Он умоляет нас продержаться пятнадцать минут, оставшиеся до трех часов, когда начнут возрождаться первые павшие воины. Обещает нам золотые горы.
        - Это нереально. Их там слишком много, - грустно сказала Вишенка, глаза которой были на влажном месте. - Но ребята, мы все равно молодцы. «Ухорезов» теперь будут уважать.
        Я громко сказал, привлекая внимание:
        - Вы чего сопли распустили?! Вы забыли кто мы? Неужто никто уже не помнит, как мы в пустыне гоняли Зло? Вот там была жара! А тут херня.
        Игроки и даже неписи с надеждой уставились на меня. Один только Пэндальф прагматично произнес, прямо глядя мне в глаза:
        - Твои слова, конечно, вдохновляют, но врагов слишком много - это игра, тут героизм не поможет.
        - Успокойся, Пэн. Я этому клану однажды уже устроил веселенький сюрприз, похоже, пришло время его повторить… - кровожадно недоговорил я, подумав о том, что Вильгельмина может предусмотреть использование этого навыка. Кому как не ей знать о его разрушительности? Блин, девушка точно что-то заготовила на этот случай. Надеюсь, что она меня не перехитрит.
        В эту секунду раздался слитный крик множества глоток и враги пошли на приступ. Началась жара. Те, из нас, кто мог издалека крошить противников, с усердием принялись это делать - чем больше мы снимем им ХП, тем проще будет воинам скидывать их со стен. Я сражался так, как никогда еще до этого момента. Игра в какой-то миг перестала быть игрой. Я бился так, словно эта крепость - последний оплот цивилизации, в котором укрылись мои близкие, родные и топ-модели Victoria’s Secret.
        Враги, приставляя лестницы к стене, начали карабкаться по ним. Я не так часто жалею, что силушки у меня кот наплакал, но этот бой с самого начала заставил меня проклинать собственное слабосилие - я с трудом мог толкнуть лестницу так, чтобы она падала в сторону, захватывая с собой другие. Вишенка, Пэндальф и некромантка тоже не могли похвастаться успехами в борьбе с лестницами, что совсем капельку утешало меня.
        В какой-то момент враг прорвался на стену и принялся оттирать нас от лестниц, по которым свободно забирались еще противники. Мы организованно встали в круг, внутри которого оказались представители магической братии. Похоже, что пришло время Раахуша. Я вызвал его и все кто находился на нашем участке стены, на миг остолбенели, за исключением меня и Кота - я к джинну привык, а он однажды его уже видел, поэтому не так сильно испортил воздух, заглянув в сумасшедшие глаза Раахуша, больше подходящие свихнувшемуся маньяку, опьяненному кровью.
        Разрывая повисшую тишину, джинн грозно взревел и принялся крушить врагов большим обоюдоострым топором и искривленным посохом. Его черный плащ и доспехи мгновенно покрылись каплями вражеской крови. Но, надо отдать должное клану «Посох и меч» - они не дрогнули и грамотно попытались окружить джинна. Мы же всячески не давали им этого сделать и у нас получалось. Запахло локальной победой и тут я увидел Раскрушителя, забравшегося по лестнице на стену. Само его появление еще ни о чем не говорило, но сердце екнуло и правильно сделало: Раскрушитель достал из сумки пятиконечную звезду из какого-то прозрачного камня и бросил ее в Раахуша. Джинн тут же начал получать гораздо больший урон, нежели ранее.
        Некромантка, которая стояла на коленях над трупом непися из обслуги стреломета, сплюнув от досады, произнесла, глядя на то, как враги добивают джинна:
        - Звезда Горного Короля - мощный дебафф режущий все виды защиты. Похоже, что мы продули Грац. В «Ухорезах» есть местечко? Я бы присоединилась к вам.
        - Еще не продули… - тихо прошептал я, пульнул в гущу противников «Куб Зевса» и приготовился использовать «Сердце смерти».
        Я уже почти достиг нового уровня, но, похоже, мне пока не суждено апнуться - львиную долю экспы я решил вкинуть в урон от навыка, подаренного джинном.
        Некромантка подняла непися в виде зомби и, безнадежно махнув рукой, сказала:
        - Я частенько слышала, что Грациано Ветреный крутой чувак, но сейчас даже ты не поможешь.
        Я кинул на нее веселый взгляд и залихватски произнес, подмигнув надвигающимся врагам, которые заполонили стену и уже праздновали победу:
        - Включай камеру. Сейчас будет шоу.
        - Я ее и не выключала, - отозвалась девушка, пожав плечами.
        Я кинул на нее косой взгляд. Внезапно ее глаза расширились от изумления. Она смотрела мне чуть выше плеча. Я принялся оборачиваться и, как в замедленной съемке, увидел появляющуюся из пустоты Вильгельмину. Клинки девушки уже неслись к моему телу, но тут произошло то, что, наверное, никто предсказать не мог. Зомби некромантки, каким-то невообразимым образом, закрыл меня своим телом и получил удар от Вильгельмины, после которого осыпался горсткой пепла. Не знаю, что уж там за умение было у девушки, но урон оно наносило знатный - меня бы оно тоже почти со стопроцентной вероятностью убило бы, как и зомби некромантки.
        После очередного провального покушения - спешу напомнить, что она не завалила Баг-на-Лага - глаза Вильгельмины расширились от негодования и отчаяния. Она понимала, что сейчас произойдет и я ее не разочаровал. Мое тело разорвалось на сотни кусочков. В разные стороны устремились серые волны, наносящие врагам колоссальный урон от стихии «Смерть».
        Спустя несколько секунд на этом участке стены остались только ее защитники, к которым начали подтягиваться игроки, отстоявшие свое на точке возрождения.
        Некромантка, та, что Адская Штучка, хмуря брови, тихо произнесла:
        - Забавно, я ведь ничего подобного не приказывала зомбарю. Он сам с какого-то фига спас этого чувака. Хм… интересно, аж жуть берет. Надо будет все-таки к «ухорезам» в гильдию вступить. Эй, Кот! Есть минутка?!
        ГЛАВА 5 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 5
        Я бесплотной тенью, появился на точке возрождения, которая находилась внутри крепости - это была обычная пустая комната с единственным выходом, затянутым синей пленкой, на которой был цифровой таймер, отсчитывающий время до моего воскрешения. Для каждого погибшего игрока, загружалась своя комната, так что я спокойно мог в одиночестве разобраться в себе.
        Меня снедали двоякие чувства: гордость и разочарование. Я поддался эмоциям и слил договор с Вильгельминой, но в то же время еще никогда не был так доволен собой - я не пошел на поводу у выгоды и вместе с друзьями-товарищами до последнего защищал крепость. Поступил ли я правильно? По ощущениям - да, а по кошельку - нет. Ну, и по репутации - тоже нет.
        В гильдейском чате мелькало сообщение, написанное Помойным Котом. Он сообщал, что враг не торопится снова атаковать, что вселяло в защитников крепости немного уверенности. Может, еще и победим. Достаточно много игроков отстояли свои три часа и вернулись на стены. Правда, у врагов было то же самое. Так что предсказать исход сражения могли единицы, к которым я не относился и поэтому сидел как на иголках. Меня такое время препровождения не устраивало и вследствие того, что мне предстояло еще долго томиться в этой комнате, если бой не закончится быстрее, чем за три часа, я решил провести это время с пользой - написав Старику МакЛауду и поинтересовавшись у него: ходил ли он на открытие новой локации? Гном не сразу ответил, но все же чирканул мне пару строк, в которых выражал восхищение локой. Я попросил его более подробно описать ее. Казначей «святых» выполнил мою просьбу и накатал целый рассказ: город Эдем, спроектированный только ИИ, находился на острове, окруженном скалами и бушующими океанскими волнами. Путь к нему пролегал по единственному мосту, перекинутому с лесистого берега. Город был
полностью погружен в слабый туман, который иногда густел. Гном отметил, что в Эдеме все было покрыто неприятной водной пленкой, похожей на слизь какой-то рыбы. Дальше Старик МакЛауд описывал свое недолгое и печальное путешествие по городу, которое закончилось возле статуи рыбака с гарпуном, где их покромсали какие-то человекоподобные твари с костяными лезвиями вместо рук. Под конец своего сообщения гном на сладенькое оставил правила которые действовали в этой локации - они заставили меня до крайности изумиться. Группа игроков должна была состоять только из четырех персонажей. Противники в локе подбирались исходя из совместного уровня игроков. В случае смерти геймера, он тут же вылетал из города на место привязки. В самой локации точек возрождения не было. Если же погибала вся группа, то каждый ее член терял по одному уровню, что было очень чувствительно для хайлевельных игроков. Я вон сколько старался и то, до нового уровня не добрался, а тут в, случае смерти, сразу бац и нет. Вот и вспомнились мне слова из рекламы этой локации: «войти сюда решатся далеко не все». И это было еще далеко не все: игрок
после смерти, в обязательном порядке, терял какую-нибудь шмотку, которая отправлялась в загадочную сокровищницу. Лишиться, можно было только той вещи, которая была экипирована на игроке - из сумки ничего не выпадало. Первые, вернувшиеся из Эдема, группы не могли похвастаться какой-то особенной добычей и начали хаять локацию. Им тут же указали на то, что они едва за ворота зашли и тут же назад - какие уж тут вам крутые плюшки?
        В общем, гному не очень понравился Эдем: риска много, а ценная награда весьма призрачна. Он сообщил мне, что туда больше ни ногой, пока игроки не соберут больше информации об этой локации.
        После того, как мы обсудили новую локу, я уже думал, что на этом наша переписка прекратится, но Старик МакЛауд прислал еще одно коротенькое сообщение: «Вензеля принадлежат Владыке Воды». Я поблагодарил его и сделал себе мысленную зарубку на будущее: надо бы наведаться к своему собрату Владыке.
        Прошло еще совсем немного времени, за которое я успел поиграть в мини-игру «Бильярд, и в гильдейском чате громыхнуло радостное сообщение: «Победа! Мы отстояли крепость! Все молодцы!» Я почувствовал, что-то подобное оргазму. Все было не зря. Столько сил, эмоций и опыта было положено на алтарь этой победы. Облегченная улыбка коснулась моих губ и тут же пропала, стоило мне подумать о Вильгельмине. Девушка сейчас в дикой ярости. Я даже не представляю, какие она шлет проклятия на мою голову. В таком состоянии Виля может выполнить свою угрозу - предать огласке нашу переписку.
        Внезапно прозвучал тихий хлопок - это исчезла синяя пленка, затягивающая выход из комнаты. Погруженный в свои невеселые мысли, я выскочил в коридор и поспешил прочь из крепости. Пока я двигался по ней, то повстречал множество радовавшихся игроков и уцелевших неписей. Вокруг были слышны вопли ликования, все братались и грозились еще разок надрать задницу клану «Посох и меч». Меня, как одного из главных творцов победы, пытались втянуть во всеобщее веселье, но я ловко ускользал и поэтому достаточно быстро покинул крепость.
        Спустя несколько минут Помойный Кот написал в гильдейский чат. Он сообщал, что Баг-на-Лаг сдержал слово и заплатил «ухорезам» сверх обговоренной суммы. Потом бывший «святой» прислал мне личное сообщение, в котором уведомлял меня о том, что лидер «Первых после Бога» хочет познакомиться со мной и кое-что подарить. Пребывая не в лучшем расположении духа, я коротко ответил ему: «Перебьется. А подарок забирай». Помойный Кот видимо сообразил, что я совсем не настроен с ним знакомиться и даже не стал пытаться меня уговаривать. Он только прислал мне следующие слова: «Хорошо, я тебя отмажу и подарок заберу. Помнишь Адскую Штучку? Она к нам в гильдию хочет. Девушка она, конечно, дерзкая, но нам с ней крупно повезло - никто из хайлевелов так просто не идет в слабые гильдии, которые только-только сформировались и еще даже мало-мальски не прокачены». Я ответил ему: «Это все твое кошачье обаяние. Главное, чтобы она под таким соусом права качать не начала». Парень промолчал, и я написал не ему, а Старику МакЛауду: «Слушай, если на форуме появится порочащая меня информация, то ты бы не мог с какого-нибудь
аккаунта написать, что это была военная хитрость и кто этого не понимает, тот совсем слаб интеллектом? И добавь, что нужно смотреть на результат». В ответ гном настрочил несколько строк, явно усмехаясь в бороду: «Тебя каждый день по матушке склоняют. Давай уж как-то более детально». Я приоткрыл ему завесу тайны, написав, что автором грязного материала станет Вильгельмина - ну, или она там точно будет замешана. В общем, МакЛауд если ты увидишь эту новость, то явно поймешь, о чем я. Он, как я и рассчитывал, согласился меня прикрыть, не став расспрашивать о характере информации, которую может выложить девушка - вот за это я его и ценю.
        Договорившись с гномом и покинув крепость, я нажал логаут и вышел из игры, сразу же бросившись проверять форум игры: он уже бурлил - игроки обсасывали детали минувшей битвы. Переписки с Вильгельминой не было и обо мне пока писали только в хорошем тоне, что, дескать, Грациано, конечно, гад еще тот, но в этом сражении бился как лев. Даже игроки, представлявшие проигравшую сторону, и то разродились парочкой хвалебных слов.
        Похоже, Вильгельмина все же не станет публиковать нашу переписку, а даже если и сделает это, то учитывая мою просьбу адресованную Старику МакЛауду, она в первую очередь выставит себя в роли дуры, поверившей известному пройдохе Грациано, который завел ее в ловушку. Моя же репутация от этого не сильно пострадает. Девушка сейчас перебеситься и поймет это. К тому же, нам еще предстоит сотрудничать по городу джиннов - она и это должна осознать. Конечно, Виля затаит обиду и когда-нибудь обязательно отомстит, но вряд ли сделает это сейчас. Так что я смело могу класть хрен на эту ситуацию и звонить Наташе: надо пригласить ее куда-нибудь.
        Набрав номер своей девушки, я договорился через полчаса встретиться с ней в кафе, которое находилось возле ее дома. По голосу Наташи я понял, что она чем-то расстроена и даже немного зла. После наводящих вопросов, я так и не понял причину такого ее настроения. Она будто закрылась от меня, не став ничего объяснять. Хорошо хоть на свидание согласилась.
        Быстро одевшись и вызвав такси, я покинул квартиру. До кафе я добрался чуть раньше назначенного времени, а когда входил в него, то сразу же заприметил Наташу. Она сидела на красном диване за угловым столиком и хмуро глядела на голографическое изображение, которое заменило обычные ЖК-телевизоры и плазмы. Оно висело возле стены между двух окон и показывало каких-то скачущих под ритмичную музыку полуголых девушек. Звук был практически на минимуме, так что с трудом можно было понять, что там вообще поют, да и поют ли вовсе. Стоила такая новинка будь здоров. Я вот себе ее позволить не мог, а у Наташи, она, вроде бы, была.
        Кроме моей девушки, в руке которой дымился горячий кофе в маленькой чашечке, а на столе стояло нетронутое пирожное, в кафе еще находился только молодой парень, протирающий стаканы за высокой барной стойкой.
        Я легкой походкой подошел к Наташе, сел рядом на диван и весело сказал:
        - Привет, красотка, - и хотел поцеловать ее в щеку, но она отстранилась.
        Девушка вяло пробормотала:
        - Я не в настроении.
        - Это я уже понял, - сказал я, недовольно глянув на нее. - Что случилось-то? Опять парень загулял?
        - Не знаю пока гулящий он или нет, - сказала девушка, чуть-чуть улыбнувшись глазами - это был признак того, что она сейчас пошутит. - Я с ним начала встречаться только недавно. А до этого у меня была хорошая жизнь.
        - Нормальный он чувак… тьфу ты блин… уже успел нахвататься словечек, - проговорил я, досадливо покачав головой. - Эй, шеф, можно мне пятьдесят капель успокоительного от одного известного капитана? И лимончик.
        Молодой парень, которого я окликнул, понятливо кивнул головой и удалился. Наташа, заломив бровь, сухо произнесла:
        - Нервишки что ли шалят? Успокоительное собрался он пить.
        - Ох, дорогая, я сегодня в игре сотворил совершенно не свойственную мне вещь и потерял на этом деньги - не много, но все же. Есть, конечно, призрачный шанс, что подарок, который мне обещали, окажется достаточно ценным и тогда я, может быть, признаю, что делать добро не так уж и плохо, - проговорил я и со смешком добавил: - Размяк я что-то… эх, размяк… это все твое тлетворное влияние.
        Наташа покосилась на парня принесшего ром в стакане с толстым дном и несколько долек лимона, а затем произнесла, внимательно глядя на меня:
        - Ты действительно какой-то странный последние дни…
        Девушка многозначительно недоговорила, словно давала мне шанс в чем-то признаться.
        - Вообще-то я чуть не погиб. Ты уже забыла? - возмущенно произнес я и сделал маленький глоток алкоголя.
        Наташа поджала губы, словно не эти слова она хотела услышать. Может быть, девушка как-то прознала о том, что Вова предал меня? Нет, бред собачий. Она это никак не могла узнать, а вот то, что идет расследование…
        Внезапно Наташа будто утратила интерес к разговору и вперила внимательный взгляд в голографическую трансляцию. Там показывали один из городов Дальнего Востока, где на улицах мелькали, по большей части, азиатские лица.
        Недовольно хмыкнув, я пожал плечами, отпил из стакана еще немного рома и тоже принялся смотреть на ведущую, которая словно воплоти, стояла буквально в нескольких метрах от нашего столика и вещала тихим милым голосом. Правда, ничего интересного она не рассказывала: какие-то банальные социальные новости, но Наташу они искренне заинтересовали. Она сидела не шелохнувшись.
        Я уж думал, что мы так и будем просто смотреть новости, но девушка неожиданно произнесла, повернувшись ко мне всем телом:
        - Ты слышал о том, какие новые драконовские законы хотят принять? - она неприязненно качнула головой в сторону голограммы.
        - Неа, - без интереса сказал я. - Я вообще новости не смотрю и в инете редко залипаю.
        - Очень зря, - выдохнула девушка, сверкнув глазами. - Наша власть совсем оторвалась от народа. Вот видишь эту голографическую установку? Кто из твоих знакомых может себе такую купить? Пару человек? А знаешь, сколько еще подобных технических новинок они себе позволить не могут?
        Наташа замолчала. Ее грудь вздымалась от волнения, а крылья носа негодующе дрожали. Я поспешил произнести:
        - Ну, это жизнь. Богатые правят миром и живут по сто и больше лет.
        Девушка сжала руки в кулачки и жарко сказала:
        - Ты ведь осознаешь, что это несправедливо? Они уселись у себя в кабинетах и просто нас грабят.
        - Наташа, я все прекрасно понимаю, успокойся. Я тоже считаю, что это зло, но мы ничего не может с этим поделать. Раньше они хоть в демократию играли, а сейчас же тупо тоталитарный режим: кого сами из себе подобных выберут - тот и правит. От нас с тобой уже давно ничего не зависит.
        - Я не хочу так жить, - выдохнула Наташа, решительно скрестив руки на груди. - Надо что-то менять.
        Я нервно оглядел кафе. Оно все так же пустовало, за исключением парня за стойкой. Вроде бы он не слышал ее опасных слов, увлеченный своими стаканами. Я понизил голос и прошептал, подавшись к ней:
        - Я полностью с тобой согласен. Мой дед, если бы послушал тебя, то сказал бы, что ты баба с яйцами. Но повторю еще раз - мы с тобой ничего изменить не можем. Такова жизнь, дорогая. Мы слишком мелкие сошки.
        - А если бы у тебя был шанс кое-что сделать? Ты бы изменил? - горячо проговорила она, взяв меня за руку.
        - В каком смысле? - попытался пошутить я, намекая на сексуальную измену для того, чтобы несколько сбавить накал опасного диалога.
        Ей мои слова не понравились и она, стремительно встав с дивана, громко произнесла, испепеляя меня взглядом:
        - Мне надо домой. Не провожай меня.
        Девушка поцокала каблучками к двери. Сперва я хотел броситься за ней, но потом подумал, что ей стоит остыть. Сейчас она только гадостей мне наговорит. Лучше позже ей позвоню.
        Парень за стойкой, который наблюдал эту сцену, с немым вопросом в глазах посмотрел на меня. Я проговорил, повертев пальцем у виска:
        - Капризная она просто.
        - Бывает, - сказал он и добавил: - Счет, я так понимаю, оплачивать будете вы?
        - Молодец. Правильно понимаешь. Быть тебе управляющим.
        Расплатившись с ним, я еще немного посидел в кафе, дожидаясь такси, а потом укатил на нем домой, вполне быстро добравшись до места жительства и оказавшись у себя в квартире.
        Я не сразу позвонил Наташе, а сначала сделал все свои дела, а уж потом набрал ее номер. Она ответила практически сразу же, чем изрядно удивила меня. Я думал, что Наташа, как и большинство девушек в подобной ситуации, хорошо, если с десятого звонка соизволит ответить, но она оказалась не такой.
        - Слушаю, - выдохнула Наташа, каким-то опустошенным голосом, в котором уже не были слышны горячие нотки.
        - Ты обиделась на меня? - прямо спросил я без всяких экивоков.
        Завязался разговор, в котором она снова подтвердила, что не такая как все - Наташа попросила у меня прощения за то, что так себя повела. Она сетовала на трудности, которые сейчас появились у нее на работе. Я, естественно, ей все простил, подумав, что девушка у меня на редкость адекватная. Мы еще немного поболтали и, пожелав друг другу доброй ночи, отправились спать.
        Ночь прошла почти мгновенно: стоило мне закрыть глаза, как тут же за окном объявился веселый зимний рассвет, намекающий на то, что пора вставать и завтракать.
        Поглощая только что разогретую еду, я проверил форум игры и не обнаружил там следов активности Вильгельмины - все-таки она умная девушка. Помыв за собой посуду и опорожнившись, я полез в игровую капсулу.
        Утопия в очередной раз встретила меня личным сообщением от Помойного Кота. Он писал, что готов передать мне подарок Баг-на-Лага. Я предложил ему увидеться возле руин Гидар-Ксама. Парень полностью одобрил место встречи, после чего я перенесся туда.
        Мне пришлось немного подождать Помойного Кота, прежде чем он, улыбаясь, вышел из портала. Лидер «ухорезов» словно светился изнутри. Его лицо выражало крайнюю степень довольства.
        Я ехидно проговорил, пожав его руку:
        - У тебя сейчас лицо треснет от улыбки.
        - А всё, потому что, есть от чего, - не переставая лыбиться, сказал Кот. - Мне за последние несколько часов столько комплиментов наговорили, что я всерьез начал обдумывать мысль о том, чтобы воздвигнуть себе где-нибудь памятник, к которому не заросла бы народная тропа. Помнишь, как у стародавнего поэта? Я памятник себе воздвиг нерукотворный…
        - Я бы, честное слово, поболтал с тобой, но у меня сегодня важный день, так что давай сюда ту цацку, которую подарил мне Баг-на-Лаг, - быстро произнес я, действительно спеша скорее разобраться с ковеном некромантов, так как они как раз сегодня собираются в уже известной мне, благодаря гному, часовенке. Я в ней, кстати, бывал еще, будучи Абракадабрусом, вот теперь Грациано там прошвырнется.
        - Ладно, ладно, - сказал парень и полез в сумку. - Руки у тебя загребущие, а глазки завидущие.
        - Спасибо на добром слове, - ухмыльнувшись, бросил я и принял от Кота сверкающее кольцо, сразу же начав его рассматривать. Система дала его описание и характеристики:
        "Щит Первых Гномов".
        Качество: редкое
        Подходит для всех классов игроков от 250-го уровня.
        Для улучшения требуется - митрил.
        Характеристики:
        + 2000 единиц к броне;
        + 2000 единиц к здоровью;
        + 200 единиц к силе;
        + 200 кг к грузоподъемности.
        Я надел кольцо на палец и полюбовался его холодным серебреным блеском в лучах яркого солнца. Оно, конечно, больше подошло бы воину, но и мне то же очень пригодится - кольцо поднимало броню заметно выше, чем весь мой сет. Я теперь даже в рукопашке не сразу слягу на покой. Конечно, до нормального игрока-физика мне как до звезды, но все-таки уже кое-что.
        Помойный Кот, глядя на меня, вкрадчиво проговорил:
        - Баг-на-Лаг ожидает, что теперь наша гильдия наемников не будет сражаться против него: даже если нам поступит хорошее денежное предложение.
        Я криво ухмыльнулся и обронил:
        - Тебя он тоже купил?
        - Если ты отдашь кольцо обратно, то другие «ухорезы» не получат свои подарки, - проговорил нахмурившийся парень. - Тут либо все, либо никто. Я так думаю, что Баг-на-Лаг даже в случае роспуска гильдии, ждет от нас как минимум нейтралитета.
        - Расщедрился он, - сказал я, дернув головой. - Столько взяток…
        - Ну, вообще-то Баг только топам кое-что передал, - произнес лидер гильдии, стараясь не смотреть мне в глаза. - Про остальных речи не шло.
        - Да ладно Кот, я все понимаю. Добро пожаловать в политику, - хохотнул я. - Не такой уж я и жестокий человек, чтобы лишать товарищей подарков. Я согласен на условия Баг-на-Лага.
        - Отлично, - обрадовался бывший «святой» и горячо добавил: - Мне такой крутой браслет достался. Я бы за него одну из девяти своих жизней отдал, честное слово.
        - Рад за тебя, - сказал я. - Ладно, я полетел. Удачи.
        - Пока. Если что - зови.
        Я кивнул головой и использовал «Прокол». Мне надо было попасть в локацию под названием «Склепы Скелетов». Когда я узнал от Старика МакЛауда, где соберется ковен, то совсем не удивился - им сам Бог велел гнездиться в этой локе. Ближайшая к «Склепам Скелетов» точка, в которую я сейчас переместился, находилась возле города Вантит - с этим местом у меня связано столько воспоминаний. Очутившись тут, я принялся своим излюбленным способом: перемежая телепортация и портал, двигаться к нужной локации. Мне предстоял не такой уж и долгий путь.
        Места тут были от двухсот пятидесятого уровня и шли на спад. Пока я добрался до «Склепов Скелетов» успел миновать три локации, которые в основном были гористыми и покрытыми лесом. Там за мной попытался увязаться паровоз из мобов. Я не стал тратить время и разбираться с ними, поэтому просто удрал, оставив их с носом.
        Мои скитания оценил «Картограф» - профессия поднялась еще на один уровень, когда я добрался до нужного места, спустившись по крутой тропе и оказался в гигантском кратере давно потухшего вулкана.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СКЛЕПЫ СКЕЛЕТОВ! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 150+.
        Между деревьев с пышными кронами были раскиданы те самые склепы, всевозможных архитектурных форм. Их облупленные стены покрывал плющ, а невысокие кованые ограды сплошь изъела ржавчина. Чаще всего крыши венчали кельтские кресты. Тут и там притаились статуи ангелов и множество изваяний плачущих женщин со скорбными лицами, изображенных в разнообразных позах: коленопреклоненных, воздевших руки к небесам, уткнувшихся в колени и так далее…
        Пользуясь моментом, я вызвал ЯдренуВошь. Надо немножко ее прокачать. Уровней пять точно наберу на противниках. Тут обитали: скелеты, прячущиеся в склепах и покойники, вылезающие из-под земли. Пока я дойду вон до той часовенки с перевернутым крестом, бабочка должна стать минимум пятьдесят пятого или пятьдесят шестого уровня. Жаль, мне самому не светит поднять левел на местных мобах - они были слабоваты для меня.
        Только я переступил невидимую черту, отделяющую безопасную зона от той, где на тебя агрятся противники, началась потеха. Стоит сказать, что скелеты хорошо держали дамаг от стихии «воздух», но все равно не были для меня серьезными соперниками. Я их валил на счет раз, заставлял мобов с треском рассыпаться на десятки желтых костей, среди которых выделялся оскаленный череп с потухшими глазами-угольками.
        Покойников же отправлять обратно в загробный цифровой мир было куда веселее. Они с ревом выбирались из-под земли и пытались ухватить меня за ногу, тем самым обездвижить, давая возможность другим мобам накостылять мне в ближнем бою. Пришлось двигаться вперед внимательно глядя в то место, куда я ступал подошвой сапога. Если я замечал там палец или иную часть тела, немного выглядывающую из земли, то тыкал туда рапирой и уже потом, добавлял магией.
        Противники, в основном, оставляли после своей смерти всякую мелочь: пару серебрушек, медное кольцо, дешевый амулет и прогнившее оружие. Но иногда мне улыбалась удача, и тогда я становился обладателем драгоценных камней, выпадавших из мобов.
        Пока я добрался до намеченной часовенки, то в сумке оказалось не меньше десятка таких дорогостоящих камушков, а бабочка, как я и предполагал, стала пятьдесят шестого уровня. Она порхала возле меня и исправно пополняла запасы моей маны, получая при этом опыт, так как тоже участвовала в бою.
        Остановившись в безопасной зоне, возле стен часовенки, сложенной из покрытых фиолетовым мхом бревен, с покосившейся конической крышей из черепицы, я качнул «Усиленную регенерацию маны в бою» до пятого уровня. Теперь это умение имело следующие параметры: +25% единиц маны в минуту; время действия - одна минута; время повторного использования - три минуты; расход на одно применение - 150 очков маны.
        Полученные за шесть новых уровней очки характеристик, я поделил поровну между ловкостью и выносливость, потому что бабочка порхала весьма вяло и неохотно, да еще и каждые пару десятков секунд пристраивалась где-нибудь отдохнуть. Если бы скелеты и покойники интересовались ею, то она бы не дожила до часовенки.
        Закончив распределять очки, я заглянул в разбитое витражное окно, увидев несколько фигур в рясах, усевшихся по углам пентаграммы, внутри которой лежало окровавленное тело полуживого мужчины. Возле стен стояли еще рясы. Есть ли среди них игроки? К сожалению, подобные одеяния скрывали имена, но уровень можно было лицезреть - все некроманты были от сто тридцать шестого левела и выше.
        Задание «Древние враги» обновилось, требуя призвать на помощь джиннов и разнести это сборище негодяев. Я не стал ему перечить и перенесся в город чернокожих магов, чтобы сообщить Раахушу о своей находке.
        ГЛАВА 6 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 6
        Бог джиннов встретил меня, хмуря брови. Вид его был грозен. ИИ тщательно создавал образ весьма недовольного мною непися, который не потерпит, если ему сейчас снова доложат о провале. Но мы-то с ИИ оба знали, что я уже нашел ковен и готов отправиться обратно, чтобы в компании чернокожих головорезов покрошить всех некромантов. ИИ просто морально давил на меня, опасаясь, что я могу опять каким-нибудь образом затянуть с выполнением этого квеста. Конечно, у ИИ припасен вариант, кем заменить меня, в случае подобного затягивания, но, видимо, предпочтительнее, чтобы все же я разобрался с этим заданием.
        Я не стал больше нервировать ИИ и, опустившись на одно колено перед троном, проговорил:
        - О, Великий Бог Раахуш! Нижайше извещаю твои несравненные уши, что нашел-таки я мерзопакостный ковен врагов твоих - некромантов! Хоть сейчас готов вломить им по первое число, дабы они больше не смели навлекать на свои отвратительные головы твой справедливый гнев!
        Глаза Раахуша загорелись диким первобытным пламенем, олицетворяющим жажду крови. Он аж вскочил с трона и ликующе выдохнул:
        - Наконец-то! - джинн воздел очи к своду храма, будто хотел поблагодарить богов, но тут же смешался, вспомнив, что сам бог и опустил горящий взор, принявшись неотрывно глядеть на меня. - Я велю Шамьюшу прямо сейчас отправляться с тобой и уничтожить наших древних врагов!
        - Было бы неплохо, - вякнул я, поднявшись на ноги и отряхнул коленку от пыли, которая в избытке покрывала пол. Уборщицу бы завести Раахушу, а то в грязи зарастет.
        Бог джиннов стремительным движение указал мне пальцем на дверь и произнес:
        - Иди же мой верный ученик. На площади тебя уже ждут джинны. Добудьте мне победу!
        - Слушаюсь, товарищ Раахуш, - сказал я поклонившись, и попятился назад, затем через несколько метров развернулся и нормальным шагом покинул храм, тихонько напевая: - На площади полки… темно в конце строки…
        Чернокожий бог меня не обманул - за дверью действительно стояли джинны - штук тридцать. Их возглавлял свирепый Шамьюш, мечущий глазами молнии. Он зло скрежетнул зубами, а затем громко выплюнул слова:
        - Укажи место на карте!
        - Ты чего какой напряженный? Расслабься, - сказал я, усмехнувшись. - Тебе еще любовные романы строчить.
        Джинн наклонил голову и принялся сверлить меня ненавидящим взглядом. В его глазах читалось, что будь его воля, он бы меня сейчас колесовал, четвертовал, сжег на медленном костре и т.д.
        Я же насмешливо глядел на него и медленно доставал карту из сумки, всем своим видом показывая, что хозяин положения здесь я. Остальные джинны никак не участвовали в нашей бесконтактной баталии. Им было все равно. Они только немного оживились, когда я ткнул пальцем в часовенку, где сейчас находился ковен. Шамьюш увидел, куда я показываю и свирепо всхрапнул, будто разъярённый бык перед красной тряпкой матадора. Он мгновенно начал творить портал, который спустя пару секунд возник возле джиннов. Они молча стали проникать в него, исчезая в голубой глади. Я последовал за ними, опередив Шамьюша, который, таким образом, оказался замыкающим.
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СКЛЕПЫ СКЕЛЕТОВ! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 150+.
        Я снова оказался в этой локации, только теперь в окружении тридцати джиннов под командованием Шамьюша, только что вышедшего из портала. Глядя на него, я не смог сдержать ехидного комментария:
        - Ну, наконец-то! А то мы с ребятами тебя уже заждались. Думали, что уже вовсе не придешь. Ванька вон вообще предлагал без тебя начать рубить некромантов, - я ткнул ближайшего джинна локтем в бок, будто это он был Ванькой.
        Липовый Ванька никак не отреагировал, а вот Шамьюш ожег меня пламенным взглядом и, не говоря ни слова, двинулся в сторону временного обиталища ковена, до которого было меньше десятка метров - так получилось потому что мы перенеслись не в самое начало локации, а оказались практически возле часовенки, в безопасной зоне, где местные мобы не агрились.
        Джинны сразу же начали окружать часовню. Они разошлись полукругом и через несколько десятков секунд соединились где-то за ней - в это же мгновение Шамьюш, все так же молча, грозно потряс посохом в правой руке и ловко сиганул в разбитое окно. Я культурно попытался воспользоваться дверью, но она оказалась заперта изнутри - так что когда я проник в часовенку через окно, как и все налетчики, внутри уже шел бой.
        Некромантов определенно прибавилось: то ли я невнимательно смотрел в прошлый раз, то ли опоздуны подъехали. В общем, их численно увеличилась раза в два. Я насчитал тушек сорок, среди которых было штук пять игроков - во время боя с них слетел покров, скрывающий их ники и теперь можно было понять, что это игроки, а не НПС. Я до невозможности изумился, когда узнал Адскую Штучку из гильдии «Ухорезы».
        - Ба! Знакомые все лица! - обрадованно выдохнул я, разведя руками и хлопнув себя по бедрам.
        Весь пяток игроков покосился на меня. Я же стоял возле окна и весело скалил зубы.
        - Грациано! - воскликнула девушка, брови которой взлетели до небес. От удивления она даже пропустила пятно мрака от атаковавшего ее джинна. ХП Адской Штучки мгновенно существенно просело.
        - Привет. Как тебя встретили-приветили в новой гильдии? - дурачась, спросил я, запустив «Сферу» в ближайшего некроманта-непися и удивленно прошептал, увидев как он упал и не встает: - Надо же, оглушение, с первого раза сработало.
        - Ты что здесь делаешь? - ответила вопросом на вопрос девушка, отчаянно отбиваясь от джиннов, которые методично истребляли ковен.
        - За веру биться пришел. Гляжу, крест на крыше часовни перевернут - не порядок. Заглядываю внутрь, а вы тут пентаграммы чертите и человека в жертву приносите. Ну, и кликнул я народ… эге-ге-ге… православные! Пойдемте мутузить этих иродов проклятых. Вот как-то так я здесь и оказался.
        Адская Штучка, вместе с пока еще живыми игроками, в количестве трех единиц, забилась в угол и выкрикнула оттуда:
        - Я, пожалуй, опущу, что из твоего рассказа выходит будто бы эти черные чуваки - православные, а скажу тебе о том, что этот ритуал мы проводим, дабы, как бы парадоксально это не звучало, не впустить в мир еще более плохих существ, нежели мы. Они древние враги всего живого - кровожадные маньяки, рядом с которыми мы вообще пушистики. Наш ковен издавна борется с ними, а они ненавидят нас. Так что отзови свои «православных» пока не стало поздно.
        - Не переживай об этом. Разработчики все предусмотрели. Ты скоро сама поймешь, что в любом случае ковен некромантов должен был проиграть сегодня, - объяснил я Адской Штучке. - А кровожадные маньяки - это, собственно, мои джинны, поэтому извини, но тебе придется прямиком отсюда отправиться на точку возрождения - друзьям твоим тоже. Кстати, что-то вас маловато. Я, так понимаю, вы избранные? Те, у кого самая прокаченная репа с ковеном, и кому можно доверять подобные ритуалы?
        - Не твое дело, - огрызнулась, враз погрубевшая девушка.
        Один из игроков толкнул ее в бок и что-то ей прошептал на ухо. Она пожала плечами и проговорила, глядя на меня:
        - Если мы сдадимся, то ты вернешь нам наши шмотки?
        - Конечно… за деньги, - хохотнул я. - Ладно, тебе-то как согильдийцу так отдам, а вот друзьям твоим только по полной стоимости.
        - Ну, хоть скинь процентов тридцать, - попытался уговорить меня все тот же игрок, который, похоже, что и предложил эту идею.
        - Не могу, - пожал я плечами. - Уж больно вы обидели мои религиозные чувства.
        - Какой же ты гад, - прошипел он, чем вызвал у меня на устах довольную улыбку. Я снова почувствовал себя тем самым Грациано, которого все так ненавидят.
        Он порывался еще что-то сказать, но джинны добили его, а потом и всех остальных - я им помог с этим богоугодным делом, не став атаковать только Адскую Штучку - ее завалил сам Шамьюш.
        Задание «Древние враги» обновилось, уведомляя меня о том, что я большой молодец, раз сумел сорвать этот зловредный ритуал. Теперь мне надо было проследовать за наградой к Раахушу, но я решил не торопиться и собрать тут лут.
        Ничего ценного в часовенке, в принципе, не осталось, даже павшие игроки не дропнули мне какую-нибудь убойную вещицу. Я бы так и ушел немного разочарованным, последовав в окно за покидающими часовенку джиннами, но как это часто бывает, жадность заставила меня еще раз все обследовать.
        Буквально через минуту я случайно задел один из ликов святых, которые были изображены на алтаре, и он немного провалился в камень, поведя себя ровно так же как какая-нибудь банальная кнопка. Жадность не подвела меня! Где-то тут точно есть тайник, который открывается непосредственно с помощью ликом святых, оказавшихся потайным механизмом. Всего я нашел пять «кнопок» - не сразу понял, в каком порядке их надо нажимать, но потом разобрался, и крышка алтаря отъехала в сторону - под ней лежали изящные, почти женские, белоснежные перчатки. Я взял их, и система подкинула мне описание:
        «Перчатки праведника»
        Качество: эпическое.
        Ограничение по классу: маг.
        Ограничение по уровню: 200+
        Улучшений не требует.
        Характеристики:
        + 10% к силе магических умений;
        + 25 % к силе магии Света ;
        + 25 % к защите от магии Смерти;
        + 10 % к шансу полностью игнорировать умение магии Смерти;
        + 10 % к регенерации маны в бою;
        + 10% к регенерации здоровья в бою;
        + 500 единиц к интеллекту;
        + 500 единиц к мудрости.
        Вещица-то интересная, вот только магия Света мне неподвластна - к тому же, если надеть эти перчатки, то пропадет десятипроцентный бонус от полного сета, который сейчас на мне. Сперва надо все хорошенечко подсчитать, а уже потом принимать решение - это заняло у меня пару секунд, после чего я уверенно натянул на руки белоснежные перчатки, а старые положил в сумку. С обновкой урон стал выше, но защита чуть ниже. Я все же позиционирую себя как крутого дамагера, так что выбор после подсчетов был очевиден.
        Покинув часовню, я увидел, что джинны уже испарились. Портал тоже исчез. Меня ждать не стали, что, впрочем, неудивительно, потому что чернокожими магами командовал ненавидящий меня Шамьюш.
        Я своим ходом, используя «Прокол», вернулся в город джиннов, где тут же отправился к Раахушу. Он встретил меня в приподнятом настроении, радостно сверкая глазами, словно уже намахнул пару рюмашек за победу.
        - Поздравляю тебя, ученик! - громыхнул он со своего трона и протянул мне раскрытую ладонь, на которой лежало кольцо. - Возьми, отныне это принадлежит тебе.
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ«ДРЕВНИЕ ВРАГИ». НАГРАДА: 36 МЛН. ОПЫТА; +500 ОЧКОВ РЕПУТАЦИИ С РАСОЙ ДЖИННОВ; КОЛЬЦО СТРАДАНИЙ.
        Мгновенно повысилась репа с чернокожими магами, и скакнул опыт, наконец-то вознеся меня на следующий уровень. Очки характеристик я, не мудрствуя лукаво вложил, в интеллект, потом взял кольцо с ладони Раахуша и посмотрел его описание:
        «Кольцо Страданий»
        Качество: геройское
        Ограничение по классу: маг
        Ограничение по репутации с народом джиннов: 1000+
        Улучшения: страдания джиннов
        Характеристики:
        + 7% к критическому урону магией;
        + 18 % к регенерации маны в бою;
        + 18% к регенерации здоровья в бою;
        + 20% к силе магических умений на одну минуту, в случае падения здоровья ниже
        15%. Один раз за бой;
        +1000 единиц к интеллекту;
        +1000 единиц к мудрости.
        Давненько я не получал столько плюшек за такой короткий срок. Скоро все пальцы будут унизаны кольцами. Надев еще одну обновку, скрывшуюся под перчаткой, я приготовился слушать Раахуша, который прямо излучал кипучую энергию нетерпеливого чело… джинна. Он не обманул моих ожиданий. Джинн начал громко говорить, стукнув кулаком по трону:
        - Но это еще не все! Осталось еще одно задание, после которого в этот мир смогут прийти мои соплеменники!
        Я тут же намотал себе на воображаемый ус, что скоро надо будет оповестить всех участников аферы о том, что она вот-вот начнется.
        Раахуш, тем временем, продолжал грохотать:
        - Наше Древо Жизни слабо! Я признаю это! Нам потребуется гораздо больше подобной силы! Что для этого нужно сделать, ученик?
        Он остро посмотрел на меня, будто пытался препарировать мой череп. Я немного растерялся и промямлил:
        - Ну, может быть, полить чем-нибудь? Удобрить? Пропушить? - я принялся перечислять все, чем изредка занимался на родительской даче, напоследок устало выдохнув: - Рассадить?
        - Вот! А ты не так слаб умом, как говорит о тебе Шамьюш, - произнес бог джиннов, вроде бы похвалив меня, да вот только я почувствовал, будто мне на голову вылили ушат экскрементов. Я столько для него сделал, а он свинья так обо мне говорит. Еще и Шамьюш этот стукач на уши ему капает. Надо бы прознать, может все-таки Ташьюш какие-то права на трон имеет?
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «СЕМЕНА ДРЕВА ЖИЗНИ». ЗАДАНИЕ СЧИТАЕТСЯ ВЫПОЛНЕННЫМ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ВЫ ПОСАДИТЕ ТРИ НОВЫХ ДРЕВА ЖИЗНИ В УКАЗАННЫХ МЕСТАХ. ВРЕМЯ, ОТВЕДЕННОЕ ВАМ НА ЭТО, РАВНЯЕТСЯ ТРИДЦАТИ ШЕСТИ ЧАСАМ. НАГРАДА: 54 МЛН. ОПЫТА; +1000 ОЧКОВ РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; «ПОСОХ СТРАДАНИЙ». ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        ОПИСАНИЕ: «СЕМЕНА ДРЕВА ЖИЗНИ СТОИТ ПОЛОЖИТЬ В ОБАГРЕННУЮ КРОВЬЮ ДЖИННОВ ЗЕМЛЮ ВЕРШИНЫ ГОРЫ ТРЕХГЛАВАЯ, ОСТРОВА СТРАХА И БАГРОВЫХ РЕК».
        Конечно, я согласился и принял квест. Места эти я знал - были они дикими и неприветливыми. Редкие игроки забирались туда. Мобы там лютые и высокоуровневые. Силой я их не одолею. Единственная возможность - это по-тихому добраться туда и кинуть в землицу семена, пока никто не заметил. Только вот где я возьму кровь джинна? Да и семьки мне кто отсыплет? Эти вопросы я продублировал Раахушу. Он вальяжно принялся отвечать:
        - Как только ты окажешься в нужном месте, то произнеси вслух имя «Шамьюш» и он тут же окажется возле тебя.
        Я кивнул, поняв, что тем самым появится кровь джина. Бог продолжил говорить, после того как узрел мой жест головой:
        - Семена же Древа Жизни уже ждут тебя возле его корней. Задание нужно начать выполнять немедленно!
        - Всё будет исполнено в лучшем виде, мудрейший учитель, - произнес я и пошел прочь из обители Раахуша, подумав, что Древо Жизни, судя по всему, очень похоже на дуб с его желудями.
        Оказавшись на площади, я заметил, что запустился таймер обратного отсчета. Так, по сути у меня есть двенадцать часов, потому что двадцати четыре часа я обещал гильдиям и кланам, участвующим в аферу, так что время на ерунду тратить не стоит, но я все же проверил свои характеристики:
        Раса: Дроу (метис: серый эльф)
        Имя: Грациано Ветреный
        Статус : Ученик Бога Раахуша
        Возраст: 23 года
        Уровень: 283
        Класс: Маг (подкласс: стихийник)
        Слава: 3500
        Базовые характеристики:
        Сила - 335
        Ловкость - 90
        Интеллект - 7338
        Мудрость - 3489
        Энергия - 160
        Живучесть - 660
        Сила воли - 650
        Вторичные параметры:
        Выносливость: 3200
        Здоровье: 19877
        Мана: 26294
        Броня: 2500 ед
        Магический урон: +1480 %
        Физический урон:+ 25 %
        Физическая защита: 4195
        Магическая защита: 20651
        Регенерация манны в бою: 721,2 ед./сек
        Регенерация жизни в бою: 99,2 ед./сек
        Регенерация выносливости в бою: 38,1 ед./ сек
        Грузоподъемность: 295 кг
        Удача: 100
        Харизма: 175
        Шанс игнорирования умения: 2,79%
        Шанс критического урона умением: 27,26%
        Игровая жизнь определенно складывается у меня положительным образом. Перс более чем конкурентоспособный. Я почувствовал, как уверенность в завтрашнем дне все больше проникает внутрь моего существа.
        Налюбовавшись своими характеристиками, я использовал свиток-портал, которыми меня исправно снабжал гном. Он так же для меня покупал и прочие расходные материалы: еду, питье, восстанавливающие склянки и т.д.
        Оказавшись возле подвесного моста из костей, я быстренько ступил на него и помчался к Древу Жизни. Шаткая конструкция раскачивалась и гуляла над черными водами реки, грозя вот-вот обрушиться и отправить меня на встречу с ядовитой вялотекущей субстанцией. Будь это реальный мир, то я бы десять раз подумал прежде, чем так нестись по хлипкому костяному мосту, но в цифровом пространстве я был уверен на сто процентов, что он выдержит - так и произошло, возле святыни джиннов я оказался в целости и сохранности.
        В этот момент в гильдейский чат пришло сообщение на мое имя. Там всегда шло живое общение с десятками, если не сотнями сообщений, но мне писали крайне редко. Я бы его вообще не заметил, потому что совершенно не читаю чат, но система подсветила иконку с внутригильдейской перепиской - это значило, что там кто-то написал Грациано. Я, как обычно, подумал на Кота, который совсем некстати прислал мне сообщение, но открыв чат, тонко усмехнулся - писала Адская Штучка. Она интересовалась, когда может кое-что забрать у меня. Именно кое-что. Девушка не стала озвучивать в чате то, что одна из ее вещей находится в моей сумке. Подумав, я добавил ее в друзья, дождался, когда она примет мой запрос, и написал ей личное сообщение, в котором просил ее собрать золото со своих товарищей и передать его мне, а я бы отдал ей все их вещи, включая и ее шмотку. Адская Штучка согласилась.
        Разобравшись с девушкой, я начал рыскать между корней дерева, которые выступали из земли, вспучивая каменно-твердую почву. Не сразу, но все же я отыскал три светящихся синим пламенем «желудя». Формой и размерами, они мне напомнили, перепелиные яйца, которые были созданы словно из синего янтаря.
        Засунув «желуди» в сумку, я поспешил обратно на берег, чтобы оттуда уже перенестись к тайной бухте, где куковал скелет на лодке. Он переправлял игроков на остров Страха. Я не случайно решил начать именно с этой локации. Она была самой проблемной, среди всех трех мест, куда мне следовало попасть, - на Острове Страха, возможно, придется и повоевать. Багровые Реки и Трехглавая гора не таили в себе опасности, для такого спринтера, как я - в этих локациях не один моб меня не догонит. Другое дело остров Страха… Если я пройду его, то задание точно выполню намного быстрее, чем за тридцать шесть часов - в идеале бы уложиться часов в пять, а затем уведомить участников аферы о том, что она начнется через семь часов.
        Пора действовать. Потратив еще один свиток-портал, я возник в точке, которая являлась самой ближней к тайной бухте, и стал двигаться к виднеющимся вдалеке джунглям, которые росли до самого Южного океана, где и скрывался скелет на лодке. Я однажды уже пользовался его услугами, но до острова мы не добрались - нас сожрала гигантская каракатица. Игроки подсчитали, что подобное трагическое событие, происходит где-то один раз на десять плаваний к острову Страха. Мне не повезло. Скелет же просто возродился вместе с лодкой возле мангровых деревьев неподалеку от кораллового рифа. У игроков существовало мнение, что это не тот же самый скелет-непись, что говорило бы о его бессмертии, а каждый раз новый, просто их хрен отличишь друг от друга. Имя, левел и шмотки у хозяина лодки не менялись. Он как был бомжеватого вида «Ли» сто двадцать третьего уровня, так и оставался им, даже после очередной смерти. Когда я добрался до него, преодолев влажные джунгли с буйной ядовитой растительностью, где среди деревьев и кустов, скрывались разнообразные твари, непременно желающие оттяпать от меня кусочек, то прошло уже
больше часа.
        Ли, к моему счастью, был на этом берегу. Его лодка, связанная из бамбуковых стеблей, мирно покачивалась на лазурных почти прозрачных волнах, возле вечнозеленых мангровых деревьев, которые росли около берега прямо в воде.
        Голова скелета, покрытая широкой соломенной шляпой с прорехами, повернулась в мою сторону. Тусклые желтые глаза принялись неотрывно наблюдать за тем, как я бегу к нему, поднимая ногами тучи брызг. Помимо шляпы, на скелете еще были какие-то грязные вонючие обноски. В руках же он держал длинный бамбуковый шест, отполированный до блеска.
        Я запрыгнул к нему в лодку, достал из сумки драгоценный камень, который раздобыл в локации «Склепы Скелетов» и произнес, немного запыхавшись:
        - Хватит?
        Ли кивнул головой, взял лишенной плоти рукой камень и засунул его куда-то себе в лохмотья, затем он оттолкнулся шестом от песчаного дна, на котором можно было разглядеть ракушки, и лодка поплыла к розовым коралловым рифам.
        Маршрут у скелета всегда был один, так что не надо было уточнять, куда мне следовало попасть. Он всегда ходил до острова Страха и обратно. Плати и плыви. Его, кстати, не раз пытались обворовать, но ничего не находили: убивали его или просто работал высокоуровневый вор, но, в любом случае, Ли оставлял всех с носом. Все добро, которое он брал за путешествие на лодке, мгновенно куда-то исчезало, стоило ему скрыться в его лохмотьях.
        Тем временем скелет обошел рифы и вокруг нас начал клубиться туман, который скрыл покрытый джунглями берег, блестящие под пронзительными солнечными лучами воды океана и дальнюю часть лодки. Я притих, вслушиваясь в плеск волн. Именно в этот момент, в прошлый раз, нас и сожрала каракатица, которая по логике вещей, должна жить где-то в глубине океана, а совсем не рядом с берегом. Но, опять же, игроки считали, что раз никто не знает, где находится остров Страха и тем более, что туда без помощи Ли не попасть, то, возможно, остров располагается где-то в совершенной другой части океане, а скелет просто каким-то образом сокращает расстояние с помощью тумана - это известный фокус на просторах Утопии. Когда надо что-то сделать незаметно для игрока - тут же возникает туман, который, в зависимости от ситуации, имеет те или иные свойства - этот например подобен порталу. Так что, может, я зря грешу на каракатицу - она, весьма вероятно, живет там, где ей следует, а не бултыхается в мелкой воде.
        Внезапно волны усилились. Лодку стало нещадно бросать из стороны в сторону. Я вцепился в ее борта и со страхом посмотрел на череп скелета. Его лицо, естественно, ничего не выражало. Вдруг я почувствовал сильный удар и, не удержавшись, распластался на дне лодки, затем быстро вскочил на ноги и приготовился дорого продать свою жизнь, но врагов не передо мной не оказалось. Я увидел, что нос лодки застрял в каких-то прибрежных растениях, а впереди в тумане вырисовывается громадина острова. Вот мы и приплыли.
        ГЛАВА 7 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 7
        Я лихо спрыгнул с лодки в воду, подняв тучу брызг, и направился к берегу. Скелет отправился обратно на большую землю. Он не ждал возвращения игроков с острова, поэтому пребывающим сюда следовало иметь с собой свиток-портал - если же ты забывал его купить, то вернуться обратно можно было только с Ли, когда он объявлялся здесь с новой партией игроков. Скелет, так же за плату, отвозил тебя с острова на континент. Мне подобная участь точно не грозила, потому что в сумке были портальные свитки, а в умениях «Прокол».
        Стараясь не шуметь, я брел по колено в теплой воде, раздвигая какие-то колючие кусты, которые густо росли около берега. Ноги по щиколотку погружались в илистое дно. Жутко мешали летающие в воздухе москиты, норовящие испить моей крови. Если они произведут достаточное количество укусов, то я потеряю толику ХП или подцеплю тропическую лихорадку, которая «подарит» мне парочку дебаффов.
        Через несколько метров дно стало песчаным - идти стало проще. До берега оставалось совсем чуть-чуть. Только я ступил на него, как система тут же меня оповестила:
        ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ОСТРОВ СТРАХА! РЕКОМЕНДОВАННЫЙ УРОВЕНЬ ИГРОКА 200+.
        По мнению игроков это была самая страшная и сложная локация подобного левела. Они нервно ежились, рассказывая об этом месте. Мало кто в одиночку совался сюда. Я, как уже упоминал ранее, хотел побывать здесь, но чисто из любопытства, потому что тогдашний уровень Абракадабруса не давал мне возможности надолго задержаться на острове. Я просто хотел побродить по относительно безопасному песчаному берегу и портануться отсюда в случае опасности. Сейчас у меня задача стояла совсем иная - куда более сложная. Точка на компасе, обозначающая место для нового Древа Жизни, располагалась где-то в глубине острова - до нее еще было пилить и пилить.
        Я немного постоял на берегу, а затем медленно двинулся в сторону джунглей, вглядываясь в туман и, различая, только какие-то смутные очертания, которые при ближайшем рассмотрении оказывались опутанными лианами деревьями или раскидистыми кустами. Врагов, вроде бы, пока не наблюдалось.
        Когда я вошел под сень джунглей, то солнечный свет, который с трудом проникал сквозь толщу тумана, теперь практически совсем не доходил до земли. Ориентироваться можно было только по компасу - я так и делал, тупо ломясь вперед, сквозь заросли папоротника, пока ни набрел на едва видную тропку, которая убегала в туман, лавируя между секвойями.
        Через какое-то время по моим вискам заструился пот, а кожа покрылась липкой влагой. Под ногами уже давно чавкала влажная почва. Где-то застрекотала одинокая птаха, заставив меня дернуться от испуга. По руке пробежала первоуровневая многоножка, которая не пойми каким образом, оказалась на ней. Я испуганно замахал конечностью, и она улетела куда-то в кусты с яркими цветами.
        Мой путь продолжался вот уже несколько минут и не одного врага я не встретил. На миг мне показалось, что я смогу добраться до нужного места вообще без видимых проблем, посрамив перепуганных этим островом игроков, но как только я подумал об этом, то, в это же мгновение, оттуда-то сбоку начали раздаваться тихие стоны, наполненные болью.
        Игрок я опытный, так что сразу же попытался десятой тропинкой обойти источник звуков, но стоны начали раздаваться со всех сторон, только позади меня их не было. Оставалось только повернуть обратно, чтобы не наткнусь на тех, кто их издавал, но мне такой вариант не подходил, поэтому я покрепче сжал в руке посох и, не сбавляя шаг, двинулся вперед, проклиная туман, который не давал мне возможности телепортироваться и портоваться.
        Я шел вперед - стоны приближались. Я все отчетливее их различал. Они определенно были вызваны болью. Вот уже должны показаться их источники. Я сделал еще один шаг и застыл с приоткрытым от ужаса ртом. Передо мной было тело еще живого человека, сквозь которое проросли побеги какого-то ядовито-зеленого растения. Мужчина-непись, играющий роль жертвы этой пакости, протяжно стонал и глядел на меня единственным уцелевшим глазом, наполненным квинтэссенцией боли. Из второй его глазницы рос тонкий стебель, заканчивающийся ярко-красным цветком.
        Я сглотнул вставший в горле комок и подумал, что неплохо было бы прекратить страдания этого бедняги или бедняг, потому что, судя по звукам, такая картина была повсюду. Конечно, я понимал, что это всего лишь бездушный набор нулей, служащий фоном для игры реальных людей, но все же, даже мое черное сердце дало трещину.
        Я вызвал ЯдренуВошь, чтобы она добила непися и получила за него опыт - ей нужнее. Бабочка пару раз плюнула в бедолагу стандартной «Молнией», которая наносила совсем немного урона, и он хрипло выдохнул и затих. В эту же секунду откуда-то позади меня раздался пронзительный многоголосый вой, переходящий на ультразвук, который так полоснул по ушам, что мне пришлось ладонями прикрыть барабанные перепонки, дабы не получить какой-нибудь дебафф.
        Я бросился наутек, как только понял, что вой приближается. В ушах засвистел ветер. Ветки принялись нещадно хлестать меня по лицу, раздирая кожу. Корни деревьев, будто живые, стремились заплести мне ноги. Я бежал так, словно за мной гналась сама Смерть, а когда я обернулся и увидел преследовавших меня по пятам существ, то понял, что оказался недалек от истины.
        Быстро паря над землей у меня на хвосте сидели несколько полупрозрачных тварей в истлевших белых саванах. Они жутко выли и протягивали в мою сторону непропорционально длинные руки, которые, могли по их желанию, становиться еще длиннее. Назывались эти мобы - «Голодные умертвия». Были они от двести второго и до двести шестого уровня.
        Я бы мог раскидать тех существ, которых видел, но, сколько их еще скрывается в тумане? Похоже, что сейчас мне предстоит это узнать. Бегун я так себе - выносливость ни к черту. Я резко остановился, наложил на себя все имеющиеся защитные чары, затем присел и пульнул в мобов «Куб Зевса».
        - Твою мать, - зло выдохнул я, увидев, что дамаг прошел совсем слабенький.
        Умертвия оказались прекрасно защищены от атак воздушной стихией, а «сферу», наносящую физический урон, вообще, практически игнорировали, чем заставили меня задумчиво почесать голову.
        Они же в ответ атаковали меня своими граблями-руками, размахивая ими, словно лопастями вентилятора. Шкала моего здоровья пошла вниз. Урон я получал от магии смерти, что не удивительно, учитывая их загробное происхождение. Хорошо, что защита от этой ветви магии у меня была чуть ли не лучше всех прочих, за исключением стихии «Воздух».
        Мы принялись медленно колупать друг друга. Я решил ускорить дело и наложил на них дебафф «Проклятый Ветер Маауд». Он сработал, но только вполсилы. У них и к этому умению оказалась не плохой резист.
        Все же в таком бою рано или поздно я одолел бы их, но мне не суждено было это сделать, потому что из тумана выплыл высокоуровневый хрен в черной мантии с глубоким капюшоном. Он тоже, как и умертвия, не имел физического тела, а представлял собой полупрозрачную субстанцию, вооруженную двумя боевыми серпами. Уровень его был двести семьдесят шестой, а название - «Жнец». Оружие у него оказалось совсем не простое, мало того, что оно имело физический урон вкупе с магией смерти, так еще и оставляло кровоточащие раны, которые не заживали и капля за каплей опустошали мою шкалу здоровья.
        Теперь мне не сладить с такой бандой. Я разъяренно зашипел и принялся пятиться к точке на компасе, мысленно сетуя на то, что Раахуша нельзя призвать еще несколько часов.
        Вся эта полупрозрачная братия, прилежно последовала за мной, исправно атакуя. Тут мне в голову пришла забавная идея. Я достал «Вычурную рапиру архимага» и наложил на нее божественный бафф «Огонь души». Будь передо мной воины, они бы легко уходили от моего нелепого тычка, которым я встречал врагов, но меня атаковали слабо соображающие злобные порождения смерти и я частенько поражал их. Бой сразу же начал клониться в мою сторону. Божественные умения - это, знаете ли, сила. Правда, враги завалили ЯдренуВошь, но я горевать не стал, так как был уже совсем близко к заветной точке на компасе, еще несколько метров и можно будет звать Шамьюша, а уж он раскидает этих агрессивных товарищей.
        Мое тактическое отступление закончилось ровно на той точке, которая была обозначена на компасе. Я оказался среди покрытых гнилью деревьев, между которыми стояли каменные саркофаги, ушедшие в землю на разную глубину: какие-то совсем немного погрузились в мягкую почву, а вон те вообще по самую крышку. Тут я громко произнес имя Шамьюша, и он в ту же секунду объявился возле меня.
        Я был не совсем уверен, что джинн станет защищать меня, но местное потустороннее ополчение не дало ему времени на раздумья - они атаковали его, чем вынудили Шамьюша вступить в бой. Проявился его уровень - 438-ой. Я удивленно вскинул брови - иные полубоги имеют левел меньше, чем этот гад. Естественно он раскидал врагов, как торнадо пушки, и мы среди саркофагов остались одни. Его умения, кстати, были основаны на магии смерти, тьмы и хаоса. Я тут же загорелся идеей выведать у него парочку заклинаний, но, к сожалению, он, вряд ли, поделится ими.
        Расправившись с мобами, Шамьюш вопросительно посмотрел на меня, сверкая глазами опьянённого кровью серийного убийцы. Я быстро упал на колени и принялся руками копать ямку, в которую положил «желудь». Джинн, без лишних слов, острым ногтем, надрезал кожу на своем запястье и пролил несколько капель крови в ямку - я засыпал ее и квест обновился - теперь оставались только две локации. Я облегченно выдохнул и использовал «Прокол», уносясь отсюда в ближайшее к горе Трехглавой место, где я побывал в роли Грациано.
        Я оказался на Севере недалеко от города Фарсунфьорд, где повстречал Альвика. Именно по этой тропе мы шли к обители его ордена. Холодный ветер тут же принялся пронизывать меня до костей. Я посмотрел на компас и сверился с ландшафтом местности - так, вон та гора с тремя вершинами, точно подходит под описание квеста. Расстояние до нее было не очень большое.
        Я телепортировался, а потом портанулся, увязнув в снегу, затем выбрался из него и снова телепортировался - таким образом, я и двигался, думая о том, что самое сложное уже провернул и понял, отчего игроки с таким придыханием рассказывают об острове Страха. Я увидел только часть этой локации, а что же еще не менее жуткого, чем те бедолаги, сквозь которых проросли побеги растений, она скрывает? Я точно когда-нибудь вернусь туда, чтобы найти ответ на этот вопрос, а пока же моя дорога лежит к Трехглавой.
        Путь к вершине горы не занял у меня много времени, даже несмотря на то, что мне мешал глубокий снег и йети, прячущиеся в нем. Они обладали косматой белоснежной растительностью, покрывающей все тело, и превосходно маскировались на фоне снега, из-за чего я чуть пару раз не угадил к ним в лапы. Йети охотились поодиночке. Уровень у них варьировался от двести десятого до двести двадцатого - я бы запросто одолел каждого из них, но не стал тратить на это время. Благодаря этому, я быстро добрался до нужного места и вот теперь стою почти насмерть замёрзший на продуваемой всеми ветрами вершине среднего пика горы и гляжу, как Шамьюш капает кровью в разрытый до земли снег. Ямку мне пришлось копать совсем недолго - именно в этой точке, на склоне горы, снега оказалось удивительно мало.
        Джинн, в этот момент, тряхнул рукой, сбрасывая с запястья заключительную каплю крови, а затем молча исчез. Я ногой засыпал ямку и квест снова обновился - остались Багровые Реки. Ближайшая к этой локации точка, где я уже бывал, находилась в Пустоши Драконов.
        Я использовал свиток-портал и оказался среди знакомых декораций: нещадно палящее солнце, выжженная равнина, вон крепость «Первых после Бога», а там горы на горизонте. Так, мне, судя по компасу, вон туда. Я двинулся в том направление, стремительно преодолевая расстояние.
        За мной увязались несколько гигантских червей, не таких больших, как Олгой-Хорхой, но все же крупных и способных мной отобедать. Они передвигались под землей, обозначая траекторию своего пути пылью, которая поднималась в воздух от их движения. Черви некоторое время неслись за мной, но потом отстали. Больше в этой локации никто не сагрился на меня, тупо не успевая реагировать на мое перемещение.
        Пустоши Драконов плавно перетекли в следующую локу - такую же равнину, как и эта локация, только изрезанную каналами с водой красного оттенка - она была такой из-за растворенных в ней ионов железа. Ну, еще тут оказалась кое-какая травяная растительность, убегающая до самого горизонта.
        Как только я попал в эту локу, то система поприветствовала меня сообщением, в котором поздравляла с прибытием в локацию Багровые Реки и информировала о том, что здесь лучше не гулять игрокам меньше двухсотого уровня.
        Я практически сразу повстречался с местными обитателями - это были хищные двуногие ящеры с длинными хвостами, заканчивающимися ядовитыми шипами. Они оказались весьма шустрыми, ловкими и передвигались небольшими стаями по несколько особей. Габариты их были весьма скромными, но этих мобов не стоит недооценивать. Я весь взмок пока оторвался от них - на этом мои злоключения не закончились - мне потом еще пришлось кружить возле квестового места, пытаясь незамеченным проскользнуть мимо саблезубых тигров двести двадцатого уровня, чтобы они не сожрали меня, пока я копаю ямку. Наконец-то, и это у меня получилось, и я смог торопливо вырыть оную. Теперь мне только оставалось кинуть туда «желудь» и вызвать Шамьюша, но этого делать я пока не стал - вернусь сюда через тридцать один с копейками час и вот тогда посажу третье дерево, заканчивая тем самым квест.
        Подводя итог, я подсчитал, что все три места посетил меньше, чем за четыре часа - это определенно был какой-то рекорд. В принципе, тридцати шести часов на выполнение этого задания было более чем достаточно. Вот только раньше Раахуш не ограничивал меня по времени - помолчать двадцать четыре часа и подобные квесты - это несколько иное. Но я все же понимал, почему на этот раз Раахуш поступил именно так. Разработчикам ведь надо быстрее ввести джиннов в игровой мир, поэтому квест такой скоротечный, а если я провалю его, то система тут же сама выполнит его каким-нибудь чудодейственным образом. Например, Раахуш вспылит и гаркнет, что все сделает сам, затем пройдет несколько часов, а то и минут, и задание закроется, открывая в этот мир путь для джиннов-игроков.
        Прогнав из головы мысли о Раахуше, я отослал одно и то же сообщение трем адресатам: Вильгельмине, Чертовсону и гному. Я написал, что мероприятие с городом джиннов начнется через восемь часов. Только орку я дописал, чтобы он не забыл притащить мне два обещанных умения, в качестве которых я выбираю: «Король сильфов» и «Купол». Чертовсон начал юлить, говоря, что у него нет этих умений и взамен им он начал предлагать мне всякий мусор. Я напомнил ему условия договора и он, скрепя сердцем, сказал, что достанет их для меня к нужному времени.
        Все-таки я поступил весьма предусмотрительно, сказав, что потом выберу умения. Сейчас мне не хватает именно этих абилок, которые позволят мне заменить элементаля и усилить защиту. В то, что Чертовсон может достать любое заклинание или заклятие нужного мне круга, я совсем не сомневался, что он и подтвердил своими словами.
        После орка мне ответил Старик МакЛауд, написав, что все понял и дальше ретранслирует мое сообщение главам гильдий. Я попросил его не тянуть с этим. Он сообщил, что не маленький и сам все прекрасно понимает. На этом наш диалог с ним закончился.
        Вильгельмина откликнулись чуть позже, настрочив, что приняла мои слова к сведению. От ее сообщения тянуло замогильным холодом. Она совсем ничего не упомянула о том бое за крепость «Первых после Бога». Меня это насторожило. Уж лучше бы Виля орала на меня и оскорбляла, чем так… Похоже, что следует ожидать от нее холодного блюда в виде мести. Эх, ладно, прорвемся.
        Теперь, когда я всех предупредил, пора узнать, как там дела у Адской Штучки. Я написал девушке, и она ответила, что уже собрала золото и ждет дальнейших инструкций. Я почувствовал себя каким-то вымогателем, но это не помешало мне назначить ей встречу возле озера Слеза Пустыни, где она, скорее всего, уже побывала. Девушка согласилась, подтвердив мои предположения.
        Я перенесся туда и ахнул от изумления - «святые» возвели в высоту уже где-то метр крепостных стен. Сама крепость, если судить по периметру стен, будет не очень большой, гораздо меньше, чем Белая Цитадель, но все же это лучше, чем ничего.
        Адская Штучка обнаружилась точно там, где мы и договаривались. Я без лишних слов передал ей вещи и забрал у нее золото. Она сверлила меня не очень довольным взглядом, причину которого я прекрасно понимал и постарался сгладить напряжение.
        - Дорогуша, это игра, тут такое бывает, - сказал я, разведя руками, и посмотрел на время, через которое система принудительно выбросит меня из игры.
        - Я тебе не дорогуша, - огрызнулась она, хмуря густые неухоженные брови, почти спрятавшиеся под челкой нечесаных русых волос.
        Я пожал плечами, не собираясь вступать с ней в перепалку, просто наблюдая за выражением ее малосимпатичного лица. Она создала себя физиономию, обладающую маленьким ртом с бледными губами, большим носом и широко отодвинутыми друга от друга лягушачьими глазами. Девушка определенно хотела этим сказать, что ей глубоко фиолетово до чьих-то канонов женской красоты. Надо сказать, что у нее это получилось.
        Молчание, повисшее между нами, затягивалось, я решил не нарушать его и молча нажал логаут. Пусть дуется на меня в одиночестве, а мне следовало побыть в реальном мире, чтобы потом вернуться в Утопию уже с полным таймером принудительного выброса из игры.
        По заведенной традиции я посетил санузел и отправился на кухню кашеварить - занятие это было скучное, так что я включил свой старенький телевизор и, памятуя о словах Наташи, нашел новостной канал. Там шла речь о человеческой элите и так называемом «бесполезном классе» - этот термин появился ближе к шестидесятым годам двадцать первого века и обозначал людей, которые проводили всё свое свободное время в виртуальных вселенных. Седовласый дед, вещающий с экрана, предлагал создать новую профессию - игрок виртуальной вселенной. Он мотивировал это тем, что многие люди зарабатывают неплохие деньги подобной игрой - так пусть платят налоги. Ну, в целом, я был за новую профессию, но совершенно точно против налогов.
        Потом дед перевел разговор на элиту, став жутко критиковать ее, чем вызвал у меня приступ уважения. Он говорил о том, что люди, относящиеся к элите, могут «прокачивать» свое тело и мозг, продлевая себе жизнь, а простые люди лишены этого, живя в среднем меньше восьмидесяти лет.
        Дед произнес еще много мудрых слов, закончив тем, что элита через какое-то время превратится в бездушных бессмертных киборгов, которые станут определять путь развития всего человечества. Я был с ним всей душой согласен и полностью поддерживал деда, уплетая приготовленную еду и грозя ложкой этим латентным киборгам до самого конца передачи.
        После того как я насытился, то поставил на своем телефоне будильник и решил почитать Библию. Книга была весьма интересная с лихо закрученным сюжетом, так что если бы не пиликание, возвещающее о том, что мне пора в Утопию, то я бы точно проворонил момент и был бы оплеван за задержку всеми участниками грядущей аферы. А так я вовремя появился возле озера и тут же написал Старику МакЛауду, где нахожусь. Он ответил, что сейчас ко мне прискачет Рыжая Справедливость. Прошло буквально полминуты и она, сверкая нимбом, оказалась возле меня.
        - Привет, - поздоровалась девушка, как мне показалось с толикой зависти глядя на меня.
        - Здорова были, - гаркнул я. - Ну, что, дорогуша, приступим?
        - Я тебе не дорогуша! - слово в слово повторила она реплику Адской Штучки, наградив меня свирепым взглядом. Мне показалось, что нимб на секундочку дрогнул. Рыжая, враз успокоившись, добавила: - Приступим.
        Мы синхронизировали свитки и перенеслись в Черный Лес - туда, где я впервые встретил одного из народа джиннов и он показал мне платформу, спускающуюся под землю.
        Я повернулся к Рыжей, которая внимательно озиралась по сторонам, и серьезно проговорил:
        - Так, теперь внимательно слушай меня. Сейчас мы спустимся под землю, там будет дорога, по краям которой синие огоньки - иди по ней пока не упрешься в мост - на нем стоит джинн…
        - Он не атакует меня? - перебила меня лидер «святых», скрывая волнение. Она прекрасно понимала, что поставлено на карту.
        - Не знаю, - честно ответил я. - Но, скорее всего, нет. Я когда туда попал первый раз, то шел не один - со мной был сопровождающий, который перетер с тем джинном на мосту, и мы прошли без сучка и задоринки. Там дальше ворота, проходишь за них и ты на месте.
        - Ясно, - сказала девушка, поджав губы. - А кто был тем сопровождающим?
        - Тайна сие есть великая и знать ее неокрепшим умам не надобно, - издевательски ухмыляясь, произнес я.
        Рыжая Справедливость крепко сжала кулачки, на миг закрыла глаза, а затем тяжело выдохнула и, немного вибрирующим от еле сдерживаемого негодования голосом, спросила:
        - Остальных членов гильдии в город сразу свитками можно переносить?
        - Я не рекомендую этого делать, - проговорил я и постарался объяснить, почему я так думаю: - Есть у меня мысль, что эта дорога с синими огоньками, имеет какое-то важное сакральное значение для джиннов и ее обязательно стоит пройти, прежде чем вступить в их город.
        - Хорошо, - сказала «святая», кивнув головой. - Как мы попадем под землю?
        - Сей момент, - произнес я и топнул сапогом, погрузившись ногой в песок по щиколотку. Ничего не произошло. Я отошел чуть дальше и снова топнул - опять ноль эмоций. Девушка смотрела на меня округлившимися глазами и, похоже что, начала сомневаться в моем адекватном психическом состоянии.
        Только раза с десятого подо мной что-то заскрипело, застонало, и я поехал вниз, крикнув Рыжей:
        - Прыгай сюда!
        Она послушно последовала моим словам и скакнула на «лифт», попеняв на его состоянии:
        - Что-то эта конструкция еле живая. Не развалится?
        - Нормально все. Я тоже так первый раз думал, но все обошлось, - произнес я, покосился на ее сияющий в темноте нимб, и добавил: - Ты бы не могла его как-нибудь выключить? В городе другой бог хозяйничает. Хрен знает, как он на такую штуку отреагирует.
        Красный силуэт, в который превратилась девушка, как только мы оказались в темноте, высокомерно ответил мне:
        - У нас, вообще-то, нейтралитет. Ты в божественную репутацию, хоть иногда, заглядываешь?
        - Пару раз, - обронил я, немного сконфуженно и выключил инфравидение, перестав тратить выносливость.
        «Святая» не упустила возможность съехидничать:
        - Вот берут боги в ученики кого ни попадя…
        Я только открыл рот, чтобы огрызнуться, но девушка потрясенно выдохнула, увидев дорогу джиннов, которую освещали их же души:
        - Ух ты, какая красотень!
        Я со стуком захлопнул рот, не став мешать ей наслаждаться зрелищем, ровно до тех пор, пока платформа не остановился возле земли и только после того, как мы сошли с нее, я быстро проговорил:
        - Тебе вон туда, а мне пора еще кое-кого встречать. Удачи.
        - Ты особо не торопись, - мгновенно протараторила «святая» и побежала по дороге к городу. Я усмехнулся и перенесся за Вильгельминой.
        ГЛАВА 8 (ЧАСТЬ 2)
        ГЛАВА 8
        Вот уже, наверное, прошло полчаса, как я отправлял участников аферы по дороге с синими огоньками в город джиннов. Первой была Рыжая Справедливость, за ней Вильгельмина, а потом Чертовсон. Сейчас же в обитель чернокожих магов пойдут сразу девять представителей тех гильдий, которые решили поучаствовать в моей затее. Мне пришлось собирать такую толпу разом ради экономии времени. Я совсем не опасался, что они начнут бузить из-за такого количества игроков, которые идут в город джиннов. Эти ребята знали, что участников моей затее будет несколько, так что они, как я предполагал, не стали поднимать вой, когда в Черном Лесу их собралось сразу девять. Игроки послушно заплатили мне часть обещанной награда, а вторую, как мы и договаривались, отдадут возле ворот города.
        Мы погрузились на платформу, которую я уже безошибочно находил в песке, и канули во тьму. «Лифт» исправно пробуждал у всех одно и то же чувство - самосохранение. Вот и сейчас игроки начала галдеть и хаять состояние «лифта», страшась того, что он развалился прямо в воздухе, и мы полетим в тартарары. Платформа и правда скрипела еще более устрашающе, чем обычно, ведь нас на ней сейчас находилось аж десять человек. Даже я был не уверен, что «лифт» справится, но он приятно меня удивил, благополучно достигнув земли.
        Мы сошли с платформы, и я уже привычно проинструктировал игроков, что сразу в город никого не следует переносить - это крайне опасно, затем я показал им направление, куда надо топать, чтобы попасть к джиннам и они, дружно покивав головами, наперегонки бросились туда.
        Я же сразу перенесся к воротам города и стал их ждать, вспоминая холодный взгляд Вильгельмины, которым она смотрела на меня все то время, что нам пришлось общаться перед тем, как девушка скрылась в обители джиннов. Да, Вильгельмина всем своим видом давала мне понять, что я умер для нее. Ее голос был исключительно сухим и канцелярским. Она говорила только по существу - о городе джиннов, не проронив ни слова о том, что между нами произошло. Я даже почувствовал некий дискомфорт, словно рядом со мной была не живая Вильгельмина, а какая-то выхолощенная непись, лишенная малейших признаком чувств и эмоция.
        Похоже, что из девушки, я сам себе создал врага. Я знал, что итог закономерен, но все же несколько раз порывался ей объяснить то, что побудило меня тогда передумать, но натыкаясь на стену ее равнодушия - отступал. Теперь я как никогда ясно понимал цену данному кому-то слову.
        Внезапно показались игроки - все девять. Они компактной кучкой приближались к ядовитой реке. Джинн, стоявший на мосту, поприветствовал их огненным файерболом, пущенным в потолок пещеры. Игроки были заблаговременно предупреждены мной, что джинн исполнит этот маневр, поэтому они проскочили мимо него без лишних телодвижений.
        Игроки заметили Грациано, нетерпеливо притопывающего ногой возле ворот и подбежали ко мне. Они начали отдавать вторую часть награды. Игроки делали это судорожно, стараясь скорее скользнуть между створок и оказаться в городе. Когда последний игрок передал мне золото, я стал обладателем внушительной суммы, к которой плюсовались еще плюшки, полученные от Чертовсона. Орк, видимо, лучше меня понимал цену собственному слову, поэтому даже не стал пытаться как-то обмануть меня - он отдал мне всё, о чем мы договаривались.
        Теперь, когда все желающие оказались в городе, я решил заняться умениями, полученными от Чертовсона. Первым делом, я прокачал до десятого уровня абилку «Король сильфов», отправив на покой элементаля. Умение призывало мне в помощь существо, сотканное из тумана, изображающее высокого мужчину в короне и с длинным плащом за спиной. В одной руке он держал меч, а в другой - круглый щит. Урон существо наносило физический. Стоимость вызова «Короля сильфов» равнялась двум с половиной тысячам единиц маны. Время повторного использования умения - триста секунд. Время создания с учетом плюшек - семь сек. Уровень - двести пятидесятый. Я остался доволен своим новым помощником и перешел к следующему умению - «Купол», которое сразу же поднял до десятого уровня. Новая абилка имела такие параметры: - 25 % к силе атакующих магических умений противников. Кулдаун - триста секунд. Время действия ограничивалось только запасом маны. «Купол» потреблял ману в количестве десяти единиц в секунду. Еще абилка имела шкалу прочности, которая в случае истощения приводила к немедленному исчезновению «Купола». Само умение выглядело,
как удлиненное яйцо, окружающее игрока и частично гасящее силу магических атак врагов.
        Пока я игрался с новыми умениями возле ворот города, на той стороне моста, начали раздаваться какие-то крики, а потом темноту стали разрывать вспышки магических заклинаний. Я мгновенно прекратил свое занятие и портанулся на мост, оказавшись возле джинна, охраняющего оный. Метрах в двадцати от нас шло массовое сражение - бились представители сразу двенадцати объединений игроков: «Святые», «Темная Луна», «Посох и меч» и еще девять гильдий, которые подвязал к афере гном. О, уже тринадцать - «Ухорезы» подтянулись. Понятно, на чьей стороне выступит моя гильдия, хотя в договоре они не фигурировали - это уже отсебятина Рыжей Справедливости, надо будет ее как-нибудь наказать за это.
        Я повернулся к невозмутимому джинну, который немигающим взором глядел на битву всех против всех, и устало проговорил:
        - Ты знаешь, друг, я ведь не удивлен - что-то подобное должно было произойти. Первые игроки, которые попали в ваш благословенный город, тут же вернулись к своим товарищам, синхронизировали свитки и перенеслись в Черный Лес - там они увидели конкурентов, ну и понеслось. В то, что игроки договорятся и станут совместно осваивать новую локацию, я совершенно не верил, что и подтвердилось. Думаю, с минуты на минуту, кто-то из лидеров решит плюнуть на мои слова и перенесет одного из своих подчиненных сразу в город, а тот следующего и так далее. Естественно, что и другие лидера станут делать так же, - я на миг замолчал, переводя дух, а затем добавил: - Так вот, можешь ли ты мне дать ответ, простой чернокожий маг, охраняющий мост, что в такой ситуации начнет делать Раахуш?
        Джинн предсказуемо молчал, крепко сжимая в руках посох. Я хлопнул его по плечу и довольно произнес:
        - Вот и я думаю, что вскоре город превратится в один большой котел, в котором джинны утопят в крови всех игроков, дерзнувших не пройтись по вашей священной дороге. Дабы не пропустить начало, я, пожалуй, прямо сейчас отправлюсь на площадь.
        Бросив последний взгляд на битву, я начал двигаться в храм Раахуша, спеша притворить в жизнь, приготовленную на этот случай идею. Мне потребовалось совсем немного времени для того, чтобы ввалиться в резиденцию бога джиннов. По пути я мельком встретил Чертовсона, успевшего меня обматерить. Он как раз возник на площади вместе с пассией Помойного Кота орчанкой Геркуланой. Лидер «Темной Луны» проорал, что я чертов прохвост и обманщик, который притащил в город джиннов целую свору гильдий. Я, молча телепортировался мимо него, и был таков.
        Сейчас же я упал в ноженьки Раахушу и стал быстро тараторить:
        - Великий! Немцы в городе! Тьфу, ты… Враги в городе! Они по нашей священной дороге не ходили! Зуб даю! Сразу на площадь перенеслись!
        Я глядел на джинна и понимал, что он бы и без моих слов отправился карать нарушителей. Непись уже и так вставал со своего трона с весьма грозным видом - из чего я сделал вывод, что дорога с синими огоньками, действительно, очень важная деталь на пути в город - если ее не преодолеть, то для джиннов ты становишься неугодным элементом.
        Пока я думал об этом, Раахуш стремительно пронесся мимо меня и выскочил из храма. Я радостно последовал за ним, включив запись - сейчас будем снимать боевик.
        Когда я оказался на площади повсюду уже шли бои - это была какая-то кровавая неразбериха, еще хлеще, чем битва перед мостом. Одни только джинны придерживались целенаправленной стратегии сражения - они планомерно истребляли абсолютно всех игроков. Я даже не догадывался, сколько всего игроков уже проникло в город джиннов. Тысяча? Две тысячи?
        Я мгновенно написал Коту и Рыжей, чтобы они не таскали своих подчиненных сразу в город. В ответ я получил почти синхронно пришедшие от них сообщения, гласящие о том, что уже поздно - они все здесь. Тогда я настрочил письмо, в котором говорил, чтобы они уходили отсюда, иначе джинны их всех просто покрошат и порежут репутацию. Прочитав его, они согласились, но практически тут же Кот дописал, что джинны накрыли город каким-то хитрым куполом, который блокировал свитки-порталы и аналогичные умения. Рыжая, спустя пару секунд, написала то же самое, подтвердив слова парня. Охренеть, даже я теперь отсюда только ножками выберусь.
        Я бы предложил Рыжей и Коту поднять ручки вверх и сдаться, но что-то мне подсказывало, что хозяева города пленных не берут - они их определенно убьют, но продолжая сражаться «святые» и «ухорезы» точно загонят в еще больший минус репутацию с народом джиннов. Выход напрашивался сам собой… Если кто и может выпустить из города сложивших оружие игроков, так это Раахуш, но хрен знает где его носит… Кругом идут бои и он может быть где угодно.
        Я оглядел площадь, выискивая взглядом бога джиннов. Нет, здесь среди сражающихся его не было. Продолжаем искать выход дальше. Мне не нужны «святые» и «ухорезы» с порезанной репой. Надо как-то минимизировать потерю репутации с народом джиннов.
        Хорошо хоть никто из сражающихся игроков, не обращал на меня внимания, и я мог относительно спокойно поразмыслить над тем, как жить дальше. В принципе, еще Шамьюш, скорее всего, может поспособствовать выводу сдавшихся игроков из города, но учитывая его характер, он казнит их самым лютым способом. К тому же, я уверен, что он тоже уже давно ввязался в бой и сейчас где-нибудь истребляет непрошенных гостей… а это значит… мать его за ногу и об пол! А ведь его комната пуста! Тут же я отпустил ситуацию с гильдиями и переключился на свитки, которые так жаждал заполучить.
        Я в мгновение ока отправил Коту сообщение: «Ты еще живой? Замки вскрывать умеешь?» Парень мне ответил: «Еле-еле душа в теле. Умею. Но прям совсем лютые не открою». Я настрочил ему: «Бросай все и беги на центральную площадь. Тут стоит храм. Я жду тебя возле его дверей. Ты меня сразу узнаешь - я дивно хорош собой». Кот прислал мне всего пару слов: «А где площадь?». Я как мог, описал ему путь к ней и принялся его ждать. Он, вроде бы, все понял и написал, что сейчас будет.
        Пока я ждал Кота, заметил среди сражающихся названия гильдий и кланов, которые вообще никоим образом не были вовлечены в аферу. Откуда они здесь взялись? Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы прийти к банальному выводу - кто-то из игроков, желающих подзаработать, перенес их сюда. Я так мыслю, что изначально все главы гильдий и совет клана «Посох и меч», хотели привести в город джиннов только тех игроков, в чьей преданности они не сомневались, а потом, когда пошла такая жара, они начали подтягивать всех без разбора - вот и плачевный итог.
        Невдалеке показался покрытый кровью Помойный Кот. Его ХП заметно просело. Я быстро помахал парню рукой, и он ринулся ко мне. Когда лидер «ухорезов» оказался возле меня, я достал из сумки склянку с жидким здоровьем и передал ему. Он схватил ее трясущейся рукой конченого алкоголика и залпом осушил.
        Я быстро проговорил:
        - Все, пошли. У нас мало времени.
        Мы двинулись к Башне Памяти, стараясь уклоняться от основных масс сражающихся. Кот, не скрывая любопытства, спросил:
        - Куда мы идем? Чей сейф ты надумал вскрыть? Я там, вообще-то, своих оставил под командованием ЖаБыка, а сам пошел с тобой, так что улов должен быть знатным.
        - Тебе понравится, - произнес я, косясь на сильно потрепанного боем джинна, который неожиданно запулил в Кота файербол.
        Парень ловко увернулся от огненного шара и спрятался мне за спину. Джинн наставил на меня посох и застыл - ИИ, управляющий им, начал размышлять, как бы так попасть в Кота, не задев союзника в моем лице. Его тяжкие размышления прервал игрок из совершенно незнакомой мне гильдии. Он воткнул ему в спину два отравленных стилета, и джинн упал как подкошенный, лишившись последних капель здоровья. Игрок, убивший чернокожего мага, посмотрел на нас, оценил, кого он видит перед собой и молча исчез среди улиц.
        Я нервно прокомментировал это событие:
        - Долго же джинны будут восстанавливать свою популяцию после сегодняшнего сражения.
        - Хватить тебе, - беспечно сказал Помойный Кот и махнул рукой. - Я уже достаточно сражался в этом городе, дабы понять то, что джиннов падет в этом бою максимум процентов пять-десять от общего количества. Против них особенно-то никто и не воюет. Все понимают, как дорога репутация. Так что это ерунда для целого народа. За неделю восстановят свою численность.
        - Это меня радует, - произнес я, мгновенно повеселев, и попенял парню: - Как тут оказались «ухорезы», а? Вас не было в договоре.
        - Сейчас уже пофиг, - отмахнулся Кот и скривил лицо, будто съел дольку лимона. - Тут теперь море левых игроков. Поведай лучше детали нашего налета.
        - Короче, есть шкаф - его опоясывает цепь, на которой висит замок. Ключ не достать. Замок хрен его знает какого уровня. Пока доступно объясняю? - проговорил я, внимательно глянув на парня.
        - Ага, - согласно мотнул он головой и просительно добавил: - Ты бы не мог приказать джиннам не трогать меня? А то вон тот товарищ, похоже, навострился попортить мою шкурку. А нет, передумал - на гнома какого-то кинулся. Смотри-ка как шустро коротышка улепетывает.
        - Я не могу на них сейчас повлиять, - произнес я, пожав плечами, и принялся дальше вводить Кота в курс дела: - Ты вскрываешь замок, и содержимое делим так: тебе две вещи, остальные мне. Я выбираю первый.
        Парень весело расхохотался и погрозил мне пальцем, проговорив:
        - Э нет. Я согласен только на пополам.
        Мы уже почти подошли к Башне Памяти, поэтому я, пожевав губы, выдохнул сквозь зубы:
        - Ладно. Но я первый выбираю. И если там вдруг окажется что-то на мага, то отойдет мне, а если на воина или ворюгу - то тебе. Согласен?
        - Договорились, Грац, - сказал Кот, немного подумав.
        Мы пожали друг другу руки, и я ногой, по-хозяйски, открыл дверь в Башню Памяти. Как я и думал, здесь никого не оказалось. Кот принялся озираться вокруг. Его глаза полыхали любопытством. Мне пришлось дать ему подзатыльник и напомнить, зачем мы здесь. Он негодующе всхрапнул, но послушно поплелся за мной, пока мы не уперлись в закрытую дверь апартаментов Шамьюша.
        Я быстро произнес, сгорая от жажды поскорее завладеть свитками брата Раахуша:
        - Кот, не медли, открывай.
        - Не торопи меня, - огрызнулся он, достал из сумки отмычку и вставил ее в замочную скважину. - В этом деле не следует спешить. Тьфу, млин, сломал. Все из-за тебя. Под руку мне тут дышишь. Отойди.
        Я сделал несколько шагов назад и, затаив дыхание принялся наблюдать за ним, а он только отмычки с четвертой вскрыл замок, и мы проникли в комнату Шамьюша.
        Я сразу же метнулся к шкафу, ткнул пальцем в замок на цепи, и грозно сказал, хмуря брови:
        - Вот он. Я тебя не тороплю, но надо поскорее.
        - А чья это жилплощадь? - с интересом спросил Кот, разглядывая «квартиру» джинна.
        - Да так, сволочи одной, - отмахнулся я. - Открывай скорее.
        Парень пожал плечами, подошел к шкафу и со смешком проговорил:
        - Если ты говоришь, что здесь живет какая-то сволочь, то зная тебя, я склонен полагать, что это весьма достойный персонаж.
        - Ха-ха, - натянуто посмеялся я и саркастически обозначил аплодисменты.
        Кот довольно улыбнулся и принялся вскрывать замок. Я навис над его плечом и начал неосознанно потирать руки друг об друга, предвкушая много-много плюшек. Парню тоже кое-что перепадет, но я-то знаю, что самые ценные вещи, которые могут там лежать, будут на мага. На моих губах расползлась довольная улыбка. Кот далеко не дурак и понимает, что именно я получу самые сливки, хранящиеся в шкафу, но, видимо, его это устраивает, а раз так, то моя совесть чиста.
        С этим замком парень провозился подольше. Он только отмычки с седьмой вскрыл его, и замок с грохотом упал на пол. Цепь безвольно повисла, словно живое существо, преклоняющееся перед своим победителем. Кот потянул за дверцу и открыл ее. Я отпихнул парня и принялся жадно изучать хранящиеся в шкафу вещи: склянки, какое-то кольцо, чернила, драгоценные камни… ага, вот и свитки! Я схватил их и уступил место Коту, который недовольно шипел у меня за спиной.
        Парень, получив доступ к шкафу, мгновенно схватил кольцо и начал рассматривать его параметры, а я же развернул один из свитков и попытался прочесть то, что было в нем накарябано. Свиток был зашифрован и слова, которые полились из моего горла, мало напоминали какие-то внятные строки.
        Внезапно что-то сверкнуло у меня перед глазами. Комнату заволокло едким дымом, а под ногами вспыхнула пентаграмма, начертанная огнем. Мы оказались точно в центре нее. Возник таймер, на котором первоначально было сорок пять секунд, а сейчас уже сорок четыре… сорок три…
        Я бросился прочь из пентаграммы, покосившись на растерянно замеревшего Кота, который с отвисшей челюстью и выпученными глазами наблюдал за мной. Через мгновение он пришел в себя и тоже хотел последовать моему примеру, но вновь замер, увидев, как я врезался в невидимую стену, возникшую на границы пентаграммы, отлетев при этом назад.
        Вскочив на ноги, я начал судорожно поливать магией прозрачную стену, но она совершенно не реагировала. Ситуация становилась критической. На точку возрождения я не хотел, поэтому крикнул Коту:
        - Не стой столбом!
        Он тут же принялся полосовать невидимую стену кинжалами. Посыпались искры, но ее прозрачная плоть не поддавалась. Парень раздраженно проворчал, глядя на меня, пытающегося проломить потолок и таким способом покинуть пентаграмму:
        - Грац, успокойся. Из этой ловушки не выбраться. Мы обречены. Снимай все самое ценное. Авось из сумки не выпадет.
        Времени оставалось совсем немного, так что я бросил тратить ману и последовал его словам - оставшись только в трусах. Кот тоже уже щеголял только исподним.
        Пребывая в ярости, я со всей силы швырнул свитки обратно в шкаф и гневно прорычал:
        - Эта мразь меня перехитрила! Он специально разыгрывал предо мной этот спектакль, будто в этом гребанном шкафу запрятано что-то ценное! А там пшик и убойное заклятие-ловушка!
        - Я слышал о таких…- спокойно начал говорить Кот, усевшись на пол и привалившись спиной к невидимой стене. - Читаешь его, и в конце с тобой происходит что-то плохое. Оно совсем на дураков рассчитано. Обычно уже к середине чтения заклятия понимаешь, что это ловушка…
        - Так эта хитрая тварь его зашифровала! - воскликнул я, прервав речь парня, и крепко сжал кулаки. - Я не хрена не понял, что читаю!
        - И на старуху бывает проруха, - философски изрек Кот, смирившийся с нашей участью.
        - Нет, это еще не все, - судорожно выпалил я, решив использовать один хитрый навык, который получил за два слова первостихии.
        "Истинное око" позволяло пять секунд видеть суть любого предмета или живого существа. Надеюсь, оно сработает и с ловушкой. Так и произошло. Навык многое мне поведал о пентаграмме.
        Поняв, куда мы угодили, и что нам это сулит, я потрясенно выдохнул, схватившись за голову:
        - Кот! Это жопа уничтожит наши аватары!!!
        - Не может такого быть, - нервно хохотнул парень, не поверив мне. - Я о таком даже не слыхал.
        На месте парня, я бы тоже не поверил подобным словам, если бы сам не видел то, что показало «Истинное око». Оно однозначно трактовало конец, который нас ждет в этой ловушке - это полное уничтожение персонажа. Я, как и Кот, о таком не слышал и поэтому сейчас пребывал в состоянии граничащим с шоком, но несмотря на это, мой изощренный мозг начал шептать, что пентаграмма, в которую мы угодили, может быть местью со стороны боссов Утопии, решивших таким образом меня наказать. В этом случае, многое становится ясно.
        Я бы убедил себя в правильности этой версии, если бы не одно «но»… «Истинное око» показало мне, как выбраться из ловушки. Что это значит? Сотрудники Утопии не учли то, что у меня есть такой навык или же это что-то совсем другое и они не имеют к этому отношения? На досуге, я обязательно об этом поразмыслю, а пока же надо выбираться отсюда.
        Я не мог рассказать Коту о своих злоключениях, поэтому просто постарался убедить его, внушительно проговорив:
        - Я тебе зуб даю! У меня есть навык, который видит суть всего и вся! Если ему верить, то это действительно так!
        - Бред какой-то. Игра просто баганула, - растеряно сказал Кот и встал на ноги.
        Я вызвал ЯдренуВошь и, задыхаясь воздухом, произнес:
        - Ты как хочешь, а я линяю.
        Бывший «святой» удивленно вытаращил глаза, глядя на то, как я спокойно вышел из пентаграммы, оставив внутри нее бабочку, после чего я торопливо произнес:
        - Жизнь за жизнь. Это все навык подсказал. Если хочешь - рискуй, но лучше оставь здесь своего Тигру, а потом вместе напишем в поддержку. Пусть они разбираются с тем, что тут произошло.
        Помойный Кот раздумывал всего миг, а затем призвал своего боевого камышового кота по кличке Тигра и покинул пентаграмму, встав рядом со мной. Прошло всего несколько секунд, после чего ловушка вспыхнула дьявольским огнем, поглотив наших питомцев, и исчезла, словно ее никогда и не было. В комнате нас осталось только двое.
        Лидер «ухорезов» в полной тишине мертвым голосом произнес:
        - Ты был прав. Пентаграмма полностью уничтожила Тигру. Он не отправился на воскрешение. Пет просто исчез.
        - А могли бы и мы с тобой пропасть из Утопии… - потрясенно добавил я, только сейчас осознав какой беды избежал. - ЯдренаВошь тоже исчезла.
        - Я прямо сейчас напишу в поддержку, - сказал Кот, лихорадочно поблескивая ошеломленными глазами.
        - Подожди, - остановил я его. - Сначала выберемся из этого города.
        Помойный Кот подумал немного, а потом согласно кивнул головой. Мы бросились прочь из комнаты, слетели по лестнице и покинули Башню Памяти. На улице стало ясно, что город заметно опустел - игроков почти уничтожили, а оставшиеся бои шли где-то в районе магической академии.
        Я повел Кота окольными путями к воротам, надеясь избежать встречи с джиннами и поживиться лутом, который должен был остаться после поверженных игроков, но его не было. Неужели победившие их чернокожие маги прибрали его к рукам? Надо заглянуть в лавку к торговцу Гааркушу - проверить, может, там появятся вещи игроков?
        Путь, которым я решил покинуть город, оказался безопасным для Кота. Он в целости и сохранности прошмыгнул ворота и тут же воспользовался свитком-порталом, пообещав мне настрочить в поддержку о произошедшем инциденте целый гневный рассказ. Я полностью одобрил его инициативу и вышел в реальный мир, не став писать кляузу, а решив подождать ответа, который придет на обращение Помойного Кота.
        ГЛАВА 9 (ЧАСТЬ 2)
        Глава 9
        Я вылез из капсулы и принялся нервно мерить шагами комнату, лихорадочно рассуждая о том, как Шамьюш умудрился так меня провести. Я никогда не слышал о подобной прозорливости и хитрости неписей. Это же запредельный для НПС уровень! Западня была построена исключительно на присущей людям жадности! Уму непостижимо, как джинн смог провернуть подобный трюк?
        В памяти всплыли слова Старика МакЛауда о НПС, сказанные им, когда мы только познакомились: «Они стали слишком умны для набора нулей и единичек. Неписи начали наслаждаться властью, делать то, что не было заложено в них. А самое интригующее… они мстят тем игрокам, кто заслужил их неодобрение». Тогда я посчитал, что гном слегка не в себе, но сейчас я был на сто процентов с ним согласен. Ведь Шамьюш наверняка мне мстил и мстил очень коварно - он же все предусмотрел, и если бы не хитрый навык, который по счастливой случайности оказался у меня, то я бы распрощался с Грациано!
        Через какое-то время, я чуток успокоился и еще немного поразмыслив, пришел к выводу, что Шамьюш действовал не сам по себе. У него просто не могло быть ловушки-пентаграммы, способной к чертям собачьим стереть аватар игрока!
        Версия с разработчиками, пожелавшими мне отомстить, снова стала похожа на правдивую. Жаль к ней никак не присобачить «Истинное око», которое спасло меня и Кота. Неужели сотрудники Утопии просто забыли об этом навыке? Подумали, что я не воспользуюсь им, посчитав пентаграмму обычной ловушкой и дам себя отправить на точку возрождения? Может быть, все так и есть, а может и нет. Что же произошло на самом деле? Надеюсь, что ответ тех. поддержки, прояснит ситуацию.
        Я все так же мысленно обсасывал произошедший инцидент, бегая по комнате, как вдруг, случайно, бросил взгляд на часы и с ужасом осознал, что уже практически опаздываю к Наташе домой. Я быстро набрал ее номер, дабы убедиться, что девушка не забыла о моем приезде, о котором мы еще вчера договаривались. Она не ответила. Я позвонил ей еще раз и еще. Опять молчок. Странно это как-то. Спозаранку она тоже не ответила на мое обычное пожелание доброго утра - это был наш ритуал - девушка в обязательном порядке слала «доброе утро» мне, а я ей.
        Нехорошее предчувствие обуяло меня. Оно заставило меня торопливо вызвать такси, быстро одеться и вылететь из квартиры. Когда я торопливо выходил из подъезда, то впотьмах поскользнулся и грохнулся на спину. Я совсем не почувствовал боли из-за снега, смягчившего мое падение.
        Какой-то мужчина, который молча курил возле подъезда, сделал несколько шагов ко мне и подал руку. Я схватился за нее и уже через мгновение вскочил на ноги, благодарно кивнул мужчине головой и запрыгнул в приехавшую за мной машину, которая с пробуксовкой рванула с места.
        Весь путь до дома Наташи, я нетерпеливо ерзал по обивки заднего сидения, вызвав в глазах пожилого таксиста немой вопрос: уж не глисты ли у тебя, сынок? Я немного смутился под его взглядом, которым он смотрел на меня, используя зеркало заднего вида, и постарался взять себя в руки.
        Действительно, чего это я так разволновался? Ведь ничего страшного пока не произошло. Может, Наташа просто потеряла телефон? Или дома его забыла? Я принялся убеждать себя подобным образом, но внутри меня зрело ощущения какой-то беды.
        Спустя несколько десятков минут такси подъехало к нужному дому. Я расплатился с водителем и покинул машину, направившись к подъезду Наташи. Оказавшись возле него, я набрал на домофоне номер ее квартиры и опять не услышал голос девушки. Пришлось по уже когда-то разыгранному сценарию проникать в ее дом. Он сработал и на этот раз. Я оказался в подъезде, почти столкнувшись с двумя молодыми людьми, которые выходили из него. Пробормотав извинения, я торопливо бросился к лифту, потому что он как раз находился на первом этаже и внутри него уже было несколько человек. Я втиснулся в кабину и он пополз вверх, останавливаясь чуть ли не на каждом этаже, выпуская из себя людей. Вот наконец-то и мне пора покидать его нутро. Двери лифта раскрылись и я шмыгнул к квартире девушки, прикоснулся пальцем к сенсорному звонку и услышал тихие трели, которые стали доноситься откуда-то из ее апартаментов. Я долго «наслаждался» этими звуками, которые напоминали пение птиц, пока окончательно не уяснил, что Наташи дома нет. По идеи, она сейчас должна находиться в квартире, потому что мы договаривались, что я приеду к ней еще
десяток минут назад. Все это было очень и очень подозрительно. Девушка ведь еще не отвечала на звонки и сообщения. В соц. сетях ее тоже не было. Последнее посещение датировалось вчерашним днем.
        Я снова почувствовал, как гнетущее ощущение чего-то нехорошего начало наполнять мою грудную клетку. В противовес этому, расторопный мозг принялся успокаивать меня, нашептывая, что Наташа могла задержаться на работе или же вовсе остаться там. А телефон куда-нибудь завалился и она банально его не слышит и не видит. Конечно, эти доводы были притянуты за уши, но не лишены определенной логики. Я еще немного покрутился перед квартирой Наташи и решил, что сейчас мне не остается ничего другого, как просто вызвать такси и отправиться восвояси - так я и поступил.
        Через какое-то время я оказался в своей холостяцкой берлоге и принялся раздеваться, как обычно достав телефон из новомодных узких штанов. Вместе с гаджетом из кармана выскочило что-то маленькое. Я поднял эту хренотень с пола и узнал обычный микронакопитель для информации - такие штуки уже давно заменили флэш-карты.
        Я смотрел на эту маленькую ерунду, вертя ее в пальцах, и совершенно точно понимал, что она принадлежит не мне. Откуда же чужой накопитель взялась в моем кармане? Я почесал затылок, пребывая в растерянности и пожав плечами, вставил его в специальный разъем в телефоне. Открылось небольшое окошечко, и я увидел, что накопитель содержит всего один видеофайл на пятьдесят три секунды. Я нажал просмотр и с первых же мгновений понял, что дурное предчувствие меня не обманула. На видео была испуганная Наташа, глаза которой застилала пелена слез. Девушка оказалась привязана к стулу и находилась в какой-то темной комнате с бетонными стенами. Она, сквозь рыдания, умоляла меня заполучить награду некого квеста, который начинался в саду Птиц города Эдем. Там сперва следовало разгадать какую-то загадку, а что потом - никто не знал, но это не останавливало ее похитителей. Они требовали те вещи, которые станут наградой игроку, который пройдет этот квест. Как только похитители получат их, то они тут же отпустят ее. Девушка заклинала меня всеми богами, чтобы я скорее приступал к выполнению этого задания и ни в коем
случае не обращался в полицию, не звонил к ней на работу, и вообще никак не искал ее, потому что твари, схватившие ее, будут наблюдать за мной и если что-то пойдет не так, то ей конец. Они не будут шутить и настроены очень серьезно. Еще Наташа сказала, что после того, как я пройду этот злосчастный квест, ее похитители сами свяжутся со мной. На этом видеофайл заканчивался.
        После увиденного, я впал в какой-то ступор, который продлился не меньше тридцати секунд. Затем я стал набирать номер полиции, но завис над последней цифрой и отложил телефон, схватившись за голову. Могут ли похитители действительно отслеживать все мои действия или это ложь? Подбросить накопитель - это не самое сложное дело, тут и подростки какие-нибудь, повернутые на Утопии, справятся. Я начал вспоминать свою поездку к квартире Наташи и обратно, и отчетливо выявил минимум пять человек, которые могли проделать этот фокус. Броситься самостоятельно их разыскивать? Но смогу ли я их найти? Я же не частный детектив, который способен отыскать в мегаполисе мельком увиденных людей. Может, нанять такого? Хорошая мысль, наверное, стоит поступить именно так, или же позвонить в полицию? Но вдруг люди, похитившие Наташу, намного серьезнее, чем я предполагаю и их угрозы совсем не шутка, как, собственно, она и говорила? А если они уже следят за мной? Что тогда? Откровенно говоря, Наташу я не любил, но рисковать ее жизнью или чьей-нибудь другой, кроме как в игре, я не хотел.
        Похоже, что пока придется поиграть по чужим правилам и попробовать пройти это задание из новой локации. А там может я найду способ, как выручить девушку из беды, даже не выполняя этот квест, который, судя по всему, ох как не прост.
        Я решил вспомнить все случае связанные с Утопией, которые были подобны моему. Их было предостаточно: похищения, угрозы, шантаж. Требовали все что угодно: от секретной информации до эпических вещей.
        Жертв преступники выбирали всевозможными способами. Как среди них затесался именно я? Нет, не так, не я, а Грациано? Ведь похитители точно знают, что я - это Грациано, иначе смысл происходящего терялся. Вдруг парень Наташи оказался бы каким-нибудь нубом? Так что им определенно нужен Грациано, который известен своим умом и сообразительностью, словно птица говорун с планеты Блук. У такого действительно есть хорошие шансы пройти любой квест, даже этот, который, скорее всего, рассчитан на смекалку и интеллект, раз уж там какие-то загадки.
        Откуда же похитители могли узнать, кто скрывается под личиной Грациано? Из моего ближнего окружения эту информацию знает только Вова. Даже Наташе я не говорил об этом. Бывший друг оказался с гнильцой, но не только он мог раскрыть тайну личности Грациано. Некоторые другие персонажи тоже знают, кем я являюсь в игре - это, в первую очередь, сотрудники лаборатории, а также люди, занимающиеся внутренними расследованиями в Утопии.
        Если из уравнения за шкирку выкинуть Вову, то вывод напрашивается сам собой - похитители, скорее всего, как-то связаны с кем-то из сотрудников игры. Они же откуда-то узнали о конечной награде квеста или там такое задание, которое сразу намекает на финишную плюшку? Хрен его знает. У меня уже голова кипит от всех этих гипотез и предположений, но в черепную коробку снова закралась еще одна мысль: почему они просто не подождали того игрока, который первым заграбастает эту таинственную квестовую награду, а потом просто попробовали бы отобрать ее у него? Это же значительно проще и эффективнее. С другой стороны - а как они узнают о том, что игрок прошел этот квест? Его можно будет опубликовать? А если инкогнито? Ну, в принципе, существуют хорошие шансы вычислить того, кто именно прошел задание, даже если он скрыл свою личность. Так что такой вариант намного более прост, чем похищение и шантаж. Почему же они не воспользовались им? Я тут же сам себе дал ответ на этот вопрос: скорее всего квестовая награда потребовалась похитителям именно сейчас, то есть срочно. Тогда понятно, почему они решили нагнуть
меня, а не терпеливо ждать удачливого игрока, который когда-нибудь пройдет этот квест. Вот только ребята вы нарвались не на того человека. Жизнь у меня была бурная и не совсем праведная, так что я знал много различных людей с противозаконными наклонностями. Благодаря одному из них, я сейчас проверю конченные ли вы идиоты, а то может зря я столько всего нафантазировал.
        Я набрал одного достаточно скользкого типа и попросил его за определенное вознаграждение, узнать, где находится телефон вот с таким-то номером. Он, конечно же, согласился и как только деньги пришли на его счет, тут же назвал мне адрес квартиры Наташи, после чего прекратил звонок.
        Так, значит, телефон девушки лежит у нее дома. Все-таки похитители не совсем умственно отсталые. Раз гаджет находится где-то в апартаментах Наташи, то выходит, что они скрутили ее ночью прямо в квартире? Она ведь не расстается со своим телефоном, так что если бы они схватили ее на улице, то гаджет никоим образов не оказался бы у нее дома. Получается, что похищение, скорее всего, происходило у нее в квартире и совершенно точно ночью, потому что утром девушка уже не отвечала на сообщения, а вчера вечером мы созванивались.
        Если я не ошибаюсь и всё действительно именно так как я думаю, то в этом случае неплохо бы заглянуть к ее соседям, а потом как-нибудь просмотреть видео с камер наружного наблюдения, если они, конечно, есть возле ее дома или подъезда.
        Отлично, я уже кое-что нарыл - это может мне помочь в поисках девушки, а пока же стоит отправиться на форум и заняться поиском всей доступной информации о новой локации в целом, и саде Птиц, в частности.
        Я перебрался на диван и принялся за дело, которым занимался несколько часов, пока сон не одолел меня и не отправил в царство Морфея - за окном, в этот момент, уже зачинался рассвет.
        Спал я тревожно и поэтому когда сработал будильник, установленный в телефоне, то я сразу же вскочил с дивана и метнулся на кухню, где поел на скорую руку, даже не став умываться и чистить зубы, после чего полез в капсулу и спустя несколько секунд очутился в Утопии.
        В личке было два сообщения: первое от Кота, второе - от Чертовсона. Бывший «святой» написал мне, что поддержка пообещала ему во всем разобраться. Еще он извинялся за то, что «ухорезы» оказались вовлечены в аферу с джиннами. Я понимал, что его устами говорит Рыжая, которой, безусловно, и принадлежала идея подтянуть мою гильдию в город чернокожих магов. Сама же она хрен извинится - гордая, а вот так, через Кота, вроде как, можно. Я написал парню, что все нормально, но впредь такие решения следует согласовывать со мной.
        Чертовсон же, если опустить всю нецензурную лексику, уведомлял меня о том, что теперь я враг всей его гильдии. Раньше бы меня это известие могло бы несколько напрячь, но не сейчас, когда у меня такие проблемы нарисовались, на фоне которых орк с его местью смотрелся весьма жалко. Я просто пожал плечами и написал Старику МакЛауду, попросив его купить мне самые лучшие сапоги, штаны, головной убор и какую-нибудь броньку на мага моего уровня. Он пообещал, что заглянет куда следует и пришлет мне скрины. Деньги у гнома имелись, поэтому мы решили, что он купит шмотки на свое золотишко, дабы не терять время на встречу, а потом я ему все верну.
        Пока я со всеми переписывался, то посматривал на таймер задания с семенами Древа Жизни. Он неустанно отсчитывал минуты и намекал мне, что вот сейчас уже самое время перенестись в локацию Багровые Реки. Я не стал ему перечить и использовал «Прокол».
        Секундная темнота и вот я стою над вырытой в земле ямкой. Шамьюша, после случившегося, звать не хотелось. Я теперь изрядно побаивался его. Жаль без крови джинна не обойтись, поэтому я, внутренне сжавшись, все-таки вызвал его. Он появился в ту же секунду, как с моих губ сорвалось его имя. Внешне Шамьюш, вроде бы, никак не изменился - всё тот же ненавидящий меня взгляд и почти лишенное эмоций лицо, словно вырубленное из черного дерева. Все же я почувствовал исходящую от него тень ликования - она скользила в уголках его глаз, в мимических морщинах возле губ… Он был рад хотя бы тому, что лишил меня питомца. Чертов мститель.
        Я поджав губы, яростно наблюдал, как он вскрывает свое запястье и стряхивает несколько капель крови в ямку. Как только джинн закончил, я бросил в землю «желудь» и ногой засыпал ямку.
        Шамьюш исчез. Я тоже не стал задерживаться и с помощью свитка перенесся на площадь, прямо к храму Раахуша. Оказавшись на месте, я толкнул створки дверей. Они привычно заскрипели, и я проник в обитель бога джиннов, быстро преодолел отделяющее меня от трона расстояние и встал на одно колено, ощутив на себе пронизывающий взгляд Раахуша.
        Джинн принялся радостно грохотать, не дожидаясь моего приветствия:
        - Мой ученик! Ты выполнил возложенную на тебя миссию! Теперь народ джиннов снова станет един!
        В эту секунду грянуло мировое сообщение, в котором говорилось о том, что в мир Утопии вводится новая игровая раса - джинны. Игроков, которые изъявят желание, играть за новую расу ждут как плюшки, так и антиплюшки - подробнее смотрите при выборе расы.
        Раахуш же продолжал голосить:
        - Ты проделал долгий путь в служении мне, ученик! Настала пора отдохнуть и получить обещанную награду. Вот, возьми.
        Жестом престарелого фокусника, он выхватил прямо из воздуха витой посох из черного дерева, окутанный сполохами синего пламени, и протянул мне. Я взял его, и система оповестила меня:
        ВНИМАНИЕ! ВАМИ ВЫПОЛНЕНО ЗАДАНИЕ«СЕМЕНА ДРЕВА ЖИЗНИ». НАГРАДА: 54 МЛН. ОПЫТА; +1000 ОЧКОВ РЕПУТАЦИИ С НАРОДОМ ДЖИННОВ; «ПОСОХ СТРАДАНИЙ».
        Прилетел опыт и очки репутации. Я перешел на следующий уровень - уже 284-ый. Очки характеристик разбрасывать не стал, а принялся разглядывать параметры обновки:
        «Посох Страданий»
        Урон: 480-720 магических единиц.
        Качество: эпическое
        Минимальный уровень для использования: 250.
        Ограничение по классу: маг
        Ограничение по репутации с народом джиннов: 2000+
        Улучшения: страдания джиннов
        Прочность 760 из 760
        Характеристики:
        + 8% к критическому урону магией;
        + 20 % к регенерации маны в бою;
        + 20% к регенерации здоровья в бою;
        +10 % к урону от умений, полученных от народа джиннов;
        +10% к урону на территории, принадлежащей народу джиннов;
        Шанс нанести десятикратный размер урона: 1%.
        +2000 единиц к интеллекту;
        +2000 единиц к мудрости.
        Пока я изучал посох, Раахуш все говорил и говорил, заливаясь соловьем о том, что вот теперь мы заживем, всех нагнем и отвоюем место под солнцем. Исходя из его слов, у меня стало возникать ощущение нового квеста, который он сейчас на меня повесит. Я был совсем не против задания от Раахуша, но не на данном этапе своей жизни, когда Наташа в опасности. У меня сейчас нет возможности выполнять его квест. Тем более, если джинн ограничит задание по времени.
        Я принялся юлить и всячески льстить Раахушу, постепенно отдаляясь от трона. ИИ понял, что я не настроен разговаривать с джинном и сам отпустил меня, взяв с меня слово, что я еще загляну к нему. Такой исход ситуации меня устраивал.
        Покинув храм чернокожего бога, я написал Коту, что хочу с ним встретиться, как можно скорее. Он сам был не прочь увидеться со мной, поэтому сразу же предложил мне перенестись к руинам Гидар-Ксама. Я согласился и благодаря портальному свитку оказался в назначенном месте.
        Спустя пару ударов сердца из марева портала вышел взъерошенный Кот, с таким видом, будто его против шерсти гладили. Парень увидел меня и, даже не здороваясь, принялся горячо тараторить, отчаянно жестикулируя:
        - Я всю ночь сидел на форуме, лопатил инфу и прикинь… совсем ничего не нашел об это мразной ловушке-пентаграмме!
        - Я тоже полночи там же зависал, - произнес я хмуро. - Только по другому поводу.
        Брови Кота удивленно приподнялись и он недоверчиво проговорил:
        - Какой же повод может перебить эту чертовщину с пентаграммой?
        - Потом как-нибудь расскажу, - уклонился я от прямого ответа. - У меня к тебе деловое предложение.
        - Слушаю, - обронил Кот, сразу же подобравшись и убрав из глаз налет нервозности.
        - Мне срочно надо в Эдем. Я хочу нанять тебя, Вишенку и Мистера ЖаБыка, чтобы вы сопровождали меня.
        - Вот так девки пляшут, - с присвистом выдохнул парень. - Там ведь жопа. Ты в курсе?
        - Да, знаю, - сказал я, кивнув головой. - Но мне надо попасть в одно определенное место. Я уже проработал маршрут на основе той информации, которая присутствует в свободном доступе на форуме. Думаю, что у нас есть хорошие шансы добраться туда.
        - Куда ты задумал отправиться?
        - Сад Птиц.
        - Слыхал я об этом месте, - проговорил Кот, раздумчиво сдвинув брови. - Может быть, таким составом мы действительно доберемся туда. Только вот тебе надо хорошо упаковаться. Шмотки у тебя, по большей части, - дрянь. Там ведь как раз с помощью них можно выехать. Противники подбираются исходя из общего уровня игроков, состоящих в группе, а вот какой на них шмот - не учитывается. Хотя, может и учитывается, но как-нибудь усреднено, так что крутые вещи станут нам хорошим подспорьем.
        - Я уже попросил Старика МакЛауда купить мне самое лучшее обмундирование, - произнес я и добавил, помахав перед носом Кота, полученной от Раахуша обновкой: - Вот посох фильдеперсовый раздобыл.
        - Крутая игрушка, - сказал парень, улыбнувшись.
        - А то, - поддакнул я.
        Он задумался на несколько секунд, а затем начал медленно говорить:
        - Тогда поступим так: ждем, когда гном купит тебе шмотки и потом, сразу же, идем вчетвером в Эдем. Я предупрежу Вишенку и ЖаБыка о грядущем мероприятии. Так как мы согильдийцы, то я не могу взять с тебя за этот поход золото, но нам потребуются расходные материалы…
        - Да, я понимаю, склянки на здоровье и т.д. - перебил я его и полез в сумку за деньгами. - Кстати, я не ожидал, что ты откажешься от платы за услуги сопровождения. Приятно удивлен.
        - Я вообще бескорыстный, - ухмыльнулся Кот, взял мое золото и осклабившись добавил: - Знаешь, было бы не плохо, если бы ты перевел какое-нибудь денежное пожертвование в казну гильдии. Любую сумму. Мне без разницы.
        Глаза парня смеялись. Он прекрасно понимал, что я не пожертвую мелочевку - совесть не даст.
        Глядя на его хитрую физиономию, я, покачав головой, со смешком выдавил:
        - Как же тебя губит политика Кот… Ладно, я согласен. Только есть одно условие…
        - Какое? - сказал лидер «ухорезов» и навострил уши.
        - Если вы попадете в квест, ради которого я иду в этот чертов сад, то вся награда за него, если мы его пройдем, достанется мне.
        - Хм… - хмыкнул парень и принялся усиленно морщить лоб, имитируя тяжелейшие раздумья, тем самым набивая себе цену.
        Я прекрасно понимал, что много прошу - почти любой квест из новой локации - это чистое золото, поэтому я решил подсластить пилюлю, с тяжелым выдохом, произнеся:
        - Ладно, за отказ от награды по итогам задания, лут, который соберем в локации, поделим поровну между всеми участниками группы. Только право первого выбора все-таки мое.
        - Договорились, - произнес Кот, сверкнув улыбкой, и протянул мне руку. Я пожал ее, после чего парень использовал свиток-портал и куда-то перенесся, оставив меня в одиночестве под жгучими лучами солнца.
        Я написал Старику МакЛауду, поинтересовавшись, как там идут дела с моими шмотками. Он ответил, что уже вот-вот начнет слать мне скрины. Отлично. Я уселся на горячий песок, в тенек, отбрасываемый сохранившейся частью крепостной стены, и принялся ждать.
        Гном не обманул меня и достаточно быстро начал кидать мне скрины различных шмоток. Выбор на мой уровень был, прямо скажем, не богат, поэтому я скоренько остановился на приглянувшихся мне вещах. Сет, конечно, же собрать мне не удалось, так что выглядеть в этих шмотках я буду несколько не стильно - это если сильно приуменьшать.
        Купив вещички, Старик МакЛауд перенесся ко мне. Он вышел из портала, поздоровался со мной и мы произвели обмен. Гном передал мне шмотки, а я ему - золото.
        Я тут же принялся переоблачаться в новые одежды. В качестве головной убора, я приобрел кожаный цилиндр, идущий в паре с маской чумного доктора - это та, которая похожа на клюв птицы. Я быстро напялил на голову это хозяйство, а потом натянул новенькие штаны с серебряными вставками на коленях, заправив их в только что надетые сапоги из кожи гигантской анаконды. В последнюю очередь я облачился в приталенный колет, сшитый из ткани, полученной из паутины, которую окрасили в черный цвет с помощью крови василиска.
        Так я стал похож на человека, полностью лишенного хотя бы намека на вкус, но мне было плевать - новые вещи существенно усиливали меня. Все они имели героическое качество - это означало то, что у них было по шесть характеристик, благодаря чему, я поднял магическую атаку, физическую и магическую защиту, интеллект, мудрость, здоровье и ману.
        Старик МакЛауд, все это время глядящий на меня, с ироничной улыбкой произнес:
        - Красавец. Жених.
        Я хохотнул и написал Коту, что готов выступать в Эдем. Он мне ответил, что они тоже хоть сейчас могут отправляться туда. Тогда я написал ему, чтобы они не мешкали и переносились к мосту, который ведет в город. Парень ответил согласием.
        Я посмотрел на гнома и попросил его:
        - Синхронизируем свитки? Мне надо в Эдем.
        Он удивленно дернул головой и неправильно трактовал цель моего путешествия в эту локацию:
        - Любопытно стало поглядеть на это чудо, созданное ИИ?
        Я пожал плечами и уклончиво выдохнул:
        - Что-то вроде того.
        Старик МакЛауд раздумчиво пожевал губы и с хитринкой в глазах проговорил:
        - Я помогу тебе, но только если ты ответишь на один вопрос.
        - Какой?
        - Почему джинн-торговец из лавки, думает, что Чертовсон импотент?
        Я захохотал, вспомнив, как сказал Гааркушу, что орк Чертовсон из «Темной Луны», затянул с лечением и теперь импотент. Сквозь смех, я кое-как объяснил это гному, и он заржал в унисон со мной.
        ГЛАВА 10 (ЧАСТЬ 2)
        Глава 10
        Отсмеявшись, Старик МакЛауд синхронизировал свой свиток с моим, и мы перенеслись на лесистый берег, оказавшись прямо перед мостом из необработанных камней, скрепленных между собой серым составом.
        Троица «ухорезов» была уже здесь. Они о чем-то негромко беседовали на расстоянии нескольких метров. Гном приветственно помахал им рукой. Мои согильдийцы, заметив нас, ответили ему тем же и сразу же начали активно шутить над моим новым облачением. Я скривил недовольное лицо и, в поисках поддержки, глянул на гнома. Он уловил мой взгляд, улыбнулся, а затем использовал свиток-портал и куда-то унесся, оставив меня на растерзание этим юмористам.
        Я уже было шагнул к «ухорезам», как вдруг заметил точку возрождения и повернул к ней. Надо бы привязаться. Хрен его знает, сколько времени я буду штурмовать этот квест. Постоянно мотаться сюда из города джиннов, используя свитки-порталы, - это долгое и накладное дело.
        Я сделал несколько шагов к намеченной цели и увидел, что на крутом берегу, недалеко от точки, сидит человек-воин Нах-Нах - это был один из топовых игроков нашего континента. Он входил в первую десятку по уровню и обладал множеством личных достижений. Люди отмечали парня за его хитрость, изворотливость и удачу. Сам себя он иногда величал - Четвертый. Нах-Нах определенно не был лишен чувства юмора.
        Я не хотел привлекать его внимание, но Кот, который издалека наблюдал за мной, весело крикнул:
        - Грац, давай быстрее! А то все птицы из сада разлетятся! Хотя они и так разлетятся, только заметив твой замурчательный клюв!
        Нах-Нах резко повернул голову в сторону лидера «ухорезов» и, естественно, заметил меня. Я же с умным видом привязался к точке возрождения и неторопливо двинулся к своим спутникам, ощущая на спине изучающий взгляд парня, который буквально прожигал дыру между моих лопаток.
        Когда я подошел к веселящимся «ухорезам», то зло процедил сквозь зубы:
        - Кот, на хрена ты орал? Нах-Нах еще смотрит на меня?
        - Ага, - громыхнул посерьезневший ЖаБык, бросив мимолетный взгляд на топа. - Ты ему должен, что ли? Он как-то очень заинтересованно палит на нас.
        - Я его вообще лично не знаю, - пробормотал я. - Погнали быстрее в город.
        Царящее в воздухе веселье мигом сдуло. Помойный Кот хмуро проговорил:
        - Ты чего такой нервный?
        - Ребята и девчата давайте посерьезнее, - твердо произнес я, посмотрев на каждого из них. Они как-то подтянулись и их лица посуровели. Вроде бы, до моих спутников дошло, что этот поход очень важен для меня.
        Посерьезневший Кот бросил мне приглашение в группу. Я его принял, а затем парень назначил меня лидером, и мы двинулись по мосту. Нах-Нах все так же наблюдал за нами, не двигаясь со своего места. Меня нервировал его взгляд, и я постарался отвлечься, сконцентрировавшись на разглядывании города. Как и рассказывал гном, Эдем находился на небольшом острове и полностью занимал всю его территорию. Стены города доходили практически до скал, торчащих, подобно клыкам, из бушующих океанских вод. Эдем был окутан легкой туманной дымкой, сквозь которую можно было разглядеть какие-то башни, выглядывающие из-за городской стены, и крыши некоторых зданий. Мы как раз уже подошли к кромке этой дымки и вот сейчас вступили в нее. Звуки сразу же стали какими-то приглушенными, словно доносились откуда-то издалека. Видимость ухудшилась, но не сильно. Такие условия не очень подходили для использования «Портала» и «Телепортации», поэтому я решил удостовериться в их работоспособности. Задав конечной точкой разбухшие от влаги бревенчатые городские ворота, я использовал одно из этих умений и через миг оказался там, где и
хотел. Отлично, абилки подобного толка работают.
        Я с довольной улыбкой на устах подождал своих спутников, которые без проблем добрались до меня, а затем мы друг за другом проскользнули между приоткрытых створок ворот. Только наша группа оказалась в локации, как сразу же выскочило системное уведомление, гласящее о том, что нам очень рады в городе Эдем. Врали, наверное, как минимум пейзаж, встретивший нас за воротами, был отнюдь не радостным - я увидел покосившиеся деревянные постройки, покрытые какой-то омерзительной на вид и на ощупь слизью - эта зеленоватая субстанция, была практически на всем, что попадало в поле зрения, за исключением брусчатки, которая оказалась блестящей от влаги и предательски скользкой.
        Следом за первым оповещением выскочило второе, уведомляющее нас о том, что заблокировался гильдейский чат, личная почта и остался рабочим только чат группы. Также перестали функционировать свитки-порталы и аналогичные им по принципу действия умения. Я прекрасно помнил об этой особенности данной локации. Судя по каменным лицам «ухорезов», они тоже знали об этом. Так что смысла касаться данной темы не было и я, в тишине, нарушаемой лишь приглушенными звуками волн, проговорил, окинув спутников серьезным взглядом:
        - Сейчас я кину в чат описание того маршрута, который разработал пока лазал по форуму игры.
        Они ответили меня молчаливыми кивками, и я воплотил в жизнь свои слова. Игроки прочитали мое сообщение и одобрили маршрут, а затем мы выстроились в боевом порядке: Кот, используя скрыт, чуть впереди, за ним Мистер ЖаБык, потом я, а замыкала Вишенка. Вот так мы и двинулись по локации, немного забирая вправо.
        Конечной точкой был, естественно, сад Птиц. Он находился недалеко от ворот и туда практически никто не доходил. На форуме было всего одно сообщения, которое написал игрок, побывавшие рядом с этим местом. Он вскользь упоминал, что все игроки гибнут от каких-то тварей с костяными лезвиями вместо рук. От таких мобов, как раз, погиб Старик МакЛауд и его группа. Нападали эти обитатели Эдема возле статуи рыбака с гарпуном. Я хорошо запомнил эту информацию, чтобы быть во всеоружии, когда мы доберемся до этого места.
        Помимо относительно безопасного маршрута, я еще искал на форуме хоть какое-то упоминание о квесте, находящемся в саде Птиц, но не нашел ни слова о нем. Либо его никто не получал, либо же банально молчат, что не удивительно - я бы поступил точно так же.
        Пока я блуждал среди своих мыслей, идущий первым Кот, сообщил о врагах - это могли бы быть обычные для Утопии крысы, размером со среднюю собаку, если бы не их головы, которые оказались человеческими. Я такой пакости давненько не видел. Они волнами начали выскакивать откуда-то из покосившихся домов. В каждой волне было по пять тушек 186-го левела. Мы дружно принялись их кромсать. Крысы ответили нам пронзительным визгом и острыми когтями. Их человеческие лица были обезображены красными глазами-бусинками и длинными усами-проволоками, а рты были наполнены зубами-иглами, способными запросто рвать плоть. Я ваншотил этих тварей, ощущая, как моя физиономия превращается в застывшую маску отвращения.
        Сражающийся рядом Кот заметил мою гримасу и с усмешкой произнес:
        - То ли еще будет ой-ой-ой.
        Я промолчал, продолжая методично истреблять врагов, а они уже очень скоро кончились, оставив после себя голые хвосты. Кот, с видом - что всё в хозяйстве пригодиться, принялся собирать их. Мистер ЖаБык, пожав плечами, присоединился к нему. Только я и Вишенка не стали заморачиваться с крысиным лутом.
        Я покосился на девушку, ожидая увидеть гримасу брезгливости, но нет, ее лицо было по-деловому сосредоточено. Она заметила мой взгляд, улыбнулась и похвалила меня:
        - Урон у тебя чудовищный. Я такого от магов еще не видела.
        - Ты только Пэндальфу не говори, - хохотнул Кот, услышавший слова девушки, - а то он начнет просить себе такие же шмотки, как у Грацика и нам тогда придется придумывать шутки сразу про двух магов нелепого вида.
        - Кот, прекрати так безбожно коверкать мой ник, - попросил я, недовольно хмурясь. - И вообще, заканчивайте с хвостами. Нам нужно двигаться дальше. Крысы быстро респаунятся.
        - Ладно, погнали. ЖаБык прекращай это дело, - проговорил Кот и добавил, показывая рукой в сторону центра города: - Дальше нам вон туда?
        Я утвердительно кивнул головой, и мы двинулись вниз по улице, которая начала постепенно сужаться, тесня нас с обеих сторон мрачными домами, взирающими на игроков пустыми провалами окон, которые были закрыты все еще крепкими решетками.
        Вскоре крыши закрыли от нас небо, и мы оказались в своеобразном коридоре. Запахло трупным разложением, а воздух наполнился неприятным жужжанием. Вскоре из окон, сквозь решетки, начали вылетать огромные мясные мухи, обладающие шевелящимися окровавленными хоботками и лапами, покрытыми когтями, похожими на зубья пилы.
        - Саркофагиды! - крикнул Кот, завидев мобов. - Нам котец мужики!
        Мы оказались зажаты между домами. Мухи были повсюду. Они появились и позади нас и впереди. Уровень у них был от двухсотого и выше. Название, как уже понятно из крика Кота, - «Саркофагиды». Размерами они могли поспорить с небольшими пивными бочонками.
        Мухи атаковали нас, и всё завертелось в калейдоскопе сражения. Я проклинал чертов форум, который посоветовал мне идти именно здесь, потому, что этот «коридор», видите ли, самый безопасный путь. О саркофагидах там почему-то речи не было, а они оказались дьявольски сложными противниками. Мухи, ко всем прочим своим инструментам атаки, являлись еще и разносчиками болезни, которая накладывала дебафф «омертвение» - игрок переставал чувствовать ту или иную часть тела, куда дотрагивался мерзкий хоботок саркофагида. Я так перестал ощущать правое бедро, которое «поцеловала» муха. Вишенка вон вообще приволакивает ногу - похоже, что ей досталось значительно сильнее, чем мне.
        Если бы с нами не было опытного Кота, то мне бы пришлось вызывать Раахуша и Короля сильфов, и то, не факт, что наша группа не легла бы. Мне категорически не хотелось выкладывать козыря так рано, но гребанных саргофагидов налетела целая жужжащая туча, от которой не было спасения. Я даже не мог использовать портал и телепортацию, настолько их было много. Поодиночке они бы не доставили нам проблем… впрочем, даже если бы по десятку вылетали из окон, то все равно мы бы их уделали, но не в таких количествах…
        Так вот, в какой-то момент Кот, полностью взял инициативу в свои руки. Он крикнул во всю мощь своих легких:
        - За мной!!!
        Затем парень немного пробежал вперед, нашел окно без решетки, выбил хлипкую оконную раму и сиганул в дом. Мы последовали за ним. Тут мух не оказалось, видимо они все слетелись в тот «коридор», где усердно лупили нас. Понял ли это Кот и поэтому рванул в окно или же просто чутье его подтолкнуло? Хрен его знает, но я ему очень благодарен за то, что он поступил именно так.
        Группа попала в какую-то грязную хибару с полусгнившими полами и разбухшей от влаги мебелью. Вокруг лежали практически лишенные плоти человеческие и животные останки. Будь это в реальности, то меня бы рвало здесь двое суток, а так я вполне бодро побежал вслед за Котом, который уже исчез в следующей комнате.
        В это время мухи уже проникли в дом, используя окна, и стали преследовать группу. Они висели у нас на хвосте, пока мы быстро проскакивали комнаты. В какой-то момент наша банда уперлась в глухую стену с закрытой дверью. Кот молниеносно вскрыл ее, и мы выбежали на улицу, закрыв за собой дверь. Мухи остались в доме, едва не загнав нас в ловушку.
        Вишенка, тяжело дыша, ликующе проговорила:
        - Кот, дай я тебя расцелую. Ты нас всех спас!
        - Ой, да ладно, - наигранно смущаясь, произнес парень, едва ли не шаркая ножкой. - Я же все-таки лидер нашей гильдии, а следовательно обязан спасать ваши задницы и одну прелестную попку.
        - Спасибо за комплимент, - хохотнул Мистер ЖаБык и хлопнул себя по пятой точке. - Я уже давно понял, что ты положил на нее глаз.
        Мы дружно заржали. Я даже на миг забыл, зачем сюда явился, но тут же вспомнил это, узрев статую рыбака с гарпуном. Она стояла посередине небольшого круглого бассейна, который располагался на крохотном пяточке, окруженном домами из грубых серых валунов.
        Я покашлял, привлекая к себе внимание, и внушительно произнес:
        - Не хочу нарушать радостное настроение, но вот сейчас наступает переломный момент. Тут, возле этой статуи, погибает девяносто девять процентом всех игроков, которые доходят сюда.
        Мои спутники вмиг убрали из глаз смешинки. Кот серьезно проговорил:
        - Мы знаем. Старик МакЛауд рассказывал нам об этом месте.
        - Так, давайте подсчитаем, у кого, сколько чего осталось, - дельно предложила Вишенка.
        Мы начали считать склянки, и оказалось, что больше пятидесяти процентов наших запасов ушло на бой с мухами.
        - Да, не густо, - подвел я итог.
        Девушка подбадривающе проговорила:
        - Грац, если тебя хорошо защищать, то у нас есть шансы победить. Ты будешь атаковать мобов, а мы сконцентрируемся на том, чтобы они не причинили тебе вреда. К тому же, я могу один раз воскресить тебя. Как вам такая идея, ребята?
        Ребятам она не очень понравилась по объективным причинам, которые озвучил Кот.
        - Ну, - промычал он. - Понимаешь, учитывая способность Грацика носиться туда-сюда со скоростью пули, нам лучше защищать тебя, а он на открытом пространстве сам справиться. Это вот если нас где-то зажмут, как например, в том «коридоре», то тогда есть смысл защищать именно его, а так мы будем только мешать ему.
        - Кот, который никак не выучит мой ник, абсолютно прав, - поддержал я парня.
        Вишенка развела руками и нехотя выдала:
        - А чего вы от меня хотели? Я просто красивая. Пошли уже дальше.
        - ЖаБык иди ты первый, - скомандовал лидер «ухорезов». - Ты самый жирный. Лучше если тебе первому прилетит.
        - А чего ты, как обычно, скрытом не хочешь воспользоваться? - громыхнул наш единственный тяж, который не то, чтобы не хотел идти первым, а скорее проявлял любопытство.
        - Помнишь, МакЛауд говорил, что с ними тоже был мастер скрыта? Так вот он шел первым и ему вломили будь здоров, - пояснил Кот, причину своего отказа.
        - Понятно, - прогудел Мистер ЖаБык. - Видимо я этот момент пропустил мимо ушей. Погнали тогда.
        Он двинулся первым к статуе, а мы втроем чуть позади него. Нам обязательно надо было пройти мимо этого рыбака с гарпуном, потому что дорога раздваивалась практически за ним.
        Я тихонько прошептал, но так, чтобы меня услышали все игроки:
        - Товарищи, напоминаю, что нам вон по той дороге, а там уже сад Птиц. На форуме пишут, что лучше всего просто попытаться убежать от местных мобов с костяными руками.
        - По словам гнома, они очень ловкие и шустрые, - так же шепотом произнес Кот. - Вишенка и ЖаБык не удерут от них, да и я, наверное, тоже. Только ты сможешь уйти.
        - Стопэ, - быстро проговорил я нормальным голосом, осененный внезапной идеей. - А что если я сейчас паровоз соберу и рвану вон по той дороге, а вы пока побежите в нужном направлении?
        - А это мысль, - задумчиво сказал Кот и принялся дальше развивать мою идею: - А потом ты просто вернешься сюда и уже рванешь по этой дороге, которая ведет в сад.
        - Не плохо придумано, - включился в обсуждение Мистер ЖаБык. - Главное, чтобы мы втроем успели попасть к этим птицам - туда, наверное, эти костерукие не нагрянут. Они, скорее всего, здесь прописаны и отсюда им хода нет.
        Вишенка блеснула глазами и озорно проговорила:
        - Грац, дай я тебя расцелую.
        - Ой, да ладно, - произнес я, подражая смущенному голосу Кота. - Я же все-таки лидер нашей группы, а следовательно обязан спасать ваши задницы и одну прелестную попку.
        Мы опять заржали, а потом, отсмеявшись, трио моих спутников помчалось к стене того дома, в котором остались мухи. Когда они оказались на безопасном расстоянии, Кот показал большой палец и я телепортировался к статуе. Только я оказался возле нее, как прямо из воздуха, подернутого туманной дымкой, выскочила троица горбатых человекоподобных существ с рыбьими плавниками вдоль спин. Мобы носили название «Ихтим» и нормальных рук у них, и правда, не было - прямо из предплечий у полулюдей-полуамфибий росли зазубренные костяные клинки. Их морды были практически одинаковыми и напоминали физиономию удивленного сома - ну, я как-то так себе его представляю. На шеях ихтимов, я заметил жаберные щели и отметил то, что тела мобов покрыты мелкой чешуей, которая напоминала кольчугу.
        Противники обладала одинаковыми уровнями - 269-ми и если бы их выскочило только трое, то мы бы справились с ними, но из воздуха появилось еще столько же мобов, а потом еще… еще… и еще… пока не получилась маленькая армия из нескольких десятков особей.
        Придерживаясь плана, я портанулся совсем по другой дороге, нежели та, которая мне была нужна. Несколько ихтимов последовали за мной, а остальные бросились на моих спутников, которые нервно пучили глаза возле стены дома. Это было фиаско. Отвлекающий маневр не удался. Ихтимы не должны были сагриться на «ухорезов», но что-то пошло не так… Мне пришлось возвращаться и помогать спутникам, которых уже окружили и методично загоняли в красную зону ХП.
        Ихтимы действовали на удивление слаженно и грамотно, словно это был отряд высококвалифицированных специалистов по устранению дерзких игроков. Мне сразу стало ясно, что без Раахуша и Короля сильфов не обойтись. Надо их выпускать, что я, в следующие несколько секунд, и проделал. Они появились на поле боя и ихтимы переагрились на них, дав игрокам передышку, которой те воспользовались в полной мере, став глотать содержимое оставшихся склянок.
        Я же принялся неустанно крутиться вокруг людей-амфибий и атаковать их. Они оказались не очень чувствительны к магии воздуха, и я сообразил, что надо действовать хитрее. Я кинул свой единственный божественный бафф на оружие Мистера ЖаБыка, потом «наградил» ихтимов дебаффом «Проклятый Ветер Маауд» и попытался взять одного из них под контроль. Мобы оказались не сильны в интеллектуальном плане, так что я быстро проделал это, и от изумления широко распахнул глаза, увидев список навыков и умений, доступных ихтимам. Они обладали всем: от банального удара из скрыта, до вызова какой-то мерзкой шевелящейся груды щупалец под названием «Тхарани». Правда, для использования последнего умения, его следовало активировать сразу десятку ихтимов, только тогда появлялось это существо, которое, судя по уровню, могло в одиночку завалить того Раахуша, который откликался на мой призыв.
        Когда я увидел все это, а затем проанализировал возможности такой толпы ихтимов, то осознал, что нам не победить в этой битве и поэтому громко выкрикнул:
        - Пробиваемся к саду Птиц! Бегом! Я с существами прикрою вас!
        Игроки услышали меня и рванули по дороге. Я, Раахуш, Король и порабощенный ихтим стали прикрывать их отход, но продержались мы совсем недолго. Первым убили «переметнувшегося» ихтима, а следом моих существ. Мне не оставалось ничего другого, как последовать за своими спутниками. Я телепортировался к ним и люди-амфибии погнались за группой. Они были очень быстрыми и ловкими, так что скоро догнали бегущего последним воина, а потом и Вишенку. До Кота противники еще не добрались, потому что он мчался заметно опережая их, а мне так и вовсе ничего не угрожало - я обогнал всех на несколько десятков метров. Но лидер «ухорезов» сам захотел броситься к мобам, чтобы помочь Мистеру ЖаБыку и девушке. Он бы так и сделал, если бы ни решительные слова воина:
        - Кот, беги за Грациано! Мы с Вишенкой остаемся. Удачи вам!
        Помойный Кот что-то яростно прошипел и, не останавливаясь, продолжил бежать за мной. Так мы вдвоем и домчались до кованого забора, за которым раскинулся дивный сад, который словно сошел с картин о райских кущах. Тут росли изумительной красоты деревья с пышными кронами, под ногами стелилась мягкая густая трава, а воздух благоухал дивными ароматами множества прекрасных цветов, в изобилии украшающих это место.
        Как только я, а следом Кот, проскочили в едва приметную калитку, то весь пейзаж, который остался за забором, будто бы подернулся рябью, словно ветер всколыхнул озерную гладь. Даже ихтимы, которые после того, как положили воина и девушку, снова стали преследовать нас, сейчас представляли собой размытые силуэты, застывшие возле калитки и не решающиеся войти в сад.
        Помойный Кот, косясь на мобов, согнулся пополам и тяжело отдувался, готовый в любой момент сорваться с места, если они все-таки вздумают проникнуть за забор. Я в это не очень-то и верил, и поэтому успокаивающе проговорил:
        - Сюда они за нами не последуют. Можно немного передохнуть.
        - Похоже, что уже передохнули. Вон какой-то хрен старый идет, - откликнулся парень, глядя куда-то в сторону.
        Я проследил направление его взгляда и увидел благообразного старика с седой бородой, одетого в грубую серую хламиду. Он шел к нам, опираясь на кривую палку, используя ее как посох. Звали его Млошо, и был он скрытого уровня.
        Я покашлял в кулак и краем рта тихо произнес:
        - Кот, этот старик сейчас нам загадку загадает, и если мы ее не разгадаем, то нам котец. Давай вести себя с ним вежливо.
        - Постараюсь, - сказал бывший «святой» и выпрямился, восстановив выносливость.
        Млошо подошел к нам, взглянул мудрыми глазами, поселившимися на благородном лице, и дребезжащим голосом проговорил:
        - Грациано, - обратился он ко мне по имени, что для непися было весьма не характерно, - ты второй игрок, который добрался сюда…
        - Охренеть, - изумился я не слишком воспитанно. - Игрок? Дед, ты кто такой? Админ? Неписи же, такого слова, как «игрок», вообще, не знают. Мы для них неотъемлемая часть этого мира.
        Я настолько удивился, что с трудом подбирал слова. Кот тоже стоял с таким видом, будто только что узрел пришествие Христа. Один лишь Млошо оставался невозмутим. Он не меняя интонации, произнес, глядя на лидера «ухорезов»:
        - Помойный Кот, ты третий игрок, который добрался сюда - в этот дивный сад, наполненный птицами.
        На самом деле, вокруг не было ни одной птицы, так что я тут же сообщил старику:
        - Товарищ Млошо, о птицах - это вы в иносказательном смысле? Я вот не вижу их. Даже захудалой вороны не наблюдаю.
        Старик хитро улыбнулся и хлопнул в ладоши. Откуда ни возьмись на ветках деревьев стали появляться клетки с разнообразными птицами - двух одинаковых не сыщешь.
        Помойный Кот восторженно выдохнул:
        - Вот это дед ты могешь!
        Млошо сложил руки лодочкой и нараспев продребезжал:
        - Тяжёлое бремя возжелали они, увидев только блеск и красоту, но не смогли они выдержать его и самый короткий срок. Прилетели они ко мне и стали умолять меня, чтобы я освободил их от него. Пожалел я их неразумных и снял с них это бремя, но оставил им в назидание подобие его.
        Старик замолчал с одухотворенным видом, будто бы сейчас поведал нам тайну мироздания. Я, как и Кот, стоял с открытым ртом, ни хрена ничего не поняв, и тупо пялился на Млошо, в ожидание более ясного продолжения. Его не последовало, но система уведомила меня:
        ВАМ ПРЕДЛОЖЕНО ПРИНЯТЬ ЗАДАНИЕ «ВЕРШИТЕЛЬ СУДЬБЫ МИРА». НАГРАДА: СКРЫТА. ОПИСАНИЕ: СКРЫТО. ПРИНЯТЬ? ДА/НЕТ.
        Естественно, что я согласился, посмотрев на Помойного Кота. Он же наклонился ко мне и тихонечко озвучил свое отношение к происходящему:
        - По-моему, тут происходит какая-то дичь.
        - Ага, я такого квеста никогда не видел, - проговорил я, почесав затылок.
        - Какого квеста? Мне ничего не дали, - всполошился парень. - Опять меня прокатили. Что же я такой невезучий?
        - Это, наверное, потому что ты вошел в сад следом за мной, - предположил я, мысленно сетуя на то, что Кот теперь знает о задании.
        - Расскажи своему лучшему другу, что там за квест-то? - сказал парень, состроив умоляющее выражение глаз.
        - Перестань паясничать. Лучше думай над словами старика - это подсказка, - шепотом огрызнулся я и уже нормальным голосом добавил: - Многоуважаемый Млошо, нам ведь надо выпустить одну из птиц?
        Он утвердительно кивнул головой, а затем назидательно произнес, уперев кривой палец в небо:
        - До захода солнца.
        Так, время ограничено. Надо скорее задать ему еще пару вопросов. Я торопливо проговорил:
        - Попытка только одна? - старик снова кивнул. - Если не угадаем, то нам того… - я провел большим пальцем по горлу и Млошо опять повторил свой жест головой, а затем внезапно растворился в воздухе, посчитав, что и так ответил на достаточное количество вопросов.
        Я досадливо цыкнул. Эх, надо было проверить его через «Истинное око». Затупил Грацик, затупил. Но с другой стороны - я же не знал, что он так резко испарится.
        Кот завистливо промычал:
        - Вот мне бы так во время ссор с Геркуланой.
        - Так, Кот, думай. Ты слышал где-нибудь что-нибудь подобное? - спросил я парня, с надеждой глядя на него.
        - Да вот как-то что-то не очень, - промямлил он, пожав плечами.
        - И я тоже нет. Пойдем, прошвырнемся по саду. Авось где-нибудь подсказки есть.
        - Пошли, - покладисто согласился Кот, и мы двинулись вглубь сада.
        ГЛАВА 11 (ЧАСТЬ 2)
        Глава 11
        Спустя какое-то время наш дуэт облазал весь сад, но подсказок так и не нашел. Мы осмотрели всех птиц и это нам тоже мало что дало. Вот теперь я стоял под раскидистым дубом, который рос прямо в центре сада и, глядя на хмурого Кота, говорил:
        - Давай-ка, еще раз разложим на составляющие загадку старика…
        - Мы это уже не раз делали, - устало выдохнул он.
        - Repetiljo est inaier studiorum, - по-латински глубокомысленно изрек я. - Повторение - мать учения. Давай, разбираться еще раз… Тяжелое бремя возжелали они… Они - это явно птицы. Согласен? - Кот кивнул. - Бремя - это в переносном смысле, потому что мы, сквозь прутья клеток, осмотрели всех птиц и ничего лишнего у них не нашли: колец каких-нибудь или записок, привязанных к лапам. Следовательно, бремя - это что-то вроде ответственности. Согласен?
        - Да, да, - сказал парень, пригорюнившись. - Замучил ты меня уже.
        - Слушай дальше… Птица, которая нам нужна, не выдержала эту ответственность и прилетела обратно к нему, - я интонацией выделил последнее слово. - А он ее пожалел и снял с нее это бремя. Я так понимаю, что речь в этих строках идет о Млошо.
        - Согласен, - тяжело выдохнул Кот, устав от этой загадки. - Зачем ты по сто раз одно и то же повторяешь? И так понятно, что это бесячий старик.
        - Успокойся, а? - хмуро бросил я, сумрачно глядя на него. - Думай лучше, кто такой Млошо? Я так мыслю, что разгадка кроется в том, чтобы узнать кто этот старик: какой-нибудь мудрец, исторический деятель или кто-то подобный. Он ведь точно не выдумка ИИ, потому что тогда эту загадку не решить.
        - Я никогда не слышал о Млошо, - проговорил Кот в сотый раз, поиграв желваками. - Что это вообще за имя? Где такие дают? Может, это какое-нибудь уменьшительно-ласкательное сокращение?
        - А ведь это мысль, - сказал я, задумавшись над его словами. - А может, вообще, одно из имен или перевод - как например Иисус и Иешуа.
        - И что нам это дает?
        - Пока не знаю, - развел я руками и сел на пятую точку, ощутив мягкость травы, - думать надо.
        Кот тоже решил, что в ногах правды нет, и уселся по-турецки, напротив меня, а затем нырнул рукой куда-то под одежду в область левой стороны торса.
        - Проблемы с сердцем? - усмехнулся я, хотя мне было совсем не до смеха - время поджимало, а мы все еще топтались на одном месте.
        - Ага, начались, как только я встретил тебя, - откликнулся парень, достал фляжку, открыл ее и сделал несколько маленьких глотков. - На вот, а то без бутылки мы точно не разберемся.
        Я принял у него этот цифровой алкоголь и тут же пригубил его, ощутив вкус водки.
        - Как настоящая сорокоградусная, - изумился я, отдав фляжку.
        - Старик подогнал. Я вот вчера гудел и, как ты понимаешь, совсем не в трубу, так вот тоже отличий совсем не чувствую.
        - А я крайний раз с девушкой своей выпивал… - произнес я, скрывая горечь. - А может и в последний раз…
        - Что такое? Разбежались или же наоборот - эх, свадьба, свадьба, свадьба, пела и плясала…
        - Намекаешь на то, что после свадьбы уже не девушка, а жена? - спросил я и, после утвердительного кивка парня, добавил: - Нет, там все несколько сложнее. Рассказывать не буду - не проси. Жена, кстати, из нее может получиться вполне боевая…
        - Хм… жена, - нахмурившись, сказал Кот и задумчиво склонил голову.
        Ему на ум явно пришла какая-то мысль, которую он сейчас развивал, попутно смазывая ее жидкостью из фляжки, чтобы она лучше шла.
        Наконец парень начать осторожно говорить, словно боялся ляпнуть какую-нибудь глупость:
        - Слухай, Грацик, у меня первая жена…
        - Ты был женат? - изумился я. - Кто же так опростоволосился?
        Он кинул на меня раздраженный взгляд и продолжил вещать:
        - Она преподавательница в университете. То ли историей, то ли философией занимается…
        - А ты ее прекрасно знаешь, - иронично изрек я и удостоился уже почти сердитого взгляда Кота.
        - Так вот, она как-то упоминала имя Шломо… - осторожно закончил парень, и с вопросом в глазах посмотрел на меня.
        - Шломо - это хорошо, но было бы лучше если бы она упоминала Млошо, - проговорил я оживившись и, с нервным смешком, предположил: - Может они братья?
        Кот молча пожал плечами, словно давая понять, что теперь моя очередь родить что-то умное. Я принял своеобразную эстафету и начал крутить в голове оба имени, пока не бросил это дело. Похоже, что мы слишком тупы для этого квеста. Я механическим движением сорвал какой-то цветок с толстым стеблем и засунул его в рот, принявшись катать из стороны в сторону.
        - Так лучше думается? - спросил Кот, насмешливо глядя на меня, не забывая прикладываться к фляжке.
        - А тебе, так лучше думается? - ехидно сказал я, намекая на его возлияние.
        Он отрицательно покачал головой, но фляжку не убрал. Я же вытащил изо рта стебель и принялся выводить им на рыхлой почве имя Млошо, и тут, совершенно случайно, глядя на буквы, выведенные в земле, мне пришла в голову мысль, что Млошо - это анаграмма Шломо. Я сразу же сообщил о своем открытии Коту.
        - Отлично, - сказал он, беззаботно глядя в небо. - Кстати, жена еще говорила, что на каком-то там языке Шломо - это имя царя Соломона.
        Я пораженно уставился на него, а затем гневно выпалил:
        - Кот, ты балбес. Почему ты сразу не сказал об этом!
        - Ну, так я не знал, как присобачить Шломо к нашей ситуации, - встрепенулся парень, недовольно косясь на меня.
        - Теперь я знаю, какая птица нам нужна! - почти выкрикнул я и бросился бежать к тому дереву, где как помнил, висит ее клетка. Ловко вскочивший с земли Кот, помчался за мной.
        Как только я добрался до заветной птички, то стоя возле нее, захлебываясь воздухом, выпалил, узрев подбегающего парня:
        - Кот, ты знаешь, что это за птаха?
        Парень внимательно посмотрел на нее и медленно произнес:
        - Я тебе что, орнитолог? Ну, небольшая ярко окрашенная птица с длинным узким клювом и хохолком.
        - Это не хохолок! - восторженно выдал я и замолчал.
        - Ну, продолжай. Я, конечно, не умный, а очень умный, но все же пока не понимаю, к чему ты клонишь, - сказал парень.
        - Это корона, которую удодам в назидание оставил царь Соломон! Я не помню эту легенду дословно, но смысл ее в том, что удоды увидели у Соломона его величественную золотую корону и попросили себе такие же. Он решил выполнить их желание, и какой-то придворный ювелир состряпал для удодов маленькие золотые короны. Птички улетели, но через какое-то время вернулись и стали умолять Соломона, чтобы он снял с их голов эти короны, потому что они оказались слишком тяжелы для них. Тогда царь толкнул пламенную речь о том, что они повелись на блеск и сияние, совсем не подумав о том бремени, которое идет рука об руку с этими понятиями. В итоге, Соломон пожалел их и снял с них золотое бремя, а в назидание у этих птиц появились хохолки, символизирующие те самые короны.
        Я закончил свою речь и ликующим взглядом посмотрел на Кота, ожидая похвалы и заверений в находчивости. Парень же искоса посмотрел на меня и недоверчиво произнес:
        - Соломон так и сказал «повелись»?
        - Тьфу, на тебя, - сварливо буркнул я и открыл дверцу клетки.
        Птичка вылетела из нее, и задание обновилось, потребовав, чтобы я последовал за удодом, но проделать это оказалось не так-то просто, потому что сад Птиц исчез в мгновение ока и я с Котом, оказался стоящим на какой-то небольшой площади, изрытой ямами.
        Там где раньше была калитка, нас поджидала толпа ихтимов и они оказались не одни. Люди-амфибии вызвали ту самую тварь из щупалец, и она теперь зеленой пупырчатой горой возвышалась над ними, устрашая меня своим четыреста восьмым уровнем.
        Ихтимы увидели нас и стремительно побежали в нашу сторону, с совершенно однозначной целью. Тхарани тоже не стала прохлаждаться. Она отодвинула пару щупалец и на меня вылупились три глаза с квадратными зрачками. Я заглянул в два из них и постарался поработить ее. Уровень позволял мне это сделать, и все зависело от ее интеллекта, а судя по виду Тхарани - он, оно или она, интеллектуалом вряд ли являлась.
        Как я и ожидал, у меня получилось залезть к ней в голову, но в эту же секунду Тхарани повесила на меня, буду все-таки относить это существо к женскому роду, сильнейший дебафф «оцепенение». Я застыл не в силах пошевелиться и отдать Тхарани хоть какую-нибудь команду, хотя прекрасно видел все ее навыки и умения - грубо говоря, я был у нее в голове. Там мы и застыли глядя друг другу в глаза, пока ихтимы не отправили меня на точку. Отчаянно отбивающегося Помойного Кота они тоже туда спровадили. А птичка исчезла где-то среди домов Эдема.
        После того, как промелькнул миг темноты, я оказался на точке возрождения, лишившись одного уровня и своих новых штанов. В личке уже мигало сообщение от Кота. Он писал мне, что неплохо было бы пожертвовать на благо гильдии побольше золотишка, так как игроки, ходившие со мной в Эдем, потеряли по уровню и по одной шмотке, а лут оказался не очень-то и ценен. Я написал ему, что полностью разделяю его позицию и возмещу все потери, добавив, что завтра, тем же составом, хочу снова отправиться в Эдем. Надо ведь выручать Наташу, а один я туда не могу пойти по правилам этой локации - только вчетвером. Парень ответил, что с новым походом могут возникнуть проблемы - Вишенку и ЖаБыка придется уговаривать. Я написал, что накину им еще золота. Он сообщил, что постарается. На этом мы и порешили. Потом я хотел написать гному, попросить его купить мне новые портки, но мое внимание привлек блеск иконки с навыками. Откуда-то появился еще один, который назывался «шепот безумия» и к нему не прилагалось никакого описания. Что опять за чертовщина? Как я получил этот навык и что он дает? Догадок абсолютно никаких. Ладно,
потом, на свежую голову разберусь.
        Внезапно кто-то крикнул:
        - Грациано!
        Я повернул голов в сторону кричащего и увидел Нах-Наха, который быстро шел в мою сторону. Меня так и подмывало куда-нибудь смыться, но я все же дождался его, изобразив озабоченную рожу человека, который очень спешит.
        Парень подошел ко мне, протянул руку и быстро проговорил:
        - Здорова. Наслышан о тебе.
        - Привет, - выдавил я нехотя. - Тоже знаю о твоих подвигах.
        Я внимательно посмотрел на Четвертого, отметив то, что он был явно чем-то взволнован, хотя и пытался это скрыть.
        Парень не стал откладывать в долгий ящик причину своего интереса ко мне и немного нервно произнес:
        - Ты ведь ходил в сад Птиц?
        - Нет, - бросил я, внутренне напрягшись.
        - Не ври мне. Я слышал, что кричал Кот, - сказал Нах-Нах, опасно сузив глаза.
        - А я и не вру. Мы не дошли до него. Видишь, я без портков болтаю тут с тобой, - принялся юлить я.
        - Точно? Я куплю любую информацию об этом месте, - проговорил Четвертый, внимательно наблюдая за мной.
        - Если что-то появится, то я обязательно свяжусь с тобой, - солгал я, состряпав каменную рожу, дабы не дать Нах-Наху понять по моему лицу, что я многое знаю о саде Птиц.
        Неожиданно откуда-то из пустоты раздался отрывистый гнусавый шепот, наполненный пренебрежительными нотками:
        - Врет… врет…
        Я пораженно открыл рот, уверенный в том, что Четвертый вызвал какое-то невидимое существо, которое почувствовало мой обман.
        Парень же, глядя на меня, удивленно проговорил:
        - Что это с тобой? Такое ощущение, будто тебе сейчас кто-то штырь в одно место загнал.
        - Да так, ничего. Просто сообщение не очень приятное пришло, - выкрутился я, поняв, что Четвертый, похоже, не слышал этот мимолетный шепот или же сделал вид, что не слышал.
        Нах-Нах пару секунд пристально смотрел на меня, а потом вернулся к прерванной теме:
        - Знаешь, Грациано. У меня было время навести о тебе справки и благодаря им, я склонен думать, что у тебя есть какая-то инфа о саде Птиц, иначе ты бы не стал рисковать уровнем и шмотками, которые купил буквально только что. Туда ведь топы, вообще, не ходят - риск слишком велик. Может, я и утрирую, но если и ходят, то почти голые, а голым там далеко не уйдешь. Ты же со своими друзьями пошел туда в полном обмундировании. Значит, вы на что-то рассчитывали?
        - Ага, на удачу. Прогадали. Теперь стою тут без штанов. Они тоже шмоток лишились, - внушительно сказал я, подпустив в голос нотки раздражения и думая о том, что ведь Нах-Нах определенно разыщет Кота, Вишенку и Мистера ЖаБыка, и будет задавать им те же вопросы, что и мне. Надо скорее связаться с ними и придумать одинаковую легенду.
        Четвертый, тем временем, внезапно как-то весь поник, словно из него выдернули стержень, и дрогнувшим голос произнес:
        - Грациано, ты не понимаешь, что стоит на кону, - он огляделся, будто боялся, что нас могут подслушать. - Мне жизненно важно попасть в сад Птиц.
        - Он не врет… он не врет… - раздался тот же самый гнусавый шепот из пустоты.
        - Да что же это за херня?! - непроизвольно выпалил я, а затем быстро огляделся и никого не нашел, даже применив «Истинное око».
        - Еще одно неприятное сообщение? - удивленно спросил Четвертый, отшатнувшись от меня, словно от чумного.
        - Да, оно самое, - медленно сказал я, пристально глядя на него. Его ли это шутки? Вроде, нет. Смотрит на меня так, будто сомневается в здравости моего рассудка. Хороший актер или он, правда, ни при чем?
        Между тем Нах-Нах произнес, тщательно проговаривая каждое слово, словно я мог не понять его речь:
        - Мне очень важно попасть в сад Птиц.
        - С чего бы это? - спросил я, ожидая услышать шепот.
        - Я не могу тебе этого сказать. Просто поверь.
        Ага, как же, поверю я тебе. Я сам еще тот лицедей, который сейчас состряпал понимающую морду и проникновенно проговорил:
        - Ладно, уговорил. Если что-то будет, то я обязательно скажу тебе. Ну, за определенное вознаграждение, конечно.
        - Даешь слово?
        - Ты просто загляни в эти искренние глаза.
        Нах-Нах недоверчиво усмехнулся, и я направился прочь от него, набирая на ходу сообщение Коту, в котором просил его передать Вишенке и Мистеру ЖаБыку, что нас всех завалили возле статуи рыбака с гарпуном.
        Я бы так и ушел на этой ноте, если бы не услышал фразу Четвертого, брошенную мне в спину:
        - В нашем мире всё меньше такой дорогой метафизической субстанции - как искренность.
        Я резко остановился, словно врезался в невидимую стену. Его слова вызвали в моей памяти осенний вечер, который я провел в дорогом ресторане вместе с Наташей. Она тогда произнесла ровно те же слова, которые сейчас сказал Нах-Нах. Совпадение? Ох, не знаю… не знаю… уж больно они специфические.
        Я стремительно развернулся и почти подбежал к Нах-Наху, быстро проговорив:
        - Интересные слова. Сам придумал?
        - Нет, - произнес он, слегка опешив от моей реакции и, может быть, поэтому, не увиливая, добавил: - Ну, моя девушка так пару раз говорила. Вот и пришло на ум.
        - Слушай, - проговорил я, ощущая, как вмиг пересохло горло. - А как зовут твою девушку?
        - Это не твое дело, - огрызнулся он, вовремя проглотив слово «собачье».
        - Ты прав, ты прав, - заторможено обронил я, неосознанно подражая шепоту и пребывая в глубоких раздумьях.
        Нах-Нах странно посмотрел на меня, а затем наклонился к моему уху и прошептал:
        - Грациано, у тебя какое-то психическое расстройство? Ты ведь дружен со Стариком МакЛаудом, а он, поговаривают, слегка того… Может, вы на этой почве сошлись?
        - Старик не того… Старик не того…
        Я уже вполне адекватно отреагировал на таинственный голос, окончательно поняв, что Нах-Нах не слышит его, а следовательно он не имеет к нему отношения - значит, шепот из пустоты как-то связан со мной. Внезапно я уяснил, в чем дело. Блин, вот я дебил, мог бы и сразу догадаться, что это проявление навыка - «шепот безумия». Выходит, что он так работает? Избирательно чувствует чью-то ложь, в том числе и мою? И, видимо, умеет не только это - вон про Старика МакЛауда что-то лепетал… Может быть, этот навык поможет мне развеять те подозрения, которые у меня возникли в отношении Наташи?
        Я натянул на свое лицо приклеенную улыбку и проговорил:
        - Что ты там говорил о деньгах? Инфы у меня нет, но может, объединим усилия? Вместе мы намного сильнее, чем порознь.
        - Я не против, но то, что мы сумеем получить в саду - все мое. Остальной лут меня не интересует, - встрепенулся парень, опасливо глядя на меня.
        - Сколько заплатишь?
        Он назвал сумму и я сделал вид, что задумался, а потом немного жадно произнес:
        - Надо бы еще накинуть. Опасное место. Вспомни свои слова о топах.
        - Еще десять процентов от суммы? - предложил Нах-Нах, весьма щедрые условия.
        - Интересно, интересно, - произнес я, глядя себе под ноги. - Туда ведь надолго идти надо. Баба-то твоя отпустит?
        Четвертый вздрогнул всем телом, будто я ткнул ему в грудь раскаленной иглой, а затем произнес, тщательно скрывая муку в голосе:
        - Отпустит.
        - Это хорошо. Я вот свою Наташу в кулаке держу - прямо с тех самых пор как познакомился с ней.
        - Наташу? - переспросил Нах-Нах, чуть дернув бровью.
        - Да. Клевая баба. Вот только играет редко. А у твоей, капсула есть?
        - Да, конечно, - сказал парень улыбнувшись.
        - Врет… врет… - прошептал навык, выдав ложь Четвертого.
        Я с трудом сдержал горький стон. Неужели все-таки речь идет об одном и том же человеке? «Шепот безумия» подсказал, что у девушки Четвертого нет капсулы - нонсенс в наше время, если только она не относится к трем людям из десяти, у которых нет капсулы, потому что они: либо бедны, либо стары и им почти нет дела до игр. Я с трудом верю, что девушка Нах-Наха принадлежит к одной из этих категорий.
        А может навык ошибается? Вряд ли, конечно. Судя по всему, он считывает информацию прямо из мозга игрока, лежащего в капсуле. Такое вообще не запрещено?
        Тем временем Нах-Нах быстро проговорил:
        - Все Грациано, достаточно глупых вопросов! Через час идем в Эдем. Купи пока себе новые штаны. Ты меня слышишь?
        Парень пристально смотрел на меня, скаля зубы, а я, словно не замечал его, вспоминая, как уже однажды заподозрил Наташу в измене. А что если она крутит с Нах-Нахом и со мной? Нет, бред сивой кобылы. Такого просто не может быть. Два топовых игрока и одна девушка, которая совсем не интересуется Утопией? Вероятность такого события практически равняется нулю, если, конечно, Наташа, не специально замутила с нами… Да и как бы она выяснили, что мы оба топы из Утопии? Где и когда?
        - Санаторий, - изумленно выдавил я, не совладав с эмоциями.
        - Не врет… не врет…
        Нах-Нах недовольно посмотрел на меня и, скрывая нетерпение, произнес:
        - Грациано, какой санаторий?! Ты чего опять плетешь?!
        - Да так, вспомнилось, как я в санатории отдыхал.
        - Ну и что? Я тоже бывал в санатории. Как это связано с тем, что нам через час идти в Эдем?
        - Бывал… бывал…
        - Знаешь, друг, иди-ка ты без меня, - быстро сказал я и нажал логаут, оставив Четвертого с удивленно вытянувшимся лицом.
        После секундной темноты, я выскочил из капсулы и бросился искать телефон. Он лежал там же, где я всегда оставлял его. Я схватил гаджет, через интернет нашел номер телефона того санатория, в котором познакомился с Наташей, а затем вопреки словам девушки, набрал номер ее работы.
        Спустя несколько гудков мне ответил приятный женский голос:
        - Здравствуйте. Это сана…
        - Здравствуйте, - чуть ли не рявкнул я в телефон, не дав договорить сотруднице. - Вы бы не могли мне помочь?
        - Да, конечно. Что вас интересует?
        - Знаете, я разыскиваю одного человека, который мне сильно помог и я бы хотел его отблагодарить, но вот незадача - я о нем практически ничего не знаю. Единственное, что мне известно, так это то, что он отдыхал у вас в санатории и что он заядлый геймер.
        - Молодой человек, у нас бывает много людей, подходящих под ваше описание. Какая хоть у него внешность?
        - Я не знаю, но он там подружился с вашей медсестрой, которую зовут Наташа… - я принялся описывать внешность девушки, ожидая услышать то, что это тоже мало чем может помочь, но никаких других зацепок у меня просто не было.
        - Так…- растерянно послышалось в телефоне, когда я обрисовал Наташу.
        Ну, все ясно. Ладно, если я все равно подставился перед похитителями, то заодно хоть узнаю, как отреагировало руководство девушки на то, что она не появилась на работе.
        - Кстати, когда смена у этой Наташи?
        Женский голос все так же растерянно проговорил:
        - Вы знаете, молодой человек, а у нас никогда не работала такая девушка…
        - Как это? Этим летом она там была!
        - Я здесь уже второй год и точно знаю, кто работал, а кто нет, - недовольно отрезала женщина.
        - Слушайте, слушайте, а вот эту девушку знаете… - я описал ей внешность той медсестры, у которой вымолил номер телефона Наташи.
        - Нет, ее я тоже не знаю. Вы вообще туда попали?
        Я сбросил вызов и удостоверился в том, что действительно позвонил в тот самый санаторий, где был в конце этого лета.
        Что происходит? Я вообще ничего не понимаю. Выходит, что Наташа не работает в санатории, но когда она там была, то представилась мне сотрудницей сего учреждения. Вторая медсестра, у которой я вымолил номер девушки, тоже там не работает. Но когда я их видел там, то одеты они обе были соответственно своим «должностям» и вели себя так же. Зачем им было строить из себя медсестер? И чем тогда на самом деле занимается Наташа?
        Охренеть… Что же происходит? Теперь ее похищение выглядит еще более странно. Как и то, что она, возможно, встречается сразу с двумя топовыми игроками Утопии. Ее связь с Нах-Нахом кажется мне уже не просто фантазией ревнивого разума, а чуть ли не реальностью - уж слишком много совпадений: у девушки Четвертого нет капсулы, он дословно повторяет ее цитату об искренности, его просто распирает от желания попасть именно в сад Птиц, куда топы вообще ни ногой. Кстати, последний пунктик намекает на то, что ему, как и мне, подбросили накопитель с видео - из чего следует, что похитители узнали об игре Наташи на два фронта? Какая-то ерунда выходит. Вот они ее схватили, увезли в какой-то подвал, распаковали и начали объяснять ситуацию, после чего приступили к съемке ролика. А она такая: постойте ребята у меня же есть еще один олень! Он тоже топ. Его зовут Нах-Нах. Чего вы ржете! Нормальный ник.
        Странно, не правда ли? Очень похоже на мистификацию. Я уже начал подозревать, что никакого похищения не было, а Наташа сама все это подстроила. Только вот зачем?
        Вдруг я услышал знакомый гнусавый шепот:
        - Подстроила… подстроила…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к