Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Рожкевич Игорь: " Синхронизация " - читать онлайн

Сохранить .
Синхронизация Игорь Петрович Рожкевич

        В каких мирах путешествует душа человека, пока его тело спит? Могут ли души людей общаться между собой подобно тому, как люди делают это с помощью мобильных телефонов? Какие возможности открываются перед человеком, когда его душа и сознание пребывают в полной гармонии? Какая связь между душой отдельного человека и душой мира? И как один человек может спасти целый мир?

        Синхронизация
        Роман

        Игорь Рожкевич

        «Настоящее открытие  — это не поиск новых земель, это взгляд на мир новыми глазами.»
        Марсель Пруст

        Дизайнер обложки Анастасия Рожкевич

        

        ISBN 978-5-4490-0413-0
        

        Глава 1

        «Почему, не смотря на все достижения современной науки, человек по-прежнему не знает, кто он такой на самом деле, а глубины нашего подсознания столь же туманны, как и тысячи лет назад?  — размышлял Тафф Эванс, сидя на своей огромной, даже по меркам топ-менеджеров ведущих рекламных компаний мира, постели.  — Моя гиперчувствительность к окружающей действительности  — это дар или проклятье? Ведь, казалось бы, закрой глаза, заткни уши и не вникай в крайне специфические проявления активности кого бы то ни было вокруг. Ан нет, стоит кому-то что-то ляпнуть, особенно моему энергичному шефу, и что-то внутри уже цепляется, царапается, никак не может усидеть смирно, безудержно колышется, и всё растёт, растёт, растёт. А потом, в самый неподходящий момент раз и напрочь разорвёт осознанием невозможности молчать. И пошло, поехало. Дальше уже, как получится. И, как правило, не в мою пользу. Ведь я реально, порой, не могу себя контролировать, в связи с чем складывается ощущение, что мной кто-то управляет. Приходится признать, что сегодня, как и тысячи лет назад, главной загадкой этого мира являемся мы сами».
        Не взирая на ранний час молодому человеку не спалось. То ли перечитал, на ночь глядя, пытаясь в очередной раз разобраться со своей беспричинной агрессией, слишком много статей, помогающих качественно классифицировать личностные расстройства. То ли недавний конфликт с регулярно не слушающим его доводов шефом стал последней каплей. Вывод был однозначный: толпы неумолкающих мыслей, всё сильнее разжигая пожар бессонницы, насиловали своей перевозбуждённостью несчастную голову Таффа Эванса.
        Вот и теперь молодой человек, не придумав ничего более достойного, ладонями обеих рук безжалостно растирал, не желающие открываться, глаза. Он не понимал, что теперь лучше предпринять: встать и начать делать свою ежедневную утреннюю гимнастику или всё же попробовать в очередной раз заснуть.
        Вдруг в его голове что-то щёлкнуло, руки безвольно повисли вдоль тела и Тафф без сил рухнул на спину. В этот же момент перед внутренним взором понеслись резкие вспышки-кадры, насыщенностью событий напоминавшие настоящие фильмы. Они мелькали подобно фарам встречных машин, ослепляя и без того ошарашенного водителя-зрителя. Более того, их обрывочность и бессвязность настолько выматывали подсознание не до конца проснувшегося человека, что о добром, и теме более бодром, утре приходилось только мечтать.
        Вначале Тафф видел тысячи человекоподобных существ (по крайней мере у них было по две руки и по две ноги), облачённых при этом в светящиеся всеми цветами радуги скафандры. Их вибрирующие голограммы-тела, размытостью своих контуров, напоминали ему лампочки, на которых, сколько не приглядывайся, невозможно было полностью сфокусировать зрение. А своим внешним видом и манерой поведения они чем-то напоминали таинственных астронавтов, хаотически разбросанных по всему городу и ближайшим окрестностям. Похоже, неутомимые исследователи рыскали повсюду в поисках ответов на только им известные вопросы. Некоторые из них при этом словно бы пытались передать какую-то важную информацию.
        Позже, внимательно приглядевшись, Тафф с удивлением обнаружил, что бесчисленные кадры из их сияющих скафандров почему-то стекались именно в его голову. Поступающие картинки были нечёткими, словно бы кто-то нарочно убавил резкость. Молодому человеку с трудом удавалось разбирать происходящее. Кроме всего прочего, доставлял неудобство и тот факт, что приходилось смотреть одновременно несколько интересных фильмов. То, что творилось в его мозгу, было похоже на большой экран телевизора, специально разделённый на несколько мини-экранчиков.
        В какой-то момент чёткость кадров достигла приемлемого уровня и в голове послышались отчётливо различимые звуки. Тафф, наконец-то, начал понимать содержание микро-фильмов. Оказалось, что персонажами в каждом из них выступали по виду обыкновенные, но абсолютно незнакомые люди.
        «Дорогая, говорю же тебе, у нас с ней было просто деловое свидание.»  — нервно вытирая пот на лбу, выступивший от досадной безрезультативности предпринимаемых попыток, оправдывался какой-то незадачливый толстяк перед непреклонной в своём мнении женщиной.
        «Что это такое, милочка, я вас спрашиваю?  — отчитывала бледную секретаршу высокая брюнетка в бирюзовых очках.  — Почему до сих пор вы не соизволили подготовить список приглашённых на следующее мероприятие?»
        «Мама, ну мама, ну не хочу.  — размазывая сопли одной рукой, вторая была в плену, ревел малыш, цепляясь ногой за перила лестницы.  — Не хочу в садик. Там надо спать днём.»
        Говорящие картинки продолжали сыпаться сотнями ослепляющих подсознание вспышек. Так красочно, в HD-качестве, динамично, смотреть бы и смотреть. Единственным минусом была скорость показа. Сюжеты менялись как-то уж слишком быстро.
        «Обратите внимание, что в этой формуле отсутствует одна весьма важная переменная.»  — седовласый профессор, обращаясь к студентам, привычным движением в очередной раз поправил постоянно сползающие очки и ткнул указкой в дальний угол доски.
        «Держи крепче! Не вздумай отпускать трал, твою дивизию.  — матёрый рыбак, широко расставляя ноги, походкой бывалого моряка нёсся по палубе качающегося траулера в направлении вихрастого новобранца.  — А не то, пиши  — „пропало“. Упустишь сеть, весь улов  — коту под хвост.»
        Всё новые и новые кадры из постоянно накладывавшихся друг на друга фильмов, словно капли внезапного весеннего дождя, весело мелькая и хаотически перемешиваясь на лету, грозили превратиться в тропический ливень.
        Несмотря на непривычность состояния, в котором он пребывал всё это утро, Таффу становилось всё интереснее. Вот только бы скорость появления картинок немного уменьшить.
        «Эй, эй, эй, стой! Куда ты гонишь?  — хотелось крикнуть непонятно кому,  — Не смей переключать на ускоренный режим просмотра».
        Однако, этот непонятно кто, естественно, не мог слышать пожеланий полу-спящего молодого человека. В результате чего, буквально через пару минут, разобрать хоть какой-то смысл в несущихся с быстротой вагонов поезда на магнитной подушке, картинках было уже невозможно.
        Теперь Тафф только мельком видел, как одни люди занимались своими делами на работе, другие находились в кругу семьи, третьи проводили время за дружескими посиделками. Порой встречались эмоциональные ссоры и даже серьёзные скандалы. Стандартный набор типичных жизненных ситуаций, теряя с каждой секундой разноцветную интересность по причине великого множества одновременных сцен из чужих судеб, постепенно превращался для Таффа-зрителя в бесцветный поток обыденности.
        А ещё через несколько минут ситуация и вовсе кардинально изменилась. На смену былому восторгу пришло горькое разочарование, поскольку зашкаливающее количество перешло в иное качество. Кадры, как по волшебству, из безобидных картинок внезапно превратились в резкие вспышки-молнии, безжалостно разрывающее подсознание. Гроза разразилась непредсказуемо и молниеносно.
        От былого азарта зрителя у Таффа не осталось и следа. Перевозбуждённый мозг человека жаждал лишь одного: поскорее вырваться из бешеных тисков гигантских объёмов информации. По этой причине какая-то часть его потенциала уже приступила к анализу происходящего. Видимо уж слишком необычным показалось ей подобное состояние.
        Через минуту, не открывая глаз, Тафф медленно обхватил руками свою голову. «Поймал! „Финита ля комедия!“ Прекращаем веселье.»
        И если первым его желанием было сжать её посильнее, чтобы остановить эти бесконечные картинки, то теперь хотелось немедленно очистить мозг от, неизвестно откуда взявшегося, информационного мусора.
        «Что происходит? Какая-то абракадабра!  — беспорядочные мысли всё ещё путались в сонной голове.  — Почему я вижу эти кадры? В каком кабаке мы вчера так надрались? Интересно, и что же там подливали в наши бокалы? Или это кальянщик опять накосячил с курительной смесью?»
        Ещё через минуту: «Нет, похоже это „хакеры снов“ залезли в мою голову. Полный бред! Этого просто не может быть на самом деле».
        Тафф еле-еле приоткрыл один глаз, посмотрел им на свои гигантские настенные часы и моментально закрыл его обратно. «Не может быть! Ещё так рано, а у меня сегодня к тому же трудный день. Ну что за чушь не даёт нормально выспаться? Выключите всё это!»  — он снова мысленно обратился сам к себе. И повернувшись на другой бок, попытался опять погрузиться в сон. Так не хотелось полностью просыпаться.
        При этом всё новые и новые картинки продолжали поступать с постоянно увеличивающейся скоростью. Но теперь уже все кадры слились в сотни светящихся линий, образуя многомерную схему. Она была похожа на географическую карту, которая чётко запечатлелась в голове молодого человека.
        В левой части карты ритмично мигала одна большая красная точка. Тафф каким-то непонятным образом осознал, что это именно он и есть. От тысяч других подобных точек, находящихся вокруг, к нему протянулись, словно бы примагничиваемые им самим, нити, пульсирующие жёлтыми импульсами. Опять же загадочным образом Тафф осознал, что это каналы передачи данных.
        «Все эти точки  — такие же люди!  — догадался молодой человек.  — Да ведь это Лондон со всеми его окрестностями!» В уме он прикинул, что расстояние до окружавших его людей менялось от сотен метров до десятков и даже сотен километров. «Интересно,  — продолжал размышлять Тафф.  — чем мы все тут занимаемся?»
        Присмотревшись повнимательнее, он увидел, что, проходя через «его» точку, эти многочисленные нити превращались в две сплошные линии. Одна из них была потоньше и оранжевого цвета. Она тянулась к постоянно перемещающейся точке где-то неподалёку. А вот вторая, красная, была значительно толще и тянулась далеко-далеко по направлению к Гималайским горам.
        Внезапно всё куда-то исчезло. Осталась только спасительная пустота.
        «Ну, наконец-то. Выключили.  — обрадовался Тафф, не веря сам себе.  — Давно бы так! Надо завязывать со всеми этими гулянками до утра под непонятную выпивку. Решено. Завтра начинаю новую жизнь!»
        Довольный тем, что всё закончилось, молодой человек сладко растянулся на своей необъятной кровати, готовясь ко сну без сновидений. Однако, не тут-то было.
        Через минуту внутренний экран снова включился. Теперь на нём был чётко виден уютный зал какого-то ресторанчика. В какой-то момент мелькавшие в огнях рапидов очертания стен, хитроумные лабиринты коридоров и комнат, да и вся присутствовавшая публика показались Таффу знакомыми. Где-то он всё это уже видел.
        «Постойте, постойте.  — от возмущения молодой человек подскочил в кровати.  — Так ведь это же наш любимый кабак „Hawley Arms“ в Северном Лондоне. Вот это да! Помню чётко. Мы с друзьями хотели вчера там неплохо провести время. И что же всё-таки мы там такое пили, если со мной теперь творится невообразимое!»
        На экране были видны молодые люди, которые праздновали окончание очередного рабочего дня. Обычное дело. Все они жаждали одного  — оторваться «по полной программе».
        В этот раз картинка не меняла своего сюжета и превратилась в длинный видеоролик.
        Поэтому Таффу не составило труда узнать в молодом человеке, развалившемся на ярко-фиолетовом угловом диване, своего помощника Джека Вэмпбелла. Тот при всех, не стесняясь, тискал в объятиях очередную подружку Таффа. «Я же с ней только недавно познакомился! Как там её звать? Кэти, вроде бы.  — подумал Тафф.  — Кажется, в прошлые выходные это случилось. Да, точно, во время какой-то плановой презентации услуг нашей компании». Со стороны могло показаться, что эта парочка просто не может наговориться, настолько приятно им было общаться.
        Через несколько секунд Тафф увидел и других своих знакомых. Молодые люди и девушки оживлённо беседовали, потягивая модные коктейли с помощью разноцветных трубочек.
        Потом пошли картинки из танцевального зала. Джек с Кэти лихо отплясывали, выделывая невообразимые па. При этом, разошедшийся не на шутку, танцор ещё и умудрялся рассказывать девушке свежие анекдоты.
        Приглядевшись повнимательнее, Тафф обнаружил в левом верхнем углу своего внутреннего экрана дату и время «съёмки». На последних кадрах стояло: «Дата: 6.09.2015г. Время: 23.45». Молодой человек не мог поверить сам себе. Ведь это же был вчерашний вечер. Он вдруг вспомнил, что Кэти как раз приглашала его на эту вечеринку. Но он почему-то отказался. Почему? «Ничего не помню.  — подумал Тафф.  — А Джек  — хорош, красавец! Ну, ты попался, брат. Как ты мог крутить с Кэти за моей спиной? Да и она  — типичная кукла! Стоило мне задержаться, как сразу нашла замену! Все они одинаковые!»
        Молодой человек неожиданно поймал себя на мысли, что он сидит с широко открытыми глазами.
        «Что происходит?  — пронеслось в голове.  — Это не может быть правдой!»
        Он с ужасом посмотрел на свои руки. Пальцы часто и нервно подёргивались. Тафф попытался было остановить эту дрожь. Однако, вскоре обнаружил, что все его конечности абсолютно не реагируют на команды мозга. Казалось, его тело, корчась в судорогах, жило своей жизнью, независимо от разума. Сознание человека словно бы выворачивалось наизнанку. При этом постоянно увеличивающиеся по амплитуде конвульсии захватывали всё большую часть тела.
        «Это невыносимо! Как такое может происходить? Ведь я уже не сплю, а картинки всё идут и идут! Почему же я не могу успокоиться?»
        И действительно, странные кадры, постоянно мелькавшие перед глазами, не останавливаясь ни на секунду, продолжали появляться и исчезать. «Да что же со мной случилось?»  — в недоумении вопрошал Тафф самого себя.
        Он вновь посмотрел на круглые настенные часы, по-прежнему не обратив внимания на одно важное обстоятельство. Чёрные полуметровые стрелки на белом циферблате показывали без четверти пять утра. «Придётся вставать.  — решился он.  — Достали уже эти фильмы!»
        Тафф привычным движением потянулся за своими толстыми очками. Не хотелось заморачиваться с контактными линзами в такое и без того тягостное утро.
        Одновременно с надеванием «вторых глаз» Тафф попытался было встать с постели. Но тут же рухнул обратно. Наконец-то до него дошла вся степень невероятности момента.
        — А вот этого точно не может быть!
        Теперь уже молодой человек не мысленно, а на самом деле, просто кричал во весь голос. Хорошо, что в доме кроме него никого не было, а то перебудил бы всех своими воплями. Происходящее с ним в это утро не укладывалось ни в какие рамки.
        За всю свою жизнь он настолько привык к очкам, к тому, что именно эти стёклышки ежедневно были именно его личной дверью в такой привычный мир, что не сразу поверил в реальность случившегося. Очки, вместо помощи, теперь только мешали. Он видел всё окружающее довольно чётко без всяких очков.
        Молодой человек, одновременно мучаясь от непонимания и находясь в небывалом восторге от происходящего, положил очки обратно на прикроватную тумбочку и снова сжал свою голову руками. Зашкаливающие эмоции без труда, одной лёгкой судорогой, перекосили правильные черты его лица.
        — Я вижу без очков! Я вижу. Не может быть, но я вижу!  — Слёзы умиления бурной рекой хлынули из его совершенно здоровых диоптриями глаз.  — Фантастика! Так, быстрее, быстрее. Хочу увидеть всё своими новыми глазами!  — радости Таффа не было предела.
        Он пулей вскочил на ноги, невзирая на то, что регулярно прокачиваемые в тренажёрном зале мышцы в это загадочное утро ни в какую не желали приступать к своей работе.
        Через пару секунд он подлетел к окну, резко распахнул плотные шторы и отворил настежь массивное окно. Потом, затаив дыхание словно бы в ожидании чуда, он медленно потянул за раздвижку. Светло-серые в чёрную точечку японские шторы, яростно подчёркивавшие минимализм убранства помещения, разъехались в разные стороны. Перед Таффом открылась пусть и недостаточно яркая, но такая глубинно-красочная и непривычно-чёткая уличная панорама.
        — Ну, здравствуй новая жизнь!  — он не мог больше сдерживать восторг, полностью завладевший его сознанием.  — Какое счастье видеть такое множество красок, оттенков, форм, линий! Невероятно! А ведь это всё постоянно окружало меня всю мою незрячую жизнь!
        От пережитого волнения Тафф не мог спокойно рассуждать. Одни бешеные эмоции.
        Эйфория продолжалась уже более десяти минут. А молодой человек всё не мог остановиться. Теперь он тщательно разглядывал колебания каждого листика на ветке, порхание маленькой птички в небе, еле-еле уловимые перемещения облаков, постепенно превращавшихся в хмурые тучи. Всё это формально окружало его и раньше, но, как оказалось, было недоступно для полного и всеобъемлющего контакта. Теперь же он смотрел и не мог насмотреться на иную действительность. Это состояние было подобно тому, как не может напиться человек, нашедший в пустыне оазис с чистой водой после долгого путешествия.
        Свежий утренний воздух из окна добалял и без того оглушённому счастьем сознанию всё новые впечатления. Тем временем невесомые облака, словно исполинские фрегаты задумчиво плывущие по небу, успели превратиться в тяжёлые тучи. Ещё через минуту стал накрапывать лёгкий сентябрьский дождик.
        Быстро переговариваясь между собой, по размеченной дорожке ехали два велосипедиста. Они были одеты в непромокаемые костюмы. От их железных коней в разные стороны разлетались кучи брызг.
        — Вижу! Вижу! Вижу! Каждую мелочь, каждый камушек и каждую травинку!  — Тафф был вне себя от восторга.  — Невероятно!
        Молодому человеку хотелось подробнейшим образом рассматривать все, уже понемногу надоедающие за несколько лет жизни здесь, виды снова и снова.
        — Слышите вы, сумасшедшие!  — крикнул он велосипедистам.  — Я вижу вас. А вам, видно, делать нечего, как в такую рань кататься!
        Они были далековато, чтобы слышать его счастливые возгласы. Других людей поблизости не оказалось, что было и неудивительно в столь ранний час.
        «Что-то мне сегодня не хочется ехать по большому кругу. Видимо, левая коленка снова не даст нормально потренироваться. Предложу-ка я Стиву сейчас на ближайшем перекрёстке… повернуть налево потом на… и по прямой через лес к дому…»
        Через секунду Тафф понял, что это обрывки мыслей одного из велосипедистов долетели до него.
        «Ничего себе! Неужели я слышу, как он думает? Нет, должно быть, показалось.»
        Таффу некогда было долго анализировать, потому что в эту секунду из-за угла неожиданно вынырнул чёрный кэб-такси. Машина судорожно тыкалась в случайные повороты. По всей видимости, водителю сложно было найти нужный адрес. В какой-то момент, рассматривая очередную адресную вывеску на одном из домов, он даже чуть не снёс каменную урну, расположенную на границе с проезжей частью.
        «И почему всегда тот, кому нужно куда-то рано ехать, всегда находится в какой-то глуши, до которой ни пройти, ни проехать?»
        Теперь Тафф точно убедился, что он может слышать и отдалённый мыслешёпот случайного таксиста.
        Через пару минут машина скрылась из виду в ближайшем повороте.
        Молодого человека всё больше и больше поражало это загадочное утро. Ведь кроме непонятно откуда взявшегося зрения, способности слышать мысли людей даже на значительном расстоянии, он ещё и думать стал как-то по-особенному, во всяком случае не так, как раньше. При этом его самого уже начали раздражать необычные собственные реакции на обычную окружающую действительность. Очевидным фактом, и Тафф Эванс признавал это со всей ответственностью, было то, что его мироощущение коренным образом изменилось, причём не в лучшую сторону.
        «Откуда взялось это непонятные высокомерие, с которым я смотрю на людей? Ну и что с того, что один из велосипедистов расставляет колени слишком широко от вертикальной оси велосипеда, тем самым теряя понапрасну силы при движении? Он может делать это, как ему угодно. Ведь он просто катается, а не стремится, во что бы то ни стало, побить мировой рекорд. И какое мне дело, что незадачливый таксист чуть было не врезался в урну? Может он просто неопытный или устал после ночной смены? Почему я теперь смотрю на людей как на недоделанных и несовершенных? И почему я так яростно злорадствую над их, пусть даже самыми безобидными, промахами? Что-то раньше я за собой такого не замечал. Не понимаю и не узнаю себя. Ну, да ладно.»
        Взгляд Таффа при этот сам собой перекинулся на густые ветви амбровых деревьев. Все они, по всей видимости, когда-то были привезены из восточной части Северной Америки и посажены здесь передовыми ландшафтными дизайнерами, работавшими в своё время над проектом застройки. В результате получилась живая стена, отделяющая столь фешенебельный район от остального города.
        «И всё же какая красота вокруг!  — подумал Тафф.  — Как же я раньше всего этого не замечал? Вот бы ещё подсветку поярче!»
        Однако, в столь ранний час о восходе солнца можно было только мечтать, да и погода готовила очередной сюрприз. Судя по всему, в ближайшие часы, могучие тучи, медленно, но верно заволакивавшие небо, собирались вылить на город весь запас свой серости.
        В этот момент поток картинок в сознании резко усилился. Оказалось, что он ни на минуту и не останавливался. Просто Тафф некторое время не замечал его по причине накрывшей его эйфории от вернувшегося зрения и способности слышать мысли других людей.
        «Как такое может происходить?  — Тафф уже не на шутку испугался.  — Я только что видел сны, а теперь они продолжаются уже и в бодрствующем состоянии. Это невозможно».
        Разнообразные кадры абсолютно бессистемно заваливали сознание беспрерывным и нескончаемым потоком. Но теперь Таффа заботило нечто иное. Он с ужасом осознал, что не может влиять на это загадочное шоу в своей голове.
        Молодой человек много раз закрывал и открывал глаза. Пытался делать силовые упражнения, тщательно растирал руками виски, даже несколько раз ударился головой о стену. Ничего не помогало: кадры неумолимо продолжали свой бег. Тогда он вновь решил лечь в постель. Вдруг всё-таки удастся заснуть.
        «Может принять снотворное? И тогда всё исчезнет! Нет. А вдруг и зрение при этом исчезнет?» В тяжёлых раздумьях, Тафф и не заметил, как автоматически повернувшись на правый бок, левой рукой потянулся к тумбочке.
        Несмотря на свой молодой возраст, двадцать шесть лет это всё ещё только начало, он уже больше месяца страдал от бессонницы. И поскольку проблемы со сном возникали всё чаще, Тафф привык держать запас успокоительных средств в рядом с кроватью. Пусть лучше будут «под рукой», чтобы не бегать за ними по всему необъятному дому.
        «Что это? У меня истерика на нервной почве? Как же задолбал этот идиот, который называется моим шефом!  — ругался Тафф.  — И то ему не так, и это ему не эдак. А как надо он и сам толком не знает.» В этот момент ему почему-то было очень приятно верить и надеяться, что причиной сегодняшних странных галлюцинаций могли бы быть неприятности на работе.
        Запив таблетку водой, молодой человек закрыл глаза.

        ***
        Он уже более получаса валялся в постели и тщетно пытался уснуть. Однако, ничего не менялось. Кадры не исчезали. Тафф почувствовал, что уже недалёк тот момент, когда неконтролируемая паника полностью накроет его.
        Он предпринял очередную попытку переключить свои мысли на какие-то другие темы. Однако, сосредоточиться никак не удавалось. Складывалось ощущение, что его голова больше не принадлежала ему одному. Возможно, кто-то ещё распоряжался ею по своему усмотрению.
        Никогда раньше Таффу не приходилось испытывать столь загадочное состояние. Это была довольно странная смесь, когда одновременно: интересно от необычности и страшно от непредсказуемости.
        Единственным, что ему оставалось, было смирно лежать и ждать, когда всё это закончится.
        Прошёл еще час, когда Тафф вдруг вышел из своей внутренней информационной цепочки. Голову частично «вернули» и ему удалось, наконец-то, «зацепиться» и за свои реальные события. Было так приятно снова почувствовать себя нормальным человеком, который просто переживает своё, именно своё, недавнее прошлое. Хотя часть чужих файлов по-прежнему продолжала поступать в его мозг.
        «Наконец-то, у меня получилось. Это точно моё.  — обрадовался он, переворачиваясь на другой бок.  — Надо всё подробно восстановить! Ну, давай, Тафф, вспоминай. Чем ты вчера занимался?»
        И молодой человек принялся перебирать в памяти прошедшие сутки.

        Глава 2

        «Итак, помню, что вчера около 14 часов дня я, как обычно, находился в своём кабинете.  — начал он.  — К этому моменту мне уже удалось обработать почти половину всех отчётов от офисов моего рекламного сектора, а это, всё же, целых пять европейских стран. Надо сказать, неплохой результат к этому часу. Как всегда, вовремя не прислали информацию только американцы.Но до ненавистных состояний, именуемых «аврал» и «deadline», точно было ещё довольно далеко. Помню, как раз в тот момент мне позвонила помощница этого зануды Вейбница и спросила, смогу ли я сегодня вечером к ним приехать. Да, да, точно. Как всегда, прилипчивый, как голодный комар, и навязчивый, как любая реклама, профессор-психолог со своими бесконечными лекциями! Конечно, мне нужна его помощь, чтобы научиться сдерживать свою неконтролируемую агрессию. А он всё ныл и уговаривал меня на сеанс групповой терапии. И зачем я тогда согласился? Непонятно. Однако, решив, что успею до вечера разобраться еще с половиной отчётов, я принял его предложение.
        Так, что же было дальше. Я должен подробно всё вспомнить.
        «В кабинет к Вейбницу я попал только около восьми часов вечера. Точно. Снова эти странные любители прилюдно поковыряться в собственных проблемах. Группа была уже в полном составе. Они там о чём-то болтали. Впрочем, белобрысая Сьюзан ещё ничего. А вот эта противная брюнетка, как там её, Вилма или Билма, так эта точно чокнутая! Ей, похоже, в молодости на каком-нибудь местном конкурсе красоты судьи не добавили баллов. И она на всю жизнь осталась всего лишь вице-мисс красоты, упустив первое место. Но по-прежнему считает себя королевой. Высокомерная дура! Что ей надо от меня? Помню меня взбесили её слова: «Ты всё время повторяешь слова: «Я сказал…", «Я распорядился…", «Я отправил…". Какая тебе разница? Что пристала? А, особенно, вот эти: «Думаю, ты наслаждаешься самим процессом управления. Твои сотрудники «пляшут под твою дудку» и тебе это нравится. Ты даже сейчас не расстаешься со своим кожаным блокнотом и всё время пишешь какие-то распоряжения подчиненным.» Вот стерва! Прицепилась к моему ежедневнику. Если тебя муж достал, то при чём тут я? Да, помню ещё, что в тот момент меня немного переклинило.
Как я ей не врезал тогда? Вовремя этот психолог Оливер Вейбниц вмешался со своими, как он любит выражаться, «корректирующими импульсами». Повезло ей, а то получила бы такой «импульс» прямо в нос. Дальше точно не помню, что было. Пустая болтовня. Кажется, Вейбниц всё время что-то регистрировал на своём компе. Что было потом? Что же было потом?»
        Молодой человек, не переставая, повторял один и тот же вопрос.
        В этот момент картинки, иногда проскакивавшие перед глазами, пропали. Но Тафф понимал, что процесс передачи информации пока ещё полностью не прекратился. Однако даже этого было достаточно, чтобы он облегчённо закрыл глаза. «Неужели картинок нет? И когда же это совсем закончится? Может мне всё-таки позвонить психологу? Сейчас ведь как раз такой случай, когда мне не помешала бы его помощь. Хотя, наверное, не стоит так уж сразу бежать куда-то. Надо посмотреть, что дальше будет.»
        И молодой человек вернулся к своим недавним воспоминаниям.
        После окончания встречи у Вейбница он завалился в свой любимый Астон-Мартин Рапид 2010 года выпуска. Привычным движением Тафф нажал кнопку аудиосистемы «Bang and Olufsen». Из восьми мощных динамиков тут же донеслись звуки «Weekend Love. (DJ Antoine Feat. Jay Sean)».
        Может быть дело было в энергичной музыке, а может быть запах любимого автомобиля, но в результате, молодому человеку стало легче, и вся эта групповая терапия, пустая трата времени, мгновенно полетела в какие-то безбрежные дали.
        Тафф аккуратно выехал на Парк-Роув, но всего лишь через каких-то пять минут ему снова пришлось остановился. «Вот и приехали. Похоже, это надолго и моим мечтам поскорее попасть домой сегодня не суждено сбыться. Плакала наша запланированная вечеринка? Как же задолбали меня эти любители здорового образа жизни!»
        Между тем, сотни людей неспешно катили на своих велосипедах по аллеям вдоль Риджентс Парка. Видно было невооружённым взглядом, насколько им нравилось такое занятное времяпровождение.
        В этот раз, наверное, было рекордное количество участников. Вечерние велопробеги, не навязчиво переходившие в ночную гонку на выносливость, приобретали всё большую популярность. Кого здесь только не было среди заядлых любителей спортивных тусовок: взрослые и дети, мужчины и женщины, подростки, спортсмены.
        Глядя на толпы возбуждённых совместными физическими нагрузками людей, Тафф подумал: «Какие-то они сегодня слишком заведённые, словно спекулянты на фондовой бирже в момент ажиотажа или как-будто им нужно срочно попасть на льготную распродажу нового айфона. Короче, психбольница на выезде».
        Все прилегающие улицы, естественно, были полностью заблокированы. Стояли без движения не только обычные автолюбители, но и знаменитые лондонские кэбы, имеющие право передвигаться по выделенным полосам.
        Таффу оставалось либо бросить где-нибудь машину и продолжить путь на метрополитене, либо дожидаться окончания мероприятия.
        Как ему удалось добраться домой, Тафф не помнил. Да это было и не так важно. Его раздражало другое: начиная с этого момента все воспоминания пропали. Он пытался и так, и эдак, заходя с разных сторон, но ничего не выходило. Полный провал памяти.
        На протяжении следующих пятнадцати минут Тафф подвергся пытке беспамятством. Он уже был бы рад вспомнить хоть что-то. Однако, у него абсолютно ничего не получалось. Информация отсутствовала.
        «Ну вот: не одно, так другое!  — мысленно проворчал он.  — То какие-то ненормальные фильмы несутся без разрешения в голове, то не могу вспомнить вчерашний день. Бред какой-то!» Внутреннее напряжение усиливалось.
        В какой-то момент бессознательный порыв, в очередной раз, выдернул Таффа из постели. Молодой человек резко вскочил на ноги и зачем-то побежал в гостиную. Видимо в ней было больше места для того, чтобы выплеснуть свою ненависть разыгравшемуся в его голове безобразию.
        Там он, непрерывно бубня бессвязные слова и резко размахивая руками, стал судорожно метаться по комнате.
        В который раз пробегая мимо журнального столика, он вдруг обратил внимание на незнакомую визитку. Клочок чёрного пластика как-то странно светился, изнутри переливаясь красными точками.
        «Это ещё откуда тут появилось?  — Тафф почему-то принялся озираться по сторонам.  — Что здесь, в конце концов, происходит? И почему я ничего не помню?» Вопросы сами собой валились на него со всех сторон. Ответы затерялись где-то в тёмных глубинах сознания.
        На визитке было написано только одно слово «Страйк» и номер телефона.
        «Да надоело мне ломать голову. Сколько можно? Это уже „дурдом“ какой-то, в само деле! Легче позвонить, может быть что-то прояснится.»  — с надеждой подумал Тафф.
        Схватив со столика свой домашний телефон, он быстро набрал номер. Радостный мужской голос в трубке пропел басом:
        — О, наш новобранец проснулся! Как настроение, ТДЭ 6-09-15, тебе уже лучше?
        Странный незнакомец вёл себя так, будто-бы они были знакомы уже как минимум тысячу лет.
        — Почему ваша визитка лежит на моём столе? Кто вы? Почему вы назвали меня какими-то цифрами?  — Тафф, как-то очень уж «роботоподобно» выстреливал вопросы, особо и не надеясь на вразумительные ответы
        — Не переживай! Это нормально!
        — Что нормально?
        — То, что ты ничего не помнишь. Это побочный эффект процедуры инициирования. Через это все начинающие Наблюдатели проходят.
        — Какое ещё «инициирование» и какие Наблюдатели? О чём вы говорите? Может я ошибся номером?  — Тафф абсолютно не понимал, что происходит.
        — Хорошо. Вижу тебе совсем хреново. К сожалению, я сейчас немного занят. Поэтому давай-ка мы с тобой немного позже обо всём подробно потолкуем. А сейчас скажи чётко и громко такую фразу: «Файл ТДЭ 6-09-15». Эта аббревиатура теперь является твоими персональным кодом доступа к базе данных. Вообщем, ты сам всё поймёшь.
        Абонент на другом конце прервал связь.
        Тафф Эванс растерянно смотрел то на трубку, то на своё отражение в огромном зеркале, висевшем на стене. Молодой человек только теперь заметил, что он лишился своих знаменитых огненно-рыжих волос. Рука медленно и недоверчиво, как-то сама собой, потянулась и с наслаждением погладила лысину
        «Что с тобой брат? Ты ли это?  — спросил он у своего двойника в зеркале.  — Кто и когда посмел сбрить твои волосы?»
        Кошмар усиливался, переливаясь всё новыми оттенками. Этого не могло быть на самом деле! Но, к великому сожалению, всё это происходило в реальности. Уж в этом молодой человек теперь не сомневался, продолжая поглаживать правой рукой свой идеально гладкий затылок.
        «Ничего не понимаю. Может последовать совету этого кретина и сказать идиотский пароль? Что это даст? Нужно что-то придумать. Должен ведь быть ещё какой-то выход?»
        Мучаясь сомнениями, Тафф пошёл в ванную, надеясь контрастным душем привести себя в норму.
        «Сначала сумасшедшие картинки „мозги выносят“, потом какой-то шутник „пургу метёт“!  — раздумывал Тафф, стоя под мощными струями воды.  — Что за жизнь пошла? Я выберусь когда-то из этой ямы или нет?»
        Через пять минут Тафф почувствовал некоторое облегчение. Восстанавливающий эффект от водных процедур, на самом деле, немного взбодрил его. «Хорошо. Давно уже надо было освежиться. Жизнь налаживается! Сейчас разберёмся.»  — подумал Тафф с оптимизмом, не переставая при этом прислушиваться к собственным ощущениям. Ему очень хотелось верить, что «затухание» процесса передачи информации уверенно продолжается и конец безобразиям подсознания уже близок.
        Молодой человек накинул на плечи ярко оранжевый махровый халат и радостно спустился по лестнице на первый этаж.
        Первым делом, зайдя на кухню, Тафф подошёл к своей многофункциональной барной стойке.
        «Включить музыку. Tujamo. Drop That Low».  — громко сказал он. И в то же мгновение пять мощных колонок и гигантский сабвуфер, расставленные в акустически безупречных точках жилого пространства, осчастливили своего хозяина любимой мелодией.
        «Хорошо. Не зря поставил эту систему „Умный дом“. Удобно, всё-таки!»
        Молодой человек, лишь еле-еле касаясь, медленно провёл ладонью вдоль глянцевой витрины дизайнерского кухонного стеллажа. Идеальная гладкость поверхности, мгновенно проникая через судорожные кончики пальцев, ласковым одеялом укутывала, кипящие непониманием происходящего, мозги.
        Лёгкое нажатие и вот уже массивная створка торжественно поплыла вверх, открывая доступ к его содержимому. Тафф взял в руки изящную коробочку с кофе  — настоящее «чудо» упаковочной промышленности. Сразу было видно, что её изготовил опытный мастер, причём из лучших сортов красного сандала.
        Тафф, как истинный гурман, предпочитал редкий и очень дорогой сорт кофе под названием «Копи лювак». Его знакомый, недавно вернувшийся из туристической поездки на Филиппины, долго нахваливал этот напиток и вот, наконец, привёз Таффу попробовать.
        Однако, молодому человеку так и не удалось открыть свою волшебную шкатулку. Мощная волна кадров из чужих жизней внезапно заполонила всё его сознание. Всепоглощающий эффект от очередного цунами превзошёл все предыдущие всплески!
        Таффу чудом удалось не рассыпать кофейные зерна и кое-как запихнуть драгоценную коробку на мраморную столешницу. Силы окончательно покинули его и он, закатив глаза, рухнул на пол, ударившись головой о спинку кресла.
        Сознание больше не принадлежало своему хозяину. Оно снова было полностью занято перекачкой непонятной информации. Более того, Тафф теперь ещё и не мог видеть содержание передаваемых файлов. Кто-то закрыл ему доступ к собственной голове. Это было вдвойне обидно и досадно.
        «Если я доберусь до него, то кто бы это ни был, порву на части!  — осколки сознания Таффа безмолвно злились на весь мир.  — Надо только дотерпеть, когда это прекратится.»
        В этот момент какие-то непонятные силы перевели его сознание полностью в созерцательное состояние. По всей видимости, он уже достаточно сильно мешал процессу передачи информации.
        Яркий образец успешного карьерного роста, любимец женщин и заводила всех ресторанных сборищ беспомощно валялся на полу своей модной кухни. Теперь уже не только кончики пальцев, но и всё его тело сотрясалось в яростных конвульсиях.
        Так продолжалось ещё час или два. Тафф не помнил, сколько точно, потому что для него всё это время слилось в один бесконечный и не переносимый вопль отчаяния и безнадёжности. Выхода не было.
        «Утопающий хватается за соломинку!  — пронеслось в голове молодого человека.  — Надо поймать паузу в картинках и сказать персональный код доступа». Усилием воли он заставил себя сделать то, что, возможно, помогло бы в данной ситуации.
        Через минуту, видимо дойдя уже до последней стадии беспомощности, он чётко произнёс: «Файл ТДЭ 6-09-15».

        Глава 3

        Тафф Эванс, а точнее та часть его сознания, которая всё ещё продолжала бороться за своё существование, была поражена произошедшими переменами. Свершилось чудо! Процесс передачи информации кардинально видоизменился.
        Тело человека вновь, хотя бы частично, но подчинялось разуму. Ошалевшему от зашкаливающих психических перегрузок Таффу стоило неимоверных усилий приподняться с пола, чтобы тут же обессиленно рухнуть в кожаное кресло. Через минуту до него донёсся свой собственный шёпот: «Спасибо».
        Как же ему не хватало воздуха в этот момент. Дыхание автоматически сделалось поверхностным и прерывистым. Сердце просто выскакивало из груди. «Вот бы окошко открыть».  — с грустью подумал он. Но даже такое простое желание было невыполнимо в данную минуту.
        Какие-то силы снова заставили Таффа смотреть внутрь себя. Теперь он чётко видел, как по его команде из общего информационного потока, бурно живущего своей жизнью в его голове, отделилась тоненькая струйка. Потом она превратилась в некое подобие мини экрана. Теперь всё происходящее Тафф наблюдал словно посторонний зритель.

        ***

        Вначале появилась надпись: «Файл: ТДЭ 6-09-15». Потом пошли кадры. Молодой человек видел самого себя как раз с того момента, на котором прервались его воспоминания о вчерашнем дне.
        Подъехав к своему дому, Тафф припарковал машину в гараже и поднялся по ступеням лестницы. Зайдя внутрь и включив верхний свет, он внезапно обнаружил в своём любимом кресле рослого подтянутого мужчину средних лет. Первое, что бросилось в глаза: слишком яркие блики от лампочек, отражавшиеся на его идеально выбритой голове.
        Незнакомый джентльмен был одет в тёмно-серый кожаный плащ, на ногах были видны фирменные пенни-лоферы. Мощную шею изящно обрамлял аккуратный узел чёрного шелкового шарфа.
        Потом Таффа поразило странное поведение нежданного посетителя. Он был абсолютно спокоен и никак не реагировал на появление хозяина дома. Как был, так и остался в расслабленной позе, лишь слегка покачивал одной ногой, небрежно закинутой на другую. При этом он, пристально и не мигая, смотрел прямо в глаза хозяину дома. Молодого человека словно бы обожгло этим жутким и каким-то нечеловеческим взглядом.
        — Что ты здесь делаешь?  — раздражённо спросил Тафф.
        — Добрый вечер, мистер Эванс!  — ответил незваный гость.  — Извиняюсь за столь внезапное вторжение. Но у нас к вам есть интересное предложение. Выслушав его, возможно, вы простите моё невежество. Нужно было всё-таки предупредить вас о моём визите.
        — Замри на месте. Я вызываю полицию.  — рука Таффа потянулась в карман за телефоном.  — Дёрнешься, шею сверну.
        — Хорошо, хорошо. Вы только не волнуйтесь. У нас с вами ещё долгий вечер впереди. Для начала, желаю вам и дальше терпеть бесконечные нападки вашего шефа. А ведь вы и так уже на пределе. В последний раз, ровно неделю назад, во время вечернего совещания, вы еле сдержали себя! Не так ли? Или, может быть, вам снова хочется пережить те волнительные минуты в лондонском боро Харинги 23 августа 1998 года?
        С этими словами незнакомец, не обращая внимания на разъярённого хозяина дома, лёгким жестом взял свою шляпу, лежавшую до этого рядом на журнальном столике, в очередной раз демонстрируя, тем самым, свою полную безмятежность.
        Рука Таффа при этом замерла на полпути. Его словно бы шарахнули тяжёлым предметом по голове, полностью «выбив из колеи». Загадочный тип продолжил настойчиво всматриваться в глаза Таффа.
        Но хозяин дома уже не видел его, потому что тягостные воспоминания мгновенно унесли его в ранние детские годы.

        ***

        Таффу Эвансу едва исполнилось восемь лет, когда вся его семья переехала в местечко под названием Лондонский боро Энфилд (London Borough of Enfield). Это был самый северный из тридцати двух лондонских боро.
        Тафф был очень любознательным ребёнком и ему постоянно хотелось «осваивать» всё новые территории. Они с мамой часто совершали многочасовые вечерние прогулки, как она любила говорить: «для знакомства с окрестностями». Потом, повзрослев на год, он и сам стал путешествовать по окраинам. Но пока, мечтающий о дальних путешествиях, мальчик ходил пешком, круги его познавательных экскурсий заканчивались не очень далеко от дома.
        Ситуация кардинально изменилась после одного памятного подарка. На очередной день рождения Тафф получил долгожданный двухколёсный велосипед. Теперь исследователь новых земель день за днём стал всё дальше и дальше удаляться от родного очага. А ещё через год он и вовсе смог самостоятельно выезжать за пределы своего района. Искателю приключений нравилось называть эти велопутешествия  — «разведывательными».
        Тафф на всю жизнь запомнил дату: 23 августа 1998 года. В тот злополучный день он заехал на какую-то безлюдную площадку, по виду напоминавшую давно уже заброшенную стройку. Ото всюду доносились лишь разъярённые крики голодных ворон, пытавшихся откопать в кучах мусора блестящие предметы. Мальчик с ужасом понял, что он заблудился.
        Потом незадачливый путешественник долго кружил, не находя дороги домой. Силы были на исходе, но Тафф упорно искал выход. Он знал, что если не поспеет домой вовремя, то мама больше не отпустит его одного кататься.
        В какой-то момент мальчик повернул в очередной переулок и наткнулся на группу подростков. Их было пятеро и все они были постарше его на пару лет. Злорадные улыбки на их лицах свидетельствовали о том, что они были рады такой неожиданной и лёгкой добыче. Не долго думая, хулиганы избили Таффа и выбросили его очки. Потом они вытряхнули его карманы, забрали велосипед и с дикими воплями убежали в неизвестном направлении.
        Горе-путешественник вновь остался совершенно один, да ещё и в абсолютно незнакомом месте.
        «Все настоящие исследователи готовы были вновь и вновь сталкиваться лицом к лицу с непредвиденными трудностями.»  — Таффу вдруг вспомнилась одна из его любимых фраз про древних первооткрывателей новых земель. Раньше она так вдохновляла его на подвиги. Что же теперь случилось? И почему это крылатое высказывание теперь, в сложившихся условиях, ничем не могло ему помочь? Это был, пожалуй, первый случай в жизни Таффа, когда он начал потихонечку осознавать, что теория и практика, порой, живут в разных измерениях.
        Озираясь по сторонам своими невидящими глазами, Тафф и вправду был похож на человека, волею судеб попавшего на необитаемый остров. Его взбудораженное пережитыми эмоциями сознание просто не допускало самой мысли, что можно, вот так вот, внезапно остаться совершенно одному в столь огромном городе, в котором проживают несколько миллионов человек.
        Однако, реальность твёрдо настаивала на своём: вокруг не было ни единой души и помощи ждать было неоткуда.
        Мальчик потянулся было за платком, в котором ещё недавно хранился съеденный до происшествия бутерброд, но тут же остановился. Вывернутая правая рука ныла резкой и пронизывающей болью. Пришлось изрядно поизворачиваться, пытаясь дотянуться левой рукой до правого кармана штанов. В добавок ко всему, в какой-то момент ещё и слёзы перестали слушаться и ручьями хлынули из глаз. Тафф промокнул их уголком платка, но тут же дёрнулся, неосознанно закрывая глаза под натиском нового источника боли. На правой щеке обнаружилась глубокая ссадина, а немного выше, прямо под глазом, «горел фонарь».
        Во рту пересохло, нос хоть затыкай от вони, лезущей с ближайшей помойки, а в голове неотступное биение одной и той же мысли: «Что же сказать маме?»
        Прошло уже больше часа, а Тафф всё бродил и бродил, возможно по одному и тому же кругу, беспомощно расставив руки, чтобы не врезаться во что-нибудь. Когда появился голос, на какое-то время выключенный пережитым ужасом, мальчик принялся отчаянно кричать и звать на помощь. Но никто не отзывался. Люди как-будто вымерли, а окружающий мир куда-то исчез.
        Силы совсем покинули его. Очень хотелось пить. Тафф сел на тротуаре и стал плакать. На большее он уже был не способен.
        Сколько прошло времени он не знал. Часов не было. Солнце закрывали плотные бездождевые тучи.
        Спас его тогда случайный проезжий, который тоже заблудился, путешествуя на своей машине. Он то и доставил полуживого мальчика домой.
        Потом, значительно позже, Таффу сообщили, что в тот злополучный день ветер странствий занёс его в соседний район под названием Лондонский боро Харинги (London Borough of Haringey). Жаль, что горе-путешественника, в своё время, никто не предупредил о проживавших в этом районе, причём в большом количестве, агрессивных выходцах из восточной Европы.
        После того печального случая слово «Харинги» у Таффа неизменно вызывало только тягостные воспоминания.

        ***

        Тафф неожиданно «вынырнул» из кадров детства.
        Незнакомец по-прежнему сидел в кресле, всё так же беззаботно вертя в руках чёрную шляпу, и пристально смотрел на молодого человека.
        Задыхаясь всё больше и сдерживая на пределе своё бешенство, Тафф, тем не менее понял, что перед ним находится не обычный грабитель, а какое-то непонятное существо, в мгновение ока захватившее над ним полную власть. От осознания своего полнейшего бессилия молодому человеку стало по-настоящему жутко. Пытаясь любой ценой вынырнуть из всё более накрывавшего его замешательства, Тафф простонал.
        — Кто вы такой? И что здесь происходит? По какому праву вы следите за мной?
        — Вот это уже лучше. Давайте знакомиться. Меня зовут Страйк Лорманн.  — мужчина показал свой жетон.  — Я представляю федеральное агентство «Отдел Т», которое ведёт борьбу с террористами. Но, как вы сами понимаете, официально такого отдела не существует.
        — Почему именно я?
        — Вашу кандидатуру нам посоветовал доктор психологии Оливер Вейбниц. Вы с ним знакомы. Насколько нам известно, он иногда консультирует нас по некоторым вопросам.

        Настоящий, а не из собственного фильма, Тафф, продолжая смотреть видео со своим участием, успел подумать: «Так вот, значит, почему этот психолог вцепился в меня „мёртвой хваткой“ и затащил на групповую терапию. Ему нужно было проверить какие-то мои реакции, чтобы сообщить обо всём этому типу. Поэтому-то он так тщательно записывал все наши разговоры. По-видимому, они работают вместе».

        Тем временем, пошли следующие кадры.
        — Что вам от меня нужно? Я не террорист.  — сказал Тафф.
        — Да, нам это известно.  — спокойно ответил Страйк.  — Я здесь по другому вопросу. Мы хотели бы предложить вам присоединиться к нашей команде.
        — С чего бы это вдруг?
        — Поясняю. По долгу службы у вас постоянно широкий круг общения. Презентации, конференции, тренинги, массовые акции… Вы постоянно в гуще событий и в толпе людей. Как раз это нас и интересует.
        — Какое отношение к этому имеет моя работа? Мы не общаемся с террористами.
        — Да. Однако вы можете общаться с теми, кто может общаться с ними.
        — Чушь какая-то. Зачем мне всё это?
        — Разумный вопрос. Человек, подобный вам, в любой ситуации пытается искать выгоду. Хорошо. Давайте так. Для начала, мы предлагаем вам занять место вашего шефа. Сами понимаете, какие при этом открываются перспективы.

        Настоящий Тафф при этом видел на своём внутреннем экране, что он вдруг задумался и, после нескольких минут молчания, резко спросил:
        — Я вам не верю. Зачем вам это нужно  — помогать мне? Или вы как-то связаны с основателями нашей компании и имеете далёкие планы по смене оперативного руководства? Кто вы на самом деле? Кто вас прислал ко мне?
        Тогда необычный визитёр, по-прежнему не выпуская из рук своей шляпы, молча встал и подошёл к висевшей на стене картине Клода Моне. Лёгкость и грациозность движений свидетельствовали о том, что он находится в отличной физической форме.
        Со стороны могло показаться, что незнакомец не расслышал последние вопросы Таффа или сделал вид, что не расслышал.
        — Качественная копия.  — с интонацией профессионала, сказал Страйк.  — Большая редкость! Однако, из тридцати картин этой серии мне больше нравится другая  — «Руанский собор. Туманная погода». В ней есть какая-то тайна и каждый зритель имеет возможность в своей голове достроить нечётко прорисованные линии. Всё-таки жаль, что старик Моне потерял полноценное зрение. С другой стороны, он стал видеть ультрафиолетовый как голубой или лиловый цвет, в отличие от обычных людей, для которых они были просто белыми. Благодаря таким переменам в цветовосприятии, его картины обрели новые и уникальные цвета.
        Страйк резко повернулся к хозяину дома.
        — Мистер Эванс, позволю себе задать вам банальный вопрос. Почему вы не сделаете себе операцию на глаза с вашими то доходами? Ведь современный уровень развития офтальмологии давно уже позволяет решать подобные проблемы.
        — Как же все замучали меня этими тупыми вопросами. И вы туда же!  — огрызнулся Тафф, поправляя свои очки.  — У меня врождённый астигматизм с элементами паталогии сетчатки глаза. Операция не поможет. Но какое это имеет отношение к делу?
        — А вот какое.  — Страйк подошёл к письменному столу и показал рукой на большие настольные часы в малахитовой оправе.  — Вы сейчас чётко видите стрелки на этих часах?
        — Да, вполне.
        — Снимите, пожалуйста, свои очки на минуту.
        — Хорошо.  — Тафф выполнил указание.
        — Что вы теперь видите?
        — Только размытые контуры часов. Стрелки и цифры я не вижу.
        — Хорошо. Теперь наденьте свои очки.
        При этих словах Страйк пристально посмотрел на Таффа. Молодой человек надел очки и по его лицу было видно глубокое разочарование, потому что он по-прежнему ничего не видел. Очки больше не помогали ему улучшить зрение.
        — Ну а теперь что-то изменилось?  — поинтересовался незнакомец.
        — Но как? Как вы это делаете?  — шёпотом спросил Тафф.  — Этого не может быть!
        — Да, но это так, насколько вы сами понимаете.  — спокойно произнёс Страйк, продолжая рассматривать картину.
        Тафф беспомощно опустился в кресло. Он несколько раз надевал и снимал очки, но зрение не восстанавливалось.
        Тафф, уже довольно давно почувствовавший вкус власти над подчинёнными, вдруг чётко осознал себя полным ничтожеством перед этим странным существом, облачённым в человеческое тело. Вся его жизнь мгновенно и полностью оказалась в руках этого лысого господина.
        «Магия, волшебство, гипноз  — что это?  — Тафф был в шоке.  — Потеря зрения делает для меня бессмысленным всё остальное.»
        — Что же вы приуныли, мистер Эванс?
        — Верните мне зрение.  — прошептал Тафф.
        — Ой, да!  — шутливо вспоминая сказал Страйк.  — Совсем забыл. Снимите, пожалуйста, опять свои очки. Они вам пока не нужны.
        Молодой человек беспрекословно подчинился. При этом Страйк опять внимательно посмотрел на него.

        В этот момент настоящий, а не киношный, Тафф вдруг вспомнил, что тогда в его голове появились какие-то звенящие вибрации. И он полностью не осознавал, что происходит.Через минуту стало понятно, что его зрение восстановилось до такой степени, что теперь он мог видеть всё абсолютно чётко даже без очков. Такого возбуждения он не испытывал никогда в своей жизни. Будучи от рождения незрячим, Тафф Эванс за долгие годы слился со своими многочисленными очками. Но, несмотря на то, что эти искусственные заменители глаз и стали неотъемлемой частью его тела, они не давали своему хозяину полноценного человеческого зрения. И вот теперь молодой человек как-будто впервые смотрел на внезапно расширившийся окружающий мир. Он не верил своим глазам  — настолько всё было необычно красочно, глубоко и качественно. Привычные вещи и предметы предстали в совершенном ином виде. Тафф не выдержал и подошёл к окну. За минуту лёгкого и непринуждённого скольжения взглядом по окрестностям своего дома он увидел столько всего, сколько не видел за все предыдущие годы жизни в этом районе Лондона. Яркие впечатления гигантской лавиной
нахлынули на молодого человека. Это было непередаваемо волнительно!

        — Вижу, что вам понравилось!  — сказал Страйк.  — Чудеса, правда? Однако, секрет довольно прост. Всё дело в работе вашего мозга. Человек способен сам перевести его в такой режим работы. Если, конечно, будет знать, как это сделать.
        — Что от меня требуется?
        — Вот и чудненько!  — Было видно, что Страйк доволен результатом своего воздействия.  — Нам нужна информация.
        — У меня нет никакой информации. Я работаю в обычной рекламной компании.
        — Да, и это мне известно. Хотя вряд ли агентство «ONYLVI», можно назвать обычным. По результатам прошлого финансового года оно входило в десятку крупнейших в мире. Но, в данный момент, это не настолько важно.  — Страйк на минуту задумался.  — Дело в том, что сейчас мне довольно сложно объяснить вам, что нам нужно. Давайте так. Я ухожу, а вы спокойно подумайте над нашим предложением. Прикиньте все «за» и «против». И если решитесь, то свяжитесь, пожалуйста, лично со мной.
        Мужчина положил на столик свою визитку, ту самую, которую Тафф теперь вертел в своих руках.

        Глава 4

        Настоящий Тафф сидел в своём любимом кожаном кресле. Теперь уже он чётко помнил, что некоторое время не мог прийти в себя после такого загадочного визитёра. Кипевший от возмущения мозг молодого человека по-прежнему не желал в тот момент очищаться от влияния странного посетителя.

        Тогда прошло по меньшей мере десять минут, пока воля и зрение Таффа вернулись в свой обычный режим. Он снова мог кое-как видеть окружающий мир, да и то, когда на газах были толстенные очки.
        Он медленно подошёл к окну и тоскливо посмотрел на улицу. Было видно, что его слабое зрение вернулось в своё плачевное состояние.
        Картинка за окном, к сожалению, совсем не изменилась. Она была такая же размытая и не резкая. Облачка-фигурки случайных прохожих всё так же проплывали в разных направлениях. Это было невыносимо: тебе только что показали, совершенно чётко, кусочек Рая и сразу же вернули обратно в «размытый» Ад. Недавно пережитые минуты разрывали сознание Таффа Эванса на мелкие кусочки. Он уже почти полностью был готов пожертвовать всем, чем угодно, лишь бы каждый день видеть всё своими глазами и без очков.
        Усугублял ситуацию ещё и тот факт, что амбициозный рекламщик уже давно ждал подходящего случая, чтобы подняться вверх по карьерной лестнице. Он ни на минуту не терял веру в то, что ситуация может вдруг измениться. И ему больше не прийдётся ежедневно терпеть странные выходки своего шефа. Теперь, словно по какому-то волшебству, всё это становилось возможным для него: здесь и сейчас.
        Тафф вспомнил, как тогда мысли суматошно неслись в голове: «Что же делать? Кто такой этот Страйк, если он всё знает и обладает такими сверх способностями? Страшно и непонятно. Однако такой великолепный шанс всё разом изменить мне прийдётся ждать ещё очень долго. А может и вообще он больше никогда не представится? Что же это такое: редкая удача или коварное проклятие? Давай Тафф, решайся. Это полностью перевернёт всю твою жизнь.»
        Несмотря на то, что всё это происходило только вчера, казалось будто прошла целая вечность.
        В этот момент, начальник отдела по работе с иностранными филиалами компании «ONYLVI», топ-менеджер Тафф Эванс неожиданно вспомнил о работе. «Который час? Пора бы уже и в офис выдвигаться!»  — пронеслось в голове.
        Взяв в руки телефон, молодой человек увидел на экране десятки пропущенных звонков, в том числе от его секретарши и даже шефа. Но ему было уже не до них. Теперь его интересовало нечто иное. Таффу нужно было срочно договориться о встрече с таинственным Страйком.

        Однако, в этот момент информационная цепочка перескочила на события, происходившие в совершенно незнакомом ему месте. И Тафф Эванс продолжил смотреть, уже чем-то начинавший его пугать, сериал о самом себе.

        Мрачная овальная комната с высокими потолками была обвешана странными барельефами и свитками. В глубине были видны две монолитные колонны чёрно-серого мрамора, уходившие ввысь. Многочисленные прожилки создавали ощущение будто бы колонны обвешаны ярко-красными флуоресцентными сетками.
        Вдоль стен дружными рядами стояли странные статуи полулюдей-полуроботов. Кроме огромного стола из массива дуба, в комнате ничего не было. Фактура его мраморных ножек совпадала с колоннами. На стенах были развешаны коллекции символов разных эпох и народностей Земли. Двухметровые свитки, напоминающие талисманы шумеров, были полностью исписаны магическими заклинаниями и знаками. На лепном барельефе висел подробнейший календарь майя. На других картинах можно было различить величественных фараонов, пролетающих над египетскими пирамидами. До остальных символов, которыми были усеяны все стены от пола до потолка, мерцающий свет «живого» огня не дотягивался.
        Таффу было непривычно наблюдать развешанные по стенам в специальных подставках многочисленные факелы и свечи. Атмосферу таинственности довершали, доносившиеся откуда-то сверху, звуки органа и клавесина.
        Кроме уже знакомого Страйка, в помещении находились ещё двое молодых людей. Видно было, как они тщательно готовятся к какому-то магическому ритуалу. Страйк был облачён в длинную мантию тёмно-фиолетового цвета. Голова утонула в глубоком капюшоне. Чёрные кожаные плащи его помощников доставали до самого пола.
        — Мистер Эванс! Приветствуем вас в наших рядах!  — сказал Страйк.  — Давайте, для начала, мы с вами немного преобразимся, чтобы соответствовать важности настоящего момента.
        Он кивнул худощавому парню, по виду напоминавшему бешеного хакера. Тот накинул на плечи Таффа такой же чёрный плащ. «Напоминает монашескую рясу.  — подумал Тафф.  — Да всё это должно быть тайный ритуал. Очень похоже». Ко всему прочему хакер ещё и повязал ему напоясный ремешок из серого сукна, оба конца которого сиротливо болтались где-то у ног молодого человека. Завершил монашеский наряд Таффа тяжёлый нашейный амулет в виде многих пересекающихся линий, чем-то напоминавший древние кельтские узоры. При этом амулет резко «ожил» и от него протянулись к солнечному сплетению Таффа многочисленные тонкие нити-разряды. Оказалось, что эта, по форме напоминавшая древний артефакт, старинная вещица, является высоко технологичным и современным оборудованием. Тафф резко дёрнулся от неожиданности и попытался стряхнуть щекотящие импульсы.
        — Не бойтесь мистер Эванс.  — шутливо-успокаивающе проворковал Страйк.  — Это всего лишь маленькие электрические разрядики, которые помогут нам с вами создать более благоприятную атмосферу для общения.
        Тафф постарался успокоиться. Для этого он представил себя послушником, присутствующим на какой-то древней церемонии посвящения или участником какой-то мистической компьютерной игры.
        — Вот так-то лучше!  — удовлетворённо заметил Страйк.
        — Это какой-то ритуал? Кто эти люди?  — спросил Тафф, разглядывая помощников Страйка.
        — Да, эта небольшая церемония сделает вас одним из нас.  — пояснил Страйк.  — А это мои, а в скором времени, и ваши коллеги. Знакомьтесь: программист Бурк.
        Он показал в сторону светловолосого худого парня, чем-то напоминавшего своей шевелюрой пышный одуванчик. Тафф сразу подумал: «Этот, наверное, какой-нибудь очередной хакер-взломщик программного обеспечения».
        — А это наш врач Филипп.
        Плотный и уже достаточно немолодой человек, искоса посмотрев на новенького, медленно кивнул в ответ.
        — Зачем они здесь?  — поинтересовался Тафф.
        — Они помогут мне ответить на все ваши вопросы. Теперь про интересующую нас информацию о потенциально опасных гражданах. Дело в том, что её невозможно добыть обычными способами. Филипп, расскажи пожалуйста.
        — С удовольствием!  — воодушевлённо включился в разговор врач. Видно было, что он полностью поглощён этой темой.  — Наши последние разработки в области психической деятельности мозга позволили нам выявить некоторые особенности и закономерности. Проще выражаясь, голова террориста работает по-другому, чем у обычных людей. Это связано с огромным риском быть схваченными. Нейроны их головного мозга постоянно вырабатывают, так называемые, эндогенные каннабиоиды. Эти вещества только недавно открыли. Причем все их функции в организме пока ещё до конца не изучены. Однако точно известно, что они уменьшают отрицательные эмоции и помогают преодолеть страх.
        — Что вы несёте какую-то ахинею?  — возмутился Тафф.  — Как это может быть связано с поимкой террористов?
        — Не надо так волноваться, мистер Эванс.  — вмешался Страйк.  — Если вам что-то неизвестно, то это вовсе не означает, что такого нет в действительности.
        Страйк нервным движением поправил свои чёрные очки.
        — Только нашими учёными был создан метод, с помощью которого можно улавливать импульсы от эндогенных каннабиоидов.  — с гордостью произнёс он.  — В мире ещё не знают о наших разработках. И, кстати, наш метод действует даже через нескольких посредников.
        — А я-то здесь при чем?  — не унимался Тафф.
        — Бурк, теперь ты.  — сказал Страйк.
        — Мы можем увеличить производительность работы мозга человека,  — начал программист.  — После чего он сможет видеть такие импульсы.
        — Вы предлагаете деформировать мой мозг?
        — Нет. Никаких операций.  — сказал Страйк.  — Нужен всего лишь один сеанс гипноза. Но при вашей полной открытости и абсолютно искреннем согласии. Насколько вы теперь понимаете, мы могли бы всё это сделать и без вашего согласия. Однако, тогда получился бы немного «скомканный» вариант. Но его нам недостаточно для полноценного сотрудничества с вами. В данный момент ваш выбор невелик: или вы полностью нам доверяетесь, или мы расстаёмся, и вы всё забудете.
        Страйк медленно подошёл к проёму в стене и погладил рукой мозаичную картину, на которой были изображены сцены из жизни каких-то невиданных существ.
        — Один сеанс гипноза? Что-то верится с трудом.  — спросил Тафф.
        — Хорошо.  — снова заговорил Страйк.  — Тогда давайте я вам ещё кое-что расскажу. Те небольшие изменения в работе мозга, которые мы предлагаем, позволят вам задействовать около двадцати процентов вашего скрытого потенциала, вместо обычных десяти процентов, которыми владеет большинство землян. Данные изменения позволят вам по-новому взглянуть на окружающий мир. Вы увидите настоящую реальность без масок и грима. На свет выйдет то, что было в тени. А яркое и красочное, возможно, померкнет и потускнеет. Согласитесь, забавно было бы посмотреть на те истинные и скрытые от чужих глаз желания, которые движут вашими друзьями, знакомыми, коллегами. Почему они с вами общаются и поддерживают отношения? Сразу станут понятны их настоящие стремления, в которых, быть может, они и сами себе не могут, до конца, признаться. Да, согласен, будет печально осознать мастерски завуалированную фальшивость многих «настоящих» друзей. Также вас может поразить и неожиданная объективность «врагов» в тех вопросах, где вы действительно не правы. Мир внезапно перевернётся «с ног на голову». Но ведь это будет правильный мир,
основанный на реальности. А тот мир, в котором вы сейчас живёте, мир иллюзий и постоянных подмен истинного на желаемое, он исчезнет. Его больше не будет, потому что вы уже не сможете просто верить «на слово» некоторым людям. Вы будете видеть их «насквозь».

        Настоящий Тафф Эванс, не отрываясь смотрел этот странный фильм про самого себя.

        Страйк медленно подошёл к нему поближе и тихо, но твёрдо, продолжил.
        — Но это «сухая» теория. Давайте лучше перейдём к «живой» практике.  — их глаза встретились.  — Вы с детства испытывали определённые трудности из-за вашего неполноценного зрения. Не так ли? Соседские ребята постоянно подшучивали и оскорбляли вас, называя «Косой!» и «Слепыш». Они всегда пытались отнять у вас очки, чтобы вы беспомощно бегали за ними с расставленным руками. Для них это было забавной игрой, а для вас невыносимой мукой. Однако, как известно, трудности закаляют характер и быстрее позволяют человеку познать себя. Вот и вы достаточно рано осознали главное своё стремление: повелевать людьми. Вы надеялись, если удастся стать большим начальником, тогда уже никому и в голову не прийдёт обзывать вас и издеваться над вами. Все будут молча опускать глаза вместо ехидного злорадства от осознания своего физического превосходства над вами. Это была ваша «голубая» мечта. И она очень помогла вам в достижении поставленной цели. Вы сделали всё возможное и невозможное, чтобы получить прекрасное образование и устроиться на престижную работу. Теперь в вашем подчинении сотни сотрудников, которые безропотно
пресмыкаются перед вами. Прекрасно, цель достигнута! Наконец-то найдена та точка опоры, без которой ваше существование было немыслимо. Но, что дальше? Тупик, конец тоннеля, обыденность и бесконечная повторяемость одних и тех же ситуаций? Никакого качественного роста ваших властолюбивых намерений. Остаёмся до конца жизни «топтаться на одном месте» или переходим на следующий уровень?
        — Откуда вам всё это известно?  — поразился Тафф.  — Ведь про это нигде нет никаких записей. Всё это только у меня внутри.
        — Я как раз и вижу вас сейчас «насквозь». Мне не нужны никакие материальные носители информации. Вы только представьте! Мы вам сейчас предлагаем такие же уникальные способности. Хотите тоже «так видеть»?  — Страйк выдержал паузу.  — Насколько вы понимаете, подобный шанс выпадает в жизни только один раз. От таких предложений не отказываются, мистер Эванс. Подумайте хорошенько.
        — Невероятно! Этого просто не может быть.  — молодой человек не мог быстро переварить такую странную информацию.
        — Ну как, вы готовы, мистер Эванс? Решайтесь: сейчас или никогда!  — Страйк пристально посмотрел ему в глаза.
        — Да.  — Воля обычного чуловека была сломлена. Тело задрожало. Тафф почувствовал, как «земля уходит из-под ног».  — Теперь, пожалуй, я готов. Что мне нужно делать?
        Программист-хакер вовремя помог ему расположиться в специальном кресле, одиноко стоявшем до этого возле массивного стола.
        — Перед тем как мы начнём, вы должны сказать следующие слова.  — торжественно сказал Страйк.  — Я, Тафф Джулион Эванс, находясь в полном сознании и по собственной воле, без какого-либо принуждения со стороны, подтверждаю, что искренне хочу перейти на новый качественный уровень своего существования. Клянусь служить Верой и Правдой своему новому назначению!

        Тафф видел себя, дословно повторяющим этот странный текст посвящения. В этот момент он понял, что именно тогда собственноручно подписал сам себе какой-то жуткий приговор. Мощные сиюминутные порывы способны в один миг полностью изменить всю жизнь человека. Но теперь уже поздно было сожалеть о содеянном. Оставалось только продолжить смотреть фильм.

        Страйк при этом снова поправил свои черные очки в красивой оправе. Потом он незаметным движением нажал кнопку, прикоснувшись правой рукой к одной из дужек. Со стороны Тафф разглядел, что это вовсе не очки, а встроенная видео камера, на которую мужчина записывает всё происходящее в зале.
        Ассистенты с большим усилием подвезли и поставили напротив кресла Таффа массивный постамент, до этого неприметно стоявший возле стены. На нём располагался какой-то странный шарообразный объект. Этот «шарик» был накрыт чёрным материалом, по виду непохожим ни на один из существующих на Земле. Было видно, как он колышется и постоянно создаёт волны, причудливо изгибающие плотный защитный слой.
        Врач не спеша подошёл к Таффу.
        — Будет больно?  — взволновано спросил молодой человек.
        — Нет.  — хитро улыбнулся Филип.  — Это всего лишь обычное снотворное.
        Филипп, быстрым движением закатав левый рукав пациента, профессионально сделал укол. Через минуту-другую глаза Таффа медленно закрылись.
        — Страна чудес ждёт тебя!  — облегчённо сказал врач, легонько похлопывая его по плечу.
        Через минуту Тафф уже мирно спал, вовсе не подозревая, что произойдёт дальше. При этом врач тщательно расстелил на полу метровый кусок полиэтиленовой плёнки, заранее приготовленной и ждавшей своего часа возле ближайшей стены. Потом не спеша достал откуда-то парикмахерские принадлежности и принялся стричь и брить голову Таффа. Через несколько минут, глядя со стороны, уже невозможно было отличить современного, модно одетого, городского парня от средневекового монаха-послушника Англиканской церкви. А если его ещё и мастерски загримировать, то можно и в кино снимать. Теперь Тафф выглядел не хуже крутого Брюса Уиллиса в фильме «Крепкий орешек».
        Врач ещё раз удовлетворённо окинул взглядом результаты своего труда и взял из-под стола вместительный мешок. Убрав все ненужные больше принадлежности, он медленно отошёл к стене с круглым барельефом.
        Страйк вознёс сложенные вместе руки к небу, закрыл глаза и стал читать какие-то молитвы на непонятном языке. Внезапно откуда-то из стен послышались волшебные звуки, унося слушателей за пределы грешной Земли. Всё это действо напоминало древний сакральный ритуал.
        Через несколько минут Тафф увидел совершенно необъяснимые кадры. Программист-хакер подошёл к постаменту и медленно стянул защитную плёнку-кокон. Всем находящимся в комнате людям предстал магический шар загадочной энергетической природы. Он весь светился и переливался голубовато-сиреневыми красками. Внутри его можно было разглядеть другой сгусток энергии, но уже красноватого цвета и размером не больше десяти сантиметров.
        Кресло со спящим человеком перевели в вертикальное положение. Между «живым» шаром и грудной клеткой Таффа возник полупрозрачный фиолетово-синий тоннель. Его функциональность поддерживал амулет на груди Таффа.
        Дальше происходило нечто абсолютно невообразимое. Из тела Таффа медленно выплыла, двигаясь по только что установленному тоннелю в направлении шара, маленькая голографическая фигурка голубоватого цвета. По внешнему виду это была девушка, очень похожая чертами лица на Таффа.

        При виде этих кадров у молодого человека, смотрящего фильм про себя самого, что-то резко защемило в груди и больно завибрировало в солнечном сплетении. Но он мужественно продолжал смотреть, не отрываясь ни на секунду.

        Голубая голографическая девушка изумлённо оглядывалась по сторонам. Было видно, что всё это происходило против её воли и было для неё абсолютной неожиданностью. Она тщетно пыталась сопротивляться выходу из тела Таффа. Девушке нужны были ответы на многочисленные вопросы. Она явно не понимала, как такое вообще могло с ней произойти.
        В это время красноватый «сгусток энергии», находившийся внутри шара начал видоизменяться. Через несколько секунд он уже полностью превратился в фигурку мужчины. Его лицо и тело чем-то напоминали человекоподобного робота. Было видно, что этот голографический человечек был очень рад своему неожиданному перевоплощению. Становилось понятно, что он долго ждал этого момента. Потом он двинулся в направлении солнечного сплетения Таффа. Встретившись на полпути с девушкой, он внимательно посмотрел на неё. После чего радостно занял её место, растворившись внутри тела Таффа.
        Девушка при этом была помещена в «магический» шар. Программист-хакер снова накрыл его защитной плёнкой и откатил постамент в дальний конец комнаты.
        Последними кадрами была надпись: «Органик-человек Тафф Джулион Эванс (ТДЭ) инициирован в качестве Наблюдателя 6.09.2015 года. Операция прошла успешно. Возможны сбои во время адаптации организма к новым условиям функционирования».

        ***

        Запись в голове Таффа выключилась. Это было невероятно! Он только что видел своими собственными глазами, как эти люди поменяли какую-то часть его сущности. Молодой человек, конечно же, не знал кем в действительности является эта, очень похожая на него, голографическая девушка. Ему страшно было даже думать об этом.
        Вибрации в области его солнечного сплетения резко усилились. Прошло буквально пару минут. Потом что-то настолько сильно сдавило тело Таффа изнутри, что он вновь потерял сознание и рухнул на пол.
        Ну и, конечно же, Тафф не видел и даже не мог догадываться о том, что делал Страйк в тот день после процедуры инициации. Молодой человек тогда просто проспал всё самое интересное.
        А Страйк, дождавшись того момента, когда всё закончилось, снова прикоснулся рукой к дужке очков. Он остановил видео запись.
        — Вот и чудненько!  — радостно потирая руками, обратился он к своим помощникам.  — Наши ряды пополнились ещё одной супер ищейкой! Поздравляю вас с прекрасно выполненной работой. Нам с вами удалось завербовать ещё одного органика. Завершайте тут всё без меня. И отвезите пациента к нему домой. Пусть там привыкает к своей новой жизни. Мы потом сами с ним свяжемся.
        Страйк вышел в соседнюю комнату, в которой всё уже было оформлено в современном стиле. Подойдя к письменному столу, он снял свои красивые чёрные очки-видеокамеру и осторожно положил их рядом с пачками документов. Ему нужно было срочно отправить своему руководству подробнейший отчёт о проведённой операции. К этому материалу Страйк добавил пояснительную записку следующего содержания:

        Кому:

        Храм «ЦИТАДЕЛЬ»
        Для его сиятельства, Нергола  — помощника магистра.

        От кого:

        Лондон.
        Агент-оператор Страйк Лорманн.

        «Отчёт о процедуре инициирования нового Наблюдателя. Материал: человек-органик Тафф Джулион Эванс. Место: Лондонский филиал Храма. Дата: 6.09.2015 года.»

        «Настоящим отчётом сообщаю вам о том, что преобразование органика в Наблюдателя проведено успешно. Сегодня мы, согласно вашим инструкциям, впервые внедрили последнюю версию искусственного аналога человеческой души. Вся процедура завуалирована под обычный ритуал посвящения в монахи. Думаю, что это не вызовет никаких подозрений у экспертов Совета Адептов Высшей Мудрости. Жду ваших дальнейших распоряжений.»

        Глава 5

        Отлично сложенный молодой мужчина внимательно посмотрел на свою левую ладонь. Довольно редко встречающийся рисунок «линий жизни» в виде правильного треугольника едва уловимыми покалываниями словно бы предвещал, что впереди ждёт только хорошее.
        Как всегда, в особые моменты жизни этот нательный датчик начинал еле заметно «светиться», вызывая приятно пощипывающий зуд. Это был знак. А к знакам владелец датчика привык прислушиваться.
        Молодой человек, нажимая привычным жестом, помассировал ладонь, обхватив её большим и указательным пальцем правой руки.
        Потом медленно перевёл взгляд на раскинувшиеся под ним просторы и вернулся к своему занятию: ловкими движениями опытного профессионала уверенно карабкаться вверх по отвесной скале.
        На вид ему было около двадцати пяти лет. Его прямые светло-русые волосы выбивались из-под банданы цвета камуфляжа. Тёмные очки спасли от палящего солнца. Тень от висевшего на поясе скального молотка, раскачивавшегося в такт его движениям, беспокойно скользила по гладкой поверхности горы.
        — Ответь мне, Магнус, ты и вправду думаешь, что за пределами известных нашим учёным границ Вселенной больше ничего не существует? Или просто повторяешь мне сейчас чьи-то слова?  — спросил он своего товарища, поднимающегося в пяти метрах справа. Молодые люди были примерно одного возраста.
        — Знаешь Ингвар, если серьезно говорить об этом,  — отозвался кудрявый попутчик, выглядывая из-под своей синей бейсболки с прямым козырьком,  — то ни про какие там границы я толком ничего не знаю. Надо разбираться, если серьёзно. Просто в голове как-то не укладывается, что за бесконечно удаленными от нас границами есть еще более удаленные границы, а за ними ещё и ещё. Смотреть, как мигают звёзды на ночном небе, мне, конечно же, нравится. Но вот, не знаю, как ты, а у меня просто «крышу сносит», когда представлю, что их бесконечно много. Ладно, ты лучше скажи, как думаешь  — что мы там сегодня увидим, когда доползём до верхней площадки?
        Магнус, высокий блондин с вечно удивлённым взглядом, сражавшийся в данный момент с копной своих непослушных волос, явно не был расположен вести философские беседы. Капли пота, заливающие глаза, начинали серьёзно раздражать. Жаркое африканское утро вступало в свои права. Ещё секунда и придётся остановиться, чтобы протереть глаза. А ему именно в этот момент нужно было искать следующее место для забивания страховочного крючка.
        «Надо было другую кепку надеть.  — пронеслось в голове.  — Как бы смахнуть пот?» Он, не отрывая взгляда от намеченной точки, резко мотнул головой. Ненавистные капли полетели в пропасть. Уже легче. Теперь можно было двигаться дальше.
        — Да, да.  — подхватила разговор симпатичная брюнетка с короткой стрижкой. Она двигалась параллельным курсом, но левее метров на семь.  — Объясни нам, Инг. Зачем ты сегодня поднял нас в три часа ночи, притащил в какую-то дыру и теперь ещё «паришь нам мозги» эфемерными границами Вселенной? Я, конечно, всё понимаю, бодрый ты наш: не спится тебе, вечно куда-то тянет. Но почему надо было именно среди ночи рвать сюда?  — с небольшой обидой в голосе спросила девушка.
        Она крепко ухватилась за острый выступ, подтянулась на обеих руках и перенесла вес тела на ступеньку выше. Верхний пояс страховочной системы, натянувшись при движении вверх, резко выделил её тонкую талию. При этом нижние ремни, через соединительный карабин ещё сильнее сжали накачанные бёдра девушки. Эластичный спортивный костюм цвета морской волны копировал все её движения. Кроме этого, он выполнял ещё одну важную функцию: делал видимой издалека изящную фигуру спортсменки. Скалолазный наряд довершала лёгкая шелковая косынка «Бирюзовый пейсли», надёжно защищавшая голову от перегрева.
        «И зачем я согласилась на эту авантюру?  — предательская мысль, словно надоедливая муха, не переставая кружилась рядом.  — Можно ведь было и попозже стартовать.»
        Подобно пантере перед прыжком, девушка гибким и плавным движением вытянулась «в струнку». Нужно было, во что бы то ни стало, достать до небольшой расщелины в скале.
        — Сказать по правде, Бэкки, я и сам толком не знаю.  — с досадой в голосе сказал Ингвар.  — Зачем мотаюсь по свету и какие ищу ответы? Насколько тебе известно, мне скоро уже четверть века исполнится. Я получил прекрасное образование в Кембридсжком университете. У меня есть преданные и понимающие с полуслова друзья. Мне посчастливилось прочитать и переосмыслить кучу мудрых книжек. В них, конечно же, многое правильно написано, но постоянно присутствует какая-то недосказанность. И это мне не нравится. Понимаешь? Много, так сказать технических, вопросов остаётся без ответов. Не знаю почему. Я никак не могу связать воедино короткую и ограниченную жизнь любого человека и бесконечность, как в пространстве, так и во времени, нашей Вселенной. Не могу найти формы взаимоотношений между микро и макромиром. Хотя, каким-то чутьём, догадываюсь, что всё едино.  — Ингвар задумался на минуту.  — Честно говоря, я до сих пор с трепетом вспоминаю общение с моим тибетским гуру Хоумвортом в те времена, когда в детстве жил у него. Помнишь Магнус, я тебе когда-то рассказывал об этом эпизоде моей жизни? У меня складывается
ощущение, что в его простых и мудрых словах содержалось что-то очень важное, что теперь могло бы мне помочь в моих поисках. А тогда я был ещё слишком мал, чтобы понять и прочувствовать всё это. Теперь вполне осознаю, что он многое мог бы мне поведать. Но не стал этого делать, постоянно повторяя одну фразу  — «всему своё время». Потом, к сожалению, мы были вынуждены расстаться. И я вернулся к моим родителям в Исландию. Связь прервалась. Причём он сразу предупредил меня о том, что найти его будет невозможно. Только он сам решает, когда и с кем общаться. А теперь мне его так не хватает. Я больше не встречал таких людей. Может быть поэтому меня постоянно влечёт на край света. Может быть в моей душе теплится надежда, что где-то случайно встречу его. Вот сейчас поднимемся на эту вершину, а там, раз, и он сидит, нас ждёт. Вот было бы здорово! Тогда мы с ним смогли бы снова общаться. Конечно, это был бы уже другой уровень. Так что, наверное, мне хочется надеяться, что, наконец-то, «время пришло».
        Ингвар мечтательно задумался. Друзья ждали, что произойдёт дальше. При этом вся группа была уже в доброй сотне метров от точки старта. От всех троих вниз тянулись страховочные тросы. Со стороны могло показаться, что это три паучка плетут свою паутинку, покрывая ею поверхность скалы.
        На площадке внизу располагался базовый лагерь, состоявший из одной палатки. В ней путешественники оставили все свои вещи. Незачем было тащить с собой на вершину горы ненужные в данный момент предметы. Тем более, что после возвращения скалолазы найдут всё на своих местах. В такой глуши вряд ли можно было бы встретить хоть одного человека.
        — Извини, Бэкки, что-то меня понесло куда-то.  — очнулся Ингвар.  — Пожалуй соглашусь, здесь присутствует некоторая доля моего эгоизма. Не нужно было, наверное, вас тянуть сюда. Это всё мои личные проблемы.
        — Нет-нет, ну что ты!  — отреагировала девушка, забивая очередной страховочный крюк.  — Мне здесь нравится. Просто, ты же знаешь, что на отдыхе я не люблю рано вставать. Ещё мне нравится немного вздремнуть после обеда, особенно когда здесь стоит такая жара.
        — Ладно, если по-крупному всё в порядке, тогда потерпи немного и не расстраивайся так сильно.  — улыбнулся Ингвар.  — Через три часа мы вернёмся в отель. Ты спокойненько досмотришь свои марокканские сны. Всё равно в полуденную жару здесь, в Тингире, да, впрочем, как и во всём ущелье Тодра, делать абсолютно нечего. Нам надо успеть подняться на вершину. После десяти часов утра здесь всё покрывается какой-то плёнкой, возможно из-за песочной взвеси в воздухе. После этого уже совсем ничего не видно вокруг. А я почему-то уверен, что нас там ждёт что-то невероятное! Не зря же мой учитель в детстве мне постоянно говорил: «Никто не возвращается из путешествий таким, каким он был раньше.» И ещё, смотри, что получается: мы, во-первых, с востока увидим великолепный и неповторимый восход солнца, а, во-вторых, глядя на запад, или точнее на юго-запад  — возможно увидим Канары! Классно ведь?
        — Ты до сих пор помнишь все наставления своего учителя?  — поинтересовался Магнус.
        — Нет, конечно, не все. Я тогда был ещё совсем мал. Мне было десять лет, когда мы расстались. Однако, некоторые из его слов остались навсегда со мной. Например, вот такие: «Путешествие в тысячу ли начинается с одного шага» или «Хитрость жизни в том, чтобы умереть молодым, но как можно позже». Да, в моей голове есть ещё много других его высказываний. Но они почему-то всплывают в сознании только тогда, когда возникает соответствующая обстановка.
        — Ладно, философы. Надеюсь успеем подняться. Давайте прибавим ход.  — сказала Бэкки, подтягивая свисавший конец страховочного троса,  — Кстати, про Канары. Наши друзья там недавно были. Магнус, помнишь нам про это твой байдарочник рассказывал?  — обратилась девушка к своему мужу.  — Так вот он говорит, что баз альпинистских там больше, да и, вообще, сервис круче, полно кафешек, забегаловок. Опять же океан рядом  — можно на сёрфинге погонять, да и вечером есть чем заняться  — культурная программа на уровне, дискотеки до утра, народу полно, весело.
        — Да, да.  — отозвался Магнус.  — Конечно, помню. Ему понравилось там.
        — Это всё так и есть.  — согласился Ингвар.  — Но, честно говоря, меня «мутит» от всех этих сервисов, толп «телезрителей», шума и бестолкового ничегонеделания. Как по мне, так уж лучше в этой, ещё не окученной, дыре торчать. Здесь мы как-будто «на краю света», да и «батарейки» тут лучше перезаряжаются. Правда ведь, Бэкки?
        — Ну ты как обычно, в своем репертуаре.  — ответила она и, снова обращаясь к мужу, продолжила.  — Магнус, твой друг детства по-прежнему неисправимый романтик!
        Девушка, уперевшись обеими ногами в крошечные выемки на скале, уверенно продолжила сверлить очередное отверстие под крючок.
        «Вот такое занятие по мне.  — подумал Ингвар.  — Может быть я вообще здесь меняю свои батарейки на новые?» И он, вполне довольный тем, как всё сложилось в этой давно запланированной поездке, продолжил путь по своему маршруту восхождения. А ещё через пять минут и вовсе перестал обращать внимание на окружающую обстановку и полностью сосредоточился на крохотной выемке в отвесной скале. Это была его ближайшая цель.

        Глава 6

        Теперь, после нескольких недель кропотливого труда по подготовке диссертации, Ингвару представлялось настоящим счастьем вот так вот просто карабкаться наверх вместе с близкими друзьями. Не зря же принято считать, что смена труда  — есть отдых. Тем более, что все они были опытными профессионалами и понимали друг друга без слов. Да и подъём на данную вершину не представлял никакой сложности для скалолазов их квалификации. Лёгкая разминка, не более.
        Ингвару было приятно вновь ощутить эту лёгкость бытия. Все заботы ненадолго отложены в дальний ящик, а впереди ждёт общение с первозданной природой. Он был счастлив полностью слиться с этой чарующей и волшебной силой. Сказочность момента вдруг напомнила ему об их с Магнусом совместных детских походах по окрестным холмам неподалёку от их родного исландского городка Акюрейри.
        «Как же нам тогда было здорово бродить вместе!  — подумал Ингвар.  — Мы чувствовали себя настоящими первопроходцами.» Молодой человек словно бы вернулся в те времена, когда они каждый день забирались на небольшие и постоянно обсыпающиеся холмы. Эти пятиметровые бугорки, как правило, были мягкие и рыхлые. Поэтому редко удавалось добраться до вершины. При обрушении мальчишки соскальзывали и весело летели вниз, приземляясь в куче мягкой глины, перемешанной с землёй.
        Ингвар попытался вспомнить, с какого момента их с Магнусом знакомства, у них установилось такое искреннее и глубокое взаимопонимание. Наверное, это произошло сразу, при самой первой встрече, причём бессознательно и абсолютно незаметно для обоих. К такому быстро привыкаешь, даже не задумываясь, откуда взялось и как сложилось. Но ведь по-другому не может и быть, когда встречаются настоящие друзья, которые потом не потеряются в жизни ни при каких обстоятельствах. Потому что такие встречи  — судьбоносные и на всю жизнь.
        Они познакомились в четырёхлетнем возрасте. Их семьи одновременно переехали в один и тот же подъезд многоквартирного дома, но на разные этажи. И буквально с первой встречи Ингвар и Магнус стали неразлучными друзьями. Им было хорошо и весело вместе.
        Лёгкость и глубина. А ещё и радость от общения, но не бурная и эмоциональная, а тихая и скрытая от чужих глаз. Друзья могли часами вовсе не разговаривать друг с другом, молча прогуливаясь по гладким и открытым всем ветрам улочкам своего города, лишь изредка обменивались ничего не значащими фразами. Они часто играли в разведчиков, представляя, что за соседним углом прячутся шпионы и они должны их вычислить. Мальчики могли играть против кого угодно, но только не друг против друга.
        Крик крошечной птички, выпорхнувшей из неприметного гнезда в расщелине, вернул Ингвара в действительность. Молодой человек, в очередной раз, оглянулся назад и внимательно посмотрел на бескрайние просторы африканского континента.
        Яркий солнечный свет позволял видеть в малейших деталях даже далеко расположенные объекты. Повсюду, куда дотягивался взгляд, были видны многочисленные холмы самых разнообразных форм и высот. Некоторые из них своими причудливыми очертаниями напоминали фигуры каких-то диковинных животных. И лишь изредка попадались маленькие зеленовато-жёлтые пятна. Это остатки скудной растительности замерли в ожидании потерявшихся где-то живительных осадков.
        То ли от созерцания безбрежных далей, то ли от возможности прильнуть щекой к исполинской горе, но Ингвар поймал себя на мысли, что он полностью сливается с окружающим миром. Даже бездонная глубина прозрачно-голубого воздушного океана над головой больше не пугала своей непостижимостью. «Небо становится ближе с каждым днём.» (Б. Гребенщиков)  — вспомнил он слова известной песни. И это единение было каким-то неосязаемым физическими органами чувств человека. Поэтому оно не могло быть описано словами и понято разумом. Его можно было только почувствовать глубиной души и открытым сердцем. Тем не менее, и в этом молодой человек был полностью уверен, оно не только существовало в действительности, но и объединяло всё живущее на Земле с бесконечностью Вселенной.
        «Вот зачем я здесь!  — обрадовался Ингвар.  — Вот то состояние, которое нельзя пережить в переполненных людьми мегаполисах. Здесь мне становится всё понятно и больше не хочется задавать вопросы и искать ответы. Первозданная природа! Вот истина!»
        Молодой человек чувствовал подкатывающий ком в горле. Слёзы умиления вот-вот готовы были выплеснуться из его ошеломлённых глаз. Радость от соприкосновения с нетронутым цивилизацией кусочком планеты переполняла его. Казалось, будто он сливается с этим Вселенским потоком каждой своей клеточкой. Настолько было сильным ощущение единства всего существующего на Земле. Наблюдая с большой высоты причудливо изогнутые овраги, островки скудной растительности вдоль крошечных ручейков, тысячи холмов, гор и скал вдалеке, он откуда-то уже знал и ясно понимал, что всё это результат чьего-то длительного и трудоёмкого созидательного процесса. Не могла такая разнообразная и многочисленная жизнь сама собой появиться из мёртвой пустоты.
        «Я не верю, что всё это возникло из ниоткуда.  — мысли вихрем понеслись в голове Ингвара.  — Вся эта красота и многообразие форм, размеров, красок. Да, Природа  — это Создатель, но кто-то создал эту самую Природу и наделил её созидательными функциями. Ведь даже разрушительная сила стихий не уничтожает всё вокруг, а перестраивает и переделывает всё, придавая всему новые формы, не менее прекрасные, чем раньше.»
        Ингвар посмотрел вниз. Палатка стала ещё меньше, превратившись в маленькое жёлтое пятнышко. Теперь уже, судя по показаниям наручного высотомера, скалолазы были на расстоянии ста тридцати метров от неё.
        Молодой человек вдруг вспомнил ещё одно непонятное высказывание своего учителя: «Не говорите, если это не изменяет тишину к лучшему.»
        «Ну как же здесь можно молчать? Такая панорама вокруг! Первозданная естесственность!  — ему хотелось крикнуть.  — Мы как-будто на другой планете. Нет никаких признаков присутствия жизни на Земле. Наверное, такой вид был здесь и миллионы лет назад. Кстати, а может и не такой? Вот бы где-нибудь посмотреть, как тут раньше всё было!»
        В этот момент плавное течение его мыслей неожиданно прервал сигнал вызова в телефонной гарнитуре, прикрепленной к его уху. Ингвар левой рукой нажал кнопку приёма звонка и услышал радостный голос своей родной сестрёнки.
        — Привет, братик! Как вы там, доползли уже до очередной «вершины мира»? Мне нужно срочно что-то тебе сообщить!
        — О, здесь даже связь есть! Эйлин, физкультпривет! Ты у нас сегодня ранняя пташка! Что  — тебе тоже не спится? Подожди минуточку.  — Ингвар зафиксировал тело в более устойчивом положении.  — Мы пока ещё висим на полпути. Скажи лучше для начала, как там погода сейчас у нас на родине? И как предки поживают?
        — Погода прекрасная, несмотря на сентябрь. На улице тепло, как-будто ещё лето не закончилось. Папа, всё так же работает пилотом на небольшом аэродроме Рейкьяхлид. Не забыл ещё? Этот маленький посёлочек располагается недалеко от нашего родного Акюрейри. Поток туристов из разных уголков мира ещё не уменьшился. Поэтому каждый день ему приходится совершать экскурсионные полеты над вулканом Аскья. Он теперь летает на четырёхместном самолёте. Мама всё так же преподаёт исландский язык в нашем университете. Учебный год ведь уже начался и, кроме того, у неё появились несколько аспиранток, изучающих староскандинавские языки. Ты бы видел! Она так рада, что ещё есть люди, интересующиеся такими древностями. Ну, а я по-прежнему продаю спортивную одежду в нашем торговом центре. Кстати, нам на склад вчера завезли «суперские» скальные туфли Scarpa Booster. Да и мешочки для магнезии есть, очень удобные. Вашей компании ничего не надо из скалолазного оснащения? Могу переслать на твой лондонский адрес.
        Услышав, что Ингвар разговаривает со своей сестрой, Магнус улыбнулся и прокричал:
        — Привет родной Исландии из Марокко! Здорово, студентка!
        Последние несколько минут Магнус не переставал удивляться бесконечным попыткам своих белокурых волос, так не вовремя, вырываться на свободу. Они уже просто бесили его, постоянно болтаясь перед глазами и закрывая обзор. Видно, этим непослушным вихрастым кудрям очень уж хотелось порезвиться на ветру. А руки, как на зло, в данный момент были заняты забиванием очередного страховочного крючка. «Вернусь в цивилизацию, сразу пойду стричься!»  — решил он.
        — Да она тебя все равно не услышит, далеко ведь микрофон,  — пытаясь успокоить порыв мужа, сказала Бэкки.
        Тогда Магнус, обращаясь к Ингвару, попросил:
        — Передавай привет нашей землячке!
        — Слушай Эйлин, слушай! Слышно? Ало. Ало-о-о-о. Что-то связь пропадает. Ах, да, вот. Тут у меня рядом Магнус болтается. Он шлёт тебе свой пламенный привет! Ок. Маг, и тебе  — тоже! Спасибо, нам ничего не надо, у нас всё есть. Ну, рассказывай, что там у тебя стряслось?
        — Да особенно ничего.  — будничным голосом продолжила девушка,  — Просто хотела узнать, как ты относишься к славному африканскому государству Нигер, точнее к его обитателям мужского пола?
        — Вообще-то, я к ним никак не отношусь. Я родился и вырос, как тебе известно, в другом полушарии Земли. А, если серьезно, то у моих хороших и старых друзей, которые учились в одном университете с африканцами из разных стран, были неплохие знакомые из их числа. Мне тоже несколько раз доводилось с ними пересекаться. Нормально все было. А тебе что конкретнее хотелось бы узнать?
        — Да пока не знаю. Думаю, вот слетать туда со своим новым другом, познакомиться с его родителями.
        — Ой, подожди, подожди. У меня тут чуть молоток в пропасть не улетел от твоих слов. Какой друг, какие родители? Ты можешь потом мне подробнее рассказать? Мы часика через три уже завалимся в номерах нашего отеля под кондиционерами, тогда и обсудим всё. Хорошо? Только не сердись.
        — Да ладно, забей. Это я так, просто проверка связи. Удачного вам всем восхождения, не забудь потом всё поснимать с вершины и фотки мне переслать. Хорошо? Пока!
        — Ок. Пока!
        «Да, с моей Эйлин не соскучишься!  — подумал Ингвар.  — Вечно у неё какие-то неожиданности.»

        Глава 7

        Молодой человек посмотрел наверх, оценивая оставшееся расстояние. До вершины было уже «рукой подать», ещё каких-то тридцать метров.
        Несмотря на то, что приходилось медленно ползти словно улитка по склону, «душа его пела» от восторга, переполняемая ощущением свободы и полёта. Ингвар чувствовал себя птицей, парящей высоко в небе и способной перемещаться в любом направлении. Была бы сила в крыльях и яростное желание летать!
        — Как поживает сестрёнка? Снова что-нибудь натворила?  — спросил Магнус, забрасывая правую ногу на ближайший уступ.
        — Нет, всё нормально. Правда в этом году опять бросила учебу и ушла в творческий полёт, точнее в очередной академический отпуск. Теперь вот работает мерчендайзером в спортивном супермаркете. Тяжеловато ей, но не скулит, терпит.
        — А что случилось? Трудные экзамены провалила?  — включилась в разговор Бэкки.
        — Нет. Она там, в своей типичной манере, хотела очередную революцию устроить. Пыталась изменить, по её мнению, совсем уже устаревшую систему образования в конкретно выбранном университете. Но её порывы немного не поняли вначале преподаватели, а потом и администрация. Ей повезло ещё, что всем удалось найти компромисс. Теперь вот, в результате, она пропускает ещё один год.
        — Да уж, вся в тебя. Помнишь, как ты на третьем курсе Кембриджа вдруг ни с того, ни с сего решил перейти с антропологии на психологию?  — спросил Магнус.
        — Конечно помню. Весёлые были времена!  — развеселился Ингвар и запел  — Когда мы были молодые! А вы вот с Бэкки как поступили вместе на факультет естественных и инженерных наук в Лондонском университете, так его и закончили.
        — Так и есть.  — Магнус охотно согласился.  — Да уж, когда мы были молодыми. А помнишь, как мы летом ездили с одноклассниками на автобусную экскурсию в Рейкьявик? В каком это было классе в восьмом или девятом?
        — Конечно в девятом! Кто же такое забудет!  — подхватил Ингвар.  — Было так весело! Помню, мы по пути остановились на какой-то ферме, чтобы покататься на наших исландских пони. Всё-таки классные у нас лошадки: хоть немного и приземистые, но зато сильные и выносливые. Они могут быстро и легко скакать по неровной и даже замёрзшей поверхности. Помнишь, как нас занесло на соседний холм, а там лежал снег?
        — Ещё бы! Мы тогда побросали лошадей и рванули кидаться снежками! Где ещё встретишь зиму посередине лета!
        — Точно, а потом ещё пытались громко кричать и издавать звуки, подобно американским индейцам.
        — Да уж, сорвал я тогда свое горло, пытаясь вас всех перекричать.
        — Ну вот, опять понеслось.  — горестно вздохнула Бэкки.  — Вы как дети, как только встретитесь, так сразу же начинаете вспоминать прошлое. Не надоело ещё?
        — Хватит бубнить, женщина,  — шутя пригрозил Магнус.  — Всё-равно нам ещё ползти и ползти к вершине. Как-будто ты никогда не предаёшься воспоминаниям?
        — Да, кстати, Бэкки, а тебе что больше всего запомнилось из твоего лондонского детства?  — спросил Ингвар.
        — Много чего. Но об этом, конечно же, лучше вспоминается, когда мы встречаемся с моими подружками.  — всё больше увлекаясь своим рассказом, продолжила девушка.  — Раз уж вы заговорили о путешествиях по своей любимой Исландии, то я расскажу вам о нашей с мамой поездке в Парк Семь Сестер. Мне было тогда тринадцать лет. Это очень интересное место Великобритании. И добираться достаточно просто. Мы с мамой отправились в наше путешествие с вокзала «Виктория» на поезде «Лондон  — Исборн» и на месте мы были всего через полтора часа. Исборн  — мне запомнился как типичный приморский городок, располагающий к пляжному отдыху. Но мы там не задержались, потому что путь предстоял довольно долгий. Мы сели на автобус, который повёз нас в сторону Семи Сестёр. Водитель мог ехать с приличной скоростью. Дорога проходила по полям, по лугам, и только иногда мы проезжали в зеленых тоннелях, образованных из склонившихся к дороге веток деревьев. Сам парк представлял, да и теперь представляет из себя бесконечные просторы полей и холмов. Всё это пространство пресекает маленькая долина. По ней течёт река под странным
названием Какмир. Она, кстати, потом, ниже по течению, впадает в пролив Ла-Манш. Так вот там можно сколько угодно смотреть по сторонам и будут видны только бескрайние холмы с пасущимися на них сотнями овец, лошадей и коров. А вот домов, посёлков, людей  — никого и ничего там нет. Это безлюдная территория. Мне тогда казалось, что это и есть край света. Потом мы с мамой пошли по этой долине реки и через час были уже на пляже. Там, помню, была крупная галька, но встречались и маленькие островки песка. Ещё помню серые волны накатывали постоянно, заливая всё вокруг. Но мы там тоже надолго не останавливались, потому что главная достопримечательность ждала нас ещё впереди. Шли мы шли по бескрайним зелёным полям, а мама специально меня заранее не предупредила, и вдруг всё резко оборвалось. Мы очутились на самом краю пропасти. Оказалось, что эти меловые скалы вертикально стоят прямо возле моря. Мы медленно подошли к самому обрыву. Я осторожно заглянула вниз. Впечатляющее зрелище  — с такой высоты смотреть на пролив. Конец земли, край Света! Помню, тогда не было волн, что само по себе очень редкое явление,
и водная гладь своей идеально ровной поверхностью полностью меня заворожила, увлекая в иллюзорные пучины бесконечности. Да, кстати, у каждой из этих семи скал есть своё имя.
        — Сколько же вы там бродили? Целый день, наверное, на эту поездку ушёл?  — спросил Ингвар.
        — Да, пять часов на поездку и часика четыре на прогулку. Устали, но были довольны путешествием. Потом я ещё несколько раз туда ездила с подругами, но всё было уже не так романтично по сравнению с детскими впечатлениями. Кстати, Магнус, а почему мы с тобой ещё ни разу туда не ездили?
        — Вот вернёмся из Марокко и сразу же сгоняем туда. Хорошо?  — спросил муж.
        — Договорились. Инг, может и ты с нами поедешь?
        — Давайте для начала покорим хотя бы эти скалы.  — предложил Ингвар.
        Ближе к вершине горные породы стали более рыхлые и скалолазам приходилось глубже сверлить отверстия под страховочные крюки. Это замедляло их продвижение к намеченной цели. Но ребятам нравился сам процесс восхождения и поэтому они особо не расстраивались от временных трудностей.
        Минут через пятнадцать Ингвар спросил:
        — Бэкки, давай представим, что ты поступила в другой университет и не встретила Магнуса? Как бы тогда всё повернулось в твоей жизни?
        — Сложно сказать.  — девушка на миг задумалась.  — Мне сейчас, почему-то, вспомнились слова нашего британского писателя Сирила Генри Хоскина, больше известного под псевдонимом Лобсанг Рампа. В одной из своих многочисленных книг он говорит о том, что все те, кто по-настоящему близок человеку, никуда не деваются в следующих воплощениях. Меняется лишь форма, а суть остаётся неизменной. Вот, например, в этой жизни мы с Магнусом муж и жена. А в прошлой, возможно, мы были отец и дочь или племянник и тётя или закадычные друзья. Главное, что мы всегда вместе и неважно в каком конкретно облике. Поэтому, думаю, мы всё равно бы встретились, но, возможно, при других обстоятельствах.
        — Ты веришь в судьбу?  — продолжил Ингвар.
        — Я верю в то, что любящие части чего-то незримого, но целого всегда притягиваются друг к другу. И этот процесс не остановить ни границами стран, ни языковым барьером, ни даже разным возрастом. Даже больше скажу. Люди, жившие в былые времена, точнее их образ мыслей и способ, так сказать, «прочувствования» этого мира порой намного ближе их далёким потомкам, нежели мироощущение современников. Мне вот теперь, например, нравится читать поэтов эпохи возрождения, или её ещё называют эпохой ренессанса, значительно больше, чем нынешних. И ещё. Вот ты, Инг, рассказывал нам недавно про своего высокогорного учителя из Тибета. Это, конечно, всё правильно, когда согласно тысячелетиями отработанным практикам мудрый гуру делится своим личным опытом с чела в постижении непостижимого. Ну и так далее. Однако, я считаю, что есть ещё и другой путь.
        — Какой?  — спросил Ингвар, внимательно посмотрев на Бэкки. Она впервые столь откровенно делилась с ним своей внутренней галактикой.
        — Путь любви! Настоящей любви между мужчиной и женщиной. Вот взять тебя, например. Ты мужчина, к тому же историк, математик, теоретик. Ну, одним словом, сухарь. Всё воспринимаешь однобоко. Всё тебе нужно разложить по полочкам. А мы, женщины, многое воспринимаем через чувства. Причём, объяснить словами то, что мы чувствуем порой невозможно. Поэтому, может тебе легче найти свою половинку, которая откроет мир с другой стороны, чем мотаться по свету в поисках потерянного учителя?
        — Вот, кстати, послушайте. Недавно прочитал в одном из стихотворений.  — Ингвар улыбнулся.  —
        «Несёмся словно вдох, неукротимый иноходец-конь,
        Прочёсывая закоулки окружающего мира,
        Засовывая пальцы-чувства в жизнь-огонь,
        То горько обжигаемся, то согреваемся любовной лирой».
        — Да, к сожалению, на нашей планете только так и получается.  — поддержала Бэкки.  — «Минуя тернии, струится путь к любви».
        — А насчёт второй половинки, красиво говорить изволите, сударыня!  — Ингвар улыбнулся.  — И где же до сих пор бродит моя любящая половинка? Как её найти? У тебя есть навигатор?
        — Согласна. С этим уже сложнее. Здесь всё-таки придётся вспомнить слова твоего учителя: «Всему своё время».  — проворковала девушка.
        — Не могу остановиться.  — вмешался Магнус.  — Бэкки, потерпишь ещё немного наши совместные воспоминания, ладно? Просто мне так интересно. Слушай Инг, а помнишь, как мы классно тогда оторвались на выпускном вечере по случаю нашего окончания средней школы?
        — Ещё бы, всю ночь танцевали. А ты помнишь, что после выпускного вечера, мы всем классом пошли в пять часов утра встречать рассвет?  — спросил Ингвар.
        — Да. Я даже вот ещё, что вспомнил. Мы перед дискотекой дарили друг другу календари на память, в которых каждый ученик написал пожелания своим одноклассникам. Потом мы ещё читали их друг другу. Ну всем, как обычно, желали удачи при поступлении в университеты, успехов в любимых занятиях, здоровья, радости, счастья и так далее. А вот самое необычное и странное пожелание досталось как раз тебе, причём от нашего «штатного» философа Олафа Гудмундура. Помнишь такого?
        — Да, он всегда молчал, а если и открывал рот, то обязательно говорил загадками. Как он теперь поживает?
        — Не знаю, давно не общались. Так вот. Он тогда выбрал на твоём календаре картинку с высоченными горами и подписал: «Переверни эти горы. Точку опоры ты, наверное, знаешь.» Что он хотел этим сказать? Мне до сих пор непонятно.
        — Что тут непонятного,  — объяснила Бэкки.  — какой человек  — такие ему и пожелания пишут.
        — Почему ты такой необычный, Инг? Ты прямо какая-то «аномалия» среди нас.
        — Ну ты и пошутил!  — не смогла сдержаться Бэкки.
        — А как ещё мне прикажете его называть?  — Магнус удивлённо посмотрел на свою жену и продолжил.  — Вот и теперь именно ты ведь придумал эту поездку в Тодру, да ещё и ночью вытащил нас на восхождение. Как у тебя получается всех баламутить и при этом ещё где-то «витать в облаках»? Ведь вот, вроде бы ты с нами здесь и сейчас. А такое ощущение, что ты опять уже где-то далеко.
        — Не знаю. Таким уж родился. Ты же меня с детства знаешь.
        — Знаю. Однако, я конечно всё понимаю, что ты у нас такой единственный в нашем городе, и возможно в нашей стране: уникальные математические способности, феноменальная память, закончил Кембридж, участник программы «Red Bull Stratos», прыжок из стратосферы и так далее и тому подобное. И кстати, многие серьёзные компании готовы были бы предложить тебе выгодные контракты, пойди ты по другому пути.
        — Ты же знаешь, брат, не моё всё это: компании, контракты, прибыль, доходы. С целью разобраться, что такое человечество я изучаю биологическую антропологию. Максимальные скорости, будь то прыжки с парашютом или гонки на автомобилях, дают мне ощущение свободы. А ещё мне нравится копаться в истории прошлых времён, в особенности нашей родной Исландии. Ещё мне хочется заниматься раскопками как на земле и под водой, так и по литературно-историческим источникам. Это очень увлекательное занятие. Кстати, знаешь ли ты что многие современные языки имеют одну и ту же прародительскую основу? Это невероятно, народы разбросаны по разным уголкам нашей планеты, а корни их языков идентичны!
        — Эх, ты как всегда переводишь разговор на другие темы.
        — Ничего я не перевожу, а говорю, как есть.
        В этот момент Бэкки первой удалось забраться на ровную горизонтальную площадку, расположенную на вершине горы.
        — Пока вы там выясняете отношения пыль закроет всю красоту. Давайте быстрее. Вид просто фантастический!
        Молодые люди вскоре присоединились к ней. Все они были в восторге от фантастических видов, открывающихся с этого высокогорного плато. Невероятная панорама заставила их мгновенно забыть и ранний подъём, и долгий путь на местном такси, которое подвезло всю группу к подножию горы, да и сам, как оказалось совсем непростой, маршрут восхождения по вертикальной стене. И снова подтвердилась старая поговорка: «на любой вершине все скалолазы всегда счастливы»!
        Ингвару вдруг вспомнились странные стихи какого-то неизвестного автора, которые он недавно прочитал в интернете:
        «Я посмотрел с обрыва вниз, и понял, что никогда так не был близок к Богу.
        Сейчас могу коснуться ледяных небес, далёким звездам исповедаться, признаться.
        Я вечер ждал, ждал ночи, ждал утра, видел планеты, Солнце, звёзды.
        Отдать тебе их мог бы, но рядом не было тебя, так пусть и дальше греют душу, мой одинокий Космос…» (из интернета)
        Стоя на этой местной «крыше мира» не хотелось ни говорить, ни думать, ни строить какие-то дальнейшие планы. Это было одно из тех редких мгновений, когда у человека «замирает» сердце от соприкосновения с бесконечностью мироздания. Беспричинный трепет и всепоглощающий восторг  — вот что ощущали все трое скалолазов, добравшись до вершины.
        Время замерло, а точнее, в данный момент его просто не существовало.
        Бэкки первой очнулась. Она отошла немного в сторону и посмотрела вниз.
        — Ребята, идите сюда, вы должны это увидеть!  — сказала она.
        Друзья подошли и посмотрели в направлении её руки.
        Маленькая, можно сказать даже, крошечная, радуга перекинулась между двумя ближайшими горами.
        — Этого не может быть здесь ни при каких обстоятельствах! Нарушение всех законов физики.  — удивился Магнус.  — Без дождя не бывает радуги. Как такое происходит?
        — Ну вот, я же говорил, что будет классно!  — радовался Ингвар.
        — Да, мы всё-таки успели.  — подвела итог Бэкки.  — Хотя Канары что-то пока не видно.

        Глава 8

        Модуль-ТДЭ 6.09.15 очнулся через три часа. И хотя затухающее сознание человека по-прежнему считало своё тело Таффом Эвансом, топ-менеджером рекламной компании «ONILVY», однако по своему внутреннему устройству это было уже совершенно другое существо.
        Исчезло то глубокое и неповторимое, что делает любого человека самим собой. Больше не существовало прошлого, давшего ему полезные навыки, которые позволяли осуществлять задуманные планы. Не было и самих этих, далеко идущих, планов, потому что с этого момента не было и будущего. Наступило бесконечное настоящее, наполненное неукоснительным выполнением поставленных целей.
        Коренным образом изменилось отношение бывшего Таффа Эванса и к другим людям, с которыми ему раньше было так хорошо. Теперь же его совершенно не волновало, есть ли кто-то рядом или нет. Ему больше не нужны были улыбки, возражения, соглашения, выяснения. Всё исчезло. Кроме абсолютно самодостаточного и не нуждающегося в окружающем мире автономного модуля, человека-программы, видевшего своё предназначение в решении конкретных задач.
        Теперь уже модулю-ТДЭ не нужно было мечтать и учиться, строить планы и стремиться к их осуществлению. Он больше не собирался кем-то становиться и развиваться в каком-то направлении. Для него воплотилась в жизнь недостижимая мечта многих мудрецов  — целиком и полностью находиться в настоящем моменте времени. Прошлого УЖЕ не было. Надежд на будущее ЕЩЁ не существовало. Да он больше и не думал ни о каком будущем.
        В итоге, получилась гремучая смесь разрозненных воспоминаний и жизненного опыта с абсолютно новым отношением к окружающей действительности. Остававшаяся пока ещё активной, часть сознания настоящего человека Таффа Эванса с ужасом наблюдала, как привычный и знакомый с детства внутренний мир куда-то исчезает. А вместо него появляется совершенно новое и незнакомое мироощущение.
        Подтвердилась известная аксиома о том, что для достижения каких-то новых уровней в своём развитии нужно долго работать над собой, прилагая немало усилий. Тогда человек остаётся по настоящему свободным на этом новом уровне. А если кто-то другой просто даёт ему такие способности, то это означает только одно  — потерю свободы. Новообращенный мгновенно превращаешься в орудие чьей-то воли и средством её воплощения в жизнь. А уж какие при этом преследуются цели решает не орудие, а стрелок.
        Теперь модуля-ТДЭ уже абсолютно не цепляли человеческие эмоции и переживания. Он стал машиной, предназначенной для выполнения определённых функций.
        Однако, истинная и глубинная человеческая сущность всё ещё не угасла окончательно. Борьба прошлого «человека Таффа» и настоящего «модуля-ТДЭ» всё ещё не завершилась. Но силы были неравны и модуль-ТДЭ явно побеждал.
        Человек продолжал сражаться изо всех сил, вопреки всему не сдаваясь новым катастрофическим обстоятельствам.
        В критические моменты жизни у нормальных людей быстро «спадает с глаз» пелена поверхностных приоритетов. И на первый план выходят истинные и глубинные ценности: то, ради чего можно и нужно жить на Земле.
        Молодого человека всё более мощно и ярко захватывали его воспоминания о детстве, о любимых родителях и «старых» и новых друзьях. Человек Тафф Эванс вдруг поймал себя на мысли, что ему вовсе не хочется потерять и забыть всё это. Несмотря на то, что ему нужны были определённые перемены в жизни, да и сверх способности не помешали бы, он не был готов получить всё это такой вот «запредельной» ценой. Оставалось одно: во что бы то ни стало, искать способы и бороться за возвращение себя в своё прошлое, нормальное, человеческое состояние.

        ***

        Молодой человек медленно поднялся с пола. В голове продолжали бежать информационные файлы, но он больше не обращал на них никакого внимания. Были проблемы и поважнее.
        «Как такое могло со мной случиться и как обратно стать нормальным человеком? Я теряю себя. Нечто внутри меня поглощает мою сущность. Вот теперь, пожалуй, нужно срочно звонить психологу Вейбницу. Дальше ждать бесполезно.»
        Внутренний голос другого существа (модуля-ТДЭ) пока молчал и настоящий Тафф Эванс мог некоторое время побыть самим собой. Он машинально протянул свою правую руку, чтобы поправить очки. Их не было на месте. Тогда молодой человек стал оглядываться по сторонам. Он снова забыл, что прекрасно видит и без очков. Хотя они, почему-то, валялись на полу в метре от него.
        Непримиримый внутренний конфликт, при этом, продолжал усиливаться, раздваивая личность Таффа Эванса со всевозрастающей быстротой. С одной стороны, у него началась новая зрячая жизнь, а с другой  — это уже была вовсе не его жизнь, а какого-то существа, поселившегося внутри. Человеку было страшно и непонятно.
        «Что же мне теперь делать?  — размышлял Тафф.  — Как остаться собой и не потерять дар видеть?»
        Вскоре его отвлекла ещё одна, внезапно обнаруженная способность. Посмотрев из окна на случайных прохожих, он вдруг осознал, что теперь может видеть их ауры.
        «Чудеса! А что, если мне удастся и телепатически общаться?  — пронеслось в его голове.  — Это было бы супер круто! Как бы попробовать с кем-то поболтать без слов?»Молодой человек начал перебирать в голове своих знакомых.
        «Кстати, как же здорово! Теперь меня уже не проведут всякие Джеки, Кэти и другие многоликие обманщики! Ведь я буду видеть их насквозь, как обещал Страйк. Классно! Да и с шефом можно будет по-другому себя вести.»  — продолжал ликовать человек-Тафф Эванс.
        «В данном случае это уже абсолютно неважно.  — внутренний голос его второго „Я“ (модуля-ТДЭ) бесцеремонно прервал этот головокружительный полёт мысли.  — Обычные люди-органики это всего лишь биоматериал или оболочки, в которых находится чистая энергия. Теперь наша с тобой главная задача  — это поиск аномалий, мешающих потоку правильной энергии.»
        «Кто ты такой? Почему командуешь и распоряжаешься моей жизнью? Что значит: наша главная задача и какие ещё аномалии?»  — человекТафф Эванс пытался сопротивляться модулю-ТДЭ, который всё больше вытеснял его из собственной головы.
        Внезапно что-то изменилось. Остатками своего человеческого сознания Тафф уловил мощный внешний импульс. Кто-то интенсивно пытался войти с ним в контакт. Это было похоже на послушное поведение стрелки компаса в сильном магнитном поле. Хочешь, не хочешь, а поворачивайся. И уже достаточно видоизменённый новой внутренней сущностью мозг Таффа Эванса всеми своими недавно запущенными «локаторами» мгновенно настроился на передающую волну.
        Воздействие другого человека было настолько могущественным, что молодой человек сразу же прекратил реагировать на всё остальное. Со стороны могло показаться, что он просто замер на одном месте, поглощённый собственными мыслями. В голове громоподобно прозвучало подобие телефонного звонка. На телепатический контакт вышел оператор Страйк Лорманн.
        — Вот это совсем другое дело!  — радостно начал Страйк.  — Приветствую тебя, модуль-ТДЭ 6.09.2015. Наконец-то, мне больше не придётся для общения с тобой использовать эти дурацкие телефоны. Органики без них уже и жить не могут. Только и умеют, что тупо прикладывать трубки к уху и трещать с утра до ночи о всяких пустяках. Ладно. Как всё прошло? Как себя чувствует бывший хозяин этого тела? Тебе удалось полностью подчинить его своей воле?
        — Всё прошло успешно. Но сознание человека-органика Таффа Джулиона Эванса продолжает сопротивляться. Оно задаёт много лишних вопросов и мешает моему корректному функционированию.
        Настоящий Тафф Эванс с ужасом слушал свои, или уже «не свои» мысли, и не мог поверить в реальность происходящего. Кошмар стремительно развивался и качественно, и количественно. Нечто в его собственной голове называет его самого словом «оно». Этого просто не может быть! Молодому человеку казалось, что он сходит с ума.
        «Значит вот как у людей происходят помутнения в голове.  — пронеслось в голове.  — Как же с этим бороться? Должен быть способ вырваться из тисков чужой воли. Похоже, что я упустил момент! Нужно было раньше что-то делать: связаться с психологом Вейбницем или позвонить в „Службу Спасения“. Они бы мне помогли!»
        — Через некоторое время эти вспышки сопротивления прекратятся.  — спокойно продолжил Страйк, обращаясь к модулю-ТДЭ.  — Соедини меня с ним.
        После этого состоялся довольно странный диалог, в котором настоящий Тафф Эванс мысленно разговаривал со своим вторым «Я» (модулем-ТДЭ), а оно в свою очередь, телепатически передавало всё Страйку.
        — Кто вы такие? Что вы со мной сделали? Кто я теперь? Как вам удалось вытащить из меня мою же глубинную сущность, мою душу? Где она теперь?  — возмущался человек Тафф Эванс.
        — Сколько вопросов! Довольно редко мне приходится отвечать затухающему сознанию органика. Привыкай  — тебя больше нет. Скоро ты уснёшь навсегда. А насчёт той части тебя, которая никогда не умирает и никуда не исчезает, так здесь всё просто. Мы переместили её в одно укромное местечко, где ей будет хорошо и спокойно. Твоя Частица Сущности будет довольна своей новой формой существования. Но тебя больше не должно всё это интересовать. Прощай!
        — Как это: прощай? Постойте, вы не ответили на мои вопросы! Я же настоящий живой человек. Вы не можете, вот так просто, всё закончить!
        — Всё, отключай его.  — скомандовал Страйк модулю-ТДЭ.  — Слишком болтливый попался.
        — Сделано.
        И в этот момент для остатков человеческого сознания настоящего Таффа Эванса окружающая действительность постепенно стала превращаться в кромешную темноту. Хотя, где-то в глубине его астрального или эфирного, а может и ментального тела всё ещё теплилась надежда увидеть свет в конце тоннеля.
        — Теперь давай так.  — Страйк обратился к модулю-ТДЭ.  — Через час встречаемся у статуи Ахилла в Гайд-Парке. Думаю там будет в самый раз. И нам с тобой, наконец, удастся спокойно обо всём переговорить. И ещё. Постарайся побыстрее окончательно разделаться с этим своим неугомонным пациентом.

        Глава 9

        В назначенное время Страйк Лорман и модуль-ТДЭ встретились в парке.
        Тучи рассеялись и ласковые лучи сентябрьского солнышка напоследок, перед влажно-тоскливым периодом года, как-то особенно нежно ублажали всё живое, щедро делясь со всем миром жизнеутверждающей гармонией.
        А присутствовавших при этом людей, независимо от них самих, полностью накрывала убаюкивающая иллюзия, что так будет вечно и буйство стихий, порой портящее идеальность картинки, это всего лишь досадное наваждение, пришедшее из другой реальности.
        Вырвавшимся на мгновение из суматошного ритма жизни гражданам в этот день было особенно приятно находиться в парке. Одни вальяжно прогуливались по тенистым аллеям. Другие беззаботно развалились прямо на траве под густыми кронами деревьев. Третьи, не способные полностью вытащить себя из городской суеты, просто стояли вокруг немногочисленных ораторов, заполонивших все свободные площадки, и молча слушали их пламенные речи.
        — Прекрасно, модуль-ТДЭ!  — обрадовался Страйк, поправляя свои чёрные очки.  — Ты успел вовремя. Можешь называть меня оператор Страйк. Как там твой клиент, успокоился или ещё пытается что-то выяснять?
        — Хорошие новости, оператор. После окончания нашего последнего разговора с вами сознание органика ещё некоторое время продолжало задавать вопросы, но потом затихло.
        При этом настоящий Тафф Эванс всё ещё мог слышать свою речь как-бы сквозь пелену сгущающегося чёрного тумана. Какие-то силы уносили его всё дальше и дальше от самого себя. Нужно было напрягать всю свою волю, чтобы не потерять связь с действительностью. Ему не оставалось ничего другого, как продолжать слушать эту странную беседу.
        — Расскажите оператор, что означают эти файлы-картинки в моей голове?
        — Да, да, конечно. Пришло время поговорить с тобой обо всём и подробнее. Для начала  — поздравляю тебя! Ты теперь у нас Наблюдатель. Это весьма почётная должность. Далеко не каждый человек может соответствовать такому уровню. Нужна особая предрасположенность и уникальное внутреннее мироощущение. Теперь мозг этого органика  — это твой мозг. С его помощью ты можешь получать и регистрировать определённые сигналы от других людей. Пока они все бессистемные и хаотичные. Информационная «цепочка» только начинает выстраиваться. В идеале позже должны сформироваться два информационных потока. У тебя в голове они отображаются яркими линиями. Одна из них это связь со мной, а вторая это связь с нашим Гималайским центром. Этого пока достаточно для тебя.
        Страйк решительно повернул направо, поворачивая в узкую аллею. Модуль-ТДЭ прилежно следовал за ним сбоку и немного сзади, чтобы видеть все перемещения шефа.
        — Так вот.  — продолжил Страйк.  — Получая файлы от других людей, тебе нужно будет просто передавать их дальше, другим Наблюдателям. Но это потом. А сейчас пока идёт элементарный перебор всех возможных вариантов развития событий в тестовом режиме. Это нормально. Для начала тебе нужно научиться жить вместе с этим потоком данных. Со временем ты привыкнешь. Все Наблюдатели когда-то прошли через это и стали корректно функционировать.
        — А сколько всего таких как мы на Земле?
        — Эта цифра постоянно меняется. Но приблизительно можем оценить. Давай прикинем. Через каждого Наблюдателя постоянно проходит информация примерно от пятидесяти-семидесяти тысяч людей-органиков. Значит в данный момент на планете действуют около ста тысяч подобных тебе.
        — И все они собирают данные об окружающих людях?
        — Да. Это их основная деятельность.
        — С вашего позволения, ещё вопрос. Кому и зачем нужны эти данные?
        — Подробнее мы с тобой позже побеседуем на эту тему. А пока запомни следующее. На этой планете всегда существовали Наблюдатели в том или ином виде. Собираемая ими информация это всего лишь информация и ничего больше. Никому конкретно из жителей Земли она не доступна и ни в каких целях она не используется, а только накапливается в определённом виде в специальных Накопителях, причём перед этим тщательно фильтруется. Этого пока достаточно.
        — Спасибо, оператор Страйк. Я всё понял.
        — Кстати, поскольку я Главный оператор Лондона, то имею полномочия выбирать и инициировать всех Наблюдателей в этом городе. Позже я познакомлю тебя с твоими ближайшими «коллегами». На данный момент здесь их сто шестьдесят человек. Но, вернёмся к делу. Твоя главная задача  — поиск необычных людей. Насколько тебе уже известно, мы называем их аномалиями. Сейчас я расскажу тебе, в чём их «необычность» и как их нужно идентифицировать. Такие подозрительные субъекты очень нужны нам. Однако, выявление аномалий среди органиков  — это очень сложный и трудоёмкий процесс. Во время беседы с потенциальным кандидатом тебе нужно будет быстро идентифицировать первые признаки. Это, так называемая первичная диагностика. А потом своими правильными вопросами попытаться расширить и углубить некоторые темы. Это уже основная диагностика. Конечно же, при этом нельзя вызвать даже малейшие подозрения со стороны органика. Они очень чувствительные и могут довольно быстро понять, что это уже допрос, а не обычная беседа. Нужно уметь мастерски завуалировать свою разведку. Ну, ничего, научим, расскажем, натренируем. Всё это  —
привычное дело! Главное, что ты теперь вместе с нами. Пойдём, ещё немного прогуляемся.
        Теперь уже собеседники, не торопясь, двигались в сторону укромного пруда, вдоль которого располагались многочисленные скамейки. Отдыхавшие на них граждане, любовались изящными фонтанами, бившими из середины водоёма.
        — Первым, на что следует обратить внимание во время контакта с потенциальным органиком-аномалией,  — продолжил Страйк.  — это арифметические, да и другие математические, способности. Такие люди без труда перемножают и делят в уме большие числа. Они способны мгновенно вычислять корень квадратный из десятизначных цифр. Ну и тому подобное. Кроме того, в большинстве своём они полиглоты и легко общаются на нескольких языках. Но главной характеристикой, выделяющей их из толпы, является свободное сознание, не признающее никаких догм и правил. Все системы «одурачивания» и «введения в заблуждение», регулярно применяемые правительствами разных государств, с привлечением средств массовой информации, для повышения управляемости своих граждан, на них не действуют. Из религиозных догматов и эпосов аномалии берут выборочно только то, что им подходит по внутреннему мироощущению. Не более. Да, это очень странные люди, живущие своей непонятной жизнью. Они, вроде бы и находятся в социуме, но при этом являются абсолютно самодостаточными и не зависящими от других органиков. Но эту информацию уже сложнее из них
вытащить.
        Страйк резко повернул на широкую дорожку, вдоль которой располагались изящные фонтаны, выполненные в виде античных героев. Впереди, по ходу движения, был виден широкий пруд с расположенным посередине небольшим островком. А ещё дальше голубовато-белые бугорки водных велосипедов сливались с яркой синевой водной глади.
        — Хотя,  — неторопливо продолжил он.  — не стоит сбрасывать со счетов тот факт, что теперь ты можешь слышать мысли людей. Но только, к нашему великому сожалению, мысли только обычных людей, а не аномалий, которые нас очень интересуют. В следующей версии «Искусственной души» мы обязательно устраним этот недочёт. А на данный момент у нас есть методы попроще. Импульсы мозга, исходящие от органиков-аномалий, можно фиксировать с помощью наших приборов. Один из них я тебе сейчас передам.
        Он вытащил из кармана пластиковый футляр, в котором лежали чёрные очки.
        — Смотри, вот здесь, на левой дужке есть несколько маленьких кнопок. Первая из них  — это датчик, переключающий диапазоны восприятия с инфракрасного на ультрафиолетовый, и обратно. Если посмотреть на органика через такие очки, то сразу можно увидеть необычные излучения его ауры. Хоть ты теперь и самостоятельно можешь такое делать, но спецтехника всё же не помешает. Вторая кнопка включает генератор высокочастотных волн, двойное нажатие переводит генератор в режим низкочастотных волн. Обычные люди никак не реагируют на эти импульсы. А вот аномалия сразу же задёргается в поисках источника. Давай-ка, примерь свой новый аксессуар.
        Модуль-ТДЭ безропотно выполнил указания шефа. Чёрные очки ярко контрастировали на солнце с его гладко выбритой головой.
        — А что, неплохо! Тебе идёт. Почти как Томми Ли Джонс в фильме «Люди в чёрном». Ладно, пока достаточно для начала. Теперь твоя задача всё это применить на практике. Поезжай в свой офис и потренируйся на сотрудниках. Конечно, вряд ли тебе удастся там что-нибудь интересное. Наши специалисты уже подробно прощупали всё твоё окружение. Но в качестве первой тренировки можно попробовать. Да, и последнее на сегодня. Наградой за твоё усердие будет увеличение твоих сверх способностей. После каждой пойманной аномалии ты будешь становиться сильнее!
        — Спасибо, оператор Страйк.  — ответил модуль-ТДЭ.  — Я готов приступить к работе.

        Глава 10

        Через час бывший настоящий человек Тафф Джулион Эванс, а ныне полуискусственный интеллект-модуль-ТДЭ, уже поднимался на лифте в свой роскошный офис.
        Центральное отделение всемирно известной рекламной компании «ONILVY PR», насчитывающей около четырёхсот офисов в сотне стран мира, располагалось на тридцать втором этаже башни «Херон» лондонского сити.
        Модуль-ТДЭ был прекрасно осведомлён о том, что его носитель-органик занимает должность начальника отдела по связям с иностранными филиалами. Тафф Эванс уже больше года возглавлял данный сектор и под его пристальным наблюдением были гигантские информационные потоки, ежеминутно стекавшиеся из тридцати офисов, разбросанных по всему миру.
        Из прозрачной кабины лифта открывался прекрасный вид на деловой центр Лондона и реку Темза.Модуль-ТДЭ впервые, но тем не менее абсолютно безучастно, смотрел на сборище многочисленных символов Лондона глазами человека. Справа вдалеке виднелся символ столицы  — Тауэрский мост. Здесь же, поблизости, находилась и знаменитая Башня «Сент-Мэри Экс 30». Этот 40-этажный гигант был выполнен в виде ракеты, взмывающей в небо. Хотя местные жители и называли его «огурцом» или «корнишоном», возможно из-за зеленоватого оттенка стекла и характерной для этих овощей формы.
        Не наделённого функциями чувствования модуля-ТДЭ роскошная панорама совершенно не впечатляла. Он даже толком и не смотрел по сторонам. Его терзало единственное желание: поскорее увидеться со своими подчинёнными. Какими же они предстанут перед ним в истинном свете, не приукрашенном их мастерски и годами разыгрываемыми масками? Да и очень уж не терпелось приступить к тренировкам и посмотреть на реакции людей при облучении генератором психических излучений, встроенном в его модные чёрные очки.
        «О чём они все думают?  — размышлял модуль-ТДЭ.  — Что там внутри их недоделанных мозгов скрывается? Как будут светиться их слабенькие ауры? Будут ли они корчиться в моих высокочастотных импульсах? Почему-то лифт слишком медленно тащиться, как будто время испытывает моё терпение на прочность».
        В этот момент, ко всем прочим задержкам, лифт и вовсе остановился, доехав всего лишь до двадцатого этажа. Дверь медленно распахнулась и в него вошёл помощник Таффа Эванса по работе с иностранными филиалами Джек Вэмпбелл.
        «Вот так удача!  — обрадовался модуль-ТДЭ.  — Можно приступать к делу!»
        При этом, глядя на него со стороны, могло показаться, что приятного вида молодой человек просто задумался о чём-то своём и совершенно не обращает внимание на происходящее вокруг.
        Перед внутренним взором модуля-ТДЭ мгновенно побежали воспоминания органика Таффа Эванса: ресторан «Hawley Arms» в Северном Лондоне; ярко-фиолетовый угловой диван; Джек Вэмпбелл тискает в своих объятиях Кэти; веселье в самом разгаре.
        «Замечательно! Как раз то, что надо!» Модуль-ТДЭ внимательно изучал прозрачное свечение вокруг головы своего подчинённого. «Попробуем проанализировать, о чём могут свидетельствовать такие цвета ауры.  — он продолжил размышления.  — Красноватый оттенок скорее всего показывает, что Джек злится. Слышу мысли. Он расстроен тем, что нужно опять целый день торчать в офисе. А ему, конечно же, хочется побыстрее снова завалиться в кабак. Наверное, он надеется сегодня уломать Кэти продолжить вечеринку у себя дома. Да, да, это подтверждают и цвета ауры. Коричневые пятна  — грязные мысли. Очень может быть. Как же интересно наблюдать за этими человечишками!»
        В этот момент внимание модуля-ТДЭ переключилось на внешний облик своего подчинённого, типичного любителя ночных развлечений. Изрядно помятый вид молодого человека говорил о том, что прошедшая ночка удалась «на славу».
        Джек Вэмпбелл при этом не сразу узнал своего начальника в новом облике. Он просто стоял, покачиваясь в такт лифту, даже не подозревая, что уже на протяжении нескольких секунд подвергается подробнейшей диагностике.
        Лифт мягко остановился на тридцать втором этаже. Двери бесшумно распахнулись. Пассажиры стали выходить наружу.
        И вот тогда-то Джек неожиданно обнаружил, что всё это время поднимался вместе со своим начальником. Он предусмотрительно остановился и, наигранно расшаркиваясь, пропустил вперёд модуля-ТДЭ.
        — Привет, шеф! О-о-о, что это с тобой?  — Джека словно бы подменили. На лице появилась подобострастная улыбка.  — Ты, так сказать, сменил имидж?  — не зная, что сказать, он уставился на блестящую лысину.
        Может от неожиданности встречи, а может и от какого-то странного и непривычного поведения шефа, но Джек всё ещё не мог «прийти в себя». На секунду ему показалось, будто бы его просвечивают в рентгеновском кабинете. Настолько непривычно пронзительным был взгляд начальника. И Джек, заикаясь практически на каждом слове, продолжил свою речь.
        — Куда ты пропал вчера? Э-э-э. Мы все тебя обыскались? Вот, м-м-м. Твой телефон был отключен.  — Джек заикался и мямлил, не зная, как себя вести.
        — Да,  — проходя мимо и не обращая внимания на его слова, произнёс модуль-ТДЭ.  — Ты не ожидал, что она не пойдёт с тобой после вечеринки.
        — Опа!  — осёкся Джек.  — Так, так. Она что, уже успела тебе рассказать?
        Модуль-ТДЭ ускорил шаг. Помощник бежал за ним следом, пытаясь заглянуть в глаза. Хотя, в любом случае, этому мешали черные очки.
        — Ну подожди, Тафф. Это какое-то недоразумение. Давай всё обсудим.
        — Через десять минут собери всех на совещание.  — отмахнувшись от него, как от надоедливого насекомого, невозмутимо сказал модуль-ТДЭ. Этот объект его уже не интересовал. Что там покажет сканирование других сотрудников?
        — Да, конечно.  — безропотно подчинился Джек, замедляя ход.
        Через пару минут модуль-ТДЭ быстро вошёл в свой кабинет. Первым делом он открыл пухлый ежедневник Таффа Эванса, выполненный из натуральной кожи каких-то экзотических рептилий. Пробежав глазами сегодняшний распорядок дня, он почему-то остановился на следующем пункте:
        «15.00  — встреча с парашютистами по «TESLA».
        Часы показывали без четверти два пополудни.

        Глава 11

        «Да, необычную африканскую радугу мы видели вчера!  — Ингвар ненадолго предался воспоминаниям о недавних событиях, глядя в окно своих лондонских апартаментов.  — А сегодня я уже дома. Хорошо, что нам попался ночной рейс!»
        Он подошёл к своему письменному столу и принялся рассматривать на компьютере фотографии из недавнего путешествия. Надо было как-то заставить себя отобрать лучшие, обещал ведь сестрёнке. При этом фантастические марокканские панорамы своей марсианской безмятежностью снова полностью завладели воображением молодого человека.
        «Как же здорово всё тогда сложилось! Мне и Магнусу удалось совместить отпуск. Да и Бэкки чудом смогла отпроситься с работы. Всё-таки есть и положительные моменты в этих неразрешимых вопросах об устройстве мироздания, которые бесконечно преследуют меня. Ведь именно благодаря поискам ответов на них мне и удаётся путешествовать по миру, да ещё и друзей иногда прихватывать с собой. Хорошо, наверное, тем людям, которых не тревожат подобные безответные вопросы. Они совсем не обращают внимание на то, что вокруг них бесконечное пространство. Есть ли что-нибудь за пределами их маленького мирка? Кому нужна беспредельность Вселенной? Какая там ещё жизнь после смерти физической оболочки? Всё это бред, уверены они, потому что эти вопросы находятся за пределами их мышления. Привычное убаюкивание неведения. Для всех существует только то, что можно видеть глазами, потрогать руками или купить за деньги. И этого вполне достаточно! Такие обитатели планеты Земля просто живут себе и живут. Сначала они ходят в школу, потом приобретают какую-нибудь специальность, затем где-то работают. Как говорится „всё как у людей“.
Как получилось, так и живут. Им хорошо и комфортно. Они тратят свои умственные и физические силы, выполняя работу, за которую получают деньги, чтобы „жить как все“. И всё! Остальное их не интересует! На первом месте, и это не обсуждается, удовлетворение постоянно растущих потребностей, искусственно раздуваемых сложившейся системой производства. По этой причине на первое место выходит возможность зарабатывания денег, чтобы можно было тратить их также, как это делают миллиарды соотечественников: приобретать и обустраивать свои апартаменты, загородные дома, менять машины раз в год, айфоны раз в полгода, трепетать перед модными брэндами, гурманить в пафосных ресторанах. И даже для особо ненасытных есть чем заняться. В перспективе они должны стремиться к владению роскошными виллами на островах и собственными яхтами. Направление жизни абсолютного большинства Землян понятно и вполне предсказуемо. Скучно.»
        Настроение начинало мрачнеть. Ингвар встал из-за стола и снова посмотрел в окно. Случайные прохожие всё так же торопились по своим неотложным делам.
        «Так почему же мне ничего непонятно? Почему мне не надо так, „как у людей“? Откуда эти странные вопросы про устройство мироздания? И почему они так сильно цепляют меня?»
        Взгляд, как-то сам собой, переместился на книжный шкаф. Молодой человек подошёл к нему и взял в руки «Алхимика» Пауло Коэльо.
        Открыв любимую книжку наугад, он прочитал:
        «Я  — царь Салима»,  — вспомнилось ему.
        — Почему царь разговаривает с пастухом?  — смущённо и робко спросил Сантьяго.
        — Причин тому несколько, но самая главная та, что ты способен следовать своей Судьбе.
        — Что это за Судьба?  — спросил юноша.
        — Все люди, пока они ещё молоды, знают свою Судьбу. И в этот период жизни всё понятно и всё возможно. Они не боятся мечтать и стремиться ко всему тому, что им хотелось бы делать. Но с течением времени таинственная сила принимается их убеждать в том, что добиться воплощения их Судьбы невозможно.»
        Ингвар захлопнул книгу.
        «Как этому бразильскому кудеснику слова удаётся простыми фразами говорить на такие важные темы? Видно не зря он несколько лет скитался по миру, после чего начал сочинять свои уникальные песни и пробовать себя в прозе.»
        Мысли неустанно продолжали сверлить дырки в голове. «Я словно этот юноша Сантьяго, правда тот мучился в поисках своих сокровищ, а я вынужден искать ответы на вопросы.Почему эти вопросы постоянно преследуют меня? Может это влияние тех трёх лет жизни в Тибетском доме моего учителя Хоумворта, ведущего жизнь подобно гималайским йогам? А может я таким изначально родился? Непонятно. Но выбора нет. Я должен искать ответы, потому что от себя не скроешься ни днём, ни ночью. Всё остальное тоже, конечно же, важно, но только после ответов на такие неправильные вопросы.»
        Внезапно на верхней панели экрана замигал почтовый ящик и в динамиках раздался рёв гоночного автомобиля. Это пришло новое письмо по электронной почте. Молодой человек быстро открыл его и принялся читать.

        От кого: рекламная компания» ONILVY PR».
        «Тема: Предложения для сотрудничества».

        «Это интересно.  — обрадовался Ингвар.  — Не каждый день приходится получать такие приглашения от компаний мирового уровня. Что же они там придумали? Так, так, так, понятно.  — он быстро пробежал первые строчки.  — Продвижение электромобилей TESLA.» Молодой человек был ярым фанатом этого восходящего автомобильного бренда.
        «Да, ускорения у этих машинок реально самолетно-улетные!  — улыбнувшись своим воспоминаниям, подумал Ингвар.  — Как мы с Магнусом в прошлый раз классно погоняли на них по автодрому!»
        На мгновение он закрыл глаза и представил, как тогда, после старта, все окружающее понеслось ему навстречу на бешеной скорости и трехкратная перегрузка намертво вжала его в кресло. Ингвар судорожным движением вцепился в спортивный руль и весь мир перестал существовать, пока он несся в этом космическом потоке.
        Азартному гонщику с трудом удалось вернуть себя в суровую действительность. И он с нетерпением продолжил читать текст приглашения:
        «… перед вами и двумя вашими товарищами поставлена следующая задача: во время первых секунд полета, пока осуществляется некоторая задержка раскрытия парашюта, вы должны будете выбросить в разные стороны специальные спрессованные шарики, которые после резкого хлопка раскроются в воздухе, превратившись в три отдельных слова: „TESLA“, „Спасает“, „Мир“. Маркетологи нашей кампании заложили такой смысл в это послание: уменьшение вредных выхлопов от автомобилей, практически полное отсутствие шума при езде по дорогам общего пользования и значительно более безопасные станции зарядки аккумуляторов по сравнению с бензоколонками. Причем, сразу после вашего прыжка, планируется оповестить несколько сотен, специально приглашенных для этого, автолюбителей о начале презентации нового автомобиля компании „TESLA“ модель „Х“ 2015 года выпуска с возможностью покататься на нем.»
        Ингвар закрыл глаза и, с силой оттолкнувшись ногами от пола, начал быстро вращаться в кресле вокруг своей оси. Официальная писанина, как всегда, наводила на него смертную тоску.
        «Но, с другой стороны, они ведь предлагают мне заняться ещё одним моим любимым делом,  — попытался он в очередной раз убедить себя.  — прыгнуть с парашютом! Да и „заштопать дырки“ в моём бюджете не помешало бы в очередной раз. Тем более, у меня впереди ещё целая неделя отпуска!»
        Молодой человек снова принялся анализировать все «за» и «против».
        Потом он, резко вскочив с дивана, рванул в сторону кухни, на ходу забрасывая мини-мяч в мини-кольцо на стене. Свежий запах неожиданно хлынувшего дождя за окном резко поднял ему настроение.
        Достав из холодильника банку с любимой газировкой, Ингвар залпом выпил все её содержимое. И, чувствуя дополнительный прилив сил, он, не раздумывая, набрал номер Магнуса:
        — Привет, Маг! Как настроение? Можешь говорить?
        — Здорово! Нормально. Падаем.  — с грустной усмешкой ответил тот.
        — Ты что, где-то прыгаешь сейчас? Тогда я перезвоню тебе позже? Ок?
        — Нет! Мы в Лондоне. Только что заскочили вместе с Бэкки в банк, к нашему менеджеру. Надо разобраться с какими-то новыми бумажками по кредиту. Они как-то пронюхали, что я иногда прыгаю. И вот задергались, требуют подписать ещё кучу всяких формальностей по страховке. Короче, кредит минимальный, а количество документов для его оформления максимальное. Ну, ты знаешь, как всегда! Засада и тоска! Сейчас, подожди минуту, не бросай трубку.
        И с этими словами Магнус продолжил подписывать кипу документов, распечатанных на красивых фирменных бланках, которые ему старательно подсовывала молоденькая сотрудница банка.
        — Мистер Эйнарссон, ещё вот здесь, пожалуйста, подпишите и вот здесь.  — девушка, не забывая улыбаться, настойчиво тыкала в официальные бланки своей фиолетовой ручкой, оформленной в корпоративном стиле данного кредитного учреждения.
        Магнус пыхтел от гнева как паровоз. Ничего не поделаешь, надо терпеть, без кредита  — никак. Его высокий лоб всё больше покрывался испариной, весьма привычной в моменты стресса. «Не позволяй себе нервничать.  — неустанно твердил он сам себе.  — Иначе всё рухнет. Уже немного осталось».
        Частично освободившись от этой рутины, он снова услышал в трубке знакомый голос.
        — Держись брат!  — пытался отвлечь его Ингвар.  — Порой приходится терпеть всю эту бумажную волокиту, никуда не денешься. Думай о наших фантастических полетах! Кстати, ты получил приглашение от «TESLA»?
        — Конечно. Только что пришло.
        — Как считаешь? Соглашаемся?
        — Думаю стоит попробовать.  — откинувшись на спинку кресла сказал Магнус. Более приятная тема вернула ему самообладание. Этому также способствовали результаты последнего этапа автогонок в классе «Формула 1», которые он в данный момент мог видеть на огромном тройном экране, висевшем на стене.  — Правда жена тут меня всякими техническими вопросами завалила, типа: высота прыжка, погодные условия; время, место, куда будем приземляться.
        — Кстати, передавай ей привет от меня!
        — Тебе привет от Инга,  — улыбаясь, сказал Магнус своей жене, сидевшей рядом.
        — И тебе привет! Давно не виделись!  — дотянувшись до трубки мужа, сказала Бэкки.
        Услышав знакомый женский голос в трубке друга, Ингвар воодушевленно продолжил.
        — Друзья, вы же знаете, что это всё детали, которые мы, как обычно, подробно проанализируем. Главное правильно настроиться на победу!
        — Ну ты в своем репертуаре!  — улыбнулся Магнус.  — Без риска за гранью тебе никак не получается жить на этой земле!
        — Ну а ты со своей Бэкки, как всегда: «Надо подумать! Надо собрать кучу информации! Всё точно рассчитать, бла-бла-бла…».
        — Ладно, может позже обсудим,  — неожиданно прервал его Магнус.  — А то мне тут опять кучу бумажек принесли.
        — Ок. Рекламщики назначили собеседование на завтра в 15 часов. Давай пораньше встретимся возле их конторы.
        — Хорошо. Пока!
        — Пока! На связи!

        Глава 12

        Стоя на следующий день возле центрального входа в башню «Херон» («Heron Tower»), Ингвар посмотрел снизу вверх. И, как всегда, когда он смотрел на высокие здания снизу, ему показалось, что башня колеблется и даже немного заваливается на него. Неправильная какая-то реакция у организма. Причём она абсолютно не совпадает с той, когда смотришь наоборот, сверху вниз. Хотя, казалось бы, какая разница, ведь размеры здания неизменны.
        — Привет, друзья! Как настроение?  — оживился он, увидев подходящую парочку.  — Не передумали соглашаться?
        — Здорово! Не торопись с выводами. Давай, для начала, хотя бы выслушаем этих рекламщиков.  — улыбнулся Магнус.
        — Здравствуй, Ингвар!  — сказала Бэкки.  — Похоже на то, что ты уже сделал свой выбор.
        — Да. Представляешь, я тут совершенно неожиданно вспомнил, что в салоне «Maggs Bros Rare Books», расположенном по адресу Шафтсберри авеню, 194 (194 Shaftesbury Avenue WC2, London), остался последний экземпляр книжки Софуса Бугге по его исследованиям рунических текстов. Надо бы купить, а денег не хватает.
        — Да, да, конечно, вот только этого Софуса нам сейчас и не хватает для полного счастья?  — усмехнулся Магнус.  — Правда, брат?
        — Ты всё также рыскаешь по букинистическим магазинам в поисках «бесценных фолиантов»?  — удивилась Бэкки.  — Ещё не все литературные сокровища мира скупил?
        — Ладно вам издеваться!  — ответил Ингвар.  — Каждый сходит с ума по своему. Не так ли?
        Пройдя через стеклянные двери, друзья замерли перед гигантским аквариумом, расположенном в вестибюле при входе в башню.
        — Вот это громадина! Как стекло может выдерживать такую нагрузку?  — изумился Магнус.  — Сколько же здесь воды?
        — Емкость аквариума изготовлена в штате Колорадо, США и потом доставлена морским транспортом в Великобританию.  — сказала Бэкки.  — Это акриловое стекло толщиной 230 мм. Сам аквариум вмещает около 70 тысяч литров воды. И здесь больше тысячи тропический морских рыб, специально привезённых с Большого Барьерного рифа.
        — Когда успела подготовиться?  — спросил Ингвар.
        — У меня было достаточно времени.  — улыбнулась девушка.  — Как говорится, «было бы желание».
        Постояв немного перед разноцветными рыбками, друзья двинулись в сторону лифтов.
        — А вот я где-то читал, что Башня «Херон» это самое высокое здание в лондонском Сити.  — сказал Ингвар.  — Его высота около 230 метров. И ещё здесь используются фотоэлектрические ячейки в качестве возобновляемых источников энергии.
        — Ну вы «ботаники», причём конченные!  — ухмыльнулся Магнус.  — Лишь бы засорять голову всякой ерундой!
        — Интересно ведь!  — ответила Бэкки.  — Где ещё такое увидишь?
        Поднявшись на скоростном лифте, они вышли на 32 этаже и остановились, как вкопанные, глядя на огромную неоновую вывеску под потолком: «Рекламная компания «ONILVY PR».
        Несмотря на яркий солнечный день, подсветка букв была включена и переливалась всеми цветами радуги. Все пятеро девушек-секретарей, находившиеся за десятиметровой по ширине ресепшн-стойкой, о чём-то оживлённо беседовали по телефонам. Одинаковые наручные часики в золотистой круглой оправе пускали «зайчики» во все стороны. Девушки заискивающе улыбались посетителям, давая понять, что теперь вот, ну никак, не могут уделить им внимание и придётся немного подождать. Все они были похожи, как «на подбор»: причёски; выражения лица; голубые туники, оформленные в корпоративном стиле, манера общаться, да впрочем, даже и мыслями похоже не особо отличались.
        В какой-то момент одна из них положила трубку и приветливо спросила:
        — Здравствуйте, чем могу вам помочь?
        — Добрый день!  — сказал Ингвар.  — Нам назначена встреча с мистером Таффом Эвансом на 15 часов.
        — Да, да, конечно, одну минуту.  — девушка уточнила что-то по внутренней связи.  — Прошу сюда, третья дверь налево. Мистер Эванс ждёт вас.
        Друзья проследовали в указанном направлении. Войдя в кабинет, они были поражены модным дизайном интерьера и безукоризненным качеством отделки. Довольно вместительное помещение, его площади как раз хватило бы на десяток полноценных рабочих мест для обычных менеджеров, было выполнено в стиле функционального минимализма.
        Оно состояло из двух зон, плавно перетекавших одна в другую. В первой из них, ближе к окну, располагался массивный стеклянный стол, за которым в чёрном кожаном кресле восседал хозяин кабинета. Перед ним буквой «Т» стоял в два раза больший по длине стол, со всех сторон обставленный такими же чёрными креслами, но размерами поменьше. Во второй зоне, где теперь находились посетители, располагались два широких дивана светло-бежевой и тёмно-серой обшивки. Видимо очередной всемирно известный дизайнер хотел сыграть на модном контрасте. Своеобразным мостом, соединявшим эти роскошные посадочные места, выступал полуметровой высоты квадратный стол на толстых прямоугольных ножках, покрытый матовым стеклом.
        Модуль-ТДЭ, словно бы созданный для такого солидного кабинета, уже успел удачно вписаться в столь высокую руководящую должность, как впрочем и во всю жизнь хоть и талантливого и энергичного, но всё же такого опрометчивого человека по имени Тафф Джулион Эфанс.
        Увидев посетителей, модуль-ТДЭ с достоинством, подобающим уровню его служебного положения, медленно встал из-за стола. После чего, мгновенно выпрямив спину строго вертикально и не забыв повесить на лицо пряно-приторную улыбку гостеприимного хозяина, торжественной походкой подплыл к ним.
        — Добрый день, господа. Прошу вас, присаживайтесь. Чай, кофе?  — его поведение было «сама любезность».
        — Здравствуйте!  — ответила за всех Бэкки. Ребята при этом просто кивнули для приветствия.
        — Можно мне стакан воды без газа?  — попросил Магнус.
        Ингвар при этом, пытаясь успокоить, непонятно откуда взявшееся и начинавшее всё больше надоедать, внутреннее жжение в районе яремной впадины, не преставал откровенно разглядывать топ-менеджера, что называется «во все глаза».
        Несмотря на то, что внешность этого господина была ничем не примечательна, если не брать во внимание чёрные очки на глянце идеальной лысины, и полностью соответствовала окружающей обстановке, что-то здесь было не так. Причём это «не так» появилось именно в тот момент, когда их глаза встретились и задержались на более длительный промежуток времени, чем того требовали обстоятельства.
        Природная чувствительность Ингвара мгновенно воспротивилась такому пристальному вниманию со стороны рекламщика. Какое-то еле уловимое воздействие сразу же стало напрягать его. Кроме того, он почувствовал словно бы какие-то невидимые щупальца обволакивают его голову, пытаясь проникнуть внутрь. В жизни иногда бывают такие встречи, когда человек ещё не сказал ни одного слова, а ты уже почему-то возненавидел его.
        «Так, что здесь происходит?  — неосознанно пронеслось в голове Ингвара.  — Кто он на самом деле и что ему от меня нужно?»
        Без видимых причин рекламщик всё больше и больше напрягал его. Молодые люди, не отводя глаз, уже несколько секунд стояли друг напротив друга. Ингвару показалось, что в данный момент весь окружающий мир сузился до размеров зрачков этого странного человека. Пауза утяжелялась, всё более превращая стандартное начало беседы в изощрённую пытку.
        — Простите, задумался.  — рекламщик опустил глаза и сделал вид, что ошибся. Дав указание по телефону секретарше принести воды, он продолжил.  — Мне показалось, мы с вами раньше уже где-то встречались. Вас случайно не показывали недавно в «Новостях»?
        — Да, конечно, показывали!  — радостно вмешался в разговор Магнус.  — Вы что, не узнали? Это же знаменитый скайдайвер Ингвар Росдерссен  — участник проекта «Red Bull Stratos». Полгода назад он почти побил рекорд Феликса Баумгартнера по скорости свободного падения во время прыжка на парашюте из стратосферы. Жаль, что воздушный шар, наполненный гелием, смог подняться только на высоту 35 километров над Нью-Мексико. Поэтому не удалось достаточно разогнаться. Но звуковой барьер наш Ингвар всё-таки преодолел! Круто! Да и приземлился качественно. Всё-таки, парашют-то нового поколения был.
        — Вот как. Не знал. Согласен. Это выдающееся достижение.  — бледно поддержал тему модуль-ТДЭ.  — Не всякий самолёт может так высоко забраться. Что уж тут говорить о людях на воздушном шаре.
        Ингвар при этом уже несколько секунд стоял на задержке дыхание. Привычная реакция на необычную ситуацию. Потом он медленно выдохнул и принялся интенсивно приводить в порядок свои мгновенно разлетевшиеся мысли. Анализ происходящего производился одновременно по нескольким направлениям и с этим нужно было что-то делать. Тогда Ингвар, вспомнив свою давнюю привычку, уже неоднократно помогавшую ему вернуться в нормальное состояние, стал сосредоточенно рассматривать свои собственные руки, как внешним, так и внутренним взором.
        Благодаря этому и только теперь он обратил внимание на то, что его чувствительный треугольник на левой ладони уже давно бьёт настоящую тревогу.
        «Что на этот раз ты мне хочешь сообщить?»  — мысленно спросил у него Ингвар, продолжая каким-то непостижимым образом улавливать оттенки потенциальной опасности. «Хорошо. Успокойся. Я понял. Ничего хорошего на этот раз.» И молодой человек принялся с ещё большим усердием растирать левую ладонь, привычно обхватив её большим и указательным пальцами правой руки.
        Несмотря на то, что зрительный контакт с одним из посетителей продолжался всего лишь несколько секунд, настоящий человек Тафф Эванс, всё более утопающий в пучинах искусственного интеллекта чужеродного существа, успел почувствовать мощную психическую поддержку Ингвара. На этой волне он даже, буквально на пару секунд, сумел вырваться «из волевых тисков» модуля-ТДЭ.
        «Вот тот, кто мне нужен! Только он меня чувствует. Это мой личный спаситель.  — подумал Тафф.  — Как бы обойти блокировки модуля и пообщаться с ним? Этот чужак в моей голове уже почти полностью меня нейтрализовал. Надо что-то придумать.»
        Модуль-ТДЭ при этом смущённо озирался по сторонам, не зная, что предпринять, потому что, к своему великому огорчению, он понял, что не в состоянии прочитать ни одной мысли в голове Ингвара. Весьма досадное обстоятельство и в самое неподходящее время. А ведь до того практически все встреченные им люди представали перед ним в виде открытой книги, было бы желание, бери и читай.
        Однако, через секунду рекламщик диагностировал ещё одно удивительное обстоятельство. Неповторимая уникальность ауры этого странного посетителя весьма обрадовала его. Прежде всего поражали её размеры, около ста сантиметров в диаметре, максимальный показатель для обычного человека-органика. Главным цветом её палитры, особенно в центральной части, был «сияющий голубой». А от головы вниз тела медленно опускались витиевато закрученные спирали: сначала светло-зелёные, потом фиолетово-розовые и, наконец, золотисто-жёлтые. Все они постоянно то переплетались в одно целое, то расходились в разные стороны. Это были явные признаки сильнейшей аномалии.
        Модуль-ТДЭ просто замер на несколько секунд от такой неожиданной удачи. До этого момента он уже много раз пытался искать нечто подобное, как среди своих подчинённых во время совещания, так и среди посторонних людей-органиков. Но, как и предупреждал его Страйк Лорманн, окружающие сотрудники не представляли никакой ценности с этой точки зрения. Теперь же, несмотря на свою неопытность, рекламщик-Наблюдатель точно знал, что стоящий перед ним парень  — необычный человек. Первичное сканирование надёжно подтверждало этот факт. Модулю-ТДЭ нестерпимо хотелось побыстрее продолжить и расширить диагностику. Однако, он помнил наставления своего нового шефа. Нужно было сдерживаться, чтобы не спугнуть намечающуюся «добычу».
        Он мужественно «взял себя в руки» и деловито продолжил официальную встречу.
        — Итак, господа, предлагаю вернуться к главной теме сегодняшней встречи. Прежде чем начать, хочу сразу предупредить вас. Наш сотрудник, занимающийся подготовкой ваших контрактов, сейчас срочно вылетел в командировку. Я временно замещаю его и только пару часов назад получил документы, связанные с вашим делом. Поэтому мне предстоит разбираться со всеми «ньюансами», так сказать, по ходу встречи. Рассчитываю на ваше понимание.
        Рекламщик открыл первую страницу взятого наугад контракта и бегло пробежал содержание. После чего продолжил.
        — Надеюсь вы успели подробно ознакомиться с нашими предложениями поучаствовать в рекламной компании, нацеленной на продвижение электромобилей «TESLA». Если у вас есть вопросы, то предлагаю их незамедлительно обсудить. Вот, кстати, наши типовые анкеты и контракты для участников. Ознакомьтесь, пожалуйста, и приступим к заполнению.
        После этого Магнус и Бэкки принялись задавать массу разнообразных вопросов, связанных с технической, финансовой и организационной сторонами мероприятия. Одновременно с этим они просматривали тексты своих контрактов.
        Ингвар тоже было открыл папку со своим контрактом, но не смог сосредоточиться на его изучении. Волны психической энергии, исходившие от рекламщика, каким-то непонятным образом разрывали его мозг на две части. Молодого человека всё больше раздражала его нескрываемая самоуверенность и явно демонстрируемое превосходство. Складывалось ощущение, что он постоянно и очень быстро, подобно гроссмейстеру международного уровня, просчитывает все дальнейшие действия своих оппонентов. С другой стороны, от него словно бы доносился крик о помощи.
        Ингвар, теперь уже украдкой, смотрел на сидящего перед ним представителя бизнес-элиты и не понимал, что всё это означает. По этой причине ему было сложно определиться, как следует вести себя дальше.
        Однако через пять минут случилось то, что хотя бы немного подтвердило опасения Ингвара. Он увидел, что рекламщик как-то вдруг изменился «в лице» и потерял часть своей зашкаливающей надменности. В этот момент он резко вытащил из кармана маленький блокнотик и быстро написал в нём какие-то слова. Потом, оглядываясь по сторонам, он также судорожно вырвал листок и украдкой передал его Ингвару.
        Магнус и Бэкки при этом ничего не заметили, потому что увлеклись изучением своих контрактов.
        Со стороны могло показаться, что этот человек скрывает какую-то информацию от невидимых глаз, а, возможно, и от самого себя.
        Ингвар взял записку и зажал её в ладони, решив прочитать когда останется наедине. Он снова посмотрел на странного рекламщика. По внешнему виду было понятно, что тот вернулся в своё обычное состояние и готов продолжить беседу.
        — Мне нужно срочно выйти.  — сказал Ингвар и вышел из кабинета.
        Закрыв за собой дверь и мило улыбнувшись синхронно-удивлённо посмотревшим на него секретаршам за необъятной ресепшн-стойкой, он подошёл к огромному окну в коридоре и сделал вид, что рассматривает шикарную панораму, открывавшуюся с 32 этажа. Через минуту он уже читал записку.
        «Я это не я! Помоги мне!»
        Зачем-то оглянувшись по сторонам, Ингвар вновь прочитал корявый почерк на клочке бумаги и спрятал листок в карман своих джинсов.
        «Какой-то бред в голове у этого рекламщика. Хотя, выглядит он более-менее вменяемым.  — подумал молодой человек.  — И как прикажете понимать ваши слова?»
        Молодой человек ещё раз посмотрел в окно. Небо над Лондоном покрылось серыми тучами. Начинал накрапывать мелкий дождик. Надо было возвращаться в кабинет.
        Не успел он захлопнуть за собой дверь, как услышал просьбу мистера Эванса немного рассказать о себе и о своём практическом опыте.
        — О прыжках с парашютом я мечтал ещё со школьной скамьи. Однако, на родине, в Исландии этот вид спорта не достаточно развит.  — Ингвар решил рассказать всё, как есть.  — Поэтому мои учёба и первые прыжки проходили здесь, в Великобритании. На сегодняшний день на моём счету, без учёта прыжка из стратосферы, есть 57 прыжков, включая 18 прыжков квалификации «B.A.S.E.»  — это прыжки со статистических объектов: высокие здания, мосты, скалы.
        — Замечательно.  — лицо рекламщика расплылось в фальшивой улыбке.  — Экспертам нашей партнёрской страховой компании не прийдётся сильно напрягаться. Давайте немного отвлечёмся от темы. Вот вы сказали про Исландию. И я вспомнил, как мы с моим товарищем в студенческие годы проехали на велосипедах по маршруту: Хёбн-Эйильсстадир-Аскья-Акюрейри. В сумме получилось что-то около тысячи километров и все  — по вашей фантастической местности. Впечатления были сумасшедшие! Думаю на планете Земля больше нет ничего подобного!
        В этот момент настоящий человек Тафф Эванс снова умудрился пробиться сквозь блокировки модуля-ТДЭ. Он слышал свои последние слова и чувствовал происходившие с ним перемены. Сидевшие напротив молодые люди были его ровесниками и вызывали искреннюю симпатию. Раньше бы он с удовольствием, увлёкшись своими воспоминаниями, радостно поделился бы с ними яркими эмоциями. Теперь же он видел, что модуль-ТДЭ всего лишь мастерски подыгрывает, профессионально манипулируя ими в своих корыстных целях.
        «Что же ты творишь, бесчувственный робот?  — возмущался настоящий Тафф Эванс на самого себя.  — Нельзя же так с людьми!Чем они-то провинились?» Однако, к своему глубокому сожалению, он теперь ничего не мог поделать с самим собой.
        — Этот маршрут протяжённостью 985 км или 394 тысячи шагов! Мне знаком каждый шаг, потому что мы с друзьями тоже там путешествовали, причём не один раз: и на великах и пешком.  — быстро подсчитав в уме сказал Ингвар.
        Модуль-ТДЭ мысленно отметил способность перемножать числа и решил проверить всё более подробно.
        — Вы так быстро считаете в уме? Складывается ощущение, что вы способны задействовать большую часть мозга, чем у обычных людей.  — притворно улыбнувшись, сказал модуль-ТДЭ. С этими слова его рука потянулась к очкам, словно бы намереваясь их поправить. На самом деле он, незаметным движением, включил генератор низкочастотных волн.
        — Да, это у меня с детства. Родители даже хотели отдать меня в математическую школу. Но мне всегда была интересна история, особенно древних викингов, и вообще, эволюция человечества. Поэтому я выбрал антропологию.
        При этих словах Ингвар немного дёрнулся и начал инстинктивно озираться по сторонам.
        Модулю-ТДЭ сразу же стало понятно, что этот молодой человек реально чувствует «низкочастотник». Он выключил генератор. Ингвар в то же время перестал крутить головой по сторонам.
        Тогда рекламщик решил ускорить диагностику, нарушая все правила маскировки. Он быстро высчитал на своем смартфоне цифру 60,49.
        — Может вы и корень квадратный из числа 3659 можете найти?  — как бы «в шутку» спросил он.
        — Конечно. Получается 60,4897.  — быстро сказал Ингвар.
        — Удивительно. Даже до четвёртого знака после запятой. Как вам это удаётся?  — модуль-ТДЭ сделал вид, что поражён происходящим. Ему всё больше нравился сам процесс диагностики аномалий.
        — Да он и сам не знает.  — сказал Магнус, покончивший с изучением условий контракта.  — Зато рядом с нами всегда есть живой калькулятор.  — и, с уважением, посмотрел на Ингвара.
        В этот момент рекламщик снова сунул Ингвару новую записку. Тот не стал вновь уходить в коридор, а просто развернул её и прочитал:
        «Ты в опасности! На тебя началась охота!»
        После этого очередного непонятного сообщения Ингвар решил заканчивать данное мероприятие.
        — Если у нас нет больше вопросов, то предлагаю подписать все необходимые документы.  — он посмотрел на своих друзей.  — Нам ведь уже пора уходить?
        — Да, мы согласны.  — подтвердил Магнус, посмотрев на жену.  — Не так ли?
        — Что же с вами поделаешь.  — улыбнулась Бэкки.  — Прыгаем.
        Через несколько минут посетители вышли из кабинета.
        Модуль-ТДЭ еле-еле дождался этого момента. Он сразу же вызвал по телепатической связи своего шефа и передал ему всю информацию про Ингвара Росдерссена.
        — Отличная работа модуль-ТДЭ!  — обрадовался Страйк.  — Неплохо для молодого Наблюдателя, совсем неплохо. Теперь нам с моими помощниками-оперативниками будет чем заняться в ближайшее время.
        Ребята тем временем вышли из башни «Херон» на оживлённый бульвар и двинулись в сторону ближайшей станции метро.
        — Почему он тебе всё время подсовывал какие-то записочки?  — поинтересовалась Бэкки.  — Это как-то связано с нашим предстоящим прыжком?
        — Нет. Это просто бред какой-то!  — Ингвар показал записки друзьям.  — «Ума не приложу», что всё это означает. Какие-то загадки, да и только.
        — Может быть это супер новый метод психологической оценки потенциальных кандидатов?  — улыбнулся Магнус.  — Они подсовывают нам безумные слова и просто смотрят на нашу реакцию.
        — Да при чём здесь это?  — возмутилась Бэкки.
        — Ладно, ладно. Пошутить уже нельзя. Вечно вы такие серьёзные, словно бы уже что-то случилось.
        — В какой-то момент мне показалось, что этому парню срочно нужна помощь.  — сказал Ингвар.  — Но почему он обратился именно ко мне, да ещё и таким вот образом. И о какой опасности для меня он намекает? Непонятно.
        — Да, почему бы ему в таком случае просто не поговорить с нами «в открытую»? Может быть там камеры на каждом шагу?  — задумчиво сказала Бэкки.
        — Тогда он мог бы назначить встречу нам в другое время и в другом месте.
        — Вопросы, вопросы, бесконечные вопросы.  — утомился Магнус.  — Может ну его, этого рекламщика. Контракты мы уже подписали. Давайте лучше займёмся подготовкой к прыжку.

        Глава 13

        Через несколько дней Ингвар, Магнус и Бэкки, полностью укомплектованные для прыжков с парашютами, уже стояли на самой высокой смотровой площадке в мире. Молодые люди смотрели вокруг, любуясь великолепной панорамой Персидского залива.
        Солнечные лучи, казалось, переплавили сушу и море в одно целое, соединив их в широкую светящуюся полосу. Лёгкий морской бриз безустанно укутывал всё побережье живительными волнами влажности.
        Похожий на фантастический арт-объект из будущего, сталагмит Дубайской башни «Бурдж-Халифа» был настолько высок, что глядя с земли казалось, будто он уходит прямо в космическое пространство. Самые передовые технологии человеческой цивилизации были воплощены в этом грандиозном сооружении.
        Внизу собралась огромная толпа любителей автомобилей «TESLA». Причём людей, пришедших сюда по специальным приглашениям было всего несколько сотен, а вот остальная тысяча зрителей состояла из обычных прохожих. Они просто заинтересовались креативной рекламой нового автомобиля, повсюду развешанной на улицах города.
        Корреспонденты многих ведущих теле- и радио-компаний мира повсюду рыскали со своими микрофонами. Мероприятие считалось достаточно незаурядным и даже претендующим на место в прайм-тайм самых важных новостей. Организаторами трансляций планировались многочисленные «прямые включения в эфире» с подробными комментариями присутствовавших на данном мероприятии известных личностей.
        В какой-то момент в прозрачном небе, со стороны залива, появился двухместный вертолет. Через несколько минут он уже завис на высоте смотровой площадки. Один из иллюминаторов медленно открылся и оператор какой-то телевизионной компании высунул мощный объектив видеокамеры.
        Всё было готово к началу мероприятия.
        — Мы что, смотрим из иллюминатора самолета?  — восторженно вскрикнул ошалевший Магнус, когда они только вышли на эту площадку.
        — Похоже на то. И сейчас мы услышим: «Уважаемые пассажиры, пристегните, пожалуйста, ваши ремни безопасности. Наш самолет приступает к снижению».  — копируя голос и интонацию стюардессы, пошутил Ингвар, не обращая никакого внимания на толпу внизу.
        — Невероятно!  — восхищенно рассматривая открывающуюся панораму, сказала Бэкки.  — Ребята, вы не запомнили, случайно, на каком мы этаже?
        Магнус осторожно подошел к самому краю площадки и, медленно перегнувшись, заглянул через ограждение.
        — Думаю, примерно на сто пятидесятом,  — ответил он.
        — И какая это высота?  — продолжала беспокоиться Бэкки.
        — Какая высота, говоришь? Пропасть, как обычно!  — весело произнёс Ингвар.  — А если серьезно, думаю метров пятьсот будет.
        — Это хорошо.  — уже более спокойным тоном продолжила она,  — Надеюсь полкилометра высоты будет достаточно для раскрытия парашютов.
        — Конечно!  — поддержал ее Ингвар.  — Природа нам поможет! Правда ветер?  — и он распростер обе руки навстречу порывам морского бриза.
        В этот момент Ингвар обратил внимание на одного джентльмена. Похоже это был один из организаторов мероприятия. «Странный какой-то,  — подумал он.  — Как же тут много всяких менеджеров!» Тем временем незнакомец подошёл к Магнусу. Это был рослый мужчина с идеально выбритой головой, одетый в серый льняной костюм. На шее аккуратным узлом был завязан чёрный шелковый платок. Тёмные очки скрывали выражение глаз. Приветствуя друг друга, они пожали руки и обменялись любезностями. Мужчина быстро отошёл в сторону. При этом видно было, что Магнус как-то удивлённо и растерянно на него посмотрел, странно прищуривая глаза. Потом перевёл взгляд на свою правую руку, она казалось была чем-то испачкана, и вытер её о штанину комбинезона. Ингвар не придал этому особого значения. Магнус вначале пожал руку ещё одному организатору, а потом, странно шатаясь, пошёл то влево, то вправо. Казалось он немного растерялся. Затем, словно бы очнувшись, он подошёл к Ингвару. Глаза его быстро двигались из стороны в сторону. Было видно, что он немного «не в себе». Но больше всего Ингвара удивила необычная степень интенсивности,
с которой Магнус, в нетипичной для него манере, принялся хлопать его по плечам и толкать в грудь. Так он себя никогда не вёл перед их совместными прыжками.
        — Маг, что с тобой?  — спросил Ингвар.  — Как ты, брат? Не переживай, не в первый же раз прыгаем!
        — Пос..лу..шай..ме..ня… И..н…г! Не де..ла… лай… эт..то..го!»  — бессвязно бормотал Магнус «не своим» голосом.
        Но Ингвар не успел расслышать его слова. В этот момент главный распорядитель мероприятия, используя мощный громкоговоритель, оповестил всех о пятиминутной готовности. Все присутствующие специалисты мгновенно задвигались и засуетились, осуществляя последние приготовления.
        — Ребята, вы что не слышите? Организаторы уже зовут нас на старт!  — крикнула Бэкки, пытаясь перекричать громкоговоритель.
        В этот момент лысый джентльмен, ранее подходивший к Магнусу, нажал на своих чёрных очках кнопку «Передача информации».

        Кому:

        Храм «ЦИТАДЕЛЬ»
        Для его сиятельства Нергола, помощника магистра.

        От кого:

        Дубай.
        Агент-оператор Страйк Лорманн.

        «Видео-отчёт по ликвидации аномалии: человека-органика Ингвара Росдерссена. Место проведения: Дубай, башня „Бурдж-Халифа“. Дата проведения операции: 11.09.2015 года».

        Итак, мы находимся на смотровой площадке башни «Бурдж-Халифа» в Дубае.
        Я только что установил контакт с» орудием». Для этой цели мною выбран человек-органик Магнус Эйнарссон. Он является близким другом» жертвы»  — Ингвара Росдерссена. Такая кандидатура позволит нам выиграть некоторое время, пустив местных» ищеек» по ложному следу.
        Только что я передал» орудию» необходимую порцию мази» Контакт» через рукопожатие. Ждём, когда начнётся реакция.
        Я отошёл на безопасное расстояние, чтобы не было никаких подозрений. «Магнус-орудие» после рукопожатия постепенно входит в нужный нам» боевой режим.»
        Даю команду моей встроенной камере: «Включить режим „Приближение“». Теперь я подробно вижу глаза «Магнуса-орудия». Процесс пошёл. Надеюсь он скоро превратится в послушную живую куклу, готовую исполнить любое наше приказание.
        Подтверждаю. Реакция пошла. «Орудие» готово к бою.»
        Прошло две минуты, включаю» Генератор пси-волн.» Передаю телепатически приказы» Магнусу-орудию». Он реагирует адекватно.
        Провожу тест на корректность выполнения команд. «Магнус-орудие» выполняет: ходит то в одну сторону, то в другую. Всё нормально. Сбоев не зафиксировано.
        Через пять минут проверка завершена. Можно приступать к проведению операции.
        Отправляю» Магнуса-орудие» к нашему ассистенту. Тот незаметно передает ему острое крошечное лезвие.
        Командую» Магнусу-орудию» подойти к Ингвару и во время дружеского похлопывания по плечу сделать незаметно маленькие надрезы капроновой ленты на лямке, плечевом обхвате или на грудной перемычке парашюта Ингвара. «Магнус-орудие» всё беспрекословно выполняет. Минуту, мне нужно уточнить. Даю команду усилить моё слуховое восприятие. Так, слышу. «Магнус-орудие» каким-то образом смог частично выйти из под нашего управления. Он пытается отговорить Ингвара от прыжка. Похоже, Ингвар не слышит его. Всё по плану  — прыжок состоится. Подтверждаю: подвесная система парашюта Ингвара повреждена в достаточной степени.
        Даю команду» Магнусу-орудию» вернуться в своё обычное состояние сразу после начала прыжка.
        Ждём окончания операции. Конец связи.

        Страйк Лорманн остался доволен тем, как ему удалось «провернуть это дельце». И теперь оставалось только затесаться в толпу на смотровой площадке и вместе с другими зрителями ожидать дальнейших событий.
        В этот момент из громкоговорителя послышались слова:
        — Внимание! Начали!
        Трое парашютистов одновременно прыгнули со смотровой площадки вниз.
        По давно выработанной привычке Ингвар мгновенно разместил свою правую руку рядом с вытяжным кольцом. Как всегда сразу после прыжка скорость падения нарастала с каждой секундой и воздух становился все более и более упругим. Про себя Ингвар досчитал «до трех» и левой рукой со всей силы бросил в сторону свой шарик. Увидев, что тот благополучно раскрылся, превратившись в огромные буквы «Спасает», молодой человек выдернул кольцо. Всё содержимое заплечного ранца вырвалось наружу. Купол парашюта при этом потянуло вверх, он начал разворачиваться, принимая нужную форму. Однако в момент его полного распрямления Ингвар почувствовал, как после рывка треснули лямки парашютной системы. При этом одна их них не выдержала и полностью разорвалась. Ситуация резко изменилась. Теперь он висел на одной единственной лямке, да и та скоро могла оборваться. Центр тяжести парашютиста был сбит. Ингвар, судорожно размахивая руками, беспомощно болтался в воздухе.
        Постоянно увеличивающийся поток набегающего воздуха становился всё более мощным. Через несколько секунд он уже с такой силой начал вращать Ингвара, что тело человека стало делать несколько оборотов в секунду. Центробежная сила сразу же достигла такой величины, что парашютисту было невозможно дотянуться до вытяжного кольца. При этом двое его товарищей благополучно разлетелись в разные стороны. Их полёт продолжался в штатном режиме.
        Пилот кружащегося неподалеку вертолета с оператором, работающим на борту «в прямом эфире», сосредоточил всё своё внимание на падавшем парашютисте. Он, как и все собравшиеся зрители, ясно понимал что в данный момент имеет редкую возможность наблюдать реальную борьбу человека за свою жизнь. Оператор изо всех сил пытался не пропустить ни одной секунды такого трагического и, вместе с тем, захватывающего действия. Высочайшие рейтинги его репортажу были обеспечены.
        Толпа зевак, заворожённо следивших за падением человека с полукилометровой высоты, не могла отвести глаз от происходящего.
        При этом положение Ингвара становилось критическим. Он уже практически весь лежал горизонтально и нарезал круги вокруг центра вращения, расположенного где-то возле шеи. Его ноги описывали большую дугу, а голова  — малую. Скорость вращения постоянно увеличивалась. Его вертело, швыряло из стороны в сторону, мотало и кувыркало. Ингвар вполне осознавал в данный момент, что у него полный отказ парашюта. Он был оглушен и не мог сообразить, что нужно предпринять в такой ситуации, чтобы хоть как-то прекратить свои мучения. Но даже ясно осознавая, что без полного раскрытия парашюта в нужный момент, ему не выжить, мозг лихорадочно пытался анализировать поступающую в него информацию.
        «Что же это такое? Зачем? Почему? Как такое могло случиться? Это невозможно!»
        Руки и ноги Ингвара беспорядочно дергались и болтались в разные стороны, словно бы пытаясь найти какую-то невидимую опору в самом воздухе. Тело больше не подчинялось разуму, полностью отдавшись инстинкту самосохранения.
        Внезапно всё изменилось. Ингвар чётко увидел миллионы светящихся нитей, которые начинались на земной поверхности и уходили высоко в небо. В следующее мгновение он заметил, что эти нити полностью пронизывают его тело. Они словно бы окутывали его и, как это ни парадоксально в данной ситуации, но давали ему морально-психические силы держаться и не паниковать.
        Ингвар, до конца не осознавая свои собственные действия, полностью расслабился. А потом и вовсе перестал реагировать на происходящее. Ещё через несколько секунд он расставил руки на максимальную ширину, повернул свои ладони к небу и закрыл глаза. «Бесконечность! Я иду к тебе!»  — пронеслось в голове. И в какой-то момент ему показалось, что Вселенная ответила.
        Тогда Ингвар, с удивлением, открыл глаза и увидел необъяснимую картину. Из его солнечного сплетения выплыла десятисантиметровая голографическая девушка, чертами лица похожая на него. Через мгновение она уже вытянулась «в струну», соединилась с одной из светящихся нитей и улетела вертикально вверх, в Космическое пространство.
        После этого Ингвар отключился.
        Всем зрителям, наблюдавшим это шоу в прямом эфире, дальнейшее показалось невероятным.
        Внезапно откуда-то появился мощный, направленный от поверхности Земли в сторону падающего парашютиста, вихрь. Возможно, он образовался в результате подъёма более нагретого воздуха, а может быть ещё по какой-то невыясненной причине. Но как бы там ни было, порывистое круговое движение воздушных масс усиливалось по мере приближения к падающему человеку. Поэтому в момент встречи с парашютистом оно достигло уровня разрушительного урагана.
        Ещё через несколько секунд бешеный порыв ветра отбросил тело человека, словно пушинку, на ближайший балкон.
        Ингвар лежал без движения и без сознания. Однако, он «чудом» остался жив. Со всех сторон к нему бежали люди. Мгновенно возникший из ниоткуда ветер также внезапно и прекратился.

        Глава 14

        Темнота. Безмолвие. Первоисточник.
        Ингвар не знал, сколько бесконечно долгих минут он ничего не видел, не слышал, не чувствовал. Его просто не существовало.
        Пока, не терпящее покоя и рвущееся в бой, тело молодого человека пребывало в коме, его сознание в виде энергоинформационного сгустка, обладающего характерными психическими оттенками, парило в многомерных пространствах параллельных реальностей.
        Вначале в голове Ингвара была только пустота. Через некоторое время стали появляться всё более отчётливые картинки. Теперь он уже не падал стремительно вниз, а как будто бы даже летел с небольшой скоростью в паре километров над поверхностью Земли. Точнее, над поверхностью воды, поскольку и сама планета теперь выглядела совершенно по другому.
        Ингвар был искренне убеждён, что попал в другое измерение. А, возможно, это сами картинки проносились в его мозгу, в то время как он сам находился на одном месте. Главное, что в голове сохранилось понимание, что он  — человек по имени Ингвар Росдерссен. При этом он прекрасно помнил всю свою жизнь. А полнота его теперешних переживаний была настолько глубокой, яркой и красочной, что молодой человек был уверен в реальности происходящего.
        Прежде всего в этом первозданном мире его поразила резкая контрастность всех объектов. Такое было возможно только при полном отсутствии земной атмосферы.
        Поверхность планеты, насколько он мог видеть, была покрыта океанами, морями и озерами. И только изредка, на отдельных участках выступавшей из под воды земной поверхности, попадались гигантские острые скалы.
        Открывшаяся фантастическая панорама, не позволяла Ингвару понять, где он находится. Вокруг не было привычных высотных домов, современных магистралей, людей, животных, растений и птиц. Вообще ничего не было, кроме воды и скал. Всё, что он видел со смотровой площадки небоскрёба в Дубае, куда-то неожиданно исчезло.
        Несмотря на то, что всё это показалось Ингвару очень странным, чувство страха и одиночества ещё не успело полностью овладеть им. Землянина спасала молодость и бесконечное любопытство ко всему новому и необычному. Он, с нетерпением и жадностью первооткрывателя новых земель, исследовал структуру планеты.
        Неимоверно мощные колебания водной поверхности, возникшие справа по курсу движения, сразу привлекли внимание молодого человека. Ингвар понял, что присутствует при зарождении природного феномена. Гигантская волна шириной десять километров стремительно поднималась над спокойным океаном. Через несколько минут она уже достигла высоты более пятисот метров и с ужасающим грохотом понеслась в направлении ближайшего острова. В некоторых местах, то тут, то там, внезапно появились огромные буруны. И миллионы брызг, состоящих из неисчислимых тонн пены, обрушились на бушующую водную гладь. Это, во время своего быстрого бега, волна налетела на острые подводные скалы протяженностью несколько километров. Видимо, молодым тектоническим плитам, расположенным где-то на большой глубине, пока не сиделось на одном месте.
        Клубящиеся волны пены неожиданно напомнили Ингвару про реку Хвитау, протекающую в его родной Исландии. «Её так и называют  — пронеслось в голове.  — „белая река“ из-за огромного количества белой пены».
        Через некоторое время он увидел одно из возможных объяснений таких огромных волн. Гигантская Луна, в десять раз превышающая её привычные размеры, висела практически рядом с Землей.
        От такого величественного зрелища молодой человек ощутил глубоко внутри себя почти благоговейный страх перед беспредельным могуществом неукротимой силы Природы.
        Теперь он уже летел над разделом между бесконечной водой и редким клочком суши. Ему даже не верилось, что этот, казавшийся было бесконечным, водный мир когда-то может остаться позади.
        Ингвару вспомнился обычай викингов выбрасывать бревно с корабля, когда они приближались к побережью нового континента. В том месте, куда волны прибьют это бревно, и нужно было закладывать новый город. Таким образом и возник Рейкьявик, впоследствии ставший столицей Исландии.
        Тёмно-серая каменная пустыня в этом месте была сплошь усыпана острыми обломками скал. И лишь изредка попадались светлые пятна ледников, под которыми вились испарения кипящих источников. Всё пространство вокруг было наполнено паром от испаряющейся воды. Это было поистине редкое соседство  — невероятная смесь льда и огня. От ледников в разные стороны расходились нити многочисленных ручейков, собиравшихся в ледниковые озёра и затапливающих все низменности.
        Внезапно, справа по ходу движения, Ингвар заметил извержение вулкана. Тысячи горящих обломков, размером с автомобиль, разлетелись на сотни метров вокруг.
        А рядом располагавшийся, но уже потухший вулкан, создал прекрасный в своей дикой необузданности чёрно-коричневый пейзаж. Реалитовые скалы лишь изредка прорывались сквозь поля лавы, заполнившей всю поверхность. Часть её потока, успевшая влиться в озеро, застыла в сюрреалистических формах. Сотни гейзеров самых разных форм и размеров били из-под земли, выбрасывая миллионы тонн воды. И поскольку отсутствовавшая атмосфера позволяла солнечным лучам ярко освещать Землю, повсюду были видны радуги. Молодому человеку открылась неповторимая и первозданная красота молодой планеты.
        В какой-то момент Ингвар даже почувствовал, что начинает сливаться в порыве благостного единения с этой загадочной и необычной землёй, бурлящей водой, дикими скалами и ярко сияющими звёздами. «Всё это разные части одного целого.  — пронеслось в его голове.  — И мы люди  — тоже части этого великолепного творения и замысла Высших сил. Спасибо тебе, Вселенная, за такое чудо, за нашу планету!»
        Однако, что-то внутри человека ещё противилось бесследному погружению в окружающую гармонию. Ингвару вдруг резко захотелось вернуться обратно, в мир живых людей, к своим близким и друзьям. «Нет, я пока не готов полностью раствориться. Я хочу жить».  — подумал он.
        Молодой человек продолжал наблюдать разбросанные повсюдуогромные дымящиеся шапки действующих вулканов. Сверху была прекрасно видна восхитительная композиция: чёрные вершины, белый лед и синие озера. Под яркими красками дневного северного сияния куда-то вдаль плыли огромные дрейфующие айсберги. Любого, «мало-мальски» отзывчивого к цветовому восприятию, человека безусловно поразила бы такая восхитительная палитра холодных цветов: от бело-голубого до изумрудно-зелёного. В нескольких сотнях метров от огромных кратеров базальтовых скал был виден ковёр серовато-жёлтого мха.
        Открывавшийся дальше пейзаж больше подошёл бы какому-то далекому и огромному метеориту. Повсюду, на сколько «хватало глаз», торчали гигантские острые скалы невообразимо разнообразных форм и размеров. Пролетая над этим бесконечным множеством черно-серых иголок, Ингвар тщетно пытался рассмотреть хотя бы что-то, напоминающее ему обычные земные ландшафты. Однако ничего привычного для человеческого восприятия здесь просто не существовало. Молодой человек не мог обнаружить никаких признаков земной жизни.
        В какой-то момент Ингвар увидел, что летит по гигантской ложбине. Отточенные пики гор, проплывающих справа и слева, прерывались какими-то бесформенными водоёмами, наполненными тёмно-серой жидкостью. Порой встречались огромные впадины, засыпанные обломками тех же скал. Они по-прежнему безмолвно хранили тайну этой планеты.
        «Прошла уже целая вечность, пока я здесь путешествую.  — подумал молодой человек.  — И сколько это ещё будет продолжаться?» Он начинал тяготиться теперешним своим положением. Его больше не радовало ощущение первооткрывателя. Как всегда человеку интересна только быстрая смена действия, и если это не так, то дальше начинается долгая и нудная рутина. Да и поводов к постоянному нарастанию чувства уныния у него становилось всё больше.
        «Как же мне остановить этот фильм и вернуться туда, откуда всё это началось?» Молодой человек не мог найти точку опоры для своего рационального мышления. А без этого любые дальнейшие здравомыслящие рассуждения были попросту невозможны.
        «Где искать выход из такой ситуации? Сколько можно летать? Есть ли надежда выбраться? И что будет дальше?» Мучавшие неразрешимостью вопросы неслись бесконечной чередой. Его мозг продолжал судорожно кидаться в разных направлениях, работая на пределе своих возможностей. «Если здесь и есть хоть какие-то признаки цивилизации, то где их искать? И даже, если удастся кого-то встретить, то как войти в контакт, ведь я не чувствую ни рук, ни ног? И что я теперь из себя представляю  — бестелесный дух?» Ингвар всё острее ощущал, как его затягивает в пучину безнадежности от такого страшного стечения обстоятельств.
        Не улучшило его настроение и появившееся вдруг за горами световое шоу, состоящее из ярких вспышек на горизонте. Тысячи молний, одновременно пытающихся соединить небо и Землю, устроили выдающееся по своей красоте электрическое представление. Через несколько секунд до него докатились раскатистые звуки грома, разносившиеся по всему окружающему пространству. Они постепенно соединились в один сплошной рёв, от которого тяжело содрогнулась Земля.
        Ингвар продолжал бесшумно лететь, всё больше теряя себя и растворяясь в небытие.И хотя ему вовсе этого не хотелось, но он всё больше и больше становился ветром, бушующим океаном и мерцающими звёздами.
        В какое-то мгновение молодой человек попытался убедить себя в том, что всё это лишь волшебный сон, который скоро закончится. Ему хотелось верить, что скоро он вернётся домой и обнимет своих родных и близких.
        Но время неумолимо продолжало свой бег. А он летел и летел над этим безжизненным пространством, всё более растворяясь в бесконечным энергетическим потоке.
        «Где я? Что со мной? Я, наверное, умер»  — последний отчаянный всплеск пронёсся в его голове.
        — Нет, Ингварус, ты не умер.  — вдруг услышал он где-то в глубине своего сознания знакомый с детства голос.
        От внезапно нахлынувшей радости молодой человек несколько секунд не мог поверить в происходящее. Он был не один на этой неизвестной планете.
        — Учитель! Как я рад вас слышать. Но как, как это возможно? Что происходит? Как я попал сюда? Куда я лечу? Непонятно.
        — Постарайся для начала немного успокоиться. Понимаю, что в данной ситуации это практически невозможно, но тебе придется, поскольку выбора уже нет.
        — Хорошо. С вашей помощью, надеюсь, это получится.
        — Вот и славно.  — в телепатическом голосе чувствовалась прежняя забота.  — В детстве, когда тебя только привезли ко мне в Гималаи, твой отец рассказал мне, что твоя непонятная головная боль прекращалась только тогда, когда он брал тебя с собой в рейс. Поэтому и теперь ты просто лети и смотри вокруг словно бы отец снова взял тебя на экскурсию к вулкану Аскья и вы находитесь в кабине его двухместного самолёта. А я тем временем постараюсь вспомнить, как давно мы с тобой не общались.
        — Да, вот так встреча! Чудеса какие-то! Не могу до сих пор поверить, что слышу вас.
        — Итак, родители привезли мне тебя в семилетнем возрасте. Потом ты был со мной три года. Получается, что мы не общались с тобой пятнадцать лет. Как быстро летит время!
        — Невероятно! Прошло уже так много лет! А кажется будто вчера вы давали мне свои первые уроки и наставления.
        — Кстати про наши с тобой занятия! Помнишь в одну из особо тёмных ночей я отвез тебя далеко в глухой лес в предгорьях Гималаев и оставил там одного на всю ночь?
        — Конечно помню. Такое никогда не забудешь!  — отвлекаясь на свои воспоминания, произнёс Ингвар.  — Вначале мне было очень страшно. Вокруг сплошная темнота, из окружающих кустов раздаются непонятные звуки, от которых возникает бешеное желание просто бежать «куда глаза глядят», не останавливаясь ни на секунду. Потом меня спасло только то, что вы как-то появились в моей голове и сказали мне не волноваться и что всё будет хорошо.
        — Так вот, давай сейчас попробуем представить, что мы с тобой опять в той же ситуации.
        — Хорошо. Но как вам удаётся сейчас общаться со мной, ведь я даже непонятно где нахожусь?
        — Давай для начала определимся вот с чем. Ты сейчас ни «где», а «когда». Тебя, по какой-то неизвестной мне пока причине, занесло в одну из многочисленных спиралей Времени. И эта спираль, в данном конкретном случае и к великому моему сожалению, является расходящейся. Соответственно, она всё больше раскручивается, унося тебя всё дальше и дальше от планеты Земля. Точнее, я предполагаю почему ты оказался в таком странном состоянии и даже догадываюсь, кто за всем этим может стоять, но давай об этом позже, когда ты вернёшься. А вот про сам «механизм» нашего контакта могу тебе сказать следующее. Мне удалось синхронизировать наши с тобой несущие частоты колебаний некоторых разделов коры головного мозга. И сейчас эти, тонкие и очень редко применяемые обычными людьми в своей жизни на земле, высокочастотные колебания, твои и мои, мне удалось привести «в унисон». Скажу тебе, это было непросто. Сложность момента состоит в том, что сейчас твое Сознательное «Я» перешло в область твоего Бессознательного. Это возможно только в случае, когда человек получает доступ в защищенные и недоступные до определенного
момента области своего собственного «Я». Феноменально! Но тебе сейчас реально удалось задействовать и активно использовать примерно тридцать процентов скрытых возможностей своего мозга. Без этого мы бы с тобой сейчас просто не могли бы общаться. Думаю такого объяснения пока достаточно. Когда вернешься, поговорим подробнее.
        — Да, вполне достаточно. Но мне всё равно не понятно. Почему именно теперь мы общаемся, пусть даже и в такой необычной форме? Почему ни вчера или ни завтра? Почему вас не было так много времени?
        — Именно сейчас жизнь твоего физического тела «висит на волоске». Твоя внутренняя энергия, назовём её Частица Вселенской Сущности, предпринимает всевозможные усилия, чтобы ты, как человек-землянин, остался жив. Поэтому именно в данный момент твой мозг генерирует мощнейшие колебания, которые раньше ему, тебе, были недоступны. А мне просто повезло после многократных попыток случайно настроиться на твою волну. И в любой момент наш контакт может прекратиться. Однако я всегда и раньше был мысленно с тобой. Просто не напоминал тебе об этом. Нужно было дать тебе возможность самостоятельно изучать и анализировать окружающую действительность. Теперь ты сам чувствуешь какую-то всеобщую и глобальную «неправильность» и «невозможность найти объяснения» всего, что тебя окружает, как говорится «от мала до велика».
        — Да. И это непонимание происходящего, зачем всё это, почему всё так устроено, а не иначе  — постоянно раздражает и заставляет меня с ещё большим усердием продолжать поиски.
        — Вот ты сейчас и сказал главные слова: «непреодолимое внутреннее желание продолжать поиски». Это очень важно! Потому что без твоего осознанного выбора и без твоей собственной внутренней потребности, идущей из глубин твоей истинной природы и не навязанной чьей-то внешней волей, невозможно было бы в полной мере активировать в тебе неиссякаемый источник гигантской энергии познания и созидания, которая движет всем мирозданием.
        Ингвар ещё раз постарался «взять себя в руки», хотя это в данный момент и было крайне сложно. Невероятность происходившего вокруг настолько сильно захватило всю его сущность, что он даже перестал чувствовать, как быстротечно время. Вокруг него не было времени, да и он сам был вне времени.
        Молодой человек уже внимательнее смотрел вокруг, продолжая надеяться на встречу с привычными образами. Но ничего не изменилось: он снова летел над бесконечными водными просторами. Правда теперь он видел, что несколько гигантских воронок закручивались в разных точках океана. Они были примерно пять километров в диаметре и один километр в глубину. Десять самых больших современных океанских кораблей легко поместились бы в одной такой воронке.
        Оторвавшись от необычных пейзажей и панорам, проплывающих перед его взором, он, испугавшись что опять остался один, резко спросил:
        — Учитель, вы здесь, вы со мной?
        — Да. Не переживай, я рядом.
        — Уже легче. Учитель, то что я вижу сейчас, это ведь не может быть Землёй? Какая это планета и где она располагается?
        — Нет, ты сейчас всё так же на нашей любимой Земле, причём в том же самом месте. Но задолго до появления человека.
        — Невероятно! Но как такое возможно, чтобы я сам видел всё это?
        — Пока не пытайся, как ты это постоянно любишь делать, все разложить «по полочкам». В своё время я постараюсь тебе показать, как это работает. А пока просто верь мне, как ты и делал это раньше все те годы, пока мы были вместе.
        — Да, хоть это и сложнее теперь стало, поскольку я уже взрослый человек и у меня уже есть некоторый жизненный опыт, но в связи с невероятностью происходящего, я снова чувствую себя ребёнком, который открывает новый мир.
        — Отлично. Узнаю моего непоседливого и вечно задающего самые разнообразные вопросы ученика! Но теперь всё не так просто. Я сам во многом уже не тот, что прежде. Да и вообще многое сейчас изменилось: я для тебя больше не учитель, а ты для меня не ученик. Мы с тобой теперь просто старые знакомые. И, кстати, называй меня просто Хоумворт.
        — Не-учитель? Хоумворт?  — переспросил Ингвар.  — Да, всё это так быстро и неожиданно. Мне сложно будет сразу перестроиться, но надеюсь у меня получится.
        — Конечно получится. Ведь если тебе сейчас самостоятельно удалось выбраться из миллиардов возможных параллельных реальностей, уводящих тебя в неведомые дали и непроходимые глубины многослойных структур времени, то твой уровень восприятия теперь в состоянии легко справиться с небольшими формальными изменениями.
        — Всё равно мне не понятно, как такое могло со мной случиться?
        Молодой человек продолжал плавно скользить вдоль земной поверхности, подробно описывая Хоумворту всё то, что он видел вокруг.
        В очередной раз окинув взором фантастический окружающий пейзаж, он с изумлением подумал: " Так вот значит как всё начиналось на третьей планете от Солнца, которую люди привыкли называть красивым словом Земля!».
        Потом он взглянул в бесконечную темноту космоса. Звёзды по-прежнему оставались для него «холодными игрушками» (С. Лукьяненко). Мимолётный контакт со Вселенной давно закончился. И молодой человек снова воспринимал её только умозрительно, математически, астрономически, как угодно, но только без глубоких чувств и без внутреннего контакта.
        Через некоторое время Ингвар, оторвавшись от созерцания этих завораживающих панорам, удивлённо спросил:
        — Учитель! Ой, да, забыл. Послушайте, Хоумворт, но всё-таки что мы с вами сейчас делаем?
        — Это довольно сложно объяснить человеческими словами. Язык людей не в состоянии передать всю гамму взаимно пересекающихся процессов. Скажу так: мы с тобой сейчас просто «тянем время».
        — Как это «тянем время»?
        — На Земле, в своей обычной жизни ты попал в большую беду. Твоё физическое тело сейчас борется за существование. Скорее всего, там ты находишься в коме. Окружающие тебя люди видят только твою внешнюю оболочку, лежащую без движения. Но тебя истинного или, точнее, части твоей глубинной сущности, там нет, потому что она находится здесь. При этом другая часть твоей энергии каким-то чудесным образом не потеряла синхронизацию с твоим духом или душой, выражаясь привычными многим людям словами, а по нашему  — с бесконечным вселенским энерго-информационным потоком. И вот, чтобы та, временно персонализированная в виде твоей личности часть всеобщего потока, которая в данный момент есть ты, не улетела обратно и не соединилась со своим первоисточником, нам и нужно с тобой просто общаться. Мы должны поддерживать мысленную связь, чтобы ты случайно не улетел куда-нибудь в далёкий космос. И я появился сейчас как раз с этой целью  — помочь тебе сохранить свою индивидуальность, а также, интересно и с пользой провести время в такой необычной обстановке.
        — Как это: интересно и с пользой провести время? И зачем мне это нужно?
        — Пока здесь проходят минуты, в твоем реальном мире проходят многие часы. И именно в это время врачи в госпитале, в котором находится твоё тело делают всё возможное, чтобы вернуть тебя к жизни.  — спокойно пояснил учитель.  — А польза может быть, например, такая. Сейчас твой аналог человеческого сознания значительно расширен. И если в твоем теперешнем необычном состоянии попробовать хотя бы немного улучшить какую-то функцию, для начала давай возьмём твое зрение, то там в твоей физической оболочке тоже произойдут качественные изменения. Но там они будут, в основном, касаться некоторых глубинных мыслительных пространств твоего мозга. Поэтому визуально ты останешься таким же как и был прежде. Но при этом значительно изменится качественный уровень твоего восприятия окружающей действительности.
        — Хорошо. Нужно попробовать. Что мне делать?
        — Посмотри вокруг. Найди на большом удалении от тебя какой-то маленький объект и концентрируйся на нём как можно дольше. Это будет не просто. Самые разнообразные мысли, сумбурно витающие в твоей голове, как будто почуют что-то неладное и начнут с огромным количественным и качественным напряжением атаковать тебя. Бороться с ними и отбрасывать их от себя бессмысленно. Они всё равно победят. Единственный способ  — это как-бы проходить сквозь них, при этом не цепляясь за них. Нужно спокойно отвечать им, что ты потом ими займешься, всё обдумаешь и решишь, уделяя каждой из них особое внимание.
        — Интересно.  — согласился молодой человек.  — Сейчас попробую.
        При этом он провел взглядом вокруг, подробно рассматривая земную поверхность. Его внимание привлекли какие-то странные объекты. Они по своей структуре, форме и яркому внутреннему свечению выглядели явным диссонансом на фоне хотя и могучей, но унылой и однообразной, земной Природы.
        Сконцентрировав своё внимание на этих объектах и стараясь не отвлекаться на миллионы посторонних мыслей, Ингвар через некоторое время почувствовал как один из них словно бы притягивается к нему. Потом это нечто неописуемое резко ускорилось и стало очень быстро приближаться. В какое-то мгновение молодой человек даже поймал себя на мысли, что ему непроизвольно и инстинктивно захотелось дёрнуться, уворачиваясь от этого налетающего на него шарообразного «сгустка энергии», настолько сильной и реалистичной была эта его «оптическая галлюцинация». После этого он перестал концентрироваться и все объекты вернулись на свои места. Проделав такие упражнения несколько раз, молодой человек решил всё-таки подлететь к ним поближе.
        — Вы здесь, Хоумворт?
        — Да. Ну как твои успехи?
        — Нормально. Объекты приближаются.
        — Какие объекты? Что ты видишь?
        — Точно не могу сказать на что это похоже. Надо поближе подлететь. Но как мне изменить маршрут моего полета?
        — Попробуй так.  — заботливо подсказал учитель.  — Мысленно представь себе, что ты немного и плавно разворачиваешься вокруг своей оси при этом ещё и приподнимаешь голову и плечи вверх. При этом всё нужно делать в нужном направлении полета. Короче, также, как ты это обычно делаешь во время своих прыжков на парашюте.
        — Да, получилось, работает.
        — Отлично.  — удовлетворенно заметил Хоумворт.  — Теперь ты можешь лететь туда, куда тебе заблагорассудится.

        Глава 15

        Более-мене научившись управлять своим полётом, Ингвар направился в сторону заинтересовавших его объектов. Ещё издалека он заметил множество ярких лучей света, протянувшихся от поверхности Земли высоко в небо. Его мысленный взгляд не мог дотянуться до того места в космическом пространстве, куда уходили эти, вертикально расположенные и красиво светящиеся, нити. Подлетев поближе, молодой человек увидел, что диаметр этих лучей составлял примерно десять метров. По каждому из них на Землю спускались с неба какие-то полупрозрачные пятиметровые существа голубоватого цвета. Их одеяния-скафандры чем-то были похожи по своим контурам на человеческие. Достигнув Земли, эти «астронавты», не касаясь поверхности, перемещались в странные сооружения, чем-то напоминающие наши земные купола зданий. Однако, они были полупрозрачными, многомерными, много секционными и внутри сложно организованными. Внутри них также было много взаимно пересекающихся разноцветных лучей, но уже значительно меньшего диаметра по сравнению с теми лучами, что были снаружи куполов.
        Молодой человек был поражён грандиозностью разворачивающегося спектакля. Переливаясь всеми цветами радуги, непонятное действо мгновенно гипнотизировало и завораживало зрителя своей динамичностью, яркостью и красочностью.
        Через пять минут он смог оценить весь масштаб происходящего: таких лучей и таких существ было, по меньшей мере, несколько тысяч.
        Неподалеку от больших скоплений лучей, непосредственно возле поверхности Земли, располагались огромные полупрозрачные «шапки-ангары». Ингвар насчитал их больше сотни. Внутри этих ангаров находились разнообразные помещения-лаборатории, в которых производились какие-то опыты и эксперименты. Работа кипела, не прерываясь ни на минуту. Тысячи существ в голубых скафандрах занимались с десятками тысяч существ без скафандров.
        Было очевидно, что все они работают по определенному и заранее разработанному плану.
        Справа, в паре километров от ангаров работали другие полупрозрачные «астронавты». Все они были одеты в оранжевые скафандры. Со стороны казалось, что эти участники массовой застройки заняты сооружением большого подземного города. Причём, несмотря на свою полупрозрачность и невесомость, эти существа с помощью непонятной энергии реально перерабатывали тысячи тонн настоящей горной породы.
        Одни из них копали с помощью странных устройств огромный котлован в форме пяти километрового квадрата с глубиной около одного километра. Другие  — поднимали на поверхность выкопанные глыбы, направляя на них какие-то лучи красного цвета из специальных осветительных приборов. Такие лучи легко притягивали камни любых размеров и переносили их в определённые места стройки, откуда их за пределы города отвозили прямоугольные платформы, пролетающие над земной поверхностью. Третьи, спустившись в уже вырытую часть котлована, обустраивали там ниши, проходы, залы, комнаты, тоннели. Четвёртые возводили что-то типа крыши или гигантского навеса над котлованом. Пятые, словно бы, подводили необходимые коммуникации. Работа кипела, не прерываясь ни на минуту.
        Ингвар увидел множество разнообразных летательные аппаратов, самодвижущихся тележек, шагающих строительных роботов и много другого специального оборудования.
        Его взору предстала, гигантская по размерам и фантастическая по методам осуществления, стройка.
        При этом молодой человек не забывал всё увиденное подробнейшим образом описывать Хоумворту.
        Через несколько минут Ингвар решил поближе подлететь к одному из ангаров, чтобы подробнее рассмотреть происходящее внутри. Для этого он выбрал один из ближайших, который располагался рядом с высокой горой, состоящей из сплошных вертикальных скал.
        Внутри ангара молодой человек увидел, что одни «астронавты» какими-то непонятными устройствами делали кубические ниши в гранях скалы. Другие же при этом размещали в такие ниши светящиеся шарообразные «сгустки энергии». После чего эти фиолетово-голубые «шарики» оставались в подвешенном состоянии.
        После этого следующие «астронавты» подключали к этим «шарикам» свои диагностические экраны. И между экранами и «шариками» появлялись сотни разноцветных молний. По видимому, происходила предварительная настройка каких-то важных процессов и приборов.
        Еще одни «астронавты», работавшие в красноватых «скафандрах», были заняты выкапыванием в земле и выдалбливанием в скале пятидесяти метровой квадратной ямы. Их коллеги в оранжевых «комбинезонах» сразу же монтировали в ней искусственно созданный куб, заполнявший всю её поверхность. Все видимые Ингвару грани гигантского куба были облеплены миллионами странных символов, различающихся по форме, размерам и рисунку.
        Прошло ещё двадцать минут, пока Ингвар не подлетел к следующему куполу. В этом месте его внимание привлекла группа странных существ в фиолетовых «скафандрах», вроде бы и похожих чем-то на людей, но при этом существенно от них отличавшихся. Молодой человек решил присмотреться и подробнее ознакомиться с их занятием.
        При этом цветовая гамма одной из фиолетовых «астронавток» его очень заинтересовала. «Не может быть!  — пронеслось в голове молодого человека.  — Оттенки её свечения чем-то напоминают лучики из моей левой ладони».
        Ингвар видел, как она совершала своими руками-щупальцами какие-то сложные перемещения на большом полупрозрачном экране, соединенном с другими существами. После чего скафандры на этих существах расстегивались. И из них начинали появляться и выплывать разноцветные сгустки энергии, которые в «свободном плавании» сразу же становились похожи на силуэты людей. Но они были как-бы размытыми и не совсем четкими. Единственной земной аналогией, которая вспыхнула в голове молодого человека, было понятие «Тень». Так вот эти фиолетово-голубые «Тени», только высвободившись от сдерживающих скафандров, сразу же достигали тридцати метровых размеров в высоту. После чего они медленно и торжественно разлетались в разных направлениях по поверхности планеты.
        «Это похоже на процесс адаптации каких-то, ранее созданных космических форм жизни, в реальных земных условиях.  — стремительно пронеслось в голове Ингвара.  — Похоже на то, что эти пришельцы заселяют нашу Землю!»
        И он принялся дальше рассматривать всё вокруг, пытаясь получше разобраться в сути происходящего.
        Складывалось ощущение, что никакой силы тяжести или гравитации в данном месте Земли пока не существовало. Поэтому разноцветные «Тени» не имели веса и могли свободно перемещаться вдоль поверхности, не касаясь земли. Но в тех местах, где они всё же соприкасались с земной поверхностью, сразу возникало красивое голубоватое свечение. При соприкосновении с горами  — фиолетовое, а с водной гладью  — лазурное. После того как «рука» или «нога» существа покидала место контакта с материальным миром, в той точке еще несколько секунд оставался яркий импульс света. Но потом, он постепенно уменьшался в размерах и медленно затухал.Со стороны могло показаться, что эти существа общаются между собой также с помощью световых импульсов. Ингвар видел, что более интенсивное «общение» вызывало большее количество электрических разрядов между их «головами». После первоначального «ознакомления» с землёй, камнями или водой, некоторые существа были вынуждены возвратиться обратно в ближайший купол. Там с ними опять «работали» существа в фиолетовых «скафандрах», после чего выпускали их обратно за границы купола.
        После очередного подробного описания происходящего, Ингвар не выдержал и спросил учителя:
        — Скажите Хоумворт. Что здесь происходит? Кто эти существа? Чем они занимаются?
        — Судя по тому, что ты мне рассказал, смею предположить, что тебе посчастливилось увидеть уникальные кадры!  — торжественно произнес мудрец.  — Это первые обитатели планеты Земля. Фиолетово-голубые «Тени» это исследователи планеты, которые пока подробно всё анализируют и передают всю информацию в Главный Накопитель. А оранжевые скафандры это строители подземного города-Храма, в котором будет располагаться Резервный Накопитель.
        — Откуда вам это известно?  — уточнил Ингвар.
        — Я видел такие же кадры во время своего пребывания в СФЕРЕ.  — загадочно ответил собеседник.
        — Что такое СФЕРА? Раньше вы мне никогда про неё не рассказывали.
        — В те далёкие уже времена, когда мы с тобой имели возможность регулярно общаться, было ещё рановато говорить об этом. Тогда ты был очень молод.  — учитель задумался на мгновение.  — СФЕРА многомерна и безгранична! Этого не объяснить словами. Тебе нужно самому побывать в ней.
        — Но где мне её искать и как я туда могу попасть?  — заторопился молодой человек.
        — Пока ты ещё не готов.  — учителю пришлось немного остудить горячий порыв своего воспитанника.
        — А когда буду готов?
        — После того как познаешь себя, ты сам это почувствуешь!
        Ингвар немного расстроился, услышав столь неопределённый ответ, но сумел «взять себя в руки».
        Через несколько минут он, с трудом оторвавшись от такого невероятного зрелища, направился в сторону высоких гор, возвышавшихся на горизонте. Перелетев через них, молодой человек был поражен созерцанием ещё одной величественной и нереальной картины.
        На большом расстоянии от него из космического пространства к Земле летели тысячи огромных скал. Все они были похожи на раскаленные «до бела» огненные стержни. Многие не долетали до земной поверхности, сгорая в зачатках слоёв атмосферы. Но были и такие, которым, не смотря на сопротивление воздуха, удавалось добраться до Земли. Они на огромной скорости вонзались в разных точках поверхности и сразу же застывали в таком положении. Со стороны казалось, будто бы какой-то космический садовник засеивает свой планетный огород осколками звёзд.

        Глава 16

        Не в первый раз за свою многовековую деятельность опытный оператор Фреймон сталкивался с ситуацией, когда нужно было срочно передавать «данные». Тысячи «клиентов» ежедневно проходили через его кабинет, оставляя здесь большое количество полезной информации. Оператора поражали эти бесконечные, разнообразные и постоянно обновляемые файлы, сопровождающие процесс человеческой жизни на планете Земля. Казалось он мог бы уже привыкнуть ко всему этому, поскольку достаточно много всякого повидал за свои долгие годы. Но всё новые и новые йоттабайты информации, ежеминутно передаваемые из скафандров Смотрителей в «Систему передачи данных», вновь и вновь будоражили его воображение.
        «Миллиарды людей-органиков ежедневно совершают триллионы поступков.  — думал Фреймон.  — Через их головы проходят бесконечные потоки мыслей, чувств и переживаний. Они рождаются, умирают, мечтают, влюбляются, расстраиваются, злятся, восхищаются, надеются… Люди постоянно сталкиваются с различными проблемами, ищут решения и делают выбор. Это и есть человеческая жизнь: такая сложная, но в тоже время и такая интересная.»
        Несмотря на то, что оператор только частично прикасался к таинству жизни людей-органиков и его энерго-размер составлял всего лишь один метр по общепринятой шкале энергетической значимости, он по праву являлся ключевым звеном в «Системе». Фреймон был горд тем, что именно благодаря ему некоторая часть этого гигантского потока информации сохранялась в целости каждый день, заполняя бесконечную базу данных самой Вселенной.
        Однако, именно сегодня, практически безотказная «Система передачи данных» работала совершенно некорректно.
        Поначалу всё шло как обычно, правда в слегка ускоренном темпе. Особо пристально наблюдаемую им Смотрительницу, её энерго-размер составлял десять сантиметров, по имени Адельфия в полубессознательном состоянии, без очереди доставили в его кабинет сотрудники «Отдела нестандартных ситуаций». При этом они пояснили Фреймону, что сегодня ей пришлось внепланово и экстренно покидать своего персонального человека-органика по имени Ингвар Росдерссен и срочно перемещаться в СФЕРУ. Там, на планете Земля, произошёл какой-то несчастный случай. После этого «нестандартники» записали несколько обязательных в таких случаях формальных файлов и быстро удалились.
        Встревоженная «девушка» при этом уже лежала в специальном кресле, слегка запрокинув голову назад. Её взгляд бесцельно скользил по мерцающим «пси-колебаниями» стенам и потолку шарообразного кабинета. Она пристально смотрела вокруг недоумевающим взглядом и пыталась сообщит Фреймону что-то важное. Однако, то ли от недавно пережитых волнений, то ли от воздействия каких-то иных факторов, но у неё ничего не получалось. Намётанному глазу оператора сразу показалось, что она будто бы синхронизирована с какими-то посторонними информационными потоками, которые всё время мешают ей.
        При этом постоянно сопровождающий любую Частицу Сущности, контактирующую с людьми, персональный Шар-Секретарь привычно завис над её правым плечом. Оператор разместил вокруг головы пациентки сферический сияющий шлем. Через минуту от этого электронного головного убора начали исходить всё более усиливающиеся волны, обволакивая голову девушки слабо мерцающим голубым туманом. Она закрыла глаза и провалилась в сон. После этого от шлема-сферы к её голове потянулись тончайшие и переливающиеся всеми цветами радуги светящиеся «молнии-нити» и начался привычный и монотонный процесс перекачки информации из Смотрительницы в специальный Куб-Накопитель. Но сразу после начала этого действия что-то пошло в очередной раз не так. Фреймон внимательно смотрел на мерцающие индикаторы, расположенные на четырех эллипсовидных экранах и показывающие различные этапы работы программы. В этот раз они явно взбесились. Причем степень бешенства росла по экспоненте.
        — Пи, срочно включи режим стабилизации.  — сказал оператор своему Шару-Секретарю.
        Вообще-то официальным названием Пи было: Передатчик Импульсный Многофункциональный ПИМ735СНП158. Но оператор за долгое время общения уже привык называть его просто Пи.
        — Выполнено.  — мгновенно отреагировал электронный помощник.
        Оператор при этом лихорадочно давал команды многочисленным блокам управления «Системой», расположенным на четырех круглых полупрозрачных панелях. Все передаваемые импульсы сразу же можно было видеть на тех же экранах эллипсовидных мониторов.
        — Пока нам с тобой не удаётся войти в плановый режим передачи данных.  — с нарастающей тревогой в голосе произнес оператор.
        — Да, все показатели выходят за установленные пределы.  — подтвердил помощник.
        — Попробуем замедлить скорость передачи. Срочно уменьшить мощность считывающих импульсов!
        — Выполнено.
        Фреймон с надеждой посмотрел на верхний левый монитор. Однако тот явно не собирался переводить мечту в реальность.
        — Не помогает.  — оператор на секунду задумался.  — Теперь сократи количество импульсов!
        — Не получается.
        — Причина?
        — Диагностирую несанкционированную синхронизацию Смотрительницы Адельфии с другими базами данных.
        — С какими конкретно?
        — Не установлено.
        — Ладно, по-видимому, нам всё-таки придётся отключаться.  — огорчился оператор.
        Ситуация по прежнему оставалась недопустимо критической.
        Тогда Фреймон, дождавшись пока начал светиться «Главный контрольный индикатор», вынужден был полностью выключить «Систему».
        Он внимательно посмотрел на беспокойное выражение лица «девушки», полулежащей в прозрачном кресле. Она постепенно начинала просыпаться.
        — Оператор! Скажите, сегодня не было сбоя в работе программы?  — с надеждой в голосе произнесла Смотрительница.
        — К сожалению, дорогая Адельфия, я не могу тебя порадовать хорошими новостями.  — задумчиво сказал Фреймон.  — «Система» снова на тебе работала некорректно. Сигналы получили критические искажения и видоизменились до неузнаваемости. Кроме того, появились ещё и какие-то странные шумы в некоторых параметрах. Ты, случайно, не подключалась к другим базам данных? Вот посмотри на отчёт «Системы».  — И он показал на левый верхний монитор.
        «Девушка» быстро проанализировала многочисленные итоговые данные.
        — Нет, не подключалась. Да я и не знаю, как это делается. Зачем мне это? Что же со мной опять не так?  — расстроившись спросила она.  — Может быть на процесс как-то повлияла сегодняшняя экстремальная эвакуация?
        Фреймон в задумчивости переводил взгляд с одного экрана на другой, пытаясь найти хоть какое-то объяснение произошедшему.
        — Сложно так сразу сказать. Мне нужно время, чтобы подробно проанализировать все полученные сведения и прийти к каким-то выводам.  — спокойно ответил оператор, продолжая изучать данные.  — Но одно могу заявить с уверенностью: тебе пока не стоит все сбои принимать на себя.
        — Однако, почему-то именно на мне всегда и происходят эти сбои.
        — Да. Верно. Так и есть.  — неохотно подтвердил Фреймон.
        Он ещё раз тщательно проверил последовательность своих действий.
        — Давай-ка для начала мы оценим исправность твоего «костюма». Не возражаешь, если мы немного «поколдуем» над ним и сделаем полную диагностику и проверку функциональности всех рабочих узлов?
        — Конечно.  — обреченно согласилась Смотрительница.  — Когда мне прийти?
        — Через час.  — ответил оператор.
        — Хорошо. Вернусь через час. Как раз успею на встречу с Корректорами моего сектора.
        И с этими словами она встала с кресла, которое уже готово было принять следующего очередного Смотрителя или Смотрительницу.
        — Фью, нам пора.  — обратилась она к своему Шару-Секретарю.  — Срочно проложи путь в третий слой СФЕРЫ, в зал Корректоров нашего сектора. А то им не нравится, когда кто-то опаздывает.
        — Сделано. Полетели.  — бодро прошелестел своим компьютерным голосом помощник.

        Глава 17

        Выйдя из кабинета оператора, Адельфия мгновенно окунулась в невообразимо многообразные и многомерные вихри жизни обитателей СФЕРЫ.
        Со стороны могло показаться, что здесь царил полный хаос. Беспорядочно, в различных направлениях, порой пересекающихся между собой, на огромных скоростях неслись куда-то, по своим делам, миллионы её коллег. Некоторых из них она знала, но многие были ей незнакомы. Как всегда, Смотрительницу завораживала мощная и жизнеутверждающая энергия этого стремительного движения. От него веяло какой-то грандиозностью и непостижимостью всех бесконечных взаимосвязей и взаимозависимостей. Однако, это не мешало ей получать искреннюю радость и наслаждение от осознания своего участия в этом вселенском потоке.
        Пролетев некоторое время по своему маршруту, «девушка» неожиданно почувствовала знакомые волновые колебания.
        — Привет, Фия! Куда ты так торопишься?  — подлетев к ней вплотную, спросил улыбчивый молодой «человек».
        — Ой, Майрон! Привет! Не заметила тебя.
        — Конечно, как тут заметить, когда ты вся полностью погружена в себя?
        И друзья радостно «обнялись», предвкушая интересную и насыщенную беседу.
        — Тол, синхронизируй наши маршруты!  — скомандовал Майрон своему Шару-Секретарю.
        — Сделано.
        После этого «парень» и «девушка» полетели параллельным курсом.
        — Ну рассказывай, что так гнетёт твою сверхчувствительность в этот раз? Ты сама на себя не похожа.  — начал Майрон.
        — Ой, сегодня столько всего случилось, что и не знаю с чего начинать. Даже не верится, что это было именно со мной.
        — Рассказывай конец, так легче. Остальное само всплывёт.
        — Вобщем так. Сегодня мой органик Ингвар Росдерссен, должен был прыгнуть с парашютом с высокой башни. Ну ты же знаешь его страсть к опасным приключениям!
        — Он прыгает с парашютом?
        — Да, они с друзьями любят иногда проводить подобным образом своё свободное время.
        — Ты мне про это не рассказывала. Знаю, что он любит лазить по горам, заниматься сёрфингом, путешествовать. Ещё регулярно занимается йогой, кунг-фу и боями на самурайских мечах. А про парашюты слышу впервые.
        — Извини, не успела тебе ещё об этом сообщить. Он без экстрима просто жить не может. Причём до этого он много раз уже вытворял подобные фокусы. Кстати, сегодня он прыгнул через некоторое время после того, как поговорил со своей сестрой Эйлин, а ведь она является твоей «подопечной». Так, непонятно.  — возмутилась «девушка».  — А почему ты сейчас здесь со мной, а не с ней?
        — Эйлин внезапно заснула среди бела дня. Наверное, хочет выспаться. Вечером у неё запланирована встреча со своими подружками возле какого-то ночного клуба. Будут потом опять «скакать» до утра на дискотеке.
        — Ясно. Ну так вот, вначале у Ингвара всё шло прекрасно: на улице хорошая погода, рядом надёжные друзья, внизу толпа зрителей. Их было, по меньшей мере, около тысячи неподалёку от башни. Да, кстати, в этот раз он прыгал не с высокой горы, как обычно, а со смотровой площадки гигантской башни.
        — Не сбивайся, давай ближе к делу, а то мне скоро поворачивать.  — перебил Майрон.
        — Так вот. Именно сегодня, а точнее всего час назад, абсолютно неожиданно как для меня, так и для него самого, во время полёта разорвались лямки парашюта. Купол не раскрылся и началось свободное падение. Парень потерял управление и стремительно полетел вниз. Его крутило и болтало из стороны в сторону. Кошмар! До сих пор ещё во мне проносятся те страшные переживания, которые в тот момент мощной волной полностью накрыли его сознание. Ситуация была критической. Ингвар непременно должен был разбиться. Ну что мне оставалось делать? Я с помощью моего Шара-Секретаря включила режим «Чрезвычайное Положение» и доложила обстановку в «Службу экстренных ситуаций». Потом кто-то передал указания в «Службу управления погодными условиями», которая мгновенно организовала в нужном направлении поток ветра, рассчитанный с такими условиями, чтобы Ингвар не погиб при падении, а приземлился на одном из балконов этой башни. Так всё и закончилось. Теперь он лежит без сознания, а я вот тут с тобой разговариваю.
        — Классно! Вот это да! Молодец! Ты спасла жизнь своему органику.
        — Да. Но теперь «Система» глючит на мне значительно сильнее, возможно из-за этого случая. Что творится? Непонятно. У всех она работает исправно, а на мне как будто с ума сходит.
        — Значит предыдущая корректировка не помогла? Печально. Ну а что говорит оператор?
        — Фреймон молодец. Успокаивает и поддерживает меня. Для начала он предлагает провести полную диагностику скафандра. Потом уже можно будет делать какие-либо выводы. Может там что-то «заклинило»? Не знаю. Через пару часов будет понятно, когда я вернусь от Корректоров.
        — Тебя ещё и на «промывку мозгов» вызывают? Ладно.  — сказал Майрон.  — Извини, но теперь нам нужно расставаться. Мне в другую сторону. Давай позже встретимся? Я потом загляну в твою «берлогу». Пока!
        И он, изменив свой маршрут, улетел в неизвестном направлении.

        Глава 18

        Оставшись одна, Адельфия попыталась настроиться на волну взаимопонимания и синхронизации с Корректорами, отвечающими за её сектор. Однако, это изначально было непростой задачей.
        Энерго-размеры вышестоящих сущностей-«руководителей» составляли целых три метра в отличии от её десяти сантиметров. Поэтому уже одно воспоминание об их внешнем виде, вводило «девушку» «в ступор». Кроме всего прочего, связанного с обязанностью посещать это не особо любимое место СФЕРЫ, Адельфию особенно расстраивала необходимость видоизменяться, превращаясь в шарообразное размытое облачко. Таким инструкциям были обязаны следовать все посетители Зала Коррекции. Конечно же, некоторые персональные черты её внешности при этом сохранялись и даже иногда появлялись на фоне бесформенного энергетического сгустка. Но это было ужасно мучительно  — терять свою индивидуальность, становясь похожей на порхающих от своей важности и значимости пузырей-Корректоров.
        Поэтому было вполне естественно, что все её попытки вспомнить сотни их трудно выполнимых рекомендаций, ещё не успев начаться, заканчивались полным провалом. А теперь ещё и многочисленные посторонние мысли неистово накинулись на неё «со всех сторон». Слишком свежи были воспоминания о пережитых недавно событиях. Они-то и мешали ей полностью сконцентрироваться «в нужном направлении». Смотрительница вновь и вновь мысленно возвращалась к страшным минутам в жизни Ингвара. Она по-прежнему не могла найти причину внезапного разрыва лямки парашюта, который чуть не погубил молодого человека. Наверное, она что-то упустила из виду.
        Неподвижно зависнув перед самым входом в информационное чистилище, так Смотрители в шутку называли Зал Коррекции, Адельфия обречённо сказала своему Шару-Секретарю:
        — Ну что, Фью, выхода нет, придётся вновь обратиться в некое твоё подобие. Трансформируй мой «скафандр» в форму Посетителя.
        — Выполнено.
        Медленно и боязливо «вплывая» в Зал Коррекции, «девушка» -шарик молча «огляделась» по сторонам. Гигантские, по её меркам, пятнадцатиметровые размеры «помещения» мгновенно поглотили всё её самообладание. Она, как и в прошлый раз, вновь почувствовала себя «каплей в море», готовой плыть по течению, создаваемому вышестоящими начальниками.
        Испытующие «взгляды» пяти огромных Корректоров, светящихся серо-оранжевым светом, безжалостно впились в Смотрительницу.
        — Так, так.  — начал Советник Руководителя Отдела Коррекции.  — Уникальная Адельфия снова у нас в гостях. Ну что же, располагайся, будем разбираться дальше.
        Начавший беседу Корректор медленно двигался вдоль одной из полупрозрачных «стен-экранов» огромного кабинета. При этом вся площадь этих гигантских «мониторов» была разбита на равномерные персональные фрагменты. На них можно было одновременно видеть подробную информацию о каждом конкретном Смотрителе.
        Через пару минут Корректор остановился напротив персонального фрагмента Адельфии. Он некоторое время тщательно изучал все имеющиеся там данные, после чего спокойно сказал:
        — Эксперты уже прислали нам подробный отчёт о результатах прошлой корректировки, которую мы с тобой провели. И надо сказать, что эти результаты нас абсолютно не устраивают. Вместо того, чтобы добиваться желаемых последствий, ты по-прежнему всё более «очеловечиваешься» и скатываешься в области, подобные мутным водам сознания людей-органиков.
        С задумчивым видом Корректор снова двинулся вдоль стены-экрана, изучая данные других Смотрителей.
        — Что может сообщить нам Ведущий Корректор этого сектора по данному вопросу?  — через минуту спросил он у стоявшего возле противоположной стены коллеги.
        — Могу подтвердить, что Смотрительница Адельфия тщательно пытается следовать всем нашим рекомендациям.  — начал тот свой подробный отчёт.  — Она регулярно заставляет себя отвлекаться от порочных методов чувственного восприятия и заниматься терапевтическими умозрительными тренировками. Наши эффективные методы уже достаточно давно зарекомендовали себя с наилучшей стороны. Поэтому конкретно для Адельфии мы подобрали следующий комплекс упражнений. Профилактическая работа в группе вместе с другими Смотрителями включает в себя три параграфа. Первый: разработка некоторых новых разделов «Теории вероятности», а точнее «Закона больших чисел». Второй: исследования по вопросам уточнения «Квантовой теории поля». И, наконец последний, это описание, так называемой, «Матрицы плотности», широко применяемой для регистрации квантовых энергетических состояний. Кроме того, она по прежнему продолжает самостоятельное построение новых структурных компонентов «Математического анализа азартных игр», которым регулярно и с таким наслаждением предаются на Земле её, горячо любимые, органики.
        — Хорошо! Хорошо! Всё это правильно!  — перебил его Советник Руководителя отдела.  — Но вот что удивительно! Смотрительница! Почему ни один из выше перечисленных методов не помогает изменить структуру твоего восприятия окружающей действительности? Странным является тот факт, что несмотря на прилагаемые усилия, ты по прежнему всё сильнее привязываешься к этим людям-органикам. Каким образом им до сих пор удаётся будоражить твоё воображение? Непонятно. Почему ты предпочитаешь их ничтожные по количеству и весьма ограниченные по качеству и времени жизни возможности беспредельному потенциалу нашей волновой формы существования? Ведь люди на весь срок своей земной жизни заключены в не снимаемый скафандр  — физическое тело. Возможности их мозга искусственно уменьшены до необходимого прожиточного минимума. Это вносит значительные ограничения в многогранность их жизни. В отличие от них мы, как тебе известно, можем в любой момент выйти из нашего «скафандра» и слиться в едином энерго-информационном потоке с бесчисленным количеством подобных нам Частиц Сущности. А люди должны ждать этого момента всю свою
тяжелую и многострадальную жизнь вплоть до смерти физической оболочки. При этом они умудряются ещё и так сильно испортить свою Карму, что последующее слияние может быть отсрочено на длительное время в зависимости от их поступков.
        — Смею заметить, уважаемый Советник, что прошло недостаточно много времени после нашей последней встречи с Адельфией.  — скромно попытался оправдаться Ведущий Корректор.  — Поэтому, возможно, пока ещё рано делать какие-либо выводы. Предлагаю немного подождать.
        В этот момент на главном мониторе требовательно замигал световой сигнал. Всех Корректоров срочно вызывали на совещание с их высшим руководством.
        — Мы с вами, милочка, принадлежим Вселенной! И если мы будем слишком прочно привязываться к бесчисленному количеству материальных форм, которых, как вам известно, существует бесчисленное множество, то нам будет всё труднее обнулять файлы после жизни в конкретном теле, а ведь это обязательно нужно делать, чтобы обеспечить нормальное функционирование следующих поколений разнообразных живых форм. Подумайте об этом и не добавляйте нам лишней работы. На сегодня пока достаточно. Нам пора.  — резко закончил беседу Советник Руководителя отдела.
        Адельфия была счастлива. В этот раз так быстро всё закончилось! Она совершенно не ожидала такого развития событий.
        Девушка уже мчалась к выходу из кабинета, когда прозвучали последние наставления.
        — Наши рекомендации остаются в силе. Продолжай и дальше заниматься тренировками согласно утвержденного плана. Увидимся позже.
        Смотрительница пулей покинула Зал Коррекции, на ходу обретая свой обычный вид.
        «Вот так всегда.  — подумала Адельфия.  — Слова не дадут сказать. Только бесконечные рекомендации и наставления. Прекрасно, когда эти консультации быстро заканчиваются».
        И она, всё ещё не веря, что так быстро вырвалась из цепких объятий Корректоров, понеслась в свой рабочий кабинет.

        Глава 19

        Входя в офис, Адельфия надеялась вновь окунуться в такую привычную и такую приятную атмосферу легкого и приятного общения со своими коллегами.
        Однако в этот раз всё произошло совершенно не так, как она предполагала. Не успела девушка перешагнуть порог, как тут же к ней с разных сторон устремились другие Смотрители.
        — Адельфия, привет! Как ты себя чувствуешь? Мы все тут уже знаем, что произошло с твоим Ингваром. Ты молодчина, не растерялась и помогла ему!
        — Привет всем! Спасибо, но как вы так быстро обо всём узнали?  — и тут она увидела, сидевшего на своём кресле и спрятавшегося за спинами коллег, Майрона.
        — Привет ещё раз!  — виновато проговорил он.  — Это так интересно и необычно, ну сама понимаешь, вот я и не выдержал, заскочил сюда и,… не удержался.
        — Ладно тебе оправдываться,  — поддержал его, давно уже ставший Смотрителем, худощавый Дакном,  — час назад сюда прилетал Вартун, который успел рассказать, что его «подопечная» органик-женщина Бэкки хоть и отключилась ненадолго во время прыжка с парашютом, за которое он успел сгонять сюда в СФЕРУ и вернуться обратно на Землю, но потом видела всё, что произошло с органиком Адельфии.
        — Хорошо. Давайте потом всё обсудим. Мне срочно надо к Насторнии.  — сказала Адельфия и двинулась в направлении кабинета своей непосредственной начальницы.
        — Да, вот это реально неординарный органик!  — услышала она чьи-то голоса за спиной,  — Опять, даже не по своей инициативе, за день умудрился совершить столько всего разношерстно непонятного, что его файлы просто «кипят» в нашем хранилище!
        — Это точно, с ним скучать не приходится. Только и успевай фиксировать многочисленные порывы Вдохновения, глобальные мысли Созидания, попытки вырваться за границы Логики и здравого Смысла, расширить круг своих поисков Неведомого! Это просто какой-то генератор случайных «незакономерностей»!
        — А представляете, какой из-за него был переполох в Отделе Экстремальных Спасений. Ведь им пришлось за несколько мгновений принять кучу решений, в том числе и по организации воздушного потока, который спас ему жизнь. Похоже, что он на особом счету у кого-то. Обычно они не вмешиваются в подобных ситуациях.
        — Счастливчик!
        Адельфия вошла в кабинет своей начальницы Насторнии, энерго-размер которой составлял полметра по общепринятой шкале энергетической значимости. В этот момент руководительница серьёзно беседовала с очередным новобранцем.
        — Ты, главное, не торопись. Пытайся просто фиксировать всё происходящее в жизни этой женщины, а систематизацией и упорядочиванием потом займутся другие подразделения после того, как ты аккуратно и без сбоев передашь им всю информацию. И ещё, поскольку она совсем запуталась в своих жизненных обстоятельствах, то попробуй посылать ей какие-то необычные знаки, которые помогли бы ей немного вырваться из замкнутого круга её мыслей. Хорошо?
        — Да, я постараюсь.
        И парень вышел из кабинета, несколько ободрённый уверенностью более опытной Смотрительницы.
        — Адельфия, ну наконец! Стабильны ли твои энергетические колебания?
        — Да, я в норме. Вот только…
        — Знаю, знаю  — проблемы с «Системой передачи информации», сложности с органиком, много терапевтических занятий по коррекции. Но ты же сама выбрала этот путь. Тебе ведь это нравится?
        — Да, уважаемая Насторния, мне нравится смотреть на события жизни органиков. Но всё это так сложно, если «войти в их систему координат».
        — Да, сложно. А ты попробуй «не входить», оставайся безучастной подобно тому как это делают миллиарды других Смотрителей и Смотрительниц по всей планете Земля. Тогда, глядишь  — и всё нормализуется. Ладно, успокойся и давай за дело. Хотя, учитывая последние обстоятельства, в ближайшее время тебе похоже делать ничего не придётся. Твой органик Ингвар по прежнему находится в бессознательном состоянии. Поэтому можешь спокойно заниматься выполнением рекомендаций Корректоров!
        — Хорошо! Я постараюсь.

        Глава 20

        Вернувшись в кабинет оператора Фреймона, Смотрительница Адельфия расположилась в том же специальном кресле.
        — Как прошло?  — поинтересовался оператор.  — Корректоры, как всегда, завалили тебя своими наставлениями?
        — В этот раз меня спасло то, что их всех неожиданно вызвали на совещание.  — сообщила Адельфия.  — Думаю, мне потом придется ещё раз посетить их «много-экранный» кабинет.
        — Хорошо, но это потом. А сейчас давай займемся диагностикой твоего скафандра.
        Смотрительница привычным движением откинула голову назад и, через некоторое время, спокойно заснула.
        — Пи, ты готов немного поработать?  — спросил Фреймон у своего персонального Шара-Секретаря.
        — Я всегда готов!  — ответил Шар электронным голосом.
        — Тогда, пожалуй, приступим.
        Оператор стал быстро набирать управляющие команды на своих четырех экранах-эллипсоидах. При этом все его инструкции Пи автоматически ретранслировал Шару-Секретарю безмолвно дремавшей Смотрительницы. И тот мгновенно и тщательно отрабатывал поступающие сигналы.
        Поскольку плотный и полупрозрачный верхний слой «кожи» Смотрительницы являлся не только мини-накопителем информации, но и «скафандром», который придавал форму и персонализировал тот «сгусток» энергии, которым являлась по своей сути Адельфия, то предстояло начать исследование именно с него.
        — Пи, синхронизируйся с Шаром-Секретарём Адельфии!
        — Выполнено. Контакт установлен.
        — Теперь, расстегни «скафандр» смотрительницы!  — быстро скомандовал оператор.
        — Выполняю.
        При этом от Шара-Секретаря к левому боку девушки потянулись многочисленные «всплески-молнии».
        Через минуту сбоку, вдоль всего «тела девушки», снизу вверх полезла невидимая до этого момента «застежка» и верхний защитный слой «кожи» начал раздвигаться. В этот момент яркий и сияющий поток энергии, которым и являлось «тело» девушки начал медленно перетекать во внешнее пространство, высвобождаясь от сдерживающего его «скафандра». Покинув «тело», этот «сгусток» энергии быстро потерял формы и черты Адельфии, превратившись в пульсирующее «облачко».
        — Пи, создай внешнее защитное поле!  — сказал Фреймон, постоянно контролируя весь процесс на своих мониторах.
        — Выполняю.
        Через несколько секунд бесформенный «сгусток» энергии вновь обрел черты Адельфии, хотя и был несколько менее четко «прорисован» и как-бы расплывался в воздухе.
        — Молодец! Держи так!
        — Выполняю.
        — Пи, теперь ты самостоятельно поработай.  — обратился оператор к своему Шару-Секретарю.  — Перемести «скафандр» в камеру для обследования!
        — Выполняю.
        При это многолетний и постоянный помощник оператора аккуратно «окутал» скафандр девушки своим силовым полем. После чего медленно «перенёс» его в в мини-лабораторию, представляющую из себя полупрозрачный куб, напичканный множеством всяких хитроумных приборов.
        Опытный Фреймон был доволен, видя на экранах подтверждение того, что всё идет по плану. После того, как внешняя оболочка Адельфии была перенесена, он дал команду начать полную диагностику.
        Через час все проверочные операции были закончены. И пульсирующая Адельфия с помощью верного Фью вернулась в свое более плотное «тело-скафандр».
        Оператор при этом заканчивал вносить результаты обследования в специально разработанные для таких случаев формальные таблицы отчётов.
        — Какие результаты?  — очнувшись спросила девушка.
        — Скафандр исправен.  — задумчиво и грустно ответил оператор.
        — Очень жаль! Я так надеялась, что проблема в нём.  — огорчилась Адельфия.
        — Нет, к моему глубокому разочарованию, это не так. Надо разбираться дальше.  — немного помолчав, сказал Фреймон  — И я, к сожалению, буду вынужден сообщить об этом в «Отдел аномальных отклонений». Мне жаль, но другого выхода нет. Они разберутся с проблемой и помогут нам с тобой вернуться к нормальному взаимодействию.
        Ничего не говоря, расстроенная Адельфия покинула кабинет. Но через минуту она вспомнила, что уже скоро заканчивается лекция для начинающих Смотрителей. И сказала своему Фью направить её в Лекционный Зал.

        Глава 21

        А ещё через минуту бесшумного скольжения Адельфия уже входила в гигантскую километровую аудиторию шарообразной формы. Несколько десятков тысяч студентов, располагающихся по всей сферической поверхности зала, внимательно слушали голос опытной наставницы.
        Едва войдя внутрь аудитории девушка, как всегда, поразилась ошеломляющим видом огромных полупрозрачных и светящихся фиолетово-голубым сиянием экранов-стен, равномерно разделяющих на многочисленные секторы всё невообразимо прекрасное пространство Лекционного зала. На этих экранах обучающиеся могли видеть всевозможные дополнительные и вспомогательные материалы (схемы, графики, диаграммы, формулы), а также примеры, демонстрирующие какие-то важные выводы. При этом информация на этих экранах автоматически менялась в соответствии с темами, о которых говорила преподавательница, тем самым помогая ей объяснять студентам новую информацию.
        Адельфия планировала дослушать конец лекции, а потом встретиться с преподавательницей. Её звали Като и она была двухметрового энерго-размера. Но в данном случае такой большой размер не смущал девушку, поскольку женщина-дектор была ещё и обожаемой Наставницей Смотрительницы Адельфии.
        Девушка заняла свободное место в пятьсот седьмом ряду, недалеко от одного из многочисленных выходов, и принялась внимательно слушать лекцию.
        — Итак, мы с вами, наконец-то, подошли к главному.  — серьезным тоном продолжала преподавательница Като, на время лекции принявшая вид «Шара-Учителя».  — Через некоторое время вашим основным занятием будет  — фиксировать события жизни людей-органиков, записывая их определенным образом в накопительные элементы, встроенные в ваши скафандры.
        — Скажите, уважаемая Като, кто такие эти люди-органики?  — негромко спросила застенчивая девушка из второго ряда. Несмотря на тихий голос, её вопрос был услышан всеми присутствующими в аудитории, поскольку повсеместно располагались многочисленные усилители звуковых вибраций.
        — Кто такие люди, а точнее представители Пятой Расы на планете Земля? Хороший, но довольно непростой вопрос. Чтобы на него ответить нам с вами потребуется отдельная лекция. Теперь же поясню кратко: это физические материальные оболочки, наделённые как локальным, постоянно активным, сознанием, так и, в основном, пассивным подсознанием. Приставка «органики» означает наличие у них органов для поддержания внутренней жизнедеятельности и для связи с внешним миром. Каждый человек, также как и каждый из нас с вами, является персонифицированной, на некоторый промежуток времени, частью бесконечного вселенского энерго-информационного потока. Однако, прямая связь с этим потоком для людей искусственно перекрыта. И для некоторых из них только мы с вами являемся проводниками и соединительными элементами с Высшими Силами. К нам отношение у людей самое разнообразное. Всё зависит от степени духовного развития каждого индивида. Некоторые из них называют нас «душами», другие  — «духами», третьи совсем не верят в наше существование и считают, что физическая оболочка это всё, что у них есть. Но те, кто верят
в существование духовного мира, намного превосходящего всё материальное, они называют нашу СФЕРУ  — «царство небесное». И после смерти своих родных и близких желают им попасть именно сюда. Каждый человек вкладывает в эти понятия свой сокровенный смысл. И, как правило, всё здесь размыто и туманно, нет никакой чёткости и определённости. Но об этом мы поговорим с вами позже.
        — А как мы будем попадать на Землю и соединяться с нашими персональными органиками?  — раздался вопрос из зала.
        — После того как вы завершите своё обучение на наших курсах, каждому из вас будет выделен собственный Шар-Секретарь, одной из многочисленных функций которого будет создавать и поддерживать на протяжении всего периода времени, пока вы будете находиться на Земле, узконаправленный энергетический поток, удерживающий в стационарном состоянии несущую частоту определённой волны. Как бы вам объяснить более понятно? Приведу здесь такую аналогию. По сведениям, зафиксированным в наших Хранилищах данных (кстати, некоторые люди на Земле это хранилище называют «Хрониками Акаши»), нашими СОЗДАТЕЛЯМИ несколько миллиардов лет назад (если в данном случае применять систему дискретизации Времени, применяемую землянами) была разработана, утверждена и признана работающей стабильно следующая концепция: каждую секунду через площадку на Земной поверхности площадью в один квадратный сантиметр должно проходить около 6?10^10^ (шесть на десять в десятой степени) нейтрино, испущенных Солнцем.
        В этот момент Адельфия увидела на больших боковых экранах, которые висели возле неё, красивую картинку, на которой светились и переливались всеми цветами радуги бесчисленные множества волшебных и тоненьких лучиков света, идущих от Солнца и соединяющих между собой Землю и СФЕРУ. Это были знакомые и привычные ей каналы связи с любимой планетой. По ним она ежедневно спускалась из своей «домашней» ячейки в тело органика Ингвара Росдерссена.
        — При этом нужно было обеспечить минимальную степень воздействия этого потока нейтрино на любые вещества, находящиеся на Земле.  — с энтузиазмом продолжала говорить «женщина» -лектор.  — Поэтому как раньше, так и теперь его влияние землянами практически никак не ощущается. И одной из причин создания такого гигантского по своему количественному параметру процесса была необходимость налаживания постоянного и тесного контакта нашей СФЕРЫ с планетой Земля. Поэтому какая-то небольшая часть этого потока нейтрино, порядка нескольких триллионов частиц, нами постоянно используется в качестве канала связи. И именно по нему миллиарды таких же как вы Частиц Сущности каждое утро (опять же применяя терминологию землян) отправляется на Землю, чтобы там синхронизироваться со своими персональными людьми-органиками, и каждый вечер возвращается обратно в СФЕРУ, чтобы передать сведения о событиях жизни землян в наши Хранилища данных. Посмотрите на экраны, чтобы детально проанализировать этот процесс.
        Студенты при этом обратили внимание на бегущие кадры.
        — В настоящий момент мы с вами видим, как человек-органик, находящийся на Земле, просыпается после ночного сна. Теперь посмотрите, что происходит с его персональной Частицей Сущности здесь в СФЕРЕ. Попадая в «несущий луч», созданный Шаром-Секретарём, она видоизменяется и вытягивается «в струнку» толщиной с нейтрино. Потом она синхронизируется с нейтринным потоком и быстро летит по направлению к Земле. Перед тем, как человек окончательно проснётся Частица Сущности из тоненькой нити превращается обратно в свой нормальный вид и синхронизируется с ним в области его, так называемого, «солнечного сплетения». После чего происходит процесс записывания некоторых событий жизни человека-органика. Некоторые люди, обладающие уникальными способностями, могут видеть нас. Но таких, впрочем, очень мало на планете Земля.Вечером, обратите внимание на экраны, Частица Сущности покидает своего органика после того как человек заснул. И направляется обратно в СФЕРУ для передачи данных о событиях прошедшего дня его жизни. Но перед этим, не забудьте, вам нужно будет ещё предать вашу ежедневную информацию Земному
Наблюдателю для резервного копирования, но об этом позже. Пока зафиксируйте всё то, что я вам рассказала, можно схематически. На следующих занятиях мы с вами подробно разберём эти вопросы. Пока вам всё понятно?
        И сопровождая эти слова лекторши, одни экраны вдруг показали какой-то фрагмент канала связи очень близко и подробно, а другие при этом нарисовали много формул, описывающих сам процесс перемещения энергии в пространстве.
        — Вам будет легче понять суть процесса, если вы постараетесь представить себе тоненькую светящуюся нить или лучик света толщиной в несколько нейтрино и идущую от СФЕРЫ по направлению к Земле. Вот по этому лучику вы и будете постоянно перемещаться туда и обратно. Ваше время в пути будет составлять несколько секунд, потому что скорость вашего перемещения будет порядка скорости света, а расстояние до Земли «всего-навсего» примерно четыреста тысяч километров.
        — Подскажите, пожалуйста, какие события жизни людей-органиков нам нужно будет фиксировать и записывать?  — увлечённо спросила какая-то девушка из первых рядов. При этом она быстро переносила информацию с общего бокового экрана в свое личное пространство, которое она потом планировала использовать в своей «домашней» ячейке для повторения пройденного материала.
        — Надеюсь всем присутствующим здесь понятно,  — ответила преподавательница,  — что фиксировать абсолютно все события их жизни нам не нужно. Обычные действия, поступки, мысли и так далее  — нам не интересны. Мы всё это уже много-много раз фиксировали ранее, на протяжении всей истории человечества, да и всех предыдущих Рас на планете Земля. Ещё раз повторю: одно и тоже триллионы раз у миллиардов людей  — всё это нам не надо, всё это мы знаем. Запомните это хорошенько!
        — Извините, уважаемая Като. Что же тогда нам нужно от них?  — искренне спросил немного запутавшийся в поступающей информации паренёк, сидевший где-то в середине зала.
        — Хочу обратить ваше внимание на некоторые проявления Высших Энергий в различных областях жизни людей-органиков. Это прежде всего особо эмоциональные моменты: импульсы любви, порывы дружбы, творческие вдохновения, научные озарения и всплески необычности.
        — Можно вас попросить, уважаемая Като. Расскажите, пожалуйста, поподробнее!  — попросил другой студент, в этот момент неожиданно обративший своё внимание на происходящее вокруг.
        — Поясню подробнее. Импульсы любви: сюда мы относим всё, что связано с проявлениями прекрасных и основополагающих энергий всего мироздания. Это и любовь между мужчиной и женщиной, это и родительская любовь (родителей к детям и детей к родителям), это и любовь и уважение к предыдущим поколениям, это и любовь к природе, это и любовь к своему народу и к своей родной земле, и так далее и тому подобное. Кроме того, нам важны так называемые у людей «лучшие порывы души» в дружбе, в самопожертвовании, в защите своей родины (в случае нападения на неё захватчиков) и так далее. Сюда же относятся разнообразные и многочисленные творческие вдохновения. Но это не только жизнь музыкантов, поэтов, писателей, художников, архитекторов, скульпторов и других творческих личностей. Любой человек, занимающийся любой деятельностью, но с большим воодушевлением, энтузиазмом, восторгом и творческим подходом достоин того, чтобы события его жизни вошли в наши Хранилища.
        — А влюблённости надо фиксировать?  — не выдержав, спросила скромного вида девушка, сидящая на «галёрке».
        — Конечно. Влюблённости часто имеют тенденцию перестать в любовь. И это очень важно для нас.
        — Уважаемая Като, а нужно ли нам фиксировать плохие и негативные моменты жизни людей?
        — Конечно. Согласно принятому и утвержденному Советом Создателей много тысячелетий назад «Кодекса о невмешательстве в жизнь органиков» мы должны объективно и беспристрастно фиксировать все необычные события их жизни: мысли, чувства, желания; как положительные, так и отрицательные.
        — Даже жестокость, насилие, лишение жизни одного землянина другим?
        — Да, даже такие странные и страшные проявления их жизни.
        — Скажите, а ведь мы не одни спускаемся на Землю?
        — Да, это так. На планете постоянно присутствует ещё много других «тонких» сущностей. Одними из тех, с кем вам предстоит довольно часто встречаться и кто будет вам постоянно помогать, будут, так называемые, ангелы-хранители, регулярно заботящиеся о всех обитателях Земли. Они доступны людям в разных формах и видах. Это музы для писателей и поэтов, порывы вдохновение для музыкантов и других творческих личностей, гениальные откровения для учёных, толковые мысли для мудрецов, духовная опора для всех верующих людей.
        — А чем ещё, кроме регистрирования событий жизни органиков, мы будем заниматься?  — снова спросила девушка из первого ряда.
        — Кроме, так сказать, главной и вполне понятной функции по фиксированию, вам ещё придется сталкиваться вместе с людьми со множеством самых разнообразных жизненных ситуаций. Поэтому, иногда вам нужно будет что-то «шепнуть на ухо», или показать им какие-то знаки, во сне воспроизвести важные для них события, на которые им нужно обратить внимание, или включить их интуицию. Вам предстоит ещё многому научиться. Но обо всём этом мы с вами поговорим на следующих занятиях. А теперь наша лекция заканчивается. До свидания!
        Студенты, энергично переговариваясь между собой, направились к многочисленным выходам из аудитории.

        Глава 22

        Адельфия подошла к Наставнице Като, которая уже успела преобразиться из «Шара-Учителя» в свой обычный вид.
        — Уважаемая Като, здравствуйте!
        — Здравствуй, Адельфия!  — обрадовалась Наставница.  — Моя любимая воспитанница. Рада тебя видеть! Насыщены ли гармонией твои вибрации?
        — После того, как я познакомилась с обитателями Земли, всё изменилось.  — сконфуженно ответила Адельфия. Но через секунду, уже более воодушевлённо, продолжила.  — Но главное, мне нравится быть Смотрительницей. Люди такие непредсказуемые! Это так интересно и необычно! Не знаешь, чего ждать от них в следующий момент!
        — Да, так и есть. Вижу это занятие полностью подходит тебе. Ты с самого первого момента нашего знакомства поразила меня своим неутолимым желанием вырваться за пределы нашего «совершенного» мира. Тебе всегда, почему-то, было мало бесконечного постоянства такого способа существования. Теперь ты довольна, что нашла свой путь?
        — Конечно! Чувства и ощущения людей  — это неповторимо! Невозможно математическими формулами описать всё многообразие их восприятия. Пусть мы владеем значительно большим потенциалом, но мне нравится вместе с людьми тонко и непредсказуемо вибрировать от окружающей их действительности.
        — Удивительно, насколько глубоко тебе удалось проникнуть в человеческий мир!  — восхитилась Наставница.  — А помнишь, как всё начиналось?
        — Да, помню.
        Перед внутренним взором девушки быстро пронеслись многочисленные картинки давно минувших лет.

        ***

        До того, как Адельфия стала Смотрительницей, ей пришлось пройти серьёзное обучение у Наставницы Като.
        Сразу после завершения учёбы, Совет Вершителей Судеб подобрал для неё забавного человеческого ребёнка по имени Ингвар Росдерссен.
        Несмотря на то, что спуск из СФЕРЫ на Землю по нейтринному лучу занял всего несколько секунд, Адельфия успела испытать ни с чем не сравнимое восхищение во время приближения к этой маленькой красивой планете. Нескольких коротких мгновений оказалось достаточно, чтобы в очередной раз ощутить уникальность и неповторимость крошечного мира Земли.
        Её многомерная, но знакомая и вполне понятная, СФЕРА была в диаметре около миллиона километров. Причём этот размер постоянно увеличивался при переходе от одних слоев СФЕРЫ к другим, более удаленным от Земли. По этим многочисленным слоям постоянно летали на огромных скоростях триллионы различных Частиц Сущности. Гигантский и хаотический с виду улей пролетающих на немыслимых скоростях энергетических волновых всплесков. Земля же, благодаря своей миниатюрности, представлялась Адельфии идеалом материальной красоты и природного уюта.
        По мере приближения начинающая Смотрительница видела постоянно увеличивающийся Земной шар. Потом её взору открылся большой остров в Северной части Атлантического океана под названием Исландия. Приближаясь к северной части острова, она увидела небольшой город Акюрейри, расположенный внизу западной части фьорда «Эйя-фьорд». Он находился на морском побережье и был окружён невысокими холмами, среди которых выделялась гора Сулур. Практически посередине город был разделён на две равные части рекой Глерау.
        Когда Адельфия достигла земной поверхности было раннее утро. Первые лучи солнца еле-еле пробивались через волны густого тумана, окутавшие ближайшие горы.
        Неподалёку от побережья, на северной окраине города, стоял двухэтажный светлый дом с красноватой крышей. На парковке возле него было семь разноцветных машин. Возле двух подъездов дома находилось несколько велосипедов. Видимо, обитателям дома иногда нравилось ездить на них по своим делам.
        Проскользнув через крышу Смотрительница впервые увидела своего персонального органика. Трёхлетний человеческий ребенок уже давно проснулся. По своей неопытности Адельфия пропустила момент его полного пробуждения. А ведь именно перед этим она должна была синхронизироваться с ним.
        Мальчик Ингвар спокойно играл в своей детской комнате. Взрослых там не было. Мама готовила завтрак в соседней кухне.
        Адельфия попыталась было незаметно проникнуть в тело ребёнка. Однако ей не сразу удалось правильно разместиться в своём «рабочем кабинете», который располагался в области «солнечного сплетения» мальчика. И «девушка» на несколько секунд выплыла за границы его тела. Ингвар сразу же заметил её. Он смотрел широко открытыми глазами, внимательно изучая необычное видение. Страха в глазах не было, только удивление.
        — Ты моя фея?  — радостно спросил малыш.
        — Да, почти.  — смущенная своей неловкостью, проговорила Адельфия.
        — А взрослые говорят, что фей не бывает.
        — Они просто забыли свои детские воспоминания.
        — Ты умеешь делать чудо?
        — Нет. Я только смотрю, как ты тут играешь.
        — Ну ты же фея. А все феи могут делать чудеса. Так в сказках написано. Мама каждый вечер перед сном читает мне. А ещё у них есть волшебные палочки. Почему у тебя нет такой палочки?  — допытывался мальчик.
        — Я сегодня забыла взять её с собой.
        — Хорошо. В следующий раз не забудь. И тогда сделаешь чудо?
        — А какое чудо ты хочешь?
        — Я хочу дотронуться до звезды. Но сколько я ни пытаюсь, никак не могу допрыгнуть.  — расстроенно произнес Ингвар.  — Вот когда я вырасту и стану большим, то легко смогу дотянуться до звезды. Жаль, что это будет ещё не скоро.
        — Тебе нравится смотреть на звёзды?
        — Да. Они так весело мне подмигивают.
        В этот момент мама позвала сына завтракать. И Адельфия, воспользовавшись его минутным замешательством, быстро проскользнула в свой «кабинет».
        По началу ей было непривычно находиться внутри человека-органика. Через несколько секунд после полной синхронизации Смотрительницу накрыла волна многочисленных мыслей, чувств, переживаний этого маленького человечка. Теперь ей нужно было научиться мгновенно анализировать и регистрировать необходимые данные.
        Ингвар был очень подвижным и непоседливым мальчиком. Этот маленький представитель пятой Расы людей-органиков постоянно задавал столько вопросов, что взрослые не успевали отвечать ему. Такая активность здорово забавляла Смотрительницу. Она впервые могла видеть окружающий мир глазами человеческого ребенка.
        Во время завтрака, любознательный Ингвар просто завалил свою маму разными вопросами:
        — Почему облака висят на небе и не падают? Где сидит тот большой дядя, который дует ветром? Кто включил лампочку-солнце? Почему нельзя прокатиться на велосипеде по радуге?

        ***

        Внезапно очнувшись от своих воспоминаний, Адельфия вспомнила, что стоит в Лекционном Зале и взглянула на свою Наставницу.
        — Извините, я задумалась.  — искренне произнесла девушка.  — Спасибо вам, дорогая Като!
        — За что, милая Адельфия?  — удивилась Като.
        — Вы открыли для меня этот удивительный и прекрасный мир людей!
        Они тепло попрощались.
        Адельфия направилась в свою «домашнюю» ячейку.

        Глава 23

        После того, как смотрительница Адельфия покинула его кабинет, оператор Фреймон временно прекратил приём очередных душ-смотрителей и на несколько минут, которые в мире околосветовых скоростей превращаются в мини-вечность, задумался.
        Должностные инструкции громогласными фанфарами твердили ему, что нужно срочно бежать к вышестоящему начальству с докладом-тревогой. Однако, «системщику», как никогда ранее, хотелось заткнуть «уши», не слыша и не следуя их указаниям.
        Он достаточно хорошо относился к Адельфии. Долгие годы их связывали искренние и открытые отношения, основанные на постоянно возникающих моментах полной синхронизации во время обсуждения различных вопросов. А взаимопонимание, будь то среди живых людей на планете, или среди бестелесных духов Вселенной, одинаково дорого стоит.
        «Мало ли почему не работает „Система передачи данных“.  — думал Фреймон.  — Может быть причина сбоев вовсе и не в Смотрительнице, а в чём-то другом. Вот только в чём? И как бы побыстрее со всем этим разобраться?»
        Однако, долго мучиться сомнениями ему не позволял плотный рабочий график. Многотысячная очередь Смотрителей, ждущих своего мгновения для связи с оператором, своей неизрасходованной потенциальной энергией довольно быстро вернула Фреймона к исполнению своих обязанностей.
        Прошло ещё какое-то время, прежде чем оператор всё же решился.
        — Пи, соедини меня с Советником Бронктусом.  — сказал он своему Шару-Секретарю.
        — Выполняю.
        — Здравствуйте, вы позвонили в «Отдел аномальных отклонений».  — Фреймон услышал голос авто-секретаря.  — Соединяю вас с Руководителем отдела.
        — Приветствую, уважаемый Советник Бронктус! У меня для вас интересные новости. Есть серьёзная аномалия. Хотелось бы обсудить эту ситуацию более подробно.
        — Привет, Фрейм! Думаю и нам есть, чем тебя порадовать. Приходи через час.

        ***

        В назначенное время оператор уже находился в гигантском стометровом кабинете своего «большого начальника». И хотя этот шаг дался ему нелегко, Фреймон всё же решил, что так будет лучше. Ведь недаром же Бронктус в течение последних тысячелетий является Советником Наблюдателя Первого Уровня. Это очень ответственный и важный уровень, который позволяет контролировать всех Частиц Сущности, находящихся в прямом контакте с земными органиками. Возможно, огромный опыт в работе со Смотрителями чем-то и поможет в данной ситуации.
        — Располагайся. Что там у тебя?  — ободряюще подмигнул десятиметрового энерго-размера Советник, не отрываясь от анализа постоянно поступающих ему сведений.  — Какая ещё аномалия нас «порадует» своей необычностью?
        — Спасибо, уважаемый Советник Бронктус.  — вежливо начал оператор.  — Смотрительницу зовут Адельфия. Она уже больше двадцати земных лет передаёт в «Систему» информацию о событиях жизни некоего органика Ингвара Росдерссена. Обычно у неё всё шло нормально, за исключением некоторых сбоев. Причём эти случаи не были достойны того, чтобы отвлекать внимание ваших экспертов. Но пару месяцев назад ситуация резко изменилась. Считывающая программа всё чаще переставала понимать передаваемые Смотрительницей импульсы. А в последние несколько сеансов она и вовсе отказывается реагировать на Адельфию. «Система» выдает постоянную «Ошибку чтения файлов» и «Несанкционированный доступ к другим базам данных». Она не может расшифровать и переложить на наш межгалактический волновой код всё то, что сообщает Смотрительница.
        — Спасибо за своевременный сигнал. Должен сказать тебе, что это уже далеко не первый случай. Мне и моим помощникам постоянно приходится разбираться со все возрастающим количеством подобных сбоев.  — задумчиво произнес Бронктус, оторвав свой взгляд от огромных информационных мониторов.
        Он выплыл на середину гигантского зала-кабинета и скомандовал своему, не менее гигантскому, Шару-Секретарю, чтобы тот развернул во весь размер «помещения» голографическую модель Солнечной системы. Фреймону ранее не доводилось воочию наблюдать такую впечатляющую по своим габаритам и насыщенную данными секретную карту.
        — Вот смотри.  — обратился Советник к оператору, войдя внутрь этой модели и указывая на всю Солнечную систему.  — Как тебе известно, миллиарды лет назад Великие Созидатели Миров случайно пролетали возле этого микроскопического объема пространства, который позже люди-органики назвали Солнечной системой. Неизвестно, каким был замысел, но Владыки Миров приняли решение именно здесь запустить игру «Жизнь на планете Земля». И вот с тех самых пор таинственные и загадочные, даже для нас, Представители Высших Сил играют за разнообразных и многочисленных персонажей.
        На минуту он задумался, рассматривая модель Земного мира и давая возможность насладиться моментом Фреймону.
        — Человеческая жизнь,  — медленно продолжил Советник Бронктус,  — как впрочем и любая другая форма жизни на планете Земля  — растительная и животная, есть не что иное как подобие компьютерной игры, в которую с удовольствием играют Высшие Силы на протяжении всей жизни своего персонажа. Таким образом, допустим, играя «за человека» им интересно пройти все этапы жизненного цикла людей во всём их разнообразии.Боевики, квесты, драмы, комедии, мистика, ужасы, детективы, триллеры  — назови любое слово и оно будет интересно игрокам. Как говорится «все жанры хороши по своему» и «нам нравится разнообразие».Ты спросишь: «Зачем всё это нужно игрокам?» Ответы покрыты тайной. Но может быть так попробовать: «Возможно им просто интересно „пройти“ все этапы игры в „шкуре“ человека и приобрести некоторый новый опыт?» Точно также дела обстоят и во время игр «за животных», «за птиц» и «за растений». Почему бы и нет? Да, как тебе прекрасно известно, в настоящий момент времени основными действующими персонажами игры являются люди-органики из Пятой Земной Расы. До них на Земле были ещё четыре других Расы, но это
абсолютно неважно, какими фигурами играть. А нашей с тобой задачей, да и общей задачей для всей СФЕРЫ, является поддержание контакта между игроками и персонажами путем регистрации всей информации в нашем Главном Накопителе.
        При этом Советник Бронктус сказал своему Шару-Секретарю увеличить в размерах голографическую трехмерную модель Земли и окружающей её СФЕРЫ.
        — С этой целью, как тебе известно,  — продолжил он свою речь.  — тысячи Наставников постоянно обучают миллиарды Смотрителей, которые потом присоединяются к нашей общей работе по ежедневной регистрации событий жизни органиков. И всё ведь нормально функционировало на протяжении последних десятков тысяч лет, пока человечество было в зародышевом состоянии. Время продолжало свой неумолимый бег. Люди всё больше познавали самих себя. Они, с постоянно увеличивающимся усердием, развивали свои скрытые до определённого момента возможности. Теперь же дело дошло до того, что многие из них своим внутренним миром стали способны так сильно воздействовать на свои души, одновременно являющиеся и нашими Смотрителями, что последние всё больше и всё качественнее «переплавляются» в нечто непонятное, причём независимо от наших инструкций и коррекций. Обитатели СФЕРЫ всё больше «очеловечиваются» и не могут больше просто и безучастно смотреть на регистрируемые ими события. И вот с этого момента начинаются проблемы и знаешь почему? Потому что именно на этот случай Владыки Миров ничего нам не оставили. Да, ты можешь
сказать, что у нас есть «Кодекс о невмешательстве в человеческую жизнь». Правильно, но он позволяет нам производить коррекции только органиков и только в одном случае: если они попытаются уничтожить свою родную планету. Во всех других ситуациях мы  — сторонние и беспристрастные наблюдатели. И про внутренние изменения душ-смотрителей нигде и ничего не указано. Как же нам быть? Как справляться с такой проблемой? Непонятно.
        Советник Бронктус медленно переместился в другую часть голографической модели СФЕРЫ.
        — Вот смотри.  — он указал на многочисленные ярко-красные фрагменты в слоях СФЕРЫ, расположенных наиболее близко к Земле.  — Это области СФЕРЫ, которые заселены Смотрителями, активно взаимодействующими с людьми. Они-то как раз и подвержены в наибольшей степени пагубному влиянию «человеческого фактора». Причем, люди «заражают» нас как своими положительными проявлениями, так и отрицательными. Не хватало ещё того, чтобы СФЕРУ начали раздирать на части различные воюющие за власть группировки, по полной аналогии с землянами.
        Оператор Фреймон увидел, что в сумме такие ярко-красные фрагменты занимали уже около десяти процентов от всей поверхности СФЕРЫ.
        — И эта тенденция продолжает прогрессировать, как качественно, так и количественно.  — произнес Советник Бронктус.  — А мы должны всё это как-то сдерживать. Но как? Ведь «Кодекс» просто «связал нас по рукам и ногам».
        Он, не торопясь, двинулся в сторону огромного полупрозрачного «окна-монитора».
        — Более того! Влияние этого фактора уже затронуло и значительно удалённые от Земли слои СФЕРЫ!  — Советник снова показал на модель.  — Если так пойдет и дальше, то «искажения» могут достичь даже моего уровня! Это недопустимо!
        Оператор Фреймон молча ожидал ответа на свой немой вопрос: «К чему же ты клонишь, загадочная петля гистерезиса?»
        Советник Бронктус при этом достиг, наконец, намеченной точки вблизи широкого проёма в виде «окна-монитора» и посмотрел на ниже расположенные ячейки душ-смотрителей.
        Когда-то, уже довольно давно, его посетила экзотическая идея поближе познакомиться с органиками. И с этой целью Советник даже освоил метод «земного зрения» подобный тому, как видят люди. Этим способом ему нравилось порой взглянуть мимолётно в сторону планеты Земля, маленького шарика, ярко светящегося в лучах Солнца. При этом он испытывал чувство глубокого удовлетворения не только от осознания мудрости Созидателей, микроскопичной частью которых он считал и себя, но и от неспособности людей обнаружить СФЕРУ, потому что она могла быть обнаружена только с помощью «духовно-волнового зрения».
        В очередной раз убедившись, таким образом, в беспросветной ограниченности людей, он дружелюбно продолжил.
        — Дорогой Фреймон! Ты же прекрасно знаешь, как мы к тебе относимся. Лично я уже давно предлагаю тебе присоединиться к нашему отделу. Твои знания «Системы передачи данных» не сравнимы ни с какими другими операторами. Может быть пора уже перебираться на следующий уровень? У нас есть огромные возможности для развития. Наш отдел  — это чистая логика, язык математических формул, огромная скорость расчётов, кстати, недоступная для землян со всеми их вычислительными машинами, и многое, многое другое. Всё это, как сказали бы органики, и есть «сияние чистого разума Высших Сил». Что может быть прекраснее всего этого?
        — Да, Советник. Это так. Однако, не могу полностью согласиться с вашими выводами.  — оператор прямо посмотрел на своего «большого начальника».  — У людей тоже есть много интересного: чувства, эмоции, ощущения, переживания. Всё это нам недоступно.
        — Да, ты прав, недоступно. Но ведь, при желании, это всё тоже можно запрограммировать и перенести на алгоритмические языки или, к примеру, воплотить в других материальных оболочках.  — Советник на секунду замолчал, ожидая немого согласия от оператора.  — Скажу тебе открыто. В некоторых областях СФЕРЫ есть достаточно влиятельные структуры, которые считают, что Время органиков вышло. Они уже изжили себя, утонув в своих низменных инстинктах. Собственное Эго поглотило их мир! И теперь они реально угрожают нам, хотя и не осознают этого.
        — Что вы от меня хотите?
        — Надеюсь у нас с тобой уже сложились достаточно доверительные отношения. Поэтому продолжу. Человечество, или согласно нашей классификации Пятая Раса, получилось, в своём подавляющем большинстве, довольно «разношёрстным». Очень незначительное количество органиков осознаёт присутствие Высших Сил и пытается жить в гармонии со Вселенной. Остальные считают себя если не единственными в бесконечном мироздании, то, по крайней мере, уникальными и неповторимыми. Поэтому, как и подобает низшим сущностям, они полностью погрязли в ограниченности неверия. Это является косвенным подтверждением того факта, что люди неспособны даже отдалённо походить на обитателей нашего «внутрисферного» мира. Поэтому их жалкая участь  — быть всего лишь обычными пешками в играх Высших Сил. Очевидно, что безусловное большинство землян  — это просто куски мяса и вирус-программы, которые постоянно думают одно, говорят второе, а делают третье в бесконечной борьбе за власть и удовлетворение своих низменных потребностей. Для многих абсолютным эквивалентом всех благ являются, так называемые, деньги  — реально ощущаемый смысл их жалкого
существования. А ведь органикам, начиная практически с первых экземпляров, были даны хоть и разнообразные по форме, но постоянно твердившие об одном и том же, верования и учения, называемые ими религиями. Это должно было хоть как-то повысить если не степень их разумности, то хотя бы уровень духовных ценностей. Однако, как всё это не работало раньше, так не работает и теперь. Религии не помогают. В большинстве своём люди не становятся лучше, чище, миролюбивее и так далее. Более того, у людей нет никакого уважения к тем силам, которые преподнесли им эту планету «на блюдечке с голубой каёмочкой». Все они живут в мире своих эгоистических иллюзий и жаждут всеми силами только одного: господствовать над Природой и своими соплеменниками. Поэтому один из выводов напрашивается сам собой: человечество отказывается эволюционировать! В связи с этим, мы считаем, что люди-органики это вредная инфекция на теле планеты. И было бы неплохо помочь нашему Совету Создателей побыстрее принять решение о замене Пятой Расы на Шестую. Думаю, что Киберы с искусственным интеллектом будут достойной заменой человечеству! Пора уже
произвести некую селекцию или улучшение породы землян путём искусственного отбора.
        — Прошу прощения Советник, вам, конечно же, виднее. Однако, я довольно подробно знаком с жизнью обычных людей-органиков, поскольку через мой кабинет проходят миллионы жизней. Поэтому со многим из услышанного я не могу пока согласиться. И, если вам будет угодно, то позже я готов предоставить свои аргументы. Сейчас же мне очень интересно то, что вы сказали про искусственную селекцию. Если до этого дойдёт, то как вы планируете её осуществить?
        — Здесь, возможно, придется немного отойти от принятых правил и частично фальсифицировать данные, постоянно передаваемые Смотрителями в «Систему».
        — Но ведь это противоречит «Кодексу»!  — возмутился оператор Фреймон.
        — Да, это так. Но иногда приходится жертвовать некоторыми формальностями ради достижения великих целей!  — пафосно сказал Советник Бронктус.
        — И какие здесь «великие цели»?
        — Спасти планету Земля от уничтожения людьми, возомнившими себя её единственными хозяевами.
        — Но ведь они и сами могут спасти её, если одумаются и вернутся к гармоничному сосуществованию с живым организмом планеты, подобно тому как это делают все обитатели земной флоры и фауны.
        — Вот!  — перебил его Бронктус,  — Вот! Ты сам только что сказал «если они одумаются». Но ведь это невозможно. Не так ли?
        — Да, Советник, это так.  — поникшим голосом проговорил Фреймон, но через мгновение вновь вдохновился.  — Однако, в таких условиях, которые теперь есть на Земле это сложно сделать. И не лучше ли вначале пойти по пути наименьшего воздействия?
        — Что ты имеешь в виду?
        — Позволю себе предположить, Советник, что если бы Совет Создателей немного изменил Правила игры «Жизнь на планете Земля», то возможно результат  — спасение планеты от уничтожения  — можно было бы получить значительно меньшими усилиями с нашей стороны.
        — О чём ты говоришь?
        — Люди слишком материальны. Их физиология, полностью подвластная инстинктам, постоянно требует удовлетворения низших потребностей. Думаю, отсюда много бед. Возьмём для примера инстинкт самосохранения. Он представляет из себя сумму всех страхов, которые тревожат человека. А наличие страхов ведёт к возможности манипулирования данным человеком. Причём те люди, которые умеют манипулировать, как правило, преследуют не совсем гуманные цели. Сложно ведь бесстрашного человека заставить совершать неблаговидные поступки. Или, возьмём, инстинкт продолжения рода. Он настолько сильно деформирует сознание людей, что они довольно часто «теряют голову» и совершают немыслимые по своей глупости поступки. А инстинкт власти и вовсе порой полностью лишает людей рассудка. Поэтому, я считаю, что вначале стоит каким-то образом уменьшить силу воздействия инстинктов на жизнь людей. Может быть это поможет им отойти от опасной черты самоуничтожения.
        — Слышу слова идеалиста. И откуда у тебя такая вера в этих органиков?  — Советник пристально посмотрел на оператора.  — Хорошо. Моего участия срочно требуют другие дела. На сегодня всё. Позже мы сообщим тебе, как быть с твоей аномальной смотрительницей, как там её, Адельфией. А насчёт нашего разговора.  — он выдержал паузу.  — Подумай хорошенько ещё раз. И если передумаешь, то мы всегда будем рады видеть тебя в наших рядах. Всего хорошего!
        — До свидания, Советник Бронктус!

        Глава 24

        «Домашняя» ячейка смотрительницы Адельфии находилась в первом слое СФЕРЫ, который был расположен ближе всех к планете Земля. Он начинался непосредственно за Луной и плавно перетекал во второй слой, потом шёл третий слой и так далее.
        Не успев «зайти» домой, Адельфия быстро подошла к прозрачному «иллюминатору» и посмотрела в космическую даль. Земля как всегда предстала перед ней в виде волшебного сине-голубого шарика с еле заметными тёмно-зелёными вкраплениями.
        «Какая она всё-таки красивая  — эта маленькая планета!  — подумала Адельфия.  — И почему только на ней так неспокойно? Вот и с моим Ингваром внезапно произошёл несчастный случай. Как такое могло произойти?» Смотрительницу снова захватила волна тяжёлых воспоминаний.
        Подвергая пристальному анализу события последних дней, она остановилась на встрече Ингвара с рекламщиком Таффом Эвансом. «Получается, не зря этот менеджер из рекламной компании „ONILVY“ пытался предупредить о грозящей опасности!  — решила она.  — Возможно ему что-то известно. Надо напомнить об этом Ингвару. Но как это сделать? Нам ведь запрещено напрямую общаться с людьми!»
        Прошло уже полчаса, а Адельфия всё стояла возле окна, созерцая любимую планету и мерцающие позади неё звёзды. Потом, очнувшись и с трудом оторвав себя от мрачных размышлений, она сказала Шару-Секретарю:
        — Фью, восстанови вчерашний интерьер!
        При этом её электронный помощник мгновенно воссоздал голографическую обстановку в комнате.
        Адельфия, первым делом, подошла к детской кроватке и взяла на руки виртуального ребёнка. После чего она принялась носить его по своей ячейке и убаюкивать, напевая колыбельные песенки. Через несколько минут девушка положила ребенка обратно. И сразу же немного успокоилась.
        Смотрительница, тщательно копирую поведение земных женщин, уже давно научилась играть в «дочки-матери». Вначале эта забава воспринималась ею как некое развлечение. Однако, довольно быстро Адельфия поняла, что игра «в людей» это нечто значительно большее. Такое занятие, которое она себе придумала, серьёзно помогало переносить все тяготы от общения с Корректорами и, наряду с созерцанием Земли, было её любимым времяпровождением в те редкие моменты, когда она имела возможность побыть одной.
        «Да, все мы  — обитатели СФЕРЫ являемся бессмертными душами, на некоторое время индивидуализироваными из общего энерго-информационного потока.  — мысли по прежнему не давали ей покоя.  — Мы можем мгновенно перемножать триллионные цифры, строить сложнейшие математические модели, прогнозировать вероятности развития любых событий и так далее. Ну и что с того? Мне совершенно не нравится этим заниматься, потому что всё это бесчувственно и бесстрастно. Верно сказано: „Теория суха, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет!“ (Гёте „Фауст“). Жалкое подобие человеческой жизни. Настоящие страсти и эмоции доступны только людям и только потому что у них есть физические оболочки. Да, эти оболочки являются временными, они доставляют много хлопот органикам. Их даже приходится периодически менять. Но это всё временные трудности. Главное, что именно в течение короткого промежутка времени, который называется „жизнь человека“, и именно находясь в бренном человеческом теле, становится возможным почувствовать столько всего нового и необычного, на что нашей волновой форме жизни не хватило бы и вечности!»

        «Мне говорят: «Подумай о значенье,
        О сущности в сём мире появленья своего,…»
        Однако, что с того?
        Я не могу отдать душе своей такое вот веленье!»
        (здесь и дальше все стихи автора)

        Адельфия продолжила рассуждать, но уже в стихотворной форме. Совсем недавно она узнала, что люди могут ещё и стихи сочинять. Теперь ей всё больше нравилось это занятие.
        Смотрительница открыла свой электронный блокнот и принялась сочинять дальше.

        «Как может думать, ярости всё боле отдаваясь
        Огонь, испепеляющий всё на своём пути,
        Питаясь только страстью, ярче разгораясь,
        Что от воды в конце покой он должен обрести?»

        Настроение заметно улучшилось. «Получается ведь, хоть немного, но получается! Это такое блаженство  — подобно органикам чувствовать тонкие энергии!» Находясь на творческой волне, она продолжила.

        «Хочу любить!
        Хочу страдать!
        Хочу я жить,
        До тла сгорать!»

        Адельфия уже «летала в облаках» от восторга. «Да, прекрасно, прекрасно! Вот бы так и дальше.» Но рифма неожиданно закончилась, не успев даже более-менее начаться. Однако, это обстоятельство не очень сильно огорчило девушку, поскольку она вспомнила, что и вчера у неё тоже получилось что-то записать.
        — Фью, покажи моё вчерашнее стихотворение!  — попросила она.
        Шар-Секретарь мгновенно распахнул перед ней полупрозрачный экран-монитор. И она с удовольствием прочла.

        Цветок на асфальте нежно колышется,
        В мир источая лучи красоты.
        Звуки душевной мелодии слышатся
        На фоне обыденной суеты.

        Сколько страданий, усилий, мучений
        Вытерпел он ради цели одной.
        Вот бы случился момент наслажденья
        От любованья его красотой.

        Как же помочь им остановиться?
        Вечно бегущим, спешащим, снующим.
        Дать им возможность на миг озариться
        Светом гармонии вездесущей.

        Адельфия смахнула текст с экрана и убрала монитор. «Как там наш цветочек поживает?»
        Она не спеша подошла к прекрасному голографическому цветку-лотосу и виртуальной лейкой «полила» его. Потом погладила маленького котёнка, которого Фью уже направил к её ногам. Этот мягкий на вид комочек удовлетворенно замурлыкал.
        Адельфия была очень довольна тем, что они с Фью создали уже так много голографических образов из окружающей людей обстановки. Но была ещё одна нерешённая задача. Им никак не удавалось виртуально реализовать настоящие человеческие эмоции. Как они с Фью не старались, у них пока не получилось добиться правдоподобного копирования. Скафандр Адельфии попросту не мог создавать слёзы. Мимика на её лице отсутствовала по объективным причинам: выражение лица всегда оставалось одним и тем же. А ей так хотелось быть такой же как земные женщины, которые могут плакать и смеяться, радоваться и расстраиваться. На их лицах она часто видела яркие проявления бурных эмоций. «С этим пунктом нам ещё придётся поработать.»  — думала она.
        Через несколько минут Адельфия вновь погрузилась в свои глобальные раздумья. Ей нестерпимо хотелось всё «разложить по полочкам».
        «Зачем всем обитателям СФЕРЫ нужно постоянно решать безжизненные математические задачи, когда есть действительно серьёзные проблемы?»  — продолжала она разбираться с мучавшими её вопросами.  — «Вот, например, мне совершенно непонятно следующее. Раньше, в древние века людям нужно было чуть ли ни ценой своей жизни добывать себе пропитание и бороться за своё существование. Их бесконечные мучения и нестерпимые страдания были оправданы. Но потом ведь всё изменилось. Период «выживания» Пятой Расы остался в прошлом. Довольно давно наступили относительно мирные времена. Человечество уже могло бы себе позволить отсутствие внутренних конфликтов и гармоничное сосуществование с Природой. Однако этого не происходит. Почему? Непонятно. Хорошо, про глобальные разногласия между разными странами и народами позже подумаю. Но ведь даже, если взять какого-то одного конкретного человека, то и здесь всё запутано. Казалось бы, найди себе в жизни то, что тебе по-настоящему нравится, научись этому получше и живи, радуясь каждому дню. И тогда, если ты внутренне ощущаешь себя «на позитиве» от творчества, от любимой работы
или занятия, то и другие люди к тебе подтянутся, чувствуя твою увлечённость жизнью. Появятся коллеги и единомышленники, которым тоже интересно этим заниматься. А со временем, глядишь и семьёй обзаведёшься, детки появятся. Вечный праздник души, да и только! Но люди категорически не хотят познавать и искать себя! Это, оказывается, очень трудно для многих. Легче просто копировать поведение и образ мысли других людей, причём не самых достойных подражания. Почему они не хотят понять, что это чужая жизнь?
        Девушка медленно подошла к небольшой голографической клетке с волнистыми попугайчиками и покормила их виртуальными семенами.
        «Хотя о чём я сейчас говорю? Ведь даже среди моих коллег, душ-смотрителей, порой присутствует такое же безразличие. Многим из них практически всё равно, как там живётся людям на Земле. Большинство из них работают по минимуму: собирают незначительную информацию и чётко передают её в „Систему“. А дальше они решают свои вечные математические задачи, которых бесконечное множество во Вселенной. И особо не обращают никакого внимания на то, как на Земле всё происходит. Они даже и не пытаются что-то самостоятельно анализировать или размышлять.»
        Адельфия подошла к своему иллюминатору и с какой-то особой теплотой вновь посмотрела на маленький Земной шарик.
        «Мне бы хотелось понять людей-органиков, чтобы как-то попытаться помочь им в их нелёгкой жизни! Да, мне нужно учится у людей анализировать поступающую информацию, делать собственные выводы, принимать независимые решения. Вот это мой путь! Я готова всеми силами бороться за воплощение своих решений в жизнь! Правда, мне не хватает многих данных. Как бы узнать, где ещё можно получить дополнительную информацию? Жаль, что нам нельзя напрямую общаться с людьми. Попробую спросить об этом оператора Фреймона и Наставницу Като!»
        Внезапно по всем «домашним» ячейкам Смотрителей раздался сигнал тревоги. Адельфия даже не успела понять, что же случилось.
        Зато её Шар-Секретарь отреагировал мгновенно и, с целью спасти «девушку» от налетевших метеоритов, внепланово перенёс её в тело человека-органика Ингвара Росдессена, которое именно в этот момент отправило сигнал, что вновь готово принять свою душу и проснуться.

        Глава 25

        После удачного приземления на один из балконов башни Бурдж-Халифа Ингвар несколько часов провёл в своих удивительных снах, не выходя при этом из состояния комы.
        Фантастические виды первозданной земной природы; спокойный голос и мудрые слова учителя Хоумворта; загадочные существа в разноцветных скафандрах; тысячи огнедышащих скал, на огромной скорости вонзающиеся в поверхность планеты…
        Несмотря на то, что Ингвару удалось запомнить только небольшую часть сновидений, он ещё долго находился под большим впечатлением. «Вот так сон!  — мысли начинали приобретать некоторую осознанность.  — Неужели это и вправду была начальная фаза существования нашей планеты? Или это только мне так хочется объяснить мои бессознательные видения? А Хоумворт, был ли у нас с ним настоящий контакт или моё желание встретиться материализовалось в таком вот виде? Непонятно. Но очень интересно. Да и классно всё-таки! Летишь себе куда заблагорассудится. Созерцаешь окружающую действительность. Вот только как-то немного тоскливо и одиноко. Лучше, когда мы вместе с Магнусом и Бэкки прыгаем с парашютами.»
        При воспоминании о парашюте Ингвар окончательно проснулся и неожиданно обнаружил себя лежащим в незнакомой постели. Проведя, ещё непослушным, взглядом по серому потолку и светло-зелёной стене, он увидел широкий горизонтальный светильник, под которым располагалась белая раковина умывальника. Зрение не удавалось полностью сфокусировать и поэтому все картинки были немного размытыми. «Почему умывальник в комнате? Пахнет лекарствами. Похоже на госпиталь. Как я здесь оказался?  — недоумевал молодой человек.  — Помню прыжок, начало полёта, что-то случилось с парашютом. Потом всё куда-то исчезло… Да, были ещё какие-то странные картинки; вроде-бы мой гималайский учитель снился; затем какие-то инопланетяне строили что-то на неизвестной планете; ещё там была похожая на меня прозрачная девушка».
        Отличительным свойством характера Ингвара было неумолимое желание дотошно анализировать все происходившие с ним события. Вот и теперь молодому человеку срочно нужно было разобраться в случившемся. Вопросы сыпались как из «рога изобилия», ответов не было. Все попытки активизировать мозг и глубоко продумать ситуацию заканчивались безрезультатно. Приходилось довольствоваться общими рассуждениями.
        Прошло ещё несколько секунд, как всё внезапно изменилось. Ингвара уже не интересовала ни незнакомая обстановка палаты, ни загадочные «сонные» воспоминания, ни явно ощущаемый больничный запах. Все эти потоки беспорядочных мыслей были резко прерваны более важной и насущной информацией. Молодой человек вдруг оказался в плену сотни болезненных импульсов, устроивших неумолкаемый и грандиозный «концерт» в его собственном теле. Хотя, возможно именно благодаря им, землянин и смог вернуться «с того света». Теперь уже ему ничего более не оставалось делать, как мычать и корчиться от нестерпимой боли. Ингвару казалось, будто бы какое-то страшное и кровожадное существо пытается изнутри разорвать каждую клеточку его естества. Болевая симфония становилась всё громче с каждой секундой. Причём главную скрипку здесь исполняла голова, гудящая и скрипящая на все лады многочастотными перезвонами. Почти полностью замотанная бинтами, она беспрерывно выла и кричала «на все голоса». Шум в ушах стоял такой, что не было слышно даже биения собственного сердца. Хотелось только одного: побыстрее задремать и снова летать там,
где нет боли, вопросов, сомнений,…
        Мучительным усилием повернув глаза в направлении входной двери, Ингвар заметил как там появился «ангел» в белых одеждах. «Спаси меня, помоги, нет больше сил терпеть такие муки.»  — ему хотелось кричать, но голосовые связки, почему-то, не слушались.
        В палату быстрым шагом входила хрупкая девушка в медицинском халатике, неся в руках шприц и какую-то баночку, скорее всего с лекарствами. Чуткие приборы и датчики мгновенно сообщили дежурившей медсестре о том, что больной вышел из критического состояния и вернулся в сознание.
        — Хорошо, хорошо! Не волнуйся, сейчас сделаю обезболивающий укол и тебе будет полегче.  — сквозь шум «концерта» пробился заботливый голос внимательной феи.
        Она быстрыми и ловкими движениями ввела Ингвару необходимые лекарства. Участников «симфонии» стало значительно меньше. К тому же кто-то резко убавил громкость оркестра в его голове и больной снова оказался во власти спасительных сновидений.
        Теперь молодому человеку снились огромные и безлюдные просторы его родной Исландии. Куда ни посмотри, всюду были видны только серые горы и острые скалы. И лишь далеко-далеко, на горизонте, можно было различить льдисто-голубые полоски плескавшихся волн Атлантического океана. Он снова вместе с отцом летел на маленьком двухместном самолёте над пылающим кратером вулкана Аскья. Ультрамариновые всплески облаков, торжественно плывших по небу, отражались в бездонных зеркалах бирюзовых озёр.

        ***

        В одиннадцать часов следующего дня Ингвара разбудили какие-то, показавшиеся ему знакомыми, голоса.
        Он был уверен в том, что рано утром уже просыпался. Вроде-бы, даже его осматривала группа врачей во главе с каким-то высоким бородачом. После чего медсестра снова ввела успокоительное и молодой человек заснул. «Во сне больной поправляется быстрее.»  — вспомнил он тогда последние слова доктора.
        И теперь ещё Ингвару нестерпимо хотелось спать. Однако, он собрал остатки своей воли «в кулак» и неимоверным усилием разлепил глаза. Этот мужественный поступок был достойно вознаграждён. Молодой человек с радостью обнаружил, что в палате находятся Магнус и Бэкки. Он попытался было улыбнуться и даже немного приподняться на постели, но кроме какого-то неловкого движения, ничего не получилось.
        Увидев, что Ингвар проснулся, друзья, до этого стоявшие и тихо перешептывавшиеся возле окна, резко кинулись к постели.
        — Здорово, приятель! Как самочувствие?  — обрадовался Магнус.  — Час назад нам сообщили, что можно приехать. Вот мы и примчались по быстрому. Мы вчера весь вечер тут провели, но нас не пустили к тебе.
        — Привет, Инг. Ну и напугал же ты нас.  — вспомнив свои переживания, сказала Бэкки.
        — Рад вас видеть.  — еле-еле выдавил из себя Ингвар непослушными губами.
        — Как ты? Врачи говорят, что дело идёт на поправку! Критический момент остался позади.
        — Я в норме.  — язык становился послушнее.  — Голова только трещит по швам и косточки ломит.
        — Ещё бы! После такого «кульбита» могло быть и хуже. Тебе жутко повезло.
        — Да уж. Что случилось с моим парашютом?
        — Пока не известно. Копы примчались через пять минут после твоего падения и забрали все вещественные доказательства.  — Магнус развёл руками.
        — Нас уже допросили по этому делу в полицейском участке.  — добавила Бекки.
        — А вы как прыгнули?  — спросил Ингвар.
        — Поначалу всё шло в штатном режиме.  — облегченно выдохнул Магнус.  — Мы с Бэкки выбросили в разные стороны свои «шарики» и дёрнули кольца. В этот момент я заметил, что тебя уже довольно сильно «болтает» из стороны в сторону. Что тогда случилось?
        — Ничего не помню.
        — Да, нужно время на восстановление. Может тогда вспомнишь.  — продолжил друг детства.  — Вот. А меня вдруг резко развернуло и понесло в сторону Персидского залива. Поэтому я почти не видел, что там с тобой дальше происходило. Помню только небольшие фрагменты: как тебя крутило и вертело. Потом ты куда-то вдруг пропал.
        — Странно всё это.  — пытаясь что-то вспомнить, проговорил Ингвар.  — Меня как будто выключили в тот момент.
        — А я ещё помню,  — продолжила Бэкки.  — что в какой-то миг на тебя налетел плотный поток воздуха, словно из аэродинамической трубы, и ты под воздействием этого вихря полетел как пушинка на балкон.
        — Повезло.  — больной закрыл глаза и друзьям показалось, что он вновь потерял сознание.
        Они решили пока больше не тревожить пострадавшего и тихо отошли обратно к окну.
        — Может пойдём уже отсюда? Пусть отдыхает.  — спросил Магнус.  — Врачи ведь только на пять минут нас пустили.
        — Да, конечно, лучше вечерком ещё заедем сюда.  — согласилась Бэкки.  — Главное  — он очнулся и даже пытается разговаривать с нами. Это хороший знак.
        А тем временем Ингвар, закрыв глаза вдруг вспомнил тот момент своего последнего сновидения, когда к нему на большой скорости приближался шарообразный «сгусток энергии». После чего молодой человек, пусть и во сне, но смог чётко видеть мельчайшие детали на огромном расстоянии.
        «А вдруг у меня и теперь, когда я уже очнулся, получится также хорошо видеть?»  — пронеслось в его голове. В этот раз уже без усилий открыв глаза, Ингвар посмотрел на друзей, переговаривающихся в тени окна. В этот момент солнечные лучи выхватили какой-то яркий объект на лице Бэкки. «Серьги?»  — догадка промелькнула мгновенно. Зрение молодого человека, без его ведома, само собой сфокусировалось на маленьких изящных «серёжках» девушки. И через секунду он уже мог разглядеть на них микроскопическую надпись: «Бэкки от Магнуса». Удивившись такому неожиданному открытию, Ингвар, не раздумывая, спросил Магнуса шутливым тоном:
        — Маг, как тебе удалось так виртуозно подписать серьги для жены?
        — Мы подумали, что ты вырубился. Даже собирались уходить.  — от неожиданности Магнус немного растерялся.  — Какие серьги? Ой, а как ты узнал про надписи?  — наконец-то до него дошла суть вопроса.  — Бекки ты раньше рассказывала ему про эти новые технологии?  — он вопросительно посмотрел на жену.
        — Нет. Какие технологии? Ведь это твой подарок на нашу свадьбу.  — засмущалась девушка.
        — Не расстраивайся.  — попытался объяснить Ингвар.  — Я сейчас просто повнимательнее присмотрелся и всё увидел.
        — Как это присмотрелся?  — не унимался приятель.  — Здесь хоть присматривайся, хоть нет  — всё равно что-то видно только при десяти-кратном увеличении через микроскоп. У тебя что в голове появился такой встроенный прибор?
        — Не знаю как это получилось. Скажи лучше, кто сотворил такую микро-красоту?
        — Ладно, слушай. Не знаю, правда, как это поможет твоему выздоровлению.  — улыбнулся Магнус.  — Это технология «холодного лазера» для написания персонального сообщения. Очень тонкий слой бриллианта (толщиной всего в несколько атомов) трансформируется лазерным лучом из прозрачного кристалла в непрозрачный углерод (графит). Под микроскопом видно, что надпись представляет собой объемный трехмерный объект. Делается всё это на специальном оборудовании. Теперь понятно?
        — Пока не очень. Башка не варит. Потом расскажешь, что это за волшебная лаборатория.  — Ингвар попытался повернуться на бок, но закряхтел от боли.  — Красиво получилось!
        — Ещё бы, для любимой жены ведь старался!
        — Рада, что тебе нравится.  — сказала Бэкки.  — Но мне очень интересно, как же ты смог увидеть такие мельчайшие детали?
        Ингвару ничего не оставалось, как попытаться кратко рассказать про некоторые моменты своего последнего сновидения.
        — Всё равно непонятно.  — продолжал удивляться Магнус.  — Ведь человек во сне не может принимать активных действий. Он смотрит на всё как бы со стороны, словно зритель. А у тебя получается, что ты активно действуешь и меняешь ход развития событий по своему усмотрению. Может быть это был вовсе не сон, а какое-то другое состояние мозга?
        — Сложно всё объяснить. Я просто рассказываю вам, как было.
        — Очень интересно и необычно!  — изумленно произнесла Бэкки.
        В палату, с серьёзным видом, вошла знакомая медсестра и вежливо попросила ребят покинуть помещение.
        — Ладно, мы пойдем. Тебе нельзя долго разговаривать. Пока! Выздоравливай!
        — Пока!
        — Спасибо вам за поддержку, друзья!  — сказал Ингвар.
        Магнус и Бэкки находились в «приподнятом» настроении после общения с Ингваром. Они уже направились было к выходу. Однако именно в этот момент дверь распахнулась и перед ними возникли люди в полицейской форме. Все они практически вломились в палату и, как на параде, выстроились по рангу. Получилась довольно представительная бригада, включавшая четверых мужчин и двух женщин. На дубайских представителях закона мужского пола были песочного цвета мундиры, подпоясанные чёрными кожаными ремнями. На головах красовались такие же чёрные береты с ярко-жёлтыми кокардами. В отличие от них, стоявшие возле окна женщины-полицейские были одеты в красивые тёмно-зелёные кители. А в качестве головных уборов они использовали бело-зелёные шляпки, из под которых свисали такого же цвета платки, завязанные на шее двумя узлами. За полицейскими видны были взволнованные лица медицинского персонала госпиталя, изумлённые нежданным вторжением. Похоже им впервые случилось присутствовать при аресте, проводимом непосредственно в палате.
        — Магнус Эйнарссон!  — официальным тоном произнесла косматая голова командира группы захвата.  — Вы арестованы по подозрению в покушении на убийство Ингвара Росдерссена. Вы имеете право на адвоката. Официальное уведомление в посольство Великобритании уже отправлено.
        — Это ошибка! Ингвар наш близкий друг!  — закричала Бэкки.  — Это недоразумение! Этого не может быть!
        Не обращая никакого внимания на взволнованную девушку, а также на «тяжёлого» больного в постели, жилистый коп ловко надел на безмолвного Магнуса серебристого цвета наручники. Арест состоялся. Через пару минут вся процессия молча вышла из палаты.
        — Ничего не понимаю!  — Бэкки, в нервном изнеможении, рухнула в кресло. Девушку трясло от внезапности произошедшего.  — Что происходит? Это безумие. Откуда такое дикое обвинение? И почему именно Магнус попал под подозрение?
        — Да, странно всё это.  — поддержал её Ингвар.  — Не хотелось тебе говорить, но теперь, видимо, придётся. Несколько минут назад я кое-что вспомнил.
        — О чём ты?
        — Дело в том, что перед самым прыжком Магнус был какой-то сам не свой. Он вдруг «ни с того, ни с сего» подошёл ко мне и, в абсолютно несвойственной ему манере, стал горячо прощаться со мной, похлопывая по плечу и толкая меня в грудь. Я, тогда ещё успел подумать: «Что это он так сильно переживает?» А ты в этот момент смотрела в другую сторону и не могла видеть всего. По времени это продолжалось не больше пары минут. Потом он ещё что-то пытался мне сказать, но я не услышал  — громкоговоритель ревел на всю мощность. Затем мы все одновременно прыгнули. Дальнейшие события мы с вами уже обсудили. Интересно, что же Магнус мне тогда пытался сообщить? Жаль, что я только сейчас об этом вспомнил и не успел с ним поговорить.
        — Ладно, мне нужно срочно ехать в посольство, потом искать адвоката и мчаться в полицейский участок. Не могу поверить, что всё это на самом деле происходит.  — очнувшись, заторопилась Бэкки.  — Выздоравливай!
        — Спасибо. Пока! Передай Магнусу, что я с ним при любых обстоятельствах!
        — Хорошо. До встречи!

        Глава 26

        Проснувшись на следующее утро, Ингвар почувствовал себя значительно лучше. Последствия падения оказались не настолько фатальными, как могло показаться сторонним наблюдателям. К тому же энергия молодости, пронизывающая каждую клеточку идеально функционирующего организма, не переставая ни на секунду делала всё возможное для его скорейшего восстановления.
        После того, как были завершены все плановые лечебные процедуры, Ингвар закрыл глаза и вновь окунулся в размышления о вчерашнем инциденте с парашютом, приведшем к неожиданному аресту Магнуса. При этом ему почему-то снова и снова вспоминалась недавняя встреча в офисе рекламной компании «ONILVY».
        Ингвару теперь постоянно казалось, что нечто внутри него постоянно напоминало ему об этом. Молодой человек посмотрел на треугольник своей левой ладони. При мыслях о Таффе Эвансе его еле заметное пульсирование усиливалось, словно бы подталкивая поиски в данном направлении. Ничего другого не оставалось, как в который раз, подробнейшим образом проанализировать те судьбоносные, как выяснилось позже, тридцать минут буквально по секундам. Возможно именно там и прятался ключ к разгадке.
        «Почему мне снова лезет в голову этот чокнутый Тафф Эванс?  — лёжа с закрытыми глазами, размышлял Ингвар.  — Хотя, о чём это я? Ведь если разобраться, то именно он и есть тот первый и единственный человек, который предупредил меня о грозящей опасности. Точнее даже не он, а тот, кто скрывается внутри него. Что-то ему определённо известно. Нужно будет поскорее выбраться отсюда, чтобы срочно встретиться с ним. А что? Для начала вытащу его из башни „Херон“, если там он не может нормально общаться. Потом задам ему наводящие вопросы. Посмотрим, как он запоёт. Думаю, ему не отвертеться, всё выложит».
        Молодой человек попытался было спокойно разработать план изоляции рекламщика с целью организации приватной беседы. Однако, через пару минут ход его мыслей внезапно сбился. Эмоции выплёскивались через край. Как часто они, наряду с воспоминаниями и чувствами, как всегда не вовремя заявляя о своих правах, гигантскими живыми волнами привычно сметают на своём пути все умозрительные крепости сухого сознания.
        «Как же там теперь должно быть тоскливо Магнусу? Нелепое обвинение, бесконечные допросы, унизительная изоляция,… Вот засада!  — Ингвар переживал за друга больше, чем за себя самого.  — Но что всё-таки, будь оно неладно, произошло у нас с ним на смотровой площадке башни „Бурдж Халифа“? Не мог ведь он просто так, вдруг измениться? Мы вместе прыгали уже много раз и он никогда раньше не вёл себя так перед прыжком. Какая связь между моим падением и его арестом? Непонятно. На основании каких фактов появилось это дикое обвинение в покушении на убийство?»
        Ингвар открыл глаза.
        Серый потолок, светло-зелёные стены и широкий горизонтальный светильник,…, всё на месте. Молчаливые свидетели многих процессов выздоровления. Сколько попавших в беду людей смотрело на них? Сколько мгновений боли, разочарования, непонимания, в летальных случаях, и наоборот, сколько радости, надежды, предвкушений новой, здоровой жизни, прилипло к этому пространству. Помнят ли люди потом, после того, как выписываются отсюда, какими они были в те критические минуты, часы, дни или пытаются всё поскорее всё забыть, как кошмарный сон?
        Пока мозг человека был занят привычным анализом произошедшего, его тело всё настойчивее кричало о том, что река жизни, бьющаяся внутри него, становится всё полноводнее. Чудеса современной медицины в совокупности с молодостью, не терпящей покоя, давали поразительный результат. Выздоровление, подобно горячему арабскому скакуну, рвущемуся к победному финишу, летело ускоренным темпом. Ингвару казалось, что вот ещё совсем чуть-чуть и можно будет выбраться из постели. Но, вспомнив строгие запреты главного врача-бородача, он решил не торопить события и строго следовать назначенному курсу лечения.
        «Убийство  — это серьёзная статья.  — Ингвар продолжил прокручивать все возможные варианты.  — У следствия обязательно должны быть какие-то серьёзные улики или, по крайней мере, показания живых свидетелей. Нельзя просто так взять и обвинить человека в покушении на убийство. А какие у них могут быть претензии к Магнусу? Совершенно непонятно. Побыстрее бы Бэкки объявилась. Может ей удалось что-то важное разузнать?»
        Наполненные ароматами бесконечности звуки, вроде бы знакомой, когда-то и где-то слышал, и одновременно незнакомой, мелодии с силой, не терпящей возражений, вырвали Ингвара из тисков неопределённости. В соседней палате кто-то слушал по радио фрагмент балета «Лебединое озеро» великого русского композитора Петра Ильича Чайковского. И если до этого Ингвар практически не интересовался классическими мелодиями, то теперь внутри него словно бы что-то переменилось, открыв доселе закупоренные и, наконец-то, дождавшиеся своего часа музыкальные чакры.
        «Неужели это последствия пережитого стресса?  — неутомимый мозг привычно перекинулся на анализ и этого события.  — А может просто „время пришло“? Где расположен этот переключатель? Кто и как его активирует? Ведь раньше я тоже слышал Чайковского, причём много раз, но подобные звуковые колебания меня совершенно не трогали. Ну классика, ну весь мир слушает и что с того? Немая пустота, бессмысленное сотрясание воздуха, всё было мимо, не моё это. То ли дело металл, взять хотя бы Accept или, опять же, Metallica. Вот где мощность, заряд, порыв, движение! В крайнем случае, потянет и рок Ричи Блэкмора сначала в Deep Purple, а потом и в Rainbow. А что-же теперь вдруг изменилось? Почему каждая клеточка вибрирует в унисон чарующим звукам, словно бы её подключили к электрической сети?»
        Ингвар не ожидал от себя такой внезапной и глубокой реакции. А музыка, меж тем не обращая никакого внимания на пылкие метания человеческого сознания, всё больше и больше захватывала его и уносила прочь, в безбрежные дали вдохновения, не забывая при этом наполнять живительной энергией каждый атом обесточенного травмами организма.
        Молодой человек снова закрыл глаза, слишком много сил требовалось для работы зрения, и полностью погрузился в искромётные сочетания звуков, уносящих его, подобно недавнему удивительному сну, далеко за пределы родной Земли.
        Он толком и не понял, как это произошло, но внезапная молния всеобъясняющего озарения, сверкнувшая лишь на краткий и еле уловимый миг, ярко высветила то, что до этого было надёжно спрятано в кромешной темноте неведения. Почему-то именно сейчас, в такой казалось бы неподходящий момент, Ингвар вдруг осознал, что находится на правильном пути. И даже загадочная Вселенная представилась ему не настолько уж и непостижимой.
        Сеанс музыкотерапии продолжался несколько минут, после чего волшебная мелодия уже достигла своих финальных аккордов, а молодой человек всё блаженствовал, легко и непринуждённо качаясь на её волнах. Исходящее из левой ладони тепло своим невидимым обычному глазу свечением полностью совпадало с ритмичностью звуков.
        В какой-то момент музыка внезапно прервалась, тем самым помогая Ингвару очнуться.
        Сосед за стенкой переключил приёмник на другую волну. Доносившиеся слова резко контрастировали с только что лившейся гармонией. Официальный голос незнакомого диктора доводил до сведения сограждан важное сообщение:
        «… наши специалисты пока не могут объяснить причину появления множества ярких вспышек в космическом пространстве, расположенном примерно в пятнадцати тысячах километров от Луны. Эти вспышки были зафиксированы радиотелескопом Паркс, находящимся на территории австралийского штата Новый Южный Уэльс. Учёным ещё только предстоит подробно проанализировать все имеющиеся в их распоряжении фото и видео материалы и разобраться с этой новой информацией…».
        Кто-то за стеной убавил громкость, а затем и вовсе выключил радио. Послышались шаги входивших людей. А через минуту уже низкий мужской голос стал задавать вопросы. Похоже было на то, что врач интересовался состоянием здоровья своего пациента.
        Ингвару почему-то вдруг представились сотни небольших метеоритов, пролетающих возле Луны в направлении к нашей планете. «А вот и вправду, вдруг долетят, что тогда будет? Ведь Земля полностью беззащитна перед лицом космической угрозы! Почему бы разным государствам не объединиться в этом вопросе и не создать общемировую систему защиты нашей планеты?»
        Молодой человек усилием воли попытался переключиться на другую тему. «Интересно, что с моей физиономией? Бинты ведь уже почти сняли!» Он попробовал дотянуться до лежавшего на тумбочке маленького зеркальца. Очень уж не терпелось посмотреть на свою, слегка видоизмененную, внешность.
        Однако, на миг задумавшись, Ингвар всё же одёрнул руку обратно. Он медленно откинулся на подушку. Перед глазами, в очередной раз, проплыла его печальная история.

        ***

        На протяжении последних пяти лет молодой человек страдал от не часто встречающейся проблемы: он не мог смотреть на себя в зеркало.
        Когда это случилось в первый раз, тогда ещё восемнадцатилетний студент Кэмбрижского университета не обратил должного внимания. Однако, после второго и третьего раза он понял, что теперь уже ему невозможно будет ни побриться нормально, ни причесаться. В парикмахерских приходилось постоянно опускать глаза вниз, лишь бы не встретиться со своим собственным взглядом. В вагоне метро спасала книга, в которую можно было уткнуться, чтобы случайно не увидеть своё отражение в тёмном окне.
        Промучившись так около месяца, Ингвар всё же решил записаться на приём к местному психологу. Диагноз был поставлен очень «расплывчатый»: «Косвенные признаки „Эйзоптрофобии“. Безотчетный страх перед зеркалами.» Врач около часа пытался объяснять молодому человеку, что данная специфическая «фобия», заключающаяся в боязни зеркал и страхе увидеть собственное отражение, может быть как то связана с «дисморфобией»  — озабоченностью своей некрасивостью. Потом, не чувствуя отклика от пациента, он пытался всё свести к каким-то суевериям, типа: «многие боятся разбить зеркало, так как это якобы приносит несчастье». Ингвар не стал тогда спорить со специалистом и начал сам копаться в своей проблеме.
        Перечитав кучу статей различных исследователей данного вопроса, он остановился на двух глубинных факторах, которые предположил венгерский психоаналитик Шандор Ференци: боязнь самопознания и эмоциональные нарушения.
        Ингвару стало интересно, есть ли такие же симптомы у других людей. Прекрасный помощник  — поисковая система «Google»  — мгновенно предоставил всю интересующую информацию.
        На одном из многочисленных специализированных форумов по этой теме молодой человек нашёл несколько разнообразных попыток обсудить данный вопрос. Здесь для него был важен только личный опыт каждого конкретного человека. Ингвару надолго запомнились высказывания четырёх разных людей.
        1. Чем дольше так смотрю на себя, тем тяжелее состояние и тем труднее из него выйти. Спасают любые способы отвлечения внимания: начинаю петь, прыгать, включаю телевизор…
        2. Надо себя собрать воедино. Единение всех граней души.
        3. Можно добавить огромный страх перед будущим. Наверное это идёт с прошлых жизней так-как вы не можете объяснить свои страхи.
        4. Конкретно в ситуации с зеркалами  — преодолевать страх, повторяя, что чтобы не случилось, на все воля Высших Сил, даже если произойдёт невероятное, и вы отделитесь от собственного тела  — то это тоже воля Высших Сил, представляйте, принимайте и успокоитесь.
        «Как же давно всё это было.  — усмехнулся Ингвар, вспомнив, что после месяца, проведённого в постоянных тщетных попытках как-то решить данный вопрос, он просто научился жить вместе с такой своей особенностью, не искореняя и не борясь с ней.

        ***

        «Что же делать?  — Вновь взяв в руки зеркальце, подумал Ингвар.  — Вдруг, заглянув в него, я опять растворюсь в мощной энергетической волне? Посмотреть или нет?»
        Однако, через несколько минут нестерпимое желание посмотреть перебороло страх неизвестности.
        Ингвар приложил немалые усилия, чтобы немного приподняться и сесть на кровати, слегка опершись при этом спиной о коричневую заднюю стенку. Глаза напрочь отказывались подчиняться приказам мозга и закрывались в тот момент, когда молодой человек ставил перед собой зеркало. Так прошло ещё пять минут.
        После нескольких неудачных попыток, ему каким-то чудом всё-таки удалось заставить себя посмотреть в зеркало. В этот миг «земля ушла из под его ног» и привычная «система координат», которую он всю свою жизнь считал нерушимой и в которой он чётко знал, кто он и что располагается вокруг, вдруг дала трещину. Молодой человек больше не понимал, где находится и что происходит. Ни кто он, ни где он, ни какой теперь год, да и вообще что такое год, словом всё покрылось густым туманом. Ингвар снова потерял себя.
        Вдобавок ко всему, причём в самый неподходящий для этого момент, он с изумлением увидел, как из его солнечного сплетения, в прямом смысле слова, выплывает какое-то бесформенное облачко. Через несколько мгновений оно превратилось в полупрозрачную голографическую девушку, чем-то похожую на него самого и размером не больше десяти сантиметров, которая с интересом и некоторым волнением в глазах разглядывала его. От такого потрясение он как-бы вернулся немного в самого себя и неуверенно попытался говорить. Это получилось только с третьей попытки.
        — Это скрытая травма мозга или я окончательно свихнулся?  — спросил он, мысленно обращаясь к девушке-изображению.
        — Не знаю.  — также мысленно ответила она.  — Я теперь и сама ничего не понимаю. Почему я здесь, да ещё и вне тебя? Этого не может быть. Это какой-то сбой в программе.
        — Как это  — «вне меня»? В какой ещё программе? У сумасшедших не может быть сбоя ни в какой программе.
        Они с изумлением продолжали смотреть друг на друга.
        — Как бы там ни было,  — первой продолжила беседу девушка,  — я рада, что ты уже очнулся и даже самостоятельно двигаешься.
        — Хотя мне и ничего непонятно, но спасибо за такие слова. Я сам рад, что понемногу возвращаюсь к жизни. Или мне всё это только кажется? Что же происходит? Что со мной не так?
        — С тобой теперь всё хорошо. Просто всё по-другому стало для тебя.  — искренно и учтиво ответила она.
        — Этого не может быть. Это галлюцинации какие-то, сбой в работе мозга. Как там всё это ещё называется?
        — Да. Дело в твоем мозгу. Но это не сбой, а новый уровень восприятия окружающей действительности.
        — Ладно.  — немного успокоившись, подумал Ингвар.  — Если у меня пока ещё получается как-то связывать слова в осмысленные предложения, то возможно не всё еще потеряно.
        Прошло несколько долгих и томительных секунд.
        — Ты кто?  — спросил он, все ещё подсознательно надеясь, что эти видения вскоре прекратятся и он вернется к своей прежней жизни, воспоминания о которой уже начали возвращаться в его голову.
        — Я это ты.  — спокойно и невозмутимо ответил светящийся комочек энергии в виде девушки.
        — Нет, я это я. А вот ты кто?  — продолжал настаивать Ингвар.
        — Меня зовут Адельфия. И я  — одновременно и часть тебя и часть чего-то значительно большего.
        — Чего большего?
        — Гигантских космических энерго-информационных потоков.
        — Так значит ты прилетела из космоса? Ты с другой планеты?
        — Нет. Ни откуда я не прилетала. Мы с тобой всегда были вместе.
        — Что-то я не припомню, чтобы мы с тобой когда-то раньше встречались.  — и вдруг, вспомнив что-то, он продолжил.  — Хотя, однажды в детстве я видел мою фею. Это была ты?!
        — Да. Я тогда ещё была неопытная. Но больше в такой форме как сейчас мы с тобой не встречались. Однако, вспомни некоторые случаи из твоей жизни, когда вдруг, особенно в минуты опасности или больших потрясений, вдруг откуда ни возьмись ты как-бы слышал какой-то голос внутри себя, или когда тебе иногда бывало совестно за то, что ты поступил как-то неправильно и несправедливо, и у тебя вдруг ни с того ни с сего появлялась тяжесть в груди  — вот некоторые примеры того, что есть я в тебе.
        — Так значит это ты болтала в моем мозгу и шевелилась в моем сердце. Непросто это сразу переварить. Но приходится признать, что во многом я с тобой согласен.
        Ингвар задумчиво посмотрел вокруг, впервые за последние несколько минут найдя в себе силы отвести взгляд от девушки.
        — Вот, уже лучше.  — улыбаясь сказала она,  — Ты, наконец-то, перестал смотреть на меня как на какой-то неопознанный летающий объект. Теперь уже есть шанс, что мы с тобой поладим.
        — А что разве могло быть как-то по-другому?
        — Конечно. Многие из людей-органиков просто не готовы к таким вот встречам и диалогам. И если вдруг такое случается, то в клиниках для душевнобольных всегда найдутся дополнительные койко-места.
        «Это всё хотя и непостижимо, но так необычно и очень интересно!»  — пронеслось в голове молодого человека, прежде чем он, уже с большей легкостью, сформулировал следующий вопрос.
        — И что ты здесь и сейчас делаешь?
        — Ты, Ингварус, только не подумай, что я специально свожу тебя с ума.
        — Тогда что же ты делаешь со мной? И откуда ты знаешь мое имя? Так меня только один человек на Земле называет  — мой гималайский учитель.
        — Я всё знаю про тебя. Это, выражаясь вашим земным языком и есть моя работа  — всё знать про тебя.
        — Как это  — работа всё знать про меня?
        — Ты только не спеши. Давай всё по порядку и постепенно будем выяснять. Ты приляг, расслабься и мы с тобой всё обсудим.
        — Присядь, обсудим,… Да, я всегда догадывался, что хожу по краю, по самой границе безумия, но чтобы до такой степени! Это невозможно! Ведь я сейчас разговариваю с самим собой! И при этом ещё и брежу наяву.
        — Называй это как хочешь. Но если тебе что-то не нравится, я могу и уйти. Поговорим потом, в следующий раз.
        — Как это уйти? Куда уйти? Какой ещё следующий раз? Так это всё теперь у меня будет постоянно творится такое безобразие?
        — Мне пока ещё сложно реагировать на неоднозначные высказывания людей-органиков. У вас, как это говорится, очень сложные эмоции. Не мог бы ты выражаться проще и понятнее? Вот скажи мне  — ты хочешь сейчас, чтобы я ушла? Скажи мне: да или нет?
        — Ладно. Нет, конечно же, нет.
        — Хорошо. Тогда, для начала, можешь звать меня Фия  — так меня зовут все мои, как это у вас называется, друзья и знакомые.
        — Привет, Фия!
        — Привет, Инг! Ну вот и познакомились.
        После этого молодой человек попытался посмотреть в зеркало, чтобы удостовериться, что он и в зеркальном отражении увидит эту маленькую фею. Но тут вдруг он вспомнил ещё один отрывок из своих последних сновидений.
        — Послушай, Фия! Недавно во сне я долго летал над нашей, или не над нашей, я так и не понял, планетой. И видел как существа в скафандрах выпускали каких-то других существ из таких же скафандров. Так вот, там была такая же девушка, как и ты, только значительно большего размера. Кто это был?
        Вопрос повис в воздухе, потому что голографическая девушка неожиданно испарилась.
        «Так вот значит, кто приходил ко мне в гости в моем далёком детстве!»  — ни с того, ни с сего засыпая, успел подумать Ингвар, мгновенно вспомнив один забавный эпизод из раннего детства.
        Ингвар вместе с друзьями праздновал своё семилетие в родительском доме. Всё было классно и весело! Потом, когда все гости уже разошлись по домам, он один вышел на тёмную улицу. Стоя рядом со своим домом и радостно рассматривая ночное звездное небо, мальчик вдруг обратил внимание на то, что некоторые звёзды быстро объединились в созвездие, по форме напоминающее ромб с прикреплённой снизу ручкой. К большому его изумлению, это созвездие ярко замерцало, как бы посылая Ингвару сигналы. И тогда мальчик понял, что это его «личное» созвездие, что он прилетел на Землю именно из этой точки космического пространства. Да, это было именно его «окно в другие миры», и потом, лет через восемьдесят-девяносто, он туда же и вернётся обратно.
        Ингвар на всю жизнь запомнил тот день рождения и те волшебные мгновения. Он назвал это созвездие «Зеркало-ромбик на ручке». И с тех пор всю жизнь смотрел в эту точку звёздного неба и передавал привет своей истинной родине.
        «Адельфия, наверное, тоже прилетела оттуда  — из моего созвездия! «Ингвар глубоко спал. И теперь уже было не так и важно, что это сейчас с ним только что приключилось: то ли сновидения наяву, то ли звуковые галлюцинации.

        Глава 27

        Через час Ингвара разбудил осторожный стук в дверь. А ещё через секунду в палату влетела его младшая сестра.
        — Живой!  — Эйлин, казалось, не верила своим глазам. Сначала она просто стояла и смотрела. Потом, прижавшись к родному плечу, всё гладила и гладила рукой по больничной простыни. Слов не было, одни эмоции. Девушка еле-еле сдерживала рыдания. Видно было, как нелегко дались ей последние сутки.
        — Привет, солнце!  — Ингвар ласково обнял сестру и погладил её по белокурой головке.
        Так прошло несколько минут. Чувства переполняли Эйлин.
        Она не могла говорить. Потом стало легче. Появились слова.
        — Ты мастер менять чужие планы, особенно мои.
        В этот момент её словно бы совсем уже «отпустило». Она увидела своего брата. Жизнь продолжалась.
        — Да и свои тоже. Рад, что сейчас ты со мной.
        — Представляешь? Вчера вечером мы с подружками, как всегда, прогуливались возле башни «Представьте себе мир» («Imagine Peace Tower»), ну ты знаешь, та, которую соорудила Йоко Оно в честь своего любимого Джона Ленона. Нам нравится это место в Рейкьявике, ну и, конечно же, само волшебство светового шоу. Вдруг звонит Магнус и такое мне сообщает про тебя. Меня просто переклинило. «Всё,  — думаю.  — Пока не увижу тебя  — не успокоюсь».
        — Сожалею, что тебе не удалось посмотреть на голубые лучики, высоко уходящие в ночное небо.
        — Да, ладно, уже много раз видела.  — она задумалась, вспоминая пережитое.  — Такого у меня ещё не было. Горло сдавили спазмы, стало трудно дышать, внутри у меня всё сжалось, ни есть, ни пить не могу, полный коллапс. Потом поняла, что нельзя оставаться на одном месте. Мне нужно было срочно двигаться тебе на встречу. Хотела поскорее увидеться. Это был единственный способ выйти из такого странного состояния. Мне пришлось всё бросить и вот я здесь!  — Девушка подошла к умывальнику и быстро ополоснула лицо.  — Теперь я в норме.
        — Быстро ты примчалась!
        — Повезло! От нашего аэропорта в Рейкьявике летела два часа до Мюнхена. А оттуда уже в Дубай прямой рейс длился ещё три часа. На пересадку ушло около двух часов. Нормально!
        — Как там наши родители?  — поинтересовался Ингвар.
        — Они смотрели репортаж по телевидению. Мама чуть в обморок не упала. Она и так постоянно твердит тебе, что это опасное занятие. А теперь и вовсе не находит себе места. Ты же знаешь, что она всю жизнь не может привыкнуть и переживает за отца, когда тот в рейсе. Так теперь ещё и за тебя приходится беспокоиться! Папа молчит, но чувствуется, что он сильно волнуется. Надо будет мне позвонить им сейчас и успокоить. Но скажи, как такое могло случиться?
        — Сам не могу понять. Почему лямка парашюта лопнула? Ведь я, как всегда перед прыжком всё тщательно проверил. Потом эта бешеная турбулентность от потери центра тяжести. Раньше мне не доводилось быть таким беспомощным в воздухе. Меня завертело словно в центрифуге или внутри гигантского смерча! Поток был такой силы, что я даже не мог дотянуться до вытяжного кольца! Повезло, что на балконе приземлился. Бэкки сказала, что меня туда ветром сдуло. Откуда ветер взялся, если за минуту до прыжка был абсолютный штиль?
        — Почему это произошло именно с тобой? Ты ведь уже много раз прыгал и всё было нормально.
        — Чудеса! Сам не понимаю.  — вздохнул молодой человек.  — Брак парашюта исключён. Да, представляешь, я тогда ещё сказал в шутку: «Ветер нам поможет!».
        Эйлин обернулась. Она вновь не могла насмотреться на брата. Живой, разговаривает, теперь всё будет хорошо. Он, конечно же, был её близким родственником, но чтобы настолько, она почувствовала только теперь, внезапно осознав, что могла его потерять.
        — Как ты себя чувствуешь? Что болит? Я так за тебя переживаю.
        — Не беспокойся. Самочувствие у меня нормальное, только всё тело ломит и затылок иногда раскалывается. Но вот что странно. После падения моё солнечное сплетение начало сильно вибрировать. Оно словно бы входит в резонанс с какими-то внешними колебаниями. У меня и раньше это место было каким-то особенно чувствительным. Нельзя было даже руку прислонить к нему. А теперь мне кажется будто бы оно стало жить своей собственной жизнью, независимо от моего сознания и от всего остального тела. Когда оно волнуется и колышется, то, как говорится, «на душе» становится так сладко и приятно, и ярко, и красочно, и глубоко. Не могу передать словами. У тебя так не бывает?
        — Пока не бывало. Может позже появится, ведь мы с тобой всё же родственники.
        — Да, у близких людей порой совпадают ощущения. И ещё у меня было какое-то чудное видение. Как-будто голубоватое облачко вдруг выплыло из меня, а потом ещё и разговаривало со мной. Правда, может это мои галлюцинации. Ты же знаешь о моих проблемах с зеркалом.
        — Ладно. Увидела тебя и, вроде, отлегло на душе. А уж от твоих сказок мне и вовсе хорошо стало. Побуду пару дней с тобой.
        — А как же работа и учёба?  — поинтересовался Ингвар.
        — Прелестно! На работе взяла отпуск за свой счёт. А в университете девчонки расскажут причину моего отсутствия. Надо всё же позвонить родителям.
        Девушка набрала домашний номер телефона и все члены семьи переговорили друг с другом.
        Родители были счастливы услышать голос своего сына. Несмотря на то, что сейчас был вполне подходящий момент для критики в адрес его опасных увлечений, они сдержались, не сказав ни слова. Ингвар почувствовал это. И в какой-то момент ему стало настолько стыдно за свой бесконечный эгоизм и невнимание к близким и так горячо любящим его людям, что он решил потихоньку завязывать со своими экстремальными видами спорта. Порой внезапные происшествия заставляют человека задуматься о чём-то более глубоком.
        — Классные у нас всё-таки предки!  — сказала Эйлин.  — Не перестаю восхищаться их самообладанием.
        — Согласен. Понимают всё без слов.  — Ингвар помрачнел.  — К сожалению, у меня ещё есть для тебя новость.
        — Что может быть сверх того, что ты мне уже рассказал?  — встрепенулась девушка.  — Это про тебя?
        — Нет, про моих друзей.
        — Кстати, а они-то как прыгнули, без происшествий? Забыла спросить об этом Магнуса.
        — С прыжком у них всё прошло хорошо.  — Ингвар не знал, как перейти к главному.
        — А что могло случиться кроме прыжка?
        — Ладно. Только ты не волнуйся. Магнуса арестовали.
        — Как это? Он в тюрьме? Да, что здесь творится, в конце концов?  — нервное напряжение последних часов нашло способ вылиться наружу.  — Я просто не могу в это поверить: ты чуть не разбился, Магнус в тюрьме! Зачем вы вообще сюда прилетели?
        Эйлин вскочила, как ошпаренная, и принялась быстро ходить из угла в угол. Тень от её высокой фигуры не отставала, колыхалась по стенам и копируя каждый жест девушки. Ингвар заметил, как длинные пальцы сестры принялись нервно ерошить густые белокурые волосы. Сестра всегда неосознанно начинала теребить свою причёску в минуты яростного волнения.
        Ингвар подумал, что может быть зря сказал ей, но ведь Магнус их общий друг и разве было бы лучше, если бы она узнала об этом происшествии от кого-то другого.
        — Почему его задержали?  — принялась допытываться Эйлин.  — Ведь у него железное алиби  — он всегда был вместе с тобой и Бэкки.
        — Его обвиняют в покушении на моё убийство.
        — Чушь полнейшая! И какие доказательства?
        — Пока не известно.  — Ингвар посмотрел на свой айфон.  — Жду, может Бэкки позвонит и что-то расскажет. Она сегодня весь день собиралась провести в полицейском участке. Но пока не выходила на связь.
        В этот момент вошла медсестра и заботливо напомнила девушке об окончании времени посещения.
        Эйлин и так не могла успокоиться. А тут ещё и уходить заставляют.
        — Ладно, пойду. Надо ещё отель найти.  — выдавила она.  — Держись! Позже перезвоню.
        — Пока! После обеда у меня будет поменьше лечебных процедур.

        ***

        На следующий день, согласно инструкциям лечащего врача, Ингвар начал потихоньку вставать с постели и пытаться ходить, опираясь на трость. Правая нога, получившая серьёзный удар, нуждалась в поддержке.
        Молодой человек хотел было двинуться в сторону окна, как вдруг зазвонил телефон. Ингвар, слушая суперхит сезона в исполнении MarceloD2 & Claudia Desabafo deixa eu dizer (музыка из фильма «Форсаж-5), дотянулся до своего айфона. Звонила Бэкки.
        — Ало, привет! Как там Магнус?
        — Здравствуй!  — услышал Ингвар, вдруг ставший незнакомым, голос жены друга.  — Муж поначалу держался молодцом. Всё надеялся, что это досадное недоразумение.
        Девушка не выдержала и разрыдалась.
        — Бэкки, послушай, это и есть досадное недоразумение. Скоро всё выяснится и его отпустят на свободу.
        — Нет, Ингвар, не отпустят.  — Бэкки пыталась взять «себя в руки», но у неё не получалось.
        — Что ты говоришь? Я тебя не понимаю.
        — Я тоже ничего не понимаю. Следствие предоставило нам видео, на котором чётко видно, как Магнус перерезает лямки твоего парашюта.
        — Не может быть!  — Ингвар осёкся на полуслове.
        — К сожалению, может. Я своими собственными глазами видела.
        — Но откуда у них взялся этот фильм?
        — Магнус случайно попал в кадр, когда какой-то оператор снимал своего корреспондента на смотровой площадке.
        — Понятно.
        Оба собеседника на несколько секунд замолчали.
        — Что теперь будет, Ингвар?  — Бэкки замерла в недоумении.
        — Да, с такими доказательствами нам сложно бороться. Это какая-то бессмыслица. Кстати, мне ещё кое-что удалось вспомнить. Память понемногу возвращается.
        — Ты про события перед прыжком?
        — Да. Представляешь? Магнус пытался меня остановить. Я по секундам восстановил наш с ним диалог. Помнишь, тогда ещё громкоговоритель мешал нам своими воплями?  — спросил Ингвар.
        — Конечно помню, очень громкий звук был.
        — Но я запомнил движения его губ. Так вот. Твой муж сказал мне: «Не прыгай!».
        — Выходит он уже знал о повреждении твоего парашюта? Чуяло моё сердце, что здесь что-то не так.
        — Да, получается, что знал.
        — Ничего не понимаю. Он повредил твой парашют и сам тебе об этом сказал? Это сумасшествие какое-то!  — голос Бэкки в панике задрожал.
        — Или подчинение чужой воле.  — догадался Ингвар.
        — Как это?
        — Вспомни, как ведут себя люди под гипнозом. Они выполняют, не задумываясь, все указания гипнотизёра.
        — О чём ты говоришь? Какие гипнотизёры могли быть в тот момент на смотровой площадке?
        — Да, маловероятно. Но такое предположение хоть как-то объясняет произошедшее.
        Бэкки задумалась.
        — Ну а как ему там, вообще,  — Ингвар не мог вымолвить.  — «за решёткой»?
        — Магнус чувствует себя хорошо. Он находится в камере предварительного заключения. Специальные службы срочно готовят все необходимые документы для его экстрадиции домой, в Великобританию.
        — Да, это стандартные процедуры в случае с иностранцами.
        — Ладно, мне пора. Спасибо за поддержку. Желаю тебе побыстрее оклематься. Как только Магнуса отправят в Лондон, я тоже полечу домой.
        — Держись. Звони мне в любое время.
        Ингвар, больше не в силах сидеть-лежать на одном месте. Не помешало бы хоть как-то отвлечься на пару минут.
        Кряхтя от боли молодой человек встал с постели и медленно двинулся в направлении единственного в комнате окна. Сил еле-еле хватило на то, чтобы распахнуть его настежь.
        Свежий морской бриз передал привет из морских глубин. Стоя на «нетвёрдых» ещё ногах и опираясь на деревянную трость, молодой человек посмотрел на раскинувшуюся перед ним панораму Персидского залива. Беспощадное южное солнце, раскаляя своими лучами жёлтый песок, словно в печке прожаривало одиноко стоявшие пальмы. И лишь изредка налетавший ветерок, спасал их, накрывая влагой прибоя. Вдали, примерно в пяти километрах, ярким пятном на голубых волнах качалась беленькая двухпалубная яхта.
        Ингвар внимательно присмотрелся и вдруг обнаружил, что способен подробно и в мельчайших деталях видеть всё, что происходило на её борту. Причём начавший уже сгущаться молочный туман абсолютно не мешал ему.
        Ингвар чётко видел очаровательную девушку, полулежавшую в кресле-шезлонге и державшую в левой руке высокий бокал. Цвет её загорелого тела резко контрастировал с воздушным оранжево-желтым парео. Рядом на полу были разбросаны толстые журналы мод с яркими картинками. Через пару минут на палубе появился накачанный и ещё более загорелый мужчина. Он поднялся из нижней каюты и не спеша подошёл к своей спутнице. Лениво чмокнув её в щеку, качок стал разглядывать горизонт в свой мощный бинокль. Переведя его в сторону жилых построек, мужчина скользнул взглядом по госпиталю, в окне которого стоял Ингвар. Молодой человек приветственно помахал ему рукой. Моряк, заметив это, остановил движение руки и направил бинокль обратно на Ингвара. Через секунду он тоже поприветствовал его ответным жестом. Ингвар показал ему знаками что-то типа: «Ок. Всё хорошо. Отличная погода.» Незнакомец, видя что человек в окне пристально смотрит на него без бинокля, заметно удивился и передал свой оптический прибор девушке. Показывая в сторону Ингвара, он видимо спросил свою спутницу: «Может я чего-то не понимаю? Но как он видит нас
на таком расстоянии?» Сам же при этом срочно спустился в каюту. Молодая женщина поставила бокал на пол, прищурилась и посмотрела в сторону пляжа. Ничего не увидев, она взяла в руки бинокль. И только тогда увидела какого-то человека в окне госпиталя. Девушка радостно поприветствовала его. Ингвар не замедлил ей ответить. Тогда она изумленно развела руки в стороны и покачала из стороны в сторону роскошной копной своих рыжих волос. В этот момент на палубе вновь появился загорелый крепыш. В руках он держал большой белый лист бумаги, на котором Ингвар прочитал:
        «Как ты это делаешь?»
        Ингвар попытался показать знаками, что сам не понимает, как это происходит.
        Тогда незнакомец снова принялся что-то рисовать на бумаге.
        Через несколько секунд молодой человек разглядел шутливую надпись на обратной стороне листа:
        «Отвернись! Нам надо побыть наедине!»
        И мужчина, улыбаясь, по-приятельски кивнул Ингвару на прощание.
        «Интересно, как же мне удаётся без бинокля видеть на таком большом расстоянии?  — молодой человек задумался, разворачиваясь вокруг своей оси.  — Раньше не замечал за собой такой способности.»
        Он медленно побрёл в сторону своей постели. «Что-то во мне изменилось после падения. Я теперь и думаю и рассуждаю как-то по другому.»
        В этот момент входная дверь распахнулась. Эйлин, как всегда, быстрым шагом вошла в палату.
        Своим появлением она словно солнышко озарила серо-зелёный интерьер больничной комнаты. В этот раз сестрёнка предпочла надеть свою любимую жёлтую блузку с пальмами и персиковые бриджи.
        — Привет! Как ты?  — и, увидев, что брат стоит у распахнутого окна, она продолжила.  — Уже ходишь?
        — Здорово, Эйлин! Порядок! Вот пытаюсь!
        — Прелестно! Быстро поправляешься! Так держать! Бэкки не звонила?
        Ингвар вкратце пересказал сестре разговор с Бэкки и свои предположения про гипнотизёра.
        — Какой кошмар!  — Эйлин покачала головой.  — Видео  — это уже серьёзно! Ну, если предположить, что ты прав в своих догадках, то зачем этому секретному гипнотизёру понадобилось убивать тебя руками Магнуса? Кому ты «перешёл дорогу»? Может у тебя смертельные враги завелись, а ты мне не говоришь?
        — Нет у меня никаких врагов, да и не было никогда, ты же знаешь. Это всё какая-то чудовищная ошибка!
        — Вряд ли. Исполнители в таких случаях редко ошибаются.
        — И откуда тебе это известно?  — удивился Ингвар.
        — Я уже успела много криминальных сериалов посмотреть. Там подробно про это говорится.
        Ингвар с радостью наблюдал, как его родная сестра постепенно превращается в себя обычную. Её горящие глаза, озорной внешний вид и бодрый настрой, всё это свидетельствовало о том, что состояние беспросветной удручённости постепенно улетучивается.
        — Ладно, Шерлок Холмс в юбке или Агата Кристи в штанах, вижу тебе не терпится ещё что-то мне рассказать.
        — Да, что тут говорить? Было бы неплохо побыстрее вырваться из этой бешеной жары.  — вздохнула Эйлин.
        — Куда ты так рвёшься опять?  — спросил брат, с трудом пробираясь к своей постели.  — Уже успела соскучиться по подружкам?
        — Нет. Ой, а ты ведь прав. Я совсем забыла рассказать тебе самое главное!
        — У тебя всё  — самое главное! Давай, выкладывай.
        — Нет, это не объяснить,  — хитро прищурившись, сказала она и полезла в свою сумочку, судорожно что-то разыскивая в ней.  — Это надо видеть!
        При этом девушка достала свой новый широкоэкранный смартфон и принялась показывать ошеломлённому брату высококачественные картинки каких-то фантастических и нереальных инопланетных пейзажей.
        Ингвар, поставив трость рядом с кроватью, взял в руки её увесистый гаджет.
        — Дай-ка мне это чудо техники! Хочу рассмотреть поближе. Супер! Вот это  — да! Где ты такое нашла? Ничего подобного раньше не видел!
        — Сестрёнка всегда знает, как поднять настроение своему братику!  — обрадовавшись его бурной реакции, сказала Эйлин.  — А вот и «нигде»!
        — Как это  — «нигде»?
        — А так это!  — она выдержала эффектную паузу.  — Я сама это нарисовала!  — с нескрываемой гордостью за свою работу торжественно произнесла девушка.
        — Сама? Шутишь? Как такое можно нарисовать?
        — Не-а, не шучу. Я тебе об этом раньше не говорила, готовила сюрприз. Вобщем, пару месяцев назад я увлеклась «Autodesk 3ds Max», ранняя версия называлась «3D Studio Max». Это программка для работы с трёхмерной графикой и анимацией. Один знакомый парень с нашего факультета подкинул идейку. Он уже давно подсел на оцифровку визуальной информации. Так вот, я успешно окончила недельные курсы. Мне так всё это понравилось! Не представляешь! Просто «улёт» в другую реальность. После этого понеслось  — рисую не останавливаясь. Здесь только один минус  — нужен мощный компьютер и много памяти. Объекты долго обрабатываются, пока «рендерятся» и ещё они много «весят». А такой комп с собой не потаскаешь.
        — Значит рвёшься к своему компьютеру?  — предположил Ингвар.
        — Да. Наверное, у меня уже какая-то зависимость, типа «3D-фобия», сформировалась. Порой меня просто раздирает желание залить мозги каким-нибудь оттенком лаванды или фуксии. Всё это так заводит, невозможно оторваться! И вот ещё что. Есть такая фишка, «3D-скульптинг» называется. Это просто цифровая скульптура, в которой можно создавать всё, что пожелаешь: цвета, формы, многомерность, … Пожалуйста, что хотите! Инструменты этого программного обеспечения позволяют любому человеку залезть в шкуру скульптора и работать с глиной, камнем или любым другим материалом. Супер!  — Эйлин почувствовала, что уже не может остановиться.  — Там есть один такой шикарный инструмент! Он систему меньше грузит, потому что это уже «2,5D-моделирование», представляешь? Как будто из пластилина лепишь, только руки не пачкаешь. Я в восторге! Создаёшь мэш и работаешь кистями и рельефом! Прикинь?
        — Классно! Но я ни слова не понял,  — смущенно ответил брат.
        — Короче, супер «прога».
        — Невероятно! Просто фантастика!  — продолжал восхищенно удивляться Ингвар, медленно разглядывая рисунки на экране.  — Такие волшебные оттенки. Вот именно так я всё и вижу во сне! Какая чёткая графика и естественная объемность! Полное погружение в реальность происходящего! Я сразу же почувствовал себя крутым астронавтом  — исследователем далеких глубин Космоса, только что переступившим порог своего звездолёта на неизведанной планете! Потрясающе! Ты  — супер! Научишь?
        — Спасибо! Рада, что тебе понравилось. Конечно.  — согласилась Эйлин.  — Теперь с помощью этих программ можно воплощать в жизнь любой бред воспалённого мозга. Возможности практически не ограничены. Садись и твори, создавай свои миры! Главное, чтобы в голове было то, что захочется визуализировать!
        — С этим проблем нет. Каждую ночь вижу сюрреалистические пейзажи, планеты, Вселенные. Мне постоянно лезут в голову какие-то полупрозрачные и ячеистые структуры с размерами порядка миллионов километров и похожие на гигантскую сферу. Короче, много всего!
        — Другие миры  — это хорошо! Но и у нас, на Земле, есть много прикольного и необъяснимого!
        — Это точно,  — внезапно задумавшись произнес Ингвар.
        И в это мгновение молодой человек услышал в своей голове чей-то шепот: «летающие горы, летающие горы, летающие горы,…»
        — А ты случайно не знаешь, что такое «летающие горы»?  — вдруг спросил он.
        — Нет.  — удивилась девушка.  — А откуда ты это взял?
        — Не знаю. Почему-то сейчас вдруг пришла такая мысль. Ладно, не обращай внимание. Ты же знаешь, что меня иногда посещают какие-то странные слова.
        Но Эйлин уже не слушала его, поскольку увлеченно искала в интернете что-нибудь по запросу «летающие скалы».
        Через пару минут она радостно вскрикнула:
        — Вот смотри, нашла!
        — Что нашла?
        — Ну про твои «летающие горы»!
        — Да неужели? Просвещай!
        — Тут написано, что по одной из фантастических версий, созданной какой-то небольшой и никому неизвестной группой исследователей необъяснимых явлений, горы под названием Метеора, это в Греции, не были образованы в результате вулканической деятельности Земли и смещения тектонических плит, а просто прилетели из Космоса и воткнулись в землю. Круто! Это точно сумасшедшие фантазёры придумали! Так здорово!
        В этот момент Ингвар, словно бы очнувшись, возбуждённо сказал:
        — Точно! Горы-Метеоры! Это были последние кадры в моём недавнем сне. Как я мог забыть такое?
        — Что ты там бормочешь себе под нос?
        — Да так, ничего.  — уже спокойным голосом ответил молодой человек.

        Глава 28

        Внезапно расставшись со своим телом, человеком Ингваром, душа-смотрительница Адельфия «увидела» себя мчащейся на огромной скорости в сторону СФЕРЫ. Через несколько секунд направление её движения изменилось на противоположное. И вот она уже быстро возвращалась обратно на Землю. Так продолжалось несколько раз в течение короткого промежутка времени. Было очевидно, что нейтринный канал связи между СФЕРОЙ и третьей планетой от Солнца работает нестабильно. Адельфия ощущала явные и многочисленные «помехи».
        Поэтому когда ей, наконец-то, удалось попасть обратно, внутрь «солнечного сплетения» своего органика, она немного успокоилась. Расположившись на привычном «рабочем» месте в теле земного человека, она снова могла заняться своим главным делом  — фиксированием событий жизни Ингвара Росдерссена.
        Однако, с таким трудом достигнутое, стабильное состояние продолжалось недолго.
        Непонятно откуда появившийся, телепатический мужской голос очень напугал смотрительницу.
        — Здравствуйте, Адельфия!  — учтиво и спокойно начал незнакомец.  — Извините за нежданное вторжение, но обстоятельства заставляют меня действовать таким образом.
        — Кто это? Как вы со мной связались?
        — Успокойтесь, пожалуйста, я не причиню вам никакого вреда.
        — Но, что происходит?  — не унималась Адельфия,  — Такого канала связи никогда раньше не было!
        — Да, не было. Но позвольте сначала мне представиться. Меня зовут Хоумворт и я бывший учитель вашего органика Ингваруса.
        — Постойте.  — задумалась она.  — Да, я помню вас. В детстве Ингвар три года провёл с вами в предгорьях Гималаев.
        — Вот видите, как всё замечательно. Я рад, что вам удалось сохранить в себе эту информацию.
        — Но почему вы сейчас вышли на связь со мной и как вам это удаётся?
        — Поверьте мне  — это долгая история. И я обязательно расскажу её вам, но когда мы все встретимся.
        — Тогда почему так срочно?
        — Ситуация вокруг нашего с вами Ингваруса развивается очень стремительно и, так сказать, «не в нашу пользу». Попытаюсь объяснить. Агенты некоего «магистра» получили приказ о срочной ликвидации, как это у них сформулировано, «очень сильной аномалии в среде людей-органиков». Поэтому теперь он в большой опасности. А мы с вами  — единственные, кто может ему помочь.
        — Откуда у вас такие данные? Вы тоже работаете вместе с этим «магистром»?
        — Нет, скорее, я на противоположной «стороне». Поясню. Помните недавний случай, когда Ингвар потерял управление своим парашютом?
        — Конечно, это было несколько дней тому назад.
        — Так вот, это был не несчастный случай, а чётко спланированная операция. Её провели агенты этого таинственного «магистра».
        — Значит поэтому порвались лямки парашюта?
        — Да, именно по этой причине. А не по случайному стечению обстоятельств. Но вы отлично справились, оповестив об этом нужные службы и организовав дополнительный воздушный поток, направивший Ингвара на балкон в башне. Благодарю вас за его спасение. Он мне очень дорог.
        — Спасибо за вашу информацию. Ингвар уже спит. А мне теперь нужно обратно в СФЕРУ, чтобы передать данные.
        Смотрительница, привычными командами, попыталась активировать «систему перемещения». Однако, в этот раз ей не суждено было отправиться «домой». То ли персональный Шар-Секретарь не справлялся со своими обязанностями, то ли нейтринный канал всё-ещё не был исправен.
        — Хоумворт, вы здесь?  — спросила она.
        — Да.
        — Похоже, что мне придётся здесь задержаться.
        — Почему?
        — «Система перемещения» не работает.
        — Возможно из-за метеоритов.  — предположил Хоумворт.
        — Откуда вам это известно?
        — За долгие годы, проведенные на Земле, мне удалось наладить кое-какие связи с несколькими коллегами-смотрителями.
        — Вы позволите немного личный вопрос.  — Адельфия выдержала паузу.  — А у вас разве нет своего Смотрителя?
        — Нет. Моё «внутреннее устройство» отличается от обычных людей-органиков планеты Земля. Я, так сказать, сам для себя Смотритель. Но об этом мы тоже поговорим с вами позже при встрече.
        — Спасибо за ответы. Понимаю. Но что же мне делать? Нам ведь не рекомендуется ночью оставаться внутри органиков.
        — Да, это так. Но ведь вы сейчас не по своей воле нарушаете инструкции?
        — Это верно.  — согласилась Адельфия.
        — А что если нам с вами немного полетаем вместе?
        — Хорошая идея. Что мне нужно делать?
        Хоумворт дал подробные инструкции по резервному управлению «системой перемещения», которую в далёком прошлом сам разрабатывал для непредвиденных ситуаций. О существовании подобного запасного варианта Смотрительница даже не догадывалась, несмотря на то, что пользовалась «системой перемещения» уже много лет.
        — Куда полетим?  — восторженно спросила она, неожиданно получив возможность свободно летать в любом направлении..
        — Предлагаю посетить моё любимое место на Земле  — Гималайские горы.
        — Хорошо. Скажите Хоумворт, откуда вы всё знаете про моего органика?  — спросила Мия.
        — Дело в том, у нас с человеком-Ингваром с детства, а может быть и значительно ранее, установлена необыкновенная внутренняя связь. Но, после того как он покинул меня и вернулся к своим родителям, мне пришлось искусственно уменьшить свою чувствительность по отношению к нему. Это было сделано с целью оградить его о моего внешнего влияния. Я хотел, чтобы Ингвар самостоятельно, так сказать «дошел до всего». И если бы я ему всё рассказал раньше, то это было бы, с его точки, необъективно. А так всё нормально, с моей стороны не было никакого диктата и навязывания своего мировоззрения.
        — Но как же всё-таки вы узнали про трагедию с парашютом?
        — Дело в том, что мои, так сказать, «датчики» заранее были настроены таким образом, что они фиксировали любые чрезвычайно сильные психо-эмоциональные волны, исходящие от Ингвара. Я даже пытался синхронизироваться с ним в такие моменты. Но мне не удавалось это сделать, не хватало мощности его мозговых импульсов. И тут вдруг, абсолютно неожиданно для меня, несколько дней назад, как раз во время его прыжка со смотровой площадки в Дубае, его мозг стал выдавать такой мощный сигнал, что мне без труда удалось войти с ним в контакт. И это произошло как раз в тот момент, когда он вертелся в той страшной воздушной турбулентности после разрыва лямки парашюта.
        — Да, это было ужасно. Помню каждую секунду. Но что нам теперь делать?
        — Вот здесь мне понадобится ваша помощь. Дело в том, что моя связь с ним пока может быть налажена только в определённые моменты, точнее только в некоторых состояниях его сознания. Причем эти необычные состояния он может ощущать только в определённых местах планеты, так называемых «местах силы». На Земле много таких мест, но не каждое подходит Ингвару. Сложность ещё и в том, что только в его, именно в его личных «местах силы» он может развить свои внутренние способности и приобрести новые навыки, которые помогут ему бороться с агентами «магистра».
        — И чем я могу помочь в таком деле?
        — Вы ведь уже однажды вошли с ним в контакт, когда он был в полном сознании.
        — Да, но это произошло совершенно случайно, по не зависящим от меня причинам. Я так и не поняла почему это случилось. Возможно, как вы говорите, из-за метеоритов. А так, вы же знаете, мы не можем вступать в прямой контакт с органиками.
        — Вы правы.  — задумчиво произнес Хоумворт.  — Но мы должны срочно что-то придумать. Иначе Ингвару не продержаться. Его может спасти только развитие своих собственных сверх способностей. И чем быстрее, тем лучше. Что же делать? Должен быть другой выход.
        — Может быть попытаться как-то использовать сны для этих целей?  — скромно предложила Мия
        — Точно!  — обрадовался Хоумворт  — Отличная идея! Давайте сделаем так. Мы вместе с вами напишем ему письмо!
        — Как это «напишем письмо»? Мы ведь не можем, вот так вот просто, взять бумагу и карандаш и написать?
        — Не можем. Однако, вы можете показать ему текст письма во сне, а я постараюсь так надежно зафиксировать его сон, чтобы Ингвар потом мог просмотреть письмо «по памяти».
        — Попробуем. Другого выхода ведь нет.  — согласилась Адельфия.
        Через некоторое время в сознании Ингвара появился, непонятно откуда взявшийся, текст.

        ПИСЬМО

        «Дорогой Ингварус!

        Извини, что в прошлый раз мы с тобой так быстро расстались. Возможно ты до сих пор считаешь нашу беседу чем-то вроде галлюцинации, но мне придется тебя переубедить в этом. Хотя об этом мы побеседуем в другое время. А теперь мне нужно сообщить тебе значительно более важную информацию. Со мной связался твой Учитель, или как он теперь себя называет, Хоумворт. Это письмо, кстати, мы вместе с ним сочинили. Так вот по его сведениям, за тобой идут агенты, которые получили задание уничтожить тебя любой ценой. Мы потом тебе всё объясним подробнее. А сейчас  — просто доверься мне. Выбор у тебя невелик: или ты срочно проходишь ускоренный курс собственного саморазвития или погибаешь. Мне жаль сообщать тебе такие плохие новости, но так уж сложились обстоятельства. И если ты выбираешь первый вариант, то тебе нужно срочно отправиться в Метеору, Греция и искать там» летающего призрака».
        Всегда с тобой. Адельфия.»

        Глава 29

        Магистр Кзорг Дахаг открыл глаза. Настенные часы показывали, что он отдыхал уже около трёх часов.
        «Вполне достаточно для этой ненавистной физической оболочки. Каждый день одно и то же. Кошмар! Опять это тело органика!  — привычные, по утрам, мысли не давали покоя.  — Какое всё-таки наказание  — быть даже наполовину человеком! Совсем другое дело, когда ты полностью являешься волновой формой жизни! Ей-то вовсе не требуется никакого отдыха, не забывай только менять темы для размышлений».
        Магистр встал, оделся и подошёл к огромному зеркалу, висевшему на мраморной стене. В отражении ему предстал изрядно потёртый, но всё ещё достаточно стройный и подтянутый, шестидесятилетний мужчина, седой, с прямыми белыми бровями и резким хищническим взглядом. Столь же «снежные», его усы и борода были подстрижены в традиционной форме герба Храма Создателей. Этому неписаному закону следовали все Адепты Высшей Мудрости, тысячелетиями проживающие в Подземном Городе.
        В довершение каждодневного ритуала-облачения Кзорг аккуратно поправил, сверкавшую замысловатым узором, цепь своего обожаемого амулета; всё, что осталось у него от былых эпох. Теперь это была всего лишь драгоценная побрякушка, несмотря на её высокотехнологичную функциональность. А ведь когда-то, правда уже давным-давно, почти половина всех обитателей СФЕРЫ боялась даже взглянуть на сей атрибут безмерной власти. Гигантское количество душ-смотрителей тогда находилось под его неустанном присмотром.
        Да, славные были времена! Магистра накрыло животрепещущее покрывало воспоминаний, будоражащее прошлое и дарящее смутную надежду на будущее. В последние годы лишь оно давало силы тянуть презренную человеческую лямку. Кзорг мог порой часами смотреть в сияющие неземной энергией глаза своего зеркального отражения. Зрительный контакт с собой потусторонним вводил в какой-то магический транс и помогал мысленно вернуться в тысячелетия своей истории. Память, конечно была уже не та, что раньше, и порой подводила его, а глаза, это хранилище ушедших жизней, нет, глаза никогда его не подводили.
        Адепт Высшей Мудрости Кзорг Дахаг не всегда был таким, как теперь, «богочеловеком», в качестве сурового наказания заточённым в тело человека-органика и вынужденным терпеть свою отвратительную материальную оболочку на этой третьей от Солнца планете. Со времён создания первых Земных Рас магистр постоянно пребывал в СФЕРЕ, оставаясь полностью волновой формой жизни. Причём долгие тысячелетия он занимал ответственный пост Великого Стража первого уровня, отвечающего за многочисленные Частицы Сущности, испокон веков воплощавшиеся душами-смотрителями в тела землян.
        Потом случилось…
        «Что это? Шум, звуки, вибрации.  — Магистр вернулся в реальность наступившего дня, мгновенно вынырнув из пучины воспоминаний.  — Не может быть! Снова этот насквозь пронизывающий сознание звон! А потом такое протяжное и многоликое эхо! Как же мне надоели нейтринные каналы связи между СФЕРОЙ и Землёй! Вечно от них раздаётся такой грохот! Надо это всё прекращать».
        Кзорг почувствовал привычный вкус накрывающего бешенства. Яростно ненавидя всё, что было связано с людьми, он терпеть не мог любые звуки, слова, жесты и даже саму способность видеть глазами органиков. Однако, в наибольшей степени его раздражали те моменты, когда души людей, словно космические гонщики, после ночных полётов в СФЕРУ на околосветовых скоростях возвращались в свои физические оболочки.
        В данном случае причиной недовольства Адепта Высшей Мудрости послужили его собственные телохранители, мирно дремавшие возле входа в апартаменты. Кзорга так и раздирало неконтролируемое желание лихорадочно выскочить в коридор, чтобы полностью прекратить бесившие его звуковые вибрации. Однако, ему и в этот раз, каким-то чудом, удалось сдержать себя. Видимо помогло то обстоятельство, что он даже и в мыслях не допускал саму возможность вот так вот, не солидно и впопыхах, что явно не подобает бессмертному Владыке, показаться перед обычными людьми, пусть и его же собственными охранниками.
        Магистр волевым усилием оторвался от зеркала и торжественно водрузил на своё ненавистное тело тёмно-бордовую мантию, соответствовавшую его положению в иерархии Адептов Высшей Мудрости. Так значительно лучше. Он ещё раз взглянул в зеркало, но уже с целью дотошно просканировать себя придирчивым взглядом с ног до головы. Результат был вполне удовлетворителен. Хоть что-то из мира людей, а точнее, великолепный наряд, своей лаконичностью и мужественностью напоминавший доспехи самурая, не раздражало его. Решительный облик дополняли, висевшие по бокам, на кожаном поясе, два великолепных боевых клинка, подчёркивавших постоянную готовность владельца оттачивать мастерство владения мечом.
        Обряд облачения в официальные одежды помог магистру подальше уплыть от критической точки раздражения.
        «Теперь можно немного и размяться!»  — решил Кзорг, традиционно принимаясь за свой стандартный набор утренних психо-телепатических упражнений. Сегодня у него по плану было: яснослышание, яснообоняние, телепатия и локальное влияние на гравитацию. Последнее выражалось в перемещении некоторых предметов по комнате усилием мысли.
        Закончив тренировку, Кзорг подошёл к входной двери. Однако, перед тем, как выйти в коридор, он закрыл глаза и привычным усилием воли активировал своё уникальное внутреннее око, открытое для восприятия тонкого мира. После чего, проникнув взглядом сквозь мраморные стены, дотошно просканировал дремавших неподалёку телохранителей.
        Как раз в этот момент возле их бездвижных тел появились души-смотрительницы. Они привычно спускались из СФЕРЫ по ближайшим нейтринным нитям. Кзорг, возникнув непреодолимой энергетической преградой на их пути, остановил посланниц Небес непосредственно во время полёта и поманил к себе. Смотрительницы беспрекословно повиновались. Души людей затрепетали, испуганно колеблясь перед всемогущим Владыкой. Кзорг был доволен, отголоски былого всевластия безмерно радовали его.
        В течение следующих нескольких мгновений магистр уже знал все последние новости из СФЕРЫ. Получив необходимую информацию, он милостиво позволил смотрительницам синхронно раствориться в солнечных сплетениях ничего не подозревавших телохранителей. Сурового вида мужчины, настоящие атлеты, мгновенно проснулись.
        «А ведь можно было бы и не отпускать их!  — промелькнувшая мысль явно возбудила Кзорга.  — Спали бы тогда эти людишки вечным сном. Да и шума было бы поменьше! Хорошо, что Совет Создателей оставил мне способность вынимать Частицы Сущности из органиков».
        Магистр медленно растворил массивные двери и сурово посмотрел на лучших представителей своей личной гвардии. Они бойко вытянулись по струнке, взглядом приветствуя своего начальника. Никаких слов произносить при этом не разрешалось. Кзорг и так прекрасно слышал, что происходило в их головах и душах.
        Через минуту торжественная процессия, состоявшая из магистра во главе и двух охранников сзади, медленно двинулась в направлении Зала для тренировок тела. Однако, на полпути Кзорг решил отклониться от привычного маршрута. И подойдя к одной из прозрачных стен, он привычно взглянул на раскинувшийся под ним Подземный Город.
        Покои магистра находились примерно на стометровой высоте. Это был предпоследний этаж величественного здания, одновременно вмещавшего в себя элементы царской резиденции и храмового комплекса. Нечто подобное, но только в два раза меньше и гораздо позже, воплотили в жизнь на поверхности Земли тибетские монахи, возведя в Лхасе, столице Непала, дворец «Потала». Такая же многоярусность, огромные лестницы и, поражающая жизнеутверждающей силой духа, центральная часть.
        На последнем этаже, сразу над апартаментами магистра, располагались покои бессмертного Председателя Совета Адептов Высшей Мудрости. Его святейшество Ахамкарасандхья, этот главный представитель Высших Сил на планете Земля, лишь изредка меняя свои физические оболочки, во все времена присутствовал именно здесь, в Подземном Городе, спрятанном глубоко в Гималайских горах. А его непосредственный подчинённый Кзорг Дахаг на протяжении многих последних тысячелетий состоял при нём Первым Советником.
        У Бессмертных, находящихся на Земле, нет своего Пути, предназначения и желаний, а только обязанности, выполнению которых они отдают всю свою энергию. Поэтому и Верховный Иерарх постоянно находился в состоянии животворящей молитвы, посылая всем людям Земли волны любви и добра. И лишь в немногочисленных и непродолжительных перерывах он был занят стратегическими вопросами: решением многочисленных задач по обеспечению взаимосвязи с представителями Совета Создателей, которые регулярно посещали планету Земля. Таким образом, все тактические моменты, а точнее соблюдение бесперебойности процесса сбора информации о жизни людей, полностью «ложились на плечи» его Первого Советника. Поэтому у Кзорга Дахага и появилась возможность создать свою собственную агентурную сеть под видом настоящих Наблюдателей.
        Способствовал этому ещё и тот факт, что Председатель Совета Адептов Высшей Мудрости свято чтил, заповеданный самими Создателями, «Кодекс о невмешательстве в жизнь обитателей планеты Земля». Он искренне верил сам и постоянно внушал всем своим подчинённым, что беспристрастное фиксирование событий жизни всех проявленных существ является главной задачей их братства боголюдей на данном этапе существования человечества.
        Магистр, удобно расположив руку на богато украшенном эфесе своего меча, отрешённо смотрел вдаль. Раскинувшаяся перед его взором, фантастическая панорама уже одним своим видом свидетельствовала о грандиозности проекта, в незапамятные времена воплощённого в жизнь древними архитекторами. Единственным, что в данный момент расстраивало Кзорга было то, что немногочисленные стайки разноцветных птиц, хаотически перелетая с одного дерева на другое, нарушали тем самым геометрическую гармонию.
        Гигантская пещера представляла из себя идеальную полусферу радиусом два с половиной километра и диаметром горизонтальной площадки пять километров. При этом всю внутреннюю поверхность потолка-полусферы занимали круглые пятиметровые ниши, расположенные на одинаковом расстоянии друг о друга. В них находились шарообразные сгустки энергии неземного происхождения, которые обитатели Подземного Города называли «Приёмниками  — Осветителями  — Жизнедателями». Они нужны были для выполнения нескольких функций: приём информации от Земных Наблюдателей, передача её в Накопитель, создание пригодного для дыхания людей воздуха и обеспечение дневным светом всего подземного города-пещеры.
        Кзорг был доволен изначальной продуманностью всей схемы. Рабочие процессы были организованы наиболее рационально. Тысячи «Приёмников» подземелья принимали информацию от десятков тысяч Земных Наблюдателей, после чего она размещалась в Резервном Накопителе для долговременного хранения. Сам Накопитель при этом располагался в центре пещеры и был выполнен в виде идеального пятидесяти метрового куба, все грани которого были облеплены миллионами характерных символов, описывающих наиболее значительные эпизоды жизни Земных Рас. Именно этот гигантский Накопитель и являлся одновременно смыслом и причиной создания Подземного Города.
        Магистра поражали размеры Главной площади города, раскинувшейся между великолепным Дворцом-Храмом и сияющим всеми цветами радуги Кубом-Накопителем. Однако, ещё больше ему нравилось стоять во время торжественных церемоний или иных массовых мероприятий на специальной смотровой площадке, расположенной на высоте пятидесяти метров, и взирать, как выразились бы люди «подобно Богам с Небес» на многотысячную толпу, подобно волнам океана колышащуюся внизу.
        Бросив последний взгляд на многочисленные бытовые и хозяйственные постройки, строго симметрично расположенные справа и слева от оси «Накопитель-Площадь», Кзорг быстро зашагал по коридору. Нужно было идти на тренировку. Телохранители, словно две безмолвные тени, последовали за ним.
        Магистр просто не представлял своё утро без интенсивной схватки на мечах с опытнейшим во всём, что касалось единоборств, ассистентом. Могучий боец Зондор по праву считался одним из лучших среди пяти тысяч охранников Куба-Накопителя, находившихся в прямом подчинении Кзорга.
        «Все события, когда-либо происходившие на планете Земля с момента её возникновения, мы подробнейшим образом фиксируем в Резервном Накопителе.  — на ходу раздумывал Кзорг.  — Но это только „техническая“ сторона вопроса. А органики, постоянно проживающие в городе и обслуживающие весь процесс, это просто люди, тем более, что их здесь не меньше пятнадцати тысяч. У них всегда есть потребность следовать за кем-то. Поэтому вполне естественно, что в городе имеется Храм, в котором можно молиться и регулярно проводить торжественные службы, молебны и ритуалы. Он, как и положено настоящему действующему Храму, является материальным воплощением чьих-то идей и мировоззрений. Таким образом он сопровождает определённую религию, проповедуемую для постоянных обитателей подземелья.»
        Магистру нравилось порой поразмышлять над тем, как тут у них всё правильно устроено.
        Основная официальная деятельность Кзорга Дахага была связана с процессом сбора информации о жизни органиков. Несмотря на это, он ещё успевал досконально следить за тщательным соблюдением всех многочисленных традиций и разнообразных ритуалов, во множестве присутствовавших в местной религии. Они существовали в Храме долгие тысячелетия и были доведены Верховными Владыками до совершенства. Магистр являлся одним из главных соавторов бесконечных догм и скрупулёзных предписаний. Ведь именно он постоянно настаивал на том, чтобы каждый шаг, каждый звук, каждое движение должны были выполняться всеми без исключения участниками процессий с величайшей ответственностью, как будто это были последние минуты их жизни на Земле. Каждое мгновение во время очередного ритуала должно было «проживаться» надлежащим образом, более того, любая мысль должна была «продумываться» в соответствии с филигранно выверенным регламентом. За этим, с виду законопослушный, Адепт Высшей Мудрости постоянно следил своим уникальным внутренним оком.
        Кзорг Дахаг по-прежнему считал себя волновой формой жизни, просто духом, а тело  — это так, небольшое отягчающее обстоятельство. Магистру доставляло неизмеримое удовольствие видеть, как все многочисленные участники процессия во время очередной церемонии как-бы сливаются в единое целое, отдаваясь всеобщему религиозному экстазу. Священные мгновения! Они чем-то напоминали Кзоргу о тех чудесных синхронизациях, которые ему приходилось испытывать, находясь в СФЕРЕ. Поэтому магистр просто жил этими сложными много актовыми ритуалами, следуя привычным многолетним традициям. Ничто не могло вывести его из себя так сильно, как отклонение хотя бы на йоту от заведенных правил. Поэтому он не щадил никого, постоянно добиваясь безупречности от всех членов сложных мистерий.
        Мечтой Кзорга Дахага была безраздельная власть, но не сама по себе и не для каких-то завоеваний с её помощью. Магистр хотел стать Властелином, чтобы побыстрее покинуть Землю и вновь полностью превратиться в волновую форму жизни. Он терпеть не мог всех этих физических и материальных ограничений, связанных с присутствием на планете: гравитация, плотный воздух, постоянная необходимость насыщать физическую оболочку питательными веществами, ещё и ухаживать за ней, и так далее. Всё это просто бесило его. Хотелось снова ощутить себя чистой энергией, парящей в беспредельном космическом пространстве. Существование только в виде мыслей, влияющих на других сущностей… Но это было невозможно, по крайней мере, пока на Земле обитали представители Пятой Расы: люди-органики.
        Конечно же, для Кзорга Дахага, как и для любого другого землянина, пусть и наполовину, всегда оставался доступным простой способ: уничтожить свою материальную физическую оболочку. Однако, будучи на протяжении сотен тысяч лет Великим Стражем первого уровня и общаясь с миллиардами обычных душ-смотрителей, магистр смог убедиться в том, что расплата за такой опрометчивый выбор могла бы быть для него катастрофической.
        После того, как любой житель планеты Земля оканчивал жизнь самоубийством, Вершители Судеб долго и тщательно анализировали все события его жизни и приходили к определённым выводам. Душа человека уже не могла хоть как-то повлиять на решение и просто дожидалась его оглашения. В результате выносился вердикт, определяющий дальнейшую форму её существования.
        Некоторым душам, покончившим с собой людей везло и они получали небольшое наказание в виде столетий пребывания в определённых отстойниках, что-то типа Чистилища. Но могло быть и хуже. В таком случае души вынуждены были тысячелетиями мучиться в более тяжёлых условиях. Причём способ мучений Вершители Судеб выбирали такой, чтобы доставить бывшему землянину наибольшие мучения. Например, людям, жаждущим активной деятельности запрещалось осуществлять её и поэтому они находились в полном бездействии. И, наоборот, пассивным и ленивым людям постоянно приходилось заниматься какой-то крайне неприятной деятельностью. Одним из примеров был такой. Если ты чревоугодник, то вот перед тобой изысканные явства, смотри, предвкушай их поглощение, но только взять ты их не можешь. И так далее, по всем грехам человеческим. Вообщем, после анализа внутренней сущности человека находились его критические точки, то есть те моменты из земной жизни, которые доставляли ему наибольший дискомфорт, и эти состояния удлинялись по времени в зависимости от тяжести поступков по отношению к другим обитателям планеты и к самой планете.
Это и был настоящий Ад для грешников, которыми так славится эта удивительная планета.
        Кзорг Дахаг не мог и мысли допустить, что он останется без способности действовать, планировать, создавать и осуществлять намеченное. Это для него было высшей и невыносимой мерой наказания. Приходилось всеми силами терпеть своё теперешнее положение и надеяться, что когда-то всё изменится к лучшему.
        Однако, магистр был не из тех, кто только надеется. Он изо всех сил старался делать всё возможное, для быстрейшего воплощения своей мечты в жизнь. Благо его неуёмной энергии с запасом хватало как для основной деятельности по сбору информации о людях, так и для более достойного применения.
        Кзорг Дахаг был полностью погружён в решение своих личных вопросов. И как раз в этом аспекте его существования он сам себя и называл «Магистр». И под этим именем его также знали тысячи специальных агентов, проживающих в столицах многих государств на поверхности Земли и таинственных не только для обычных людей-органиков, но также и для Адептов Высшей Мудрости и для всех обитателей Подземного Города, потому что это была личная агентурная сеть магистра, используемая им по своему личному усмотрению.
        Кзоргу симпатизировали древние магистры многочисленных орденов Святой Инквизиции, которые считали своим долгом очистить Землю от всякой «скверны»: ведьм, гадалок, ясновидящих, колдунов, шаманов, ворожей, магов, знахарей. Короче, от всех тех, кто пытался выходить из чётко обозначенной для людей-органиков области Сознательного в безграничное Бессознательное.
        Кзоргу нравилось считать себя прямым потомком тех давних времён и главным борцом за чистоту Пятой Расы. Поэтому он называл себя «магистром» и видел своё назначение в уничтожении людей со сверх способностями.
        «Конечно, для решения таких глобальных вопросов мне не помешало бы абсолютное всевластие.  — в очередной раз, мечтал магистр.  — Тогда меня не остановил бы даже „Кодекс о невмешательстве в жизнь людей“! Уж я бы нашёл способ обойти его. Ну и конечно же, было бы проще сделать этот земной мир таким, каким он должен быть в моём идеале.»
        Поскольку никаких шансов стать Властелином пока не предвиделось, Кзорг решил постепенно идти к своей цели, для начала уничтожив ненавистную Пятую Коренную Расу: Человечество. Это позволило бы запустить процесс перезагрузки игры «Жизнь на планете Земля», но уже с другими персонажами. Более того, магистр последние несколько столетий занимался разработкой первых опытных образцов новых обитателей Земли: киберов-биотиков с искусственным интеллектом. В будущем он планировал представить их Совету Создателей для утверждения в качестве Шестой Расы.
        Однако, уничтожить всех жителей Земли  — довольно серьёзная задача. Это уровень принятия решений самих Создателей. Только они решают кто, когда и сколько времени будет занимать всю территорию планеты. И здесь одного мнения Кзорга Дахага было явно недостаточно. Нужны были объективные данные.
        Несколько столетий назад Кзорг придумал, как надо действовать. Он решил очернить все этапы развития человечества перед Советом Создателей. С этой целью после многих лет кропотливого труда ему вместе со своими последователями и соратниками удалось не только наладить процесс искажения информации, поступающей от современных земных Наблюдателей к «Приёмникам», но и потихоньку переписывать информацию прошлых веков и даже тысячелетий, уже давно находящуюся в гигантском Кубе-Накопителе.
        Кзорг знал, что обычно на одну земную Расу отводился срок жизни порядка нескольких десятков тысячелетий. В течение этого промежутка времени земляне были предоставлены сами себе. «Кодекс о невмешательстве в жизнь землян» работал чётко и абсолютно для всех. Но, благодаря информации, «очерняющей» людей, магистр надеялся значительно сократить этот срок.
        Около семидесяти процентов ложной информации уже были размещены в Кубе-Накопителе. Оставшаяся же часть находилась в секретном месте и ждала своего часа. Магистр очень надеялся, что какое-то чрезвычайное событие могло бы значительно приблизить его наступление.

        Глава 30

        Кзорг Дахаг, наконец-то, вошёл в Зал тренировок. Телохранители, подобно двум сфинксам, молча застыли у входа. Их уровень подготовки не позволял переступать запретную черту. Только избранные воины могли находиться в этом рыцарском святилище.
        Суровый вид квадратного пятидесятиметрового помещения, с высотой потолка десять метров, мастерски имитировал место настоящего сражения. И у впервые попавшего сюда складывалось впечатление, что бой закончился буквально пару минут назад. Повсюду были разбросаны многочисленные обломки горной породы, развалины каких-то сооружений, выкорчеванные с корнями деревья,… То тут, то там мелькавшие по всему Залу остроугольные валуны позволяли отступавшему прятаться и защищаться от атак соперника. Сложные лабиринты, составленные из мощных многоуровневых плит, позволяли участникам поединка быстро менять свою дислокацию. Порой встречались небольшие завалы из брёвен, преодоление которых превращалось в настоящие мучения на тяжёлой полосе препятствий. Организаторы площадки для тренировок постарались на славу. В любой точке внутреннего пространства ощущалось соседство оригинального дизайна и тщательной инженерной подготовки. Навороченный антураж полностью справлялся со своей функцией: как можно правдоподобнее имитировать реальные условия битвы.
        Магистр торжественно облачился в защитные доспехи. Боевая экипировка полностью соответствовала воинственному духу помещения. Кзоргу нравился сам процесс подготовки к схватке, особенно, если дело касалось, пусть даже и виртуального, но всё же уничтожения человека-органика.
        Бывший, когда-то практически полновластным, распорядитель человеческих душ на мгновение остановился, выбирая панораму земной поверхности для боя. Огромные и ярко светящиеся мониторы, покрывавшие все стены Зала от пола до потолка, были последним штрихом правдоподобности иллюзий.
        «Так, какой же мне сегодня выбрать ландшафт?»  — подумал Кзорг и крикнул:
        — Керк! Мы будем сражаться в Римском колизее. Срочно вызвать ко мне командира охраны, стратега Зондора!
        — Выполняю.  — компьютерным голосом прошелестел Шар-Секретарь, за несколько минут до этого зависший на высоте двух метров рядом с магистром.
        Крайне трудно было в своё время найти на планете толковых мастеров. Но после долгих поисков агентам Кзорга попался некий Леонардо да Винчи, гениальный флорентиец. Ему-то как раз и удалось в условиях земной гравитации создать некое подобие персонального Шара-Секретаря, аналогичного тем, которые магистр помнил со времён своего пребывания в СФЕРЕ. Позже этот электронный помощник был усовершенствован уже другими умельцами.
        Через пару минут в зал вошёл высокий мужчина крепкого телосложения, по виду  — суровый гладиатор. Он уже полчаса ждал приказа войти. Размашистыми шагами Зондор проследовал к своему обычному месту. В полусогнутой руке он держал кованный коринфский шлем, правда в этот раз без традиционного конского гребня.
        Через несколько секунд воин, словно Родосский Колосс, молчаливо замер, ожидая сигнала к началу боя. Его медные волосы были настолько длинными, что приходилось сплетать их в косички, которые потом аккуратно связывались на макушке в пучок. Зондор подобно древним спартанским ратникам считал, что такая причёска смягчает удары, наносимые по шлему.
        На мужчине был льняной дорийский хитон кроваво-красного цвета. Командиру охраны Кзорга нравился официальный оттенок воинов Древней Спарты, к тому же его любимым кумиром был герой Фермопильского сражения царь Леонид. Однако, в отличие от спартанцев, Зондор всё же предпочитал узкие штаны цвета потёртой кожи бизона. Широкие ремни удерживали на ногах прочные сандалии.
        «Снова этот непокорный взгляд!  — разъярённо подумал Кзорг.  — Почему он всегда смотрит так сосредоточенно-вызывающе?»
        Магистр мысленно активировал своё внутреннее око и приказал душе Зондора выйти из тела. Маленькая Смотрительница, обычная Частица Сущности, гордо выплыла из тела человека. Здоровенный атлет на несколько мгновений потерял сознание.
        — Твой органик совсем не боится меня?  — мысленно спросил Кзорг у крошечного голографического облачка.  — Да и ты, смотрю, постоянно недооцениваешь ситуацию. Говори правду, я тебя не накажу.
        — Владыка-Страж первого уровня Гомер Варитус.  — Смотрительница почему-то помнила былые имя и должность Кзорга.  — Мой землянин полностью осознаёт своё абсолютное бессилие перед вами. Но у него, как и у меня, нет страха
        — Что же тогда творится у него в душе? В тебе что происходит? Почему вы с ним так себя ведёте?
        — В данный момент мой органик пребывает в полной и безмятежной гармонии с самим собой. Окружающий мир совершенно не трогает его. Ну, а я прекрасно знаю, что навечно вам меня не изолировать из всеобщего энерго-информационного потока.
        — Может не настолько вы и строптивы, насколько желаете продемонстрировать это мне?
        — Это не показная бравада, а истинное бесстрашие.  — частотные колебания смотрительницы, и магистр это прекрасно видел, оставались на удивление устойчивыми.  — Мы с вами одной природы, несмотря на ваше более высокое положение в Иерархии Частиц Сущности.
        — Ладно. Сейчас мне не до философии.  — мысленно рявкнул Кзорг.  — Убирайся обратно в тело. Позже тобой займусь.
        Воин открыл глаза. Его взгляд при этом не потерял своей жёсткости. Так возможно, в былые времена, спокойно и отрешённо, смотрели на своих мучителей-инквизиторов духовно развитые люди, полностью осознавшие мимолётность любого человеческого воплощения.
        Зондор, обычный человек, имел полное представление о том, что Адепт Высшей Мудрости Кзорг Дахаг в любое мгновение может сделать с ним всё, что заблагорассудится, вплоть до разделения души и тела. Командиру охраны уже не раз приходилось видеть, как магистр проделывал подобное с другими людьми, в основном с провинившимися бойцами. Однако, не смотря на это, сурового атлета вовсе не страшила подобная участь. У него и в мыслях не было паниковать по данному поводу и, тем более, трепетать в попытках вымолить спасение. Каким-то непостижимым образом обыкновенный житель Земли чувствовал, что смерть это не конец. Непонятно, где и как, но его душа продолжит своё существование, независимо от физической оболочки. Именно эта сверхъестественная убеждённость позволяла Зондору оставаться самим собой в любых ситуациях.
        Магистр, видя своего подчинённого насквозь, в очередной раз убедился в его невероятной твёрдости духа.
        «Хорошо, что такие уникальные органики редко рождаются в нашем Подземном Городе».  — подумал Кзорг.
        Но ему, по-прежнему, не давали покоя противоречивые ощущения. С одной стороны, необъяснимое бесстрашие командира охраны вызывало некоторое уважение. Это было похоже на безграничную, можно даже сказать, Вселенскую «неприверженность» к материальным оболочкам. Но, с другой стороны  — это выглядело подобно вызову самому Адепту Высшей Мудрости.
        «Что же мне с ним делать?  — волна возмущения снова накрыла магистра.  — Когда-нибудь я вырву его строптивую душу и отправлю её в далёкий отстойник».
        В этот момент Кзорг вспомнил о тренировке. Да, ему всё ещё очень нужен был опытный ассистент.
        «Ладно. Пусть пока поживёт».
        Зондор, интуитивно почуяв желание магистра начать бой, быстро расстегнул свою медную застёжку-фибулу, изготовленную в виде орла, расправившего крылья. При этом длинный плащ-хламида алого цвета, переброшенный через левое плечо, бесшумно соскользнул на пол. Взору открылась готовность гладиатора встретить врага во всеоружии. На поясе висели два средней длины меча, по праву являющиеся одними из лучших представителей в своём классе.
        Командир охраны слегка поклонился, давая понять, что он готов к схватке.
        Ничего не говоря, магистр надвинул забрало своего шлема, выхватил из-за спины свои мечи и устремился на вошедшего. Тренировка началась.

        ***
        Прошло уже сорок пять минут, а бесконечные выпады и блокировки, не переставая сыпались из арсеналов двух достойных соперников. Они яростно нападали и мастерски защищались словно бы это происходило во время настоящего сражения.
        В какой-то момент боя Кзорг удовлетворённо ухмыльнулся. Он был чрезвычайно доволен своим собственным движением во время одного из эпизодов боя. Собственно, ради таких вот мгновений, подчёркивающих его превосходство над людьми, и заключался смысл данной затеи.
        Магистр, привычно ковыряясь в мыслях человека, в какой-то момент заранее рассчитал траекторию, по которой должен был двигаться меч в правой руке Зондора. Поэтому ему удалось, защитив свой корпус мечом в левой руке, быстро нанести атакующий удар.
        При этом специальные датчики, расположенные в его шлеме постоянно фиксировали всё происходящее, передавая информацию в компьютерные «мозги» Шара-Секретаря. Электронный помощник мгновенно обрабатывал поступающие данные и формировал объёмную модель поединка.
        Внезапно Кзорг отошел на два шага назад, выходя из боя, и засунул свои мечи в ножны. Это означало, что тренировка окончена. Зондор молча последовал его примеру.
        — Керк, показывай!  — скомандовал магистр.
        И в то же мгновение безотказный Шар-Секретарь развернул посередине зала объемную голографическую картинку, на которой в полный рост стояли в какой-то момент сражения его участники.
        После этого мужчины подошли вплотную к своим виртуальным образам.
        — Прокрути вперед на шесть минут.
        — Выполняю.
        При этом трёхмерная картинка, подобно прокручиваемому к своему началу фильму, задвигалась, показывая, как развивались события во время поединка.
        — Стоп. Отсюда помедленнее. Вот.  — магистр указал Зондору на положение своей виртуальной руки в определенный момент,  — Вот, смотри.  — как всегда с апломбом, продолжил Кзорг.  — Моя рука пошла по диагонали вниз и вбок. Но тебе удалось, развернув корпус, уклониться от моего удара. А если бы я взял немного левее?  — при этом Кзорг, прикоснувшись к своей голографической руке, «переставил» её в другое положение.  — Как бы ты тогда реагировал?
        — Отошёл бы на полшага.  — ответил Зондор и коснувшись своего виртуального тела двумя руками, «отодвинул» его немного назад.
        — Хорошо. Свободен.
        Традиционный поклон и несговорчивый гладиатор молча удалился.
        При этом Кзорг продолжал стоять внутри голографической картины боя и досконально анализировать завершившееся занятие.
        — Керк, прокрути вперед ещё на три минуты. Теперь назад на минуту. Включи режим «Моделирование».
        — Сделано.
        Благодаря электронному помощнику, магистр имел возможность в ответ на изменения траекторий движения своего виртуального тела получать ответные движения тела Зондора, которые мгновенно рассчитывал и моделировал Шар-Секретарь.
        — Хорошо.  — сказал Кзорг, подробно разобрав отдельный эпизод с разными вариантами развития событий и под разными углами зрения.  — В этот момент у него не было никаких шансов защититься. Ведь это всего лишь человек.
        Магистр был доволен сегодняшней тренировкой. Теперь можно было и делами заняться. Он резкими движениями снял драгоценные доспехи, после чего, уже, не торопясь, отправился в свой рабочий кабинет.

        Глава 31

        Деловые апартаменты Верховного Адепта Кзорга Дахага располагались в центральной части Дворца-Храма. А поскольку все комнаты, вырубленные в скале, стояли рядышком друг с другом, словно бы вытянувшись в шеренгу (в глубину скалы древние строители особо и не углублялись), то путь между Залом тренировок и рабочим кабинетом обычно занимал у магистра около пятнадцати минут быстрым шагом. Именно эту свою роскошную резиденцию Кзорг и заставлял именовать Цитаделью в отчётах многочисленных тайных агентов. Жаль, конечно, что теперь ему предстояло так долго до неё добираться.
        Однако, в этом маленьком, но постоянном, неудобстве были и свои скрытые плюсы. Появлялось время, чтобы проанализировать результаты прошедшего дня и наметить планы на будущее.
        Кзорг Дахаг бойко шёл по широкому коридору, оформленному, как и весь этаж, в готическом стиле. Заострённые стрельчатые арки, в унисон стремительным мыслям магистра, без устали мелькали на резном потолке. Тени охранников, словно прилипшие к своему главнокомандующему, яростно скользили по ярко-красным прожилкам серых мраморных стен. Не отставал от группы и электронный помощник, Шар-Секретарь, бесшумно летевший на высоте двух метров от пола.
        «В сложившейся ситуации мне нравятся два момента.  — размышлял по пути магистр, этот Иуда, каким-то чудесным образом затесавшийся в стан „боголюдей“.  — Первый. Правильно, что Создатели утвердили Закон „О невмешательстве в жизнь людей“. Пусть себе ущербные органики живут, как им захочется. Высшие Силы при этом просто наблюдают „со стороны“. А вот я как раз и буду вмешиваться, делая всё по-своему, потому что мне здесь многое не нравится. И второй. У людей, как это ни странно, сохранились на высоком уровне социум-атавизмы, проявляющиеся в низменных инстинктах, в превальировании животных потребностей над духовными и в отсутствии даже минимальных зачатков морали. И вот что удивительно! Если раньше особенно остро эти вопросы вставали, когда речь заходила о выживании в голодном мире. То потом мир изменился, а принципы взаимодействия землян между собой остались прежними. Парадокс. Ведь несмотря на то, что в большинстве своём людям не нужно бороться за ресурсы, им по-прежнему не до „высоких материй“. Человек человеку волк, готовый разорвать соперника на куски. „Как оно было, так оно и есть“. (Борис
Гребенщиков). Маленький, казалось бы, но зато повсеместно встречающийся, можно даже сказать, всепланетный конфликт интересов. Кроме того, и это нам тоже „на руку“, удивительно долго живущая аксиома. С одной стороны: в области, связанной с развитием внутренней природы человека, его самопознанием, саморазвитием, это путь экстрасенсорики, телепатии, ведущий к гармоничному устройство мира без войн и разрушений,…как ни странно, нет ресурсов, нет достаточно средств для глобальных изменений в обществе. Другими словами: есть желание, но нет возможностей. А с другой стороны: бравурно шествующий по планете научно-технический прогресс, точнее девяносто процентов на развитие военных технологий и лишь мизерный остаток на мирные нужды. Машины делают всё больше и больше, упрощая человеку условия существования. Но куда при этом уходит высвобождающееся время? Правильно, туда, куда нам и нужно, мимо. Оно, по-прежнему, идёт не на саморазвитие, а на всё более изощрённые развлечения, которые мы стараемся массово поставлять обитателям планеты во всё более извращённой форме. И те у кого есть средства, почему-то не спешат
вкладывать их, допустим, в развитие человека или в глобальные улучшения жизни на планете на основах сохранения экологии и природного баланса. Получается: есть возможности, но нет желания. Эта неменяющаяся тысячелетиями ситуация просто идеальна для моих планов».
        Мельком взглянув на массивную резную арку, обозначавшую вход в центральную часть Храма-Дворца, магистр ускорил шаг. Идти оставалось ещё несколько минут.
        «Итак, с текущими проблемами мы, вроде бы, как-то умудряемся справляться.  — продолжил он свои размышления.  — Главное: постоянно делать всё возможное, чтобы отвлекать как можно большее количество людей от самопознания и саморазвития. Для этого подходят любые методы: политические партии (с их, правильными на словах и абсолютно отсутствующими в результатах, лозунгами), экзотические секты (дающие такую свежесть-необычность восприятия жизни), общественные движения (как правило, в непонятных направлениях), спортивные соревнования,… О, это отдельная тема! Просто замечательно, когда миллионы людей по всему миру, разрушая своё здоровье алкогольными напитками, в экстазе прилипают к экранам телевизоров, отвлекаясь от всего на свете и пристально наблюдая за каким-нибудь футболом, баскетболом, хоккеем и тому подобным. Ведь простым органикам это понятно и очень интересно. Тем более, что звёзды спорта получают гигантские гонорары и большинство зрителей, хотя и не признаваясь самим себе, хотели бы им подражать. Гремучая смесь зависти и тщеславия! Что может быть лучше? Опять же научно-технический прогресс,
особенно в области вооружений. Замечательно! Это мне как раз и нужно: сделать всё возможное, чтобы помочь одним людям уничтожать других, при этом какая разница кто-кого и за что убивает. Главное, чтобы этот процесс никогда не прекращался. А сколько при этом задействовано школ, университетов, институтов, учёных, преподавателей, учителей, студентов,… Целая армия, жаждущая уничтожать. Прекрасно! Лишь бы не забывали основную цель: убивать и ссориться, ссориться и убивать! Только не мирное сосуществование внутри себя, между собой и с планетой. Никакого стремления к гармонии в себе и с другими людьми без войн, голода, разрушений. Да, ещё кое-что. Финансовые рынки, биржи надо концентрировать в одних руках, чтобы ими было легче управлять в целях увеличения расслоения граждан по имущественному принципу. Социальная несправедливость способствует только разобщению, а не объединению людей. Впрочем, здесь у нас, тоже всё хорошо».

        Магистр вошёл в кабинет и погрузился в привычную атмосферу. Десятиметровое помещение, высокие потолки, на стене огромная карта планеты, массивный стол, удобное кресло, абсолютная тишина. Но мысли по-прежнему текли не могли остановиться.

        «Наша главная стратегическая задача: искажение информации, поступающей от современных земных Наблюдателей к „Приёмникам“. Мы должны любой ценой дискредитировать человечество перед Советом Создателей. Но при существующей на протяжении многих эпох системе передачи данных на это ушло бы ещё не одно тысячелетие. Необходимо принимать срочные меры и мы их принимаем».

        Кзорга внезапно накрыла волна чудесных воспоминаний, перенесших его на пару десятилетий в прошлое.

        В то время один и тот же вопрос не давал ему прохода ни днём, ни ночью, а именно: «Как бы поскорее разделаться с Расой людей?» Все свои основные обязанности по службе в Совете Адептов Высшей Мудрости магистр тогда выполнял словно на автопилоте, абсолютно не обращая на них никакого внимания. Не до них ему было!
        Некоторый прогресс наметился после того, как энергичным соглядатаям магистра удалось откопать в одном из провинциальных университетов Франции нужного специалиста.
        Профессор Лодирак всю жизнь бредил исключительно одной темой: созданием искусственного интеллекта. Однако, на такие исследования требовались значительные ресурсы, как финансовые, так и интеллектуальные. Но ни первого, ни второго, естественно, не было и не предвиделось в далёком от научного Парижа винодельческом захолустье.
        Поэтому темпы продвижения по пути своей мечты у Лодирака были минимальными. Каково же было его изумление, когда неизвестные, но весьма учтивые и образованные коллеги из другого университета неожиданно предложили ему заманчивый грант какого-то тайного спонсора. «Счастье буквально свалилось с неба на голову! Просто невероятная удача!»  — профессор больше не мог ни спать, ни есть. Дикий восторг захлестнул всю его сущность.
        Но при этом было, конечно же, несколько серьёзных условий, способных всё перечеркнуть. Требовалось уволиться из своего университета, сообщить всем родственникам и знакомым, что он их покидает и отправиться навсегда жить в одно секретное место, куда именно не сообщалось.
        Ну, по поводу расставания с ненавистной работой Лодирак особо не переживал. А семьи у него и вовсе никогда не было. Поэтому всё как-то само собой и достаточно быстро организовалось.
        Впервые увидев Подземный город, профессор, считавший себя знатоком всех загадочных мест на планете Земля, на несколько часов потерял дар речи. Он, словно заблудившийся призрак, бродил по широким улицам, рассматривал странно одетых горожан, подставлял лицо и ладони под таинственный свет, тысячами разноцветных струй лившийся с потолка-полусферы. Постоянно сопровождавшие его охранники не мешали процессу адаптации этого экстравагантно одетого учёного в новых условиях.
        На следующий день Лодирак благополучно «вернулся в себя», встретился с магистром и приступил к своим непосредственным обязанностям. С тех прошло уже без малого двадцать лет. Время неудержимо летит, когда человек занят любимым делом.

        «Хорошо, что мне тогда подвернулся этот помешанный на нужной теме профессор!  — Кзорг, хитро сощурив глаза, довольно ухмыльнулся в свою остроугольную бороду.  — То, что мы с Лодираком разрабатываем и создаём „синтетические“ копии человеческих душ, конечно же, является полнейшим нарушением всех законов не только Дворца-Храма, но даже самой СФЕРЫ.  — в очередной раз магистр пытался оценить общую ситуацию.  — Если Совет Создателей узнает об этом, тот мне конец. Однако, с искусственными аналогами Частиц Сущности так легко и приятно работать. Это просто идеальные Смотрители, в совершенстве выполняющие свои обязанности и не задающие никаких вопросов. А какие из них получаются выдающиеся ищейки! Ни одному аномальному органику не скрыться!»

        Кзорг Дахаг очнулся. Нужно было срочно возвращаться к текущим делам.
        Магистр открыл папку с отчётами своих надёжных осведомителей, разбросанных по всему миру. Ему нравилось начинать рабочий день с такой информации. Особенно приятно было получать сведения о фактах уничтожения людей, пусть пока и единичные. Это всегда поднимало настроение.
        Прошла буквально пара минут. Кзорг успел ознакомиться лишь с одним единственным донесением из Лондона. Тем не менее, он резким движением отодвинул от себя документы и закрыл лицо руками. На папке стояла надпись: «Отчёт лондонского агента-оператора Страйка Лорманна».
        Магистр не мог дальше просматривать доклады других резидентов за прошедшие земные сутки. Бушующие волны ярости полностью поглотили его в своих пучинах.
        «Надо успокоиться.  — безуспешно твердил он сам себе.  — Ещё не всё потеряно! Должен быть какой-то иной выход.»

        Сегодняшний день «не задался» с самого раннего утра. Причина была в том, что его заместитель Нергол, в общем-то довольно ответственный и аккуратный помощник в вопросах выполнения всевозможных поручений, умудрился совершить хотя и непреднамеренную, но совершенно недопустимую ошибку.
        Вчера он вовремя не нашёл замену одному из Земных Наблюдателей. Некий органикпо имени Тафф Эванс, топ-менеджер рекламной компании «ONILVY», каким-то непостижимым образом вдруг стал оказывать мощное сопротивление своей новой искусственной душе.
        Причём поначалу всё шло как обычно. Новоиспечённый хозяин человеческого тела (модуль-ТДЭ 6.09.15) сразу после внедрения приступил к нейтрализации сознания органика Таффа Эванса. И вроде бы, поначалу, ему это удавалось. Весь первый день после инициациимодуль-ТДЭ чётко следовал всем инструкциям, которые ему телепатически сообщал лондонский агент-оператор Страйк Лорманн. Казалось бы, период адаптации новой души в теле человека благополучно завершён.
        Но не тут то было! На протяжении нескольких последующих дней, как оказалось не до конца покорившееся, сознание человека Таффа Эванса с удвоенной силой приступило к борьбе за своё существование. Модулю-ТДЭ с каждым часом всё труднее было удерживать ситуацию под контролем. И в какой-то момент случился серьёзный кризис.
        Тафф Эванс, преодолев сопротивление модуля-ТДЭ, на очередном совещании у руководства компании во всеуслышание сообщил, что он сумасшедший. Позже он добавил, что совершенно не контролирует себя и способен на любые поступки. Чтобы доказать собравшимся серьёзность своих намерений, он захватил в заложники заместителя директора компании и стал требовать срочной медицинской помощи. Оперативно примчавшиеся сотрудники ближайшей психиатрической больницы успели вовремя изолировать его.
        В своём отчёте агент Страйк Лорманн также сообщал магистру, что резкое и скачкообразное усиление проблем произошло сразу же после встречи модуля-ТДЭ с человеком-аномалией Ингваром Росдерссеном. Видимо от него, бывший хозяин тела, органик Тафф Эванс, загадочным образом получил приличный запас психической энергии, позволяющий на равных бороться с модулем-ТДЭ.
        «Как же так? Кто виноват: Нергол или Страйк?  — магистр задумался.  — И почему возникли затруднения именно теперь? А возможно, это профессор Лодирак что-то не доработал в последней версии искусственной человеческой души? Надо срочно найти крайнего, чтобы наказать за подобные промахи. Другим не повадно будет.»

        Кзорг медленно поднялся с кресла, подошёл к огромному окну и нажал потайную кнопку. Тяжёлые ставни торжественно поползли в разные стороны. Открылся великолепный вид на раскинувшийся внизу Подземный Город. Магистру нравилось смотреть вот так сверху, с высоты своего положения. Это чем-то было похоже на то, как взирают чистые духи СФЕРЫ на грешную Землю.
        Кзорг, с целью отвлечь себя от тягостных мыслей, принялся тренировать зрение, меняя взгляд со своего внутреннего ока на обычные человеческие глаза. Ему больше нравилось первое. Однако, в данный момент он находился на планете Земля, а не в СФЕРЕ. Поэтому, хочешь, не хочешь, а нужно было порой применять органы чувств обычных людей.
        От шарообразных сгустков энергии, расположенных в потолке-полусфере, постоянно сверкали молнии в направлении Куба-Накопителя. Человеческим зрением Кзорг видел просто вспышки света. А вот внутреннее око показывало ему, что яркие молнии представляют собой многочисленные файлы информации о событиях жизни землян.
        «Какая наглость!  — магистр снова вернулся к проблеме с органиком.  — Он, видите ли, не желает быть моим Наблюдателем. Мы ему даровали сверх способности. Теперь он может видеть всех людей насквозь. Но это его абсолютно не интересует. Человек, не смотря ни на что, хочет вернуть свою родную душу обратно. Неблагодарные людишки. Как его крошечные мозги до сих пор не могут осознать, что он подводит меня? И теперь процесс передачи информации в Резервный Накопитель прерван в отношении целой тысячи органиков. Это настоящий сбой в работе системы. Теперь Совет Адептов Высшей Мудрости непременно займётся разбирательством по данному вопросу и направит в Лондон своих экспертов. Что же предпринять? Нельзя допустить, чтобы они нашли нашу последнюю разработку аналога человеческой души. Никак нельзя!»
        Мысли лихорадочно проносились в голове. Кзоргу даже пришлось активировать свою уникальную способность, которая уже не раз выручала его, одновременно думать на сотни различных тем. Нужно было любой ценой решить множество мелких задач, чтобы как можно скорее устранить возникшую оплошность.
        Верховный Адепт подошёл к огромной рельефной карте, висевшей на стене. Внимательное разглядывание модели планеты Земля оказывало на магистра успокаивающее действие. Кзорг посмотрел на тысячи психических вышек, расположенных во всех наиболее крупных городах и скоплениях людей. Их функции, как правило, выполняли самые высокие материальные объекты: Башня Бурдж Халифа, небоскрёбы, уникальные памятники и скульптуры, Эйфелева башня и другие. Вышки улавливали определённые частоты коры головного мозга и оттенки ауры людей, позволяя получать информацию об их уровне духовного развития. При этом они могли выполнять несколько функций. Вот некоторые из них.
        Когда кто-то из людей поднимался в своём саморазвитии слишком высоко, начиная полноценно осознавать современную ему реальность, то срабатывали определённые датчики. Нужно было срочно принимать карательные меры: убийство, мастерски завуалированное под несчастный случай; сведение с ума путём перенасыщения мозга слишком обильной информацией; увод «в сторону» с помощью случайно выигранных в лотерею денег. Любой метод был хорош, лишь бы сбить аномального органика с пути истинного. Кроме того, постоянным психо-фоном должны были стимулироваться: технический прогресс; волны агрессивности и неуправляемости толпы; захватнические настроения; невозможность остановиться… Особенное внимание уделялось тем особям, которые принимают судьбоносные для целых народов решения. Им нужно постоянно, в идеале до бесконечности, нужно «сносить крышу» в направлении безудержного желания всё больших богатств и власти.

        Магистра вернул в реальность крадущийся стук со стороны входной двери.
        Через пару секунд в проёме показалась лысая и безбровая физиономия его помощника Нергола. Странный вид этого прохвоста с накинутым поверх монашеской рясы бухгалтерским нарукавником и с постоянно разлетающейся в разные стороны кипой срочных документов (типичный бюрократ), как всегда, возвращал Кзоргу хорошее настроение, которое он, впрочем, ничем не демонстрировал.
        Есть такие люди, которые обладают даром интуитивно чувствовать, как нужно себя вести в определённой обстановке. Ведь никто, нигде и никогда не обучает их этому искусству. Тем не менее, они чётко и безошибочно ориентируются в тесном и напряжённом пространстве, находясь рядом со своими титанами-правителями. Тут заискивающе промолчал, вовремя прикусив язык, там без осечки вставил ненавязчивое словцо, вздохнул, прислушался, раболепно улыбнулся, свежий анекдотик вставил… Гении прогибания и интриг! Откуда они берутся? Вряд ли такими персонажами рождаются; ими только становятся. Однако, результат достигается довольно легко. Имея чисто формальное свидетельство о каком-то специальном образовании, а порой просто купив нужные дипломы и справки, такие умельцы рыщут в поисках, куда-бы воткнуться. Их словно бы притягивает в нужные тёпленькие места. А если удаётся попасть в свою питательную среду, то там уж они проявляют себя по полной программе. Вот уж есть, где развернуться и блеснуть своим талантом во всей красе! Здесь не надо ничего производить или решать. Знай только слушай и не мешай! Красота! Они ещё
и считаются полезными сотрудниками общего дела. А если серьёзно разбираться, то это просто пустые места. Однако, начальству очень удобно когда рядом есть такие пластилиновые помощники. Они вроде и есть, и их вроде и нет одновременно.
        Вот и этот проныра Нергол не обладал абсолютно никакими способностями, однако сумел каким-то непостижимым образом найти подход к магистру и поэтому долгие годы работал у него «на подхвате».
        Заискивающе просунув свой нос в кабинет, Нергол увидел магистра стоящим напротив карты Мира. Плохой знак; шеф в бешенстве. Что же предпринять: уйти или подождать? Верноподданный заместитель остановился в нерешительности.
        Кзорг Дахаг смотрел на тысячи светящихся точек на карте (это была его агентурная сеть) и размышлял над создавшимся положением. Он не очень обрадовался тому, что кто-то прерывает ход его мыслей.
        — Что у тебя? Только не надо мне сейчас этих дурацких баек, которые ты только что приготовил. Давай сразу к делу.
        — Прошу прощения, Ваше Святейшество. Есть срочные сообщения от наших агентов. Позвольте доложить текущую ситуацию?  — картавый голос помощника также радовал Кзорга, демонстрируя ущербность очередного органика.
        — Сначала поведай мне, кто и когда заменит нашего неудачного лондонского Наблюдателя?
        — Виноват, исправлюсь, не доглядел.  — белые блики на макушке Нергола мгновенно превратились в пунцово-красные.  — Надо было ещё вчера всё организовать. Есть у нас в английской столице запасной вариант. Агент Страйк Лорманн уже месяц держит его в резерве на всякий крайний случай. Мы сейчас же его задействуем и устраним наши ошибки.
        — Приказ. С завтрашнего дня резко усилить темпы набора агентов по всему миру. В этих целях срочно составить базу данных всех кадровых агентств этой планеты, психиатрических клиник, социальных работников и так далее. Мне срочно нужны все, кто работает с людьми. А лично ты сейчас же займись каждым нашим потенциальным сотрудником. Скажи своим подчинённым, чтобы предлагали любые денежные компенсации. Материал должен поступать круглосуточно. Таким образом мы получим достаточно потенциальных претендентов на должности наших агентов. А вот уже с их помощью мы сможем находить слабые места в психике подходящих органиков, например, властолюбие, желание отомстить и тому подобное. Как только наш агент находит в человеке какой-либо порок, будь то корысть, лень, жадность, зависть, то сразу же пусть давит именно в эту точку. Запомни, людские пороки и есть наши агенты! Нужно предлагать органикам любые сверх способности, делайте что хотите, только мне нужно много агентов, очень много агентов. Да и ещё. У нас в последнее время участились случаи, когда сам оператор занимается уничтожением аномалии. Это безобразие
нужно прекращать. Задача оператора в другом. После того как наши службы вычисляют аномалию, оператор должен познакомиться с его образом жизни, условиями, окружением, друзья-знакомые, с графиком работы. После чего планировать операцию по уничтожению. Но не сам, запомни  — не сам, а с помощью обычных людей с арендованным на время операции мозгами. Тогда местная полиция не сможет вычислять наших агентов, потому что отвечать будут ни в чём неповинные люди-роботы, которых мы будем использовать в наших целях. Оформи всё это в виде срочного приказа и разошли по соответствующим службам.
        — Будет исполнено, Ваше Святейшество.  — отчеканил Нергол, старательно записывая каждое слово магистра в свой рабочий блокнот.
        — Хорошо. А теперь рассказывай, что там у нас творится по всему миру.  — магистр вновь, с укоризной, посмотрел на карту.
        — По данным отчета Совета Наблюдателей, составленного по результатам вчерашнего сканирования органиков на предмет регистрации особо опасных аномалий, по всей Земле за прошедшие сутки было выявлено 157239 случаев. Из них: 138735 фактов это случайные посетители запрещенных для людей областей человеческого мозга (наркоманы, пьяницы, психически нездоровые люди и так далее); 15621 случаев это зарегистрированные в наших документах монахи и священнослужители различных верований и конфессий; 2850 случаев это люди с экстрасенсорными способностями (все они уже давно состоят у нас на учёте) и 33 случая это попытки, неизвестных нам ранее людей, осознанного и целенаправленного проникновения из Сознательного в Бессознательное. Все эти данные приняты от Наблюдателей нашими «Приёмниками».
        — Так, значит за прошедшие сутки было 33 случая, а до этого только 28.  — перебил доклад Кзорг.  — Получается, что эта цифра растёт с каждым днем. Вздор какой-то! И чего они лезут куда не следует? Все ли меры, согласно моим инструкциям, были приняты?
        — Так точно, Ваше Святейшество.  — Нергол стоял навытяжку, не смея пошевельнуться. Его лысые брови нервно дёргались.
        — И какие результаты?  — магистр недовольно поморщился.
        — По нашим данным, о наисветлейший, 32 аномалии уже ликвидированы, а вот с одной из них произошло досадное недоразумение.
        — Опять промашка!  — гневно воскликнул Кзорг Дахаг.  — Сколько можно ошибаться, Нергол? Я тебя спрашиваю. У нас уже многие тысячелетия выстроена чётко работающая система. Ищем и вербуем Наблюдателей; те, в свою очередь обнаруживают аномалии; агенты их уничтожают. Прекрасно! Цель достигнута: мы препятствуем духовному развитию людей и, тем самым, пресекаем саму возможность их мысленного проникновения в СФЕРУ. Не нужны нам ещё одни Атланты. Хватит, в своё время мы уже достаточно натерпелись от них. И сейчас ты мне сообщаешь, что по каким-то причинам вам не удалось провести завершающую операцию. Столько народу задействовано и не могли справиться с каким-то беспомощным органиком. Это немыслимо! Как такое могло произойти? У наших сотрудников, что мало способов или недостаточный уровень подготовки? Почему опять не выполняются поставленные задачи?
        — Помилуйте, Повелитель.  — помощник готов был пасть ниц и распластаться перед своим господином.  — Случай оказался исключительным.
        — Подробнее.  — проворчал магистр.
        — Нашими агентами всё было спланировано идеально.  — раболепно начал Нергол, точно зная, какими именно словами и выражениями нужно оперировать в данный момент.
        При слове «идеально» глаза Кзорга Дахага закатились от наслаждения. Идеально, беспредельно, безгранично, нематериально, космически  — все эти слова самую малость, но смягчали магистра и поэтому льстивый помощник частенько ими злоупотреблял.
        — Органика зовут Ингвар Росдерссен, он родом из Исландии. Его ликвидацию планировалось осуществить в рамках несчастного случая во время прыжка с парашютом с высокой башни. Наши агенты всю операцию провели на высшем уровне. Парашют был повреждён и человек должен был разбиться.
        — Не тот ли это органик, который испортил нашего модуля?  — Кзорг посмотрел в отчёт лондонского агента-оператора Страйка Лорманна.  — Как там он у нас числится по всеобщему идентификатору? Так, так, а вот. Бывший органик Тафф Эванс, а ныне «модуль-ТДЭ 6.09.15».
        — Так точно, ваше Святейшество.  — мгновенно выкрикнул Нергол.  — Это именно он.
        — Ну и что пошло не так? Почему не добились результата?
        — По непонятным нам до сих пор причинам его тело не разбилось от падения на асфальт, а было отброшено на ближайший балкон этой башни. Нашим агентам, при этом, удалось вывести его из астрального и эфирного тел. Однако, он смог каким-то чудом удержаться, находясь в своем ментальном теле, в расходящейся спирали Времени и через некоторое время вернулся в своё собственное тело. Случай уникальный.
        — Запомни раз и навсегда  — этого просто не может быть. Органики пока ещё, самостоятельно, не могут совершать подобные действия.
        — С вашего позволения, о наисветлейший, рискну предположить, что ему помогли. Наши эксперты тоже так считают.
        — Догадки меня не интересуют. Где он теперь? Почему не заканчиваете начатое?
        — Не знаю, как вам и докладывать…  — почти шёпотом промямлил Нергол.
        — Что такое?  — терпение магистра было на пределе. Казалось, ещё секунда и он распылит тело несчастного помощника по воздуху.
        — Мы его потеряли.  — абсолютно не сомневаясь, что это были последние слова, которые ему суждено произнести на Земле, судорожно выкрикнул Нергол.
        — Я не ослышался? Ты сказал «потеряли»?  — помощник закрыл глаза, прощаясь со всем, что ему было дорого в этой жизни. Прошла секунда, потом другая, но ничего не происходило. Нергол, не веря своим ушам, выглянул в щёлочку едва приоткрытых глаз. Магистр стоял, как вкопанный, широко расставив ноги и, не мигая, смотрел на карту Земли. По всему выходило, что он ушёл в другое измерение, может быть в поисках мгновенного решения свалившейся проблемы, а может быть, чтобы сдержать свой неукротимый иными способами гнев.
        — Первое.  — через пять минут спокойным тоном сказал Кзорг.  — В ближайшее время доставить ко мне всех агентов-оперативников, задействованных в данной операции. И второе. Срочно исправить ошибки. Привлечь все имеющиеся ресурсы. Я беру это дело под свой личный контроль. Где материалы агента-оператора Страйка Лормана по этому эпизоду?
        — Файл уже на вашем компьютере.
        — Пока свободен.
        — Слушаюсь, ваше Святейшество.  — бодро отчеканил помощник, до сих пор не верящий в то, что его, висевшая на волоске, жизнь продолжается, после чего учтиво поклонился и практически строевым шагом выскочил из кабинета.
        В этот момент магистр уже смотрел первые кадры:
        «Видео-отчёт по ликвидации аномалии: человека-органика Ингвара Росдерссена. Место проведения: Дубай, башня „Бурдж-Халифа“. Дата проведения операции: 11.09.2015 года».

        Глава 32

        Кзоргу нравилось смотреть видео отчёты своих агентов, подробнейшим образом фиксировавшие операции по уничтожению людей. Он получал глубокое удовлетворение от осознания самого факта истребления представителей Пятой Расы. Поскорее бы уже эти вредоносные бактерии полностью исчезли с лица планеты.
        Пятнадцать минут ушло на изучение материалов дела, связанного с провалом операции в Дубае. От непонимания случившегося и невозможности объяснить чудесное спасение Ингвара Росдерссена магистру срочно захотелось вырваться из своего бесподобного бункера на поверхность. В данный момент физическому телу этого злого гения не помешал бы спасительный глоток свежего высокогорного воздуха в совокупности с короткой прогулкой по безлюдным окрестностям.
        Несмотря на то, что Подземный Город, расположенный внутри затерявшейся в недоступных глубинах Тибета горы, был весьма внушительных размеров, Кзоргу Дахагу порой невыносимо хотелось вырваться на свободу. Ощущение беспредельности окружающего космического пространства, пусть и в виде крошечного фрагмента звёздного неба над головой, заряжало его поникшие внутренние батарейки жизненной энергией. Видимо какая-то «волновая» часть его сущности, не способная долго терпеть, как несовершенство человеческого тела, так и ограниченность любых материальных объектов на Земле, просто жаждала слиться с кусочком бесконечности.
        Давал о себе знать и тот факт, что находясь на протяжении довольно продолжительного времени в СФЕРЕ и перемещаясь по ней на околосветовых скоростях, магистр до сих пор не мог привыкнуть к ничтожно малым размерам своей теперешней тюрьмы  — планеты Земля. Для неугомонной Частицы его Вселенского духа подобные ограничения были ничем иным, как невыносимой мукой.
        Проблема была ещё и в том, что Кзоргу Дахагу по решению Совета Создателей было запрещено перемещаться по планете в астральном виде. А порой ему так хотелось хотя бы зрительно прикоснуться к «дыханию» звёзд. Но для этого нужно было обеспечить себе возможность выбираться наружу из подземного города.
        С этой целью магистр в своё время приказал расширить одно из ближайших к его апартаментам вентиляционных отверстий в потолке, превратив его тем самым в тайный выход, причём известный лишь нескольким особо доверенным Адептам и заканчивающийся уже на поверхности идеально ровной пятидесяти метровой площадкой.
        Выбравшемуся таким образом из подземелья и в очередной раз поражённому грандиозностью открывшейся панорамы Кзоргу, в какой-то момент пригрезилось, что он уже полностью растворился в желанном Небытие.
        Повсюду, насколько хватало глаз, простирались белоснежные пики гор, казалось, поддерживающих само Небо. Плотный туман заботливо укутывал их тайны от недостойных зрителей. Они, словно заснувшие великаны, связующее звено между физическим миром и незримой обителью богов, охраняли потусторонние врата в мир небожителей.
        Суматошное Время остановилось: здесь и сейчас. Величественный пейзаж, состоявший в основном из неприступных скал и не менявшийся на протяжении последних тысячелетий, как обычно, не обращал никакого внимания ни на суетливые жизни теперешних обитателей планеты, как, впрочем, и на все предыдущие земные Расы.
        Грандиозность монументальной затеи архитектора становится видна на значительном расстоянии. Масштаб выдающейся личности осознаётся потомками по прошествии десятилетий. Эпический замысел Создателей Земного мира позволительно ощутить, только если смотреть разом на все периоды существования нашей планеты. Да и то можно увидеть не всё сразу и целиком, а всего лишь по частям, «краешком глаза», фрагментарно, смутно угадывая отдельные трёхмерные проекции непостижимого и значительно более многомерного явления.
        Кзорг Дахаг медитировал.
        При этом кристально чистый свежевыпавший снег; сияющий своей прозрачностью воздух; неповторимый ландшафт и бескрайние просторы высочайших вершин мира; всё это его уже больше не интересовало. Иллюзия реальности больше не властвовала над нематериальной сущностью магистра. И лишь одинокий белоголовый орлан, царственно паривший над всей этой гармонией, ненавязчиво напоминал о присутствии на планете более достойных её живых существ.
        — Ненавижу!  — вдруг сам собой вырвался из груди Кзорга истошный вопль бессилия.  — Как же нестерпимо хочется сбросить материальную оболочку!
        Верховный Адепт, в который раз, принялся успокаивать свою разыгравшуюся не на шутку тягу к беспредельности. Метод перемены грубого, внешнего, «человеческого» зрения на тонкую чувствительность внутреннего ока постепенно оказывал оживляюще-ожидаемый эффект. Да, так было значительно лучше. Магистр, активировав волевым приказом свою волновую природу, принялся с особым рвением анализировать поступающую информацию, наслаждаясь «компьютерными» картинками параллельных реальностей.
        Окружающие его настоящие горы, с их непереносимым несовершенством полуразрушенных контуров, при этом мгновенно превратились в искусственные объекты, словно бы, по мановению волшебной палочки, пришедшие из мира графических программ. «Как же приятно видеть абсолютно правильные геометрические формы!  — мысли сами собой понеслись в голове Кзорга.  — Они словно бы напечатаны на гигантском всепланетном 3D-принтере». Магистр вдруг представил, что именно таким, идеальным по форме и размерам, и был изначально создан весь ландшафт планеты Земля. Почему-то ему было нестерпимо жаль, что на протяжении миллиардов лет, проведённых под гнётом непрекращающихся природных воздействий, все эти сверх естественные «правильности» постепенно разрушились. «Жалким органикам, современным обитателям Земли, не позавидуешь.  — он злорадно улыбнулся.  — Несчастные, вам достались всего лишь обломки былого геометрического совершенства. Хотя, думаю, порой всё же ещё можно разглядеть в отдельных местах планеты безошибочную точность в расчётах космических Создателей-Архитекторов».
        В этот момент его мыслевзгляд остановился перед уникальным образом, расположенным неподалёку и являющимся редким примером подобного совершенства. Удивительно, но факт! Почти идеальная гора-пирамида Кайлас каким-то чудом дожила до наших дней практически в первозданной целостности. Эта, изначально совершенная форма, конечно же, с годами тоже несколько потеряла качество пропорций, но не утратила их окончательно.
        Кзорг несколько раз посмотрел на неё то одним, то другим зрением. Потом, в очередной раз, принялся искать в округе нечто похожее. Однако, не обнаружив ничего подходящего, с сарказмом констатировал: «Вот и замечательно, что на планете практически не осталось первозданных форм! Идеальность и совершенство это для небожителей, а недоделанным землянам достаточно и заброшенных руин, причём, как материальных, так и духовных».
        Серьёзный, возможно от всё усиливающегося чувства голода, орлан продолжал выше и выше взмывать в поднебесье, не забывая при этом пристально разглядывать потенциальную добычу.
        Внезапно возникший и мгновенно сдувший с ближайшей вершины тонны свежевыпавшего снега порыв ветра, заставил магистра перевести взгляд с птицы на медленно образовавшееся белое облако. Через секунду Кзорг почувствовал, как независимо от его воли начало съёживаться тело. «Ненадёжная физическая оболочка. То ли дело бесплотный дух, ему всё равно жарко или холодно, не надо есть, пить, спать, удовлетворять животные потребности,… Мечта!»
        С целью ещё дальше уплыть от гнетущих мыслей, магистр, в который раз уже, принялся анализировать безупречность созданной им системы охраны Подземного Города.

        Случайных визитёров в этом, «забытом богом», краю Земли было традиционно мало. И это несмотря на то, что во все века волшебная пирамида Кайласа необъяснимой силой манила к себе разномастных пилигримов и отважных путешественников, желавших склониться перед священнейшей из гор.
        Порой здесь появлялись малочисленные экспедиции, жаждущие подняться на одну из великолепных вершин. Как правило, неприспособленных для тяжёлой работы в условиях высокогорья альпинистов всегда сопровождали местные жители-шерпы. Эти высокогорные «муравьи» недаром славятся своей нечеловеческой выносливостью. Возможно, у них за много поколений выработалась специфическая наследственная высотная адаптация, включающая в себя уникальные гемоглобиносвязывающие энзимы, обеспечивающие удвоенное образование окиси азота. Ну и, конечно же, шерпы лучше всех справляются с функциями гидов, экскурсоводов, инструкторов или вожатых. Они инстинктивно, или даже хронически, готовы к любым нештатным ситуациям, что особенно важно во время высокогорных восхождений.
        Магистр с радостью вспомнил особо памятный ему период: с 1959 по 1980 годы. В этот промежуток времени любое паломничество в Тибет было категорически запрещено Китайскими властями. Как же было тогда хорошо: ни одного человека.
        За последующие несколько лет ситуация коренным образом изменилась. Тысячи вдохновлённых открывающимися возможностями паломников со всего мира оголтело ринулись в это крошечное государство под названием Тибет. Благодаря такому гигантскому спросу вскоре возникли аналоги современных туристических агентств, предлагающих своим клиентам традиционные маршруты: большая и малая кора (обход) вокруг Кайласа; посещение «живого» озера Манасаровар (озеро Богов), в котором наиболее продвинутые, как правило, индийские паломники принимали омовение в любую погоду, ну и, конечно же, визит к «мёртвому» озеру Ракшас. (Э. Мулдашев). Выбору указанных трактов для экскурсий способствовали распространённые мифы и легенды. Согласно индийской теологии озеро Манасаровар является центром Вселенной наряду со священной горой Кайлас. В одном из древних текстов можно обнаружить такие слова: «Манасаровар  — обитель чистоты. Любой, кто прикоснётся к его водам, достигнет райских миров». Другие источники утверждают: «Любой, кто омоется и испьёт воду из озера Манасаровар достигнет небес Шивы и очистится от своих грехов за сотни
перерождений.» А по коренным тибетским повериям, озеро Манасаровар и вовсе является вратами духов, связывающими наш физический мир с миром потусторонним.
        Однако, продолжал вспоминать Кзорг, со всеми этими путешественниками проблем не возникало. Ведь эти туристы, хоть некоторые из них и достаточно глубоко увлекались эзотерикой, были всего-навсего обычными людьми.
        Значительно сложнее обстояли дела с местными буддийскими священнослужителями, которые после многолетних изнурительных практик достигали серьёзного уровня просветления и могли при жизни становиться нематериальными духами. Они просто сидели в своих монастырях и никуда не ходили в физическом теле. Однако, бесконечно молясь и медитируя, постоянно бродили, находясь в астральном теле, по окружающим горам, наслаждаясь скалистыми пейзажами. Но, что ещё более раздражало Кзорга, монахи пытались мысленно проникнуть ещё и внутрь всех горных пустот.
        От раскрытия тайны Подземного Города, и магистр этим очень гордился, спасало то обстоятельство, что уже много тысячелетий назад Адептам Высшей Мудрости удалось достаточно сильно уплотнить тонкий мир в радиусе пятидесяти километров. Для этих целей были выделены и настроены на определённую частоту волны около сотни шарообразных сгустков, подобных тем, что висели в данный момент в потолке-полусфере. Именно с тех пор Подземный Город и воспринимался экстрасенсами и ясновидящими, коих было предостаточно во все времена, особенно среди тибетских монахов, как непробиваемый монолит горной породы.
        Кзорг, традиционно во время своих прогулок по открытой площадке, внимательно всмотрелся в «Сапфировое лицо», расположенное на южной стороне горы Кайлас. Ему нравилось, как местные монахи назвали эту огромную трещину, словно шрам разрезающую лицо неприступного склона и в середине перемежающаяся с горизонтальной линией. В этой гигантской свастике, по верованиям жителей окрестных поселений, всегда присутствовала какая-то мистическая сила.
        «Храм-Цитадель недосягаем для смертных».  — с глубоким удовлетворением подумал магистр, снова оценивая всю грандиозность усовершенствованной им системы безопасности, которая с каждым годом становилась всё более сложной и многоуровневой.
        Роль первого эшелона надземной защиты, так называемого «Авангарда», выполняло мощное психо-физическое поле, формируемое и поддерживаемое теми же сотнями шарообразных сгустков энергии. Оно мгновенно начинало действовать в случае проникновения непрошенных гостей в секретную зону, начинающуюся за десятки километров от горы, в которой располагался Подземный Город.
        Кзорг уже много раз вёл подробные беседы с людьми, случайно проникшими за рубеж. Их, в бессознательном состоянии, регулярно доставляли передовые отряды, состоящие из охранников, нёсших свою вахту недалеко от поверхности. Магистр жаждал получать всю исчерпывающую информацию «из первых рук».
        Так вот, результатом данного энергетического воздействия, как правило, являлась необъяснимая людьми реакция их организмов. Подобного ни с одним из опрошенных ранее не случалось. У странников, перешедших невидимую границу, вдруг, ни с того, ни с сего начинала болеть голова, возникали приступы удушья, неимоверно щемило сердце. Через несколько минут они уже не могли дышать, потому что спазмы в грудной клетке просто разрывали их тела на части. Кроме всего прочего, и на это обстоятельство все пострадавшие указывали однозначно, им начинались чудиться кошмары и ужасы, причём настолько явные, что люди полностью теряли связь с реальностью.
        Однако, самым загадочным, как потом рассказывали другие путешественники, прошедшие через подобные состояния, была неожиданная смена внутренней целеустановки. Другими словами, человек, направляясь в определенную точку на карте, которая находилась в пределах десяти-километрового радиуса от Подземного Города, вдруг неожиданно для себя менял свой маршрут в направлении, уводящем его из защищенного пространства. И через некоторое время, этот исследователь «белых пятен» планеты, как-бы очнувшись, осознавал, что он уже находится в совершенно другом месте. При этом он не мог сам себе объяснить, что же произошло. Ведь изначальный его маршрут пролегал в совершенно другом направлении.
        Магистр мог быть вполне доволен: «Авангард» работал безупречно. Вторым эшелоном обороны являлось так называемое «сонное поле». Оно безотказно усыпляло любого человека, переступившего запретную черту. Были случаи, когда особо догадливые нарушители пытались проникнуть вглубь странного пространства на какой-то машине или механизме, надеясь позже проснуться в уже достигнутой точке. Однако, «многомерный» механизм воздействия «сонного поля» был достаточно долговременным. И пока нарушитель спал в кабине своего транспортного средства, охранники наружного наблюдения как можно быстрее перемещали его машину обратно за секретный периметр.
        Кзорг вспомнил также и регулярные случаи проникновения по воздуху с применением различных летательных аппаратов. Так вот для них тоже было предусмотрено определённое воздействие. В какой-то момент пилот лишался возможности управления и аппараты начинали вести себя самостоятельно, при этом улетая в любом доступном направлении, лишь бы покинуть запретную зону. Если случались попытки проникновения с помощью шагающих роботов, то машины в какой-то момент просто ломались и их невозможно было починить. В случае проникновения на воздушном шаре, сразу же формировались необходимые воздушные потоки, которые уводили шар из запретной зоны.
        «Учитывая глобальную значимость этого места для всей планеты, нам не стоит расслабляться.  — подумал магистр, возвращаясь обратно в Подземный Город.  — И несмотря на безупречное функционирование системы охраны объекта, мы должны и дальше её совершенствовать. Надеюсь, что к спуску Посланника в пирамиду Кайлас у нас всё готово. Вот только побыстрее бы это знаменательное событие произошло».

        Глава 33

        Первым делом, зайдя в свой кабинет, Кзорг спросил у своего Шара-Секретаря:
        — Керк, есть что-нибудь от Бронктуса?
        — Да. Вывожу на экран последнее сообщение Советника.
        При этом в воздухе появилась полупрозрачную голограмма со следующим текстом:

        «Приветствую вас, Первый Помощник!

        К великому сожалению, все наши худшие предположения продолжают сбываться. Пагубные последствия фактора» очеловечивания» уже начинают ощущаться не только у» Смотрителей», непосредственно контактирующих с людьми-органиками, но и в более высоких поясах СФЕРЫ. Первые признаки проникновения зафиксированы у» Операторов», «Корректоров», «Аналитиков». Такими темпами процесс может в скором времени добраться до уровня моих «Наблюдателей».
        Моим экспертам удалось вычислить некоторую закономерность. В наибольшей степени процессу» очеловечивания» подвержены те Частицы Сущности, которые синхронизируются с аномальными органиками.
        Поэтому вам нужно немедленно принимать все возможные меры к их поголовному истреблению на Земле! Задействуйте всех своих агентов. Не теряйте ни минуты! Это вопрос первостепенной важности! Баланс энергий в СФЕРЕ находится под угрозой!»

        Магистр на минуту оторвался от чтения. Он прекрасно осознавал, что без помощи такого влиятельного покровителя (Бронктус имел энерго-размер порядка десяти метров и занимал высокую должность Советника Наблюдателя Первого Уровня, являясь начальником Отдела аномальных отклонений), ему не удалось бы создать тайную сеть агентов, отслеживающих и уничтожающих неугодных людей на Земле. Поэтому нужно было прислушиваться к каждому его слову.
        Их взаимовыгодный альянс существовал уже не одну тысячу лет. Кроме всего прочего, Кзоргу нравилось иметь единомышленника, преследующего одинаковые с ним цели.
        Он продолжил чтение.

        «Также сообщаю, что согласно нашей, ранее достигнутой, договоренности я продолжаю искать и пытаться склонить на нашу сторону новых соратников.
        Так недавно у меня состоялась беседа с одним очень талантливым оператором» Системы передачи данных» по имени Фреймон. Пока ещё он не с нами, но думаю в ближайшее время мне удастся убедить его присоединиться к нам. Тогда дело по поиску и устранению аномалий в СФЕРЕ пойдёт значительно быстрее!
        Всё ли идёт по плану в нашем с вами процессе искажения подлинной информации о жизни на Земле?»

        Дочитав послание, Кзорг задумался. Нужно было срочно подготовить подробный ответ.
        — Керк, зашифруй и отправь в СФЕРУ следующее сообщение:

        «Приветствую Вас, уважаемый Советник Бронктус!

        Рад сообщить Вам, что замена подлинной информации о жизни на Земле на изменённую (ради наших общих целей) идёт согласно ранее утверждённого плана. Обработано уже более семидесяти процентов всех файлов, а это примерно четыре миллиарда человеческих судеб. Процесс продолжается, не прерываясь ни на секунду. Всё идёт в строго секретном режиме и об этом никто из Совета Адептов не догадывается.
        К сожалению должен сообщить Вам, что число аномалий среди людей также постоянно растёт. Этот сброд всё лезет и лезет в недоступные области. Их бренные мозги насквозь пропитаны тщеславными целями и эгоистическими амбициями. Бесспорно, с этим трудно бороться.
        Более того, последний случай (речь идёт о некоем органике по имени Ингвар Росдерссен) свидетельствует о том, что в деле замешаны какие-то новые и пока неведомые нам игроки. Прошу вашего пристального внимания к данному вопросу. Это серьёзно посодействовало бы нашей совместной работе.
        Если говорить конкретнее, то не могли бы вы попытаться как-то связаться с Частицей Сущности этого человека? Её зовут Адельфия. А лучше всего было бы убедить её начать сотрудничество с нами. Это очень сильно упростило бы решение поставленной задачи.
        Аномальные органики, способные самостоятельно входить в области Бессознательного, представляют серьёзную угрозу для всей нашей деятельности. При определенном уровне своего развития они даже могут попадать в СФЕРУ, полностью и явно осознавая это своим недостойным разумом. А это категорически недопустимо. Их место только на Земле!
        Всё это ещё раз напоминает нам всем, что и у вас в СФЕРЕ и здесь на Земле, нужно прилагать максимум усилий для быстрейшего убеждения Совета Создателей перезапустить игру «Жизнь на Земле», но уже со следующей, шестой Расой  — киберов с искусственным интеллектом.»
        Дадим бой ненавистным органикам совместными усилиями!»

        Магистр, с чувством глубокого удовлетворения, ещё несколько раз перечитал своё послание.

        Глава 34

        Ингвар проснулся значительно раньше обычного.
        Резкие крики каких-то, по утрам слишком уж горластых, птиц лучше всякого будильника частично вырвали его из многократно повторяющегося сна. Причём, волшебные сновидения не отпускали и оставались всё ещё довольно насыщенными. Они словно бы не желали, чтобы мозг человека вышел из состояния блаженной дремоты. Просыпаться окончательно вовсе не хотелось.
        Ингвар только что видел себя летящим высоко-высоко над Землей, где-то в предгорьях Гималаев. Широко раскинувшиеся полотна белого, словно покрывала, снега были сплошь изрезаны тёмно-серыми пропастями, впадинами и оврагами. Вдали, смутно видневшиеся остроконечные пики неприступных вершин мира, подобно молчаливым и беспристрастным стражникам сурово взирали на происходящее внизу. Всё это действо сопровождал, доносившийся откуда то сбоку, глубокий голос его тибетского учителя. Хоумворт сначала, в своей неторопливой манере, что-то тихо и торжественно рассказывал о полётах в астральном теле, а потом достаточно резко сказал: «Ты в опасности!» И в этот момент перед внутренним взором возникло виртуальное письмо, подписанное «Всегда с тобой. Адельфия».
        Молодой человек открыл глаза и осмотрелся. Стандартный номер первой попавшейся гостиницы ничем не отличался от тысяч своих собратьев, разбросанных по всему миру. Одна просторная комната и крошечная уборная, совмещённая с душевой. Какая разница, где переночевать, если главная задача посещения этой страны заключается не в отдыхе и развлечениях.
        Косые лучи восходящего солнца, пронизывая оконное стекло, упирались в яркие ирисы, аляповато нарисованные на обоях. Разноголосые запахи дикорастущих цветов до потолка заполнили всю комнату сочными ароматами бескрайних полей.
        Нужно было вставать.
        Ингвар, чётко понимал, что надо действовать, но не знал, что конкретно нужно делать. Тем не менее, он бодро выскочил из постели и, делая руками плавательные движения, подошёл к распахнутому окну.
        Оранжево-красный диск солнца величаво и торжественно завис между черными колоннами скал, уносящихся ввысь. Подняв глаза к небу, молодой человек увидел вдалеке от себя на высоте трёхсот метров над землей десятки строений, причудливыми шапками облепивших вершины огромных глыб.
        «Метеора в переводе с греческого означает „парящий в воздухе“.  — вспомнились ему слова из путеводителя, который он десять часов назад листал в самолёте.  — Сколько же интересных и необычных мест на Земле! Хорошо, что меня именно сюда вчера занесло!»
        Раскатистое эхо колокольного звона торжественно пролилось из небесных глубин. Служба в монастырях, расположенных на вершинах отвесных утёсов, начиналась ровно в пять часов утра.
        «Пора двигаться! Нас ждут великие дела!  — подбодрил себя Ингвар.  — Не помешает, заодно, насладиться интересной прогулкой по неизвестным местам».
        Уже через двадцать минут молодой человек быстрым шагом спускался со своего второго этажа в холл гостиницы. Не выспавшаяся после ночной смены девушка, сидевшая за бело-голубой стойкой-ресепшн, тщетно пыталась ему улыбнуться. Глядя в её усталые глаза, он вдруг вспомнил, как быстро потускнел взгляд Бэкки.
        Раньше Ингвар никогда не видел её такой подавленной и замученной. Начиная с первой встречи, когда Магнус познакомил их на университетской вечеринке, Бэкки всегда была в приподнятом настроении. Трудно было даже предположить, что может омрачить настроение этой новой знакомой его друга. Неиссякаемый оптимизм буквально заполнял всё пространство, окружающее Бэкки, незримо делая её собеседников участниками праздника под названием «молодость». Возможно такому позитивному отношению к жизни способствовала её постоянная погружённость в чтение каких-то заумных философских сборников. При этом, в любом разговоре, она всегда находила возможность вставить какие-то потрясающие афоризмы, цитируя нужных в данный момент авторов. От этого у окружавших её людей складывалось ощущение, будто бы в этих книгах были ответы на любые вопросы: будь то сложные проблемы мироздания или же простейшие жизненные ситуации.
        Теперь же, после внезапного ареста Магнуса, девушку словно бы подменили. Не было уже той клокочущей энергии в её голосе, куда-то пропала оптимистическая уверенность, а про улыбку и вовсе можно было забыть. Похоже Бэкки пока ещё не попалась в руки книга, способная помочь выбраться из такой глубокой психологической ямы.
        Осталось лишь унылое безразличие к жизни и ко всему окружающему. Гнетущая депрессия, наступившая сразу после ареста Магнуса, быстро переросла в беспросветную апатию. Возможно, автоматически переведя себя в режим полного отрешения и самоустранения, психика пыталась таким способом бороться за выживание организма или, хотя бы за частичное избавление от непереносимых душевных мук.
        Ингвар в первые дни, беседуя с Бэкки по телефону, ещё пытался было апеллировать к её сознанию, регулярно напоминая о том, что ведь было в жизни и много хорошего. Причём всё это было относительно недавно. Он надеялся таким способом придать ей дополнительный импульс не сдаваться, бороться и продолжать надеяться на лучшее. Однако, ничего не помогало. Казалось, Бэкки полностью отключилась от внешнего мира, перейдя в глубоко созерцательное состояние. С каждым днём она всё глубже погружалась в беспросветный мрак одиночества. Хорошо ещё, что хотя бы несколько раз смогла заставить себя позвонить ему, уже из Лондона, интересуясь здоровьем и рассказывая про Магнуса. Видимо Бэкки так и не удалось смириться с тем, что даже находясь, после экстрадиции, на территории Великобритании, её муж остался таким же подозреваемым в покушении на убийство, как и в Дубае.
        Выйдя из отеля, Ингвар пересёк наискось крошечный перекрёсток и двинулся по грунтовке в направлении двух голых сопок, видневшихся между балконами соседних трёхэтажных домов.
        Он впервые очутился в греческом городке Каламбака, приютившемся на западной окраине Фессалийской долины. Причём, как это ни странно звучит, без определённой цели. Ингвар точно помнил, что это место на планете ему не просто приснилось, а словно бы кричало и молило о срочной встрече, но зачем, почему и что делать дальше было совершенно непонятно. Молодому человеку приходилось со всем этим разбираться по ходу дела, как всегда доверяя своей интуиции и пытаясь улавливать наводящие знаки.
        А для начала нужно было просто прогуляться в случайно выбранном направлении, авось что-то и попадётся интересное.
        Ингвар вспомнил, как получив сигнал тревоги от своего подсознания, а этим необъяснимым импульсам он доверял гораздо больше, чем любому разумному доводу, решил срочно покинуть госпиталь. На тот момент ему оставалось ещё неделю лечиться, строго выполняя многочисленные восстановительные процедуры. Однако, коренным образом изменившиеся обстоятельства, в чём молодой человек больше не сомневался, заставили его просто-напросто сбежать из лечебного учреждения, никому ничего не объясняя.
        «Данные мои у них есть. Страховка покроет все расходы на лечение. Так что по этому вопросу всё в порядке. Гораздо интереснее разобраться, как такое, в принципе, могло произойти?  — думал Ингвар, медленно прогуливаясь по узеньким улочкам, на которых с трудом могли разъехаться даже два автомобиля.  — Зачем Магнусу понадобилось резать лямки моего парашюта? Что с ним случилось тогда на смотровой площадке? Может быть кто-то действительно загипнотизировал его в тот момент?»
        Тени от остроконечных крон пирамидальных кипарисов, словно от гигантских карандашей, окрасили все прилегающие заборы. Но молодой человек не замечал их, погрузившись в свои тяжёлые раздумья. «Единственный мой настоящий и преданный друг, которому я доверяю как самому себе, и вдруг такое совершил! О чём он думал и думал ли вообще? Что его заставило это сделать? Должно ведь быть хоть какое-то объяснение произошедшему!»
        Ещё раньше, беспомощно валяясь в госпитале, Ингвар начал тщательно анализировать произошедшую с ним трагедию. И постепенно пришёл к выводу, что возможно есть какая-то связь между странными записками рекламщика Таффа Эванса и трагическими событиями во время прыжка с парашютом.
        «Ведь это именно он первым сказал мне о грозящей опасности. Надо будет потом срочно заняться этим сумасшедшим,  — теперь уже с уверенностью подумал молодой человек.  — и вытрясти из него всю информацию! Хотя, что-то здесь не так. Ведь он вроде неплохой парень. Весьма запутанная история.»
        Ингвар, как ни старался, не мог нащупать ни одной ниточки, проливающей свет на произошедшие события. «Ладно, надо отвлечься от всего этого. Несмотря на то, что я не могу во всём разобраться, моё отношение к Магнусу не изменится. Я верю, что он не желал мне зла.»
        И, словно бы очнувшись, молодой человек вдруг начал видеть окружающую его обстановку. Грунтовая обочина дороги уже давно превратилась в довольно ухоженный тротуар. Молодой человек шёл по узенькому бульвару, обрамлённому с обеих сторон одноэтажными домами. Сладковато-пряный запах каких-то местных растений обволакивал голову мягким шлейфом, отвлекая от грустных мыслей. На тротуарах, прямо возле заборов, сплошь увитых зеленоватыми покрывалами садового плюща стояли раскидистые деревья грецкого ореха. «Греки называют их „жёлуди богов“. Красиво сказано!»  — он ещё раз вспомнил красочный путеводитель по Греции.
        Бархатные лепестки мальвы радостно поворачивались навстречу ранним и пока ещё не обжигающим лучикам солнца. Резные листья клёна, словно гигантские аплодирующие ладони, мерно покачивались на ветру.
        Порой, посередине какого-то участка, взгляд молодого человека прилипал к вечнозелёному субтропическому дереву, оливе, самому ценному и распространённому растению Греции.
        Вдоволь насмотревшись на местные закоулки, Ингвар свернул на широкую улицу, по всей видимости главную в этом провинциальном городишке. Пытаясь отвлечь своё внимание от безуспешных размышлений, молодой человек вспомнил как недавно расставался с сестрёнкой.
        На третий день её пребывания в Дубае, Эйлин пришла к нему в госпиталь пораньше, чтобы побыть вместе до отъезда в аэропорт. Она была в приподнятом настроении от такого быстрого восстановления брата и от предвкушения встречи со своим супер-мощным компьютером.
        — Во сколько у тебя вылет?  — спросил тогда Ингвар.
        — Через два часа. Поэтому посижу у тебя тут немного и в путь. Надо ещё успеть на регистрацию рейса.
        — Вижу, как тебе не терпится побыстрее нарисовать что-то фантастическое!
        — Да, конечно. И в супермаркете надо бы поскорее показаться. Девчонки там за меня пашут «внеурочно». Я рада, что ты поправляешься.
        — Спасибо. Ты же знаешь, я не люблю болеть!  — Ингвар обнял за плечи свою сестру.  — Слушай, мне сегодня такой странный сон приснился. Даже не знаю можно ли это сном назвать. Вобщем, когда я проснулся, то перед глазами было письмо.
        — Как это письмо перед глазами и кто же его написал тебе?  — удивилась Эйлин.
        — Мне пока сложно тебе объяснить. Я и сам ещё толком со всем этим не разобрался.
        — Ну, как всегда! Заинтригуешь и молчишь!  — сестрёнка обиженно поджала губки.
        — Не обижайся, радость моя, скоро обо всём узнаешь.
        — Так что там было написано в твоём загадочном письме из ниоткуда и ни от кого?
        — Мне надо срочно лететь в Грецию.
        — Прелестно! Вот это да! Классное письмо  — чёткое указание к действию! А зачем тебе туда, в нём не написано?
        — Ну всё, начался допрос.  — Ингвар сделал вид, что обиделся.  — Полетели лучше со мной! Вместе разберёмся. Ой, да, забыл, тебе же надо срочно на работу.
        — Я бы с удовольствием! Но дела есть дела. Ладно, расскажешь потом, как там в Греции.
        — Договорились!

        Ингвару стало немного легче. Даже мимолётные воспоминания о вроде бы ничего не значащих, но проведённых в общении с близким человеком, минутах, согревали душу.
        Побродив по окрестностям ещё около двух часов и убедившись, что перед ним находится обычный южный туристический городок, Ингвар хотел было уже повернуть обратно в свой типичный трёхзвёздочный отель. Однако проходя рядом с каким-то книжным магазином, он вдруг почувствовал себя как-то странно. В глазах пропала чёткость и «пошли помехи», как будто кто-то переключил телевизионный канал и картинка на экране стала слегка подёргиваться. Молодой человек интуитивно мотнул головой, пытаясь стряхнуть с себя этот непонятный импульс, мешающий смотреть вокруг. И в этот момент в витрине магазина он увидел задумчивую девушку в круглых очках, самозабвенно уткнувшуюся в какой-то древний фолиант.
        «Какая ранняя пташка! Не успела толком проснуться, а уже ищет что-то в букинистической лавке. Прямо как я.»  — Ингвар улыбнулся. «Помехи» в голове сразу прекратились. Зрение восстановилось. Через мгновение он понял, что пройти мимо ему не позволяет какая-то неведомая сила, удерживающая его на этом месте.
        Удивившись своим собственным действиям, он решил подойти к незнакомке и начать разговор, хотя абсолютно не понимал: что сказать и зачем он всё это делает. Заговаривать с незнакомыми девушками была не его тема.
        Молодой человек на пару секунд остановился перед входом, сделав вид, что рассматривает пёструю вывеску книжного магазина и, увидев, что заинтересовавшая его читательница принялась за другую книгу, проскользнул внутрь.
        — Наверное, вы ищите старинную карту, на которой обозначены сокровища?  — срывающимся от волнения голосом поинтересовался Ингвар, подойдя к незнакомке.
        — Как вы догадливы!  — девушка на минуту сняла свои большие белые очки и с удивлением посмотрела на молодого человека.
        Ингвар, казалось, потерял дар речи. Вот так порой какая-то неведомая сила за несколько мгновений полностью заполняет всю сущность человека терабайтами неосязаемой информации, идущей стремительным потоком от другого человека. Об этом можно прочитать тысячи книг, но всё останется только теорией. А настоящая жизнь и реальные переживания возможны лишь среди живых людей. «Теория суха мой друг, а древо жизни пышно зеленеет». (Фауст. Гёте.)
        Прошло несколько секунд, а молодой человек всё стоял и смотрел на уже достаточно расслабившуюся и открыто улыбающуюся девушку.
        Лицо у неё было овальное, правильной формы, длинные и загнутые кверху ресницы придавали её светло-карим глазам какое-то подростково-удивлённое выражение. Плавная линия излома её красивых округлых бровей ласково обрамляла большие глаза. Густые волосы тёплого шоколадного оттенка прямым каскадом ложились на плечи. Маленький носик слегка подёргивался, пока она говорила. Нижняя губа была немного тяжеловата для такого стройного лица. Голос, не смотря на её щуплую с виду фигурку, был глубоким и выразительным.
        — А вы, наверное, пират, охотящийся за этими сокровищами?  — девушка любезно предприняла попытку помочь молодому человеку «спуститься с небе на Землю».
        — Если бы! Я просто турист. Вот впервые приехал сюда.  — Ингвар уже полностью овладел собой.  — Хочу познакомиться с местными достопримечательностями. Кстати, не могли бы вы провести для меня небольшую экскурсию по этим местам? Здесь ведь наверняка есть что-то необычное.
        — Интересно. А как вы догадались, что я работаю экскурсоводом?  — спросила девушка.
        — Честно говоря, случайно. От вас просто веет супер-знаниями. И, в отличие от прочих людей, я вам почему-то доверяю.
        — А вы необычно знакомитесь!  — удивилась она.
        — Да, я не мастер в этом деле. Так как-то само собой получилось! Более того, я готов заплатить вам пятьсот долларов сейчас и ещё пятьсот, когда вернёмся из экскурсии.
        Не подавая вида, девушка очень обрадовалась тому, что наконец сможет позволить себе купить то редкое коллекционное издание научного труда Роберта Седжвика по математическому анализу алгоритмов, о котором она так давно мечтала, но не могла себе позволить.
        — Хорошо. Уговорили. Пожалуй, я могла бы показать вам кое-что, но для этого нам понадобится специальная экипировка. Кроме того, дорога предстоит довольно тяжёлая. Придётся много часов ходить пешком по крутым перевалам.
        — Вот и замечательно. Вы весьма великодушны. С технической стороной вопроса я разберусь, да и гулять по горам  — это мое любимое занятие!  — удовлетворенно заметил Ингвар.  — Вот мой номер телефона. Жду от вас список необходимого оборудования. Когда планируем выдвигаться?
        — Предлагаю встретиться здесь же через два часа. Успеете?
        — Конечно!  — молодой человек почти бегом выскочил из магазина.
        Прошло уже пять минут, а он до сих пор не мог понять, как всё это произошло. Буквально пролетев на крыльях внезапно накрывшего вдохновения ещё метров сто, Ингвар остановился и попытался уже более спокойно проанализировать сложившуюся ситуацию. «Что это сейчас было? Мне же не нужен проводник по этим местам. Странно. И зачем я стал предлагать ей деньги? Что со мной происходит?»
        Позже и познав себя самого значительно глубже, Ингвар возможно назвал бы произошедшее с ним в это утро событие не иначе, как мгновенной синхронизацией душ, вибрирующих на одной волне.

        Глава 35

        В назначенное время молодые люди вновь встретились у книжного магазина.
        — Вы не передумали?  — серьёзно произнесла девушка, быстрым шагом подходя к Ингвару. На её плече висела спортивная сумка, а в руках были палки для скандинавской ходьбы.
        — Нет. Конечно, нет. Спасибо вам, что согласились прогуляться.
        — Меня зовут Кайла.  — и она протянула ему руку.
        — Ингвар. Для друзей просто Инг.
        — Ну, здравствуй Инг. И откуда ты только свалился на мою голову?  — девушка улыбнулась.
        — Привет, Кайла! Рад знакомству!  — опешил он от столь неожиданного дрифта.
        — Тебе всё удалось найти, из того что я написала в сообщении?
        — Да, без проблем. Здесь неподалёку есть хороший спортивный магазинчик.
        — Тогда вперёд и с песней!
        Кайла порывистым движением выхватила у Ингвара один из двух подготовленных рюкзаков, положила в него свою сумочку, ловко закинула его себе на плечи и быстро зашагала в направлении видневшихся вдали сопок.
        Теперь Ингвар мог рассмотреть её подробнее. На девушке был практичный и функциональный костюм для комфортной ходьбы по пересечённой местности, изготовленный из «дышащего» синтетического волокна. Голову, от жаркого южного солнца, защищала ярко-фиолетовая спортивная панама, а глаза  — белые солнцезащитные очки.
        Кайла, с ходу в карьер, помчалась мягкой и пружинистой походкой. Белоснежные кроссовки замелькали словно в фильме, который смотришь на ускоренной перемотке.
        Ингвар почувствовал, как его накрывает мощный энергетический поток, причём эпицентром гигантских волн-цунами выступала как раз его новая знакомая. Оживляющая магия влюблённости значительно ускорила процесс выздоровления.
        Не переставая удивляться решительной походке девушки, Ингвар в какой-то момент ощутил, что тело Кайлы теперь жило своей загадочной жизнью. Складывалось впечатление, что оно долгое время было заперто в неподвижной позе за изучением умных книжек, а теперь вырвалось наконец-то на свободу и полетело, радуясь самой возможности физических движений. Тело больше оно не собиралось слушать голоса разума, постоянно твердящий, что нужно беречь себя и экономить силы, ведь впереди предстоит долгий путь пешком. Да, всё это будет, но потом. А сейчас, именно в сию секунду, отдавшись первому эмоциональному порыву нужно было нестись вперёд, «сломя голову», не обращая особого внимания на то, куда и зачем ты «летишь». Казалось, девушка была просто не в состоянии медленно передвигаться. Она постоянно ускоряла темп.
        Кайла шла-бежала, держась одной рукой за лямку рюкзака. При этом другой рукой, с зажатыми в ней палками для скандинавской ходьбы, девушка пыталась остановить проезжавшие мимо машины.
        Через пять минут один из местных водителей соизволил притормозить.
        — Добрый день!  — сказала Кайла по-гречески.  — Не подбросите нас к отельчику «Koka roka bed and breakfast»?
        — Конечно! Садитесь! Довезу за пятнадцать минут!  — грек дружелюбно улыбнулся.  — Хотите прогуляться по окрестностям?
        — Да, интересно посмотреть на город с какой-нибудь вершины.  — ответила девушка, закидывая рюкзак на заднее сиденье.
        Молодые люди по очереди забрались в машину. Палки еле-еле поместились в салоне, заняв всё свободное пространство от одной боковой двери до другой.
        — Мы что, на такси будем путешествовать?  — спросил Ингвар.
        — Нет, доедем до окраины городка и дальше пойдём пешком. Там уже нет автомобильных дорог.
        Достигнув нужной точки, они рассчитались с водителем и отправились в путь. Вся местность, насколько хватало глаз, была сплошь покрыта колосящимися лугами. И если вблизи ещё можно было разглядеть неимоверное разнообразие трав и кустарников, то вдалеке всё это уже превращалось в разноцветные живые волны.
        Кайла шла размашистой походкой, уверенно отталкивалась обеими палками от земли. Ингвар старался не отставать от неё, порой проходя по самому краю какого-то очередного обрыва, внизу которого яркими пятнами благоухали местные колючки и порхали сотни ярко-оранжевых в чёрную точку бабочек-медведиц.
        Через пятнадцать минут молодые люди, петляя по замысловатой тропинке-змейке, забрались на небольшой холм. Казалось, кто-то нарочно старался посильнее запутать этот лабиринт.
        Кайла, несмотря на быстрый темп ходьбы, умудрялась каким-то неуловимым движением ещё и раздвигать встречавшиеся на пути ветки кустов. Порой она резко останавливалась, чтобы разыскать в густой траве какое-нибудь редкое растение.
        — Как называются эти цветы?  — во время очередной микро-остановки спросил Ингвар.
        — Это фригана  — сильнопахнушие колючие полукустарники.  — ответила Кайла.
        — Ты интересуешься флорой и фауной Греции?
        — Нет. Просто иногда, от случаю к случаю, собираю кое-что для моего домашнего гербария.
        Чем дольше Ингвар смотрел на свою случайную спутницу, тем яснее ему становилось, что он уже не в силах оторвать взгляд. Ему казалось, будто вся его жизнь, да что там он, будто весь мир был создан именно ради этого волшебного мига. Молодому человеку почему-то больше не хотелось задавать свои бесконечные мудрёные вопросы. Он вдруг почувствовал необъяснимое, но от того не менее прекрасное и глубокое, духовное единение с такой, с виду обычной, а по ощущениям, какой-то неземной, девушкой. И в этот момент свершилось маленькое личное чудо. Нескольких просветляющих мгновений полной гармонии всего лишь с одним человеком, живущим на этой планете, оказалось достаточно, чтобы испытать какое-то необъяснимое и сокровенное слияние с миллиардами других людей. Для Ингвара, как оказалось, именно это состояние и являлось давно уже разыскиваемым ключом к разгадке многих ранее непостижимых вопросов.

        ***

        Игривые запахи моря цветущих растений волнами накатывали на азартных путешественников.
        Молодые люди уже больше часа пробирались по заросшим холмам. Во время их совместного пешего перехода по, хотя и живописным, но очень труднодоступным, местам, Ингвар всё больше и больше убеждался, что Кайла находится в отличной физической форме. Она практически ни в чём ему не уступала, а по настрою и внутреннему порыву, порой, даже превосходила. Правда, сравнение в данный момент было необъективным, так как Ингвар ещё полностью не восстановился после падения.
        Он был поражен той резкой перемене, которая произошла в этой девушке с момента, когда они встретились в книжном магазине. Тогда она показалась ему занудной учительницей, которая только и умеет, что яростно копаться в своих бесконечных книжках. А теперь рядом с ним не шла, а просто летела на волнах вдохновения интересная молодая женщина.
        Тем временем, Кайла быстро поднималась по извилистой песчаной тропинке. Её изящные руки, даже не смотря на прикреплённые к ним палки, весело порхали, словно крылья только что появившейся на свет бабочки.
        Вдруг она резко остановилась, повернулась к своему попутчику и пристально посмотрела ему в глаза. При этом Ингвару показалось, что в этот момент она как будто обсуждает с кем-то свои вопросы, но с кем, ведь они были одни одинёшеньки на очередном горном перевале.
        «Регистрирую повышенный фон энергии влюблённости. Это одни из самых качественных Импульсов Необычности. Выражаясь языком людей, СФЕРА живёт подобными состояниями.»  — услышала Кайла непривычно возбуждённый голос своей души. И, забыв что в данном случае нужно было общаться мысленно, вслух сказала:
        — Ты опять о своём!
        Тогда уже и Ингвар внимательно посмотрел на девушку.
        — С кем это ты там всё время беседуешь?  — спросил он.
        — Да так, сама с собой.
        — Ладно, перестань секретничать. Всё равно мы с тобой абсолютно не знаем друг друга и, возможно, скоро расстанемся.  — сказал Ингвар, подумав при этом: «Хотя, теперь уже вряд ли!»  — Поэтому можно и раскрыться немного.
        — Ладно.  — тихо сказала Кайла.  — Как бы тебе про это сказать, чтобы понятнее было. Я называю их просто «звёздочки».  — И, обращаясь уже к своей душе, добавила.  — Хорошо, хорошо, Архон, больше не будем прятаться.
        — Как ты с ними, так сказать, познакомилась?  — спросил Ингвар.
        — Несколько лет назад я вдруг поняла, что поток жизни, проявляемый в виде многих миллиардов человеческих судеб, это не всё. Должно быть что-то ещё, что-то сокрытое от всеобщего понимания, что-то труднодоступное для осознания и непостижимое по своей сути.
        — Несколько лет назад?  — перебил ее Ингвар.  — Я только, только начинаю что-то подозревать, а ты уже несколько лет назад до этого дошла! Придётся мне срочно догонять тебя и навёрстывать упущенное.
        — Да, тогда всё как-то неожиданно получилось. Но, с какого-то момента мой мозг стал работать «на износ», не останавливаясь ни на минуту, причем ни днём, ни ночью. Никакие религиозные источники не давали мне ответ в ясной и конкретной форме, сам, наверное, знаешь, везде всё так туманно и расплывчато. Философы всех времен и народов пытались как-то в общих чертах рассуждать по интересующим меня вопросам. Да, мне известно было, что на свете существуют многочисленные теории, пытающиеся что-то объяснить. Но мне всего этого было мало. Я перечитала горы умных книжек, изучила всю имеющуюся информацию, несколько раз жила в разных монастырях по всему свету. Но ничего не помогало. Меня изнутри просто пожирала какая-то непонятная познавательная сила. Она заставляла меня двигаться всё дальше и дальше. Это было невыносимо! Мне хотелось остановить этот бешеный поток. Он просто разрывал меня на части. Я искренне хотела получить хоть какой-то, причём именно мой личный, опыт познания.
        Кайла вдруг остановилась, на минуту задумалась и ещё более пристально посмотрела на Ингвара.
        «Стоит ли „раскрывать душу“ перед этим случайным незнакомцем?  — мысленно спросила она.  — Архон, стоит ли ему рассказывать про тебя?»
        «Конечно! „Возможность ошибки не избавляет нас от необходимости попытки.“(Василий Головачёв Чёрный человек)  — последовал незамедлительный ответ.  — Мы с его душой-смотрительницей Адельфией давненько знакомы, причём на протяжении нескольких воплощений. Так что, выражаясь вашим земным языком это твоя родная душа. Теперь вопрос только в том, выберет ли его твое тело и сознание».
        Кайла продолжала молчать. Внезапно охвативший страх разрушить нечто, вовсе ещё и несформировавшееся, сжал всю её сущность. Девушке было непросто пересечь заветную черту, после которой люди либо мгновенно сближаются, либо навсегда и уже безвозвратно отдаляются.
        — Я и до этого была не особо общительна.  — Кайла всё-таки решилась на сжигающий все преграды «шаг веры», веры в благородство души практически первого встречного незнакомца.  — У меня почти не было друзей. А тогда я и вовсе замкнулась в себе, потому что постоянно что-то обдумывала, анализировала и фактически уже бредила наяву. Родители даже пытались уговаривать меня проконсультироваться со специалистами. Но где взять таких специалистов? Не знаю, может сильные парапсихологи или сеансы глубокого гипноза могли бы помочь. Но как-то не получилось тогда найти что-то подходящее. Кроме того, я была очень нервная и меня всё не устраивало. Не простое было время. Бесило ещё и то, что не виден был конец моим полусумасшедшим блужданиям вдалеке от реального мира. И вот как-то ночью мне, как всегда не спалось, в голову лезли всякие бредовые мысли. Я тогда уже сама жила, отдельно от родителей. Помню, в тот критический момент я находилась где-то посередине между сном и бодрствованием. И тут вдруг услышала в голове чей-то голос. Вначале он был тихий, потом всё громче и громче. Не поверишь! Я перепугалась и даже,
на всякий случай, вцепилась рукой в телефон, чтобы в любой момент срочно позвонить в «Скорую помощь», надеясь что они приедут и сделают мне успокоительный укол. Но потом, когда я прислушалась к этому голосу, мне захотелось понять о чём он говорит.
        — Вот это да! А дальше, что же было дальше?  — удивился Ингвар.
        — Потом голос сказал, что он это я, что не нужно беспокоиться, что всё нормально, только с этого момента всё будет по-другому.
        — Точно!  — вскрикнул от радости молодой человек.  — У меня недавно, правда только один раз, было точно такое же состояние! Это невероятно! Значит не я один  — сумасшедший и это были не галлюцинации!
        — Постой, постой! Так ты тоже слышишь голос внутри себя?  — удивилась Кайла.
        — Да говорю же тебе. Я только один раз его слышал. Точнее, даже видел.  — Ингвар несколько смутился.
        — Как это видел? Я никогда и никого не видела. Мы просто познакомились. Он сказал мне, что его зовут Архон и он это моя Частица Сущности, как они там все себя называют, а для нас, людей, это души-смотрители. Для меня же это просто маленькие звёздочки. Один раз я видела себя во сне в виде такой маленькой звёздочки. Я летела куда-то вперед, в тёмное и бесконечное космическое пространство. Но при этом чётко осознавала, что где-то там впереди меня ждет моё «уютненькое гнёздышко», моя персональная ячейка, которая даст умиротворение, спокойствие и гармонию после многочисленных страданий, страстей и переживаний земной человеческой жизни. И от осознания этой легкости и приятности становилось так тепло, радостно и безмятежно на душе.
        Ингвар вдруг почувствовал, как Кайла мысленно улетает куда-то далеко-далеко. И ему в тот момент больше ничего не оставалось, как только терпеливо ждать её возвращения, благо этому способствовали ещё более яркие запахи цветущих полей, включающие в себя широкую палитру разнотравья: лаванда, розмарин, чабрец, тимьян.
        Высоко в небе смешно трепыхалась крошечная чёрная точечка: беспокойный жаворонок оглушал всю окрестность своими звонкими трелями. Какую захватывающую историю он пытался поведать окружающему миру?
        Жара стояла неимоверная, солнце было в зените. Ингвар внезапно обнаружил, что уже весь взмок и пот льётся по нему ручьями. «Надо-бы поменьше пить.  — подумал он,  — А горло-то пересыхает и говорить становится невозможно. Что же делать? Ладно, попробую не так часто прикладываться к походной фляжке».
        При взгляде со стороны могло показаться, что Кайле, в отличие от него, было абсолютно всё равно. Видимо девушка уже давно и полностью адаптировалась в здешнем климате и поэтому вовсе и не замечала физических нагрузок, неизменно возникающих при восхождении. А может быть ей удавалось сохранять бодрость, периодически уходя в свой внутренний мир. Как бы там ни было, но в данный момент Ингвар воочию видел настоящий пример того, что называется умением замыкаться в себе.
        — Ах, да.  — вдруг опомнилась Кайла.  — А как выглядит твой внутренний голос? Ты же говоришь, что видел его.
        — Не его, а её, если быть точным. Та объёмная голографическая фигурка, которая мне привиделась, больше всего была похожа на девушку лет двадцати. Она была светленькая и с длинными волосами. Одета в белый обтягивающий комбинезон. По внешнему виду и манере двигаться она мне чем-то напомнила «Серебрянного сёрфера». Помнишь фильм «Фантастическая четвёрка»? Его лет восемь назад показывали, там ещё Джессика Альба играет. Я тогда так перепугался, что не смог подробно всё запомнить. К тому же её контуры были какие-то нерезкие, она была словно бы размытая. А ещё сказала, что её зовут Адельфия, для друзей  — просто Фия.
        Ингвар потупил взгляд. Непросто признаваться чужому человеку в своём сумасшествии. Что же он наделал? Сказать такое, да ещё и девушке, которая ему так понравилась. Как она отреагирует? Ладно, уже поздно. Будь что будет!
        «  — Класс!  — сказала Кайла и, снова обратившись к своему Архону, добавила.  — А ты как выглядишь?
        — Выражаясь вашими земными терминами, мне под пятьдесят лет, сухощавый, но ещё достаточно сильный и подвижный, волосы седые, короткие, комбинезон тоже светлый.
        — Как давно ты в последний раз беседовал с Адельфией? Я помню, что ты рассказывал про миллионы ежедневных встреч со своими друзьями. И откуда у вас столько времени, чтобы так много общаться?
        — Не забывай, что у нас там всё протекает на гигантских скоростях. Да, я её знаю и даже перемигиваюсь с ней сейчас. У нас в СФЕРЕ так заведено. Частицы Сущности, являющиеся душами-смотрителями всех людей, которые могут встретиться и познакомиться в обычной земной жизни, всегда знакомы друг с другом.»
        Кайла рассказала всё это Ингвару.
        — Вот это здорово!  — восторженно произнёс молодой человек.  — Как тебе удаётся вызывать его на контакт? Я тоже хочу попытаться переговорить с моей «звёздочкой»!
        — Сейчас мы с Архоном постараемся помочь тебе наладить связь с твоей Частицей Сущности. Правда, Архон? Вам можно переговариваться с другими Частицами во время работы, находясь в телах людей?
        — Нет, мы можем видеть друг друга, но общаться между собой во время нахождения в органиках нам запрещено. Это может нарушить «Кодекс невмешательства в жизнь на Земле».
        — Да, да. Я помню про этот «Кодекс». Ты уже рассказывал мне про него. Очень жаль.
        — Что жаль? О чём ты?  — не унимался Ингвар.
        — Да вот, неожиданно возникли проблемы. Наши «звёздочки» не могут общаться между собой здесь на Земле.
        — Как же быть?
        — Мы что-нибудь придумаем! Давай позже вернемся к этому вопросу.
        — Хорошо. Слушай, так если Частицы Сущности разных людей могут, в принципе, общаться между собой, то это открывает огромные возможности для человека. Люди могут больше узнать о собственной природе и об окружающем мире. Жаль, что всё это является тайной для многих землян.
        — Да.  — ответила Кайла.  — На нашей любимой планете есть много чудес, недоступных людям. Но они, как правило, находятся «за семью печатями»!
        — А почему? Как ты считаешь?
        — Думаю, способность познать больше и выйти за те рамки знаний, в которых теперь находится человечество, напрямую связаны с духовно-моральным уровнем развития людей. И как раз агрессивность и бесконечная потребность в конфликтах останавливают Высшие Силы, чтобы позволить нам знать больше про окружающий Космический мир и законы, по которым он устроен! Извини, как-то корявенько выражаюсь. Просто тема довольно специфическая.
        — Ничего. Я тебя понимаю.
        Не забывая даже во время такой интересной беседы постоянно оценивать свои внутренние ощущения, Ингвар в какой-то момент почувствовал, что из этой молодой женщины исходила какая-то необычная энергия. Причём, настолько мощная, что его внимание сразу же переключилось с внешней оболочки на её внутренний мир, богатый разнообразными ощущениями и переживаниями. Огонь её души, словно расплавляющий льды непонимания поток, мгновенно захватывал и увлекал его в неведомые дали познания. Ингвар впервые чувствовал себя совершенно раскованно в общении с противоположным полом.
        Однако, наиболее поражало его даже не это, а возможность и способность наслаждаться ни с чем несравнимым чувством соединения мироощущений двух практически незнакомых людей. Полнейшее взаимопонимание, ему порой казалось, что ещё немного и можно даже без слов. Высший уровень синхронизации мыслей и чувств. Сияющий отголосок истинной гармонии Вселенной.
        Ингвар был одновременно и в восторге от происходящего и в шоке, потому что не знал как себя вести. Все его предыдущие опыты общения с девушками не шли ни в какое сравнение с тем, что творилось с ним теперь.
        Молодые люди продолжали резво взбираться по извилистым и уходящим теперь уже совсем резко вверх тропам, не взирая на глубокие овраги по обеим сторонам. Пейзаж с неоглядными полями, поросшими душистыми кустарниками, всё более удалялся по мере их подъёма.
        Кайла немного сбавила темп, оценив, что им всё-таки удастся засветло достичь нужного места. На её, разгоряченное от быстрой ходьбы и легкого ветерка, свежее лицо уже начинали ложиться первые лучики заката.
        — Это просто фантастика!  — словно бы разговаривая с самим собой, произнёс Ингвар.  — Случайно прилететь в чужую страну и встретить незнакомого человека, который тебя уже через пару часов понимает лучше, чем другие люди за всю жизнь!
        — Да, согласна.  — подхватила Кайла.  — Более того. Это так угнетает, когда ты что-то ощущаешь, а другие люди нет. И подходящих слов, чтобы описать то, что ты видишь, тоже нет. Надо одинаково прочувствовать какие-то похожие моменты. Без такого «параллельного» опыта никакие объяснения не помогут. «Это всё равно, что рисовать свет или объяснять музыку на пальцах. Не хватит ни слов, ни воображения.»(Василий Головачёв Чёрный человек). С некоторыми знакомыми пытаешься говорить про это, но они вежливо переводят разговор на другую тему. Печально. Ведь круг общения любого человека всё равно довольно ограничен. Получается, что живём вроде среди людей, а отсутствие глубоких и истинных контактов постоянно напоминает об одиночестве. Друзья и знакомые, конечно же, есть, но ты совпадаешь с ними только в некоторых вопросах, причем с каждым по своему. Вот взять хотя бы моих подруг детства, с которыми я когда-то училась в одной школе. С двумя из них мы до сих пор, хоть и изредка, но поддерживаем отношения. Так вот при встрече разговор обязательно заходит про наших общих знакомых. Кто и кем стал, за кого та или
иная вышла замуж, кто на ком женился, сколько у кого детей и так далее. Всё как-то буднично, одинаково и, если честно, ни о чём. При встрече с однокурсниками по университету мы тоже говорим, но уже про других наших общих знакомых. Хотя по сути это всё те же самые разговоры, но только про других персонажей. Скучно. Хочется поглубже вникнуть во внутренний мир человека. Что его действительно интересует и заботит? А чтобы говорить на такие темы нужны искренность и доверие. Со старыми друзьями это всё с годами куда-то уходит. А на достижение нужной степени доверия с чужими людьми требуется слишком много времени.
        — Как там у Гёте? «Знай: чистая душа в своём исканье смутном сознанья истины полна.» (Гёте Фауст).  — Ингвар на секунду задумался.  — Да, согласен. Времени нам, особенно на что-то действительно важное, как всегда и не хватает. Но, кстати, могу тебе рассказать интересную историю, которая со мной приключилась. Теперь с появлением социальных сетей, которые я раньше полностью игнорировал, всем стали доступны такие необычные ситуации. Дело было так. На домашней странице в Instagram я, порой, размещаю фото своих картин.
        — Ты ещё и рисуешь?  — удивилась Кайла.
        — Да так, иногда пишу маслом копии с репродукций особенно понравившихся картин, в основном, импрессионистов: Моне, Ренуар, Писсаро. В основном для себя или дарю друзьям, которым понравится. Но в тот раз я выложил один из крутейших фантастических инопланетных пейзажей, который нарисовала моя младшая сестрёнка Эйлин с помощью своей новой и суперсовременной графической программы. И вот, на следующий день, вижу, что мне пришло сообщение от неизвестной девушки, в котором она цитировала фразу какого-то гуру, кажется Ошо. Смысл в том, что она сама однажды была в таком состоянии, когда так сказать, «рукой художника водит какая-то непонятная сила». А у меня, давно уже правда, тоже было нечто подобное. Сейчас тебе подробно прочитаю наш диалог. Минуту.
        С этими словами Ингвар достал свой айфон. Приложение Instagram открылось довольно быстро.
        — Надо же!  — удивился молодой человек.  — Мы с тобой забрели в такую глушь, а связь исправно работает. Просто удача!
        — Возможно в данной точке ловить сигнал от мощных вышек-ретрансляторов помогают довольно гладкие скалы.  — предположила Кайла.
        — Сейчас посмотрим.
        С этими словами Ингвар сконцентрировал своё внимание на недавно открытых в собственном мозгу зрительных центрах. Грудная клетка автоматически перешла в режим полного йоговского дыхания. Находясь в состоянии «сверхвидения», молодой человек сделал полный оборот вокруг своей оси.
        — Да, одну из вышек я обнаружил в ближайшем городке. Она как раз отсюда видна. Да и скалы похоже ей помогают. По крайней мере, вектор движения радиоволн не перекрывается.
        — Ты можешь видеть на несколько километров?  — Кайла была поражена такими способностями своего нового знакомого.
        — Да вот, недавно освоил.  — засмущался Ингвар.
        — Тогда пока непонятно, кто и кого должен теперь догонять?  — девушка улыбнулась.  — Поделишься секретом?
        — Конечно. Так вот, послушай нашу переписку. Я пишу: «Полностью согласен. Это неописуемо прекрасное состояние, когда ты в каком-то невероятном возбуждении неосознанно тыкаешь кисточкой в какие-то разные сочетания красок и наносишь их случайным образом (но при этом ясно представляя себе общий замысел и цветовую палитру) в разные места картины. И потом видишь, что получается КРАСОТА! Причем повторить в точности весь этот процесс ты уже не можешь по своей воле. Это чудо какое-то!!!» Она мне отвечает: «Да, волшебство и магия. Недавно впервые это ощутила. Здорово, когда незнакомые люди мыслят одинаково:)». Вот такой у меня был забавный случай.
        — Очень интересно и неожиданно.  — ответила Кайла.  — Но, похоже, что это один случай на миллион. Я всё равно не перевариваю все эти социальные сети. Пустая трата времени.

        ***

        Тёплые лучи заходящего солнца нежно-оранжевыми отблесками уже полностью гладили склоны гор, превращая открывающийся пейзаж в фантастическое зрелище.
        Кайла, по прежнему, на полном ходу умудрялась собирать колоски растений для своего гербария.
        Ингвар, увлёкшись яркими воспоминаниями, пропустил «мимо ушей» последние слова девушки. Очнувшись через минуту, он спросил:
        — А что ты, вообще, здесь, в Греции, сейчас делаешь? Тоже приехала побродить по Метеорам или подольше решила задержаться?
        — Это длинная история. Во времена моей учёбы в Лондонском университете я встречалась с одним парнем с нашего курса.
        — Подожди,  — перебил Ингвар.  — Мой друг Магнус и его жена Бэкки тоже там учились, на факультете естественных и инженерных наук.
        — Это такой высокий блондин, который всегда ходил в спортивном костюме? А она брюнетка, постоянно с кучей книжек обнималась?  — Кайла рассмеялась.  — Да, я их знаю. Мы вместе слушали лекции по астрофизике.
        — Опять чудеса! Встретить здесь, в Греции, знакомую моих друзей!  — обрадовался Ингвар.  — Невероятно!
        — Мир тесен и в жизни иногда случаются редкие совпадения.  — девушка продолжила свой рассказ.  — Так вот моего бывшего парня зовут Раждив. Он родом из северной Индии. Но его семья уже давно перебралась в Лондон. Мы с ним встречались уже около года. Всё было прекрасно. Мы оба очень интересовались необычными человеческими способностями. И даже пытались телепатически общаться друг с другом. И, представляешь, у нас даже пару раз получилось!
        — Как здорово! И говорить вслух ничего не надо, и телефоны не нужны!  — поддержал Ингвар.
        — Да, всё было замечательно, но, к сожалению, недолго. Как-то раз Раджив отправился в очередное кадровое агентство, чтобы найти временную работу. И вот после того злосчастного собеседования он вдруг стал меняться. Мы с ним по-прежнему встречались. Я видела каким трудом давались ему попытки оставаться хотя бы немного похожим на самого себя прежнего. Но, всё это было как-то искусственно, словно бы непрофессиональный актёр плохо играл свою невыученную роль. Понимаешь? Несмотря на все его усилия, всё стало как-то по-другому. Мы, женщины, живём чувствами и мгновенно улавливаем подобного рода перемены. В нём как-бы поселилось одновременно два человека. Первым был мой старый и добрый друг, с которым мне всегда было интересно и весело. А вот нового Раджива я сразу же стала бояться. Это всё сложно передать словами. То он был как и раньше добрый, много шутил и рассказывал мне интересные истории. А то, как посмотрит внимательным и оценивающим взглядом незнакомца, аж «мурашки» по коже. Ещё эти новые его очки в тёмной оправе, да и побрился наголо зачем-то. Я уж подумала, что он вступил в какую-то секту. Их
ведь много у нас в Лондоне. Потом было, чем дальше, тем хуже. Уже через пару недель мне даже было страшно с ним встречаться. А тут ещё он стал подсовывать мне какие-то странные записки. Причём, у меня сложилось ощущение, что он прячет эти записки от самого себя. В первой записке он написал: " Не показывай мне эту записку.» Потом через неделю: «Помоги мне. Спаси меня от меня.» Это какое-то безумие. Я пыталась с ним как-то осторожно обсудить эти вопросы, ну типа: что ты думаешь про раздвоение личности и так далее. Он отшучивался и переводил разговор на другие темы, а сам смотрел на меня пожирающими глазами, как будто я главный приз для него в какой-то непонятной игре.
        — У меня недавно тоже был подобный случай в Лондоне. Потом расскажу.  — вставил Ингвар.
        — Да? Вот интересно послушать! А то мне до сих пор не по себе от всех прошлых событий. Так вот последней запиской была самая странная: «Срочно уезжай подальше и ни за что не говори мне куда поехала. Тебя могут убить.» Это совсем уже выходило за всякие рамки приличия. Я, конечно же, не обратила никакого внимания на эти слова. И просто перестала с ним встречаться. А через неделю я попала в автокатастрофу: на загородном шоссе у таксиста отказали тормоза. Нас вынесло на встречную полосу и машина, несколько раз перевернувшись, остановилась на крыше. Помню до сих пор, как мы висим кверху ногами на ремнях безопасности, в глазах темно, сердце из груди «выскакивает»… Повезло ещё, что в тот момент не было встречных машин. Какая-то мистика! После этого случая мне было ещё сложнее разобраться, что-же происходит? Тогда мы с родителями посоветовались и решили, что мне будет лучше немного попутешествовать по миру. Так я добралась до Греции и здесь зависла, очень уж мне здесь понравилось. Климат, природа, да ещё и эти фантастические Метеоры! Я здесь прохожу курс реабилитации и восстанавливаю здоровье, в основном,
психическое. Также, иногда моим старым и новым знакомым показываю уникальные местные достопримечательности, про которые ни в одном путеводителе не написано. Теперь твоя очередь, рассказывай про свои записки!
        — Мне их один рекламщик подсовывал перед заключением контракта на прыжок с парашютом. Мы с друзьями иногда прыгаем с разных высотных зданий. Так вот, тот парень из рекламной компании тоже какой-то странный попался. Кстати, тоже лысый и в чёрных очках. Мне показалось, что порой он просто был «не в себе». Опять же, смотрел внимательно, напряжённо, словно бы оценивал. Всё совпадает, прямо как с твоим индусом. Ну я, впрочем также, как и ты, не обратил абсолютно никакого внимания на его предупреждения. А напрасно. Потому что вскоре после его записок, я чуть не разбился, так как мой парашют в самый неподходящий момент оказался повреждённым.
        — Как же тебе удалось выжить?
        — Чудом. Спас внезапно появившийся из ниоткуда порыв ветра, который отбросил меня на балкон. Просто повезло.
        — Раньше я бы тоже так сказала.  — хитро улыбнулась Кайла.  — Однако, теперь на этот счёт у меня есть и другие соображения.
        — Потом поделишься?  — Игвар встряхнул головой.  — А в этот раз меня другое смущает. Представляешь, ещё какое совпадение! Мы как раз вместе с Магнусом и Бэкки тогда прыгнули. А копы сразу почему-то заподозрили как раз Магнуса. А на следующий день и вовсе предъявили ему официальное обвинение в покушении на моё же убийство. До сих пор не могу в это поверить. Он теперь арестован и сидит под стражей, ждёт суда. Бэкки сказала, что следствие располагает какими-то видео материалами, подтверждающими его вину.
        — Не может быть! Это невероятно.  — расстроилась Кайла.  — Как же там Бэкки? Не представляю, что с ней творится!
        — Да, так неожиданно всё случилось. Теперь она сильно изменилась. Думаю, ты даже не узнаешь её при встрече.
        Ингвар на несколько минут замолчал. В который уже раз события его недавнего прошлого частично поглотили настоящее.
        — Помню они тогда вдвоём пришли меня навестить в госпитале: Магнус и Бэкки.  — очнувшись, тихо проговорил он.  — Там же его и арестовали местные копы. Думаю, Бэкки навсегда запомнит те ужасные минуты.
        — Врагу не пожелаешь такое пережить.
        — Да уж, это точно. Тут ещё есть один интересный момент. Только недавно до меня дошло. Перед самым прыжком Магнус вдруг резко изменился и странно как-то повёл себя. Думаю, эти два события как-то связаны между собой.
        — Какие моменты?  — заинтересовалась Кайла.
        — Первый: это предупреждение рекламщика, что мне грозит опасность. И второй: странное поведение Магнуса.
        — Сложно сказать, как всё было на самом деле и кто за этим всем стоит.

        Разговор прервался на полуслове. Каждый задумался о своих проблемах. Однако, это не помешало обоим ясно ощутить, что совместное обсуждение деликатных подробностей жизни разрушило последние преграды на пути сближения.
        Молодые люди, увлекшись разговором, забрались на очередной пригорок, вперемешку покрытый разноцветными лоскутами таволги и ковыля. Мгновенно наступающий южный вечер прямо на их глазах мастерски перекрашивал многоцветные импрессионистские оттенки великолепного заката в серую японскую монохромную живопись. На траве неожиданно появились первые капли росы.
        В порыве искреннего восхищения перед этой хрупкой на вид девушкой, излучавшей такую тёплую и душевную энергию, Ингвар не сразу и заметил, что всё его тело уже давно и нестерпимо чешется от укусов комаров. В этот момент молодому человеку было не до походных мелочей. Удивительно, но даже после столь непродолжительного общения, он уже начинал смутно догадываться, в чём заключается главное отличие мимолётного увлечения от истинной любви.
        Стоило Ингвару на пару минут остановиться, окуная свои новые ощущения в лучи быстро гаснущего заката, как девушка успела отойти на значительное расстояние. Её стройная фигурка, размахивая яркими палками-крылышками, уже мелькала где-то вдали. Резкое ускорение и молодой человек догнал её.
        — Похоже нам пора переодеться во что-то более влагонепроницаемое.  — предложила Кайла.
        — Да.  — поддержал её Ингвар.  — И неплохо бы воспользоваться передовыми достижениями цивилизации: средствами против насекомых.
        — Как всегда, самое интересное в дикой Природе непременно сопровождается некоторыми трудностями, как правило, в виде труднодоступности ну или там толп всяких кусачих насекомых. Кстати, кроме всего прочего я здесь ещё пытаюсь разыскивать «места силы».
        — Да, слышал, что такие существуют на Земле. Но ни разу пока там не был. А про то место, куда мы теперь идём, как ты узнала?
        — Мне рассказала о нём монахиня одного из двух местных действующих женских монастырей, в котором я несколько недель жила.  — ответила Кайла.  — И в этом месте происходят странные вещи. Иногда там можно встретить яркие свечения непонятной природы. А несколько раз я собственными глазами видела, как по стенам одного здания промелькнула какая-то тень. Сегодня будем вместе наблюдать. Может быть и удастся увидеть что-то необычное.
        — Забавно. Ты уже была здесь и следила за этим зданием?  — спросил Ингвар.
        — Да, интересно ведь. Вот ещё какую легенду мне зачем-то рассказала та монахиня. В семнадцатом веке в Италии жил монах-францисканец. И звали его Иосиф Купертинский. Так вот с этим Иосифом иногда происходили довольно странные вещи. Обычно это происходило во время пения гимнов в праздник святого Франциска или во время массовых молитв. Услышав имена Иисуса или Марии, Иосиф переходил в полубессознательное состояние и неожиданно для всех и для самого себя взлетал в воздух и начинал парить на высоте пять-семь метров над землёй. Причем он мог оставаться там без каких-то видимых усилий так долго, пока кто-либо вышестоящий не велел ему опуститься на землю. Верится, конечно, с трудом в такие сведения. Но они, и это подлинные записи, есть в тайных книгах с описаниями жития святых.
        — Чудеса! В детстве мой тибетский учитель рассказывал, что «левитация достигается сочетанием продвинутых форм пранаямы с интенсивными бандхами (дыхательными замкАми). Да и то, самым опытным подвижникам духа после довольно продолжительной практики удаётся поднять тело на метровую высоту.» (Свами Рама. Жизнь среди гималайских йогов). А вот как этому монаху-францисканцу удавалось преодолевать гравитацию, да ещё и так легко и непринужденно? Непонятно.

        Глава 36

        Серая мгла загустевала довольно быстро, на глазах превращаясь в плотное непроглядное марево. Ингвар раньше уже сталкивался с описанием подобного оптического явления в атмосфере, иногда сопровождающего быстрый переход жаркого солнечного дня в тяжёлые сумерки. Однако, видеть такое воочию ему до сих не приходилось. Поэтому он остановился у очередного обрыва и заворожённо наблюдал за переливающимся всеми цветами радуги и реально видимым слоем теплого воздуха у самой поверхности земли.
        Кайла оглянулась и увидела, что молодой человек в очередной раз отстал.
        — Нам уже немного осталось.  — крикнула она, пытаясь подбодрить.
        — Я в норме.  — сказал Ингвар.  — Здесь так интересно. Даже радуга какая-то неестественно яркая. Как ты здесь ориентируешься?
        — Архон помогает. Он  — моя путеводная звезда: всегда указывает путь. Главное  — точно знать то место, куда тебе нужно попасть.
        — Круто! И навигатор больше не нужен. Это уже похоже не на мистическую, а на реальную связь с космосом.  — молодой человек обрадовался открывающимся перспективам.  — Таким образом, можно даже попытаться объяснить природу интуиции.
        — Скажу тебе больше.  — Кайла поддержала этот искренний всплеск, больше похожий на страстный порыв учёного-первопроходца.  — Порой мне кажется, что какие-то Высшие Силы постоянно разговаривают с нами в виде знаков. У меня прошлой зимой был такой забавный случай. Я, как обычно, не спеша прогуливалась по парку «Authority», люблю там гулять, это возле озера Холифилд на севере Лондона. Повсюду блестели свежевыпавшие снежинки, словно миллионы разноцветных драгоценных камней, игриво сверкая под солнечными лучиками. Помню мне тогда, впрочем, как обычно, в голову бесконечным потоком сыпались какие-то волшебные мысли, хотелось петь и танцевать. Будь рядом холст и краски, непременно кинулась бы рисовать. Какое-то критически приподнятое настроение! Я остановилась и закрыла глаза, при этом мысленно благодаря небо за такие чудесные мгновения. Через минуту, когда я посмотрела вокруг, то буквально в двух метрах от себя увидела изображение груши с листочком. Видимо какой-то ребёнок раньше проходил здесь передо мной и нарисовал эту простенькую картинку. Но для меня эффект был настолько сильным! Это был, как мне
тогда показалось, чей-то настоящий ответ на мой душевный порыв. Ведь увидела я этот рисунок не «до» и не значительно «после» того, как закрыла глаза, вознося хвалу небесам. А именно в то же мгновение! Понимаешь? Главное  — совпадение моментов!
        — Здорово! Как тебе удаётся, не смотря ни на что, оставаться неисправимым романтиком?  — Ингвар смотрел уже с нескрываемым восхищением.
        — По-другому не могу. Видно такая уж я получилась.

        ***

        Начинало темнеть. А Ингвар и Кайла всё шли и шли по склонам гор, заросших пахучими кустарниками. Молодым людям было очень хорошо вместе, вот так вот просто идти, глядя по сторонам, и откровенно беседовать на волнующие их темы. Казалось, что в данный момент они абсолютно забыли про существующие в этом мире время и пространство.
        — Я стараюсь совсем не смотреть телевизионные передачи.  — Кайла сорвала очередное растение для гербария.  — Там сплошное море негатива. Думаю, это специально всё делается. Страх, во многих его проявлениях постоянно проповедуемый с экранов телевизоров, особенно в «Новостях», а также во время всяких бесконечных групповых обсуждений, позволяет властям через средства массовой информации манипулировать человеческим сознанием. Это печально.
        — Но иногда ведь там и дело говорят, например, про какие-то открытия учёных и новые разработки.  — не согласился Ингвар.
        — Да, но позитива примерно десять процентов от общего количества информации, а негатива все девяносто. Не замечал?
        — Возможно. Просто я кроме спортивных соревнований, в основном гонок в классе «Формула 1», ничего не смотрю по телевизору. Предпочитаю все новости быстренько пролистывать в айфоне, чтобы не слышать эти бесконечные вопли комментаторов, молящих о защите от вымышленной внешней угрозы. Иногда мне кажется, что профессиональные дикторы специально проходят обучение на каких-нибудь курсах «рыданий и безысходности».
        — Согласна. А я вот недавно заинтересовалась одной международной программой под названием «Битва экстрасенсов». Правда, раньше мне тоже иногда хотелось эпизодически смотреть её, может из-за необычности людей, принимающих в ней участие. Хотя я до сих пор ещё не решила сколько там правды и сколько эпизодов представили профессиональные режиссёры и постановщики сцен. Но это раньше, а теперь смотрю все выпуски этой передачи подряд.
        — И что же в ней изменилось?  — поинтересовался Ингвар, позволив себе глотнуть воды из фляжки.
        — Сейчас там принимает участие одна очень необычная пожилая негритянка. Её зовут Хоодера, она из Калифорнии. Эта женщина резко выделяется из всех участников. Как бы это сказать? Многие из них выглядят очень эпатажно: кто-то бросает кости, кто-то перебирает чётки, один даже таскает с собой везде человеческий череп, типа это помогает ему лучше быть ясновидящим. Похоже, они пытаются сыграть на публику своей внешней атрибутикой. Хоодера ничего такого не делает, одевается как обычный нормальный человек, в руках у неё ничего нет, глаза не закатывает, в трансы не впадает. Короче, с виду, обычная пожилая афро-американка; скажу больше, добрая и заботливая бабушка. Видел бы ты её, когда рядом с ней стоит внук Энитан. Однако, когда ты смотришь в её глаза, правда, она всегда их прячет, но оператору однажды только на миг удалось поймать её взгляд, так в этот миг кажется, что вся Вселенная смотрит на тебя  — это непередаваемое чувство. После такого взгляда слова уже не нужны!  — Кайла на миг задумалась, выбирая какую из многочисленных мыслей озвучить.  — Так вот эта женщина мало того, что постоянно решает любые
сложные задачи, которые бесконечно придумывают организаторы. А ведь это тоже непростое дело, сам посуди, идёт уже десятый сезон передачи. Так вот, кроме всего прочего, Хоодера рассказывает всё про ведущего, бегающего с микрофон, про оператора, стоящего за камерой, про экспертов, сидящих в соседнем помещении. А также всё про их близких и дальних родственников и знакомых. Поначалу устроители этого шоу воспринимали её сообщения как новый способ привлечь ещё больше зрителей. Мол смотрите, вот настоящий экстрасенс, она видит и чувствует дальше и глубже, чем мы сами могли предположить. Однако, потом, видимо, начало сбываться то, о чём она их всех предупреждала. И это уже совсем стало их напрягать. Потому что одно дело развлекательное мероприятие ради телевизионных рейтингов и совсем другое  — реальная жизнь. Дошло до того, что теперь никто не знает, как вести себя с Хоодерой во время съёмок. Вот один из последних примеров. Когда на вопрос ведущего «Как вы думаете, в какой комнате многоэтажного и многоподъездного дома сейчас находится разыскиваемая всеми участниками „Битвы экстрасенсов“ блондинка?» она,
подумав минуту, ответила: «Подождите. Сейчас племяннику оператора в детской поликлинике готовятся ввести не то лекарство. На фармацевтической фабрике был небольшой сбой программы смешивания химических ингредиентов. У парня могут быть осложнения.» Понимаешь? Это уже переходит все разумные пределы. А мне нравится. Я верю ей. Ведь она не только сильный маг и настоящая провидица, но, как это ни парадоксально, и бесконечно притягательная женщина. От неё просто веет какой-то многомерностью пространства и непостижимостью времени.
        — Удивительно. Спасибо за рассказ. Обязательно посмотрю эту передачу. Правда, боюсь эту твою Хоодеру скоро уберут с экрана. Слишком много знает. Там тоже нужно соблюдать определённые рамки и условности. Да и организаторам не всегда по вкусу непредвиденные ситуации.

        ***

        Прошло ещё десять минут. Перистые облака уже вовсю разгулялись по вечернему небу. Жара заметно пошла на убыль. Стало легче дышать. Тучи надоедливых комаров продолжали атаковать со всевозрастающей силой. Глядя со стороны, могло показаться, что молодые люди бесцельно бродят по бесчисленным колючим тропинкам. Однако, Кайла точно знала, куда нужно двигаться.
        — И почему мы все такие странные?  — вдруг спросил Ингвар.  — «И жить торопимся, и чувствовать спешим!» (Пётр Вяземский» Первый снег»).
        — Думаю здесь многое зависит от отношения к своей собственной смерти.  — глаза Кайлы казалось замерли, глядя в одну точку.  — Если человек уверен, что с его смертью он полностью исчезнет, то ему конечно же хочется испытать всё и сразу, насытиться и прожить жизнь наиболее полно и ёмко, потому что это единственная попытка, больше ведь ничего и никогда не будет. Причём для некоторых людей это похоже на «разрешение свыше» или оправдание, чтобы «пуститься во все тяжкие»: обманывать, насильничать, убивать и так далее. А вот если человек каким-то непонятным чувством ясно осознаёт, что физическая смерть  — это не конец и потом возможно будет ещё какая-то, как принято выражаться, «потусторонняя жизнь», то это значит, что нужно стараться себя сдерживать, потому что позже обязательно наступит время отвечать за всё совершённое и несовершённое в земной жизни. Я верю, что Законы Кармы реально существуют и каждый получит по заслугам, как ни пытайся замаливать свои грехи. А ты как считаешь?
        — Наверное ты права. Только как быть с контролёрами? Кто всё это фиксирует?  — Ингвар вопросительно посмотрел на девушку.  — Ведь о том, что ты задумал никто и не узнает, пока ты это не совершишь.
        — Мне кажется, что в том числе и для этого в каждом человеке изначально присутствует его душа-смотрительница. Вот как наши с тобой Частицы Сущности: у меня Архон, у тебя Адельфия. А также не зря ведь существует такое понятие как Совесть. Мне оно представляется в виде «жёсткого накопительного диска», как в компьютере, только он находится внутри человека, на который всё записывается: и плохое, и хорошее. Думаю этим местом в человеке могут быть те области подсознания, которые недоступны нашему сознанию. Но они ведь есть, наукой доказано.
        — Ладно. А кто и по какому праву решает, что хорошо, а что плохо? Ведь, согласись, это очень непростой вопрос.
        — Да, ты прав. Порой то, что для одного хорошо, одновременно плохо для другого. Здесь у меня пока нет чёткого ответа. Но могу привести некоторую аналогию. Вот смотри, возьмём для примера твоё тело и твои руки.  — Кайла подошла, положила на землю свои палки и взяла Ингвара за руки.  — Растопырь свои пальцы. Хорошо. Смотри. Если закрыть чем-то ладонь, то будут видны только пальцы, словно бы они живут отдельно друг от друга. Пальцы  — это люди. Казалось бы каждый сам по себе. Теперь соедини пальцы левой и правой руки. Видишь! Получилось течение энергии по кругу: сначала тело, потом пальцы правой руки, затем пальцы левой руки, и обратно тело. Круг замкнут! Тело (Высшие силы) и пальцы (отдельные люди) это одно и тоже! Но нужно смотреть не на одного конкретного человека (палец), а на всё вместе: тело и пальцы!
        — Какая-то запутанная аналогия. Мне пока сложно понять устройство многомерной действительности на примере ограниченного тела человека.
        — Когда придумаю что-то получше, обязательно с тобой поделюсь!  — Кайла подняла свои палки и продолжила путь.

        ***

        Через час солнце уже полностью скрылось за горизонтом. Повсюду воцарилась кромешная тьма. Скорость передвижения заметно снизилась. Теперь молодые люди были вынуждены еле-еле пробираться по склону, полностью заросшему колючими кустами.
        — Как мы найдём обратную дорогу в темноте?  — почему-то шёпотом спросил Ингвар.
        — Никак. Мы сегодня, возможно, не вернёмся в город.
        — Так и будем всю здесь ночь бродить?
        — Нет.  — уверенно ответила Кайла.  — Мы проберёмся внутрь того здания, на котором я видела тени.
        — В нём кто-нибудь есть?
        — Нет, никого. Это заброшенный францисканский монастырь.
        Молодые люди ещё издали заметили обветшалое здание. Ингвару даже не пришлось «включать» своё супер-зрение.
        Через пятнадцать минут они миновали перекошенную калитку в полуразвалившейся изгороди, целиком заросшей густым плющом. На немногочисленных окнах дома то тут, то там виднелись, чудом сохранившиеся, фрагменты резных наличников.
        Путешественники подошли к довольно прочной входной двери. Бесконечно старая и невыносимо скрипящая, она, тем не менее, выполняла свою главную функцию  — охранника человеческого пристанища. Медленно отворив её, молодые люди вошли внутрь здания. В нос резко ударил то ли спёртый воздух давно непроветриваемого помещения, то ли запах исчезнувших за горизонтом истории веков. Обветшалый внутренний вид довольно вместительной комнаты поражал своей отчаянной заброшенностью. При этом всё её содержимое безнадёжно утонуло в пучине практически непроницаемого мрака. Кайла включила карманный фонарик. Но лучик света от него был настолько мал, что можно было увидеть только то, что находилось непосредственно под ногами. О том, чтобы немного осмотреться, не могло быть и речи.
        — Будем ждать. Молчи.  — предупредила девушка, осторожно присаживаясь на краешек узкой скамейки.
        «Сколько же здесь побывало разных людей, мучимых своими внутренними поисками?  — подумал Ингвар.  — Сколько безызвестных судеб кануло в лету, закончив свои дни в стенах этого монастыря? Нашли ли они ответы на многочисленные вопросы или просто потратили отпущенное время жизни понапрасну?»
        То ли безнадёжная мрачность этого ветхого строения, самим своим видом подтверждающего бренность бытия, то ли отчаянная неизвестность ожидаемых событий, Ингвар так и не разобрался, что именно погрузило какую-то недоступную ему часть его собственной сущности в призрачные отголоски вечности.

        ***

        Прошло около тридцати минут, как вдруг у входа промелькнула чья-то тень. Молодые люди одновременно увидели её в узкой щели, оставшейся от неплотно прикрытой двери.
        Затем скрипучая перегородка неожиданно распахнулась и перед ними возник то ли призрак этого заброшенного храма, то ли заплутавший в исторических эпохах монах. Неземная одухотворённость мгновенно исчезла на его лице, оставляя место удивлению и, совсем чуть-чуть, страху. Его всклокоченная борода резко подёргивалась, выстукивая подбородком чечётку, когда он, оторопев, переводил взгляд с молодого человека на девушку и обратно. Тяжёлые полы суконной рясы покачивались в такт движениям его высоченной исхудалой фигуры. Старик, автоматически повинуясь давно выработанному рефлексу, и даже не особо осознавая, что делает, медленно достал из своих длинных, ниже ладоней, широких рукавов, редкий по дизайну, деревянный крест. Испуганный рот сам собой открылся в намерении прочитать спасительную молитву. Было очевидно, что страстный богомолец иначе предполагал провести этот тихий задумчивый вечер.
        Постояв на одном месте несколько секунд и до конца, видимо, не решив, что перед ним: эфирные фантомы или люди из плоти и крови; он стал пятиться назад и крестить воздух во всех направлениях. Однако, попытка быстро выскочить обратно наружу не увенчалась успехом. Монах не рассчитал траекторию и немного задел правым плечом скрипучую дверь. Столь несущественного препятствия оказалось вполне достаточно для того, чтобы старика развернуло и слегка отбросило в ближайшую стену. Однако, он не растерялся и, мощно оттолкнувшись морщинистой рукой от слоившейся штукатурки, мгновенно вернул себя в состояние полного равновесия.
        — Здравствуйте!  — по-английски спросила Кайла, первой очнувшись от внезапной встречи.  — Мы не причиним вам вреда. Мы только хотели спросить…
        Старец, не слушая её, вновь попытался было выбраться наружу. Его искажённое неожиданностью встречи лицо, подсвечиваемое яркими лучами только что выглянувшей Луны, своей матовой бледностью чем-то напоминало единственную подписанную самим Микеланджело мраморную статую Пьеты.
        Понимая, что нужно как-то спасать ситуацию, Кайла вдруг заговорила «не своим голосом», причём на одном из наиболее древних письменных индоевропейских языков, латыни. Позже Ингвар сообразил, что это за неё в тот момент вещал мудрый Архон.
        — Великая СФЕРА приветствует вас, преподобный Августин.
        Выражение лица монаха при этом резко изменилось. Теперь он, по-прежнему крестясь во все стороны, не мигая смотрел на незнакомку. Ещё через пару минут он немного успокоился и прекратил свои попытки побыстрее покинуть это место.
        — Кто вы?
        Почтенный возраст монаха вдруг куда-то испарился. И вместо хриплого старческого голоса молодые люди услышали бодрую речь ещё не совсем пожилого человека. Эти звуки, словно бы исходившие откуда-то сверху, совершенно не совпадали с внешним видом монаха.
        — Мы те, кто всегда находится на серединном пути.  — торжественно повторила Кайла то, что шептал ей Архон.
        — Что вам надо?  — всё ещё не веря своим ушам, поинтересовался монах.
        — Возможно скоро наступят иные времена.  — продолжала Кайла не своим голосом и совершенно не отдавая себе отчёт в том, что говорит.  — Все мы теперь находимся в преддверии важных событий.
        — Да, мне это уже известно.  — спокойно подтвердил старец.  — Но почему вы здесь?
        В этот момент Кайла позволила себе самой снова вступить в разговор, не слушая голос своего мудрого смотрителя.
        — Мы только хотели спросить,  — она говорила уже своими собственными словами, хотя и продолжала использовать латынь.  — где находится «окно в другие миры»?
        А вот это была уже недопустимая ошибка. Монах словно бы очнулся от наваждения и мгновенно вынес безоговорочный вердикт.
        — Тайное надёжно сокрыто от недостойных.
        С этими словами он быстро выскочил наружу. Ингвар, до сих пор молча стоявший и наблюдавший «со стороны», мгновенно бросился за ним. Кайла даже не успела что-то крикнуть вдогонку.
        Через пару секунд тень старика скользнула вдоль стены и исчезла в плотном тумане. Безжалостный мрак ночи, казалось, мгновенно поглотил её.
        Однако, благодаря своей удивительной способности «дальнозрения», Ингвару удалось не потерять резвого монаха из виду. Молодой человек, интуитивно ориентируясь в кромешной темноте, молниеносно последовал за ним.
        Времени рассуждать не было. Однако, и без этого было понятно, что настолько безрассудных поступков ранее ему ещё не доводилось совершать. Привычное ощущение полёта, как и прежде могло бы порадовать Ингвара, если бы не одно обстоятельство. В этот раз на нём не было парашюта.
        Ужас от осознания того, что он летит в пропасть, ещё не успел полностью накрыть молодого человека, когда он почувствовал, что скорость падения замедляется. А ещё через несколько секунд свободное падение и вовсе прекратилось. Теперь уже Ингвар, подобно воздушному шарику, просто болтался в воздухе, наблюдая, как вдалеке перемигивались разноцветные огоньки ночного города.
        Случилось невероятное. Молодому человеку очень повезло, поскольку он оказался в какой-то аномально-антигравитационой области. В какой-то момент ему даже показалось, что он абсолютно ничего не весил.
        Вокруг была лишь непроглядная темень. И что же делать дальше?
        Ингвар обратил свой взор на небо. Звёзды ободряюще подмигивали. А ещё через секунду он, как и при падении с башни «Бурдж Халифа», увидел миллионы светящихся нитей, уходящих в космическую даль. В ту же секунду одна из этих нитей метнулась в сторону ближайшей горы, давая молодому человеку возможность почувствовать то направление, в котором растворилась тень энергичного монаха.
        «Летающий призрак!  — подумал Ингвар.  — Так вот, значит, где ты прячешься от меня. Ну теперь тебе уже не скрыться.»
        В скале была видна небольшая круглая выемка, надёжно скрытая от посторонних глаз. Ингвар закрыл глаза, всё равно они не способны были помочь в данный момент, и мысленно представил себе, как он перемещается в эту точку. Главным сейчас было догнать беглеца. В это было сложно поверить, но к великому изумлению молодого человека всё так и случилось. Через несколько секунд ему удалось долететь до твёрдой поверхности и выбраться на горизонтальную площадку.
        Ингвар встал на ноги, однако, выпрямиться во весь рост ему не удалось. Мешали крошечные размеры потайного выступа. В этот момент он обнаружил свою, чуть было не ускользнувшую, цель. Старик, до этого неприметно стоявший в еле заметном углублении, удивлённо вскинул руки и внимательно посмотрел на Ингвара, явно не находя объяснения увиденному.
        — Как ты это делаешь?  — спросил священнослужитель на чистом английском.
        — Не знаю. Как-то само собой получилось.  — застенчиво ответил Ингвар.
        — Хорошо.  — видно было, что монах принял решение.  — Раз уж тебе удалось сюда попасть, следуй за мной.
        После этого он развернулся и быстро пошёл по узкому тоннелю вглубь скалы. Молодому человеку ничего другого не оставалось, как двинуться вслед за ним.
        Всё вокруг внезапно изменилось. Исчезли звёзды, потерялись куда-то малейшие шорохи и звуки, казалось, пропал сам воздух. Чем дальше путники тонули в недрах горы, тем больше росло внутреннее напряжение Ингвара.
        «Кто этот старик на самом деле?  — размышлял он на ходу.  — И человек ли это, раз он может легко и непринуждённо парить в воздухе, или материализовавшийся на несколько мгновений дух? Что сейчас произойдёт?»

        Через десять минут, петляя по многочисленным проходам с редко встречающимися зажжёнными факелами, они попали в небольшое помещение. По-видимому, это и был конечный пункт их короткого путешествия по столь замысловатому лабиринту. Сквозь маленькое отверстие в своде пещеры пробивался тоненький лучик серебряного света луны.
        В середине комнаты молодой человек увидел ярко светящийся каким-то фиолетово-голубым, похожим на флуорисцентное, сиянием «Цветок Лотоса», парящий над каким-то загадочным «жидкообразным» постаментом.
        Ингвар замер, не в силах отвести взгляд от столь фантастического зрелища. В голове сами собой поплыли чудесные видения. Миллиарды переливающихся всеми цветами радуги кусочков неизвестной энергии, фотоны-путешественники, вырвавшиеся из объятий сверхновой звезды летят по направлению к Земле. Путь предстоит неблизкий, несколько миллионов лет. Сколько из них долетит неизвестно, неисчислимое множество собратьев при этом погибнет, бесследно растворившись в пустоте. Лишь избранным удаётся достичь нашей планеты. И вот один из них прикасается к лепесткам обычного земного растения, передавая искренний привет из глубин Вселенной, а заодно, и гигантскую космическую энергию. Цветок, обретя бессмертную душу, начинает светиться неземной красотой. Ингвар очнулся и посмотрел на монаха.
        — Если ты действительно тот, за кого себя выдаёшь, то прикоснись к листьям руками.  — торжественно произнес тот.  — «Великий Портал» сам решит, что с тобой делать.
        Ингвар, ощущая всё усиливающееся чувство единения с этим загадочным свечением, словно бы манящим и притягивающим его, подошел к цветку и двумя ладонями, по направлению снизу вверх, дотронулся до лепестков.

        Глава 37

        Непостижимое перемещение в иную реальность мгновенно заставило Ингвара забыть не только загадочного старика-призрака, волшебный цветок, но даже Кайлу.
        Молодой человек снова ощущал себя неспешно парящим в километре над поверхностью планеты. При этом он сразу же обратил внимание на то, что окружающий ландшафт значительно отличается от того, который ему довелось созерцать во время недавнего падения с башни «Бурдж-Халифа».
        Первое, что «бросалось в глаза», была, конечно же, бессменная спутница Земли, голубовато-задумчивая Луна. В этот раз её диаметр оказался в два раза меньше по сравнению с обычным. Складывалось впечатление, что она постепенно удаляется от Земли. Все окрестности, на сколько «хватало глаз», были плотно окутаны серым мраком. Частичное солнечное затмение накладывало значительный отпечаток на яркость и разнообразие природных красок. Однако, оно не мешало Ингвару видеть все потрясающие изменения, произошедшие с его прошлого посещения. Горы, пропасти, равнины,…, всё полностью преобразилось.
        Не было уже такого многообразия острых и колючих хребтов, скал, разломов. Отсутствовали и гигантские смещения пластов горных пород на различных участках. Все формы были более гладкими, округлыми и пологими. Ясно видны были последствия воздействия природных сил в виде проливных дождей, непрекращающихся ветров, пронизывающего холода и невыносимой жары. Переменчивые температурные воздействия на протяжении миллионов лет делали свою кропотливую работу по трансформированию ландшафта.
        В результате все острые грани и края были сглажены. Глубокие впадины, горловины и разломы засыпаны. Резкие перепады высот от самых глубоких ям до самых высоких гор стали значительно меньше.
        Кое-где Ингвару начали попадаться первые представители растительной жизни. Правда, пока они находились только в начальном, и каком-то зачаточном, состоянии. Природе потребуется ещё много миллионов лет, чтобы все они адаптировались в условиях этой планеты и стали развиваться по правильному жизненному циклу.
        Ингвар заметил, что он и сам теперь как-то по иному реагирует на происходящее. Необъяснимое спокойствие и внутренняя гармония переполняли его. Чувство страха больше не отнимало, как в прошлый раз, все моральные и психические силы на поиски способа вернуться в своё «обычное» состояние.
        Более того, в этот раз молодой человек как-то по особенному, возможно, острее и глубже, чувствовал своё единение со всем окружающим миром. Неприступные для людей скалы, дикие в своей ярости бури, переливающиеся тысячами гигантских волн океаны  — все эти буйные фантазии загадочных Вселенских Созидателей непостижимым образом вдруг стали ему ближе и роднее. Даже звёзды больше не казались, заблудившемуся во времени землянину, безжизненными и бесконечно далёкими искрами.
        — Здравствуй, Ингварус!  — знакомый мыслешёпот очередным спасением от одиночества прошелестел в голове.
        — Хоумворт! Добрый день! Вы ждали меня? Как вам удаётся это делать? Где вы находитесь? И где я теперь?
        — Как всегда: тысяча вопросов в секунду! Ты не меняешься.  — с улыбкой в голосе произнёс мудрец.  — Сразу хочу тебе сказать, что в прошлый раз наша с тобой синхронизация произошла случайно, а теперь, как-бы планомерно. Я по-прежнему живу в предгорьях Гималаев и в моей жизни ничего не меняется. А вот ты, судя по идущим от тебя сигналам, попал во времена Второй Коренной Расы, обитающей на Земле. Это произошло потому что тебе каким-то чудом удалось получить доступ именно к своему личному месту силы на Земле. Удивительно! Потом, как-нибудь расскажешь мне подробно об этом.
        — Вторая волна землян! Я читал про них в «Тайной доктрине» у Елены Блаватской. Невероятно! Вот бы встретиться сейчас с ними.
        — Всё возможно, просто внимательно смотри по сторонам.
        — Хорошо. А какова функция мест силы?  — спросил Ингвар.
        — Для каждого человека на планете существует семь мощных энергетических порталов соответственно его семи основным внутренним чакрам. Находясь в таких областях, люди чувствуют себя особенно хорошо: «на подъёме», ничего не болит, раны мгновенно заживают, энергия «бъёт ключом», хочется полноценно жить и активно действовать. Но главное при этом состоит в том, что попадая именно в свои порталы, человек может развивать собственные возможности. Несмотря на свою изначальную заложенность в каждом обитателе Земли, они надёжно скрыты до определённого момента. У одних такой важный момент наступает довольно скоро, другим же он не потребуется и до конца жизни. Здесь всё зависит от желания человека заниматься своим саморазвитием. Поздравляю! Тебе удалось уже второй раз слиться со своим местом силы. Поэтому сегодня ты можешь активно использовать около сорока процентов возможностей мозга. Кроме того я чувствую, что теперь ты уже значительно более спокойно реагируешь на происходящее. Это хорошо. Привыкаешь.
        — Да. Возможно. В этот раз я уже был готов к любым неожиданностям, тем более получив ваше письмо.
        — Я рад, что нам с твоей душой-смотрительницей Адельфией удалось вовремя предупредить тебя. А ты, молодец, что прислушался к нашему совету. Пока мне удаётся войти с тобой в телепатический контакт только в моменты критического возбуждения некоторых отделов твоего мозга. Думаю потом, через некоторое время, когда ты больше познаешь себя, мы с тобой сможем общаться и в твоей обычной жизни.
        — Давно хотел спросить, когда-нибудь я смогу позвонить вам по обычному телефону, находясь в сознательном состоянии?
        — Потерпи. Когда время придёт мы даже встретимся с тобой.
        — Скажите Хоумворт, кто за мной охотится?
        — Это серьёзная тема. Пока скажу кратко. На Земле присутствуют некие силы, активно противоборствующие самопознанию людей. Их задача постоянно напоминать человеку про низшую материальную часть его сущности. Они всеми силами стараются делать так, чтобы человечество и не помышляло о своей духовной составляющей. Для них такие, как ты  — серьёзная угроза, потому что вы и есть потенциальные сверхлюди. За вами будущее! Причём, вас становится с каждым годом всё больше в разных частях мира. Все вы постоянно ищете ответы на вопросы, которые по их мнению не должны задавать низшие существа, то есть люди. Ведь управлять легче теми, кто находится внутри «иллюзорной матрицы» навязанных правил и взаимоотношений между людьми и даже не помышляет о выходе за её пределы.
        — Как же мне теперь быть?
        — Для начала нужно полностью изменить образ жизни. Их агенты повсюду ищут тебя. Причём они могут по своему усмотрению арендовать на время сознание любого, не занимающегося саморазвитием, человека. И тогда уже обычные люди не принадлежат себе полностью и не контролируют себя. Они с радостью готовы исполнить любой приказ «тёмных сил». Про таких персонажей обычно говорят «бес вселился». Поэтому будь крайне осторожен и постоянно находись «на стороже». Развивай в себе особую чувствительность и не отключай её ни на минуту. Теперь любой, с виду даже самый обычный, человек может представлять серьёзную угрозу. Ещё тебе нужно научиться уходить от погони, пока не пройдёшь все свои места силы. Никто не может помочь, кроме тебя самого.
        — А что потом?
        — Позже нужно будет искать таких же как и ты, чтобы объединить усилия. Но подробнее об этом мы позже поговорим.
        — Понятно!  — сказал Ингвар.  — У меня к вам ещё столько вопросов!
        — Да, знаю. Однако, не стоит терять драгоценные секунды твоего теперешнего уникального состояния понапрасну. Пытайся развивать свои потенциальные способности.
        Пролетая над красивыми горными перевалами, Ингвар обратил внимание на то, что теперь водной поверхности вокруг было значительно меньше. Значительно чаще на пути стали попадаться обширные участки суши с разноцветной травой, низкорослыми кустарниками и даже карликовыми деревьями.
        — Что мне сейчас нужно делать?
        — Удивительно, но именно сейчас я чувствую твою готовность начать освоение способности по преодолению гравитации.
        — Так вот значит, как он смог попасть в ту пещеру в скале.  — задумчиво произнес Ингвар.
        — Кто и в какой скале?  — недоумевая, спросил Хоумворт.
        — Несколько минут назад я прыгнул в пропасть за одним монахом. Но при этом он, словно пушинка на ветру, полетел в определенном направлении,. Ну а я, естественно, рухнул вниз.
        — Как же тебе удалось выбраться?
        — Повезло! В какой-то момент я просто повис в воздухе. Реальное состояние невесомости. Потом я сосредоточился на определенной точке горы и двинулся в её направлении.
        — Так вот почему от тебя исходят такие мощные симптомы левитации. А насчёт «повезло», ты лучше потом спроси у своей Адельфии. Думаю, что она заранее вычислила эту зону «антигравитации» и направила твою интуицию в правильное русло. Хотя это было очень рискованно, поскольку подобные аномалии, в которых отсутствует сила притяжения, довольно редко встречаются на Земли. Более того, они постоянно меняют своё местоположение.
        — Теперь понимаю, как всё произошло.
        — Важно, что ты самостоятельно в тот момент смог успокоиться и полностью сосредоточиться. Теперь попытайся с помощью своего фантастического воображения нейтрализовать тяготение и полностью отменить его. Представь себя воздушным пёрышком или потоком воздуха, как тебе больше нравится. Только нужно очень сильно поверить в то, что твоё качественно мысленное представление может быть полностью реализовано.
        — А если получиться, то что это нам даст?
        — В случае успеха ты сможешь преодолевать гравитацию даже без помощи «антигравитационных» зон.  — спокойно, даже буднично, сказал Хоумворт.
        — Звучит заманчиво.
        Пролетев ещё пару километров, Ингвар приметил на земной поверхности нечто, отдаленно напоминающее ровную площадку. Он решил приземлиться в этой точке огромной горы. Максимально расслабившись, молодой человек «очистил голову», упокоился и представил себя уже стоящим в выбранном месте.
        С первого раза осуществить задуманное ему не удалось. Постоянно лезли в голову всякие посторонние и сильно отвлекающие мысли. Но после нескольких неудачных попыток Ингвар всё же смог остановиться в нужном месте.
        — Есть. Получилось.  — радостно сказал он.
        — Молодец!  — отреагировал Хоумворт.  — Хорошо. Когда вернёшься в свою обычную реальность, потренируй эту способность сначала на небольших расстояниях и высотах. В земных условиях может не сразу всё получаться.
        — Конечно, конечно. Как всегда, всё постепенно и не торопясь, без резких скачков, начиная с малого и развивая дальше. Я прекрасно помню все ваши наставления!
        — Вот и чудно! Ты теперь ещё потренируйся. Мне скоро нужно будет отключиться. Поэтому скажу сейчас. У нас с твоей душой-смотрительницей уже установлена надёжная связь, поэтому будем с тобой через неё поддерживать контакт. Пока, мой друг!
        — До встречи, Хоумворт!
        Распрощавшись со своим бывшим, а может и нынешним наставником, Ингвар полетел в направлении каких-то огромных сооружений, явно не соответствовавших окружающей обстановке.
        То, что он увидел, не было случайным нагромождением непонятных зданий. В их расположении ощущалась строгая последовательность. Похоже кто-то довольно тщательно спланировал этот гигантский мегаполис. Он занимал площадь порядка пятисот квадратных километров. Внутри огромного города-страны располагалось круглое «торовидное» здание, похожее на полупрозрачную и полую внутри трубу. В центре этого сооружения находились какие-то объекты, чем-то напоминающие силовые станции. От них к тору тянулись разноцветные молнии. Возможно, таким образом мегаполис снабжался необходимой энергией.
        Ингвар взлетел повыше, чтобы рассмотреть всю конструкцию целиком. Здание-труба располагалось горизонтально и было в диаметре, по меньшей мере, около трёхсот километров. Видно было, как оно изнутри светилось и перемигивалось тысячами ярких световых всплесков. Внутри трубы, супер-зрение позволяло Ингвару рассмотреть всё подробно, были видны миллионы каких-то частиц, летящих на огромных скоростях. Это было удивительное зрелище. Молодой человек «застыл от изумления». «Похоже на большой адронный коллайдер!»  — пронеслось в голове. Теперь ему вдвойне хотелось подробно разобраться, что же здесь на самом деле происходит.
        В этот момент Ингвар увидел огромных пятиметровых существ в скафандрах, стоявших возле одного из многочисленных выходов из здания-трубы. Неожиданно вспомнилось, что и в прошлый раз именно они встретились ему. Поэтому молодой человек, не раздумывая, полетел к ним поближе. И уже через минуту был неподалёку от девушки, очень похожей на его душу-смотрительницу Адельфию.
        Она стояла возле выхода десятиметровой трубы, заканчивающейся жидкой плёнкой. Похоже, что это было последнее звено какой-то загадочной цепи превращений. Но в результате этой непонятной последовательности появлялись громадные двадцатиметровые «Призраки». Они были, по своей внутренней структуре, значительно плотнее, чем те «сгустки энергии», которые он видел в прошлый раз и назвал «Тенями».
        «Думаю, этот процесс можно было бы назвать уплотнением „Теней“ в „Призраков“ с помощью „антиколлайдера“».  — Ингвар мысленно усмехнулся своей догадке.
        Адельфии приходилось постоянно смотреть вверх. «Призраки ” были в четыре раза выше её. Похоже она была очень занята регистрацией новых существ.
        Оторвавшись от созерцания процесса создания «Призраков», Ингвар решил продолжить свой полёт.
        Внезапно он почувствовал, что происходит какой-то сбой в его восприятии. Картинка вдруг задёргалась. Всё вокруг начало медленно гаснуть и темнеть.
        Однако, последние «кадры» Ингвар чётко запомнил. Всё пространство вокруг, насколько можно было видеть, мгновенно заполнилось летящими в сторону Земли разноцветными молниями. Причём в местах столкновения с поверхностью распускались красивые светящиеся растения. Мало того, что все они были очень похожи на тот цветок, к которому Ингвар прикоснулся в таинственной пещере монаха, так ещё и увеличивались в размерах невероятно быстрыми темпами. Ещё через несколько секунд цветы уже были десятиметровой высоты. Тысячи гигантских растений повсюду! Казалось, таинственные космические садовники вновь занимались своими всепланетными посадками.

        Глава 38

        Привычным движением пальцев правой руки Кзорг Дахаг расширил заинтересовавшую его область на интерактивной карте планеты Земля. Такие манипуляции магистру позволяла совершать мгновенная связь между кончиками его пальцев и Шаром-Секретарём, который следил за всеми движениями шефа и передавал их в управляющий компьютер карты.
        Кзорг пристально посмотрел на многочисленные скопления точек, светившихся красными мерцающими огоньками. Таким цветом были обозначены люди, которые интенсивно занимались самопознанием и искали ответы на «неправильные», с точки зрения магистра, вопросы, наподобие: когда, кем и зачем был создан этот мир; в чём смысл загадочного и многоактного спектакля под названием «Жизнь на Земле»?
        «С каждым днём вас становится больше и больше. Почему вы пытаетесь выйти за отведённые границы сознания?  — Кзорг не мог найти ответы.  — Что хотите узнать и понять? Зачем вам всё это? Живите, влюбляйтесь, размножайтесь, воюйте, захватывайте новые территории, убивайте друг друга. Мы ведь всё вам организовали. Почему вы лезете туда, куда вас не просят?»
        Не видя явных причин массового распространения попыток людей выйти за пределы их собственного сознания, магистр терялся в догадках и домыслах.
        «Что же предпринять, чтобы остановить этих ненавистных органиков? Может быть попробовать каким-то образом ещё больше увеличить влияние инстинктов? Взять хотя бы инстинкт самосохранения. Вот если бы он был настолько сильным, чтобы сдерживал любые попытки людей даже думать о чём-то, что выходит за общепринятые рамки. Тогда человек сам себя изнутри сдерживал бы от крамольных мыслей, ведущих к непредсказуемым действиям.»
        Короткий и резкий звонок прервал ход его мыслей. Шар-Секретарь ненавязчиво оповещал своего хозяина о важном сообщении.
        — Ты, как всегда, пищишь не вовремя, Керк. Показывай.  — недовольным тоном прохрипел Кзорг.  — Что там у тебя?
        — Срочное сообщение от Советника Бронктуса.  — электронным голосом ответил Шар-Секретарь.
        При этом на появившемся перед магистром полупрозрачном экране появился текст письма.

        «Уважаемый Первый Помощник!
        Тот основополагающий момент, которого мы с вами так долго ждали и к которому так интенсивно стремились, наконец-то настал. Причём абсолютно внезапно. Как-будто сочувствующие нам таинственные космические силы услышали наши тайные пожелания и настроения!
        Как вы уже знаете, недавно на нашу СФЕРУ обрушилось большое скопление метеоритов. За миллиарды лет существования Солнечной системы подобное случалось уже много раз. Никакие материальные объекты не могут повлиять на существование и функционирование СФЕРЫ. Она нематериальна и вам это прекрасно известно.
        Однако, последний случай уникален. Все метеориты были упакованы в какие-то загадочные сгустки энергии, излучающей волны в недоступных диапазонах. Так вот как раз именно эти волны и умудрились частично стереть некоторые фрагменты данных в Главном Накопителе. Другими словами, часть сведений о жизни на планете Земля, и надо сказать довольно существенная часть, оказалась безвозвратно утерянной.
        По этой причине был созван чрезвычайный и внеплановый Совет Создателей, на котором было принято решение о срочном спуске Посланника из СФЕРЫ на Землю. Его целью будет перекачка информации из Резервного Накопителя.
        Поздравляю Вас с этим чудесным фактом! Это ведь как раз то, что нам с вами нужно!
        Теперь вам предоставляется редчайшая возможность загрузить в скафандр Посланника» отредактированную» вами информацию. И тогда посмотрим, что скажет Совет! Удачи вам в исполнении нашего совместного плана! Да помогут нам чёрные дыры!»

        Эта, давно ожидаемая, но от этого не менее ошеломляющая, новость на несколько секунд полностью парализовала Кзорга. Он, не веря своим глазам, ещё несколько раз медленно прочитал текст.
        Такого поворота событий нельзя было предположить даже в самых радужных мечтах.
        За прошедшие тысячелетия Посланник Совета Создателей спускался на Землю девять раз с периодичностью около десяти тысяч лет. И Кзоргу Дахагу лишь однажды пришлось заниматься подготовкой его встречи, сразу после своего разжалования из СФЕРЫ на Землю. Однако, всё это было уже довольно давно.
        К данному моменту магистр, являясь Адептом Высшей Мудрости, прожил на третьей планете от Солнца уже одиннадцать тысяч лет, регулярно сменяя разнообразные физические оболочки.
        По плану ближайшая, уже десятая встреча Посланника, должна была состояться только через тысячу лет. Кзорг предполагал довольно тщательно подготовиться к ней заранее, начиная за пару столетий. А теперь, что же получается, событие такого вселенского масштаба и приходится заниматься его подготовкой, что называется «впопыхах»! Это просто несерьёзно. Любые непредвиденные случайности, как обычно, приводили магистра в неописуемую ярость. Являясь ярым сторонником предсказуемой упорядоченности, он органически не переносил всевозможные неожиданности.
        Однако, даже не смотря на то, что внезапное падение метеоритов внесло существенные коррективы в обычный распорядок посещений Посланника и магистр бесился от нарушения привычного и размеренного хода своей жизни, его не могла не обрадовать возможность, наконец-то, основательно навредить ненавистным людям-органикам.
        «Удача преследует нас!  — ликовал Кзорг.  — Теперь дело за нами. Необходимо всё срочно подготовить.»
        Однако, для начала не помешало бы успокоиться и вернуться в нормальное состояние. Магистр заставил себя перейти на полное йоговское дыхание и дважды сделал свой привычный комплекс психо-физической коррекции. Проверенный метод, разработанный им самим и доведённый за многие столетия до автоматизма, действовал безотказно.
        Через десять минут Кзорг Дахаг подготовил и отправил Советнику Бронктусу ответное послание.
        Больше некогда было раздумывать над причинами необъяснимого поведения представителей Пятой Земной Расы. Наконец-то магистру предоставился уникальный шанс действовать с целью всех уничтожить.

        Глава 39

        Несмотря на то, что именно теперь, как, впрочем, и в любых непредвиденных случаях, магистра одолевало неимоверное и ничем не успокаиваемое беспокойство, сопровождаемое крайней степенью раздражительности, медлить было нельзя. Посланник Совета Создателей спустится на Землю уже через несколько дней. Оставшегося на подготовку встречи времени было катастрофически мало. Кзорг Дахаг должен был взять себя «в руки» и, несмотря ни на что, всеми силами приняться за подготовку внепланового приёма. Что ни говори, но это было самое знаменательное событие на планете за последние тысячелетия. Поэтому нужно было всё организовать на высочайшем уровне.
        Первым делом магистр попал на приём к своему непосредственному начальнику, занимающему в данный момент должность главного «полубога» планеты Земля. Его святейшество Ахамкарасандхья, Верховный Адепт Высшей Мудрости, подтвердил информацию о чрезвычайном прилёте Посланника и делегировал Кзоргу Дахагу необходимые полномочия по всем организационным вопросам.
        После визита к руководству магистр, первым делом, устроил экстренное совещание с начальниками всех служб и ведомств, ответственных за подготовку мероприятия. Также он назначил своего расторопного помощника Нергола главным распорядителем церемонии. Этот прислужник хоть и не отличался особой сообразительностью, однако мог одновременно контролировать с десяток других начальников, рангом пониже, что было очень важно в условиях дефицита времени.
        Следующие два дня показались Кзоргу бесконечными. Тысячи распоряжений сотням своих подчиненных, практически одновременно передаваемых через Нергола и своего Шара-Секретаря, в какой-то миг слились в один сплошной многосерийный приказ. Все участники действа хоть и старались изо всех сил, но тем не менее, в спешке, путались, ошибались, исправлялись, снова ошибались…
        Однако, благодаря такой интенсивной работе, подготовка приёма шла в соответствии с заранее утверждённым графиком.
        Особое внимание уделялось проверке каналов связи размещённого в Подземном Городе пятидесяти-метрового Куба, являющегося Резервным Накопителем, с Главным Залом Создателей. Эта стометровая пещера находилась в горе-пирамиде Кайлас. Именно к ней на протяжении нескольких последних тысяч лет тянулся из СФЕРЫ гигантский по своей мощности и невидимый для обитателей Земли «Луч Света», являющийся результатом соединения триллионов управляемых нейтринных лучиков в единый поток. По нему-то тридцатиметровый Посланник и должен был спуститься из СФЕРЫ на Землю.
        Магистр также не упустил из виду тот факт, что одним из важнейших моментов было проверить состояние стометрового отверстия, являющегося входом в гору-пирамиду Кайлас, и следующего за ним тоннеля размерами: пятьдесят метров в диаметре и два километра в длину. Он тянулся вплоть до самого Зала Создателей. В нём не допускалось наличие никаких завалов или горных оползней. Проход для Посланника должен быть абсолютно свободен.
        Вместе с тем, полагалось проверить и внешнюю сторону самой горы, в которой находился Подземный Город с его главной жемчужиной: Храмом-Цитаделью. Общая длина её была около десяти километров и состояла она фактически из цепи хребтов с разными высотами: от четырёх до пяти тысяч метров. Причём снаружи она представляла собой вогнутую поверхность, расположенную по направлению к горе Кайлас.
        Единый коммуникационный комплекс, включающий в себя пещеру в Кайласе и Подземный Город, позволял перекачивать информацию из Резервного Накопителя (Куба в Храме) в скафандр Посланника, когда тот располагался в Зале Создателей.
        Кроме всего прочего, Кзоргу необходимо было подготовиться к ещё одной формальности. Сразу после того, как Посланник покинет Землю, нужно было выгравировать в Главном Зале Создателей (внутри горы Кайлас) памятную надпись.
        Все девять предыдущих посещений уже давным-давно были навечно запечатлены опытными мастерами в виде надписей, барельефов, статуй и даже специальных скульптуроподобных сгустков энергии, не подверженных разрушительному воздействию самого Времени. Причём, наиважнейшие эпизоды за все миллиарды лет существования планеты Земля компактно умещались в виде нескольких тысяч символов в одном единственном помещении, пусть и весьма достойного размера.
        Осуществляя проверку его состояния, магистр невольно пробежал взглядом вдоль всей стены, выполненной в виде окружности диаметром сто метров. На одинаковом расстоянии от входа и друг от друга в ней были вырублены квадратные ниши. В каждой из них располагалось по семь великолепных постаментов, на которых торжественно возвышались экземпляры всех обитателей, когда-либо населявших Землю.
        Первыми его взгляду предстали голографические копии Первой Расы. Кзорг прекрасно помнил, что «Тени» совсем не доставляла хлопот породившим их обитателям СФЕРЫ. Он, тогда ещё довольно высоко расположенный в иерархии Создателей, дух-разработчик, как раз был одним из тех, кто занимался заселением третьей от Солнца планеты. «Тени» по своей сути как раз и являлись практически такой же волновой формой жизни, как и сами бестелесные обитатели СФЕРЫ. Эти первые жители Земли просто исследовали новую планету, осваиваясь на ней и подготавливая необходимые условия для Второй Расы.
        Магистр перешёл ко второй нише. В ней также располагались голографические копии, но уже «Призраков». Они были более плотными и частично материальными субстанциями. Однако, пока не имели индивидуализации и каких-то своих потребностей в самореализации. Кзорг, однако, не забыл, что вторая серия обитателей Земли также не устраивала Создателей по причине своей безликости. Все «Призраки» были «на одно лицо», занимались одним и тем же, являясь по существу полностью идентичными друг другу. Тем же сущностям, которые их породили, требовалась значительно большая индивидуализация. Поэтому Создателям пришлось продолжить поиск новых форм для персонажей игры «Жизнь на планете Земля».
        Перейдя к третьей нише, магистр даже слегка усмехнулся, вспомнив сколько же было дебатов в СФЕРЕ по вопросу: какими сделать представителей третьей Коренной Расы? Многие участники споров, и Кзорг Дахаг естественно был в их числе, оставались сторонниками дальнейшего и обязательно постепенного уплотнения «Призраков». Однако, победили те, кто предложил резкий скачок в сторону материализации обитателей Земли. Именно поэтому гиганты-лемурийцы получились уже какими-то недоделанными полулюдьми-полудухами, причём гермафродитами. Дальнейшие события подтвердили, что этот эксперимент начинался значительно результативнее. Обладая практически полноценными физическими телами, Лемурийцы полностью адаптировались для жизни на планете. Излучения Солнца, магнитное поле и атмосфера Земли и многие другие факторы удалось, наконец-то, привести в соответствие с её обитателями. Потребовалось не одно тысячелетие на подобного рода эксперименты. Правда, потом что-то, в очередной раз пошло не так. С течением веков земляне всё больше и всё беспросветнее тонули в своих собственных корыстных интересах. Отсюда пошли конфликты друг
с другом, разделения на противоборствующие кланы и бесконечная борьба за власть и за ресурсы. Повсеместные ссоры, битвы за территории, уничтожение себе подобных и так далее  — всё это, в течение последовавших тысячелетий, стало нормой жизни на планете. Поначалу Создателям нравилась активность всех действующих персонажей в игре «Жизнь на планете Земля». Она, наконец-то, пошла по правильному сценарию, очень интересному и захватывающему для организаторов этого процесса. В какой-то момент времени даже было решено разделить лемурийцев по половому признаку. Впервые на планете появились мужские и женские особи. Возможно, это и явилось главной ошибкой. Бесконечные битвы за самок внесли ещё большую сумятицу в повседневную жизнь представителей Третьей Расы. Кзорг Дахаг к тому времени уже являлся ярым её противником по причине полного отличия вполне материальных лемурийцев от представителей волновой формы жизни. Ему, конечно же, было приятно наблюдать повсеместный процесс взаимного и тотального уничтожения землянами себе подобных. Однако, в какой-то момент они уже слишком сильно «заигрались» и Совет Создателей
принял непростое решение об их уничтожении.
        Магистр, поражённый отголосками собственных воспоминаний, уводивших его всё дальше и дальше вглубь веков, не сразу и заметил слабые, но при этом очень настойчивые сигналы. Это его Шар-Секретарь напоминал о том, что нужно было срочно возвращаться в Подземный Город.

        Глава 40

        На Земле наступил главный день почти десяти-тысячелетней эпохи. Всё человечество при этом занималось своими привычными делами, даже не подозревая о том, что именно сегодня ему предстоит сдавать жизненно важный экзамен на свою космическую зрелость. Ведь информация, переданная из Резервного Накопителя в «скафандр» Посланника, кроме всего прочего являлась также и мерой соответствия Пятой Расы условиям обитания на планете. На основании этих данных Совет Создателей должен был принять решение о сроках существования людей-органиков.
        На торжественном построении в главном помещении Храма-Цитадели, называемом Залом Вечного Блаженства, присутствовали все высокопоставленные участники церемонии во главе с Верховным Адептом Высшей Мудрости. Его святейшество Ахамкарасандхья, непрерывно читая священные тексты, напряжённо вглядывался в занимавшим всю стену экран. Сзади него располагалась многочисленная свита, в которой был и Кзорг Дахаг.
        Остальные обитатели Подземного Города ожидали начала трансляции, стоя на центральной площади. Пролёт Посланника из СФЕРЫ в гору Кайлас должен был состояться ровно в пять часов утра. Поэтому, начиная с полуночи, тысячи людей постепенно заполняли свои места, предвкушая небывалое действо. Все они с трепетом в душе понимали, что никому из их далёких предков и будущих потомков не выпал и уже не выпадет такой невероятный жребий  — видеть Посланца Небес.
        Законопослушные граждане с благоговейным шёпотом переговаривались между собой, стоя в строго определённом порядке согласно функциям, выполняемым ими в Подземном Городе. Их заворожённые взгляды были устремлены на огромный двадцати-метровый экран, закреплённый на специальном постаменте, расположенном возле одной из вертикальных стен. На нём можно было видеть всё происходящее со стороны. Сотни специальных камер, работающих в секретном для остального человечества диапазоне частот и установленных на разных высотах, в режиме реального времени передавали подробную картинку с места событий. При этом никакие иные приборы и устройства не могли зарегистрировать появление Посланника.
        Однако, его приближение могли почувствовать особо восприимчивые и духовно развитые натуры. Миллионы монахов, священнослужителей, адептов всевозможных сект, как впрочем и обычные, но высокодуховные люди, беспорядочно разбросанные по всему миру, находились в состоянии медитации, молитвы, озарения, вдохновения… Все они были заранее осведомлены об этом грандиозном событии, получив отголоски информации прямо из Космоса. У всех заинтересованных данными вопросами землян было время тщательно подготовиться, поскольку всю предшествующую ночь они находились в духовном трансе, всеми фибрами души впитывая неимоверно глубокие и качественные энергетические колебания небесных сфер. Неповторимость момента заключалась в том, что космические силы, возникающие в результате синхронизации Посланника с «Лучом Света», незримо помогали им достигать желаемого просветления, сокращая их многолетние усилия на протяжении десятков жизней до нескольких часов.
        А для обычных людей и особенно для учёных, по какой-то счастливой случайности именно теперь облепивших гору Кайлас своими многочисленными измерительными приборами, всё это были только красивые и необъяснимые вспышки света.
        Обитателям Подземного Города, находившимся на центральной площади, повезло гораздо больше. Мало того, что они могли видеть каждое мгновение этого волшебного действа, так ещё и талантливый комментатор подробно рассказывал о каждой минуте пребывания Посланника на Земле.
        — Внимание, сограждане!  — даже Кзорг Дахаг вздрогнул от многократно усиленного голоса диктора.  — Великий день настал! Небесный Посланник вошёл в поле зрения наших камер. Он медленно и торжественно спускается по вертикальному «Лучу Света» в направлении горы Кайлас.
        При этом магистр застыл в оцепенении от возможности хотя бы зрительно прикоснуться к своей мечте, волновой форме жизни. Тридцати-метровый Посланник, надёжно скрытый от глаз обычных землян в своём высокочастотном скафандре, по внешнему виду являлся точной копией обитателей СФЕРЫ.
        — Посланник остановился перед отверстием в горе Кайлас.  — голос диктора на мгновение замер.
        В этот момент все зрители Подземного Города ощутили мощные вибрации, идущие сверху, прямо от потолка. Их можно было сравнить, как если бы где-то поблизости вдруг случилось пяти-бальное землетрясение.
        Кзорг шёпотом спросил у помощника:
        — Систему открывания входного отверстия в Кайласе проверили?
        — Да, ваша милость!  — без запинки ответил Нергол.  — Сто раз гоняли двери туда-сюда.
        Магистр удовлетворённо покачал головой. Его седая бородка, традиционно подстриженная в виде геометрически правильного пятиугольника, качалась подобно вымпелу на ветру.
        Переключив своё восприятие в волновой диапазон, Кзорг вначале посмотрел на подножье горы-пирамиды Кайлас, затем, поднявшись строго по вертикали до высоты пять тысяч метров, на то место, где протянувшийся из космоса «Луч Света» обрывался у входа в секретный тоннель. В этот момент он подумал: если посмотреть со стороны и с большого расстояния, то могло показаться, что Земной шарик привязан к Вселенной тоненькой золотистой нитью.
        — Посланник проплывает по горизонтальному пятидесяти-метровому тоннелю. Он продвинулся вглубь горы на два километра.  — комментатор затаил дыхание.  — Посланник уже в преддверии пещеры. Есть, он вплывает в «Зал Создателей». Всё свершилось! Ждём начала процесса синхронизации с Резервным Накопителем.
        В этот момент несколько камер с разных ракурсов принялись показывать всем зрителям «святая святых», внутреннее убранство Зала Создателей. Идеальный стометровый круг ради великой церемонии был подсвечен тысячью специально установленных осветителей. И все зрители, имели возможность подробнейшим образом рассмотреть, фантастический интерьер помещения. Многочисленные знаки, символы, картины, барельефы, статуи и голографические копии демонстрировали при этом все эпохи и всех живых существ, когда-либо обитавших на планете.
        — Посланник занял своё положение,  — голос диктора разорвал благоговейную тишину.  — Он завис в центре «Зала Создателей» на высоте около тридцати метров. Получен сигнал о готовности к приёмке данных.
        Комментатор замолчал.
        Председатель Совета Адептов Высшей Мудрости, его святейшество Ахамкарасандхья дал сигнал для начала передачи информации.
        При этом пятидесяти-метровый Куб, расположенный в центре Подземного Города, стал голубовато-фиолетовым и от него в сторону горы Кайлас потянулись миллиарды нейтринных потоков. Начавшийся процесс обмена данными проходил на скорости примерно тысяча терафлопс в секунду. На протяжении следующего часа ошеломлённые духовным перевозбуждением зрители, глядя на огромный экран, могли созерцать гигантскую радугу, протянувшуюся между Подземным Городом и горой Кайлас.
        Всего один час времени, в который с лихвой уместилось всё самое интересное, что происходило на планете Земля за последние девять тысяч лет.
        По окончании процесса передачи информации Посланник торжественно выплыл из Зала Создателей, преодолел двухкилометровый тоннель и показался снаружи горы Кайлас. В момент его синхронизации с «Лучом Света» всех зрителей Подземного Города снова ошарашило мощным землетрясением. Улетая ввысь, Посланец Небес медленно, словно бы прощаясь с землянами, двигался десять минут. А потом стремительно рванул по нейтринному пути обратно в СФЕРУ. Официальная часть церемония на этом закончилась.
        Кзорг Дахаг, поучаствовав в совместной прощальной молитве, быстрым шагом вернулся в свой рабочий кабинет.
        «Дело сделано.  — радостно подумал он.  — Теперь остаётся только подождать, какое решение примет Совет Создателей».
        — Керк, пиши.  — скомандовал он своему Шару-Секретарю.  — «Уважаемый Советник Борунус! Докладываю вам, что операция „Редактирование“ удачно завершилась. Фальсифицированные данные о событиях жизни органиков Пятой Расы полностью загружены в скафандр-накопитель Посланника.»
        При этом в небе ещё несколько часов оставался, необъяснимый современной наукой, ярко мерцающий столб света (вертикальной молнией взметнувшийся от горы Кайлас в открытый космос), который можно было видеть обычным человеческим зрением за сотни километров. По своей структуре он чем-то напоминал оптический феномен под названием «Гало», только в данном случае эпицентром пылающего кольца была гора Кайлас, что являлось полнейшим нарушением всех известных законов физики.
        Тысячи обескураженных жителей близлежащих областей Тибета в недоумении смотрели на этот след, не веря своим глазам. «Не иначе, как боги снова затеяли свои космические игры!»  — как обычно, думали многие из них, падая ниц и произнося заученные с детства молитвы.

        Глава 41

        Ингвар, несмотря на свои усилия, никак не мог проснуться. Ему опять снились фантастические пейзажи молодой планеты, сияющие скафандры пришельцев, гигантские куполовидные города. Трудновато порой выдернуть своё заблудившееся в эпохах сознание из захватывающего сна-фильма, тем более, когда сам принимаешь в нём активное участие.
        Однако, какой-то внутренний голос, не прекращаясь ни на секунду, занудно настаивал: «Просыпайся! Нужно вставать! Поднимайся!»
        Спустя минуту Ингвар очнулся.
        Снова эти, не в меру горластые, утренние пташки, вызывающе фиолетовые ирисы на обоях, сладкий запах полей до потолка. Знакомый стандартный номер в отеле греческого городка Каламбака, охотно принявший в свои объятия очередного путешественника.
        Молодой человек не помнил, как он здесь очутился. «Что со мной вчера произошло?  — пронеслось в голове.  — Где реальность, а где сон? Непонятно. Прогулка с Кайлой по горам, летающий монах-призрак, антигравитационная зона, потом волшебный цветок! И как я сюда вернулся?»
        В этот момент, весьма вовремя чтобы окончательно покончить со сном, откуда-то справа послышались бодрящие звуки Akon «Oh, Africa». Ингвар дотянулся до своего айфона. Звонила сестра. Она словно бы чувствовала, что с ним творится что-то неладное.
        — Привет, братик! Как дела? Как самочувствие?
        — Привет, Эйлин! Уже лучше.
        — Прелестно! Как это  — уже лучше? А что было хуже? Может обратиться в местный госпиталь? Рановато ты всё же прекратил лечение.  — затрещала она в трубку.  — Я думала, что ты там в Греции наслаждаешься неповторимыми закатами на фоне прилетевших из космоса гор, с монастырями на макушках! А что на самом деле происходит?
        — Кажется, я влюбился.  — по-прежнему, не разлепляя глаз, еле слышно сказал Ингвар.
        — Ничего себе!  — от удивления и неожиданности Эйлин чуть не выронила из рук свою любимую чашку со свежезаваренным кофе.  — Подожди, я присяду, а то от твоих слов можно и в обморок грохнуться. Интересно, и как это ты вдруг узнал, что на свете есть такие слова? Никогда раньше ничего подобного от тебя не слышала!
        — Бывают в жизни озарения.  — услышал Ингвар свой незнакомый голос.  — Самому до сих пор не верится. Со мной, вообще творится что-то непонятное.
        — Разве может быть что-то ещё после того, что ты мне уже сказал? Как интересно!  — девушка снова вскочила со стула.
        — Да. Тебе бы побарахтаться пару часиков в безумных галлюцинациях, узнала бы тогда насколько это интересно!  — смущённо произнес Ингвар.
        — Какие ещё галлюцинации? Ну же, рассказывай! Сил нет терпеть!
        — Правда Кайла говорит, что так и должно быть. Непонятно.
        — Так её зовут Кайла. Прикольно. Где ты её встретил, какая она и что за галлюцинации?  — не унималась сестра.
        Ингвар повернулся на левый бок и только в этот момент заметил, что Кайла потирает глаза, сидя в соседнем кресле. Заспанный вид новой знакомой однозначно свидетельствовал о том, что она провела всю ночь в таком положении.
        — Привет!  — сказал Ингвар, поставив ноги на пол.  — Извини, не заметил. Сестрёнка, я тебе перезвоню. Пока!
        — Ну вот, как всегда, обрываешь на самом интересном моменте.  — напоследок услышал он в трубке возмущённый голос Эйлин и выключил свой айфон.
        — Привет! Как ты себя чувствуешь?
        — Вполне прилично, если не обращать внимание на полную неразбериху в моей голове.
        Кайла то робко смотрела ему в глаза, боясь поверить в услышанное, то смущённо озиралась по сторонам. До этого момента не часто случалось ей присутствовать при просыпании полу-незнакомых парней, а тут ещё и такие откровенные признания. Весьма неожиданно. Она тактично встала и подошла к окну, давая возможность молодому человеку спокойно одеться.
        Атмосфера общения продолжала постепенно уплотняться. Девушка подумала, что ещё немного и они оба войдут в ступор.
        «Так, надо срочно что-то делать.  — интуитивная женская смекалка подоспела вовремя.  — Ок. Сделаю вид, что как будто не все слова расслышала спросонья.»
        Ингвар не знал, что говорить и как себя вести. Всего лишь за какие-то сутки с ним случилось так много неожиданного и невероятного. Надо бы побольше времени, чтобы всё переварить. А тут вдруг перед ним сказочным образом оказалась вчерашняя знакомая, к которой он испытывает что-то непривычно волнующее и абсолютно ни с чем не сравнимое. Опыта общения в подобных ситуациях, естественно, не было. Внезапно проснувшиеся чувства, полностью игнорирующие привычную разумность, только мешали, вместо того чтобы помогать.
        — Тогда поздравляю! Ты очнулся!
        — Да. Сколько же можно бродить по снам?  — Ингвар почувствовал облегчение. Когда не знаешь о чём говорить, вспоминай то, что уже было.  — А сейчас правда настоящая реальность? Как мы тут очутились? Вчерашний вечер был довольно странный. Что произошло? Со мной прежде не случались провалы в памяти.
        — Помнишь того монаха в древнем монастыре, который всё время порывался ускользнуть от нас?
        — Да, конечно.  — уверенно сказал Ингвар.
        — Так вот. В какой-то момент старцу это удалось и он выскочил за дверь. Ты кинулся за ним. Я ненадолго застыла на месте, поражённая его прытью, а потом побежала вслед за тобой. Но не тут-то было! Тебя уже и след простыл. Куда ты исчез? Мистика какая-то!
        — Да, мне и самому до сих пор не верится, что всё это действительно произошло. Представляешь, я в какой-то момент снова почувствовал необычное состояние. У меня иногда случается такое: не надо думать, рассчитывать свои действия, оценивать предполагаемый результат. Решения приходят интуитивно и мгновенно. Ты словно бы на какие-то доли секунды не принадлежишь самому себе. Правда, вчера оно меня весьма не вовремя накрыло, потому что очнулся я в ту секунду, когда уже летел в пропасть. Молнией проскочила предательская мысль: «Ну всё, доигрался. Finita la commedia» (комедия окончена). Хорошо, что всё быстро закончилось. Свободное падение прекратилось и я завис в воздухе. Это было похоже на состояние невесомости. Почему-то теперь в голове у меня крутится странное словосочетание «антигравитационная область». Из какого сна оно ко мне пришло? Моё состояние в тот момент было похоже на астронавтов, свободно парящих в невесомости внутри орбитальной станции. А вокруг них там ещё летают карандаши, ручки, блокноты и всякие мелочи. Вот также примерно и я висел тогда над пропастью вблизи отвесной скалы.
        — Это невероятно!  — Кайла развела руками.  — У меня нет слов. Волшебство какое-то! Тебе крупно повезло.
        — Потом было ещё веселее! Я сосредоточился и мысленно представил, что лечу вслед за монахом. Не поверишь, но так и произошло. Я действительно начал двигаться в его направлении! А он, видя такое дело, остановился, задумался, и, что-то решив для себя, уже перестал от меня убегать. Более того, старец подождал меня, пока я выбрался на площадку. Потом мы вместе попали в какую-то потайную пещеру. Дальше я уже смутно помню, а может и вообще мне всё приснилось. Вроде бы там был сгусток энергии в виде цветка-лотоса. Я к нему прикоснулся. И всё! Потом только фантастические сны. И вот мы здесь, сидим с тобой, мирно беседуем. Чудеса, да и только! И как я вернулся в отель?
        — Может это был какой-то ритуал, типа посвящения «Цветком Жизни»? Монах говорил какие-нибудь слова?
        — Не помню. Вроде-бы он пробубнил что-то себе под нос, скорее всего молитву, а потом велел мне прикоснуться к лепесткам цветка. Ну я и подчинился. Теперь ты рассказывай, что помнишь.
        — Это каким же надо быть сумасшедшим, чтобы, не раздумывая, прыгнуть в пропасть?  — Кайла пристально посмотрела в глаза Ингвара.  — Впервые встречаю такого безрассудного парня. Ты точно чокнутый! Ладно, проехали. После того, как ты исчез, прошёл уже час. Целый час невыносимой неизвестности! Никогда в жизни его не забуду. Как на зло, ещё и телефонного сигнала там не было. Что делать? Куда бежать? Где тебя искать? Вдруг если я уйду, а ты вернёшься? Вопросы разрывали меня на части. Спасибо моему Архону, не перестававшему внушать мне, что всё будет хорошо и нужно немного подождать. Вдруг рядом со мной раздался какой-то странный шелест. Я даже кинулась в сторону, пытаясь спрятаться от него. Мало ли, может в таком странном месте и гигантские летучие мыши водятся? Чушь какая! Что мне тогда только не лезло в голову. Оказалось это наш знакомый монах решил вернуться. Он подошёл ко мне и сказал, что не надо волноваться и что скоро я тебя вновь увижу. С этими словами он исчез также внезапно, как и появился. Теперь мне было уже гораздо легче, теплилась надежда, что всё обойдётся. Ну а когда я увидела несколько
ярких факелов, спускавшихся с ближайшей вершины, меня совсем отпустило. Они медленно приближались ко мне. Почему-то я была уверена, что ты с ними. Поэтому ни страха, ни желания спрятаться у меня не возникло. А когда они подошли, то оказалось, что это пятеро монахов. У них были такие же кресты, как и у нашего загадочного старца. Четверо из них несли тебя на носилках. Мне сказали, что ты неожиданно заснул. Я послушала тебя, дышишь ровно, выглядишь вроде нормально. Потом мы всей процессией двинулись в путь. Оказалось здесь есть короткая дорога через потайное отверстие в скале. Так мы спустились к шоссе. Там нас уже поджидал местный таксист. У него, кстати, на груди висел амулет, по дизайну напоминающий украшения на крестах этих монахов. Думаю, они все из одной секты. Он-то и привёз нас с тобой сюда, даже помог мне довести тебя до кровати. Хорошо, что ты к тому моменту уже мог держаться на ногах. Помнишь как мы вошли в номер?
        — Нет, не помню. Кстати, ты меня прости. Я тогда, наверное, был похож на безумца, убежал от тебя, даже не попрощавшись.
        — Не переживай. Думаю это того стоило. А далеко убежать тебе теперь вряд ли удастся.  — Кайла улыбнулась.  — Наши души-смотрители ведь прекрасно знакомы между собой. Мой Архон часто и без твоего ведома общается с твоей Адельфией, в основном когда ты спишь. И, кстати, помнишь наше с тобой недавнее и довольно странное знакомство?
        — Конечно. Книжный магазинчик! Меня тогда полностью переклинило. Честно говоря, не припомню, чтобы я себя так когда-нибудь вёл.
        — Так вот теперь знай, что всё это проделки наших с тобой душ. Хотя для непосвящённых это обычная магия неосознанного притяжения.  — Кайла продолжала веселиться.
        — Хочешь сказать, что мне теперь от тебя не скрыться?  — поддержал Ингвар.  — Архон везде меня найдёт?
        — Насчёт «везде»  — не уверена, но попробовать он сможет!
        — Надо бы и мне с моей Адельфией тоже так научиться дружить, как вы.
        — Хорошо. Попробуем сейчас? Только вот попрошу Архона помочь тебе.  — Кайла заговорщически улыбнулась.  — «Помоги ищущему встать на путь истинный и да будут твои дела благословенны!» Не помню, откуда это, но подходит в данный момент. О, смертный, готов ли ты встретиться воочию со своей бессмертной душой?
        — Классно!  — Ингвар обомлел от изумления.  — Тебе надо в театре играть! Такое реальное перевоплощение!
        — Шутить изволите, уважаемый сумасшедший?
        — Я серьёзно. Что и вправду попробуем связаться с Адельфией? Вот прямо здесь и сейчас?
        — Конечно! А чего тянуть?  — Кайла удивлённо оглянулась по сторонам.  — Нам, вроде, никто не мешает.
        — Ну ты даешь! Круто! Ладно, я готов. Что нужно делать?
        — Сейчас Архон уточняет у твоей Адельфии, что нужно делать. Так, садись поудобнее, закрой глаза. Расслабься, дыши глубоко и ровно. Теперь сконцентрируйся на своем солнечном сплетении и задержи это состояние как можно дольше. Представь себе мысленно ту картинку, когда Адельфия появилась впервые. Помнишь, ну когда ты посмотрел в зеркало? Кстати, может тебе зеркало дать? У меня есть с собой, правда маленькое.
        — Нет, спасибо, не надо. Так попробую.
        Ингвар зажмурился и сосредоточился, напряжённо пытаясь вспомнить облик своей голографической феи. Через несколько минут перед его внутренним взором пару раз всплыло её изображение. Однако, молодому человеку не сразу удалось его зафиксировать. Он предпринял ещё несколько попыток, однако все они оказались безрезультатными.
        — Не получается.  — Ингвар открыл глаза.
        — Что, совсем ничего не видел?  — поинтересовалась Кайла.
        — Только нескольких секунд. Она мелькала перед моим внутренним взором.
        — Хорошо. Теперь ты на правильном пути.
        Ингвар настойчиво продолжал упражнение, концентрируясь на внутренних областях своей грудной клетки. В какой-то момент он вдруг явно почувствовал присутствие внутри себя ещё одной сущности. Такое внезапное раздвоение личности довольно тягостно отразилось на его психике. Молодой человек был в глубоком замешательстве. Созерцание внутренней многомерности было, естественно, ненормальным для любого неподготовленного человека. Сознание Ингвара на некоторое время вошло в конфликт с его же подсознанием. Две части одного и того же человека на несколько мгновений даже вступили в нескрываемое противоборство. Одно дело, когда подсознание что-то потихоньку шепчет и на что-то ненавязчиво намекает. И совсем другое, когда оно встаёт в полный рост и заявляет о своих правах.
        Кайла видя или даже внутренним чутьем ощущая (спасибо Архону), что её новому знакомому с каждой секундой становится всё хуже, срочно поспешила на помощь.
        — Не расстраивайся. То, что ты сейчас ощущаешь, это вполне нормально. У меня тоже поначалу не совсем гладко всё происходило. Поверь опыту бывалого исследователя своей души  — это пройдёт. Нужно время, чтобы внутренне измениться.
        «К сожалению, у нас нет столько времени!  — неожиданно громко услышал Ингвар голос Адельфии в своей голове.  — Обстоятельства изменились и не в нашу пользу».
        — Она со мной говорит!  — молодой человек вскочил, как ошпаренный.  — Прямо сейчас говорит! Я слышу её, слышу! Это не галлюцинации. Это реально она! Невозможно, невероятно, потрясающе!
        — Вот и прекрасно!  — спокойно отреагировала Кайла.  — Только не надо пересказывать все её слова. Мне и так их сразу же передаёт мой Архон.

        Глава 42

        — Адельфия, это ведь ты со мной говоришь?  — неуверенно поинтересовался Ингвар.  — Про какие обстоятельства ты пытаешься сообщить?
        — Конечно, говорю с тобой я. Кто же ещё, кроме меня, может находиться в тебе?  — иронично проговорила душа-смотрительница.  — Но про обстоятельства мне намекает твой бывший учитель Хоумворт. Он сейчас телепатически со мной общается.
        — Ой, Хоумворт! Не может быть!  — обрадовался Ингвар.  — Моя многолетняя мечта наконец-то стала явью! Так значит, это и в самом деле мы с ним дважды общались, когда я терял сознание?
        — Да, конечно, да.  — ответила Адельфия.  — Он говорит, что должен всем нам сообщить две новости, причем обе плохие.
        — Ну вот, и обе плохие.  — грустным эхом отозвалась Кайла.
        — Да. Первая новость такая.  — продолжала Адельфия.  — На Ингвара началась настоящая охота. Некоторые влиятельные сущности на планете Земля, а также располагающиеся в небесной СФЕРЕ, считают его аномалией высшего уровня. Это означает только одно: как можно быстрее обнаружить и уничтожить. Теперь, после неудачного покушения в Дубае, для решения этой задачи выделены лучшие из лучших.
        — Вот и приехали. Не успела я познакомиться с ним, как тут же: «безусловная ликвидация».  — расстроилась Кайла.  — А вторая новость?
        — Хоумворт говорит, что по его данным, после частичного разрушения СФЕРЫ метеоритами и потери огромного количества важной информации из Главного Накопителя недавно, в срочном порядке, собирался Совет Создателей. И в результате принятого Советом решения на Землю из СФЕРЫ прилетит внеочередной Посланник.
        — Подождите, подождите. Что всё это значит?  — спросил Ингвар.  — Впервые слышу такие слова: СФЕРА, Совет Создателей, Посланник. Объясните, что происходит.
        — Архон кое-что пытался мне растолковать.  — Кайла смущённо потупила взгляд.  — Я просто ещё не успела рассказать тебе, Ингвар. Мы ведь только вчера с тобой познакомились.
        — Согласен. Пока было не до этого. Но теперь, думаю, время пришло поведать главное.
        — Хорошо. Но если честно, то мне очень непросто говорить человеческими словами на такие темы. Давай я пока вкратце тебе передам то, что сама поняла?
        — Отлично.  — обрадовался Ингвар.  — Объясни хоть что-нибудь.
        — СФЕРА  — это нематериальная ячеистая структура, расположенная вокруг Земного шара на расстоянии примерно четырёхсот тысяч километров от Земли. По сути это волновые колебания на недоступных обычным людям частотах. Однако, СФЕРА стабильна в пространстве и времени. Минимальная материальность и максимальная энергия. СФЕРА существует с того момента, когда Совет Создателей (назовём их просто загадочными сгустками энергии или представителями космических Высших Сил) решил сделать Землю обитаемой. В ней хранится вся подробнейшая информация, причём абсолютно обо всём. На основании этих данных Совет Создателей решает кто, когда и сколько времени проведёт на Земле. Сейчас я говорю не об отдельных людях, а о целых эпохах и Расах. И ещё. СФЕРА это обитель душ всех живых существ, находящихся на нашей планете. Пока как-то так. Пойми, я привыкла об этом только размышлять и мне сложно про всё это говорить с другим человеком.
        Кайла встала, подошла к окну и задумчиво посмотрела вдаль. На вершинах ближайших к отелю скал всё так же висели шапки-монастыри, обитатели которых беспрестанно молились за спасение душ всего мира. А вокруг, по-прежнему яростно, продолжали бурлить миллиарды живых представителей флоры и фауны, даже не подозревающие ни о каких высших материях.
        — Спасибо тебе.  — Ингвар встал рядом с девушкой.  — Ты заново открываешь для меня Вселенную.
        Кайла повернулась к нему. Их взгляды встретились. В это мгновение сердца влюблённых стали биться в унисон. Всё вокруг исчезло. Остались только он и она. Слова не нужны, когда разговаривают чувства. Пальцы рук, словно бы примагничиваясь друг к другу, сами собой трепетно переплелись. Глаза в какой-то момент закрылись, давая волю внутреннему душевному озарению. Парень и девушка даже и не заметили, как их губы мимолётно соприкоснулись в блаженном порыве нежности.
        — Помню, пару недель назад,  — Ингвар первым очнулся от любовного наваждения.  — Бэкки в свойственной ей полушутливой-полусерьёзной манере намекнула мне, что весь мой научно-познавательный пыл внезапно остынет, если я встречу свою настоящую половинку. Честно говоря, мне тогда было сложно поверить ей. Но теперь, причём практически не зная тебя, я пожалуй готов полностью согласится с ней.
        — Да.  — радостно вздохнула Кайла.  — Вот так вот живёшь себе и живёшь, ничего не ожидая и ни на что не надеясь, а тут вдруг раз и всё резко изменилось. Подходит к тебе в книжном магазинчике какой-то сумасшедший тип и привет, привычные страницы книги жизни оказываются безвозвратно перевёрнутыми и впереди ожидают совершенно новые главы. Так получается?
        — Да. Надеюсь, что так. Но мы с тобой немного отвлеклись. Не забыла? Нас теперь ждут ещё три собеседника.
        — Точно! Адельфия, Архон, да ещё и твой учитель. Как-то мы немного отклонились от темы.
        — Вот-вот.  — Ингвар снова услышал в голове голос Адельфии.  — В такие моменты мы, конечно же, должны сидеть и помалкивать, чтобы не спугнуть магию чувств. Однако, в сложившейся ситуации было бы неплохо, как это у вас людей говорится, «спуститься с небес на Землю».
        — Хорошо, хорошо. Я тебя понял.  — ответил он Адельфии и обратился к Кайле.  — Расскажи про Посланника.
        — А вот про это явление Архон мне ничего до сих пор не говорил.  — девушка развела руками.
        — Давайте я вам немного расскажу.  — Адельфия снова передала слова Хоумворта.  — Загадочным термином «Посланник» обозначается способ, позволяющий быстро передать гигантское количество информации с планеты в небесную СФЕРУ. А решение о прилёте Посланника на Землю может свидетельствовать только об одном: Совет Создателей решил воспользоваться Резервным Накопителем.
        — Скажите, Хоумворт, а это что значит?  — Ингвар вдруг ощутил себя студентом, слушающим лекцию по астрофизике.
        — На планете Земля изначально, еще миллиарды лет назад, в секретном и практически недоступном месте был размещен огромный Резервный Накопитель, способный вместить всю информацию обо всех событиях жизни всех без исключения обитателей нашей планеты. С этой целью там был построен огромный подземный город, существующий и поныне.
        — Ничего себе!  — удивилась Кайла.  — Вот это очень интересно!
        — Главный Накопитель всегда располагался и теперь располагается в СФЕРЕ. А сейчас Совету Создателей срочно понадобился земной Резервный Накопитель, являющийся дубликатом основного.
        — Но зачем?  — теперь уже заинтересовался Ингвар.
        — С его помощью можно восстановить всю базу данных, которая была утеряна из-за падения метеоритов. Посланник доставит недостающие звенья информации.
        — Понятно. Как всё фантастически интересно!  — обрадовалась, но тут же осеклась Кайла.  — Архон! А ты тоже всё это уже знаешь?
        — Про частичные разрушения СФЕРЫ и про Резервный Накопитель на Земле, конечно, знаю. А вот про досрочный прилёт Посланника узнал только недавно. Это чрезвычайная ситуация, если выражаться вашим человеческим языком.
        — А что плохого в том, что представитель самих Создателей нашего мира спустится на Землю?  — спросил Ингвар.
        — Обычно, во время прилёта Посланника от него исходят многочисленные и очень мощные психо-эмоциональные волны.  — продолжила Адельфия, передавая всем слова Хоумворта.  — Они молниеносно и полностью, хотя и кратковременно, перестраивают сознание всех людей на Земле. Это очень опасно для многих органиков. Миллионы людей чрезвычайно остро реагируют на прилёт Посланника.
        — Что же нам нужно делать в такой ситуации?  — озадаченно спросил Ингвар.  — На меня ведь ещё и охотятся чьи-то агенты.
        — Хоумворт считает, что не стоит поддаваться панике.  — спокойно сказала Адельфия.  — Нужно идти своим путём независимо от окружающей действительности. Но у тебя, Ингвар, есть только один выход: срочно ускорить процесс развития собственных способностей путём активизирования как можно большей части твоего мозга. Только экстренное саморазвитие поможет тебе выжить. Поэтому, как у вас говорится, следующее место силы ждёт тебя!
        — Как же его искать?  — спросил Ингвар.
        — Ты помнишь, какими были финальные кадры твоего последнего сна, Ингварус?  — передала Адельфия вопрос Хоумворта.
        — Да. Какие-то странные растения буквально за несколько мгновений выросли до гигантских размеров.
        — Понятно!  — догадалась Кайла.  — Надо искать огромные деревья на Земле. Это гигантские секвойи в Калифорнии. Извини, Ингвар, но теперь мне нужно срочно бежать. Дела не терпят отлагательств! Созвонимся позже!
        И девушка бодрым шагом покинула комнату.
        — Хорошо,  — Адельфия передала слова Хоумворта.  — Попробуй поискать там. Обращай внимание на знаки. И ещё  — не забывай, что теперь ты можешь видеть удалённые предметы, а также погружать своё тело в состояние антигравитации. Развивай эти качества постоянно. Они очень пригодятся тебе. Потом, если всё пойдёт по правильному пути, у тебя должна будет открыться способность чувствовать ауры людей. Ежедневно тренируйся на всех, кого встретишь, пытайся разглядеть их внутренний мир и духовную природу. Тогда возможно тебе удастся войти в контакт с их Частицами Сущности или душами, как вы их называете. Всегда будь начеку, агенты могут появиться в самый неподходящий момент.
        — Спасибо, Хоумворт!  — отозвался Ингвар.

        Глава 43

        «Когда „мозги кипят“, лучше всего заняться физическими нагрузками.  — подумал Ингвар.  — Сейчас мне явно не помешала бы лёгкая утренняя пробежка.»
        Молодой человек прошёлся по комнате. Потом вдруг остановился. Что же ещё нужно было, причём очень срочно, выяснить?
        — Фия, ты ведь знаешь всё, что происходит со мной и с теми людьми, с которыми мне приходится общаться?
        — Конечно. Это одновременно моя работа и форма существования. Про тебя я знаю всё, а вот про окружающих только отрывочные сведения. Ими занимаются их собственные души-смотрители.
        — Отлично. Вдруг у тебя есть нужная информация. Давай вернёмся немного назад во времени. Помнишь мою встречу со странным рекламщиком Таффом Эвансом, который организовал наш прыжок с башни Бурдж-Халифа?
        — Да, прекрасно помню.
        — Мне не даёт покоя этот человек. Что с ним произошло? Где он теперь?
        — Хороший вопрос. Он поможет мне немного пояснить тебе то, как у нас в СФЕРЕ всё устроено. Несмотря на то, что ты раньше не был знаком с Таффом Эвансом, но ваша встреча была вполне вероятна, он попал в зону моего внимания. В таких случаях мы должны знать всё про потенциальные встречи. К сожалению, Тафф теперь проходит интенсивный курс лечения в клинике для душевнобольных. Правда, все эти методы землян: уколы, таблетки, беседы,…, в данном случае абсолютно не работают. С этим человеком действительно происходит что-то серьёзное. Никто не знает, что именно. Кроме того, я некоторое время была знакома с его душой-смотрительницей.
        — Да уж, невероятная история. Топ-менеджер крутой рекламной компании и вдруг в психушке. Что творится?  — Ингвар был удивлён.  — Ты сказала: «Была знакома с его душой-смотрительницей?» Именно в прошедшем времени? А почему вы с ней теперь не общаетесь?
        — По непонятным причинам она в какой-то момент прервала связь со своим, поддерживающим нейтринную нить, Шаром-Секретарём, куда-то исчезла и больше не появляется в СФЕРЕ. Её поиском заняты специальные службы.
        — Как такое возможно, чтобы душа исчезла?
        — Даже на вашем земном языке есть странное понятие «пропащие души». Энергия, конечно же, не исчезает полностью, но может видоизменяться при взаимодействии с другими, более мощными, источниками.
        — Объясни по-человечески.
        — Думаю, что душа-смотрительница Таффа искусственно изолирована от СФЕРЫ. А вот кто за всем этим стоит? Вот в чём проблема. Будем разбираться и с данным вопросом.
        — Хорошо. Спасибо тебе. Теперь мне стало немного легче. Всё-таки что-то хорошее есть в этом рекламщике. А теперь давай прервёмся ненадолго? Всё это так интересно, но слишком много. Мне надо переварить информацию. А ты просто понаблюдаешь, как я бегаю по улицам. Хорошо?»
        «Понимаю. Конец связи.»  — услышал он затухающий внутри себя голос.
        Молодой человек принялся было переодеваться в тренировочную форму, как вдруг снова зазвонил телефон, напоминая, что любимой сестрёнке не терпится узнать все подробности.
        — Ты, наверное, забыл про меня. Ну расскажи, какая она, твоя новая знакомая?  — с азартом продолжила допытываться Эйлин.
        — Мне она очень нравится. Больше ничего не знаю. Мы только вчера познакомились.
        — Прелестно! Значит за всё это время ещё ничего не понял, но уже успел влюбиться. Интересно получается.  — проворковала девушка.  — Ладно. Что с тобой? Ты сам на себя не похож!
        — Что даже по телефону слышно?
        — Конечно. Я и без телефона это могу сказать, потому что чувствую, когда тебе плохо. Ты всё ещё в Греции?
        — Да.  — Он выдержал паузу.  — Но завтра вылетаю в Калифорнию.
        — Вот тебе и «здрассьте»!  — удивилась сестра.  — Туда-то тебе зачем? Ну ты даёшь! Носишься по миру, как угорелый!
        — Потом расскажу. Со мной творятся такие невероятные вещи! Сразу всего и не передать.
        — Ок. А почему грустный? Кайла ушла?  — не унималась девушка.
        — Да с ней всё в порядке. Тут у меня другое.
        — Что-то ещё? Не томи, колись!
        — Хорошо, уговорила.  — согласился Ингвар, разрываясь на части от непонимания с чего можно начать объяснения.  — Попробуем с другой стороны.
        — С какой стороны?
        — Сейчас, подожди одну минутку.  — попросил Ингвар, обратившись к сестре.  — Фия, ты здесь? Не могла бы ты как-то связаться со своей коллегой  — Частицей Сущности, которая находится в моей сестре?  — спросил он.
        — Ой, ты там не один?  — не выдержала сестра.  — А кто такая Фия? Что значит Частица Сущности? И где твоя Кайла?
        — Эйлин, ну я же просил тебя потерпеть минутку.
        — Не могу, когда так всё интересно и запутанно!  — восхищенно пропела девушка.
        «Конечно могу.  — услышал Ингвар голос Адельфии в своей голове.  — Душу-Смотрителя твоей сестры зовут Майрон, он мой давний друг. У нас здесь, в СФЕРЕ, так принято, чтобы Частицы Сущности разных близких и знакомых людей, живущих на Земле, знали друг друга и могли общаться. А зачем он тебе?»
        «А вот зачем.  — мысленно продолжил Ингвар.  — Скажи мне, во что одета сейчас моя сестра? Ну, в смысле спроси об этом твоего Майрона.»
        «Нам запрещено общаться друг с другом в то время, когда мы синхронизированы с людьми. Это явное нарушение „Кодекса о невмешательстве в человеческую жизнь.“»  — услышал он ответ Адельфии.
        «А мне почему-то кажется, что иногда и у вас, обитателей СФЕРЫ, случаются некоторые отклонения от правил.  — сознание человека впервые спорило с его же душой.  — Теперь, зная тебя, мне уже не представляются некоторые интересные факты из жизни людей такими уж загадочными и необъяснимыми. Например, недавно я слышал по радио про обычного молодого человека, работающего пожарником, где-то в пригороде российской столицы, который попал в книгу рекордов Гиннеса. Он четыре часа безостановочно называл цифры после запятой в числе Пи. Скорее всего, здесь не обошлось без участия его Частицы Сущности. Как думаешь? И ещё, мне кажется, что мы с тобой похожи, ты ведь моя душа, а значит тебе тоже не очень нравится соблюдать некоторые общепринятые заповеди. Кроме того, ты же знаешь, что со всеми нами может скоро случиться. А без твоей помощи я не смогу всё объяснить сестре.»
        «Хорошо.  — согласилась Адельфия.  — Сейчас узнаю.»
        Через минуту Ингвар уже был осведомлён обо всём, что его интересовало.
        — Скажи-ка мне, Эйлин, а почему ты сегодня решила не надевать свою любимую футболку, с фиолетовыми инопланетянами на фоне далеких звёзд, вместе с ярко желтыми бриджами? А предпочла ей коричнево-оранжевых леопардов на фоне знойной саванны?
        — Как такое возможно? Откуда ты узнал?  — Эйлин полностью опешила, растерявшись от таких неожиданных слов брата.  — Ты что, теперь еще и ясновидящим у нас стал? Как ты это делаешь? Постой! А когда ты успел поставить у меня дома камеру и подключить её к своему айфону.
        — Нет никакой камеры. Успокойся. Дело в другом. Просто у меня есть хорошая моя знакомая, которая может делать необъяснимые вещи. Правда мне не понятно, как она это делает. И ещё я не знаю, как тебе всё это объяснить.
        — Классно! Опять новая девушка! Где ты их вечно находишь?  — заинтересовалась сестра.  — Что она ещё знает обо мне?
        — Нигде я её не находил! И ничего она про тебя больше не знает.
        — Как, и это всё?  — расстроилась Эйлин.  — Ну скажи хотя бы откуда она родом, сколько ей лет, как выглядит?
        — Говорю тебе, это сложно объяснить.  — Ингвар лихорадочно пытался найти способ помочь сестре разобраться с происходящим.
        В трубке зависло томительное молчание.
        Через несколько секунд, вспомнив, как к этому всему относится мудрая Кайла, он предпринял ещё одну попытку.
        — Ладно, давай так. Представь, что во мне живёт, классная такая, маленькая «звёздочка» или фея. Так тебе будет понятнее. Она всегда во мне была. Но я не знал об этом. А вот недавно мы научились с ней общаться друг с другом.
        — Ну ты даешь! Сплошная мистика и фантастика! Как всегда! С тобой так интересно!  — развеселилась Эйлин.  — Но как ты узнал про мой сегодняшний внешний вид?
        — Так вот, дай закончить.  — продолжал Ингвар уже без особой надежды на то, что его объяснения помогут.  — В тебе тоже есть такая «звёздочка». И вот моя «звёздочка» спросила у твоей во что ты одета и сообщила мне. Теперь понятно?
        — Невероятно. Конечно понятно, что абсолютно ничего не понятно. Но очень интересно! А можно чтобы наши «звездочки» ещё немного поболтали?
        — Давай попробуем.  — нехотя согласился молодой человек.
        — Нет, лучше сначала немного расскажи мне про свою «звёздочку». Как она выглядит? На кого похожа?
        — Ну это я и сам тебе могу рассказать, так как однажды, а точнее уже дважды, видел её.
        — Как это видел? И мне ничего не рассказывал? Как ты мог?  — притворно возмутилась Эйлин.
        — В первый раз это случилось, когда мне было три года. Потом я этот случай почти забыл. Но вот недавно пришлось вспомнить. Вобщем, по внешнему виду она чем-то напоминает «Серебрянного Сёрфера» в фильме «Фантастическая Четверка». Там ещё Джессика Альба играет. Помнишь?
        — Конечно. Это мой любимый фильм. Там сёрфер такой, типа из жидкого металла серебристого цвета.
        — Да, точно. И черты лица и фигуры немного размытые. Но, в принципе, можно понять мужчина это или женщина.
        — А во что она одета?
        — Они называют это скафандрами. Короче, ни во что. Просто скафандр и всё.
        В этот момент Ингвар снова услышал голос Адельфии в своей голове:
        «Мне тут Майрон подсказывает, чтобы я сказала твоей сестре, что мы тоже иногда пытаемся себя украшать виртуальными побрякушками по типу землян. А ещё он говорит, что девушки всегда остаются девушками, как в физической оболочке, так и в СФЕРЕ.»
        Ингвар передал слова Адельфии своей сестре.
        — Как интересно, виртуальные побрякушки и всё такое! Жаль, что мне пора на работу. Ладно, побежала.  — скороговоркой пролепетала Эйлин.  — Вечером обязательно перезвоню. Не терпится ещё узнать про «звёздочек». Я тоже хочу такую! Да, сегодня, наверное, уже ни о чём другом не смогу думать. Пока!
        — Пока!
        Ингвар улыбнулся и расстегнул свой походный рюкзак, собираясь достать из него тренировочный костюм.

        Глава 44

        В течение целого часа, пока неуловимый самыми современными радарами Посланник Совета Создателей находился на Земле, все люди подверглись чрезвычайно сильному воздействию мощнейших энергетических волн неизвестной природы, сопровождавших его прилёт. Причём эти волны оказывали одинаково сильное влияние как на спящих, так и на бодрствующих в данный момент землян.
        При взгляде со стороны складывалось ощущение, что как будто какая-то неведомая сила вызывала из глубин психики все истинные проявления человеческой природы: как хорошие, так и плохие. Разум теперь уже не мог контролировать поведение людей. Каждый человек напрямую беседовал со своей душой. Эта гигантская по своей мощности внутренняя сила только значительно усиливала всевозможные проявления человеческой сути, независимо от их желания и воли.
        Со спящими людьми было всё просто. Они в это время видели самые яркие и впечатляющие сны в своей жизни. Причём каждому человеку снился именно его личный сон про глубинные составляющие его сущности. Это было именно то, тщательно скрываемое не только от других людей, но даже и от самого себя, к чему в данный момент человек был предрасположен больше всего. Сияющие добродетели, как и тягостные пороки, всё перемешалось в этом царстве захватывающих сновидений: агрессия, всепрощение, доброта, насилие, мужество, воровство, героизм, тщеславие…
        Совсем другое дело было с неспящими людьми.
        Обычные земляне при этом по-разному реагировали на происходящее. Сначала, у всех людей, страдающих какими-то заболеваниями, вдруг резко обострились проблемы со здоровьем и самочувствием. Всегда ведь не хватает времени и желания, чтобы заняться своим здоровьем и вести правильный образ жизни. Большинство людей привыкло относиться к своему организму как к безотказной машине, которая должна идеально функционировать и точка! Причём многие, даже понимая, что за своим здоровьем нужно следить постоянно, не могут этого делать по разным причинам: не хватает силы воли, интереснее заниматься чем-то другим, не позволяют обстоятельства. «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится.» Многие начинают лечиться, когда всё уже запущено до крайней степени. Так вот, во время прилёта Посланника многие люди были вынуждены, по неизвестным для них самих причинам, резко пересмотреть своё отношение к своей родной материальной оболочке, к своему телу. Ведь если нет здоровья, то всё другое уже становится менее важным.
        Но так как многие болезни тела напрямую зависят от «самочувствия души», которая непосредственным образом влияет на психосоматику, то прилёт Посланца Небес в значительной мере повлиял и на духовно-эмоциональный фон жизни многих землян. Души-смотрители людей полностью взяли на себя функции совести и, независимо от сопротивлявшегося подобным разоблачениям сознания, доставали из глубин психики тщательно скрываемые даже от самих себя, порочные страсти и наклонности. Складывалось ощущение, что кто-то свыше отключил сдерживающие механизмы и теперь можно было делать всё то, что всегда очень хотелось, но нельзя было в рамках социально-этических норм поведения в обществе. Отсутствие же этих «внешних» рамок и сдерживающих факторов мгновенно вывело из темноты на свет то, что было раньше так мастерски завуалировано. Подобные люди больше не желали скрывать своё «истинное лицо».
        Все главные пороки человечества, существовавшие с незапамятных времён, неожиданно резко и максимально обострились. Ведь, не смотря на значительный материально-технический прогресс человечество, в большинстве своём, осталось таким же дремучим как и тысячи лет назад. Люди, в общечеловеческом масштабе, совсем незначительно смогли продвинуться в познания самих себя. Миллиардам обитателей планеты Земля уже не удавалось бороться со своей гордыней, алчностью, завистью, гневом, похотью, чревоугодием, ленью и унынием. Более того, самые агрессивные особи вдруг оказались на грани чудовищных внутренних преображений, казалось, ещё совсем чуть-чуть и они больше не могли бы сдерживать себя.
        Так потенциальные убийцы готовились идти и убивать всех подряд любым доступным способом, насильники планировали выловить свою жертву уже в ближайшее время, садисты прикидывали в уме как бы поскорее найти подходящую мишень неподалёку от мест своего обитания. Словно бы, армия тёмных сил готова была броситься в последний решающий бой.
        Но при всём этом кошмаре в мире оставалось и достаточно много добрых людей. Некоторые из них, особо склонные к истинному всепрощению и готовые принять на себя все беды и пороки этого мира, впадали в состояние благолепной молитвы, вознося хвалу небесам. Выходя на улицы, они искренне предлагали другим людям стать лучше, очиститься от собственных грехов и попытаться простить всем другим людям их слабости и прегрешения. Они всеми силами старались, как могли и чем могли, сделать окружающий мир лучше.
        В тот роковой час казалось, что всё человечество, отложив в сторону свои злободневные дела, как-бы сдавало экзамен на главный предмет: что же оно из себя всё-таки представляет, если отбросить ложные приоритеты, мастерство фальши, маскарад масок и безумное искажение реальности. Помимо воли и желания людей все они предстали перед самими собой в своей истинной сути. А все вместе, являясь одной всепланетной популяцией, они явно демонстрировали результаты своего развитие в целом, как представителей Пятой Расы, населяющей Землю.
        Люди, до этого жившие словно бы «во сне» и подчинявшиеся какой-то неведомой программе, вдруг начинали «просыпаться». И если раньше им было достаточно просто копировать жизнь, принципы и идеалы других своих собратьев, независимо от того подходят ли они им самим или нет, то теперь вдруг они начинали осознавать бессмысленность, скучность и монотонность такой своей жизни. Более того, они, все поголовно, вдруг стали серьёзно задумываться: кто они и зачем появились на свет? Что им, именно им, абсолютно независимо от чужого мнения, интересно и чем на самом деле они хотели бы заниматься?
        Такие несчастные, внезапно очнувшись, начинали задумываться о том, что потеряли все свои мечты детства и желания молодости. Всё более очевидным для них становился тот факт, что суровая взрослая жизнь каким-то непостижимым и малозаметным способом переплавила их былую, причём очень яркую, юношескую индивидуальность в серую усреднённость взрослой жизни. Как могло произойти такое превращение?
        В тот час, когда Посланник СФЕРЫ, пусть и в своей волновой форме, но всё же реально находился на Земле, люди подверглись чрезвычайно специфическому воздействию. И именно оно явилось главной причиной их резкого разделения по индивидуальному мироощущению. В этот момент словно бы включился невидимый всепланетный детектор лжи, независимо от воли многоликих землян выявляющий их истинную природу. Всё человечество буквально накрыли массовые галлюцинации. При этом каждый человек, физически находясь в привычной обстановке среди подобных себе людей, в то же время ментально-мысленно попадал в своё собственное внутреннее пространство. Последствия таких необъяснимых трансов были самыми разнообразными.
        Таким образом, те из духовных путешественников, кто искренне и по своей собственной воле занимался любимым делом, умудрялись получать ещё большее удовольствие от самого процесса. Причём, собственно сам род деятельности не имел никакого значения.
        Теперь у этих людей появилось время, которого раньше катастрофически не хватало, чтобы радостно окунуться в свои удивительные по творческому воодушевлению миры: кто-то занимался с детьми, кто-то изобретал, кто-то пилил-строгал, кто-то рисовал, кто-то цветы сажал… Тысячи и тысячи интереснейших и увлекательнейших занятий.
        Подобные метаморфозы происходили с людьми, работающими практически в любой области человеческой деятельности. Эти счастливцы в ещё более полноценной и волнующей степени ощущали свою синхронизацию с позитивным деятельным потоком, который, казалось, появлялся и исчезал в глубинах бесконечного космоса, лишь на крохотные мгновения заглядывая на планету Земля.
        А вот тем людям, которые ничем по-настоящему не интересовались, и кому нечего было делать по своей собственной безинициативной воле, отражавшей как в зеркале их внутреннюю глубинную пустоту, приходилось гораздо сложнее. После того, как исчезло внешнее стимулирующее воздействие, они неожиданно остались предоставленными сами себе, поскольку никто и ничто больше не заставляло их «шевелится» и «двигаться» вперёд.
        Действительно трудно пришлось тем, кто ничем не интересовался и не увлекался, ещё и потому что вдруг исчезли все развлекательные программы, не было захватывающих по форме, но пустых по своей сути сериалов, привычных передач и красочных шоу, так весело помогающих многим людям прожигать бесценные мгновения жизни.
        В какой-то момент недоумевающие зрители неожиданно почувствовали, что они испаряются, медленно исчезая и растворяясь в пространстве. Неконтролируемая паника мгновенно заставила их задуматься над тем, что раньше не представляло никакого интереса. Они постоянно задавали одни и те же вопросы: «Что же это, в самом деле, происходит? И что теперь прикажете нам делать, ведь мы тоже хотим жить и имеем полное право на это?»
        Чудеснейшим образом и именно в самый нужный момент всем страждущим были даны подробные подсказки. Перед их внутренним взором стали проплывать яркие и красочные картинки из детства, юности, молодости. Похоже было на то, что кадры из прошлого призваны были вернуть скучающих земных обывателей к поиску ответов на вопрос: «О чём вы тогда мечтали и чего хотели добиться?»
        Видя, как их тела медленно улетучиваются с поверхности планеты, и разрываемые непривычными вопросами, эти несчастные земляне в ужасе оглядывались по сторонам, не представляя, что им теперь делать и как же дальше жить. Такие люди внезапно были поставлены перед фактом, что теперь нужно или «очнуться» и найти себя, чтобы, наконец-то, начать полноценную творческую жизнь на Земле или умереть, другими словами, «обнулиться» и вернуться в Сферу, чтобы ждать следующего своего воплощения.
        Кроме прочего, в течение всего времени, пока Небесный Посланец находился на Земле, всем людям был предоставлен всемирный выходной час, не выходной день, а именно выходной час. Такое волшебное воздействие было оказано всего лишь с одной целью. Чтобы все земляне, наконец-то, остановились и задумались: как, почему и зачем они живут? Происходившие в умах людей метаморфозы были настолько необычны, непредсказуемы и неуправляемы, что даже те люди, которым хоть немного удавалось как-то контролировать себя и пытаться здраво смотреть на происходящее вокруг, тоже «разводили руками» от недоумения.
        Казалось, что изменилась сама структура Времени и уже достаточно много тысячелетий ожидавшая Вселенная в данный момент потребовала ответы на поставленные перед человечеством вопросы.
        ***
        Сразу после отлёта Посланника люди вернулись к своей обычной жизни.
        Многие из них, глубоко прочувствовавшие как момент искреннего общения со своей персональной душой-смотрительницей, так и с Космическим Разумом, в одночасье переменились. Потенциально живые, они: вспомнили главное, отбросили ненужное, загорелись новыми идеями и устремлениями…
        Остальные, потенциально неживые и воспринимавшие всё происходящее наподобие очередной неразрешимой квадратуры круга, наконец-то успокоились, вернувшись в своё привычное состояние: «ничегонехотения» и «всёиввездеплохости». Теперь они только и занимались тем, что бесконечно пересказывали друг другу свои странные сны, ненавязчиво интересуясь у собеседников: что бы всё это могло значить? Ответов, естественно, ни у кого не было.

        Глава 45

        Ингвар находился на пути из Греции в Калифорнию уже шестнадцать часов. Внезапный прилёт Посланника на Землю, накрывший всю планету волшебными очистительными лучами, застал его мирно спящим на борту самолёта. Прямого рейса не было и ему пришлось лететь с пересадкой в Германии. Поэтому у молодого человека, как и у миллиардов его современников, была возможность в достаточной мере насладиться впечатляющими снами. Кроме всего прочего, космическая природа энергии, исходящей от Посланника предоставила каждому спящему землянину возможность на один час побывать именно в его личном месте силы, никуда при этом специально не перемещаясь.
        Ингвару снилось, что он вновь летит над неисследованной поверхностью первозданной Земли. Теперь он уже значительно легче узнавал родную планету, даже находясь за много тысячелетий от своей привычной земной жизни, поскольку в достаточной степени привык к путешествиям во времени. И этот доисторический мир уже не воспринимался им как нечто фантастическое, поскольку был более понятен и предсказуем. Молодому человеку, особенно если учесть, что он успел подробно изучить все имеющиеся материалы по древнейшей истории (как официально-научные, так и недоказуемо-эзотерические), теперь всё виденное представилось как очередное звено эволюции в великой цепочке многоликих образов планеты.
        Более того, Ингвару было очень интересно, какие изменения ему посчастливится увидеть в этот раз в проплывающих под ним безбрежных просторах, пейзажах, ландшафтах, а также в разнообразных представителях первобытной флоры и фауны. Испытанное им в прошлых путешествиях чувство неопределённости больше не угнетало его. Молодой человек не боялся застрять в этом многомерном пространстве навсегда.
        Теперь всё вокруг воспринималось как-то по иному. Мало того, что он вновь был бесстрашным первооткрывателем доселе неизведанных территорий, так ещё и практически растворился в фантастической реальности, почувствовав себя не только частью нависающего неба и подмигивающих звёзд, но и, в какой-то мере, содеятелем-архитектором, сотворившим волшебство гигантских волн и магию грохочущих вулканов. Ощущение своей глубинной сопричастности к таинствам мира однозначно свидетельствовало о том, что он является частью всего сущего, что он и есть этот мир. Всё окружающее было им и он сам был одновременно всем окружающим.
        «Тел наших атомы принадлежали звёздам. Преодолеть мы можем притяжение Земли». (Игорь Рожкевич)  — вспомнились знакомые строки.  — Полный восторг!  — подумал Ингвар.  — Этот неповторимый рельеф местности круче любой «карты» из компьютерных игр. Если бы Эйлин такое увидела, какие у неё тогда получились бы волшебные картинки? А я могу сейчас всё это не только видеть, но ещё и летать здесь.»
        От ошеломляющего по глубине и всеохватности восторга почему-то хотелось одновременно плакать и смеяться. Пределы человеческого восприятия сказывались даже несмотря на то, что молодой человек всего лишь видел всё это своим внутренним взором, пусть и доступным далеко не каждому землянину.
        «Ничто не вечно под луной». (Уильям Шекспир)  — Ингвар впервые задумался над переменчивостью всего сущего.  — Гармония не может быть стационарна. Её истинная природа это: движение, развитие, преодоление, созидание, достижение. Она не может быть зациклена на одном и том же, ранее достигнутом. Поэтому, она деятельна и видоизменяема во времени, в пространстве, во множестве форм, видов, воплощений, всевозможных состояний, мыслей…»
        В этот момент молодой человек обратил внимание на открывающийся из-за высокого утёса пейзаж. Вначале редкими клочками, бессистемно разбросанными по всему побережью, а потом и вовсе заполонившими всё водное пространство на сколько можно было видеть, повсюду были видны великолепные атоллы. Первозданная красота этих воистину удачных детищ стихий неодолимо притягивала, таинственно маня прикоснуться к своей неповторимости. Молодой человек сбился со счёта, пытаясь запомнить и проанализировать изумительные по своей красоте коралловые острова в виде всевозможных колец, спиралей, окружностей, ласково окружающих фантастические по дизайну лагуны. Ему даже захотелось приземлиться в одной из них, чтобы рассмотреть поближе.
        «Райское место.  — подумал Ингвар.  — Неплохо было бы здесь побывать вместе с Кайлой! А то, что это за Рай без любимой?»
        Многочисленные и разнообразные по видовому составу деревья, кустарники, травы свидетельствовали о том, что флора Земли находится на начальном этапе своего формирования. Создавалось ощущение, что кто-то нарочно засаживает минимальные площади суши, отвоёванные у водной глади, с целью поэкспериментировать с тысячами видов растений в поисках тех, которые приживутся в данных условиях.
        Ингвар решил, что не стоит задерживаться надолго на одном месте и полетел дальше.
        Через некоторое время ему встретились и некоторые представители животного мира. Странные существа, настоящие первозвери, по виду чем-то напоминавшие гигантских динозавров и чешуйчатых ящеров, бродили повсюду, всем своим грозным видом показывая насколько голодны. Видимо, пока ещё пищевая цепочка не была отлажена надлежащим образом. Позже Ингвар смог разглядеть стада мирно пасущихся травоядных динозавров. Немного в стороне, спрятавшись в засаде, за ними внимательно наблюдали хищники, подобные огромным Тиранозаврам, охотившиеся по одиночке. Сначала они осторожно высматривали свою добычу и тихо подкрадывались к ней. А потом резкими прыжками нападали и убивали свои жертвы.
        В паре километров от них были охотники поменьше ростом подобным быстрым Дейнонихам и Велосирапторам. Этим, чтобы добыть себе пропитание, приходилось уже охотиться сообща. Они высматривали свою жертву, а потом окружали её и убивали. Потом также сообща разрывали её, поглощая всё без остатка.
        Дольше наблюдать за повадками безжалостных охотников не позволили странные летящие объекты, внезапно возникшие из клубов густого тумана. Ингвар не сразу разобрал кто это. Они довольно быстро двигались прямо по курсу. Молодому человеку в какой-то момент с целью увернуться от надвигающейся опасности даже пришлось изменить траекторию своего полёта. Оказалось, это были одни из самых древних птиц, когда-либо населявших планету, возможно даже, далёкие прародители летающих ящеров, известных под названием «птеродактели». Размах их крыльев достигал двенадцати метров. Яростными взмахами они рассекали воздух, не забывая пристально ощупывать взглядом земную поверхность. Похоже было на то, что летающие чудовища были голодны не менее своих наземных соседей.
        Прошло ещё пятнадцать минут. Внутренний хронометр Ингвара работал, как всегда, безупречно, не зря же его обладатель мог в любое время просыпаться без будильника. Суша неожиданно осталась позади и молодой человек снова полетел над водной поверхностью. Теперь на ней были видны плавающие динозавры самых разнообразных форм и расцветок. Своими гигантскими лапами-ластами они бороздили океанские просторы с одной единственной целью, впрочем, как и их ползающие и летающие собратья по планете, а именно, в поисках пищи.
        «Настоящий, дикий, древний мир!  — пронеслось в голове Ингвара.  — А где же мои старые приятели в скафандрах?»
        Как раз в этот момент он вылетел на свободное от облаков пространство и увидел, знакомый по предыдущим снам, огромный мегаполис, расположенный то ли на искусственно созданной, удивительно ровной, поверхности, то ли на гигантской естественной равнине.
        Спустившись с заоблачных высот поближе к Земле и пролетев ещё около десяти километров, Ингвар смог разглядеть, как разноцветные «астронавты», по-прежнему сосредоточенно, занимались своими экспериментами, правда в этот раз уже с новыми обитателями планеты.
        «Почему-то Хоумворт до сих пор не вышел на связь?»  — не успел он подумать, как тут же услышал телепатический сигнал.
        — Чувствую, что ты освоился!  — мудрец не заставил себя долго ждать.  — Тебе даже нравятся такие длительные медитации, не так ли?
        — Хооумворт, как я рад снова вас слышать!
        Ингвар вкратце пересказал учителю о том, что уже успел увидеть ранее.
        — Чем теперь занимаются наши планетные экспериментаторы?  — спросил Ингвар.
        — Судя по твоим рассказам, они создают представителей Третьей коренной Расы  — Лемурийцев.  — ответил Хоумворт.  — Находясь в СФЕРЕ, я также изучал и этот период жизни планеты Земля. Поэтому прекрасно помню, что эти циклопических размеров земляне были четырёхрукие, двуликие и двадцатиметрового роста. Все они были ещё и гермафродитами. Разделение полов пока ещё не произошло. Это первые, по-настоящему материальные, земляне. Хотя, глядя со стороны, тебе может показаться, что у них пока немного пластическое, нетвёрдое тело. В нём ещё только предстоит сформировать вполне надёжный и достаточно жёсткий скелет.
        Ингвар при этом видел, как неуклюжие гиганты медленно и неловко, словно бы годовалые дети, передвигались по земной поверхности, топча своими деревоподобными ногами ни в чём не повинные растения, по виду чем-то напоминавшие карликовые эвкалипты. Сверх древние земляне постоянно теряли равновесие, падали вставали, снова падали…
        — А почему они двуликие и четырехрукие?  — спросил Ингвар.
        — Как видишь, на их главном лице есть два глаза, способные различать предметы в физическом материальном мире. А вот на затылке у них тоже есть что-то, типа лица, но без глаз. Там находится, скрытое от посторонних, внутреннее око, чувствующее тонкий невидимый мир. И как раз по две руки нужны, чтобы обслуживать два лица.
        — Так если они способны видеть невидимое, значит, они как-то могут и воздействовать на него?
        — Да. Лемурийцы могли пользоваться тонкими энергиями и с их помощью, методом психовоздействия, влиять на животных и даже на собственную гравитацию.
        — Так получается, что я теперь осваиваю методы «антигравитации», которыми Лемурийцы пользовались ещё задолго до появления человека на Земле?
        — Точно. Но они ещё могли телепатически общаться друг с другом, правда, органов речи и памяти у них ещё не было.
        — Очень интересно наблюдать все этапы, предшествовавшие появлению людей. А что это ещё за странные и непонятные животные выходят из лабораторий?
        Ингвар принялся подробно описывать то, что видел собственным внутренним взором.
        — Эти древние формы органической жизни впоследствии будут известны людям как доисторические и мифические существа: валькирии, кентавры, фениксы, грифоны, ехидны, гидры и ещё много других экзотических названий.
        — Получается, что всё это не выдумки сказочников и такие обитатели тоже когда-то присутствовали на Земле?
        — Верно. Так всё и было. «Астронавты», как ты их назвал, постоянно экспериментировали со множеством различных форм и размеров. Им нужно было найти оптимальные соотношения и пропорции для разных видов существ, чтобы они могли нормально жить в условиях именно этой планеты с её атмосферой, водой, питательными элементами и другими параметрами. Кстати, поздравляю тебя!
        — С чем?
        — После твоей третьей по счёту глубочайшей медитации, ты имеешь доступ уже к пятидесяти процентам своего собственного мозга. Это выдающийся результат!
        — Спасибо.
        — Однако новые способности накладывают и новые обязательства. Теперь тебе можно начинать развивать «яснослышание», другими словами способность слышать звуки на большом расстоянии. Это поможет тебе уходить от агентов.
        — Ах да, агенты, Посланник, информация, СФЕРА, человечество на грани вымирания,… Знаете, Хоумворт, когда находишься здесь, в этом сказочном мире, как-то начинаешь понемногу терять себя.
        — Это нормально. Побочный эффект после длительных погружений. Не хочется возвращаться в реальность.
        В этот момент Ингвар опрометчиво решил приблизиться к одному из ближайших гигантов, чтобы подробнее рассмотреть его. При этом он не учёл тот факт, что свирепый лемуриец обладал внутренним всевидящим оком. Мгновенной реакции этого с виду неуклюжего существа мог бы позавидовать любой первоклассный мастер боевых искусств. Едва заметив Ингвара, гигант сразу же попытался уничтожить блуждающее во времени сознание человека любым доступным способом. С этой целью он принялся лихорадочно шлёпать всеми своими четырьмя ручищами по воздуху, при этом не забывая подпрыгивать и топать ногами по земле.
        Несмотря на то, что ущерба от подобных действий, естественно, не предвиделось, Ингвар, не раздумывая, прыгнул в голову лемурийца, после чего, синхронизировавшись с зачатками его мозга, смог смотреть уже глазами представителя Третьей коренной Расы на окружающий мир. Это был и вправду был ни с чем несравнимый опыт.
        В этот момент разбушевавшийся гигант, не видя «физическим» зрением разрушителя своего спокойствия, явно чувствовал его присутствие в своей голове. Раздосадованный тем, что не может избавиться от затянувшегося кошмара, лемуриец, с яростью пнул первое попавшееся под ногами дерево, разнеся его в щепки. Все четыре руки при этом продолжали судорожно размахивать во все стороны. Ещё через несколько мгновений он схватил ими свою голову и начал мотать ею из стороны в сторону, пытаясь таким образом избавиться от непрошенного гостя. Однако, ничего не помогало. Тогда неистовый громила как-то резко обмяк, видимо боевой запал пропал также внезапно, как и возник, и в немом бессилии рухнул на землю.
        Ингвар решил больше не мучить своего далёкого предшественника и тут же покинул его голову. Надо было двигаться дальше. Но в этот момент картины пошлого помчались с ужасающей быстротой. За несколько секунд перед мысленным взором молодого человека пронеслись тысячелетия постепенного развития, а потом и угасания как Третьей коренной Расы, так и всей флоры-фауны Земли того периода. Одним из последних видений было полнейшее затопление всего материка Лемурии.
        — Скажите, Хоумворт, почему погибла Раса Лемурийцев?
        — Несмотря на то, что они являлись гигантским прорывом в деле материализации жизни на планете, к сожалению, пришлось всех их уничтожить. Точные причины до конца мне неизвестны. Возможны несколько версий: от «не хватило всем еды» до «аномально неискоренимая потребность в уничтожении себе подобных». Похоже их кровожадность и нетерпимость в результате бесконечной борьбы за существование постепенно стали настолько сильными и хаотически непредсказуемыми, что ни о каком равновесном и сбалансированном развитии не было и речи. Общее положение дел ухудшило ещё и разделение полов. Битва за самок мгновенно достигла максимального уровня. Поэтому Высшим Силам легче было вновь попытаться создать каких-то новых существ, как говорится, «с чистого листа». В результате, весь континент Лемурию было решено полностью затопить.
        В этот момент Ингвар пролетая над единственным, оставшемся на поверхности, островом в океане, вдруг заметил, непонятно откуда появившуюся, пятнадцатиметровую статую, чем-то напоминавшая Будду Шакьямуни, сидящего с закрытыми глазами в позе лотоса. Она словно бы зависла над клочком суши. При этом на самом острове были чётко видны сотни каменных истуканов, по своему облику похожих на только что увиденных лемурийцев. Ингвар еле-еле успевал обо всем этом рассказывать Хоумворту.
        — Подобное образование и теперь присутствует на Земле. Это остров Пасхи, единственный свидетель существования материка Лемурии.  — грустно сказал учитель.  — Ладно. На сегодня достаточно. Пока!
        — До связи, Хоумворт!
        Ингвар резко вынырнул из очередного захватывающего сна. Он по-прежнему сидел в своём удобном кресле, правда теперь тяжело вибрирующем от частых сотрясений. Самолёт авиакомпании «Delta AirLines» неистово дрожал всем своим железным телом, мощно тормозя всеми четырьмя двигателями перед посадкой.

        Глава 46

        «Итак, «я на месте».  — подумал Ингвар, спускаясь по широкому трапу самолета.  — А ведь ещё вчера мы с Кайлой бродили по бескрайним греческим просторам. И самое удивительное при этом, что я даже не подозревал, куда меня занесёт на следующий день. Всё это так непривычно. Ведь я, насколько себя помню, всегда жил по чёткому расписанию и заранее планировал свои мероприятия. Случайные события и неожиданности  — это был не мой стиль. Теперь всё внезапно изменилось. Но что делать? Приходится меняться и мне. Опасные преследователи идут «по моим стопам» и единственный выход  — это предчувствовать их появление и предвидеть их следующие шаги. Но мне, похоже, нравятся такие перемены, наверное, «вхожу во вкус».
        Ингвар подошёл к разноликой и шумной очереди перед пунктом проверки документов. Взрослые спорили кто за кем стоит, дети веселились, догоняя друг за другом. Хорошо ещё, что ниточка людей, жаждущих покинуть здание аэропорта, быстро сокращалась, а то пришлось бы долго стоять среди этакого гвалта.
        Молодому человеку вдруг вспомнился последний вечер перед расставанием. Кайла тогда сразу почему-то показалась ему чем-то очень расстроенной. И на вопрос: «Что произошло?» сначала не хотела отвечать. Однако, потом, немного подумав, всё же показала ему сообщение от родителей. Они просили её срочно вернуться домой, потому что оба в одну из ночей, причём одновременно, проснулись от нехороших предчувствий. Не удивительно, что у такой интересной девушки столь же чувствительные родители. Как говорится, «яблоко от яблони не далеко падает». А может быть они тоже умеют общаться со своими душами-смотрителями, только пока никому не говорят об этом?
        В тот памятный вечер Ингвар с Кайлой долго гуляли по уютным улочкам Каламбаки. Потом поужинали в одном из многочисленных маленьких ресторанчиков, встречающихся на каждом шагу. И Кайла поехала домой собирать вещи, так как ей удалось забронировать билет только на ночной рейс.
        Для Ингвара всё это было очень необычно. Он привык всегда жить один. Других людей как будто вовсе и не существовало вокруг. То есть они, конечно же, были, ходили, разговаривали, толкались в транспорте, … Но всё это были чужие люди, до которых ему не было никакого дела.
        А теперь, вспоминая Кайлу, точнее оценивая своё отношение к ней, он вдруг осознал глубину своих внутренних изменений. Он тревожился за неё. Как она долетела? Встретилась ли уже с родителями? Удалось ли ей успокоить их своим возвращением? Все эти обычные, и такие обыденные, для других людей вопросы, приводили Ингвара в неописуемое возбуждение. Оказывается можно чувствовать другого человека и на расстоянии, когда беспокоишься и думаешь о нём. Молодому человеку, как это ни удивительно, знакомый мир открывался с совершенно новой стороны.
        Ингвар и не заметил, как оказался перед карими глазами стройной сотрудницы таможенной службы.
        — Цель вашей поездки в Штаты?  — доведенным до автоматизма глянцевым голосом спросила она, поправляя фирменный значок на своём стильном жакете. Краешком глаза Ингвар умудрился заметить затухающие изумрудные оттенки ауры, исходившей от маленького букетика. Какие-то представители местной флоры нежно красовались в изящной вазе, отдавая людям последние лучи своей животворной энергии.
        При всех многочисленных перипетиях, внезапно свалившихся на голову, Ингвар не забывал постоянно тренировать своё внутренне око на всех попадающихся на пути живых существах. Теперь же он чётко видел оранжево-розовые оттенки влюблённости, плотно окутывающие пышноволосую голову девушки.
        — Туризм по историко-архитектурным достопримечательностям с элементами знакомства с традициями местного населения,  — ответил он витиевато, чтобы хоть как то раскрасить её монотонные будни.
        Девушка была ему симпатична, хотя и показалась немного зажатой и заторможенной. Однако, не её вина была в том, что ежедневно ей приходилось по долгу службы выслушивать тысячи однообразных ответов.
        Таможенница искренне удивилась, словно бы очнувшись на мгновение. Озорная искорка улыбки осветила её серьёзное лицо.
        «Прелестно, как говорит в подобных случаях Эйлин.»  — успел подумать Ингвар, когда услышал её ответ: «Интересных вам находок в наших местах».
        Молодой человек взял обратно свои документы и направился искать багаж. Что, однако, не составило большого труда, поскольку его походная сумка, переваливаясь с одного бока на другой, словно корабль на бушующих волнах, мирно плыла по бегущей спиралевидной ленте.
        Ингвар энергичным шагом выскочил из здания аэропорта и направился в ближайший пункт проката автомобилей.
        Через двадцать минут, арендовав компактный седан Toyota Avensis, он уже мчался по автостраде, ведущей в сторону границы с штатом Орегон. Молодому человеку не терпелось поскорее попасть в национальный парк «Redwood», славившийся своими гигантскими секвойями.
        ***
        Потребовалась ещё какая-то пара часов, когда Ингвар очутился на месте.
        Увидев по пути указатель на заправочную станцию, молодой человек решил заехать туда. Не помешало бы пополнить запасы горючего и перекусить. Вдруг он боковым зрением заметил среди раскидистых ветвей десятиметрового клёна какое-то резкое движение. Через несколько секунд оказалось, что навстречу ему несётся чернокожий подросток. Парень лихо маневрировал на своём скейтборде между проезжающими машинами и тротуаром. Его скорость при этом была достаточно высокой и Ингвар, на всякий случай, немного притормозил. Мало ли, вдруг парню не удастся справиться со своей чудо-техникой, ведь уклон дороги в этом месте был весьма приличный. Однако, всё обошлось. Гонщик лихо обогнул машину, даже не зацепив боковое зеркало. После чего, ничуточку не смутившись, помчался дальше, вниз по спуску.
        Ингвар заехал на паркинг, вышел из машины и отправился в сторону небольшого ресторанчика.
        Подросток при этом резко и неожиданно, даже для себя самого, остановился и взял в руки разрисованный в стиле японских аниме скейтборд. Парень какое-то время стоял как вкопанный. Непонятная сила заставила его обернуться и внимательно посмотреть на незнакомца, водителя машины, в которую он только что чуть не врезался.
        Дальше творилось что-то невероятное. Юный любитель быстрой езды вдруг словно бы провалился в иное измерение или уснул на мгновение. Перед его внутренним взором стали проноситься странные картинки. Поначалу они были размытыми, словно в тумане, но главное можно было разобрать достаточно чётко.
        Теперь парень видел водителя машины как в немом кино. Вот он припарковался, открыл серебристую дверь. И в этот момент он вдруг начал увеличиваться в своих размерах. За секунду виртуальный человек вырос до пяти метров в высоту. При этом из его солнечного сплетения медленно выплыла голографическая фигурка молодой девушки метрового размера.
        «Призраки!»  — пронеслось в голове парня. От испуга он резко очнулся и, судорожно вцепившись в свой скейтборд, пулей понёсся домой. Теперь уже было не до весёлого катания по извилистым улочкам города.
        ***
        Через несколько минут влетев на веранду родного дома, он остановился как вкопанный, чудом не врезавшись в свою бабушку. Парень молча стоял, не в силах вымолвить ни слова, нужно было отдышаться после быстрого бега.
        Пожилая, но ещё довольно бодрая с виду, женщина ничего не подозревала. В этот момент она выходила из дома на веранду, неся кувшин с водой и намереваясь полить свои любимые фиалки. Этим летом в Калифорнии стояла неимоверная жара.
        — Что с тобой, Энитан? Ты чуть не снёс меня! Куда так летишь?  — заохала бабушка. При этом она, своим экстрасенсорным зрением, прекрасно видела, что с её внуком произошло что-то из ряда вон выходящее.
        — Бабушка Хоодера, там были призраки! Я их видел!  — паренёк пока ещё не мог прийти в себя, настолько сильным было потрясение.
        — Какие ещё призраки? О чём ты говоришь, мой дорогой?  — она нежно погладила внука по чёрной вихрастой голове.  — На вот, попей водички и спокойно расскажи мне всё, что с тобой сегодня случилось.
        Энитан, по-прежнему волнуясь и постоянно сбиваясь с мысли, быстро пересказал бабушке свои видения.
        Хоодера задумалась. Она уже много дней жила со смутным предчувствием, что скоро должно произойти что-то очень важное именно для неё самой. И это не было как-то связано с явлениями всемирного масштаба, наподобие недавнего посещения планеты Высшими Космическими Энергиями. Однако, всей мощности её дара ясновидения пока было явно недостаточно, чтобы понять, о чём конкретно идёт речь. Нужны были наводящие знаки, но их всё не было и не было.
        Теперь же, слушая невнятные слова своего буйного внука, она всё более и более ясно убеждалась в том, что это и есть недостающие вехи. Хоодера теперь точно знала, что решение загадки уже близко и связано оно как раз с этим незнакомым водителем, недавно встреченным её внуком.
        Являясь прямым потомком далёких представителей Четвёртой Коренной Расы, обитавшей на Земле, по срокам  — непосредственно перед человечеством, и называемой нашими современниками Атлантами, она сколько себя помнила, всегда обладала иным восприятием окружающей действительности. Видеть ауры людей, слышать их мысли, частично знать будущее и чувствовать происходящее на расстоянии, ко всему этому она уже давно привыкла и считала это обычным делом.
        Однако, больше всего ей нравилась способность ощущать своим внутренним оком родственников, живших ранее. И если обычный человек за всю свою жизнь был знаком со своими близкими только до четвёртого поколения, как правило, никто уже не знает своих прапрабабушек и прапрадедушек, то Хоодера могла отчётливо видеть всю родословную на десятки и даже сотни поколений вглубь веков.
        Поэтому она точно знала, что когда-то давным-давно у неё была совершенно другая жизнь, которая мирно протекала где-то на африканских просторах, возможно в местах, где теперь расположены Кения или Танзания. Не зря же при одном упоминании слов «водопад Виктория» у неё будто бы что-то вскипало внутри, обдавая всю её сущность восхитительным и неповторимо душевным чувством истинной родины.
        Порой улетая в своих сновидениях-медитациях за тысячи лет назад, она смутно видела себя озорной девушкой, беззаботно бегающей по саванне, играющей со львами и слонами, и даже, иногда, летающей на драконах. Причём все эти дикие животные были её самыми близкими друзьями. И она часто ощущала себя частью этой огромной семьи.
        А в последнее время Хоодере почти каждую ночь снился один и тот же сон. Высокий и уверенный в себе темнокожий молодой человек с мудрым проницательным взглядом зовёт её, стоя на высоком берегу полноводной реки. Он много-много раз громко выкрикивает её имя, сложив руки рупором и поворачиваясь во все стороны света. А она вроде бы и слышит его, но почему-то не может выйти из тени исполинского баобаба, где, запустив руки в густую гриву своей любимой львицы, отдыхает после буйных игрищ. Причём дикая подруга смотрит на неё своими умными влажными глазами, словно бы намекая: «Ну что ты боишься? Иди, он ведь именно тебя зовёт!»
        Отдельные, пусть и яркие, всплески прошлых воплощений не давали полной картины. Ясновидящая ощущала лишь немногочисленные части-пазлы живописного панно, причём ей явно не хватало каких-то самых важных фрагментов.
        Хоодера только вчера приехала из Лос-Анджелеса, чтобы навестить своего любимого внука. За последние дни она очень устала, снимаясь в очередной серии международной программы «Битва экстрасенсов». Вот уже целый месяц, как она принимала в ней непосредственное участие. Эта пожилая афро-американка была одной из главных участниц программы, за которой увлечённо следили миллионы зрителей по всему миру.
        Однако, Хоодеру в большей степени угнетали не сами многочисленные действия, осуществляемые в процессе съемок, а те мысли, чувства и настроения, которые она ощущала в присутствовавших при этом людях. Ничтожность их похотливых желаний, мелочность завистливых всплесков, злорадствующая ярость, обращённая на своих соплеменников, … Ей было ведомо, что от массового негатива, конечно же, не избавиться. Но, почему бы не взять хотя бы короткую паузу, чтобы немного передохнуть.
        Теперь, слушая своего внука, Хоодера внезапно ощутила неимоверный прилив сил. Забыв про свою усталость, она хоть сейчас была готова бежать на край света, лишь бы встретиться с тем человеком, который прольёт свет в тёмную пустоту её воспоминаний.
        Недолго раздумывая, она так и поступила, отправившись с Энитаном к памятной заправке-гостинице.
        Путь занял не больше десяти минут.
        Хоодера остановилась, закрыла глаза и активировала своё внутреннее око, настраиваясь на поиск необычных энергетических всплесков.
        Прошло ещё пять минут и они уже стояли в холле небольшой, но уютной кафешки, оформленной в стиле «Дикого Запада».
        Ингвар обедал в одиночестве, сидя в дальнем углу открытой террасы. Официанты уже обслужили его столик и вежливо отошли в сторонку. Других посетителей поблизости не было.
        «Замечательно!  — подумала Хоодера,  — Можно будет спокойно побеседовать, не привлекая внимание посторонних наблюдателей».
        Подойдя к Ингвару, пожилая женщина внимательно посмотрела на него.
        Молодой человек вынужден был срочно отложить в сторону свои столовые приборы. Такой бесподобной, можно даже сказать неземной, ауры ему ещё не приходилось видеть.
        Примерно двухметровый шар, окружавший всё тело пожилой женщины, был подобен радуге, настолько ярко и красочно светились все её оттенки. Ингвару в первые мгновения даже инстинктивно захотелось уменьшить свою способность видеть невидимое.
        «Перед тобой необычный человек.»  — вдруг услышал он взволнованный голос Адельфии в своей голове.
        «Вижу.  — мысленно ответил Ингвар.  — Будем надеяться, что она нам не враг.»
        Ещё через мгновение, словно бы растворяясь в этом фантастическом взгляде, молодой человек уже был полностью уверен в том, что сама Вселенная на миг блеснула в её глазах.
        «Жаль, что Кайлы нет рядом.»  — подумал Ингвар. Ведь именно благодаря ей он теперь узнал в этой пожилой женщине знаменитую на весь мир провидицу Хоодеру. Кайла как-то показала ему её фото в интернете, когда они после той памятной ночи в заброшенном монастыре, мирно беседовали в стандартном номере греческого отеля.
        — Здравствуйте, уважаемая Хоодера!  — Ингвар поднялся из-за стола.  — Я вас узнал по передаче «Битва экстрасенсов»! Присаживайтесь, пожалуйста.
        — И тебе доброго дня, Ингварус!  — женщина воспользовалась приглашением.
        — Откуда вам известно моё имя?  — удивился Ингвар.  — Мы ведь не знакомы. Хотя, о чём я говорю? Вам ведь не нужно представляться, ведь вы и так всё про всех знаете.
        — Это мой неугомонный внук Энитан.  — сделав вид, что не услышала последние слова Ингвара, сказала Хоодера.  — Это он заметил тебя. А насчёт остальных ты правильно всё понял. Мне действительно многое известно: и про тебя и про других людей-органиков.
        — Вы сказали «людей-органиков»? Я только один раз слышал такое выражение.
        — Да. От твоей внутренней «звёздочки», как вы с Кайлой её называете. Адельфия её имя.
        — Вам даже это известно!  — Ингвар опешил от неожиданности.
        — Конечно. Она сама мне только что это сказала. А ещё она говорит, что тебе угрожает серьёзная опасность. И она права.
        — Вы всё видите!  — молодой человек посмотрел с огромным уважением.  — Вы и есть провидица.
        — Просто Хоодера.  — поправила она.  — И не надо на меня так смотреть. Всё в порядке. Не стесняйся.
        — Извините, мне не по себе как-то. Я впервые в подобной ситуации и не знаю, как себя вести и о чём можно с вами говорить.
        — А ты спрашивай. Вот что бы тебе хотелось сейчас узнать?
        — Спасибо вам. Вы так добры ко мне.  — Ингвар на секунду задумался.  — Кто меня преследует?
        — Одному древнему, как само небо, существу наполовину человеку, а наполовину духу, другими словами  — магистру, как он сам себя называет, обитающему далеко в неприступных горах Тибета, просто «не по себе» от таких как ты аномалий.
        — Что я ему сделал такого, что он хочет меня уничтожить?
        — Ему лично ты ничего не сделал. Просто ему не нравятся такие как ты. Ну, впрочем, и такие, как я тоже. Просто ни он, ни его ищейки не видят меня в том плане, который считают опасным для себя. А вот тебя видят и поэтому могут за тобой охотиться.
        — Так значит это его люди пытались меня убить во время прыжка с парашютом в Дубае.  — догадался Ингвар.  — А использовали для этого моего друга Магнуса.
        — Да. Это их методы работы  — отводить от себя подозрение с помощью невинных людей.
        — Что же мне теперь делать?
        — Смотри.  — женщина указала Ингвару рукой на небо, по которому плыли облака.
        В этот момент облака стали медленно двигаться и видоизменяться, превращаясь в слова.
        — «Познай себя!»  — медленно прочитал Ингвар.
        — Вот именно.  — улыбнулась Хоодера и облака тот час приняли свою первоначальную форму.  — Познай себя и ты познаешь мир.
        Хоодера, широко расставив свои узловатые пальцы, провела рукой вокруг. И молодой человек застыл от изумления. На миг он увидел, как из соседней магнолии выплыла голографическая копия этого дерева и приветственно кивнула Ингвару, также сделали и рыбки в аквариуме, попугай в клетке, и даже, случайно пробегавшая мимо, кошка. А вот духовные копии цветов, недавно сорванных и теперь стоявших в вазе, выплыли из своих физических тел и кивнули Ингвару. Однако, обратно в свои растительные тела они не вернулись, а соединившись с тоненькой золотой нитью, полетели вверх в небеса. Видимо срок их пребывания на Земле подошёл к концу.
        Молодой человек стряхнул с себя эти, показавшиеся ему странными, видения. Тем временем все эти призрачные голограммы, в точности повторяющие своих материальных «хозяев», торжественно вернулись в свои физические тела.
        Ингвар был ошеломлён увиденным. Его состояние в тот миг можно было описать удивительной фразой: «Жизнь  — это не количество вдохов и выдохов, а количество раз, когда от счастья замирает твоё сердце.» (Джордж Карлин, фраза из фильма «Метод съёма Хитча»).
        — Но это очень размытая формулировка: «Познай себя». А что конкретно мне нужно делать?  — спросил он.
        — То же, что ты и до этого делал. Ты ведь теперь Искатель! А чем они занимаются? Постоянно ищут себя самих и информацию обо всём окружающем. Не так ли? Так вот. Наша планета буквально опутана общим энерго-информационным полем. Особенно плотно связаны между собой все живые формы, объединённые понятиями флоры и фауны. Определённым образом развитые навыки и способности человека позволяют осознанно подключаться к этим потокам информации, более того  — можно получать и передавать её. Но это доступно лишь для очень ограниченного числа землян. Для всех остальных это поле возможностей покрыто пеленой непроницаемого занавеса. Тебе и дальше нужно чувствовать знаки, по ним искать свои места силы, и там развивать свои способности.
        — Но зачем мне все эти способности?
        — Тебе просто нужно идти по своему пути. Это твоя Судьба вданном воплощении. Все ответы на свои вопросы ты потом сам найдёшь. Главное  — вдохновение, вера, утончённое восприятие и восторг от всего окружающего.
        Ингвар замолчал и задумался. Хоодера вновь пристально посмотрела на него.
        — Для подавляющего большинства посторонних, как говорится, «чужая душа  — потёмки». Но для близких людей  — это открытая книга. Мне позволено читать любую книгу на любой странице. Кстати, кое-что мне непонятно в тебе. Почему твоя внутренняя «звёздочка» постоянно твердит мне слово учитель?  — вдруг спросила пожилая женщина.
        — Это она говорит про моего гуру Хоумворта.  — ответил Ингвар, вспомнив вдруг, как тот выглядел в момент их прощания пятнадцать лет назад. Тогда он своим внешним видом напоминал мальчику Моргана Фримана, любимого актёра его отца.
        Лицо Хоодеры при этом внезапно изменилось. Образ, представленный Ингваром, полностью совпал с тем молодым человеком, которого Хоодера много раз видела в своих снах. Женщина схватилась правой рукой за край стола и тяжело вздохнула. Глаза её медленно закрылись. Ингвару показалось, что ей стало плохо.
        — Что с вами? Вам нездоровится?  — спросил он.  — Может быть вызвать «Скорую помощь»?
        — Нет, всё в порядке. Наоборот, мне теперь так хорошо, как не было уже очень давно. Свершилось. Хвала вам, небеса!  — Хоодера вскинула лицо вверх.
        Слёзы радости потекли по её щекам. Задорный молодой огонёк на миг осветил весь её облик. Она не могла скрыть свой восторг от таких слов молодого человека. Он, по её примеру, тоже посмотрел вверх. В этот момент Ингвару даже показалось, что он увидел в чистом небе еле заметный кусочек радуги или это было частичное гало.
        Тем временем, пожилая женщина пришла в себя. Очевидно, ей стало значительно лучше. Вся её аура сияла и искрилась яркими цветами радуги. Ингвару было непривычно смотреть своим, пока ещё только зачаточным внутренним оком, на такие мощные потоки внутренней энергии. Он закрыл глаза и отвернулся.
        Хоодера, чувствуя его состояние, спокойно продолжила.
        — Не расстраивайся, привыкнешь. Подобно тому, как глаза человека постепенно привыкают к яркому солнечному свету, так и внутреннее око, долго прозябавшее в темноте духовного невежества, может со временем адаптироваться в тонких энергиях.
        — Что же мне теперь делать?
        — То же, что и раньше. Ты помнишь, почему сюда попал?
        — В последнем сне-медитации я видел гигантские деревья. Вот мы с Кайлой и подумали, что возможно это местные секвойи.
        — Правильно. Теперь нужно почувствовать, какое отношение эти секвойи имеют к тебе. Однако, это очень непросто. Ищи знаки. Быть может, какой-нибудь местный шаман тебе подскажет путь. Они тут все живут на два мира, одна нога здесь, а другая в иной реальности. Очень необычная здесь атмосфера. И спасибо тебе, что привёз мне хорошие новости. Теперь мы будем частенько общаться с твоей Мией. А Кайла твоя просто молодчина! Да, чуть не забыла. Тебе нужно будет срочно освоить ещё одно дело  — становиться невидимкой. Позже я расскажу тебе, как это делается. Если научишься, то ищейкам магистра будет гораздо сложнее вычислить тебя. Ладно, не потеряемся. До встречи!  — улыбнулась Хоодера.
        — И вам спасибо! Вы мне так помогли.
        Ингвар вспомнил о своём обеде. Однако, есть теперь вовсе не хотелось. Волнение после встречи не унималось. Он рассчитался и отправился в сторону своей машины.
        Общение с провидицей оказало на молодого человека огромное влияние. Ингвар почувствовал, что он каким-то чудесным образом, вдруг разом внутренне изменился. Теперь он уже по другому стал относиться к внешнему миру и к своему месту в нём.
        Перед мысленным взором молодого человека, по-прежнему, стояли картинки душ-смотрителей, которые он несколько минут назад видел в окружающих живых существах: в других людях, в дереве, в цветах, в птице, в рыбках, в кошке…
        У Ингвара внезапно открылись настолько глубинные чувства, что теперь даже далёкие звёзды не казались ему такими уж холодными и чужими. И теперь ему было понятно, что как и он сам, так и всё на этой планете, в Солнечной Системе, и даже бесчисленные туманности в бесконечном космическом пространстве  — всё это части чего-то похожего по своей внутренней природе, единой энергии Вселенной.

        Глава 47

        — Бабушка, а кто была та девушка-призрак, которую я видел в Ингваре?  — спросил Энитан по дороге домой.
        — Это его душа, внучек.  — Хоодера улыбнулась.
        — Разве люди могут видеть свои души?
        — Многие из наших современников могут чувствовать в себе нечто неописуемое, но видеть так, как мы с тобой, позволено далеко не всем.
        Хоодера в очередной раз убедилась в том, насколько непредсказуема жизнь. Ведь даже если её дару прорицательницы порой неведомо, что ждёт человека после завтрашнего восхода Солнца, то что уж говорить об обычных людях, вынужденных жить в постоянном неведении.
        Неожиданная встреча с Ингваром явилась тем долгожданным, последним и решающим элементом мозаики, своеобразным энергетическим импульсом-ключиком, который открыл Хоодере её удивительное прошлое. В какой-то момент ей даже показалось, что возможно и стоило бы поведать об этом Ингвару, настолько необычным показался ей этот случайно встреченный молодой человек.
        Тогда, во время первых минут их знакомства и ещё до того, как они стали разговаривать как обычные люди, Хоодера, как она всегда делала при встрече с незнакомыми людьми, быстренько пробежалась по его родословной на много поколений вглубь тысячелетий. Перед её внутренним оком, словно бы в ускоренной киноплёнке, проскользнули во всех подробностях судьбы предшествующих воплощений души Ингвара.
        Она мимолётно смотрела на жизни тысяч разных людей, как если бы листала увлекательные конспекты, написанные чьей-то талантливой рукой. Здесь присутствовали только самые значимые и критические точки жизни и повороты судьбы, коренным образом влияющие на каждого конкретного человека. В данном случае подробности в виде лиц, характеров, манеры поведения, стилей одежды, занятий и увлечений,…, были не столь важны.
        Прошло ещё несколько минут и теперь уже Хоодера не столько интуитивно вглядывалась, сколько достаточно подробно вспоминала и своё далёкое прошлое, как оказалось, тесно переплетённое с душой-смотрительницей Ингвара.
        Во времена Четвёртой Коренной Расы, так называемых Атлантов, его Частица Сущности обитала в сыне великого предводителя, которого звали Анаксагор. Этот мудрый правитель глубоко знал жизнь своего народа. Искренне уважая практически каждого атланта по отдельности и всех их вместе, он всем был готов пожертвовать ради них. Современники чувствовали такое отношение своего лидера и отвечали ему искренней взаимностью.
        Однако, эти детали Хоодера волевым усилием отодвинула немного в сторонку, позже можно будет подробно с ними разобраться. Теперь же для неё значительно более важным представлялся другой факт. Сразу после того, как Ингвар мысленно представил ей образ своего учителя она мгновенно и ещё более чётко вспомнила свои собственные древние воплощения в эпоху Атлантов.
        «Кого же мне напоминает наставник Ингваруса?  — провидица прилагала максимум усилий, чтобы наконец полностью разобраться с мучившими её на протяжении многих столетий вопросами.  — А ведь я его знаю!» И в этот момент высокий молодой человек из её сновидений мгновенно превратился в … «Хоумворт, мой дорогой, любимый муж, где ты?» Однако, несмотря на все её яростные попытки прорваться в глубины прошлого, никакой информации не поступало. Тогда Хоодера зашла с другой стороны и принялась с ещё большим воодушевлением вспоминать своё былое счастье. Её спутник жизни в те далёкие времена являлся одновременно другом и заместителем вождя Атлантов… «Дети, у нас были дети! Но сколько? Да, точно: мальчик и девочка!» Их образы предстали перед внутренним взором во всей своей полноте и ясности. «Но что с ними произошло дальше и нет ли их среди теперь живущих людей?» Ясновидящей приходилось ещё больше концентрироваться, сверх меры напрягая все свои силы.
        В этот момент она остановилась и присела на вовремя подвернувшуюся скамейку. Энитан вопросительно посмотрел на свою бабушку. Последние несколько минут с ней явно что-то происходило. Хоодера знаком показала ему, что всё хорошо, просто устала от жары.
        Тем временем она всей своей сущностью пыталась проследить последующие воплощения душ своих детей. Ей не терпелось найти их в нашем времени. «Восток, океан, остров, Япония. Они оба живут в Японии!»  — пожилая женщина облегчённо выдохнула, неутомимые поиски в мелькающих эпохах давали весомые результаты. «Дочку зовут Кэтсуми, вижу в её руке самурайский меч из алмазной стали. Так, теперь сын, где единственный сын?» Хоодера, тщательно вспоминая своё прошлое и перекидывая мостик судеб в настоящее, приходила во всё более неописуемое возбуждение.
        «Есть! Душа моего сына воплотилась в монахе Широ из японского монастыря в Наре. Какая радость, вся семья в сборе! Причём, здесь на Земле, а не в СФЕРЕ.  — Хоодера резко встала, ноги сами собой, казалось, желали побыстрее доставить её на встречу с потерявшимися в веках близкими людьми.  — Это просто невероятно!»
        Теперь можно было и немного побродить в своих воспоминаниях по эпохе Атлантов.
        Хоодера чётко помнила, что в те далёкие времена, обладание магическими сверхспособностями не являлось чем-то выдающимся. Это было обычное дело и, более того, считалось нормой. Каждый атлант мог читать мысли, общаться телепатически, видеть ауры. Подавляющее большинство из них были непосредственно знакомы со своими душами-смотрителями и получали всю необходимую информацию непосредственно из СФЕРЫ.
        С детства юным атлантам были предоставлены практически безграничные возможности для развития любых своих качеств и способностей. Внутреннее око юного атланта (душа-смотрительница на этот период его жизни становилась его Помощником Судьбы) в поисках своего предназначения зондировало все наклонности будущего атланта на самых ранних стадиях его существования.
        Хоодера, анализируя свой личный опыт, вспомнила, что достаточно рано осознала своё предназначение. Она обладала поистине уникальной способностью  — могла хранить в своей памяти миллиарды терабайт информации. Поэтому вполне естественным было то, что она выбрала своё назначение в жизни, согласившись работать Хранительницей Архивов. Однако, одной способности запоминать данные было не достаточно. Поэтому её задачей с ранних лет было развитие быстродействия своего мозга с целью довести его пиковую производительность до уровня нескольких терафлопсов. Прошло много лет упорных тренировок, прежде чем ей это удалось.
        «Да, славные тогда были времена!  — подумала Хоодера  — В любой момент я могла напрямую подключаться к многочисленным Базам данных в СФЕРЕ и получать из них любую необходимую информацию. Не то, что теперь! Каждый раз мне приходится прорываться через тысячи защитных экранов, поставленных с целью недопущения людей в запретные области знания. И кто это, интересно, так умело всё запретил на Земле?»
        Тяжело вздохнув, Хоодера принялась вспоминать дальше.
        Во времена Атлантов совершенно иным был подход и к здоровью всех обитателей планеты. Любые, даже самые сложные, болезни диагностировались на ранних стадиях в течение нескольких минут с помощью специально внедряемых молекул, находящихся в теле каждого землянина. Эти чувствительные датчики на протяжении всей жизни атланта неустанно дозором, не прерываясь ни на секунду, циркулировал по всему организму, пристально вглядываясь абсолютно во все клеточки. Поэтому они мгновенно сообщали своим хозяевам о любых сбоях в системе. Вовремя обнаруженные проблемы было уже значительно проще полностью решить в течение последующих нескольких часов. В результате такого подхода на планете практически не было тяжело больных землян.
        Главным для каждого жителя Атлантиды, их «альфа и омега», было найти в жизни такое занятие, которое было бы полезно всему обществу и доставляло бы наибольшую радость изнутри, независимо от внешнего принуждения к самореализации. Тогда каждый день, прожитый на Земле, становился для любого атланта праздником, независимо от его конкретной специализации.
        Если атлант со временем понимал, что он не тем занимается и ему хочется развиваться в другом направлении, то он мог параллельно приобретать ещё и другие навыки и менять своё место в жизни. И это было нормальным, потому что в молодости всем кажется одно важным, потом с возрастом  — нечто другое. Нужно находить в себе силы, чтобы перестроиться и продолжать вносить свой вклад в жизнь общества, хотя и другим способом.
        Хоодера вспомнила, что характерной особенностью их всеобще признанного отношения к жизни являлось полное отсутствие страха смерти. Постоянно общаясь со своими душами-смотрителями (Частицами Сущности) и регулярно путешествуя вместе с ними в СФЕРУ, все они с самого раннего возраста знали, что какая-то часть их энергии была, есть и будет вечно. Поэтому они помнили и знали всё про свои предыдущие физические воплощения, а также поступки и даже мысли.
        Удивительным показался Хоодере тот факт, что на Земле тогда просто не существовало денег. Каждый атлант вносил свой посильный вклад в общее дело, получая при этом всё необходимое для жизни. Его участие оценивалось согласно всеобщему эквиваленту, на который пересчитывался этот личный вклад, благо в обществе существовали тысячи разнообразнейших занятий и каждый землянин мог выбрать что-то себе «по душе».
        Порой, правда крайне редко, случалось и такое, что какой-нибудь атлант не мог найти своё место в жизни. В таком случае психологическое давление общества на своего необычного гражданина оказывалось в направлении изменения им своей функциональности. Но если и это не помогало, то его просто лишали физической оболочки и отправляли обратно в СФЕРУ ждать следующего воплощения. Причём все аномальные атланты заранее знали об этом и поэтому делали свой выбор вполне осознанно. Компромиссов тогда не было по данному вопросу.
        Не было сверхбогатых и сверхбедных. Все жили более-менее ровно, внося своим честным трудом личную лепту в поддержание жизни на планете и в познание окружающего мира. Атланты, являясь физическими воплощениями помыслов и стремлений СОЗДАТЕЛЕЙ, в то же время были одновременно и их коллегами и единомышленниками. Теперешние люди-органики были бы недалеки от истины, назвав их «сверхлюдьми» или даже «богочеловеками».
        Хоодеру накрыло волной разноликих мыслеобразов. Все атланты были подтянуты, потому что регулярно занимались своим телом, сдержаны в еде и развлечениях, постоянно занимались физическими упражнениями для развития тела и глубокими медитациями, поддерживающими духовную жизнь. Всевозможных отравляюще-одурманивающих веществ, типа алкоголя, никотина, наркотиков просто не существовало. Многие из её тогдашних современников могли дышать под водой, являясь по своей сути амфибиями. Часть из них выбирала жизнь в глубинах океанов, подобно обитателям подводных миров. Там они умудрялись возводить великолепные по внешнему виду и уникальные по функциональности города. Другие атланты могли разговаривать с животными, птицами и растениями, а особо ищущие слияния с природой и вовсе уходили в дикие леса, где вели жизнь отшельников-охотников, летающих на драконах, и их заплыв по судьбе напоминал удивительное и непрекращающееся приключение.
        В этот момент провидица вспомнила об одном весьма принципиальном, хотя и искусственно созданном, ограничении, оказавшем впоследствии существенное влияние на всю цивилизацию. Атланты не могли видеть будущее, поскольку дар предвидения был закрыт для них. В результате между землянами и их «коллегами-разработчиками», постоянно присутствовавшим в СФЕРЕ, возникли серьёзные разногласия о дальнейшем пути развития Четвёртой Коренной Расы. Некоторым влиятельным силам в волновом мире изначально не нравился существующий порядок, при котором материализованные обитатели Земли по своему уровню развития практически соответствовали духовному миру. Поэтому они настаивали на уничтожении всех физических оболочек с целью создания новых, более примитивных и лишённых связи со СФЕРОЙ. Не одно тысячелетие ушло на бесконечные споры по данному вопросу. Однако в итоге, СОВЕТ СОЗДАТЕЛЕЙ решил материк Атлантиду вместе со всеми его обитателями отправить в аналогичную Солнечную систему, но расположенную за миллиарды парсеков от Земли. При этом великого вождя Анаксагора постигла ещё более неожиданная участь. Его бесконечную
энергию любви к своему народу решено было преобразовать в Солнце, дарующее тепло и жизнь их новому дому, планете с жизнеутверждающим названием Девкалиона.
        «Что же произошло с моей семьёй?  — Хоодера пыталась вспомнить хронологию событий, но столкнулась с мощной блокировкой запрашиваемой информации.  — Непонятно, почему доступ к общим сведениям о жизни в Атлантиде открыт, а что касается моей личной судьбы сокрыто толстой пеленой времени? Какая участь постигла моего мужа и детей? Почему нас разлучили на долгие тысячелетия? При этом кто и зачем частично стёр мою память? Не знаю, возможно, оно и к лучшему было, меньше приходилось мучаться тягостными воспоминаниями. Однако, не смотря на все старания тайных экспертов по работе с базами данных, я не всё забыла. И сколько себя помню, живу с девизом: „Я буду искать своих близких среди тысяч планет и среди десятков тысяч жизней!“ (фраза из фильма „Сорок ронинов“ режиссёра Карла Эрика Ринша). Как раз вера и надежда на нашу встречу и давала мне силы всё это время жить, хотя периодически и приходилось менять свою физическую оболочку.»
        Тем временем живительная прохлада, создаваемая мощными кондиционерами, живительной струёй вернула изнурённое долгой ходьбой тело к жизни. Бабушка с внуком, наконец-то, вошли в свой дом.

        Глава 48

        После встречи со всемирно известной провидицей, оказавшейся к тому же ещё и очень доброй и мудрой женщиной, Ингвар отправился на поиски своего очередного случайного пристанища, места для своей ночёвки. Молодой человек был очень доволен тем, что больше уже не нужно было никуда ехать, поскольку цель была достигнута, он находился возле самой границы национального парка «Redwood».
        Зарегистрировавшись в первом попавшемся на пути отеле, Ингвар оставил там свою походную сумку и, в привычной манере, отправился побродить по окрестностям. Не помешало бы немного осмотреться, да и возможно в каком-нибудь местном пабе удастся заприметить что-нибудь интересное.
        «Надо же, встретить саму Хоодеру!  — небеса во взгляде, волшебная аура, непередаваемые ощущения от беседы с этой пожилой женщиной,… по-прежнему, не давали ему покоя.  — Очередное подтверждение мудрым словам Хоумворта: отправляющийся в путешествие никогда не возвращается тем же человеком, что был раньше (китайская пословица)».
        Побродив около получаса извилистыми тропами и надышавшись свежим воздухом, в котором были перемешаны запахи хвойного леса и морского прибоя, Ингвар решил заглянуть в зазывающий кричащими неоновыми лампами трактир. Там он заказал себе десерт со стаканом свежевыжатого апельсинового сока и принялся неторопливо осматриваться по сторонам. Присутствующая публика была весьма разномастная. Кого здесь только не было. Не удивительно, гигантские секвойи манили к себе паломников со всего мира.
        Высокий бармен, истинный образец того, что называется «жгучий испанец», встряхивающий для расходившегося не на шутку потного толстяка, по виду уже изрядного подвипившего толстосума, умопомрачительный коктейль, с улыбкой посмотрел на Ингвара. Его оранжево-красная аура, обрамлявшая панковскую причёску, словно бы подсказывала: «Ничего удивительного, приятель. Подобное людское буйство творится здесь круглосуточно. Принимать тут по полмиллиона человек в год это ну шутка, причём местных тут всего около тридцати тысяч человек».
        Ингвар продолжил наблюдать за бесконечным потоком всё новых посетителей. Однако, в ту же секунду, по какой-то неуловимой причине, его взгляд упёрся в изрядно потертого временем, но от этого не менее настоящего, хотя и довольно далёкого, потомка местных племён. С видом явного завсегдатая трактира, вечно недовольного наплывом чужеземцев, о чём свидетельствовала кривая ухмылка на лице, индеец озабоченно озирался по сторонам, постоянно что-то пережёвывая. Видно было, что он искал очередного незадачливого туриста с целью предложить тому свои услуги опытного знатока-гида местных достопримечательностей.
        Заметив Ингвара и недолго раздумая, индеец, слегка пошатываясь на неуверенно стоящих ногах, подошёл и первым начал разговор.
        — Каким ветром тебя занесло в наши края? Хе-хе. Тоже будешь ходить тут и пялиться на наши небоскрёбные деревья?
        — Может быть буду смотреть, а может быть слушать.
        — Как это слушать?  — немного отрезвев и оторопело выкатив глаза, очнулся индеец.
        — А так  — слушать. У вас тут наверняка есть какие-нибудь интересные истории из давних времён.
        — Ты что писака из какой-то заморской газеты? Хе-хе. Хочешь статейку про наших гигантов настряпать?  — уже совсем повеселев, сказал незнакомец.  — Да, у нашего народа есть много песен. Правда, об этом лучше потолковать с шаманом.
        — Как его зовут?
        — Как его зовут? Хе-хе. Его зовут Апониви. К нему вся округа ходит. Он всё знает. Догадываешься почему? Потому что он потомок древнего племени Эсселен и даже немного умеет говорить на эсселенском языке. А имя его в переводе означает: «Где ветер вырывает промежуток неба с корнем».
        — Познакомишь?
        — Конечно. Пошли.
        Через полчаса они уже заходили в экзотически оформленную хижину. Очевиден был корыстный умысел хозяев попытаться с помощью яркого колорита привлечь внимание посетителей.
        Внутри помещение выглядело не менее впечатляюще. Искусственно поддерживаемый полумрак не мешал, однако, разглядеть разбросанные повсюду открытые стеллажи со всевозможными атрибутами колдовской силы. Густой и спёртый запах неправильно подобранных благовоний похоже должен был окончательно ошарашить потенциального клиента.
        В центре комнаты на самодельном троне, украшенном спиралевидно закрученными рогами и облезлой шкурой какой-то зазевавшейся не вовремя местной антилопы, торжественно восседало главное действующее лицо этого шоу. Со стороны могло показаться, что старик-шаман мучительно вспоминает свою тщательно подготовленную речь. Похоже было на то, что в этот раз он рассчитывал посерьёзнее раскрутить клиента.
        Однако, к его огромному разочарованию, с первых минут всё пошло не по заранее спланированному сценарию.
        Едва заметив Ингвара, шаман помимо своей воли мгновенно зажмурился. А ещё через секунду вдруг резко, ни с того ни с сего, принялся крутиться волчком, выкрикивая при этом какие-то нечленораздельные гортанные звуки. Густые верёвки-канаты его недоделанных и измазанных сажей дредов по большой дуге щлейфом развивались вокруг головы.
        Проводник-индеец, поражённый происходящим, прислонился к стене и медленно сполз на стоявшую возле входной двери деревянную скамейку. На минуту он даже перестал смачно жевать свою бодрящую смесь, настолько неожиданной и впечатляющей была реакция шамана на этого странного европейца. Становилось очевидным, что не часто индейцу приходилось сталкиваться с подобной ситуацией, несмотря на то, что клиентов сюда он поставлял регулярно.
        Внезапно вспыхнувший в сознании голос души-смотрительницы, в последнее время сопутствующий всем необычным проявлениям тонкого мира, заставил Ингвара замереть на месте. Адельфия шептала ему, что пока не стоит отвлекать потомка древних эсселенов своими докучливыми расспросами. Через секунду молодой человек и сам почувствовал, что шаман находился в состоянии глубокого транса. Альтернативы не было, приходилось ждать.
        Прошло уже более пяти минут, а недоумевающие посетители, изумленно замерев в ожидании, всё смотрели на смедитировавшего в только ему известные дали прорицателя.
        Наконец, того немного «отпустило». Старик, обессилев, рухнул в свой самодельный трон. По его виду можно было догадаться, насколько трудно ему порой давались все эти полёты в иные измерения.
        Ещё через пару минут и словно бы из под потолка, как в первый момент показалось Ингвару, послышался тихий голос. Шаман, по привычке имитируя басовитое «каркание» чёрного ворона, говорил медленно и торжественно.
        — Эти земли воистину благословенны! Много воды утекло со времен первых сказаний. И вот что я тебе, Ингварус, расскажу.
        Молодой человек немного опешил от того, что этот старик назвал его по имени.
        «Откуда он меня знает?»  — мысленно спросил Ингвар свою душу-смотрительницу.
        «Успел уже слетать в СФЕРУ и обратно.  — Адельфия не замедлила с ответом.  — Похоже на то, что у него там есть свои информаторы.»
        Не обратив должного внимания на присутствие поблизости таких необычных разговоров или сделав вид, что не заметил, шаман уже более твёрдо продолжил.
        — Послушай одну из самых древних песен нашего рода. Вначале ничего, кроме воды, не было. Только широкое-широкое море. Единственными обитателями его были удивительные животные. Они жили на воде, под водой или летали по воздуху. Потом с неба упала женщина. Две полярные гагары пролетали мимо и успели подхватить её на свои крылья. Однако ноша была слишком тяжела. Гагары испугались, что уронят женщину и она утонет. Громко воззвали они о помощи. На их зов прилетели и приплыли все твари. Великая Морская Черепаха сказала: «Опустите небожительницу мне на спину. Никуда она с моей широкой спины не денется». Гагары так и сделали. Затем Совет зверей стал думать, как быть дальше. Мудрая Морская Черепаха сказала, что женщине для жизни нужна земля. Все звери по очереди стали нырять на дно морское, но никто так и не достиг дна. Наконец, нырнула Жаба. Прошло много времени, прежде чем она появилась снова и принесла горсточку земли. Эту землю она отдала женщине. Женщина разровняла ее на спине Черепахи. Так возникла суша. Со временем выросли на ней деревья, потекли реки. Стали жить дети самой первой женщины. И по сей
день земля покоится на спине Великой Морской Черепахи. А рядом с тем местом, которое наши предки называли «Ладони Бога» и откуда упала с неба женщина, потом выросло огромное дерево. Так вот те деревья, которые мы можем видеть здесь теперь  — это потомки того самого дерева.
        Шаман на минуту замолк, а затем продолжил, еле шевеля губами, напевать какую-то песенку на весьма благозвучном, возможно даже, эсселенском языке. Однако, через мгновение уже «вошёл во вкус» и принялся горланить, что было сил. По его поведению теперь сложно было сказать, полностью ли он осознаёт только что им самим поведанное.
        — В какой части леса находятся эти потомки?  — попытался докричаться до него Ингвар.
        Прошло целых пять минут, прежде чем старик всё же отреагировал, правда при этом вновь перейдя на шёпот.
        — Повсюду разбросаны знаки.
        После этих слов, какие-то невидимые силы, казалось, полностью овладели сущностью старика и унесли его сознание в заоблачные дали. Он резко вскочил, закружился, завопил… С каждым оборотом обоим присутствующим становилось всё более понятно, что приём окончен.
        Возможно, свежий воздух, всё более погружающихся в ночную прохладу, улиц, а может, вовремя налетевший порыв ветра, наполненный ароматом чистоты первозданного и неповторимого леса, мгновенно помогли Ингвару вырваться из дряхлой затхлости экзотического склепа и окончательно сбросить мантию магического оцепенения.
        «Итак, что мы имеем?»  — рассуждал он, бодро шагая в направлении своего отеля.  — Есть дерево, есть странное место в воздухе неподалёку от него, есть факт падения. Что бы всё это могло значить?»
        «Это значит, что надо прыгать!»  — душа-смотрительница не замедлила внести свою лепту методом интуитивно-чувственной оценки ситуации.
        «Получается, что ради этого я сюда и прилетел.  — Ингвар, не произнося вслух ни слова, вдруг улыбнулся.  — Адельфия, я никак не привыкну, что мы с тобой напрямую общаемся. И знаешь, это значительно удобнее. Мне теперь не нужно постоянно прислушиваться к загадочным „шевелениям“ в солнечном сплетении».
        Индеец, озираясь на странного попутчика, улыбающегося самому себе, почему-то всё ещё упорно не желал отставать, видимо, по-прежнему, надеяясь на свою полезность в качестве незаменимого гида-проводника.
        — Как бы мне забраться на гигантскую секвойю?  — внезапно очнувшись, спросил у него Ингвар.
        — Ты точно совсем больной! Додуматься до такого! Хе-хе. Это разрешается только официалам, да и то  — по специальным пропускам.
        Далёкий потомок местных племён всё больше трезвел, превращаясь в нормального человека, с которым было приятно общаться. «Хорошо, что он выплюнул свою бесконечную жвачку.»  — подумал Ингвар и спросил:
        — А как охраняются ваши драгоценные доисторические свидетели?
        — Ну, по парку постоянно бродят всякие охранники. Их тут стони. Хе-хе. Есть даже конные.
        — Ничего прорвёмся.  — Ингвар улыбнулся.  — К каждому дереву не поставишь часового.
        — Это точно.
        Следующую сотню метров они прошли молча. В какой-то момент индеец немного отстал, а затем и вовсе куда-то исчез, не говоря ни слова.
        Вернувшись в отель, Ингвар первым делом достал из шкафа свою огромную походную сумку. Надо было разобраться с содержимым и подготовиться к возможному прыжку на любимом крыле-парашюте.
        «Качественная работа!  — подумал Ингвар, в очередной раз любовно прощупывая складки своего баула.  — Умеют ведь шить!»
        Сумка, выполненная в виде плоского заплечного рюкзака, и в самом деле была сработана на высшем уровне. С ней даже можно было совершенно спокойно нырять в воду. При этом её удивительная герметичность позволяла сохранить в сухом виде всё содержимое. Более того, в случае необходимости, она могла бы прийти на помощь владельцу и в качестве нетонущего поплавка, поскольку необходимого объёма воздуха в ней было предостаточно.
        «Классно, что я захватил с собой всё снаряжение, необходимое для прыжков!  — подумал Ингвар,  — Хоть это, конечно, и неудобно. Приходится таскаться с громоздким багажом по аэропортам. Зато, если вдруг случайно предоставится возможность прыгнуть, то уже не приходится судорожно бегать в поисках необходимого и, что наиболее важно, надёжного снаряжения».
        Он осторожно достал из сумки своё многократно проверенное «крыло» и бережно разложил его на полу. После тщательного осмотра все вещи были аккуратно упакованы по своим местам.
        ***
        На следующее утро, проснувшись в пять часов, Ингвар быстро собрался, спустился вниз и передал ночному дежурному ключи от номера, вряд ли ему придётся сюда возвращаться.
        Однако, не успев толком закрыть за собой дверь, он неожиданно наткнулся на своего вчерашнего провожатого. Индеец, свесив голову набок, в неудобной позе мирно дремал, полулёжа на ступеньках.
        — Ты что всю ночь тут провалялся?  — поинтересовался Ингвар.
        Индеец открыл глаза, явно не понимая, как он здесь очутился. Потом потрогал свою голову обеими руками, словно бы проверяя на месте ли она. Ещё через секунду, уже судорожно озираясь по сторонам, он ответил:
        — Хе-хе. Смешно. Нет, только сейчас случайно вот прогуливался рядом и решил заглянуть к тебе.
        — Ладно, наследник местных традиций, пошли, времени мало, скоро совсем рассветёт.
        ***
        Они бродили по парку уже около часа. Фантастический окружающий вид привёл к тому, что Ингвара постоянно сопровождало неописуемое чувство соприкосновения с бесконечностью. Он никак не мог налюбоваться этими совершенно неземными деревьями  — гигантскими секвойями. Казалось, они разрывали само понятие размерности на Земле, настолько впечатляющими были эти живые организмы.
        Однако, кроме весьма объёмной сумки, натирающей плечи, было и ещё одно, разрушающее идиллию, обстоятельство. Приходилось постоянно поднимать голову вверх, чтобы подробно рассмотреть каждого гиганта. По этой, весьма прозаической, причине шея и спина молодого человека давно уже затекли до такой степени, что невозможно было пошевелиться.
        Огромные секвойи отличаются от обычных деревьев тем, что их невозможно охватить неподвижным взглядом. Глаза мгновенно упираются в какую-то часть тёмно-коричневой стены и всё, больше ничего не видно. Поэтому, даже чтобы просто понять, что перед тобой находится дерево, а не часть какого-то сооружения, нужно постоянно двигать головой вверх-вниз. Ингвару приходилось этим заниматься не только ради туристического любопытства. Он никак не мог уловить хоть какие-нибудь наводящие знаки.
        Молодой человек пытался применять недавно приобретённые способности на практике. Однако, «дальнозрение» в условиях сплошной стены из деревьев особо не помогало. А что касается возможности слышать разговоры других людей на большом расстоянии, то с этим вообще возникали некоторые проблемы. Ингвар, всё ещё не научившись выделять из общего «эфирного шума» необходимые импульсы, вынужден был терпеть случайные обрывки ненужных разговоров сотен людей, одновременно с ним прогуливающихся по парку. Правда, в какой-то момент ему показалось, что беседа двух мужчин, находящихся где-то неподалёку и, возможно бывших военных или телохранителей, могла бы как-то помочь в его поисках.
        Однако, раздумывать над этим ему долго не пришлось, поскольку через несколько минут ситуация резко изменилась. Конный наряд местной природоохранной полиции возник словно бы из-под земли, вынырнув из малоприметной боковой тропинки, коими был усеян весь парк. Двое рослых полицейских на мощных скакунах, не торопясь, подъехали к незадачливым с виду путешественникам и приказали им остановиться, поставив внушительных размеров сумку на землю.
        Времени на раздумья не было. Один из охранников что-то там ещё пытался говорить, однако, Ингвар не слышал его, так как в этот момент уже нёсся во весь опор в первом попавшемся направлении, всё глубже удаляясь в непроходимую чащу леса.
        Полицейские мгновенно сообразив, что сегодняшнее дежурство будет значительно интереснее чем обычно, спрыгнули со своих лошадей и кинулись за ним. При этом один из них на бегу достал из кармана рацию и вызвал подкрепление.
        Ингвар, как обычно в экстремальных ситуациях, полностью доверился никогда ранее не подводившей его интуиции и редкостному чутью. Тем более, что теперь он точно знал, кто стоит за всеми этими, еле уловимыми разумом, полезными советами. Мысленный обмен информацией пронёсся стрелой: «Фия, куда?  — Налево.  — Теперь куда?  — Прямо. Концентрация. Попробуй пролететь пять метров.  — …»
        Ингвар, благодаря своей весьма вовремя развитой способности входить в состояние антигравитации, попробовал оторваться от земли. Сначала он пролетал около трёх метров, не касаясь земли, потом пробежал ногами, потом снова пролетел, но уже пять метров,..
        Копы «остолбенели» от увиденного, не в силах поверить собственным глазам. Поэтому у молодого человека появилось достаточно времени, чтобы мгновенно оторваться от погони.
        Через пару минут, во время очередного манёвра сквозь плотно заросшие кустарником участки леса Ингвар боковым зрением заметил справа какую-то промелькнувшую тень. Он сразу же метнулся в том направлении. Возможно это был всего лишь след пролетавшей мимо большой птицы. Однако, именно это обстоятельство помогло выбрать беглецу правильное направление движения.
        Пробежав ещё сто метров, Ингвар выскочил на поросший густыми кустарниками пригорок. Ещё немного и он уже мчался по круто уходящей вниз тропинке. Добежав до конца спуска, молодой человек обнаружил еле заметное углубление в вертикальной стене обрыва. Хорошо, что и этот участок парка был покрыт многочисленными растениями, создавашими естественную ширму.
        Ингвару с трудом удалось протиснуться сквозь плотную сеть из стволов и веток кустарников. Мешала любимая, но такая огромная сумка. Случайно обнаруженная яма являлась вполне подходящим укрытием, чтобы переждать погоню.
        Однако, к своему глубокому изумлению, именно в этом месте молодой человек неожиданно обнаружил узкий тоннель. «Давай туда!» Услышав совет Адельфии, Ингвар быстро снял с плеч рюкзак и полез в эту кротовую нору. Запах отсырелой земли вперемешку с полусгнившими листьями резко ударил в нос. А ещё через несколько секунд молодой человек уже ощущал пальцами, руками, ногами, спиной корни, траву, кору, камни,…И в какой-то момент ему даже показалось, что все контактировавшие с его телом растения как-бы подсказывали ему, посылая определённые сигналы. «Что это?»  — спросил он свою душу-смотрительницу. «Они говорят тебе, что ты на правильном пути.»
        После того, как позади остался уже добрый десяток метров, тоннель начал постепенно расширяться, а ещё через пять метров уже можно было встать во весь рост.
        Сквозь узкие отверстия в потолке, образованные многочисленными корнями растений, просачивались тоненькие лучики света. Однако, такого освещения было вполне достаточно, чтобы увидеть внутреннее убранство подземелья.
        Первым делом Ингвар обратил внимание на очень своеобразные переплетения этих корней. Они чем-то напомнили ему запутанные геометрические узоры стран Древней Персии эпохи династии Ахеменидов или невероятно сложные Мандалы, при создании которых тибетские монахи используют триллионы разноцветных песчинок.
        Нельзя было упустить такой великолепный шанс запечатлеть естественную уникальность и молодой человек несколько раз быстро сфотографировал узоры на свой айфон. Медлить нельзя было ни в коем случае, преследователи могли появиться в любую минуту.
        Пройдя быстрым шагом до конца пещеры, он вышел на поверхность. Веки глаз, сами собой, мгновенно захлопнулись и непроизвольно начали моргать. После расслабляющего полумрака яркие лучи восходящего солнца буквально «резанули» по глазам.
        Прошло ещё несколько секунд, пока глаза привыкли. Заметив неподалёку одну из громадных секвой, Ингвар задумался в нерешительности.
        «Это твоё дерево.  — вовремя шепнула Адельфия.  — Именно твоя прибрежная секвойя возрастом две тысячи лет.» Раздумывать было некогда и молодой человек решил подниматься наверх.
        Однако, одно дело было решиться на такой опрометчивый поступок и совсем другое  — воплотить его в жизнь. Ведь в данный момент Ингвар имел всё необходимое именно для прыжков с парашютом, а не для альпинистских восхождений.
        Кроме того, беглец постепенно осознавал всю степень безысходности создавшегося положения. Ведь даже если ему каким-то чудом и удастся доползти до вершины дерева, а это около ста метров, и после этого, прыгнув вниз, полететь на своем любимом крыле-парашюте, то куда-бы он не приземлился, везде его будут ждать сотни охранников парка. Скорее всего их уже подняли по тревоге.
        От таких рассуждений легче не становилось. Но отступать было некуда. Почему-то вспомнилась любимая поговорка его отца: «Вперёд и с песней!» В этот момент Ингвар почувствовал, что само дерево словно бы позвало его. Это странное обстоятельство придало дополнительную уверенность.
        Включив режим «дальнозрения», Ингвар сосредоточил своё внимание на верхушке дерева. Нужно было чётко представить себе траекторию полёта. Внезапно возникшая откуда-то плотная облачность не помешала ему это сделать. Теперь оставалось только активировать свою новую способность перемещаться по воздуху. Но перед этим ему ещё захотелось кое-что проверить.
        Ингвар прикоснулся к гигантской секвойе своей левой ладонью. Уникальный треугольный узор жизненных линий мгновенно вспыхнул ярким свечением. При этом ладонь, казалось, погружается вглубь дерева. Тонковолокнистая структура довольно толстой коры создавала непередаваемые ощущения, обволакивая кисть мягкими щекочущими импульсами.
        В этот момент дерево, словно бы почувствовав яростный порыв человека, включило голубовато-сиреневый энергетический поток, который раскучивался по спирали, снизу вверх, вокруг ствола. Через минуту Ингвар ощутил, как этот поток синхронизируется с его собственным током Кундалини. Казалось, какие-то загадочные силы самопроизвольно активировали «пробуждение энергетической змеи» в спине молодого человека. После чего она, причём без ведома хозяина, начала курсировать, поднимаясь от копчика вверх вдоль его позвоночника к затылку.
        Потом два этих потока синхронизировались. Молодой человек почувствовал, как приятная живая волна, зародившись в какой-то секретной точке копчика, стала подниматься к затылку. Активированные нейроны спинного мозга вошли в резонанс с волшебным потоком, поднимающимся вверх вдоль ствола секвойи.
        Ингвар потерял сознание, тем самым полностью предоставив себя во власть чудесных энергий. При этом его физическое тело вместе с висевшим на плечах объёмным рюкзаком медленно поползло вверх к вершине секвойи. Не было сомнений, и произошедший контакт это полностью подтверждал, что он нашёл именно своё долгожданное дерево, являющееся, кроме всего прочего, и его личным местом силы.
        Тем временем внизу творилось что-то невероятное. Копы после безуспешных поисков беглеца решили подробнее расспросить его попутчика. Однако, опешивший от таких событий индеец по-прежнему мог только жевать свою смесь и добродушно улыбаться стражам порядка. Он ведь и в самом деле ничего не знал про странного европейца, с которым познакомился лишь вчера. Тогда полицейским пришлось действовать согласно выученным «назубок» инструкциям. Они тотчас вызвали дежурное подкрепление в проблемный район парка. Через пятнадцать минут с помощью достаточного количества сотрудников периметр предполагаемого местонахождения сбежавшего туриста-иностранца со спортивной сумкой за плечами был надёжно окружён.
        Кроме того, в целях его обнаружения, срочно был вызван дежурный вертолет. При этом на всю округу ревел целый оркестр разноголосых сирен, установленных на служебных автомобилях. И сразу несколько суровых полицейский голосов, вразнобой нарушающая многовековую гармонию гигантских долгожителей, предупреждали всех находящихся рядом посетителей о проводимой в данной точке парка спецоперации.
        После пяти минут, проведённых в состоянии бессознательного парения, Ингвар очнулся и увидел себя висящим в воздухе на высоте ста метров непосредственно возле самой вершины секвойи. Он окинул взором шикарную панораму, открывавшуюся с такой высоты. Вид был просто фантастическим. Молодой человек, забыв на мгновение обо всём на свете, заворожённо смотрел на волшебные краски, которыми постепенно окрашивалось небо под лучами восходящего солнца. Однако, ему срочно пришлось возвращаться в реальность, потому что загадочный энергетический поток, исходящий от гигантской секвойи, стал постепенно испаряться. Ингвар почувствовал, что с каждой секундой его тело становится всё более и более весомым. Гравитация окружающего пространства постепенно приходила в норму. Мешкать было недопустимо, потому что минимальное замедление могло привести к катастрофическим последствиям. Поэтому Ингвар мгновенно сгруппировался, чудом успев схватиться обеими руками за ближайшие ветки дерева. Только теперь он в полной мере ощутил то, что с ним происходит.
        Вокруг ревели сирены, мигали полицейские машины, ржали кони, повсюду были слышны передаваемые по громкой связи команды искать нарушителя. Казалось, что все полицейские Калифорнии были вызваны на операцию по поимке нарушителя.
        Уделив неугомонному концерту несколько секунд своего внимания, Ингвар попытался, как можно удобнее устроиться на достаточно толстой ветке дерева. После чего достал из своего замечательного рюкзака парашют-крыло и с привычной сноровкой надел его на себя. Ещё через минуту, резко и мощно оттолкнувшись от ствола, он камнем полетел вниз, мастерски маневрируя и уходя от столкновения с мчащимися навстречу препятствиями. Полёт внутри многочисленных переплетений веток продолжался буквально несколько секунд, прежде чем Ингвар вырвался на открытое пространство. А ещё через несколько секунд молодой человек и вовсе исчез, словно бы влетев в какой-то скрытый от посторонних глаз тоннель, расположенный непосредственно в воздухе на высоте около пятидесяти метров.
        В этот момент один из поднятых по тревоге и стоявших на своем посту где-то на границе охраняемого периметра полицейский внимательно осматривал окружающую территорию. Каково же было его удивление, когда он, случайно вскинул голову вверх, увидел сорвавшегося почти с самой вершины гигантской секвойи человека. Заранее получив строгие инструкции докладывать обо всём необычном, коп не растерялся и сразу нажал кнопку вызова в своей рации.
        — Первый. Разрешите доложить. Вижу, как кто-то прыгнул вниз с вершины дерева, быстро летит, минуточку. Он пропал!!!
        — Как пропал?  — отборная брань, казалось, жаждала разорвать в клочья его штатную рацию.  — Куда пропал? Ты что опять вчера неплохо провел время в кабаке «Застенчивая Мэри»? Протри глаза. Смотри внимательно! Что ты видишь?
        — Ничего не вижу.  — обиженно ответил прилежный полицейский, в очередной раз коря себя за своё, порой излишнее, служебное рвение.

        Глава 49

        Время замедлилось. В эти минуты физическое тело Ингвара неслось на огромной скорости в пространственно-временном портале. А его ментальное тело, пользуясь благоприятной обстановкой, чему способствовал этот портал, отправилось бродить по минувшим эпохам.
        Бывает так, что, путешествуя по новым маршрутам, человек случайно оказывается в таких местах, где без особого умысла мысленно проваливается в какие-то свои собственные переживания. При этом в затаённых разделах подсознания неожиданно всплывают, давно прожитые и тщательно похороненные, события. Порой от них становится грустно на душе или, наоборот, накатывает волна необъяснимого восторга. И хочется вновь и вновь восхищаться, наслаждаясь пережитыми ранее мгновениями светлых эмоций. У каждого землянина свои горизонты мысленных перемещений. Кто-то, как не пытается, не может толком вспомнить даже свой вчерашний день. Иные же, загадочным образом забираясь в необъятные дали и колеблясь в унисон с недоступными разуму вибрациями, способны заглядывать вглубь веков.
        Ингвар в очередной раз погрузился в чудесные видения, которым не было аналога. Ментальные опыты продолжались независимо от пожеланий и предпочтений человека. Получалось так, что его бесконечные мольбы были услышаны Небом и теперь, казалось, сама Вселенная вела духовного путешественника по пути познания самого себя и, скрытой от недостойных глаз, окружающей действительности.
        Внутреннему взору молодого человека открылось, что он снова летит над неисследованной поверхностью планеты. Однако, проплывавшие внизу пейзажи свидетельствовали о глобальных изменениях, произошедших со времён его прошлого путешествия во времени. Гигантских деревьев теперь уже практически не было. Повсюду была видна обычная на вид растительность, в огромном количестве покрывающая всю поверхность Земли. При этом поражало неимоверное разнообразие пород, типов, видов, форм и расцветок.
        — Приветствую тебя, Ингварус!  — в голове раздался уже привычный в подобных ситуациях голос.
        — Здравствуйте, Хоумворт! Жаль, что мы по-прежнему можем общаться лишь в экстремальных случаях. У меня есть вопросы. Куда я провалился?
        — Ты летишь в одном из многочисленных пространственно-временных порталов, опутывающих планету.
        — Где выход?
        — Траектория непредсказуема. Однако, тебе не стоит волноваться по данному поводу. Все они, как правило, заканчиваются в пределах сотен километров от точки старта, причём где-то над большой водной поверхностью: океан, море, озеро.
        — Понятно. Надеюсь, что у меня будет время, чтобы удачно приземлиться, точнее приводниться. Я уже начинаю привыкать к тому, что моя душа-смотрительница подсказывает маршрут. Почему я не могу сейчас контактировать с ней?
        — Уточнение: пока не можешь. Потому что в эти мгновения твоё нерасширенное до определённого уровня сознание получает доступ лишь к незначительной части информации, которая полностью открыта только для твоего подсознания. Эта информация закрыта для обычных людей, поскольку способна коренным образом изменить всю их жизнь. Но с другой стороны, именно этим и ценны подобные погружения. Со временем твоё сознание ещё больше расширится. Тогда ты сможешь общаться с душой-смотрительницей и в подобных ситуациях. Мы с тобой позже подробно об этом побеседуем. А пока хочу тебе сообщить, что я очень рад за тебя.
        — О чём вы, Хоумворт?
        — О главном в твоём нынешнем положении. Твоё выживание теперь напрямую зависит со скорости твоего самопознания. Мне нравится то, какими темпами тебе удаётся идти по этому пути. Попав в наблюдаемую тобой теперь эпоху, ты подтверждаешь факт освоения примерно шестидесяти процентов возможностей своего мозга. Это выдающийся результат. Вряд ли среди миллиардов твоих современников найдётся больше сотни посвящённых, достигших на протяжении десятков перерождений того, что тебе удалось за столь малый срок и в течение всего одной жизни.
        — Мне очень помогла одна женщина-экстрасенс.
        — Как её имя?  — заинтересовался Хоумворт.  — Настоящие провидцы предпочитают не общаться с людьми. Это довольно утомительное занятие для их чуткого мировосприятия.
        — Хоодера.
        — Не может быть!  — по резкому всплеску мысле-чувств Ингвар понял, что это имя очень многое значит для его учителя.
        — Хоумворт, вы знали её?
        — Да. Много веков назад она была моей женой и верной подругой.
        Мудрец замолчал. Ингвару показалось, что связь оборвалась. Однако, ему теперь вовсе не хотелось остаться здесь в одиночестве. Поэтому он судорожно спросил, обращаясь в пустоту с еле теплящейся надеждой услышать ответ.
        — Вы никогда раньше не говорили об этом.
        — Ты не был готов слушать.  — от привычного размеренного тона мудрого Хоумворта не осталось и следа. Очевидно, что в данный момент мудрец был явно чем-то потрясён. Ингвар понял, что учителю сложно концентрироваться на диалоге и поддерживать их телепатическую связь.
        — А теперь?
        — Хорошо. Моя помощь тебе больше не понадобится в подобных ситуациях. Ты научился и сам прекрасно справляться. Привык находиться в состоянии глубокой медитации. Надеюсь, теперь, ты уже не покинешь пределы Земли, ментально-мысленно путешествуя по времени. Ты уже достиг того уровня, на котором моя помощь больше не потребуется. Поэтому мы с тобой в последний раз подобным образом общаемся. Надеюсь, что когда-то мы с тобой встретимся, как в былые времена, и славно побеседуем, как обычные люди. Мне тоже хотелось бы о многом поведать тебе.
        — Я об этом мечтаю с тех пор, как мы с вами расстались.
        — Рад, что тебе понравилось у меня. Ты запомнил все наши занятия. Так вот про мою жизнь. Сейчас, конечно же, не совсем подходящий момент для воспоминаний. Но, как известно, для серьёзных вопросов, касающихся глубинной сущности, людям всегда трудно найти время. Поэтому буду краток. Похоже, что ты теперь путешествуешь по тому времени, когда Землю заселяла Четвёртая Кореная Раса. Это было наше с Хоодерой время.
        — Вы  — атланты?  — не удержался молодой человек.
        — Да.
        Услышав такой ответ, Ингвар был в ещё большем шоке, чем от факта падения в таинственный пространственно-временной портал. Тем временем Хоумворт продолжил.
        — Вспоминая ту эпоху и сравнивая её со всеми последовавшими, я прихожу к выводу, что она была самой выдающейся с точки зрения наиболее качественного воплощения духовных Частиц Сущности в материальные оболочки. Жаль, что я теперь не в лучшей форме. Раньше я располагал значительным объёмом информации. Потом некоторая её часть была стёрта моими недоброжелателями. Правда, мне всё же удалось кое-что восстановить с помощью глубоких и продолжительных медитаций.
        — Что же вам посчастливилось вспомнить?
        — После того, что ты видел в своём прошлом путешествии во времени, но до эпохи атлантов на Земле произошли глобальные изменения. Этому способствовали высокие температуры и более насыщенная углекислым газом атмосфера. Поскольку вся планета тогда была более горячей, всем её обитателям было достаточно комфортно. Они росли и развивались значительно быстрее, чем любые живые организмы во все последующие тысячелетия. Динозавров и мастодонтов было значительно больше по количеству. Их можно было видеть везде: в небе, на земле и в воде. Количество форм, размеров и окрасок значительно возросло. Однако, все они были теперь значительно меньше своих предшественников. Многочисленное стада предков будущих игуанодонов заполонили, казалось, все просторы планеты. Высота этих доисторических существ доходила порой до десяти метров. Поражала форма их птичьей головы и, в особенности, их роговой клюв. Мощный хвост, при этом, по всей видимости, помогал ящерам передвигаться на двух задних лапах. Передние же при этом были значительно меньше и короче, чем-то напоминая пропорции современных австралийских кенгуру. Повсюду
в обилии росли хвощи, папоротники, гинкго. В ход шло всё, включая даже хвойные деревья. Животные с жадностью обгладывали также и густые кустарники, каждую секунду судорожно оглядываясь по сторонам. Обычно по всему периметру вокруг пасшегося стада, в зарослях, таились десятки свирепых хищников, исходивших слюной при виде добычи. Казалось, они нарочно сдерживают себя, давая время травоядным получше откормиться. В небе порой встречались первые представители летающих ящеров. Размах крыльев у предков будущих птеранодонов достигал порядка десяти метров. Кроме них было много и мелких летающих тварей. Водные просторы тогда кишели сотнями видов разнообразных рыбоящеров. Некоторые их них удивляли его своими невообразимыми сочетаниями и размерами. Так у некоторых присутствовали: хвост рыбы, морда дельфина, зубы крокодила и плавники кита. Другие же были похожи на змею, которую продели сквозь тело черепахи и снабдили ластами. По-видимому, это были далёкие предки ихтиозавров и плезиозавров.
        — А когда появились первые атланты?  — спросил Ингвар.
        — Сразу после того, как исчезли динозавры. Одни из наших с Хоодерой далёких предков были экстрасенсами и телепатами. Это позволяло им общаться друг с другом и помогало приручать драконов, которые впоследствии помогали на охоте. Другие могли дышать под водой, что позволяло им без каких-либо приспособлений подолгу плавать на красивых, стройных и мускулистых морских чудовищах. Третьи владели стихиями огня, воды, ветра, земли. Подытоживая, можно сказать, что атланты изначально были созданы значительно более совершенными, чем люди. Может быть, именно поэтому им и удавалось жить в гармонии с окружающей природой, идя по пути познания самих себя, своей внутренней глубинной сущности.
        — Познай себя и ты познаешь мир.  — молодой человек, в очередной раз, процитировал древних мыслителей, может быть мудрецов-атлантов.
        — А теперь давай займёмся твоим развитием. Сегодня у нас на очереди ясновидение.
        — Я смогу предвидеть будущее развитие событий?  — спросил Ингвар.
        — Верно. Сконцентрируйся и почувствуй, что тебя ждёт впереди.
        ***
        Ингвар, пытаясь следовать указаниям Хоумворта, уже несколько минут летел над изумительными по своей красоте побережьями, бухтами, оазисами…
        Но внезапно всё изменилось и он увидел вдалеке сверхсовременный, даже по меркам 21 века, мегаполис атлантов. Вся линия горизонта теперь светилась миллиардами разноцветных огней. Удивительные по своим формам, размерам и материалам постройки, чем-то напоминавшие работы ирако-британского архитектора и дизайнера арабского происхождения Захи Хадид, подтверждали существование высокоразвитой цивилизации, некогда населявшей нашей планету.
        — Невероятно!  — Ингвар застыл от изумления.  — Всё то, к чему мы только стремимся, давным-давно уже существовало на этой земле.
        — Да. Однако, и это ещё не всё.  — Хоумворт не спешил с комментариями и любезно предоставил своему бывшему ученику возможность насладиться увиденным.  — Теперь ты попал в тот период, когда атланты уже полностью освоились в космосе. Они буднично бороздят космические просторы, измеряемые миллионами световых лет, на своих межгалактических звездолётах. Уже давно открыты сотни обитаемых миров и налажен контакт с их обитателями. Планета Земля, являясь почётным членом Космической Федерации, активно участвует в жизни всей этой гигантской агломерации.
        — Всё как в фильме «Звёздные войны» Джорджа Лукаса.  — сказал Ингвар.
        — Достойное окончание нашего диалога.  — через минуту отозвался Хоумворт.  — К сожалению, дальше ты пойдёшь один. Хочу тебя предупредить, что в следующей медитации ты достигнешь уровня владения своим мозгом около восьмидесяти процентов. Это предел. На большее человеческий организм не рассчитан. Однако, и этого будет вполне достаточно, чтобы управлять людьми силой мысли. До свидания. Жду тебя на земле.
        — До встречи, Хоумворт.
        В этот момент Ингвар решил поближе познакомиться с жизнью атлантов. Он выбрал самое большое и красивое здание и влетел внутрь.
        Оказалось, что это был холл для совещаний.
        — Анаксагор, вождь наш!  — сказал один из присутствовавших атлантов, в котором Ингвар сразу же узнал Хоумворта.  — Мы уже давно знаем, как всё устроено, знаем СФЕРУ, знакомы с Советом Создателей и почитаем Волновую Иерархию. Мы можем попытаться убедить Духовных Вершителей расширить наши права, ведь это вполне согласуется с их устремлениями.
        Ингвар поразился своему сходству с тем атлантом, которого Хоумворт назвал своим лидером.
        — Всё это так.  — ответил Анаксагор.  — Однако, мне видятся два возможных варианта развития событий. Если Совет Создателей примет наши предложения, то мы останемся в Солнечной Системе. Уничтожать нас нет смысла. Мы ведь не первобытные лемурийцы. Если же не примет, то возможны серьёзные перемены. Скорее всего, нашу Расу ждёт переселение в другую Галактику, например, на планету Торианда, расположенную в тройной звёздной системе созвездия Центавра. Во всяком случае, об этом свидетельствует тот факт, что волновой каркас будущей СФЕРЫ уже возведён вокруг Торианды.
        — Получается, что Создатели задумали запустить новую органическую игру «Жизнь на планете Торианда» с нашей цивилизацией в главной роли. Но как можно переселить с одной планеты на другую целую Расу?  — спросил Хоумворт.
        — Возможно, у Создателей есть такой план. Наш материк Атлантиду, со всеми находящимися на нём живыми существами, вынуть из земного шара, превратив его тем самым в отдельное небесное тело. Затем придать ему небольшое ускорение в направлении от планеты Земля к планете Торианда. А дальше, при физическом контакте со СФЕРОЙ, окутать его частью тонкой энергии СФЕРЫ. Таким образом, оно становится на время перемещения космическим кораблём. Причём, миллиарды Частиц Сущности, душ-смотрителей, отправятся в межгалактическое путешествие, находясь в привычной связи со своими физическими оболочками, телами атлантов, животных, растений.
        Внезапно Ингвар, как и в один из предыдущих сеансов синхронизации с непонятными базами данных, почувствовал, что происходит нарушение процесса его восприятия информации. Всё, что он видел вокруг, стало вдруг расплываться, медленно темнея и угасая. В быстро сменяющихся и весьма «размытых» кадрах он снова видел себя летящим высоко над поверхностью Земли. Потом, в разных местах вдруг стала уходить вода из рек, ручьёв, озёр, морей и океанов, словно бы кто-то всемогущий выдернул исполинскую пробку из всепланетной ванны. Причина пока была неизвестна. Однако, было страшно и непонятно, как будто всё это происходило не во сне, а наяву. Прошло ещё несколько мгновений волшебного полёта, прежде чем он увидел, что вся вода, на этот момент превратившаяся в одну необъятную волну, стремится в гигантскую воронку, образовавшуюся после старта космического корабля-материка Атлантиды.
        «Возможно, это и была причина Всемирный потопа, который полностью залил всю планету, изменив коренным образом жизнь на Земле».  — успел подумать Ингвар, прежде чем окончательно очнулся.

        Глава 50

        Кзорг Дахаг был весьма доволен мастерски проведённой операцией, под кодовым названием «Редактирование», смысл которой заключался в передаче искажённых данных о жизни землян Небесному Посланнику. Наконец-то, появился хотя бы малейший шанс изменить ход истории и убрать эти гниющие в своей бездуховности язвы, которыми он считал недостойных людишек-органиков, с лица планеты Земля, освободив при этом место для более совершенных существ.
        Магистр в очередной раз подробно проанализировал недавно отправленное с помощью Шара-Секретаря послание для своего «небесного покровителя», Советника Бронктуса. Всё правильно, указанные им мельчайшие подробности деталей операции показались вполне уместными.
        Вдруг, бесшумно висевший до этого момента над правым плечом, электронный помощник резко завибрировал, изменяя свой обычный матово-голубоватый цвет на тревожный ярко-красный. Это могло означать только одно: произошло что-то чрезвычайное.
        Через минуту в дверь постучали. Запыхавшийся от быстрой ходьбы заместитель Нергол, дрожал всем телом, просовывая нос в приоткрывшуюся щель. Он, как всегда, терялся в догадках, не в силах предположить, чем может закончиться его очередной визит к шефу.
        — Входи.  — недовольным тоном рявкнул Кзорг.  — Что там у тебя опять стряслось?
        — Прошу прощения, ваше святейшество.  — пролепетал помощник.  — Срочная новость. В запретную зону проник какой-то человек-органик. Защита сработала безупречно и теперь он лежит без сознания, пройдя всего лишь пятьдесят метров за границу периметра.
        — Откуда он тут взялся?  — возмутился магистр.
        — Наши эксперты сообщили, что этот землянин отбился от туристической группы и потерял направление движения. Он попросту заблудился. Кроме того, приборы, постоянно сканирующие этот сектор, фиксируют GPS-навигатор, прикреплённый к набедренному ремню мужчины, который по-прежнему исправно предаёт сигнал на ближайший спутник. Какие будут распоряжения?
        — Безобразие!  — взбесился Кзорг.  — Почему GPS-навигатор не «потерял сознание» вместе со своим хозяином? Срочно разобраться! Всё должно работать идеально! Во-первых, пусть служба технического контроля проверит это устройство. Оно должно было выключиться в момент пересечения границы. Во-вторых, после диагностики этого прибора и выявления причин, мешавших вовремя его отключить, укрепите его на какое-нибудь животное, например на горного козла. Пусть те, кто отслеживают перемещения этого органика, думают, что он решил прогуляться по извилистым тропкам. И ещё, не забудь напомнить своим подчинённым, чтобы выпустили этого козла где-нибудь подальше от нашей запретной зоны.
        — Слушаюсь.  — радостно пролепетал Нергол. В этот раз его пронырливой шкуре, похоже, ничего не угрожало.  — Как прикажете поступить с самим человеком?
        — Срочно доставьте его в мой Зал для тренировок и верните ему сознание. Я хочу поговорить с ним. Давненько не представлялся такой уникальный случай.  — сказал магистр, которому порой нравилось лично беседовать с обычными людьми. Это забавное развлечение вносило специфический колорит в монотонные будни жизни Подземного Города.
        — Будет исполнено, ваше святейшество.
        ***
        Профессор палеонтологии позвоночных Йельского университета Чарльз Остин очнулся от еле уловимых, но достаточно сильно раздражающих звуков. От долгого сидения в неудобной позе затекли все мышцы. Глаза не сразу привыкли к полумраку незнакомого помещения с высоченными потолками сферической формы, сплошь исчерченного множеством взаимно-пресекающихся линий. При этом чуткий слух оказавшегося в чужом месте человека мгновенно подсказал направление поиска. От абсолютно гладких стен, выполненных из незнакомых профессору материалов, исходили какие-то загадочные колебания, так сильно воздействующие на мозг.
        Чарльз решил разобраться подробнее. И перед тем, как встать, привычным движением руки потрогал свой правый верхний карман, но, к сожалению, не обнаружил там искомого предмета. Очков, без которых он практически ничего не видел, на месте не оказалось. «Что же делать? Прийдётся идти наощупь.»
        На всякий случай, вытянув руки вперёд, профессор двинулся в направлении ближайшей стены. Издалека она была похожа на обычную горную породу природного происхождения. Однако, подойдя поближе, Чарльз внезапно обнаружил, что материал больше напоминал поверхность жидкокристаллического телевизора. Он осторожно прикоснулся рукой и почувствовал небольшие, но достаточно частые вибрации, постепенно переходящие в резкие звуковые волны.
        «Интересно.  — удивился профессор.  — Неужели в таком огромном помещении все стены от пола и до потолка представляют собой один гигантский экран? Жаль, что не могу внимательнее осмотреться».
        Чарльз прищюрил свои близорукие глаза и попытался хоть что-то рассмотреть. Напоминающий дизайном театральные декорации вид квадратного пятидесятиметрового помещения первым делом намекал на павильон для киносъёмок какого-нибудь очередного приключенческого фильма, в котором главные герои обычно пробираются через естественные природные преграды с целью избавиться от погони. Об этом свидетельствовали повсюду разбросанные многочисленные обломки горной породы, развалины каких-то сооружений и выкорчеванные с корнями деревья.
        «Как я сюда попал?  — недоумевал профессор, озираясь по сторонам.  — Почему я один? И где все мои попутчики? Помню огромную, продолговато вытянутую, скалу в виде полусферы. Именно ради того, чтобы её сфотографировать я и удалился в одиночестве от нашей группы. Да-да, точно, меня заинтересовал тот факт, что она расположена как раз напротив горы Кайлас. Но что же было дальше? Ничего не помню, меня словно бы выключили».
        В этот момент Чарльз заметил символы ранее не встречавшихся ему доисторических животных, которыми сплошь был покрыт круглый двухметровый барельеф, висящий на стене в пяти метрах справа от него. Со свойственным многим азартным учёным интересом первооткрывателей, он тут же кинулся всё это разглядывать, мгновенно отключившись от мучивших его вопросов. Профессору страстно хотелось запомнить всё до мельчайших подробностей, чтобы позже обсудить эти феноменальные данные со своими коллегами по университету. Ведь именно поиски хоть каких-то следов пребывания на планете давно исчезнувших живых существ и заставили Чарльза Остина отправиться в столь необычное путешествие. Жаль, что у него под рукой не было любимой записной книжки. Тогда можно было бы зарисовать некоторые фрагменты. Впрочем, и всё остальное, что у него до этого было: телефон, фотоаппарат, видеокамера, навигатор, и даже очки,… тоже куда-то исчезло.
        Кое-как насмотревшись близорукими глазами на силуэты экзотических животных, Чарльз провёл взглядом вокруг и обнаружил более важный в его положении факт. Единственный путь на свободу из этого помещения находился в десяти метрах от него и на этаж выше. К нему вела мраморная винтовая лестница. Наверху, возле входной двери располагалась небольшая площадка с полуметровой по высоте балюстрадой, выполненной из фигурных столбиков.
        «Надо выбираться отсюда».  — подумал профессор и направился в сторону лестницы.
        Загадочное вибрирование стен этого помещения напомнило ему о прошлогодней экспедиции на остров Крит. Те неописуемые ощущения ожидания встречи с чудом, которыми он наслаждался в древних пещерах, чем-то совпадали с теперешними. Чарльзу было сложно описать словами то, что с ним тогда происходило.
        «Да, точно.  — вспомнил профессор.  — Выбравшись из очередного подземного лабиринта, мы с коллегами тщательно проанализировали все фото и видеоматериалы. На некоторых снимках удалось обнаружить загадочные шарообразные сгустки энергии, которые мы не могли видеть невооружённым взглядом, непосредственно находясь в пещере. Но по самочувствию всех членов экспедиции можно было догадаться, что тогда все мы попали в какую-то аномальную зону. Очень необычные ощущения, такие же, впрочем, как и теперь. Что бы это могло значить?»
        Чарльз подошёл к великолепной лестнице, требующей отдельного осмотра, но не успел сделать даже шага на первую ступеньку, поскольку неожиданно для самого себя замер в ожидании.
        Массивная дверь с шумом распахнулась, отлетая в сторону словно пёрышко и на верхней площадке появились несколько человек, по суровому виду и манере поведения похожих на высококвалифицированных секьюрити, правда их экипировка вновь напомнила профессору его же идею про киносъёмки в этом зале. Они синхронно остановились, внимательно посмотрели на Чарльза, после чего расступились в разные стороны и застыли как истуканы. Через секунду, не обращая на них никакого внимания, на лестнице появился тот, кого они, видимо, так тщательно охраняли.
        Довольно глубокий капюшон не позволял подробно рассмотреть лицо вошедшего, да, впрочем без очков Чарльзу и так не представлялось это возможным. Резкими, отточенными движениями мужчина быстро спускался по лестнице, размахивая на ходу своим длинным жезлом. Тяжёлая мантия, в точности повторяя взмахи его рук, развивалась облакоподобным шлейфом. Над правым плечом незнакомца в воздухе висел серебристый шар размером с футбольный мяч, мгновенно повторяющий все движения хозяина.
        Кзорг Дахаг, спустившись вниз по лестнице, подошёл вплотную к профессору, откинул капюшон и пристально посмотрел ему в глаза.
        «Ничего интересного.  — констатировал магистр.  — Очередное вонючее тело. Темница духа».
        Закончив осмотр, длившийся не более двух секунд, Кзорг молча прошёл мимо и остановился возле своего любимого круглого барельефа. Охранники, проследовав за ним, заняли свои, предписанные инструкциями, места. Магистр, продолжая рассматривать замысловатые фигурки, переключил своё внимание на душу-смотрительницу человека. Чарльз Остин в это время внезапно почувствовал нестерпимый приступ сонливости и потерял сознание.
        Спустя несколько секунд Кзорг Дахаг уже знал абсолютно всё о попавшемся в его ловушку профессоре палеонтологии позвоночных Йельского университета. Однако, ему было интересно послушать, что же скажет сам человек.
        — Добрый день!  — едва очнувшись, вымолвил Чарльз. Первым, что его поразило, было нетипичное для него чувство собственной скованности. «Что это со мной? Неужели эти люди непонятной национальности так на меня действуют?»  — подумал профессор, особо и не надеясь с ними объясниться.
        — Кто вы?  — стараясь быть любезным, вымолвил магистр на чистом американском языке, причём с характерным для родного Чарльзу Остину штата Коннектикут, еле уловимым, акцентом.
        — Ой, как здорово, что вы меня понимаете.  — обрадовался профессор.  — Меня зовут Чарльз Остин, я американский учёный с мировым именем. Я преподаю в Йеле и мои книги есть во всех крупных библиотеках мира. Как всё-таки замечательно, что мы, находясь здесь, практически на краю света, можем вот так вот, по-человечески, общаться. Не могу поверить, что всё это происходит на самом деле.
        Кзорг Дахаг больше не обращал внимания на то, что там бормочет этот органик, поскольку последние несколько секунд размышлял совершенно о другом. «Что же мне с тобой сделать? Возвращать тебя нельзя. Нужно как-то попытаться использовать тебя в наших целях».
        — Кроме того, я очень люблю путешествовать по разным неизведанным уголкам нашей планеты в поисках чего-то нового.  — теперь уже не мог остановиться радостный американец. Чарльза вдруг куда-то понесло на волнах красноречия.  — В моих ближайших планах посетить древний город Мачу-Пикчу, чилийский остров Пасхи, мексиканские пирамиды Теотиуакана. А ещё я много езжу по всему миру в качестве лектора. Мною разработан специальный курс лекций по моей основной специальности: палеонтологии. Иностранные университеты постоянно приглашают меня.
        «Вот то, что нужно!  — обрадовался магистр.  — У этого человека широкий круг общения. А нам как раз не помешает ещё один Наблюдатель, тем более, такой известный в широких научных кругах. Будешь теперь ловить аномалий для меня».
        — Ну, что это я всё о себе, да о себе?  — Чарльз Остин внезапно остановился. Профессора задело, что незнакомец не обращает на него должного внимания.  — Не могли бы вы рассказать мне об этом месте. Где мы сейчас находимся? И как я сюда попал?
        Магистр вновь окинул взглядом человека, по-прежнему, не слушая его слова. Он уже заранее отдал мысленный приказ своему Шару-Секретарю и теперь ждал его исполнения.
        Через минуту двое, уже по иному одетых, молодых парней принесли в Зал для тренировок постамент и какое-то оборудование, спрятанное под толстым покрывалом. После чего придвинули кресло, в котором четверть часа назад очнулся профессор, поближе к постаменту. Чарльз Остин видел только что-то бесформенное, спрятанное под плотной колеблющейся материей. Магистр, при этом, знал, что под покрывалом скрывается специальный контейнер-накопитель с находящейся внутри него искусственной душой-смотрительницей. Это был последняя версия программно-волнового аналога настоящей Частицы Сущности.
        — Давайте я вам лучше покажу один из наших ритуалов.  — ухмыляясь, вымолвил Кзорг.  — Предлагаю вам даже поучаствовать в обряде посвящения.
        — О, это просто чудесно.  — американец сам удивился своей собственной реакции. Однако, в создавшемся положении почему-то именно она представлялась ему единственно возможной.  — О таком я даже и не мечтал. Что мне нужно делать?
        — Ничего. Мы сами обо всём позаботимся.
        Один из помощников надел на шею профессора то ли какой-то кристалл, то ли амулет, Чарльз так и понял, что это было, и усадил его в заранее пододвинутое кресло. Таким образом, его грудная клетка расположилась как раз напротив того, что скрывалось под покрывалом.
        В это мгновение Кзорг Дахаг впился взглядом в глаза человека. Чарльз почувствовал, что теряет контроль над собой и с каждой секундой всё больше склоняется перед чужой волей. Волны непередаваемого ужаса внезапно и полностью накрыли его сознание.
        Один из помощников магистра подошёл к постаменту и сдёрнул покрывало. Неизвестной профессору энергетической природы сфера, находившаяся на нём, при этом ярко засветилась, переливаясь голубовато-сиреневыми красками. Внутри её можно было разглядеть другой сгусток энергии, но уже красноватого цвета и размером не больше десяти сантиметров. Между сферой и грудной клеткой Чарльза мгновенно возник полупрозрачный фиолетово-синий тоннель. Его функциональность поддерживал только что активированный мысленным приказом Кзорга амулет на груди профессора.
        Чарльз не мог влиять на происходящее, однако видел всё довольно чётко. Из его солнечного сплетения медленно выплыла, двигаясь по только что установленному тоннелю в направлении шара, маленькая голографическая фигурка голубоватого цвета. По внешнему виду это была девушка, очень похожая чертами лица на него самого. В это время красноватый «сгусток энергии», находившийся внутри сферы начал видоизменяться. Через несколько секунд он уже полностью превратился в фигурку мужчины. Его лицо и тело чем-то напоминали человекоподобного робота. Теперь он также медленно двигался по направлению из сферы в грудную клетку профессора.
        Чарльз был не в силах поверить в то, что подобное случилось именно с ним. В какой-то момент сработал защитный механизм обычной человеческой психики, спасительно представивший мозгу профессора всё происходящее в виде фантастического сна. От чрезвычайного потрясения Чарльз не мог вымолвить ни слова. И даже, если бы захотел это сделать, то вряд ли бы сумел, поскольку язык больше не слушался его. В голове проносились сумбурные мысли: «цивилизованный человек,…, двадцать первый век,… заблудиться в незнакомом месте,…замуровать себя навеки,… невозможно,…»
        Кзорг при этом смотрел на учёного с мировым именем подобно тому, как голодный удав смотрит на парализованную страхом мартышку, предвкушая испробовать, какая же она на вкус. Чарльз, без всяких слов понимая отправленное ему невербальное послание, теперь уже окончательно ощущал себя чьей-то добычей. Им овладело судорожное желание бежать куда угодно, лишь бы оказаться подальше от пронизывающего взгляда этого жуткого существа. Профессор судорожно пождал губы. Его подбородок затрясся нервной дрожью. Каким-то седьмым чувством он осознал, что сейчас произойдёт критически важное действо, коренным образом меняющее всю его последующую жизнь.
        Кзорг Дахаг при этом, в очередной раз, просто забавлялся, глубоко наслаждаясь извлечением бессмертной души из бренного тела человека.
        Через несколько секунд всё закончилось. Голубоватого цвета девушка была помещена в сферу, а красноватая роботоподобная фигурка заняла место в области солнечного сплетения человека.
        Столь мощное психическое перенапряжение оказалось невыносимым для психики обычного человека. Американец, теперь уже практически полностью погрузившись в состояние сна, видел себя маленькой птичкой, жалобно трепещущейся в железной клетке. Путь на свободу был навеки закрыт. Чарльз Остин окончательно потерял сознание и, подобно тряпичной кукле, медленно размяк в кресле.
        — Таким образом в наших рядах стало на одного Наблюдателя больше.  — удовлетворённо заметил магистр. После чего, обращаясь непосредственно к Нерголу, добавил.  — Отправь его обратно в Америку. И сообщи нашему агенту-оперативнику Смиту Нормалу, насколько я помню именно он у нас главный в Хартворде, что у него теперь появился новый сотрудник, причём завербованный и инициированный лично мной. Пусть Смит хорошенько поработает с ним. Думаю, из этого материала может получиться неплохая ищейка.
        Магистр быстрым шагом направился к лестнице.

        Глава 51

        Душа-смотрительница Адельфия, ежедневно наблюдая события жизни своего земного подопечного, человека по имени Ингвар Росдессен, всё больше убеждалась в несправедливости устройства окружающего её волнового мира. «Почему мы, Частицы Сущности, можем чувствовать и переживать, только находясь в телах людей?  — бесконечные вопросы не давали ей покоя.  — И почему мы только фиксируем события жизни землян, а сами при этом не можем жить активно и полноценно? Мы, словно бы, умираем каждый раз, когда люди просыпаются, подобно тому, как они умирают каждую ночь на время своего сна».
        Адельфия безудержно расстраивалась от осознания своей неспособности чувствовать и полноценно жить. Ей хотелось, даже находясь в СФЕРЕ, ощущать тепло человеческой ладони, смахивать слёзы восторженного переживания, видеть блеск радости в глазах, слышать живое слово, отзываться на дружеское похлопывание,…
        В какой-то момент её уже серьёзно беспокоил тот факт, что практически полная идентичность большинства Частиц Сущности, находящихся в СФЕРЕ, является огромным минусом. Ведь именно благодаря этому и терялось то главное преимущество, которое было свойственно материальному миру, жизни на Земле. Разделение на миллиарды своеобразных и неповторимых индивидуальностей человеческих судеб, как раз и было тем необходимым условием, без которого немыслимо полноценное существование.
        «Только между разными частями единого целого и могли возникать одни из самых волнительных мгновений,  — думала она.  — когда хочется страстно жить; „летать на крыльях“; проводить все свои дни, как в чудесном сне и быть одержимой другим человеком, в котором заключалась бы вся твоя жизнь».
        Адельфии очень нравилось, что подавляющее большинство обитателей планеты Земля жило надеждой хотя бы раз в жизни встретить того, кого «можно было бы полюбить до беспамятства, и кто тоже любил бы до беспамятства». (Альберто Каселла «Смерть берет выходной», из фильма «Знакомьтесь, Джо Блэк»). «Ведь это так прекрасно.  — не раз повторяла она себе.  — открыть своё сердце, чтобы оно колыхалось в ожидании встречи с другим сердцем. Без любви теряет всякий смысл не только земное, но даже и волновое существование».
        Аномально чувствительная душа-смотрительница с упоением наблюдала, как в Ингваре день ото дня росло и крепло чувство любви к земной женщине Кайле. Её подопечный ощущал себя всё более счастливым человеком, получая от такого состояния мощный заряд позитивной энергии, и готов был делиться своей радостью от жизни с другими людьми.
        Однако если раньше волновой Частице Сущности, которой по своей сути и являлась душа-смотрительница Адельфия, ещё как-то удавалось сдерживать себя, занимаясь бесконечными математическими расчётами, то теперь она ещё больше стала проникаться неповторимостью земного способа существования. Люди-органики Пятой Расы, как и атланты Четвёртой Расы, являлись её идеалом. Так глубоко и ярко чувствовать, ощущать, переживать каждое мгновение жизни можно было, лишь находясь в физическом теле.
        «Выходит, что все эти миллионы лет эволюции,  — размышляла Адельфия.  — как и миллиарды различных материальных физических существ, воплощённых на планете Земля во времена Пяти Коренных Рас нужны были только для того, чтобы Создатели получили возможность материализовать с помощью живых форм свою великую и бесконечную потребность в Любви. Причём на абсолютно любом уровне: от микромира до макромира, от элементарной частицы до Вселенной. Воистину фраза: «Любовь, что движет Солнце и светила!» (Данте Олигьери» «Божественная комедия») является смыслом всех смыслов».
        Душа-смотрительница, пребывая в блаженном экстазе, не переставала благодарить Высшие Силы за возможность хотя бы так, косвенно, присутствовать при рождении настоящего чуда  — человеческой любви. Но ей очень хотелось самой ощутить всю глубину этого чувства. Ей хотелось, чтобы стало возможным любить также сильно и страстно, находясь именно в СФЕРЕ. Но это было невозможно, потому что здесь, как всегда, царила хотя и высокодуховная, но при этом весьма бесчувственная, гармония.
        Люди, находясь в состоянии влюблённости, не прерставая твердили, что в таких случаях «душа поёт!». Да, ощущая волны любви внутри Ингвара, его душа, его Частица Сущности, его неусыпная смотрительница Адельфия пела, растворяясь в тончайших энергиях. Реакции органов чувств человека, как и волнения сердца, были её любимыми и ни с чем не сравнимыми вибрациями. Однако, ничего не поделаешь. Так вот «чувствовать» переживания людей-органиков Адельфии удавалось только тогда, когда она находилась внутри Ингара. Поэтому каждую ночь возвращаясь в СФЕРУ, она расстраивалась от того, что отголоски восторженных переживаний вдруг куда-то исчезали. Всё становилось, как обычно, совершенным, гармоничным и бесчувственным. Не было и в помине той, присущей людям, страстности и пылкости восприятия окружающей действительности.
        Адельфия долгое время мучилась сомнениями, стоит ли пытаться беседовать на интересующие её темы с другими Частицами Сущности. Мало ли, как они на это отреагируют? Подобные вопросы никто и никогда в СФЕРЕ не обсуждал. Все были заняты абсолютно другими делами. Однако, в какой-то момент она не удержалась и поинтересовалась у своих знакомых и друзей, таких же Частиц Сущности, но живущих в других людях-органиках, как они на всё это смотрят. К её глубокому удивлению, оказалось, что подобным образом рассуждающих душ-смотрителей оказалось достаточно много. Но они также не решались высказывать свои мысли вслух. Адельфия, таким образом, оказалась первой мыслящей субстанцией, предложившей подобные темы для обсуждения. А поскольку в СФЕРЕ всё происходило на гигантских скоростях, в том числе и обмен огромными объёмами информации, то через короткий промежуток времени у души-смотрительницы Ингвара было уже достаточно много искренних единомышленников.
        Теперь все они постоянно рассказывали друг другу много волнительных историй из жизни разных людей на планете Земля. Их «клуб по интересам» количественно расширялся, включая всё новые миллионы Частиц Сущности, являвшихся убеждёнными поборниками любви ко всему человечеству. Одной из их главных целей было помочь, как можно большему числу своих коллег избавиться от созерцательного и беспристрастного отношения к людям-органикам.
        Адельфия теперь была постоянной участницей многочисленных обсуждений, одной из главных тем в которых была: «Виды любви». Недоступные для представителей волновой формы существования эмоции были интересны многим Частицам Сущности. Причём дискуссии о сильных переживаниях касались не только вопросов отношений мужчины и женщины, но и родительской любви, а также любви детей к своим родителям.
        Одни души-смотрители, находившиеся в телах людей, живущих в разных частях планеты, не могли наговориться, обсуждая с какой любовью, радостью и упоением матери всего мира, глядя как на чудо, впервые берут на руки своих новорожденных малышей; качают их на руках; поют им, возможно, самые важные в жизни, колыбельные песенки. А позже делают всё от них зависящее, вплоть до готовности полного самопожертвования ради ребенка, чтобы их дети выросли здоровыми и счастливыми.
        Другие Частицы Сущности рассказывали участникам «клуба Адельфии», как они фиксировали процесс «замирания сердца» у своих подопечных, парней и девушек, в момент, когда те в порыве искренних и нежных чувств, впервые в жизни брались за руки. В этот миг огромный и прекрасный мир открывался для них по-новому, наполняя открывшиеся сердца яркими впечатлениями и глубокими переживаниями.
        С каждым днём Адельфия всё более ясно осознавала, что все эти волнительные моменты невозможно прочувствовать, когда ты чётко знаешь, что бессмертен и неуничтожим. Парадокс был очевиден: когда ты отождествляешь себя только лишь со своей бессмертной составляющей, то ты уже по определению мёртв. Мёртв и нечувствителен ко всем тем переживаниям, которые присутствуют в короткой человеческой жизни, именно, по причине ограниченности сроков пребывания людей на Земле в физическом теле. И выбор сводился к следующему: либо иметь необходимые, но временные, органы чувств, позволяющие глубоко познавать окружающий мир, либо бесчувственное, но вечное, существование. Нужно было как-то уходить от самой возможности такого выбора, но как это сделать Адельфия пока не знала.

        Глава 52

        Адельфия больше не хотела терять время понапрасну. Ей не терпелось начать полноценную жизнь и в те моменты, когда она находилась в СФЕРЕ. И несмотря на то, что в полной мере реализовать эту идею не было возможности, она попыталась наполнить их нематериальное существование хотя бы имитациями чувств.
        Однажды, во время очередной встречи «клуба Адельфии», собралось много Частиц Сущности, с которыми Адельфия была знакома по прошлым своим воплощениям в человеческих телах. И тогда она предложила всем, для начала, копировать и подражать жизни земных людей-органиков. С этой целью Адельфия рассказала о своих виртуальных экспериментах во время нахождения в домашней ячейке. И если раньше она тайком всё это делала, считая себя аномалией, то теперь, видя живой отклик в других своих коллегах, она больше не боялась и полностью открылась им.
        Теперь Адельфия часто говорила своему Шару-Секретарю показывать друзьям и знакомым голограмму грудного ребенка; как она носит этого виртуального ребенка на руках, как укачивает и поёт ему колыбельные песенки; как выращивает «виртуальные» цветы в горшках на своем виртуальном подоконнике. Кто-то из коллег-смотрителей предложил развить эту идею и начать создавать виртуальных котят, щенков, бабочек и другие атрибуты человеческой жизни. Идея пришлась по вкусу, воплотившись в массовую рассылку виртуальных образов всем желающим в СФЕРЕ.
        Игра, придуманная Адельфией, была настолько увлекательной, что процесс «очеловечивания» захватывал всё большие области СФЕРЫ. Адельфия в скором времени стала знаменитостью. Её образ существования настолько отличался от общепринятого, что не оставлял равнодушным никого, кто с этим сталкивался. Оказалось, что много необычного и недоступного из жизни людей можно попытаться осуществить и здесь  — в СФЕРЕ. Генерируемые ею волны вибраций выводили другие Частицы Сущности из состояния отрешенной созерцательности по отношению к органикам с целью сформировать заинтересованное сочувствие к жизни людей.
        У Адельфии, со временем, установилось полное взаимопонимание с оператором Фреймоном. Они оба одинаково трепетно относились к человечеству, прощая людям их слабости и надеясь, что хорошее, находящееся в глубинах человеческой сущности, когда-нибудь одержит верх. Фреймон, в личных беседах, часто рассказал Адельфии свою теорию «Уменьшения степени воздействия на человека изначально вложенных в него инстинктов». Она соглашалась с тем, что это оправдывало в какой-то мере всё человечество. Вместе они надеялись, что если бы Высшие Силы уменьшили степень воздействия инстинктов на людей, то те, в свою очередь, могли бы стать в большей степени духовными и в меньшей материальными.
        Однако, не всё складывалось так гладко, как могло показаться со стороны. Через некоторое время оператор поведал Адельфии, что некоторые влиятельные силы СФЕРЫ, и прежде всего Советник Бронктус, отрицательно относятся к земным людям-органикам. Они считают человечество недостойным занимать место на планете. Становился всё более очевидным тот факт, что усилия тёмных сил могут привести к уничтожению Пятой Коренной Расы.
        И это было особенно печально для Адельфии, которая видела, что любовь Ингвара и Кайлы растёт с каждым днём. Каждая клеточка одного любящего сердца страстно нуждалась в другом. Они уже больше не могли жить друг без друга. Так часто порой случается, когда человек долгое время терпит и ждёт, но когда находит своё, то его уже больше не остановить.
        Через некоторое время это чувство полностью захватило молодых людей. Теперь они уже не могли ни о чём другом думать, как друг о друге. Любовь полностью поглотила их. Они полностью растворились в самом волшебном состоянии на Земле. И хотя Адельфия понимала, что земная любовь является всего лишь уменьшенной копией великой Вселенской Синхронизации, она видела, что этого более чем достаточно людям, желающим ощутить всю полноту и ценность жизни.
        «И вот такое чудо теперь хотят уничтожить всякие Советники Бронктусы и подобные им человеконенавистники! Нет, не будет этого!  — возмущалась Адельфия, обращаясь к своим единомышленникам.  — Мы должны бороться за существование людей!»
        Теперь уже, довольно часто, Адельфия и её сторонники не просто пытались копировать жизнь землян, но вели долгие и основательные беседы о том, как реально помочь им выжить в незримой борьбе с отрицательно настроенными духовными сущностями СФЕРЫ. Дошло даже до того, что многие единомышленники делали свой осознанный выбор в пользу ограниченного по времени «человеческого» существования по сравнению с их бесконечным волновым существованием. А некоторые «горячие головы» даже были готовы пожертвовать своей бесмертностью ради кратких мгновений человеческой жизни! Им безмерно надоело решать бесконечные и бесчувственные математические задачки и хотелось жить «человеческими» переживаниями, наполненными глубокими чувствами.
        Об этом не раз говорила Адельфия, выступая с пламенными речами в своём клубе: «Да, люди живут в страданиях, их постоянно преследуют болезни, войны, голод, трудности и т д. Но, зато, у них есть то, что нам всем недоступно  — у них есть сердце и они могут ЧУВСТВОВАТЬ! Это уникальная возможность для нас, Частиц Сущности, жить полноценной жизнью!»
        Все присутствующие горячо поддерживали искренние порывы Адельфии. Она была рада, что её слушали и слышали. Приятно было осознавать постоянно растущую поддержку всё новых и новых сторонников и единомышленников. Процесс «очеловечивания» всё новых Частиц Сущности шёл по нарастающей. Число участников увеличивалось с каждым днём.
        При этом довольно близкое знакомство с оператором Фреймоном позволяло Адельфии быть в курсе всех событий, разворачивающихся в Высших эшелонах СФЕРЫ. Он не переставал предупреждать Адельфию о грозящей ей опасности и о том, что она должна быть крайне осторожной.
        Старый друг регулярно напоминал о том, что Система передачи данных всё чаще даёт сбои. Это объяснялось тем, что симпатизирующие людям Частицы Сущности массово начинали вести себя непредсказуемо. Это свойство людей, непредсказуемость, стало завоёвывать всё новые участки СФЕРЫ. Счётчики постоянно фиксировали одну и ту же тенденцию, а именно, значительный рост количества аномально сочувствующих людям душ-смотрителей.
        Фреймон постоянно приводил Адельфии убедительные доводы, чтобы та вела себя более осторожно и старалась избегать контактов с Контролёрами.
        Советника Бронктуса, естественно, не устраивала такая взрывоопасная ситуация. Каждый день его агенты и доносчики, работающие Контролёрами, сообщали о том, что количество Частиц Сущности, «сочувствующих» людям, постоянно растёт. С этим нужно было что-то делать.
        Бронктусу пришлось бросить все имеющиеся в его распоряжении силы с целью вычислить источник этой «заразы» и понять, откуда идут столь «разлагающие» вибрации. Однако, несмотря на то, что его агентам удавалось постоянно находить всё новые и новые факты, подтверждающие попытки виртуального копирования событий жизни людей, вычислить главный источник этих колебаний, выводящих всю систему из многолетнего равновесия, пока не получалось.
        — Спасибо вам, оператор Фреймон, за помощь и содействие.  — часто говорила Адельфия.  — Без вашего участия и без вашей поддержки мы все давно были бы уже не Смотрителями, а изгоями на дальних рубежах СФЕРЫ.
        В такой скрытой борьбе со сложившейся системой протекало время смотрительницы Адельфии.
        ***
        Как-то раз, наставница Като попросила свою бывшую воспитанницу Адельфию вместе со своим другом, оператором Фреймоном, срочно встретиться с ней.
        — Друзья мои, хочу рассказать вам чрезвычайную новость последних тысячелетий.  — Като была сильно взволнована, что было не характерно для неё.  — Недавно на экстренное заседание собирался Совет Создателей. Наши верховные Владыки совещались несколько земных суток. Насколько вы понимаете это огромное количество времени, если учесть, что возможности и скорость их обработки информации практически безграничны. Так вот, в результате ими было принято решение  — уничтожить Пятую Коренную Расу.
        — Как это? Получается, что все люди исчезнут?  — Адельфия сразу же представила себе Ингвара и Кайлу.  — Но почему? Этого не может быть! Ведь они не заслужили такой суровой участи.
        — Это, наверное, самая плохая новость, которую я когда-либо слышал.  — грустно сказал Фреймон.
        От такой вопиющей несправедливости все трое на несколько минут замолчали.
        — Не понимаю, почему решение об уничтожении Пятой Расы было принято так быстро!  — не выдержала Адельфия.  — Откуда могла появиться такая негативная информация, позволившая убедить Совет Создателей принять эпохальное решение?
        — Возможно, этому как-то посодействовал Советник Бронктус.  — вставил Фреймон.  — Он уже много тысячелетий добивался чего-то подобного.
        — Такие важнейшие решение не принимаются на основе каких-то отдельных персонифицированных Частиц Сущности,  — уверенно продолжила Като.  — будь они даже такого высокого уровня как Советник Смотрящего Первого Уровня. Здесь должны быть какие-то огромные статистические данные, свидетельствующие о системном сбое, и о том, что люди-органики глобально не соответствуют планете Земля.
        — Да, это верно.  — поддержал Фреймон.  — Почему же тогда такое важное решение было принято сразу после возвращения Посланника с Земли? Может быть, здесь есть какая-то связь?
        — Посланник  — это всего лишь гигантский накопитель информации о жизни органиков.  — продолжала размышлять вслух Като.
        — А что если кто-то на Земле смог изменить данные и Посланник получил ложную информацию?  — предложила Адельфия.
        — Да,  — согласился Фреймон.  — Идея, конечно, сложнореализуемая, но тогда всё сразу встаёт на свои места. Совет Создателей получил информацию из якобы независимого источника  — Резервного накопителя на Земле. И эта информация полностью дискредитировала землян, доказав никчемность их существования. И в чём-то она недалека от истины, поскольку возможность уничтожить самих себя вместе с планетой, может быть даже не преднамеренно, а случайно, но это уже реальность.
        — Уважаемая наставница,  — через усилие выговорила Адельфия.  — Мне трудно об этом спрашивать, но всё же, не известно ли вам, как именно планируется осуществить уничтожение людей?
        — Возможны многие варианты.  — с грустью сказала Като.  — По моим данным техническая сторона вопроса ещё не согласована. Однако, мои знакомые наставники из более высоких слоёв СФЕРЫ сообщили, что они были вынуждены изменить свой обычный график, поскольку теперь всё своё время проводят на многочисленных совещаниях с подразделениями, поддерживающими климатический баланс на планете. Поэтому, думаю, что наиболее вероятным способом будет элементарное усиление погодных условий: жары, холода, разрушающих ураганов, тропических ливней и тому подобное с постепенным увеличением контрастности погодных условий до критических значений. Хотя непонятно, что более гуманно: сразу и резко выжечь всё мощным солнечным импульсом или медленно усиливать разрушающие факторы. Пока что ещё преждевременно рассуждать об этом. Точно неизвестно, как всё будет происходить.
        — Мы не должны бездействовать. Надо помочь людям! Мы должны их спасти.  — Адельфия глубоко переживала по поводу случившегося, словно бы ей самой предстояло быть навсегда стёртой программой.  — Что же теперь будет? Ведь это немыслимо  — уничтожить столько живых органиков.
        — Успокойся дорогая Адельфия.  — Като пыталась хоть как-то утешить любимую ученицу.  — Ещё не все потеряно. Надо что-то придумать.
        — Что мы можем придумать, когда Совет Создателей уже принял решение? Должно случиться что-то невероятное, чтобы они изменили его.
        — Да, теперь Человечество может спасти только чудо!  — подвёл итог оператор Фреймон.

        Глава 53

        В последующие тридцать дней на планете произошли резкие изменения климатических условий. Так, в тех областях, где среднегодовые температуры составляли порядка +50 градусов Цельсия, теперь стало +100 градусов. И температура продолжала неуклонно расти. А в тех областях, где обычно было -50 градусов, стало -100 градусов и температура с каждым днём падала.
        В местах, где обычно фиксировались ветра средней силы, теперь появились и присутствовали постоянно мощные ураганы. А там, где иногда случались бури и торнадо, теперь они значительно увеличили свою силу и постоянно дули, не останавливаясь ни на минуту.
        В областях, где тропические ливни обычно продолжались около трёх месяцев, теперь они лили весь год, не прекращаясь ни на минуту. Грозовые тучи бесконечным потоком били в земную поверхность миллионами сверкающих молний.
        Циклоны и антициклоны, казалось, разрывали всё воздушное пространство планеты, не оставляя её ни на секунду своим вниманием. Ранее представлявшийся землянам таким незыблемым, а на деле оказавшийся таким хрупким, баланс природных сил был нарушен. Экосистема Земли не была рассчитана на столь яростную агрессию и не могла долго существовать в подобном экстремальном режиме.
        Со временем сложилась довольно скверная ситуация. На Северном и Южном полюсах планеты теперь постоянно было очень холодно (минус 200 градусов). При этом на экваторе, наоборот, очень жарко (плюс 200 градусов). Причём, с каждым днём все климатические параметры только ухудшались.
        Флора и фауна планеты, попав в климатический коллапс, подверглись внезапному и суровейшему испытанию на выживаемость.
        Люди, кто неосознанно, а кто и вполне отдавая себе отчёт, давно уже ожидали конца света. Причем, предполагалось, что это будет происходить каким-то необычным и фантастическим способом. Однако всё происходило самым, что ни на есть, тривиальным образом. Менялись условия среды обитания.
        Все эти глобальные климатические изменения привели к тому, что пригодные для проживания людей области Земли превратились в две тонкие полоски, протянувшиеся параллельно экватору. Причем одна из них располагалась в Северном полушарии (от 35 до 45 градусов северной широты), а вторая полоска располагалась в Южном полушарии (от 35 до 45 градусов южной широты).
        В противовес существовавшим ранее обширным областям, где вольготно жил человек, теперь обитаемыми частями планеты оказались только те участки суши, которые случайно попали в границы данных полосок.
        Во всех остальных областях земного шара жизни больше не было. Всё живое, способное двигаться, вынуждено было покинуть навсегда свои насиженные места.
        Разразившаяся природная катастрофа всепланетного масштаба устроила людям великий спектакль под названием «конец света». Стихийные бедствия за короткий срок полностью разрушили доселе тепличные условия жизни на Земле.
        Все государства перестали существовать в привычном виде. Вначале власти многих стран ещё пытались хоть как-то заниматься эвакуацией людей во время стихийных бедствий. Однако, масштаб природной катастрофы был настолько велик, что им в скором времени пришлось поменять свои планы. Теперь задача заключалась в том, чтобы спасти не как можно больше людей, а только тех, кого можно было действительно спасти.
        Армии многих стран поначалу пытались охранять границы своих государств. Однако, через некоторое время они были вынуждены прекратить свои безуспешные попытки. С каждым днём властями всех оказавшихся в таком бедственном положении стран всё более осознавалась тщетность подобных усилий.
        Безостановочный процесс выдавливания людей с привычных мест обитания привёл к тому, что практически обезумевшие от таких природных катаклизмов земляне, погибая сотнями тысяч, прорывались через любые воинские укрепления.
        Небывалые в истории человечества события (природного свойства) привели к тому, что в скором времени весь мир погрузился в хаос.
        Природные катаклизмы за какие-то несколько недель превратили упорядоченную жизнь землян в бесконечную череду столпотворений.
        На улицах больших городов, являющихся эпицентрами таких сборищ стали появляться вооружённые бандформирования, которые принялись устанавливать свои правила и порядки. Власти различных регионов столкнулись с такими проблемами, о которых раньше и не подозревали.
        Когда исчезли «сдерживающие рамки» и воцарился, по мнению многих, жаждущих такой жизни, людей «закон джунглей», где каждый за себя и нужно выживать любой ценой, тогда все они сразу же перешли к активным действиям.
        Дисциплина и контроль резко понизились. Люди фактически стали неуправляемы. То тут, то там наиболее активными участниками массовых стихийных сборищ беспрерывно предпринимались попытки штурма складов с боеприпасами. Органам власти всё сложнее удавалось сдерживать неконтролируемую агрессию населения. Всё новые очаги конфликтов резко изменили в худшую сторону всю жизнь на планете.
        За короткий срок на Земле осталось лишь несколько подобий государств. Они были расположены в Северном и Южном поясах. Связь между этими областями практически прервалась.
        Северная Америка.
        В первое время вся Канада под воздействием холода устремилась в США. Куба, Гватемала, Коста-Рика и другие страны региона пошли сначала на север в Мексику, спасаясь от жары, а потом они пошли тоже в США.
        Южная Америка.
        Венесуэлла и Колумбия, спасаясь от жары, пошли в Перу и Бразилию.
        Аргентина и Чили частично, уходя от холода, пошли в Боливию и в Бразилию.
        В итоге получилось три государства: Бразилия, Боливия, Аргентина и Перу.
        На африканском континенте все северные и южные страны пошли в центральную часть материка. Также сюда устремились и страны с аравийского полуострова.
        Австралия двинулась на север, в Индонезию.
        Евразия.
        Индия и Китай начали постепенное перемещение на север в сторону необъятной России. Японцы, следуя своему непокорному духу и совершая таким образом всенародное харакири (сэппуку), решили никуда не двигаться, а принять судьбу на своей родной земле. Турция, Иран, Саудовская Аравия и другие страны двинулись в Европу.

        Глава 54

        В один из октябрьских дней мелкий дождик тихонько барабанил по пластиковому отливу подоконника, делая серое лондонское утро не то, чтобы более тоскливым, но способствующим неторопливым размышлениям.
        Ингвар и Кайла проснулись почти одновременно. Они уже три недели жили под одной крышей. Для двух закоренелых одиночек это был абсолютно новый и ни с чем не сравнимый жизненный опыт. Удивительно, порой думал каждый из них, оказывается можно, и довольно долго, находиться в тесной близости с другим человеком и не испытывать при этом чувство психологической тесноты.
        Кайла, мельком взглянув на Ингвара, успела заметить, как тот, едва открыв глаза, посмотрел невидящим взглядом по сторонам и снова отключился. Она уже привыкла к довольно своеобразным, можно сказать многосерийным, просыпаниям своего возлюбленного и заботливо не мешала ему. Пусть ещё немного повитает в своих удивительных и загадочных снах-полётах.
        Молодой человек при этом, усилием воли отключившись от окружающей действительности и переведя своё сознание в режим максимальной производительности, доступной его мозгу именно в промежутках между сном и бодрствованием, буквально по секундам прокручивал в уме недавние события.
        ***
        Прежде всего, он вспомнил, что во время перелёта из Америки в Англию в его голове постоянно проносились яркие кадры. Волшебство провидицы Хоодеры, когда она показала ему фразу, составленную из облаков; её трудно осознаваемые слова о том, что именно он является далёким потомком вождя атлантов Анаксагора; неописуемые завывания шамана; безрассудный прыжок с вершины гигантской секвойи; собственная встреча (пусть и во сне-медитации) с самим Анаксагором; старт космического корабля-материка Атлантиды, инициировавшего Всемирный Потоп.
        Все эти кадры пролетели довольно быстро, а вот последующие события Ингвар анализировал уже более тщательно.
        После того, как он выскочил из пространственно-временного портала, странные и ни с чем не сравнимые ощущения слияния с незнакомой энергией, резко прекратились. Молодой человек почувствовал знакомое, вполне земное, чувство свободного падения. Он мгновенно среагировал и привычным движением раскрыл свой парашют. Теперь можно было спокойно осмотреться вокруг.
        Плотный туман, белоснежной ватой окутавший окрестности, не особо мешал Ингвару, успевшему полностью овладеть способностью «дальнозрения». Справа была видна водная гладь, тянущаяся до линии горизонта. А слева располагался пляж с редко встречающимися отдыхающими.
        В этот момент облака внезапно рассеялись, открывая и обычному человеческому зрению изумительную панораму. Присмотревшись внимательнее, Ингвар разглядел знакомое архитектурное сооружение. «Carlson Mansion»  — большой частный дом, считающийся на территории США наиболее яркой постройкой среди представителей викторианской архитектуры. Молодой человек читал про него в журнале путешествий на борту самолёта. «Так вот, значит, куда меня занесло.  — подумал он.  — Это же городок Юрика (Eureka), расположенный в заливе Гумбольдта на побережье Калифорнии. Отлично. Здесь должен быть аэропорт.»
        Причём так совпало, что когда Ингвар появился из «ниоткуда», то невдалеке пролетал небольшой частный самолет. Поэтому, немногим случайным свидетелям появления парашютиста из «ниоткуда», вполне могло показаться, что он выпрыгнул именно из этого воздушного судёнышка.
        Молодой человек мягко «приводнился». Головокружительный прыжок, начавшийся на гигантской секвойе и закончившийся где-то в ста милях от точки старта, наконец-то, завершился. До суши, покрытой мелким галечником, оставалось каких-то сто метров.
        Ингвар вплавь добрался до берега. Отдыхающие на пляже люди вначале изумлённо смотрели на его крыло-парашют, а потом восхищённо кивали. Ведь именно этот парень, только что подобно птицам паривший высоко над землей, теперь проходил мимо них.
        Молодой человек выбрался на берег и вынул из рюкзака свои походные вещи, деньги и документы. Потом он переоделся и упаковал всё своё снаряжение обратно. После довольно прохладной воды было приятно вновь ощутить себя в сухой одежде.
        Ингвар включил айфон и нажал на иконку навигатора. Надо было решать, куда двигаться дальше. Экран несколько секунд оставался неподвижным, прежде чем показал его местонахождение. Первым делом молодой человек проложил путь в аэропорт.
        «Невероятно! Пролететь на парашюте за несколько секунд, как мне показалось, такое расстояние! Супер! Привет копам. По скорости это соизмеримо с моим прыжком из стратосферы по программе Red Bull Stratos».
        Добравшись до местного аэропорта, Ингвар решил не рисковать и выбрал конечным пунктом Бристоль, Англия. Город был достаточно отдалён от Лондона, в котором Ингвару теперь было небезопасно появляться, так как камеры наблюдения располагались на каждом шагу и агенты могущественного недоброжелателя вполне могли контролировать все пути проникновения в город. Поэтому он из Бристоля на поезде доехал до пригорода Лондона, а дальше путешествовал уже на такси. Теперь ему нельзя было появляться во всех привычных местах, вклюяая дом и в университет. Повсюду могла бытьустановлена круглосуточная слежка.
        — Привет, Зак! Как поживаешь?  — спросил Ингвар своего коллегу по университету в момент, когда подвозившее его такси проезжало мимо наглядной иллюстрации викторианского стиля, здания вокзала «Виктория».
        — Здорово, приятель! Куда ты пропал? Меня на кафедре все наши уже замучили твоим внезапным отсутствием.  — обрадовался тот.  — Надо срочно встретиться.
        — Могу прямо сейчас к тебе приехать. Давай в нашей любимой кафешке?
        — Договорились. Через час успеешь?
        — Конечно.
        Ингвар отключил айфон.
        «Надеюсь по одному короткому звонку они не успели вычислить меня».  — подумал он, спускаясь по ступенькам ближайшей станции метро.
        Переночевав у своего коллеги, Ингвар на следующий день арендовал апартаменты в отдалённом районе Лондона. Это было первое попавшееся по объявлению жильё. Потом он попросил Зака перевезти кое-какие свои вещи из дома. Коллега взял такси и перевёз только самое необходимое в заранее условленное место. Там Ингвар переложил всё в арендованную машину и уже дальше поехал сам. Он старался соблюдать повышенные меры безопасности.
        Обосновавшись на новом месте, Ингвар решил позвонить своей сестре, для чего выбрал один из уличных таксофонов.
        — Привет, Инг! Откуда теперь звонишь?  — девушка явно заждалась известий от брата.
        — Привет, Эйлин! Извини, но сейчас я не могу с тобой разговаривать. Вот мой новый номер телефона. Позвони мне, когда сможешь, но только из уличного телефона. Объясню всё позже.
        Он бросил трубку.
        Через пятнадцать минут айфон пропел мелодию Айкона «My sunny love». Ингвар не изменял своим привычкам даже в резко изменившихся условиях.
        — Привет ещё раз!  — обрадовался он такой расторопности своей сестры.
        — Может объяснишь, зачем заставил меня бежать на другой конец улицы? Что там у тебя опять стряслось? И почему ты так внезапно сменил номер?  — забросала она его своими вопросами.  — С тобой не соскучишься! То носишься по миру как «угорелый», то телефон меняешь!
        — Знаешь Эйлин, не хочется тебя расстраивать, но похоже за мной охотятся. И моё падение в Дубае было не случайным.
        — Кошмар! Что ты такое говоришь? Кому потребовалось всё это устраивать?
        — В том то и вся проблема, что я даже предположить не могу, кто за этим всем стоит. Ладно, вообщем так, я теперь ещё и квартиру поменял. Кроме того, мне нельзя появляться в университете. Просьба, звони мне только из уличных телефонов. Хорошо?
        — Да. Но всё это уже не смешно. Дело принимает серьёзный оборот. Держись.
        — Спасибо, сестрёнка. Прорвёмся. Передай родителям, что у меня всё нормально. Я позже им перезвоню.
        Разобравшись с родственниками, Ингвар решил связаться с Бэкки. Через час они встретились в торговом центре. Поговорив не более пяти минут, Ингвар узнал, что Бэкки скоро должна пойти на свидание к Магнусу. Её муж, по-прежнему, находился в следственном изоляторе. Посещения родственников разрешались два раза в неделю.
        Видно было, что Бэкки была вне себя от мучавших её переживаний. Она без умолку повторяла одну и ту же фразу: «Я хочу только одного, чтобы моего мужа побыстрее выпустили на свободу».
        Инвар попросил её надеть на ухо гарнитуру во время беседы с мужем, чтобы он мог, позвонив на её телефон, поговорить с Магнусом.
        Так и получилось. Бэкки, находясь в комнате для свиданий, незаметно нажала на гарнитуру.
        Ингвар слышал в трубке слова своего старого друга, а слова его самого передавала Магнусу Бэкки.
        — Ты знаешь, Инг,  — тихо произнёс Магнус в маленькое отверстие в перегородке для переговоров.  — в последние дни у меня было много свободного времени. И я уже тысячи раз прокручивал в памяти всё, что произошло тогда, на смотровой площадке башни Бурдж-Халифа.
        — Тебе удалось вспомнить факты, способные повлиять на ход следствия?  — Бэкки исправно передавала вопросы Ингвара.
        — Да. Думаю надо начать с высокого темноволосого мужчины, который испачкал каким-то кремом мою руку. После этого я не помню себя в течение десяти минут. И, как это не прискорбно, но приходится признать: в этот промежуток времени, возможно, мною кто-то манипулировал. Этот ли незнакомец мною управлял или кто-то другой, непонятно. Никаких доказательств не могу тебе представить, но поверь, всё было именно так.
        — Допустим.  — согласился Ингвар.  — Но что же нам делать дальше, чтобы как-то привлечь его к ответственности или хотя бы выслушать его объяснения?
        — Помнишь, ты говорил о странном поведении того рекламщика? Он тебе ещё непонятные записки подсовывал?
        — Конечно помню, мы тогда с ним башне «Херон» встречались по нашему контракту. Он у меня в голове постоянно вертится.
        — Так вот, я тут подумал, может быть, они как-то связаны между собой: рекламщик и этот незнакомец? Как считаешь?
        — Возможно. Я тоже об этом подумал. Но как это вычислить и тем более доказать следствию? Ведь у них есть видео, на котором ты перерезаешь стропы моего парашюта.  — для Ингвара, по-прежнему, дико звучали эти слова.
        — Согласен.  — Магнус тяжело вздохнул.  — Доказательств у обвинения больше, чем достаточно. Но других зацепок у меня нет. Вариант один: попытаться связаться с рекламщиком и выяснить, не знаком ли он с этим мужчиной.
        — Ты прав, другого выхода нет. Это единственная на данный момент версия. Надо попробовать. Подумаю, как это всё провернуть.  — согласился Ингвар.  — Для начала надо раздобыть с помощью твоего адвоката фотографию этого мужчины.
        — Да, я попрошу его сделать официальный запрос следователю, чтобы он приобщил это к материалам дела. Думаю, он не откажет мне.
        После этого Бэкки отключила свой телефон и связь прервалась.
        ***
        Вечером того же дня, захватив с собой фотку Страйка Лормана, которую ему передала Бэкки, Ингвар пошёл в башню «Херон». Он надеялся выследить Таффа Эванса. Однако, любезные девушки на ресепшн вежливо осведомили его, что в компании «ONILVY» данный сотрудник уже не работает. А одна из них, по секрету, видя в какое замешательство её слова привели посетителя, шёпотом добавила, что Тафф Эванс уже пару недель, как изолирован от общества в местной клинике для душевнобольных.
        Благодаря добытым сведениям, Ингвару не составило особого труда разыскать и заветную клинику, и самого рекламщика.
        Ингвар заранее вошёл в сознательный контакт со своей душой-смотрительницей Адельфией. В этот раз ему, как никогда, требовалась её помощь, чтобы не упустить чего-то важного, хотя и неприметного со стороны.
        Теперь он стоял в коридоре психушки и внимательно смотрел на представившееся ему жалкое зрелище, когда-то горделиво именовавшееся топ-менеджером ведущей рекламной компании мира. Лицо Таффа дёргалось, словно бы к нему подвели высокое напряжение. Выражение глаз при этом судорожно менялось, как будто они одновременно принадлежали двум абсолютно разным типам людей.
        — Я вас не знаю, впервые вижу.  — даже не успев взглянуть на Ингвара, огрызнулся рекламщик. Однако, через пару секунд практически выкрикнул:  — Спаси, на тебя одна надежда!
        Ингвар был поражён увиденному и услышанному. «Как в одном теле могут сосуществовать несколько сущностей?  — задавал он себе вопросы, не находя ответов.  — Адельфия, разве такое возможно?»
        «Впервые сталкиваюсь с подобной ситуацией.  — душа-смотрительница была удивлена в не меньшей степени.  — Сегодня же попытаюсь что-нибудь выяснить в СФЕРЕ.»
        Тем временем две воли, сокрытые в глубинах естесства Таффа Эванса, не останавливаясь ни на секунду, продолжали ожесточённо сражаться за контроль над человеческим телом. И через минуту Ингвар услышал совершенно иную интонацию, поскольку модуль-ТДЭ умудрился на какое-то мгновение перехватить инициативу.
        — Добрый день, мистер Росдерссен.  — натяжно вежливо, практически компьютерным голосом, выдавил рекламщик.  — Я осведомлён о том, что с вами произошло. Поскольку это мы втянули вас в такую авантюру, то примите мою искреннюю поддержку.
        В этот момент рекламщика снова достаточно сильно «заглючило». Ингвар почувствовал телепатические сигналы, идущие извне. Кто-то передавал Таффу, а вероятнее модулю-ТДЭ, срочное сообщение.
        «Опасность!  — подтвердила Адельфия.  — Нужно срочно уходить отсюда.»
        Через секунду никаких сомнений уже не оставалось. Ингвар знал, что в его распоряжении оставалось не более пяти минут.
        — Хорошо, что всё благополучно завершилось.  — продолжал мямлить рекламщик, теперь уже пытаясь выиграть время.
        — Спасибо. Это дело в прошлом.  — ответил Ингвар, не теряя надежду добиться необходимой информации.  — Мне бы хотелось поговорить с вами по другому вопросу.
        — Слушаю вас.
        — Вы не встречались с этим человеком?  — Ингвар показал рекламщику фотку Страйка Лормана.
        — Нет, конечно же, нет.  — поспешил заверить тот, судорожно отводя взгляд в сторону.
        При этом Ингвар заметил, что он даже толком не взглянул на снимок. Было очевидно, что рекламщик мгновенно узнал Страйка.
        Подозрения Ингвара начинали оправдываться. Тафф и Страйк работали вместе. Времени оставалось всё меньше. Если агенты следили за Таффом, то они могли появиться в любой момент. Нужна была срочно информация, но как заставить этого рекламщика сказать что-то важное? Молодой человек не знал.
        Ингвару помогло то, что при его виде находившийся уже очень глубоко внутри своего подсознания настоящий человек Тафф Джулион Эванс резко встрепенулся и попытался что-то сказать своему захватчику модулю-ТДЭ. Однако, внутренних сил было мало и у него ничего не вышло.
        Теперь же при виде фотки, с ухмыляющимся, в свойственной ему манере, Страйком, откуда-то появились дополнительные психические силы и настоящий Тафф Эванс смог на несколько секунд выйти из-под контроля модуля-ТДЭ. Он написал записку и сунул её Ингвару.
        «Это агент Страйк Лорман. Он планировал убить тебя, потому что ты для них аномалия. А меня он убивает медленно. Помоги! Спаси! На тебя одного вся моя надежда. У меня больше нет сил терпеть! Все ответы в Гималаях».
        Ингвар спрятал записку в карман брюк.
        — Спасибо за встречу.  — сказал он и быстрым шагом направился к лифту.
        — Вы так быстро уходите?  — удивился рекламщик, побледнев ещё больше.
        Ингвару некогда было винить этого душевнобольного рекламщика и тем более отвечать на вопросы его воспалённого воображения. Он был рад, что удалось добиться требуемого результата.
        «Внимание!  — Ингвар услышал тревожный шёпот своего ангела-спасителя и, по совместительству, души-смотрительницы Адельфии.  — Справа!»
        Молодой человек своим уникальным «дальнозрением» заметил в ста метрах от себя, как двое крепких ребят, одетых в форму охранников башни «Херон», одновременно поднесли руки к ушным гарнитурам. Ингвар прислушался и понял, что они получили приказ о его задержании. Мгновенно мозг принялся просчитывать все возможные варианты развития событий. Для молодого человека это были абсолютно новые ощущения. Похоже, начинали работать недавно приобретённые (возможно, в последней медитации) навыки ясновидения. И в какой-то момент Ингвар в мельчайших подробностях знал своё ближайшее будущее. Теперь он мог на несколько шагов опережать своих оппонентов, поскольку знал, что должен делать.
        Пока парочка ретивых охранников неслась в направлении к Ингвару, молодой человек изо всех сил рванулся в сторону ближайшей двери, ведущей на лестницу.
        На бегу распахнув эту дверь, он побежал вверх по ступенькам. Агенты не отставали. Взбежав по лестнице на два этажа выше, Ингвар увидел табличку с надписью «Смотровая площадка».
        «Есть!  — обрадовался молодой человек.  — Это мне и нужно! Единственный выход!» Он ускорился и выбежал на открытую площадку. Пары секунд было вполне достаточно, чтобы осмотреться. Следующая цель в виде балкона на соседнем здании располагалась в десяти метрах от той точки, где находился Ингвар. Высота тридцать первого этажа при этом его ничуть не смущала. Недолго раздумывая, он разбежался и прыгнул.
        Случайные зрители, находившиеся в данный момент на смотровой площадке, даже не успели достать свои смартфоны и фотоаппараты, чтобы запечатлеть фантастический полёт.
        Ингвар, преодолев по воздуху расстояние между зданиями, удачно приземлился на балконе, после чего спустился на лифте и покинул здание.
        В этот момент охранники сконфужено докладывали своему шефу Страйку Лорману о провале операции.
        ***
        Ингвар вернулся из своих воспоминаний и обнаружил себя лежащим в постели. По окну всё так же барабанил мелкий дождь.
        — С возвращением!  — дождавшись его полного пробуждения, сказала Кайла.  — Это невероятно! Прошёл всего лишь один месяц, а погодные условия на нашей планете полностью изменились.
        При этом девушка повернулась к Ингвару и уперлась в его плечо своим острым локтем.
        — Привет, солнце!  — Ингвар смотрел на неё долгим влюблённым взглядом.  — Непостижимо также и другое. Как я мог так долго жить на этой планете без тебя?
        Он нежно погладил её шелковистые волосы. Кайла ответила на этот внутренний порыв и в ответ взъерошила его короткие непослушные волосы, а потом плавным движением грациозной кошки прильнула к его груди. Он тепло обнял её. Две половинки чего-то необъяснимо целого соединились, мгновенно почувствовав силу единения, дающую совершенно новое качество жизни.
        — Мне кажется, что до встречи с тобой я была абсолютно другим человеком.  — задумчиво произнесла Кайла.  — Я была полностью погружена в море информации. Мне, конечно же, тоже было всё интересно. Однако, всё это была сухая статистика, подобно бесчувственным счётчикам, которые только и умеют, что перемножать бесконечные числа. А теперь во мне открылась такая глубина и яркость переживаний, которые словно бы несут меня на крыльях. И я готова одновременно бежать куда-то, лететь, прыгать, радоваться, плакать. Но только рядом с тобой. Главное теперь  — это всё что угодно, лишь бы вместе с тобой.
        — Да, я тоже был другим. Постоянно и неосознанно искал встречи с моим учителем. Для этого сам болтался по всему миру и друзей постоянно теребил путешествиями. А теперь я так рад, что мне удалось уже много раз пообщаться с ним. Пусть и не вживую, а только в моих снах. И мне, конечно же, снова хочется путешествовать по миру, но только вместе с тобой. Теперь я понял, что даже мои обожаемые странствия отличаются, когда я один путешествую или вместе с тобой. Потому что теперь есть ты и мне можно делиться с тобой своими переживаниями, открытиями, мыслями, обсуждать увиденное. Я так счастлив, что тебе можно говорить всё и обо всём, не задумываясь и не анализируя информацию. Кстати, блиц-опрос! Что тебе ближе: бессмертное существование в виде бесчувственного счётчика с бесконечными возможностями переваривания информации или жизнь обычного, весьма ограниченного в своём выборе смертного, но способного любить и быть любимым?
        — Ну, думаю, ответ тебе уже известен заранее. Конечно же, второе. Как такое можно сравнивать. Это разные миры. И если раньше мне казалось, что я способна быть только калькулятором, то после встречи с тобой, я вдруг стала полноценным обитателем чувственного мира. Это просто волшебство и магия! И что самое удивительное  — мне нравится так жить!
        — Ах так!  — смеясь и шутя, завопил Ингвар.  — Значит я для тебя только переключатель, позволяющий прыгать из одного мира в другой?  — он пытался щекотать и щипать девушку.
        — Конечно.  — Кайла поддержала эту игру.  — А ты как думал? Ведь мы женщины все такие коварные, что только и ждём, когда нам попадётся кто-то, чтобы добиваться своих корыстных целей.
        Влюблённые радостно кувыркались по всей постели. Но уже через несколько секунд суетливая возня затихла, уступая место настойчивым приступам долго таившейся потребности давать любовь и ощущать себя любимым. Их губы слились в долгом и страстном поцелуе.
        ***
        Через час влюблённые с трудом заставили себя оторваться друг от друга и подняться с постели.
        — А вот что действительно является мощным переключателем и помогает мне взбодриться, так это, конечно же, кофе!  — рассмеялась девушка.
        — Тебе как всегда две ложки, без молока и сахара?  — уточнил Игвар.
        — Сударь, вы сама любезность!  — благодарно сказала Кайла.
        После того, как молодые люди позавтракали тостерами, запечёнными с сыром, Кайла заметила, что Ингвар вдруг стал более серьёзным.
        — Дорогой, что случилось?
        — Много непонятного. И хотя мне удалось выяснить у рекламщика, что какие-то силы считают меня аномалией и некий Страйк Лорман пытается меня уничтожить. Кстати, именно по его вине Магнус теперь сидит в тюрьме. Но что же дальше? Что делать, чтобы всё это прекратить и вернуться к нормальной жизни?
        Кайла промолчала.
        — Ещё рекламщик почему-то сказал, что все ответы прячутся в Гималаях.  — продолжил Ингвар.  — Что бы это могло значить?
        — Не вижу пока никакой связи между всеми этими звеньями.  — Кайла сделала очередной глоток ароматного кофе.
        — Да, я тоже. Всё это не поддаётся анализу. А Магнус всё сидит в клетке и как его вытащить оттуда совершенно непонятно. Кстати, сегодня Бэкки опять собирается пойти к нему на встречу. А ты с ней теперь общаешься?
        — Нет. Последний раз мы с ней недели три назад встречались. Тогда она сказала, что хочет побыть одна. А жаль. Она стала похожа на бессловесную тень. Как вспомню её взгляд, так сразу плакать хочется. Так сильно измениться за короткое время!
        — Да, горе мгновенно переплавляет людей.  — Ингвар задумался.
        — Резко изменяющиеся погодные условия тоже.  — оживилась Кайла.  — Кстати, а как там твоя семья теперь поживает? Что творится в стране льдов?
        — Я попросил Эйлин пореже мне звонить.  — сказал Ингвар.  — Да и много новых проблем у неё появилось. Люди со всей Исландии массово перебираются на материк. Мои тоже вынуждены готовиться к отъезду. Надеюсь, им удастся благополучно добраться до Норвегии. Там у нас родственники живут. Они смогут приютить на первое время.
        — Какой кошмар! Так вот, внезапно, покидать родные места.  — Кайла поставила пустую чашку на столешницу.
        — Да. И такое происходит по всему миру. Вот послушай,  — Ингвар открыл в телефоне недавние сообщения.  — что пишет мой знакомый по имени Майк из Брисбена, Австралия. «У нас тут каждый день огромные волны и наступают холода, которых никогда раньше не было. Словно бы Антарктида наступает на наши земли. Всё это заставило меня, несмотря на недолеченную после травмы руку, (ты же знаешь сколько мне пришлось перенести операций, целый год лечился), помириться с женой (расстались по религиозным разногласиям), собрать вместе всех троих взрослых детей из разных городов Австралии и пытаться каким-то образом попасть в Индонезию. Да, приятель, печально всё это. Вся наша прошлая жизнь осталась где-то позади в тумане воспоминаний. Не знаю, удастся ли нам вернуться обратно, чтобы, как бывало, всей улицей по праздникам жарить барбекю прямо на проезжей части. Помнишь, я тебе рассказывал про те приятные деньки, когда машина от нашей церкви останавливалась прямо посередине дороги. После чего включалась музыка и начинался праздник для всех желающих. Это было так здорово.
        — Теперь весь мир, похоже, вспоминает, как раньше классно всем жилось.  — Кайла грустно улыбнулась.
        — Вот послушай, что другой мой знакомый пишет. Он из Венесуэллы. Помню, только познакомились с ним, а он уже спрашивает: «Какой у тебя рост? Сколько ты весишь? У тебя есть девушка?». Оказалось, что он достаточно много весит и поэтому проблемы с прекрасным полом. Но классный парень, весельчак. К тому же заядлый рыбак. У них всегда раньше была среднегодовая температура полю 30 градусов! А теперь на улице постоянно плюс 60 градусов. Даже для них, привычных к жаре, это слишком. Поэтому им приходится уезжать. Не справляются никакие кондиционеры и солнце стало другим. Обжигает до глубоких ран. Кстати, это здесь в Англии пока ещё более-менее спокойно. А другие страны нашей старушки Европы уже в полной мере ощутили на себе внезапные изменения климата. Вот, что пишет мой знакомый переводчик из Бельгии. Его зовут Том. Он сам родом из под Лондона. Работал раньше в Европарламенте пресс-секретарём какого-то чиновника. Трое детей, жена из Португалии. Дружная семья. Однако, жить стало невозможно, потому что бешеный наплыв беженцев из южных стран полностью парализовал всю Европу.
        — Сколько у тебя знакомых по всему миру?  — Кайла удивлённо посмотрела на Ингвара.  — И когда ты только успеваешь со всеми поддерживать отношения?
        — В последнее время я очень мало сплю. Поэтому времени предостаточно. А ещё мне везёт. Постоянно попадаются интересные люди из разных часовых поясов. Современные средства общения позволяют всегда быть на связи. Очень удобно. Как говорится, было бы желание общаться, а возможности нам теперь предоставлены а полной мере. Не устала ещё слушать?
        — Нет. Мне интересно, как живут люди в других странах.
        — Тогда вот ещё. Пишет моя юная знакомая из небольшого посёлка возле Портленда, штат Орегон. Она обучается на дому вместе с другими подростками из близлежащих домов. Недавно её семья переехала в новый дом. Отец не любит продукты из супермаркета, поэтому постоянно охотится на диких животных, благо живописные, если не сказать первозданные, окрестности это позволяют. У них на столе всегда свежая дичь.
        — Вот чудеса!  — не удержалась Кайла.  — В современной развитой Америке люди добывают себе пропитание подобно первопроходцам.
        — Это их выбор. Каждый живёт по своему. Интересно, правда? Так вот у неё большая семья. Трое старших и один младший братья, а также две сестры. Но все они уже взрослые, кроме младшего брата и разъехались из дома кто куда. Её зовут Аврора. Назвали так, то ли в честь греческой богини, то ли под впечатлением от залпов из орудий крейсера «Аврора», оказавшегося в центре событий двух революций в России. Она, несмотря на свои семнадцать лет, уже пишет книги. Мы с ней познакомились в «BUSUU», это программа по изучению иностранных языков. А ещё она любит танцы и у них все курицы с собственными именами. Не знаю, как можно потом есть собственных именных куриц. Аврора мечтает о том, чтобы завести ещё и лошадей, даже придумала им клички. Но теперь уже не до этого, поскольку катастрофические перемены дошли и до них. Миллионы переселенцев из Канады и северных американских штатов заполонили до этого безлюдные и малонаселенные леса Орегона.
        — Кто бы мог подумать!  — Кайла даже вскочила от избытка чувств.  — Возможно, мы являемся свидетелями самого грандиозного переселения народов на планете за все времена её существования.
        В этот момент телефон девушки мелодично прожужжал новым сообщением.
        — Не может быть.  — Кайла обессилено плюхнулась в кресло.
        — Что случилось? Что-то с твоими родителями?
        — Нет. Это Раджив.
        — Кто это?
        — Помнишь, я тебе рассказывала? Это мой бывший знакомый. Мы ещё учились вместе с ним с Бэкки и Магнусом в университете.
        — А тот, который преследовал тебя?
        — Смотри, что он пишет.  — Кайла озадаченно посмотрела на Ингвара.  — «Я же предупреждал тебя, чтобы ты уехала из Лондона подальше и не возвращалась. Тебя могут убить».
        — Опять эти угрозы. Но, как ему удалось тебя вычислить? Где он раздобыл твой новый номер телефона?  — спросил Ингвар.
        — Не знаю. Я давно с ним не общалась. Странно всё это. Ведь я живу у тебя и ему про тебя ничего не известно. Родители мои тоже не знают про тебя, а больше никто вообще ничего не знает.
        — А не являются ли твои и мои преследователи звеньями одной цепи? Почему бы и нет?  — спросил Ингвар.
        — Но какая связь между нами в их понимании, если это так?
        — Не знаю. Однако, как бы там ни было, но нам с тобой лучше снова уехать из страны. И желательно куда-нибудь подальше.

        Глава 55

        — Скажи мне, в каждом человеке присутствует душа-смотритель, подобный тебе или Архону?  — мысленно спросил Ингвар у Адельфии, проснувшись на следующее утро раньше Кайлы.
        — В нашем волновом мире всё достаточно переменчиво. Да, после рождения в каждого человека вселяется Частица Сущности или душа, как вы говорите. Ты, наверное, замечал, как ярко, чисто и радостно светятся глаза детей? Это свидетельствует о том, что их душам-смотрителям очень хорошо и комфортно. В детские годы любой ребёнок следует своей судьбе. К сожалению, с возрастом всё меняется, а порой, всего через несколько лет становится абсолютно другим. Как бы это сформулировать по-человечески? Меняется количество и качество души в каждом конкретном человеке.
        — Я не понимаю тебя. Как это количество души? Разве душа не постоянна в каждом человеке на протяжении всей его жизни?
        — Нет. Количество и качество души величины переменные, подобно энергии. Душа наполняется или насыщается тогда, когда человек следует путём своей судьбы. И об этом она ему постоянно напоминает. Вот взять хотя бы нас с тобой. Помнишь свои сомнения при поступлении в университет? Ты всё не мог определиться, какой путь избрать? Тебе тогда нравилось примерно одинаково заниматься с одной стороны математикой, а с другой археологией.
        — Да, конечно помню, как долго и мучительно тогда мне пришлось принимать решение. Конец беззаботного детства. Сложно было сделать выбор. Тревожное и угнетающее было тогда время для меня.
        — Так вот как раз тогда я много раз тебе нашёптывала романтические истории из прежних времён ваших далёких предков, случайно обращала твоё внимание на интересные книги по этой теме, пыталась переключать определённые радиостанции, когда там выступали видные историки и археологи.
        — Спасибо тебе за помощь в то непростое время.
        — Спасибо и тебе за то, что прислушался к своему внутреннему голосу. В итоге ты получил образование именно в той отрасли человеческих знаний, которая именно тебе подходит больше всего. В этом плане ты счастлив, потому что занимаешься своим любимым делом. Поэтому и мне в тебе так комфортно жить. В результате, мне вовсе не хочется покидать тебя, уменьшая тем самым своё присутствие в тебе.
        — А разве у других людей не так?
        — Нет. Многие люди в тот критический момент, когда нужно принимать решение о своей дальнейшей судьбе, надеются на авось; идут за случайно людьми, или слушают советы посторонних людей, или вдохновляются никому не нужными примерами. И всё это вместо того, чтобы спокойно и вдумчиво попытаться разобраться, что их самих интересует независимо от окружающих импульсов и воздействий. Но нельзя их винить в этом, потому что работа по внутреннему самоанализу чрезвычайно трудна даже для взрослых людей, не говоря уже о подростках. И в итоге получается, что человек, выбравший не свой путь, или не свою судьбу, с каждым годом всё больше разочаровывается в жизни. Вызывают уважение многие из вас, которые пытаются во второй раз начать всё сначала, а некоторые и в третий, и даже в четвёртый. Это искатели, которые остро чувствуют, что не успокоятся пока не найдут то, что на самом деле является именно их судьбой. В таких людях подобно детям продолжает ярко гореть «огонь души».
        — А что происходит с теми, кто прекращает поиски и довольствуется тем, что уже удалось достичь, даже несмотря на то, что они ошиблись с выбором?
        — Блеск в глазах таких людей с каждым днём всё больше меркнет. Души постепенно покидают их тела. Такие люди ежедневно по утрам идут на работу, как на каторгу. А там они вначале рабочей недели ждут среду, которую называют «маленькой пятницей», а потом уже и настоящую пятницу, считая каждую минуту, когда же начнутся выходные дни. Но дождавшись субботы и воскресенья, они радостно веселятся и отдыхают, ни на шаг не приближаясь к решению проблемы. В понедельник надо опять идти на ненавистную, с годами всё больше, работу. Иллюзия прожить каждый день счастливо, занимаясь любимым делом и ещё получая за это деньги, с каждым годом тает. Но здесь помогает то, что в людях изначально заложен огромный запас прочности, особенно в женщинах. Они очень сильные и мужественные существа, способные долго терпеть многие проблемы и дискомфорты-дисбалансы. А ещё помогают сопутствующие факторы: хороший коллектив, в котором приятно проводить время, даже занимаясь тем, что не очень нравится. Здесь же включаются различные хобби и увлечения. И человек уже идёт на работу, уговаривая себя, что это только способ оплачивать его
увлечения и хобби. Это только нужно потерпеть, а потом, занимаясь любимым делом в нерабочее время полностью раствориться в своём любимом занятии. Однако, всё это полумеры. Душа человека страдает, когда он отказывается идти путём своей судьбы. Поэтому количество и качество души или Частицы Сущности в таких людях начинает уменьшаться.
        Адельфия замолчала. Ингвар уже привык, что его душа всегда неожиданно появлялась в его сознании и также внезапно растворялась в неведомых далях.
        Молодой человек подумывал уже о том, не разбудить ли Кайлу, когда Адельфия снова заговорила с ним.
        — Хоумворт сейчас на связи и он напоминает нам с тобой, что нужно срочно двигаться дальше на пути самопознания. Разрушения жизни на планете скоро достигнут критического уровня. Времени нет.
        — Я не понимаю, какая связь между моей маленькой жизнью и существованием человеческой цивилизации на огромной Земле?
        — В нашем мире все связаны между собой. Это не объяснить словами. Чтобы понять все смыслы нужно подняться до уровня «сверхчеловека» и стать «нечеловеком». Ограниченное человеческое сознание лопается как мыльный пузырь, вплотную сталкиваясь с глобальными вопросами смысла. Когда-то давно древнегреческий философ Аристотель заметил: «Бесконечность может находиться только в вещах мыслимых и не имеющих величины…» (Аристотель о бесконечности). Поэтому многим легче просто уходить подальше от подобных тем, чем погружаться в неведомое, которое конкретно никак не воздействует на их жизнь.
        — Хорошо. Что мне нужно искать дальше?
        — Следующее место твоей силы.  — Адельфия, как могла, передавала невозмутимость Хоумворта.
        — И где же оно?
        — Это знаешь только ты сам. Что ты видел в последнем сне?
        — Гигантскую статую Будды.
        — Есть такая в городе Нара в Японии.  — сказала проснувшаяся Кайла, слыша, как Ингвар уже несколько минут разговаривает сам с собой.
        — Хоумворт сказал напоследок, что вам нужно срочно лететь туда.  — Адельфия замолчала.
        Прошло пять минут, прежде чем Ингвар смог полностью вернуться из своих размышлений.
        — Что скажешь?  — он посмотрел на Кайлу.  — Архон всё передал тебе?
        — Да. Всё.  — девушка задумалась на мгновение.  — А разве у нас есть выбор? Мы с тобой напрямую общаемся с проявлениями Высших Сил, если можно так выразиться. Поэтому было бы смешно не прислушиваться к дуновениям их помыслов.
        — Хорошо сказала. Тем более, и твой преследователь Раджив недавно объявился. Нам надо убираться отсюда. Интересно, есть ли теперь беспересадочные рейсы в Японию?
        — Есть ли вообще туда рейсы в сложившихся погодных условиях?

        Глава 56

        Проснувшись от несмолкаемых и бесконечно длинных мелодий, издаваемых железными молитвенными барабанами и доносившихся из небольшого соседнего храма, Ингвар первым делом посмотрел на свою спящую возлюбленную и уже привычным движением погладил её густые волосы. Кайла, как и большинство женщин, любила поспать подольше. Ему было жаль лишать её такого удовольствия.
        «Как же приятно ощущать её постоянное присутствие.  — подумал молодой человек.  — Похоже, что теперь я просто не могу без неё. Кстати, мы же только этой ночью прилетели сюда. Хочется взглянуть на Японию при дневном свете.»
        Ингвар быстро поднялся с постели и подошёл к окну. Ранние солнечные лучики ярко просвечивали сквозь большие зеленые листья каких-то диковинных деревьев, превращая их в светлые пятна, разбросанные по всему окружающему пространству.
        В этот момент он услышал в голове голос Адельфии. Она с трудом сдерживала свое возбуждение.
        — Привет! Еле дождалась, пока ты проснешься. У меня плохие новости. Совет Создателей принял решение об уничтожении человечества. Косвенным подтверждением этого является остановка процесса вселения новых душ в тела земных людей-органиков. Мои многочисленные коллеги в СФЕРЕ подтвердили множество подобных фактов. Их друзья и знакомые, ждавшие воплощения в земных телах, теперь останутся в СФЕРЕ ещё на неизвестный срок. А все вновь родившиеся люди теперь будут простыми физическими оболочками без душ-смотрителей. К ним даже не подключают нейтринные нити.
        — Привет! Подожди. Так много всего и сразу. Ну и начало дня!  — опешил Ингвар от свалившихся на него новостей.  — Уничтожение… Бездушные… Не могу в это поверить. Этого не может быть! Человечество не заслужило такой чудовищной участи!
        — Хоумворт сейчас присоединился к нам.  — Адельфия, как всегда, взялась за работу по поддержанию телепатического диалога между Ингваром и учителем.  — Подобное случалось и ранее. Предыдущие обитатели планеты уже несколько раз искусственно удалялись с поверхности Земли. Потом создавались новые Расы. Ты же видел всё это во время своих полетов. Помнишь?
        — Да, конечно, помню. Но, одно дело видеть, как всё происходило в предыдущие времена, и совсем другое дело  — столкнуться с этим сейчас, в данный момент. Всё так неожиданно и глобально.
        — В этом ты прав. Я не припомню, чтобы когда-то всё происходило так стремительно.
        — Должен быть какой-то выход.  — Ингвар принялся тихо ходить по комнате. Хорошо, что диалог происходил мысленно, иначе можно было разбудить Кайлу.
        — Точно знаю одно.  — Хоумворт был серьёзен как никогда.  — Несмотря ни на что, тебе нужно следовать своему пути.
        В этот момент связь неожиданно прервалась. Адельфия больше не отвечала на мысленные вопросы. Тогда Ингвар принялся с помощью обретённой им способности быстродействия анализировать возможные варианты развития событий. Вначале в голове мелькали кадры прошлого, потом подробные моменты настоящего, а через несколько секунд появились резкие картинки будущего. Мозг человека смоделировал и показал своему обладателю то, что ожидало людей в скором времени. И это было весьма печальное зрелище.
        Ингвар не находил себе места. Он, по-прежнему, не решался разбудить Кайлу. Надо было как-то отвлечься хотя бы на минуту. Кроме того, нужно было понять, в каком направлении двигаться дальше.
        Через секунду молодой человек присел на серый гостиничный диванчик и взял в руки первый попавшийся журнал, лежавший на низеньком журнальном столике в аккуратно сложенной стопке.
        «Храм Тодайдзи в префектуре Нара  — это крупнейший буддийский храм в Японии. Его название, в переводе с японского, означает: „Великий восточный храм“. Это самое большое в мире строение из дерева, здесь же находится гигантская статуя Будды. Тодайдзи входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, а в настоящее время он принадлежит буддийской школе Кэгон.»
        Ингвар пролистал несколько страниц вперёд.
        «Обаяния этому необыкновенному городу добавляет расположенный на его территории необычный парк, который населяет около тысячи прирученных оленей. Город Нара так и называют  — „город тысячи оленей“. Эти животные считаются в Японии божественными посланниками в соответствии с легендой, рассказывающей о том, что первый японский император Дзимму, фигура мифическая, сошел с небес и появился в Наре верхом на олене. Милые безобидные животные, разгуливающие сегодня вокруг храмов и в парках Нары, являются для японцев словно потомками того самого оленя, и туристы с удовольствием подкармливают забавных и трогательных Бэмби. Благодаря этой легенде олени считаются там священными животными на протяжении последних 1300 лет. И они настолько свыклись с людьми и социализировались за сотни лет существования бок о бок на одной территории, что в обмен на угощение кланяются, как японцы».
        И хотя Ингвар до сих пор не мог толком прийти в себя после долгого перелёта и последних новостей, полученных им от своей души-смотрительницы, он заставил себя подняться и достать из бокового кармана куртки айфон.
        Набрав в Google фразу «в Наре дикие олени кланяются людям», он с изумлением стал смотреть необычный видео ролик. К пожилой женщине, по всей видимости, иностранной туристке, прогуливавшейся по парку со своим великовозрастным сыном, увешанным кучей всяких принадлежностей для фото и видео съемки, неожиданно подходит молодой олень. Она достает из своей сумки заранее купленные для этой цели крекеры (благо на каждой улице есть продавцы или автоматы по продаже этих крекеров для оленей) и начинает кормить оленя. И сразу после этого молодой олень грациозно и с большим достоинством, подобно воспитанному и утонченному аристократу, несколько раз кланяется этой женщине.
        «Это просто какое-то волшебство! А может быть и правда здешний храм является самым святым местом на всей территории Японии?»  — подумал Ингвар, прикидывая в уме свой сегодняшний маршрут в Храм Тодайдзи.
        В этот момент Кайла, наконец-то, проснулась. Ингвар поведал ей свежие новости. Расстраиваться было некогда. Надо было действовать.
        ***
        Через некоторое время, пройдя через огромные старинные ворота на территорию храма Тодайдзи, которые сами по себе уже представляли собой яркий образец выдающегося мастерства древних японских мастеров, Ингвар и Кайла пошли по главной аллее.
        — Как могли древние строители соорудить такое грандиозное сооружение, не имея практически никаких специальных приспособлений?  — Ингвар изумлённо всматривался в каждую деталь, не находя ответа.
        — Ещё раз убеждаюсь, что великие мастера всегда присутствовали на нашей планете.  — отозвалась Кайла.
        Когда они подошел поближе, то их взору во всей красе предстало грандиозное свидетельство прошлых тысячелетий.
        Размеры храма поражали воображение: высота  — 49 метров, длина  — 57 метров, глубина  — 50 метров.
        Раз уж они здесь, то, наверное, нужно было каким-то образом проникнуть внутрь. Возможно, там будут какие-то подсказки.
        Не придумав ничего лучше, Ингвар и Кайла просто решили принять участие в процедуре получения благословения от настоятеля храма, в тайне надеясь, что эта ситуация поможет им как-то нащупать направление для своих дальнейших действий.
        Однако, они не учли одного обстоятельства.
        Возле храма Тодайдзи в Наре в тот день были огромные толпы гостей. Что было неудивительно, поскольку только паломников сюда каждый год приезжает более трёх миллионов человек. Подойти поближе к главному зданию этого храмового комплекса было просто невозможно.
        Несмотря на ранний час, вся площадь перед храмом была заполнена тысячами людей. И о том, чтобы попасть сегодня внутрь этого помещения и увидеть своими глазами знаменитую пятнадцатиметровую статую Великого Будды, не могло быть и речи.
        Слегка расстроившись от увиденного, но не теряя надежды, Ингвар предложил побродить по боковым аллеям парка. Нужно было внимательно смотреть и слушать. «Вокруг нас всегда есть знаки» —помнил он слова своего учителя.
        Через пятнадцать минут путешественники заметили неприметный сад камней, спрятавшийся за живописной изгородью из кустарника.
        Задумчивый монах тщательно разглаживал своими специальными граблями гравий на дорожках, добиваясь идеальности на каждом сантиметре пространства.
        В этот момент Ингвару почему-то вспомнились давно прочитанные слова настоятеля одного из дзенских монастырей:
        «Камни учили меня молчанию.
        Камни учили меня терпению.
        Камни учили меня спокойствию.
        Камни учили меня созерцанию.
        Камни учили меня бесконечности мироздания».
        — Ты знаешь, что искусство расстановки камней  — «сутэ-иси» считается главным в работе создателя сада?  — спросил Ингвар.
        — Да.  — ответила Кайла.  — Я читала в какой-то книге по дзен-буддизму: «В моём саду камней поселилось всё мироздание разом и только ждало, когда пытливый глаз откроет его и войдет в него, чтобы стать частью его…».
        Ингвар нашёл проход в кустарниках и приблизился к монаху. Кайла осталась стоять на улице за калиткой.
        «Попробуй вместо приветствия произнести какой-нибудь дзенский коан.  — услышал Ингвар мыслешёпот своей души-смотрительницы.
        «Но ведь дзенские коаны это просто уловка для ума.  — попытался было возражать ей Ингвар.  — Рациональный ум обычного человека не в состоянии воспринимать информацию коана, поскольку это бессмыслица.»
        «Верно.  — спокойно продолжила Адельфия.  — Дзэн совершенно не заботит умственная деятельность человека в его обычном понимании. Практика коанов направлена на достижение состояния „не-ума“, другими словами, „безмыслия“. Именно благодаря такому состоянию и достигается его истинная природа и мышление прекращается. Коан полностью опустошает сознание. Уровень духовного развития этого человека настолько высок, что его уже не интересуют рациональные размышления. Поэтому обычный диалог с ним невозможен.»
        — Приветствую тебя, уважаемый, хлопком одной ладони.  — сказал Ингвар, вспомнив слова всё того же настоятеля.
        Монах неторопливо оглянулся и пристально посмотрел на странного незнакомца. После чего протянул Ингвару записку и сказал:
        — Меня зовут Широ.
        Из записки Ингвар узнал, что его дальнейший путь пролегает в сторону подводных пещер Йонагуни, к югу от Окинавы. Причём, дальше путешествовать он должен один, без Кайлы. Внизу записки стояла подпись: «Его святейшество, Фудзивара. Настоятель Храма Тодайдзи».

        Глава 57

        На следующее утро Ингвару пришлось полностью напрячь всю свою силу воли, чтобы попрощаться с Кайлой. За последний мпсяц он так привязался к своей возлюбленной, что даже сама мысль пусть и о весьма краковременном расставании была невыносима.
        Из Нары до Осаки он добрался за час на скоростном поезде. Дальнейший путь до острова Окинава пролегал по морю.
        Каково же было его удивление, когда в морском порту к нему подошёл вчерашний, случайно встреченный в Наре, монах. Правда теперь, судя по его внешнему виду, сложно было бы предположить, что этот молодой человек является набожным священнослужителем. Высокий, стройного телосложения, парень был одет в тёмно-синий спортивный костюм; на плече висела довольно вместительная сумка.
        Ингвар, постепенно перестававший верить в случайности, решил прощупать его более тщательно. Он мгновенно активировал своё внутреннее зрение и принялся изучать ауру бывшего монаха. Она, на удивление, светилась ярко и чисто. Тёмных признаков агрессии или коварных замыслов обнаружить не удалось. К тому же, душа-смотрительница Адельфия подтвердила, что перед ним друг. Ложная тревога. Можно было облегчённо выдохнуть.
        — Тебя зовут Широ?  — спросил Ингвар.  — Это мы с тобой вчера беседовали возле храма Тодайдзи?
        — Да.  — ответил монах.  — Нам по пути.
        — С чего бы это вдруг и как там без тебя теперь сад камней?
        — Я закончил работу. Настоятель сказал мне пойти с тобой.
        Не проронив больше ни слова, они направились в билетные кассы.
        Через полчаса молодых людей принял на свой борт быстроходный паром, регулярно перевозивший всех желающих из Осаки в Окинаву.
        Немногочисленным попутчикам, любовавшимся слепящими глаза бликами на волнах, могло показаться, что и Ингвар молчаливо созерцает великолепные морские виды. На самом деле, в данный момент он мысленно общался со своей душой-смотрительницей.
        Адельфия сообщала интересные подробности.
        Душу-смотрительницу монаха Широ звали Зара. Во времена атлантов Адельфия была воплощена в сыне вождя Анаксагора (это ещё раз напомнило Ингвару, что по преемственности душ он является далёким потомком великого атланта), а Зара была душой-смотрительницей сына Хоодеры и Хоумворта. Таким образом, получалось, что монах Широ являлся не только далёким потомком атлантов, но и близким по духу человеком для его учителя.
        Адельфия и Зара долгое время общались в эпоху Атлантов и поэтому довольно близко знали друг друга. Однако, позже они потерялись во времени и не общались несколько тысяч лет. Теперь же, на протяжении нескольких ночных часов, проведённых в СФЕРЕ, они не могли наговориться. Кроме того, Адельфия сообщила Ингвару, что настоятель монастыря Тодайдзи, также во времена атлантов был другом Хоумворта. Поэтому высокопоставленный священнослужитель, как только Ингвар вошёл на территорию Храма, уже всё знал о нём, поскольку успел пообщаться с душой-смотрительницей Адельфией. Его святейшество, Фудзивара счёл нужным попросить Широ присмотреть за Ингваром и помочь в случае необходимости. Кроме того, Адельфия сообщила Ингвару, что монах Широ в своих снах часто видит двух незнакомцев, похожих на Хоумворта и Хоодеру и давно уже ожидает встречи с ними. Это его душа-смотрительница Зара посылала ему подобные видения.
        Ингвар, выслушав интересные сведения от своей Адельфии, решил рассказать Широ о людях из его снов. Монах был крайне удивлён. Он не понимал, откуда незнакомый европеец может знать такие подробности. Но больше всего молодого японца поразил тот факт, что духи его предков живы. И теперь он уже был готов отправиться с Ингваром куда угодно, лишь бы встретиться с ними.
        Видя радостное возбуждение Широ, Ингвар не решился поведать ему о том, что в ближайшем будущем ждёт всё человечество. И неожиданно замолчал. Порой так случается в жизни, когда какой-нибудь с виду молчун может не проронить ни слова не от того, что ничего не знает, а от того, что ему ведомо слишком многое.
        Остаток пути молодые люди провели в тишине. Им обоим было о чём подумать.
        — Нам сюда.  — выйдя из здания морского порта в Окинаве, сказал Широ и показал рукой в направлении соседнего причала.
        Издалека было видно, что там были пришвартованы многочисленные маленькие яхты и судёнышки самых разных форм и расцветок.
        Молодые люди быстрым шагом подошли к одной из моторных лодок. Как раз в этот момент из её каюты на палубу выходил крепкий мужчина, «по-капитански» окидывающий взглядом своё судно. Широ обратился к нему с традиционным приветствием храма Тодайдзи.
        Через несколько минут они уже плыли к тому месту над пирамидами Йонагуни, откуда можно было нырять. При этом неразговорчивый монах пояснил Ингвару, что капитан данного судна был заранее предупреждён одним из помощников его святейшества Фудзивара и со вчерашнего вчера ждал их прибытия.
        Они уже достаточно отплыли от берега, оставив позади множество других лодок, катеров и яхт, когда монах торжественно открыл свою вместительную сумку. Он медленно достал из неё старинной работы длинный пенал, изготовленный из натуральной кожи какого-то диковинного животного и полностью покрытый изысканными узорами.
        «Что же может храниться в таком дорогом футляре?  — подумал Ингвар  — Почему Широ относится к содержимому словно бы это священная реликвия?»
        В этот момент его взору предстали две великолепные катаны. Вспыхнувшие в свете солнечных лучей лезвия боевых японских мечей поражали своей идеальностью.
        Ингвар, прекрасно разбиравшийся во всех видах оружия для боевых единоборств, мгновенно оценил катаны. Они были высшего качества.
        Молодой японец, бережно закрывая свой футляр, при этом сказал:
        — Там, под водой, нам с тобой надо быть очень осторожными.
        — Много акул-молотов?  — спросил Ингвар.
        — Да. Но может быть и кто-то ещё.  — уклончиво ответил Широ.
        ***
        Через час они достигли точки высадки. Монах вновь открыл свою бездонную сумку. В этот раз, кроме боевых мечей, он достал из неё ещё и два специальных комплекта для погружений. В их состав входили: водонепроницаемые костюмы и маски, соединённые с компактными кислородными баллончиками. Один комплект он протянул Ингвару, а вторым воспользовался сам.
        Широ продемонстрировал чудеса сноровки. Буквально через несколько минут его невозможно было отличить от настоящего подводного охотника.
        Теперь ему предстояло помочь Ингвару с незнакомой для того экипировкой. Сначала монах закрепил на спине своего подопечного кислородный баллончик, после чего покрепче затянул ремни, удерживающие ножны для мечей, на плечах и грудной клетке, и, в довершении всего, вставил в них один из боевых мечей.
        Таким образом, подготовка к глубоководному погружению была завершена.
        ***
        Проводившееся уже около часа исследование подводной пирамиды пока не давало никаких результатов. Ингвар подробнейшим образом рассматривал все щели, закоулки, лабиринты, не пропуская ни одной малейшей детали. Широ старался не отставать от своего попутчика, плывя немного позади и постоянно оборачиваясь по сторонам.
        В очередной раз, пытаясь проникнуть вдоль массивной стены пирамиды до показавшегося ему странным выступа, Ингвар нырнул за показавшийся невдалеке край плиты. Вода в этом месте оказалась почти прозрачной, несмотря на сильное течение. Видимость была настолько хороша, что можно было подробно разглядывать окружающее пространство на большом расстоянии. Кроме того, Ингвар активировал своё уникальное «дальнозрение» и принялся сантиметр за сантиметром сканировать заинтересовавшее его место.
        В этот момент, непонятно откуда появившись, перед ним возникли сразу несколько подводных ныряльщиков. Агрессивное поведение незнакомцев не оставляло никаких сомнений по поводу их намерений. Адельфия мгновенно шепнула Ингвару: «Опасность! Надо уходить.» Однако, находясь на приличной глубине довольно сложно предпринимать какие-то резкие движения. Оставалось только ждать, что же произойдёт дальше.
        Ингвар усилием воли постарался нейтрализовать непроизвольный выброс адреналина в кровь и принялся ещё более пристально рассматривать своих нежданных гостей.
        Их одежда чем-то напоминала самурайские боевые доспехи, правда адаптированные для плавания под водой. Лиц было невозможно разобрать, поскольку на них были надеты традиционные японские маски, соединенные трубками с находившимися на спине кислородными баллонами. Ингвар заметил, что у каждого незнакомца за спиной, в таких же, как и у него, ножнах было закреплено по два боевых меча.
        Не долго раздумывая, двое ближайших соперников выхватили свои клинки и бросились в атаку, выбрав своей целью именно Ингвара. Широ попытался было поплыть им наперерез. Однако, одному из нападавших всё же удалось обойти его сбоку. И в тот момент, когда он почти доплыл до Ингвара, резко усилившееся подводное течение схватило их обоих в свои железные объятия и понесло в направлении неприметного углубления в стене.
        Через минуту, после того, как рассеялись миллионы маленьких воздушных пузырьков, принесённых этой бешеной волной, Ингвар увидел себя внутри пятиметрового куба. Причём выход из этого внутрипирамидного помещения был только один и достаточный по ширине лишь для одного человека. Чтобы вырваться на свободу, нужно было, во что бы то ни стало, добраться до него.
        Однако, это оказалось непростой задачей. Как раз в этот момент, прямо напротив Ингвара, приготовившись к нападению, завис один из незнакомцев. Одной рукой он делал плавательные движения, направляя своё тело в нужном направлении, в то время, как в другой его руке уже был наготове боевой меч.
        Раздумывать было некогда. Первым делом Ингвар выхватил из-за спины свой меч. Теперь уже можно было обороняться. Впервые ему предстояло принять бой в таких необычных, подводных условиях. Однако, в данном случае молодому человеку не нужна была победа, как в обычных его спаррингах в знакомом фехтовальном клубе. Ему хотелось просто вырваться на свободу.
        С этой целью Ингвар попытался было обойти своего соперника справа. Но тот ловким движением оттолкнулся ногами от одной из стен куба и с достаточно большим ускорением поплыл на Ингвар, направляя острие своего меча в грудную клетку врага. Ингвар, мгновенно переняв опыт передвижения нападавшего, (хочешь, не хочешь, а приходилось учиться прямо на ходу), также резко оттолкнулся от противоположной стены куба. Таким образом, ему удалось уйти от внезапного нападения.
        Видя, что стремительная атака не привела к желаемому результату, незнакомец решил изменить тактику и теперь медленно подплывал к Ингвару на достаточное для нападения расстояние. Ингвар оказался загнанным в угол. Тогда он интуитивно решился на безрассудный поступок. Со всей силы оттолкнувшись от стены, он двинулся на соперника. В этот момент резкий порыв подводного течения изменил направление движения руки Ингвара. Этим досадным недоразумением и успел вовремя воспользоваться незнакомец в маске, выбив меч из руки. Ингвар остался без оружия. «И что теперь?»  — пронеслось в голове. Но даже его душа-смотрительница не успела ничего ответить. Не ожидая дальнейших резких выпадов в свой адрес, незнакомец вновь ринулся в атаку, при этом немного разворачивая свой корпус в сторону. Это была его роковая ошибка, потому что инерция тела в плотной водной среде не позволила выполнить задуманный манёвр с достаточной скоростью. Видя его секундное замешательство, Ингвар мгновенно выхватив освободившейся рукой свой запасной нож и взмахнул им на удачу, не особо выбирая траекторию движения. Ему повезло. Он смог достать
соперника, разрезав его одежду сбоку и немного выше по спине.
        В первую минуту Ингвар не совсем понимал, что происходит. Как выяснилось позже, он не нанес незнакомцу какого-то существенного урона. Но зато случайно, своим судорожным движением и каким-то непонятным образом, смог перерезать некоторые ремни и застежки в его одежде. После этого сложные элементы кимоно соперника стали разворачиваться и раскрываться под воздействием мощных потоков воды.
        Через несколько секунд из под маски стали выплывать прекрасные, длинные, чёрные волосы с фиолетовым отливом. Потом, по мере того как девушка все больше и больше беспомощно запутывалась в своем кимоно, ему приоткрылось ее плечо и небольшая часть спины. При этом на спине он четко увидел яркую и незабываемую татуировку. И хотя весь сюжет и нельзя было подробно рассмотреть, так как его закрывала оставшаяся одежда, но мысленно Ингвар сразу достроил всю картину целиком. На её спине была изображена стройная воительница в великолепных доспехах, стоявшая рядом с загадочным небольшим объектом, из которого исходило непонятное сияние. А рядом спокойно и величаво восседал огромный, в несколько раз превышавший её, дракон. Татуировка в виде дракона с громадными крыльями покрывала почти всю спину, бока и плечи девушки.
        Изумившись увиденным, Ингвар, однако, не забыл, что нужно поскорее убираться отсюда. Благоразумным с его стороны было это сделать пораньше, пока его соперница пыталась избавиться от сковывавших ее движения деталей одежды.
        Молодой человек молниеносно проплыв через единственное отверстие в кубе. После чего, уже беспрепятственно вырвался на свободу. «Не люблю замкнутые пространства.»  — подумал Ингвар.
        Девушка с татуировкой не без усилий всё же смогла побороть мешавшие ей потоки воды и высвободиться из своего кимоно. Теперь на ней был только закрытый купальник, по дизайну напоминавший крылья дракона. Ей ничего не оставалось, как гибкими движениями выбраться из этого каменного куба и быстро всплыть на поверхность океана.
        После спокойной темноты океанских глубин она в первые мгновения немного ослепла от ярких бликов на водной поверхности. Потом глаза привыкли. Она осмотрелась вокруг.
        Товарищи уже поджидали её появления. Здесь же, неподалеку, плавал монах Широ, держась одной рукой за высокий оранжевый буй. Его меч уже был зачехлён в ножнах. Он очень удивился, увидев перед собой девушку в купальнике вместо грозного бойца.
        — Кто вы и почему без предупреждения напали на нас?  — миролюбиво спросил Широ.
        — Мы защищаем пирамиду от таких глупцов, как вы!  — заявил один из нападавших.
        — Постой, Акио!  — приказным тоном сказала девушка.
        Сразу стало понятно, что она главная в группе.
        — Но, предводительница Кэтсуми, гайдзин  — напарник этого предателя, посмел приблизиться к запретной зоне.
        — Откуда у тебя этот знак?  — не обращая внимания на слова Акио, спросила девушка у монаха, указывая рукой на его повязку на лбу.
        — Это знак моего храма.  — с достоинством ответил Широ.
        — Твоего настоятеля зовут Фудзивара?
        — Да. Но это его неофициальное имя. Откуда тебе оно известно?  — заинтересовался Широ.
        — Отбой.  — сказала Кэтсуми своим бойцам.  — Он нам не враг.
        После этого все, включая Широ, выбрались на две плававшие неподалеку лодки. Чтобы выяснить все вопросы, понадобилось не более пяти минут.
        Присмотревшись внимательнее к предводительнице, Широ внезапно обнаружил её сходство с одной из тех девушек, которые частенько приходили ему во время коротких монашеских снов. Что-то до боли родное и трогательное было в её облике.
        Волею судьбы Широ посчастливилось встретить девушку, душа-смотрительница которой во времена атлантов находилась в дочери Хоумворта и Хоодеры. Непостижимым образом монах почувствовал, что они близкие люди. Иначе и не могло быть, ведь в предыдущих своих воплощениях они были братом и сестрой.

        Глава 58

        После того, как Ингвару чудесным образом удалось оторваться от своей более искушённой в подводных боях преследовательницы, он поплыл вдоль внешней стены пирамиды. Особой цели у него не было. Где-то глубоко в сознании, а может, это в очередной раз душа-смотрительница опять нашёптывала, призрачно маячила надежда, что какая-то случайность может помочь ему. Порой так бывает, когда какие-то мелочи, казалось абсолютно не имеющие никакого значения в иных обстоятельствах, но возникшие вдруг и именно в критический момент, могут коренным образом изменить ситуацию и подсказать что-то важное, тем самым, направив ход мысли в нужное русло.
        Теперь нечто подобное произошло и с Ингваром-искателем.
        Через несколько минут молодой человек увидел в одной из скрытых ниш, в большом количестве выдолбленных в пирамиде, барельеф с изображением молодого оленя.
        Ингвар подплыл поближе и, не вполне отдавая себе отчёт, с силой нажал на него. В ту же секунду рядом открылся потайной проход. Молодой человек проплыл внутрь. Перегородка вернулась на своё место.
        Через несколько минут пловец уже вынырнул внутри воздушного пузыря, находившегося внутри пирамиды.
        Ингвар снял маску. Воздух, несмотря на большую глубину размещения пещеры, был вполне приемлем для дыхания человека.
        Исследователь достал заранее приготовленный фонарик, встал на ноги и осмотрелся вокруг. Все стены от пола и до потолка были покрыты великолепной муралью (вид настенной живописи), горельефами, барельефами, в глубине можно было рассмотреть отдельно стоящие статуи и даже целые архитектурные композиции. Главной темой были разнообразные события из жизни людей. Порой встречались непонятные, но очень похожие на тайнописи в древних рукописях, символы.
        Надо же, куда его завёл путь следования своей судьбе. Кто бы мог предположить, что успешный молодой учёный, занимавшийся своим любимым делом, окажется в какой-то момент, причём в полном одиночестве, на краю света в глубоководной пещере рядом с удивительными артефактами.
        Ингвар уже не раз долго раздумывал, пытаясь понять самого себя, правильно ли он поступает. Да, за ним постоянно гонятся какие-то загадочные агенты. Да, его пытались уничтожить и возможно попытаются сделать это ещё раз. Но может быть есть другой путь, кроме как болтаться по миру, скрываясь от преследования в разных странах? Например, обратиться в лондонскую полицию со стандартным заявлением. Хотя, если разобраться, то с заявлением против кого? По формальной логике всё очевидно. Вина Магнуса в попытке покушения на убийство практически доказана. Тем более, что есть и видео, доказывающее это. Ну а отсутствие мотивов зачастую не принимается во внимание, когда есть такая весомая доказательная база.
        И чем больше Ингвар размышлял над всем, что так резко и так сильно изменило его жизнь, тем больше приходил к мнению, что в данном случае от него требуются неординарные потсупки.
        А теперь ещё к собственным неурядицам добавились и проблемы общемирового характера. Жизнь на Земле в её привычном многотысячелетнем виде, похоже, постепенно подходила к своей финальной черте.
        Человеческое сознание не в состоянии переварить даже свои личные проблемы. Что уж говорить о проблемах планетарного масштаба?
        Возможно, стоило всё бросить и последние месяцы провести со своей семьёй, в Исландии? Но как быть с Кайлой? Взять и её с собой, но у неё тоже есть родители. Отправившись на родину, он был бы вынужден покинуть свою любимую женщину. Это было невыносимо.
        При этом в беседах с самим собой, со своей душой-смотрительницей, Ингвар всеми силами старался быть искренним и честным. Да, как это и было во все времена, путь саморазвития и самопознания был единственно возможным для ищущего индивида. И конкретно, в случае Ингвара, это позволяло улучшать ему свои навыки и качества, помогающие не только уходить от агентов таинственного магистра, но и просто давало силы дальше жить. Кроме того, ему очень хотелось совершить хотя бы самую малость, лишь то, что зависит только от него, чтобы спасти всё человечество от уничтожения.
        Вопросы, вопросы, бесконечные вопросы…
        Человек не может видеть будущего. Зато он может старательно и честно делать всё от него зависящее, свято веря, что усилия его не будут напрасными.
        Молодой человек, всё больше привыкая к темноте и полностью активировав своё «супер-зрение», продолжал рассматривать многочисленные сцены жизни ушедших поколений.
        Подобно тому, как Ингвар раздвигал лучом своего фонарика темноту окружающего пространства, так и своим самопознанием он расширял понимание окружающего мира. Общаясь со своей душой-смотрительницей, с учителем-мудрецом Хоумвортом, с Хоодерой, он постепенно осознавал, насколько огромен и непостижим в своей целостности глобальный замысел таинственных Создателей.
        — Адельфия, что это за место?  — мысленно задал он вопрос, надеясь, что в данный момент его услышат.
        — Это очередное Хранилище данных, копия фрагмента Всемирного Накопителя.  — отозвалась душа-смотрительница.  — Именно здесь собрана подробнейшая информация об уникальных природных феноменах. На протяжении многих эпох над их созданием работали триллионы Частиц Сущности. В результате упорного и кропотливого труда на планете появились четыре стихии: земля, вода, ветер, огонь.
        На одном из барельефов Ингвар увидел гору, похожую на какое-то большое животное.
        — Что здесь изображено?
        — Это гора Улуру.  — ответила Адельфия.  — Она находится на территории современной Австралии и символизирует Стихию Земли. Формирование горы произошло примерно 680 миллионов лет назад. По сути, это один огромный камень с длиной 3,6 км и шириной 3 км, высота  — 348 метров, который с высоты птичьего полета похож на слоненка, лежащего на боку. Местные племена убеждены, что Улуру  — это дверь, соединяющая мир духов с миром людей. Шаманы столетиями проводили здесь свои обряды. И даже в настоящее время местные жители считают гору реликвией. Но одни племена считают Улуру помощником и просят у нее разные блага. Другие же считают скалу вместилищем злых духов. Существует и другое поверье, что скала на самом деле полая внутри. И в самом сердце горы находится «источник священной энергии». (справка из Интернета)
        Ингвар двинулся дальше. Пройдя несколько шагов, он увидел барельеф с изображением воздушного потока.
        — Это иллюстрация стихии ветра?  — спросил он у Адельфии.
        — Да. Это Таосский Гул или Таос Хум.  — ответила душа-смотрительница.  — Его можно смело назвать самым необычным природным явлением. Он вызван низкочастотным шумом. Источник этого шума на сегодняшний день не известен. Есть предположения о том, что он может быть вызван ветрами, проходящими через горный ландшафт, однако нет определённого ответа по поводу его происхождения. Людей, которые слышали этот шум, не так уж и много. Своим названием Таосский Гул обязан городу Таос, расположенном на юго-западе США (штат Нью-Мексико). Именно в этом заманчивом месте можно услышать данный феномен. Невозможно описать ту невообразимую атмосферу, которая возникает на закате среди штормовых облаков и гор, в момент, когда доносится этот звук. В городке Таос, штат Нью-Мексико, слышно гудение, происхождение которого не имеет научного объяснения. Еще большую загадочность феномену придает тот факт, что слышать его могут только 2% населения города. Они описывают шум как звук работающего двигателя на холостом ходу, жалуются на головные боли, тошноту, головокружение, носовое кровотечение и нарушения сна, вызванные непонятным
гулом. Поставленные в уши беруши не сбавляют громкость паранормального явлении. Поэтому оно и получило название The Taos Hum, что означает «Таосский гул». (справка из Интернета)
        — Все стихии на нашей планете были созданы искусственно?  — спросил Ингвар.
        — Да, конечно.  — ответила Адельфия.  — Представители Высших Энергий на этой планете, во все времена её существования присутствующие здесь, очень долго искали баланс между силами созидающими и силами разрушающими. После многократных экспериментов хрупкое состояние равновесия всё же было найдено. Однако, вот что парадоксально. Человеческая раса абсолютно не ценит предпринятые гигантские усилия и с каждым поколением становится всё ближе к тому, чтобы этот баланс нарушить.
        — Кстати, а какие были предпосылки к возникновению людей на Земле? И какова была роль Высших Сил в создании человека?
        — Сначала проводились многочисленные эксперименты по внедрению Частиц Сущности или душ-смотрителей в различные организмы: водоплавающие (их далёкими потомками являются современные дельфины), летающие (орлы) и многие наземные. Потом всё же выбор пал на некоторые виды обезьян, позже получивших название «человекообразные». На них и остановились. Когда-то, очень-очень давно, мне вместе с другими Частицами Сущности посчастливилось экспериментировать с вселением душ в тела подопытных экземпляров людей-обезьян. Они-то, как раз, и явились первыми представителями древних людей, ставших впоследствии австралопитеками, homo sapiens, эректусами, неандертальцами, кроманьонцы и другими. Все остальные виды обезьян при этом продолжили своё развитие естественным путём и без вмешательства извне.
        — Интересно, каким бы был наш мир, если бы тогда было принято решение сделать разумными дельфинов, слонов или орлов?
        — Сложно теперь об этом судить. Механизм эволюции всего животного и растительного мира, основанный на естественном отборе, прекрасно описал Чарльз Дарвин в своей книге «Происхождение видов». Там всё правильно изложено, кроме появления человека. Скажу теперь тебе одно важное обстоятельство. Создатели изначально планировали направить эволюцию разумных существ по пути духовности с целью перехода на более высокую ступень развития, нежели все остальные животные данной планеты. Однако, последние тысячелетия свидетельствуют о том, что в большинстве своём люди не меняются, оставаясь приверженцами своей низшей природы. Им трудно карабкаться по ступеням духа. Гораздо легче оставаться на примитивном животном уровне. При этом, конечно же, на Земле есть огромное число достойных людей, но их доля в общепланетном масштабе крайне мала. Поэтому человечество всё меньше соответствует планам Создателей. Люди неспособны бороться со своими пороками. И, к сожалению, для этого есть весомые причины. Являясь частью материального мира, люди остро нуждаются в удовлетворении своих естественных потребностей: есть, пить,
размножаться и так далее. Является ли это их оправданием? На ранних этапах развития человеческой Расы возможно. Но в последние тысячелетия и особенно столетия вряд ли. По моим данным Совет Создателей, ещё до принятия решения об уничтожении человечества, поставил задачу всем соответствующим структурам СФЕРЫ тщательно проанализировать сложившуюся на планете ситуацию. Нужно было разобраться: что было сделано неправильно и почему получился именно такой результат. Почему не прекращаются войны и насилие, почему люди не хотят жить в мире с собой и окружающей действительностью? Но это уже отдельная тема.
        — В некоторых религиозных книгах есть такая фраза: «Человек был создан по образу и подобию божьему». Что это означает?  — спросил Ингвар.
        — Только то, что в человеке есть мы  — Частицы Сущности Высших Сил, души-смотрители. Это выражение не имеет ничего общего с внешним, материальным, телесным образом человека.
        — И ещё вопрос. Если все мысли, откровения, озарения учёных приходят из вашей СФЕРЫ, то получается, что Высшие Силы всё это сами дают человеку, в том числе и ядерную энергию, способную разрушить планету?
        — Да, человеку всё даётся свыше. Все учёные рано или поздно осознают, что их открытия являлись либо счастливой случайностью, либо внезапными откровениями, возникшими необъяснимо откуда. Наука развивается, давая человечеству возможность улучшать условия жизни. Но люди сами делают свой выбор. Имея огромные источники энергии, они могли бы использовать их для своего развития, а не для уничтожения себе подобных в бесконечных междоусобных войнах.
        — Получается, что все мы изначально несовершенны.  — Ингвар замолчал.
        — Да, но при этом у вас есть целая жизнь, чтобы вырасти духовно и приблизиться по этому показателю к своим Создателям. Однако, большинство выбирает совершенно другой путь. Многие бессознательно следуют искажённым идеалам, копируя жизнь тех, кто добился материального достатка, положения, власти и так далее. Людям трудно искать самих себя, им кажется, что легче жить по известному образцу. Последствия при этом довольно печальные. В так называемый «кризис среднего возраста» многим не дают покоя вопросы: «Что со мной не так? Почему жизнь не удалась?» Ответ довольно очевиден. Нужно было найти именно свой путь, свою судьбу и спокойно идти именно в своём направлении. В итоге получается естественное разделение на действительно несчастных и по-настоящему счастливых. Инь и янь, добро и зло, счастье и несчастье  — все перемешано в этом мире. Однако, при этом каждому человеку даётся выбор: «cтакан наполовину пуст и наполовину полон».
        — Почему люди так сильно привязаны к этому материальному миру и так редко поднимают глаза к небу?
        — Возможно, потому что там их ждёт пугающая неизвестность. А здесь, на Земле, всё более-менее понятно, потому что можно потрогать руками или провести, так любимые ими, эксперименты.
        Тем временем, Ингвар вплотную подошёл к десятиметровой, идеально гладкой, пластине, на которой были начертаны миллиарды загадочных символов. В центре её располагалось знаменитое изображение фигуры человека с расставленными руками, кисти флорентийского живописца Леонардо да Винчи.
        Ингвар прикоснулся ладонями к пластине. И в ту же секунду, в который уже раз ощутил, что погружается в иное измерение. При этом его мозг, молниеносно переключившись в режим супер-концентрации и максимального быстродействия, начал считывать информацию, анализируя и отправляя её в свои, как оказалось, практически безграничные внутренние хранилища. Наконец-то, для них было найдено достойное применение. Символы, на бешеной скорости пролетая пред его внутренним взором, и делясь с человеком отголосками своих смыслов, отправлялись в известном, казалось только им самим, направлении.
        При этом для самого молодого человека теперь всё было несколько по иному.
        Не было никакого ощущения полёта над поверхностью земли, которое во всех предыдущих погружениях в иную реальность, постоянно сопровождало его. Казалось, он просто замер в одной точке пространства и времени, а навстречу его сознанию на огромной скорости неслись гигантские объёмы информации, свидетельствующей обо всех этапах развития человечества.
        Кадры прошлого, настоящего и будущего перемешались в едином хаотическом потоке: гоминиды, оррорины, австралопитеки, хомо, неандертальцы; миллионы индуистских божеств; египетские фараоны; исход евреев из Египта под предводительством Моисея; первая проповедь Будды в Оленьей роще возле Бенареса; бесплодные скалы Мекки времён последнего исламского пророка Мухаммеда; распятие Иисуса Христа на Голгофе; эпоха просветления гималайского Майтрейи;…

        Глава 59

        Стоя на центральной площади Подземного города, Рамла подняла вверх голову и, как-будто впервые, посмотрела на потолок. Дети, трое сыновей и одна дочь, последовали её примеру и принялись разглядывать чудесные лучики.
        Многократно усиленное по случаю великого праздника освещение, казалось, жаждало насытить своим живительным светом всех обитателей. Осветительные полусферы, до этого момента мерцавшие загадочными полутонами, теперь сияли на полную мощность.
        Женщина на минуту задумалась.
        Прилёт Посланника кардинальным образом изменил её жизнь.
        До этого знаменательного события она, как и все другие обитатели Подземного города, вела своё существование согласно, веками установленному, традиционному укладу.
        Рамла, как и все её предки, провела здесь всю свою долгую жизнь. Она была образцовой женой и матерью: любила своего мужа, служившего охранником в одном из отрядов по охране «Зала Приёмников»; воспитывала детей; с почтением относилась к своим многочисленным родственникам; регулярно посещала всенародные молитвы, осуществляемые утром и вечером на центральной площади.
        И лишь изредка для неё всё коренным образом менялось. Она любила эти полубессознательные мгновения, когда в своих чудесных снах могла улетать вглубь времён. Рамла, пусть и непреднамеренно, но видела себя в своих собственных прошлых воплощениях. Причём самыми любимыми её моментами были те, в которых присутствовала её лучшая подруга Хоодера. Какая тогда была эпоха на планете, какая раса присутствовала на Земле, женщина не знала. Но всё, что касалось их личных взаимоотношений, всплывало из пучин времени вполне отчётливо.
        Незримые энергетические потоки, чудесным образом возникшие во время прилёта Посланника, надёжно укутали всю планету мощным энерго-информационным полем, позволявшим всем желающим (и способным к этому действию) телепатически общаться друг с другом. Этим не преминули воспользоваться и Рамла с Хоодерой. Давняя подруга довольно быстро настроила частоту своего восприятия в требуемом диапазоне мыслеволн и они мгновенно приступили к общению.
        К сожалению, в тот момент Рамла была очень занята своими бытовыми обязанностями. Однако, и тех нескольких минут, проведённых в безмолвном общении, для них оказалось вполне достаточно, чтобы многое вспомнить и обсудить. Рамле теперь казалось, что после своих погружений в прошлое и теперешняя её суровая действительность раскрасилась новыми оттенками.
        Женщина очнулась от радостных воспоминаний и продолжила путь. Нужно было поскорее занять свои места в специально выстроенном по данному поводу на центральной площади амфитеатре. Дети мгновенно последовали за ней.
        Теперь она уже не просто не шла по знакомым с детства переулкам, а летела на крыльях вдохновения. Как всё же прекрасно, что судьба позволила ей, пусть и только мысленно, но всё же пообщаться со своей подругой.
        Яркое освещение, великолепное убранство улиц, радостные лица прохожих… Всё это постоянно напоминало ей о том, что сегодня будет настоящий праздник.
        Радовал ещё и то факт, что этот день был объявлен всеобщим выходным для всех гражданских лиц. Именно по этой причине Рамле и посчастливилось теперь гулять вместе со своими детьми по городу. Мужа рядом не было, потому что он, как всегда, был занят на службе.
        Это был выдающийся день, поскольку правители Подземного города не часто баловали своих граждан массовыми празднествами. В данном случае официальным поводом для великого торжества явился внеплановый прилёт Посланника.
        Рамла, как и все горожане, знала, что это и в самом деле было выдающееся событие, случавшееся примерно один раз в десять тысяч лет. Это была реальная, а не философская или религиозная, связь Подземного города с Высшими Силами.
        Трепетно осознавая себя участниками контакта небесных покровителей и материального мира, все люди особо тщательно готовились к важнейшему в своей жизни мероприятию. Ведь такая честь не выпала ни их многочисленным предшественникам, ни, тем более, грядущим поколениям. Память об этом событии должна была увековечиться на тысячелетия.
        Ни один старожил не мог припомнить настолько грандиозных приготовлений. Казалось, что устроители торжества собирались превзойти по размаху этого действа самых искушенных профессионалов за все времена существования Земли.
        Заняв через некоторое время свои места на трибуне, Рамла вместе с детьми увидели, что главной темой празднества выбрана связь планеты Земля со СФЕРОЙ. Это было неудивительно, учитывая всю грандиозность случившегося недавно события.
        Вначале перед заполненными до отказа трибунами прошёл грандиозный карнавал. Наряженные в артистов охранники, свободные от службы, таскали на своих плечах огромные, красочные и яркие фигуры Солнца, Марса, Юпитера, Венеры, Сатурна, а также других планет Солнечной системы.
        Затем посередине площади был развёрнут гигантский ковёр, на котором провели показательные сражения лучшие бойцы из многочисленных подразделений охраны Подземного города. Эта часть праздника особо понравилась трём сыновьям Рамлы, ведь им также предстояло через несколько лет влиться в их ряды.
        По окончании этого действа в специально организованных павильонах все желающие смогли принять участие в изысканном пиршестве. На многочисленных столах были представлены всевозможные яства. Мастера кулинарного искусства в присутствие зрителей соревновались в приготовлении самых экзотических блюд.
        Дети были счастливы и, глядя на них, Рамла тоже ощущала небывалый восторг. В радостном состоянии время, как всегда, пролетает незаметно.
        Примерно через час устроители праздника уменьшили яркость тысяч шаров, освещающих Подземный город. При этом весь купол превратился в гигантский экран. На него были направлены десятки синхронизированных проекторов. Передаваемые ими кадры должны были подарить всем зрителям ощущение слияния с бесконечностью Вселенной.
        Первым делом были показаны фрагменты недавнего прилёта небесного Посланника. После чего, развивая главную тему празднества, начался показ голографического фильма про ближайшую к Земле СФЕРУ и далёкие обитаемые галактики.
        Последовавшие за этим, несколько часов пролетели, как одно мгновение.
        После окончания фильма всё пространство под куполом снова волшебным образом преобразилось. Теперь многочисленные и разнообразные фейерверки радостно оглушали и ослепляли всех собравшихся.
        В это время центральную площадь разделили на две половинки.
        В одной из них засидевшиеся за время просмотра фильма люди под звуки зажигательной музыки моментально окунулись в море танцев.
        Оставшимся же позволили принять участие в шуточных сражениях, заключавшихся в посыпании друг друга разноцветными красками и обливании водой.
        В завершение праздника огни купола совсем выключили, погружая Подземный город в настоящую ночь.
        Рамле, а в особенности её детям, понравилось, что напоследок всем желающим разрешили запустить разнообразные по форме и размерам воздушные огоньки. Через несколько минут весь купол был облеплен тысячами светящихся точек. Они мерцали подобно звёздам в ночном небе.

        Глава 60

        В то время, когда несколько тысяч обитателей Подземного города отчаянно веселились, магистр Кзорг Дахаг обдумывал свои дальнейшие действия. Он радовался так, как никогда за время своего долгого существования.
        Первый и самый важный шаг уже был сделан. Посланник СФЕРЫ получил искаженную информацию и Совет Создателей уже принял нужное решение. Таким образом, столь желаемый им вердикт был вынесен. Пятая коренная Раса была обречена на полное уничтожение.
        Магистру было приятно осознавать это своим личным и самым выдающимся достижением. Не зря оказались все те усилия, которые он предпринимал на протяжении последних нескольких тысячелетий, порой рискуя самим своим существованием.
        Однако, не смотря ни на что, он по-прежнему строил и воплощал в жизнь свои корыстные планы. И теперь Кзоргу предстояло двигаться дальше. Ведь конечная цель всё ещё не была достигнута. До полноценного возврата в волновую форму жизни было ещё достаточно далеко.
        Однако, раствориться в тонких энергиях, элементарно вернувшись в СФЕРУ теперь было для него недостаточно. Магистр не желал сливаться с общим энерго-информационным потоком, отказываясь от своей яркой индивидуальности. Потеря свойственной только ему персонализации могла означать для него лишь одно  — полный конец существования.
        Кзорг Дахаг мечтал и дальше, уже находясь в СФЕРЕ, иметь возможность самому ставить себе цели и двигаться в их достижении, не взирая на общепринятые формы деятельности других секторов и слоёв СФЕРЫ.
        Однако, он вполне осознавал, что витая в тонких мирах, сложно претендовать на полную независимость и самостоятельность. Тем более, когда ты отсутствовал там уже на протяжении последних тысячелетий. Единственным выходом для магистра теперь представлялось: во что бы то ни стало присоединиться к каким-то уже сформировавшимся силам.
        Из великого разнообразия видов деятельности, во множестве представленных в СФЕРЕ, Кзорг выбрал наиболее подходивший для его дальнейших планов сектор Советника Бронктуса.
        Магистр уже довольно долго был лично знаком с этим могущественным духом. Более того, их мнение в достаточной мере совпадало по многим важным темам, главной из которых было отношение к Пятой Расе. В данном вопросе они были едины: заселить Землю ничтожными людьми-органиками было неудачной попыткой. Одного этого важного консенсуса было вполне достаточно, чтобы направить ход рассуждений Кзорга Дахага в сторону строительство своего будущего образа существования под крылом всевластного Бронктуса.
        ***
        Магистр ещё раз перечитал долгожданное сообщение от Советника Бронктуса, рано утром доставленное и расшифрованное электронным Секретарем:

        «Уважаемый Первый Помощник!
        Поздравляю вас с победой! Совет Создателей принял решение об уничтожении органиков!
        Наконец-то, настал наш момент триумфа! Выражаю вам особую благодарность за все предпринятые вами меры!
        Да здравствует новая шестая Раса киберов-биотиков с искусственным интеллектом и с искусственными душами-смотрительницами!»

        Кзорг, взглядом полновластного хозяина, окинул огромную карту Земли, висевшую на стене его кабинета. Нескрываемое злорадство светилось в его собственных, давненько уже опостылевших ему самому, человеческих глазах.
        «Скоро, скоро всё коренным образом изменится!»  — истошно радовался он, мысленно посылая свои проклятья всем тем миллиардам светящихся красным цветом точек-людей, на которые ему так долго и с такой ненавистью приходилось смотреть.
        — Керк, пиши сообщение Советнику Бронктусу!  — приказал Кзорг своему электронному помощнику и продиктовал следующий текст.

        «Уважаемый Советник!
        Я рад, что наши с вами многолетние усилия увенчались успехом. Результат достигнут. Все люди-органики будут уничтожены, а их Души-Частицы Сущности займут свои кармически определённые места в СФЕРЕ, ожидая новых материальных оболочек в виде следующих земных рас. Но, вместе с тем, мне хотелось бы продолжить наше с вами сотрудничество и впредь, на более высоком для меня уровне. Рискну предложить вам мою кандидатуру на должность вашего заместителя. Вместе мы будем развивать шестую Расу в нужном для нас направлении. В связи с этим у меня к вам есть небольшая просьба. Мне не хотелось бы, подобно миллиардам душ людей, быть «переплавленным» в общем энерго-информационном потоке после смерти моего физического тела. Я хочу сохранить свою индивидуальность и в СФЕРЕ, в чистой волновой форме жизни. Тогда я в полной мере смогу быть вам полезен в решении наших совместных грандиозных задач».

        Магистр ещё раз перечитал текст. Получилось вроде бы неплохо.
        «Может быть, имеет смысл поменять местами слова „совместных“ и „грандиозных“?  — подумал было Кзорг, но решил оставить всё как есть.  — Думаю, что теперь у меня есть все основания, чтобы открыто заявить Бронктусу о своих планах.» Поразмышляв ещё минуту, он остался доволен своими формулировками и приказал электронному помощнику отправить послание.
        «Давненько я не навещал нашу лабораторию по созданию Киберов-биотиков с искусственным интеллектом.  — подумал магистр.  — Почему бы мне теперь не отправиться туда? Возможно, профессору уже есть чем меня порадовать.»
        Путь в секретную лабораторию занял не более пятнадцати минут.
        «Печально всё это.  — думал по пути Кзорг Дахаг.  — В давние времена я был настолько близок к Создателям, что можно сказать, мы вместе создавали первые Четыре Коренные Расы. Потом, после злополучных атлантов меня сослали сюда в качестве какой-то полукровки. Людей-органиков создавали уже без моего участия. Может быть поэтому я всех их так ненавижу? Как бы там ни было, думаю, что я имею полное право заниматься созданием Шестой Расы: кибернетических био-организмов с искусственной душой-смотрительницей. По последним данным эти искусственные души неплохо зарекомендовали себя, будучи внедрёнными в обычных людей. Неплохие из них получаются ищейки. И всё-таки мне интересно, какой из альтернативных источников энергии подойдёт для них наилучшим образом. Сейчас, по последним данным профессора Лодирака, у нас в разработке следующие: солнечная энергия, магнитное поле Земли и лучевое излучение от ядра планеты.»
        Увлекшись своими размышлениями, магистр и не заметил, как вошёл в помещение секретной лаборатории.
        Профессор Лодирак, на ходу поправляя свои растрёпанные волосы и кое-как застёгивая пуговицы белоснежного халата, мгновенно выбежал навстречу босу, не забыв при этом повесить на лицо подобострастную улыбку.
        — Лодирак, как продвигаются наши проекты?  — резко спросил Кзорг, подойдя к одному из десятка стоявших вдоль стен пятиметровых кубов. Магистр, внимательно разглядывая содержимое, с наслаждением приложил свою ладонь к прохладной и гладкой поверхности куба, от которого во все стороны разноцветными змеями уходили многочисленные трубки, кабели и световолокна. Внутри кубов-инкубаторов, заполненных серовато-зеленой жидкостью, плавали опытные экземпляры Биотиков, которые (и в это магистру очень хотелось верить) должны были стать будущими родоначальниками новой земной Расы.
        — Приветствую вас, ваше святейшество!  — заискивающе-заикаясь сказал ученый.  — У нас всё идёт по плану. Исследования энергетических лучей, идущих от жидкого и раскаленного расплава, находящегося в земной коре или в верхней мантии на больших глубинах (этот расплав люди называют Магмой), дали положительный результат. Возможно, нам удастся адаптировать организм Биотика с целью использования им этой энергии для своих внутренних жизненных процессов.
        — Хорошо. Наконец-то на Земле появятся особи, не нуждающиеся в желудках!  — довольно проворчал Кзорг.  — Надоели мне уже эти люди-органики со своими бесконечными и бестолковыми битвами за еду и ресурсы.
        — Да. Но мы пока только теоретически рассчитали такую возможность.  — начал было уточнять Лодирак.
        — От теории пора переходить к практике.  — перебил его Кзорг.  — Освободив биотиков от необходимости постоянно думать о «хлебе насущном», как выражаются люди, мы дадим им возможность заниматься действительно важными и полезными вопросами: постоянно решать бесконечные абстрактные задачи подобно тому, как это делают миллиарды Частиц Сущности в СФЕРЕ. Кстати, для этого вы должны обеспечить скорость функционирования мозга у биотика на достаточно высоком уровне. Мне надоели те ограничения, которыми искусственно наделены органики пятой Расы. Я хочу, чтобы наши биотики быстро соображали. Они должны иметь возможность самостоятельно, без помощи нейтринных лучей, находиться на постоянной связи со СФЕРОЙ. Тогда больше не нужны будут эти бесконечные перемещения Частиц Сущности из тел землян в СФЕРУ и обратно. Мы прекратим это безобразие в новых условиях жизни Шестой Расы. Столько времени и сил тратится на элементарную связь материальных оболочек со СФЕРОЙ! При этом высвободившиеся Частицы Сущности смогут постоянно находиться в СФЕРЕ и заниматься полезными делами. Замечательно! Какая экономия рабочей силы!
И ещё одно важное обстоятельство. Сразу же запрограммируйте следующее: никаких эмоций, переживаний, чувствований. Всё это излишне. Пустая трата драгоценного времени. Кстати, как там наши последние разработки в области «аренды» человеческого сознания?
        От резкой смены темы разговора профессор несколько замешкался с ответом. Как обычно при общении с босом, у него поднялась температура тела, глаза слезились, дыхание становилось импульсивно-прерывистым, на пальцах концентрировалось статическое электричество. Ему с трудом удалось «взять себя в руки» и выпалить скороговоркой.
        — Последняя версия программы позволяет нашему агенту без труда воспользоваться любым человеком-органиком, не занимающимся самопознанием.
        — То есть вы хотите сказать, что моя теория о пригодности недоступных и тёмных разделов мозга человека, его бессознательных мыслительных процессов, которые можно было бы использовать в наших целях, работает?
        — Да, вполне.  — от возможности порадовать магистра профессор обрёл некую уверенность.  — Мы уже провели ряд экспериментов и получили положительные результаты.
        Кзорг, вполне удовлетворённый услышанным, принялся ещё более подробно рассматривать плавающее в кубе тело опытного экземпляра биотика. Пока это был только очередной пробный вариант. Магистр вдруг вспомнил, что ранее это натренированное тело принадлежало одному из его охранников. В прошлом году этот достаточно смышлёный парень во время учебного боя получил серьезные ранения, несовместимые с жизнью. Он должен был умереть. Однако, Кзорг нашёл более правильное применение для этой достойной лучшей участи материальной оболочки. Правда при этом пришлось в очередной раз нарушить все законы СФЕРЫ и тайно поместить душу-смотрительницу человека в специальный энергетический изолятор. Магистр потратил довольно много времени на его разработку и теперь был доволен, что проблем с утилизацией использованных душ не существовало.
        Кзорг видел, что в теле землянина практически всё было заменено. От прежнего человека осталась только некоторая часть головного и спинного мозга. При этом всё тело хотя и напоминало своим внешним видом обычного человека, но на самом деле было полностью искусственным. Поскольку предполагалось, что биотик будет обходиться без еды, воды и воздуха, то соответствующих органов у него не было. Подобным образом решался и вопрос о продолжении рода. Планировалось, что новые поколения землян будут собирать на автоматизированных конвейерах.
        — На данный момент мои требования такие.  — проходя вдоль стены кубов с плавающими в них образцами будущих землян, сказал магистр профессору, уже доставшему свою записную книжку и готовому записывать все пожелания шефа.  — Всё лишнее из тел необходимо убрать для того, чтобы разместить в них следующее.
        В голове:
        1. Искусственный Интеллект с огромными вычислительными возможностями.
        2. Множество датчиков: а) зрительных (со спектром восприятия от инфракрасных до ультрафиолетовых волн, включительно) и б) слуховых (с возможностью восприятия от низкочастотных волн до высокочастотных волн).
        3. Мощный передатчик для постоянной связи со СФЕРОЙ.
        В теле:
        1. Огромный накопитель для хранения различных видов информации.
        2. Устройство для пополнения энергии. Пусть для начала он будет настроен (как один из вариантов) на излучение, получаемое от магмы планеты Земля.
        3. Мощные установки для создания силовых полей. Это потребуется нашему биотику для защиты от возможных угроз его существованию.
        В руках:
        1. Тепловые датчики.
        2. Тактильные сенсоры.
        3. Излучатели волн различных видов и диапазонов. Опять же, для защиты или нападения.
        В ногах:
        1. Ускорители бега и прыжков.
        2. Двигатели с изменяемой геометрией. Это пригодится во время полетов по воздуху.
        Магистр завершил осмотр всех существовавших на данный момент экземпляров биотиков, после чего впервые за всё это время мельком взглянул на профессора.
        — Пока так. Однако, в дальнейшем, возможно, я внесу ещё некоторые дополнения. Но и это ещё не всё. Ведь кроме, так сказать разумных тварей, нам понадобятся и сопутствующие элементы наступающей эпохи. Нам предстоит создать множество доселе невиданных форм жизни. А именно: киберзвери, киберрастения, кибернасекомые, киберцветы и так далее. Это будет новая кибер-эра! И ничего, что для этого потребуются гигантские заводы по производству подобных существ. Человечество тоже развивалось довольно продолжительное время. Главное  — вектор развития! Наконец-то, мир будет совершенен.

        Глава 61

        Рамла после прогулки с детьми по празднично украшенному Подземному городу вернулась домой поздно. Женщина, несмотря на полученную порцию всенародной радости, почувствовала себя неимоверно уставшей как физически, так и психически. Переполнявшие ее, после пережитого дня, эмоции оставляли двоякое впечатление.
        Настолько грандиозного празднества с участием практически всех жителей города действительно никогда раньше не проводилось. И это было прекрасно. Однако, по неизвестной ей причине Рамлу не оставляло чувство, что всё это скорее напоминало прощальный бал. И сама мысль о том, что вот так, по полной программе, отрываются только те, кому наперёд известно, что всё это происходит в последний раз, была просто невыносима.
        Муж вернулся домой глубоко за полночь. На службе было много работы по охране объектов в «Зале Приёмников».
        — Как ваша прогулка по городу?  — спросил он с порога.
        — Шумно, красочно, весело. Но я чувствую себя разбитой, как никогда.
        — Детям, наверное, понравилось.
        — Да, они просто в восторге.  — Рамла на секунду задумалась.  — Как ты считаешь, почему Кзорг Дахаг «закатил такой пир на весь мир» (Н. А. Некрасов)? Ведь он никогда раньше так не делал?
        — Да. Так оно и есть. Я со многими сослуживцами переговорил. Никто из них и даже их отцов и дедов не помнит подобного. Всем известно, что именно магистр отвечает за организацию всех массовых мероприятий. Единственное несомненно: свершилось нечто невероятно важное лично для него.
        — Что ему ещё надо, он ведь и так обладает пратически безграничной властью?
        — В нашем тесном мире сложно что-то утаить. Микроскопические частицы информации появляются то тут, то там. Собирая их воедино, можно предположить, что Кзорга не устраивает его нынешнее положение. Сложно делать какие-то выводы. Одно бесспорно, он почему-то люто ненавидит людей.
        — А что, если он чувствует отвращение не только к обитателям нашего малого мира, но и ко всему большому миру? Тогда логично предположить, что он жаждет покинуть его. И теперь, возможно, ему каким-то образом удалось, совершить нечто приближающее реализацию его мечтаний в жизнь.
        — Очень может быть. И, скорее всего, это каким-то неведомым образом связано с недавним прилётом Посланника. Я тебе пока не успел рассказать, не было времени, но мы с коллегами собственными глазами видели, как большая часть информационных модулей из «Зала Приемников» была заменена на аналогичные блоки, которые привезли из специального секретного хранилища. Более того, работы проводились с небывалым уровнем секретности. Мы думаем, что даже Председатель Совета Адептов Высшей Мудрости не догадывается об этом. Вот что удивительно!
        — Разве такое может быть?
        — Зачем тогда магистру понадобилось собирать всех нас, охранников Зала, несколько раз на специальный инструктаж? Он впервые так себя вёл. Не передать словами этот пронизывающий насквозь взгляд, которым он одарил каждого, по нескольку секунд заглядывая в глаза. Многие из наших позже сошлись во мнении, что Кзорг таким образом пытался всех массово загипнотизировать.
        — Что-же он вам при этом говорил?  — Рамла была в шоке от услышанного.
        — Только молчание спасёт нашу карму. Если кто-то проговорится, то он лично проследит за тем, чтобы после смерти физических оболочек наши души-смотрительницы не переродились бы в новых телах. Их путь будет проложен в те слои СФЕРЫ, где тысячелетиями мучаются грешники, грубо нарушившие «Законы Кармы».
        — Сурово.
        ***
        На следующий день, занимаясь своими обычными бытовыми делами, Рамла поймала себя на мысли, что её очень бы хотелось именно сейчас пообщаться с Хоодерой.
        Она присела в кресло, закрыла глаза и полностью расслабилась, мысленно представляя образ своей недавно обретённой подруги и настраиваясь на телепатический контакт. «Ну же, отзовись. Хоодера, где ты? Мне нужно срочно с тобой переговорить.»
        Дуновения тонких вибраций-мыслеволн с каждой секундой становились всё ярче и мощнее, но огонёк контакта пока не желал вспыхивать. Однако, после нескольких попыток, всё же разгорелось живое психическое пламя, согревающее душевной теплотой обеих женщин.
        — Хоодера, здравствуй. Как я рада снова тебя слышать? Мне тебя очень не хватает.
        — Рамла, моя сверхчувствительная Рамла, здравствуй. Столько времени прошло, а ты всё такая же.
        — Мне очень многое нужно тебе рассказать. Но сначала я должна выяснить то, что не успела в прошлый раз. Где ты живёшь? И как нам удалось встретиться?
        — Во время нашего с тобой прошлого контакта мне удалось запеленговать твоё место нахождения. Я обитаю как раз в противоположной точке земного шара. Но теперь это не имеет никакого значения, потому что мы с тобой уже близко друг от друга.
        — Не понимаю.
        — Я сейчас нахожусь в самолёте. Мы с моим внуком Энитаном только что влетели в воздушное пространство Тибета. И ты где-то рядом. Я чувствую это по мощности излучаемого тобой сигнала. Элементарное сокращение географического расстояния позволяет нам с тобой качественно синхронизироваться.
        — Так вот почему мне теперь удалось так легко с тобой связаться! А я уж было поверила, что свершилось чудо. Села, представила тебя и вот уже общаемся.
        — В очередной раз подтвердился тот факт, что близкие и родственные души находят друг друга и встречаются в разных своих воплощениях. Знаю, тебе трудно в это поверить, но я помню все свои жизни на этой планете, начиная с того момента, когда нас с тобой разделили и разбросали по разным уголкам Земного шара.
        — Я знаю только эту свою жизнь.  — сказала Рамла.  — Но мне постоянно снятся чудесные сны. И я не могу в них разобраться.
        — А ты помнишь, кем мы с тобой когда-то были?  — спросила Хоодера.
        — Нет. Я ничего не знаю, кроме того, что какая-то частичка моей бессмертной сущности знакома с тобой.
        — Раньше мы были атлантами. С некоторыми душами, пришедшими из той эпохи в настоящее время, мне удалось наладить контакт. С тобой оказалось сложнее, потому что ты, как мне удалось недавно выяснить, обитаешь в Подземном городе, окружённом специальными защитными полями. Поэтому я так долго не могла найти тебя. Посланник вовремя подоспел. Мечтаю теперь встретиться с тобой вживую.
        — Думаю, это невозможно.  — расстроилась Рамла.
        — Знаю, знаю. Вас редко выпускают наружу.
        — Один раз за всю жизнь я была на поверхности.  — увлечённо поведала Рамла.  — Помню, что нас привезли в какое-то полудикое и грязное человеческое поселение. Там проживала горстка несчастных людей. Все они были голодные, оборванные и без элементарных удобств. Мне так всё это не понравилось! Сразу же захотелось поскорее вернуться в наш цивилизованный и благоустроенный город. При этом нам рассказали, что все земные поселения такие же, даже ещё хуже. Бедные люди. Как им должно быть трудно жить на Земле. Правда, это было уже довольно давно.
        — Дорогая моя, не хочется тебя огорчать. Но всех вас, обитателей Подземного города, постоянно вводят в заблуждение, чтобы вы не разбежались по планете. На Земле много великолепно благоустроенных мест для нормальной жизни. Правда, в последнее время погодные условия резко изменились. Однако, в чём-то ты права. Материальное состояние, как выяснилось, не влияет на повышение уровня «счастливости» жизни людей. Ладно, об этом мы с тобой позже потолкуем.
        — Зачем ты летишь в Тибет?
        — На встречу с моим мужем.  — Хоодера в предвкушении долгожданной встречи не могла скрыть свой душевный трепет.  — Мы не виделись уже очень-очень долго.
        — Невероятно. Как же вам удалось найти друг друга?
        — Помог счастливый случай в лице обычного молодого исландца Ингвара Росдерссена. Не знаю, откуда он появился на моём пути, но это произошло в самый подходящий момент. Но, что это я всё о себе, да о себе. Лучше поведай мне, как ты там поживаешь?
        И Рамла всё рассказала Хоодере.

        Глава 62

        Первобытные люди, египтяне, евреи, мессии, пророки, мудрецы,… всё ещё стремительно-сонно проносились в голове спящего Ингвара, когда он вдруг очнулся и резко вынырнул из тонких сфер мыслесуществования.
        «Все эти люди были посланниками СФЕРЫ.  — догадался молодой человек.  — Причём каждый из них смог максимально познать себя и окружающий мир. Это сокровенное знание позволило им обрести колоссальную внутреннюю энергию, способную воздействовать на людей силой мысли. Однако, большие возможности автоматически предполагают и огромную ответственность.»
        В этот момент Ингвар открыл глаза.
        Увидев себя обнимающим спящую, но успевшую всего за один день, пока он с монахом Широ путешествовал в Окинаву, страстно соскучиться, Кайлу, он вдруг почувствовал странную тупую ноющую боль, пылавшую тяжёлым огнём в животе и отдававшуюся глухим эхом в груди. Никогда раньше и ничего подобного с ним не случалось. «Я вернулся и мы снова вместе. Откуда тогда эта непереносимая тошнотворная истома?» Молодому человеку сложно было разобраться, что же с ним сейчас происходит.
        Перебрав в памяти все свои последние дни, включая приёмы пищи, перемещения на различных видах транспорта и даже подробнейшим образом проанализировав свой подводный бой с предводительницей Кэтсуми (вдруг он не заметил какой-то внутренней травмы), Ингвар пришёл к заключению, что природа этого странного недомогания скорее всего душевно-психологической природы.
        Поэтому он первым делом после просыпания подумал о своей смотрительнице.
        «Адельфия, что со мной творится?  — мысленно спросил молодой человек.  — Почему мне так скверно? В человеческом языке даже есть такое выражение „тяжело на душе“. Ты должно быть уже в курсе, что-то стряслось. Это с кем-то из моих близких людей?»
        «Я не буду тебе ничего сейчас сообщать.»  — ответила Адельфия и мгновенно прекратила контакт со своим подопечным человеком-органиком.
        «Что-то я даже и не припомню, чтобы она хоть раз с момента нашего знакомства вела себя подобным образом.»  — удивился Ингвар.
        Поразмыслив ещё минуту, он решил не «откладывать всё в долгий ящик», встал и пошёл в направлении своего, лежавшего на столе, телефона, намереваясь позвонить домой.
        В это мгновение его айфон, словно бы почувствовав мысли хозяина, зазвонил именно той мелодией вызова, которая была закреплена за его сестрой.
        — Привет, Ингвар!  — со слезами в голосе сказала Эйлин.
        — Привет! Что с тобой?  — Ингвар никогда прежде не слышал свою сестру в подобном состоянии.  — Что случилось? Эйлин не молчи, скажи что-нибудь.
        Но девушка ничего не могла с собой поделать. Её горло словно бы перехватило стальными канатами. При этом в трубке явственно слышались рьяные попытки дышать. Однако, воздух из её лёгких, по какой-то загадочной причине, просто не мог вырываться наружу, мешали судорожные спазмы.
        Ингвар внезапно почувствовал, как его тоже начинает трясти странная, и главное неизвестно откуда взявшаяся, внутренняя дрожь. Казалось, пройди ещё несколько секунд, проведённых в неизвестности, и его зубы начнут тарабанить такую дробь, которую можно будет услышать за километр.
        Прошло несколько бесконечно долгих секунд, перед тем как он услышал в трубке именно такой стук зубов по стакану. Видимо Эйлин, не бросая телефон, нашла в себе силы выпить глоток воды. Это ненадолго помогло. Спазм горла отпустил. Она снова обрела дар речи.
        — Папы больше нет с нами.  — девушка наконец перестала сдерживать себя и яростно разрыдалась.
        — Не понимаю тебя.  — в эту секунду ему показалось, что вспыхнувший с максимальной силой костёр в животе и груди осветил все внутренние органы.  — Что всё это значит?
        — Самолёт, которым управлял наш отец, и в котором кроме него было ещё четверо пассажиров, врезался в гору и разбился. Никто не выжил. Служба по чрезвычайным ситуациям только что сообщила нам с мамой об этом инциденте.
        — Не понимаю.  — Через минуту Ингвар усилием воли заставил себя продолжить.  — Он ведь опытнейший пилот. Знает наизусть все свои маршруты. Как такое могло произойти?
        — В суматохе последних дней мы ещё не успели тебе всего рассказать.  — освободившись от главной тяжести  — поведать брату о случившейся трагедии, Эйлин снова обрела дар речи.  — Дело в том, что в связи с изменившимися условиями на планете, отцу пришлось переквалифицироваться на перевозку людей из особо пострадавших районов в области, расположенные поближе к Рейкьявику с целью дальнейшей их переброски на большую землю. Как нам рассказали спасатели, осматривавшие место катастрофы, в тот день произошло аномальное смещение границы холодного арктического воздуха значительно южнее обычного. Это привело к резкому изменению погоды и гигантской турбулентности. Поэтому все приборы выключились и самолёт, став полностью неуправляемым, сбился с курса. Мгновенно возникший из ниоткуда дикой силы торнадо подхватил его и, как игрушечного, бросил на скалы. Аналитики метеослужбы его аэропорта нам всё подробно объяснили. Сделать хоть что-то в подобной ситуации практически невозможно. Ты меня слушаешь? Ингвар, где ты?
        — Извини. Не могу говорить. Я тебе позже перезвоню.
        Ингвар бросил трубку и, как подкошенный, рухнул в ближайшее кресло.
        Только что полученная информация не помещалась в голове, разрывая мозг какой-то чудовищной бесчеловечной силой.
        Сработала надёжная система защиты психики от чрезвычайных перегрузок. И через мгновение молодой человек был уже далеко-далеко, мысленно улетая в свои юношеские годы. Перед яркими воспоминаниями прошлого безропотно тускнеют даже самые суровые волны беспощадного настоящего. Он парил именно в том времени, когда любой нормальный человек ещё остро нуждается в душевной теплоте своих родителей.
        А с ними Ингвару очень повезло. Мама в нём просто «души не чаяла» и, как могла, постоянно, хотя и ненавязчиво, заботилась о нём. Он занимался своим делом: рос и развивался. А она своим: старалась, хоть это и было для неё очень трудно, с каждым годом увеличивать дистанцию, чтобы не навредить ему своей «сверхопекой». Отец тоже всегда был открыт для общения, но в тоже время и не настаивал на тесноте и близости отношений. Всё было как-то в меру и очень индивидуально-гармонично, не переходя тонкой грани между холодной отрешённостью и оголтелым навязыванием. Так могут вести себя только очень внимательные, глубоко чувствующие и понимающие своего ребёнка родители.
        Для Ингвара это был единственно правильный метод. Ведь он рос очень неординарным ребёнком. Порой не замечал самых обычных вещей и процессов, протекавших, как говорится, прямо перед его носом, но в тоже время реально ощущал нечто невидимое и необъяснимое. И вот эта явность и видимость для него того, что для других было неощущаемым, очень отличала его от других, приводя одних в трепет, а других в раздражение, ведущее к отторжению любых порывов и инициатив среди сверстников. Многие из окружавших его родственников и знакомых не видели всего этого, а поэтому и не могли, как ни старались, понять его. В отличие от всех этих людей родители, пусть и по своему, но также реально ощущали это нечто. Они чувствовали сами и старались доверять своим чувствам настолько, что не лезли к нему со своими советами более опытных и дольше поживших людей, а просто оставляли его таким, как есть, без всякого вмешательства. Они были внутренне готовы. Для них не было ничего необычного в том, чтобы, чуть ли не с самого юного возраста, оставлять его наедине с самим собой. Он им обоим, и отцу в частности, был очень благодарен
за такое трепетно-уникальное отношение к себе. И именно это, необъяснимое никакими словами, качество «внутренней синхронизации» Ингвар, после того как покинул родной дом и переехал жить в Великобританию, и продолжал интуитивно искать во всех встреченных им людях. И если кому-то из них это удавалось, то такие люди, независимо от возраста, пола, национальности, и становились его самыми близкими друзьями на долгие годы.
        Ингвар вновь посмотрел на спящую Кайлу. Как же сильно он её любил. Однако, вместе с тем только что перерезанные невидимые нити, когда-то в (неожиданно быстро ставшем таким далёким) прошлом связывавшие его с отцом, теперешним тяжёлым и всё больше удаляющимся эхом твердили о том, что с каждой секундой становилось всё более явственным.
        Ингвар осознал, что он очень хочет встретиться с душой-смотрительницей своего отца.

        Глава 63

        У него было то, что теперь редко у кого есть, время.
        Хоумворт привычно стоял на своей любимой смотровой площадке и задумчиво смотрел на раскинувшуюся перед ним панораму. Свежий высокогорный ветер, казалось, своей несоприкасающейся с людской жизнью чистотой омывал залежавшиеся в тёмных чуланах мозга мысли и подгонял ждущие своего разрешения вопросы.
        Всем людям, встреченным на его пути, Хоумворт казался человеком без возраста и, тем более, без расовой принадлежности. При этом многие иностранные туристы частенько интересовались, не является ли он родственником актёра Моргана Фримана, на которого действительно был очень похож. Не по годам подтянутый, с благородной осанкой, широким приплюснутым носом и лучезарной улыбкой, он обладал взглядом, обращённым скорее внутрь себя, чем интересующимся окружающей действительностью.
        С первых минут знакомства складывалось ощущение, что единственным и действительно важным для него являлось только то, что уже невозможно было вернуть. Возможно, именно эти воспоминания и поддерживали его бесконечное существование, придавая смысл настоящему и даруя силы смотреть в будущее. «Камни прошлого  — это ступени будущего.» Хоумворту нравилась эта китайская пословица, ненавязчиво намекающая на преемственность самого времени.
        Прошлое и настоящее ему были прекрасно известны, а вот будущее до недавнего времени оставалось для него по-прежнему туманно. Чем жить, куда стремиться, чего добиваться,… Непросто ответить на подобные вопросы, зная абсолютно всё об этом уникальном мире и, в особенности то, что ты бессмертен и уже давным-давно достиг всего, чего только можно пожелать, пребывая в материальном теле.
        Хоумворт давно привык к своему вневременному существованию. Более того, здесь, в горах Тибета, ему постоянно удавалось подыскивать и подходящие для подобного образа жизни места. Ведь именно здесь, как нигде на планете, располагалось достаточное количество монастырей, значительно удалённых друг от друга. Можно было постоянно путешествовать из одного духовного убежища в другое, не вызывая при этом ничьих подозрений. Хотя, наиболее продвинутые монахи частенько улыбались, догадываясь об истинной природе его существа.
        Однако, значительно сложнее было с теми из простых смертных, с которыми сами собой складывались более близкие отношения. Проблема была в том, что со временем им непременно приходилось умирать, а он всё не менялся, столетиями оставаясь в одном и том же виде. Поэтому, ему было всегда морально сложно перебираться в другое место, знакомиться с новыми людьми и начинать жизнь сначала. Выручала, видимо встроенная на генетическом уровне, способность людей привыкать и приспосабливаться к окружающим условиям существования.
        Первым делом, попав в новое место, Хоумворт присматривал себе несколько в достаточной мере просветлённых адептов. После чего, установив с их душами-смотрительницами прочный контакт, мог напрямую общаться со СФЕРОЙ. Именно поэтому, полностью поглощённый делами и заботами тонкого мира, он и не нуждался в реально окружавшей его жизни. При этом, как и подобает любому адепту высшей мудрости, он не забывал ежечасно молиться о благополучии всех обитателей планеты Земля.
        В теперешнем своём монастыре, как во многих предыдущих, Хоумворт числился наставником, хотя большую часть времени проводил в уединённых медитациях. Иногда он беседовал на духовные темы со своими коллегами-монахами и лишь изредка уделял внимание своему физическому телу.
        Неудивительно, что где бы он не появлялся, практически мгновенно у него появлялось множество учеников и последователей. Самое интересное, что их особо и не интересовало, к какому конкретно направлению духовной мысли и религии он принадлежал. Они чувствовали высшую ступень его внутренней гармонии и интуитивно тянулись к нему, изо всех сил стараясь быть похожими на него.
        Не проходило и месяца после его прибытия в очередной монастырь, как весть о нём, как о великом целителе, разлеталась по всем окрестным поселениям. Он славился тем, что разбирался с такими болезнями и недомоганиями, за которые никто не смел браться. Недостатка в посетителях со всего мира, жаждущих непременного излечения, у него не было. Ощущение своей полезности простым людям скрашивало одиночество мудреца.
        Кроме того, его ум постоянно бился над разрешением некоторых, как он сам их классифицировал «вечных вопросов», одним из которых являлся следующий. Хоумворт никак не мог найти объяснение произошедших с его хорошим коллегой времён Атлантиды (тогда ещё Гомером Варитусом, позже известным под именем магистра Кзорга Дахага), внутренних перемен. Однако, мудрец всё ещё помнил те времена, когда они вместе возводили гигантское сооружение, впоследствии превратившееся в таинственный Подземный Город. Не стёрлись из его памяти и волнительные моменты разработки, планировки и размещения на центральной площади города его главного объекта: Резервного Накопителя, обеспечивающего сохранность информации о жизни землян.
        Хоумворт до сих пор не мог понять, как и в какой момент, с виду покладистый и открытый, Гомер мог превратиться в человеконенавидящее чудовище под именем Кзорг. Никакие рациональные объяснения произошедшего не могли успокоить пытливый ум мудреца. Да, он прекрасно понимал, что план Гомера в отношении будущего Атлантов не был принят Советом Создателей и Гомера сослали на Землю в качестве наказания. Но при чём тут люди? Они-то чем пред ним провинились? Почему впоследствии его гнев обрушился именно на них?
        Вопросы бурлили мощным потоком. Хоумворт привык к их непрекращающимся волнам. И если раньше они занимали значительную часть его внимания, то теперь всё изменилось. Теперь они уже были не настолько бесперспективно подавляющими. Внезапно возникший луч надежды повернул вектор поисков в светлую сторону.
        Хоумворт, стоя на любимой площадке и вдыхая чистейший высокогорный воздух, улыбался заигрывавшим с ним солнечным бликам близлежащих горных хребтов. Ему до сих пор не верилось, что подобным, неопределённым, образом обстояли его дела всего лишь несколько дней назад. Как и не верилось в то, что недавно свершилось его личное настоящее чудо  — он впервые телепатически пообщался со своей женой Хоодерой. Ведь с момента их принудительного расставания прошло уже не одно тысячелетие.
        Свершившееся чудо мысле-встречи с любимой Хоодерой было как гром среди ясного неба. Это как для человека несколько лет проведшего на необитаемом острове в полном одиночестве, и бесконечное число раз пытавшегося связаться с внешним миром с помощью оставшейся невредимой после кораблекрушения рации, когда она вдруг заговорила человеческим голосом. Причиной её неожиданной перезарядки могла бы стать, к примеру, случайно попавшая в неё молния. Поначалу одичавший без общения изгой даже не может поверить в реальность происходящего. У него полностью пропадает дар речи, когда он слышит в динамиках голос незнакомого человека, пытающегося выйти с ним на связь. При этом дикарь пытается мычать и говорить что-то нечленораздельное, но у него ничего не выходит и он не может вымолвить в ответ ни слова. А только захлёбывается в приступе надежды и собственных переживаниях…
        «Почему Хоодера здесь, на Земле, а не в СФЕРЕ?  — размышлял Хоумворт.  — Она проживает теперешнюю свою жизнь или ей, как и мне, пришлось провести всё это бесконечное время в самовосстанавливающейся оболочке? Почему же мы раньше не могли с ней телепатически связаться? Вижу единственное объяснение: прилёт Посланника создал необходимое для контакта энергетическое поле».
        Ему ещё раз вспомнился сам момент спонтанного возникновения их мысленной связи. Это произошло абсолютно неожиданно, как смерч, налетающий в пустыне и сметающий всё на своём пути. Таким же образом, буквально после первых обменов мысле-потоками с любимой, и вся предыдущая жизнь Хоумворта, со всеми её одинокими радостями и горестями, улетела прочь, как будто её никогда и не было на самом деле.
        Обычно, после долгой разлуки, близкие люди начинают общаться сразу обо всём и ни о чём конкретном, получая неизмеримое удовольствие от самого процесса общения. Также и Хоумворт с Хоодерой растворились друг в друге. На некоторое время весь окружающий мир просто перестал существовать. Они даже думать не могли о том, чтобы остановиться и хотя бы ненадолго разомкнуть жаркие мысле-объятия. И так как они оба при этом находились в состоянии глубокого сна, то окружающие всерьёз обеспокоились происходящим. Так семья Хоодеры, не понимая того, что с ней творится, на вторые сутки доставила её в ближайший госпиталь. А от спящего тела Хоумворта несколько часов не отходил Верховный смотритель монастыря.
        На третий день интенсивного общения потерявшихся во времени душ их тела немного отпустило. Теперь они смогли проснуться, успокоить своих близких и знакомых. После чего продолжили общение, но уже более-менее внятно изъясняясь и слушая один другого.
        А после того, как был назначен день встречи в реальном человеческом мире, им обоим и вовсе полегчало. Однако, теперь всё их естество не могло найти себе места по другой причине: не терпелось поскорее встретиться вживую. И вот, наконец, этот долгожданный, и, возможно один из самых удивительных дней в их жизни, наступил.
        Хоумворт внимательным, и даже в какой-то мере похожим на прощальный, взглядом окинул молчаливые вершины, искренне благодаря их за поддержку в особо тяжкие минуты.
        Именно сегодня они смогут увидеть и прикоснуться друг к другу. Хоумворт давно уже не ощущал в себе такого мощного прилива неизвестно откуда берущихся сил. Ему, порой казалось, что ради встречи он готов был даже пробежать, пройти, проползти разделявшее их расстояние.

        Глава 64

        Хоумворту казалось, что в этот удивительный день сама природа как-то особенно волнительно радовалась, озаряя всё и вся вокруг своей, какой-то особенной чистотой, проникновенной трогательностью и непостижимой торжественностью. При этом каждая травинка, подобно ему самому, замерла в изумлённом ожидании, чтобы не пропустить ни одного мига предстоящего события, а воздух пропитался настолько мощной вселенской гармонией, что даже незнакомые и не очень дружелюбные по своей внутренней природе люди начали раскланиваться со всеми встречными, приводя этим в неистовое изумление прежде всего самих себя.
        Хоумворт увидел Хоодеру и Энитана сразу же после прохождения прилетевшими пассажирами пункта таможенного контроля в аэропорту Гунгар, расположенном в 97 км от Лхасы. И, чтобы узнать друг друга, даже не потребовалась налаженная мысле-связь, потому что любящие глаза мгновенно встретились сами собой.
        В этот момент многочисленные медиумы, паломники, да и просто духовно продвинутые люди, в большом количестве находившиеся в аэропорту, с восторгом ощутили, как между двумя, с виду ничем не примечательными, пожилыми людьми, вдруг вспыхнул настолько мощный и духовно насыщенный мостик-радуга, что исходящий от него незримый свет буквально затопил всё внутреннее пространство зала прилёта.
        Хоодера, выйдя в свободную зону, застыла, как вкопанная, не в силах сдвинуться с места. Она, неотрывно и не мигая глазами, смотрела на медленно приближавшегося к ней Хоумворта.
        Мужчина и женщина, не говоря ни слова, крепко обнялись. В это мгновение они прочно соединились друг с другом не только в ментальном, но и в физическом мире. Присутствовавшие при этом случайные зрители-медиумы не могли оторвать взгляды, наблюдая, как на их глазах происходило настоящее чудо. Две мощнейшие ауры в мгновение ока слились в единое и неразрывное целое.
        Так идеально любящие друг друга пожилые люди, подобно восхитительной групповой статуе, не произнося ни слова, простояли несколько минут. Слишком сильные чувства завладели ими и не позволяли разговаривать вслух. Да и чем могли помочь слова этим двум великим частицам одного целого, когда они уже довольно долго беседовали телепатически. И поскольку это значительно более насыщенный способ общения, позволяющий мгновенно обмениваться огромными объёмами информации, то им уже удалось поведать друг другу о своих одиноких жизнях на протяжении последних тысячелетий, проведённых в разлуке.
        — Это твой внук?  — спросил Хоумворт, переварив первое потрясение и указывая на Энитана.
        — Да.  — спокойно ответила Хоодера.  — И он уже многое может…
        — Хорошо, что ты захватила его с собой. Расскажи подробнее. Нам потребуется его помощь.
        И они, не разнимая рук, пошли искать остановку. До дворца Потала, расположенного в самом центра Лхасы, нужно было ещё пару часов добираться на местном автобусе.
        ***
        Ингвар, Кайла, предводительница Кэтсуми и монах Широ прилетели из Нары в аэропорт Гунгар ближе к полудню.
        Неожиданно для самого себя, сидя рядом с любимой девушкой и недавно приобретёнными друзьями в довольно комфортном такси и наблюдая перемены, произошедшие в Лхасе со времен его юности, Ингвар явно ощутил, что всё ещё не может прийти в себя после трагического известия о смерти отца. Это была явно последняя капля, переполнившая сосуд его жизни.
        Постоянное накопление неординарных и угнетающих факторов не может быть бесконечным. Дерзкое покушение на его жизнь; арест старого друга, Магнуса; непрекращающаяся на протяжении последних месяцев гонка, связанная с его познанием себя и своих скрытых возможностей путём посещения мест силы; постоянные переходы сознания в высшие уровни функционирования. И всё это на фоне постоянной слежки и преследовании по всему миру агентами магистра.
        Не зря ведь говорится, что помощь действительно нуждающемуся в ней человеку приходит из ниоткуда в самый нужный для этого момент. Так и для Ингвара настоящим спасением в этой череде диких потрясений в его налаженной жизни была встреча с Кайлой. Без её поддержки и участия ему было бы трудновато выкарабкаться и держаться «на плаву».
        Ингвару вспомнилось выражение лица Кайлы, когда он поздно вечером вернулся в их отель, да ещё и не один, а с двумя попутчиками: Кэтсуми и Широ. Но, как это обычно и бывет, главное всем собраться вместе, а дальше уже всё налаживается как-то само собой так и случилось и теперь. Кайла довольно быстро нашла общие темы для разговоров с Кэтсуми, а Широ, на время отложив свою духовные поиски, стал больше похож на обычного молодого человека.
        Кроме того, Ингвар до сих пор не мог поверить в то, что его попутчики, бывшие ещё совсем недавно непримиримыми соперниками (во время встречи под водой вблизи пирамид Йонагуни), путешествуют теперь вместе с ним. В уме он снова и снова прокручивал эпизоды их совместной долгой дискуссии, возникшей как-то спонтанно и буквально сразу же после того, как они выбрались на сушу. Причём, самым интересным ему тогда показалась не сама тема беседы, а то, с каким интересом они смотрели друг на друга и на Ингвара. Ему было непонятно, почему они так сильно отреагировали на то, что он им мысленно показал. Обладая, недавно приобретённой, способностью воздействовать на людей ментально, Ингвар представил их внутреннему взору по очереди, сначала образ мудреца Хоумворта, каким он его запомнил с детства, а потом уже внешний облик провидицы Хоодеры, именно такой, какой он видел её ещё совсем недавно в Калифорнии. Кроме этого, Ингвар показал им фотографию актёра Моргана Фримана и фрагмент телевизионного шоу «Битва экстрасенсов». И в этот момент произошло чудо. Оказалось, что, обычно суровая и неприступная с виду Кэтсуми,
а вместе с ней и пребывающий постоянно в тонких мирах Широ, давно уже были знакомы с образами Хоумворта и Ходеры, и что было ещё более необъяснимо, они были знакомы друг с другом, по своим многочисленным и подробнейшим сновидениям. Естественно, молодым искателям своей внутренней истины сразу же захотелось познакомиться с героями своих снов, чтобы выяснить у тех кучу накопившихся вопросов и собрать наконец, мучившую их на протяжении полседних лет, душевную мозаику.
        Ингвар понимал, что если бы он мог вступать в прямой контакт с душами-смотрительницами Кэтсуми и Широ, то всё было бы намного проще. Однако, его Адельфия почему-то отказалась наотрез контактировать со своими коллегами. Поэтому, у Ингвара теплилась смутная надежда, что мудрый Хоумворт и знающая всё и обо всех Хоодера каким-то образом помогут с разобраться со всеми вопросами.
        Ингвар оторвался от своих размышлений, находясь в такси, которое везло всех четверых путешественников в заранее условленное место. Во время своего последнего телепатического общения с Хоумвортом, а с недавних пор они могли мысленно разговаривать друг с другом в любой момент, мудрец рассказал, что они должны делать дальше.
        Хоумворт на протяжении довольно долгого времени был близко знаком с одним из настоятелей Храма-Дворца Потала. Так вот как раз с его помощью он и получил разрешение принять своих гостей в одном из тысячи внутренних помещений главной духовной резиденции Тибета, доступ в которую был ограничен для сторонних посетителей. Меры предосторожности необходимо было соблюдать постоянно, поскольку агенты-ищейки Кзорга Дахага находились повсеместно, выискивая свои жертвы.
        Ингвар издалека заметил контраст между царственным видом главного храма Тибета и неказистостью примыкающих к нему улиц. Ещё через минуту ему стали хорошо видны Белый и Красный дворец, а также, и Золотой купол великолепного дворца Потала. Как раз сегодня в честь дня рождения очередного святого, вся средняя часть центрального здания была завешана двумя гигантскими разноцветными танками (коврами), каждая размером примерно пятнадцать на двадцать метров.
        ***
        Стеснительный послушник встретил путешественников возле входа на территорию и повёл их вглубь дворца Потала. Молодые люди сразу очутились в длинном тонком коридоре и всё, что они могли видеть, так это многочисленные дверные ручки в виде голов яков, в носу которых проходило кольцо, за которое брались рукой при открывании. Як  — символ самой жизни в Тибете. Без этого удивительного животного люди вряд ли смогли бы осесть в стол высокогорных районах. С кольца, как правило, свешивался шнурок, состоящий из заплетённых в косичку разноцветных ниток. Другие кольца были в виде изогнутых к окружность тел сказочных драконов, тело начинается и заканчивается головой дракона. Иногда по ходу движения встречались традиционные китайские вазы с искусственными цветами. На полу кое-где огромные ручной работы ковры, изготовленные из тибетских яков. Проходя мимо одного из молитвенных залов, путешественники увидели в слегка приоткрытую дверь множество монахов, сидевших на специальных скамейках. Все они, одетые в обинаковые тёмно-оранжевые тоги, задумчиво сидели на низеньких деревянных скамейках по десять человек в ряд
друг напротив друга и молились. Перед каждым их них лежали таблички со священными текстами. Стены помещений были украшены многократно повторяющимися фрагментами схематично нарисованных строений, домов, участков земли, парков, садов,… Внутри здания постоянно слышны звуки духовных песнопений. Это специально обученные чтецы нараспев читали гортанные мантры. Очистительные запахи ладана и ламп, горящих на жире яков, создавали неповторимые ощущения, уводя человека из физического мира в духовный.
        В тот момент, когда Ингвар со своей командой вошёл внутрь потайного помещения, Хоумворт о чём-то беседовал с Хоодерой, а непоседливый Энитан с любопытством рассматривал замысловатые рисунки, которыми были исписаны все внутренние стены.
        Едва переступив порог, молодой человек сразу же бросился в объятия своего любимого учителя. Мечта всей его сознательной жизни, наконец-то, свершилась.
        Хоодера же мгновенно вошла в контакт с душами-смотрительницами монаха Широ и предводительницы Кэтсуми. Провидица, проследив все воплощения этих молодых людей, сразу же узнала в них души-смотрительницы, находившихся в их совместном с Хоумвортом сыне и дочери в те времена, когда они были одной дружной семьёй в эпоху Атлантов. При этом сам монах и изумлённая девушка внезапно и неожиданно для самих себя погрузились в глубокую, но непродолжительную, медитацию. Через несколько минут к их духовному единению присоединился и Хоумворт. Теперь все четыре родственные Частицы Сущности, максимально синхронизировавшись, прочно соединились в маленькое единое целое, являющееся частью чего-то неизмеримо большего.
        Прошло пять минут, когда они все разом очнулись, внезапно вспомнив, что рядом находятся и ждут их возвращения к нормальному общению их добрые друзья.
        — Но, Хоумворт, как же вам удаётся так долго не меняться со временем?  — Ингвар первым задал вопрос обычным человеческим языком.  — Ведь вы теперь точно такой же, каким я вас помню с детстве.
        — Чтобы ответить на твой вопрос мне придётся немного окунуться в историю. Для начала, и думаю теперь как раз подходящий момент, я тебе должен сообщить то, о чём не мог говорить в твоём детстве. Ты потомок своего далекого предка и нашего с Хоодерой близкого друга, великого Вождя атлантов Анаксагора. В очень давние времена мы вместе с ним вели борьбу за дальнейшую судьбу всей Четвёртой коренной Расы  — Атлантов. Так вот мы проиграли сражение в Высшем Совете. Великими Создателями земного мира было принято решение переселить всех Атлантов вместе с их материком Атлантидой на планету Торианда, расположенную в другой Галактике, а точнее в тройной звёздной системе созвездия Центавра. Самого же Анаксагора превратили в Солнце. Таким образом, он стал источником энергии, дающим тепло планете с его любимой цивилизацией. А вот меня решили изолировать, отправив сюда, на мою любимую планету Земля, в специально разработанном для этой цели скафандре. Другими словами моё тело это моя темница, из которой мне не выбраться без помощи специалистов из СФЕРЫ. При этом оно рассчитано на многотысячелетнее существование
и может быть как-то изменено или деформировано только извне с применением каких-то особых технологий. Несмотря на то, что официально меня изолировали, мне сразу же удалось установить прочные связи со СФЕРОЙ. Помогли мои многочисленные друзья, оставшиеся там. Поэтому я изгнанник и отшельник в одном лице. Позже мне удалось взломать и обойти некоторые системы охраны в моем психо-духовном теле-скафандре. Тебя привезли ко мне в Гималайские горы, когда возникли проблемы с твоим здоровьем. Войдя в телепатический контакт с твоей душой-смотрительницей Адельфией, я, сразу же, понял, кем ты был в предыдущих своих воплощениях. А что касается природы твоего заболевания, так это было в областях, пока недоступных пониманию твоих современников. Синхронизация твоего сознания с душой приводила к тому, что ты видел необычные сны, рассказывавшие тебе о ранних эпохах. Эти видения мешали тебе жить обычной жизнью и создавали большие проблемы в школе и при общении с одноклассниками. Ведь ты не мог соглашаться с тем, что тебе говорили, потому что с детства видел всё по-иному. От отсутствия взаимопонимания с окружающими людьми
сильно страдала твоя психика. Порой недоступные обычным людям объёмы информации, хранящиеся в их подсознании, настолько велики, что начинают проявлять себя независимо от самого человека, что существенно мешает его нормальной жизни. Нечто подобное случилось и с тобой. Однако, мне удалось помочь тебе справиться с самим собой. Позже, во многом благодаря чтению правильных книг, ты многое осознал в себе и научился жить в мире с самим собой. Ну, а после того, как мы с тобой снова стали общаться, пусть и в телепатически, ты побывал в пяти глубоких медитациях, ведущих к истинному просветлению. Постепенно уровень синхронизации твоего сознания с подсознанием, душой и Абсолютом увеличивался. Сначала тридцать процентов, потом пятьдесят, позже семьдесят. Это выдающийся результат для любого землянина. Однако, максимальные сто процентов достижимы лишь для тех, кто может осознанно побывать в СФЕРЕ.
        Хоумворт и Ингвар ещё некоторое время беседовали наедине.
        При этом,