Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Первая книга Тим Роверандом
        Жанр - небольшое эпическое фэнтези. Особенности - я стараюсь придерживаться логики, но есть вещи, о которых мне не доставляет удовольствия писать - и их тут не будет. Ах, да. Тут нет попаданцев. Наше внимание сосредоточится на нескольких континентах этого мира, к югу от экватора. Эти земли населяют три расы. Первые - себеш. Их известная история насчитывает сотни тысяч лет. Их облик - "ящеро-люди", двуногие, с чешуйчатым хвостом и мощной головой. Вторые - люди, в основном меднокожие и темноволосые, но не только. И, наконец - мейсы, "кошколюди". Они прибыли сюда на огромных кораблях три тысячи лет назад. Их облик - двуногие, хвостатые, покрытые шерстью, с большими ушами на кошачьей голове. Мейсов в цивилизованной части большинство, но и людей не мало. Себеш - редки, но имеют свои земли. Что касается магии... Она весьма особенная. Не буду забегать вперед. Итак, я опишу те события, что свершались на переломе эпох. В конце золотого века. Это первая книга, в которой появляются герои, события развиваются и многое свершается. Но настоящие перемены будут впереди. Хотя именно тут, в начале истории,
складываются судьбы и характеры тех, кто позднее будет ломать существующий миропорядок. В данный момент книга вычитывается на предмет ошибок, но в целом читать уже можно.
        
        Книга 1
        
        ПРОЛОГ. СТАТУЭТКА
        Лето 3106
        Тепло, поднимавшееся от болот, было удивительно мягким. Оно, словно одеяло, обволакивало чешую Саара. Звон мелких насекомых знакомой мелодией отмечал летнюю жару. Каждый шаг по этой земле давал отдых усталым в бесконечных странствиях ногам.
        Под Шишантским небесным папоротником, что уже столетие возвышался на вершине посиневшей от мха скалы, собрались шестеро старейшин племен народа себеш. Почти у каждого чешуя побелела от старости и сверкала на солнце серебристой сталью, отпугивая любого хищника, прожившего в этих землях достаточно долго. В центре, на вершине скалы, на небольшом костерке бурлил чайник. Поднимаясь по склону, Саар уже чувствовал сладковато-терпкий аромат заваренных трав. Себеш, облокотившаяся о ствол папоротника, махнула Саару рукой.
        - Добро пожаловать, Саар. Ты в самый раз - Калхи уже как раз заварил свое сено.
        - Привет, Фаш, - кивнул Саар, складывая свой заплечный мешок к другим. - Рад снова увидеть тебя. И тебе привет, Калхи. Я думаю так: твой чай куда более важная причина для сбора, чем все эти бесконечные проблемы с нашими племенами. Я вижу, сегодня Фаш с большим трудом ругает его, так что можешь счесть это значимым комплиментом.
        К вечеру листья папоротника свернулись, открывая бездонное небо, которое и можно увидеть только в глубине земель себеш. Миллиарды звезд разноцветными ожерельями мерцали в бездонной глубине, а два узких серпа лун потихоньку ползли вверх по небосклону, словно древние усталые звери.
        Чай был уже распит и обсуждены проблемы племен, когда настало время для неясных страхов и темных предчувствий. У себеш в этот час ночи мать рассказывает детям о тайнах глубин болотных озер, а юные охотники проверяют свое мужество на горных тропах. Каждый из собравшихся здесь чувствовал что-то, нависшее над миром. Неясная угроза темной лапой трогала их сердца. Все были уверены, какой-то катаклизм должен будет вскоре случиться. Но, сколько они не обсуждали, никто так и не смог точно сказать, что же это. Лишь смутные предчувствия да предзнаменования, что указаны в тысячелетних летописях.
        - Я вижу, что никто из нас не способен предсказать, что случится, - заявила наконец Фаш, - у нас не хватает на это мозгов, или еще чего. Но вот одно очевидно - тут пахнет магией. Смердит проклятой новой магией, о которой себеш знают даже меньше людей! И если мы хотим эволюции - нам, проклятие, нужны маги!
        Саар покачал головой - далеко не молодая, Фаш все еще легко теряла терпение.
        - Не совсем так, наставница, нам нужны не маги, а источники. Любой маг - просто хорошо выучившийся по книжкам себеш, к этому никаких врожденных талантов, кроме достаточной усидчивости не нужно. Но без источников - он не может ничего. А у нас рождается их в процентном соотношении очень мало. Этот эффект гипертерриториален - только в железных землях их рождается достаточно много. Именно это сделало Старую Империю великой - контроль над территорией источников.
        - Величие Старой Империи уже давно забыто, Саар. Если ты говоришь, нам нужны источники - не пора ли, пока не поздно, собрать племена и захватить эти проклятые железные земли у этой хиреющей империи мейсов? - она подалась вперед и глаза ее поблескивали скрытым огнем.
        - Плохая идея. Я думаю так, что если что и способно сплотить легионы империи - так это такая попытка. Нет, давайте не уходить от наших проверенных методов. Эксперименты и эволюция - главное для сохранения себеш и постоянного развития. Я предлагаю отправиться с несколькими молодыми семьями себеш в железные земли и, как наставникам, еще раз исследовать причины проявления источников. Мы получим и источников, и новую кровь для эволюции, и поставим нужный нам эксперимент.
        - Хорошо, Саар, - сказал молчавший уже довольно давно Калхи, - я думаю, это достойная идея, и ты ей и займешься. Я вижу, у тебя есть представление, как это сделать. Я также попробую подобные эксперименты. Но давайте не забывать - раз уж мы все чувствуем что-то, нависшее над нами, я не имею в виду папоротник, то давайте уж поисследуем. Ищите, любые знания полезны. Тебе, Саар, я дам несколько новых рецептов - примени их на будущих яйцах молодых семей.
        Ничего большего решить в тот вечер наставникам не удалось, но именно этот разговор остался в памяти наставников как первый шаг в новую эпоху.
        Под утро поднялся туман, и звуки пожирающих друг друга хищников наполнили болото. Большинство себеш ушло. Саар с грустью поднялся, думая, что ему, видимо, не суждено подолгу жить в родных землях.
        - Держи, друг, - сказала Фаш, протягивая Саару маленькую деревянную статуэтку. - Возьми этот символ знаний. Что-то мне подсказывает, что тебе куда больше остальных он понадобится. Возможно, у тебя от нее даже мозги вырастут.
        Статуэтка была сделана из неизвестного Саару дерева в виде пляшущего дракончика, размером с ладонь.
        - Спасибо, Фаш. Я думаю так, лишних знаний никогда не бывает. Прощай, и я вряд ли в ближайшие годы появлюсь тут.
        Взошедшее солнце разогнало туман, и ветер побежал по вершинам гигантских цветов и папоротников, пальм и сухопутных актиний. Лишь тихий звон раздавался вдалеке - Калхи уходил со своим чайником на восток.
        ГЛАВА 1. ПАУКИ
        Лето-осень 3128
        Это лето началось поздно. Уже давно прошли все сроки, когда ветер, наконец, отогнал зависшие, будто навсегда, над железными горами тучи, и яркие солнечные лучи заиграли на украшенных железными фигурками крышах Сторожащего. Город наполнился каким-то радостным духом, и даже знамена рода Келли будто веселее затрепетали на башнях замка. Жизнь, стиснутая до того холодным дождем в стенах таверн и лавок, выплеснулась на улицы города. Прохожие поснимали широкополые шляпы, принятые в этих местах. Как и всюду в железных землях, большинством жителей города были светлые и длинноухие мейсы и высокие темноволосые кареглазые люди. Изредка мелькали возвышавшиеся над прочими фигуры себеш. В таком городе всегда легко было опознать чужаков - мало кто из других земель приезжал сюда жить, скорее наоборот, местные жители втайне мечтали переехать жить куда-нибудь еще.
        Это случилось уже ближе к вечеру, когда уставшая от дневной работы на рынке торговка мазями мейса Лиз вернулась в лавку. Открыв дверь, она вскрикнула от неожиданности - по всей комнате росли метровые папоротники и на каждом горел маленький огонек. Синие, зеленые, красные - огоньки покрывали все стены и потолок, а воздух словно пропитался свежестью. Вся мебель скрылась под зеленым слоем цветов, а под ноги потекли ручейки воды. В центре открывшейся картины на полу лежала молодая себеш.
        - Джессика! Что тут случилось? Кто это все натворил?
        С трудом открыв глаза и с изумлением оглядевшись, Джессика попыталась встать, но ноги не держали ее.
        - Не знаю Лиз. Чувство будто что-то прошло через меня, а я отключилась.
        - Я позову профессора Саара, - непререкаемым тоном заявила Лиз. - Уверена, это его рук дело! Так и знала, что добром это не кончится. От вас, себеш, только и ждешь подобных неприятностей!
        - Я уберу, Лиз...
        - Нет уж! Пусть твой наставник убирает. А ты пока вон из этого болота и полежи в спальне. Думаешь, я не знаю, что тут случилось? Мы все живем в железных землях, и, уверяю тебя, подруга, я такого уже насмотрелась.
        Очень неодобрительно махнув хвостом, женщина развернулась и быстро направилась к зданию библиотеки. Джессика же, с трудом встав, погладила на редкость мягкие стебли папоротника и ушла наверх.
        Через пару часов Лиз уже убирала лианы и папоротники, а Саар в комнате наверху смотрел на результат алхимического теста. Капля крови Джессики окрасила раствор в темно-фиолетовый цвет.
        - Все верно, я думаю так. Ты становишься источником, Джессика. Лизабет определила все верно. Формирование только началось. Пожалуй, здесь эта фаза эксперимента может быть признана вполне удачной, я думаю так. Осталось сохранить тебя от старой империи, - Саар начал собирать сумки и кинул одну Джессике. - Законы империи весьма неприятны, и нам нужно спрятать тебя.
        - Наставник, я помню, что вы говорили. Теперь придется бежать от властей. Так?
        -Да. По законам империи ты более не разумное существо, не себеш, - ты ресурс империи. И не имеешь право на собственные желания. Скоро кто-то из соседей прознает, а тут есть и законопослушные люди. Нам надо уйти до того, как охотники за источниками нагрянут сюда. В нашем поселении себеш в здешних предгорьях мы будем в безопасности.
        Спустившись вниз, они застали Лиз с мужем и их сыном - мальчиком по имени Агамемнон, которому уже исполнилось восемь. Комната была убрана, шторы завешены, а на двери покоился большой дубовый засов.
        - Ну что же, Лиз, спасибо тебе, - вздохнул Саар, - я не ошибся. Теперь мы должны покинуть город. Лавка остается вам, я буду посылать посыльных с грузом, я думаю так.
        - Постой, Саар. Как вы выберетесь отсюда? Давайте, Аг вас проведет - у нас есть несколько тайных путей под городом, для таких случаев. Вы не первые и не последние, кто столкнулся с этой бедой. Я бы никогда не позволила, чтобы моя дочь попалась в руки магов. Возможно, кто-то в бедных деревнях и сотрудничает с ними - отдавая своих детей за горсть медяков - но в городе таких нет! Или, по крайней мере, мало.
        - Спасибо, Лиз. Я, признаться, на это рассчитывал.
        - Ну, тогда не стойте тут столбом, Аг - проведи их через черный ход и по Колбасному переулку к серой решетке. Только тихо!
        - Пойдемте, сэр! - подал голос Агамемнон, дернув в нетерпении хвостом. Его короткая соломенно-желтая шерсть топорщилась от беспокойства.
        Они втроем ушли, и прокрались по залитым тенью переулкам, пока не вышли к стене города. Небольшой пустырь был окружен со всех сторон глухими стенами домов. Вокруг никого не было, и только небольшая решетка в стене закрывала путь куда-то вниз.
        - Сюда, сэр, не медлите! - крикнул Агамемнон, с легкостью переставив оказавшуюся незакрепленной решетку. - Этот путь выведет вас к Заячьему холму, за городом.
        - Спасибо, молодой человек!
        - Держи, Аг! - сказала Джессика, протягивая мальчику статуэтку в виде пляшущего дракончика. - Мне ее подарил наставник на имянаречение, пусть она будет тебе памятью о нас!
        - Ой, спасибо, Джес! Но идите, а то тут стража пойдет. Я эту штуку сохраню!
        Аккуратно ступая по отсыревшим ступеням, себеш спустились вниз. Вверху Агамемнон переставил решетку на место и поспешил уйти.
        В подземном ходе всюду свисала паутина. Было непонятно, с чего все окрестные пауки решили поселиться именно здесь, и чем они питаются. Под ногами хлюпало - недавние дожди оставили свой след и тут. Приходилось пригибаться, особенно Саару. Казалось, этот путь вел все глубже, и у Джессики уже начали закрадываться сомнения, когда впереди они почувствовали тепло от нагретого солнцем воздуха. Уничтожив с сотню пауков и отряхиваясь от липких нитей, Саар и Джессика вышли на поверхность, в лощине у Заячьего холма. Джессика не раз видела этот холм со стен, он возвышался, как предвестник железного кряжа, что синел на горизонте.
        - К утру доберемся до дома. Пора в путь, - стряхнув последнего, особенно настырно пытающегося прогрызть чешую паука, сказал Саар. - Нужно будет изменить программу твоего обучения. Как минимум, ты должна уметь выбраться, если однажды охотники все же схватят тебя.
        ***
        Первый снег встретил караван только высоко в горах. Медленно ползли телеги по постепенно белеющей дороге. Огромный восьмилапый ящер переступал, шурша лапами и недовольно ворча, - ему не нравился снег. Надевший капюшон возница бурчал сквозь зубы - но на пару тонов ниже. Дрейсу казалось они - возница и ящер - чем-то похожи. Даже сугробик снега на капюшоне был один-в-один как на голове ящера.
        - Дрейс, а ну иди сюда! - раздался пронзительный вопль. Дрейс поморщился. Иногда ему казалось, что родители подобрали няньку с самым скрипуче-ужасным голосом из тех, что нашли. Видимо в наказание за что-то. Да еще не человека, как принято в их роду, а мейсу. - Я кому сказала, молодой человек?!
        Вздохнув, Дрейс поплелся обратно к повозке.
        - Так, Дрейс, - сказала кричавшая из окна повозки старая мейса, недовольно прижимавшая уши от снега. - Тебе все дважды повторять нужно? Быстро одел плащ! Еще не хватало подцепить простуду. - Она протянула плащ, с вышитым на нем гербом. - И не позорь Семью Корхорен, не бегай, как укушенный, по грязи!
        - Да, мэм, -со всем нужно соглашаться, так быстрее можно было вернуться к своим делам.
        Это был первый в его жизни снег. Он был красивый, белый, сверкающий... но омерзительно мокрый и холодный. В отличие от Дрейса, его друг мейс Маргейм не считал это неприятным и с удовольствием швырял снежки в повозки. Попытка кинуть снежок в ящера закончилась для него таким разносом, что это слышал весь караван.
        Порыв ветра задул пригоршню снега в лицо Дрейсу и тот передернулся.
        - О, лорду Корхорену неугоден снег? Прикажите казнить его, сэр!
        - Да иди ты, Мар, знаешь куда... Жду не дождусь, когда эта каша успокоится. Такой вид красивый был, я уже скалу приметил забавную - вот на нее бы залезть. А теперь только эта белая муть.
        - Не кряхти, как старая нянька, Дрейс, она явно тебя плохому научила. Это всего лишь снег - в горах всегда так, особенно осенью. Вот зимой тут действительно жутко - говорят никто не смог перевал зимой пройти. И, когда выпадает зимний снег, выползает Черный Пастух и ...
        - Мар! Ты мне эту байку уже в пятый раз травишь. Придумай что-то другое.
        - Да никакая это не байка, Дрейс! Вот поднимемся выше - снегом все завалит, сам увидишь!
        Как и предсказывал Маргейм, выше снег только усилился. К вечеру повозки достигли небольшой пещеры. Лорд Корхорен уже поднял руку, чтобы приказать остановиться на привал, как вдруг тишину разорвал захлебывающийся вскрик одного из разведчиков.
        - К оружию! - громогласно крикнул Эйесер Корхорен, доставая саблю и вглядываясь в сумеречный снегопад. Сквозь него уже были видны несущиеся к повозкам тени.
        В секунду прорвав снежную завесу, сверху обрушились три гигантских паука, пятиметровыми лапами пробив горло одному из солдат. Легким движением уходя в сторону, лорд разрубил засветившимся мечем прыгнувшего на него, а солдаты щитами и пиками оттеснили остальных.
        Дрейс и Маргейм, стоявшие с другой стороны повозок, замерли от ужаса, глядя на непонятных тварей, когда Дрейс услышал щелканье за спиной. Не тратя время на то, чтобы обернуться, он сбил с ног Маргейма и покатился в сторону, выхватывая кинжал. Мимо пронеслась тень, замерла, и юноши увидели паука, разглядывающего их с расстояния удара своих лап. Не раздумывая оба бросились вперед, вопя что-то нечленораздельное, и воткнули ножи в тело паука, чьи лапы безрезультатно ударили по тому месту, куда Дрейс с Маргеймом только что упали. Паук покачнулся и зашипел, нацелившись на них снова, но они продолжали бить и бить его, ища слабое место. Ножи отскакивали от жесткого панциря, и паук начал прыгать, стараясь сбить мешающих ему парней, когда огненная стрела пробила тело насквозь.
        Лорд Корхорен опустил руку, на которой еще шипел, испаряясь после заклятия, снег, и спокойно вытер саблю о платок.
        - Вы молодцы, ребята. Но по прибытии в Каменный Оплот я обоих запру, пока не выучите, где у каких тварей уязвимое место. Приходите в себя, и можете оставить себе по когтю.
        Бой вокруг закончился. Первые жертвы оказались и последними. Туши двух десятков пауков догорали магическим огнем, раненным делали перевязки. Маргейма с Дрейсом отправили кормить выдохшихся от использования магии источников, и закапывать тело того источника, что не выдержал примененное магом заклятие. Сам же провинившийся маг получал выговор от лорда за бессмысленную трату ценного ресурса. Отрицательная отметка - уже третья - ставила под сомнение его будущую успешность как мага.
        - Ничего не могу сказать, лорд, мне не понятно, почему пауки в последние года нападают на тракте все чаще, - докладывал лорду после боя один из солдат, что был местным охотником в свое время. - Что-то гонит их из гор, и они спускаются пониже. Но мы так и не нашли ничего такого.
        - Подготовь список охотников, которых ты можешь порекомендовать, - лорд внимательно смотрел на вершины Драконьих гор сквозь редеющий снегопад - Мне понадобится проводники, пора навести на перевале порядок.
        - Есть, сэр.
        Наутро караван двинулся дальше на юг - за перевалом лежали вечно беспокойные земли и огромная степь, жители которой совсем не способствовали мирной жизни провинции семьи Корхорен. Белый снег скрыл все следы битвы. Солнце плясало на рукояти кинжала молодого Корхорен, словно освещая предназначенный Дрейсу путь.
        
        ГЛАВА 2. РОДИНА
        Лето 3132
        Когда солнце встает над Республикой, сердце в восторге поет. По крайней мере, так утверждает народная песня Фронта свободы. Давно, уже столетия назад, отгремела война за свободу островов, и молодая тогда республика дала названия всему, что сейчас окружено почетом, оборочками и стражей. Тем не менее, рассветное солнце врывалось в окна домов словно стрелы, несущие с собой яркую жизнь и радость. Семья обезьян, живущая на крыше библиотеки, в восторге заухала, отметив рассвет точным попаданием шкурки банана по шлему лениво стоящего стражника.
        С окон большого зала Академии Свободы вспорхнула стайка воробьев, испуганная громкими криками, доносившимися из распахнутых по летнему времени окон.
        - ... решать, как учиться?! Мы, студенты - именно наш голос, наши труды ведут эту страну! Почему одни из нас должны тратить все время на грязную работу, чтобы добыть тот мешок денег, что тут называется платой за обучение, в то время как другим все дают их богатые папочки? Это не справедливо! Друзья, мы должны попросить. Нет - потребовать! Потребовать справедливого снижения платы и распределения мест на кафедрах не по деньгам - а по способностям!
        Бурные крики одобрения пронеслись по залу. Несмотря на утреннее время, он был битком набит молодыми студентами в зеленых мантиях Академии Республики. На трибуне стоял невысокий, но крепко сложенный парень, с короткими, густо вьющимися черными волосами. Его лицо было полно неизбывной ярости, а руки потрясали, призывая весь мир в свидетели несправедливости. Этого человека звали Гас, и мало кто мог похвастаться такой памятью и изобретательностью в магических механизмах и технике.
        - Почему только тем из нас, кто является любимчиком архимастеров выдаются их конспекты? Почему в этом заведении, - Гас еще раз ударил ладонью по кафедре, - почему тут знания закрыты от нас?! Проклятье, я вхожу в академию и что я читаю над входом?! "Свобода знаний превыше всего". Где, где я вас спрашиваю эта свобода?! Ты ее видел?! А ты?! Друзья! У меня в руках конспекты мастера Джошуа. Я сейчас сам раздам вам всем его копии и призываю - сделайте так же!
        Гас плюхнул на кафедру стопку тетрадей. Продолжая говорить о несправедливости и необходимости сплотиться, он раздал все тетради.
        Окруженный громко спорящими друзьями, Гас вышел из здания Академии. Многим не нравились порядки тут, и они с удовольствием слушали его. Пару лет назад совет студентов был лишь формальным клубом, пока туда не пришел Гас.
        - Проклятие, друзья, нам просто необходимо начинать действовать. Мы уже год живем одними разговорами.
        - Гас, подожди еще месяц - у нас сейчас экзамены, и нам не до этого. Ты разозлишь профессоров, и остальные отвернуться от тебя.
        - Ё! Конечно, я их разозлю, а не буду подтирать им сопли! Если не сейчас - то никогда. Я думаю мы уже в силах наконец что-то требовать.
        Стоило им выйти к площади перед входом в главный корпус, как их группу окружила стража в цветах бургомистра. Разом утихнув, студенты как-то съежились, казалось Гас вдруг стал выше остальных - его только разозлило это.
        - Проклятие, что это еще за шутки?!
        Из рядов стражи выступил секретарь архимастера Академии Республики.
        - Гас! Ты обвиняешься в нарушении кодекса Академии Свободы Республики! Ты украл интеллектуальную собственность одного из наших мастеров, ты незаконно роздал материалы, не имея на то права, также ты обвиняешься в краже ингредиентов для своей мастерской и работах несогласованных с руководством. В связи с этим ты лишаешься права на дальнейшее обучение. Сдай свой гильдейский знак и убирайся.
        - Вы не имеете на это права, лживые старики! Совет студентов не разрешал вам применять ваш кодекс направо и налево!
        - Совет студентов не имеет никакой власти, Гас. А за еще одно оскорбление - ты ответишь уже по закону. Вы! Остальные! А ну быстро на занятия, если не хотите так же вылететь из академии. Я запомню ваши лица!
        Гас понуро брел по Арфе - столице Республики. Не то, чтобы он сожалел о своих словах и делах, но все как-то рассыпалось. Не глядя, он зашел в один из кабаков, и попросил "чего-нибудь, чтоб забыться и побольше", а сам кинул свой тяжело звякнувший мешок инструментов на лавку и сел рядом. Когда он начал пить уже вторую кружку, к нему подсел какой-то подтянутый молодой мейс, с мечем на поясе и потрепанной кожаной куртке.
        - Э! Да это же Зеленая Неразведенка! Да у тебя парень, видно горе. Позволь посочувствовать тебе.
        - А-ё! Да что там... Эти бараны сами не знают, чего лишились! Вот только мастерскую жалко - я уже почти механизм собрал, даже магокристалл присобачил из покоев архимагистра...
        - Ты спер магический кристалл и тебя не повесили? Да ты счастливчик парень! Расскажи, что ты такого там делал, ты же из академии вылетел, да? Весь город уже слышал.
        - Да по мелочи - автонасос для откачки воды и газа из шахт. Тот, кто сможет такое сделать - спасет жизни сотен горняков, особенно в водных шахтах. А эти идиоты не понимают ничего. Говорят, дорого и нерентабельно. Я вот что сделал - заказал в старой империи такую забавную штуку из металла...
        Гас пустился в объяснения, рассказав за одно и о том, что его несправедливо обвинили во всем, так как не могут быть справедливыми такие обвинения от старых кошелок. И также, возможно, его вообще выкинули потому, что он человек, а не мейс. Или вообще - там сложился заговор против народа республики. Неразведенка становилась все зеленей, а парень напротив Гаса - все больше и больше вызывал доверие. В какой-то момент Гас потерял способность соображать окончательно и больше ничего уже не помнил.
        Очнувшись, Гас понял, что то, что он пил - больше он пить не будет. Голова раскалывалась, а кровать, казалось, ходила из стороны в сторону и стены кренились. Он совершенно не мог вспомнить, как оказался в этой маленькой деревянной комнате с маленьким окошком вверху.
        Ему вдруг вспомнилось, как он пил, как потом они с этим замечательным мейсом, чье имя Гас уже забыл, пошли пробовать Синюю Неразбавленку и потом еще что-то желтое. Почему-то вспоминались корабли и то, что Гас влезал в порту на бочку и толкал какую-то речь, а потом они куда-то бежали. И почему-то он был уверен, что по пьяни он на что-то согласился - но вот в упор не помнил на что.
        Дверь открылась и в комнату вошел знакомый мейс.
        - Привет Гас! Я принес тебе кое-что, что поможет, - мейс протянул Гасу бутылку с чем-то пахнущим мятой. Гас, не задумываясь, выпил все и ему резко полегчало, ну, по крайней мере, голова прояснилась, только комната все еще качалась. - Ты помнишь, что вчера было?
        - Ох... смутно. Я на что-то подписался? На что? И почему стены движутся?
        - Мы на корабле, Гас. На галеоне Новой Империи "Поющий с ветром". - В голосе мейса звучала какая-то неподдельная гордость.
        - Э?!
        - Не бойся, друг мой. Ты ни на что опасное не подписался. Наоборот, мы с тобой вчера вместе решили, что в республике тебе делать нечего - тут твои таланты просто утопят, а если продолжишь выступать - утопят и тебя. А в Новой Империи тебе предоставят мастерскую, ресурсы, возможности, каких ты и не можешь себе представить. Твои идеи нужны нам как воздух.
        - Это, конечно, хорошо, парень, но вы же также потребуете окупаемости и прочего...
        - Нет. Ресурсы у тебя будут не бесконечные, но пока твои идеи спасают людей и дают развитие государству - все равно, сколько они будут стоить. Подумай сам - в каком еще месте тебе бы могли такое пообещать?
        Гас задумался. По правде говоря, если и было какое государство, чьи идеи не противны были Гасу, так это Новая. Там, конечно поопасней, чем в республике, да и своих тараканов полно, но кто он без мастерской? Безвестный механик. А тут - есть возможность сделать что-то поистине грандиозное.
        Еще целый день, глядя, как берега островов республики уходят вдаль, Гас не мог решить. Но потом отдался на волю ветру странствий, решив, что если что - тут же вернется.
        Корабль шел на восток по водам пятнадцать дней - огромный галеон был полон торговцев, путешественников и переселенцев. Многие слышали о богатых землях Новой и желали уйти от бедности в родных землях. Обычно это, правда, заканчивалось бедностью в землях новых. На девятый день корабль подошел к Треугольнику - острову в спорных водах. На этом острове было три города и три порта, не смотря на малые размеры. Один из портов принадлежал Новой. Другие два - Республике и Старой Империи.
        - Знаешь, Шасти, - сказал Гас имперцу, с которым они уже крепко сдружились, - я иногда с любопытством гляжу на вот этих рыб. - Он показал на плещущихся вдалеке дельфинов. - И мечтаю. Я уверен, что рано или поздно я смогу создать такой механизм, который помчит человека под водой быстрее них. Так быстро и так глубоко, чтобы достичь дна Черной Бездны. Тогда сколько тайн мы сможем открыть!
        - Ты, Гас, иногда думаешь совсем не о том. Если кто-то достигнет дна Черной Бездны, - Шасти передернулся, - что он там пробудит? Ты представляешь себе, что там может обитать?
        - Ну так я же не убивать его хочу!
        - А вот оно наоборот. Я, знаешь ли, видел корабль, прошедший над Бездной. Он прошел там днем - но все равно, вся команда сошла с ума, они резали друг друга и кричали о глазах, которые на них смотрят и обжигают. А часть палубы была просто слизана - только следы как от кислоты повсюду. Нет, Гас, не надо туда.
        - О проклятие, Шасти, да отстань ты со своими предупреждениями. Меня они еще в республике знаешь, как достали?
        Корабль причалил в столице Новой Империи на пятнадцатый день. Бесконечные причалы, покрашенные в разные цвета (в зависимости от типа корабля - торговля, военный, рабочий) были забиты горами грузов, которые носили с кораблей и на корабли. Конечно, гавань не внушала трепет своими размерами и постройками, как Большой Док в Арфе, но была сделана существенно аккуратнее. Злые очертания сторожевых фрегатов в заливе разделяли потоки кораблей, не давая им окончательно перепутаться. Огромная Серебряная Цитадель возвышалась над городом, словно страж. Казалось, ее глаза впиваются в тебя и смотрят, не замыслил ли ты что дурное?
        По сравнению с Арфой, тут Гасу казалось все каким-то более спокойным. Дома были четкие, равных размеров. Башни, на первый взгляд, стояли рядами. Яркие полотнища навесов над лавками складывались в сложные, но строгие узоры. Тут не было того веселья и хаоса, что встречает любого путешественника в Арфе. Но Гасу чем-то это также понравилось.
        Стоило только сойти, как он услышал чьи-то крики. Вдалеке, на причале, какой-то пацан вскочил на бочку и закричал:
        - Долой Министров! Свободы! Хотим Свободы! Поддержи революцию - стань свободным!
        Мальчишка спрыгнул с бочки и бросился бежать, за ним, вдогонку, бросились стражники. Часть людей, словно случайно оказалась у них на пути, и тот успел сбежать.
        - Попытки волновать народ. Не думай, Гас - умные люди, вроде тебя не обращают на такое внимания и просто не думают об этом, - сказал идущий рядом Шаски. - Это происки Старой Империи. Она хочет удержать нас от нашего долга, расстроить и поразить сомнениями людей.
        - Бр-р. Если это действительно Старая, то я вам сочувствую. Вот уж кого я ненавижу - так это богатеньких аристократов. Мы боролись и победили ее давно, вы - недавно. Но этот монстр все еще лезет своими щупальцами в мозги людей. Впрочем, там тоже рано или поздно появятся умные люди и все изменят.
        Они двинулись дальше, с трудом пробираясь через толпы рыбаков, грузчиков и торговцев мелочью. Город был разделен на грани. Каждая грань - соответствовала своей специализации. Была грань торговли, грань тихих мастерских, грань кователей, грань суда, грань меча и грань знаний. В последнюю-то они и направились, взяв конный экипаж. По улицам, уложенным плиткой, было проложено несколько линий зеленым камнем. Шаски объяснил, что это для того, чтобы экипажи и люди не сталкивались друг с другом и не мешали. Повозки могут ездить только по зеленым, а кони не могут пересекать желтые.
        К вечеру у Гаса уже была мастерская, с комнатой для жилья. Ему обещали оформить разрешения за 5 дней - а тем временем он мог заняться восстановлением чертежей. Потянулись обычные, спокойные, насыщенные работой и взрывами в мастерской дни. Втянувшись в работу, Гас уже не обращал внимания на жизнь города, и когда через неделю проходил по главной площади - не узнал в повешенном на ней мальчишке того, что кричал в порту. Там и так всегда кто-то висел.
        
        ГЛАВА 3. СТУЛЬЯ
        Весна 3136
        Новый Рассвет был городом со всех сторон примечательным. Это совершенно естественно, когда говоришь о столице величайшей в мире империи. И пусть сейчас ее называют Старой - правильнее сказать зрелая и мудрая. Давно уже не гремят захватнические войны и по узким улицам города не маршируют колонны армии пяти великих лордов-правителей. Сегодня Новый Рассвет кипит другой жизнью. Порт его с трудом справлялся с потоком кораблей, везущих товары из совершенно невозможных стран. На променадах, в тенистой прохладе его садов, звучит музыка возвышенной речи. Звон дуэльных шпаг, слова страсти и ненависти заполняют залы и переулки города, что раскинулся по обе руки величественной статуи Первого, что держит в руках Высокий Мост, соединяющий берега реки. Нигде, ни в каких других городах не собирается одновременно столько умных людей с утонченным вкусом и манерами, приятными духу. Ни одна другая школа магов не может похвастаться таким глубоким знанием сути мироздания, таким хранилищем знаний и такой силой своих магов.
        Именно из окна башни Великой Академии смотрел на бурлящий жизнью город Альваро Коста. Академия занимала целый остров в устье реки, и молодому лорду было хорошо видно, как из-под рук Первого выплывают гордые сторожевые дредноуты, самые большие из кораблей известного моря. Но даже они смотрелись хрупкими игрушечными лодочками, плывущими в защитной тени статуи. Легкий порыв ветра пробежал по серебряному лицу Альваро - цвет шерсти, оттененный черными подкрашенными полосками на ушах - говорил о чистой крови истинных Коста, что возродилась в младшем сыне Верховного Лорда Коста. Легкий бриз был как нельзя кстати - жара и духота уже начали пропитывать зал ожидания. Наконец дверь в противоположном конце комнаты открылась, и оттуда вышел молодой слуга, в золотой ливрее академии.
        - Сэр Альваро Коста! Прошу вас. Следуйте за мной.
        Чеканным шагом, который на нюх Альваро чересчур пах пафосом, слуга провел молодого мейса в кабинет. Последний раз Альваро тут был два года назад, когда поступал в Академию. Теперь он мог, наконец, по достоинству оценить неброскую красоту панелей из белого дерева и золотые украшения на потолке. Простой стол из безумно дорогого дымчатого мрамора был обложен бумагами, частично придавленными аккуратно поставленными статуэтками мейсов-стражей. За столом сидел седой мейс, брат Верховного Лорда Коста. Его серебряная шерсть была скорее даже стального оттенка. А взгляд золотых глаз как будто разбирал собеседника на части и собирал обратно. Мало кто замечал сразу, что у главы академии не было кисти левой руки, потерянной в битве с варварами. Вместо нее, у мага была полупрозрачная магическая трансформа, полностью ее заменяющая. Говорили, что для поддержания такого заклятия нужно сжигать по источнику в месяц. Никто, кроме архимагистра не мог такого себе позволить.
        - Ну что же, дорогой племянник, заходи. Должен тебя обрадовать. Твои успехи делают честь нашему роду. Вот твой аттестат, отныне ты полноправный адепт Академии. - Архимагистр пролевитировал золотой свиток Альваро, тот с поклоном взял его. - Рад буду видеть тебя на церемонии через два месяца. Ты знатно вырос с нашей последней встречи.
        - Спасибо, сэр. Академия стала для меня вторым домом. Я рад этой высокой чести, и постараюсь оправдать ваши ожидания.
        - Постараешься, я уверен. - архимаг помолчал, откинувшись в кресле. - Я знаю, ты планировал посетить семью в эти два месяца, но боюсь, мне придется просить тебя об ином.
        Исполнение просьбы самого архимага - это было именно то, что нужно Альваро. Мало что могло продвинуть тебя дальше в иерархии семьи. Молодой, четырнадцатилетний Альваро был уверен, что знает и умеет он куда больше, чем достанется ему по праву наследства. Мысленно, не раз он сравнивал себя с братьями, чья увлеченность турнирами и вином и провинциальная недалекость в делах управления не позволяла Семье идти вверх.
        - Я слушаю, сэр. Чем я могу помочь?
        - Ты должен взять троих источников и поступить под командования сэра Диберхайма де Коста. Он ведет отряд в железные земли, к городу Сторожащий - вряд ли ты о нем слышал. У нашей семьи там свои интересы.
        - Это же город рода Келли, я правильно помню, сэр?
        - Ты сейчас пытался показать свои немереные познания в географии? Или хочешь напомнить о ней мне? - с угрозой произнес архимаг. - В любом случае свои дальнейшие инструкции получишь у него. Ты должен будешь выступить магом - наблюдателем и придать миссии Диберхайма законченный формальный рисунок.
        - Я готов, сэр, но позвольте спросить, могу ли я использовать свое право и взять миссию под свой контроль, если что-то пойдет не так?
        - Мальчишка! Единственная мысль в голове - о власти! Конечно, ты можешь. А потом, если мне это не понравится, уже Я использую свое право и сожгу тебя на месте. Слуга! Проводите сэра Немерянные Амбиции к Диберхайму де Коста!
        Следуя за слугой, Альваро вышел из кабинета. Не сумев сдержаться, он легко рассмеялся. Ответ архимагистра сказал и позволил ему куда больше, чем это выглядело. Он чувствовал, что начинается его новая жизнь, и детство в стенах младшей академии осталось далеко позади.
        ***
        Подвал лавки зеленщика хорошо подходил для подобных встреч - тайных, наполненных риском и романтикой. Как минимум три хода вели в лавку с трех концов города, а недалеко была решетка прохода за его пределы. Пропустив вперед мейса, закутанного в серый плащ и с надвинутым на глаза капюшоном, в комнату вошел Агамемнон и запер за собою дверь. К своим шестнадцати годам это уже был мощный мужчина, с короткой шерстью соломенного цвета, сильным хвостом и немного угрожающим взглядом. Его комплекции завидовали все парни его возраста - тот наравне бился с опытными стражами и мог поднять любой молот.
        Присутствующие сидели вокруг стола - некоторые в тканевых масках, которые были скорее данью традиции заговоров, чем необходимостью - так как все всех уже давно знали. С появлением этих двоих разговор затих. Агамемнон оглядел всех и сказал:
        - Хорошо, парни. Вы должны знать - наш бургомистр снова готовит нам очередную пакость. На площади сейчас зачитывают новый закон. Отныне все, у кого в доме есть деревянная мебель, обязаны платить дополнительный сбор. И это в плюс к сбору за ткань и за дым! Скоро дойдет до налога на воду и лицензии на жизнь! Я думаю людям не долго осталось терпения.
        - Ты прав, Аг! - сказал один из сидевших. - Думаю со дня на день кто-то взорвется - или стражу начнут бить, или дворец какой подпалят. А потом все как всегда - резня безоружных!
        - С этим я помогу вам, как и обещал, - подал голос спутник Агамемнона из-под капюшона. - Людям будет, чем себя защитить.
        - Парни, только давайте в случае чего попробуем закончить дело миром. Я не думаю, что увидев оружие в руках простых людей, лорд попрет на нас с гвардией. Давайте добьемся нормальной жизни, а не карательного похода, - попросил еще один из участников.
        - Я оставлю вам адреса. Там будет все обещанное. Не пропустите свой шанс, молодые люди и мейсы, - фигура в плаще подняла засов и вышла из комнаты.
        - Мне не нравится, что мы вынуждены доверять ему, - сказал Агамемнон, - но у нас нет другого выхода.
        Не было выхода и у Джека Большое брюхо - всем известного трактирщика в южном Сторожащем, когда через три дня к нему зашел важный господин в цветах Келли. Сборщик налогов оглядел пустой по дневному времен зал, и заявил:
        - Ваши скамьи, уважаемый Джек! Вы их поменяли.
        - М-ну.
        - Вы их поменяли на новые!
        - Ну! Я заплатил ваш холерный налог, сэр, и не понимаю, почему вы еще тут!
        - Вы заплатили налог за старые скамьи. А за эти, с позволения сказать, новые с вас еще два золотых. Надеюсь, вы сможете это выгрести из своих карманов.
        Что ответил сборщику Джек, осталось для города загадкой, но через мгновение через дверь вылетело его тело. Разъяренный трактирщик громогласно объявил, помахивая окровавленным стулом, что он сейчас пойдет к бургомистру и все ему скажет. И не поддержат ли его добрые люди?
        Люди сыскались быстро. Недовольство в городе копилось уже давно - и, наконец, прорвалось. Агамемнон узнал о беспорядках дома. Схватив топор, он выбежал на улицу и влился в толпу на площади.
        - Мы не пойдем к бургомистру с пустыми руками! Пусть он увидит силу горожан! Люди, возьмите оружие - защитите своих детей и жен от голода и поборов! - кричал Агамемнон, раскалывая бочку, выкаченную им тачкой на середину. Из бочки посыпались окованные дубины, кинжалы и молоты.
        Люди подхватили, что попалось и двинулись к замку. Встреченный патруль стражи пытался убежать, но люди набросились на них. Агамемнон лишь надеялся, что его отец - стражник на воротах города - никогда не испытывавший к лорду сочувствия, не будет вмешиваться.
        Бурные потоки недовольных людей гремели топотом по улицам Сторожащего, рекой сбегая к площади перед замком Келли. Начинались пожары, но пока еще не угрожавшие городу. Кто-то раздал людям камни, и толпа в едином порыве швырнула град камней в шеренгу гвардии, стоявшую перед воротами.
        - Пропустите к лорду! - взревел Агамемнон и бросился, на поднявших вверх щиты гвардейцев. Его топор рассек чей-то шит, и он ударил кулаком, сминая забрало шлема. Рядом с Агамемноном схватился за пробитую мечем грудь Джек трактирщик. Но другие переступив, отбросили гвардейца. Не прошло и мгновения, как толпа врезалась в ворота замка. Сверху сыпались пока еще редкие стрелы.
        - Быстрее, пока их маг не очнулся! - Сказал Агамемнон, давая знак, по которому его друзья побежали к нему с тараном, удачно спрятанным ими неподалеку, прикрываясь самодельными щитами.
        Трех ударов воротам хватило - Агамемнон подобрал самых сильных на это дело. Ворота слетели с петель и люди хлынули вглубь. Агамемнон споткнулся о сломанный засов и упал - это и спасло ему жизнь. Сотни ледяных игл пронзили воздух - и первые ряды восставших скосила смерть. Ухмыляясь, за воротами стоял маг, по сторонам от которого напряженно застыли остатки гвардии. Начиная следующее заклинание, маг поднял руки. Агамемнон видел, как упали сраженными все его друзья - все они шли в первых рядах. Не раздумывая, он схватил обломок копья гвардейца, которым дрался его сосед, и швырнул вперед. Маг не успел. Он только сбросил старое заклятие искрами и начал творить щит, а копье уже пробило его сердце.
        - Маг убит! - закричали за спиной. И толпа, уже начинавшая в панике отступать, рванулась вперед. Участь оставшихся защитников была решена. Агамемнон с оставшимися в живых предводителями рванули к покоям лорда. Никто уже не думал о требованиях.
        Дым над городом был знаком, хотя куда более очевидным знаком были распахнувшиеся ворота.
        - Еще раз, сэр. Вы никуда не лезете и оставляете дело моим людям. Нам нужно не уничтожить этот город, а лишь успокоить людей и повесить зачинщиков. - Снова напомнил Диберхайм. Альваро уже слышал это дважды, о чем тому и заявил.
        - Сэр, после всего что произойдет, в городе понадобится маг, и понадобится хоть какой-то управляющий. Именно для этого вы тут. Если с вами чего-то случится - вся затея будет лишена смысла.
        - Хорошо, Диберхайм, я приму это к сведению. А теперь - не до разговоров.
        Конница Коста ворвалась в город через распахнутые подкупленной стражей ворота.
        - Бросить оружие! Разойтись по домам! Ваш город горит, идиоты! - вопили рыцари.
        Кто-то, видимо по инерции, бросился на Коста с ножом. Но таких были единицы, и их мгновенная смерть отучила других. Занимая площадь за площадью, люди Коста не спеша продвигались к охваченному звуками битвы замку Келли.
        Никто не сообразил, откуда она выскочила. Старый мебельщик Постуш уже опустил окровавленный стул, стоя над телом убитого лорда Келли, когда маленькая человеческая девочка вонзила ему в горло нож. Тот покачнулся и упал, А та бросилась на других. Кто-то не раздумывая отмахнулся ножом, и Ханна де Келли отлетела в сторону, врезалась всем своим телом в стену и упала, потеряв сознание. На ее плече проступила кровь. Очнувшись, Агамемнон взревел:
        - Вы рехнулись?! При чем тут ребенок?
        - Уйди с дороги, старина, и посмотри на беднягу Потуша! Никто не должен выжить!
        - Нет это ты уйди с дороги. Я даже имени твоего не знаю! Ты пропустишь меня или получишь топором под ребра!
        - Ах ты предатель! - молодой мейс попытался дотянуться ножом до Агамемнона, но тот легко отступил и срубил его. Схватив Ханну, Агамемнон побежал из дворца. Те, кто понял, в чем дело, оставались позади, не успев ничего сделать. "Ни один лекарь не поможет ей - пронеслось в голове у юноши - придется тащить из города. Надеюсь, себеш помогут - по крайней мере, если Саар ее не вылечит - никто уже не поможет". Заскочив домой, он быстро перевязал ее плечо и проверил дыхание. Покидав все, что стояло на полках в сумку, не забыв статуэтку Джессики, он поднял Ханну и двинулся к подземному ходу. Тому самому, по которому восемь лет назад бежали Джессика и Саар. В свои тринадцать лет Ханна была уже не маленькой, но Агамемнон это мог себе позволить не замечать.
        Над всеми башнями замка, кроме одной уже вились знамена Коста. На последней как раз спускали знамя Келли. Это была легкая и неожиданная победа. Ни один из отряда не пострадал - а бунтовщиков вешают. Не много, большинство объявленных зачинщиками погибло у ворот или во дворце.
        - ... Агамемнон Форт. Приговаривается заочно к повешению за организацию бунта и убийство аристократов. Поймавшему - десять золотых. ...
        На площади продолжали зачитывать указы. Вздохнув, Альваро переступил через пропитавшую землю кровь у ворот - тела уже успели убрать. Во дворце осталось много дел. Никто не ожидал, что толпа доберется до семьи лорда так быстро - это была ошибка, но Доберхайма, а не его, Альваро. Лорд должен был погибнуть от рук равного, а не от удара стулом. Это было так пошло, что Альваро скривился. Ему было жаль, что молодая Ханна пропала. Аристократы не должны кончать так свою жизнь. Но видит небо, она еще найдется, если жива.
        Теперь дело за малым. Отменить дурацкие налоги, ввести законы земли Коста. Реорганизовать стражу и ждать, когда со дня на день приедет новый бургомистр де Коста. Можно сказать - указание архимагистра выполнено.
        Горожане постепенно приходили в себя. Пожары потушили, Коста даже выплатили компенсации погибшим. Это, а также отмена налогов и то, что казнили лишь убивавших лорда - склоняло постепенно симпатии города к Коста. Старожилы говорили в тавернах что случившееся - лучший результат и хвалились победой их города над дурным бургомистром.
        - Мы показали, что имеем силу, с нами наконец будут считаться! - говорили горожане.
        Увы, ни облавы на источников, ни запрет на переселение в другие земли Коста не отменили.
        
        ГЛАВА 4. ЗАСАДА
        Весна 3136
        То, что на юге годами тлело, на севере вспыхнуло пожаром. Далеко от железных земель, на севере Новой Империи, за Бушующем морем. Волновой Предел был самым северным из портов построенных потомками Первой Империи. Маленький наблюдательный пост возле рыбацкой деревушки вырос в небольшой но шумный город. Его нельзя было назвать красивым и хорошо укрепленным. Он скорее походил на рассыпанные по берегу поселения, волей неведомой силы сложенные рядом. Единственный длинный и плохо убранный пирс был маловат для больших кораблей, но хорошо подходил для незаметной погрузки запрещенных грузов. Пираты Каменных Лордов никогда не нападали здесь - и по понятным причинам.
        Говорят, Огненное море на рассвете сверкает золотом, и в нем отражаются непрожитые судьбы. В старой империи воду этого моря продавали как тайное средство предсказаний. Но тут, на севере, мейсы опасались пристально смотреть в рассветные глубины. То, что ты увидишь там - навсегда изменит тебя. И домой вернешься уже не ты, а тот, другой, что смотрел из глубин.
        Молодой рыжий мейс смотрел в воды моря. Он не боялся измениться, наоборот. Уже месяц его мучили сомнения. Глубоко в глубинах блестящего золотом прибоя, мейс тщетно пытался разглядеть другие судьбы. Быть может, он выбрал неверный путь? Есть ли другая судьба, лучшая, чем сейчас? Не идут ли они все к смерти, а если идут, то не напрасно ли? Но море молчало, и тяжелое золото волны отражало лишь силуэты далеких давно затонувших в гавани кораблей.
        - Лорд! Все ждут тебя. Хватит размышлять. Время тяжелых мыслей прошло, друг и нам сейчас не до них.
        - Иду, Шаск. - ответил мейс и, отвернувшись, направился к группе, стоявшей недалеко от пирса. Мейс, позвавший его, был еще непочтительно молод - ему едва исполнилось тринадцать. Но опасная юность в лесах Новой Империи закалила его, и свои мечи он носил по праву. Сам "Лорд", как называли его соратники, перевалил уже за второй десяток лет. И тем не менее, этих двоих связывала дружба.
        Все они, все, собравшиеся тут, месяц назад подняли огненные знамена Севера. Они подняли меч на Новую Империю и нанесли несколько ударов, объявив север - свободным. И теперь кто в страхе, а кто с нетерпением, ждали ответного выпада.
        - И все же, я считаю, что нам нужно остаться тут.- продолжал свою речь один из собравшихся, молодой мейс, с всклокоченной от соленого ветра шерстью. - Они осадят крепость, и тут преимущество у нас. Море им не перекрыть, а в городе полно тайных троп. Их армия даже уснуть не сможет - к утру мы всех перебьем!
        - Они не будут ждать утра. - покачал устало головой Лорд. Он сомневался в своем пути, но в том что вот этот путь ложный - не сомневался. - Их маги разобьют это подобие крепости. Шаск уже рассказывал вам о новых осадных орудиях, что нынче у имперской армии. Нет, мы должны напасть внезапно, но не тут. Я поддерживаю предложение об атаке на перевале. Послушайте, мы сможем спрятаться в этих скалах - мы их куда лучше знаем. И нападем на них из засады, когда они будут усталые от подъема в гору. Мы сбросим армию с перевала и за это время подойдут отряды из дальних городов. Если имперцы вернуться - мы отступим и сделаем засаду в городе - но не будем запирать сами себя в крепости!
        - Ну что же. Коли вы с Шаском за то, чтобы бегать по скалам - значит за этим решением большинство. Нам осталось мало времени - ищем веревки, серые мешки, собираем припасы. Завтра на рассвете мы понесем это знамя, знамя свободы, на юг. Мы встанем на перевале, словно древние стражи себеш! И имперские собаки разобьют лбы о наши ноги!
        Лорд фыркнул себе под нос. Вергус был замечательным воином, он иногда мог вдохновить и своим словом повести безоружых крестьян в атаку на кавалерию. Но время от времени его заносило на пафосе. Все считали, что именно Вергус вдохновил восстание, так как он поднял всех этих людей. Но Лорд знал, что без него самого эти люди уже разбежались бы от голода и болезней, или были бы убиты в бесполезных стычках.
        ***
        Рокот эхом прокатился по долине. Словно вздох недовольного зверя, он отразился от склонов и заставил вздрогнуть вековечные кипарисы. Облако белесого дыма поднялось от края озера.
        - Ха! Я же говорил что выйдет! Раздался - охрипший голос Гаса из облака - надо было только сточить эту проклятую восьмую грань! И почему эти идиоты производят кристаллы восьмигранными? Неужели до них не доходит, что граней должно быть Сем-кха-кха! Кха! Проклятый дым. Надо что-то с ним делать.
        - Хей, мастер! Хватит уже вызывать демонов! Ты так все наши запасы магокристаллов изведешь. Тебя генерал в штаб зовет - прокричал куда-то в облако молодой адъютант в черно-красной имперской форме. - там все совещаются, завтра выступаем!
        - Иду. Чтоб им провалиться с этой проклятой войной - удумали время! Я вам что, осадный инженер? А? - говорил Гас, выходя из облака и безрезультатно стряхивая серебристую пыль с волос - я вобще, если хочешь знать человек мирный!
        Развеившийся дым открыл вид на оплавленный камень древней скалы, что раньше стояла на этом берегу. Все вокруг покрывала серебристая пыль.
        В штабе как раз обсуждали новые данные. Маги-разведчики из Ока Империи обнаружили, что войска мятежников поднялись на перевал и похоже не спешат с него спуститься.
        - Атака в лоб для нас будет чревата неприятными потерями. А источников генеральный штаб нам выделил маловато, и смести магией мы их также не сможем. В таком случае принято использовать обходные маневры или продвижение в защитном построении. Так как первое невозможно, остается последнее, что к тому же будет легче в связи с отсутствием у противника конницы и магической поддержки. - говорил один из младших офицеров. Генерал кивнул ему, кивнул вошедшему Гасу и повернулся к следующему.
        - Ну от нас тут толку маловато - заявил командир кавалерии - наши удары будут нужны когда мы спустимся с той стороны. Я бы предложил выманить часть войск обманным ударом легкой пехоты и подставить под удар панцирников. Дорога там извилистая, мятежники не успеют увидеть нас. А на спинах бегущих мы разобьем и остальные силы.
        - О, бегущая за кем-то панцирная пехота! Вверх, в горку! А не хочешь ли ты со своей лошадью на плечах пробежаться?! - вскочил лейтенант панцирного полка.
        - Тише, лейтинант, соблюдайте субординацию.
        Выступавшие следом предлагали какие-то идеи, но было ясно, что генерал уже что-то решил и искал лишь того, кто выскажет его мысль и поглядывал на Гаса.
        - Ладно, мастер Гас, ты опоздал, но тебе, как гражданскому это простительно. Расскажи-ка, что бы ты предложил, с учетом имеющейся у нас техники?
        - Ну ваши дурацкие предложения бегать под стрелами я могу не комментировать, А? Могу не говорить про идиотизм выматывающего боя с бегом по этим проклятым скалам, Угу? Тут вот когда я вошел, ваш лейтенант дельную вещь цитировал. Мол обходные маневры да защитное наступление. Только вот вывод по глупости не правильный сделал. Кто вам сказал, что тут обойти нереально, а? Для войска может и нереально. А вот отряд - легко заберется вон на те скальные отвесы.
        - И что сделают пара отрядов там? Камнями закидают?
        - Идиот! Конечно. Возьмут по десятку бутылок моей смеси, на месте кинут осколки кристалла и быстро-быстро побегут в одну сторону, а скала поедет в другую! А? Я это давно придумал уже!
        - Это ценная идея, Гас - сказал генерал. - пожалуй, мы ее используем, заодно устроив проверку твоим достижениям.
        - Я против! - возмутился глава магической поддержки - эти кристаллы совсем не дешевы. Нам вряд ли удастся до конца кампании выбить еще.
        - Я лучше потеряю кристаллы, чем людей. Гас, спасибо можешь идти. А мы, даайте-ка подумаем. Что случится после того, что нам живописал мастер? Можем ли мы использовать это по максимуму?
        Вечером в палатке генерала разговор продолжился. Старший маг, сидя на табурете, хмуро смотрел на генерала, увлеченно писавшего что-то за столом.
        - Послушай, друг. Ты все же идешь на неоправданный риск.
        - О чем, ты? Ты же сам видишь - этот план сработает. Ты видел расчеты наших инжинеров и магов.
        - Я не о том. Ты подумал о последствиях? Сейчас уже не старые добрые времена. Сейчас министерство за такое тебя по голове не погладит. Потратить десять магокристаллов! Да за эти деньги можно целую роту добровольцев-наемников нанять.
        - Наемники? В Империи? Может, прикажешь еще армию отпустить и должностями в армии торговать, как в республике?
        - Хорошо, не наемники. Но эти люди, твои солдаты, пришли сюда исполнять свой долг. Империя имеет право на их жизни, и извини - но тебе скажут, что эти жизни подешевле кристаллов.
        - Как скажут так и заткнутся. Не на столько все плохо - мы империя, друг мой. Мы ценим жизнь наших граждан - это величайшее сокровище государства. Если мне когда отдадут приказ отдать жизнь солдат за деньги - мои солдаты снова возьмут Серебряную Цитадель.
        - Ха! Было бы забавно - улыбнулся маг - я надеюсь ты прав. Пока только такие как мы с тобой удерживают министров от того, чтобы ввести торговлю повсюду, допустить деньги до управления государством. Ты ведь помнишь попытку закона о вводе частной собственности?
        - О Богиня! Я постарался забыть. Ты подробно все объяснил, я поступил правильно - и это все, что я буду помнить. Еще раз лезть в эти бумаги - ни за что! Не к этому меня призвала Империя.
        - Это не справедливо! Вы должны использовать мои мозги, а не руки! - возмущался Гас, карабкаясь по скалам с рюкзаком бутылей. - Это какой-то оригинальный имперский идиотизм, ё!
        - Тише, мастер - раздался голос сверху - Вы нам нужны, чтобы правильно использовать этот ваш себешский растворчик. Генерал не хочет рисковать операцией.
        - а рисковать единственной светлой головой в этой унылой проклятой армии, он значит хочет!
        - Ну, если вам станет легче, он с отрядом легкой пехоты подходит сейчас по перевалу. И если наша затея не удастся - на него обрушится вся армия мятежников!
        - О да, мне стало сразу легче! Я узнал, что наш генерал все-таки тоже идиот! А ведь показался самым разумным.
        - мне сказали сохранять вашу жизнь, мастер. Про разбитую морду там не говорилось. Поэтому замолчите, наконец!
        Под затянувшим небо облаками, Гас карабкался с одним из отрядов по скалистому склону. Он бы давно уже заблудился, не будь этих солдат, что постоянно показывали ему дорогу. Камни гор были холодными, и, хотя тут никогда не выпадал снег, промозглый ветер пробирал до костей не хуже, чем на снежных склонах Драконьих гор. Они забирались на длинный скальный карниз, что навис над ущельем, выводящим на верхушку перевала. Именно где-то там и засела армия мятежников, и найти место засады было бы сложно и опасно. Но лавина камней сделает это с легкостью. Натянув веревку поперек скалы, Гас потихоньку выкладывал бутыли. У каждой из них стоял солдат с кусочком посверкивающего обломка кристалла.
        - Ждем - тихонько сказал лейтенант. И Гас впервые за ночь вздохнул и поднял взгляд вверх. За тяжелыми ночными тучами скрывались луны. Их можно было увидеть по слегка светящимся пятнам - синему и зеленому. Казалось это какие-то светильники пробиваются через мутноватые окна на небе. Вдруг к ним присоединилась маленькая красная точка.
        - Это сигнал, пора! Бросай и беги!
        Солдаты неровно вздрогнули. Открыли бутыли, кинули по обломку и кто как покидали их на землю. И рванули, догоняя убегающего уже Гаса.
        Они отошли уже порядочно, когда за спиной что-то зарычало. Скалы тряхнуло, и все попадали, вжимаясь в землю. Грохот наполнил ущелья и две каменных лавины понеслись навстречу друг другу. Оплавленные горящей серебряной пылью, они срывались вниз, в каньоны по обе стороны от вершины, неся с собой обломки тел и знамен.
        Когда стихия успокоилась, через висящую в воздухе пыльную крошку мерно двинулась пехота. Спокойно, поддерживая друг друга, они словно гигантское насекомое отряды влезли на вершину. На встречу ударил жидкий поток дротиков и стрел от тех, кто успел отступить от лавины. Но смятение и потери их были велики. Генерал поднял с земли разломанное огненное знамя и, размахнувшись, запустил его дальше в каньон, где еще слышался грохот успокаивающихся камней.
        Разбив сопротивление, пехота Империи соединилась и быстро двинулась за убегающими мятежниками. Но за поворотом, где дорога снова сужалась, передовые отряды встретила тонкая стена щитов. Ненависть и отчаяние смерти было написано на лицах стоящих. Медленно, словно пробуя на зуб, имперцы уперлись в этот строй и попытались продавить. Но те бились молча и не делая ни шагу назад, погибая один за другим. Позади сражающихся имперцев уже теснились новые отряды, готовые продолжить преследование. Генерал, недовольный задержкой, расхаживал по обломкам лагеря, готовясь начать преследование. Сейчас кто-то ушел, но аврмия спустится с перевала - и тогда он преподаст урок этим бандитам. Люди, забывшие свой долг перед Империей - это было гаже всего, и возможность бороться с ними генерал считал истинным подарком Богини.
        ***
        Лорд с трудом поднялся с камней. Он практически выдохся, но раненный товарищ на его плечах был еще жив, и его можно было спасти. Он пробирался по камням уже довольно долго. Позади осталась внезапная лавина и атаки имперцев. Позади последний целый отряд, который сейчас погибал, давая возможность уйти сотням раненных. Это было поражение, но почему-то у Лорда стало легче на сердце. Ему казалось, что самое страшное уже случилось, именно то, чего он так опасался. Да, мятеж подавлен. Да, придется спрятать знамена и оружие. Но год-другой и он снова подготовит, на этот раз получше. И Север обретет свободу. Люди, решившиеся поднять оружие, поднимут его снова. Важно лишь лучше готовится. Посеять семена восстания, подождать осени. Но сперва - выжить.
        Шаск оказался в тылу у имперцев. Это был единственный для него путь от лавины. Огромные камни смяли надежду на восстание, и теперь ему оставалась только месть. Вынув меч из спины невнимательного имперского разведчика, он, скривившись, еще раз подвигал повязку на ране. Шерсть на лице пропиталась кровью. Вытерев меч, Шаск продолжил спускаться на юг. Пять жизней он уже забрал сегодня, но это было только начало. Его ждала дорога на юг. В те места, где он уже скрывался в детстве от имперской полиции. Там он и продолжит дорогу, которая рано или поздно приведет к падению Новой Империи, Шаск был уверен в этом.
        ***
        - И что в результате? Этому генералу дали какую-то медаль за храбрость, а мне, гению спасшему их шкуры и выигравшему битву, который сам рисковал своей шеей - благодарность, видите ли, устную ё, проклятую благодарность за помощь армии как гражданский инженер! Да пусть они подавятся своей благодарностью! Я-то думал - статуя, или хотя бы новая мастерская! А они словно и не заметили. Идиоты! - Гас продолжал возмущаться с тех пор, как вернулся в столицу. Фингал под глазом у него уже прошел, а ярость осталась. И вот, сидя на табурете перед помощниками он и изливал свое искреннее негодование, которые те и вынуждены были слушать. Они лишь надеялись, что к завтрашнему дню они вернутся к работе.
        
        ГЛАВА 5. НОВЫЕ ИСТОЧНИКИ
        Весна 3136
        Ночное небо поблекло, обещая скорый рассвет. Холодная роса неприятно холодила ноги и лоскуты тумана стремились схватить Агамемнона за хвост. Тяжело дыша, он нес Ханну через сосновую рощу, и запах смолы бодрил его, придавая сил для еще небольшого рывка.
        Первые деревянные дома показались сразу за рощей. Их островерхие крыши с железными фигурками были хорошо спрятаны среди предгорных лесов. Аккуратно огороженные грядки были засажены всевозможными растениями, а кое-где из земли тянулись длинные бамбуковые трубки.
        У края деревни Агамемнона ждал высокий себеш, с изумрудно-серой чешуей и прозрачными серебристыми глазами.
        - Кто, ты, человек, и что тебе и раненной девочке нужно у нас?
        - Парень, мы бежали из города, когда там поднялся бунт. Помоги ей, прошу! Позови профессора Саара, он знает меня.
        - Хорошо, идем за мной. Только я не парень, и зови меня Джессика.
        - Джессика! Ну конечно. Извини, я плохо вас друг от друга отличаю.
        - Я должна знать тебя?
        - я Агамемнон, сын...
        - Ну конечно! Ничего себе вы мейсы растете. Я тебя не узнала. А ведь всего восемь лет прошло. Проходи, тебе тут всегда рады. - Она открыла дверь в один из домов, и придержала ее, пока Агамемнон вносил девушку. - Клади ее на лекарский стол. Вон туда - показала она на высокий постамент с ремнями, укрытый ослепительно белой тканью. - а я позову Саара.
        Сверху, над столом располагалось яркое окно, и свет, заливший лицо Ханны, подчеркнул ее бледность и расплывшееся кровавое пятно на плече. Джессика поднялась наверх, и кого-то позвала.
        - Кто это? жертва лесных разбойников?
        - Нет, Что ты. Я спас ее от... От бунтовщиков.
        - Это Ханна де Келли, дочь лорда де Келли, правителя Сторожащего. - раздался сверху сухой голос. - Достаточно лишь посмотреть во что она одета и на ее лицо. И вы, молодой человек, поступили недопустимо опрометчиво, принеся ее сюда.
        Сверху по ступеням спустился Саар. Казалось годы просто обтекли его стороной - Агамемнон узнал профессора с одного взгляда. Все та же серая чешуя и задумчивые фиолетовые глаза. Узловатые руки, напоминающие о корнях какого-нибудь великого дуба, аккуратно начали доставать инструменты из ящичков и исследовать рану девушки.
        - Почему вы не остались в городе? Я, конечно услышал от вас о бунте, и потом вы мне расскажите о нем во всех подробностях, но я не поверю, что в одночасье в городе перебили всех врачей. А там были специалисты достаточно компетентные для таких простых ран.
        - Нет, профессор. В городе ее бы тоже узнали, как ее узнали вы - и скорее добили бы. Сейчас на бургомистра все в ярости, и его смерти было мало, чтобы горожане успокоились. Я просто не хотел рисковать.
        - Вы совершили ошибку, человек. Вы ошиблись, решив, что у врачей она была бы в опасности - врачи не убивают своих пациентов, тем более невиновных. И вы ошиблись, что мы примем ее и укроем у себя. - Саар аккуратными движениями чистил рану, поливая ее чем-то не пахнущим из бутылочки. - Мы давно уже приняли решение держаться от имперского сословия аристократии на максимальной дистанции. Если ее обнаружат тут, то возникнет множество неприятных вопросов, на которые мы бы не хотели отвечать. Кстати, подержите, пока я перевязываю заново. А ты, Джессика, приготовь то, что нужно.
        Агамемнон аккуратно поднял Ханну, пока Саар плотно бинтовал ее переставшее кровоточить плечо. Потом, по знаку профессора, перенес ее в соседнюю комнату, где был разложен тюфяк и резко пахло какими-то травами. Вдохнув этот запах. Агамемнон почувствовал, как его стертые и усталые ноги начали отходить, а порезы - перестали болеть. Джессика вошла за ними с котелком, от которого поднимался пар и запах мясного бульона.
        - Но профессор, - возразил, наконец, Агамемнон - найдя ее тут, Келли отблагодарят вас, и вряд ли им будет до ваших дел. Да и в ближайшее время - никто и не подумает про это...
        - как только девушка встанет на ноги, вы уйдете отсюда, не позже.
        - хорошо, как скажете.
        - Я это делаю исключительно из большого расположения к твоей семье, Агамемнон, иначе бы вы уже уходили отсюда. А теперь садись, сейчас сделаем тебе еды. Протри свои порезы вон теми чистыми тряпками, и намажь. И по ходу этого дела, расскажи о бунте. Поподробнее, что случилось, кто и как убил лорда и ранил его дочь?
        Агамемнон начал рассказывать, но усталость и расположение к профессору, которого он знал с детства, привели к тому, что и о своей роли он не умолчал. О погроме и убийстве мага, о штурме дворца и убийстве лорда. И о том, как ему пришлось пойти против своих.
        - Ваш финальный поступок внушает уважение, юноша. Но он был запоздалым. Если бы вы заметили, как легко вам в свое время помогали и давали оружие и информацию - вы бы поняли, что попали прямо в игру двух великих семей. Вас использовали - и это плохо. Впредь, старайтесь избегать подобных безрассудных решений, и не доверять случайным знакомым, которые так много о вас знают и так легко помогают. К тому же - что вы себе думали? Лорд никогда не станет слушать не благородных. Не в железных землях. Вам бы все равно пришлось идти силой. А не приди Коста - город бы сгорел или бы к нему бы пошел ближайший легион. У повстанцев в горах - сил куда поболее ваших, а они, тем не менее, не рискуют захватывать укрепленные точки. Я бы вам посоветовал сперва почитать книги Савринуса "о делах мятежных" и "История Республики". Так вы бы расширили свой кругозор до того, как вести на смерть людей. В прочем, тут эти книги запрещены, так что шансов найти их у вас маловато.
        На следующий день Ханна пошла на поправку. Она все еще оставалась без сознания, поскольку Саар не хотел, чтобы она видела их поселение. Он держал ее в таком состоянии с помощью трав, говоря, что это только послужит к большей пользе выздоровления. Из города тем временем приходили тревожные вести. Кто-то видел, как Агамемнон убегал с Ханной, и теперь его ищут - то ли как похитителя, то ли как убийцу. При этом саму ее в городе тоже ничего хорошего не ждет - Коста поставили весь Сторожащий под контроль. Людям, как ни странно, это понравилось. Жесткая, но справедливая рука устроила всех. Но никому из новых властей был не нужен внезапно оживший наследник Келли. Решив все посмотреть самостоятельно, Саар ушел, оставив лечение на Джессику.
        Агамемнон сидел на скамейке из цельного искусно обработанного ствола дерева, лежащего на земле. Джессика в это время лежала на траве рядом, отдыхая от дневных тренировок и работы.
        - Скажи, Джесс, почему если вы живете тут, в железных землях, вы не хотите их защищать? Почему живете отдельно от других?
        - Защищать? Ты хотел спросить - почему мы не присоединились к мятежу?
        - Ну... И это тоже. Ведь вы же тоже жители этих земель! И среди вас тоже есть источники, ну как ты, например.
        - Послушай, если на эти земли нападет внешний враг - я выйду против него, как и любой подданный Старой Империи. Но участвовать в ваших политических дрязгах? Нет уж, не в этом времени.
        - Так или иначе - вам придется выбрать сторону.
        - Нет. Если все будет идти к тому - мы просто покинем эти земли.
        - Извини, но вы действуете как трусы! А мне говорили, лучше себеш воинов нет.
        - Ты так хочешь это проверить, что рискуешь оскорблять нас в нашем же доме?
        - Я хочу только понять, почему?
        - потому, что мы не рискуем судить, кто из вас прав. Вы вместе с людьми построили общество. Вы хотите его изменить. Но тут себеш всегда живут сами. Те, кто готов влиться в ваше общество - живут в городе. Не тут. Кстати, еще, скажи - разве есть себеш аристократы? А есть ли себеш среди тех, кому будут доверять восставшие?
        - Доверие надо заработать! Если вы отворачиваетесь от людей и мейсов - они и не видят в вас союзника. Но поддержите нас - и в совете города будут и себеш!
        - Мы живем среди вас, у нас есть свои интересы. Почему мы должны ими поступиться и отстаивать ваши интересы, чтобы получить право голоса в городе? К тому же - вот еще причина, я думаю. Участие в таких восстаниях не пойдет на пользу нашему виду. Стремление к власти - нам несколько чуждо. И те, кто принимает эти ценности - живет тут, а не в городе. Как смеешь ты их называть трусами? Только потому, что им противна вся эта идея с борьбой за власть?
        - Не за власть, за свободу, проклятье!
        - Они свою уже отвоевали. Двести лет назад. Когда Империя пыталась взять земли себеш под контроль.
        - Ты говоришь "они". А ты, Джесс? Ты хочешь заниматься делами себеш в закрытой деревушке, или все-таки пойдешь отстаивать свою родину? Родилась-то ты, в отличие от Саара - у нас. И в городе тебя еще помнят, и ты, я думаю, помнишь Сторожащий.
        - Я источник.
        - Ну это решаемо - повстанцы в горах берут к себе источников.
        - Я пока не могу решить, Аг. Мы развиваемся иначе, мое время искать путь, наверное, еще не пришло - я еще не все взяла от наставника и родителей.
        - Сейчас быстрое время, Джесс. Думаю, скоро тебе придется решать.
        Прошло еще пара дней, когда наконец вернулся Саар. Он принес известия, что в город въехало представительство Келли - чтобы забрать тело лорда. Они вот-вот уже должны бы двинуться назад.
        - Это, наверное, лучшая возможность - сказал Агамемнон Саару. - Это куда лучше, чем идти через горы в Келли самим.
        - Да, учитывая то, что к вам, Агамемнон, Ханна вряд ли отнесется хорошо. Вы для нее один из убийц отца. И в чем-то эта юная леди будет права. Вам не стоит приводить ее в сознание до того, как отдадите родственникам.
        - Тогда мне надо спешить. После того, как Ханна будет в безопасности, я пойду в горы. Там, говорят у повстанцев сейчас новый лидер, и он сумел уже показать себя.
        - Прощай, Агамемнон - сказала Джессика - помни, что ты тут желанный гость, особенно без раненных похищенных аристократок.
        Был уже вечер, и дневная жара уступила место вечерней сумеречной прохладе, когда перед каретой, возглавляющей отряд, на дорогу вышел молодой мейс, несущий в руках какую-то девушку. Он не выглядел нищим, или разгневанным - и по тому был вдвойне подозрительным.
        Капитан отдал приказ, и часть отряда внимательно вгляделась вокруг, а часть окружила парня.
        - Что тебе нужно, крестьянин? - Потребовал капитан, готовый по первому сигналу рубануть саблей.
        - Я прошу показать эту раненную девушку сэру де Келли, он узнает ее.
        - Ты парень с дуба рухнул? Буду я тут бегать с твоей раненной девчонкой. Всем все равно, что за кровь в ней, помимо крестьянской.
        - передай сэру де Келли вот это - парень протянул ожерелье из маленьких разноцветных капель. - он узнает.
        - Жди тут. - капитан схватил ожерелье и поспешил к уже подъезжавшей карете.
        Сказав что-то в окно и протянув ожерелье, капитан шустро вернулся обратно в сопровождении невысокого лысоватого человека, в черной мантии судьи.
        - Это действительно она! Ханна! Почему она без сознания?
        - Себешский элексир. Я не хотел беспокоить рану, сэр. Она очнется через час - осторожно сказал Агамемнон. - раз вы ее узнали, я могу идти?
        Дав знак капитану, человек проследил, чтобы тот аккуратно взял Ханну на руки и отнес к карете.
        - Нет. - повернулся он. - Я хочу знать кто вы, и что произошло с моей племянницей.
        - Ее ранили мятежники в городе, сэр. Я сумел вытащить ее из города, боялся там оставить. Потом в деревне нашел себеш, которые помогли перевязать ее.
        - Не будь идиотом, мальчик, и не считай таковым меня. Ты тот самый мейс, которого Коста объявили в розыск за похищение Ханны. Так?
        - Да, сэр, то есть да, это я, но я ее не похищал - я спасал от бунтовщиков.
        - Я вижу, Ханна в целости. И чувствую мне нужно тебя вознаградить. Вот, держи - он снял кольцо и достав из-за пояса кошель, потяжелевший от монет и положил его туда. - По этому кольцу ты всюду сможешь получить помощь Келли. А золото никогда лишним не бывает. Я бы хотел, чтобы ты поехал с нами, и порассказал поподробнее. - он протянул кошель Агамемнону.
        - Благодарю вас, сэр, но я бы хотел остаться тут.
        - Тут ты преступник, а так - ты спас наследницу де Келли, ты повел себя по-благородному! Если ты присоединишься к моим людям, то через пару лет, я уверен, станешь ненаследным рыцарем! Это не то предложение, которое отвергают.
        - Глупость и невнимательность вас погубит, де Келли - вдруг раздался голос со стороны. Из второй подъехавшей с тем же отрядом кареты, аккуратно ступив на траву, вышел серебрянный мейс, высокий, почти с человека ростом. Его серо-черный плащ, с вышитым пауком герба семьи из рода Коста, откинулся на ветру, открывая искусно сделанную тонкую кольчугу.
        - Что вы имеете в виду своими оскорбительными намеками, сэр Альваро?
        - То, что это - Альваро указал на Агамемнона - источник.
        Альваро прищелкнул пальцами, и Агамемнон рухнул на траву без сознания. Судья де Келли выхватил из ослабевших рук кошель, достал и одел обратно свое кольцо.
        - Погрузите нового источника к моим - велел Альваро, подходя к лежащему Агамемнону.
        - Но постойте, сэр адепт! Это мои люди его взяли, и это наша земля. Источник наш, по праву!
        - Вы забываетесь, Джозеф! Эта земля уже не ваша. А если бы не я, то вы так до границы бы и ехали, не распознав источника. Ваш род бездарен - это счастье, что вас выкинули из Сторожащего. Такая невнимательность, пренебрежение простейшими правилами! Вы даже умудрились дать золото имперскому преступнику! В старые времена, такие как вы уже бы проткнули себе сердце от позора!
        - Да что вы себе...
        - Молчать! Вам уже сделали одолжение - отдали тела. Не заставляйте меня сожалеть об этом.
        К ним подошли воины Коста. Они подняли Агамемнона и понесли к последней телеге, с закрытой обшитой металлом дверью и охраной по бокам. Один из воинов задержался, подняв мешок, из которого выпала статуэтка дракона и с удивлением ее рассматривал.
        - Это оставь.- Альваро аккуратно забрал ее. - и обыщите получше, он был мятежником.
        Спорить с магом - крайне небезопасное занятие. И Джозеф де Келли промолчал. Альваро же задумчиво смотрел вслед Агамемнону, которого затаскивали в телегу. Было странно, что заклятие, обездвиживающее источников за счет их же силы - все еще действовало. Обычно сила мгновенно кончалась, и источник впадал в кому на день, как и предусмотрено. Но тут сила продолжала литься потоком, словно и не стихнув. Только минут через пять поток медленно угас.
        - Я буду просить семью о неплановой облаве на источники. Что-то на редкость сильный экземпляр нам попался. И до сих пор не пойманный - сказал Альваро сидевшему напротив капитану отряда. - кто знает, что еще успело скрыться от слепых глаз Келли. Пора еще повысить силу Академии.
        Когда отряд двинулся дальше и скрылся за холмом, из леса, легко ступая по траве, вышла Джессика. Поглядев вслед, она быстро перешла дорогу и исчезла в лесу, побежав в сторону селения. Уже совсем стемнело, когда она добежала до своего дома.
        - что случилась с Агамемноном? - спросил сидящий с книгой у камина Саар. Стол рядом с ним был снова завален кучей фолиантов, свитков и карт, не малую часть которых написал он сам.
        - его схватили, наставник. В отряде оказался неслабый маг Коста, а парень успел стать источником. Как вы это пропустили?!
        - Я не сканирую пассивно на источники всех вокруг, как маги из аристократии. Печально, я не слышал даже об этом. Либо Агамемнон сумел скрыть пробитие, либо оно было незаметным и для него. Надеюсь, второе, он мне показался неглупым парнем.
        - Но Саар, нам нужно спасти его. Я не могу - маг меня почует, но ты с другими себеш сможете. Он же спас нас в свое время!
        - Нас спас не он, а Лизабет, которой я давно вернул этот долг. Пойми, Джес, жизни Агамемнона ничего не угрожает. И когда я говорил, что мы не вмешиваемся в дела аристократии. Я имел в виду и данную проблематику. Моя миссия куда важнее жизни одного источника.
        - То есть, когда схватят меня, ты так же пожмешь плечами? Знаешь, наставник, я кажется начинаю понимать, почему люди и мейсы нас не очень-то любят.
        - Да, Джес, тебя я также бы не спасал. Я не заносчив и не расист - я последователен. Рано или поздно и ты попадешься охотникам, я так думаю. И поэтому я поступил более трезво - научил тебя выкручиваться из таких ситуаций. Но остерегайся - маги Коста не дадут тебе провернуть эти новые способности.
        - Что же, Саар, на тебе свет клином не сошелся. Пойду, поговорю с другими себеш - может кто из них захочет помочь.
        Но никто в деревне не согласился. Джессика обошла все дома, но никому не было дела до еще одного схваченного мейса-источника. Как объяснил Джессике ее отец - таких ловят по нескольку в день. И не себеш должны менять устои этого общества. Так что пришлось оставить эту идею, хотя на сердце было удивительно неприятно.
        Казалось, после этих событий занятия перестали приносить развитие и удовольствие. Постепенно, пребывание в деревне становилось Джессике в тягость, и она все больше времени проводила в лесах вокруг Сторожащего. Прошел месяц, и приятное тепло сменилось удушливой жарой, а в реках заплескались молодые тритоны. Саар с родителями Джессики и ее братьями уехали в земли себеш, взяв с собой всех источников. Джессика отказалась ехать - ей совсем не хотелось переезжать в незнакомые земли, где кроме себеш никто не живет. Деревня опустела - только несколько алхимиков продолжали выращивать травы - их надо было собрать зимой.
        Джессика стала бывать в Сторожащем - пробираясь по тайному ходу, она проникала в город и продавала собранные травы. Казалось, после взрыва город снова засыпает. Хотя в тавернах опять шли разговоры про несправедливость судий, но они не имели того накала, что раньше.
        На второй месяц, когда Джессика опять проникла в город, она как обычно вышла на Зеленую улицу, когда вдруг услышала мерный топот. Спрятавшись за углом в переулке, она наблюдала, как мимо нее проходят отряды воинов, в зеленых плащах, затененных кожаных куртках. На каждой куртке была вытравлена эмблема Коста - серебряный парусник. Это были егеря, специальные отряды для охоты на разбойников, мятежников и преступников. И для поиска источников. Альваро выполнил обещание - род прислал отряд для поиска в новых землях. Люди зло смотрели вслед воинам, и большинство молча провожали их взглядом. Никто в Сторожащем не был рад появлению егерей - в лесах прятались их дети, их братья и сестры. Как только последний зеленый плащ исчез за поворотом улицы, Джессика поспешила прочь из города. Отодвинув ставшую знакомой решетку, она быстро спустилась по ступеням в проход. На этот раз путь казался особенно долгим, а туннель - особенно душным. Вскоре впереди показался выход, но стоило ей только поднять голову над землей. Как словно все кости выдрали из тела - со стоном Джессика свалилась обратно, упав на дно тоннеля без
сил пошевелиться и болью. Ей казалось - огненный поток пронзает тело насквозь.
        - Идиот! Не мог подождать, пока ящер вылезет?! - раздался визгливый женский голос сверху.
        - Я не хотел, чтобы она успела разорвать меня. Я никогда не применял оковы на себеш. - ответил ей кто-то
        - Вот теперь сам туда лезь, и поднимай ее!
        Чьи-то руки с трудом подняли Джессику и потащили наверх.
        Очнулась она крепко связанныя по рукам и ногам, в небольшой клетке, поставленной на телегу. Усталый ослик щипал траву неподалеку, а рядом, в соседней клетке, были связаны еще двое - старик человек и юноша мейс. Оба были без сознания. Попытавшись освободиться, Джессика лишь туже затянула веревки.
        - Эй ты, ящер-источник! Не дергайся. Все равно никуда не сбежишь от мага. - раздался голос за спиной.
        Джессика обернулась. Сзади, у небольшого костра сидели трое. Две мейсы-охотницы в легких куртках и кинжалами на поясе, и человек в синем балахоне, подпоясанном красиво выделанным поясом. Видимо это и был маг - вернее подмастерье. Официально, такие как он не имели права на магические действия. Да и не могли - источников не было. Но пока они ловили источников для семей - на них закрывали глаза.
        - В общем так, балда. - через какое-то время сказала одна из охотниц магу. - мы можем, конечно, как хотели, пойти сейчас в город и сдать три штуки зеленоплащникам. Но эти заразы больше пары золотых за каждого не дадут.
        - А что ты предлагаешь? Тащить на север, на черный рынок источников? Неделю?
        - Да нет, балда! - вступила вторая - мы тут разберемся. Подождем, пока егеря не уйдут - завтра с утра - и отдадим бургомистру. Он по три золотых даст! А проберемся в город по тоннелю - ты будешь магичить над одним, я тащить, а она - кивнув на первую охотницу - сторожить оставшихся.
        - Вы с ума сошли? Тащить столько по тоннелю, потом возвращаться?
        - Если ты не облажаешься с магией - все будет порядком. А облажаешься - долю не получишь.
        - Вы идиотки. Нам тут теперь на холоде всю ночь сидеть!
        - Полегче, балда кучерявая! Ты-то, в целом нам уже и не так-то нужен, так что помалкивай.
        До ночи Джессика сидела, не шевелясь. Силы восстанавливались. Первая луна осветила красным светом прутья клетки. Маг клевал носом и щурился в темноту, но обе охотницы, поглядывая на пленников, играли в кости. Слегка потянув шею, Джессика стала тихонько петь.
        - Ты что-то слышишь? - спросила одна из охотниц - кажется какой-то писк.
        - Ага. Комары, заразы - самое время сейчас для них. Хорошо вот этой - кивнув на Джессику продолжала охотница - ее шкуру не прокусят.
        - да вроде не кусают, так жужжат. Может костра боятся.
        Тихие звуки, на пределе слуха мейсов и за гранью слуха людей лились из горла Джессики. В них был странный ритм, сложный и непонятный. Прошел час, и маг уже вовсю сопел. Еще через час, когда показалась вторая луна, и до рассвета оставалось чуть-чуть, обе охотницы тоже начали сворачиваться поудобнее и, наконец, уснули.
        Джессика прекратила петь. Легко, словно и не была связана, она встала и, подойдя спиной к двери, легко сломала ушки замка. Едва слышный треск никого не пробудил. Приоткрыв дверь, она спрыгнула с телеги и подошла к магу. Возле него в землю был воткнут нож, которым до того резали хлеб. Разрезав веревки, потратив на это полчаса - уж больно их было много - Джессика взяла в руку нож. Нехорошая улыбка тронула ее губы. Зажав второй рукой магу нос, она с силой пробила его горло. Кровь фонтаном хлынула на остывающие угли. Те зашипели, и смрад повис в воздухе.
        Охотницы зашевелились, а в клетке застонали оба других пленника. Не тратя ни секунды, Джессика подскочила и с размаху ударила ногой в горло одной и рукой - по другой охотнице. Прозвучал сдвоенный хруст, и глаза обеих закатились.
        Подойдя к клетке, и сбив замок, Джессика разрезала веревки на пленных.
        - Спасибо, Джес - сказал старик, я знал, что ты нас выручишь. Эти идиоты ничего не знают про себеш.
        - Ты ее знаешь? - удивился мальчик-мейс. Спасибо, это было круто!
        - Не за что. В этой жизни таким идиотам меня не поймать. Но действительно, уважаемый, я тебя не помню. Откуда ты меня знаешь?
        - Я покупал у тебя травы пару раз, знаешь ли. Хорошие травы нужно покупать у себеш, это всем известно. А у тебя травы хорошие. Не лучшие, ты не подумай только чего дурного, но хорошие. Вот и запомнил.
        - Хорошо, хорошо. Надо уйти от города подальше - скоро уже выйдут егеря и нам несдобровать.
        - Это не проблема, дорогая моя. Тут полно троп, о которых егеря не в курсе. Хорошие тропы, тайные. Нужно только до обеда на кучерявую скалу выйти.
        - вау, дед! - воскликнул мейс - ты из повстанцев!
        - грехи молодости, молодой человек, грехи молодости.
        - поспешим - вставила слово Джессика - не до разговоров. Если нас поймают егеря, я вам уже не помогу.
        - Идем, конечно. От кучерявой-то скалы я дорогу найду. Но до входа в лагерь нам еще несколько дней идти.
        - Ничего, я возьму мешок мага, там еда есть, а потом что-то да наохотим или соберем.
        ***
        Лето 3137
        Последний патруль он брал зря. Теперь половина лапы болит, как в огне, а на лице новый порез. Шаск только выскочив на них осознал, что это не обычные стражи или солдаты местных гарнизонов, а серьезные противники. Только это им не помогло. Три тела осталось лежать на дороге, знаком тому, что пособники Новой Империи не могут спокойно спать - война за свободу идет. Жаль только, что теперь приходится в этой гостинице сидеть - латать новые порезы. Тут, на краю пустыни, народу мало, но Шаску пришлось идти на риск быть заметным. Кто-то плотно обложил все западные леса в его поисках - еле удалось сбежать. Только один отряд уцепился за ним - а теперь и его больше нет.
        Вот уже год, как Шаск вел войну. Свою, личную. Месть за тех, кто погиб на перевале грохочущих камней, как его теперь называют. Сперва - чиновники, судьи, маги. Потом стражники, что хотели его поймать. Теперь вот - солдаты из какого-то элитного отряда. Но что они могут против того, кто был прозван Стрекозой. Два меча легко вспарывали любого, кто имел наглость встать на его пути.
        Поднялся ветер, и песок мелко молотил в окна, казалось, идет мелкий дождь. Ночное небо закрылось поднявшейся дымкой. Одинокий фонарь, качаясь над входом, едва освещал первые ступеньки в основную башню таверны. Белый ноздреватый камень стен, казалось, омывался песком, что ветер принес из пустыни, что начиналась от этого форпоста и тянулась до края известной карты.
        Шаск откинулся на стуле. Завтра он найдет местного главу и поймает его. Связанный, тот сразу расскажет, кто тут ловит его, Шаска, и куда и когда поедут ближайшие государственные чиновники. Нужно только веревку проверить будет. Но это только после ужина. Уставшая мейса-хозяйка как раз несла ему местное блюдо - печеную козлиную ногу. Внимательно приглядевшись к блюду, Шаск кивнул ей - на всякий случай стоило проверить его на отраву. Но запах был нормальный - а нос Шаска был не хуже носов мейсов-следователей.
        Внезапно в воздухе запахло чем-то не тем. Напрягшись, Шаск прислушался - через мгновение он услышал шаги на улице. Не думая больше он рванул вверх по лестнице - окна были только на втором этаже. За спиной кто-то со стуком распахнул дверь и в зал начали вбегать воины в масках и с обнаженными мечами. Уже поднявшись на полпролета, Шаск почувствовал кого-то впереди, не раздумывая он прыгнул, замахнувшись мечами. Но что-то сбило его в полете и отбросило на ступени. Из груди торчал только один небольшой болт, но от раны распространялось пятно холода, сковывая руки и ноги. Сверху на свет спустился молодой мейс, в форме полиции Новой Империи.
        - Я лейтенант Аш. Вы, Шаск Стрекоза, арестованы за разбой, убийства и мятеж на территории Новой Империи. Вы будете переданы конвою и отданы под суд в столице. Вы - предатель и убийца. Ваша казнь в столице будет показательной. Переодеть, собрать все его вещи отдельно, заковать и посадить в местную тюрьму. Двое из вас будут все время рядом. Понятно?
        - да сэр! - прозвучал ответ от подошедших снизу воинов.
        - исполняйте.
        Дорогу до столицы Шаск не помнил. Это был долгий путь, полный ненависти в глазах конвойных. Но ни один из них не рискнул ничего предпринять - и даже пища была нормальной. Если и был какой-то суд. Шаска туда не звали. Кроме пары вопросов, про имя и происхождение, его ни о чем не спрашивали. Через день после прибытия в столицу, Шаска повели и камеры наверх. Выйдя в Зал Чести - главный судебный зал Новой империи, Шаск осознал, что вокруг сидят сотни людей. Его поставили на возвышение в центре, залитое светом от специальных светильников, что держали остальной зал в темноте. Этот зал использовали для осуждения знаковых преступников или вынесения приговора высшим чинам армии. Сотни глаз уставились на то, как стража приковывала Шаска к небольшому столбу с кольцом на верху, стоящему на краю освещенного пятна. Шаска затрясло от ненависти. Все эти люди понятия не имели, как живется под гнетом имперских чинуш на севере. Они осуждали его за стремление к свободе. Они были мерзкими винтами огромного бездушного механизма - и гордились этим.
        - Шаск по прозвищу Стрекоза. По законам Новой Империи ты признан виновным...
        Шаск зарычал от ненависти. Его затрясло, а в глазах встал кровавый туман. Вдруг скрежет раздался вокруг - казалось, сами камни мнутся под какой-то невиданной силой, крошась и трескаясь. Железный столб разорвался, как бамбуковый. Из пола поднялись языки пламени. В центре этого лежал без сознания Шаск. Судейский маг взмахнул рукой и начал читать заклятие. Шаска накрыло голубоватым куполом защитного поля, и пламя не вырвалось за его пределы, а вскоре и вовсе погасло. Когда купол исчез, все увидели лишь разрушения и тело в центре. Подошедший судейский маг проверил пульс и кивнул судьям. Потом еще раз - словно на некий неслышимый другими вопрос.
        Гомон приглушенных разговоров раздавался со всех сторон, а судьи совещались о чем-то. Судейский маг, вместе с подошедшими другими, приводили Шаска в чувство - тот был жив, но без сознания.
        Наконец судьи договорились, средний из них, что говорил в начале, поднялся. Он постучал посохом по кафедре, и разговоры в зале притихли.
        - Шаск Стрекоза признается виновным в убийстве сорока трех граждан - продолжил выносить вердикт, казалось, ничуть не изменившись в голосе. - Виновным в мятеже против народной власти. Виновным к подстрекательству к этому мятежу. Виновным в разбое с отягчающими обстоятельствами. Приговор - смерть в зале суда.
        Тишина повисла в зале.
        - Но, учитывая новооткрывшееся обстоятельство в виде того, что обвиненный в зале суда стал источником, и, учитывая закон о замене наказания источникам, суд заменяет смерть на пожизненную работу источником.
        Крики недовольства раздались с дальней стороны, где сидели маги. "Смерть!" - кричали оттуда. Но суд завершился
        Позже выяснилось, что с Шаском не хотят работать никакие маги - он был слишком слабым, как источник. Да и любой из этих магов скорее бы убил его, чем стал работать за счет него. Шаск умудрился раньше убить двух магов, что возвращались в столицу после отдыха, и эти маги были известны всем - их имена повторяли в городе во время процесса постоянно. Так что министерство магии приняло решение отправить Шаска подальше. И, казалось, нашло оптимальное решение. Далеко на северо-востоке Новой империи, возле тех мест, где Шаска поймали, располагался последний Храм Богини. Эту небольшую церковь еще поддерживали незначительное число мейсов в империи. Храму всегда были нужны источники - отмеченные богиней, как они их называли. Эти источники использовались для предсказаний - использовались жрицами. И империя часто предоставляла их. Это нравилось гражданам и, главное, некоторым верующим в министерстве магии. Шаск идеально подходил - ненужный ни магам, ни вообще в столице. А заклятия главной жрицы держали его взаперти. Сперва, с опаской, в цепях. Позже - свободнее. Но шанс сбежать Шаск не находил еще очень долго.        Но путь его еще не подошел к концу - и много лет спустя придет время и для него.
        
        ГЛАВА 6. ПОДНИМАЮТСЯ ЗНАМЕНА
        Лето 3136
        Железные горы занимают большую территорию на юге Старой Империи. Это группы скал, холмов, ущелий и лесных отрогов, изрытые речками и ручьями. Отсюда вытекает Тихая - самая знаменитая река в Империи. Все пять семей имеют свои владения в этих местах - так как тут рождаются столь необходимые им источники. Но еще во времена Первой Империи люди и мейсы, живущие в железных землях попытались объявить независимость. Это не вышло, и вот уже много столетий кипит в железных горах котел мятежа - то слегка попыхивая, то расплескиваясь и взрываясь.
        Кучерявой эту скалу называли из-за ряда сосен, что росли на гребне, создавая впечатление закрученной гривы. На поднявшемся ветру сосны качались, и грива то вздыбливалась, то оседала. Но у путешественников уже не было возможности это увидеть - они спускались по склону скалы, меж двух гигантских каменных сколов. Впереди шел молодой мейс - его звали Горм, за ним - человек. Этот старик просил звать его Джейсоном. Последней шла Джессика. Уже два дня они шли по горам - и смогли уйти за Кучерявую до того, как егеря нашли их.
        - Я боюсь, - сказала Джессика на следующем привале - что мы оставляем следы. Я не столь искусна в их заметании, чтобы егеря нас не нашли.
        - Будем надеяться, - ответил старик - завтра утром мы выйдем на скальную равнину - там следов почти не будет - а потом нырнем в пещеру. К тому же вряд ли егеря будут так далеко идти - им хватит дел и по ту сторону Кучерявого.
        Колючий кустарник, которым поросли склоны Кучерявой, постоянно мешал путникам. Цепкие пальцы его кривых веток хватали за ноги, и оставляли сеть мелких, но неприятных царапин. Только Джессике они не мешали - крепкая чешуя хорошо защищала от хватких веток. Но зато эти кусты давали им ягод достаточно, чтобы не останавливаться на охоту эти два дня. Хотя рано или поздно, они понимали, придется.
        Спустившись, они обнаружили небольшой бойкий ручей, пробивающий себе дорогу под сосновыми корнями. Напившись и наполнив трофейную флягу, путники поднялись на склон. Впереди открылось взгорье, полное обломков гигантских скал. Казалось, до горизонта простирались эти безмолвные мертвые равнины.
        - Нам надо добраться вон до тех двух скал на юго-западе, - показал Джейсон - похожих на клюв. Там дальше обрыв к озеру Радужное, но по нему есть незаметный так сразу спуск. И на середине спуска мы найдем вход в пещеры, которые и нужны нам.
        Путники двинулись по скалам, стараясь не ступать по мелким россыпям, где могли бы остаться следы. Они вышли на медленно поднимающийся обломок скалы, верх которого - Джессика пригляделась - был словно оплавлен. Плавные наплывы и формы, совсем не характерные для скал. Посмотрев повнимательней, она заметила множество других оплавленных монолитов. А в одном месте оплавленный круг явно говорил об искусственной постройке.
        - Джейсон, а что тут случилось? Я никогда не слышала о битвах в этом месте. А тут - словно кто-то скалы плавил, как во время боя легионов.
        - Не знаю, дорогуша. Тут когда-то был город, только большей-то частью - под землей. Чей и кто его разрушил - нам не ведомо. Но тот, кто это делал постарался на славу - сверху не осталось ни одного не заваленного или не заплавленного хода. Внизу же - только кости да россыпи пыли - даже от металла только пыль осталась.
        - Эй! - раздался сверху голос Горма - подойдите, посмотрите отсюда! Только не высовывайтесь.
        Поднявшись на обломок скалы, Джессика с Джейсоном чуть приподнявшись, выглянули из-за камней. Им открылся склон Кучерявой, что они уже давно оставили позади. По этому склону медленно ползли фигуры - отсюда было только видно их зеленоватые плащи на фоне серых скал. Глаз Джессики насчитал пятерых.
        - Кажется, оторваться не получилось - заключил Джейсон. - придется срезать дорогу. За нами сразу они не пройдут. Приготовьте три повязки на глаза.
        - Зачем? - удивился Горм.
        - позже объясню.
        Они быстро сползли вниз, и Джейсон повел их на юг, спускаясь по незаметной впадине, переходившей в узкое ущелье, неглубокое, но ровное, словно след от топора. Дойдя до поворота, Джейсон остановился.
        - Дальше в скалах - заплавлено нечто. Не знаю, что это был за демон, но даже теперь любой, кто взглянет на него - убежит обратно в панике. Поэтому нам и нужны повязки. Одевайте их и идите осторожнее - там полно острых камней. Сам я тут еще не ходил - но говорят, мы почувствуем, когда пройдем мимо него. Тогда и можно будет снять. Егеря тут сразу не пройдут, они про это место не знают. А обход займет еще день, да и следы наши они потеряют.
        Одев повязки, путники двинулись дальше. Джессике сразу показалось, будто спереди кто-то смотрит на нее. Чьи-то глаза проникали в душу. Сжимая ее предчувствием беды. Скрип камней под ногами был зловещим, и, казалось, в него вплетались звуки скрежета когтей по камню, сдавленного рычания и хлопанья крыльев.
        Но в целом, ничто не мешало идти вперед - лишь камни под ногами, о которых вслепую они спотыкались. Джейсон шел впереди, и внезапно сказал, сдавленным голосом:
        - Тут поворот. Нам направо.
        Джессика не успела вовремя услышать, и, споткнувшись, упала дальше вперед, схватившись рукой за скалу. Словно холодные иглы прошили ее руку, а перед глазами встала картина - чей-то многокрылый и многолапый образ, с множеством серебряных глаз. Ужас сковывал сердце, и в ушах раздались тысячи предсмертных криков. Судорожно отдернув руку, Джессика отпрыгнула в сторону. Рука постепенно приходила в себя, а дыхание - в норму.
        - Что случилось? - Спросил Джейсон. - Джессика?
        - я за что-то схватилось, и это было... неприятно.
        - Лучше не думай, за что. Идем вперед, если можешь.
        Пройдя еще пару сотен метров, они осознали, что взгляд, теперь буравивший им спину, ослаб.
        - Можно снять, я думаю - объявил Джейсон.
        Вокруг простирался все тот же пейзаж, а позади вниз уводило кривое ущелье. Над головой же путников стояли наклонные скалы, похожие на клюв гигантской птицы, в пасти которой они стояли.
        - Хо! Эта дорога куда короче, чем я думал! - Обрадовался Джейсон, указывая вперед - вон там начинается склон. Если бы мы шли в обход, то спустились бы по вот этим камням слева.
        Они подошли к краю обрыва. Внизу простирались холмы, покрытые густым лесом, в центре которых разлилось небольшое озеро, в котором отражалось закатное солнце. Дальше впереди опять поднимались невысокие обветшалые горы, по склону которых текла водопадами небольшая река, питавшая озеро. Вниз, по склону оврага вела тропа. Она то скрывалась за камнями, то ныряла в трещины, а то была просто последовательностью валунов, по которым, видимо, предполагалось прыгать.
        Спустившись по тропинке почти до верхушек сосен, Джейсон остановился и стал рыться в разросшихся на склоне зарослях черники. В какой-то момент, его руки подняли большой пласт из мха и кустов, скрывавший вход в пещеру.
        В этот момент откуда-то сверху, издалека, донесся полный ужаса и отчаянья крик мейса. Дрожь пробежала по спинам путников.
        - кажется, они добрались до Разлома Страха. Не думаю, что они быстро придут в себя и найдут обходной путь.
        Раздался еще один вопль, на этот раз - человеческий.
        - Что стоим? - подтолкнул вперед остальных Джейсон - лезем вниз, давайте.
        Они спустились по узкому лазу, и оказались в невысоком коридоре, отделанном полированным камнем. Один конец был завален, но другой круто уходил вниз, широкими ступенями спускаясь в темноту. Джейсон достал из-под камней факел, который, видимо, давно уже там лежал. Пришлось потратить немало усилий, чтобы зажечь отсыревшее дерево, но после - факел разгорелся и осветил сводчатый потолок коридора. Джейсон задернул обратно занавесь из кустов и мха, аккуратно закрыв отверстие. Дневной свет померк. Под светом факелов, они стали спускаться ниже.
        Прошло пара часов пути по ветвившимся коридорам, и желудок Горма сводило от голода, когда внезапный порыв ветра погасил факел. Тут же раздался голос сверху
        - Стойте на месте и не двигайтесь. Кто вы такие и что ищете тут?
        Джессика, способная видеть тепло в темноте, уловила очертания тепла от фигуры сверху, впереди них, и еще четырех - по бокам, видимо в ответвлениях от тоннеля.
        - Я Джейсон Чертополох, а это мои друзья. Скажите Алехандро - он меня знает.
        - Ха! Сам Алехандро? Боюсь, далековато будет.
        - Погоди, он что, погиб?!
        - Да нет, скорее наоборот. Впрочем, мы вас к нему проводим, только расскажите, что вам тут надо. И не вас ли ищут егеря поверху?
        - Нас, парень, нас. Мы источники, бежали от охотников, а я тут раньше бывал - вот и вернулся.
        - Действительно, источники. Это объясняет дело.
        Впереди зажегся фонарь, освещая желтого мейса, с красными кисточками на ушах.
        - Кэрри, ты за старшую. Я провожу наших гостей. - Он кивнул куда-то в темноту, и оттуда выступили еще два мейса, одетых в серые куртки, со знаком восходящего солнца. Этот же знак красовался на плече и того, кто стоял впереди.
        - Идите за мной, не отставайте и не сворачивайте.
        Они двинулись вперед, в сопровождении этих троих мейсов. Через некоторое время они остановились перед ничем не примечательной стеной, в которой внезапно распахнулись каменные ворота.
        - Сюда.
        Дальше путь пролегал по широким коридорам, с высокими потолками и колоннами в залах. Через час пути они вышли, как сперва показалось Джессике, наружу. Впереди внизу, на сколько хватало взгляду, в темноту уходила черная гладь воды. Слева и справа - возвышались отесанные стены. Вверх стена уходила так высоко, что если и был потолок - свет фонаря до него не добивал. Вбок, вдоль стен, шли террасы, огражденные остатками искусно сделанного каменного барьера. А далеко впереди, словно в воздухе, мерцал зеленым непонятный огонек. Свет его, странно пульсирующий, ничего не освещал, и оценить как он далеко - не представлялось возможным.
        - Это Небесный Купол, самая большая пещера в мире - шепотом сказал Джейсон.
        - А что это за зеленый огонь?
        - В центре пещеры в озере стоит остров, в котором руины каких-то древних построек. Наверху одной из колонн стоит огромный кристалл - он и светится. Никто не знает, что это, и какой цели служило.
        - Верно, добавил впереди идущий мейс, - и мы стараемся не нарушать покоя того, что бы тут не спало. Поэтому и не думайте туда лазить.
        Позади раздался разочарованный вздох Горта. Парень как раз раздумывал о возможности отковырять кусочек такого кристалла себе.
        Они прошли вдоль стены зала и вновь стали подниматься наверх, по коридорам. Но довольно скоро на встречу стали попадаться другие мейсы и люди, а на стенах замерцали светящиеся камни, которыми украшают свои дворцы лорды. В коридорах появились деревянные двери. Украшенные резьбой в виде восходящего солнца. Откуда-то поток воздуха принес запах еды, а в воздухе разносился звон кующегося где-то металла.
        - Хэй! Чертополох! Ты вернулся? - кто-то крикнул им. - И Горта с собой притащил? Неужто малец к нам попросился?
        - О, Бивень, доброго тебе рассвета! - отозвался Джейсон. - Нам бы поесть сперва, а потом все тебе расскажу.
        - Слушай, Парт, верно? Давай я их заберу, я этих двоих знаю. А то глядишь, ты их совсем голодом изморишь.
        - Ну хорошо, Бивень, под твою ответственность.
        - Джессика тоже с нами, - кивнул Джейсон - она спасла нас.
        - Я бы хотела поговорить с... Алехандро, верно? Думаю мы еще увидимся.
        - Хорошо, дорогуша, но не задерживайся - а то мы все съедим.
        Они разошлись, и проводник повел Джессику дальше.
        - Я не знаю, сможет ли предводитель с тобой поговорить, но если что - имей в виду, у нас тут есть еще пара себеш, думаю ты сможешь найти у них пристанище на ночь. Если не решишь, конечно, остаться, как и они, с нами.
        Оставив Джессику у охраняемой четырьмя воинами двери, он ушел вперед. Через полчаса вернувшись, он указал ей на дверь.
        - Иди, у предводителя есть как раз свободная минутка, они с Варгушем тебя ждут.
        Войдя в небольшую комнату, Джессика увидела взрослого себеш, с черно-красной чешуей, одетого в богато расшитый плащ. Его руки лежали на подлокотниках кресла, а взгляд был направлен куда-то мимо Джессики. Во главе же стола сидел черноволосый человек, с глубокими зелеными глазами и следами небольшого старого ожога на лице. Одетый в простую, но крепкую кожаную куртку, он с интересом изучал Джессику, поверх сложенных пальцев рук. За его спиной, на стене, висело огромное полотно с вышитым восходящим солнцем, что поднималось над городом, стоящим между скал.
        - Приветствую тебя в Каменном Городе Джессика. - Сказал человек. - спасибо, что вытащила чертополоха. Он уже стар, но все еще хочет ходить в город, к внукам. Я много раз просил его поберечься - может теперь он и одумается. Садись, поешь. - он кивнул на стоявшее блюдо с пирогами и бутыль лесного вина. - Меня зовут Алехандро. Это - Варгуш, один из наших магов и союзников.
        - Спасибо. Мы искали вас.
        - Чертополох с мальчиком понятно. А ты? Ты же источник, тебе наверху оставаться опасно. Ты тоже хочешь присоединиться к моим людям?
        - Наверное, по крайней мере, на некоторое время.
        - Это не ответ. Что ты хочешь от жизни, Джессика? Есть ли у тебя цель?
        - сложный вопрос... как мне к вам обращаться?
        - зови Алехандро, мы тут стараемся избегать излишней формальности.
        - так вот, это сложный вопрос, Алехандро. У нас не принято вмешиваться в дела империи. Но и дела себеш меня трогают мало.
        - тогда позволь спросить тебя - что ты считаешь своим домом? Деревню себеш? Сторожащий? Железные земли? Или вообще - земли себеш?
        - В таком разрезе, я думаю, Сторожащий и железные земли.
        - Это радостно слышать. Значит, я могу рассчитывать, что долг защиты дома для тебя не пустой звук? Защита от несправедливости и порабощения нас теми, кто даже не родился тут?
        - Нет, я не признаю этот долг. Прости, Алехандро, но я никому пока ничего не должна, кроме, разве что, наставника. Но вот желание помочь вам - пожалуй у меня есть. Раз уж я родилась тут - то имею право сражаться за эту землю, правда?
        - Конечно. Хорошо, я принимаю тебя. Располагайся, Варгуш покажет тебе дорогу. После того, как ты отдохнешь, мы еще поговорим, я думаю.
        Кроме Варгуша, в Каменном жил еще только один себеш - Калхис. Он был известен в узких кругах как Тень. В городе говорили, что это лучший вор и убийца империи. У него не было своего почерка - его почерк это не оставлять никаких намеков. Тем не менее, старость постепенно подкрадывалась и к нему, на пятнадцатом десятке лет. И теперь он скорее учил других, чем сам выходил на дело. К нему-то на занятие и попала Джессика, когда Варгуш решил ее ему представить. Калхис оказался невысокого для себеш роста, с серо-зеленой чешуей, часть которой потемнела от старых ран. Он казался похожим на пятнистую ящерицу, что водится в железных землях. После, когда Джессике выделили отдельную комнату, она вернулась к Калхису.
        - скажите, что нужно, чтобы стать одним из ваших учеников?
        - хм. Стать одним из учеников, говоришь? Что за глупый вопрос. Я думаю, как минимум отрезать руку. Иначе ты станешь только лучшей из моих учеников.
        ***
        Осень 3137
        На юге, за драконьими горами, за пределами последней имперской провинции простирались холодные земли. Прохладный южный воздух овевал склоны гор, покрытые березовыми и дубовыми рощами. Среди лугов и лесов спокойно текли на юг три реки - Светоносная, Поющая и Усталая. Но еще южнее, там, где эти реки сворачивали друг к другу, начиналась степь. Редкие дожди едва касались этих сухих ветреных негостеприимных земель. И реки, стремившиеся слиться в один поток и убежать к Ледяному морю, носили уже другие названия. В переводе эти названия - Солнечное, Костяное и Кровавое копье. Населяли эти земли кочевые племена, что не знали железа и не обрабатывали землю. В их жизни была цель - уничтожить врагов своего племени. И, кроме других племен, в последние века это была в первую очередь Империя, вторгшаяся на север их земель и построившая там свои крепости и города. "Граница степи всегда в огне" - так поговаривали живущие тут. "Мир вымок кровью на севере" - говорили варвары.
        Нескончаемый гул рассекаемого воздуха давил на уши. Затычки не помогали. Дрейс не понимал, как пилоты способны это терпеть. Крылья гигантской стрекозы били по воздуху, сливаясь в серебристые дуги. Хитиновый панцирь, к которому крепилось седло пассажира, чуть выше седла пилота, дрожал, вызывая боли в желудке. Но это был лучший способ рассмотреть происходящее на земле.
        Под поджатыми лапами стрекозы простиралась степь. Ночной воздух был сух и холоден. Не помогали ни теплая куртка, ни шарф. И это середина лета! Зимой эти равнины вообще покрыты снегом, в который не все в империи даже верят. Неприятно было находиться в таком месте. А то, что Дрейс видел внизу, и вовсе нагоняло ужас.
        От края до края горизонта простирались моря и океаны ярких точек. Каждая точка - костер, возле которого сидят проклятые варвары, привязав своих ездовых бегающих птиц и точа свои костяные копья. Или костяные копья не точат? Не важно - проблема была в том, что все эти огни - по подсчетам Дрейса где-то на пару сотен тысяч человек - это была единая Орда. Слухи оказались верны, и варвары собирают силы, чтобы вновь, как сотни лет назад, вернуть себе земли. Тогда, прошлая орда была разбита лишь соединенными тремя легионами, и то после гибели первых двух и потери всех равнинных владений. Гремящий легион, единственный находящийся к югу от Драконьих, был, конечно, в два раза больше любого другого - в него входили отряды из всех пяти семей Империи. Но как он может выстоять против этого моря ярости?
        Стрекоза сделала круг, и умчалась на север. К рассвету Дрейс на подгибающихся ногах слезал с нее в ставке Гремящего. Пилот, помахав ему, поднял свою стрекозу в воздух - эти сумасшедшие были готовы всю жизнь провести в седле. У легиона было три пилота. И каждый из них мнил о себе больше, чем какой-нибудь лорд. К тому же всячески уклонялись от любой битвы. Но в разведке им равных не было, даже не смотря на то, что стрекозу было слышно за километры.
        Оперативный штаб был полон народа. Известия об Орде, подтвержденные Дрейсом не на шутку всех встревожили. Когда вошел Маргейм, разговоры утихли и все расселись на походных складных креслах, расставленных вокруг карты, расстеленной поверх земли. Шатер был освещен изнутри белыми масляными лампами. Было забавно, с точки зрения Дрейса, как все поменялось. Семнадцать лет назад, когда они с Маргеймом переехали сюда, на юг, никто не мог предположить, чем это завершится. Вступив в Грохочущий легион, Дрейс, как знатный аристократ, получил право командовать отрядом кирасир, и сейчас вел за собой весь их стальной полк. Но Маргейм, будучи потомком дальней боковой ветви Ольсен, лишь стал адъютантом при командире части Ольсен. Сам командир, будучи не в состоянии сидеть на лошади, в силу веса и вредного характера, свалил все командование на Маргейма, благо времена тогда были мирные. Но прошло каких-то пять лет, и в Старой империи случилась трагедия - вся правящая семья Ольсен была убита, а место главы занял новый, амбициозный верховный лорд Ольсен. И он приходился дядей Маргейму. Карьерный взлет последовал
незамедлительно - старый полковник ушел в отставку, Маргейм принял командование и незаметно стал одним из влиятельнейших командиров. При поддержке Дрейса и других молодых офицеров, он был выбран маршалом легиона, когда протрубили тревогу войны. Это не нравилось многим старым полковникам, особенно из семей Коста и Келли - они видели угрозу своей власти в легионе, и боялись, что мальчишка-маршал лишь вызовет большую войну, где можно было обойтись меньшей.
        - Маршал, я думаю нам нужно опираться на успешные действия прошлого. - Барон Келли, сложив мозолистые руки на столе, глубоко откинулся в кресле.
        - вы называете действия приведшие к таким потерям успешными? - резко перебил его Маргейм. Его рыжая шерсть, аккуратно уложенная с утра, вздыбилась от раздражения. - Но продолжайте, барон Келли, что вы предлагаете?
        - Э... мы должны эвакуировать население их приграничных земель, оставить крепости и отойти в предгорные цитадели - они будут не по зубам варварам.
        - Нет, спасибо барон, но ваше предложение неприемлемо. Что подумают люди, когда их выгонят из их домов, чтобы отдать варварам? Давайте не будем делать за врага его работу.
        - Но иного выхода нет! - барон недовольно повел усами. Его, бывалого воина, давно уже раздражала популистская риторика Маргейма.
        - Есть. Мы уничтожим Орду.
        - Ее нельзя уничтожить нашими силами! - не выдержав, Келли вскочил со своего места, опрокинув кресло. - Господа, этот мальчишка призывает нас погубить Гремящий легион, хочет пожертвовать жизнями солдат ради своих маршальских амбиций! Я не буду губить своих людей!
        - Верно! - вскочил напротив него барон Коста, поджарый, похожий на пантеру черный мейс, - Вы, маршал Маргейм никогда не командовали армией, тем более в такой страшный момент. Я готов взять на себя ответственность, и помочь вам в решении сложных вопросов. Решение атаковать - ложно и неправильно!
        - Барон Келли и Коста. Вы забылись. Еще слово и вы получите вызов. - рука Маргейма легла на рукоять сабли, а сам он привстал с кресла. - Но я удовлетворю ваше желание и отстраняю вас от операции. Вы со своими отрядами семей, оставив легкую кавалерию, направляетесь на защиту крепостей Белый Буран и Дрозд. Будете следить оттуда, и готовить свою эвакуацию. Но если вы только двинетесь на север до приказа или до того, как меня разобьют - вы пойдете под трибунал.
        - Всех, кто считает ваши, маршал, планы неразумными, приглашаю покинуть обреченных и заняться тем, для чего Гремящий и предназначен! - сказал Келли, уходя. С ним поднялось и вышло треть офицеров. Остались в основном молодые, чью преданность Маргейм успел заработать, да еще те, чья жажда славы была выше инстинкта самосохранения.
        - Дрейс, прикажи проследить, чтобы эти трусы не забрали с собой легкую кавалерию и чужие отряды. И пусть заберут основной обоз. Мы пойдем налегке.
        Отдав приказы, Дрейс опустился обратно.
        - Что же за план у нас, маршал? Мне тоже неуютно от мысли о таком числе этих жеванных стрекозами варваров.
        - итак, господа офицеры. - Маргейм наконец встал из походного кресла и стал прохаживаться вдоль поопустевших кресел. - Скажите мне, какой самый страшный враг у орды в степи?
        - Империя. - с улыбкой ответил один из молодых лейтенантов.
        - допустим. А через неделю - какой будет у них самый страшный враг в степи?
        - э... Вряд ли они еще будут в степи.
        - Верно, но предположим, что будут.
        - Также, империя, а что же еще?
        - Вы ошибаетесь. Голод - вот будет самый страшный их враг. Не считая жажду и болезни, конечно, но эти наездники на редкость мало болеют. И этот враг ударит по ним неожиданно. Посчитаем, что Голод - это подкрепление, спешащее нам на помощь. Нам лишь нужно расчистить ему путь и продержаться до этого времени. Итак. Серый отряд - получите у наших магов магическую отраву со сроком в неделю и отравите все колодцы в радиусе дневного перехода. Золотой и Черный отряды - уничтожать фуражиров, Зеленый и Красный - собирать все, что можно, остальное - уничтожить. К стадам бизонов это тоже относится. Также мне нужен маг, не боящийся летать и два источника - самых крепких. Из остальных отрядов выделяю всю легкую кавалерию - будем кусать носорога за пятки. Дрейс - ты примешь командование оставшимися и организуешь засаду в Смятых холмах.
        - Сэр, но варвары туда не сунутся - они просто обойдут это место!
        - Это моя задача, чтобы они тебя искали. Итак, чем быстрее мы начнем, тем позже варвары сообразят, что что-то не так. И еще - выясните, чем болеют их птицы, и можно ли это создать искусственно. Помните - смерть от голода для этих варваров позорнее всего, что мы можем придумать. Хуже - только убить ездовую птицу ради пищи.
        Маргейм замолчал, обведя поднявшихся офицеров полным энтузиазма взглядом.
        - Легиону поднять знамя - "оставляю огонь!".
        Разбивая воздух на миллионы грохочущих осколков, над степью неслись три стрекозы. Их вытянутые тела были полны стремительной хищной силы. Три тени, четко очерченные палящим солнцем, бежали по высохшей траве. Вдали, на юге, в небо поднималась пыль - там шла Орда. Час назад отряды Маргейма нанесли удар по крайней колонне. Часть варваров двинулась за ними, а основная орда медленно начала менять направление бега.
        Со средней стрекозы свесился мейс в плотном комбинезоне мага. Его глаза нащупали внизу особо сухой участок. Аккуратный пасс руками - и со стрекозы вниз полетел огненный шар. Шлейф искр, оставленный им в воздухе создавал впечатление разъяренного мохнатого зверя, мчащегося к земле. Стрекозы резко подали вверх - на крайних из них, накрепко привязанные, лежали без сознания источники.
        Шар ударил в землю, и облако раскаленной, оплавленной земли, разметало по всему холму. Огонь тут же воспрянул, накинувшись на сухие стебли. А вдалеке, снижающиеся стрекозы направились к следующей цели. С высоты магу было видно, как огненная дуга рвется на встречу орде. Та как раз входила в особо густо заросшие места. Ни у кгог не было сомнений, что наездники легко ускользнут из ловушки. Но для этого им придется обойти через опустошенные земли.
        Запах разлагающейся плоти и стоны умирающих были слышны задолго до того, как отряд Маргейма, собравший всех, кто последние шесть дней уничтожали степь, достиг орды. Поднявшись на склон холма, Маргейм глянул на север - вдалеке виднелись контуры Драконьих гор. До границы степи отсюда было два дня пути. Посмотрев же в противоположную сторону, маршал вгляделся в лагерь противника. Тысячи и тысячи палаток - но куда меньше, чем раньше. Казалось, дух завоевания мира и мести у варваров сменился отчаянием и призрением к себе. Большая часть птиц едва держалась на ногах, хотя никто из них так и не умер, к разочарованию Маргейма. Увидев всадников, варвары зашевелились, раздались крики, и воины стали подниматься, хватая ослабевшими руками костяные копья. Вдалеке показались несущиеся через лагерь птицы отряда ближнего круга хана. Сам хан был двухметрового роста человек, бритый на лысо и с татуировкой на правую половину головы. Сидя на покрытой толстыми перьями беговой птице, он целил копьем прямо в Маргейма. Не стремясь помогать предводителю, доведшему орду до такого позора, варвары расходились перед его
отрядом.
        Не стремясь вступать в битву, Маргейм отдал приказ к отступлению. Отряд хана все еще был больше и сильнее кавалерии легиона. А получив победу - варвары вернут себе свой дух и гордость. Поэтому, постепенно догоняемые ханом, страстно желавшем хоть какой победы, отряды Маргейма втягивались в узкий проход в Смятых холмах.
        Дрейс стоял на поднимающемся вверх склоне холма. Три дня, что пехота провела в этих местах, позволила как следует подготовиться, и теперь пришел момент проверить, может ли легион выстоять против удара варваров. Двести лет назад - не смог. Но с тех пор вооружение легиона шагнуло далеко вперед, и две тысячи одетых в тяжелые стальные панцири пикинеров, прикрытые тысячей арболетчиков и магами, с десятком источников, казалось Маргейму и Дрейсу достаточным для удара по ослабевшим варварам.
        Кавалерия проходила через расступившихся пехотинцев как вода сквозь сито. Маргейм, проезжая мимо Дреса, кивнул ему. Над легионом поднялось говое знамя - "бью в ответ". Солдаты сдвинули ряды, и тысяча пик, словно иглы гигантского ежа, наклонились в сторону ущелья, из-за поорота которого уже был слышен пугающий гул птичьих лап. Дрейс опустил забрало шлема, и, поправив меч, присоединил свою пику к другим.
        Первые варвары, вынырнув из-за поворота, стали замедлятся. Рассыпаясь в стороны. В голове хана возникло сомнение - разумно ли нападать с ходу на ощетинившуюся копьями пехоту. Но первые огненные шары, прочертившие небо, разбили его сомнение. Указав копьем вперед, он погнал свою птицу. Грохот сопроводил взорвавшиеся в толпе всадников шары, разметавшие несколько десятков всадников. Но варвары даже не заметили удара - задние ряды, услышав приказ, рванули быстрее. И плотная толпа рванулась к Дрейсу. Тот поднял руку - и залп из арбалетов разметал первые ряды. Перья птиц были тостые и плотные - ни один лук не смог бы пробить их. Но усиленные арбалеты пробили плотный слой и часть всадников скрылась под когтями бегущих следом. Когда до строя оставалось не более ста метров, варвары начали кидать дротики, что бессильно ломались о шлемы, но пара солдат, которые неаккуратно одевшись, оставили щели в доспехах, с криками упали на землю. В этот момент первые бегущие птицы с разбегу впутались когтями на сеть, лежащую на земле, и магически скрытую до того. Враз перестав представлять из себя несущейся камнепад,
варварские всадники начали падать, путаться. Удар получился не синхронный и слабый. В ответ, пикинеры сделали шаг вперед, нанизав птиц на копья, потом еще и еще. Варвары спрыгивали на землю, рубя костяными клинками, сминая сталь доспехов.
        Дрейс, отвернувшись от пробитого его копьем варвара, выцепил взглядом нарождающийся очаг сопротивления. Хан, сидя на птице, рубил пытавшихся достать его солдат, а птица пробив клювом щит пехотинца, одним движением раскроила тому голову. К хану стремились пробиться и другие варвары, увидев надежду вновь сплотится. Дрейс бросился вперед, и, пока птица отвлеклась на следующего солдата, обвел пикой меч хана и воткнул ей под ногу. Бросившись вниз, Дрейс пропустил взмах костяного клинка над головой и воткнул рядом с собой другой конец копья. Птица, потеряв равновесие и пытаясь дотянуться до Дрейса, рухнула на копье, пронзив себя с такой силой, что ни один мейс или человек никогда бы не смогли. Сом же он едва успел отпрыгнуть назад - меч хана ударил в его шлем, и лопнувшие завязки лишь сохранили Дрейсу голову. Разбитый шлем улетел в сторону, а сам Дрейс успел достать меч и бросился уже вперед. Хан был самым быстрым и сильным противником, что Дрейс встречал за свою жизнь. Казалось костяной клинок раз за разом находит невидимые ели в доспехах - пока, наконец, не рассек предплечье, вместе с защитой.
Дернувшись вбок, дрейс зажал клинок хана между взркзанными лепестками доспеха и нанес решающий удар. Сталь пробила кожаную куртку варвара, выйдя из спины. Сделав выпад, Дрейс разрубил сердце хана. Вскочив на ноги, он закричал:
        - Хан умер, победа за нами!
        Крики "победа!" раздались вокруг, и варвары стали отступать.
        Восемь сотен выживших из тысячи бойцов, смотрели на обреченно уходящих за поворот ущелья варваров. Сверху, на холме, стояли еще тысячи - войска варваров успели подойти. Пусть, по этим склонам они не могли бы спуститься - они пришли увидеть гибель своего предводителя, что обрек их на позор. Теперь они вновь были разделены на племена, и должны были уйти. Развернувшись, всадники направили своих птиц на юг. В выгоревшую степь. Орда была уничтожена.
        ***
        Весна 3138
        Осенний холод острыми, как бритва, пальцами, ковырялся в ране. Плечо ныло и болело, с трудом заживая по такой погоде. Очередной порыв ветра метнул пригоршню снега и Дрейс, скривившись, прикрыл лицо здоровой рукой. Перевал Драконьих гор был все тем же негостеприимным и холодным местом, что ему помнилось в детстве. Поднявшись на камень, Дрейс увидел справа от себя пещеру. Он сразу узнал это место - вот в ту ямку они с Маргеймом откатились, спасаясь от паука. Теперь, через столько лет, он возвращается обратно. Возвращается как герой, убивший предводителя орды и помогший Маргейму ее уничтожить. За спиной Дрейса с перевала спускались его солдаты - полк Корхорен. Это были ветераны боя в Смятых холмах. Юг империи еще долго будет спокоен - пока не сменится поколение, помнящее позор. И теперь силы Корхорен нужны на севере. Железные земли снова в огне. И опять, в который раз Семьи призвали легион для подавления мятежа. Горцы - разбойники и убийцы, бунтовщики против империи - этим летом должны вспомнить, каково это - тяжелая поступь легиона, отряды магов и охотников, ведущие облаву.
        Снег закончился, и впереди открылся вид на зеленеющие леса, растущие на склонах Драконьих гор. А дальше, в дымке, виднелись корявые пальцы скал железных гор. Полк спускался в теплые земли, и горячий северный ветер, налетев снизу, развернул знамя легиона. Знамя "иду на подавление".
        
        ГЛАВА 7. ОТСТУПЛЕНИЕ
        Лето 3138
        Ночь накрыла Стебель - небольшой городок вокруг мощной крепости семьи Ольсен. Эта крепость не была сердцем земель семьи в железных горах, но удобно расположенная вблизи Корхорен и в глубине железных земель, она стала центром кампании против мятежников. Войска Ольсен, стоящие лагерями в ближайших городах, уже давно были готовы начать облаву. Но без легиона Дрейса это было бы бессмысленно - мятежники глубоко закопались в горах, и одной семье их было так просто не выбить. Планы облавы были начерчены, командиры уже второй месяц их обсуждали, оттесав все что можно. Именно эти планы и стали желанной добычей для повстанцев.
        Из дома, в котором жила семья кузнецов, выскользнула фигура. Контуры серого плаща, в который она была укутана, выдавали в ней себеш. Серебряные глаза с вертикальным зрачком внимательно осматривали переулки, едва освещенные зеленоватым светом меньшей луны. В этот час мало кто выходил на укрытые брусчаткой улицы города. Усиленная стража, патрулирующая этот участок, только прошла, и их шаги были слышны впереди.
        Фигура медленно следовала за ними, пока не оказалась перед старой башней крепости. Эта башня была построена много раньше самой крепости и, в отличие от остальных сооружений, была уже стара. Ее запас прочности был изначально много выше, чем у нового замка, но теперь он давно закончился. Рассыпающиеся камни давали прекрасную опору цепким лапам, а в тени неровной стены было удобно прятаться во время прохода караула. Управляющий крепости явно никогда не был в зеленых холмах Диберхайма, что лежат рядом с землями себеш. В тех местах еще помнят войну с себеш, и никогда бы не оставили столь легкодоступную для них башню в стене крепости.
        Джессика, легко подпрыгнув, перемахнула через парапет и мягко приземлилась на крыше башни. Аккуратно ощупав амок на крышке, ведущей вниз, она вылила на него пахучую жидкость. Ветер быстро унес резкий запах и шипение, раздавшееся от замка. С легким треском, Джессика отломила замок и подняла крышку заржавевшего хода. Лестницы не было - пришлось прыгать вниз. Глаза себеш уловили отблеск стали - по стенам были развешены древние клинки и щиты, поверх знамен былых родов Ольсен. Коридоры замка были освещены масляными лампами, а светящиеся камни владельцы приберегли для покоев управляющего и его семьи. Джессика пробиралась вдоль гобеленов с изображением истории Ольсен - от первой высадки до Раскола. Тяжелая ткань чуть шевелилась на сквозняке из открытых окон. Светлеющее небо говорило, что настали последние, самые сонные часы ночи. Легко пробежав через коридоры, Джессика обошла последний пост и вышла к тяжелой двери зала собраний. Дверь была заперта, но окно зала, по летнему времени открытое, было рядом с балконом, дверь на которой выводила в коридор. Дождавшись, когда стражи во внутреннем дворе пойдут в
сторону от нее, Джессика мягко прыгнула вдоль стены. Подтянувшись, она перекинула свое тело через подоконник и быстро отошла от окна.
        Теперь пришло время для карт. Достав тонкую себешскую не рвущуюся и не шуршащую бумагу, Джессика стала аккуратно переписывать и перерисовывать все схемы и планы, что лежали на столах. Стараясь не трогать ничего лишнего, она приподняла верхние свитки и нашла подробную схему, с численностью и направлением ударов. Переписав и спрятав документы, она опять дождалась, пока стража развернется и тенью покинула зал. Пустые коридоры все также овевали ноги сквозняком, а старая башня гостеприимно распахнула люк наверх. Ранняя заря осветила небо, когда Джессика спрыгнула на мостовую и исчезла в переулке. Подойдя к ручью, текущему через город, она дошла до стены. Через час сюда придут прачки, стирать солдатскую одежду, но пока тихое журчание было единственным звуком, разгонявшим предутреннюю тишь. Оставив ботинки и плащ на куче порванного белья, Джессика без всплеска нырнула в воду. Проплыв до стены, она легко вынула крайний стержень решетки, аккуратно расшатанный повстанцами в прошлом году. Проскользнув в щель, она вставила прут на место и аккуратно вынырнула за стеной. Разросшиеся кусты облепихи скрывали ее
от взглядов со стены. Переодевшись в сухую одежду, что она приготовила заранее, Джессика пошла в сторону ворот. Осталось пересечь тракт и поспешить на север. До ближайшего входа в Каменный город было не менее недели пути и нужно было спешить.
        У ворот был небольшой переполох - стражи ждали приезда высоких гостей. Задержавшись, чтобы не попасть под случайное поисковое заклятие мага, Джессика пристроилась в тени сосны, рядом с ожидающей позволения на въезд крестьянской телегой, от которой несло сырой капустой. Вдали клубилась пыль - сухая дорога, прокаленная июльским солнцем, пылила под ногами солдат. Прошло полчаса, и мимо Джессики стали проходить отряды пехоты - шли высокие люди, совсем немного мейсов - и все они были закованы в сталь, со снятыми шлемами и притороченными за спиной щитами. У каждого на поясе висел широкий боевой палаш, в ножнах, украшенных кусками полудрагоценных камней, подвешенных на тонких посеребренных лентах. За каждым отрядом следовал фургон, из которого торчали десятки знаменитых стальных пик, что остановили Орду варваров в Смятых холмах. Над солдатами реяло два знамени - расколотая молнией скала и сжимающий змею кулак. Внезапно Джессика встретилась взглядом с высоким человеком, шедшим впереди несущего знамена отряда. Его пепельные волосы были завязаны в косу, достающую до плеч, а зеленые глаза жестко смотрели с
худого, обветренного на степных ветрах лица.
        Задержав ненадолго на Джессике взгляд, Дрейс повернулся к воротам и кивнул приветствующей его страже. Ему было странно тут видеть одинокую себеш, говорили, что в железных землях их почти нет. Дрейс минутно пожалел, что в его отряде всего трое себеш. Из них всегда получались лучшие разведчики и диверсанты. Да и как воины они на голову превосходили прочих. Возможно теперь, когда его полк по эту сторону гор, он, наконец, сможет доукомплектовать его теми и так, как он хочет.
        В Каменном городе как всегда была суета. За прошедшие два года это место неожиданно стало для Джессики домом. Тут никогда не получалось долго побыть одной, но люди, запертые в подземном городе, относились всегда с пониманием и радушием. Для себеш по началу общество повстанцев казалось каким-то излишне непосредственным, местами до глупости. Но теперь она понимала, что столь долгая борьбы против империи наложила свой отпечаток. Чтобы не растворится в застарелой ненависти, люди и мейсы старались жить в Каменном максимально открыто. А предводитель восстания контролировал город через своих доверенных людей, способных разжечь в любом сердце огонь сопротивления. Сам город занимал многие километры залов и переходов от озера с кристаллом до дальних южных железных шахт. Чем южнее, тем больше ходов пронизывали древние, рассыпающиеся взгорья железных земель. Но основная сила повстанцев была не в территории, а в том, что в каждом городе и в каждом селе были те, кто их поддерживал и давал информацию.
        Все свое время Джессика тратила на учебу. Наставник Тень занял место Саара для нее. Он учил, как использовать свет и тьму чтобы быть незаметной, как не дышать и не двигаться, как менять температуру чешуи. Как быстро и точно убить человека, а как мейса. Где чаще всего слабые места у себеш разных племен. Пещеры, полные древних руин и внимательных тварей, давали им прекрасную возможность тренировок. Не раз Тень думал, что Саар создал в Джессике поразительный новый виток эволюции себеш. Она училась в разы быстрее, чем, как ему помнилось, обычные себеш. Ухватывая знания на лету, она словно мгновенно рассчитывала, как их надо изменить для применения. Именно чтобы проверить на практике свое мастерство наставника Тень договорился с предводителем послать Джессику за планами атаки. И вот теперь, когда она вернулась с успехом, можно было с уверенностью сказать, что часть своих знаний он сумел передать, и, возможно, обучение закончится раньше его смерти от старости.
        В городе же шла подготовка к облаве. Привычные к подобному, люди запасались провизией и уходили вглубь пещер. Те же, кто оставались, готовили засады и держали разведку наверху. Именно от этих людей Джессика узнала, что основной отряд собирается вести Дрейс - герой войны, один из символов империи. Все разговоры крутились вокруг него.
        - Этот парень - говорил один из лейтенантов восстания, - один из лучших воинов Корхорен - простой аристократ. Его никогда не обучали магии, отдав все время мечу. Говорят, он трижды вызывал на дуэль магов и ни разу не проиграл.
        - Почему он не маг? Он же из высокой знати?
        - Тут, Джессика, такое дело. Они же, Корхорен, магию вообще недолюбливают. А уж на юге, за горами - какие уж там учителя. Паре фокусов научить разве что могут. Да и в Гремящем легионе магами всегда Диммерхайм были, и никого другого к себе не пускали.
        ***
        - Тень, мне нужна ваша помощь.
        - Мда?
        - Мне нужна полная амуниция и яд для моих клинков.
        - Я вроде никуда тебя не посылал. Что тебе понадобилось?
        - Я знаю, как я могу помочь Каменному. А все расходы они оплатят. Не беспокойтесь.
        - Я беспокоюсь о том, что я не научил тебя всему, а ты уже впутываешься в сомнительные предприятия. Что на этот раз?
        - Я собираюсь найти Дрейса и убить его, когда он будет один. Хоть я и источник, но и он - не маг. А человеку никогда не победить себеш.
        - Не будь так самоуверена, демон тебя побери! Это гремящий легион, а не отъевшиеся на взятках стражники Ольсен.
        - Тень, скажите, почему живя тут, вы ни пальцем не пошевельнете ради этих людей? Это же ваш дом! Вот я не могу просто сидеть и смотреть, как ставших мне близкими людей и мейсов вырезают имперские легионы. Да, я знаю, что это опасно. Но это шанс, которого еще долго не будет - нанести удар по престижу империи.
        - Ты не понимаешь. Подумай - что тебе эти дрязги? Неужели твой мозг так мал, что его заполняет лишь одна мысль о справедливой борьбе? Оглянись, Джессика! Эти люди сражаются веками, они уже забыли, зачем и во имя чего. Железные земли считают несправедливо захваченными только они, горстка несправедливо обиженных мятежников. Во всех других землях про это уже забыли, и твои друзья предстают лишь как шайка разбойников и скрывающихся источников! Чему ты хочешь помочь? Проклятие, я ушел от кровавых дел именно потому, что решил - я не вправе приговорить к смерти никого из этих людей только потому, что сейчас я сижу в противоположном лагере.
        - если вы думаете, что идеи Каменного ложны - почему вы тут?
        - потому что мне тут нравится, и я даю моим ученикам достаточно, чтобы окупить свое пребывание. Это хорошие земли, испорченные грызней двух идей - свободы от породившей империи и абсолютизма имперской власти. Не будь ни тех ни других - сколько бы жизней сохранилось, сколько бы прекрасного было создано? А ты берешься помешивать в этом кипящем котле с ядовитой жижей!
        - Если для вас это дрязги, то для меня это желание приблизить их завершение. Эти люди своей борьбой заслужили свободу!
        - Свободу нельзя заслужить. Заслужить можно только ошейник. Свободу можно только взять, пройдя по телам тех, кого ты заковал своими цепями.
        - Ваша риторика - только слова, ни что более.
        - Что же - ты имеешь право на ошибку, попробуй только выжить после нее. Иди, заслужи себе новую цепь.
        ***
        С приходом Гремящего ночная жизнь в Стебле изменилась. Ни один трактир не закрывался раньше утра, а игровые дома исправно освещали своими разноцветными фонарями как площади так и дальние закоулки. Тяжелый перевал через покрытые льдом горы остался позади, и солдаты получили долгожданную возможность отдохнуть. Азарт предстоящей кампании пьянил их, а трактирщики не стеснялись добавлять. Офицеры не отставали - клубы рода Ольсен всегда славились несколько разгульной жизнью, даже по современным аристократическим меркам.
        Закрыв за собой дверь "благословенной Арлины", Дрейс полной грудью вдохнул теплый ночной воздух. Дневная жара убивала его - привыкшего к холодным степным ветрам. Но ночью, под лунами, куда более яркими по эту сторону гор, он чувствовал себя прекрасно. Насвистывая мелодию из "Осеннего сада", что ставили сегодня днем в городском театре, Дрейс спустился по ступеням и неторопливо зашагал по булыжной мостовой. Он полюбил эти прогулки, по ночным мостовым этого небольшого города, вдоль едва слышно журчащего ручья. Ивы, склонившие над водой свои ветви, отбрасывали причудливые ночные тени под красной луной. Они напоминали ему склонившихся у водопоя ездовых птиц, навечно застывших в неутолимой жажде. В очередной раз, Дрейс пообещал себе, что в ближайшие годы найдет для себя достойного учителя рисования, чтобы уметь сохранять подобные картины.
        Внезапно легкий блик промелькнул в отражении на воде. Как красная искорка, незаметная обычному взгляду. Не оборачиваясь, Дрейс присел, и , уже слыша свист стали, достал свой клинок. Первый нож пролетел выше, второй он отбил гардой палаша. С легким шелестом с крыши спрыгнула высокая фигура себеш в черной, неотражающей свет одежде. Одним взглядом Дрейс опознал ту серебряноглазую себеш, что была у ворот в день его приезда.
        Молча - на выкрики не хватило бы дыхания - он отбил сдвоенный удар коротких слегка изогнутых и тонких клинков, что так любят себеш. Легкость удара была обманчивой - дага с трудом удержалась в руке, а искры на миг осветили оскаленное лицо Джессики. Удар за ударом, бесконечным перебором атакующих финтов, она не давала возможности ни защититься ни напасть в ответ. Танец только начинался. Еще минута такого темпа - и даже сами себеш такое обычно не выдерживают. Но тут свистящие удары словно запнулись - резким поворотом клинков Дрейс отбросил ее назад. Несколько легких порезов уже набухали кровью на его руках. Но он понял все, что было нужно - и резко прыгнув, с треском разорвал воздух палашом, выбив один из мечей. Словно морской вал, он обрушился сверху. Джессика поняла, что она не только проигрывает в скорости - она проигрывает в силе. Уже с десяток раз она проходила отравленным клинком по Дрейсу, но это лишь придавало тому сил и ярости. Но лишь один удар по ее плечу - и Джессика чувствовала, как кости треснули, ломаясь. Это был не тот сложный и неспешный рисунок боя аристократов, казалось на нее
просто одна за другой падали скалы. Исход боя стал ясен, и Дрейс стал действовать осторожнее. Ему не хотелось перед кампанией получить серьезную рану от ночной убийцы, к тому же, он видел, как за ее спиной выбежали на набережную офицеры, что оставались в "Арлине". Словно под действием заклятья, они, как казалось Дрейсу, едва двигались к нему. Внезапно Джессика оттолкнулась от парапета и без всплеска нырнула в ручей. Вздохнув, Дрейс обессиленно упал на камни. Прибежавшие офицеры застали своего офицера истекающим кровью, но живым.
        - Сэр! Это же был себеш!
        - Кх-да? А я не заметил. Вы, жеванные стрекозами дармоеды, если уж так медленно бежали мне на помощь - хоть бы теперь не стояли столбом. Перевяжите и дайте амулет от яда - мой вот-вот выдохся. А я уверен, что та гадость, что щиплет в ране это не целебный бальзам.
        - Вы побили убийцу себеш, капитан, это круче чем турнир выиграть. Научите, а?
        - Я сейчас тебя научу, как лежать с фингалом на камнях, если не поможешь.
        Сидя в кресле у камина под бормотание мага-целителя и цедя сдобренный крицей ром, Дрейс наконец только и смог расслабится. Ольсен уже развели кипучую деятельность - искали убийцу, проверяли крыши. Но на это капитану Гремящего было плевать - эти стражи скорее запрутся в кабаках, только бы не встретиться с себеш. Даже тут, в клубе бургомистра, все только и делали, что с опасливым уважением поглядывали на капитана. Как же! Первый человек уделавший воина себеш в одиночку. Но на взгляд Дрейса его личные победы скорее мешали - легион, вот что было по настоящему важно. И ему категорически не нравилась идея, что завтра он пошлет своих людей в неизвестные пещеры, без нормальной разведки и проводников. Туда, где, как оказалось, будут их ждать и такие вот убийцы. Но иначе никак - в этой земле ничему нельзя доверять, и даже нанять проводника не выйдет. Даже ночные тени хотят убить, что уж говорить о подземельях.
        ***
        Вернувшись домой, Джессика рассказала о своей неудаче. Для Предводителя это была не радостная, но и не слишком страшная новость. Город продолжал готовиться. И эхо грохочущих камней и звенящей стали окружало пещеры вокруг него.
        Переломы у себеш срастаются быстро, но все же не мгновенно. И пока Джессика сидела в Каменном без дела - ее поймал Варгуш, себеш-маг. В последние дни он много помогал Предводителю, производя амулеты-ловушки и обновляя запас магии в тоннелях города. Прорвавшихся к внутренним залам ждала не только сталь, но и заклятия, что повстанцы звали "каменный сюрприз" и "растворялка". В прочем, работа мало повлияла на самого мага - легкий налет презрения никуда не делся, и только с Джессикой и Тенью он бывал дружелюбен. Поприветствовав, Варгуш присел на соседний камень на галерее. Внизу, в зале, расставляли столы для будущего лазарета. Плохо отмытые следы крови на полу говорили о том, что это не в первый раз.
        - Приветствую снова. - Сказала Джессика, убрав от губ флейту. Игра на ней хорошо разрабатывала пальцы после переломов, да и нравилось ей эта музыка. - Что вы хотели мастер?
        - Я слышал, Джессика, вы жаловались на бездеятельность. Ваши раны еще долго будут заживать, не так ли?
        - Да. Но к моменту облавы я уже буду на ногах, не беспокойтесь. К стати, спасибо за солнечную мазь - она была как нельзя к стати.
        - Очень, очень хорошо. Я рад за вас, Джессика. Ну что же, а пока - вы не хотели бы помочь Каменному скажем так - иначе? Не как воин, а в этот раз только как вы сами.
        - Хэх. Вам нужен источник? Неужели тут, в Каменном, куда бегут все источники железных гор, вы испытываете в них недостаток?
        - Понимаете ли, Джессика, есть некоторые особенности нашего с вами организма, ставящие нас на совсем другую ступень развития, нежели люди и мейсы. И в том, что касается источников - это не менее верно. Ваши физические возможности открывают куда более широкий спектр параметров в медитационных заклятьях.
        - Давайте договоримся так, мастер. Я готова вам помочь, раз уж я обязана Каменному, но вы за это расскажите мне о магии. Это грустно, но я так и не знаю о магии сверх общеизвестного.
        - Замечательно, тогда мы пришли к соглашению! Жду вас завтра в моей лаборатории. У нас много дел, и думаю я смогу рассказать что-нибудь небезинтересное.
        ***
        Грохот и дым на западе не прекращались. Уже два часа группа магов Ольсен пыталась выбить отряд мятежников, засевший в Поющей скале. По мнению Дрейса, название не соответствовало истине - раскаты лопающихся от магического огня камней отражались от скалы скорее как рычание недовольного зверя, чем как песня. Спрятавшись по краям расщелины, отряд легиона перекрыл единственный оставшийся выход для этого отрезанного отряда. Стальные щиты легионеров уже не раз были попробованы на прочность копьями засевших в скалах. Основные силы Ольсен прочесывали запад, а легиона - восток. Словно два гигантских гребня, проходили они через скалы на встречу друг другу. Никто уже не удивлялся, когда в монолитной скале распахивался проход и на легионеров со спины нападал летучий отряд, задерживая Дрейса и давая уйти окруженным им силам.
        - Скажи мне, Горх, - обратился Дрейс к адъютанту, что был раза в два его старше, и потому советы опытного, хотя и не благородного воина капитаном всегда ценились. - Сколько тоннелей мы за последние пару дней открыли? Сотню?
        - Ну около того, сэр. Не меньше. И в половине - залы с ловушками и засады.
        - Вот-вот, ты меня понял. Мы теряем людей, а враг лишь убегает и прячется. Сколько Ольсен говорили у них беглых источников? Десятка два, да? У нас уже тридцать поймано, и то лишь по их глупости!
        - Вчерашняя атака с помощью запуска реки в тоннель все же дала нам большое преимущество сэр. Вряд ли кто-то так раньше делал и потому мы и поймали этих разбойников.
        - Это проклятые Ольсен говорят - "разбойники"! а уж нам-то с тобой должно быть ясно, что тут не меньше чем жеванная стрекозами крепость, если не целое государство под землей. Такое один Гремящий не вычистит. После этой операции я отвожу войска.
        - Я полагаю сэр, Ольсен и не планировали продолжать. Прижать мятеж, не дать им почувствовать себя хозяевами этих земель. Но не победить.
        - Да я уже заметил. За последний час эти маги только и делают, что играют в снежки огненными шарами. Их вообще учили брать крепости?
        - Сэр! Третий отряд атакован в спину новым противником! Они просят подкрепления!
        - Ну что я говорил. Горх? Пошлите им нашего ольстенского коллегу с его источниками, пусть прижмет их чем-нибудь нормальным. А шестой отряд. Как мы и планировали, должен обойти и ударить этих выползков с севера. И пробиться на их спинах вниз, как всегда - до первой ловушки.
        - Есть!
        - Как же я ненавижу эти проклятые подземные ходы! Пора заканчивать эту бессмысленную операцию.
        ***
        Оглушающий гул Большого Уха - колокола на Хмурой башне - наполнил площадь перед Академией. Казалось, все прочие звуки умолкли в почтении перед этим прародителем звука, что раздавался от самого старого в империи колокола. Сама площадь была небольшой, она лежала на краю отвесного обрыва, под которым разбивались волны Штормового моря, принимая в себя воды величайшей из рек. Полукруг, замощенный серой плиткой, с едва видимыми золотыми прожилками, был огражден лишь рядом статуй от тридцатиметровой гладкой скалы, уходящей вниз. На дома, выходящие на площадь, опирались статуи побольше, изображавшие мейсов и людей со сложенными руками, одетых в мантии. В центре же стояли, пробившись через плиты, восемь мощных дубов, чьи корявые сплетенные ветви несли на себе агатово-черные листья. На краю площади стояли две фигуры. Взрослый, высокий человек, с затянутыми в хвост рыжими волосами, и молодая девушка, с длинным темноватым лицом обрамленным волной угольно черных волос. Ее широкие янтарные глаза с любопытством оглядывали площадь.
        - Это те самые деревья, Жак? - спросила она, когда гул Большого уха немного смолк.
        - Да, миледи Ханна. Эти деревья -это и есть те маги отступники, пошедшие против Академии. Правда еще год назад их было только семь.
        - Почему же их семьи позволяют Коста делать такое?
        - Вы должны знать, миледи, за этими стенами действуют совсем другие, древние законы. И смерть мага одной семьи от рук другой - не редкость. А эти восемь - их приговорил сам Круг Лордов. Говаривают, что такого мага-отступника выводят в безлунную ночь сюда, и превращают его в вечное дерево. Он слышит и видит все, что происходит, но, думаю, давно уже все они обезумили.
        - Страшная судьба, Жак. Вместо почетной казни - такое... Надеюсь, когда я выйду отсюда, я не запятнаю честь аристократа участием в подобном.
        - Я в этом уверен. Ваш дядя горд тем, что вам удалось попасть сюда. Только лучшие из лучших...
        - Да брось ты! Мы прекрасно знаем, как нужны семье сейчас маги. И сколько лорд платит за возможность подобного обучения!
        - Это не означает, что вам тут будет легко - покачал головой мужчина.
        - Я знаю. И ты прекрасно понимаешь, что все, что мне сейчас хочется - это выжечь это гнездо Коста прочь, вместе с их городом. Когда-нибудь они ответят, и потеряют свой город так же, как я потеряла свой. Думаю, полдень уже прошел, и я могу идти.
        - Удачи и берегите себя.
        - Спасибо, Жак. Позаботься о моих вещах завтра.
        Поправив сине-золотой плащ цветов Келли, Ханна решительно двинулась вперед. Обойдя группу черных деревьев, она подошла к обрыву. Отсюда, от края площади шел мост. Изогнутый вниз, в сторону Академии, и постепенно сужающийся, он походил на огромный каменный коготь, которым столица удерживала остров Академии. Без поручней и открытый морскому ветру, он словно был испытанием для тех, кто хотел войти через главные ворота. И если для мейсов пройти было достаточно легко, благодаря их природному равновесию, то Ханне пришлось пережить несколько неприятных моментов, когда ноги проскальзывали под ударом ветра.
        Сам остров академии был небольшим, и не очень высоким. Но с его скал вверх были выплавлены магией сотни башенок и зданий, переплетенных сетью каменных лестниц и переходов. Стоявшие тесно друг к другу, они образовывали сплошную неровную стену, ведущую высоко вверх, где были многочисленные окна, балконы и окруженные балюстрадой колонн площадки. Серый камень был покрыт большими красными и синими изображениями драконов, львов и великанов. На каждой большой башне был свой рисунок. Крыши, покрытые позеленевшей от старости медью, поднимались вверх, острыми иглами втыкаясь в небо. Самые же большие три шестиугольные башни венчались золотыми скатами крыши, сиявшими рядом с солнцем. Академия выглядела очень древним, застывшим памятником могуществу магов. Посветлевший под солнцем за столько веков камень хранил секреты, недоступные сегодня, возможно, даже самим верховным лордам.
        Пройдя по богато уставленным коридорам и лестницам Академии, Ханна поднялась к Хранителю. Эту должность занимал старый мейс, с серой шерстью и небольшими кисточками на ушах, говорившими о примеси плебейской крови. В его обязанности входил учет и регистрация трат и поступлений, будь то ресурсы, деньги или ученики. Выдав Ханне личную печать, допуск и цепь послушника, он бесцеремонно выставил ее за дверь, идти получать все то, что полагается. Вздохнув, Ханна вышла на широкую мраморную лестницу, шестиугольной спиралью овивающую башню Архимагистра. Взглянув в окно, она почувствовала, как будут болеть ее ноги после всех этих прогулок вверх и вниз по бесконечным закоулкам, в поисках нужного. В окно, как на зло, открывался вид на какой-то особо замысловатый переход, извивающийся куда-то вверх.
        Внезапно внизу раздались уверенные шаги, и по лестнице поднялся серебряный мейс, с горделивой прямой осанкой и большим хвостом, по правилам этикета чуть поднятым вверх с подрагивающим черным концом. Его мантия, белого цвета с вышитой красной и синей птицами, говорила о положении адепта, ученика второго круга обучения, до которого Ханне было учится еще долгих три года. "Хм! Чистокровный Коста, прямо идеал аристократа!" - пронеслось в ее голове.
        - Приветствую вас в академии, леди! Позвольте узнать ваше имя?
        - Странно, видимо мой учитель этикета был некорректен, говоря, что первыми должны представляться спрашивающие. Меня зовут Ханна де Келли.
        - Простите великодушно! Мое воспитание уже давно требует исправления. Мое имя Альваро Коста. Могу я, во искупление своей ошибки, проводить вас?
        Ханна отвернулась к окну, стараясь скрыть потрясение. Она, конечно, предполагала, но в первый же день... сердце гулко застучало в ее ушах.
        - Вы забываетесь. И вы слишком много забываете для аристократа, Коста! Например то. что произошло два года назад.
        Ханна резко повернулась, сделав шаг к Альваро. Тот отпрянул, почуяв ярость, исходящую от девушки.
        - Вы убийца и вор, Альваро Коста, и я обвиняю вас в убийстве моего отца!
        Она швырнула кинжал вниз, и тот, отколов кусочек мрамора, зазвенел по ступеням к Альваро.
        - Вы не можете меня вызвать, милая леди прямо так не разобравшись! - он развел руками.
        - Так ты еще и трус, а не только убийца?!
        - Хватит оскорблений! - зарычал Альваро, вдруг словно став в два раза больше - Я могу простить глупость и наглость, но не это. Мои руки чисты от крови вашего отца, а в своей смерти он виноват только сам, своим никуда не годным правлением! Вам бы стоило стыдиться его, а не защищать! Заберите вызов!
        - Нет - внезапно успокоившись, произнесла Ханна - вы, потомственные члены Семей, считаете, что стоите на порядок выше других аристократов. Что можете повелевать Родом, как своими крестьянами. Но это не так. И если не я, так кто-то другой потом - надерет вам морду, показав ваши ошибки. А теперь - берите кинжал и идемте на поле, где бы оно тут не было.
        - Стоять! - раздался голос сверху. Высокий, лысый человек, в фиолетовой мантии полного мага Коста стоял дальше вверх по лестнице. Его фигура словно издавала тихое гудение. Пошевельнув пальцами, он заставил упавший кинжал пролететь к его руке, и с интересом осмотрел.
        - Вам, юная леди это простительно. А вот вы, сэр Альваро, должны бы проявить большое знание наших порядков и объяснить их этой злой леди.
        - Сэр, - вставила Ханна - но я вызвала этого Коста на поединок, и имею на это право!
        - Я этого и не отрицаю. Но покуда вы ученица академии - а я вижу у вас все знаки этого - вы подчиняетесь и нашим правилам в первую очередь. Например. Дуэли между учениками разных кругов запрещены. Покуда Альваро адепт, а вы только послушник - вам надлежит учиться. Возможно вам повезет, и вы станете адептом закончив обучение послушником. Тогда, если мастер Альваро не станет еще магом - мы разрешим дуэль. А если станет - тот дуэль отложится до конца вашего обучения. Вам, надеюсь, все ясно?
        - Похоже, сэр, что вы как Коста просто покрываете его, чтобы я не тронула его наследный мех!
        - Вы позволяете себе слишком многое для послушницы! Это последнее предупреждение. Я спасаю вам жизнь, а Альваро - честь. И даже не рассчитываю на благодарность - а только на разум, за который вас сюда и взяли. Кинжал пока побудет у меня, а как вы окажетесь на одном уровне - приходите за ним, если еще не передумаете к этому времени.
        - Хорошо, сэр, я поняла вас.
        - Альваро! Идите по своим делам, а я пока покажу нашей юной послушнице, где тут что.
        Альваро кивнул и молча удалился вверх.
        - Вы Ханна де Коста, я прав?
        - Да сэр. Позвольте мне самой тут освоится. Мне по некоторой причине неприятны аристократы вашего рода.
        - я знаю. И все же, позволю себе Вас немного задержать. Увы, но раз вы приняли решение войти в эти стены - теперь вы на территории моего рода, и вам с этим придется смириться. Я бы предположил, что ваша месть должна быть все-таки более адресной, и не распространяться на весь род. Если вы не научитесь контролировать свои чувства - вы даже из послушниц не выйдете. Учтите, что дуэли между магами - дело только магии. Мы не позволим играться тут с острыми железками. Хотите показать свою правоту силой? Так учитесь так, чтобы ваша сила была самой серьезной. Добейтесь от своего разума того максимума что возможен, а затем перешагните за него. И ваши враги будут куда проще рассыпаться в пыль. И должен заметить - Альваро Коста один из лучших боевых магов за всю историю Академии.
        - Тогда я прошу перевести меня из курса созидания в боевой курс. Спасибо за совет.
        - Всегда пожалуйста. Я запишу вас к себе, как вы и попросили. Надеюсь в будущем вы не пожалеете о том, что сегодня изменили свой путь во имя мести.
        ***
        3139 год
        Глубокая ночь опустилась на пристань Волнового Предела. Лишь несколько одиноких фонарей в центре пирса давали хоть какой-то свет, остальная же часть причала была отдана во власть звездам. Но никакой тишиной в городе и не пахло. Ругаясь, на площадь выскочил патруль стражи, что тут гордо именуется Полицией Новой Империи. Запыхавшись, солдаты прищурившись от света фонарей пытались разглядеть кого-то в ночи, в обе стороны,водя влево-вправо заряженными арбалетами.
        - Проклятье! Этот гад опять сбежал.
        - Ничего, это он так долго не пробегает.
        - У меня сестра больная, мне бы этот золотой в премию во как нужен был, а эта зараза снова смылся. Ну что за проклятый мейс!
        - Ладно, плюнь на это. Мы сами тебе скинемся. Пойдем, поищем на востоке, может он в одну из лодок забрался?
        - Ага и ждет. Думает - когда же меня Джо Дуболом поймает!
        - Не, парень, если мы сейчас так к капитану вернемся - нам потом три наряда по городу бегать.
        Полиция просмотрела все лодки и только после этого ушла. Начинался рассвет, и на пирс стали выходить первые рыбаки. Незаметно с кучи бочонков спустился Лорд. Его рыжая шерсть была сильно свалявшейся, и хромающая походка выдавала смертельную усталость. Уже целых три года он бегал по городам от полиции, прячась и пряча таких как он. И словно приведение, стремящееся отомстить обидчику, полиция находила его везде. Цитадель прислала лучших, и только то, что его еще не признали одним из главарей, позволяло уходить раз за разом.
        Лишь добравшись до старого логова, Лорд вздохнул свободно. Был уже полдень, и за тонкими стенами склада были слышны крики торговцев, ругань грузчиков и скрип старых кораблей, что переминались на волнах, нетерпеливо ожидая, когда они снова смогут выйти в морские просторы. В этом месте Лорд не был уже три года. С тех пор полиция успела перевернуть тут все, расковырять доски на полу до самой земли. Успела поставить сюда наблюдателя и успела снять его за явной ненадобностью. И вот теперь, за единственным уцелевшим столом сидел Лорд и Стед - его бывший помощник, один из выживших на перевале.
        - Так не пойдет. - Наконец заявил Лорд. - Меня с каждым днем ловят все яростнее, похоже, я скоро у них останусь последней целью, мешающей спокойно уехать домой и оставить вас в покое.
        - Давай сделаем, что ты вроде умер? У нас и тело найдется.
        - Не получится, ты не знаешь, но я это в другом городе уже пробовал.
        - Да отступятся они! Не железные. Наши ребята хорошо тебя укроют.
        - Нет. Не пойдет. Сегодня из-за меня чуть двоих наших не поймали. Мне надоело приносить смерть. Надо дать им успокоиться.
        - Проклятье, Лорд! Ты что, вот прямо так сдашься, как Шаск?
        Лорд стукнул в ярости кулаком по столу.
        - Шаск не сдавался! Вы повторяете пропаганду имперцев! Они хотят, чтобы вы даже думать забыли о мятеже, чтобы считали, что все нас предали. Не верь им, друг! Ты же не хуже меня знаешь, как они любят врать и коверкать правду.
        - Но что тогда случилось, Лорд? Как мог он живым к ним попасть, а потом еще и избежать приговора, а? чем ты это, проклятье, объяснишь?! Он сговорился, вот что я думаю!
        - Ты это видел? Слышал? Знаешь от доверенных людей, а? Да как ты смеешь тогда обвинять того, кто вел нас, коли сам-то ничего не знаешь?!
        - А ты, Лорд? Ты говоришь, имперцы внушают нам сидеть и опустить руки. Но не это ли ты сам говоришь из раза в раз? Не высовываться, не рисковать? Мы же боролись за свою свободу, мы знали, что ничто не победит страсть свободы! Куда все это делось? Из-за кого? Только ли из-за имперцев?
        - Ты хочешь умереть? Вперед, только не надейся, что я и в этот раз вытащу тебя на спине! Но только не тяни за собой остальных.
        - Лорд, мы тут сидим как крысы! Мы должны драться, бить имперцев, рвать им зубами горло. Так поступали в Старой Империи, и так завоевали свободу острова Республики!
        - Старая империя, говоришь... Это мысль. Слушай меня Стед. Пока вы идете за мной - сидите тут тихо. Мои руки и так по локоть в крови, из-за того, что я дал согласие вывести вас на перевал. Если кто-то и поведет вас снова на смерть, это буду не я. Я поведу только к победе. Копите силы, набирайте народ. И найдите союзников. Пока меня не будет это все пойдет легче.
        - Тебя не будет? А где ты будешь?
        - Я поеду в Старую империю. Оставлю след и ищейки рванут за мной, уйдут от вас.
        - Так тебя там выдадут!
        - Я знаю, кто не выдаст. Мы не одни боремся за свободу в этом мире, Стед, и может пора как-то объединиться. Или хотя бы начать помогать друг другу.
        Осенние дожди рисовали радуги над скалами железных земель. Птицы, предвкушая зимнюю прохладу, пели как оглашенные. Камни, оплавленные магическим огнем год назад, уже снова начали порастать мхом. А через потрескавшуюся от запредельного жара землю пробивались первые ростки от семян, что весной принес сюда ветер. Выйдя из укромной лощины, ведущей в тоннели Каменного города, Лорд вздохнул полной грудью. Он поднялся вверх и присел на скалу, откуда открывался прекрасный вид на долину с озером. Внезапно он заметил, что рядом, за камнем, сидит, свесив ноги с обрыва, себеш. Лорд в своей жизни не встречал никого из ее народа, кроме Варгуша, когда говорил с Предводителем.
        - Привет. - Кивнула Джессика, увидев, что тот ее заметил.
        - Приветствую. Извини, не знаю твоего имени, я новичок тут. Меня все зовут Лорд.
        - Джессика. Странное у тебя имя, обычно тут таких не дают.
        - Так я не отсюда, а издалека. Вот, вышел наверх, подышать свежим воздухом. Не представляю, как вы тут сидите в этих тоннелях. Я бы, наверное, сошел с ума. Без свободного воздуха - это ж разве жизнь!
        - Мы не все время внизу. Тут есть и деревни и леса, что мы охраняем. Так ты тот самый мейс, что прибыл к нам из-за моря?
        - Ага, с берега огненного моря, с берега Свободы. Хотя сейчас мы все еще часть новой империи.
        - повстанцы значит тоже, да? Странно, я никогда о вас не слышала.
        - Это и хорошо. До восстания о нем никто и не должен слышать. Жаль, но мы уже пытались что-то у себя сделать - и провалились, как и вы.
        - Блестяще! Почему ты думаешь, что мы провалились? Мы вот в прошлом году откинули имперский легион, не меньше!
        - Послушай, Джессика. Это не так. Я много поездил по вашей империи, пока не добрался сюда. Знаешь, что говорят люди? Что тут, в горах, сидят разбойники. И что к вам иногда бегут источники, а лорды вместо того, чтобы выжечь вас напрочь, дают отдушину желающим независимости. И только раз в несколько лет отбирают лишних источников, чтоб не пропадали.
        - Если бы они могли, то уже все бы тут разбили.
        - Пойми, им это просто не нужно. Вы представляете угрозу не больше, чем пираты в море. С вами и возятся соразмерно. А вы тут играете в войну, вместо борьбы за независимость. Да будь у меня хоть половина этих ресурсов - Лорд обвел рукой горизонт - Новая давно уже осталась бы с носом, а все мои друзья были бы живы и на свободе.
        - Ты что-то очень много критикуешь, для того, кто не выдержал ни одного огненного вала в узких коридорах Каменного. Когда твоих товарищей сжигает заживо, а по их телам идут закованные в сталь легионеры! Сам-то ты небось не сражаешься, сбежал к нам? Если бы все ты делал как нужно - разве сейчас ты бы прятался здесь?
        - Я не спорю, я наделал ошибок. Но теперь знаю, где, и больше их не совершу. Я хочу, чтобы мой след затерялся тут, пока мои соратники поднимают новую волну. Я наконец понял, что чтобы получить независимость - нужно расколоть того, кто тебе мешает. Вот и у вас - мне кажется, извини, что так вы ничего не добьетесь
        - Почему это? Что по-твоему надо делать?
        - Очень просто. Надо втянуть Империи в войну. Пусть сражаются друг с другом, они давно этого жаждут, осталось только тихонько подтолкнуть.
        - ты хочешь, чтобы погибли миллионы просто ради свободы десятков тысяч? Да ты похуже этих самих имперцев.
        - ты оперируешь арифметикой, а она тут не причем. Империи рано или поздно вцепятся одна в другую. Но если это сделать тогда, когда готовы будем мы, то потом, подравшись и ослабев, они ничего не будут делать, и бесконечная кровь, что покрывает эти скалы - прервется.
        - Меня бросает в дрожь от твоих планов, Лорд.
        - Когда я говорю, что хочу освободить свой народ любой ценой - я говорю, что думаю. А вы?
        - Я боюсь, теперь я понимаю, что не всякая цена меня устроит.
        - И что же? Какой у вас план?
        - У меня плана нет, это дело Предводителя. Что он, кстати, сказал о твоих идеях?
        - Что он хочет взять свободу сам, а не доверять это моим планам. Боюсь, Джессика вам предстоят долгие кровавые годы.
        - Это видно судьба этого народа.
        - а ты сама, Джессика? Я знаю, что твой народ тут не живет. Что тебя связывает с ними?
        - Сама сейчас не знаю. Тут мой дом, тут те друзья, что я знаю. В конце концов - тут я родилась, это мой долг.
        - Странно как-то. Я, например, не считаю, что долг перед местом рождения у меня есть. Чем одно место отлично от другого? Только теми, кто живет в нем. Вот перед друзьями, перед теми, кто идет со мной и за мной - перед ними я признаю свой долг. И только. Я думаю именно такой долг ведет вашего предводителя. Поэтому он и не бросает обреченный народ.
        - Обреченный? Ты опять хочешь поносить нас? Знаешь, я, конечно, терпеливая, но могу и в морду дать.
        -Прости, это было не оскорбление. Но посуди сама. Из года в год, уже не одно столетие люди здесь учатся убивать имперцев. Вы только и умеете, что бороться. Там, в городах, все больше хотят спокойствия и порядка, чем независимости. И однажды придет время - и вы окажетесь одни. Вы можете ненадолго победить - и что? Ни пахать ни сеять вы не умеете, только воевать. Предводителю придется отдать приказ и повести вас на империю дальше - пока не погибнут все, кто не знает другой жизни. И тогда империя вернется и заберет свое. И круг пойдет снова. Ты знаешь, что Эрик Рыжий сто лет назад довел отряд из Каменного до столицы, и осадил ее? Его разбили тут же, но зачем, как ты думаешь, он это сделал?
        - у людей и мейсов, что собрались здесь есть Цель. Это, знаешь ли, многого стоит. Ты предлагаешь отказаться от нее?
        - Нет. Не знаю, возможно что-то произойдет в этом мире, и у вас будет время перестроиться, наладить свою жизнь. В конце концов, ни одна империя не вечна. У вас есть Цель, но нет жизни. Там - Лорд кивнул в сторону горизонта - есть жизнь, но нету цели. Я же хочу, чтобы у всех было и то и то.
        - Знаешь, я думаю, мы еще удивим тебя, и поборем проклятье железных земель.
        - Ты? Да. Остальные в большинстве? Они бы даже не поняли то, о чем мы говорим.
        
        ГЛАВА 8. ПАМЯТЬ И ДРУЖБА
        3139 год
        Огромные каменные двери вздрогнули и медленно раскрылись. Стража, одетая в сверкающие доспехи, покрытые тонкой фиолетовой вязью, приветствовала вышедшего Дрейса прижав кулаки к сердцу. Янтарная лестница, вылитая магией из рыжего полупрозрачного мрамора, гулко отозвалась на его шаги. Даже этот, малый портал Цитадели Круга Лордов потрясал воображение. Вчера, первый раз в жизни поднимаясь по этим ступеням, Дрейс впервые осознал, какую мощь представляет собой Империя. Казалось, что те, кто воздвиг эту цитадель, сверкающую серебряными шпилями башен, потрясающую гармонией цветов и форм, эти высшие существа не могут не быть всемогущими и всезнающими. Все тут говорило о величии. Узкие стекла, стометровой высоты, рассекающие башни сверху вниз, балконы, как облака висящие в воздухе, стража, словно тени величайших героев прошлого, неслышно скользящая по коридорам.
        Сейчас же Дрейс смотрел в другую сторону, на город, что рассеченный каньоном реки, лежал внизу. Боком к нему возвышалась статуя Первого, держащая мост, что соединял два берега каньона. Казалось, тот с удивлением наблюдает за делами своих потомков. Справа, вдаваясь в море, на острове уходили в небо шпили Академии, возвышаясь даже над цитаделью. Слева, где река разливалась перед узким каньоном, теснились сотни тысяч лодок и кораблей. Чайки, кружа над дальним берегом разлива, высматривали добычу среди неосторожных путников, решивших перекусить под открытым небом. Временами птицы бросались вниз, выхватывали булки и фрукты, и взмывали обратно, истерически хохоча. У ближнего же берега, стройными рядами стояли, слегка качаясь под ветром, имперские дредноуты. Словно спящие драконы, готовые броситься на врага по первому слову капитанов.
        Дрейс спустился на балюстраду, что опоясывала всю цитадель, давая возможность отдохнуть от обжигающего солнца в тени искусно переплетных колонн, продуваемых ветром с моря. Вечер был уже близко, и Дрейс уверенно зашагал к западным воротам. Богато одетые аристократы всех семей, неспешно прогуливались вокруг, раскланиваясь друг с другом. Из-за смешения цветов всех пяти семей, балюстрада казалось Дрейсу пестрой, словно лента танцовщицы. Окружающие не обращали на него внимания, принимая, возможно, за слугу или охранника. Без доспехов он чувствовал себя неуютно. В какой-то момент Дрейс увидел знакомое лицо. На ступенях, идущих к небольшому балкону, прислонившись к парапету, стоял невысокий мейс. Яркая куртка, украшенная цветком, витой эфес миниатюрной шпаги, короткий богато расшитый плащ с гербом Ольсен - ничто не выдавало в нем Победителя Орды, великолепного генерала империи.
        - Что это ты на себя напялил, друг? - спросил Дрейс, подходя. Маргейм растерялся, но через мгновение узнал его.
        - Дрейс! Ну надо же. А я и не подумал тебя встретить. Извини, дружище. Я слышал, ты стал героем? Поздравляю!
        - Ну, до тебя мне далеко. Я все думал, ты присоединишься ко мне в кампании железных гор. Мы же как-никак с твоей семьей совместно все делали.
        - Так уж выходит. Рад, что ты жив и цел.
        - Чем ты тут занимаешься?
        - Развлекаюсь. Это столица, Дрейс, лучшее место, чтобы радовать свой дух и тело!
        - Я уж вижу. Раньше ты выглядел совсем по-другому.
        - Не одобряешь? А зря! Человек должен выглядеть так, как у него на душе. Раньше я не мог себе этого позволить, но не значит, что не хотел. Ты здесь-то тоже не сражаться приехал?
        - Меня вызвал Круг Лордов. Наградили за подавление мятежа, дали новую задачу.
        - Что-то секретное, да?
        - Да нет, пока нет. Нужно создать из моих отрядов подразделение, с базой возле столицы. Из элитных бойцов с опытом реального боя, как мне сказали. Но вот для чего - не знаю. А ты, Маргейм, не хочешь снова возглавить легион? Твои таланты бы нам были очень к месту.
        - Да брось. Ты еще только приехал в столицу, а уже рвешься опять кого-то убивать. Неужели тебе не хочется отдохнуть? Дать отдых солдатам? Послушай, приходи завтра вечером в клуб "Иллюзия" - это великолепное место! Там мы сможем нормально отдохнуть, да и пообщаемся всласть? Ты просто обязан знать такие места, раз уж, наконец, добрался досюда.
        - Предложение конечно лестное, спасибо...
        - Вот и решено! Я пришлю к тебе одного из лучших портных, если ты не против. Зная тебя, я уверен, ты не подумал об этом. До встречи, завтра после заката! - Маргейм махнул рукой и, кивнув на прощание, двинулся внутрь балюстрады.
        - Ты так и не ответил, друг, - заметил Дрейс ему во след, - почему ты отказываешься снова вернуться на службу империи? Неужели эта цветастая жизнь так затянула тебя, что сумела изменить?
        - Я не изменился, друг мой. - Ответил Маргейм тихонько, полуобернувшись к Дрейсу. - Я только многое понял для себя. Я первый сменю камзол на сталь, когда начнется война с Новой или с Республикой. Я готов защищать наш дом от любого врага, будь то варвары или даже себеш. Но я никогда не смогу сделать то, что сделал ты. Я не поведу свои войска против своих же. Я не буду убивать людей и мейсов только за то, что они не согласны с толстыми аристократами, не способными самостоятельно даже начистить меч! Я не буду штурмовать цитадели одних лордов по прихоти других! Лучше я сопьюсь тут коктейлями или погибну на дурацкой дуэли, чем буду причиной нового раскола! А у меня, знаешь ли, хватило бы на это сил. Я это говорил отцу, который хотел вывести Ольсен выше других семей моими талантами, говорю и тебе. Мне не нужны битвы ради битв, я не люблю смерть, и кровавое железо меня не прельщает. Не зови меня в такие походы, друг мой. Лучше доживи до того момента, когда мы плечом к плечу будем стоять на этих стенах против настоящего врага.
        Вечерняя прохлада накрыла улицы Нового Рассвета. Ветер усилился и начал развевать разноцветные флаги. Кошки, гревшиеся весь день на крышах, отправились искать добычу по закоулкам и рынкам. Звуки музыки раздавались на каждой улице: арфы, гитары, флейты, барабаны и множество других. Из открытых дверей таверн и ресторанов потянуло едой, в основном - рыбой с бобами, традиционным блюдом этих мест. И если бедняку из квартала ремесленников приходилось довольствоваться селедкой с горсткой размоченных прошлогодних бобов, то в высоком городе фантазия поваров не знала удержу. Черная рыба со щупальцами, обвитая осьминогом, поданная с жаренными золотыми бобами в винном соусе, с каймой из горящего салата, чтобы не дать остыть блюду, и чтобы поджаривать на огне отдельные его части. Многое и многое другое, часть из которого Дрейс не мог распознать как блюда, принимая за элемент украшения. Поддавшись на эти запахи, он не смог пересилить себя и зашел в одно из заведений - "Фиолетовый змей", откуда пахло особо вкусно. Заведение было побогаче всех тех клубов и ресторанов, что ему случалось посещать. Деревянные
колонны, обвитые резьбой в виде чешуйчатой фиолетовой змеи, поддерживали верхнюю террасу, а с высокого потолка свешивались гигантские люстры, сияющие магическими огнями. Наевшись, Дрейс откинулся в кресле, с интересом посматривая на других посетителей поверх бокала с вином. Большинство, как он понял, было молодыми аристократами из Коста. Изысканная речь и манеры поражали воображение - казалось перед ним разыгрывают некий большой спектакль. Но эти люди и мейсы в этом спектакли живут большую часть жизни. На него же, Дрейса, регулярно поглядывали с раздражением и угрозой.
        Пообедав, выйдя из ресторана, он не спеша двинулся вниз, к мосту. Его отряд размещался в западном тренировочном лагере поле возле города. Спустившись на узкую кривую лестницу, соединяющую две широких улицы, Дрейс услышал сзади спешащие шаги и спиной почувствовал угрозу. Развернувшись, он увидел, как сверху спешно спустились трое молодых аристократов, что обедали в ресторане за столиком недалеко от него. За ними сбежала пара человек в робах цветов Коста, в золотых ошейниках и пустым взглядом - источники.
        - Ага! Вот и герой железных земель, какая встреча! - Рассмеялся первый из них, мейс с серебряной шерстью и покрасневшими от вина глазами. - Как вы посмели явиться без приглашения в дом моей семьи, да еще в таком виде! Вам не следует тут находиться - ваше место у варварских костров, а не тут!
        - Столица не твой дом, мальчик. - Ответил Дрейс, положив руку на гарду. - И если хочешь оскорбить кого-то, лучше брось это дело - твой язык подвешен не тем концом. Ты хочешь подраться? Сперва проспись. А потом - хватай свою ковырялку и приходи ко мне в лагерь, если не побоишься.
        - Ты паршивый плебей, недостойный называться аристократом, будешь еще поучать меня, Сандро де Коста?! - Шерсть на лице говорящего встала дыбом, а на руках непроизвольно вылезли когти. - Я думаю, я должен проучить тебя, чтобы ты не зазнавался перед другими, солдат!
        Дрейс аккуратно достал саблю.
        - Ну что же, иди сюда, или вы все втроем нападаете? Я постараюсь не убить вас сразу.
        Сандро ухмыльнулся.
        - Ты что же, думаешь я буду драться железкой?
        Мгновенно Дрейс понял ситуацию, и осознал, что слишком расслабился. Одним движением он бросился вперед и в сторону, стараясь зацепить противника и не дать ему завершить что тот задумал. Но Сандро успел щелкнуть пальцами, и заготовленное заклятие опутало Дрейса, подвесив в воздухе. Небольшая кровавая черта на руке мага - все, что тот успел сделать. Стоявшие позади аристократов источники медленно осели вниз, привалившись к стене.
        - Ты думал, мы тут бряцаем сталью, как какие-то варвары, вроде тебя? Нам стоит проучить тебя, чтобы ты больше не мог поднимать меч на Коста! - Сказал аристократ и достал узкий кинжал. Стоявшие рядом двое тоже достали шпаги. Но сперва Сандро сделал еще один жест, и рана на руке мгновенно затянулась, а вытекшую кровь он аккуратно вытер платком, бросив его потом под ноги Дрейсу.
        - Ну что же. Приступим.
        Внезапно сверху раздался голос.
        - А ну стоять! Вы что тут делаете, идиоты?
        Сандро, не поворачиваясь, бросил то же заклятие назад. Но внезапно глаза его расширились от непонимания и он обернулся. Сзади стоял высокий худой мейс, в мантии академии и цветах Коста. Черные глаза спокойно смотрели сверху, на трех растерявшихся аристократов.
        - Сэр Альваро! Простите, я не понял...
        - Сейчас поймешь. Видимо мне нужно показать вам, как на самом деле выглядит дуэль.
        - Сэр, он на нас напал, мне пришлось...
        Альваро достал шпагу, а Сандро напрягся и поставил переливающийся зеленым щит.
        - У вас нет источников, это очень опрометчиво с вашей стороны, Альваро Коста.
        - Я воспользуюсь вашим - Альваро указал на одного из источников и тот вздрогнул и застонал.
        - Проклятье! - Сандро бросил вперед с руки искры, что развернувшись в сотню маленьких огоньков, полетели к Альваро, но тот протянул свою руку вперед и искры сложились в шарик, спокойно зависший над ладонью.
        Внезапно Дрейс понял, что путы ослабли, и бросился вперед. Двое аристократов успели отскочить, а зеленый щит Сандро загудел от удара саблей и слегка потух. Альваро же бросил шарик огня тому под ноги и Сандро едва успел погасить его.
        Дрейс отбил удары одного из аристократов, оставляя его между собой и вторым. Движения противников были неестественно быстры, а на клинке не получалось сосредоточить взгляд. Дрейс видел амулет, что вероятно и давал противникам такую способность. Попробовал срезать его - но получил болезненный укол от выскочившего сбоку второго противника. Получив еще пару порезов, он осознал, что нужно делать. Дрейс сместился вперед, ударил ногой по животу противника, и когда тот, отступив, согнулся, рванул с шеи амулет. После чего схватив свободной рукой за камзол, с силой кинул аристократа в сторону, сбив им шпагу второго. Подбежав к ним, он дернул вверх и второй амулет. После чего двумя точными ударами выбил шпаги из рук и врезал обоим тяжелой гардой своей сабли, свалив в кучу у стены. Противники лежали без сознания. В это время Альваро разбил заклятьем щит Сандро и взял под контроль второго источника. От воздушного удара Сандро отлетел к стене, где уже лежали двое других. Дрейс вопросительно посмотрел на Альваро.
        - Постойте сэр. - Сказал тот. - Не нужно убивать их, это плохо отразится на вас.
        Дрейс кивнул и вложил меч в ножны. Альваро подошел к застывшему внизу Сандро.
        - Думаю, позор, что ты получишь, когда другие узнают о происшедшем, будет достаточным. Но за нападение на высшего Коста я мог бы убить тебя на месте. Считай, что тебе повезло, что ты из моей семьи. Я лишаю тебя этих источников, и надеюсь больше не увидеть тебя в столице. Иди прочь.
        Сандро сбежал вниз и скрылся за поворотом. Источники поднялись на ноги и молча поклонились. Альваро посмотрел на человека.
        - Простите, сэр, как ваше имя?
        - Дрейс Корхорен. Спасибо за помощь Альваро Коста, я слишком расслабился. Посчитал столицу безопасным местом и зря.
        - О, этот город никак нельзя назвать безопасным. С каждым годом жизнь тут ценится все меньше. Я боюсь, вы в большей безопасности были бы в привычных вам сражениях, там то хоть знаешь, кто твой враг, а кто друг.
        - Еще раз спасибо за помощь, но мне надо идти. - Дрейс аккуратно намотал платок на один из порезов.
        - Нет, что вы! Я виноват перед вами, это же люди моей семьи напали на вас. Позвольте мне немного сгладить вину, и полечить ваши раны. Мой дом недалеко.
        - Благодарю вас, но не думаю, что этим царапинам стоит придавать такое значение.
        - Я настаиваю! Иначе мне придется вас проводить, а я уже так устал ходить за сегодня, да и мои новые источники не в лучшем виде. И я очень рассчитываю на беседу с Вами. Мне очень хотелось познакомиться с человеком, побывавшем в настоящих боях и даже, как говорят, собственноручно убившему себеш, полководца варваров!
        - Ничего себе! Откуда вы это вообще взяли? Да, хана я победил, но это был человек. И себеш тоже, но она не была полководцем!
        - Вот и расскажете! Пойдемте, мой дом недалеко, пора заняться ранами.
        История столичного дома Альваро заслуживает отдельного рассказа. Три сросшиеся башни разной высоты, окруженные сиреневым садом, стояли на одной из оживленных улиц. В детстве, это было одно из любимейших мест, где Альваро жил когда его семья приезжала в город. Но однажды вернувшись в столицу, чтобы поступить в Академию, он обнаружил, что Коста продали этот дом торговцу за немалые деньги, которых Альваро собрать не мог. А дом, служивший семье сотни лет, освободить очень хотелось. В один из вечеров вернувшийся домой торговец застал в комнате полупрозрачную фигуру, что вроде как рылась в его документах. Развернувшись, фигура закричала: "Ага! Вот кто осквернил обитель Коста! Презренный червь, знай, не пройдет и трех дней, как скончаешься ты, также как все те, что посмели войти сюда, не имея на то права!". После чего пролетев сквозь торговца, фигура растворилась в стене.
        Следующий день владелец посвятил ругани с магом, что проверял магическую защиту на здании. Тот, проинструктированный Альваро, отвечал, что защиту преодолеть не может никто, кроме владельца дома, опустив при этом то, что защиту ставили Коста и на них она не подействует. На следующую ночь призрак явился вновь, и пообещал через сутки закончить жизнь торговца, живописуя страшные мучения. Ложась спать в тяжелых раздумьях, тот обнаружил всю кровать залитую кровью. Ради этого момента свою жизнь отдали пара свиней. Выбежав из дома, испуганный хозяин столкнулся с Альваро. "С каких это пор простой люд начал кидаться на аристократов?" - спросил молодой мейс, одетый в камзол с гербом Коста. Торговец сбиваясь поведал, что случилось. Покачав головой, Альваро прошел с ним в дом и подтвердил, что тут обитает тонкая сущность, которую что-то пробудило. Ее можно изгнать, но сложно, и она еще может вернуться. "Видимо, один из призраков наших предков возмущен вашим пребыванием тут. Ага, вижу! Пожалуй, из-за вот этой тонкой астральной псевдотропецевидной метки он теперь будет всюду преследовать вас". Альваро пообещал
подумать, что тут можно поделать и прийти через пару дней. Но торговец не отпускал его, крича что призрак убьет его следующей ночью. "Ну надо же! Это весьма интересно. Не беспокойтесь, я все равно выполню обещание, и разберусь с ним после вашей смерти. Я чувствую, что мне он не опасен". Тут хозяин дома не выдержал и попросил купить у него этот дом обратно. "Ну не знаю, уважаемый. Мне как-то и дом не зачем". "Прошу вас! Это спасет жизнь мне, а я верно служу Коста!". Альваро сделал вид, что задумался. "Ну что же, хорошо. Я дам вам за него часть своих средств, раз вы настаиваете на продаже. Нашей семье дом-то не зачем, но думаю, я сумею что-то придумать". Так Альваро и выкупил обратно любимый дом за двадцатую часть цены, и обзавелся собственной резиденцией. А слухи о призраке "Кровавый Коста" с тех пор окружали этот дом в глазах горожан, обрастая новыми, ужасающими подробностями.
        ***
        В комнате пахло смертью. Не той, что кружит над полем боя, заставляя сердца биться чаще, а той, что шаг за шагом подходит к кровати больного. Агамемнон чуял ее, как никто. Высокие светлые комнаты башни Академии, с большими окнами не перебивали того, что лежащая сейчас на кровати женщина была на краю смерти. За то время, пока Агамемнон был заключен в этих стенах, это уже не раз происходило перед его глазами. Те, кому повезло - отдавали жизнь на тренировках магов. Остальные же умирали долго. Лежащую женщину он вытаскивал уже несколько раз.
        Жизнь источников в академии многим казалась раем. Крыша над головой, еда, возможность заниматься практически любым ремеслом. И за это - лишь иногда плата, заключающаяся в том, что источник лежит, а маг работает! Но лишь сами источники могли сказать, каково это - когда магия проходит сквозь тебя, сжигая тело и разум. Когда каждый день может стать последним. И рабский ошейник - широкий, по границам Академии. Кто-то, как эта женщина, его даже не чувствует, но Агамемнон с трудом в нем дышал.
        Дверь открылась, и в комнату аккуратно вошел мейс. Его обтрепанная желтая шерсть, сгорбленная спина и дрожащие руки говорили о глубокой старости. Но он был всего на пару лет старше Агамемнона. Три года назад именно Грей встретил его, привезенного в цепях магами. Помог, а позже лечил от ран, нанесенных охраной, что поймала его при попытке к бегству. Спасал разум беседами, когда за попытку бегства Агамемнона заперли на полгода в пустой комнате. И в результате Грей стал для него первым по-настоящему близким другом. Неформально, Грей считался главой источников академии.
        - Как она? - Тихо спросил он.
        - На этот раз выкарабкается, - ответил Агамемнон, - но боюсь, следующий раз не переживет. Когда ее должны опять забрать?
        - Через три дня. И мне снова придется просить тебя, Аг, об одолжении.
        - Конечно я заменю ее. Ты же знаешь, мне это просто.
        - Это интересно, что твоя сила уже пугает магов. Многие адепты отказываются с тобой работать.
        - Откуда ты все так хорошо знаешь, Грей?
        - Поворачиваю уши куда нужно. Это не сложно, когда ты такой старый и практически бесполезный источник. Пойдем, не будем беспокоить ее сон. Есть кое-что еще, что тревожит меня.
        Оба мейса вышли в соседнюю комнату. По ней всюду были расставлены мольберты, стопки сложенных холстов, груды красок и охапки кистей всех форм и размеров. Обстановка говорила о хозяйке комнаты, как о художнице, что живет своими картинами. Часть картин выбиралась магами для украшения Академии, часть - отдавалась в коллекцию Коста. Авторство всегда приписывалось только самой Академии.
        Напротив входа, во всю стену растянулся огромный холст. Картина еще не была закончена, но с прошлого раза, как Агамемнон видел ее, деталей существенно прибавилось. Высокие, уходящие во мрак колонны, торжественно воздвигались вокруг кроваво-красного каменного стола. Сидящие вокруг него пять верховных лордов были застывшей картиной чувств - гордости, ярости, превосходства, предчувствия и уверенности. Напротив лордов, в луче пробившегося через витражное окно солнца стоял человек. Весь его вид говорил о противостоянии, о том, что он не счел себя ниже повелителей Империи. Картина дышала предвестием катастрофы, войны, что сотни лет назад разделила единый до того народ.
        - Обвинение Радана. Забавно, когда я смотрю на нее, мне уже иногда кажется, я слышу слова Радана-посланника, что принесли смерть тысячам, но дали свободу миллионам. - Грей помолчал, а потом неожиданно сильным голосом продолжил: - "Мы отказываемся верить в ваше слово и ваше право. Пробил час, и штормовой ветер свободы сметет вас прочь, и из союза рас восстанет новая Республика, верящая в то, что все люди рождены свободными! Вы едва ли будете помнить, что мы вам сказали, но вы навсегда запомните, что мы совершим!"
        - Ты помнишь это наизусть? - Удивленно спросил Агамемнон, после паузы.
        - Я не зря всю свою жизнь провел в Академии. Но я не о том хотел поговорить. Что-то странное происходит в Академии, Аг. И мне это не нравится.
        - О чем ты? Что ту вообще может нравиться? Цвет тюремных стен? Чистота тюремного воздуха?
        - Я не о том. Ты знаешь, раньше у источников все-таки был шанс выжить, хотя бы до моего состояния. Ты не поверишь - но десять лет назад тут умирали и от старости!
        - А теперь? Маги стали расточительнее в ресурсах, это что ли ты имеешь в виду?
        - Нет. Тут что-то другое. Я замечал, как ослабшие источники уходили и не возвращались. Обычно, тела потом присылали мне, но с некоторых пор перестали. Я пытался понять, что происходит - но получил отказ даже там, где раньше мне благоволили.
        - Нам всем придется или пытаться убежать или смириться со смертью. Мы не вольны сейчас эту смерть себе выбрать. - Развел руками Агамемнон.
        - Ты не понимаешь. Есть вещи пострашнее гибели от магии. И я хочу понять - что ждет меня и тебя. Я ослаб, а ты столь силен в магии, что явно доживешь до того же момента, что и я. Но чтобы найти, что случилось с нашими людьми - придется побегать. А я, боюсь, уже не в силах.
        - Конечно, я помогу. Не знаю, что тут можно выяснить, но уверен, что-то приоткрыть получится.
        ***
        Избавившись от ран, Дрейс с удовольствием развалился в мягком кресле. Прохладный ночной воздух через открытое окно легким сквозняком трогал свечи. Полумрак, окутавший комнату, делал ее неожиданно уютной. Книжные полки, старинные статуэтки и гравированные медные картины словно налились какой-то силой, огородив от окружающего мира. Альваро прохаживался вдоль полок, его деятельная натура не любила сидеть даже во время беседы. Кресло, которое занял Дрейс, молодой маг про себя так и называл, "гостевым", будучи не способным упомнить - а сидел ли он сам в нем когда-нибудь? Пальцы его бессознательно гуляли по корешкам книг, взиравших на собеседников с бесчисленных полок. Но потом, словно случайно, рука упала на рукоять короткого меча, вложенного в дорогую багровую подставку. Альваро остановился, и Дрейс невольно залюбовался игрой бликов на трехгранном лезвии, оплетенном выгравированной змеей.
        - Прекрасная работа одного из древних мастеров. - С интересом заметил он. - Я не ошибусь, предположив, что она из тех немногих клинков, которые старше самой Империи?
        - О! - Улыбнулся Альваро. - Опытного воина сразу видно по отношению к клинкам. Вы же знаете, что это?
        - Конечо. Да и кто из благородных может не знать такое?
        - Вы не поверите, Дрейс, но многие мои сверстники не помнят ее имени! А некоторые даже продают, посчитав бесполезной.
        Альваро легким движением вытянул клинок, и, подбросив в воздухе, перехватил обратным хватом.
        - Нельзя же так беспечно к ней относиться! - Возмутился Дрейс, не зная, впрочем, кого он имеет в виду, забывчивых аристократов или неосторожного Альваро. - Это же Судья, а не безделушка.
        - О да... - Альваро с легким поклоном поставил гулко звякнувший клинок на место. - А знаете ли Вы, Дрейс, что имени этого клинка всего лет сто. И раньше его называли не так. Раньше она носила имя Хранительница Чести - куда ближе по смыслу к своему предназначению, не так ли?
        - Интересно, никогда не слышал об этом.
        - Как ни смешно, но имя Судья она получила в начале прошлого века, после того как пьесы Бертрана Диберхайм обрели свою популярность. Вы помните?
        "Стальной Судьей я отрубил той жизни половину,
        Где был бы я предателем и трусом!"
        - Боюсь мне несколько стыдно перед вами, - развел руками Дрейс, - но я не читал. На юге было не до этого, да и библиотек там не сыскать.
        - Это неправильно! - Воскликнул Альваро. - Мы аристократы по праву крови, но истинными повелителями нас делает не семья, но образование. И литература - великий источник знаний, дающих право повелевать. Дрейс, вы просто не можете уйти отсюда не взяв хотя бы несколько шедевров с собой! Я с предвкушением ожидаю, что вы потом скажете о них.
        - Ну даже не знаю. Я, конечно, благодарен вам, но не уверен, что смогу эти книги потом... трактовать?
        - ни слова больше, я сам вас проведу по лабиринту мнений и историй! - взмахнул рукой Альваро, указывая на книжные полки.
        Вернувшись на следующий день в лагерь, Дрейс с головой погрузился в бытовые дела. Разместить без малого тысячу легионеров, расписать задачи для поиска новобранцев и приведения в порядок тренировочного лагеря - все это заняло его до вечера. Отвлек Дрейса слуга, что принес приглашение от лорда Маргейма в клуб "Иллюзия". Решив, что за один день всех дел не переделаешь, Дрейс взял карету, врученную ему сегодня от имени его семьи, и приказал двигаться к клубу.
        "Иллюзия" располагалась на берегу реки, недалеко от Моста. Уходящий вниз обрыв порос вечноцветущим виноградом, обвивающим витые посеребренные лестницы. Вбок же от лестниц, над водой, растянулись мерцающие в ночи полупрозрачные магические щиты, что словно невесомые облака, парили над туманным потоком. Танцующие пары на этих экранах, казалось, ступали в облаках. На боковых и нижних платформах, мерцающих зеленоватыми огнями, прогуливались аристократы всех семей, среди повисших в воздухе блюд с изысканными закусками и вином.
        Сперва растерявшись, вскоре Дрейс заметил Маргейма среди беседующих лордов. Тот, извинившись, поспешил на встречу.
        - Дрейс! Я рад, что ты добрался сюда, мой друг. Не правда ли, чудесное место?
        - Да. Любопытно.
        - Позволь представить тебе твоих давних поклонниц, - Маргейм, повел рукой в сторону подошедших двух девушек, мейсы в цветах Диммерхайм, и человека, с гербом Ольсен, - леди Маргарет и леди Сонн. - Девушки поклонились. - Я постарался описать все, что помню о твоих подвигах.
        - Безмерно рад встрече, леди, позвольте выразить вам свое восхищение. Спасибо, друг, что заботишься о моей славе, но честное слово, это того не стоит.
        - Позволь судить мне. В наше время так мало достойных людей, что каждого из них мне хочется носить на руках! А вот, кстати, и еще один - сэр Альваро Коста - крайне рекомендую! Единственный разумный из всех младших наследников Коста.
        Альваро, беседующий на другом конце зала, встретившись с Маргеймом взглядом, кивнул своим собеседникам и поспешил к ним.
        - Лорд Маргейм. Сэр Дрейс. Рад вас тут встретить. - Поклонился лорд Коста.
        - Еще раз приветствую, лорд. Мы с Дрейсом служили вместе, и теперь я отдаю ему долг, показывая лучшие места в городе!
        - Это место красиво, - Альваро взял с проплывавшего подноса бокал кристального вина и стал рассматривать на просвет фигуры танцующих, - но лучшим бы я его не назвал. Здесь слишком много лиц, которых я бы предпочел не видеть.
        - Вы несправедливы, лорд! - Покачала головой леди Сонн. - Здесь цвет аристократии города, особенно сейчас, в конец месяца. Всем известна Ваша нелюбовь ко многим присутствующим, но смею надеяться, что в отрыве от политики их общество, и, к примеру, мое общество, не столь уж неприятно!
        - Не имел желания вас обидеть, леди. Но, увы, я видимо куда более зациклен на политике, чем Вы.
        Маргейм тихонько шепнул Дрейсу:
        - Семья Альваро давит на него, чтобы он посещал такие места, стремясь найти ему партию. Не мудрено, что молодому лорду это не нравится!
        Дрейс понимающе кивнул.
        - Лорд Альваро! Тогда я должен спасти вас. Меня пока что еще не раздражают разговоры о политике и я бы с удовольствием выслушал Вас. Я все время провел с армией, и плохо себе все представляю.
        - Э нет, представляете-то вы куда лучше, чем я. Но давайте пройдемся, там внизу и потише и поприятнее.
        - Лорд Альваро, опять вы бежите. - С грустью покачала ушами Маргарет. - Это разве по-рыцарски? Хоть вы, лорд Маргейм, не покинете нас?
        - Нет, что вы. Дрейс, препоручаю тебя лорду Коста, вы, я вижу, уже знакомы. Я присоединюсь позже, мне хочется еще раз пройтись в танце.
        - Не раз, лорд, - поправила Сонн, - а два. Если вы, конечно, не хотите кого-то из нас обидеть!
        Ночной ветер, шурша по каньону, подхватывал речные брызги. Играя, он смешивал их с туманными облаками, что зависли над водой. Подхватив голоса, ветер помчался дальше, намереваясь, возможно, все-таки поколебать каменный плащ Первого.
        - ...Меня тоже все это беспокоит, Альваро. - Дрейс облокотился на каменную горгулью, которую обтекало их магическое облако. - Мы не ведем войны, наши маги сильны как никогда, войска в нормальном состоянии. Зачем понадобился этот мой марш на север? Мой род всю жизнь защищал южную границу от варваров. И то, что сейчас они отступили - лишь повод давить их дальше. Расширять земли на юг. А я тут, должен создать новый отряд из элитных бойцов, да еще, похоже, учить их драться в городах! Мне это категорически не нравится. Хорошо хоть приказ пришел от всего совета, а не от Семьи.
        - И это еще хуже. У меня нет ответов на твои вопросы, Дрейс, хоть я и один из наследников верховного лорда. - Пожал плечами Альваро. - Но наше время куда более напряженное, чем кажется на первый взгляд. А эта новая сила... Я лишь рад, что возглавишь ее ты, а не кто-то из лордов, ни разу не выпускавших за всю жизнь когти.
        - А знаешь, Альваро, в каждом таком отряде должны быть маги. И вот сейчас мне пообещали выдать отряд прямо из Академии. Может быть и ты захочешь присоединиться? Наши тренировки будут полезны. А вместе мы сможем не допустить использование этого отряда во вред Империи. Как тебе?
        - Ха! А вот это дельное предложение, Дрейс. Меня достало сидеть без дела и общаться лишь с напыщенными красавцами. Представляю гримасу моей матушки, когда она услышит об этом! - Альваро улыбнулся своим мыслям. - Определенно, я должен научить тебя управлять хоть каплей магии и приглядеть за магами в твоем отряде. Завтра же поговорю с дядюшкой. Но я не откажусь и от обычных тренировок. Южная школа меча считается молодой, но я-то понимаю, что многому могу поучиться.
        ***
        Расплескав искрящиеся завихрения смертельного жара, огненный шар растекся по защитной сфере и погас. Ханна, улыбнувшись, качнула Сферу Малого Отрицания, сбрасывая последние сгустки магического огня на пол. Наконец-то ей удалось полностью отразить удар учителя. Недели тренировок, когда руки опускались от бессилия, позади. Да, другим послушникам такие упражнения удавались сходу, но ее-то боевой магии все детство не учили. И вот теперь, чувствуя разумом свивающиеся потоки магии, Ханна поняла, что за симметрия в них не удавалась ей раньше. Как всегда, учитель был прав. Не создав самой, словами это не понять, объяснения тут не помогут.
        - Хорошо, послушница. - Холодно кивнул учитель, блеснув лысой головой. - Вы начинаете догонять самых бездарных учеников. Напрягитесь - и перегоните постепенно всех. Подержите сферу еще минут пять, и потом начинайте тренировать движения. Завтра я проверю ваши успехи.
        Задержавшись у выхода он еще раз напомнил:
        - И поглядывайте на источника. Вам пора начинать ощущать их уровень усталости и не бояться черпать за него. Но помните о штрафах за смерть источников. Они не маленькие.
        На этом преподаватель вышел, а Ханна улыбнувшись глянула вверх, где и должен был сидеть ее источник - какая-то женщина, кажется, судя по плану. Ее взгляд скользнул по пустым каменным скамьям и наткнулся на заинтересованный взгляд карих глаз мейса. Ошибки не было - это он был ее источник. Что-то пронеслось в голове у Ханны и она в ярости вздохнула - она узнала его. Это был тот самый мейс, что был с убийцами отца. Здесь, в академии. Источник. Ярость стиснула ее сердце, и сфера задрожала, теряя форму.
        - Ты! Проклятый убийца! Так ты еще и источник?! Наконец я смогу отомстить хотя бы тебе!
        - Леди Ханна, постойте, я не убивал...
        Но та уже раскрыла разум и полной волной позвала силу. Магия обрушилась на нее, как водопад, сфера развернулась в несколько слоев, наливаясь раскаленным свечением и прожигая круги на зачарованных камнях. Еще чуть-чуть и источник сгорит. Но проклятый мейс лишь с непониманием и удивлением стоял, даже не дрогнув, хотя поток такой силы должен был просто расплавить его.
        Ханна забыла о штрафе, да и помни бы - ей было наплевать. Перед ней стоял Враг. Тот, кого следовало убить, и возможность такая была. Через гудение сферы раздался крик Агамемнона:
        - Постой же! Это ошибка, твой враг не я!
        - Нет! И ты тоже! Альваро мне еще заплатит. Но ты, что привел к моему отцу убийц, сгоришь тут как собака, которой ты стал!
        Она зачерпнула еще больше, и Агамемнон покачнулся, впервые почувствовав неприятное ощущение от магии.
        - Проклятье, я же спас тебя!
        Казалось, в мироздании пробита дыра и из нее ветром хлещет магия. Ханна пыталась удержать ее, влить в сферу, в молнии. Но все начало срываться. Ее навыков не хватало для этого, потоки, налившись тугой струей магии, расплетались и тянулись обратно, ударяя по Ханне. Обжигающий удар одного из них привел ее в себя, и она попыталась отпустить источника, укротить стихию. Но было, как казалось, поздно.
        Агамемнон почувствовал, как Ханна не справляется. Он не хотел ее смерти - да и он сам при том должен умереть. В последней надежде он потянулся к тому потоку силы, что шел через него, и попытался - впервые - его успокоить. Словно какая-то невидимая змея забилась в его руках. Но постепенно, секунда за секундой, что-то началось получаться.
        Ханна почувствовала, как что-то успокоило магию. Словно кто-то поставил волноломы на пути магического прибоя, идущего от мейса. И наконец, по одному, она отпустила и заглушила все потоки, со вздохом сев на пол. Ошибки быть не могло - источник, которого она хотела убить, что-то сделал, и спас их обоих.
        - Ханна! Нам надо поговорить! - Агамемнон приподнялся над бортиком балкона.
        Но та лишь яростно посмотрела на него, поднялась и быстро ушла, перепрыгнув через остывающие камни на месте бывшей Сферы.
        Следующую их встречу искала уже Ханна. Успокоившись и подумав, она решила поговорить с этим странным источником, но не выдавать его тайну о возможности управления своей магией. Но найти его было тяжело, пока в какой-то момент она не увидела из окна, что Агамемнон направляется в один из небольших садов внутри Академии. Кивнув себе, она направилась вниз.
        Эту часть сада Ханна не знала. Видимо территория источников. Она шла по полузаросшей тропинке, змеей вьющейся между оплетенных кустарниками и деревцами стен. По бокам иногда встречались проплешины, со следами от костров. Наконец Ханна вышла на поляну. Посреди утоптанной земли был возведен погребальный костер. Небольшой, едва-едва достаточной для какого-нибудь бедняка. Поверх него лежала какая-то женщина, в одежде источника. Огонь только-только начал разгораться, но треск его уже заглушил шаги Ханны, и Агамемнон не обернулся. К тому же он тихонько пел погребальную песню, что Грей его научил. Ханна заслушалась - сильный и суровый голос мейса придавал этой песне какой-то другой, новый оттенок. Наконец песня закончилась. Агамемнон стоял, опустив факел, и почему-то думал о том, что картину-то она так и не закончила.
        Ханна в замешательстве смотрела на погребение. Раньше ее это как-то не волновало. Но теперь, после встречи с Агамемноном, она уже не могла совсем уж по-прежнему к источникам относиться.
        Когда костер прогорел, Агамемнон заметил, поворачиваясь:
        - Странно вас тут видеть, леди Ханна. Вы пришли снова пытаться убить меня? Тогда не стоило ждать, пока костер потухнет.
        - Нет, источник, я не убивать тебя пока пришла. Ты просил поговорить?
        - Да. Меня зовут Агамемнон.
        - Я знаю. И я прошу тебя рассказать мне, что тогда произошло и почему. И почему ты меня спас, ведь я убила твоего пособника? И главное, за что вы убили моего отца, за деньги Альваро?
        - Хорошо. Я конечно, не хотел бы трогать память о Вашем отце, но если Вы просите - Вы получите правду. Альваро лишь воспользовался тем, что Ваш отец создал своими руками. Он отнял у нас дома. Он отнял последнюю возможность существовать. Проклятье, наши дети жили в голоде, чтобы платить бессмысленные налоги, не предусмотренные никакими законами!- Агамемнон стиснул кулаки и сделал шаг вперед. Ханна вдруг почувствовала, насколько он велик и силен для мейса. - Мы хотели лишь попросить. Поговорить, чтобы Ваш отец узнал, на что он толкает людей. Но разве он стал слушать? Нет! Все мои друзья погибли в этот день. Я не убивал Вашего отца. Но я привел людей на это и не считаю себя не правым!
        - Жаль. Я надеялась, что ты там был случайно, и на самом деле ты не заговорщик. Увы, это не так, и я все-таки имею долг убить тебя.
        - Нет. У Вас нет такого долга, если Вы посмотрите правде в глаза. У Вас есть желание убить меня. Оно важно, оно объяснимо, но и только.
        - Почему же ты спас меня? Тоже только по желанию?
        - Вы были не при чем. Не вы принимали законы. Защитить невиновных - это было желание, ставшее долгом, если хотите. Увы, я спас не всех. Но что спас Вас - я рад.
        - Я благодарна тебе за это, Агамемнон. И я клянусь вернуть этот долг. Если когда мне удастся спасти жизнь тебе, мы будем в расчете. И тогда я смогу с чистой совестью убить тебя сама.
        ***
        3140 год
        - Наши эксперименты, дорогая моя, будут помнить все себеш. То, что мы откроем - новая ступень в магии, уровень, до которого человеческим и мейсовским магам пока не подняться! - Варгуш ходил по комнате, держа в руке одно из немногих удачных заклятий. Джессика сидела у стены, облокотившись обессиленно на камни - этот эксперимент выжал ее источник, казалось чуть-чуть и она в нем утонет. Наконец, сосредоточившись, она стала вновь вслушиваться в слова мага.
        - Наконец-то грядет время великих свершений и время для мести. Это заклятие чудесно! Оно требует лишь легкой доработки до идеальной гармонической формы.
        Вот уже несколько дней ее беспокоили эти эксперименты. Что-то в них было не так, она чувствовала это. Было обидно, что теорию она совершенно не понимает, но восторженно-предвкушающая речь Варгуша настораживала.
        После облавы, Варгуш просил ее остаться и помочь с экспериментами. И она была рада. Но вот с тех пор никаких занятий по теории магии он уже не проводил. Отмахивался обещаниями. Джессика не знала, как его уговорить продолжать оказавшуюся столь интересной тему. У нее было ощущение, что перед ней приоткрыли занавес, за которым находилась вселенная тайн и разгадок, и закрыли опять. А теперь еще и это постоянное чувство опасности.
        Вечером Джессика решила поговорить с Тенью. Тот как обычно, тренировал учеников, безучастно наблюдая, как они один за другим падают на его тренировочном полигоне.
        - Привет, Джессика. Что-то случилось, что ты захотела снова проведать своего бывшего учителя?
        - И вам хорошего дождя, Тень. Хотя какой уж тут дождь, в подземельях.
        - Вижу, тебя что-то беспокоит. Варгуш?
        - Да. Вам что-то удалось узнать о его планах? Что за заклятия у него? Не похоже, чтоб местным на помощь. Он проговорился сегодня, что он кому-то хочет отомстить, и уже близок. Кому?
        - Все верно думаешь. Я узнал кое-что. Варгуш раньше носил имя Сшамт. Тебе оно ничего не скажет, а я вот помню молодого мага племени, что бросил вызов предводителю соседнего. Он пытался уничтожить его, но проиграл. Все считали, что он погиб, а его племя перешло к соседям. Но оказалось, он выжил и хочет вернуть свое. Не то, чтобы он не имел права на месть, но тебе бы я не советовал в этом участвовать.
        - Он единственный из магов готов учить магии. Но все же, я чувствую - что-то не так. И потому к вам, мастер, и к Предводителю у меня будет одна маленькая просьба.
        - Слушаю.
        На следующий день Варгуш ждал Джессику в дверях, и, кивнув на место для источников, помчался за ингредиентами для заклятия. Но Джессика и не подумала садиться.
        - Варгуш, стойте!
        - Что такое? Пора начинать!
        - Не сразу. Сперва вы будете учить меня, как и обещали. А то что-то быстро вы об этом забыли.
        - Не сейчас, дорогая, не сейчас. Мне надо срочно завершить дела.
        - Мне все равно. Либо вы учите меня, либо ищете другого источника себеш.
        - Да что ты о себе возомнила! Я научу тебя так и тогда, когда это будет нужно. Именно так строятся отношения учителя с учеником, уж это-то Саар должен был тебе вбить в голову!
        - Нет. Я не ваша ученица. У нас договор о сотрудничестве, и вы его нарушаете. Так что я ухожу.
        Джессика повернулась, но почувствовала, как ее схватили невидимые руки, а голос замер, замороженный заклятием.
        - Ну уж нет! Мне нужен себеш-источник. И ты никуда не сбежишь! Ты забыла, что ты тут никто, просто инструмент! Инструмент моей мести. Иди сюда. - Джессику протащило к большой деревянной коробке. - Я поставлю тебя тут. Ночью мы отправляемся, раз уж пришлось из-за тебя так поспешить. Проклятье! Все было уже почти готово. Ну ничего, в пути наверстаем. И не дергайся - я знаю твои секреты, чтобы обманывать магов. Тут они не помогут. Я отпущу тебя, после того как завершу дела. И, проклятье, выполню обещание, если захочешь и научу тебя кое-чему.
        Внезапно в дверь постучали.
        - Я занят! - Крикнул Варгуш - Приходите завтра!
        - Открой Предводителю, маг! - Раздался голос.
        - Они... - Маг внимательно глянул на Джессику. - Они пришли за тобой. Ну что же, пора уйти.
        Он сделал пасс рукой, открыв скрытую дверь в сплошной скале, и потащил Джессику за собой. Сам же лишь схватил одну из сумок. Держа заклятие молнии в руке, он осторожно двинулся вперед, как внезапно дверь в комнату взорвалась. Обломки разлетелись в разные стороны, а через порог шагнул один из магов Предводителя, окутанный сферой. Обернувшись, Варгуш с легкостью снял защитное заклятие и поразил молнией мага.
        - Следующих убью! - Крикнул Варгуш и мгновенно сформировал новую молнию.
        Но вдруг он вздрогнул всем телом, отпустил заклятия и упал лицом вниз. Из его спины торчал короткий посверкивающий болт.
        Из прохода, открытого Варгушем, вышел закутанный в черное Тень.
        - Прекрасное оружие против глупых магов, что в изгнании так и не научились ставить защиту, имей в виду, Джессика. - Он опустил черный арбалет.
        Джессика пришла в себя и поднялась. В комнату же в это время вбежала пара воинов и вошел Предводитель. Он с печалью посмотрел на мертвого.
        - Как жаль. Он был лучшим магом и многим нам помог. Я так и не поверил тебе, Джессика, пока сам не увидел, извини. И спасибо тебе Тень, ты опять всех нас выручил, убив предателя.
        - Я не думаю, что он собирался предавать вас, Предводитель, - покачала головой Джессика, - но при соответствующей необходимости это бы его не остановило.
        Воины подняли тело и унесли. Описав Предводителю и Тени все, что происходило, Джессика добавила:
        - Раз уж так все вышло, могу я попросить его книги? Попробую самостоятельно дойти до всего.
        - Конечно. Они твои.
        - Спасибо вам, мастер Тень и вам, Предводитель, что согласились помочь.
        - Ты одна из нас. И благодаря тебе мы открыли истинные помыслы этого себеш. Так что я тоже скажу тебе спасибо.
        
        ***
        - Небеса на твою голову, Альваро! - Кричал Дрейс. - Когда же ты наконец запомнишь, что этот выпад делается не так! Что за идиотское движение кистью? Ты хотел поцеловать гарду меча? Да если бы рыцарь Как-его-там-Диммерхайм не был таким же тупым, как его клинок, ты бы был уже распорот, как подушка сумасшедшего мейса!
        Альваро, сидя у камина в кресле, с улыбкой очищал от крови свою новую шпагу. В другом кресле сидел Маргейм - зажимая рот рукой, чтобы не расхохотаться. Сегодняшняя дуэль Альваро с оскорбившим его рыцарем была проста, скучна и предсказуема. А вот реакция Дрейса - нет.
        - Если ты уж зачислен в мой отряд, так тренируйся! Ничего-о, завтра я выбью из твоей руки это крутильное движение! Я уверен - это все от книжек. Ты слишком много читаешь, Альваро, и твои пальцы хотят перелистнуть страницу с описанием дуэли, а не вонзить шпагу куда нужно. И ты, Маргейм, зря смеешься - я и тобой займусь!
        - Тихо-тихо! - Замахал тот руками. - Я-то как раз признаю, что как воин от вас далек. И не стремлюсь, знаете ли. А как твоя магия, Дрейс?
        Дрейс фыркнул и молча плюхнулся в кресло.
        - Кстати, на счет магии. - Альваро аккуратно убрал шпагу. - У меня есть информация из Академии. Один из магов Келли, что работает на черном рынке для торговцев, начал использовать магию в помощь пиратам. И с ним надо бы разобраться.
        - Почему мы? - воскликнул Маргейм. - Почему опять мы? Где сами Келли? Где стража, в конце концов?
        - Потому что остальные закроют глаза, им все равно. А Келли получают с него деньги. Защищать не будут, но и сами не тронут. А мы можем с пользой провести вечер.
        - С пользой? Убить кого-то, пусть даже за дело - это с пользой провести вечер?! - Маргейм в притворном ужасе прикрыл глаза рукой. - Вы безнадежны друзья. Сколько сил потрачено на лучшую вечеринку у Леди Осари Коста, а вы ее не посетите. И я тоже, не бросать же вас на верную гибель? И костюм опять кровью уделается. Нет, определенно, страна катится куда-то не туда!
        Следующий вечер был уже не столь веселым. Лежащий на кровати Маргейм, сбившийся и окровавленный мех которого был плотно стянут бинтами, куча его изрубленного окрававленного тряпья на полу, опустошенный магией и тоже перевязанный Альваро в кресле и Дрейс, единственный без ран, но уставший сражаться над телами друзей настолько, что даже бокал поднять не мог. Слуги ушли, оставив их приходить в себя и ждать результата действия лечащих чар Альваро.
        Бой был неожиданным и жестким. Там, где должен был скрываться прячущийся испуганный маг, что по глупости помогает пиратам, оказалась целая контора. Даже вывеска у них была - "нестандартные магические услуги"!
        - Пять охранников, себеш-воин, сам маг с двумя источниками! Это при том, что у аристократов по большей части и один-то не всегда есть! - Альваро в ярости прижимал потрепанные уши. - Я просто не знаю, куда смотрели Келли, и куда смотрела стража!
        - Ага, я уж думал это нас арестуют. - Прохрипел Маргейм.
        - Извините, друзья, - вздохнул Альваро, - что втянул вас в это. Но мы должны были что-то делать!
        - Я уж заметил, - буркнул Дрейс, - тут на каждом шагу какая-то мерзость. Торговцы дурью, пираты, подкупленные стражи. У меня руки чешутся взять свой отряд и пройтись по городскому порту частым гребнем!
        - Это не выход. Мы должны изменить все это, но с другого конца. Этот город лишь отражение того, что происходит в других землях.
        - Подтверждаю. - Кивнул Маргейм - У Ольсен в землях не лучше. Потому-то я и не еду туда. Тут хоть балы красивей.
        - Подумайте вот о чем. - Начал медленно говорить Дрейс. - Мы тут втроем. Мы представляем - и вполне значимо - семьи Корхорен, Коста и Ольсен. Мы втроем понимаем, что нужно делать. И вот если таких как мы, понимающих, но из разных семей, собрать в единую силу, то мы бы навели порядок.
        - Это не выход Дрейс. - Альваро приподнялся в кресле. - Такая сила принизит авторитет и власть семей. Все, кто сейчас сидит тихо - после этого выпрыгнут на свободу. Нет, мы не должны так делать.
        - А что же? Оставить как есть?
        - Нет. Ты верно сказал - мы тут представляем три семьи. Так давайте же добьемся положения и власти. Только получив ее, а мы имеем на это право, мы сможем провести изменения. Моя семья контролирует столицу. Я уверен, что она способна навести порядок, надо лишь вывести на чистую воду и убить всех тех, кто забыл о чести и долге перед семьей, страной и народом. Ты, Маргейм - наследник Ольсен. Ты же знаешь, что и как делать! Займемся же этим. Тебе, Дрейс нужно обратить внимание на свою семью - тут в столице она, я думаю, совсем не та. Что на юге. Но начать надо тут, в сердце Империи. Ищите аристократов, друзья, что не забыли слова честь. И у кого лежит дома Судья. Не нужно сбиваться в один отряд, просто расскажите в своих семьях, куда катится государство.
        - Да уж, еще пара лет, и нас не отличить от Республики, - проворчал Дрейс, - все будет продаваться, и никакого проядка.
        - Но сперва отдыхаем! - возмутился Маргейм. - И потом на Вечер Фонтанов. Там и будем искать, рассказывать. Совместим приятное с полезным!
        ***
        3141 год
        Дни текуче, словно капли варенья, вытекающего из треснувшей банки, сползали один за другим. Дорога немилосердно стучала в побитые временем сапоги, а посох, казалось, день от дня тяжелел. В привычном радушии, которым профессора Саара встречали лорды Диммерхайм, проглядывало удивление - сколько же лет этому древнему ящеру? Старые лорды еще помнили, как в молодости учились у него, и не замечали никаких изменений. Многие поговаривали, что Саар - бессмертный маг, последний из оставшихся с древних времен. Как это соотносилось со всем известным фактом, что все подобные маги были мейсами, а не себеш - Саар даже не представлял. Но сам себя бессмертным не считал. Вот и сейчас, получив через двадцать лет после последней встречи первую весточку от Калхи, он осознал, насколько тяжелее ему стало проходить многие мили пути. Оставив позади прибрежные крепости Диммерхайм, городки Ольсен, славящиеся своими сырами, тайну изготовления которых они хранили строже любых других сокровищ, Саар повернул на юг. Со склонов Крепостного кряжа он с грустью смотрел вдаль, на запад, где недостижимой зеленой полосой на горизонте
виднелись земли Себеш.
        "Встретимся в последний день года в крепости Зеленого Холма. Калхи".
        
        ГЛАВА 9. ТЕНИ ГРЯДУЩЕГО
        
        В которой восстают тени грядущего
        3141 год
        Смотрящая башня крепости Зеленый Холм была построена, как говорят, чтобы наблюдать за землями Себеш. Столетия назад тут стояли часовые, готовые в любой момент поднять тревогу, по которой собирался отряд рыцарей, чтобы отразить атаку себеш. В честь этих стражей тут теперь развивался флаг Диммерхайм и была поставлена статуя часового, чей взгляд устремлен на горизонт, а в руке зажат горн. Легенда гласила, что если однажды себеш предадут, и захотят напасть на город, страж пробудится и затрубит, призывая всех к оружию.
        Пока же на башне кружил холодный вечерний ветер, словно заблудившийся пес, тыкающийся в спины двух себеш, стоящих у парапета. Один из них приходил сюда каждый вечер вот уже месяц как, а другой пришел лишь сегодня. Неподвижно стоящие фигуры казались частью башни - два дракона, что замерли, выжидая, на краю. Наконец, один из них пошевелился, и они повернулись друг к другу.
        - Тяжелая дорога, Саар?
        - Тяжелое время, Калхи, я думаю так. Я уже не молод.
        - Ты мудр и опытен. И ты нам нужен.
        - я рад это слышать. Твои поиски завершились?
        - Мои да. Твои только начинаются.
        Они спустились в кабинет, что на верхнем этаже башни. Все стены топорщились шкафами с книгами, на столах грудой расстилались карты.
        - Садись, Саар. У меня новости.
        - Начни с новостей из дома. Я хочу хоть что-то про него знать. Хотя бы вспомнить, что есть земля без камня под ногами.
        Калхи налил чая себе и Саару. Побитый древний чайник, стоящий на столе, выглядел потрепанным ветераном, что взял эту цитадель штурмом. Казалось, он смотрит грозно и ожидающе.
        - У меня нехорошие вести, Саар. Твой ученик, Мелш, погиб. Мы проводили эксперимент, и он был источником. Что-то пошло не так. Впрочем, сейчас я знаю что - для этого заклятия нужен был источник совсем другой силы. У Мелша не выдержал канал между сердцами, после того, как одно из них остановилось. Прости, Саар, но я не смог сделать ничего.
        - Проклятье, Калхи! Почему? Я предполагал такой исход, но отдал его вам! Мои руки по локоть в крови моих учеников! Ты думаешь у меня стальная душа?!
        - Прекрати, Саар, мы знаем, что тебе не просто.
        - Не просто? Ты так это называешь?! - Саар вскочил, его ноздри раздулись, а в глазах замелькали молнии. Казалось уже не себеш, а древний дракон подпирает потолок комнаты. - Я их растил, они часть меня! А я годами их не вижу, не помогаю. Как я могу назвать сейчас себя наставником? Да я просто подкидываю этих детей вам, кладу на жертвенный стол науки! А они мои дети, Калхи, понимаешь? Мои!
        - Ты забыл, что стоит на кону?! Весь мир! - прогрохотал голос Калхи.
        - Пусть весь мир катится в бездну, если только я буду его спасать! Сколько ты еще хочешь моих учеников убить? Два? Три?! Десять?!
        - Сколько придется. Мои уже сделали это. Ты не один, Саар, и я знаю твою боль. Я пережил ее. А остальные еще переживут. Но если мир рухнет, мне будет уже все равно, что я причинил тебе столько боли. А если не рухнет - страдать будем только мы.
        - Бездна с тобой, Калхи. - Саар устало облокотился о стол. - Я знаю, что ты прав. Но почему так плохо? Я должен ехать к родителям Мелша. Сказать им.
        - Нет. Я уже сам сделал это. У тебя нет времени вернуться домой, друг мой.
        - Я не понимаю. Что ты от меня хочешь? Спасти мир неизвестно от чего, неизвестно как, да еще и в одиночку?
        - Да, но можно и не в одиночку. И я нашел кое-что.
        - Почему мы, скажи? Почему именно мы? Мы чем-то так лучше? Могущественней? Кто нас на это избрал?
        - Наш народ, когда признал нас старейшинами. Саар, вселенной глубоко все равно, что творится у нас в сердцах. Но если хоть как-то мы можем предотвратить это, мы должны. Никто не подойдет к нам и не укажет путь, никто даже не скажет, есть ли он. Но мы способны сами найти путь во тьме. Посмотри! - Калхи протянул открытую книгу.
        Саар вчитался, медленно переворачивая страницы. Они были тяжелые и с трудом гнулись. Словно сама книга неохотно делилась своими знаниями.
        - Вот значит что. По крайней мере теперь я вижу тень того, чего мы боимся. Но что за заклятье соединения? И соединения чего?
        - Много вопросов без ответа. Но вот отсюда, - Калхи показал на книжные полки, - и еще много откуда я узнал, что именно оно нам и нужно. Это заклятие использовали в прошлом. Сейчас его забыли, но следы остались. Нам нужно найти описание, подробней этого, найти источника той самой великой силы, что тут указана, определить место и время для заклятия. И тогда можно будет сохранить наш народ и этот мир.
        - О небо. Мои ноги уже предчувствуют, что за этими знаниями придется побегать! Но как тебе удалось это раскопать, я даже не представляю. Теперь у нас есть надежда
        - Да. Я нашел для тебя путь, Саар, и прошу тебя по нему пройти. Давай я расскажу подробнее, пара дней-то ты тут точно пробудешь.
        ***
        Посмотрев на остывающие обломки голема, магистр задумчиво почесал лысину. Потом подошел и ткнул носком туфли в полуоплавленную руку.
        - Хорошо, леди Ханна Келли. Вы справились достаточно достойно. Не то, чтобы ваше заклятие отличалось каким-то изяществом, но с энергией вы работать умеете. Хотя должен заметить, не любой источник вам такую энергию даст. Немного отполировать навыки на более слабых уровнях и уверен, еще до конца следующего года мы встретимся с вами вновь. Тогда я смогу отпустить вас на экзамен на уровень адептов.
        Ханна разочаровано вздохнула. Не то, чтобы были какие-то основания предполагать другой исход - три года в послушниках для этого не достаточно. Был только один пример в этом столетии, когда послушник становился адептом через три года. Им стал Альваро Коста. Теперь же зимой Альваро получит степень мага и у Ханны еще долгие года не будет возможности отомстить. Возможно, учитель специально тянул с ее повышением, чтобы не лишиться одного из двух перспективных магов. Но поделать Ханна ничего уже не могла. Не так уж и велико влияние Келли в Академии.
        Агамемнона Ханна забрала из зала источников. В обязанность послушников входило заботиться о выживании источников после экзаменов. Так как Ханна предпочитала заниматься именно с Агамемноном, на ее счету пока не было ни одной смерти, что было редкостью. Едва ли сейчас кто-то из других послушников мог похвастаться такой бережливостью.
        - Спасибо за помощь с потоками, как всегда.
        - Это было не сложно. Вам удалось разузнать что-то по моим вопросам?
        - Да. Пойдем, я расскажу об этом в месте, где меньше ушей торчит из стен.
        Ханна не могла помочь Агамемнону бежать. Это было выше ее сил. Хотя и искупило бы, наверное, ее долг. Пока ни один из планов не было возможности реализовать. Потому-то Агамемнон и попросил узнать у Ханны о слабеющих источниках - куда они пропадают?
        - Я нашла то, что тебя интересует. Это неприятная и непонятная для меня вещь. Что знаешь ты о Крыле Ворона?
        - Много всего, но все это слухи и сплетни.
        - Тогда позволь я расскажу ту правду, что известна мне. Маги крыла уже много лет как не подчиняются Академии. Их магия - другого толка, неизвестная и непонятная нам. Когда они создают плетения, они не используют ни одного источника поблизости. Но при всем при том, они нуждаются в источниках как ни кто. И платят за слабых и умирающих достаточно, чтобы Академия поддерживала эту торговлю. Но все источники, что попадали к ним, умирали в течение года или быстрее. Никому они не рассказывают, что за магия творится за стенами крепости Воронов. Но попасть туда - смерть для любого из вас. И сейчас, когда эти черные маги стали совать свой нос в дела родов Империи, они требуют все больше ресурсов и платят все больше. Никто сейчас не хочет с ними связываться, и то, что они подчиняются Коста - формальность, что очевидно для всех. Я думаю, что через какое-то время кругу надоест терпеть их, и Крыло основательно перетряхнут. Но сейчас - если ты попадешь туда, то ты погибнешь.
        - Неужели архимаг это терпит?
        - Что знает архимаг, мне не известно. Но иногда самых способных магов приглашают послушниками в крепость Ворона. И многие соглашаются. Думаю, архимаг как-то контролирует ситуацию, но другим от этого не легче. Я постараюсь узнать больше, но эта тема - закрыта от послушников. Тебе придется подождать, пока я не стану адептом.
        ***
        Солнце, поднимаясь над горизонтом, с удивлением высветило стальную змею, медленно ползущую по широкому и наезженному тракту. Тысяча солдат, одетых в походную броню, повернувшись спиной к восходящему светилу, шаг за шагом отмеряли путь на запад. Попадающиеся путники сходили к краю дороги - и с удивлением не обнаруживали над этой небольшой армией никаких знамен, кроме знамени Круга Лордов. Это было непривычно. Люди и мейсы знали, что все войска принадлежат лишь одной из пяти семей. А тут - непонятно кто. Потому и вопросы лишний раз не задавали.
        Отдав последние приказы на время марша, Дрейс поспешил вперед туда, где ехал лорд Альваро, сразу за авангардным отрядом. Долгий путь на запад еще только начинался, и позади, оглянувшись, Дрейс еще видел шпили Академии.
        - Странно все это. - В очередной раз заметил он, подведя коня к другу. - Почему именно наш отряд срывают на такое задание? Что это за история с мятежным лордом, Альваро? Тебе удалось найти подробности? Из приказа Круга все выглядит на редкость глупо.
        - Да, Дрейс, я получил ответы. - Альваро аккуратно закрыл книгу, что читал в пути и вздохнул. - Все стало понятнее. История тут крайне печальная. Я лично не знаю леди Джанет де Диммерхайм, но говорят она одна из последних западных лордов, помнящих, что такое честь аристократа. И надо было случиться так, что именно на нее свалилось это испытание.
        - Ты о ее сыне?
        - Да. - Кивнул Альваро. - Это тайна, которую не должны знать обычные люди, и даже просто рыцари, имей в виду Дрейс. Это трагедия некоторых наших семей не должна стать известна остальным!
        - С каких это пор ты, Альваро, перестал мне доверять? - возмутился Дрейс.
        - Я доверяю тебе, друг. Просто предупреждаю, чтобы ты знал, что это тайна. То, что в семьях аристократов может родиться ребенок-источник - это нонсенс! Это будет очень тяжело объяснить.
        Дрейс вздохнул и покачал головой:
        - О снега драконьих гор! Альваро, у ваших северных лордов этих страшных тайн столько, что мне кажется, я попал в какую-то паутину! Что там дальше?
        - Дальше все было понятно. Леди Джанет не выдержала и пошла против закона. Она скрыла Патрика от магов Диммерхайм, возможно платила им за это - мы это узнаем. Но несколько дней назад к ней в замок случайно заехал маг де Корхорен. Никто не ожидал его, да и сам он, верно, сбился с дороги. Но он узнал во встреченном ему на пути мальчишке источника, а спросив - узнал, что он сын Джанет. На свою беду, маг не скрыл этого, подумав, видно, что мальчишка только стал источником. И из крепости уже не вышел. А леди Джанет сказала, что маг покинул их, и вероятно попал в засаду разбойников. Но на беду Джанет, он был не простым магом, и Академия имеет свои секреты, чтобы узнать, где и как умер их маг.
        - И причем тут мы? - Не понял Дрейс.
        - При том, что леди не глупа. Она внимательно следит за своей семьей, и стоит кому-то двинуться в ее сторону - как она сбежит, поняв, что ее ложь раскрылась. Но пока она считает, что фокус с разбойниками удался. И не знает про нас. Мы с тобой, Дрейс - неизвестная величина. Никто не воспринимает сейчас нас как угрозу. К тому же убитый был Корхорен - так что и формально право на расследование ты имеешь.
        - И из-за этого мальчишки-источника мы идем штурмовать один из западных замков? Не много-ли чести?
        - Не знаю. Но на западе что-то точно происходит. Ни Коста ни Диммерхайм уже не контролируют полностью свои земли. Возможно этот поход - последний шанс показать лордам, что они живут в Империи и по законам Империи. И что в случае нужды, Лорды легко принудят своих подданных к порядку. А для нас это шанс разобраться, почему высшая знать теряет на западе свою власть, и укрепить ее. - Альваро пристально посмотрел на запад, где дорога уходила в холмы, словно надеясь взором пронзить их и развеять тьму, окутавшую западный край.
        ***
        Последний Вечер. Так себеш называли тот день, когда ребенок окончательно становился взрослым. После этого его или ее принимали как полноценного члена племени. В этот день родители были обязаны открыть какой-либо из секретов, знаний или умений, что они еще сочли важными. Джессика, ее отец и мать говорили все утро. Последнее Наставление, что передали они, было в знании морской стихии - редкий для себеш дар. Но много лет назад эти молодые себеш жили в Республике, встретились там и вернулись вместе с Сааром, решив завести семью на родине. Соль морского ветра хорошо впиталась в их чешую. Теперь же, на словах, под действием паров корня памяти, что был заварен в чаше, Джессика слушала о море, которого видеть ей еще не довелось. И рассказ о волнах и парусах отпечатывался в ее памяти, чтобы в итоге не раз спасти ее в будущем.
        Окончив Наставление, они спустились вниз, в пещеры. Именно ради этого дня Саар некоторое время назад отыскал отца и мать Джессики, и теперь все трое родителей приняли ее в племя. Надо заметить, что семья у себеш во многом отличалась от привычного мейсам и людям. У Джессики, как и у всех в ее расе, было трое родителей. Отец, зачавший и растивший ее первый год. Мать, родившая ее яйцо и охранявшая ее до рождения. И наставник, Саар, что преобразовывал ее еще до рождения и что изменил ее по своему Пути, с помощью алхимии, магии и собственной крови. Ни одна семья себеш не могла быть цельной без Наставника. И ни один себеш не мог родится у двоих, без помощи третьего. Все трое были для молодой Джессики вначале одинаково важны и родны, но сейчас уже Саар был ближе, так как вместе они прожили многие годы. А отца и мать она не видела с детства.
        Вечером, когда отец и мать отправились в обратный путь, возвращаясь к остальной семье, Саар и Джессика расположились на куске оплавленной скалы, удивительно напоминавшем голову змеи. Джессика наигрывала на своей любимой флейте простенькую мелодию. Саар должен был признать, что она, тем не менее, никак лучше подходила этим диким местам, с колючим кустарником, цепляющимся по оплавленным скалам и постоянным ветром. Наконец мелодия утихла, растворившись в приближающемся вечере.
        - Странно, наставник, что в этот раз вы не стали тянуть меня в земли себеш. Вы сдались, или признали, что мне там не место?
        Саар бросил усталый взгляд на горизонт:
        - Ни то и ни другое, моя дорогая. Твое место наиболее адекватно по-прежнему именно там. И я бы полагал правильным тебе вернуться, если бы не некоторые другие обстоятельства.
        - Обстоятельства? - Джессика с интересом повернулась к Саару. - Какие это?
        - Ты же помнишь цель, по которой ты была рождена в железных землях?
        - О да, этот гениальный план по набору источников-себеш. Блестяще! Дурацкий и попросту подлый план, на мой-то взгляд!
        - Вот оно как? Интересно. - Саар пересел поудобнее, расправив края туники. - Раньше ты так не думала. Что сподвигло тебя на такое обостренное отношение?
        - Жизнь среди обостренных обстоятельств, наставник Саар! - Джессика развела руками, а ее глаза разгорелись. - О чем вы там думали, когда создавали нас? Вы хотите взять у Империи самое гадкое, что тут есть - ее обращение с источниками! Только рабов себеш не хватало нам для лучшей жизни! Магия, деленная на источников и магов есть зло - то зло, с которым нужно бороться. И это были когда-то и Ваши слова! С какими бы целями вы бы не создали источников-себеш, в итоге их жизнь скатится в повиновение, пока они не защищены!
        Саар слегка улыбнулся.
        - Твои доводы, Джессика, не подкреплены базой знаний. Я думаю так, мы нуждаемся в этой магии, как вид. Мы должны изучить и преобразовать ее. Использовать для эволюции и защиты.
        - Такая эволюция нас уничтожит, как уничтожит однажды и Империю.
        - А без магии мы будем уничтожены грядущими событиями. - Возразил Саар. - Пойми, ученица, мы не собираемся брать, как ты выразилась, все у Империи. Но я все же считаю, что Калхи был в чем-то прав, начав экспериментировать. Однажды мы откроем тот самый способ, чтобы источники сами стали магами и использовали себя.
        - С чего вы взяли, наставник, что это в принципе возможно? Поделитесь своей верой со мной?
        - Это легенды пока, Джессика, не более того. Легенды о народе, где маги не нуждались в источниках и могли сами использовать себя. Древний, позабытый народ, тысячелетия назад живший в этих землях. Но живы ли эти мейсы или люди - мне не ведомо. Потому и поиски мои пока не окончены.
        - Так и ведите поиски, а не создавайте источников. Разве у нас так мало времени?
        - Мало, Джессика. Но большего я тебе сейчас не скажу. И потому я рад, что ты не собираешься возвращаться. - Саар встал и направился ко входу в пещеры.
        На пороге он обернулся.
        - Ты осталась последней из моих учеников, остальные погибли в исследованиях. Выживи, прошу тебя. Ты то, что придет мне на смену, когда мой путь завершится.
        Саар ушел, а Джессика тихо проговорила:
        - Я не приду тебе на смену, учитель. Прости. Я приду сама туда, куда захочу сама. Такой сотворили меня вы втроем, и такая я есть. - Она решительно поднялась и направилась к себе.
        ***
        Стальные лепестки, последний раз повернувшись, остановились. Команда, не теряя ни секунды, забросила в чашу полированный медный снаряд. И вот, словно гигантский богомол, рыча блоками, боевая машина распрямилась. Снаряд, сверкая на солнце, с точностью попал в основание ворот. Яркая вспышка магии, слегка приглушенная ослабевшей защитой, и огонь впился корявыми лапами в створки. Прожженные ворота стояли до конца, но тот был уже близок.
        Дрейс, прикрыв глаза рукой, дал сигнал. Две сотни легионеров в полной защите выбежали из леса, сверкая, словно гигантский стальной зверь. Болты и камни, полетевшие с башен, казалось, не могли причинить им вреда.
        - Да где же их маги, проклятье?! - В нетерпении сжимал кулаки Альваро. - Если бы не приходилось сдерживаться ради их возможной атаки, то мы бы уже прошли первые стены!
        - Успокойся. Ваше время настанет. Возможно, маги отказались работать против Академии, а может быть выжидают. И так и так солдаты возьмут первый круг стен слету. Учитывая твоих себеш...
        - Никакие они не мои! Если бы не твоя осторожность, я прогнал бы их обратно в болото!
        - Но не прогнал, а пообещал дом на своей земле. Так что теперь они твои. - Улыбнулся Дрейс, давая приказ выдвинуться остальной части войска, так как ворота были уже практически взяты первым отрядом. - Если там, на второй стене, действительно их сородичи, то нам они очень пригодятся. Я не хочу терять лишних людей в такой атаке.
        Когда легион только окружил крепость, и отряды еще только разворачивали боевые машины, в лагерь пришли себеш. Десять воинов в зеленых доспехах из панцирей болотных тварей. Они сообщили, что в крепости есть их сородичи, из другого, враждебного им племени. Это племя было много сильнее, и остатки семей этих воинов ищут теперь новый дом. В обмен на службу десятерых, себеш просили право жить на землях одного из лордов. Им оказался Альваро, по просьбе Дрейса. И теперь эти воины идут на штурм вместе с легионом, в первых рядах.
        Когда отряд командира и магов подъехал под стены крепости, бой уже переместился вглубь, и от вторых стен слышались мерные удары тарана. Над внешними башнями развивалось новое знамя. Альваро, приглядевшись, с удивлением узнал древнее знамя Империи, что изредка поднималось над ее армиями еще до раскола. Зеленый круг на рыжем фоне - символ Круга Лордов еще той, древней страны. Видимо Дрейс возит с собой и такие знамена.
        По выбитым воротам, объезжая тела, отряд двигался вперед, к стенам цитадели, возвышавшимися над домами. Жители, которых штурм застал врасплох, не сопротивлялись, и потому в целом, улицы выглядели относительно целыми. Отряды легиона осматривали один дом за другим, но разрушений не чинили.
        Внезапно Альваро вскрикнул, поднимая руку. От стен, заглушая звуки боя, раздался треск молний. Потемневшее небо в одно мгновение замерцало багровыми сполохами, и огненный дождь обрушился на атакующих. Альваро, не видя еще места боя, вытянул руки и нараспев начал говорить заклятья, погнав коня вперед. Сверкающие щиты вставали на пути рушащегося с небес огня, но новые и новые атаки, словно волной сметали преграды. Очнувшиеся маги легиона потянулись к источникам и обрушили на засевших в крепости противников заготовленные удары. Небо пронзили лучи всех цветов радуги, стены плавились, а на крышах образовывался иней. Легионеры отступили от стен, стараясь не попасть под противостояние магов. Но только они. Теперь стало видно, как один за другим на стену вспрыгивают зеленые фигуры себеш. С легкостью уклоняясь от молний, они снесли защитников и стали пробиваться вниз. В этот момент на верхнем балконе башни цитадели, стоявшей в центре крепости, показалась фигура женщины, с рук которой потоком полетели молнии, в сторону Альваро и магов.
        - Это леди Джанет! - Вскричал Дрейс, ныряя под образующийся над отрядом купол. - Постарайтесь взять ее живой!
        Но через секунду новый звук отвлек его внимание, и он резко обернулся.
        За спинами отряда Дрейса и Альваро раздался грохот. В пыли, поднявшейся от обрушившейся стены одного из домов, замелькали хвостатые фигуры себеш противника. Они против ожиданий не стерегли штурмующих на последнем рубеже, как полагал Дрейс. Но и нападать на магов они не стали. Не задерживаясь ни на секунду, группа поспешила прочь, в сторону ворот, срезая на пути любого легионера. Пятеро воинов со щитами, державшие пост у ворот, попытались перегородить выход. Но себеш взбежали по их щитам и с легкостью пробили каждого своими узкими копьями. Их было всего шестеро, но этого хватило, чтобы ни на миг не остановиться. В этот момент Дрейс и увидел, что один из них - не себеш. И судя по всему - человек, мальчик.
        - Они уходят! Патрика уводят себеш! - Закричал он Альваро. - Остановите их!
        Сам он при этом вместе с оставшимися воинами дернулся было вслед за беглецами - но щит, поставленный против магов и Джанет, также не давал и им выйти и бежать за убегающими себеш.
        - Не могу! Подожди минуту. Пока мы не обезвредим всех! - Ответил Альваро, отбивая очередной пробившийся сквозь защиту поток молний в сторону.
        Дрейс бессильно наблюдал, как раскидав немногое сопротивление и подхватив Патрика на руки, себеш убегали в сторону леса.
        Штурм второй стены вскоре закончился - себеш Альваро открыли ворота легиону, и сопротивление прекратилось. Маги также погибли или скрылись, а источники, те что выжили, перешли под контроль лорда Коста и магов. Сдавшиеся гвардейцы снимали оружие, а уцелевшие легионеры начали утаскивать раненных. Но в самой башне еще не все закончилось.
        Разбив дверь, Дрейс с Альваро ворвались в приемную залу цитадели, окружив себя магической защитой. Из-за их спин маги и легионеры следом стали вбегать в зал и становиться вдоль стен. В центре залы стояла только одна Леди Джанет. Рукава ее платья обгорели, по лицу стекала кровь из распоротого стрелой лба. Легкая повязка уже не удерживала ее в ране. В обгоревшей от молний руке женщина сжимала короткий трехгранный клинок, и змея, глядящая с меча, казалось, мерцает в свете магических щитов. Леди стояла явно с трудом, но гордо выпрямив спину и улыбаясь вошедшим, будто это ее победой завершилась битва.
        - Леди Джанет, бросьте клинок и покоритесь! - Повелел Дрейс. - Вы обвинены в мятеже против Империи и предстанете перед судом Круга Лордов.
        - Я признаю свою вину, Корхорен. Но еще не все кончено, не так ли, господа? - Голос Джанет был охрипшим но сильным. - Мое право на приговор в силе, раз вы обвинили меня.
        - Что вы имеете в виду, леди? - Не понял Дрейс. - У вас сейчас нет никаких прав, вы преступница и будете объясняться перед судом!
        - Нет, друг мой, подожди. - Альваро выступил вперед, погасив щит. - Я понял, что вы просите, леди. Никто не может лишить аристократа его права, данного ему при рождении. Я выношу вам приговор, леди Джанет де Диммерхайм, как старшей в роду, и требую привести его в исполнение по праву высокой крови Империи!
        Дернувшегося вперед Дрейса Альваро остановил рукой, придержав на секунду. Джанет этого хватило.
        - Я завершение моей семьи, но честь еще жива во мне! - И она вонзила засверкавшую Судью себе в сердце. Дрейс успел лишь подхватить падающее тело.
        - О снега драконьих гор, Альваро! Зачем ты дал ей уйти?!
        - Это право нашей крови, Дрейс, и никто не может отнять его.
        - К стрекозам это жеванное право! Ты разве не понял, что она хотела скрыть причину своих действий?! Она бы рассказала Кругу о многом!
        - Еще раз говорю тебе - это ее право! - Альваро зарычал. - Она аристократ. И ее поступок это то, на чем держится наше право на власть! Честь превыше удобства!
        - Расскажи это остальным лордам, как вернемся...
        - Я не только им расскажу. Вот увидишь - ее поступком восхитятся, и, быть может, мы вновь вернем честь в наши дома!
        - Это глупо. Тех, кого нужно переубедить, это не тронет.
        - Возможно. Но остальные четче увидят разницу и пойдут за нами, Дрейс. А теперь пора похоронить ее, - Альваро, сняв перчатку, прикрыл мертвой глаза, - она последняя из своей семьи, и должна сгореть на погребальном костре тут, а не в столице.
        - Есть еще Патрик. - заметил, успокоившись, Дрейс вставая с колен. Аккуратно он положил тело на пол и указал легионерам, чтобы они приготовили все. - Патрик, которого мы уже вряд ли догоним. Себеш скрылись в лесу, и мои разведчики потеряли след.
        - Он уже не де Диммерхайм. И вряд ли должен волновать нас более, чем любой другой сбежавший источник. - Пожал плечами Альваро.
        - Не совсем так, друг мой, не совсем так. Но я хочу осмотреть этот замок, прежде чем сделать выводы. Штурм закончен, но расследование еще идет.
        ***
        Дыхания не хватало. Проклятые бесконечные лестницы в башнях Академии словно змеи, сдавливали грудь и лишали сил. Бег по ступеням выматывал, и хриплые вдохи едва наполняли легкие. Нужно было спешить. Агамемнон чувствовал, как время утекает сквозь пальцы. Белые стены, сверкающие незапятнанной чистотой казалось, издевались над ним.
        Утром, готовясь к очередному "эксперименту" мага, решившего разработать очередное новое заклятие, Агамемнон обнаружил на столе письмо.
        "Мой дорогой Аг. Я узнал одну тревожную вещь. Следующий эксперимент, что будет ставить наш маг, и на который ты, как обычно, хотел подменить меня, будет изменен. Ночью в академию прибыл всадник из Крыла Воронов. Они договорились о совместной работе, ценой в одного источника. Я уверен, что тот, кто пойдет с ними, не вернется обратно в Академию. После всего того, что ты узнал, я не могу позволить и в этот раз заменить меня. Ты единственный, у кого еще есть дух и надежда на бегство. Ты не имеешь права оставить остальных и погибнуть. Я оставляю тебе амулет, что был давным-давно зачарован на мою жизнь. Ты поймешь по нему, что я умер и где именно.
        Ты очень дорог мне, и я сожалею, что не вышло попрощаться нормально. Но время утекает. Отомсти за нас, Аг, и выживи. Прошу тебя.
        Грей." Амулет аккуратно лежал рядом, красноватым светом освещая строки письма.
        Их взгляд встретился лишь на мгновение. Грей ехал привязанный к седлу лошади, ведомой одетым в черный глубокий плащ магом. А Альваро только успел вбежать на балкон башни. В тот же миг платформа с магом дернулась, и понеслась к застывшему в море кораблю, вдаль, за стены Академии. А Альваро стоял, кроша когтями неподатливый камень парапета.
        Те клятвы, что он дал себе в этот момент, навсегда отпечатались в сердце. Теперь он остался один. Оставались лишь дела, что грудой обрушаться на него. Заботы, что брал на себя Грей, помогая в нелегкой жизни заключенным в стенах Академии источникам.
        ***
        Двое командующих сидели в кабинете. Раньше эта комната использовалась как малая приемная. Весь стол, сделанный из рыжего дуба, с выложенным рисунком охоты по краям, был завален бумагами. Свитки, письма, показания допросов, карты и доходные книги управляющего. Все это было перерыто и отложено в сторону. Перед Дрейсом лежал лишь один лист, на котором он выписал несколько выводов. Альваро напротив него сидел, откинувшись в кресле, и со спокойной улыбкой смотрел, как его друг закопался в бумагах. Было забавно видеть, как воин, забывающий на ночь снять доспехи, способный кулаком повалить лошадь, вот так увлекся поисками истины среди писем и карт.
        - Итак, что же я тут нашел. - Начал Дрейс. -С одной стороны мы имеем трагичную историю леди Джанет. Но с другой, часть вопросов для нас так и не ясна. Кто помог ей? Кто помогал скрывать Патрика все это время? У нее самой влияния бы на это не хватило. Дальше. Откуда у нее в замке столько оружия? Ты же видел эти склады, туда вся амуниция легиона бы уместилась. И их либо только начали заполнять, или, что куда хуже, уже увезли большую часть. Третье. Откуда тут, проклятье, себеш? С чего эти болотные воины, к тому же из сильного и успешного племени, стали помогать бедной аристократке? Наконец - что это за письма, - Дрейс указал на отдельную стопку, - я их даже расшифровать не могу! Ты можешь предположить, зачем бедной леди, с трудной семьей, вести такую обильную переписку? Причем большую-то часть она видимо уничтожила - это восстановили твои маги из пепла. Да ей бы сидеть и не высовываться, а не планы какие-то строить.
        - По всему выходит, - Альваро устало положил руки на стол, - что ее поймали на преступлении и использовали. Или же она сама нашла что-то.
        - Послушай, друг, из этой жеванной стрекозами бумаги, - Дрейс кинул свой лист поверх других, - мы ничего не узнаем!
        - И что ты предлагаешь? Патрик сбежал, себеш тоже, маги или убиты или скрываются среди пленных, а остальные ничего толком не знают. А леди мертва.
        - По твоей, впрочем, вине! - Погрозил пальцем Дрейс.
        - Я тебе уже говорил, что так и только так можно поступать! - Альваро был полностью убежден в очевидной правильности своих действий. Но не знал, как это до своего друга донести. - Проклятье, Дрейс, ты же сам аристократ!
        - Но еще я и служу Империи. Ладно, с леди уже ничего не поделаешь, это не стоит ссоры. Но подумай - мы явно видим следы большой и хорошо организованной кампании против страны!
        - Возможно. Наверное, кто-то стоит за всей этой непонятной ситуацией в здешних краях. Возможно, Диммерхайм надо прижать посильнее.
        - Может быть и так, но то, что мы нашли, наводит на серьезные сомнения. Но я знаю, что мы можем сделать.
        - И? - Заинтересовался Альваро.
        - Сэр Борг дер Диммерхайм. Которого мы поймали при попытке убежать, бросив своих солдат.
        - Он отказался нам что-то большее сказать. Пусть Лорды его разговорят.
        - Они не сделают это, им не выгодно. Ты же сам, проклятье, знаешь! Диммерхайм заберут его и он просто исчезнет, и никто не понесет наказания! Я могу сам его разговорить.
        - Дрейс! - Альваро вскочил от возмущения. - Пытки к аристократам?! Ты сошел с ума? Это же просто против всех наших правил и законов, против духа Империи! Где твоя честь?!
        - Где МОЯ честь?! А где была его, а? Где она была, когда он пошел против государства, которому поклялся служить? Где она была, когда леди Джанет сражалась, а он убегал?
        Где она, проклятие, была, когда она вонзила себе в грудь Судью, а он прикрывался солдатами и пытался улизнуть?! Не-е-ет, друг мой. Этот человек уже никакой не аристократ. И я могу пугать его так, как хочу. Не беспокойся, сильно он не пострадает, я же не палач.
        - Дрейс, остановись! Этот шаг ведет тебя в пропасть! Пока рыцарь не лишен права крови, он неприкосновенен! Подожди, пока его не лишат статуса.
        - Его также отпустят. Альваро, о все снега драконьих гор! Ты же признаешь, что по сути я прав? Я капитан, и я принимаю эту ответственность. Возможно, я слишком много впитал от варваров, но я не дам ложным аристократам губить Империю! - Дрейс резко поднялся и вышел из зала.
        В зале опустилась тишина, словно испуганная криком, теперь вернулась она обратно.
        - Мои руки чисты. - Альваро тихо проговорил, смотря на свои ладони. Он сжал кулаки, впившись когтями. - Мои руки были чисты.
        Пленный заговорил на следующий день. Альваро и Дрейс узнали о многом. Что и подозревали до того. Рыцарь рассказал, что многие западные аристократы, особенно рыцари и младшие дворяне, давно уже недовольны империей. Законы, что принудили их соблюдать, мешают людям жить. На западе всегда люди стремились создать что-то новое, новые мастерские, новые ремесла, новые города. Но никто, кроме аристократов не мог владеть собственностью или делом, а младшие аристократы были жестко ограничены. И теперь, часть аристократов, часть торговцев, гильдии Самоцветных городов объединились. И первым, к кому они обратились за помощью, была Республика. И вот теперь, беглые лорды, нарушившие закон торговцы собирают на недоступных для старой Империи островах новую силу. Они говорят с имперцами, рассказывают о других законах, при которых было бы куда лучше жить. Один за другим лорды признают разумность изменений. И эта сила, которая и послала этого рыцаря сюда, следить за Джанет, зовет себя Восстановление. Пока их попытки срывались, и успеха не приносили. Но с каждым годом желающих войти в Восстановление становится все
больше. И Патрик, сын леди Джанет, присоединиться к ним.
        Через пару дней к крепости прибыл отряд Диммерхайм. Лорд, возглавляющий отряд, был одним из Семьи. Дрейс и Альваро рассказали о ходе штурма и смерти леди. Официально, лорд и его спутники благодарили, за своевременное наказание преступников и помощь от Круга. Но в их глазах и в едва слышных разговорах то и дело проскакивало сочувствие к погибшим. Похоже, никто из новых хозяев замка не считал такое наказание для Джанет оправданным. Провожаемый неприязненными взглядами, легион покинул эту крепость и двинулся в обратный путь. Знамена над башнями развивались уже другие, с черной траурной каймой, с зеленой змеей Диммерхайм.
        Дрейс с тревогой смотрел на новых хозяев замка, что уезжали обратно, проводив последний отряд легиона. Армия выполнила задачу, отдав захваченную крепость роду обратно, и передав преступников, включая разговорчивого рыцаря. Но на душе было неспокойно.
        - Альваро! - Крикнул он, когда Диммерхам отъехали на достаточное расстояние, чтобы можно было спокойно говорить.
        - Да? - Обернулся тот. Его взгляд был не менее напряжен.
        - Ты понимаешь, что теперь у нас появился новый враг? Перед Империей давно уже не стояло такой угрозы. Это Восстановление... Они страшнее всех прочих врагов, они подрывают нас изнутри. Наш долг заставить Лордов открыть глаза и сделать что-то! Не может быть, чтобы они не знали об этом.
        - Знаешь, Дрейс, я думаю немного не так. Эти безродные - всего лишь новый внешний враг, Империя им не по зубам. Тот враг, с которым нужно бороться прямо сейчас - не они. Этот рыцарь... Как он мог быть при всем при том аристократом? Именно такие, позорящие честь аристократии, и есть самый жуткий враг, которого надо жечь без жалости. Именно они рушат наш дом.
        - Хе... - Дрейс почесал затылок. - Не знаю, даже.
        - А я вот уверен! - Сжал руками поводья Альваро. - Это наш враг. Наш с тобой, и всех аристократов враг. А для внешних врагов есть легионы. Ты же не сомневаешься, что любой легион стоит десятка армий республики? Так что вторжения можно не бояться.
        - Легионы... - Дрейс смотрел вперед, на своих солдат, шеренгами марширующих на восток, домой. И какая-то мысль, сомнение, мелким червячком грызла его изнутри. Но что именно беспокоило его - он так и не мог пока понять.
        ***
        3142 год
        Дождь мерно стучал по крышам маленькой деревушки, спрятавшейся в долине железных гор от посторонних взглядов. Сюда не вело открытых дорог, но размеренной местной жизни это не мешало. Поля, убранные на зиму, скинули тонкий слой снега, что нападал за последние дни. Конец зимы, как всегда в этих землях, выдался дождливым. Запахи сырой земли и хвои пробивались в приоткрытые окна, откуда навстречу им разлетались звуки струн и поющих голосов. Это время, когда перевалы грозят селевыми потоками, Лорд проводил в этих маленьких, незаметных постороннему взгляду поселениях. Живущие тут не были, конечно, повстанцами. Но помогали им по-своему. Многие из тех, что сейчас слушали его песни, непривычные местному слуху, были источниками. Они бежали из больших городов, чтобы затеряться в пустых скалах этой усталой земли. Лорду было интересно. Как живут те, про кого не знает Круг Лордов. Их жизнь, бедная и тяжелая, была, тем не менее, полна радости. И Лорд пел среди них, радуясь, что хотя бы эту зиму он может побыть собой.
        К концу вечера, когда серый сырой день сменился туманной ночью, в зал вошли еще двое. Стряхнув воду с сырых плащей, двое себеш пристроились у камина. Большинство слушателей уже ушли, и лишь только хозяин, да два-три его соседа потягивали густой горячий ром из кружек. Этот дом не был гостиницей, но всякий из местных повстанцев знал, что тут его ждет отдых, еда и при необходимости - помощь. Хозяин сам сражался на склонах железных гор, пока раны не заставили его оставить оружие. Джессика и Саар узнали Лорда - того не видели в Каменном уже давно. Устав от подземелий, он решил странствовать по городам вокруг железных земель. Играя роль бродячего музыканта, что может спеть не только простые народные песни, но и разыграть сцену из запрещенных простому люду историй. Времена Раскола, Бунт легиона, Завоевание Хальда - эти эпохи оживали под его пальцами. За исполнение подобного можно было лишиться головы. Но в Железных землях выдавать властям было не в обычае простого народа. Теперь же он вновь решил вернуться в подземелья. Такое время, когда дождь сутками висит в воздухе, гитара плохо переживала.
        К ночи, Саар, Лорд и Джессика устроились у камина втроем. Саар намеревался продолжить свои поиски, отправляясь на север, в Новый Рассвет. Библиотека Академии - это первое место, откуда стоит начинать поиски. И Саар не раз в ней бывал - многие из магов с радостью принимали его в этих стенах. Джессика же решила хоть немного проводить наставника, которому уже все тяжелее было день за днем бродить по дорогам. Их встреча была не случайна - дорога в такое время, безопасная и проходимая, из Каменного на север, или обратно - была одна. Саар с Лордом еще не встречались, и Джессика представила их друг другу. Узнав, что этот мейс-музыкант не просто бродяга, а в какой-то мере лидер своего народа, Саар решил и ему рассказать об угрозах, висящих над миром. Это была не та тайна, что стоило скрывать ото всех, по крайней мере просвещенных.
        - ... Я не могу сказать, что нас ждет в будущем. Но что-то обрушится на все земли, затронув и Империю и Новую и Республику. Этот грядущий катаклизм лишь частью объясним природными или магическими всплесками. Я практически уверен, что катализатором катастрофы послужат действия народов. Войны, восстания, новое оружие. Много что может случиться, я думаю так, и мы должны вовремя остановиться. - Добавил Саар, после рассказа о своих поисках и о возможности предотвратить беду старым заклятием.
        Молчание, воцарившееся на фоне потрескивающего камина, нарушил Лорд.
        - Простите, профессор, но я не понимаю. Вы говорите о бедствии, как о катастрофе и как о войне вместе. Я понимаю, что против первого может существовать заклятие. И всем сердцем надеюсь, вы его найдете. Но второе? - Лорд покачал головой. - Это не остановить.
        - Лорд, поймите. Если сейчас и вы, и повстанцы Каменного, и все остальные разом выйдут из тени - мир может и не выдержать. Вы окажетесь дерущимися на тонущем корабле.
        - Не могу согласиться. Вы пытаетесь убедить меня, что бой за свободу рискован для жизни. Но я это и так знаю. Я обещаю вам, что всем чем смогу я помогу вам справиться с катастрофой, если она настанет. Но для этого, как минимум, мне нужно победить. То, что вы, профессор, посчитаете разрушением - всего лишь изменение. Мир меняется с каждым годом, с каждой новой жизнью. И если бы он не менялся - не было бы надежды победить зло. Мы воспользуемся приходящей бурей, и будем теми, кто встанет на место сметенных ветром перемен. Вот это должна быть наша цель. Я долго ждал такой возможности. И вот приходите Вы, и говорите, что возможность есть, но воспользоваться ей может быть опасно. Да в бездну этот риск! Наконец-то появилась надежда.
        - Ваша молодость горячит вам кровь, Лорд. Но я рад, что вы хотя бы приняли всерьез мои предупреждения. Будьте осторожны на сломе эпох.
        С треском одно из полен в камине разломилось, и сноп искр улетел вверх, в дождливую ночь. На сей раз уже Джессика захотела добавить. Она давно слушала от Саара рассказы о тени грядущих изменений, но не была уверена в необходимости что-то делать по этому поводу.
        - Лорд, мне кажется ты не верно действуешь. Зачем ждать этих изменений, о которых говорит Саар? Ты хочешь воспользоваться силой, которую ты не контролируешь и которую не ты создал. Раз уж вы хотите бороться, то нужно эти изменения создавать самим. Не стоит ждать от вселенной подарков, а то в один день она посчитает вас не нужными.
        На утро они разошлись. Лорд двинулся через пещеры на юг, в Каменный. Он собирался еще как минимум год оставаться в старой Империи. Потом, когда кончится срок полицейских поисков в Новой, можно будет под какой-нибудь личиной вернуться. Но пока его ждут дороги. Джессика осталась в селении. Она теперь монгим помогала местным фермерам. Но большую часть времени пыталась разобраться в книгах, что остались от Варгуша. К сожалению, их было на редкость мало, и успех едва-едва пробивался через стены непонимания. И тут, помогая крестьянам, она могла просить их быть иногда источниками для нее. Саар же, как и хотел, направился в Академию. Его лекцию по теории магии там ждали давно, и приглашения год за годом находили Саара в разных уголках мира. Хотя молодые маги и не знали о нем.
        ***
        - Вы вообразили себя единственным и неповторимым борцом за честь Старой Империи, Альваро? - Архимагистр хлопнул призрачной ладонью по столу, отчего звук удара вышел каким-то мертвенным и жутким. Стоявший напротив него Альваро был несколько удивлен. Он ожидал различную реакцию на рассказ о Восстановлении, но то, что архимагистр окажется недовольным им самим - как-то не предполагал.
        - Вы должны в полной мере ощутить всю глубину той безответственности, которой вы достигли, записавшись в этот, с позволения сказать, Карающий Поход! Вы же не глупы, молодой человек. Поймите, что при ваших способностях, при той силе, которую вы можете обрести, такое поведение безрассудно! Ваше место на ближайшие года тут, в Академии! А не в палатке штурмового лагеря. Я готов простить энтузиазм юного адепта, желающего на практике проверить свои знания. Но вы выбрали не то время и место для этого. Ваша задача сейчас начать постигать вершины магии, к которым вы наконец подошли. Вам надлежит. По вашим способностям, уже сейчас, этой зимой одолеть ступень полного мага! А практику я вам организую сам, через должное время. Завтра я жду вас с утра у меня в лаборатории. Ваше время развлечений вышло. Альваро.
        Тот склонил голову и вышел. Он лишь надеялся, что реакция архимагистра не означала, что он не придал внимания его рассказу. Нет, Альваро уверен, что старый маг услышал каждое слово. Но поделиться со своим учеником посчитал необязательным.
        Вечером они с Маргеймом и Дрейсом снова собрались в доме Альваро. Самому Дрейсу в этот день также пришлось услышать многое. Его наградили за успешную операцию, и выделили средства для дальнейшего роста легиона, как он и просил. Но из-за обращения с пленным рыцарем его долго разносил Верховный Лорд Корхорен. Недопустимое обращение, замять историю о котором еще только предстояло. Дрейса предупредили, что из-за этого дуэли с ним будут искать многие. И потому временно ему предстоит покинуть столицу и не появляться по крайней мере год.
        - Вот, друзья, что я получил, видно снова придется вернуться на юг, да и увидимся мы ще не скоро:
        "Дрейс де Корхорен. Вам предписывается в срок в три месяца привести легион в боевую готовность к предстоящей задаче, не отвлекаясь на посторонние дела. После этого вы обязаны, по согласованию с кругом Лордов, выдвинуть легион в железные земли. Основная задача поставлена в уничтожении местных очагов сопротивления имперскому закону. Вам будут даны полномочия действовать на всех территориях Железных земель. Все захваченные в ходе операции источники должны быть неповрежденными доставлены в Академию. Те же из них, что будут в плохом состоянии, должны быть переданы представителю замка Крыло Воронов, что будет отправлен вместе с вами для консультаций. Детали операции будут доведены до вас позднее. Пока же вам запрещается с завтрашнего дня покидать расположение легиона без указаний на то от нас.
        По поручению и от имени Круга Лордов Империи, канцелярия Цитадели."
        
        ГЛАВА 10. ОХОТА
        3142 год
        - ... Исходя из этого результата, мы можем с уверенностью говорить о полном соответствии так называемой "Боэтийской медитации" данному принципу, названному мной "цветок папоротника". Еще раз обращаю ваше внимание на особое расположение артефактов, нарушение принципа которого и приводит к сложности повторения подобного эксперимента. Теперь, я думаю так, если у кого-то из вас появились вопросы, вы можете задать их. - Саар отошел от доски и пригасил магическую проекцию. Эта лекция, как ни странно, была даже более популярна, чем предыдущие. Возможно, дело было в сугубой теоритичности последних. Огромный зал, занимающий весь верхний этаж Лазурной башни, был едва ли не самым знаменитым, после зала Круга Лордов. Сверкающие белым камнем стены рассекались узкими, как стрела, витражами. Купол, уходящий вверх, венчался сверкающим окулусом - световым отверстием, защищенным от ветра и дождя. Вдоль стен амфитиатром спускались ряды кресел, украшенных фиолетовым шелком, гармоничным висящим знаменам. Внизу, на синем круглом возвышении находилась кафедра, с досками и магическими проекторами. Люди и мейсы,
наполнившие залу, шептались друг с другом, но эти звуки складывались в шелест волн и не мешали другим. За кафедрой, на балконе, огражденном искусно сплетенной каменной оградой, находился зал источников. Он был затемнен и заглушен, но виден для слушателей.
        Агамемнон, работая, как обычно в таких ситуациях, в качестве источника с удивлением узнал Саара. К сожалению, поговорить ему с ним так пока и не удалось, но то, что профессор свободно читает лекции по магии тем, кто при другом развитии событий взяли бы в рабство его ученицу... Ему было это не понять. Лекция подходила к концу, и пора было позаботится о лежащих без сознания друзьях.
        Альваро с интересом наблюдал не только за выкладками профессора - они показались ему разумными, но все еще далекими от практики. Куда интереснее были угрожающие взгляды Ханны де Келли, которая, как говорили, уже осенью станет адептом. Также было любопытно увидеть тут Агамемнона - силу этого источника Альваро еще помнил. К сожалению, привлечь его в работе над своими задачами почему-то никак не удавалось - источник был постоянно занят другими магами. И чаще всего - все той же Ханной! Она как будто даже по мелочам пыталась пакостить ему, хотя это на нее было не похоже.
        Ханна же, увлеченная строгими выкладками Саара на предыдущих лекциях, в этот раз была несколько обескуражена расплывчатостью и неопределенностью данной практической проблематики. Потому и заметила Альваро среди слушателей - тот сидел, словно делая окружающим одолжение своим присутствием. Его серебряная с синим тога адепта бросалась в глаза своей идеальной чистотой. Забавно, что теперь, спустя годы учебы, отношение Ханны к этому аристократу изменилось. Тяжело жить в Новом Рассвете и не видеть, что Альваро чуть ли не единственный из высоких Коста, кому не безразличны понятия чести и духа. Восхищение им высказывали не только родовитые наследники. Пропивающие деньги в кутежах, но и вполне достойные люди, как те, что приняли Ханну у себя на время учебы, на случай, когда ей надоедало ночевать в Академии. Тем печальней было ей понимать, что за предыдущее преступление никто, кроме нее, Альваро не накажет.
        После лекции Ханна, как уже привыкли другие, занялась источниками. Проверив состояние и отправив в госпиталь остальных, они с Агамемноном вышли из зала.
        - Послушайте, леди Ханна, - обратился источник, - не могли бы вы мне помочь? Я бы хотел переговорить с профессором Сааром.
        - О, это много кто хочет, - улыбнулась девушка, - он сейчас знаменитость. Я, конечно, попробую, но скорее всего не выйдет из этого ничего.
        - Вы просто передайте ему мое имя, я думаю, он найдет время.
        - Ты с ним знаком?
        - Да, он учил меня в детстве. Да и вы бы могли его вспомнить, я думаю.
        Ханна направилась к гостевой башне, вспоминая, что действительно, какой-то старый себеш в свое время приехал в их город, и даже пару раз приходил к отцу. Но воспоминания были тусклы и перепутаны. Поднявшись к покоям, Ханна едва не столкнулась с профессором, задумчиво шагающим по галерее.
        - О, простите, леди. Мне ваше лицо кажется знакомым... Как вас зовут? - Заинтересовался себеш.
        - Профессор Саар, вас-то я и искала. Меня зовут Ханна.
        - Конечно! - Улыбнулся Саар. - Ханна де Келли, рад что вы попали сюда, в Академию. Чем я могу быть вам полезен?
        - Один из источников, что были на сегодняшней лекции, Агамемнон, просил вас о встрече. Он сказал, что его имя вы должны бы вспомнить.
        - Хм... Да, я помню его. - Саар вздохнул, словно не хотелось ему этой встречи. Но потом он решительно кивнул. - Да. Хорошо. Вы проводите?
        - Да, прошу за мной. - Ханна указала вниз.
        Они спускались витыми мраморными переходами, мимо окон, распахнутых в весеннее, зеленоватое яркое море. Бриз, врываясь между открытых окон, пытался расплести косу Ханны.
        - Скажите, леди, а как так вышло, что делами источников занялись вы? - заинтересовался себеш.
        - Это стандартная обязанность послушников, профессор. К тому же, в паре с Агамемноном моя магия резко усиливается, так что кое-чем я ему обязана.
        - Я рад такое слышать, - кивнул Саар, ступая на очередной мост между башнями, - редкое отношение в академии, как я помню.
        Ханна пожала плечами, не собираясь рассказывать обо всем, что тут происходило, и повела профессора дальше, к покоям источников.
        Войдя в комнату Агамемнона, Саар на мгновенье застыл. Напротив него, вовсю стену было растянуто полотно. Профессору было достаточно мгновения, чтобы узнать сцену из Обвинения, пусть и не дорисованную. Подобных шедевров в этом мире ему видеть еще не доводилось. От того что эта картина несла в себе, и от того что она еще не несла, в сердцах проходила дрожь. Взгляд перебегал с детали на деталь, не желая отрываться от полотна.
        - Вот и меня каждый раз печалит, что она не закончила. - Раздался голос сзади. - Это великая трагедия профессор. - Агамемнон обошел Саара и указал на стул. - Садитесь. Я рад, что вы меня еще помните.
        - О, добрый день, Аг. - Саар уселся, с интересом поглядывая на картину.
        - А я вот не могу так сказать, профессор. Не добрый он для меня. Не каждый день узнаешь, что человек, учивший тебя в детстве, дружен с твоими врагами.
        - Как я понимаю, Аг, ты считаешь всех магов врагами, и вдружбе с ними меня и обвиняешь, так? Даже Ханну? - Агамемнон в ответ пристально взглянул в глаза себеш, не собираясь комментировать глупости. Очевидно, что даже если один послушник и не был ему врагом, это не меняло остальной ситуации. Саар это понял, и продолжил. - С твоей точки зрения, как точки зрения пленного источника это допустимо. Но ты ошибаешься, предполагая, что они мои друзья. Я уже однажды говорил тебе - эти дела аристократии меня не касаются.
        - Как это не касаются?! - Агамемнон вскочил, опрокинув стул, на который намеревался сесть. - А Джессика? Да она же так же просто может попасть сюда!
        - И тем не менее. Ее судьба мне близка. Твоя в какой-то мере тоже. Но я не буду противостоять Империи, как не буду сражаться и за нее.
        - Но почему? Неужели вы не видите, профессор, что тут творится? Что те, кто заперт в этих стенах, должны получить свободу и право на жизнь? Что сам принцип Империи сгнил изнутри, и ее нужно уничтожить?! Как это можно так оставить?
        - Моя цель, Агамемнон, намного выше. Я не имею права даже просто помочь тебе убежать отсюда. Да и возможности тоже. Меня не интересуют восстания. Я говорил это Джес, и позволяю себе говорить это и тебе.
        - Не знаю, профессор, что у вас за цель. Но если она допускает такое обращение с источниками - она не стоит ни медяка! Уходите. Спасибо, что открыли мне глаза.
        Саар встал, покачал головой и вышел. На пороге он еще раз обернулся, поглядев на картину и бросив взгляд на опустившего в усталости голову Агамемнона, и закрыл за собой дверь.
        ***
        Охота началась! И вот с лагеря, ставшего уже привычным взгляду столичных горожан, срываются потоки солдат, чтобы стальной лавой смести выступивших против Империи. Скандально известный капитан Дрейс, варвар и выскочка с точки зрения аристократов и справедливый судья и герой с точки зрения обычных людей, скачет впереди легиона, под знаменем "иду на подавление".
        Охота началась! И тяжелые обозы, загруженные неизвестным посторонним грузом, начинают тянуться на юг. Медлительные, но невероятно сильные восьмилапые ящеры-грузовозы тянут за собой сцепленные по пять-шесть фургоны. Весеннее солнце нещадно жжет спины погонщиков, мечтающих о вечерней прохладе.
        Охота началась! И лучший молодой маг Альваро Коста, получивший диплом месяц назад, направляется вместе с другими магами на практику в составе отряда. То, что может принести источников - не может обойтись без Коста, взращенных на силе своих магов. И лишь Маргейм с негодованием отказался, в который раз, участвовать в подобном, не сумев, впрочем, переубедить друзей.
        Охота началась! И тяжелый черный капюшон скрывает лицо нового союзника Дрейса - мага из Крыла Воронов. Его взгляд не виден, но впереди идущие бойцы чувствуют, когда он на них попадает. Обещания мага свелись к одному заклятию, необходимой мощи, но не более того. Молчаливый и похожий на призрака маг давал легионерам пищу для сплетен как никто другой.
        Легион выступил, и ни у кого не было сомнений, что он вернется и вернется с победой. А лорды вздохнули спокойно, убрав на время такой сильный отряд из под стен столицы.
        ***
        Двери за спиной Саара беззвучно закрылись. Академия, высокими шпилями пронзая небо, возвышалась позади. Вздохнув, себеш начал подниматься по длинному и узкому мосту, к улицам Нового Рассвета. Раннее утро начала лета выдалось жарким. Ветер, тщетно искавший в небесах облака, устало ложился на город. Сотни рыбацких лодок, стремившиеся в залив, проплывали под мостом. Саару они казались осенними листьями неведомого дерева, уносимыми отливом. Это тем более было похоже из-за того, что в городе было принято красить рыбацкие лодки в яркие желто-оранжевые цвета.
        В Академии, как он и ожидал, нашлось многое. Многое, но и не все. Действительно, в древних сборниках Саар прочиталл подробное описание неизвестного заклятия, что может собрать воедино разваливающиеся на куски миры. И главное - древний свиток, с ритуалом и описанием, лежал раньше в этой библиотеке! Но нынешний библиотекарь, глядя на пустые полки, лишь развел руками. Саар помнил, что в первое свое посещение он встретил другого человека. Старик, предыдущий хранитель, удалился на покой, передав молодому и ответственному мейсу работу с шумными послушниками, толпами носящимися между стеллажей бесценных манускриптов. Теперь, по словам этого молодого библиотекаря, старый мастер доживал свой век в городе, на пенсию Академии, размеры которой позволяли ему содержать чуть ли не лучшее собрание книг в частных руках. Туда-то и направился Саар, надеясь, что старик, подумав о ненужности данного манускрипта, забрал его в свою коллекцию.
        Эта часть Рассветного выходила на юг. Дома, протянувшиеся по верху третьей стены, смотрели на равнины Коста и Ольсен, лежащие по разные берега реки. Квадраты полей, зеленеющие рощи, башенки маленьких деревень - пейзаж отсюда открывался прекрасный. Дом старого библиотекаря заслоняли столетние дубы, давая густую тень случайным гостям мастера. Саар, которого старый человек с трудом узнал, сидел рядом, на длинной скамейке, стоявшей между деревьев. Отдав долг хранителю долгой беседой о прежних временах, Саар наконец поинтересовался судьбой манускрипта "Соединение", как тот был записан в каталогах и ссылках.
        - Хм... - Старик задумался на несколько долгих минут, перелистывая в памяти пыльные страницы. - Да, кажется вспомнил, молодой человек. Вам стоит благодорить мою память! Кхе-хе. Я помню, как своими руками перекладывал его лет двадцать назад.
        - Но в библиотеке его нет, мастер.
        - Мда?... А тот учтивый молодой человек обещал вернуть в срок, кхе. - Старик покачал головой. - Ну что за поколение! Можно же было попросить слуг напомнить! А он видно и забыл.
        - А что за человек это был, уважаемый?
        - Какой-то рыцарь, кажется из Диммерхайм, да. Но вот ни имени ни семьи уж не упомню, не записывал.
        - Тем не менее спасибо, мастер. - Поблагодорил Саар. - Вы очень помогли.
        - Как найдете, вернете его в библиотеку, да? Не хорошо, когда фонды растекаются по миру. Так и знания потерять не мудрено.
        Пока жара не стала удушающей, Саар решил успеть добраться до ближайшего замка, что был виден еще с моста Академии, вдали, к западу от города. Лорды Диммерхайм, которым принадлежало это высокое скалистое побережье, строили бастионы своих крепостей чуть ли не вплотную друг к другу. Красота фортификационных решений, изысканность пропорций, сложность архитектуры - в этом, казалось, западные крепости не устают соперничать. Недаром провинция эта так и называется - Замковый берег. Берег, исхоженный Сааром поболее других и видно ждущий его снова. Саар чувствовал себя гончей, вставшей на след. Остался вопрос - хватит ли у него сил вовремя дойти до конца? Быстрым шагом, словно и не было сотен лет за спиной, себеш устремился сквозь переулки Нового Рассвета.
        ***
        Лежащий на столе Агамемнона амулет, что оставил Грей, светился красным. Его пульсация, подобно пульсации сердца, высвечивала узоры на потолке. Тяжелая, темная ночь, окутанная грозой, пришедшей с запада, давила на уши.
        Свет амулета уже давно еле теплился. Удар за ударом, он неприятно отзывался в голове тех, кто его видел. И вот, за очередным ударом на комнату упала мгла. Камень потух, не чувствуя в этом мире более того, с кем был связан однажды.
        В предгрозовой тишине послышался лишь хруст сминаемого металла.
        ***
        Горный ветер нещадно бил знамена. Шах - небольшой город, окруженный на редкость крепкими фортификациями, возвышался посреди продуваемой всеми ветрами долины, с которой вниз, в земли всех пяти семей рвались узкие и широкие ущелья. Эта долина, стоящая выше многих окрестных, привыкла принимать на своей земле войска, желающие в очередной раз навсегда покончить с угрозой восстания железных земель. Это был не центр земель - но тот был непроходим и не пригоден для развертывания штаба.
        Дрейс, глядя на крепость, торчащую обломанным деревом посреди долины, думал о том, сколько войн видела эта земля. Казалось, скалы этих разрушающихся гор должны были давно покрыться кровавой коркой, а местные жители - убежать. Но скалы сверкали чистотой, играя бликами на утреннем солнце, а местных жителей тут по-прежнему было не мало. Да и запрещалось им просто так покидать эти земли. Слишком ценны были те, кто родился тут.
        Направляясь в шатер, молодой капитан думал, что он, наверное, первый, кто проводит совещания штаба здесь, в поле, посреди войска, а не в удобном Имперском зале Шаха, что делали все предшественники. Вопреки просьбам магов и рыцарей, Дрейс решил избежать риска быть подслушанным мятежниками. Да и шатер, к которому он привык за годы службы, казался удобнее. Войдя внутрь, он оглядел собравшихся. Капитаны пехоты, знающие Дрейса и последующие за ним в любую бездну. Лорд-лейтенант рыцарской кавалерии, серьезные войска, но не сулящие преимуществ под землей. Развалившийся на табуретке, словно в кресле, пилот. Альваро, ведущий основную ударную силу магов. Инженер, глава обоза, про которого еще толком никто другой и не знает. И, наконец, маг из Крыла Воронов, сидящий на противоположном конце стола, в черном, словно плохое предзнаменование.
        - Итак, господа, - сказал Дрейс, когда все расселись, - мы наконец-то в сборе. Есть у кого из вас еще какие вопросы пред началом?
        - Необычный и не полный состав, капитан, - улыбнулся Альваро, - но я уверен, вы расскажете нам и расставите все по местам.
        - Ха! Ничего, сейчас состав станет еще необычнее. Позвольте вам представить нашего нового союзника, неоценимая помощь которого уже дала повод надеждам избавиться от мятежа! - Дрейс аккуратно достал из-за пазухи толстенный талмуд, затрепанный и переплетенный тысячу раз и торжественным жестом водрузил его на стол. - Сэр Джаймон Гардорик де Келли, прошу, господа, познакомьтесь!
        Все присутствующие с легким недопониманием смотрели на книгу и на улыбающегося капитана.
        - Альваро, представь нашего гостя остальным. Я уверен, ты помнишь его.
        - Да, конечно. Сэр Джаймон де Келли, он же Джаймон Исследователь. Жил во времена основания Империи. Знаменит своими трудами по мироописанию земель Империи, на тот момент ей еще не принадлежащих, и западных королевств. Оставил после себя сотни карт и книг, погиб, по некоторым данным, при исследовании подземелий Боэтийской пирамиды. И чем же нам... этот союзник поможет?
        - Не поможет, а уже помог! Этот достойный всякого почтения рыцарь, - Дрейс поклонился в сторону книги, - оставил нам описания своих путешествий по железным землям. Встреча с ним, господа, грандиознейшая удача нашего похода. Я зачитаю хотя бы вот этот отрывок. - Дрейс открыл страницу, заложенную синим пером.
        - "... Данная сеть пещер, как мне сейчас представляется, тянется с юга на север, делая поворот и продолжаясь далее на запад. Большие залы в этой системе - редкость. Наш отряд, разбив каких-то полуголых дикарей, обитавших тут, установил точное месторасположение некоторых основных залов. Главными из которых, и, наиболее глубокими и недоступными, безусловно, являются красные залы, рисунки которых я привожу далее. Стоит обратить особое внимание...." - Дрейс перелистнул пару страниц, - "... И таким образом совершенно очевидна искусственная природа залов. Достаточная вентиляция, удобная температура и следы инструментов в красных залах..." - Дрейс аккуратно закрыл книгу. - У нас есть карта лагеря врага. И мы теперь достоверно знаем, где находится Каменный город. - Дрейс аккуратно расстелил один из приготовленных свитков, открыв сложную карту местности, с обозначенными поверх нее пещерами.
        - И где же он? - с интересом спросил лорд-лейтенант.
        - Вот тут. - Дрейс с улыбкой указал в центр карты.
        - Что?!
        - Да, господа, вот именно так. По моим, то есть простите, нашего нового союзника сведениям, повстанцы должны расположить свою базу прямо под нами.
        - Это конечно прекрасно, - заметил Альваро, с интересом глядя на карту, - но ничуть не радостней. Входы в эту систему запутанны, и расположены повсюду. - Он повел пальцем по тонким переплетениям пещер, не доходящих до поверхности и обозначенных штрихами. - От того, что мы знаем конечную точку, нам не проще будет штурмовать эту подземную сеть. Хотя общее направление теперь и будет понятно.
        - Ты не прав, Альваро. Мы знаем где цель. И мы сейчас прямо над ней. Осталось лишь спуститься.
        - Через камень?
        - Именно! А что тебя смущает?
        - Ну, за исключением невозможности пробиться через такой слой камня, меня смущает, что к концу работ там уже не останется ни одного мятежника!
        - С первым вопросом нам помогут мастера алхимики и уважаемый Маг Воронов. А вот вторая задача должна лечь на наши с вами плечи. - Дрейс резко сменил и повысил голос, командно рявкнув.- Первое. Любое упоминание о сути операции или намеки об этом за пределами штаба караются смертью. Второе. Любая попытка относиться к отвлекающим ударам не как к основным недопустима. Третье. Обоз и часть пехоты остаются в лагере под командованием мастера инженера. Четвертое. К сроку, оговоренному в приказах все подразделения, указанные в них же должны вернуться к лагерю. К этому моменту повстанцы должны быть уверены, что в очередной раз, сдав пару коридоров, сумели улизнуть, и что мы сворачиваем операцию. О деталях с каждым я поговорю отдельно. Ясно?
        - Да, сэр! - раздались голоса разной степени ошарашенности.
        - Мастер инженер, останьтесь. Уважаемый Маг Воронов, вы тоже. Остальные - начинать стандартную подготовку! На общем совещании штабов сегодня днем, о нашей операции ни слова. Мы идем по стандартному пути, как и в прошлую атаку, это все, что должны знать офицеры. Свободны!
        На следующий день начался штурм. Старожилы, смотревшие со стен Шаха, спорили, было таких штурмов уже с сотню, или еще нет? Армия, разделившись на три отряда, шла в горы. Через пару дней они уже начали врываться в тоннели, разбивая их с помощью магов. Как и раньше, в спину солдатам выходили засады, мелкие отряды попадали в ловушки, а крупные никого не находили и теряли дорогу. Были найдены всего десяток источников к концу недели. Грохот, раздающийся в железных горах, разлетался на многие мили, суля обвалы и землетрясения.
        Все это время в штабе кипела своя, неизвестная снаружи жизнь. Один за другим курсировали фургоны, доставляющие, как было известно, провиант для армий, для последующей отправки на фронт. Но мало кто, кроме обозников знал, что и из лагеря фургоны едут не пустые, а набитые камнем. С помощью зелий, травящих камень, и заклятий немногих магов, нанятых тайно в доме Корхорен, разбивались две вертикальные шахты. Через некоторое время одну из них оставили. Тогда солдаты Дрейса, находившиеся в лагере, принялись учиться спускаться по веревкам вниз. Этих солдат было не мало, так как по приказу командующего всех раненных, даже совсем легко, доставляли в штаб. А иногда целые отряды перебазировались от армии к армии, сменяя тренирующихся по ходу дела. Прошел месяц. За это время официально потери были велики, а добыча - нет. Но и так по сравнению с прошлым разом, армия достигла чуть большего. Теперь стремительные пилоты несли приказ - отступать и замуровывать за собой входы в пещеры.
        Дрейс, маг Воронов и мастер инженер стояли на краю неширокой дыры, из которой подымался ядовитый пар. Казалось, это спуск в бездну. Вокруг дыры были построены тканевые стены, оставляющие узкий проход между собой. А сверху аккуратно лежали зачарованные доски, чтобы можно было сливать "камнерезку" вниз. Наступала ночь, и время работ близилось к завершению. Рядом, на площадку, стремительно грохоча крыльями, опускалась боевая стрекоза. Со спины, с пассажирского седла, соскочил Альваро. Сбросив шлем в сторону, он подбежал к командиру.
        - О! Альваро, рад тебя видеть. - Махнул рукой Дрейс.
        - Дрейс! - Альваро выдохнул, сжав кулаки, - Что это за проклятая история с рыцарем Коста?!
        - Ты о предателе? Он повешен, как я и обещал. Секретность нашей операции превыше всего, Альваро!
        - То есть он все-таки кому-то что-то сболтнул? Планы уже поменялись?
        - Ага, сболтнул. Моему доверенному лицу. Я должен был проверить секретность, на сколько всем можно было доверять. И, как оказалось, ему мы доверились зря. Если он раскрыл план перед моим человеком, то и повстанцам бы рассказал.
        - Постой! Но он ведь аристократ! Да и ты просто вынудил его раскрыться! Он даже преступления не совершал!
        - Нет. Он нарушил приказ. Самый важный приказ. Почему я должен тебе говорить об обычных правилах субординации, Альваро?
        - Потому, что он был де Коста, а не твой легионер! Ты стал просто убицей, Дрейс! Очнись!
        - Проклятье, Альваро! Я просто делаю эту жеванную стрекозами работу, до которой никто из других аристократов не способен! Я спасаю наши жизни и жизни наших детей! Если тебе дороги предатели - отойди и не мешай. Твое участие в операции более не нужно!
        - Ты изменился, Дрейс. Ты забываешь о своей чести. Ты же и мне такого человека прислал, я помню. Значит такими ты считаешь друзей и людей чести? Что все они потенциальные предатели? - Альваро отступил, положив руку на эфес. Но Дрейс не среагировал.
        - Да. Любой может оказаться предателем. - Все так же спокойно объяснял он. - И я лучше оскорблю их проверкой, чем останусь не уверен. Если солдатам мы не доверяем, почему мы должны доверять офицерам?
        - Да потому что они воспитаны в родах, а не на земле!
        - Кончаем разговор. Альваро. Идет война. - Он показательно посмотрел на руку Альваро, лежащую на рукояти шпаги. - Приготовь своих магов, отведи их на триста метров в сторону на восток. Скоро будет бой. - Дрейс развернулся и ушел во тьму лагеря.
        - Пришел тот день, о котором я говорил ранее. Сегодня мы поставим Каменный на колени, с которых он более не встанет. - Дрейс ходил перед офицерами, стоявшими в шатре. Большинство из них только сейчас прочитало секретные приказы. - По словам пленных, на данный момент большинство повстанцев сосредоточено прямо тут, под нами. Нашей задачей будет уничтожить их, после чего очистить ближайшие пещеры. - Альваро стоял рядом с другими двумя магами из своего отряда и хмурил брови. Он уже не знал, чего ожидать.
        - Прежде чем мы начнем спуск, - Дрейс остановился и оперся о стол, - я попросил мага Воронов пробить последние сотню метров камня заклятием. В ходе заклятия сработают заложенные в шахту бочки с ядовитым порошком, поднимающимся в виде пара. Этот пар опасен только час после заклятия, которое будет произнесено магом Воронов. Большая часть мятежников задохнется. Оставшихся схватить и при сопротивлении добить. Вопросы? - ошарашенное молчание в очередной раз повисло в шатре.
        - Сэр, - несмело выступил один из магов Диммерхайм, - Но ведь внизу источники! Да и гражданских не мало. Мы же не можем вот так прямо убить их всех? Это же то, зачем мы пришли сюда!
        - Нет! - Дрейс зло повернулся в сторону магов. - Это вы за этим сюда пришли! Я же пришел за тем, чтобы привлечь к ответу за бунт против империи и разбой всех тех, кто скрывается в Каменном. Тех, кто выживет, мы возьмем. Но остальные - заслужили свой приговор. Хватит Империи терпеть нападения от кучки подземных бунтарей! Мой приказ ясен?
        - Да, Сэр... - Раздалось вокруг.
        - Магам отдельно вменяется принять на себя всех источников. Первым отрядам быть готовыми через час. Свободны.
        ***
        Джессика очнулась от боли. Пошевелившись, она сбросила куски камня, которыми ее привалило и обломки стола, под которым она спаслась. Всего мгновение назад зал Каменного был полон людей и мейсов, празднующих победу. И в следующее мгновение осветившийся голубой вспышкой потолок рухнул вниз, открыв высоко вверху сияющее под солнцем небо. Когда Джессика встала, ее нюх почувствовал запах какого-то алхимического зелья вокруг, от которого кружилась голова. На полу лежали люди и мейсы, задохнувшиеся, видно, от этого запаха. Поблагодарив Саара за свой организм себеш, Джессика ринулась к месту, где лежал предводитель. Тот был без сознания, однако амулеты, которые сделал еще Варгуш, защищали его. И он дышал. Не медля ни секунды, она схватила его на руки и побежала к выходу. Уже забегая за поворот, она краем глаза увидела сотню веревок, упавших на засыпанный камнями пол большого зала. Фигуры в черных кожаных доспехах одна за другой тяжело прыгали на пол.
        У малого зала Джессика нашла первых выживших. Старик Чертополох, позеленевший от кашля, пытался увести часть людей.
        - Быстро!.. Кха-кх.. Все в зал кристалла! - Сипел он.
        - Стойте! - Джессика ворвалась на середину. - Они знают расположение наших коридоров и пробились в большой зал! Они знают о зале кристалла!
        - И что...кх-х - ты предлагаешь, девочка?
        - Разделяйтесь! Ищите выживших и уходите на поверхность и в глубокие залы! А те, кто могут держать оружие - отвлеките нападающих в зал кристалла! И заберите предводителя! - Она передала его на руки мейсам.
        Внезапно словно невидимые путы сковали Джессику. Какой-то маг поставил ее под контроль!
        - Уходите, сюда идут маги!
        Когда в коридор ворвались солдаты, никого, кроме Джессики тут уже не было. А ей как раз пришло в голову, что даже то, что она имеет маленький шанс прямо сейчас освободиться, не повод это делать. Она хотела знаний? Эти знания есть в академии. Так пусть ее туда доставят, как высшую ценность! А сбежать от магов она всегда сможет, спасибо Саару.
        - Интересно. Источник - себеш. - Альваро стоял в проходе, глядя на Джессику. - На редкость забавно, что, оказывается, тут можно найти. Связать и доставить на поверхность! И свяжите как себеш, проклятье, если не хотите потерять голову от ее когтей! - выкрикнул он воинам. После чего продолжил путь - впереди слышился звон мечей, видимо часть стражи наткнулась на сопротивление.
        ***
        Дрейс шел по коридорам. Его не отпускала картина Мага Воронов, ходившего меж тел источников с каким-то амулетом. Один взгляд на эту "проверку" пробирал насквозь. Но теперь он уже шел среди мест сражений, где его воины откинули последних сопротивляющихся. Выйдя по разбитой заклятьем каменной двери в зал, он замер. Потолок терялся в высоте, а темноту подземного озера нарушал лишь один кристалл, что зеленым пульсирующим светом горел на острове. По описанию Джаймона, вода из этого озера была ядовитой. А прикоснувшийся к кристаллу слуга исследователя скончался на месте. И, тем не менее, именно в этот величественный зал отступили последние мятежники, чтобы погибнуть на берегах подземного моря. Немногие оставшиеся пленные говорили, что часть повстанцев ушла в другие пещеры. Но Дрейс был уверен - с падением Каменного сопротивление железных земель уйдет. Рано или поздно, жители признают руку и законы Империи, перестав мечтать о разбойничьем прошлом. Теперь время собрать армию и вернуться назад, в столицу, к Верховным Лордам. Этим жеванным стрекозами Лордам, что вредят империи не меньше, чем повстанцы. Но
Дрейс эту мысль вслух пока не озвучивал. Пока он не говорил об этом даже с Альваро, пути которого теперь ушли, как видно, в сторону.
        ***
        Армия собиралась обратно. А пока лечили тяжелораненных, собирали источников и ставили временный форт на месте спуска в Каменный город, лейтенанты и маги позволяли себе отдохнуть от тяжелой кампании в замке Шаха. Хозяин замка, старый рыцарь де Коста, с радостью принял гостей. Широкие окна Имперского зала освещали грандиозный прием, сотни людей и мейсов ходили. Разговаривали и танцевали под тихую музыку. Слуги, одетые в цвета Коста, разносили напитки. Дрейс ходил среди отдыхающих офицеров и магов, подмечая, что теперь они по большей части делились на два лагеря. Высшая знать и маги, что собирались вокруг Альваро, сдружившегося с пилотами. И пехотные офицеры и рыцари, что старались держаться Дрейса. Остальные курсировали между "лагерями". Вся эта ситуация не нравилась ему, и хотелось уйти с приема. Но пока это было бы слишком не вежливо со стороны капитана легиона к хозяину замка. Так что оставалось вести пустые разговоры и улыбаться шуткам легионеров и рыцарей. К вечеру и те и другие напьются и начнут развлекаться вовсю, но сегодня они могут себе это позволить.
        - Сэр Дрейс! - Позвал капитана один из рыцарей, мимо компании которого он проходил. - Позвольте вам представить сэра Реджинальда! - Рядом с рыцарем стоял невысокий мейс, с коротким рыжим мехом и удивительными бирюзовыми глазами. Одетый достаточно богато, он нес за спиной гитару. Капитан приостановился и с интересом посмотрел на него.
        - Приятно познакомится, сэр Дрейс. - Поклонился мейс. - Но только вас ввели в заблуждение, я все же не совсем аристократ. Мои предки родились такими, это да, но сейчас я бедный странствующий музыкант. - Он развел руками.
        - Это он прибедняется, Дрейс! - Вставил другой рыцарь, держащий на отлете куриную ногу, вытребованную у слуг для закуски. - На самом деле его предки из Ольсен, хоть и вырос он в Новой.
        - Вы из Новой Империи? - Заинтересовался Дрейс, до того намеревавшийся уйти. - каким же ветром вас занесло так далеко от дома?
        - О, это печальная история, лорд. - Голос Реджинальда был на редкость приятным, чувствовалась в нем сила, свойственная певцам. - Я вырос в Новой империи, но всегда любил странствовать. И я захотел приехать на родину своей семьи, узнать о судьбе тех, кто сотни лет назад остался тут, найти наши следы на этой земле. - Мейс развел руками. - Увы, прошло слишком много лет, и ничто, кроме записей в книгах памяти не удалось мне отыскать. И вот, уже стал я возвращаться, отягощенный раздумьями о бренности славы, как был, подумайте только, ограблен на дороге!
        - Это видно повстанцы, сэр, развлекались. - Вставил рыцарь с курицей. - Мы подобрали парня с одной гитарой и без гроша в кармане в одной забытой деревеньке. Мы не могли не помочь сэру Редженальду найти дом! К тому же он помог нам, выведя на пару ходов, про которые слышал от крестьян. И вы еще не слышали, как он играет! Сразу видно настоящее воспитание, которое остается в крови потомков рыцарей навсегда!
        - Рад за вас, сэр Реджинальд. - Кивнул Дрейс. - Вы можете остаться в расположении армии, пока мы двигаемся в столицу. Уверен, благородные сэры не дадут вам пропасть. А сам бы я тоже не прочь однажды с вами поболтать. Меня всегда тянула загадочная красота Новой Империи.
        - Конечно! Благодарю вас, господа, за спасение, как телесное так и душевное!
        - Ну тогда за спасение! - Встал один из рыцарей, подняв бокал.
        Поверх бокала с вином Лорд смотрел на улыбающегося Дрейса. Этот капитан, похоже, снискал немалую славу в этом походе. И раз пришло время возвращаться, то стоит попробовать сойтись с подобным человеком поближе. Удача была на стороне Лорда, и его легенда не вызывала вопросов. Теперь нужно было верно воспользоваться и тем и другим.
        ГЛАВА 11. ЗАЛ СЛАВЫ
        3142 год, зима
        Академия Джессику впечатлила. Грандиозный архитектурный замысел был исполнен без единой помарки. Тот, кто создавал эти башни и переходы, закрученные немыслимыми спиралями, очевидно, обладал чувством хорошего вкуса и несомненными навыками математики. Джессике даже стало печально, что ее народ по словам Саара никогда не строил подобных грандиозных цитаделей. Себеш предпочитали жить в удобстве, но без помпезности, и потому упускали, на взгляд Джессики, часть прекрасного.
        Рассказав о правилах источников в Академии - слушаться всех, бежать не пытаться - маги препроводили ее в покои источников, где, с некоторой опаской, сняли блокирующие заклинания. Непроизвольно потерев запястья, Джессика шагнула к высокому распахнутому окну, не обращая внимания на уходящих стражей за спиной. За тонкой решеткой магической работы расстилалось море. Солнце освещало бегущие в горизонт волны, освещало корабли, словно прекрасные замки, скользящие по ним, чаек, что протяжно пели о море. Соленый ветер, врываясь в окно, ласкал чешую лица. Джессика вздохнула полной грудью. Наконец-то!
        - Проклятье, кажется мои слова начали сбываться, - раздался позади мужской голос, - и, причем, не те, что я бы хотел. Теперь ты тоже с нами, Джесс?
        Обернувшись, Джессика увидела высокого и мощного мейса, и лишь по черным ушам и карим строгим глазам опознала Агамемнона. Казалось, за эти годы он еще вырос, стал суровее.
        - Здравствуй, Агамемнон. Ты сильно изменился, даже для мейса. Похоже некоторое время мы с тобой будем... коллегами? - Улыбнулась она.
        - Заключенными. - Агамемнон с интересом смотрел на, как ему казалось, ничуть не изменившуюся себеш. - И верно до тех пор, пока кто-нибудь не разрушит это проклятое место. Я почему-то думал, что уж ты сюда не попадешь. Саар говорил, что вроде как научил тебя чему-то этакому против магов. Но видимо не помогло?
        - Ну почему. Я просто еще не готова отсюда уйти.
        Агамемнон в удивлении навострил уши.
        - Погоди, ты хочешь сказать, ты сюда своей волей пришла?!
        - А почему бы и нет? Мне нужны знания. Мы источники, но мы беспомощны. С этим нужно что-то сделать. - объяснила Джессика.
        - Да, источники -- это проклятие этого мира. Ты думаешь найти здесь как снять его?
        - Проклятье? Нет, я так не думаю. Нет, ты не прав, быть источником - это дар, дар данный мне моими родителями и самой природой. И нужно научиться управлять им, Аг, а не заглушать. Взять в свои руки.
        - Ты говоришь, словно тебе тут все это дадут. Да ты бесправней раба! Что ты сможешь изучить, валяясь без сознания выжатой магами? Что бы ты не задумала, но маги тебя свяжут одной своей волей!
        - Посмотрим. А пока, если не сложно, покажи мне Академию.
        Наступал вечер. Закатное солнце алыми бликами играло на спокойной воде залива. Со стены академии были видны рыбачьи лодки, спешащие вернуться в порт. Облака, вытянувшись по небосводу, струнами разрезали темнеющее небо.
        - Так ты говоришь, что в любой момент сможешь уйти отсюда? - Решил окончательно уточнить Агамемнон.
        - Я так полагаю, да. Но прежде мне нужно найти как минимум нужные книги, чтобы понять, что мы собой представляем.
        - В этом я тебе помогу, расписание источников я поправить могу и направлю тебя туда, куда нужно. Но не думай, что тебе дадут там прохлаждаться!
        - Я знаю, что такое быть источником у мага, Аг. - Покачала головой Джессика. - И я обещаю, что постараюсь взять тебя с собой, когда буду бежать.
        - Хорошо, договоридись. - Кивнул мейс. -Но поспеши, пока ты еще жива.
        ***
        Зал Славы Нового Рассвета был известен по всему миру. Находящийся в центре Цитадели, он соединял собой отдельные башни и крылья дворца, словно был его сердцем. Сердцем, рвущимся от переполнявших чувств и эмоций. Огромный зал, со множеством балконов и лестниц обрамляющих выложенный великолепным орнаментом пол, он сверкал миллионом волшебных огней. Свет, отразившись от золота стен, заливал все уголки. Знамена, гобелены, статуи и фонтаны - все создавало композицию, будто возглашавшую доблесть и славу Империи. Паркет, на который ушла не одна тысяча деревьев, рисовал образ первых кораблей мейсов, прибывших в эти земли с запада. По краям танцевального зала по полу шли повторяющиеся пять гербов Великих родов. За позолоченными колоннами, обрамляющими основное пространство и поддерживающими балконы, располагались нефы, образующиеся из череды отделенных портьерами малых залов. Часть из них была обставлена креслами и гобеленами под игры и беседу, часть отводилась певцам, не попавшим в главный зал, а часть была отдана под засыпанные черным песком дуэльные арены. Сегодня в зале Славы гремела музыка и пылали
огни в честь возвращения легиона. Уничтожение повстанцев было для Империи великолепным поводом для грандиозного праздника, затмевающего практически все ежегодные балы Семей.
        Струны затихли, и слушатели, беззвучно внимавшие балладе вскочили, зааплодировав и пытаясь перекричать друг друга в комплементах. Цветы, брошенные Лорду, которого тут уже все знали под именем Реджинальда, представляли даже некоторую угрозу своим количеством. Непривыкший к подобной славе, певец тем не менее перестал уже прижимать уши и галантно кланялся самым, с его точки зрения, прекрасным дамам. Никогда Лорд не думал, что его любовь к гитаре, столь популярная на родине, окажется столь редкой тут. Да и не сознавал он, что за последние годы его талант вспыхнул, как никогда.
        Поблагодарив слушателей, он спустился к Дрейсу, который, как обычно, сидел недалеко. Пока легион медленно возвращался к столице, они двое сдружились. В какой-то мере, Лорд заменил Дрейсу Альваро, с которым тот уже не мог спокойно общаться. Картины дальних земель, Новой Империи, легенды о героях неизвестных на юге, рассказываемые Реджинальдом, все это располагало капитана продолжать беседы.
        - Пока вы радовали наш слух, - сказал, подойдя на встречу Лорду, Дрейс, - нас с вами почтили своим присутствием верховные лорды Коста и Келли. Я уверен, что они обязаны быть представлены вам. Много лет спустя, когда вы станете недосягаемым классиком баллад, они смогут снисходительно улыбнувшись говорить, что были знакомы с Вами еще в начале карьеры, а?
        - Вы слишком добры, лорд Дрейс! Я уверен, вы преувеличиваете мою популярность... - Лорд отвлекся, потому что одна из мейс, незаметно подошедшая со спины, аккуратно вколола в его волосы синюю розу, и рассмеялся.
        В центральном же зале, отделенным от нефа не только колоннами, но и невидимой приглушающей звуки магической завесой, гремел вальс. Альваро и Маргейм, с бокалами в руках, смотрели с балкона на танцующих, что сверкали всеми цветами внизу. Деревья, сделанные из тончайшей паутины золота, обрамляли небольшой фонтан, на дне которого были мозаикой выложены облака.
        - ... собственно мне нечего больше добавить, друг мой. - Альваро вздохнул и качнул белым вином в бокале. - Я не знаю, как так вышло, но Дрейс уже не тот, что был раньше. Ты заметил, что он рад этому беглому новоимперскому менестрелю больше, чем тебе? Я боюсь, что все эти праздники, вся эта слава не пошла ему на пользу. Не зря он их так опасался.
        - Я уверен, ты преувеличиваешь, Альваро. - Маргейм тряхнул ухом в знак того, что не считает это все серьезным. - Ты забываешь, что наш друг военный, и для него выполнение цели, которую он поклялся достичь, превыше всего остального. Ты совершенно зря пытаешься ему приписать качества, которых у него нет.
        - Ты напрашиваешься, Маргейм, на повторение избитого тезиса о том, что цель не все средства оправдать может.
        - Даже в наше время?
        - Да! В любое время, проклятье! - Альваро в негодовании дернул хвостом. - Иначе это не принцип а чушь.
        - Ты преувеличиваешь. По мне, так вы дуетесь друг на друга из-за пустяков, вместо того, чтобы поговорить нормально!
        - Маргейм! Ты мне друг, но не напрашивайся, а? Ладно, сам с ним поговоришь еще раз - поймешь. Пойдем, там кажется кто-то из распорядителей ищет меня. И чего им снова понадобилось? - Альваро вздохнул. - Как будто наличия моих старших братьев не достаточно, чтобы оставить меня в покое!
        Альваро резко повернулся и спустился вниз, кивнув высокому человеку в форме распорядителя. Маргейм было дернулся за ним, но тут его взгляд споткнулся о фигуру, словно тень, стоящую по другую сторону бассейна. Черный плащ, с едва заметным гербом Коста, капюшон, бросающий тень на лицо. Этому магу из Крыла Воронов явно не пришло в голову хотя бы сменить наряд на что-то менее пугающее. Лишь легкая улыбка касалась его едва видимых губ, да ярко синие глаза блестели вслед Альваро. Маг повернулся, бросив взгляд на Маргейма. Того пробрало ознобом. Пару секунд мейс не мог понять почему, но потом осознал - маг использовал заклятие поиска источников! Тут, в зале Славы! Это было просто неприлично и отчасти оскорбительно. Но решив указать на это неуместному гостю, Маргейм обнаружил, что тот уже исчез, уйдя также тихо, как и появился. И он поспешил догнать Альваро.
        - Сэр Дрейс Корхорен? - Раздался со спины вопрос. Танцы подошли к концу, слуги вносили столы для финального ужина, и капитан легиона спешил найти менее шумное место. Но поднимаясь по лестнице к саду Дрейс был остановлен. Обернувшись, он увидел высокую женщину, в военной форме Келли. Камзол, украшенный золотой звездой, говорил о ней, как о капитане гвардии. Короткие, необычно серые волосы, обрамляли неулыбчивое, но на редкость правильное лицо.
        - Да, леди Келли. Чем я могу вам помочь?
        - Позвольте представится - Лиана Келли, капитан новой внешней стражи Келли в Новом Рассвете. Могу я занять у вас некоторое время, оторвав от праздника?
        - Конечно. - Дрейс кивнул вперед. - Прошу, наверху уж явно поспокойнее.
        Они поднялись к золотым деревьям. Подойдя к краю балкона, Дрейс и Лиана сели в кресла, разделенные искусно вырезанным из желтого дерева столом.
        - Так в чем у вас был вопрос, леди? - Спросил Дрейс с интересом. Подобная беседа была хорошим поводом не участвовать в празднике внизу, никого не оскорбив.
        - Не вопрос. Просьба. - Лиана аккуратно взяла со стола игровую фигурку короля, вырезанную из лазурита. - Вы же знаете, что сейчас в столице достаточно непростая ситуация?
        - Хм... боюсь не понимаю, что вы имеете в виду. Я, как вы понимаете, в последнее время был отвлечен от событий в городе.
        - Но Вы же провели столько времени тут, неужели не заметили? Хорошо. - Лиана кивнула, извиняя его незнание. - Вам стоит узнать, что не смотря на то, что формально порядок в городе всегда поддерживали Коста, - Лиана аккуратно взяла другой рукой фигурку аметистового короля, - но ни для кого не секрет, что никакого порядка уже нету. Молодые рыцари, разбогатевшие наемники, тысячи матросов - наш город, сэр Дрейс, похож на себешское зелье. Чуть добавь огня - и полыхнет. Но вот Коста, увы, не имеют сил держать этот огонь в руках. - Лиана положила обратно аметистовую фигурку.
        - Не имеют сил? Коста? Ну, знаете, я как бы и не заметил этого.
        - И это вторая сторона, сэр Дрейс. Моя семья, - леди поставила на поле лазуритовую фигурку, что держала все это время, - организовала по просьбе городских гильдий внешнюю стражу. Мы стараемся по мере сил помочь страже города поддерживать спокойствие. Ваша, Дрейс, семья, также решила в этом участвовать. - Агатовая фигурка короля из третьего набора также появилась на поле. - Но если я пытаюсь силами семьи успокоить людей, дать городу спокойно жить, то о некоторых рыцарях Корхорен, я, увы, такого сказать не могу.
        - И что вы хотите от меня, леди? - Дрейс развел руками. - Не я занимаюсь этим.
        - Но вы теперь весьма и весьма популярны именно среди молодых и полных мечтаний о славе рыцарей. Скажи вы пару слов, пресеки пару глупых дуэлей - и все встанет на свои места. Рыцари пойдут служить под ваше начало, а город будет спать спокойно. - Лиана аккуратно сложила руки на коленях. - Я прошу вас уделить внимание этому. Думаю, вы быстро найдете, что ваш авторитет для многих решающий.
        - Почему вы пришли с этим ко мне? Я уверен, что капитан внутренней гвардии Корхорен в столице куда более осведомлен и имеет куда большее влияние на своих подчиненных. - Дрейсу категорически не нравилась мысль лезть в политику, а понимание своего авторитета не прибавляло к этому радости.
        - К сожалению, пресечь столкновения ему оказалось не под силу. Да и понятно - в городе мало кто из знати захочет подчиняться.
        - Я займусь этим, леди, но я хочу сперва разобраться. Что такого делают наши рыцари, что отличает их от других? Возможно просто они, как и вы, следят за порядком? Не так ли?
        - Возможно, сэр Дрейс. - Лиана пожала плечами. - Но у горожан должна быть одна стража, и раз цитадель пока охраняют Коста, то в городе такая задача у меня. Рыцари Корхорен необходимы, чтобы держать в руках знать, но прошу вас - донесите до них мысль, что этим их полномочия и исчерпываются. Я очень хочу остановить начинающиеся столкновения между нашими семьями в городе.
        - Все так серьезно? - С удивлением спросил Дрейс.
        - Нет. Но Круг не просто так назначил меня. Я провела много времени на улицах города, как этого, так и других. Я чувствую запах будущих неприятностей, сэр Дрейс, - Лиана вздохнула, - и надеюсь, вы поверите мне, что предотвратить их проще, чем бороться.
        Альваро сделал едва заметное движение, и ледяная игла, не задев ни волоса, пролетела мимо, разбившись о купол арены. Его же небольшие шарики огня, пробиваясь сквозь защиту противника, лишь росли. Леди де Ольсен, стоявшая на против, с трудом возводила одну защиту за другой, но ее щиты, казалось, лишь прибавляли силы заклятиям Альваро. Шаг за шагом, она отступала по черному песку к границе, за которой ждало поражение.
        Дуэли на таких праздниках в Империи были обычным делом. В данном случае, соперницей Альваро стала леди де Ольсен. На реплику молодого лорда Коста, что именно ему и его друзьям выпал долг возродить честь Империи, леди позволила себе заметить, что подобные высказывания от неоперившегося мага, пришедшего на все готовое, говорит о недостатке интеллекта и переизбытке наглости. Теперь ее правота подверглась испытанию дуэлью и, как стали замечать зрители, не выдерживала напора юного мага. Последний огненный удар Альваро разрушил ее защиты и леди пришлось признать поражение, не рискуя превратиться в факел.
        Альваро поклонился в ответ на извинения и проводил глазами двух источников Ольсен. Один из них был мертв, другой теперь по законам дуэли принадлежал Коста. Молодого лорда уже перестало удивлять нестерпимое желание магов, закончивших Академию годы назад, но с тех пор так ни разу и не использовавших магию, доказать ему что-то. Альваро мог позволить себе уверенность, что в этом зале практически никто не сможет ему противостоять в схватке заклятий. Оставалось лишь находить и наказывать тех, кто по его мнению должен быть наказан.
        Наступал поздний вечер и последней традицией победного праздника был ужин. Множество столов заняли зал, дав место тысячам закусок, от северных угрей до сушеного мяса ездовых птиц в специях. Но основой всего, конечно же было вино. Легендарное Вино Славы, как ни странно, не было определенным сортом. Традиция, описывающая отмечание побед, позволяла сложным образом вычислить, какой сорт и какого года подходил в данном случае. И напутай что в этом устроители - никто бы не заметил, так как тонкости ее никому, кроме них, и не были известны. Также в традицию входило, что праздновать нужно было стоя, чтобы гости посчитали ужин за знак признания, а не за бесплатную возможность наесться до отвала.
        Первым, как и принято, высказался Верховный Лорд Корхорен, описав каких высот Империя достигла, что сумела справиться с застарелым врагом. Затем и остальной Круг не преминул упомянуть о своей исключительности и вкладе в общую победу. Дрейс постарался ограничиться хвалой легиону в целом. Но прочие аристократы, участвовавшие в кампании, развернули его слова цветистыми оборотами. Вино, отливающее золотом и слегка отдающее фруктами, лилось в бокалы. Почетные тосты закончились, и каждый уже просто вставлял свое слово. Дождавшись просьбы одного из магов рассказать о будущих победах Империи, Альваро поднял и свой тост. Постаравшись говорить громче прочих, он сумел привлечь внимание:
        - Благородные господа и дамы! Позвольте мне, от имени нового поколения Империи, поднять этот бокал. Я слышал тут много слов. Победа. Отвага. Доблесть и слава. Но одно слово я не услышал, хотя оно сейчас куда важнее других, ибо даже в этот раз мы позволяли себе его забывать. Честь - вот то слово, которое звучит в моем сердце. Именно она привела нас сюда. Честь определяет нас и ведет нас. И наши поступки должны прежде всего определяться ей! Я поднимаю этот бокал за леди Джанет Диммерхайм. За ту, что приняла смерть, как подобает по чести, не взвешивая цену. Ибо честь - бесценна! Нет ее - нет и аристократа. Кто из вас может такое сказать про себя? Мы обязаны нести на себе бремя высшего статуса. Не позволим же славе настоящего затмить наш взор, и вспомним о том, ради чего мы рождены!
        Дрейс, скривившись, ответил. Тихо из-за тишины, вызванной словами Альваро, его собственный ответ был слышен всем:
        - Ты многовато говоришь о чести, сэр Альваро Коста. Но честь ли в том, что делала Джанет? Она была преступницей. И тот, кто, как ты просишь, последует за ней - будет преступник! Что за порядок будет построен на твоих словах о чести? Если бы вы поменьше о ней думали, поменьше думали о том, какие поступки достойны, а какие нет, то проклятого порядка было бы куда больше!
        - Порядок? - Альваро прижал в ярости уши и устремил взгляд на Дрейса. - Порядок? То, что ты делаешь, это нельзя назвать порядком. То, как ты приказал перебить жителей Каменного этим ядом, это не порядок! Это убийство, после которого руки по локоть в крови невинных!
        Дрейс с грохотом ударил кубком по столу:
        - Эти жеванные стрекозами повстанцы - невинные жертвы?! Ты, мальчишка, еще будешь указывать мне, кто мой враг? Да что ты, выросший в обитой бархатом столице можешь знать о долге? Долге перед страной, ради которой я сражаюсь?! Ты хоть понимаешь, на сколько смешна твоя честь закрытых глаз, когда другие следуя долгу сражаются за империю?
        - Ваши слова, Дрейс, выдают в вас того, кто не имеет право вести за собой людей! - Положив руку на эфес шпаги, ответил Альваро. - Вы называете долгом свое эгоистическое желание заставить всех подчиняться вам! И если Вы не способны понять честь дворян, но имеете наглость учить нас, то я заставлю вас замолчать своими руками!
        - Я принимаю это жеванный стрекозами вызов, Альваро, и провались ты в бездну со своей честью! - Дрейс бросил на стол бокал и направился к выходу, скинув руку пытавшегося остановить его Маргейма. Капитану легиона было уже плевать на то. как выглядит его поступок, но оставаться дальше в этом зале было выше его сил. Рыцари, что пришли с легионом, один за другим также разворачивались и уходили, последовав за командиром.
        Лорд, задержавшись у стола, с интересом смотрел вслед. Тишина Зала славы нарушилась удивленными шепотками. Люди и мейсы давно уже не были свидетелями подобных сцен. Кот-то называл Дрейса солдафоном, не знающим приличий, кто-то восторженно радовался, что нашелся кто-то, утерший нос выскочке Коста.
        Спустившись из зала по лестнице, Дрейс направился к воротам и следовавшие за ним рыцари непроизвольно шли в шаг, словно на кавалерийском параде.
        - Я впечатлен. - Альваро обернулся и увидел стоящего позади мага, кутающегося в черный плащ. Маги Воронов во многом были эксцентричны, но сейчас его присутствие было особенно заметно. Словно черное размытое пятно, тенью он маячил среди пестрых людей и мейсов. - Впечатлен вашими словами, сэр маг, и вашими способностями. Позвольте поздравить вас - вы показали себя в кампании действительно талантливым магом.
        - Благодарю, но я кажется так и не знаю вашего имени?
        - Да, действительно не знаете. - Маг едва заметно улыбнулся. - Но я не потому оторвал вас от праздника.
        - Не стоит, мне всегда льстит внимание Мага Ворона, ваши таланты в нашем искусстве непревзойденны. - Альваро жестом предложил магу присоединиться к компании. Но тот словно и не заметил.
        - К слову об Искусстве, сэр Альваро. Я с радостью должен передать вам приглашение, как будет у вас на то время, посетить наш скромный замок. Возможно, пройдя обучение у нас, вы откроете для себя многие неожиданные стороны магии.
        - Эта большая честь для меня, - кивнул, обрадовавшись Альваро, - я приму приглашение.
        - Я встречу вас в следующем году у стен Крыла Воронов. - Маг поклонился и плавно двинулся к выходу. Глядя на его спину, Альваро никак не мог сосредоточится - казалось плащ размывал фигуру Ворона.
        ***
        - Спасибо за помощь, магистр Габриэль! - Старый мейс, также магистр Академии, поклонился собеседнику. - Ваша помощь была незаменима. И теперь мне нужно немедленно зафиксировать наши результаты!
        - Безусловно. - Высокий худой человек, которого магистр назвал Габриэлем, с уверенностью подтвердил. - Я не сомневаюсь, что на стыке наших исследований нас ожидают еще и не такие сюрпризы! Позвольте вас проводить?
        Оба мага, продолжая беседу, двинулись вниз. Источники, использованные в эксперименте магистров, молча начали спускаться по своей, отдельной лестнице. Когда тишина опустилась на зал, из темноты отделения для источников вышла Джессика. Убедившись, что никто не собирается возвращаться, она легко перепрыгнула в основной зал и пошла вдоль шкафов, перебирая корешки книг.
        Башни магистров стояли в Академии отдельной группой. К ним вело не так уж и много лестниц и переходов, и вход по ним для всех, кроме магистров, был запрещен. Не считая источников, конечно, но кто их когда считал?
        Джессика собрала книги, положила в сумку пару показавшимися интересными артефактов, в особенности усилителей, позволяющих легче учиться магии, но безумно дорогих. Собираясь уже уходить, она на мгновение задумалась. В первые пару раз она на подобных экспериментах не наблюдала за происходящим, пережидая, пока все не закончится и надеясь на свой прочный организм в время использования источников. Но в этот раз себеш с удивлением обнаружила, что то, о чем говорили магистры, ей знакомо. Вопросы о возможности таких исследований встречались и в книгах Варгуша.
        Решившись, Джессика взяла со стола чистый лист бумаги и сев в кресло магистра, быстро записала происходившее и результаты. Кивнув самой себе, она убрала листок и, легко забравшись по стене на галерею источников, покинула комнату.
        Агамемнон застал Джессику в библиотеке. В целом, заклятия там запрещались, но на магистров это не распространялось. За эту неделю как-то так вышло, что именно самые старшие маги использовали себеш-источника и все к этому начали привыкать. Потому ее присутствие не вызывало вопросов - видимо какой-то магистр прислал, думали библиотекари. Все равно спросить не у кого - не у источника же? А она тем временем незаметно читала, делая вид, что бездельничает.
        - Мне сказали, ты меня искала? - Спросил мейс негромко. Джессика кивнула, и, с неохотой оторвавшись от книги, ответила:
        - Мда. Искала. А где ты был? Вроде как твоей очереди в списках не было.
        - Заменял Трея и Майка. - Покачал головой Агамемнон. - Кому-то надо этим заниматься, а не книги воровать.
        - Тс-с. Ты еще это библиотекарям скажи. Если они узнают, - Джессика скосила глаза в сторону столов, за которыми сидели адепты, - то пожалуй и осознают, что мы существуем и выгонят меня напрочь. Ты лучше скажи - возможно ли послать отсюда письмо, так, чтобы его не вскрыли по дороге?
        - Хм. Конечно. Хочешь привлечь своих родичей к нашему побегу?
        - Ну... и это тоже, в будущем. - Расплывчато ответила она. Но тут Джессике пришел в голову ответ. - Но сперва их нужно чем-то привлечь, за так никто нам не поможет. И потому, несколько писем, с интересной информацией мне нужно от имени Академии переслать в квартал себеш.
        - Хорош, я постараюсь помочь, - Агамемнон кивнул, - давай письмо.
        Отдав бумагу, Джессика уже снова хотела уткнуться в книгу, как вдруг вспомнила:
        - Погоди, Аг!
        - М? - вопросительно развернул ухо мейс, собиравшийся уйти.
        - Ты говорил, что ты заменяешь двоих? Как это? Ты ведь один.
        - А... Ну понимаешь, - Агамемнон развел руками, - похоже, что как источник меня могут использовать сразу несколько магов. Я стараюсь это скрывать, но это очень полезно, когда нужно заменить нескольких. Послушники этого даже не замечают!
        - Потрясающе! - Подскочила себеш. - Это же переворачивает половину всех теорий!
        - Да пусть эти твои маги подавятся своими теориями и своей магией! Ты словно сама магом стала, Джес! Нам не о теориях думать надо.
        - Тс-с, Аг. Тише. А то меня сюда больше не пустят. Я уже говорила тебе - или мы изучим наш дар, или до самой смерти будем скрываться и дрожать от страха, что нас поймают.
        - Пф. - Агамемнон в сомнении покачал хвостом. - Ты, главное, не переусердствуй. Я пошел.
        В стороне адептов, один из библиотекарей привстал:
        - Эй! Кто привел в библиотеку источников? Магистр?... Заберите, пожалуйста! Они мешают остальным! - Джессика сердито посмотрела на Агамемнона, и вышли через свой ход они уже вместе. Себеш решила подождать полчаса, прежде, чем вернуться. В одиночку она могла сидеть куда незаметнее, чем кто-либо другой, но надо дать адептам успокоиться.
        ***
        Утром после приема в Зале Славы Дрейс был разбужен адъютантом.
        - Сэр? Прошу прощения! - Раздался стук в дверь спальни. - Важное письмо, ваш ответ требуется срочно.
        Вздохнув, капитан встал и неторопливо оделся. К новостям, приносимым письмами, он не испытывал пиетета. Привесив сабли Дрейс спустился в гостиную, располагающийся на первом этаже штаба легиона. Кивнув адъютанту и слугам, спешно ставящим завтрак, капитан ушел в кабинет, где его ждало послание.
        Закрыв дверь и отгородившись от утреннего шума, проникавшего в открытые окна, он оглядел новый кабинет. После возвращения из похода Семья предоставила этот штаб для легиона, и Дрейс без раздумий забрал часть его под свои апартаменты. Не в городе же ночевать? В Штабе все было новое, и даже этот кабинет сверкал свежей полировкой стола и шкафов, поражал чистотой и порядком. Как полагал Дрейс - не на долго.
        Пока же на столе лежало письмо и какая-то статуэтка. Раскрыв письмо, Дрейс прочитал:
        "Сэр Дрейс Корхорен, этим письмом извещаю Вас о вызове на дуэль по праву Крови и Чести. Требую от Вас защитить свои слова или публично признать неправоту ваших суждений. Призываю вас на суд Чести и Крови в первый день года, послезавтра, по завершении праздника. В полдень, на Арене Лордов.
        Да рассудит нас меч и да покарает Судья.
        Альваро Коста, шестой наследник Коста, маг Академии.
        Примечание:
        Мне жаль, сэр Дрейс, что наша дружба так заканчивается. Что бы ни случилось, я уважаю вас за те взгляды, которые мне не кажутся ошибочными. Я прошу судьбу о том, чтобы этот раз был последним, когда нам придется скрестить шпаги. В знак былой дружбы, прошу вас принять эту статуэтку. Пусть она напомнит вам, что вы также рождены аристократом, как и я. Помните о своей чести, сэр Дрейс, ибо никто другой не в силах сохранить ее."
        Хмыкнув, Дрейс сложил письмо. Нужно будет принять вызов, раз уж до этого дошло. Он поднял статуэтку, и покрутил в руках. Искусно вырезанная из неизвестного светлого дерева, она изображала пляшущего дракончика. Казалось глаза фигурки, полуприкрытые веками, внимательно смотрели на Дрейса.
        ***
        Утро последнего дня года выдалось прохладным. Дождь, прошедший за ночь, охладил город и в тенях башен Академии было по-настоящему промозгло. Чайки, хрипловато крича, возвещали рассвет. Первые паруса рыбацких лодок красно-желтыми точками пятнали гладь моря.
        Джессика думала, что в такое росистое утро, идея проникнуть в хранилище зелий была не лучшей. Так как источников туда не отправляли, то единственный для нее способ попасть туда был снаружи, по стене. А холодные мокрые утренние камни никак не способствовали успеху предприятия. С трудом подтянувшись, себеш проскользнула в окно. В день праздника тут, в хранилище, никого не должно бы быть, как говорил Агамемнон. И пока это подтверждалось утопающими в темноте стеллажами. Вздохнув, Джессика перестроила зрение на ночное и начала искать необходимое, для того, чтобы обеспечить себе отступление и побег. Люди и мейсы говорили, что себеш своими зельями способны уничтожить мир и создать новый. Часть из хранящегося здесь была найдена магами, но без себеш было невозможно определить назначение реактивов. А те делиться знаниями с другими расами не спешили.
        Днем, согревшись у камина в башне источников, Джессика показывала улов Агамемнону.
        - Часть из этого поможет нам, часть еще надо доработать. - Она убрала последнюю бутылочку в сумку. - Но в целом, должна сказать, я не ожидала от хранилища Академии такого разнообразия. Вот скажи, Аг, - Джессика прищурилась в сторону мейса, - зачем магам притирка для беременных себеш?
        - Кх! - Агамемнон подавился булкой, которую жевал. - Эти маги извращенцы и клептоманы. Чего уж тут.
        - Не думаю... - Протянула себеш. - Кстати, ты хотел рассказать, что-то еще про магов.
        - Да. - Агамемнон вздохнув, встал и стал расхаживать по комнате, словно запертый в клетке тигр. - Ты должна знать о еще одной опасности, которая ждет тебя тут, кроме тысячи способов быть убитой в экспериментах. Это черные маги Крыла Ворона. Проклятые убийцы, которым плевать даже на правила Академии. Эти маги, вроде бы как отдельны от нее, в своем замке Крыло Ворона. Чем они там занимаются, неизвестно, но архимагистр им не отказывает. Когда кто-то из источников ослабевает, но не умирает, его отдают этим магам. И там источника ждет медленная и неприятная смерть. Смерть без каких-либо возможностей. Говорят, эти маги пытают умирающих источников ради своих экспериментов. Не знаю, правда это или страшные сказки послушников, которые до смерти боятся этих магов, но очень возможно. Именно от их рук погиб Грей.
        - Расскажи все, что знаешь. - Джессика подалась вперед. - Кто они? Что хотят? На что способны?
        - Многого я тебе не расскажу, и чего они хотят они не рассказывают. - Агамемнон тихонько прорычал. - Но колдовать они могут без источников. И для нас они - смерть.
        Позже, оставшись одна, Джессика задумчиво листала книги, взятые у магистров. Если возможна магия без источников, то почему ее не упоминают? Что за тайны скрываются за стенами Академии? Нужно было спешить. Пора снова навестить магистров, но теперь другой кафедры.
        - Проклятие, я чувствую дыхание смерти на своей чешуе, но что нам остается? Только риск... - прошипела сама себе Джессика и начала собирать инструменты для посещения комнат магистров.
        ***
        Вечерние скалы Черных гор острыми пиками вонзались в небо. Полуостров, словно стена, разрезающий Море Штормов, черной зубчатой стеной стоял впереди. Ни огонька не светилось на его оголенных, истерзанных безумным прибоем скалах. Здесь, на самой северной точке материка Старой Империи, нашли приют ищущие тайн и уединения. Придя сюда, в негостеприимные скалы, что сражаются со штормами из года в год, неизвестные основали крепость. Сторожащая южный пролив из вод Моря Штормов в воды Республики, крепость словно была продолжением самих скал. Крыло Воронов, как ее теперь называли, всегда держал славу самой негостеприимной твердыни Старой империи.
        Шлюп, болтаясь на волнах, стремился к скалам. Саар, сидя впереди, думал, что мало осталось в Империи подобных мест, куда он еще ни разу не приходил. И что капитан, видимо, решил разбиться о скалы. По крайней мере пока не было видно не то что порта, даже залива. И только зрение себеш улавливало контуры башен на краю гряды, смотрящие на север. Пенные волны, с яростью рвущиеся с востока, огибали полуостров и отзывались на корабле. Мало кто рискнул бы подойти к Крылу Воронов с любой другой стороны, нежели с запада.
        Когда корабль уже вплотную подошел к скалам, Саар увидел, как в сплошной скале беззвучно распахиваются огромные каменные ворота, ранее сливавшиеся в сплошной камень. Как маг, он чувствовал заклятие, но не мог не восхитится тем впечатлением, которое производила горящая огнем факелов трещина в скале. Она словно стремилась поглотить беззащитный корабль, рискнувший слишком близко к ней подойти. Но вот своды гигантских врат остались позади, и стих рокот неутомимых волн. Шлюп медленно прошел по воде, отражающей бликами свет факелов, и встал рядом с огромным парусником. Этот соседний корабль, многопалубный и многомачтовый дредноут, был неприступной плавучей крепостью рядом с крошечным шлюпом. Его спокойный сон сопровождался гулким эхом всплесков и скрипов.
        Сойдя на берег, Саар подошел к ожидающему его уже магу. В черном плаще, с откинутым капюшоном, маг Воронов казался тенью. Его яркие синие глаза внимательно смотрели на себеш. Бледное лицо бросалось в глаза следами старых шрамов.
        - Приветствую вас в замке крыло Воронов, профессор Саар. - Голос мага оказался неожиданно звонким и звучным.
        - Спасибо, молодой человек. - Устало кивнул Саар, опираясь на трость. Волны его укачали. - Рад, что вы узнали о моем приезде и встретили меня. А то, признаюсь, мне было бы неуютно искать кого-либо в этих скалах. Я так полагаю, лорды Диммерхайм и Ольсен рекомендовали вам меня?
        - Не только профессор, не только. - Маг указал на лестницу, приглашая пройти. - О вас много кто отзывался с почтением. Потому мы решили и для вас нарушить затворничество. Я предвкушаю множество интереснейших бесед! Пойдемте. Уверяю, изнутри наш дом куда теплее и приятнее, чем снаружи.
        Саар был осторожен. Его путь неожиданно для него самого привел сюда, в самую мрачную крепость нынешней эпохи. Последний след, что себеш удалось отыскать, был в замке Диммерхайм. Молодой аристократ, порывшись в памяти вспомнил, как много лет назад его отец отдал несколько пыльных свитков, валявшихся в библиотеке, магу из Крыла Воронов. Аристократы в целом не склонны раздавать свою библиотеку, но тут и случай вышел особым. Молодой рыцарь помнил, как под стены замка неожиданно подошло войско соседей, объединившихся против отца. Замкового отряда не было, и горстка раненных воинов не могла спасти хозяина крепости. Тогда отец, сунув в руки девятилетнего сына письмо, отправил его подземным ходом в соседнюю деревню. Там мальчик отыскал мага Воронов, что как раз высаживался на берег. Прочитав письмо, тот согласился помочь, и, проникнув ночью в замок, обрушил утром на головы штурмующих огненный дождь. Когда открылись ворота, и отец вышел из замка, ему осталось лишь приказать принести всех раненных и отдать источников магу. И в качестве платы, маг Воронов потребовал все, что ему захочется унести из
библиотеки. Испугавшись спорить, отец рыцаря дал согласие. Одним из свитков, взятых магом, был и тот, что описывал Саар. Молодой аристократ хорошо тогда его запомнил, так как подглядывал за таинственным магом, пока тот перебирал свитки и книги в библиотеке.
        И вот теперь, поднимаясь за Вороном в замок, Саар понимал, что не стоит сразу выказывать интерес. Слухи, ходившие про это место, призывали к осторожности. А тайны, что оно хранило, взывали к любопытству старого себеш.
        
        ГЛАВА 12. УДАР ИЗ ТЕМНОТЫ
        3143 год, зима, 1-й день
        Сквозь забитое облаками небо пробивались редкие солнечные лучи, выхватывая то разукрашенные цветами по поводу праздника фасады, то башни с развивающимися разноцветными флагами, что еще не успели убрать после праздничной ночи, то камни мостовых, покрытые шелухой семечек и ракушками от мидий. За стенами же Цитадели Круга Лордов царило оживление. Балюстрада, что бесконечным балконом окружала Цитадель, была полна аристократов всех пяти семей. На долгожданную дуэль двух знаменитых лордов хотели посмотреть все. На западной стороне Цитадели, окруженная изгибом стены, располагалась знаменитая Арена Лордов. Черный песок идеально круглого поля был отделен рядами статуй от стен, по которым и проходила полная любопытствующих людей и мейсов балюстрада. На этом поле с момента основания Цитадели всегда решались вопросы чести лордов. В нынешние времена, к услугам Арены дозволялось прибегать и другим, менее знатным аристократам. Арена была построена так, чтобы ни одно слово и уж тем более ни один предмет не мог попасть со стен на поле, помешав дуэлянтам. К полудню, среди толпы зрителей уже наметились несколько
будущих дуэлей между рыцарями и лордами Коста и Корхорен, что яростно отстаивали честь своих домов.
        Как и следовало по правилам, на песок они ступили одновременно. Альваро, в родовом фиолетовом камзоле, с гербом семьи. Аккуратно расчесанная шерсть открывала глазам идеально четкие полосы на ушах - свидетельство чистейшей крови Коста. Тяжелый дуэльный палаш, как позволяли то правила, также был украшен гербом и покрыт синеватой вязью по клинку. Дрейс же был в парадной форме капитана легиона, но без обязательного к ней доспеха. Черно-белые полосы его котты подчеркивали связь легиона с его семьей, а сжатый кулак, вышитый над сердцем - с легионом.
        Казалось, никого, кроме двоих бойцов, вокруг не было. Маги поддержки сидели в башне, готовые по первой надобности оказать помощь, а зрители наблюдали из-за ограды балюстрады, невидимые снизу. Лишь статуи первых лордов безразлично взирали на двух своих дальних потомков, решивших очередной раз взыскать истины поединком.
        Сигналом к началу был полуденный звон Большого Уха на Хмурой башне. Сойдясь в центре, и Альваро и Дрейс смотрели в абсолютно спокойные и уверенные глаза друг друга. Взмах приветствия, взмах приглашения, и начался бой. Первые, пробные удары, что в дуэлях зовут "знакомство клинков", перешли в яростный обмен выпадами и контрударами. Альваро наступал. Тренировки, что дал ему Дрейс, вкупе со врожденной скоростью, позволяли сыпать град сложных ударов, которые тот, будучи медленней, с трудом парировал. В голове человека скользнула мысль, что будучи учеником, Альваро никогда не выкладывался так сильно. Наконец мейсу повезло - и на руке Дрейса появился первый порез. Через секунду - еще. Но темп Альваро начинал падать, и ему пришлось отступить для отдыха хотя бы на мгновение. Тогда уже Дрейс пошел вперед. Не обращая внимания на раны, легкие и несерьезные для легионера, он размеренно и мощно сбивал блоки Альваро, не давал тому увернуться или снова перейти в атаку. Первые секунды мейс легко уходил и блокировал атаки человека. Но шло время, руки Альваро уже налились неподъемной усталостью, а Дрейс словно
механический молот - бил и бил, не взирая на кровь и время. Альваро почувствовал какой-то иррациональный ужас - словно сражался он не с человеком, а со стихией. Последним, что ему оставалось был лишь один прием, что в тот момент пришел ему в голову. Рванувшись вперед, под неумолимый удар противника, мейс вонзил острие палаша в колено Дрейса. Как учил Альваро наставник из себеш, у людей, в отличие от мейсов, там проходил нерв, зацепив который можно лишить движения всю правую сторону тела на пару мгновений - достаточно для победы. Финт был опасен, но Альваро мог поклясться, что кончик его клинка вошел точно. Дрожь прошла по телу Дрейса, но ни на мгновение не остановила его. Последнее, что видел Альваро - стремительно падающий на голову палаш.
        Кровь, брызнувшая на песок, задела и Дрейса. С трудом, он остановил свой второй, добивающий удар. Все тело болело, а нервы просто жгло огнем после удара мейса. Но в целом он чувствовал себя не плохо. Опыт и способность отключать чувство боли очередной раз одержали победу над ловкостью и напором. Он смотрел, как маги, спустившись с башни, перевязывают и лечат заклятиями Альваро. Дрейс был уверен, что молодой лорд выживет. Даже шрам, что обычный мейс носил бы после такой раны, ему за средства семьи сведут. Но стоило все же убедиться, что у бывшего друга все в порядке.
        Наконец, дождавшись подтверждающего кивка судьи-мага, Дрейс отдал палаш обратно, прицепил свою саблю, и спокойным шагом ушел с Арены через малый выход, стремясь вернуться в лагерь без участия в поздравительных мероприятиях, что наверняка устроят рыцари его семьи. Спускаясь по лестнице в город, он морщился, припадая на правую ногу. Вероятно, уже сегодня последуют разбирательства. Дуэль, не принесшая радости, не сулит и в будущем ничего хорошего.
        ***
        Новости не заставили себя ждать. В штабе, на столе, Дрейса уже ждало послание от Верховной Леди Корхорен, с просьбой навестить ее этим вечером. Держа в руках письмо, капитан подошел к окну. Отсюда, со второго этажа, был слышен восторженный гомон рыцарей и легионеров, что пересказывали друг другу подробности победы их командира на дуэли. Улыбнувшись, Дрейс подумал, что скоро уже мало что будет связывать всем известную версию с реальным поединком. Теперь бы стоило отдохнуть, позволить личным врачам проверить раны после лечения их магами Коста, и готовится к разговору.
        К вечеру небо развиднелось. Под лучами заходящего солнца, Дрейс, прихрамывая, вышел из кареты. Дом леди Корхорен стоял недалеко от Цитадели, в самом центре нового высокого района. Здесь жили только очень немногие аристократы, те из них, кто скопил за последние поколения необычайно много средств и мог себе такой дом позволить. Но Корхорен и среди них выделялся. Возвышаясь в конце улицы и будучи больше других, он словно вел все окрестные дома к Цитадели. Множество острых скатов крыш, башенок и открытых ветру лестниц застывшим мраморным водопадом ниспадали в зеленый парк, окруженный настоящей крепостной стеной, чьи башни не уступали по крепости городским. Вход в Дом сторожили две огромные мраморные статуи, символы рода, в какой-то мере: агатово-черный слон и снежно-белый лев. Говорили, что в случае нападения, эти статуи оживут и уничтожат напавших.
        Пройдя под аркой ворот, мимо неподвижных стражей, Дрейс направился вверх, по главной лестнице, мимо бьющихся на вечернем ветру штандартов вассальных семей. С последним лучом солнца он вошел в зал приемов. Дрейс бывал тут в детстве, и не раз. Он помнил эти переходы и галереи, острые крыши и просторные залы. Но никогда здесь не было так людно. Сотни рыцарей, леди и лордов ходили, разговаривали, кланялись друг другу. Постоянно кто-то окликал капитана, чтобы поприветствовать и поздравить с победой. Большая часть лиц была Дрейсу незнакома. Создавалось впечатление разворошенного муравейника, и это было странно, ведь сейчас для большого приема было еще не время. В оружейном зале, через который шел путь, он увидел десятки фехтующих пар и даже двух магов, что вообще было редкостью для этого, обычно по воспоминаниям пустого, зала.
        Войдя в кабинет, Дрейс непроизвольно выдохнул. Похоже, в последнее время сборища аристократов стали его напрягать. Слуга, молчаливо отодвинув кресло, принес бутыль вина и два бокала. Дрейс сел, оглядывая кабинет. С тех пор, как в детстве он бывал в нем, тут мало что поменялось. Часы, тяжелые деревянные щиты, полки со свитками. Все было на месте, разве что потеряло часть той загадочности, что была в них раньше.
        - Рада, что ты в порядке, племянник. - Раздался голос от дверей. Дрейс повернулся, собираясь встать. - Сиди! Это не формальный прием, и ты имеешь право расслабится после такого денька.
        В кабинет вошла высокая женщина, на лице которой с трудом угадывался возраст. Но все знали, что Верховной Леди Корхорен уже сильно за сто. Ее белые волосы, словно снежная лавина, рассыпались по плечам, укутанным черной накидкой. Тонкие изящные пальцы аккуратно взяли бутыль и леди разлила по бокалам резко пахнущее вино. Глубокие голубые глаза с интересом смотрели на Дрейса, примечая все изменения, что произошли в молодом человеке з эти годы.
        - Приветствую, леди. - Дрейс с благодарностью кивнул.
        - Проще, Дрейс, проще! - Слегка рассмеялась Леди Корхорен. Ее смех, глубокий и гулкий, был совершенно необычен и капитану помнился с детства. Подвинув ножны палаша, что до того незаметным висел на ее поясе, леди села в кресло напротив, довершив картину кабинета, словно алмаз, венчающий корону. Черный костюм леди, украшенный серебряной вышивкой, словно источал тьму. Но не холодную и смертельную, а теплую темноту летней звездной ночи.
        - Я бы хотела с тобой о многом поговорить, племянник, - Грустно сказала она, - но нас с тобой дела не ждут. И потому начину разговор сразу с тех вещей, которые будут неприятны. Но ты, как легионер к этому привык.
        - Я понимаю. Моя дуэль. - кивнул капитан.
        - Нет. - Верховная леди покачала головой. - Боюсь ты не понимаешь, Дрейс. И это как раз печальнее всего. В нашей семье не так много наследников, как, например, у тех же Коста. И потому, хоть формально ты не принадлежишь к моему узкому кругу, фактически ты один из самых заметных в нашей семье. - Она улыбнулась, мечтательно посмотрев сквозь бокал, а затем поставила его обратно. - Мои внуки завидуют твоей славе, Дрейс, представляешь? Знали бы они, как мало ты ее ценишь...
        - Тогда расскажите, тетушка, раз я не понимаю. Чем вас так озаботила именно эта дуэль? Альваро в конце концов жив.
        - И тебе не стыдно было драться против него? - Леди слегка тронула бокал пальцем, наблюдая за бликами на потревоженной поверхности вина. - Ты знаешь, что в Коста говорят о тебе? Что ветеран-рыцарь побил мальчика-мага, решившего честно сразиться на мечах, коли противник слаб в магии. Как тебе такая слава? - Надо сказать, что сама верховная Леди имела не менее скандальную славу. Во времена противостояния с домом Диммерхайм, ее шпага оборвала немало неосторожных жизней. И лишь искусство магов смогла убрать все следы от ран с ее лица.
        - Да в целом все равно, тетушка. Альваро считать слабеньким мальчиком... Я жалею тех, кто так сделает. - Капитан тронул колено раненной ноги.
        - Все не так просто, Дрейс. Альваро один из самых популярных и знатных в нашем мире. Старик Коста души в нем не чает, хоть и не показывает того. И уж поверь, для него такая угроза жизни младшему сыну серьезный повод поменять политику. Но и это само по себе не так плохо. - Леди словила руки на столе и серьезно посмотрела на Дрейса. - Ты должен был знать, что в столице сейчас идет борьба за влияние. Коста, не смотря на всю свою силу, потеряли этот город. Бургомистр, старый маразматик, надоел всем. Стражу ненавидят и презирают все, мой мальчик. И вот тут на сцену выходят другие рода, что слишком долго смирялись с тем, что и Цитадель и Академия в руках одной семьи.
        - Келли и Корхорен, тетушка, так?
        - До недавних событий все складывалось удачно. Коста поддержали нас, мы обещали оставить какую-то власть им, Ольсен в Круге также поддержали меня. Видя это, Диммерхайм воздерживались и Келли день за днем сдавали позиции. Еще бы месяц и в городе развевались бы наши флаги, наши рыцари наводили бы порядок в нижнем городе, и горожане поняли бы, кого им стоит поддерживать. - Леди покачала головой, устало откинувшись в кресле. - А вот теперь, Дрейс, все иначе. Старик Коста чуть не слег с сердцем при известиях о сыне, и уже успел послать мне требование о твоем наказании. Более того, с нашим родом все соглашения о совместных действиях он отменит. И теперь, даже если мне удастся удержать его в нейтралитете, Диммерхайм открыто поддержат Келли. И вместо трех родов против одного, будут два на два. Твоими руками, Дрейс, пролита не кровь Альваро, твоими руками начата проклятая междоусобица в столице. Но я тебя не виню - ты не знал всего того. Хотя твоей любви к застольным беседам о смысле чести не одобряю.
        - Я понимаю, тетушка. Но возможно что-то удастся переиграть? Келли, как мне казалось, не против пойти с нами вместе...
        - О нет, Дрейс! Оставь такие рассуждения мне и моей дочери, прошу. Ты не создан для них. Келли были благосклонны поскольку были одни. А теперь они спустят свою неизвестного происхождения рыцаря с цепи, и она развяжет нам в городе настоящую войну. - Леди вздохнула и покачала седой головой.
        - Мой легион. Он ведь готов войти в город и установить порядок! - Дрейс нервно сжал подлокотники кресла.
        - Именно поэтому мы и разместили его тут. Потому что он МОЖЕТ войти. И это пока всех останавливало. - Леди глотнула вина из бокала, на мгновение прикрыв глаза. - Но теперь Коста против нас, а легион-то совместный. И потому, скорее всего, в ближайшие дни Круг решит убрать легион отсюда. Это я и хотела донести до тебя, племянник. Твои сладкие столичные деньки заканчиваются. Видимо снова ты вместе с легионом направишься в степь.
        - Подождите, тетушка! Но ведь это безумно! Эти жеванные стрекозами высокие лорды забыли, что у нас все еще есть и другие враги?
        - Это ты меня сейчас так назвал, малыш? - с холодной улыбкой спросила леди.
        - да нет же! Послушайте. - Дрейс нервно подался вперед, опершись на стол. - Я же говорил уже, писал в своих отчетах. Республика задумала вторжение, причем поддержанное тут, у нас. И Новая Империя - эти проклятые солдаты уж точно не упустят напасть сейчас, когда у нас такой разлад. И в это самое время Круг отправляет легион на юг, аж за перевал?!
        - Успокойся, Дрейс. - приподняв руку остановила его Леди. - Никто пока на нас не нападает. Республика не пойдет на открытую войну, поверь моим шпионам, если не веришь моему слову. Их торговцы потеряют больше на этом, чем заработают. А прибыль для них все. Что касается Новой, то в ближайшее время они не нападут. И потому у нас есть время собрать в единый кулак всю Империю. Но теперь, Дрейс, основой в этом кулаке должны будем быть мы, а не Коста.
        - Но то, что я нашел в крепости Джанет...
        - Забудь это имя, мальчик! Ты должен понять, что это пока не наши проблемы. Мы не в силах в одиночку защитить все от всех. И эти дела - касаются Коста и Диммерхайм, им должно быть дело до проблем с Республикой и Новой. Возможно и это я как-то использую.
        - Я понял тебя тетушка. У меня лишь будет просьба...
        - Ничего ты не понял, Дрейс. Но, слава богу, тебе и не надо. Ты будешь великим полководцем, ты единственный кандидат на главнокомандующего гвардией и легионами семьи. Но сейчас, прошу, отойди от политики. Тебе она все равно поперек горла. Что за просьба у тебя была?
        - Ну раз уж вы назначаете меня обратно на юг, то дайте мне и права. Поставьте меня временным управляющим над южными землями. Там давно уже требуется привести все в порядок, пока варвары не очнулись.
        - О как. Неужели я неаккуратными словами разбудила в тебе амбиции? - рассмеялась Леди. - хорошо, пускай будет так. Но только не надумай, что ты можешь теперь вмешиваться в дела семьи мальчик. Я буду следить за твоими успехами, и новых таких дуростей, как с Альваро - не потерплю. - Холодные глаза Верховной Леди словно льдинки впились в Дрейса.
        ***
        - ... невозможно использование данного феномена, коллега.
        - Напротив, друг мой, я полагаю возможно! Но необходимо также учесть....
        Сознание потихоньку возвращалось к Джессике. На этот раз ее любопытство сыграло с ней злую шутку. Эксперимент магов, как раз по той теме, что она читала, попался, казалось, очень вовремя. Но вот вместо того, чтобы сидеть и слушать, она была полностью выжата, как источник. Сердца истошно колотились, зрение никак не возвращалось, а слух то появлялся, то исчезал.
        В себя Джессика пришла лишь через час, когда магов уже и след простыл. С трудом собрав ноги, себеш аккуратно поднялась по лестнице вверх и напрвилась по путанным переходам в башню источников.
        Войдя в келью, которую ей до сих пор не пришло в голову хоть как-то украсить, в отличие от других источников, Джессика упала на кровать. Сил учиться или размышлять не было - проклятый эксперимент чуть не убил ее.
        - Ты жива. Это хорошо. - Джессика от усталости даже не заметила, как вошел Агамемнон. - Но у меня для тебя плохие новости, Джес.
        - Что еще случилось? - Хрипло спросила себеш.
        - Маги, что сегодня с тобой работали, посчитали, что ты умираешь. Потому тебя внесли в список больных источников. Теперь твоим посещениям экспериментальным залам конец.
        - проклятье!
        - Это должно было рано или поздно случиться, Джес. И это не худшее. Помнишь, я говорил, что случается со слабыми и больными источниками? Если мы не начнем действовать, то тебя ждет Крыло Воронов!
        - Я помню, Аг. И потороплю наших, чтобы передали помощь. Боюсь слишком быстро не выйдет. А пока... у меня будет к тебе просьба. Странная.
        - А у тебя нормальные когда-то были? - улыбнулся мейс. - Что?
        - Мне нужно практиковаться в том, что я изучила. Как маг. И я знаю, что ты как источник не испытываешь неудобства от небольших заклятий.
        - О нет, ты всерьез? Джес, маги - наши враги! А ты их методы используешь.
        - Я хочу использовать все. Можешь считать это страховкой на случай побега.
        - Тебе не достичь их уровня, только привыкнешь к этой пакости! Привыкнешь к рабам.
        - Проклятье, Аг, ты снова? Повторяю тебе, быть источником - это дар природы, возможность, которую у нас забрали и держат под замком. Выпустим же ее!
        - Бр-р-р. Не уверен, что совсем понимаю тебя, но ладно, действуй. Других идей все равно нет.
        ***
        Спускаясь по ступеням Снежной лестницы, ведущей из кабинета Леди Корхорен, Дрейс внутренне кривился. Он думал, что тот день, когда нелегкая принесла его в столицу был самым черным днем. Теперь, возвращаясь назад, на знакомые снежные равнины, Дрейс боялся никогда не избавиться от ощущения, что он что-то важное так и не доделал. Дойдя до последней ступени лестницы, украшенной надписью "возвысься духом", он вдруг услышал знакомый голос, певший что-то радостное впереди, в зале. Пройдя под сводом арки, Дрейс увидел компанию рыцарей и высших аристократов, окруживших Реджинальда. Как всегда, в последние дни, крутясь среди поклонников и друзей, веселый и беззаботный менестрель умудрялся одновременно петь и вести с десяток бесед. Но, заметив Дрейса, посерьезнел лицом, и поспешил навстречу.
        - Приветствую, друг мой! Слышал, тетушка собирается выслать вас на юг за плохое поведение? - слегка улыбаясь, спросил Реджинальд.
        - откуда вы это все узнаете, а? Но да, вы правы - Дрейс мрачно кивнул, - боюсь мне скоро придется покинуть вас и этот жеванный стрекозами город.
        - Это печально. Я люблю петь и веселиться, но беседы с вами, Дрейс, куда для меня важнее. - Реджинальд пошел рядом с капитаном, чтобы не собирать толпу любопытных слушателей. - Должен сказать, никогда бы не ожидал такого острого ума от капитана легиона!
        - как и я от балабола-музыканта, которым, Реджинальд, вы все-таки являетесь. - Улыбнулся наконец Дрейс. - А может бросите эту тоскливую столицу и рванете со мной? Мои рыцари не дадут вам умереть со скуки, а новые земли полезны для таланта.
        - Увы, должен отказаться. - певец развел руками, в одной из которых была лютня, а в другой бокал вина. - Я не стремлюсь сейчас к еще одному путешествию, особенно зимой через горы. Но возможно, в будущем, я посещу вас. Жаль, что все так завершается, вашу дуэль раздули до какой-то катастрофы.
        - Что делать. Таковы бездельники столицы. - Дрейс неодобрительно покосился на группу молодежи из разных домов, шумно беседующих на балконе в зале.
        - К стати, Дрейс. Будьте аккуратны - Реджинальд посмотрел туда же вверх. - Многие из подобных бездельников мечтают о мести и славе победителя самого опасного бойца империи. И в Коста далеко не все сейчас легко приняли поражение лорда Альваро. Надеюсь Верховная Леди вам об этом рассказала.
        - Да, - Дрейс остановился на пороге выхода из зала. - но я не думаю, что они что-то предпримут. Спасибо за предупреждение.
        - Не знаю, увидимся ли мы еще, Дрейс, но на всякий случай - прощайте! - махнул рукой с лютней Реджинальд вслед уходящему капитану.
        Карета медленно переваливалась на крутых мостиках столичных улиц. Скрипевшие рессоры наводили сон, а в довершение всего еще пошел мелкий ночной дождь, хотя ясный закат вроде бы и не предвещал ничего такого. Дрейс смотрел в открытое окно кареты, думая, что в сверкании магических огней города есть все-таки что-то завораживающее. Ноги и руки налились свинцом, давала о себе знать тяжелая дуэль.
        Вдруг какой-то скрип пойманный краем уха заставил Дрейса очнуться. Почуяв опасность он хотел было выпрыгнуть в другую сторону, но нога как на зло отказала, и капитан запнулся. В этот момент, пробив тент, в бедро вонзилась тонкая арбалетная стрела. Дрейс наконец вывалился из кареты, стараясь побороть усталость и встать на ноги, попутно заслоняясь выбитой им железной дверцей. Кони заржали, стража бросилась прикрывать лорда.
        - Из того окна! - Крикнул Дрейс, указав рукой. Нога начала неметь. - Быстрее!
        Когда гвардейцы Корхорен ворвались в комнату, там уже никого не было. А Дрейс внезапно покачнувшись, потерял сознание. Повязка, накладываемая одним из гвардейцев на рану, вся пропиталась от крови, чернеющей на глазах.
        - Назад в Дом! - лейтенант гвардии не мог доверить капитана случайным врачам. И к Дому было еще довольно близко. Карета гулко загремела по мостовой, подстегиваемые кони рвали удила, а самого лейтенанта пробивал холодный пот от мысли, что будет, если он не успеет.
        Спокойствие Дома было разбито. Ворвавшийся лейтенант буквально силой выпинал врачей из кровати и дотащил до покоев, куда положили Дрейса. В его комнату никого не пускали, но буквально через пять минут все гости знали, что на капитана было совершено нападение, и он ранен ядовитой стрелой. Оказавшийся первым на дороге у лейтенанта, Реджинальд был привлечен для помощи и помогал перетаскивать и раздевать Дрейса. Неглубокая рана, оставленная болтом, почернела и была ледяной на ощупь. Полусонные врачи, прибежавшие к раненному, силились определить яд, но пока не выходило. Наконец в комнату размашисто вошла Верховная Леди, в сопровождении трех магов. Не говоря ни слова, те начали лечение, поддержав угасающий огонь жизни и замедлив яд.
        - Клаус, - Леди обратилась к старшему из врачей, - вы определили яд?
        - Прошу прощения, госпожа, но боюсь на данном этапе мы с коллегами еще в процессе поисков аналога. Но уверен, в ближайшее время мы его установим. - Лекарь поклонился, пытаясь придать ночному халату вид приличного платья.
        Леди взяла у него со стола стрелу и посмотрела на остатки яда на ребристом наконечнике. Покачав головой она протянула его обратно. Реджинальд, стоявший до поры рядом, взял у нее стрелу и принюхался.
        - Простите, господа, может я смогу тут помочь. - Его голос, непривычно для окружающих был серьезным и даже каким-то злым.
        - Вы узнаете стрелу или яд, Реджинальд? - Приподняла бровь Леди Корхорен.
        - Яд. Я не уверен до конца, но что-то очень похожее я уже видел. Яд с подобным запахом, ледяная черная рана и мгновенная потеря сознания.
        - Я тоже знаю яды, молодой человек, но все они тут не подходят! - сварливо оторвался от исследования раны лекарь. - К тому же кровь бы почернела через три часа, а не сейчас! Не мешайте профессионалам.
        - И все же, Реджинальд, что вы имели в виду? - Леди вполголоса спросила у барда. - Вы много путешествовали, возможно будете полезны. Где вы видели такое?
        - Подобным образом был убит мой отец. - Реджинальд стиснул кулаки. - Этот яд, или похожий, применяли в Новой Империи против неблагонадежных граждан. Против него тогда не было противоядия, и мой отец... Он умер у меня на руках. Тогда мне было всего десять лет, и я ничего не мог сделать. - Мейс непроизвольно выпустил когти и зарычал.
        - Я сочувствую вам, но может вы еще что вспомните? - Холодно осведомилась Леди.
        - Он делается из яда пауков, живущих в пустыне к востоку от Новой. Может это чем поможет? - Реджинальд смущенно развел руками.
        - Клаус! Проверьте яды Новой, подходящие под описание Реджинальда!
        - Леди! - Клаус недовольно вскинулся, но встретившись с жестким взглядом голубых глаз, поклонился и пошел к чемоданам, принесенным слугами. Один за другим, он проверил заклятием сравнения яд со стрелы с ингредиентами, лежащими в чемодане. Потом, пройдясь по записям в книжке, с удивлением сказал:
        - А ведь молодой человек угадал! Это действительно "Черная месть" пятидесятых годов прошлого века. Вполне активно используемый Новой Империей яд. Нам повезло, что так быстро определили его, теперь безусловно лечение уже к завтрашнему дню будет завершено! - Лекарь, повеселев, начал отдавать приказы слугам, а сам создал несколько заклятий, сверяясь с книгой. Лежащему на столе Дрейсу сразу полегчало - кровь перестала чернеть, а рана потеплела.
        - Но ведь это очень странно! - Реджинальд повернулся к Леди. - Госпожа, простите, но этот яд, как мне казалось, никогда не использовался вне Новой и кем-либо кроме службы безопасности Империи! Неужели...
        - Спасибо вам за помощь, мальчик, но выводы пока делать рано. - Леди кивнув всем, резко развернулась и направилась к выходу.
        - Подождите! Но ведь это выходит, что Новая пытается убить лучшего полководца имерии! Может быть и правда, Возвращение, о котором ходят слухи, уже близко?! - Реджинальд крикнул это в спину удаляющейся Леди, и ждущие новостей в коридоре рыцари с удивлением воззрились на него. - Надо этому помешать!
        - Ведите себя потише, Реджинальд, ваши предположения не обоснованы. - Один из магов положил свою тяжелую черную лапу барду на плечо. - ваше участие понятно, но сейчас больному требуется покой, а вам, - Маг поднял глаза на рыцарей, - и вам тоже, стоит пока покинуть эти комнаты и в свою очередь отправится отдыхать.
        - И правда. Я уж уверен, что Новая тут-то не при чем, Редж! - Один из рыцарей увел менестреля. - Это обычная игра семей, хотя и мерзкая.
        - Но яд-то не местный! - Продолжал возмущаться тот. - Не знаю. Это все как-то уж больно походит на то, от чего я бежал из Новой.
        - Утихомирься, разберемся еще. И правда, пора отдыхать, завтра капитану понадобится наша помощь, чтобы наказать тех, кто ткнул в него этой стрелой! - рыцарь потряс кулаком и, похлопав Реджинальда по плечу, отправился наверх.
        3143 год, зима 2-й день
        Но ночь не закончилась спокойно. Едва она перевалила за середину, в Дом пришли новые вести. Одна из рыцарей Корхорен, отмечавших сегодня победу Дрейса в компании с Маргеймом, прислала слугу. По словам того, на возвращавшихся домой аристократов напал убийца, пытавшийся расстрелять их из арбалета. Те погнались за стрелком, и вроде даже ранили, но тут лорд Маргейм потерял сознание от попавшей все-таки в него стрелы, оказавшейся отравленной. Теперь врачи Ольсен борются за его жизнь.
        - Я должен ехать! - Вскочил Реджинальд. - Это не совпадение и наверняка тот же яд!
        - Вы не поедете один. - Маг, спустившийся в полупустой зал, указал за спину. - Наши врачи вместе со мной поспешим на помощь дому Ольсен. Вы присоединитесь к нам, я ведь прав?
        Карета быстро двигалась по Мосту. Дом Ольсен был на другом берегу, и приходилось спешить. Реджинальд разглядывал своих спутников. Рыцарь, данный в охрану, и лекарь Клаус его мало интересовали - оба были сонными и с обоими он был знаком до того. А вот маг, что сидел напротив и рассматривал барда в ответ, был Реджинальду еще не знаком. Высокий, мощный мейс, с угольно черным мехом и огромными золотыми глазами, он был одет в мантию со знаком магистра Академии и был на редкость спокоен. Мага звали Азур, он был, как помнилось по рассказам Реджинальду, одним из высших магов Корхорен. За перегородкой кареты ехали его три источника.
        Дом Ольсен стоял над рекой, недалеко от моста. Он представлял собой группу мощных квадратных башен, спускавшихся к самой воде по обрыву и поднимавшихся ввысь, вровень со стенами Цитадели на другом берегу. Узкие окна основного восьмиугольного дома светились в темноте белым светом магических огней. Ольсен с осторожностью встретили прибывших, но лекаря и Реджинальда пустили к Маргейму. Тот лежал в госпитале, окруженный врачами и магами. Рассказав о яде, Реджинальд предоставил Клаусу и другим лекарям проверить его идею. Как и предчувствовали все, яд был тот же.
        Рана Маргейма была легче, задетая левая рука практически была только лишь оцарапана. Потому буквально через пару минут после снятия яда заклятием и замены источников новыми, еще здоровыми, Маргейм очнулся. Прогнав лишних, тот попросил Реджинальда остаться и пригласил Азура, который также оказался его давним приятелем по войне в степи.
        - Друзья мои, я вам практически обязан жизнью. - лорд Ольсен отхлебнул горячего вина и поправил желтый плед, что укутывал его, лежащего в кресле. - Передайте Дрейсу мои пожелания о быстром выздоровлении.
        - Маргейм, расскажи нам о том, что произошло подробнее, если тут нет тайны. - Азура закинул ногу за ногу и покосился в сторону Реджинальда.
        - Если и есть, то не от друзей и не от Корхорен. Тут же явно действовали похоже. - Маргейм покривился, случайно опершись на раненную руку, что была плотно перевязана в предплечье. - На нас напали в Тоскующем переулке, явно поджидали - я там всегда хожу. Вернее, напал-то один стрелок с арбалетом, но их могло и больше быть. Я заметил стрелу и успел отпрыгнуть, и мы вбежали в дом. Там какой-то магазин был, кажется. Я вбежал за стрелком на крышу, и, должен сказать, хорошо его рассмотрел. - Маргейм усмехнулся. - Это был невысокий человек с курчавой бородой и шрамом у глаза. Он ошибся, выйдя на улицу - у меня глаза не плохие. Но вот на зло у него была еще пара заряженных арбалетов. Может потому он убежать и не успел? В общем он стрелял не плохо, а мне показалось, я увернулся и успел в него попасть ножом. Но вот потом яд подействовал, а Солли, спутница моя, когда добежала до края крыши, тела, говорит, не увидела. Но попал я точно, по звуку уверен! В общем, это все пока, друзья. Не знаю уж, кто это устроил, но яд выбрал хороший.
        - Это точно все, Маргейм? - маг пригляделся. - Мне кажется, тебя тут что-то смущает.
        - Да, ты как всегда прав, Азура. Мне вот что показалось... Этот убийца... Этот стрелок. Он не хотел меня убить. Более того - похоже он просто-напросто до смерти боялся этого! Целься при такой меткости он не в руку, а в тело - лежал бы я сейчас как бедняга Дрейс, а то и хуже.
        - Он хотел отравить тебя смертельным ядом, но не хотел убивать стрелой? Действительно странно. - Азура задумался, полуприкрыв свои огромные глаза, блестевшие золотом в полутьме. - думаю, Круг озаботится этим и уже завтра назначит следователя. Нужно будет потолковать с ним.
        - Ну уж это точно будешь не ты, друг мой! - Улыбнулся Маргейм. - После того, как ты пресек контрабанду источников, тебя ненавидят все Верховные Лорды, ну кроме разве что Леди Корхорен!
        - Маргейм! - Реджинальд почесал себя за ухом. - Мне все-таки кажется, что это Новая, или по крайней мере без нее тут не обошлось. Откуда такой яд? Он же вообще только там популярен, а у вас с этим делом куда лучше, чем в Новой. Одни себешские яды чего стоят! Да если бы тебя хотели убить - уж точно нашлось что-то, уж извини, посильнее. - Азура и Маргейм с сомнением смотрели на барда, но тот продолжал. - Ты можешь сколько угодно отрицать, но ты - самый известный и лучший полководец Империи. А Дрейс - единственный, кто может тебя заменить. И оба вы ратуете за объединение сил против внешних врагов, в ущерб внутренним разборкам. Если уж кого Новой и опасаться - так это вас!
        - ну... - Маргейм покачал головой. - Знаешь, Реджинальд, это все-таки за уши притянуто. Хотя и отметать версию не стоит. Но куда скорее это делишки Келли.
        - но все-таки, друг мой, подумай и об этом. Новоимперцы как раз и могли не принять во внимание то, что у аристократов организм куда крепче, чем у обычных людей, которых яд бы убил на месте. Потому и убийца испугался - он привык, что такой яд при попадании сразу убивает!
        - ты может и прав, эту версию я оставлю. - Маргейм закрыл глаза и стал перечислять. - Или это все-так Келли пытаются избавится от тех, кто им может помешать в противостоянии. Или Коста, что мстят за Альваро и пытаются скинуть вину на Келли, потому и приказав не убивать меня. Или уж извини, Азура, сами Корхорен, желающие подтвердить угрозу, против которой борются, избавившись от самых неудобных для семей персон, каковыми мы с Дрейсом уж точно являемся. Или еще кто. - Маргейм открыл глаза и прижал пальцы здоровой руки к виску. - Проклятье, от этих дурацких рассуждений у меня болит голова, а я, знаете ли, признаю только боль от похмелья! - Мейс залпом допил вино. - Давайте поговорим о чем-то более приятном. Сегодняшний день и так уже достаточно мерзок.
        Уже под утро, в клуб "Поющая Твердыня", что был открыт всю ночь, и где собрались рыцари всех семей, развлекающиеся беседами и дуэлями, дошел Реджинальд. Распрощавшись с Азурой и Маргеймом, он тем не менее продолжил знакомить рыцарей со своей версией. Рассказав рыцарям про Новую, про порядки там и любовь к убийству ядом, он даже сумел подобрать пару известных баллад на эту тему. Всем он рассказывал, что его отца убили также, и он просто не может молчать. Ему сочувствовали, но верили очень немногие.
        А на следующий день, когда история о покушениях распространилась по городу, вдруг, как гром среди ясного неба раздалась другая новость - Круг Лордов, экстренно собравшись в составе заместителей Верховных Лордов, двумя голосами против трех отдал расследование произошедших событий в руки семьи Келли. Те же передали расследование полуаристократке - Лиане, что была главой внешней стражи города. Версия о непричастности Келли оказалась также убедительна для Коста как и для Диммерхайм. Это всколыхнуло и возмутило рыцарей куда как больше самих событий...

3143 год, зима 3-й день
        Пинком распахнув дверь в кабинет, Лиана быстрым шагом подошла к окну, и наконец смачно выругалась. Утро, полное презрительных взглядов и пресыщенных слащавости речей, требовало немедленно кого-нибудь убить. Увы, командиру внешней стражи столицы, или, как она про себя называла, по примеру Республики, "полиции", убивать никого было нельзя. Что сейчас печалило не в меру. История самой Лианы была проста и неприхотлива - родившаяся в столице, в семье высокого аристократа-мага и управляющей торговой кампанией, она формально была признана и воспитана как аристократ. Но на всю жизнь осталась для всех "приличных" людей полукровкой. Ее служба семье Келли началась с самого раннего детства, сперва в гвардии, потом во внутренней службе, наконец, как помощница управляющих гвардией Келли в столице. Ее знания и рвение были особо ценны тем, что никогда Лиана не смогла бы занять по-настоящему высокого места, обрести независимость. Никто из аристократов не доверит полукровке такое. И лишь хитрым ходом она стала главой внешней стражи. Формально над ней стоял секретарь Верховного Лорда Келли, как глава вооруженных сил
семьи в столице. Но вот то. что касалось простолюдинов - была ее вотчина, куда он лезть считал ниже собственного достоинства. Что Лиану, ненавидевшую в душе всю верхнюю знать, пока устраивало. Ее люди уже контролировали некоторые порты и рынки, а высшие кварталы пока оставались за Корхорен, как не выбивался секретарь из сил, в противостоянии с ними. Но вскоре, она чувствовала, все поменяется.
        Вчера Лиане официально поручили расследование покушения на лордов Корхорен и Ольсен. Само по себе, это было уже не ее компетенция, да еще и враждебные семьи пострадали. А еще к тому же, вместо того, чтобы заняться делом, Лиане пришлось выслушивать речь секретаря о том, как он быстро и легко все сделает сам. А потом его приказ "дорогуша, не дергайтесь, это выше ваших способностей я думаю. Ждите моих указаний". За подобный тон вызывают на дуэль, обычно. Но кто же опустится до дуэли с полукровкой? И вот теперь приходилось ждать этих указаний, делая вид, что ее стражи шастают по городу просто так, а не в поисках свидетелей и улик минувших покушений.
        - Вы, я погляжу, уже на посту, Лиана. - В дверь, не постучав, вошел маг Келли. Лиана удержала нож, сделав вид, что обрезает им ногти. Размашисто и с посвистом.
        - Я слушаю вас. - она наконец села в свое кресло. Теперь утренний свет бил в лицо мейсу что стоял, сложив руки, у двери, одетый в мантию магистра академии и голубой плащ Келли.
        - Э.. Видите ли, госпожа Лиана, дело, порученное вам, весьма щепетильно. Как мы выяснили уже, вполне возможно, что тут затронуты иностранные правительства. А возможно это провокация Корхорен. Поэтому прежде, чем придавать огласке хоть какую-то версию или доказательства, вам предписано вызвать меня и следовать моим рекомендациям во благо нашей семьи.
        - Я поняла вас, господин маг. А теперь, если никаких других туманных указаний вы не принесли, я, с вашего позволения, займусь наконец расследованием! - Лиана не смогла удержать свой голос спокойным, но маг лишь покачал головой.
        - Вам не нужно сердиться, госпожа Лиана. Ваша деятельность идет на благо семье, а стратегия семьи, согласитесь, и не должна быть вашим полем ответственности, оно и так очень большое. - Маг поклонился и вышел. За его спиной в дверь со стуком воткнулся нож, войдя четко между глазниц шлема, венчающего герб Келли.
        Дверь отворилась снова, и немного пригибаясь, так как был опытен в последствиях разговора Лианы с Семьей, в дверь вошел желтый мейс.
        - Капитан, мы нашли один из следов.
        - Хм? - Лиана с интересом уставилась на невысокого лейтенанта, что был при ней координатором сети осведомителей.
        - судя по описанию и по свидетельству рыцаря Солли Корхорен, - Зачастил тот, выпрямившись, - тот тип, что сейчас прячется в трактире "Пьяный Колбас", это он же самый, что получил ножик от Маргейма. То есть лорда Маргейма, простите. У него и рана есть, а наши ребята говорят, что он им вот этот нож продал. - На стол упал красивый метательный нож из лучшей Ольсеновской стали, с гербом Маргейма.
        - Он идиот? Или тут что-то не чисто? - Нахмурилась капитан.
        - Ну скорее первое. Он выглядит напуганным. Наши люди наблюдают за трактиром и не дадут ему уйти.
        - Послушай, Джо. - Лиана хищно улыбнулась. - У нас, помнится были вопросы к хозяйке "Пьяного Колбаса"? По-моему, самое время их задать! А то похоже к ней все время какие-то не те личности заглядывают. Совместим приятное с приятным!
        - Но ведь это территория Коста, капитан! У нас нет прав...
        - Считай есть. Это не их родной дом, а в городе, проклятье, порядок - наше дело! - Лиана накинула на плечи плащ и сорвала со стойки цеп. - Пора действовать! Передай Каймене, чтобы строила первый отряд на плацу. - Лиана, улыбнувшись, с нетерпением вышла из кабинета.
        Первой в зал трактира вошла сама Лиана. Правда через кухню, оставив за спиной первый десяток осматривать служебные помещения. К тому же выбив дверь, для акцентирования внимания. Все взгляды, включая возмущенный хозяйки трактира, потянулись к ней. Оценив число потенциальных острых предметов в зале, капитан улыбнувшись заявила:
        - всем оставаться на своих местах! - Поведение посетителей после этого оказалось каким угодно, кроме указанного. Часть рванула к дверям и окнам, часть вытащив орудия труда дернулись к ней, немногие благоразумные прятались.
        В этот момент вместе со входной дверью, повторившей судьбу двери на кухню, в зал начал входить второй десяток, во главе с Кайменой. Маленькая злая себеш, с двумя клинками в руках, была хорошо известна в узких кругах преступного мира еще до появления внешней стражи.
        Следующую минуту в зале раздавался грохот свист и стуки, среди которых особенно часто слышались выкрики Лианы "Н-на!" и Каймены "Капитан, пригнись!". В завершении потасовки из окна выпрыгнул-таки вместе со стеклом один серый мейс. Впрочем, через некоторое время он уже влетел обратно связанным. Так что третий десяток Абрахама тоже поучаствовал.
        Неодобрительно смотревшая все это время хозяйка, едва последний посетитель выпустил оружие и был отведен к стене, начала возмущаться.
        - леди Лиана! Это переходит все границы! Вы не имели права вламываться в мое заведение!
        - Да...? - Лиана засунула кистень за пояс и повернулась к ней.
        - Конечно! Это же территория семьи Коста, и я буду жаловаться! Развлекайтесь избиением посетителей в заведениях вашей семьи! Кто мне заплатит за разорение?!- Хозяйка разошлась, потрясая кулаками.
        - Послушай, Марго. - Капитан подошла к стойке. - У тебя есть выбор. Ты можешь ответить на один из двух вопросов. Первый - где сейчас прячется твой посетитель, что пришел с ольсеновским ножом, такой приметный кудрявый человек?
        - Я еще раз повторяю, я буду отвечать только своему хозяину, а не...
        - Второй - откуда у тебя на заднем дворе, как и сейчас, раз в неделю появляется груз с маркировкой Республики и не найдем ли мы в нем чего запрещенного?
        - М-м-м. возможно, вам стоит посмотреть под бочкой с бренди на кухне. - Сказала она в полголоса. - Сами ищите что вам нужно, я же жду представителей Коста! - добавила хозяйка уже громче.
        Лиана, приказав обыскать и проверить как прячущихся под бочкой, так и прочих пойманных посетителей, направилась на кухню. По дороге обернувшись, капитан добавила:
        - Имя Коста не может быть привязано к преступлениям и не является преградой для правосудия, Маргарет. И тебе стоит это запомнить и передать всем в доках. Отныне правосудие тут снова начинает работать. Район Восточного Порта теперь охраняет внешняя стража Келли.
        - Капитан! Мы нашли его! - раздался крик Каймены из кухни.

***
        - Итак, что мы имеем. - Лиана, как довольный кот, расположилась в кресле во главе стола. Ссадины на руках и лице капитана были обработаны, а настроение исправлено. Она с воодушевлением принялась за работу. Вокруг за столом расположились лейтенанты, начиная с Каймены и заканчивая Джо. - Наш маг помог арестованному сознаться в покушении. Более того, в доме, где он жил были найдены остатки яда и отравленные болты. Нет сомнений, что мы поймали того, кого нужно. Теперь перед нами стоит задача найти заказчика.
        - Капитан, по этому поводу... - замялся лейтенант-следователь Абрахам, белоголоый мейс, с разноцветными глазами. - Возможно не стоит предавать огласке?
        - Как я уже упоминала, Абрахам, - хищно улыбнулась Лиана, - вся рассказанная здесь информация секретна. И тот, кто проболтается, будет повешен, как изменник семьи и города. А теперь вернемся к полученной информации. Как сообщил арестованный, заказ, как и яд, ему передал мейс, кутающийся в плащ, но у него убийцы заметили амулет семьи Келли и камзол наших цветов. Неприятная ситуация, не так ли?
        В зале повисла тишина. Большинство не хотело бы слышать то, что они услышали. Выбирать между семьей и правосудием было бы неприятно. Оставалось надеяться, что заказчик все-таки не имел отношения к семье.
        - Мы будем продолжать работу по следующим направлениям. С убийцами нужно еще потолковать, и найти второго, который покушался на лорда Дрейса. - Абрахам и Каймена кивнули. - Дальше нужно выяснить про заказчика, максимум информации и все предположения. - Следующим кивнул Джо. - Параллельно занимаемся поиском свидетелей. - Еще один лейтенант, мейс Девид, в свою очередь кивнул. - Последнее это яд, этим займусь я сама. И необходимо выяснить цель всей этой операции - по словам пойманного, им было приказано ранить, а не убивать. Пока у нас нет версий, и потому работаем дальше.
        Прошел буквально час - сколько нужно, чтобы лейтенант Абрахам добежал до дома Келли и вернулся - как в кабинет ворвался все тот же маг.
        - Госпожа Лиана! У меня возникают сомнения в вашей компетенции! - с ходу заявил тот.
        - М-да? А у меня в вашей воспитанности. Если продолжите врываться без стука, закончите с ножом во лбу.
        - Вы еще смеете угрожать?! - Маг оперся на стол. - Вы при всех разгласили сведения, порочащие семью! Вместо того, чтобы позвать меня для дальнейших указаний, вы возомнили невесть что и начали это... это..
        - Расследование. Это называется расследование, уважаемый. И не вам говорить мне как его вести. От моих людей никто о заказчике - Келли не узнает. А вот от вас?...
        - Значит так. - Маг распрямился и успокоился. - Вы немедленно передадите мне все документы, где в показаниях упомянуты Келли. А арестованный должен исчезнуть. Вам понятно?
        - Идите в бездну с такими указаниями! - Лиана махнула рукой, абстрактно указав направление предлагаемого движения. - У нас еще есть второй убийца. И кто знает кто из них что про заказчика уже рассказал? Нужно найти все обстоятельства этого дела. Найти этого Келли или кто он там был, и только после этого подчищать связь с семьей! Только если не семья это все и организовала. - Она выразительно глянула на мага. - Если так, то лучше бы мне сейчас об этом узнать.
        - Вы слишком много хотите, Лиана. Я готов дать вам сутки на поиски других концов и подчищение. Если найдете заказчика - хорошо. Но через сутки вы уничтожите убийцу и указанные улики. Вам понятно?
        - Мне понятно, что вы стараетесь мешать расследованию. Приходите через сутки, а теперь проваливайте!
        - Не стоит мне угрожать. - Маг зажег на ладони огненный шарик. - Это неразумно.
        - А теперь вы быстро погасите эту штуку и выйдите отсюда. Или получите пару болтов в голову. Мы тут не беззащитны. - Лиана кивнула на неслышно открывшуюся дверь, где стояла Каймена с арбалетом, направленным в затылок магу.
        - Вам тут не долго осталось. - Прошипел маг и, погасив огонь, ушел.
        Второго убийцу Каймена поймала к вечеру. Не без содействия горожан, решивших обойтись одним разгромленным трактиром. До поздней ночи Лиана заставляла мага стражи проверять на правдивость показания испуганного парнишки, который мог надеяться только на каторгу на всю жизнь в снежных лесах на юге. Оба арестованных имели череду неудач за спиной в последнее время и искали быстрых денег, потому и согласились на дело, которое другие посчитали сомнительным. И теперь все усилия они направляли на то, чтобы как можно полнее вспомнить мейса, давшего им такой заказ.
        Сидя у окна и наблюдая за ночной жизнью торгового квартала, Лиана в задумчивости грызла кончик ремешка на ноже. На столе лежала записка от Джо. "Капитан, показания всплыли в городе. Утром ждите гостей". Кому-то из офицеров Лиана доверилась зря, или же проболтался маг. Наконец, решившись, она взяла перо и быстро написала два письма. Запечатав новой печатью, с весами на фоне пехотного щита, символизирующей внешнюю стражу, капитан кивнула сама себе и быстро вышла из кабинета. Завтрашний день обещал стать тяжелым, и, возможно, последним в ее карьере.
        3143 год, зима 4-й день
        Близилось утро, и светлеющее небо освещало поутихшие улицы столицы. Карета, украшенная гербом Корхорен остановилась перед штабом внешней стражи. Лиана, зевая смотрела из окно, как трое, двое мейсов и человек, опирающийся на костыль, выбравшись из кареты, направились ко входу. Потянувшись, капитан попросила сонного стражника принести четыре кружки утреннего кофе. Сама Лиана сумела поспать тут же, в штабе, всего часа три, и теперь чувствовала, что следующая возможность будет нескоро.
        - Вы видели заключенных, лорды. Это они? - Спросила Лиана после того, как прибывшие расположились в кабинете. Небольшая экскурсия к пойманным преступникам уже завершилась.
        - Да, мой точно у вас! - С зевком ответил Маргейм. - Но почему это опознание не могло подождать до полудня? Я, леди Лиана, отношусь к вам достаточно хорошо, чтобы приехать, когда вы так срочно просите, но хотел бы понять, зачем так рано?
        - Сейчас расскажу. У нас возникла проблема, и решить ее мне поможет только ваше слово. В вкратце ситуация, как мы ее сейчас видим, выглядит так. Некто заказал двум неудачникам ранить вас с лордом Дрейсом отравленными особым новоимперским ядом стрелами. После успешного выполнения задания, оба были пойманы и сознались. Вы, Реджинальд, - Лиана кивнула второму мейсу, которого, впрочем, она не звала, - очень удачно оказались на месте и опознали яд, так что заказчик своего, видимо не достиг. Если смотреть поверхностно, то кажется очевидным, что двух лучших генералов империи, выступающих за изменение политики Круга хотели убрать.
        Лиана глотнула кофе, а Дрейс и Маргейм переглянулись. Последний хотел что-то вставить, но капитан подняла руку, показывая, что она не закончила.
        - Расследуя дальше, я убедилась, что приказ был не убить, а ранить. Но смертельным ядом. То есть мы видим явную попытку перенести обвинение на Новую Империю, причем довольно неудачную, так как убийц мы поймали, и не поймать их было бы сложно. Но тут я обнаруживаю, что по показаниям убийц, - Лиана подвинула листы к лордам, - заказчик был одет в камзол Келли, со знаком моей семьи и говорил, как аристократ. При этом пытался все это скрыть. Это как бы подтверждает версию.
        - Тогда зачем вы нас вызвали? - Дрейс удивленно поднял брови. - Вы идете против своей семьи?
        - Нет, это еще не все. Я обнаружила во всех этих показаниях и магических проекциях памяти одну вещь. Детали. Амулет, одежда, акцент - все было близким. Но абсолютно не верным! Этот аристократ, если он вообще был аристократ, пытался подставить Келли, вообще им не будучи! Кто-то пытался представить заказчиком Келли, старающихся представить заказчиком новоимперцев, пытающихся сделать вид, что под них маскируются аристократы Империи.
        - Вы расследуете это дело, - кивнул Маргейм, - не мы. У меня вот голова от таких завитух идет кругом.
        - Последнее. Информация о свидетельствах против Келли выплыла наружу. Не знаю уж как, но сам факт мы отследили. И если вы не поможете мне сейчас, не подтвердите, что моя семья не имеет к этому отношения, то расследование закроют. Я знаю вас, лорды, как борющихся за единство и справедливость Империи. И вы, как и я готовы пойти против семьи до каких-то пределов. Мне нужна ваша помощь.
        - Хм. Лиана, это уже второй раз, когда вы просите у меня помощи. - Дрейс постучал пальцами по столу. - Давайте посмотрим, что вы там нашли, и если все так, как вы говорите - я помогу.
        - Раз уж я уговорился встать в такую рань, было бы глупо ехать обратно, - подтвердил Маргейм.
        Прошло несколько часов, и перед штабом внешней стражи начали собираться люди. Возмущенный гомон оставался безответным, и вот, наконец, из толпы вышло несколько рыцарей Ольсен и Корхорен. Им на встречу из ворот вышла Лиана.
        - Что вы тут забыли, господа? - бессонная ночь и тяжелые разговоры не улучшали ее настроения.
        - Госпожа Лиана де Келли! Мы требуем ответа от вас, что вы скрываете от Круга Лордов информацию о причастности вашей семьи к покушению на лучших лордов Империи! - выступил один, наиболее представительный из собравшихся.
        - Вы занимаетесь профанацией, а не расследованием и покрываете свою семью! - закричали из толпы и голоса согласно загудели.
        - Семья Келли не имеет отношения к покушениям. Идите прочь. - Рука капитана легла на рукоять палаша.
        - Вы забываете, что не одни Келли живут в этом городе, стражница! - ткнул в нее пальцем еще один рыцарь Корхорен. - Нам известно, что убийцы схвачены и показали, что покушение заказал аристократ Келли, хоть и пытался это скрыть! Мы требуем отдать убийц и передать расследование в руки наших домов, и мы добьемся наказания вашей семьи в Круге за эти покушения!
        - Кто вы такие, чтобы говорить в Круге?! - Лиана рассердилась.
        - Нас тут достаточно, стражница. И тебе лучше не спорить.
        В толпе и правда было не мало адептов, что при желании, могли доставить немало проблем. Но за последние годы и сама внешняя стража не теряла времени. Из отряда она превратилась в организацию. И Лиана решила воспользоваться моментом это показать. Она сделала жест рукой, и из распахнувшихся ворот вышел первый отряд, во главе с Кайменой, которой сегодня вообще поспать не довелось. Арбалет у каждого был взведен и ненавязчиво направлен в толпу. Болты посверкивали, не предвещая магам доброго утра. Смятение собравшихся аристократов еще не прошло, как следом вышли Дрейс и Маргейм. Они-то и успокоили своих рыцарей.
        - Все, что говорит госпожа Лиана правда и проверено нами. - Повторяли они. - Расследование идет под нашим контролем! Не мешайте работать страже, господа, и спасибо за поддержку.
        Повторив еще и еще раз это, лорды убедили своих рыцарей уйти. Толпа разошлась, с одной стороны огорченная тем, что не удалось поставить на место полукровку, но с другой стороны довольная отсутствием арбалетных стрел в своем теле. Лиана же подошла к помощнице.
        - Каймена, найди того, кто растрепал показания и пусть он исчезнет. - себеш улыбнулась и кивнула.
        Уже уходя с площади перед штабом, один из рыцарей Диммерхайм вскользь заметил:
        - Похоже тут и правда Новая приложила лапу. Видимо, господа, настала пора показать им, как они ошиблись! - Соседи, неудовлетворенные отсутствием драки или дуэли, согласно закивали.
        - На этот раз вам удалось выкрутится, капитан. - Маг встретил Лиану в ее же кабинете. - Но ваша промашка с утечкой сведений секретарю очень не понравилась. Вы вовлекли в расследование другие дома, опять же не поставив в известность нас. С этого момента, - маг повернулся наконец к Лиане, устало облокотившейся на дверь. - я принимаю управление расследованием. Вы докладываете мне, а сами занимаетесь... Ну допустим, тем же ядом. Раз вы уже взяли эту тему на себя.
        - Внешняя стража моя организация, маг, и не тебе ее разрушать.
        - Я что-то не ясно сказал? - Маг подошел ближе. - Это приказ секретаря. И вы, как Келли, его выполните. Я не собираюсь вникать в возню с простолюдинами, но все серьезные операции и все контакты с аристократией беру на себя. Вся полученная информация вами будет передаваться мне, и лишь после этого анализироваться и распространяться.
        - Проклятье! да мы так никуда не дойдем! Нужно найти заказчика, пока нашу же семью не закидали на Круге лордов!
        - Хорошо, что вы это понимаете, а то у меня уже закрались сомнения. Работайте, Лиана, не болтайте.
        - Что вы собираетесь делать с этими слухами, что в покушениях виновна Навая империя? Это же откровенная чушь, к тому же опасная для государства!
        - Капитан. Государство - не ваша забота. Слухи отвлекут всех от показаний против Келли, что так неосторожно были им вами предоставлены. Так что пускай идут. Вы обязаны не опровергать эти слухи. Лучше даже, чтобы в разговорах вы допускали такую возможность. Это будет не ложь - возможность такая есть, по вашим же словам.
        - Она минимальна.
        - это приказ.
        Лиана, скрипнув зубами, кивнула и вышла из кабинета. Сейчас она мало что могла сделать, а с ядом разобраться было нужно. Алхимики Келли, до которых капитан дошла позже, жившие в среднем городе, приняли пару стрел на изучение, но пообещали результат лишь завтра.
        Зато вечером к Лиане зашла себеш, молча протянув листок с именем.
        - Надо же! - с удивлением прочла она. - А я была уверена, что это Абрахам. Но видно он куда более верен Семье, чем я думала. Передай соболезнования родным, Каймена. Как все закончится, нужно будет найти на место Девида кого-то нового.
        3143 год, зима 5-й день
        Новая ночь принесла городу и новые события. Вчера весь вечер в ресторанах и клубах рассказывали о новой угрозе из-за моря, о покушении новоимперцев на лучших полководцев Империи и готовящихся убийствах в разных домах. И вот, ближе к утру, к небольшому дому на Стеклянной улице, что служила резиденцией послу Новой, подошла толпа. Ее в большинстве своем составляли принявшие на грудь рыцари и адепты Академии, но были там и простые солдаты, и горожане. А также несколько типов, закутанных в плащи и старающихся остаться незамеченными. Дом, окруженный кованой оградой, двумя темными крыльями огибал пруд с рыбками. Окна по темному времени в нем не светились. Толпа, подойдя с двух сторон, с криками повалила ограду, и, через искры защитных заклятий, рванула с факелами к дому. На встречу выскочили немногочисленные стражи, пытаясь остановить сотню наседающих людей и мейсов. Внезапно, кто-то незаметно подошедший вплотную к стене, пока другие требовали выдать посла, кинул что-то на крышу. Взрыв огненного шара раскидал черепицу, выбив окна и оглушив всех на короткое время. Началась давка и стражи убежали в дом,
стараясь спасти хоть что-то. Внутри дома послышался звон стали.
        Только тогда отряд внешней стражи ворвался на территорию посольства, раскидывая нападавших и раздавая необходимое число ударов по головам. Каймена, идущая в первых рядах, не стесняясь била по лицам своими клинками, оставляя шрамы и синяки. Дом посла пылал, и она увидела, как из окна шустро выпрыгнула фигура мейса со шпагой в руке. Но пока себеш продиралась через развалины беседок, неизвестный успел скрыться в переулке. Наконец, через пару минут толпа окончательно разбежалась, хотя многих страже и удалось задержать. А вот посол оказался серьезно ранен. Неизвестный мейс успел проникнуть в дом после взрыва, и найти там свою жертву. Их дуэль продлилась недолго, но достаточно для посла. Его, едва живого, Каймена отправила с охраной в Цитадель, к лекарям Круга.
        С десяток тел, прогоревшая часть дома, разбитый сад - все это осветило восходящее солнце. И только тогда на место прибыли рыцари Корхорен, которые изначально и должны были следить тут за порядком. По крайней мере они претендовали на это.
        - Что вы тут делаете?! - Накинулся один из них на Каймену. - Что солдаты-простолюдины позволяют себе в высоком квартале? Сложите оружие!
        - Иди досыпай. Соня! - Злобно фыркнула Каймена, помахивая клинком. - Вы что-то не спешили. Если бы не вы, стоять бы вам сегодня перед Леди Корхорен на коленях и вымаливать прощение за гибель посла! Мы спасли его от нападения толпы пьяных рыцарей, а вы где были?!
        - Это не ваше дело! - впрочем, Каймена подозревала, что задержка-то как раз была не случайной. - Проваливайте отсюда и оставьте задержанных! - Велел присмирневший рыцарь. Ему не хотелось начинать разборки - место для того было не удобно, а соотношение численности - тем более. - Вы не имеете право задерживать аристократов, и вам это известно. Вам самим это так припомнится, что очнетесь в степи с копьем!
        Каймена скрипнула клыками. Рыцарь был прав - забрать всех задержанных благородных уже не получится, не успели. Придется отдать Корхоренцам оставшихся, а те уж их точно отпустят.
        - Проклятье! Вы ни на что, кроме отпускать преступников не годитесь!
        - Осторожнее себеш! - Рыцарь погрозил пальцем. - Еще пара слов, и мои маги сравняют вас с мостовой! Убирайтесь, вы и так тут наворотили!
        Перебросившись еще парой ругательств, они разошлись. Но у обоих сторон осталось понимание, что в следующий раз никто уже не отступит.
        Утром у стражи появились еще проблемы. Маг, обосновавшийся в кабинете капитана, велел немедля отпустить тех задержанных, что Каймена все-таки тайно сумела притащить в штаб. На слова о том, что эти люди и мейсы причастны к нападению и смертям, маг ответил лишь "Приказ Семьи".
        - Этот трясущийся идиот, что сейчас сидит в моем кабинете, - Рычала Лиана, обедая с Кайменой, - портит расследование! Эти испуганные аристократы, что сидели у нас, уже проговорились, что их кто-то подбивал на нападение. Нам бы еще день, и все бы стало понятно. А тут... - она махнула рукой. - Раз это внутренние дела Келли, то теперь придется прекратить поиски этих подстрекателей. Так что отзываем людей, будем искать только заказчика. Я после обеда займусь ядами, старшей остаешься ты, и следи, проклятье, за порядком сейчас повнимательней!
        Проводив взглядом недовольную Лиану, Каймена достала из кармана маленькую бутылочку. Пара безвкусных капель упали в кофе, что предназначалось магу Келли. Стоило наконец решить вопрос с ним кардинально, слишком уж велики от него беспокойства. И вот, не прошло и получаса, как маг, отхлебнув из чашки, внезапно упал головой на стол в кабинете, реквизированном у капитана. И захрапел.
        К алхимикам Семьи Лиана сходила впустую. Ничего сверх того, что рассказывал Реджинальд и писали врачи Корхорен, установить не удалось. Оставался еще один вариант, к которому капитан прибегать не любила, а вот теперь придется. Но прежде она нашла небольшой трактир и, наконец, поела нормально за последние дни. По ходу уничтожения осьминога, капитану пришли в голову пара дополнительных идей. Так что в нижний город она направилась не без надежды.
        Нижний город растянулся широкой полосой между внутренними и внешними стенами западного города, от порта и до скал, увенчанных замком Дома Диммерхайм. Если внешние стены возвышались несокрушимыми бастионами, то внутренние представляли собой скалистый обрыв холма, по верху которого шли стены домов верхнего города, соединенные решетками и воротами. Кроме бедных кварталов, улиц ремесленников и дешевых рынков, в Нижнем городе также располагался квартал себеш. Живущие вместе, они предпочитали отделять свои территории, застраивая улицы и ставя импровизированные ворота. Стража Коста уже давно ничего не могла, да и не хотела с ними поделать. Официально, себеш работали на дом Диммерхайм, и доказать обратное было сложно. А бургомистр и не думал о нижнем городе, не считая простолюдинов достойными своего внимания. Что, впрочем, не мешало ему регулярно их жизнь портить, и себеш тут не оставались в стороне.
        Пройдя мимо скучающего охранника в воротах квартала, Лиана направилась к аптеке себеш. Про этот квартал она знала кое-что, но чувствовала себя не уверенно. Словно город в городе, в себешском районе были свои магазины, свои дома. По улицам ходили в основном только местные, немногие торгующие с себеш предпочитали делать это за пределом квартала. Пройдя мимо каменного дома, смотрящего узкими окнами в сторону ворот. Лиана сделала вид, что не заметила блеск стали в каждом из них. Капитан была уверена, что на крышах каждого второго дома в квартале есть запасы дротиков и стрел к арбалетом. А может и баллисты. Квартал не раз являлся целью погромов в столице, но каждый раз выдерживал штурмы. Что, понятно, не прибавляло себеш любви горожан.
        Войдя в дом, над порогом которого висел веник из каких-то трав. Лиана направилась к прилавку.
        - Оскар! - крикнула она. Из глубины дома вышел высокий и худой себеш, с зеленой чешуей, покрытой пятнами реактивов на руках.
        - Капитан. Я рад вас видеть. - просипел он. Голос Оскар потерял во время какого-то своего эксперимента, но община сложилась на помощь мага, который смог восстановить его. К сожалению, лишь частично. Так что с непривычки речь алхимика пугала. - Чем желаете отравиться?
        - Твоим искрометным юмором. Оскар, не иначе. - Лиана села на табурет и подождала, пока себеш заварит чай. Среди этого народа таков был обычай приветствовать постоянных гостей-покупателей. Да и чай был не плох, хоть капитан и была к нему равнодушна. - Скорее в этот раз яд дам тебе я.
        Она достала из сумки аккуратно завернутую стрелу и положила на стол. Развернув тряпку, Лиана продемонстрировала наконечник, со следами яда.
        - Интересно. - Себеш присел, взяв в руку пиалу и отхлебнул глоток. - и что вы бы хотели от меня,
        капитан?
        - Расскажи, Оскар, что это за яд? Где его сделали и когда? Меня интересует любая мелочь.
        - Стрела, которой хотели стрелять в лорда Дрейса или Маргейма, так? - Оскар принюхался и покрутил стрелу в пальцах. - Важное дело, да?
        - Что ты имеешь в виду? - Лиана нахмурилась. - В городе, проклятые беспорядки, и уж вам-то они точно не нужны. Сам понимаешь, себеш станут следующей мишенью, как всегда.
        - Оно, конечно да. - Оскар прикрыл глаза и сделал большой глоток. - Но уверен, мы справимся. Боюсь с этим ядом я не смогу тебе помочь просто так.
        - Послушай. Оскар. - капитан оперлась на стол локтями, подавшись вперед. - Это дело расследует Круг, и ты должен бы знать, что это значит. Я могу получить от Диммерхайм разрешение на полную проверку и твое содействие. А им вы еще подчиняетесь, как-никак. Келли и Диммерхайм в союзе, и проблем у меня не будет. Но вот время, Оскар... Мне не хотелось бы его терять. А тебе, я уверена, не хочется привлекать к себе внимание.
        - Лиана, вы хотите моей помощи, или "содействия"? - спросил себеш.
        - Помощи, проклятье тебя побери, Оскар. Я готова оплатить твою консультацию, но прошу - возьмись за это дело!
        - деньги нас сейчас не интересуют, капитан, да. У меня есть встречное предложение, выгодное нам обоим. - Оскар отставил пустую пиалу и посмотрел на Лиану. - Раз уж вы очередной раз привлекаете себеш как официальных специалистов, то сделайте уж это до конца. Введите нас в штат. Разрешите формировать наши отряды в составе внешней стражи. Мы будем друг другу небесполезны.
        - И ты думаешь, мне это так просто спустят?
        - Всем сейчас не до того, Лиана, уверяю вас.
        - Это интересное предложение. Пожалуй... - Лиана задумалась. Ее уже давно прельщала возможность привлечь себеш. Каймена была пока единственной из этого народа в страже, и показала себя на редкость хорошо. Но она была изгнанницей и воспитана людьми... - Хорошо. Детали мы обсудим позже. А ваш анклав? Дела, которые вы ведете тут...
        - будут делами внешней стражи только если наше сотрудничество покажет успешный результат. Не все сразу, капитан, да.
        - Тогда я жду от вас анализа. - Лиана собралась вставать.
        - Не надо долго ждать. - остановил ее Оскар. - Подождите минуту.
        Себеш достал с полки какую-то бутылочку, налил из нее в свою пиалу. Добавил пару кусочков сахара из чашки. После этого взял стрелу со стола и помешал наконечником. Глубоко вздохнув, он сделал большой глоток получившейся смеси. Лиана смотрела на него с выпученными глазами. Она, конечно, помнила, что человеческие и мейсовские яды на себеш не действовали, но такого не ожидала.
        - Я всегда пью с сахаром, да. - Оскар извиняясь развел руками. - Неплохой вкус, должен отметить. Вкус к ядам у изготовителя, я имею в виду, а не вкус самого яда. Забавно.
        - и что ты понял таким образом? - склонив голову на бок, поинтересовалась Лиана.
        - Вы знаете капитан. я должен поделиться с вами одной тайной. Настоящий алхимик всегда отличит ингредиенты, собранные своими руками, от чужих.
        - Что?! - Лиана вскочила.
        - Этот яд был приготовлен из ингредиентов, купленных у нашего клана. И судя по всему, я знаю, где они были сварены в завершающую стадию.
        - ты прямо укажешь место, где все это приготовили? Как?
        - В Новом Рассвете, капитан, не так много мест, где можно такое сделать, а сделано оно было тут и совсем недавно. - Оскар ухмыльнулся, что у себеш выходило особенно хищно. - И раз одно такое место отпадает, остается только лаборатория "Чужая звезда".
        - Что это еще за место? В первый раз слышу!
        - Да? А я полагал, что самый известный бар себеш вне анклава знают все.
        - Бр-р. Нет, я знаю это место, но что оно еще как-то называется... Говоришь, там лаборатория?
        - Да. И я полагаю, пришло время ей закрыться. Никто из анклава не будет против, это я обещаю.
        - Оскар, у меня впечатление, что ты отправляешь меня на свои личные разборки с конкурентом.
        - Не шути так, Лиана,- Себеш укоризненно покачал головой, - Мы же заключили договор, и ты теперь мой ближний союзник и друг. Ты сама во всем убедишься, когда расспросишь тамошних алхимиков. Только мой совет - приходи туда ночью, после полуночи. Больше шансов всех застать.
        Вечером, готовясь к операции, Лиана перебирала документы. Раз - описания заказчика покушений убийцами. Два - описание мейса, выпрыгнувшего из окна посольства от Каймены. Три - показания стражников, видевших того же мейса. Не оставалось сомнений, что все это один мейс. Лиане его описание было смутно знакомо, как минимум три-четыре аристократа под него подходили. Джо даже установил за ними слежку, по возможности. Но пока все было слишком расплывчато. Оставалось надеяться на визит в себешский притон. Три десятка бойцов, все трое магов, и то - это на отсутствие ожесточенного сопротивления от себеш. Лиана помнила, как много лет назад всего пять бойцов себеш практически уничтожили три десятка стражников, защищавших секретаря Верховного лорда. Сама капитан тогда была ранена и полгода провела в госпитале в Изумруде. А секретарь спасся лишь чудом - нащупав в соседнем доме источника и подключившись к нему.
        3143 год, зима 6-й день
        Обе луны, мерцающие на небе одновременно, смешанным светом клали тени на узкие улицы Черной Стены - квартала сомнительных развлечений и неприятных тайн. Лежащий вдоль ручья, водопадом спускающегося с высоких кварталов, этот район был зажат между стеной внутреннего города, и оградой городского парка. Ближе к озеру, квартал заканчивался бастионом, за которым лежала военная гавань. В облавах в этом районе главное - двигаться быстрее слухов о тебе. Хоть тут и не принято интересоваться делами других, но несколько десятков стражи выглядят в подобном месте однозначно. Искомое заведение таилось в мрачноватом углу, между курильней и борделем. Мало кто знал, что за этой обшарпанной дверью можно было рискнуть здоровьем. Своим - выпив что-то себешское, или чужим - взяв это с собой.
        На радость Лианы, Джо вчера принес схему заведения. Теперь два отряда заходили с других улиц, а Лиане нужно было лишь не выпустить нужных. Выбивив ногой дверь, дав так сигнал другим, внешняя стража ворвалась в притон. Зеленые блики от камина, связки душистых трав и бамбуковые настилы - внутри заведение оказалось куда уютнее, чем представляла себе капитан. С грохотом пробежав через зал и оставив несколько стражников сторожить посетителей, Лиана и Каймена рванулись вниз, по тайной лестнице, заботливо указанной Джо. Вбежав в лабораторию, Каймена поймала на щит несколько дротиков, прошедших через защиту магов, и бросилась к троим себеш, спокойно ждущих у стола с ретортами, обнажив клинки. Вбегавшие стражники один за другим вливались в круговерть стали, но пока никто из себеш был даже не ранен. Но и цель была другая. Трое магов - все, что были в наличии у Лианы - вскинули руки, и на дерущихся упала сверкающая завеса, замедлившая их движения. Один за другим, себеш словно мухи вязли в воздухе.
        - Каймена! Абрахам! Вяжите. - Лиана боялась не успеть. Заклятие было сильным, все источники, принесенные с собой потеряли сознание, сделав невозможной вторую атаку. Но держалось такое заклятие недолго. Когда сияние потухло, все трое пойманных сидели на полу, спеленатые тонкими жилами, что куда лучше обычных веревок, если вы ловите себеш.
        Шкафы, реторты, покрытые следами реактивов столы, ящики с ингредиентами - все не оставляло сомнений в кустарности данной лаборатории. А неизвестность большинства реагентов - в том, что лаборатория была себешской.
        - Капитан! - Сверху спустился один из стражников. - Прибыл хозяин заведения, похоже, что рыцарь какой-то. Требует тебя.
        - Ты не правильно сказал, мальчик. - Поправила Лиана, помогая перевязывать раненную Каймену. - Это я хочу его видеть. И если он поторопится, то целиком.
        Тем не менее, для разговора пришлось подняться в опустевший зал заведения. Высокий человек, закутанный в плащ, сидел на табурете у стойки и задумчиво перекатывал ногой бутылку с запрещенным себешским алкоголем.
        - Вы очень вовремя, сэр! - Обрадовалась капитан. - вы имеете шанс объяснить сами, почему в вашем заведении нарушают закон.
        - Капитан Лиана. - тихо проговорил человек. - Поймите щекотливость ситуации. Данное заведение сдается как клуб, и к преступлениям, происходящим тут я не имею отношения. Полагаю, управляющий способен будет уплатить штраф за хранение и продажу запрещенных напитков. А после я его сменю. Но не стоит раздувать из этого скандал, вы меня понимаете?
        - Мне, честно говоря, плевать на эти запрещенные напитки. Ради них я бы тут не появилась. А вот держать в подвале лабораторию себеш... - Она покачала головой. - Это очень тяжко.
        - Но вы же понимаете, что доказать причастность к лаборатории владельца клуба вам не по силам?
        - Скажем так. - Лиана улыбнулась, чем-то, как ни странно, начав походить на Оскара. - При полном содействии и закрытии всего, что мы тут нашли - я готова не выдвигать вам обвинений. Но сэр, учтите. Есть вещи, вроде такой лаборатории, с которыми лучше не играть. Не я, так кто другой придет за такими игрушками. И кто другой может ограничится огненными шарами, упустив возможность диалога. Вы поняли меня? - Лиана подалась вперед.
        - Вполне. Я посоветую управляющему оказать вам полное содействие. - Человек встал и вышел из зала. На улице его дожидался с десяток очень сомнительного вида людей, мейсов и даже себеш.
        - Алхимиков в штаб и на допрос, управляющего ко мне, остальных проверить и отпустить, лабораторию зачистить. Абрахам - Лиана кивнула лейтенанту - Составь протокол на это место. Потом пройдись со своими людьми и избавь хозяина от всей подозрительной дряни. Сумму штрафа согласуем позже.
        От управляющего Лиана так ничего и не добилась. Тот ничего не знал, и клиентов алхимиков не запоминал. Сделав внушение и пообещав заглянуть на днях с проверкой, Лиана поспешила убраться оттуда. Раненных погрузили на карету и поспешили на западный берег, в штаб. К моменту приезда, маги и Джо, доставивший себеш в тюрьму, уже сумели что-то получить. Видимо "указания" от хозяина оказались для подпольных алхимиков убедительными.
        - Что у вас? Лиана с порога спросила Джо. Тот сидел в пустой допросной с листами в руках.
        - Мы нашли его капитан.
        - И кто он?! - она вырвала листы из пальцев задумчивого лейтенанта. Прочитав показания Лиана побледнела. - Проклятая бездна... И я ему сама все рассказала! - Она собралась. - Джо! Каймена ранена, Абрахам при деле, другие не подходят. Бери свой десяток и десяток Каймены, кто там не ранен. И быстро со мной. Нельзя упустить этого гада! Ты знаешь, где он сейчас?
        Джо покачал головой.
        - Нет, капитан, я едва успел послать людей. Давайте дождемся их возвращения. Он либо в Доме либо в гостинице.
        Прошло всего полчаса, и из ворот штаба галопом вынеслось полтора десятка лошадей. За спиной у каждого бился на предрассветном ветру плащ рассветной стражи. Буквально через пару минут бешенной скачки, они ворвались в гостиницу "Алмазный Трон". На этот раз Лиана открыла дверь, не став ее выбивать. Все же заведение было солидное, а дверь красивая.
        - Внешняя стража! Всем сохранять спокойствие. - Затем, найдя взглядом хозяина. - Мы обязаны арестовать одного из ваших постояльцев, не аристократа. Так что успокойтесь.
        - Но у нас таких нет, - с презрением сказал хозяин, выйдя вперед. - Вы напутали, капитан.
        - Идите в бездну, любезнейший. Мы пришли арестовать Реджинальда по обвинению в покушении на убийство.
        Как выяснилось позднее, один из себеш успел сбежать при облаве в лаборатории, и предупредил Реджинальда. Прошло немного времени, и Лиана с Джо наблюдали уходящий за горизонт корабль, на борт которого успел заскочить бард. Корабль шел на остров Треугольник, и едва ли было возможно его догнать. Рассветные лучи падали на лица стражников, высвечивая отчаяние и безумную усталость.
        - Дело закрыто, Джо. Но я так и не знаю, зачем! Зачем он это делал? Кто он? Реджинальд - фальшивое имя. Но никаких следов. А те что есть - идут за горизонт.
        - Пора возвращаться, капитан. - вздохнул мейс. Утренняя прохлада вздыбила его мех, сделав похожим на древнего пирата.
        - Да, нас ждет маг, ждут лорды. Мне еще и Дрейсу все объяснять, если он не прирежет меня как Альваро, за обвинение против его друга. В общем, все самое неприятное еще впереди. И знаешь, что мне сейчас хочется? - Лиана посмотрела на свои руки, дрожащие от усталости.
        - М? - Джо повернулся к капитану, так как парус окончательно исчез за горизонтом.
        - Спать! - и капитан, резко развернувшись, отправилась в штаб.
        3143 год, зима 7-й день
        Малый Зал Цитадели использовался чаще других. Сами Лорды в нем заседали редко, предпочитая отдавать повседневные вопросы своим заместителям, секретарям и советникам. Но вот они, в свою очередь, были вынуждены каждый день собираться для решения внесемейных вопросов. Их голоса были голосами семей. Тем не менее, такой совет также называли Кругом Лордов. В седьмой день нового, сорок третьего года, Круг собрался, чтобы выслушать результаты расследования по делу о нападениях на лордов Дрейса и Маргейма. Спустя час обсуждений, наконец была вызвана и Лиана. Она, впервые вошедшая сюда с правом говорить, была, наконец, выспавшейся и спокойной. Сияющие витражные окна отбросили блики на ее короткие волосы. Мундир семьи она, в пику секретарю, заменила на форму внешней стражи. Серый с голубым камзол был украшен и гербом, а в ножнах на поясе покоился удобный палаш. К сожалению, любимый цеп к парадному костюму совершенно не подходил.
        Пять кресел, полукругом стоящих вокруг небольшого возвышения, были обиты в цвета семей, а с потолка, теряясь в сумраке, свисали их знамена. Фиолетово-синий Коста по центру. Зеленый Диммерхайм и желто-голубой Келли слева, а Черно-белый Корхорен и красно-черный Ольсен справа. Бургомистр, сидящий на месте Коста, ударил стеклянным молоточком по гонгу, стоящему на столе.
        - Госпожа Лиана де Келли, капитан внешней стражи города. Круг Лордов требует от вас отчета о расследовании по делу о нападении на лордов Корхорен и Ольсен. Говорите.
        - Уважаемые лорды. - Капитан поклонилась совету. - Как вы уже могли видеть по отчету семьи Келли - она кивнула на папки, лежащие перед каждым из собравшихся. Там был отчет, написанный секретарем Келли. - Дело полностью раскрыто. Некий мейс, называвший себя Реджинальдом, потомков семьи де Ольсен, втерся в доверие к лорду Дрейсу Корхорен. Мы не знаем причин, которыми руководствовался этот мейс. Но...
        - Не нужно рассуждений, госпожа Лиана, только факты - Прервав, попросил ее секретарь Келли.
        - Хорошо. Реджинальд, как он называл себя, начал действовать после праздника в честь победы легиона. Он выбрал в столице двух неудачливых убийц и поручил им ранить лордов Корхорен и Ольсен.
        - Расскажите все подробности еще раз, не нужно их замалчивать! - попросил советник Ольсен.
        - Да, - кивнула Лиана, - тут есть важные подробности. Первое - яд, использованный Реджинальдом для стрел был приготовлен им самим здесь, хотя отдельно от этого рецепт указывает на Новую Империю. Второе, он пытался выдать себя за лорда Келли, но неудачно. Третье - он приказал именно ранить, не в коем случае не убивать. Позже, когда все открылось, Реджинальд сумел скрыться в Новой Империи. Все данные события показывают, что они были организованы Реджинальдом, с некоей неизвестной целью.
        - Да что тут говорить! - стукнул по столу советник Ольсен. - Все ясно как день, господа. Род Келли, которому было поручено расследование, не справился, а повесил покушения на невинного барда, который то ли сбежал, то ли сгинул в темнице этой стражницы!
        - Вы обвиняете нашу семью?! - Секретарь Келли вскочил. - Да вы же своими глазами видели все отчеты! Маргейм Ольсен самолично участвовал в расследовании и подтвердил виновность Реджинальда! И знаете что? - Он обвел глазами Круг. - Именно Корхорен связались с этим бардом и именно они держали его у себя! Я практически уверен, что это они использовали своего барда для дискредитации работы семьи Келли на благо города! - Секретарь ткнул пальцем в леди Корхорен.
        - Эти грязные измышления оставьте себе! - Вскочила теперь советница Корхорен, внучка Верховной леди. - Ваши люди, вместо того, чтобы заняться порученным расследованием, грабили трактиры и нападали на мирных жителей! Я никаким показаниям не удивлюсь в свете таких расследований.
        - Уж вам бы помолчать! - Теперь уже и бургомистр хлопнул ладонью по столу. В виду большого веса, этому мейсу вскочить в ярости было тяжело. - Именно на вашем корабле, леди, Реджинальд скрылся от правосудия! И вся эта затея уж больно похожа на попытку отвлечь внимание от преступлений ваших собственных людей, леди!
        - Господа! - Леди Диммерхайм, дочка верховного лорда, своим громовым голосом перекрыла перебранку. - Спокойнее. Ни у кого из нас нет сомнений, что нанявший убийц был Реджинальд, и уж никак не Келли. Но по какой причине он это делал, мы сказать не можем. И давайте не забывать, о возможности, в действительности, действий Новой империи.
        - Да это же чушь! - В голос сказали Келли и Корхорен, бросив затем друг на друга негодующий взгляд.
        - И тем не менее, - бургомистр быстро вмешался, - для предотвращения волнений в городе, я бы предложил избрать именно эту версию. Возможно, она и не верна, зато успокоит народ. А мы продолжим расследования в рамках Круга. Предлагаю небольшой перерыв, после которого мы заслушаем выступления по поводу дальнейшего расследования. - Бургомистр, подсуетившись, стукнул молоточком по гонгу снова.
        Выйдя из Цитадели на балкон, что словно каменный луч, тянулся на юг, над городом, Лиана с удивлением обнаружила сидящего там Дрейса.
        - Лорд Дрейс! Рада вас видеть. Не ожидала, что вы решите посетить заседание Круга.
        - Добрый день, леди. Ну это очевидно. Это дело касается меня кровно. Этот жеванный стрекозами бард, в конце концов, был моим другом. А стрела пробила мою же ногу. Так что имею полное право быть тут.
        - Хорошо, что вы выздоравливаете - Лиана кивнула на трость, выточенную из целой кости какого-то зверя, прислоненную к скамье. - Путь в Цитадель высокий.
        - Я что, уже произвожу впечатление ветерана-инвалида? - Рассмеялся Дрейс. - На самом деле, я хотел сказать спасибо, за то, что вы нашли. У меня все это не укладывается в голове. Реджинальд - предатель? Хм...
        - Я прихожу к выводу, Дрейс, что у него все-таки была одна конкретная цель. - Лиана оперлась на перила и вгляделась в поля, простиравшиеся на юге от города. Отсюда, с балкона, их особенно хорошо было видно. Крыши домов внизу, словно рассыпанная черепица, ярко светились на солнце. - Реджинальд хотел спровоцировать Империю на конфликт с Новой. Поэтому и распространял слухи и напал на посла. Зачем-то, причину я так и не знаю, он хотел настроить нас против Новой Империи.
        - Да, это возможно... - Дрейс посмотрел на Лиану. - Мне сейчас и вправду вспоминается, что если он и родился в Новой, то по духу он не их гражданин. Странный он какой-то.
        - Тут нужно копать дальше, - Соглашаясь, сказала капитан, - искать его самого и искать, что он делал в железных землях.
        - Ну, - вздохнул Дрейс, - я надеюсь, что вы раскопаете это. А вот я, видно, после помощи вам, совсем стал бельмом на глазу в своей семье. Хотел вот сказать, что сегодня мой легион уже уходит.
        - Сегодня? - капитан удивилась. - Но вы же еще ранены?
        - Увы, но это для Верховной Леди не отговорка. Так что я должен еще раз вас поблагодарить, и двинуться обратно. Увы, но вашу просьбу про рыцарей Корхорен я не доведу до конца. Как говорят у нас, на юге - степь зовет!
        - Прощайте, лорд Дрейс. - Лиана печально улыбнулась. - Жаль, что вы покидаете город. Знайте, что что бы не произошло в городе в ближайшие года между нашими семьями, лично вы во внешней страже желанный гость.
        Теперь в центре Круга стоял рыцарь. Высокий человек, в парадных доспехах, он куда лучше подходил торжественной обстановке зала, чем Лиана. Сама же капитан стояла в стороне, и служила объектом пламенной речи благородного рыцаря де Корхорен.
        - ... Как я указал, именно действия госпожи Лианы спровоцировали нападение на дружественного нам посла Новой. Именно ее действия привели к разглашению части информации. В рамках расследования было разгромлено две гостиницы, и даже нарушен покой лордов, отдыхавших в знаменитом "Алмазном Троне"! Но я прошу снисхождения для капитана внешней стражи. - Рыцарь слегка поклонился ей. - Она никак не может быть названа сведующей в делах высокой чести, в делах благородных. И то, что человеку с такой родословной, пусть честному и ответственному, поручили дело Реджинальда - это ошибка Келли, и все последствия ложатся на них.
        Рыцарь замолчал, оглядев лордов. После чего продолжил.
        - Я, как глава рыцарей Корхорен в новом Рассвете, при поддержке моей Верховной Леди, прошу передать дело Реджинальда моей службе. Я привлеку рыцарей всех пяти родов к этому расследованию, чтобы избежать любых недопониманий и излишних обвинений.
        После недолгих выступлений, где Секретарь Келли загадочно молчал, вопрос встал на голосование. Лорды Коста, Корхорен и Диммерхайм высказались за передачу дела от полукровки к рыцарям. Ольсен воздержались, а секретарь Келли голосовал против. Но, казалось, лишь из чувства ответственности. Позже, в коридоре, Лиана догнала его и попыталась узнать, чем вызван этот демарш.
        - ... Вы же понимаете, что если бы не это, то наши корабли уже догнали бы корабль Реджинальда? К чему это все? - Возмущалась капитан.
        - Госпожа Лиана. - Секретарь с сочувствием посмотрел на нее. - Все это в интересах семьи. Я понимаю ваше возмущение, но поймите и вы, что есть вещи куда более важные, чем установка истины в одном отдельно взятом деле. Ваши задачи на ближайшее время столь огромны, что отвлечение на подобные вещи мы с вами не можем позволить внешней страже. - Секретарь слегка поклонился. - Ваши достижения столь велики, что перекрывают практически ваше происхождение, и я благодарен вам. Но не берите на себя лишнее.
        После этих слов мейс удалился, в сопровождении стражей. А Лиана, постукивая пальцами по рукояти, задумчиво смотрела вслед. И переставляла, для успокоения, воображаемый арест и допрос всех лордов из Круга. О, что это была бы за прекрасная сцена!..
        ***
        Стоя на корме корабля, Лорд смотрел на юг. Давно скрывшаяся за горизонтом столица Старой империи до сих пор не отпускала его сердце. Было печально так расставаться с, в общем-то, хорошими людьми и мейсами. Но, увы, Лорд один раз уже позволил себе ошибку, стоившую жизни его людям, и теперь обязан делать все, чтобы искупить ее, даже ценой дружбы. Бард Реджинальд остался позади. Впереди ждут новые маски. Теперь его ждало логово врага - столица Новой Империи!
        ГЛАВА 13. ЧЕРНЫЙ ШТОРМ
        3143 год, 20-й день, зима
        Архимагистр сурово возвышался возле окна кабинета. Его призрачная рука отбивала простой ритм по подоконнику. Наконец, повернувшись в сторону посетителя он произнес:
        - Я вижу вы наконец-то достаточно оправились. Десять дней в лазарете пошли вам на пользу, молодой человек.
        Альваро, с трудом удерживаясь прямо, стоял напротив. Его основательно подлатали, но былые силы еще не вернулись. После подъема по бесконечной лестнице в покои Архимагистра, он с трудом дышал. Стоило только мейсу встать на ноги, как тут же он был вызван к дяде. На то, чтобы избавиться от шрама, уродующего его лицо, времени не было. Возможно его не было оставлено специально. Знакомые, встреченные по пути, с ужасом шарахались от похожего на мертвеца молодого Коста.
        - В последнее время, Альваро, вы стали излишне крикливы и не умны. Что с вами? - Продолжал межу тем маг. - Возможно, вы уже возомнили себя Верховным лордом, истиной в последней инстанции? Что это за глупые выкрики вы постоянно себе позволяете, словно торговка на рынке? - Архимагистр фыркнул и подошел к креслу, облокотившись о спинку. - Впрочем, в вашем возрасте, а вы, Альваро, еще бессовестно молоды, это простительно. Видно пришла пора мне привить вам настоящее понятие о чести и ответственности. Думаю, то, что я приготовил для Вас, остудит Ваш юношеский пыл как нельзя лучше.
        Архимагистр наконец сел и стал перебирать бумаги. Альваро с нехорошим предчувствием смотрел как руки - одна живая, другая призрачная - берут и откладывают один за одним какие-то приказы, письма, донесения. Пауза, повисшая в комнате, не предвещала ничего хорошего.
        - И так, Альваро Коста, - Архимагистр протянул конверт, запечатанный фиолетовой печатью с волнами, - этим вы официально назначены старшим магом на дредноут империи "Поднимающая Ветер". Полагаю, морской воздух идеально подходит, чтобы остужать горячие головы.
        - Но... - Альваро собрался с силами. - Архимагистр, я собирался посвятить этот год изучению высшей магии! Это же куда важнее банальной патрульной службы, тем более зимой, когда это способен сделать любой рыцарь-послушник! К тому же я был удостоен приглашения из крепости Воронов и было бы неучтиво...
        - Хватит! - Маг ударил ладонью по столу, случайно испепелив какую-то важную бумагу. - Тут решаете не вы. Прекратите ныть, Альваро. Я сам рекомендовал Вашему отцу отправить Вас на службу. После того, как вы вдохнете свежий морской воздух, вы наконец перестанете смущать неокрепшие умы городских бездельников. Зайдите завтра в Адмиралтейство и не показывайтесь мне на глаза хотя бы полгода. После этого можно будет подумать о продолжении обучения.
        Думая о том, что на его долю выпала полоса неудач, Альваро тяжело вышел из кабинета. Проклятое назначение словно жгло руку через конверт.
        ***
        Альваро с печалью оглядывал гостиную своего дома. Яркий камин расплескивал блики света по стенам, по шкафам и висящим на стене клинкам. Вокруг стола сидели молодые лорды и леди, люди и мейсы разных родов. Раньше они часто собирались тут, поспорить, порассуждать. Поговорить о том, что они могут сделать для империи, а что уже сделали. Ну и конечно пообвинять друг друга в лени и непонимании чести. Но то было раньше, до похода, до дуэли. Теперь же место, где раньше сидел Дрейс пустовало - никто не решался занять его, пока сам Альваро, скрипнув зубами, не уселся туда. Маргейм также не пришел - сказался больным после ранения, но молодой Коста предполагал, что лорда Ольсен больно ранило противостояние друзей, и он отдалился от обоих. Не пришли и аристократы из Корхорен, по понятным причинам, и еще многие из других семей - из-за боязни или еще почему. Полупустой круг выглядел словно потрепанное стихией войско.
        - Я рад, что вы пришли, друзья. - Тихо сказал Альваро. - Я знаю, что на многих из нас пытались давить семьи, желая вернуть в лоно слуг верховных лордов. Но раз раскрыв глаза, мы уже более не захотим их закрывать. Не правда ли? Расскажите мне, что произошло в городе? Что тревожит его сейчас?
        - Хорошо, что вы здоровы, Альваро. - Кивнула одна из леди де Диммерхайм. - Но, по правде говоря, за время вашей кампании на юге многое поменялось. Мы более не можем так открыто действовать. Сейчас за порядком уже следят другие силы, и в основном это рыцари Корхорен. И, сами понимаете, они не лучшим образом относятся к нашему... клубу.
        - Я понимаю, Силисса. - Кивнул ушами мейс. - Я слышал про отряды рыцарей, да и сам видел сегодня их не мало на улицах. Словно это они тут стража, а не солдаты Коста! Вот к чему приводит грызня между семьями, увы. Жаль, что мои действия ее в чем-то разогрели.
        - Поймите, Альваро, - продолжила меж тем Силисса, - Мы сейчас бессильны в столице. Никто не хочет слышать о возрождении аристократии. Корхорен - злы на вас. А Келли и вовсе положились на простолюдинов!
        - Поосторожнее со словами, Силисса! - Рыкнул мощный мейс. Его семья, вассальная Келли, была, тем не менее, одним из самых известных в столице меценатов. - Леди Лиана работает так, как мало кто другой. Она понимает в чести крови не менее твоего.
        - И тем печальнее, друзья, - вставил Альваро, перебив, - что остальные аристократы не могут с ней сравниться, хотя и заявляют о своем благородстве. Потому наша задача сейчас еще острее. Да, в столице сейчас не лучшие времена, но пока все взгляды наших семей прикованы сюда, нам предоставлен шанс начать работу в своих исконных землях. Там, где наши семьи имеют непререкаемый авторитет, мы можем требовать от прочих аристократов куда большего. И там-то мы и создадим базу для возрождения аристократии. Завтра, как вы знаете, меня в столице уже не будет. Но у нас есть целый вечер, чтобы обсудить, что мы можем сделать за ближайшие года. Пора мыслить большими категориями времени!
        21-й день, зима
        Военный порт Нового Рассвета лежал на восточном берегу озера, противоположном торговому порту. Полноводная Шайо тут разливалась на несколько километров прежде чем стремительным потоком, разрезавшим городские холмы напополам, вырваться в залив, омывая лапы Первого. Огороженная с берега неприступными бастионами военная гавань жила своей отдельной от города жизнью. Ряды мачт, словно поднятые копья смотрели в безоблачное зимнее небо. Чайки, случайно залетевшие на этот негостеприимный для них берег, словно опасались столь же громко вопить, как раньше, видно боясь пробудить к жизни спящие у причалов дредноуты.
        Бастионы Адмиралтейства подслеповато вглядывались в Альваро рядами узких бойниц, пока он поднимался по широкому мосту. Ворота, украшенные гербом Коста, беззвучно приоткрылись, пропуская мейса, и с шелестом сомкнулись за спиной. Показав пропуск стражнику, что безразлично взирал на мир сквозь решетку, Альваро вышел в порт. Любой, кто входил сюда, невольно замирал, ошеломленный открывшимся видом. Пол неба закрывали нависшие борта кораблей. Как древние великаны, стояли они на страже. Отсюда, от ворот, были видны гигантские аппарели, поднимающиеся выше окрестных зданий, и уходящие в сторону озера и достигавшие, где-то в немыслимой высоте, фальшбортов, ворота в которых были открыты, напоминая ноздри спящих драконов. Слева, словно уже старый и серый ящер, возвышалось здание администрации. Потемневшие от старости горгульи безлико наблюдали за стоявшим напротив светлым и новым Училищем, явно внутренне негодуя о распущенных нравах молодежи. Посередине располагался плац, застроенный сараями, покрытый горами досок, парусов, частями баллист и бесчисленным количеством ящиков и бочек.
        Спустя час, отведенный на знакомство с чиновниками, Альваро в новой форме и со всеми разрешениями поднимался на борт "Поднимающей Ветер". Этот дредноут, сильно поменьше соседей, был, пожалуй, единственным, вокруг которого по-настоящему кипела жизнь. Поток грузчиков доставлял на борт бочки и ящики, десяток матросов, свесившись на веревках, подновляли фиолетовой краской дракона, начертанного на борту, сверху, над кружащими чайками, судя по всему также кто-то чем-то занимался на реях, по крайней мере голоса оттуда доносились. Сам корабль, стапятидесятиметровый монстр, был фактически отдельным военным лагерем. Как знал Альваро, на борту имелись и катапульты, и баллисты и магические орудия, занимающие вместе не менее двух палуб. Сотни матросов и не меньше воинов. Печи, кузни, магические лаборатории, тюрьма и несколько посадочных площадок для стрекоз. Перечислять можно было долго. Именно такие дредноуты и послужили залогом того, что все море Штормов покорилось Империи. Впрочем, как было известно, сейчас и Республика и Новая не стеснялись тратить деньги на флот, а потому новые морские битвы были
недалеко. Хотя в сезон бурь даже дредноуты не отходят слишком далеко в море. Починка корабля после того как его хоть краем заденет Черный Шторм, была сродни постройки новой крепости, и считалась непозволительным расточительством.
        Стоит сказать пару слов об этих бурях. Как ни странно, но море Штормов было обязано своим именем одному конкретному шторму. Еще только приплыв на этот континент, мейсы заметили, как неспокойно было это море. Их корабли, еще более гигантские сородичи сегодняшних дредноутов, далеко не все смогли добраться до устья Шайо. А те, что зимой рискнули уйти на север - так и сгинули в безвестной пучине волн. Моряки за долгие годы научились различать приближающиеся бури. Зимой они всегда шли с востока. Обычная буря, не особо страшная торговым судам, называлась Зеленым штормом. Мощный ветер, ломающий мачты, и волны, глотающие мелкие лодки, были названы Желтым штормом. Красный шторм переживали уже не многие, его бурлящая вода и водовороты, вкупе с бесконечной грозовой канонадой, были частыми и неприятными гостями имперских берегов. И вот, иногда среди этих бессчетных бурь зарождался прародитель всех штормов - Черный. Легенда, в которую верят все моряки. Имя, запретное к звучанию. Смерть, что не оставит свидетельств. Байка, что придумали разорившиеся торговцы. Каждый волен выбрать. Но когда восточный ветер
приносит легкий запах соленой крови, вместе с летящими по ветру сломанными соснами, тяжело в него не поверить.
        Капитаном корабля был пожилой человек, лысый, с широкой седой бородой. Его загорелое медное лицо выражало скуку и усталость. Он шел рядом с Альваро, опираясь на железную трость и покачивая в такт головой из стороны в сторону. Это мейса немного нервировало.
        - ...Ваше место, молодой человек, отныне расположено будет как старший корабельный маг. Но и забывать головой вам не следует, что подчинение мне есть превыше ваших дурацких мыслей. Оставьте пафос и блеск своей крови на берегу, я понятен вам?
        - Да, сэр... - Альваро видел, что капитан, хоть и был благородным, явно не принадлежал к высшей знати. Рыцарь, скорее всего. - Какова численность моих людей?
        - Хороший вопрос, молодой человек, жаль лишь мне, что ответ никуда не годится. - Капитан постучал тростью по плечу зазевавшегося матроса, чуть не сломав тому кость. - Во времена зимних патрулей большая часть состава на берегу, напивается в стельку. Но на третей палубе найдете помощника. Вам он это все и расскажет. Осмотрите глазами корабль, молодой Коста. Прощупайте его своими сухопутными пальцами. И да. Вам запрещается покидать борт корабля без моего на то ведома. Ясно?
        - Сэр! В чем дело? В конце концов, мы отплываем не сегодня, и у меня есть еще и другие обязанности, перед семьей...
        - Пф! -Старик ткнул в Альваро тростью, чуть не проколов того насквозь. - Ваши обязанности есть это слушать меня и обеспечить этому вот корабли достойную поддержку собственной магией, а не спорить об этом со старшими по званию, молодой человек!
        На третьей палубе Альваро нашел большую железную дверь, украшенную дощечкой с выжженной надписью "Отделение магической поддержки". Ниже - "старший лейтенант, маг Микела де Коста". И еще ниже, уже от руки - "без выпивки не входить!". За беззвучно распахнувшейся от толчка дверью, открылся большой зал, с окнами, за которыми виднелись башни Нижнего города. По середине, одна за другой, были выделены три арены для заклятий. Вдоль стен стояли бесчисленные шкафчики, с подписанными этикетками. Из пола и потолка торчали трубы переговорных устройств и визоров, для наблюдения как ситуации на воде, так и за источниками внизу. Двери, что шли из зала, вели, как видно, к комнатам магов. Около окна стояло несколько столов, за одним из которых сидел ярко-рыжий мейс. Его поседевшие кисточки на ушах выдавали немалый возраст. Форма мага-лейтенанта сидела на мейсе кривовато, расстегнутый камзол был небрежно накинут на одно плечо. В руке маг держал книгу и. зачитавшись, не обратил на Альваро внимание.
        - Вскочить! Убрать книгу за спину! Вытаращить глаза! - Гаркнул Альваро. Маг, от неожиданности подпрыгнул, уставился на вошедшего мейса и, увидев камзол старшего мага, судорожно попытался спрятать "Острые Рассказы о Майке Мягколапой" за спину, на стол.
        - Молодец. Все в точности. - Кивнул Альваро. - Вы Микела де Коста?
        - Э-э-э... да, сэр, меня зовут Микела, я был главным магом на корабле до вашего прихода, сэр?...
        - Коста. Альваро Коста.
        - О! - Удивлено поднял брови маг. - Это честь. По правде говоря, сейчас я на корабле единственный маг, так что счастлив возможности скинуть эти обязанности на вас, кхе-хе.
        - Бездна! Что же случилось с другими? Это же дредноут, тут по расписанию десять магов штат! - Альваро прошелся вдоль шкафов, заглядывая в ящики. Содержимое некоторых, вернее его отсутствие, его немало огорчило. Однако по большей части комплект был достаточен. Уж явно больше, чем во времена экспедиции в Железные Земли.
        - Ну дело вот в чем, сэр. - Микела автоматически поправил камзол. Не то, чтобы он хотел выглядеть лучше, чем есть, но присутствие Альваро всегда действовало на других именно так. - Лиззи, моя помощница, приболела, а Старк, ее муж, сейчас ухаживает за ней. Еще Николаускас, но он в Академии, и пока некому его заменить. А больше, по зимнему времени никого и не положено. Но не волнуйтесь. Лиззи и Старк к отплытию будут тут.
        - Они тоже маги?
        - Нет, сэр, адепты. Но высокого уровня, гарантирую вам!
        - Бардак. - Вздохнул в полголоса Альваро. "Прекрасная возможность проявить свою доблесть" оказалась угрюмой дырой.
        Дойдя до окон, он наконец увидел, что кроме компрометирующей книги, на столе также располагались бутылка "Черного Республиканского", потрепанная карта, старые навигационные приборы и полувысохшая лужа с утонувшей в ней мухой. Глаза мухи укоряюще смотрели на мейсов из всего этого безобразия.
        - Чем вы тут занимаетесь? Кроме пьянки?
        - Сэр! Я никогда не пьянствую. Просто мой организм, из-за былых магических ударов, требует алкоголь для нормальной работы.
        - Меня это пока не интересует, Микела. Думаю, ты сам скоро все поймешь, с моей помощью. Что это за хлам? - Коста указал на приборы для навигации.
        - Это мое хобби, сэр! - Обрадовавшись указал на стол мейс. - Я всегда мечтал стать навигатором, сколько себя помню. Вот и...
        - А крестьянином вы стать не желали? Или рыбаком? Что за глупые фантазии у аристократа, право же, Микела! - Альваро неодобрительно глянул на мага.
        - Это дело требует мозгов, сэр Альваро. И куда больших, чем это принято считать! - Немного обиженно ответил тот.
        - Послушайте, дело не в том, каких мозгов что стоит. Труд любого важен. Но вы, как аристократ, носитель эссенции благородства. И ваша деятельность более других должна быть направлена на то, что простолюдинам не дано. Вы маг, и это и есть теперь ваше призвание!
        - Не знаю, сэр. У меня был долг перед семьей. И я стал магом. Я оттрубил на кораблях десять лет! Думаю, я могу себе позволить расширить... э-э-э... горизонты своего сознания?
        - Только не слишком. - Альваро указал на бутылку. - Покажите мне наше отделение, а потом приберитесь. Разводите грязь у себя в каюте, а тут должна быть чистота.
        - Хорошо сэр. Что вам показать?
        - Все.
        - Ну начнем отсюда. - Мейс, кряхтя, потянулся, повернулся и показал на зал. - Это главный заклинательный зал. Есть еще два меньших, в других частях корабля, и большой круг на верхней палубе. Там, в углу винтовая лестница, ведущая вниз, к источникам. Их комнаты разделены на три части, чтобы при повреждении корабля... Ну понятно, да?
        - А сколько сейчас у нас источников?
        - Ну... Пятнадцать, сэр.
        - Я уже понял. Из шестидесяти. Пятнадцать. Почему, хоть, вы знаете?
        - Тут такое дело, сэр, - почесал себя за ухом маг, - из шестидесяти, двадцать запасные, на случай долгих путешествий, не патруля. Из остальных зимой только половина.
        - Получается двадцать.
        - Я послал в академию запрос о пополнении запаса! - Возмущенно взмахнул руками Микела. - Но они отписались, что сейчас не могут предоставить в связи с важными потребностями семьи. Так что, сэр, только пятнадцать. Этого хватает на бой с любыми контрабандистами или пиратами. Ну... Почти любыми. Но и капитан-то у нас не из рисковых, кхе-хе.
        - Вашим первым заданием, после того, как мы закончим, будет, сэр Микела, отнести мое письмо в Академию и вернуться оттуда вмести с источником. Под охраной.
        Альваро склонился за одним из столов, где были перо и бумага, начертал текст и, сложив, запечатал своим перстнем, с магической печатью.
        - Вот. - Он протянул письмо. - Вам отдадут как минимум одного источника, на это я право-то имею. И думаю, он будет нам небесполезен. Также зайдите к вашим коллегам... Лиззи и Старк, я верно помню? И выясните их состояние. Если чтобы на борту было четыре мага, а не три, мне нужно будет потратиться на врача, не страшно.
        - О, спасибо сэр. Я тут же побегу!
        - Нет. Сперва завершим осмотр, а затем вы познакомитесь с тряпкой для очистки стола. Это будет для вас новое, но полное сюрпризов знакомство. Где у вас библиотека?
        ***
        - Да где же он? - Джессика сердито ходила по комнате. Сегодня она сумела посетить занятия для послушников. Теперь вот, пока память еще свежа, требовалось проверить все свои догадки на практике. Но увы. Агамемнон, занятый на каком-то срочном вызове, все не возвращался. Наконец, в дверь постучали.
        - Входи, уже, Аг! - Нетерпеливо бросила себеш.
        Но, открыв дверь, в комнату вошел не он, а высокая девушка в одежде адепта боевой магии. На худом лице сверкали янтарные глаза, а темная коса волос лежала на плече.
        - Джессика? - Скорее подтвердила, чем спросила вошедшая.
        - Да, миледи. Чем могу быть полезна? - Джессика старалась всегда говорить с магами равнодушно и любезно. Обратным можно было бы получить слишком много лишних неприятностей.
        - Агамемнон должен был обо мне рассказывать тебе. Меня зовут Ханна де Келли.
        - О. - Джессика встала с кровати и подошла ближе. Будучи уже высокой даже среди себеш, она возвышалась и над немаленькой Ханной. - Приятно познакомится. - Себеш улыбнулась. Ханна кивнула.
        - Я знаю, что Агамемнон много времени проводит с вами. Мне не очень интересно, в чем именно состоит ваш план побега, но, боюсь, он только что был сорван.
        - Хм? - Себеш подобралась, жалея, что оставила украденные кинжалы в сумке.
        - Его сегодня забрали из Академии, Джессика. По приказу Альваро Коста.
        - Но зачем?! Он же был столь ценен для Академии. Или что-то случилось? - Озабоченно уточнила себеш.
        - Нет, на сколько мне известно. - Ханна, вздохнув, подошла к окну. - Боюсь, тут и моя вина. Альваро Коста мой враг. Рано или поздно я убью его, или погибну сама. Но он, не желая такой дуэли, заметил, видно, что я много тренируюсь именно с этим источником. Агамемнон уникален. Его сила раньше не встречалась нигде. И как-то, возможно через дядю, Альваро узнал об этом и поспешил забрать его у меня. А единственный способ - это увести из академии. На флот, где он сейчас и служит.
        - Проклятье! - Зашипела Джессика. - Это рушит все! Аг держал всех, кто был тут из источников в порядке. У нас была надежда, а теперь? будь прокляты вы и выши аристократические игры!
        - Успокойтесь и будьте вежливей со своим последним союзником, Джессика. - Развернувшись, погрозила Ханна. - К тому же, это еще не все плохие новости. Я, как просил Агамемнон, узнавала о магах Крыла Ворона. И сейчас готовится новый список источников, что будут переданы им через пару недель, если только доживут. И в этом списке, Джессика, есть и твое имя!
        ***
        Впервые за столько времени покинув стены тюрьмы, Агамемнон с интересом смотрел в окно кареты. Решетка и не открывающаяся изнутри дверь напоминали о заключении, но город за окном был примечателен. Сперва древние, расписанные мраморные дома уступили свое место современным дворцам аристократов. Каждый из них норовил своей башней переплюнуть соседа. Затем все заслонила Цитадель, и при взгляде на устремленные в небо укрытые куполами башни, сердце замирало на миг. В прочем, Агамемнон скорее замирал в мечтах о том, как эта башня раскалывается и падает лордам на макушки. Позже очередные высокие шпили какого-то одного из замков остались позади, и карета медленно начала спускаться по длинному мосту, из Верхнего города в Нижний. Тут их встретила веселая толпа плотников, отмечающая в этот день свой праздник боданием с деревянным козлом, что на трезвую голову не получалось ни у кого. Наконец, разноцветье и музыка театрального квартала разошлись, и карета въехала на площадь перед бастионом Военного Порта.
        - Ты видно чем-то выделяешься среди других источников, а? - Спросил Микела, пока они шли через порт. Охрана, четыре гвардейца Коста, шли по бокам. Сам маг с интересом все это время разглядывал нового источника. Рослый, мощный мейс, тот словно излучал угрозу. Во взгляде, которым Агамемнон поглядывал на стражу, иногда блестел огонек ярости. На вопросы мага источник отмалчивался. Какой смысл говорить с тем, кого при первой возможности убьешь?
        - Я так думаю, сэр Альваро не зря тебя выделил. И уверен - тебе у нас понравится больше. Свежий воздух, физическая работа, а не отлеживание боков в Академии. Хоть ты и источник, но жить-то всем надо, даже тебе. Кхе-хе. - Микела почесал себя за ухом, вполглаза поглядывая на сурово молчащего источника.
        Войдя по аппарели на сходни, Агамемнон вздрогнул. Впереди стоял смутно знакомый мейс. Фиолетово-красный камзол был оторочен золотом, серебряная шерсть аккуратно зачесана и приглажена. Черные, бездонные глаза с интересом следили за подошедшими.
        - Ты быстро, Микела, это хорошо. - Альваро чуть заметно кивнул. - Знаешь, а ведь это первый источник, что я поймал, представляешь?
        - А, сэр Альваро! - Микела немного неуклюже отдал честь. - А чем вам именно тепрь Агамемнон-то глянулся?
        - Это мое дело, маг. Позже узнаешь. Что там с другими магами?
        - Лиззи выздоровела, сэр, и они прибудут к отплытию.
        - Поторопи. Я хочу начать срабатываться до того.
        - Э... боюсь капитан может не разрешить.
        - Магия, - Альваро поднял палец, - это наша область. Тут приказываю я, а не капитан. Отведи этого источника и обеспечь все, что нужно. Учти, только, что он попробует сбежать.
        - А вы бы не попробовали? - Вполголоса буркнул маг, разворачиваясь. Вдруг на его плечо упала цепкая лапа.
        - Думай головой, маг, когда говоришь. - Альваро говорил тихо, но прямо в ухо. - Другой аристократ на моем месте тебя проткнул бы за такие оскорбления.
        Микела отвел Агамемнона вниз, в каюты источников. Кивнув отдыхавшим хозяевам каюты, представил им нового.
        - Привет, ребята.
        - Сэр! Чем можем быть полезны? - Девушка в матросской куртке, что была сейчас за главного, вскочила с табурета.
        - Новый маг, что теперь над нами поставлен, привел источника. Знакомьтесь, это Агамемнон. Сейчас он зол на всех, даже, почему-то на меня. И я думаю, хочет всех убить. Да? - Маг подмигнул мейсу. - Думаю, если ты начнешь с Альваро, тебе никто слова поперек не скажет, кхе-хе! А остальное поправимо бутылочкой "Черного"! Это, - Микела указал на остальных, - наша команда. Матросы, и, по совместительству, источники. Анна, Боз, Джаффар, Мисталь. Располагайся, а я пока схожу за бутылкой. - Маг кивнул всем, и, развернувшись на пятках, полез обратно наверх. Дверь за ним, тихо щелкнув, закрылась.
        24-й день, зима
        Темные волны бесконечной рябью бежали к кораблю. Они разбивались о форштевень, превратившись в пенные валы огибали борта, а затем белым следом убегали вдаль на запад. Дредноут медленно шел вдоль берегов Коста, под острым углом к ветру, раздвигая своим огромным телом зимнее море. По снастям ползали матросы. Палубу чистили солдаты, а впереди, на втором носовом мостике стоял капитан. Его трость, на которую он опирался, пока корабль стоял в порту, теперь лежала на плече, словно подобие меча.
        - Доброе это утро, сэр Альваро. - Поздоровался он, не поворачиваясь. - Вы хорошо ходите по этой палубе, скажу, что как моряк вы скоро будете много стоить, а не только как маг.
        - Не уверен, сэр, что готов принять это как комплимент. - Альваро встал рядом, вглядываясь вперед. - Я горжусь тем, что я аристократ и что я маг. Этого мне пока более чем хватает.
        - У вас вопрос, который вы хотите мне задать, или же вы вышли просто проветрить воздухом свои легкие?
        - Да. Я вижу, что на борту хватает команды для работы. И я бы попросил вас освободить моих источников от этой опасной деятельности.
        - Что?! Матросы должны работать, молодой человек. У меня на борту не будет бездельников.
        - Сэр, вы же капитан, а не маг. - Успокаивающе поднял руки Альваро. - Поймите, сила и скорость реакции магического отделения зависит именно от того, в каком состоянии находятся источники.
        - Они в прекрасном состоянии, сэр Коста. Не думаете же вы, что мы тут морем этих вот людей голодом?
        - Но они же занимаются трудом, сэр! - Возмущенно воскликнул Альваро. - Они, проклятье, устанут, кто-то из них может упасть и сломать себе что угодно. Травмы и прочее. Вы представляете, сколько нашей с вами семье стоит каждый источник? Их нужно держать в удобстве и подальше от любых опасностей. Так, чтобы если возникнет нужда, я мог бы получить себе все шестнадцать полными сил, а не полмертвыми от работы!
        - Вы кажетесь мне глупым, молодой человек. Вы хотите, чтобы в вашем подчинении были сильные и здоровые эти люди. И я хочу того же. Но какое здоровье получить может человек, сидя днями взаперти? Через несколько лет он ослабеет и заболеет от сквозняка!
        - Столько лет источники не проживут. - Альваро вздохнул. - Я не бездушен, и сочувствую им, их долг тяжелее обычного долга простолюдинов. И мы, как аристократы, должны их направлять. Снимите источников с работы, прошу, капитан. Или я не гарантирую работу отделения.
        - Вы стали забываться, Альваро. Вы не есть глава всего и вся. Подчинение, как мне кажется, вы стали слишком быстро забывать. Вы отвечаете мне. И ваша честь залог работы отделения. Но вот людей портить я вам не дам. Это все. Следите, чтобы они не убились, вот ваша задача на сегодня.
        Агамемнон сидел на верху первой мачты, в "гнезде", с тоской смотря вправо, на берега, столь близкие и столь далекие сейчас. Его пост был важен, как наблюдающий, но вместе с тем и приятен возможностью увидеть больше и уйти от этих приторно-радостных матросов. Казалось, что тут он парил, как альбатрос, над морем.
        - Прелестный вид, доброе утро, и не поможешь ли ты мне забраться? - Обернувшись на голос, Агамемнон увидел Микелу, что протягивал ему корзинку. Не задумываясь, он взял ее, и пока мейс с любопытством разглядывал бутылки, кружки и незамысловатую еду, что лежали в корзине, Микела шустро заскочил в "гнездо".
        - Что вам тут надо, маг? Идите прочь. - Немного недоуменно сказал Агамемнон.
        - Неужели? Я наконец слышу от тебя слова, Кхе-хе, хоть и не приветствия. - Микела, поежившись от ветра, устроился сидя у бортика. - Так или иначе, но ты в моей команде, в команде этого корабля, молодой мейс. И я категорически не вижу причин для столь лютой ко мне ненависти.
        - Будь моя ненависть к вам лютой, маг, вы бы уже кормили рыб. Я просто понимаю, что стоит мне попытаться что-то сделать, как остаток дней я проведу в цепях. Нет, я начну не с вас. Но вами закончу.
        - Ох. В этом мире столько магов, что я скорее умру от старости, чем от твоих рук. - Микела достал бутылку и аккуратно стал разливать вино по кружкам. Ловкость, с которой он это проделывал на качающейся мачте, говорила о немалом опыте. - Подумай, мы с тобой отнюдь не столь различны, как тебе кажется.
        - Я не использую рабов для работы.
        - Ты, и только ты определяешь, раб ли ты. Все мы, и я в том числе, повязаны цепями ограничений. У кого полегче, - маг налил вина себе, - у кого потяжелее. - Протянул кружку Агамемнону. - Ты что, думаешь я свободен? Я дожил до своих лет, следуя предписаниям, указаниям и снова предписаниям! - Мейс сделал большой глоток, и Агамемнон решил последовать примеру. - Поставь себя на мое место. Ты родился аристократом и не можешь не быть магом, ибо того хочет семья. Ты стал магом и обязан идти куда скажет семья. Ты не имеешь права заниматься ничем, что не по нраву Семье. И попытайся сделать шаг в сторону, кхе-хе. Твое тело сожгут очень быстро.
        - И почему мне вас не жаль, маг? А? - Мейс и не заметил, как выпил полкружки глотком. Микела уважительно икнул.
        - Я разве жалуюсь, а? Нет. Я просто говорю тебе, что мы сейчас оба, и ты и я, выполняем работу, на которую нас поставили сверху. - Пустая бутыль заняла место у края "гнезда" - И изменить ничего не можем, хотя и мне и тебе по горло ненавистна наша деятельность. Можем лишь делать свое дело по-доброму и стараться поддерживать друг друга. Иначе мы умрем быстро и бессмысленно. Оставив вино недопитым, а песни недопетыми.
        Некоторое время они молчали. "Черное республиканское", качка корабля, ветер - все это создавало неповторимую атмосферу.
        - Я говорил с другими источниками, маг. - Агамемнон в сомнении глянул на него. - Они хорошо о тебе говорят. Но я не верю в гуманизм мага по отношению к источнику, прости. Вы считаете нас ресурсами, и ни в грош не ставите, пожертвуя при любом удобном случае!
        - Ик! - Микела откинулся на бортик, и его рыжая шерсть вздыбилась от ветра. - Давай я как-то сам буду знать, кого за что я считаю. Я маг лишь по профессии, не по убеждениям. я вобще, если хочешь знать, навигатор!
        - Ну-ну. Ты имперец, этим все сказано. Эк. - У Агамемнона, с непривычки немного повело перед глазами. Микела осторожно открывал вторую бутыль.
        - Что бы ты понимал, матрос, я никогда не хотел быть имперцем. Вот знаешь, что у меня за мечта? Да я с детства, Кхе-ик, мечтал бросить эту проклятую семью в бездну и перебраться в Республику. Я мечтаю о свободе! О том, чтобы-ик, покинуть этот берег и стать свободным мейсом, вот!
        - И-и-к что ж тебе мешает? - Альваро отобрал третью бутылку себе.
        - Ну, надо найти момент. Ик. И не могу же я вас бросить, да? Да и другие парни тут хорошие. Но вот веришь, как-нибудь я соберусь! И знаешь, что?
        - Ик?
        - Я возьму тебя с собой!
        Капитан хмуро поглядывал вверх. Он опять не заметил, как Микела полез пьянствовать в "гнездо". И вот теперь расплачивался. Голос мага тянул едва слышную отсюда, но от этого не менее скрипучую песню. Впрочем, через пару минут все перекрыл второй, глубокий и мощный голос. Песня была о свободе, о том, что за горизонтом. Песня, которую знали многие, особенно из простых людей. Ее запрещали, но без толку, и о самом запрете уже забыли. Отсутствие рифмы не мешало. Мешало скорее ее присутствие в некоторых неоднозначных местах. Матросы один за другим стали подпевать в меру памяти, воображения и словарного запаса. Тогда уже Альваро, покачав ушами с идеальным слухом, отправился вниз, в каюту.
        ***
        Ворота Академии были одним из чудес города. Витые стальные листья, в которых прятались искусно сделанные звери и птицы, сплетались в единый массив, окруженный чарами и подсвеченный магическими огнями. Впрочем, для мало значимых гостей тут была и незаметная дверь. По знаку стражника, дежурный маг шевельнул рукой и переплетения стальных ветвей в углу ворот расползлись, открывая черную каменную лестницу, покрытую фиолетовым ковром. Свет падал из отверстий вверху, между башнями. В проход скользнула фигура себеш. Впереди его ждал зевающий воин, приглашающе кивнувший. Себеш помахал ему рукой, и они пошли во служебному переходу внутрь, к остальным башням. Молодой посыльный, нагруженный сумками, снова и снова взбирался по лестницам, ведомый стражником. Относить послания магам, магистрам, влюбленным уборщицам. Главное было не перепутать. Но вот, в какой-то момент, проходя мимо небольшого фонтана, себеш на секунду задержался, сделав вид, что выдохся, и с восторгом оглядел представшую впереди башню архимагистра. Стражник с улыбкой бросил взгляд на новичка и потихоньку пошел дальше. Затем и себеш продолжил
свой путь, спеша отдать послания адресатам.
        Из-за угла осторожно вышла Джессика. Подойдя к фонтану, она, оглянувшись по сторонам, аккуратно достала из-под него небольшой мешочек. Развязав, себеш удовлетворенно кивнула трем маленьким бутылочкам с зеленой жидкостью внутри. До приезда мага из Крыла Воронов оставалось десяток дней. И пора было начинать то, что иначе бы через месяц вскрылось.
        Вернувшись в комнату, Джессика аккуратно спрятала бутылки и стала собирать остальное. Все ценные книги и артефакты упаковались в небольшой рюкзак, украденный на кухне. Непромокаемый и зачарованный, он сам по себе стоил не мало. Далее Джессика засунула его под кровать и задвинула каменным блоком. Теперь настала пора уже сегодняшних дел. Под куртку пошли ножи, крюки и веревки. Натренированной рукой себеш набросала письмо и, оглядев себя в зеркало, двинулась к комнатам других источников. Наконец, по ходу поисков, навстречу попалась Мила - простодушная девушка из деревни Железных Земель. Это было то, что нужно.
        - Мила! - Джессика протянула ей письмо. - Тебя-то я и ищу. Маги из башни Восточного крыла требуют тебя.
        - Ой, Джессика! А меня обычно туда отводят. Можешь помочь? Я ведь знаешь, тут все время в коридорах путаюсь. Раньше Агамемнон мне задачи с кем-то еще подыскивал...
        - Конечно, дорогая! Пойдем.
        Они поднялись, потом спустились, прошли по переходу и повторили это еще раз десять, прежде чем вышли к большой и толстой зеленой башне, что незаметной высилась в центре восточного крыла. Не смотря на официальное название "Изумрудная", среди послушников ее звали Башня Жаба.
        - Судя по письму, мне надо ждать где-то тут, на случай если меня вызовут, так? - Мила взглянула на бумагу.
        - Да, дорогая. Посиди вон там, в тени. - Джессика указала на лавку у выхода в небольшой сад. - Я зайду за тобой через час, не уходи никуда, хорошо?
        - Спасибо тебе большое, Джесс, без Агамемнона нам теперь очень тяжело бы пришлось, если бы не ты.
        - Не за что, Мила, не за что. - Себеш грустно вздохнула. Ей было совестно покидать этих людей и мейсов, но увы - с собой взять она не могла никого.
        Старый мейс кряхтя шел по залам. Он любил эти стены, в которых он провел практически всю свою жизнь. Не слишком впечатляющие успехи в магии, нелюдимость и редкая для мейсов боязнь открытых пространств сделали свое дело. И вот, маг, получивший это звание лишь по причине почтения, питаемого к нему всеми жителями Академии, стал хранителем музея. Не слишком часто посещаемое место. Да и подлинные ценности сюда не несли. Какой же магистр откажется оставить у себя Живой Кристалл Паймара или, например, Глядящий Свиток Бездны? Нет. В музей попадали вещи ценные, но не слишком. Вроде Горшка Вечнобурлящей Жижи. И потому, заперев заклятьем дверь, маг с трудом побрел в свою келью, не заботясь о страже. Наконец, его шаги затихли вдали, и от стены отделилась тень, блеснув чешуей в свете единственного светящегося шара.
        Джессика аккуратно подошла к двери и сосредоточилась. Все ее знания сейчас играли за нее против недостатка опыта. Наконец, потянувшись мысленно вниз, она поймала пульсирующую энергию источника. Проверив канал к Миле, себеш пожалела в очередной раз, что это не Агамемнон, знающий, как направлять свою силу. Но риск того стоил.
        Теперь сформировав нужное заклятие, Джессика коснулась им двери. Одновременно аккуратно поддев замок отмычкой. Минуты шли одна за другой, нарушаемые лишь тихим звоном металла. Наконец, замок блеснул вспышкой, и отворился. Джессика легко вскочила, и придержала скрипучую дверь. Заклятие определения открыло ей, где и как проходили нити, готовые взорваться тревогой при неаккуратном нажатии. Не то, чтобы все они были опасны - но различать нужные себеш еще не умела.
        Бросок крюка - и над полом натянута веревка, от ушей удивленной горгульи до крюка под фонарь. Быстро пробежав над полом, Джессика почувствовала, что Миле становилось хуже. Себеш спрыгнула у стеллажа с древними свитками. Пора было отпускать источник.
        Те, кто делали этот музей не полагались на магию, добавив ее для вида. В заведении, где магии обучают до любых высот, глупо делать только такую защиту. А вот взлом сложных замков аристократам, которые только и были магами, явно никогда бы не дался. Потому Джессика, не боясь, начала работать с отмычками. Прошло лишь полчаса, а шкаф с тихим звяком распахнулся. Пробежав по полкам, себеш нашла искомое - древний свиток, запечатанный еще первым, шестилучевым знаком Академии. На свитке начертаны были руны, переводимые как "Полный план академии. История и этапы постройки. Замечания мастеров. Только для магистров. Да будут прокляты глаза, преступно взглянувшие на этот бесценный свиток без дозволения. Не мочить". Ключ к побегу у Джессики теперь был в руках. Ну, треть ключа, вторая сейчас ждала в рюкзаке под кроватью, а третья находилась в куда более опасном месте. Взяв свиток и еще карту города, не полную, по нынешним меркам, но весьма полезную, Джессика закрыла и заперла шкаф. Затем, подключившись к ослабшей Миле, вышла по веревке, вытянула обратно крюк, и аккуратно закрыла за собой дверь. Оставалось
последнее - вернуть заклятие замка. Прошло минут десять, и, наконец, Джессика добила и это. Со вспышкой, на место встал последний штифт. Теперь следовало вернуться.
        Мила лежала на скамье. Ее дыхание практически не чувствовалось, а сердце в разнобой пыталось судорожно прогнать похолодевшую кровь. Джессика аккуратно подняла ее, и так на руках и унесла к лекарям. Те, привычные к таким картинам, дали готовый состав зелья и укрыли Милу заклятием.
        - Увы, дорогуша, - вздохнул врач, отвечавший этим вечером за источников, - боюсь и ее здоровье наконец подорвано. Отнеси ее в комнату, и надейся, что в ближайшие дни никто о ней не вспомнит. Все остальное ты, Джессика, и так знаешь.
        - Спасибо, Дабрахам.
        - Э, брось. Джес. - махнул рукой старый мейс-адепт. - За что тут благодарить-то? Сами калечим сами и лечим... Тьфу на все это. Знала бы ты, как мне это опостылело.
        - Но кто-то ведь должен этим заниматься, Дабрахам? А если не ты, то кто?
        - "Если не ты то кто?"... Жаль Агамемнон ушел, это же его слова, да? Впрочем, говорят на флоте живут дольше и лучше. Доброго вечера вам с Милой, дорогуша.
        25-й день, зима
        Свободные от вахты матросы собрались на площадках для стрекоз. Оттуда, будучи не очень заметными капитану, можно было наблюдать за "Черноухим", как прозвали на корабле Альваро. На большой платформе, покрытой усиливающим составом, был начертан сложный круг. Рядом стояли трое магов. Микела, с еще немного побитой от вчерашних возлияний рыжей мордой, Лиззи, молодая невысокая загорелая девушка с кольцами в ушах и Старк, молодой человек в пятнах от алхимических опытов и с удивительно красивыми рыжими волосами. Учитывая, что и у Лиззи ее натурально черные волосы были покрашены в рыжий, троица смотрелась удивительно гармонично. А с учетом серебряного Альваро, все это напоминало клинок перед подсвечником.
        - Господа маги. - Альваро внимательно посмотрел на свое отделение. - Сегодня я проверю вашу готовность. И очень не советую вам эту проверку завалить. Все детали заклятия вы уже знаете. Места, - мейс повел рукой по кругу, начерченному несмываемым мелом, - определены. Каждый из нас контролирует по четыре. - Позади Альваро сидели источники. Все шестнадцать, разбитые на четыре группы. Они напряженно переглядывались, непривычные к такому. Позади всех, у третьей мачты, стояли медики. Один из них был магом, но источника у него сейчас не было. Рядом с ними скучал и капитан. Завтра корабль возвращался из патруля в порт, и он надеялся, что молодой Коста не натворит дел. На всякий случай пара матросов с арбалетами была наготове. Тут главное оглушающую стрелу подобрать верно.
        Наконец, Альваро дал сигнал, и тут же трое из источников обессиленно откинулись на спину, пропуская через себя энергию. Затем один за другим и другие закрывали глаза и приваливались спиной к стенке. Только Агамемнон сидел, как и раньше, обеспокоенно смотря на своих. Вокруг всех четырех магов замерцали сферы. От круга, исписанного рунами, поднималось сияние. Затем из рук Альваро вырвался полупрозрачный сгусток, стремительно унесшийся в море и разорвавшийся вдали ослепительной вспышкой. Потом три таких же сгустка вылетели от других магов. Тот, что швырял Микела, взорвался чуть раньше остальных. Десяток секунд спустя четыре грохочущих удара пронеслось над палубой.
        - Микела! Концентрация! - Альваро рыкнул, не глядя.
        Затем все пронеслось снова - вспышки, грохот, только в другую сторону. И снова. И опять. Все продолжалось, пока Альваро не закричал:
        - Вторая фаза!
        Теперь в центре круга загорелось вертикальное окно, отражавшее дальний берег. Вид в нем то удалялся, то приближался, по требованию Альваро. Убедившись, что подобное упражнение не вызывает сложностей, Коста объявил:
        - Третья фаза!
        И вот сеть накрыла корабль, словно некий гигантский кокон. А снаружи в нее, одна за другой, били молнии. Маги менялись местами, и стоило кому-то пропустить удар, как молния превращалась с помощью заклятия Альваро в безобидную вспышку, комментируемую магом.
        - Микела, концентрация, бездна тебя побери! Старк, забирай больше силы, не дрожи! Лиззи, не та мачта, где точность удара?
        Постепенно источники стали терять сознание. У кого шла носом кровь, кто просто отключался. Жар и судороги - врач сбивался с ног, пытаясь лекарствами поддержать их. Агамемнон, будучи единственным целым источником, видел, что еще полчаса - и кто-то из них умрет. А здоровье теряют уже сейчас. Но тут подал голос капитан.
        - Сэр Коста. Эту прекращайте тренировку, так мы останемся без источников!
        - Прошу прощения, - ответил маг, - но обратите внимание на моего источника, что я предоставил флоту. Он все еще в нормальном состоянии и куда лучше ваших. Боюсь, что ваш вчерашний тезис о допустимости расхолаживания и перенагрузки источников неверен.
        - Мне все равно, на это ваше мнение, мальчик. Это мои люди.
        - Нет, сэр. Магические дела - это дела Коста и Академии, и я подчиняюсь вам только как приданная в распоряжение сила. Моими людьми вы не властны. Я провел ночь за уставом не зря. - Тем временем, грохот ударов по щиту не прекращался. - Но не волнуйтесь, я никого, скорее всего, не убью. И запрошу замену источников сразу по прибытию в порт. Это никуда не годится - три четверти полуисчерпаннх ресурсов на такой корабль!
        Вот тут уже Агамемнон не выдержал. Напрягшись, мейс ощутил канал магии, льющейся сквозь него к Альваро. Словно цепляясь, он прошел по нему, почувствовав соседние. С Ханной Агамемнон не раз тренировал совместное творение заклятия. Но тут нужно было иное, фактически противоположное. И он стал мять и корежить канал магии, идущей через него, вызывая жуткую дисгармонию потока.
        Альваро вздрогнул. В чистой и четкой энергии воцарился хаос. Сеть вздрогнула и замигала, едва сумев отразить заклятие Старка. Возможно, только неуверенность ударов юного адепта спасла корабль от попадания. Словно чужая рука стиснула поток заклятий и стала рвать его. Коста свернул ненужную часть защиты, чтобы все-таки удерживать удары увлекшихся магов.
        - Так вот как это выглядит. - Альваро пристально всмотрелся в ненавидящие глаза Агамемнона. - Вот особенность твоей магии, мейс...
        - Стой, Коста! - Капитан поднял руку, приказывая притаившимся стрелкам приготовиться.
        - Вы будете стрелять в наследника верховного Лорда, да, капитан? - С усмешкой ответил Альваро, кивнув в сторону где те засели. - Я бы не советовал. Это будет смертельно для вашей карьеры. Причем сразу смертельно. - Взгляд черных глаз лорда Коста уставился на капитана. Тот застыл, в замешательстве.
        Альваро зачерпнул резко больше энергии и с силой начал выправлять заклятие. Не замечавшие ничего трое других магов продолжали обстрел. Альваро и Агамемнон словно две воли, столкнулись в потоке магии. Последнему казалось, что еще мгновение - и все рухнет, погребая и корабль, и лорда Коста. Если маг сорвется - сам он точно погибнет. Это знали оба. Но тут Агамемнон услышал стон. Справа от него, другие источники, подключенные к Альваро, умирали. Слишком сильное напряжение - и вот синеет кожа и сереет шерсть, а глаза наполняются кровью. И Агамемнон отступил. А поток вернулся на исходный уровень.
        - Хорошо, стоп! - Крикнул Альваро, и заклятие свернулось, а круг, раскаленный магией, медленно начал угасать. Маги, устало и осоловело выбирались с платформы, тяжело дыша. Агамемнон бросился в меру сил помогать врачам, лекарь тут же начав использовать мейса, начал возвращать источников к жизни.
        - В целом все не так плохо, господа. - Альваро поправил немного сбившийся плащ. - С моей помощью мы можем многое, капитан не даст соврать. - Затем, подойдя ближе к магам, Коста продолжил. - Микела, в следующий раз бутылку с вином вам придется проглотить целиком, вместе со стеклом и пробкой. Старк, если бы мы атаковали противника, я бы подумал, что вы с ним заодно, так сильно вы ослабляете поток. Лиззи, магия - сложное дело, и я надеюсь через неделю увидеть улучшение точности попадания. Тренировки вам помогут. Теперь, господа, практика окончена, занимайтесь источниками. Все они живы. И если хоть кто умрет - платить будет ответственный. Капитан, палуба - ваша.
        Уходя, Альваро заметил взгляд источника, Агамемнона. Его снова обдало жаром ненависти. Мейсу стало даже интересно, чем же он заслужил ее. Но по крайней мере такая декларация "враг" была куда честнее лживых улыбок других противников, которых в последнее время становится все больше. Альваро пообещал себе, что так или иначе, он начнет сокращать их число. Начать стоило, например, с капитана.
        27-й день, зима
        - Надеюсь, Дабрахам меня простит, за это. - Джессика пробурчала себе под нос, укладывая в сумку вещи. - В конце концов, он бы этого и ожидал.
        Выйдя из комнаты, себеш направилась в Большой Дом. Так называли группу башен и переходов, соединенных в единый комплекс и стоящие ближе всего к главным воротам. Раньше там проводились занятия, но сейчас их перенесли в более вместительные залы других башен. А многочисленные помещения были отданы слугам, поварам и другому обслуживающему магов персоналу. Джессике нужны были комнаты для гонцов. Был уже поздний вечер, и сегодня ее маги ни разу не привлекали к заклятиям. Видимо, стало известно о внесении ее в список слабых, и никто не хотел рисковать подарком архимагистра магам Крыла. Потому полная сил себеш легко прошла внутрь, и тихонько нырнула в коридор спален. Пропустив мимо пару припозднившихся служанок, Джессика осторожно ощупала нужную дверь. Быстро смазав вынутым из сумки жиром петли, себеш тихонько подняла ножом задвижку и зашла в комнату. В узкой келье с маленьким окном у потолка и картиной лошади на стене, стояла единственная кровать. На ней спал человек, раскинув руки. Это был один из гонцов Академии. Как знала Джессика, он только вернулся, и в ближайшие дни не собирался покидать город.
        Она встала на колени рядом с кроватью и, поставив рядом сумку, стала аккуратно работать. Прежде всего изнутри появилась легкая кисточка и флакон с прозрачной жидкостью. Две капли на кончик распространили еле уловимый запах. Джессика выбрала именно человека - мейс от запаха скорее всего проснулся бы. Касанием кисти по откинутой в сторону руке, себеш отключила чувствительность кожи гонца. Затем пришел черед маленькой колбы и тонкой полой иглы, что в последнее время массово стали выращивать врачи в Империи. В госпитале Дабрахама таких было с избытком. Несколько капель крови упали в колбу. Осталось лишь закрыть кистью следы укола и проверить отсутствие следов вторжения. Вряд ли кто что заметит, подумала себеш.
        Было уже за полночь, когда Джессика вернулась к себе. Аккуратно достав колбу, она долила в нее немного воды и капнула из баночек с синей зеленой тушью. Жидкость стала характерно буро-зеленого цвета. Запечатав красным воском пробирку, себеш аккуратно вывела на ней несколько рун, которые Агамемнон несколько недель назад перерисовал на листок бумаги. Эту операцию тогда готовил еще он.
        Пробраться в лекарские палаты было просто. Дабрахам легко разрешил Джессике набрать укрепляющих зелий для источников. Незаметно для других, себеш стала главной. Она заботилась об источниках и регулярно приходила ко врачам то за советом, то за лекарствами. Но теперь, прикрыв дверь склада, Джессика прыгнула вверх и выбралась через окошко на стену. Еще прыжок - и цепкие когти впиваются в подоконник окна следующего этажа. Оно даже было не закрыто! Себеш перепрыгнула внутрь и внимательно вгляделась в ряды полок.
        Перед ней была небольшая комната, заставленная одинаковыми полками. На каждой из них в обитых шелком держателях были закреплены одинаковые колбы. В колбах была разбавленная кровь. Из рядов желто-красных растворов выделялась одна, ярко зеленая. Времени было мало, и она быстро подменила свою колбу, спрятав настоящую в сумке. Прыжок вниз, в окно - и меньше, чем за пару минут отсутствия Джессика вернулась на склад. По дороге обратно, в комнаты источников, она вылила содержимое колбы под какой-то куст, прополоскала ее в фонтане и разбила на мелкие брызги в мусоре, валявшимся под лестницей.
        Теперь оставалось ждать. Последняя часть ключа наружу, судя по схеме Академии, располагалась в самом охраняемом месте - в кабинете Архимагистра. Не то, чтобы без этого Джессика не смогла бы уйти - но себеш казалось, что все полученные ею знания пока не стоили испытанных неудобств. И пара ценных вещиц из коллекции самого сильного мага мира это компенсирует. Но ни в этот день, ни в следующий, архимагистр покои свои не покидал. А Джессику охватывало приятное нетерпение и предчувствие, что все придется делать в последний момент.
        29-й день, зима
        Четвертый день дредноут шел через шторм. Ветер, бьющий в борт корабля, гудел, будто великан бил по натянутому барабану. Крепкие, усиленные магией паруса были натянуты так сильно, что казались навечно застывшими. Но даже такой, затяжной желтый шторм, был имперскому дредноуту знаком и не страшен. На пятый день патруля "Поднимающая Ветер" должна была дойти до порта. В гавань полагалось заходить лишь изредка, для пополнения запасов и ремонта, но зимой адмиралтейство закрывало глаза на излишнюю бережливость капитанов. Так и выходило, что берега вокруг столицы дредноут проходил куда чаще положенного, не спеша. А в этот раз - еще и с опережением, что оказалось для кого-то неожиданным.
        - Капитан, что это за корабль? - Альваро смотрел через подзорную трубу на контуры небольшого фрегата, показавшиеся несколько минут назад впереди.
        - Этот я думаю торговец, молодой Коста. Направляются они на северо-запад. - Капитан с трудом сдержал зевок. Было раннее утро.
        - Мы не встречали торговцев сегодня, капитан. А в шторм мало кто рискнет идти на север. Пожалуй, стоит проверить. - Размяв пальцы, заявил Альваро.
        - Вы это совершенно зря, мальчик, пытаетесь помешать имперской навигации. Наша задача это в том, чтобы не пропустить, а не не отпустить.
        - Ошибаетсь, капитан. Или просто забыли о том, что наш долг охранять империю. Давайте посмотрим... - Альваро сосредоточился, вытянул руку вперед и создал за счет сидящего на палубу ниже Агамемнона, простое, но, наверное, самое популярное в империи заклятие. - А вот это уже итереснее!
        - Что это у вас приключилось, Коста? - Поинтересовался капитан, поднимая свою подзорную трубу и наводя ее на резкость.
        - Как вы полагаете, сэр, для чего на таком небольшом корабле может быть двадцать источников? Вам не кажется это подозрительным?
        - Я считаю, что это вам не надо вмешиваться в то, куда едет почтенный маг, судя по числу источников, не малой силы. - Капитан отрицательно покачал головой.
        - Вы ошибаетесь, сэр. - Альваро подобрался, глаза его в азарте блеснули. - Великий маг не стал бы брать такое корыто. А остальное - подозрительно. Готовьте матросов, мы идем на перехват.
        Капитан в полголоса выругался в след уходящему будить магов Альваро. Но отдал нужные приказы. Как-то так выходило, что в присутствии молодого лорда не получалось игнорировать его указания.
        Дредноут, словно проснувшись, вздрогнул и распустил паруса. Со сменой курса он устремился к чужому кораблю, а матросы подняли вымпела "Остановиться для проверки". Альваро же просигналил эту же информацию ярким крестом на пути судна.
        Агамемнон почувствовал магию, когда корабль внезапно дернулся. Вместе с магами и отдыхавшими источниками он побежал на палубу. Те же, что работали на мачтах заспешили вниз, чтобы не быть застигнутыми заклятиями на вантах.
        - Они не остановились! - Капитан нахмурился. Лорд Альваро оказался прав, и стоило приготовиться противостоять неприятностям. - Это плохо. Офицерам - боевая готовность!
        На корабле забегали, баллисты внизу начали заряжать, а в катапульту вложили скованные цепью ядра. Альваро создал первое заклятие, пока остальные маги только подходили, и молния пролетела с его рук над волнами. Но, словно ударившись о невидимый щит, разлетелась на подступах у убегающему кораблю.
        - Экран? Они не смогут от нас уйти, что же они за... - Мейс не успел закончить фразу, как корабли с оглушительным треском соединила ломанная красная линия, испускающая тысячи искр. Словно взорвавшись, воздух повсюду на корабле загорелся красными сполохами, не наносящими, впрочем, обычным матросам вреда. А вот маги, соединенные с источниками, с криками попадали на палубу, обхватив голову руками. Сами же все источники, объятые внезапным красным светом, рухнули без сознания. Двое упали сверху, с вант, не успев спуститься. Только Агамемнон лишь покачнулся, и бросился к ним с криком "Лекаря!".
        - Вперед! - Альваро поднялся. - Их нужно поймать!
        - Сэр! - Микела поднялся первым из троицы. - Они вырубили всех источников. Нам их не догнать, сами посмотрите!
        И правда, вражеский фрегат, минуту назад неуклонно приближавшийся, подернулся завесой и рванул от дредноута со всей доступной силой магии. Первые снаряды, выпущенные артиллеристами, бессильно упали в пенный след за его палубой. В то же время источники дредноута продолжали задыхаться в ярко-алых вспышках магического огня. Тот и не думал затихать.
        - У меня есть один, и я справлюсь. Займитесь раненными, и не мешайте! - Альваро шикнул на помощника. Затем, зачерпнув так много, как осмеливался, он направил магию на вживленные в каркас "Поднимающей Ветер" контуры, что были зачарованы на ускорение. Ни один другой корабль, кроме имперских дредноутов, не мог себе позволить жилы из красного серебра, вплетенные в корпус. Используя источников, маг мог дать куда большее ускорение, чем стандартные заклятия корабельных заклинателей. Этим и воспользовался Альваро.
        От потока, прошедшего через него, Агамемнон вздрогнул. Это было непривычно, и впервые немного неприятно. Дредноут словно подняло над волнами, и, развернув невидимые крылья, корабль рванул за преследуемым фрегатом. От рывка все, кто не держался попадали. Но тут снова вмешался Микела.
        - Сэр! Они умирают! Источники погибнут без лечения!
        - Проклятье, продержите их полчаса! - Рявкнул Альваро. Его когти вонзились в перила. Взгляд немигающих глаз был сосредоточен на корабле противника, который, словно на веревке, подтягивающемся все ближе.
        - За это время половина умрет! Сэр, отпустите контур, помогите с лечением, прошу! - Микела вскричал, срывая голос.
        - Они свое уже отработали, мейс! Оставь и позаботься о других, у нас скоро будет еще два десятка конфискованных источников! Хватит трусить. - Альваро, так и не отпустив взглядом фрегат, поднял руку. - Господа, готовьтесь г бою. Как маг ослабнет - перехватывайте управление! Готовность двадцать минут. Капитан, продолжайте обстрел с баллист, как сочтете разумным, но судно не топить!
        - Вы забываетесь, Коста, это не ваш этот кора... - Капитан подавился своими словами. Обернувшийся Альваро, в развивающимся на ветру синем паще и горящими огнем от магии черными глазами наводил ужас. Матросы и маги попятились.
        - Еще слово, капитан, и вы отправитесь на корм рыбам! Подчиняйтесь Семье!
        - Есть сэр... - Капитан покачал головой. Рисковать ему не хотелось, но идти против наследника Верховного лорда - не хотелось куда больше. Он развел руками, молча извиняясь перед Микелой
        Корабль летел, метр за метром настигая противника. Маги устало пытались привести источников в чувство, но красные искры, плясавшие по тем, каждый раз лишь обжигали руки. Микела, сгорбившись, стоял на коленях над задыхающейся Анной, тщетно пытаясь влить укрепляющий раствор в плотно сжатый рот. Внезапно на его плечо опустилась мощная лапа.
        - Сэр... - Тихо сказал голос. Маг обернулся.
        - Агамемнон? Ты еще на ногах! Вот это сила... Мне жаль, но я видно ничего не могу тут сделать. - Микела покачал головой.
        - Можете. - Полушепотом сказал мейс. - Это тайна, но тебе я доверю. Попробуй взять мою силу.
        - Тебя же использует он, - маг кивнул в сторону Альваро, - я не смогу отобрать у него источника, он много сильнее.
        - И не пытайтесь. Просто воспользуйтесь. - Агамемнон вздернул мейса на ноги, и дал легкую пощечину. - Ну же! Придите в себя, пока еще их можно спасти!
        - Д-да... - Микела сосредоточился. - Ой! Ты словно и не используешься... какая странная сила, мощная и ровная!
        - Ну так используйте ее, спасите остальных, пока он не видит! - Мейс силой развернул мага к Анне.
        Микела кивнул и молча стал плести заклятия. Агамемнон, осоловев от двойной нагрузки, тем не менее все еще был на ногах. Один за другим, источники, сносимые матросами вместе, стали терять искры вокруг тел, раны стали затягиваться, а дыхание возвращаться.
        - Все дружище! - Вздохнул маг, присев рядом с Агамемноном. - Они будут жить, а мне нужно передохнуть, кхе-хе. - Он достал из потайного кармана форменного плаща бутылку и чуть ли не ополовинил ее одним долгим глотком. - Пф! Проклятая бездна на этого безумного мага! - Вполголоса продолжил Микела.
        - Прошу, не говорите ему об этой способности. - Агамемнон старался также говорить тише, хотя свист ветра и отрезал их от ненужных ушей.
        - Эх, кхе, да конечно! - Маг покачал головой. - Ты мой друг, ты спас дорогих мне людей и мейсов, что я, не понимаю? Ни слова Коста от меня не услышит, ему не до того будет, сам увидишь.
        - Микела! - Раздался внезапно крик Альваро. Маг судорожно вскочил, и, не успев спрятать бутылку, отдал ее Агамемнону. - Готовьтесь, пытайтесь перехватить источников, мы уже достаточно близко для этого!
        Маги подошли к борту и сосредоточились. Их разум потянулся к уже такому близкому фрегату, стараясь подключиться к источникам, сидящим там. Альваро, в свою очередь прервав заклятие ускорения, вклинился в связь между вражеским магом и его источниками. Одну за другой он рвал эти связи, а Микела с магами подхватывали их уже на себя. Корабли замедлились оба, но было уже поздно - в борт фрегата врубились стрелы баллист, тянущие за собой крепкие веревки, барабаны которых тут же начали вращать матросы. На верхнюю палубу высыпали солдаты, блестя обнаженными саблями и стальными шлемами. Борьба магов еще длилась, а в накренившуюся палубу жертвы с грохотом и хрустом упали штурмовые сходни - отделяющиеся части фальшбортов, со стальными когтями, пробивающими палубу. По настилу загремели сапоги. С палубы фрегата летели отдельные стрелы - кого-то ранив, но по большей части засев в щитах десанта. Но буквально через мгновение, откинув щиты, поток солдат хлынул на корабль, сметая отдельных сопротивляющихся. Кто-то прыгал в воду, еще несколько успели отвязать шлюпку и прыгнуть в нее с другой стороны фрегата - но
молния, упавшая с неба, превратила ее в щепки. Альваро разорвал последнюю нить и шел на помощь своим. Впрочем, помощь тем и не требовалась - на нижних палубах еще шел бой, но верхняя была свободна - отдельные тела и матросы с "Поднимающей Ветер", что связывали выживших и выносили своих раненных. Альваро спустился на захваченный фрегат и стал осматривать палубу, ожидая конца схватки в трюме.
        - Сэр, нам очень жаль, но... - солдат, подошедший к Альваро замялся.
        - Говори уже.
        - Боюсь, сэр и капитан и маг мертвы, сэр. Капитан бросился на нас на первой палубе, сэр, из своей комнаты, сэр. Не было возможности взять живым.
        - А маг?! - Рыкнул Альваро.
        Солдат опасливо отступил.
        - Мы нашли его мертвым в той комнате, откуда выбежал капитан, сэр. Думаю его убили свои, сэр.
        - Хм. Проводи меня в комнату капитана. Никого больше туда не пускать.
        Дредноут качнулся и отделился от фрегата. Ветер и волны сделали свое дело - неуправляемый полуразбитый корабль не продержался и пары минут. Сходни еще только поднимали, навигатор только правил маршрут в порт, а побежденное судно, накренившись, рухнуло под массой очередной волны, показав вверх киль и исчезнув навсегда в черной воде Штормового моря.
        - Итак, господа. - Альваро медленно прохаживался вдоль стола в штаб-каюте. За столом сидел капитан, маги и четверо благородных офицеров, остальных Альваро не приглашал, в виду отсутствия должного происхождения. - Позвольте мне сформулировать выводы. Во-первых, мы имели дело с явными нарушителями, имеющими на борту из запрещенных грузов не только двадцать источников без должной лицензии и сопровождения мага, но и ряд несущественных, но запрещенных к вывозу себешских грузов. Судя по словам пленных матросов, "Алисандрия" шла в Республику, причем тайно от патрулей. Мы можем поблагодарить судьбу, что позволила нам предотвратить эту контрабанду. Господа! - Альваро остановился, опершись на стол. - Я предполагал, что в Империи существует контрабанда. Но поставки таких масштабов! Вы представляете себе, сколько стоит один источник на территории Республики, где они практически не рождаются? Я благодарю всех за пресечение столь чудовищного преступления.
        - Я думаю, молодой Коста, - Вмешался капитан, - Что это вы немного не туда взяли. В Республике источники как это вам известно должно быть, свободны. Не вижу тут выгоды этого, так что может это тут не контрабанда, а это побег?
        - Нет. - Покачал головой Альваро. - Этот корабль шел из столицы, а там невозможен побег такого числа источников. Слишком высока их цена и ответственность за утерю. Уверен, что мы не сможем сами проследить, откуда появились эти двадцать источников. У меня есть основания полагать, что за подобной контрабандой стоят силы из Республики, категорически враждебные нам. Возможно, готовя операции интервенции, эти республиканцы стремятся накопить как можно больше источников.
        - Сэр Коста. - Подал голос Микела. - Но мы ничего такого не слышали! Я бы согласился с выводами капитана, что это побег, но возможно спонсированный из Республики или Новой, раз вы что-то такое еще знаете.
        - Не думаю. - Альваро задумчиво посмотрел в окно, на серые беснующиеся волны. - Не думаю, что в Империи столько источников, предпочитающих позорное и опасное бегство безопасной сытой жизни и чести быть залогом стабильности страны. К стати, сколько наших источников погибло?
        - Ни одного, сэр. - Ответил Микела, опасливо.
        - Замечательно! Вы явно проявили чудеса навыков первой помощи. Капитан, прошу вас учесть это! Я уверен, что из двадцати источников нам разрешат оставить как минимум половину, а это уже будет серьезная сила!
        - Конечно, лорд Коста, это будет отражено, вам этого опасаться не следует. - Кивнул устало капитан. Он уже старался не спорить с наследником Коста, признав за тем право распоряжаться.
        - Прекрасно. Теперь, я думаю, мы сможем сделать что-то вроде дежурств. Раз в четверть часа дежурный маг проверяет наличие источников в округе. При любой аномалии - поднимать тревогу. По прибытию в порт, мы с вами, капитан, потребуем аудиенции у адмирала патрульного флота, чтобы эту тактику приняли на вооружение на всех судах. К тому же, я думаю, патрулей теперь станет поболее. Пожалуй, все.
        Все стали расходится, чтобы наконец выдохнуть после битвы. Но Альваро заметил на последок:
        - Капитан! Подождите минуту, сэр.
        Когда все остальные вышли, в комнате осталось только двое мейсов. Альваро устало опустился в кресло.
        - Сэр, я знаю, что я вам не симпатичен. - Начал маг. - Полагаю, вы привыкли командовать на своем корабле и с трудом терпите молодого лорда, лезущего во все щели и пытающегося всеми управлять.
        - И что это с того, сэр Альваро? Продолжайте. - Кивнул капитан.
        - Но вы должны признать, что пока все, что я делал - было эффективно и на пользу семье и стране. Проклятье, капитан! Если вы будете стоять в стороне, то вы лишь немного помешаете мне, не остановите. Но я нуждаюсь в вашей помощи, чтобы сделать все быстрее и без лишних жертв! Поймите, то, что мы делаем здесь и сейчас, все изменения, которые я стараюсь ввести, это то немногое, что, быть может, еще способно спасти Имерию!
        - Мне нет дела до этой политики, молодой лорд. В это играйте вы сами.
        - Прочитайте. - Альваро кинул через стол свиток капитану. - Это я нашел на фрегате, в вещах мага, которого убили, чтобы он не попал нам в плен. И вы все еще вне политики?
        Капитан развернул свиток. Ровными буквами там было написано.
        "Якоб! В приложенном свитке ты найдешь описание следующих двадцати. Прости, что опять подвергаю тебя риску, но ситуация с каждым годом обостряется, и мы нуждаемся все в новых и новых силах. Прошу тебя, будь аккуратен и не доверяй капитану до конца. Ради больших денег он предаст нас также легко, как предал своих проклятых хозяев. Точка встречи - третий остров по плану. Тебя будут ждать до весны, но воспользуйся штормами, не прогадаешь!
        Как всегда, за информацию о Семьях - своя цена.
        Во имя Восстановления и да вернется справедливость в Империю!
        Дж.Р."
        - Вы понимаете капитан? Я уже встречал такое. Это "Восстановление". Они пытались спровоцировать мятеж в землях Диммерхайм, из-за них погибла Джанет де Диммерхайм! И теперь мы знаем, что их след ведет в Республику. Мне нужны союзники, чтобы поднять против врагов Империи тех, кому еще что-то говорит слово Честь. Чтобы найти этого "Дж.Р.". Вы со мной, капитан. или против меня? - Альваро вскочил и непроизвольно вздыбил шерсть, став похожим на одного из древних мейсов Коста.
        - Тише, мальчик. Это все не так страшно, как это вам представляется.
        - Вы слепы или глупы, капитан? Вы понимаете, что если по двадцать источников посылает один только посыльный раз в год, то эта сила уже достаточна для осады нормального города?
        - Осторожней это говорите обо мне, молодой любитель дуэлей. Хватит с вас одного проигрыша. Но я помогу вам. По мере своих сил, но иного выходя из этого я тут не вижу. Ваши эти таинственные "Восстановление" будут нами найдены, это я обещаю вам. - Капитан тоскливо вздохнул. - Я помню о своей чести, сэр Альваро Коста, и не больше вашего хочу запятнать ее. Но пока вы эти мои советы игнорируете, я в успехе этого дела не уверен.
        - Посмотрим, сэр. Но когда я уверен, что действую верно, мне нужен уже не совет, а скорость и четкость подчинения. Я надеюсь, что мы поняли друг друга, и вы не будете мне ставить палки в колеса?
        Капитан молча кивнул.
        32-й день, зима
        Вечерний сумрак уже натянул паутину теней над крышами столицы. Последние лучи солнца с трудом пронзали тяжелые штормовые тучи над горизонтом. Запоздавшие корабли заходили в гавань, ориентируясь по багровому Драконьему маяку. Над Академией с наступлением ночи стал различимым свет тысяч магических огней, разноцветными отсветами играющих по стенам башен и переходов.
        Темная каменная площадка, заключенная в чуть посверкивающую сферу, беззвучно плыла над морем, поднимаясь от борта одинокого парусника, замершего у берега, к плоской широкой вершине Столповой башни. Пространство на верху этой башни с трех внутренних сторон было огорожено парапетом, а по центру тянулась короткая аллея из пальм, нависающих над синими и красными фонарями. С прибывшей площадки, с тихим стуком опустившейся на краю, плавно сошла фигура в темном плаще и с черным посохом, голубой кристалл которого мертвенно светился в вечернем сумраке. На встречу по дороге неспешно подошел Архимагистр. Его серая туника, украшенная красными узорами, походила на сложенные гигантские крылья, покрытые сеткой вен. Прикрытая алой шалью, она едва колыхалась на вечернем ветру. Серебряная шерсть лица мага, казалось, светилась. И уж точно светилась призрачная рука, которой архимагистр опирался на цельно костяную трость. Помолчав и разглядев друг друга, маги одновременно поклонились. После чего неспешно последовали вниз, где в приемных залах уже ждали их лучшие вина и долгие беседы. Вслед за скрывшимися магами вниз
проскользнули и охранники, шестеро невзаметных обычному глазу воинов, сопровождавших архимагистра повсюду. Невидимых никому, кроме натренированных и острых глаз одной себеш.
        Джессика соскользнула с подоконника Малой Поющей башни, что возвышалась недалеко от Столповой и которая была немного ее выше. Пришло время. Подхватив свой маленький полупустой рюкзак, себеш тщательно спрятала его под плащом. Потом быстрым бегом спустилась по лестнице и растворилась в темноте, что залила землю под самыми нижними переходами.
        Несколько часов назад Джессика говорила с остальными источниками, постаравшись, чтобы как можно больше их запомнило ее заходящей к себе и направляющейся спать. После чего покинув свою башню через окно, она отправилась ждать прибытия мага из крыла Воронов. И вот теперь, убедившись, что архимагистр встретил того, кого надо, и не собирается возвращаться к себе, себеш спешила выполнить свой план.
        Первой целью стал Большой Дом. Кивнув на входе страже, что знали ее как источника, Джессика прошла на территорию гонцов. На втором этаже себеш нашла того, что был ей нужен. Парень сидел у камина и грел ноги, вероятно по привычке, поскольку они у гонцов никогда не переставали болеть и тепло никогда не спасало.
        - Хэй, Бас! - Джессика ткнула гонца пальцем.
        - О! Чем могу быть полезен, себеш? - Обернулся тот.
        - Тут тебе просили передать, срочно. - Джессика протянула конверт и записку. Конверт был запечатан магической печатью, а записку Бас сразу начал читать, темнея при этом лицом.
        - Бездна укуренных драконов! Почему я?! Передай это кому другому, мне еще два дня отдыха положены! - Потряс он конвертом перед носом Джессики.
        - Послушай. Бас, мне так и передать архимагистру? И оплата за срочность тебя, видно не проняла?
        - Плевал я на эту топтаную драконами оплату, когда надо срываться в ночь! - Гонец, смяв в руке записку, швырнул ее в огонь. Но встал и положил конверт во внутренний карман. - передай этому старому садисту, что я выехал! - И ушел в свои комнаты. Аидимо оплата была больше, чем воображаемые драконы могли оттоптать.
        Джессика удовлетворенно кивнула и быстро вышла из Большого Дома.
        Второй целью стало сердце Академии. Самая мощная и высокая башня, что иглой прошивала ночное небо, уходя к звездам. Окруженная стенами, другими башнями и соединенная сотней переходов, Башня Архимагистра была по праву самой значимой на острове. Пройдя через внешнюю охрану, Джессика стала подниматься вверх, стараясь не попадаться никому более на глаза. Небо уже почернело, и за окнами кружился сумрак, полурассеянный магическими огнями. Через двадцать минут аккуратного подъема она дошла до лестницы в Гостевую Залу, занимавшую все пространство следующего этажа башни. Эта зала была порогам в резиденцию архимагистра. В центре, на ее потолке, была шахта, закрытая каменным кругом. Когда архимагистр желал подняться к себе, то эта круглая платформа силой его магии опускалась и затем уносила мага наверх, к его кабинетам. Другого пути туда не было. По краям залы были вырезаны стрельчатые окна, вид из которых захватывал дух у любого. Диванчики для гостей, ковры, картины, фонтанчики питьевой воды, бутылки охлажденного вина - все было организовано для посетителей лучшим образом. Возле одной из стен стояла
серебряная статуя архимагистра в полный рост. Кроме безусловной для хозяина культурной и декоративной ценности, она содержала в себе заклятие наблюдения, позволяющее магу оглядывать комнату глазами статуи из любого места. Цена всего, что тут находилось была соразмерна цене небольшого замка в провинции. И это была только прихожая.
        Кроме заклятий, вход сторожила и пара обычных стражей. Человек и мейс, в форме Стражи Академии, в парадных доспехах, были, тем не менее, когда-то способными охранниками, хотя и ни разу за последние десять лет они не участвовали в боях. Да и доспехи полные таскать наверх было утомительно и глупо. Этим и воспользовалась Джессика. Прежде всего, поправив мантию источника Академии, она спокойно вошла в Гостевую Залу.
        - Стой, источник, что тебе тут надо? - Недружелюбно поинтересовался мейс. Он сидел в кресле для посетителей и осматривал свое лицо в небольшое зеркальце. Мысли стражника занимала дилемма между необходимости мужественных шрамов и болезненности их получения. Тем не менее одежду Джессики он разглядел.
        - Меня вызвал господин архимагистр, сэр. Мне сказали подождать тут.
        - А-а-а... Тогда сиди тут и не отсвечивай. - махнул рукой мейс. Он, приняв решение в пользу благородной чистоты лица, спрятал свое зеркальце и со вздохом поднялся. Сидеть стражам не полагалось.
        Себеш же напротив, села в одно из кресел, стараясь быть не очень заметной. Стражи, привычные к тому, что архимагистр часто вызывает источников для своих нужд, расслабились. Время от времени они ходили по комнате, но скука была для них ужасна, а тем для беседы не осталось.
        Наконец, когда оба, и мейс и человек, повернулись к себеш спиной, Джессика встала. Одновременно с этим, два дротика вырвались из ее ладоней и впились в загривки стражей. С хрипом они повалились на пол, рухнув с грохотом и лязгом доспехов. Парализующий себешский яд, позаимствованный из хранилища Академии, где он располагался под названиями "Приправа к рыбе" и "Средство от геморроя", наконец пригодился.
        Джессика подошла к валяющимся без сознания стражам и аккуратно усыпила обоих, нажав на шее у человека и у мейса на нужные точки. За этот навык уже стоило отблагодарить Тень. Наконец, аккуратно подняв, себеш перенесла тела в кресла, посадив спиной к статуе, но так, чтобы через заклятие маг увидел бы наличие обоих в комнате. Последним штрихом, Джессика, взяв со столика одну из бутылок вина, налила его в рот каждому из стражников и побрызгала снаружи. Вылив остатки в окно, бутылку себеш положила у лестницы.
        Самый простой участок пути был завершен, и теперь Джессика спешила. Вскочив на нужный подоконник, она протиснулась наружу, и. посмотрела наверх. На десять метров выше торчал балкон одного из кабинетов. Прицелившись, себеш кинула туда припасенный крюк. Потом еще раз. Но закинуть получилось лишь на третий - ветер на такой высоте был сильным и непостоянным. Наконец, забравшись по веревке, Джессика аккуратно перелезла через перила и заглянула внутрь башни.
        Этот кабинет был покрыт черным ковром из шерсти мамонтов королевства Тишь. По краям стояли канделябры с голубыми огоньками, по потолку вился серебряный узор, а вдоль стен стояли шкафы с множеством предметов. Наблюдение за коллекцией любого из шкафов было бы для многих аристократов непредставимой мечтой. В середине комнаты стоял посеребренный стол и соответствующее ему кресло. Над столом левитировал большой голубовато светящийся шар, освещавший груду металлических заготовок, открытых книжек и чистых листов бумаги.
        Перед тем. как войти, Джессика вытянула небольшую палочку и разломив ее, бросила внутрь. Комната окрасилась сферами, линиями и пологами заклятий, различных по цвету и насыщенности. В палочку было записано заклятие определение магии, только более качественное, чем знала сама себеш. И теперь ярко-красные сигнальные и оранжевые боевые чары было видно. Их оказалось не много - архимагистр полагался совсем на другое.
        Надо заметить, что весь верх башни архимагистра, начиная внизу от Гостевой Залы, заканчивая десятью метрами над шпилем, был заключен в сферу заклятия. Это заклятие, постоянное и самоподпитывающееся, было шедевром мысли древних архитекторов, и не позволяло внутри сферы применять какие бы то ни было заклятия, кроме собственных заклятий архимагистра. Даже залетевшее снаружи заклинание рассыпалось бы, коснувшись границы сферы. Узнав об этой сфере, в свое время, Джессика с Агамемноном придумали план, на случай необходимости туда проникнуть. На самом деле, мейс планировал проникнуть и убить архимагистра, но у себеш была другая идея. Подняв архивы, друзья обнаружили, что артефакты, изготовленные адептами на занятиях, часто просто относились на склад, за ненадобностью. Эти вещи были неудобны, дешевы и часто небезопасны. И заняло несколько недель найти среди них те, что делал нынешний архимагистр, во времена пребывания адептом. Например, одноразовое заклятие определение магии. Или, подумала Джессика, направляя надетое кольцо на шкаф с амулетами, заклятие малого взрыва магического стекла.
        Стекло дверцы шкафа взорвалась мелкими осколками, со звоном рассыпавшимися вокруг. Заклятие, что должно было сработать, при прикосновении к дверце, стало теперь бесполезным. Достав из рюкзака свиток, на котором схематично был перерисован нужный амулет, себеш стала внимательно оглядывать полки. Не найдя - перешла к следующей. Потом еще. Наконец, в четвертом разбитом шкафу, когда в кольце с заклятиями оставалось только два заряда, Джессика нашла нужный амулет. Три каменных кольца, украшенных резьбой, были вложены одно в другое и перехвачены стальной цепочкой. Аккуратно взяв его, себеш надколола палец, и, как было указано в инструкции приложенной к плану застройки Академии, провела зеленой кровью по среднему кругу на орнаменте. Амулет засветился. Тогда она надела его на грудь и застегнула. Амулет погас.
        Настало время кульминации. Джессика разбила две витрины с книгами. После чего быстро положила в рюкзак с десяток разных томов, с полсотни амулетов и прочей разной мелочи. Себеш сильны и выносливы, и эти двадцать килограмм не стесняли ее движения. Взяв со стола печать, Джессика поставила штамп архимагистра на пустом конверте и положила его в сумку. Пора было возвращаться. Спустившись по веревке, себеш сдернула крюк, убрала его обратно и поспешила вниз. Стражи с бледными лицами так и лежали без сознания в креслах. Все было тихо.
        Мимо охраны внизу Джессика проскользнула, снова воспользовавшись окном и веревкой, заодно попав на крышу нужного перехода. Быстро пробежав по нему, себеш петляя устремилась к стене на юго-западе. Через десять минут бега Джессика добралась до нужной точки напротив порта Академии. Эта точка также была указана в планах постройки, что она эти дни внимательно изучала. Быстро достав из сумки заветный пузырек, себеш залпом выпила его. Теперь ни один артефакт из охраняющих периметр стены, не мог засечь ее как источника. Зелье, что срочно сделали столичные друзья Джессики, превращало источника в обычного себеш. На время - несколько часов. И это время теперь поджимало совсем неимоверно. Она схватила в кулак амулет, закрыла глаза, и, повернувшись, сделала шаг в стену. Мрак ночи удивленно сомкнулся на том месте, где только что стояла у стены высокая фигура себеш.
        Над городом плыл гул Большого Уха, отмечавшего полночь. Редкая безлунная ночь дала разгореться бесчисленным звездам, невозмутимо смотрящим с бесконечной высоты. В воздухе сгущалось напряжение, словно перед грозой.
        33-й день, зима
        Первым тревогу подняли стражи, пришедшие сменить дежуривших у покоев Архимагистра. Решив, сперва, что воины напились и уснули, новая смена долго пыталась привести их в себя. Но один из стражников, пришедших помочь унести нетрезвых собратьев, заметил следы уколов на шее и нехарактерный запах. Тогда уже и решились побеспокоить архимагистра. Было уже часа четыре ночи.
        Маг, отдав первым делом приказ перевести проштрафившихся стражников в рядовые, поспешил в кабинет, который так неразумно покинул вчера на целую ночь. Там его ждал уже настоящий шок - разгром, кража, применение магии, что, казалось бы, было невозможно. Самым странным было то, что наиболее ценные вещи не пострадали. Вор, или неудачливый убийца, как был уверен поставленный только что архимагистром новый капитан стражи, украл лишь древние амулеты да с десяток книг. Очень ценных, но большей частью не уникальных.
        - Сэр, мы определили, кто это был. - с поклоном, опасливо сказал капитан архимагистру. Тот в это время мерил шагами Гостевую комнату, тщась определить, какие заклятия использовал вор для проникновения отсюда наверх. По всему выходило, что никакие. - По словам очнувшихся, единственная, кто входил сюда была та самая себеш-источник, что вы велели утром привести. Она и напала на них со спины.
        - Себеш, вот оно как... - архимагистр задумался. - Это объясняет кое-что. Найдите ее! Она не могла пересечь стены. Но на всякий случай - опросите стражу порта и ворот. Также подготовьте ее кровь из хранилища - если что, так мы быстрее ее найдем. Мы не должны заставлять наших коллег из Крыла Ворона ждать!
        Но еще до того, как архимагистру принесли кровь Джессики, один из служителей порта вспомнил, что какой-то себеш, с большим рюкзаком, как раз этой ночью потребовал себе курьерский корабль Академии, показав капитану запечатанное личной печатью архимага послание.
        - Вот оно! - хищно сощурился маг. Его гордость была жестоко уязвлена тем, что какое-то полуразумное существо посмело обокрасть его и пытается сбежать. К тому же было любопытно, как себеш перебралась через стены. Возможно, следовало поменять мага, отвечающего за амулеты. - Готовьте три стрекозы и пять источников. Немедленно!
        Академия походила на разворошенный муравейник. Всех источников проверяли, магов и слуг допрашивали, разбуженные пилоты, при помощи магов поднимали стрекоз, а стража с выпученными глазами создавала атмосферу паники. Проснувшиеся послушники с радостью к ним присоединились.
        Любое судно Академии имело маяк. На такой маяк и летели теперь три гигантских стрекозы, по три пассажира в каждой. Предрассветные сумерки пробил первый луч восходящего солнца, когда на глади серого моря перед Архимагистром появились очертания небольшого корабля, окутанного магической защитой и ускоренного вихревыми заклятиями. Курьерский бот Академии был небольшим люггером, стремительно летевшим под заклятиями на север, на встречу утреннему ветру, свернув ненужные паруса.
        Знак Архимагистра засверкал в небе, и трое насекомых камнями рухнули на палубу, заняв ее всю и повредив часть снастей.
        - Сэр! - выбежал навстречу капитан. - Чем могу быть полезен, уважае...
        - Себеш тут?! - рявкнул маг. Его глаза прожигали насквозь, заставляя капитана давиться словами.
        - Д-да, сэр... В каюте...
        - Веди! - архимагистр спрыгнул со стрекозы и приземлился в метре от испуганного капитана.
        Когда под заклятьем взрыва дверь в каюту была выбита, то вбежавшим предстала пустая комната, с открытым окном, выходящим на просыпающееся море. Поисковое заклятие подтвердило, что живых себеш в округе пары сотен метров нет.
        - Проклятье, она сбежала раньше, чем вы отчалили, недоумки! - рыкнул маг. - Возвращаемся. И вы, капитан, тоже!
        ***
        За несколько часов до этого, пока стражники Архимагистра еще пытались привести в чувство своих товарищей, на нависающий над прибоем балкончик, которым заканчивалась улица квартала Правый Берег, выползла темная фигура в намокшей одежде и с большим рюкзаком. Позади остался жуткий пролив между Академией и городом, где себеш несколько раз попадала на камни, сложнейший подъем на обрыв и последний рывок по веревке. Наконец, встав, и убедившись, что кости не сломаны, хоть все и болит, и что ночь все еще не кончилась, Джессика занялась вещами. Сперва смотав робу источника академии, которая будучи намотанной защищала рюкзак, себеш выкинула ее вниз. Проверив сохранность груза она переоделась во влажную, но чистую одежду, позаимствованную у особо высокого человека из Большого Дома. Пришлось проделать дыру для хвоста и не зашнуровывать тесноватую куртку. Наконец, достав второй из трех пузырьков, себеш выпила блокирующее зелье. Впереди был город, где под проверку можно было попасть на каждом шагу. Кинув на плечи рюкзак, Джессика устремилась вперед.
        Рассвет застал ее на мосту. Это было очень рискованно - идти тут, но среди толпы горожан в утренних сумерках себеш сумела не слишком выделяться. Проскочив через ворота, где караулила внешняя стража, Джессика спустилась вниз, в северную часть нижнего города. Впереди ждала встреча с друзьями, что позаботились помочь ей. Над городом начал накрапывать дождь, вскоре переросший в ливень, и лишь светлеющая хмарь говорила о наступлении дня.
        ***
        Был уже десятый час, когда под сильным ветром, перемежающимся с дождем, три стрекозы, окруженные защитным пологом, опустились на Стрекозиную Башню Академии. Там их уже ждал капитан стражи, вместе с тремя магами Коста.
        - Где кровь этого проклятого источника? - с места спросил промокший и рассерженный архимагистр.
        - В Гостевой Зале, сэр, под охраной.
        - Восстановите силы зверям! - кинул Коста магам, и стрелой помчался по воздуху к своей башне. Дождь шипя разлетался в разные стороны, словно испаряясь в яростном взгляде мага.
        Спустя полчаса, архимагистр вызвал к себе двух магистров де Коста.
        - Итак, господа. - маг был уже в куда более высохшем и благодушном состоянии. К тому же, он узнал, что гость из Крыла Воронов согласился пару дней пожить в академии. - Дело касается беглого источника себеш, нахождение которого очень важно для нашей семьи. Вот вам ориентир. - Коста протянул колбу с буро-зеленой кровью, от которой в сторону бил короткий световой луч. Заклятие поиска, которое пришлось искать по древним книгам, исправно работало. - Берите трех стрекоз, двух источников и кого-то из стражи и принесите мне эту себеш сюда! Вам сроку - до обеда. Далеко она не могла уйти. Она источник, но вам следует оглушить ее и связать. Все найденные при этой себеш вещи забрать и принести мне. Ясно?
        - Ясно сэр, - кивнул старший маг, - мы отправляемся немедленно.
        - Вы постараетесь сделать все быстро и четко, и мне не придется заботится о ваших телах. Я доступно уточнил? - Архимагистр навис над магами. Сам он решил, что совершил ошибку, бросившись на стрекозе лично, и второй раз ее совершать был не намерен. Это странное ограбление вполне могло быть попыткой выманить его наружу.
        Магистры, садясь на стрекоз вполголоса ругали Коста за то, что тот в такую погоду беспокоит достойных магов подобными пустяковыми поручениями. Ливень сменился мелкой моросью, и в небе было на редкость холодно и промозгло, особенно на подобных скоростях. Заклятия щитов помогали лишь слегка - маги боялись тратить источников слишком сильно. Наконец зеленый луч покачнулся и стал клонится вниз. С грохотом три стрекозы нырнули к земле, стремительно несясь на одинокого всадника, галопом мчащегося на восток.
        Когда вернувшиеся маги вошли в кабинет, Архимагистр уже все понял. Один из магистров держал в руках ориентир, который тонкой линией указывал на стоящего рядом молодого человека, в форме гонца. Того держали двое стражников, хотя он был явно не искомая себеш.
        - Та-ак... - маг поднялся и, разминая пальцы здоровой руки, подошел. - И кто этот молодой человек?
        - Курьер Академии, ваше архимагистерство! - Простуженно ответил Бас.
        - Что за послание ты вез? И как его получил?
        - Вот, сэр, мы нашли при нем. - протянул письмо один из магистров.
        - Хм. Похоже на правдивую печать Академии. Но не мою. - Коста поднял глаза на курьера. - Откуда он у тебя?
        - Мне его дала одна себеш источник этой ночью, ваше архимагистерство, показала ваш приказ...
        - Ясно. Интересно, как твоя кровь попала в колбу? Но не суть важно. Стража, уведите его, а вы, господа маги, останьтесь.
        Архимагистр развернул письмо и медленно прочитал.
        "Эй, уважаемый главный маг! Мне жаль, но я уезжаю. Не ждите меня к ужину. Ваша равнодушная Джесс.
        Ах, да! Железные Земли мстят."
        Коста скомкал и бросил письмо на стол.
        - Нам нужно найти эту себеш, господа. Простые решения не помогли. Что предложите вы?
        Маги переглянулись. Пауза повисла над столом. Наконец первый из них, толстоватый мейс в алом камзоле с гербом Коста сказал:
        - Ну, сэр, есть шанс, что источник еще в городе. Стоит привлечь стражу...
        - Плохое решение, хоть и лучше, чем ничего. Корхорен и Келли нам не помогут сейчас, не захотят. А бургомистр слаб. Так что это теперь твоя задача, Мэб, найти следы. - архимагистр повернулся ко второму магу. - А ты, Линнисид, что предложишь?
        - Хм, - второй магистр был белокурым человеком с приятными голубыми глазами и узкой надменной линией рта. - Я бы, сэр... Есть одно заклятие, так называемое поиск предметных приближений. Почему бы нам не воспользоваться им?
        - Это заклятие дает пятикилометровую погрешность! - злобно возразил конкуренту Мэб. - Им никого не найти!
        - И тем не менее, - кивнул Архимагистр, - приступай. Мы узнаем, в городе этот субъект или нет. Возьми это, - маг подтолкнул Линнисиду смятое письмо, - и все вещи из комнаты источника, для заклятия поиска по предметам. И если себеш осмелится покинуть город до того, как Мэб ее поймает, то ты, Линнисид, нагонишь и схватишь ее. Вам все понятно? Жду отчета сегодня вечером. Наш гость уплывает послезавтра утром, и он должен забрать этого источника с собой.
        ***
        Из окна открывался чудесный вид. Полуденное солнце разогнало дождь и освещало рассыпанные по заливу корабли. Широкие, низкие волны бежали по морю, словно по меху неведомого зверя. Справа из окна виднелся Замок Диммерхайм. Отделенный от остального города, он стоял на отвесных скалах, вздыбившись остроконечными круглыми башнями, контрфорсами и барбаканами. Огромный, по площади лишь в пару раз меньше Цитадели, этот оплот семьи Диммерхайм был, тем не менее, также холоден угрюм и негостеприимен внутри, как это и казалось снаружи. Широкий мост, соединяющий утес замка с верхним городом, проходил над крышами городских домов. Бросив взгляд налево, на запад вдоль берега моря, можно было вдалеке за городом увидеть следующую крепость Диммерхайм, "Осенний Закат".
        Шаги за спиной оторвали Джессику от созерцания, и она обернулась. В комнату, высокую и необычную, по меркам людей и мейсов, вошел еще один себеш.
        - Тебя стали искать в городе, Джесс, - проговорил он.
        - Я этого ожидала, дядя Оскар. Но им меня не найти быстро. Вы сможете помочь с кораблем?
        - Эх, - Оскар сел на стул. - Пожалуй, что и да. Я, Джесс, к сожалению, работаю на внешнюю стражу теперь. И тебе повезло что пока к Лиане, главе этой стражи, не обратились за помощью. Между Коста и Келли сейчас не лучшие отношения. Потому да, - Оскар кивнул, - я помогу тебе. Но будь предельна осторожна. Говорят, сегодня с утра вся Академия из-за тебя стоит на ушах. А действие моего зелья уже закончилось.
        - У тебя нет нового? Я могу отдать еще один амулет за него, помимо тех двух.
        - Ха! Не больно то ты ценишь свою добычу! - рассмеялся себеш.
        - Твою помощь я ценю больше, дядя, - улыбнулась Джессика.
        - Увы, - развел руками Оскар, - нету. И создать быстро я не смогу. У тебя остался хоть один?
        - Да, последний.
        - Позиция такая, Джесс. Единственный корабль, что возьмет тебя, уходит вечером, перед закатом. Не лучший выбор, но других нет. Весь порт проверяется сейчас на источники, говорят, недавно контрабандой пытались аж несколько десятков вывезти. И теперь стража настороже. Так что тебе придется только за час до отправления уйти от нас, выпив зелье, и пробраться в порт. Иначе тебя поймают, - Оскар пожал плечами. - Надеюсь тут тебя не найдут.
        - Но станут искать, дядя! Возможно сейча стоит скрыться где-нибудь на улице.
        - А вот тут не беспокойся. У меня есть идея, как тебя защитить. Но если что - тайные ходы ты знаешь, Джесс.
        - Спасибо тебе! - улыбнулась Джессика мило, с точки зрения себеш, скосив глаза.
        - Я давно живу в столице, знаешь. И я уже понял, что нам, себеш, приходится куда больше держаться тут вместе, чем даже этого бы хотелось. Ни мейсы ни люди не признают пока в нас равных и боятся нас. Это печально, но не мне это изменить, - Оскар тяжело покачал головой. - Так что, надеюсь, в будущем и ты не забудешь про себеш Нового Рассвета.
        - Не забуду.
        - Позволь тебе подарить вот это, - себеш протянул амулет, в виде медной пластинки. - Это амулет, который был добыт нашими с тобой предками две сотни лет назад. Ну, сказать по правде, они просто украли его у легиона, что полез в наши земли в ту войну. Тогда много чего полезного мы раздобыли... - Хмыкнул Оскар. - Эта штука висела на некоторых их источниках. Как писали специалисты, амулет дает защиту источнику, если надет на него. Но и питается он не за счет вложенного запаса, а за счет самого источника!
        - Интересная вещь... - Джессика пригляделась. - Спасибо за подарок!
        - Не интересная, а полезная! - себеш покачал головой. - На севере мало ли что с тобой случится, а эта штука тебя из каких-то передряг да вытянет. Ее, если говорить уж совсем честно, - Оскар улыбнулся, - мне Саар ее дал. Сказал скоро из Академии один источник сбежит. Чтобы я ему при возможности помог и этот амулет передал. Правда он говорил скорее это будет мейс...
        - Мейс?!
        - Ну с мейсом он немного ошибся да? - рассмеялся Оскар. - Да и не стал бы я ради мейса так рисковать. А вот ты - другое дело. Думаю, он был бы только рад.
        - Может учитель имел в виду Агамемнона? Мне не стоит это брать тогда, Оскар. - Джессика протянула обратно.
        - Нет. - Тот скрестил лапы на груди и по-себешски щелкнул хвостом. - Либо тебе, либо я завтра его продам. Не глупи, Джесс, ты же понимаешь, что эта штука самой судьбой идет тебе в руки?
        - Я не верю в судьбу... Но я возьму это, Оскар, хотя бы чтобы ты не выкинул ее. - Джесссика не смогла отказаться. - Хотя бы потому, что Агамемнон сейчас уже не в Академии и убежит в свое время, уверена, с корабля и без нашей помощи.
        ***
        Линнисид хищно улыбался. Его отряд, тайно покинув Академию, собирался в Верхнем городе, в гостинице "Поющий жук" на левом берегу. По одному послушники и маги, с которыми магистр был дружен или которые были ему должны, собирались вокруг стола. У ворот ждал на лошадях десяток гвардейцев Коста, что Линнисид запросил на дополнительную охрану. Пришлось подождать, пока этот выскочка Мэб не побежит искать себешского источника по трущобам. Линнисид, проведя заклятие, постарался уверенно заявить, что себеш скрывается именно на правом берегу. И потом еще поспорил, что он тоже должен участвовать в погоне. Но этот идиот Мэб сослался на приказ архимагистра и побежал все делать сам. Ну вот теперь где-то и бродит. Чтоб его в Черном Ручье прирезали! - подумал мстительно Линнисид. И на всякий случай, если маг следит за ним, велел выбраться из Академии потихоньку и собраться подальше. Ведь заклятие-то четко и ясно показало на другой, на левый берег.
        Двое магов начали враждовать недавно. Получив мантию магистра, мейс и человек оказались претендентами на одну и ту же почетную роль городского мага Академии. Старый Хранитель Города собирался уехать на юг, где не так жарко его древним костям. Свою должность он передаст тому, кого назовет архимагистр. Узнав об этом, Линнисид и Мэб уже ни перед чем ни останавливались, чтобы спихнуть соперника.
        Где может скрываться беглая себеш в городе? - рассуждал Линнисид. - Где может скрываться беглая себеш на левом берегу? Разве тут есть больше одного варианта, если она источник? Нет! И потому, пока Мэб не очухался, нужно идти именно туда. В анклав себеш.
        Верховой отряд, ведомый магистром, спустился в нижний город и повернул в Ущелье. Проехав по спуску, Линнисид зажег заклятие против вони. Непривычный и неприятный гниловатый запах раздражал его. Три десятка верховых, со знаками академии подъехали ко входу в анклав. Две низкие жилые каменные башни означали ворота. Поперек были положены бочки и оставлен лишь узкий проход. Навстречу вышло трое себеш, в темно-синей броне и с саблями на боку. Им дозволялось носить оружие на своей территории не будучи даже при этом охранниками.
        - Что вы ищете здесь, сэр маг? - аккуратно спросил первый.
        - Я официальный представитель Коста. Магистр Академии. Мы ищем опасного преступника, скрывающегося в вашем районе. Я требую оказать содействие и пропустить нас во все помещения, которые нам нужно будет осмотреть! - Линнисид тронул коня и тот сделал шаг вперед. Но себеш поднял руку и конь, фыркнув, замер.
        - У вас есть указание Круга на это, сэр? Вы не стража и не имеете права без нашего разрешения проводить свои поиски в нашем анклаве.
        - Ты хочешь перечить мне? - Линнисид наклонился и зажег небольшой огненный шар на ладони. То же сделали пятеро других магов. - А ты хорошо подумал? О своей вдове, например? У меня нет времени препираться с крестьянами, иди прочь!
        - Нет это вы немедленно уйдете, маг! - раздался голос со спины. Обернувшись, Линнисид увидел отряд внешней стражи. Во главе стояла Лиана, поигрывая цепом. Поперек улицы рассыпались арбалетчики а за спиной их стояло двое магов в цветах Келли. -Что вы тут себе позволяете?!
        - Я ищу преступника, полукровка, и не смей мне мешать! - Линнисид взъярился. Он был уверен, что был в шаге от цели. - Этот город Коста, и вы тут пока не хозяева!
        - Ты что-то не похож на Бургомистра. Больше на бородавку. - Хмыкнула Лиана. Маг побагровел от злости, так как внешность для него была больным местом. - Или на мишень для стрел. И ты вот никак не стражник, чтобы искать преступников. В этом районе это моя задача. Уходи и возвращайся с ордером от Круга или приходи в дом внешней стражи, петух!
        Маг подъехал к Лиане и склонился.
        - Ты не представляешь, как рады будут и Келли и Коста если я избавлю их от тебя! Здесь и сейчас! Магия и сталь! - Он спрыгнул с коня и выхватил шпагу. Вокруг замерцал экран защиты. - Или беги отсюда, полукровка!
        - Прекрасно! - Лиана отступив, достала небольшую дагу и раскрутила цеп. - Я готова!
        Стражники и отряд мага разошлись, освободив площадку. Маг первым шагнул вперед. Легкий клинок скользнул под цеп и звякнул о вздернутый клинок Лианы. В это время огненный шар, разделившись молниями, рванул к стражнице. Но та отскочила, позволив небольшому взрыву разделить противников. Цеп огорченно звякнул о щит и разлетелся в пыль. Лиана пошатнулась от разряда, обездвижившего ее кисть.
        - Сдавайся! - Улыбнулся Линнисид, готовясь к заклятию. Он вбросил шпагу в ножны и собирал в ладонях светящиеся искры.
        - Хрусть! - дага, брошенная Лианой, словно не заметив, прошла сквозь щит мага и вонзилась в плечо. Тот завопил, щит погас, а искры с шипением обожгли его ладони.
        - Ты проиграл! - Лиана выдернула дагу из плеча Линнисида и, одним движением подняв того за шкирку, бросила на руки замершим магам Академии. - Езжайте прочь и не смейте больше нарушать спокойствие города!
        Скрип тетивы, раздавшийся откуда-то сверху, помог магам принять решение. Развернувшись, отряд академии уехал, увезя бессознательного Линнисида.
        - Оскар! - Лиана, потирая руку подошла к вышедшему вперед себеш. - Спасибо, что предупредил об этом психе. Только стычек в анклаве нам не хватало!
        - Рад служит шэф! Я пойду, успокою народ?
        - Да. - Лиана хитро прищурилась. - И я сделаю вид, что не видела три осадные баллисты, направленные на почтенных магов Академии.
        - Какие баллисты?! - Невинно возмутился Оскар.
        34-й день, зима
        Линнисид очнулся только за полночь. И то только потому, что был вызван к Архимагистру. С перевязанным плечом, синими кругами под глазами, он едва успел вспрыгнуть на каменный круг, где стоял Мэб. Платформа отделилась и поднялась в кабинет.
        - Т-а-ак. - архимагистр оперся кулаками о стол. - Что такое с вами случилось, что вы не смогли найти этого злополучного источника, господа? Я стал хуже думать о вас. А это плохая примета для вашей карьеры и здоровья.
        - Сэр! - Возмущенно начал Мэб, показав на второго мага. - Он дал мне неполные данные заклятия, и в таком городе как наш,нНайти что-то по этим обрывкам невозможно!
        - Нет, сэр, должен... Кх-х-х.. заметить, что я настаивал на собственном... к-х-х.... участии, на уважаемый магистр не позволил. - Линнисид с трудом говорил, рана мешала глубоко дышать.
        - Вот оно как. И вы от отчаяния полезли в какую-то драку, причем, судя по всему, проиграли.
        - Сэр! Эта полу...
        - Молчать! - архимагистр хлопнул рукой по столу. - Ни один из вас не продвинется дальше магистра более. Но у вас есть шанс исправиться. Если до рассвета вы найдете, куда делся источник, я не стану понижать вас в звании. А не найдете - понижу обоих!
        - Прошу прощения, - покачал головой Мэб, - но это выше наших способностей. Слишком мало следов. Прошу вас не ограничивать время.
        - Выше возможностей, говорите? - Архимагистр нахмурился. - Стража! Принесите из комнаты больного магистра Линнисида вещи этой себеш.
        Пока стража бегала по лестницам, маг доставал из шкафов ингридиенты.
        - Магистр Мэб, начинайте. - Коста указал на пол, где был выложен металлом ритуальный круг. - Повторите действия вашего коллеги. Финальное заклятие завершу я.
        Когда мешок с вещами Джессики, колбой и письмом окзался в центре аккуратно выложенного и расчерченного Мэбом круга, Архимагистр спросил:
        - Магистр Линнисид, есть ли у вас замечания?
        - Н-нет, сэр... - Маг с трудом стоял, эти полчаса ожидания ему дались тяжело.
        - Ну тогда заклятие предметного поиска. - Архимагистр прочитал нараспев древние слова, что были найдены древними магами еще до того, как первый мейс ступил на землю этого континента.
        Руки мага засветились. И над пентаграммой поднялся туманный круг. Смутные очертания этой дымки едва выдавали берег моря и пятно города, разделенного темной нитью реки. Над туманом загорелся красный огонек. Отделившись от места, где приблизительно была показана академия, он стал расширяться, дергаясь в разные стороны. Но все же неуклонно сползая в одну, достаточно ясную. Через несколько секунд вся картинка дернулась и развеялась.
        - Вы, господа, хоть в этот раз поняли, что увидели? - прорычал Архимагистр.
        - Мне кажется, сэр, что... кх-х-х... - Подавился Линнисид.
        - Она на севере! На севере, господа магистры! А что у нас на севере от Академии? - архимагистр резко указал в окно. - Море! Она уплывает на одном из кораблей! Немедленно в порт, Линнисид. Узнайте о кораблях, которые отправлялись за последние часы! Узнайте, на какой села себеш. И хватит пыхтеть, ваша рана не помешает вам давать приказания младшим магам и адептам!
        - Да сэр... - Линнисид обреченно кивнул.
        - Ты же, Мэб. Ты вылетаешь на ближайший патрульный корабль, лучше - на "Поднимающую Ветер", если она рядом, там сейчас больше источников. И поворачиваешь ее на север, я дам письмо с указаниями Альваро Коста временно тебе подчиниться. И повторяешь заклятие поиска столько, сколько нужно, пока не определишь, что в область попадает только один корабль. Вперед, не спите! - Архимагистр, начертив пару строк, прижал призрачную руку к письму, поставив магическую подпись. Затем протянул Мэбу и резко опустил платформу с магами вниз, в Гостевую Залу. Внизу раздался грохот не удержавшихся на ногах магистров и смех новых стражников.
        - Времени до утра! - Крикнул Коста следом.
        ***
        Альваро в ярости выпустил когти, чуть не порвав послание.
        - Что за бездна?! - он стоял перед каким-то магистром Мэбом де Коста. Тот несколько минут назад рухнул на ночную палубу дредноута с неба, на стрекозе. Затем потребовал старшего мага "По срочным делам Коста и Академии". - Как мог мой дядя такое написать?!
        - Не знаю, сэр, - осторожно ответил усталый маг, - но вам лучше подчиниться.
        - Подчиниться вам? Мне, Альваро Коста, старшему магу, подчиниться неизвестному магистру из глубокой провинции? Вы хоть знаете, как этот корабль заставить плыть?! - Альваро разъярился. Переподчинение захудалому аристократу после того, как его назначили старшим магом было унизительно. В рамках академии - приемлемо. Но не в рамках флота! После триумфа с контрабандой!
        - Позволю вам напомнить, Альваро Коста, что вы лишь маг, а я магистр. И стою куда выше вас. Поэтому прекратите и подчиняйтесь приказам архимагистра. Так нам с вами обоим будет выгоднее.
        - Проклятье. Хорошо, как будто у меня есть выбор! - развел руками Альваро. - Что за приказы?
        - Пойдемте вниз, сэр Коста. Я вам расскажу. - Маги начали спускаться с площадки, а пилот повел стрекозу в ангар на краю посадочной палубы. Та устала от суматошных ночных вылетов и была голодна и опасна. - Прежде всего, прикажите повернуть на север. Мы ищем сбежавшего вора-источника-себеш.
        - Кого?!
        - Позвольте по порядку...
        ***
        Громкий стук раздался в дверь каюты. Джессика вскочила и распахнула дверь. Перед ней стоял капитан - обгорелый лысый человек, с тяжелым взглядом.
        - Хэй, ящер. У меня тебе плохие новости.
        - Какие, обезьянка? - Джессика аккуратно достала кинжал.
        - Пф! -Хрюкнул от смеха капитан. - Убери железку, родная. К нам идет шторм, и съешь попугай мою мамашу, если он слабже красного! Мы поворачиваем обратно.
        - Не-е-ет... - Протянула хищно себеш. - Не обратно. Ты же клялся, что обойдешь его, а?
        - Ну знаешь! Я рисковать не хочу. Что-то вот расхотелось и все. Так что если очень надо - бери шлюпку и отчаливай на север.
        - Тебе заплатили, трус! - Джессика подошла ближе, заметив за спиной капитана еще двоих матросов и мага. - Я предлагаю всем боящимся сесть на шлюпку самим.
        - Иди ты в бездну, мы не подписывались! - Крикнул невысокий мейс, маг, из-за спины капитана.
        - О? - Джессика мысленно потянулась и подключилась к корабельному источнику - матросу, что сейчас драил палубу. - Да неужели? - на ее ладони заиграл огненный шар. Маг, в отчаянии вскрикнул, выпучив глаза. Кинжал себеш приставился к горлу капитана. - Мы. Плывем. На. Север. Ты меня понял? Тебе заплатили, так работай! И не думай, что кроме магии и ножа у меня ничего нет, - себеш подбросила и поймала огонь.
        - Все-все! Я понял, - капитан отступил. - Проклятье, вот влип. Маг-себеш... Мы обойдем шторм.
        - Вот и прекрасно. Пойду-ка я на это посмотрю, - сказала Джессика, добавив стимулирующую зубастую улыбку.
        Небольшой люггер летел по волнам. Источника Джессика не давала использовать и лишь на парусах корабль огибал нависшую над горизонтом тучу, подсвеченную тонким серпом красной луны. Волны утихли, и спокойная черная гладь моря несла в себе угрозу затаившегося зверя.
        - Хэй, ящер-маг! - радостный капитан подошел к Джессике, стоявшей у мачты. - Похоже уходим от бу...
        - Дредноут сзади по курсу! - Отчаянный крик сверху. Все на пару секунд замолчали, а потом корабль наполнился воплями паники.
        - Что за проклятый попугаями день! - завопил капитан. - Уходим в сторону, может он не по нашу душу! Откуда тут взялся этот порченный попугаями патруль Коста?!
        Но через полчаса стало ясно, что дредноут идет к ним. Люггер рванулся на восток, уходя от погони ближе к буре - но преследователь оказался не робким и контуры корабля-монстра уже обрисовались на горизонте, подсвеченные заклятием ускорения.
        - Слушай меня! - рявкнула Джессика. - Все прыгайте в шлюпку и гребите к этим Коста! Пуляйте в них чем хотите, но привлеките внимание и спасетесь!
        - Что?! - закричал капитан. - Ты в уме повредилась? Это ты прыгай! За тобой же идут!
        Одним плавным движением себеш захватила человека и, держа за горло, подняла над палубой. В другой руке засверкали искры, молниями ударив под ноги бегущих на выручку капитану матросов. Те сразу вспомнили о возможности карьерного роста и остановились.
        - Шлюпку на воду! - Рявкнула себеш.
        Ошалелые матросы быстро отвязали лодку и перебрались в нее. Маг перенес источника. Наконец, Джессика наклонилась за борт и выбросила капитана в шлюпку. Затем тут же оттолкнула их багром, и мгновенно шлюпка осталась позади идущего под надутым парусом корабля.
        Джессика посмотрела вслед оставленной команде. Дредноут шел прямо на них, но мага с источником вряд ли он пропустит. Теперь оставалось последнее, то, чем Джессика надеялась не пользоваться. Распахнув мешок, она достала амулет Оскара и одела. По телу прошла легкая дрожь, словно маг взял ее под контроль. Это было предсказуемо, но неприятно.
        Мешок был завязан обратно, запечатан от воды и накрепко зафиксирован на теле. Вспомнив то, что знала, Джессика быстро расставила все те паруса, что смогла и направила корабль максимально круто к крутящемуся на полнеба черному вихрю. Тот своей воронкой словно втягивал в себя воздух. Неожиданно откуда-то пахнуло соленой кровью.
        ***
        - Это не они! - Закричал Мэб, когда только всмотрелся в поднимаемую по борту шлюпку.
        - Что это значит, маг, это не они? - возмутился капитан. - Это тут источник?
        - Да, но не тот. Догоняйте парусник!
        - А эти? - кивнул на шлюпку Альваро, с сомнением поглядывая на угольно-черный горизонт.
        - Заприте. Потом поговорим.
        Дредноут, замедливший ход, чтобы подобрать шлюпку с убегающей, как думал Мэб, себеш, снова рванул вперед. Паруса развернулись, заклятие заискрило по жилам корабля.
        - Мне этот шторм не нравится тут. - Тихо заметил капитан, всматриваясь в тучу. - Это Красный. Мы должны уйти. Тот, кто на том корабле - умрет.
        - Не поворачивать! - крикнул с верхней надстройки Мэб. - Мы выдержим и этот шторм, если потребуется.
        Прошло еще полчаса погони. Усиленным заклятием зрением Альваро наконец увидел вдали небольшой кораблик, стремящийся под крыло бури как песчинка под ветром. Пришло время заклятий.
        - Что?! - Коста вскочил. - Как такое возможно?
        - Что случилось, сэр Коста? - Мэб удивленно взглянул на мага.
        - На этом корабле один живой. И это себеш.
        - Ха! Это она! Этот паршивый Линнисид будет лизать мои ботинки! - завопил Мэб под удивленными взглядами матросов.
        - Сэр, но она источник!
        - Да, да, да! Все верно! Ставь ее под контроль, не спи, Коста!
        - Об этом я и говорю! Она уже под контролем! И маг там не слабый! - Альваро указал на корабль.
        - Что-о-о? Но ведь вы сами проверили, на том корабле никого нет! - Мэб удивленно глянул вдаль вперед. - Кто-то из корабельных верно успел первым.
        - Нет сэр, я проверил. Это что-то другое...
        - Хватит. Я займусь посудиной!
        Мэб, будучи магистром, мог брать под контроль десятки источников. Разозленный, он взял теперь всех, что были на борту. Затем сплел заклятие, что заворачивало бы корабль-жертву и волокло обратно, словно гигантской лапой. И, наконец, Мэб кинул в заклятие всю ту силу, что могли дать источники - растояние-то было большим.
        - Стойте! - закричал Альваро и кинулся к магу. - Не так много. Вы убьете ее и...
        Но было поздно. Мэб свечкой взлетел над палубой и его тело засветилось, нестерпимым белым сиянием. Стоящий недалеко Агамемнон очень нехорошо улыбнулся. И раскрыл канал силы от себя к магу до конца.
        Из того места, где висел Мэб, рванулось облако молний. От грохота закладывало уши, а вихрь, закрутившийся вокруг начал расти, превращаясь в смерч.
        Дредноут затрясло. Небо, резко потемнев, проросло подобными же смерчами между двумя кораблями. Сама поверхность моря вскипела, накренилась и пришла в неистовое движение. Корабль, преследуемый дредноутом, исчез под яростной упавшей волной. Другая, ударив в борт, заставила "Поднимающую Ветер" словно закричать от боли.
        Мага было не видно, не видно было ничего, кроме темных полотен воды, срывающихся с моря и с неба и рвущих паруса на куски. Альваро держался за цепи и ждал. Корабль бросало, но пока мощный корпус дредноута держался. Наконец Коста решился и схватил контроль над Агамемноном - как он считал, угадав, что более его не контролировал никто.
        В миг над кораблем зажглась сеть защиты. Волны, ледяной ветер и все прочее остались снаружи, в злобном бессилии пытаясь ее разгрызть. Уцелевшие моряки смогли выдохнуть. Мэба нигде было не видно. И тут все на палубе почувствовали, что в воздухе ощутимо пахнет кровью. И, словно в подтверждение из глубины, пробежав дрожью по корпусу, послышались стенающие голоса. "Сюда-а-а!" - хрипели они.
        - Проклятый! Темный идет!! Поворачивай! Мы умрем! - На палубе воцарилась паника.
        - Заткните эти пасти! - Рявкнул капитан. - За дело, если жизнь дорога! Маги, держите защиту. Прорываемся прочь, обратно к этой столице! Коста! Мы уходим!
        Вода превратилась в поросшего черными иглами хищника. Молнии били в волны, превращая их в льдины. Льдины игами врывались в стенающий вихрь и, ломаясь, порождали языки черного пламени, сеющие новые молнии вокруг. Через хаос и ярость природы, сплетенную из магии и материи моря, летела "Поднимающая ветер". Впервые дредноут оказался небольшой песчинкой перед бушующим штормом. Но он не сдавался.
        
        ЭПИЛОГ. ДАЛЕКИЕ БЕРЕГА
        3143 год, конец весны
        Словно раненный гигант, корабль медленно входил в порт. Половина его мачт была сломана, фальшборты смяты и пробиты, словно его терзал неведомый зверь. Пробоины по обоим бортам выглядели как следы от зубов, только десятков метров длиной. Разрушенные перегородки кое-как были связаны канатами и заклятиями, уже, впрочем, выдохшимися. Судя по посадке - в трюме было полно воды. Но корабль все еще шел ровно, и запасные паруса на уцелевших реях трепетали под легким бризом. Дредноут был ранен, но не побежден. Прошедший через бездну, он был жив, и была жива его команда. Из тех матросов, что удержались на борту в начале, благодаря магам не погиб ни один, хотя все были ранены и обессилены, кое-кто и весьма тяжело. Но вот из трех десятков источников, что были на борту, в живых осталась едва ли половина.
        Агамемнон стоял у выбитого волной окна. Мимо проплывали обрывистые берега Правого Берега. Все его тело болело, словно выжженное изнутри. Хотя куда больше, чем от магии, мейсу досталось от шторма. Когда кусок мачты рухнул на головы, он сумел перехватить и выбросить его в сторону. Но ушибов от этого получил за глаза. И теперь, чувствуя под собой раненный корабль, был уверен, что эта буря что-то изменила в нем.
        - Как ты себя чувствуешь, Аг? - раздался за спиной голос. Агамемнон обернулся. Через разбитый проем двери вошел Микела. Его камзол был порван, и остатки были превращены в повязку, что удерживала сломанную руку. - Радуешься, что открыл счет и убил своего первого мага, Кхе-хе? - Устало хихикнул мейс.
        - Ты понял, что это я. - Агамемнон помолчал и отвернулся обратно, к окну. - Интересно, как?
        - Ну это было легко для того, кто успел глянуть на твое лицо, и кто знает о некоторых твоих... особенностях, - мейс пристроился рядом, глядя на проплывающий берег. - Так что, мне пора начинать опасаться? Скоро придет мой черед?
        - Тебе, Микела, стоило опасаться меня с самого начала. Будешь рядом - быстро умрешь, хоть и не от моей руки, - пробурчал Агамемнон.
        - Э-э нет! ты не прав! - маг скривившись, поправил руку. Кусок мачты, откинутый Агамемноном в сторону, который должен бы был окончить жизнь мага, все же успел поломать ему руку. - Покамест ты меня спасаешь от смерти, а не наоборот. Так что думаю, мне рядом с тобой будет безопаснее.
        - Хм. Я тогда не успел задуматься.
        - Тогда просьба, Аг! Когда в следующий раз будешь спасать кого-то из нас, не думай, пожалуйста. - Мейс вздохнул. - Мне правда, жаль погибших. Но пора двигаться дальше.
        - Дальше?! - Агамемнон развернулся к мейсу и навис над ним. - Что я тут могу, в этой плавучей тюрьме? Кому я могу доверять, кроме себя и тебя?
        Микела не обращая внимания продолжал кидать щепки вниз, в воду.
        - Многое, Кхе-хе. Многое, что может изменить положение на флоте, Аг. И мы тебе поможем в этом. Тюрьма в тебе внутри, не в корабле. Разбей ее и когда-нибудь мы вместе уплывем из этих мест в Республику и заберем всех тех, кто пойдет с нами.
        ***
        В сверкающем зале было пустовато. В высокие полукруглые окна бил дневной свет, рассеиваясь на мраморе пола. Статуя мейса, высеченная из дымчатого мрамора, стояла напротив дверей. Этот мейс словно замер на секунду по среди долгого пути, опустив ладонь в чашу с водой, то ли чтобы напиться, то ли чтобы ополоснуть лицо, а может для того, чтобы наблюдать за бликами от воды бегущими по ладони. Скульптору удалось изобразить богатый, но потрепанный плащ, древний доспех и даже узоры на ножнах короткого клинка.
        У окна рядом с небольшим белым креслом стоял старый мейс. Его серебряная шерсть была уже не столь гладка и прилизана, как в юности, а черные полоски на ушах посерели. Накинутый на плечи плащ был серым, и лишь фибула в форме дракона была вырезана из ярко-фиолетового сапфира, цветов рода Коста. Взгляд Лорда был рассеян и следовал за плывущими в Новую кораблями.
        - Меня печалят последние события, мой брат. - Тихо произнес мейс. Его голос отразился от высокого потолка и заполнил весь зал.
        - Которые именно? Последнее время все не было удачным, брат, - ответил архимагистр. Он стоял у двери, и ждал позволения сесть рядом с братом, как бывало раньше. Тогда они часто спорили о делах семьи, работали вместе. Но теперь Верховный Лорд даже не стал поворачиваться к магу.
        - Ваши действия. Что происходит в Академии, если ваш контроль над ней так ослаб? Ограбление и бегство источников. Это плохо скажется на нашей репутации.
        - Эта мелкая воришка? Она убита, брат.
        - И для этого понадобился целый военный дредноут, который чуть не затонул в бурю? То, что мне рассказали о ваших помощниках, брат не может не пугать. Если таковы лучшие маги Семьи, то каковы же остальные? ...
        - Эти маги не были предназначены для оперативной работы и понесут наказание. Один из них уже заплатил за свою ошибку.
        - А чем заплатите за свои ошибки вы, мой брат? Вы, что подвергли смертельной опасности моего сына! - Лорд развернулся и уставился на Архимага немигающим взглядом. - Ваша была идея отправить на тот корабль, ваша была идея поставить его под власть безмозглого вашего же помощника! Вам повезло, брат, что Альваро Коста вернулся невредимым. Но более у вас не будет над ним власти!
        - Брат, мои поступки были основаны на желании ему блага...
        - Хватит! Вы пытаетесь подобрать под себя те силы, которыми и управлять не можете и еще пытаетесь влиять на моих детей. Полно, брат мой. Вы маг, так и разберитесь с тем, что творится в Академии. Приказываю вам решить вопрос о контроле Коста над ней окончательно.
        - Хорошо, мой лорд, если вы этого хотите...
        - И я требую перестать вам вмешиваться в дела семьи за пределами вашего острова, - перебил архимагистра Верховный Лорд. - Считайте это временным наказанием за попытку погубить моего сына. И еще. Вы развели игру с Крылом Ворона, которую нельзя выиграть!
        - Сэр, у нас с ними выгодные взаимоотношения...
        - Они используют Академию как хотят, а вы за их знания готовы им простить что угодно и позволить им забирать что они хотят! Это выгодное сотрудничество? Нет! Вы теряете власть там, где пытались ее схватить. Уберите руки, мой брат, пока Ворон не склевал их.
        - Но что нам с ними делать?
        - Нам? Нет, этим будем заниматься не мы, а я. И я уже приказал отправить инспекцию в Замок. Мы узнаем, верны ли они семье, и если нет... То тогда часть вины за это ляжет и на вас!
        ***
        Чайке явно было плохо. Объевшаяся птица, со стуком приземлившаяся на бушприт корабля, осоловело икала и даже не пыталась взлететь. Прошедший неделю назад шторм вымел много рыбы на берега, и чайки с трудом верили своему счастью, объедаясь до неспособности летать.
        Альваро, хмыкнув, перевел взгляд вдаль. Позади уже остались замки Диммерхайм и Крабовый залив. Теперь по курсу корабля торчали острые иглы скал, поворачивающие побережье на север.
        - Нам придется обойти мыс, сэр, и на это потребуется несколько дней. Но сам Замок вы увидите уже завтра, - сзади к лорду подошел маг. Он не снял черный плащ даже на борту, кутаясь в него, словно от холода. Впрочем, Альваро уже знал, что под этим балахоном скрывается хоть и бледный, но вполне живой человек, и даже весьма общительный. Весь налет ужаса, царящий вокруг Крыла Воронов, сейчас казался специально созданной репутацией, позволяющей умным и увлеченным наукой людям не испытывать на себе излишнее любопытство обывателей. - Мы рады, сэр Альваро, что вы предпочли путь тайн магии и знания, пути обычного воина. Вы явно способны на большее.
        - Ваша лесть, уважаемый маг, сделала бы честь столичным салонным красавцам! - рассмеялся лорд. - Но я рад, что покинул Новый Рассвет. В последнее время мне там стало... душно?
        - Я думаю, правильнее было бы сказать "тесно", - маг оперся о фальшборт. - Вы выросли из уровня магов академии, Альваро, как и многие до вас. Надеюсь, вам придется по душе наш путь к знаниям.
        - Вы же знаете, что моя задача не только в этом? - Альваро глянул на мага.
        - Да, но уж в нашей лояльности вы можете не сомневаться. Просто таким людям как я, и, возможно, как вы, нет желания заниматься политикой. Мы хотим, чтобы нам не мешали в исследованиях, и готовы за это верно служить.
        - Многие считают ваши методы... Некрасивыми. Но я бы хотел сперва взглянуть своими глазами.
        - Вы все увидите, сэр Альваро. Вы все увидите своими глазами, в свое время, обещаю.
        Чайка наконец собралась с силами и тяжело взлетела, отправившись обратно, к сытному берегу, прочь от оголенных скал каменного полуострова магов.
        ***
        Желтая полоса, аккуратно нанесенная на стены пакгаузов, складов и гостиниц, стоявших вдоль причала, уходила вдаль. По зимнему времени порт был спокоен, и можно было разглядеть рисунок брусчатки. Флаги с зеленым драконом вились на ветру, и все вокруг казалось тихим и задумчивым.
        Мейс в широкополой соломенной шляпе, одетый как путешественник-торговец, неторопливо шел вдоль рядов ярко-желтых дверей, желтых подоконников, и ярких цветов стоящих, конечно, в желтых горшках. Постепенно народу становилось все больше, и ноги неторопливо вынесли мейса к небольшой площади, ограниченной башней наблюдателей на причале с одной стороны, и тремя внешне одинаковыми гостиницами с другой. Несколько торговцев разносили легкие закуски и безделушки, что прохожие так часто покупали "в подарок" и потом долго удивлялись, зачем и кому они их купили. В углу, на большой бочке из-под рыбы сидел молодой парень. Звонким голосом он привлекал внимание к своему рассказу. Под бочкой лежала шляпа, в которой уютно устроились несколько медяков и, кажется, даже серебро.
        - ... Разверзлись уста горы и сказала она воинам: "Ничтожные! Не одолеть вам меня, даже мысль обо мне больше ваших голов! Падите на колени, и я позволю вам носить мне камни!". Но и в этот раз не остановились воины, и пошли вверх по склону. Глазастый лучник, что был среди них, воскликнул: "Друзья! Я вижу пещеру! Там мы победим эту гору, проникнув в ее сердце!". Но тут со склонов горы рухнул камень, и предводитель, что был впереди, только и успел, что схватив эту скалу да рухнуть в пропасть, спасая остальных.
        - "Ха-ха-ха!" Рассмеялась гора. "Больше некому вас вести, я ваш новый предводитель! Поклонитесь мне, ничтожные и я буду заботиться о вас!". Но ответил Лучник: "нет у нас предводителя, но вести теперь он нас будет!" и вышел вперед Пекарь. И вошли люди и мейсы в пещеру, и увидели, что в глубине, на маленьком стульчике, сидит облезлый карлик. И не мейс и не человек. Кричит он в трубу, и кажется всем - гора говорит! Но сам он жалок и бессилен. "Как вы могли побить моих верных пауков? Как убежали от птиц?! От обвалов и тьмы?! Где тот мелкий пакостник, что привел вас?!!". Не верил он, что есть люди или мейсы больше него.
        - Рассмеялись тогда вошедшие, и отобрали трубу. И паукам показали его, чтобы не слушались более. И прочим птицам и зверям. Так и провели этого ничтожного по всем городам и лесам, и более никто не боялся горы. Ведь гора - она принадлежит народу, а не громкоголосому карлику!
        Аплодисменты раздались неуверенные и тихие, зато глаза у людей смеялись. Подхватив потяжелевшую шляпу парень поклонился и нырнул в щель между домами. А слушатели смеясь, стали спорить - как скоро стража прибежит?
        Лорд приподнял свою соломенную шляпу и улыбнулся убегающему парню. Тот, обернувшись, кивнул перед тем, как исчезнуть. Лорд убрал кошель, поправил гитару, и неторопливо пошел дальше. Начало было положено. И мейс тихонько показал язык высившейся вдалеке Серебряной Цитадели. Затем рассмеялся, и, насвистывая собственную мелодию, ушел по улице столицы Новой Империи вдаль.
        ***
        Складной походный стул был приятен и удобен. Привычная к нему, спина Дрейса отдыхала. Сапоги, заляпанные тающим снегом и грязью, тем не менее грели ноги. Вокруг расстилался прекрасный пейзаж. Сбегающий с холма ручей, блестя тающими льдинками падал небольшим водопадом в ледяное озеро. Дальше, за грядой холмов, расстилалось белое от снега нагорье. На одной из скал, словно гриф, зацепилась крепость Корхорен. Ее черно-белые стены отбрасывали длинную тень под зимнем солнцем. Рощицы облетевших деревьев, уснув, стояли в долинах, а мелкие речки блестели ледяным покровом на солнце. Всю эту спокойную картину венчали величественные и грозные вершины Драконьих гор. От края до края отделяли они горизонт. Их ярко-белые, покрытые ледником вершины, казалось держали на себе высокое синее небо. Туманные щупальца облаков едва-едва высовывались из-за перевала.
        Дрейс поставил последний мазок кистью и откинулся на спинку стула. Картина, которую он сегодня писал, нравилась ему все больше и больше. Уроки, что капитан брал у заезжего художника долгими вечерами, ожидая, пока перевал освободится от снега, пошли впрок. Теперь Дрейсу было не стыдно показать свои попытки друзьям.
        Размяв затекшие на холоде кисти рук, капитан поднялся и, собрав мольберт, спустился в лагерь. Вокруг кипела жизнь - крики тренировок на плацу, звон походных кузен, дым печек в столовых. Легион не скучал, и был готов по весне вернуться в свои, привычные земли. Словно дракон, стремящийся укрыться в скалах до той поры, когда придет его час.
        ***
        Земля содрогнулась. Расколовшийся камень выплеснул в небо лавовую струю и исчез в бездне расплавленной породы. И вот очередной язык лавы врезался в море, вызвав к жизни рев раскаленного пара.
        Саар отступил назад, хоть и стоял далеко. Вулкан, что словно из неоткуда разорвался в прибрежной скале, выглядел странно. Он был один, но судя по словам магов Замка, таких в этом году было уже три, и ни одного до того. Но не сам вулкан поразил Саара. Всмотревшись через кристалл, зачарованный на поиск заклятий, себеш видел сотни линий, что выходили из ниоткуда и рвались вниз, в то место, где булькал вулкан. На своем веку себеш видел вулканы, и гигантские, в Ломаных Землях, и небольшие расселины, на Пламени, в республике. Но ни один из них не был на это похож.
        - Не правда ли, потрясающее зрелище, профессор? - спросил его стоящий рядом маг. Саар уже не надеялся отвязаться от этой постоянной ненавязчивой слежки, которую организовали хозяева Крыла Ворона. Такой вот скучающий адепт в черном всегда оказывался рядом.
        - Любопытно, я бы сказал так, молодой человек. Магическая природа таких извержений для меня пока загадочный феномен. Впрочем, в общую картину он вписывается.
        - В общую картину? - маг не смог удержать любопытства.
        Себеш улыбнулся кончиками губ.
        - Вы помните шторм недели две назад? Помните феномен "второго солнца", что мы наблюдали с вами... или вашим коллегой позавчера? Теперь вот это. Все это мелкие признаки чего-то одного. Пока не опасного, но весьма могущественного.
        - Так это вы и ищете, профессор Саар? - обрадованно уточнил маг. - Что-то очень могущественное?
        - Что-то очень опасное. - тихо поправил себеш. - И, боюсь, задача сейчас чтобы оно нас не нашло... К стати. К нам гости. - Саар указал на море, где из-за мыса выплывал небольшой парусник, стремящийся по волнам к скалам Замка Крыла Воронов. - Судя по флагам, на борту знатный лорд из Коста. Пожалуй, надо переодеться, мне было бы любопытно с ним поговорить. Это же возможно будет, как вы думаете? - Спросил себеш у мага.
        ***
        Жаркое солнце освещало тело огромного баобаба, что наполовину зарылось в песок. Груды высохших водорослей, обломки кораблей, сломанные деревья. Все это в изобилии выбрасывало на эти берега после шторма.
        Мягкие лапы неслышно шли по песку. Шаг за шагом, приближаясь к задранным в жаркое небо корням баобаба.
        Вдруг высокий голос в удивлении воскликнул: рядом с деревом, привалившись к нему, лежало странное существо. Серо-зеленая кожа, узкие лапы, длинный, как у ящерицы хвост. Существо походило на помесь человека и ящерицы, но таких тут раньше не видели. Вокруг тела были обмотаны тряпки, к спине был привязан кожаными ремнями рюкзак, а на шее болтался покореженный медный медальон.
        Аккуратно, боясь разбудить, подошедший опустился рядом с существом. Нашедший был высокий мейс, с ярко черно-белой полосатой шерстью. Его вытянутая вперед морда была полна удивления. Одетый в набедреную повязку из крепкой кожи, и пояс, на котором болтался короткий кинжал и куча мешочков, мейс открыл фляжку с водой и аккуратно влил в горло неведомому существу.
        Оно дернулось, сглотнуло и хрипло задышав, распахнуло свои глубокие фиолетовые глаза.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к