Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.

Сохранить .
Первые шаги Евгений Валерьевич Решетов
        Одаренный #1
        Итак, в этом мире в мегаполисе можно встретить орков, людей, гномов и эльфов. Россией же правят кланы, состоящие из родов. Кстати, членом одного из них был мой отец, но его исключили из рода и вскоре он погиб при загадочных обстоятельствах.
        Но кланы тут ни при чём, хотя дядя потом и стал моим врагом. Здесь дело в другом… Нечисть. Она существует. Как существует и живое оружие, и сверхъестественные способности, коими мне, вчерашнему подростку, надо овладеть. Ведь мне было обещано, что я не переживу своё восемнадцатилетие и отнюдь не из-за похмелья…
        Евгений Решетов
        Первые шаги
        ЧАСТЬ I
        Глава 1

* * *
        - Здесь часто люди пропадают. Да, Вась? Вась? Вась?! Вася!!!
        Над Москвой царил поздний летний вечер. В окно квартиры, расположенной в доме недалеко от проспекта Энтузиастов, проникал электрический свет уличных фонарей, неоновые отблески вывесок и немного лунного сияния.
        Я же, раздвинув серые однотонные занавески, уже второй час пристально наблюдал за дверью бара «Небеса», который находился через дорогу. Мимо него шли люди, выбравшиеся из метро, мелькали доставщики еды, в основном юные орки, а несколько гномов, несмотря на позднее время, занимались внутренней отделкой соседнего с баром помещения, которое из магазина переоборудовали в кафе.
        Мда… я бы сейчас пожевал чего-нибудь.
        Мой взгляд отлип от двери и обратился к стройной девятнадцатилетней эльфийке в лёгком бежевом комбинезоне и белых кроссовках на платформе. Она так же, как и я, наблюдала за баром и от волнения покусывала тонкую нижнюю губу, словно хотела сожрать весь покрывающий её розовый блеск.
        Глядя на девушку, я с тяжёлым вздохом произнёс, погладив себя по впалому животу, скрытому чёрной футболкой:
        - Ленок, а может сварганишь чего-нибудь перекусить? Растущий организм требует еды.
        - Сколько раз тебе повторять! Я не Ленок, а Ленаэль из рода Эльдан! - огрызнулась та музыкальным голосом, тряхнув гривой золотистых волос, которые скрывали заострённые ушки, и возмущённо уставилась на меня светло-голубыми глазками, обрамленными пушистыми ресницами. - Да и вообще, где это видано, чтобы чистокровная эльфийка организовывала ужин полукровке?
        - Я квартерон, - сухо напомнил я, давно привыкнув к тому, что в нашем обществе нечистокровные - это даже не второй сорт, а третий.
        Из-за того, что я на четверть эльф, а на остальные семьдесят пять процентов человек, меня недолюбливали и люди, и остроухие. Последние вообще не любили никого, кроме себе подобных, а таких, как я, считали ублюдками и выродками. Хотя смазливые эльфы были совсем не прочь обрюхатить наивных дурочек из числа людей, гномов и орков. Вот и моя почившая мать была плодом подобной недолгой «любви».
        Тем временем Ленка провела узкой ладошкой по симпатичному, немного измождённому недосыпом лицу с аккуратным носиком и чётко очерченными светлыми бровками, и проговорила, сбавив обороты:
        - Ладно, я вспылила. Сама же тебя сюда позвала. Сейчас чего-нибудь принесу из кухни, - и, будто оправдываясь, добавила: - Бабка эта, хозяйка, вывела меня из себя своими презрительными взглядами, когда мы квартиру снимали на ночь. Она теперь думает, что я элитная проститутка, а ты мой клиент, решивший потерять девственность.
        - А может она думает, что это я проститут? - усмехнулся я, подмигнув ей левым глазом.
        - Да ты и бесплатно никому не нужен, - насмешливо бросила девушка и поправила рукой волосы, благодаря чему я увидел небольшую татуировку на внутренней стороне запястья. Там красовался тюльпан - символ клана «Белый Тюльпан», в который входило несколько мелких эльфийских родов, кои мало на что претендовали.
        Меж тем Ленка исчезла в кухне, а я недовольно хмыкнул и глянул в овальное настенное зеркало. И чего это я никому не нужен? Я вполне себе хорош собой, хотя и худоват, да и прыщ на лбу выскочил. Но я высокий, почти метр восемьдесят, жилистый, и с приятным худощавым лицом, на котором был полностью сбрит юношеский пушок. Да и глаза у меня весьма интересные - светло-карие и такие большие, словно мне снова довелось увидеть грудь шестого размера, как у той цаци в макдаке.
        Короче, Ленка неправа. Я очень даже ничего. И придя к подобным выводам, я пригладил рукой короткостриженые волосы пшеничного цвета и услышал, как из кухни донёсся звон упавшей посуды.
        Мой рот тотчас не сумел сдержать ехидную фразу:
        - Ленка, ты жива?! Забыл тебя предупредить, что кухня опасное место для тех, кто там впервые.
        - Всё со мной в порядке! - долетело до меня её бурчание.
        - Вот ничего тебя не берёт. Заговорённая, что ли? - задумчиво изрёк я, широко осклабившись.
        - С такими шутками у тебя явно нет друзей, - презрительно заметила Ленка, выходя из кухни с бутылкой пива «Жигулёвское» и пачкой чипсов «Русская картошка». - Классический изгой. А ведь тебе сколько лет? Напомни. Семнадцать? Восемнадцать?
        - Чей-то у меня нет друзей? - возмутился я, взяв из рук девушки «ужин». - У меня есть кот. Мы с ним часто болтаем на разные темы. И я его даже в карты научил играть.
        - Ого, какой он умный, - притворно изумилась она.
        - Да не. Я его постоянно обыгрываю.
        - Слушай, Матвей, - картинно озабоченно начала эльфийка, поглядывая в окно на двери бара. - У меня есть хороший знакомый психиатр. Ты бы сходил к нему. Правда, он берёт много… - закончила девушка и скользнула пренебрежительным взглядом по моим простым шмоткам: футболке с принтом Король и Шут, синим джинсам и кроссовкам абибас.
        - И чего ты так смотришь на меня? - недружелюбно бросил я, нахмурив брови и почесав кончик прямого носа. - Свет как-то так упал, что я стал похож на Бреда Питта? То есть, подурнел?
        - И зачем я позвала тебя? - выдохнула Ленка, сокрушённо покачав головой.
        - Затем, что только я поверил в твой бред сивой кобылы, - желчно напомнил я и победно отпил из бутылки с пивом.
        Девушка фыркнула и отвернулась к окну, показывая, что диалог на этом закончен.
        Я же вспомнил, как неделю назад познакомился с ней в баре «Ночь», где отирались разные личности, верящие во всякую фантастическую чушь, вроде гремлинов, драконов, домовых, честных политиков и прочих оборотней. Там Ленка с пеной на губах пьяным голосом убеждала пару молодчиков из клана «Серой Луны» в том, что она видела настоящего вампира и теперь охотится за ним из-за того, что тот «выпил» её младшую сестру.
        Ребята с восторгом слушали девушку, но по большей части потому что мечта почти любого парня-человека - переспать с эльфийкой. Но в тот раз никому из них ничего не обломилось, а я умудрился обменяться номерами телефонов с Ленкой. У меня были свои резоны хотя бы отчасти поверить в слова эльфийки. И уже на следующий день мы созвонились, потом пару раз встретились, и в итоге остроухая пригласила меня с собой на очередную засаду. По её словам, в баре «Небеса» частенько пропадали девушки с примесью эльфийской крови. Они исчезали примерно раз в три недели. А милиция почему-то ничего не делала или это мы только так думали, что она ничего не делала. Ведь как минимум у ментов был фоторобот предполагаемого преступника, с которым уходили пропавшие девушки. Имелся этот фоторобот и у Ленки, которая каким-то образом добыла его, как и всю прочую инфу. Сейчас фоторобот лежал на пластиковом подоконнике и смотрел на нас чёрно-белыми глазами. И если судить по наглой ушастой роже преступника, то он был эльфом или имел примесь соответствующей крови.
        И вот каковы были наши шансы выследить его? По мне, так минимальные. Но именно в тот день, в районе одиннадцати часов вечера, из бара «Небеса» вышел похожий экземпляр. И он был в обнимку с пьяной девицей, которая непрестанно хохотала тем смехом, что похож на перезвон колокольчиков.
        Я первым увидел парочку и тут же выдохнул, ткнув пальцем в окно:
        - Вон он!
        - Тыкать пальцем - некультурно, - сухо заметила эльфийка и взволнованно добавила, глядя на дуэт, двинувшийся к блестящей, чёрной Ауди А6: - Парень вроде похож на того с фоторобота.
        - Ага. И девка полукровка, - согласился я и вдруг ощутил дрожь, которая пробежала по телу и отдалась покалыванием в пальцах. - Ленка, мы обязаны проследить за ними!
        - Да я и не против, - произнесла девушка, изумлённо глядя на то, как у меня подрагивают руки, и даже забыла напомнить, что она не Ленка.
        - Вот и хорошо! - выпалил я и рванул к входной двери.
        Ну не объяснять же эльфийке то, что у меня есть некая способность, которую я называю «шестое чувство». Эта способность порой подсказывала мне, как поступить, и работала независимо от моего желания. Да, звучит весьма странно. Но эта «чуйка» у меня действительно имелась, и я привык доверять ей. Правда, пути шестого чувства были ещё более неисповедимы, чем господни и всё больше вели окольными путями через огороды. Да и откуда у меня появилась эта способность - я тоже не знал. Но я точно знал, когда она пробудилась. В ту самую злосчастную ночь, ставшую роковой для моих родителей…
        Между тем я выбежал из квартиры в тёмный подъезд, где попахивало мочой, и начал прыгать вниз по лестнице.
        Квартира находилась на втором этаже, так что путь по ступенькам не занял у меня много времени. Уже через пару десятков секунд я вылетел на немноголюдную улицу, а спустя ещё несколько мгновений из подъезда следом за мной выметнулась злая эльфийка, которая яростно протараторила, глядя на свой палец, заимевший небольшую кровоточащую царапину:
        - Проклятые перила! Я бы выразилась покрепче, но воспитание не позволяет. Явно косорукие гномы делали!
        - Ого какая рана! - притворно ужаснулся я. - У моего соседа такое было - через день схоронили. Он тоже на гномов наезжал.
        - Ты один из самых противных разумных, которых я знаю. Колючий, ехидный. На ежа похож.
        - Спасибо. После таких слов сразу на душе как-то приятнее стало, - усмехаясь, выпалил я и поспешно сел за руль припаркованной возле бордюра лады девяносто девятой модели.
        - Ну и колымага… - протянула эльфийка, прыгнув на переднее пассажирское сиденье и с омерзением рассматривая потёртый салон и чуток потрескавшуюся панель, с которой грустно смотрели покрытые пылью иконки святых. - Тут, наверное, обитают все возможные вирусы и несколько невозможных.
        - Ага. И после того, как ты села в мою ласточку, в ней прибавился ещё один вирус, - весело заявил я, крутанув руль и надавив на педаль газа.
        Авто выскочило на правую полосу, а ауди уже стояла на светофоре в пяти машинах впереди нас, прямо за «Нивой». И когда загорелся зелёный свет - началось преследование.
        - Да иди ты, - фыркнула девушка и сосредоточенно глянула на свой порез. Он через мгновение стал затягиваться, и уже спустя миг ничего не напоминало о том, как бессовестно поступили перила с Ленкой.
        Жаль, что только чистокровные эльфы были способны на такие фокусы. Они умели управлять энергией жизни, что позволяло им залечивать простенькие раны, снимать головную боль, немного помогать погибающим растениям и животным. Ничего сверхординарного, но все остальные расы завидовали им, а уж те разумные, кто люто страдал с похмелья, так и вовсе - ненавидели.
        Возможно, именно из-за этой способности эльфов тянуло в медицину и к природе. Они в основном селились вокруг парков в таунхаусах, где жили в уединении. А вот гномы наоборот - проживали большими семьями в многоквартирных домах. Ну а орки, люди и разнообразные метисы селились там, где придётся. У них не было особых предпочтений.
        И раз уж пошла такая пьянка, то скажу, что все расы жили примерно одинаковое количество лет - в среднем около семидесяти пяти, ну, это в крупных городах, а в провинции - как повезёт. Эльфы, правда, всё-таки чуть дольше коптили небеса - до восьмидесяти пяти. Плюс ещё один повод ненавидеть их.
        Население же имело следующие пропорции: около 30 % - люди, 10 % - эльфы, а орков, гномов и полукровок примерно было по 20 %. Да и в правительстве царило такое же разнообразие. Взять хотя бы Совет Тринадцати, который правил страной. В него входило по три клана эльфов, гномов и орков и четыре клана людей, так как они были наиболее многочисленны.
        А что касается того количества разумных, которые состояли в кланах, то их насчитывалось где-то процентов двадцать от общего числа населения и все они были чистокровными. Так что мне путь в клан был закрыт, хотя мой батя и являлся выходцем из прославленного рода Разумовских.
        Между тем преследуемая нами ауди покаталась по залитой светом ночной столице и двинулась по кварталу высоток. Последние облюбовали гномы, которые отличались от людей лишь тем, что были ниже ростом, в среднем метр семьдесят, чуть шире в плечах, более волосатыми и имели грубоватые черты лица.
        Ну а вскоре авто возможного преступника-вампира добралось до Калитниковского пруда, окружённого таунхаусами эльфов. Тут тачка прошуршала колёсами по безлюдной улице, стиснутой рядами высоких тополей, и остановилась возле зелёной лужайки одного из домов.
        Я же припарковал «девяносто девятую» в сотне метров позади машины эльфа, на повороте, и принялся наблюдать за тем, что будет происходить дальше. А дела меж тем начали набирать обороты. Из таунхауса с тёмными окнами вышел двухметровый, серокожий лысый орк в спортивном костюме. Он посмотрел по сторонам маленькими глазками, спрятавшимися под массивными надбровными дугами, потянул приплюснутым носом, которого почти касались выступающие изо рта нижние клыки, а потом торопливо подскочил к машине, из коей уже выбрался остроухий. И вместе они достали из тачки бесчувственную девушку, после чего исчезли в доме.
        Посмотрев на хлопнувшую входную дверь, я протянул, почесав затылок:
        - Дела-а-а. Вызовем милицию?
        - Милиции не стоит доверять. Если там реально вампир, то он уйдёт от возмездия, - прошипела эльфийка и решительно достала «макар» из кармана комбинезона.
        - Охренеть! - присвистнул я, вытаращив глаза. - Ты таскаешь с собой ствол?
        - А ты ездишь без прав, - парировала она, выйдя из машины.
        - Несколько тысяч рублей - мои права. Сама знаешь, где живём, - буркнул я и выскочил из тачки следом за ней. - Да погоди ты. Куда рванула? Там не распродажа, а вероятный преступник!
        Но Ленка будто не слышала меня. Она побежала по выложенным булыжниками дорожкам, стараясь не попадать в свет фонарных столбов и держась в тени домов, многие из которых уже погрузились в сон. Время-то было недетское.
        Я чертыхнулся и, пригибаясь, помчался за ней, глядя на столбы. Хорошо хоть здесь не было камер видеонаблюдения, а то пошла мода на них. В центре города уже стали вешать. Вот мне как-то ночью приспичило по-большому недалеко от Арбата, а вокруг камеры и нет платных туалетов, да и менты оказались бдительными. В общем, задержали меня в одном из дворов в песочнице под «грибком». Неприятная была история. А нынешние приключения обещали быть не менее запоминающимися.
        Ленка в это время уже перепрыгнула небольшой дощатый заборчик, подскочила к двери того таунхауса, в котором исчезла троица, и подёргала ручку. Та не поддалась. Тогда она что-то яростно прошипела и подбежала к окну первого этажа. Оно оказалось новомодным, пластиковым, а с той стороны висели плотные шторы. Девица посмотрела в окно и, затаив дыхание, прислушалась. Я тоже навострил уши, пытаясь хоть что-то услышать. Но из дома не доносилось ни звука, а все окна были безжизненно черны.
        Спустя десяток секунд эльфийка протараторила, сделав пару шагов назад и разглядывая дом, который тремя стенами примыкал к соседним таунхаусам, оставляя на обозрение лишь фасад:
        - На балкон не залезть - высоко, а дом не обойти.
        - Есть проверенный способ, - выдохнул я и, не мешкая, ударил локтем в окно возле ручки.
        По прозрачному пластику пошли трещины. Мне пришлось ещё раз использовать локоть, чтобы пробить дыру и повернуть ручку. Дальше я открыл окно, ловко вскочил на подоконник и медленно раздвинул шторы. Перед моими глазами предстала пустая кухня, освещаемая лишь струйкой лунного и звёздного света. Здесь мерно работал импортный холодильник, тикали настенные часы и ничто не напоминало логово маньяка, насильника или вампира.
        Я спустился с подоконника и приглашающе махнул рукой эльфийке. Та золотой птичкой влетела в кухню и сразу же направилась к закрытой межкомнатной двери. Но я схватил её за плечо и сам подошёл к двери, услышав недовольное девичье бурчанье. Кажись, Ленку больше возмутило то, что я коснулся её без разрешения. Хреново эльфийское воспитание. Ну, ничего, пусть потерпит.
        Неопределённо хмыкнув, я дрожащей от волнения рукой отворил дверь и узрел тёмную комнату, в которой проступали силуэты мебели, и больше ничего нельзя было разобрать. Мне пришло врубить фонарик на телефоне-раскладушке. Луч света тотчас разогнал тьму пустой гостиной, позволив нам увидеть овальный столик, угловой диван и большую ЖК-панель, которая висела на стене со спокойными бежевыми обоями.
        - Где же они? - прошептал я, чувствуя холодок, гуляющий вдоль позвоночника.
        - Надо искать, - выдохнула мне в шею Ленка. - Тут явно что-то нечисто.
        - А может и чисто, - не согласился я, двинувшись по пушистому ковру, скрадывающему звуки шагов. - Возможно, ребята просто захотели поразвлечься с пьяной девицей.
        - Ты сам настоял на том, чтобы мы сюда приехали, - напомнила эльфийка.
        Крыть мне было нечем, так что я захлопнул рот и продолжил исследовать дом, вздрагивая от любого шороха или скрипа. Попутно я думал, что если нас поймают, то предъявят за проникновение со взломом. Ленку-то отмажут состоятельные родовитые родители, а вот мне придётся несладко. Кому нужен сирота? В общем-то, у меня есть родственники, но лучше бы их не было…
        Внезапно до меня долетели приглушённые стоны, которые доносились из-за неприметной двери в углу комнаты на первом этаже.
        Эльфийка тоже услышала звуки и задумчиво пробормотала:
        - Вроде бы не похоже на секс.
        - Угу. Во время секса обычно говорят: нет, Ленка, отстань, ты не в моём вкусе… Ай!
        Девица дала мне подзатыльник и горячо прошипела рассерженной кошкой:
        - Ты всё зубоскалишь, а ведь в этом доме может быть убийца моей сестры!
        - Ладно, ладно, - чуток пристыженно выдал я, медленно приоткрывая дверь, из-за которой шли звуки.
        Стоны усилились и к ним прибавилось пьяное бормотание, перемежаемое двумя мужскими голосами: один был высоким, а другой наоборот - низким, рыкающим.
        Так, троица в подвале. А в последний вела узкая лестница, по обеим сторонам коей красовались панели из лакированного дерева.
        Я решительно вырубил фонарик, и наш дуэт стал предельно осторожно спускаться по ступеням, видя впереди отблески живого пламени, которые дотягивались до ближайшей к нам стены подвала, обложенного булыжниками.
        В воздухе же с каждым шагом нарастал запах трав и воска. Неужели мы наткнулись на каких-то сектантов? Кто такие эти эльф и орк? Иллюминаты грёбаные? Сатанисты? Ну, скоро узнаем.
        Глава 2
        Мы осторожно спустились по лестнице и выглянули из-за стены, стараясь даже дышать через раз, чтобы нас не заметили.
        Небольшой подвал освещали свечи, которые стояли между колбами и мензурками, расположившимися на стальных полках, приделанных к стенам. А посередине помещения разместился массивный прямоугольный стол с резными ножками. На нем в позе звезды лежала полностью обнажённая девушка. Её конечности были заключены в сверкающие металлом кандалы, крепящиеся болтами к крышке стола. Волосы девицы разметались вокруг головы, мутные глаза призывно смотрели на эльфа в расшитой серебряными нитями чёрной атласной мантии, а из её рта вылетали пьяные крики, призывающие «малыша» скорее начать. Сам же остроухий стоял возле стола, а орк серой глыбой топтался подле него, пожирая жадным взглядом оголённое девичье тело. Мне показалось, что из уголка его рта стекает струйка слюны.
        Вдруг орк прорычал, вытерев толстые губы внешней стороной широкой ладони, продемонстрировав чистую от клановой татуировки кожу:
        - Красивая. Она будто взяла лучшее от людей и эльфов.
        - Ага. Жаль только, что в ублюдках-полукровках мало силы, а в людях, орках и гномах её вообще практически нет, - посетовал эльф, глядя сверкающими краснотой глазами на изгибающуюся девушку. - Придётся выпить ещё десяток таких, чтобы увеличить личную силу.
        - Может, не надо её убивать? - робко спросил гигант, явно побаиваясь хилого остроухого, которому на вид было лет двадцать пять.
        - Надо. Нужна смертельная рана, - отрезал разумный и сделал несколько глотков из полулитровой пузатой баночки, а затем широко открыл рот и вонзил в шею девушки длинные верхние клыки. Параллельно он без особых усилий погрузил под левую девичью грудь скрюченные пальцы с двухсантиметровыми серыми ногтями.
        Полукровка истошно завизжала, пытаясь вырваться из кандалов, и к её наполненному болью визгу присоединились ещё два: мой и Ленкин. А спустя мгновение в полуметре от моей головы грохнул выстрел «макара». У меня аж в ушах зазвенело.
        Пуля же выбила каменную крошку из противоположной стены подвала, безвредно пролетев в метре от вампира. А тот резко оторвал губы от шеи захрипевшей девушки, посмотрел на нас красными глазами и облизал длинным тёмно-серым языком окровавленные губы.
        Мне его плотоядный взгляд категорически не понравился, и я заорал, схватив эльфийку за воротник комбинезона:
        - Валим отсюда! Он настоящий вампир! Они существуют! Бежим!
        - Так я же и охотилась на вампира! - протараторила Ленка, находясь в лёгком шоке, но всё-таки побежала следом за мной по ступеням.
        Мы выскочили из подвала в темноту комнаты, а позади нас громыхали шаги орка, под которым истошно трещала лестница. И нам бы следовало незамедлительно рвануть в сторону кухни, но Ленка, словно в дешёвом фильме ужасов, обо что-то споткнулась и упала, схватившись за занавески. Багет не выдержал такого надругательства и вылетел из креплений, грохнувшись на эльфийку вместе с занавесками. Та затрепыхалась в них, точно птичка, попавшая в силки, и истерично заорала:
        - Матвей, убей его! Убей!
        - Да ты видела, какой он бульдозер?! Тут гаубица нужна! - проорал я, метнувшись к девушке и со страхом косясь на орка, который с разгневанным лицом выбрался из подвала, кое-как протиснувшись в дверь. - И ещё он урод! Ему терять нечего, а я-то красавчик!
        - Ты кого назвал уродом, молокосос?! - громыхнул гигант, хрустнув бычьей шеей, и ринулся на меня, немного нагнув голову, будто носорог.
        - Ой, простите! В темноте не углядел вашу красоту неземную! - заголосил я, схватил со стола какую-то книгу и метнул её в орка. Она попала ему точно в глаз, ещё раз доказав, что книги портят зрение. Вот только серокожий не прекратил свой бег. Он лишь яростно мотнул башкой, протягивая ко мне руки.
        Тогда я решил метнуться в дальний угол комнаты, чтобы избежать встречи с орком. Но тут мне на глаза попался «макар», сиротливо лежащий на ковре в пятне серебристого лунного света, который лился из окна.
        Я сайгаком прыгнул к оружию, оброненному Ленкой, схватил его и начал лихорадочно стрелять в орка, яростно крича:
        - Сдохни Годзилла чёртова! Выкидыш мамонта!
        Тот послушался меня - остановился, точно налетел на невидимую стену, зашатался, неверяще глядя на кровь, которая толчками стала выплёскиваться из трёх пулевых отверстий, а потом его колени подломились и он с грохотом упал на пол. Тотчас подпрыгнула вся мебель в комнате, а где-то в США система ПВО уловила звук выпущенной межконтинентальной баллистической ракеты.
        Я же облегчённо выпустил воздух изо рта, хотя если бы орк не погиб, то мог бы воспользоваться и другим отверстием.
        Но радоваться, конечно, было преждевременно, так как из подвала выскочил вампир. Он двигался гораздо быстрее обычного разумного и явно прекрасно видел в темноте. Остроухий мигом заметил меня, застывшего с разряженным «макаром», и с широкой улыбкой почти пропел, посмотрев на эльфийку, которая наконец-то выпуталась из занавесок:
        - О, как мило, что вы заглянули ко мне и дождались. Ваша кровь порадует меня на ужин. Особенно твоя, милая девочка.
        - Я ничего не видела… я ничего не видела. Отпустите нас. Мой отец заплатит, - запричитала она дрожащим голосом, даже не пытаясь встать с пола.
        Я же закатил глаза и принялся ощупывать воздух, параллельно ворча и двигаясь к кухне:
        - Дик, ты где, ленивая собака? Что ты за поводырь такой? А если я опять зайду в чужой дом?
        - Аха-х-ха, - залился искренним смехом эльф, запрокидывая голову, увенчанную длинными серебристыми волосами. - Хорошая попытка. Люблю весёлых людей. Их кровь, как игристое шампанское. Может, я бы и отпустил тебя, но ты убил моего слугу, а такое карается только смертью.
        - Ну чего ты прошлое ворошишь? - пробурчал я, перестав разыгрывать из себя слепого.
        - О, так ты уже прозрел? Кажется, я хороший врачеватель, - по старомодному выразился вампир и достал из кармана мантии вполне современный револьвер.
        Как только я увидел оружие, то сразу же засунул бесполезный «макар» в карман и в три прыжка оказаться в кухне возле столешницы, на которой стояли две кастрюли, парочка тарелок и увесистая сковорода. И именно в этот миг шестое чувство взвыло дурным голосом, предупреждая меня об опасности. Я, действуя на каком-то внутреннем автопилоте, схватил сковороду, развернулся и выставил её перед собой. В дно тут же ударила пуля и срикошетила в сторону, не сумев пробить материал сковороды. А я через долю секунды метнулся за стену, отделяющую кухню от гостиной, и жарко поцеловал сковороду, мимоходом прочитав на ручке «Tefal». Кажись, тефаль действительно думает о нас.
        Но что делать дальше? Мне как-то не хочется умирать после того, как я спасся таким чудесным образом. Может, попробовать договориться с вампиром? Твою мать, с вампиром! Они реально существуют! Я бы больше поверил в честных ментов, но всё ж таки кровосос в соседней комнате! И он медленно, словно играясь, идёт к кухне, заставляя меня чувствовать себя котом Шрёдингера - я вроде бы и жив, но как бы уже и немножко мёртв.
        - Эй, господин вампир, а может, вы нас отпустите? - проблеял я, пытаясь унять нервную дрожь. - Мы никому ничего не расскажем. Честное пионерское… или гимназистское… Ну когда там у вас была молодость? Вы ведь живете дольше обычных людей? Легенды правдивы? А к чесночку и серебру вы как? Не нравится?
        - Ну, почему же, - охотно ответил наслаждающийся ситуацией остроухий, который явно был удивлён моим неординарным спасением. - Серебро мне импонирует. Хороший металл. А вот чеснок - не приемлю, но чисто из-за гастрономических предпочтений. После него изо рта дурно пахнет. А что касается продолжительности жизни, то она, действительно, длиннее, чем у прочих разумных.
        - А кровь вам зачем? - спросил я, прикидывая, смогу ли добежать до открытого окна и выпрыгнуть на улицу. - Чтобы продлить жизнь или просто со скуки балуетесь? У меня один знакомый стал сатанистом, потому что ему нечем было заняться в пятницу вечером.
        - Скука есть одна из принадлежностей мыслящего существа. Так говорил Александр Сергеевич Пушкин. Вы должны были слышать о нём, так как, судя по вашему возрасту, школу закончили недавно, - нравоучительно заметил упырюга и неожиданно ответил на мой вопрос о крови: - Для продления жизни подойдёт кровь любого разумного существа, а вот для увеличения силы - эльфийская.
        - Как интересно-о-о, - протянул я, уже решив рвануть к окну. Но тут из дверного проёма выскочил вампир, который за одно мгновение преодолел несколько метров.
        Он навёл на меня револьвер и оскалил рот, показав молочно-белые клыки, а затем глумливо проговорил, глядя в мои распахнутые в ужасе глаза:
        - Убежать не удастся, малыш.
        - А мы и не бежим, - раздался позади него охрипший голос Ленки.
        В следующий миг изо рта остроухого вышло лезвие большого кухонного ножа, который эльфийка со всей силы воткнула в основание черепа кровососа. Тот вздрогнул, выпучил глаза и стал разворачиваться к девушке, предусмотрительно отскочившей на пару шагов.
        Тут уж я не растерялся и врезал сковородой по роже упыря. От удара хрустнула скуловая кость вампира, слегка дезориентировав его, благодаря чему я выбил из руки супостата револьвер, который отлетел к ногам эльфийки. А та не сплоховала. Она схватила оружие и выпустила все пули в спину упыря, который постоял пару секунд и упал мордой вперёд.
        Я опасливо пнул тело кроссовком и просипел, ощущая, как в груди бешено колотится сердце:
        - Кажись, мёртв.
        - Как мёртв? - прошептала девушка, не спуская с тела взволнованного взгляда.
        - Как труп. Вот только зачем ты его убила? Я ведь у него уже почти вызнал, где Янтарная комната, кто убил Кеннеди и один ли он такой красивый в Москве или есть ещё? - притворно рассерженно попенял я ей, чувствуя, как меня отпускает чудовищное напряжение.
        - Есть как минимум второй. Этот упырь не тот, который выпил мою сестру. Я того кровососа хорошо запомнила, - уверенно проговорила Ленка и мрачно добавила: - Надеюсь, что в городе нет какого-нибудь вампирского клана.
        - Надеюсь, - вторил я ей, присел на корточки рядом с трупом и посмотрел на его правое запястье. Клановая татуировка отсутствовала, хотя упырь и был чистокровным эльфом. Всё же далеко не все остроухие состояли в кланах. И меня совсем не смутило то, что вампир не был членом одного из них. Меня больше озаботила другая мысль, кою я немедленно озвучил вслух: - Как-то мы его больно легко завалили или так и должно быть? Он не оживёт? Может, башку ему отчекрыжим? Вон как раз топорик для мяса висит возле раковины.
        - Я не буду этого делать, - с омерзением сказала эльфийка.
        - Да и я как-то не горю желанием, ведь сейчас не утро понедельника, - пробормотал я и от души засадил ногой по рёбрам вампира. Тот остался лежать в луже крови, никак не продемонстрировав хотя бы отдалённые признаки жизни. Но я всё-таки перевернул его на спину, проверил пульс и дыхание, после чего удовлетворённо проговорил: - Мёртв. Окончательно и бесповоротно. Поздравляю, Ленка, ты можешь сделать первую зарубку на прикладе своего воображаемого автомата.
        - А ты орка лишил жизни, - похвалила меня девушка и предусмотрительно обтёрла весь револьвер кухонным полотенцем, убирая с него следы своих пальцев.
        - Мда, лишил, - помрачнел я, наблюдая за тем, как эльфийка начала метаться по кухне, протирая все вещи, на которых могли остаться наши «пальчики». - И я что-то не испытываю никаких угрызений совести по этому поводу. Это нормально? Меня больше волнует то, что мне могут впаять десяточку за орка, а я слишком красив для зоны.
        - Ну, у бесчувственных скотин, вроде тебя, - это норма, не ценить чью-то жизнь, - ядовито подбодрила меня Ленка, переместившись в комнату, где тоже начала протирать поверхности, к которым мы могли прикасаться.
        - Фух, отлегло, а то я думал, что со мной что-то не в порядке, - усмехаясь, сказал я, а затем уловил пока ещё далёкий вой милицейских сирен. - Ленка, соседи вызвали мусоров! Ну, ещё бы! Мы же здесь палили, словно в тире!
        - Куда бежать-то?! - закричала она, выглянув в окно. - На улице уже толпа собралась!
        - Надо через крышу уходить, - придумал я, лихорадочно осматриваясь. - Поднимайся на чердак и разведай путь, а я пока устрою здесь небольшой пожар.
        - Хорошо, - кивнула Ленка и козочкой поскакала по лестнице наверх.
        Я же торопливо спустился в подвал и обнаружил там бездыханное тело полукровки. Её остекленевшие глаза смотрели в низкий потолок, а две дырочки на шее уже закрылись запёкшейся кровью.
        Блин, жалко девчонку. И ведь мы могли спасти её, если бы сразу позвонили в милицию. Хотя, в словах Ленки, есть доля правды. Менты что-то не особо чесались, пытаясь предотвратить все эти похищения. Подозрительно… или нет? Ладно, потом подумаю над этим, а то у меня совсем нет времени.
        Я схватил горящую свечу, выбежал из подвала и поставил её на кухонный стол, а затем повернул несколько ручек газовой плиты. Надеюсь, не слишком сильно бахнет, а то соседей зацепит. Правда, они должны быть обеспеченными родовитыми эльфами, так что хрен с ними. Зато после пожара точно не останется никаких отпечатков пальцев.
        После этого я довольно кивнул головой и помчался к лестнице, но буквально через метр кто-то схватил меня за лодыжку. Я грохнулся на живот и больно ударился подбородком об пол. Аж искры из глаз посыпались. Но они не помешали мне увидеть, что этим «кем-то» оказался вампир. Он держал меня правой рукой за ногу, явно находясь не в лучшей форме после того, как я и Ленка отрихтовали его. Но всё же остроухий был жив! Вот же гад! Я ударил его пяткой в нос, услышав приятный хруст, а затем резко дёрнул другой ногой, высвобождая конечность из ослабевших пальцев вампира.
        Мне удалось принять вертикальное положение и раздражённо прорычать:
        - Вот ты крепкая мразь!
        - Я могу… сделать тебя… таким же, - просипел эльф, которому мешал говорить торчащий изо рта кончик ножа. - Только помоги мне… Дай своей крови… и перекрой газ. Огонь не щадит никого. Я не хочу… умирать.
        - Нет уж, спасибо, - саркастично протараторил я, похвалив себя за идею с пожаром.
        - Тогда я могу… открыть тебя множество тайн. Ты станешь… богатым, знаменитым… - шептал кровосос, лихорадочно глядя на меня.
        - Я и так богат и знаменит в узких кругах, - выдохнул я, но всё-таки задумался. Вампир явно не хотел умирать, отчего был готов рассказать и сделать всё, что я потребую.
        И он, словно почувствовав мои колебания, продолжил увещевать меня, лёжа на полу и не двигаясь, будто пытаясь сохранить последние силы:
        - Я могу дать тебе многое… даже вечную жизнь… кхам… у тебя будет море… девушек. Самых красивых. Они все будут хотеть возлечь… с тобой.
        - Сила. Мне нужна сила, - твёрдо произнёс я, изучающе глядя на эту хитрую падаль, которая, наверное, восстановилась бы, если бы мы просто покинули его дом. Только лютый страх сгореть заживо подвиг вампира к действиям. - У меня есть определённая способность, которую я хочу развить.
        - У тебя? Ты же нечистокровный, - прохрипел вампир и в его глазах сверкнуло удивление. Но он быстро погасил его и стал поспешно рассказывать, будто поверил мне: - Как ты уже слышал, эльфийская кровь… способна дать прогресс силе, но её требуется не просто… выпить. Ещё нужна амброзия и… смертельная рана.
        - Амброзия? - повторил я, чувствуя запах газа и слыша приближающийся вой милицейских сирен. - Это та жидкость в банке, которая в подвале? А я думал, что ты рассолом с похмелья балуешься.
        - Ага, она, - прошептал остроухий, не спуская с меня горящего взора. - Так ты… поможешь мне?
        - Конечно. Отчего не помочь такому покладистому вампиру? - протараторил я. - Ты пока полежи здесь. Никуда не уходи. А я мигом вернусь.
        - Куда ты? - бросил мне вслед кровосос, но я уже скрылся в подвале, где быстро нашёл открытую банку и схватил её. Мне в ноздри ударил насыщенный травяной аромат, идущий от жидкости, плескавшейся внутри. Я лишь пару мгновений вдыхал запах, а затем закрыл ёмкость обычной капроновой крышкой и выскочил из подвала.
        Вампир, естественно, продолжал лежать в кухне, постепенно заполняющейся газом. Надо спешить, а то взлечу на воздух вместе с домом.
        Я быстро открыл банку и сделал несколько глотков терпкой жидкости, продравшей горло.
        Упырь в это время подозрительно просипел, наблюдая за мной из-под полуопущенных век:
        - Ты чего это… задумал?
        - А разве не понятно? Ты же эльф, - усмехнулся я, схватил со столешницы топорик, подскочил к вампиру и со всего маха ударил его по шее остро заточенным лезвием. Оно глубоко вошло в плоть зарычавшего остроухого, который принялся слабо трепыхаться. Мне пришлось придавить его ногой к полу. И только после этого я сделал ещё один удар в ту же точку, куда бил ранее, а затем, сморщившись от отвращения, припал губами к ране обессилевшего эльфа, всасывая в себя его кровь, отдающую железом.
        Мне было жутко противно, но я не мог поступить иначе. Что-то подобное я и искал последние годы, ведь отмеренные мне шесть лет скоро подойдут к концу…
        Глава 3
        Вампир уже во второй раз безжизненно вытянулся на полу, но теперь я был точно уверен в том, что он умер. Его щёки высохли, глаза запали в череп, а кожа сморщилась. Из него будто выкачали часть жидкости. Да ещё и клыки исчезли в верхней челюсти, превратившись во вполне обычные, эльфийские, кои не отличались от человеческих.
        Мне же стало дурно, но не от вида трупа, а оттого, что творилось с моим собственным телом. По нему вдруг стали пробегать короткие судороги, выворачивающие суставы, поднялась температура, а в желудке будто поселился энергичный ёжик, пытающийся выбраться через глотку. Даже глаза стало резать, а уши чуток заложило.
        Впрочем, мне удалось расслышать призывные крики Ленки, которые неслись со второго этажа:
        - Матвей, скорее сюда! Я нашла выход!
        Я подхватил непослушными руками банку и вихляющей походкой двинулся к лестнице, ощущая, как к вспотевшему телу неприятно липнут трусы и футболка. Эк меня колбасит. Уж не обманул ли меня хитрожопый остроухий? Вдруг для людей такая процедура смертельна? Боюсь, я скоро узнаю ответ на этот вопрос.
        Пока же мне вполне достало сил, чтобы подняться на второй этаж и найти там лестницу, ведущую на чердак. Я кое-как преодолел и её, хватаясь свободной рукой за резные перила, а потом влез на пыльный чердак, где валялся всякий хлам, который, видимо, было жалко выкидывать. Тут пылилось старое кресло, торшер, игрушки в картонной коробке. Кажись, всё это старьё осталось от предыдущих жильцов, а то я слабо себе представляю вампира, играющего в куклы.
        Между тем стоящая возле круглого окна эльфийка пролопотала, бросив на меня взволнованный взгляд:
        - Ты чего копаешься?! Быстрее! И на кой чёрт тебе сдалась эта банка? Ой, выругалась.
        - В банке чай, хороший. Может быть даже пуэр. Жалко оставлять, - прохрипел я, мазнув мутным взглядом по вытаращившей глаза Ленке, а затем проковылял мимо неё и выбрался на крышу, где меня едва не сдул слабый ветерок, приятно обдувающий разгорячённое тело. Благо, что я успел схватиться за спутниковую антенну.
        Девушка же прокудахтала, выбравшись следом за мной на металлическую черепицу крыши:
        - Матвей, тебя трясёт и ты весь мокрый. Что с тобой?
        - Да там у кого-то через дорогу попса заиграла. Едва-едва не блеванул, и вот до сих пор не отпустило, - промычал я и осторожно двинулся к соседней крыше, глядя вниз, где сверкали сине-красные милицейские огни только что подъехавших машин, среди коих был «уазик» и «девятка».
        Ленка ничего не ответила на мою шутку, а благоразумно сконцентрировалась на том, чтобы не сверзиться вниз. И у неё получилось не упасть.
        Мы, несмотря на темноту, благополучно преодолели две крыши, а потом стали спускаться с другой стороны улицы, решив воспользоваться балконом дома, за чьими окнами обосновался мрак.
        Мне пришлось прыгать с двухметровой высоты, держа банку обеими руками. И когда мои подрагивающие от слабости ноги ударились о балкон, то я шлёпнулся на задницу и от души блеванул прямо между согнутых ног.
        - Фу-у-у, - донёсся до меня сверху голос Ленки, которая скривилась в омерзении.
        - А это всё твоё палёное пиво, - пробурчал я, вытерев губы, а затем положил возле блевотины небольшую игрушечную мышь, которую обычно покупают домашним котам. Она лежала в углу балкона, так что мой мозг сообразил подставить животное.
        - Пиво было хорошим, - возмутилась девушка и приготовилась прыгать.
        - Ловлю, - бросил я, поднявшись на ноги и расставив в стороны руки.
        Эльфийка сиганула с крыши. Но она не попала в мои объятия, потому что меня качнуло назад. Девушка пролетела мимо, тоже не удержалась на ногах и ударилась коленом об пол балкона.
        - Ой, ё-ё-ё, - прошипела Ленка, болезненно сморщившись.
        - Нет, не «ой, ё-ё-ё», а твою мать моё колено, - со знанием дела поправил я её.
        - А чего ты не ловил, раз уж взялся? - недовольно процедила остроухая, опалив меня огненным взглядом.
        - Передумал, - пожал я плечами и смахнул пот со лба, после чего перелез через перила балкона и спрыгнул.
        На сей раз мне довелось упасть на мягкий газон.
        Ленка же приземлилась на ноги возле меня, потом резко выпрямилась, испустив стон боли, и захромала к калитке. Я поплёлся за ней, чувствую себя так, словно оказался голым на морозе. Зуб на зуб не попадал, кожа покрылась пупырышками, а внезапно прозвучавший взрыв, ввинтился в мои уши так слабо, словно в них напихали ваты.
        Всё же я обернулся, едва не выпустив из рук банку, и увидел дым, который потянулся к небу с той стороны улицы. Там кричали люди и лаяли громкоговорители милиции. Но вроде бы никто не пострадал. Народ орал от страха, а не от боли.
        Ленка же схватила меня за плечо и горячо выдохнула прямо в лицо:
        - Матвей, что нам делать дальше?! Мы не доберёмся незамеченными до машины!
        - Нам придётся притвориться семейной парой, - улыбнулся я и перелез через небольшой заборчик, огораживающий газон, примыкающий к дому, в котором уже зажглись огоньки.
        - Но как нам это поможет? - опешила Ленка, последовав за мной. - Нас всё равно запомнят, а то и остановят!
        - Просто делай то, что я тебе говорю. Быстро обними меня, - подпустил я стали в голос и потопал по улице.
        - Ладно, - буркнула девушка и нехотя приобняла меня.
        - Так-то лучше, - усмехнулся я, а затем отодвинул в сторону крышку канализационного люка и сладко предложил Ленке: - Спускайся, дорогая.
        - А зачем я тебя обнимала? - вытаращила она глаза.
        - Тебе разве не понравилось?
        - Вот ты… - прорычала эльфийка, пытаясь подобрать какое-нибудь оскорбление, но её лишь хватило на совсем не обидную концовку: - Гад.
        - Ну, нормально, - иронично похвалил я её. - Даст бог, я обучу тебя благороднейшему из искусств - сквернословию. В этом плане русский язык чрезвычайно могуч.
        - Иди ты, - буркнула она и спустилась в канализацию по вделанным в стену ржавым железным скобам.
        Я последовал за девушкой, закрыв за собой люк, а потом достал из кармана телефон и включил фонарик.
        Так, если мне не изменяет память, то нам следует свернуть налево, чтобы достигнуть машины. Хотя можно просто топать прямо и через какое-то время вылезти. Нам ведь главное - свалить из этого района.
        Приняв такое решение, я потопал по канализации, разбрызгивая ногами мутную жижу, которая достигала щиколоток.
        Эльфийка шла позади меня и непрестанно ворчала. При этом она умудрялась дышать ртом, так как вонь здесь стояла такая, словно где-то рядом расположился склад ношеных мужских носков. Даже у меня слёзы по щекам текли. Соответственно, Ленка чувствовал себя не лучше. Она бурчала и бурчала, а затем приглушённо выдала под шум капель, срывающихся с потолка, покрытого отвратительного вида буграми и наростами:
        - Я будто в страшном сне…
        - В каком сне? Мы в канализации. Вон говно плавает, а вон там «Ока» в естественной среде обитания, - с сухим смешком закончил я и увидел очередные скобы и колодец. - Всё, давай выбираться отсюда. По ощущениям мы ушли уже довольно далеко. Ещё пара метров и Пенза.
        - Вылезаем, - согласилась эльфийка, с которой за время наших приключений слетела вся спесь, присущая её расе и положению.
        Я первым взобрался по скобам, приподнял люк и огляделся. Ого, это мы удачно попали. «Девяносто девятая» стояла всего в сотне метров от меня и мимо неё только что промчались две пожарные машины. А там, где раньше был таунхаус вампира, теперь клубился дым, сквозь который пробивались языки пламени. В их неверном свете я увидел, что кухня перестала существовать и рухнула часть второго этажа, который был над ней. Мда, получилось даже разрушительнее, чем я предполагал. Но что сделано, то сделано.
        Я вылез из канализации, благородно подал руку эльфийке, а затем мы быстрым шагом пошли к машине.
        Вокруг никого не было, а та толпа, которая собралась возле горящего дома, не обращала на нас никакого внимания, так что наш дуэт без проблем добрался до тачки и залез в неё, после чего «девяносто девятая» плавно тронулась и, набирая скорость, помчалась прочь от Калитниковского пруда.
        Мы ехали куда глаза глядят и лишь через несколько километров я, спохватившись, спросил у девушки, чувствуя, что дрожь и высокая температура начинают отпускать меня:
        - Тебе куда?
        - В бар, в любой, - решительно заявила она, громко выдохнув, словно вместе с воздухом выпустила и напряжение. - Мне надо успокоиться. Видишь, даже руки трясутся? - и в доказательство своих слов она продемонстрировала мне свою немного подрагивающую кисть.
        - Поехали, - согласился я, прислушиваясь к себе. Последствия выпитой вампирской крови проходили. Надеюсь, я сам не стану вампиром, а то это было бы очень некстати.
        Ленка между тем начала возбуждённо стрекотать, захлёбываясь воздухом и сверкая глазками:
        - Я столько лет искала вампира… Я знала, что они существуют, а мне никто не верил! Даже собственный отец упёк меня на полгода в психушку. Неофициально конечно, а то бы я не поступила в мединститут, да и род бы опозорился. Но отец не стал меня слушать, когда я говорила, что Дариэль выпил вампир, а потом отрезал ей голову! Папа поверил милиции, которая заявила, что это сделал какой-то психопат! Но я-то видела…видела… но мне никто не верил. Пятнадцатилетней девчонке… Меня даже денег лишили, чтобы я не наделала глупостей… - голос девушки становился всё глуше и глуше, пока не перешёл в невнятное бормотание. А когда она сумела успокоиться, то пару минут сидела молча, осознавая, что ляпнула лишнего, а потом, как ни в чём не бывало, проронила: - А ты хорошо держался, правда, под конец поплыл.
        - Ничего я не поплыл, - не согласился я, посмотрев в зеркало заднего вида на банку амброзии, которая лежала на пассажирском сидении.
        - Поплыл-поплыл. Весь вспотел. Но в целом - ты молодец. Наверное, эльфийская кровь не дала тебе окончательно струсить, - заявила девушка, поправляя золотистые локоны.
        - Ага, она самая, - саркастично буркнул я, скрипнув зубами. - И огромные яйца.
        - А тебе вообще зачем все эти дела с вампирами? Простое любопытство?
        - Угу. Мне страсть как всё это нравится. За уши не оттащить.
        - Ну вот теперь ты благодаря мне знаешь, что вампиры существуют. Вот только жаль, что нам никто не поверит, - расстроенно закончила эльфийка и вдруг шлёпнула себя по лбу ладошкой и громко простонала: - Блин! Надо было сфотографировать его зубы! У меня же телефон с камерой восемь мегапикселей.
        - И что бы это нам дало? Все скажут, что это накладные клыки или фотошоп. Да и весьма хреновая мысль таскать с собой фотку жмурика.
        - Мда, наверное, ты прав, - согласилась остроухая, задумчиво нахмурив лобик.
        - Да я вообще частенько бываю прав, хоть и не девушка, - иронично заметил я и остановил машину возле среднего пошиба бара, который находился на тихой улочке недалеко от Лефортовского парка.
        Мне уже доводилось здесь бывать. Это было довольно уютное местечко с закосом под старину. Стены в баре были расписаны батальными сценами девятнадцатого века, а бармен щеголял в жабо.
        Но перед тем как войти в заведение, мы с помощью салфеток кое-как очистили обувь и одежду от последствий совсем недолгого блуждания по канализации, а уже потом потопали к бару, принадлежащему клану «Творцы». Вот только со входом в сие питейное заведение случилась заминка. Охранник скептически глянул на меня и потребовал документы. Мне пришлось показать ему липовые водительские права, по которым я был восемнадцатилетним парнишкой. А вот Ленку он не стал тормозить, что дало ей повод свысока посмотреть на меня.
        Я недовольно глянул на задравшую очаровательный носик девушку, после чего мы вошли внутрь, где присели за угловой столик и для разгона заказали пиво. И пока нам его несли, я успел заметить эльфа лет двадцати, который был из клана «Ночной Ветер», в простонародье Пердуны. Он неодобрительно посмотрел на Ленку, пришедшую в полупустой бар с презираемым квартероном. А вот моя подруга не замечала его. Я же вскоре улучил момент и на пальцах показал ему, что буду делать ночью с эльфийкой. Тот злобно сузил глаза, но нарываться не стал, а отвернулся к своему товарищу-гному и начал о чём-то болтать с ним на фоне негромкой динамичной музыки, рвущейся из колонок, выполненных в виде старомодных вазонов.
        Тем временем нам принесли пиво в кубках, и мы стали потягивать его, обсуждая сегодняшние приключения, а особенно вампира. Это же настоящий вампир!
        Спустя часик мы оба сошлись во мнении, что ему явно не один десяток лет, хотя он и выглядел на двадцать с хвостиком. Но то, как разговаривал кровосос, употребляя старинные словечки, наводило на мысль, что ему может быть и сотня лет, а то и больше. Он мог участвовать ещё в революции тысяча девятьсот семнадцатого года, после которой свергли императора Николая Второго и к власти пришли боярские рода.
        И ещё нас обоих несколько смутило то, что мы завалили вампира без использования серебра и прочих осиновых кольев с чесноком. Следовательно, не всё, что написано о вампирах в книгах и интернете, правда. Значит, нам придётся на практике отделять зёрна от плевел, так как раскрасневшаяся от выпитого Ленка заявила, что теперь точно не успокоится, пока не завалит того козла, который осушил её сестру.
        Ну а я заверил эльфийку в том, что помогу ей. Как вы помните, у меня были свои резоны для того, чтобы встрять в это дело. Мне нужна была сила. Авось, что-то и выгорит с вампирской кровью, ведь простых эльфов я не собираюсь убивать. Но пока я что-то не ощутил какого-то усиления шестого чувства. Правда, прошло совсем мало времени. Может, на это дело требуется несколько дней? Да, наверное. Определённо стоит подождать.
        Пока же я продолжил поглощать пиво, болтая с развеселившейся эльфийкой, которая заказала один из самых убийственных коктейлей, после коего люди очухивались далеко за пределами столицы и вспоминали, какой сейчас год.
        Я решил предупредить её:
        - Ленка, ты бы поосторожней с этим пойлом. Им можно самолёты заправлять.
        - Ерунда, - беспечно отмахнулась она.
        И эта её «ерунда» вскоре аукнулась остроухой. Она вырубилась, точно ей дали кувалдой по затылку. Мне пришлось тащить её до такси и везти к себе, потому что я не знал, где она живёт.
        По дороге на меня осуждающе косился водитель такси - средних лет орк, который уже начал лысеть. У них вообще были проблемы с волосами. Редко кто из орков-мужчин обладал пышной шевелюрой. И далеко не все они были такими здоровыми, как тот гигант - слуга вампира.
        Короче, водитель хоть и косился на меня, но так ничего и не сказал до самого конца поездки. Мы благополучно прибыли за МКАД, в район Новокосино, и остановились возле одного из многоквартирных домов старой постройки. Тут я заплатил орку и вытащил Ленку из тачки.
        Таксист же сразу погнал свой ГАЗ-3110 «Волга» на следующий заказ. А я попёр эльфийку к подъезду, затем поднялся на четвёртый этаж и отпер дверь. Дальше я ввалился в обнимку с Ленкой в маленький коридорчик, где тут же включил свет. Он сорвал покрывало тьмы с дешёвого ремонта и простенькой мебели. Ну, хотя бы такие условия создала хозяйка этой двушки, а то другие съёмные хаты были ещё хуже
        Мне уже второй год приходилось мотаться по квартирам, с тех самых пор, как умерла бабушка по отцовской линии, растившая меня после гибели родителей. В общем-то, мне от предков кое-что досталось, но наследство уплыло из моих рук. Им хитростью завладел мой пронырливый дядя-человек всё с той же отцовской стороны. Хотя какой он человек? Юрист бездушный! Сперва он делал вид, что крайне обеспокоен моей судьбой, был добр и ласков, говорил, что сделает всё, дабы меня приняли в клан «Верные», но потом, когда отжал у меня всё имущество, продемонстрировал своё истинное лицо. Оказалось, что всё это время он ненавидел меня из-за моего отца, который стал изгоем в своём роду, после того, как женился на презираемой полукровке-сироте. Все Разумовские считали его предателем. Хорошо ещё, что бабка оказалась не таких радикальных взглядов и взяла меня к себе.
        Я тяжело вздохнул, вспомнив прошлое, скинул кроссовки и разул Ленку, которая всё норовила упасть.
        Между тем на издаваемые нами звуки из кухни вышел рыжий толстый кот, который недовольно щурил зелёные глаза.
        - Привет, Пышкин, - поздоровался я с животным и потащил девушку в комнату, где уложил на диван, предварительно постелив на него старое покрывало, которое было не жалко. Потом я направился в ванную за тазиком, попутно возбуждённо рассказывая следовавшему за мной коту о своих приключениях: - Прикинь, остроухая не врала. Мы реально наткнулись на самого настоящего вампира! Еле завалили его! Мне пришлось часть дома взорвать и бегать по канализации. И ещё я грохнул двухметрового орка! Он подъёмным краном мог бы работать на стройке. Но орк-то херня по сравнению с вампиром! Они действительно существуют!
        - В целом, обычная пятница, - насмешливо выдал Пышкин хрипловато-визгливым голосом, наблюдая за тем, как я беру пластиковый тазик. - Да и по Рен-тв уже давно говорят, что вампиры живут среди нас. Я вот совсем не удивлён.
        - Поменьше бы ты смотрел телик и побольше бегал, - попенял я ему.
        - Я просто пушистый, - обиделся кот и отвернулся.
        Глава 4
        Я взял тазик, вышел из ванной и решил на всякий случай прихватить для Ленки тапочки. Вдруг она среди ночи попрётся в туалет?
        Возле порога стояли две пары: одни серые, другие - синие. Я наклонился к тем, что были серыми, и в этот момент обидевшийся кот нехотя пробурчал, повернув голову:
        - Бери другие, а то я в эти пару раз того… Чёртовы животные инстинкты.
        - Ну, Пышкин, ну, террорист, - погрозил я ему кулаком, метнув на него недовольный взгляд, и взял синие тапочки.
        - Мур-р-р, - мягко выдал кот, попытавшись придать своей морде виноватое выражение, но у него это получилось из лап вон плохо.
        - Всё-таки я тебя кастрирую, - пригрозил я и потопал в комнату.
        Там я обнаружил Ленку, которая лежала возле дивана на ковре и, подложив под голову ладошки, пьяно мурлыкала под нос:
        - Эх-х-х… шальная-я-я-я… императрица-а-а-а…
        - Ни слуха, ни голоса, - насмешливо прокомментировал Пышкин, подойдя к девушке и принявшись играть с её разметавшимися волосами.
        - Отстань от неё, - шикнул я на кота, после чего водрузил эльфийку обратно на диван, накрыл пледом и оставил возле неё, на полу, тапочки и тазик.
        Дальше я двинулся на кухню, преследуемый любопытным животным, которое спросило у меня:
        - А чего вы так налакались?
        - Нервишки успокаивали, - ответил я, включив на кухне свет и поставив чайник на плиту.
        И пока он нагревал воду, я в более развёрнутом виде поведал Пышкину о своих приключениях. Он выслушал меня, частенько вставляя ехидные замечания, а затем задумчиво произнёс, глядя блестящими, зелёными глазами на то, как я наливаю себе чай:
        - Слушай, Мотя, а ведь вампиры могут быть не единственной сказкой, которая стала былью. Например, вполне может существовать сатана и этому есть немало доказательств: российские дороги, ипотека, собаки. Ах-мяу-мур-их.
        Кот рассмеялся под конец своей речи, и смех его был подобен звукам консервной банки, катящейся по асфальту. Хохот животного царапал мои барабанные перепонки и заставлял болеть зубы. Да ещё Пышкин от избытка чувств стал бить правой лапой по линолеуму, подражая разошедшемуся человеку.
        У меня был только один способ остановить приступ его смеха. Я открыл холодильник, и кот сразу же замолчал, заинтересованно посмотрев на полки, на которых громоздились различные продукты.
        - Молочка? - предложил я.
        - Не откажусь, - бросило животное и запрыгнуло на стул.
        Я налил из трёхлитровой банки молоко в блюдечко с голубой каёмочкой и поставил на краешек стола, откуда Пышкин принялся его лакать, взгромоздив передние лапы на крышку стола, а задние - оставив на стуле.
        Мне же суждено было присесть на другой стул. И пока я пил чай, то крутил в голове слова кота о том, что вампиры могут быть не единственными страшилками, обрётшими плоть.
        Между тем Пышкин довольно протянул, облизывая язычком перепачканную мордочку:
        - Ох и вкусное молоко. Не деревенское, конечно, но тоже сойдёт. На базаре брал? Это хорошо. А то в магазине нынче одна химия. Я вот недавно «Контрольную закупку» смотрел, так там всё забраковали. Вот моё честное мяу. И ты бы это… подлил молочка.
        - Сам подливай, - буркнул я, занятый своими мыслями.
        - Так у меня же лапки, - выдохнул кот и обиженно добавил, сверкнув бесстыжими глазищами: - Вообще-то, я всё ещё на тебя злюсь за тот случай. Ты чуть не убил меня!
        - Сам виноват. Нечего было лезть. Но зато ты разум обрёл, а я веру в сверхъестественные силы, хотя и так в них верил. Жаль только, что тот пергамент сгорел. А я не догадался переписать его. Он стоил мне кучу бабок и оказался единственным рабочим, который удалось найти за три года. Зараза.
        - Ну, ничего. Не все же такие умные, как я. Впредь прозорливее будешь, - серьёзно выдохнул кот и добавил: - Ты молочко-то наливай.
        Я тяжёлым взором посмотрел на этого самовлюблённого эгоиста и всё же плеснул ему ещё молока в блюдце, а сам пошёл в свою комнату, где включил громоздкий комп, нашёл футбольную трансляцию и лёг на кровать.
        Я стал внимательно смотреть матч бразильского чемпиона, попутно открыв на телефоне сайт букмекерской конторы. При этом мой взгляд не переставал буравить счёт в верхнем углу монитора. И когда по моему телу прошла дрожь, я тут же поставил у букмекера на то, что в матче случится ещё один гол. Ну и буквально через несколько секунд мяч действительно залетел в ворота, принеся мне неплохие деньги.
        Так я и зарабатывал на жизнь, делая небольшие ставки. При этом я менял букмекеров, айпи, аккаунты и порой специально проигрывал, чтобы не привлекать к себе внимания. Но всё равно за пару лет на моих счетах скопилась приличная сумма, так как жил я нарочито скромно, чтобы, опять же, не вызывать подозрения. А для всех любопытных у меня была заготовлена легенда - дескать, я фрилансер, работающий из дома. И пока ни у кого мои слова не вызывали недоверчивого взгляда. Всё же иногда я менял съёмные квартиры, никогда не живя на одном месте больше полугода. И вот нынешние полгода уже подходили к концу. Надо начинать поиски нового логова. Но это потом, а сейчас пора отправляться в царство сновидений.
        Я закрыл глаза и организм, измученный приключениями, переживаниями и пивом, быстро отрубился.
        Ночь прошла без происшествий, а утром не успел я зайти на кухню, надев на себя чистую футболку и шорты, как тут же появился сонный Пышкин и растрёпанная Ленка с макияжем, сползшим на щёки.
        Девушка сразу же начала наезжать на меня, грозно сверкая покрасневшими глазками:
        - Ты зачем меня привёз в этот клоповник?
        - И тебе доброе утро, - саркастично сказал я и добавил: - Ну, я мог бы оставить тебя в баре, так как не знаю твоего адреса, но моя добрая душа не дала мне этого сделать. Вот так ты и оказалась здесь.
        - Ладно. Я тебя прощаю. Но тут хотя бы есть горячая вода? - на пару градусов смягчилась эльфийка, стоя в помятом комбинезоне в дверях и скептически разглядывая кухоньку с единственным окном.
        - Есть, ванная вон там, - я показал ей рукой направление.
        Ленка скрылась с глаз долой, но уже через пару секунд из-за косяка появилась её голова и она несколько смущённо произнесла, отводя взор:
        - Мы же не… того?
        - Ты сейчас о том, испробовали ли мы на прочность диван? - решил я поиздеваться над ней.
        - Угу, - еле слышно бросила остроухая, опустив взгляд.
        - Нет. Ты, конечно, пыталась, но я не такой. Меня надо добиваться. Свидания там, пиво с воблой и прочие ништяки.
        - Фух! - облегчённо выдохнула воспрянувшая духом девушка и весело заметила, посмотрев на Пышкина, который сидел возле холодильника и недовольно дёргал хвостом в ожидании завтрака: - Какой жирненький котик.
        Она снова исчезла, а рыжий зверь недружелюбно проронил:
        - Сама ты жирная, а я - пушистый.
        - Ты язык-то держи за зубами, а то спалимся, - напомнил я, доставая из холодильника свежие огурцы и случайно выронив один из них.
        Он упал возле кота и тот в ужасе подскочил до потолка, перепугано выпалив:
        - Господи! Огурец!
        - Что? - донёсся до меня удивлённый голос, который шёл из ванной комнаты: - Огурец?
        - Ага. Думал, что они закончились и очень обрадовался, когда нашёл, - протараторил я первое, что пришло на ум, и погрозил пальцем коту, который, вздыбив шерсть, стоял метрах в трёх от холодильника и, дико вытаращившись, смотрел на огурец.
        - Ты странный! - с подначкой крикнула Ленка, сквозь шум воды. - Пожалуй, я не буду задерживаться у тебя.
        Но она всё-таки задержалась, чтобы отведать бутерброды и чай. И пока мы уплетали их, запивая ароматным напитком, между нами возникла непринуждённая беседа, центром которой стал Пышкин, с урчанием пожирающий кошачий корм.
        - Это тот самый кот, с которым ты разговариваешь?
        - Угу, - подтвердил я.
        - Выглядит сообразительным. Возможно, он скоро начнёт отвечать тебе, - сказала девушка и рассмеялась, но тут же болезненно скривилась. - А ты вообще чем занимаешь?
        - Я врач. Лечу разбитые женские сердца и одиночество, - усмехнулся я и сделал глоток из бокала с отбитой ручкой.
        - А ты точно не юморист с Первого канала? Шутки такие же несмешные, - ехидно произнесла Ленка и приложила ладони к вискам, дабы справиться с головной болью, вызванной вчерашним бухлом.
        - На самом деле я фрилансер.
        - Разнорабочий? - схохмила эльфийка, словно её шутки были смешнее моих. - То грузчиком работаешь, то маляром и так далее?
        - Ты очень проницательна, - мрачно проговорил я, цапнув последний бутерброд, к которому потянулась остроухая.
        Она смерила меня хмурым взглядом, а потом встала со стула и ядовито проронила:
        - Пора мне покидать этот… гостеприимный рай. Можешь не провожать. Я сама найду выход из этого лабиринта комнат и залов.
        - Нам было приятно вас видеть, ваше высочество, - подыграл я ей, посмотрев на кота, который с долей снисхождения глядел на Ленку.
        А та вдруг подошла к нему и спросила у меня:
        - Можно погладить?
        - Можно.
        - А он не царапается?
        - Да хрен его знает. Самому любопытно.
        - Хм, - насупилась девушка, окатив меня прохладным взором, и, не став гладить кота, покинула кухню, а спустя пару десятков секунд до меня долетел звук хлопнувшей входной двери.
        Так я остался лишь в обществе Пышкина. Но моё одиночество не продлилось долго. Вскоре квартиру сотряс дребезжащий звук дверного звонка. Я подскочил на стуле и метнулся к двери наперегонки с любопытным котом, который всегда думал, что это пришли именно к нему.
        Оказавшись в коридорчике, я посмотрел в дверной глазок и увидел молодого рослого орка в спортивном костюме, который топтался на лестничной клетке. Это был Оли. Мой местный товарищ.
        Я открыл дверь, протянул ему руку и приветливо сказал:
        - Дарова. Ты чего тут трезвонишь?
        - Да вот по лестнице спускался и решил заглянуть, - проговорил он низковатым голосом, отвечая на рукопожатие.
        С Оли я познакомился пару месяцев назад. Ему было уже двадцать лет, и он работал в автосервисе у дяди, который был главой их рода. Парень постоянно звал меня на какие-нибудь тусовки и прочие мероприятия. Чую, что и сейчас он пришёл с подобным предложением.
        И Оли не разочаровал меня, проговорив:
        - Ты сегодня вечерком не хочешь сгонять в парк? Там будет какой-то уличный певец-завывала. Говорят, что его обожают тёлочки и их там будет полно. Да и бесплатно же.
        - Эм-м-м, - задумался я, почесав слегка заострённое ухо и глядя на нижние клыки парня, которые едва-едва торчали изо рта. Они растут у орков-мужиков лет до сорока, а у орчанок - практически отсутствуют.
        - Соглашайся, чего ты ломаешься? - надавил Оли, нахмурив гусеницы бровей, которые поселились на грубоватом лице с широким носом.
        - Ладно, я приду.
        - Замётано, - повеселел парень и тряхнул густыми чёрными волосами, которые скрывали уши. Он ими очень гордился: волосами, а не ушами.
        Мы распрощались с ним, после чего я съездил к бару, забрал «девяносто девятую», а потом засел за комп и, несмотря на все грядущие проблемы и вероятную смерть в свой восемнадцатый день рождения, стал готовиться к вступительному экзамену по истории. Понимаю, что время сейчас для зубрёжки не самое удачное, но надо, Федя, надо.
        Я принялся читать и бормотать себе под нос для лучшего запоминания:
        - В тысяча девятьсот семнадцатом году объединившиеся боярские рода свергли Николая Второго, потом они пересрались между собой и погрузили империю в Гражданскую войну, длившуюся пять лет. Но в тысяча девятьсот двадцать втором году война закончилась, а уцелевшие рода объединились в кланы и в угоду простому народу, набравшему силу, отказались от титулов и привилегий.
        Тут я сделал короткую передышку и включил вентилятор, так как в комнате стало жарковато, а затем продолжил читать, быстренько пробежавшись по Великой Отечественной войне, где за Союз Свободных Суверенных Республик топил Иосиф Сталин, выходец из человеческого клана «Сакартвело».
        Закончил же я тысяча девятьсот девяносто первым годом, когда Союз раскололся на пятнадцать государств, в числе коих была и Россия, которую возглавили тринадцать сильнейших кланов. При СССР же страной правили четыреста двенадцать кланов с председателем во главе.
        Дальше я читать не стал, а принялся до самого вечера шерстить интернет в поисках инфы о вампирах. Её оказалось так много, что я едва не утонул, но вся она по большей части являлась мусором, а упоминаний о встречах с вампирами в наше время практически не имелось. Кажись, кровососы отлично скрывались или их было очень мало. И я даже не знаю, какой вариант для меня наиболее предпочтителен.
        Тем временем пришла пора выдвигаться в парк. Я подобающе оделся и выскочил из квартиры. А когда выходил из подъезда, то мне почудился чей-то пристальный, изучающий взгляд. Я торопливо огляделся, но не обнаружил никого, кроме ребятни на детской площадке и их мамаш. Хм… нервишки, что ли, шалят после того замеса с вампиром? Очень может быть.
        Я попытался вытряхнуть из головы гнетущие мысли. И у меня это получилось в немалой степени благодаря тому, что уличный концерт оказался весьма весёлым, и там, действительно, было много девушек. Правда, большая часть из них принадлежала к расе орков, так как и сам певец был из их рядов. Но и среди орчанок хватало весьма привлекательных особ с хорошими формами. А уж если учесть, что концерт закончился почти в полночь и несколько последних песен были о любви, то совсем неудивительно то, что я отправился домой в обществе весёлой местной орчанки с примесью человеческой крови по имени Листа. Она была на два года старше меня и мы уже три раза с ней знакомились… если вы понимаете о чём я. И нынешней ночью произошло наше четвёртое знакомство.
        Когда мы насытились друг другом и уснули, то мой невинный сон был неожиданно прерван. Меня вырвал из него телефон, настойчиво вибрирующий на прикроватной тумбочке. Хорошо хоть я выключил звук, а то бы вообще проснулся с вытаращенными в ужасе глазами и полными трусами. А так - я покряхтел спросонья и взял телефон с желанием нажать на кнопку «иди в жопу», но увидел, что звонит Ленка и переменил своё решение.
        - Да, - тихонько выдохнул я, прижав раскладушку к уху и поглядывая на Листу, которая плямкала во сне полными губами.
        - Матвей, у нас проблемы, - сразу же заявила эльфийка взволнованным голосом.
        - Ты в меня влюбилась? Да, сейчас это не совсем в тему, - проговорил я, осторожно вставая с кровати.
        - Ты просто невыносим! - гаркнула в телефон девушка и взвинчено добавила: - Я сейчас нашла на сайте полиции наши фотороботы! Кто-то из соседей видел нас!
        - Так, успокойся, - выдохнул я, подошёл к окну и выглянул наружу, где с ночной тьмой боролись лишь уличные фонари. - Фотороботы - херня из-под ногтей. На них похожи тысячи разумных и некоторые даже больше, чем мы.
        - Но там есть и описание тех вещей, в которых мы были! - выстрелила эльфийка с паническими нотками в голосе.
        - Я тебе ещё раз говорю, не дёргайся, а просто избавься от шмоток. Лучше всего сожги. И если тебе не в чем будет ходить, то я могу одолжить тебе пододеяльник, - неунывающе закончил я, чтобы чуток приободрить Ленку, а то она уже была готова совсем расклеиться.
        - Не надо мне ничего одалживать! Я не нищебродка какая-то, - выпалила она и внезапно, заикаясь, тихо проговорила: - Матвей… и я не помню, куда дела свой… пистолет. А вдруг я его…
        - … У меня он, - перебил я её, услышав такой прочувственный вздох облегчения, который бывает только после получасового сидения в туалете. - Вообще, я, конечно, дебил, что не выбросил его в городе куда-нибудь в реку. Как-то совсем забыл о нём. И ведь в бар я ходил вместе с ним. Мля-я-я…
        - Поддерживаю. Но ты-то ладно, а вот я куда смотрела? - самокритично сказала Ленка. - Ведь я старше тебя, умнее, образованнее. Впредь надо быть осмотрительнее.
        - Угу, старше, умнее, - саркастично проронил я. - Всё, до связи. Иди уничтожай свои шмотки и не забудь пролить по ним пару слёз, а я пошёл разбираться со своей одеждой и твоим «макаром».
        - Только выкинь его так, чтобы никто не нашёл, - напутствовала меня девушка тревожным голосом. - И отпечатки, отпечатки не оставь!
        - Да, шеф, - бросил я и нажал на красную кнопку.
        - Ты чего не дрыхнешь? - донёсся до меня сонный голос орчанки, которая откинула одеяло, словно демонстрируя своё крепкое обнажённое тело с намечающимся рельефом мышц и проколотым пупком.
        - Кошмар приснился, - буркнул я, начав искать свои шмотки, кои сорвал с себя в порыве страсти.
        - Какой кошмар? - спросила она, глядя на меня тёмными, шаловливыми глазами.
        - Будто я в первый день нашего знакомства не смог помешать тебе купить тот дорогущий коктейль в баре «У Алика». Платил-то тогда я.
        - Смог, - холодно напомнила Листа, шмыгнув носом. - И, малыш, девушки не любят таких. Задумайся над этим.
        - Ну-ну, - усмехнулся я, отыскав какую-то футболку на полу и понюхав её. - Пахнет крепким мужским потом. Листа, это твоя.
        - Вот ты говнюк малолетний! - рыкнула орчанка. - Зачем я с тобой связалась?!
        - Потому что я красивый и щедрый, - весело проговорил я, взял шмотки и вышел из комнаты.
        Вслед мне донеслись слова девушки:
        - Ты баблом соришь только когда хочешь трахаться!
        - И с тобой это работает безотказно, - прошептал я себе под нос, а затем быстро оделся, взял зажигалку, небольшой тюбик с пробкой, запихнул в пакет ту одежду, в которой убивал вампира, бросил туда же «макар» и выскочил из квартиры, попросив Пышкина приглядеть за орчанкой.
        Дальше я быстро спустился вниз на лифте, вышел из подъезда и забрался в свою машину, где налил в тюбик немного амброзии. Пусть будет на всякий случай. Не таскать же с собой всю банку.
        После этого я потопал к тем мусорным бакам, которые стояли метрах в пятидесяти от соседних домов. Возле них часто тёрлись бездомные и жгли мусор. Вот в баках-то я и рассчитывал спалить шмотки, а «макар» планировал выбросить в пруд, который находился в лесопарковой зоне, расположившейся в полукилометре от мусорки.
        Но стоило мне отойти от дома и пересечь пустынную улицу, пнув по пути смятую банку из-под колы, как чуть в отдалении загорелись проблесковые маячки, и ко мне поехала милицейская «десятка»…
        Глава 5
        Я дёрнулся было бежать, когда увидел милицию, но потом собрал яйца в кулак и остался на месте. Далеко не факт, что менты будут проверять мой пакет. И уж тем более - вряд ли они так быстро отыскали меня по фотороботу. Я ведь никаких улик не оставлял в доме вампира. Или оставлял?
        Впрочем, бежать уже было поздно. Машина остановилась возле бордюра, и из неё вышел один из двух милиционеров, одетых по форме. Другой остался сидеть за рулём. Ко мне же двинулся плечистый гном с выбритым до синевы лицом, жабьими глазами навыкате, мясистым носом, квадратным подбородком и средней длины русыми волосами, стянутыми на затылке в хвостик. На вид я бы ему дал лет двадцать пять-двадцать семь.
        Подойдя ко мне и оказавшись на пару сантиметров ниже меня, он басовито пролаял:
        - Старший лейтенант Гномов.
        - Да я вижу, что не людей.
        - Кхем, - удивлённо поперхнулся он воздухом, а потом злобно сузил бледно-зелёные глаза и процедил: - Ты мне не дерзи, сопляк, а то мигом в отделение поедешь.
        - Мне нельзя в отделение. Меня дома больная бабушка ждёт, - протараторил я и испуганно посмотрел на гнома, заметив татуировку клана «Железная Скала».
        Да, на государственную службу принимали и членов кланов, но они должны были принести присягу, ставя интересы страны выше клановых. Но как было на самом деле, я думаю, вы и сами догадываетесь. В той же Москве имелось множество разных кланов, которые не гнушались подключать к своим делам силовиков и прочие структуры.
        Тем временем милиционер довольно усмехнулся и многозначительно проговорил, откинув корпус назад, чтобы смотреть на меня как бы свысока:
        - Бабушка? А я как раз разыскиваю пропавшую в этом районе гражданку тридцать восьмого года рождения.
        - Вы на ходу, что ли, преступления придумываете? - не сдержался я, а затем торопливо добавил, пока коротышка снова не стал угрожать мне: - Я ничего не знаю ни о каких пропавших бабушках и не видел ничего подозрительного. Да и зачем кому-то нужна бабка? Не с кем детям сидеть?
        - Ты не умничай, - бросил Гномов, скрипнув крупными зубами, и достал из кармана фотографию, на которую упал жёлтый свет уличного фонаря. - Видел её?
        - Нет, - честно ответил я, вглядываясь в морщинистое лицо на фото, Ну, что сказать? Обычная бабка с седыми волосами и очками в пластиковой оправе янтарного цвета.
        - Хм, - недовольно выдохнул старший лейтенант и вдруг спросил, глянув на мою ношу: - А в пакете что?
        - Одежда, - сказал я и немного приоткрыл пакет. - Несу её своей девушке, чтобы постирала, а то у меня стиральная машинка сломалась.
        - А почему ночью? - подозрительно осведомился гном, заломив лохматую бровь.
        - Так я только вспомнил, что мне надо её постирать. Утром ведь на подработку, - соврал я, пытаясь выглядеть убедительным и немного напуганным.
        - Хм, - опять хмыкнул милиционер и заглянул в пакет с моими вещами.
        У меня в этот миг сердце рухнуло в левую пятку. А ну как он увидит пистолет? Но гном ничего не углядел, и произнёс, будто делая мне великое одолжение:
        - Ладно, иди. Но если увидишь что-то подозрительное или гражданку с фото, то сразу к участковому.
        - Конечно, я же на стороне милиции, - заверил я Гномова и поспешно двинулся к ближайшим домам, словно в них-то и жила моя ненаглядная прачка.
        Старший лейтенант пару секунд буравил мою спину тяжёлым взглядом, а потом я услышал звук отъезжающей машины. Фух, пронесло! Менты свалили. А у меня от облегчения даже ноги какими-то ватными стали.
        Всё же я сумел пройти через овальный двор, окружённый домами, а затем повернул назад и добрался до мусорных баков. Бомжей возле них не было, так что я без проблем засунул в один из баков свои шмотки и поджёг их. Огонь принялся нехотя пожирать их, но потом вошёл в силу - и уже через полминуты весело заполыхало всё содержимое бака.
        Теперь мой путь лежал в мрачную лесопарковую зону, лишённую освещения. Она находилась в шести-семи минутах от баков, но я это расстояние преодолел вдвое быстрее, а потом почти побежал по широкой тропинке, петляющей между деревьями.
        Темнота окружала меня со всех сторон, но я не стал пользоваться фонариком, чтобы не выдать себе, если здесь кто-то околачивается. Да и дорогу к пруду я неплохо знал. К тому же мне казалось, что мрак не такой уж непроглядный. Гм… а не следствие ли это того, что я выпил кровь вампира? Кстати, слух, по-моему, тоже стал лучше. Или это всё обман, вызванный немалой дозой адреналина, попавшего в кровь, когда Гномов заглядывал в мой пакет? Блин, не знаю, не знаю. Хотелось бы верить в то, что амброзия и кровь остроухого сделали своё дело - прокачали мои чувства. Но только ли чувства? Вдруг этот, скажем так, ритуал способен укрепить и тело? Всякое может быть. Я глубоко задумался над этим вопросом и даже сбавил шаг.
        И вдруг тишину разорвал громкий звук, от коего у меня чуть сердце не выскочило из груди. Я с перепуга не сразу сообразил, что звук издаёт мой телефон, лежащий в кармане.
        Я торопливо вытащил его, едва не уронив, и лихорадочно нажал на зелёную кнопку, сразу же услышав требовательный голос Листы:
        - Ты где?
        - Подышать вышел, - раздражённо прошипел я, пытаясь унять нервную дрожь.
        - Я ухожу домой, - обиженно выдала орчанка и замолчала, явно ожидая, что я буду умолять её остаться.
        - Ага, хорошо, дверь только не забудь захлопнуть. И это…
        - Что? - с надеждой выдохнула она.
        - Там бы посуду помыть.
        - Свинья! - взвизгнула девушка и сбросила вызов.
        - Ну и отлично, - пробормотал я, вернул раскладушку в карман и продолжил путь, совсем не переживая за Листу.
        Орчанка жила на пятом этаже того же подъезда, в котором была и моя съёмная хата, так что ничего с ней не случится - доберётся она до дома.
        Передо мной же вскоре предстал пруд, поблескивающий серебром в свете луны. Я вытащил «макар», протёр его краешком футболки и со всей силы швырнул оружие в центр водоёма. Ствол с тихим плеском ушёл на глубину. Ну, надеюсь, здесь никто его никогда не найдёт.
        Я облегчённо выдохнул и направился домой, почему-то вспомнив по пути лицо разыскиваемой бабки. Кажется, я всё-таки где-то её видел. По-моему, она жила в соседнем доме и любила прогуливаться по лесопарку. И кто её мог похитить? Да и ради чего? Выкупа? Не смешите мои тапочки, в этом районе в качестве выкупа могут дать лишь ящик пива и две пачки гречки. Народ тут живёт небогатый. Скорее уж у бабки что-то перемкнуло в голове, и она потерялась. Вот этот вариант наиболее правдоподобен.
        К этому времени я уже выбрался из лесопарка и двинулся к своему дому. Но далеко я не ушёл. Меня тормознуло шестое чувство, сработавшее возле тротуара. Я лихорадочно осмотрелся, ожидая увидеть всё что угодно: от вампира до мчавшегося на меня грузовика. Но вокруг была лишь тишь да гладь и правительственная благодать. Почему же сработала моя способность?
        Я принялся более внимательно рассматривать окрестности, включая дорогу. И уже через минуту мой напряжённый взгляд наткнулся на ливнёвку, возле которой лежала янтарного цвета пластиковая дужка от очков.
        Я непроизвольно выдохнул, мигом поняв, что, скорее всего, отыскал улику:
        - Опачки!
        Свидетельство ли это того, что с бабкой действительно что-то стряслось? Вполне вероятно. Но пусть с этим разбираются менты. Я расскажу им о своей находке, вот только б найти их. Надеюсь, что они всю ночь будут кататься по району, иначе придётся идти к участковому.
        Приняв такое решения, я отправился на поиски давешних ментов, и вскоре мне удалось отыскать знакомую «десятку». Она затаилась в темноте возле гаражей. Похоже, ребята отрабатывали смену.
        Я тихонько подошёл к тачке и молча прыгнул на заднее сидение, увидев там орка со злым взглядом, низким лбом и в джинсовой жилетке поверх футболки. Он недружелюбно посмотрел на меня, а затем ко мне повернулись сонные рожи милиционеров: одна человеческая, а другая - гномья, уже мне знакомая. И я, глядя на неё, похвально проговорил, кивая на орка:
        - Ну вы и морду злодейскую поймали. Типичный бандит. За что его?
        - Это сержант Крыгов, - выдохнул старший лейтенант.
        - Спасибо, что защищаете нас, сержант! - истово протараторил я, восторженно посмотрев на злобно запыхтевшего орка, и добавил, меняя тему: - Извините, что вломился в машину. Но я вспомнил ту бабку и даже нашёл её очки.
        - Чего-о-о? - недоверчиво протянул Гномов, потерев рукой лицо.
        - Отыскал её очки, точнее, дужку от очков, - отрапортовал я, вдыхая аромат салона, пропахшего табачным дымом. - Заводите мотор, я покажу, где она. Или вы сначала выспитесь?
        - Поехали, - буркнул старший лейтенант своему напарнику, тучному парню лет двадцати трёх.
        Тот кивнул вихрастой головой, а я стал указывать куда ехать. И уже через пару минут мы оказались на месте.
        Я выскочил из машины и победно ткнул пальцем в дужку:
        - Вот она!
        - И как ты её нашёл? - осведомился Гномов, присев возле улики и внимательно рассматривая её.
        - Да просто прошёлся по этой дороге. Бабка вроде часто здесь ходила.
        - Просто говоришь, - выдохнул полицейский, поджав губы. - Больше ничего не разыскал, Шерлок?
        - Неа, - ответил я с широкой улыбкой на устах. - Я почти сразу наткнулся на неё, а вот вашу машину пришлось поискать.
        - Хм-м-м, - сердито хмыкнул гном, посмотрев на деталь очков. - Видимо, это действительно похищение.
        - Блестяще, старший лейтенант! - льстиво заметил я.
        Тот косо поглядел на меня и пролаял:
        - Раз нашёл - молодец. А теперь вали домой, не мешай. И это… номер телефона своего оставь. Так, на всякий случай.
        Я нехотя продиктовал цифры, подумав, что перегнул палку. Не надо было подтрунивать над гномом. Но что сделано, то сделано. Теперь мне оставалось лишь пойти домой.
        Спустя минут десять я подошёл к двери подъезда - и в этот момент моё тело опять сотрясла дрожь шестого чувства, после чего сразу же позади раздались торопливые шаги и что-то взорвалось у меня в голове. Но сознание я не потерял, хотя появилась дезориентация, а глаза застлал туман.
        Меня схватили две пары крепких рук и куда-то потащили, потом вроде бы швырнули в багажник и повезли. Да, точно, я очутился в багажнике, где пахло резиной, машинным маслом и бензином. Кажись, я в иномарке. Тачка ехала плавно и не дребезжала, а то ведь отечественный автопром как изобрели сразу после колеса, так и не усовершенствовали с того давнего времени.
        Возможно, я бы сообразил что-нибудь ещё, но трусливое сознание всё-таки оставило меня. А очнулся я уже в кромешной темноте, привязанным к стулу. Вокруг было довольно прохладно, пахло пылью и бумагой, а голова раскалывалась после удара по затылку.
        Я сглотнул вставший в горле ком и, пытаясь унять страх, принялся проверять на прочность больно врезавшиеся в конечности верёвки. Они выдержали, хотя я пыжился изо всех сил, стараясь ослабить их, и даже заскрипел зубами от натуги. Да и стул оказался привинчен к полу. Он не сдвинулся ни на сантиметр во время моих ёрзаний. Зато на производимые моими телодвижениями звуки отреагировал кто-то из темноты.
        - Кто здесь? - донёсся до меня знакомый музыкальный голос, сейчас дрожащий от ужаса.
        - Ленка? - удивлённо бросил я, прекратив бороться с верёвками.
        - Матвей? - не меньше меня изумилась она, находясь где-то в паре метров от моего стула. - Ты что здесь делаешь?
        - Видимо, то же самое, что и ты, - мрачно процедил я, догадавшись, кто мог похитить нас обоих. - Ты давно пришла в себя?
        - Только что. Меня вытащили прямо из постели! Я лишь успела увидеть тень, влезающую в окно, а потом… потом… мне что-то прижали к носу и я потеряла сознание, - возмущённо закончила эльфийка, пыхтя в темноте, которая медленно серела, словно мои глаза привыкали к ней и силились что-то разглядеть.
        - С тобой ещё по-божески обошлись, - прошептал я, морщась от боли, пульсирующей в затылке. - А мне по башке дали.
        - Матвей, кто нас похитил? Мой клан ни с кем не воюет, - взволнованно выдохнула Ленка и тут же предложила, громко сглотнув слюну: - Может, нам покричать? Вдруг кто-нибудь услышит?
        - Эх, Ленка, если бы нас мог кто-то услышать, то нам бы вставили кляпы в рот. А что касается того, кто нас мог похитить… так ответ очевиден. Кому мы вдвоём могли насолить? Пенсионный фонд сразу отметается. Мы ведь ещё не дожили до такого возраста.
        - Тогда остаются только вампиры, - с ненавистью выдала девушка, которая помимо красоты обладала ещё и недюжинным интеллектом.
        - Браво, - раздался насмешливый мужской голос, следом за которым во мраке вспыхнула тусклая лампочка, свисающая на проводке с потолка.
        Внезапный свет больно резанул по глазам, заставив меня зажмуриться. А когда я проморгался, то увидел небольшой пыльный подвал с облупившимися стенами, когда-то выкрашенными голубой краской.
        По периметру помещения стояли покосившиеся шкафы со старыми растрёпанными книгами и столы для чтения с горбатыми настольными лампами. Потолок же изобиловал жёлтыми кругами, появившимися от влаги, и трещинами, изрезавшими посеревшую от времени штукатурку. А возле единственной двери улыбался средних лет остроухий вампир в светлых джинсах, чёрной рубашке, лакированных ботинках и с зализанными назад тёмными волосами. Около него топтались ещё трое кровососов, демонстрирующих в улыбках длинные клыки. Они были помладше зализанного и тоже носили вполне обычную одежду и ровно такую же обувь, что и старший, словно закупались в одном бутике.
        Ленка же сидела напротив меня босая, в коротеньких розовых шортах и в майке того же цвета. Девушка была привязана к такому же стулу, который был и подо мной.
        Когда эльфийка увидела вампиров, то сразу же яростно выпалила, сверкая глазками:
        - Немедленно отпустите нас, иначе мой отец найдёт вас и накажет! Я из клана Белый Тюльпан!
        - Да как же он найдёт нас, глупышка? Он же не верит в вампиров, - глумливо сказал худощавый упырь средних лет. Похоже, он здесь был главным.
        - На сей раз он мне поверит, - заверила эльфийка кровососа, который обладал резкими чертами лица, крючковатым носом и бесцветными тонкими губами. Прочие вампиры в той или иной степени походили на него, как и тот упырь из таунхауса. Кажись, они все были похожи между собой, как китайцы или мальчуковые поп-группы.
        - Не будет никакого раза, - мягко сказал главарь, а затем добавил, повысив голос, в котором появились шипящие, змеиные нотки: - Вы убили члена моего гнезда! Моего первенца! И за это мы выпьем вас.
        - Не трогали мы никого! - заявил я. - И не разоряли никакие гнезда! Скворечник разве что, но это было ещё в детстве.
        - А я знаю, что трогали, - опять смягчился кровосос, двинувшись ко мне. - Да и если вы не были в доме моего мальчика, то почему же не удивлены видом настоящих вампиров?
        - Твою мать, вампиры! - ахнул я и смущённо добавил: - Просто я тормоз.
        - Да и кого сейчас удивишь вампирами? - вставила свои пять копеек Ленка. - Это же не девяносто процентная скидка на Луи Виттон.
        - Вы очаровательны, молодые люди, - проворковал упырь, сложив ладошки лодочкой и умильно посмотрев на нас. - Право слово, мне жаль вас убивать, но того требуют наши древние обычаи, да и Артуру уже пришла пора вкусить ещё эльфийской крови. Да, Артурчик?
        Один из кровососов, тот, у которого на смазливом лице имелась густая щетина, кивнул и кровожадно посмотрел на Ленку.
        Я же, насколько позволяли путы, подался вперёд, чтобы быть ближе к девушке, и громким шёпотом произнёс:
        - Кажется, они педики, так что хотя бы твоей чести ничего не угрожает.
        - Заткнись! - выкрикнул главарь и ударил меня наотмашь ладонью.
        Мою щеку обожгла боль, голова качнулась в сторону, а в шее что-то хрустнуло.
        - О, начались предварительные ласки, - насмешливо выдал я, презрительно кривя губы. - А вы, кстати, бабку на днях не похищали?
        - Какую ещё бабку?
        - Старую, седую, в очках. На тебя чем-то похожа. Только посимпатичней.
        - Да кем ты себе возомнил, дитя, чтобы так разговаривать со мной? - удивился вампир, подошёл ко мне и заглянул в глаза. - Разве ты не понимаешь, что тебе осталось жить всего пару минут?
        - Вот именно. Тогда нет никакого смысла унижаться и выторговывать себе жизнь. Вы ведь всё равно убьёте нас. Так что на сука… - я плюнул ему в лицо, но он успел отшатнуться и слюна не долетела до его физиономии. - Блин, у меня редко когда с первого раза всё получается. Может, повторим? Не будь как моя бывшая одноклассница Дашка.
        - Отец, можно я убью этого мерзкого выродка, поганящего эльфийскую кровь?! - воскликнул ещё один вампир, чья впалая грудь бурно вздымалась от гнева.
        - Нет, я сам это сделаю. Но мне нравится кровь, приправленная страхом. Я заставлю его испытать настоящий ужас, - вкрадчиво произнёс главарь, глядя на меня колючими красными глазами, которые не предвещали ничего хорошего.
        - Испытать настоящий ужас? - со злым весельем повторил я его слова. - Ты вообще, где живёшь? Продажные менты, войны кланов, наша сборная по футболу… Куда уж ужаснее?
        - Я найду куда, - многообещающе протянул он, жёстко усмехаясь.
        - Ладно, может и найдёшь, - немного сбавил я обороты. - Но девчонку-то отпусти. Ленка же из ваших, эльфийка. Она вырастет, отучится в меде и будет таскать тебе донорскую кровь высшего сорта.
        - Донорскую кровь я и сам могу добыть, - оскалился главарь. - А среди наших - только вампиры. Все остальные - чужие, закуска. Артур, приступай. Выпей её кровь и забери душу. А юноша, изображающий из себя героя, пусть посмотрит, как умирает его подруга.
        - Э-э-э, братан, тормози! - в панике заорал я, глядя на вампира, который вытащил из кармана штанов маленькую пластиковую баночку с какой-то жидкостью. - Ты если на педика обиделся, так я случайно. Уж больно ты красивый… Агхам…
        Дальнейшие слова мне не дались по причине того, что главарь зажал мой рот ладонью. Мне оставалось лишь с ужасом наблюдать за тем, как Артурчик опорожнил содержимое баночки и занёс над головой руку с зажатым в ней ножом, который обладал странным волнистым лезвием и рукояткой из жёлтой кости. И уже в следующий миг явный любимец главаря вампиров метнулся к истошно завизжавшей Ленке…
        Глава 6
        - А-а-а! - пронзительно визжала эльфийка, вжавшись в спинку стула.
        - М-м-м-м, - мычал я в ладонь вампира, а затем умудрился укусить её, и уже пришла очередь завопить главаря, отдёрнувшего руку.
        - Мерзкий полукровка!
        И он хотел дать мне леща, но я заблаговременно нагнул голову, поэтому его ладонь лишь скользнула по моему темечку, и получился подлещик. А дальше я принялся угрожать, глядя на то, как Артурчик схватил одной рукой шею захрипевшей Ленки:
        - Не убивай её! Иначе я тебе очко порву до размеров входа в метро! У меня есть особая сила! Не заставляй меня применять её!
        - Ахахаха, - засмеялся молодой вампир, запрокидывая голову. - Ты просто тупое животное, корм. У таких, как ты, не может быть силы.
        - Да-а-а, а ты проверь… - холодно процедил я, смотря на него исподлобья нехорошим взглядом.
        Но кровосос не испугался. Он криво усмехнулся и приготовился ударить ножом под левую грудь обмершей эльфийки, которая уже покраснела от недостатка кислорода. И никто не мог помешать ему. Но произошло нечто невероятное. Хотя, казалось бы, куда уж невероятнее, когда вокруг настоящие вампиры? Но внезапно дверь взорвалась ворохом щепок, которые разлетелись во все стороны, и в подвал ворвались…
        - Оборотни! - подсказал мне испуганный визг Артурчика, который отпрыгнул от Ленки, начавшей жадно хватать ртом воздух.
        - Оборотни! - заорал и я, но не от страха, а всё больше от удивления.
        Они выглядели как гибриды людей и, наверное, волков. Все оборотни оказались в свободных спортивных шортах и в футболках без рукавов, чем напомнили мне баскетболистов, покрытых короткой серой, бурой или чёрной шерстью. И у этих ребят вместо человеческих голов были волчьи с вполне разумными жёлтыми глазами.
        Оборотни оказались прямоходящими, с длинными свисающими до середины бёдер мускулистыми руками. Хотя, как выяснилось, они могли передвигаться и на всех четырёх конечностях, что в этот миг продемонстрировал всему честному народу один из пяти оборотней.
        Он разинул вытянутую пасть, а затем оттолкнулся руками и ногами от пола, метнув своё тело с узким тазом в сторону главаря вампиров. В воздух взвился стокилограммовый сгусток звериной ярости с крепкими когтями, увенчивающими пальцы рук и ног. Но до главы вампиров оборотень не добрался. Тот встретил его сильнейшим апперкотом, от которого лохматый отлетел в мою сторону, врезавшись в стул, после чего из пола выскочили болты и предмет мебели упал набок вместе со мной. У него сломалась спинка, что позволило мне освободить руки. А потом я и ногам дал свободу.
        Оборотень же тряхнул башкой и снова бросился в бой, который развернулся в подвале, оглашаемом целой какофонией звуков: шипением вампиров, рёвов оборотней и визгом Ленки, коя звала маму. Хотя я не знаю, чем бы её мама могла нам помочь в такой жоподробительной ситуации. Ну, если, конечно, матушка Ленки не Ван Хельсинг, что вряд ли. Поэтому нам надо самим спасать свои тушки, чем я и занялся, едва не брызжа из ушей адреналином.
        Первым делом я схватил странный нож, оброненный Артурчиком, который в это время на удивление лихо отбивался от оборотня и даже победил его, поставив финальную точку в битве ударом сложенных вместе пальцев. Его рука по самое запястье вошла в глотку противника. Но радовался он недолго. Я молниеносно вытащил из кармана флакон с амброзией, опорожнил его и бросился на вампира. Он стоял ко мне спиной, так что всё было честно. И благодаря этому зажатый в моей руке нож вошёл под левую лопатку Артурчика, скорее всего достигнув сердца, а затем я сломал систему и укусил вампира в шею.
        Мы повалились на пол, где кровосос мелко задёргался, не пытаясь сопротивляться. Жаль только мои зубы не прокусили его кожу, поэтому мне пришлось воспользоваться ножом. Я ударил им вампира в шею и припал губами к ране хрипящего упыря, лежащего лицом вниз.
        Мне удалось быстро всосать в себя несколько глотков крови, после чего я вскочил на ноги и метнулся к истошно верещавшей Ленке, которая запрокинула голову, наверное, чтобы орать сильнее.
        Благо, что на эльфийку и на меня в этой катавасии никто не обращал внимания, так что я быстро перерезал удерживающие её верёвки, схватил девушку за руку и вместе с ней выскочил из подвала, оказавшись в длинном тёмном коридоре.
        Дальше мы тупо помчались налево, почему-то решив, что выход из здания где-то там. И лишь спустя несколько поворотов я догадался достать дрожащей рукой телефон и включить фонарик. Хорошо хоть самоуверенные вампиры даже не обыскали меня.
        Но удержать в пальцах раскладушку я уже не смог. Она упала на вытертый до дыр линолеум. А я согнулся и от души блеванул возле пошарпанной белой двери, почувствовав, что у меня опять поднимается температура, а тело наливается слабостью и его немного колотит.
        Ленка тут же подняла раскладушку и прострекотала, со страхом глядя туда, откуда мы прибежали:
        - Матвеюшка, что с тобой? Ты в порядке?
        - Ага, в порядке, я именно так и рассчитывал провести ночь, - саркастично бросил я и следом показал пальцем на блевотину, ощущая, как раскалывается голова. - Теперь это будет наш фирменный знак.
        - Будет, будет, - выдохнула она и попыталась позвонить, но практически тут же разочарованно простонала: - Нет сети. Придётся самим выбираться. Побежали скорее.
        - Да, шеф, - прохрипел я и с трудом помчался по коридорам, видя перед собой струю света, испускаемую фонариком телефона. И то, что я видел в этом свете, очень напоминало подвал какой-то бюджетной организации. Это натолкнуло меня на неожиданную мысль. Похоже, не только чиновники пьют из народа кровь, но и некоторые бюджетники.
        Вскоре мы прибежали к двустворчатой двери, которая перегораживала коридор с высоким арочным потолком, покрытым побелкой. И, по-моему, за дверью кто-то перешёптывался. Я точно слышал приглушённые голоса, поэтому заорал, когда дверь оказалась запертой:
        - Эй! Люди! Откройте! Тут писец, что творится! - голоса смолкли, но я не прекращал кричать: - Народ! Откройте! Нас же сожрут!
        - Матвей, не кричи, - умоляюще протараторила Ленка, тревожно оглядываясь. - Нас же могут услышать.
        - Так нам и надо, чтобы нас услышали и открыли.
        - Да за дверью никого нет.
        - Я слышал голоса.
        - Нет там никого. Нам надо найти другой путь.
        - Какой, млять?! - не выдержал я, смахнув пот со лба. - Эскалатор?! Лифт?!
        - Не ори на меня! - огрызнулась Ленка, нахмурив соболиные брови. - Может, ты лучше выплеснешь свою агрессию на дверь и выбьешь её?
        - Ага, выбью, - саркастично просипел я, едва стоя на ватных ногах.
        - Тогда давай искать иной выход. Придётся вернуться, - здраво рассудила девушка и побежала назад. - Я видела поворот в другую сторону.
        - Помчались, - устало бросил я, опять ощущая позывы к рвоте. Но всё-таки мне удалось сдержаться и припустить за девушкой.
        Мы быстро преодолели несколько коридоров и выскочили в тот, в котором до этого не были. И здесь Ленка истошно заорала, увидев статую Ленина в полный рост, которая стояла возле стены и указывала рукой в светлое будущее:
        - А-а-а-а!
        - Да не такой уж он и страшный, - прохрипел я, тяжело отдуваясь.
        - Я от неожиданности. Думала, что эти…
        - А, ясно. Пошли проверим вон ту дверь? Она вроде бы приоткрыта.
        - Как ты её заметил в такой темноте? - удивилась эльфийка, только сейчас наведя на приоткрытую дверь луч телефонного фонарика.
        - Чудеса, - легко проронил я, на сей раз точно уверовав в то, что кровь вампира обострила мои чувства. А если я ещё пару раз накачу её, то, наверное, вообще буду видеть ночью, как днём, и слышать, как летучая мышь. Главное, самому не стать вампиром. Но у меня вроде бы нет никакой жажды крови, а есть лишь жажда жизни.
        Тем временем Ленка потопала к двери. А я за ней. И чем ближе мы подходили к двери, тем явственнее ощущали сладковатый запах разложения, витающий в спёртом воздухе.
        Девушка даже робко прошептала, прикрывая ладошкой нос и рот:
        - Может, не пойдём туда?
        - Пойдём, - твёрдо сказал я, ощутив пробудившееся на миг шестое чувство. - Кажись, там наш путь к спасению. Ты, если хочешь, постой здесь, а я проверю, что там.
        - Нет, я с тобой, - решительно заявила она.
        Я пожал плечами и шире отворил дверь, едва не задохнувшись от ударившего в нос смрада. Внутри небольшой комнатки, обложенной голубым кафелем, на крюках, привинченных к потолку, вниз головой висели обнажённые тела: два людских и одно гномье. А под ними стояли эмалированные вёдра, в которые стекала кровь из множества глубоких порезов. Разумные были мертвы и выглядели, как не слишком успешные персонажи. Все они оказались со спутанными волосами, одутловатыми лицами и от них пованивало застарелым потом, грязью и перегаром. Скорее всего, они были бомжами, что подтверждало и сложенное грудой тряпьё, которое лежало в углу комнаты.
        Я посмотрел на трупы и просипел, прижав к носу сгиб локтя:
        - Кажись, вампиры не слишком-то привередливые. Может, они и бабку всё-таки похитили?
        - Бу-э-э-э, - не выдержала девушка и оставила на пороге нашу фирменную «метку», а потом утёрла губы тыльной стороной руки и просипела: - Что за бабка-то?
        - Долгая история, - отмахнулся я, наткнувшись взглядом на люк в полу, от которого и шла львиная доля вони. - Ленок, ты как насчёт канализации? Чую, что вампирятки сбрасывали туда «отходы».
        - Если другого выхода нет, то полезли, - слабым голосом произнесла эльфийка, позеленев лицом.
        Я кивнул и, морщась от отвращения, откинул в сторону железный люк, покрытый бурыми пятнами. Под ним, как я и предполагал, оказались ржавые скобы, ведущие вниз. Я взял у девушки телефон и посветил им в колодец, обложенный старыми красными кирпичами. Свет достиг дна и показал нам мутную воду, которая неспешно несла мелкий мусор, фекалии и прочие отходы.
        Кажется, у нас действительно есть шанс выбраться через это место. Но нам будет нелегко, тем более что девушка босая. Мне пришлось разуться и отдать ей свои кроссовки. Та помялась немного, но обула их.
        Я кивнул и первым спустился в колодец, очутившись по колено в холодной воде. А следом в канализации оказалась Ленка, которая старалась не дышать.
        Мы переглянулись, и я предложил эльфийке следовать по течению воды. Она же куда-то вытекала. Девушка согласилась. Я пошёл первым, осторожно ступая голыми подошвами и держа в руке телефон. Его свет вырывал из темноты упитанных серых крыс и начисто обглоданные человеческие кости, торчащие из воды.
        Меня такой «пейзаж» пугал даже больше, чем обескровленные тела, висящие в той коморке, словно свиные туши. Да и Ленка стучала зубами. И если бы не адреналин и её более-менее крепкие нервы, то она бы уже билась в истерике. А так - эльфийка хоть и вздрагивала, но шла за мной.
        Но вот когда сдохла батарейка телефона и нас окутала кромешная тьма, то я впервые услышал, как Ленка тихонько поскуливает от ужаса. Мне самому стало в разы страшнее. Но уже спустя пяток секунд я с громадным облегчением понял, что кое-что могу разобрать даже в таком густом мраке. Видимо, вампирская кровь окончательно усвоилась в моём организме, сделав зрение ещё чуть лучше.
        Я тут же решил успокоить остроухую, чувствуя, что меня отпускает дрожь, ранее сотрясавшая тело:
        - Ленка, всё в ажуре. Иди за мной. Немного ещё осталось. Вылезем из первого же попавшегося колодца.
        - Хорошо, - выдохнула девушка, превратившаяся в серый силуэт.
        Я взял её за руку и уверенно двинулся дальше, изо всех сил напрягая зрение.
        Мне удавалось различать стены, потолок канализации и порой я мог вычленить из тьмы даже очертания крыс. Но всё же о колодце меня предупредило шестое чувство, которое в последнее время стало весьма активным, как политик перед выборами.
        Мы поднялись по скобам и я отодвинул крышку канализационного люка, после чего наша парочка с облегчением выбралась в какой-то темный проулок, пропахший мочой. Но этот воздух был для нас сродни чистейшему горному. Мы не могли надышаться им, со свистом вдыхая его. И лишь спустя десяток секунд я начал осматриваться. Мы оказались между Государственным центральным музеем современной истории России и забором какой-то школы. Кажется, именно в подвале музея нас и держали.
        Ленка тоже поняла это и лихорадочно проговорила, повысив тон:
        - Вампиры орудуют почти в центре столицы! Ужас!
        - Может, найдём таксофон и позвоним в милицию? Хотя, что мы им скажем? Что вампиры схлестнулись с оборотнями в подвале музея?
        - Ты им ещё рэп прочитай, чтобы нас точно в дурку забрали, - ехидно протараторила Ленка, начиная приходить в себя.
        - А если сказать, что там разборки двух кланов? Нет, тоже бред. Тем более что милиция может повязать кого-то из вампиров и тот наверняка сдаст нас. Кровососы, как и оборотни, точно могут принимать вид обычных разумных. И вот такой вполне нормальный с виду эльф и сообщит ментам, что видел похожих на фоторобот персонажей, которых разыскивают по делу о двух трупах в сгоревшем таунхаусе. Короче, милицию лучше не впутывать, - заключил я, скорбно посмотрев на покрытые грязью ноги. - И домой нам возвращаться тоже нельзя. Вампиры знают, где мы живём.
        - Хорошо хоть мои родители улетели на какой-то медицинский симпозиум в Женеву, - облегчённо выдохнула Ленка, проводив испуганным взглядом кошку, выметнувшуюся из-за мусорного контейнера, и исчезнувшую в темноте проулка.
        - Ну, надеюсь, до их прилёта мы всё решим. Или оборотни решат всё за нас. Если вампиров всего четверо и пушистики их покромсают, то нам, в принципе, больше нечего будет бояться.
        - Нечего бояться? - саркастично выдала девушка, приподняв брови. - А тебе не кажется, что в этом городе надо бояться каждую ночь? Сперва я думала, что реальны только вампиры, а теперь ещё и оборотни объявились. Кто дальше? Драконы? Леприконы? Настоящие мужчины?
        - Не, ну с последним ты явно лишканула. Настоящие мужчины есть, но он всего один и меня на всех не хватит.
        - Ты - настоящий мужчина? - насмешливо бросила эльфийка, медленно потопав к Тверской улице.
        - Ага. Я для тебя даже кроссовки не пожалел, а они совсем новые. Всего неделю назад на базаре их брал! - возмущённо выпалил я и серьёзно добавил: - Слушай, нам надо валить отсюда и где-то пересидеть. Предлагаю снять квартирку на пару дней.
        - Мысль-то хорошая, но у меня нет денег. Они все остались в доме, - кисло сказала Ленка, смотрясь весьма нелепо и фривольно в пижамных шортиках, маечке и моей обуви.
        - У меня есть кое-какие бабосики на карточке. Только их надо снять, а то ведь за хату придётся наличкой платить.
        - Отлично, - повеселела остроухая и следом задала неожиданный вопрос: - А где ты шатался среди ночи? Тебя же не из постели вытащили. Ты вон и одет, и кошелёк есть.
        - Ленка, ты только никому не говори, хорошо, - таинственным голосом произнёс я, выйдя на широкую улицу, залитую жёлтым светом фонарей, под коим проносились редкие машины.
        - Не скажу, - навострила та ушки.
        - Тогда слушай. Когда на город опускается тьма, я выхожу из квартиры и иду спасать этот мир. И как ты могла заметить - мир ещё цел, а значит, я хорошо справляюсь со своими обязанностями.
        - Ох, Матвей, - выдохнула она, махнув рукой. - Когда ты уже станешь серьёзным? Хотя о чём я говорю? В твоём возрасте мало кто бывает серьёзным.
        Я усмехнулся, а потом болезненно поморщился. Удар по затылку всё ещё давал о себе знать. Хорошо хоть Ленка заметила мои гримасы и сказала с ехидной улыбкой, тряхнув кистями рук:
        - Будем лечить или ещё поживёшь?
        - Будем, - усмехнулся я, оценив её юмор.
        Та кивнула, подошла ко мне и прижала ладони к моим вискам и уже через десяток секунд боль как рукой сняло.
        Ну а вскоре мы заметили банкомат, к которому я незамедлительно подошёл и вставил карточку. Вот только банкомат подавился насмерть. Его экран погас, заставив похолодеть мою спину. Но вдруг он снова вспыхнул и вполне адекватно заработал, благодаря чему я всё-таки сумел снять деньги, а затем в обществе Ленки поскакал подальше от музея.
        По пути я проделал то, чем не могу гордиться, - огрел по голове припозднившегося юного гнома-панка и снял с лишившегося сознания тела сланцы. Больше я ничего не взял, честное слово, даже плеер с наушниками. Просто нацепил его обувь и вместе с Ленкой добрался до ближайшего круглосуточного ларька, в ассортименте которого были зарядки для телефонов. Я купил одну, там же зарядил раскладушку, нашёл через интернет хату и созвонился с хозяйкой. Та радушно согласилась сдать нам её, несмотря на позднее время. После этого мы вызвали такси и поехали по адресу.
        И уже с балкона съёмной однокомнатной квартиры, расположившейся на улице Яблочкова, я позвонил Пышкину на домашний телефон.
        Он ответил не сразу, чем заставил меня заволноваться, но когда всё-таки сладил с трубкой, то прохрипел:
        - Как же неудобно с лапками…
        - Пышкин, будь на стрёме. В квартиру могут ввалиться вампиры. Если что - уходи через форточку и к Оли. Ты меня понял?
        - Мяу, - утвердительно произнёс тот, не выказав особого беспокойства. - Тебя долго не будет?
        - Денёк как минимум.
        - Тьфу твою мяу, мне опять придётся есть сухой корм? Ненавижу его!
        - Потерпишь, - пожал я плечами и торопливо попрощался с ним, услышав позади шаги эльфийки: - Всё, мне пора. Покедова.
        Глава 7
        Я напряжённо посмотрел на Ленку и произнёс, облизав от волнения губы:
        - Орёл? - та кивнула, и тогда я подбросил пятирублёвую монетку, которая через несколько оборотов упала на ламинат решкой вверх, вызвав у меня ликующий крик: - Есть! Ты спишь на кресле!
        - Вот ведь… - едва не выругалась закутанная в полотенце девушка, которая успела отмыться в душе, и нехотя поплелась к разложенному креслу, жалобно бурча: - Ведь были же когда-то мужчины, которые уступали женщинам, а теперь… эх… в книжках только и остались.
        - Тебе полезно отдохнуть от роскоши, - усмехнулся я и плюхнулся на двуспальную кровать, стараясь не смотреть на эльфийку, а то гормоны тут же начинали толкать меня на необдуманные действия.
        Девушка же обожгла меня укоризненным взглядом, выключила свет и открыла окно, так как кондиционера или вентилятора в этой квартире не имелось.
        Лёгкий ветерок принялся трепать занавески, а Ленка, уместившись на кресле, задумчиво произнесла:
        - Матвей…
        - …Нет, даже не думай, я с кровати не уйду.
        - Да я не о том, - отмахнулась она. - Меня больше занимают оборотни. Почему они напали на вампиров? У них война?
        - Хрен их знает, - проговорил я, глядя за окно, где над никогда не спящим городом висела жёлтая луна. - Но они спасли нашу безбашенную парочку. Правда, далеко не факт, что они не сожрали бы нас, не успей мы свалить оттуда.
        - Вот-вот, - поддакнула Ленка и посетовала: - У нас крайне мало информации, а количество монстров всё ширится и ширится. Много ли их в городе? В стране? В мире?
        - Явно не два и не три, - кисло заметил я и добавил: - Мы будто открыли дверь в изнанку мира, завалив того вампира. И теперь непонятно, кто вообще может за него мстить? Те четверо из подвала или есть ещё алчущие отмщения кровососы? Блин, ну я порой такие словечки мудрёные могу ввернуть, хоть сейчас книгу пиши.
        - Образованные разумные знают тысячи таких словечек, а не десяток, как ты, - не преминула уколоть меня остроухая и тут же вернулась к вампирам: - Надеюсь, что за смерть того упыря из таунхауса хотели отомстить только члены его гнезда, а их всех вполне могли убить оборотни.
        - Это идеальный вариант, если добавить сюда ещё то, что оборотни не будут выслеживать нас. Хотя зачем мы им нужны? По крайней мере, ты. Я-то красивый и умный. Мной могут и заинтересоваться.
        - Согласна. Если им нужен самовлюблённый ужин с капелькой эльфийской крови, то ты весьма подходишь, - ядовито заключила девушка.
        - Слушай, а мне ведь повезло, что я не эльф, учитывая интерес вампиров к этой расе.
        - Ну и что? Эльфы самая лучшая раса! И я испытываю гордость оттого, что принадлежу к ней! - пропыхтела девушка, даже привстав на локти, отчего тонкое одеяло почти соскользнуло с её груди, вызвав мгновенную сухость в моём горле.
        - Конечно, конечно, - ласково просипел я и перевёл тему от греха подальше: - А ты не видела, у вампиров были клановые тату?
        - Вроде нет.
        - Замечательно, - протянул я. - А как ты думаешь, какие ещё существуют виды чудовищ?
        Девушка принялась высказывать свои предположения, пытаясь их обосновать. А я рассеянно поддакивал ей, вдруг задумавшись о шестом чувстве. Какому существу оно могло принадлежать? Вампиры вряд ли владели им. Оборотни? Тоже нет. У меня уже давно витала мысль, что оно досталось мне по наследству, пробудившись в пиковый момент эмоционального возбуждения. Но чья кровь дала мне шестое чувство? Я грешу на того с кем переспала моя мать. Пару лет назад мне удалось выяснить с помощью нелегального теста, что её муж, которого я всю жизнь называл папой, вовсе не был моим биологическим отцом. Мать оказалась родной, а батя - нет. Знал ли он об этом? Сложно сказать. Но в ту роковую ночь он защищал меня как родного.
        Неожиданно мои размышления прервал недовольный голос эльфийки:
        - Эй, ты меня слушаешь?!
        - Угу.
        - И что я сейчас сказала?
        - Да херню какую-то, - отмахнулся я, сонно зевая.
        - Угадал, - неожиданно пошутила девушка и натянуто рассмеялась.
        - Давай уже спать? Меня прям вырубает.
        - Ладно, - буркнула остроухая из клана Белый Тюльпан. - Надеюсь, ты не храпишь.
        Вскоре мы уснули, а наутро заказали еду и решили, как минимум один день провести в этой квартире. И прямо с самого утра наша парочка начала мониторить интернет с помощью моего телефона, и смотреть новости через старый телик, оказавшийся в квартире.
        Мы страстно ожидали появления хоть какой-то информации о ночных событиях в музее. И уже часам к десяти кое-что появилось. На одном из новостных сайтов писали, что в подвале музея Современной истории России столкнулись две банды неклановых, выясняющие между собой отношения. В статье имелись кадры с места событий. Мы увидели тот самый подвал, забрызганный кровью, но трупов на фото не оказалось. Зато в материале присутствовали сведения, что погибших четверо и они эльфы.
        В этот миг я посмотрел на Ленку и с надеждой проговорил:
        - Вампиры?
        - Скорее всего, - ответила она, кусая губы.
        - Ты заметила, что в статье нет никаких упоминаний о клыках, красных глазах, длинных ногтях и прочих атрибутах упырей?
        - Конечно, - сказала девушка, недовольно глянув на меня.
        - Кажись, они, действительно, превращаются после смерти в обычных эльфов. И, возможно, даже вскрытие не покажет ничего, кроме аномально больших клыков и ногтей, - предположил я.
        Ленка кивнула, соглашаясь с моими словами, а потом мы продолжили следить за обстановкой.
        Ещё через пару часиков в эфире «Дежурной части» более подробно осветили этот инцидент. Ведущий рассказал примерно то же самое, что писал и новостной портал, но добавил, что убийцы каким-то образом натравили на эльфов собак, и его слова сопровождались видео с места происшествия. На нём я увидел лишь прикрытые чёрным полиэтиленом трупы, которые лежали рядком. Но вот ноги немного выглядывали из-под полиэтилена, благодаря чему я узрел лакированные ботинки умерших. После этого мне окончательно стало ясно, что трупы реально принадлежат вампирам. Оборотни же были босыми.
        Я сообщил о своём открытии Ленке и снова заработал недовольный взгляд, вслед за которым последовало шипение:
        - Ты меня за дуру держишь?
        - Ну, мало ли. Я ведь когда тебя впервые увидел в баре, так и подумал. И ещё подумал, что ты алкоголичка.
        - Ты переходишь уже все границы! - яростно выдохнула она, сверкая глазами не хуже заправского упыря.
        - Ладно, ладно, - пошёл я на попятную, робко улыбаясь.
        - У-у-у, - погрозила мне кулачком эльфийка, поправила волосы и уже нормальным голосом произнесла, хмуря брови: - Если из оборотней кто-то и погиб, то звери забрали тела, а мне было бы весьма любопытно посмотреть кто они такие: люди, орки или тоже эльфы?
        - Ну, если оборотни сохраняют массу тела во время… э-э-э… перекидывания в зверей, то они явно не эльфийских кровей. Уж слишком ваш народ худосочный. Скорее, они орки или крупные люди, - предположил я, задумчиво потирая подбородок, на котором колосилась жидкая юношеская поросль.
        - Мы не худосочные, а стройные, - ревниво поправила меня Ленка, покосившись на экран телевизора, где пошёл сюжет о несанкционированном митинге, который окружил ОМОН, а ОМОН оцепила Росгвардия - и так в девять кругов, ведь оцеплений много не бывает.
        На этом моменте мы вырубили телик и снова стали лазить в интернете, переключившись на происшествия подобные нашему подвальному. Инфы оказалось много. В городе из-за конфликтов кланов довольно часто происходили какие-то стычки, заканчивающиеся трупами, бесследно пропадали разумные и находили тела с разнообразными ранами, включая и те, которые могли оставить звери - чаще всего такие трупы списывали на бродячих собак. И порой доходило до откровенного бреда, когда на собак или сатанистов могли сбросить погибшую в квартире одинокую женщину с вырванным сердцем или наоборот - целую семью гномов. А ведь всем известно, что коротышки живут не вдвоём и не втроём, а небольшой толпой, так как после свадьбы начинают строгать детей, как из пулемёта.
        В общем, мне несколько раз попадалась откровенная чушь, и ближе к вечеру я озвучил вслух напрашивающийся вывод:
        - Ленка, мне кажется, что за всеми этими чудовищами кто-то подчищает кровавые хвосты.
        - Вряд ли, - не согласилась она. - Разумные и сами могут придумать объяснение чему угодно, любой фантастике.
        - Ну не знаю… - с сомнением протянул я, вспоминая тех людей в подвале, которых слышал за дверью.
        Хотя может это и не люди были? Но там явно кто-то тёрся. Мне не почудилось. Кто же они такие? Эх, вряд ли я прямо сейчас сумею найти ответ на этот вопрос. У меня тупо не хватает информации. Но в одном я был практически уверен и попытался донести это до эльфийки.
        - Ленок, мы ввязались в опасное дело. Тут явно замешаны большие дядьки. Ты вот поставь себя на место, к примеру, вампира. Он ведь долгоживущий и неужели упырь не попытается заполучить в свои руки власть? Ему же будет проще жить, управляя из тени разумными. Да и обращать в себе подобных он станет не абы кого, а лишь тех, кто будет полезен гнезду. Я вот уверен, что у вампиров есть свои люди, как минимум, в силовых структурах.
        - И что ты предлагаешь? Бросить всё и забиться в дыру?! - прорычала эльфийка, презрительно глядя на меня. - Забыть про то, что какой-то упырь осушил мою сестру?! Жить как ни в чём не бывало?!
        - Я не это имел в виду, - спокойно проговорил я, понимая, что лично мне отступать некуда. Мне нужна сила, ведь срок приближался. - Просто я хочу, чтобы ты вела себя осторожнее. Контрацептивы, смазки и всё прочее. Шучу. Тебе надо быть настороже каждую секунду, ведь мы оказались замешаны в опасную историю. И даже обычные с виду разумные могут представлять для нас угрозу, если они служат чудовищам.
        - Ты думаешь, что я не понимаю?! - взъярилась эльфийка. - За собой лучше следи! У тебя ещё молоко на губах не обсохло, а ты уже учишь меня!
        - Но, но, но, - запротестовал я. - Ты берега-то не теряй!
        Короче, слово за слово и мы поругались. Девушка, надувшись, уселась на кровать и погрузилась в интернет, между прочим, с моего телефона. А я присел перед теликом и стал смотреть какой-то комедийный сериал, чтобы прогнать то гнетущее чувство, которое не отпускало меня со вчерашнего вечера, а ругань с эльфийкой лишь усугубила его. Похоже, мы как двое мудрых взрослых, так и не будем разговаривать до завтрашнего утра. Но всё вышло иначе.
        В какой-то миг зазвонил мой телефон, и Ленка бросила мне его через всю комнату, сообщив неприятным голосом:
        - Какая-то Листа звонит.
        Я молча поймал раскладушку и нажал на зелёную кнопку.
        - Слушаю.
        - Мотя, я забыла у тебя браслет. Ты сейчас дома? - холодно выдала нечистокровная орчанка.
        - Меня нет. Завтра заберёшь его, - коротко ответил я.
        - Замётано, - не очень довольно проронила Листа и сбросила вызов.
        Ленка тут же ехидно заметила:
        - Твоя девушка? Что-то хотела забрать? Свои лучшие годы?
        - У тебя сейчас яд изо рта капать начнёт, - мило улыбнулся я.
        - Ах ты… - начала было заводиться эльфийка, но потом замолчала, помассировала кончиками пальцев виски и серьёзно произнесла: - Пока ты пялился в телик, я обнаружила, что в том районе, где ты живёшь, за последние две недели пропало уже трое разумных. И все в тёмное время суток.
        - Думаешь, что там орудуют какие-то чудовища? - спросил я, вспомнив похищенную бабку.
        - Не исключено. Надо бы погулять там… ночью. Только сперва следует вооружиться. Я знаю одного человека, который может продать оружие, но мне к нему не с руки ехать… - многозначительно закончила она, глядя на меня серьёзными глазами из-под полуопущенных пушистых ресниц, кои оставались выразительными даже без косметики.
        - Ладно, я съезжу, чертяка языкастая. Умеешь ты уговаривать.
        Девушка дала мне координаты торговца и уже утром, после спокойной ночи, я посадил Ленку в жёлтую «Волгу» с шашечками, а сам отправился за оружием, после чего хотел поехать на свою съёмную квартиру. Мы с остроухой решили, что стоит вернуться по домам, так как Пышкин отрапортовал, что с момента моего похищения в квартиру никто не ломился, да и перед окнами не тёрлись всякие подозрительные личности.
        И вот я снял с карты наличку, проехал несколько станций метро в сторону северо-востока столицы, вышел из подземки и принялся искать того самого торговца. Сперва мне попалась на глаза ремонтная мастерская, которая позабавила меня тем, что на закрытой двери висела картонка с надписью «Звонок не работает. Стучите». И лишь потом я отыскал многоквартирный скворечник, который имел полуподвальный магазин с надписью «Тысяча мелочей для дома».
        Я вошёл внутрь, спустившись по трём ступенькам, и обнаружил заставленное стеклянными витринами полутёмное душное помещение с единственным распахнутым окном, которое оказалось вровень с землёй. Тут реально торговали всем: от гвоздей и до утюгов. А за кассой, прикорнувшей на п-образном столике, сидел упитанный мужик лет сорока. Он обладал рыжими, волнистыми волосами до плеч, густой бородой и пузиком, которое не скрывала чёрная футболка с надписью «Гражданская оборона».
        Мужик хмыкнул и недружелюбно посмотрел на меня колючими глазами цвета ржавчины. Его зенки поселились на физиономии, которая была больше похожа на морду английского бульдога, чем на человеческое лицо. У него оказались опущены уголки мясистых губ, щёки чуток висели, а нос-картошка обладал рытвинами и был немного искривлён.
        В общем, он являлся не очень приятным внешне персонажем, но я всё равно приветливо ему улыбнулся, отметив, что в магазине никого кроме нас нет, а затем проговорил:
        - Привет. Как идёт торговля?
        - А то не видишь, пацан, - хмуро пролаял он басом, почесав небритую щеку волосатой рукой с толстыми короткими пальцами. - Чего тебе? Мамка послала?
        - Не совсем, - пробормотал я, почему-то робея. - Меня отправила к вам Ленаэль. Она сказала, что вы можете помочь…
        - Не знаю никакую Ленаэль! - рыкнул тот, резко встав со стула, оказавшись где-то метр девяносто ростом. - Если ничего покупать не будешь, то не трать моё время.
        Торговец оперся руками о стол и немного подался ко мне, угрожающе глядя исподлобья. Я же не отступил и, выдержав его взгляд, полушепотом отчеканил:
        - Мне нужно оружие. Пистолет.
        - Вали отсюда! - проорал он, брызжа слюной. - Ты вообще в своём уме? Клея обнюхался? Или это приколы у вас, у молодёжи, такие?
        - Извините. Видимо, я не туда попал. Лучше схожу в магазин тысяча и одна мелочь для дома. У них-то ассортимент побольше, - пробурчал я, скрипнув зубами. Кажись, Ленка подшутила надо мной. Ну я ей устрою…
        - Что ты сказал? Тысяча и одна мелочь для дома? Типо у них на одну мелочь больше, чем у меня? - выдохнул рыжий и внезапно громко расхохотался, из-за чего затряслись стёкла в витринах. - Ну, насмешил… Так зачем тебе игрушка? И дверку-то прикрой, да на замок закрой.
        Я замер на полпути к выходу, удивлённый кардинально переменившимся настроением бородача, а потом торопливо закрыл дверь и вернулся к торговцу, с прищуром глядящему на меня.
        - Ну, в общем, мне для самообороны, - принялся я тараторить, как Ленка учила. - Мерещится мне всякое. Без дела стрелять не буду.
        - А что мерещится-то? - спросил рыжий.
        - Всякое, - пожал я плечами. - Вроде как в темноте кто-то за мной ходит.
        - А кто именно? - не отставал мужик, облизав толстые губы. - Может, подозрительное что-то видел? Или слышал?
        - Да ничего определённого.
        - Ничего определённого, - прошептал себе под нос торговец, сдвинув над переносицей лохматые брови. - Ладно, есть у меня кое-что.
        Он снова встал и исчез за неприметной дверью в углу помещения, а вернулся уже с промасленной тканью, в которую было что-то завёрнуто. Рыжий ещё раз глянул на меня, а потом положил ношу на стол и развернул. Внутри оказался «макар».
        - Игрушка не засвечена, номер спилен, одна полная обойма, - рассказал торговец, не прекращая изучать меня взглядом.
        - Беру, - решился я и уточнил цену.
        Бородач назвал её, после чего я передал ему деньги. Он взял их и грозно напутствовал меня:
        - Если шлёпнешь какого-нибудь эльфенка, который гнобит тебя из-за того, что кто-то из твоих предков снюхался с остроухим, то я сам тебя завалю, понял? - и после моего кивка продолжил: - А если попадёшь с этой игрушкой к ментам, то даже не думай вспоминать обо мне. Усёк, малец? Ты просто нашёл эту игрушку в кустах возле остановки, когда пошёл отлить.
        - Угу, - бросил я и покинул магазин, чувствуя между лопаток взгляд рыжего.
        Дальше я двинулся к перекрёстку, чтобы вызвать оттуда такси. И пока я шёл туда и ждал машину, оружие сквозь ткань кармана жгло мне ногу, а все прохожие будто бы с подозрением смотрели на мою физиономию. У меня даже в горле пересохло, а вдоль спины появился холодок. Поэтому я с радостью прыгнул в наконец-то подъехавшее такси и отправился домой, поглядывая на водителя - усатого гнома с ирокезом и проколотой ноздрёй, в которой красовалось маленькое стальное колечко.
        Таксист ловко вёл приземистую «Daewoo Nexia» и вскоре остановил машину возле соседнего от моего дома. Я именно эту точку выбрал конечной.
        Отдав деньги гному, я вышел из авто и прогулочным шагом направился к своему дому, внимательно смотря по сторонам. Вдруг вампиры всё-таки пасут меня? Они же вполне могут гулять под светом солнца. Но вокруг дома вроде бы никого не было. Тогда я вошёл в свой подъезд, поднялся на нужный этаж и открыл дверь квартиры. И вот тут-то меня ждал неприятный сюрприз…
        Глава 8
        Я гневно заорал с порога:
        - Пышкин! - кот через секунду показался из кухни и мой ор продолжился: - Что это такое?!
        - Вампиры залетали… - на голубом глазу сказал рыжий враль, невинно глядя на подранные обои. - Я их прогнал. Ты должен быть мне благодарен, а не вопить, как потерпевший.
        - Ой, да не гони, - отмахнулся я, снимая отобранные у гнома сланцы. - Ты вот из-за таких проделок семимильными шагами приближаешься к кастрации.
        - Лучше смерть, чем лишиться моих пушистых бубенчиков, - гордо заявил кот и сел на толстую задницу.
        - Да? А напомни-ка, куда коты попадают после смерти?
        - В Рай, естественно. А вот люди оказываются там в зависимости от того, любили они котиков или нет! - выпалил Пышкин и залился своим непередаваемым смехом, широко разевая розовую пасть, в которой блестели клыки-иголки.
        - Смешно, - вынужденно хмыкнул я и прошёл в комнату, где сразу же включил компьютер и принялся готовиться к вступительным экзаменам. Но буквально через пару минут позвонила Ленка. Она сообщила, что у неё дома всё тихо и сказала, что приедет ко мне ближе к вечеру. На этом мы распрощались, и я продолжил учить.
        Но через некоторое время зубрёжка мне наскучила и я стал заниматься домашними делами, то и дело ругая кота, которому было всё интересно, ну кроме, пылесоса. Звук последнего заставил его забраться на шкаф, откуда он испуганно зыркал и лопотал:
        - Нет, я всё понимаю… Простой прибор. Звук. Но это выше моих кошачьих сил!
        Я довольно улыбнулся, глядя на Пышкина, а затем заметил под диваном какой-то металлический блеск. Мне не составило труда наклониться, и я увидел тот самый нож, которым вампир хотел убить Ленку! Он сиротливо лежал под диваном, видимо выпав из моих штанов. А я ведь и думать о нём забыл, хотя гулял с ним в кармане целый день!
        Хм… а вещица-то приметная. Не будь она такой, то её можно было бы продать. Я взял нож и повертел его в руках. Рукоять вполне удобная, хоть и небольшая, - всего сантиметров десять, да и лезвие такой же длины. Я попробовал острый кончик пальцем и тут же болезненно поморщился из-за того, что проколол кожу. По волнистому клинку покатилась маленькая рубиновая капелька, которая вдруг исчезла, будто мгновенно высохла.
        Я пораженно выдохнул:
        - Охренеть! Пышкин, ты это видел?
        - Что видел? - не понял кот, спрыгнув со шкафа на диван.
        - Да, что? - вдруг раздался из пустоты полусонный голос, который мог бы принадлежать ленивому мужчине лет пятидесяти, уже пятый год ищущему работу по специальности.
        - Всё, писец, рехнулся, - просипел я, уронив челюсть на пол. - Голоса мерещатся. Кажись, крепко меня вампиры по затылку приложили.
        - Да я тоже его слышал, - прошептал Пышкин, настороженно оглядываясь и поводя ушами. - Значит, мы вместе рехнулись. А я ведь столько всего ещё не успел сделать! Обои не все подраны, тапки не все обоссаны, да и потомство не оставил. Моть, а существуют ли психиатры для котов? Только мне нужен самый лучший в Москве!
        - Помолчи, - процедил я, начав сомневаться в том, что у меня крышу повело.
        - Ага, не сотрясай попусту воздух, усатое животное, - снова раздался тот же голос, и теперь я понял, что он исходил от ножа.
        Я тут же уронил клинок на пол, а Пышкин зашипел на него и недружелюбно выпалил, размахивая хвостом:
        - Да в каком тоне со мной разговаривает какой-то нож?! Он же даже не чиновник. Где ты его взял, Моть?
        - У вампира, - пробормотал я, не сводя взора с фантастического оружия.
        А оно в этот миг подтвердило мои слова:
        - Да, у вампира. Его душа отдавала приторным подхалимажем.
        - Ты сожрал его душу? - ужаснулся я, представив, что вместе с моей капелькой крови чудовищный клинок забрал и мою драгоценную душу, ну или хотя бы полудрагоценную.
        - Моть, не переживай. Если он сожрёт и твою душу, то я одолжу тебе одну из своих. У меня их девять, - выдал кот и следом неуверенно добавил: - Хотя это же жизней, а вот насчёт душ - точно не знаю. Блин, Моть, переживай. Я не буду так рисковать.
        Ножик же вполне отчётливо зевнул и пробубнил:
        - Слишком много слов, слишком. Утомляет.
        - Ишь какой… - сердито выдохнул кот, замахнувшись когтистой лапой на клинок, но потом передумал его бить и сконфуженно облизал конечность, словно он именно это первоначально и задумывал.
        - Слушай… господин Нож, - неуверенно начал я.
        - Моё имя Тетсуя.
        - А я Матвей. Приятно познакомиться, - почему-то поклонился я клинку, ощутив себя японцем. - А вы мою душу-то не выпили?
        - Нет. Ты же мой новый хозяин. Я обязан служить тебе до скончания веков.
        - Фух, - облегчённо выдал я, прижав руку к сердцу. - А напомните-ка мне, Тетсуя, когда и как я стал вашим хозяином?
        - Эх, во всех странах молодёжь одинаковая. Ничего она не знает и ничему не обучена, - сокрушённо выдал клинок, явно недовольный моим незнанием. - Ты привязал меня к себе с помощью капли крови, а до этого умертвил моего предыдущего хозяина, честно завладев мной.
        - Ну, я так и думал.
        - Думал он, - проворчал нож.
        - Вы на меня не обижайтесь, но очень уж любопытно. А из какого места вы говорите? И вообще - как вы стали разумным? Вы не из Чернобыля?
        - Кхем… Моя история началась сотню лет назад в Токио…
        - Ну, ясно же, что не в Туле, - сострил кот, прикрыв ехидный смешок лапой.
        А Тетсуя, не обращая на него никакого внимания, продолжил голосом взрослого человека, читающего детям сказку:
        - Меня выковал великий мастер, гном по имени Ицубаши. Он оживил меня, вдохнув частичку своей души, и теперь, чтобы жить я должен поглощать чужие души, желательно, яркие.
        - А на что ты способен? - скептически бросил Пышкин.
        - На большее, чем ты можешь себе вообразить, животное.
        - Ах ты… ржавчина!
        - Успокойся, - шикнул я на кота, смекнув, что нож идеальный источник информации обо всей творящейся вокруг фантастике, вроде кровососов. - Тетсуя, а расскажи-ка мне о вампирах. Как они живут? Как ими становятся? И много ли вообще подобных тебе клинков?
        - В этой стране я провёл немного времени и успел увидеть лишь одно живое оружие, кроме себя. Им владел Виктор. Он был отцом четвёрки вампиров.
        - Отлично, - обрадованно сжал я кулаки, поняв, что мне и Ленке больше не стоит бояться конкретно этих вампиров. Четверо полегли в подвале, а один - на кухне таунхауса. Но вот оборотней, убивших упырей, наверное, стоит опасаться. Если они забрали оружие Виктора, то могут прийти и за моим. Ну, это если пушистики знают о существовании живых клинков и о том, что у вампиров их было два.
        Я решил поинтересоваться у Тетсуя, продолжавшего лежать на полу:
        - А многие ли живые существа знают о таких, как ты?
        - Это, как и многое другое, ты должен выяснить сам, - непоколебимо произнёс нож.
        - Вообще-то, я твой хозяин и ты должен подчиняться мне.
        - Мой создатель связал меня множеством табу, которые я не могу нарушать, - гордо сообщил японец, затихающим голосом. - Поэтому я не смею рассказывать тебе практически ничего из того, что знаю.
        - Э, а ты чего глохнешь? - заволновался я.
        - Мне нужна душа. Разговор отнял у меня слишком много энергии. И пока я не получу новую душу, то буду спать, а пробуждаться стану редко.
        - Ну хоть скажи какой я по счёту твой хозяин?
        - Тринадцатый, - ответил тот и затих.
        - Проститутка, - тихонько прошипел кот, опасливо косясь на клинок, но тот молчал.
        - Кажется, батарейка окончательно села, - пробормотал я и осторожно поднял нож. - Вот ведь привалило счастье… или несчастье?
        - Давай его выкинем? - предложил Пышкин, посмотрев за окно, где заметно потемнело, похолодало и пошёл дождь.
        Я не успел ему ответить, так как в моём кармане неожиданно забренчал телефон. Нож опять выскользнул из моих вздрогнувших рук и едва не пригвоздил хвост кота к полу, воткнувшись в ковёр буквально в сантиметре от него.
        Пышкин сразу же заверещал, что проклятая ржавчина хотела убить его, такого замечательного и пушистого. Но я сердито на него шикнул, перекрывая фонтан обвинений, и поспешно достал раскладушку.
        Оказалось, что звонила неугомонная Листа, дабы убедиться в том, что я дома. Мне пришлось ответить ей утвердительно, и уже через пару минут я открывал входную дверь, за которой стояла вырядившаяся девушка, натянувшая на себя короткое облегающее красное платье с блёстками и туфли на высоком каблуке.
        Она высокомерно взглянула на меня, вытащила розовые наушники из ушей и проронила, перестав гонять во рту жвачку:
        - Ну? Так и будем тупить? Где мой браслет? Ты нашёл его? Я, вообще-то, тороплюсь. Меня внизу возле падика ждёт чистокровный орк из клана «Железнобокие». И у него, между прочим, есть классная тачка в отличие от тебя.
        - Бедный парень, - усмехнулся я и сделал шаг в сторону, пропуская её. - Сама ищи свой браслет.
        - Да и найду! - фыркнула она и, не разуваясь, шмыгнула в квартиру, где дробно застучала длинными каблуками, отчаянно виляя пышной пятой точкой.
        Я тяжело вздохнул, глядя на то, как на чистых полах остаются следы от её туфель, а потом испустил уже облегчённый вздох, когда она нашла браслет и двинулась к выходу, сверля меня презрительным взглядом.
        И уже в дверях Листа столкнулась с Ленкой, которая только что подошла к моей квартире.
        Орчанка удивлённо приподняла чёрные брови, а потом бросила через губу, смерив эльфийку пренебрежительным взглядом:
        - Домом ошиблась, остроухая? Тут такие, как ты, не живут.
        - Простите? - охренела Ленка от такой «тёплой» встречи. - Ты вообще кто такая?
        - Не твоё дело, - выплюнула Листа и посмотрела на меня. - Потерял меня, разбил копилку и вызвал индивидуалку?
        - Сама ты шлюха! - выпалила эльфийка, яростно сузив глаза и аж побелев от гнева.
        - Вали отсюда, шалава! - не осталась в долгу Листа, которая в подобных стычках явно была опытнее Ленки.
        - Девочки, не ссорьтесь! Я ещё камеру не включил! - проорал я, встав между ними и пытаясь затолкать эльфийку в квартиру.
        А та вырывалась из моих рук и вопила, пронзая орчанку негодующим взором:
        - Да я тебя сейчас… стерва толстожопая! Я из клана Белый Тюльпан, а ты дрянь безродная!
        - Ага, так я тебе и поверила! Из клана она. Доска остроухая! - насмешливо выдала Листа и победно лопнула пузырь из жевательной резинки. И это было последнее, что она успела сделать, так как я закрыл дверь, отрезав её от разгорячённой Ленки, пытающейся показать тату на запястье.
        Кот в это время сидел возле порога, и в его восторженных глазах читалось, что эту жизнь он точно прожил не зря.
        Я недовольно посмотрел на него и успокаивающе проговорил, продолжая держать девушку за хрупкие плечи:
        - Ленка, остынь.
        - Отпусти меня! - завопила она, глядя на меня как на врага народа. - И я не Ленка, а - Ленаэль! И что это за гадина была? Это и есть твоя девушка?
        - Да никакая она мне не девушка. Всего лишь знакомая, - как будто оправдываясь, произнёс я, отпустив эльфийку.
        - Эта стерва внешне очень на любителя, как арт-хаус, - презрительно заметила Ленка, потихоньку успокаиваясь, будто снятый с плиты чайник с только что вскипевшей водой. - Как ты с ней умудрился связаться? Клюнул на её доступность?
        Девица попала в точку, но, естественно, я не мог в этом признаться, поэтому проговорил, двинувшись на кухню, чтобы она не увидела предательски заалевших щёк:
        - Меня с ней познакомил один приятель. Она в этом же подъезде живет, только несколькими этажами выше. А ты я гляжу, всё-таки умеешь ругаться.
        - Вырвалось, - потупилась Ленка и присела на стул возле холодильника, грохочущего как «КамАЗ». - Вывела она меня из себя. Даже воспитание не помогло.
        - В этом районе и не такого наслушаешься, - осклабился я и предложил ей: - Чай?
        - Можно. С мятой и барбарисом, - на полном серьёзе попросила она, а потом хлопнула себя по лбу и буркнула: - Давай какой есть.
        Я усмехнулся и налил кипятка в бокал с пакетиком чая, после чего поставил его перед Ленкой, а сам пошёл в комнату, чтобы надеть свитер, а то, судя по ветерку из открытой форточки, на улице ещё больше похолодало. Хорошо хоть Ленка прихватила с собой джинсовку, а то бы и ей пришлось что-нибудь искать. А так - мы вскоре спокойно вышли на улицу и принялись нарезать круги по району, который постепенно пустел, а на небе зажигалось всё больше звёзд.
        Девушка шла впереди, а я позади неё метрах в двадцати, чтобы не отпугнуть потенциальных чудовищ своей костлявой фигурой. Вдруг они подумают, что это бродит сама Смерть? Но, в общем-то, если отбросить шутки, то им было чего опасаться, а именно - «макара» в моём кармане. Я не стал брать с собой уснувший нож, но на всякий случай прихватил ствол, решив не искушать судьбу после встреч с вампирами и оборотнями. Правда, я особо не верил в то, что мне придётся его применять. Не можем же мы каждую ночь встречать всяких упырей? Но жизнь распорядилась иначе…
        Когда в большинстве домов погасли практически все огни, а улицы окончательно обезлюдили, из какой-то подворотни вывернули пятеро парней. Они явно были уже навеселе: пьяно смеялись и громко разговаривали, но при этом ещё вполне крепко держались на ногах. И когда они увидели одинокую симпатичную эльфийку, то мигом заинтересовались ею - принялись улюлюкать, отпускать пошлые шутки и предлагать познакомиться.
        Ленка попыталась пройти мимо них, сойдя с тротуара, идущего параллельно лесопарковой зоне, но парни обступили её, не давая уйти. Тогда эльфийка бросила испуганный взгляд в мою сторону, и я торопливо пошёл к ней, ещё издали став громко говорить:
        - Ребята, друзья, не стоит трогать эту девушку! У неё такой папаша, который мигом отрежет ваши головы, если узнает, что вы докапывались до неё!
        - Он хирург, что ли? - сострил прыщавый гном лет пятнадцати и в поисках одобрения посмотрел на мускулистого орка лет двадцати, который по виду был самым старшим из них.
        Тот громко загоготал над плоской шуткой подростка и к его смеху присоединились остальные дебилы, выпуская изо ртов ароматы табака и дешёвого алкоголя.
        Я тоже посмеялся и бросил девушке:
        - Ленаэль, пойдём. Глава клана ждёт твоего возвращения.
        Она попыталась пробиться ко мне, но орк схватил её за тонкое запястье, посмотрел на татуировку и удивлённо проговорил:
        - «Белый Тюльпан».
        - Может, отпустим её? - донеслось от его слегка струхнувшись дружков, которые знали, что кланы всегда мстят тем, кто обидел их членов.
        - «Белый Тюльпан» - слабаки. У них отобрали почти всё влияние, - прорычал орк и следом процедил, угрожающе глядя на меня серыми глазами, поселившимися на рябом лице с тонкой ниткой шрама на щеке: - Никуда она не пойдёт. А ты вали отсюда, пока я тебя не изуродовал ещё сильнее, чем твои предки, родившие нечистокровного урода. Это твоя мамка-шлюха легла под эльфа?
        Возможно, будь я постарше, уже опытным разумным, который умел держать эмоции в узде, то мне бы удалось сдержаться. Но я был вчерашним подростком, поэтому мгновенно вскипел и гневно выпалил, несмотря на то, что их было пятеро, а у меня из защиты наличествовал лишь колючий свитер, бьющийся током, да пистолет, который мне очень-то и не хотелось доставать:
        - Хлебальник закрой!
        - Что?! - удивлённо рыкнул орк, а потом демонстративно хрустнул бычьей шеей и бросил своим друзьям-товарищам: - Подержите-ка эту суку остроухую, а я разберусь с этим смертником. Ох, дрищеныш, сейчас ты будешь сломанными пальцами собирать выбитые зубы.
        - Давай, Тони, покажи ему! - азартно подбадривали орка парни, почуяв кровавое представление. - Ты же из клана «Яростные»!
        Здоровяк предвкушающе улыбнулся, скаля едва-едва виднеющиеся изо рта нижние клыки, а затем сжал пудовые кулаки и неторопливо пошёл ко мне, демонстрируя полную уверенность в том, что он вобьёт меня в землю по самую маковку.
        Ну а я не стал ждать его приближения. Ехидно улыбнулся и вытащил «макар», направив его в искорёженное от ярости лицо орка. Тот не сразу понял, что у меня в руке. А когда понял, то неуверенно проронил:
        - Боевой?
        - Хочешь проверить, - ещё шире улыбнулся я.
        Орк посмотрел на своих затихших товарищей, облизал губы и приглушённо проронил, опустив голову:
        - Нет.
        - Тони, да он не выстрелит, даже если ствол боевой! Он же задрот. Ты посмотри на него! - проорал малолетний гном, прячась за спинами товарищей постарше.
        Орк вскинул башку и в его глазах отразилась усиленная работа мозга. Кажется, он мог и броситься на меня, решив сохранить авторитет в этой шайке. Ведь, действительно, мало кто решится стрелять в такой ситуации, да ещё и в члена клана. Но я решился. Правда, выстрел прозвучал даже громче, чем я рассчитывал. Звук отразился от полосы многоэтажных серых домов, которые стояли справа через дорогу. А пуля выбила фонтанчик пыли под ногами орка. Тот испуганно сжался, а его кореша почему-то подняли вверх руки, сразу же натянув на свои физиономии одинаково плаксивые гримасы, словно уже приготовились умолять злого дядю, чтобы он отпустил их.
        Надо сказать, что даже Ленка испуганно дёрнулась, а затем без помех подбежала ко мне и горячо прошептала в ухо:
        - Уходим отсюда. Скорее!
        - Рано, - рыкнул я на неё, ощущая злость, распирающую грудную клетку. Меня такой исход не устраивал, поэтому я бросил четвёрке замерших парней: - Вы можете валить отсюда, а ваш разлюбезный Тони ещё не получил своё. Ему мешали мои зубы? Ну теперь он лишится своих. На колени, мразь!
        Орк упал как подрубленный, а его кореша сразу же рванули в сторону домов. Тони растерянно посмотрел им вслед и взвыл, чуть ли не плача:
        - Братаны, куда вы?! Мы же клялись стоять друг за друга до конца!
        Но те будто не слышали его. Они исчезли с глаз долой даже раньше чем я с наслаждением впечатал пятку в зубы орка, выбив парочку. Надо будет взять процент с местного стоматолога за поставку клиентуры.
        Тони упал на землю рядом с тротуаром, закрыл лицо руками и заплакал, что-то невнятно бормоча. И глядя на него, меня как-то мигом отпустила всепожирающая злость.
        Спустя пару секунд, я несколько смущённо пробормотал:
        - Ладно, живи. Но впредь думай над своими поступками.
        Тони истово закивал головой. А я нашёл гильзу, сунул её в карман и в обществе Ленки помчался в лесопарковую зону, чтобы не выдать то, в какой стороне моя съёмная квартира.
        И пока мы с девушкой плутали во мраке среди деревьев, она лихорадочно стрекотала, сжимая левой ладошкой правое запястье, где наливались синяки от пальцев уродов:
        - Матвей, зачем ты это сделал? А если эти гопники обратятся в милицию? Или просто узнают тебя на улице? Да и «Яростные» могут отомстить.
        - Никто меня не узнает. Они не местные. Да и темно было, - хмуро произнёс я, начиная понимать, что действительно немного перегнул.
        - А милиция? Она же всё равно будет выяснять, кто стрелял. Жильцы могли уже позвонить ментам, - логично протараторила остроухая, мельком посмотрев на запястье, где благодаря присущей эльфам энергии пропали всякие синяки. - И тем гопникам мы сами сказали, что я из клана «Белый Тюльпан», а значит они могут рассказать об этом милиционерам и те придут ко мне. Я, конечно, ничего им не скажу, но всё же…
        - …А что мне оставалось делать?! - вскипел я, полоснув девушку раздражённым взглядом. - Лучше бы они отмудохали меня и впятером оприходовали тебя?! Ну да, потом бы их поймали и, может быть, даже посадили! Но тебе от этого было бы легче?! Отвечай! Чего молчишь?
        - Нет, - промямлила она, уперев взгляд в землю. - Спасибо, что заступился.
        - Ерунда. Мы же теперь парочка крутых охотников на нечисть, которые должны прикрывать друг другу спины и прочие места, - иронично проговорил я, криво усмехаясь.
        - Угу. Охотники. Только сегодня охота отменяется. Пошли к тебе. Я на диване переночую. Пока что-то страшновато одной дома ночью оставаться.
        - Погнали, - выдохнул я и потопал по тропинке в сторону кромки лесопарка.
        Вскоре мы добрались до улицы, и пошли в направлении моего дома. Вокруг нас никого не было. Но ощущение оказалось обманчивым. Неожиданно из-за поворота показалась знакомая милицейская «десятка» и она как-то подозрительно быстро рванула к нам.
        Девушка мигом побледнела лицом, да и я испытал справедливое беспокойство. Рефлексы толкали меня на побег, но я совладал с ними и поступил хитрее, благо, что мне на глаза попался канализационный колодец без люка. Наверное, последний утащили на чермет.
        И, прежде чем фары милицейского автомобиля осветили нас, «макар» и гильза уже канули в канализацию. И я даже успел стереть отпечатки пальцев.
        Ну а когда из тачки выскочили старший лейтенант Гномов и сержант Крыгов, то я тут же расплылся в улыбке и весело произнёс:
        - Вам тоже не спится?
        - Руки покажи! - проорал орк, держа ладонь недалеко от табельного оружия.
        - Вот, - вытянул я конечности, пытаясь унять нервную дрожь. - А что с ними не так? Или у нас теперь сажают за красивые пальцы?
        - Ты сейчас дошутишься, приколист хренов, - прорычал гном, надевая на меня наручники. - Где пистолет, из которого ты стрелял? Уже сбросил где-нибудь?
        - Вы о чём? - проблеяла эльфийка. - Мы просто гуляли.
        - Мне уже сказали, как вы гуляли! - выпалил старший лейтенант, выворачивая мои карманы. - Это же охренеть можно! Начать стрелять в обычных парней, которые всего лишь спросили сигаретку! Куда катится этот мир?!
        - Сигаретку?! - выпучила глаза Ленка и хотела разразиться яростной тирадой, в которой явно было бы немало правды, но натолкнулась на мой предупреждающий взгляд и осеклась.
        - А что, разве не так было? Расскажи тогда как, - хитро протараторил Гномов, скрыв разочарованную улыбку из-за того, что не обнаружил у меня пистолет.
        - Мы просто гуляли, а тут вы, - мрачно выдала эльфийка, отводя взор.
        - И чего ты с ним связалась? С этим полукровкой, - гулко проронил орк, недобро покосившись на меня. - Разве эльфы не против таких связей, порочащих род? Или члены клана «Белый Тюльпан» уже настолько низко пали?
        - Это лично моё дело, - насупилась Ленка, сложив руки на груди.
        - Да чего ты с ними разговариваешь? Повезли их в отдел. Там-то они нам расскажут, куда дели пистолет, - многообещающе проговорил Гномов и посмотрел на меня. А я в это мгновение бросил непроизвольный взгляд на канализационный колодец, чем спровоцировал милиционера на несложное умозаключение, после коего он торопливо проговорил: - Постой-ка, сержант. Кажись, я знаю, куда этот нечистокровный скинул ствол. Сейчас проверим. Посади их в машину и пристегни, а потом возвращайся сюда и прихвати фонарик.
        Орк охотно выполнил приказ старшего лейтенанта - затолкал нас в «десятку» и надел на Ленку наручники, пропустив цепь через ручку над боковой дверью, и такой же трюк он проделал и со мной. А потом Крыгов взял китайский фонарик и подбежал к своему начальнику.
        И как только орк отдалился от машины, эльфийка начала горячо шептать, захлёбываясь от возбуждения воздухом:
        - Матвей, только молчи. Ничего не говори в милиции. Я расскажу отцу правду и попрошу его, чтобы он нанял для тебя самого лучшего адвоката, который поможет тебе избежать наказания. А если что-то пойдёт не так, то отец может и главу клана уговорить, дабы тот надавил на кого надо и тебя освободили. Мой папа уважаемый эльф. Его послушают.
        - Угу, угу, - угукал я, как филин, внимательно глядя на милиционеров сквозь лобовое стекло. Их фигуры прекрасно были видны в свете фар, благодаря чему я узрел, как Гномов, будучи более субтильным, чем орк, полез в канализацию. Сержант же светил ему сверху, а затем передал фонарик начальнику, который, видимо, уже достиг дна.
        Старший лейтенант отсутствовал всего минуту, а потом до меня донёсся его ликующий крик, приглушённый расстоянием:
        - Есть! Будет сидеть, сука!
        У меня всё оборвалось внутри. А голова Гномова уже показалась на поверхности. Он довольно улыбался, глядя в сторону машины. Но вдруг его лицо исказила судорога, глаза широко распахнулись, а руки раскинулись в стороны, будто милиционер отчаянно желал не провалиться в колодец. Да только спустя миг голова гнома всё равно резко исчезла в канализации, и оттуда донёсся страшный вопль, наполненный болью и ужасом…
        ЧАСТЬ II
        Глава 9
        - Бог милосерден.
        - Скажи это жителям Содома и Гоморры.
        Я сидел в салоне тонированного микроавтобуса рядом с Ленкой, а перед нами расположилась чистокровная эльфийка лет тридцати. Она закинула ногу на ногу и курила сигарету, держа её тонкими пальцами.
        Но уже спустя пару затяжек, остроухая проговорила, поглядев на нас строгими светло-синими глазами, которые резко контрастировали с тёмным деловым костюмом в белую полоску:
        - Давайте ещё раз, но уже более спокойно. Хорошо?
        - Ага, - просипел я, всё ещё нервно вздрагивая из-за пережитого страха. Мне, будучи пристёгнутым наручниками, пришлось десяток минут смотреть на канализацию, чувствуя, как от ужаса по вискам струится пот. И параллельно я думал: вылезет ли чудовище, чтобы сожрать меня или нет?
        - Итак, что произошло?
        Я глубоко вздохнул, собираясь с мыслями, которые разбегались во все стороны, а потом начал рассказывать, ощущая тепло плеча Ленки:
        - Короче, мы решили прогуляться, а тут милиция подъехала и затолкала нас в машину. За что? Не знаю. Вроде кто-то в этом районе то ли украл что-то, то ли избил кого-то. Я так и не понял. В общем, нас посадили в «десятку», а тот гном-милиционер почему-то полез в канализацию. Кажется, он что-то уронил туда, когда надевал на меня наручники. А его напарник-орк стоял возле колодца и светил внутрь своим нимбом, то есть фонарём.…
        - Дальше, дальше что произошло? - поторопила меня эльфийка и посмотрела в сторону открытой двери, за которой стоял чёрный военный грузовик с закрытым кузовом.
        - В какой-то момент из канализации раздались вопли гнома, а орк стал палить туда из пистолета. Потом он подбежал к машине, схватил рацию и начал вызывать подкрепление, крича о каком-то звере, - торопливо произнёс я, мысленно видя перед собой безумные глаза Крыгова. - Ну а дальше он полез в канализацию и уже через десять минут приехал ваш микроавтобус и грузовик с бойцами. Больше мы ничего не видели и не слышали.
        - Смело, но безрассудно, - оценила поступок орка остроухая, после чего подалась к нам и внушительно проговорила: - Так, запомните, вы просто гуляли и просто вернулись домой. Ничего не было. Ясно? Людям лучше не знать, что по канализации порой бродят бешеные собаки. А теперь можете идти домой. Вам уже давно пора спать. Если же вы нам понадобитесь, то я записала ваши данные, так что легко найду вас.
        - Ясно, - кивнул я, вставая с сиденья и чувствуя угрозу в последнем предложении эльфийки. - Но всё-таки что произошло? Кто напал на милиционера в канализации? Какой зверь? И из какой вы организации? ФСБ? МВД? Охотники за привидениями?
        - Мальчик, иди домой и всё забудь, - посоветовала мне дама и закурила новую сигарету, которую вытащила из полупустой пачки с надписью «Parliament».
        - Матвей, пойдём, - взяла меня за руку Ленка и вытащила из микроавтобуса.
        Мы оказались на ночной улице, где возле канализационного люка дежурили два бойца в кевларовой броне, шлемах и с навороченными «калашами», которые могли не только стрелять, но и рассказывать анекдоты в перерывах между перестрелками. Ещё два десятка таких же крутых бойцов скрылись в дебрях канализации. И вот почему на место происшествия прибыли именно они, а не обычная милиция? Ответ на этот вопрос почти сразу созрел в моей голове. И я поделился им с эльфийкой, когда мы торопливо шли к моему дому.
        - Ленка, ты ведь поняла, что это за ребята без опознавательных знаков?
        - Страйкболисты? - вымученно пошутила та, глянув на меня большими глазами, под которыми появились тени.
        - Кажись, эти господа кто-то вроде отряда по борьбе с монстрами, - высказался я, засунув руки в карманы и немного сгорбив спину. - Ведь прибыли они, а не милиция или какой-нибудь ОМОН. Ну не могут такие упакованные бойцы приезжать лишь для того, чтобы выследить бешеную собаку. Эта эльфийка совсем нас за дебилов держит? Я бы больше поверил в крокодила, черепашек-ниндзя или озверевших бомжей, чем в её бред.
        - Слушай, а может быть стоило рассказать ей о вампирах и оборотнях? - задумчиво произнесла Ленка, посмотрев на луну, насмешливо желтеющую среди звёзд и городского смога.
        - Ты думаешь, что она бы с радостью помогла тебе поймать того вампира, который убил твою сестру? Нет. Из нас бы выжали всю инфу, а потом в лучшем случае заставили бы забыть о том, что мы видели и слышали, - убеждённо заявил я и открыл дверь в подъезд. - Власти явно не хотят, чтобы жители знали о существовании всякой херни, поэтому скрывают её существование.
        - Может и так, - кивнула девушка, входя в лифт, и неожиданно высказала вслух то, о чём я предпочитал не думать: - Если милиционеры погибли, то никто не вспомнит о стрельбе и пистолете. И твоё враньё не вскроется.
        - Угу, - проронил я, выбравшись из лифта на нужном этаже и открыв дверь в квартиру. - Пышкин! Я не один!
        - Ты и правда с ним разговариваешь, - пробормотала девушка, снимая обувь.
        - Ага, а с недавних пор я беседую ещё и с ножом, - усмехнулся я, двинувшись на кухню в компании сонного кота, встретившего нас в коридорчике. Он был подозрительно тих и даже не мяукал, выпрашивая еду. - Кстати, у меня есть предчувствие, что тех вампиров, действительно, было пятеро.
        - И откуда оно? - с любопытством спросила девушка, сразу же метнувшись в ванную, будто спешила опередить меня.
        - Да просто… - проронил я и перевёл тему: - Ленка, а как ты думаешь, кто там всё-таки был в канализации? Оборотень? Раз орк кричал о звере.
        - Вполне может быть, - ответила она сквозь шум воды. - Предлагаю завтра попробовать это разузнать.
        - Ты хочешь спуститься в канализацию? Но если там кто-то и был, то его сто процентов завалят и утащат в какую-нибудь лабораторию, так что нам не удастся увидеть это создание.
        - Ну и что? Мы можем поискать следы. Охотники мы или где? - залихватски проговорила эльфийка, которой пошла на пользу тёплая вода. Она будто смыла весь её страх и переживания. - Так ты идёшь со мной или нет?
        - А какие у меня варианты?! - крикнул я, не испытывая особого восторга от этой идеи.
        - Да или иду.
        - Я выбираю третий вариант - хорошо.
        И вот из-за этого «хорошо» мне пришлось вставать рано утром, а потом, после завтрака, чапать с Ленкой к тому самому канализационному колодцу, чтобы разведать обстановку.
        Благо, что хоть на улице заметно потеплело, и я смог выйти в футболке и шортах, прихватив с собой живой клинок, завернутый в толстую тряпку, чтобы не поранить ногу.
        Кстати, нож я отыскал лишь тогда, когда принялся пытать Пышкина. Он сначала не сознавался, но потом раскололся и без смущения сообщил мне, что клинок в сливном бачке. Я снова пригрозил коту кастрацией за его проделки, а затем достал Тетсуя и покинул квартиру вместе с эльфийкой.
        И уже возле подъезда мы услышали не только щебетание птиц и гастарбайтеров, но и любопытный разговор двух бабок, сидевших на скамейке возле детской площадки, откуда доносился весёлый смех.
        - … Часов в пять утра солдатики уехали, - вещала одна старушка, неодобрительно поглядывая на радостно мельтешащую ребятню. - Я как раз поднялась с кровати, почувствовав, что мне плохо стало. А потом я вспомнила, что мне последние двадцать лет всегда плохо и успокоилась.
        - Дык кого искали-то? - спросила другая.
        - А ты разве не слышала? Марфа говорит, что стрелял кто-то ночью. Его, бандита, и ловили. Шпиона, наверное, пиндосовского.
        - Ишь ты, совсем распоясались эти… эти…
        И пока бабка подбирала слово посочнее, наша парочка уже отдалилась от неё настолько, что голосов стало не разобрать.
        Ленка посмотрела на меня и проронила, поправив завернувшийся рукав чёрной футболки с котёнком:
        - Похоже, все местные считают, что бойцов нагнали сюда из-за твоей стрельбы.
        - Угу. А охотникам за привидениями это на руку. Хотя им, скорее всего, по фигу на мнение народа. Они могли ничего и не объяснять. Ну или сказать, что ловили какого-нибудь убийцу, - произнёс я, шлёпая кроссами по тротуару.
        Эльфийка пожала плечами, а затем мы повернули и перед нами предстало то самое место, где ночью развернулась целая драма. Как и говорила бабка, тут уже никого не было. Пропали машины, включая «десятку», и исчезли бойцы, а колодец закрывал новенький люк. Да и прохожих здесь не оказалось, чем мы и воспользовались, спустившись в канализацию.
        Оказавшись под землёй, я тотчас пошутил, включив фонарик, прихваченный из квартиры:
        - Словно домой вернулись. Зачастили мы сюда.
        - Ага, - поддакнула Ленка и собиралась двинуться в ту сторону, где в грязи было больше всего следов, но я придержал её за плечо и минут десять искал свой пистолет. Но мне его так и не удалось обнаружить. Видимо, кто-то всё-таки отыскал «макар» и забрал его, или же он скрывается где-то под вековым слоем грязи, которой стало ещё больше после прошедшего дождя.
        Разочарованно вздохнув, я пошёл вместе с девушкой по канализации, сжав левой ладонью фонарик, а правую руку, на всякий случай, засунул в карман с ножом. Вдруг здесь всё-таки кто-то есть? Хотя, очень вряд ли, очень. Ведь охотники за приведениями не уехали бы, не зачистив канализацию. Это придавало мне уверенности и глушило страх, благодаря чему я смог всю свою внимательность направить на изучение канализации, пытаясь найти следы лап или капли крови. В этом мне помогало обострившееся зрение, кроме которого ещё улучшился слух и, кажется, шестое чувство, хотя оно уже давно молчало. А вот остальные чувства вроде бы никак и не откликнулись на кровь двух вампиров. Вероятно, они и не прокачивались таким способом. Что ж, буду знать на будущее.
        Пока же я продолжал двигаться по душной, вонючей подземной кишке, чувствуя, как у меня потеют подмышки и спина. По моим внутренним ощущениям мы уже шли минут сорок, а по часам на экране телефона - всего десять.
        Но спустя ещё пару минут я впервые заметил кое-что интересное. На одной из стен красовались воронки от пуль.
        Я победно указал на них Ленке и прошептал, сглатывая тягучую слюну:
        - В кого-то стреляли. И пользовались глушителями, иначе бы весь район на уши подняли. Да и гильзы предусмотрительно собрали.
        - Кто же это был? Очередной монстр? - протянула эльфийка, глядя на воронки, а затем с сухим смешком добавила: - Какая-то нервная выдалась неделька. Что ни день, то очередное чудовище, даже бывший звонил. А до этого мне за несколько лет никого не удалось отыскать. Сейчас же будто прорвало.
        - Ага, - согласился я, разделяя чувства девушки. - К тому же все эти монстры оказались ближе, чем мы думали, буквально под ногами или в соседнем доме. Вот почему надо общаться с соседями, а то забьёмся в свои квартиры и даже не знаем, кто живёт на этаж ниже.
        - Золотые слова, - поддержала меня Ленка.
        - А то, - довольно улыбнулся я и следом сказал то, что мне пришло на ум буквально мгновение назад: - А ведь вампира, который выпил твою сестру, могли уже завалить. Я так понимаю, что желающих хватает.
        - Точно… - выдохнула она и задумалась на пару секунд, а затем тряхнула головой и решительно проговорила: - Вот когда сама узнаю об этом, тогда и успокоюсь.
        Я кивнул и молча пошёл вперёд, понимая, что процесс добычи таких сведений может затянуться на десятилетия. Впрочем, это выбор девушки. Мне бы просто пережить восемнадцатилетие.
        Пока же я снова потопал по канализации. И вскоре мы вышли в основной коллектор, в котором заметно сильнее воняло тухлятиной, а мутная вода текла куда-то влево, встречая по пути ржавую решётку, перегораживающую подземный тоннель.
        Я осмотрелся и двинулся к решётке, морщась от вони и оттого, что приходилось топать по воде, где плавал всякий мусор.
        Девушка тоже была не в восторге от такого положения дел и даже проворчала:
        - Ну и запашок здесь. Будто стухла куча мяса.
        - Ага. И я, уже будучи почти специалистом по канализациям, могу с уверенностью заявить, что в подобных местах не должно так пахнуть. Если ты помнишь, то именно так воняло в том месте, куда вампиры из музея сбрасывали останки тех несчастных, попавшихся к ним на крюки. Из всего выше сказанного я могу сделать вывод, что тут кто-то жрал мясцо, - заключил я профессорским тоном и в доказательство своих слов посветил фонариком на стену, где блестели давно застывшие бурые капли: - Сдаётся мне, что это кровь.
        - Ты думаешь, что мы набрели на логово того чудовища, утащившего милиционера? - проговорила Ленка, сквозь прижатый ко рту и носу платок, который она предусмотрительно захватила с собой.
        - Весьма вероятно, - кивнул я, продолжая исследовать коллектор с помощью фонарика.
        И тут вдруг луч электрического света выхватил из темноты какую-то блестяшку, лежащую возле решётки. Я торопливо подошёл к находке и увидел сморщенный старческий палец с золотым кольцом, снабжённым красным камешком.
        - А вот, кажись, и пропавшая бабка. Ну, то есть, часть её. И, наверное, дорогая часть.
        - Чего-о-о? - недоумённо выдала эльфийка, подходя ко мне.
        - Палец, - бросил я, присев рядом с ним. - Он тебе нужен? Запасным будет, а то ты ж ничего руками делать не умеешь, так что он тебе может пригодиться.
        - Заткнись, а, - огрызнулась девушка, которая расслабилась без моих подколов. - Давай оставим кольцо здесь. Негоже брать что-то у мертвецов. И если тебе так хочется сдать в ломбард это украшение, то я готова возместить его стоимость.
        - Ничего мне не надо, - обиделся я, хмуро посмотрев на остроухую. - И вообще, пошли отсюда. Скорее всего, мы здесь больше ничего не отыщем. Охотники за привидениями всё прибрали. Зря только спускались. Ничего стоящего мы так и не нашли.
        - Ну почему же, - не согласилась Ленка. - Мы теперь точно знаем, что здесь жил или жили не вампиры и не оборотни. Они же разумные и не стали бы обитать в таких мерзких условиях. Такое место больше подходит каким-нибудь гигантским крысам… или зомби.
        - Или моей русичке, которая завалила меня на экзамене, - пробурчал я и двинулся к ближайшему люку. - Такой подлюкой была.
        - А ты ещё и злопамятный, - неодобрительно заметила Ленка.
        - А ты разве нет? - усмехнулся я и полез по скобам наверх.
        - Это другое, - насупилась девушка, зло глянув на меня.
        - Как скажешь.
        Я вылез из канализации и помог выбраться эльфийке, а затем мы потопали ко мне в квартиру, где она вымылась и отправилась к себе домой.
        Оставшись в хате только с котом, я попытался разговорить нож, но тот молчал. И Пышкин сразу же предложил выбросить эту неблагодарную скотину, раз он не хочет общаться со своим хозяином. Но я, естественно, не собирался расставаться с ним. Он же, как минимум, ещё одно доказательство того, что в нашем мире есть кое-какие крохи магии, ну или чего-то похожего на неё. Хотя какая это магия? Магия - это когда старушка на одну нищенскую пенсию умудряется заплатить за квартиру, купить медикаменты и ещё приобрести еды на целый месяц. Вот это магия. И ей начинаешь владеть только тогда, когда состаришься и выходишь на пенсию где-то в России.
        Я криво улыбнулся своим невесёлым мыслям, а затем в очередной раз вздрогнул от сотрясших квартиру звуков дверного звонка.
        - Дёрганным тут станешь, - прошипел я и поскакал в коридорчик вместе с котом.
        А когда я глянул в дверной глазок, то порядком охренел. На лестничной площадке стоял тот самый рыжий кабан, продавший мне «макар». Он был облачён в кожаную жилетку, накинутую поверх всё той же футболки с надписью «Гражданская оборона», а на его волосах красовалась бандана с небольшими рисунками черепа.
        Как рыжий отыскал меня? И зачем? Он решил забрать пистолет, как-то прознав о том, что я угрожал им орку? Возможно, возможно. В любом случае лучше не открывать ему дверь, а то вид у него больно суровый. Он явно явился не для того, чтобы рассказать мне о новой выгодной акции, которая появилась в его подпольном оружейном магазине: возьми два «макара» и получи рулон больших полиэтиленовых пакетов в подарок.
        Между тем торговец продолжал давить толстым пальцем на пипку звонка, из-за чего у меня уже зубы заболели. А потом он пробасил, глянув в глазок с той стороны:
        - Я знаю, что ты дома. Открывай, Матвей. Я следил за тобой.
        - Ну на хер, - прошептал кот, припав мордой к щели между полом и дверью и втягивая носом воздух. - У него голос какой-то грозный, да и с лестничной клетки тянет кровью. И ещё он следил за тобой. Ну на хер.
        Глава 10
        Рыжий с мордой бульдога продолжал мучить звонок, похоже, не собираясь уходить. И попутно он говорил, пытаясь, чтобы его грубый голос звучал дружелюбно:
        - Матвей, я хочу с тобой перетереть. Это в твоих же интересах. Не будь дураком. Открой дверь. Я знаю, что с тобой происходит и кто был в той канализации.
        - И кто же? - решился я выдать себя. Уж слишком было велико моё любопытство.
        Кот тут же сокрушённо выдохнул, схватившись лапами за голову:
        - Ой дурак-к-к…
        - Гули. Не голуби, как ты мог подумать. А те самые гули из америкосовской фантастики, - бросил торговец, радостно сверкнув глазами. - Отворяй ворота. Нам есть о чём побазарить.
        - Ладно, - хмуро бросил я и открыл дверь, готовясь драпануть со всех ног, если дело примет дурной оборот. Но рыжий вроде бы не желал мне зла.
        Он переступил через порог и панибратски представился:
        - Можешь называть меня Валерон или Бульдог - ну, это моё прозвище.
        - Неожиданно, - иронично заметил я, вызвав усмешку толстых губ мужика. - А какого хрена вы… ты следил за мной?
        - Сейчас всё разжую, - заверил меня Валерон, снимая тяжёлые ботинки, которыми череп можно было проломить на раз-два. - Пиво найдётся? А то глотка пересохла.
        - Э-м-м-м… - почесал я висок. - У меня вообще нет никакого алкоголя дома. Могу чай налить или молоко. Ещё есть пара банок колы.
        - Молоко? - удивлённо повторил Бульдог и вдруг раскатисто заржал, хлопая правой рукой по своему пузику. - Молоко… твою мать… молоко. Я в твоём возрасте уже спирт жарил и девок мацал. Ладно, пошли хоть чаю глотнём.
        Я потопал на кухню, где организовал два бокала чая и поставил один перед рыжим, который присел на стул, едва уместившись между стеной и столом.
        - Ладно, погнали, - начал Валерон, шумно отхлебнув из бокала. - Я стал следить за тобой после того, как продал тебе игрушку. Мне сразу показалось, что ты что-то видел, какую-то нечисть… Колись, кто это был? Молчишь? Не доверяешь? Тогда слушай дальше. Я сам столкнулся с монстрами десять лет назад, когда увидел, как оборотень схарчил сердце моей жены. Он жрал его как какую-то зефирку, облизывая кровь, струящуюся по пальцам, а потом выскочил в окно и растворился в темноте. Конечно, мне никто не поверил, и сперва смерть жены хотели повесить на меня, но потом, когда я захлопнул пасть и перестал кричать на каждом углу о том, что мою жену убил оборотень, её смерть списали на сатанистов. Ну и, естественно, мусора никого не поймали и не посадили. Дело осталось нераскрытым. И вот с тех пор я охочусь на всю эту мразь, которая прячется в ночи, - закончил Бульдог и сделал ещё несколько глотков чая, а затем достал из кармана жилетки кнопочный телефон и зарядное устройство к нему. - Есть где подзарядить?
        - Вон, - показал я ему на розетку возле окна. - Только она агрессивная. Может и ударить.
        - Херня. Я сам могу кого хочешь ударить, - ухмыльнулся рыжий, вставляя зарядное устройство в розетку. - Только сегодня ночью довелось кое-кого так приласкать ботинками, что аж кровища во все стороны брызнула.
        - Кого именно приласкать? - спросил я, переваривая услышанную информацию и понимая, что кот мог учуять запах крови именно «кое-кого», который шёл с лестничной клетки.
        - А, - махнул рукой мужик и вернулся к прерванной теме: - Вот ты думаешь, что я всем оружие толкаю? Нет. Только тем, кому мерещится всякая нечисть, чтобы дать этим бедолагам шанс защитить себя. Да, я беру деньги с таких разумных. Но ведь игрушки я не на помойке нахожу. Мне их тоже приходится покупать. Ну и порой я слежу за теми, кому продал оружие. Вот поэтому я и видел все твои ночные приключения с той остроухой по имени Ленаэль. И если бы вам совсем уж было жопно, то я бы вмешался.
        - Получается, что за Ленкой ты тоже следил, когда она купила у тебя «макар»?
        - Ага, - кивнул он, поправив бандану, сползшую на лоб. - В том году это ещё было. Три дня за ней ходил, как собачка, но так ничего и не увидел интересного, зато узнал её историю.
        - А ты с ней вот так тет-а-тет не разговаривал?
        - Нет. Я ненавижу подпускать баб к нашему делу, да и не люблю остроухих. Хрен с ними с полукровками вроде тебя, но чистокровные. Они же говнюки высокомерные. Не люблю, - признался он, допив чай одним глотком. - А что касается баб - им же ещё рожать надо. Пусть мужики их защищают. Правильно же?
        - Правильно, - согласился я, хотя имел несколько иное мнение на этот счёт.
        - А где твоя мать? Батя? - неожиданно спросил Валерон.
        - Нет их. Погибли в пожаре, - сухо выдал я официальную версию следствия.
        - Хреново, малец. Тебе хоть восемнадцать-то есть?
        - Угу, - соврал я.
        - Это хорошо, хотя выглядишь ты младше, - заметил Бульдог, поставив на стол локти. - Так зачем ты игрушку у меня покупал? Что-то видел?
        - Даже больше, чем видел… - протянул я и, поколебавшись, рассказал Валерону о том, как мы с Ленкой завалили вампира, а потом стали свидетелями разборки кровососов и оборотней. Конечно, я умолчал о своём «пристрастии» к крови упырей и живом оружии. Но рыжий всё равно был потрясён.
        Он покрутил волосатой головой, тараща глаза, и выдохнул:
        - А говорят, что у нас молодёжь не та! Ну ты ваще… Сам выбрался и спас эту остроухую Баффи, у которой, оказывается, тоже есть яйца.
        - Ага. Большие, лохматые, стальные, - иронично поддакнул я, а затем спросил, уже догадываясь для чего Валерон пришёл ко мне: - Ты ведь хочешь, чтобы я присоединился к твоей охоте?
        - В точку. Одиночки не побеждают армии, - не стал кривить душой рыжий. - И меня совсем не волнует то, что у тебя не усы, а три жалкие волосюшки. Ведь даже если ты умудришься убить ещё парочку вампиров или оборотней, то спасёшь десяток жизней, а то и больше. Простой математический расчёт.
        - И какая у тебя команда или ты один? - не обидевшись, проговорил я, отметив грубоватую манеру Валерона рубить сплеча правду-матку.
        - Со мной ещё троица тех, кто хочет кровью чудовищ заглушить боль своих ран, - неожиданно поэтично произнёс рыжий.
        - Красиво выразился, - не преминул заметить я, цокнув языком.
        - Так Профессор говорит. Я тебя с ним сведу. Мы вечером собираемся в баре, чтобы обговорить одно дельце, и я тебя приглашаю.
        - Какое дельце? - заинтересованно спросил я, согласно кивнув.
        - Есть инфа, что в Лесинске - это крошечный городок в пятистах километрах от Москвы, заправляют горгульи. И нам надо бы с ними разобраться.
        - И горгульи существуют? - изумился я, отправив брови в космос. - Просто жесть!
        - Ага. И они, и гули, и прочая нечисть. А оборотни и вампиры самые многочисленные из них.
        - А расскажи-ка мне о гулях, раз они жили у меня под боком, - попросил я, находясь в странном состоянии, будто попал в фэнтези роман.
        Наверное, Пышкин испытывал что-то похожее. Кот глядел на рыжего круглыми глазами и, по-моему, даже не дышал, боясь пропустить хотя бы слово. Он так даже Рен-Тв не смотрел или Animal planet.
        - Ты знаешь, мне и самому-то гули не очень понятны, - признался Валерон, бросив взгляд на массивные наручные часы, выполненные под золото. - Они что-то вроде лишившихся разума людей с мозгами, повёрнутыми на поедании разумных. При этом гули боятся солнечного света и выглядят почти как зомбаки из фильмов.
        - А как они появляются?
        - Профессор говорит, что в их слюне содержится какой-то вирус и когда он попадает в кровь разумного, тот превращается в гуля.
        - Вампиры так же размножаются?
        - Нет. Вот в их-то случае все сказки об укусах, превращающих в упырей, - говно собачье. Вампиры и оборотни размножаются так же, как люди. Они дают потомство, которое становится таким же, как родители. А если вампир или оборотень скрестится с обычным разумным, то в итоге получится ребёнок, у которого не будет способностей своего родителя-монстра. Ну, так говорит Профессор.
        - Башковитый он у вас, - улыбнулся я, вспоминая Виктора, который, оказывается, был многодетным отцом. И вот что ещё мне интересно - а где же матушка-вампирша? Проматывает на Мальдивах материнский капитал? Или её уже грохнули? Надеюсь, что нож был прав и в гнезде, действительно, было лишь пятеро кровососов.
        Между тем Бульдог встал из-за стола и сказал, что у него дела. Следом мы обменялись номерами телефонов и он свалил в жаркий московский полдень, сообщив мне время встречи, название бара и запретив кому бы то ни было рассказывать о нашем разговоре.
        После его ухода, я возбуждённо обсудил услышанное от Валерона с Пышкиным. И тот, пока мы болтали, от волнения вылакал целую миску молока.
        А затем я опять едва не помер от разрыва сердца, когда из комнаты внезапно раздались громкие мужские крики:
        - Хозяин! Хозяин!
        - Тьфу, твою мяу, напугал! - сердито выпалил кот, который изогнулся дугой, распушив хвост. - Чего ему надо, ржавчине этой?
        - Сейчас узнаем, - бросил я, уняв колотящееся сердце, и пошёл в комнату, где на шкафу в картонной коробке из-под обуви лежал нож.
        Я вытащил его и взял в руки, косясь на кота, который выглядывал из коридорчика, видимо, опасаясь того, что Тетсуя попробует ему отомстить за тот инцидент со сливным бочком.
        Но нож никак не обмолвился об этом, а проговорил полудохлым голосом:
        - Хозяин, мне нужно впитать душу. Я слабею. Жизнь покидает меня. Забвение всё ближе и ближе. А если душа будет сильной и яркой, то моя мощь вырастет.
        - Ясно, - бросил я, задумчиво морща лоб. - А что значит - «моя мощь вырастет»?
        - То и значит, - буркнул Тетсуя и нехотя добавил: - Сейчас кое-что покажу. Возьми меня крепко за рукоять и взмахни, словно хочешь окропить стену водой.
        - Я бы ему не доверял, - донёсся до меня шёпот кота.
        Но я проигнорировал его и сделал так, как велело живое оружие. И как только моя рука совершила нужное движение, в стену ударила тонкая голубая волна. В высоту она была равна амплитуде взмаха ножом, ширину имела такую же, как у кромки клинка, а длину - сантиметров пять. Что же касается её разрушительной силы, то волна углубилась в стену всего на сантиметр, оставив идеально ровный полуметровый «порез», словно кто-то баловался лазером с тонюсеньким лучом.
        Этот «порез» вызвал у Пышкина торжествующие вопли:
        - Ну вот о чём я и говорил! Теперь обои придётся за свой счёт менять!
        Тетсуя же пафосно произнёс, продолжая высокомерно игнорировать кота:
        - Это лишь крохи моей неудержимой мощи! Напитавшись силой, я смогу резать любой металл, выпускать Луч Смерти и даже создавать Щит Самурая! И я всему обучу тебя, когда у меня будет достаточно энергии. А долг хорошего хозяина обеспечивать доверившееся ему существо сытным пропитанием.
        - Ну, с последним я полностью согласен, - поддакнул Пышкин. - Хотя я и сам по себе.
        - Будет тебе душа. Горгулячья подойдёт? - проговорил я, потрясённый демонстрацией Тетсуя.
        Но всё же я понимал, что магическая волна всего лишь энергия, наподобие пламени. Огонь тоже нельзя потрогать рукой, но он может причинить нешуточную боль.
        - Вполне. Но поторопись. Мои силы на исходе. Я уже чувствую дыхание вечности… - вкрадчиво произнёс нож и замолчал.
        - Помер? - обрадовался кот и принялся тереться о дверной косяк, оставляя на нём шерстинки.
        - Не, уснул, - уверенно проронил я, почесав затылок. - Теперь надо как-то напроситься в командировку с бандой Бульдога. Надеюсь, он возьмёт меня с собой, несмотря на то, что мы знакомы без года неделю.
        - Опять сухой корм, - печально вздохнул Пышкин, опустив голову.
        - Тебе лишь бы пожрать, - укорил я кота.
        - И поспать, - добавил этот бессовестный тип.
        Я усмехнулся, глядя на него, а потом вернул нож в коробку и занялся своими делами.
        До вечера ничего интересного не произошло. Лично я почти всё это время пролазал в интернете, зарабатывая деньги на букмекерских сайтах с помощью пару раз взбрыкнувшего шестого чувства, Тетсуя молчал, а Пышкин наедался впрок всякой всячиной. Кот уже раздулся, как колобок, но его это не останавливало.
        Ну а когда стрелки часов показали семь, я потопал к станции метро, не став брать машину, так как прикинул, что вряд ли выйду из бара трезвым.
        Но стоило мне вывернуть из двора и пойти по улице, где шастали немногочисленные прохожие, я мигом пожалел о том, что не взял тачку. Ведь за мной практически сразу же увязалась троица крепких молодых орков. Я их до этого никогда не видел, но они явно поджидали именно меня. Никто другой их не интересовал. Парни быстрым шагом стали догонять меня, сверля угрожающими взглядами.
        Я прикинул свои шансы на победу в случае драки с этими кабанами и понял, что они равны нулю, если никто не придёт мне на помощь. А таких героев вокруг не наблюдалось. Поэтому я решил ускорить шаг. Но и орки ускорились. Тогда я плюнул на всё и побежал, бросая на них лихорадочные взгляды.
        Парни, конечно же, помчались за мной, расталкивая прохожих, которые загораживали им путь. Тут же над тротуаром послышался мат и проклятия пострадавших разумных. И если хотя бы половина из их слов воплотилась в реальности, то орки тут же бы превратились в кучи никчёмной слизи, перемешанной с дерьмом. Но проклятия, к моему сожалению, не сбылись, поэтому мне пришлось продолжить бег, чувствуя, как бешено колотится сердце, устают ноги и пересыхает горло.
        Но, несмотря на мои усилия, орки догнали бы меня, да только случилось нечто из ряда вон выходящее - мне помогли. Возле бордюра вдруг резко взвизгнули тормоза, и остановился смешной зелёный «матиз» с пластмассовыми ресничками над передними фарами. И из машины вылетел звонкий девичий голосок:
        - Садись!
        В такой ситуации меня не надо было упрашивать. Я торопливо открыл переднюю дверь и прыгнул на пассажирское сиденье почти игрушечной тачки, которая пропахла духами с цветочным ароматом. А девчушка, которая была за рулём, нажала на педаль газа и машинка рванула с места, будто ей дали пинка. Орки же остановились и принялись что-то злобно орать.
        - Сами козлы! - храбро крикнул я им из тачки, высунув голову в боковое окно.
        - Чувак, залезь обратно. Я только второй месяц за рулём. Меня так и тянет в столб, - весело заметила девушка.
        Я поспешно выполнил её просьбу, успев оценить худенькую фигурку спасительницы, голубой сарафан и забавные русые кудряшки, кои пружинками торчали в разные стороны, делая голову прелестницы больше, чем она была на самом деле.
        Девица же с отчётливым любопытством спросила, на пару секунд отвлёкшись от дороги, чтобы посмотреть на меня:
        - Кто это был? От кого ты убегал?
        - Да так. Просто разнимал драку, - спорол я чушь, мигом проникшись симпатией к этой милашке со смеющимися зелёными глазами, пухлыми губками и тонкими чертами юного лица. Ей, наверное, было лет восемнадцать или чуть больше.
        - И кто же эти драчуны?
        - Один из них сейчас в твоей машине, так что я всё-таки разнял драку.
        - Остроумно, - рассмеялась она, прибавила газа и следом попросила: - Да ладно тебе, расскажи правду. Я ужас какая любопытная. Меня, кстати, Яной зовут.
        - А я Матвей. В общем, тут такое дело… Я недавно за знакомую девчонку заступился, когда к ней приставал орк из клана «Яростные». Ну я и выбил ему пару зубов. А вот эти трое мордоворотов - почти наверняка его соклановцы.
        - Да ты герой, - похвалила меня девушка, очаровательно улыбнувшись, благодаря чему я увидел её жемчужные зубки. - Тебя куда подвезти-то? В геройскую академию?
        - До станции метро, только не до ближайшей, - попросил я, украдкой разглядывая стройные ножки, на которых немного задрался подол сарафана.
        - Отлично, - снова улыбнулась она, обгоняя минивен полный гномов всех возрастов. - И часто ты так бегаешь?
        - Только когда нет шансов победить, - гордо заявил я, расправив плечи. - А ты часто так помогаешь?
        - Только когда вижу разумного, попавшего в беду. Ты уже второй за эту неделю. Я скоро буду звёздочки на крыле машины рисовать, по количеству спасённых.
        Теперь уже я улыбнулся, решив во что бы то ни стало заполучить номер её телефона. И вы знаете что? Да, у меня получилось. Правда, пришлось включить всё своё обаяние и чувство юмора. В общем, мы весело проболтали всю дорогу до метро Перово и в конце пути девушка, поколебавшись для приличия, всё-таки продиктовала мне номер своего телефона. Я вбил его в свою раскладушку и пообещал ей, что позвоню на днях. А потом я покинул её машинку и пошёл к ступеням станции, собираясь засунуть телефон в карман. Но тот через пару шагов зазвонил в моей ладони.
        Я посмотрел на вспыхнувший экран и увидел номер Ленки, после чего приподнято произнёс, прижав агрегат к уху:
        - Прювет!
        - Чей-то у тебя с голосом? - всерьёз насторожилась девушка. - Тебе вкололи какое-то наркотическое средство? Ты почему такой счастливый? Или просто гадость кому-то сделал?
        - Нет. Со мной всё в порядке, - ответил я, широко улыбаясь.
        - Ты куда-то идёшь? - расслышала эльфийка шум толпы, вывалившейся из метро.
        - Угу. Меня тут в бар пригласил один охот… тьфу… блин, - запнулся я, поняв, что проговорился из-за того, что витал в облаках рядом с Яной. Хотя я уже думал, что прошли те времена, когда мне в душу западала любая улыбчивая официантка. Ан нет. Гормоны и возраст берут своё. - Слушай, Ленок, тут связь плох…
        - Стоять! - грозно выкрикнула она, едва не разорвав мою барабанную перепонку. - Что за охотник? Если ты мне сейчас всё не расскажешь, то можешь больше не звонить по этому номеру!
        - Ох-х, - выдохнул я, застыв на ступенях в глубоких раздумьях.
        Глава 11
        Я всё-таки поведал Ленке о своём разговоре с Бульдогом, а то ведь гордая эльфийка могла и вправду перестать со мной общаться, а она мне ещё была нужна.
        И вот когда остроухая выслушала меня, то мигом возжелала встретиться с четвёркой охотников. Я еле отговорил её от этой идеи, сославшись на запрет Валерона рассказывать о нашем с ним диалоге. К тому же рыжий охотник не желал втягивать в такие дела женский пол, а уж тем более эльфийский женский пол. Поэтому просто замечательно, что Ленка всё-таки отбросила мысль о знакомстве с настоящими охотниками. Но она взяла с меня слово, что я ей передам суть нашей беседы в баре.
        Мне пришлось согласиться, и только после этого я нырнул в метро, проехал кучу станций, вышел на Славянском бульваре и заторопился к бару. Благо, что тот находился недалеко и я не опоздал, но всё равно пришёл последним.
        Когда я спустился в полуподвальное помещение, то Бульдог уже сидел в обществе троицы разумных за угловым столиком на небольших красных диванчиках, перетянутых видавшим виды кожзамом.
        Я направился к ним, ступая по чёрно-белой плитке и оглядывая бар. Из старенького магнитофона негромко хрипела «Ария», свет был приглушён, а в воздухе пахло пивом, чесночными гренками и жареным мясом. На стенах же висели постеры с полуголыми девушками, а за барной стойкой недовольно протирала стаканы потрёпанная мадам лет сорока пяти, которая тусклыми глазами смотрела на немногочисленных посетителей, среди коих не оказалось никого младше тридцати пяти или около того.
        Между тем я подошёл к столу и поздоровался со всеми, после чего Валерон подвинулся чуть в сторону, освобождая мне место на краю диванчика. Я присел, и он начал меня знакомить с охотниками. Первым шёл Испанец - средних лет худощавый брюнет с весёлыми карими глазами, по модному выбритыми висками и аккуратной бородкой-эспаньолкой. Одет он был в синие джинсы и расстёгнутую на груди чёрную рубашку.
        Вторым оказался знаменитый Профессор - седеющий гном с розовой плешью на затылке, умным взглядом, прячущимся за линзами очков, и в потёртом сером костюме, состоящим из брюк и пиджака, под которым была белая рубашка. Кстати, из-под манжеты последней выглядывала татуировка клана «Вечный Путь», известного своими учёными и работниками сферы образования.
        Последним же из охотников был Молчун - грузный лысый орк лет сорока в спортивном костюме и с золотой цепочкой на бычьей шее. Он постоянно хмурился и глядел исподлобья.
        Я всем им пожал руки, а затем Бульдог хлопнул в ладоши и приподнято проронил, азартно глядя на охотников, сидящих вокруг круглого стола, испещрённого царапинами:
        - Пивка?!
        - Можно, - улыбнулся Испанец, который обладал бархатистым голосом певца.
        Молчун же просто качнул головой, потревожив второй подбородок. А вот Профессор сухо проронил, жутко напомнив мне учителя истории из моей школы:
        - Только немного, а то будет как в тот раз. И, Матвей, позвольте уточнить, сколько вам лет?
        - Восемнадцать, - сказал я, пытаясь выглядеть таким серьёзным, будто даже не умел улыбаться.
        - Вчерашний подросток, - вздохнул гном, поджав серые губы. - Уже почти детей принимаем в свои ряды. Матвей, вы хоть понимаете, что это смертельно опасно? Хотя, о чём я говорю? В юности всем кажется, что ты никогда не умрёшь. Я сам был таким.
        - Да ты посмотри на него? Он же дылда какая. Выше любого твоего внука, - принялся нахваливать меня Валерон, вставая с облегчённо вздохнувшего дивана.
        - Это потому что он человек с долей эльфийской крови, а они - гномы, - педантично заметил Профессор, поправив очки, которые сползли на длинный мясистый нос с небольшими синими звёздочками сосудов.
        - Ой да хватит тебе отмазываться! - усмехнулся Бульдог и пошёл к барной стойке.
        - И ещё он уделал вампира, - встал на мою сторону Испанец, почесав ухоженными пальцами выступающий кадык. - А главное в нашем деле - эффективность. Ну и стильно выглядеть. Правда, за стиль отвечаю только я.
        - Ладно, ладно, я ничего не имею против Матвея, просто в таком возрасте хорошо бы в университет поступать, а не якшаться со старичьём, которое охотится на нечисть, - проговорил Проф, немного извиняющимся взором посмотрев на меня.
        - Я не старый, - тут же наигранно оскорблённо заявил Испанец, в глазах которого заскакали бесенята. - Мне больше тридцати лет никто не даёт, а это, по нынешним меркам, почти юнец. Мне ещё с мамкой можно жить, а я уже купил квартиру и завёл плесень на окне.
        - Ага, юнец, - саркастично хмыкнул гном. - А кто мне давеча жаловался на боль в спине?
        - Ерунда, - отмахнулся тот, скользнув плутоватым взглядом по посетителям и остановившись на блондинке с крупной грудью. - Мне как-то раз не повезло попасть себе молотком по пальцу, вот там была боль… чуть не сдох. Вот те крест. Больнее было только в тот момент, когда от меня ушла Анька.
        - Жена? - спросил я, состряпав сочувствующую гримасу.
        - Да у него таких жён по десятку в неделю, - вместо Испанца ответил пожилой гном. - Скоро уже седеть начнёт, а всё успокоиться не может.
        - Просто я разборчивый и влюбчивый. Бывает, вечером влюбляюсь с первого взгляда, а как утром посмотрю во второй раз, так всё пропадает, - с улыбкой проронил брюнет, подмигнув женщине, которая заметила его взор. - А вот Анька. Она была другой. Я даже однажды позвал её на ужин, но она не стала готовить и ушла.
        Я вежливо улыбнулся незамысловатой шутке и посмотрел на приближающегося к столу Бульдога. Он тащил не только пять высоких бокалов с пивом, но и ровно такое же количество бургеров, один из которых был вегетарианским. Я сперва подумал, что последний исчезнет между шатких зубов гнома, но нет - он оказался предназначен самому Валерону.
        Рыжий охотник заметил удивление, мелькнувшее в моих глазах, и доверительно прошептал, немного склонив ко мне свою волосатую голову:
        - Я после того раза больше не могу есть мясо.
        Я кивнул, поняв, что он намекает на оборотня и сердце жены.
        - За встречу! - неожиданно прозвучал грубый бас орка, поднявшего бокал с пивом.
        - Твою мать, Молчун! Предупреждать же надо, что ты заговоришь, - притворно испуганно протараторил Испанец, широко улыбаясь.
        После его слов эту часть бара сотряс дружный смех. А когда гогот отзвучал и пиво частично было выпито, то разговор пошёл веселее и, конечно же, он крутился вокруг нечисти, обитающей в России. Её оказалось дофига и кого только среди неё не было. Благо, что охотники знали немало и щедро делились со мной информацией. Так мне довелось услышать о том, что среди оборотней присутствуют только две расы: люди и орки. Гномов и эльфов среди них не было.
        И ещё мне рассказали, что стаи оборотней и гнёзда вампиров издревле воюют друг с другом. При этом простых разумных они старались не втягивать в свои войны и не вступали ни в какие кланы, предпочитая решать всё лишь между собой. Но всё же существовали некие посвященные, которые знали о реальном положении дел в мире. Эти посвящённые были обычными разумными, кои являлись слугами оборотней и вампиров. Они подчищали грешки своих хозяев и скрывали от общества их существование. И чаще всего эти индивидуумы являлись большими шишками в нашей стране, возможно, даже главами кланов. А служили они нечисти по разным причинам: кого-то запугали, кого-то купили, а некоторым пообещали продлить жизнь или вылечить от тяжёлой болезни.
        Профессор сказал, что вампиры и оборотни на многое способны, ведь в их распоряжении тайные знания, накопленные за сотни лет. И порой у них встречалось даже магическое оружие. Тут я вспомнил о своём живом ноже. Кажется, речь шла именно о подобных клинках. Конечно, я не стал говорить охотникам о Тетсуе, а продолжил слушать дальше о всяких гулях, горгульях, чертях и прочих созданиях.
        И вскоре я пришёл к неприятной мысли, что мои новые знакомые хоть и знали кое-что, но далеко не всё. Например, тех бойцов, которые убили гуля в канализации, они называли просто - отряд. Бульдог и компания не знали из какого они ведомства, кому подчиняются и что делают с пойманными или убитыми тварями. И вообще, охотники старались с ними не пересекаться, чтобы не привлекать к себе внимание правительства.
        Здесь мне стало окончательно ясно, что те, кто сейчас сидел за одним со мной столом, нахватались знаний урывками - тут немного, там немного, - а полной картины мира у них не было. Они даже об амброзии узнали лишь от меня, что, впрочем, неудивительно. Ведь их охота была довольно примитивной: выследить тварь и убить её как можно быстрее с минимум риска и затрат. Мужики даже не думали над тем, чтобы под пытками выбить из нечисти инфу, затащив её в какой-нибудь подвал. Их устраивала и такая жизнь. Зачем париться, если тварей хватит до конца дней? Убивай да убивай. Вот и сейчас их ждала командировка в логово горгулий, где придётся перебить всех тварей, которые при свете дня были неотличимы от обычных разумных.
        Четвёрка мужчин принялась обсуждать скорую поездку на охоту, а я внимательно слушал их и, улучив момент, попросился с ними. Валерон покосился на меня и предложил проголосовать. Только Профессор оказался против, так что мне удалось осуществить задуманное и напроситься вместе с охотниками в гости к горгульям.
        После того как меня включили в команду, мы ещё около часа обсуждали грядущую поездку, назначенную на послезавтра, а затем зазвонил телефон старого гнома и Бульдог, широко осклабившись, пошутил:
        - Что, Проф, в люльку пора? Горшок звенит?
        Тот наградил его недовольным взглядом и ответил на звонок:
        - Да, да. В университете. Скоро приеду. Ждите.
        - Всё, надо закругляться, - быстро пропел Испанец, который уже полчаса переглядывался с подвыпившей шатенкой лет тридцати.
        - Ладно, давайте по домам, - решил Валерон, хлопнув раскрытыми ладонями по крышке стола, отчего подпрыгнули пустые бокалы, на которых было написано «Балтика». - Завтра вечером контрольный звонок.
        Все согласно покивали, а затем мы расплатились и выбрались из бара. Правда, вышли мы уже без Испанца, так как он остался, поэтому наша банда лишь вчетвером потопала к метро.
        По пути Проф и Бульдог стали обсуждать свадьбу внучки гнома. Я краем уха слушал их, вспоминая, что гномки выходят замуж только за гномов. Такова их традиция. И если гномка окажется замужем за представителем другой расы, то её выгонят из семьи. Поэтому в России практически нет полукровок с гномьей кровью.
        Я бросил хмурый взгляд на Профессора, а он в этот миг споткнулся, едва не грохнувшись на ступенях метро, благо, что пожилой охотник успел схватиться за поручень.
        Валерон же сразу озабоченно протараторил:
        - Ничего не вывихнул? Не сломал?
        - Нет, - уверенно ответил Проф и с еле заметной улыбкой добавил: - Раньше всё делали качественно, в том числе и меня.
        Мы посмеялись над простенькой шуткой гнома и сели в поезд.
        Вскоре я вернулся домой, где был атакован Пышкиным, который изнывал от любопытства. Ну и чтобы по два раза не рассказывать, я позвонил Ленке, увидев от неё смс, следующего содержания: «Как будешь дома, набери».
        Эльфийка быстро ответила на звонок, словно не выпускала телефон из рук. А я нажал на кнопку громкой связи и вкратце пересказал ей и коту суть беседы в баре. И, конечно же, Ленка сразу же начала завистливо вздыхать:
        - Я тоже хочу в Лесинск…
        - Ленок, это не Мальдивы и даже не Крым, - насмешливо заметил я, укладываясь спать.
        - Ты понимаешь о чём я, - буркнула она и добавила, будто я всё-таки не понимал: - Горгульи. Я тоже хочу принять участие в охоте на них. Мне нужен опыт.
        - В этот раз ты точно пролетаешь. Но я попробую поднять тему твоего присутствия в нашей группе. Только я думаю, что ничего не выйдет. Там мужичайшие мужики от сорока лет и выше, да ещё и Бульдог немного расист. Так что вряд ли они примут тебя в свои ряды.
        - Вот… динозавры, - пропыхтела девушка, явно состряпав недовольную мордашку.
        - Ну, в чём-то они правы… - протянул я и услышал гудки в трубке.
        Эльфийка сбросила вызов. Ну и шут с ней. Ещё вчера я бы может и стал переживать из-за неё, но не сегодня, когда познакомился с Яной. Мысли о ней отвлекали меня от всех неприятностей. Она казалась мне совершенной, но у неё явно должен быть изъян, ведь идеальных не бывает. Может, у Яны прописки московской нет или она храпит во сне?
        Я усмехнулся своим мыслям и отправился в царство Морфея. Но проспал я недолго. Среди ночи меня разбудило настойчивое шуршание. Я резко открыл глаза и увидел рядом с кроватью Пышкина, который игрался с пакетом, приволочённым из кухни.
        И как только я разлепил веки, кот невинно проговорил, мигом позабыв о пакете:
        - А ты чего не спишь? Но раз уж проснулся, то пошли положишь мне поесть, а то в миске всё кончилось.
        - Не мешай мне спасть, эгоист! - прикрикнул я на него и опять провалился в сон, не став слушать его обиженное бурчание.
        Благо, что кот больше не пытался хитрить и успокоился до утра. Но вот уже после подъёма мне пришлось навалить ему целую гору еды, а потом я отлил немного амброзии в пластиковый тюбик и повёз тару к своей знакомой, которая работала в лаборатории.
        Мне довелось с ней познакомиться в парке имени Горького, где она на скамеечке читала книгу по медицине. Я был так поражён фактом чтения, что подсел к ней, обратив внимание на то, что она тоже имела часть эльфийской крови. И спустя всего полчаса непринуждённой беседы я выяснил, что её отец был эльфом, а мать - человеком. И у них оказалась настоящая семья, то есть у её бати имелись настолько большие яйца, что он наплевал на мнение чистокровных и женился на человеческой женщине. Тут меня постиг ещё один шок, ведь такое встречалось крайне редко. Он стал добровольным изгоем среди своих и его вычеркнули из списка рода. Вот ведь… прям как мой отец.
        А что касается сферы деятельности этой семьи, то все трое были заняты в медицине, а если точнее: батя руководил лабораторией, где проводили всякие опыты, матя была там же его замом, а дочь - простой лаборанткой. Вот к последней-то я и приехал, предварительно позвонив.
        Полукровка согласилась выяснить из чего состоит амброзия, но с хитрецой в глазах потребовала награду и речь явно шла не о деньгах. Тогда я предложил сводить её в хороший ресторан, параллельно подумав о том, что, зная состав амброзии, смогу самостоятельно гнать эту жидкость. Полукровка же с радостью согласилась - и на этом мы расстались.
        Я вернулся домой, купив по пути кожаные ножны для Тетсуя и небольшую стальную фляжку с пробкой на цепочке. Для чего она мне была нужна? Так для амброзии. Я полностью наполнил её и сунул в карман рюкзака, который собирался взять с собой в Лесинск. Мне, как и прочим охотникам, предстояло играть роль рыбака. Там, возле этого Лесинска, текла какая-то речушка и рос шикарный лес. В общем, легенда была вполне рабочей. Вот мы и решили придерживаться именно её.
        Ну а вечером этого же дня мне позвонил Бульдог. Я подтвердил, что всё в силе и тот сообщил мне, что заедет за мной в шесть часов утра, чем заставил болезненно сморщиться мою внутреннюю сову. Всё же я сказал, что буду в это время ждать его возле подъезда. После этого мы попрощались, и я практически тут же позвонил Яне, решив, что хватит уже откладывать этот разговор.
        Девушка ответила далеко не сразу, словно проверяла крепость моих потрёпанных нервов, но в какой-то момент из телефона всё-таки вылетел её звонкий голосок на фоне приглушённой мужской речи:
        - Алло.
        - Привет, это Матвей. Я решил-таки исполнить свою угрозу и позвонить тебе, - наиграно весело бросил я, хотя внутри изрядно напрягся. - А ты где?
        - Дома.
        - А это кто там говорит? - спросил я, намекая на мужской голос, и очень надеясь на то, что Яна не из тех, чей список бывших парней можно читать до утра.
        - Да это брат. Я сейчас в другую комнату уйду. У меня вообще большая семья, - весело произнесла она и хлопнула дверью.
        - Большая семья - это хорошо, - облегчённо выдал я, непроизвольно улыбаясь.
        - Ага, особенно по утрам, когда выстраивается очередь в ванную комнату, - иронично сказала она и засмеялась.
        Я подхватил её смех. И почти всю дальнейшую беседу в съёмной квартире звучали взрывы подобного хохота. Яна оказалась даже веселее, чем я предполагал. И с ней было очень легко и просто. Мне крайне понравилось общаться с новой знакомой, из-за чего разговор продлился несколько часов. А под конец беседы меня ждала ошеломительная новость.
        - Ладно, Моть, мне уже пора спать. Завтра меня ждёт большой день.
        - Какой? Суббота?
        - Я вступаю в клан «Верные», - огорошила она меня и добавила: - Чмоки. Доброй ночи.
        - Пока, - прохрипел я севшим голосом, понимая, что девушка с завтрашнего дня будет в одном клане с моими родственниками. Они, наверное, даже придут на её посвящение. Вот как интересно девки пляшут.
        Я бы ещё поразмыслил над таким вывертом судьбы, но осознание того, что мне завтра рано вставать, заставило меня прекратить мучить мозг и лечь спать.
        Утром же я ни свет ни заря хмурился возле подъезда, пытаясь зевать хотя бы раз в две секунды, а не каждую.
        А вскоре до моих ушей донёсся натужный звук мотора, скрип кузова и шелест колёс. И всё это издавала болотного цвета «буханка» с кенгурятником и экспедиционным багажником, сваренным из труб, который крепился к крыше.
        Естественно, что за рулём я обнаружил улыбающегося Бульдога, который был одет в майку цвета хаки.
        Я сел на переднее сиденье подле водителя и бросил рюкзак в салон. Валерон же приподнято посмотрел на меня и проронил, упомянув моё прозвище, которое я получил вчера:
        - Чего такой хмурый, Стажёр? Не выспался?
        - Угу, - сказал я и хотел поправить одну из трёх иконок, которые оказались прилеплены к потрескавшейся панели, да только рыжий весело рыкнул, погнав машину прочь из двора: - Не трожь иконы, а то этот чермет совсем развалится. Всё на них держится.
        Я вздохнул, предчувствуя, что путь будет тяжёлым…
        Глава 12
        Через несколько часов я уже порядком устал трястись по ухабам просёлочной дороги, по которой Бульдог решил сократить путь. И ведь даже не уснёшь на таких американских горках. Но хорошо хоть мой путь скрашивал Горшок, солист группы Король и Шут, который отчаянно голосил из динамика, заряжая меня энергией:
        - …В чёрном цилиндре, в наряде старинном, в город на праздник путник очень спешил! По горам пробирался и улыбался, но камень сорвался в пропасть с горных вершин…
        А вот сухой голос Профессора звучал не хуже колыбельной. Старый гном сидел в салоне и сквозь звуки рока рассказывал в основном для меня:
        - … У нечисти полно своих дел и войн, так что если ты увидишь у разумного татуировку клана, то можно почти со стопроцентной уверенностью полагать, что он не из числа кровожадных тварей.
        - Ага, - поддакнул Валерон, не отрывая взора от дороги, которая пролегала через поле пшеницы. - У нечисти считается зашкваром вступать в клан.
        - Но есть и вполне рациональное объяснение, - вставил Проф. - Члены клана всегда на виду и тем же вампирам будет сложно скрывать то, что они не стареют и живут значительно дольше обычных разумных.
        - А что, вся нечисть красивая и молодая? - завистливо спросил я, потирая пальцами глаза. - Как им удаётся так выглядеть и не стареть?
        - Я считаю, что всё дело в крови, которую они пьют, и особом устройстве организма, что позволяет нечисти усваивать внутривенную жидкость разумных, тем самым затормаживая процесс старения, - проговорил гном, снял запотевшие очки и протёр их носовым платком, который затем отправил в карман спортивных штанов с лампасами. Он, так же, как и всё остальные охотники, включая меня, оделся во всё, что не сковывало движения, то есть в спортивное или военное.
        - Проф, вот студентам своим расскажи всё это и у нас будет целая армия, - весело проговорил Испанец, который лежал на заднем сиденье, прикрыв лицо кепкой, чтобы скрыть его от жарких солнечных лучей, бивших в окно машины.
        - Если я им расскажу о монстрах, живущих среди нас, меня отправят в дурдом на старости лет. Да и посвящённые могут заинтересоваться моей особой. А пока наша группа мелкие сошки - мы никому не интересны, - проговорил гном, тяжело вздохнул и посмотрел на невозмутимого орка Молчуна. - Мы ходим по тонкому льду. Нам и чудовищ надо убивать и в то же время нельзя привлекать к себе внимания, поэтому нам не стоит разрастаться до большой организации.
        - Всё верно. Это как дружить телами с замужней дамой: и хочется, и муж может не вовремя заявиться, - приподнято протянул Испанец и принял сидячее положение, а затем посмотрел в окно и, помрачнев, проговорил: - Эх, помнится, пять лет назад я выбрался с Машкой вот в такие же места. Мы взяли с собой палатки, семь бутылок вина, сосиски и прочую еду. А ближе к ночи я разжег костер и уже через час Машку похитили. Она отошла в кустики, чтобы справить нужду. Я же в это время глупо улыбался у костра, в предвкушении бурной ночки. Но тут Машка громко закричала, и её крик стал удаляться от меня. Я бросился в лес… Но куда там. Мне лишь удалось разглядеть зеленоватую шерсть сгорбленного существа, которое утащило мою ненаглядную. Уже много позже, когда я стал погружаться во всю эту фантастическую тему, мне повезло познакомиться с Профессором, который и рассказал, что тогда, в лесу, Машку, скорее всего, утащил один из представителей племени Лихо.
        - Сочувствую, - искренне проронил я и посмотрел на погрустневшего гнома.
        Тот ощутил мой взгляд и надтреснутым голосом поведал:
        - Внук. Его вечерком прямо из коляски утащил аспид, когда я задремал в парке на лавочке. Никогда себе этого не прощу.
        - Сын, - коротко буркнул Молчун, после чего разумные замолчали и лишь Горшок продолжал реветь из колонок.
        Но спустя пару минут Испанец проговорил, снова посмотрев в окно:
        - Уже подъезжаем. Валерон, игрушки всё там же?
        - Ага, за обшивкой и в полу, - ответил тот, глядя покрасневшими глазами на появившуюся асфальтированную дорогу, которая извивалась вдоль неширокой реки и вела к мосту, перекинутому на ту сторону.
        А на другом берегу, в низине, раскинулся крошечный городок Лесинск. Он был с трёх сторон окружён густым лесом. И если верить официальной статистике, то в нём проживало тысяч пять жителей, в основном это были орки, гномы и люди. Эльфов тут не водилось. Они хоть и предпочитали природу, но не настолько глухие уголки. А Лесинск был той ещё дырой, живущей сельским хозяйством. Правда, здесь ещё была фабрика по производству восковых свечей и какой-то заброшенный завод.
        При ближайшем же рассмотрении, когда мы преодолели мост и въехали в город, Лесинск производил ещё более удручающее впечатление. Его узкие улочки стискивали старые советские пятиэтажки с шиферными крышами и облупившимися фасадами и кое-где стояли домишки из брёвен, покрытых мхом и плесенью. Правда, были и вполне нормальные одноэтажные дома из красного кирпича с черепичными крышами.
        В центре же города обнаружилась старинная заброшенная церковь из почерневших от времени брёвен, с покосившимся куполом и с заколоченными окнами.
        Молчун, глядя на неё, пробурчал, сдвинув брови над широкой переносицей:
        - Непорядок.
        - Да тут всё непорядок, - поправил его Испанец. - Валерон, где нам хоть разместиться? Скоро уже вечер.
        - Надо найти сельскохозяйственный техникум. Его прикрыли лет десять назад, а в здании сейчас живут всякие батраки, которые приехали на сезонные работы, - рассказал Бульдог, цепко осматривая дома, и вдруг облегчённо добавил: - Вон он, с синей крышей и решётками на окнах.
        - А решётки зачем? Чтобы батраки не сбежали? - пошутил Испанец и следом задумчиво выдохнул: - Интересно, а здесь есть симпотные доярки?
        - О деле думай, - резко бросил Профессор, недовольно поджав губы.
        - Я просто мечтаю, - виновато улыбнулся тот и первым выскочил из машины, когда она со скрипом остановилась.
        Я вышел следом и увидел дверь, на которой до сих пор висела облупившаяся табличка, свидетельствующая о том, что это техникум.
        В это время Бульдог прошёл мимо меня и уверенно толкнул дверь здания, а затем бросил нам, прежде чем скрыться внутри:
        - Вы пока вещи свои вытаскивайте, а я пойду дотрещусь о ночёвке. В понедельник мы уже должны быть в Москве.
        И пока мы вытаскивали из салона свои рюкзаки и сумки, возле «буханки» материализовался худощавый человек лет сорока в милицейской форме. Его бегающие глазки, близко посаженные к длинному носу, обшарили наши лица, а затем он представился высоким, писклявым голосом:
        - Лейтенант Иванов. Местный участковый. Кто такие? По какому поводу в наш город?
        - Рыбаки мы, - за всех ответил Профессор, продемонстрировав сложенный спиннинг. - Мы много где уже бывали. Вот решили и сюда заглянуть. Тут у вас и река, и лес.
        - Ага, ага, - покивал милиционер вытянутой головой с жидкими коричневыми волосами, которые облепили вспотевший череп. - Ну, стало быть, не озоруйте здесь, и вы меня больше не увидите. Лады?
        - Да мы мужики спокойные, - махнул рукой гном. - Можете не волноваться, товарищ лейтенант. Город посмотрим, порыбачим, да и уедем.
        Тот снова кивнул и потопал прочь по практически безлюдной улице, где было столько рытвин и выбоин, словно её несколько лет подряд бомбили во времена Великой Отечественной войны.
        Испанец же тихонько заметил, нацепив модные солнцезащитные очки и кепку с американским орлом:
        - Не нравится мне этот участковый. На крысу похож. Или даже хуже того - на матушку моей предыдущей пассии. Её все ненавидели. Ну как все… в основном я.
        - Тебе никто не нравится, кроме красивых женщин, - буркнул Профессор, укоризненно покачав головой.
        - Мне ещё бухло нравится, - улыбнулся тот.
        В этот миг из бывшего техникума вышел довольный Валерон. Он сказал нам, что обо всём договорился и повёл нас на второй этаж здания, где в бывших учебных комнатах оказались обустроены «гостиничные номера». Нам досталось душное помещение с бело-голубыми обшарпанными стенами, тремя большими окнами, пятью панцирными кроватями, тумбочками, одним столом, вентилятором, радио и большим плакатом на стене, который разбирал устройство трактора К-700.
        Испанец оглядел всё это и приподнято произнёс, посмотрев на меня:
        - Ну, могло быть и хуже. Мы однажды ночевали в заброшенном магазине. Эх там и воняло мочой. Мне всё-таки кажется, что Профессор тогда не принял таблетки…
        - Всё я принял, - огрызнулся старый гном, чьи впалые щёки немного заалели.
        - Согласен. Тут почти пять звёзд! Турция отдыхает! - наигранно восторженно воскликнул Валерон и стал открывать все окна, чтобы проветрить комнату, где пахло пылью и потом.
        - Ага, - вяло поддержал я и следом, понизив голос, спросил: - Как горгулий-то искать будем? Они же пока не обернутся, с виду обычные разумные.
        - По большей части нечисть орудует ночью, - принялся объяснять Профессор, снова протирая очки, - так что нам придётся прогуляться по городу в тёмное время суток.
        - А если мы их не найдём? У нас же всего две ночи, - справедливо заметил я, выбрав себе кровать у окна, где рядом была розетка.
        - Нам и не надо их искать, - скупо сказал Молчун, хмуро посмотрев на меня. - Они сами найдут нас.
        - Угу, наш красноречивый друг, который владеет словом на зависть всем, прав, - весело проговорил Испанец, улёгшись на кровать и заложив руки за голову. - В Лесинске с завидным постоянством пропадают приезжие. И как ты понимаешь, Стажёр, не из-за того, что город настолько хорош, что не хочется отсюда уезжать.
        - А милиция? - вякнул я.
        - А что милиция? Ну поспрашивают местных, да и всё. Тут вон лес рядом - всегда можно списать на то, что разумный заблудился или его сожрали оголодавшие зайцы, - ответил Валерон и добавил: - Кстати, сожрали… Я узнал, что здесь рядом есть столовая. Пойдёмте, похаваем?
        - Пошли, - решил Профессор и с тонкой улыбкой вспомнил поговорку: - Есть калачи - не сидеть на печи.
        Мы все вышли из комнаты, и рыжий охотник закрыл её на ключ. Следом наша пятёрка покинула здание и, перейдя дорогу, мы очутились в полупустой столовой, где немногочисленные мужики рабочей наружности встретили нас подозрительными взглядами.
        На раздаче же оказалась приветливая миловидная женщина лет тридцати, которая одарила нас обворожительной улыбкой. На ней был чёрный сарафан в горошек, белый платочек, прикрывающий волосы, и светлый передник.
        Испанец сразу же сделал охотничью стойку и стал заигрывать с женщиной. А та вроде бы смущалась, но глазками-то стреляла, поправляя бусы, которые лежали на пышной груди, и под конец их диалога взяла салфетку с номером телефона Испанца.
        Остальная же четвёрка охотников, включая меня, просто умяла нехитрый ужин, а потом мы вышли на улицу. Здесь уже наступили сумерки, и Бульдог решил, что пора вооружаться. Он открыл тайники в салоне «буханки» и выдал нам перчатки, «макары» с глушителями и по одной запасной обойме.
        Я распихал по карманам полученные вещи и попросил у Валерона ключ от комнаты. Дескать, я забыл там телефон. Он мне его дал, и уже через пару минут я вернулся из бывшего техникума, чувствуя за пазухой ножны, в которых покоился Тетсуй. А до этого нож лежал в моём рюкзаке.
        И когда мы снова собрались вместе, Бульдог произнёс:
        - Раньше наша банда делилась на две двойки, но теперь с нами Стажёр. И так как именно я раздобыл его, то он приклеится ко мне и Испанцу. Проф, Молчун, вы не против?
        Орк и гном отрицательно помотали головами, после чего мы поделили город по центральной улице имени Ленина на две условные половины и разошлись в разные стороны.
        Горожане в это время по Лесинску уже практически не шастали, несмотря на то, что сейчас было лишь часов девять вечера. Так что мы без проблем бродили по стремительно пустеющему городу, который освещали одинокие уличные фонари, взошедшая луна и тонкие струйки электрического света, пробивающиеся сквозь щели между плотными занавесками, из-за которых порой слышались голоса и звон посуды.
        Атмосфера в Лесинске была какой-то гнетущей: где-то злобно брехали собаки, каркали вороны и испуганно летали голуби. Казалось, что всё предвещало встречу с горгульями, но нет. Время шло, а они всё не показывались, а ведь мы уже обошли свою часть города. Но их всё не было и не было, хотя время перевалило далеко за полночь.
        Да и у Молчуна с Профессором дела тоже шли не лучше. Бульдог позвонил им буквально минуту назад и выяснил, что и у них голяк. После этого разговора наша троица уныло переглянулась, а Испанец торопливо сказал, посмотрев на часы:
        - Что будем делать? Может, вы часик без меня погуляете?
        - А ты куда? - спросил у него Бульдог.
        - Дела, - белозубо улыбнулся мужчина.
        - Знаю, я твои дела, - пробурчал Валерон, напомнив мне Профессора.
        - Я скоро приду. Ничего не случится. Ты же сам видишь, что город, скорее всего, безопасный. И наша информация, наверное, где-то неверна, - принялся убеждать его Испанец, украдкой подмигивая мне. - Да и тут недалеко, возле столовой.
        - Я если что стрелять умею. Ну и драться могу, - вставил я.
        - Ладно, иди, - отпустил его Бульдог. - Только быстро. Сунул, вынул и бежать.
        Испанец радостно улыбнулся и мигом скрылся с глаз долой. А мы продолжили исследовать город и примерно через час начали сонно зевать. И чтобы окончательно не заснуть Валерон, криво улыбаясь, стал подначивать меня:
        - Страшно, Стажёр? Вдруг сейчас горгульи налетят.
        - Нет, не страшно, - вполне искренне бросил я и вдруг позади нас раздался какой-то хлопающий звук.
        - Они уже здесь, стреляй! - заорал Бульдог и, несмотря на внушительную комплекцию, резко развернулся, а потом досадливо проронил, увидев ставню, которой игрался налетевший ветерок: - Вот тебе первый урок, Стажёр, не ори раньше времени, а то обосрешься в глазах товарищей.
        - Хороший урок, - ехидно сказал я и немного встревоженно добавил: - Что-то Испанца долго нет. Мы так-то уже не меньше часа без него бродим.
        - Виагру, наверное, бахнул, - усмехнулся рыжий охотник и достал телефон. - Сейчас мы его отвлечём от любовных утех, - он приложил аппарат к уху и спустя пару секунд громко сглотнул, а затем произнёс: - Выключен. Что-то мне это уже не нравится. Пошли-ка за ним. Что он там базарил? Возле столовой баба его ждёт?
        - Вроде того, - промычал я, облизав губы.
        Мы побежали в сторону столовой, а когда достигли её, то увидели, что она предсказуемо закрыта. На двери висел амбарный навесной замок, а окна были безжизненно черны.
        Бульдог ещё раз позвонил Испанцу, но его телефон продолжал оставаться выключенным. И тогда мужчина лихорадочно прорычал, оглядывая пустую улицу:
        - Ну и где его, млять, искать?! Сука, так и знал, что ему не надо было никуда идти. Он на этих бабах уже башкой тронулся!
        - Может, просто телефон разрядился? - предположил я, хмуря брови, и внезапно ощутил знакомую дрожь шестого чувства.
        - Ты чего? - прищурился Валерон, увидев, как у меня подрагивают пальцы.
        Ничего не ответив охотнику, я торопливо осмотрелся и, не заметив опасности, начал пристально изучать окна домов, стены, а потом и растрескавшийся асфальт. И вот в одной из таких трещин, практически возле своей левой ноги, я увидел три зелёных шарика. Я быстро поднял их и показал Бульдогу.
        Тому хватило пары секунд, чтобы всё понять и позвонить гному:
        - Проф, бери Молчуна и быстро к столовой. Испанец пропал, а его телефон выключен. Кажется, та шалава из столовой - горгулья. Мы нашли её бусы. Похоже, Испанец сопротивлялся и порвал её побрякушку
        На этом Бульдог закончил свой жаркий монолог и сбросил вызов. А уже через пяток минут возле нас появились запыхавшиеся охотники. Валерон быстро рассказал им, что произошло, и получил нагоняй от Профессора за то, что разрешил уйти этому быку-производителю.
        - Да ты же знаешь его… - попытался оправдаться рыжий охотник. - Он же неуправляемый, когда дело касается перепихона.
        - Давайте в следующий раз выясним, кто виноват. Сейчас надо найти Испанца, а то потом будем вспоминать, что этот парень был из тех, кто просто любит жизнь, - протараторил я, оглядывая троицу разнервничавшихся мужчин.
        - Верно, - кивнул Молчун, одобрительно посмотрев на меня.
        - Мужики, я хрен знает, где его искать. Горгулья же не будет жрать Испанца на улице, а значит мы не найдём его просто бегая по городу! - выпалил Валерон, яростно раздувая крылья носа. - И что теперь делать? Как его искать? По запаху?
        - Завод и церковь, - неожиданно выдал Молчун, который стал до неприличия разговорчивым. К тому же ему пришлось развивать свою мысль, потому что он заработал три недоумевающих взгляда: - Мы знаем, что горгулья в этом городе не одна, так как они существа стайные. Значит, им нужно помещение, которое больше обычной квартиры, и где нет соседей, могущих услышать крики жертв. Но далеко горгульи Испанца не потащат, потому что они физически слабые. Выходит, что под эти цели подходит лишь заброшенный завод и церковь, которая, тоже не пользуется популярностью у местных.
        - Охренеть, - потрясённо выдохнул Бульдог, вытаращив глаза. - Я от тебя за год не слышал столько слов, сколько сейчас, да ещё и таких умных.
        - Согласен, - качнул плешивой головой гном и быстро добавил: - Так, я с Молчуном в церковь, а вы - проверьте завод.
        - Окей, - кивнул Валерон и бросил Профессору ключи от «буханки». - Так будет быстрее, а то ты уже не молодой.
        И гном, словно в подтверждение этих слов, не сумел поймать ключи. Они пролетели мимо его раскрытой ладони и упали бы на асфальт, если бы не я. Мои рефлексы сработали быстрее мозга, который ещё не успел осознать ситуацию, а я уже немного согнул ноги и вытянул руку, схватив ключи пальцами. И всё произошло настолько быстро, что перед моими глазами на пару мгновений размазался мир, словно пейзаж за окном скоростного поезда, мчащегося на всех парах.
        Я сам изумился тому, как ловко и быстро поймал ключи. А уж гном так и вовсе поражено выдохнул, приподняв седые брови:
        - Вот это да! Я так даже в молодости не мог, хотя говорят, что всякая молодость резвости полна.
        - И я так не мог, - удивлённо поддакнул Бульдог, почесав щеку. - Ну ты, Стажёр, и даёшь… Каким-то спортом занимаешься?
        - Угу, - угукнул я и передал ключи Профессору, конечно же, не став говорить, что мой спорт - это питьё вампирской крови, и даже не на время. Боюсь, охотники этого не оценят.
        Глава 13
        Издалека завод выглядел как прямоугольная коробка из бетонных плит, среди которых зияли провалы окон, оскалившиеся остатками зелёных стеклоблоков. Прилегающая территория оказалась огорожена сеткой-рабицей, но в ней было столько дыр, так что мы без проблем проникли за неё и вошли в здание. В руках наша парочка держала «макары». Если горгульи, действительно, здесь, то нам не стоит тратить время на судорожное доставание пистолетов из карманов.
        Но вскоре мы выяснили, что на заводе нет никого, кроме призрака Сталина, который летал по разгромленным цехам и стонал: «Такую страну развалили, такую страну…»
        Тогда Бульдог позвонил Профессору и обнаружил, что и его телефон выключен. Тут уж у нас не осталось никаких сомнений. Горгульи засели в церкви, прямо в самом центре города. И нам не оставалось ничего иного, кроме как броситься на помощь товарищам. Я даже не допускал мысли, что мы можем тупо сбежать. Хотя мне и было так страшно, что аж футболка стала влажной от пота, а руки дрожали, как у заправского алкоголика с похмелья.
        А вот рыжий охотник вроде бы и не боялся вовсе. Он скорее был взбешён, отчего его глаза метали молнии, а вспучившиеся желваки чуть ли не протыкали кожу. И вот эти негативные эмоции словно добавили сил его ногам. Мы добежали до церкви едва ли не быстрее, чем это сделал бы ямайский спринтер. Но вот уже возле самого строения наша парочка сбросила скорость и Валерон, хрипло отдуваясь, проговорил, увидев «буханку» припаркованную возле крыльца:
        - Они точно здесь, где-то внутри.
        - Угу. Но мы же не пойдём с парадного входа? - проговорил я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал от волнения.
        - Нет, конечно, - проронил охотник и двинулся вокруг церкви, но вдруг остановился и предупреждающе поднял руку.
        Через секунду я услышал нарастающий шум мотора, а потом увидел милицейский «уазик», после чего наша парочка мигом спрятала «макары» и когда из машины выскочил давешний лейтенант, похожий на крысу, оружия он не увидел. Но одно наше присутствие в такое время возле церкви вызвало его закономерные подозрения.
        - А чего это вы тут делаете? - спросил он, прищурив глаза.
        - У нас люди пропали! - выдохнул Валерон, имитируя панику. - Кто-то утащил их в эту церковь!
        - Чего-о? - недоумённо протянул милиционер и потянул носом. - Вы пьяные, что ли?
        - Нет. Мы серьёзно! - протараторил я, задыхаясь воздухом.
        - Они в церкви пропали? - переспросил лейтенант и после наших синхронных кивков сказал: - Пойду гляну, раз так. Но если вы мне голову морочите…Простым штрафом не отделаетесь.
        - Хорошо, хорошо, - зачастил Бульдог, двинувшись за милиционером.
        Но стоило нам сделать всего пару шагов, как Валерон опустил на голову лейтенанта свою правую «кувалду» и тот приуныл. Его ноги сразу же подогнулись, и он упал на землю, бесчувственно вытянувшись на ней.
        Бульдог же склонился над ним и прошипел:
        - Как ты, сука, вовремя тут появился. В ловушку завести нас хотел? Вот хрен тебе. Стажёр, этот чёрт, скорее всего, посвящённый.
        - А если нет?
        - Ну, тогда вышлю ему ящик пива по почте, чтобы холодненькое к шишке прикладывал, - прорычал рыжий охотник и снова стал обходить церковь, вытащив пистолет и карманный фонарик.
        Я опять пошёл за ним, хрустя разбитым стеклом под ногами, а потом помог ему отодрать от окна фанеру, которая закрывала его. Бульдог подтянулся на руках и заглянул в окно, принявшись глядеть внутрь церкви.
        Он повисел так секунд пять, а затем неуверенно сказал:
        - Вроде никого. Сейчас точно проверю, - охотник забрался на подоконник и посветил фонариком во тьму церкви. - Точно никого. Залезай.
        Бульдог протянул мне руку и я, ухватившись за неё, оказался на подоконнике, а затем и в самой церкви, где царила почти кромешная тьма, которую пронизывали лишь немногочисленные лучи лунного света, проникавшего внутрь через различные щели, включая и парадный вход, где дверь висела на одной петле.
        - А где же наши? - прошептал я, достав свой фонарик и поводя им по сторонам. Весь пол был покрыт каким-то мусором, сломанными стульями, изорванной одеждой и гнилыми досками.
        - Вон, видишь? - сказал Валерон, направив луч света на небольшой люк в полу. Возле него отсутствовала пыль. - Кажись, их туда уволокли.
        Мы двинулись к люку, пытаясь ступать мягко, чтобы не потрескивали доски пола. Но нам можно было и не прибегать к таким ухищрениям, потому что некоторые груды мусора неожиданно завозились и из них выскочили крепкие мужики с блестящими глазами. Их оказалось одиннадцать перекорёженных рож и всё они бросились на нас.
        Я тут же заорал, начав пятиться к окну:
        - Что за херня?! Мужики, вы чего?! Я, конечно, слышал, что в провинции не любят москвичей, но чтобы настолько…
        Но те будто не слышали меня. И тогда Бульдог выстрелил, спровоцировав и мой указательный палец. Я от неожиданности дёрнулся и нажал на спусковой крючок, посылая пулю в гнома, который был в синем комбинезоне, заляпанном машинным маслом. Пуля ударила его в левую сторону груди, и гном сбился с шага, но не упал и даже не закричал от боли. Он так же молча, с перекошенным от злости лицом продолжил бежать в мою сторону, как бы намекая, что мне писец.
        Я же в этот миг почувствовал, как у меня на голове волосы встали дыбом, и услышал яростный вопль Валерона:
        - Бежим, Стажёр! Это не горгульи! Валим!
        Но отступать уже было поздно. Злобные твари взяли нас в кольцо, постепенно стягивая его вокруг наших шей. Конечно, мы отстреливались, но мужиков останавливали лишь попадания в голову. А в таких условиях, когда свет фонарей метался во все стороны, тяжело было попасть в небольшой овальный объект, который ещё и приближался с большой скоростью. Поэтому нам удалось убить лишь четырёх противников, а остальные семеро повалили нас на пол и стали метелить так, будто мы задолжали им по десять мешков пшеницы и стог сена.
        Мой рот мигом наполнился кровью, перед глазами всё поплыло, а рёбра весело затрещали. И я уже готовится отойти в Рай, где меня ждали гурии и десять тысяч долларов, но мужики вдруг перестали мутузить наш дуэт и куда-то нас потащили, бесцеремонно взяв за ноги.
        Как оказалось, наш вынужденный путь лежал к тому самому люку в полу. А уже за ним обнаружились каменные ступени, кои я пересчитал своей спиной. Потом меня потащили по подземному коридору, где до моих ушей стали доноситься звуки заунывного пения и перед глазами заплясали отсветы живого пламени. Неужели опять вампиры? Что же происходит?
        Моё недоумение стало ещё больше, когда мужики притащили меня и избитого Валерона в овальный подземный зал, где на стенах висели факелы. В их свете блестели потные обнажённые женские тела. Женщины пели и извивались в диковинном танце вокруг продолговатого камня, на котором лежал распятый Испанец с кляпом во рту. Над головой охотника покоился перевёрнутый крест. Но я лишь мельком взглянул на него, больше увлечённый разглядыванием женских фигур. Все они оказались красивыми, подтянутыми и у них даже не имелось жирка на боках или целлюлита на задницах, хотя среди женщин наличествовали и те, кому было хорошо за тридцать. Заметил я среди них и ту метёлку из столовой.
        А ещё здесь находились местные мужики, которых было десятка два и все они влюблённо таращились на женщин. В их глазах царило лишь неистребимое желание идти за этими дамами хоть на край света.
        И даже когда на пол замертво рухнул один из мужиков, в груди которого зияли два пулевых отверстия, полученные в церкви, никто из местных не двинулся, чтобы помочь ему.
        Я же вздрогнул от звука упавшего тела, сплюнул кровь, а потом угрюмо покосился на двух человек, которые крепко держали меня за руки и не давали встать. Мне можно было лишь сидеть, вытянув ноги.
        Остальные охотники находились примерно в таких же условиях, как и я, ну, кроме Испанца. Тот лежал на камне. А вот в Бульдога, Молчуна и Профессора тоже вцепились грабли мужчин.
        Тем временем лишившийся очков гном, близоруко щурясь, посмотрел на меня печальными глазами, шмыгнул разбитым носом и сухо, без страха, спросил у женщин:
        - Что вы хотите сделать с нами?
        Одна из них, выглядящая постарше прочих, визгливо захохотала, после чего остальные перестали танцевать и петь. Кажись, дискотека закончилась, и теперь настало время разговора. Так и вышло. Всё та же хохотунья с крупной грудью, нисколько не стесняясь своей наготы, грациозно подошла к гному и ласково пропела бархатистым голосом, проведя пальцем по его носу:
        - Мы принесём вас в жертву, чтобы сохранить молодость и красоту.
        - Вам лучше отпустить нас. Мы из ФСБ, - прохрипел окровавленными губами Бульдог, которого держали аж четверо мужиков: по одному за каждую конечность.
        - Испанец нам уже всё рассказал, дурачок, - мягко сказала женщина, кивнув на брюнета, который глупо улыбался.
        - А почему эти дебилы подчиняются вам? - спросил Валерон, мрачно посмотрев на мужиков. - У вас тут крайняя степень матриархата? Всегда знал, что добром это не кончится.
        - Они опоили их каким-то зельем, которое, скорее всего, действует только на мужчин, - вместо женщины ответил Профессор. - Я так полагаю, что мы угодили в логово ведьм, а не горгулий.
        - А ты сообразительный старичок, - сделала ему комплимент старшая ведьма, пока остальные женщины отдыхали от танца.
        - Я вот только одного не могу взять в толк, - продолжил гном, потрогав кончиком языка дырку, появившуюся на место переднего зуба, - зачем приносить нас в жертву? У вас же полно местных представителей сильного пола. Для чего привлекать внимание, убивая приезжих?
        - Они всего лишь тупой скот, - презрительно бросила ведьма, посмотрев на работяг. - А вы сильные, горячие. Ваша кровь даст нам нужную мощь и послужит для множества зелий.
        - Ясно, - кивнул Профессор и ровным голосом уточнил: - Думаю, что нет никакого смысла запугивать вас кланом, который станет выяснять обстоятельства моей смерти?
        - Ты прав, - улыбнулась ведьма, косо посмотрев на насупившегося Молчуна, который прожигал её яростным взглядом.
        - Тогда хотя бы отпустите парнишку. Ему ещё жить и жить. Сотрите ему воспоминания, если можете, и отпустите, - попросил гном, бросив на меня короткий взгляд.
        - Нет, я обещала его Живе, - отрезала старшая, посмотрев на девушку лет двадцати, которой, прямо сейчас, можно было выходить на подиум в нижнем белье. - К тому же он такой же охотник, как и вы. А я таких не люблю.
        - Да какой он охотник? Сопляк, ёпта, - бросил Валерон, уничижительно глянув на меня. - Мы взяли его из жалости. Это его первый выезд в поле. Зачем он вам? Его кровь как жидкая водица. Проф прав на его счёт.
        - Я всё сказала! - повысила голос ведьма. - Жива, подготовь мальчишку к ритуалу.
        Девушка отклеилась от стены и с милой улыбкой двинулась ко мне, демонстрируя ямочки на щеках и немного подпрыгивающую во время движения крупную грудь с острыми сосками. Юная ведьма действовала на меня, как обезболивающие. Я не мог представить, что вот эта сисястая красотка может причинить мне вред.
        И когда девушка подошла ко мне, то я осоловело спросил у неё:
        - Как тебе вдуть… в смысле зовут? Вечно слова путаю.
        Та звонко рассмеялась, и её смех поддержали остальные ведьмы. А вот Молчун неожиданно громко прорычал, вырвав руку из цепкого захвата работяги:
        - Во имя Бога!
        Кисть орка нырнула в карман и я, находясь на противоположной стороне зала, услышал знакомый по фильмам звук, с которым чека покидает гранату. И спустя всего пару мгновений Молчун швырнул её в хохочущих ведьм, которые пока не поняли, что произошло, а потом уже было поздно.
        Подвал сотряс мощный взрыв, поднявший в воздух пыль, которая скрыла от меня заверещавших от боли ведьм, в чьи тела вошла часть поражающих элементов гранаты. По-моему, даже мимо меня что-то пролетело, попав в горло опоённого мужика. Да, точно. Мне на шею начала капать горячая кровь, а стремительно теряющий силы работяга начал заваливаться набок, словно заканчивался эффект зелья, делающего его втрое сильнее и живучее. Это дало мне возможность выпростать руку из его захвата и вытащить Тетсуя. Дальше я, не отвлекаясь на вопли ведьм, ударил ножом второго мужика, который продолжал тупо держать мою левую руку в районе запястья. И как только лезвие клинка вошло в грудь человека, тот вздрогнул, захрипел, а нож недовольно прошептал:
        - Привкус покорности. Не люблю. Слабая душа.
        - Заткнись, а, - раздражённо рыкнул я, вскочив на ноги и пытаясь разобрать, где кто находится.
        Благо, что пыль начала оседать, и я увидел, что гном истово вырывался из захвата работяг. И ровно тем же самым занимались Молчун и Бульдог.
        Фух, никого из наших не задело осколками, а вот среди ведьм потери были: две дамочки лежали на полу в лужах крови, а ещё три стонали, привалившись к стене и зажимая руками глубокие раны. Невредимыми же остались всего пять женщин, включая старшую. И мне надо было бы их добить, но я начал с того, что бросился на тех мужиков, которые вчетвером держали Валерона.
        Мне хватило всего двух ударов, чтобы убить парочку опоенных трудяг, притом что второго я задел лишь по касательной, но Тетсуя всё равно выпил его душу. А потом оставшийся дуэт мужиков, не отпуская Бульдога, попытался забить меня ногами. Но они действовали, как роботы, которым дали задание, а вот если бы работяги вовремя включили ещё и руки, перестав держать Валерона, то я бы их так просто не замочил. Поэтому мне сильно повезло, что для них подобная задача оказалась непосильной. Вот я и вышел победителем из этой локальной схватки, заметив краем глаза, что Испанец стал бешено дёргать руками, пытаясь разорвать пути. Он, видимо, пришёл в себя и осознал, что происходит.
        А вот старшая ведьма только после смерти четвёрки трудяг обратила внимание на то, какое происходит безобразие, и дала приказ всем остальным опоенным мужчинам убить охотников. Наиболее уязвимыми в такой ситуации оказались Молчун и Профессор, которым тупо попытались сломать шеи. Но к орку вовремя подскочил Бульдог, а я напал со спины на тех чертей, который хотели убить гнома. И мне удалось отправить их к праотцам раньше, чем они послали туда Профессора. А затем я разделался и с удерживающими гнома козлами, после чего люто заорал, чувствуя, как по моему лицу стекают капли крови, а нож стал горячим из-за выпитых душ и будто бы пульсировал в моей руке:
        - Проф, вали отсюда! Я их задержу! Быстрее!
        Тот попытался возразить мне, но наткнулся на мой бешеный взгляд, побледнел и, прихрамывая, побежал прочь из подвала. К нему незамедлительно присоединились Молчун с Бульдогом и каким-то чудом освободившийся Испанец.
        Я же поскакал последним, размахивая ножом, чтобы держать врагов на расстоянии. А те бездумно пёрли на меня, повинуясь визгу взбешённой старшей ведьмы, которая видела, как удирает добыча, посмевшая завалить стольких её слуг и товарок.
        Мне пришлось неистово отбиваться от её тупых миньонов, ощущая, как адреналин хлыщет из ушей. Благо, что в горячке боя я не чувствовал боли от отбитых рёбер. И мне пару раз удавалось поймать то состояние, в котором тело двигалось намного быстрее обычного. Правда, такой эффект длился всего несколько секунд и после него начинали ужасно болеть связки, но зато я успел завалить ещё двух врагов.
        И мне уже казалось, что спасение рядом. Открытый люк, ведущий из подвала, уже был совсем недалеко. И из него только что выскочили охотники. Да только в этот момент произошло то, что мало кто мог предсказать. Но прежде я услышал из-за своей спины дикий крик старшей ведьмы:
        - Жива, нет!!!
        И тут шестое чувство пронзило меня, благодаря чему я, прячась от опасности, рухнул на пол, а надо мной пронеслась ярко-рыжая склянка, внутри которой будто бы находился жидкий огонь. Стеклянная тара ударилась об каменные ступени и разлетелась на мелкие осколки, после чего подвал сотряс очередной взрыв, который был гораздо мощнее предыдущего.
        Меня окатило волной жара, от коего затрещали волосы на голове. А потолок начал стремительно рушиться. И мне на лодыжку упал камень весом килограммов в двадцать. Он вызвал у меня пронзительный крик боли, который слился с истошными воплями ведьм. Вокруг нас всё рушилось и полыхало жаркое пламя. А я даже не мог встать на ноги и лишь бешено поводил глазами, пытаясь найти выход. Но его не было. Ступени, ведущие наверх, завалило, а огонь стремительно выжигал кислород в рушащемся подвале…
        Глава 14
        Дым выедал мои глаза, а лёгкие жгло от недостатка кислорода, из-за чего изо рта вылетал судорожный кашель. Сам я скрючился на полу, чувствуя пульсирующую боль в травмированной ноге и слыша затихающие стоны ведьм. В голове же лихорадочно роились перепуганные мысли, никак не желающие выдать ту идею, которая позволила бы мне уцелеть.
        И тут вдруг Тетсуя недовольно проворчал:
        - Настоящий самурай не должен сдаваться перед ликом смерти.
        - И что я… кха… кха… должен… мля…. делать? - прокашлял я. - Станцевать… румбу? Или что вы… кха… в Японии танцуете?
        - Разве ты испробовал все пути, ведущие к спасению? - продолжил говорить этот несносный нож на фоне трещащего огня, который постепенно подбирался ко мне.
        - Да куда… отсюда… тьфу… денешься? - прошипел я, отползая от извивающейся стены пламени, коя лизала часть уцелевших потолочных балок и подпорок. - Был всего… один… выход.
        - Ты думаешь, как обычный разумный, а ты - хозяин живого оружия, - пафосно изрёк Тетсуя.
        - Ты… можешь… вызволить меня отсюда? - робко предположил я, боясь того, что неправильно развил мысль клинка.
        - Да.
        - Так чего же ты молчал?! - выдохнул я вне себя от злости.
        - А ты и не спрашивал, - парировал клинок и следом добавил: - Нарисуй на стене овал достаточного размера, чтобы ты мог в него пройти. И скажи, в какое место ты хочешь попасть.
        - В Швейцарию! - тут же выдал я, кое-как встав на коленки и принявшись дрожащей рукой выводить ножом нужную фигуру.
        - Нет. Ты должен назвать такое место, в котором уже бывал и не раз. Там должна сохраниться твоя энергетика, - обломал меня Тетсуя.
        - Тогда в съёмную квартиру, - буркнул я, глядя на то, как после ножа на стене остаётся голубая линия.
        А когда овал был полностью начерчен, то он тут же стал затягиваться энергией, которая от окружности устремилась к центру. Потом получившееся сияющее «зеркало» резко трансформировалось в нечто вроде окна, и я увидел свою комнату, словно смотрел на неё из стены, которая была напротив компьютерного стола.
        - Охренеть, - выдавил я и протянул руку в «окно».
        Моя конечность без проблем прошла сквозь стену, оказавшись в комнате. Я даже потрогал пальцами вытертый ковёр, лежащий на полу, а затем с огромным облегчением и сам заполз в комнату, после чего портал захлопнулся, оставив на обоях почерневший след от овала. Я глядел на него и не верил, что спасся. Буквально минуту назад мне казалось, что всё, конец, хорош небо коптить, да на девок засматриваться. Но нет - Тетсуя спас меня, продемонстрировав фантастическую мощь.
        И я уже хотел от души поблагодарить нож, пообещав ему лучшую оружейную смазку, но тут мой возбуждённый взор увидел кота, который мирно сопел на моей подушке.
        - Пышкин! - гневно заорал я, снимая перчатки. - Так вот почему моя подушка всегда в шерсти!
        Рыжий прохвост подпрыгнул до потолка, а потом приземлился на кровать и замер, дико вытаращив глаза и распушив хвост.
        - Ну и что ты придумаешь в своё оправдание?! - выпалил я, кривясь от боли, которая, казалось, пронзала весь мой организм.
        - Ты как сюда попал? - просипел Пышкин, втягивая воздух розовым носом. - Или ты призрак?
        - Какой призрак? Я их всех выселил, потому что они не хотели скидываться на квартплату, - насмешливо проговорил я, встал на ноги и кое-как похромал в ванную, держась за стену.
        - Что с тобой произошло? Ты выглядишь даже отвратительнее, чем обычно. Только брови нормальные. Да и воняет от тебя, - наигранно озабоченно сказал кот, убедившись, что я никакой не призрак.
        - Ты тему-то не переводи! - рыкнул я на него. - Всё-таки хочешь яиц лишиться?
        - Да я первый раз прилёг на твою подушку! Вот моё честное мяу! Мне она совсем не нравится, а в тот раз я вообще упал с неё! Ой…
        - Всё, завтра идём резать яйца! - строго сказал я, повернув вентиль, после чего в ванну с шумом полилась вода.
        - Я больше не стану так делать! Клянусь, что буду всю жизнь есть сухой корм, если ещё раз подойду к твоей подушке! - торжественно поклялся Пышкин самой страшной клятвой, которую знал.
        - В последний раз… - многозначительно протянул я и двинулся на кухню, откуда позвонил Бульдогу.
        Тот практически сразу ответил на звонок и хрипло пробасил, словно раненый бык:
        - Мы тебя вытащим! Обещаю! Ты только держись!
        - А вы где? - спокойно спросил я, достав из холодильника формочку, в которой были кубика льда.
        - Возле развалившейся церкви! Тут уже народ подтягивается! Сейчас мы тебя выколупаем!
        - Не надо меня колупать. Я уже не в Лесинске, - проговорил я, со стоном присев на стул и приложив к щиколотке кубики льда, собранные в целлофановый пакетик. Хорошо хоть кость цела и даже трещин, вроде бы, нет.
        - Чёт я не понял… - озадаченно протянул охотник на фоне пронзительных звуков, которые издавала пожарная машина.
        - В подвале был другой выход. Вот я через него и выбрался, а потом угнал машину и поехал к железнодорожной станции. Но тачка сломалась, так что я теперь пешком иду, но уже близко, вон дорога виднеется, - соврал я и добавил чистую правду: - Повезло, что я вчера хорошо изучил карту этой местности.
        - А чего сразу не звякнул? Мы же тут все на измене…
        - Да меня как адреналин накрыл, так я только сейчас очухался, - проговорил я, облегчённо застонав, когда ногу стала отпускать боль. - Короче, встретимся в Москве. Телефон сейчас разря…
        Я торопливо сбросил вызов и выключил раскладушку, а то вдруг охотник начнёт предлагать перехватить меня на полпути. А мне этого не надо. Меня вон ванная ждёт.
        И уже через минутку я отмокал в тёплой воде, поглядывая на кота, который сидел на крышке унитаза и пасмурно смотрел на клинок, лежащий на раковине.
        - Тетсуя, - позвал я нож.
        - Да, хозяин? - откликнулся тот обрётшим мощь голосом.
        - А расскажи-ка мне, что ты умеешь делать эдакое, магическое?
        - Луч Смерти, Щит Самурая, Портал Крысы…
        - …Постой, постой, - перебил я его. - Это мы через Портал Крысы ушли из подвала?
        - Да, хозяин, - ответил Тетсуя, который явно подобрел, сожрав столько душ.
        - Как крысы, - прошептал кот и гаденько захихикал, чем заслужил от меня целую жменю воды, угодившую в его нахальную морду. Он тут же истошно заорал, словно его переехал «КамАЗ», спрыгнул с унитаза и исчез в коридоре, откуда принялся подслушивать мой диалог с живым оружием.
        - А ещё что умеешь?
        - Плеть Скорпиона, хозяин. Ты её уже видел, как и Портал Крысы.
        - И всё?
        - Ещё я могу подпитывать тебя энергий, когда её у меня достаточно. Разве ты не почувствовал это в подвале? Или ты решил, что сам смог без устали сражаться столько времени с таким количеством врагов?
        - Э-м-м-м… - почесал я тыковку, только сейчас поняв, что мне там довелось биться как-то уж больно круто для несовершеннолетнего пацана. - Спасибо, что помог, Тетсуя.
        - Это мой священный долг, - пафосно изрёк он и добавил: - И если ты будешь кормить меня хотя бы так же, как сегодня, то когда-нибудь я смогу пробудить в себе новые грозные умения.
        - Хотя бы? - недовольно бросил я, намыливая голову.
        - Обжора, - не преминул заметить кот, который сидел возле двери.
        - Эти души были слабыми и никчёмными. Они едва тлели, как прогоревшие угли в ночи. И я уже потратил практически всю полученную энергию на Портал Крысы, - заявил нож.
        - Вот блин, - пробурчал я. - Но ты хотя бы покажешь мне Луч Смерти и Щит Самурая? Я же должен знать, как выглядят твои умения, чтобы понимать какой от них будет толк в бою.
        - Энергию надо беречь, - отрезал Тетсуя суровым голосом, будто моя покойная бабушка, которая говорила, что мандарины на Новый год. - Но я могу рассказать, что это за умения.
        - Давай, - проворчал я.
        - Луч Смерти - поток энергии, вырывающийся из кончика ножа, то есть меня.
        - А то мы не поняли, - ехидно вставил кот.
        - Он способен пронзать практически любую преграду, если будет достаточно энергии, - продолжил Тетсуя, всё так же игнорируя Пышкина. - А Щит Самурая похож на Портал Крысы. Он создаётся схожим образом. Прямо в воздухе чертится круг, который заполняется энергией, способной остановить даже пулю. И чем большей площади будет Щит, тем больше он отнимет у меня энергии.
        - Неплохо, - резюмировал я, смыв с себя шампунь и подумав, что живое оружие, возможно, поможет мне пережить совершеннолетие.
        - Если мы закончили, хозяин, то я был бы не прочь отправиться в мир грёз.
        - Да, спи. Доброй ночи.
        Нож ничего мне не ответил, видимо, уже вырубившись. А вот кот негодующе пробурчал из коридора:
        - Обжора, да ещё и соня. Надо гнать такого в шею.
        - Никого не напоминает? - ядовито спросил я, вытираясь полотенцем.
        - Нет, - искренне ответил Пышкин и следом добавил: - Может, поедим? Заодно и расскажешь о своих приключениях.
        - Лады, - бросил я, надел чистые трусы и поплёлся на кухню.
        Там я дал коту еды, а себе сварганил пару бутербродов и пересказал Пышкину то, что произошло со мной.
        Под конец повествования я сделал вывод, что все ведьмы погибли, а если кто-то из них и не помер, то теперь такие счастливицы свалят из Лесинска и затаятся до лучших времён. Короче, мы сделали свою работу, хотя нам и пришлось воевать совсем не с горгульями. Ошибся источник охотников, ошибся.
        И вот с этой мыслью в голове я и отправился на боковую, но так просто мне не удалось заснуть. Пришлось гнать от себя видения тех сельских мужиков, чьи души выпил нож. Правильно ли я сделал, убив их? Ну, относительно спасения своей жизни - несомненно. И даже если посмотреть на это дело более глобально, то я тоже поступил верно, ведь мне удалось спасти не только свою жизнь, но и охотников, а также тех бедолаг, которые в будущем попали бы в лапы ведьмам.
        В общем, мне удалось убедить себя в том, что я всё сделал правильно. И после этого меня всё-таки сморил сон. Правда, спал я тревожно, просыпаясь от любого звука, так что утром моя физиономия выглядела довольно помятой. С такой рожей стыдно показываться людям на глаза. Поэтому хорошо, что я весь грядущий день собирался провести дома, готовясь к вступительным экзаменам.
        Но мои планы были немного нарушены: сперва звонком Бульдога, с которым мы поболтали и договорились встретиться на днях, а потом и звонком лаборантки. Она сказала, что анализ амброзии готов и намекнула, что может лично вручить его мне сегодня вечером. Я потёр припухшие веки и согласился встретиться, сообщив ей название весьма дорогого ресторана французской кухни, чем привёл полукровку в восторг. Вот только я заранее знал, что все столики там уже будут забронированы, но у меня имелись свои методы…
        И уже ближе к девяти часам вечера я стоял в чёрном костюме, с фирменными часами на руке и в туфлях возле входа в ресторан и ждал Дашу, так звали лаборантку.
        Вскоре она показалась и даже не опоздала, словно и не девушка вовсе. Полукровка надела короткое красное платье, подчёркивающее стройную фигуру с крепкой грудью второго размера, и уложила светлые волосы в сложную причёску, укреплённую лаком.
        Я посмотрел на её миловидное личико и отметил покрытые блеском чувственные губы, умные светло-серые глаза и пухлые щёчки, которые никогда бы не появились у чистокровной эльфийки.
        Между тем девушка подошла ко мне, и я радостно поздоровался с ней, взял за руку и повёл в ресторан, чуток прихрамывая на травмированную ногу.
        Как я и ожидал, в заведении предсказуемо не было мест, и управляющий сразу же с извиняющейся улыбкой сообщил нам об этом, вызвав разочарование в глазах Даши. Но я не расстроился, а лихо улыбнулся, поднёс телефон к уху и громким шёпотом сказал, напряжённо осматривая зал, где ужинали в основном пары:
        - Да, она здесь. И с другим мужиком. Подъезжай.
        После моих слов две парочки поспешно расплатились и торопливо покинули ресторан. А наш дуэт, не мешкая, занял один из освободившихся столиков и сделал заказ, после чего Даша восхищённо проговорила, раскусив мою невинную уловку:
        - С тобой не пропадёшь!
        - А то, ёпта, - самодовольно протянул я, а затем резко поправился, подумав, что общение с Бульдогом не идёт мне на пользу: - В смысле, да, я такой. А ты какая?
        Девушка принялась отвечать и говорила она быстрее, чем билось сердце. Бам-бам-бам. Видимо, полукровка не хило так волновалась. Благо, что Дашу немного успокоило дорогое вино, после которого её речь стала более медленной, и мы смогли пообщаться вполне нормально, а не в ритме быстрого свидания.
        Вскоре я узнал, что Дашка любила классическую литературу, много работала и уже забыла, что такое личная жизнь.
        - Да и у меня тоже полный штиль. Универ отбирает слишком много времени, - прояснил и я своё семейное положение.
        - А на каком ты курсе?
        - На втором, - соврал я, хмуро глядя на неприлично крошечную порцию галантина, заливного из птицы, которую приволок официант в белой рубашке и чёрных брюках.
        - Ещё всё впереди, - улыбнулась девушка, явно подсчитывая в уме на сколько лет она была старше меня, учитывая, что ей где-то двадцать три года. И, кажется, её нисколько не смутила наша разница в возрасте.
        - В точку, всё впереди, - сказал я и спросил у неё: - А что там с анализом того вещества, которое я приносил тебе?
        - Вот, - произнесла она, достала из маленькой сумочки сложенный вчетверо лист бумаги и положила его возле моей руки, слегка дотронувшись своими пальцами до моих. - Что это была за жидкость? Ты ведь мне так и не объяснил.
        - Да так… - отмахнулся я, ожидая дальнейших расспросов, но их не последовало, что выдало недюжинный ум девушки. Она предпочла умерить своё любопытство.
        Я слегка удивлённо посмотрел на неё, а потом развернул бумагу и прочитал вслух название тринадцати ингредиентов, порой запинаясь на особо заковыристых сочетаниях букв.
        Девушка в конце моего чтения кивнула и весело сказала, немного склонив голову к правому плечу:
        - Всё натуральное, природное, без добавок и ГМО. Одни травы, вода и немного спирта.
        - Ты сможешь повторить эту… эту настойку? - спросил я, затаив дыхание. - Это рецепт моего дедушки.
        - Ну, если под рукой будут все составляющие, то, скорее всего, да, - поиграв бровками, ответила Дашка, очаровательно улыбнувшись. Да она меня точно клеит.
        - Замечательно, - облегчённо выдохнул я, случайно угодив рукавом в салат.
        Полукровка сразу же схватила салфетку и стала оттирать пятно с моего пиджака, вызвав у меня шок. За мной так даже бабушка не ухаживала. И видимо не только за мной, так как на меня начали завистливо коситься другие парни. А я придурковато улыбался, пока не посмотрел в сторону выхода. Тут-то у меня улыбка и пропала. Ведь возле дверей стояла обомлевшая Ленка в вечернем платье и какой-то смазливый эльф лет двадцати пяти. При этом глаза эльфийки изумлённо таращились на мой костюм, часы, дорогое вино и на полукровку.
        А я в эти секунды думал, что таких совпадений не бывает. Но раз уж они всё-таки случаются, то я не стал малодушно прятаться под стол, а слегка кивнул, приветствуя Ленку. Она кивнула мне в ответ. И оба кивка заметили наши спутники.
        Дашка сразу же спросила нейтральным тоном, не переставая оттирать рукав пиджака:
        - Твоя одногруппница?
        - Просто знакомая. Однажды помогал ей с компьютером. Я же фрилансер.
        - Занятный ты фрилансер, - с весёлым смешком произнесла полукровка, выразительно посмотрев на листок, который я продолжал сжимать в руке.
        - Ну вот как-то так я решил воспроизвести настойку дедушки, - промычал я, чувствуя себя немного выбитым из колеи.
        - Хорошая, видимо, настойка, - улыбнулась Дашка, снова не став требовать от меня каких-то объяснений, чем ещё раз продемонстрировала свой ум. Полукровка даже начала меня пугать. Может, она робот?
        - Очень хорошая, - поддакнул я, отправив в рот последнюю ложку галантина, а затем, по привычке, чуть не понёс грязную посуду в раковину. Благо, что я вовремя отдёрнул руки от опустевшей тарелки, похожей на перевёрнутую белоснежную дамскую шляпку.
        Дашка же дала мне время прийти в себя, а потом деланно устало посетовала на поздний час. Я тут же предложил ей вызвать такси. Та согласилась, но многозначительно посмотрела на меня. Я немного поколебался и предложил ей попить кофе среди недели. Полукровка утвердительно кивнула, одарив меня искрящимся взглядом, за которым притаились серьёзные отношения. Я чуть не перекрестился и едва всё не отменил, но почти сразу же взял себя в руки. Дашка мне ещё была нужна. Кто же мне будет амброзию варить? Поэтому я галантно подал ей руку и вышел из ресторана, чувствуя между лопаток нестерпимый зуд, вызванный чьим-то пристальным взглядом. И я думаю, что мы все догадываемся, кому принадлежал этот взор.
        Оказавшись на улице, я повёл полукровку к такси, и случайно заметил в одном месте неровность тротуарной плитки.
        - Осторожно, не споткнись, - бросил я Дашке, увлекая её чуть в сторону.
        - Ого, как ты разглядел? - удивилась девушка и с улыбкой добавила: - Ты видишь в темноте?
        - Ага. Вон луна, звёзды, - скомкано пошутил я.
        Полукровка вежливо посмеялась и встала возле жёлтого «Renault Logan». Мне пришлось любезно открыть ей заднюю дверь, поцеловать в пухлую щёчку, пахнущую жасмином, и лишь потом она уехала.
        Я же отправился домой через десять минут, когда подскочила другая машина с шашечкой. И пока я ехал, то задремал и очнулся только после того, как водитель-гном потрепал меня за плечо. Я резко раскрыл веки, вытер слюни, расплатился и вышел из авто, потирая глазные яблоки.
        А когда я отнял подушечки пальцев от глаз, то увидел троицу орков, которые стояли возле моего подъезда…
        Глава 15
        В первую секунду я хотел свалить в ночь, но потом разглядел среди орков своего соседа по имени Оли. А те двое, наверное, были его друзьями. Фух, отлегло. Но я всё же немного опасливо потопал к подъезду.
        А Оли меж тем увидел меня и расплылся в улыбке, а затем торопливо проговорил, всё так же улыбаясь:
        - Матвей! Здорова!
        - Дарова, - бросил я и пожал руку каждому из троицы орков, заметив, что ни у кого из них не было кланового тату.
        - Прикинь, я скоро женюсь! Дядя договорился. Брак с Изольдой поможет всему нашему роду вступить в клан «Железные Клыки»! - радостно проговорил парень, глаза которого искрились не хуже замкнувшего трансформатора.
        - Поздравляю. Но ты должен передо мной извиниться.
        - За что? - не понял он.
        - Просто извинись.
        - Да за что?
        - Неужели так трудно извиниться? - настаивал я, косясь на напрягшихся друзей Оли.
        - Я тебя не понимаю!
        - Нет, Оли, ты ещё не готов к жизни с девушкой, - грустно сказал я, похлопал его по плечу и подошёл к входу в подъезд.
        И только когда я открыл дверь, за моей спиной грянул орочий смех. Они, наконец-то, допёрли в чём была соль моего представления.
        Я довольно улыбнулся и уже хотел скрыться в подъезде, но почувствовал пристальный изучающий взгляд, который заставил меня обернуться. Парни продолжали ржать, не обращая на меня внимания. Но кто же смотрел на меня? Хм… померещилось?
        Я пожал плечами и скрылся в доме, а затем вошёл в съёмную квартиру и отправился в ванную, где мне почти сразу же пришлось отвечать на звонок эльфийки.
        - Ленок, ты очень не вовремя. Я сейчас совсем голенький лежу в ванной.
        - Один? - пасмурно уточнила она.
        - Ага, - усмехнулся я. - Ревнуешь?
        - Больно ты мне нужен, - фыркнула эльфийка и следом с неким обвинением в голосе добавила: - Откуда у тебя такой костюм? Часы? Они же не китайская подделка. Я в таких вещах разбираюсь! Украл у кого-то? Ты же только недавно отбирал у гнома сланцы.
        - Копилку разбил. Ещё вопросы есть?
        - Да. Кто это нечистокровная ш… девушка?
        - А тебе зачем эта секретная информация?
        - Я беспокоюсь о том, чтобы к тебе под видом смазливой курицы не подкралась вампирша. Тебя же одурачить легче лёгкого.
        - Не, она не вампирша. Я её давно знаю, - отмахнулся я, пытаясь не рассмеяться. - Ещё что-то?
        - Угу. Расскажи о своей поездке в гости к горгульям.
        - Не было никаких горгулий… - вздохнул я и поведал ей историю о коварных ведьмах, которые чуть не сгубили добрых молодцев. И, конечно же, она услышала тот вариант, в котором я спасся через другой выход из подвала.
        - Ну дела-а-а-а, - взволнованно протянула Ленка, громко сглотнув. - Ты же мог погибнуть.
        - Ага.
        - И если бы ты помер, то где бы я нашла столько мороженого, чтобы отпраздновать?
        - Вот и ещё одна причина, по которой мне не стоит умирать. У тебя же слабое горло. Ну, ходят такие слухи, - с пошлым подтекстом заметил я, услышав звуковой сигнал, который возвещал о том, что пришла смска. - Больше у тебя нет вопросов? А то меня ждёт кроватка.
        - Нет, - зло бросила девушка и, помедлив, добавила: - А ты ничего не хочешь у меня спросить?
        - Неа, - сказал я, прочитав сообщение от Дашки: «Как ты доехал?»
        - Да ну и иди ты! - гневно выпалила Ленка и сбросила вызов.
        - Вот и поговорили, - прошептал я, написав полукровке: «Замечательно».
        А уже через полчаса я видел чистые, невинные сны, которые прервал очередной внезапный звонок. Я был уверен, что в такое время мне могла позвонить либо Дашка, либо Ленка, но нет. На экране высветился номер Испанца.
        - Да? - тревожно выдохнул я, прижав раскладушку к уху.
        - Стажёр, - надсадно прохрипел наш Дон Жуан, словно отмахал пару десятков километров. - Меня обложили… Помогай… Бульдог, Молчун и Профессор не отвечают. Здесь недалеко от тебя… Скорее. Вот адрес…
        Он торопливо продиктовал улицу и номер, после чего в телефоне раздались гудки.
        - Охренеть, - прошептал я, чувствуя, как от волнения становится тяжело дышать, а мысли разбегаются, точно тараканы, застигнутые врасплох вспыхнувшей на кухне лампочкой.
        Испанцу нужна моя помощь, но я потерял оружие в церкви в Лесинске! Как же я ему помогу без оружия?! Запинаю врагов ногами? Твою мать, нож! У меня же есть нож! И у него ещё есть кое-какой запас энергии!
        Я схватил Тетсуя, а потом вылетел из квартиры и, лишь подбежав к «девяносто девятой», увидел, что за мной мчится Пышкин.
        - Ты-то куда?! - заорал я на него.
        - Я тоже поеду, раз эта ржавчина с тобой, - гордо ответил кот и запрыгнул на пассажирское сиденье.
        - Хрен с тобой! - рыкнул я и погнал тачку по ночной Москве.
        Тут и, правда, оказалось недалеко. Испанец продиктовал адрес одного из складов, расположенных на территории промзоны на востоке столицы. Это было строение из синего профлиста с небольшими окнами, закрытыми решётками. Я сразу же обратил внимание на то, что дверь оказалась приоткрыта. И мне мигом пришла в голову гениальная мысль, которую я озвучил вслух:
        - Пышкин, иди-ка разведай, что там на складе.
        - Будет сделано, - охотно отозвался кот и выскочил следом за мной из машины, а потом потрусил в сторону склада.
        Я пошёл за животным, сжимая в руке нож и осматриваясь. Вокруг никого не было. Даже сторож куда-то делся. Может, испугался какой-то нечисти и убежал? Возможно. Но сейчас со стороны склада не доносилось никаких звуков. Я опоздал? Надеюсь, что нет.
        Тем временем кот скрылся в темноте строения и появился лишь спустя пару минут. Он сразу же отрапортовал, задрав хвост трубой:
        - В складе только мешки с цементом, арматура, несколько крыс и раненый человек, пахнущий какими-то травами, пивом и чипсами со вкусом краба.
        - Испанец! - заорал я и влетел в склад, где, благодаря обострившемуся зрению, сумел различить нагромождённые друг на друга мешки и связки арматуры. - Ты где, Испанец?!
        - Тут, - донёсся до меня хрип откуда-то слева.
        Я сразу же метнулся туда и обнаружил охотника, который полулежал на бетонном полу, привалившись спиной к мешкам с цементом.
        - Ты ранен? - выдохнул я, упав возле него на колени. - Вызвать скорую помощь?
        - Не надо, всего лишь царапина, - просипел он, прижимая одну руку к рёбрам. - Лучше помоги мне встать.
        - Кто это был? - взволнованно спросил я, видя в темноте спокойное выражение лица мужчины.
        Охотник не ответил. Вместо этого его рука скользнула по моему плечу, а потом ухватилась за ворот футболки. И как-то уж больно сильно ухватилась. Да ещё и шестое чувство пронзило меня так, что аж зубы клацнули.
        Я отшатнулся от Испанца, услышав треск порвавшейся ткани, а буквально через долю мгновения перед моими глазами блеснуло лезвие ножа. И если бы я остался на месте, то оно бы вскрыло моё горло, а так - лишь кончик клинка задел мой подбородок, прочертив неглубокий порез.
        В ужасе я отпрыгнул от охотника, чувствуя кровь, скатывающуюся по шее, и заорал:
        - Какого хрена?! Что ты творишь?!
        - Ты должен умереть, - люто прошипел Испанец, без видимых усилий вскакивая на ноги.
        - Да ты чего? - попятился я, нащупав рукоять Тетсуя. - Что я тебе сделал? Я же спас тебя!
        - Ты должен умереть, - продолжал рычать мужчина, двинувшись на меня.
        - Что за херня с тобой творится?! - лихорадочно выдохнул я и в этот миг полностью узрел Испанца, который попал в луч лунного света, косо падающего из окна.
        Глаза мужчины не выражали ничего. Они оказались абсолютно пустыми. Наверное, в ёлочных игрушках было больше разума, чем в этих глазах. А рубашка охотника оказалась разорвана на рёбрах, и я увидел пулевое отверстие, из которого уже не шла кровь. Тут-то всё и встало на своё место.
        Я горячо протараторил, давясь от волнения воздухом:
        - Испанец, борись! Умоляю тебя! Не может же зелье полностью подавить твою волю!
        Но охотник отреагировал на мою пламенную речь только тем, что зарычал и бросился на меня с ножом. Естественно, я не стал с ним драться и драпанул, виляя между мешками и арматурой.
        Благо, что Испанец не видел в темноте так же хорошо, как я. Он практически сразу обо что-то споткнулся и упал, но тотчас вскочил на ноги и снова помчался за мной. Мне пришлось опять удирать от него, соображая, как поступить в такой ситуации. И пока я думал, откуда-то справа раздался писк выстрела через глушитель, и рядом с моей головой просвистела пуля, угодив в цемент.
        Я тут же нырнул за мешки, пытаясь понять - кто тут ещё нарисовался? Наверное, ведьма. Та самая, которая выжила в подвале, а потом она как-то отыскала Испанца и опоила его. Но прежде ей пришлось ранить охотника из «макара», чтобы он не так сильно сопротивлялся, когда она вливала в него своё гадское пойло. И как же Пышкин прошляпил её? Кстати, где он?
        - Пышкин, - тихонько позвал я животное, слыша тяжёлые шаги Испанца, который потерял меня из виду и теперь пытался отыскать.
        - Я за подмогой, - донёсся до меня удаляющийся голос кота.
        Точно! Подмога! Я достал мобильник и стал звонить Бульдогу. Тот почти сразу взял трубку и сонным голосом пробормотал:
        - Стажёр, если ты с какой-то ерундой, то лучше придумай что-нибудь серьёзное…
        - Я в складе, а за мной с ножом бегает раненый Испанец. Его опоила ведьма, которая только что чуть не прострелила мне башку, - прошипел я на одной дыхании, стараясь, чтобы мой голос звучал не слишком громко.
        - Ты не шутишь? Если что, то можно было и не придумывать такую дерьмовую историю.
        - Я не шучу. Приезжай сюда… - протараторил я и назвал адрес.
        Валерон, осознавший всю серьёзность ситуации, заверил меня, что скоро будет.
        Я же засунул телефон в карман и поменял дислокацию, пытаясь обнаружить ведьму. Она меня занимала гораздо больше Испанца. От последнего можно было убежать, а у ведьмы ствол, который она оставила себе, а не отдала охотнику. Кстати, почему? Он бы пришил меня из него вернее, чем ножом. Хотя если бы не моё шестое чувство, то охотник и так бы прекрасно справился. Повезло ещё, что у ведьмы только один пистолет из тех пяти, которые у нас отобрали в Лесинске, иначе бы она точно отдала второй Испанцу.
        Между тем я ещё раз поменял своё положение, чтобы быть подальше от Испанца и поближе к тому месту, откуда, вроде бы, раздался выстрел. Тут я напряг свои чуток заострённые ушки и начал прислушиваться изо всех сил. Главное было унять колотящееся сердце, а то оно жутко мешало. И когда у меня это получилось, то я более отчётливо услышал шаги Испанца, его хриплое дыхание и что-то ещё… В темноте вроде бы кто-то осторожно крался: шажок и тишина, ещё шажок и снова тишина. Кажись, ведьма боялась меня не меньше, чем я её. Почему? Она думала, что и у меня есть ствол? Или видела, как я выбрался из подвала и посчитала крутым… э-э-э… магом? Да и вообще, с какой стати она именно меня выбрала своей первой жертвой? И ведь ещё как ловко сработала эта стерва. Заманила меня в безлюдный склад, где можно легко совершить убийство, потом попить чаю с баранками и не спеша возвратиться в своё логово. Вот ведь гадина…
        Конечно, я бы мог попытаться сбежать со склада через окно или дверь, но мне не хотелось рисковать. Вдруг она тоже свалит отсюда и потом ищи её свищи? Лучше разобраться с ней прямо сейчас. Да и Испанцу срочно нужна помощь, ведь когда закончится эффект зелья, закончится и охотник… Уж больно серьёзная у него рана.
        Тем временем впереди из-за мешков робко выглянул невысокий силуэт. Я тут же направил в его сторону кончик ножа и прошептал:
        - Тетсуя, Луч Смерти.
        Тотчас темноту разорвал тонкий голубой луч, вырвавшийся из клинка. Он распугал мрак и ударил в то место, где стояла женщина, которая в этот миг качнулась в сторону, скрываясь за мешками, а затем заорала от боли. Луч всё-таки задел ведьму и попутно поджёг бумажный мешок, в котором был цемент. В темноте вспыхнуло пламя. И женщина, уже не скрываясь, рванула к другому выходу, который был в противоположной стороне склада. Я азартно поскакал за ней, пытаясь разглядеть её, но передо мной внезапно вырос силуэт Испанца. Мне не удалось вовремя остановиться, и я врезался в него, точно в бетонную стену, после чего отскочил будто пушинка и, не удержавшись на ногах, упал на пятую точку.
        И уже с пола, глядя большими глазами на охотника, я просипел, выставив перед собой Тетсуя:
        - Испанец, не надо.
        - Ты должен умереть, - прохрипел он, занося нож для удара.
        В эту секунду мир словно застыл в точке невозврата. Мне нужно было выбрать: я или охотник? И это оказался самый тяжёлый выбор в моей жизни. Правда, я не успел его сделать…
        Позади Испанца раздался шелест мягких лапок о бетонный пол, а потом блеснули десятки жёлтых глаз с вертикальными зрачками и на охотника с шипением обрушилось полтора десятка котов и кошек. Они принялись царапать его и кусать, дав мне возможность вскочить на ноги и отбежать в сторону, где я стал тихонько охреневать от происходящего.
        Пышкин же, который оказался среди животных, ликующе заорал:
        - Я привёл помощь! Вперёд, твою мяу!
        - Как? Как? - шептал я севшим голосом.
        - Да я прирождённый лидер! - проорал кот, ловко вскарабкавшись по штанине Испанца и вцепившись когтями прямо в его «бубенцы». После такого, наверное, не один мужчина не смог бы сдержать боль, хоть сколько ни вливай в него зелий. Вот и охотник упал на колени, инстинктивно схватившись руками за своё достоинство.
        И ровно в этот же момент в склад влетел Бульдог с укороченным «калашом» наперевес. Он тут же вытаращил глаза, глядя на Испанца, от которого в разные стороны прыснули кошаки, и не нашёл ничего более подходящего, чем ошарашенно выдать:
        - Антрекот мне в рот, что это за дерьмо?
        - Похоже, в составе ведьмовского зелья есть валерьянка, - протараторил я и бросился к Испанцу, который завалился набок и стал хрипеть. - Млять, действие дурмана закончилось! Как не вовремя-то!
        - А где ведьма? - выдохнул Валерон, закинул автомат за спину и подбежал ко мне.
        - Свалила, - мрачно бросил я, отыскал крепкий мешок и взял охотника за ноги. - Потащили его в машину. Ему в больницу надо.
        - Да, да, сейчас, - лихорадочно протараторил рыжий охотник и схватил товарища за руки, а затем вместе со мной аккуратно положил его на мешок. - Эх, Испанец, Испанец, что ж тебе так не везёт-то? Молчун бы сказал, что это тебе наказание за блуд.
        - А ведьме, видимо, повезло. Как она умудрилась выбраться? - прошипел я, принявшись тащить мешок за один угол, а Валерон - за другой.
        - Да так же, как и ты, - предположил Бульдог, горестно глядя на Испанца, чьи ноги волочились по полу.
        - Угу, наверное, - хмуро сказал я, зная, что на самом деле выхода из подвала не было. Хотя почему я так уверен в этом? Может, он был потайным? Тогда бы это объясняло то, как гадина выбралась из подвала.
        - А ведьма была одна? - спросил Валерон, выходя спиной из склада.
        - Ага, - кивнул я, увидев его «монстр-трак» отечественного разлива.
        - Хорошо. Но всё же это не говорит о том, что спаслась только она стерва, - проговорил охотник, одной рукой открыв дверь салона.
        - А что если вообще эта ведьма была не из Лесинска, а какая-то местная, которая решили отомстить за своих товарок? - предположил я, аккуратно укладывая Испанца на заднее сиденье «буханки».
        - Нет. Ковены ведьм враждуют друг с другом. Они бы не стали помогать, - с апломбом произнёс Бульдог и полез за руль.
        - Ну, как скажешь, - пожал я плечами, оставшись на улице.
        - Я вот только не пойму, с какого хрена ведьма решила начать с тебя? - нахмурился Бульдог, заводя мотор.
        - Может потому что я самый красивый и умный? - хмуро заметил я, ощупывая пальцами подбородок, на котором обнаружилась запёкшаяся кровь.
        - Не знаю, не знаю. Надо всё рассказать Профу. Он башковитый, поймёт что-нибудь. А теперь вали домой, да побыстрее. Вдруг ведьма где-то рядом? Ещё и тебе кишки выпустит. Я сам отвезу Испанца в больницу и придумаю, что соврать о его ране.
        - Хорошо, - кивнул я под громкий треск закрывшейся двери.
        «Буханка» сорвалась с места и, набирая скорость, помчалась в больницу. А я потоптался немного на месте, собираясь с мыслями, и крикнул:
        - Пышкин!
        Тот незамедлительно показался из-под «девяносто девятой» и спросил, вытирая лапой припорошённую пылью мордочку:
        - Домой?
        - Угу. Хорош на сегодня, - решил я и сел за руль.
        - А я ведь помог тебе больше, чем ржавчина? - проговорил кот, улёгшись на пассажирском сиденье.
        - Вы оба молодцы, - дипломатично сказал я, поняв после сегодняшних событий, что нож может выпить душу только при непосредственном контакте лезвия с объектом. Издалека он на такое не способен. А ещё я уяснил, что теперь мне придётся опасаться всех мужиков со стеклянными глазами. Боюсь, ведьма не успокоится и снова ударит. Причём это может произойти в любой момент. Надеюсь, мы её грохнем раньше, чем она угробит нас, а то Испанец может стать первой ласточкой. Эх, выжил бы он…
        ЧАСТЬ III
        Глава 16
        - Теперь нам придётся работать за троих.
        - У нас будет неполный рабочий день?
        Прошла пара дней с тех событий на складе на востоке Москвы. И Испанец вроде бы шёл на поправку, но находился в тяжёлом состоянии. А сегодня вечером наша банда охотников впервые собралась вместе, ну, за исключением пострадавшего. Мы выбрали бар, который находился недалеко от Павелецкого вокзала, чтобы не светиться несколько раз в одном и том же месте, ведь оставалась угроза получить нож в бок от какого-нибудь мужика, опоенного гадской ведьмой.
        И вот сейчас мы сидели вчетвером за небольшим столиком, на котором в приглушённом свете поблескивали высокие бокалы с пивом. А Профессор задумчиво вещал, вдыхая пахнущий табаком воздух, витающий в полупустом тёмном зале, похожем на пещеру:
        - Странно это всё. Почему ведьма выбрала Матвея? Она решила для начала разделаться с самым неопытным? Но он отменно показал себя в подвале церкви. Как-то нелогично.
        - Да и на складе наш Стажёр тоже лютовал будь здоров, - похвалил меня Бульдог, похлопав своей лапищей по моему правому плечу.
        Старый гном согласно кивнул и пару секунд внимательно смотрел на меня, а затем произнёс, нахмурив лохматые брови:
        - Я намедни наведался в тот склад и осмотрел его. И вот что вызвало моё любопытство… Там был сгоревший мешок и часть цемента, которая лежала в нём, сплавилась так, словно попала под воздействие сильнейшего лазера. А ежели прибавить к данному наблюдению нападение кошек на Испанца, то дело выглядит совсем уж странно. Ты не находишь, Матвей?
        Профессор остро взглянул на меня цепкими глазами, прячущимися за линзами очков. И к его взгляду прибавились ещё два: Валерона и Молчуна. А над столом повисла гнетущая тишина. Охотники будто стали в чём-то подозревать меня.
        Я же пожал плечами и с легкомысленной улыбкой произнёс, пододвинув к себе бокал, в котором на донышке плескалось янтарное пиво:
        - А я-то откуда знаю, как объяснить такие странности? Коты сами набросились на Испанца. А цемент… цемент, кажется, загорелся, когда ведьма что-то швырнула в меня. А убежала она только тогда, когда на складе появился Бульдог. И не явись он мне на выручку, то ни меня, ни Испанца уже бы не было в живых.
        - Ты себя явно недооцениваешь, - заметил въедливый Профессор. - Как я уже упоминал, ты превосходно сражался в Лесинске. И то, как ты поймал ключи от машины Валерона до сих пор не выходит у меня из головы. Раньше такую ловкость и скорость я наблюдал только у вампиров.
        - Да какой он вампир? - сразу уловил намёк гнома Бульдог и испустил сдавленный смешок.
        - Кто родители твоей матери? - неожиданно спросил Молчун, посмотрев на меня тяжёлым взглядом. - В документах о них ничего нет.
        - Вы чего? Пробивали меня через базы? - неприятно изумился я, вытаращив глаза.
        - Да, - кивнул гном плешивой головой. - И мы теперь знаем, что ты нам солгал. Тебе нет восемнадцати лет, а твой отец был вычеркнут из рода Разумовских и погиб пять лет назад вместе с твоей матерью.
        - Тех самых Разумовских, которые адвокаты и юристы? - присвистнул Валерон, удивлённо посмотрев на моё хмурое лицо.
        - Ага, тех самых, - вставил свои пять копеек орк, положив на стол крупные руки с мощными кистями.
        - Ну дела-а-а, - протянул рыжий и механическим движением убрал со лба длинный локон, упавший на глаза.
        - Молчуну удалось выяснить, что мать нашего интересного товарища выросла в детском доме и была на одну половину эльфийкой, а на другую - человеком. Из чего я могу сделать вывод, что Матвей может быть внуком вампира, - заключил Профессор, поправив очки, сползшие на нос.
        - Да ну на хрен… - поражено выдохнул Бульдог, уронив челюсть на стол. - Ты же сам базарил, что вампиры не передают свои способности детям от обычных разумных!
        - Угу, - поддакнул я, не став говорить, что у гнома начался маразм.
        - Увы, но я больше ничем не могу объяснить проявленную Матвеем прыть, - развёл руками Профессор, покосившись на Молчуна, который как-то сумел всё разузнать обо мне. Интересно, чем он занимается и где работает?
        Между тем Валерон жарко выдохнул:
        - Проф, притормози! Стажёр наш человек. Он на сто процентов свой! И если бы он хотел нас подвести под монастырь, то давно бы это сделал. Вспомни, хотя бы, как он вытащил нас из той жопы в Лесинске!
        - А я и не говорил, что он дурной разумный, желающий нам зла. Я просто проанализировал ситуацию и ни в коей мере не хотел оскорбить Матвея, - успокаивающе произнёс гном, выставив перед собой открытые ладони, изборождённые глубокими линиями.
        - Но вы за моей спиной вынюхивали обо мне, - пробурчал я и одним глотком допил пиво, которое почему-то начало горчить.
        - Я прошу прощения. Но у меня были все основания попросить Молчуна так сделать. Ты ведь сам знаешь, что охотники должны соблюдать осторожность, - спокойно проговорил Профессор, виновато улыбнувшись.
        - Я ничего не знаю о родителях своей матери и о ней успел узнать совсем немного. Она жила, как обычная разумная, и мне никогда не доводилось видеть её с бокалом свежевыжатой крови, - пробормотал я, хмуро глядя на троицу мужчин.
        - Мы тебе верим, - покивал гном с доброй улыбкой. - Но факт остаётся фактом. Ты гораздо способней обычного юноши твоего возраста.
        - Так это же хорошо! Стажёр ведь в нашей банде, - с энтузиазмом проговорил Бульдог, а затем тактично перевёл тему, посмотрев на моё мрачное лицо: - Проф, что с ведьмой-то делать будем?
        - А ничего, - неожиданно сказал пожилой гном, принявшись постукивать подушечками пальцев по столу. - Придётся ждать её следующего удара, потому что мы не сможем разыскать ведьму в таком огромном городе. Так что, господа, будьте внимательными, и особенно ты, Матвей. Кажется, у этой женщины на тебя зуб. А что касается Испанца, то Молчун будет дежурить возле его палаты, чтобы не дать ведьме возможности добить его.
        Я кивнул, принимая план нашего мозгового центра, а затем почувствовал вибрацию в кармане джинсовых штанов. Это ожил телефон. Моя рука быстро достала его, и я с замиранием сердца увидел на экране номер Яны. Хм, какая приятная неожиданность, словно мне в магазине дали сдачу больше чем надо.
        Я отвернулся от охотников, приложил агрегат к уху и полушепотом проговорил:
        - Привет.
        - Привет. Ты ещё не спишь? - озорно спросила девушка, словно сейчас было не десять часов вечера, а глубокая ночь.
        - Да вот собирался ложиться. «Спокойной ночи малыши» я уже посмотрел, так что можно и на боковую, - пошутил я, заметив краем глаза неодобрительный взгляд Бульдога, который был направлен на меня.
        - Жаль, - притворно огорчилась она. - А то я хотела пригласить тебя в клуб. Хочу отметить своё вступление в клан.
        - Ну, ради такого дела я готов изменить свои планы. За тобой заехать?
        - Нет, подъезжай сразу к клубу, - сказала Яна своим чарующим голосом и продиктовала адрес.
        - Хорошо, - проронил я и засунул телефон в карман.
        - Баба? - уверенно бросил рыжий охотник.
        - Ага. Мне пора. Если будут какие-то новости - звоните, - быстро произнёс я, торопливо вставая из-за стола, и, повеселев, добавил: - Всех люблю, целую, до новых встреч.
        - Смотри не вляпайся, как Испанец, - пробурчал Молчун.
        - Не, со мной такого точно не произойдет, - с юношеским оптимизмом заверил я орка и выскочил из бара, оставив внутри троицу охотников, двое из которых с недавних пор явно испытывают ко мне скрытые нотки недоверия. Ну и шут с ними. Впереди меня ждёт вечер с Яной!
        Я со счастливой улыбкой на устах прыгнул в первое же попавшееся такси и оно домчало меня до района Хамовники, где и находился клуб.
        На входе меня опять тормознул вышибала, но всё-таки пропустил внутрь, когда проверил мои поддельные документы. Я благодарно кивнул ему и заметил на мускулистой руке татуировку клана «Верные», из-за чего меня аж всего перекорёжило. Всё же я проник в клуб, который, скорее всего, принадлежал клану, в чьи ряды входят и мои ненавистные родственники. Надеюсь, что их нет в самом заведении.
        Я торопливо оглядел народ, беснующийся на танцполе, пробежался взглядом по столикам, осмотрел барную стойку и с облегчением выдохнул. Знакомых мне лиц тут не оказалось. Вот и славно.
        Ну а в целом клуб был вполне хорош. В нём играла отличная музыка, шастал улыбчивый персонал, а также царили чистота, современный декор и неоновый свет.
        А когда сюда пришла Яна в коротком блестящем платьице, то это место стало во ста крат замечательнее.
        Девушка чмокнула меня в щёчку и приобняла, чем заставила моё сердце запищать от радости. Из моей головы тут же выпорхнули всё гнетущие мысли, и я стал отрываться на полную катушку.
        Яна тоже постепенно раскочегаривалась, хотя первоначально вела себя довольно сдержанно, словно её что-то тяготило. Но спустя несколько «мохито» она сбросила невидимые оковы и принялась в красках рассказывать, как прошло её вступление в клан «Верные». Девушка сыпала знакомыми мне именами и фамилиями, в числе коих были и Разумовские, а затем высмеяла манеру старшего и среднего поколения родов общаться так, словно они попали на великосветский бал.
        Я широко улыбался, слушая её трёп, и иногда вставлял шуточки. И вскоре моё поведение возымело своё действие. Мне удалось улучить момент и поцеловать разгорячённую девушку, глаза которой сияли ярче звёзд, а от её тела шёл дурманящий сознание запах. Яна не влепила мне пощёчину, а страстно ответила на поцелуй, обхватив мою голову руками и сильно-сильно прижавшись губами. Вот тут-то я и понял, что значит слово страсть. Моя кожа едва не воспламенилась, из ушей повалил пар, а штуцер чуть не порвал ширинку.
        Кажется, и девушка испытала нечто схожее, потому что она жарко прошептала мне в ухо, опалив барабанную перепонку:
        - Вызывай такси. Едем к тебе.
        - Ауф, - издал я что-то нечленораздельное и торопливо претворил слова спутницы в жизнь.
        Уже через минуту мы выскочили из клуба и сели в «Кia Spectra», который прибыл на мой зов. Водитель-человек понятливо посмотрел на нас и вдавил педаль газа в пол, а Яна заплетающимся языком принялась весело рассказывать мне о своей соседке, у которой пять лет назад умер муж. И её история была бы печальной, если бы не концовка, коя звучала так:
        - По слухам, когда дядя Ваня умирал, то он попросил тётю Любу о том, чтобы в её жизни больше не было мужчин, иначе он перевернётся в гробу. И вот с тех пор его зовут Иван-пропеллер!
        Окончание предложения потонула в пьяном смехе, к которому присоединился даже таксист, из-за чего он едва не врезался в джип, сопровождающий лимузин. Благо, что всё обошлось и мы в целости и сохранности прибыли к моему дому, где я расплатился с водителем и в обществе Яны вошёл в подъезд. Тут мне впервые стало немного стыдно за то, где я живу. Надо будет в будущем изменить это, перебравшись в более богатый район. Но пока я открыл дверь съёмной квартиры, отодвинул ногой кота, ждавшего меня возле двери, и набросился на Янку, словно хотел её съесть.
        Девушке стоило немалых усилий освободиться из моих объятий, а потом прохрипеть:
        - Я так не могу. Сперва ванная.
        - Вон там, - нехотя указал я рукой на дверь, чувствуя, как от возбуждения кружится голова.
        Янка благодарно кивнула и исчезла в ванной комнате, оставив меня наедине с котом, который тщательно обнюхал её обувь, а затем пристроил свой любопытный нос к щели под дверью, за коей послышался шум воды.
        Я же принялся торопливо убирать раскиданные в спальне шмотки и наводить хотя бы видимость порядка. И всё бы, наверное, закончилось иначе, если бы не Пышкин. Он сел на задницу возле порога и задумчиво прошептал:
        - Хм, от этой самки устойчиво пахнет собакой… или волком? Мотя, а ты знал, что даже чихуахуа ведут своей род от волков?
        - Что ты сейчас сказал? - спросил я, ещё не до конца осознав, что именно царапнуло меня в словах животного.
        - Да я сам в шоке. Чухуахуа ведут свой ущербный род от волков, - радостно повторил кот и мерзко захихикал.
        - А до этого, что ты сказал? - выдохнул я, стремительно трезвея.
        - Моть, не пугай меня. У тебя начался ранний склероз? Я сказал, что твоя новая самка пахнет собакой, словно живёт среди них. И запах такой устойчивый, что его не могут скрыть даже духи.
        - Ну нет-т-т, - протянул я, поражённый бредовой догадкой. - Этого не может быть. Только не она!
        - Я с тобой полностью согласен. Любительница собак - не твой вариант, - мудро проговорил Пышкин, покивав головой. - Кстати, она уже выключила воду. Пора гнать её в шею.
        - Рано, - мрачно буркнул я и метнулся к шкафу, с которого достал коробку из-под обуви и вытащил из неё Тетсуя.
        Я торопливо сунул нож в карман и вышел в коридор, где нос к носу столкнулся с раскрасневшейся после душа девушкой, завёрнутой в моё полотенце.
        Яна сразу же потянулась ко мне мягкими податливыми губами, но я скорчил болезненную гримасу и простонал:
        - Слушай, мне что-то хреново стало. Наверное, в клубе было бухло палёное. Давай я выпью крепкого чая, а потом продолжим?
        - Хорошо, - несколько разочарованно ответила она и игриво повела обнажёнными плечиками.
        Я улыбнулся и пошёл на кухню, где между делом проговорил, указав на кота:
        - Знакомься, это Пышкин. А у тебя есть домашние животные?
        - Нет, если не считать братьев, - сказала Яна и звонко засмеялась, запрокинув голову и демонстрируя тонкую шею.
        - Смешно, - с улыбкой заметил я, поставив чайник на плиту и стараясь не выпускать девушку из поля зрения. - Так значит, ты не играла с какими-нибудь собаками сегодня или может быть вчера?
        - Моть, что за вопросы? Какие собаки? - удивилась Яна, присев на стул.
        - Да я просто хочу завести себе пёсика. Вот и интересуюсь, - соврал я, понимая, что в глазах красотки веду себя странновато.
        - Я люблю животных, - ласково произнесла девушка и посадила Пышкина к себе на голые колени, виднеющиеся из-под полотенца.
        Я пристально посмотрел на девушку и подумал - она действительно та, за кого я её принимаю после слов кота или нет? А если Яна та, то зачем она пришла ко мне? И знает ли девушка, кем был мой отец? Молчун разузнал эту инфу, но ему точно пришлось тяжело, потому что такие сведения прячут очень глубоко. Впрочем, Яна тут явно не из-за моего не родного папеньки. Ей от меня что-то нужно - ну, это если я не ошибаюсь на её счёт и она не просто девчонка, решившая провести ночь с таким замечательным квартероном, как я.
        Между тем призывно засвистел вскипевший чайник, и я плеснул кипятка в стакан, а потом булькнул туда пакетик с чаем и присел на стул, не зная, что делать дальше. Но события стали развиваться независимо от меня…
        После того как я попытался закинуть ногу на ногу из моего кармана выпал Тетсуя и оказался на полу прямо возле стола.
        Девушка тотчас испуганно вскочила со стула, попутно стряхнув кота, и лихорадочно посмотрела сначала на клинок в ножнах, а потом на меня. И было в её взоре что-то помимо обычных эмоций, которые могли возникнуть в такой ситуации. Я уловил какую-то панику, поселившуюся на дне её глаз.
        Но девушка довольно быстро справилась с собой и робко промычала, ткнув розовым пальчиком в сторону Тетсуя:
        - Это что?
        - Нож, - произнёс я, облизав губы. - Мне он от деда достался. Я хотел его тебе показать, похвастаться. Видишь, какая рукоятка необычная?
        - Ага-а-а, - протянула Яна, вернувшись на стул и пытаясь придать своему лицу прежнее весёлое выражение с налётом сексуального желания. Но выглядела девушка при этом крайне нелепо, будто мне довелось прямо сейчас оказаться в сельском театре. Отчасти поэтому я устало рубанул сплеча, решив больше не играть в контрразведчика и шпиона:
        - Яна, ты оборотень?
        - Что-о-о? - выпучила она глаза и даже приоткрыла рот, тщательно имитируя изумление.
        - Эх, не верю, - цыкнул я, покачав головой, и взял в руку нож, предварительно вытащив его из ножен. - Давай будем честными друг перед другом.
        - Какие оборотни, Мотя? Ты о чём? - пролепетала побледневшая красотка, вжавшись в угол между стеной и холодильником. - У тебя крыша поехала? Ты вообще понимаешь, что несёшь?!
        - Понимаю, к сожалению, понимаю, - грустно сказал я, чувствуя, как сердце кровью обливается. Не таких я хотел отношений с Яной, ох не таких. Меня будто бы сбросила с небес на землю, да ещё и обратно в Россию, но не в Москву, а куда-то под Саратов.
        - Не подходи ко мне! Я буду кричать! - повысила голос девушка, которая сейчас выглядела действительно испуганной, чем заставила треснуть мою уверенность в том, что она совсем не та, за кого себя выдаёт. - Моть, положи нож. Я прошу тебя! Умоляю! Просто положи этот гребанный кусок стали! Не дай Бог ты порежешься об него и тогда уже ничего нельзя будет изменить…
        Глава 17
        Надо сказать, что иногда я сам охреневаю от того, как странно устроен мой мозг. Он может жёстко тупить в простейшей ситуации и не замечать очевидных фактов, а иногда моё серое вещество включает режим Эйнштейна-Ньютона и видит настолько глубоко, что диву даёшься. И вот сейчас я всего лишь по концовке фразы Яны понял, что она точно не простая девчонка, которая клюнула на мою мордашку.
        Я угрюмо посмотрел на кудрявую прелестницу и повторил её слова:
        - Не дай Бог порежусь, и тогда уже ничего нельзя будет изменить?
        - Ага, придётся искать бинты, а то и вызывать скорую помощь. А если ещё зараза какая-нибудь попадёт, то вообще можно умереть, - принялась юлить девушка, едва не плача.
        Но я-то уже догадался, что она имела в виду совсем другое, а именно привязку, которая возникает между живым оружием и разумным через кровь последнего. Кажется, она пришла сюда за клинком и прекрасно знает, что он такое. Но девушка не хотела моей смерти, поэтому она и предостерегала меня от возможного пореза, ведь если возникнет привязка, то Тетсуя можно будет забрать, только убив его нового хозяина. Хм…
        Тем временем Яна слегка пришла в себя и уточнила, глядя на меня большими глазами, в которых уже не дрожали слёзы:
        - Ты ведь не окроплял лезвие кровью?
        - А ты к чему это спрашиваешь? - прикинулся я шлангом - это у меня всегда хорошо получалось, даже когда я этого не хотел.
        - Я просто беспокоюсь за тебя, - робко улыбнулась она, словно солнышко, выглянувшее из-за мрачных туч.
        - Не быть тебе актрисой. Я не верю ни единому твоему слову. А знаешь, чему я верю?
        - Чему? - пискнула она, громко сглотнув слюну.
        - Тому, что ты либо сама оборотень, либо служишь им. А пришла ты ко мне вот за этой штукой, - я помахал ножом перед её лицом. - Возможно, ты даже знаешь, где я её достал. И ещё… у меня аллергия на собак, поэтому мне и стало хреново, так что твоё враньё бессмысленно! Лучше говори правду! Не доводи до греха…
        Я всё больше и больше повышал голос и под конец уже почти орал на съёжившуюся Яну. Но внезапно девушка распрямилась, будто пружина, вскочила со стула, оттолкнула меня в сторону и бросилась к двери. И она бы выскочила из кухни, если бы не бдительный Пышкин, который помчался за беглянкой, а затем прыгнул на её мягкое место, вцепившись в полотенце. Последнее слетело с девушки и запуталось в её ногах, из-за чего бег Яны перешёл в падение. Она вскрикнула и шлёпнулась на пол, демонстрируя обнажённое тело, которому можно было бы смело поставить девять топ-моделей из десяти.
        Я подобрал слюни и прохрипел:
        - Не торопись, наш разговор ещё не закончен. И если ты скажешь правду, то я отпущу тебя.
        Девушка приняла сидячее положение и обхватила руками согнутые ноги, а затем зло посмотрела на довольного кота, спустя пару секунд перевела взор на меня и процедила:
        - Я смотрю, что ты своё животное научил не только играть в шахматы.
        - Ага. Это полноценный боевой кот, который прошёл Афганистан.
        - Ладно, твоя взяла. Я не оборотень, но служу им, - нехотя выдавила Яна, встала на ноги и принялась не спеша обматывать полотенце вокруг своего тела, словно давала мне возможность в последний раз насладиться видом её прелестей. - И меня действительно отправили за этим клинком. Но не только. Оборотням понравилось твоё поведение в подвале музея. Они нашли тебя после той стычки и следят уже пару дней.
        - Зачем? Почему сразу не отобрали нож? - недоумённо выдал я, наблюдая за тем, как девушка подчёркнуто неторопливо пошла в ванную комнату.
        - Оборотни решили, что ты перспективный малый и захотели сделать тебя посвящённым. Знаешь, кто это такие?
        - Нет, - буркнул я, пытаясь лихорадочно расставить по полочкам полученные сведения.
        - Это такие разумные, как я, кто служит оборотням и вампирам, - объяснила Яна, принявшись надевать свои шмотки, нисколько не стесняясь меня. - Они защищают нас, помогают, а мы помогаем им.
        - Как ты попала к ним в слуги? - спросил я, намеренно использовав уничижительное «слуги».
        - Я не слуга! - тут же вспыхнула девушка, сверкнув глазами. - И у меня не было выбора. Я тяжело болела, и оборотни спасли меня! И у тебя нет выбора! Если ты не отдашь им нож, то они силой заберут его! Лучше не доводи до этого!
        - А если я вручу им клинок, но не захочу быть на побегушках у лохматых? - протараторил я, чувствуя, как от волнения вспотели ладошки.
        - Не знаю. Вряд ли они будут настаивать, - пожала она плечами, поспешно отведя взор. - Ты можешь до утра подумать над своим ответом. А если не позвонишь мне до этого срока, то это будет означать твой отказ по всем пунктам.
        - Да что в этом ноже такого ценного?! - выпалил я, продолжая играть роль шланга.
        - Лучше тебе не знать, - ответила она, открыв входную дверь.
        - А ты знаешь, что твои разлюбезные хозяева жрут разумных? Вырывают им сердца?!
        Девушка поспешно вышла из квартиры, словно не хотела слышать мои последние слова. А я не стал ей препятствовать. Пусть идёт. Хотя у меня имелись к ней вопросы. Например, об охотниках. Знают ли оборотни, что я прибился к Бульдогу и компании или нет? И те взгляды, кои я чувствовал возле подъезда, слежка лохматых? Чёрт, как всё запутанно! А ещё это хреново сердце, которое после разыгравшейся драмы с участием Яны, поскуливало, словно побитая собака. Не быть мне с ней, не быть! Она - враг!
        Я зло сплюнул под ноги, нисколько не заботясь о чистоте пола, а затем посмотрел на кота и решительно заявил:
        - Пышкин, надо сматываться.
        - Куда? Зачем? - удивилась усатая морда. - Да отдай ты им эту ржавчину, от которой только одни проблемы. А в слуги к оборотням можешь не идти. Ты же слышал эту двуличную самку, они не будут настаивать.
        - Ага, как же, - саркастично проронил я, принявшись торопливо собирать наиболее ценные вещи. - Как только оборотни узнают, что Тетсуя привязан ко мне, так меня мигом отправят на тот свет.
        - А может, есть какой-то способ разрубить эту связь?
        - Есть, моя смерть, - буркнул я. - Тебя устраивает такой вариант?
        - Нет. Кто же мне тогда будет еду покупать?
        - Вот-вот.
        Пышкин наконец-то проникся серьёзностью ситуации и стал помогать мне в меру своих сил.
        Вскоре мы упаковали мои шмотки в два чемодана и спортивную сумку. Получилось больше, чем я рассчитывал. Следовательно, возник вопрос - что мне со всем этим делать? Я покумекал немного и решил совершить ход конём - позвонить Оли, который жил в этом же подъезде.
        Молодой орк не сразу взял трубку, так как на улице царствовала ночь, но когда всё-таки соизволил ответить, то возмущённо прохрипел:
        - Матвей? Ты млять чего? Ты знаешь, сколько сейчас времени?
        - Ага. Прекрасно понимаю твоё негодование, но мне нужна твоя помощь. Я могу оставить у тебя на несколько дней пару чемоданов и сумку? - протараторил я, грозно глядя на кота, который удумал взять с собой связку сосисок. У него были свои ценности.
        - Э-э-э… у тебя проблемы? - протянул Оли, явно пытаясь окончательно избавиться ото сна.
        - Нет, всё окей. Просто мне нужно срочно съехать с этой квартиры.
        - Слушай, если ты влип в какую-то историю, то я могу помочь тебя. Я скоро вступлю в клан, и тогда у меня будет не кислая поддержка.
        - У меня всё нормально. Мне нужно лишь где-то оставить свои вещи и ключи от этой квартиры, - ровным голосом проговорил я, обувая кроссовки.
        - Ладно, поднимайся ко мне. Я сейчас дверь открою, - сдался парень.
        - Отлично, - обрадовался я и вместе с поклажей вышел из квартиры, закрыв её на ключ.
        - Хозяйке бы надо позвонить, - напомнил Пышкин, недовольно крутясь возле моих ног, так как сосиски он всё-таки оставил на кухне.
        - Точно! - согласно кивнул я и набрал номер владелицы квартиры.
        Она тоже была возмущена моим поздним звонком, но я торопливо выпалил, не дав ей сказать больше двух слов:
        - Клавдия Ивановна, я покидаю вашу квартиру! Мне срочно нужно улететь в США к моему дядюшке. Ключи заберёте у орка Оли с седьмого этажа. Всё, доброй ночи.
        Женщина что-то замычала, но я не стал её слушать - быстро сбросил вызов и поднялся на лифте к квартире Оли. Тот встречал меня, стоя на пороге в одних трусах и потирая заспанное лицо. Я торопливо всучил ему чемоданы и сумку, а потом метнулся обратно к единственному лифту, но тот поехал вниз.
        - Тьфу, придётся пешком, - пробурчал я, помахал рукой орку и в обществе кота попрыгал вниз по ступеням лестницы.
        Но до первого этажа я таким способом не добрался, так как заметил между пролётами две габаритные тени, которые тёрлись возле двери моей бывшей квартиры. Они предусмотрительно выкрутили лампочку, освещающую лестничную клетку, и теперь в темноте вскрывали дверной замок.
        Хм… похоже, оборотни не стали ждать утра, а решили нагрянуть ко мне по горячим следам. Ну а так как я не горел желанием с ними встречаться, то мой путь к выходу несколько изменился. Я вызвал лифт и уже на нём добрался до первого этажа, миновав оборотней. Но и тут меня ждала засада, которую почуял кот.
        - Собакой прёт, - прошептал он возле закрытой двери подъезда.
        - Твою мать, - тихонько прошептал я, судорожно соображая, чтобы такое предпринять.
        - Может, я первым пойду и отвлеку вражину? - храбро предложил кот, воинственно распушив хвост.
        - Давай, - согласился я, нервно потея.
        - Ну сейчас я им всем покажу… - многообещающе прошипел Пышкин, готовясь выскочить наружу.
        Я немного приоткрыл дверь и рыжая молния, словно пробка из шампанского, вылетела из дома. К животному тут же метнулся двухметровый человеческий силуэт, но вдруг он остановился, злобно чертыхнулся и хотел занять своё прежнее место под козырьком подъезда, но тут уже я выметнулся наружу и со всей мощи, по регбийному, впечатал плечо в рёбра мужчины, оказавшегося орком. Тот, несмотря на габариты, чуток отлетел от меня и очень удачно перевалился через перила, упав в цветочную клумбу.
        Я же с дико вытаращенными глазами побежал к «девяносто девятой», отчаянно надеясь на то, что во дворе был только один оборотень, и никто из них не догадался испортить мою четырёхколёсную «ласточку».
        Но если что, я был готов использовать Тетсуя. Правда, я ужасно не хотел этого делать, так как атака энергией клинка расскажет оборотням о том, что живое оружие привязано ко мне. Ну и после такой демонстрации мой смертный приговор будет официально оформлен, а пока были ещё и другие варианты. Возможно, удастся как-то договориться.
        Между тем мои опасения так и остались опасениями. На меня никто не напал во время бега, и я благополучно прыгнул в тачку. А та сразу же завелась, что с ней бывало не всегда. Видимо, она оценила в какое бедственное положение попал её хозяин и решила помочь ему. Это было весьма кстати, потому что из клумбы уже выскочил отнюдь не орк, а оборотень, чьё звериное тело украшали обрывки одежды, порвавшейся во время изменения.
        Я тотчас нажал на педаль газа, услышав истошный вопль Пышкина, который вцепился когтями в обивку переднего пассажирского сиденья:
        - Гони! Куклачёвым тебя заклинаю!
        Машина тронулась с места и принялась набирать скорость. Но «девяносто девятая» - это вам не ферарри. Она до ста километров в час разгоняется не за три секунды, а только если зацепится за крыло самолёта.
        А вот оборотень взял отменный старт. Его стремительно приближающаяся к багажнику оскаленная пасть была хорошо видна в зеркале заднего вида.
        Зверь азартно догонял мою машину, маневрирующую между тачками, которыми был густо заставлен двор. И совсем неудивительно то, что лохматый всё-таки догнал «девяносто девятую», а затем совершил потрясающий прыжок и с грохотом приземлился на крышу машины, слегка прогнув её.
        Пышкин тут же перепугано заорал:
        - Мотя, сделай что-нибудь!
        - Сейчас на дорогу выйдем и сбросим его, - пообещал я коту, чувствуя холодок, гуляющий вдоль спины.
        В это время тачка выскочила из двора и с рёвом понеслась вдоль разделительной полосы. Но проклятый оборотень всё не желал покидать крышу. Он держался на ней, благодаря тому что воткнул в неё когти, которые со скрежетом пронзили металл, вызвав у Пышкина завистливый вопль:
        - Я тоже так хочу! Он же как Росомаха из комиксов Marvel.
        - Угу, - поддакнул я.
        Кажется, зверь прекрасно себя чувствовал в роли безбилетника на второй полке, несмотря на то, что «девяносто девятая» выжимала из себя всё что можно. У неё даже боковые зеркала сложились, точно уши у галопом несущейся лошади. А дома по бокам улицы превратились в сплошную серую линию. Лично мне казалось, что я во весь опор мчусь на встречу со своим покойным дедушкой, ведь любое неосторожное движение руля могло вызвать страшнейшую аварию.
        Но усилия машины всё же возымели своё действие. Это случилось на крутом повороте, где мы едва не врезались в безлюдную в такой час автобусную остановку. Вот тут-то оборотень не удержался и слетел с крыши, после чего кубарем покатился по асфальту и сбил по пути мусорную урну.
        - Почти страйк, - радостно сказал я, мазнув облегчённым взглядом по удаляющейся тушке оборотня. Надеюсь, он себе что-нибудь сломал, а то ведь гад без спроса вырезал люк в моей ласточке. Урод.
        - Как мы его, а? Будет знать, псина! - выпалил кот, глядя в боковое окно и яростно размахивая хвостом. - Это ему повезло, что он в машину не залез, иначе я бы ему всю морду расцарапал! Ты меня знаешь, Моть, я шутить не люблю.
        - Знаю-знаю, - с лёгкой улыбкой проговорил я, прикидывая, куда ехать дальше.
        Выходило, что первым делом мне стоило бы заглянуть в круглосуточный магазин и что-нибудь там купить поесть, а то от приключений у меня проснулся дикий голод. А уж потом мне с котом надо на пару дней заселиться в какой-нибудь дешёвый отель и там уже подумать над моими дальнейшими действиями.
        Приняв такое решение, я доехал до шоссе Энтузиастов, быстро смотался в магазин, а затем в обществе пакета с едой принялся обзванивать отельчики среднего пошиба. Но даже они не желали заселять человека с котом, на что бурно реагировал Пышкин.
        - Да я чистоплотнее многих людей! Что они там о себе возомнили?
        - Я полностью разделяю твоё возмущение, - усмехнулся я, набирая очередной номер.
        На этот раз мне повезло. Ночной администратор согласился пустить меня вместе с котом на одну ночь. Правда, пришлось ехать на другой край Москвы в Коньково, но так даже лучше - я буду спать подальше от того места, где на меня напали оборотни и разбилось сердце. Эх, Яна…
        Я постарался прогнать из своей головы мысли о прекрасной посвящённой и вдавил педаль газа в пол. Моя исстрадавшаяся машина тотчас погрохотала по асфальту и вскоре привезла нас к клоповнику, обустроенному в старой пятиэтажке.
        Внутри убогого строения нас встретила седая тётка, похожая на Бабу Ягу. Она сразу же предупредила, что если кот где-нибудь нассыт, то это влетит мне в копеечку. Я молча кивнул, соглашаясь с её условиями, после чего дал бабке возможность переписать данные поддельного паспорта, а затем заплатил за номер, получил ключ и поднялся на третий этаж, где отворил дверь и вошёл в единственную комнату с одной узкой кроватью, холодильником, столом и теликом.
        В номере пахло грязными носками, а на обоях красовались жёлтые пятна. Всё же я умудрился уснуть, хотя меня и одолевали сотни тяжёлых мыслей, которые словно железные оковы тянули мою метафизическую тушку на дно чёрного омута. Возможно, из-за этого я проспал не всю ночь, а проснулся ближе к рассвету. Сон куда-то исчез, и я распахнул глаза, уставившись в серый потолок с запутанным лабиринтом трещин.
        Бездумно полежав пару минут, я встал и в темноте открыл холодильник, куда засунул купленную пачку сосисок и бутылку колы. И только я решил слегка перекусить, как услышал позади себя негодующий фырк, за которым последовали возмущённые слова:
        - А я-то думаю - чего это мне не спится? Душа прям не на месте. А ты тут без меня жрать решил?
        - На, - бросил я ему сосиску и пожаловался, потерев сквозь футболку левую сторону груди: - Что-то муторно мне. Оборотни ведь будут меня искать.
        - Мяу, - поддакнул кот, расправляясь с угощением.
        - Вот тебе и мяу, - прошептал я себе под нос и взял в руки живое оружие. - Тетсуя, ты слышишь меня?
        - Да, - отозвался клинок, не добавив слово «хозяин» - это означало недовольство ножа. Кажется, он опять хотел есть.
        - Ты знаешь, что сегодня произошло?
        - Нет, я спал, сберегая драгоценную энергию, коей осталось совсем немного, жалкие крохи, - сварливо произнёс клинок. - И я…
        - …Ага, ага. И ты уже чувствуешь дыхание вечности. Где-то мы это уже слышали, - насмешливо вставил Пышкин, перебив речь ножа.
        - Тетсуя, меня нашли те оборотни, которые были в подвале, - серьёзно проговорил я, показав коту кулак. - И мне нужна твоя помощь. Ты же явно много знаешь о них. Расскажи хоть вкратце, какие у них слабые места и как их проще убить. А я, в свою очередь, обещаю тебе ещё минимум несколько душ оборотней.
        - Хм-м-м… - задумчиво протянул клинок и через паузу длиной в пять-шесть секунд добавил: - Наверное, в такой ситуации я вправе раскрыть тебе часть своих знаний, которые касаются оборотней. Сядь поудобнее, юный воин, и приготовься внимать моим бесценным словам…
        Глава 18
        Тетсуя уложился в десять минут, поверхностно рассказав мне о слабых местах оборотней, коих оказалось совсем немного. Пушистики были чуть ли не идеальными боевыми машинами. В зверином обличии они обладали сумасшедшей регенерацией, повышенной силой и ловкостью. Также оборотни имели отличное обоняние и видели в темноте. А убить их можно было, только уничтожив сердце или мозг.
        Признаться, слова опять уснувшего клинка, вызвали у меня закономерное беспокойство. И не только у меня. Кот тоже слегка занервничал и спросил, запрыгнув на стол:
        - Матвей, а вот если тебя убьют, то на каком транспорте мне лучше добраться до метро?
        - Кхам, - подавился я воздухом от его возмутительной беспардонности.
        - А что? - выдохнул кот. - Разумных много, а Пышкин один. Мне надо беречь себя. И если ты погибнешь, то я попробую попасть в цирк на Цветном бульваре. Уж очень мне нравятся старые комедии с Никулиным.
        - Ну ты, конечно, и прохиндей, - проронил я, покрутив головой и даже несколько восторженно глядя на предусмотрительное животное.
        Пышкин же в этот миг перепрыгнул на подоконник, потянул носом рядом с приоткрытым окном и заявил:
        - Дождём пахнет. Скоро ливанёт, а у нас машина без крыши.
        Но прежде чем пошёл дождь, запиликал мой телефон. Я схватил его и увидел номер Яны. Нет, дорогая, меня что-то совсем не тянет с тобой разговаривать. Я пока ещё не придумал, что делать дальше в такой дерьмовой ситуации. Но девушка не успокаивалась. Она три раза подряд позвонила мне, а затем отправила короткое сообщение: «Не пытайся скрыться. Шутки кончились».
        - А как всё хорошо начиналось, - печально произнёс я, тяжело вздохнув.
        - Моть, ты бы это… от телефона и симки избавился, а то по Рен-ТВ говорят, что по ним легко можно отследить разумного, - посоветовал Пышкин, глядя в окно на хмурое утро.
        - Да на это только спецслужбы способны. Я не думаю, что у оборотней есть такие возможности. Хотя всё же стоит подстраховаться. Ладно, поехали в круглосуточный макдак, там позавтракаем, а потом купим новую трубу.
        - Вот это мне нравится, - обрадовался кот и следом за мной вышел из комнаты.
        Мы спустились вниз, сели в машину и погнали к бургерам, картошечке и кока-коле.
        Когда наша парочка добралась до места и мы поели, то на улице разразился дождь. И нам пришлось ехать за новым телефоном, грустно наблюдая, как на заднем сиденье «девяносто девятой» образуется лужа. Благо, что дождь довольно быстро закончился, где-то к восьми часам утра.
        В это же время я снял деньги с карты, после чего купил в ларьке на Филёвской набережной новую раскладушку и оформил симку на поддельный паспорт. Старый же телефон отправился в грязные воды Москвы-реки.
        Естественно, что я забил в новый агрегат все номера, которые были сохранены в прежнем устройстве. И попутно я написал Дашке, что всё в силе и мы встретимся в пятницу вечером. Сегодня была среда. Девушка ответила согласием, даже не став спрашивать, почему я сменил номер телефона.
        Дальше я заколебался, глядя на номер Ленки, который насмешливо смотрел на меня с экрана новой раскладушки. Звонить ей или нет? Сама она уже давно не набирала меня. Наверное, эльфийка обиделась после нашего телефонного разговора, когда она устроила мне допрос, а я лежал в ванной и совсем не носом пускал пузыри. У меня тогда тоже остался неприятный осадок от той беседы, но сейчас обстоятельства поменялись. Оборотни могут выйти на Ленку и попробовать меня шантажировать её жизнью. Реален ли такой поворот дела? Хм… не знаю. Но всё же стоит предупредить её.
        Я позвонил-таки эльфийке и через пару десятков секунд услышал её недовольный сонный голос:
        - Алло.
        - Привет. Это Матвей.
        - Какие люди. Неужели сам Роковой Красавец позвонил мне? - в её голосе появились ядовитые нотки. - И что ты хочешь мне сказать? Надеюсь, ты желаешь извиниться за своё поведение?
        - Харэ ёрничать, - огрызнулся я, заметив краем глаза одобрительный кивок кота, который вылизывался на переднем пассажирском сиденье тачки. - У нас проблемы. Сегодня ночью ко мне заглянули оборотни. Я еле-еле ушёл от них.
        - Ох-х-х, - выдохнула девушка, с которой слетели последние остатки сна. - Сколько их было? Как они нашли тебя? Нам надо встретиться!
        - Нам нельзя встречаться. Я слишком хорош для тебя, - не совсем уместно сострил я и серьёзно добавил, услышав возмущённое пыхтение: - За мной могут следить прямо сейчас, так что тебе лучше держаться от меня подальше. И поживи-ка ты какое-то время у подруги. У тебя же есть подруги? Ты вообще знаешь, кто это такие?
        - Знаю, - фыркнула Ленка. - Ты думаешь, что оборотни так опасны?
        - Более чем, - уверенно проронил я, хмуря брови. - Один из них почти превратил мою ласточку в кабриолет. Оборотни быстрые, ловкие и у них охрененная регенерация. Только попадание в сердце или мозг могут остановить их.
        - Откуда ты знаешь? - спросила девушка и полушепотом задумчиво добавила, словно разговаривала сама с собой: - Вот бы их препарировать и изучить.
        - В общем, уезжай из дома и постарайся лишний раз не показываться на улице, - попросил я остроухую, проигнорировав её вопрос. - Я как разберусь со зверями, так сразу же позвоню тебе.
        - Я могу помочь! - горячо заявила Ленка. - Я не хуже этих твоих охотников. Во мне течёт чистейшая кровь благороднейшего рода эльфов!
        - Лучше спрячься, а то эта кровь потечёт по мостовой, - насмешливо сказал я и сбросил вызов.
        - Молодец. Настоящим мужиком растёшь, - похвалил меня Пышкин, наблюдая через лобовое стекло за дорожными рабочими в оранжевых манишках и касках. - Хм… в голливудских фильмах такие работяги самые опасные. Они то банки грабят, то террористами оказываются.
        - Нам для полного комплекта только террористов не хватало, - пробурчал я и, подумав, позвонил Бульдогу.
        Тот довольно быстро настороженно выдохнул из телефона:
        - Это кто?
        - Валерон, привет. Это Стажёр.
        - Что-то случилось? - тревожно спросил он.
        - Ага. Помнишь, я рассказывал тебе об оборотнях, которые положили в подвале эльфов? Так вот лохматые нашли меня и требуют, чтобы я стал их посвящённым. В противном случае они грозятся порвать меня на британский флаг, - выдал я полуправду. - Время на раздумье прошло, и они меня уже ищут тщательнее, чем наркоман закладку.
        - Ну дела-а-а, - протянул рыжий охотник. - Ты сейчас где?
        - На Филёвской набережной.
        - Можешь приехать в Мытищи? Я тут живу. Всё обмозгуем, и заодно у меня перекантуешься, пока не решим вопрос с оборотнями.
        - Хорошо. Называй адрес.
        Он продиктовал его, и я погнал тачку в Мытищи, попав по пути в парочку пробок. Но когда «девяносто девятая» выскочила за МКАД, на дороге стало гораздо свободнее. Тут уж я быстро добрался до спального района города-спутника Москвы, где отыскал нужную девятиэтажку, выходящую подъездами в квадратный двор. Здесь я на одной из скамеек увидел Бульдога, который сидел в домашнем халате и тапочках на босу ногу.
        Я быстро припарковал машину, благо, отыскалось свободное место, а затем вышел из автомобиля вместе с Пышкиным и направился к охотнику. А тот в это время провожал хмурым взглядом чернокожего парня с пакетом, который вошёл в подъезд.
        И как только я подгрёб к Валерону, протягивая ладонь для рукопожатия, тот пробурчал, стиснув своей граблей мою конечность и издавая аромат крепкого перегара:
        - Жили не тужили и тут этот негр свалился, как уголь на голову. Говорит, учиться приехал.
        - Бульдог, ты прям расист какой-то, - попенял я ему, обратив внимание на опухшее лицо собеседника.
        - А-а-а, - махнул он рукой и мазнул взглядом по Пышкину. - Ладно, пошли в квартиру. Кот жрать, наверное, хочет.
        Охотник встал со скамьи и скрылся в подъезде обшарпанной девятиэтажки, где из подвала несло мусором и стухшей водой.
        Я пошёл за рыжим бородачом и увидел в подъезде надпись: «Вали остроухих ублюдков!» Хм, возможно, сам Валерон её и написал. А может и какие-нибудь скинхеды. И если судьба сведёт меня с ними, то я буду говорить, что не имею никакого отношения к эльфам, а мои уши стали такими, потому что мой батя на день рождения слишком сильно тянул меня за уши.
        Тем временем мы поднялись на третий этаж и подошли к железной входной двери, которую Бульдог незамедлительно открыл, явив моему взору неухоженный тёмный коридорчик. Я вдохнул кисловатый запах, который царил в квартире, посмотрел на посеревшие от времени обои, отстающие от стен, а затем услышал бас Валерона:
        - Можешь не разуваться. У меня здесь холостяцкий бардак.
        Я кивнул и, не снимая обуви, вслед за хозяином прошёл на кухню, где увидел гору грязной посуды в раковине и шеренгу пустых пивных бутылок, стоящих под столом. Всё здесь носило печать неухоженности и запущенности, включая заляпанные занавески и прилипающий к подошвам вытертый линолеум.
        Но рыжего охотника ничего не смущало. Он присел за стол и проговорил, посмотрев на меня:
        - Присаживайся на табуретку, а то у стула осталось только три ножки. Одна была молочной, вот и выпала.
        Я вежливо улыбнулся шутке и уместил свою задницу на табуретку. Кот же запрыгнул на подоконник и улёгся рядом с цветочным горшком, в котором нашло свою смерть засохшее растение.
        - Рассказывай, - велел мне Бульдог, запахнув халат, разошедшейся на волосатой груди.
        На сей раз я более подробно поведал охотнику о своих злоключениях, утаив только информацию о ноже. Валерон услышал и о Яне, и о том, что оборотни следили за мной.
        И вскоре хозяин квартиры, хмыкнув, прогудел, задумчиво почёсывая сквозь бороду подбородок:
        - Хм… на какой хер ты им сдался? Что они в тебе нашли? Может, Профессор прав и ты какой-то потомок вампира или ещё какой-то нечисти? Ну, не в обиду будет сказано. Но в любом случае ты можешь быть отличным засланным казачком. Я так мыслю, что тебе надо позвонить этой кудрявой метёлке и согласиться с предложением оборотней пойти к ним в слуги. А потом, когда настанет фартовый момент, мы их на вилы поднимем, вырезав всю стаю.
        - Ты забываешь, что они следили за мной и очень может быть знают о тебе и других охотниках. Ты же приезжал ко мне на своей «буханке». Оборотни могли узнать, кто ты такой на самом деле, - справедливо заметил я, подумав, что охотник с похмелья не очень хорошо соображает.
        - Тогда ты им нужен для того, чтобы слить нас, охотников? Нет, это херня полнейшая. Им достаточно пощекотать тебя коготками, чтоб ты всё рассказал, а не звать в посвящённые, - пробормотал Бульдог, не сильно рассчитывая на мою способность под пытками держать язык за зубами. - Чёт я вообще ничего не понимаю. Надо освежить мозги.
        Он помотал головой, словно бык, отгоняющий слепня, а затем встал с облегчённо скрипнувшего стула и достал из старого советского холодильника две бутылки пива и круг колбасы.
        Я тотчас заметил, глядя на колбасу:
        - Ты же не ешь мясо.
        - А где ты видишь мясо? - усмехнулся он, помотав в воздухе кружком «Краковской». - В ней туалетная бумага, соя и прочее дерьмо. Но сука вкусная… Будешь?
        - Нет, спасибо, - отказался я от угощения. - И пиво тоже не буду.
        - Ну, как знаешь, - пожал могучими плечами Бульдог, открыл зубами пиво, разломил колбасу на две половики и стал шумно употреблять всё это.
        Я же задумался. И не о том, что Валерон начал напоминать мне питекантропа, а о ноже и оборотнях. Почему они силой не забрали его у меня, а подослали Яну? Возможно, лохматые хотели всё провернуть по-тихому? Ведь девушка рано или поздно украла бы у меня клинок и отнесла им. А вот что оборотни хотели сделать потом? Действительно ли впихнуть меня в ряды своих посвящённых? Да, скорее всего, раз они решили забрать у меня клинок без лишней крови. Вот только звери не знали, что Тетсуя уже привязан ко мне. И как только они узнают об этом, то мигом придут к выводу, что живой я им совсем не нужен. Мда… засада. Кажется, дипломатией тут ничего не решить. Вряд ли оборотни откажутся от живого оружия. Я им не настолько нужен, чтобы сохранять мне жизнь. Похоже, у меня есть всего два варианта: скрываться от зверей или дать бой. А так как бегать от них я не хочу, то остаётся лишь второй вариант. В конце концов здесь я охотник, а не дичь. Но как застать оборотней врасплох? Отыскать их через Яну? Я знаю номер её машины, телефона и то в каком клане она состоит. Наверное, с этими данными Молчун сумеет разыскать
местожительство девушки. Хм… а эта мысль.
        Я тут же поделился своей идеей с Валероном, а тот скептически скривился и проронил:
        - Стажёр, поставь себя на место блохастых. Ты бы оставил эту Яночку без прикрытия? Нет. Только если эта краля совсем ничего не знает. А вообще, она хороший крючок для тебя. Ты молодой, горячий и неопытный. Каждый второй салага первым делом побежал бы разыскивать именно Яночку. Разве не так?
        - Так, - кивнул я, понимая правоту старшего товарища.
        - И я уверен, что если бы ты не избавился от симки, то эта кудрявая малолетка пообещала бы тебе золотые горы, лишь бы ты стал посвящённым. А если бы ты не согласился, то она бы разыграла какой-нибудь дерьмовый спектакль. Например, написала бы тебе, что оборотни убьют её, если ты не придёшь. Или наоборот - она вроде как осознала, какой двуличной сукой стала, и сбежала от лохматых, чтобы начать новую жизнь. И сейчас она тебя ждёт где-нибудь в аэропорту Внуково, чтобы вместе улететь в жаркие страны. Ну а ты весь такой на эмоциях приезжаешь к ней, а тебя там пакуют оборотни, - убеждённо проговорил Бульдог, которому пиво явно прочистило мозги. - И ещё… Яна рассказала тебе о том, что вступила в клан, через который её можно найти. Следовательно, она либо совсем тебя не боится, либо… кхем… знает, что тебя скоро грохнут. Хотя, может быть, она просто болтливая курица.
        - Возможно, что ты прав, - печально опустил я голову.
        - Да ты не переживай. Выкрутимся как-нибудь, - ободрил меня охотник и, расщедрившись, бросил коту кусок колбасы. Тот упал на грязный линолеум и вызвал у Пышкина лишь брезгливый взгляд. Животное даже не спрыгнуло с подоконника, из-за чего бородач недовольно заметил: - Ишь какой привередливый. Разбаловал ты его, Стажёр.
        - Это да, - искренне согласился я, посмотрев на кота, свернувшегося в клубок и спрятавшего мордочку под кончиком пушистого хвоста.
        - Слушай, иди-ка ты вздремни, а то у тебя вся рожа помятая. Не спал пади всю ночь? А я пока Профессору позвоню и перетру с ним.
        Я согласно кивнул и двинулся в одну из двух комнат. Кот побежал за мной. И когда мы вместе вошли в комнату, то увидели старый домашний телефон на столике и разложенный рядом с ним диван, на котором были разбросаны мятые вещи, пахнущие потом. Я собрался их, положил на кресло с вытертыми подлокотниками и завалился спать, не став раздеваться.
        Уснул я практически сразу, даже не почувствовав в карманах штанов фляжку с амброзией и клинок. А очнулся я, когда солнце за грязным окном уже перевалило за полдень, а со стороны кухни через неплотно прикрытую дверь шёл аромат какого-то варева. Пахло вроде бы вкусно, отчего мой желудок голодно квакнул.
        Я потянулся и встал с дивана, осмотрев комнату на наличие кота. Его здесь не оказалось, так что я в одиночестве отправился на кухню, где собственно и увидел Пышкина. Он лакал из блюдечка молоко, а Валерон стоял в заляпанном переднике у плиты и помешивал половником щи в большой алюминиевой кастрюле. Да, судя по запаху это были именно щи. Но им досталась лишь малая толика моего внимания, так как я обнаружил в углу кухни «калаш» без приклада и обрез из охотничьего ружья неизвестной мне марки.
        В этот миг Бульдог заметил меня и, усмехнувшись, проговорил, покосившись на оружие:
        - На всякий случай достал. Это всё, что у меня сейчас есть.
        - Ясно, - зевнул я и почесал жирные волосы. - А Профессору ты звонил?
        - Угу. Он сказал сидеть нам здесь, а завтра вечером надо будет встретиться с ним. Авось он что-нибудь придумает, - просветил меня рыжий охотник и прямо из половника попробовал щи. - М-м-м, вкуснота. Стажёр, будешь? Только они без мяса.
        - Буду. Но сперва навещу ванную комнату.
        - Иди, - разрешил мне Валерон, после чего я потопал отмываться.
        Глава 19
        Когда на старых настенных часах стрелки показывали ровно двенадцать часов ночи, квартира погрузилась в сон. Лично мне пришлось спать в обнимку с обрезом всё на том же диване, коту на кресле, а Бульдог храпел в соседней комнате вместе с автоматом.
        Когда я заснул, ко мне пришло весьма странное сновидение, в котором меня занесло в объятый пламенем лес. Мимо меня бежали разные лесные зверюшки, которые спасались от огня, а я растерянно хлопал глазами. Но уже спустя мгновение я присоединился к бегству и через несколько метров поравнялся с толстожопым енотом, который посмотрел на меня вытаращенными красными наркоманскими глазами и пискляво заорал:
        - Вставай! Вставай!! Вставай!!!
        Я резко распахнул зенки, лёжа на правом боку, и увидел косой лунный свет, заливающий пол и часть стены. Какого хрена? Что за дебильное сновидение? И не успел я закрыть глаза, чтобы снова погрузить в сон, как в комнате раздался звон разбитого стекла, а на ковёр упала подожжённая бутылка с зажигательной смесью.
        В тот же миг голодное пламя с ужасающей скоростью принялось распространяться по древнему ковру, который, наверное, соткали ещё во времена шумеров. Затем огонь перекинулся на занавески, и те вспыхнули, словно два промасленных фонаря. И буквально за десяток секунд комната оказалась охвачена огнём и заполнена дымом.
        Благо, что мне удалось быстро отойти от шока, после чего я схватил обрез, вскочил с дивана и устремился в коридор, едва не упав из-за кота, который бестолково метался под ногами и орал:
        - Полундра! Горим! Горим, твою мяу!
        И всё же я упал, когда неожиданно распахнувшаяся дверь соседней комнаты ударила меня точно в лоб. Мою голову мигом разорвала вспышка боли и я грохнулся на спину, увидев перед собой целую россыпь звёзд и красную от ярости рожу Валерона, склонившегося надо мной.
        - Ты чего разлёгся?! - пролаял он.
        - Приуныл… - прохрипел я, поведя рукой по вскочившей шишке, а затем взгромоздил себя на ноги.
        - Член даю на отсечение, это оборотни пожаловали на огонёк! - яростно выпалил рыжий охотник, даже не пытаясь тушить квартиру, понимая, что это бесполезно. - Мою комнату тоже подожгли, суки!
        - Надо валить отсюда! - заорал я и хотел помчаться к двери, но Бульдог схватил меня лапищей за плечо и прорычал: - Тормози! Они только этого и ждут. По-любому на лестничной клетке нас поджидает парочка оборотней со стволами. Надо уходить через окно. Здесь третий этаж. Не поломаемся.
        - Хорошо, - просипел я, чувствуя, как дым начинает жечь лёгкие и глаза. - С каждой секундой становится всё труднее дышать.
        - Угу, - промычал Валерон и потопал к окну.
        И тут внезапно пронзительно зазвонил домашний телефон. Он заверещал среди языков пламени, которые взметнулись настоящей стеной, когда в разбитое окно влетел ещё один коктейль Молотова.
        Пламя вспыхнуло с новой силой, отрезая путь к спасению. И мы, не сговариваясь, метнулись в другую комнату, но и здесь огонь бушевал слишком сильно, чтобы можно было добраться до окна. А судя по столбу дыма, вываливающемуся из кухни, там тоже уже всё было объято пламенем.
        Оборотни отлично подготовились, оставив нам единственный путь из полыхающей квартиры, - в подъезд. Эх, будь у Тетсуя достаточно энергии, то я бы мог воспользоваться Порталом Крысы, а так - нам придётся прорываться.
        Валерон тоже прекрасно разобрался в ситуации и быстро проговорил сквозь кашель, рвущий горло:
        - Стажёр, открой дверь… кха-хкха и сразу в сторону, а я угощу этих блохастых уродов очередью свинца. Кхам… кха…
        Резко кивнув, я торопливо метнулся к выходу из квартиры, трусливо держась возле стеночки, а потом лихорадочно открыл замок, полностью распахнул дверь и быстро встал за неё. Благо, что тут был небольшой закуток, который вместил меня и кота.
        И как только я проделал свою часть манёвра, к душераздирающим трелям домашнего телефона присоединился грохот выстрелов. Бульдог выпустил в темноту лестничной клетки с десяток пуль, а затем скрылся за кухонным косяком, так и не услышав воплей раненых.
        Я же остался стоять за открытой дверью, чувствуя, как от страха взмокла спина, а пальцы слегка подрагивают.
        Меж тем Валерон злобно заорал, не показываясь из кухни:
        - Где же вы, твари?! Ссыте, щенки?!
        В ответ на его слова взвыло моё шестое чувство, а в коридор что-то влетело и покатилось по полу, остановившись в метре от меня. Это была граната! И я, глядя на неё расширившимися глазами, буквально похолодел от страха и примёрз ногами к полу. Но хорошо, что это состояние продлилось всего долю секунды, а затем я нагнулся, схватил гранату свободной рукой и швырнул её обратно на лестничную клетку. Дальше я выпрямился и вжался спиной в стену, всё ещё видя перед собой орка в широких шортах и майке. Улучшившееся зрение позволило мне различить его во мраке подъезда. И именно он сейчас завопил от боли, когда прозвучал взрыв разорвавшейся гранаты.
        Но вряд ли нелюдь погиб, у них же феноменальная регенерация, поэтому я собрал яйца в кулак и выпрыгнул из-за двери, с грохотом разрядив обрез в лежащее на лестничной клетке тело.
        Мне в лицо ударили горячие пороховые газы, а два заряда картечи вошли в орка, который тоненько заскулил и начал перекидываться в зверя. Нельзя было позволить ему сделать это, так что я выхватил Тетсуя и яростно бросился на орка, пока тот с хрустом превращался в человекоподобного волка. Но моя юношеская безрассудность вышла мне боком…
        Я выскочил из квартиры и заметил краем глаза второго нападающего, который стоял в чёрном спортивном костюме на ступенях, ведущих вниз. И когда я оказался перед его глазами, орк нажал на спусковой крючок «макара», который он держал в руке. Тут же вспышка выстрела разорвала тьму, и время, будто замедлилось на краткий миг. Но за эти микросекунды я успел заметить пулю, выметнувшуюся из дула пистолета. Она летела точно мне в зубы, собираясь прошить заднюю стенку ротовой полости и выйти наружу с ошмётками плоти. Благо, что я успел совсем немного отклонить голову, преодолевая чудовищное сопротивление воздуха, который стал ужасно плотным, и пуля всего лишь содрала кожу с моего желвака на нижней челюсти, да прижгла обнажившееся мясо.
        Всё же из моего рта вылетел ожидаемый вопль боли, вместе с которым я неосознанно бросил в противника нож, пока орк снова не выстрелил в меня. Тетсуя полетел в противника и как-то так получилось, что он вонзился прямо в сердце супостата, заставив того покатиться по ступеням.
        Я на пару мгновений застыл, точно столб, не веря свой удаче, а затем очнулся, «переломил» обрез и стал поспешно втыкать патроны в оружие. При этом мой горячечный взгляд наблюдал за вторым орком, который уже принял форму зверя и стал подниматься на ноги, сопровождаемый лёгким звоном картечи, коя падала на пол, выходя из его тела.
        И я отчётливо понимал, что не успею выстрелить. Но мне на помощь пришёл Валерон.
        - В сторону! В сторону! - заорал он, двигаясь к распахнутой входной двери.
        Я тут же скакнул на ступени лестницы, уходя с траектории будущей стрельбы, и рыжий охотник принялся шмалять в оборотня. Автоматные пули стали рвать его тело и несколько из них попали в голову, явно зацепив мозг. Оборотень зашатался, а затем упал на спину и начал стремительно преображаться, превращаясь в обычного орка, бездыханно вытянувшегося на полу в луже крови.
        Визуально удостоверившись в том, что он помер, я быстро спустился на один пролёт лестницы и обнаружил труп другого орка, который после работы Тетсуя стал похож на лёгкое подобие мумии, но не такое высохшее. Его глаза запали в лысый череп, мышцы сдулись процентов на двадцать, а щёки истончились. Всё же я узнал в нём одного из тех орков, которые гнались за мной и послужили причиной того, что мне пришлось прыгнуть в тачку Яны. После этого открытия мне всё окончательно стало ясно.
        Тем временем на лестнице загрохотали шаги Бульдога и раздался его бас:
        - Мёртв?!
        - Ага! - крикнул я и поспешно вытащил из трупа потеплевший нож, который довольно пробормотал: - Хорошая душа.
        - Стажёр, не расслабляйся. Их ещё как минимум двое, ну или один, - отбарабанил Валерон. - Иди вперёд, а я прикрою.
        - А почему я вперёд? - возмутился я.
        - Потому что у тебя обрез, который имеет огромный разлёт, и ты в первую очередь заденешь меня, - быстро пояснил рыжий охотник.
        Я вынужденно кивнул и потопал по ступеням, держа в руках двуствольное оружие.
        Бульдог пошёл за мной, смотря между пролётами лестницы. Внизу, вроде бы, никого не было. Но стоило мне добраться до первого этажа, как снова взвыло шестое чувство, и я резко отпрыгнул к двери квартиры. Тут же подъезд в очередной раз сотряс грохот выстрелов, а пули вонзились в стену, вырвав куски побелки. Атаковали из тамбура. И, кажется, там была ещё парочка орков.
        Понял это и Валерон, который через секунду прошептал мне:
        - Держи их здесь, а я в окно вылезу и ударю в тыл.
        - Хорошо, - согласился я, покосившись на кота, который следовал за мной по пятам, воинственно распушив хвост.
        Бульдог торопливо поднялся на один пролёт, разбил ногой окно, расположенное между первым и вторым этажом, потом вырвал прогнившую решётку и уже хотел спрыгнуть. Но орков взволновал звон разбитого стекла и они ломанулись в подъезд, боясь попасть под удар сзади. На улицу же враги не стали выбегать, потому что понимали, что могут угодить под обстрел из окна над входом в здание. Поэтому они и рванули на меня, непрестанно стреляя, чтобы я не смог открыть встречный огонь. Их пули принялись впиваться в стену и долбиться в двери квартир. А один из кусочков свинца попал в горящую лампочку, отчего та осыпалась ворохом мелких осколков, и первый этаж накрыла темнота.
        Вот тут-то я и решил рискнуть. Мне удалось перегнуться через перила и дважды выстрелить практически в упор во врагов, неплохо различимых во мраке. Картечь впилась в супостатов, да только их тела оказались уже звериными, так что россыпь крупных металлических шариков не причинила им заметного вреда. Картечь их только ещё больше разозлила.
        Тогда я поспешно побежал наверх, миновав Бульдога, который готовился встретить оборотней автоматной очередью. И как только они оказались в поле его зрения, он принялся стрелять из «калаша».
        Правда, охотник успел сделать всего пять-шесть выстрелов, а затем автомат перестал выплёвывать смерть, израсходовав патроны, но так и не свалив ни одного из двух оборотней. А те уже были возле Валерона. И один из них незамедлительно отправил в грудь бородача свой кулак, от удара которого Бульдог вылетел из окна и со смачным шлепком упал перед подъездом.
        Оборотень же торжествующе взревел, разинув волчью пасть. А я почувствовал неистовую ярость, которая пронзила меня и будто смыла всякую осторожность. И повинуясь обуявшему меня гневу, я взмахнул наискосок ножом и издал гневный вопль:
        - Плеть Скорпиона!
        В ту же секунду клинок выпустил уже однажды видимую мной линию энергии. Только сейчас она пришлась не в стену квартиры, а по обоим оборотням. Метровая сияющая черта умудрилась отсечь одному из зверей левую руку вместе с частью плеча, а второму, который стоял за ним, раскроила надвое голову, обнажив мозг.
        После этого один нелюдь сразу же замертво рухнул на лестницу, став пятнать её кровью из развалившейся башки, а другой - протяжно завыл от боли и попытался уцелевшей рукой зажать страшную рану, в которой были отчётливо видны кости, красная плоть и даже часть бьющегося сердца.
        Кровь принялась стекать по мохнатым рёбрам орка и собираться в лужу под его ногами. А сам он, кажется, пребывал в болевом шоке, чем я и воспользовался, решив провести эксперимент.
        Моя рука нырнула в карман и выудила оттуда фляжку с амброзией. И пока я её пил, оборотень рухнул на колени, ослабев от потери крови. А я дохлебал амброзию и одним движение вскрыл врагу горло, после чего воткнул в его сердце нож и припал губами к ране на шее, из которой струилась тёплая кровь.
        Меня хватило всего на три больших глотка, вместе с коими я проглотил несколько шерстинок, а затем мой желудок взбунтовался и приготовился избавиться от содержимого, но я кое-как справился с ним и сел задницей на холодный пол, покрытый квадратной плиткой песочного цвета.
        Оборотень же упал набок, став превращаться в изуродованного орка, которого как будто высушило полчище гигантских комаров.
        Я посмотрел на него мутным взглядом и ощутил слабость и жар, которые стали распространяться по телу. Всё же мне хватило сил, чтобы принять вертикальное положение и на подрагивающих ногах спуститься по лестнице, едва не поскользнувшись на красных потоках, кои покрывали её.
        А когда я сумел выйти из подъезда, то осмотрелся и увидел, что во дворе никого нет, кроме Валерона, который лежал на спине, закрыв глаза. Я тяжело присел подле него, проверил сердцебиение и голову, а затем облегчённо выдохнул, чувствуя, что моё тело начинает бить знакомая дрожь:
        - Живой, только в отключке.
        - Повезло, - констатировал кот, который выскочил не пойми откуда.
        - Угу, - промычал я, услышав нарастающий вой милицейских и пожарных сирен. - Наверное, надо избавиться от тел, чтобы было меньше вопросов. А ты пока побудь с Бульдогом.
        - Есть, - по-военному ответил Пышкин, став ходить кругами вокруг охотника, словно часовой возле склада с боеприпасами.
        Я же с трудом выпрямился и вошёл в подъезд, где, обливаясь потом, собрал все тела на одной лестничной площадке и в темноте отправил их через Портал Крысы в заброшенный завод в Лесинске. Это было единственное место далёкое от Москвы, где ещё не выветрился мой энергетический след, да и то, Тетсуя проворчал, что потратит на такой перенос последние силы. Но мне пришлось пойти на эти жертвы, ведь к подъезду уже мчались менты и пожарные, а из квартир вот-вот станут выбегать жильцы, которых больше не пугали выстрелы. Благо, что я успел всё сделать, а затем выбрался из подъезда, возле которого уже стояли жители соседних домов.
        Валерон же только сейчас со стоном открыл глаза.
        - Стажёр… Стажёр… Ты где? - прохрипел он, глядя расфокусированным взглядом в ночные небеса.
        - Здесь, - приглушённо ответил я, снова присев возле него и ощущая на себе любопытные взгляды людей, которые возбуждённо шушукались между собой, но нам пока вопросов не задавали.
        - А где обо… эти? - поправился охотник, когда заметил зрителей.
        - Ушли. И тела погибших забрали, - соврал я, увидев приближающееся перемигивание проблесковых маячков.
        - Мы их славно потрепали, - с гордостью заметил Бульдог и приподнялся на локтях, а потом с моей помощью присел на скамейку.
        - Ага, но квартиру они спалили, - уныло заметил я, повесив голову и морщась от боли, которая разлилась по всей левой стороне нижней челюсти, где не хватало ленточки кожи и краснело мясо.
        - Да и хрен с ней, - махнул он рукой. - Я всегда знал, что чем-то подобным и закончится, поэтому и превратил её в свинарник. Ахаха… Ай мля, башка болит. Зачётно я приложился.
        - Извини, это всё из-за меня, - мрачно произнёс я, глядя на то, как Валерон щупает затылок.
        - Не извиняйся. Я знал, на что шёл, - серьёзно сказал рыжий, а затем вдруг вспомнил: - А ты что такое верещал в комнате, когда она только загорелась? Да ещё и голосом таким мерзким.
        - Перепугался, вот и вопил не пойми что, - проговорил я, посмотрев на Пышкина, который смущённо отвёл взгляд.
        - Ладно, потом перетрём, - быстро сказал Бульдог, увидев подъехавшие к подъезду машины, среди коих была милицейская и медицинская, а пожарники помчались к другой стороне дома, куда и выходили окна квартиры Валерона. - Ты, Стажёр, помалкивай. Я сам поговорю с мусорами, но если что - поддакивай.
        - Хорошо, - кивнул я, чувствуя, как меня начинает отпускать кровь оборотня. Интересно, она усилит мои чувства или нет? Надеюсь, что да, ведь оборотни обладают определённой энергией, которая позволяет им перекидываться в зверей. А тот вампир из таунхауса мог быть просто трусом, который предпочитал усиливаться за счёт простых эльфов, а не охотиться на опасных оборотней.
        Глава 20
        Подспудно я думал, что медики, как в голливудских фильмах дадут мне плед и горячий чай, но всё вышло иначе. Мне сунули в рот какую-то таблетку, потом налепили на пострадавшую часть лица бинт с лейкопластырем и следом спросили о том, хочу ли я поехать вместе с ними в больницу, чтобы там мне оказали более полную помощь. Я отказался. После этого повеселевшие медики торопливо прыгнули в свой тарантас и свалили, словно боялись, что я могу передумать. Ну, хорошо хоть они не подорожником лечили меня и не бабкиными заговорами.
        Менты же в это время допрашивали Валерона, который стоял перед ними, широко расставив ноги.
        - Так вы утверждаете, что автомат Калашникова и обрез, которые мы нашли в подъезде, принадлежат нападающим? - подозрительно спросил у Бульдога хлипкий милиционер-человек с погонами старшего лейтенанта и татуировкой клана «Стражи». Я прекрасно рассмотрел тату, хотя сидел на скамейке в обществе кота в десяти метрах от мента.
        - Ага, - кивнул рыжий охотник. - Но мы отобрали стволы у этих козлов. Вот же какая весёлая ирония. Так что на пушках будут наши пальчики.
        - Тьфу мля, - непроизвольно выдал я и хлопнул себя по лбу, отчего болезненно скривился, ведь там после тарана межкомнатной двери имелась внушительная шишка. - Надо было стереть отпечатки. Теперь у ментов могут возникнуть вопросы - почему на оружии только наши пальчики?
        - Угу, - тихонько поддакнул Пышкин и через секунду добавил: - Но это не очень страшно. Если что - отмажитесь. Скажите, что нападающие были в перчатках.
        - А ты быстро соображаешь, - похвалил я довольного кота.
        Между тем старший лейтенант продолжил, многозначительно покивав головой в форменной фуражке:
        - Наши специалисты проведут все необходимые манипуляции с оружием.
        - Да ради бога, - хмыкнул Валерон.
        - Вы пускали в ход это оружие?
        - Разумеется. Не на стену же мне его вешать.
        - Значит, вы видели, сколько было нападающих? Как они выглядели? Есть ли раненые?
        - Их было минимум четверо. Все чистокровные орки. И, кажется, ни у кого из них не имелось клановых тату, - хмуря брови, проговорил Валерон, вызвав у ментов негромкий вздох облегчения. Никому из них не хотелось связываться с кланами. - А по поводу раненых… Да хрен их знает скольких мы подстрелили.
        - Судя по количеству крови на лестнице - далеко не один, - вклинился в разговор молодой сержант-гном, чем заработал гневный взгляд старшего лейтенанта, который следом скептически бросил, кивнув на меня: - И вы вдвоём с этим мальцом отбились минимум от четверых вооружённых орков?
        - Ну, да, хрен ли. Человек в стрессовой ситуации и не на такое способен. Видишь, я до сих пор в шоке, так что давай заканчивать. Мне ещё убытки подсчитывать, - резко ответил рыжий охотник и неприязненно посмотрел на представителей закона.
        - Ещё пара вопросов, - мрачно проронил старший лейтенант, поиграв желваками. - Почему на вас могли напасть?
        - Есть у меня одна мыслишка. Кажись, это те самые отморозки, которые хотели отжать у меня магазин, - пробурчал Валерон и почесал живот через футболку.
        - Вы заявляли об этой ситуации в милицию?
        - Нет. Да и что бы это дало? - насмешливо спросил бородач. - Вы бы их повязали? Нет, не хрена. Вам же доказательства нужны. Ну, вот они доказательства на третьем этаже. Можете сосиски успеть пожарить, пока ещё огонь не потушили.
        - Гражданин, не надо грубить, - зло попросил милиционер, скрипнув зубами. - Мы ещё вызовем вас для допроса. Ждите нашего звонка.
        Менты прыгнули в «уазик» и свалили, а криминалисты и пожарные продолжили заниматься своими делами. Валерон же призывно помахал мне рукой и направился к «буханке». Я быстро догнал его и мы втроём, включая кота, сели в салон машины.
        Охотник глянул на моё мрачное лицо и проронил:
        - Паршиво выглядишь.
        - А мама говорила, что я красивый. Врала? - вымученно пошутил я.
        Бульдог улыбнулся, а затем похвалил меня:
        - А ты молодец, Стажёр. Опять сумел удивить меня. Ты смелее почти всех, кого я знаю. И как ты умудрился с ножа завалить того орка? Клинок вошёл прямо в его собачье сердце. Я худею с тебя!
        - Повезло. Я вообще везучий, будто таскаю с собой подкову, заячью лапку и клевер четырёхлистный, нет пятилистный, - проронил я, криво усмехнувшись одной стороной рта, чтобы не тревожить рану.
        - Что за ножик-то у тебя такой интересный? Раритетный?
        - Угу. От отца достался. Он купил его где-то в Африке, - соврал я, возблагодарив Бога за то, что охотник не обратил внимания на лицо орка, чью душу выпил Тетсуя. Иначе бы мне сейчас пришлось врать о том, что орк уже пришёл сюда с такой рожей мумии.
        - Батя даже после смерти помог тебе, - серьёзно заметил Валерон.
        - Ага, - сказал я и перевёл скользкую тему: - Оборотни как только выкинули тебя в окно, там сразу за мной побежали, а я - наверх. И если бы звери не услышали вой милицейских сирен, то догнали бы меня, а так - они не стали за мной гоняться, а лишь забрали тела своих и уехали.
        - Я так и думал, - покивал патлатой головой охотник, а потом озадаченно выдохнул: - Вот только почему они не грохнули меня, пока я без сознания лежал возле подъезда? Не то, чтобы я сильно этого хотел, но там делов-то было всего на один удар.
        - Может, нелюди сильно торопились или посчитали, что ты уже погиб? - предположил я, проведя рукой по мягкой шерсти кота, который лежал на соседнем сиденье, сверкая в темноте любопытными глазами.
        - Возможно, - не слишком уверенно ответил бородач. - Но одно я знаю точно. Парочку оборотней мы вывели из игры, и значит, их осталось не так много. Не больше пяти-шести блохастых рож.
        - Откуда такая уверенность? - поинтересовался я, хотя уже знал от Тетсуя то, что сейчас мне расскажет охотник.
        Ну он и выложил именно то, о чём говорил мне нож, только другими словами:
        - Оборотни не собираются в многочисленные банды, потому что, чем больше стая, тем больше проблем. У них ведь один вожак. А оборотни-самцы такие существа, которые постоянно соперничают между собой. Вот и выходит, что под полным контролем вожаку проще держать стаю из пяти-восьми особей. Ну, плюс-минус, конечно.
        - Ясно, - кивнул я, понимая, что сегодня ночью стая лишилась примерно половины своих членов. И всё благодаря живому клинку. Он поистине оружие огромной силы и возможностей. Я теперь с ним точно не расстанусь ни за какие коврижки.
        Меж тем Бульдог поиграл бровями, словно раздумывал над чем-то, а потом выдал:
        - Нам ещё повезло, что оборотни припёрлись за нами самолично, не взяв с собой своих посвящённых. Тогда бы у нас было намного больше проблем. Но сейчас, когда мы завалили сразу двух блохастых, вожак оборотней, скорее всего, включит в игру своих слуг из числа обычных разумных.
        - Угу, - поддакнул я, подумав, что звери, наверное, сами хотели забрать живое оружие, не став доверять это важное дело посвящённым.
        В это время Валерон хмуро посмотрел на меня, встал с сиденья, пригнул голову, и пророкотал, выходя из салона «буханки»:
        - Посиди пока здесь, а я посмотрю, что там стало с моей холостяцкой берлогой.
        - Бульдог, ещё раз извини, что так вышло, - виновато сказал я, уперев взор в кроссовки.
        - А, - отмахнулся он и потопал к дому.
        Я поглядел ему вслед, а затем кое-как прилёг на заднее длинное сиденье «буханки» и пробормотал, чувствуя, как меня отпускает адреналин и ему на смену приходит лютая усталость:
        - Пышкин, покарауль, а я вздремну полчасика.
        - Мяу, - согласно мяукнул кот.
        Я удовлетворённо закрыл глаза и сразу же уснул, наплевав на запах машинного масла и бензина, которые царили в салоне.
        Проснулся же я оттого, что тачка не хило так качнулась, заскрипев рессорами. Я тут же испуганно распахнул веки, но увидел лишь Валерона, от которого пахло дымом. Он нёс в руках какую-то коробочку, завёрнутую в обугленное полотенце.
        Рыжий охотник кивнул мне и наигранно бодро произнёс:
        - С добрым утром.
        - Не такое уж оно и доброе, - промычал я, только сейчас заметив, что небо стало серым, а на востоке уже появилась алая полоска, видимая между домов.
        - Мы живы. Значит, всё хорошо, - неунывающе заметил Бульдог и поставил ношу на пол, а затем откинул края полотенца, обнажив металлический ящик, и вставил ключ в небольшой навесной замок. Затем охотник несколько раз повернул его, снял замок и откинул крышку. Я вытянул шею, желая увидеть, что скрывается внутри. А Пышкин беспардонно подошёл к ящику и заглянул в него. И мы все втроём увидели какой-то пластиковый кейс с кодовым замком.
        Валерон достал его и проговорил, подмигнув мне:
        - Тут все мои документы, немного денег и любимая уточка для ванной.
        - Предусмотрительно, - усмехнулся я, наблюдая за тем, как толстые пальцы бородача крутят колёсики замка. И когда они встали в нужном положении, Бульдог открыл кейс и облегчённо выдохнул, так как документы не пострадали.
        - И где же ты его прятал? - спросил я.
        - Под полом в своей квартире, - ответил мужчина, а затем спросил у меня: - Ну что? Куда теперь поедем? Может, к Профу? У него хата большая, авось вся не выгорит. Ладно, шучу я. Погнали на дачку. Мне тут как бы в наследство досталась одна избушка в Луховицах рядом с речушкой. Накупаемся, да грибов нажарим на мангале. Нам ведь всё равно придётся какое-то время кантоваться на ней.
        - Заманчивое предложение, - проговорил я и решительно добавил: - Знаешь, Валерон, у меня есть кое-какие деньги, так что поживём некоторое время на них, пока не решим вопрос с оборотнями.
        - Некоторое время поживём на твои сбережения? А завтра на работу пойдём? Аха-ах-аха. Да не смотри ты на меня волком. Пошутил я.
        - Смешно, - иронично сказал я, представив себе лицо Валерона, если бы он узнал сколько мне уже удалось накопить.
        - Ладно, поехали на дачу, а там решим, - примирительно проговорил охотник и полез за руль.
        - А что будем делать с моей тачкой? Может, на СТО её отгоним? Там бы крышу подлатать.
        - Ну, давай отгоним. У меня здесь рядом есть кореша. Езжай за мной.
        - Окей, - бросил я, выскочил из салона и направился к своей машине.
        Тачка смирно ждала меня там же, где я её и оставлял. И за время моего отсутствие с ней ничего не произошло. Так что я благополучно сел за руль и глянул на Пышкина, который занял привычное место на пассажирском сиденье, а затем поехал за «буханкой» Бульдога.
        И пока я управлял «девяносто девятой» мне в голову лезли разнообразные мысли, касающиеся оборотней. Мы их славно потрепали, но они же не откажутся от живого оружия. Уж больно силен соблазн завладеть такой мощью. Звери явно ещё сделают свой шаг. Но какой? Вряд ли они снова попробуют завладеть клинком, используя грубую силу. Мы им уже так дали по рогам, что они надолго это запомнят. А значит, оборотни попробуют хитростью отобрать у меня Тетсуя. И что они предпримут? Мне кажется, что звери вполне могут пойти на шантаж, захватив кого-нибудь из моих близких знакомых. Это же классика жанра. Так делают все злодеи из боевиков. Поэтому надо бы позвонить Ленке. Она ведь была со мной в подвале, куда наведались оборотни, чтобы покрошить вампиров.
        Я набрал номер эльфийки и, несмотря на раннее утро, довольно быстро услышал её встревоженный голос:
        - Что случилось? Ты живой?
        - Пока да. Но сегодня ночью мы с Валероном отбили атаку четырёх оборотней, - с нотками гордости сообщил я, направив машину в гаражи, куда свернул Бульдог. - И они теперь вряд ли будут решать вопрос силой. Скорее, звери попытаются шантажировать меня, используя моих знакомых и друзей.
        - И ты забеспокоился обо мне? Вот уж не ожидала, - ехидно выдала эльфийка. - А как же твоя полукровка? За неё ты не переживаешь?
        - Прекращай, - холодно отрезал я, нахмурив брови. - Сейчас не время для глупой ревности.
        - Ревности?! - воскликнула она, подавившись воздухом от возмущения. - Да ты что о себе возомнил?! Какая ревность?! Очнись, мальчик. Ты сирота, квартерон, у тебя нет ни рода и ни клана. Кому ты нужен?
        - Спасибо, что напомнила, - резко выдохнул я и сбросил вызову.
        Да и хер с ней с этой сукой остроухой! Пусть оборотни делают с ней всё что хотят! Но кое в чём Ленка всё же была права. Оборотни могут заинтересоваться и Дашкой. Если они тщательно следили за мной, то знают о её существовании. Блин, и с ней надо что-то делать.
        Тем временем Валерон остановил «буханку» возле распахнутых ворот большого гаража, куда спокойно мог бы заехать «КамАЗ», вылез из машины и скрылся внутри.
        Вернулся же он через пару минут и приглашающе помахал мне рукой. А я за это время уже успел перелить немного амброзии во фляжку, после чего увидел машущего Валерона. Я понятливо кивнул ему и загнал машину в гараж, где договорился с чумазым гномом о полном ремонте «девяносто девятой». И мне, как другу Бульдога, сделали скидку на итоговую стоимость всех работ.
        После этого мы с Валероном сели в «буханку», где я его попросил:
        - Давай съездим к тому дому, где я раньше снимал квартиру. Мне надо шмотки забрать. Я их у друга на время оставил.
        - Без базара, - проронил рыжий бородач и погнал автомобиль к цели нашего очередного путешествия.
        Почти сразу я позвонил Оли и предупредил его, что скоро приеду к нему за вещами. Парень оказался чем-то занят, поэтому коротко ответил, что ждёт меня.
        Удовлетворённо сбросив вызов, я искоса посмотрел на Бульдога и начал издалека подводить его к одной важной для меня мысли:
        - Валерон, оборотни же выясняют отношения более-менее честно только с такими же монстрами, как и они сами, вроде вампиров?
        - Угу, - кивнул он головой, потревожив длинные волосы рокера.
        - А с охотниками они играют по другим правилам, точнее, без оных? Их было четверо против нас двоих. Значит, они могут пойти и на другие подлости… это надо учитывать.
        - К чему ты клонишь, Стажёр? Говори прямо без этой своей словесной тряхомудии.
        - Я опасаюсь, что они могут шантажировать меня жизнями моих близких. Есть одна девушка, которую оборотни вполне могли видеть в моём обществе. И я бы не хотел, чтобы с ней случилось что-то плохое.
        - И-и-и? - протянул Бульдог, усмехнувшись краем рта, и негромко включил радио. - Выкладывай. Я же вижу, что ты уже всё придумал.
        - Давай пригласим её на дачу? С нами она будет в безопасности.
        - Ну, если она не перетрухает ехать одна к двум мужикам, то зови, - разрешил помрачневший охотник и следом горько пробурчал себе под нос: - Иногда есть плюсы в том, что у меня никого нет.
        Я невесело хмыкнул и позвонил Дашке.
        - Да, - вырвался из динамика её приятный голосок.
        - Привет, - поздоровался я, уже изрядно утомившись за сегодняшнее утро говорить по телефону, поэтому сразу рубанул сплеча, не став ходить вокруг да около: - У тебя какие планы на сегодня?
        - Я до обеда в лаборатории, а потом свободна, - прощебетала она и затаила дыхание.
        - А ты как смотришь на то, чтобы съездить со мной на дачу в Луховицы? - предложил я, с тревогой ожидая её ответа.
        - Хм… - всерьёз задумалась она, явно вкладывая в моё предложение гораздо больше того, нежели в нём было на самом деле. - Только если на один день и… чтобы… чтобы там всё было нормально.
        - Замётано, - повеселел я, помня, что её родители ещё неделю будут в Екатеринбурге.
        - Ты заедешь за мной? Диктовать адрес?
        - Одну секунду, - попросил я, прикрыл динамик ладонью и вопросительно посмотрел на Валерона, который слышал весь разговор.
        - Скажи ей, что ты будешь ждать её возле станции метро Котельники, - тихонько сказал он, показав взглядом, что потом разъяснит почему так решил.
        Я пожал плечами и передал его слова девушке, которая согласилась с моим предложением, уточнив конкретное время встречи. Мне не составило труда его назвать, а затем я сбросил вызов и вопрошающе глянул на Бульдога.
        Тот принялся объяснять, нетерпеливо посматривая на светофор, горящий красным светом:
        - Надо проверить, что за твоей девушкой нет хвоста…
        - … Она не моя девушка, - быстро поправил я охотника, приоткрыв боковое стекло, а то в машине становилось душно.
        Валерон усмехнулся в бороду и продолжил:
        - Так вот надо убедиться, что она не притащит к нам оборотней, если они следят за ней. А ежели мы заберём её от лаборатории или от дома, то сразу же спалимся. А так - она выйдет из метро и пойдёт искать тебя. Я же прослежу за ней и выясню: идут ли блохастые за ней или нет. В этом у меня опыт чёткий. Я ещё тот топтун.
        - А почему Котельники?
        - Мы оттуда сразу рванём на Новорязанское шоссе и домчимся до самых Луховиц, а там ещё немного - и дача, - пояснил мой старший товарищ.
        - Оборотни не знают, что у тебя там дача?
        - Не. Тут всё железно. Она по документам не моя. Ей раньше владел один охотник. Он погиб в том году, а наследников у него не было. Их леший сожрал.
        - Твою мать, ещё и лешие существуют! - присвистнул я, выпучив глаза.
        - Угу. Мерзкие твари. Но хорошо хоть они не живут в городах, а всё больше предпочитают деревеньки рядом с лесом.
        Возможно, Бульдог ещё что-нибудь рассказал бы мне о леших, но тут по тихо шелестящему радио стали передавать новости спорта и упомянули о том, что московский Спартак опять потерпел поражение в чемпионате России по футболу.
        Валерон отреагировал на эту новость тем, что страдальчески закатил глаза и выдохнул:
        - Вот кто виноват? Игроки? Тренер? Нет, виноваты мои предки, которые не родили меня в Питере. Сейчас болел был за Зенит.
        Я слабо улыбнулся и отметил то, что рыжий охотник как-то подозрительно много шутит. Кажется, за остротами он скрывает то, что находится далеко не в своей тарелке.
        Глава 21
        Вскоре мы прибыли в Новокосино, но не стали подъезжать к тому дому, где находилась моя бывшая съёмная квартира. Бульдог заглушил мотор «буханки» где-то в квартале от него и предупредил меня, покосившись на кота, который безмятежно спал в салоне:
        - Оборотни не нападут средь бела дня. И они точно не успели организовать тут слежку, но всё равно будь осторожен. Если что - звони. И это… какой этаж и квартира?
        - Пятый, сто шестая, - сообщил я и выбрался из машины, а потом преодолел отделяющее меня от дома расстояние, вошёл в знакомый двор и осмотрелся. На скамейках всё так же чирикали бабушки, а немногочисленная в такой час детвора играла на площадке. И никаких подозрительных рож тут вроде бы не шастало. Но я всё равно начал сомневаться в том, что идея заехать сюда за своими вещами была хорошей. Вдруг оборотни всё-таки присматривают за квартирой? Или я их слишком переоцениваю? Ведь, по словам Валерона, они бы не успели оставить тут слежку, так как смерть четвёрки нелюдей произошла всего несколько часов назад. В любом случае, мне надо забрать хотя бы одну папку, в которой лежали документы и кое-какие записи. А всё остальное - не так уж и важно.
        Придя к такой мысли, я решительно зашагал к подъезду, а затем поднялся на лифте на этаж Оли и позвонил в дверь его квартиру.
        Парень открыл практически сразу, будто ждал меня на пороге. И как только он сделал это, то сразу же посторонился, пропуская меня в небольшой тёмный коридорчик. Я приветливо улыбнулся и вошёл.
        А молодой орк сухо произнёс, не поднимая грустно опущенной головы:
        - Привет. Твои вещи в комнате. Проходи. Можешь не разуваться.
        - Дарова. А ты чего такой невесёлый? - поинтересовался я, двинувшись за парнем. - Какие-то проблемы со свадьбой?
        Оли молча махнул рукой, миновал коридорчик и пропустил меня первым в лишённую света комнату, где окна были закрыты шторами, а затем молодой орк встал в дверях. И вот тут-то меня и посетили справедливые подозрения, но уже было поздно…
        В комнате резко вспыхнул электрический свет, который дал мне возможность увидеть диван, длинный шкаф во всю стену, трюмо и красный палас, на котором лежали мать и младшая сестра Оли. Обе орчанки были связаны простынями и перепугано хлопали глазами, силясь что-то сказать, но из их ртов торчали кляпы. А подле женской части семьи возвышался отец Оли, который сжимал в руке кухонный нож, и стояла та самая старшая ведьма из подвала. Она была одета в чёрный брючный костюм и выглядела как бизнес-леди, которая заключила выгодную сделку, из-за чего на её пухлых губах играла довольная улыбка.
        Я сперва опешил, а затем сузил глаза и прошипел сквозь стиснутые зубы:
        - Ты…
        - Я, - усмехнулась она и поправила волосы. - Ты не рад меня видеть?
        - Я был бы рад увидеть тебя в гробу. Но, к сожалению, наша прошлая встреча закончилась лишь тем, что мне удалось только ранить тебя, - ядовито напомнил я, косясь на Оли, который с каменным лицом застыл между дверных косяков.
        Ведьма поморщилась, явно вспомнив тот неприятный для неё эпизод, а затем в лучших традициях голливудских злодеев серьёзно произнесла, стараясь, чтобы её голос не дрожал от гнева:
        - Я давно приглядывала за тобой, благодаря чему увидела, как той ночью ты оставил свои вещи у орка. Мне не с руки было гоняться за тобой по всему городу, поэтому я ждала тебя здесь. И мой план сработал.
        - А если бы оборотни убили меня, то что было бы тогда? - спросил я, криво улыбаясь и лихорадочно соображая, как бы выпутаться из этой дрянной ситуации.
        - Ты не такой дурак, чтобы даться им в лапы, - похвалила меня женщина, презрительно глянув на младшую сестру Оли, по щекам которой заструились слёзы. - В Лесинске ты произвёл на меня сильное впечатление.
        - Это там, где я убил всех твоих подруг? - глумливо произнёс я, пытаясь вывести ведьму из себя, чтобы она совершила какую-нибудь ошибку. Но та оказалась крепким орешком. Она лишь пожала плечами и безжалостно проронила:
        - Значит, мои сёстры были слабы и такова их судьба. В следующий раз я для своего ковена буду тщательнее отбирать материал. Но это потом, а сейчас… Сейчас ты отдашь мне живое оружие, а я сохраню жизнь тебе, вот этим серокожим уродам и исчезну из этого города, не став мстить твоим друзьям-охотникам.
        - Я бы может и согласился, но при мне нет ножа, - максимально честно ответил я, разведя руками. - Тю-тю.
        - Ты врёшь, - убеждённо сказала ведьма и следом приказала: - Раздевайся.
        - Нет, ты старовата для меня, - усмехнулся я, чувствуя, что начинаю паниковать.
        Тетсуя лежал в кармане, но у него кончилась энергия, из-за чего он на время стал обычным ножом. И единственное, что мне приходило в голову - это метнуть клинок в ведьму. Но как это проделать, когда мерзкая сука способна одним словом натравить на меня Оли и его отца? Последний, к слову, был довольно крупным орков, да ещё и с ножом в руке.
        Кажется, в такой ситуации, мне остаётся лишь тянуть время и надеяться на то, что Валерона насторожит моё долгое отсутствие, и он вломится в квартиру Оли, как рыжий коммандос.
        Но пока ведьма грозно выдохнула:
        - Лучше не зли меня, мальчик! Отдай живое оружие по-хорошему. Ты же не хочешь, чтобы их кровь была на твоих руках?! - она пнула носком туфли мать Оли. А та застонала и жалобно посмотрела на меня. Ведьма же продолжила, всё более яростно глядя мне в лицо: - Ну? Чего ты ждёшь?!
        - Чего я жду? - повторил я, облизав губы и чувствуя сухость, сковавшую горло. - Я жду более приемлемого предложения.
        - Что именно ты хочешь? Денег?
        Я расчертил лоб горизонтальными морщинами, вроде бы размышляя над тем, чего бы такого мне попросить у старшей ведьмы. Но на самом деле я думал о том, что глава погибшего ковена не выпустит меня живым из квартиры. Она явно знает, что без привязки живое оружие не будет повиноваться ей, поэтому ведьме во что бы то ни стало нужно устранить хозяина расчудесного клинка, то бишь меня любимого. А я как-то совсем не настроен устраняться. Но, опять же, у меня были крайне маленькие шансы выйти сухим из воды. Хотя…
        Краем глаза я заметил какое-то движение, отразившиеся в зеркале трюмо. Там, помимо фигуры Оли, закрывавшей путь в сумрачный коридор, появился долговязый силуэт. Он тихонько закрыл за собой входную дверь и медленно пошёл к орку. Я не мог разглядеть внешность разумного, несмотря на своё острое зрение, пронзающее мрак, но это явно был не Валерон. Тогда кто же заявился в квартиру Оли? Какой-то друг или может быть родственник? И что мне делать? Закричать, тем самым предупредив его? Или как-то воспользоваться неожиданным появлением этого персонажа?
        Но пока я лихорадочно думал, пришелец всё решил за меня. Он внезапно сильным пинком отправил Оли на палас, а затем выскочил из коридора и выстрелил в ведьму, используя пистолет с «глушителем». Женщина лишь успела округлить рот и распахнуть глаза, прежде чем, раскинув руки, грохнулась на спину, демонстрируя крошечное отверстие, появившиеся в её лбу.
        Сразу же после смерти ведьмы Оли и его отец замерли в тех позах, в каких их застала кончина хозяйки. А вот убийца на этом не остановился. Он поджёг дорогой золочёной зажигалкой «Zippo» чёрный мешочек с кулак размером и бросил его в центр комнаты, кою сразу же стал стремительно затягивать едкий дым. Потом неизвестный человек прижал ко рту сложенную в несколько слоёв марлю, взял за левую ногу труп ведьмы и потащил тело к входной двери, точно это был мешок с картошкой.
        Я же в это время согнулся пополам, истошно кашляя из-за дыма, который щекотал изнутри горло и лишал сил, словно хотел отправить меня в сон или… на тот свет.
        Последняя мысль придала мне сил, и я сумел на карачках выползти в коридорчик, где увидел в пелене дыма убийцу, который одной рукой рисовал на двери какие-то сложные символы, похожие на иероглифы. И для рисования он использовал собственную кровь, сочащуюся из распоротой ладони.
        Внезапно человек обернулся на звук моего кашля и посоветовал хриплым равнодушным голосом:
        - Не сопротивляйся. Дым не убьёт тебя.
        - Ты кто… такой? - выдавил я, пытаясь разглядеть говорившего, но перед глазами всё расплывалось, из-за чего мне удалось различить только чёрный костюм-тройку и тёмно-синюю рубашку.
        - Твой спаситель, - так же равнодушно ответил мужчина и прижал окровавленную ладонь к центру нарисованной гексаграммы, внутри которой оказалось множеством символов.
        В тот же миг по всей поверхности дверного полотна пошла рябь, словно по водной глади, потревоженной игривым ветерком, а затем человек открыл дверь и за ней оказалась не лестничная клетка, а совсем другой пейзаж. Я увидел небольшой двор, мусорный контейнер и забор из бетонных плит, за которым росли высокие тополя. И до меня даже долетел древесный запах, приправленный чем-то сладковатым.
        От всего этого я так охренел, что напрочь позабыл о кашле, но не забывал удивлённо наблюдать за тем, как человек снова взял труп ведьмы за ногу и вместе с ним вышел из квартиры, оказавшись во дворе под затянутым смогом небом. И только в этот момент я очнулся от шока и рванул следом за неизвестным, успев проскочить через портал, прежде чем тот превратился в пыльную дверь, на которой была табличка «Только для персонала».
        - Где мы? - выдохнул я, оглядывая двухэтажное приземистое здание из красного кирпича и с тремя трубами, торчащими из двускатной крыши.
        - За МКАДом, недалеко от Киевского шоссе, - сухо ответил мужчина, достав из внутреннего кармана курительную трубку и принявшись набивать её табаком из старомодного кисета.
        Теперь я мог хорошенько рассмотреть незнакомца. Он обладал уже тронутыми сединой короткими зачёсанными назад пепельными волосами, и на вид ему было под пятьдесят лет. Но он, несмотря на не молодой возраст, оказался крепкого телосложения и довольно высок - его рост составлял где-то метр девяносто. При этом мужчина стоял с подчёркнуто прямой спиной, будто на параде.
        Что же касается его лица, то оно было одутловатым, имело строгие черты с глубокими морщинами возле уголков рта, серый цвет и густые синяки под равнодушными, мёртвыми глазами, которые напоминали голубые шарики, подёрнутые изморозью. Взгляд этих глаз заставлял покрыться гусиной кожей и, казалось, что он видит все мои грехи, включая те, которые я ещё не успел совершить.
        Я передёрнул плечами, а мужчина усмехнулся и засунул между тонких, бледных губ изогнутую трубку, после чего стал мне напоминать частного детектива из голливудских нуарных фильмов сороковых годов прошлого века.
        Незнакомец сделал пару затяжек, обмотал носовой платок вокруг кровоточащей ладони и проронил хриплым от курения голосом:
        - Спрашивай. Только коротко. У меня мало времени.
        - Кто вы такой?! - выпалил я, отметив то, что вокруг нас не было разумных, которые могли бы увидеть тело ведьмы. К тому же на эту сторону двора не выходили окна здания, а глухой забор скрывал нас от тех, кто мог быть по ту сторону.
        - Моё имя Константин. Я - инквизитор, - ответил человек, почесав крепкими жёлтыми от никотина ногтями щеку, покрытую жёсткой щетиной, которой, наверное, можно было отскабливать нагар от кастрюль.
        - Кто? - ещё больше изумился я, выкатив глаза, а они у меня и так были большими, так что зенки едва не выпали из орбит. - Инквизитор?
        - Да, - скупо сказал Константин, которого я даже мысленно не мог назвать Костян или Костик. - Моя задача - расправляться со всеми теми нелюдями, которые живут в Москве. И когда в городе объявилась Стеша, то я решил убить её.
        - Какая ещё Стеша? - выдал я, пытаясь собрать в кучу разлетающиеся мысли.
        - Мне казалось, что ты умнее, - обронил мужчина, испустив сухой кашель, который позволил мне увидеть его жёлтые зубы. - Стеша - это верховная ведьма из Лесинска. Я давно хотел разобраться с ней и её выводком, но всё руки не доходили, да и территория не моя.
        - А тут она появилась в столице, и вы вышли на неё, используя слежку за мной? Вы точно знали, что она рано или поздно снова нападёт на меня, - прострекотал я, стремясь реабилитировать свои умственные способности в глазах инквизитора, который отчего-то решил завести со мной диалог.
        - Да. Уж слишком сильно она жаждала заполучить твой клинок, - кивнул Константин и следом добавил, хотя, скорее, приказал: - Жди меня здесь. И подготовь три вопроса. Я отвечу на них и уйду.
        И мужчина, не дожидаясь моего ответа, протащил по асфальту труп и исчез в здании, оставив меня в одиночестве и глубокой задумчивости.
        Конечно, в моей голове сразу же возникли тысячи вопросов, которые требовали ответов, но все они упорхнули, когда в кармане запиликал телефон.
        Я зло вытащил его, увидел номер Бульдога, нажал на зелёную кнопку и выпалил:
        - Валерон, давай потом! Я сейчас страшно занят! Мне тяжело делать два дела одновременно, как циклопу смотреть в оба глаза.
        - Стажёр, ты где? С тобой всё в порядке?! - прозвучал его сильно встревоженный голос. - Я сейчас в квартире твоего кореша. Тут все орки в отключке.
        - Знаю! - выдохнул я, а потом поспешно добавил: - Значит так. Найди красную спортивную сумку и вытащи из неё мои документы и записную книжку в зелёной обложке, а затем развяжи орчанок и сваливай оттуда.
        - А ты сам-то где? И что вообще произошло?
        - Я где-то недалеко от Киевского шоссе. Потом расскажу подробно, - протараторил я и нажал отбой, горя неистовым желанием подумать над тремя вопросами, но, к сожалению, инквизитор уже вышел из здания, оставив труп где-то внутри.
        - Задавай, - коротко проронил он, подойдя ко мне и принявшись выбивать из трубки серый пепел, который невесомыми хлопьями стал планировать на асфальт.
        - А-м-м, - промычал я, не зная, что спросить. Разброс вопросов был огромен. Мне хотелось узнать у него, сколько всего подобных ему инквизиторов. И в то же время я с неким весёлым любопытством желал понять не прототип ли он того самого Константина, который Повелитель Тьмы?
        Но всё же я остановил свой выбор совсем на другом вопросе, который, наверное, был наиболее важен лично для меня.
        - Вы ведь человек, но смогли открыть портал. Значит, вам подвластны манипуляции с энергией, и не такие, как ведьмам. Те способны лишь составлять хитрые зелья, а вы прям, ну, маг и волшебник. Как вам это удаётся?
        - Инквизиторы - результат продуманной селекции. Наши человеческие предки многие поколения скрещивались лишь с теми людьми, которые несли в себе зачатки энергии. И в итоге некоторые рода сумели произвести на свет таких детей, которые обладали достаточной силой для того, чтобы манипулировать энергией с помощью святых символов.
        - И потом эти дети взрослели и производили потомство от таких же, как они, благодаря чему каждое новое поколение было сильнее предыдущего, - понятливо покивал я головой, стараясь не смотреть в холодные глаза Константина. Они вызывали у меня нервную дрожь.
        - Второй вопрос, - потребовал инквизитор, поправив рукав приталенного пиджака.
        - Что произойдёт с теми, кто остался в квартире и наглотался дыма? - вынужденно спросил я, чтобы успокоить взбрыкнувшую совесть.
        - Они забудут весь этот день, - сказал борец с нелюдями, после чего снял с руки покрасневший платок и с каменным выражением лица расширил рану пальцами, чтобы снова пошла кровь. - Но мужчины-орки, помимо того, что вдохнули дым забвения, ещё подверглись воздействию ведьмовского зелья и из-за этого им в сексуальном плане станут нравиться такие женщины, которые будут похожи на опоившую их Стешу.
        - Охренеть! - вспомнил я Испанца. - А долго это будет продолжаться?
        - По-разному. У кого-то такие последствия могут и всю жизнь наблюдаться, - равнодушно произнёс Константин, принявшись кровью выводить на двери здания очередную порцию кракозябр, заключённых в гексаграмму. - На этом всё. Я, как и обещал, ответил на три твоих вопроса.
        - Постойте! Их же было два! - возмущённо заметил я.
        - А ты посчитай, - спокойно проговорил инквизитор и через плечо посмотрел мне прямо в глаза.
        Я отвёл взор и мрачно проронил, сообразив, что вопросов действительно было три:
        - Угу, вы правы. А просто так вы информацией не делитесь? Мы же на одной стороне!
        - Кесарю кесарево, а Божие Богу, - сурово выдал он, блестя выступившими на лбу капельками пота, и открыл портал в какой-то то ли парк, то ли лес, где шумела листва и пели птички.
        - Чего, мля? - озадаченно протянул я, не поняв, что имел в виду мужчина. Но это не остановило меня от следующей попытки побольше урвать от встречи с таким знающим персонажем. - Господин инквизитор, я вам ещё могу пригодиться! Мы можем вместе провернуть пару дел! Дайте мне хотя бы свой номер! Обещаю не писать среди ночи и не слать спам!
        Тот уже одной ногой был в парке, но вдруг остановился, находясь одновременно в двух местах. И я не поверил своему счастью, когда он сухо продиктовал номер телефона, а затем окончательно ушёл, после чего закрыл дверь и та снова превратилась в обычный стальной прямоугольник, выкрашенный синей краской.
        Глава 22
        Довольный собой, я записал номер инквизитора и обогнул здание, оказавшись перед фасадом, на котором возле входной двери висела табличка «Крематорий», после чего вышел из двора и пешком пошёл к метро Саларьево, по пути позвонив Валерону. Я в очередной раз заверил его в том, что со мной всё в порядке и сказал ему, чтобы он ехал к месту встречи с Дашкой.
        Потом я добрался до метро, запрыгнул в поезд и понёсся по подземным тоннелям, отстранённо разглядывая пассажиров вагона, многие из которых оживлённо разговаривали друг с другом, заставляя меня ловить обострившимся слухом обрывки фраз.
        - …Я много чего ел, будучи холостяком, но такое… - возмущённо говорил своему соседу лысеющий орк с обручальным кольцом на безымянном пальце.
        - … После её минета член выглядит так, словно побывал в мясорубке, - доверительно шептал паренёк моих лет, склонившись к уху такого же пацана.
        А две дамы за пятьдесят обсуждали детей.
        - … Мой сын женился на настоящей лентяйке, - горячо тараторила одна, теребя в руках носовой платок. - Она ничего не делает, тратит его деньги и постоянно требует подарки.
        - А я всегда говорила, что нынешние девки не чета нам в молодости, - негодующе выдохнула её подруга, сокрушённо покачав головой. - А что же твоя дочурка?
        - О! - оживилась дама, заулыбавшись начавшими увядать губами. - Она у меня умница. Ей повезло с мужем. Он не заставляет её работать, даёт ей деньги и постоянно дарит цветы, украшения и прочие приятные вещи.
        - Хм, - иронично хмыкнул я и заслужил неодобрительные взгляды обеих женщин, одна из которых задержала свой взор на левой стороне моего лица. Её заинтересовал сложенный в несколько раз бинт, который с помощью лейкопластыря держался на моей коже.
        Кстати, щека больше не болела, так что я отодрал ногтями посеревший лейкопластырь и осторожно потрогал пальцами рану, которая превратилась в большую болячку, уже начавшую отходить от кожи. Ну дела! Как-то она слишком быстро затянулась. Неужели в последнее время наша медицина совершила грандиозный прорыв и теперь даже бинты лечат мощнее, чем западные препараты? Ха, да не смешите мои копыта. Отечественная медицина тут сто процентов ни при чём.
        Мой мозг принялся биться над этим случаем и практически сразу же подкинул мне видение того, как фантастически быстро исчезали пулевые ранения оборотней. И если в десятки раз замедлить способность их тел к регенерации, то выйдет примерно то, что произошло с моей травмированной щекой.
        И что же у нас получается? Выпитая мной кровь оборотня всё-таки не ушла в пустоту? Она не обострила мои чувства, но улучшила регенерацию телу? Хм, похоже, что всё действительно так - и это охренеть как круто! Плюс у меня появилась логичная теория, основанная на том, чью я выпил кровь. Кажется, внутривенная жидкость нечисти разных видов дает различные плюшки, которые, скорее всего, характерны именно для этой группы монстров. От вампиров я получил тонкий слух и возможность видеть в темноте, а от оборотня - регенерацию. Но только ли регенерацию? Возможно, мне досталось ещё что-то? Ну, поживём - увидим.
        Между тем я прибыл на нужную станцию метро и наклеил обратно пластырь с бинтом, чтобы не вызывать вопросов у рыжего охотника. А затем я выбрался на поверхность и вприпрыжку поскакал к макдаку, недалеко от которого меня должен был ждать Валерон. Да, так и есть. Вон его полудохлая тачка.
        Мне не составило труда добраться до нее и взгромоздиться на переднее пассажирское сиденье, где уже развалился Пышкин, в плутоватых глазах которого горело такое нетерпение, что я не стал откладывать рассказ в долгий ящик и подробно, в красках, поведал Бульдогу и коту о своих приключениях. Правда, я кое-что переврал. Так в моём повествовании ведьма решила вызнать у меня всё об охотниках, поэтому и пленила семью Оли. А ещё я не стал упоминать о живом оружии и не сказал рыжим товарищам, что инквизитор Константин оставил мне номер своего телефона. Но всё равно мой рассказ вызвал бурю эмоций.
        Бульдог возбуждённо выдохнул, смачно ударив ладонью по баранке руля:
        - Эх, раскрутить бы этого чувака на разговор по душам! Я же никогда даже не слышал об инквизиторах, антрекот мне в рот! А уж сколько он всякого дерьма знает… Одни святые символы чего стоят! Они ведь явно что-то сакральное.
        - Константин не из разговорчивых, - недовольно заметил я, пожав плечами. - Он лишь чуть более живенький на язык, чем наш Молчун.
        - Тогда его жена вряд ли знает, что такое куни, - пошловато пошутил охотник и громко заржал, а когда отсмеялся, то вытер слюни с губ и уже серьёзно сказал: - Ну, Стажёр, ты всегда влипаешь в какие-то истории. И если ты доживёшь до старости, то у тебя получатся очумительные мемуары.
        - Угу, - промычал я, прекрасно понимая, что всему виной живой клинок. Он служит магнитом для всякой херни. И не будь его у меня, то ведьма, возможно, никогда бы не объявилась в Москве, а оборотни не вломились в квартиру.
        - Ладно, чего уж там, - с улыбкой произнёс Валерон, а потом посмотрел на макдак и спросил: - Может, пожрём, пока твою цацу ждём?
        - Можно, - кивнул я.
        Охотник завёл мотор и погнал авто к ресторану быстрого питания. Попутно он задумчиво проговорил, возвращаясь к личности инквизитора:
        - Ты хорошо запомнил этого Костика? У него было клановое тату?
        - Ты хочешь его найти? - понял я и тут же убеждённо добавил: - Это хреновая идея. Он же ясно дал понять, что мы ему не интересны, как вон Пышкину твои пупочные катышки. Инквизитор где-то там, в вышине, в стратосфере, словно рыцарь-одиночка мочалит реальную нечисть, а мы, охотники, ползаем по земле и давим всякую мелочёвку.
        - Мда, наверное, ты прав. Нам лучше с ним не связываться, - решил Бульдог, остановив машину на парковке. - Этот Костя явно мутный чел, хоть и инквизитор. Он в тёмную использовал тебя и если бы ты не шмыгнул следом за ним в портал, то хрен бы когда узнал, что там произошло.
        - Ага, - поддакнул я, выходя из «буханки» и придерживая кота рукой, чтобы тот не спрыгнул на асфальт. - Пышкин, а ты куда намылился? Ты остаёшься охранять машину. Но я торжественно клянусь, что притащу тебе что-нибудь вкусненькое.
        Кот недовольно повёл ушами, но остался в тачке, а мы с охотником пошли в макдак, где сделали заказ и уселись за крайний столик.
        И пока мы ели, Бульдог позвонил Профессору и всё ему рассказал. Старый гном выслушал его, а затем витиевато обругал, не используя матерные слова. По его мнению, Валерон не должен был отпускать меня одного в дом, где я раньше снимал квартиру, ведь даже очень недальновидному разумному понятно, что там может быть ловушка.
        Хорошо, что за этот неосмотрительный поступок в основном досталось Валерону, как более старшему, а я легко отделался.
        Но Проф всё-таки не сильно нагнетал, так как он понимал, что если бы я там не оказался, то ведьма до сих пор представляла бы для нас опасность, а так - она отправилась осваивать адские котлы и сковороды, где ей и самое место. К тому же мы бонусом узнали о существовании инквизиторов, в числе которых был и Константин. Кстати, о последнем гном высказался в том ключе, что нам не стоит искать его, потому что такие поиски и общение с Константином чреваты тем, что нас могут заметить сильные группировки монстров. А у нашей банды и так проблем выше крыше. От оборотней бы избавиться.
        И вот на этой лохматой ноте наш телефонный разговор закончился, после чего мы с Валероном двинулись к «буханке», где нас страстно ждал обжора Пышкин. И я оправдал его ожидания, угостив котлетой из бургера.
        Кот принялся пожирать её, а я достал раскладушку, собираясь позвонить Дашке, но тут телефон сам забренчал в моих руках и высветился номер Оли.
        Я нажал на зелёную кнопку и с осторожностью выдохнул:
        - Да?
        - Дарова, Моть, - произнёс орк взволнованным голосом. - Тут такое дело. Я фиг знает с чего начать. Короче, я забыл, о чем мы сегодня говорили по телефону.
        - Как забыл? - притворно удивился я. - Перепил, что ли? Или чего похуже принял?
        - Если бы… - промычал парень. - Я вообще не понимаю, что произошло. Мы всей семьёй ничего не помним о сегодняшнем дне. Прикинь.
        - Ого. Я бы даже сказал ого-го!
        - Вот-вот, - бросил орк и доверительно добавил, стремясь выговориться: - Мы когда очухались, то в нашей квартире воняло чем-то. И не канализацией, как обычно. Может мы как раз этой фигней и надышались, поэтому память-то и отшибло? Отец вызвал скорую помощь, и вот теперь эскулапы разбираются, что за чертовщина произошла. Всё это так некстати. Если слухи дойдут до батька моей невесты, то он может отменить свадьбу, подумав, что мы какие-то нарики или больные на голову. И хрен тогда моя семья возвысится. Так и будем прозябать вне клана.
        - Слушай. Если в подъезде или лифте нассато, то это могут быть проделки пендосов.
        - Харэ угарать. Так ты чего мне звонил-то?
        - Да я просто хотел сказать, что потом вещи заберу.
        - Окей. Давай тогда. Пока, - проговорил парень, которого кто-то окликнул, и сбросил вызов.
        - Твой друг-орк, который валялся в хате? - смекнул Бульдог.
        - Угу, - подтвердил я и поведал ему о сути нашего короткого разговора.
        - Разумные всему найдут… э-э-э… разумное объяснение, - заметил охотник, выслушав меня.
        - Это точно, - согласился я и набрал на телефоне номер Дашки. И когда она ответила на звонок, то я помимо её голоса услышал шум поезда, мчащегося по рельсам: - Матвей, я скоро буду! Минут через пять!
        - Отлично, - бросил я и разорвал связь. - Валерон, пора.
        Рыжий охотник кивнул и вышел из машины, а я последовал за ним. Пышкин же опять остался в роли сторожевой собаки, что ему не очень-то и нравилось. Он провожал меня грустным взглядом пока я шёл к метро, где вскоре повстречал полукровку, которая грациозно поднималась по ступеням. Она была в белой маечке, босоножках и в коротеньких джинсовых шортах, а на её спине покоился небольшой кожаный рюкзачок.
        Раздвинув губы в улыбке, я радостно произнёс:
        - Привет! Прекрасно выглядишь и пахнешь вкусно. Это что борщ?
        - Моя новая туалетная вода, - смущённо проговорила она, а затем полюбопытствовала, скользнув сочувственным взглядом по моему лицу: - А где это ты так?
        - Ты видела межкомнатную дверь в моей квартире? - спросил я, прикоснувшись пальцами к бинту.
        - Нет.
        - Вот и я не видел, - сострил я.
        - Сильно ударился?
        - Пустяки. Двери явно больнее было, - отмахнулся я, состряпав геройскую физиономию и подал девушке руку.
        Та вложила в неё свою ладошку и мы потопали к «буханке» огородами, полями и козьими тропами, в общем обходными путями, которые заняли у нас втрое больше времени, чем если бы наша парочка пошла нормальной дорогой. И всё это время за нами в отдалении следовал Бульдог.
        Когда он прислал мне смс, что всё хорошо, то я наконец-то потопал прямиком к машине, попутно весело сообщив Дашке, что мы поедем на дачу не одни, а с моим двоюродным братом. Девушка немного напряглась, но ничего не сказала. Правда, она напряглась ещё больше, когда увидела сорокалетнего рыжего бородатого мужика с внешностью байкера. Полукровка явно не так представляла себе моего родственника.
        Бульдог же вежливо поздоровался с Дашкой, предсказуемо прыгнул за руль и погнал «буханку» в сторону Луховиц, не став, в отличие от нас, пользоваться ремнём безопасности, чем вызвал обеспокоенный вопрос полукровки:
        - Вы даже не пристегнётесь? По трассе ведь поедем.
        - Зачем пристёгиваться? С нами Бог, - усмехнулся охотник и подмигнул девушке. - И это… Давай на ты. Я ведь не такой и старый.
        - Хорошо, - кивнула Дашка, посмотрела на меня и укоризненно сказала: - А ты раньше не говорил, что у тебя есть брат.
        - Да как-то всё не приходилось, - промямлил я, чувствуя её горячее упругое бедро, прижимающееся к моей ноге. - Мы родственники по отцовской линии. Он у меня был человеком.
        - Угу, - подтвердил Валерон, глядя на дорогу. - Тем более Матвей часто переезжал, но я всегда его находил, и он снова переезжал. Гы-гы. Ну вы поняли, да?
        Я похихикал, а Дашка скованно улыбнулась. Но чем дальше мы ехали и больше болтали обо всём на свете, тем более раскрепощённо она себе вела и уже где-то под Луховицами начала посмеиваться над туповатыми шутками охотника, которые в большинстве стран были бы приравнены к психологическому оружию.
        Вскоре мы прибыли к дачному посёлку, который стоял на берегу небольшой речушки. Тут Валерон повёл «буханку» между шеренгами сплошных заборов, внимательно глядя по сторонам и хмуря брови. Кажется, он не сильно-то и помнил, где располагалась дача погибшего охотника.
        Но когда Бульдог увидел поверх покосившегося дощатого забора крышу запущенного домики, то его на губах появилась радостная улыбка и он облегчённо сказал:
        - Всё, приехали. Выгружаемся, молодёжь.
        Я вылез из машины, помог Дашке спуститься на землю и стал рассматривать территорию дачи. Огород здесь давно порос высокой сорной травой, а плодовые деревья угрюмо шелестели погрызенными вредителями листьями. Домишко же, в принципе, выглядел неплохо. Он обладал двумя ярусами, где первый этаж состоял из типовых бетонных плит, а второй представлял собой мансарду из досок. И помимо домика здесь имелся небольшой сарай, душ и уличный туалет, которым я быстро воспользовался.
        А когда мне с облегченной улыбкой довелось вернуться из него, то я застал Валерона и Дашку убирающимися внутри дачи. И они так рьяно взялись за дело, что аж пыль стояла столбом. Да ещё и меня запрягли помогать им, из-за чего в следующие два часа прохлаждался лишь Пышкин, который лениво изучал природу и порой выныривал из кустов малины или крыжовника.
        Но любой уборке когда-нибудь приходит конец. Вот и мы в какой-то момент закончили драить дачу, и Бульдог отправил меня и Дашку на речку, а сам стал возиться с найденным в сарае мангалом.
        Я пожелал охотнику удачи и покинул дачу, жадно косясь на девушку, которая модельной походкой шла рядом со мной. Она надела раздельный купальник, который почти не скрывал её подтянутого тела. И у меня, глядя на её округлости, мигом проснулись гормоны, которые стали прозрачно намекать, что скоро вечер, а вокруг полно укромных кустиков. Так, чего же ты, лопух, медлишь? Но я пока старался не думать об этом, а искал взглядом наиболее удобное местечко на берегу реки.
        И вскоре такое место отыскалось - это был пологий песчаный склон, где никого не было, ну, кроме следов раздвоенных копыт. Видимо, здесь прошла коза или козёл. Ну я и не мог не воспользоваться этим обстоятельством.
        - Дашка, смотри, кажется, тут протопал твой бывший бойфренд.
        Девушка залилась весёлым смехом, сквозь который умудрилась проговорить, сжимая в руке телефон:
        - Бойфренд? Ты говоришь на английском?
        - Ага. Я его в школе учил. И, по-моему, мне довелось зубрить ещё один язык. Кажется, греческий или латынь. Там были всякие тангенсы, катангенсы, синусы и прочие косинусы.
        Полукровка снова засмеялась, но уже не так громко. А я довольно улыбнулся и стал раздеваться до трусов, так как плавки остались в квартире Оли.
        И всё бы в этот вечер у меня могло сложиться иначе, если бы не ммс, которое пришло с номера Яны.
        Улыбка мигом оставила меня, превратившись в плотно сжатую линию между побелевших губ, так как я уже жопой чуял, что ничего хорошего не увижу. Так и произошло. Открыв фото, я узрела перепуганную Листу, привязанную к креслу на фоне пыльной бетонной стены какого-то склада или подвала.
        Но это было ещё не всё. Буквально через пару секунд мне пришло текстовое сообщение с этого же номера, где указывался адрес, время и банальный приказ приезжать одному, прихватив с собой живое оружие, иначе девушка умрёт.
        Глава 23
        Глядя на фото Листы, я простонал, прикрыв глаза рукой:
        - Млять.
        - Что случилось? - обеспокоенно спросила Дашка, которая уже по пояс вошла в воду.
        - Да я на стёклышко наступил, - соврал я, болезненно поморщившись. - Подожди меня здесь. Я сейчас мигом на дачу сгоняю, обработаю йодом рану и вернусь.
        - Ладно-о, - протянула встревожившаяся девушка, которая поняла по моему побледневшему лицу, что дело явно не только в порезе.
        Я поспешно оделся и пошёл к даче, слегка хромая на правую ногу. Что же, сука, делать? И как Яна узнала мой номер? Я погонял в голове эту мысль и пришёл к выводу, что только через Оли девушка могла узнать его.
        Я тут же набрал номер орка и когда он ответил, то быстро спросил у него:
        - Оли, ты давал кому-нибудь номер моего телефона?
        - Да, подруга твоя заходила, - чуть растерянно ответил орк. - А что такого? Она беременна от тебя и ты перекрываешься?
        - Нет, всё в порядке, спасибо, - протараторил я и сбросил вызов.
        Так, моя догадка подтвердилась. Яна и правда узнала мой новый номер от Оли, а затем в том же подъезде она вместе со своими мохнатыми дружками схватила Листу, решив шантажировать меня её жизнью. Как же банально и в то же время действенно.
        Похоже, нелюди видели Листу в моём обществе или знали, что мы с ней иногда спим. Вот они и взялись за неё. И у меня теперь всего три часа, чтобы прибыть в Щёлково, где оборотни держали Листу.
        Понятное дело, что меня там ждёт смерть. И вот как поступить?! Если я не приеду, то орчанку непременно убьют. Она же всего лишь очередной корм. Но как мне спасти девушку и выжить самому? Подключить к этому делу охотников? Но даже если они согласятся, и мы успеем приехать в Щёлково, то оборотни и их прихвостни будут готовы к тому, что я поступлю именно так. Нет, мне нужно совершить что-то очень неожиданное, прям вот что б от неожиданности взорвались их лохматые пердаки. И, похоже, у меня есть кое-какая мыслишка на этот счёт…
        Я снова набрал номер на телефоне, приложил агрегат к уху и принялся слушать длинные гудки, которые вскоре сменились хриплым равнодушным голосом:
        - Слушаю.
        - Это охотник Матвей. Мы виделись сегодня. У меня… у меня проблемы… - я начал заикаться от волнения, но всё-таки сумел сбивчиво поведать инквизитору о том, какая куча говна накрыла не только меня, но и ни в чём не повинную Листу. Нет, ну она, конечно, виновата, но только в том, что шкура, а за это у нас не убивают.
        - Что тебе от меня надо? - так же холодно уточнил Константин после того, как выслушал меня.
        - Помощь. Я хочу, чтобы вы мне помогли спасти… разобраться с оборотнями. Вы же инквизитор. Вы обязаны…
        - Я сам знаю свои обязанности, - резко произнёс заядлый курильщик, не повышая голоса, но у меня всё равно пробежали мурашки по коже. - Я тебе не мать Тереза. Мне нужна плата.
        - Какая? - выдавил я, подходя к даче погибшего охотника.
        - У тебя ничего нет ценного для меня, так что ты должен будешь мне услугу. Я могу потребовать её в любое время дня и ночи. Ты согласен?
        - А что за услуга? Надеюсь, ничего криминального?
        - Она будет связана с нашим общим делом, - проговорил инквизитор и зашёлся кашлем.
        - Ладно, я согласен, - протараторил я, поморщившись от звуков, летящих из динамика.
        - Диктуй адрес и время.
        Я всё произнёс и торопливо спросил:
        - Какой у нас план?
        - Ты - приманка, а я - охотник, - сказал он, а затем сбросил вызов.
        - Хороший план, - саркастично промычал я и открыл калитку.
        - А ты чего так быстро? - удивился Валерон, которые хлопотал возле мангала, в котором весело потрескивали дрова. - И где Дашка? Всё, любовь оказалась недолгой?
        - Да я кое-что забыл, - бросил я и скрылся в доме, где взял со стола ключи от «буханки» и снова вышел во двор, заметив, что Бульдог скрылся в сарае.
        Отлично, охотник мне не помешает. Я торопливо выскользнул на улицу, открыл машину и сел за руль, едва не прищемив дверью Пышкина, который ужом проскочил в тачку, и тут же спросил, возбуждённо сверкая зелёными глазищами:
        - Мотя, ты чего удумал, да ещё и без меня?
        - Ты ещё не забыл Листу? - мрачно бросил я, заводя мотор.
        - Её забудешь, - саркастично выдал кот. - Помнишь те вкусняшки, которые она готовила нам на завтрак? Вот и я не помню. Не тех ты самок выбираешь, ох не тех.
        - Она в плену у оборотней, - хмуро проронил я и погнал «буханку» прочь от дачи, успев заметить, как из сарая выскочил взъерошенный Валерон.
        - И мы едем её выручать?! - выдохнул Пышкин, принявшись возмущённо махать хвостом, на котором красовался репейник. - Зачем она нам нужна?! Она же меня даже ни разу не погладила и не покормила!
        Я молча посмотрел на него, а затем услышал дребезжание своего телефона. Конечно же, звонил Бульдог. Мне не хотелось отвечать ему, но я всё-таки нажал на зелёную кнопку и услышал взволнованный голос рыжего охотника:
        - Стажёр, скажи мне, что ты просто поехал за пивом.
        - Валерон, пригляди за Дашкой. Я сейчас ей позвоню и скажу, чтобы она шла на дачу, - решительно произнёс я и следом добавил, опередив вопрос собеседника: - Моя подруга у оборотней. Я должен через пару часов встретиться с ними…
        - … Они убьют тебя! - яростно заорал Бульдог, не дав мне закончить предложение. - Ты же не дебил и сам всё понимаешь! Какого хрена ты творишь? Пойми, мы охотники и наши жизни связаны со смертями случайных людей! Но ты просто подумай, скольких мы спасаем! А если ты подохнешь, как идиот, то уже никому не поможешь, кроме могильных червей!
        - Мне поможет инквизитор, - холодно сказал я и напомнил охотнику: - Пригляди за Дашкой.
        После этого я сбросил вызов и позвонил полукровке. Она ответила почти мгновенно:
        - Что-то случилось? Тебя долго нет.
        - Даш, возвращайся на дачу. Там тебя встретит Валерон, - проинструктировал я её, повернув руль машины и выехав на шоссе. - Я отлучился на некоторое время.
        - Матвей, скажи мне, что происходит, - посуровевшим голосом попросила девушка. - Я же не дура и поняла по твоему лицу, что произошло что-то очень неприятное. Кто тебе писал? Какие-то бандиты? Ты сам состоишь в какой-то банде? А Валера точно твой брат?
        - Даш, успокойся. Да, у меня есть криминальное прошлое, но это всего лишь сапог, который я насмерть сбил на той неделе, - неуклюже пошутил я. - Ну а если серьёзно, то иди к Валерону. Можешь его не бояться. Я клянусь, что он не причинит тебе вреда и мы никакие не бандиты. Не накручивай себя.
        - Матвей! - требовательно мяукнула Дашка, но я не стал ей отвечать, а прервал связь и выключил телефон, у которого оставалось всего три процента заряда батареи. А зарядное устройство осталось на даче. Мда, удача сегодня явно на моей стороне. Надеюсь, мне хотя бы удастся расшевелить Тетсуя.
        Я вытащил нож из кармана и произнёс, одним глазом наблюдая за мчащимися по дороге автомобилями:
        - Тетсуя, просыпайся. Мне очень нужна твоя помощь. Вопрос жизни и смерти.
        - Да чего ты его уговариваешь? - гневно зашипел кот, но тут же замолчал, когда услышал кашель клинка.
        - Я слышу тебя, - сказал пробудившийся нож и пафосно добавил с нотками психотерапевта в голосе: - Поведай мне о своих горестях…
        Пышкин недовольно зыркнул на живое оружие, а я вкратце поведал ему о свалившихся на мою голову проблемах. Клинок выслушал меня и, подумав, сообщил мне, что у него в запасе есть кое-какая энергия, но ежели я потрачу её до конца, то его сознание навсегда покинет этот мир и уйдёт скитаться по бескрайним равнинам Вечности. Соответственно, ножик станет обычным оружием.
        - Я тебя понял, Тетсуя, - проговорил я, посмотрев на небо, которое стало темнеть, предвещая приход вечерних сумерек.
        Нож ничего мне не ответил, так как он впал в спячку, чтобы сэкономить силы для предстоящего боя. А вот Пышкин торжествующе прохрипел, даже засопев от возбуждения:
        - Мотя, Мотя! Ты слышал его?
        - Ага, - буркнул я, непонимающе посмотрев на кота. - Он мне поможет. А ты чего так оживился?
        - Да тьфу твою мяу! Где твои уши? Ты можешь избавиться от привязки к ржавчине! И тебе не надо умирать! Он же сам сказал, что после того, как потратит всю свою энергию, превратится в обычное оружие! - выпалил Пышкин.
        - И что мне это даст? Тетсуя - мощное оружие, которое поможет мне избавиться от врагов. А без него мои боевые возможности сильно упадут.
        - Но если у тебя не будет этой говорящей железяки, то всякие оборотни уже не будут интересоваться тобой!
        - Нет, я не избавлюсь от него, - твёрдо заявил я, подумав, что не лишним будет сказать именно так, а то вдруг клинок всё слышит.
        - Ну и дурак, - обиделся кот и стал смотреть в боковое окно.
        Я хотел как-нибудь огрызнуться, но сумел сдержаться и молча повёл машину в Щёлково.
        Города мы достигли уже в вечерних сумерках, в придачу к которым пошёл сильнейший дождь. Он принялся барабанить по крышам домов, превратив дорогу в полноводный ручей. Автодворники в такой ливень были бессильны, так что я поехал практически наугад, различая за стеной небесной воды лишь силуэты зданий.
        А когда мы преодолели несколько улиц, «буханка» стала медленно пробираться вдоль складов, боксов и гаражей.
        Твою мать, я попал на очередную промзону! И, наверное, пора бы позвонить Константину.
        Я лихорадочно включил телефон, желая позвонить инквизитору, но аппарат последнего оказался выключен. Естественно, что мне ещё больше поплохело. Ведь если Константин решил кинуть меня, то уйти от смерти мне уже мало что поможет. Ну, только если я прямо сейчас разверну тачку и свалю отсюда, оставив Листу на потеху оборотням. Но я не желал этого делать, хотя и изрядно трусил.
        Между тем неумолимое время уже подходило к назначенному часу, требуя, чтобы я сжал яйца в кулак и двинулся вон в тот приземистый склад, в котором слабо светились скрытые решётками мутные окна.
        Я тяжело выдохнул, посмотрел на кота и сказал:
        - Пышкин, ты если что… не обижайся.
        - Ладно, два килограмма говяжьей вырезки и я милостиво прощу тебя, - проговорил рыжий обжора и, азартно полыхнув глазами, спросил: - Какой у нас план? Вламываемся в склад и всех мордой в пол?
        - Нет, мы будем действовать не так радикально. Сначала я войду в склад, а потом ты как-нибудь проникнешь в него. И надо сделать так, чтобы тебя никто не заметил, так как Яна могла сказать оборотням, что со мной живёт необычайно умный кот. Звери сто процентов сейчас наблюдают за нами, как следили и во время въезда на территорию промзоны. И как только я исчезну в складе, они проверят машину, дабы убедиться, что в ней не прячутся охотники.
        - Я тоже так думаю, - покивал головой кот. - А что мне делать в складе?
        - По ситуации, - пожал я плечами. - Только не погибни.
        - А мне нечего переживать. У меня девять жизней. Да и в Ад коты не попадают, потому что мы там все котлы переворачиваем, - пошутил Пышкин и приглушённо захихикал.
        Я криво усмехнулся, после чего открыл скрипнувшую дверь «буханки» и торопливо пошёл к складу.
        По пути я полностью промок, поэтому даже чуть-чуть обрадовался, когда проник на склад, где сразу же протёр глаза, которые заливала вода, скатывающаяся с волос. А затем я принялся осматривать полутёмный абсолютно пустой склад, где в единственном конусе света, льющемся из мощной потолочной лампы, обнаружилась Листа. Орчанка оказалась привязана верёвками к металлическому стулу и её голова лежала на груди, а плечи мелко вздрагивали. Видимо, девушка плакала.
        Мне стало безумно жаль Листу и я быстро пошёл к ней, оставляя в пыли мокрые следы от кроссовок. Но стоило мне пройти всего пять-шесть метров, как из темноты в пятно света вышел высокий, широкоплечий орк в спортивном костюме и насмешливо прорычал, погрозив мне указательным пальцем:
        - Не торопись.
        - Это Москва. Здесь ритм такой, - дерзко произнёс я, пытаясь выглядеть ещё круче, чем был на самом деле, хотя куда уж круче…
        Орк нехорошо усмехнулся, положил массивные руки на плечи содрогнувшейся Листы и произнёс:
        - Какая тонкая шея. Всего один поворот - и она сломана. А ведь её тут могло и не быть, если бы ты не отказался стать моим посвящённым. Я хотел обойтись с тобой по-хорошему, забрать нож без напрасного насилия и ввести тебя в круг посвящённых, благодаря чему ты бы достиг небывалых высот. Но сейчас всё изменилось. И смерть этой девушки будет на твоей совести…
        - Э, мы же договаривались! Нож в обмен на мою жизнь и на жизнь Листы, - проговорил я, вдруг услышав в темноте приглушённые шорохи, словно возле стен топтались какие-то разумные. Я тотчас напряг глаза и с помощью обострившегося зрения сумел рассмотреть пару десятков фигур, которые, и правда, стояли возле стен.
        - Мы ни о чём с тобой не договаривались, глупый мальчишка! - прорычал орк и его рожа с грубыми чертами исказилась от гнева, а нижние клыки будто бы стали ещё чуть больше. - Ты получил сообщение от моей слуги - и на этом всё! Где нож?!
        - В кармане, - нехотя сказал я, услышав трель телефона, которая раздалась из темноты в метрах десяти справа от меня.
        Одна из фигур ответила на звонок, а затем громко произнесла низким женским голосом:
        - Вожак, сопляк пришёл один!
        - Хорошо, - процедил орк, пронзив меня огненным взглядом маленьких глаз, расположившихся под сильно выступающими надбровными дугами. - Покажи оружие!
        - Отпусти девушку, а потом покажу, - хрипло выдал я, чувствуя на себе взгляды оборотней и посвящённых, ведь не может же быть в стае столько зверей.
        - Здесь я диктую условия, - отчеканил вожак и громко скрипнул зубами, будто перекусывал проволоку. - Сейчас же покажи клинок или голова этой курицы покинет предназначенное ей природой место!
        После слов орка кто-то в темноте мелко захихикал, словно услышал смешную шутку. Похоже, и тут есть подхалимы и жополизы.
        Я достал Тетсуя и посмотрел в заплаканное лицо орчанки, которая подняла голову. Вся её мордашка была перепачкана остатками макияжа, волосы спутались, а изо рта торчал кляп и на нижней губе красовался кровоподтёк. То ли она сопротивлялась, то ли ей ради проформы дали пару оплеух.
        Между тем вожак проорал, жадно сверкая глазами:
        - Бросай сюда клинок!
        - Сначала отпусти девушку! - потребовал я, играя желваками.
        - Бросай! - повторил он и сжал пальцами правое плечо девушки, из-за чего та болезненно замычала, запрокинув от боли голову.
        - Прекрати, мразь лохматая! - заорал я, чувствуя, как в груди поднимается волна праведного гнева.
        - А ты меня заставь! - крикнул нелюдь и свободной рукой достал из-за спины сай - холодное оружие типа стилета, внешне похожее на небольшой трезубец, где центральный «зуб» был самым длинным, а рукоять оказалась такой же, как у моего ножа. Оборотень недвусмысленно навёл сай на меня и прорычал: - Бросай сюда клинок! Иначе…
        Параллельно орк крепко сжал горло Листы, и та захрипела, вытаращив глаза. Ещё пара секунд и он сломает ей шею или отправит в меня заряд из живого оружия. Надо действовать немедленно. И тогда я, решившись, швырнул Тетсуя в сторону оборотня. Но мой бросок был намеренно не слишком сильным, из-за чего нож упал примерно на равном расстоянии от меня и вожака.
        Орк торжествующе захохотал, а затем разочарованно произнёс:
        - Я ожидал от тебя большего, после того, как ты вместе со своим рыжим дружком-дегенератом убил четверых членов моей стаи. Но теперь ты ответишь за их смерть! Придя сюда, ты подписал себе смертный приговор! Твоя погибель разорвёт привязку между тобой и живым оружием. Слуги, убейте его! Я хочу, чтобы вы кровью подтвердили вашу службу мне!
        В тот же миг во тьме склада зашевелились человеческие силуэты, которые медленно пошли ко мне, образуя круг. Я с волнением увидел, что среди них были пятнадцать по разному одетых мужчин, которые принадлежали к людям, оркам и гномам. А также семь женщин и девушек, включая и бледную-бледную Яну.
        Все посвящённые держали в руках ножи и отнюдь не для того, чтобы почистить картошку, а потом продать её в вакуумной упаковке через сетевые магазины. Вожак оборотней привёл их сюда с одной конкретной целью - чтобы посвящённые совместными усилиями пустили кровь, которая свяжет их, да не просто кровь, а кровь охотника, сражающего против нечисти. После такого они точно перейдут ту грань, которая отделяет простых разумных от слуг нелюдей, недостойных пощады и снисхождения.
        Но я не хотел ни себе, ни им такой участи, поэтому попытался вразумить посвящённых, которые, скорее всего, стали таковыми совсем недавно и теперь впервые готовились совершить убийство:
        - Э-э-э, ребята и девчата. Я же на вашей стороне! Я же защищаю вас от таких, как этот оборотень! Он же на завтрак жрёт сердца подобных вам! Одумайтесь! Нас здесь два десятка ножей! Все вместе мы разорвём этого лохматого урода на клочки!
        В глазах некоторых разумных появились намёки на отклик, но стоило оборотню перекинуться в форму зверя, как страх полностью смыл всякие чувства из сознания посвящённых и они бросились на меня…
        Глава 24
        И вот двадцать ножей приблизились ко мне, и страх наждачной бумагой продрал меня по заднице, из-за чего из моей головы тотчас вылетели всякие мысли, уступив место животные инстинктам, которые завладели моим телом и буквально швырнули его в сторону Яны. Она единственная, из окруживших меня разумных, кто сбился с шага и опустил клинок. Прочие же посвящённые, подгоняемые страхом, буквально жаждали убить меня. Но я как-то не хотел себе такой участи, поэтому пригнулся, пропуская над головой нож какого-то орка в джинсовке, а затем оттолкнул плечом Яну и выскочил из окружения, почувствовав острую боль, пронзившую правую лопатку.
        Гном в тонком свитере успел приласкать меня кончиком ножа, который скользнул по спине, оставив длинный порез, из коего заструилась горячая кровь. Но я не стал тратить время на то, чтобы наказать обидчика, а, наплевав на боль, рванул со всех ног к Тетсуя, который лежал на полу склада.
        Да только к живому оружию побежал не только я, но и оборотень. Он встал на четыре конечности и с места развил такую скорость, что я мигом понял - не успею! Зверь был даже быстрее Пышкина, услышавшего звук открываемого холодильника! А кот в такие моменты буквально материализовывался из воздуха, хотя мог быть где-то на балконе, да ещё и на запертом балконе! Теперь вы представляете, какая была скорость у оборотня? Он превратился в серую лохматую молнию, которая вот-вот должна была схватить нож. Но произошло немыслимое! Другая молния, только рыжая и жирненькая, протыгыдыкала лапками по полу, схватила пастью Тетсуя и устремилась ко мне, победно задрав пушистый хвост.
        - Пышкин! - ликующе заорал я, мчась навстречу коту и слыша позади топот отстающих от меня посвящённых. А вот оборотень наоборот - приближался. И если я не успею завладеть ножом, то он растерзает меня на множество маленьких квартеронов.
        Благо, что мне всё-таки удалось на бегу упасть на колени и выхватить из пасти Пышкина обслюнявленную рукоять живого оружие.
        В этот же миг вожак поредевшей стаи вильнул в сторону, побоявшись того, что я прямо сейчас воспользуюсь мощью клинка. Но вместе него передо мной появился другой оборотень, точнее, оборотниха. Это была орчанка, перекинувшаяся в зверя. Её выдали крупные молочные железы и меньшие габариты.
        Я сейчас совсем не хотел биться с ней, тратя последние крохи энергии, поэтому протараторил:
        - Красавица, давай разойдёмся тихо, мирно, без крови и драки! Блин, как со своей бывшей девушкой расстаюсь.
        - Убь… ю…. те… бя, - почти нечленораздельно прорычала зверюга и раззявив пасть, бросилась на меня, люто сверкая наполненными злобой глазами. Ну, точно будто девушку бросаю…
        - Луч Смерти! - завопил я, выставив клинок в сторону орчанки, словно Гарри Поттер волшебную палочку.
        И из живого оружия в ту же секунду вырвался тонкий голубой луч, который вошёл прямо между зубов вражины и вышел из затылка, явно пронзив мозг. Передние лапы оборотня подломились, и она покатилась по полу, сбив меня с ног, точно шар для боулинга кеглю с взъерошенными мокрыми волосами и диким взглядом.
        Я упал набок, вскрикнув из-за того, что порез на спине разошёлся ещё сильнее. А затем мне удалось быстро подняться на ноги и лихорадочно оглядеться. Посвящённые уже не бежали ко мне, а испуганно застыли на месте, явно охренев оттого, как я расправился со зверюгой. Оборотни же перекинулись в орков и встали возле Листы. Их оставалось всего двое: вожак со своим живым оружием в руке и ещё одна самка, которая, тяжело дыша, обхватила руками шею моей подруги и всем своим видом демонстрировала то, что сломает её при малейшем движении с моей стороны.
        Я невесело посмотрел на перекорёженное от бешенства лицо орка и проговорил:
        - С чего начинали, к тому и вернулись.
        - Ты… ты… - исторг он из своей глотки, которую душила ярость. - А вы… - тут вожак посмотрел на синхронно вздрогнувших посвящённых и здесь его прорвало: - Вы ничтожество! Дерьмо! Корм! Вас два десятка и вы не смогли убить какого сопляка! Ну ничего… я разберусь с вами сразу же после того, как…
        - Не выйдет, - раздался позади орка хриплый равнодушный голос.
        Вожак и орчанка резко развернулись и увидели инквизитора, который в одной руке держал «узи», а в другой - крупнокалиберный блестящий револьвер.
        У меня в эти секунды от радости едва сердце не выскочило из груди. Константин одним своим невозмутимым видом вселял в меня уверенность в том, что победа будет за нами, а зло будет жестоко наказано, поставлено на колени и возвращено в США.
        Орки же порядком охренели из-за того, что в складе каким-то образом появился вооружённый мужик в строгом костюме, лакированных ботинках и с невозмутимой физиономией.
        Но и это ещё были не все потрясения, так как вожак испустил злобно-удивлённый вопль:
        - Ты! Я узнал тебя!
        - Приятно, - сказал инквизитор, переведя на него изучающий взгляд холодных рыбьих глаз. - А ты кто такой?
        - Ты убил моих родителей! - заорал орк, чья рука с саи стала вытягиваться в сторону Константина.
        - Вот вообще не помог тебя вспомнить, - криво усмехнулся тот и в следующий миг вскинул руки, напомнив мне ковбоя.
        Из «узи» с треском вырвалась очередь пуль, которые одна за другой прошили голову самки. А револьвер тяжеловесно выхаркнул несколько кусков свинца, кои впились в левую сторону груди орка, выйдя из его спины с ошмётками плоти, брызгами крови и осколками рёбер.
        Естественно, что после такого «гостинца» вожак исчезнувшей стаи зашатался, пытаясь что-то сказать, но, так ничего и не произнеся, упал на спину. А потом его ослабевшие пальцы разжались и выпустили сай. Тотчас к последнему в оглушительной тишине подошёл инквизитор и отправил оружие во внутренний карман пиджака.
        Я же спустя пару секунд ступора бросился к Листе, заметив, что её волосы украшали бусинки крови, которые попали на неё в момент расстрела орчанки, чей труп сейчас лежал в метре от стула в растекающемся ореоле красной жидкости.
        Подскочив к подрагивающей Листе, я принялся резать ножом удерживающие её верёвки, а затем вытащил кляп и сразу же услышал сиплый стон:
        - Всё из-за тебя…
        - Угу, - мрачно согласился я, бережно уложив на пол обмякшую орчанку, которая лишилась чувств из-за пережитого стресса.
        Инквизитор в это время двинулся к сгрудившимся в конце склада посвящённым, которые пытались открыть дверь. Но та не поддавалась. Видимо, она была заперта снаружи. И кажется, я знаю, кто её закрыл, а потом как-то проник в склад. Вот за этим-то человеком я и поскакал, хрипло уточнив, когда догнал его:
        - Константин, мы убили семерых оборотней, но, скорее всего, где-то есть еще один зверь или даже два.
        - Все шавки мертвы, - отчеканил тот, даже не посмотрев на меня.
        - Отлично, - сказал я, сразу же поверив ему. - А что вы будете делать с посвящёнными?
        Инквизитор ничего мне не ответил. Он молча подошёл к толпе разумных, которые боязливо отводили взгляды и пытались спрятаться за спинами друг друга, а потом тихим выхолощенным голосом проговорил:
        - Вы все - предатели, достойные смерти. Вы перешли на сторону врага. У вас нет больше права на жизнь.
        После слов Константина в толпе посвящённых раздался женский плач, а потом кто-то упал на колени, моля о снисхождении. И тут понеслось: все разумные стали хныкать, стенать и что-то жарко тараторить. Некоторые люди надрывно говорили, что их заставили. А ещё с пяток разумных дрожащими голосами шептали, что у них есть семьи и дети.
        Я смотрел на них и чувствовал горечь, подкатывающую к горлу. Мне их было жаль, но я помнил, что они чуть не стали причиной моей гибели. И скольких бы ещё людей убили посвящённые или иным способом помогли оборотням? Они ведь не простые разумные, у которых не так много влияния. У тех, кто сейчас дрожал передо мной, присутствовали клановые татуировки. Но заслуживают ли они все смерти, включая Яну, которая билась в истерике? Что инквизитор сделает с ними?
        Мой напряжённый взгляд скользнул к Константину, чьё лицо продолжало быть равнодушным, напоминая застывшую маску, которая типо не могла продемонстрировать другие эмоции.
        Инквизитор несколько секунд слушал причитания посвящённых, после чего громко покашлял в кулак и заявил:
        - Но вы можете загладить свою вину. Каждый из вас впредь должен дать клятву исполнить один мой любой приказ…
        - Всё ясно, - тихонько буркнул я себе под нос и подошёл к первому же попавшему человеку, который истово кивал седеющей головой, не веря тому, что смерть миновала его. - Дай сюда свой телефон.
        Тот трясущейся рукой достал из кожаной барсетки дорогой аппарат и с угодливой улыбкой передал его мне, низко кланяясь, точно плебей высокородному господину. Я взял агрегат, отошёл метров на десять и по памяти набрал номер телефона Валерона. И я даже не ошибся, узнав грубый бас, вылетевший из динамика:
        - Кто это?
        - Свои, - устало ответил я, двинувшись к распластавшейся на полу Листе, пока Константин принимал клятвы посвящённых.
        - Стажёр! - обрадованно крикнул охотник.
        - Он самый. И даже живой и почти целый, - проговорил я, всё ещё ощущая порез на лопатке. - А ты где?
        - Да я вместе с Дашкой в кафешке сижу. Мы выбрались из Луховиц и теперь в Москве. Но это всё херня. Ты-то там как? Рассказывай скорее! Что там с твоей бывшей девушкой? Выжила она после того, как её сбила фура с фаллоимитаторами? - потребовал Бульдог серьёзным голосом.
        - Ты сейчас прикалываешься?! - выдохнул я, округлив глаза. - Ты же не эту чушь скормил Дашке? И она же не думает, что я из-за этого так поспешно уехал?
        - Думает. Это моя маленькая месть за то, что ты без спроса взял мою тачку, - довольно прошептал рыжий пройдоха и добавил, повысив голос: - Так как там дела у пострадавшей?
        - Ну Валерон… Ты мне за это ещё ответишь, - картинно угрожающе протянул я и следом стал вкратце рассказывать, что произошло на складе: - Все оборотни погибли, а Листа цела и невредима. И теперь нам больше нечего опасаться, ведь и ведьма отправилась на тот свет. Хэппи энд.
        - Но как? Как врачи вытащили её?! Она же была почти безнадёжна! Или главврач оказался настолько хорош?
        - Ну, инквизитор мог бы и поторопиться, но, в целом, всё прошло неплохо, - проговорил я, увидев Пышкина, который подошёл к телу оборотня и стал деловито обнюхивать его.
        - И сколько ты ему заплатил?
        - Я теперь должен ему одну любую услугу, - сознался я, заметив, что Константин уже всё решил с посвящёнными, после чего отпер ключом дверь и выпустил их наружу.
        Разумные торопливо выскочили на улицу, где царила тьма и продолжал лить дождь. Но не все бывшие слуги оборотней покинули склад. Внутри осталась одна хрупкая девичья фигурка, которая медленно побрела ко мне.
        Валерон между тем цокнул языком и заметил:
        - Круто он берёт, этот главврач. Так можно и жизнь просрать.
        - Согласен, но особого выбора у меня не было. Ладно, потом поговорим, - торопливо закончил я, увидев, что Константин тоже пошёл в мою сторону. Он обогнал Яну и что-то сказал ей, из-за чего та застыла на месте. Сам же инквизитор вытащил фляжку из внутреннего кармана пиджака и подошёл к трупам.
        - Что вы собираетесь делать? - спросил я у него, засунув телефон в карман.
        - Прибираться, - снизошёл он до ответа, окропил трупы содержимым фляжки и поджёг их с помощью всё той же зажигалки «Zippo».
        Пламя вспыхнуло неожиданно ярко, принявшись пожирать одежду убитых оборотней и едва не опалив усы любопытного Пышкина. Благо, что тот успел отпрыгнуть и весьма недружелюбно посмотрел на инквизитора. А тот в этот миг разразился целой фразой:
        - Шавки. Слабая стая. О таких даже не хочется мараться.
        - Но они как-то умудрились завалить Виктора.
        - Угу, - буркнул инквизитор, после чего в моих мозгах со скрежетом закрутились шестерёнки, которые составили в одно целое всю картину произошедшего.
        Инквизитор всё равно бы убил оборотней, так как пронюхал, что у них есть живое оружие вампира Виктора. Как он это выяснил? Не знаю. Возможно, хитрый жук заметил прихвостней оборотней, когда те следили за мной, а сам Константин в это время держал меня в поле зрения из-за ведьмы Стеши? Вполне вероятно, что так всё и было. В общем, инквизитор узнал, что у этой стаи есть живое оружие, но он из-за чего-то медлил, не нападая на них. Почему? Уж не ради ли того, чтобы я попросил у него помощь и тем самым оказался в долгу у инквизитора? Или я слишком превозношу своё значение?
        И пока я размышлял, пытаясь скрыть свои мысли за маской облегчения, Константин двинулся обратно, к двери склада. Он прошёл мимо Яны и по пути подпалил труп орчанки, которую завалил лично я, когда она была в форме зверя. А затем Константин стал выводить на двери очередные кровавые кракозябры, явно вознамерившись свалить отсюда. Но я не мог дать ему уйти просто так и быстро пошёл к инквизитору, поймав на себя умоляющий взгляд полукровки. Я взвинчено махнул ей рукой: дескать, не до тебя сейчас. И подскочил к Константину, взволнованно спросив:
        - Живое оружие - это же огромная ценность? - мужчина кивнул, не прерывая своего занятия. - И что вы теперь с ним сделаете? Привяжите его к себе?
        Инквизитор со скрипом открыл дверь, за которой оказалась уже не улица, а какая-то библиотеку, где на полках громоздились пыльные книги и фолианты. Затем Константин уколол меня взглядом холодных глаз и проронил:
        - Я не могу владеть таким оружием. Оно не признает меня. Для этого нельзя быть только человеком, пусть и наделённым энергией.
        - Получается, что мне помогла эльфийская кровь? - удивился я, автоматически потрогав слегка заострённое ухо.
        - Нет. Тебе помогла грязная кровь нечисти. Мало кто знает, но только те, чьи предки поколениями употребляли плоть или кровь разумных, способны стать полноценными хозяевами таких клинков, - ошарашил он меня, а затем добавил, бросив под ноги точно такой же мешочек, который оставил в квартире Оли: - Это для Листы. Дым забвения сотрёт её воспоминания за последние сутки. И ещё… если ты будешь использовать клинок во зло, то я приду за тобой, несмотря на то, что ты охотник.
        - Угу, - сумел выдавить я, потрясённый предыдущими словами Константина.
        Инквизитор же, больше ничего не сказав, прошёл через портал и закрыл дверь, которая через секунду превратилась в металлический прямоугольник.
        И как только он исчез, ко мне сразу же подбежала Яна, которая горячо залепетала, заламывая руки и глотая слёзы:
        - Мотя, прости меня… Я виновата… Но меня заставили… я… я не хотела… Но теперь стая мертва…
        Девушка говорила что-то ещё, но я её не слышал, находясь в шоке после информации, которую выдал Константин… Знали ли оборотни о том, что во мне есть грязная кровь? Может, в этом и заключался их интерес ко мне? Они явно были бы не против такого персонажа в колоде своих посвящённых. К тому же когда-то Яна говорила, что ничего нельзя будет изменить, если я порежусь о клинок. Значит, звери допускали мысль, что между мной и ножом может возникнуть привязка? Свидетельствует ли это о том, что они догадывались, что во мне есть кровь нечисти? Или звери тупо не знали, что обычный разумный не способен установить связь с живым оружием? Надо бы кое-что уточнить у Яны.
        Я тут же схватил за плечи вздрагивающую девушку и выпалил в её заплаканное лицо:
        - Ты знаешь, что такое привязка?!
        - Нет, - истово замотала она головой.
        - Кровь… почему ты боялась, что моя кровь попадёт на живой клинок?!
        - Оборотни сказали, что если это произойдёт, то они убьют тебя, - промычала Яна. - А я не хотела твоей смерти… Я ничего этого не хотела.
        - М-м-м, - разочарованно промычал я, придя к выводу, что так никогда и не разнюхаю, что на самом деле двигало оборотнями. Но одно я знаю точно - звери что-то такое разглядели во мне, ради чего даже ценнейшее живое оружие хотели забрать у меня без применения силы. Да и инквизитор не стал пытаться реквизировать у меня клинок. Почему? Только ли из-за того, что я охотник? Ему ведь убить разумного, как два пальца об асфальт. Короче, всё очень запутано.
        КОНЕЦ ПЕРВОГО ТОМА

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к