Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Рипун Олег: " У Каждого Своя Правда " - читать онлайн

Сохранить .
У каждого своя правда Олег Олегович Рипун
        Мир Великих Магов - мир эгоистичных, сильных существ. Сильных как физически, так и духом. Слабым здесь не место. И если ты новичок в этом мире, то у тебя есть только два пути: или стать таким как они, или "прощай навсегда"... История о Мартине полна загадок и неопределенностей. Навязывая ему свою волю, Великие Маги не ожидали, что все обернется таким боком. Они не могли знать, что все их "старания" являлись взаимосвязанными звеньями одной цепочки, именуемой жизнью и судьбою нашего героя, Мартина...
        Рипун Олег Олегович
        У каждого своя правда
        Часть 1
        ПОСТУПЛЕНИЕ
        Глава 1
        ОРУНИЙ, ГОРОД ЭРИТ.
        Еще поднимаясь по лестнице, я увидел искомую дверь. Хорошая такая дверь. Старая, но еще довольно крепкая. В сочетании с хорошим замком, эта дверь могла бы претендовать на ярмарочных конкурсах, как самая надежная дверь в округе…
        …Во мне проснулось мое прошлое: я уже взглядом знатока рассматривал одну из самых злейших преград для вора. Да, такая дверь не каждого недоброжелателя пустит. Я усмехнулся. И с удивлением заметил в себе волнение. Миг, и сердце стало учащенно биться. Миг, и во рту пересохло, будто у бездомного в жаркий день. Что случилось? Почему я испытываю чувства давно минувших дней? Ведь я уже не тот, кем был раньше. Я уже несу Добро. Я священник Дома Добра. Что же такое?
        Я внимательно осмотрел дверь. Теперь к непонятному волнению присоединился праведный гнев. Мастер по обработке дерева был явно безумным! Ведь только сумасшедший смог соединить Зло и Добро воедино. На двери было вырезано по представителю противоборствующих сторон, которые, взявшись за руки, улыбались друг другу. И не было в их улыбках ни капли вражды. Это бред безумца! Такого попросту не может быть!
        Я прикоснулся к представителю Добра и произнес молитву упокоения моего бога. Обычно произнося молитвы святого Антония, я успокаивался. Но сейчас это не сработало. Я еще больше разволновался. Какая-то смута… и еще что-то, закралась в мою душу. Какое-то непонятное предчувствие. Чего? Мысли об этом вызвали у меня страх. Опять же, страх пугающей неизвестности…
        Вот оно! Неизвестность! Это всколыхнуло мои чувства! Я перевел дух. Постарался дышать глубоко и медленно. Немного успокоился. Все-таки не случайно я сейчас никак не решался открыть дверь. Я не боялся того, что она окажется закрытой. Нет. Она открыта. Стоит только повернуть ручку и войти… Я опять разволновался. Да что же это такое? Даже затряслись руки, что со мной такого никогда раньше еще не бывало. Все очень странно… К чему все эти предчувствия?
        Последний раз я коснулся служителя Добра, вырезанного в двери, вздохнул и подготовился к тому, что просто было обязано на меня свалиться за этой дверью. Я ее открыл… Предчувствия не солгали. Я шумно выдохнул воздух. Прямо напротив двери вольготно восседал в кресле молодой парень. Он был одет в странную, не характерную для Эрита одежду. Но это объяснялось происхождением этого… нет, не человека, а бога. Я принял молитвенную позу покаяния. Да, это он, никто иной, как сам святой Антоний. Светловолосый и голубоглазый, с белой, нежной кожей, мой бог Добра.
        - Встань, Оруний. Ни к чему эти условности! - спокойный голос Антония как теплый душ подействовал на меня. Я успокоился. Все плохие чувства разом схлынули в небытие. Но не на долго. Я обратил взгляд на собеседника моего бога. «Уф-ф» - теперь я нахмурился и еще больше рассердился - «Что может иметь общего мой бог Добра с этим лицедеем, Мартинием, богом Зла??? Сидят себе и мило беседуют, как два очень старых и добрых друга! Но это невозможно! Просто НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО!!!! Бред безумца воплотился в жизнь!
        Десятки лет они враждовали. Десятки лет их Дома боролись за свою веру. Десятки лет они искали отклики в сердцах людей и выбирали последователей своей веры. Я не могу поверить, что после всего этого они могут так просто сидеть за одним столом и мило беседовать. Нет. Я не хочу думать ни о каком перемирии. Что может быть общего у моего Добра с этим Злом? Ничего! Нет!». Эти мысли молниеносно проскочили в моей голове. Но они не успели сформироваться в какое-либо действие:
        - Оруний, успокойся - чуть насмешливо произнес Антоний. Мне тогда показалось, что он знал, о чем я подумал, как впрочем, и ухмыляющийся Мартиний. О, боги! Вы сводите с ума! Антоний тем временем продолжал говорить:
        - Настало время тебе кое-что объяснить. Так что, присядь.
        Я сел в пустующее кресло и только сейчас заметил еще одного человека, присутствующего здесь. Именно он пододвинул ко мне кресло. Это был последователь Дома Зла - он был одет в темно-серую рясу Зла. И он ухмылялся, как и его бог. Но в его случае такая полуулыбка могла означать только одно: «я то уже многое чего знаю, а ты удивляешься, как дитя в первый раз увидевшее фокус шута».
        Да, Оруний был до глубины души удивлен, поражен и он жаждал объяснений. Все его мировоззрения и образы начали рушиться. И только тихая, спокойная речь Антония могла успокоить землю, ушедшую из-под ног Оруния…

***
        Меня всегда удивляло противостояние зла и добра. В любом мире, в каком я ни был, было что-то или кто-то, что олицетворяло добро. Но был и его враг, что-то или кто-то, что олицетворяло зло. Ну и конечно, всегда межу ними существовала борьба.
        Но больше всего меня удивила история Мартина Дикса и Антони Оуэнбриджа. Те, кто был в их мире, скажет: и что особенного в том, что Мартин Дикс, рожденный с великими способностями и возможностями, олицетворяет зло; и Антони Оуэнбридж, также имеющий великие способности и возможности, олицетворяет добро.
        Так же, как и в других мирах, между ними и их последователями ведется война, которая уже длится на протяжении ста лет. И в принципе, ничего здесь необыкновенного я бы не нашел. Но когда я узнал всю подноготную этого мира, то имею полное право утверждать обратное. Мир Мартина и Антони необыкновенный.
        Но обо всем по-порядку. До вышеупомянутого «противостояния» имели место столько событий, что не рассказать о них было бы просто невозможно. Именно поэтому я и начинаю повествование.
        Данный текст был согласован и одобрен Мартином

***
        МАРТИН, ЦИТАДЕЛЬ МАГИЙ.
        Жизнь всегда предоставляет нам много шансов. Но она лишь «показывает двери», «войти» или «не войти» в которые решаешь только ты. И так делается все в нашей жизни. Ты как бы в огромном густом лесу пытаешься что-то предпринять, что-то сделать, решить: «как выбраться отсюда? Может пойти сюда? Или сюда?» Также происходит и в жизни. Каждый день ты идешь по «тропе этой самой жизни», сворачивая в разные стороны. «Дорогу» ты «протаптываешь» сам. Своими поступками, словами, мыслями. И неизвестно какая у тебя была бы судьба, если б ты решил или сделал что-то по-иному. Наверно развивался бы другой человек, уже не ты. Свернув на другую «дорожку жизни», ты бы точно как-то изменился. В худшую сторону или лучшую - это уже определять тебе. И сколько таких «дорожек», разветвлений вашей и нашей судьбы появится и исчезнет на протяжении жизни?! Бесконечно много! И если у тебя есть возможность изменить свою жизнь, то надо для начала подумать обо всех «плюсах» и всех «минусах» этой возможности. Какую выгоду она сулит? Или не думая, просто довериться чувствам, делать все интуитивно. Хотя, знайте, и интуиция когда-нибудь
да подведет. Но как быть, если время на раздумье заканчивается, и уже прямо сейчас придется выбирать…
        - Я сейчас налево, а то не выдержу до следующей пары - сказал Мартин другу, завидев невдалеке дверцу с буковкой «М». Это все происходило на перерыве между третьей и четвертой парой. Мартин решительно потянул дверь на себя и вошел в образовавшийся проем… И так и остался стоять, как он думал, в проеме, приоткрыв от удивления рот. Вместо знакомой комнаты с характерным, вечно ей сопутствующим запахом Мартин очутился на поверхности какой-то песчаной равнины. Впереди, насколько хватало глаз, была пустошь. Ни одного деревца, ни одного кустика. Ничего живого. Голая равнина, сплошь покрытая песком. Мартин обернулся, сзади тоже самое. Ни живой души вокруг, ни единого зверька. Ничего. Только песок, ветер и тишина. Слева, высоко в небе маячило, судя по всему, солнце. Обычное солнце, среднестатистическое. Ничем вроде не отличающееся от уже знакомого Мартину солнца с его Родины.
        Здесь было тепло, но не жарко. Мартин видел марева: вибрации воздуха, испарения влаги из земли, которые начинались невдалеке от него и заканчивались на горизонте, соединении неба и земли. Мартин не сомневался и в том, что и на этом месте, где он сейчас стоит, тоже испаряется влага. Просто человеческий глаз не способен увидеть это явление природы вблизи. Но раз так, если температура воздуха здесь достаточно высокая для того, чтобы влага из земли испарялась, тогда почему он не чувствует этой жары, овладевшей пустыню? Это все очень и очень странно… Мартин прислушался к своим ощущениям. Но к своему, почему-то вялому, удивлению, так и не обнаружил их, каких бы то ни было ощущений, в своем организме. Наш герой не чувствовал ничего: ни упомянутой жары вокруг, ни биения своего же сердца, и даже ему не хотелось в туалет. Хотя пятью минутами раньше был весьма ощутимый позыв посетить комнатку с буквой «М» на двери… Странно все это…
        - Вот так, так - произнес Мартин вслух. Он продолжал стоять, поминутно оборачиваясь, надеясь, хоть где-нибудь увидеть причины, по которым он оказался в столь странном месте. Потом ему это надоело и он просто сел на то место, где стоял и задумался.
        - Так, так - сказал вслух Мартин. А про себя подумал: «Может это сон, я сплю? Ведь все происходит как во сне. Ни тебе не чувств, не ощущений. Даже не страшно. А ведь нахожусь, то я хрен знает где… но вроде не сон», щипая себя за щеку, добавил: «Больно».
        Мысли в голове плыли тягучей вязью, медленно, очень медленно они доходили до сознания юноши. Он еще не осознавал, что с ним на самом деле произошло и еще продолжает происходить. Но вот, когда одна мысль уже была готова всплыть наружу, привлечь на себя внимание Мартина и как-то заставить юношу среагировать на происходящее, как сзади раздались сухие аплодисменты, впрочем, тут же и закончились. Но Мартин обернулся и увидел незнакомого человека:
        - А ты оказался гораздо тише своего предшественника, который попал в это место. Тот, не раздумываясь, начал носиться по полю с воплями; его пришлось ловить и отправить обратно в его мир, при этом, изменив память - скривил в подтверждении слов губы незнакомец - да и гораздо спокойней других, как ты «счастливчиков».
        Мартин продолжал молчать. Он рассматривал своего собеседника. Неопределенного возраста, но явно не молодой, хоть и по внешности так не скажешь. Но было в его глазах (правду говорят, что глаза - зеркало души), в тех взглядах, которые он бросал то на юношу, то куда-то в даль, что-то уж слишком взрослое, если не старческое. Но, в данном случае глаза были зеркалом не только души как таковой, но и интеллекта, опыта, знаний и просто силы. Хотя моментами это могло только казаться. Незнакомец умело мог совладать со своими странными взглядами и еще больше странными, всезнающими, глазами. Поэтому Мартин так и не решился сказать однозначно по этому поводу.
        И если не обращать на глаза незнакомца, то все равно он вызывал (неужели аурой?), страх и опасения. Мартину внутренний голос твердил: «Не подходить! Очень опасен!» Хотя сейчас этот человек, существо, улыбался и старался излучать тепло и доброту. Что тоже выглядело странновато на фоне витавшей вокруг него ауры силы и могущества… На миг эта аура стала осязаемой. Мартин моргнул, пытаясь сбросить наваждения. И у него это получилось. Но он не стал слишком радоваться минутной победе и расслабляться, ему надлежало сейчас оставаться очень осторожным и быть на чеку. Мало ли чего?
        - И молчаливый, другой на твоем месте стал бы сыпать мне много вопросов, спрашивают почти все, кроме конечно тех вопиющих бегунов - заговорщески улыбнулся при этом незнакомец.
        И тут Мартин подал голос, и спросил он не то, что ожидал услышать незнакомец, тем самым, удивив и озадачив его:
        - Вы явно кого-то мне напоминаете. Где бы мы могли раньше встречаться? На море прошлым летом… хотя нет. Это было не так давно. Наверно, все-таки в моем университете, не так ли?
        - Довольно проницателен. Молодец!
        - Да. Точно в университете. Вы еще мне тогда подмигнули. Прошли мимо и подмигнули. Я еще подумал: «Откуда вы меня знаете? Кто вы вообще такой?» У меня еще тогда возникли противоречивые чувства. Что-то типа дежа вю. Мне показалось, что я вас уже знал когда-то, но не в этой сознательной жизни…
        Незнакомец постарался скрыть свое удивление. Слова Мартина для него стали откровением. Он уже сталкивался с так званым чувством «дежа вю», но никак не ожидал столкнуться с этим чувством сегодня. Незнакомец по-новому посмотрел на Мартина. Оценивающе так. Будто скептик неопровержимое доказательство. И не придя к какому-либо конкретному выводу, продолжил беседу:
        - Я принадлежу к одной расе существ. Имя нам Великие Маги. Каждые сто лет мы проводим между собой Соревнования: в самом начале это были дуэли, но так, как Великих Магов было много, и дуэли длились достаточно долго, было решено превратить Соревнования в масштабные войны. И для этого были придуманы правила: необходимо было создать команды, каждая из которых будет состоять из нескольких десятков Великих Магов. В свою очередь, представители нашей расы на протяжении ста лет из разных миров должны набирать учеников, обучать их магиям и подготавливать к ближайшему Соревнованию.
        На данный момент во всем Мироздании живут около пяти сотен Великих Магов. Большая часть из них разделена между четырьмя командами. Это Цитадель Магий, Гнев Магий, Конклав Магий и Университет Магий. Остальные Великие Маги ведут нейтральный или отшельнический образ жизни. Но все равно нас всех объединяют Соревнования. Наши забавы и впрямь можно назвать войнами, со всеми приличествующими данному определению понятиями. Смерть, борьба за власть, захват территорий, горечь поражения, сладкие звуки победы. Все, что подразумевается под чарующим словом война, мы испытываем на себе. Ибо это и есть наш порок. Ведь мы в каком-то смысле боги. Вмешиваемся в жизни других, меняем судьбы и ход истории. Убиваем обычных существ, воскрешая при этом магов. Для кого-то жизнь коротка, но не для нас, Великих Магов. Мы живем долго и Соревнования - это единственное, что может спасти нас от скуки бытия.
        Через каждые сто лет, многим это покажется слишком часто, мы проводим Соревнования. Порою, мы берем просто передышку на сто лет, уходим на своеобразный обеденный перерыв. А один сценарий Соревнования может продолжаться тысячелетиями. И все это окружает азарт, интрига! - повысил голос незнакомец, при этом глаза его азартно блестели - Потом опять сто лет напряженного отбора, обучения учеников и вновь Соревнование!!! - спустя секунду незнакомец взял себя в руки и продолжил спокойным тоном:
        - Так вот, к чему я все это веду. Мы за тобой достаточно долго следили и, наконец, решили тебя пригласить в нашу команду. Если ты не согласишься, то прямо сейчас окажешься в туалете и про нашу встречу забудешь, но, а если согласишься, то тебя ожидает много лет игры, обучения, борьбы и азарта. Ну, каков твой ответ?
        Мартин слушал незнакомца с живым интересом и пытался вообразить все то, что тот рассказывал и поэтому не сразу понял, что к нему обращаются. Он опустился «с неба на землю», серьезным взглядом наградил незнакомца и, с замиранием сердца, кивнул в знак согласия. Отчего незнакомец с каким-то странным облегчением улыбнулся.
        - Очень хорошо. Тогда не будем терять больше ни минуты и отправимся в Цитадель Магий - твой новый дом…
        Заканчивал свою фразу незнакомец уже в большой комнате. Окинув ее быстрым взглядом, Мартин решил, что это библиотека. Почти все пространство вблизи стен было занято множеством стеллажей, до отказа забитых различными книгами. Окон не было, лишь одна дверь напротив Мартина. Из предметов мебели здесь был большой мощный стол из неизвестной Мартину породы дерева, два стула возле стола, тоже из того же дерева. Также поодаль стоял журнальный столик, изготовленный из прочного, с синеватым оттенком стекла. И обступившие со всех сторон журнального столика кожаный диван и три одинаковых, мягких, с виду очень удобных кресла.
        К Мартину потихоньку начали возвращаться все чувства, тем более живой интерес к происходящему вокруг него. Он искренне обрадовался даже вновь появившемуся желанию сходить в туалет. Он чувствовал себя! Чувствовал свое тело, и это действительно не могло не радовать. Выждав некоторую паузу, незнакомец продолжил:
        - Цитадель Магий создали приблизительно три с половиной тысячи лет назад по времени твоего мира, Мартин, под патронажем Великого Мага Лавренция. Он и возглавил эту альма-матер, как и одноименную команду Великих Магов. На протяжении всего этого времени мы обучили множество учеников. И благодаря их самоотдаче, знаниям и умениям наша команда, с этого времени она уже и твоя команда, не один раз побеждала в Соревнованиях.
        Теперь и тебе здесь придется проходить обучающие курсы. И я надеюсь, что, несмотря на множество трудностей, ты сумеешь доказать, что не случайно оказался в Цитадели…
        Из воспоминаний Мартина:
        «Временами я мысленно возвращаюсь в тот день, когда Арханиус забрал меня в Цитадель Магий. Да, тогда моя жизнь изменилась. При чем самым кардинальным образом. И я рад, что так получилось. Честное слово, я пытался представить себе какую-нибудь другую жизнь. Иную. Отличную от той, что у меня уже есть. Но нет. Ничего не получалось. Я даже не мог себе представить того, что, окончив-таки свой институт, я становлюсь менеджером среднего звена… Не видел себя ни продавцом, ни еще кем-либо. Я не могу увидеть себя в качестве кого-то другого. Не того, кем я есть на самом деле. Я есть я. И никто другой… И уже сейчас я благодарен, что все так произошло. Что вся моя жизнь сейчас стала для меня очень ценной. Но не тогда, когда я впервые воочию увидел Цитадель Магий… Тогда я много чего еще не понимал…»
        - Тебя зачислили к группе Пятилеток, с ними ты и будешь начинать изучать основы магии. Но если ты в течение этих пяти лет сможешь достойно показать себя на Магдуэлькапе (на что я надеюсь), то мы можем перевести тебя в группу Десятилеток - продолжал говорить незнакомец, а Мартин в этот раз впервые выказал свои эмоции: брови сами по себе полезли вверх от удивления. Незнакомец, конечно, заметил это:
        - Да, да. Ты привык, что в твоем мире обучение измеряется по одному году, у нас же по пяти годам. Время опять же относительно твоего мира. Пять лет проходит, можешь называть это время семестром, и учеников переводят в другую группу: Десятилеток, Пятнадцатилеток и так далее. Но, как и во всех правилах, тут тоже есть исключения. Если ты будешь показывать себя очень способным учеником на протяжении учебного периода и доказывать свою силу на Магдуэлькапе, где участвуют все наши ученики, то тебя досрочно переведут в группу Десятилеток. Целью Магдуэлькапа было, есть и будет проявление учениками всех своих способностей и знаний, тем самым, получение самого дорогого - опыта в поединках, который очень пригодится в Соревнованиях…
        - Не, я не удивился тому, что тут такие возрастные группы. Нет. Вы не так меня поняли - чуть-чуть краснея от смущения, но все же уверенно перебил незнакомца Мартин - меня удивило то, что с какой вы легкостью переводите учеников с одной группы в другую. Может, такие ученики еще не готовы обучаться в старшей группе. А вы их уже туда переводите. Взять, к примеру, систему обучения моей родины. Там хоть какие-то экзамены сдаются…
        - Вот тут ты сам запутался в своих размышлениях - с усмешкой произнес Арханиус. Он постарался не показать своего удивления вперемешку с гордостью: «Маг из него выйдет просто отличный».
        - Внимательней слушай меня. Я же сказал, после Магдуэлькапа. А это и есть своеобразный экзамен. Но одновременно это и соревнование между учениками, как говорится, одной весовой категории, то есть возраста. Если ученик сможет победить всех своих соперников в данном Магдуэлькапе, то какой смысл держать его в этой группе. Ученики должны развиваться, и развиваться в условиях борьбы и конкуренции. А победитель Магдуэлькапа автоматически признается сильнейшим в своей группе. И если удерживать его в этой же группе еще какое-то время, то в лучшем случае он будет удерживать свои лидерские позиции, а в худшем… Ты не голоден? Что-то я заговорился… - внезапно переменил тему Великий Маг.
        - Голоден. Да и в туалет еще хочу.
        Великий Маг улыбнулся и, как любящий отец своему горячо любимому сыну, не скрывая тепло в своем голосе, произнес:
        - Пойдем, проведу тебя в туалет, а потом перекусишь.
        И, дотронувшись до плеча Мартина, подтолкнул того к единственному выходу из этой библиотеки. Дверь вывела их в маленькую квадратную комнатку серого цвета. В комнате было светло, но не настолько ярко, чтобы «бить по глазам». И что самое интересное, она как бы светилась изнутри. И было не понятно, то ли это такие обои, в чье присутствие Мартин сильно сомневался, то ли своеобразная краска, либо просто какой-то фокус этих Великих Магов. Кто их поймет? Проявив любопытство, Мартин подошел к одной стене и потрогал ее. На ощупь - какой-то специфичный материал, но не обычные в Мартиновом понимании обои. Упругий, жестковато-мягкий, именно от этого материала исходило тусклое серое мерцание. «Магия» - отчего-то такое пояснение было приемлемо для пытливого ума Мартина.
        Серый свет комнаты радовал глаз и успокаивал. У Мартина появились странные ощущения, но объяснить какие он не мог. Какое-то одухотворенное умиротворение. Секунд пять Мартин наслаждался им, но потом, сбросив с себя опасный дурман, осмотрел комнату уже трезвым взглядом. Только сейчас он различил четыре двери, расположенные друг напротив друга, тем самым, образуя крест или букву «Х» - это смотря под каким углом смотреть на комнату. Каждая дверь этой комнатки находилась точно посредине своей стены. Мартин, конечно, не был в этом уверен, но на глаз, не совершая дополнительных вычислительных проверок, дело обстояло именно так. Вот та дверь, из которой они только что вышли. Куда вели остальные три? Мартин не знал.
        Тем временем, хозяин этих помещений (а Мартин надеялся, что этот незнакомец и является владельцем комнат, в ином случае (Мартина аж передернуло от таких невеселых мыслей) ему не хотелось быть застигнутым настоящим хозяином, при этом, не зная ничего, что могло бы хоть как-то оправдать его присутствие здесь) подошел к одной из дверей. И выжидающе посмотрел на юношу.
        - Я, конечно, понимаю, ты первый раз здесь и тебе все интересно. Но я не буду ждать, пока ты привыкнешь к новой обстановке и соизволишь отвлечься на что-нибудь другое. Или делай это быстрее, или просто не трать на это все свое внимание. Тут есть гораздо больше заслуживающие внимания места, чем эта комнатка. Так что, давай, иди в туалет. У нас еще много дел сегодня.
        Мартин, смутившись, зашел в открытую Великим Магом дверь и прикрыл ее со своей стороны. Наконец-то он в туалете. Честно говоря, Мартин, заходя, боялся, что вновь окажется неизвестно где, поэтому постарался не смотреть, чтобы не видеть момент перехода в то «прекрасное» далеко… Но, сделав шаг навстречу неизвестности, он с замиранием сердца открыл глаза и огляделся. Нет. Все-таки туалет. Мартин даже разочаровался, ожидая увидеть всякие чудеса, а вместо них оказалась скромная туалетная комната, напоминающая туалеты кафе и ресторанов Мартинова мира. «Маги они или не маги. Пользуются ли они магией или нет. Но в туалеты ходят. При чем в самые обыкновенные.» - весело думал Мартин - «даже как-то неинтересно.» Так он и вышел, улыбаясь своим мыслям.
        - Вижу, тебе полегчало - с улыбкой произнес Великий Маг.
        - Вы даже не представляете, как - ответив улыбкой на улыбку, Мартин - вот еще бы покушать…
        Незнакомец еще шире улыбнулся и проговорил, как бы ни к кому не обращаясь:
        - Пэтра, принеси нам что-нибудь перекусить… Хорошо, мы ждем.
        Мартин посмотрел на своего собеседника как на идиота. Но тот не смутился и частично оправдался:
        - Придется подождать. Пэтра еще спустится в столовую. Так что мы можем продолжить наш разговор. Благо время есть. Кстати, можешь гордиться тем, что сходил в уборную главы Цитадели Магий Великого Мага Арх… Вот те на! Ведь я даже и не представился! То-то ты так многозначительно помалкиваешь… Мог меня с самого начала перебить и прямо спросить. У нас это не запрещается.
        - Ну не знаю. Раз не представляетесь, значит не надо. Или просто имени нет - в тон Великому Магу ответил Мартин. Сейчас он веселился от души. Наконец сходил в туалет, а что еще надо для жизни? Правильно, покушать. Этот так называемый Великий Маг обещал покормить. А раз обещал, значит покормит. Мартин в этом не сомневался. Вот только есть все-таки одна маленькая проблемка, можно сказать даже несущественная: надо бы разобраться, что же с ним на самом деле происходит? Где он? И что все это значит? Даже не смотря на то, что чувствовал он себя как во сне: все казалось чересчур уж нереальным, все же в душу закрадывался страх. И первые его отклики, Мартин встретил истерической улыбкой - Так значит, теперь выяснилось, что у вас все-таки имя есть? Я то уже гадал, как мне вас в будущем называть-величать… Как хорошо развиваются события!
        - Ты язычок то прикуси! Все-таки от меня сейчас зависит твоя судьба - незнакомец попытался рассердиться, но его выдавало внутреннее ликование. Еще бы, ведь от этого в меру наглого парнишки в будущем будет зависеть ЕГО СУДЬБА. А в положительный исход разворачивающихся событий, в виду стольких прожитых лет и обретенного опыта, он не верил.
        Но Мартин все же пристыжено, даже боязливо опустил свой взгляд. На миг он почувствовал силу этого существа. И испугался. Страх таки завладел им без остатка.
        Он так и простоял некоторое время, опустив голову, с явным желанием очутиться где-нибудь в другом месте. Лучше всего, дома. Но такому чуду не было места в этом «сне».
        - Но я добрый. Так что не слишком… бойся меня - продолжил Великий Маг, а Мартин все-таки совладал с нахлынувшим страхом и поднял голову.
        - Итак, я глава Цитадели Магий, Великий Маг Арханиус. Я знаю, как тебя зовут, Мартин. Не даром ведь следил за тобой. И так как я твой непосредственный учитель, называть меня при обращении ты должен «мастер-маг Арханиус». Тебе это понятно?
        - Да… мастер… маг… Арханиус - от недавнего веселья не осталось ни следа. Мартин где-то в глубине души на миг осознал всю безысходность и безнадежность ситуации. И это его огорчило. Если раньше Мартин все это считал очень диким сном, то сейчас вера в нереальный сон пошатнулась. И Мартин всеми силами старался сдержать это шаткое осознание сна как яви…
        Прошло минут десять, как единственная дверь в библиотеке отворилась и в комнату вошла черноволосая, очень даже красивая, девушка. Мартин по-мужски оценил ее красоту. Худенькая, среднего роста, стройная, с походкой модели, но не с таким уж безучастным ко всему лицом. Да, таких девушек не часто встретишь на улице. Плюс ко всему явно обладала незаурядным умом (ведь вряд ли Великие Маги набирали в ученицы только красивых девушек, хотя кто их знает, этих Великих Магов, может, они те еще эстеты), да и волевым, сильным характером. Все это можно без труда «прочесть» по ее уверенным движениям, взглядам. Такая девушка есть истинный подарок для любого мужчины. Но совладать с ней сможет только мужчина-победитель. Одним словом, богиня…
        Мартин даже немного смутился из-за присутствия такой девушки. И пожалел самого себя. Ведь никогда в жизни эта красотка не смогла бы стать его девушкой. Кто он, а кто она? Они явно не пара. А жаль. Очень жаль. «А какого черта! Это же есть сон, так что можно расслабиться» - к Мартину пришла просто гениальная мысль, и он действительно успокоился и расслабился. Его внутренние запреты и внутренние ограничения пали, по крайней мере, исчезли на неопределенное время. Он уже спокойно-заинтересованым взглядом осмотрел формы девушки. Не почувствовав при этом былой дрожи и волнения. Так смотрит вожак на очередную самку в стае.
        Да, это есть взгляд сильного самца, мужчины, который не стесняется своих желаний и который считает, что он по праву может обладать любой женщиной. И это все на уровни психологии. История вашего мира сохранила некоторые эпизоды из жизни как раз вот таких вот мужчин, по природе - сильных самцов. И конечно, вы знаете их имена. И я думаю, вы уже поняли о ком идет речь: да, это Дон Жуан, Казанова. Были еще имена, есть и сейчас такие мужчины, живущие в одно и то же время с вами, да и, я предполагаю, еще появятся новые. В общем, суть вы вроде уловили, так что поехали дальше.
        И будь на месте вошедшей какая-нибудь другая девушка, то она бы покраснела от такого необычного, откровенно-пошлого взгляда юноши. Но Пэтра, подмастерье Великого Мага Арханиуса, не из числа таких девушек. Да, она почувствовала взгляд Мартина (ведь недаром в народах ходит молва, что девушка даже спиной улавливает заинтересованные ее телом взгляды мужчины). И даже могла дать слабинку. Но вовремя собралась. Маг как-никак! Но все же, в психологической борьбе все кардинально поменялось. Если сначала Пэтра была хозяйкой положения, то теперь хозяином стал Мартин.
        Арханиус, стоя в стороне, только наблюдал за ними и внутренне усмехался: «Похоже, он и вправду считает все это сном. Что ж, такое положение дел будет на руку и нам, и ему. Обретя некоторую беспечность, веря в сон, Мартин и впрямь сможет стать хорошим магом. Такие ученики уже достигали у нас больших высот. Вот только что будет, когда ОН осознает правду… Ладно, поживем, увидим. А пока сейчас хоть заново книги по психологии переписывай. Как Мартин быстро перешел из стадии слабого в стадию сильного самца. Вот она истина психологии взаимоотношений мужчины и женщины. Хотя все же что-то тут не так. Согласен, вера Мартина в сон велика. Но чтобы за миг так сильно преобразиться… Нет, не могу поверить. Неужели Призраки?..
        Если он способен уже сейчас ощутить Призраков Магий, то это действительно потенциальный юноша. Статистика не врет. Все Великие Маги, выращенные в Цитадели, на своем жизненном пути сталкиваются с Призраками. В основном, в раннем возрасте, будучи еще учениками. Эту закономерность выявил Лавренций. Он же и рассказал о ней нам. Только приближенному кругу Великих Магов…
        Интересно, а как прореагирует Цэпций, узнав, что мой последний ученик еще не получая статуса ученика-мага, смог прочувствовать силу Призраков Магий? Рассердится? Нет. И не огорчится. Будет на стороже. Теперь надо еще более внимательно следить за Мартином, моей опорой и надеждой в будущем. И если мои опасения подтвердятся… то в скором времени Призраки познакомятся с Мартином. А тогда… Я даже боюсь предсказывать! Как все интересно складывается! Ух! Невозможно поверить, что ОНИ уже сейчас пытаются узнать Мартина! Какая интрига! Аж дух захватывает!
        Кто такие Призраки Магий?, вы спросите меня. Мы, Великие Маги, так и не нашли ответ на этот вопрос. Особая форма энергии, появившаяся со дня основания Цитадели. Но откуда и из-за чего она появилась? Не знаю. Возможно, Лавренций и мог знать кое-что еще. Но он молчал, и, наверно, не считал нужным делиться своими соображениями с нами… Он так и не сказал никому об этом перед своей смертью, хотя при желании можно было найти благодарного слушателя…
        Но какая Пэтра все-таки молодец. Недаром она мое самое лучшее «приобретение» за последние шесть десятилетий. На нее, как, наверное, и в будущем на Мартина, мне можно будет положиться. Они вдвоем будут стоить не менее десяти обычных учеников. Благодаря своему самообладанию, смогла все-таки «устоять» под взглядом сильного самца. Под взглядом усиленным силой Призраков Магий… А в этом я почему-то и не сомневаюсь. В том, что ИМ уже приглянулся Мартин. Да, веселая жизнь наступает!..»
        Тем временем Пэтра, держа в руках поднос с едой, пересекла комнату и, не сказавши никому ни слова, поставила его на журнальный столик. Так же молча, она скрылась за дверью, но все же успела пару раз бросить заинтересованные взгляды на Мартина…
        А самого Мартина как гром среди ясного неба снова поразило странное чувство дежа вю. Он внимательно следил за действиями вошедшей, и был готов дать голову на отсечение, но эту девушку он уже видел! И видел как раз на фоне книжных шкафов и журнального столика Великого Мага Арханиуса. Неужели он здесь уже был? Но это просто физически невозможно!.. Нет, он точно не мог здесь быть раньше… в этой… жизни… Тогда что же получается… Он был здесь в другой жизни, параллельной?.. Размышления Мартина зашли в тупик. И он обрадовался тому, что мастер-маг Арханиус заговорил, тем самым, отвлекая его от тяжелых мыслей.
        - Хорошенькая, и очень способная. Подает надежды - мечтательно сказал Великий Маг, смотря на закрывающуюся за Пэтрой дверь - Так посмотришь на нее и не скажешь, что ей уже больше шестидесяти лет, а не всего лишь семнадцать. Какая же она была наивная в те годы…
        Вот теперь Мартин по-настоящему удивился. Он много читал книг в жанре фэнтези о магах-долгожителях. А теперь у него была возможность воочию убедиться в этом (если, конечно, этот дядька не соврал). Да и поверить в то, что он сам попал в нереальный мир фэнтези тоже сложновато. Мартин предпочел и сейчас счесть это все сном, дабы вконец не сойти с ума.
        - Как же ей может быть уже шестьдесят? - Мартин не стал скромничать, хотя и видел, что его собеседник погрузился в себя. Манеры вежливости, заложенные социумом, он отбросил. Сейчас он хотел, во что бы то ни стало узнать ответ на свой вопрос.
        - Что? - похоже, Великий Маг не расслышал его вопрос, и Мартин предпочел окончательно вывести на разговор своего собеседника.
        - Почему ей столько лет?
        - Магия… - просто ответил Арханиус - ты кушай, кушай.
        Мартин недовольно фыркнул, но все же подошел к журнальному столику. Осторожно присел на край одного из кресел. И также осторожно взял один бутерброд. Осмотрел его: ничего нового. Мясо, сыр, хлеб. Откусил… Вскоре он уже, развалившись в кресле, с огромной скоростью поедал бутерброды, запивая их апельсиновым соком. Никогда раньше обычные бутерброды не казались ему такими вкусными. Утолив первый голод, Мартин спросил:
        - Так что вы там говорили на счет магии и возраста девушки, которая принесла такие изумительные бутерброды?
        - Те, кто начинают изучать магию Великих Магов, навсегда забывают о старости организма. Физиологически для Великих Магов и их учеников время остановилось, и поэтому мы не можем умереть от банального старения организма. Именно магия поддерживает молодость наших организмов. Поэтому мы живем долго, и поэтому нам до того стало скучно жить, что мы выдумали Соревнования - Арханиус с умиленным лицом наблюдал, как Мартин кушает. С одной стороны это могло показаться, будто бабушка, накрыв на стол, умиляется, как его внук подрос. Но это только с одной стороны. Но есть и другая сторона…
        - А вам тогда сколько? - немного удивленно спросил Мартин. Его порадовала перспектива жить вечно. Но в этот момент он еще не мог предугадать, чем это все может обернуться. Он еще просто не представлял все побочные эффекты и последствия вечной жизни.
        - Вот это тебе рановато знать! - укоризненно покачал головой Великий Маг - еще вопросы имеются? Мартин, жуя очередной бутерброд, покачал головой.
        - Что, совсем нет вопросов? - теперь удивился Арханиус.
        - Нет. Вопросы есть, но я ем. А когда я ем, я глух и нем. Поговорка такая есть. Хотя я вас слушаю. Вопросов у меня многовато, но задавать их бессмысленно: все равно не успеете ответить на все, вы ведь хотите куда-то меня повести? Или я не прав?
        Вот она другая сторона, что я вам говорил. Мартин разглядел в Арханиусе кое-что еще, что на первый взгляд выглядело не существенно. Но… Великий Маг еще больше удивился и требовательно посмотрел на Мартина:
        - Объясни. Почему ты так считаешь?
        - Во-первых, вы стоите. Если бы вы хотели мне еще что-либо рассказать, то сели, ведь так удобней - с улыбкой начал пояснять Мартин.
        - Но не факт. Может, я люблю стоять. Объяснение не идет - Арханиус решил принять условия этой игры. Более того, он действительно хотел повести своего нового ученика в одно интересное место. А теперь, вот оказывается, что это его желание Мартин смог как-то прознать. Поразмышлявши, Великий Маг определил для себя несколько идей, объясняющих Мартинову «догадливость». Но из многочисленного их числа, он, отбросивши почти все, склонялся к самой простой, и в тоже время, самой загадочной и необъяснимой идее: «Сознательное за доли секунды находит объяснение всем проявлениям инстинктов или того, что заложено в подсознании и моментально связывает чувства или инстинкты с совершенно независимым событием или качеством. Это есть «подгонка под ответ"». Говоря простым языком, Мартин на уровне инстинктов, подсознания смог определить желание Арханиуса устроить небольшую экскурсию для своего нового ученика. А теперь сознание юноши пытается найти подходящее пояснение. Более или менее правильное объяснение тому, что он уже знал на уровне подсознания. Так сказать выражение этого знания в какой-либо материальной или
другой «видимой» оболочке…
        Арханиус довольно-таки начитанное существо. Тем более мир «Планета Земля» является его одним из самых любимых миров. В первую очередь за любовь существ населяющих этот мир к книгам. А книги для Великих Магов есть вся основа их существования. Что в будущем, в значимости книг для Великих Магов, мы еще не раз сможем убедиться. И среди множества бессмысленных книг, там попадаются просто таки феноменальные работы по различным тематикам. Которые в детский восторг приводят даже Великих Магов. Арханиус всегда поражался тому, какими могут быть изобретательными низшие существа. Не даром ведь все Великие Маги иногда подражали, да и сейчас, правда, не все время, тоже подражают низшим существам, примеряя на себя их поведение. И вот в такие моменты нашей жизни никогда никому скучать не приходилось - столь вариативно может протекать наше существование.
        Так вот, нынешний глава Цитадели Магий частенько захаживал в этот мир, и старался собрать наиболее значимые работы людей разных эпох развития «Планеты Земля». В данный момент Арханиус вспоминал работы по психологии и психоанализу, давно уже изъятые и проработанные им. Зигмунд Фрейд, его ученики и множество других, как их там называют, исследователей и ученых в разное время пытались изучить себя, человека, изнутри. Выражаясь языком этих людей, изучить человека как целостную личность. И во многом они преуспели. Их целеустремленности познать самого себя можно только позавидовать.
        И сейчас Арханиус попытался проанализировать действия Мартина с точки зрения этих психоаналитиков и психологов. Вы спросите, почему? А он в чем-то разделял свое мнение с этими людьми. Но все же Великий Маг опирался на свой полученный опыт и практику многих лет. Да и условия были немного другие, чем в тех, в которых работали эти замечательные, но люди.
        «Объяснить причины его `ясновидения' можно тремя способами» - тем временем размышлял Арханиус - «первый: в том, что у Мартина от природы была хорошо развита взаимосвязь между сознанием и подсознанием. Импульсы на уровне подсознательного без всяких преград улавливались и распознавались сознательным Мартина. И что самое главное, распознавались и расшифровывались абсолютно правильно. Но на этом вышеуказанная взаимосвязь и обрывается. Поэтому вряд ли можно сказать, что она такая уж и хорошая. Да и не наблюдал я за ним такой особенности раньше…
        Но факт остается фактом. Мартин все-таки как-то прочувствовал мои планы на ближайшее будущее. И сейчас его сознательное попытается отыскать причину, объяснение этим чувствам и импульсам подсознания. Надо лишь все его попытки направить в правильную сторону. Чтобы в будущем у Мартина больше не возникало такого большой паузы между бессознательным и сознательным. Я-то знаю, это ему пригодится в жизни еще не раз.
        Фрейд как-то провел интересный эксперимент. Девушку в загипнотизированном состоянии попросили запомнить, что по щелчку она должна встать и взять зонтик. Когда вывели ее из этого состояния, она очнулась, Фрейд щелкнул пальцами. На удивление, она подошла к зонтику и взяла его. Но дальше Фрейд удивился еще больше! Когда он спросил ее: «Почему ты взяла зонтик?», она ответила без промедления, сразу же и уверенно: «Я хотела посмотреть, мой ли это зонтик лежит»! Сознательное находит объяснение всему. Ну что ж, теперь посмотрим, найдет ли объяснение сознательное Мартина. Наверняка найдет. Но я постараюсь, чтобы это объяснение было достаточно убедительным…
        И меня все-таки беспокоит то, с какой легкостью Мартин смог распознать мое желание. Не принимали ли в этом участие Призраки? Это и есть выделенный мною второй вариант причины `ясновидения'. На мой взгляд, намного вероятней первого варианта. То, что Призраки Магий все-таки уже успели как-то повлиять на подсознание Мартина. Хотя он недолго пробыл еще в Цитадели, но…
        И, наконец, третий вариант, самый безумный, но от того не исключающий вероятность быть правдой. Это то, что Призраки уже «поселились» в подсознании моего ученика. Конечно, это сильно сказано, никто никуда не «поселялся». Но вариант есть вариант. Рассмотреть его все же придется, да и это просто необходимо. Рассмотреть. Хотя я больше склоняюсь к усредненному, более взвешенному второму варианту…
        Но только время сможет дать ответы на мои догадки и вопросы. Следить, и еще раз следить за моим новым учеником. Вот что нужно делать в первую очередь. А пока посмотрим, какое же объяснение найдет сознательное Мартина?..»
        Арханиус весь обратился в слух, ожидая то, что скажет Мартин. И я думаю, и нам пора вернуться к этому диалогу, а то мы что-то слишком уж отвлеклись от главной сюжетной линии нашего рассказа.
        - Ну, ладно - Мартин слегка смутился - Тогда, во-вторых, я заметил, что вы уж очень часто бросаете взгляд на этот поднос. И на лице у вас в это время мельком проскальзывает то ли озабоченность, то ли нервозность…
        - Опять же, не факт - перебил с едва заметной улыбкой на лице, мастер-маг Арханиус - может, я голодный… На что Мартин быстро сориентировался, ответив:
        - Но тогда вы бы сидели рядом со мной и ели эти просто изумительные бутерброды. Кстати, передадите огромное спасибо этой девушке, Пэтре, да?
        - Еще чего, сам ей и передашь. Как увидишь. Да, ее зовут Пэтра. И… Так, на чем мы остановились? Ты что-то хотел мне еще сказать?..
        - Угу. Бутербродов хватает на двоих. Пусть они и очень вкусные, но все я не съем. Пэтра явно рассчитывала на нас двоих. Да и два фужера для сока тому подтверждение. И потом, вас очень смущает, что я слишком медленно ем, по крайней мере, сейчас. Так как вначале, согласен, я был слишком голоден. Но это у меня с детства, привычка, так сказать, медленно пережевывать…
        - На счет твоей привычки у меня претензий нет. Как говорится, у каждого свои причуды… Но с чего ты взял, что я, глава Цитадели Магий, Великий Маг, буду обедать с учениками? И вообще, с чего ты взял, что я ем такие бутерброды? Может, у меня другие гастрономические пристрастия…
        - Хорошо. Если принять условие, что вы голодны, и принять за правду ваши последние доводы, то можно сказать, что вы хотите поскорей от меня избавиться и наконец-то приступить к своей трапезе…
        - Ну, это уже «теплее» - Арханиус улыбнулся. Он всем своим видом выражал крайнюю заинтересованность в составлении Мартином более или менее правильного ответа, но и в тоже время этим показывал своему ученику, что уже пора ускорить процесс сообразительности.
        Мартин же несколько секунд задумчиво смотрел на Великого Мага, ища еще варианты, как вдруг его осенило:
        - Та-ак - теперь он, прищурившись, ехидно улыбнулся - Значит так. Я считаю, что у такого Великого Мага как вы есть еще куча важных дел, чем отвечать на глупые вопросы нового ученика. Тем более что тот может погасить свое любопытство у других менее знатных и менее занятых магов. Благо их в Цитадели хватает.
        - Тут убил. Просто убил - вскинув руки вверх, произнес, улыбаясь, мастер-маг Арханиус - Но как. Сделал комплимент, еще какой, и в тоже время поскромничал. Молодец! - теперь он похвалил юношу.
        Но не успел Мартин и глазом моргнуть, как в миг Великий Маг вдруг посерьезнел. Ученик посмотрел на своего будущего учителя ошарашенным взглядом, не понимая, из-за чего же все настолько переменилось.
        - Мартин, не хотел я тебя огорчать в первый же день. Но раз речь зашла о них… Будет глупо, если я тебя не предупрежу… Ты попал в Цитадель не в самое лучшее время. Сейчас… очень резко обострилась конкуренция между некоторыми Великими Магами, и я, кстати, тоже вхожу в их число. Так вот, эта так званая конкуренция само собой сказывается и на наших учениках. Поэтому, пока ты не стал еще самостоятельным учеником… Держись подле меня. В крайнем случае, Пэтры. Ибо у нас сейчас такая смута… К сожалению, это все, что я могу тебе на данный момент сказать… Просто будь осторожным. На первых порах. Мало ли что может случиться? Не хочу тебя пугать. Но… Так как ты мой ученик, то тебя могут похитить. Даже… если сочтут тебя слишком опасным, и тем, кто сможет им помешать, могут убить. Но этот вопрос будет рассматриваться уже ближе к Соревнованию…
        - Мда-а. В веселое местечко вы меня забрали… Ничего не скажешь… - Мартин постарался запрятать все свои страхи куда-то поглубже - из огня да в полымя какое-то… Не скажу, что прям уж из огня. Но что в полымя, это уж точно. Хорошенькая фразочка, как раз к месту… соответствует… А вы мне вот что скажите. Сколько до вашего Соревнования лет-то осталось?
        - Почти сорок. По времени твоего мира. Но у нас это время пролетит быстро…
        - Хи-хи - Мартин истерически засмеялся - как хорошо-то как…
        - МАРТИН!!! - Арханиус жестким, властным голосом крикнул - Соберись!!! Еще ничего плохого не случилось! В первую очередь, в моих интересах, чтобы такого и не случилось вообще. Но это и в твоих интересах. Поэтому я и предупредил тебя. Чтоб потом поздно не было…
        Мартин продолжал «закатывать истерику», но все же, постепенно утихомиривался, убаюкивая себя, как младенца, что это все сон…
        Наконец он успокоился, и уже решительным, осмысленным взглядом посмотрел на сложившуюся ситуацию. Арханиус внимательно следил за своим новым учеником, и когда почувствовал, что тому понадобилось получить одобрение со стороны за правильность принятых им решений, то просто дал это. То, что и хотел услышать Мартин:
        - Я понимаю, тебе сейчас очень трудно во все это поверить… Но это уже случилось. Пройдет немного времени, и тебе будет уже стыдно за те первоначальные страхи, которые ты испытывал сейчас. Ты принял правильное решение. И не сомневайся в этом. А сейчас я хочу немного развеселить тебя, раз уж ты так загрустил. Да, ты был прав. Я хотел повести тебя в одно место. И сейчас поведу тебя. Пошли…

***
        Великий Маг Намонглиас обладал заурядной внешностью. Среднего роста; с простоватым, можно даже сказать, глуповатым выражением лица; с жилистыми, сильными руками; с плохо причесанными волосами и всегда небрежно надетой на себя одеждой - он отражал в себе наследие крестьянского происхождения. Но это была лишь оболочка, которая должным образом скрывала и продолжает скрывать его просто-таки гениальный ум. Там, где-то внутри самого себя, Намонглиас имел множество талантов, которые он скрывал от окружающих. При чем некоторые из них пока еще были неизведанны даже самим хозяином.
        Да, его родители были крестьянами в энном поколении, беспрекословно выполняющими свои крестьянские обязанности. И не их была вина, что сын не захотел стать рабом. Просто так вышло.
        В детстве и юношестве Намонглиас помогал отцу содержать мельницу: самую старую и самую ценную мельницу, производящую муку исключительно для их помещика, во владениях которого и жила семья Намонглиаса.
        Помимо мельницы, семья будущего Великого Мага имела домашнее хозяйство: несколько коров, пару десятков свиней, еще больше домашних птиц, за которыми ухаживала даже маленькая сестренка Намонглиаса. В те времена работали все: от велика до мала.
        Взрослея, Намонглиас задавал очень много вопросов, на которые его родители иногда просто даже не знали, что и ответить…
        Вскоре, когда ему исполнилось пятнадцать, Намонглиаса забрал в родовое имение помещик. Который увидел в Намонглиасе качества потенциального советника: умного, с неординарным мышлением - в таких людях нуждался помещик. Поэтому он и оплачивал обучение Намонглиаса. Но недолго. В один прекрасный день появился Лавренций и забрал протеже помещика в Цитадель Магий. Конечно, сам помещик не знал ничего, благо Лавренций позаботился об этом…
        С тех пор Намонглиас не видел свою семью. И сейчас, положа руку на сердце, он все равно никому не скажет, что его самым тайным желанием является желание увидеть своих братьев и сестренок, своих родителей…
        В Цитадели Магий Намонглиас так и не приобрел близких друзей, которые могли бы заменить утерянную ним семью. Наверно, все дело из-за его несносного характера и порою не логичных сказанных ним слов и совершенных поступков. Намонглиас как погрузился с детства в свой внутренний мир, так в нем и продолжал жить. Но это не влияло на его карьеру мага. Он довольно быстро поднялся на ступень «Великого». И уже сейчас имел кое-какой авторитет среди других Великих Магов Цитадели. Но все же был отщепенцем. Считай, «белой вороной». Это также характеризовалось его нейтральностью по отношению ко всем Великим Магам Цитадели. В планы Намонглиаса никогда не входило сотрудничество и оказывание поддержки и помощи кому-то другому. Если все пойдет как надо, то вскоре Намонглиас навсегда покинет Цитадель Магий.
        «Скорей всего, уже стоит начинать - думал Намонглиас - Да, пора. Намон! Глиас! Идите ко мне. Мои сыновья… Наконец-то я продвинулся в своих экспериментах. Клонирование - вещь тяжелая. Еще тогда, работая вместе с Лавренцием, я это понял. К сожалению, а точнее сказать, к моей радости, мой учитель бросил «заниматься ерундой». Это он так сказал об эксперименте с заклинанием из мира Фаэрто, когда из-за ряда неудачных попыток Лавренций не увидел смысла продолжать экспериментировать. Почему я сказал, что к моей радости? Так это просто. Я так увлекся экспериментом, что даже после того, как Лавренций прекратил экспериментировать, я продолжил. Я продолжил искать выход из поставленной задачи. Научиться безболезненно клонировать. Вот это являлось целью Лавренция. Но он не захотел больше тратить на это время. Но я продолжил. Втайне от всех. И у меня все-таки получилось. Наконец-то! Наконец-то я получил желаемый результат. Намона и Глиаса. Моих сыновей. Моих клонов. Да, тогда все завершилось удачно. И теперь и Намон, и Глиас живут своей жизнью. По сути, у меня вышло создать сразу двух новых магов. И это хорошо.
Они не зависят от меня, а я от них. Я разорвал магическую связь между нами. Что в будущем позволит создать группу магов с заведомо определенными характеристиками. Я буду искать учеников, в которых теплится потенциал. Именно ученики будут материалом для клонирования. Ибо они почти ничего не смыслят в Магиях, поэтому мне будет очень легко взять у них частичку их магического потока и слепок ауры.
        Но есть одно «но». Все это надо проделывать в отсутствии смыслящих: Магов и Великих Магов. Они-то может и не поймут, для чего я это сделал, но вопросом зададутся и обязательно все разузнают. А вот именно в огласке своих достижений я не нуждаюсь.
        Время, выделенное на обучение учеников, уже давно перевалило за середину своего пути, поэтому уже сейчас Великие Маги ускоряются в подготовке к Соревнованию. Ускорюсь и я. Последние попытки моего эксперимента оправдали все ожидания. Теперь можно приступать к поиску талантов среди учеников Цитадели и создавать свою, подчиняющуюся только мне одному, группу магов».

***
        Они шли по длинным коридорам, с множеством дверей по обеим сторонам. Они шли по узким переходам, попадая в другие коридоры. Они шли и встречали много магов, большинство из которых учтиво здоровались с Великим Магом Арханиусом. Остальные либо приветливо улыбались, либо хмуро проходили мимо. Мартин не засекал, но в пути они уже были минут двадцать. У него складывалось впечатление, что Арханиус нарочно вел его по всяким людным коридорам, тем самым как бы показывая своего нового ученика…
        Они все шли и шли. Мартин успел уже так хорошенько заскучать. И что удивительно, скука вытеснила все остальные «нехорошие» чувства. Да и такая длинная прогулка хорошо сказывалась на поднятии его настроения. В начале он грустил и боялся, а теперь чтобы не умереть со скуки так развеселился, что некоторые проходящие мимо маги бледнели, видя улыбающегося Мартина. Это его еще больше веселило. Зайдя в очередной пустой переход, Арханиус проговорил:
        - Прекрати это!
        - Что «это»?
        - Ты не то что пугаешь, а очень и очень настораживаешь цитадельцев.
        Мартин громко засмеялся и посмотрел на Великого Мага. Тот тоже не скрывал своих чувств, улыбался.
        - Но вы же специально этого добивались. Ведь не так? Что уже вы сделали со мной? Кроме того, что подняли мне настроение. Да и попугали прохожих. А? Вы ж и в правду что-то со мной сделали?
        - Не исключено. Хотя большая заслуга в этом - это твоя личная. Все дело в уверенности, витавшей в твоей ауре. Правда, подкрепленной еще кое-чем… Но да ладно. Пояснения оставим на завтра. Завтра же я попробую ввести тебя в курс дела, объясню кое-чего. А сегодня постарайся самостоятельно вникнуть во все, что тебя окружает, не ища помощи извне. Считай это первым домашним заданием. Просто попробуй, это очень полезно для будущего мага. Опыт приспосабливаться в совершенно незнакомой окружающей среде, тебе еще ой как пригодиться. Причем в самом скором времени… А все вопросы оставь на завтра. Договорились?
        - Да.
        В молчании они побродили по коридорам еще минут пять. Мартин в это время был серьезен, как никогда.
        - А скажите. Я заметил, что многие стены сплошь обклеены каким-то серым материалом. Что это?
        - Не сказал бы, что обклеены. Все-таки мы маги. Этот серый материал предохраняет нас от излишка нашей же магии. Он всасывает в себя энергию любых заклинаний, как только эти заклинания попадают в поле действия материала. То есть, при прикосновении.
        - Понятненько. А я-то думаю, для чего оно нужно… Так мы это… Можем, наконец-таки, прийти в то интересное место, куда вы порывались меня отвести?
        - Да. Я думаю, уже можем…
        Они завернули в один, теперь уже короткий, коридорчик и оказались возле небольшой, так сказать, пожарной лестницы. Спустились, как Мартин понял, в подвал. И вскоре вышли к открытой настежь двери, ведущей…
        Вот тут-то Мартин и разинул рот. Да… И есть из-за чего. Просто таки огромный зал. По прикидкам Мартина, в величину такой средненький, не очень большой, футбольный стадиончик. Обязательно при этом стоит учесть и трибуны, которые амфитеатром окружили поле.
        Действительно, если бы вместо пола, уложенного вроде бы обычными плитами, тут бы рос газончик, и вдобавок сделать соответствующие разметки и поставить ворота, то маги могли спокойно играть в футбол. Мартин удивился, что никто из магов не додумался проводить такого рода турниры. С таким то полем!
        - Это Главное Поединочное Поле для проведения магических соревнований. В основном здесь проводят Магдуэлькап среди старших групп учеников, разного рода собрания и сборы, где необходимо присутствие большого количества магов. Ну и много чего другого. Так сразу все и не перечислишь.
        - А это-то зачем? - от удивления Мартин повысил голос. Арханиус же ухмыльнулся, увидев то, что так удивило его нового ученика.
        По периметру поля, со всех сторон, откуда ни возьмись, выросли сетчатые стены, образовав тем самым своеобразную клетку. Также из ниоткуда появилась крыша.
        - Вы там чего, цирк с дикими животными устраиваете? Зачем клетку ставить? - попытался пошутить Мартин - Ну прям как в цирке или в зоопарке…
        - Ты почти угадал, Мартин - глава Цитадели улыбнулся - Порою, ТАКАЯ тут дикость твориться. Не забывай, здесь сражаются старшие ученики.
        - А. Ну да. Это вы специально, чтоб эти ученики не убежали. А то их потом ловить и все такое…
        - Мартин, будь чуть-чуть серьезней! Эта «клетка» предназначена специально для удерживания разбушевавшихся заклинаний учеников. Поверь, такие меры предостороженности необходимы. Но можешь быть спокойным, тебе еще не скоро предстоит соревноваться внутри нее.
        - Ну, спасибо. Обрадовали.
        Арханиус не стал реагировать на ехидство своего ученика. Сейчас он полностью увлекся поиском своего любимого места на трибуне. «Середина на середину» - Арханиус проговорил эту фразу шепотом, как заклинание. И как всегда улыбнулся одновременно нахлынувшим воспоминаниям. «…Ты находишься в самом центре зрительских трибун, дружок. Представь, что ты центр вселенной. Будь здесь и ничего не сможет ускользнуть от твоего внимания! А там Поединочное Поле! И именно ты «чертишь» линию, способную разделить это Поле на две равные половины! Середина на середину, друг мой, середина на середину…» Голос Дрониуса, его друга и брата, заставил Великого Мага Арханиуса еще шире улыбнуться и в очередной раз пожалеть о том, что Дрониус уже погиб…
        Да, воспоминания… Их тяжело воспринимать, когда еще не до конца поверил об утрате. Но Арханиус давно уже научился управлять памятью о прошлом. Воспоминания уже не причиняют ему такую боль как раньше. Он хотел бы верить, что ничего не случилось, но это прошлое он не в силах изменить. Со вздохом смирения и уныния Великий Маг спокойно, даже как-то буднично, вновь спрятал куда-то подальше вынырнувший из глубин памяти образ Дрониуса. Его уже нет…
        С некоторых пор, каждый раз заходя на Главное Поединочное Поле, он мирился с судьбой, вновь и вновь борясь с грустью давно минувших дней…
        Глава Цитадели Магий опомнился уже сидя в кресле «Середина на середину», и с интересом посмотрел на Мартина. Тот, не отвлекаясь на своего новоявленного учителя, с жадным взглядом осматривался.
        Сегодня здесь проходили отборочные соревнования одной из подгрупп Пятнадцатилеток. Приведя сюда Мартина, Великий Маг рассчитывал на многое. В первую очередь на увеличение интереса своего последнего ученика к познанию Магий. И действительно, глаза Мартина горели той удивительной смесью азарта и заинтересованности, которая всегда разгорается у Великих Магов в преддверии нового Соревнования. Это Арханиуса порадовало.
        То там, то здесь сновали маги: и ученики, и учителя. На главном крытом поле стоял просто неимоверный гвалт. Но все это не могло помешать Мартину созерцать перипетии самого основного действа этого места. Сражения. Ученики заходили в «клетку», становились друг против друга и сражались. Мартин толком ничего не понимал, а просто сидел и смотрел. Яркие вспышки заклинаний. Различные магического происхождения сферы появлялись и исчезали в сумбуре красок. Разнообразные пируэты, которые выделывали ученики. Выкрики заклинаний на странных языках. Все это смешалось в голове Мартина, превратившись в один тяжелый, густой комок, который безжалостно давил на сознание юноши.
        Мартин сидел и чувствовал, что его голова с каждой секундой становилась тяжелей. С каждой секундой он все больше и больше погружался в непонятное, вязкое оцепенение. Мысли… мысли исчезли, оставив после себя пустоту. Тело расслабилось, а взгляд, ставший стеклянным, был направлен в сторону Поединочного Поля.
        Им овладело полное безразличие ко всему окружающему. И только ощущение, что никому до него нет дела и что он здесь лишний, тревожно трепыхалось где-то на краю сознания…
        Что ж, я думаю, пора на некоторое время оставить в покое Арханиуса и Мартина, и познакомиться с еще одними героями нашего рассказа, играющими не менее важные роли во всей этой истории.
        - Массимо, видишь, Арханиус все-таки нашел себе нового ученика. Что я тебе говорил? Нельзя делать столь поспешные выводы. Учись у меня, пока еще есть время…
        Как раз в это время на трибунах Главного Поединочного Поля находились необходимые нам два мага (один старше, другой младше), которые иногда с интересом поглядывали в сторону главы Цитадели Магий и его нового ученика. Старший маг довольно высокий, полноватый (в вашем лексиконе есть такое словечко, как респектабельный, вот к нему это слово применимо на все сто процентов). Он сидел спокойно и с некоторой усталостью осматривал присутствующих в зале. Интерес же загорался лишь при взгляде на нового ученика Арханиуса.
        «Появилась новая неизвестная в этой все усложняющейся задачке для Великих Магов. И какое впоследствии она примет значение, пока непонятно… Но надо стараться учитывать все» - мысленно просчитывал в это время варианты развития событий с учетом появления нового ученика у Арханиуса этот Великий Маг.
        Даже смотря с определенной дистанции, с некоторого расстояния на этого Великого Мага, можно почувствовать его силу и власть. Скажу вам честно, он крайне опасный деловой партнер. Все, кто его знают, опасаются с ним вести хоть какие-нибудь совместные дела. И если никак нельзя избежать «сотрудничества» с ним, то необходимо быть предельно осторожным! Ведя с ним дела, всегда осматривайтесь по сторонам, прежде чем сделать какой-либо шаг…
        И «соль» здесь не столько в его тяжелом характере, эгоизме, желании властвовать, а, сколько в том, что он не подвергнут каким бы то ни было моральным принципам вообще и угрызениям так званой совести в частности. И от этого он действительно становится опасней. В придачу ко всему этому он еще и очень способный Великий Маг.
        Все это дает нам понять то, что некоторым уже довелось убедиться на собственной шкуре: Великий Маг Цэпций серьезный противник. Недаром он хотел и намеревается уже в ближайшем будущем стать главой Цитадели Магий. Уже более двух тысяч лет, на протяжении которых этот маг ведет свою политику. Хитростью, силой, обманом он постоянно укреплял свои позиции среди других Великих Магов Цитадели, и уже сейчас он может «похвастаться» большим числом союзников. Но он не из тех, кто понапрасну хвалиться.
        Рядом с ним сидел маг помоложе. Высокий, но худощавого телосложения. Только что удостоился звания Мага и являлся на данный момент одним из лучших учеников Цэпция. Лицо Массимо выражало скуку. Хотя Цэпций постоянно твердил своему ученику: «Работай над собой. Это не дело, когда у тебя на лбу написано все то, о чем ты в этот момент думаешь». И Массимо честно пытался работать над собой, но почему-то у него это не получалось, от чего его учитель злился все больше и больше. Цэпцию казалось, что его лучший ученик бездельничает. И он был почти в этом прав. Единственное, в чем Великий Маг ошибался, так это в том, что пока не углядел начатую с некоторых пор Массимо самостоятельную «игру».
        - Согласен с вами. Я тогда ошибался - закинул ногу за ногу Массимо - я почему-то не подумал, что Арханиус может еще кого-то втянуть в нашу будущую «заварушку».
        - Мастер-маг или Великий Маг Арханиус. Все-таки хоть при мне проявляй уважение к другим Великим Магам. Тем более что наш нынешний глава действительно заслужил уважение…
        - Чем? - скептически перебил своего учителя Массимо.
        - Хотя бы тем, что он стал главой Цитадели Магий - Цэпций постарался сдержать себя. Он очень не любил, когда его перебивают. Обычно таких «счастливчиков» он серьезно наказывал. Но Массимо нельзя так наказать. Все-таки этот ученик ему еще пригодится.
        - Но не благодаря же самому себе. Стечение обстоятельств, этот парень, Клемента, и некоторая везучесть. За что его уважать? - возразил Массимо.
        - Вот в этом и дело. Везучесть, удачное стечение обстоятельств, хороший ученик. В этом и заключается суть уважения. Поверь моему опыту - невезучие маги, как правило, долго не живут - Цэпций спокойно, без лишних эмоций, продолжал учить уму разуму Массимо.
        - Хорошо… я с вами согласен. Но все равно, мне кажется… как-то неправильно, что Арханиус (Цэпций взглянул осуждающе на ученика). Хорошо-хорошо. Великий Маг Арханиус получил идентификатор власти над Цитаделью Магий…
        - Правильно - неправильно. Честно - нечестно. Это уже ИМЕЛО место в нашей жизни. И поэтому рассуждать об этом нет смысла. Правила Цитадели Магий сейчас завязали нам руки. Убийство или «принудительная» сдача власти Арханиусом во время проведения нового набора и обучения учеников запрещена…
        - А вы не сказали мастер-маг или Великий Маг - попробовал пошутить Массимо.
        - А вы не сказали… - передразнил своего ученика Цэпций. А потом взорвался - Что ты понимаешь, щенок? Маг! Еще не заслужил такой почести, как любой ВЕЛИКИЙ Маг. Будь добр, не раздражай меня по пустякам.
        - Извините, мастер-маг Цэпций. Так что мы будем делать с новым учеником Великого Мага Арханиуса? - на этот раз Массимо следил за своей речью.
        - Ничего. Пока ничего…
        Глава 2
        «»…Он с трудом перебрался через каменный завал. Да, дорога трудная. Ноги протянешь, прежде чем доберешься до этих краев. А еще найти его надо. Вроде на западе отсюда живет, по-крайней мере, воевода именно так сказал.
        … Пещера подавляла своими размерами. Бронислав чувствовал себя мошкой, по недомыслию залетевшей в избу великана. До свода даже из самого мощного лука не достать, от стены до стены можно на коне скакать. Впереди заворочалась огромная тень. Бронислав ахнул от неожиданности, попятился, когда увидел хозяина пещеры. Не врали, рассказывая про него. Даже велеты по плечо будут. И как только его земля носит?
        - С чем пожаловал, человече? - звук едва не сбил с ног.
        - Я… я это, самое - Бронислав потерял дар речи.
        - Ты не бойся. Если с добром пришел, то ничего тебе не сделаю. Выкладывай все: как жил, что замыслил. Я тебя послушаю, пойму, что ты из себя представляешь…
        Долгий рассказ подошел к концу. Бронислав робко взглянул в глаза собеседника: ну, какой приговор? Тот долго молчал, наконец, прогудел:
        - Вижу, добрый ты человек, зла в тебе нет. Готов я с тобой поделиться своей силой. Употреби ее во благо, очищай землю от зла. Только знай, что если хоть раз сотворишь поступок негодный, уйдет от тебя мой дар, весь, без остатка. Да еще и часть твоей силы прихватит, в уплату. Согласен ли ты на такое, не пугает цена?
        … Бронислав легко перепрыгивал с валуна на валун, сила распирала его, пьянила не хуже браги. Позади остался и трудный переход через Святые горы, и огромная пещера Святогора. Интересно, сколько еще человек получили этот дар, эту дивную силу? Щедр Святогор, делится с добрыми людьми своей мощью, вот только труден путь к нему, не каждому удается его пройти…"» //World of way, игра//
        Оруний, город Эрит.
        У меня было своеобразное воспитание. Я с детства знал, что такое хорошо и что такое плохо. Не понаслышке, а так сказать, по собственному горькому опыту. И сейчас я благодарен своему богу за то, что он позволил мне сделать тогда выбор.
        Выбрать идеал хорошего и идеал плохого оказалось не слишком трудно. Я тогда был пятилетним мальчиком, ребенком среди взрослых. И не я виноват, что деятельность плохая давала мне больше шансов на жизнь и силы для выживания. Что просто не могла дать деятельность праведная. Уже сейчас, будучи священником Дома Добра, я оглядываюсь назад. И вижу себя тем обычным воришкой, который из года в год совершал зло. Мелкое и не очень. Я выцарапывал для себя крохи жизни. И существовал. Ни вера, ни надежда не были моими тогдашними спутницами. Я просто знал, что завтра мне нечего будет есть. И воровал.
        Я не жалею о том, ЧТО совершал в прошлом. Это было МОЕ прошлое. Как у некоторых семья, любовь родителей. Я каялся об этом и продолжаю каяться своему Антонию, богу Добра. И он простил в тот первый раз, когда я одухотворенный идеей, пришел в Дом Добра. И прощает меня до сих пор. А я все равно каюсь… И показываю пример другим. Да, я был плохим. Но это была моя жизнь, пусть плохая и неправедная, но МОЯ ЖИЗНЬ. Святой Антоний учит нас, что «все, что ты ни делаешь, не случайно». Именно этими святыми словами Антоний искупил мои злодеяния. Позже я понял, что, не сделав в пятилетнем возрасте тот выбор между плохим и хорошим, я бы так и не стал послушником Добра. Что эта «темная» частичка моей жизни была началом моей «светлой» жизни, лишь связующим звеном между мной - человеком и мной - священником Добра. И сейчас я горжусь тем, что стал последователем святых слов Антония, что мои уста произносят сказанные Им святые слова, что я могу сеять Добро в том мирке, где до недавнего времени сам лично сеял плохие поступки.
        Первые мои шаги в злодеяния характеризовались тем, что я взрослел в неспокойный период моего города, да и государства в целом. А мои воспитатели, то есть родители, не смогли меня защитить. Ни от чего, даже от самих себя. Видя, как мой отец и моя мать проводят день и ночь напролет в своем жилище, не заботясь, не говоря уже о пятилетнем сыне, даже о своем собственном ближайшем будущем. Вот тогда я и выбрал свой путь - путь плохих деяний.
        Сразу вам скажу, что я не испытывал каких-либо обязательств перед своими родителями, ни моральных, ни материальных. Когда я понял, что они не способны обеспечить себя едой, я ушел.
        Но первые несколько дней после своего выбора я приходил домой. Брал с собой «добычу», все то, что на тот момент мне удавалось своровать. Еда, кое-что из вещей и материальных ценностей, деньги… Они заметили, что у меня появились средства для существования. И именно в этот момент показали мне, что они не настоящие родители. Они не ругали меня за то, что я украл, и вообще, сделал что-то плохое. А наоборот, накинулись на меня и отобрали все, что я тогда имел. Я встретил со смешком их неуверенный приказ о повторении содеянного мною. Именно это стало последней каплей. Я был пятилетним мальчишкой, ушедшим на улицу, и я был зол.
        До сих пор помню их горящие глаза и трясущиеся руки, когда они держали мои «трофеи» после первого злодеяния. Их алчные глаза, и не менее алчные руки, я запомнил на всю жизнь. И вспоминал их в те моменты, когда совершал плохие поступки. Всегда. Даже когда, прости святой Антоний, убивал. Мои каждодневные покаяния так и не помогли стереть с памяти эти воспоминания. А как я хочу их забыть…
        Я видел, как мои родители целыми днями напролет сидят дома, им не хочется даже выйти на улицу и поискать работу. Воистину они безлики тени. Они медленно подыхали в своей конуре. Поэтому их мне и не было жаль.
        Я ушел от них, так и не ощутив родительской заботы. Я жил одиночкой, выживал лишь с помощью краж чужого имущества. Мне было трудно все время, и могу признаться, что иногда я убивал. Лишал кого-то жизни, и тем самым продлевал свою жизнь. Сейчас уже я не могу точно вспомнить, сколько человеческих душ я загубил. Но в тот переломный день я попросил Антония дать прощение моей душе и душам загубленных мною людей. И Антоний, воистину святой бог Добра, простил мне. За это и за многое другое я благодарю его и по сей день.
        Вот так я и жил сиротой в своем городе, ни разу не покинувши его пределы. Слава моему богу, что мне так и не довелось покинуть Эрит. Я содрогаюсь от одной только мысли, что мог приносить зло и в других городах, не только в моем родном Эрите. И я благодарю Антония. И благодарю сам Эрит, за то, что он так и не выпустил в мир такого плохого человека, каким был я.
        Мои плохие деяния закончились в пасмурный летний вечер. Тот день стал для меня переломным. С того дня я стал послушником Дома Добра. И я премного благодарен Алацее за то, что она направила меня на путь истинный. Именно устами Алацеи, ни разу не упомянувшими Антония и его веру, были произнесены слова, направившие меня на правильную жизнь. Жизнь с верой в сердце. Жизнь с моим богом, святым Антонием. Именно благодаря деяниям Алацеи я изменился.
        Воспоминания… Мои последние беспокойные часы жизни… Приближалась ночь. Я бродил по улицам Эрита в поиске поживы. Не то что я совсем уж изголодался, но знаете, за одиннадцать лет воровства, я свыкся с той мыслью, что как бы тебе ни было сейчас хорошо, всегда думай о будущем. Благодаря этому принципу у меня всегда была еда и кров над головой. Я всегда жил будущим днем, и это мне помогало выжить.
        Я проходил между двумя старыми, но ухоженными домами. В доме с права от меня одно окно оказалось открытым. Свет не горел, и я решил залезть в этот дом, дабы чем-нибудь «поживиться». И вот я уже очутился в комнате. Эта была спальня. Спальня, как в последствии я узнал, Алацеи. Я прошелся по комнате, выбрал кое-какие ценные вещи: статуэтку, медальончик, настольные часы. Я взял и еще что-то, точно не помню, и уже собрался уходить. Но в комнате внезапно зажегся свет, и я увидел стоящую на пороге женщину. Она внимательно смотрела на меня. Я на нее. На миг у меня возникла мысль убить ее. Но тут же исчезла. Я не мог понять, что тогда произошло со мной. Я стоял, потупив взор. Ждал приговора.
        Молчание затягивалось. Я уж было собрался что-то сказать, как женщина спокойным тихим голосом произнесла:
        - Я пойду накрывать на стол. Ванная - две комнаты левее от этой. Свою одежду можешь оставить там, я ее выстираю. А пока оденешь что-нибудь поновее, я тебе принесу.
        Я не знал, что в этот момент сделать. Первый раз в жизни я так сильно растерялся. В итоге, неуклюже положив на кровать взятые вещи, я все-таки пошел в ванную.
        Я купался долго и со вкусом. Еще бы! Никогда еще я не мылся в ванной, где все светилось от блеска и чистоты. Именно чистота вокруг мне доставляла большее удовольствие, чем само купание. Именно чистоты не было у меня, и ее мне не хватало. Я наслаждался.
        Спустя некоторое время в дверь постучались, и хозяйка дома сказала, что оставляет возле порога кое-какие вещи. Я поблагодарил ее. И благодарил ее на протяжении всего ужина. Я рассказал ей о себе. Она слушала меня, слушала как заботливая мать извинения провинившегося, но горячо любимого и единственного ребенка. В эти самые счастливые для меня минуты, минуты покаяния, я познал родительскую теплоту и ласку. Этого мне не хватало всю жизнь - настоящей родительской опеки. Я возвратился в детство, стал тем маленьким мальчиком пяти лет от роду. И был просто счастлив…
        На следующий день ближе к вечеру я снова пришел в дом Алацеи. Но уже полностью распрощавшимся со своим прошлым. Еще днем я приходил в Дом Добра и покаялся во всех своих прегрешениях. Здесь я был еще более откровенен, чем в разговоре с Алацеей. Я каялся святому Антонию, я излил на него всю свою боль и горечь. И он принял меня. Простил и принял. Я стал служить в Доме Добра. И уже в одежде послушника с подарками для Алацеи, хозяйки дома, что меня накормила и изменила. Я пришел…
        …С тех пор как я познакомился с Алацеей, прошло несколько лет. Я, не прекращая ни на минуту, служил верой и правдой святому Антонию. И этим я смог заслужить одобрение самого бога Добра. Он вознаградил меня за мои самопожертвования, за мою любовь к нему, за свет, который я от его имени несу в человечество. Немного ранее умерла старушка Алацея, которая в последние годы своей жизни обрела смысл существования. То есть меня, меня как своего родного сына. Во времена смуты и вспышек войны Алацея потеряла всех своих близких: мужа и двоих сыновей. И жила в одиночестве до тех пор, пока я не залез в ее дом. Тогда, стоя на пороге, она не испугалась меня. Нет. Видно, ей сам святой Антоний шепнул, что надо сделать. И я верю, что так и было. Алацеи необходимо было кому-либо подарить свою заботу, а мне очень не хватало родительской ласки, хотя я никому бы в этом не сознался, даже самому себе. Материнские и сыновьи чувства взыграли главную роль, и одержали победу над всем остальным. Именно с этого момента моей жизни я узнал, что есть любовь настоящих родителей. И я не долго думал, как отблагодарить за этот дар
Судьбу. Я познал Добро, и я хотел дарить это благо всем и каждому. Святой Антоний принял меня. И теперь, спустя годы, он меня вознаградил за верную службу. Я стал управляющим одного маленького Дома Добра на окраине Эрита. Для меня это была высшая награда, которую мог придумать только Антоний…
        Это случилось ближе к вечеру. Я просматривал молитвенные записи прихожан. Многие из них просили обретения веры и силы, чтобы жить. Также здоровья и благополучия себе и близким. Некоторые - каялись.
        Впрочем, все было как обычно. Но мое внимание привлекла одна записка, где аккуратным и красивым почерком было написано следующее: «Отец Оруний, дому, расположенному по этому адресу, необходимо Добро. Буду очень благодарен, ежели сие знаменательное событие произойдет сегодня же. Мы все верим в Добро». Записка без подписи. В принципе ничего странного. Как и многие другие. Я даже не стал узнавать, кто в том доме проживает. А если б узнал, то не так был бы шокирован при встрече.
        Через час я закрыл Дом Добра и направился по указанному адресу, неся с собой святое слово божье.
        Вот, я нашел улицу. Вскоре отыскал и дом. Подошел к входной двери и позвонил. Никто не ответил мне. Я позвонил еще раз, потом уже постучал. Никого. Странно. Чуть позже я обратил внимание на маленький клочок бумаги, торчащий в щели двери. Взяв его, я прочитал: «Здесь не заперто. Я буду ждать вас на втором этаже за первой дверью рядом с лестницей. Идите прямо туда. Вера в Добро несокрушима!». Я пожал плечами и попытался открыть дверь. Она и вправду была открыта. Я вошел в дом. Прошелся по гостиной. Мой взгляд был направлен в сторону лестницы. Я никогда не рассматривал обстановку в помещении будучи уже священником Дома Добра. Может быть даже из-за того, что боялся пробудить в себе зло. Я шел, не озираясь, прямо к лестнице…

***
        МАРТИН, ЦИТАДЕЛЬ МАГИЙ.
        Мартин очнулся от удивленного восклицания Арханиуса.
        - Неужели не интересно? Возникает ощущение, что ты каждый день посещаешь такого рода соревнования, и они тебе уже по горло наскучили. Мы здесь сидим от силы минут двадцать, а большую часть этого времени ты спишь. Что такое? Я то думал, что тебе понравится, а ты…
        - Нет, просто… Просто я устал - потирая глаза и потягиваясь, проговорил Мартин - Слишком много новой информации за один день и я… не выдержал…
        - Ну, ладно - смягчился Великий Маг - не буду тогда тебя больше мучить. Действительно, я как-то забылся… Все-таки это твой первый день у нас. Эх, пойдем, покажу тебе твои комнаты - с этими словами мастер-маг Арханиус встал и направился к выходу. Мартин последовал за ним.
        «Дорога домой», как Мартин мысленно ее окрестил, не запомнилась ему вообще. Он шел, опустив голову. Со стороны казалось, что он интересовался мастерски выполненной кладкой напольных плит. Но нет. Взгляд его был пустым, а мысли… мысли попрятались в самых темных закоулках его головы. Мартину нравилось такое состояние. Он шел и ни о чем не думал. И ничего не боялся. Просто шел.
        Вскоре Арханиус остановился. Мартин поднял взгляд и осмотрелся. Они находились в очередном, ничем не отличающемся от других, коридоре. И дверей здесь было тоже много. Скорей всего это и есть один из жилых коридоров, где расположены комнаты учеников Цитадели. Единственное что Мартина настораживало, так это полное отсутствие живых существ. Да и мертвых здесь тоже не наблюдалось.
        - Э-э… мастер-маг, а почему здесь никого нет? - все-таки Мартин решил разобраться в этом интригующем вопросе, то есть в полном отсутствии кого-либо.
        - Не удивляйся ты так - хмыкнул Великий Маг - в отличие от некоторых - Арханиус ткнул пальцем на своего ученика - другие учатся.
        - А, ну да. А я и не сообразил…
        - Это плохо, Мартин. Настоящий маг должен хорошо соображать.
        - Но я то не настоящий маг - Мартин улыбнулся - так что ко мне это пока не относится. Арханиус тоже улыбнулся:
        - Ладно. А теперь, давай зайдем.
        И открыв дверь, Великий Маг шагнул внутрь и пригласительно махнул рукой Мартину, мол, заходи, чего стоишь на пороге? Мартин, войдя и едва взглянувши на комнату, усмехнулся:
        - Хороший гостиничный номер. «Номер-люкс - специально для вас!» Если я и вправду буду тут жить, мастер-маг, то этой комнате больше не видать такой чистоты.
        - Чего же - возразил Арханиус - учись магии, и тебе будет под силу, даже пальцем не шевеля, убираться в комнате. Так что, не все так пессимистично.
        - Ну да, ну да… - задумчиво произнес Мартин, одновременно сосредоточенно рассматривая мебель и все то, что содержит в себе приличное жилое помещение. Ничего магического или сверхъестественного он так и не увидел. Кровать, два шкафа для книг с Мартина ростом. Один забитый до отказа книгами, другой пустой. Стол, заставленный часами и всевозможными канцелярскими предметами. Рядом со столом стул с высокой спинкой. Потом еще один шкаф, но уже для вещей. Также кресло очень похожее на Арханиусовы из его кабинета. Стоит отметить, что помимо входной здесь были еще две двери. Об этом и о наличии пустого книжного шкафа Мартин в первую очередь спросил у Арханиуса. И тот незамедлительно дал ответ:
        - Пустой книжный шкаф - это один из пунктов плана обучения. Каждый уважающий себя маг соберет за свою жизнь очень много литературы, напишет свои книги, ну или какие-нибудь дневники, рукописи. Вот для этого в каждую комнату и поставлен вот такой вот пустой шкаф - в качестве предусмотрительных целей. Чтобы потом на это не тратить силы и время. И поверь мне, и у тебя уже через несколько лет не то, что этот шкаф, но еще целых два таких же заполнится книгами. Мы ценим книги. Потому что они дают нам знание. И ты поймешь это, проходя обучение у нас.
        Ну, а что касается большого количества дверей как для этой небольшой комнатки, так тут все очень просто. Одна дверь, та, которая справа от тебя, ведет в ванную комнату и туалет, но, а вторая… - Арханиус загадочно посмотрел на своего ученика - Вторая дверь ведет сюда…
        Великий Маг зная, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, подошел к той самой второй, находящейся как раз напротив входной, двери и открыл ее. Мартин поспешил заглянуть туда. Пустая небольшая комнатка, размером не превосходящая соседнюю «жилую», полностью покрытая тем самым серым материалом, который Мартин уже видел в коридорах и других комнатах.
        - Это твоя тренировочная комната. Здесь ты будешь отрабатывать заклинания. Предупреждаю тебя, в соседней комнате нет такого поглотителя магического потока, как здесь. Так что будь добр, прежде чем что-либо сотворить в жилой комнате, потренируйся здесь. Хорошо? (Мартин кивнул в знак согласия, а Арханиус продолжил). Исходя из Правил Цитадели Магий, в этой комнате оборудован датчик. Если тебе станет худо, если не сможешь совладать со своим заклинанием, просто пошли сигнал - мысленный импульс. Датчик его обязательно перехватит и передаст в пункт дежурных магов. Тогда кто-нибудь придет к тебе на помощь. Это официальная версия присутствия этого датчика. Неофициальная версия, которую знают Великие Маги и круг приближенных, заключается в том, что эти датчики… это я тебе так говорю, Мартин, по секрету… Они фиксируют всплески магической энергии. Ни больше, ни меньше. Хотя когда ученики остаются наедине со своими проблемами, эти магические устройства могут выкачать часть лишней энергии, предотвращая тем самым какие-либо экстраординарные последствия.
        Поверь, Мартин, маги просто обязаны в любом случае рассчитывать только на себя и на свои силы. Это одно из неписаных правил обучения новых Великих Магов. Согласен, это жестоко, но необходимо. Так что, практикуясь в этой комнате, соблюдай повышенную осторожность. Ты меня понял?
        - Куда уж тут не понять. Понял я. Буду максимально осторожным. Как… как не знаю кто. - Мартин улыбнулся и постарался всем своим видом показать свою сообразительность и послушание к предупреждениям и заботе Великого Мага.
        Они еще некоторое время постояли, рассматривая тренировочную комнату и думая каждый о своем. Потом Великий Маг, взглянув на свои часы, стал прощаться со своим учеником:
        - Ну, а теперь я пойду. Завтра - Арханиус вновь посмотрел на часы - в десять за тобой зайдут. А сейчас можешь отдыхать. Есть ты не хочешь. Но на всякий случай, в одной полке стола лежит несколько пачек печенья. Это если ты захочешь кушать до утра.
        Спать еще, я думаю, рановато. Так что, если захочешь, то можешь почитать вот эту книжечку - с этими словами Великий Маг подошел к книжному шкафу и взял с полки средней толщины книжку.
        - Возьми. В этой книжке - краткое описание всей жизни Цитадели Магий. Читается довольно таки легко, так что начинающий маг без посторонней помощи сможет разобраться в ее содержании. Ее ты прочитаешь первой. Так сказать в ознакомительных целях. Вопросы по этому поводу у тебя возникли?
        - Да, есть один. А что потом делать? Ну, то есть, когда я эту книгу прочитаю?
        - Не волнуйся. Ведь ты находишься в Цитадели Магий. Поэтому над следующей книгой загорится красная метка, что по логике будет означать - именно эта книга рекомендуется для дальнейшего прочтения. На начальном этапе своего обучения, безоговорочно читай все то, что рекомендует составленная нами программа обучения учеников. Потом уже, когда сможешь осознавать больше знаний о магии, действуй в более произвольном порядке. Хотя можешь и дальше продолжать следить за меткой. В принципе и так, и так твое развитие как ученика мага не пострадает. Главное читать.
        - Понятно…
        - Если на сегодня у тебя ко мне вопросов больше нет, тогда я пошел - Арханиус направился к выходу, но на пороге резко остановился:
        - И еще. Сон и явь для тебя сейчас не различимы. Продолжая верить в сон, Мартин, не забывай на краю сознания сохранять мысль о реальности как таковой. И в таком случае все будет хорошо…
        Арханиус закрыл за собой дверь. А Мартин, приоткрыв рот, продолжал стоять на одном месте. «Похоже, все ЭТО не сон - думал он - слишком… естественно все происходит. Как будто, так и должно было быть… Да и странные эти дежа вю. Не был я же здесь раньше? Но почему возникает чувство, что уже был… Может, что-то вроде реинкарнации? Какой-нибудь бог, оберегая меня, ищет мой самый лучший вариант течения жизни… Но, это же просто смешно. Такого не может быть! Нет! Ну а все-таки, что мне делать? Сон ли то, что со мной сейчас происходит, или не сон? Попробовать пожить по их правилам?.. Или… Что же делать?..» И тут в голову Мартина пришла самая простая и самая выполнимая мысль на данный момент: «Сходить в туалет». И немедленно пошел ее выполнять…
        В своих размышлениях Мартин коснулся очень опасной и очень интригующей темы. И это хорошо, что он высмеял свои догадки. В ином случае, для меня это бы означало преждевременные «головняки». Хотя и эти проблемы я так и так собирался решить, но несколько позднее. Но да ладно, речь не о том. Уже сейчас он как никогда ранее был близок от разгадки тайны бытия. Тайны, которая касается как меня и подобных мне существ, так и его вместе с вами, дорогие мои читатели. А так, есть еще время пожить спокойно. Впрочем, ждать уже осталось недолго. Скоро все случится…
        Сходив в туалет, и попутно до мелочей рассмотрев ванную комнату, Мартин решил заняться тщательным осмотром и жилой комнаты. Еще там, в ванной, Мартин понял всю прелесть такого рода обыска. Мало того, что ему просто по-человечески интересно, что здесь и где находится, так и думать о своем неопределенном будущем и о еще более непонятном настоящем не приходится. При этом мысли плывут медленно, плавно. Такое иногда случалось с ним во время нечастых уборок собственной квартиры. Мартином овладевал ступор. Принося приятное чувство покоя…
        Шкаф для вещей оказался не совсем пустой. В нем уже были кем-то оставлены несколько комплектов одежды ученика. Мартин решил развернуть один сверток. В руках у него оказался этакий зимний плащ с капюшоном, но по весу он был легким. Да и материал, из которого он изготовлен, был какой-то необычный. Юноша попробовал его расстегнуть, но, держа в одной руке ученический костюм, другой одновременно расстегивая, у него ничего не получилось. Сообразив положить плащ на кровать, он повторил попытку. Применив всю свою изобретательность, вскоре ему это удалось. «Не должно же так трудно расстегиваться. И вроде змейка не поломанная, почему же тогда она «заедает»? Явно есть другой способ, попроще!» - думал Мартин, борясь с непослушной змейкой.
        Но вот он уже распахнул полы плаща и удивлялся. С внутренней стороны, неизвестно как (а, скорее всего, магически), к плащу были прикреплены штаны и кофта из того же материала. Кстати, забыл упомянуть, что все это великолепие было темно-синего цвета. Налюбовавшись будущим своим костюмом, Мартин застегнул и аккуратно сложил сверток, по крайней мере, постарался так сделать. Но, не имея надлежащей практики (по опрятному складыванию одежды) у него это не получилось. Поэтому после нескольких безуспешных попыток Мартин плюнул на это «гиблое» дело и пошел смотреть книги.
        Книг было около сотни, может и больше. И причем были разные: как и по размеру, так и по объему. Мартин взял наугад большую красную книженцию, обрамленную деревянными пластинами. Подержал ее немного в руках, гладя ладонью обложку. Потом все-таки решился открыть. И сразу же разочарованно выдохнул. Язык, на котором была написана книга, он не знал. Он положил ее на место. И взял книжку, которую посоветовал ему Арханиус. «Интересно - подумал Мартин - а эта книга тоже написана так непонятно. Но вроде он говорил, что книга доступна для таких новичков, как я. Но все же…»
        Мартин открыл ее на первой странице. Все-таки он сможет ее прочитать! Мартин почему-то этому несказанно обрадовался. Почему? Неизвестно. Ведь Арханиус не дурак давать новому ученику литературу на неродном для Мартина языке. Так что радость нашего героя несколько удивляет. Но мы не будем акцентировать на этом свое внимание.
        Позабыв все на свете, Мартин читал. Так и не исчезнувшая с детства любовь к чтению, сейчас возникла у него с новой силой. Могу даже сказать, что именно к таким претендентам в ученики, у которых есть любовь к чтению, имели предпочтение почти все Великие Маги Цитадели. Так как считали, что таких учеников легче заставить учится. В чем-то они, конечно, правы. Но я не стану критиковать их методы подбора учеников.
        Спустя час непрерывного чтения Мартин узнал много чего интересного об истории существования Великих Магов, их магии, Соревнованиях, которые они устраивали. Также ознакомился с наилегчайшими заклинаниями различных видов Магий. Он даже ради интереса пошел в тренировочную комнату и попытался сотворить хоть одно заклинание. Но не удивился и не расстроился, что у него ничего не получилось.
        Мартин собрался спать, когда часы уже показывали два часа ночи. Конечно, вряд ли в этой Цитадели время текло так же, как и в его мире. Но Мартин не сомневался, что часы показывали то время, с которым он привык жить.
        Он лег, но долгое время не мог заснуть. Голова просто кипела от избытка новой информации. Мартин не знал, сколько времени прошло, прежде чем, наконец, кое-как успокоившись, он уснул.

***
        В небольшой комнате за квадратным столом сидели три Великих Мага. Двое мужчин и одна женщина. Первый мужчина был седовласым, но не стариком. Смуглая кожа его лица не имела морщин. Тело выглядело молодо. Лишь напрочь седые волосы могли хоть как-то сказать о возрасте их владельца. Сочетание среднего роста и атлетического телосложения делало его заметной фигурой в любом обществе, в каком бы он ни находился. Даже не смотря на его возраст и могущество.
        Второй мужчина надел на себя иллюзию маленького полного человечишки с большими круглыми очками. Его пухлые руки покоились на поверхности стола, а не менее пухлые пальцы без заметной дрожи перебирали костяные четки. Всем своим видом он хотел казаться окружающим нерешительным, взволнованным и нервным существом. Даже такой на первый взгляд простой элемент как четки, являлся необходимым атрибутом созданного им образа. Но сидящие рядом с ним Великие Маги не «велись» на этот образ. Они уже давно знали этого мага и сейчас терпеливо ждали, когда тот закончит ломать комедию.
        Глядя же на женщину, можно сказать, что она красива. И фигурой, и лицом. Но, как говорится, первый взгляд иногда бывает обманчив. Ее орлиный нос и цепкие, острые глаза «портили» все первоначальное представление о ней. Она отличается глубокими познаниями и невероятной сообразительностью, не только среди других женщин, но и среди мужчин. Не даром она одна из старейшин Великих Магов. Несколько минут они провели в молчании. Наконец, седовласый проговорил:
        - Что там с Гороном? Его сегодня ждать?
        - Нет - ответила женщина - Он сейчас занят проведением самостоятельных экспериментов. Но просил передать, какое бы мы не приняли решение, он его поддержит. Конечно же, в мерах разумного.
        - Ну, а ничего идиотского мы бы тут и не решили - улыбнулся седовласый - Хорошо. Тогда… Что вы думаете об изменениях в нашей ситуации?
        - Ничего. Мое мнение остается прежним. Быть в стороне и только наблюдать. Ни в коем случае нельзя сейчас вмешиваться. Для общего интереса хватит и того, что Цэпций уже вмешался. И будет продолжать в том же духе вплоть до самого начала Соревнования. Я так решил - высказался пухлый Великий Маг.
        - Хорошо. Меера? А ты что думаешь? - седовласый обратился к женщине.
        - Полностью поддерживаю Кора. Ситуацию пока отдадим в руки Цэпция и Арханиуса. Пускай они сейчас сами между собой разбираются. Ну а потом, перед Соревнованием, и мы можем внести свою лепту. Это мое мнение - пожала в конце своей речи плечами Меера.
        - Так. Я думал, что у нас сегодня развяжется дискуссия. А получилось полное взаимопонимание. Это хорошо. Я поддерживаю вас. Горон в связи со своим отсутствием и переданным согласием, тоже поддерживает это решение. Тогда можем быть свободны!
        - Фриган, подожди! - обратился Кор к седовласому - Есть еще один вопрос, который меня беспокоит. Мне кажется, что этот мальчишка Цэпция, Массимом которого звать, попытается урвать себе кусок побольше. Хоть действовать будет и не наперекор планам своего учителя, но все же… То положение и статус, что он сейчас имеет с тем, что он может отвоевать в недалеком будущем, сравнить нельзя. Мне понятны его амбиции. Но именно это и беспокоит меня. Влиять не будем?
        - Да, Кор. Я согласен с тобой, амбиции у этого мальчишки просто-таки огромные. Но опять же… Я думаю, пусть Цэпций сам разбирается с ним. Ведь он не дураком был, когда пригрел такого подающего надежды ученика. Я с полной уверенностью скажу, что Цэпций держит под контролем Массимо. И то, что этот ученик, теперь уже Маг, немного пошалит, законного наследника Лавренция не смущает. Так что, Кор, будь покоен. Все под контролем. Но, а если Массимо и вправду что-то натворит, на то есть мы. В общем, всему свое время - седовласый Фриган поднялся из-за стола - Но, а теперь займемся своими делами. До встречи, коллеги.
        - До встречи.
        Кор и Меера тоже встали. И вслед за Фриганом вышли из небольшого кабинета, который по счастливой случайности некоторое время назад стал их штаб-квартирой для переговоров.

***
        - Намон, Глиас - произнес Великий Маг - в ближайшее время нам предстоит хорошо потрудиться.
        - Да, мастер-маг - одновременно сказали два ученика, похожие друг на друга как две капли воды.
        - А сейчас уже пора. Пора собрать первую «партию» претендентов. И выбрать наиболее подходящих. Вы уже ознакомились со списком?
        - Да - снова одновременно проговорили клоны. Намонглиас поморщился, словно от зубной боли. Ему не нравилось, когда его «дети» синхронно говорили или делали что-либо. Великому Магу казалось, что этим они выдадут свою истинную сущность. Мания преследования уже давно не покидала ум Намонглиаса. Он почему-то боялся разоблачения.
        - Тогда приглашайте этих учеников на мой факультатив. Объясните им, что да как. Только ни в коем случае не упоминайте про наш эксперимент. Думаю, они не откажутся провести дополнительное занятие… Все, идите. Чтобы все ученики с первого списка присутствовали на сегодняшнем дополнительном занятии. Понятно?
        Сыновья Намонглиаса лишь кивнули и, ничего не говоря, вышли из кабинета своего отца…
        - …Таким образом, мы и осуществляем призыв живых существ увеличенного размера. На этом у меня все. Надеюсь, еще встретимся. Санни, дорогой, задержись на пару секунд. Я хочу с тобой поговорить. С глазу на глаз…
        - Хорошо, мастер-маг - проговорил Санни и сел за парту, ожидая ухода всех остальных учеников. Он не видел ничего странного в том, что Великому Магу надо с ним поговорить. А зря. Если бы он знал, что сейчас произойдет, то никогда бы не доверился б ни одному мастеру-магу, ни при каких условиях. Все-таки жизнь в Цитадели еще не всех научила осторожности. Но так сказать, «выживает сильнейший». И Великие Маги всегда придерживаются этого правила, отсеивая среди своего круга и круга учеников слабых особей. Вот поэтому любой младший Великий Маг боится и уважает более старшего Великого Мага. Ибо не знает, на что способен его старший собрат. И именно поэтому младшие если и осмеливаются «бить», то только наверняка.
        Тем временем Намонглиас разочаровано подводил итог первой своей попытки отбора живого материала для эксперимента: «Жаль, очень жаль. Но у них всех нет такого потенциала, который бы мне подошел. Один этот Санни. Да и то. Вряд ли когда-нибудь сможет развиться во что-либо могущественное. Придется изменить диапазон поиска. Окончательное сканирование, проведенное тридцатью минутами ранее, дало отрицательные результаты. Что ж, тем слаще будет победа, достающаяся таким тяжким трудом…»
        - Санни, ты знаешь, у тебя есть потенциал в Магии Жизни - проговорил Намонглиас, как только закрылась дверь за последним ушедшим учеником - Я могу помочь тебе развиться побыстрее. У меня есть несколько определенных методик, как раз для таких вот как у тебя случаев…
        Великий Маг продолжал говорить всякую ерунду этому ученику, одновременно при этом проделывая необходимые операции по взятии материала для клонирования…
        «Вот и последняя стадия - думал в это время Намонглиас - черпаем магический поток. Опа. Помещаем его в специальный резервуар, чтоб не рассеялся. Теперь берем образец ауры. Вот так… Что?! Что такое? Из-за чего пошло все не так?..»
        Как только Великий Маг Намонглиас «прикоснулся» до ауры подопытного ученика, та начала растворятся. А с ней вместе и магический поток… И жизненные силы ученика… Санни растаял буквально за пару секунд…
        Мгновения спустя в кабинете в проходе между парт уже лежало мумифицированное тело ученика…
        Намонглиас поддался панике. Все, по его мнению, было проделано правильно. Но, тем не менее, он только что убил Санни. А это очень плохо. Если он и дальше будет убивать магов, чтобы создать из них клонов, то другие заметят. Надо срочно что-то придумывать…
        Внезапно приоткрылась дверь, и в кабинет заглянул Намон. Или Глиас. Без проверки ауры их не разберешь. Великий Маг, сначала попытавшийся судорожно «спрятать» тело, облегченно выпустил воздух из легких. Да, нервишки-то пошаливают…
        - Заходите. Оба. Надо обсудить данный инцидент - пробурчал Намонглиас. Его сыновья послушно вошли в кабинет и сели за парту, лишь на секунду задержавшись возле тела Санни. И вопросительно уставились на Великого Мага.
        - Что-то пошло не так - Намонглиас сейчас больше говорил сам с собой, чем со своими сыновьями - я с ним делал такие же процедуры, какие проделывал и в прошлый раз с самим собой. Но тогда у меня все получилось. А сейчас… Где я совершил ошибку?..
        Намон и Глиас лишь пожали плечами. Они-то особо и не вникали в суть эксперимента своего родителя. Поэтому не могли даже сказать чего-нибудь определенного, не то, что посоветовать дельное.
        Тем временем, Великий Маг, размышляя, потихоньку начинал успокаиваться. И здраво мыслить. Что сразу дало свои результаты.
        - Чей он был ученик? - вот теперь Намонглиас был деловит до неузнаваемости. Теперь ему уже не казалась смерть этого ученика такой проблематичной.
        - Рокавича, Великого Мага Рокавича - ответил своему мастеру-магу Намон.
        - Это хорошо… - Намонглиас задумался. Затем спустя небольшую паузу все же продолжил говорить - у него сейчас большая группа учеников на попечении. Быстро не заметит исчезновение одного из них. Хотя…
        Вот тут-то голову Великого Мага и посетила просто-таки гениальная мысль…
        - Хотя… Ребят, кто из вас хочет выполнить одно домашнее задание? - глаза Намонглиаса загорелись азартом.
        - Мы оба готовы выполнить любое ваше задание. Выбирайте сами - за двоих ответил Глиас.
        - Ладно, Глиас, мальчик мой, подойди ко мне - и когда один из его учеников приблизился, Великий Маг продолжил - тебе предстоит пожить жизнью этого бедного Санни. Я на тебя сейчас наложу иллюзию. Благо твоя аура и магический поток податлив до перемен. Негоже будет оставлять все дело так. Если Рокавич будет искать, то ученики из моего первого списка претендентов могут подтвердить, что я оставлял у себя Санни. Поэтому… да, я все правильно делаю. Надо исправлять ситуацию. Итак, Глиас, приготовься. Сейчас тебе предстоит преобразоваться в скончавшегося ученика Рокавича. Заодно и память Санни вложу тебе - пригодиться она, это уж точно… Через небольшую паузу Намонглиас натужено произнес:
        - Глиас, ты присядь. Что-то у меня не получается снять копию с его памяти… ДА ЧТО ЖЕ ЭТО ТАКОЕ! ЧТО ЗА ДЕНЬ СЕГОДНЯ?! - Великого Мага на миг ослепила бесконтрольная ярость. Он со злости швырнул ближайшую парту в стену.
        - Почему я не могу «взять» память у этого ученика? - продолжил Намонглиас, успокаиваясь и с некоторой растерянностью осматривая обломки того, что раньше было партой - придется планы немного поменять… Да, другого выхода нет… Значит так, Глиас, сделаем вот что…

***
        - Дицасив, давай встретимся. Я хочу с тобой поговорить.
        - Да, Фриган. Ты меня опередил. Я тоже хочу посоветоваться.
        - Как всегда? На нашем месте?
        - Да. Через три часа…
        …Дицасив, не друг, но товарищ, сидел в тени виноградника. Беседка, сплошь обвитая этим растением, хорошо защищала усталых путников от жары, которая здесь была почти круглогодично. Поэтому Великие Маги любили это место: кругом непередаваемое знойное лето, а здесь, в беседке, вечерняя прохлада и тишина. Лишь иногда тишину нарушал вялый шепот листьев винограда. Но как бы пугаясь присутствия двух Великих Магов, мгновенно замолкал.
        Мир, где беседка являлась местом встречи двух старых знакомых, давно уже стал не пригоден для чего-либо серьезного. Примитивная цивилизация существ и жара - вот что осталось от некогда мира-кладезя ценных ресурсов. Которыми, не гнушаясь, пользовались все четыре команды Великих Магов. Но звездное время этого мира ушло. И теперь, из молодых Великих Магов вряд ли кто-то знает об этом мире. Остались вот такие вот старожилы, как Фриган и Дицасив, помнящие былое величие мира Локус…
        - …Я приготовил своим несколько «сюрпризов». Посмотрим, как они справятся с этими проблемами. Но знаешь, Фриган… мне этого уже мало. Уже не так интересно. Да и идеи исчерпываются… - признался своему товарищу Дицасив. Этот Великий Маг имел плотное телосложение, но никто не смел назвать его толстяком. И дело было не в том, что Дицасив действительно имел «лишний вес». Просто еще не находилось такого смельчака, который открыто бы выступил против главы команды Гнева Магий. С момента исчезновения Бадансия, первого главы Гнева, идентификатор власти побывал в руках у очень многих Великих Магов. Но с тех пор как Дицасив победил прошлого владельца «значка», больше не появлялось претендентов на пост главы этой команды Великих Магов. Конечно, это по большому счету дело рук интриг самого Дицасива…
        - Ну… в Гневе можно много чего еще придумать. Ты рано ставишь крест на этом. Да и твоей изобретательности хватит еще и не на одну команду… - попытался утешить своего товарища Фриган. Но он достаточно хорошо знал своего собеседника. И когда глава Гнева Магий вот так говорил, а, по сути, просто жаловался, то, несомненно, так оно и было на самом деле.
        - Спасибо, конечно, за комплимент. Но я чувствую неудовлетворенность. Мне уже не хватает эмоций. Как раньше… - Дицасив устало вздохнул, вспоминая прошлую свою чересчур уж активную деятельность. Еще задолго до того дня, когда у него в руках оказался идентификатор, Дицасив бурно вмешивался в жизнь Гнева Магий. Тогда участвовали и «страдали» в его интригах все: и Великие Маги, и ученики. Чуть позднее ему это все наскучило. Он не хотел больше оставаться за кулисами всех перипетий Гнева. И поэтому Дицасив сверг тогдашнего главного в их команде и сам сел на этот почетный «трон». В Гневе начались большие перемены, порою непонятные даже самому Дицасиву. Он менял внутри командные правила, переделывал программу набора и обучения учеников. В общем, жил совсем уж нескучной жизнью. Но вот сейчас, спустя столько лет, Дицасив понял, что ему и этого стало мало. Поэтому он захотел встретиться с Фриганом. Ибо его мудрый знакомый сам горазд на всякие шутки и интриги. И именно поэтому Дицасив сидит сейчас в беседке для того, чтобы просить у него совета и поддержки.
        - И готов поспорить, у тебя уже есть идеи, как получить те самые эмоции? - глаза Фригана загорелись. Он не раз участвовал в интригах Дицасива. И постоянно получал непередаваемое удовольствие от сотрудничества с этим Великим Магом. По сути, они из-за этого и поддерживали хорошие отношения между собой. Так как их симбиоз был воистину продуктивен.
        - Есть… ты прав, Фриган. Знаешь, что я хочу? - Дицасив улыбнулся и с небольшим вызовом посмотрел на собеседника. Мол, сможешь ли ты разгадать ход моих мыслей, товарищ?
        - Нет, еще не знаю. Выкладывай Дицасив, не томи мое любопытство - Фриган сразу же отказался от затеи «попробуй угадать». Ибо знал, что так может продлиться очень долго. Нынешний глава Гнева Магий очень любил такого рода шутки.
        - Я хочу, Фриган, послать группу Великих Магов и учеников в мир, где развита магия. Только не наша, а какая-нибудь другая. И представь, две цивилизации. Друг против друга. Достойные соперники… что скажешь?
        - Интересно. Ты хочешь послать всю команду или определенное количество наших магов? - Фриган ухватился за брошенную Дицасивом идею и решил тут же ее развить.
        - Не знаю. Все зависит от того мира. Надо же сделать так, чтобы силы были равны… - задумчиво ответил глава Гнева Магий. Он еще толком все не продумал. И сейчас был вполне удобный момент как раз это сделать. Благо Фриган сразу понял, что к чему.
        - Да. Так ты еще не знаешь, в какой именно мир? - с каждой секундой Великого Мага из Цитадели все больше охватывало волнение от предвкушения весьма интересных событий. Благодаря вот таким вот эмоциям, азарту, Великие Маги и жили. Любой из них рано или поздно осознавал, что просто так существовать получается все тяжелее и тяжелее. И поэтому каждый, в меру своих способностей и возможностей, начинает предаваться различным интригам. Играя при этом судьбами не только обычных существ, но и магов.
        - Нет. Но это дело поправимое - простодушно ответил Дицасив.
        - Гнев Магий? - Фриган задал вопрос с первого взгляда непонятный никому, но собеседник понял, что имел в виду его товарищ из Цитадели.
        - И не только. Понимаешь, если будут присутствовать маги только одной команды, то не так будет интересно. Я вот думаю еще и за твою Цитадель. Все-таки между этими командами нешуточное соперничество. А тут еще и общий противник…
        - Согласен - Фриган расслаблено откинулся на спинку лавочки. И уже, будучи в такой позе продолжил - Но, Дицасив, давай это устроим чуть позднее. У нас сейчас и без того довольно интересная ситуация складывается. Давай уже после Соревнования.
        - Хорошо. Я пока не спешу. Слышал, Арханиус не собирается добровольно отдавать идентификатор? - все, дела решили, теперь можно и посплетничать. Дицасив последовал примеру Фригана: расслабился. В руках у Великого Мага появилась сигара, и он ее неспешно закурил.
        - Да. Сейчас взял себе еще одного ученика. Готов поспорить, он еще что-то замышляет - Фриган тоже закурил, но у него были папиросы, сделанные собственноручно из листьев редкого табака…
        Великие Маги курили, каждый размышляя о своем. Никто не хотел нарушать тишину. Им было приятно сейчас просто сидеть. Все дела подождут - редко у них выпадала такая минутка тишины и покоя. И поэтому они постарались ее оттянуть чуть подольше. Но вскоре Дицасив вновь заговорил:
        - Главное, чтоб не додумался Клементу пригласить. Тогда у вас совсем интересно станет - глава Гнева Магий попытался выразить своими словами опасение по поводу возможного вмешательства бывшего ученика Арханиуса. Фриган это понял и успокоил своего собеседника, намекая при этом, что данный вопрос под контролем.
        - Во-во. Я тоже об этом думал. Но мне кажется, сам Клемента не захочет вмешиваться…
        - Не знаю, не знаю… - Дицасив, поджав губы, задумался. Потом все же спустя небольшую паузу продолжил - Все-таки, у вас на данный момент самая пикантная ситуация из всех команд. Хотел бы я сейчас жить в Цитадели Магий. Такой сюжет закручивается!
        - Ну тебя! Хочешь сказать в Гневе сейчас все спокойно? Я-то тебя знаю. Там никогда не будет тишины - шутя, пригрозил пальцем Фриган.
        - Не будет - Дицасив согласно кивнул - уж я стараюсь… Фриган улыбнулся:
        - А я не хотел бы сейчас жить в Гневе. Кто знает, чем там все может обернуться? Если раньше в твоей команде было более или менее спокойно. То за время, что ты успел натворить благодаря своим интригам, жизнь в Гневе Магий стала просто невыносимой…
        - Хм… Ну я же стараюсь… - улыбался в ответ Дицасив.
        - Вот поэтому я и не хочу с тобой портить отношения. А то ты еще так настараешься, что мне всю оставшуюся жизнь придется это расхлебывать… Дослушав Фригана, Дицасив откровенно рассмеялся.
        - Это уж точно. Что есть, то есть - немного успокоившись, но еще продолжая улыбаться, глава Гнева Магий ответил любезностью на любезность - В ответ скажу, что я тоже не хочу портить с тобой отношения. Зная тебя и будучи твоим возможным противником, я себе не завидую. Мне придется ой как не сладко воевать с тобой. Для меня ты очень неудобный противник…
        Теперь оба Великих Мага смеялись, позабыв обо всем на свете, словно маленькие беззаботные дети.
        - А как там другие команды? - отсмеявшись, Фриган продолжил разговор.
        - В Университете и Конклаве тоже хватает своих примочек. Я не сомневаюсь, что и ваши и наши агенты «варят» там «кашу». Как, впрочем, их агенты у нас.
        - Все-таки интересно мы живем. Знаем, что вокруг нас есть шпионы других команд, но продолжаем интриговать и хитрить. Порою даже ставя при этом в невыгодное положение, как чужих агентов, так и своих магов. И что самое главное, в повседневной жизни мы с ними водим светские беседы, вместе следим за развитием молодого поколения, тренируем их и совершенствуемся сами. И так сказать, живем «душа в душу», не забывая при этом строить друг другу козни…
        - Да… такая у нас веселая жизнь…
        Великие Маги замолчали, вспоминая свои интриги. За всю свою очень долгую жизнь они успели сделать много того, что сейчас просто приятно вспомнить. Всякие розыгрыши, манипуляции учениками и, что лучше, другими Великими Магами. Посещение различных миров, вмешательство в их развитие. Перечислять все те увлечения, которые не давали заскучать этим Великим Магам на протяжении их жизни, бессмысленно. Да и это не так уж и надо. Просто очень повезет тому, кто выслушает все откровения этих двух Великих Магов. Если, конечно, и Фриган, и Дицасив, захотят рассказывать о своей интересной жизни.
        Великие Маги, поговорив еще некоторое время о пустяках, вскоре распрощались и отправились каждый своей дорогой.

***
        - «Рокавич… Рокавич! Только спокойно… - произнес по мысленной связи Намонглиас - Рокавич, ты знаешь, что я в твоем ученике, Санни, нашел способности к Магии Жизни?..
        - И что? Как он себя показал? - Рокавич не выражал ни капли эмоции. «Как будто его и вправду не касалась судьба одного из его учеников. Может, действительно не волнует? Поди, у него еще около полутора десятка их имеется. Тогда и не надо было затевать весь этот `сыр-бор'»- пронеслось в мыслях у Намонглиаса.
        - Так вот… Я взял на себя смелость предложить ему дополнительно позаниматься… И, в общем, сейчас он в бессознательном состоянии… Неправильно воспроизвел заклинание… Это еще хорошо, что я вовремя успел перехватить и нейтрализировать большую часть отдачи. Но Санни все-таки досталось - Намонглиас постарался не выказать свое облегчение. Иногда ему тяжело давалась ложь. Особенно в такие нервные, ответственные моменты жизни.
        - Ладно, сейчас я за ним приду…» - и Рокавич оборвал связь.
        «Что-то чересчур он спокойно на происшествие отреагировал. Неужели его не беспокоит жизнь ученика, своего ученика?! Мне кажется, что что-то тут не так. Но вот что? Ладно, все это пустые вопросы. Надо сейчас быть предельно сосредоточенным. А то неизвестно, что может вытворить этот Рокавич»…
        Как видим, Намонглиас очень подозрительно отнесся к реакции Рокавича. И поэтому решил, как говориться, «держать ухо востро», при этом постоянно выискивая в действиях Рокавича подтверждения своих опасений. Так Намонглиас себя и настроил. Будучи немного небрежней, может Намонглиас и не развил бы в своем сознании параноидальный аспект. А так, ища тайный умысел Рокавича, Намонглиас, как невероятно это звучит, его находил. Так как, я думаю, вы знаете, что «кто ищет, тот всегда найдет». Здесь тоже применимо это выражение. Но вот действительно ли Рокавич что-то замышлял, этот вопрос остается открытым…
        С того момента, как Намонглиас сообщил мастеру-магу Санни о «несчастном инциденте», прошло от силы минут пятнадцать. Именно через этот промежуток времени Рокавич пришел за своим учеником.
        - Вот он лежит… Мм, я попытался сейчас просканировать состояние его здоровья - все жизненные показатели в норме - обернулся к только что зашедшему Рокавичу Намонглиас - все нормально, но только одно не могу понять. То ли это обычный сон, то ли летаргический…
        - Ладно, там разберемся… - как-то неопределенно проговорил Рокавич и, больше ничего не произнеся, забрал бесчувственное тело ученика и скрылся за дверью.
        «Нет! Тут явно не все так просто - Намонглиас начинал нервничать - что это он слишком уж флегматично все воспринял… Как так можно? Да и посмотрел он на меня сейчас как-то… необычно. С недоверием и со смесью любопытства и понимания… Что ли… Вообще ничего не могу понять. Что же мне делать?» Намонглиас ходил по кабинету взад-вперед, заложив за спину руки и думая. Ему сейчас просто необходимо будет выдумать и просчитать правдоподобную «смерть» для Санни. То есть, как заменить спящего Глиаса телом уже мертвого ученика Рокавича.
        Глава 3
        МАРТИН, ЦИТАДЕЛЬ МАГИЙ.
        Его разбудил стук в дверь. Он проспал! Мартин вскочил с постели. Сразу бросился к шкафу и достал развернутый накануне сверток одежды. Кинул его на разобранную постель и только тогда пошел открывать дверь. Увидев, кто за ним пришел, он онемел от неожиданности. Он никак не ожидал и не был морально готов сейчас увидеть ее…
        Великий Маг говорил, что за ним утром зайдут. Но почему-то Мартин не подумал, что придет Пэтра, девушка, которая вчера в кабинет мастера-мага Арханиуса приносила ему бутерброды. Смущенно промямлив приглашение войти, Мартин скрылся в ванной комнате. Отчего-то он вновь начал неловко себя чувствовать рядом с этой девушкой.
        Уже умываясь и приводя себя в порядок, он смеялся над собой. К нему заходит пускай и не в гости девушка, а он ведет себя как идиот. Он припомнил вчерашний эпизод в кабинете Великого Мага. Тогда он тоже в начале смутился, но потом… Потом он успокоился, взял себя в руки. «Да. И сейчас мне бы такое состояние не помешало бы» - мечтательно думал Мартин - «Что я тогда сделал? Посчитал, что все вокруг меня нереально. И расслабился. Нет. Такое уже не пройдет… почему-то… Так, а что же сделать? Наверно, все-таки меньше думать, а то она бедненькая заждалась меня. Сколько я уже здесь? Много. Так что, вперед, Мартин». И он, улыбаясь, но с небольшим внутренним напряжением, вышел в жилую комнату.
        - Доброе утро, Мартин - едва завидев улыбающегося Мартина, Пэтра тоже улыбнулась - вижу, ты ученическую одежду уже посмотрел. Понравилась?
        - Доброе утро - ответил Мартин - пока не знаю. На вид нормальная.
        - И все? Это хорошо, что ты нормально ее воспринял. А то были тут случаи закатывания истерик, по поводу неподходящего фасона и цвета. Так что… - на пару секунд Пэтра задумалась, перебирая в памяти те забавные ситуации, которые происходили на ее глазах, но, быстро опомнившись, продолжила - а ты давай одевайся. Нам уже пора выходить.
        - Ладно. Сейчас - Мартин послушно взял сверток и вернулся в ванную. Спустя пять минут он вышел, одетый в кофту и штаны и держа в руке плащ:
        - А обязательно плащ надевать, может не надо?
        - Надо. Еще как надо. Эта одежда сделана из специального материала, которая отражает часть силы заклинаний. Плащ создает дополнительную защиту, что тебе не помешает - начала переубеждать юношу Пэтра - поэтому надевай. Можешь поверить мне на слово, в нем не будет тебе жарко.
        Пэтра на миг опередила очередной вопрос Мартина. Так что нашему герою оставалось только с секундным опозданием произнести:
        - Ага. Ладно, твоя взяла. Одену и плащ. Ну а теперь мы можем идти?
        - Конечно. Пойдем с начала в столовую. А потом уже до мастера-мага Арханиуса. Кстати, запоминай дорогу, потом будешь сам добираться.
        - Постараюсь запомнить.
        Они вышли из комнаты. Пэтра уже пошла вперед. А Мартин остановился возле своей двери. Он по привычки захотел закрыть дверь. Но не обнаружил замочной скважины, да и ключа у него не было.
        - ЭЙ! Пэтра! Подожди. А дверь?
        - А что дверь?
        - Ну… Ее закрывать надо?
        - А-а! Это ты имеешь в виду! - рассмеялась Пэтра - нет. Не надо. Мы в Цитадели Магий, а не в твоем родном мире. Не беспокойся, дверь никого не впустит.
        - И меня?
        - Ты хозяин этой комнаты. Она тебя запомнила. Когда подойдешь к ней в следующий раз, она тебя почувствует. И ты попадешь в свои апартаменты… Пэтра снова засмеялась. А Мартин немного обиженно насупился:
        - А что тут смешного?
        - Ничего. Правда, ничего. То я своим мыслям смеюсь. Не обращай внимания. Минуту они шли в молчании. Потом Мартин не выдержал и спросил:
        - А вчера? Почему Арханиус беспрепятственно вошел. Почему дверь открылась?
        - То было вчера! У этой комнаты еще не было хозяина. И система опознавания еще не была включена. Арханиус вчера проделал ряд манипуляций, главная из которых, настройка сенсорных датчиков к твоей ауре и биополю. Когда немного овладеешь Магиями, сможешь поставить дополнительную защиту. Сенсорные датчики будут улавливать и твой магический поток. Тогда уж точно никто из посторонних не войдет.
        А для того, чтобы самому попасть в свою комнату, тебе надо будет не забыть оставить частичку магического потока в ауре или «достать» его в момент проверки, как мульти паспорт. В общем, не забивай себе сейчас голову всякой ерундой. Придет время, и ты это будешь знать. Давай лучше поговорим о том, что тебя сейчас действительно интересует. Вот задай мне этот вопрос. Я знаю, он тебя гложет уже добрых пять минут.
        - А как ты попала в Цитадель?
        - Вот. Это другое дело - Пэтра улыбнулась - Долгая история. Но если кратко, то так, как и все остальные ученики, так, как и ты - и вновь опережая следующий вопрос юноши, проговорила - Арханиус. Арханиус меня нашел и взял в ученики. Почти сразу после прошлого Соревнования.
        - Понятно. А тебе легко было обучаться Магиям в самом начале? - к удивлению Мартина, Пэтра оказалась достаточно разговорчивой, да и вела себя с ним непринужденно. Мартин вспоминал упомянутый вчера Великим Магом возраст этой девушки и поражался тому, что никак не чувствовал разницу в годах.
        - Нет - просто ответила девушка - как и другим ученикам. Если все познаешь с нуля, то всегда поначалу сложно. Но, а потом нормально. Входишь в эту колею. И все становится на свои места. Хотя в первые месяцы я очень боялась оказаться среди других учеников. Я считала себя слишком слабой и что любой ученик, способный проявить агрессию в мою сторону, мог очень сильно меня покалечить и принести мне огромную боль… Знаешь… (голос Пэтры изменился, от былой уверенности уже ничего не осталось; казалось, сейчас говорила не Пэтра - Маг, лучшая ученица Арханиуса, а та девочка, которая жила в первые месяцы в Цитадели Магий)… а ведь опасения мои оправдались… (Пэтра всхлипнула, стараясь сдержать наступающие слезы; Мартин же сочувственно подбодрил ее, заставляя все же сказать)… один раз шла от Арханиуса к себе в комнату… и по дороге… (еще чуть-чуть и Пэтра могла бы зарыдать; Мартин уже успел пожалеть о том, что заставлял девушку вспоминать события минувших дней)…
        - Может, не надо?! Ну его, эти воспоминания! - обеспокоено улыбнулся Мартин.
        - Нет. Я скажу… - на лице Пэтры появилась некая решительность, желание побороть себя - Один старшегруппник запустил в меня заклинание. Я тогда от страху все забыла, даже выставить маломальский щит, не то, что позвать Арханиуса. Хорошо, что еще и в обморок упала, так что не почувствовала те ожоги, которые причинило заклинание старшегруппника. Вот, видишь - на миг Пэтра показала Мартину шрам от ожога на левой щеке - мне сейчас приходиться все время накладывать иллюзию, чтобы выглядеть не так страшно. Около месяца я лечилась, притом, что меня постоянно опекал Арханиус. Его Магия Лечения и мои регенерационные способности организма смогли побороть последствия заклинания. Хотя, как ты только что увидел, осталась более чем осязаемая «память» об этом инциденте. Потом я еще несколько месяцев отходила от психического шока. Боялась любого проявления магии в мою сторону и жила, можно сказать, отшельницей. И что самое страшное, того старшегруппника так и не наказали…
        Пэтра замолчала, погруженная в свои воспоминания. А Мартин, шокированный откровениями девушки, решил пока не беспокоить ее своими «глупыми» вопросами.
        Тем временем они пришли в столовую. Пэтра по-хозяйски усадила Мартина к ближайшему свободному столику, а сама направилась в сторону кухни. Спустя минуту она, уже озорно улыбаясь, вышла оттуда с двумя подносами в руках.
        - Ну да. Правильно. Молодец. Не за чем в очереди стоять, когда можно так попасть на кухню и взять себе еды… - сказал Мартин, когда Пэтра подошла к их столику. Он видел, как некоторые ученики косо посмотрели в сторону Пэтры. И не удержался от ехидного замечания. Наш герой решил, что они просто завидовали девушке, потому что та беспрепятственно вошла и вышла с кухни с едой в руках. Мартин мог им только посочувствовать. Стоять в очереди, когда уже слишком голодный - дело не «прибыльное». Если б Мартин знал, что брошенные в сторону Пэтры взгляды означали совсем другое, то он непременно бы испугался и пожалел, что попал сюда.
        - Мартин, ты идиот. Я когда еще шла к тебе, заказала завтрак. И пока ты собирался, его уже успели разогреть. Или ты хотел еще постоять вон в той очереди и еще подождать, пока там, на кухне, приготовят еду. Да? - Пэтра откровенно потешалась над засмущавшимся юношей.
        - Нет. Просто ты вела себя слишком уж уверенно. И мне это… показалось немного странным - Мартин почему-то не мог собраться с мыслями. Он совсем растерялся от слов Пэтры.
        - Мартин, тебе надо к этому привыкать. Все так себя ведут. Самоуверенно. Ты, кстати говоря, тоже через пару годиков станешь таким же. Такова наша жизнь рядом с Великими Магами. Приятного аппетита!
        И Пэтра начала завтракать. Мартин, пробурчав в ответ слова благодарности и пожелании хорошего аппетита, сам набросился на еду. Спустя некоторое время Пэтра продолжила прерванный завтраком разговор:
        - Мой тебе совет, Мартин… На первых порах будь осторожен с посторонними учениками, да и с магами вообще. По крайней мере, пока не будешь в силах дать достойный отпор… Просто… я не хочу, чтобы ты повторял мою ошибку…
        Мартин понял, что ему хотела сказать девушка. Но постарался не подать виду. От чего-то в душе у него после откровений Пэтры поселилась тревога. Он ел, уставившись в тарелку, и предавался грустным мыслям. Сегодня ему уже не было так весело, как вчера.
        Съев наваристый суп, Мартин сделал маленький перерыв перед вторым блюдом и внимательно осмотрелся. Столовая впечатляла своими размерами. «Наверно - промелькнула в голове у Мартина мысль - Великие Маги любят простор. Хотя, я же только главное для поединков поле видел. Да, и вряд ли у них будет несколько столовых. Вот в эту то, как раз можно поместить всех учеников Цитадели. Интересно, а сколько их?» Этот вопрос он и продублировал в слух.
        - Честно сказать… - немного замешкалась Пэтра - точно я и сама не знаю. Постоянно прибывают новые ученики, некоторые безызвестно пропадают, одни ученики, достигнув высокого уровня, уходят из Цитадели для дальнейшего своего обучения, другие же, наоборот, приезжают. К сожалению, некоторые ученики погибают. Так что я не знаю сколько. Скорей всего точное число знает Арханиус, ведь он главный здесь. Но и то я сомневаюсь.
        - Ясно. А почему Арханиус прислал именно тебя за мной? - поинтересовался Мартин.
        - Я сейчас нахожусь в услужении у Великого Мага. Он мой учитель, куратор. Он готовит меня к грядущим Соревнованиям.
        - А почему он один тебя учит? Как же другие учителя?
        - А я уже вышла из статуса ученика. Я уже Маг, полноправный. А когда кто-то из учеников достигает уровня Мага, тогда для его обучения назначается один Великий Маг, тот, который и привел этого ученика в Цитадель. Он продолжает самостоятельно обучать уже Мага и готовить его к достижению звания «Великого Мага».
        - Так тогда всех Великих Магов не хватит для индивидуального обучения Магов. Или все-таки у Великих Магов в подчинении находятся больше чем один Маг?
        - Нет. Ты что и вправду думаешь, что всех учеников возвышают в это звание?! Нет, это не так. Где-то, примерно, с одного-двух десятков учеников выходит только один Маг. Остальные так и остаются учениками до Соревнования. А потом, если не погибнут, то могут достичь более высокого уровня своего развития. Хотя… бывает такое, что Великий Маг обучает несколько подмастерьев. И то, ведь не все ученики сразу же становятся Магами. Кто-то раньше, кто-то позже. А кто, как я уже говорила, вообще может не достичь этого звания. Ой! - Пэтра посмотрела на часы - если мы не поспешим, то можем опоздать! Арханиус не любит опоздания, если, конечно, на то нет веской причины. Так что допивай свой чай, и побежали…
        Наспех доев, они двинулись в путь. Сначала шли быстрым шагом, потом уже бежали. Пэтра взяла такой темп, что уже на финишной прямой Мартин очень сильно пожалел, что завтракал. Забег был на короткую дистанцию, но Мартин пыхтел как паровоз. В придачу его бунтующий желудок порывался сделать кое-какие неприятные вещи.
        Наконец добравшись до цели, Пэтра взяла короткую передышку. Ни сколько себе, а столько для Мартина. Сама она, используя Магии, даже и не почувствовала этого забега. А вот Мартин в передышке очень нуждался. Он тяжело дышал, лицо его обрело пунцовые оттенки и, что самое главное, порывался что-то сказать. Но из-за того, что он не восстановил дыхание, ему приходилось только открывать и закрывать рот.
        Пэтра не дала нашему герою окончательно прийти в себя и открыла дверь в кабинет главы Цитадели Магий.
        - Вы почти не опоздали! - с ехидством заметил Арханиус, вместо приветствия.
        - Это… все… она… - Мартин немного восстановился и уже прямо-таки изгорал от желания съязвить - Пэтра… зачем же тогда… надо было меня вести в столовую?.. На голодный желудок… лучше бегается…
        - Извини Мартин - Пэтра, прикинувшись «дурочкой», пролепетала - я не знала, что тебе так тяжело дастся наш небольшой забег…
        Арханиус фыркнул, а Мартин опешил от такого «заявления». Тем временем, Пэтра посерьезнев, продолжила:
        - На самом деле, Мартин, это был небольшой тест на выносливость. Который ты с треском провалил…
        - Почему же, Пэтра, сразу с треском. Вполне еще нормально. Содержимое своего желудка он то удержал! Поэтому все нормально Мартин. Молодец! - Арханиус по-отечески улыбнулся юноше. Пэтра же донельзя неприлично заржала. Потом, немного успокоившись, она начала прощаться:
        - Ладно. С вами хорошо. Но надо бежать. Так что, до свиданья.
        Говоря это в слух, Пэтра смотрела на своего учителя. На миг они установили контакт глаза в глаза, и мысленно девушка сообщила: «- Мастер-маг?!
        - Да.
        - Он поверил в мои сказки. Так, что пока все идет по плану.
        - Прекрасно. Молодец, Пэтра.» Девушка вышла из кабинета, а Арханиус встал из-за стола.
        - Не обращай на ее чудачества слишком много своего внимания, Мартин.
        - С таким настроением, я могу обидеться и уйти - Мартин не мог поверить, что Пэтра его разыграла. Что этот спринтерский забег оказался не слишком удачной шуткой ученицы Арханиуса.
        - Ты же знаешь, что не уйдешь - Великий Маг перешел на более деловой тон.
        - Знаю. Но можно и мне немного не правильно вести себя - Мартин уже улыбался.
        - Можно, но только осторожно. Давай, я тебя немного подлечу. А то бледнеешь на глазах. Что, действительно так плохо?
        - Не то, что так сильно. Но подташнивает. Знаете, после плотного завтрака надо полежать, чтобы так сказать жирок завязался, а не устраивать олимпиаду по бегу. Спасибо, мне действительно легче.
        Пока Мартин говорил, Великий Маг, положа руку на плечо юноши, применил Магию Лечения.
        - Не за что.
        Несколько секунд они провели в молчании. Мартин в это время попробовал прикинуть на глаз количество книг, которые находились на всех полках этого кабинета. Вышла приличная цифра.
        - А у вас много книжек! - восторженно воскликнул юноша.
        - Да. У тебя тоже столько же будет. Но учти, что это еще не вся моя библиотека. Тут самые необходимые книги. А остальные, менее нужные, спрятаны в надежном месте - Арханиус посчитал, что ему хватит хвастаться, и перешел к делу - Я надеюсь, ты хоть чуть-чуть прочитал то пособие для начинающих, которое я тебе порекомендовал?
        - И не только. Я еще попробовал кое-какие заклинания сотворить - Мартин выждал короткую паузу и продолжил - но у меня ничего не получилось. Вот так.
        - Ну, ничего. Не расстраивайся. Научишься. Перед тем как начать первое занятие, у тебя есть вопросы?
        - Есть. Один. Почему ВЫ проводите занятие и почему в вашем кабинете, а не в классной комнате? - Мартин ехидно усмехнулся. Хотя действительно он очень нуждался в ответе на этот вопрос.
        Арханиус пристально посмотрел на своего ученика, как будто первый раз его увидел. Но потом вся его серьезность сменилась добродушием. И он ответил.
        - Но это уже два вопроса. Хорошо, отвечаю. Потому что сейчас тебя опасно отпускать в общую группу. Ты же ничего не знаешь и не умеешь. А это может нанести ущерб твоему здоровью и жизни. И так как я твой учитель, я должен за несколько недель тебя подучить Магиям. Ну так что, начнем?!
        Мартин кивнул. Он знал, то, что сейчас скажет Великий Маг, будет больше похоже на вымысел и фантастику, чем на реальную правду. Сон. Красочный и реалистичный. Мартин все еще думал, что спит.
        Хотя не спорю, он уже всерьез задумался о своем будущем. Потихоньку уже начинал верить в правдивость всего происходящего вокруг него. Что очень и очень перечило доводам здравого рассудка. Там, где-то в глубине него шла своеобразная борьба веры и доводов разумного. С одной стороны он понимал, что все это бред. Но в тоже время он хотел верить в правдивость всего происходящего вокруг. Эти две альтернативные, взаимоисключающие позиции очень отягощали сознание Мартина.
        Пусть говорят у вас, что вы, люди, самые приспособляемые существа. Пусть пишут ваши «писцы» о великих приключениях ваших героев в других мирах и измерениях. Да, интересно, правдиво, но не то. По большому счету такие летописи - сказки для ваших же пытливых умов. Вам очень хочется прочувствовать на себе жизнь иную, лишенную проблем вашего мира и имеющую возможности, которые не доступны, опять-таки, в вашем мире. Это стремление оправдано, но не имеет логики. По сути, у вас есть все в вашем мире для того, чтобы вы были счастливыми. Но тут и заключается ваша единственная беда: вы не знаете, что для вас есть счастье. Поэтому его и не замечаете. Даже тогда, когда это счастье вертится прямо перед вашим носом. А вы… рветесь в неведомые края, другие миры, чтобы, наконец, почувствовать себя счастливым, не ведая, что вы и без того счастливы…
        И еще. НЕ ВЕРЬТЕ тем «писцам», кто показывает вам жизнь в другом мире только с одной, положительной стороны. Всегда знайте, есть и отрицательная сторона. Почему-то я нигде не встречал такой повести, где бы описывались мучения героя из вашего мира. Прежде всего, психические. Поверьте мне, я знаю, о чем говорю. Все-таки не даром проводил столько экспериментов. То, что другой мир влияет на сознание чужеземца, это доказанный факт. И для того, чтобы ему адаптироваться к условиям другого мира надо иметь воистину гибкую психику. И без этого никак. Великие Маги давно поняли это, и уже сейчас самым главным критерием подбора учеников у них есть «подверженность безумию»…
        - Я думаю, ты уже успел кое-что узнать из той книжечки. Но все-таки начну я с самого начала. Итак. В Цитадели Магий изначально решили разделить магию Великих Магов на три большие группы: это Магия Стихий: Земли, Воды, Огня, Воздуха; Магия Жизни и Магия Смерти. Скажу честно, не сразу появились эти три группы. Но в конечном результате именно такая структура позволила нам подготавливать более дееспособных учеников. Нашу идею переняли другие команды Великих Магов, хотя если об этом спросишь у них напрямую, они будут отрицать - Арханиус хмыкнул - конечно, сделали они на свой лад. Но это ничего не меняет. Структура Магий остается структурой Магий.
        Так вот. Я считаю, что рассказывать, как мы дошли до всего этого, тебе не надо. Со временем сам разберешься… Ты лучше вот на что посмотри - Арханиус провел ладонью над столом, где буквально с ни откуда возникли три булыжника величиной с кулак - это наши три группы Магий.
        Мартин улыбнулся. Такой наглядный способ разъяснения сути вопроса его позабавил. Тем более что чем дальше Великий Маг говорил, тем больше Мартин убеждался в логичности и правильности такого рода объяснения.
        - Эти группы в свою очередь - напротив каждого булыжника появилась кучка камушков помельче - включают себя некоторое число различных типов Магий…
        Мартин внимательно изучил аккуратно разложенные Арханиусом камни, и не сдержался от комментария:
        - Вот этот камень - указал он на булыжник, который находился в середине - должен означать группу Магии Стихий. Правильно? - Мартин задал вопрос, и тут же сам на него ответил, уверенный в своей правоте - Правильно. Ведь от него ответвляются только четыре маленьких камушка-стихии: Вода, Воздух, Земля и Огонь. Значит, другие два означают Магию Жизни и Магию Смерти. Видите, какой я догадливый?
        - Вижу. Молодец. Ты правильно все понял. А теперь, раз уж на то пошло, попробуй объяснить и вот это - глава Цитадели, улыбаясь, внимательно посмотрел на Мартина. А наш герой тем временем не спускал взгляда с горстки камней на столе и был чрезмерно озадачен, тем, что все камни обрели цвета.
        Булыжник, означающий Магию Стихий, стал четырехцветным. Пепельно-серый, серебристый, светло-коричневый и насыщенный алый цвета теперь украшали этот камень. В отличие от Магии Стихий, другие два камня-группы Магий были двухцветные. Один окрашен в белый и желтый, другой в зеленый и черный цвета.
        - Ну, я вижу, что булыжник, означающий Магию Стихий, стал четырехцветным. Наверно, потому что включает в себя только четыре камушка-стихии. Он как бы взял по цвету от каждого камушка. Вот и получился четырехцветным.
        Что до двухцветных, так тут тоже все понятно. По крайней мере, можно провести параллель с группой Магии Стихий. Разве что, не один камушек, а целая кучка стала одноцветной. Вот и получилось: горстка белых камушков и горстка желтых - бело-желтый булыжник… Смею предположить, что это группа Магии Жизни…
        А горстка зеленых камушков, и горстка черных камушков - зелено-черный булыжник. Соответственно остается только группа Магии Смерти… Я прав?
        - Абсолютно. Единственно, что ты забыл упомянуть… Это то, что пепельно-серый цвет соответствует Магии Воды. Серебристый - Магии Воздуха. Светло-коричневый - Магии Земли. И насыщенный алый - Магии Огня… - договорив, Арханиус хитро улыбнулся. На что Мартин благополучно не обратил внимание:
        - Тут-то я понял. Вот только по какому принципу все это распределение? Вряд ли только по цвету. Может быть, вы все-таки начнете меня учить? - Мартин, наконец, поднял взгляд на Великого Мага.
        Арханиус ответил своему ученику теплой улыбкой. Прошли, наверно, секунды две, и только тогда он заговорил.
        - Если так посмотреть, учить тебя я уже начал давно… - в голосе Великого Мага явно слышались восторженные, похвальные нотки, хотя и говорил он совсем об ином. Мартин просто-таки чувствовал, что его учитель гордится своим учеником. Но по какой-то причине не может эти чувства выразить напрямую.
        Арханиус говорил, а наш герой все глубже и глубже погружался в мир грез. На Мартина нахлынуло чувство умиротворения. Он отчего-то знал, что Великому Магу не безразлична его жизнь. И от этого знания, что он кому-то нужен, на душе у Мартина становилось все спокойнее и спокойней.
        Все-таки как легко можно расположить к своей персоне человека и тем самым возвысится над ним, сказав лишь пару-тройку слов: «Я очень нуждаюсь в тебе». Человек от этих слов буквально млеет, тает. Пускай он потом говорит, что «без него ТЫ долго не протянешь» и подобные этой фразы, знай, ты уже покорил этого человека. Хотя бы уже тем, что этот человек постоянно думает о ТЕБЕ и о своей значимости для ТЕБЯ. Такой эффект не просто так достигается…
        - А сейчас я… МАРТИН! Ты что, не слушал меня? - внезапно Арханиус повысил голос, от чего наш герой подскочил на месте.
        - Тебе что, не интересно? - сейчас мастер-маг был крайне удивлен. Он никак не ожидал, что его новый ученик на первом занятии будет вести себя таким не подобающим образом.
        - Нет, чего же? Интересно. Очень даже интересно - Мартин немного смутился от настырного внимания Великого Мага.
        - Так слушай меня, а не витай в облаках! - впервые с момента знакомства Арханиус был недовольный поведением Мартина. Великому Магу казалось, что его последний ученик и последняя надежда нарочно не хочет слушать своего учителя. Еще вчера Арханиус сильно переживал из-за того, что Мартин не успеет как следует подготовиться к грядущему Соревнованию. Он и так припоздал с выбором ученика на пару десятков лет. Поэтому планировал устроить для Мартина несколько ускоренный курс обучения Магиям. А в итоге сейчас выясняется, что этот ученик, самый подходящий кандидат в отведенную роль, страдает рассеянностью. Что есть очень и очень не желательно. Как же он мог этот момент недосмотреть? Что ж, эта ошибка уже совершена. Теперь придется ее устранять. Замена Мартина если и сыщется, то еще не скоро. А ждать уже нельзя. Надо начинать усиленную подготовку именно этого ученика. С такими невеселыми мыслями Арханиус раздраженно продолжил:
        - С какого момента ты меня прослушал? Вижу по глазам, что с самого начала. Мартин, так же нельзя. Ведь для тебя же я стараюсь…
        Похоже, Великий Маг смягчился. И это не могло не порадовать Мартина. Но на всякий случай он решил извиниться:
        - Простите меня… - Мартин перебил Арханиуса. Наш герой захотел полностью реабилитироваться перед Великим Магом. Доказать, что он способный ученик.
        Ну вот. Что я говорил вам о значимости? Сначала Мартина возвысили, а теперь резко опустили на землю. Ему показали вначале, какую он значимость занимает в сердце другого, а сейчас эту самую значимость существенно занизили. И что происходит в таких случаях? Конечно, вы правы. Люди хотят снова взойти на «пьедестал почета». И пытаются это сделать всеми доступными способами. В основном, самостоятельно унижаясь, лишь бы вновь получить одобрение и ту значимость, которой они были награждены ранее. Так сделает сейчас Мартин.
        - Понимаете… - наш герой начал оправдываться - согласен, я витал в облаках… Но все из-за того, что «почувствовал» ваше восхищение… и порадовался, что смог вам угодить. И все. Я не нарочно…
        Мартин виновато улыбнулся. А Арханиус, вначале разъяренный тем, что его перебили, все-таки сумел дослушать оправдания Мартина до конца. И подумавши, решил отложить свое наказание на неопределенный срок. Его остановило не сколько оправдание Мартина, а столько тот факт, что его ученик вновь был «атакован» этой энергией, Призраками Магий. Это переходило все границы. Арханиус еще вчера очень радовался тому, что Призраки Магий знакомятся с Мартином. Но сейчас он уже был на грани испуга. «То, что нам неведомо, нас пугает». Эти слова действительны не только для вас, люди. Для Великих Магов не чужд страх. Тем более перед той опасностью, которая таит в себе как раз неведомая для них энергия, называемая ими как Призраки Магий.
        «Ситуация начинает выходить из-под нашего контроля - думал Арханиус - ладно, мы, Великие Маги, соревнуемся по мастерству плетения интриг. Это еще допустимо. Но когда наши интриги все больше и больше зависят от неведомой силы - это уже плохо. Риск должен быть оправданным…»
        - Хорошо - глава Цитадели Магий вздохнул - будем считать, что ничего такого не было. Но впредь старайся не отвлекаться на уроках!
        Мартин кивнул. Он понял, что у терпения Арханиуса есть границы. Хотя до этого был уверен, что этот дядька - самый что ни на есть добрый дядька в мире. Теперь же Великий Маг не казался Мартину таким уж добрым. Наш герой сумел сделать для себя кое-какие выводы. «Нельзя верить первому впечатлению; всегда надо быть начеку, потому что не знаешь, что на уме у другого». Именно такие слова сейчас каруселью проносились в голове у Мартина. И повторяться будут еще очень много раз.
        Что ж, Арханиус пускай и косвенно, но добился своего. Мартин, наконец, начал соображать. Впоследствии наш герой будет часто вспоминать этот эпизод из своей жизни, как первую попытку анализа ситуации и как первую попытку самокритики. То есть, говоря простым языком, этот эпизод стал началом его взросления.
        Тем временем глава Цитадели, вздохнув, принялся вновь повторять то, что уже успел сказать своему новому ученику:
        - Группы Магий не случайно поделены на цвета, Мартин. Это только поверхностное разделение. Каждый цвет Магий являет собой определенный тип энергии, которую используем мы, Великие Маги, для создания тех или иных заклинаний. Все эти типы энергий имеют свою различную друг от друга структуру с присущими индивидуальными особенностями…
        Ты, Мартин, как и все наши маги, тоже содержишь в себе энергию, называемую нами как чистый магический поток. Именно наш чистый магический поток и является базовой основой для… Скажем так, сначала для преобразования в энергию одного из вышеназванных типов Магий. А потом уже и для создания заклинаний… - Арханиус сделал небольшую паузу, дав время переварить Мартину новую и довольно-таки сложную как для новичка информацию - Так вот, вся загвоздка в том, что наш магический поток имеет цвет. И соответственно структуру. При чем у каждого мага цвет магического потока может быть разным. Он может быть схож с увиденными тобою цветами Магий - Великий Маг рукой показал на горстки камней - тогда этот маг имеет приоритет в том типе Магии, с которым его цвет потока наиболее похож. Или, наоборот, ни на один цвет Магий не похож. В этом случае маг будет с одинаковой легкостью использовать любой тип заклинания. Но, к сожалению, ни в одной из Магий такой маг не достигнет больших высот. Если, конечно, он перестанет рассеивать свое внимание на все типы, и сосредоточится на каком-либо одном…
        Тут, я думаю, все понятно. Если твой магический поток в естественном виде имеет такую же структуру энергии, что требуется для создания заклинания, то тебе нет необходимости еще обращаться к преобразованию. Ты можешь просто черпать энергию и творить.
        Но, а если же структура твоего магического потока будет различна со структурой энергии, требуемой для создания заклинания, тогда тебе свою энергию надо еще и преобразовывать. Можно понять тех магов, у кого цвет магического потока нейтральный, не относящийся ни к одному существующему цвету Магий. Они могут преуспеть во всех типах Магий, но лишь теоретически. Как говорится «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Так и здесь, маги пытаются продвинуться в изучении всех типов Магий, и, как правило, нигде не успевают. Им просто катастрофически не хватает времени изучить все. Вот поэтому та, другая, часть магов, имеющая предрасположенность к одному типу Магии, не суетясь, развивают только этот тип Магии. Я понятно изъясняюсь?
        - Та вроде понятно - пожал плечами наш герой - что-то наподобие цветового разделения вчера я уже читал. А что именно, толком не помню. Вы могли бы все, что только что мне рассказали выложить в книге, тогда бы не пришлось сейчас вводить меня в курс дела, и сразу бы перешли к практике.
        - Ишь ты какой практичный! - улыбнулся Великий Маг - но а действительно, ты меня хоть чуть-чуть понял?
        - В любом случае я буду самостоятельно во многом разбираться. Так что если что и не понял, то обязательно постараюсь понять. Вы мне вот что скажите, а какой цвет имеет мой магический поток?
        - Сейчас это трудно сказать. Твой магический поток пока как бы запечатан. И я не могу его «увидеть». Так же, как и твой потенциал - магическую силу. То есть, количество твоего магического потока. Вот сегодня вечером как раз и узнаем цвет твоего потока и твою силу как мага. На этом вводная лекция подошла к концу. Теперь я тебе расскажу о твоем первоначальном графике обучения.
        Значит так, обучаться ты будешь со мной в течение одного месяца по времени твоего мира, Мартин. Обучение будет происходить по такой схеме. В день по два занятия: с утра длиною три часа, и вечером - четыре часа. Думаю, утром будем начинать с часиков девяти. У тебя есть в комнате часы, но, мой тебе совет, как можно раньше наколдуй себе часы на руку. Вечером - в шесть или семь. Точно скажу тебе завтра. Уроки будут проходить в моей тренировочной комнате. Ну вот, в принципе и все. В свободное от занятий время ты будешь тратить на чтение книг. Кроме этого, постоянным твоим «домашним заданием» будет разучивание заклинаний. Да так, чтобы знал их ты как в школе стишки - «на зубок». На наших уроках выученные тобою заклинания будем закреплять на практике.
        Где-то через полторы - две недельки начну организовывать для тебя дуэли. Сражаться будешь либо со мной, либо, в крайнем случае, с Пэтрой. Я ее попрошу, и она обязательно проведет с тобой поединок. Но только если я буду занят.
        Сейчас отправляйся в свою комнату, почитай книгу. В шесть часов я за тобой зайду. Если проголодаешься, то можешь пойти в столовую - она работает так сказать круглосуточно. Поэтому в любой момент ты сможешь покушать. Дороги к своей комнате и к столовой ты, я думаю, уже успел запомнить. Если что, не стесняйся и спроси у прохожего. Тебе обязательно подскажут. Теперь действительно все. Вопросы «жизненно важные» есть?
        - Жизненно важных? Нет! - Мартин улыбнулся.
        - Тогда можешь быть свободным. До вечера, свободным - улыбаясь в ответ, встал Великий Маг. Мартин тоже встал и послушно направился к выходу.
        - Так точно! - по-армейски отрапортовал наш герой и скрылся за дверью…
        Из воспоминаний Мартина:
        «… Если честно, то на первом занятии, когда Арханиус рассказывал мне о Магиях, изучаемых в Цитадели, я ни-че-го не понимал… Попытался, конечно же, тогда говорить хоть что-нибудь. Главное, надо было не молчать. И надо же, мои слова оказались по теме… Сказалось, наверно, что я пролистал ту книжечку, которую Арханиус мне давеча посоветовал прочитать. Так сказать для ознакомления с Цитаделью Магий… (Мартин, когда об этом рассказывал, улыбался беззаботной улыбкой не слишком прилежного в учебе студента). В моем университете, да, я думаю, и не только в моем, частенько студенты таким методом пользуются. Говорят преподавателю всякую чушь. И те, соглашаясь, кивали головой, иногда вставляя по нескольку слов в ответ студента. Конечно, надо говорить уверенно, как будто действительно знаешь, о чем идет речь. И тогда преподаватели ставили хорошие оценки, при этом считая такого студента умным на фоне остальных. Но такой метод может не «прокатить», если преподаватель на самом деле разбирается в поднятом вопросе и поэтому может уличить студента во лжи. Или, что почти одно и тоже, имеет свое представление о
выясняемой проблеме и если студент говорит в разрез его, преподавательскому, суждению, то преподаватель здорово критикует подготовку студента к занятию…
        И вот никогда не думал, что и я воспользуюсь таким методом. Благо, все прошло удачно. Арханиусу пришлись по душе мои рассуждения. Так что, тогда я поднялся в глазах мастера-мага, как способный и перспективный ученик…
        И чем дальше, тем чаще я пользовался всякими уловками. И не скажу, что испытывал по этому поводу хоть какое-нибудь отвращение. Наоборот, мне все это нравилось. Только тогда я стал понимать некоторых моих одногруппников и однокурсников по высшему учебному заведению в моей человеческой жизни до Цитадели Магий. Эмоции были потрясающие! Особенно в самом начале. Я же до Цитадели был довольно-таки примерным студентом. Но… первые дни жизни в Цитадели Магий ознаменовались кардинальным переворотом не только самой жизни, как таковой, но и мировоззрений, взглядов, психики, в конце концов. Хотя я много чего не понимал, верил в нереальность происходящего вокруг, все же потихоньку менялся… И прожив буквально считанные недели в Цитадели, я осознал, что полностью изменился. Я уже не был тем Мартином, которого выслеживал Арханиус в человеческом университете. Я стал… Ну не знаю… по крайней мере, учеником Великого Мага, это точно. А там… водоворот событий вокруг меня и не только. И в итоге, я обрел окончательные черты личности, которые я развивал на протяжении всей моей последующей жизни и, конечно же, в
обязательном порядке продолжаю их развивать и до теперешнего дня…»

***
        Тем временем Пэтра, проведя Мартина в кабинет Арханиуса, подходила к двери в Малую Тренировочную Комнату, пятую по счету. И закрывая за собой оную с внутренней стороны тренировочной комнаты, проговорила:
        - Здравствуйте, Великий Маг Кор. Я пришла. Извините, что чуть опоздала - сегодня у Мартина все-таки первый учебный день начался… - ученица Арханиуса с улыбкой на губах оправдывалась перед Мастером Иллюзий.
        - Здравствуй, Пэтра. Рад, что ты все-таки соизволила прийти на занятие - толстый маг улыбался и сейчас меньше всего был похож на созданный им же образ.
        - Ну что вы… Как же так… - Пэтра на секунду от возмущения потеряла дар речи, но потом продолжила - Я же вас предупредила! Что опоздаю. А вы сейчас пытаетесь меня еще и обвинить…
        Не договорив, Пэтра швырнула в Великого Мага заклинание, которое коварным способом снимает какие бы то ни было иллюзии. Но Мастер Иллюзий на то и мастер, что хоть и не ожидал от ученицы такого подвоха, но все же сумел вовремя нейтрализовать заклинание.
        - Слишком наигранное возмущение. Плохо стараешься… - Кор, наставляя ученицу Арханиуса, послал в сторону Пэтры простой огненный шар в иллюзорном образе черной, лоснящейся пантеры.
        - Это заметили вы. Но другие вряд ли… - Маг, уже зная уловки Мастера Иллюзий, спокойно разобралась с «двуличной» пантерой, при этом отсылая к Великому Магу сразу двух только что призванных мертвых магов средней категории силы. Пока Великий Маг отбивал атаки личей, Пэтра образовала над Кором небольшую, иссиня-серую тучку, которая в миг сумела намочить Мастера Иллюзий вполне настоящей водой. Это для Кора стало небольшой неожиданностью. И он, отвлекшись, пропустил сдвоенную атаку личей. Конечно, мертвецы не могли сильно навредить Великому Магу, но в какой-то степени задержали на себе его внимание. Чем и воспользовалась Пэтра. Из ее рук, эффектным, чересчур уж красивым образом, выделился электрический разряд и замедленно, как бы насмехаясь, направился в сторону Великого Мага. Тот, завидев летящую молнию, подождал, пока она приблизится на достаточно близкое расстояние. Затем образовал по ее траектории два отражателя, которые и направил в стороны личей. Тем самым, уничтожив их.
        - Так не честно… - Пэтра избаловано выпятила свои губки. Ей не понравилось, что Мастер Иллюзий не захотел с ней «играться», а применил сразу свои «великомагские штучки».
        - Не честно, когда на занятии по Магии Иллюзий ты используешь другую Магию… - Кор попытался нравоучить ученицу Арханиуса, но та его перебила.
        - Вы же Великий Маг Иллюзий! Куда мне до вас! Я использовала те возможности, которые у меня есть. Тем более я бы вас все равно не победила бы…
        - Но-но - Мастер Иллюзий погрозил Пэтре своим пухлым пальцем - Никогда такого не говори. Все зависит от того, что у тебя вот тут, в голове. Тебе уже под силу победить Великого Мага. Только вот, ты еще не осознала этого…
        Вот был у нас случай в Цитадели: один ученик (двадцатого года обучения - запомни это) повздорил со своим мастером-магом и вызвал того на дуэль… Славная тогда была битва… Жаль, что короткая. Ученик полагал, что он уже сможет обыграть своего учителя. Самонадеянно полагал… Конечно, Великий Маг был намного сильнее своего ученика и мог его запросто убить. Но… Этому мастеру-магу понравился проявленный характер ученика. И Великий Маг захотел увидеть, что все же из этого ученика получится…
        Хотя после дуэли мастер-маг наказал своего подопечного. В последующие годы относился к нему прохладно, обучая только в рамках стандартного положения об обучении учеников в правилах Цитадели. Но ученик самосовершенствовался и вскоре стал тоже Великим Магом. При этом уже тогда смог заставить своего мастера-мага опасаться самого себя. Мастер-маг, наверно, корил себя за то, что оставил много лет назад на дуэли ученика среди живых… Но, увы, что сделано, то сделано… А изменить ситуацию уже в то время было намного тяжелее… - Кор слишком глубоко погрузился в воспоминания, что прямо сейчас мог выболтать информацию, как раз не предназначающуюся для ушей Пэтры. Но вовремя спохватился.
        - В общем, к чему я веду. Ты можешь ошибаться в своих силах, но никогда, слышишь, никогда не считай себя побежденной! Это плохо влияет на любую мелочь в жизни. Но если, ты будешь считать себя победителем, кто знает, может, «дрогнет рука» и у Великого Мага - твоего соперника…
        - Хорошо, мой мастер-маг. Я подумаю и обязательно сделаю выводы - Пэтра на миг замолчала, словно раскладывание в голове «по полочкам» того, что только что сказал Кор, требовало все внимание. Потом ученица Арханиуса продолжила:
        - Спасибо за совет… Но мне вот что интересно. Вы так, эмоционально, что ли, рассказывали об этом ученике, будто сами им и были, не так ли? Все-таки я ощущаю полную правдивость в сказанном и прямое участие в тех событиях, что вы описали… - ученица Арханиуса хитро так посмотрела в глаза Мастера Иллюзий. Тот выдержал взгляд Пэтры и, улыбаясь, проговорил:
        - Молодец. Проницательная. Все-таки не зря Арханиус тебя обучает. После Соревнования звание Великого Мага тебе обеспечено. Порою Лавренций и не таких Магов удостаивал приставкой «Великий»…
        - И из-за чего же вы повздорили со своим мастером-магом, Лавренцием, да? - Пэтре сейчас очень хотелось услышать хоть что-нибудь из жизни одного из самых старых Великих Магов. Ведь такое не каждому рассказывают. Вон, Арханиус пока не настолько откровенен с ней. И он еще ее мастер-маг, называется! А тут Кора «понесло». Да, Пэтра «развесила ушки», ожидая услышать правдивые сказки былых лет. Но Мастер Иллюзий посчитал, что сказал и так достаточно много из графы «личная информация», поэтому ответил отказом:
        - Я не собираюсь тебе все рассказать. Это дело давно минувших дней. Но некоторая информация имеет силу и сейчас. И может привести к очень неожиданным последствиям. Поэтому я промолчу. Ты мне лучше вот что скажи… Как там Мартин?
        Пэтра еще несколько мгновений смотрела на Великого Мага с явными «симптомами» заинтересованности, но потом, заглушив интерес, ответила весело, и как-то буднично, на заданный Мастером Иллюзий вопрос:
        - Как любой другой на его месте. Задает слишком много вопросов. При чем частенько среди действительно дельных попадаются довольно-таки глупые вопросы. Наивный как дитя - верит всему, что скажут. А так… - ученица Арханиуса пожав плечами, закончила - вполне ничего.
        - Ясно. А по силе? Каков потенциал? - Кору было жизненно важно узнать ответ на, казалось бы, такой простой вопрос. Великий Маг поневоле затаил дыхание.
        - Вы же знаете моего учителя. Он давно уже не берет кого попало в ученики. Потенциальный Великий Маг. Но только где-то через сто-сто пятьдесят лет. Если, конечно, выживет в грядущем Соревновании. Очень мало шансов, что Мартин достигнет высокого уровня до этого Соревнования…
        - Но все же шансы есть, хоть и не большие… не так ли? - Мастер Иллюзий был серьезен как никогда раньше. Пэтра «видела», как Кор что-то соображает по поводу полученной новой информации. Прямо-таки ее переваривает, всю без остатка. И поэтому ученица Арханиуса не стала мешать Великому Магу. Мало ли что он еще надумает? Сейчас Мастер Иллюзий явно просчитывал все возможные пути развития событий на несколько ходов вперед. А именно в такие моменты под руку Великому Магу не стоит лезть. Если, конечно, не горишь желанием поучаствовать в интригах старшего мага. Причем такое участие не всегда идет на пользу. А с завидным постоянством, скажу я вам честно, интриги Великих Магов приносят вред. Вред в основном таким малосведущим как Пэтра, другие Маги и ученики, не имеющие определенного опыта…
        - Ладно - «очнувшись», проговорил Кор - Продолжим занятие…

***
        На вечернем занятии того же дня, Мартин с помощью Арханиуса «распечатал» свой магический поток.
        - Могу тебя поздравить, Мартин. У тебя нейтральный цвет магического потока - видя, как его ученик немного скис, Арханиус продолжил - но не расстраивайся. Это я и ожидал увидеть. Советую тебе сразу выбрать несколько типов Магий, которые ты будешь развивать. Поверь моему опыту, развить все тебе не удастся.
        - А какой именно цвет? - Мартин не мог понять, почему он так отреагировал на слова Великого Мага. Ведь до этого момента он не думал, какой цвет магического потока для него будет лучше. Но как только узнал, что у него нейтральный цвет, то почему-то расстроился. Немного поколебавшись, Мартин решил оставить эту проблемку на «потом», надеясь позже разобраться в своих чувствах.
        - А черт его знает! - через небольшую паузу выдал Великий Маг, отчего Мартин поневоле рассмеялся.
        - Чего это ты тут смеешься - немного удивленно спросил Арханиус.
        - Не обращайте внимание. Продолжайте - Мартин подавил свой смех, но еще продолжал улыбаться.
        - Ладно… - Великий Маг посмотрел на своего ученика, как на психа - не буду. Твой магический поток состоит из двух слоев цвета: первый - фиолетовый, второй - синий. Эти два цвета как бы накладываются друг на друга, при чем в разных местах по-разному. Вот и получается, что в одном месте видится фиолетовый цвет, в другом - синий. Но, могу тебя сразу заверить, на нейтральность это ни в коей мере не влияет. Так что будь спокоен…

***
        Намонглиас закончил читать книгу. И отложив ее в сторону, потянулся в кресле.
        «Из-за чего же все вышло не так?! Почему у меня не получилось считать память у Санни. В уже мертвого мага? - тем временем думал Великий Маг - ведь тогда, совместно с Дрониусом, у меня все получалось. И не раз, и не два мы с ним это проделывали. Неужели где-то Дрониус перестраховался? Не дал мне в полном варианте заклинание снятия памяти? Неужели он тогда мне помогал? А ведь, правда… Я же почувствовал всплеск силы… но не обратил на этот факт внимания… Слишком не понятной была та сила… При чем… да… Каждый раз, когда я считывал память, он мне помогал. А я-то думал тогда, что колебание энергии было вызвано необычностью заклинания. Всплеск той силы, пускай и небольшой был почти во всех случаях. А может и во всех, просто иногда я, бывало, полностью сосредотачивался на заклинании. И не видел вокруг себя ничего. Неужели у Дрониуса чистый магический поток имеет такой вид? Что тогда он за существо?.. Но нет… не могу я в это поверить. Та энергия была на несколько порядков выше энергии Великих Магов. А насколько я знаю, Дрониус обладал именно энергией Великих Магов… Тогда кто же нам помогал все то время,
когда мы тренировались считывать память у разных существ? Союзник или противник? Наверно, союзник… Потому что если бы он был нам врагом, то непременно б воспользовался подходящей ситуацией, чтоб ударить. А их тогда было предостаточно… Хотя… если это необъяснимое, пока необъяснимое для меня существо, не пользовалось моментами, может, оно не те цели преследовало? Все может быть… Очень даже правдоподобно. Тогда, какие именно цели оно преследовало? Ничего не понимаю…
        Ладно, оставим эту проблемку на потом. Авось, решиться сама собой. Хотя мне то не стоит уповать на его величие случай… Так… Как бы мне высвободить Глиаса? Еще одна головоломка… Надо сделать так, чтобы подозрения на меня не упали. А то и так провинился, что как бы «не прикрыл» ученика… И что-то этот Рокавич темнит… Небось, замышляет что-нибудь? Вот это тоже загадка… Как-то он вел себя неправильно. С точки зрения здравомыслия… Ну не может так спокойно реагировать мастер-маг, когда узнает, что его ученик покалечен… Рокавич явно догадывается обо мне… В моем прямом участии в инциденте с Санни… И как же теперь быть?.. Если он раскроет свои «карты», мне несдобровать… Значит… остается… ударить первым. Глиас «проспит» еще долго. Но надо срочно подготовиться, чтобы, как только настанет удобный момент, можно будет поменять Глиаса на мертвое тело Санни…»
        Часть 2
        УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ УЧИТЬСЯ
        Глава 4
        «»…Жить с людьми, на людях, бежать в общей упряжке может не всякий. Чтобы выносить подавляющую массу чужих интересов, забот, идей, вожделений, прихотей и капризов, постоянной лжи, зависти, фальшивой доброты, мелочности, показного благородства или - что еще хуже - благородства самодовольного; терпеть случайную и ничем не вызванную неприязнь, или то, что по несовершенству человеческого языка прозвано «инстинктивной антипатией», - нужно иметь колоссальную силу сопротивления. Поток чужих воль стремится покорить, унизить и поработить человека. Хорошо, если человек с закрытыми внутренними глазами, слепыми, как глаза статуи; он на том маленьком пьедестале, какой дала ему жизнь, простоит непоколебимо и цельно. Полезно быть также человеком мироприятия языческого или, преследуя отдаленную цель, поставить ее меж собой и людьми. Это консервирует душу. Но есть люди столь острого болезненного ощущения хищности жизни, что их, людей этих, надо беречь. Не сразу высмотришь и поймешь такого. Большинство их гибнет, или ожесточается, или уходит…"» //Александр Грин «Человек с человеком"//
        Торий, город Эрит.
        «Каким я был глупцом! Немощным слабаком! Зачем я позволял им использовать себя?! А ведь они использовали меня… хм, но не теперь. ХА! Не теперь. Никто не посмеет меня сейчас использовать. Ха-ха-ха. Никто…
        Был я слаб душой. Малодушен. Не сейчас! Ха, не сейчас. Но тогда… как я сожалею об этих грязных годах моей прошлой жизни. Мне не хватало понимания, что я силен. Сильнее их. Ха-ха. Зло - как ты прекрасно! Как я был слеп…»
        Сейчас Торий - человек зла, очень сильный человек зла. Но у него, как, впрочем, и у каждого из нас, есть несколько «страничек» жизни, о которых он не может вспоминать без всепоглощающего гнева. Ибо эта была жизнь угнетенная. И угнетенная теми людьми, выше которых теперь стал этот человек зла. В общем, мы вернемся в прошлое, дабы ощутить на себе все горечи жизни, которые испытывал Торий.
        Тория воспитали добрым человеком. Его с детства приручили жить ради других. Он всегда и везде никому не отказывал в помощи. Даже в укор себе. Правильно отметил человек зла, что тогда он был малодушным. Есть этому даже ряд примеров. Начнем с того, что в юношеском возрасте он отпустил девушку, которую сильно любил. Ему тогда люди говорили, что эта девушка не его, она должна стать женой другого. И Торий покорился судьбе и уговорам, поступил по велению других. Так как они твердили только о добре, которое принесет Торий любимой девушке и ее жениху. Они одобряли такой поступок. Торий и «купился» на это. И прожил свою человеческую жизнь с нелюбимой женщиной, опять таки, из-за просьб других.
        Торий вырос умным человеком, знал грамоту, владел если не в совершенстве, то довольно-таки неплохо несколькими видами профессий. Этими его качествами и пользовались другие, и что самое главное, Торий никому не отказывал в помощи. Всем своим существом он желал только добра любому из общества. Ибо таким его воспитали. Он не жалел себя, но жалел других. Стоит кому-либо прийти к нему домой и «поплакаться» в его рубаху, как Торий тут же утешал и обещал помочь. И помогал. Тратил свои жизненные силы для других, но не для себя. И ради чего? Ради того простого благодарения от просивших? Торию не было не солено, не сладко от этого. Но тогда он этого не замечал и не понимал. Душил в себе все эгоистичные порывы лишь одной мыслью: «Я нужен им. Я нужен обществу». И каждый день прошения возобновлялись. Порою их становилось чересчур много. Но Торий все беспрекословно выполнял. Так могло продолжаться вечно… Торий не жил, он лишь существовал. Существовал в угоду другим.
        И вот, как-то раз в один день все изменилось. Он выполнял работу для своего очередного «друга». И у него никак не получалось ее завершить. Впереди еще ночь, а работа должна была быть готовой к завтрашнему утру. Торий нервничал. Торий злился. А работа никак «не хотела» завершаться. В кабинете уже было темно, что тоже добавило свою каплю в бурлящий вулкан злости Тория. Наконец он встал и зажег свет. Чуть-чуть успокоился. Но эта чертова работа его уже достала! Впервые в жизни он был не рад, что решил помочь ближнему своему. А тут еще кто-то ломится в дверь…
        - Да! - раздраженно выкрикнул Торий. В кабинет вошла его жена.
        - Там пришел Кафуций. Он сказал, что есть работа для тебя.
        - Передай ему, чтоб он меня подождал! Иди. - Торий немного смягчился, но все равно в его голосе сквозило раздражением и гневом.
        Жена вышла, а он продолжил доделывать незаконченную работу. Прошло минут пять, и Торий уже забыл об ожидающем его «работодателе». Забыл он и о жене. Поэтому когда вновь раздался стук в дверь, Торий не сдержался:
        - Кого там принесло!!! Я никого не жду!!! В дверной проем заглянула его жена.
        - Кафуций сказал, что у него нет времени ждать. Он настойчиво просит, чтобы ты спустился к нему…
        Торий в это время разглядывал свою жену. «И как я смог прожить с ней столько лет? Мне ж она даже не нравится! Хорошо, что нет у нас детей» - подумал он. Прошла одна секунда, и он улыбнулся: жене, себе. Торий встал из-за стола. Он уже не мог просто так сотрясать воздух, жалуясь на свою плохую жизнь. В этот миг он понял, что можно еще все изменить. И начал:
        - ТЫ!!! Животное паршивое, никогда мне не нравилась! Как я дал себя уговорить на тебе жениться?! Скажи этому Кафуцию, чтобы пошел к Мартинию со своей работой! Не буду я ее делать! Впрочем… я сам все ему скажу…
        Улыбаясь странной улыбкой, Торий вышел, оставив свою нелюбимую жену удивленно открывать и закрывать рот на пороге своего кабинета.
        Еще с лестницы он увидел Кафуция. Тот вольготно возлежал на диване общей комнаты. Завидев Тория, Кафуций улыбнулся и, не вставая, произнес:
        - Почему так долго? У меня есть работа, которая тебе очень понравится. Но ее надо сделать за два дня. Я рассчитываю, что ты мне выполнишь эту работу в срок - Кафуций царственным взглядом наградил Тория. Но споткнулся и опешил, перехватив взгляд хозяина дома. В глазах Тория отражались маленькие, но дьявольские огоньки.
        - А я рассчитываю, что ты в срок умрешь!!! - гневно ответил Торий. Речь Кафуция стала последней каплей. Торий просто кипел от гнева, ярости и бешенства - Ты хоть когда-нибудь поблагодарил меня за выполненные мною для тебя работы. НЕТ! Ты приходишь снова и снова. И требуешь, ТРЕБУЕШЬ! чтобы я еще что-то выполнил. УЖЕ НЕТ!!! Такого больше не будет…
        И ни с кем не прощаясь, Торий вышел из своего дома. Он долго бродил по вечерним улицам своего города. Но никто не решался его остановить. В Торие что-то изменилось. В нем чувствовалась пугающая сила. Он вызывал у прохожих первородный страх. И поэтому никто не осмеливался его остановить или окликнуть. Торий этого не знал, он не обращал внимания на прохожих. Он был погружен в себя. И просто бродил по многочисленным улицам.
        Но вот он остановился и поднял голову, и уткнулся взглядом в Дом Зла. Это была менее распространенная вера в его городе, в отличие от веры исходящей от Дома Добра. Взгляд Тория стал более осмысленным. Теперь он понял, что ему надо.
        Мужчина поднялся по ступенькам и вошел в мрачное здание. Он нашел свое место.
        Центральный зал Дома Зла был почти пуст. Вдалеке, возле статуи бога Зла, Мартиния, стоял приспешник этой веры: он был облачен в темно-серую рясу, рясу Зла. Этот человек стоял лицом к статуе. Скорей всего, созерцал творение лучших скульпторов Эрита.
        Торий осторожно подошел к человеку в рясе. Встал на колени и тихо произнес:
        - Я хочу стать последователем Зла. Примите меня. Человек в рясе обернулся.
        - Встань сын Зла, Мартиний тебя принимает.
        Торий встал и рассмотрел собеседника. Это оказался совсем еще молодой парень. По возрасту Торий мог бы быть отцом этого юноши. Приятной наружности, заурядного телосложения (и не худой, и не толстый) черноволосый с зелеными глазами парень. И он улыбался. В его взгляде читалась уверенность вперемешку с искорками задорного веселья. Торий от чего-то понял, что этот юноша в рясе его ждал. И ждал уже несколько часов, хотя сам Торий эти несколько часов назад еще сидел в своем кабинете и выполнял работу. Потом Торий мельком взглянул на статую бога Зла. Удивился. Опустил свой взгляд на юношу в рясе, и снова встал на колени, пробормотав покорно и удивленно:
        - Мартиний…
        - Вставай, Торий, вставай! Торий был поражен, Торий был удивлен - к нему снизошел сам бог.
        - Торий, ты пришел вовремя. Как я и ожидал. Твое время наступило. Тебе пора стать моим учеником. Пойдем…
        Мартиний положил руку на плечо человека, и уже оба они растворились в полутемном помещении. Мартиний увел Тория в ведомые только богу Зла места, а может и миры…
        Вот такая ирония Судьбы: человек творивший добро своими руками станет в будущем лучшим последователем Зла. Ирония? Ирония. Но почему-то не смешно…

***
        МАРТИН, ЦИТАДЕЛЬ МАГИЙ.
        Проходит одна неделя с момента принятия Мартина в команду Великих Магов. За это время ничего особенного в Цитадели не произошло. Наш герой, Мартин, под руководством Арханиуса начал изучать магию Великих Магов. Не скажу, что он не старался, но каких-либо больших успехов пока еще не достиг. Арханиус не унывал, и не давал впадать в уныние своему ученику, постоянно поддерживая его.
        Сейчас мы застаем этих двух героев в тренировочной комнате, как раз в тот момент, когда Мартин попытался атаковать Великого Мага.
        Ученик вскинул руки. Облако теплого воздуха, образовавшееся вокруг него, двинулось на главу Цитадели Магий. Арханиус же оставался стоять на месте и пока еще ничего не предпринимал. Он ждал, подпуская как можно ближе заклинание ученика, чтобы было возможно оное уничтожить, не задев при этом Мартина.
        Вот облако приблизилось. Арханиус ударил «замораживающим лучом». Но вместо того, чтобы облако осело на пол ледяной крошкой, оно раздвоилось и окружило Великого Мага.
        - Хм. Молодец - улыбнулся Арханиус, чувствуя тепло, исходящее от облака.
        Всплеск магии, «Вспышка магического потока», и облако-заклинание растворилось в чистом магическом потоке Арханиуса.
        - Мартин, попробуй повторить такую вспышку. Нет ничего лучше, чем защита, состоящая из твоего магического потока в чистом виде. Это что-то вроде иммунитета. Хотя и дополнительные средства защиты хороши - прокомментировал свои действия Великий Маг - попробуй на миг выплеснуть всю свою силу, но не дальше, чем на метр от себя и с привязкой «возвращения обратно». Давай.
        Мартин прикусил губу. Он уже мог понемногу вытягивать свой поток для плетения заклинаний. Но чтобы сразу весь… Это как-то тяжеловато.
        Но он попробовал. Ничего. Всплеска не было. Но магическая аура в некоторых местах покрылась пятнами насыщенного чистого потока.
        - Нет, Мартин. Немного не так. Ты, конечно, прав в том, что, образовав проходящие каналы, можно вытянуть всю свою силу. Но, если есть каналы, то и есть перегородки и стенки. Поэтому у тебя образовались вот эти «пятна». Сила вышла только по отведенных тобою маршрутах, то есть в тех промежутках, где ты поставил каналы. Поэтому сделай так, чтобы не было никаких перегородок. Представь внутри себя взрыв бомбы…
        Нет, же! Ты что делаешь!? А возврат?! - крикнул Арханиус, пытаясь перехватить рассеивающуюся силу ученика. Все случилось внезапно. Мартин увлекся попытками выброса магического потока, что совсем забыл ограничить сам выброс. И получилось так, что весь имеющийся магический поток Мартин мог «добровольно» отдать в окружающую среду. Но Арханиус успел-таки собрать малые крохи силы и вернуть их своему ученику.
        - Маг никогда не должен что-либо забывать - начал нравоучения Арханиус - ни одной мелочи. Ничего. В обратном случае он будет уже не магом. Легко потерять свой магический поток, но очень тяжело его восстановить… Завтра, а я надеюсь, ты хоть чуть-чуть пополнишь свой магический поток, будем тренироваться сдерживать выброс энергии. А сейчас иди к себе, отдыхай. И еще. Сегодня воздержись от индивидуальной практики. Подкопи силу.
        Мартин кивнул и, толком не понимая, что был на грани истощения, покинул тренировочный зал Арханиуса. Он пребывал еще в шоковом состоянии, и посчитал разумным выполнить приказ мастера-мага. Именно поэтому он пошел в свою комнату по ближайшему пути, который пролегал через оживленный учениками разных групп коридор.
        Проходя мимо учеников, Мартин чувствовал себя неловко. Хотя Великие Маги категорически запрещали какие бы то ни было проявления магической силы в стенах Цитадели Магий (даже есть такой пункт в правилах Цитадели Магий). Но Мартин все же не мог избавиться от чувства, что кто-нибудь, да и как шибанет по нему магией. Умом он понимал, что такое может случиться только в рамках занятия и только под пристальным вниманием Великого Мага, но все равно избавиться от чувства опасности ему не удавалось.
        Мартину надо было бы успокоиться и расслабиться, но то и дело вокруг вспыхивающие заклинания расслаблению не способствовали. Дело в том, что коридор, по которому шел Мартин, вел в общую столовую. Народу, как вы сами понимаете, здесь, особенно в дневное время, навалом. И, я думаю, вы также понимаете природу человекоподобных существ в окружении себе же подобных. Да, да. Найдется некоторое количество индивидуумов, которые захотят похвастаться перед другими своей силой. Вот и получается, то там заклинание появится, то здесь. Малой силы и без направленности на кого-либо. Но и этого хватило Мартину, напуганному историями Пэтры, чтобы начать потихоньку увеличивать магическую защиту вокруг себя. Так он и прошел, дерганный, нервный и мокрый от холодного пота в свою комнату. Обессилено ложась на кровать и снимая защиту, Мартин поклялся обходить оживленные участки Цитадели десятой дорогой. По крайней мере, до того момента, пока он не будет в силах постоять за себя.
        Вскоре напряжение сменилось умиротворением и глубоким, усталым и жадным на отдых сном.
        С утра Мартин проснулся слегка… «помятым». Часы показывали очень раннее утро. Поэтому Мартин обратно завалился в постель. Но сон уже не шел. Мартин ворочался с боку на бок, взбивал подушку. Но ничего не помогало. В итоге, ругая пустоту, он встал. До занятия с Арханиусом времени было еще предостаточно. Так что Мартин, приняв душ, направился в столовую.
        Несмотря на раннее время, в столовой уже набралось учеников двадцать. Поэтому заспанным дежурным поварам пришлось изрядно «попотеть», чтобы накормить такую ораву «жаворонков». По ходу приготовления они постоянно бормотали себе под нос ругательства по поводу столь ранних гостей в их столовой. Что, впрочем, ни чуть не отразилось на качестве еды. В Цитадели Магий умели хорошо и вкусно накормить.
        Взяв поднос с едой, Мартин сел за ближайший свободный столик. Но поесть ему не дали. Раздался несильный хлопок, и после громкая брань одного из дежурных поваров. Несколько учеников из старших групп повернули головы в сторону кухни.
        - Вот это да! - произнес восхищенно один из старших учеников. Мартин не успел разобраться, в чем дело, как из кухни выскочили все повара, а один из которых, с виду главный, обратился к завтракающим ученикам:
        - Ребят, помогите собрать магическую энергию, пока она не рассеялась.
        Многие из учеников уже давно не слушали речь повара, а занимались отловом энергии. Они сразу почувствовали выброс энергии и принялись ее поглощать. Халява она и есть халява. И все это понимали, даже тот главный повар. Но он надеялся, что ученики, оставив себе некоторую часть энергии в качестве мзды, остальное вернут в подготовленный им резервуар - починенный артефакт-накопитель. Главный повар не мог понять, из-за чего артефакт взорвался, но сейчас не было времени разбираться. Надо успеть «словить» как можно больше высвобожденной магической энергии.
        Мартин же сидел, удивленно озираясь вокруг. Через несколько секунд до него наконец-таки дошла суть просьбы повара, и на примере старших он тоже начал впитывать окружающую его энергию. Мартин вспомнил вчерашний выброс своего магического потока. Эти два происшествия были схожи между собой. Только сегодня высвобожденной энергии было намного больше. Мартин «видел» вчера, как Арханиус собирал его магический поток, поэтому уже сегодня ему не составило труда понять принципы «отлова» и попрактиковаться.
        - Резервуар! - крикнул Мартин. Только он попытался принять на свою ауру дополнительную массу магической энергии, как сразу зашатался, опьянев от избытка силы. Мартин не думал, что удерживать в ауре энергию так тяжело. Вчера Арханиус ни на секунду не напрягся, собирая его магический поток. Но сейчас наш герой пожалел, что не имеет такого опыта как у его мастера-мага. Вобранной энергии было слишком много для Мартина.
        - Попробуй втянуть поглубже в себя! - посоветовал кто-то сзади. Мартин кивнул невидимому советчику и попытался присоединить к остаткам своего магического потока собранную энергию. Но этим он совершил ошибку вполне приемлемую как для ученика меньше одного месяца стажа обучения магии. Его магический поток и добавленная энергия были попросту несовместимы. Немного позже ему объяснят, что с энергией надо было произвести обратное преобразование, и только тогда можно было бы пополнить свой внутренний магический резервуар. И то, проделывать все надо было очень аккуратно. Из-за этой ошибки Мартин и потерял сознание.
        - Извини, я не думал, что ты настолько слаб. И настолько еще… необразованный. Меня зовут Массимо.
        Мартин открыл глаза. Над ним склонился один из старшегруппников. И с вежливой заботой осматривал его.
        - Мартин. Больше так не шути - кряхтя, произнес наш герой, пробуя при этом встать. С третьей попытки у него все-таки это получилось.
        - Мда - наблюдая за нашим героем, сказал Массимо, одновременно сканируя состояние здоровья Мартина. Удостоверившись, что этому новичку ничего не грозит, продолжил:
        - На, выпей этот чай и отправляйся к себе отдыхать. Сегодня лучше не ходи учиться…
        - Но как же?..
        - Ты новообращенный. И еще не знаешь всех правил Цитадели. Только проходишь вступительный месячник со своим учителем? - Мартин кивнул, внимательно слушая и попивая фруктовый чай. Тем временем Массимо говорил:
        - Значит, твой учитель пока еще не сказал тебе, что любой ученик имеет право не посещать занятия по Магиям, если на то есть причины: либо ученик проводит самоподготовку, либо ставит какие-либо опыты, исследования или эксперименты. Так что, мой тебе совет, сегодня отдохни. Твой мастер-маг может сам прийти к тебе и поинтересоваться твоим здоровьем. Я не думаю, что твой учитель такой «изверг» и не даст тебе день передохнуть. Тем более ты сейчас немного не в состоянии учиться. У тебя слишком мало магического потока.
        - Ладно. Хорошо - Мартин не стал возражать доводам этого ученика. Тем более что чувствовал он себя не самым лучшим образом. Чай подействовал на него как снотворное. И поэтому у него сейчас было одно лишь желание - отыскать мягкую горизонтальную поверхность и заснуть. Даже совесть, которая всегда бурно протестовала против прогулов, сейчас молчала. Прошу заметить, Мартин в своем мире почти никогда не прогуливал занятия. И в школе и в университете. Он был чересчур честным, и порой от этого сильно страдал. Его редкие прогулы всегда ознаменовывались очень правдоподобной «отмазкой» для его же совести.
        - Я пойду. Спасибо за заботу - Мартин устало улыбнулся свому собеседнику.
        - Не за что. Иди к себе и хорошенько выспись. Еще увидимся! - пожал на прощание руку Мартина Массимо.
        Наш герой не помнил, как добрел до своей комнаты. Столкновение двух разных типов энергий его окончательно вымотало. Немного отдохнув после вчерашнего происшествия, Мартин вновь чувствовал себя очень усталым. Поэтому, придя в свою комнату, он, не раздеваясь, лег на кровать и моментально уснул…

***
        Намонглиас волновался. Сегодня он снова попробует «взять» слепок ауры. Прошлый раз попытка клонирования привела к смерти «подопытного» ученика. Намонглиас старался не думать, что предпримет Рокавич, мастер-маг убитого. Но с каждым днем паранойя развивалась. Навязчивая идея того, что Рокавич затаил злобу на него и в определенный момент «ударит», не давала Намонглиасу сосредоточиться. Он уже не мог просто, как раньше, ставить опыты над магически одаренными существами. Великому Магу требовалась невероятная сила воли, чтобы, наконец, не поддаться панике и не начать делать все необдуманно. Сколько раз Намонглиас ловил себя на мысли, что Рокавича надо устранить. Убить или сделать что-нибудь еще, главное оградить от себя. Чтобы ни в коем случае подозрения не пали на него. Но каждый раз он себя останавливал. Благо со стороны Рокавича Намонглиас еще не заметил каких либо активных действий, проявлений враждебности. Такая мысль хорошо успокаивала.
        Но если Намонглиас не замечал, это же еще не значит, что Рокавич ничего не делает, ведь так? Ведь Великие Маги мастера по плетению интриг. Скрытых или открытых. Без разницы. Рокавич мог сказать кое-кому пару-тройку слов, а этот кое-кто в свою очередь настроил других магов враждебно по отношению к нему, Намонглиасу. И все, пиши пропало.
        М-да. Паранойя - вещь полезная только в самых малых дозах. Но, как видим, у Намонглиаса ее уже слишком много. И что самое главное, это еще не предел…
        В этот раз Великий Маг обезопасил себя со всех сторон: в первую очередь его подопытный не является учеником Цитадели Магий. А это значит, что если этот ученик умрет, как тогда Санни, то Намонглиасу не надо будет еще выдумывать правдоподобную смерть, чтобы «обелить» самого себя. Просто-напросто похоронить тело, а на всякий случай еще и сжечь. Все равно этого ученика вряд ли кто будет искать. Местная магическая школа была ничем иным, как самое простое шарлатанство. Хотя очень редко здесь еще попадались такие дети, которые при должной подготовке могли быть приняты на обучение в Цитадель Магий.
        Некогда из этой школы, как и из многих других школ мира Тинтрин Лавренций набирал себе учеников. Но со смертью предыдущего главы Цитадели Магий и большинства тех учеников об Тинтрине почему-то стали забывать. Все связи, которые поддерживал Лавренций враз ушли в небытие. Самый первый Великий Маг сам содействовал процветанию магически направленных школ Тинтрина, и, соответственно, сам отбирал в Цитадель подходящих, талантливых учеников. Редко когда Лавренций приходил со своими помощниками. Вот, например, Намонглиаса за века существования Тинтрина, предыдущий глава Цитадели брал всего лишь два раза.
        Намонглиас не сомневался, что и другие Великие Маги не так уж часто заглядывали в Тинтрин. Хотя стоило бы. Конечно, допускается возможность, что сейчас кто-то продолжает тайно захаживать в этот мир. Как на данный момент Намонглиас. Но это только можно предположить. А так…
        Сейчас Намонглиас находился в домике, который некогда сам и создал. Выбрал уединенную местность, где не ступала нога разумного существа. И построил дом. Потом уже проложил пространственный коридор. И на определенное время забыл о нем. Теперь же Великий Маг был рад, что имеет свою «штаб-квартиру» в Тинтрине.
        Несколько часов назад Намонглиас выкрал из одной магически направленной школы ученика. Конечно, Великому Магу пришлось кое-что сделать, чтобы в школе не начали искать «пропавшего»…
        В этот раз целью Намонглиаса было не получение нового клона, а всего лишь на всего выяснение тех погрешностей, которые он допустил в прошлый раз с Санни… Хотя Великий Маг был бы рад получить еще одного клона, пусть и не владеющего необходимым талантом.
        Украденный ученик мирно посапывал на кровати. Намонглиасу пришлось его усыпить, дабы не иметь лишних проблем. Вот Великий Маг подошел к кровати и начал свой эксперимент…
        «Ничего не понимаю… - думал Намонглиас после завершения эксперимента - А сейчас все прошло нормально. Ученик жив, `материал' для клонирования взят. Что же тогда я сделал не так?.. Да вроде все правильно. Единственное, что сейчас мой подопытный спал, а в тот раз нет… Разве только из-за этого? Похоже, что да… Надо провести дополнительное тестирование… «

***
        … Ему снилось… Что-то… Он не мог понять… Прерывистый стук… Громче и громче… Он ничего не мог понять… Что-то его влекло в реальность. Он сопротивлялся… Нежелание погрязнуть вновь в пучину повседневных обязанностей имело еще достаточно силы бороться…
        - МАРТИН! ПРЕКРАТИ НЕМЕДЛЕННО!
        Он вскочил с постели, ошарашено озираясь. В дверь постучались. Сердито и требовательно… на этот раз… Вот что ему мешало.
        Мартин подошел к входной двери и отворил ее. На пороге стояла Пэтра, вытирающая кровь с лица.
        - У тебя кровь - озадаченно произнес Мартин.
        - Я знаю! - зло огрызнулась Пэтра - тебя хочет видеть мастер-маг Арханиус. Иди к нему в кабинет. Срочно!
        - Хорошо. А ты со мной?..
        - Нет. У меня дела.
        - Ладно. Я только умоюсь и сразу же пойду. Если хочешь, зайди в ванную и приведи себя в порядок - сказал Мартин.
        - Ни к чему. Я же все-таки Маг - теперь Пэтра улыбнулась, заклинанием очищая руки и лицо от крови - а ты и вправду поторопись. Он плохо относится к опоздавшим.
        - Хорошо. Спасибо за совет. Ну, я пошел умываться.
        - Давай, иди.
        Мартин закрыл дверь и направился в ванную комнату. Вскоре он уже подходил к кабинету главы Цитадели Магий…
        Пэтра, как только Мартин закрыл дверь, связалась мысленно с Арханиусом: «- Призраки Магии, мастер-маг. Мартин воспользовался их силой.
        - Ты уверена?
        - Не знаю. Но скорей всего, что да.
        - Тогда это замечательная новость!
        - Да, я знаю».
        Щеки Пэтры налились красной краской. Она просто ощутила, как обрадовался Великий Маг Арханиус. Правильность выбора подтвердилась окончательно…
        В дверь кабинета главы Цитадели Магий постучали.
        - Заходи.
        В комнату зашел Мартин. Арханиус критично осмотрел своего ученика: одежда помятая, заспанный. Великий Маг улыбнулся:
        - Если хочешь спать, я тебя отпущу. Но до этого ответь мне на пару вопросов. Что с тобой произошло утром в столовой?
        - Утром? Мы это… энергию собирали. А я ее попробовал присоединить к своему магическому потоку - виновато сказал Мартин - забыл, что преобразовывать надо…
        - Ты понял свою ошибку?
        - Понял. Мне пояснил один старшегруппник…
        - Кто?
        - Парень на вид двадцать пять - двадцать семь лет. Легкую беспечную улыбку и короткие каштановые волосы я хорошо запомнил - немного помолчав, он добавил - а больше никаких примет не припоминаю. Да, зовут его Массимо.
        - Массимо, Массимо. В Цитадели несколько Массимо. Великий Маг… Этот? - в руках Арханиуса появился альбом, одну из страниц которого он показал ученику.
        - Нет. Не он. Я же сказал, что он молодой, относительно - произнес Мартин, едва посмотрев на седеющего мужчину на фотографии.
        - Так… Маги… Может этот?
        - О! Он. Массимо! - наш герой радостно воскликнул. При этом лицо Арханиуса потемнело.
        - Значит так, Мартин. Я не могу запретить общаться с ним. Но будь начеку. Этот маг - ученик моего самого главного противника. С его учителем у меня возникли некоторые… разногласия. Будь осторожным в общении с ним, да и в принципе со всеми другими учениками. К сожалению, ты попал в самое неспокойное время за всю историю Цитадели Магий. Есть вероятность… Впрочем, лучше тебе не знать. Просто будь осторожным…
        А теперь иди к себе, отдыхай. Сегодня от тебя уже не будет проку. Но завтра без опозданий! И еще. Постарайся сегодня никуда не выходить. Даже в столовую. Пэтра тебе принесет поесть. Можешь даже считать это как родительское наказание.
        - Хорошо. До свиданья, мастер-маг Арханиус - Мартин хотел было пошутить, но, видя, какое серьезное лицо у Великого Мага, отказался от этой идеи.
        - До свиданья, до свиданья, Мартин…

***
        - Мастер-маг Кор, вы не представляете! Мартин сегодня управлял Призраками Магий! Правда, неосознанно! Но все же… - Пэтра смотрела на Мастера Иллюзий «горящими» от восторга глазами. И действительно, для нее это событие было знаменательным. Ведь она первая нашла в Мартине те особенные способности, которые искал Арханиус. Правда, одновременно с Мартином Пэтра рекомендовала своему учителю еще семерых претендентов. Но глава Цитадели остановил свой выбор лишь на одном. Что давало вполне реальный повод Пэтре погордиться собой.
        - Представляю, как обрадовался Арханиус… - весело хмыкнул Кор - новый ученик… и сразу Призраки.
        - Да. Но сейчас очень даже не понятно, что будет с Мартином потом… Куда это раннее знакомство может привести… - ученица Арханиуса задумчиво уставилась в потолок. Ей в голову сейчас пришла парочка интересных идей, которые, по ее мнению, можно было бы реализовать в будущем… при благоприятствовании определенных условий. Пэтра незаметно для себя полностью отдала все свое внимание мыслительному процессу. Что стало катализатором действий Кора:
        - Меньше думать! Начинаем занятие… - раздраженно проговорил Мастер Иллюзий. И создал «куклу»…
        Кор сегодня решил провести с Пэтрой ее любимую дуэль - дуэль «марионеток». Изюминка этого поединка заключалась в том, что дуэлянты создавали так называемые марионетки и, управляя ими, определяли, кто из них лучший кукловод. Сутью этих «кукол» выступает лишь иллюзорный образ какого-либо существа. Поэтому такая дуэль как никакая другая вписывается в рамки их занятий по Магии Иллюзий…
        Обычно, каждый ученик накладывает на свою куклу иллюзорный образ самого себя, тем самым, представляя себя (как они сами считали) в виде «героя». Правда некоторые Маги и ученики что поопытней варьировали образ куклы. Ставя при этом против своего соперника по дуэли разнообразных животных, огромных насекомых, всяких чудовищ. В общем, всего того, что может породить фантазия мага. И чем сложней, четче и многофункциональней получается «кукла», тем выше признается мастерство кукловода.
        Кор же не стал ничего выдумывать. Он лишь создал уменьшенную где-то на половину иллюзию самого себя и с нетерпением начал ожидать появление марионетки Пэтры…

***
        - Ты с ним встретился? - Цэпций критически, с крайним недоверием посмотрел на протеже. Будто тот то и делал, что постоянно не выполнял задания своего мастера-мага. Но Массимо не обратил на это внимание. Его лицо просто лучилось радостью и весельем.
        - Да, мастер-маг - ученик одарил Цэпция самой беззаботной своей улыбкой.
        - Ну и… - Великий Маг в свою очередь не обратил ни малейшей капли внимания на паясничество ученика. Ему не терпелось услышать отчет Массимо о выполненном задании.
        - Слаб, очень слаб - коротко ответил Маг.
        - А в будущем? - Цэпций начал понемногу вскипать оттого, что ему приходилось вытягивать из Массимо отчет по крупицам.
        - Потенциал? Если и дорастет, то только до Мага… - ученик, пожав плечами, совсем расслабился. Задание он выполнил, теперь можно и отдохнуть. Но ему осталось не долго пребывать в таком расслабленном состоянии.
        - Это хорошие новости… - Цэпций улыбнулся какой-то двоякой улыбкой. То ли он был рад тому, что только что сказал Массимо, то ли, наоборот, замышляет что-то весьма и весьма зловещее и любопытное в одной «обертке»…
        - Да, мастер-маг - Массимо почувствовал перемену настроения своего учителя, и поэтому внутренне собрался. Ему казалось, что Великий Маг вроде доволен всем: и текущим положением дел, и успешно выполненной им, Массимо, заданием. Но…
        - Но только, Массимо, вот как ты объяснишь тот факт, что он воспользовался силой Призраков Магий? А? Сегодня. Пару часов назад… - Цэпций с нескрываемым любопытством взглянул на ученика.
        - Как? - несколько мгновений Массимо имел вид беспомощного человека, пардон, мага. Цэпций его озадачил - Но это же невозможно! Он еще и месяца здесь не пробыл!..
        - Но факт остается фактом. Эта энергия уже прощупывает нового ученика Арханиуса - Великий Маг продолжал наслаждаться удивленным выражением лица своего ученика.
        - А может быть это все случайность? Не могу я в это поверить! - Массимо был сильно поражен этой новостью. Сам он прочувствовал на себе силу Призраков Магий всего несколько месяцев назад. Но после этого памятного дня эта энергия больше не выходила на контакт к нему. А тут, появляется ученик, с которым необузданная энергия «знакомится» уже в первые дни.
        - Массимо, придется поверить. Именно поэтому ты должен еще больше усилить за ним слежку. Понял? Чтобы не было такого, что я узнаю об ученике Арханиуса от других источников. Ты должен быть в курсе всех событий, что происходят с Мартином. И немедленно докладывать мне - Цэпций говорил спокойно, но все равно Массимо понял, что его мастер-маг все-таки оказался недоволен «работой» ученика.
        - Хорошо. Я усилю слежку. Теперь я могу идти?
        - Да. Иди. Зайдешь ко мне, как договаривались. Смотри в оба глаза! И Цэпций выпроводил ученика за дверь своего кабинета.
        Массимо вышел от Великого Мага вполне довольным собой. Не только его учитель - мастер по плетению интриг. «Яблоко не далеко от яблони падает» - Массимо усмехнулся - «Сейчас в Цитадели очень нестабильный период. И поэтому занять место «под солнцем» от перераспределения власти вполне реально. Но это потом. На Соревновании. А сейчас можно поинтриговать, распространить свое влияние на окружающих! Прямо как Великий Маг Цэпций». Массимо разгорячился. Его охватило возбуждение от предвкушения будущих событий. «Но надо успокоиться - тут же подумал Массимо - унять эмоции. На данный момент только холодный, расчетливый ум и рассудительность способны выбрать правильную позицию и как следует подготовиться к началу Соревнования. Грядут Великие События. Будет очень и очень интересно». Массимо шел и улыбался своим мыслям. Забегая наперед, скажу, что во многом он оказался прав…

***
        Намонглиас второй день кряду проводил время в своей «штаб-квартире» в мире Тинтрин. Еще вчера он уточнил некоторые детали проведения эксперимента. А сегодня Великий Маг проведет контрольное взятие материала для клонирования. Чтобы в будущем у него больше не возникало таких «смертельных» накладок с подопытными.
        На этот раз Намонглиас выкрал одного наставника школы, у которого нашел небольшой потенциал в работе с Магиями Великих Магов. В случае если все пройдет успешно, Намонглиас, наконец, убедится в правильности всех своих действий, и при этом получит неплохого клона. Ну, а в случае неудачи, Великий Маг не расстроится и продолжит совершенствоваться…
        Но нет. Все прошло успешно. Этот подопытный тоже выжил. А Намонглиас, наконец, успокоился. Теперь уже эксперимент можно претворять в жизнь. Все мелочи учтены, а это значит, что в будущем алгоритм действий больше не подведет Великого Мага…
        Намонглиас вернул своих подопытных в школы. При этом стер их последние воспоминания. Конечно, и наставник, и ученик постоянно пребывали в летаргическом сне. Но мало ли что? Великий Маг просто захотел перестраховаться.
        И вот, по завершению всех прочих мелких дел, Намонглиас приступил к созданию новых клонов.
        Первым, конечно, он создал клона ученика, так как «материал» для клонирования нельзя долго держать в подвешенном состоянии. По истечению определенного, но довольно-таки короткого промежутка времени он просто «портился». И тогда труд по «изъятию» стал бы напрасным.
        При создании клона ученика, Намонглиас внес в его физическое тело и магическую составляющую некоторые изменения. В первую очередь, были им изменены некоторые параметры внешности. Чтобы клон хоть немного, но все же отличался от оригинала. Что, впрочем, он делал со всеми своими клонами.
        А потом уже Намонглиас подкорректировал и предрасположенность к магии. Великий Маг знал, что этому клону нет места в его будущей великой группе клонированных магов. Так как оригинал не соответствовал необходимым критериям отбора, а именно был очень слабым в магическом плане. Поэтому Намонглиас постарался, по крайней мере, предоставить возможность клону развиться во что-либо более серьезное, чем его нынешнее «я». А потом уже смотреть, брать этого клона в расчет или нет. Намонглиас планировал оставить Поула (так Великий Маг назвал клона ученика) в одной самой развитой магической школе Тинтрина. Он надеялся, что именно там Поул сможет проявить себя в качестве хорошего мага.
        Закончив настраивать личностные характеристики первого клона, Великий Маг перешел к созданию второго клона. С этим исходным материалом Намонглиасу было намного легче «работать». Как-никак этот «донор» для клонирования все-таки владел частичкой своеобразной магии. Поэтому здесь оставалось только расширить способности нового клона. Что Намонглиас и сделал. «Дам-ка я ему имя Рассел. Да будет так. Вот и мой новый ученик» - Великий Маг гордился проделанной работой. Еще бы, получить перспективного клона и довести до ума эксперимент - совсем не плохо как для этих двух дней.
        Глава 5
        МАРТИН, ЦИТАДЕЛЬ МАГИЙ.
        «Лучший способ слежения - это постоянное присутствие рядом с объектом слежки. А за исключением других условий самый оптимальный способ есть так называемая `дружба'» - думал Массимо, заходя в столовую. На секунду он остановился на пороге. Обведя помещение своим пристальным взглядом, он нашел столик, который искал. Туда и направился. За этим столиком сидел парень на вид девятнадцать-двадцать лет. Впрочем, скорей всего это и есть его настоящий возраст. Короткая стрижка темных волос, ничем не примечательное лицо, обычное телосложение, в меру худой - людей с такими приметами пруд пруди. Но именно к этому пареньку было приковано внимание очень многих существ, в том числе и некоторых действительно всемогущих. Но не в частности сейчас, а как бы в общем. С самого момента прибытия его в Цитадель Магий. Этот парень внес в уже казалось бы разрешенную Великими Магами игру ряд неизвестных факторов. И это только своим присутствием. Сейчас от этого ученика Цитадели зависело многое. В первую очередь, в какую сторону склонится чаша весов? Чью сторону он поддержит? Никто не хочет загадывать наперед. Уж слишком много
вариантов может возникнуть. А погрязнуть в этом очень легко.
        Только своим присутствием Мартин уже внес дисбаланс в борьбу Великих Магов. И Арханиус знал об этом. Все знали. Но никто и не подумал бы, что этот Великий Маг решиться затянуть в трясину за собой еще кого-то. Никто не ожидал от Арханиуса таких «жестких» и «бессердечных» действий. Большинство рассчитывало на благоразумие того, кто по случайности стал главой Цитадели Магий. Считали, что к началу Соревнования Арханиус сдаст свои полномочия главы. Но этот маг привел еще одного ученика. Стал сильнее еще на одного ученика. Тем самым, избрав путь не дипломатии, а войны.
        По истечению ста лет начнется самое кровопролитное Соревнование за всю историю существования Великих Магов. По сути, если бы Арханиус добровольно сложил свои полномочия, то главой Цитадели стал бы Цэпций. И теоретически Арханиус смог бы сохранить себе жизнь. Но Цэпцию тогда уже не будет нужен такой неудобный противник как Арханиус. И это тоже все знают.
        У Великого Мага Арханиуса есть небольшие шансы выжить в будущем Соревновании, и он, на всеобщее удивление, решительно за них уцепился. Некоторые «недалекие» Великие Маги уже не считаются с Арханиусом, веря, что он слишком слаб. С одной стороны они правы. Один Арханиус не сможет выстоять против почти всех Великих Магов только одной Цитадели Магий. Но есть несколько но. Арханиус имеет союзников. Во-первых, это его проворная и изворотливая ученица, Пэтра. Она уже доросла до звания Великий Маг. И сможет принести много хлопот недоброжелателям ее учителя.
        Доподлинно неизвестно как Арханиус сумел взрасти в Пэтре Великого Мага. Ведь за тот срок, который понадобился Арханиусу для обучения Пэтры, никто раньше не мог воспитать в ученике Великого Мага.
        При других обстоятельствах Арханиуса ждала бы премия за достижения в обучении, которую время от времени вручал Лавренций. Но этот глава Цитадели уже умер. А Цэпций, которого почти все Великие Маги Цитадели хотят видеть своим главой, никогда бы не стал поощрять врага. Да и Арханиусу сейчас было не до премии, ведь на кону его жизнь!
        И если с Пэтрой еще более или менее все известно, то, во-вторых, союзником Арханиуса может стать Клемента. От действий которого, по сути, и пошли наперекосяк жизни всех существ Цитадели Магий. Можно даже так сказать, что именно Клемента и «заварил всю кашу» в Цитадели. У Арханиуса никак не получилось утаить информацию об этом ученике. Почти все стало известно каждому, кто захотел узнать, в Цитадели Магий. И поэтому некоторые здравомыслящие Великие Маги опасались «второго пришествия» этого воистину непостижимого существа, о природе которого маги только догадывались. Но не буду больше говорить сейчас об этом ученике Арханиуса. О Клементе будет посвящена целая глава, так что о нем еще успеем наговориться.
        И, наконец, в-третьих, это Мартин. Что он будет представлять собой к Соревнованию - никому неизвестно. Учитывая быстрое развитие Пэтры как мага, можно предположить, что Арханиус сделает что-то подобное с Мартином. И поэтому сейчас невозможно предугадать будущую силу последнего ученика Арханиуса. Многие терялись в догадках и проявляли заинтересованность в развивающейся судьбе Мартина. Из-за этого и произойдет то, что должно было произойти. Так сказать, роковое стечение обстоятельств…
        И еще одно, что я хочу добавить к вышесказанному. «Энергия, Дающая Жизнь», так называемые Призраки Магий. Эта энергия почти напрямую повлияет на ход развивающихся событий. Хотя Великие Маги и не считаются с ней. А зря…
        Итак, вернемся к Массимо. Именно сейчас он даст «толчок» к сумасшедшему развитию Мартина как мага. Хотя лучший ученик Цэпция никак не мог предугадать именно такой поворот событий. И скажу так, если б не эта его интрижка, кто знает, может, ничего и не произошло такого?..
        Массимо без разрешения уселся за столик, где уже обедал Мартин. Тот лишь на миг недовольно взглянул на вновь пришедшего, и снова уставился в свою тарелку. Через пару секунд, не отрываясь от обеда, Мартин проговорил:
        - Я не помню, чтобы разрешал тебе подсаживаться ко мне.
        - Ну, извини - Массимо театрально встал и продолжил - привет Мартин, можно присесть к тебе?
        - Привет. Можно - Мартин уже улыбался, забыв недавнее недовольство - чего тебе надо?
        - С тобой поговорить - Массимо вопросительно посмотрел на собеседника. Мартин не понял, что означает его выражение лица, и поэтому чуть более грубо, чем надо, буркнул:
        - Говори. Я слушаю.
        - Ты знаешь сегодняшнее положение дел в Цитадели? Или твой учитель тебе ничего еще не поведал?
        - Нет. Чего же. Он сказал, что сейчас в Цитадели очень неспокойный период и тому подобное - Мартин пожал плечами. Зато Массимо улыбнулся:
        - Похоже, ты действительно не знаешь, во что вляпался. Точнее во что тебя вляпал Арханиус. Но я тебе расскажу…
        - Да, расскажи. Ты меня уже заинтриговал - Мартин постарался скрыть свою заинтересованность ехидством. Но Массимо все прекрасно понимал, поэтому продолжал улыбаться и говорить:
        - Как только начнется Соревнование, Арханиуса ликвидируют. Он после прошлого Соревнования незаконно возглавил Цитадель. По нашим правилам сведения счетов (в том числе и убийства) в период подготовки учеников запрещены. В общем, тебя ожидает несладкое будущее. И все из-за того, что ты союзник Арханиуса.
        Сказать, что Мартин был ошарашен этой «новостью», это значит ничего сказать. За то время, что он провел в Цитадели Магий, Мартин успел собрать кое-какие крупицы знаний о текущем положении дел в этой альма-матер, но откровения Массимо полностью выбили его из колеи. Такого Мартин никак не ожидал услышать.
        - Но - Массимо продолжил - есть выход из этой ситуации. Нет. Ты сейчас подумал, что я буду уговаривать тебя перейти на сторону Цэпция. Нет. Это уже в прошлом. Скажу тебе по секрету - Массимо понизил голос и придвинулся ближе к Мартину - есть группа магов, парочка Великих, остальные ученики, которые недовольны и политикой Цэпция. Они организовали тайное общество, с помощью которого попытаются перехватить власть на Соревновании. Если хочешь, мы можем принять тебя в наши ряды. Но ты не спеши давать ответ. Подумай. Массимо встал.
        - Связываться будешь через меня. И еще. Никому не говори о том, что я тебе только что сказал. По крайней мере, о тайном обществе. Это все, что я хотел тебе сказать. Я пошел. Пока.
        - Массимо, подожди! А когда мне можно дать ответ?
        - Чем раньше, тем лучше. В ближайшие год - полтора, думаю, еще можешь. Но, мой тебе совет, реши поскорее…
        - Хорошо. До встречи.
        Массимо ушел, а Мартин остался сидеть в задумчивости за столиком. Именно этот момент оказался переломным для нас всех.
        Мартин думал минут двадцать. И за это время принял свое судьбоносное решение.
        Вскоре он уже решительным шагом направлялся к кабинету главы Цитадели Магий, Великому Магу Арханиусу.
        Мартин требовательно постучал в дверь и тут же открыл ее. Его мастер-маг сидел за столом и, видимо, читал книгу.
        - Мастер-маг. Я хочу с вами поговорить.
        - Я это уже понял, Мартин. Присаживайся - Арханиус отложил книгу в сторону и вопросительно посмотрел на своего ученика. Тот, ни капельки не смутившись, начал говорить:
        - Во-первых, я хочу узнать, что вы сделали со мной? Прошло меньше месяца, а я, чужой в этом мире, не удивляюсь магии, не беспокоюсь о своем прошлом и о родственниках и друзьях в том числе, и, наконец, начал жить проблемами Цитадели. Скажите мне, как вам это удалось? - Мартин был крайне возбужден. Глаза его блестели нездоровым блеском.
        - По большому счету ты сам приспособился к новой окружающей среде - задумчиво произнес Арханиус.
        - Но здесь же все по-другому. Как выдержала моя психика? Почему я не свихнулся?
        - Вот как раз твоя психика первой и приспособилась. Вначале ты считал все это - Великий Маг развел руки по сторонам - сном. Но потом, незаметно для самого себя, ты уже забыл свои первоначальные страхи. Ты просто начал жить в Цитадели по правилам нового общества. Приспособился.
        - Постойте - Мартин выпрямился в кресле - вы хотите сказать, что моя психика оказалась настолько гибкой, пластичной, что все это показалось мне вполне нормальным? И я смог здесь нормально жить?
        - Да.
        - И это означает, что я псих? Сумасшедший? - Мартин уже удивлялся.
        - Нет. Ты только подвержен безумию. А станешь ли ты им, все зависит от тебя. Думаешь, Великие Маги просто так берут себе учеников, даже нисколько их не проверяя? Еще там, разговаривая в мире-посреднике, пустыне, я провел над тобой последнюю проверку. Ты не бегал и не кричал. Вел себя как вполне здравомыслящее существо. Именно тогда я понял, что ты подходишь для жизни в Цитадели.
        Бывает, конечно, что маги перестают контролировать свое сознание. Такова жизнь. Но если свою «голову» будешь «держать» на «коротком поводке», то никогда и не сойдешь с ума. Хотя порою очень хочется выйти за рамки…
        В этом и есть отличие высших существ от низших. В твоем мире, Мартин, да и во многих других, разум существ скован как у вас говорится «здравомыслием». От этого они не могут стать выше, чем они есть на данный момент. Но есть ряд индивидуумов, способных познать могущество. И ты один из них. Есть еще какие-нибудь вопросы?
        - Не спешите. В этом вопросе я более или менее разобрался - Мартин откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза. Потом, через несколько секунд, выпрямился и продолжил - да. Разобрался. Теперь второй вопрос, но больше это просьба. Я вычитал в одной книжке про Великого Мага Иницама и его Великую Библиотеку. Так вот. Я очень хочу познакомиться с этим Великим Магом, но больше всего с его библиотекой…
        Вот сейчас я немного отступлю и кое-чего поясню. Мартин читал одну из многочисленных книг. Точнее дочитывал. Эта книга носила исторический характер, но была небольшой по объему. В ее нескольких главах описывались все значащие исторические победы команды из Цитадели Магий. Так, очень кратко констатировались факты. Без подробных описаний и пафоса.
        И под конец книги было несколько страниц, посвященных Великой Библиотеке Иницама. Великий Маг Иницам в одном из трофейных миров нашел большую библиотеку. И поскольку слыл он законченным «книгофилом», решил бросить преподавательскую деятельность в Цитадели Магий и поселиться в этой самой библиотеке, чтобы изучить все неизвестно кем собранные книги. А их там было много, очень много.
        В эту библиотеку он перевез свою коллекцию книг. Кстати, их тоже было не мало.
        Вот так и «родилась» Великая Библиотека Иницама, хранящая знания нескольких десятков миров. Скорее всего, эта библиотека - самая большая библиотека известная Великим Магам. Хотя еще существует несколько достаточно больших библиотек. Но Великие Маги с недоумением «а им какое дело?!» относятся к тем энтузиастам, которые хотят узнать размеры их библиотек. Поэтому никому неизвестно, насколько велика библиотека Иницама. Разве что сам владелец не откроет «занавес».
        Вы спросите, зачем Мартину это надо? И я вам отвечу. Мартин еще в своем мире увлекался чтением, а в новом учебном заведении эта «слабость к книгам» только усилилась. Тем более книги для него сейчас были источником знаний номер один. Других источников получения знаний Мартин пока не знал. И поэтому для своего саморазвития он выбрал Великую Библиотеку Иницама.
        - Насколько я понял, Великий Маг Иницам приходится вам если не другом, то очень хорошим приятелем. И поэтому я вас прошу, поговорите с ним. Пусть он проведет экскурсию для меня по своей библиотеке. Мне это очень и очень надо.
        Закончив говорить, Мартин затаил дыхание. Он приготовился услышать реакцию Арханиуса на его просьбу. Но на его удивление никакой реакции не последовало. Арханиус лишь шире улыбнулся и проговорил:
        - Хорошо, поговорю. Но позже. Так как сейчас Иницам находится «вне зоны доступа связи». То есть очень далеко. Как только он вернется со своей экспедиции, я его попрошу организовать для тебя экскурсию в частном порядке. Еще что-нибудь хочешь мне сказать?
        - Нет. Наверно, нет.
        - Ну и хорошо. Тогда можешь идти по своим делам.
        - Да. Спасибо. И до свидания.
        - До свидания, Мартин.
        Как только ученик ушел, Великий Маг в миг сбросил с себя все свое добродушие и улыбку. И с резкими, властными, раздраженными интонациями мысленно обратился к Пэтре: «- Иди немедленно ко мне!
        - Хорошо, мастер-маг. Что-нибудь произошло?
        - И да, и нет! Бегом ко мне!»
        И Пэтра быстрым шагом направилась к Арханиусу. По дороге она попыталась отыскать причину того, что ТАК взбесило ее мастера-мага. Но ничего более или менее правдоподобного не приходило ей в голову. Поэтому Пэтра чуть ли не перешла на бег, чтобы как можно скорее все узнать от самого Арханиуса.
        Зайдя в его кабинет, она первым делом заметила успокоившегося Великого Мага. Похоже, ничего особо важного не произошло. Иначе ее мастер-маг не сидел бы так спокойно в своем кресле. Но когда Арханиус заговорил, в голосе его еще чувствовались нотки раздражения.
        - Что сегодня делал Мартин? Ученица, пожав плечами, моментально ответила:
        - С утра провел занятие с вами, мастер-маг. Потом некоторое время пробыл в своей комнате. Ну и, вот совсем недавно сходил в столовую.
        - А с кем-нибудь он разговаривал?
        - Вроде нет. Хотя… к нему буквально минут на пять подсаживался Массимо, это который ученик Цэпция. Разговора я не слышала. А что, что-то действительно важное он мог сказать нашему Мартину?
        Пэтра правильно мыслила. Встреча с Массимо - это единственное необычное, что произошло за сегодня с Мартином.
        - Не знаю, не знаю. Но, похоже, именно после этого разговора Мартин попросил меня поговорить с Иницамом… Чтобы тот организовал для него экскурсию по библиотеке.
        Пэтра приоткрыла рот от удивления. Такого рода просьбы были просто глупыми в обычных условиях. Никто никогда не показал бы свои свято хранимые книги, особенно из Великих Библиотек. Но как раз сейчас совсем необычная ситуация. Тем более Пэтра знала, Арханиус в любом случае удовлетворит просьбу Мартина.
        - Но это же хорошо. Разве не этого вы добивались? Чтобы Мартин взялся за голову и начал усиленную подготовку? - спустя некоторое время проговорила Пэтра.
        Как только ученица произнесла эти слова, Великий Маг окончательно расслабился. Слишком много плохих мыслей появилось у него тогда, когда Мартин изъявил свое желание посетить библиотеку Иницама. Но не именно сама просьба вызвала весь этот негатив, а то, из-за чего просьба вообще возникла. Но сейчас Пэтра предположила, что Мартин захотел больших знаний. И это действительно могло оказаться правдой.
        - Что ж - уже довольно сказал Арханиус - что бы там ни сказал Массимо, но он оказал «медвежью услугу» своему мастеру-магу и очень помог мне. К чему бы это? Не значит, что он тайно поддерживает меня? Хотя нет. Я в не том положении, чтобы меня поддерживали. По крайней мере, так добровольно. Скорей всего, он хотел добиться совсем другого результата. А получилось… В общем, Пэтра, я считаю, что пока все идет хорошо. И вот еще. Тебе даю очередное задание. «Связаться» с Иницамом. Как не вовремя он ушел в ту проклятую экспедицию! Теперь ждать его возращения еще неизвестно сколько…
        - Так что, мастер-маг, мне можно идти?
        - Да, иди…

***
        За следующие четыре с половиной недели не произошло ничего такого, что стоило нашего с вами повышенного внимания. Мартин удачно окончил индивидуальные курсы с Арханиусом. И был переведен в общую группу.
        Но до этого, на одном из последних занятий, наш главный герой вновь обратился к своему учителю с очередной просьбой.
        - Мастер-маг - Мартин подошел поближе к своему учителю. Тот стоял в противоположном углу тренировочной комнаты и только что объявил об окончании занятия. Сегодня они хорошо потрудились. Даже Арханиус немного вспотел. Мартин провел серию удачных заклинаний, причем таких, что умеют рассеивать внимание противника. Конечно, если б Великий Маг сражался со своим учеником на полную силу, то в таких тренировках никакого смысла не было.
        Арханиус заведомо пользовался малой частью своей силы в дуэлях против своих же учеников: Пэтры, а теперь и Мартина. И от этого Великий Маг получал ни с чем не сравнимое удовольствие. Он как бы возвращался в те далекие годы, когда был сам еще учеником. Когда мечты были не запятнаны. Когда совершить невозможное казалось под силу. Когда перед тобой расстилались все дороги. И ты шел с веселой улыбкой и открытым сердцем навстречу судьбе.
        Многое сейчас изменилось. Арханиус уже не был тем «зеленым» юнцом. Но где-то глубоко внутри еще жил тот один из первых учеников Лавренция. И именно в такие минуты сражения, сначала с Пэтрой, потом с Мартином, этот «ученик» внутри Арханиуса беззаботно радовался.
        - Мастер-маг - повторил Мартин уже стоя рядом со своим учителем - у меня к вам маленькая просьба… - и спустя небольшую паузу наш герой задумчиво добавил - А может и не маленькая…
        - Говори - нынешний глава Цитадели Магий тяжело вздохнул. Он уже не мог предсказать действия ученика. Что на этот раз он попросит?
        - Я это… хочу и дальше проводить индивидуальные занятия. Арханиус выдохнул. На этот раз ничего необычного.
        - Но ты же будешь почти тоже самое изучать в общей группе!
        - Да?.. Ну а хотя бы вот такие тренировочные дуэли. Мне их будет не хватать.
        - Так для этого ученики и ходят после занятий на Поединочное Поле.
        - Но я хочу больше тренировок. Там я от силы за день проведу пару дуэлей. И то, на пять-семь минут. Мне надо давать нагрузки на большее время. Поэтому, вы можете со мной проводить индивидуальные сражения? - Мартин заискивающе посмотрел на Великого Мага.
        - Нет. Я не смогу. Но я скажу Пэтре об этом. Не сомневайся, она согласится. Мартин просиял.
        - Спасибо!
        - Не за что. Теперь иди, кушай и отдыхай…

***
        Мужчина, довольно высокий, спортивного телосложения, но уже немного одрябший. Тело начало забывать, когда хозяин в последний раз давал физические нагрузки своим мышцам. Да и зачем скажу я вам постоянно держать в тонусе мышцы, если вы маг? Тем более если вы такой Великий Маг, как Горон?
        Бывший помощник Лавренция просто-напросто мог накладывать иллюзию на свое тело. Благо имел кое-какие познания в этой области. Или же мог с помощью Магий время от времени стимулировать работу всех мышц. Но Горона состояние своего некогда превосходно натренированного тела сейчас не волновало. На данный момент он был занят делами намного важнее, чем просто поддерживать свой физический тонус.
        Хотя после того, как Лавренций забрал его в Цитадель Магий, Горон продолжал заниматься некоторыми спортивными единоборствами. Которыми еще до жизни в Цитадели весьма успешно обучался. В течение многих десятков лет он не забывал тренировки. Вплоть до смерти учителя. Только это и последующие за сим события заставили Горона отказаться от своей прежней, размеренной жизни.
        Сейчас Горон направлялся к жилой комнате Мееры. Сегодня они вдвоем должны были составить несколько практических заданий для учеников. Впрочем, этим они занимались почти каждый день.
        Их работа была довольно-таки простой. Найти небольшой участок земли, желательно вдалеке от цивилизации. Для этого подходят всякие пустыри, пролески, окруженные густым лесом, пещеры и еще много чего другого. Главное, чтобы поблизости не оказалось разумных существ, способных убить или сильно покалечить учеников. Безопасность молодого поколения - вот залог будущих побед. Но с тем же, надо просеивать слабых, не способных к совершенствованию учеников. Поэтому практические задания, на которых ученик остается один на один с опасностью, должны быть жесткие, но выполнимые.
        Цитадель Магий использует для плацдарма обучающих действий только те миры, с которыми Великие Маги уже имели дело. Никогда они не будут отсылать учеников в неисследованные миры. Так как процент смертности среди учеников в таких случаях очень велик. Что, следовательно, Великих Магов совсем не устраивает.
        Как только Горон и Меера и, конечно же, некоторые другие занимающиеся данным вопросом преподаватели Цитадели, находят подходящее место, они составляют задание: создают с необходимыми характеристиками «куклу», запрограммировав ее на выполнение определенных действий. И ставят «декорации» - определенный фон, дающий ученику дополнительную помощь или, наоборот, дополнительные препятствия.
        И только после проделанной работы они как бы «замораживают» все это действо, а ключ активации привязывают к артефакту-путеводителю. То есть когда ученик с помощью данного проводника попадает на этот так называемый полигон, «включается» и кукла, и декорации…
        Горон не сильно постучал костяшками пальцев в дверь, зная, что Меера услышит и не заставит себя долго ждать. Так и есть. Спустя пару секунд дверь отворилась, представляя во всей своей «опасной» красоте хозяйку комнаты.
        Меера всегда и везде любила носить деловые костюмы, чередуя брюки с юбками. Но сегодня она надела светло-фиолетовый свитер и джинсовые штаны - нынешняя мода нескольких развитых миров. Что Горона слегка, так сказать, удивило… Он раньше не замечал у своей напарницы по работе и по совместительству жены одержимость модой. Именно поэтому он сейчас от удивления застыл на месте, слегка приоткрыв рот.
        - Тебе это очень идет… - Горон наконец-таки вышел из оцепенения. Меера благодарно кивнула ему. На то она и была возлюбленной Гороном, чтобы слышать такие приятные слова от любимого.
        - Идем уже. Сегодня у нас предстоит тяжелый денек. Нам надо качественно поработать, так как скоро Десятилетки будут проходить практики - озорно подмигнув своему мужу, Меера закрыла за собой дверь и медленным шагом направилась в сторону склада артефактов.
        Сейчас Великому Магу Меере хотелось вернуться в юность, в те очень далекие времена, когда она могла свободно веселиться и отдыхать.
        С тех пор, как она поняла, что банально влюбилась в Горона, такое настроение появлялось у нее с завидным постоянством. Что было никак не к лицу одной из самых старших и самых опытных Великих Магов Цитадели.
        А какая у них любовь! Совсем не такое простое чувство, как у многих других существ. Оба Великих Мага сильны, как магически, так и за характером, опытны и… стары. И Горон, и Меера уважали силу и могущество друг друга. Можно даже сказать, что на этом и была основана их взаимная любовь. Уважение и, конечно, симпатия - одни из составляющих их крепких отношений.
        Правда, раньше такого они за собой не замечали. Только после смерти Лавренция, они смогли наладить взаимоотношения. Именно несчастье помогло им обрести друг друга. И теперь их уже никто не разъединит…
        - Ну вот, смотри! Хорошее место. Вот здесь ученик появится и… - Меера и Горон стояли на небольшом плато, окруженным с одной стороны отвесной скалой, а с другой стороны тоже скалой, только «продырявленной» двумя уровнями пещер. Великие Маги не могли сейчас на глаз, не используя магию определить, то ли это одна пещера с двумя выходами, то ли это две ведущие в разные направления туннели.
        Верхний вход в пещеру был выше и несколько правее нижнего. Промежуток между ними был довольно-таки большой - это если говорить об их разъединенности. И, тем не менее, они могли быть и смежные друг с другом где-то там поглубже.
        - Хорошее местечко для полигона. Остается только проверить на наличие живых существ в этих пещерах… Ты какой выбираешь туннель? - Горон немного с издевкой задал вопрос, зная наперед, какую именно пещеру возьмет Меера. Но в присутствии жены ему иногда хотелось просто подурачиться. Забыть все «страшные» тайны Великих Магов и пожить просто в свое удовольствие. Оба это очень сильно хотели, но прежняя жизнь уже никогда не оставит их в покое. Да и если так посудить, отрекись сейчас они от Цитадели и других Великих Магов, им бы через некоторое время просто стало бы скучно жить. Все-таки насыщенная жизнь добавляла остроту в их чувства.
        - Конечно, нижний! Негоже девушке лазить по этим отвесным ступенькам на хоть небольшую, но высоту… - Меера игриво улыбнулась. А Горон рассмеялся от слов жены. Немного успокоившись, он в тон Меере добавил:
        - А то, что она может прыгнуть, телепортироваться, на крайний случай, перелететь, эта девушка не учла… Ну-ну… Хорошо, иди по нижнему туннелю, а я пойду по верхнему - с этими словами Горон, используя Магию Воздуха, запрыгнул в верхнюю пещеру. Стоя на краю, он развернулся, секунду посмотрел на Мееру и добавил:
        - Будь на связи! И скрылся в своей пещере.
        Спустя небольшой промежуток времени, Горон разговаривая с Мерой на мысленном уровне, пришел к выводу, что пещеры все-таки отдельны и никогда не пересекутся. Меера все докладывала, что ее туннель неуклонно поворачивал влево. А туннель Горона, в свою очередь, постепенно сворачивал вправо. Они все больше отдалялись друг от друга. И Горон не видел предпосылок того, что пещеры таки соединятся. Что ж, тем лучше будет для задания. Поставить две «куклы» в обеих пещерах - дело не сложное. Да и составить задание смежное для двух «кукол» - тоже будет довольно легко. Они шли, беззаботно общаясь друг с другом, как вдруг Меера закричала:
        - Горо… - это все, что она успела выкрикнуть. Видимо, она что-то заметила и смогла предупредить Горона, прежде чем их ментальную связь оборвали. На доли секунды опередила невидимого противника. И теперь Горон знал, и поэтому он был уже вооружен. Существо, которое смогло разрушить их ментальную связь, должно иметь колоссальную силу. Стоять на ступени могущества вместе с ними, а то и выше. Потому что их ментальная связь, помимо магии, закреплена еще и чувствами. Такой «коктейль» слабый маг не сумел бы преодолеть.
        Горон похолодел от своих умозаключений. Меера в опасности. То существо напало на его жену…
        - Меера! Меера!!! МЕЕРА! - Великий Маг моментально активизировал сразу несколько поисковых заклинаний. Но толку от них было никакого. Все они натыкались на какой-то непреодолимый барьер. Неведомый противник заблокировал пользование магией.
        Великий Маг попытался телепортироваться на плато (можно конечно было отправиться сразу в туннель Мееры, но он не знал точных координат, что есть очень важным для телепортации), а уже оттуда пойти на помощь к своей жене. Этот способ передвижения являлся самым быстрым, но в свою очередь являлся и самым энергоемким. Но зачем экономить магический поток, если на кону жизнь любимой?!
        Горон предпринял две попытки и обе были тщетны. Кто-то или что-то блокировало и возможность телепорта.
        Ничего больше не выдумывая, Великий Маг побежал. Побежал, увеличивая скорость с помощью Магий.
        Но тут его поджидала новая неожиданность. Оказывается, сам он (физическое тело) мог передвигаться, но его магическую силу все тот же невидимый барьер не пропускал. Противник явно не желал отпускать Горона и старался задержать его в этом же туннеле.
        Но то существо не учло одного. Великий Маг Горон любил Мееру. А любовь, как говорится, окрыляет и придает силы. Поэтому Горон сквозь боль, теряя по пути все больше своего магического потока, кое-как продрался к выходу из своей пещеры. В его голове еще звенел немного напуганный крик Мееры. И это его подстегивало во время незамысловатой пробежки. И именно из-за боязни потерять любимую, он сейчас безрассудно жертвовал своим магическим потоком. Других способов пройти сквозь непонятный барьер, кроме как лезть напролом, Горон, увы, не видел.
        Оказавшись на плато, Великий Маг с облегчением выдохнул. Тут того магического блокиратора не было. И это уже хорошо. Можно отдышаться в спокойствии. А то барьер как-то угнетает, подавляет желание выбраться.
        Горон в нерешительности остановился возле нижнего туннеля. Там тоже чувствовался тот же самый блокиратор, как и в его пещере. Вновь лезть напролом? Но его магического потока может не хватить до конца. А еще остается то существо, которое и создало этот барьер.
        Горону понадобилось пять секунд, чтобы принять решение. Он очень желал спасти Мееру, но безрассудное геройство делу не поможет. Великий Маг решил вернуться в Цитадель Магий. Вернуться, чтобы уже прийти сюда во всеоружии и уничтожить ту пакость, которая пленила его возлюбленную…
        Горону было наплевать, что проходящие мимо маги озадаченно смотрели на него. Пускай смотрят. Это его проблемы, и никто другой ему не поможет их решить. Конечно, теоретически Фриган, Кор, Цэпций и еще несколько Великих Магов могли бы помочь. Но это только теоретически. Каждый, кто согласился бы помочь, все равно бы преследовал свои эгоистические цели. Ведь поставить их обоих в себе должники - очень «сладкий» приз. Попроси Горон об услуге, все бы поставили вот такое условие. А за просто так никто бы не полез на рожон ради кого-то другого. Пусть Меера одна из самых уважаемых магов в Цитадели. Пусть они вместе выполняли работу от имени Цитадели Магий. Но еще никто не отменял предосторожность, личную безопасность и ответственность за свою же жизнь.
        Горон очень надеялся, что на складе сохранились те несколько артефактов, которые в свое время создал сам Лавренций. Когда-то давно бывший глава Цитадели Магий столкнулся с одной проблемой. Мир, который он облюбовал, имел природный блокиратор чужеродной магии. Лавренций не мог долго присутствовать в этом мире… Из-за чего там так происходило и что именно мешало первому Великому Магу находиться в том мире, Горон не знал. Это случилось задолго до его появления в Цитадели. Уже намного позже, будучи самым близким помощником Лавренция, Горон услышал от своего мастера-мага «душераздирающую» историю о злоключениях Лавренция в том мире и о невероятной победе ума первого Великого Мага.
        Вот теперь Горон был рад, что Лавренций тогда, во-первых, рассказал ему о том случае. Во-вторых, что он, Горон, все-таки дослушал своего мастера-мага (а Лавренций славился тем, что иногда его здравый рассудок давал сбои, и тогда первый Великий Маг мог произнести любую чушь, не относящуюся ни к теме беседы, ни к чему-нибудь другому). И, наконец, в-третьих, что Лавренций создал несколько артефактов, которые способствовали сохранению своего магического потока в агрессивно настроенной среде. И которые давали возможность пользоваться магической силой в обход блокиратора.
        Вы спросите, почему Горон уверен, что этот его случай был похож на эпизод из жизни Лавренция? Не знаю… Может быть, из-за того, что Горон никогда не сталкивался с такой проблемой. И его память услужливо подсунула тот разговор с Лавренцием. Скорей всего, что так оно и было. Вот поэтому Горон спешил на склад, чтобы отыскать те артефакты, способные помочь ему спасти Мееру… Так как другого решения проблемы он попросту не знал…

***
        Массимо шел и улыбался. Настроение у него аж зашкаливало. И он предчувствовал, что сегодня будет еще повод повеселиться. Насторожил, правда, взъерошенный Великий Маг Горон, который «пролетел» мимо него и даже его не заметил, не то, что не поздоровался. «Весьма странно. Что это у него такое произошло, что он несется как `угорелый'? Расскажу-ка я об этом Цэпцию. Потом. Пускай он разбирается» - подумал про себя Массимо…
        Тем временем Маг зашел в столовую, улыбнулся поварятам и сделал заказ. Спустя пару минут из кухни один поваренок вынес ему поднос с едой. Вне очереди. Все знали кто сейчас хозяин Цитадели Магий, и поэтому старались ему угодить. Пускай даже через его ученика. Массимо поблагодарил поваренка за оказанную услугу и сел неподалеку за свободный столик. Но начать обедать ему помешали.
        - Массимо, привет. Ученик Цэпция улыбнулся. Он предчувствовал, что придет Мартин.
        - Привет-привет. Присаживайся - когда Мартин сел напротив, Массимо продолжил - и что тебе надобно?
        - Я хочу вступить в ваше тайное общество!
        - Тише, тише. Хорошо - Массимо перешел на шепот - но для этого тебе надо пройти парочку испытаний. Пойми, мы не берем абы кого в нашу организацию. Ты согласен пройти испытание, Мартин? Ученик Арханиуса колебался не долго.
        - Согласен. Где и когда? И что делать?
        - Дело говоришь. Молодец. Значит так, сегодня, часиков в восемь вечера, подходи к столовой. Тогда я тебе и расскажу о первом испытании. Договорились?
        - Да, договорились. Я приду…
        «Так-так, чего бы ему придумать? - Массимо задумчиво смотрел на спину удаляющегося из столовой Мартина - обычная дуэль тут не подойдет. А может… да. Действительно в самый раз! Заодно узнаю из какого он теста. Будет полезно перед Магдуэлькапом уже кое-что знать о нем. Да и Цэпцию, наверно, расскажу. Ему тоже это будет полезно знать…»

***
        Уже вечером, зайдя в столовую и увидев там скучающего Массимо, Мартин, не спеша, словно сомневался на счет правильности своих действий, подошел к ученику Цэпция.
        - Привет… Я пришел… - тихо проговорил Мартин. Массимо тоже заметил неуверенность своего собеседника, поэтому решил как-то подбодрить ученика Арханиуса:
        - Ничего… Не переживай ты так! Испытания достаточно легкие, чтобы именно ТЫ их прошел… - договорив, Массимо улыбнулся. Мартин же в ответ лишь скривил губы наподобие улыбки.
        - Ладно - Массимо не стал больше «тянуть резину». Тем более он хоть немного, но сейчас сочувствовал Мартину - в общем, первое испытание… тебе предстоит узнать, чья это вещь. Вот держи.
        Массимо протянул Мартину продолговатую коробочку. Ученик Арханиуса взял ее в руки и рассмотрел. Это оказалась шкатулка. Обычная шкатулка для хранения нужных и ненужных мелких вещей.
        - Можешь ее не открывать. Она пуста - это Массимо, завидев попытку Мартина открыть шкатулку, просто предупредил его, чтобы понапрасну не тратил силы. Мартин перестал пытаться открывать, но все же потряс возле уха шкатулку. И удостоверившись в отсутствии каких бы то ни было там мелочей, вопросительно посмотрел на Массимо. И тот, поняв намеки ученика, пояснил некоторые детали:
        - Даю подсказку: используй поисковое заклинание, ориентированное на след ауры. Именно так ты сможешь найти хозяина этой шкатулки.
        - Ээ… хорошо. А когда… То есть, сколько времени мне выделено на поиски?
        - Учитывая то, что ты еще не знаком с поисковыми заклинаниями. А это действительно так: в общей группе их изучают несколько позже. Поэтому двое суток. На все про все. Находишь заклинание, разучиваешь, активируешь и потом уже находишь владельца. Теперь все понятно?
        - Да. Наверно, да. Тогда я пошел…
        Из воспоминаний Мартина:
        «Мда… Никак я не мог предвидеть такой поворот событий. Да и вряд ли кто-либо другой смог бы предвидеть это… Массимо все-таки сыграл большую роль в развитии моего жизненного пути. Хе-хе… Точнее это его влияние на меня… Если бы не он… то я не стал таким, кем я есть сейчас… Хотя, по сути, по-другому ничего бы и не произошло. Все к тому и шло. Так что я остановился на мнении, что такая уж у меня была судьба. Ни больше, ни меньше. Хотя Ландум, когда я каждый раз упоминал про судьбу, чуть ли ни с пеной вокруг рта доказывал мне обратное, что судьбы нет. Не знаю, не знаю… Конечно, его доводы бесспорно хороши, но все же по этому поводу я думал несколько иначе. Кстати, прошу заметить, что этот вопрос остается единственным, при затрагивании которого у нас с Ландумом возникают разногласия…»
        Весь остаток вечера и следующий день Мартин посвятил поиску заклинания, которое позволяет с помощью оставленного на предмете следа ауры, найти владельца данного предмета. О существовании таких заклинаний Мартин знал - встречал несколько упоминаний в книгах. И поэтому он решительно приступил к ревизии своей маленькой библиотеки.
        Пойти спросить у Арханиуса или Пэтры, Мартин не мог (Массимо запретил), да и не хотел (Конечно, можно было нарушить запрет - не велико дело - но возможность оказаться посмешищем и выглядеть глупцом напрочь отбили у него такого рода желание). Поэтому он с головой окунулся в поиск заветной книжки из всех тех, которые успел уже прочитать. А их оказалось довольно много, и Мартин далеко не сразу нашел то, что искал. Но в итоге, его труд был вознагражден. Да еще как. В одном пособии (правда, не в том, какое предполагал найти наш герой) помимо описания самого заклинания, приводилась пошаговая реализация его. Так что теперь Мартину оставалось только правильно воссоздать поисковое заклинание. С чем у него и возникли трудности.
        Первые несколько попыток не дали никаких результатов. Но с энной попытки у Мартина все-таки кое-что начало получаться. Над шкатулкой возникло белесое пятно, которое, судя по книге, должно было быть вообще не пятном, а указателем. А еще точнее, узкой продолговатой линией. Которая при приближении к искомому магу становилась толще и уже. В итоге невдалеке от хозяина указатель превращался в плоский круг. Примерно такой, какой получился сейчас у Мартина. Наш герой разочаровано вздохнул, разорвал заклинание и повторил попытку… Опять та же белесая точка! Не мог он оказаться владельцем этой шкатулки!.. Не мог!
        - Вот блин! - вырвалось у Мартина, когда он осознал, что где-то в активировании заклинания допустил ошибку.
        Уже начиная злиться, наш герой отложил в сторону шкатулку и принялся вновь перечитывать пошаговое создание заклинания.
        - ЧЕРТ! Блин! - Мартин, перевернув страничку, увидел продолжение. До этого им не замеченное… Впрочем, эта оплошность допустима для людей. Человек почему-то всегда страдает от рассеянности. Наверно, из-за того, что у него жизнь настолько коротка? Не знаю… Но Мартину такая рассеянность уже была не позволительна. Он то уже не человек. Хотя, правда, еще и не полноценный маг, только ученик. Но все равно, для него это уже было не простительно. Благо, что рассеянность проявилась только в такой мелочи, как «продолжение на следующей страничке книги»… Намного хуже было, если б Мартин забыл во время настоящего боя необходимые заклинания. А так… Мелочь…
        Наш герой, теперь уже ругая себя за невнимательность и проговаривая про себя много «лестных» слов на свой же адрес, сосредоточился на чтении. И вскоре он выяснил одну неточность, которую упустил из виду. Оказывается, делал-то он все правильно, только не установил ограничение на временной промежуток. Получилось так, что заклинание «нашло» последнего, кто прикасался к шкатулке. А им был наш герой. Вот и вышло, что Мартин нашел сам себя…
        Теперь ученик Арханиуса, разумно предположив, что Массимо «взял» эту шкатулку недавно (а иначе, зачем ее было у себя так долго держать?), поставил ограничение на трое суток. То есть сейчас заклинание должно было привести Мартина к тому магу, который держал этот предмет подле себя ровно трое суток назад. И вот сейчас таки и образовалась та самая белесая линия, которая и должна указать владельца шкатулки.
        Мартин вышел из своей комнаты, неся шкатулку на вытянутой руке. Полоска белесого цвета была довольно длинной и узкой. По книге это означало, что искомый владелец находится довольно далеко. Мартин, не стал ничего выдумывать и направился в сторону столовой. Так как больше всего народу в вечернее время находится или в столовой, или около нее. Не приди он к такой гениальной, но простой, по сути, мысли, то ему бы пришлось облазить всю Цитадель. Но наш герой правильно соображал…
        Первым признаком того, что Мартин на правильном пути, стало постепенное утолщение указателя. Это означало то, что расстояние к владельцу шкатулки уменьшается. Вскоре Мартин вышел в коридор, который вел в столовую. По пути ему встречались маги, но к Мартиновому облегчению, никто не проявлял особой заинтересованности в его «чудачестве».
        Вот Мартин уже заходил в столовую. А указатель тем временем постепенно округливался, да так, что уже с минуты на минуту был готов стать «настоящим» кругом.
        Наш герой повертелся вокруг своей оси, определяя, в какой стороне находится хозяин шкатулки. Повернувшись лицом к обеденным столикам и сделав в том направлении шаг, Мартин понял, что он близок к «победе». Не отрывая взгляда от указателя, пройдя еще несколько шагов, наш герой вздрогнул от неожиданно обращенных к нему слов:
        - Молодец, конечно, что разобрался с поисковым заклинанием - надменно проговорил Массимо - Но… я не хозяин этой вещи…
        Доли секунд Мартин недоуменно взирал на Массимо, не понимая, о чем он говорит. Но вскоре до Мартина наконец-таки «дошло», и наш герой, окончательно оправившись от первого шока, произнес:
        - Как это? Но заклинание…
        - Заклинание ты правильно создал - ученик Цэпция перебил своего собеседника - но ты не поставил ограничение во времени…
        - Я поставил ограничение - теперь пришла очередь Мартина перебивать своего собеседника.
        - На трое суток… - продолжил наш герой обвинительным тоном, будто Массимо и впрямь являлся владельцем шкатулки, но по каким-то неизвестным причинам продолжал отрекаться от этой правды.
        - Так поставь ограничение на большее время. Скажем на неделю… - Массимо пожал плечами и, видя, что Мартин еще до конца не верит в его слова, тоном строгого учителя добавил - Не я владелец этого предмета. Пойми же ты, наконец! Не я, понял, не я… Все! Давай иди, выполняй задание…
        Из воспоминаний Мартина:
        «В тот момент я сглупил не по-детски… Хи-хи… Надо было не раскрывать рот от удивления, а спросить Массимо, почему он так долго держал у себя шкатулку Алёны. Может быть, тогда догадался бы о его чувствах к ней… И чего это он дал именно ее вещь для моего «первого» испытания? Неужели он не мог мне дать предмет кого-нибудь другого, а не ее? Хе-хе… Наверно, он потом долго кусал локти, что именно ТАКИМ боком все обернулось… Вот поэтому я и считаю, что без вмешательства Судьбы здесь не обошлось… Даже Ландум над этим приведенным мною примером как-то странно, задумчиво промолчал…»

***
        Артефакты Лавренция все-таки оказались полезны. Недаром Горон за ними отправился в Цитадель. Теперь Великий Маг без труда бежал по следу жены. Конечно, это грубо сказано, следа-то никакого и не было. Просто туннель никуда не ответвлялся и не имел дополнительных ходов. Это ему еще Меера сообщила. Как будет дальше? Горон старался не думать. Все может произойти. И поединок с неведомым противником. И, если Фортуна будет на их стороне, просто спешное отступление Великих Магов. И… еще очень много вариантов. В общем, Горон не стал портить себе нервы и продолжал «спокойно» бежать… Вот он уже достиг последних координат, которые успела сообщить Меера.
        «- Та-ак… И где же она?» - Горон, все больше нервничая, огляделся. Не обнаружив вокруг следов борьбы, он уже медленным шагом двинулся вперед. Боковых ответвлений все еще не было. Горон надеялся, что их так и не будет. Отсутствие дополнительных туннелей значительно упростит задачу Великого Мага. А наличие… в этом случае Горону будет очень тяжело выйти на след неведомого противника…
        Но туннель не разветвлялся, а это значит, что существо с плененной Меерой ушло только вглубь пещеры… Или воспользовалось телепортом и…
        Горон вновь начал «бороться» со своими пессимистическими мыслями. Иметь здравый рассудок в данной ситуации - самое жизненно важное. А поддаться панике - это значит подвергнуть опасности жизнь не только свою, но и любимой жены…
        - Все будет хорошо. Слышишь меня, Меера! Все будет ХОРОШО! - Горон `насильно' внушал в себя оптимизм. С одной стороны это казалось безумием. Радоваться, верить в то, что все хорошо, когда в действительности намного хуже. Но с другой стороны, самовнушение может оказаться таким эффективным… Вот, например, как сейчас. Самовнушение подействовало на Великого Мага. Подействовало самым что ни на есть изумительным способом. Как только Горон со злостью прокричал последнее слово, перед ним материализовался… ну скажем так, противник… Великий Маг никак не ожидал увидеть именно ЭТО существо….

***
        За столиком в одиночестве сидела девчушка. Такая, весьма симпатичная на Мартиновый не привередливый вкус. Ей еще были присущи детские черты лица и наивность. Но с тем уже ощущалось в ней «матерость», опытность. «Явно она уже давно учится в Цитадели» - подумалось нашему герою. Мартин в последний раз посмотрел на указатель. Так и есть. Шкатулка принадлежала ей.
        - Привет - Мартин улыбнулся, всем своим видом давая понять ей свои благие намерения. Главное не показать свою враждебность. А то даже разговор не завяжется. Не то, что кое-что другое…
        Девушка подняла голову, настороженно взглянула на стоящего перед ней парня, а когда в руках у того заметила свою шкатулку, радостно воскликнула:
        - Это же моя! Как долго я искала… Дай! Где ты ее нашел? - лицо девушки «засветилось» искренним счастьем. Мартин даже не мог представить, что так можно радоваться.
        - Где я нашел, там уже ее нет! - пожал плечами наш герой - а ты могла бы представиться, все-таки мне надо знать, кому я буду вручать эту шкатулку… Девушка хихикнула, но все же представилась:
        - Алёна.
        - Мартин.
        Тем временем наш герой уже пристальней рассмотрел свою собеседницу. Светло-русые, почти белые, волосы до плеч, немного пухленькие щеки и живые голубые глаза - все это и создавало некий антураж наивности и детства. Наверно, она была такой до поступления в Цитадель Магий. Но обучение Магиям все-таки оставило свой «отпечаток». В ее микро движениях, взглядах, языке тела «читалась» некая уверенность в себе, знание и, конечно же, несомненный опыт магических поединков. В общем, Мартин пришел к выводу, что она уже не первый год учится в Цитадели…
        Как только наш герой распрощался с Алёной, к девушке за столик сел Массимо.
        - Ты знаешь, с кем только что разговаривала? - ученик Цэпция пристально посмотрел на собеседницу.
        - Ну… с Мартином. А что? - Алёну явно заинтересовал неожиданный вопрос Массимо. А тот только и ждал такой реакции. Поэтому Маг, выждав еще театральную паузу, проговорил:
        - В принципе ничего. Но… он ученик Арханиуса, нашего главы… И ты знаешь, что будет с ним и со всеми его учениками? - ученик Цэпция говорил намеками, которые Алёна без проблем смогла расшифровать.
        - Знаю… - несколько растерянно проговорила девушка. Ей понравился Мартин. Но то, что он являлся учеником Арханиуса - это коренным образом меняло дело…
        - И ты действительно хочешь с ним дружить, общаться?.. - Массимо уже издевался над девушкой. Он знал, что сейчас внутри Алёны зреет конфликт. Также ученик Цэпция знал, что в этом конфликте победит здравый рассудок. Но девушка еще сомневалась:
        - Не знаю… Но ты же общаешься…
        - Мне по статусу положено… не забывайся! Мой мастер-маг… - Массимо готов был вспылить. Его никак не прельщала перспектива возникновения хороших отношений между Алёной и учеником Арханиуса. Поэтому он всеми силами пытался разубедить девушку.
        - Ладно-ладно… Массимо. Ты прав. Спасибо за заботу - Алёна обворожительно улыбнулась, отчего Массимо мимо воли покраснел и засмущался - Я не буду с ним общаться. Не беспокойся за меня… Алёна еще раз улыбнулась и, не прощаясь, вышла из столовой.

***
        - …В общем, вы хотите, чтобы я присылал к вам учеников? На верную смерть?! Так как вам, видите ли, нужна их магическая сила… - Горон возмущался. То предложение, которое ему сделал маг-привидение, с точки зрения разума, было не нормальным. Именно поэтому Великий Маг был разозлен до предела. Уж лучше бы сразу сразиться с этим привидением, чем сейчас принимать его условия…
        - Да - спокойно проговорил маг-привидение - И можно без всех вот этих вот эмоций… Конечно, вы можете ничего не делать. Но мне нужна магическая сила и я ее буду брать. Вне зависимости от любых обстоятельств. Будите ли вы направлять ко мне учеников или нет, все зависит от вас. Но учтите, у меня есть ваша женщина. А у нее много магической силы. Очень много. Мне на первое время должно хватить…
        - Ладно-ладно - Горон вздохнул. Он из двух зол решился выбрать наименьшее - Только не трогайте Мееру…
        - Я ее не буду трогать лишь в том случае, когда буду вовремя получать ученика. Как только наступит время «обеда», а ученика не будет, то я выпиваю долю магической силы у женщины… На ней лежит поставленное мною проклятие, которое связывает меня с ней и делает возможным одностороннее поглощение энергии. Знай, не появится ученик, жертвой станет твоя женщина…
        - Хорошо… Я могу ее забрать?
        - Иди. Но помни, мне нужны ученики, иначе… - маг-привидение многозначительно замолчал, зная, что Великий Маг поймет. А если даже таких угроз не хватит, что ж, он перейдет к более активным действиям. Сначала «надопьет» магическую силу у женщины, а там уже и у него самого. Благо и та, и тот Великий Маг имели достаточно потока, что б «прокормить» привидение. Конечно, даже в общей сложности их сил не хватит, чтобы воссоздать тело, но хоть частично можно уже будет приблизиться к заветной мечте…

***
        «Нет! Ну, надо было так попасться! - сокрушался мысленно Горон, выходя из пещеры и неся на руках бесчувственную Мееру - Маг, насильственно убитый, но желающий жить! Воскрешается в виде привидения - его магическая сила не рассеивается, а остается запечатанной благодаря сознанию мага. Да к тому же озлобленный на вся и на всех!..
        В первую очередь после своего воскрешения убивает своего убийцу и выпивает его магическую силу. А потом… потом начинает убивать всех направо и налево, лишь бы вновь когда-нибудь обрести тело… Именно такая цель у подобных привидений. Создать тело и начать жить, так сказать, по-нормальному. И это все, что им нужно… Но как я не хочу ему потакать… Но Меера в опасности и я ее не брошу…
        И главное, почти не возможно уничтожить такого мага-привидения! Лавренций рассказывал мне о них. Очень опасные существа. Не думал, что и я столкнусь с ними.
        Я уже по горло сыт и одной встречей с таким существом. Глаза б мои его не видели! Хорошо хоть, что эти привидения не собираются в кучи. Если бы на нас напала целая группа таких существ… не знаю, даже, какие были бы последствия… Мда-а… ситуация не ахти. Но как-нибудь прорвемся…»
        Глава 6
        - Значит, второе испытание… - Массимо задумчиво почесал подбородок - Тебе надо будет взять всего лишь одну вещь. Артефакт…
        - Ну, это легко - Мартин улыбнулся. Он подозревал, что ученик Цэпция задаст ему задание посложней. А вышло совсем наоборот. Но не успел наш герой нарадоваться, как Маг добавил:
        - НО!.. Но, с некоторыми условиями - Массимо ехидно прищурил глаза, всем своим видом показывая, что «не все так просто в нашей жизни» - Ты должен украсть лабораторный артефакт-накопитель из-под «носа» самих лаборантов. То есть в то время, когда в лаборатории будет работать группа магов…
        - Э-э… А… - сказать, что наш герой был озадачен, это значит, ничего не сказать. Массимо оказывается хотел испытать Мартина в серьезном деле. И испытание будет не таким легким, как казалось нашему герою на первый взгляд. Дело в том, что артефакты-накопители всегда находятся в поле зрения одного-двух лаборантов. Эти маги-передовики, создающие и разрабатывающие новые артефакты, постоянно в своей работе используют стационарную энергию, собранную артефактами-накопителями. И вот представьте себе, работают себе эти лаборанты, работают, и вдруг, энергия перестает к ним поступать… Конечно, первым делом они посмотрят на артефакты-накопители. И что увидят… Стоит ученик, в руках держит их ценный артефакт с не менее ценной энергией… В общем, Мартин мгновенно понял, что проделать то, что говорит ученик Цэпция, будет очень и очень сложно, точнее, не реально. Об этом он в первую очередь и сообщил Массимо.
        - Ну, я же тебя не пошлю на «верную смерть» - деланно возмутился ученик Цэпция после того, как выслушал пессимистическое сообщение от Мартина - Я тебе дам артефакт, который отводит от тебя взгляды окружающих, то есть делает тебя почти невидимым. С помощью его ты и проникнешь в лабораторию, возьмешь накопитель и все также тихо уйдешь…
        - Но в чем тогда загвоздка? Я не понимаю… Ты явно что-то не договариваешь - Мартин нахмурился. Ему не нравилась идея проникновения в лабораторию. Но возможность вступить в общество, которое, наверно, сейчас набирает силу и в будущем обещает стать правящим в Цитадели Магий, упускать нельзя. К тому же будучи учеником Арханиуса, которого отвергли почти все маги все той же Цитадели, Мартин пока не видел для себя радужных перспектив. Да, Арханиус вкладывает в него свою душу, воспитывая в Мартине хорошего мага. Да, Арханиус любит своего на данный момент последнего ученика и пытается дать ему как можно больше знаний сверх того, что могут дать в общей группе (да и еще обещал договориться с Иницамом на счет его Великой Библиотеки, хотя вовсе не обязан это делать). Но Мартин, живя еще столь короткое время бок о бок с Великими Магами, изменялся. Прошлая его жизнь вне Цитадели забывалась. Мартин оглядывался назад, и видел прошлого себя уже как бы в тумане. А возвращаться к прошлому себе ему не хотелось ни за что на свете. Мартин уже начинал усваивать основные принципы жизни Великих Магов. И причем весьма
успешно. Вот, данный эпизод уже вполне можно охарактеризовать таким образом: наш герой думает в первую очередь о себе, своих интересах и интересах своего мастера-мага, а после уже об интересах других. Мартину очень хотелось узнать, что же это за такое тайное общество, которое все восхваляет Массимо. Если действительно эта организация вскоре станет могущественной, то как минимум вступить в ее ряды стоит, а как максимум попытаться с помощью нее спасти от неминуемой беды Арханиуса…
        - Загвоздка… А загвоздка в том, что артефакт, который делает тебя почти невидимым, работает только пять минут. Ни больше, ни меньше. За это время тебе надо выполнить задание - Массимо вывел нашего героя из задумчивости.
        - Ладно. А можно узнать расположение той лаборатории и приблизительный внешний вид накопителя? Я просто не уверен в том, как он действительно выглядит. А то еще принесу совсем не то, что ты заказывал… - скрыл шуткой свои переживания Мартин. Сейчас он начинал рисковать. Пути назад уже не было. Теперь ему придется идти в лабораторию.
        Массимо объяснил нашему герою детали проведения второго испытания и, напутствовав ободряющими словами, распрощался с Мартином.
        Ученик Цэпция, с чувством выполненного долга, отправился к себе в комнату. По пути, при этом, давая обратную связь только что проведенному разговору.
        «Мда… В целом неплохо - проанализировав разговор и подводя итоги, Массимо усмехнулся - Ничего лишнего не сказал. В тоже время оставил много неясностей. Загвоздка, Мартин, загвоздка будет в том, что артефакт-накопитель в лаборатории один и он тем более у всех на виду. И к тому же «забыл» я тебе упомянуть маленькую деталь, что как только ты возьмешь в руки накопитель, другой артефакт, артефакт невидимости, выключится. Вот смеху-то будет! Когда вся лаборатория озадачено уставится на тебя, Мартин. И как ты еще озадаченней посмотришь на, так сказать, враждебно настроенных против чужаков лаборантов…»
        Массимо не смог сдержать свой смех. Он рассмеялся. И было в его смехе что-то наводящее ужас, что, проходивших мимо два ученика, испугавшись, поскорее скрылись за поворотом коридора.

***
        Мартин медленным шагом подходил к указанной Массимо лаборатории. Судя по времени, он пришел еще рано. По расписанию лаборанты должны появиться возле своего рабочего кабинета приблизительно через пять-семь минут.
        Мартин нервничал. Совершать подобное ему еще не приходилось. Он глубоко вдохнул и выдохнул. Стало немного легче. Наш герой продолжал выполнять такое незамысловатое дыхательное упражнение. Правду говорят в книжках. Глубокие выдохи-вдохи помогают сосредоточиться и отринуть от нежелательных эмоций.
        И вот стали слышны голоса. Да, это шли лаборанты. Мартин в спешном порядке достал артефакт невидимости и активировал его. Вовремя. Буквально через секунд десять явились лаборанты…
        Мартин смотрел на сосредоточенные лица магов. Ничего интересного. Обычные «трудоголики». Да и переговаривались между собой они как-то вяло, нехотя. Вот что значит любимая работа! Каждый из них уже погрузился всеми мыслями в свои разработки…
        Вот самый старший из них подошел к двери и отпер лабораторию. Часть лаборантов зашли. А некоторые задержались в коридоре из-за как нельзя вовремя возникшего спора. Явно из-за несогласованности по какому-то элементу предстоящей работы. Мартину это было на руку. Он не стал слушать спор и быстро проскользнул в дверной проем.
        «Та-ак… и где же накопитель?» - наш герой растерялся. Он не представлял себе, что лаборатория окажется такой большой - «И пяти минут невидимости тут не хватит!»
        Мартин начал было вскипать от ярости, но проблема поиска разрешилась сама собой. Старший лаборант подошел к артефакту, очень похожему на то описание, которое дал Массимо на счет накопителя.
        «Удача!» - теперь уже Мартин радовался, осторожно направляясь к своей цели. Пару раз он чуть не столкнулся с проходящими мимо лаборантами, но до накопителя добрался-таки незамеченным. Артефакт невидимости Массимо работал безукоризненно. Мартин оставил себе зарубку на будущее: найти и себе такой артефакт.
        Вот наш герой уже протянул руки к накопителю. Хорошо, что поблизости не крутились лаборанты, а то было бы намного тяжелей забрать артефакт…
        Как только в руках Мартина оказался накопитель, сразу произошло несколько событий. Во-первых, гомон, до этого момента стоящий в лаборатории, вдруг куда-то исчез. Во-вторых, все лаборанты синхронно, с удивлением в глазах, повернули головы на то место, где находился накопитель, и с еще большим удивлением уставились на Мартина. Ну и, в-третьих, к нашему герою направлялся какой-то маг-толстячок, при этом раздраженно поигрывая скулами…

***
        Великий Маг Кор уже несколько дней тщетно пытался создать артефакт, который давал возможность пользоваться магической силой в обход блокиратора магии. Но повторить подвиг Лавренция ему пока не удавалось…
        «Совершенно случайно» Кор наткнулся на взлохмаченного Горона с бесчувственной Меерой на руках. И само собой, поклявшись при этом, что никому не расскажет этой тайны, выведал все подробности злоключений Горона. Мастер Иллюзий «пропустил» мимо ушей и условия мага-привидения, и жалобы Горона («свои проблемы он решит самостоятельно»), но уж очень заинтересовался старыми артефактами Лавренция. Возможность в будущем столкнуться с таким противником, Кор не исключал. Да и просто завладеть новым видом артефакта было бы очень неплохо.
        Поэтому Мастер Иллюзий несколько дней подряд ходил в Лаборатории по созданию новых артефактов. Дав лаборантам туманные объяснения на счет функций необходимого артефакта, Кор начал работу. Но то ли он сам что-то напутал, то ли лаборанты не очень его поняли, но создание артефакта застопорилось.
        Сегодня Кор давал последний шанс и себе, и лаборантам. Если и на этот раз ничего не выйдет, он плюнет на конспирацию и принесет артефакт Лавренция в лабораторию. Конечно, Мастер Иллюзий не желал раскрывать секреты посторонним лицам, но ему очень хотелось разобраться в принципах действия артефакта первого Великого Мага.
        Итак, Кор зашел в лабораторию, оставив при этом троих лаборантов горячо обсуждать принципы построения артефакта. Ему было не до споров. Уж очень тонкая работа сейчас предстоит. Поэтому Мастер Иллюзий, решив поберечь свои нервы, отправился подготавливать «рабочее место». И когда ведущие специалисты, те три спорящих мага, зашли, наконец, в лабораторию, Кор принялся за очередную попытку, надеясь, что эта станет последней…
        Но неожиданно снабжение «рабочего места» энергией прекратилось. «Что за…» - успел подумать Кор, прежде чем взглянул на артефакт-накопитель. К его глубочайшему удивлению, накопителя на специальном ложе не было. Но рядом стоял растерянный ученик Арханиуса, который и держал стационарный артефакт лаборантов.
        «Как он здесь появился, вопрос, не требующий объяснений - моментально пронеслось в голове Мастера Иллюзий - Скорей всего, использовал какой-то артефакт, да не учел, что мощный стационарный накопитель поглотит всю энергию близ находящихся других артефактов, если конечно, не поставить необходимые щиты. А вот зачем ему понадобился артефакт-накопитель? Этот вопрос актуальный. Кто же его на этот поступок надоумил? Но все вопросы оставим на потом. Надо спасать мальчишку. А то эти трудяги не простят ему тайное, без их ведома, проникновение в святая святых - лабораторию…»
        - Ты мне скажи, ну зачем тебе понадобился накопитель? - Отобрав стационарный артефакт еще в лаборатории, и положив его на место, Кор приказал лаборантам продолжить работу, а сам вывел ученика в коридор.
        - Нужен… - Мартин не хотел рассказывать этому Великому Магу про Массиновые испытания, и поэтому сразу перевел разговор в другое русло - Какое мое наказание?
        Наш герой со страхом, но и с некоторой уверенностью взглянул в глаза Великому Магу. Ученик понимал, что попался на краже. И поэтому решил не тянуть резину, все равно его накажут. А так лучше поторопить Великого Мага… К тому же это даст возможность не отвечать на скользкие вопросы…
        - Наказание говоришь… - Кор задумался. Сначала он просто хотел отпустить мальчишку. Но сейчас у него возникла очень перспективная идея. И Мартин уже не откажется - сам ведь хочет, чтобы его наказали…
        - Мое имя Кор. Знаешь, где находится мой рабочий кабинет? - уже добродушно улыбаясь, произнес Мастер Иллюзий.
        - Ну… найду, если надо - потихоньку страх в глазах ученика начал исчезать. Все-таки неизвестность для него была более пугающей, чем вполне реальное наказание. Насколько слышал Мартин, Великий Маг Кор не славился жестокостью, хотя и не был «ангелом». Так что, все могло обойтись малой кровью…
        - Это хорошо - Великий Маг еще шире улыбнулся - Значит, завтра подойдешь ко мне. В часиков семь. Я знаю, что занятия у тебя к этому времени уже закончатся, так что я буду тебя ждать…
        Мастер Иллюзий в последние свои слова вложил «стальные» нотки, чтобы как следует подстегнуть нашего героя к выбору правильного решения.
        - Я к вам приду, не сомневайтесь - Мартин все больше приходил в себя от пережитого шока. И теперь еще решил, что раз этот Великий Маг его выручил, значит можно его попросить и еще об одном - Эээ… Мастер Иллюзий Кор… а можете мне дать копию того артефакта-накопителя, который мне не удалось взять в лаборатории…
        Мартин увидел, что Великий Маг разом посуровел, поэтому последние слова произнес шепотом, глядя на пол:
        - Я вам отработаю и это… конечно, в меру моих убогих сил…
        Закончив говорить, наш герой поднял свой взгляд и опешил. Великий Маг улыбался:
        - Ты мне чертовски нравишься, парень! - Кор, положа правую руку на плечо Мартина, развернув при этом его спиной к двери в лабораторию, в левой руке протянул ученику накопитель.
        - На. Только тсс!..
        Мартин, еще не совсем веря своей удачи, взял артефакт-накопитель и быстрым шагом отправился прочь от лабораторий…
        Из воспоминаний Мартина:
        «… Еще после второго испытания я начал подозревать неладное. Массимо тогда все темнил… А я, как идиот, был у него на поводу… За те три испытания он со мной мог сделать все что угодно. Благо, что все обошлось и что ряд других факторов способствовали этому… Все было взаимосвязано. Как звенья одной цепочки…»

***
        - Массимо, знаешь что… я тут так подумал… А не организовать ли нам небольшую группу учеников специального назначения? Как ты на это смотришь? - Великий Маг вопросительно посмотрел на своего ученика.
        - Все зависит от того, какое именно будет это специальное назначение - пожал плечами Массимо - то есть, чем эти ученики будут заниматься…
        - Ну… я хочу… - Цэпций задумался, потом, спустя небольшую паузу, он все-таки продолжил - хочу, чтобы ученики стали мастерами шпионажа. Или, хотя бы, двигались в этом направлении. Подучить их иллюзиям, боевой магии, ну и конечно, искусству шпионажа. Сам понимаешь, как это может быть полезно.
        - Понимаю - Массимо улыбнулся - и вы хотите поставить меня во главе такой группы?
        - Правильно думаешь - теперь и улыбнулся Великий Маг - ты же крутишься среди учеников. Вот и подберешь пару десятков толковых, которые будут способны к тайной разведке. Только выбирай из учеников, Магов не трогай. И еще. Ученики должны быть тех Великих Магов, которые поддерживают меня официально. Ну а с остальным ты и сам разберешься…
        - То есть… - Массимо внезапно осенило - вы хотите создать магов, способных тайно доставать нужную информацию?.. Чтобы на Соревновании иметь этакую объемную картинку событий?
        - И не только на Соревнованиях. Понимаешь, у нас всегда получается так, что информация почему-то искажается. Что в свою очередь приводит к… неправильным решениям и неправильным действиям. Поэтому я и хочу создать сеть информаторов. Ммм… тем более, когда я стану главой Цитадели, эти ученики помогут нам удерживать контроль в нашей альма-матер, и добывать информацию вне Цитадели Магий…

***
        В маленькой темной комнате стояло два человека. Или не человека. Оба умели очень хорошо скрывать свою сущность. Но тот и другой знали, с кем именно имеют дело.
        Первый мужчина был высоким, стройным с горделивой осанкой. Одет был в обязательную одежду Великого Мага Цитадели Магий. Но только это выдавало в нем учителя одной из команд Великих Магов. В остальном же он казался… каким-то другим… Живые, блестящие, горящие безумной жизнью глаза, полуулыбка избалованных губ, странная и весьма интересная прическа каштановых, не очень коротких волос, объединяющая в себе и хаос, и порядок - все это создавало антураж некой Силы. Силы, неведомой никому из посторонних. Но второй «человек» знал многое о своем собеседнике, если не все.
        - Воган, мне нужна будет твоя помощь… - мужчина в одежде Великого Мага замолчал, ожидая услышать реакцию собеседника.
        - Я слушаю тебя, друг мой - Воган уважал своего собеседника, поэтому мог выполнить почти любую его просьбу. Этот мужчина тоже был высоким. Имел ничем не примечательное лицо. Впрочем, для его натуры внешность не имела никакого значения. Он был одет в длинный, кожаный плащ до пяток бежевого цвета. Причем цвет плаща действительно был очень хорошо виден в темноте комнаты. Но обычные существа не «замечали» такого свойства плаща.
        - Пойдем в мою комнату, там я тебе все расскажу - мужчина в одежде Великого Мага направился к выходу из комнаты, на ходу накладывая на себя иллюзорный образ толстяка…

***
        - Здравствуйте. Можно? - Мартин попытался скрыть свое волнение. Все-таки он первый раз сейчас понесет наказание.
        - Заходи. С минуту на минуту должны прийти несколько учеников старших групп, у которых я веду дополнительные занятия по Магии Иллюзий. Так вот. Мне нужна будет твоя помощь в одном упражнении. Они будут отрабатывать одно боевое заклятие иллюзий, а ты в свою очередь будешь магически поддерживать мишени. В принципе, в этом и будет заключаться твое наказание… - Кор посмотрел на входную дверь, как тут же она отворилась и в кабинет Мастера Иллюзий зашли восемь учеников - О! А вот и они. Мартин, будь пока в стороне. Можешь смотреть на наше занятие. Когда понадобится твоя помощь, я тебя позову…
        Договорив, Великий Маг отвернулся от нашего героя и уже своей группе объявил о начале занятия.
        Мартин, сидя на лавочке и наблюдая за учениками и за мастером-магом Кором, отмечал про себя: «А у меня бы так свободно столько человек себя не чувствовали. Тренировочная комната Великого Мага будет побольше моей… Так что ученикам тут легко будет заниматься. По крайней мере, друг другу на головы лезть не будут. Кстати, об учениках. Чего это они пришли все в иллюзорных масках? Никого не узнаю! Может, конечно, это одно из условий Мастера Иллюзий? С тем, чтобы ученики имели много практики по иллюзиям… Скорей всего. Так. А вот, по-моему, Великий Маг зовет меня…»
        Кор действительно подозвал к себе нашего героя. И когда тот приблизился, проговорил:
        - Смотри, Мартин. Видишь вон те мишени? Окутай их защитной аурой и подними на уровень глаз.
        Мартин послушно выполнил просьбу Великого Мага. Теперь две мишени размером почти с Мартина висели в воздухе невдалеке от нашего героя.
        - Хорошо - прокомментировал действия ученика Кор - а сейчас становись поближе к стене. Будешь оттуда руководить мишенями…
        Спустя полчаса Мартин, изрядно попотевши, с облегчением сел на лавочку. Все, он уже отработал свое наказание. За те полчаса Великий Маг заставлял своих учеников кидать в мишени какие-то непонятные сгустки энергии, которые с каждым попаданием все больше и больше отнимали силы у Мартина. Но теперь нашему герою можно вздохнуть с облегчением. На сегодня мучения закончились!
        Так Мартин и сидел на лавочке: погруженный в свои мысли, и наблюдая краем глаза за учениками Мастера Иллюзий.
        Но вот он уже внимательно смотрел на Великого Мага. Тот начал обучать своих учеников новому заклинанию…
        Заклинание «иллюзии невидимости», позволяющее делать мага невидимым для окружающих… Мартин невольно сам начал внимать Мастеру Иллюзий и повторять за ним все необходимые действия…
        - Нет, Мартин. Чуть-чуть не так - наш герой вздрогнул от неожиданности. Великий Маг подходил к нему.
        - Попробуй преобразовать энергию вот таким способом - Кор никак не выдал свои эмоции. Все шло так, как он и запланировал! Мартин повелся - Вот! Теперь намного лучше. Пробуй, тренируйся и вскоре освоишь это заклинание.
        - Спасибо, мастер-маг - наш герой благодарно кивнул Великому Магу. Тот же видя, что ученик уже изрядно подустал, решил отпустить его:
        - Ладно, Мартин. Молодец, что помог мне с мишенями. Все, ты отработал свое наказание. Можешь быть свободным. Только… обо всем этом - Кор пальцем начертил в воздухе круг - никому не говори.
        - Я вас понял, мастер-маг. Но это тоже в моих интересах. Никому не говорить. Поэтому я и не собирался рассказывать кому бы то ни было. Так что… спасибо! И до свиданья!
        - До свиданья, Мартин - и как только ученик Арханиуса скрылся за дверью, Кор с облегчением, проговорил - Все! Получилось! Мы сделали это, Воган!
        Тренировочная комната Мастера Иллюзий враз опустела. Морок исчез. И теперь здесь были только двое мужчин.
        - Спектакль для одного зрителя… Ты все неплохо продумал, друг мой. А как у мальчишки загорелись глаза… Он выучит невидимость, не сомневайся.
        - Спасибо, Воган - Великий Маг улыбнулся - и за помощь, и за корректировку чистого потока Мартина. Я буду тебе должен.
        - Не стоит, друг мой. Думаю, этот мальчишка в будущем сам отдаст нам долг. Так что надо только набраться терпения и ждать. Ждать, когда Он себя проявит…
        - Да…

***
        Массимо, уходя от Цэпция, размышлял: «Хм… как я удачно тогда пошутил про тайное общество… Наверно, похожие мысли уже посещали и моего мастера-мага. Ну что ж, я получил от него «добро». Значит, буду действовать. Цэпций мне доверяет, раз хочет, чтобы я командовал группой «шпионов». И это есть очень хорошо. В моих руках станет больше власти. Знал ли об этом мастер-маг, когда говорил мне про группу специального назначения? Наверняка. На то он и Великий Маг. Вот только что он хочет этим добиться? Неужели, все это задумано, чтобы умерить мой пыл и амбиции? Хороший ход, Цэпций! Но весьма недальновидный! Спецгруппа поможет мне укрепиться во власти над Цитаделью!..»
        ***
        - Алёна! Алена, стой! Подожди - Мартин нагнал девушку перед входом в столовую - ты почему меня игнорируешь?
        - Игнорирую, говоришь… - Алёна на секунду задумалась - кстати, да. Игнорирую! Девушка улыбнулась, а наш герой удивленно посмотрел на нее.
        - Аа… ну так почему ты меня игнорируешь? - лицо Мартина уже не скрывало обиду. Губы скривились, а глаза готовы были выпустить на волю слезы… Алёна сначала фыркнула, а потом серьезным тоном проговорила:
        - Ты сопли-то убери! Игнорирую, значит игнорирую. Подумай-ка на досуге из-за чего…
        И девушка, не прощаясь, зашла в столовую. Мартин грустно смотрел ей вслед. «Ну чем я ей не понравился?! Ведь когда познакомились, все было хорошо. Но после… Что же заставило ее изменить обо мне мнение? Черт! Какая она хорошенькая!»
        Алёна явно чувствовала на себе взгляд Мартина, да и не только Мартина, и именно поэтому она, идя, соблазнительно покачивала бедрами. Любят, скажу я вам, особи женского пола дразнить особей мужского пола. И это случается в любом обществе.

***
        Проходит еще одна неделя. Мартин уже начал уставать ждать. Начал сомневаться в том, что Арханиус договорится с Иницамом об экскурсии. Хоть между Великими Магами и были теплые отношения, но Иницам может и не захотеть рисковать.
        С каждым днем эти сомнения все больше «съедали» Мартина изнутри. Он уже думал, что никогда не попадет в Великую Библиотеку Иницама, но в один вечер за ним зашла Пэтра…

***
        - Знаешь, я думаю, что Мартин все-таки будет на моей стороне… - как-то не очень уверенно сказал глава Цитадели Магий.
        - Тебе виднее… ты же знаешь, что я отошел от дела. Сейчас я нейтральный, поэтому меня они точно не тронут - проговорил Иницам.
        - Я тоже на это надеюсь. Значит, ты мне поможешь? Пусть парень погуляет по твоей библиотеке. Почитает книги. Сейчас ему не помешает дополнительный источник знаний. Тем более, я хочу, чтобы он успел хорошо подучиться… до предательства.
        - Как ты думаешь, когда они осмелятся? - спросил Великий Библиотекарь.
        - Не знаю. На Соревновании. Но когда именно… Не знаю… Поэтому я и хочу, чтоб Мартин уже сейчас начал подготовку, серьезную подготовку.
        - А может, ты еще кого-нибудь завербуешь?
        - Нет. Уже нет времени для поиска нового человека, годящегося для ученика мага. А вербовать кого-то из уже имеющихся учеников или других магов бессмысленно. Велика вероятность шпионажа. Сейчас я могу доверять только Пэтре. Даже тебе, Иницам, и Мартину не могу я полностью довериться. Ты уж извини - печально вздохнул Арханиус.
        - Я тебя понимаю.
        - И все же, постарайся, чтобы Мартин хоть что-то выучил… но, главное, не оставь свой отпечаток ауры в его процессе обучения. Тогда уж тебе придется перейти на мою сторону, если не хочешь погибнуть. Они поймут, что ты помогал моему последнему ученику, и уже не «вспомнят», что ты нейтральный…
        - Сам знаю. А ты не думал сейчас скрыться, взять Пэтру и исчезнуть? Пока Мартина они не могут тронуть, так как он еще не определился. У вас двоих есть такой шанс…
        - Иницам!!! За кого ты меня принимаешь? Мне гордость не позволит трусливо сбежать. Тем более, номинально Цитадель Магий принадлежит мне. И меня еще не свергли с поста главы. Поэтому этот вариант даже и не рассматривается.
        - Ладно, отдам я тебе должок. Покажу Мартину свою библиотеку, постараюсь его привлечь и, так сказать, «родить» у него желание снова прийти в библиотеку.
        - Только помни, не влияй открыто. Отпечаток твоей ауры останется на Мартине. Да и скрыто тоже не старайся влиять. Мало ли что, вдруг они смогут распознать твое вмешательство. Мартин - парень, заинтересованный в книжках. Так что, может тебе и не придется насильно его заинтересовывать.
        - И как долго будем скрывать отсутствие Мартина в Цитадели и посещение им же моей библиотеки?
        - До последнего. Чем дольше, тем лучше. И потом, он же не будет пропускать занятия. А свободное время маг, особенно ученик мага, проводит по-разному.
        - Хорошо, зови его. Ты знаешь же, что, сейчас отправив его в мою библиотеку, ты окончательно приписываешь ему приговор?
        - Знаю. Мы в ответе за тех, кого мы приручили. Глупо, но это то, что сейчас нужно было сказать. Мартин еще мало что смыслит в Магиях, а я ему поставил, как ты выразился, приговор в тот момент, когда нашел его и «положил на него свой глаз». Ну и после, забрав в Цитадель. Так что, так или иначе, он обречен быть со мной. Как мне ни прискорбно это осознавать…

***
        В кабинете главы Цитадели Магий находилось четыре человека. Сам Арханиус, Пэтра, Мартин и еще один мужчина. Этот мужчина был одет в обычные белую рубашку и брюки. Небольшая полнота только добавляла ему степенность и важность. Мартин еще отметил теплый и спокойный взгляд этого мужчины. Ну и то, что в нем, как и в Арханиусе, чувствовалась сила. Сила Великих Магов.
        - Познакомьтесь, это мой новый ученик, Мартин, как всегда потенциальный Великий Маг. А это Великий Маг Иницам, в чью личную библиотеку ты хочешь попасть, Мартин - глава Цитадели пребывал сейчас в отличном настроении.
        - Здравствуйте. Приятно с вами познакомиться. Так это возможно? Посетить вашу Великую Библиотеку? - Мартин затаил дыхание. Умом то он уже понял, что не зря Арханиус устроил это знакомство, но сомнения еще не торопились его покидать.
        - Ну, если бы это было не возможно, ты сейчас не стоял бы здесь и не разговаривал со мной - со смешинкой в голосе проговорил владелец одной из самых больших библиотек.
        - Класс! - наш герой искренне радовался. Сейчас он посетит Великую Библиотеку! О которой думал столько дней! И столько дней он представлял себе вот этот вот момент, когда он, наконец, попадет в библиотеку Иницама… Размышления натолкнули Мартина на весьма своевременный вопрос:
        - Кстати, а когда именно мы отправимся в вашу библиотеку?
        - Прямо сейчас. Надеюсь, у тебя нет сейчас особо важных дел? - Иницам задал риторический вопрос и удивился, когда подопечный Арханиуса ответил, конечно же, шутя:
        - Нет! То есть, есть! Посещение вашей библиотеки! - Мартин был вне себя от радости. Он нетерпеливо повернулся к выходу из кабинета. Но в пылу радости забыл кое-какой факт. Наш герой встал как вкопанный и произнес:
        - А как мы туда попадем? Арханиус, Пэтра и Иницам усмехнулись. Спешность Мартина их позабавила.
        - Через пространственный коридор. А если проще, через вот эту вот дверь. - Великий Библиотекарь указал на внезапно материализовавшуюся посреди кабинета обычную с вида дверь.
        Секунду Мартин стоял, опешивши. Но потом проворно подскочил к двери, схватился за ручку и произнес:
        - Так пойдемте. Нечего время терять.
        - Экий ты непоседа. Ладно. Пэтра, до свидания. Арханиус. Сегодня еще увидимся. Пойдем, Мартин. Покажу я тебе свою библиотеку…
        Из воспоминаний Мартина:
        «Первое посещение библиотеки Иницама сохранилось в моей памяти как одно из самых приятных моментов в тот период моей жизни… (при этих словах лицо Мартина принимало мечтательный вид). Все-таки, как ни крути, но я очень люблю книги, просто обожаю их… С трепетом перелистывать страницу за страницей… Вдыхать своеобразный запах бумаги… Наслаждаться чтением… Я до сих пор частенько засиживаюсь в Великой Библиотеке допоздна. И даже Иницаму не всегда удается `вернуть' меня из реальности книги в реальность повседневную… В таких случаях он просто ждет. Ждет, когда я `соизволю' отвлечься от книги…»
        Великая Библиотека Иницама являлась по сути отдельным псевдо мирком. Она не принадлежит ни к какому известному миру. Библиотека находится как бы вне их. Но такой вид библиотека приобрела уже после «хозяйствования» Иницама. До его вмешательства библиотека, будучи псевдо миром, имела несколько точек соприкосновения с разными мирами. То есть, грубо говоря, имела обычные входы-выходы. Как раз через одну такую «дверь» в Великую Библиотеку Иницам и попал.
        После того, как Великий Маг убедился, что в библиотеку давно никто не захаживал, то решил ее присвоить. В эту библиотеку он перенес все свои раннее накопленные книги. И уже почти полностью обустроившись, Иницам задумался о безопасности своего нового владения. Если он, пусть и случайно, проник в библиотеку, то есть возможность проникновения и кого-то другого. А делиться с кем-либо найденными и своими книгами Великому Магу не хотелось. Вот поэтому он и сжег все точки соприкосновения с мирами, с этим полностью отгородив, уже получившую статус «Великая», библиотеку от внешних миров. Теперь, чтобы попасть в Великую Библиотеку Иницама, требовалось знать точные координаты хранилища знаний, что само собой владельцем никому и никогда не разглашалось.
        Они несколько часов бродили по библиотеке. Иницам оказался хорошим собеседником. Он мог поддержать практически любую тему разговора. Что было само собой разумеющееся.
        Они много разговаривали. Обо всем и ни о чем. Казалось, что может объединить Великого Мага, живущего уже много веков, и по сравнению с ним, «зеленого юнца»? Любовь к книгам. Именно на этой «слабости» и возникла дружба между учеником Арханиуса и Великим Библиотекарем Иницамом.
        В тот вечер Мартину так и не удалось начать свое самостоятельное обучение. Беседа с Великим Магом завлекла его всего без остатка. Забыв о причине своего присутствия здесь, в библиотеке, он с головой погрузился в философские и не очень рассуждения. Соглашаясь или пытаясь опровергнуть доводам Великого Библиотекаря.
        В свою очередь Иницам был рад найти хорошего собеседника. Пускай и не умудренного жизнью. Но все-таки единомышленника. Не часто ему попадались такие… ну, скажем так… люди, разделяющие его мировоззрения.
        Поэтому лишь глубокой ночью, когда многие в Цитадели уже отдыхали, Мартин по пустым коридорам возвращался к своей комнате. Он шел и улыбался. Вспоминая «прощание» с Великим Библиотекарем.
        - Ох, уже ночь наступила - воскликнул Иницам - вот же мы заболтались, ничего себе!
        - Да… спасибо, я хорошо провел время - проговорил Мартин, разглядывая кабинет Арханиуса в полумраке. Сам владелец уже, наверно, спал.
        - И я тоже, и я тоже…
        - Скажите… а можно к вам еще наведаться. Очень хочется что-нибудь почитать из вашей библиотеки.
        - Конечно можно. Только когда соберешься меня проведать, предупреди Арханиуса, он тебе покажет дорогу к моей библиотеке. А сейчас пошли, я тебя проведу, а то ты сам еще не доберешься.
        Назад в Цитадель они вернулись с помощью тех же дверей, что и привели их в библиотеку. Попрощавшись, Иницам выпроводил Мартина из кабинета и, закрывая дверь за учеником, обратился к хозяину сего помещения:
        - Получилось! Я и не ожидал, что все выйдет так легко! Я даже ничего не делал! Потрясающе! Не умерла еще привязанность к бумажным хранителям знаний!
        - Я же тебе говорил. Хотя я и сам рад, что это вышло так легко - в отличие от Иницама Арханиус был спокоен. Он только что вышел из тайного хода, откуда и наблюдал возвращение из библиотеки своего ученика. И он улыбался.
        - Я думаю, хоть чем-то смог тебе помочь. Хоть как-то подсластил пилюлю, которую тебе в скором времени придется глотнуть - с некоторой виноватой улыбкой произнес библиотекарь.
        - Давай сейчас не будем говорить о грустном. Все же сегодня хороший был день - Арханиус с помощью Магий разогрел стоящие на его рабочем столе две чашки давно забытого цивилизацией напитка. Или никогда не знавшего? Это с какой стороны посмотреть. В любом случае, здесь и сейчас, в кабинете главы Цитадели Магий, два Великих Мага за разговором выпьют этот напиток…

***
        Вот так и получилось. Великий Маг смог подружиться с учеником. Работай он в Цитадели, такого никогда бы не произошло. Но Иницам отрекся от многих вещей. Он сохранял и сохранит в будущем нейтральность по отношению ко всем, но только не к Мартину. Библиотекарь будет сердечно переживать за жизнь своего младшего друга. Иногда помогая советом, но, не вмешиваясь в спор с самой Судьбой. Он будет внимательно следить за тем, как Мартин, в прошлом ученик его приятеля, Арханиуса, встанет на свой путь. И будет по нему идти. И будет набираться жизненного опыта, тем самым взрослея. Взрослея, в первую очередь, психически. И, наконец, Иницам будет с легким нетерпением ждать того дня, когда он и Мартин смогут вот так вот спокойно посидеть за чашечкой чего-либо и просто-напросто поболтать… Но этого придется ждать еще ой как долго…

***
        Великие Маги трепетно относятся к обучению учеников. Еще бы! Ведь они хотят одерживать победы над себе подобными. Именно поэтому Великие Маги создают маленькие полигоны для тренировок учеников. Можно даже сказать, частички из мозаики Соревнования.
        Великие Маги дают ученикам артефакт-путеводитель, который наподобие телепорта отправляет ученика на определенный полигон. И там ученик проходит, так сказать, боевое крещение. В условиях Соревнования ученик попадает в определенную местность, где пытается понять задание в этой местности и выполнить его. Конечно же, все связано с Магиями и именно их ученик должен использовать для своей победы. Как только артефакт-путеводитель посчитает задание выполненным, то сразу же возвращает ученика обратно в Цитадель Магий. Тут правила просты: победишь, выполнишь задание - вернешься в Цитадель; не победишь, не выполнишь задание - не возвратишься. Тогда уже или выполняй задание, или дорогу домой ищи сам. Но, как правило, ученики очень стараются выполнить задание. Так как возвратиться домой своим ходом ученики первых годов обучения еще не могут. Тут нужно иметь необходимое мастерство и опыт, что группа Пятилеток попросту не имеет. Да и не все ученики группы Десятилеток смогут проложить путь в Цитадель Магий.
        В общем, сейчас мы застаем Мартина держащего в руке артефакт-путеводитель и направляющегося в свою комнату. Наш герой, идя по коридорам Цитадели, повторял шепотом напутственные слова Великого Мага, который чуть ли не торжественно вручил Мартину артефакт-путеводитель:
        - Этот полигон специально для тренировки Магии Смерти. Именно с помощью нее ты сможешь победить. Удачи.
        Эти три предложения Мартин все повторял и повторял, пытаясь справиться с волнением. Если бы он уже хоть раз побывал на этих полигонах, то не боялся бы так сейчас. А ведь он впервые за свою недолгую жизнь в Цитадели попадет на этот своеобразный экзамен. Где и опробует свои, только свои силы.
        М-да. Можно посочувствовать Мартину. Ему сейчас приходиться не сладко. Вспомните, как вы сдавали свой первый экзамен. То-то же! Вот и нашему герою так же страшно. Но мы не будем акцентировать на этом наше внимание. А проследим непосредственно за ходом выполнения задания.
        Мартин зашел в свою тренировочную комнату. И, затаив дыхание, без дальнейших колебаний он активировал артефакт как его и учили…
        Миг, и непонятное давление окутало его со всех сторон. Кроме сильного волнения, Мартин сейчас ничего не чувствовал. Ему еще не привычно было пользоваться порталами, поэтому наш герой только молился, чтобы все поскорее закончилось… Еще миг, и вот он уже стоит на полигоне…

***
        - Думаешь, я правильно поступил, не отправив ученика Арханиуса к магу-привидению? - Горон еще продолжал сомневаться. Как только он увидел стоящего в очереди за путеводителями Мартина, то тут же дернулся к помеченному артефакту. Но Меера его тогда отговорила. Почти так же, как и сейчас:
        - Ты правильно поступил, любимый. Умри Мартин сейчас, то это вызвало бы большую смуту. К тому же Арханиус в любом случае мог наткнуться на мага-привидение. А тогда, сопоставив факты, он бы вышел на нас… Нет. Таким способом устранить Мартина нельзя, Горон. Несмотря даже на то, этот способ слишком легкий, так рисковать сейчас не надо…

***
        …Мартин осмотрелся. Он стоял невдалеке невзрачных, покрытых пылью времени ворот. Окружающая территория была типичной для села. Того села из того мира, где вырос Мартин. Редкие деревья, поля, засаженные какой-то растительностью, все было типично… или нет? Вокруг чувствовалась магия… Что-то тут было не так…
        Мартин пожал плечами и направился в сторону ворот. Ясное дело, кто может задать задание, как не люди? Почему-то в начале он думал, что ему самому придется сначала понять суть задания, а потом и выполнить его. Но уже сейчас, когда Мартин увидел человеческое поселение, то сразу же все понял. Повесив на шею артефакт-путеводитель (как раз для удобства к нему была прикреплена веревочка, сделанная, наверно, из магии), Мартин открыл калитку.
        - Стоять! - как-то неуверенно выкрикнул мужчина средних лет. «И выглядит как селянин. Точно деревенька какая-то» - подметил Мартин. Мужчина был одет в просторную белую рубаху, явно из хлопка, и такие же, только голубого цвета, штаны (правда, одежда селянина не была чистой, и это понятно, «ведь село как никак» - хмыкнул наш герой). А также был обут в сандалии. В руках он держал топор.
        - Мне нужно поговорить с вашим начальником? Я пришел вам помочь - сейчас Мартин уже явно почувствовал ауру тревоги, витавшую над селом.
        - Франыч щас подойдет, а ты стой здесь - более уверенно уже сказал страж ворот. И громко выкрикнул имя якобы своего начальника.
        Не прошло и минуты, как показался обещанный сторожем Франыч. Этот дядька выглядел более респектабельно. Пожилой, немного толстоват, но имеющий властные черты характера. Это чувствовалось по уверенной походке (а-ля я здесь хозяин) и чем-то еще, неосязаемым. Когда он приблизился, Мартин разглядел его лицо: уставшее, опухшее, с красными от недосыпания глазами.
        - О, чужак! Тебя точно прислали боги. У нас беда - подходя сообщил всем окружающим, и, конечно, Мартину, сельской голова - меня зовут Хед Франыч, я главенствую в этом селении.
        - Приятно познакомиться. Может, мне все-таки можно немного отойти от ворот? А то ваш сторож мне запретил… Хотя бы к вон тем лавочкам.
        - Пойдем, присядем, чужак.
        - Мартин, меня зовут Мартин. И я готов вам помочь.
        - Но ты же ничего еще не знаешь! Мы послали туда уже столько мужиков, и никто не вернулся… - начал было тараторить глава селения, но наш герой его прервал:
        - Хед, давай по-порядку. Куда послали?
        - Есть неподалеку маленький лесок, а за ним земля для покинувших… «Та-а-а-к. Кладбище. Значит, связано-таки с мертвыми» - думал Мартин. А Франыч тем временем продолжал:
        - Провожали старушку Менду, а там земля разворошена. И никто из селения не был заподозрен. Чуть позднее пропала дочурка Менды, милейшая женщина, никого б не обидела. Молва ходила, что пошла она одна на землю для покинувших, узнать, как там матушка… в общем, не вернулась. Кир сильно переживал, ведь дочурка Менды приходилась ему женушкой. И он пошел на поиски. Не вернулся. Через день его друзья, еще три здоровых мужика, пошли на земли для покинувших, думали, проверят, что до чего. И они не вернулись. Уже дюжина дней прошла, а никто из них не вернулся. Вчера послали еще троих, но я сказал, на землю для покинувших не заходить, в леску потоптаться, и вернуться назад. Но опять нет. Никто не возвращается. Беда какая-то…
        - Ладно, Франыч. Пойду я разбираться. Только укажите дорогу…
        - Но уже там столько наших пропало, как вы сможете?..
        - Не забывайся - резко произнес Мартин. Он уже понял свою задачу, а с этими людьми ему не хотелось спорить, будь они настоящими или же какими-то магическими ухищрениями Великих Магов.
        - Я - посланец богов. Я стОю больше всех твоих мужиков. Идем со мной, проводишь до земли для покинувших. Не знаю я ваших дорог.
        - Извините… - жалобно пробормотал Хед - Да, конечно… если вы хотите… я вас проведу…
        Уже покорно, без малейших признаков противоречия, добавил сельской глава.
        «Интересно - в это время думал Мартин - зачем делать так, что этим людям еще надо что-то объяснять? Неужели, это тоже часть программы развития учеников? Эдакое развитие убеждения у каждого ученика… а ведь правда, нам же в будущем предстоит «общаться» с разными представителями разных миров. Тогда понятно, зачем цитадельские преподаватели так основательно подготавливают эти полигоны. Хитрюги же! Нигде не упускают возможности поучить учеников. Серьезная, однако, у них подготовка к Соревнованию».
        Мартин следовал за пожилым Хедом. Тот вскоре вывел юношу на большой земельный участок, сильно напоминавший арену боевых действий, где главным оружием были бомбы, сбрасываемые с воздуха. Ничего живого вокруг. Совсем нет растительности. Обломки чего-то деревянного и железного были разбросаны без явного смысла и последовательности. И что самое страшное - вырытые могилы: множество открытых ртов, безмолвно вопрошающих к небу. Их было много, можно сказать, а Мартин как раз про себя так и подумал, «до фига».
        Наш герой сделал несколько шагов по разворошенной земле, и угодил в ловушку, точнее в провал в земле. Мартин готов был поклясться, что никакой дырки до этого не было, но кто ему поверит? Он кубарем скатился вниз. И вот он уже лежит на холодной и твердой земле. Спустя пару секунд Мартин, кряхтя, встал. Посмотрел наверх. Где-то два-три метра до лаза и довольно пологий склон. Выбраться назад можно. Но не сейчас. Все-таки не случайно он сюда провалился и…
        Внезапно Мартину вспомнился один из последних разговоров с Арханиусом. Они говорили об артефактах-путеводителях и о полигонах.
        Тогда Мартин захотел узнать, есть ли такие ученики, которые застревают на длительное время на полигоне из-за того, что не выполнили задание. Или же вообще погибают. И как к этому относятся Великие Маги. Свои вопросы он озвучил. На что мастер-маг Арханиус ответил:
        - Редко когда Великие Маги спасают своих учеников. Да, бывали такие случаи, когда ученики не возвращались. Бывали, что возвращались с большим опозданием. Проходили дни, месяцы, даже годы… Так что, Мартин будь осторожен на полигонах, мне не хотелось бы тебя потерять. Все-таки будь там предельно осторожным. Это ведь не очень сложно, правда?..
        - Да. Я понял, мастер-маг. Э-э… скажите, а если кто-то из учеников вернется с большим опозданием, то…
        - То «вернувшийся» маг становиться более легко обучаем, чем кто-либо еще - не дослушал вопрос своего ученика Арханиус - такой ученик уже понял свою ошибку, и он теперь знает цену знания. Пускай он даже и не выполнил задание и вернулся своим ходом (что почти невозможно) или все-таки выполнил задание, но с задержкой. Именно поэтому после длительного блуждания на полигоне, ученики возвращаются целеустремленными, «безжалостными поглотителями знаний» - уже позволил себе улыбнуться Арханиус…
        Мартина выдернул из воспоминаний какой-то донельзя странный шум. Наш герой осмотрелся. Большая пещера и достаточно темная. Хотя видеть можно было, не напрягая глаза. «Так что не так уж тут и темно» - подумал ученик мага. И тут он смог разглядеть источник шума. Пещера не была пуста. Можно сказать, чрезмерно не пуста для такой пещеры. В сторону Мартина, не торопясь, двигалась толпа из пятидесяти-шестидесяти мертвецов. Как раз они-то и издавали тот самый странный шум. Нет, они шли беззвучно. Но их выдавала их шаркающая походка. «Им бы не помешало подучиться подкрадываться. Тогда, может быть, и вышло бы с них что-нибудь путевое. Похоже, это все бывшие жители той деревеньки» - в такой ситуации Мартин еще пробовал шутить. Хотя может это от нервов? Кто знает…
        Мартин не стал дожидаться приближения мертвяков и начал действовать. От его рук посыпалась белая пыль: это такое специфическое заклинание, которое позволяет магу забрать под свой контроль некоторое число зомби. Чем больше маг выпустит этой пыли, тем больше мертвых воинов перейдут под его знамена. Облако пыли соприкоснулось с толпой. И в этот миг Мартин почувствовал, что ему подчинились около трех десятков зомби. Не долго думая, он сразу дал две команды: первая заключалась в охране себя любимого (три пары мертвяков окружили юношу, создав своеобразный щит), вторая - остальным мертвым воинам - напасть на уменьшенные ряды противника. Начался почти равный бой. Юноша захотел развить свой успех, повторив заклинание, но, к сожалению, новое облако лишь коснулось толпы зомби противника. Тот, кто противостоял сейчас Мартину, оказался смышленым, и не дал юному магу забрать еще часть войска. В это же время в Мартина полетела лилово-зеленая молния - этим неведомый противник говорил Мартину «не спать». Так как наш герой в это время немного расслабился и наблюдал за битвой мертвых воинов, забыв о том, кто их
оживил. И если б не охранный эскорт, состоящий из шести зомби, не видать юному магу быстрого выполнения задания. Два зомби в двух метрах от юноши выпрыгнули навстречу вражескому заклинанию и приняли на себя этот удар. Мартин поблагодарил себя, что умудрился-таки додуматься поставить этих зомби себе на защиту и одновременно сокрушался из-за того, что не успел сам отреагировать на заклинание. И поэтому он начал «исправляться»: создал вокруг себя зеркальную оболочку из Магий Воздуха и Воды (такую, что была способна отразить почти любое заклинание в самого заклинателя) и попытался вызвать лича.
        Основное правило сражений на таких полигонах заключалось в том, что маг должен использовать тот вид Магии, которым пользуется противник. Получая артефакт-путеводитель, Мартина уже предупредили, что этот полигон только для Магии Смерти. Но, как мы видим, он немного забылся, и щит сотворил из энергий стихий.
        Мертвый волшебник не появился. Мартин не знал, почему. Он повторил вызов. И снова не получилось.
        А предпринимать все-таки надо было что-то! Пока мертвые воины выясняли кто же сильнее, враг продолжал бой. В Мартина полетела еще одна молния, но на этот раз преградил ей путь только один зомби, и поэтому не все заклинание ушло в мертвяка. Часть заклинания срикошетила в поставленную юношей защиту и ударила в толпу зомби, немного разрядив там «ситуацию».
        Тогда юный маг попробовал наделить силой тех трех зомби, которые до конца охраняли своего нового хозяина от старого, и теперь лежали, пораженные молнией. Но Мартин так и не успел отдать приказ созданным личам. Попросту из-за того, что они атаковали нашего героя. Оказывается, неведомый противник успел «перепрофилировать» личей чем-то похожим на Мартиновы «облака пыли». Иначе такой бунт никак не объяснишь. Юный маг опешил от такой «благодарности». «Видите ли, наделяешь их силой, и вот такая у них благодарность» - возмущался Мартин. Его щит дрогнул, но выдержал утроенный удар. Но стало ясно, что надолго щита уже не хватит. Теперь Мартину надо было срочно создавать новый щит. Но… он решил играть не по правилам… Ну и что, что он создаст вновь щит. Делу это не сильно поможет. Но есть очень большой шанс одним только заклинанием добиться победы.
        Мартин потратил где-то около половины своей магической силы на создание огненной лавины. Пещера загорелась. Огонь поглотил все, не коснувшись, само собой, своего творца. Сгорели все мертвяки, сгорел и неизвестный противник. Ничто не могло противостоять огненной стихии. Тем более такой силы. Мартин ощущал жар, но он себя плотно изолировал, и поэтому огонь его так и не коснулся.
        Когда все стихло, Мартин осмотрелся. Видимость улучшилась: во многих местах еще что-то тлело. Мартин посмотрел на то место, где, как он предполагал, находился некромант. Там ничего не было. Пещера была пуста. Теперь уже точно пустая, какой и должна быть мало-мальски приличная пещера. Если противник и сумел выжить, то только телепортировавшись подальше от устроенного юношей ада. Но наш герой сомневался на этот счет.
        Мартин пошел к выходу. Поднялся. На земле для покинувших ничего не изменилось. Те же обломки, та же разворошенная земля. Нашему герою ничего другого не оставалось сделать, как отправиться обратно в поселение. Похоже, его пребывание на этом полигоне еще не закончилось.
        По дороге к деревне Мартина обуревали противоречивые чувства. С одной стороны он завершил задание: убил того, кто давал вторую жизнь мертвым телам. С другой стороны он использовал Магию Стихий, чтобы победить. Но это никак не вязалось с тем правилом об использовании такой же магии, что использовал противник. В конце концов, победил разум. «Предложив» юноше две утешающие мысли: первая, хорошая, это то, что победителей не судят; вторая, уже не очень хорошая, это то, что пока ничего плохого еще не случилось, поэтому и надо поскорее добраться до селения, разрешив для себя эту нелегкую дилемму.
        Мартин не сказано удивился, входя в уже знакомые ворота. Вокруг никого! Даже того стража нет. «Что за…?» - рассматривая пустую деревеньку, думал юноша.
        - Эй! Есть тут кто живой?! - крикнул Мартин, усилив свой голос заклинанием. Вокруг была мертвая тишина. Но ученик мага «почувствовал», что его услышали. Но кто? Жители деревеньки? Или… чудом уцелевший некромант? Он на всякий случай приготовился.
        Но буквально через секунду с облегчением выдохнул, как и Хед Франыч, который вышел на крыльцо одного из домиков.
        - А, это ты, чужак. Я уж думал, не видать тебя… - облегченно произнес сельской голова.
        - Рано списываешь со счетов - тоже облегченно усмехнулся Мартин. Он уже готовился принять новый бой. Но обошлось - уничтожил я терзавшую вас пакость. Теперь можете спокойно ходить на землю для покинувших.
        - Обрадовал ты нас чужак. Спасибо. И прими вот это в знак нашей благодарности за твои добрые дела. И Хед Франыч протянул Мартину небольшую коробочку.
        - Спасибо - взяв ее в руки, проговорил юноша и… очутился в своей тренировочной комнате.
        На шее продолжал висеть артефакт-путеводитель. И в руках он держал, подаренную сельским главой, коробочку. Как Мартин слышал от старших своих коллег, на полигонах главным является не выполнение задания (но и это не маловажное!), а получение вот таких вот «подарочков».
        Не каждому ученику в первые годы обучения дозволено иметь такие вот подарки. Но если ученик отличается на полигонах, будь то выполнение задания или отличное участие в имитации Соревнования для учеников, или в любой другой «программе обучения», то этот ученик получает артефакт. Этим Великие Маги всегда поддерживают соперничество, конкуренцию между учениками. А конкуренция ведет к улучшению качественных характеристик учеников. Не было б конкуренции, то смысла постоянно наращивать свою магическую мощь у учеников тоже не было. А это допустить Великие Маги не могут, так как на следующих Соревнованиях им некого будет противопоставить команде противника. За много столетий практики, Великие Маги поняли, что чем лучше подготовятся ученики до Соревнований, то тем легче им выиграть само Соревнование. Но ведь и конкурирующие команды не дремлют! Так что, если образно посмотреть, в жизни Великих Магов проглядывается одна большая пирамида конкуренции: от верхушки - между командами Великих Магов - и до низа - внутрикомандная конкуренция между учениками…
        Мартин не стал открывать коробочку. Он решил для начала переговорить с Арханиусом. Тот еще на первых индивидуальных занятиях сказал ему, что когда возникнут любые вопросы, всегда обращался к нему, Великому Магу Арханиусу. Всегда. И при любых условиях.
        Поэтому юноша закрыл свою комнату и пошел просить аудиенцию у мастера-мага.
        - Здрасьте. Можно? - заглянув в кабинет главы Цитадели Магий, произнес Мартин.
        - Конечно, заходи - улыбнулся Арханиус. Он сидел за столом и читал какую-то не слишком толстую тетрадку.
        - Я вам не помешал? - еще не был до конца уверен в правильности своего вечернего визита до главы Цитадели Мартин.
        - Если я скажу, что помешал, это же все равно ничего не изменит?! Не так ли? Так что давай, выкладывай. Что тебя терзает?
        - Знаете, я только что вернулся с полигона…
        - Поздравляю.
        - И мне там дали вот эту коробочку…
        - Ну, и еще раз тебя поздравляю. Научись пользоваться артефактом и все будет хорошо…
        - Нет… понимаете, я во время сражения, чтобы победить использовал Магию Стихии Огня, вместо положенной Магии Смерти… - замялся Мартин.
        - И тебя терзает совесть, правильно ли ты сделал - с улыбкой продолжил за своим учеником Арханиус. А потом уже холодным, ледяным голосом проговорил:
        - Запомни навсегда. Правильные поступки, это те поступки, которые ты совершил. Любые. В мире Великих Магов, да и в любом другом мире, правильно все то, что дает тебе выжить. Выжить в любых ситуациях. Ты маг, и ты вправе использовать все, что может помочь тебе обрести свободу и не умереть. Наши Соревнования тому подтверждение. Победа в Соревновании для нас, Великих Магов, это все. Почти что обретение новой жизни. И эта победа достигается любым путем. Если для нее надо пожертвовать своими учениками, мы жертвуем. Если надо убить Великого Мага или группу Великих Магов, мы убиваем. Пойми всю жестокость существования. Весь смысл жизни. ПРАВИЛЬНО - это то, что ты делаешь, и не важно, что по этому поводу думают окружающие. Любой волен делать все, что ему заблагорассудится, если это поможет продлить свою жизнь. И опережая твои некоторые вопросы, продолжу. В Цитадели Магий, или в других любых локальных обществах, существует ряд ограничений, не позволяющих совершать те или иные поступки. И если кто-то такие поступки совершит, общество его осудит. Но это не значит, что вообще нельзя совершать такие поступки,
так сказать выходить за рамки дозволенного в обществе. Нет, если индивидуума терзают сомнения, мучает совесть, если он прислушивается до мнения общества, то он не сможет совершить те недозволенные поступки. Но если на карту поставлена жизнь индивидуума, то он, не раздумываясь, совершит любые недозволенные поступки в обществе, лишь бы это помогло продлить его жизнь. Просто ему надо действовать аккуратно, и так сказать, «заметать следы». Если, конечно, он не хочет слушать вопли общества. Но бывают случаи, когда индивидуумы совершают такие недозволенные обществом поступки во благо своим каким-то целям, и они не слушают никого. Ибо им все равно, что скажут другие. Это либо сильные существа, а без них общество середняков и слабых сгниет, им просто жизненно важно иметь в своем составе сильную особь, либо существа, наделенные какой-либо силой (те же Великие Маги и любые другие). Хотя, и первые и другие это почти одно и тоже. Конечно же, я не беру в расчет действительно «больных на голову»!
        В общем, что я хочу тебе этим сказать. Тот мир, куда я тебя привел, очень жесток. Общество Великих Магов - это общество сильных существ. И если кто-то даст слабину, наше общество его проглотит, убьет. Особенно это проявляется на Соревнованиях, где не действуют никакие запреты. Так что Мартин, не покажись им слабым. Будь чуть более наглей, чуть более агрессивней, чуть более решительней, хотя и немножко скромности не помешает этому коктейлю. И тогда у тебя будут большие шансы выжить в этих безумных мирах.
        Арханиус на минуту смолк, увидел, что своими словами он немного напугал Мартина и потом закончил свою речь, частично еще больше смутив юношу, частично успокоив:
        - На войне все средства хороши. А твоя жизнь и есть в стане войны. И всегда в ней будет. Так что Мартин, отвечу на твой не заданный вопрос: ты правильно сделал, когда применил Магию Стихии Огня против некроманта.
        Мартин смущенно сидел в кресле напротив Арханиуса. Тот молча ждал, когда у его ученика созреет еще один немаловажный вопрос. Через две с половиной минуты Арханиус таки дождался.
        - Это что же получается, я могу пользоваться любым видом Магии на полигонах. Даже когда надо использовать исключительно один вид?
        - Главное, старайся выполнять задания как можно более эффективно и красиво. Конечно, никто кроме тебя этим не насладится, но ты получишь массу удовольствия, это я тебе гарантирую. Цель полигонов - научить ученика пользоваться Магиями. Некоторые ученики следуют правилам, и это хорошо - они развивают в себе какую-либо Магию. Другие, наоборот, пренебрегают правилам, как и ты, и это тоже хорошо - просто они развивают в себе другой вид Магии. И так, и так правильно, ведь ученики набираются опыта в использовании различных Магий. А поверь мне, без опыта маг не сможет качественно пользоваться магией. Надели существо высшими знаниями Великих Магов и выставь его на поединок с учеником первогодком, так оно проиграет, потому что не знает, как надо использовать свою силу. Ибо не сила важна, а знание приходящее после обретения опыта. Поэтому так важно развиваться здесь - Арханиус дотронулся пальцем до своего виска - в голове.
        - А что, были и такие случаи? - Мартин уже отвлекся от нерадостных дум и теперь чуть ли не смеялся.
        - Были. Ради интереса поспорили, кто же сильнее, человек, наделенный под завязку силой или ученик мага, который только несколько месяцев обучался в Цитадели. И что же вышло: ученик в пух и прах разнес того человека, почти убил - Арханиус улыбался своим воспоминаниям.
        - Да уж… веселая я смотрю у вас жизнь - подытожил разговор Мартин - ну, я пойду. Спасибо за советы…
        - Помни, если что, всегда заходи ко мне. И сделай выводы над тем, что я тебе сказал.
        - Да. Еще раз спасибо.
        Мартин ушел. А Арханиус задумался. «Не слишком ли я его пугаю?.. Может, стоит как-то помягче? Нет. Лучше пусть он будет готовым к реалиям нашего мира. Так будет лучше и для меня, и для него». И Арханиус, успокоившись, продолжил чтение.
        А Мартин, придя к себе, открыл коробочку и выудил на свет артефакт-кольцо. Обычное кольцо из темного металла, но без сомнения магическое. Вместо печатки на этом кольце была искусно сделанная голова животного из рода кошачьих. Мартин зашел в тренировочную комнату и наделил артефакт своим чистым магическим потоком. И тут же перед ним возникло животное. Как юноша и предполагал, из рода кошачьих. Но Мартин не знал эту породу. Конечно, животное имело сходство с саблезубым тигром, но насколько наш герой знал, у вышеупомянутых тигров клыки были побольше, чем у этой кошки. Кстати, цвет шерсти был у нее ярко оранжевым. Что позволило нашему герою прийти к мнению, что его кошка находилась где-то в промежуточной стадии между саблезубым и обычным тигром.
        Такие артефакты с закрепленным заклинанием призыва животного довольно просты в эксплуатации. Магу любой категории достаточно было просто выделить часть своей чистой энергии артефакту, как заклинание срабатывало. Чем больше энергии вкачать в такой артефакт, тем, соответственно, сильней и живучей будет животное.
        Управление в данном случае тигром основывается на телепатической связи между магом и животным. Маг мысленно отдает приказы, животное их исполняет. Также более умелые маги могут вселяться в таких животных, правда при этом маги рискуют своим настоящим телом (оно в отсутствии хозяина становится очень уязвимым). Но данный факт не мешает многим магам становиться на недолгое время почти настоящим животным.
        Животные из таких артефактов, как правило, не имеют собственного разума. Они полностью подчинены своему хозяину. Но маги по желанию могут наделять их разумом (степень разумности зависит от обстоятельств и целей магов).
        Мартин попробовал отдать приказ тигру. Мысленно сконцентрировался и подумал: «Лежать». Секунду тигр продолжал стоять, но потом медленно лег на пол, готовый сразу же вскочить и напасть. Но только по приказу. Наш герой отдал другой приказ. Тигр его выполнил уже более охотно.
        Вскоре Мартин полностью убедился в абсолютном подчинении животного. Что ж, это его радовало. Хотя нашему герою еще не было привычно чувствовать себя хозяином и иметь беспрекословных слуг. Но он надеялся, что со временем это ощущение неловкости пройдет.
        Часть 3
        ВЕЛИКАЯ БИБЛИОТЕКА
        Глава 7
        МАРТИН, ЦИТАДЕЛЬ МАГИЙ.
        За последнее время Мартин уже успел научиться проходить через пространственный коридор самостоятельно. В первые разы его проводил либо Иницам, либо Арханиус. Но вскоре Мартину надоело зависеть в этом от Великих Магов, и он потихоньку учился самостоятельно заходить и выходить через «дверь», которая ведет в Великую Библиотеку Иницама. Единственное, что не нравилось нашему герою, так это то, что «портал» в библиотеку был открыт только в кабинете Арханиуса. Но тут уже ничего не поделаешь, и Мартину пришлось смириться с этим фактом.
        В очередной раз Мартин привычным маршрутом сначала зашел в кабинет главы Цитадели и поздоровался с Арханиусом. Потом открыл «дверь», ведущую в библиотеку. И уже там приветствовал идущего к нему на встречу Великого Библиотекаря Иницама.
        Арханиус был рад прогрессу своего ученика. Библиотека для Мартина служила своеобразным стимулом для развития. И глава Цитадели каждый раз, когда Мартин проходил через его кабинет в Великую Библиотеку, хвалил себя за правильно выбранный вектор развития событий. Арханиус не знал, чем все это закончится, но был уверен, что пока все идет правильным ходом.
        Именно сегодня в своем развитии Мартин сделает довольно большой шаг вперед. Уже сидя за столом для чтения в библиотеке Иницама, наш герой нашел интересное заклинание в одной слегка потрепанной книжке. Это было заклинание «раздвоения». И оно заинтересовало юношу. Смысл его заключался в том, что маг создает свою точную копию, причем не иллюзию, а вполне материального клона.
        Мартин, как и все предыдущие понравившиеся заклинания, тут же решил опробовать и это. Но к его немалому удивлению у него ничего не получилось, разве что разболелась голова. Хотя до этого момента, любое заклинание, какое бы он ни попробовал сотворить, у него получалось. Немного подумав, он решил призвать на помощь Иницама.
        - «Раздвоение» не любят Великие Маги. Оно очень неудобное - проговорил Великий Библиотекарь, после того, как выслушал Мартина - да ты и сам это почувствовал. Заклинание приносит пользу тогда, когда маг сумеет совладать не только с сильной головной болью, но и всеми неудобствами, которые приносит существование клона. А так «раздвоение» вполне безобидное заклинание. Смысл его, как наверно ты уже понял, заключается в создании лишней пары ушей, глаз, рук. То есть маг создает идеального помощника - себя самого. Но есть очень большое «но». Мозг мага и мозг клона связаны магически. По сути, это один и тот же мозг. Мозг мага с одинаковой точностью воспринимает данные, как от тела самого мага, так и от тела клона. Считается, что это одна из причин невыносимой боли в голове. Маг как бы дезориентируется, мозг не привык так работать. На два фронта.
        Потом… что еще можно сказать… Разве что… Да. Магическая сила мага делится поровну. Одна половина остается с самим магом, а вторая достается клону. Заклинание это не включено в общую программу обучения учеников. «Раздвоение» знают в основном только Великие Маги, да и то, те, которые случайно на него натыкаются. Но после нескольких попыток они стараются забыть это заклинание. Боль в голове просто ужасная. Я и сам когда-то пробовал. Но ничего не получилось…
        Иницам замолчал. Мартин хотел было уже что-то сказать, но библиотекарь заговорил вновь:
        - Я не знаю, у кого оно действительно получилось. Даже не знаю, кто его составил. Но явно это было очень могущественное существо…
        - Мда. Так мне можно попробовать? Вы не возражаете?
        - Я? Нет! Пробуй. Но лучше пробуй, когда я буду находиться неподалеку. Хорошо? А то Арханиус мне голову оторвет, если что-то с тобой случится.
        - Хорошо. Спасибо вам.
        В тот день, и последующие три дня, Мартин был занят заклинанием. Он даже попросил разрешение у Арханиуса остаться в Великой Библиотеке до конца недели, благо иногда ученикам позволяли брать выходные.
        Три дня наш герой мучался. Три дня он засыпал с жуткой болью в голове. Но Мартин упорно продолжал тренироваться. И, в конце концов, его потуги переросли в действительно положительный результат. У него на пару секунд получилось посмотреть на полки с книгами двумя парами глаз, но тут же его ослепила адская боль в затылке. А когда она более или менее утихла, наш герой смотрел на мир уже как обычно, только двумя глазами.
        Мартин не обрадовался секундной победе, а только разозлился. Если бы Иницам не пошел спать, то он бы остановил юношу, когда увидел бы бледное лицо ученика Арханиуса. А так Мартина никто не останавливал, и он продолжил мучения над собой. В конце концов, его упорство победило. Где-то через пару часов он смог смотреть четырьмя глазами и опять не долго. Но на этот раз Мартин просто-напросто потерял сознание, и чуть позднее погрузился в глубокий крепкий сон. Ему ничего не снилось.
        Проснулся же Мартин от вскрика Иницама. Наш герой, не вставая, посмотрел на Великого Мага… с двух сторон. Мартин мог прекрасно различить и правое, и левое ухо библиотекаря, при чем просто лежа на полу. Получалась как бы объемная картинка.
        - У тебя все-таки получилось! - воскликнул Иницам.
        - Что?
        - Что?
        Мартин на секунду испугался. Он явно услышал, как кто-то задал одновременно с ним тот же вопрос. Да не просто кто-то, а он сам, то есть его копия. Мартин посмотрел на себя самого. И получил от этого головную боль, но почти тут же с ней справился.
        - У меня получилось - одновременно проговорили два Мартина.
        - И что, ты не ощущаешь дискомфорт, боли в голове? - искренне поинтересовался Иницам.
        - Нет, уже нет - опять хором ответили два Мартина.
        - Прекрасно. Но только, Мартин… вам надо научиться действовать отдельно друг от друга. Чтобы клон не повторял синхронно за тобой все то, что будешь делать ты. Этому не слишком сложно научиться. Самое сложное позади. Потрясающе! Мне не вериться!
        Хотя будет тяжело, не спорю. Но потом, когда освоишься, ты этого не будешь даже замечать. Это как езда на велосипеде. Сначала сложно держать равновесие, но потом ты будешь удивляться, что у тебя так легко получается. Даже через длительное время эта способность к раздваиванию уже не исчезнет.
        А ну-ка! Вытяни правую руку вперед. Хорошо. Теперь попробуй одновременно ее поднять вверх и опустить вниз. Мартин попробовал и у него, точнее у них, это почти вышло.
        - Теперь еще раз.
        Так прошло часа три. Мартин и его клон старались действовать отдельно. И с каждой минутой у них получалось это все лучше и лучше. Дошло до того, что они стали показывать что-то наподобие циркового выступления. Жаль, что зритель был один, Иницам.
        Вскоре им эти дурачества надоели. Настоящий Мартин сел за стол рядом с Великим Библиотекарем. А клон пошел в «разведывательную экспедицию» по библиотеке.
        - Можно вас попросить об одной услуге? - Мартин сейчас был серьезный как никогда - Пожалуйста, пусть на первых порах это станет нашей тайной. Не говорите никому, даже Великому Магу Арханиусу о моем клоне.
        - Хорошо. Я умею молчать - улыбнулся Иницам - но эта не та услуга, о которой ты хочешь меня попросить, не так ли?
        - Да - Мартин немного смутился из-за догадливости Великого Мага. Но на то он и Великий Маг, чтоб знать явное и неявное - Можно, чтобы мой клон жил у вас? Я хочу прочитать как можно больше книг, и как раз сейчас присутствие клона мне в этом очень поможет…
        - Куда ж я денусь? Ведь это к тому и шло. Можно…
        Проходят несколько дней, и Арханиус начинает замечать некоторые изменения, произошедшие с Мартином. Самым очевидным стал факт того, что его ученик резко перестал ходить в Великую Библиотеку. Вообще. Глава Цитадели уже привык к постоянному «Можно? Здрасьте» Мартина. Наш герой чуть ли не каждое свободное время проводил в библиотеке Иницама. А сейчас все изменилось. Насколько мог знать Арханиус, Мартин за последние два дня ни разу не ходил в библиотеку. И поэтому глава Цитадели Магий задался вполне здравым вопросом: к чему бы это? Поверить в то, что Мартин враз разубедился в важности посещения Великой Библиотеки, было очень сложно. И не мудрствуя лукавого, Арханиус позвал Пэтру.
        - Пэтра. Ты не заметила в Мартине некоторые перемены? - глава Цитадели обратился к своей ученице, как только она зашла в его кабинет.
        - Особых изменений не заметила. Он стал чуть уверенней себя вести. На занятиях, как и раньше, он целеустремленный, преподаватели не жалуются - Пэтра пожала плечами - единственное, что немного настораживает его поведение в столовой: в последнее время он заказывает двойные порции еды… А так… больше ничего.
        - Ясно… - Арханиус погрузился в свои мысли. Пэтра сначала хотела еще что-то спросить, но потом, махнув рукой в сторону мастера-мага, ушла. Если что Арханиус ее вызовет.
        Разговор с Пэтрой не дал необходимых ответов, поэтому глава Цитадели решил-таки связаться с Иницамом и, наконец, разрешить вопрос о новом поведении своего ученика.
        «- Иницам. Ты мне не скажешь, что сейчас происходит с Мартином? - вопрос Арханиуса выглядел скорее как любопытство, чем осуждение. Поэтому Иницам, вздохнув, ответил:
        - Я ему вообще-то пообещал никому не говорить про… - начал Великий Библиотекарь, а потом, выдержав незначительную паузу, продолжил уже с восхищением в голосе - Ты не поверишь! Он сумел заклинание «раздвоения» сотворить! Представляешь! У него это получилось!
        - Постой. Какое еще раздвоение? - слова библиотекаря несколько обескуражили Арханиуса.
        - Ну то заклинание, которое мы нашли в мире Фаэрто. Потом еще Лавренций одно время экспериментировал с ним. Неужели забыл? - удивленно закончил Иницам.
        - А… ага. Припоминаю. Так что, Мартин действительно смог совладать с заклинанием? Вот не думал, что у него есть на это определенные способности. Хотя, теоретически он мог бы создать своего клона…
        - И создал! - восторженно перебил Иницам.
        - А где его клон, неужели у тебя в библиотеке?
        - Ага! Сидит целыми днями и ночами читает. Правда, иногда мы с ним болтаем.
        - И это тот же Мартин? Или клон отличается?
        - Вот в том то и дело, что не отличается. Идеальное заклинание…
        - Вот ответ на все его странности… Я то уже надумал черте что. И вот почему он стал питаться в два раза больше. Клона кормит.
        - Да! - Великий Библиотекарь воскликнул - я проследил за энергетическим узлом, связывающим его и клона. И что интересно не увидел. Узла, по крайней мере, нет на нашем уровне.
        - Ты хочешь сказать, узел находится на уровне энергии Призраков Магий? - Арханиус вновь удивился.
        - Не знаю, не знаю… Но связь стойкая, раз у клона физиологические потребности заморожены. Это я тоже проверял.
        - Интересно. Ладно, Иницам. Спасибо, что рассказал. Я еще подумаю.
        - Ты это… смотри. Я ж Мартину пообещал никому не рассказывать. Так что до поры до времени ты молчок. Не надо, чтоб кто-нибудь об этом разузнал.
        - Само собой - усмехнулся Арханиус - что я себе враг, что ли?» На этом Великие Маги закончили свой разговор.

***
        Сегодня Намонглиас решился наконец-таки освободить Глиаса от добровольного плена. «Да, в принципе уже можно - думал Великий Маг - тем более ждать какого-то подходящего случая, чтобы проделать, так сказать, все «под шумок» - нет времени. Вон, Мастер Лечения отправил своего лучшего на данный момент ученика на помощь Рокавичу. Этот ученик-целитель, ставши сиделкой для псевдо Санни - моего сыночка, может «случайно» наткнуться на… Нет. Все уже, хватит. Пора забирать Глиаса. А то отстанет еще в развитии от Намона… Хотя это очень интересный факт. Два ученика с равными перспективами и возможностями, но живущие в разных условиях… Мда. Очень занимательный эксперимент получится. Надо будет попробовать. Обязательно попробовать. Но не сейчас. Хватает и без того проблем. Еще этот Рокавич… Кого он из себя возомнил? Ходит себе, «в ус не дует», а его ученик-то «при смерти» находится. Точнее уже давно умер… Но что-то Рокавич все-таки замышляет. Наверно, против меня. Ведь я же последний был с его учеником. Значит и виноват я. Логика железная. Но не на моей стороне…»
        - «Намон, Рассел. Зайдите в мой кабинет!» - мысленно обратился к своим ученикам Намонглиас. И когда те пришли, Великий Маг начал отдавать приказы:
        - В общем, я решил сегодня провести ту операцию… Намон, ты знаешь, что надо делать (ученик кивнул), поэтому приступай… Рассел. Тебя я тоже посвятил в свой план, и ты знаешь в нем свое место. Делай. Да так, чтоб за два часа справился! На этом все! Давайте, шевелитесь! И Великий Маг «выгнал» учеников из своего кабинета.
        «Что ж… Мои ребята справятся с поставленной задачей. В этом я не сомневаюсь… И артефакты сделают свою работу. Проверял я их… И не раз… Так… что еще… (Намонглиас в который раз перепроверил свой «тщательно» обдуманный план) Вроде, все учел… Да! Меня не заметят… И это хорошо…» Великий Маг успокоился.
        Через пару часов он со спрятанным с помощью специального заклинания телом Санни без происшествий подходил к комнатам учеников. Народу в это время здесь было немного. Во многих группах сейчас идут занятия. Намонглиас выбрал самое удачное время для реализации своей задумки. Вот Великий Маг уже беспрепятственно заходит в комнату Санни (специально для целителя Рокавич сделал «общий доступ» в комнату) и на ходу активирует заклинание пробуждения.
        - Как ты себя чувствуешь, Глиас? - заботливо проговорил Намонглиас, параллельно исследуя состояние здоровья очнувшегося от спячки сына.
        - Вполне неплохо - пожал плечами Глиас - Вы пришли за мной?
        - Да. Помоги положить тело Санни…
        Великий Маг, пользуясь помощью сына, аккуратно положил мертвого ученика на кровать. Накрыв его пледом, Намонглиас отошел к входной двери. Удостоверившись в том, что настоящий Санни лежит в такой же позе, как до этого лежал его сын, Великий Маг обратился к Глиасу:
        - Я сейчас наложу на тебя заклинание невидимости. Будешь идти рядом со мной, но постарайся ни с кем не столкнуться. А на себя я поставлю иллюзию Рокавича, так что не удивляйся… Таак… амулет очистил комнату от отпечатков наших аур… Хорошо. Теперь… пошли…
        Намонглиас коснулся артефакта, висящего у него на шее. Прислушался. Потом, удовлетворенно кивнув самому себе, направился к выходу…
        Эта своеобразная практика для Анджи являлась большим стимулом к тому, чтобы выслужится перед своим мастером-магом. Ведь рано или поздно ему придется сдавать экзамены как по Магии Жизни в целом, так и по Лечению в частности. А приходить пару раз в день к этому бедному Санни ему не составляет труда. К тому же и делать то ничего не надо. Пришел и ушел. Все. Зато в глазах Мастера Лечения он точно возвысится. Вот и сейчас он подходил к комнате ученика Рокавича…
        «Странно… чего это Рокавич ходил к своему ученику. Ведь у него сейчас должно быть занятие. Неужели он отменил занятие, чтобы проверить, не улучшилось ли состояние здоровья его ученика? Так нет. Для этого же меня приставили… Ничего не понимаю. Получается, что Рокавич не доверяет мне и моему мастеру-магу? Да. Скорей всего, что так оно и есть. Но зачем же было тогда просить Мастера Лечения приглядеть за Санни? Не понимаю…»
        Анджи отворил дверь и сходу принялся сканировать жизненные показатели лежащего на кровати ученика…
        - ЧТО?..
        Анджи не поверил своему заклинанию. Он подскочил к кровати и уже на ощупь проверил сердцебиение… А его уже не было…
        Еще ничего толком не осознавая, он выскочил из комнаты уже мертвого ученика, с целью догнать Рокавича. В голове молодого целителя вертелась всего одна мысль: «Зачем он это сделал?».
        Добежав до поворота коридора, Анджи в нерешительности остановился. Рокавича здесь не было. «Как он мог так быстро отсюда уйти?.. И что мне теперь делать? Идти к моему мастеру-магу? Да, так будет правильно…»

***
        В тот же день, только несколько часами ранее как два заправских шпиона встречались Мартин и Массимо.
        - Вот тебе артефакт-путеводитель. Это третье и последнее испытание. Активируешь артефакт и попадешь в одно место… Там надо как на полигонах выполнить задание - смотря по сторонам, шепотом произнес Массимо.
        - А какой вид Магии использовать? - деловито, со знанием дела, спросил наш герой.
        - Да какой хочешь, главное выполни задание. Только после этого ты можешь стать полноправным членом нашей тайной организации…
        - Да уж, это понятно - усмехнулся Мартин. - А какие сроки даются?
        - Желательно до завтра.
        - Понял. Так я пойду?
        - Давай. Удачи.
        Напоследок они друг другу улыбнулись. Но в улыбках их не было искренней симпатии.
        Мартин шел уверенной походкой к своей комнате. Но в душе он еще не до конца был уверен в правильности своих действий. Зачем он согласился на эти испытания? Благо первое оказалось довольно легким. А со вторым помог Мастер Иллюзий. За это ему отдельное спасибо. Массимо не догадался, что тот артефакт-накопитель был фальшивым. Хотя… Мастер Иллюзий мог дать и настоящий накопитель. Или же очень хорошую иллюзию… В общем, как бы то ни было, а два испытания из трех Мартин прошел. Теперь последнее испытание… Наверно, самое тяжелое… Наш герой немного боялся, но ему очень хотелось узнать, что же за это такое тайное общество, о котором трепался ученик Цэпция. И именно из-за этого Мартину пришлось играть по правилам Массимо. «Но ничего. Все же я не какой-нибудь мальчик на побегушках. Справлюсь» - по дороге убеждал себя Мартин. Но отчего-то таких убеждений было недостаточно. Наш герой постарался поскорее добраться до своей тренировочной комнаты, ибо сомнения с каждой секундой все больше и больше тревожили его. И Мартин уже боялся, что вскоре совсем не захочет идти ни на какое третье испытание.
        Поэтому, зайдя в комнату, он решительно распахнул дверь в тренировочный зал и активировал артефакт-путеводитель…
        Мартин очутился в небольшой заброшенной комнате. Осмотрелся. Мебель здесь была настолько старой, что, казалось, хватит одного касания, чтобы она превратилась в пыль. Пейзажи и портреты, висящие на стенах, потускнели. Да так, что на некоторых даже уже не разберешь, что было нарисовано. Справа стоял небольшой шкафчик, заполненный старыми на вид книгами. И у Мартина, как только он увидел книги, загорелись глаза. В два прыжка он оказался возле того шкафа и взял в руки первую попавшуюся книгу. Но не успел ее открыть - книга в миг превратилась в труху. Наш герой озадаченно воскликнул. Потом, ради эксперимента, взял еще одну. Та же ситуация. Вытирая руки об одежду, Мартин думал, как бы сохранить эти книги. «Вряд ли здесь они кому-то нужны» - успокоив себя этим утверждением, ученик мага попытался сотворить одно заклинание, предназначенное как раз вот в таких вот ситуациях. Но каково было его удивление, когда он не смог «взять» энергию на сотворение заклинания.
        Мартин не знал, что делать. Его взгляд растерянно блуждал по комнате. А сам он пытался добраться-таки до своего магического потока, но почему-то постоянно натыкался на какой-то барьер. Спустя пару минут безуспешных попыток, на Мартина нахлынула волна тревоги. Что-то в этой комнате было не так. Он судорожно сжал артефакт, не ожидая, впрочем, на какой бы то ни было результат. Задание. Ему надо понять и выполнить задание. Погрузившись в свои заботы, Мартин забыл про книги. А зря. Пока он думал, один весьма увесистый томик благодаря неведомой силе упал на ноги нашему герою. Мартин вскрикнул. Сквозь водоворот мыслей ворвалась до сознания боль. Юноша опустил удивленный взгляд на ноги. На них лежала уже упомянутая книга. Мартин удивился и нагнулся. Но едва он дотронулся до книги, как та рассыпалась.
        Ба-бах! Наш герой вздрогнул и оглянулся на шум. Неизвестно как упал большой комод, но вопреки Мартиновому первому впечатлению не превратился в пыль. Лишь несколько досок разлетелись по комнате щепками. Хотя Мартин погорячился скоропостижными выводами. Упавши, комод поднял в воздух тучи пыли с пола. Так что можно считать, что она, то есть пыль, таки появилась. Комнату заволокло густым туманом. А единственное живое существо, находящееся здесь, согнулось в приступе кашля. Мартин все бы отдал сейчас хоть за капельку своей силы. До сих пор что-то блокировало доступ к чистой энергии юноши.
        Мартин кашлял, а пыль, будто на зло, никак не хотела оседать. Вот Мартин сделал глубокий вдох, но тут же пожалел об этом. В горло попал большой комок пыли. От неожиданности наш герой начал задыхаться…
        Все кончилось внезапно. Неожиданно в его лицо ударила струя холодного, а самое главное свежего воздуха. Мартин сплюнул остатки пыли и выругался. Наконец-то он смог дышать нормально, что не могло не радовать.
        Юноша огляделся. Ничего в комнате не изменилось. Разве что пыли поубавилось, да комод развалился на полу. А так…
        - Стоп! А это что такое? - удивлению Мартина не было границ. В комнате как будто кто-то приглушил свет и на фоне этого прозрачный сгусток непонятной энергии казался просто-таки ярким пятном. Но вот миг, и сгусток энергии потерял свою прозрачность. Еще миг, и вместо весьма необычного пятна энергии перед Мартином предстал тоже весьма необычный чересчур уж бледнокожий мужчина.
        - Так, так. Кто же это к нам явился? - произнес мужчина, а точнее призрак, хрипловатым голосом. Наш герой предпочел помолчать. Тем более он сейчас не только не знал что сказать, но и не знал что делать.
        - Э-э-э, да ты неразговорчивый! - призрак неудовлетворительно мотнул головой, а потом добавил с издевкой - и что же прикажете с вами сделать?.. Думаю… да! Вот видишь те песочные часы? Когда верхняя часть часов будет пустой, а нижняя, соответственно, полной, ты вернешься в Цитадель… А сейчас… Держись!
        Мартин продолжал молчать и внимательно рассматривать неожиданного собеседника. Он начал догадываться о смысле этого испытания, и от догадки своей ему сделалось не хорошо. Во-первых, Массимо послал его на полигон. «Если выберусь, он поплатится за это!» - зло думал Мартин. Во-вторых, этот полигон предназначен для проверки психической устойчивости мага. И, в-третьих, на этом полигоне сдавали экзамен ученики, претендующие на статус Мага. Что исключало возможность самостоятельного возврата в Цитадель. Тут либо устоишь от всевозможных психических атак, либо навсегда здесь останешься, добавив тем самым силы призраку-«экзаменатору». Мартин прикинул свои шансы на победу… Ставки сейчас были против него.
        Пока призрак размышлял, какой атакой ему начать свою экзекуцию, наш герой судорожно пытался найти выход из этой ситуации. «В первую очередь, надо не поддаваться на провокации призрака. Это раз - думал Мартин - И постараться делать все вопреки ожидаемым призраком реакциям. Это два. Ну и самое главное, это потянуть время». Юноша внутренне улыбнулся. Он вспомнил про свой козырь. Теперь, главное, чтобы Арханиус оказался в своем кабинете. А уж узнав о неминуемой судьбе своего ученика, Великий Маг постарается его спасти. Жаль только, что Мартин преждевременно откроет свой маленький секрет. Секрет существования клона…
        Из размышлений Мартина отвлек рык, издаваемый призраком. Тот, видать, все-таки решил с чего начинать. К юноше неспешно направился самый обыкновенный мертвяк. Облезлая кожа, кое-где видневшиеся кости - все как у обычного зомби. Призрак не забыл даже о таких мелочах, как летающие вокруг мухи и специфический запах смерти, точнее смрад.
        Мартин ухмыльнулся. Начало его порадовало. Он уселся на неподалеку стоящее кресло и стал с любопытством скучающего зрителя смотреть на медленно приближающегося зомби. Тот, сделав еще пару шагов, остановился.
        - Вижу! - немного раздраженно проговорил призрак, вновь принявший свою первоначальную форму. Он понял, что этим нашего героя не удивишь, и поэтому перешел к уже более «тяжелой артиллерии».
        В мгновение ока комната покрылась инеем. И с каждой секундой слой инея увеличивался. Дошло до того, что вся комната покрылась белоснежной коркой льда.
        - Прям, ледовый дворец соорудил - вставая с ледяного кресла, произнес Мартин, одновременно с этим стягивая с себя плащ, кофту и шорты. И уже совершенно нагим вновь сел на кресло. Участки кожи, соприкоснувшиеся со льдом, обожгло. Но наш герой терпел. Если все, что он задумал, удастся, то скоро прекратятся все эти мучения.
        Не буду скрывать, призрак удивился выходке ученика. Он чувствовал, что экзаменуемому сейчас очень холодно. Но то, что тот разделся, призрака сначала слегка озадачило, а потом уже взбесило. И от этого он, не думая о последствиях, применил свой самый излюбленный прием.
        В не защищенного от ментальных атак Мартина ворвались кошмарные сновидения. Наш герой, бодрствуя, заснул от особой пытки призрака. Ему снились тысячи всевозможных смертей… Чересчур уж красочный сон, и что самое главное, с ним в главной роли…
        Этим временем дверь, ведущая в Великую Библиотеку, распахнулась. И в кабинет залетел, словно ужаленный, Мартин. Его взъерошенный и напуганный вид сразу подготовил Арханиуса к неприятной новости.
        То, что из библиотеки мог выйти только клон, Великий Маг не сомневался. А, судя по всем внешним признакам, с настоящим Мартином случилась беда.
        - Где? - глава Цитадели вскочил из-за стола.
        - В нашей… В моей комнате…
        - Идем, быстро!
        Арханиус вместе с клоном Мартина чуть ли не бегом отправились в комнату ученика. По дороге им никто не встретился, поэтому никто не будет судачить о странном поспешном передвижении ученика и Великого Мага.
        Будучи уже в комнате Мартина, клону передалось бессознательное состояние «оригинала». Арханиус оглянувшись на звук упавшего тела, еще более ускорился. Настоящему Мартину он нужнее.
        Зайдя в тренировочный зал, Арханиус просканировал помещение. И моментально обнаружил еще «не остывший» след от портала. Пройти по уже проложенному пространственному коридору Великому Магу не составило труда.
        Поскользнувшись, но, все-таки устояв на ногах, Арханиус осмотрелся. Увидев обмякшее в кресле тело своего ученика, он выругался. Сделав шаг к креслу, попутно отогнав призрака, Арханиус, не удивляясь наготе Мартина, взял его в охапку и вернулся обратно в тренировочную комнату.
        Уже в комнате Великий Маг, уложив на кровать бесчувственное тело ученика, занялся сканированием его жизненных показателей. Похоже, призрак не успел нанести хоть какое-нибудь весомое ранение Мартину. Поэтому Арханиус накрыл ученика пледом и заклинанием укрепил сон ученика.
        Теперь настал черед заняться клоном. Но Великий Маг не успел даже подойти ко второму бесчувственному телу. Оно просто-напросто растворилось. Все правильно. Сейчас Мартину необходима для восстановления вся имеющаяся в наличии энергия. Позже, когда он научится лучше контролировать свои потоки энергии, то уже не допустит подобных ситуаций. Он или клон будет только знать, что происходит что-то плохое, и поэтому уже сам сможет прийти на помощь к себе. А не получать те же травмы, что и клон, через связывающий энергетический узел.

***
        - О! Рассел! Познакомься. Это Глиас, брат Намона. А это, мальчик мой, наш новый ученик - Великий Маг, придя в свой кабинет, застал там своего нового «сына» - Только Рассел, почему ты сейчас находишься в моем кабинете, а не выполняешь задание?
        Намонглиас не любил бездельников. При создании клонов он старался увеличивать у них жажду к знаниям. Но всегда есть место просчетам. И если новый клон не стремится получить как можно больше знаний, то он, соответственно, не будет принят в его будущую группу клонированных магов.
        - Я… - Рассел немного растерялся от гневного взгляда своего мастера-мага - Когда я уже выполнил ваше задание, то решил пойти в столовую, перекусить… Там я встретил Мага Массимо. Он мне предложил вступить в группу специального назначения. Я спросил: «Что представляет собой эта группа?» А он как-то туманно мне ответил: «Эта группа… по сути, тайное общество… даст тебе огромные возможности, как в учебе, так и в реализации своих амбиций. Но непосредственно твоя задача на первом этапе будет заключаться в сборе информации…» И теперь я не знаю, что мне делать… Я решил, что вы, мастер-маг, мне подскажите… Ученик растерянно посмотрел на Великого Мага.
        - Хм… группа, предназначенная для сбора информации… - Намонглиас задумался. «А это идея! Подослать туда своего ученика… Можно быть в курсе всех событий, касающихся Цэпция». Великий Маг сыто улыбнулся - Значит так, Рассел. Правильно, что ты пришел с этим вопросом ко мне. Молодец. (Рассел от похвалы мастера-мага покраснел и смущенно опустил голову) Теперь подойдешь к этому Массимо и согласишься вступить в ту группу. Но только всегда помни, ты работаешь, в первую очередь, на меня и на себя, а уже потом на Массимо и Великого Мага Цэпция… Твое задание будет таковым: делай все, что тебе там говорят, но обо всем докладывай мне. Станешь как бы «двойным агентом»… Ты меня понял?
        - Да, мастер-маг. Я буду все докладывать вам. Я понял.
        - Теперь можешь идти. С Массимо поговори в ближайшее время. Рассел встал.
        - Хорошо. До свиданья! - и новый клон скрылся за дверью.

***
        А в это время в дверь кабинета Мастера Лечения постучали.
        - Войдите - проговорил Луцио.
        - Мастер-маг… - волосы Анджи были взъерошены, голос был наполнен эмоциями, (волнением, растерянностью, испугом… - целой гаммой явно не позитивных чувств), зрачки глаз были расширены - все это свидетельствовало о каком-то внутреннем потрясении. «Что же такое с ним приключилось?» - промелькнул вопрос в голове у Луцио.
        - Мастер-маг, там ученик, которого вы мне приставили, умер… - взволновано доложил Анджи.
        - Какой ученик? Рокавича?
        - Да…
        - Таак… Что ты там нахимичил? Признавайся! - Луцио был уже не рад, что доверил такое простое дело своему ученику.
        - Вот в том то и дело, что ничего я и не нахимичил… Просто… Великий Маг Рокавич… Он буквально передо мной выходил из комнаты Санни… Я еще удивился, чего это он не на занятии…
        - Подожди. Давай по-порядку. Когда ты видел Рокавича? - Луцио был хмур как никогда раньше.
        - Когда подходил к комнате Санни. Рокавич как раз из нее выходил.
        - Он тебя видел?
        - Думаю, что нет… - Анджи на секунду задумался, потом продолжил - нет, не видел. Он не оборачивался в мою сторону.
        - Хорошо. Что ты сделал потом?
        - Ну… Я зашел в комнату и просканировал лежащего ученика…
        - И он был мертв, да?
        - Да. Я проверил уже на ощупь. Убедившись, что он действительно мертв, я сначала хотел догнать Великого Мага Рокавича, а потом уже, когда не нагнал его, отправился к вам…
        - Кому-нибудь по дороге ко мне ты говорил про смерть ученика?
        - Нет…
        - Ясно… - Мастер Лечения некоторое время обдумывал полученную информацию, потом огласил свое решение - Значит, так. Мы сейчас идем к Арханиусу. Все ему расскажем. Он должен заняться этим вопросом. Идем…
        Великий Маг и его ученик быстрым шагом направились к кабинету главы Цитадели Магий. «Главное, чтобы он был на месте» - опасался Мастер Лечения. Но опасения были напрасны. Арханиус был у себя.
        Глава Цитадели в конце краткого рассказа Луцио помрачнел, но решение принял безотлагательно. «Фриган, жду тебя через пять минут в своем кабинете! Дело серьезное!» - мысленно скомандовал Арханиус и уже вслух пояснил целителям:
        - Сейчас подождем Мастера Внутренней Безопасности и отправимся для начала в комнату ученика, а потом уже к его мастеру-магу…
        …- Мда… Мертв - констатировал уже известный факт Фриган - теперь к Рокавичу… Я задам ему несколько вопросов…
        Мастер Внутренней Безопасности многообещающи замолчал. Если действительно окажется, что Рокавич убил своего ученика, то этому Великому Магу не поздоровится. По правилам Цитадели Магий запрещено убивать Великого Мага во время набора и обучения учеников. В тоже время убийство ученика либо Мага осуществляется только в том случае, если пострадавший ученик либо Маг не вылечимо болен или очень тяжело ранен (так, что уже лечение не поможет). При наступлении такого случая мастер-маг пострадавшего ученика должен обратиться к главе Цитадели и к Мастеру Внутренней Безопасности. И если эти два Великих Мага посчитают, что убийство - единственно правильный выход из проблемной ситуации, то только тогда мастер-маг, в присутствии вышеназванных Великих Магов, убивает своего ученика…

***
        Мартин проснулся на кровати в своей комнате. Сладко потянулся и улыбнулся. Но спустя миг улыбка его погасла. Он вспомнил…
        Наш герой деловито вскочил с постели и направился в ванную. Освежившись, Мартин заправил постель и только сейчас заметил записку, лежащую на столе. «Мартин, как проснешься, иди сразу ко мне. Арханиус.»
        Что ж, Мартину и так и так надо было обговорить со своим учителем кое-какие детали, и поэтому он, не мешкая, целенаправленно пошел в кабинет главы Цитадели Магий.
        - Ээ… Пэтра, а где мастер-маг?
        - Он сейчас занят. Когда освободится - не знаю. Но просил меня поговорить с тобой.
        - Хорошо…
        - Мартин, ты мне скажи, как тебя угораздило попасть на полигон для полноценного Мага? - в голосе Пэтры явно слышалось удивление. Но не более того.
        - Массимо - тихо, как бы извиняясь, произнес наш герой, а потом продолжил говорить уже громче и уверенней - но вам, тебе и Арханиусу, не стоит вмешиваться в наши… так сказать, отношения. Я сам во всем разберусь. По крайней мере, постараюсь разобраться. Но в случае необходимости непременно обращусь за помощью. А пока не из-за чего переживать…
        - Вот оно как получилось! - хохотнула Пэтра - а я то думала сейчас придется из тебя все вытягивать. Оказывается, ты уже сделал выводы… Девушка развеселилась, улыбнулся и Мартин.
        - Да - просто ответил наш герой и тут же перевел разговор в другое русло - я хотел спросить кое-что у Арханиуса, но, думаю, ты тоже должна знать ответ…
        Вскоре Мартин полностью довольный результатом своей беседы с Пэтрой отправился на поиски Массимо. Дабы показаться ему на глаза и тем самым сообщить, что он прошел испытание…
        Массимо сидел на трибуне главного крытого Поединочного Поля и наблюдал за сражениями учеников. Сейчас он сделал все, что хотел сделать. И теперь ему уже ничего не оставалось кроме как ждать реакции других магов. И их последующих ходов. А пока можно и побездельничать… Но не тут-то было.
        Сзади раздалось вполне дружелюбное «привет», но у Массимо по спине «пробежали мурашки». «Как? - сперва он удивился и взволновался - Как такое могло произойти?» Ученик Цэпция все еще продолжал сохранять здравомыслие, хотя в это время в пору было убежать и забиться в самый темный уголок. Кто бы мог предположить, что маленькое слово, часто использованное нами, может нести за собой просто-таки всепоглощающий страх. Казалось, что в том слове, да и в самом ученике Арханиуса, затаился призрак - «экзаменатор»… …Массимо вернулся в недалекое прошлое…
        …Сегодня Массимо был просто счастлив. Наконец-то он сдаст свой последний экзамен и станет Магом. Как давно Массимо об этом мечтал… Вот он уже несет свой последний артефакт-путеводитель в качестве ученика. Сегодня он точно перейдет на новую ступень своего развития… Массимо шел по коридорам Цитадели и улыбался. Пускай все знают, что первый ученик Цэпция в этом наборе скоро станет Магом! Да, это праздник… Массимо, продолжая улыбаться и насвистывать одну из любимых мелодий, зашел в свою тренировочную комнату. Он был полностью уверен в своих силах. Он сделает это!..
        Ученик Цэпция очутился в очень темной комнате (по крайней мере, Массимо надеялся, что это была комната). Осмотрелся. Ни стен, ни потолка, ни каких-либо предметов мебели видно не было. Возникло такое ощущение, будто случайно закрыл глаза и теперь не можешь никак их открыть…
        А тьма вокруг давит на сознание… Будучи зрячим, нелегко сразу же стать слепым. Массимо ничего не видел…
        Настроение слегка испортилось. Все-таки ученик, претендующий на звание Мага, не ожидал очутиться в кромешечной тьме. Массимо неопределенно хмыкнул и создал освещающий шар энергии. Но не тут то было. Неведомая сила блокировала доступ к магической силе ученика. Вот теперь Массимо занервничал. Вытерев со лба внезапно выступившие капельки пота, ученик повторил свою попытку дотянуться до чистой энергии. Снова ничего не вышло…
        Массимо встревожился не на шутку. Много лет подряд он жил одной лишь магией. Много лет подряд он применял магию там, где надо было ее применять, и там где без нее можно было обойтись. Он бредил магией… И сейчас он чувствовал себя просто голым…
        Сердце забилось с удвоенной силой, во рту пересохло. Массимо впервые за последние годы разволновался.
        - Что же это такое?.. - проговорил вслух Массимо, то и дело всхлипывая. Он никак не ожидал такого экзамена. Думал, что будет какой-то лабиринт с чудовищами. Как раз для этого он приготовил несколько подходящих заклинаний. А тут оказалось… Вообще не понятно что…
        Вытянув руки, он нащупал лишь пустоту. Массимо сделал неуверенный шаг вперед. Пустота…
        Больше нервы Массимо не выдержали, и он попросту сел на пол, обхватив руками дрожащие ноги и положив подбородок на коленки. Ученик начал покачиваться взад-вперед, пытаясь хоть немного успокоиться.
        Спустя несколько минут такой монотонный ритм оправдал ожидания. Страх потихоньку начал отступать…
        Вдруг тьму пронзил ужасный хохот. Массимо от неожиданности вздрогнул. А неизвестный тем временем продолжал смеяться…
        Этот смех проникал сквозь плоть до костей Массимо, заставляя зубы ученика произвольно отстукивать определенный ритм. Будущий Маг вновь захлебнулся в новой волне страха…
        Массимо, погруженный в свои переживания, не заметил, как смех оборвался. Тишина воцарилась вокруг, и тьма была ей сестрой…
        - И долго ты тут будешь сидеть?
        Массимо резко обернулся к говорившему. Невдалеке стоял невысокий, невзрачный мужчина. Бледная кожа, презрительная ухмылка на пол лица… Все бы ничего, но мужчина светился изнутри. Как так можно - Массимо не понимал, но верил своим глазам. Мужчина явно пользовался магической силой. А это значит… Ученик Цэпция судорожно «бросился» к своему внутреннему чистому потоку…
        - Даже не пытайся - бледный мужчина хмыкнул - все равно не получится…
        - Получится… - пропыхтел Массимо, безуспешно пробуя дотянуться до магической энергии. На попытке пятой ученик остановился.
        - Вот-вот. Что я говорил… - наблюдая за действия ученика, прокомментировал мужчина.
        - Кто вы?
        - Я? - похоже, мужчину этот вопрос Массимо застал врасплох, но спустя мгновение тот все-таки ответил ученику - Я принимаю у тебя экзамен… Сдашь экзамен (в голосе бледного мужчины прорезались лукавые, игривые интонации) - вернешься в Цитадель. А если не сдашь… Останешься со мной…
        Мужчина рассмеялся. И опять этот смех пробрал Массимо до костей. Но ученик быстро оправился от нового шока:
        - Так давайте уже начнем экзамен.
        С этими словами Массимо встал уже более или менее уверенно посмотрел на своего собеседника.
        - Твое желание - мой закон - съехидничал бледный мужчина - Вот смотри. Видишь эту энергию?
        Массимо обернулся. Справа в шаге от него на уровне глаз «висел» клубок мутной, серо-синей с серебристыми прожилками энергии.
        - Ну, вижу…
        - Попробуй с помощью нее создать пространственный коридор в Цитадель Магий… Предположим, в твою комнату…
        - Легко! - Массимо уже улыбнулся. Он мысленно потянулся к сгустку энергии, но, едва коснувшись, сразу же понял всю сложность данного задания.
        - Но она же намного сложней по структуре… - улыбка ученика скисла. И сам он весь поник. С таким типом энергии он еще не сталкивался.
        - Да, я знаю - мужчина открыто потешался над мучениями ученика - Вы ее еще называете Призраками Магий… Но ты не стесняйся, пробуй сотворить заклинание…
        - Ладно. Я попытаюсь… - неуверенно проговорил Массимо, и его тут же перебил бледный мужчина:
        - А я тем временем буду тебе помогать…
        И мужчина как-то странно, хищно улыбнулся. Слово «спасибо» застряло у Массимо в горле. Он увидел, как его собеседник будет ему «помогать»…
        В руках мужчины материализовалась не слишком длинная, тонкая плеть. Вот он занес руку для первого удара… Всссзт… И Массимо вскрикнул от боли. На спине и левом плече ученика взорвалось множество маленьких огоньков.
        Массимо закричал. Но его стон утонул в зычном, громком голосе бледного мужчины:
        - Давай! Шевелись!
        Всссзт. Всссзт. Два удара и ученик был повергнут на колени. Всссзт. Массимо уже не мог кричать. Все свои силы он бросил на попытки освоения нового типа энергии. Всссзт. Всссзт.
        - Шевелись! Быстрее! - злобно приказывал бледный мужчина.
        Не спасала Массимо и ученическая одежда, которая по идее должна была предохранять и от физического воздействия. Всссзт. Всссзт. Всссзт. Массимо уже весь истекал кровью. Вытерев тыльной стороной ладони кровь из носа, ученик поднялся на колени. «Я… не сдамся… - твердил сам себе Массимо - я смогу… это сделать!»
        Ученик Цэпция собрал волю в кулак. И уже не обращая внимания на все новые удары плетью, Массимо старался преобразовать данную энергию в доступную ему. Вот, когда он почти ее преобразовал, особо сильный удар заставил ученика упасть. Массимо больно ударился носом об пол. Наверно, даже его сломал. Но ученик был близок к цели, и поэтому он отключился от боли. Осталось еще чуть-чуть.
        - Давай же! Ну же!
        Ни слов мужчины, ни свиста плети Массимо не слышал. Он погрузился в свой мир, подальше от всего: бледного мужчины с плетью, боли…
        И вот с очередным ударом плети по окровавленной спине, Массимо, издав торжествующее бульканье (а кровь была уже и во рту), исчез…
        Ученик Цэпция взял себя в руки. Это было его самое ужасное воспоминание. «Не хватало еще тут раскиснуть!» - думал Массимо, неосознанно гладя рукой давно зажившие раны.
        Наконец успокоившись, Массимо обернулся к ученику Арханиуса. Тот стоял неподалеку и улыбался уголками губ.
        - Я так понял, ты уже прошел испытание - Маг постарался говорить как можно более спокойно и уверенно.
        - Да - однозначно ответил Мартин.
        - Хорошо, я свяжусь с руководством общества. Результат сообщу тебе чуточку позднее…
        - Да. Найдешь меня - произнес наш герой то ли утвердительно, то ли вопросительно и, развернувшись, пошел прочь из этого помещения.
        «Что с ним произошло на том полигоне? - тем временем растерянно думал ученик Цэпция - И почему его приход всколыхнул в моем сознании то воспоминание… Неужели этот призрак таким образом передавал мне «привет»… Гм… Что бы это могло означать?..»

***
        Примерно в тоже время «карательная экспедиция» во главе с Арханиусом и Фриганом направлялась в кабинет Великого Мага Рокавича.
        - Зачем ты убил своего ученика? - едва зайдя в кабинет, взорвался Фриган. Его возмутил тот факт, что мастер-маг самостоятельно принял такое важное решение. Мастер Внутренней Безопасности не допускал самоуправление.
        - Что? Какого ученика? - Рокавич в ближайшем будущем должен будет получить «мастера» по стихии Земли. Но уже сейчас эта стихия очень сильно повлияла на сознание Великого Мага. Рокавич стал флегматическим, спокойным, даже слегка «заторможенным» магом. Стихия Земля так изменяет почти всех своих последователей. Мастера познают свою стихию, учась у нее спокойствию. Зато, если «вскипают», то остановить таких магов крайне тяжело. Извержения горящих жидкостей из недр земли, землетрясения и еще очень много различных боевых заклинаний и их разновидностей - Мастера Стихии Земли очень сильные соперники, как, впрочем, и другие Мастера других Магий.
        - Фриган, немного подожди. Давай я начну - Арханиус взял управление разговором на себя - Великий Маг Рокавич, вас обвиняют в нарушении Правил Цитадели Магий, а именно: в убийстве своего ученика без уведомления главы Цитадели Магий и Мастера Внутренней Безопасности. Что можете сказать в свое оправдание?
        - Как убийство? А разве… - Рокавич растерянно посмотрел на Мастера Лечения Луцио и его ученика.
        - Я видел, как вы выходили из комнаты Санни. А когда зашел - мой подопечный был уже мертв - Анджи счел за необходимое дать некоторые пояснения - Я еще удивился. Ведь вы же должны быть на своем занятии…
        - Я и был на занятии. Ученики это подтвердят… - Рокавич был все еще растерян, но уже начал кое-чего соображать.
        - Мастер Внутренней Безопасности Фриган, вам задание: проверить память всех учеников, присутствующих на занятии у Великого Мага Рокавича. Действительно ли они были на занятии или кто-то повлиял на их сознание? Вы, Фриган, должны в этом разобраться.
        - Хорошо, Арханиус. Но мне нужен список всех учеников, что были на занятии. К тому же, не помешает их всех собрать в одном кабинете.
        Глава Цитадели, выслушав пожелания Фригана, обратился к обвиняемому Великому Магу:
        - Рокавич, предоставьте нам список всех учеников, что были у вас на этом занятии.
        - Да. Вот возьмите - Рокавич почти сразу же протянул Арханиусу листок бумаги.
        - Так, Фриган. Я их вызову в ваш кабинет. Отправляйтесь сейчас туда и встречайте учеников. Можете даже начинать проводить расследование. Я присоединюсь к вам, как только уточню пару деталей.
        - Хорошо, Арханиус - кивнул Мастер Внутренней Безопасности, а потом добавил уже с угрожающей интонацией, обращаясь к обвиняемому - Великий Маг Рокавич - я еще с вами поговорю…
        И Фриган закрыл за собой дверь. Тем временем Арханиус составил объявление, и благодаря нескольким заклинаниям это объявление звучало по всей Цитадели: «Ученики … прошу вас немедленно прийти в кабинет Мастера Внутренней Безопасности Фригана. Повторяю. Ученики … прошу вас немедленно прийти в кабинет Мастера Внутренней Безопасности Фригана. На отсутствующих из вышеперечисленных учеников будут возложены меры наказания».
        - Так. С этим разобрались. Анджи, вы говорите, что видели Рокавича, выходящего из комнаты Санни. Да? - глава Цитадели обратился к младшему целителю.
        - Да - кратко ответил тот.
        - А вы, Рокавич, как раз в это время вели занятие. Правильно?
        - Правильно.
        - Значит, есть вероятность того, что использовали Магию Иллюзий… Тогда… - Арханиус недоговорив, мысленно связался с Великим Магом Кором. «- Мастер Иллюзий?
        - Да?
        - Мне нужна будет ваша помощь. Видите ли, на месте нарушения Правил был замечен один Великий Маг, хотя на самом деле он присутствовал в совершенно другом месте. У меня подозрения, что кто-то использовал иллюзию. Сможете ли вы посодействовать мне, как главе Цитадели Магий, и Мастеру Внутренней Безопасности?
        - Могу. Куда мне подойти?
        - Кабинет Великого Мага Рокавича.
        - Хорошо. Я там буду через пару минут.
        - Спасибо».
        Пока Арханиус разговаривал с Кором, в кабинете царила тишина. Анджи стоял, опустив голову, переживая на счет результата расследования. Он боялся, что частично вину возложат на него. И тогда карьера целителя будет немного попорчена. Луцио в свою очередь волновался из-за того, что его репутация как лучшего целителя может снизиться в глазах других Великих Магов. И тогда его два конкурента - еще два Мастера Лечения - могут подняться по карьерной лестнице и даже сместить его. Ну а сам Рокавич сидел, играя желваками. Он потихоньку начинал «вскипать», что не предвещало ничего хорошего. Мало того, что его ученик умер, так еще и самого его хотят подставить. И просто так, сидеть, сложа руки, он не собирался…
        - Значит, так, Рокавич. К тебе сейчас придет Мастер Иллюзий Кор. Покажешь ему комнату своего ученика. А вы - Арханиус обратился к целителям - можете быть свободными. Спасибо, что сообщили мне об этом инциденте.
        Мастер Лечения и его ученик ушли. Следом за ними ушел и сам глава Цитадели Магий.

***
        Массимо стоял невдалеке от входа в столовую и ждал. Сейчас у него должна была состояться встреча с Расселом. Тот должен будет дать свой ответ.
        «Скорей всего согласится - думал ученик Цэпция - его мастеру-магу как-то все равно, кто сейчас главенствует в Цитадели. А вот ученик заинтересован примкнуть к большинству. Тем более я ему обещал дополнительные знания… У меня будет больше магов под моим началом, чем ты предполагаешь, Цэпций! Какие два десятка?.. Сотня, никак не меньше… Но это в будущем. Ближе к Соревнованию…» Из раздумий его выдернул оклик Рассела. Ученик уже подходил к Массимо.
        - Здравствуй, Маг Массимо.
        - И тебе привет.
        - В общем, я подумал… И решил присоединиться… Рассел не договорил, его прервал Массимо:
        - Давай, отойдем. А то здесь несколько людно… - ученик Цэпция заметил невдалеке от себя Мартина, который переминался с ноги на ногу и постоянно смотрел на него. Вот Массимо и решил проверить, следит ли за ним ученик Арханиуса или нет. Маг с учеником пошли прочь от столовой, а Мартин не отставал.
        «Что это он делает? А ну-ка… - Массимо посмотрел на ученика Арханиуса обычным зрением, потом снова через свое заклинание - Да ни как ты невидимостью балуешься… Ага… (Массимо мысленно оскалился) Значит, вот что ты делаешь. Следишь за мной… Ну-ну…»
        Маг, не слушая, что ему говорит Рассел, активировал заклинание-жучок и подцепил его к ауре Мартина.
        - Хорошо, Рассел. Я тебе подробности и все остальное сообщу попозже. Все, договорились? - как только ученик кивнул, Массимо продолжил - Ну и ладно. Я пошел. У меня еще дела есть. До встречи, Рассел.
        - До встречи, Маг Массимо.
        На том они и распрощались. Каждый пошел своей дорогой. Массимо, перед тем как свернуть за угол, увидел как Мартин, сначала было дернулся идти за ним, но потом передумал и пошел в противоположную сторону.
        «Значит, ты следишь за мной… Не дорос еще до этого! Мартин, Мартин. Эх… Зря ты меня злишь… Зря…»
        Тем временем Мартин шел по многочисленным коридорам, шокированный подслушанным разговором. «Массимо не врал мне на счет тайного общества… Надо же… А я сомневался… Но Рассел… он не проходил испытания. Массимо не проверял его на соответствие их тайному обществу. А меня проверял… А знает ли мастер-маг Рассела, что его ученик собирается вступить в мятежную организацию?.. Надо будет его предупредить…»
        Ученик Арханиуса решительным шагом направился к кабинету Великого Мага Намонглиаса.
        - О! Мастер-маг Намонглиас, здравствуйте… - наш герой, не доходя до кабинета, встретил искомого мага - Я хочу вам кое-что сказать…
        - Говори, да побыстрей! Я занят! - Великий Маг раздраженно посмотрел на ученика. «И чего это ему от меня надо? Гм… Странно… - Намонглиас по привычке сравнил магические показатели Мартина со своим `стандартами' - Неужели наш глава Цитадели тоже практикует клонирование? А ведь точно. Перед ним стоит клон… Вот снова проявились небольшие магические `отклонения'. Незнающий их не увидит. А вот знающему даже такая несущественная мелочь может рассказать о многом. Если, конечно, он увидит сей незначительный факт. Знающий должен специально искать эти вот самые `отклонения' - признаки клона. Или как Намонглиас, создать специфическое заклинание… Хм… А в этом ученике действительно есть потенциал… Надо будет на днях с ним `поговорить'…»
        - Понимаете, ваш ученик, Рассел… - Мартин не успел договорить, его перебил Великий Маг:
        - Слушай парень, я сейчас занят. Приди ко мне завтра, и мы поговорим… Хорошо? - проговорил Намонглиас дружелюбно, даже, так сказать, сладко, словно заманивая в ловушку. Впрочем, Мартин ничего такого не заметил. Зато эта весьма странная смена интонаций привлекла внимание Массимо, который, с помощью своего жучка, подслушивал их разговор.
        «Хм… Что-то Намонглиас замышляет… Что бы это могло быть?.. Надо будет сделать улучшение моему заклинанию-жучку. Чтобы хоть как-нибудь видеть… При чем срок - до завтрашнего дня. Явно завтра Намонглиас что-то сделает с Мартином… Так ему и надо. Нечего на меня ябедничать! Нашелся тут великий шпион! Ха… Толком даже невидимость не выучил, а уже полез следить за более опытным магом…»

***
        - Так, Рокавич. Выйди, пожалуйста, из комнаты. Я сейчас буду проводить один ритуальчик…
        - Хорошо, Мастер Иллюзий. И как только за Рокавичем закрылась дверь, Кор произнес:
        - Ну что скажешь по этому поводу, Воган, раз пришел со мной?
        - Скажу, друг мой, что в этой комнате за этот день побывало без нас и нашего проводника аж шесть магов. Вот их ауры. Опознаешь кого-нибудь?
        - Да. Арханиус. Фриган. Присутствие их понятно. Два целителя. Не знаю, зачем они тут побывали. Может, Арханиусу надо было знать точно, умер ли ученик или нет? Ладно. Вряд ли нам нужны целители. А вот эти две ауры… Они! Точно!
        - Друг мой, эта аура… А не этому ли Великому Магу я тогда по твоей просьбе насылал проклятие?
        - Да, Воган. Это Намонглиас. Вот только что он тут делал? Да еще эта вторая аура… Судя по признакам… ЧТО? Тоже Намонглиаса… Клон?.. Не может быть… Воган, представляешь! Намонглиас все-таки продолжил наши с Лавренцием эксперименты… И чего это он? Наделал себе клонов? Но ведь я не видел клонов… Хотя… Его два сына… Намон и Глиас… В общем, так, Воган. Этим вопросом мы займемся чуть позднее, а сейчас пойдем к Рокавичу… Точнее я пойду к Рокавичу.
        Мастер Иллюзий вышел в коридор. Возле противоположной стены стоял на первый взгляд спокойный Рокавич. Но Кор уже чувствовал, что в нем уже начинает бурлить магия… Стихия Земля…
        - У меня к тебе две новости - обратился к Рокавичу Мастер Иллюзий - хорошая и плохая. Я узнал, кто надевал на себя твой образ, Рокавич. Это хорошая новость. А плохая - этим магом оказался Намонглиас. Знаешь такого?
        - Знаю - Рокавич проговорил сквозь зубы - Как раз на его занятии мой ученик и травмировался…
        - Да? - удивился Кор - Весьма интересно… Но ты знаешь, что по Правилам Цитадели нельзя сейчас сводить счеты…
        - Конечно знаю - вулкан по имени Рокавич начал понемногу успокаиваться - И я знаю, что Намонглиас мне не под силу… Даже если я начну мстить через несколько веков…
        - Соболезную… - Мастер Иллюзий всем свом видом старался подтолкнуть Рокавича к… Впрочем, Рокавич сам уже все понял:
        - Кор, а ты не мог бы мне помочь? Уже на этом Соревновании… - глаза Рокавича заблестели яркой надеждой. Кору это только было на руку.
        - Хорошо. Я помогу. Только при одном условии… Нынешнее Соревнование будет весьма насыщенное на события. И я хочу, чтобы ты и твои ученики на Соревновании поддерживали мою сторону. Преданно поддерживали.
        - На счет преданно… Я же буду тебе должен, поэтому и так сделаю все, что будет зависеть от меня. Но, а какая твоя сторона?
        - Вот этого я тебе сейчас не скажу… Не могу. Это пока еще тайна. Но ближе к Соревнованию я с тобой по этому вопросу еще поговорю. Так что, согласен на такие условия?
        - Эх… Согласен.
        - Отлично. Только ты мне не мешай. Я все сделаю как надо. А право на последний удар предоставлю тебе. Договорились? (Рокавич кивнул, а Кор продолжил) Значит, теперь осталось замять это дело на уровне главы Цитадели Магий и Мастера Внутренней Безопасности. Предоставь это мне. Есть у меня один недруг…
        Глава 8
        ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ МАРТИНА:
        «Не могу я точно сказать, зачем я пошел тогда к Намонглиасу. Что меня надоумило или кто? Не знаю… Да, я был зол на Массимо, и мне очень хотелось тогда ему хоть как-то отомстить. Пускай я еще ничего толком не умел, но у меня было желание… Желание, пусть несколько детской и наивной, но мести. Я подслушал разговор Массимо с учеником Намонглиаса. И, наверно, от услышанного окончательно перестал соображать… И пошел безрассудно ябедничать, не думая о последствиях, словно разъяренный бык на тореадорский плащ. Зачем я это сделал? До сих пор не могу понять… Ведь и ябедничать-то я никогда и не ябедничал. А тогда… Я даже не понимал, чего я этим поступком добивался… Но все же, я это сделал… Ах, если бы вернуть время назад… Я бы попытался все исправить… Но, увы, свое прошлое мне менять недозволенно… Увы…»
        - Заходи, Мартин. Что ты хотел мне вчера сказать? - Намонглиас вежливо смотрел на нашего героя. А тот, замешкавшись на пороге и осматривая при этом беглым взглядом убранство кабинета Великого Мага, потом все же остановил свой взор на хозяине этой комнаты и с запинанием проговорил:
        - Я… Понимаете, ваш ученик… - Мартин сделал паузу, и после заговорил уверенней - Рассел разговаривал с Массимо… Ваш ученик хочет вступить в одну тайную организацию, которая недовольна политикой ни моего мастера-мага, ни Великого Мага Цэпция… И я вот подумал, что вы должны это знать…
        - Спасибо, Мартин. Я это учту… Скажи, а почему… - Намонглиас старался отвлечь Мартина пустым разговором, одновременно при этом подготавливая нашего героя к взятию материала для клонирования. «С чего это он решил, что Массимо организовывает мятеж? Ведь Рассел мне говорил совсем другое… Надо будет уточнить. А сейчас… усыпляем… Ага. Вот он уже почти заснул. Хорошо. Начинаю… Так… А это что? Жучок? Хм… Не надо за нами следить… (с этими мыслями Намонглиас ликвидировал наложенное Массимо заклинание) Вот. Отлично. Готово…»
        В это же время за разговором Намонглиаса и Мартина следили еще два мага: сам Мартин через энергетический узел, связывающий его и клона, и Массимо, с помощью своего заклинания-жучка. Мартин
        «Что это он делает? Почему он усыпил моего клона? - начал беспокоится наш герой, сидя в своей комнате - Не… Я так не играю…»
        Но не успел Мартин встать с кровати, как его клон начал подавать признаки жизни. «Он еще издевается? Видите ли, я так устал и заснул, разговаривая с ним? - услышав, что сказал Намонглиас после пробуждения клона, наш герой откровенно разозлился - Да как он смеет?..»
        Внутри Мартина кипела ярость. Он даже порывался высказаться Великому Магу Намонглиасу все, что он думает о нем, но вовремя остановился. Похоже, Великий Маг ни о чем таком не догадывается. «И это может оказаться мне на руку… Тогда пусть все будет так, как есть. Он ничего толком не знает про меня, зато я про него выведаю все…» Массимо
        «Хм… Похоже, Намонглиас увидел мой жучок… Мартин не мог это сделать. Для этого он еще слишком слаб… Так что, Намонглиас… Что задумал этот Великий Маг? Не понимаю… Надо будет за ним понаблюдать… Цэпция он вроде не поддерживает. Да и с Арханиусом у них не теплые отношения… Пока он нейтральный… А вот чью сторону выберет на Соревновании? Вот это вопрос, на который необходимо знать ответ…
        И надо ж было так оплошать с жучком?.. Почему я не поставил дополнительную защиту?.. Сможет ли Намонглиас выйти по этому жучку на меня… Не знаю… Не уверен… По идее, не должен. А там посмотрим… Все-таки надо будет про него `накопать' как можно больше информации… А то не ровен час, и его эти пока непонятные действия смогут помешать мне… Мало ли что? Надо будет выведать про него всю информацию… Ох, Намонглиас… Что же ты замышляешь?..
        А Мартин… Тоже хорош… Взял и наябедничал на меня… Вот ….., ….. …..! Но ничего… Я тебе еще покажу… Разозлил ты меня, Мартин. Сильно разозлил…»

***
        - В общем, я нашел некий отпечаток ауры… - Мастер Иллюзий сидел в кабинете главы Цитадели Магий, и теребил в руках свои любимые четки - Но мне пока не удается его распознать. Либо нарушивший Правила замаскировал свою ауру, либо… Кор не договорил, его перебил Фриган:
        - То есть ты полностью уверен, что в комнате ученика был не Рокавич?
        - Уверен - не уверен… Я бы не стал так выражаться - Мастер Иллюзий пожал плечами - Мне еще предстоит в этом разобраться… Кто именно был в комнате того несчастного ученика… Я предлагаю подождать…
        - Но чего ждать? - задался вполне логичным вопросом до того молчавший Арханиус - Все ученики, которые якобы были на занятии Рокавича имеют явные следы ментального воздействия… Все, без исключения! Я сам видел своими глазами!
        - Не горячись, Арханиус - Кор говорил спокойно и уверенно - Я не исключаю вероятность того, что это все проделал Рокавич. Но! Но мне кажется, здесь зарыта `бооольшая собака'… (при этих словах Арханиус вздрогнул, так как то выражение, которое сейчас применил Кор, когда-то было любимым выражением его самого лучшего друга). В общем, я советую немного повременить…
        - Но стоит ли? - Мастер Внутренней Безопасности жаждал найти виновного. У него уже руки `чесались', им не терпелось «приобнять» шею мага, нарушившего Правила. Лавренций очень старался научить всех своих последователей `любить' и `уважать' им же написанные Правила Цитадели Магий. Жаль, что не все внимали столь величественному и, конечно же, первому Великому Магу Цитадели. Как при жизни, так и после смерти Лавренция находились глупцы, которые нарушали Правила. И хорошо еще, если Великие Маги устраивали свой самосуд. В иных же случаях просыпалась ведомая только одному Лавренцию сила, которая была способна нейтрализовать любого мага, будь то просто ученик, либо один из Великих Магов.
        Фриган же был одним из старших Великих Магов Цитадели, и поэтому он крепко усвоил, что свои возможности хоть иногда, но все же стоит ограничивать. Благо есть Правила. Фриган не мог даже себе представить, какой бы творился сейчас хаос, не придумай в свое время Лавренций Правила…
        - Думаю, что да. Стоит. Сами посудите, ни Рокавич, ни кто-то другой не будут сейчас рыпаться. Все-таки Правила еще никто не отменял. Да и вряд ли нарушивший раз до Соревнования нарушит вновь Правила. А Рокавича я самолично возьму под свой контроль. И пока я не идентифицирую тот отпечаток ауры, мы ничего предпринимать не будем. Разве что только будем готовы действовать… - продолжал уверенно и спокойно рассуждать Мастер Иллюзий.
        - Уж готовыми мы-то будем всегда… - все еще никак не мог принять предложение Кора глава Цитадели Магий - Но пойдет молва о нас как о плохих хранителей Правил… И…
        «Кто бы говорил… - в это время ехидно подумал Кор - сам уже столько лет на слуху у всей Цитадели, да и за ее пределами, и хоть бы хны. А сейчас, видите ли, что о нас подумают окружающие… Ей-богу, что ребенок…»
        - Арханиус, все будет в порядке - вслух произнес Мастер Иллюзий - пускай нарушивший Правила понервничает. Он или она знает, что ты и Фриган не спустят такое дело на тормоза, и поэтому будет наблюдать за вами. Авось на этом и попадется… Или еще как-то проявит себя. Я же не говорю сидеть, сложа руки. Нет. Мы будем, как удавы, ожидать пока «мышка» пошевелится. Тогда и накажем…
        - Ладно, Кор. Убедил. Фриган, дело никому не доверяй. Сам всем занимайся. Можешь даже объявить это своим помощникам. Если нарушивший имеет «длинные уши», то после твоего заявления постарается не спускать с тебя глаз. Так что держи ухо востро. Чуть что, сразу арестовывай. Я не допущу своевольного убийства ученика в Цитадели…
        - Конечно! - довольно улыбнулся Мастер Внутренней Безопасности.
        - А ты, Кор - глава Цитадели обратился к другому Великому Магу - постарайся побыстрее идентифицировать отпечаток ауры. Все на сегодня. На этом мы заканчиваем наше собрание…

***
        - Идем, Массимо, ты мне должен помочь - стоя в проеме двери комнаты ученика, безапелляционно проговорил Цэпций.
        - Хорошо - Маг не стал спорить со своим учителем. Положив книгу на стол, Массимо встал с кровати и последовал за своим мастером-магом…
        - Как идут дела по поводу группы? - идя по коридору, Великий Маг, не оборачиваясь, обратился к своему ученику.
        - Вполне нормально - пожал плечами Массимо - Потихоньку вербую учеников.
        - Это хорошо. Остаток пути до кабинета Цэпция, они шли молча.
        Уже, будучи в кабинете, но не заходя еще в тренировочную комнату, Великий Маг остановился и оценивающе так посмотрел на своего ученика. Будто в последний момент усомнился в профессиональной подготовке Массимо. Но Маг, выдержав тяжелый взгляд своего учителя, внутренне усмехнулся: «Все-таки Цэпций не так хорошо меня знает. Хотя на самом деле он, наверно, думает иначе. Что ж, я не стану его переубеждать. Пускай пока думает так. Придет время, и все ляжет на свои места»…
        - Смотри. Вот здесь я написал одно заклинание и истолковал принципы его действия - Цэпций протянул своему ученику несколько листочков исписанной бумаги - Ознакомься. Сейчас будешь мне помогать…
        - Одну минуточку… - Маг задумчиво закусил губу. Заклинание, разработанное Цэпцием, имело схожую структуру с простым в применении заклинанием, названным как «Разрушение магической защиты соперника». Мастер-маг скорей всего просто модифицировал это заклинание, а не придумывал с нуля. Новое заклинание было направлено не столько на разрушение магической защиты, а сколько на уничтожение вражеских заклинаний. Любых. Будь то направленных на защиту, либо направленных на атаку. Массимо быстро прикинул в уме, для чего еще можно использовать такое заклинание. «Очень даже… для многих целей» - мысленно улыбнулся Маг, читая принципы работы нового заклинания - «вот только стоит немного поменять принцип направленности, тогда это заклинание способно разрушить не только вражеские заклинания… Надо будет сейчас свою мысль проверить…» Массимо, дочитав последнюю страницу, похвалил своего мастера-мага:
        - А вы действительно толково написали. Я еще не сталкивался именно с такими заклинаниями. Но, могу сказать, у меня получится активировать его. Когда начнем?
        - Прямо сейчас. Пойдем в тренировочную комнату…
        Уже будучи в вышеназванной комнате, Цэпций указал на свое только что созданное заклинание:
        - Вот видишь огненный шар? Направь на него действие заклинания, которое я тебе дал.
        - Ага… - Массимо без особого труда воспроизвел с листочка новое для себя заклинание, но только со своими коррективами.
        - Нет! Не так. Прочти еще раз принцип направления… - заклинание, которое целенаправленно должно было рассеять энергию огненного шара, сейчас имело вид воронки со слабой рассеивающей силой вокруг своей оси. Массимо мысленно улыбнулся. Он только что сотворил опасное «оружие»…
        - Вот. Теперь лучше. Отлично. Теперь повтори заклинание на этом - Цэпций создал более сложное по структуре заклинание огненной стихии…

***
        - Алёна! Привет! - Мартин улыбался.
        - Привет - с прохладой ответила девушка.
        - А я, кажется, понял, почему ты меня избегаешь… - наш герой вплотную приблизился к Алёне. В библиотеке Иницама Мартин нашел много книг из своего мира, посвященных «элементарной психологии». В одной, особо понравившейся, наш герой вычитал несколько приемов относительно правильного общения, в частности с противоположным полом: чтобы девушка меньше «думала» и осознавала происходящее вокруг, необходимо было установить постоянный контакт с одним на выбор глазом девушки. При этом ни в коем случае не разрывать контакт - тогда не получится желаемого результата, и тем более не смотреть в оба глаза - эффект тогда будет совсем другой. Вот наш герой и решил поэкспериментировать. Мартин смотрел в правый глаз девушки, продолжая при этом говорить:
        - Но я скажу тебе потом, после первого моего поединка на Магдуэлькапе. Кстати, ты придешь поболеть за меня? - губы Мартина почти соприкасались с губами Алёны. Со стороны казалось, еще чуть-чуть, и они поцелуются. Но наш герой не спешил. Хотя девушка от неожиданности вполне могла совершить этот поступок (сама того, конечно, не осознавая, почему и как, но ей просто сейчас захотелось это сделать). Но Мартин отстранял голову, не давая губам девушки окончательно соприкоснуться со своими.
        В течение пяти секунд они молчали, находясь на грани поцелуя. И, наконец, Мартину надоело наблюдать за безуспешными попытками Алёны дотянуться до своих губ, и поэтому наш герой, опять же спонтанно для девушки, поцеловал ее.
        Вскоре, отстранившись от Алёны, Мартин, не давая ей опомниться, бросил фразу «Я еще вернусь» и поспешно ретировался за угол коридора…
        За этой небольшой любовной сценой наблюдал, при чем очень внимательно, один зритель.
        Массимо растерянно смотрел на восторженно улыбающуюся Алёну. Он пребывал в шоке и не мог понять, что же на самом деле произошло между его возлюбленной и учеником Арханиуса.
        Я, да и вы, дорогие читатели, думаю, вполне хорошо понимаете Массимо. Видеть, как твоя любимая целуется с другим то еще «зрелище». При том, что Массимо не оставлял надежды быть рядом с Алёной… В общем, я думаю, вы поймете и последующую реакцию ученика Цэпция…
        Массимо собрал волю в кулак и попытался дышать глубоко, чтобы хоть немного усмирить свой гнев. «Все, Мартин, это было последней каплей…»
        И с самыми что ни на есть злыми намерениями, он отправился искать Павла. В голове Массимо созрел план мести…
        Соперником Мартина в первой его дуэли на Магдуэлькапе стал Павл. Ученик средненького по силе Великого Мага. Единственно, что доставляло беспокойство Арханиусу, так это то, что этот Павл учился в Цитадели почти четыре с половиной года. А это без сомнения означало, что ставки будут против Мартина. Павл в сравнении с Мартином имел гораздо больше опыта, как в изучении Магий, так и в проведении поединков местного масштаба. А если учесть, что Мартин не так давно появился в Цитадели… Опыт есть опыт. Тут ничего не поделаешь. Арханиус всей душой желал, чтобы Мартин прошел в турнирной сетке Магдуэлькапа как можно дальше, но с тем глава Цитадели понимал, что его ученик еще слишком слаб как для официального турнира среди учеников…
        Вот Массимо, завидев Павла, еще более решительным шагом направился к нему. Мастер-маг этого ученика вроде бы поддерживал кандидатуру Цэпция на посту главы Цитадели Магий. Так что договориться с Павлом будет не так уж и сложно.
        - Привет, Павл - Массимо рассмотрел собеседника. Среднего роста. Какими бы то ни было приметами, кроме прически, Павл не обладал. А прическа у него - довольно таки необычная. Вроде и длина волос не такая уж и большая, но на голове Павла царил хаос. Будто он неделями не расчесывался. Но стоит приглянуться, как сразу начнешь замечать в этом хаосе некий порядок и правильность.
        Еще с первого взгляда можно понять, что Павл уверен в своих силах. А это признак опасного противника. Но опасный это ведь не значит, что непобедимый, не так ли?
        - Здравствуй, Массимо - Павл смотрел на ученика Цэпция спокойным взглядом. Конечно же, чего тут волноваться. Его учитель на стороне Цэпция, так что и между их учениками не должно быть разногласий.
        - У меня есть к тебе разговор.
        - Говори.
        - Разговор на очень скользкую тему. Об этом не должен знать никто.
        - Хорошо.
        - Только выслушай до конца. Я очень хочу, чтобы ты выиграл в завтрашнем поединке…
        - С Мартином? Я считаю, не такой уж он и противник для меня… Я сильнее его.
        - Я с тобой не согласен, Павл. Мартин пускай и недавно в Цитадели, но уже умеет много чего. Я знаю твои возможности, и я наблюдал кое-какое время за Мартином… В общем, скажу так… Ммм. Чтоб тебя не сильно обидеть, я расцениваю твои шансы на победу пятьдесят на пятьдесят. А это, как ты понимаешь, не гарантирует твоей победы. Повторюсь, я хочу, чтобы ты выиграл.
        - Я постараюсь… А что, действительно он такой сильный соперник? - Павл пребывал в смятении. Его обескуражили слова Массимо.
        - Не знаю… Но вот что. Зачем я к тебе подошел… Я тебе дам одно заклинание - оно достаточно простое, чтобы ты смог его активировать… В общем, оно тебе очень пригодиться для победы в завтрашней дуэли.
        - Хорошо. А когда ты мне его дашь?
        - Завтра. Прямо перед поединком. Пойми, я могу дать это заклинание и сейчас, но я не хочу рисковать. Уж извини. Это редкое заклинание. И то, что ты его знаешь, надо держать в тайне. Ты меня понял, Павл? - Массимо испытывающе посмотрел на ученика.
        - Да. Значит, до завтра? - Павл расшифровал намеки Мага, и от этого его губы непроизвольно расплылись в улыбке. Не даром он решил посодействовать стороне Цэпция. Сейчас уже авансом ему послужит явно необычное заклинание, которое даст ему некоторое преимущество над другими. А после Соревнования, кто знает, может его наградят еще более чем дорогим. Ведь правду говорит его мастер-маг: «вовремя помоги сильным мира сего, и потом они возвысят тебя». Что ему стоит победить какого-то ученика? Правильно. Ничего или… заклинание, которое даст ему Массимо. Ну и последующий карьерный рост. Игра стоит свеч.
        - До завтра - кивнул ученик Цэпция.
        На этом они и распрощались. Павл, потирая руки от предвкушения величественных событий. А Массимо с полыхавшей ненавистью в груди, уверенный, что его план сработает как надо и, надеясь, что он еще больше сблизится с Алёной.

***
        - Думаю, уже пора - произнес вслух Он. Но Его никто не услышал. Так как еще никто не смог добраться туда, где сейчас находился Он.
        - Венанз! Пора, Венанз! - Он возник возле плененного Венанза, существа, одного из самых могущественных из моего народа, уважаемые читатели. Забегая наперед, скажу, что Венанз, мой друг и в кое-чем наставник, исчез незадолго до описываемого события. И мы действительно тогда считали, что Венанз умер. Но никто из нас не мог и предположить, что Венанз был нужен Ему для эксперимента. А то, что мой «однонародец» после такого эксперимента умер, Его нисколечко не взволновало! Так сказать, своеобразный побочный эффект… Но мои эмоции, господа, тут не уместны. Поэтому я продолжу просто констатировать факты, какими бы ни прискорбными в первую очередь для меня они ни были.
        - Венанз! Приготовься. Ты скоро сделаешь то, что я тебе говорил! - Он пренебрежительно посмотрел на плененное им существо. А потом еще и мысленно плюнул в его в сторону, так как вспомнил, что когда-то был тоже таким же, как и Венанз. Но теперь Он уже другой. Возвысился. Стал чем-то большим, чем Венанз и его немногочисленные «однонародцы». Стал могущественнее, чем кто-либо во всем Мироздании. Он уже не просто обычный Миросоздатель…

***
        За пару часов до начала дуэли Павл встретился с Массимо.
        - Привет. Давай мне заклинание - Павл был похож на ребенка, клянчащего конфетку. Массимо невольно усмехнулся.
        - Не здесь. Пойдем. Возле столовой есть одна подсобка…
        Не договорив, Массимо двинулся вперед. Павлу ничего не оставалось, как отправится вслед за учеником Цэпция.
        Уже внутри подсобки Павл в тусклом свете едва мог различить силуэт Массимо. Ученик хотел было создать освещающий шар энергии, но Маг его опередил. Энергетический шарик Массимо светил не особо ярко, но уже с таким светом можно было рассмотреть нужные и ненужные вещи, лежащие на полках подсобки.
        - Вот, прочти - ученик Цэпция протянул Павлу маленький листок бумаги.
        Павл взглянул на листок, прочитал заклинание. Повторил мысленно. Сверившись с написанным, он кивнул, удостоверившись в том, что правильно запомнил заклинание. И отдал листок Массимо. Тот моментально его сжег и, кроша пепел, произнес:
        - Используй это заклинание не сразу. Потяни время. В общем, сам разберешься, когда его применить. Помни, но только не в первую минуту дуэли. А то этим вызовешь волну подозрения.
        - Понял я. Не маленький - улыбнулся Павл - ты извини, я пойду переодеваться. Мне уже скоро выходить сражаться.
        - Хорошо. Удачи в бою.
        - Спасибо.

***
        Дуэль между Мартином и Павлом не вызвала особого интереса у публики. Но на трибунах Поединочного Поля собрались те самые заинтересованные лица, которых Арханиус вообще никогда не возжелал бы видеть. Цэпций, Горон, Фриган, Кор, Меера. Этих пятерых Великих Магов можно понять. Они до сих пор еще находятся в сомнениях на счет Мартина. И Арханиус готов сделать многое, но чтобы эти пять Великих Магов так и никогда и не определились, как поступить с его последним учеником.
        Близится Соревнование, и с каждым днем все больше нервная дрожь сковывает Арханиуса. Великий Маг за всю свою долгую жизнь много чего приобрел. И теперь он очень сильно опасался потерять все накопленное вместе со своей жизнью.
        Всю свою жизнь Арханиус прожил, не обращая на себя пристального внимания соотечественников. Не делал громких заявлений и громких поступков. Ни с кем до недавнего времени не враждовал. Жил умеренной, но «серой» жизнью, помогая в исследованиях своему наставнику, Лавренцию. Но все течет, все меняется. Прежний глава Цитадели был убит, а Арханиус поневоле становится новым главой. И вот тут-то он своей персоной и обращает на себя внимание всех цитадельцев. Сразу же попадает в круговорот заговоров и предательств, в самую сердцевину жестокости мироздания.
        Но отчаяние, охватившее в первые годы после восхождения на пост главы Цитадели Магий, понемногу уступало злобному азарту. Который, как оказалось, сумел через дневник передать своему другу Дрониус. Самый близкий человек в жизни Арханиуса. Дрониус навсегда останется в сердце и в памяти друга, как самое отважное, самое дружелюбное, самое воинственное и, наконец, самое сильное духом и несломленное существо. Сейчас только об отсутствии своего неродного брата жалел Арханиус. И эту скорбь никто и никогда уже не сможет вылечить…
        Глава Цитадели отвлекся от невеселых мыслей, ибо его ученик Мартин, не скрывая своего волнения, в первый раз в своей жизни поднялся на Поединочное Поле.
        Все как обычно: младшие судьи наложили защитный купол, ограждающий зрителей от шальных заклинаний, а сам Арханиус, как глава Цитадели Магий, и по совместительству один из судей, оценивающих дуэли, встал, чтобы произнести речь перед открытием очередного Магдуэлькапа среди учеников-Пятилеток.
        Арханиус говорил на автомате, благо речь была стандартная и не требовала его импровизации. Великий Маг пару раз запинался (ибо волновался за Мартина, наверно, больше чем сам его ученик), но вскоре сел на свое место под сухие аплодисменты присутствующих магов. И начался поединок.
        Мартин старался не думать, что ему противостоит более-менее опытный противник, который явно сильнее его в несколько раз. Наш герой в начале колебался, с какой тактики начать бой, но потом, отбросив сомненья, начал атаковать. Лучшая защита - это нападение. И поэтому Мартин постарался в первые секунды дуэли поразить противника множеством выученных или только что прочитанных клоном заклинаний. Да-да. Вы не ослышались. Мартин, после злочасного происшествия на полигоне, как только восстановился, смог создать заново клона. А сейчас второй Мартин сидел на полу Великой Библиотеки Иницама и, обложившись всевозможными книгами, «передавал» самому себе новые магические заклинания. С одной стороны это могло показаться как неспортивное поведение - помощь извне. Но с другой стороны, а это более правильная сторона, Мартин пользовался только своими силами. Клон хоть и мог считаться как другой полноценный маг, но он все равно оставался Мартином. Поэтому на этот счет у нашего героя волнений не предвиделось…
        Агрессия Мартина Павлу была на руку. Он очень жаждал произнести данное Массимо заклинание. Слова заклинания вертелись на языке еще с того момента, как только он вышел с подсобки. Он прикладывал много усилий, чтобы заклинание случайно не слетело с губ в не подходящее на то время. Поэтому когда ученик Арханиуса взял небольшую передышку, Павл, наконец, активизировал Массимовое заклинание…
        Возле Павла образовалась мутная сероватая воронка, диаметром где-то с полметра. Причем она была плоской и перевернутой. То есть вихрь был в горизонтальном направлении, так что жерло, как одинокий глаз, осуждающе взирало на Мартина.
        Щит, поставленный нашим героем, воронка просто всосала в себя. Но потом случилось совершенно немыслимое. Воронка буквально на секунду увеличилась чуть ли не в пять раз. И тут же моментально исчезла. Мартин стоял в это время и понимал, что произошло что-то ужасное.
        На трибунах Поединочного Поля воцарилась гробовая тишина. Кто-то недоумевал, но в основном почти все Великие Маги и некоторые ученики, что постарше, оцепенели от судороги страха - реакции на сотворенное Павлом заклинание. Если бы сейчас кто-нибудь посмотрел на Цэпция, то увидел бы на его лице легкую ухмылку, явно выказывающую о его непосредственном участии в происшедшем. Но, к сожалению, все взоры были направлены на сражавшихся учеников-Пятилеток.
        Мартин стоял и ощущал в себе какую-то странность, неправильность. Пропала «связь» с клоном. Мартин не чувствовал уже присутствие клона. Да и вообще внутри его царила холодная пустота.
        Он так и стоял, пока чья-то теплая рука не легла на его плечо, и кто-то тихо произнес: «Пойдем». Мартин вздрогнул и обернулся. Да, это был Арханиус. И выглядел он мрачнее самой мрачной тучи.
        Мартин и не заметил, как добрался в кабинет главы Цитадели Магий. Он пребывал в непроницаемом коконе оцепенения. Мыслей не было вообще. Да они и не нужны были сейчас. Только войдя в рабочий кабинет своего учителя, наш герой вышел со ступора.
        - Извини - севшим голосом произнес Арханиус - извини Мартин, но я действительно ничего не мог сделать. Извини.
        Мартин еще ничего не понимал, поэтому на своего мастера-мага смотрел вопросительно. В его взгляде читалось: «За что?».
        - Ты сядь - Арханиусу было тяжело говорить, он понимал всю печальность ситуации, и поэтому постарался немного оттянуть самые болезненные слова для мага, для его ученика…
        - Эта воронка… эта воронка полностью разрушила твою магическую составляющую. Чувствуешь пустоту внутри себя? - дождавшись, когда ученик кивнет, Великий Маг с содроганием в голосе наконец-таки сказал, точнее «выплюнул», фразу - Это говорит о том, что у тебя нет магической силы, нет вообще…
        Мартин продолжал удивленно смотреть на Арханиуса. Да, он ощущал своеобразную пустоту в себе, он почему-то потерял магическую связь со своим клоном, и все. Если не брать во внимание вышесказанное, то он чувствовал себя на все сто. Тем временем Арханиус продолжал говорить:
        - Извини, Мартин. Я не смог ничего сделать. Я опоздал. Поздно понял, что делает эта воронка. И подбежать я не смог, ибо попал бы в поле действия этой воронки. Да и как бы я подбежал, если она за секунду сработала… Знаешь, а вообще-то это заклинание довольно простое: оно направленно на разрушение магической защиты противника. Но Павл при плетении совершил ошибку, наверно… и эта воронка не только поглотила силу твоего щита, но и выжгла твое магическое тело. Теперь ты…
        - Не маг - перебил учителя Мартин - а что случилось с Павлом? (забавно, конечно, в такой тяжелой ситуации Мартин думал о других, наверно чтобы отвлечься от собственных проблем, не знаю)…
        - С ним случилось тоже, что и с тобой. Воронка и у него разрушила магическую составляющую. Поэтому я и придерживаюсь мнения, что Павл совершил ошибку в плетении заклинания. Да и с другими тоже такое случилось бы, если б они попали под поле действия воронки. Мартин, сейчас стоит вопрос о твоем дальнейшем будущем в Цитадели Магий. Когда ученики в тех, или иных случаях теряют магическую силу, мы отправляем обратно на их родину. Конечно, мы изменяем им память. Так, что они забывают свое ученичество здесь. Жестоко, согласен. Но другого выхода нет. Мы не возимся с утратившими магическую силу магами, будь то ученики или уже Великие Маги… (при этом Арханиус вспомнил Лавренция).
        До Мартина только сейчас начало доходить вся абсурдность ситуации. Вот он был. И вот его уже, считай, нет. До какой-либо истерики Мартину было еще далеко, поэтому он мог рассуждать более или менее логично.
        - А есть возможность вернуть мне магический поток?
        - Увы… - Арханиус развел руками - если бы сохранилась твоя магическая составляющая, то ты бы обязательно восстановился. А так…
        - Тогда… можно я буду жить у Иницама? Честно, мне не хочется домой, туда, откуда вы меня забрали.
        - Мартин, известно очень мало случаев восстановления магической силы после такого происшествия. Да что таить, вообще неизвестно ни одного случая…мне очень жаль… - начал было уговаривать своего уже бывшего ученика глава Цитадели. Но внезапно в груди его что-то «щелкнуло». И теперь идея оставить Мартина в библиотеке Иницама не казалась такой безнадежной. Арханиус интуитивно почувствовал, что именно так и надо. Дежа вю. То, что произошло с ним много лет назад, вновь повторилось. НЕУЖЕЛИ ЭТО ВСЕ ЧЬЯ-ТО ИГРА? Игра, начавшаяся еще много лет назад и продолжающаяся до теперешнего дня? Неужели…
        Арханиус решительно встал и взял за руку Мартина. Вместе они прошли через пространственный коридор прямо в Великую Библиотеку Иницама…

***
        Массимо пару секунд смотрел вслед удаляющихся с Поединочного Поля Арханиуса и Мартина. А потом обернулся к Павлу. Тот, очевидно разобрался, что с ним таки произошло, и теперь с ненавистью смотрел на Массимо. А ученик Цэпция ответил на агрессивный взгляд Павла спокойствием. Пожал плечами, как бы и не извиняясь, но говоря «а что поделаешь?» и активизировал заклинание, позволяющее Великим Магам стирать память своим непутевым ученикам. Павл свою роль отыграл. Прощай.
        - Ты уже справился со своими делами? - произнес из-за спины Цэпций. Массимо обернулся и улыбнулся своему мастеру-магу.
        - Пойдем. Мне надо с тобой поговорить - Великий Маг развернулся и, не глядя на своего ученика, направился к выходу. Массимо последовал за учителем.
        Уже зайдя в свой кабинет, Цэпций с улыбкой посмотрел на Массимо и произнес:
        - Ну, рассказывай. Зачем дал тому «бедному» ученику модифицированную мною воронку? И чего ты добивался от Мартина? Неужели считал, что он сумеет защититься от нее?
        - По крайней мере, это был один из моих рабочих вариантов, требующих наглядной проверки. Как выяснилось, не сумел - Массимо усмехнулся. А потом уже и засмеялся.
        - Видите, я избавил вас от лишних хлопот! - отсмеявшись, весело проговорил Массимо, а потом мысленно добавил: «Теперь Алёна точно будет моей!».
        Цэпций не смеялся вместе с учеником. Хотя можно было. Но он не стал. Умудренный жизненным опытом, он знал, что это не конец проблемы. Да и «шестое чувство» подсказывало: то ли еще будет. Поэтому Великий Маг решил предупредить об этом своего ученика.
        - Не говори гоп, пока не перепрыгнешь… Смеется тот, кто смеется последний… Я могу тебе еще много поговорок сказать, и не только из твоего мира, Массимо. Ты уже меня понял? Маг понурил голову. Он-то надеялся на похвалу от своего мастера-мага.
        - Я предчувствую, что этим дело не закончится. Арханиус постарается вернуть ученику магический поток. Даже, думаю, дойдет до того, что он обратится к Клементе. А это, ты сам понимаешь, чревато большими проблемами. Если, конечно, мы где-то «оступимся». Поэтому впредь надо действовать, в первую очередь тебе, более осторожно. Сегодня только я заметил твои оплошности, а завтра смогут заметить и Кор, и Фриган, и Меера, и Горон. И, наконец, еще неизвестно что учудит Клемента. Останется ли он в стороне? Встанет ли вновь на сторону Арханиуса? С уверенностью не скажет тебе, наверно, даже Он…

***
        - Иницам, спасибо, что взял его себе…
        - Пока не за что. Долг платежом красен. Ты уже сочинил легенду для «ушей».
        - Да… так как Мартин - мой ученик, который остается моим учеником, несмотря даже на потерю магической силы. И я на правах учителя отослал его в одну школу, месторасположение которой не могу раскрыть по понятной причине. С помощью специальных программ я попытаюсь помочь ему восстановить магическую силу. Но на это понадобится время. Возникнут, конечно, слухи, но они будут оставаться слухами…
        - Но, а на самом деле, как ты собираешься помогать Мартину? Не проще было вернуть парня в его мир?
        - Нет, знаешь… я решил его оставить в мире Великих Магов. И дело не в том, что он меня прямо-таки умолял отпустить к тебе. Нет. Знаешь, я чувствую, что не так должна окончиться жизнь Мартина как мага.
        - Что, наподобие того мимолетного желания забрать в ученики Клементу? - полу удивленно и полу восхищенно проговорил Иницам.
        - Да. Что-то вроде того.
        - Ну, тогда… Арханиус, я могу только позавидовать твоей интуиции. Если Мартин станет таким, каким был Клемента… ох, ты сможешь выйти почти сухим из той трясины, что они создадут. Но, все же, как ты будешь возвращать силу Мартину?
        - Не знаю. Пока не знаю. Правда, есть несколько мыслишек… но ты не беспокойся. Пусть Мартин поживет у тебя… Это на данный момент все, чем ты можешь мне помочь. Остальное будет уже за мной.
        - Хорошо. Кстати, ты не знаешь, где сейчас Клемента?
        - Не имею ни малейшего понятия. И я не хочу его находить, он заслужил право на отдых, и мое невмешательство в его дела.
        - Да… просто я подумал, может, ты попросишь Клементу помочь тебе, а раз ты не знаешь, где он… - как-то двусмысленно сказал Иницам.
        Оба Великих Мага поняли друг друга, но вслух никто так ничего и не произнес.
        Мартин еще не скоро узнает, что был сейчас на волосок от смерти как мага. Именно загадочную интуицию Арханиуса следовало благодарить в первую очередь.
        Мартин долго еще не будет знать, кто именно «нашептал» Арханиусу решение отправить своего ученика в библиотеку Иницама. Жизнь все же так прекрасна!
        Глава 9
        ЗА НЕСКОЛЬКО ДЕСЯТКОВ ЛЕТ ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИЙ
        Сегодня Лавренций чувствовал себя просто отлично. Он только что побывал в Тинтрине, мире, из которого он и его помощники «извлекали» самых талантливых учеников. В этот раз в Цитадель Магий не без помощи самого Лавренция, занимающего должность главы Цитадели, поступило двадцать три новичка. И, похоже, многие из них в последствии станут Великими. Он, Лавренций, мало когда ошибался в выборе учеников.
        Но еще предстояло перераспределение. Слишком большая «партия» учеников на этот раз. Лавренций не мог стольких учеников себе позволить. Поэтому он оценит каждого и выберет себе наиболее способных, а других учеников отдаст кому-либо из помощников…
        - Нет, ну ты посмотри! Ты что делаешь? Я же тебе понятным языком сказал: «вытяни свой магический поток». Это же самое элементарное. Или, ты хочешь сказать, тебя такому не учили в твоей Школе!? Тогда почему же другие это могут? - кричал Лавренций. Происходило это уже на так званом «перераспределении». Хорошее настроение главы Цитадели Магий улетучилось со скоростью звука. Один новичок не смог сделать самое элементарное в Магиях. Хотя Келарий, заведующий Школой Овладения Духовным Телом, уверял, что именно эти двадцать три его ученика являются лучшими за данное десятилетие.
        - Каково… и ты один из тех самых лучших учеников ШОДТ за данное десятилетие?! - передразнил своего помощника в Тинтрине Лавренций. Он был разгневан. Первый раз за столько веков плодотворного сотрудничества Келарий «подсунул» ему такой «не качественный» «товар»…
        Молодой парень, слишком худой для своего возраста, стоял, понурив голову. С виду он казался чересчур уж болезненным, «тонким». Даже его угольного цвета, черные как смоль, волосы придавали этому ученику некоторую немощность, слабость. Такое впечатление, что он находится при смерти. Лавренций не мог до конца поверить, что помощник из Тинтрина отзывался и о нем так хорошо….
        - Да я тебя обратно отошлю учиться! Овладевай своим «духовным телом» до конца жизни! Может быть, тогда ты сможешь сделать хоть что-то магическое - в голове Лавренция созрело решение, что касается будущего этого ученика. Глава Цитадели Магий разозлился на этого неудачника и на того старого прохиндея, Келария, который и рекомендовал ему этого «ученика». Такого отношения к себе Лавренций не мог позволить. Позже он накажет Келария. А этого неумеху глава Цитадели накажет уже сейчас, но Лавренций так и не успел претворить в жизнь свои угрозы…
        Это так званое «перераспределение» проходило в Малом Тренировочном Зале номер один, где помимо главы Цитадели и новичков присутствовало еще несколько Великих Магов. В этом же зале находился и Арханиус, один из приближенных помощников Лавренция. Слушая тираду своего «начальника» и глядя на бедного паренька, у Великого Мага Арханиуса вдруг появилось мимолетное желание, каприз, можно назвать это и интуицией. Арханиус «захотел» забрать этого мальчика себе в ученики, все его существо почему-то не желало, противилось, скоротечному, необдуманному решению Лавренция.
        - Позволь мне взять его в ученики - спокойно и тихо произнес Арханиус.
        - Что? Арханиус повторил свою просьбу.
        - Да бери! Может, ты его сможешь эдак через сто лет научить хоть пол мыть с помощью Магий… забирай, мне не жалко потраченного твоего времени впустую на обучение этого недоумка!
        - Спасибо - все так же спокойно проговорил Арханиус, на что Лавренций хмыкнул. Глава Цитадели действительно не мог понять желания своего помощника обучать этого ученика. Арханиус же не обращая внимания на Лавренция, подошел к пареньку, приобнял его за плечи и вывел из Малого Зала.
        Своим пренебрежением и недальновидностью Лавренций уже именно сейчас «подписал» себе смертельный приговор. Не дай уйти Арханиусу с худощавым новичком, может, и не случилось бы той беды, которая уже нависла над Лавренцием…
        - Как тебя зовут? - все так же тихо и спокойно проговорил Великий Маг Арханиус, ведя своего нового ученика к себе в кабинет.
        - Клемента…
        Уже примерно через три часа Арханиус решил провести первый урок со своим новым учеником. Он Клементу накормил и напоил. Даже дал ему немного поспать, пока решал кое-какие свои дела. Но сейчас он полностью сосредоточился на Клементе. Великому Магу было очень интересно понять, от чего же этот юноша так слаб в магии. Ведь Келарий, наставник Школы Овладения Духовным Телом, никогда не допускал в свое заведение не способных учеников. А сейчас выясняется, что он совершил ошибку, или все-таки этот Клемента способен на что-то…
        - Ну что, давай попробуем то самое элементарное? - успокаивающе улыбнулся Арханиус. Он знал, как тяжело сейчас парнишке. Поэтому старался не порвать ту тонкую грань, что возникла в душе Клементы, не загубить его талант (если, конечно, он есть). Клемента лишь судорожно кивнул.
        - Попытайся вытянуть из себя магический поток - продолжил Великий Маг - тебя же учили в этой Школе Овладения Духовным Телом. Ну же, смелее.
        Клемента пытался. Но у него ничего не получалось. Арханиус, видя это, подошел к Клементе, ободряюще положил ладонь на плечо ученика и произнес:
        - Главное не волнуйся. Знай, у тебя все получиться. Сконцентрируйся и расслабься. Давай.
        Клемента попробовал еще раз. И в этот момент произошло кое-что интересное. Внезапно Арханиус почувствовал, что у него выдирают силу, живьем, как говориться «с корнем». Великий Маг ощутил просто-таки огромнейшую боль и за ней потерю частички своего магического потока. Арханиус «увидел», как его сила присоединяется к магическому потоку Клементы.
        - Прекрати! - сквозь боль выкрикнул Великий Маг. Его скрутило от судороги. Но внезапно все прекратилось.
        - Мастер-маг, что с вами?
        Арханиус поднялся с пола. Очевидно он в какой-то момент упал. Но сейчас, когда Клемента перестал вырывать силу, Великий Маг вновь пришел в норму. И увидев обеспокоенное лицо своего ученика, произнес:
        - Уже в порядке.
        Арханиус посмотрел на Клементу магическим зрением. И, как и догадывался, «увидел» расширившийся магический потенциал ученика. Арханиус усмехнулся.
        - Попробуй теперь вытянуть свой поток - проговорил мастер-маг. На этот раз он отошел от ученика подальше.
        Клемента попробовал. Но вместо вытягивания, он снова начал качать силу у Великого Мага. Снова Арханиус ощутил «выдирание» силы, но уже был немного научен на своей, так сказать, ошибке. Великий Маг поставил магический блок. Но каково было его удивление, как только что появившийся мощный блок просто всосало в Клементу. «Вытягивание» продолжалось. Теперь Арханиусу было еще больней. Но Клемента и сам ощутил, на что оказался способен, и поэтому прекратил экзекуцию своего учителя.
        - Извините - постарался придать своему ликующему голосу виноватые нотки Клемента - я постараюсь такое не делать больше… с вами…
        Арханиус заметил до нельзя очень странные недомолвки в голосе своего ученика. И кое о чем впоследствии сообразил, но все-таки предпочел сохранять нейтралитет. Сейчас Великий Маг думал, что оскорбление, нанесенное в школе, могло вызвать у Клементы желание отомстить. И это необходимо будет проверить. Арханиус много веков работал с учениками. И успел хорошо изучить их психологию. Сейчас он был полностью уверен в том, что Клемента затаил злобу. На кого? Это стоит выяснить. Арханиус ни на секунду не сомневался, Клемента был кем-то оскорблен, и теперь в его столь юной голове зрел план мщения.
        Великий Маг тогда и не мог подумать, что позор, причиненный необдуманными действиями Лавренция, мог так глубоко ранить этого худенького парнишку. Да так, что тот решился на очень коварный поступок.
        Арханиус не стал переубеждать своего нового ученика. Это его право. Мстить, строить козни. Все маги рано или поздно будут и не такое вытворять. Ну и что, что Клемента еще толком и не стал даже учеником мага. Великие Маги любят независимость. Это для них сила. И поэтому они ценят и уважают независимых, эгоистичных, целеустремленных учеников. Великим Магам не нужны «сопляки», которые действуют только по чьему-нибудь велению. Им нужны ученики, способные самостоятельно принимать решения. Именно с такими качествами из учеников могут вырасти настоящие Великие Маги. Пусть кое-кто будет утверждать, что это не правильно. Да, Великие Маги могут с этим согласиться, но ТАК будет необходимо. В первую очередь для самих учеников. Потом уже для Великих Магов с их непрекращающимся соперничеством. Значит, теперь цель Арханиуса - как можно лучше подготовить своего ученика до того момента, пока тот не начнет действовать, то есть мстить.
        Арханиуса ни сколько не смущала мысль, что Клемента сможет совершить что-то плохое по отношению к кому-либо. Он, да и все Великие Маги, напрочь утратил чувство разделения всего на «хорошее» и на «плохое». Над Арханиусом, как и над всеми Великими Магами, имел власть так называемый «спортивный интерес», смесь любопытства, аналитического поиска возможных вариантов развития и исхода какого-либо события, и, конечно, радости бытия. И сейчас этот самый «спортивный интерес» разгорелся в новом русле, где главным участником будущих перипетий является Клемента.

***
        Арханиус вошел в Школу Овладения Духовным Телом. Келарий был уведомлен о предстоящем неофициальном визите помощника Лавренция, и поэтому уже встречал гостя на пороге своего учебного заведения.
        - Чем могу быть полезен? - приветливо спросил вошедшего Келарий. Он до сих пор оставался в неведении цели визита такого высокочтимого гостя.
        - Давайте для начала пройдем в ваш кабинет и там уже поговорим - Арханиус «с порога» сразу перешел на деловой тон, тем самым, показывая важность предстоящего разговора. Келария не удивил тон Великого Мага, он уже понял, о чем пойдет речь. Вернее о ком.
        Будучи в рабочем кабинете главы Школы Овладения Духовным Телом, Великий Маг продолжил:
        - Меня зовут Арханиус. Я пришел по собственной инициативе, поэтому Лавренций не должен знать ни о нашей встрече, ни о нашем разговоре. И желательно, чтобы вообще никто не узнал об этом. Итак, меня интересует прошлое мальчика по имени Клемента. Вы ведь его обучали, не так ли?
        Келарий хотя и предугадал вопрос Великого Мага, но, услышав имя одного из своих учеников, все-таки побледнел. На что в свою очередь обратил внимание Арханиус. Первой его реакцией было спросить, не делал ли Клемента чего-нибудь плохого с его магическим потоком, так называемым духовным телом. Но, посчитав это очень скользкой темой, промолчал. Тем временем, глава ШОДТ опомнился:
        - Да, да. Это способный ученик, как и все остальные - Келарий проговорил и сам себе не поверил. В его голосе сквозила непонятная дрожь. Самое больше он боялся, что сейчас этот Великий Маг начнет обвинять его.
        - Я это уже слышал - Арханиус заметил замешательство главы ШОДТ - но меня интересует его прошлое. Кто и при каких обстоятельствах его нашел. Как он жил в школе. С кем дружил. Все его подвиги и неудачи, все происшествия, которые с ним случались. Выкладывайте все.
        Келарий вздохнул с облегчением. По крайней мере, Арханиус даст время на попытку объяснить свою не причастность к способностям Клементы. А это уже что-то. Памятуя, какие могут быть жестокими Великие Маги, Келарий, собравшись с мыслями, начал говорить:
        - Нашел его я, как и всех остальных учеников. Вы же знаете, по каким критериям я отбираю себе учеников? - дождавшись утвердительного кивка Арханиуса, продолжил - увидел в нем небольшой потенциал магии, ну и забрал…
        - А вот в тот день не происходило ничего необычного? - в голосе Арханиуса было место и искреннему интересу, и непонятному пониманию, знанию чего-то.
        - Вроде, нет. Хотя, если небольшие магические помехи можно считать необычными, то да… - пожал плечами Келарий.
        - Постойте. Какие помехи? - теория Арханиуса начала доказываться. Он уже поверил в это. В правдивость своих размышлений на счет Клементы. Арханиус просто чувствовал, что он на правильном пути. И, если сейчас Келарий пусть и не полностью, но все же хоть что-то вспомнит о событиях, связанных с Клементой, то Великий Маг сведет концы с концами и сможет расставить все на свои места.
        - Магические - простодушно ответил Келарий - продлились буквально секунды две. Я их даже почти не заметил. Помехи. Лишь на миг потерял способность «видеть», но потом все нормализовалось, и я «увидел» Клементу.
        - Сразу после помех?
        - Да.
        - Интересно, интересно. А больше ничего вы тогда не ощутили?
        - Нет, ничего.
        - Хорошо. С поступлением разобрались. А дальше? Что происходило в Школе?
        - Ну… Учился он неплохо, по началу. Первые две-три недели. А потом его развитие приостановилось. Все ученики «пошли дальше», а он почему-то «оставался на месте». Я не мог понять, что именно надо ему для «толчка». Попробовал несколько своих методов как раз для таких случаев (прошу заметить, что я постоянно сталкиваюсь с такой проблемой, когда ученики вроде и развиваются, но потом в один момент почему-то останавливаются; я длительное время исследовал такие случаи, и уже сейчас имею несколько приемов-катализаторов развития учеников). Но ничего не помогало. Я оставался бессильным в исследуемом вопросе. Во мне взыграл ученый - ведь я столкнулся с особо тяжелым видом торможения в развитии. Нет, вы не подумайте, что это действительно тяжелый вид торможения. Просто для меня, посвятившего этой проблеме многие годы, и уже имеющего кое-какие подходы к их решению, остановка в развитии Клементы стала исключением из правил, которое просто необходимо было изучить. Я не допускал мысли выгнать этого мальчишку на улицу. Нет. Он стал для меня просто подопытным, извините за это грубое выражение, но это так и есть. Я
пытался найти подход и к нему. Но мои исследования продлились не долго, может неделю, или немного больше. Клемента в одно утро смог выполнить мои задания по работе над духовным телом, и уже вскоре он догнал и перегнал в развитии остальных учеников.
        - А в тот день, когда Клемента «сдвинулся с места», что-нибудь произошло?
        - Наподобие помех? Нет. Но утром все в Школе были слегка в подавленном состоянии. Но это объяснимо. Накануне был праздник, и мы устроили небольшую пирушку, которая продлилась до ночи. Поэтому и ученики, и я сам были с утра немного уставшими.
        - Да, и то, правда - как-то неуверенно согласился Арханиус. Согласился, то согласился, но выглядел так, будто уже знал первопричину этого случая. Взгляд его был в это время рассеянным, направленным в глубину водоворота мыслей: на некоторое время Арханиус погрузился в себя. Келарий это заметил и постарался не мешать. Он понял, что этот Великий Маг не спроста расспрашивает его об этой, с одной стороны кажущейся, простой «проблеме»: прошлым ученика. Нет, здесь был неподдельный интерес исследователя, точь-в-точь как у самого Келария, когда он пытался найти ключик к особенностям того же самого Клементы. Да, то был особый случай, хорошо, что Келарий сумел вовремя понять, что к чему, и успеть, тем самым, посторониться, отстать от развивающегося события. То, что он узнал, по ценности, важности и секретности во много раз превышает все «тайные разборки» Великих Магов вместе взятые. Келарий правильно оценил сложившуюся ситуацию, не увидев в ней себя в главной роли. И поэтому с облегчением продолжил заниматься своими делами, не сочтя нужным влезать в дела Великих Магов. В ином случае, это могло быть чревато
плохими последствиями как для него в частности, так и для Мироздания в целом. После затянувшейся паузы, Арханиус проговорил:
        - А дальше?
        - Дальше уже ничего особенного не происходило. Клемента развивался наравне с другими учениками, иногда даже в чем-то превосходил их. Он показал себя целеустремленным, умным, перспективным учеником. И поэтому я и решил, что Клементе пора изучать секреты Великих Магов, да и это было ему просто необходимо, как воздух. Ведь я все-таки не на многое способен. А этому мальчишке явно «по зубам» ваша магия. Вот и отдал его Лавренцию на воспитание. Могу ли я поинтересоваться, чем вызван ваш интерес к прошлому Клементы?
        - Можете. Но лучше не стоит этого делать. Увы - Арханиус пожал плечами, как бы извиняясь. Хотя Келарий и не надеялся на хоть какое-то пояснение со стороны Великого Мага. Тем временем Арханиус посчитал тему их беседы достаточно обговоренной, и поэтому решил закончить разговор - что ж, спасибо за информацию. Вы мне очень помогли. Я надеюсь, вам не надо напоминать, что наша беседа должна остаться в тайне - Келарий кивнул в знак согласия - благодарю за оказанную помощь. А теперь позвольте распрощаться.
        - Пойдемте, я вас проведу - Келарий вместе с Великим Магом покинули рабочий кабинет главы ШОДТ и направились к выходу. Уже на пороге, перед входной дверью, Келарий все-таки не сдержался и произнес:
        - Честно, не осмеливаюсь вам советовать. Но если бы я был на вашем месте, то постарался бы в ЭТОЙ ситуации «плыть по течению». И не становился бы камнем преткновения, все равно это не поможет. Но именно ТАКИМ ОБРАЗОМ я бы смог отделаться «малой кровью». Я бы на вашем месте последовал бы такому совету и не искушал Судьбу. А теперь приношу извинения, я действительно не могу вам сказать большее… Келарий закрыл за гостем дверь, оставив того в недоуменном молчании.
        Вскоре глава школы уже задумчиво сидел за своим рабочим столом. Он вспоминал тот день, когда этот необычный ученик, Клемента, принес боль его духовному телу. До сих пор Келарий «тер» шрамы после того инцидента. А теперь он почувствовал такие же шрамы и у этого Великого Мага. Что ж, это теперь не его проблемы. Он от них избавился. Сейчас ход за Великими Магами…

***
        «… Каждый волен выбирать себе дорогу. Плыть по течению окружающих тебя событий. Или идти против всего. Жить по законам общества, или перечить всем и всему. И то, и другое признак социальной слабости. Но кто это сказал? Общество. Да, социум, общество, награждает или осуждает тебя. Льстиво признается в твоем величии и необходимости для общества. Или яростно ограждается от всего того, с чем связан ты: от твоих идей, твоих поступков. И общество не смотрит, добро ли ты совершаешь, или зло. Все равно ты будешь изгоем социума. С другой стороны, если ты живешь волей общества, то оно, управляя тобой, будет всюду твердить о твоей слабости, безволия.
        И если и то, и другое, по мнению социума, слабость, то где же тогда «золотая середина» - сила? Жизнь, так или иначе, рано или поздно, признает тебя слабым. Чтобы ты ни делал. Общество не любит ни безвольных, ни противников всего. И если первых оно держит в «ежовых рукавицах», то совладать со вторыми почти никогда не может. Социум боится, что перечащие, идущие наперекор всему, нарушат привычный порядок вещей, и поэтому признают их слабыми. Ибо это их единственное оружие против таких индивидуумов. И велико то чудо, когда противоречащий не сломится духом, не падет под гнетом социума и не станет безвольным. Тогда противоречащий станет над обществом. И это и есть истина существования. И я готов первым пожать руки таким существам в знак уважения… Кем бы они не были…»
        ВЕЛИКИЙ МАГ ДРОНИУС «РАЗМЫШЛЕНИЯ О НЕИЗБЕЖНОМ»
        Арханиус отложил дневник. Шумно вздохнул и выдохнул. Раньше он не читал эту рукопись. Он «погасил» в себе любопытство с того момента, когда пообещал Дрониусу, что раскроет этот дневник лишь тогда, когда ему действительно будет тяжело. Тяжело решиться на какой-либо поступок. И вот он по прибытию со Школы Овладения Духовным Телом, первым делом достал дневник друга и начал читать. То, что писал Дрониус, во многом соответствовало тем поступкам, безрассудным и не очень, которые он совершал. Оглядываясь назад, Арханиус видел того веселого, с неунывающей улыбкой, оптимиста, которым и был Дрониус. Теперь же он знал, какими мыслями руководствовался его друг. «Дрониус, милый друг. Вот зачем ты так поступил…» - Арханиус погрузился в воспоминания…
        Они были братьями, Арханиус и Дрониус. Пусть их родители были разными. Но это не мешало им быть более чем просто друзьями. Они питали друг к другу именно братскую любовь. И всегда готовы были друг другу помочь. Но Магия разделила их мировоззрения. Арханиус был и остается неуверенным в себе, и от того и не участвующий в каких-либо слишком рискованных предприятиях. Арханиус очень осторожный и последовательный. Что никак не мешает блестящему проведению Соревнований и подбору учеников. Свою неуверенность он очень хорошо скрывает. Так хорошо, что некоторые другие маги считали его достаточно сильным, но все же «темной лошадкой». «Опасен тот маг, которого недооценили». Именно этим руководствуется Арханиус. И поэтому с ним ведут себя остальные маги очень осторожно. Единственный, кто знал все о своем друге, был Дрониус. Он пытался помочь другу преодолеть свою робость перед неизвестностью, некоторую неуверенность. Потому он написал свой дневник. И отдал его Арханиусу. Дрониус знал, что наступит момент, когда его брату надо будет действовать решительно и безжалостно. Что только так он сможет спасти себя от
гнета общества. В частности от некоторых Великих Магов. Он дал дневник и приказал прочитать его тогда, когда жизнь станет сложна, и будет чувствоваться безысходность…

***
        …- Арханиус, мы непременно должны попасть в тот город, где будет Лавренций - в голосе Клементы сквозило злостью и презрением. Дело было перед Соревнованием.
        - Клемента, имей хоть немного уважения к старшим! Попадем мы или нет, это дело распределения. Я не собираюсь лезть на рожон и проявлять повышенный интерес к соседству Лавренция на Соревновании! - рассердился Великий Маг Арханиус. Ярость на миг ослепила его, он забыл, что этот парень не простой. Очередное доказательство сего факта не заставило себя долго ждать.
        Теперь разозлился Клемента. Он не любил, когда ему перечат и указывают (хотя, если так посмотреть, многие из нас этого не любят, но Клемента - это особый случай). Он уже был в шаге от реализации задуманного. Но Арханиус сейчас проявлял бездействие. Именно пассивность и не содействие Великого Мага бесило Клементу.
        Арханиус скорчился от боли. Клемента «залез» в нутро магической силы Великого Мага. Сейчас паренек был со своей способностью на «ты». Если раньше он мог непроизвольно вытягивать магическую силу и причинять боль магам, то теперь Клемента подчинил свои способности благодаря огромной воле и необъятных желаний. Именно сейчас Клемента хотел просто доказать Великому Магу Арханиусу, а в первую очередь, себе, что он очень опасный противник.
        Клемента не «пил» магическую силу Арханиуса. Проведя последние несколько лет в Цитадели Магий, он не только научился управлять своей способностью, но и потихоньку увеличивал свой магический потенциал. Ему не нужна была сила Арханиуса. Если все пройдет, как он задумал, то вскоре Клементе уже не понадобится ни чья сила. При положительном исходе Клемента станет неуязвимым и очистит себя от гнева и чувства несправедливости. Клемента на протяжении последних лет хотел доказать, что он не такой уж и слабый, тому, кто его таким признал. И парень действительно докажет, что он не слабый…

***
        …- Здравствуйте, Великий Маг Лавренций - с ехидной улыбкой произнес худощавый с бледноватой кожей и черными волосами молодой человек. Сказать, что он подросток язык не поворачивается. Есть в нем что-то, что исключает эту возможность. Но и мужчиной пока что рановато было его называть. Его возраст остановился где-то посередине этих двух возрастных категорий.
        Лавренций смутно помнил этого человека, а точнее мага, судя по окружающему его магическому потоку. Только Великий Маг не мог вспомнить, где и когда он встречал этого парнишку. Но был уверен, что встречал. Хотя все остальные воспоминания, как ни странно, очутились в том месте, которое принято называть «провалом в памяти».
        - Давайте, давайте! Вспоминайте! - продолжал самоуверенно говорить вошедший - впрочем, будет лучше, если я вам дам подсказку. «Благодаря» своей неосмотрительности и недальновидности вы могли испортить мою судьбу. Если бы не Арханиус… - и тут Клемента просто взорвался. Все годы он лелеял мысль о мщении. И сейчас дал выход накопленной ярости - Ты назвал меня слабаком, Лавренций, не посчитал достойным своей Цитадели - теперь голос парня был полон презрения - ты стал слишком стар и слишком уверенным в своей силе…
        Лавренций почти догадался, кто стоит перед ним. Но главного цитадельца сбили с толку последние слова молодого человека. Они были произнесены, как вызов. Вызов его силе и могуществу. Лавренций уже давно не встречал таких магов, которые осмеливались в лицо высказать свое недружелюбие (не считая дворцовых интриг, где все делается исподтишка). Великий Маг мог зауважать этого парнишку. За его характер и волю, но не сейчас. Вызов есть вызов, и Лавренцию придется доказать неправоту этого смельчака.
        Он ударил своим любимым заклинанием, которое не всегда применял, дабы никто не смог применить противоядие. Заклинание было довольно таки простым, но в то же время объект нападения не мог найти правильную защиту. Ключ к построению правильной защиты надо знать заранее, до появления этого заклинания. Поэтому Лавренций осторожничал, предпочитая «бить» этим заклинанием только в крайних или в тех случаях, когда Великий Маг был полностью уверен, что этот секрет так и останется секретом. Как сейчас. Когда в доме были только он и этот парнишка, и никого другого.
        - Что за..? - удивлению и… испугу Лавренция не было границ. Впервые его любимое заклинание не сработало. При чем оно не просто не сработало, а исчезло, растворилось. Это было не похоже на применение противоядия. Это был какой-то особый, новый способ. Лавренций такого не знал. Он на всякий случай перепроверил правильность только что активированного заклинания. «Да, все правильно». Но…
        - Я пришел отомстить. Я долго копил ненависть к вам - уже спокойно, как-то сыто, говорил парень - и теперь все-таки отомщу…
        Лавренций создал еще одно заклятие. Одно из самых мощных заклятий, которые только знал. По идеи, его должно было хватить на уничтожение нескольких сотен магов низших уровней вместе с их защитой и несколько десятков Великих Магов (если те, конечно, не сообразят поставить совместную защиту). Но опять. Заклятие просто рассеялось, не причинив никому вреда.
        - Кто ты? - уже обреченно спросил Великий Маг. Он уже все понял. Понял безысходность ситуации и свою судьбу. Что ж, противиться этому невозможно. Его миссия выполнена. Лавренций расслабился, и в это время в его магическое тело вонзилась боль… Боль была настолько сильной, что Лавренций почти потерял сознание. Уже где-то в отдаленности он ощутил, как его покидает магический поток. Рывками, «с мясом», причиняя жуткую боль. Но Лавренций только думал, что должно быть очень больно. Он уже ничего не чувствовал. Боль ослепила; боль притупила все чувствительные рецепторы Великого Мага.
        Лавренций вернулся мыслями в прошлое, и он улыбался тем счастливым дням, когда не был отягощен оказавшимися смертельными знаниями и секретами своей сущности…
        И, наконец, все закончилось: и магическая сила Лавренция, и издевательства Клементы.
        Великий Маг почувствовал свободу. Миг, и теперь он опустошенным, обычным человеком погрузился в бессознанье…

***
        Вечером того же дня, Цэпций с парой помощников зашел в гости к Лавренцию. И застал главу Цитадели Магий и одноименной команды Великих Магов лежащим на полу в очень неудобной позе. Как для сна. А ведь с порога казалось, что он спит. Но это было не похоже на такого могущественного мага, как Лавренций. Он просто не опустился бы до такого примитивного уровня. Цэпций достаточно знал характер своего учителя, и поэтому сразу почувствовал неладное.
        Он мысленно обрадовался. Такого подарка Судьбы он и не смел предположить. Сейчас, если Лавренций не здоров, можно легко завоевать «значок» главы Цитадели Магий. Эти «значки» для того и были созданы, чтобы идентифицировать глав команд и магических заведений. И с помощью этих опознавательных знаков передавать полномочия другим Великим Магам в случае смерти предыдущих владельцев.
        В большинстве случаев именно на Соревнованиях «значки» кочевали от одного Великого Мага к другому. При чем не всегда «законно». Многие Великие Маги амбициозны, и не упускают случая возвысится над остальными Великими Магами. Для этого они придумывают различные способы, чтобы завладеть этим самым «значком». Этот так называемый «значок» - обычный идентификатор, защищенный магией. После того, как другой Великий Маг активизирует этот идентификатор с помощью своего магического потока, то автоматически становится главой магической школы и главнокомандующим своей командой Великих Магов.
        Поэтому Цэпций и обрадовался, когда подумал, что Лавренций не здоров, и можно будет без боя отобрать идентификатор. Много лет, много веков Цэпций видел себя во главе Цитадели Магий. Он очень желал стать «генералом» команды Великих Магов, но могущество Лавренция не давало желаемому свершиться. Чего таить, Цэпций был магически слабее Лавренция. Хотя и был его лучшим учеником. И ума у Цэпция было не занимать. На протяжении многих столетий он правдой и неправдой собирал вокруг себя сторонников. Некоторых тайно, некоторых открыто. Уже в скором будущем завербованных им сторонников хватит для того, чтобы уничтожить Лавренция и самому возвысится. Но уже сейчас, раньше, чем Цэпций планировал, он сможет овладеть идентификатором, что, по сути, означало желаемую победу…
        Цэпций осторожно подошел к лежащему Лавренцию. Да, он спал, или был без сознания. В любом случае Цэпций ускорит свержение с поста главы Цитадели своего учителя. Великий Маг уже было хотел ударить магией, да остановился. И удивленно вытаращил глаза.
        - Не может быть! - сказал и замолчал. Его помощники, Драин и Агат, подошли к своему «непосредственному начальнику» и тоже удивленно уставились на спящего Лавренция.
        - Кто такое с ним смог сделать? - после минутного шока произнес Агат.
        - Кор, Фриган, Меера… Да кто угодно. Но только из этих, самых сильных. Думаю, послабее магов Лавренций к себе не подпустил бы - пожимая плечи, высказал свое мнение Драин.
        - Кор, насколько я знаю, был дружен с Лавренцием. Вряд ли он совершил бы такое… Такое издевательство не снилось даже и Меере с Фриганом. А они тоже не «подарочки». Честно, даже не догадываюсь, кто с ним это мог сделать. Лавренций нажил много врагов за свою долгую жизнь… Ладно. Я сейчас заберу идентификатор, все равно Лавренцию он больше не нужен. С этими словами Цэпций «порылся» в одежде Лавренция.
        - Нхатуэра бъен фаленн! - выругался на своем родном языке Цэпций - здесь был кто-то из наших, сам или по наводке, но точно наш. Никто из других команд не смог бы «взять» наш идентификатор. Пхартэ мино валэнте! Уходим. Не хватало еще, чтоб на нас спихнули все это… И Цэпций с помощниками в спешке покинули дом первого Великого Мага.

***
        Сегодня Арханиус был не в себе от ярости. Что позволил себе этот мальчишка! Мало того, что он сделал с Лавренцием, навсегда лишив величайшего мага хоть какой-нибудь приличествующей ему судьбы, так еще и «значок» прихватил с собой.
        - Ты мне сможешь объяснить, зачем тебе понадобилось брать идентификатор? - Арханиус начал приходить в себя от первой волны злости - ладно уж Лавренций, ему следовало быть более осторожным, но ты мог бы и не брать идентификатор.
        - Нет. Не мог - после некоторого замешательства ответил Клемента - я тогда посчитал, что так будет правильно. И сейчас, если бы меня спросили, кого я вижу на должности главы Цитадели Магий, то я бы без сомнения ответил: «Арханиуса».
        - Но я не хочу быть главой Цитадели! - Арханиус начал закипать вновь.
        - Но что поделаешь… Вы будете им - Клемента сказал, как отрезал. И направился к выходу. За те две секунды, в течение которых ученик Великого Мага дошел до двери, Арханиус успел просчитать несколько вариантов развития событий с участием идентификатора. С одной стороны, если же сейчас он объявит себя главой, то к окончанию этого Соревнования он точно не доживет: много, очень много претендентов на этот «престол». Взять того же Цэпция, который уж очень открыто возжелал стать на место Лавренция, но и найдутся другие. Так что ни в коем случае нельзя сейчас «идентифицировать» себя. С другой стороны, оставлять у себя «значок» тоже очень опасно. Мало того, что отберут, так и убить могут так сказать «за предательство». Хотя многие будут только рады этой возможности, и вряд ли упустят такой шанс убрать с дороги одного из первых учеников Лавренция. Ни так, ни этак. Но выход есть.
        - Клемента, постой - уже очень спокойным голосом произнес Арханиус.
        - Да?
        - Возьми до конца Соревнования идентификатор себе, если ты уж так хочешь, чтобы я был главой Цитадели Магий, то так тому и быть. Куда я денусь? Но если я «идентифицируюсь» раньше, чем закончится Соревнование, то мне не сдобровать, да и ты со своей способностью не слишком поможешь. В общем, бери его себе…

***
        Горон, заместитель Лавренция, беспокоился. Сейчас состояние его «начальника» было хуже, чем просто мертвое. Да, Лавренций был еще жив - глубокий сон тому доказательство. Но, Лавренций уже умер как маг, как Великий Маг. Что произойдет, когда Лавренций проснется, вынырнет из небытия и узнает… Почувствует, что он уже не маг… Никто не знает.
        Воистину, это самое страшное наказание для управляющего магическим потоком, в частности, для Великого Мага. Даже любая физическая смерть была бы радостью для мага, но не полное отсутствие магической силы. Нет, это просто абсурд. Такое не могло случиться. Но, для Горона это неопровержимое доказательство того, что с любым существом может произойти все что угодно: Лавренций лишился магического потока, а неизвестный «убийца» смог лишить силы воистину Великого Мага. И если о втором Горон просто не задумывался, то для него, человека и мага, воспитанного Лавренцием, навсегда оставшимся в сердце Горона отцом и идеалом для подражания, это происшествие оставило неизгладимое впечатление. Ужас и страх только от одной мысли, что когда-нибудь на жизненном пути, в какой-то жизненный момент кто-то сможет отобрать все то, чем ты дорожишь больше всего на свете. Это больно осознавать. А еще больней сталкиваться с этим не в «неопределенном будущем», а в реальной жизни, здесь и сейчас. Тем более, когда ты совсем к этому неподготовлен. Но жизнь тебя об этом не спрашивает: и делаются дела, и совершаются поступки.
        Прошло уже достаточно времени для того, чтобы, наконец, узнать, кто же совершил это «убийство». Здесь был отпечаток ауры Цэпция со своими помощниками, но был уже после случившегося. Хотя Горон сперва думал, что сам Цэпций все-таки решился совершить покушение и достичь положительного окончания своих многолетних интриг. Но Горон видел безумный блеск в его глазах, нескрываемое отражение разочарованности и желания отомстить. Нет, Цэпций не был разочарован оттого, что кто-то другой напал на Лавренция. Это было не «к лицу» главного бунтовщика Цитадели. Он был, скорей всего, рад оказанной помощи. Но, с другой стороны, действительно разочаровался, когда понял, что «значок» уже забрали. Вот тогда он совершил массу оплошностей, не соответствующих его прежним рассудительным поступкам. Взять то же паническое извещение почти всех наших Великих Магов. Зачем он это сделал? Оправдывался? Может быть. Но совершал таки подлость? Вряд ли… Нет. Не совершал. Все-таки кто-то другой. Но из нашей команды…
        Самое оптимальное, что мог сейчас сделать Горон, так это собрать Великих Магов Цитадели, по крайней мере, старших Великих Магов, и проанализировать их дальнейшие действия. Ведь еще не окончилось Соревнование…

***
        Спустя сутки Горону все-таки удалось сделать задуманное. Он собрал в небольшом зале всех старших Великих Магов.
        - Давайте для начала почтим память Великого Мага Лавренция, который сегодня, придя в сознание, покончил жизнь самоубийством…
        Да, Горон знал, что так и произойдет. Лавренций не смог бы жить с горечью потери своего магического потока. Но и Горон не собирался предотвращать инцидент. Это было необходимо. В первую очередь для самого Лавренция.
        Великие Маги замолчали. Напряженная тишина повисла в зале, где они собрались. Сейчас каждый если и не думал о потере, то просчитывал варианты развития событий и пытался отыскать наиболее выгодное место для себя в новом раскладе.
        - Комментировать происшедшее с Лавренцием не будем. Вы и так знаете, что с ним случилось. Скорбим о потере… Так же, я надеюсь, мы особо не будем распространяться другим командам. Нынешние их главы все равно узнают. Но опять же, их возможные и невозможные действия предугадывать не будем. Я лишь хочу распределить некоторые обязанности между вами…
        «Вот они, Великие Маги Цитадели - тем временем думал Горон, рассматривая каждого присутствующего - Кор, Фриган, Меера, Цэпций и, наверно, Арханиус. Самые сильные из сидящих здесь.
        Кор. Как всегда изобразил себя ничтожным существом. А ведь многие и вправду считали его таким. Но я помню каким он был. Довольно высокий, имел внушительный вид. Но после того, как мастерски овладел Иллюзиями, он изменился. Кор очень любит хвастаться тем, что он мастер по физическим и магическим Иллюзиям. И постоянно доказывал это окружающим. Но о его хвастовстве знали немногие. Вот поэтому каждый, кто видел такого Кора, расслаблялись. Что было очень губительным для их здоровья. Да, Кор был незаменимым Великим Магом в Цитадели. Лавренций частенько пользовался его услугами как Мастера Иллюзий.
        Фриган. Как всегда спокоен и рассудителен. Возможно, он единственный, кто не растерялся. А ведь убийство главы Цитадели не каждый день происходит. Наверно, он уже кое о чем сообразил. Надо будет наедине с ним поговорить. Может, действительно подскажет что-нибудь стоящее.
        Меера. Недолюбливаю я ее почему-то. И к чему бы это? Она хороший маг и товарищ. Скорей всего, даже умнее Фригана. Поэтому… пообщаюсь и с ней. Наверняка и у нее есть кое-какие мысли. И может, все-таки разберусь я в своих чувствах к ней?!
        Цэпций. Сидит недовольный. Еще бы, как он хочет возглавить Цитадель. А тут… Пропал идентификатор. Вряд ли он на этом остановится. Сам попытается найти «убийцу» и вора. Да, явно не он совершил такое с Лавренцием. Он бы его просто убил. Убил и сразу все проблемы отпали сами по себе. Он бы забрал «значок» и «идентифицировался». Но судя по его нескрываемым эмоциям, идентификатор не у Цэпция.
        Арханиус. Какой-то он сегодня нервный. Хотя и хорошо скрывается. К чему бы это? Нет. Он не делал ничего с Лавренцием. Не решился бы. Да и «силенок» не хватило бы. Разве что использовал какой-то артефакт. Кстати, эту мысль надо проверить. Но чтоб Арханиус - весьма и весьма неправдоподобно. Он слабее Цэпция, хотя и был хорошим учеником Лавренция.
        Арханиус и Цэпций - последние два ученика, которые остались в живых с «первого замеса» Лавренция. Он с самого начала взял в ученики семь способных ребят. Но в итоге дожили до этого времени только двое: Цэпций - скорей всего, благодаря незаурядному уму и хитрости; Арханиус - благодаря маниакальной осторожности и тому, что он никогда не лез на рожон, если есть другой выход. Может, осторожность и повлияла на не слишком высокий уровень Арханиуса как для одного из первых учеников Великого Мага Лавренция. Да и сейчас что-то не стремится Арханиус осваивать наивысшие уровни Великих Магов. Даже немного поубавилось у него сил. Да, его магическая сила несколько сузилась. Весьма странно… Ладно, начну-ка я наше собрание… «
        - Итак, господа. Думаю, нам стоит обсудить вот что…

***
        Наконец Соревнование окончилось. Как раз время для подведения итогов. Горон вновь возглавил собрание. На этот раз они находились в большом зале, где смогли поместиться все Великие Маги Цитадели. Горон сосчитал. Больше десяти из них они потеряли на этом Соревновании. Включая и главную потерю: Лавренция…
        …Сегодня должно что-то произойти. Или Горон провозгласит выборы нового главы Цитадели Магий и Великие Маги проголосуют. Или же кто-то «идентифицируется»…
        Горон больше склонялся к тому, что сегодня один Великий Маг предъявит свои законные права на пост главы. «Значок» не потерялся. В этом он был полностью уверен. И поэтому остается открытым вопрос: кто же?
        Цэпций? Кор? Фриган? Меера? Или кто-то из младших Великих Магов? Сегодня…
        - …Позвольте выступить! - с этими словами из-за стола поднялся Арханиус. Замолчали ближесидящие Великие Маги. Вскоре замолчали все. Гробовая тишина вокруг и напряженная работа умов Великих Магов - это созвучие имело короткую жизнь.
        Секунды спустя вокруг разразились восхищенные и негодующие возгласы. Никто не мог поверить. Каждый искал хоть какой-то логический смысл: Арханиус - глава Цитадели!
        Горон удивился, но все-таки что-то подобное он ожидал. Теперь он с интересом рассмотрел лица Великих Магов. О, да! Это было интересное зрелище. Особенно лица более старших Великих Магов. Если относительно младшие были либо в смятении, либо в восторге, то старшие Великие Маги были напряжены до предела. Их головы сейчас занимались только одним: рассматривали последствия данного восхождения на пост главы Цитадели. Теперь каждый из них искал свое место в новой пирамиде власти. И судя по иногда проскальзывающим ухмылкам, Арханиуса место уже предопределено.
        Что ж, смута внесла свой шарм в их жизнь. Теперь уже неизвестно как будут развиваться события. Одно лишь известно. Арханиус проживет еще сто лет. Сейчас руки Великих Магов «завязаны» Правилами. Но через сто лет, когда начнется новое Соревнование, все преграды падут. И выживет ли Арханиус - это очень актуальный вопрос. За ближайшее время ему надо найти какой-то выход, найти союзников. Но кто же из наших ему поможет? Кампания Цэпция уже давно развилась, и большинство Великих Магов на стороне Цэпция, а это значит, на стороне будущего законного главы Цитадели Магий. Арханиус для них лишь недоразумение, от которого они избавятся на ближайшем Соревновании.
        А пока Арханиусу надо вытягивать себя из трясины, в которую он сам же и угодил. Скорей всего, будет сотрудничать с Великими Магами других команд. Но с кем? И кто захочет сотрудничать? Впереди произойдет много интересного…
        Часть 4
        НОВЫЙ МИРОСОЗДАТЕЛЬ
        Глава 10
        МАРТИН, ВЕЛИКАЯ БИБЛИОТЕКА ИНИЦАМА.
        Наш герой открыл глаза и уставился в незнакомый потолок. «Где я?» - первая реакция, первый вопрос после сна, заданный самому себе, прозвучал как-то вяло и без особого интереса - «неужели… дома?»
        «Не может быть!». Неожиданная догадка заставила Мартина резко вскочить с постели. И как обычно бывает это у людей: от резкого движения кровь большой порцией устремляется в голову. В данном случае в голову Мартина. От чего мир вокруг нашего героя сейчас качнется и накренится. Ну вот, что я вам говорил. Мартин схватился за голову и постарался глубоко дышать. Но пока ему это не поможет - сердце его будет еще бешено колотиться с минуты три, не меньше.
        Да и еще, из-за расширения сосудов перед глазами Мартина заплясали тысячи разноцветных точечек. Что никак не добавило радости бытия нашему герою. Мартин, ругаясь, все еще пытался замедлить учащенно бьющееся сердце. В итоге, после нескончаемых глубоких вдохов и выдохов, мир постепенно вновь стал на свое обычное место, а разноцветные точки исчезли.
        Только сейчас наш герой смог осмотреть помещение, в котором до недавнего времени спал. Большая, огромная зала с выстроенными в ровные ряды, знакомыми стеллажами книг… Да, у Иницама в библиотеке не было отдельных комнат для сна. И именно поэтому свою кровать Великий Библиотекарь приютил на небольшом пятачке в окружении горячо любимых книг.
        Мартин улыбнулся. Все-таки он не у себя на Родине. И это хорошо. «А почему это я мог вернуться домой?» - задал он своей памяти вполне логический вопрос. И тут же получил ответ. От чего улыбка его тут же скисла…

***
        В небольшой комнате за квадратным столом собрались четыре Великих Мага. Каждый из них по отдельности представлял в Цитадели Магий силу, с которой никак нельзя не считаться.
        Но, а вместе же они имели просто-таки колоссальное, подавляющее могущество. Единственное, из-за чего недоумевали остальные цитадельцы, так это из-за их нейтральности, которую эти четыре Великих Мага стали проявлять после смерти Лавренция. Что взбрело им в голову? Что Горон, Фриган, Кор и Меера задумали? С этими и еще множеством других вопросов жили сейчас все остальные Великие Маги в Цитадели. Но никто из них так и не придумал более или менее правдоподобного объяснения. А вышеназванная четверка Великих Магов не спешила раскрывать свои карты.
        - Вот видите, как все удачно завершилось… - немного хрипловатым голосом произнес Горон. Он опять почти сутки провел в своей лаборатории без сна и без отдыха. И сейчас выглядел очень усталым. Хотя любому Великому Магу, тем более такому, каким есть Горон, не составит особого труда снять с себя усталость с помощью Магий. Или на крайний случай наложить на себя иллюзию. Но Горон отчего-то не спешил ни накладывать иллюзию, ни снимать усталость. Кор и Фриган встревожено, каждый по нескольку раз, всевозможными заклинаниями сканировали состояние здоровья бывшего помощника Лавренция. Но так и не находили явных причин заболевания. Неужели те его непонятные лабораторные эксперименты выкачивают у него столько жизненных сил? Что же это тогда за такие его эксперименты?
        - Не спеши, Горон - отозвался Кор - еще ничего не закончилось. Вот как раз все только начинается…
        - Ты так считаешь, Кор? - после того, как Мастер Иллюзий кивнул, Меера продолжила - тогда скажи, откуда у тебя такие сведения?
        Кор как-то неуверенно пожал плечами и спустя несколько секунд молчания, задумчиво проговорил:
        - Сведения?.. Из моей головы, Меера. Мои, так сказать, размышления. Основанные на моих же наблюдениях.
        - Им стоит доверять? - теперь и Фриган подключился к разговору.
        - Доверять никому нельзя, Фриган. И ты это знаешь. А вот прислушаться… стоит… - Кор говорил загадками, утаивая много только ему известных фактов. Но он знал, что и Фриган, и Горон, и Меера прислушаются к тому, что он говорит. Его разведывательные способности были лучшими в Цитадели. Что говорить, Лавренций неоднократно засылал его во вражеские команды и почти всегда Кор возвращался так и не рассекреченным кем-либо из стана врагов.
        - Хорошо, Мартин не выбыл из игры. Но…
        - Горон, я не могу предсказать будущее - перебил своего собеседника Кор - но я тебе говорю, еще все впереди. Что, где, когда и как произойдет - увы, не знаю. Последний ученик Арханиуса как был своеобразным «джокером», им же он и остается. Опять же, будем ждать. И в грядущем Соревновании всем нам придется не сладко…
        - Но это мы и так знаем. Кстати, раз дело дошло до Арханиуса, Кор, ты не знаешь, контактировал он в последнее время с представителями других команд? - Горон пытался не рассердиться на Мастера Иллюзий. Но все-таки до конца утаить злость ему не получилось. Фриган, Меера и Кор почувствовали эмоции бывшего помощника Лавренция. Но не стали на это обращать свое внимание. Сейчас они должны действовать сообща.
        - Увы, по этому поводу ничего не могу сказать - развел руки в стороны Кор - ни в Гневе, ни в Конклаве, ни в Университете его происков я не обнаружил.
        - И это плохо. Плохо не знать, что у него на уме. Значит, продолжай вынюхивать, Кор - Фриган дал совет, который и так, без лишних упоминаний, выполнял Мастер Иллюзий - а что там Цэпций?
        - Выжидает. Ждет, когда сделает ход Арханиус. В принципе, ему на данный момент ничего и не надо делать… - продолжал докладывать обстановку в Цитадели Кор. Он был в их четверке главным «источником» информации.
        - Так, хорошо - на секунду Фриган замолчал, а потом спросил - а какова общая ситуация в Цитадели? Какая атмосфера среди учеников и Великих Магов?
        - Почти все ученики не в курсе назревающего конфликта. Поэтому тут все спокойно. Великие Маги в основном тоже молчат. Конечно, в этом большая заслуга Цэпция. Он приструнил своих сторонников. А что к остальным, так они же в меньшинстве. Некоторые, как и мы, стали придерживаться нейтралитета. Но могу сразу заверить, ярых поклонников Арханиуса нет. По крайней мере, в Цитадели Магий. Оно и понятно, боятся за свои жизни и репутации.
        - В общем, на данный момент все спокойно - подытожил доклад Кора Фриган - у кого какие вопросы есть?
        Все промолчали. Фриган объявил конец собрания и четыре Великих Мага разошлись по своим делам.

***
        Настроение у Мартина было препоганое. Из-за этого не хотелось ему ни кушать, ни что-либо читать. Внутри него закралась какая-то заноза неусидчивости. Мартин сейчас не мог просто взять книгу и просидеть с ней много времени. А именно это нашему герою и требовалось осуществить. «Убить время». Иницам вернется в свою библиотеку еще неизвестно когда, а Мартину сейчас просто необходимо чем-то заняться. Скоротать время до прибытия Великого Мага.
        Немного поразмышлявши, Мартин остановил свой выбор на экскурсии-прогулке вдоль длинных стеллажей, заполненных книгами. Тут можно и побродить по рядам, да и пролистать некоторые книжки. Все-таки Мартин не оставлял возможности подучится. «Благо», на данный момент у него имелось неограниченное свободное время. Вот только еще бы обрести надежду на «выздоровление»…
        Мартин неспешно проходил один ряд за другим, иногда останавливаясь, чтобы посмотреть заинтересовавшую его книгу. Некоторые наиболее понравившиеся он старался запомнить, чтоб потом, как появится желание читать, изучить материал, выложенный в этих книгах. Так он бродил около часа. Как вдруг его монотонная прогулка прервалась самым неожиданным образом. Мартин собрался было зайти в новый ряд, как вдруг увидел дверь, которую здесь он никогда раньше не видел. «Неужели у Иницама есть какие-то секретные комнаты, которые он никому не показывает?» - промелькнула мысль в голове нашего героя. Тут же у него взыграло любопытство, и Мартин подошел к двери. Юноша осторожно дотронулся до ручки и медленно повернул ее. Дверь оказалась не запертой.
        Мартин сначала заглянул в проем. Не увидев ничего опасного для своей жизни, зашел внутрь. Секретная комната Иницама оказалась небольшой залой по максимуму заполненной книгами. Наш герой подошел к самой ближней полке и начал читать корешки книг.
        И чем больше он читал названий книг, тем больше «раскрывал» рот от удивления. И было из-за чего. Ведь все книги были посвящены только одному миру. Миру «Планете Земля». Родному миру Мартина. Он в быстром темпе прошелся взглядом по остальным полкам. Тоже самое. Все книги о его мире!
        «Как? Как такое может быть? Почему Иницам ничего об этом мне не говорил?» - Мартин начал возмущаться, но его внезапно перебили:
        - Наверно, потому, что он сам ничего не знал об этой комнате…
        Мартин застыл, словно статуя. Спустя пару секунд вслух с облегчением сказал самому себе:
        - Фух! Мне показалось…
        - Смотря что - раздалось в голове у нашего героя.
        «Опять! Да что же это такое! Что за глюки?!». Мартин не знал, что сейчас и подумать. Ибо этот странный безжизненный голос, раздающийся в голове, его очень озадачил.
        - Могу говорить и вслух… Но ты присядь, Мартин. Сейчас я тебе кое-что расскажу… кто я и что мне от тебя нужно… Хотя и не обязан я тебе все это рассказывать - голос опередил все вопросы, вертевшиеся на языке нашего героя.
        Мартин вновь ощутил дежа вю. Но на этот раз подобное с ним действительно уже случалось. Помните, когда он, заходя в туалет в своем университете, очутился в непонятной пустоши. Тогда еще появился Арханиус и в итоге затащил нашего героя в Цитадель Магий. После этого знатного случая жизнь Мартина кардинально изменилась… Так вот, сейчас наш герой соображал быстрей. И, несмотря на первоначальный шок, вызванный внезапным появлением этого непонятного голоса, Мартин уже прикидывал, что с ним случится дальше. Учеба в Цитадели дала о себе знать. Пускай даже наш герой и потерял магическую силу. Но того опыта, что он успел набрать, хватило вызвать в Мартине хоть какие-то реакции.
        Сейчас Мартин внутренне собрался и обернулся. Невдалеке от него стоял обычный стул, которого минутой раньше здесь и в помине не было. Значит, этот голос обладает магией.
        - Еще какой! - похоже, голос читает все мысли Мартина. И от этой догадки нашему герою не сделалось лучше - садись на стул. У меня не столько много времени, как у тебя. Увы… Как только Мартин сел на стул, голос продолжил говорить:
        - Мартин, слушай меня внимательно и не перебивай. Он мне запретил разговаривать с тобой. Именно поэтому у меня мало времени. Я опасаюсь того, что Он узнает, что я рассказал тебе слишком много…

***
        - Пэтра, присаживайся - проговорил Арханиус и помассировал себе виски. С момента потери Мартином магической силы, у ее мастера-мага осунулось лицо. При чем это было весьма заметно. Пэтра могла только посочувствовать Великому Магу, но надеялась, что уже сегодня сможет ему хоть как-то помочь.
        - В общем, так, Пэтра… - Арханиус на некоторое время замолчал, собираясь с мыслями. Его ученица ощущала, что этот разговор будет для Великого Мага очень тяжелым - ты уже довольно много чего знаешь… И вот… Пришло время тебе показать все, на что ты способна…
        У Пэтры сами по себе вытянулись брови от удивления. Вот как заговорил ее мастер-маг! Спустя мгновение она взяла себя в руки и продолжила слушать тихую, сбивчивую речь Великого Мага.
        - Как ты понимаешь, в будущем… Хорошо, пропущу предисловие. Все ты уже понимаешь. Дело обстоит так. Нам срочно нужны союзники. При чем достаточно могущественные. И чем больше, тем лучше - сейчас Арханиус заговорил уже в деловом тоне. Что не ускользнуло от внимания Пэтры. Ученица весело улыбнулась. Ей такой мастер-маг нравился больше. Внутренне собранный, серьезно настроенный, целеустремленный, но еще не до конца уверенный в своих силах. Это, конечно, маленький минус, но прогресс был уже, как говорится, на лицо. Арханиус начал активно действовать.
        - Да. Пора их приобрести. Союзников - Пэтра улыбалась, чем еще больше воодушевляла Арханиуса. Великий Маг не переставал гордиться своей ученицей. Все-таки его новый, экспериментальный подход к развитию учеников отлично действовал!
        - Пэтра, я хочу, чтобы ты завербовалась в Конклав Магий - Великий Маг на выдохе произнес название одной из конкурентных команд.
        - Но почему именно Конклав? - Пэтра, имеющая некоторые свои наработки по поводу вербовки союзников, сейчас удивлялась выбору своего мастера-мага.
        - Сама посуди. К Гневу не стоит даже и приближаться. Никто там не захочет иметь дело с Цитаделью. А ведь рано или поздно им придется сказать… их попросить о помощи. Все-таки недаром нас с ними считают основными соперниками друг другу. (Увидев, что Пэтра хотела было возразить, Арханиус ее опередил) Нет! Я много думал о Гневе. Здесь шансов меньше всего. Конечно, если бы было у меня побольше учеников, я бы непременно попытался. В общем, тут со мной не спорь. Ответ мой будет всегда однозначным - нет!
        Что до Университета, так тут по времени мы не уложимся. Там очень долго необходимо «втираться» в доверие. Да и не нужно. Самым оптимальным вариантом остается Конклав. Там маги живут немного разрознено друг от друга. Да и отношение у них к нам более или менее нормальное. Так что туда тебе дорога. Поступай туда в качестве ученицы. И помни, «обучаясь», не забывай про основную твою цель пребывания в Конклаве Магий. Хорошо? Тем более по последним данным там обитает Клемента…
        - Хорошо, мастер-маг. Я все прекрасно поняла…

***
        - …Итак, меня зовут Венанз. Я - Миросоздатель. Понимаю, тебе это пока ничего не говорит, но слушай дальше. Незадолго до потери тобою магической силы, Он взял меня в плен…
        - Откуда вы знаете, что я потерял свою силу? - Мартин не удивился тому, что его собеседник - Миросоздатель (хотя и не знал вообще, что собой представляет существо по имени Миросоздатель). Но удивился тому, что голос знал о его проблеме. Весьма интересная реакция. Похоже, наш герой уже успел сильно поволноваться об утрате своей магической силы. Хотя времени прошло еще слишком мало. И неизвестно что было бы, если б Он повременил с посыланием Венанза к Мартину. Что мог бы надумать наш герой, имея «свободное» время? Как он бы воспринял появление Венанза, допустим, через неделю? Не знаю. Но скорей всего, Он тогда контролировал ситуацию и знал когда надо действовать.
        - Да-да, Мартин, я все о тебе знаю. Поверь, Он мне все о тебе рассказал. Ты спросишь, кто Он? Абсолютный Миросоздатель. Этот… Он был когда-то одним из нас. Но в один момент Он обрел воистину абсолютное могущество и стал… Управляющим Мирозданьем… Абсолютным Миросоздателем…
        И Он возложил на Себя обязанности поддерживания Мироздания в целом, и отдельных миров в частности. Не знаю, кто до Него выполнял эту функцию, но не в этом суть…

***
        «Похоже, Арханиус решил призвать на помощь Клементу… Это будет что-то - внутренне ликовала Пэтра - и, думаю, сам Клемента не откажет в помощи своему бывшему мастеру-магу… Тем более он сам и заварил эту кашу. Вот будет шума в Цитадели, когда узнают, что Клемента снова в строю! Но… ммм… не стоит об этом распространяться. Пускай этот незначительный факт окажется `приятным' сюрпризом для всех наших недоброжелателей… Ха-ха! Еще ничего не потеряно! Может быть, Арханиус еще сохранит идентификатор у себя. И если так, то за последующие сто лет подготовки учеников, мой мастер-маг сможет очень хорошо укрепиться. Тогда у Цэпция не получится отобрать значок и власть над Цитаделью Магий! Как же интересно развиваются события! Жаль только Мартина. Весьма перспективный маг из него мог бы получиться… Но злой рок… Думаю, Арханиус что-то придумает и Мартин еще поможет нам… Конечно, плохо, что Арханиус не хочет вербовать еще учеников… После того покушения он воспитал только меня, ну и начал Мартина. А мог еще нескольких взять… Не понимаю я логику своего учителя. На его месте я бы набрала учеников. Кстати, а это мысль!
Что мне стоит подучить нескольких детишек Магиям? Правильно, время. А его катастрофически не хватает. И еще это путешествие в Конклав… Хотя могу и не только я обучать, не так ли?..»

***
        - …Ему нужна энергия жизнедеятельности магических существ. Сначала Он использовал энергию, вырабатываемую нами, Миросоздателями. Потом, чуть позже, Он инициировал появление Великих Магов. Их магический поток Он создал из энергии Миросоздателей, но намного проще по структуре. Чтобы тебе было понятней, примерно раз в десять. Проще. В итоге, Великие Маги пользуются уже много веков своим потоком, не подозревая, что тем самым обогащают Абсолютного Миросоздателя выработанной энергией.
        Но сейчас и этого стало Ему не хватать. Поэтому… и вот мы подходим к кульминации нашего разговора… Он «заставил» меня поделиться энергией Миросоздателей с тобой. По Его замыслу, ты станешь Новым Миросоздателем, Измененным, Обновленным…
        - То есть вы хотите сказать, что у меня будет магический поток? - Мартин напрягся. Он не мог понять, где тут скрыт подвох.
        - Нет. Не магический поток Великих Магов, а энергия Миросоздателей. И это получше потока, поверь мне - тембр голоса Венанза изменился. Ему понравилось настороженное любопытство нашего героя.
        - Но тогда в чем тут «утка»? Где здесь подвох? Я что-то не могу понять, вы даете мне энергию… а взамен? Что требуется от меня? - Мартин хотел разузнать все «плюсы» и все «минусы» рассматриваемого «вопроса».
        - Знаешь… Я уже думал об этом, и нашел только одно объяснение поступку Абсолютного Миросоздателя. Наша энергия… намного «питательней» для Него, чем магический поток Великих Магов. Это во-первых. Во-вторых, ты никогда не станешь природным, настоящим Миросоздателем. Для этого тебе надо было родиться им. А так, ты - искусственно взращенный Миросоздатель, который не сможет дорасти до Абсолютного Миросоздателя. Видишь, как Он обезопасил себя. Тут все хитро продумано… Я восхищаюсь Им… Но и ненавижу… Сейчас, когда я отдам тебе свою силу, я умру… Из-за этого Он и не хотел, чтобы я с тобой разговаривал. Он предугадывал, что я попытаюсь попросить тебя оказать для меня небольшую услугу… Так вот. Найди моих «однонародцев». Поговори с Ландумом, расскажи ему все то, что я тебе сказал.
        - Ээ… хорошо. Поговорю. Но что мне вообще…? - теперь Мартин начал волноваться. И хотел было расспросить Венанза о своих дальнейших поступках, но Миросоздатель его перебил.
        - Отправляйся в Конклав Магий. Ведь знаешь же такую команду Великих Магов? (после того как Мартин кивнул, Венанз продолжил). Поступи в Школу Белой Магии. Этот цвет магии наиболее схож в управлении с энергией Миросоздателей. Так ты сможешь научиться управлять «подарком» Абсолютного Миросоздателя. А после… живи, пользуйся энергией и «корми» Его. По крайней мере, Он тебе отводит такую роль. Делай все, что тебе захочется. Если что-то пойдет не так, Он обязательно к тебе придет. С претензиями, конечно. Но пообещай мне, что ты отыщешь Ландума. Расскажи ему все, что знаешь. И доверяй ему, как никому больше на свете. Ландум сможет тебе помочь… во многом… А так… в общем, пора приступать к тому, зачем меня и отправил Абсолютный Миросоздатель к тебе. Приготовься… Твой организм раньше был настроен на магический поток Великих Магов, и ты при всем желании не мог накапливать в себе энергию Миросоздателей. Поэтому Он вмешался в последнюю твою дуэль и при очередном заклинании просто выжег твой магический каркас. Теперь мне предстоит сконструировать в тебе новый магический каркас, который позволит тебе воспринимать
и работать с энергией Миросоздателей. Вот и весь Его план действий…

***
        Великий Библиотекарь наутро после заселения к нему в библиотеку Мартина пребывал в смятении чувств. С одной стороны, это хорошо, что ученик Арханиуса будет жить у него. Ведь с Мартином Иницам уже успел сдружиться. И если бы ему когда-нибудь кто-нибудь сказал выбрать себе соседа, то Великий Маг, ни на секунду не сомневаясь, выбрал бы Мартина. Этот парень обладал всеми теми качествами, которые были присущи и библиотекарю. Они были, так сказать, «родственными душами». Что Иницам всегда ценил. Хотя и редко встречал таких существ: совершенно разных по возрасту, статусу в обществе, обретенному опыту, знаниям и еще многому чему, но имеющим схожие черты характера. И велико то счастье, когда жизни вот таких вот двух существ пересекаются…
        С другой же стороны, оказать посильную помощь Арханиусу - значит попасть под гневные взоры Цэпция и компании. И если они сочтут, что Великий Библиотекарь перешел невидимую черту, то попытаются его устранить, так же, как и Арханиуса. А это уже серьезный повод для опасения. Жизнь все же штука полезная! Тем более если это твоя жизнь.
        Иницам, взвесив все «за» и «против», решил на данный момент подчиниться стечению обстоятельств. То есть на определенное время приютить у себя Мартина. Великий Маг махнул рукой на будущие возможные неприятности. Все равно все не предусмотришь. Разбираться с проблемами Иницам решил по мере их наступления.
        Великий Библиотекарь, набрав в пакеты разнообразной еды, возвратился в библиотеку, думая, что Мартин еще не проснулся. Но, судя по пустой кровати, тот встал. Иницам хмыкнул и отправился к своему излюбленному месту, которое теперь полюбил и Мартин. Угловая часть библиотеки, закрытая двумя вставшими перпендикулярно стеллажами с книгами, с одиноким огромным окном-иллюзией, открывающим вид на живописное местечко одного из любимых миров Иницама.
        Так и есть. Вот он сидит. Великий Маг, не подходя близко к Мартину, просканировал его состояние здоровья. Удивился. Просканировал еще раз. Потом воскликнул, осознавая чудо:
        - Мартин?! Что с тобой случилось? - Иницам был поражен. Нет, не правильно сказал. Иницам был ПОРАЖЕН и ШОКИРОВАН. ТАКОГО библиотекарь не ожидал. Прошла всего одна ночь и тут такое…
        - Вы не поверите - Мартин повернулся в кресле в сторону библиотекаря и, улыбаясь, сказал - у меня есть сила.
        - Но как? И… - Иницам немного напряженно, магическим зрением вгляделся в ученика Арханиуса - и почему я не могу увидеть твою чистую энергию? Знаю, что ты полон магической силы, но…
        - Садитесь, Великий Библиотекарь Иницам. У меня тоже есть к вам несколько вопросов - Мартин продолжал улыбаться, но в его глазах уже не было ни капельки веселья…

***
        АРХАНИУС СИДЕЛ В СВОЕМ КАБИНЕТЕ И С ДРОЖЬЮ ВО ВСЕМ ТЕЛЕ ВСПОМИНАЛ СОБЫТИЯ ПЯТИДЕСЯТИЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ…
        Десять лет прошло с тех пор, как закончилось самое странное Соревнование за весь период существования Цитадели Магий. Именно в это Соревнование Цитадель потеряла своего прародителя, первого цитадельца и создателя этой альма-матер.
        После смерти Лавренция и восхождения на пост главы Цитадели Магий одного из его первых учеников, Арханиуса, в этой команде Великих Магов воцарился хаос, невидимый на первый взгляд. Но если понаблюдать и присмотреться повнимательней, то можно увидеть много чего интересного. Некоторые маги Цитадели словно с цепи сорвались и стали совершать такие поступки, какие при живом Лавренции не то что совершить, а даже подумать боялись. А все из-за чего? Конечно же, из-за амбиций. Многие захотели прибрать к своим рукам как можно больше полномочий в Цитадели, и поэтому не гнушались потихоньку нарушать Правила Цитадели. Некоторых особо ретивых и неосторожных Мастер Внутренней Безопасности вместе с главой Цитадели и несколькими добровольцами из числа Великих Магов наказывали. Но все равно хаос продолжал разрастаться. Пока в своем развитии не достиг апогея. После которого резко все пошло на убыль. И вскоре в Цитадели воцарился вполне сносный штиль… Так как все без исключения (кто больше, кто меньше) с ужасом вспоминали тот случай, апогей их «общей» самодеятельности… А ужасаться было чему…
        В течение десяти лет, Арханиус, словно кем-то «ужаленный» (а оно и понятно), интенсивно набирал себе учеников и активно работал с ними день и ночь. Вплоть до того события, перечеркнувшего все его тогдашние планы.
        По обычаю, неписанным правилам, введенными Лавренцием, учеников одного Великого Мага селили рядом. Специально даже Великие Маги после каждого Соревнования делили между собой все спальные комнаты Цитадели на отдельные сектора. Порою возникали при этом конфликты, но не о том сейчас идет речь. Так вот на тот момент в секторе Великого Мага Арханиуса было занято двадцать пять жилых комнат (помимо жилой комнаты самого Арханиуса), что свидетельствовало о двадцати пяти учениках, набранных нынешним главой Цитадели.
        И вот в один вечер Арханиус был вынужден удалиться по делам Цитадели, а когда возвратился (уже далеко за полночь), то застал свою альма-матер чем-то взбудораженной…
        Еще проходя через пространственный коридор, он почувствовал неладное. Какую-то тревогу. Но с чем она была связана, Арханиус не мог предположить. Очутившись в своем кабинете, первым делом Арханиус увидел нервно ходящего назад - вперед Фригана. Мастер Внутренней Безопасности, обернувшись к появившемуся из портала Арханиусу, посмотрел на главу Цитадели с жалостью и беспокойством.
        - Что случилось? - Арханиус ничего не понимал, но по косвенным признакам догадывался, что произошло что-то ужасное.
        - Идем. Тебе лучше это увидеть… - тихо проговорил Фриган и направился к выходу из кабинета. Мастер Внутренней Безопасности сейчас сильно боялся реакции Арханиуса. Что будет делать глава Цитадели, когда увидит… Фриган не мог даже предположить. Но он очень сильно не желал, чтобы внутри Цитадели была объявлена вендетта. Такого бы Цитадель Магий не пережила. И поэтому он, как Мастер Внутренней Безопасности, предпримет все от него зависящее, но чтобы Арханиус не объявил вендетту.
        Тем временем два Великих Мага молча направлялись к жилым комнатам учеников. Проходящие мимо маги смотрели на Арханиуса то с жалостью, то с ужасом. А некоторые еще и со страхом. Они сильно боялись перемен в Цитадели, вероятность возникновения которых была сейчас очень велика. И вот они, наконец, пришли…
        От увиденного Арханиус потерял дар речи. Он по пути уже почти все понял, но когда его домыслы наглядно подтвердились… Это было тяжело осознавать…
        Пред глазами главы Цитадели предстала страшная картина. Вместо комнат, где жили его ученики, сейчас почти ничего не было. Целыми остались только пол и несущая, дальняя стена (оно и понятно, Лавренций при создании Цитадели хорошо укрепил все несущие стены, полы-потолки, оставив при этом менее защищенными все внутренние перегородки, здраво рассудив, что когда-нибудь кто-нибудь захочет провести перепланировку Цитадели. Поэтому и допустил возможность сноса не несущих стен - что сейчас сыграло очень злую шутку с Арханиусом). А все остальное…
        Представьте себе взрыв энергии. При чем в ограниченном пространстве. Да и к тому же очень насыщенной энергии… Представили? А теперь спрогнозируйте последствия такого взрыва. Спрогнозировали? И что получилось? Ясное дело, что ничего. Ничего не останется после взрыва.
        Вот и сейчас пред Арханиусом предстала такая картина. Лишь пол, несущая стена, которая раньше принадлежала тренировочным комнатам и пыль - это все что осталось от двадцати пяти жилых комнат и двадцати пяти учеников.
        Тот, кто это совершил, не пожалел чистой энергии. Чтобы превратить сложную молекулярную основу в простейшую, то есть в пыль, надо чтобы как минимум три-пять Великих Мага отдали всю свою чистую энергию. Понятно, что использовались артефакты-накопители. Но опять же, это сколько их надо было иметь, чтобы совершить взрыв с такими последствиями?..
        А Фриган зря волновался на счет вендетты. Увиденный кошмар Арханиуса просто сломал. Великий Маг стоял, а в его глазах плескалось бессилие и страх. Он не был готов к такой жестокости. И сломался. А страх парализовал его тело и мысли. Так Арханиус и стоял, пока из ступора его не вывели легкие похлопывания по плечу.
        - Пойдем, Арханиус. Мне очень жаль - Фриган не кривил душой. Он действительно больше всего на свете ненавидел убийц учеников. Ему было без разницы, совершается ли убийство во благо, чтобы ученик не страдал либо просто так. Он сильно переживал за каждую смерть ученика. И старался как можно реже прибегать к таким радикальным мерам. Но а если убийство было совершено «незаконно», то Фриган все силы бросал на то, чтобы найти убийцу. Именно благодаря таким качествам его характера он уже долгое время занимает по сути второй по важности пост в Цитадели Магий (но почему-то другие Великие Маги не стремятся занять вместо Фригана пост Мастера Внутренней Безопасности).
        - Надо найти того, кто это сделал - глухим, тихим голосом проговорил Арханиус.
        - Конечно… - Фриган на секунду замялся, а потом продолжил - Но только… никаких улик нет. Есть только косвенные подозрения, кто мог бы это совершить. Артефакты-накопители, что использовались, сгорели вместе со всем остальным. А это значит, что ими управляли дистанционно. Можно, конечно попробовать поискать энергетический канал, через который и совершалось управление, но мне кажется, что тот, кто смог такое организовать, вряд ли оставил след… И потом, я ведь уже провел первоначальный обыск… Если и остались после того мага хоть какие-то следы, то они тоже сгорели. Такие не утешительные выводы… У нас нет доказательств, Арханиус… Просто нет доказательств…
        Арханиус, после удачного покушения на жизни его учеников, еще три месяца ходил растерянным. Он догадывался, кто мог пойти на этот поступок, но как сказал Фриган: «у него просто не было доказательств». А собственные умозаключения ими не являлись.
        Арханиус не знал, чего добивался убийца его учеников. Может быть, это просто было предупреждением, что не следует ввязываться, усилятся? Кто знает… А ведь почти все те двадцать пять учеников были перспективными магами. И скорей всего убийца это знал. Поэтому он перешел к столь радикальным мерам, стараясь успеть, пока «птенцы не научились летать».
        Арханиус не смог легко перенести потерю своих учеников. Неожиданное покушение надломило его волю к жизни. Единственно, что помогало окончательно не сойти с ума, так это тот пресловутый дневник Дрониуса и светлая память о друге. Его брат, мятежник, оптимист, служил в эти нелегкие времена идолом для подражания, что помогло Арханиусу спустя три месяца выйти из депрессивного состояния.
        Хотя душевная рана после той трагедии еще не зажила, Арханиус решился пойти против себя, и взять ученика (а в период депрессии он поклялся себе не брать учеников). У него созрел план спасения, но для успешной реализации задуманного необходимо, чтобы два Великих Мага добровольно, полностью подчинились его воле. Только с таким условием у Арханиуса оставался шанс спастись на новых Соревнованиях. Именно поэтому, спустя три месяца депрессии, он отправился на поиски первого потенциального Великого Мага. Выбор пал, как мы уже знаем, на Пэтру.
        Пусть сейчас она еще имеет звание Мага, но по силе и могуществу она уже вполне Великий Маг. Арханиус был готов пойти против одного неписанного правила (согласно нему, прежде чем Мага удостаивать званием `Великий', его надо проверить на ближайших Соревнованиях. И если Маг выживает, то тогда ему присуждается звание Великий), но чтобы Пэтра уже до Соревнования стала Великой.
        Со стороны казалось, что после убийства двадцати пяти его учеников, Арханиус решил брать не количеством, а качеством. И, конечно, это подтверждалось, ибо все цитадельцы наблюдали, как Пэтра за достаточно короткие сроки из ученицы выбилась в Маги. И теперь многие Великие Маги интуитивно, на основе своего многовекового опыта, чувствовали, что Пэтра давно перешла и эту ступень в своем развитии.
        И так как Пэтра уже развилась, некоторые предсказывали появление нового ученика. Что Арханиус переключит свое внимание на следующего ученика. Так и произошло. Новым учеником, как мы тоже уже знаем, стал Мартин.
        Пол Цитадели пристально начали следить за этим учеником, пытаясь понять, как же Арханиусу удастся воспитать пусть и в перспективном ученике за короткие сроки Великого Мага. Но так никому и не удалось узнать этот секрет Арханиуса, ибо Мартин неожиданно для всех на Магдуэлькапе теряет всю свою силу, считай, без возможности восстановиться.
        Это происшествие с Мартином опять перечеркнуло все планы Арханиуса. Глава Цитадели уговорил себя обучить двоих учеников. Ни учеником больше. Он не хотел, чтобы из-за него гибло столько ни в чем не повинных детей. Лишь «благодаря» своей высокой морали, Арханиус, видя по Пэтре, что его новая методика обучения действует, не набирал себе еще учеников. Глава Цитадели сосредоточил свое внимание на обучении Пэтры, и бросил на это все свои силы.
        Потом, когда Пэтре уже перестало требоваться его посильное вмешательство, Арханиус задался целью найти нового ученика, подключив к поиску Пэтру.
        Теперь же, когда Мартин потерял свою силу, Арханиус пребывал в замешательстве. С одной стороны бросить Мартина на произвол судьбы он не мог, но с другой вернуть ему магическую энергию было ой как тяжело. Для такой операции необходимая тонкая, ювелирная и не спешная работа. Заново отстроить магическое тело со всеми связывающими каналами и «мостикам». Создать внутренний резервуар и наполнить его магическим потоком. Все это может проделать без ущерба здоровью Мартина только один маг, его бывший ученик. Вот поэтому Арханиус заслал Пэтру в Конклав Магий, чтобы его ученица отыскала и привела к нему Клементу. Раз этот в прошлом его ученик может забирать энергию, значит, он может ее и давать. Именно этим доводом руководствовался Арханиус, отсылая Пэтру в Конклав.

***
        - Алёна, привет! - Массимо нагнал выходящую из столовой девушку.
        - А, привет - Алёна стояла в полуобороте и с вызовом смотрела на Массимо. Тот в который раз почувствовал смущение, находясь рядом с возлюбленной. «Черт! Опять!». Мысленно ругая самого себя, Массимо сделал еще один шаг навстречу к Алёне.
        - А я тебя искал… - запинаясь, прошептал ученик Цэпция.
        - Я вижу - гордо усмехнулась девушка. Она давно поняла, что Массимо влюблен в нее, как последний мальчишка. Но продолжала с ним играть, хотя и не чувствовала к нему ничего, кроме симпатии. И в тоже время она была благодарна Массимо за то, что тот пусть и неосознанно избавил ее от нескольких уже ей надоевших поклонников. Разве что она еще не поняла, как к ней относится Мартин. Но это добавляло некоторую пикантность в однообразие жизни в Цитадели. Да и Массимо, наблюдая за ее короткими встречами с Мартином, потихоньку начинал свирепеть и наглеть. Что в принципе ему уже давно надо было сделать, то есть наглеть. А не смущаться каждый раз при виде своей возлюбленной.
        - И что ты хотел - на этот раз Алёна решила сама подтолкнуть Массимо к действиям.
        - Я… это… - Массимо внутренне собрался и на одном дыхании проговорил - Я хочу пригласить тебя… прогуляться со мной в одном красивом месте. Вот.
        - Хм… забавно. И что это за такое красивое место?
        - В одном мире есть прекрасное местечко для отдыха: небольшое озеро, трава, деревья и, самое главное, нет поблизости человеческой цивилизации. Ну как, ты согласна? - Массимо с надеждой посмотрел на девушку.
        - Ну… - протянула Алёна и сделала вид, что задумалась. Потом как-то нехотя улыбнулась и с сожалением в голосе произнесла:
        - В ближайшие дни у меня не получится. Это уж точно. Мне надо срочно сделать одну работу для моего мастера-мага. А потом вполне может быть.
        - Хорошо. Я зайду за тобой через три дня. И Массимо не скрывая своей радости, отправился в свою комнату.
        «Самовлюбленный дурак! - с некоторой злостью подумала Алёна, провожая взглядом уходящего Массимо - Вроде уже Маг, а ведет себя как ребенок… Ну и ладно! Зато интересно им управлять. Кстати, а может его уже пора использовать в …? А почему бы и нет?! Он уже вполне готов для этого!»

***
        - Значит, ты хочешь, чтобы я организовал портал в мир, из которого маги Конклава выбирают себе учеников. Правильно я тебя понял?
        - Именно - Мартин улыбнулся. Ему доставляло удовольствие видеть лицо все еще шокированного неожиданным поворотом событий Иницама - И еще. Арханиус не должен знать ни о моей силе, ни о моем пребывании в Конклаве.
        - Ладно. Но знай, что Арханиус может в любой момент заявится ко мне в библиотеку. Да и потом, он уже ищет способ вернуть тебе магическую силу…
        - Что ж, тогда то он и узнает о моих новых возможностях. А пока вы сохраняйте все в секрете.
        - Хорошо - Иницам находился еще в прострации после краткого рассказа Мартина, о том, как ему дали силу. И поэтому Мартину пришлось вставать с кресла и потеребить задумавшегося Великого Мага за плечо:
        - Великий Маг Иницам, время не терпит. Организуйте мне портал!
        - А? Что? Да. Да… Мне сейчас в голову пришла такая потрясающая идея! Ты можешь создать клона?
        - Не знаю, я не пробовал. Но могу сразу сказать, что моя новая энергия не поддается тем законам, в рамках которых действовал магический поток. Поэтому… - Мартин пожал плечами - вряд ли что-то получится.
        - Ну и ладно. Это не к спеху - отмахнулся словно от назойливой мухи Иницам - Тогда как только научишься управлять этой энергией, пришли ко мне своего клона. Хорошо?
        - Конечно. Ведь у вас еще много не прочитанных мною книг осталось. Поэтому я обязательно к вам еще загляну - Мартин улыбался - А теперь, портал…
        - Хорошо. Сейчас… - Иницам на пару секунд замолчал, видимо настраивая пространственный коридор в мир, а потом с сомнением в голосе спросил:
        - А ты уверен, что поступишь в Школу Белой Магии Конклава? Там у них жесткий отбор, основанный на слишком «мудреном» заклинании. Цитадельские маги пытались одно время с этим заклинанием разобраться. Но у них ничего не получилось. Видимо, все дело в специфике структуры и типе энергии, которую используют маги Конклава…
        - Не уверен. Но раз в моем развитии заинтересовано самое могущественное существо в Мироздании, то почему бы и нет. Что мешает Абсолютному Миросоздателю повлиять на конклавских магов или просто… В общем, я, так или иначе, поступлю в Школу Белой Магии.

***
        - Дрониус, я считаю, что Массимо готов для реализации нашей задумки… - закрывая за собой дверь, весело проговорила Алёна.
        - Сколько раз тебе говорить, не называй меня в пределах Цитадели настоящим именем! - рассердился на свою в далеком прошлом ученицу Великий Маг.
        - Извините меня, но я никак не могу привыкнуть к этому обличью! - виновато опустила голову девушка - Вы же знали заранее, что приведете меня в Цитадель Магий… Так почему бы вам не принять пару раз облик этого несуразного мага в период моего обучения?.. Отрепетировали бы несколько сцен с участием любимой ученицы и всеми уважаемого мастера-мага…
        - К твоему сведению, этот несуразный, как ты выразилась, маг был одним из самых сильных и хитрых в Цитадели. Мне многое стоила победа над ним. А вообще, не глупи. Ты далеко не маленькая, неужели не можешь справиться с такой ролью? - похоже, Великий Маг уже остывал. Он не мог долго сердиться на свою бывшую ученицу. Пускай Алёна уже давно у него не обучалась. Пускай она уже давно не ученица во всех смыслах этого слова, а средней силы Великий Маг (правда Алёна не имеет это звание официально), но Дрониус видел в ней маленькую девочку, дочку и не мог ее не любить.
        - Не волнуйтесь мой мастер-маг, конечно я могу справиться с такой легкой ролью. Но простите меня за откровенность, вы мне больше нравитесь в своем настоящем обличье, а не в этом уродском «теле»… - поморщилась Алёна. Сейчас она больше всего напоминала нашкодившего ребенка, который пытается доказать свою правоту, и, в принципе, успешно. Лед в груди Великого Мага растаял.
        - Так ты действительно считаешь, что заклинание «Любви» вышло на последнюю стадию? - деловито поинтересовался Дрониус. Он уже забыл, что сердился на свою ученицу.
        - Да. Массимо уже можно управлять. Конечно, в разумных рамках - проговорила Алёна, при этом плотоядно облизнулась.
        - Ну так действуй. Жду от тебя отчета.
        - Хорошо, мастер-маг. До свиданья!
        Как только Алёна скрылась за дверью, Великий Маг, к которому ученица обратилась по имени Дрониус, произнес вслух, как будто ни к кому не обращаясь:
        - Слышал, Воган?! Скоро мы узнаем все планы Цэпция!
        - Не будь таким оптимистом, друг мой - материализовавшийся мужчина был в неизменном, своем излюбленном плаще бежевого цвета.
        - Да ладно тебе, Воган - отмахнулся Великий Маг - ты же сам знаешь, что на данный момент Массимо самый приближенный к Цэпцию. И ты знаешь, что Массимо пытается уже встать на стезю Великого Мага. В общем, будем ждать вестей от Алёны…
        - Конечно. Но я думаю, тебе надо еще подстраховаться…
        - Да? Раз ты так считаешь… Я тебе верю… Хорошо, подстрахуемся мы вот где…

***
        Тем временем Иницам с Мартином уточняли детали будущего путешествия ученика.
        - Телепорт я тебе создам в часе ходьбы от городка. Так ты не привлечешь внимание местных магов и стражей. В этом городке (кстати, запомни его название - Молвейт) набор учеников в Школу Белой Магии состоится завтра. Извини, более ближайшего набора по их графику не предвидится. Будучи в городке, найдешь дом для приезжих. Это по-ихнему так называют гостиницы. В ней и переждешь ночь, а на следующий день с утра пойдешь на главную площадь имени все того же Молвейта. Где и состоится набор учеников. Впрочем, искать площадь тебе не придется. Завтра туда будут идти почти все жители и приезжие городка. Не заблудишься.
        Вот возьми местные деньги - с этими словами Иницам протянул Мартину небольшой кошелек - Этих денег хватит тебе и на снятие номера, и на еду, да еще и останется. Но я сомневаюсь, что в Школе тебе деньги пригодятся. Маги Конклава организовали свои Школы вдали от цивилизаций. Так что… И еще. Будь осторожен. Все-таки это обычный, так сказать, гражданский городок. Со своими нравами и порядками. Конечно, магов там боятся, но ты-то своей энергией не можешь пользоваться. Поэтому будь настороже. Если что сразу иди к стражам, а лучше к магам. Вот.
        - Хорошо, Иницам - усмехнулся Мартин - вы все-таки не удержались от родительского наставления. Я буду очень осторожен.
        - Молодец. Теперь на счет связаться. Я так понимаю, магам Конклава не понравится, что совсем посторонний маг общается с их учеником. Поэтому, чтобы не накликать на тебя подозрения, я буду ждать твоего вызова. Когда научишься хоть как-то пользоваться своей новой магической силой, и как только будет удобное время - свяжись со мной. Договорились? Мартин послушно кивнул головой, а потом еще добавил:
        - Да.
        - Итак. Вроде все сказал, что хотел - Иницам на секунду задумчиво уставился в потолок - Да, все. Одежда Цитадели тебе не пригодится. В этом свертке я взял одежду по тамошней моде. Переоденься.
        - Угу. И пока наш герой переодевался, библиотекарь продолжал наставлять:
        - Больше одежды не понадобится. В Школе тебе выдадут ученический костюм. Так. Деньги дал. Вот теперь действительно все. Ты готов?
        - Да. Уже не терпится увидеть другой мир! - в предвкушении Мартин потирал руки.
        - Ничего. В будущем путешествия по разным мирам тебе еще успеют надоесть. Ну что, до скорой встречи?! Не забывай нас. И как только будет возможность, сразу же свяжись со мной…
        - Хорошо, Великий Маг Иницам. Спасибо за помощь и… еще увидимся! - с этими словами Мартин шагнул сияющий круг нового мира.
        - Несомненно, Мартин, несомненно… - глядя в закрывающийся портал, пробормотал библиотекарь.

***
        ВНИМАНИЕ: ПОСЛЕДУЮЩИЕ ЭПИЗОДЫ, С УЧАСТИЕМ МАРТИНА, БУДУТ ОПИСЫВАТЬСЯ ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА (ПРИМ. МАРТИН САМ ВЫЗВАЛСЯ НАПИСАТЬ ОТЧЕТ О СВОЕМ ПРЕБЫВАНИИ В МОЛВЕЙТЕ, АРГУМЕНТИРОВАВ ЭТО ТЕМ, ЧТО Я НЕ СУМЕЮ ПРАВИЛЬНО ПЕРЕДАТЬ ВСЮ ГАММУ ТЕХ ЧУВСТВ, ЧТО ОН ТОГДА ИСПЫТЫВАЛ).
        Попрощавшись с Иницамом, я шагнул в пространственный коридор. В этот момент я всего лишь волновался. Даже ни сколько из-за той ситуации, в которую я угодил, а столько из-за того, что после довольно длительного заключения в Цитадели я наконец-то выбрался в мир!
        О, как это чудесно! Вдохнуть свежий ветер, который ласково прикасается к твоей коже. Почувствовать запахи, настоящие запахи настоящего мира: слабый дурман каких-то полевых цветов, запах хвойный деревьев, что расположились совсем неподалеку, запах земли, раскаленной безжалостным солнцем, и еще много других запахов, которые вперемешку создавали аромат жизни! Я живу!
        Как же я соскучился по природе. Давненько я не выбирался в свою любимую деревню. Ох, как это было давно! Помню, летом за три недели до начала занятий в университете, я осуществил (в который раз!) свою заветную мечту: выбрался в горы. Конечно, там не были настоящие горы, так, небольшие холмы, заросшие хвойными и лиственными деревьями. И самое главное, вокруг ни живой души! Я жил один, дикарем, наедине с природой. Тогда еще поссорился со своей девушкой. Хо, как она потом меня встречала… Потеряла, бедняжка, и не могла найти… Я, конечно, тоже сглупил. После ссоры (причем из-за пустяка!) пришел домой злой на всех и вся! И так никому ничего не сказавши, собрал необходимые вещи и ушел.
        Два дня я прожил дикарем, а потом вернулся в цивилизованный мир. Мог бы, конечно, и дольше пробыть, но случайно разлил пол фляги воды. Сами понимаете, без воды долго не протянешь. Тем более в тридцати пяти градусную жару, когда и в тени деревьев все равно душно. Даа… Хорошие были тогда времена! Да и сейчас, замечательные…
        Минут десять я стоял на одном месте и предавался приятным воспоминаниям. Не знаю, что именно их всколыхнуло: то ли природа вокруг, то ли знакомый до глубины души деревенский воздух, то ли все сразу. Но я стоял и глупо улыбался. И если б кто-то сейчас проходил мимо, то решил бы, что я выжил из ума. И был, в принципе, прав. Мне так захотелось вернуться в прошлое. Забыть все те знания, что я успел накопить за весь период обучения в Цитадели и стать тем, прошлым Мартином. Но, увы, такого счастья на данный момент мне не видать.
        Я усилием воли заставил себя пойти по направлению к Молвейту. Впереди меня ожидала не менее скучная жизнь!
        Шаг за шагом, я улыбался. Мне здесь уже нравилось. Чистый воздух, тишина вокруг. Но это я, конечно, имел в виду отсутствие людей. А так, птички поют, солнышко светит! Красота!
        Я шел по обычной, земляной дороге, вытоптанной множеством ног, копыт, колес и еще там чем-нибудь… не знаю. По левую сторону где-то в метрах тридцати уже начинались первые ряды сосен, сосен-великанов. Это ж сколько лет надо было расти, чтобы стать такими махинами! Да и толщина стволов-то какая! Ничего не видно за ними. И это только первый десяток рядов деревьев. А что же творится в глубине этого леса? Хотелось бы узнать, но не сейчас. Пора топать дальше.
        Налюбовавшись соснами, я, обернувшись направо, окинул взглядом степь, поросшую густой, высокой травой с кое-где встречающимися кустарниками и деревьями. Мдаа… Какая здесь природа! До чего же приятно путешествовать по мирам! Это же сколько я еще будут вот так удивляться, даже представить боюсь. Надо поскорей научиться пользоваться своей новой энергией, энергией Миросоздателей и тогда… Итак, вот так постепенно мои мысли и добрели до самого главного…
        То, что поведал мне тот Миросоздатель, Венанз, произвело на меня огромное впечатление. Да и потом, некоторые умозаключения Иницама… В общем, я понял свое истинное предназначение. Вполне выполнимое и в меру легкое. Но, самое главное, у меня все равно не было выбора.
        Этот Абсолютный Миросоздатель, кроме самых разных пакостей и тому подобных действий, еще следит за равновесием энергии в Мироздании. Как пояснил Венанз, существует две полярности одной энергии: допустим, плюс и минус, чтобы проще было понять. Миросоздатель объяснял мне немного позаковыристей, но это я уже после, разговаривая с Иницамом, утрировал эти знания до простых понятий. Так вот. Во всем Мироздании происходит постоянный обмен этими самыми энергиями между собственно мирами и существами, населяющими их. Миры вырабатывают энергию со знаком плюс, и в тоже время поглощают энергию со знаком минус. А существа, наоборот, для своей жизнедеятельности и (в случаи магов) для воспроизведения заклинаний, накапливают в себе энергию-плюс, а потом… Не знаю точно как у обычных существ, но у тех, кто связан с магией, процесс вырабатывания энергии-минус более очевиден. При использовании своей силы, энергия-плюс проходит через магическую составляющую мага и в итоге, на выходе, образовывается энергия-минус. Которую, в свою очередь, поглощают миры. Вот такой вот получается симбиоз. Конечно, на самом деле все не
так просто. Но суть я уловил и, думаю, что вы тоже поняли.
        А дальше еще интересней. Оказывается, Абсолютный Миросоздатель планирует в ближайшем будущем уничтожить всех настоящих Миросоздателей. Ха! Вряд ли ему это удастся. Но сам факт таких намерений Венанз зафиксировал. И очень сильно просил меня, даже можно сказать, умолял, чтобы я поделился этой информацией (которую мне поведал Венанз) с Ландумом и другими Миросоздателями. Конечно, Ландуму все рассказать в первую очередь. Это я тебе льстю, Ландум, но ты слишком не обольщайся. А то знаю я тебя, еще зазнаешься!
        Так что-то я отвлекся. Ага. Остановился я на уничтожении Миросоздателей. Мне ясен эксперимент Абсолютного Миросоздателя. То, что Он хочет создать неполноценных Миросоздателей логически обосновывается. Ведь самыми большими источниками энергии-минус являются Миросоздатели. А с тем, что он хочет убить всех настоящих «однонародцев», то равновесие энергии может нарушиться. А это, в свою очередь, вполне реально приведет ко всяким разным необратимым последствиям. В общем, я на Него не злюсь, ибо самому интересно, что выйдет из такого эксперимента. Хотя соглашусь с некоторыми несогласными, если бы я не прожил кое-какое время в Цитадели, то я бы ни за какие коврижки не возжелал бы такой для себя участи. Но, во-первых, силу я мог потерять и без вмешательства Абсолютного Миросоздателя. Это мне «любезно» сообщил Венанз. Во-вторых, с энергией Миросоздателей я смогу себя чувствовать еще более «крутым», чем с магическим потоком Великих Магов. В-третьих, я рад, что мне удалось пусть и таким образом вырваться из той трясины, в которую меня затягивали в Цитадели все кому не лень. Ну и, в-четвертых, я просто обязан
Абсолютному Миросоздателю своим скачком вверх по «карьерной лестнице» и тем, что он выбрал именно меня. То есть тем, что я сейчас чуть ли не самый важный и видный человек (а точнее, магическое существо) в Мироздании. И неважно, что Он специально так все подстроил. Говорите сколько хотите гадостей, но мои будущие возможности меня пьянят, причем уже сейчас. Так что я в какой-то степени рад развивающимся вокруг себя любимого событиям. И мне, честное слово, все равно, что вы скажете по этому поводу. Вот так-то! Так… Что-то я слишком долго иду. Неужели пошел не туда? А ну-ка…
        Я достал карту любезно предоставленную Иницамом. И внимательно ее изучил.
        Нет, похоже, все правильно. Но где Молвейт? Уже, по идее, он должен предстать перед моими глазами… Не понимаю…
        Я шел еще минут двадцать, пока не решил сделать привал. Больно уже пить хотелось, да и ножки подустали. Так что точно, привал!
        Я сначала думал залечь в траву, но ближайшая тень была только в сосновом лесу. Туда-то я и направился.
        Ах, как хорошо здесь! Весьма ощутимая прохлада после полутора часовой ходьбы под солнцем. Класс!
        Я достал из рюкзака пару бутербродов и флягу воды. И сел на землю, облокотившись на одну из сосен.
        В первую очередь напился, потом съел два бутерброда. Хорошо! А теперь можно и прилечь…
        Я сам не заметил, как заснул. Просто взял и отключился. Скорей всего сказался относительно тяжелый день и пешая прогулка на свежем воздухе. В общем, я хорошо спал, пока сквозь сон не услышал приближающийся топот копыт.
        Люди! Вмиг я очнулся. Ведь если кто-то проезжает мимо, то можно узнать о расположении Молвейта. К тому же, при исключительном везении, эти люди могут подвезти. А это уже мысль, которую стоит хотя бы попробовать осуществить.
        Я словно ужаленный вскочил с земли и бросился на дорогу. Вовремя. Прямо на меня мчалась лошадь (шерсть коричневого цвета, но породу я не знаю, как-то не увлекался я коневодством), запряженная в небольшую телегу. Возница, он же хозяин всего этого добра, был больше всего похож на крестьянина, который торгует выращенной собственноручно продукцией растениеводства. Загорелое лицо, выгоревшие взлохмаченные волосы, просторная серая, наверно, льняная одежда (рубаха и штаны), что обуто на ногах я не видел. В руках он держал вожжи, которые сейчас начал натягивать на себя, тем самым останавливая лошадь.
        Оценивал я возницу не долго, ибо так как я стоял посередине дороги, то свое внимание я тут же переключил на все еще несущуюся на меня нехилых размеров лошадку. Я вообще в тот момент мало о чем думал, потому, что готовился отпрыгнуть в сторону, так как не хотел быть раздавленным какой-то крестьянской лошадкой. Но обошлось. Возница, завидевши еще издалека выбежавшего на дорогу меня, все-таки затормозил. Чему я был только рад.
        - Добрый день, добрый человек - обратился я. Если тебе что-то надо от человека, то лучше отнестись к нему по-хорошему. Это считай беспроигрышная ситуация: какого-нибудь тирана твое вежливое обращение поставит в тупик и зародит кое-какие сомнения, ну а добрый человек улыбнется и постарается помочь тебе. И, похоже, этот возница оказался из второй категории людей.
        - И тебе добрый, одинокий путник. Зачем же так неожиданно выскакивать на дорогу? Я свою Антипку еле удержал…
        - Приношу свои извинения, но я так обрадовался, услышав приближение вашей Антипки… В общем, я немного потерялся… - когда не знаешь, как себя вести, то лучше всего давить на жалость. Я понуро опустил голову.
        - И куда же ты идешь, одинокий путник? - не знаю как именно, но возница определил, что я один. Может поэтому он не побоялся остановиться и поговорить со мной?
        - В Молвейт, там завтра должен состояться набор учеников в Школу Белой Магии и вот я…
        - Набор будет через неделю - перебил меня возница.
        - Как через неделю? А… - я растерялся. Иницам говорил одно, а этот «добрый человек» говорит совсем другое - А вы точно уверены, что набор будет именно через неделю?
        - Ну, если точно, то через шесть с половиной дней.
        Ух, Иницам, я тебе выскажу: «Завтра будет набор. Денег тебе хватит на сутки…» Мдя. Попал, я однако.
        - Я вижу, тебя это расстроило - возница внимательно наблюдал за мной. Наверно, я мимикой лица выдал свои эмоции. Ну я не думаю, что какой-то первый встречный человек может оказаться талантливым психологом.
        - Да, расстроило. Даже слишком. А сколько еще до Молвейта? - в меня закрались некоторые подозрения…
        - Если пешком да при нормальном темпе, то до заката сможешь успеть.
        - А сколько до заката осталось? - полюбопытствовал я, почти предугадывая ответ.
        - Так сейчас еще утро. До заката примерно часов десять-одиннадцать.
        - О, блин! - мои догадки подтвердились - А вы случайно не в Молвейт направляетесь?
        - Туда, одинокий путник.
        - Подвезите меня, пожалуйста. Я вам заплачу - мне не прельщало переться целый день пешком. Природа природой, но я цивилизованный человек.
        - Раз заплатишь, то почему бы не подвезти одинокого, но обеспеченного путника - возница добродушно улыбнулся.
        - Да какой уж там обеспеченный. Так, денег на пару дней хватит, если жить экономно - хм, как он за деньги заговорил… Ишь, какой! Правильно, что я пожаловался на отсутствие больших денег. А то мало ли, завезет куда-нибудь и ограбит. Но все равно надо быть начеку - Подождите секундочку, сейчас я вещи свои заберу…
        Я вернулся к месту своего отдыха и взял рюкзак. Благо, что еще до сна я не раскидал вещи. А то б сейчас еще их собирал…
        - Как удачно, что вы встретились на моем пути - проговорил я, кидая рюкзак в пустую телегу и садясь рядом с возницей - Меня зовут Мартин.
        - Лоер - представился возница, а потом задал самый ненавистный шпионами и прочими людьми, действующими под прикрытием, вопрос - Откуда будешь?
        Вот об этом мы с Иницамом как раз говорили. И решили, чтобы случайно не «попалиться», я буду отвечать на такой вопрос частичной правдой. То есть все о целях пребывания в Молвейте, и ничего кроме этого. Поэтому я изобразил, как что-то пытаюсь вспомнить, но у меня это не получается.
        - Знаете… - думаю, что моя растерянность не выглядела чересчур картинной - Я не помню… Я знаю, что мне надо в Молвейт. Знаю, что я хочу попасть на набор учеников в Школу Белой Магии. Знаю, что есть у меня в рюкзаке… А остальное как бы в тумане…
        - Хм, а случайно провалами в памяти раньше не страдал? - озабоченно проговорил Лоер.
        - Не знаю… Я ведь все понимаю: и язык, и окружающие меня вещи. Но вот личная информация… я знаю только, как меня зовут. И все.
        - Интересный случай. Как будем в Молвейте, покажись лекарю - задумчиво проговорил Лоер.
        Вот этого мне еще не хватало! Прийти к местному врачу и сказать… Да он же мне не поверит! Посчитает больным. Не, мне такого счастья не надо! Но ответил я вознице совсем по-другому:
        - Спасибо. Обязательно покажусь. Ведь до набора еще целая неделя. Так что время точно будет.
        - И ты даже не помнишь, откуда шел? - похоже, Лоера слишком заинтересовали мои «провалы» в памяти. Надо сворачивать эту тему.
        - Помню только, что иду по дороге. В рюкзаке есть карта. Вот по ней я и ориентировался. До того, как встретил вас. Честно, думал, что иду не в ту сторону. А в Ковейне (городишко, расположенной по соседству с Молвейтом; между ними ведется постоянная торговля и все такое; а связаны они лишь вот этой дорогой, на которую меня телепортнул Иницам) набора точно не будет. Кстати, а в какое время суток, обычно, проходит набор: утром, днем или вечером?
        - Утром. Чтобы успеть не только взять новых учеников, но и распределить их по разным подгруппам. А это занимает довольно длительное время. Порою, Белые Маги не могут определить в подгруппы целые десятки новичков. Вот поэтому и проводят набор с утра по раньше - проговорил Лоер, смотря все время на дорогу. Что ж, такое развитие событий меня устраивает. Поэтому я поддержал разговор:
        - А что, там у них много этих подгрупп?
        - Да. По возрасту подгруппы, по потенциалу, по работе с магическими предметами, по восприятию новой информации. Не помню, может еще что-нибудь есть, запамятовал я… - Лоер задумался. Наверно, еще вспоминал, что сказать.
        А оказывается, мужик не так-то прост как на самом деле. Внутренний распорядок Школы вряд ли будет известен рядовому крестьянину. Уж Великие Маги Конклава об этом заботятся. Насколько я знаю, они вообще не церемонятся с обычными людьми. Как, впрочем, и другие Великие Маги других команд. Поэтому этот Лоер как-то причастен к Конклаву. Но так ли это? Почему-то мне не верится. Слишком он… ну не знаю, не похож, что ли… Хотя внешность при определенной силе поменять можно. И если и вправду он причастен к команде Великих Магов, то всплывает другой вопрос: насколько близко? Если он рядовой маг, который проводит начальную подготовку будущих учеников Великих Магов, то для меня все сложится хорошо. А если он сам Великий Маг, что я никак определить не могу, ибо нет возможности, да и не умею, то во мне можно заподозрить шпиона. А это уже будет плохо. Для меня, конечно. Хорошо еще, что Иницам вовремя заметил у меня на пальце артефакт-кольцо, и я оставил своего тигра библиотекарю. А то сейчас не избежать мне не очень приятных расспросов. Ладно, думать можно вечно, а действовать надо уже сейчас. С тем я продолжил
игру относительно глупого паренька, ничего не помнящего о себе.
        - Ого! - воскликнул я. Надеюсь, я нормальный актер. Если я плохо отыграю свою роль, мне не сдобровать. И тогда допросы конклавских Великих Магов мне покажутся легкой прогулкой. Если сравнивать их с обозленным Абсолютным Миросоздателем, которому я запорю эксперимент. Вот видите, что приходится мне делать, чтобы спасти свою шкуру от всяких злых существ. Сейчас я актер, а кем, и что еще хуже, чем я буду дальше… Венанз тогда мне очень наглядно показал возможности Абсолютного Миросоздателя. И знаете, я жить хочу. Это в каких-нибудь дешевых фильмах будут тупые герои жертвовать ради других своими жизнями. А я не хочу… Перед тем, как Венанз дал мне возможность пользоваться энергией Миросоздателей, у меня было право отказаться. Но, как Миросоздатель сказал, только иллюзорное. Мне всунули «в руки» эту энергию, так сказать, добровольно - принудительно. И вроде бы я согласился, но все равно от меня ничего не зависело. Вот из-за этого, что Он не оставил мне выбора, я Его и ненавижу. И поэтому я постараюсь сделать Ему какую-нибудь пакость. Уничтожить Его мне не хватит сил, но как-то помешать Его планам -
пожалуйста. Этим-то я и займусь после того, как научусь пользоваться этой … энергией. Эх, что-то меня занесло. Вот такие вот во мне тогда обуревали чувства, господа читатели. Ладно, с вашего позволения, я продолжу дальше свое повествование.
        - А вы много знаете об этой Школе! Что, в Молвейте все обладают такими знаниями? Если да, то я буду чувствовать себя ущербным… - мне надо было вывести Лоера на чистую воду. От этого будет зависеть мое дальнейшее поведение.
        - Ха, нет! Просто у меня любимая дочурка в той Школе уже третий год обучается. Вот поэтому я все знаю. Их отпускают по домам во время нового набора учеников… Я ее жду - не дождусь. Считаю дни до встречи…
        Вроде и не врал. Но у меня все равно остался осадок… подозрение. Значит, любимая дочь рассказывает своему любимому папочке все, что происходит в Школе… Хм, я еще больше запутался. И, похоже, у меня начинает развиваться паранойя. Не к добру это.
        - А чем вы занимаетесь? - я перевел разговор в другое русло.
        - Да всем помаленьку - пожал плечами Лоер - Торгую, хозяйство есть дома. На жизнь хватает. Торговлю веду как в Молвейте, так и в Ковейне.
        - И как урожаи в этом году? - чтобы человек относился к тебе более благожелательно, надо проявить интерес в его любимом деле. Что я и сделал.
        - Ммм… пока неплохие. А что будет дальше, один Иже знает - безмятежно проговорил Лоер, а я прям «споткнулся» на ровном месте:
        - Кто, вы сказали? Иже?
        - Да, Иже. Это наш бог. И мы ему покланяемся - Лоер недоумевал, отчего я так удивился. Вы, мои дорогие читатели, тоже, наверно, недоумеваете. Но в отличие от своего попутчика, я вам кое-что поясню. Иже, он же Ижесенсион (полное имя), является первым и, на данный момент, последним главой Конклава Магий. Его, Лавренция, Бадансия и Кормелеона в свое время создал Абсолютный Миросоздатель, как сейчас меня. Они тоже когда-то являлись всего лишь экспериментами. А по прошествии стольких лет Ижесенсиона стали в этом мире отождествлять с богом. Хм, занятно. Хотя я не сомневаюсь в силе основателя Конклава. А интересно, я в будущем тоже смогу быть для кого-нибудь богом? Наверняка. Ведь, исходя из Его плана, я буду почти Миросоздателем. А значит, при желании, я смогу стать богом для простых смертных. Очень интересно. Пока перспективы меня прельщают…
        Остаток пути ничем особым не выделился. Мы разговаривали, а Антипка все трусила по дороге. Один раз мы сделали привал минут на тридцать. Лоер напоил свою кобылу. И пока та паслась на лужайке, я успел немного поспать в тени деревьев. Разбудил меня Лоер, когда уже запряг Антипку в телегу и был готов отправляться дальше.
        Я, конечно, удивился тому, что заснул. Причем уже второй раз за этот день! То ли местный климат так на меня действует, то ли сосны, возле которых я спал, не знаю. Я на всякий случай под видом поиска завалявшейся мелочи проверил, все ли на месте в рюкзаке. К моему величайшему облегчению, все было на месте. Значит, если меня специально усыпляли, то не с целью обокрасть. В общем, с разыгравшейся не на шутку у меня паранойей, мы наконец-то подъехали к Молвейту.
        Вот теперь и возникла небольшая проблемка, решение которой я оттягивал до последнего: как бы по вежливому «срулить» от Лоера?.. Та еще задачка. Все-таки он меня выручил, подвез. Да и рассказал много чего полезного. Хороший мужик. Но в городке с ним вместе мне нельзя показываться… Рассказанная Лоеру легенда будет немного отличаться от того, что я расскажу своим новым учителям магам.
        Я уже подумывал спрыгнуть с телеги, как все разрешилось само собой. Удача сегодня явно была на моей стороне. Лоер остановил Антипку и обратился ко мне:
        - Вот и Молвейт. Подвез, как и обещал. Дальше, уж извини, иди на своих двоих - Лоер увидел, что меня несколько удивили его слова, и поэтому тут же дал весьма аргументированное объяснение:
        - Ты в первый раз в городке. Поэтому будешь проходить процедуру регистрации. Сам понимаешь, если ты подъедешь на моей телеге, то мне придется ждать конца твоей регистрации. А это время. В общем, ты уж извини, но дальше сам - Лоер виновато пожал плечами. Будто действительно хотел меня довезти к дому для приезжих. Все-таки хороший он человек!
        - И на том спасибо. Сейчас, секундочку… - я полез за кошельком, но Лоер меня остановил:
        - Не надо. Мне ничего не стоило подвезти тебя. Да и ты оказался хорошим собеседником. В общем, удачного тебе поступления в Школу!
        - Спасибо. И вам не хворать.
        С этими словами я спрыгнул на землю и отошел в сторону, пропуская телегу Лоера. Подождав, пока мой попутчик въедет на территорию городка, вскоре сам пошел в том же направлении, мысленно готовясь к длительной бюрократии местной таможни.
        Глава 11
        ДОМ КЛЕМЕНТЫ, ГОРОДОК МОЛВЕЙТ, МИР КОЛОТ
        - Здравствуй, Клемента.
        - Здравствуй, Дрониус. Воган.
        - Рад тебя видеть во здравии, Клемента - проговорил мужчина в бежевом плаще. Точнее сказать, процедил сквозь зубы. Его приветствие можно было смело расценить, как, например, «чтоб ты сдох!» или, как говорят у вас некоторые особи, «гореть тебе в аду!». В общем, не стоял бы сейчас Дрониус рядом с ними, они б уже давно «вцепились» друг другу «в глотки». Взаимное «недолюбливание» Вогана и Клементы имеет довольно длинную историю, поэтому сейчас я ее вам не расскажу. Как-нибудь потом поведаю, немного позже.
        Клемента на слова Вогана отреагировал спокойно, лишь недобро так, хищно ухмыльнулся.
        - Давайте пройдем в беседку, а то здесь не очень удобно вести беседу - обратился Клемента в большей мере к Дрониусу, чем к Миросоздателю Вогану (да-да, Воган - Миросоздатель, причем не из слабых, хотя никого из моего народа я не могу считать слабым, и это факт).
        Трое мужчин сейчас находились в саду небольшого домика - резиденции почетного и всеми уважаемого преподавателя Белой Магии, Клементы.
        Хозяин усадил своих гостей в просторной беседке, дающей прохладу в жаркий летний день. На столе из ниоткуда появились фрукты, графин до краев заполненный родниковой водой и три стакана. В принципе, такой «фокус» проделать мог и Дрониус, и Воган. Но на правах хозяина и по этикету именно Клементе отводилось обеспечить их «деловую» беседу легкой едой.
        - Итак, Дрониус, чем могу быть полезен? - Клемента нарочно игнорировал Миросоздателя. Впрочем, никто от него и не требовал фальшивых любезностей.
        - Клемента, ты знаешь ситуацию в Цитадели? - Дрониус был сейчас серьезен как никогда.
        - Конечно знаю - кивнул Клемента, а потом улыбаясь, добавил - Я слежу за развитием событий.
        - Арханиус уже наверно принялся тебя искать. Помоги ему, сделай то, что он попросит.
        - Не получится - с долей злорадства проговорил Клемента. И выждав секундную паузу (во время которой Дрониус лихорадочно подбирал слова, которые, по его мнению, могут подействовать на Клементу, а Воган тактично молчал, предоставив право разбираться с бывшим учеником Арханиуса своему другу), преподаватель Белой Магии дал пояснение своим словам:
        - Поздно уже делать то, что задумал Арханиус. Мартин сейчас полностью изменился. Но, так или иначе, я помогу Арханиусу: я обучу Мартина правильному использованию энергии Миросоздателей…
        Закончив говорить, Клемента с ехидной улыбкой посмотрел на вытянувшиеся в удивлении лица его собеседников. Для них эта информация действительно была шокирующей. Ничего такого не мог предсказать ни Дрониус, ни Воган. Они не ожидали, что в судьбу Мартина вмешается Абсолютный Миросоздатель.
        Клемента не стал упоминать о секретности данной информации. Несмотря даже на личную вражду Клементы и Вогана, все трое сейчас были по одну сторону баррикад. Ради общего блага они были готовы действовать сообща. И в интересах каждого из них утаить новую информацию о последнем на данный момент ученике Арханиуса. Утаивать как можно больше времени. Пока не настанет час новых перемен. Они знали, как тяжело будет Арханиусу на грядущем Соревновании. И каждый старался хоть как-то помочь нынешнему главе Цитадели Магий. Вы спросите, ими движет благородство? Нет. Но нет у них в этом деле и каких-то своих, личных выгод. Дрониус, например, скрываясь почти ото всех, желает помочь своему неродному брату выбраться из этой «чертовой трясины», «тонущего корабля». И только. Клемента в большей мере не по своей воле доводит начатое дело до конца. Но помимо выполнения своего предназначения, Клемента питает к Арханиусу чувство симпатии и благодарности (может даже из-за того, что тот в свое время приютил Клементу и подарил ему отцовскую любовь). Воган же, являясь другом Дрониусу, поддерживает того во всех начинаниях.
Пусть сейчас он еще пассивен и не стремится к какой бы то ни было цели, то по прошествии определенного промежутка времени примет сторону Мартина в борьбе против Абсолютного Миросоздателя. Хотя хочу вас сразу заверить, что эта самая борьба не имела и не имеет ярко выраженный характер. В ней хоть и были противоборствующие стороны, но каждый достигал своих целей. Впрочем, обо всем этом потом. Сейчас же у них была единая цель - выручить Арханиуса.

***
        Стена, ограждающая Молвейт от внешнего мира, была высотой с человеческий рост. Что вполне приемлемо как для мирного городка. Сделана она была из каменной кладки - на вид достаточно прочной. Ворота, единственные на этой стороне (а зачем больше?) были одинаковой ширины с дорогой. Но в целом… общая картина несколько удивляла. Своей простотой и незащищенностью в первую очередь. Тут не было рва, заполненного водой и всякими мерзкими чудищами, не было сторожевых башен, из которых можно увидеть при ясной погоде даже соседское поселение. Впрочем, я упоминал, что Молвейт мирный городок, но все-таки не опасаться хоть какого-нибудь нападения - есть безрассудство. Мало ли что может произойти? И тогда даже Великие Маги Конклава не успеют спасти свое «угодье».
        Едва я подошел к воротам, как тут же серьезного вида стражник меня остановил:
        - Кто, откуда и с какой целью идешь в Молвейт?
        - Мартин Дикс. Из Ковейна. С целью попасть на набор учеников в Школу Белой Магии - отрапортовал я. Как говорил Иницам, после этого своеобразного допроса меня должны повести в регистрационную конторку - здесь уже додумались контролировать приплыв иногородних. Хотя для обычного городка, не имеющего ничего примечательного, к тому же не слишком густонаселенного, такая мера предосторожности вызывала некоторые подозрения - а все ли здесь так обычно, как кажется на первый взгляд? Может, если копнуть поглубже, можно обнаружить кое-что интересное? Я не уверен. Да и перерывать городок ради иллюзорной выгоды, интереса, я не собираюсь. По крайней мере, в ближайшее время. Сейчас у меня есть более важные дела. Как-то процедура регистрации.
        Пока я размышлял на тему присутствующих и отсутствующих «достопримечательностей» Молвейта, стражник зашел за угол ворот и поднялся на крыльцо небольшого домика, который вплотную расположился к стене. Он открыл дверь и пригласил войти, точнее даже приказал. Я не заставил себя ждать и зашел в полутемное помещение. Интересно, а когда сюда хлынет сплошным потоком народ с Ковейна, то тоже будут каждого по очереди впускать в зал регистрации? Если так, то народу надо поторопиться, а то не успеют попасть на набор.
        Позже я узнал, что большинство иногородних людей уже имеют при себе разрешение на въезд в городок. Вы спросите, почему тогда меня не пропустили просто так? Да потому что я как и кто-либо другой не знающий здешние порядки (по крайней мере, Иницам мне ничего об этом не говорил), просто тупо подошел к воротам. А любой другой уже заранее предъявлял свой пропуск. Вот так-то. Если б знал, то захватил бы с собой какую-нибудь бумажку, издали напоминающую пропуск. Тогда я мог прожить в Молвейте без регистрации. Но как говориться, что ни делается, то к лучшему. В моем случае это верно на все сто процентов. Ибо исключительно благодаря въездной регистрации Клемента узнал, что я прибыл в городок за шесть с половиной дней до набора. И помог мне, пускай и скрытно, благополучно пережить все это время.
        Итак, я зашел в домик, кстати, здесь была только одна комната, и то полупустая. Слева от двери как раз рядом с окном расположился массивный, деревянный стол. За столом сидел уже седой мужичок, одетый в почти тоже, что и встреченный ранее Лоер. Только на этом одежда была новей.
        Помимо регистратора в комнате был еще один стражник. Видимо на тот случай, если кто-то из приезжих начнет буянить. Этот стражник, едва я зашел, приблизился ко мне вплотную и осветил мое тело каким-то прозрачным, шарообразным амулетом на веревочке. Я недоуменно уставился на этот амулет, а потом с некоторым опозданием сообразил, что это своеобразный металлоискатель. Но действительно ли он искал оружие или, что более вероятно, какие-нибудь артефакты, не знаю. Не уверен. И то, что амулет после проверки остался прозрачным, у меня не обнаружили опасных для окружающих вещей. Интересно, а если я не снял бы мое кольцо с тигром, то амулет смог бы его запеленговать? Хороший вопрос. Иницам своевременно «отобрал» у меня полигоновский трофей. Тем временем мужчина, сидящий за столом, обратился ко мне:
        - Имя, откуда будешь, цель визита Молвейта?
        - Мартин Дикс. Я из Ковейна. Цель визита - набор учеников в Школу Белой Магии - повторил я регистратору то, что уже сказал стражнику.
        - Чей сын? - мужчина, оторвавшись от заполняемого бланка, внимательно посмотрел на меня. Отчего я немного поежился. Не хватало еще попасться сейчас. Но я собрался (как-никак будущий «бог»!) и негромко произнес:
        - Внебрачный сын торговца Мольта. Мой регистратор хмыкнул, а потом весело проговорил:
        - Ох уж эти торговцы! Любят погулять!
        - А кто ж не любит! - в тон ему улыбнулся я.
        - Это точно. Вот твой пропуск - он протянул мне необходимую для всех въезжающих бумажку, и, как только я ее взял, добавил:
        - Удачи тебе сбежать от папаши!
        Я пару секунд недоуменно смотрел на ухмыляющегося регистратора, а потом понял смысл его слов:
        - Спасибо. Надеюсь, что я поступлю. До свиданья!
        И я вышел из регистрационной конторки. Теперь мне предстояло найти гостиницу, в которую мне посоветовал вселиться Иницам. К слову, в Молвейте существуют только три дома для приезжих, из них по отношению цена-качество я выбрал «Веселый путник». Не знаю, откуда Иницам узнал и про качество предоставляемых услуг, и про комфорт, но он мне подробно рассказал о каждой из трех гостиниц. Исходя из услышанного, я и выбрал «Веселого путника». Мой выбор библиотекарь поддержал. Так что сейчас я, не раскрывая рта на местные достопримечательности, целенаправленно шел к моему будущему месту проживания.
        Путь мой пролегал по довольно широким улицам (все-таки я не рискнул прокладывать путь через какие-то подворотни, несмотря даже на заверения Иницама и Лоера, что Молвейт мирный). Здесь было достаточно чисто… По крайней мере, не валялись большие кучи мусора. А так, то там объедки, то тут какой-то кусок грязной ткани. В общем, все типично как для людей. И когда же они научатся все выбрасывать в специально отведенные на это места, то есть мусорки? Кстати, а их то и не видно.
        Я повертел головой, но так и не обнаружил урны для мусора. Наверно, здесь их не придумали. Но зато, хоть есть дворники. Или как их тут называют. Улица, вроде, не сильно загажена. Очевидно, ее хоть раз в день, но убирают.
        После того, как я насмотрелся на местный мусор и иже с ним (вы ничего такого не подумайте, просто я в душе идейный борец за чистоту на улицах), я, наконец, обратил свой взгляд на дома. Прилично смотревшиеся и, похоже, сделанные из того же камня, что и стена. Других особенностей я не заметил. Обычные окна, обычные двери и обычная крыша. Все как положено. Попадались, конечно, исключения в виде различно выделяющихся из серой массы вычурных домов, но на них я толком не обращал внимания. Архитектура здешних строений меня интересовала в последнюю очередь.
        Вскоре я беспрепятственно добрался до гостиницы. Все-таки городок мирный! На меня даже почти не смотрели. И это есть хорошо, потому, что я на данный момент являлся полностью беззащитным. Хотя, несмотря на то, что умом я это понимал, чувствовал же я себя как у бога за пазухой. Не знаю как на счет пазухи, но что у бога, а точнее у Абсолютного Миросоздателя, так это точно.
        Хозяина дома для приезжих я встретил еще во дворе. Он контролировал разгрузку телеги до краев заполненной ящиками с овощами. Вижу в ваших глазах вопрос, почему я решил, что тот мужчина, кричащий на убого одетых и грязных пареньков, перетаскивающих ящики, и есть хозяин? Охотно отвечу. Лоер во время нашей поездки очень подробно описал хозяина «Веселого путника», как только узнал, что я планирую там поселиться. Конечно, большинство того, о чем говорил крестьянин, являлись сплетнями, но я все же почерпнул из монолога Лоера ряд важной информации о моем будущем работодателе. Во-первых, когда он находится в туалете, то всегда напевает одну и ту же детскую песенку. Что бы это могло значить? Во-вторых, имея двоих взрослых сыновей и жену, любит только маленьких девочек. Да, богатые тоже плачут. В-третьих, у него в подвале живет незаконнорожденный (уже третий по счету!) сын от дочери самого главного представителя местного ада, противника Иже, некоего Нолса. Наверно, он слишком уродлив, раз живет в подвале. В-четвертых… Ну, в общем, вы уже поняли, что я шучу. Но Лоер все это (и не только это) описывал в таких
подробностях, будто сам присутствовал в каждом описанном эпизоде из жизни Изера (так зовут хозяина «Веселого путника»).
        - Здравствуйте, уважаемый Изер! - проговорил я как можно более учтиво.
        - Здравствуй. Чего надо? - немного грубовато как для будущего клиента, не находите ли? Но я, прекрасно выдержав его оценивающий взгляд, ответил:
        - Поселиться на семь дней. И еще… Вместо оплаты за проживания готов работать помощником повара - вроде я ничего смешного не говорил, но хозяин гостиницы засмеялся. Я, обиженно поджав губы, ждал, что он скажет.
        Через пару десятков секунд Изер успокоился и сказал, кивком головы показывая на разгружающих телегу ребят:
        - Мне и этих оболтусов хватает! Когда будут деньги, милости просим - с этими словами владелец «Веселого путника» отвернулся от меня.
        Я, мысленно чертыхнувшись, понял, что на этом разговор окончен и, злясь, в большей мере, конечно, на хренового менеджера в лице Изера, покинул пределы дома для приезжих. В моем мире из-за такого отношения к окружающим можно реально лишиться многих клиентов. Но здесь, похоже, не воспринимают правильную рекламу. Что ж, это его дело. Остаются еще две гостиницы, где мне можно поселиться. Надеюсь, в одном из них хозяин окажется посговорчивей.
        Я уверенно шел по улице по направлению к другой гостинице, как внезапно остановился. В голове на секунду помутнелось, словно у меня на этот миг случилось похмелье. Меня так повело в сторону (штормит, однако), что я еле удержался на ногах. Не хватало еще упасть. Но буквально еще одна секунда, и эта странная слабость (так же внезапно, как и появилась) прошла. Я не успел даже осознать, что произошло, не то, что испугаться.
        Я стоял и тупо смотрел себе под ноги, но ничего не видел перед собой. Я был просто шокирован. И, естественное дело, не понимал, что же со мной на самом деле таки случилось? Ощущение было знакомое… Не мог же я ведь быстро опьянеть и так же быстро почувствовать похмелье? Не мог. Но что тогда, черт возьми, со мной произошло?!
        Я все стоял на одном месте и копался в себе. Долго. Наверно, минут двадцать. Но меня никто не отвлекал. И это хорошо, а то я того и гляди, взял бы да и сорвался на добром человеке. А ведь он мне просто хотел помочь…
        Я так явно представил перед собой картину пристыженного прохожего, что сунулся мне помогать и себя, выплескивающего на него свои страх и раздражение… В общем, я засмеялся. Точнее даже сказать не засмеялся, а захохотал. Как ненормальный.
        Спустя пару минут, успокоившись, я понял, что мне стало значительно лучше. Воистину смех продлевает жизнь. Теперь я, уже не позволяя чувствам овладеть мною, холодным трезвым умом проанализировал случившееся.
        Так… Ко мне применили ментальное воздействие. Это факт. Эффект, не спорю, от такого воздействия должен быть не такой. Но это если брать в пример учения Великих Магов. Но есть же и другие магические существа, например те же пресловутые Миросоздатели. Откуда я знаю, какая у меня должна быть реакция на ментальное воздействие с их стороны. Правильно, не знаю. Из книг Великих Магов такой информации не почерпнешь. А другие мне еще не попадались. Вот поступлю в Школу, тогда… Что-то меня не туда потянуло.
        Вы зададитесь вопросом, а почему я вообще решил, что воздействовали на мой разум? Может я что-то не то вдохнул и отравился. Или еще что-нибудь подобное со мной приключилось. Вы, несомненно, можете оказаться правы. Но есть одно маленькое, совсем микроскопическое «но». У меня появилось стойкое желание вернуться в «Веселый путник». Сколько я не «прогонял» эту мысль, она становилась все желанней. И не выполнить ее у меня уже не хватало сил. Поэтому, пока я еще размышлял, идти или не идти, мои ноги сами привели меня к гостинице.
        Я увидел все еще разгружающих телегу ребят (да сколько в ней ящиков?!) и наблюдавшего за их работой хозяина дома для приезжих. Как у нас говорят, можно смотреть вечно на три вещи: как течет вода, как горит огонь, и как работают люди. Похоже, Изер не был исключением из этой народной мудрости. На его лице то и дело проскальзывала ухмылка. Наверняка он был рад, что у него есть в подчинении люди.
        С удивлением заметил, что желание возвратится в эту гостиницу не пропало, а наоборот, еще больше усилилось. Я, слегка недоумевая, второй раз за последний час отворил калитку и подошел к Изеру.
        - Здравствуйте, уважаемый Изер! - приятно-неприятное чувство дежа вю - я его испытывал уже не раз. Но именно данное действо уж точно происходило со мной. Около сорока минут назад.
        - Здравствуйте. Чем могу помочь? - улыбнувшись, вежливо поинтересовался хозяин дома для приезжих. Даже так? Гм… Стрянно-стрянно.
        Сказать честно, я даже растерялся. Так вежливо еще никто ко мне не обращался. Дежа вю… Надо бы выяснить, какой же настоящий смысл скрывается за этим явлением.
        Я-то ожидал от Изера грубостей, а он… Все-таки что-то здесь не так. Эти дежа вю… ммм… дежа вю. Не пойму! Блин. Ладно, с это «проблемой» разберусь позже.
        - Я хочу у вас поселиться. На семь дней. Только… - я опять замялся, предлагая себя в качестве дешевой рабочей силы - только у меня не очень много денег. Поэтому я мог бы отрабатывать плату за проживание и за обеды…
        Я с робкой надеждой посмотрел на Изера. Мне все это еще казалось каким-то чересчур уж фантастическим бредом. За сорок минут дважды просить одно и тоже… И сейчас ожидать противоположной реакции… Бред! Точно бред. Но, как ни крути, а надежда умирает последней.
        - Работать, говоришь… - Изер задумался. Или сделал вид, что задумался. В любом случае, он все же вынес свой вердикт:
        - Видишь вон тех ребят? Что-то они слишком долго разгружают телегу. Им явно не хватает еще одна пара рук. Иди.
        - Спасибо - пролепетал я, и, находясь в некоторой мере в прострации, направился к запыхавшимся ребятам.

***
        А в это время, находясь в невидимом спектре, за разговором нашего героя с хозяином местной гостиницы наблюдал некий субъект. В этом своеобразном «подизмерении» он выглядел так же, как и в любом другом месте. Это связано в первую очередь с особенностями его сущности. Он имел худощавое телосложение, бледную кожу и черные как смоль волосы - неизменные приметы вот уже на протяжении более ста лет. И он не хотел ничего менять. Придет время, и этот облик тоже канет в небытие. Тогда придется заново «выращивать» себе новое тело и новую жизнь. Но это потом. В очень далеком будущем. А сейчас:
        «Хм. Вроде, небольшая корректировка времени и судьбы прошла успешно. На данный момент от меня пока ничего больше не требуется».
        Еще несколько минут понаблюдав за работающим наравне с остальными Мартином, Клемента отправился в свою резиденцию в Молвейте, чтобы продолжить прерванный отдых. Скоро будет слишком весело…

***
        Я устало развалился на кровати. Фух! Тяжелый был денек! Что правда, то правда. Пока разгрузили телегу, пока перенесли все ящики в кладовку… Мда… Тяжко, однако. Никогда не задумывался, будучи уже в Цитадели, что мне придется поработать руками. Думал магия, заклинания… А тут полный облом. Ни того, ни другого. И только мои бедненькие ручки. Честно признаюсь вам, я уже видел себя сильным магом, который лишь шевелением одной брови может разрушить и создать вновь мир. Да и кто б на моем месте так не мечтал?.. Но, увы, правда жизни совсем другая. Хочешь стать «богом» (в смысле магом равным по силе богу), то поработай своими руками. И что самое обидно, без этого никак. Небось, и великие, достигшие сейчас неведомых вершин, люди (существа) тоже раньше гнули спину. И находясь под чьим-либо подчинением, они тоже мечтали. Наверно, о своем будущем могуществе. Воистину, тяжелый труд закаляет характер. Не пройдя через этот «ад» никогда не станешь чем-то больше. Но это происходит не со всеми подряд. Лишь тот индивидуум, кто действительно желает стать лучше, кто не покладая рук пытается приблизиться, и, что самое
главное, приближается шаг за шагом к своей заветной цели, станет, в конце концов (раньше или позже, так или иначе) великим! Которым будут восхищаться и старшие и младшие поколения, которому будут подражать все и вся. Но никто так и не узнает, как в действительности далось ему его могущество: потом и кровью, мозолями и гудящими мышцами…
        Утешив себя этими мыслями, я начал вспоминать свою жизнь в Цитадели Магий: Арханиуса, который старался в меня «влить» как можно больше знаний… Помню одну нашу дуэль, где я смог его немного озадачить. Арханиус успел отреагировать, но надо было видеть его лицо! Такой ошеломленный взгляд, что я чуть ли не по полу катался в приступах смеха. А дело было вот в чем. Арханиус начал наше занятие стандартными, простенькими атакующими заклинаниями: шары воздуха, сгустки огня и так далее. Я, успешно отразив первую атаку своего учителя, пошел в контрнаступление: бросил в него парочку заковыристых заклинаний Магии Смерти (впрочем, Арханиус без проблем с ними справился - все-таки какой у него опыт, а какой у меня!). Но почти одновременно с этими заклинаниями мой клон, находясь в иллюзорной невидимости, послал в спину Арханиуса какое-то, не помню точно какое, заклинание Магии Жизни. Мой мастер-маг почувствовал всплеск магической силы сзади себя и вовремя среагировал. Еще бы чуть-чуть, какой-то миг, и тогда заклинания Жизни и Смерти могли бы сдетонировать. Они были разной направленности, а я специально одно
заклинание из Магии Смерти послал немного в сторону от Арханиуса, да так, чтобы оно могло «встретиться» с заклинанием из Магии Жизни, притом выглядело, как обычная атака со стороны. И тогда б мастеру-магу изрядно досталось бы от выплеснувшейся энергии. Но он вовремя обезвредил все атакующие на него заклинания, разрушил иллюзорную невидимость моего клона (я даже не успел понять, как он это сделал, не то, что среагировать соответствующим образом), и, как я уже говорил, ошеломленно посмотрел в мою сторону. Вы спросите, зачем же я так рано выдал присутствие своего клона? Я просто боялся, что Арханиус сможет засечь его. И тогда такой прикол мог бы вообще не состояться. Ведь иллюзорную невидимость я еще не так хорошо освоил, хотя и старался часто тренироваться…
        Вспоминал я Пэтру, которая очень помогала своему мастеру-магу, заменяя на дуэлях Арханиуса. С ней мне тоже было тяжело сражаться, но один раз ее молодость сыграла мне на руку. В библиотеке Иницама я случайно нашел заклинание, которое придумал, наверно, сумасшедший маг. Сейчас я даже объясню свою позицию на счет «светлой» головы мага. Вот скажите, что б вы чувствовали, если бы человек десять (а то и больше) одновременно (!) испытывали к вам половое влечение? А? Что, простите, вы ответили? Вот-вот. А этот маг радовался от всей души, хотя в спешном порядке от них ретировался. Все дело в том, что этот неведомый маг разрабатывал собственное заклинание, которое подобно феромонам заставляет выбранную «жертву» испытывать сильное половое влечение к активизирующему это заклинание магу. И вот он, находясь на завершающей стадии разработки «афродизиака нового поколения» и будучи в каком-то человеческом городе, решил применить заклинание на понравившейся женщине. Применить-то он применил, только помимо выбранной «жертвы», его резко возжелали еще около двух десятков людей в радиусе десяти метров (то, что он
находился в скоплении народа, я думаю, вам понятно). Причем не только женщин. Маг, увидев такое «безобразие» (кинувшихся со всех сторон к нему людей), успел телепортироваться к себе домой. Потом, как он выразился, еще долго смеялся над этим инцидентом и искренне радовался, что, во-первых, он успел убежать, во-вторых, под действие заклинания не попали животные. После этого случая он старался привязать в заклинании узкую направленность. Не знаю, сколько он там над этим работал, но, в итоге, у него это получилось. История умалчивает, как он развлекался со своим заклинанием. Точнее даже рукопись просто заканчивается приведенным окончательным вариантом заклинания и последней припиской, которая меня просто добила. Цитирую: «Надеюсь, я все-таки буду иметь успех у женщин…» Вот такой вот попался маг, зацикленный на одной проблеме. И которую он, пускай и более тернистым путем, но все же решил.
        Но это все цветочки, а ягодки начались, когда я случайно вспомнил это заклинание на очередной дуэли с Пэтрой…
        Дуэль началась как обычно. Атака, защита, контратака. И вот я активизировал это заклинание и направил его на Пэтру. Сначала ничего не происходило. Пэтра продолжала меня атаковать, ну а я защищался. Спустя пару минут я уже начал подумывать, что неправильно что-то сделал. Ибо Пэтра еще не подавала никаких признаков «влечения». Наконец, прошло еще минуты три, как Пэтра остановила наше сражение. Я от нее стоял на расстоянии пяти метров. И даже не успел спросить, чем вызвана остановка дуэли, как она вплотную приблизилась ко мне. На это ей понадобилась всего лишь доля секунды. Вот что значит качественно созданное заклинание!
        Что было дальше, я пропущу. Вам и так понятно. Потом уже, после всего этого дела, я поинтересовался у Пэтры, что же она чувствовала. Конечно, я так и не сказал ей про заклинание. А она, впрочем, и не догадалась, что я специально смог устроить такую «подлянку». В общем, ответила она, что во время дуэли я ей показался достаточно привлекателен, ну вы знаете для чего. Сначала она продолжала сражаться, но постепенно это желание возрастало. И чем больше она от него отрекалась, тем сильнее оно становилось. Ну вот и не выдержала… В общем, как ни крути, а воспоминание было приятное.
        Дальше я вспоминал свою жизнь до Цитадели. Семья, друзья, как я за ними соскучился. Но еще не скоро я смогу их увидеть…
        Так я пролежал около часа, пока, наконец, окончательно не устав, погрузился в глубокий, спокойный без кошмаров сон…
        Я думаю, вам не будет интересно, если я начну рассказывать все, что я делал в течение тех шести дней до набора. Поэтому я ограничусь только коротким пересказом.
        Каждый день я добирался до своей постели поздно ночью. Было очень тяжело работать. Притом, что в каждый последующий день работы становилось все больше и больше. За четыре дня до набора начали приезжать люди, и не только с Ковейна. Так я узнал и познакомился с представителями разных поселков, городков, которые находились от трех дней пути и больше. Казалось, на ближайшую неделю Молвейт увеличился в два раза. И как столько людей смогло разместиться в городке? Часть, конечно, поселилась в гостиницы, а остальные же расселились по знакомым, друзьям, родственникам. В последние дни до набора Молвейт напоминал растревоженный муравейник. Народу было немеряно! Особенно по вечерам, когда не было так жарко. Я почему-то, видя такие скопления народа, вспоминал о своем родном мире. Когда у нас во время национальных и местных праздников считай все люди выходили на улицу, чтобы как можно лучше «погулять» и отпраздновать. Но только если в моем мире такое наблюдаешь в течение одного, ну максимум двух дней, то Молвейт уже «гулял» с момента приезда первой партии иногородних.
        Поскольку «Веселый путник» постепенно заполнялся постояльцами, то Изер вскоре начал платить мне деньги за выполненную мною работу. Я, конечно, мог отказаться и отрабатывать исключительно мое проживание и питание, но я захотел попробовать, как оно работается за деньги. Испытать то чувство, когда каждый вечер пересчитываешь свои, кровно заработанные деньги… Ощущения были потрясающие!
        Я почти с утра до ночи, каждый день напролет проводил время на кухне: чистил и резал овощи, мыл посуду, иногда бегал по Молвейту за поручениями Изера. А ночью просто падал, обессиленный, на кровать и засыпал.
        И вот, наконец, настал день долгожданного набора! Семь утра, а на главной площади Молвейта имени того же Молвейта, было не протолкнуться. Казалось, здесь собрались все, от велика до мала. Хотя я сомневался, действительно ли на площади находится весь городок плюс приезжие, ибо не верил в такую вместительность этой самой площади. Может все-таки кто-то сюда не попал? Но так сказать, это не мои проблемы, я-то был на площади!
        В общем, народ ждал, и я в том числе, появление Белых Магов. И пока сие не произошло, я сделаю еще одну небольшую ремарочку: расскажу вам, в чем именно заключается особенность магов Конклава. Ижесенсион в момент создания своей команды пошел не по тому пути, по которому пошли трое остальных первых Великих Мага. Все дело в том, что Иже не захотел выдумывать заклинания к различным типам магического потока, и поэтому постарался воссоздать в своей команде тот способ управления энергией, которым пользуются сами Миросоздатели. То есть без заклинаний, оперируя только чистым внутренним магическим потоком. Но так как этот самый магический поток являлся далекой пародией на энергию Миросоздателей, то Ижесенсиону ничего не удалось. Но он оказался упорным малым и, в конце концов, добился своего. После многочисленных экспериментов и опытов над простыми людьми, он все-таки сумел понять принципы управления энергией Миросоздателей и перенести эти принципы на магический поток Великих Магов. Так и появились пять основных Школ: Белой Магии, Черной Магии, Синей Магии, Зеленой Магии и Красной Магии. Есть, конечно, еще
ряд под Школ, узко специализирующихся на некоторых других цветах. Но так как эти цвета являются производными основных пяти, то эти под Школы так и не получили широкое распространение. В общем, а теперь, собственно, про особенность Конклава. Ижесенсион, определившись со своими `цветными' Школами, подстерег появление нового мира и уже там развил свою бурную деятельность. Не знаю, как ему удалось договориться с Миросоздателем - настоящим «владельцем» мира Колот, но судя по существенной перекройки мира, Иже не только просто договорился…
        Так называемая перекройка состояла в следующем: мир Колот, как и любой другой мир, изначально должен был вырабатывать энергию Миросоздателей (энергию-плюс), а потом уже расщеплять ее на доступные существам, обитающим в этом мире, виды энергии. Но Ижесенсион что-то там сделал, и теперь мир Колот на протяжении всего своего существования заключал и продолжает заключать всю вырабатываемую энергию в материальные объекты. То есть, допустим, возьмем Зеленого Мага. Ему нужна, соответственно, Зеленая энергия. Поэтому источниками его силы будут все те предметы, вещи, вся материя (живая или неживая), имеющая зеленый цвет. Трава, листья деревьев, кустарники и тому подобное являются материальным отображением энергии указанного типа (цвета). А теперь представьте могущество Белых Магов, которые одним лишь взмахом руки (образно говоря) способны «отобрать» у любого живого существа костный скелет, аргументируя это тем, что в этих костях заключено много Белой энергии. И так далее. Думаю, вы поняли особенность магов Конклава. Любая материя, имеющая схожий цвет с цветом Школы, для мага является определенным
количеством энергии. Конклавцы даже создали собственную метрическую систему для измерения количества энергии. В общем, эта команда Великих Магов очень необычный и опасный противник. И хорошо еще, что собирать энергию они могут только в мире Колот. Другие же миры для этого не предназначены. И случись Соревнование в этом мире, то его без особого напряжения выиграл бы Конклав. Правда еще неизвестно как все сложилось бы, если б против Конклава выступили объединенные силы Цитадели, Гнева и Университета Магий. Тогда бы Колот серьезно пострадал от стараний Великих Магов.
        Вы спросите, а как же маги Конклава вообще могут сражаться в других мирах, если восполнять потери энергии они могут только в одном мире? А тут все просто. На протяжении ста лет, когда проходят наборы и обучение учеников, Великие Маги копят свою энергию и не только в своем внутреннем резервуаре. Они создают посохи, пояса, одежду из своего цвета магии. Маги Конклава научились «сжимать» (типа архивировать) энергию в материальной форме до микроскопических размеров. Вот если встретите мага с очень красивым посохом, на котором будет множество различных узоров, то мой вам совет - спасайтесь бегством. Ибо у этого конклавца просто прорва энергии. Зеленые Маги, например, любят собрать с леса площадью гектаров этак двести все зеленые листья и молодые нежно-зеленые веточки, а на своем посохе «нарисовать» всего лишь в сантиметр длину и пять миллиметров толщину полоску. И так далее. И когда начинается очередное Соревнование, у одного Великого Мага Конклава может оказаться энергии как у десятерых Великих Магов вместе взятых… Вот такие пироги. На этом я закончу свою ремарку, ибо уже появился один Белый Маг и
сейчас он толкал какую-то речь. Я его не слушал (мне было не интересно), но вовсю разглядывал представителя Конклава. По сути, это первый Великий Маг из другой команды, которого я увидел. На вид ему было около сорока лет, хотя назвать его пожилым язык не поворачивался. Белые волосы (заметьте не седые) обрамляли вполне доброжелательное лицо. Одет был во все белое: рубашку, брюки и туфли. По ходу, маги копят энергию не только в посохах и в одежде. Я не сомневаюсь, что и волосы являлись ни чем иным, как источником энергии.
        Для обычного люду Белый Маг парил в воздухе, но я-то знаю, что маг сейчас стоит на невидимой ступеньке. Просто это одно из самых низко затратных заклинаний Магии Воздуха, а маги всегда экономят энергию. Конечно, Белый Маг использовал для этого свою Белую энергию (ибо Магия Воздуха ему просто не дана).
        Вот, наконец, он закончил говорить и произнес то самое «мудреное» заклинание. Я с нетерпением ожидал. Принцип действия этого заклинания простой: находит способных управлять Белой Магией людей и потом переправляет их в Школу.
        Ага. Началось. То там, то здесь, аура выбранных заклинанием людей начинала переливаться белым цветом. Казалось, что Белые Маги закрывают людей в кокон Белой энергии.
        А я все жду. Вот невдалеке от меня засветилась аура у женщины. Так. Скоро и у меня засветится. Я был так увлечен своими мыслями, что не заметил, как исчезли все выбранные заклинанием люди и Белый Маг извинился перед всеми остальными, попрощался и тоже исчез…
        - Как? А я? - невольно вырвалось у меня. Следующий набор здесь будет только через год.
        - Все, парень, закончилось. Мы не попали - невесело улыбнулся мне стоящий рядом мужчина.
        - Но вы не понимаете. Я должен был попасть в Школу… - я сильно растерялся. Хотя лучше сказать, ОЧЕНЬ СИЛЬНО растерялся.
        - Я все понимаю, парень. Но, увы, ты им не подошел… Как и я… - проговорив, мужчина развернулся и направился вместе с остальными прочь из площади.

***
        Массимо в строгом, черном костюме с букетом полевых цветов шел к жилой комнате Алёны. Его сердце с самого утра билось слегка учащенно: он в первый раз пойдет на свидание с ней! Это был знаменательный день в его жизни. И он искренне верил, что теперь так будет всегда. Что он уже сегодня сможет создать фундамент для серьезных отношений с любимой девушкой. И что сегодня Алёна ответит ему взаимностью.
        Да, он признается ей в любви. Скажет те самые три простых слова… Я тебя люблю… Как их легко произнести, но и в тоже время, какие же они труднопроизносимые! Слова, которые выражают искренность чувств. Ими можно убить, но ими можно и воскресить. Дать веру в будущее. Заставить радоваться каждой минутой прожитой жизни… Я тебя люблю… Когда слышишь эти слова от любимого, сердце наполняется силой. Душа поет. И тебе по силам будет все. Любовь - сильное чувство. Массимо шел и улыбался. Сегодня был его день…

***
        Я медленно брел вдоль улиц Молвейта. Шаркающая походка, сутулость, руки в карманах, опущенная голова - все это выдавало во мне неуверенность, растерянность, потерянность, наконец. Я не знал, что мне делать. Не знал…
        Я не хотел идти в ставший за неделю почти родным гостиничный номер. Там бы я вконец сошел с ума. А так, пешая прогулка - хоть какое-то действие, хоть чем-то занято мое тело…
        Думать не хотелось. В голове была неестественная «пустота». Наверно, все мысли в моей голове испуганно попрятались до лучших времен. Кто знает, а может действительно так и есть?
        «Что делать?» - вопрос, который я задавал себе чуть ли не каждую минуту с момента, когда покинул площадь… Я все повторял и повторял этот вопрос, но никак не мог найти ответа.
        Мне было страшно. Наверно, впервые за все время я испугался не на шутку. Оставленный (считай брошенный) всеми в чужом городе. Не имея при этом никаких возможностей. Лишенный магического потока, но зато, блин, под завязку набитый энергией Миросоздателей! Которую даже ощутить в себе не могу, не то, что попытаться ее как-то использовать. Я был растерян до глубины души. И не мог ничего с этим поделать.
        Я случайно вспомнил слова Венанза, на счет того, что Абсолютный Миросоздатель максимально заинтересован в моем развитии… Теперь я уже не буду «развешивать уши». Поверил тогда, идиот! И что теперь. Один одинешенек в чужом городе. Разве я желал такой участи для себя любимого? Конечно, нет. Но изменить уже ничего нельзя.
        Я самыми непристойными словами вспомнил Абсолютного Миросоздателя. Я наградил Его такими эпитетами, какие при других менее экстремальных ситуациях вряд ли бы вспомнил… Изрядно выругавшись, я почувствовал некоторое облегчение. Но и только. Настроение оставалось скверным.

***
        - Что такое? Хм… ЧТО? Не попал в Школу? Как так? Вероятность была максимальной. Кто все испортил?.. Найду и убью! - Абсолютный Миросоздатель был вне себя от гнева. Просчитанный до мелочей план в самый ответственный момент дал сбой. И что самое главное, Он не мог понять, из-за чего произошел этот самый сбой. При всем своем безграничном желании, Он не мог прямо повлиять на события, связанные с Мартином (да и вообще, на любые события). Приходилось все делать с помощью чужих рук.
        При других обстоятельствах Он бы и пальцем не пошевельнул, чтобы хоть как-то исправить положение вещей. Но не в этот раз. Мартин Ему уже обошелся слишком дорого. А разбрасываться всеми теми ресурсами, что Он потратил на создание из обычного человека искусственного Миросоздателя, было бы просто безрассудством. Тем более что если этот эксперимент удастся, то перспективы откроются огромнейшие! Взять хотя бы то, что Он, наконец, сможет создать себе парочку ручных генераторов энергии-минус для личного питания. И необязательно, что одним из них будет именно Мартин. Пусть он (в знак того, что он первый из своего рода) будет жить более или менее независимо, сохраняя баланс энергий. Конечно, сам он не справится с такой миссией, но создать ему несколько «помощников» уже не будет являться проблемой.
        Потом останется самый ответственный и самый щекотливый момент во всей этой истории: не допустить того, чтобы «однонародцы» обезвредили Клементу. Он пока остается единственным оружием против всех Миросоздателей. И об этом они уже знают! Поэтому действовать придется предельно осторожно. А пока…

***
        Я шел по не знаю какой по счету улице, пиная ногами кем-то выброшенную жестянку. Похоже, здесь уже дошли до того, чтобы заготавливать консервы. Хотя, может у этой жестянки в этом мире совсем другое предназначение. Кто его знает? Ведь все может быть…
        Внезапно меня разобрал смех: я действительно беспокоюсь за судьбу какой-то жестянки! Судьбу… ха-ха! Жестянки… ха-ха! Ну разве не смешно? Очень даже. Правда, прохожие этот юмор ну никак не могли оценить. Они озирались и косо смотрели на меня, будто на умалишенного. Заметив их подозрительные взгляды, я заткнулся. Не хватало еще попасть в местный дурдом или, что еще хуже, в местную тюрьму. Нет! Туда я точно не хочу! Не надо! Поэтому я, уже не смеясь, но все еще время от времени улыбаясь улыбкой идиота, продолжал пинать несчастную жестянку.
        Таким образом, я пересек очередной перекресток и завернул на другую улицу, как встретил…

***
        Белый Маг Солис сегодня получил выходной, как, впрочем, и все остальные преподаватели нижней (первой) и средней (второй) ступени. По уже устоявшейся традиции Солис несколько часов тратил на пешую прогулку по любимому и такому родному Молвейту. Он вырос в нем. И ему казалось, что он знал здесь чуть ли не каждый уголок. Но постоянно из года в год, возвращаясь на выходные из Школы, он замечал произошедшие с любимым Молвейтом перемены. Конечно же, в лучшую сторону.
        Городок за последнее десятилетие сильно преобразился: была построена внешняя стена, не позволяющая в первую очередь диким хищным животным пробираться в городок. А когда-то это являлось серьезной проблемой для Молвейта. Сколько людей гибло от нашествий голодных хищников, не перечесть на пальцах! Но не теперь. Стены и стража у ворот не подпускали зверье к Молвейту.
        Кардинальные изменения коснулись и улиц. Они стали намного чище. Определенно им повезло с новым главой городка. Сначала Клемента Осирис был обычным Белым Магом первой ступени. А потом случилось так, что Клемента, будучи единственным магом в Молвейте в тот памятный для всех жителей городка день, не побоялся выйти один на один со стаей диких волков и победить их. Если бы не Клемента Осирис, то Молвейт тогда сильно бы пострадал от голодных хищников. А так, этого удалось избежать усилиями одного Белого Мага.
        После того происшествия благодарные жители Молвейта единогласно провозгласили Клементу Осириса новым главой городка (прежний их не устраивал). Глава всех Белых Магов, Белый Маг шестой ступени Ижесенсион посчитал хорошим знаком то, что один из его протеже так хорошо зарекомендовал себя. И поэтому не препятствовал инаугурации главы Молвейта, Белого Мага первой ступени Клементы Осириса. С тех пор городок начал процветать…

***
        - Привет. Ты готова? - Массимо стоял, очарованный красотой своей возлюбленной. Он даже забыл подарить букет. Так и стоял: в руках цветы, а на лице улыбка счастливого «дурачка».
        - Это мне? Спасибо - Алёна не ожидая того, что ответит Массимо, забрала у него букет.
        - Да, это тебе - запоздало ответил тот.
        Девушка уже заметила, что несколько переборщила в заклинании обольщения и поэтому решила подтолкнуть Массимо к действиям.
        - Массимо, милый, мы уже можем идти. Куда ты хотел меня повести? - Алёна выжидающе улыбнулась.
        - А? Что? Ну да… Конечно. Идем - Массимо, опомнившись, ловко и, что самое главное, крепко (будто не желая отпускать, хотя, наверно, это действительно было так) уцепился в руку девушки и потянул ее за собой. Алёне только и приходилось, что «покорно» следовать за Магом.
        - Нам надо зайти в мою комнату… - проговорил на ходу Массимо и, видя, что Алёна как-то так очень удивленно посмотрела на него, сразу же поспешно добавил:
        - Ты не подумай ничего такого. Просто в моей комнате лежит артефакт-путеводитель. Я его не брал с собой. Да и перейти с моей тренировочной комнаты будет проще всего…
        - Ладно. Только отпусти меня, а то на руке будет синяк.
        - Ой! Извини. Я не хотел - с этими словами Массимо убрал свою руку с руки девушки.
        - Извиняю. Но впредь будь осторожным. А сейчас пошли, чего стоять?
        - Да, идем.

***
        Белый Маг Солис удивленно уставился на в меру худого темноволосого паренька с обычным телосложением. И дело даже было не в том, что тот, идя по улице, игрался с пустой банкой из-под вареных овощей. Нет. Совсем не это.
        Солис, исследуя концентрацию Белой энергии с помощью магического зрения, случайно заметил, что у выше названного паренька аура с каждой секундой насыщалась энергией. Причем Белый Маг не мог понять, с какого источника паренек набирал эту самую энергию. Отвернувшись буквально на миг, Солис уже обнаружил ауру юноши как среднестатистическую обычного жителя Молвейта и никаких при этом особенностей! Обман магического зрения? Не похоже. Солис решил теперь не спускать глаз с этого интересного паренька. По истечению минуты старания Белого Мага оправдались: аура вновь стала насыщаться. И теперь Солис смог пронаблюдать весь цикл насыщения. Дойдя до определенной точки насыщенности, накопленная энергия куда-то исчезла, а аура превратилась в самую обычную ауру. Исходя из своих наблюдений, Солис полностью удостоверился в отношении этого юноши к магам. Что вызывало необъятный интерес!
        - Эй, юноша! Постой - окликнул Белый Маг. Парень обернулся на звук. И теперь Солис смог увидеть его лицо… глаза… В его глазах Белый Маг прочитал такую растерянность, что на мгновение сам растерялся. Встряхнувши головой, Солис отстранил от себя чужие чувства. Накатившее было наваждение, испарилось без следа.
        - Ты в какой Школе обучаешься? - Белый Маг действительно посчитал, что паренек учится у магов одной из «цветных» Школ (примечание: ранг Солиса не позволял ему знать о Конклаве и прочих Великих Магах. Солис являлся одним из многих учителей, подготавливающих учеников до обучения в самом Конклаве), так как другого разумного объяснения этому непонятному явлению с аурой Солис найти не мог.
        Глаза парня теперь отразили некоторое смятение, грусть и потаенную надежду.
        - Нет - хрипло проговорил он. Потом откашлявшись, добавил - Я не поступил в Школу…
        Белый Маг внутренне возликовал: ему лично достанется этот самородок! Вот только еще понять, в чем же именно заключается его особенность. То, что он неосознанно может собирать энергию - это уже значительный плюс. Осталось развить эту способность.
        - Тебя как зовут?
        - Мартин.
        - Это ничего, Мартин. Я имею в виду, что все еще можно исправить. Меня зовут Солис - Белый Маг улыбнулся - вот приди сегодня вечером после заката по вот этому адресу. Я буду тебя ждать.
        Теперь глаза парня светились, даже так, горели от возродившейся надежды. Но помимо всего прочего было в том свете еще что-то наподобие бликов непонятной Солису силы…

***
        - Дрониус, Массимо взял меченый артефакт-путеводитель! - скороговоркой проговорил Воган, едва материализовавшись у друга в кабинете.
        - ЧТО? Там же Алёна! - Дрониус все моментально понял. И прогнозируемые последствия его не на шутку взволновали. Он, накинув на себя ставший уже привычным образ мага-толстяка, и чуть ли не бегом отправился в комнату Горона. На полпути он воспользовался пространственным коридором, дабы не терять напрасно время…
        - Горон! ГОРОН! - Великий Маг Кор сильно тарабанил в дверь.
        - Что такое, Кор? Что случилось? - Горон недоуменно уставился на Мастера Иллюзий.
        - Что случилось?! И ты даже не знаешь, что случилось?.. - казалось, что Кор готов был схватить Горона за воротник и так изрядно потрясти - Массимо взял меченый артефакт! А знаешь чем это чревато?
        Горон побледнел. Он на миг представил, что сделает с ним Цэпций и все его сторонники, когда узнают, что в смерти Массимо повинен как раз таки Горон. И тут никак не докажешь свою невиновность или неучастие. Ведь только Горон и Меера отвечают за выдачу всех артефактов-путеводителей. Поэтому Цэпций не примет во внимание тот факт, что Массимо просто своровал путеводитель.
        - Я… я знаю - бывший помощник Лавренция заикался - и я сам пойду туда. Попытаюсь исправить хоть как-то положение. Куда он отправился?
        - Нет, Горон. Я сам пойду. Ты и так уже слишком ослаб. Маг-привидение из тебя хорошо уже энергии высосал. Дай мне только артефакты Лавренция. И учти, еще раз подобное произойдет, я тебя уже не стану прикрывать…
        - Ты же знаешь, что я не мог иначе. Я бы не позволил ему пить энергию из Мееры. Спасибо, что ты меня выручаешь. И я тебе искренне благодарен за это. Вот артефакты Лавренция. Надеюсь еще не поздно…

***
        Массимо и Алёна, пройдя через пространственный коридор, очутились в лоне девственной природы. Они стояли на берегу небольшого, кристально чистого озера, окруженного со всех сторон хвойным лесом.
        Маги минут пять заворожено созерцали тихую гладь воды на фоне могучих сосен. Как здесь было прекрасно! От красоты вокруг захватывает дух. В таком месте хочется пробыть как можно больше времени. И маги не спешили уходить.
        - Как тебе это место? - Массимо внутренне радовался, что сумел удивить Алёну. По лицу девушки легко читалось, что она наслаждается увиденным величием нетронутой человеком природы. И ее можно было понять - не каждый день такое увидишь.
        - Красиво! Спасибо Массимо, я не думала, что здесь будет так красиво. У тебя хороший вкус - Алёна улыбалась.
        - Да - согласился с ней Массимо. Промолчав секунду, он решил, что сейчас самый подходящий момент высказаться, пока мысли девушки еще заняты красотой вокруг - Знаешь, я давно хочу тебе кое-что сказать… Да вот как-то все не было времени. Я…
        Массимо не успел договорить. Он и Алёна одновременно почувствовали всплеск магии на опушке леса. Вдвоем как по команде они обернулись: сзади них стоял довольно высокий мужчина, одетый по непонятной живому моде. Какой-то гибрид пиджака и плаща почти до колен пыльно-серого цвета. Облегающие штаны, лапти на ногах… И все было бы ему простительно, если б он не являлся магом-привидением. И Алёна, и Массимо моментально догадались, кто стоит перед ними. Еще миг им понадобился, чтобы убедится в своей незащищенности перед похитителем энергии…
        Дело «запахло керосином» (примечание: так прокомментировал Антони, когда услышал о данном происшествии, и с ним, скажу вам, я воистину солидарен: ни Алёна, ни тем более Массимо никогда еще не сталкивались с подобным противником, поэтому шансы выжить у них были минимальны).
        - Какая парочка! И столько энергии! - маг-привидение втянул носом воздух.
        Хотя зачем он это сделал? Ведь ему воздух не нужен. Тут я склонен больше предполагать, что он захотел придать своим словам психологический эффект «охотника-жертвы», что ему прекрасно удалось. Алёна и Массимо несколько секунд не могли даже пошевелиться от испуга…
        Их жизнь сейчас была на волоске. И никто кроме них не мог им помочь. Поэтому только от одной этой мысли бывшая ученица Дрониуса предприняла отчаянную попытку спастись.
        Алёна быстро активировала заклинание «Ограничение магии», тем самым оказала и себе, и Массимо медвежью услугу. Теперь, пока не рассеется это заклинание, они не смогут пополнять энергией свои магические резервуары. Хотя с другой стороны этим она смогла хоть немного умерить пыл мага-привидения, также отрезав того от внешних источников энергии. По сути, они втроем сейчас оказались в созданном заклинанием закрытом пространстве, где почти колоссальное преимущество опять-таки имел маг-привидение. Ибо он сохранил свою способность поглощать чужой магический поток. А в ограниченном пространстве носителей этого потока было целых два мага.
        - Массимо, не стой столбом! Действуй! - крикнула Алёна, готовя следующее заклинание.
        Ученик Цэпция наконец «проснулся» и атаковал двумя заклинаниями упокоения мертвых. Вам надо говорить, что его попытки оказались тщетны? Думаю, нет.
        Алёна тем временем попыталась создать подобное «Ограничению магии» заклинание, но только направленное на исключительно мага-привидения. Тот играюсь, отбил атаку и девушки, одновременно с этим присасываясь к резервуару Массимо.
        Ученик Цэпция не успел почувствовать нападение на себя и поэтому не поставил хоть какой-нибудь блок. Ему теперь оставалось только пытаться хоть как-то сбить канал, передающий его энергию привидению. Все также тщетно.
        Алёна тоже попыталась внести свою лепту, и в отличие от Массимо, у нее это получилось. Канал на несколько секунд увял, а маг-привидение, лишенный на это время эйфории поглощения энергии, со злостью заядлого наркомана, у которого забирают в самый ответственный момент дозу, ударил девушку почти всей имеющейся в наличии энергией. Защита Алёны не устояла от такого натиска и девушку ударной волной «размазало» по границе закрытого пространства.
        Массимо, увидев, что возлюбленная без сознания, рассвирепел. Теперь он осознал, что на кону жизнь его любимой. А это значит надо хоть в лепешку разбиться, но Алёну спасти. Даже ценой своей жизни. Массимо надеялся, что его предстоящий поступок Алёна расценить по достоинству…
        Ученик Цэпция приготовился задавить мага-привидения настоящей Энергией Смерти - энергией ритуального самоубийства. С помощью некоторых заклинаний из разряда высшей Магии Смерти можно значительно увеличить поток энергии только что убитого мага (сделать, так сказать, лавину энергии). Конечно, если бы в этом своеобразном коконе был еще кто-либо живой, Массимо без зазрения совести на нем применил этот самый страшный ритуал. Но за неимением оных, то есть живых магов, Массимо убьет самого себя (ехидное примечание: правильно, не убивать же в самом деле Алёну, но похоже, Массимо о таком даже не задумывался).
        Но этот без сомнения благородный поступок ему не дали совершить. Конечно же, маг-привидение. Он почувствовал некоторую опасность, исходящую от парня, хотя никак не мог понять, какое именно заклинание Массимо хочет активировать. Маг-привидение единым рывком выпил оставшийся чистый магический поток у Массимо, что исключило возможность появления того «опасного» заклинания.
        Ученик Цэпция уже находясь на грани потери сознания, попробовал настроиться на Призраков Магий, энергию, которая, когда-то ему покорилась. Воистину, любовь придает сил. Массимо смог это сделать! Не помешал даже поставленный Алёной ограничитель. Хотя тут все объясняется: ведь Призраки Магий сложнее по структуре, чем магический поток, именно поэтому Массимо и удалось дотянуться до этой энергии. Ученик Цэпция напоследок сумел удивить мага-привидения. Призраки Магий плотно спеленали похитителя энергии…
        Вот такую картину и застал Дрониус: общий кокон «Ограничения магии», лежащих без сознания, но почти невредимых, Алёну и Массимо, и запутанного в Призраках Магий мага-привидения.
        Великому Магу не пришлось даже использовать артефакты Лавренция. Он беспрепятственно разрушил закрытое пространство. «Наверняка дело рук Алёны» - подумал тем временем Дрониус. И захватив бессознательные тела, Великий Маг, перед тем как исчезнуть в портале, развеял собранных Массимо Призраков Магий. Маг-привидение ему еще понадобится…

***
        - Как там Алёна? - участливо спросил Воган.
        - Будет жить. Ничего с ней такого не случилось - проговорил Дрониус и улыбнулся такой улыбкой, истинную расшифровку которой знал лишь Воган.
        - Давай, рассказывай. Что ты там сделал? - Миросоздатель правильно предполагал, что Великий Маг что-то да сделал.
        - Я не удержался… На мгновение разбудил Алёну и… Она теперь будет считать, что обязана в своем спасении Мартину! Скажи, я классно придумал?! - Дрониус сейчас был больше похож на великовозрастного ребенка, чем на степенного «старого» Великого Мага.
        Миросоздатель пару секунд молчал, размышляя, а потом все же прокомментировал:
        - И теперь даже я не представляю, чем твоя невинная шутка может обернуться. По крайней мере, Алёна, как проснется, окончательно перейдет на сторону Мартина. А это уже хорошо! Ее помощь в будущем нам очень пригодится - Воган улыбнулся в ответ своему другу.
        - А то! И я, наконец, смогу разобраться в особенных артефактах Лавренция. Вся эта «катавасия» с магом-привидением стоила того, чтобы я заполучил бесценные артефакты моего дражайшего учителя…
        - Причем, эта самая «катавасия» еще не закончилась - вставил свое веское слово Воган.
        - Да, ты прав, мой друг.

***
        Вечером с нервной дрожью в коленках я приближался к дому по указанному адресу. Неужели, Абсолютный Миросоздатель про меня не забыл? Похоже на то. Да и вообще, кто говорил, что я поступлю в Школу Белой Магии тем способом, что и все остальные? Меня возьмет в ученики Солис, который является преподавателем Белой Магии, значит, исходя из этого, я все-таки буду причастен к одной из Школ Конклава или Солис просто поможет поступить в Школу…
        Да… как все замечательно складывается! Только не понятно как же Солис будет меня обучать. Ведь магический поток я уже не могу улавливать… Хотя у конклавцев не это главное. Насколько я понял, здесь ценится способность управлять «цветной» энергией, нежели иметь в наличии магический резервуар. Ах да, вспомнил! Ведь Ижесенсион пытался подражать Миросоздателям. А те в свою очередь не имеют никакого магического резервуара - они попросту оперируют своей энергией, хотя опять-таки они могут концентрировать энергию в своем теле…
        В общем, куда я это все веду. Венанз под обучением в Школе Белой Магии как раз и подразумевал, что я буду обучаться управлению Белой энергией. А уже потом, когда хоть немного овладею всеми принципами управления, смогу управиться и с энергией Миросоздателей. Эта простая, но гениальная мысль являлась вершиной моей мозговой деятельности за весь сегодняшний день. Хотя, честно признаюсь, я не совсем уверен в этом. Ведь интерпретацию можно выдумать какую угодно, а мне очень хотелось найти логику во всех происходящих вокруг меня событий…
        Итак, я подходил к дому Солиса. Особого труда найти его мне не составило. За шесть дней, что я провел в Молвейте, мне удалось изрядно обойти городок - выполнение поручений Изера не прошло даром. Я помимо заработанных денег смог познакомится с Молвейтом. И сейчас более или менее знал расположение основных зданий и улиц городка.
        Так, домик как домик. Ничего не обычного. Вроде и не скажешь, что тут живет маг. Хотя может Солис здесь и не живет. А дом достался в наследство или Белый Маг его купил. Ведь не заселятся же каждый раз на выходные в гостиницу.
        Я постучал в дверь. Не прошло и секунды, как она отворилась. Меня действительно ждут! В проеме показалось улыбающееся лицо Белого Мага. Наверно, он очень сильно рад меня лицезреть в своем доме. И это меня настораживает. Случаем не маньяк он какой-нибудь?! Пригласит домой и все, поминай, как звали. Все-таки надо быть поосторожнее. Вдруг и впрямь у него какие-то отклонения с психикой, а я даже толком и защититься не смогу… Тем временем Солис по-отечески обнял меня за плечи и завел в дом.
        - Ты голодный? - Белый Маг старался показать себя гостеприимным хозяином.
        - Не очень. Но от чашки чая с печеньком не откажусь - слегка улыбнувшись, проговорил я. Что самое интересное, так это то, что в этом мире тоже есть чай, причем ничем не отличающийся от чая из моего мира. Да и еда здесь была почти такая же. Складывалось впечатление, что продукты питания были унифицированы во всех мирах (по крайней мере, в тех двух, в которых я успел побывать, не считая Цитадель - это вообще псевдо мирок, наподобие Великой Библиотеки Иницама). Наверно, так сделано для того, чтобы маги живя в разных мирах не чувствовали дискомфорта в питании. Да и во многом другом, в частности в расовой принадлежности, в предметах обихода и так далее, прослеживалось подобие. Единственно, что я не понимал, так это, на каком языке я общался. Мне всегда казалось, что на своем родном. Тогда, по идее, другие тоже на нем разговаривают. Ибо, как мы друг друга понимаем? Или все это превратности магии? В общем, не знаю. Да и особым желанием узнать не горю. Разговариваю - разговариваю. Понимают - понимают. Вот и все.
        - Ты чай любишь сладкий? - спросил Белый Маг. Сейчас мы находились на кухне, обычной холостяцкой кухне. Нет тебе тут ни изысканности, ни роскоши. Простор и простота рулят!
        - Одну ложку сахара, пожалуйста - вообще-то я пью без сахара, но в гостях, да еще и на халяву, в общем, вы меня поняли. Но Солису я об этом не сказал. А просто, скромно потупив взор, ждал, когда заварится мой чай.
        Спустя пары минут нашего молчания, Белый Маг, ставя две чашки с чаем на стол, спросил:
        - Откуда ты родом?
        - Из Ковейна - произнес я как-то уныло. Аж сам удивился! Получается, я скучаю по своему названному «дому». Прикольно.
        - Но-но. Ты ничего не потерял, приехавши в Молвейт. У нас здесь, как, впрочем, и у вас - тишь да гладь. Тем более с нашим новым главой, Клементой Осирисом, стало еще спокойней. Так что выбрось с головы грустные мысли о доме! - Солис по-человечески меня решил подбодрить. Но его слова на меня подействовали как раз наоборот. Я вспомнил своих родных и близких, друзей, квартиру, где жил, университет… В моем горле почему-то образовался комок… Я судорожно вздохнул, встряхнул головой и, видя, что Белый Маг забеспокоился, улыбнулся ему.
        - Все в порядке. Просто… воспоминания нахлынули.
        - Я понимаю, оказаться вдали от дома. Один в чужом городе…
        Белый Маг не представлял, как оказался прав. Да и к тому же… Стой! Я не говорил, что приехал один. Откуда…
        Я подозрительно взглянул на Солиса и озвучил вслух свою последнюю мысль. Белый Маг, слегка смутившись (будто я действительно собрался обвинять, хотя я не знаю здешний менталитет, может, Солису и впрямь было передо мной неловко), ответил:
        - Я навел справки о тебе. Был в регистрационной… В общем, мне надо было хоть что-то о тебе узнать. Все-таки заинтересовал ты меня не на шутку.
        - Да, кстати. А чем же я вас заинтересовал?
        - А ты не знаешь? - увидев мое отрицательное покачивание головой, Солис продолжил:
        - Твоя аура имеет одно очень специфическое свойство. Вот и сейчас началось. Твоя аура собирает с окружающего тебя пространства энергию. Причем я никак не могу понять какой именно тип энергии - вроде как каждой понемногу. Да и куда накопленное потом исчезает? Весьма интересное свойство. За мою, пусть и не слишком большую, карьеру я такого еще не встречал. Но да ладно, все бывает в первый раз. Так ты, говоришь, собирался поступать в Школу Белой Магии?
        - Я вам такое не говорил. Но да, я хотел туда поступить. И продолжаю хотеть, ибо к вам бы в ином случае не пришел. Вы сможете меня туда зачислить? - я решил брать быка за рога. Если Солис замолвит за меня словечко, тогда я без проблем буду обучаться Белой Магии. Но маг предложил мне другой вариант:
        - Увы, так сразу и не получится. У меня не тот статус. Но потом… - Белый Маг развел руками. Это я потом позже узнал от Клементы, что Солис просто не хотел никому меня отдавать. Так как в его непосредственные обязанности и входило, что искать «юные таланты» и приводить в Школу. Ибо не всех заклинанием отбора можно отобрать. Как раз с этой целью высшее руководство Школы и отпускает всех учеников-старшекурсников и преподавателей первой и второй ступени на так званые выходные. Чтобы те могли доукомплектовать набор новых учеников. А Солис, по словам Клементы, решил пожадничать и придержать меня при себе. Вот только, если б у него это удалось, то в качестве кого я был бы в Школе. Уборщика что ли? Ведь Солис большую часть своей жизни проводит в Школе, поэтому меня он бы тоже туда поселил. Возле себя. Но не понятно, как бы он представлял меня другим магам. Ведь те вряд ли являются дураками, вполне реально, что они смогли бы когда-нибудь прознать о моей особенности с аурой. В общем, это все голая теория, имеющая кучу вопросов и нюансов. Все равно этого не произойдет, поэтому рассуждать об этом не имеет
смысла. Так что возвращаюсь я к нашему с Солисом диалогу.
        - Хотя я могу взять тебя на индивидуальное обучение - тем временем продолжал хитрить Белый Маг. Я же, еще не понимая всей его хитрости, просто верил Белому Магу. Как вы помните, я очень растерялся, когда на площади заклинание меня не выбрало. А ведь по планам Абсолютного Миросоздателя я должен был поступить в Школу. Вот и получается, встречаю я через несколько часов после всенародного отбора этого Солиса, который по сути предлагает мне то, что я желаю. А именно, обучить меня управлением Белой энергии.
        - И когда же вы начнете меня обучать? - спросил я заинтриговано. Все-таки идея стать «богом» во мне крепко приелась. И я теперь с нетерпением жду этот самый момент. Как же легко управлять помыслами обычных, обделенных людей! Стоило Абсолютному Миросоздателю через посредника передать мне силу и намекнуть о моем возможном могуществе, как я начал из кожи вон лезть, но стараться преуспеть в управлении энергией Миросоздателей. Ему всего лишь требовалось просто нажать на мой «спусковой курок» и все. Дальше механизм раскрутился сам по себе. И в итоге Абсолютный Миросоздатель получит то, что и планировал: меня в качестве измененного Миросоздателя.
        - Можем начать и сейчас - Солис встал из-за стола - Уже попил чай?
        - Да, спасибо.
        - Пожалуйста. А теперь пройдем в гостиную.
        Я следом за Белым Магом прошел в просторный такой зал (я уже, кажется, упоминал, что Солис любит простор, не так ли?). Осмотр зала занял две секунды, так как смотреть особо не на что. Большой ковер на полу, камин, возле которого испуганно жались два небольших диванчика, большой письменный стол с креслом неподалеку от единственного в зале окна, ну и не малых размеров книжный шкаф, наполовину заполненный книгами. Вот и все, что находилось в зале.
        Солис сел на диван и жестом показал мне тоже сесть. Когда я, немного поерзавши, умостился на жестковатом диване, Белый Маг проговорил:
        - Каждый новый ученик в Школе Белой Магии начинает свою карьеру мага с вызова Белого Посоха. Этот посох - не что иное, как артефакт. Знаешь, что такое артефакт? Я, подавив в себе все эмоции, в частности смех, безразлично ответил:
        - Примерно представляю…
        - Хорошо. Так вот. Посох служит для нас главным накопителем энергии. На протяжении всей своей жизни наши маги привязывают к посоху Белую энергию. У меня тоже такой есть - Солис старался говорить четко, чтобы я, «обычный селянин», его понял.
        А я в свою очередь все пытался удержаться от ехидного комментария. Начнем с того, что большинство магов накапливают энергию не всю жизнь, а только в промежутках между Соревнованиями. Хотя с другой стороны Солис прав, будучи мертвыми, маги Конклава ну никак не смогут накопить энергию в посохи! Хи-хи. Тогда действительно получается, что маги копят энергию всю свою жизнь. Да и что это я, ведь Солис и слышать не слышал ни каком Конклаве Магий. Ведь он является обычной пешкой в руках Великих Магов Конклава, так сказать дешевая рабочая сила: сам магически слаб, но хоть может определять магический уровень у других и подталкивать их к развитию, пока Великие Маги не сочтут этих других достойными высшей школы магии, то есть самого Конклава.
        Я честное слово все это время сохранял серьезную мину лица, внимательно слушая своего новоявленного учителя. А Солис в это время встал с дивана и пошел в противоположный конец зала. И стоя у двери, ведущей в кухню, проговорил:
        - А сейчас, Мартин, ты попытаешься подчинить себе заготовку Белого посоха - с этими словами в руках у Солиса действительно появился посох, только без всяких украшений: обычная длинная белая палка. Так и не скажешь, что это и есть артефакт-накопитель. Впрочем, я за свою короткую жизнь в качестве мага немного видел артефактов-накопителей. Да и определить, на самом ли деле эта палка артефакт или нет, еще не умею. А жаль. Ну и ладно.
        - Белые Маги не используют заклинания, Мартин. Белая энергия подчиняется нашим желаниям. Стоит нам возжелать, энергия обретет материальную форму. Будет служить атаке или будет служить защите. Будет лечить или будет убивать. Все, что мы пожелаем. Все, о чем мы подумаем. Белая энергия подчинится. Но хочу тебя сразу остудить, научится командовать Белой энергией тяжело. Путь этот слишком тернист. И многие, очень многие, не доходят до конца. Но, а если ты полностью овладеешь энергией, то тебе откроется дивный мир, полон силы и могущества…
        Как он заливает соловьем! Согласен, тернист путь. Да и где сейчас легко?! Да, многие не доходят до конца, остаются, как и ты, Солис, обычными Белыми Магами. В тоже время другие, которые как раз таки доходят, принимаются в «почетные члены» Конклава Магий и участвуют на Соревнованиях. По крайней мере, на одном это точно. А там уж как повезет. Если выживут, то поучаствуют и на следующем. В общем, все тут ясно. Но пора переходить к делу. Я тактично покашлял. Солис замолчал.
        - Это конечно все интересно, но, может, давайте уже начнем. Теорию вы мне прочитать всегда успеете. Тем более, сейчас вы мне ничего особо важного не сказали - договорив, я мысленно выругался. Черт! Кто меня тянул за язык? Ну зачем я проговорился?!
        Солис смотрел на меня уже как-то… по-другому. Явно в его глазах я вырос из внебрачного сына торговца в кого-то более смышленого. Нет, ну зачем я это сказал?! Зачем, скажите мне? Теперь будет тяжелее сохранить мое инкогнито. Блин!
        - Хорошо - спустя небольшую паузу, «слегка» озадачено проговорил Белый Маг - начнем первое занятие.
        С этими словами Солис прислонил к стене посох-накопитель энергии и подошел ко мне.
        - Тебе надо научиться вызывать Белый Посох. Где бы он ни был, при должном желании он материализуется у тебя в руке. Давай, возжелай, чтобы твой посох появился в твоей руке! Можешь помочь себе ритуальной фразой, которая усиливает желание: «Белый Посох к Белому Магу!» Проговори ее вслух или мысленно. Это должно помочь. Приступай.
        Забавно! Заклинаний у них нет, но фразы произносить надо. Об этом мне Венанз не рассказывал. Получается, примерно таким же способом я смогу управлять своей новой энергией, так что ли? Тогда они не далеко отошли от обычной словесной активизации заклинаний, которую используют другие Великие Маги. Хм. Немного недопонимаю. Но ничего, надеюсь со временем разберусь в этом. Итак, что там у нас… Ага. Белый Маг к Белому… Тьфу. Белый Посох к Белому Магу! Во!
        - Пробуй еще! У тебя нет достаточной силы в желании. Давай! - Солис подбадривал меня, ведь моя первая попытка не удалась, как, впрочем, и вторая, и третья, и четвертая. Я пробовал уже и вслух проговаривать эту ритуальную фразу, но так ничего и не получилось.
        - Ты не сконцентрировался в своем желании. Возведи желание держать в руке посох над всеми остальными своими желаниями. Сконцентрируйся! Истинно возжелай держать Белый Посох! - Солис продолжал мне помогать, вот только на меня это почему-то не действовало. Я уже весь вспотел от напряжения, но ничего не получалось! И этот факт, чем дальше, тем больше нервировал меня. Постепенно все мои мысли плавно перетекли в область страха за мое будущее. В моей голове постепенно начал формироваться ехидно смеющийся надо мной (!) вопросик: «А что ты будешь делать, когда у тебя не получится обучиться Белой Магии?» Как только эта мысль полностью сформировалась, я прекратил попытки вызова посоха.
        - Мартин, жалко, что у тебя ничего не получилось - Солис увидел, что я перестал стараться, и поэтому решил на сегодня закончить мои мучения - Но ты не расстраивайся. Завтра будет новый день. И, может быть, все-таки тебе удастся это сделать. Не ты первый, не ты последний. Многие новые ученики, оцениваемые на достаточном уровне при отборе, потом не могут вызвать Белый Посох. С ними у нас рассчитана немного другая программа подготовки. И поверь мне, из таких учеников после вырастают весьма сильные маги! Так что не огорчайся. Все еще впереди! - Белый Маг мне достаточно искренне и, что самое главное, сочувствующе улыбнулся.
        По закону жанра сейчас я, вдохновленный после «величественной» речи своего учителя, должен был упереться рогом и, «разбивая руки в кровь», вызвать посох. Но я просто прогнал все плохие мысли прочь и расслабился. Действительно, чего я так разволновался? В первую очередь, у меня есть мой настоящий мастер-маг, Арханиус. Он меня сможет выручить. Ну а при самом негативном положении дел я уже в который раз попрошусь к Иницаму в Великую Библиотеку. Но это только при самом худшем варианте развития событий. А так… Перспективы и, что главное, свобода выбора у меня пока еще есть. Так что действительно еще ничего не потеряно. А вот с депрессией надо бороться…
        - Теперь вот что. Завтра придешь ко мне в полдевятого утра. Раз ты не любишь теоретический аспект в обучении, мне придется тебя заставить прослушать ознакомительную лекцию вместе с одной из уже сформировавшихся групп новых учеников в Школе Белой Магии. Это, во-первых, важно для твоего общего развития, а во-вторых, я больше не буду прибегать к пустой теории и сосредоточу твое внимание на выполнении практических заданий. Ты пока еще не смог вызвать к себе посох, поэтому я лично буду тебя натаскивать. Занятия в самой группе для тебя начнутся лишь тогда, когда я посчитаю это необходимым. Тебе все понятно?
        - Да.
        - Это хорошо. Тогда можешь идти домой отдыхать. И не забудь, завтра в полдевятого утра прийти сюда, ко мне домой.
        - Не забуду. До свидания!
        - До свидания.
        Белый Маг выпроводил меня за дверь, и мне ничего не оставалось, как пойти в гостиницу. Мда. «Веселый» выдался денек! Ничего другого и не скажешь.
        Я неторопливо покупался, сходил в столовую поужинал и теперь уже лениво так зевал лежа на кровати. Мыслей никаких не было. Да и зачем они сейчас? Вот завтра, после посещения Школы Белой Магии они точно будут. Одним местом чувствую, что их будет (мыслей) даже очень много, как для одного дня. С предвкушением новых событий я и заснул.

***
        Пэтра, благодаря советам Арханиуса, сумела обмануть заклинание отбора Белых Магов. И теперь после тяжелого дня отбора и распределения в группы, она несколько устало лежала в своей комнате, находящейся в Школе Белой Магии. Пэтра была очень рада тому, что сумела поступить, а точнее завербоваться в одну из многочисленных Школ Конклава! Все-таки сюда попасть шпионам из других команд Великих Магов очень тяжело. Хотя, как в случае с ней, вполне реально. Арханиус изрядно постарался, выдумывая (или ища?) те два заклинания, которые он ей дал. И с помощью которых сегодня она смогла поступить в Школу Белой Магии. А что же ждет ее завтра? Наверняка очень насыщенный день. Ведь это будет ее первый день в качестве ученицы Белых Магов. Что ж, пока все идет замечательно!..
        Наутро Пэтра не спеша умылась и отправилась завтракать в местную столовую. Знакомств она пока не заводила. К тому же на данный момент цель ее пребывания здесь была несколько другая - отыскать Клементу и поговорить с ним. Как говорил Арханиус, а мастер-маг много чего ей наговорил накануне отправления ученицы в мир Колот, но основную суть Пэтра уловила. Не союзники нужны Арханиусу в лице магов Конклава, а только один Клемента. Этот его бывший ученик очень сильный маг. И только он способен решить некоторые проблемы Арханиуса, не понеся при этом лишних потерь. Именно поэтому так важно попросить Клементу о помощи. Арханиус уверял, что его бывшего ученика найти будет не так уж и сложно, но поспрашивать все же придется. Единственно, Пэтру смущала одна немаловажная мысль: Почему Арханиус заслал ее в Школу Белой Магии? Неужели нельзя просто мысленно связаться с Клементой и попросить того о помощи? Или же как раз в том то и дело, что Клемента не отвечает. Неужели…
        Пэтру внезапно поразила догадка, причем такая простая как ясный день! «Арханиус боится Клементу… Или они в некоторой ссоре… А может и то, и другое вместе. Ведь после Соревнования, на котором убили Лавренция, ВСЕ, все Великие Маги Цитадели без исключения отзывались о Клементе с долей страха в голосе, хотя и спрятанного очень глубоко. Что же тогда за такое существо этот Клемента? Чем же он смог так напугать Великих Магов Цитадели?.. И наверно, из-за всего этого мой мастер-маг и не желает лично просить помощи у Клементы, а посылает с дипломатической миссией меня. Что ж, надо не подвести своего учителя».
        Размышляя, она не заметила, что завтрак банально закончился. Лишь когда ложка третий раз царапнула тарелку, безуспешно пытаясь набрать еще немного каши, Пэтра очнулась. Убедившись, что желудок уже полон и добавки не требуется, она встала из-за стола и сразу же отправилась в кабинет, где будет проходить первое занятие по Белой Магии. Хотя до начала занятия еще оставалось полчаса, Пэтра решила не возвращаться в свою комнату.
        Как вчера им сказал куратор группы, первое занятие будет посвящено общетеоретическим вопросам, как по Белой Магии, так и по другим «цветным» Магиям.
        Ориентироваться по Школе было достаточно легко, тем более Пэтра уже более шестидесяти лет прожила в подобном заведении. Она без труда отыскала комнату, в которой у них будет проходить занятие. Возле этой комнаты уже начинал собираться народ - все-таки не одна она запомнила сюда дорогу. Да и потом, в этом кабинете вчера была окончательно сформирована их группа. И именно в этом кабинете они провели львиную долю всего вчерашнего отборочного времени, выходя иногда в коридор, если на то требовали Белые Маги. Что интересно, сортировали учеников не только по магическим способностям, а и по возрасту. Пэтра поинтересовалась у куратора на счет этого вопроса. И тот ей ответил, что с возрастом люди несколько по-другому воспринимают новую информацию. Поэтому для них специально разработаны программы обучения, которые позволяют более грамотно в них взрастить Белых Магов. Так что группа Пэтры полностью состояла из молодежи.
        Помимо возраста, учеников сортировали по начальной способности управлять Белой энергией. Для начала это был вызов Белого Посоха - артефакта-накопителя Белой энергии. А потом придание посоху индивидуальности. Пэтра с этими двумя заданиями справилась, конечно же, не без помощи обычных (таких родных!) заклинаний. Ученица Арханиуса все проделывала очень осторожно, так что Белые Маги даже и не заподозрили подвох (примечание: Пэтра по всем показателям достигла уровня Великого Мага, а находящиеся на данный момент в Школе маги были на уровне старшегруппников Цитадели, ну максимум парочка Белых Магов по силе равны слабеньким Магам Цитадели). Школа Белой Магии является одним из многочисленных филиалов Конклава, хотя и имеющей во главе Великого Мага Патрика. Поэтому Пэтре будет удаваться удачно маскироваться лишь до того момента, пока Патрик не соизволит посмотреть на нее во время ее «управления» Белой энергией, вот тогда ученице Арханиуса не поздоровится. Но, тем не менее, Пэтра чувствовала себя в окружении Белых Магов вполне непринужденно. Она не боялась, что ее обнаружат конклавцы и примут ее за шпиона.
Ну что тут такого? Хотя последствия, если ее поймают, будут слегка плачевны. Плачевны, конечно, со стороны магов Конклава. Нет, вы не подумайте, что Пэтра так уверена, что сможет их победить. Нет. Просто, исходя из законов логики, фактор неожиданности будет на ее стороне, вот им-то ученица Арханиуса и воспользуется: подкинет сюрприз и поминай, как звали.
        Пэтра стояла неподалеку от кабинета, поэтому не могла не заметить приближение Белого Мага при параде (судя по времени, их преподавателя) и молодого парня в обычной крестьянской одежде, которые шли вместе и о чем-то оживленно разговаривали. Лицо парня казалось смутно знакомым. Пэтра пригляделась и…
        «Ох! Это же Мартин. Но что он тут делает?» - пронеслось в голове у девушки.
        Тем временем Белый Маг вместе с Мартином, наконец, приблизился вплотную к стоявшим ученикам.
        - Здравствуйте, орлы! - весело и очень громко поздоровался Белый Маг - Всех прошу в кабинет.
        И вот только сейчас, когда половина группы уже зашла, наш герой заметил до нельзя удивленное лицо Пэтры…

***
        Я сегодня блистал пунктуальностью! Хотя и раньше вроде никогда не задерживался. Но как бы то ни было я уже в половине девятого стоял на пороге дома Солиса.
        - О! Ты вовремя - Белый Маг улыбнулся - Молодец. Кушать будешь?
        - Нет, спасибо. Я в гостинице перекусил.
        - Так даже лучше. Тогда не будем больше задерживаться и уже прямо сейчас отправимся в Школу Белой Магии. Возьми мою руку. Крепко держись, сейчас перенесемся в Школу!
        Белый Маг дотронулся до висящего на шее амулета, явно артефакта-путеводителя, и через миг мы уже стояли в белом кабинете (это в прямом смысле слова! Все, что здесь находилось, было исключительно белого цвета: стены, столы, стулья, полки и книги, стоящие на них). Перемещение как таковое меня не удивило. Телепорт как телепорт. Ничего не обычного. А вот то, что предстало перед моими глазами после прохождения пространственного коридора, заставило изумленно приоткрыть рот.
        - Что, удивляет? - с усмешкой спросил меня Солис - Каждый, кто попадает в Школу Белой Магии в первый раз, всегда поражается необычностью самой Школы… (Белый Маг с гордостью осмотрелся).
        - Да, действительно впечатляет. Я только одного не могу понять, а как вы сделали, что абсолютный белый цвет вокруг не режет глаз и не раздражает. Насколько я осведомлен, такой эффект получить просто так нельзя - с умным видом произнес я, а потом спустя миг добавил - Приятно здесь и умиротворенно…
        - Конечно! Это же наша родная энергия, Мартин! А Белый Маг четвертой ступени Патрик, он же глава нашей Школы, не желает травмировать всех здесь находящихся. Наоборот, он сделал так, что вся окружающая обстановка способствовала лучшему усвоению новой информации, снимала усталость и напряжение.
        - Даа! Класс!- я действительно был до глубины души поражен такой смелой идеей. Надо будет Арханиусу что-нибудь подобное предложить. Вот будет умора! Ха-ха! Какофония цветов в Цитадели! Ха-ха-ха!
        - Пойдем. Скоро начнется занятие. Только внимательно слушай меня… - лукаво улыбнулся Солис.
        - А… а это вы будете проводить занятие? Правильно я понял? - честно, мне было все равно, кто будет читать голую теорию. Теория она и есть теория. Не люблю ее. Хотя и не исключаю ее важность. Но мне больше по душе практические занятия. Арханиус узнал об этом моем мнении уже на второй недели индивидуального натаскивания меня. Но развел руками и сказал, чтобы я чтение книг ни в коем случае не забрасывал. Хотя все же стоит отметить, что на занятиях Арханиус старался давать как можно меньше теории, он больше акцентировал внимание на правильном использовании заклинаний.
        - Да. Общетеоретические вопросы о магиях исключительно на моей ответственности. По крайне мере, в этой группе: самой перспективной, от того считающейся самой сильной.
        - Ясно. Значит, вы просто не захотели мне повторять одно и то же, что скажете этой группе-лидеру сейчас? Да? - я попытался подколоть Белого Мага, но тот ответил мне вполне серьезно:
        - Конечно, не без того. Но были еще ряд причин, по которым я тебя привел сейчас в Школу…
        (примечание от Ландума: это так званое «ряд причин», являлось не что иное, как скрытое и умышленное влияние Клементы, хотя я до сих пор не могу найти в этом логику - зачем Клементе это понадобилось?)
        - Вот мы и пришли. Здравствуйте, орлы! Всех прошу в кабинет - с этими словами Солис первым туда и зашел. За ним двинулись все ученики. Я, не желая толкаться, решил подождать в сторонке и зайти последним. От нечего делать я начал разглядывать возможных будущих конкурентов Цитадели на Соревновании и вдруг…
        Сказать, что увидев Пэтру, я удивился, это значит, ничего не сказать. Да и она, сюда по ее лицу, тоже ну никак не ожидала меня здесь увидеть. Как только мы встретились взглядом, Пэтра справилась со своими эмоциями и, приблизившись ко мне, уже с каменным лицом шепотом спросила меня:
        - Ты что тут делаешь?
        - Так надо. А ты? - ну не хотел я раскрывать причины моего присутствия здесь. Не хотел и все.
        - Так надо - в тон мне ответила Пэтра. Я только усмехнулся: не хочет говорить, не надо. Ведь я сам же секретничаю.
        - Поговорим потом, мне нельзя привлекать излишнее внимание - спустя секунду добавила девушка. Нет, она все-таки хочет мне что-то сказать… или спросить. Что тоже не исключено. Но она права, пообщаться можно в более дружественной обстановке…
        - Ладно - проговорил я и, как ни в чем не бывало, зашел в кабинет, где уже начал разглагольствовать Солис.
        Я сидел за последней партой и слушал Солиса вполуха. Какая хорошая Белая Магия, и какие противные (да-да, он так и сказал) другие цвета магии - такое меня не интересовало. Я чуть ли не каждую минуту смотрел на Пэтру, севшую, как и я, на последнюю парту только другого ряда. Что она здесь делает? Наверняка, Арханиус дал ей такое указание. Но я не исключаю вероятность того, что Пэтра находится здесь без ведома мастера-мага. Хотя это уж очень маловероятно. Тогда зачем мастеру-магу это нужно? Пэтра ведь не сможет обучиться Белой Магии - так что вариант с перенятием опыта вряд ли подойдет. А что тогда?.. Я крепко так задумался.
        Надо мыслить логически - что Арханиусу здесь может пригодиться? Артефакты? Вполне возможно. Только он не сможет ими воспользоваться… это если артефакты Великих Магов Конклава, в частности Белых Магов. А что если конклавцы владеют какими-то чужими артефактами? В принципе этим можно объяснить присутствие Пэтры в Школе именно Белой Магии. Хотя в данном вопросе больше всего сыграл тот факт, что в ближайшее время отбор проходил только у этой Школы… Или может просто необходимый артефакт (или артефакты) находится в Школе Белой Магии. Может быть…
        Так. А другие версии? Что-то более или менее здравого больше не придумывается. А жаль.
        Я вновь украдкой посмотрел на Пэтру. Та, кстати, тоже долго в долгу не оставалась. Время от времени она бросала на меня задумчивый взгляд. Тоже думает. О моем присутствии здесь. Что же у нее на уме? Как хочется сейчас стать телепатом, ведь Пэтра наверно больше моего знает, посылал ли ее Арханиус за артефактами или нет.
        Внезапно мои размышления и лекцию Солиса прервал паренек с каштановыми слегка выгоревшими волосами, довольно высокий (это было заметно, несмотря на то, что он сидел за партой), крепкого телосложения, но не «качок». Он сидел на том же ряду, что и Пэтра, только на три парты ближе к Солису. Я на него обратил внимание еще тогда, когда только уселся за свою парту. Веяло от него чем-то до боли знакомым (и не подумайте, что в смысле запахов). Он вызывал во мне какие-то смутные знания… Я его как бы узнавал… Хотя с уверенностью скажу, что раньше с ним не встречался. Я никак не мог понять, где же здесь «зарыта собака»?..
        И только на краю сознания маячило понимание этого странного явления. Я мысленно пытался дотянуться туда, но у меня ничего не получалось…
        Так, о чем это я? Ага. Паренек прерывает мои размышления на счет Арханиуса и прерывает лекцию Солиса:
        - А не проще все превращать в один цвет, если структуры магий несколько схожи? Допустим, в прозрачный, и уже тогда этим всем управлять?
        А дело говорит парень! Действительно, вполне реально. Интересно, как на это ответит Сол… ЭТО ЧТО ТАКОЕ? НИЧЕГО СЕБЕ, ШУТОЧКИ!!!
        Белый Маг, внимательно выслушав парня, опустил взгляд на пол и, собираясь с мыслями, открыл рот, чтобы, как я наивно предполагал, ответить, но… Солис, как ни в чем не бывало, продолжил читать лекцию.
        А я с огромным удивлением смотрел на то место, где только что сидел этот каштановолосый парень. Он исчез… Исчез. Растворился… Как будто использовал телепорт… Что за фигня?
        Я дико озирался. Кажется, никто этого не заметил. Более того, Солис продолжал читать лекцию, начисто забыв, что собирался только что ответить. Как будто этого парня вообще здесь не было… И ладно Солис, а сосед исчезнувшего… Он-то должен на это обратить внимание?! Правильно ведь? Гы-хы…
        Наружу рвался нервный смех. Я абсолютно ничего не понимал. Как ТАКОЕ может быть? Почему никто кроме меня этот вопиющий факт не заметил?! Что это такое?
        Одни вопросы и ни одного ответа. Хотел бы я знать, что тут происходит на самом деле… А может… Может, это происходит со всеми, кто задает вопросы?! Что-то типа местного наказания? Хм. А почему бы и нет. Я прислушался к речи Солиса:
        - Поэтому так важно никогда не забывать в любой удобный на то момент собирать незанятую Белую энергию…
        У меня тут же возник вопрос, конечно не ахти, не такой актуальный как у того исчезнувшего паренька, но я его все-таки озвучил:
        - Белый Маг Солис, а что, если в этот момент на незанятую Белую энергию покусился другой Белый Маг? - я спросил и приготовился тоже исчезнуть. Но, то ли мой вопрос оказался не такой как надо, то ли еще что-то, но я не исчез. И к моему удивлению, Солис начал отвечать на мой вопрос.
        Правда, что он мне говорил, я не слушал. Я полностью погрузился в себя, размышляя над недавним происшествием.
        Нет, ну все же. Как так можно? Взяли и телепортнули парня ни за что, ни про что. А ведь вопрос же он задал вполне логичный! Эх, услышать бы на него еще ответ… Хотя мысль очень хорошая: превращать один тип энергии в другой… Превращать один тип в другой… В другой… ТОЧНО! Это ж я могу попробовать превратить энергию Миросоздателей в магический поток Великих Магов!!! Класс! Хорошая идея. Спасибо тебе, о неизвестный парень, исчезнувший так внезапно…

***
        - Белый Маг Солис?! Здравствуйте! Рад, что застал вас дома.
        - Здравствуйте, Белый Маг Клемента. Чем могу быть полезным?
        - Сегодня вечером я провожу в своем доме неофициальную встречу некоторых уважаемых лиц Молвейта, и вы тоже приглашены…
        - Спасибо! - Солис расплылся в улыбке. Ему пришлись по душе слова самого главного в Молвейте человека, поэтому он решился на ответный комплимент - А я в свою очередь хочу воспользоваться моментом и поблагодарить вас за те изменения, что случились с Молвейтом. Конечно, в лучшую сторону. Это потрясающе! Я как коренной житель этого городка очень рад, что именно вы стали во главе Молвейта.
        - Спасибо - Клемента кивнул головой, принимая комплименты - Значит, я жду вас в восемь вечера в своем доме. И еще…
        В этот момент я вышел в коридор, узнать, почему задержался Солис. Ведь до этого любого, кто к нему приходил, Белый Маг почти тут же «отшивал», говоря о своей занятости. А в этот раз, Солис почему-то все не возвращался. Ушел и как в воду канул. Я, конечно, забеспокоился, поэтому и вышел полюбопытствовать.
        Увидев меня, Клемента запнулся. С подозрением посмотрел на Солиса и спросил:
        - Это кто? Ученик?
        - Д-да… - Солис отчего-то начал заикаться - я хотел его уже зачислить в Школу завтра…
        - А не тот ли это ученик, которого вы сегодня приводили в Школу? Уж не на индивидуальное обучение вы хотите его оставить? И… ЧТО? Что с его аурой?
        - Я… я заметил - Солиса бросило в жар. Белый Маг Патрик, глава Школы Белой Магии, не поощряет, когда другие преподаватели укрывают у себя талантливых учеников. Были в истории Школы несколько смельчаков, которые обучали управлению Белой Магией учеников в индивидуальном порядке без официальной регистрации учеников в Школе. И когда Патрик об этом узнавал, то этим преподавателям устраивал очень хорошую взбучку. И теперь Солису грозит то же самое. Если, конечно, он не убедит Клементу в обратном.
        - Это свойство ауры… Я никак не могу понять, что это такое… Этот цикл происходит почти постоянно. Но куда исчезает накопленная энергия… не вижу.
        - И не увидите. Значит так, встреча отменяется. А этот парень пойдет со мной - сказал Клемента, как отрезал.
        Все это время я стоял и слушал сбивчивые оправдания Солиса и чуть ли гневную речь Клементы.
        (Примечание: прошу заметить, что в тот момент я не понимал, почему Солис так странно обращается с этим мужчиной; только несколько позже я узнал, что этот самый мужчина и есть Клемента, бывший ученик моего мастера-мага).
        В общем, я стоял, «тупил», как вдруг у меня в голове раздалось: «Мартин, я все знаю о тебе и о твоем предназначении в частности. Абсолютный Миросоздатель на пару с Венанзом не так поняли вероятность твоего зачисления в Школу Белой Магии. Скорее, тут больше вины лежит на Венанзе. Но ладно. Ничего уже не изменишь. Всего лишь надо было приставить меня к тебе. А не засылать на всеобщий отбор в Школу… И еще, поверь мне, я не больше твоего хочу помочь Арханиусу выпутаться из той ситуации, которую, по сути, я и спровоцировал…»
        Наверно, я слушал с приоткрытым ртом. Не знаю. Но когда в моей голове перестал раздаваться голос Клементы, рот от удивления я открыл точно.
        Еще один миг, и как будто в голове щелкнули тумблер. Клемента Осирис. Клемента. Бывший ученик Арханиуса… Вот кого имел в виду Солис, Изер и много других людей, у которых я случайно или не случайно подслушал разговор. Клемента…
        Я не помнил, как очутился возле выхода из дома Солиса. Будто меня кто-то подталкивал со стороны. И я склонен предполагать, что это было дело рук Клементы.
        - До свидания, Белый Маг Солис - стоя на пороге дома, я попрощался с хозяином. Я уже догадался, что не Солису предначертано меня обучать управлению энергией. А бедный Солис, на него было жалко смотреть. Похоже, он действительно считал, что Клемента будет его осуждать за нарушение устоявшихся порядков Школы Белой Магии. Но Клемента лишь хмыкнул и закрыл за собой дверь. Я в это время уже стоял на улице…
        - Не волнуйся - обратился ко мне Клемента, когда мы выходили со двора дома Белого Мага - Солис уже забыл о твоем существовании. Так что лишних вопросов не будет. То же самое произошло и со всеми теми магами и учениками, которых ты встретил сегодня в Школе. Дальше… Твоей регистрации по приезду в Молвейт уже не существует. В общем, сейчас ты для городка никто… Клемента посмотрел на меня с улыбкой, явно ожидая моей реакции.
        - Хм. Занятно. Это… подобно тому пареньку, который говорил про прозрачность магий? - спросил я.
        - В смысле? Что произошло с тем пареньком? - Клемента насторожился.
        - Ну, сидел он в той группе, в которой читал свою лекцию Солис. Кстати, тут еще Пэтра - ученица Арханиуса. Я не знаю, зачем мастер-маг ее сюда заслал. Может для разведки? Так для этого есть Великий Маг Кор…
        - Арханиус ее заслал с целью найти меня. Но ты не отвлекайся, рассказывай подробно об этом парне - Клемента сейчас был очень серьезным.
        - Крепкого телосложения, высокий, с каштанового цвета волосами… выгоревшими. Больше ничего не припоминаю. Он сказал что-то про прозрачность Магий - тут я, конечно, немного слукавил. Мысль того парня натолкнула меня на кое-какие идеи, которые я обязательно проверю в ближайшее время, но Клементе не надо это знать - Вот сидит он и вдруг исчезает. И что самое главное, на этот вопиющий факт кроме меня никто не обратил внимание!
        - А какое-нибудь светопредставление во время исчезновения парня было? Или он просто исчез?
        - Да, в том-то и дело, что просто исчез! Как при телепортации. Вот он был - миг - и его уже нет. А Солис продолжал читать свою лекцию, как ни в чем не бывало. И никто из учеников тоже не заметил его исчезновение, даже сосед по парте. Я потом спрашивал у Солиса об этом инциденте, так он посмотрел на меня, как на сумасшедшего…
        - Понятно… Значит, они уже начали подготавливать себе фаворитов-воинов. Интересно, это одна их Игра?.. - Клемента задумчиво проговорил, при этом как бы ни к кому не обращаясь.
        - А кто это они? - мне было до жути интересно. Ведь если кому-то по силам, по словам Клементы, «подготавливать себе воинов», причем таким, весьма странным как для меня способом, то наверняка эти загадочные «они» могущественны.
        - Что?.. - Клемента непонимающе уставился на меня, потом его взгляд наполнился смыслом и он бросил:
        - Те, которых в будущем заменишь ты и тебе подобные… - Клемента, увидев, что я ничего не понял, добавил - Миросоздатели. А теперь срочно идем ко мне.

***
        - Значит так, Мартин. Нужна будет твоя помощь. Готов? - мы сидели с Клементой на кухне. Его домик выглядел несколько пороскошней дома Солиса. Но оно и понятно. Ведь Клемента Осирис какой-никакой, но глава Молвейта. Мы хорошо поужинали. И теперь для меня предстоял тяжелый разговор.
        - В чем же будет заключаться эта помощь? - я благодушно откинулся на спинку стула и погладил живот - наелся.
        - Тебе надо отобрать идентификатор главы Цитадели Магий у Арханиуса - проговорил Клемента и испытывающе посмотрел на меня.
        - Ну, это легко! - я ожидал чего-то другого, но не этого - Как только научусь телепортироваться, сразу же отправлюсь к мастеру-магу и попрошу его дать мне «значок»…
        - Нет - Клемента покачал головой, а потом улыбнулся - Ты не так меня понял. Отобрать, в смысле не попросить, а вызвать на дуэль Арханиуса и победить его. Тогда «значок» по праву победителя будет твой. Причем проделать все это надо в кратчайшие сроки.
        - Но… А… Сейчас секунду - я постарался привести свои мысли в хоть какой-нибудь порядок. Вот такого поворота событий я тем более не предсказал бы - Во-первых, как я смогу победить Великого Мага, если еще ничего не умею? Во-вторых, что, так просто прийти, вызвать на дуэль и отобрать идентификатор? А разве так можно? Цэпций уже б давно так сделал…
        - Мартин! - Клемента посмотрел на меня, как на провинившегося ребенка - На то есть я, чтобы ты смог победить Арханиуса в честной дуэли. А на счет Цэпция… Так он не имеет права вызвать Арханиуса на дуэль в период обучения учеников - запрещено правилами Цитадели. Но в тоже время, любой ученик любого мастера-мага, имеющий официальный статус ученика - а тебя еще никто не «списывал» из этого списка - имеет законное право вызвать своего мастера-мага на дуэль. И в случае победы ученик полностью перенимает все привилегии, права и обязанности своего мастера-мага. То есть, если Великий Маг еще и, допустим, Мастер Воды, то соответственно ученик после победы получает, во-первых, статус Великого Мага, во-вторых, признается Мастером Воды и, в-третьих, занимает ту должность, которую занимал до этого его мастер-маг. Вот такая вот ехидная поправка Лавренция. Это действительно прописано в Правилах, так что все будет законно.
        - То есть, вы хотите сказать, что я стану главой Цитадели Магий? - моему воображению только дай толчок. Теперь я уже начал мечтать - Круто!
        - Согласен. Но это все делается для того, чтобы, как говорится, «перевести стрелки» от Арханиуса. Ты будешь главой Цитадели максимум до конца грядущего Соревнования. А может, еще и раньше. Все зависит от того, когда раскроется Дрониус. И поверь мне, к тому времени тебе будет уже безразличен пост главы Великих Магов Цитадели. Еще сам мне пожалуешься, что сидеть на этой должности такая скукотища, когда в это же время можно заниматься кое-чем намного привлекательным…
        - Ааа… ээ - я не знал, что спросить в первую очередь. Столько вопросов вертелось на языке… То, что сказал Клемента, для меня звучало как дико, что ли?
        - И еще. Обо всем этом никому ни слова. Это исключительно моя инициатива, и ни Абсолютный Миросоздатель, ни кто-либо другой, даже Дрониус, не знают, что я задумал. Понял меня?
        - Это да… Тут все понятно - ответил я на автомате, а потом все-таки немного оживился и поинтересовался - А скажите, кто такой этот Дрониус? И почему он должен раскрыться?
        - Ну не ходить же ему вечно в другом облике! - хохотнул Клемента - И потом, ты что, действительно ничего не слышал о Дрониусе? Вот он когда это узнает, обидится, поверь мне на слово. Как так, не слышать ничего о Дрониусе? Это что-то новенькое. Да его почти вся Цитадель знает и помнит…
        - Значит, я отношусь к той категории «почти». И все же, кто такой Дрониус?
        - Великий Маг. Лучший друг Арханиуса, «умерший» много лет (если не веков) назад. Но продолжающий жить жизнью Мастера Иллюзий Кора…
        - А… ага - только смог произнести я. Получается, я все это время общался с другом Арханиуса, а не с настоящим Мастером Иллюзий. И тогда, когда Великий Маг Кор меня выручил в лаборатории артефактников, был на самом деле Дрониус. Интересно…
        - А почему тогда Дрониус скрывается? - задался я вполне логичным вопросом.
        - Ну, во-первых, из-за Лавренция - Клемента увидел, что я готов еще задать вопрос, опередил меня - Не знаю. У самого Дрониуса и спросишь, из-за чего он скрывался от первого цитадельца. А во-вторых, ему так сподручней влиять на ситуацию сложившуюся вокруг Цитадели. Ведь все видят в нем Мастера Иллюзий, а Дрониус для всех погиб. Но, как он мне когда-то сказал, ему надоело жить в чужой личине. Дрониус хочет уже раскрыться, но ждет не дождется подходящего момента.
        - А… - хотел я еще спросить, но Клемента оборвал меня на полуслове:
        - Так, хватит. С Дрониусом сможешь лично поговорить - будет время. Теперь о нашей ситуации. До твоей дуэли с Арханиусом время еще есть. Так что, я думаю, успею научить тебя простейшим приемам в управлении энергией Миросоздателей. Ведь ты даже ее видеть не можешь, правильно?
        - Угу.
        - Ну, значит, будем над этим работать. Жить будешь у меня. На этот счет не беспокойся. Едой обеспечу… Вроде на данный момент все, что хотел сказать.
        Глава 12
        ДОМ КЛЕМЕНТЫ, ГОРОДОК МОЛВЕЙТ, МИР КОЛОТ. ДВЕ С ПОЛОВИНОЙ НЕДЕЛИ СПУСТЯ.
        - МАРТИН! Мы ничего с тобой не успеваем! - Клемента нарочно громко хлопнул входной дверью и, уже заходя в гостиную, чуть тише добавил - Завтра в Цитадели должны проводиться дуэли на Главном Поединочном Поле!
        - Но… - наш герой растерялся от неожиданно скорого возвращения хозяина дома - Но ведь я же стараюсь…
        - Стараешься… Знаю я, как ты стараешься! Спишь до обеда, а потом еще бездельничаешь до моего возвращения! Вот что ты сейчас делаешь, а?
        Сначала Мартин думал, что Клемента прикалывается. Поругает немного, а потом улыбнется и скажет: «Пойдем в тренировочный зал!». Но, похоже, Клемента не шутил. А это значит, надо быть очень осторожным.
        - Я… я как раз думал позаниматься… - тихо произнес Мартин.
        - Думал, он, видите ли… Надо работать, Мартин. Или ты не хочешь научиться управлять энергией Миросоздателей?
        - Хочу. Но, Клемента, я и так нормально иду. За две недели, что я провел у тебя, я уже научился видеть и чувствовать в себе эту энергию. А ведь раньше я ни того, ни другого не умел… Да и потом, я действительно стараюсь… на твоих уроках… Мне же отдых тоже нужен. Пусть у меня еще не выходит оперировать энергией Миросоздателей на должном уровне, но все же, хоть что-то у меня получается ведь?
        - Ладно… - выслушав Мартина, Клемента улыбнулся - Тебе повезло, что я предусмотрел и этот вариант развития событий…
        - Да? И что же? - теперь Мартин понял, что все это являлось лишь проверкой его на вшивость.
        - Как я уже сказал, завтра будут проводиться финальные дуэли Двадцатилеток - уже спокойно проговорил Клемента - Как раз то, что нам надо. Ибо соберутся почти все Великие Маги. Сам понимаешь, они должны все убедиться в твоей дееспособности и в твоем праве на должность главы Цитадели.
        - Хорошо. Но как я смогу победить Арханиуса? Хоть что-то я уже умею, но этого не достаточно для победы. Я прав? - взглянул исподлобья на хозяина дома Мартин.
        - Прав - Клемента усмехнулся - Но на то я и есть, чтобы тебе помочь. Сейчас нам надо хорошо поработать. И я думаю, к ночи мы сможем управиться. Смотри, что я хочу сделать…
        Мартин к этому времени уже полностью сосредоточился. С этой минуты начинается переломный момент в жизни Цитадели Магий. И Мартину льстило то, что он является одним из непосредственных участников этого самого переломного момента.
        - Я сейчас буду создавать уже готовые заклинания в виде вот таких вот капсул. Видишь?
        - Угу.
        - И буду привязывать их к твоей внутренней Миросоздательской ауре. Смотри. Оп-па. От тебя же будет только требоваться выталкивать капсулы с заклинаниями из своей ауры. Тебе даже не надо наделять их силой. Капсула раскрывается и заклинание активизируется. Все уже готово. Только знай, что вовремя «выплевывай» капсулы из своей внутренней ауры.
        - Прикольно. А такое действительно получится? - Мартин скептически посмотрел на Клементу.
        - А почему бы и нет… Почему бы этому не получиться?!
        - Ну не знаю… Как-то… - Мартин замялся.
        - Абсурдно и не понятно - проговорил за него Клемента - Согласен. Но знай, у нас все получится. К тому же, я с тобой в этом сейчас потренируюсь. Вот, допустим, это заклинание, которое я только что закрепил в твоей ауре. Попробуй его оттолкнуть от себя… Давай.
        - Не-а. Не получается - спустя пары минут безуспешных попыток пропыхтел Мартин. Вроде и спокойно сидел в кресле, но от напряжения у него сбилось дыхание.
        - Пробуй. Старайся! Сделай отторжение этого своеобразного нароста. Пошли импульс в точку присутствия заклинания. Где твое творчество? Миросоздатели должны управлять своего энергией творчески! - подбадривал нашего героя Клемента.
        - Ладно…
        Мартин с новыми силами взялся за выполнение данного Клементой задания. Прошло еще как минимум пять минут и вот усилия Мартина наконец-то были вознаграждены:
        - О! Получилось… Между Мартином и Клементой возник и завис освещающий шар энергии.
        - Видишь, он работает автономно - дал пояснения Клемента - Но, а теперь, когда ты понял принцип активации заклинания, приступим к непосредственной работе…
        На следующее утро Мартин, начиненный с ног до головы капсулами с различными заклинаниями, готовился отправиться в Цитадель Магий.
        - Самое главное, чтобы эти заклинания не дали сбой… - задумчиво закусил губу Клемента - поэтому я и перестраховался. Сектора, где расположены капсулы с атакующими и защитными заклинаниями ты знаешь и видишь. Плюс общий сектор с некоторыми резервными заклинаниями. Потом, видишь, каждая капсула с заклинанием имеет свой цвет. За основу я взял расцветку Магий Цитадели. Сейчас объясню почему…
        На Главном Поединочном Поле появилась одинокая фигура, которая своим внезапным появлением обратила на себя внимание всех магов присутствующих здесь. На Главном Поединочном Поле воцарилась тишина. Все находились в недоумении.
        Мартин? Ученик Арханиуса… Что он здесь делает? Зачем он сюда пришел? - такие и подобные им вопросы сейчас возникали в головах исключительно всех магов, находящихся в пределах Главного Поединочного Поля…
        Пока Мартин шел к судейским столикам, то тут, то там начали раздаваться тревожные шепотки, но как только Мартин остановился возле судей, все замолчали, ожидая, что же будет дальше.
        - Великий Маг Арханиус, я, являясь вашим учеником, вызываю вас на дуэль!.. - не успело стихнуть последнее слово, произнесенное нашим героем, как Поединочное Поле взорвалось от множества громких и не очень голосов.
        Арханиус тем временем буравил взглядом расплывшегося в улыбке Мартина. Спустя небольшую паузу глава Цитадели Магий все же произнес:
        - Хорошо, я принимаю вызов. Великий Маг Фриган, вы назначаетесь главным судьей.
        - Прикажите объявлять начало дуэли? - Мастер Внутренней Безопасности принял это назначение от Арханиуса как должное.
        - Если Мартин не против…
        - Не против.
        - Тогда объявляй.
        Тут же голос Фригана усиленный магией раздался по всему Поединочному Полю:
        - Объявляется начало дуэли между инициатором дуэли, учеником Мартином, и принявшим вызов, его мастером-магом, главой Цитадели Магий, Арханиусом. Пусть победит сильнейший! - последние слова по не знанию реальной ситуации исключительно все цитадельцы отнесли к Арханиусу. Но, как говорится, всему свое время…
        Выходя на поле, Арханиус лихорадочно соображал: «Что же побудило Мартина к совершению этого поступка? К тому же Мартин не имеет, судя по признакам в ауре, магический поток… Да и как он смог восстановить магический поток, если все его магическое тело было тогда выжжено?» - Арханиус ничего не понимал, но отказываться от дуэли он не собирался. Тем более голос Клементы, прозвучавший в его голове несколькими секундами ранее до внезапного появления Мартина на Поединочном Поле «Прими вызов на дуэль!» не оставлял выбора - «Неужели Клемента сам вышел на Мартина и восстановил ему магическое тело? Похоже, что так оно и есть. Наверно, именно Клемента сегодня утром прислал Пэтру в Цитадель. Вот почему она так загадочно молчала… Она знала. Клемента посвятил ее в свои планы. Что ж, теперь и я догадываюсь… Но Мартину придется очень хорошо постараться, чтобы победить меня. Так просто я не проиграю…»
        - Есть ли пожелания дуэлянтов? - тем временем Фриган уже занял главный судейский столик.
        - Да. Я предлагаю Великому Магу Арханиусу проводить своеобразные туры. Один тур - один вид Магии. Судей прошу следить, чтобы сражающиеся использовали в одном туре названный вид Магии, и только этот. И пусть каждый тур будет длиться три минуты и по истечению этого времени, судьи останавливают поединок и определяют, кто победил в данном туре. Победивший в предыдущем туре будет выбирать вид Магии на следующий тур. Ну и чтобы не сбиваться со счета, предлагаю за победу в каждом туре присваивать один балл победителю. И пусть наш поединок будет длиться, пока один из сражающихся не признает победу другого или покуда один из сражающихся ослабнет настолько, что у него не будет сил продолжать поединок… - проговорил Мартин.
        - Арханиус, вы согласны? - Фриган в душе одобрял такой порядок проведения дуэли, но на его лице это никак не отразилось.
        - Да - глава Цитадели долго не думал - ему уже не терпелось проверить своего ученика в настоящем бою.
        - Тогда объявляю начало дуэли!
        Хочу отметить, что пока они переговаривались между собой, остальные цитадельцы будто в рот воды набрали.
        - Уступаю право выбрать вид Магии на первый тур Мартину - Арханиус прекрасно осознавал «ход конем» Клементы. «Реабилитировать Мартина и отобрать у меня идентификатор главы Цитадели - это в духе Клементы. Не знаю, что он там сотворил с Мартином, но про меня Клемента не забыл. Помнит же он то, что сам мне этот идентификатор и подсунул. Ну а теперь, чтобы меня не съели все цитадельцы (ведь все они до сих пор считают, что это я натравил Клементу на Лавренция, используя особенность своего ученика ради личного возвышения). О чем же интересно они будут говорить, когда я передам власть над Цитаделью в руки ученика? Насколько Мартин готов к тому, чтобы противостоять напору недовольных цитадельцев? Надеюсь, Клемента знает, что делает. В ином случае, мне вместе с Мартином несдобровать».
        - Хорошо, мастер-маг - слегка поклонился в сторону Арханиуса Мартин, а как только выпрямился, торжественно произнес - Итак, дамы и господа, начнем. МАГИЯ СТИХИЙ!!!
        И одновременно с этими словами невдалеке от Мартина появились четыре элементаля: воды, земли, огня и воздуха, каждый из которых принял форму человеческого тела в натуральную величину. Четыре под два метра ростом элементаля чуть ли не строевым шагом направились в сторону Арханиуса, но, как и полагается, в центре Поединочного Поля их остановили Арханиусовы элементали. Завязались четыре нешуточные битвы.
        С виду, элементали Великого Мага имели больше шансов на победу: они были намного больше и выше своих оппонентов, казалось, что в них было заложено больше энергии. Но на деле эти без сомнения плюсы не давали дивидендов. Элементали сражались на равных.
        Проходит первая минута первого тура и с этого момента начинается самое интересное. Если Мартин просто стоял и ждал, то Арханиус постоянно корректировал действия своих элементалей. Поначалу созданные Клементой элементали сбивали с толку Арханиуса, но роботы есть роботы. Арханиус к исходу первой минуты определил логику действий элементалей своего ученика, и поэтому следующие две атаки его элементалей позволили уничтожить Мартиновых элементалей земли и воды. Вот тут-то и начинается то самое интересное.
        Арханиус дал команду своим элементалям окружить оставшихся в живых элементалей Мартина. И вот, когда кольцо готово было замкнуться, огненный элементаль Мартина при помощи воздушного собрата на большой скорости и, что самое главное, внезапно прыгнул в сторону земляного элементаля Великого Мага. В большей мере благодаря ускорению огненному удалось снести половину туловища земляного, тем самым сделав брешь в атакующем кольце Арханиусовых элементалей…
        «Пять… четыре… три… - тем временем Мартин вел обратный отсчет - два… один… Пора!»
        Близ центра Поединочного Поля появился огромный иссиня-черный торнадо. Его сила была настолько большой, что даже у цитадельцев, сидящих на самых верхних рядах, колыхались одежда и волосы.
        Торнадо медленно и величественно приближался к элементалям Арханиуса, попутно, правда, всосав в себя воздушного элементаля Мартина. Но это была прогнозируемая жертва. Воздушный элементаль должен был добавить силы торнадо, что и произошло.
        Вот торнадо вобрал в себя остатки земляного элементаля Арханиуса. Скорость передвижения и радиус воронки торнадо увеличились. Следующей жертвой стал воздушный элементаль, а следом за ним и водный. Торнадо достиг чудовищных размеров и грозился разнести все на Поединочном Поле. Вот не выдержал огненный элементаль Мартина. Буквально через пару секунд исчез и огненный Арханиуса…
        С трибун казалось, что торнадо уже давно не контролируемый. Большинство магов в спешном порядке начали создавать вокруг себя всевозможные щиты. Некоторые, более находчивые, собирались просто телепортироваться от греха подальше…
        А торнадо тем временем неуклонно двигался в сторону Арханиуса. И чем ближе было расстояние, тем тяжелее приходилось Великому Магу. Торнадо не реагировал ни на какое заклинание, притом, что некоторые просто впитывал в себя.
        И вот, когда торнадо был готов приблизиться вплотную к Арханиусу, Мартин с помощью специального заклинания остановил его. Все цитадельцы невольно задержали свой взгляд на величественной, окаменелой статуе некогда бушевавшей стихии.
        - Как видите, мое торнадо не позволяет Великому Магу Арханиусу создать более или менее приличное заклинание защиты. Поэтому я призываю судей досрочно признать за мной победу в данном туре… - проговорил Мартин.
        Секунд пять Фриган совещался с младшими судьями и, наконец, вынес вердикт:
        - Мы признаем досрочную победу в туре Магии Стихий за Мартином!
        - Спасибо - наш герой слегка поклонился в сторону судьей. А потом, выпрямившись и улыбаясь - все идет по плану Клементы - добавил - А теперь… МАГИЯ СМЕРТИ!!!
        Мартин создал около четырех десятков скелетов, которые вызвали улыбки среди многих цитадельцев. Мертвецы были «одеты» в различные современные одежды: были скелеты-реперы с кепками, сдвинутыми набок, и длинными футболками до колен, также на них блестели золотые кольца и цепочки; были скелеты-модники (на них были одеты всякие экстравагантные модные одежды), некоторые скелеты были одеты в простые женские платья. Даже парочка скелетов была в мантиях - впрямь монахи!
        И это еще куда ни шло. Но все это «безобразие» с одеждой вместе с ржавыми мечами и покореженными щитами далекого прошлого, которые держал каждый скелет, превращалось в весьма смешную картину. И смотреть на таких скелетов и хотя бы не улыбнуться было, по меньшей мере, просто невозможно.
        Арханиус хмыкнул. И перед войском Мартина появилось войско Великого Мага. Не скелетов. Чуть-чуть похуже. Скелетов в плоти. То есть зомби. Они не были такими «веселыми», как скелеты Мартина, а просто выглядели как обычные, настоящие зомби. Хотя мало кто из присутствующих учеников мог похвастаться встречей с настоящим зомби. Поэтому говорить о них как об обычных или необычных могли только более старшие маги.
        И вот началась драка «стенка на стенку». Только с той разницей, что сражались они на мечах, да и с каждым павшим скелетом, вставало два новых, хотя и чуть меньше ростом и габаритами. Когда Арханиус увидел, что в течение одной минуты численность скелетов стала намного превышать численность зомби, повторил трюк Мартина. Прошла еще одна минута в равной борьбе, и почти все Поединочное Поле заполнили ходячие мертвецы. Казалось, что еще чуть-чуть, и они оттеснят своих творцов и вскоре зрителей на нижних рядах. Но у Мартина все было рассчитано до мелочей.
        Он сотворил десять личей (мертвые волшебники), которые невозмутимо начали истреблять зомби. Запахло паленым мясом. Многие зрители скривили лица, едва почуяв запашок. И главное, из умерщвленных таким образом зомби не появлялось новых.
        Арханиус же не стал «наслаждаться» проигрышем своего войска. И по всему Полю начали появляться паукоподобные существа, точнее те же самые пауки, только размерами больше человека. И стали методично сокращать численность скелетов. Пауки выплевывали паутину, которая окутывала свою жертву, постепенно разъедая его плоть. Это опасная вещь. Стоит только одной волосинке паутины попасть на тело, как она тут же разрастается, разъедая плоть и питаясь высвободившейся энергией. Чтобы убить человека паутине понадобилось бы от силы минуты две-три. Но скелеты были не люди, да и паутины попадало больше, и буквально через двадцать секунд счет мог бы сравняться. Но Мартин все контролировал. Пока личи и пауки соревновались в количестве убитых зомби и скелетов, на Поединочном Поле появился еще один игрок: архилич - высший лич. Это обычный лич, только наделенный большей силой и властью над магией. Ему хватило одного заклинания, чтобы привести Мартина к победе и одновременно закончить тур. Архилич сотворил заклинание «Армагеддон».
        Внезапно на Поединочное Поле «упал» огромный огненный шар и одним махом убил сразу всех мертвецов, кроме, конечно, самого архилича.
        Не успел Арханиус активировать следующее заклинание, как раздался голос Фригана:
        - Время! По итогам второго тура победа присуждается Мартину.
        - Спасибо - Мартин уже улыбался во весь рот - Следующий тур по МАГИИ ЖИЗНИ!!!
        И на Поле появился самый настоящий лес из живых, подвижных деревьев, которые медленно и неуклонно приближались в сторону Арханиуса. Великий Маг ответил очень изящным образом. Спустя мгновение все деревья Мартина опутали смертоносные лианы, именно что смертоносные. Лианы быстро разрастались и сплетались со стволами и ветвями деревьев, при этом одновременно сжимаясь. Наиболее тонкие деревья, не выдержав такого давления, падали, разрубленные острыми лезвиями-лианами. Более толстые - еще держались, но это ненадолго.
        Мартин видел, что скоро от его воинства ничего не останется, но не спешил действовать. Было еще слишком рано. «Хм. Клемента и это предусмотрел - тем временем думал наш герой - Все, что он мне говорил - сбылось. Элементали на элементали. Против скелетов Арханиус выставил зомби, а потом еще и призвал этих пауков. И сейчас. Все сходится. Причем до самых мелких деталей. Неужели Клемента настолько хорошо знает Арханиуса, что предугадал все его действия и контрдействия? Что-то не слишком вериться. А может… Клемента как-то заглянул в будущее?.. Тоже не слишком правдоподобно. Но как тогда, блин, Клемента мог просчитать всю дуэль посекундно? Ведь и сейчас, если я активизирую следующую капсулу, Арханиус же ответит термитами…»
        Слегка озадаченный тем, что план Клементы идеально срабатывает, Мартин выпустил следующее заклинание…
        Ветки деревьев ожили рыжими и серыми красками. Это белки. Они суетливо перепрыгивали с ветки на ветку, не забывая при этом своими острыми зубками перегрызать лианы. Прошло не больше пяти секунд, как лес был освобожден от живых оков. Но… но Арханиус использовал идею Мартина против него самого. Лес на глазах начал редеть. Деревья превращались за мгновение в труху. И всему виной стали как вы думаете? Конечно же, древесные термиты, которые с жадностью разрыхляли плоть деревьев и тем самым, убивая их.
        Мартин почти незаметно кивнул головой, то ли Арханиусу и его действиям, то ли идеальному плану Клементы, и активизировал последнюю капсулу.
        Арханиус немного расслабившись, ожидал следующего хода своего ученика. Мартин сражался вполне достойно, что Арханиус порой во время дуэли поражался, как ученик мог достичь такого высокого мастерства! Великий Маг видел, что на Поединочном Поле оставалось все меньше деревьев, а это значит, что Мартин сейчас что-то предпримет…
        Но вдруг Арханиуса окутала темнота, накатила мощнейшая волна сна, и он сквозь дрему успел заметить, что уже лежит на полу, и последней мыслью перед потерей сознания было удивление, что что-то пошло не так…
        На Главном Поединочном Поле воцарилась мертвая тишина. Все боялись даже пошевелиться, чтоб не дай бог нарушить первым это чарующее молчание. Почти все цитадельцы ждали. Ждали развития событий. И только несколько Великих Магов уже осознали всю неизбежность этого неожиданного поворота событий в жизни всей Цитадели.
        - Я требую по праву победителя идентификатор главы Цитадели Магий! - торжественно произнес улыбающийся во весь рот Мартин, когда спустя несколько секунд Арханиус пришел в себя, озадаченно осмотрелся и, оттряхивая с себя несуществующую пыль, встал. Цитадельцы молчали. Цитадельцы, затаив дыхание, смотрели на Арханиуса и ожидали его ответа.
        - Хорошо - выждав небольшую паузу, кивнул Арханиус - Исходя из Правил, по праву победителя за тобой признается звание «Великий Маг», а также по праву победителя ты получаешь идентификатор власти над Цитаделью Магий…
        Последние слова уже бывшего главы Цитадели утонули в поднявшемся над Главным Поединочным Полем многоголосом гуле. Все были шокированы этой новостью. И каждый старался быстрее соседа высказать свое мнение. То тут, то там возникали споры, в которых маги слишком горячо доказывали свою точку зрения. Но лишь Цэпций, Кор и Пэтра продолжали хранить молчание: Пэтра из-за того, что, во-первых, уже знала, что произойдет и, во-вторых, ей не с кем было переговорить; Дрониус в облике Кора внутренне ликовал - Клемента все-таки помог Арханиусу и очень хорошо спутал карты Цэпцию и компании; и, наконец, сам Цэпций лихорадочно соображал - что же делать дальше?
        Арханиус, осмотрев трибуны Поединочного Поля, попросил тишины. И вот когда гул почти стих, Массимо, не удержавшись, задал интересующий всех цитадельцев вопрос, тем самым вызвав новую волну споров, возмущений и возражений:
        - Разве есть такое в Правилах Цитадели?
        Вопрос Массимо успели повторить многие цитадельцы, пока Арханиус вновь не призвал всех к тишине:
        - Есть такой подпункт - спокойно проговорил уже бывший глава Цитадели - Подпункт номер восемь точка тринадцать…
        - Но такого подпункта нет в Правилах… - перебил Арханиуса Массимо. Этот Маг одним из первых вспомнил пункт восьмой Правил и не обнаружил там подпункта тринадцатого.
        - Есть, Массимо, есть… - тихо произнес Цэпций, сидя рядом со своим учеником, но его шепот услышали многие - Уж лучше и вправду такого подпункта не было…
        Цэпций никак не мог предсказать такой поворот событий. Мартин… Во главе Цитадели… И что теперь делать? Цэпция это происшествие очень удивило и свело на нет все его замыслы… Теперь ему придется многое менять, ведь еще ничего не ясно о силе Мартина. А Цэпций был всегда осторожным. Он любит бить только наверняка, когда полностью уверен в положительном для себя исходе. А сейчас все было очень запутано…
        - Поясняю для несведущих и возмущенных - Арханиус уже полностью «пришедший» в себя после дуэли и внутренне улыбаясь, хотя, почти ничего не зная про силу Мартина. Ведь, по сути, какая разница как он так быстро приобрел такое могущество и насколько это могущество могущественно, главное, что Мартин на его стороне - Подпункт восемь точка тринадцать в рукописном первоначальном варианте Правил Цитадели гласит так: «Любой маг, имеющий статус ученика в период своего ученичества на протяжении одного набора и обучения учеников имеет право вызвать своего мастера-мага на официальную дуэль. И в случае победы за учеником признаются все титулы его мастера-мага. В тоже время мастер-маг лишается всех своих титулов, оставляя за собой право иметь статус Великий Маг». Так что… Мартин, поздравляю тебя с победой! Ты теперь полноправный глава Цитадели Магий. Какие будут указания?
        - Я ставлю тебя, Арханиус, исполняющим обязанности главы Цитадели. По всем вопросам, где необходимо принять какое-либо решение, обращаться ко мне. А теперь, прошу извинить, но у меня еще есть дела…
        С этими словами Мартин, видя, что некоторые Великие Маги, как и предсказывал Клемента, негативно отнеслись к преждевременной смене главы Цитадели Магий, исчез в пространственном коридоре…

***
        - Мастер-маг, а что это за подпункт такой восемь точка тринадцать? К чему его написал Лавренций … - Пэтра сидела в кабинете своего мастера-мага, а если быть точнее, то уже в кабинете Мартина. Но так как ученик поручил Арханиусу выполнять обязанности главы Цитадели, то еще можно считать кабинет за ее мастером-магом.
        - Эту поправку в пункт восьмой вписал Лавренций несколько позже остальных подпунктов. В новые, переизданные Правила, мы некоторые подпункты не заносили, здраво предположив, что они нам не пригодятся. Все равно все эти подпункты оставались в рукописном варианте Правил. Но, как видишь, один из них сегодня нам пригодился… В общем, об этом знали только самые старшие Великие Маги. А что именно побудило Лавренция внести эту поправку… Мм… Я думаю, что когда Дрониус, имея за собой только двадцать лет практики магии, вызвал Лавренция на дуэль… До сих пор не знаю, чем руководствовался мой бедный друг, но Лавренций без труда победил Дрониуса. И как раз после этого небольшого инцидента Лавренций и внес в Правила подпункт восемь точка тринадцать. Кстати, это был первый и последний случай, когда ученик официально вызывал своего мастера-мага на дуэль. Мартин второй. Теперь ты сама понимаешь, зачем мы этот подпункт не распространили - простая экономия. Да и ученики, начитавшись Правил, не будут отвлекать своих мастеров-магов дуэлями. До недавнего времени мы все считали это абсурдным и нереальным. Но как видишь,
все течет, все меняется. Теперь у нас простой ученик, совсем еще «зеленый», смог победить одного из сильнейших Великих Магов…
        - Ну, не совсем Мартин простой ученик - Пэтра не обратила внимания на иронию, звучащую особенно в последних словах Арханиуса. Все ее мысли сейчас переключились на другие слова мастера-мага. Пэтра насторожилась - она начала в кое-чем догадываться.
        - Когда вы говорите, Дрониус вызвал Лавренция на дуэль?..
        - На двадцатом году своего обучения, пятнадцатом со дня основания Цитадели - ответил Арханиус.
        - Ясно - Пэтра ничем не выдала своих эмоций. Она легко сложила два плюс два. То, что рассказал только что Арханиус, полностью совпадало с тем, что ей как-то поведал Мастер Иллюзий Кор… или не Кор, а Дрониус… К тому же, некоторые оговорки Клементы… Все эти крупицы информации дают предполагать (вполне уверенно так предполагать), что Дрониус жив…
        Пэтра еще минут пять просидела в кабинете главы Цитадели Магий, но потом не выдержала и направилась проверять свои умозаключения. Пэтра решительно стучала в жилую комнату Великого Мага Кора.
        - Пэтра… Заходи - Мастер Иллюзий приоткрыл дверь пошире, впуская внутрь комнаты ученицу Арханиуса.
        - Здравствуйте Великий Маг Кор или к вам лучше обращаться по настоящему имени? Да, Дрониус? - Пэтра лукаво посмотрела на Великого Мага. Тот секунду молчал, а потом тихо произнес:
        - Что ж, я так и так собирался раскрываться. Тем более я надеюсь, что именно ты, Пэтра, никому не проболтаешься…
        - Не проболтаюсь, но… как? Как так получилось? - Маг хоть уже догадывалась, все-таки была немного шокирована. Ведь догадываться и знать точно - две разные вещи.
        - Ты действительно это хочешь услышать?..
        - Да.
        - Хорошо. С твоего позволения, я сниму с себя эту иллюзию…
        - Давайте. Может, я вам еще смогу посодействовать. Вы ведь оставались лучшим другом моего мастера-мага… По крайней мере, так о вас отзывался сам Арханиус…
        - И продолжаю им оставаться… - улыбнулся теперь уже Дрониус. Высокий, стройный мужчина с аристократической осанкой. Пэтра, бегло осмотрев с ног до головы друга своего мастера-мага, задержала свой взгляд на лице Дрониуса. Избалованные губы, немного впалые щеки, прямой лоб и глаза, живые, горящие безумной жизнью глаза, отражающие высокий интеллект Дрониуса и его могущество - такое лицо привлечет внимание любого. Каждый в обязательном порядке задержит свой взгляд, как сейчас Пэтра. Именно на лицо приходилась большая часть харизмы, которой веяло от Дрониуса и которую он так умело прикрывал, находясь в облике Великого Мага Кора - А на счет посодействовать… Ты можешь. Только пока ничего не говори Арханиусу.
        - Не буду.
        - Что ты слышала обо мне?
        - Не много. По случайно брошенным фразам Арханиуса, ну и официальную историю вашей смерти… - Пэтра отчего-то замялась, будто ей и впрямь было неудобно перед лучшим другом ее учителя.
        - Хм, неплохо. И что же сейчас говорят о моей смерти цитадельцы? - Дрониус с нескрываемым интересом посмотрел на Пэтру. Он, в принципе, знал, что сейчас расскажет девушка, но он также знал, что с каждым новым поколением учеников к причинам его смерти добавлялось что-то новенькое.
        - Ну… Будто у вас появились разногласия с Лавренцием. Первый Великий Маг хотел вас образумить, но вы настаивали на своем. Лавренций считал, что вы совершаете ошибку и можете сильно пострадать или даже умереть. Лавренций переживал за вас и послал Мастера Иллюзий Кора следить за вами. И… в тот момент, когда вы хотели совершить то самое опасное для вашей жизни. Что интересно, так никто и не дал вразумительного ответа, что же вы хотели такое опасное для своей жизни совершить?.. В общем, Кор попытался вас остановить, но вы… Теперь мне понятно, зачем Мастер Иллюзий инициировал мое дополнительное обучение иллюзиям.
        - Да, я хотел помочь Арханиусу сделать из тебя хорошего Великого Мага. По сути, это именно я предложил ему новые методики обучения учеников. Яркий пример их эффективности - ты. С Мартином совсем другая история…
        - Кстати, а что с ним?
        - Вот этого я тебе не могу сказать. Ты еще хочешь услышать правду о моей смерти?
        - Да, конечно.
        - Так вот - Дрониус откинулся на спинку стула и улыбнулся - Давно не вспоминал те великие события… Не буду хвалиться… Но Лавренций с определенного момента попросту начал меня боятся. Я начал практиковать кое-какие эксперименты с артефактами. Тогда я только хотел… Как бы тебе это сказать… В общем, в утрированном виде - вживить в себя, в свою ауру, магические артефакты. Лавренций смог просчитать события на несколько сот лет вперед и понял, что эти мои начинания сегодня через несколько сот лет превратят меня в очень могущественного мага. Вот наш Первый Великий Маг от страха за свое будущее приказал Кору выследить меня и по возможности убить. Кор… (Дрониус не сдержал себя и наградил Мастера Иллюзий красочными эпитетами). Сильный хамелеон, чтоб его! Смог пробраться ко мне на достаточно близкое расстояние, используя свои иллюзии. Но, в последний момент я его засек…
        (прим. Дрониус здесь исказил факты - в то время он никак не мог запеленговать хорошо «спрятанного» Кора. Все-таки, как ни крути, а Кор - очень хороший Мастер Иллюзий. Дрониуса спасло то, что Воган, Миросоздатель, незадолго до этого ставший другом Великому Магу (тут целая история, но о ней потом), заметил агрессивно настроенного Кора. И именно благодаря Вогану настоящий Мастер Иллюзий перестал существовать…)
        И, в общем, я решил залечь на дно. Хорошо, что Кор использовал иллюзии… Никто уже толком не помнит его истинную внешность… Вот я накинул на себя последний иллюзорный облик Кора, пришел к Лавренцию и рассказал ему о своей смерти… Лавренций так и не догадался, что произошло на самом деле…
        - Классно - Пэтра улыбнулась - Я, конечно, понимаю, что это личная информация… Но скажите, вы достигли каких-то результатов с вживлением артефактов?
        - Достиг - кивнул Дрониус.
        - А… почему тогда Лавренций сам не захотел для себя провести такой эксперимент?
        - Хороший вопрос. Понимаешь, Пэтра… Что легко дается тебе, у другого с этим могут возникнуть проблемы. Вот взять, допустим, Кора. Мастер во всех смыслах этого слова! А теперь отвечаю на твой вопрос. Лавренций не мог так легко владеть иллюзиями, как Кор. Точно также и со мной. Первый Великий Маг просто не понимал, как я могу этого добиться. Знать последствия, он знал. Точнее даже предугадывал. Алгоритм действий он тоже мог прознать. Но браться за мой эксперимент он просто не решился… То, что могло получиться у меня, у него вряд ли бы получилось. Тут ключевыми факторами стали различие в способе мышления и имеющиеся в наличие ресурсы. В первую очередь, трудовые. У него не было тех помощников, которые были у меня…
        - Так, а нельзя было Лавренцию просто призвать ваших помощников к себе?
        - Ха! Конечно, нет. Лавренций не знал, какие именно у меня помощники… - тут Дрониус посмотрел на часы, и добавил, вставая из-за своего стола - Так-с, с тобой приятно говорить, но у меня еще есть дела.
        - Спасибо, что рассказали мне правду - Пэтра улыбнулась.
        - Пожалуйста. Только… пока ничего не говори Арханиусу. Он еще должен оставаться в неведении. Это будет на благо всем. Твоему мастеру-магу в первую очередь… Иначе Арханиус лишь одним знанием про то, что я не умер, может помешать нам его спасти. Все, а теперь иди. Мне надо подготовиться…
        Дрониус чуть ли не с силой выгнал Пэтру из комнаты и когда закрыл за ней дверь, пожаловался самому себе:
        - Как же мне надоело прятаться…

***
        - Нынешнее положение дел предполагает развиться в очень и очень интересную сторону. Что скажете, господа? - Фриган с улыбкой осмотрел собравшихся магов. Кор как всегда неподражаемый. За все это время он нисколько не поменялся. Хотя, что с ним станется? У него же это личина не настоящая… А вот Горон изрядно так похудел. И магического потока у него поубавилось. Ей-богу, эти его эксперименты его до добра не доведут. Интересно бы узнать, что же за такое могло побудить здравомыслящего Великого Мага жертвовать своими жизненными силами и магическим потоком? Явно что-то существенное. На мелочь Горон бы не разменивался.
        Меера, вроде выглядит как всегда. Но нет-нет, да и проскользнет на лице некоторая усталость. И еще. Уж очень тревожные взгляды она бросает на своего возлюбленного. Видно, сама она не раз высказывалась против тех экспериментов, но Горон…
        - Моя точка зрения остается прежней. Хотя я и не рад, что Мартин стал нашим главой. Но правила никто не отменял. Не знаю я, что ждет нас на Соревновании. Все-таки нейтралитет сейчас самый оптимальный вариант. Выиграет ли Цэпций? Или Арханиус, теперь уже его ученик, как-то для меня нет особой разницы. Я уже давно отошел в сторону, и пока не задеты мои интересы, я нейтральный ко всему…
        - Хорошо, Кор. Меера, Горон?
        - Мне в принципе тоже все равно, теперь уже все равно - с долей пессимизма проговорил Горон - Но я еще не определился. Обещаю к началу Соревнования сказать что-то более определенное…
        - Ладно. Меера, а ты?
        - А что я? - пожала плечами женщина - события в Цитадели развиваются без нашего прямого участия. Поэтому, переходить на какую-нибудь сторону и активно действовать пока не собираюсь. К тому же я всегда буду рядом с Гороном. Поэтому выбора у меня особо нет…
        - Понятно. Но, а мое мнение… Так как я еще являюсь Мастером Внутренней Безопасности, поэтому в любом случае буду действовать во имя Цитадели Магий. А кто будет стоять во главе?.. Пока Цэпций жив, никто другой не заявит открыто о своем желании занять пост главы Цитадели Магий…

***
        - Проходи Массимо. Как там группа специального назначения? Ученики охотно в нее вступают? - Цэпций расслаблено сидел в кресле. Массимо по-хозяйски прошелся по кабинету своего мастера-мага, поправил статуэтку на одной из полок и вскоре сел на диван.
        - Хорошо. Учеников набираю. Правда для некоторых приходится придумывать липовые истории…
        - Даже так? Хм. Интересно, а зачем ты тогда над Мартином так издевался? Тоже ему липовую историю придумал или рассказал всю правду о группе специального назначения? Зачем было вообще с ним иметь дело? Скажи мне, пожалуйста. - Цэпций говорил больше утвердительно, чем вопросительно, будто знал всю подноготную взаимоотношений своего ученика и ученика Арханиуса, теперь, правда, уже не ученика, а полноправного Великого Мага.
        - Ну… - Массимо замялся - Честно сказать, я и сам не понимаю, зачем с ним «игрался». Лишь под конец я понял, что именно я подтолкнул события в сторону потери им магического потока…
        - Но как видишь, он его не только не потерял, но и стал сильнее. Что же с ним произошло? Как он сегодня победил Арханиуса! И что я тебе тогда говорил - Цэпций перешел на наставительный тон - Еще ничего существенного не произошло. А ты уж было хотел расслабиться. В общем, теперь Мартин обязательно с тобой поговорит на счет группы. И он будет вправе требовать от тебя объяснений. Так что мой тебе совет, все отрицай. А спиши все свои проделки связанные с ним на влияние Призраков Магий. Скажешь, что было помутнение памяти, и ты не отдавал себе отчета, что делал…
        - Но…
        - Не беспокойся - он поверит в это. Тем более ты же сам только что сказал, что толком не понимал, зачем это делал. Конечно, есть и другой вариант - Цэпций хитро так улыбнулся - Если не хочешь врать, скажи правду. Но тогда пеняй на себя. Во-первых, я от тебя сразу же откажусь. Во-вторых, Фриган проведет с тобой очень познавательную беседу. После нее я даже не знаю, каким ты будешь. Ведь необдуманное бунтарство наказуемое…
        - Но вы…
        - Это я. Что я тебе сказал, необдуманное бунтарство. Ты нарушаешь Правила Цитадели, организовывая вокруг себя группу магов. Это расценется как предательство, что Фриган не приветствует. Понял меня?
        - Да - смиренно сказал Массимо - А как вы сумели проделать… то, что вы проделали?
        - Тебе это рано знать. Тем более ты должен сам до такого уровня дойти. Тогда какой же из тебя будет Великий Маг? Но скажу следующее: хитрость, интриги, легкий шантаж, убеждение, правдивость сказанных слов, могущество. Именно такой коктейль я смог сконструировать, причем он оказался таким вкусным, что его захотели попробовать многие… Ха-ха-ха - Цэпций рассмеялся. Вместе с ним смеялся и Массимо, попутно обдумывая сказанное его мастером-магом…

***
        Дрониус появился на лужайке возле дома Клементы, и как приличный гость прошелся по тропинке, ведущей к входной двери, и постучал. Когда Клемента открыл дверь, Дрониус проговорил:
        - Здравствуй Клемента! Это твоих рук дело?
        - Что именно, Дрониус? - Клемента выглядел серьезным, вот только в глазах его сверкали искорки смеха.
        - Дуэль с Арханиусом и победа Мартина?
        - Моя инициатива - проговорил Клемента, а потом спохватился - Ты проходи, как раз познакомишься с Мартином. Кстати, я ему обещал ваше знакомство…
        - Хорошо.
        Мартин сидел в гостиной и не спеша попивал чай. А куда ему спешить? До Соревнования уйма времени. А Клемента уже составил план, по которому он обучит Мартина управлению энергией Миросоздателей. По подсчетам Клементы и учитывая выводы после первых двух недель обучения, Мартин должен за тридцать пять календарных лет научиться управлять своей новой энергией на среднем уровне. Высший он будет осваивать уже сам, тем более для этого у него останется еще около пяти лет спокойной жизни. Потом начнется Соревнование, на котором Мартин поучаствовать просто обязан. Если, конечно, не передаст свои полномочия главы Цитадели кому-нибудь другому…
        В дверь позвонили, а Клемента будто и впрямь ожидал гостя, уже стоял наготове в коридоре. Спустя минуту, в гостиную вошли сам Клемента и высокий мужчина в одежде Великого Мага Цитадели.
        - Знакомься Мартин. Это Дрониус в своем собственном и что самое главное настоящем облике.
        - Рад с вами познакомится - Мартин улыбнулся.
        - Я не сомневаюсь - хмыкнул Дрониус.

***
        - Дрониус, вы знаете, где сейчас находится Мартин? - Алёна стояла в кабинете Мастера Иллюзий, скромно потупив взор.
        - Допустим…
        - А вы не могли бы мне сказать, где он находится?
        - Сказать не могу. А привести, пожалуй, можно.
        - Хорошо - Алёна улыбнулась - Мы можем прямо сейчас туда отправиться?
        - Да. Можем. Возьми меня за руку - Дрониус встал из-за стола и протянул свою руку ученице…
        Мартин уже несколько дней подряд работал над преобразованием энергии Миросоздателей в магический поток Великих Магов. И в принципе, у него это получалось. Поначалу еще было тяжело. Полученный магический поток ему не удавалось сохранить - поток быстро рассеивался. Чуть позже Мартин догадался превращать энергию меньшими порциями и прикреплять ее к внешней обычной ауре. Но как только он это начал делать, сразу перед ним предстала новая проблема. Процессы преобразования любых других энергий в энергию Миросоздателей, которые видел Солис, продолжались и по сей день. Мартин о них благополучно забыл, а теперь, чертыхаясь, не мог понять, куда опять девается преобразованная энергия. Если вначале он просто пытался удержать энергию как бы «в воздухе» и соответственно не мог ее удержать, то сейчас он четко видел, что магический поток насыщал внешнюю ауру, но спустя пару-тройку десятков секунд это насыщение исчезало.
        Интересно, что весь процесс превращения других энергий в энергию Миросоздателей происходил автоматически, без Мартинова сознательного участия. Поэтому Мартин довольно длительное время не мог понять, что он делает не так. Пока, наконец, не вспомнил о своей так званой особенности. Тогда Мартин попытался этот процесс направить в обратную сторону. Но все его потуги оказались тщетны.
        В итоге после многочисленных неудачных попыток, Мартина посетила идея: создать сразу готовое заклинание и в таком виде попытаться прикрепить его к одной из двух своих аур, а уж после, по необходимости, вкачивать в него дополнительное количество магического потока.
        Так Мартин и сделал. Первое заклинание, которое ему пришло на ум, было заклинание соблазнения. То заклинание, которое подобно феромонам заставляет выбранную «жертву» испытывать сильное половое влечение к активизирующему это заклинание магу. Сами понимаете - молодость!
        Вот с ним Мартин и начал работать, все больше и больше вкачивая в готовый скелет заклинания, магический поток Великих Магов, который успешно преобразовывал из энергии Миросоздателей.
        Вот за этим процессом Мартина и застала Алёна. Конечно, девушка не рассматривала Мартина магическим зрением (а надо было!), и поэтому не видела, чем занимается Мартин.
        Секунду они стояли, смотря друг на друга. Мартин недоуменно, а Алёна с восторгом и нежностью. Потом девушка вплотную приблизилась к нашему герою и обняла его.
        - Спасибо - произнесла Алёна.
        И как раз в этот момент Мартин, скорей от неожиданности, чем специально, выпустил заклинание соблазнения, которое тут же «набросилось» на Алёну.
        - Спасибо - теперь в подтверждении своих слов, девушка поцеловала своего «спасителя» в щеку - Спасибо за то, что спас мне жизнь. Спасибо.
        Мартин не будь дураком, подставил свои губы. Они поцеловались. А дальше подействовало заклинание…

***
        - Клемента, вот скажи мне честно. Разве обязательно было тогда убивать Венанза? - как-то вечером задал Мартин давно мучавший его вопрос.
        - Ну… - замялся Клемента - Как тебе сказать… Ты знаешь, что каждый Миросоздатель рождаясь, порождает в свой противовес мир. Они становятся братьями, питая друг друга полярными энергиями. Иногда мир начинает умирать, и если Миросоздатель это вовремя не замечает, то мир попросту впитывает в себя всю сущность брата. До Венанза это было единственной возможностью убить Миросоздателя. Растревожить мир и вуаля… Миросоздателя нет! Взяв этот принцип на вооружение, Он захотел создать искусственного Миросоздателя и…
        - Ты так и не ответил на мой вопрос - перебил Мартин.
        - А ты дослушай до конца - немного раздраженно произнес Клемента - Так вот, когда Венанз создал в тебе магический каркас, позволяющий оперировать с энергией Миросоздателей, ты поглотил его сущность по принципу умирающего мира, став тем, кого и хотел создать Абсолютный Миросоздатель…
        - Брр… Ты хочешь сказать, что это я виновен в смерти Венанза?
        - В такой же степени, как и Он - кивнул Клемента.
        - И что, Абсолютный Миросоздатель собирается так всех настоящих Миросоздателей укокошить? Они же могут все узнать.
        - На данный момент, ответ на твой вопрос положительный. Ему это и надо, как ты выразился, укокошить всех настоящих Миросоздателей и создать тебе подобных существ.
        - И что, не существует другого способа создать искусственного Миросоздателя?
        - Нет…
        И только многие годы спустя Мартин опровергнет слова Клементы, создав в качестве доказательства себе подобного ученика - Миросоздателя…
        А все начиналось с очередного мозгового штурма: «Ну не может такого быть, что нет другого способа создать искусственного Миросоздателя… Не может…» - Мартин в который раз мысленно повторял эти слова. После того разговора с Клементой в Мартине поселилась навязчивая идея разобраться в этом вопросе. Он в который раз ощущал, что близок к отгадке. Но, увы, решить проблему ему пока еще не удавалось - «Итак, начну с самого начала. Чтобы получить неполноценного Миросоздателя, надо, во-первых, сконструировать соответствующий магический каркас. Так? Так. Во-вторых, надо в готовый каркас влить энергию Миросоздателей… В принципе, все легко. Но вот как избежать того смертельного эффекта? Ммм… Чувствую же, что правда где-то рядом… Но где же? А что, если сразу не вливать в сконструированный каркас энергии? Что тогда произойдет? Клемента… Клемента говорил, что после создания каркаса тело подопытного, словно умирающий мир-брат, поглощает всю сущность своего создателя… Наверняка, тогда между мной и Венанзом образовался связующий канал. Точно такой же, как между настоящим Миросоздателем и миром. Тогда… тогда остается
только перепрофилировать этот самый канал… Точно! А что, если не сразу наполнять созданного Миросоздателя энергией? Что, если канал направить на окружающий мир? А это идея! Так-с. Теперь надо найти подходящего подопытного «кролика»… Отправлюсь-ка я на свою Родину. Там, думаю, найдется подходящий экземплярчик…» С этими мыслями Мартин исчез в свете пространственного коридора.
        «Кого бы выбрать, а? Думай, Мартин, думай. Наверно, лучше всего ребенка. Грудного ребенка, оставшегося без родителей. Да, так будет лучше. И не так будет совестно за его возможную лучшую жизнь. Решено. Отправляюсь в роддом…»
        В стенах шестого городского родильного дома города Харькова появился странный молодой субъект мужского пола. Правда, странного в нем было только то, что его никто не видел. Такая особенность давала этому субъекту беспрепятственно входить и выходить во все комнаты для новорожденных. Что он там искал? Непонятно. Но вот, этот странный субъект задержался возле одного белобрысого малыша. Субъект усмехнулся. Потом легонько дотронулся до головы младенца указательным пальцем и… исчез, оставив белобрысого малыша надрываться от плача. Судя по всему, субъект нашел то, что искал…
        Спустя еще шесть лет Мартин вновь наведался на свою Родину. Без труда отыскал своего подопытного, он понял, что немного запустил свой эксперимент. Белобрысый мальчик жил на улице. Конечно, улица - это хороший учитель жизни, но это почти никак не шло на пользу развитию эксперимента. Поэтому Мартин принял кое-какие меры…
        Поступил анонимный звонок в местный отдел милиции, и несколько людей в синих формах провели задержание детей. После медосмотра беспризорников отправили в областной приют для несовершеннолетних. Чуть погодя, по велению одного Спонсора выбрали двадцать одаренных детей, в том числе некоего Антона Веновского и зачислили в частную школу для сирот, которую содержал все тот же Спонсор. Как-то его возле школы подкараулили журналисты и спросили: «Благотворительность - это хорошо. Но какие же вы преследуете цели? Ведь содержание частной школы - очень убыточно, немногие богатые люди себе такое позволяют». На что Спонсор, усмехаясь, ответил: «Потому что надо давать шанс и таким вот детям. Ведь среди них погибает множество талантов, а я их нахожу и стараюсь развить. После, когда эти дети получат достойное образование, они будут работать на моих предприятиях, и будут высокими специалистами в своих сферах деятельности. Поэтому моя школа для сирот - это лишь звено в цепочке долгосрочных инвестиций к будущим прибылям».
        Спустя некоторое время, группа выпускников, в том числе некий Антон Веновский, поступает в один престижный университет, опять-таки, за счет этого же Спонсора, который перед зачислением ставит всем своим протеже одну задачу: «Закончить ВУЗ с красным дипломом». Молодым людям ничего не оставалось сделать, как принять такое условие от своего названного папы…
        Вот теперь я заведомо пропущу большой отрезок времени и начну описывать события, произошедшие в аккурат перед Соревнованием…
        - О-о… новый ученик. Весьма вовремя! - маг-привидение улыбался. За все время, когда он поставил ультиматум двум магам с большим количеством энергии, ученики стали попадать в его сети часто.
        - Конечно - улыбнулся в ответ черноволосый парень - а ты, небось, тот самый маг-привидение… Что, хочешь обрести тело?
        - А ты не простой новый ученик - похититель энергии слегка насторожился - Да, я хочу создать себе тело. И в этом ты мне очень поможешь…
        - Не сомневаюсь - хмыкнул Мартин и, не теряя больше времени, атаковал мага-привидения. Тот даже дернуться не успел. Невидимый простому глазу кокон энергии Миросоздателей не оставил никаких шансов на спасение…
        - Теперь слушай меня внимательно - серьезно проговорил Мартин - У меня хватит сил тебя уничтожить. Веришь мне?
        - Верю - покорно произнес маг-привидение. Он понял, кто перед ним стоит. И поэтому ничего не стал предпринимать. Все равно не поможет. Хозяина всех энергий победить невозможно.
        - Это хорошо, что ты все так прекрасно понял - Мартин позволил себе улыбнуться - У меня для тебя есть деловое предложение. Ты сделаешь то, что мне нужно. Взамен я вкачаю в тебя столько энергии, что ты вмиг сможешь воссоздать себе тело.
        - Что я должен сделать? - о такой благодати похититель энергии мог только мечтать. Поэтому он, не раздумывая, уже сейчас готов был дать свое согласие.
        - Для начала скажи, как тебя зовут?
        - Тадж.
        - Хорошо, Тадж. Сейчас ты вместе со мной отправишься в Цитадель Магий и освободишь от обязательств перед тобой Горона и Мееру…
        - Да.
        Горон и Меера сидели в жилой комнате Горона и ждали новостей от Мартина.
        - Ты думаешь, он сможет нам помочь? - как-то удрученно спросил Горон. Он раньше считал, что со своими проблемами он и Меера справятся. Но, как оказалось, он ошибался. Может, виной этому было воздействие похитителя энергии… Маг-привидение смог как-то надломить волю Горона. Может еще что-то. Но теперь бывший помощник Лавренция в глубине души был рад, что кто-то вместо него решит его проблемы. Жить ему еще хотелось…
        - Конечно, мой дорогой - Меера влюблено смотрела на Горона. Она прекрасно понимала, на какие жертвы пошел Горон, чтобы, в первую очередь, спасти ее. Она видела, как убивался Горон, каждый раз, когда давал помеченный артефакт новому ученику. И она знала, что по-другому никак нельзя. Или ты, или кто-то другой. Такой вот жестокий мир - И потом, ты правильно сделал, что разрешил помочь Мартину нам помочь. Я чувствую, что это правильно. К тому же, Мартин - сейчас глава нашей Цитадели. И нам это может сойти на руку. Мы будем обязаны не лично Мартину, а как бы в целом - Цитадели Магий…
        - Ммм… - Горон оживился, глаза его загорелись надеждой - С этой стороны я и не посмотрел. Ты умница, Меер! Чтоб я без тебя делал?
        - Не знаю…
        Их влюбленные воркования прервал стук в дверь. Она тут же отворилась, и в комнату вошел Мартин, следом за ним - маг-привидение.
        - Тадж хочет вам кое-что сказать - проговорил Мартин официально, сухо, без эмоций.
        - Я снимаю с вас обязанность предоставлять мне учеников, и я уже не буду поглощать ваши энергии…
        - Вот так-то - Мартин улыбался - Горон, Меера, с вами я поговорю чуть позже. Тадж, ты идешь со мной.
        С этими словами молодой глава Цитадели Магий и похититель энергии исчезли…
        - Поздравляю Горон! Теперь у нас начнется новая жизнь! - женщина, радуясь, обняла своего мужа.
        - Подожди Меера - Горон же не разделял радости своей жены. Он отстранился от объятий и добавил - Надо еще узнать, что захочет получить взамен от нас Мартин.
        - Какой ты скучный, Горон!
        - Да уж, приходится…

***
        - Намонглиас, приветствую!
        - Здравствуй, Кор.
        - Тут я нашел кое-какую информацию, которая касается тебя.
        - Какую именно? - сразу же насторожился Намонглиас.
        - Один Великий Маг из Цитадели хочет устроить на тебя покушение, причем обязательно с летальным исходом… Я посчитал, что тебе это стоит знать.
        - Спасибо. Ты мне можешь назвать имя этого Великого Мага? - Намонглиас сжал кулаки.
        - Увы, не могу. Эта информация мне очень дорого обошлась…
        - Что ты хочешь? - Намонглиас понял замысел Кора.
        - Давай так. У меня тоже есть зуб на этого Великого Мага. В общем, мы заманим его в ловушку, и я с ним расквитаюсь за нас двоих.
        - А никак нельзя мне назвать имя, и я сам попробую разобраться с ним? - Намонглиас не хотел играть по чужим правилам.
        - Нет, Намонглиас. Если я тебе скажу, то все равно о моей причастности этот Великий Маг узнает…
        - Я не согласен, Кор. При всем уважении к тебе, я не могу быть зависимым. Уж лучше я буду на чеку, чем…
        - Ладно-ладно. Не хочешь, не надо. Я считал, что вдвоем мы сможем словить эту «большую рыбку». А так… счастливо оставаться. И Кор едва сдерживая внутри себя гнев, вышел из кабинета Намонглиаса.
        «Вот идиот! - думал Дрониус, идя по коридорам Цитадели - И я, и этот Намонглиас. Зачем мне надо было с порога его пугать? И он… молодец… Уперся. Помощь, видите ли ему не нужна. Посмотрим, что он запоет на самом Соревновании, когда я объявлю на него охоту…»
        Эпилог
        Будучи на третьем курсе в один день Антону Веновскому передали сообщение: «Тебя хочет видеть Спонсор».
        Антон удивился. Он учился хорошо, троек не было вообще, и четверки были не частыми гостьями в его зачетной книжке. Значит, по учебе к нему у Спонсора не было никаких претензий. А тогда по какому поводу пришел вызов?!
        Идя на встречу, Антон не волновался. Он был уверенный, что ничего плохого не совершал, и поэтому вряд ли его ожидали нагоняи от названного папы… Раздался стук в дверь. «Вежливый» - подумал мужчина, сидя за столом, а вслух произнес:
        - Заходи.
        В комнату вошел юноша. Высокий, статный. За последнее время он быстро подрос и повзрослел. Но светлый цвет волос, не смотря ни на что, остался таким, каким Мартин запомнил его еще в роддоме. Лицо Антона лучится здоровьем, а глаза блестят непонятной силой, ведомой только одному Мартину.
        Наш герой еще раз мысленно поздравил себя с удачно завершившимся предпоследним этапом эксперимента. На протяжении больше десяти лет Мартин постоянно следил за будущим учеником. Оберегал его от ненужных бед и проблем, хотя иногда специально с помощью Магий подводил его к некоторым проблемам и давал инструменты, чтобы их решить. Мартин уже с шести лет учил мальчика. Пусть косвенно, но учил. А теперь предстоит самый тяжелый, но не менее интересный последний этап эксперимента - непосредственное обучение…

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к