Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ЛМНОПР / Рублёв Сергей: " Первое Поколение " - читать онлайн

Сохранить .
Первое поколение Сергей Анатольевич Рублёв
        Сергей Рублев
        Первое поколение
…Спускаясь вниз после утомительной процедуры досмотра (к нашему брату разведчику всегда придираются дай бог!), я увидел на погрузочном уровне Мика Дуниска - он стоял перед здоровенным полицейским роботом и, судя по всему, пытался что-то ему доказать.
        Глаза робота горели вишневым огнем, не предвещавшим ничего хорошего.
        По собственному опыту знаю, как трудно что-нибудь втолковать полицейскому при исполнении - эти роботы в своей подозрительности переплюнут любого живого сыщика - кто их только программировал? Надо, однако, спасать своего - таков неписаный закон нашей корпорации.

        - В чем дело, эр? За что вы задержали этого честного человека?  - с ходу атаковал я стального верзилу, зная, что, несмотря на все ухищрения программы, отвечать человеку он обязан.
        Мик, увидев меня, явно обрадовался:

        - Скажи ему, Ригар, скажи этому железному…  - тут он поперхнулся словом, видимо, вспомнив, что оскорбление полицейского тоже входит в перечень деяний подсудных.
        Глаза робота вспыхнули, и он проскрежетал в ответ:

        - Вы… нарушили правила экспорта… Вы - нарушитель…

        - Черт возьми!  - чуть не плача, возопил Мик.  - Я уже битый час твержу, что груз не с этой планеты! Это транзит, понятно тебе?

        - Ваши бумаги… не в порядке…  - продолжал бубнить полицейский, как бы невзначай помахивая своим третьим манипулятором с наручниками.

        - Постойте, постойте,  - вмешался я, сразу уяснив обстановку,  - какой груз? Разве разведчики перевозят грузы? Эр, проверь-ка, по какой графе проходят снаряжение и оснастка для звездолетов рейдерного типа?
        После секундной паузы робот опять включил говорильник:

        - Этого… груза нет в списке обязательного снаряжения звездолета…

        - Что же это за груз?  - обратился я к Дуниску. Тот безнадежно махнул рукой, не отвечая.

        - Партия товаров… детского ассортимента… Как-то: соски детские… погремушки… свистульки…  - робот продолжал перечислять, Мик стоял с мученическим видом.
        Я в недоумении воззрился на него - что это, шутка? Да нет, не похоже. Куда там - того гляди, загребут нашего Мика! Хорошо, что полицейский все долдонил о каких-то рогаликах, шариках - это дало мне возможность прийти в себя. Очень вежливо я перебил стража закона:

        - Уважаемый эр, мне кажется, при вашем программировании ваши уважаемые творцы недоучли одну мелочь…
        Тот сразу вывернул башку на меня, глаза полыхнули огнем - роботы высших кондиций очень болезненно реагируют на замечания о своей программе. Для них это нечто святое, и программистов они почитают, как родителей.

        - Что… неточно… в программе?  - проскрипел он с натугой, угрожающе шевельнув всеми двенадцатью рабочими манипуляторами. Мой голос стал медовым:

        - Что вы, что вы, никакой неточности… Так, мелочь - или, может, вас так давно программировали, что не успели ввести одной поправки…

        - Какой?  - рявкнул тот. Мик смотрел на меня с проблеском надежды.

        - Поправка № 412бис, регулирующая взаимоотношения индивидуального разведчика и нанимающей организации… Вы можете ознакомиться с ней по каналу центрального компьютера…
        Робот вобрал голову в гигантские плечи. Обращаться в Центр для них все равно, что к президенту - последняя инстанция, и без крайней нужды к ней не прибегают.

        - Но я могу ознакомить вас с этим пунктом,  - поспешно добавил я, чтобы не перегибать палку,  - он очень коротенький: «Разведчику разрешается брать в рейд все, что он считает нужным для его успеха и своей безопасности, за исключением товаров, перечисленных в п. 290». Входят ли игрушки в этот перечень?
        Электронные мозги варят быстро, это да - не прошло и секунды, как последовал ответ:

        - Товары… детского ассортимента… не входят в список запрещенных п. 290…

        - Ну вот - в чем же загвоздка?
        Он еще секунду охмурял нас по очереди своим горящим взглядом - кажется, мы ему очень не понравились… Но, в отличие от настоящего полицейского, робот подчиняется логике, а не чувствам. Сверкнув очами на прощанье, он бесшумно развернулся на месте и потопал восвояси. Ха, электронные мозги! Может, он соображает и быстрее, но прям, как доска - за мою карьеру это не первый робот, которого я взял на пушку, пользуясь его трепетом перед Центром. Теперь, пока он окольными путями выяснит, что его надули, пройдет не меньше суток - к тому времени мы будем далеко!

        - Ну, спасибо, дружище!  - обрадовано потряс мне руку Мик.  - А то с этими формальностями совсем голова кругом, заморочили, как пацаненка!

        - Да, легче по Юпитеру пешком пройтись, чем угодить чинушам,  - согласился я вполне искренне.  - Ну, пойдем, что ли… Сколько же мы не виделись, года два?
        Мик засмеялся:

        - Да нет, побольше. Помнишь, еще Большой Жак собирал группу на Антарес. Какое-то там шикарное болото - уж не помню, чем оно ему так понравилось… Кстати, как он?
        Я помолчал - к чему лишний раз бередить рану? И сейчас еще неясно, что произошло на Гнили (так обозвали планетку). Но большой Жак уже не обхватит своими ручищами за плечи и не встряхнет, как бывало… Наверное, Мик понял все по моему лицу - омрачившись, он с досадой выдохнул: «И-иэх, мать-пространство! Добралось-таки!»
        Молча ткнув меня кулаком в плечо, он продолжил:

        - Ладно, пойдем ко мне, выпьем…

«За помин души»,  - мысленно продолжил я и согласно кивнул. Настоящие разведчики понимают друг друга с полуслова - сама работа отбирает похожих чем-то людей.
        Узнав по дороге, что я только что прибыл («приехал», как изысканно выражаются ветераны), Мик предложил у него и остановиться.

        - Да у меня сейчас четыре комнаты, представляешь? Это от «Транс Компани» подарочек, не забыли еще!
        Подарочек в самом деле неплохой - на планете, где живут исключительно в прорытых под поверхностью убежищах, это просто даже роскошь.

        - А ты где пропадал все это время?  - спросил я.  - И что это за фокусы с погремушками? Ты что, контрабандой занялся?
        Мик как-то сразу увял:

        - А-а… Расскажу потом. Если хочешь…  - и вздохнул.
        Ой-ей-ей, это неспроста! Конечно, никакой он не контрабандист, это я так… Однако не галактику же он завоевывать собрался этими своими сосками и свистульками?
        Добрались быстро - здесь вообще все рядом, особенно не разбежишься. Комнаты оказались роскошными - каждая не меньше шести квадратных метров. «Есть где протянуть ноги»,  - весело комментировал Мик, показывая. Он действительно был рад мне - похоже, изрядно соскучился по компании. Но веселье его было каким-то внешним
        - в нем чувствовалась постоянная нота грусти. Он изменился за это время.


* * *

…Мы уже успели выдуть по три пузырька лунного коньяку (изрядная, скажу вам, гадость) и обменяться дежурными воспоминаниями. После первого, выпитого молча, языки развязались, и на втором пошли рассказы - недаром говорят, что когда встречаются два разведчика, одной галактики им мало. Я поведал сагу о своем рейде к Кассиопее по поручению Государственного совета по освоению - за три открытых планеты мне полагалась приличное вознаграждение, но жмоты из финансового отдела зажали треть суммы под предлогом, что, мол, одна из планет непригодна для жизни. За…цы! А как же я - я-то ведь прожил там целую неделю!(Хотя, если говорить честно, прожил я ее под видом великого шамана Окис-дура и собрал неплохую коллекцию черепов - они там вместо денег). Черепа я продал Антропологическому музею, заверив, что в ближайшие сто лет нога человеческая не ступит на Гхар (так называли туземцы свою землю, в переводе - «большая голова, набитая дерьмом»).
        Разгорячившись, я расплескал коньяк и напугал робота-официанта, принесшего ужин. Красный лик Дуниска плавал передо мной, как луна в тумане - он тоже успел изрядно набраться. По его рассказам выходило, что первый год после нашей встречи он работал на ту самую «Транс Компани», в чьей берлоге мы сейчас и находились. Насчет дальнейшего он хранил молчание. Я не донимал расспросами, захочет - сам расскажет.
        Наконец, после того, как мы расправились с десертом и немного протрезвели, Мик сказал, неловко усмехаясь:

        - Ты, небось, думаешь, что старый Мик свихнулся, возит в космос всякую ерунду?

        - Что ты, Мик, наверное, у тебя есть для этого причины…
        Он покачал головой:

        - Да-а… Причины самые что ни на есть…  - он кинул на меня смущенный взгляд.
        Что же могло вогнать матерого разведчика в краску? Но я благоразумно промолчал, держа свои догадки при себе. Нет ничего хуже, чем лезть в душу собеседника против его воли. Мик еще раз вздохнул (что-то он стал вздыхать - раньше я за ним этого не замечал).

        - Ригар, ты ведь меня знаешь…  - начал он после ободряющего глотка оранжевого пойла.
        Я только хмыкнул утвердительно. Я действительно знал его - пять лет в одном учебном отряде чего-то стоили. Мы занимали соседние каюты на нашей «альма-матер» - старом дредноуте «Капитан Иллисми».

        - Я всегда сторонился женщин,  - продолжал он,  - даже курсантом не больно-то усердствовал, не знаю, то ли побаиваюсь я их… Одно скажу - не по себе делается. Ну и остался холостяком. Хотя этим-то у нас кого удивишь…
        Это точно - процентов девяносто всего нашего корпуса ходит в холостяках. Ничего не поделаешь, издержки профессии.

        - Так вот. После этой заварушки в Альменни мне перепала кругленькая сумма, что-то около двух миллионов кредитов.
        Я присвистнул - на такие деньги можно безбедно прожить до конца дней… Или провести месяцок в Оранжтрее, самом крутом суперкурорте Федерации, на выбор. В себе-то я не сомневался, но у Мика на всякий случай спросил:

        - Ну, и как решил?

        - Как-как, обыкновенно. Первый миллион вылетел кометой, и недели не прошло. В этом бардаке у Сигмы Лебедя знают толк! Представь, даже жалко не было - ну, миллион, ну и что… Но дальше дело не пошло - забрала меня такая тоска… Плюнул я на все эти финтифлюшки, и поехал домой, на Глоб. Думал, чудак, что повидаю родину и излечусь… Как бы не так! Вместо дома своего увидел там какое-то непотребное крошево из пластика - говорят, мода нынче такая, а по мне - срамота, насквозь просвечивает… В общем, улетел я оттуда, не солоно хлебавши. Ни дома, ни улицы… Садик там был - сам сажал. Вместо него площадка для шаробола… Плюнул и улетел. И не жалею.
        Он умолк. Я не торопил - отхлебывая из пузырька, я наслаждался покоем и безопасностью. Нечасто удается эдак-то посидеть в хорошей компании. Меж суетой населенных миров и хищным оскалом пустоты начинаешь особенно ценить простые радости жизни.

        - Была у меня одна мыслишка…  - Мик в задумчивости повертел пузырек, поставил на стол.  - Понимаешь, с такими деньгами наниматься куда-нибудь уже не тот интерес. А делать я больше ничего не умею, да, по правде сказать, и не хочу… И решил я устроить себе каникулы - поболтаться по космосу в свое удовольствие, посмотреть, не торопясь, на другие миры - когда еще такая возможность представится? Обычно ведь мечешься, высунув язык, как ищейка, выискивая заказанное - планету там или целое созвездие… Внес в Галактический контроль залог, получил свой кораблик - помнишь, «Черепашку»?
        Еще бы! В нашем секторе это был самый быстроходный рейдер - Мик сам его и строил на верфи Брайана Эшби, и не пожалел затрат. Обычно разведчики рано или поздно выкупают свои суденышки, и поэтому стараются не брать слишком дорогие, но Мик здесь пошел против правил - посудинка у него была, что надо, с использованием последних достижений. Я как-то раз управлял ею в транспространстве
[Транспространство (автопространство-тоннель)  - собственное пространство корабля, в котором он покоится или движется с досветовой скоростью; создаётся генератором. При независимости от окружающего пространства корабль может двигаться относительно него со скоростями, многократно превышающими световую.] - пушинка! Мик поглядел на меня смеющимися глазами:

        - Что, вспомнил? С этим корабликом я мог забраться куда как далеко…  - в голосе его слышалась неподдельная нежность. После некоторой паузы, отданной, по видимому, воспоминаниям, он вновь заговорил:

        - Пока я оформлял страховку да грузился, все думал, куда направиться. Тут как раз объявили плановый поиск - всех наших мобилизовали на разведку нового района. Ну и решил я попытать счастья - не из-за денег, скорее просто… Даже не знаю, как сказать - ну, хотелось взглянуть, что там… Планеты для полного освоения - дело стоящее, и жизнь на них обычно приятная для глаз - не какие-нибудь кристаллические уродцы, как на Веге, или прозрачные амебы величиной с танк, как на Сириусе… Я и сам тогда не догадывался, насколько был прав насчет этой жизни.

        - Ты здорово изменился,  - решился я подать реплику.

        - Да? Ты находишь?  - Мик слабо улыбнулся, качнул головой.  - Наверное… Со стороны-то всегда виднее.
        Я промолчал, ожидая продолжения. А в том, что оно последует, сомнений не возникало
        - уж коли Мик Дуниск решил облегчить душу, то лучшего слушателя, чем старый товарищ, ему не найти. И, действительно, раз настроившись на нужную волну, он не потерял пеленга - допив остаток коньяка, он удовлетворенно крякнул, уселся в кресле поудобнее и обвел глазами комнату.

        - Вот смотрю я сейчас на эту каморку, и вспоминается мне рубка моей «Черепашки» - точно такая же крохотулька, только одному и поместиться… А по мне лучше места не найти - как вылетел в чистое пространство, да как врубил генератор, не поверишь - даже запел… Уж не помню, что,  - он в смущении махнул рукой.  - Да ты и сам знаешь, что я перед тобой распелся?

        - Ты хорошо говоришь,  - сказал я серьезно.
        Не знаю, чего тут было больше - алкоголя или сентиментальности, но мне понравилась его ода свободному полету. Я и сам чувствовал примерно то же, когда после всех формальностей и суеты вырывался на трассу, высверливая пространство впереди себя рейсовым генератором - в такие минуты ощущаешь себя всесильным.

        - Я специально попросил сектор, где звезд поменьше,  - рассказывал между тем Мик, помогая себе обеими руками,  - ведь не работать летел, а с сотнями-то запаришься. Да и ребятам надо дать заработать. Зато для меня каждая звезда - радость, а уж Солнце [«Солнце» - в отличие от звезды на жаргоне косморазведчиков означает полный или приближенный аналог нашего земного Солнца. Обычно у таких светил обнаруживаются наиболее перспективные для заселения планеты.] - то просто праздник!
        Он вдруг вне связи с предыдущими словами грустно покачал головой:

        - Знаешь, я все думаю - ведь только тогда и жил настоящей жизнью, когда летал. Остальное - как сон…
        Я налил ему в утешение еще капельку. У сна ведь тоже есть свои преимущества.

        - Спасибо, Ригар,  - растрогался Мик.
        Наступал тот период пьянки, когда собеседники начинают со слезами каяться, бить себя в грудь и признаваться друг другу в разнообразных грехах. В этом отношении разведчики - сущие ангелы, и кроме обычных мелких прегрешений, вроде дебоша на отдаленном астероиде, сокрытия от бдительного ока закона каких-нибудь сувениров (вроде зеленого свиноящера с Денеба, однажды разгуливавшего по Селенополису) или контрабандной торговли с дикими планетами им не в чем признаться. И нет той неприятной, навязчивой откровенности, когда пытаются свои пакости переложить на чужие плечи.

        - Да… Тогда я был свободен - летал, как пташка, никаких забот…  - Мик мрачно уставился в полированную поверхность стола и некоторое время молчал. Потом лицо его посветлело:

        - Это солнце я увидел на второй месяц… До того успел обследовать десяток других - ничего особенного, все, как обычно. А это была находка… Представляешь, по всем параметрам почти точная копия земного, хоть садись и реви от счастья. Невольно думалось - не может быть, чтобы такая раковина оказалась без жемчужины. И я ее обнаружил. Планета Греза - голубая с зеленым. Я даже не удивился - было у меня предчувствие. Поэтому, может, и назвал так…
        Я спокойно слушал эти излияния - в самых матерых волках Звездного Флота порой просыпается поэт… И карты Звездного Мира усыпаны названиями, из которых я, не сходя с места, могу вспомнить пяток «грез». Все это, впрочем, ничуть не умаляло моего уважения к собеседнику.

        - …Предчувствие не обмануло, это был если не рай, то его преддверие. Два материка, разделенные двумя океанами, россыпь островов… Я еще не получил данные обработки, а уже знал, что нашел то, о чем мечтает каждый разведчик. Не может обмануть подобная красота!

        - Да ты идеалист,  - заметил я.

        - Пусть. Если хочешь знать, я всегда вижу, чего ждать от планеты. Помнишь Розу? Там я сразу понял, что добра от нее не жди - так и вышло. Вбухали прорву денег, людей погробили, а все без толку. А этот мир был такой…  - он махнул рукой и вздохнул.
        Насчет Розы он прав. Хотя сейчас-то можно говорить о предчувствиях…

        - Можешь себе представить, как не терпелось оказаться внизу, на поверхности… Но сделал как положено - измерил все, что только поддается измерению, а главное - проверил наличие психополя[Психополе - общеупотребительное название комплекса излучений мозга разумных существ, по которому определяется наличие их на вновь открытых мирах.] . С ним оказалось все в порядке - здешняя жизнь до разума еще не добралась… Так я тогда думал.

        - Значит, ошибался?

        - Да нет… Тогда не ошибался.
        Я в недоумении замолк. Мик поглядел на меня как-то искоса, словно не решаясь взглянуть прямо.

        - Тогда не ошибался…  - раздумчиво повторил он, словно сомневаясь, продолжать ли… Потом решил-таки продолжить, спросил:

        - Как ты думаешь, Ригар, о чем я думал, ступая на почву этого мира?

        - М-м… Если не о премиальных, о чем же… Радовался, наверное, травка зеленеет, птички поют… Сам сказал - рай.

        - И я в этом раю - первый человек, как Адам. Вот об этом-то я и подумал, уж не знаю, почему. И, не успев подумать, увидел Еву…

        - Еву?!

        - Угу. Тогда я еще не знал, что это имя ей вполне подходит, поскольку она была единственной женщиной на Грезе.
        Среди разведчиков и освоителей, истомленных долгими месяцами, а то и годами без женского общества, ходит немало подобных рассказов. Обычно в них со смаком описываются оргии со всяческими инопланетными блудницами, якобы случайно встреченными на неизвестных планетах. Правды в этом не больше, чем в хвастовстве школьника лет тринадцати. На Мика Дуниска это не похоже. Поэтому я спросил осторожно:

        - Постой-ка, ты же говорил, что не засек психополя?
        Он пожал плечами - мол, понимай, как хочешь. Я понял и заткнулся.

        - Вообще-то она только походила на земную женщину. Так же, как земная женщина - на самку гориллы. Может, я и преувеличиваю, но при взгляде на нее я просто остолбенел. Такую красоту трудно перенести, для нас она чрезмерна, еще немного - и она могла бы убить. И мне стала понятна эта земная тоска в легендах о феях…
        Но человек - существо удивительное, ко всему привыкает в мгновение ока. И, не успела она подойти, как я пришел в себя относительно, конечно, ровно настолько, чтобы связать пару слов. Да, забыл сказать, одежды на ней не было никакой: однако первое время и подумать о ней, как о женщине, казалось мне невозможным - все равно, что о Венере Милосской…

        - Первое время? Сколько же ты там провел?

        - Год,  - признался он, неловко повернувшись в кресле. Я не стал комментировать, ограничившись поднятыми бровями. В конце концов, он имеет полное право рассчитывать на мое понимание и сочувствие.

        - Сначала мы объяснялись больше жестами… Но она на удивление быстро научилась космолингве - и недели не прошло. Есть ли у нее свой язык, не знаю до сих пор, да и задавать подобные вопросы себе я начал лишь какое-то время спустя. По глазам вижу, что ты уже задал их…

        - Лишь один - откуда она взялась?

        - Вот и я спросил ее об этом сразу, как только смог… А между тем она как появилась, так никуда и не уходила - пришлось поселить ее в каюте корабля… В моей каюте. Не улыбайся - другой-то не было, а ночи там все же прохладные. В то же время у меня ни на секунду не возникало сомнения в том, что она представительница высокой цивилизации, может быть, гораздо более древней, чем наша… Да… И не успел я оглянуться, как врезался в эту представительницу по уши.
        Он сокрушенно покачал головой, словно досадуя на свою моральную неустойчивость (хотя, скажу по секрету, никто так не податлив на женские чары, как суровый и закаленный невзгодами звездопроходец).

        - Вот так дни летели, а я… Я все больше привязывался к этой нежданно явившейся фее Грезы, даже имени ее не зная. Да и она ко мне привыкла - все, бывало, льнет… А я, как увижу подобную богиню, да в своей убогой конуре, так мурашки по коже господи, думаю, да как же это мне счастье такое, да за что же…
        Волнение преобразило его - глаза обрели блеск, на лице выступил румянец… Он напоминал теперь юного пажа, воспевающего свою королеву, или инока, возносящего молитву святой деве - чувство было неподдельно, да и не умел он притворяться.

        - Не до ученых разговоров становилось мне, когда она улыбалась… Все же, постепенно выспрашивая ее о том, о сем, выяснил - оказывается, здесь, на Грезе, существовала когда-то цивилизация. Цивилизация - это по нашему говоря. Для того, чтобы описать, как жили ее сородичи, в нашем языке слов не хватало, понял только, что ни с нашей наукой, ни с техникой ничего общего у них не было. Спросишь, куда же все подевалось? И я спрашивал, а она только улыбалась в ответ, да так, что я с этим больше не приставал - до чего грустная то была улыбка! Так и оставалось загадкой ее одиночество здесь.
        Я все же программу исследований кое-как вел - облетел планету на флаере, в океан спустился, везде понатыкал датчиков, надеясь обнаружить психоизлучение, однако все без толку - ничьих излучений, кроме наших, не фиксировалось. И как это меня угораздило сесть точнехонько в том месте, где находилось единственное разумное существо на планете? Что-то здесь было не так, и поневоле я стал задумываться.

…Но случилось в один вечер, что я дал ей имя, и она стала моей женой. Скажи, можно ли сойти с ума от счастья? По-моему, я тогда помешался… А назвать ее пришлось, потому что на нашем языке имени у нее не было. Долго я не думал и назвал ее Евой, прародительницей жизни - вспомнил, о чем подумал, когда увидел ее впервые. Конечно, Адам из меня…
        Он смущенно крякнул. Я посмотрел на него новыми глазами, как бы со стороны. И нашел, что это вполне достойный экземпляр земной расы - может, до херувима ему и далеко, но фигура и лицо дышали энергией, силой - такого тростинкой не переломишь. И та инопланетная девчонка могла не сетовать на судьбу - с таким мужем она не пропадет.

        - Так это ты своим детям игрушки везешь?  - спросил я его.
        Он кивнул, багровея - молодой папаша, да и только! Правда, подобные шалости в нашем корпусе не приветствуются, ну да уж… Поймут ведь - любовь! И искренне поздравил его:

        - В таком случае могу задним числом благословить ваш брак, и поздравляю с рождением… А сколько их у тебя?
        Он сделал неопределенный жест:

        - Да так… Несколько.
        Такой уклончивый ответ меня удивил - ведь главное-то рассказано, чего уж теперь… Но - дело хозяйское. И приготовился поднять тост за счастливого отца:

        - Давай тогда за них и выпьем… Посмотреть-то пригласишь?
        В нем шла какая-то внутренняя борьба, словно он хотел что-то сказать, но не мог решиться. Наконец, решимость победила - он коротко взглянул на меня и произнес:

        - Я ведь не все сказал тебе, Ригар. Самого-то главного ты и не знаешь…
        Кажется, я понял, в чем была причина сомнений:

        - Не бойся, Мик, ты же знаешь, я не трепач!
        Он вроде облегченно вздохнул:

        - Не хотелось бы, чтобы мне, как снег на голову, свалился весь флот Федерации. А с детьми… Скажи откровенно, что ты знаешь обо всем этом?
        Вопрос застал меня врасплох.

        - О чем, о детях?

        - Да, и о том, как они появляются.

        - Брось, Мик, кто же этого не знает!

        - Вот и я так думал, когда Ева объявила, что у нас скоро появится ребенок. Радовался, беспокоился - а ну, как он окажется каким-нибудь уродом. Но она меня успокоила - не знаю, откуда такая уверенность, но она передалась и мне. А сама Ева ходила весь срок просто сияющей - никогда раньше не видел ее такой. И как она меня тогда любила - ты бы слышал. Все такие… знаешь… ласковые словечки выучила… А то приготовит что-нибудь - такая оказалась мастерица! После сухомятки-то просто объеденье. В общем - примерная жена. Но вот незадолго до родов я увидел ее задумчивой и даже грустной какой-то, потерянной… Когда спросил, в чем дело, она мне и призналась. «Не хочу,  - говорит,  - тебя больше обманывать, ты мой муж, но я тебя люблю, и ты должен все знать». И выложила мне историю. Оказывается, как я и предполагал, она оказалась у места посадки не случайно. Единственная женщина, сохраненная угасающей цивилизацией Грезы для будущего возрождения, должна была встретиться со мной в любом месте планеты. О причинах угасания цивилизации могу сказать немного - из ее объяснений понял только, что в процессе
совершенствования люди Грезы перешли какую-то грань, за которой началось вырождение. У всех оказалась совершенно идеальная наследственность, и притом совершенно одинаковая. Идеалов-то не может быть десяток, он только один… Катастрофа растянулась на столетия - детей рождалось все меньше и меньше, и с этим ничего нельзя было поделать. Размеры угрозы были осознаны слишком поздно, спасения не было… Нужны были гены совершенно другой расы, здоровой и сильной. И для встречи с представителем этой неведомой расы была оставлена последняя женщина Грезы. Было оборудовано специальное хранилище - одновременно и дом для ее будущих детей, где собрано все необходимое - от еды до учебных компьютеров, хранящих в памяти наследие исчезнувшей культуры. Вот только об игрушках не позаботились… Как я уже говорил, их техника совершенно отличается от нашей по принципам действия, но, по словам Евы, совершенна по самому действию, к тому же может самовозобновляться. Практически они могли ждать вечно…

…Что я почувствовал после этого рассказа, трудно передать. И удивление, и злость, и уязвленная гордость - еще бы, после того, как тебя использовали как быка-производителя! Но в конце концов осталось одно чувство - жалость к этой девочке, на хрупкие плечи которой взвалили такое бремя. Представь, что от тебя одного зависит будущее человечества!
        Обревела она мне все плечо… Потом говорила, что боялась - а ну как я ее брошу? Гордость моя уязвленная поутихла, как представил я себя не месте тех, кто снаряжал Еву в этот далекий путь. Тоже ведь - такую девушку отдавать первому встречному звездному проходимцу! Ну, была, правда, какая-то страховка - встретиться с Евой мог только гуманоид. Расчет строился на том, что межзвездную экспансию достаточно долго мог осуществлять лишь энергичный и здоровый народ, молодость которого должна была спасти этот мир. Так что, пока я исследовал планету, меня, в свою очередь, прозондировали с головы до пят и дали добро на пробуждение. Представляю ее чувства
        - вокруг ничего знакомого, того, что любила - все следы стерло время… Но главное не в этом - понять все можно. Дело-то все в том, что, когда я вошел в хранилище после родов (кстати, оно оказалось на другом континенте, чему я уже не удивился), то увиденное потрясло меня гораздо больше, чем я ожидал…
        Лицо его нервно покривилось - похоже, от сдерживаемого смеха, а может, от гримасы отчаяния. Передохнув, он объяснил:

        - Помнишь, я говорил тебе об их пресловутом совершенстве? Ведь земная природа крайне расточительна - рыбы мечут миллионы икринок, из которых сохраняются считанные единицы, насекомые откладывают многие сотни яиц - опять же для того только, чтобы уцелело несколько личинок; тли плодятся, как ненормальные, не говоря уже о простейших - дай им волю, они в считанные часы поглотят всю Землю! Такая растрата сил, материала - разве можно назвать это сумасшествие разумным? Мы-то к нему привыкли, и не представляем себе, как может быть иначе…
        Он секунду помолчал. Закончил тяжело, как ударом молота:

        - Может. И мне пришлось в этом убедиться очень скоро…
        Глядя перед собой, он продолжал рассказ, и голос его доносился словно издалека, отрешенный и спокойный:

        - Я увидел бесконечные ряды прозрачных ячеек, уходящие в темноту огромного подземелья… И в каждой ячейке билась новая жизнь! И Ева с сияющими глазами в пол-лица бросается на шею, лепеча какие-то слова благодарности… За что? Стою столбом, пока до меня доходит - она, оказывается, и представить себе не могла, что я обладаю такой плодоносящей силой… Ведь их мужчины производили ровно столько половых клеток, сколько нужно для зачатия, а нужна-то всего одна! Это их и сгубило в конце концов - процесс самосовершенствования, запущенный в незапамятные времена, на этом не остановился - в следующих поколениях все больше мужчин оказывались стерильными - видимо, организм счет даже такую ничтожную трату вещества и энергии излишней. Что и говорить, они стали полностью совершенны… Но даже такие не живут вечно.
        Я сидел ошарашенный, пытаясь уместить в голове невероятную, неслыханную новость - уж этого-то я никак не ожидал! Наконец, пережив первый шок, разразился вопросом пополам с бранью:

        - Черт возьми! Но как же она смогла всех родить?!

        - А она и не рожала,  - легкомысленно, как о чем-то само собой разумеющемся, ответил Мик.  - Весь срок беременности ушел на то, чтобы только произвести нужное количество яйцеклеток. А в дальнейшем… Автоматы позаботились о них - для этого им самим пришлось размножиться. Но дело свое они знают отлично, родная мать не справилась бы лучше! Теперь уже можно точно сказать - человечество Грезы возродилось. И я - его отец.
        В ответ я смог лишь промычать что-то неопределенное и потрясти головой - изумление парализовало речевые центры.
        Он смущенно опустил глаза, вполголоса пробурчав себе под нос: «Хм… Подумать только
        - сто миллионов детей! Ну да где наша не пропадала..»
        Во все глаза я смотрел на него - ну ничуть, ни капельки он не походил на прародителя целого народа, легендарного и величественного. Обычный человек…
        Он улыбнулся, и лицо его сразу посветлело:

        - А все-таки чертовски приятно быть отцом… Жаль только, что не хватит времени просто познакомиться со всеми своими детьми. Хотя… Ева на что-то намекала - может, и это они предусмотрели?


* * *
        Теперь жду - лет через пятнадцать в Федерацию будет принят новый мир. Дело обычное, вот только при регистрации ответ на вопрос о фамилии будет до странности однообразным…


        notes

        Примечания


1

        Транспространство (автопространство-тоннель)  - собственное пространство корабля, в котором он покоится или движется с досветовой скоростью; создаётся генератором. При независимости от окружающего пространства корабль может двигаться относительно него со скоростями, многократно превышающими световую.

2


«Солнце» - в отличие от звезды на жаргоне косморазведчиков означает полный или приближенный аналог нашего земного Солнца. Обычно у таких светил обнаруживаются наиболее перспективные для заселения планеты.

3

        Психополе - общеупотребительное название комплекса излучений мозга разумных существ, по которому определяется наличие их на вновь открытых мирах.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к