Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Войны Богов Алексей Анатольевич Рудаков
        За пологом из молний #3 Чужая, покрытая льдом и снегом планета. Настойчивый писк зуммера - кислород на исходе. Разбитый корабль незнакомой конструкции. И - никого рядом.
        Игорь Маслов, получивший смертельное ранение в ходе стычки с боевым отрядом Слуг, обнаруживает себя в новом мире, где ему предстоит выжить и найти путь домой.
        Чужие расы, иные технологии, боевые механоформы, космические и наземные бои. Книга «Войны Богов», третья в цикле «За пологом из молний» написана в популярном стиле «Выживание» и обещает читателю множество приключений и неожиданных поворотов сюжета. Вместе с Игорем вам предстоит познакомиться с тремя расами, населяющими кольцевое звездное скопление, и найти путь к его центру, где обитают Боги - повелители местных звезд.
        Алексей Рудаков
        Войны Богов
        Глава 1
        Басовитое жужжание шмеля, то нараставшее до громкого рёва, то истончавшееся в комариный писк, вторгалось в сознание спящего, спеша вырвать его из мягкого и теплого мира сна. Выждав момент, когда вредное насекомое приблизилось максимально близко, Игорь махнул рукой, надеясь сбить настойчивого нахала.
        Промах!
        То ли он был ещё слишком сонным, то ли шмель имел обширный боевой опыт, но его рука впустую вспорола пространство.
        - Ну и чёрт с тобой, - полупроизнёс, полуподумал Маслов, засовывая руку под щеку: - Жужжи себе, мне пофиг.
        Шмель, несомненно оскорблённый таким его поведением, немедленно вернулся, принявшись с новой силой терзать его слух, заставляя человека просыпаться.
        - Вот же зараза, - постепенно выбираясь из теплого ничего, Игорь, выпростав руку из-под головы, принялся шарить рядом с собой.
        Его обидчик несомненно мог праздновать победу - приходя в себя человек вспоминал события своей жизни и сейчас, водя рукой у головы, искал будильник, стоявший в изголовье кровати на скромном армейском табурете. Что поделать, мебель на Базе Портала, было строго армейского образца - простая, местами грубая, но надёжная.
        - И куда же ты делся? - Сонным голосом, не открывая глаз, так можно было хоть чуть-чуть оттянуть момент пробуждения, произнёс он и довольно всхрапнул, когда его ладонь наткнулась на нечто твёрдое.
        - Попался! - Пальцы скользнул вверх, отыскивая широкую клавишу отключавшую зуммер, но вместо плоскости верхней крышки, они продолжали ползти вверх, словно будильник, созданный трудолюбивыми руками китайских рабочих, вдруг встал на попа.
        - Во же….! - Ёмко и нецензурно охарактеризовав и часы и рабочих, Игорь, понимая, что проиграл этот раунд, резко сел встряхнув головой.
        Табуретки не было.
        Так же отсутствовала кровать, стены и потолок - он сидел посреди заснеженной равнины практически на опушке тёмного, практически чёрного, леса.
        - Ничего себе! Это я где?!
        То, что он был не на Земле стало понятно стоило только ему поднять голову к прорехам в низких серых облаках - сквозь дыры проглядывало непривычное, голубовато-зеленое небо с двумя тусклым шариками светил.
        - Что за бред?! - Вскочив на ноги он огляделся по сторонам, но никаких следов товарищей не было.
        - Это неправильно! Я же только… - Воспоминания последних часов, словно проломив преграду в его сознании, встали перед ним и Игорь, прижав руки к массивному шлему, повалился на колени захваченный вновь обретенной памятью.
        - Капитан? Чум? Дося? - Стоя на коленях он покачнулся, выставил руку вперёд и замер, уставившись на неё. Ладонь, была затянута в тонкую серебристую перчатку, бывшую одним целым с оранжево красным рукавом. Скосив глаза и боясь пошевелиться, он посмотрел на вторую руку - её облачение ничем ни отличалось от первой. Тоже самое было и с ногами - яркие штаны переходили в короткие сапожки, металлическим блеском наводившие на мысль об одинаковости материала и на них, и на ладонях.
        - За-ши-бись! - Продолжая стоять на коленях он поднял руки к голове, ощупывая массивный шлем с широким прозрачнымокошком перед лицом.
        Откуда-то из глубин сознания пришло понимание конструкции замков и Игорь, положив пальцы на небольшие рычажки по периметру жесткого воротника, принялся отщелкивать их желая избавиться от столь массивного украшения.
        - Стой! Сдурел?! Снаружи минус семьдесят! Сдохнешь! - Появившийся где-то рядом голос был полон даже не страха - ужаса: - Тебе может и плевать, - продолжил голос возникая то справа, то слева: - А я - создание уникальное! И дохнуть от твоей глупости не собираюсь!
        Голос был не мужской, не женский - определить его пол было так же сложно, как и определить пол ежа, встреченного вечером в саду.
        - Ты? - Маслов хотел было сказать, выразить своё недоверие к уникальности говорившего, но горло сжал спазм, и он торопливо начал сглатывать тягучую слюну, пытаясь смягчить горло, терзаемое возникшей сухой резью.
        - Конечно я. Не ты же! Вас, Странников, толпы, а я…
        - Странников? Я - Странник?
        - Ну не я же! Я, в отличии от тебя, создание не только уникальное, но и совершенное во всех смыслах! Не то что ты, вот же мне не свезло! С такой кучей костей в одной упряжке оказаться!
        За его спиной что-то тихо лязгнуло, вздрогнул ранец, а вместе с ним вздрогнул и Игорь, вдруг получивший очередное знание.
        У него был ранец!
        И в нём, он словно наяву увидел обтянутый лимонно желтой тканью плоский короб у себя за спиной, было что-то очень важное, жизненно необходимое для его выживания.
        - Эй! Не спи, замёрзнешь! - Появившийся перед ним объект более всего походил на небольшое, блестящего металла, яблоко, в которое шутник-огородник воткнул матово-сиреневую линзу фотоаппарата. Дополняя образ плода вниз из шарика торчала суставчатая веточка-плодоножка с небольшими сетчатыми овалами-листочками, вращавшимися в разные стороны.
        - Ну? Как я тебе? Совершенство! Молчишь? В шоке? - Изламывая ножку шарик закрутился перед ним, демонстрируя сверкавшие даже в этот пасмурный день бока.
        - Эээ… Ну…
        - В шоке. - Констатировав таким образом мычание человека, шарик сложил листочки, и ветка начала втягиваться в рюкзак складываясь как телескопическая удочка.
        - Не буду тебя больше мучать, - с явным удовлетворением произнёс голос исчезая из поля зрения Игоря: - Я же не зверь, понимаю, что осознание своего несовершенства и уродства принесёт тебе боль. Но - не вешай нос, Странник! Всё не так плохо - я с тобой. И, как высшая форма жизни, несу ответственность за тебя.
        - Мы в ответе за тех, кого приручили, - поднимаясь на ноги тихо пробормотал Маслов, но шарик его услышал.
        - Да-да-да. Именно так. И вот ещё что. Запомни свои обязанности, организм. Ты должен полностью мне подчиняться, выполнять все мои приказы и…
        - А не слипнется? - Поинтересовался Игорь, похлопывая себя по телу и подпрыгивая - холод начал проникать под его костюм заволакивая окошко шлема морозными узорами: - Я, знаешь ли - свободный человек.
        - Свободный, - не стал спорить шарик: - Но, глупый. Что, низшая форма, холодно?
        - Сейчас согреюсь, - продолжая подпрыгивать шмыгнул носом Маслов: - Костёр разведу.
        - Здесь атмосфера из инертных газов, - тут же доложил его спутник: - Упс… Промашечка с костром-то.
        - П-п-придумаю, что ни. ни будь, - холод, празднуя победу, уже пробовал его на зуб, сотрясая тело человека крупною дрожью.
        - Ты? Придумаешь? Не смеши меня!
        - Зе-землянку выкопаю! - Протерев стекло шлема - ветер забрасывал его пригоршнями снежинок, он посмотрел на черневшие деревья с острыми яркими кончиками ветвей: - Шалаш сделаю. Главное - эту бурю переждать!
        - Лучше сразу могилу. - Ехидным тоном произнёс голос: - Тут всегда так. И это не буря, была бы она, ты б уже окочурился. Ладно уж, - тон смягчился: - Придётся снизойти до помощи. Развернись кругом - что видишь?
        - Эээ… ничего, - повернувшись кругом Игорь обвёл взглядом заснеженную равнину, чьё белое полотно изредка разрывали серо-бурые камни.
        - Не тупи! У тебя воздуха и энергии минут на десять осталось! Холмик видишь?
        - Холмик? - Присмотревшись, он увидел небольшую белую горку шагах в двадцати от себя: - Это что ли?
        - Ура! Рад, что ты только отупел, но не ослеп! Иди к ней.
        - Зачем?
        - Затем! Делай, что тебе говорю! Вперёд!
        Пожав плечами - правда вместо ожидаемого жеста его тело свело судорогой от холода, Игорь двинулся к холмику.
        - Теперь - смахни снег! - Продолжал командовать шарик: - Давай, шевелись! Жить хочешь? Слушай меня!
        - Вот что-то уже и не уверен - хочу я так жить, - выделив тоном «так», Маслов погрузил руку в белую массу и его пальцы уткнулись во что-то жёсткое. Взмах руки, нанесённый ветром снег, тотчас закрутил небольшое торнадо и перед ним появился кусок металла пронзительно красного цвета.
        - Работай давай, - прикрикнул шарик, выводя его из ступора: - Выше смахивай, ну же!
        Ещё несколько взмахов - ледяная крупа легко покидала насиженное место, и перед Игорем появился прозрачный колпак кабины, своим рубленным видом напоминавший остекление самолётов Великой Отечественной Войны.
        Ещё несколько взмахов и сквозь прозрачную стенку стала видна небольшая кабина с широким креслом и приборная панель с парой экранов по краям.
        - Ручку чёрную видишь? - Оторвал его от осмотра шарик: - Внизу, под колпаком? На себя и поворот вниз!
        Колпак кабины откатился назад, стоило только ему выполнить указания шарика. Перевалившись через борт у плюхнулся в кресло и корабль, не иначе как почувствовав вес пилота в своём чреве, тут же закрыл кабину отгораживая человека от негостеприимной внешней среды.
        - Успели! - Теперь в голосе звучали нотки торжества: - Ты мне жизнью обязан. Можешь не благодарить. Тааак… Подключаю костюм к бортовому жизнеобеспечению… Запускаю продувку кабины…
        За спиной Маслова что-то тихо щёлкнуло, по кабине заметались снежинки, разгоняемые вентиляцией, но их танец оказался скоротечен - не прошло и нескольких секунд, как ветер стих унося с собой и белоснежных танцоров.
        - Температура - норма, состав смеси - норма, - безмятежным тоном пробормотал шарик: - Поднимаю забрало.
        Серия щелчков и стеклянное окно перед лицом человека поползло вверх, давая ему возможность вдохнуть наполненный техническими запахами воздух корабля.
        - Тут что попить есть? - Глубоко вздохнув Игорь едва не закашлялся, настолько сильно всё вокруг было пропитано запахом палёного пластика: - Чем это? Воняет?
        - Попить? - В голосе его спутника послышались нотки недовольства и пренебрежения: - Пить, есть, дышать… Какой же ты несовершенный! А чем воняет - так это у тебя спросить надо. Кто корабль раздолбал?
        - Я?
        - Ну не я же. Держи, - тон шарика смягчился, и выскочившая из-за пазухи костюма трубочка замерла перед губами Игоря.
        Тёплая, слабо солоноватая вода отдавала металлом и неприятным химическим привкусом, но Игорю было не до того. Сделав несколько глотков от отпустил трубочку, та тотчас втянулась в глубины костюма, и откинулся на спинку кресла прикрыв глаза.
        - Эй! Не спать! - выскочивший из-за плеча шарик навёл на него свой объектив: - Времени и так много потрачено - попил? Всё. Работать пора!
        Стекло шлема поползло вниз, и Игорь поспешно положил палец на край окна шлема, не позволяя ему закрыться: - Тебе надо - ты и работай, - прикрыв глаза пробормотал он: - А мне отдых нужен.
        - Что? Отдых? По моим данным, - шарик качнулся вверх-вниз, словно меряя человека взглядом: - Ты полон сил.
        - Ты меня сначала напои, накорми, спать уложи - а уж потом с работой приставай, - продолжая удерживать край шлема пробормотал в ответ Маслов: - Мне, к слову, и тут хорошо. Тепло, не дует.
        - Тепло?! Не дует?! Ресурса корабля осталось на пол дня! Нет, дорогой, - приблизившись, шарик постучал в стекло: - Ты раздолбал - тебе и чинить.
        - Зачем чинить? - Зевнув, Игорь поёрзал в кресле устраиваясь по удобнее: - Меня будут искать. Найдут - наши своих не бросают. Лучше СОС включи, если ещё не сделал.
        - Искать? Да кому ты нужен?!
        - Жизнь - бесценна. Меня спасут.
        - Жизнь стоит ровно столько, сколько за неё могут заплатить. А у тебя за душой ничего нет. Всё! - Что-то неприятно кольнуло Маслова пониже спины: - Подъём. Запасы костюма я пополнил. Часа на два-три хватит. Пошли.
        - С месте не сдвинусь, - опровергая свои же слова Игорь приподнялся и почесал ужаленное место: - Пока не расскажешь.
        - Что не расскажу?
        - Всё! С самого начала.
        - Ну… - Замолкнув на несколько секунд голос возобновил свою речь избрав наставительно-назидательный тон: - Всё началось многие миллиарды лет назад во время Большого Взрыва, или Рождения.
        - А поближе к теме можно? С момента моего появления здесь? И вообще - где я?
        - А кто ты - это ты знаешь?
        - Я - Игорь Маслов с планеты Земля, или Зея.
        - Это был сарказм, - вздохнув, шарик покачался из стороны в сторону: - Забудь. Вижу, что с юмором у тебя проблемы.
        - Так где я нахожусь? - Пропустив мимо ушей последнюю реплику продолжил Игорь: - И как я здесь оказался? Помню - шёл с товарищами по дороге, из города, - не стал он вдаваться в детали, решив опустить некоторую часть их похождений: - А потом раз - и тут.
        - Ты - на планете.
        - Гениально! Это и я заметил. Что за планета, где она? Как далеко от Зеи? Портал тут есть?
        - Планета как планета. Морозная. Ну это ты уже заметил. Как ты здесь оказался - свалился с орбиты. Что ты там делал - не знаю. Ты так хорошо гробанулся, что даже у меня, - шарик. Если так можно было сказать, понурился: - Память отшибло. Портал должен быть. Вот только найти его, - послышался грустный вздох: - Не так-то и просто.
        - Он что - спрятан? - Почувствовав возможность быстро вернуться домой, Игорь сел в кресле: - Ну так найдём!
        - Найдёшь, ага. Как же! Ты размеры планеты представляешь?
        - У местных спросим! Тут же живут люди?
        - Люди - это ты так себя назвал, странник? Незнакомый термин. Хм, занесу в память. - Шарик смолк, но тут же продолжил: - Нет здесь эээ… людей.
        - Это что? Необитаемая планета?
        - Может и обитаемая, - блестящие бока покачнулись: - Кто ж его знает?
        - Ну… Взлететь, посмотреть с высоты - города увидим. Если, конечно, эта штука, - Маслов постучал пальцами по борту кабины: - Летать может.
        - Раньше могла. А сейчас, после твоей феерической посадки, - в голосе послышался смешок: - Я и не уверен. Смотреть будешь?
        - На что?
        - На повреждения. Полюбуйся, так сказать, делом своих рук.
        - Показывай, - сложив руки на груди, Игорь откинулся на спинку: - Только учти - в повреждениях и твоя вина есть.
        - Моя? Так ты же пилотировал?!
        - А что не поправил?
        - Стекло опусти, - недовольно буркнул шарик, оставив без ответа последний вопрос человека: - Давай-давай, убирай руку.
        - Зачем?
        - А куда я проецировать буду? Убирай пальцы и смотри.
        То, что появилось перед носом Маслова назвать кораблём было сложно даже при самом смелом полёте фантазии. Воспитанный на фантастических фильмах, да и имевший кое-какой опыт космических перелётов, он ожидал увидеть модель, разрез, или, на худой конец, хотя бы грубую схему корабля и отметками в местах повреждений. Просто, наглядно и понятно.
        - Это что? - Вытянув руку, он ткнул в ряд квадратиков, заполненных буквами и цифрами.
        - Как что? Отчёт о повреждениях с перечнем ресурсов, нужных на ремонт. Вот это, - квадратик, на который указывал его палец, вспыхнул ярче: - Модуль перемещения меж звёзд. Для ремонта надо, - квадратик увеличился и стали видны ряды пиктограмм: - Лист железа - восемь штук, катушки керамические - три, провод медный - сто семьдесят семь метров, кристаллы упорядоченного кремния - шесть, стекло - пять квадратных метров, герметик изолирующий - три…
        - Стой! - Подняв руки Игорь замахал ими над головой: - Ты издеваешься?
        - Издеваюсь? - Квадратик вернулся к первоначальным размерам, а шарик, вновь раздвинув ножку, завил перед его лицом: - Почему издеваюсь?
        - Почему? Ты ещё спрашиваешь - почему? Где я тебе здесь, - он махнул рукой в сторону белой равнины: - Лист железный достану?! Или они здесь, - очередной взмах указал на черневший неподалёку лес: - На деревьях растут?
        - Не растут. На деревьях, вернее из деревьев можно получить углерод и, из некоторых пород, редкие металлы.
        - Металл? Из дерева? Ты - бредешь! В любом случае - для листа нужно железо. Его надо собрать, очистить, переплавить. Потом - под пресс. Ты здесь пресс видел?
        - Нет.
        - И я нет. И как листы будем делать?
        - Просто. Выходишь, ищешь минерал с содержанием железа, собираешь железо и делаешь. Что тут сложного? - В голосе шарика сквозило неприкрытое удивление: - Минутное дело.
        - И чем я его собирать буду? Руками?!
        - Ааа… Так ты об этом! Вылезай наружу.
        - Зачем?
        - Лезь. Сейчас всё будет!
        Спрыгнув в снег Игорь едва не упал - попавший под ногу камешек крутанулся, выскакивая из-под подошвы и ему пришлось ухватиться за борт корабля сохраняя равновесие.
        - Вот зараза! - Пнув округлый обломок - надо же было хоть на ком-то сорвать охватившее его раздражение, он удовлетворённо выдохнул - булыжник, врезавшись в своего скрытого снегом собрата отлетел в сторону сломав несколько веток невинного куста, к своему несчастью оказавшегося у него на пути.
        - Ну? И что дальше? - Чувствуя, как раздражение начинает спадать, потоптался он на месте.
        - Руку вытяни, - послышался знакомый, лишённый пола, голосок: - Как из пистолета стреляешь. Что такое пистолет, я надеюсь ты знаешь?
        - Знаю, чай не тупее тебя, - буркнул Маслов, вытягивая правую руку вперёд.
        Хлоп!
        Выскочившая откуда-то из-под подмышки гибкая лента металла хлопнула его по локтю и замерла, подрагивая своим кончиком рядом с ладонью.
        - Зажми её.
        Пожав плечами Игорь подчинился, зажимая в ладони изогнувшийся кончик.
        - Теперь - отпусти. Ага, - шарик был явно доволен: - Готово. Теперь просто протяни руку будто хочешь стрелять. Давай-давай, не бойся.
        - Да я и не боюсь, - опустив руку, Игорь вскинул её нацеливаясь указательным пальцем на освобождённый от снега булыжник: - Ох! - Что-то массивное хлопнуло его по ладони, он машинально сжал пальцы и выскочивший из подобия пистолета красный луч впился в камень.
        - Ой! - Разжав ладонь он отступил назад, и гибкая лента тотчас уволокла пистолет назад, пряча его в недрах ранца.
        - Что? Испугался? Хе-хе! Привыкай, низшая форма. Это тебе не… - Что именно «не» договорить он не успел - Маслов, понявший принцип работы принялся наслаждаться новым приобретением, посылая короткие очереди лучей во всё, что только видел. Меньше чем за минуту он разнёс к клочья несчастный кустик, перемолол в пыль булыжник и всадил не менее пяти очередей в черневший лес. Впрочем, без особого урона для последнего.
        - Наигрался? - Дождавшись перерыва в стрельбе поинтересовался шарик занудно-сварливым тоном: - Может делом займёмся?
        - Даффай! - С бластером в руке, именно так охарактеризовал своё новое оружие Игорь, он почувствовал себя гораздо более уверенно: - Кого валить будем?
        - Не кого, а чего. И не спеши - сначала просканировать надо. Посмотри на что ни будь. Пристально.
        - На что? - Единственное, что видел Маслов поблизости была скала в два его роста: - Это подойдёт? - Прищурившись он уставился на неё.
        - Сойдёт, - милостиво разрешил шарик и видимое пространство потемнело, став одновременно каким-то плоским и контрастным. По скале, по её краю, пробежала белая полоса, оконтурившая камень, а над ней появилась быстро росшая полоска. Секунда, другая и белая линия замерла, высветив под собой короткое сообщение: «Железо 74 %, Никель - 17 %, Примеси 9 %».
        - Вот тебе и железо. Ну? Чего встал столбом? Собирай давай.
        - Собирать? Как? - Не дожидаясь ответа, Игорь перевёл взгляд на уцелевший куст и тот послушно оконтурился белым - «Углерод 87 %, Аргон 13 %».
        - Ух ты! И так что? Всё просканить можно?
        - Всё. Но мы тут, если ты не забыл, по делу. Давай, собирай железо. Стой! - Вскрикнул шарик, когда Маслов навёл на скалу свой пистолет: - Режим переключи, бестолочь. С боевого на собирательный. Над большим пальцем ползунок видишь?
        Присмотревшись, Игорь увидел небольшую пластинку: - Ты про это?
        - Да. Сдвинь вперёд.
        Вырвавшийся из ствола пистолета луч был тёмно синего цвета. Стоило ему коснуться поверхности скалы, как та начала таять, роняя в снег небольшие осколки. Часть их так и оставалась в снегу, в то время как другая, окутанная бледно синим свечением, полетела к человеку, пропадая из виду где-то сзади.
        - То, что у тебя в руках, - усталым тоном лектора принялся пояснять шарик: - Называется универсальным инвертором. Он может не только собирать ресурсы, но и защитить пользователя, то есть тебя от агрессивных форм жизни. Питается от твоего костюма, так что за зря не пали.
        - А скала - всё, - перебил его Игорь, видя, что от его цели осталась только горка мелких, не представлявших интереса обломков: - Что дальше?
        - Что-что? Иди к следующей, мало ещё собрал, - стекло шлема потемнело и перед ним возникла знакомая картина - квадратики с скоплением букв внутри. Пара квадратиков ярко вспыхнула, увеличилась в размерах высвечивая заключённые в себе литеры и Маслов, не без удивления прочитал: - Fe -28ед., Ni - 7ед.
        - Предвосхищая твой вопрос говорю, - тон лектора не изменился ни на йоту: - Да, это то, что ты насобирал. На один лист надо девять единиц железа. Ни три ты собрал, поздравляю.
        - Да понял я, понял, - отмахнувшись, он приложил к шлему ладонь козырьком и оглядел окрестности в поисках следующей жертвы. Похожие скалы обнаружились около леса и вздохнув - всё происходящее напоминало компьютерную игру самого низкого пошиба - с кучей гринда и невнятным сюжетом, он двинулся к деревьям.
        Собирать железо под постоянные понукания спутника, критиковавшего решительно всё было ещё тем испытанием. Поэтому, кода из-под куста, выскочил, потревоженный его присутствием, забавный зверёк напоминавший ушастую гусеницу, Игорь не колебался ни секунды.
        Щелчок переключателя и вслед изгибавшемуся телу понеслись серии зарядов.
        Мимо! Мимо! Опять промах!
        Гусеница, демонстрируя неожиданную ловкость металась из стороны в сторону сбивая прицел.
        - Вот же зараза! - Рванувшись следом, Маслов выскочил на небольшой пригорок. Взяв пистолет двумя руками, он выдохнул и, как учил Чум, плавно потянул спуск уловив момент, когда зверёк замер на миг после очередного рывка в сторону.
        - Есть! - Сразу две яркие полоски впились в тело жертвы и та, разом обмякнув покатилась вниз по склону прямо к его ногам.
        - Ну и нахрена? - Сварливо поинтересовался шарик: - Чем это несчастное создание тебе…
        Резко оборвав себя, он смолк, выскочил вверх на своей ножке и, спустя пару секунд, с резким щелчком втянулся в ранец.
        - Доигрался?! - Теперь в голосе блестящего спутника звучала неприкрытая паника: - Страж! Засёк твою пальбу! Убирай оружие, быстро!
        - Кто засёк? - Игорь расслабил пальцы и пистолет тотчас скрылся в ранце: - А что такого-то? Ну, поду…
        Свалившееся ему практически на голову существо более всего напоминало плод любви рака отшельника и осьминога, выбравшего себе в качестве домика почтовый ящик.
        Из тёмно синего параллелепипеда торчал целый пук суставчатых лап, щупалец и глаз, напоминавших объективы кинокамер. Замерев в паре шагов от человека создание выпростало два самых длинных щупальца, блеснувших синеватым металлом, покачало ими в воздухе - утолщения на их концах раскрылись подобием радаров, и нацелило получившиеся чашечки на стрелка и его жертву.
        - Не шевелись, - голос шарика просто трепетал от страха: - Даже не вздумай пошевелиться!
        - А чего такого? - Сложил руки на груди Игорь: - Лично я себя виноватым не чувствую! Ты! - Вытянув руку он примерился и хотел было хлопнуть ладонью по чашечке радара, но та поспешно отдёрнулась: - Чего припёрся? Вали отсюда!
        - Убьёт… Распылит! - Задыхаясь от ужаса пролепетал шарик: - Ой…
        - Прав не имеет! Я - свободный человек, - дёрнув плечом, Игорь двинулся к кораблю и страж, не желая его отпускать, полетел рядом, направив на него сразу оба щупальца.
        - И что дальше? - Подойдя к кораблю, Маслов потянул рычаг, сдвигая колпак кабины: - Насмотрелся? - Повернулся он к созданию: - Всё, родной! Время бесплатного шоу кончилось! Далее только за отдельную плату.
        Забравшись в кабину, он задвинул остекление и, откинув забрало шлема, показал язык висевшему снаружи спруту: - Всё! Вали отсюда!
        Страж, словно услыхав его, втянул щупальца и окинув на прощанье человека внимательным взглядом своих разнокалиберных глаз, взмыл в воздух, быстро пропав из виду.
        - А разговоров-то было, - проводив его взглядом усмехнулся Игорь: - Страж то, страж сё! Эй, шарик? - Повернув голову и скосив глаза он попытался разглядеть своего спутника: - Высшая форма? Ты там как? Чего молчишь? Памперсы меняешь? Ой!
        Разряд тока, ударивший его в филейную часть подбросил человека над креслом.
        - Ни-когда! Ты - примитив, слышишь! - Выскочил из-за его плеча шарик, угрожающе распушив свои листочки-радары: - Никогда не смей насмехаться над тем, что не помещается в твоём примитивном… Ой! Пусти!
        - Это-то я - примитив?! - Схватив его за ножку, Игорь встряхнул шарик с удовольствием слушая взвизг гнущегося металла - палочка оказалась весьма хлипкой: - Да, я примитив, но мне хватит сил чтобы оторвать тебя к чёртовой матери! Ща как дёрну! Будешь снаружи валяться!
        - Не смей! - Страх в голосе его спутника даже превосходил ужас от встречи со стражем: - Ты без меня пропадёшь!
        - Это мы ещё посмотрим! - Сжав кулак, Маслов повернул кулак, словно хотел выломать сочленения палочки: - Выживу и без тебя! Достал ты уже!
        - Не надо!
        - Будешь ещё током бить?!
        - Нет! Отпусти! Мы нужны друг другу!
        - Ты мне - нет! - Игорь ещё чуть-чуть повернул кулак и шарик взвыл от страха.
        - Не буду! Обещаю! Никогда!
        - Смотри, - разжав кулак, человек отпустил ножку и его спутник поскрипывая поспешно скрылся у него за плечом.
        - Варвар! Дикарь! Погнул же! - Голосок был полон обиды: - Я с тобой как с… Как с приличным разумным, а ты?!
        - Ничего - починишь. Железа я накопал много, - прикрыв глаза Игорь вызвал в памяти таблицу, и она поспешно проявилась перед его лицом: - Во, видишь, - ткнул он пальцем в несколько ячеек с знакомым символом «Fe»: - Много накопал, прежде чем этот спрут не заявился. Он, кстати, кто? Или что? Чего припёрся? Из-за той гусеницы что ли?
        - Это же страж. - Как само собой разумеющееся произнёс шарик: - Создание Древних! Хранитель мира и порядка в Великом Кольце! Основа и опора равновесия!
        - Древних? - Услышав знакомое слово Игорь поёрзал в кресле: - Ну-ка, сюда иди - хочу тебя видеть!
        - Мне и тут не плохо.
        - Да иди, не бойся. Не трону. Древние - это кто? Только прошу, - направив палец на появившийся перед ним шарик, произнёс Маслов: - Без всей этой трескотни. Говори по делу. Кто такие Древние, что за Кольцо и вообще - расскажи мне об этом мире.
        Рассказчиком шарик оказался непосредственным - постоянно сбиваясь и перескакивая с темы на тему он путанно и высокопарно вещал об истории этого мира, пока Игорь, в конец потерявший нить его рассуждений, не перешёл к вопросам, хоть как-то упорядочивавшим его речи.
        Картина, несмотря на всю путанность, вырисовывалась следующая.
        Звездное скопление, гостем в котором он оказался и вправду представляло собой кольцо, медленно вращавшееся вокруг компактного шарообразного скопления звёзд. Периферию, то есть сам бублик, изначально населяли две расы - похожие на крупных воробьёв птицеподобные Уюсы и, противоположные им гиганты рептилии Кхархи. Примерно в одно время выйдя в космос обе расы обнаружили соседей и, как водится, практически сразу не понравились друг другу.
        Птицы, восприняв кожистые яйца рептилий как верный признак низшей и несовершенной расы, с пренебрежением отнеслись к рептилоидам, ну а те, кичившиеся своей силой и воинственностью, не восприняли всерьёз пернатых соседей.
        Неприязнь усугубили и кулинарные пристрастия - ящеры обожали птичьи яйца, а Уюсы были не прочь полакомиться мелкими ящерками, обитавшими в их родном мире.
        В общем, война была неизбежна и разразилась при первом же, частично надуманном, частично случайном поводе.
        Вот только повоевать противникам не удалось. Конечно, серьёзному полномасштабному столкновению предшествовали мелкие стычки, но это, как водится, была прелюдия перед серьёзной дракой.
        Прощупав друг друга в таких сшибках обе стороны начали готовить силы к Большой драке, но стоилотолько флотам сойтись, как в пространстве, будто того и ждали, появились корабли непривычной формы.
        Уничтожив самых резвых, пришельцы, назвавшиеся Древними Богами, на этом месте рассказа Игорь сделал стойку, объявили себя повелителями Великого Кольца, предложив несогласным выйти вперёд.
        Понятное дело - таковых не нашлось. Лёгкость, с которой пришельцы превратили в плазму оснащённые самыми передовыми технологиями корабли вызывало уважение.
        Так закончилась первая и единственная в кольце межрасовая война.
        Стычки, конечно, продолжались, но стоило только одной из сторон собрать более-менее приличные силы, как тут же появлялись корабли Богов, одним своим видом разгонявшие желавших повоевать по родным мирам.
        В таком относительном мире прошло несколько столетий - расы продолжали развиваться, недобро поглядывая на соседей, когда вдруг объявилась третья и, если так можно сказать, четвёртая расы.
        Третьи, при всей схожести с людьми, биологическими объектами не являлись. Более всего они походили на роботов - металлическое тело, металлические конечности и сгусток энергии вместо головы.
        Как выяснилось позже это были слуги Богов.
        Изначально, Энфы, ничем принципиально не отличались от местных рас - то же биологическое тело, разделение полов и даже такое же количество конечностей - две руки, две ноги и одна голова. При этих словах шарик выразительно сфокусировал свой глаз-объектив на Игоре.
        Однако, желая максимально приблизиться к своим господам, Слуги занялись изменением своих тел, встав на путь киборгизации. Преодолев множество проб и ошибок, они сумели перевести своё сознание полностью в цифровую форму, сконструировав искусственные механические тела. Не желая останавливаться на достигнутом и желая быть максимально полезными своим господам, они разместили по всему кольцу миллионы спутников-ретрансляторов, создав этим единое информационное пространство, позволявшее кочевать из тела в тело, мгновенно заменяя одно сознание на другое.
        Кичась своей уникальностью и близостью к Повелителям Кольца, Энфы держались замкнуто, относясь с презрением к старым обитателям - к Кхархам и Уюсам.
        Хрупкое равновесие, когда все занимались своими делами, стараясь не задевать соседей, просуществовало совсем недолго - всего несколько сотен лет, по истечении которых в Кольце снова начались перемены и вызвали их не кто иные как сами Боги.
        Не то решив, что здесь им делать больше нечего, не то устав от вида простых смертных, даже Энфы не жили вечно, Повелители массово переселились на кольцо, бросив, как показалось сначала и своих слуг, и изначальные расы.
        Лишенные своих повелителей Энфы, тогда ещё бывшие как минимум на четверть живыми, бросились следом, но тут их ждало новое разочарование. Пустота меж Кольцом и Центральным скоплением не было мертво.
        Или было?
        Ответ зависит от точки зрения с которой смотреть.
        Жизни, в привычном, биологическом смысле, там действительно не было, ибо назвать плававшие в пустоте гигантские скопления кристаллов жизнью было сложно.
        С другой стороны, Призматики, так их окрестили, имели все признаки живого организма. Они рождались, отделяясь от родительских глыб, осознано перемещались в пространстве и, что самое досадное для рванувшихся к центру слуг - питались.
        Ели, кушали, жрали - выбирайте любой термин. Стоило только кораблю отойти от кольца на пару десятков световых лет, как к нему устремлялись холодно блестящие прозрачные тела. Сблизившись с жертвой, они закручивали вокруг обреченногокорабля хоровод, выпивая из экипажа жизнь и дальше летела уже полностью безжизненая железка с мумиями или остовами только что бывших живыми существ. Некоторые корабли возвращались назад - даже потеряв жизнь механические тела продолжали действовать, и подчиняясь аварийным программам возвращались домой.
        Были ли Призматики полноценной четвертой расой или нет - на этот вопрос ни Уюсы, ни Кхарки сказать не могли, а что касается Энфов, то те просто не отвечали на подобные вопросы покидая свои искусственные тела.
        Что же касается стражей, то тут, в отличии от ситуации с Призматиками, всё было ясно. Ответ красовался на боку каждого механизма - Игорю просто не повезло увидеть нанесённые письмена.

«Жизнь неприкосновенна» - гласила надпись на одном боку. «Любая жизнь» - дополняли первую буквы на другой. И, надо заметить, следовали этим принципам стражи со всем фанатизмом присущим бездущим железкам.
        Задуманные своими, ныне ушедшими создателями как миротворцы, стражи развивались накапливая свои знания и, в один не самый приятный для живых день, эволюционировали включив в круг своих забот всё живое и… почти живое.
        Так теперь нельзя было охотиться, собирать растения и даже добывать минералы - они же тоже, в каком-то извращённом понимании, были живыми.
        Массовые попытки перебить стражей, всё до одной, завершились полным фиаско. На место каждого уничтоженного приходили всё новые и новые механизмы, а когда воины, бросившие им вызов, попытались покинуть планету, то в пространстве их поджидали автоматические крейсера и авианосцы-носители, прибывшие на помощь своим наземным собратьям.
        Военные действия продолжались не один год прежде чем и птицы, и ящеры, отложившие ради общей угрозы свою вражду, не признали своё поражение. Можно сказать, что именно эта короткая война и заложила основы современного мира, мира в котором процветало сотрудничество, торговля и взаимопомощь.
        Но у любой медали есть и обратная сторона - не менее тысячи систем стали закрытыми для посещений. Стражи, понёсшие там особо тяжелые потери, отнесли эти миры к разряду особо охраняемых и теперь любой, рискнувший появиться в запретном пространстве, моментально классифицировался бездушными механизмами как враг со всеми вытекающими печальными последствиями.
        Не менее интересно дело обстояло и с технологиями, имевшими распространение внутри Кольца.
        Местные обитатели имели возможность создать любой, сколь угодно сложный техногенный предмет - благо чертежи и списки ресурсов здесь были распространены как воздух. Но стоило только пожелать чего-то иного, не имевшегося в обширной, казавшейся бесконечной базе данных, как исполнители, небольшие кубики 3Д принтеров, впадали в ступор.
        Можно было, при наличии нужных ресурсов, изготовить те же самые листы металла, необходимые для ремонта корабля, но заказать простой нож или топор - увы. Стекло - хоть простое, хоть закалённое или кварцевое - пожалуйста. Стакан или бутылку - нет. И что самое неприятное - база данных изделий была закрыта, не позволяя вносить в неё что-либо новое.
        И если с первым ограничением ещё можно было как-то смириться - в конце концов, зачем тебе нож, когда в руку прыгает балстер-расщепитель, то второе препятствие было куда хуже.
        Ресурсы.
        Кубики 3Д принтеров были готовы изготовить что угодно, но только при наличии нужного ресурса. Хотите керамическую катушку с медной проволокой? Да без проблем - только наберите кремния и меди. И их, и только их - имея возможность тасовать молекулы как карты в колоде местные технологии так и не смогли решить проблему молекулярного синтеза, позволявшего перемещать атомы, создавая новые вещества.
        Так что тот же лист мог быть создан только из железа и не из чего иного.
        Хорошей стороной было то, что планеты, со слов шарика, прямо-таки ломились от ресурсов - только собирай.
        Ну а плохой - стражи.
        Их маниакальная борьба со всеми, кто дерзал покуситься на богатства планет привели обитателей Кольца к жестокому ресурсному голоду. Нет, что-то, конечно, собиралось, но то были крохи по сравнению с потребностями цивилизации. Космос, куда после появления стражей обратились взгляды разумных, так же не мог помочь с данной проблемой - если в покинутой Игорем галактике астероиды были богаты практически всем элементами периодической таблицы, то здесь, словно в насмешку, ресурсов было мало. Железо, никель, молибден, да и прочие металлы, бывшие дома практически повсюду, здесь отсутствовали как класс. Взамен них обломки предлагали тритий, изредка золото, серебро и платину.
        Оставалось одно - спускаться на поверхность и молясь всем Богам, добывать нужные ресурсы постоянно оглядываясь по сторонам.
        Результат такой ситуации был на лицо.
        Посаженная на голодный паёк цивилизация Кольца замерла, закуклилась и, переместясь со ставших негостеприимными поверхностями своих миров на космические станции, медленно угасала, не имея возможности развиваться. Последний рывок разумные совершили пару столетий назад, попытавшись найти новые миры вне Кольца. Собранный ими объединённый флот исследователей ринулся наружу, но вскоре почти все корабли вернулись с пустыми руками не сумев преодолеть пустоту пространства, отделявшего их скопление от ближайших галактик и туманностей. С этого момента начался необратимый закат цивилизации Кольца.
        При всём трагизме ситуации, были и светлые стороны. Отказавшиеся от развития расы сильно ушли вперёд в вопросе создания кораблей для полётов внутри Кольца, а теряя год от года желание путешествовать сделало эти корабли едва ли не доступнее земных автомобилей. Были бы деньги.
        А деньги, в современных реалиях, валялись практически под ногами.
        Ресурсы.
        Да, риск оказаться под прицелом стража был. Но приз - ресурсы стоили дорого, стоил того. Да и выбора особо не было - не сидеть же на этой отмороженной планете до самой смерти?!
        Последнее в планы Игоря не входило и он, доверив свою судьбу Великому Русскому Богу Авось, сдвинул колпак кабины, отправляясь на вылазку за ресурсами.
        Глава 2
        Ремонт, на который Напарник, так Игорь прозвал своего невольного спутника, отвёл пару дней, растянулся почти на две недели.
        Виной тому, предсказуемо, были стражи. Выскакивая из-за холмиков, сваливаясь с небес, или прикрываясь стволами деревьев они нарушали размеренный рабочий ритм вынуждая человека устраивать перерывы изображая туриста, любующегося местными, порядком однообразными, красотами.
        Положа руку на сердце, всё же следовало признать, что эти перекуры были Маслову на руку. Коротая время в беседах с Напарником, или коротко - Напом, он продолжал собирать информацию о мире, в котором он оказался непонятным для себя образом.
        Так, в ходе этих бесед, он выяснил, что Странники, к которым его относил Нап, есть не что иное как Энфы, не принявшие общий для их расы путь Цифры.
        Оставаясь биологическими существами на все сто процентов эти создания, как ни странно не презирались своими, полностью энергетическими собратьями.
        Странники искали свой путь к Богам и Энфы относились к ним как к ортодоксам, или как к рыцарям, ушедшим на поиски Священного Грааля - когда уважение смешано с жалостью к существу, посвятившему свою жизнь праведной, но ненужной и недостижимой цели.
        Самих Странников было мало - всё же, с момента прибытия Древних в Кольцо прошло несколько тысячелетий, но то тут, то там нет-нет, да и проскакивали слухи об очередном гуманоиде, выбравшемся из своей стазис камеры в поисках ушедших Повелителей.
        Другим интересным открытием, о котором Нап проговорился чисто случайно, было то, что стражи, несмотря на способность летать, теряли свою цель, стоило той зарыться в землю хоть на несколько метров. Объяснить такое табу спутник Игоря не мог, добавив только, что и пещеры, любые - естественного и искусственного происхождения, так же относятся к запретным местам для вездесущих механизмов.
        Вообще, если говорить о стражах и логики их поведения, вопросов возникало множество и, к сожалению, были они все безответные.
        Так, страж мог с полчаса висеть над головой Маслова ничего не делая, и не давая ему работать, а мог молнией промелькнуть в паре метров, куда-то спеша и не обращая внимания на бластер-расщепитель в руках человека.
        Другим непонятным примером поведения этих механизмов была их любовь к сканированию отдельно стоящих камней, деревьев, кустов - в общем всего, что располагалось отдельно и одиноко. Ради понимания логики поведения назойливых железок Игорь не раз и не два, дождавшись, когда страж вдоволь наигравшись с предметом своего интереса отлетал подальше, к следующему интересному объекту, быстренько расщеплял ни в чём не повинный куст или камень.
        Вернувшийся на место страж поначалу впадал в ступор, не обнаруживая предмет своих вздыханий, потом начинал нарезать расширяющиеся круги, над точкой, где ещё вот-только-вот был куст или камень. Убедившись, что бывшая цель именно пропала, а не сбежала от его общества поспешно отрастив ноги, страж возвращался на место и… И начинал заново сканировать теперь уже пустое пространство, словно предмет и не исчезал вовсе. Закончив скан, он летел дальше, а когда возвращался, то обязательно навещал пропажу словно проверяя - а не решила ли та вернуться, вдосталь наигравшись с ним в прятки.
        В принципе, этим открытия Игоря по части окружавшего его мира и ограничивались.
        День шёл за днём, ресурсы, заглатываемые его рюкзаком, копились - Нап пояснил, что для хранения добычи используется вне пространственный карман, но его объяснения были столь запутаны и так изобиловали непонятными терминами, что Маслов просто махнул рукой на его лекцию.
        В рюкзак лезет?
        Достать, в нужный момент можно?
        Так чего забивать голову непонятными словами? Работает - и это главное. А с наукой, с тем как это устроено, пусть Нобелевские лауреаты разбираются. Если смогут, конечно.
        Что вряд ли - не доросли-с.
        Единственная лекция, которую он выслушал с должным вниманием, была посвящена жизнедеятельности его костюма. Нап, раздуваясь от осознания своей важности, раздувался он, к слову, по-настоящему, разводя в стороны чешуйки своего тельца, поведал Игорю много полезного. Правда Игорь предпочёл бы этого «полезного» не знать, но что делать - хочешь жить - терпи.
        Питание его костюм получал от смеси углерода и кислорода, банально окисляя первое во втором. От этого нехитрого устройства питались и все остальные системы - и хранилища ресурсов, и кубики 3Д принтеров и синтезаторы еды-питья. От него же запитывались и утилизаторы естественных отходов его жизнедеятельности. Часть их, после прохождения через встроенный в рюкзак расщепитель, выбрасывалась наружу, а часть - на это месте Игоря чуть не стошнило, дополнялась синтезированными из собранных ресурсов полезными веществами и подавалась к столу, если так можно было назвать трубочки, всегда готовые выскочить из-за пазухи чтобы угостить хозяина питьём да питательной кашицей.
        - А что такого? - Искренне удивился на его реакцию Нап: - Ты же, я про твой несовершенный организм, всё одно не усваивает пищу на все сто? Чего за зря выбрасывать?
        Их спор кончился ничем, но стоило Игорю упомянуть об охоте и о прожаренном на огне, на диком, костровом огне куске мяса, как уже его напарник сморщился от отвращения.
        - Расчленять и пожирать трупы? - Возмущался он: - Отнять жизнь, чтобы набить брюхо? Это же варварство! Дикость и…
        - Зато - вкусно! Ты просто не пробовал, - парировал человек, оглядываясь по сторонам в поисках потенциальной добычи.
        - Примитив! - Стоял на своём Нап: - Дикарь! Я тебе не позволю…
        Их спор кончился весьма быстро - Игорь, в очередной раз потеряв терпение от обрушившихся на него оскорблений, самым елейным тоном пообещал, что если его спутник не заткнётся, то он, как истинно низшее существо, отломает его ножку, дабы было на чем зажарить подвернувшуюся добычу.
        Нап, несомненно оценивший угрозу, тут же заткнулся и следующие несколько дней если и выдвигал свой глаз-шарик, то только настороженно косясь на руки человека, готовый в любой момент втянуться в гнездо ранца.
        Но, были и приятные моменты.
        Так, стоило ему только вздохнуть о душе, дома он принимал водные процедуры не менее двух раз в день, как костюм тотчас наполнился пенной массой, а когда та схлынула, сгоняемая тугими струями горячего воздуха, то его порядком пропотевшее и грязное тело просто светилось от чистоты - по крайней мере именно так он себя и ощущал.
        В принципе, если убрать за скобки вопросы питания, то Игорь чувствовал себя как на курорте. Ресурсы собирались без особого напряжения, к стражам он привык, научившись даже различать их по внешнему виду на парочку своих, навещавших его чаще других и пришлых, или залётных, проявлявших к человеку особенно пристальный интерес в отличии от свыкшихся с его присутствием местных.
        Минус был только один - сон.
        Несмотря на все старания костюма, устраивавшего ему мягкий расслабляющий массаж стоило только Игорю устроиться в пилотском кресле для ночёвки, спать, вернее выспаться в тесной кабине было сложно.
        В очередной раз проснувшись посреди ночи - затёкшие ноги, несмотря на все старания заботливого массажиста обожгли дремавшее сознание острой болью, Маслов выругался и уселся в кресле шипя от боли.
        - Ты чего? - Не нуждавшийся в отдыхе Нап тотчас включил приглушённое освещение на приборной панели: - Спи давай, сил набирайся - завтра нам работать и работать.
        - Угу, нам, - массируя ноги, несмотря на весь свой функционал костюм был очень мягким и даже слишком тонким на ощупь, пробормотал Игорь: - Особенно тебе, да?
        - Спи! - Не стал вступать в спор шарик.
        - Да не могу я! Воды дай, - сделав пару глотков, теперь, после того как Нап лучше узнал его вкусы, вода в трубочке приятно холодила рот, Маслов покачал головой: - Не могу я так. Спать не могу. В кроватку хочу. С простынями и одеялом. А это что? - Он постучал затянутой перчаткой ладонью по боку кресла: - Пытка какая-то!
        - Так в чём проблема? - В голосе спутника сквозило неподдельное удивление: - Я-то думал - тебе здесь, в своём корабле, нравится. Многие разумные, к слову, предпочитают жить на борту. Ну, у них, конечно, кораблики по больше. Да. Я это к чему - ну, не нравится тебе здесь спать, так в чём проблема? Построй дом и спи в нём.
        - Построить дом? Это как? - От удивления Игорь проснулся окончательно: - Как я его построю - без инструментов? У меня даже топора нет, - всплывшая в его воображении избушка мигом раскатилась на брёвнышки: - А фундамент? Чем копать - руками?
        - Ну, можешь и руками, - изобразил смешок Нап: - Но разумные, те, которые головой не только для еды пользуются, используют 3Д принтеры. Чертежи у тебя есть - и фундамента, и стен, потолка, - на секунду замолчав шарик продолжил: - Да. Кровать тоже есть. Так что - ложись спать, а завтра, если тебе так горит, соберёшь себе по вкусу. - Демонстративно озвучив зевок, он вщёлкнулся в гнездо ранца и вырубив освещение продолжил сонным, скопированный с человека, тоном: - Всё. Спи. А не то сонный газ добавлю - ты мне отдохнувшим нужен.
        Заснул в ту ночь Игорь только к рассвету - не имея возможности залезть в базу, это была прерогатива его спутника, он мечтал о своём домике на этой богом забытой планете. Перед его прикрытыми глазами сменяли друг друга сошедшие с рекламных плакатов уютные домики из бруса, их сменяли скромные коттеджи в европейском стиле, а уже когда начало светать, то ему явилась вилла настоящего олигарха - с зимним садом и бассейном, в котором плескались обнажённые девушки топ-модельной внешности.
        Быстро проглотив завтрак - Нап, взявший на себя обязанности строгого родителя не выпускал его из корабля голодным, Маслов выскочил наружу и принялся нарезать круги вокруг на половину уже отремонтированного космолёта. Дом, пусть даже самый скромный, должен был стать шедевром зодчества радуя глаз при взгляде снаружи и открывая великолепный вид на пейзаж за окном. Вот со вторым, с великолепным видом, как раз и были проблемы. Куда бы он не направлял свой взгляд - пейзаж был одинаков.
        Снег.
        Снег с валунами.
        Снег с валунами и кустами.
        Снег с деревьями, кустами и всё теми же, осточертевшими железистыми валунами.
        Поняв, что ничего выдающегося найти не удастся, Игорь вздохнул и, обращаясь к Напу, произнёс:
        - Ладно. Дом будет здесь. Вход давай к кораблю, а окно…
        - Для окна стекло нужно. А для стекла кремний. Но ты его весь на корабль извёл. Так что, - выскочив из-за его плеча, шарик издевательски покачался перед его лицом: - Иди копать. Попутно и углерода набери - дом, по-твоему, из чего делать будем?
        - Да, папочка, - ещё раз вздохнув, Маслов направился к лесу, где, среди деревьев изредка встречались светло жёлтые выходы кремния.
        В этот день ему так и не удалось приступить к созданию своего жилья - подгоняемый напарником он до самого заката метался от деревьев к каменным россыпям отыскивая в мешанине глыб нужные элементы.
        Строительство началось следующим утром.
        Вынырнувшие из его ранца кубики деловито облетев проекцию будущего фундамента, выстроились в шеренгу и принялись метаться взад-вперёд, покрывая снег серым слоем камня. Как они выравнивали почву под этой плитой, так и осталось загадкой. Напарник, не желая снисходить до объяснений такой элементарщины, отделался от Игоря дежурной фразой - «Всё норм, приятель» и всё, что оставалось человеку, так это отойти в сторонку дабы не мешать процессу.
        Закончив с фундаментом и покрыв его слоем похожего на светлую древесину пластика, кубики разделились на четыре отряда. Подлетев к краям пола, они возобновили свой танец, поднимаясь вверх и не прошло и получаса, как перед будущим домовладельцем оказались стены с дверным проёмом и здоровенной дырой на месте будущего панорамного окна. Ещё столько же и будущее жильё украсилось четырёхскатной крышей, на вершине которой, там, где сходились плоскости кровли, объявился высокий флагшток с бледно синим полотнищем флага.
        - Символ Странников, - пояснил Нап, уловив недоумённый взгляд человека: - Ты же Странник?
        - Я - человек!
        - Какая разница, - отвернувшись, шарик дёрнулся в сторону дверного проёма уже заполненного синей плёнкой силового поля: - Ну, страдалец? - Листочки на его стебле приглашающе повернулись в сторону сооружения: - Сбылась твоя мечта. Заходи, чего на улице-то стоять.
        Изнутри домик оказался куда меньше чем снаружи. Три ни три метра, так Игорь оценил габариты единственной комнаты, тёплый воздух внутри которой сильно отдавал свежим пластиком.
        - Что? Тесновато? - Нап, придирчиво осматривавший стены, пол и потолок повернул на него свой глаз: - Зато тепло, воздух нормальный, да и не зайдёт никто - поле только на тебя рассчитано.
        - А свет здесь есть? - Обежав глазами пустые стены и не обнаружив ничего похожего на выключатель, Маслов подошёл к окну вытянув в сторону клонившегося к горизонту первого солнца: - Солнце… - подняв руку он на пальцах прикинул сколько времени осталось до захода - этому трюку его научил Чум: - Первое которое, через час зайдёт. Второе - минут на сорок позднее. И что мне, в темноте делать?
        - Спать! Ты же это хотел? - Заглянув ему в лицо ехидным тоном произнёс Нап: - Сейчас тебе постельку организую - и баиньки.
        Подчиняясь его команде штук пять кубиков, до того крутившихся где-то снаружи, залетели внутрь и менее чем через минуту перед Игорем возникла узкая кровать, выполненная из того же материала, что и стены скромного домика. Несмотря на её спартанский вид - ложе было собрано из трёх прямоугольников - две спинки, соединённые горизонтальной пластиной, он был счастлив. Подушка, простыня белого цвета, одеяло грубой ткани - всё это просто манило его в свои объятья.
        Поспешно отстегнув шлем, он выбрался из распавшегося на две половинки словно раковина костюма и как был голый, юркнул под одеяло.
        - Хорошо-то как… - вытянувшись во весь рост он поёрзал на мягком! Приятно пружинящем! Матрасе!
        - И вид что надо, - повернувшись на бок, Игорь посмотрел на пару тусклых дисков, клонившихся к закату: - Красота!
        Начавшаяся снаружи буря бросила пригоршню снежинок в окно и те, ударившись о непреодолимую преграду, рассыпались в пыль, блеснув в лучах заходивших светил короткой вспышкой.
        - Скажи, - чувствуя, как сонная нега начинает обволакивать его, пробормотал Игорь, соскальзывая в тёплую дремоту: - А это… Ну, тут холодно не будет?
        - Не будет, не будет, - выскользнув на своей ножке из-под валявшегося на полу костюма, поспешил успокоить его Нап: - Тут термозащита знаешь какая? Ого-го! А в потолке…
        Он принялся рассказывать о генераторе, силовых полях, системе вентиляции этого скромного с виду жилища, но человек его уже не слышал полностью, уйдя в мир грёз, где он, вернувшись на родную планету, весело проводил время на краю бассейна в окружении внимавшим его словам красоткам.
        Следующие несколько дней пролетели для Игоря как один миг. Впервые в жизни ощутив себя собственником он трудился, не опуская расщепителя, так что Нап, пораженный его напором, предпочитал молчать, не рискуя попасть под горячую руку.
        Интерьер крохотной комнатки преображался на глазах - появился овальный стол, чью поверхность украшали вставки из полированного камня, пара стульев - увидев их напарник не удержался от ехидного комментария о количестве задниц на одно помещение. Подле окна Игорь разместил глубокое кресло с пледом, а стену над кроватью украсил цветастым ковром, найденным в обширной базе данных 3Д принтеров.
        Сидя в одном шлеме он коротал вечера копаясь в базе, натыкаясь на множество интересных, необычных вещей, правда большая их часть, рассчитанная на Кхархов и Уюсов была абсолютно не пригодна для человека. Ну скажите, что ему было делать с насестом, излюбленным местом отдыха птиц? Или с гамаком, своими размерами и формой более напоминавшим парус средней яхты? Корабль от снега прикрыть?
        Но встречались и полезные вещи. Так, разбирая трёхмерную модель агрегата, названного в базе кислотным процессором-очистителем, он наткнулся на деталь, подозрительно походившую на нож.
        Верные его приказу кубики собрали это устройство за какой-то час, а потом он, пыхтя и матерясь на неизвестного конструктора, потратил почти пол дня, разламывая неожиданно прочный корпус на куски подобранным рядом булыжником.
        Его старания оказались не напрасны - извлечённая из недр искалеченного процессора железка и впрямь походила на нож, вот только не на человеческий. Более всего она напоминала Орочью Чоппу - громоздкий грубый клинок, распиаренный во множестве компьютерных игр и фантазийных фильмах.
        Но всё же это было оружие.
        Ну, почти.
        Создав самую толстую, что смог найти, медную проволоку, он обмоталей рукоять, а найдя при помощи напарника камень, близкий по структуре и составу на земной алунит - квасцовый, или точильный камень Маслов использовал любую свободную минутку для правки лезвия своего клинка.
        Когда же перевязь, созданная из синтезированного подобиякожи, легла ему на плечо, приятной тяжестью давя на тело, то Игорь почувствовал себя круче Рембо, д'Артаньяна и Геракла - всех вместе и каждого по отдельности.
        Поддавшись неожиданному порыву, он выхватил клинок из ножен и, воздев его над головой, проорал нечто нечленораздельно-воинственное.
        - И чего разорался? - Судя по голосу, Нап был очень недоволен: - Стоит тут, понимаешь, голый и орёт во всю глотку.
        - Так я же варвар, - сунув чоппу на место, развернулся к нему Маслов: - Мне можно. А ты, - не сдержавшись он погладил крючковатое, по-птичьи хищное навершие рукояти клинка: - Повиси пока.
        Для костюма, не валяться же тому на полу, Игорь подобрал непонятный разлапистый предмет из раздела Кхарской мебели. Чем на самом деле была эта палка, раскинувшая в стороны короткие обрубки веток-пальцев, он не знал, а копаться в описании желания не было.
        Устойчива?
        Можно повесить и шлем, и костюм?
        Так чего голову ломать - подходит!
        - Я-то повисю… Повешу… В общем продолжу, - на всякий случай укоротив ножку посмотрел на него спутник: - Мне то что? А вот тебе, - в его голосе появились язвительные нотки: - В постельку пора.
        - Успею ещё, - не сдержавшись Игорь вновь вытащил тесак из ножен и принялся любоваться матовым блеском лезвия, качая его подле светильника, чью схему он раскопал всё в той же базе. Там, в этой базе, было почти с два десятка предметов, излучавших свет любого цвета и спектра. Один он приспособил для своего жилья, а несколько, больше смахивавших на старинные фонари с граненными матовыми стаканами на верхушках, расставил вокруг домика, разгоняя ночную тьму.
        - Успеет он, как же! - Продолжая выглядывать из-за вешалки качнулся на своей ножке Нап: - Спать ложись! Нам с тобой завтра улетать!
        - Как - улетать?! - Положив нож на стол, Игорь недоумённо посмотрел на него: - Улетать? А как же… - запнувшись, он обвёл рукой пространство вокруг себя: - Вот это всё? Что? Вот так взять… И бросить?
        - А что такого? Подумаешь, построил хибарку, натащил барахла и что теперь? Вечно тут сидеть?
        - Так мы же хотели Портал искать? Здесь, на этой планете!
        - И как ты это себе представляешь? - Осмелев, Нап выдвинулся вверх: - Будешь всю поверхность прочёсывать? Учти, - шарик свёл и развёл свои лепестки выражая крайнее раздражение: - Я сканить могу только в радиусе пяти километров. Дальше всё - мощности не хватит, дополнительные модули нужны.
        - Ну так корабль же есть? Полетим низенько-низенько, ты будешь сканировать и…
        - Вот именно! - Резко качнувшись из стороны в сторону, перебил его спутник: - Корабль! Ты хоть представляешь - какая у него защита? Я про экранированность корпуса. Мне не пробить!
        - А…
        - А чтобы подключиться к его антеннам нужен адаптер-переходник.
        - Ну так сделаем, делов-то. Сейчас базу гляну, - сунув нож на место Игорь двинулся к вешалке.
        - Нет таких модулей в базе, - Нап, вытянувшись ещё немного, постучал лепестком по шлему: - Слишком сложно для наших трудяг. Я про кубики, если ты не понял. Усилитель твоего бластера, мой сканер, расщепитель или улучшение двигателя для корабля, - он качнулся в сторону окна, за которым проглядывался темный силуэт космолёта: - Это всё можно только на Станции купить. И то - не на каждой. Понял?
        - Вроде того.
        - Ну хоть что-то хорошее.
        - Но мне что, всё это бросить?! Дом, мебель…
        - А что с ними будет? Реактор на три десятка лет рассчитан, внутрь никто кроме тебя не зайдёт. Чего ты разволновался-то?
        - Да жалко просто, - вздохнув, Игорь подошёл к кровати и стащив через голову перевязь, повесил её в изголовье: - Уютно получилось. Да и знаешь, - забравшись под одеяло он щелкнул пальцами переводя светильник в ночной, приглушённый режим: - Это же мой первый дом. Понимаешь? Мой дом. Собственный. У меня такого никогда не было. И бросить.
        - Понимаю, - серьёзным и даже отчасти задумчивым тоном произнёс Нап: - Свой дом - это да, важно. У меня ведь тоже дома не было. Я даже и не знаю - кто я. Откуда здесь взялся. Просто раз - и тут. С тобой.
        - Ладно, дружище, - чувствуя, как на него накатывается дрёма, пробормотал человек прикрыв глаза: - Разберёмся. И кто ты выясним, и кто меня…
        Не договорив он засопел, аНап, приглушив огонёк своего глаза ещё долго смотрел на него прежде чем перейти в энергосберегающее оцепенение, заменявшее ему сон.
        Отлёт с планеты был назначен на местный полдень.
        Планета, по расчётам Напа, именно к этому времени должна была повернуться так, что Станция должна была оказаться точно в зените над местом их посадки. А это, как считал шарик, сильно упрощало навигацию для такого посредственного пилота как человек.
        С последним утверждением Игорь спорить не стал. Ему, как человеку если и бравшему в руки штурвал, то только в компьютерных играх, было и самому страшно. Одно дело крутить джойстик зная, что тебе ничего не грозит - ну разобьёшься, и что? Сохранёнка-то - вот она!
        И, совсем другое, когда от тебя зависит именно твоя, единственная и такая любимая, жизнь.
        Ожидая нужного времени, он наматывал круги вокруг своего домика, старательно отводя взгляд в сторону, когда проходил мимо окна.
        Понимая головой правоту слов Напарника, сердцем он согласиться с ним не мог, испытывая опустошённость и печаль от предстоящего расставания со своим, впервые обретённым, хозяйством. Не помогли даже долгие монологи Напа, демонстрировавшего его проекты различных строений - с прозрачными куполами зимних садов, с просторными, много крупнее этой хибарки комнатами - вот так просто взять и бросить простенький домик он не мог.
        Небо потемнело и Нап, до того хранивший молчание, коротки пискнул, привлекая внимание человека.
        - В корабль надо, - выдвинувшись вверх, он покрутил глазом сканируя небосвод: - Буря надвигается. Самое время улетать.
        - А не рано? - Развернувшись спиной к домику, Игорь двинулся к кораблю: - Ты же говорил - в полдень?
        - Ну крюк сделаешь. Небольшой - тут всего-то спутник обойти. Справишься.
        - Мне бы твою уверенность, - забравшись в кабину, колпак тотчас закрылся, отсекая его от внешнего мира, Игорь протянул руки к приборной панели: - Ладно, прорвёмся как ни будь. Джой здесь где? И педали, - пошарив ногами внизу и ничего не обнаружив он даже наклонился, пытаясь разглядеть небольшой пространство внизу.
        - Джой? Педали? - Чуть выдвинувшийся вверх Нап с непониманием подвигал лепестками: - Ты сейчас о чём вообще говорил?
        - Управлять чем? Мыслью?
        - Ты? Мыслями? А они у тебя вообще есть? Мне порой кажется, что…
        - Нап!
        - Да всё-всё. Молчу. Вот тебе органы управления, - две боковые панели, которые до сего момента Игорь считал декоративными накладками и втайне удивлялся пустоте приборной доски, вспучились, выдвигаясь к нему и сквозь них начали проступать смазанные и какие-то невнятные очертания. Так, под его левой рукой проявились два ряда по три кнопки - чуть больших чем на родной земной клавиатуре. Их гладкая поверхность не несла никаких символов, отчего он, почесав лоб - остальная часть головы вместе с вожделенным затылком была скрыта шлемом, озадаченно перевёл взгляд направо. Но и здесь ситуация была далека от понимания. То, что выросло под его правой рукой, описать двумя словами было сложно. Более всего это образование напоминало наклонённую вверх-вперёд коробку из-под обуви с перевёрнутой бортиками вверх крышкой, в которой медленно текла, не выливаясь через низ, вязкая жидкость чёрного цвета. Посреди неё, словно игрушечный кораблик, серебрился овальный предмет, верхнюю четверть которого делила на две половинки тонкая, слабо светящаяся синим линия.
        - Теперь доволен? - Нап явно наслаждался моментом: - Как видишь - всё просто. Даже для тебя. Сейчас радар включу, - прямо перед его грудью возник белый шар похожий на прозрачный, или пустотелый глобус - с положенными ему меридианами и параллелями.
        - Как видишь, - продолжил самодовольным тоном шарик: - Всё просто до элементарности. Слева от тебя управление тягой, - центральные кнопочки осветились красноватым светом, шедшим откуда-то снизу.
        - Верхний ряд - крайние, - две, бывшие по краям от красных, налились зелёным: - Для вращения вокруг оси. Вокруг продольной. Ну а две остальные, - кнопки, бывшие под зелёными осветились желтым: - связь, - заморгала левая нижняя: - И переключение оружия, - ожила нижняя правая. Всё. Клади руки на место и полетели.
        - А это что? - Не рискуя прикоснуться к серебряному овалу, указал на него пальцем Игорь: - И для чего?
        - Рулить. Меняет вектор тяги. Всё, хватит время тратить. Руки на место и полетели.
        Сжав зубы - ему было реально страшно, Игорь чуть наклонился вперёд - спинка немедленно изменила форму, подстраиваясь под новую позу, и выдохнув положил руки на непривычные органы управления.
        - Плавно прибавляй тягу и…
        - Тягу? Эээ… А, вот же она! - Отыскав глазами среднюю кнопку в верхнем ряду Игорь чуть придавил её, ощущая как по телу корабля пробежала лёгкая дрожь.
        - Сильнее жми! Чего боишься! - Выдвинувшись вперёд прикрикнул на него Нап и Маслов, мысленно послав его к чёрту, вдавил неожиданно шершавую даже сквозь перчатку кнопку до самого упора.
        - Отлично! - Перекрывая нараставший шум двигателей, громко, неожиданно громко для такой крохи прокричал его спутник: - Закрываю шлем! И тише будет, да и по технике безопасности полётов так положено!
        Опустившееся стекло словно прозрачный нож отрезало человека от ревущих на пределе мощностей двигателей корабля.
        - Теперь правой, - спокойным и тихим тоном продолжил Нап: - Руку клади и ладонью - чуть-чуть вперёд. Нос оторвать надо.
        Коснувшись ладонью округлого тела непривычной ручки управления Игорь чуть сдвинул её вперёд удивляясь возникшим ощущениям. Его рука двигалась - в этом сомнений не было, но двигаясь, она оставалась на месте. Он уже было хотел посмотреть на неё, зрению доверия было больше, но тут корабль вздрогнул, снег, покрывавший его узкий нос пошёл трещинами, а через миг белая равнина провалилась вниз, исчезая из поля зрения.
        - Есть отрыв! - Возбуждённо прокомментировал происходящее Нап: - Резко стартанул, ну да ничего - научишься! Теперь - жми газ и рукой вверх. Целься в зенит!
        Выполняя его указания Игорь прижал кнопку, одновременно продолжая сдвигать остававшуюся неподвижной ладонь.
        Поверхность планеты, ставшая на краткий миг его домом, отшатнулась, отпрыгивая от него и на краткий миг он увидел свой домик - крохотную коричневую точку в окружении желтых искорок фонарей. Ещё секунда и всё это растворилось на белом фоне стремительно отдалявшейся поверхности, оставив в его душе лишь лёгкое сожаление и желание вернуться туда, откуда всё началось.
        Пространство встретило его бледно розовой дымкой, сквозь которую проглядывала яркая полоса звёзд, составлявших Кольцо. В одном месте яркий пояс расширялся и Нап, заметив его интерес немедленно пояснил, что это и есть пресловутый Центр, куда и стремились все Странники.
        - Насмотрелся? - Оторвал он человека от созерцания непривычной картины: - Если да, то давай, на Станцию рули. Я выделил её на радаре - посмотри и выкручивай на неё.
        Сфера радара, на которую Игорь не обращал внимания с момента взлёта и вправду украсилась множеством точек. В основном желтые они сновали по поверхности глобуса то ныряя вглубь - при этом их сияние становилось ярче, то затухали, стоило только им оторваться от призрачной поверхности. Ярче других - насыщенным зелёным цветом, горела особо жирная отметка.
        - Эта? - оторвав руку от овала, указал на неё Маслов: - Это - Станция?
        - А ты не так плох, она самая. Загоняй её перед собой и жми газ. Разгонимся - покажу как в прыжок уходить.
        - А желтые? Они что обозначают? - Двигая ладонью, маркер, как он догадался, надо было вывести на дальнюю сторону экватора, поинтересовался Игорь.
        - Стражи. Красные - твои друзья, если ты с кем-то сумеешь подружиться. Что, зная тебя, маловероятно. Оранжевые - все прочие, нейтралы. Ну а синие, - голос шарика дрогнул: - Синие - это враги. Бандиты, пираты и прочее отребье ищущее лёгкой наживы. Увидишь такой - беги.
        - Бежать? - Зелёная отметка наконец заняла нужное положение, и Игорь дёрнул головой снимая напряжение - непривычное управление отнимало массу сил: - А стражи что? Не прилетят? Они же вроде как должны пресекать агрессию?!
        - Прилетят, - Выдвинувшись к его шлему закивал Нап: - Только тебе от этого легче не станет. Столько дырок наделают, что и… Ааа… Забудь. Главное - увидел синего - беги. Вот кстати. Мы на курсе и сейчас я тебе покажу как в прыжок уходить.
        Пространство прямо по курсу потемнело и шарик досадливо, почти по-человечески, вздохнул: - Вот же не свезло! Астероиды. Гаси скорость, обходить будем.
        - А сквозь них что? Нельзя? - Сбрасывая скорость серией коротких нажатий на нижнюю среднюю кнопку Игорь одновременно работал правой рукой уводя корабль с опасного курса. Управление, такое непривычное поначалу, нравилось ему всё больше и больше. Было в нём нечто знакомое, почти родное, неосязаемое и ускользающее, стоило только ему попытаться подобрать подходящее сравнение.
        - Напрямую нельзя, - висевший рядом напарник с сожалением покачался из стороны в сторону: - У нас что? Челнок. Курьер, да и то не из лучших. Со Станции до планеты добраться - да. А вот остальное - даже и не думай.
        - Так я и не думаю, - пустив кораблик в обход каменного крошева, Игорь развернулся к боковому остеклению с любопытством разглядывая разноразмерные обломки, преимущественно вытянутой, веретенообразной формы.
        - А зря не думаешь! Думать надо. Даже такому… - Шарик замолчал и Маслов, пользуясь затишьем, махнул рукой в сторону астероидов: - Слушай, Нап? А чего они все такие одинаковые. Я вот думал, что…
        - Некогда думать! - Взвизгнул напарник вщёлкиваясь в гнездо ранца: - Нашёл время!
        - Так ты сам же говорил?! - Ничего не понимая Игорь попытался развернуться кнему, но новый вскрик, страх в нём не был наигранным, заставил его вздрогнуть всем телом.
        - Радар! На радар смотри!
        - Ну, смотрю, - отвернувшись от величественно проплывавших снаружи глыб, он повернул голову к глобусу.
        По началу он не увидел там ничего, что могло бы вызвать такие эмоции у его спутника.
        Большая часть расчерченной на квадраты сферы была пуста - стражи, верные своему долгу, предпочитали не отдаляться от охраняемого мира, оставшись вместе с ним где-то далеко за кормой. Примерно треть глобуса была окрашена серым - так корабельный мозг, будучи не в силах различить отдельные объекты, обозначил астероидное поле, мимо которого они пролетали.
        - И что? - Не понимая его тревоги, Игорь чуть придвинулся к радару и тут, почти на самой поверхности сферы, что-то неярко блеснуло.
        - Что за… - наклонившись ещё ниже он напряг зрение, но в этом уже не было нужды - внутри каменного месива, разгораясь с каждой секундой всё ярче и ярче, пульсировал синий огонёк.
        - Увидел? Всё! Мы пропали! - Принялся причитать Нап: - Ну вот почему?! За что, создатели?! Чем я вас прогневил???
        - Заткнись! - Положив руку на овал Игорь, одновременно прибавляя тяги, повёл корабль в сторону, надеясь что пират, поджидавший добычу в каменном схроне, не польстится на его крохотный кораблик.
        К сожалению, его надеждам не суждено было сбыться. Ярко вспыхнув, так на радаре отмечалась энергетическая активность объекта, звёздочка двинулась на перехват, ломаными дёрганными рывками обозначая камни, которые пилоту приходилось обходить.
        - Мы пропали! - Возобновил своё нытьё напарник: - Что я сделал, чтобы меня к такому неудачнику подселили???
        - Ты замолчать можешь? - Отвернув от камней, Игорь на секунду задумался: - У нас курьер? Да не ной ты! Уйдём! У нас скорость же должна быть выше!
        - То-то и оно, что должна, - всхлипнул в ответ Нап: - У нас самый простой, понимаешь? Нас любой грузовоз обгонит! Что с грузом, что нет!
        - А манёвренность? Увернуться сможем? Рванём назад - пусть стражи работают!
        Очередной всхлип поставил крест и на этом плане.
        - Тогда остаётся одно, - сбросив газ, Маслов развернул нос кораблика в сторону астероидов: - Будем внутри крутиться! Может и доживём, до стражей. Должны же они на стрельбу явиться?
        - Ну попробуй, - в голосе спутника сквозила обречённость, замешанная в равных долях с покорностью и безысходностью.
        - У нас пушки есть? - Загоняя синий, ярко-ярко сверкавший маркер перед собой, Игорь дёрнул плечом, надеясь хоть таким образом вывести напарника из ступора: - Есть или нет? Отвечай!
        - Оружие активировано, - всё так же безразлично ответил тот: - Только…
        - Заткнись! Не ной! Самому страшно! Защита у нас есть? - Ноздреватая, коричневая с синими прожилками поверхность, выскочила из пустоты и Маслов, едва на вскрикнув от неожиданности, дёрнул рукой, уводя машину в сторону.
        - Поле активировано, - произнёс Нап и уже хотел было вздохнуть, как впереди что-то сверкнуло и Игорь, действуя инстинктивно, рванул их челнок в сторону, отведя овал вправо.
        - Это же мышь! - Озарение - на что походил зажатый в ладони предмет, вспыхнуло в его сознании одновременно с лимонными полосками, промелькнувшими в том месте, где только что была их машина.
        - Стрелять как? Левой кнопкой? - Не дожидаясь ответа он прижал её указательным пальцем и выскочившая из-под брюха корабля трасса, точно такого же цвета, что и у пирата, подтвердила его догадку.
        - Да, - запоздало ответил напарник.
        - А правая - перезарядка?
        - Да.
        - Хе-хе! Повоюем тогда, напарничек!
        Проскочив под очередной глыбой, он сбросил скорость и медленно, можно сказать крадучись, выплыл из-за её массивной спины. Пират, проскочивший мимо него, закладывал вираж, готовясь к новой атаке.
        - А вот хрен тебе! - И не надеясь попасть он прижал пальцем левую кнопку поливая пространство перед пиратом длинными очередями.
        Подействовало!
        Увидев огненный частокол его противник дернулся, рывком меняя курс на менее опасный и Игорь, не теряя времени, двинул манипулятор от себя, заставляя корабль нырнуть под камень.
        - Сдурел?! - Как оказалось, его стрельба подействовала не только на пирата. Нап, от возбуждения выскочивший вверх едва ли не на треть метра, возмущенно трепетал и тельцем, и лепестками: - А если б попал?! Тогда что?! Ты головой…
        - Чёт я не понял, - прикусив губу, бросил ему Маслов, бросая машину в тень соседнего камня: - Ты вообще, чего? Ты на чьей стороне, железка?
        Вылетев из тени, он тут же отвернул вправо, к следующему астероиду - пространство где он оказался после очередного манёвра напоминало полянку, встреченную грибником посреди густого леса.
        Чистое пространство - капризом судьбы камни не загромождали этот клочок пустоты, прямо-таки манил к себе уставшего от непрерывного маневрирования пилота. Казалось - стоит только прибавить тяги и корабль, радуясь возможности показать свою мощь, одним рывком пересечёт окаймлённое каменным забором место, надёжно отрываясь от всё ещё петлявшего меж обломков противника.
        - Удача! Жми! - Взвизгнув от радости, Нап подался вперёд: - Давай-давай! Тяги!
        - Нельзя! - Так и не выскочив на пустое пространство, Игорь вновь принялся лавировать меж камней, огибая полянку по дуге.
        - Ты чего? Оторвёмся же!
        - Он нас расстреляет к чертям! - Заметив особо крупный обломок, он рванул к нему, бросая частые взгляды на радар. Его преследователь не отставал - синяя точка, дёргаясь из стороны в сторону продолжала висеть на хвосте.
        - Ты мне вот что скажи, - прикусив губу, Игорь пустил корабль впритирку к поверхности: - Когда я стрелял, ты, - камень закончился и резко опустив нос, он бросил машину вниз, ставя серо-ржавую поверхность меж собой и преследователем: - Ты чего разорался-то? Я же в него стрелял, в пирата этого?!
        - Стражу пофиг кто пират, а кто нет, - втянувшись в ранец - каменная круговерть явно была не по душе Напу, пробубнил напарник: - Кто первым попал, тот и агрессор.
        - Мне подставиться надо?!
        - Не смей! - Выскочивший из гнезда шарик стукнул его по шлему: - У нас щит - одно название. Мух отгонять! Прямое попадание и всё! Снесёт!
        - Поднимать долго? - Синяя отметка зависла точно сзади и Игорь, крутанув корабль вокруг оси, вписал его в узкую щель меж двух обломков.
        - Нет. Была бы энергия. Накопитель мы починили, натрий есть, сейчас в реактор его закину, а излишек - в накопитель и… Ой!
        Пространство сзади осветилось яркой, бело желтой вспышкой и Игорь довольно улыбнулся - пристроившийся ему в хвост пират открыл частую пальбу, кроша в щебень камни, оказавшиеся между ними.
        - Давай энергию! - Скользнув вниз, следующая очередь, промчавшаяся над колпаком, принялась терзать бок астероида прямо по курсу, он чуть отвернул, огибая очередной валун и тотчас вернулся на прежний курс обрекая невинный камень стать целью очередного залпа.
        Прикрываясь его телом Маслов развернул корабль и выскочив навстречу врагу, на миг замер, направляя корабль прямо вперёд и не маневрируя. Не воспользоваться таким шансом пират не мог. Боковые наплывы вытянутого овалом тема расцвели вспышками выстрелов и Игорю стоило большого труда сдержать желание отвернуть в сторону.
        - Попадание! - Крик Напа зазвенел в шлеме одновременно с мягкими, как сквозь толстую ткань ударами по корпусу корабля: - Поле двадцать! Восемь! Три процента! Уходи! Убьёт же нас!!!
        - Энергию! - отводя мышь-манипулятор влево он одновременно прижал кнопку вращения и корабль, выписывая в пространстве широкую размытую спираль, выскочил с линии огня.
        - Поле тридцать! Соро… Полста семь! Восемьдесят! Мы живы!
        - Живы, не верещи только! - Заметив его манёвр, противник попытался выскочить на перехват, но ему не хватило самой малости - корабли разошлись под острыми углами.
        Дёрнув головой Игорь успел разглядеть ослепительно белый, похожий на вытянутое яйцо, корпус его противника. Небольшие наплывы в острой носовой части, тёмный овал лобового остекления и словно помятую, с множеством вмятин и вздутий, широкую кормовую часть из которой бил длинный красный факел работавших на форсаже двигателей.
        Миг, и корабли разошлись, оставляя друг друга за кормой.
        Юркнув в приглянувшуюся щель меж камней, его руки действовали автоматически, развернув корабль, Игорь прижал кнопку тяги, бросая корабль в направлении планеты, чей диск небольшим кругляшком проглядывал сквозь каменное месиво. Та ли это планета, с которой он взлетел, или то был другой планетоид, он не думал.
        Сейчас было важно другое - стражи!
        - Ещё энергия есть? - Петляя меж камней, он всеми силами старался постоянно держать меж собой и преследователем хоть какое-то препятствие не сильно надеясь на прочность щита.
        - Натрия нет, - в голосе Напа опять зазвучала тоска и безысходность: - Щит девяносто три, восстанавливается, но нас распылят быстрее чем…
        - Стражи! - Появление долгожданных жёлтых точек вызвало вздох облегчения: - Фуух! Ну, наконец-то!
        Проскочив под очередным камнем, он свечой взмыл вверх, облетая следующий и углядев разрыв в каменной стене, рванул в сторону отметок, начавших как мухи облеплять поверхность глобуса.
        Его преследователь, без сомнений тоже заметивший накатывавшуюся желтую волну, резко ушёл в сторону, теряя интерес к своей несостоявшейся добыче. Ситуация изменилась на все сто восемьдесят градусов, превратив теперь уже его в жертву, искавшую спасения бегством.
        Выскочив из астероидного поля Игорь ещё с минуту летел прямо, прежде чем его руки, снова независимо от головы, развернули корабль на зелёный маркер Станции.
        Не спеша прибавлять ход, он откинулся на спинку кресла и несколько раз безуспешно цапнув пальцами по стеклу шлема, выдавил пересохшим ртом: - Стекло открой. Душно.
        - Вообще-то подобное запрещено, но… - Стекло скользнуло вверх, и он с наслаждением втянул в себя прохладный, пахнущий пластиком воздух. Произошедшее в астероидном поле далось ему не легко - несмотря на все старания костюма, всё это время гонявшего внутри своей оболочки тугие волны прохладного воздуха, Маслов был насквозь мокрым.
        - Попей, - его губ коснулась трубочка с холодной водой.
        - Есть хочешь?
        - Не, пока нет, - мотнув головой, Игорь вновь положил руки на приборы управления: - Давай уже до Станции доберёмся. Там и перекусим и… И всё остальное сделаем.
        Прыжок до Станции особого впечатления не произвёл.
        Разогнав корабль до максимальной скорости, о её достижении ему сообщил Нап - в самой кабине никаких индикаторов не было, Игорь зажал одновременно две нижние крайние кнопки. Вспыхнул свет, а когда он проморгался, то перед ним, занимая собой большую часть пространства, предстал огромный шар, блестевший серебром в свете двух местных солнц.
        - И это всё? - Чуть прищурившись - металл сверкал слишком ярко словно был отполирован, Игорь присмотрелся к сфере.
        - Что всё? Прыжок - да. А чего тебе ещё надо?
        - Ну там спецэффектов… Тумана светящегося, проносящихся мимо звёзд… Ну я не знаю. Вспышек, теней странных… Просто это как-то. Щёлк и на месте.
        - Чем проще - тем лучше, - самодовольно хмыкнув отпарировал Нап и вернувшись на деловой тон, продолжил: - Огоньки видишь? Вот вдоль них и лети - ко входу приведут.
        Огоньки Игорь видел - опоясывая шар Станции по экватору и, если так можно было выразиться - по нулевому меридиану, они весело перемаргивались, время от времени прогоняя по своим белым телам яркие вспышки волн. Прикинув направление Игорь двинул корабль вслед волнам и стоило ему облететь не более трети сферы, как впереди показался окантованный парой белых рамок треугольный проход, ведший вглубь Станции.
        - И чего встал? - Недовольным тоном поинтересовался напарник: - Дырку видишь - в неё и рули.
        - А разрешения что? Спрашивать не надо?
        - Зачем? Это свободный порт - какие тут разрешения? Просто влетай и расслабься, автоматика посадит.
        - Как скажешь, - сбросив скорость Игорь подвёл корабль к проёму и стоило только острому носу пересечь незримую границу входа как его мягко, но непреодолимо повлекло внутрь хорошо освещённого прохода.
        - Можешь расслабиться, - стекло шлема поползло вниз: - Станции бывают разные, я прикрою - чтобы тебя чужими запахами не травмировать. Да и не стоит всем подряд себя показывать, - опустившееся забрало потемнело, скрывая черты лица от внешних наблюдателей: - К Странникам по-разному относятся. Кому-то пофиг, а где-то и недолюбливают. Зачем нам вот так сразу врагов наживать.
        - Будь по-твоему, - не стал спорить с ним Игорь.
        Проскочив коридор корабль замедлил ход, направляясь к одному из горевших на полу зелёных кружков. Зависнув над ним, он покачнулся и, выпустив шасси, плавно опустился в его центр выключая двигатели.
        - Однако, - подняв руку, Игорь сдвинул колпак назад: - Без меня меня женили.
        - Что? О чём ты?
        - Автоматика, - выбравшись наружу он потянулся: - И посадила, и шасси выдвинула. Я прям себя лишним почувствовал.
        - Обычное дело, - хмыкнул Нап: - У разумных и поважнее дела есть. Чего на мелочи отвлекаться.
        - Ну да, ну да, - обведя взглядом посадочную площадку - несмотря на множество призывно горевших кружков Игорь увидел только два корабля, он озадачено хмыкнул: - А тут всегда так пусто? Здесь же десятка два кораблей поместятся? Где все?
        - Двадцать четыре. Посадочных мест - двадцать четыре, - пояснил его спутник и вздохнув добавил: - В прежние времена да, забито всё было. Ещё и снаружи ждали. А сейчас… В общем - сам видишь.
        - Да уж… А что за корабли? - Махнул он рукой в сторону двух массивных звездолётов, превосходивших по размерам его скорлупку раз в пять.
        - Эти-то? - Выдвинувшись вперёд Нап несколько секунд смотрел на них, а затем втянулся в своё гнездо: - Ничего особенного - грузовики. На семнадцать и двадцать две тонны.
        - Ого! - Отойдя в сторону Игорь принялся разглядывать корабли испытывая чувство острой зависти. Два прямоугольника грузовых отсеков, каждый из которых легко бы вместил его кораблик, соединялись парой широких труб, поверх которых проходила ещё одна, заканчивавшаяся полусферическим стеклом кабины пилота. Снизу эти махины упирались в пол, вылезая за границы очерченного зелёным пространства, шестью трёхпалыми лапами, своей массивностью дававшими уверенность в благополучной посадке на любые поверхности.
        - Хороши! - Завистливо покосившись на грузовики, один был выкрашен в солидный синий цвет, в то время как второй нёс на себе чередовавшиеся зелёные и красные полосы, Игорь посмотрел на свой челнок и вздохнул - сравнение было сильно не в его пользу.
        - И чего расстроился? - Попытался подбодрить его Нап: - Подумаешь! С-класс. Хлам. Вот был бы хотя бы «В», я и не говорю про «А» или «Э», тогда да - было б чему завидовать. А такого барахла…
        - Ну…
        - Я тебе говорю - забей. Фигня, а не корабли. Вон туда посмотри, - выдвинувшись, Нап качнулся в сторону видневшейся неподалёку лестницы, протянувшейся от пола лётной площадки до платформы, возвышавшейся метрах в пятнадцати над полом: - Нам туда надо.
        - А что там, - зашагав к ней Игорь задрал голову пытаясь рассмотреть детали. Но увы - разобрать что-либо кроме видневшихся на самом краю поручней, он так и на смог.
        - Там - всё! - Повеселевшим тоном принялся пояснять напарник: - Магазины, места отдыха, информационные порты и… Эээ… Стоп!
        - Что - стоп? - Остановился Игорь уже поднявшись на несколько ступенек: - Что опять не так?
        - У тебя деньги есть?
        - Деньги?
        - Ну да - деньги, монеты, кредиты, бабки?
        - А я откуда знаю?
        - Сейчас проверю… - смолкнув на пару секунд, Нап вернулся к нему сопроводив своё возвращение тяжелым вздохом: - Ноль! На всех счетах! Нет! Ну надо же так влипнуть! - Принялся причитать он: - Связался с нищебродом неудачником! Корабль - отстой! Первый вылет - чуть не убили, а сейчас выясняется, что у него и денег нет! Ну, знаете…
        - Погоди, - отмахнулся от него Игорь, поднимаясь по лестнице: - А у меня что - и счета есть?!
        - Нет! Ну вы посмотрите на него! Он даже не знает - есть у него счёт или нет! Ну, знаешь…Ну…
        - Отвали! - Поднявшись на платформу Маслов перевёл дух, лестница оказалась неожиданно крутой, с широкими, высоко друг от друга поднятыми ступенями, и принялся оглядываться по сторонам.
        - Да бы с радостью! - продолжал занудствовать Нап: - Свалил бы от такого! Да не могу!
        - А это что? - Отойдя от лестницы он развернулся к ряду освещённых изнутри окон, над которыми висели овальные пластины заполненные странными, похожими на земные запятые, символами чужого алфавита. Ракурс был неудачным - Игорь смотрел на окна с острого угла, но даже отсюда он разглядел темневшую внутри массивную фигуру, чьи очертания скрадывало не то покрывало, не то платок, наброшенный на голову и плечи.
        - Что там написано? - Вытянув руку, он показал на табличку, но напарник только хмыкнул в ответ.
        - А я почём знаю?! Подойди и спроси, за спрос, как известно, денег не берут. Да и брать-то с тебя - нечего!
        - И подойду! - Круто развернувшись он сделал пару шагов как вдруг что-то твёрдое упёрлось ему в грудь, а откуда-то сверху прогрохотало:
        - Га-гарх! Храз жа кум! Нн-арх!
        Упираясь трёхпалой ладонью ему в грудь, перед ним возвышался Кхарк и, судя по его виду, пребывал он далеко не в мирном настроении.
        Глава 3
        - Га-гарх! Храз жа кум! Нн-арх! - Повторил ящер и приоткрыл пасть полную желтоватых треугольных зубов: - Га Шатран? Ша-та-ран-ны-ых? Шатаранник? Га кун!
        Отступив на пару шагов - задирать голову было очень неудобно, Игорь вновь посмотрел на ящера.
        - Кха! Шерк кус гра! - Тут же произнёс он и подняв обе руки вверх сжал кулаки, выставив наружу средние пальцы в жесте, выглядевшем для землянина оскорбительным.
        - Карра-Кха! - Руки опустились и пальцы нарисовали в воздухе по бокам Маслова две вертикальные черты.
        - Кул шшаа… штра… Аррргххх! - Ящер зло клацнул зубами, а вылетившей из-за его спины толстый хвост, на нём Игорь успел заметить пару колечек, вдетых в плоть на манер пирсинга, звучно хлопнул по полу.
        - Чего надо? - Разведя плечи и выпятив грудь посмотрел на него Игорь и перенёс вес тела на одну ногу, готовясь встретить рывок Кхарха ударом с ноги.
        - Ну? - Отводя ногу назад повторил он: - Чего надо, земноводное?
        - Ты что?! Совсем того?! - Пискнул в его шлеме дрожащий голосок Напа: - Это же Кхарк! Живая смерть! Ты его зубы видел?
        - Тихо, железка, - глаза человека ощупывали покрытое чешуёй тело ящера ища место для удара. Вот только бить было особо некуда. В промежность, прикрытую отливавшей серебром юбочкой? Высоко, почти на уровне его груди. По колену? Посмотрев на внушительную костяную пластину, прикрывавшую сустав он мысленно вздохнул - пробить такую броню не имело смысла даже пытаться.
        - Аррргххх! - Клацнув зубами ящер прикрыл золотистые глаза полупрозрачной плёнкой и, с натугой, выдавил из себя: - Сшштран-ник!
        Похоже, у него получилось добиться цели - широко распахнув глаза он тотчас повторил: - Штранник! Каа! Кул!
        - Ну, странник, и что с того?
        - Штранник! - Толстые, с короткими массивными когтями, пальцы вновь поднялись и упали вниз, повторно прочерчивая в воздухе две полосы.
        - Штранник!
        Чувствуя себя идиотом, ну не лезть же в драку, исход которой был очевиден, Игорь сжал кулаки и выставив наружу средние пальцы, повторил жест ящера, рисуя по его бокам две полосы: - Кхарк! - Произнёс он, когда пальцы указали в пол.
        - Хыыр! Кхарк! - Разжав кулаки, гигант хлопнул себя по животу прямо над поясом, державшим юбку, его единственную одежду.
        - Странник Иг! - Догадавшись о цели его пантомимы, погладил себя по груди Маслов.
        - Клох мун га га-гаар! Иг! Шарх хас кха! - Разродился ответной тирадой Хыыр, в которой всё что смог разобрать человек, было его имя.
        - Кхарк Хыыр? - Подняв руки с торчащими пальцами, Игорь вновь провёл ими сверху вниз.
        - Кха! Гар кхарк Хыыр!
        - Ясно. Вот видишь, - добавил он тихо, только для Напа: - И ничего страшного. Познакомились. Хыыр он.
        - Мосш! - Рука нового знакомца вытянулась, указывая на ножны: - Мосш! Иг сссиш ун каг! Мосш такл! Кха!
        - На нож посмотреть хочешь? Ну гляди, - вытащив свой тесак наружу он показал его Кхарку, держа на весу: - Сам делал! - С гордостью добавил он видя, как внимательно, склонив на бок голову, рассматривает его оружие тот.
        - Мосш! Кха! Кха! - Протянув к клинку лапу, Хыыр свёл и развёл пальцы, словно беря его в руки.
        - Тебе дать? Эээ нет. Извини - моё! - Убрав нож на место Игорь сложил руки на груди, стараясь не слышать писк Напа: - Отдай! Отдай ему! Пусть берёт и уходит! - Надрывался его спутник.
        - Маг? Иг ин-кха такл Хыыр? - Нависнув над ним ящер угрожающе щелкнул зубами подметая пол хвостом точь-в-точь как рассерженный кот: - Фирх! Кха такл Хыыр! Иг ин-кха! Мосш! - Толстые пальцы цапнули воздух в паре сантиметрах от шлема: - Мосш такл!
        - Нож тебе? А не пошёл бы ты?! Чего? Чешую нарастил и всё? Крут? Ну, иди сюда! - Сжав кулаки он помахал ими перед ящером: - Хвост оторву и скажу, что так и было! Ну?
        Явно озадаченный такой реакцией Кхарк даже отступил, а затем, задрав морду вверх, так, что сквозь раздвинувшиеся на шее чешуйки стала видна бледная плоть, зашёлся серией булькающих звуков.
        - Штранник Иг га! Каах! - Опустив голову, он щелкнул пастью, но на сей раз в этом жесте не было злости: - Иг! - Вновь задрав голову он провел когтем между чешуек: - Кха!
        - Чего?! Хыыр?
        - Иг! - Развернувшись, Кхарк двинулся прочь, словно потеряв весь свой интерес что к человеку, что к его ножу.
        - И что это было? - Подойдя к краю платформы, Игорь навалился грудью на ограждающие край поручни переводя дух.
        - А я почём знаю? - Огрызнулся Нап, чуть приподнимаясь на своей ножке: - Я не спец по Кхаркам.
        - А я думал спец, - подколол его Маслов: - Странно - высшая форма, а ни читать по-местному, ни говорить не может.
        - Ты куда шёл? - Шарик качнулся в сторону освещённого изнутри окна: - Вот и иди, умник, блин, нашелся!
        - И пойду! - Развернувшись, Игорь опёрся спиной о блестящий металл: - Вон к тому, - кивнул он на одно из окон - с его нового места стал виден целый ряд одинаковых по размеру, но различно освещённых окон. Выбранное им светилось приятным глазу желтоватым светом. Следующее, соседнее с ним окном, было заполнено красновато-багровым туманом, где резкие вспышки, похожие на молнии, придавали тёмному силуэту зловещий и опасный вид. Расположившиеся далее ниши были налиты зелёным и тёмно синим, практически фиолетовым свечением.
        Сохранявшая неподвижность фигура ожила, когда до окна оставалось не более пары-тройки шагов. Кхарк, а то, что под покрывалом был скрыт представитель именно этой расы, подтвердили выскочившие наружу трёхпалые лапы, поднялся со своего места ровно в тот момент, когда между человеком и широким подоконником оставалось менее метра.
        Выпрямившись, к удивлению Игоря этот ящер оказался даже чуть ниже его ростом, кхарх скинул с себя покрывало и задрав голову вверх провел когтём по шее, копируя жест предыдущего представителя своей расы.
        - Шатаранник! - Разведя лапы в стороны пророкотал он: - Га! Исшур шатран? Ин-анх ан ришша! - Холпнул он себя по морде сначала одной, потом второй лапой: - Кха шатран! Кха штранник ин-шатран? Ин-анх, ин-ришша гар!
        - Чего это он? - Продолжая следить за рычавшим и зачем-то начавшим раскачиваться вперёд-назад ящером тихо поинтересовался Игорь: - Ты хоть что ни будь понимаешь?
        - Работаю. Анализатор речи активирован, - буркнул Нап и тут же добавил: - Представься ему и спроси имя. Жест помнишь?
        - Да помню, помню. Чай не тупее тебя. - Не дожидаясь едкого ответа, а то, что представитель высшей формы жизни не останется в долгу Игорь не сомневался, он хлопнул себя по груди: - Иг! Штранник Иг!
        - Га анх Иг! - Даже чуть подпрыгнул на месте кхарх: - Штранник Иг гар анх мишшун!
        - Так, - появившейся в шлеме голос Напа перекрыл раскаты ящера: - Кое-что есть. Буду вставлять опознанные слова, может так яснее станет. Спроси его имя.
        - Как скажешь, - вытянув вперёд руки, Игорь провёл средними пальцами в воздухе, как с Хыыром: - Иг! - Повторил он, хлопнув себя по груди и посмотрел на ящера: - Кхарх?
        - Ин-ин-ин! - Схватившись за горло, кхарх даже отступил назад, сжавшись и замерев на месте.
        - Даю перевод, повтори жест.
        - Нет-нет-нет, - продолжая прикрывать горло руками произнёс ящер: - Не личность! Штранник рашунш хорошая личность. Да. Кад русш умсин личность хорошая Иг?
        - Скажи да, - торопливо подсказал Нап и поспешно добавил: - Да это кха.
        - Кха.
        - Да умный Иг! Штранник шатран! Си имш угра. Хороший угра. Сииш угра! Иг шатран хороший, сииш угра. Шатран, шатран - Штранник шатран. Кад шатран, Иг?
        - Шатран - перемещаться, менять положение в пространстве. Производная от Штранника, Странника, то есть. Га - значит хорошо, или положительно. Согласие, одобрение - в таком ключе. - Тон Напа был крайне деловым: - Он тебя про твои путешествия спрашивает. Или предлагает что-то. Данных мало. Ответь, - шарик на секунду задумался: - Скажи кха шатран. Мол - да, перемешаюсь.
        - Кха шатран.
        - Перемещаться хорошо хорошо угра. Кха, Иг?
        - Чего?
        - Он говорит, - пришёл на помощь Нап: - Что перемещаться хорошо по, или с хорошей, хорошим угра.
        - Идти хорошо по хорошей дороге? Так что ли? - И, не дожидаясь ответа напарника, кивнул кхарху: - Кха! Га угра - Га шатран, кхарх!
        - Хорошая дорога! Хорошая мирруш. - Вскинул обе лапы вверх ящер: - Ин-анх гар сижжуш уст. Га-анх Иг лишшир туш.
        - Если я верно сопоставил связи, то «ин» - отрицание, а «анх» - разум, ум. - послышался голос Напа: - Он отрицает свою личную разумность - «ин-анх» и превозносит тебя. Как умную личность. Что, конечно, является ошибкой с его стороны, - не удержался от шпильки шарик.
        - Кад шатран, штранник? - Продолжал свою речь ящер, размахивая руками вокруг себя: - Кад хорошо перемещаться? - Принялся снова вставлять распознанные слова Нап: - Не умный кхарх умный Иг дорогу хорошо. Да. Хорошо дорога, хорошо перемещаться. Да, Иг. Хорошо лишшир - хорошо перемещаться.
        Прекратив размахивать лапами кхарк наклонился вперёд, его пальцы скрылись под широким подоконником, там что-то щелкнуло и в пространстве между ними вспыхнуло синее окно, разделенное на квадратики разнообразного цвета с картинками внутри.
        - Хорошо лишшир. Хорошо-хорошо. Да, - провел он пальцами по краям экрана: - Умный Иг хороший лишшир кад.
        - Как я понимаю, - чуть наклонился вперёд человек: - Лишиир это товар? А это - торговец. Так? Нап? Что скажешь?
        - Похоже на то, - с небольшой задержкой ответил тот: - Соглашусь, пожалуй. А вот «кад», как я понимаю, это желание. Ну, или намерение. И да, тогда ясно чего он так тебя расхваливал. Задабривал. Хотел понравиться клиенту. Врал, короче.
        - Если и врал, то нам обоим. Мы для него одно целое, забыл? Туп я, тупой и ты. - Вытянув вперёд руку, Игорь коснулся одного из квадратиков и не обращая внимания на недовольное сопение Напа продолжил: - Давай лучше посмотрим - что он нам предлагает.
        Увеличиваясь в размерах, картинка выдвинулась вперёд, демонстрируя нечто округлое с парой гофрированных шлангов.
        - Атмосферный фильтр, - быстро разобрался с возникшим изображением Нап: - Эффективность так себе - едва на десять процентов мощнее штатного. Следующую давай.
        - Как скажешь, - пожав плечами, Игорь коснулся рисунка и тот, сжимаясь в размерах, вернулся на место: - Какую? Смотри, - не касаясь квадратиков, он провёл рукой вдоль них: - У них рамочки цветные. Как думаешь, это что-либо означает? Или для красоты?
        Квадратики и вправду имели разную каёмку. На самом верху тянулся ряд серых, под ними расположились зелёные, ниже - синие. Ещё ниже, в самом последнем ряду, строй синих нарушали бронзовые, отливавшие металлом, рамки.
        - Ты смотрел с зелёной рамкой. Давай ту, что под ней, с синей.
        Синий, внешне точно такой же, как и на первом рисунке фильтр, был уже чуть более чем на треть мощнее своего аналога, установленного в ранце человека. Бронзовых фильтров не было и Игорь, не желая тратить время зря, указал на окошко с чем-то непонятным, напоминавшим перевёрнутый бидон вокруг горлышка которого пульсировало анимированное жёлтое свечение.
        - Ух ты… - Послышался в шлеме восторженный вздох Напа: - Прыжковый ранец. Класс - «Элит». Вот это вещь!
        - Погоди, - перебил его Игорь: - У нас что и прыжковый ранец есть? А что молчал?
        - У нас - нет. Заглушки стоят. Что ты от базовой комплектации хочешь? Это со мной тебе повезло. Незаслуженно, кстати. А вот это - да… До полусотни шагов в любом направлении за раз проскочить можно. И натрия мало ест.
        - И я что - могу его в костюм встроить?
        - Мог бы, - вздохнул напарник: - Если бы было на что купить. Ты же нищий. Ноль на счёте.
        - Может продать что ни будь ненужное? У нас же ресурсы есть.
        - Ненужный здесь только ты. Всё остальное, ааа… да что с тобой говорить!
        Не став отвечать, расстройство напарника было очевидным, Игорь убрал ранец и повёл рукой снизу-вверх, уже примерно понимая, как работает эта витрина. Квадратики послушно сдвинулись, открывая до того скрытый ряд новых иконок и Нап, молча следивший за их движением, издал звук больше похожий на всхлипывание - появившиеся картинки были заключены в ярко сиявшие золочённые границы.
        Атмосферные фильтры, экзоскелеты, миниатюрные реакторы, прыжковые модули, сенсоры и многое другое. Причина всхлипа шарика была ясна - модули, окаймлённые сверкавшими рамками, превосходили имевшиеся у них даже не в разы - в десятки раз. Тот же атмосферный фильтр позволял пополнять запасы дыхательной смеси даже там, где процент кислорода был просто ничтожен, а прыжковый ранец мог перенести своего счастливого обладателя почти на километр.
        Но вот цена этих чудесных устройств…Цена просто зашкаливала, исчисляясь десятками миллионов местных единиц, названия которых Игорь до сих пор не знал.
        Молча отойдя в сторону, он покосился на продавца, но тот ни одним жестом не выдал своего разочарования.
        - Хорошо Иг, хорошо разум, - произнёс он, накидывая на голову и плечи покрывало: - Товар хорошо, не умно создание путь без товар перемещаться, - кое-как перевёл его слова Нап.
        - Да я и сам понимаю, - развёл руками человек: - Но без бабла, ты же мне за так не отдашь?
        Последние слова канули в темноте закутанного в своё покрывало кхарха.
        Следующие окна, как и первое, были заняты торговцами, предлагавшими редким посетителям свои товары. Так, в тёмно багровом, с яркими вспышками, окне, ему предложили различное оружие и сменные модули к нему. Универсальный Инвентор, или, как он его называл - бластер, мог быть дооборудован множеством полезных приспособлений. Кроме уже знакомых Игорю очередей, пистолет мог бить короткими лучами наподобие лазерных, выстреливать облако мелких шариков, уподобляясь дробовику и даже работать в режиме миномёта, отправляя на добрую сотню метров небольшие сферические бомбочки, выжигавшие при контакте с землёй круг в несколько метров. Точно так же можно было усилить и расщепитель, повысив его прожорливость, одновременно снизив энергопотребление. Ему даже предложили силовой щит - модуль, заключённый в золотую рамку ограждал бренное тело от любых посягательств на жизнь, обещая даже защиту от оружия стражей. Ненадолго, но всё же лучше, чем полное отсутствие подобного на его костюме.
        С ценами здесь было ещё хуже - содержимое что бронзовых, что золотых ячеек было готово стать его собственностью всего за несколько сотен миллионов.
        В зелёном окне продавали различные средства защиты от природно-погодных факторов. Эти модули чем-то походили на силовое поле, виденное им ранее, но их задача была иной. Будучи установленными в костюм, они предохраняли и его и человека внутри от воздействия кислот, радиации и температур - как высоких, так и низких. Так, топовые модули, со слов Напа считывавшего информацию прямо из торговой системы, могли позволить Игорю хоть час плескаться в озере плавиковой кислоты или прогуливаться по поверхности средней звезды, возникни у человека такое желание, но цены… Они не то чтобы кусались, но оскал закорючек, обозначавших цифры, пугал не хуже пасти тигровой акулы.
        Синее окно предлагало потенциальному покупателю всевозможные устройства для космоса. Для космических кораблей вернее будет сказать. Двигатели, броня, силовые щиты, топливные баки - в том числе и хранилища антиматерии, необходимой для межсистемных прыжков - всё, даже сами межсистемные двигатели были в наличии. Только плати.
        Было в наличии и вооружение. Потоковые излучатели, посылая в цель непрерывный луч заряженных частиц сжигали щиты и плавили броню. Скорострельные лазеры заполняли пространство короткими очередями когерентного излучения, а орудия самого различного калибра были готовы швырнуть в противника увесистую болванку, начинённую смертоносной взрывчатой смесью.
        Как говорится - любой каприз за ваши деньги.
        Вот только денег-то и не было.
        Чувствуя себя изрядно вымотанным и опустошённым, разглядывание выставленных и недоступных богатств весьма утомило его, Игорь отошёл в сторонку, обводя взглядом помещение. Прежде ему не удалось рассмотреть интерьер этого уровня станции - сначала отвлёк Хыыр, а затем всё его внимание было поглощено осмотром выставленных на продажу товаров.
        Площадка, на которой он находился была невелика - не более трёх десятков шагов и ширину о около сотни в длину. Бросив короткие взгляды по сторонам - поручни ограждения и окна торговцев особого интереса не вызывали, а вот столики, с расставленными вокруг разнокалиберными стульями и насестами, наоборот просто манили к себе обещая отдых усталым ногам.
        - Ты как хочешь, а я посидеть хочу, - проинформировав таким образом Напа Игорь двинулся в сторону ближайшего столика огибая по пути вазы-горшки с кустами растительности преимущественно синеватого оттенка.
        Не желая уподобляться лисе из известной басни Крылова, рассуждавшей о незрелости недоступного плода, он сконцентрировался на приятных моментах. Кроме первых, пусть отрывчатых представлений об этом мире и его технических возможностях, было и другое, относительно ценное, пусть и не материальное достижение - их общих с Напом словарик пополнился ещё несколькими словами.
        Язык, на котором общались ящеры, к облегчению что Игоря, что шарика, оказался довольно простым. Знай только слова, да лепи из них нужные тебе смыслы.
        Так, одним из таких кирпичиков, оказалось слово «кар», оболочка, шкура - нечто пустое, прежде облегавшее что-то. Добавь к нему шатран - перемещение, и готово транспортное средство. Прибавим ин-угра - без дорог и получим ин-угра-шатран-кар - пожалуйте в вездеход, или, принимая во внимание стражей ревностно относящихся к охране поверхностей планет - везделёт, а вернее того, космический корабль, принимая во внимание технический уровень обитателей кольца.
        Рассуждая таким образом Игорь шагнул в сторону, обходя очередной куст, а когда тот остался сзади, то его зрение кольнула яркая вспышка и недолгое свечение, промелькнувшее у дальней стены и почти полностью скрытое стеблями и листьями декоративной растительности.
        - Ты видел? - Развернулся в ту сторону Игорь: - Вон там, за теми кустами, - махнул он рукой: - Вспышка была. Только что?
        - Ну была и была, - совсем без интереса в голосе проворчал Нап: - Не мешай, я, в отличии от тебя, делом занят - словарь составляю. Ты же хочешь понимать, что именно нам говорят? Хочешь?
        - Хочу.
        - Вот и не мешай, - закончил разговор шарик, скрываясь почти полностью в своём гнезде.
        - Подумаешь, суперлингвист выискался, - буркнул в пустоту человек, направляясь в сторону пропавшего света.
        До дальней стены, на сером фоне которой и отразилось зарево вспышки, идти было совсем ничего - не более полусотни метров, но этот путь, благодаря стараниям неизвестных садовников, расставивших здесь уж очень много вазонов, занял у человека почти десять минут.
        Зато, когда проклятая растительность закончилась, его любопытство прямо-таки взвыло от удовольствия, предвкушая очередную загадку.
        У стены, на пустом, лишенном какого-либо антуража, пятачке, возвышались словно взятые из известного фильма, Звездные Врата.
        Конечно, местная версия была меньше размером - метра два в диаметре, но в остальном это была почти точная копия устройства, виденного Масловым в фильме и сериале. Символы по ободу, похожее на гриб с перекошенной шляпкой наборное устройство, не хватало только замков-шевронов, обозначавших в кино активированные символы.
        - Портал! - Подбежав к грибу, Игорь нетерпеливым взглядом окинул размещенные кольцом символы и недовольно прикусил губу - нанесённые на кнопки-клавиши запятые не имели ничего общего с символами, много раз виденными им на экране телика.
        - Портал? - Выдвинувшийся на своей ножке шарик завис над наборной панелью: - Ммм… Возможно. Правда это не тот Портал, про который я тебе говорил, но нечто схожее есть.
        - Адрес! Адрес Земли давай! - Занеся руку над клавишами неторопливо прищелкнул пальцами человек: - Ну же, Нап! Не тупи! Какие символы жать?
        - А я-то почём знаю?! - Голос шарика был полон неподдельного удивления: - Я, как и ты, этот бублик первый раз вижу.
        - У тебя нет адреса?! Но… Ты же говорил - мол найди Портал и готово! - От обиды Игорь чуть не врезал кулаком по символам и его напарник, легко уловивший состояние человека, поспешно юркнул в своё гнездо.
        - Ничего такого я не говорил! - Буркнул он оттуда: - Что Портал связывает планеты - да, но не более того.
        - Эх! А я думал ты всё знаешь! - Выставив палец Игорь принялся наугад нажимать клавиши, символы на которых загорались, одновременно наливаясь светом и на грибе, и на периметре кольца. Набрав таким образом комбинацию из почти десятка знаков он хлопнул ладонью по центральной, самой большой, кнопке и с надеждой посмотрел на Портал.
        Увы.
        Не произошло ровным счётом ничего - только символы погасли.
        - Неправильно набран номер, - занудным голосом и явно подражая дешевому автоответчику, прокомментировал его попытку Нап.
        - Лучше бы помог, - дёрнув головой огрызнулся Игорь, занося руку для второй попытки.
        - Чпень зам! - Послышалось в его шлеме.
        - Сам ты пень!
        - Это не я! - Голос напарника был полон непонимания: - Чёрт! Иг! Сзади! Обернись!
        - Чпень зам! - Птица, стоявшая впереди небольшой стайки, склонила голову набок и несколько раз щелкнула клювом: - Чпень зам! Штрунь-ниньк!
        - Чего?!
        - Чпень зам! Чпень зам! - По воробьиному подпрыгнув на месте повторил представитель расы Уюс и видя, что человек его не понимает, повёл крылом в сторону, словно отодвигая его от наборной панели.
        - Отойти? - Игорь вопросительно приподнял бровь, но вспомнив, что его лицо снаружи неразличимо, просто кивнул, делая шаг назад.
        - Чпень! Чпень зам! - Подпрыгнула на месте птица, чья голова доходила человеку почти до середины груди: - Зам! Чпень зам! Штрунь-ниньк!
        - Да отхожу, отхожу. Чего расчирикался тут? Чик-чирик, чирик чик-чик! - Дополнил своё движение от наборной панели Маслов, припомнив строчку из детства.
        - Чирик?! Чик-чирик? - Не распознать удивление в голосе Уюса было невозможно, но эта эмоция не продержалась и нескольких секунд, сменившись на угрожающую: - Чик! Чирик! Штрунь-ниньк? Чик? Чик? - Распушив перья, от этого небольшая птица прибавила в размерах едва не на треть, уюс подпрыгнул к нему и разведя крылья в сторону дернул головой, склёвывая воздух в полуметре от Игоря.
        - Походу ты что-то не то сказал, - проявился Нап: - Из этого уюса агрессия просто фонтаном бьёт.
        Подтверждая его слова, птица сделала ещё один прыжок и Игорь, не дожидаясь очередного клевка, поспешно попятился.
        - Зам! Зам! - Прощёлкал, продолжая держать крылья расправленными, уюс и только когда человек отошёл шагов на десять, начал успокаиваться, приглаживая перья.
        Бросая в сторону Маслова короткие взгляды, птица повела крылом над центральной кнопкой, та налилась приглушённым свечением, и, пару секунд спустя, над ней появилось прямоугольное окно, заполненное множеством квадратиков, как и у встреченных Масловым торговцев.
        Клюнув один из квадратиков, уюс покосился на неподвижно стоявшего человека, а в следующий момент, кольцо Звёздных Врат ярко вспыхнуло, заполняясь молочно-белым, слегка слепящим свечением.
        Что-то прокаркав, со своего места Игорь не разобрал ни одного слова, уюс пропрыгал к кольцу. Не ожидая остальных, он скакнул внутрь, пропадая из виду и тотчас, как по команде, вся остальная стая поскакала к свечению. Секунд пять и все они пропали из виду, а ещё через миг исчезло и белое свечение, оставив металлический бублик в том виде, в каком его и нашёл человек.
        Вернувшись к грибку и не обращая внимания на болтовню Напа, распекавшего его за необдуманное поведение с представителями иной расы, Игорь поднёс руку к центральной кнопке и задержал её там на несколько секунд.
        Появившееся над его рукой окно было девственно чистым, лишённым каких-либо квадратиков.
        - И где всё? А, Нап? - Перебил распространявшегося об ограниченности человеческого разума шарика Игорь: - У воробья этого всё поле забито было? А у нас - пусто?!
        - Если это Портал, как ты надеешься, то так и должно быть. Либо - набирай ручками, либо бери из списка в памяти. У тебя адреса есть? Нет. А почему? А потому, что ты, низшее существо, еще не развил свой разум до должного уровня и…
        - Заткнись. - отвернувшись от Портала, Игорь покрутился на месте и, приметив стоявший в паре десятков метров от кольца одноногий столик - бледно серый диск на тонкой ножке, направился к нему.
        Усевшись на невысокий кубик красного цвета Игорь с наслаждением вытянул начавшие гудеть ноги.
        - Сейчас бы пивка холодненького, - мечтательно протянул он, кладя руки на застежки шлема: - Нап? А шлем снять можно? Как здесь с атмосферой?
        - С атмосферой здесь хорошо, - пробурчал шарик: - А шлем не снимай. Мало ли кто увидит?
        - Да кто увидит? Нет же никого. Ни у портала, ни где. Или ты думаешь, что кто-то под столом прячется? - Хлопнул он ладонью по светлому диску столешницы: - Так и там, - наклонившись в сторону он заглянул под стол и продолжил упавшим тоном: - Есть…
        Из-под стола на него смотрел крупный, с оранжевой радужкой, глаз.
        Глава 4
        Глаз сморгнул, на миг прикрываясь полупрозрачной плёнкой, голова шевельнулась, поворачиваясь и перед Игорем появился небольшой желтоватый клюв.
        - Уюс?! - В выброшенной вперёд руке материализовался бластер: - А ну, - повёл стволом в сторону Маслов: - Вылезай наружу!
        - Чи синь… Фью. - Голова птицы качнулась и огромные глаза наполнились влагой: - Яльк! Струнь-ник! - Приподняв крыло он осторожно коснулся ствола и повёл его в свою сторону. Наведя таким образом оружие на себя, оторопевший от подобного Игорь и не думал сопротивлялся, птица приоткрыла клюв, и, вздохнув совсем как человек, повторила, наклоняя голову к обрезу ствола: - Чи синь, струнь-ник.
        - Ствол убери, - раздался в шлеме напряженный шёпот Напа: - Только осторожно - не дай Творец случится что?
        - А что? - Отведя руку от птичьей головы, он расслабил ладонь убирая оружие.
        - А то! Стрельба, да что стрельба - здесь любая агрессия под запретом. А Уюсы, чтобы ты знал, вообще-то, очень мстительны. Поранишь этого, - шарик качнулся в сторону медленно выбиравшегося из-под стола представителя крылатой расы: - Так будешь потом до конца жизни ящериц разводить.
        - Это то их лакомство? Ну, из-за которого они с кхархами воевали? А они сами чего? Ленятся?
        - У них соглашение. Им нельзя, - бросил пару коротких фраз Нап и переключил своё внимание к более актуальной теме: - Ты как его под столом не заметил?
        - Да не было его там, - ответил Игорь, следя за птицей, которая неловко, боком взбиралась на синий кубик по другую сторону стола: - Я ж не слепой.
        - Порой мне кажется, что ты не только туп, но и слеп! Не заметить уюса под столом, это знаешь ли уже край!
        - Да не было там никого!
        - Ань си соль до, - прочирикала-пропела птица, наконец сумевшая устроиться на пуфике: - Унь иль струн-ник. - Закончив фразу, интонации которой были пронизаны печалью, птица, развернув крылья, положила их плашмя на столешницу и, чуть подождав, опустила меж них голову, прикрыв оказавшийся сверху глаз кожистой плёнкой.
        - Он что? Спать собрался? А, Нап? Что думаешь?
        - Спать вряд ли, они сидя на насестах спят, - качнулся из стороны в сторону шарик: - Тут что-то другое. Не знаю, что.
        Выждав с минуту, уюс ожил - подняв голову он посмотрел на человека всё такими же влажными глазами и убрав со стола крылья прощелкал: - Соль ру ань. Си до чунь. Янь тре, струнь-ник. Янь тре уюс си.
        - Ты чего ни будь понял?
        - Примерно, - качнулся шарик: - Интонации - просительные. Он что-то просит. У тебя, если ты ещё не догадался.
        - Угу. Янь тре просит. Знать бы, что это ещё за янь тре.
        - Янь тре! Янь тре! - Услышав знакомые слова птица пришла в сильное возбуждение: - Янь тре! - Подпрыгнув на месте, она едва не свалилась с пуфика и только резкие взмахи крыльев уберегли её от падения на пол.
        - Тре треньк, струнь-ник! Треньк ос!
        - Походу, - произнёс Нап: - Ты только что согласился ему помочь.
        - Я?! - Излишне громко вскрикнул Игорь и уюс, решивший, что последнее относится к нему, выдал длинную мелодичную трель, разобрать в которой отдельные слова не было никакой возможности. Завершив свою фразу птица повела крылом над столом, а когда поверхность стола вновь открылась для глаз человека, то на светлом диске столешницы блеснул зеркальными боками небольшой, со спичечный коробок, брусочек.
        - Янь тре, - чирикнул уюс поводя крылом во второй раз и над коробочкой проявилось небольшое овальное окно, заполненное символами и небольшими рисунками ярко раскрашенных спиралей.
        - И что это за янь? Или тре? - Наклонившись вперёд Игорь присмотрелся к картинкам. Более всего они походили на изображение ДНК - перекрученная лесенка, или двойная спираль с яркими цветными точками по всему телу: - Тебе что? Моё ДНК нужно? - Вытянув палец, он коснулся одного из рисунков и тот немедленно увеличился, заняв собой почти всё окно. Спираль, вместо того, чтобы оставаться по центру, сдвинулась вправо, а на освободившемся месте появился глобус планеты с множеством синих точек по всей своей поверхности.
        - Как я понимаю, - раздался голос Напа: - Он хочет, чтобы ты достал для него образцы ДНК этих существ. Точек, то есть.
        - Треньк! - Присвистнула птица, вновь поводя крылом над столом, а когда оно убралось, то рядом с коробочкой остался лежать новый предмет.
        Перекрученное восьмёркой блестящее кольцо, как бы небрежно обвитое медной проволокой, своим внешним видом не давало никаких подсказок о своём предназначении. Но стоило только Маслову поднести к нему руку и коснуться пальцами, как из рукава его костюмы выскочило тонкое, блеснувшее матовым металлом, щупальце. Обвив восьмёрку, оно втянулось назад и Игорю оставалось только оторопело наблюдать, как схваченный его костюмом предмет перемещается по рукаву, поднимаясь к плечу.
        - Эээ… Куда? - Попытался он перехватить ползшее под материей кольцо, но то двигалось слишком быстро и легко избежав его ладони оно исчезло в рюкзаке, обозначив свою победу тонким звоном.
        - Нап?! Твои штучки? Верни… это!
        - А чё сразу Нап? Чуть что - Нап, да Нап! - Сварливым тоном отозвался шарик: - Это, между прочим, твой костюм сделал. Уловил твоё желание, обнаружил модуль в пределах досягаемости и того. Усвоил.
        - Как это - усвоил? Съел что ли?
        - Интегрировал в свои системы. Погоди - сейчас подключится, тогда смогу сказать, что именно мы приобрели.
        Ждать пришлось недолго - не прошло и пары минут, как голос Напа зазвучал вновь, правда сейчас он выражал некоторое, скажем так, разочарование.
        - Жлоб этот уюс, - хмыкнув сообщил он: - Дал нам модуль сбора ДНК данных, но из самых дешевых. Зелёнка. Собирает данные только с открытой плоти или крови. Да и то - дистанция скана не более двух шагов. Шлак, отстой, дешёвка… ммм… Ты ещё какие подобные термины знаешь?
        - Барахло, - машинально произнёс Маслов, но тут же спохватился: - Погоди. Так он нам его что - подарил? Так получается?
        - Подарил? Ага, как же! Держи карман шире! - Рассмеялся шарик: - В лучшем случае для выполнения задания дал. Ты же согласился ему помочь? Ну, вот он и дал сканер этот - видит же, что ты нуль без палочки. Руку к проектору поднеси.
        - К чему поднести?
        - К коробочке этой, бестолочь… Ты что - и пару фактов связать не можешь?
        - Могу, - буркнул Игорь, протягивая руку, ту же самую, откуда только что выскочило щупальце, к блестящему брусочку.
        - Так… На стол её положи, - продолжал командовать Нап: - Вот видишь, как тебе со мной повезло? В отличии от меня, моего, кхм, везения, конечно. Делай, что тебе говорят и всё будет.
        - А что? Руку-то я зачем?
        - Я к твоему интерфейсу подсоединился, он, кстати, весьма интересный, и сейчас…
        - К чему подсоединился? Ко мне?! - Передернул плечами человек, прислушиваясь к своим ощущениям.
        - К интерфейсу костюма. Ты то мне на что сдался? Так вот… Сейчас… Сейчас…
        Выскочившее из рукава щупальце вяло качнулось из стороны в сторону, задралось вверх и, словно потратив на это движение все силы, рухнуло вниз уронив последнюю свою треть прямо на верх коробочки.
        - Я еще не совсем освоился, - торопливо произнёс Нап, но лёгкая дымка виноватости улетучилась уже на следующих словах: - Подключаюсь… Считываю данные…. Ещё немного, ещё… Готово! - Последнее слово было полно неподдельной гордости.
        - Что готово?
        - Руку можешь убрать. А что готово… Сейчас… Анализирую данные… Есть! Хм… Интересно…
        - Что? Нап! Что скачал?
        - Значит так, низшая форма. Внимай голосу разума твоего мудрого спутника.
        - Нап! Оторву нахрен! Говори давай!
        - А ты мне не грози! - Всё же тон человека подействовал - уровень напыщенности в голосе напарника заметно снизился.
        - Уюс хочет, чтобы ты…
        - Мы!
        - Чтобы мы посетили ряд планет и собрали генетические данные с нескольких животных. Для этого он нам даёт, вернее дарит сканер ДНК и обещает заплатить почти три тысячи местных финансовых единиц. Перевод средств состоится автоматически, одновременно с подтверждением получения последнего скана.
        - Три тысячи? А это много или мало? - Маслов перевёл взгляд со своего рукава, место, где исчезло щупальце было отмечено небольшой бляшкой металла, на птицу: - И животных этих - где искать?
        - Как где? На планете, конечно! - Вновь выскользнувшее из бляшки щупальце указало на шар планеты, мерно вращавшейся по соседству с изображением двойной спирали: - Расслабься! У меня есть все данные. Сканы надо сделать на двух планетах этой системы. Вот, смотри.
        Он смолк, а перед глазами Игоря, проецируясь на стекле забрала, появилось схематическое изображение звездной системы, состоящей из центральной пары светил и шести планет расположившихся вокруг них.
        - Ему нужно ДНК двух зверей отсюда, - коричневый шарик, бывший самым близким к двойной звезде, вырос в размерах и на его поверхности стали различимы оранжево красные реки, несшие свои воды к озерам и морям такого же оттенка.
        - Горячая планета, - принялся пояснять шарик: - Часто бывают огненные бури. Без защиты в них тяжко, но можно укрыться в пещере или корабле. Флора редкая, фауна тоже… Придется побегать. Вторая планета, - не позволяя Игорю вставить хоть слово, продолжил Нап, одновременно с тем как место огненного мира заняла третья от центра планета: - Кислотный мир. Не жарко, можно сказать - вполне комфортные условия. Ну, если не попадать под ядовитые дожди и не устраивать заплывы в местных водоёмах. Флора…
        - Это вот она - кислотная? - Перебив его человек указал пальцем на тёмно-тёмно бурый, едва ли не чёрный шар.
        - Она. Слушай и не перебивай. Флора и фауна богатые. Всё. Вопросы есть?
        - Есть! А…
        - Вопросов нет. - Отрезал Нап: - Я уже подтвердил уюсу, что мы беремся за это дело.
        - Подтвердил?! А меня спросить?
        - А ты тут при чём? - В голосе шарика прозвучала издёвка: - Твоё дело маленькое - рули куда скажу, да ДНК скань. Всё остальное - моя головная боль.
        - Какая?! У тебя и головы-то нет!
        - И что с того? У тебя вот есть - А толку с того? Короче. Не спорь, а вставай и к кораблю двигай. Нам, по-быстрому, целых две планеты навестить надо.
        - А этот? - Кивнул Игорь на птицу, увлеченно чистившую клювом перья крыла: - Ему что? Сказать ничего не надо? Ну там - не беспокойся, мол, всё в ажуре будет?
        - Всё что надо - сказано, - отрезал Нап: - Вставай, без труда эти деньги сами в карман не прыгнут.
        - Ты не думай, - поднявшись с места, Маслов наклонился над уставившейся на него птицей: - Я всё норм сделаю. По первому разряду.
        - Чпень, струнь-ник, - огромные, слишком крупные для обычной птицы глаза уюса наполнились влагой: - Чпень. - Приоткрыв клюв он прощелкал длинную и сунул голову под крыло явно намекая на конец разговора.
        Отлёт, точно так же, как и посадка, был автоматизирован.
        Стоило только Игорю прижать кнопку тяги, как мягкие руки силового поля подняли корабль, развернули носом к выходу и, с каждым мигом всё более и более ускоряясь понесли его прочь тела Станции. Ох объятья исчезли, стоило только космолёту пересечь срез шлюза.
        - Вывожу маркер первой планеты, - будничным тоном проинформировал его Нап, зажигая небольшой белый ромбик сильно правее носа корабля: - Астероидов по пути нет - разгоняйся и прыгай.
        - Как скажешь, - пошевелив мышеподобной рукоятью, Маслов нацелил нос корабля на маркер и, прижав кнопку тяги начал разгон.
        - Просто всё тут, - вздохнул он, когда, после зажатия двух нижних кнопок, звездолёт оказался прямо перед расчерченным огненными полосами диском планеты.
        - Не ной, тут всё для комфорта пользователя, - наставительно произнёс шарик: - Вон, пересечение двух рек видишь? - Указанный им кусок поверхности, где пересекавшие друг друга оранжевые потки образовывали косой крест, оказалась заключённой в белый овал: - Вот там садись.
        - А чего там? - Направляя корабль в сторону овала поинтересовался пилот: - Может в стороне от местной эээ… воды? Лавы? Сядем? Там же жарко?
        - Минут десять выдержишь. Ну, перегреешься малость - не страшно. Выжить должен.
        - Твой оптимизм меня просто радует, - продолжая держать кнопку тяги хмыкнул Игорь: - Только учти - не выдержу, так оба там останемся.
        Корабль тряхнуло, нос окружили яркие всполохи, и он поспешно сбросил скорость.
        - Чего, испугался? - Ехидным тоном поинтересовался Нап: - Не дрейфь! Поле выдержит - на него основной удар идёт. Жми газ - папочка обо всём подумал.
        - Как же ты меня достал, - вздохнув, он направил корабль по крутой траектории вниз, целя на центр креста.
        - Не достал я тебя, - наставительно произнёс шарик: - А проявляю заботу, продумывая всё наперёд. Думаешь мне охота, с твоим трупом вечность коротать?
        Выбранная для посадки площадка располагалась метрах в трёхстах от берега местной реки. Выбравшись из корабля, Игорь сделал несколько шагов в сторону, опасливо осматриваясь по сторонам - пейзаж, представленный в основном двумя цветами - доминирующим чёрным и нервно пульсировавшим красным, настораживал, подсознательно настраивая его на тревожный лад. Слева что-то щёлкнуло и Маслов, сам не ожидая от себя такой прыти, резко упал на колено, одновременно выбрасывая вперёд руку с зажатым в ней бластером и разворачиваясь всем корпусом на звук.
        - Какая динамика! - Раздался в шлеме насмешливый голос Напа: - А реакция! Ну всё! Теперь я спокоен - ты себя просто так схарчить не дашь! Да успокойся ты, - продолжил он уже своим обычным, разве что чуть выше нормы более нахальным тоном: - Камень лопнул. От жары. А в остальном здесь пусто - ты своей посадкой всю живность распугал.
        - Пусто? - Игорь повёл стволом из стороны в сторону: - Ааа…
        - Так. Встал и к реке! - Командным тоном озвучил приказ шарик: - Правее держись - пригорок видишь? Вот нам на него надо - я при посадке там движение засекал.
        Видя, что человек продолжает колебаться, Нап, предварив свои слова тяжёлым вздохом, продолжил: - Да успокойся ты. Поблизости нет ничего опасного. Живность местная - некрупная и не агрессивная. Думаешь - стал бы я собой рисковать? Я слишком ценен - вселенная не простит никому такой потери.
        - Вселенная? - Поднявшись на ноги, Игорь убрал оружие: - Думаю, она переживёт такую потерю. Вон туда идти? - Махнул он рукой в сторону небольшой возвышенности.
        - Туда, - буркнул шарик, раздражённый таким пренебрежением к себе: - Как вскарабкаешься, так цели и увидишь. А я делом займусь.
        - Это каким? Ворон считать будешь? - Загребая ногами горки пепла, покрывавшего поверхность, Маслов двинулся в сторону возвышенности.
        - Язык уюсов анализировать.
        - И как? Что уже наанализировал?
        - Тре - значит помощь, чпень - быстро, треньк - легко.
        - Не густо. - Хмыкнул Маслов и наподдав ногой небольшой камень, некстати оказавшейся на его пути, продолжил путь: - Я так понимаю, эта… этот анализ тебе ин-треньк был?
        - А вот смешивать язык кхархов и уюсов не стоит. Не любят здесь такого.
        - Не любят? А с чего ты это взял? Живут рядом - нешто не заимствуют слова друг у друга?
        - Здесь так не принято, - отрезал Нап и, чуть погодя, признался: - Я и сам не знаю - откуда эти знания у меня появились. Когда к тому брусочку подсоединился, так они раз - и в памяти. Будто всегда знал.
        - Может вирус словил? - Взбираться на холмик, хоть он и был не сильно высоким, было сложно - подошвы его серебристых сапог хоть и имели сложный рисунок протектора, но местную почву не держали от слова совсем.
        - Вирус?! Я?! Я всегда предохраняюсь! Да у меня одних защит знаешь сколько стоит?!
        - Могло не хватить, - боком, словно он был на лыжах - переставляя ногу одну за другой, принялся взбираться наверх Маслов: - Но ты не переживай - вот на Землю вернёмся - я тебе презерватив куплю.
        - А он то чем мне поможет?
        - Да ничем, но вот буду я идти по улице, так люди увидят и скажут - вон Игорь идёт, опять со своим этим самым.
        - Очень смешно! Сам ты это слово!
        - Зато… - закончив своё восхождение, Маслов выдохнул и, повернувшись в сторону реки, принялся разглядывать открывшейся ему вид, благо посмотреть здесь было на что.
        Плавно спускавшийся к изгибу оранжевой реки склон был часто усеян небольшими камнями. То тут, то там поднимавшиеся над неспешно текшей лавой языки пламени давали хорошее, пусть и дрожащее освещение в котором приноровившейся к обстановке глаз человека различал перемещавшиеся меж камней непонятные образования. Очередной всполох огня, по каким-то своим законам оказавшейся много сильнее предыдущих, разогнал сумрак и сильно левее, почти на самом берегу реки вспыхнула золотым свечением странная конструкция похожая на изогнутый столб, собранный из разнокалиберных шаров.
        - Два вопроса, - повёл он из стороны в сторону вновь прыгнувшим в руку стволом: - Это та живность, что нам надо? - Бластер обвёл берег, полный местной жизнью: - И второе - это что за хрень? - Указал он оружием на непонятную конструкцию вдали.
        - Мне-то откуда знать? Сейчас просканируем и поймём, - немного ворчливым тоном ответил Нап: - Меня другое интересует.
        - Что? - Глядя себе под ноги начал спуск к берегу Маслов.
        - Стражей нет.
        - А должны? В смысле - быть?
        - В описании планеты сказано, что есть. Мало - планета особого интереса не представляет, но должны быть.
        Первое местное существо, попавшее под пристальный взгляд человека, было похоже на гриб боровик, как его любят изображать в мультфильмах. Толстая, расширявшаяся к низу ножка была увенчана небольшой округлой шляпкой, чья верхняя часть. Яркие вспышки пламени выхватывали из сумерек то тёмно коричневую шляпку, то беловатую, матово костяную ножку перемещавшегося короткими прыжками существа. Время от времени боровичок останавливался, его верхняя часть шла волнами и из неё сыпались вниз какие-то отливавшие металлом не то крошки, не то споры.
        - Этот нам не нужен, - констатировал Нап, закончив сканирование: - Местный хищник, уровень агрессии - средний. Состоит из кремния с добавлениями титана.
        - Размножается спорами? - Кивнул Маслов на гриб, в очередной раз принявшейся посыпать почву вокруг себя блестящими точками.
        - Я тебе что - биолог? Следующее животное ищи.
        Обойдя существо по дуге, несмотря на то, что верх шляпки едва доходил до его груди, провоцировать хищника Игорь не хотел, он двинулся дальше - следующей целью сканера он наметил нечто вроде мокрицы, чьё овальное тело тянули вперёд два тонких щупальца, поочерёдно выбрасываемых вперёд.
        Вспышка пламени, до реки было не более двух десятков шагов, высветила приличный кусок земли на котором сверкнули металлом места остановки гриба. Заколебавшись - наступать на споры ему не хотелось, а обходить цепочку было долго он замер и тут земля перед ним зашевелилась.
        Грунт, ноздреватый, всем своим видом напоминавший шлак, вспучился, наружу высунулся веник суставчатых усов, ощупывавших пространство вокруг и вслед за ними на поверхности оказалось существо, очень похожее на гриба, только намного стройнее и с шляпкой, походивший на зонтик в самом начале его открытия.
        Оказавшись на поверхности, оно раскрыло шляпку, став похожей на миномёт в боевом положении и опустив усы вниз, принялось остервенело хлестать себя по отливавшей светлым металлом ножке. Цель этих усилий стала ясна практически сразу - от каждого удара, от каждого касания уса, от ножки отлетали пригоршни блестящих точек, обнажая бледно белое тело, до того скрытое ими.
        Отступив на пару шагов Игорь поднял пистолет, но на него никто и не собирался обращать внимания - мгновенно оказавшийся рядом с очищавшим себя созданием боровичок принялся судорожно трясти шляпкой сбрасывая на землю в паре шагов от жертвы всё новые и новые пригоршни спор. Падая на землю, они не лежали без дела - образовав тонкий ручеёк споры потекли в сторону усатого «миномёта», коснулись шляпки и, быстро добравшись по ней до основания ножки, рванули вверх, окутывая её плотным слоем без единого просвета.
        Жертва, её скан определил как подповерхностное существо, питавшееся местными мхами и состоявшее из того же кремния с примесью азота, попыталось отомстить агрессору. Изогнув в его сторону ствол, с него тут же посыпались дождём вниз споры, она взмахнула усами, пытаясь зацепить хищника, но тот был наготове. Словно ожидая подобного боровичок чуть отпрыгнул назад и усы впустую рассекли воздух, не достав до его шляпки нескольких сантиметров.
        То, что подземное создание проигрывает стало ясно через несколько секунд - словно исчерпав все силы ножка, так и не сумев разогнуться после атаки, склонилась ниже, край её шляпки оторвался от земли и она, слабо шевеля усами начала крениться в сторону гриба, продолжавшего посылать в атаку всё новые и новые порции блёсток. Десяток секунд и жертва рухнула ниц, шевеля усами и пытаясь найти опору судорожно дёргая шляпкой.
        Точку в их противостоянии поставил гриб - короткий прыжок и основание его ножки впечатало в грунт верх жертвы. Короткая агония - усы взметнулись вверх и всё было кончено. Утвердившийся над телом победитель крутанул шапкой, из неё пролился дождь из крупных тёмно зелёных капель, и как-то осел, разом став вдвое ниже.
        - Я так думаю, - покачал головой Игорь: - На споры его, ну те, серебристые, - он кивнул в сторону продолжавших безмятежно блестеть кругов: - Лучше не наступать.
        - Да. Давай-ка обойдём их. В конце концов особой срочности нет.
        Мокрицы, как и ожидалось, на прежнем месте уже не было.
        Побродив вдоль берега и стараясь держаться подальше от набегавших на землю красных волн, вспыхивавших языками пламени прежде чем исчезнуть, Игорь покачал головой - замеченное им животное как сквозь землю провалилось.
        - Натрий подбери, - послышался голос Напа: - Внизу, правее тебя. Видишь?
        Проявившаяся почти на самом обрезе стекла рамочка призывно запульсировала и присмотревшись Маслов обнаружил небольшой, ниже его колена, толстый кристалл тёмно коричневого цвета. Переключив режим работы бластера - с боевого на сбор, он быстро переправил находку в рюкзак.
        - Ага, пригодится. - Кивнул он: - А животных ты не видишь?
        - Пусто, - вздох шарика был почти человеческим: - И засвета от реки много, и гриб тот, наверное, всех распугал.
        - А та? Ну, его жертва? Она нам не?
        - Не, не тот геном. Ну хоть натрия собрали, и то хорошо.
        - Жаль. А что с натрием?
        - А ты не видишь? Ой! Я же индикацию забыл вывести. Смотри.
        В левой нижней части забрала тотчас появилась пара полосок. И если верхняя, показывавшая запас дыхательной смеси, была почти полна, то вторая, чей кончик сейчас был украшен маленьким язычком пламени, была вдвое короче своей соседки.
        - Сейчас подзаряжу, - виноватым тоном произнёс шарик, и полоска принялась расти, быстро заполняя собой всё отведенное ей пространство.
        - Ещё на четверть зарядки осталось, - сообщил Нап, когда полоса завершила свой бег.
        - А того, золотого? Его на сколько бы хватило? - Бредя по берегу, Игорь пнул камень.
        - Ну… Сравнил тоже! Золотого нам бы на пару суток минимум. Или на часовой заплыв, - выскочивший из своего гнезда напарник качнулся в сторону реки: - А тут, для информации, камни плавятся.
        - Вот и пусть плавятся! - Очередной булыжник, подброшенный в воздух добрым пинком, скрылся в лаве, подняв небольшой фонтанчик, отлетев от берега шагов на десять.
        - Пусть плавится, - повторил Игорь и замер - в том самом месте, где скрылся его импровизированный мяч, лава вскипела и наружу выступило нечто яркое, опутанное всполохами белых разрядов. Задержавшись на поверхности несколько секунд, Маслов успел разглядеть крупные чешуйки, существо скрылось в глубине, оставив его стоящим на берегу с бластером в руке.
        - Ты видел? Ты, вот это самое, там, видел?! Обалдеть! В лаве! Живёт!
        - И что такого? - В голосе его напарника не было и грамма удивления: - Ну живёт.
        - Так лава же! Камни плавятся!
        - Если твоя тушка обречена существовать в узком диапазоне температур, то почему ты всё по своему шаблону меряешь? Местным здесь хорошо, это их планета, тебе - в другом месте нормально.
        - Ну так-то оно да, но… - аккуратно пнув следующий камень он проследил его полет и когда на поверхности вновь показалось жившее в лаве существо только крякнул от удовольствия. Третий камень, упавший всего метрах в трёх от берега, пинок вышел неудачным, вызвал на поверхность целую стаю существ. Не то они были рады игрушке, не то камни являлись лакомством для них, но красно-оранжевая гладь просто взорвалась, когда множество белых тел вступили в схватку за оказавшийся в их родной среде подарок.
        - Сканирую, - стоило только Игорю прищуриться на одно из тел, торопливо произнёс Нап: - Готово! Да! Это то, что нам нужно! Есть совпадение ДНК! Вали их!
        - Валить? А тушку мне как доставать? Это же лава!
        - Пол минуты выдержишь. Стреляй - И за телом!
        - Ну уж нет. - Покачав головой усмехнулся Игорь: - Есть идея получше.
        Очередной камень, и вскипевшая вокруг него борьба, произошла метрах в двух от берега. Ещё бросок и Игорю пришлось попятиться - поднятые перевитыми друг с другом телами брызги захлёстывали берег, напрямую грозят его костюму. Возможно эти брызги и не навредили бы ему, в конце концов Нап самоубийцей не был, но рисковать лишний раз желания не было.
        Следующий камень, упавший в главу менее чем в полуметре от берега, привёл всю стаю на мелководье, где та, не обращая внимания на то, что большая часть их тел покинула огненную стихию, продолжила самозабвеннотолкаться, стремясь урвать свой кусочек угощения.
        Дождавшись, когда от раздираемого на части камня остался совсем небольшой кусочек, Игорь выдохнул и удерживая пистолет двумя руками открыл частый огонь по оплетенным белыми молниями телам. Результат не заставил себя ждать - учуявшая опасность стая мигом скрылась в глубине, оставив на месте пиршества тело своего невезучего собрата. Можно сказать, что Маслову повезло - ставшее жертвой его пальбы существо безвольно колыхалось сантиметрах в тридцати от берега.
        С опаской поставив ногу на самый край прибоя - вокруг неё тотчас вспыхнули языки пламени, Игорь, шипя сквозь зубы - не от огня, защита держала, от страха, примерился и коротким ударом второй ноги переправил змееподобное тело на берег.
        - А вы - Странники, - до того молчавший Нап подал голос: - Вы, раса ваша, она не от птиц происходит?
        - Да вроде нет, - выскочивший на берег подальше от лавы Маслов торопливо сбивал огонь с костюма: - Как я помню - мы от приматов произошли. Но знаешь, - закончив с пламенем он двинулся к добыче: - Эмбрион, пока развивается, несколько стадий проходит - вроде как там что-то и от птиц есть. А что?
        - Уюсы - они всё ногами делают. Или, раньше, пока развивались - делали. Вот я на тебя смотрю - ногами-то ты лучше, чем руками работаешь. Хотя… С другой стороны, приматы - они же руконогие, да? То есть ноги - как руки?
        - Ну да, - присел на корточки перед змеиным телом Игорь: - А ты на что намекаешь?
        - Да ни на что. Так, рассуждая логически - ноги, они откуда растут? И ими ты лучше, чем руками работаешь. Вывод сам сделаешь.
        - Да пошёл ты, - беззлобно ругнувшись, обращать внимания на бесконечные подколки напарника желания не было, Маслов потрогал рукой чешуйчатое тело: - Как ДНК пробу брать? А, умник?
        - Нужна плоть, - перешёл на деловой тон шарик: - У тебя на поясе некое подобие режущего инструмента есть - попробуй им шкуру вскрыть.
        - О! А точно! - Вытащив из ножен свой клинок он ткнул им в чешуйчатый бок и лезвие, неожиданно легко пройдя сквозь пластины ушло в тело почти на треть. Не обращая внимания на тут же принявшегося рассуждать о своей выдающейся роли в их вынужденном союзе Напа, Игорь быстро разрезал тушку на две половинки, обнажив желтоватое, истекавшее мутно синем соком мясо.
        - Интересно, а это есть можно? - Вырезав кусочек, он понёс его к шлему разглядывая волокнистую структуру.
        - Можно, - беспечным тоном произнёс шарик: - Но только один раз. Тут столько тяжёлых металлов - околеешь прежде чем кусок до твоего желудка дойдёт. Так что - один раз - можно. Таааак… Есть! Данные ДНК отослал. Подтверждение, - он на миг запнулся: - Получено. Осталось за малым - ещё одно животное найти и…
        - Погоди, - поднявшись на ноги, Игорь ткнул ножом в сторону горизонта, где небо наливалось малиновыми всполохами: - Это ещё что?
        - Это? Хм… Сканирую… - Голос напарника прервался, а когда он снова появился в шлеме, то был полон неподдельного страха: - Буря! Огненный дождь идёт! Будет здесь через десять минут!
        - Дождь?
        - Да! Беги! В корабль - немедленно! Маркер вывел! Беги!!!
        - И чего разорался? - Хмыкнув, Маслов развернулся, выводя красный ромбик по центру шлема и неторопливо побрёл в его сторону.
        - Да шевелись ты! - Выдвинувшись на максимум, шарик изогнул свою ножку заглядывая ему в лицо: - Восемь минут! А ты едва ноги переставляешь! Сгорим!
        - А я их берегу - сам же сказал, что у меня руки из задницы? Вот я и берегу их.
        - Хорошо, хорошо, - тотчас пошёл на попятную Нап: - Руки у тебя хорошие, и сам ты хороший. И нож - своими руками хороший сделал. Признаю - был не прав. Так лучше?
        - Угу, - загребая пепел ногами Игорь принялся подниматься вверх по склону.
        - И если не поспешишь, то будешь здесь лежать - хорошеньким таким трупом. Прожаренным до шлака. И я - вместе с тобой, - на последних словах шарик всхлипнул: - Шесть минут! Иг! Ну прошу! Умоляю - быстрее давай! Шесть минут, а ещё и корабля не видно.
        - И ты перестанешь меня подкалывать? - Добравшись до вершины холма, он обернулся назад - вся линия горизонта за его спиной была залита тревожным тёмно малиновым свечением, в котором то там, то здесь вспыхивали ветвистые разряды молний.
        - Красиво-то как! Жаль мобильника нет - фото сделать. Селфи на таком фоне - ммм… Да я гору лайков наберу!
        - Вот тебе фото, - отдалившись от него Нап на несколько секунд замер и в шлеме послышались щелчки, словно затвор фотоаппарата: - Сделал. И да - обещаю.
        - Что обещаешь? - Присмотревшись, налетевший ветер поднял в воздух тучи пепла, он различил очертания корабля и неспешно побрёл в его сторону.
        - Всё! Всё обещаю! Не буду подкалывать! Пять! Ну поспеши… Ну - пожалуйста!
        - И ты признаешь меня полноценным, равным тебе созданием?
        - Признаю, - без какого-либо воодушевления в голосе согласился Нап.
        - Вот это - другой дело, - стерев с лицевого щитка слой пепла - он неожиданно оказался очень липким, Игорь рванул в сторону корабля, проламываясь телом сквозь потоки набравшего полную силу ветра. Когда он добрался до кабины Нап тихонько всхлипывал, вполголоса коря свою судьбу обрекшую его на столь раннюю гибель - до подхода огненного фронта оставалось не более двух десятков секунд.
        Плюхнувшись в кресло Маслов облегчённо выдохнул - последний десяток шагов дался ему непросто. Разошедшийся ветер несколько раз чуть не опрокинул человека на землю, рождая в его душе вполне обоснованные опасения - до ревущего горизонта было рукой подать. Так что сейчас - вытянув ноги, он заслуженно наслаждался отдыхом любуясь на подступавшую к кораблю огненную стену.
        А посмотреть было на что. Крупные, ярко оранжевые капли, неслись к земле объятые пламенем словно крохотные метеоры. Достигнув поверхности, они взрывались, разбрасывая в сторону яркие искры и на миг окутываясь кольцом дыма.
        - Запускаю очистку, - голосок Напа всё ещё дрожал от пережитого. Игоря сжало - силовое поле очистки, активированное его напарником, мягко обжало его тело, вычищая с поверхности костюма мельчайшие пылинки и пропало, сменившись напором воздуха, выдувавшего всю грязь из кабины.
        - Готово, - уже более бодрым голосом отрапортовал шарик: - Можешь открыть шлем… Напарничек.
        - Смотри, как красиво, - вдохнув прохладного, отдававшего озоном воздуха, Игорь показал наружу, где вокруг их корабля бушевало буйство огненной стихии. Ударявшиеся о прозрачный колпак кабины капли стекали вниз, оставляя на колпаке змеящиеся пламенные хвосты: - Корабль-то выдержит? Или, может взлетим? - Положил он руки на мышь и кнопки.
        - Выдержит, - беспечным тоном произнёс Нап: - Для корабля подобное - детские игрушки. Снаружи всего сто шестьдесят - ерунда.
        - Ну, как скажешь, - глотнув пищевой смеси, Маслов откинулся в кресле и прикрыв глаза принялся любоваться разбушевавшейся стихией.
        Буря была краткой - не прошло и четверти часа как напор огненных струй стал стихать, в их частоколе появились просветы и ещё через пару минут последние капли, шедшие арьергардом за основной массой, исчезли, торопливо расписавшись на корпусе корабля.
        - Температура возвращается к норме, - деловым тоном проинформировал его Нап, опуская забрало скафандра: - Хватит бока отлёживать, - колпак кабины начал открываться: - Вперёд! Нам здесь ещё одно животное найти надо!
        - Вот же… Раскомандовался, - буркнул Игорь, выбираясь наружу: - Мог бы дать ещё пару минут покемарить.
        - Вот выполнишь задание… Ты чего замер?
        Почти выбравшийся из корабля Маслов замер, не решаясь поставить ногу на землю - вокруг, куда только не посмотри, сновали, сталкиваясь меж собой, небольшие округлые существа, сильно похожие на Божьих Коровок, разве что были в несколько десятков раз крупнее - с кулак, да и их панцири, в тех местах, где у земных собратьев видны чёрные точки, были украшены блестящими как бриллианты, кристаллами.
        - Сканируй! - Так и не спускаясь на землю, Игорь уселся на борт корабля.
        - Выполняю…
        По контуру жука пробежала контрастная линия, секунда другая и Нап торжествующе вскрикнул: - Это они! Второе животное! То, что нам надо! Мочи его!
        Не говоря не слова, всё было и так ясно, Игорь вскинул руку с пистолетом.
        Выстрел!
        Вылетевший из его бластера разряд звонко щёлкнул по панцирю жука и взвизгнув отрекошетил, скрываясь вдали.
        Ещё выстрел! Ещё и ещё!
        Жук, словно издеваясь над стрелком, замер, пошевелил выпростанными из-под панциря усами, словно раздумывая - что это такое стучит по его спине и неспешно пополз прочь, огибая опорную лапу корабля.
        - Эээ… И что? - С досадой покосившись на оказавшийся бессильным ствол, Игорь расслабил ладонь, убирая оружие в кобуру: - Как думаешь? - Спрыгнув на землю, жуку прежде сновавшие подле корабля, сейчас потеряли к нему интерес, он посмотрел на неудавшуюся добычу: - Может мы птичке его целиком притащим? Пусть сам вскрывает и ДНК сканит.
        - Не примет. Ему результаты только в электронном формате нужны.
        - И как быть?
        - Судя по скану - его панцирь могла бы пробить картечь. Модуль дробовика ты на станции видел. Но…
        - Но у нас на него денег нет. - Договорил за него человек: - А если камнем по нему? Как думаешь?
        - Ты, сначала, найди - я про камень, - крутанувшись несколько раз вокруг оси, шарик отрицательно дёрнулся из стороны в сторону: - Нет здесь ничего, это к реке идти надо.
        - Ага, - наблюдая, как жуки один за другим начали зарываться в грунт, покачал головой Игорь, вытаскивая из ножен клинок: - Пока туда, пока обратно, они все и того - закопаются. Ищи их потом. Лопаты-то у нас нет?
        - Нет.
        - Ну вот, - присев над одним из созданий, он прижал его коленом, примерился и, сопроводив своё движение резким выдохом, воткнул остриё в щель панциря, разделявшую литую спинку и массивную голову - эти жуки, в отличии от земных, не летали. Коротко скрежетнув, лезвие чуть погрузилось в щель и жертва, почуяв неладное, бешено заскребла ножками, пытаясь вырваться.
        - А вот хрен тебе! - Навалившись на рукоять всем телом, Маслов протолкнул нож вглубь и тот, сопровождая своё продвижение неприятным визгом, словно под остриём была не плоть, а тарелка, почти до рукояти ушёл вниз. Внутри жука что-то хлюпнуло, по краям клинка выступила белёсая пена, щелчок - и голова, напрочь отсечённая ножом, отскочила в сторону, оставив тело с дёргавшимися лапками по другую сторону лезвия.
        - Готово! Сканируй! - Приподняв панцирь срезом вверх - на месте разреза проглядывала бледно розовая пористая масса, произнёс Игорь.
        - Сканирую… Отправляю… Ответ принят! Положительно!
        - Ну и отлично, - ковыряя ножом внутри панциря, Игорь попытался нашарить основание кристаллов изнутри брони: - Сейчас, пару камушков вытащу и полетим дальше.
        - Нафига они тебе?! Голимый углерод - у нас такого добра - завались.
        - Это же - алмазы! Ты что - не понимаешь? Алмазы - вон как блестят!
        - Вы точно от птиц произошли, те тоже - всё блестящее любят.
        - Ты ещё скажи, что здесь алмазы не ценятся? - Кончик ножа в очередной раз соскользнул с невидимого внутри панциря выступа, и Игорь выругался.
        - А чего им цениться? Углерод же.
        - Хочешь сказать - мы камушки продать не сможем?
        - По цене углерода - да. И смысл мучиться?
        - Тогда да, - вздохнув, он отбросил панцирь в сторону: - Понимаешь, у нас они жуть какие дорогие. Вот я и думал, что…
        - Отсталая у вас цивилизация, - перебил его Нап: - Чему здесь цениться? Да и синтез их - простейший.
        - Синтезировать и мы умеем, - сунув нож в ножны, поднялся на ноги Маслов: - Для промышленности. А для красоты - природные ценятся. Их в украшения вставляют.
        - Единственное настоящее украшение, - назидательным тоном произнёс шарик: - Это разум. Вот он да - в цене, им ты можешь всё. А блескучки эти? Если туп, то никакие украшаловки не помогут.
        - Ты, конечно прав, - забираясь в кабину кивнул человек: - Но знаешь… Понимаю, что глупо, но так принято.
        - Обычаи. Понимаю, - закивал шарик: - И, должен отметить, рад, что ты не пошёл на поводу у них. Запускаю очистку и полетели на кислотную планету, - он на секунду замолк, а после добавил тоном, в котором не было и грамма насмешки: - Напарник.
        Глава 5
        Кислотная планета, после мрачной торжественности огненной, просто радовала глаз зрителя буйностью своих красок. Рыжая почва, кое-где светлевшая до яркой, солнечной желтизны - такие островки украшали разноцветные шапки солей, была покрыта частыми кочками фиолетовой растительности. Особо плотные поросли взметали вверх тонкие шишковатые побеги, высветляя свои верхушки и кончики веток до яркой лазури. Всю эту красоту венчал насыщенно зелёный купол неба, по которому медленно плыли темно зелёные же шапки кучевых облаков.
        - Ничего себе! - Разглядывая всю эту красоту из-под колпака кабины только покачал головой Игорь: - Я, признаюсь, и не ожидал подобного!
        - А что ты хочешь? Планета-то кислотная, - хмыкнул Нап и добавил: - Считываю данные. Так… Атмосфера… Ну, в принципе, норм. Кислорода, для наших фильтров - хватит. Ещё есть азот, метан, ха! Куда без него… Ну и целый воз примесей. Хлор, фтор и так далее. Вспоминая твой вопрос с предыдущей планеты, отвечу так же - можно, но один раз.
        - Это ты про что?
        - Там ты мясо хотел попробовать. Помнишь?
        - Ну?
        - А здесь ты можешь разок вдохнуть местный воздух. Один раз - что бы тебя проесть насквозь больше и не потребуется.
        - Понял. Перекурить здесь не получится. А жаль. Вон, солнышко какое. Прикинь, - прищелкнул он пальцами: - Облокотиться о нос корабля, в руке, на отлёте, сигаретка тлеет. И так, чтобы сзади вон то, растение, фиолетово-синее, которое, в кадр попадало. А я так стою и в сторону смотрю, мол - и не такое видал, подумаешь.
        Тут оба местных светила скрылись, и пейзаж, из радостно-весеннего, мгновенно превратился в нечто, более похожее на свалку отходов не следящего за экологией завода.
        - Ну что за… - раздраженно дёрнулся Игорь, задирая голову вверх: - Такой, - он хотел сказать кадр, но увиденное им заставило его задохнуться и замахать руками у себя над головой.
        Над их кораблём, медленно передвигая множество изломанных и покрытых редкими волосками ног, перемещался обитатель сего мира.
        Небольшое, всего раза в два крупнее корабля сизое тело, неспешно плыло метрах в пятнадцати над ними, поддерживаемое множеством лапок и мерно колыхаясь не то в такт ходьбе, не то по своей биологии. Более всего существо походило на вымахавшего до таких размеров земного паука - коси-коси-ножка, правда взмах этой лапки мог легко нокаутировать слона, рискнувшего бросить вызов такому чуду природы.
        Не обращая внимания ни на корабль, ни на замершего под прозрачным колпаком человека, паучок продолжал свой путь, время от времени касаясь тонкими и длинными жвалами верхушек растений. Питался ли он, или просто коротал время спасаясь от скуки, так и осталось неизвестным. Выяснять детали Игорь, по понятным причинам, не желал.
        - И, кстати, о селфи, - когда многоногое создание отдалилось от них на сотню метров, нарушил тишину Нап: - Вот! На мой взгляд, - он хохотнул: - Эта картинка много комментариев и, как ты говоришь, лайков, наберёт.
        На появившейся перед Масловым картинке был запечатлён он, но в каком виде! Рот приоткрыт, глаза выпучены, а рука тычет куда-то за спину, где сквозь колпак кабины видна бревноподобная нога покрытая толстыми, кое-где словно седыми, волосками.
        - И вот так, преодолевая трудности, мужественно, ну… почти, - принялся комментировать изображение шарик самым, что ни на есть торжественным тоном: - Наш герой, первооткрыватель планет, куда ещё не ступала нога представителей его расы, а прочие сюда не лезут, ибо не дебилы, вот, посмотрите на его лицо, видите? Он, не щадя себя, героически геройствуя, как и положено герою…
        - Не смешно, да и тавтология, опять же. Герой, героически геройствуя - ну масло же масленое.
        - Это для усиления эффекта твоего геро… Ммм… Подвига! Ты даже того, молодец, костюм мыть не надо.
        - Открывай, напарничек, - оборвал его Маслов и выпрыгнув на поверхность добавил: - Про атмосферу ты сказал. Про флору с, кхм, фауной, я помню. Что ещё об этом мире скажешь?
        - Присутствие Стражей - немного выше среднего. Здесь, до их появления, было много заводов. Химических, разумеется. Так что так легко, как на огненной - я про пострелять, не получится. Из опасностей - туман. Кислотный, разумеется. С нашей защитой - минут пять выдержим. Но он, если верить описанию, редко бывает. В принципе - всё.
        - От корабля, короче, лучше не отходить.
        - Как-то так, да.
        - А с живностью что? Пока садились - успел засечь?
        - Пусто, - вздохнул в ответ Нап: - Никакого движения. Может место сменим? Я там, - вытянувшись в сторону он обозначил направление: - Реку видел. Надо через хребет перевалить, - последовал кивок на островерхую гряду, протянувшуюся левее места их посадки: - Может там что есть?
        - Реку? - Припомнил Игорь пронзительно синюю ломаную линию, мелькнувшую там, куда показывал шарик: - Можно и там поискать. Только давай, - запрыгнув на крыло он осмотрел горизонт опасаясь бури: - Сначала здесь поищем. И ты, просьба, за горизонтом следи. Что-то мне в туман попадать не хочется.
        - Принято! - Вытянувшись вверх на всю длину ножки, шарик принялся вращаться на манер радара.
        - Что ж… - Еще раз покосившись на горизонт, Маслов достал пистолет и убедившись, что тот включён в боевой режим, шагнул к ближайшим зарослям.
        Первые, самые ближайшие к кораблю, кусты, оказались пусты. В сплетении их ветвей никто не прятался от человека, пережидая вторжение гостя другого мира. Просканировав растительность - та состояла из кремния с добавлениями инертных газов, где доминировал криптон с ксеноном, Игорь двинулся к следующей кочке, из чьей округлости торчал вверх тонкий фиолетовый шпиль местного аналога дерева. Его раскидистые ветки ярко синего цвета загибались вверх, облепленные похожими на болгарский перец стручками, нацелившими свои вершины к небу. Плоды, как и их земной визави, радовали глаз яркой желтизной, зеленью и краснотой своих боков.
        Налетевший ветерок качнул ветку и один из перцев, по-видимому самый спелый, обломав ножку взмыл навоздушных волнах неся заключённые в себе семена.
        - Ого! - Выдал результаты скана неторопливо плывшего плода Нап: - Оболочка и семена - кремний, наполнение - гелий. Это растение, - шарик качнулся к фиолетовому стволу: - Просто химическая фабрика. Не удивительно, что раньше здесь от заводов не протолкнуться было. Найти бы одну.
        - Фабрика-шмабрика, не пофиг ли? - Буркнул Маслов, раздосадованный отсутствием живности и в этих кустах: - Здесь - при такой кислотности, от них и руин не осталось.
        - Эээ…. Не скажи, напарник, - качнулся вверх-вниз: - Строили-то их - с расчётом на местный климат. Так что - стоят родимые. Знаешь, - он крутанулся вокруг оси, опустившись к лицу человека: - Если мы найдём, да сумеем запустить, то нам - ого-го!
        - Чего - ого-го? По шапке надают - за чужую собственность?
        - Премию - ого-го какую дадут. Тут, в основном, газодобытчики были. Сам видишь - инертных газов пруд пруди, качай только, завались, выше…
        - Я уже понял. Много их тут.
        - А газ, - ничуть не обидевшись что его прервали продолжил Нап: - Газ, дорогой мой, ну - кроме гелия, взять кроме как на планетах - негде. В цене он, а тут мы раз - и завод запустим. Хоть один цикл, но сделает. Владельцу - прибыль нежданная, нам премия.
        - Думаешь заплатит? - обойдя растения, двинулся к следующей кочке Маслов: - Не зажмёт? Чего ради с нами делиться? Скажет спасибо - и свободны.
        - А куда он денется? Об этом же сразу известно станет - что завод заработал. Репутация - она дороже газа.
        - Ну… Посмотрим-посмотрим, вот только мне как-то не верится, - подойдя к очередному кусту Игорь попинал ветви, надеясь, что из их скопления выскочит что-то мелкое - крупному зверю здесь места просто не было.
        Ничего.
        Потревоженные им ветви скрежетнули и с трудом сдержав желание сплюнуть с досады, он двинулся в обход округлого растения.
        Оставив кочку за спиной Игорь потянулся, оглядываясь на корабль, всё ещё проглядывавший меж скопления растительности: - Может и вправду - к реке махнём, а, Нап?
        - Я тебе это сразу предлагал. А ты такой - нет, здесь посмотрим, успеем ещё. Что - убедился в моей правоте? И это уже - не в первый раз. Сейчас скажу. Эээ-ммм… Первый раз было ещё на…
        - Погоди, - прервал его ворчание Маслов: - Смотри, - вытянул он руку: - Видишь? Блестит что-то.
        Блестела металлическая конструкция - точное подобие той, что Игорь видел на огненной, и до которой ему, из-за налетевшего шторма, так и не удалось добраться.
        - Узнаёшь? - Сделал он шаг вперёд и тут же замер, напряженно оглядываясь по сторонам: - Нап? А с этим… Я про туман местный? Его не ожидается?
        - Бдю! В смысле - караулю, - вытянувшись вверх шарик принялся крутиться, сканируя окрестности: - В ближайшее время - не ожидается, - через пол минуты заверил он Игоря, впрочем, тон его был далеко не полон уверенности: - Идти можно, - продолжил шарик: - Согласно моим данным, туман, он не внезапно начинается. Сначала - темнеет, словно в сумерках, потом появляется дымка, а уж потом он ползти начинает.
        - Кто ползти? - Обходя кочки, Игорь двинулся к непонятной конструкции.
        - Туман, кто же ещё. Он по земле стелется. Справочник космопроходца…
        - Ого! Космопроходца? Он что, так действительно называется?
        - Это я для тебя упростил, - продолжая своё вращение Нап изогнул ножку избегая встречи с особо длинной веткой: - Полное название - «Полезные и необходимые советы тем, кто рискнул оставить дом, предпочтя ему…
        - Отсканить можешь? - Прервал его Маслов, остановившись в полусотни метров от находки.
        Более всего, как и на прошлой планете, это походило на недоделанного, или мутировавшего в местной среде, Лошарика, если кто помнит этот старый, ещё Советских времён, мультик.
        Разноразмерные, блестящие золотые и матово серые шары, громоздясь друг на друга, поднимались вверх. Они сталкивались, давя друг друга, если цвета были разными, и сливались в одно целое при одинаковом виде боков.
        В высоту эта конструкция поднималась метра на четыре - только задрав голову Игорю удалось разглядеть вырвавшихся на верх победителей местной гонки.
        - Сканирую… - Прервал его Нап и, спустя несколько секунд, радостно присвистнул: - Да нам прёт, напарник! Уран! Свинец! Радий! А ну, доставай расщепитель! Мы сейчас тысяч на пять обогатимся!
        - А это не опасно? Уран же? Излучение и всё такое? - Переключив режим пистолета на добычу поёжился Маслов: - Мне же, для добычи, надо почти вплотную подойти?
        - Не. Не переживай! Поле сдержит.
        - Уверен? - Подойдя к шарам на десяток метров Игорь прижал спуск: - Если что, тебе тут со мной лежать.
        - Да помню я, не зуди. Ты целься точнее. Я, сначала, уран соберу, радий, а свинец мы на потом оставим. Выгрузим на корабль и за ним вернёмся.
        - Это мне что? - Держа луч на подсвеченном шаре хмыкнул человек: - Обратно верхом на радиоактивном грузе лететь? А корабль? Он грязным не станет? На Станцию же не пустят?!
        Полностью освобождённый от своего ценного содержимого золотой шар смялся и его серый сосед, тот, что прежде смирно лежал привалясь к боку друга, качнулся, радостно скрежетнул, сминая пустую шкурку. Секунда и он, радуясь обретённой свободе, радость была оглашена по окрестностям глухим стуком, покатился вниз, оставляя на боках соседей крупные вмятины. К счастью для Игоря маршрут своего побега беглец проложил в стороне от него. Шлёпнувшись на землю и растерев в пыль подвернувшийся булыжник, жертва только крякнула, исчезая под серо-свинцовой тушей, он покатился к ближайшей кочке, в чьих зарослях и скрылся, оставив за собой просеку из переломанных листьев и веток.
        - Чего замер? - Прикрикнул на опустившего пистолет человека Нап: - Пили давай! Солнце ещё высоко!
        - Эксплуататор! Трудовому человеку уж и отдохнуть нельзя, - навёл ствол на подсвеченную напарником желтую сферу Игорь: - Вот устрою тебе революцию - узнаешь тогда, почём…
        - Стой! Прекрати! - Голос шарика был полон страха - настоящего и не шуточного: - Стой же!
        - Да чего ты? - Продолжая водить лучом по худевшему на глазах боку шара, зевнул Маслов: - Собираю, чего…
        - Страж! Ствол убери! Ааа! Поздно!
        Свалившейся практически им на голову Страж ничем не отличался от тех, с кем Маслову довелось познакомится на своей первой, ледяной планете. Тот же прямоугольный корпус, то же обилие антенн, чаш радаров и щупалец, даже цвет и тот был почти прежним - пронзительно синим.
        Зависнув над покалеченным лошариком Страж замер, выбросив в стороны сразу несколько рук, увеченных тарелками радаров. Одна нацелилась на покалеченную кочку, ещё три принялись шевелиться над скоплением шаров, а сразу две, избрав своей целью человека, вытянулись к нему поводя антеннами вверх-вниз.
        - Бежать? - Тихо, одними губами прошептал Маслов.
        - Погоди, - так же тихо ответил шарик: - Замри. Он сканирует, пытается воссоздать произошедшее. Может и обойдётся.
        Щупальца, выбравшие его в качестве объекта исследования, разделились. Одно, оставаясь напротив его лица, приблизилось почти вплотную к стеклу шлема, словно желая в деталях рассмотреть человека, а второе, раскачиваясь из стороны в сторону, поползло вниз.
        Относительно быстро пройдя грудь и живот, Игорь всеми силами изображал из себя статую, щупальце опустилось к его коленям и вдруг дёрнулось в сторону - его внимание привлёк пистолет, зажатый в ладони и забытый в суматохе последних минут.
        Выпустив тонкие щупы антенн, тарелка приблизилась к оружию, но уже в следующий миг отдёрнулось, будто обнаруженный предмет ожёг огнём тонкие электронные потроха.
        Рванувшись назад и быстро сокращаясь в длине, щупальце начало втягиваться в корпус.
        Красноватые, пульсировавшие по корпусу стража огоньки притухли и прежде чем их цвет сменился на синий - Страж признал в нём врага, в шлеме раздался крик Напа: - Ходу! Он на поражение бьёт! Влево, маркер смотри.
        Не тратя время на вопросы, и так всё было ясно, Игорь метнулся влево, отыскивая взглядом отметку на стекле.
        Рывок вперёд, поворот и маркер, до того указывавший на плотный куст выше его роста - соседа, отмеченного просекой, оказался у него за спиной.
        - Сейчас прямо, потом еще влево и прямо.
        - Понял.
        Подгоняемый треском выстрелов, посмотреть из чего по нему палил страж времени не было, он рванул к следующему кусту.
        Нырок, перекат и за его спиной досадливо заныли привода охранного механизма, чья программа запрещала наносить вред местной фауне и флоре.
        Пользуясь передышкой - его преследователь заложил широкую дугу обходя особо разлапистый куст, Маслов посмотрел вперёд, ожидая увидеть борт корабля.
        - Мы куда бежим? - Делая новый рывок, крикнул он и едва не поплатился за это - яркая, слепящая глаз полоса, пронеслась совсем рядом с его плечом, едва не поставив точку на этой истории.
        - Прямо десять, потом вправо и ныряй!
        Короткая пробежка - бросая тело из стороны в сторону, вот когда пригодилась наука Благоволина, без жалости гонявшего его по полосе препятствий, Игорь рывком ушёл вправо, а когда поднял голову, то в пяти метрах перед ним чернела узкая трещина зева пещеры.
        - Что? Туда? - Он замер, не решаясь коснуться черноты, в которой разом ожили всё детские страхи, помноженные на невнятных монстров этого мира.
        - Да!!! Быстро!
        Вспышка выстрела и Игорь, чувствуя, как по разом одеревеневшей ноге растекается волна холода, рухнул лицом вперёд.

«Достал! Тварь» - Осознание проигрыша высветились в его сознании, пока руки, действуя сами по себе, втаскивали тело в спасительную черноту.
        Что-то скрипнуло, почва под ним шевельнулась, потревоженная внезапным вторжением и Маслов, сопровождаемый лавиной песка, камешков и каких-то корешков, заскользил вниз, к песчаному и пустому дну пещеры.
        Зашипев от боли, он повернулся набок, разглядывая раненую ногу. Дырка на левой штанине и тёмное, на оранжево красном материале, пятно лучше иных слов говорили о полученном ранении. Выматеревшись сквозь зубы - к пришедшему на место холода огню добавилось жжение, словно кто-то натирал рану смесью соли с перцем, он хотел было прижать дырку ладонью.
        - Погоди, - голос напарника был сух и деловит: - Руку вытяни.
        Выскочившее из ранца щупальце вложило в его белый прямоугольник.
        - Заплатка, - таким же деловитым тоном пояснил Нап: - Универсальная. Прижми к дырке.
        Охнув - прикосновение к ране отдалось болью по всему телу, он прижал пластырь к ноге.
        - Активирую доктора, - продолжил Нап: - Диагностирую… Ну! Легко отделался. Всего-то пару сантиметров мяса и сожгло. Кислотой ошпарило, да, но ничего страшного. Час - и как новенький будешь!
        Расслабленно откинувшись на спину, Игорь прикрыл глаза - боль утихала, оставляя после себя блаженное чувство облегчения.
        - Часок полежишь, покемаришь, а там, глядишь и Страж свалит. Не будет же он тебя здесь вечность караулить? Для него этой пещеры нет, - принялся развлекать его беседой Нап: - Карты у них старые, вот по ним - здесь стена. - Шарик хихикнул: - Ты, для него, прямо в камне растворился. Представляю, - он вновь зашёлся тонким смехом: - Как у железяки сейчас мозги кипят. Попал? Да! А цель где? Испарилась? Нет, мощности мало. А тогда где? Почему нет?! Вертится, наверное, у входа, понять не может.
        - Пещеры, говоришь, для него нет? - Перевернувшись на живот, Игорь пополз вверх по склону, волоча раненую ногу.
        - Эй? Ты куда собрался? - Встревожился напарник: - Атмосферой траванулся? Да нет, - тут же ответил он сам себе: - Я же сразу продувку включил?! Игорь! Стой! Куда ты?
        - Должок вернуть, - добравшись до входа он осторожно выглянул из-за камня наружу.
        Всё было именно так, как и предполагал его напарник.
        Потерявший цель Страж висел метрах в пяти от пещеры. Выставив во все стороны свои щупальца и ощетинившись антеннами, он медленно крутился вокруг своей оси пытаясь отыскать так внезапно исчезнувшего нарушителя.
        - Ну… Шелезяка чёртова… Держись! - Охнув от пробившей медикаменты волны боли - раненая нога протестовала любому движению, Игорь, ухватив пистолет двумя руками навёл точку прицела на середину синевшего перед ним корпуса.
        Выстрел!
        Ярко вспыхнувшее алое пятно быстро погасло, оставив после себя закопчённую подпалину и Маслов, закусив губу, прижал спуск до упора.
        - Сдурел? - Взвизгнул Нап: - Он же помощь позовёт!!!
        - И их перебью!
        Дёрнувшийся от первого попадания Страж закрутился на месте, приподнимая корпус и он всадил длинную очередь в светло синее, гораздо более светлое чем бока, брюхо.
        На сей раз одними подпалинами машина не отделалась.
        Вспыхивавшие практически в одной точке попадания раскалили металл его тело докрасна и охранник, суматошно молотя щупальцами вокруг себя - для него, по его логике, огонь вела скала, кашлянул струйкой дыма, вырвавшейся меж множества окуляров из передней части.
        - Не нравится?! На! Жри! - Продолжая поливать его огнём, Игорь довольно хмыкнул - уступая его стрельбе корпус Стража лопнул и влетавшие внутрь заряды рвали на части электронные потроха усеивая землю дождём из горящих обломков.
        Исход перестрелки был очевиден.
        Будучи не в силах сопротивляться ломавших его изнутри взрывов, Страж, вскинув вверх все свои щупальца, рухнул вниз, где и замер, чадя не хуже горящей покрышки.
        - Ага! Готов, тварь! - Победитель приподнялся на локте, оглядывая поверженного врага, но тут же, коротко хрюкнув от удивления, скатился по насыпи назад.
        От горизонта, увеличиваясь в размерах с каждой секундой, к нему неслась синяя стая, проблёскивавшая синим металлом своих боков.
        - Видал? - Отползя в сторону от входа в пещеру, Игорь привалился спиной к стене: - Они что - со всей планеты сюда ломанули?
        - Ну не со всей, - качнулся над его плечом Нап: - Но со всех окрестностей да. Я же тебе говорил, забыл? Присутствие здесь стражей - выше среднего. Надеюсь, ты им войну объявлять не собираешься?
        - Я что - идиот?!
        - Ну… Как тебе сказать. Вроде как нет, но завихрения у тебя порой меня просто пугают.
        - Спасибо!
        - Да мне-то за что? Себя благодари. Кстати - нога у тебя минут через двадцать пройдёт. Эффект от лекарства оказался даже выше прогнозируемого.
        - Это здорово, - без энтузиазма ответил ему Маслов и покосился на ногу. Универсальная заплатка уже полностью окрасилась в цвет костюма, и он с трудом отыскал место ранения.
        - Хорошо работает, - погладив заплатку, края которой словно врастали в ткань, Игорь осторожно пошевелил ногой: - И лекарства, да, супер - ничего не болит.
        - Ты это чего? Куда собрался? - Заворчал Нап, когда Маслов, придерживаясь рукой за стенку начал осторожно вставать: - вот только не говори, что опять на подвиги потянуло! Не пущу! Заблокирую костюм - грохнешься наземь как миленький!
        - У меня всё быстро заживает, не переживай, - осторожно перенеся вес тела на раненую ногу он расплылся в довольной улыбке - боли не было, и нога вполне отвечала своему предназначению: - Вот! Я же говорил! - Весело притопнув, он сдавленно охнул, когда острая, впрочем, тотчас пропавшая боль пробежала короткой волной от ступни до паха.
        - Я же говорил… я же говорил! Что? Получил? - Незамедлительно отреагировал на его вскрик шарик: - Сиди. А лучше - лежи. Не время сейчас геройствовать.
        - Да я и не собираюсь, - даже не оборачиваясь на вход в пещеру, около которого, словно рой разозлённых пчёл, пульсировало целое облако Стражей, он двинулся вглубь пещеры: - Осмотреться же надо, - придерживаясь за стену Игорь сделал несколько шагов и, заглянув за угол, замер.
        Пещерка, куда он кубарем свалился, получив заряд в ногу, оказалась не более чем прихожей, преддверием основного зала, открывшегося его взору сразу за изгибом стены.
        И зал этот поражал не только своими размерами.
        Застилавший всё пространство песочный пол украшали шары растений, совсем не похожих на своих собратьев, произраставших на поверхности. Округлые тела, раскраской похожие на арбузы, только с горизонтальными полосами, стыдливо прикрывали свои бока мясистыми листьями розоватого цвета. По стенам, цепляясь усиками за неровности камня, изгибали свои тела бледно зелёные лианы, свешивавшие вниз прозрачно зелёные же гроздья, напоминавшие ежевику.
        По центру зала, окруженное шестигранными столбиками тёмного металла, слабо голубело озерцо, сквозь прозрачные воды которого Игорь мог разглядеть почти каждый камушек покоившейся на дне.
        - Охренеть… Ты видишь?
        - Ну, если я с тобой, - хмыкнул в ответ Нап: - То как я, это, могу не видеть. Вот странно - ранили тебя в ногу, а работать плохо стала голова. Интересная связь получается.
        - Это я так, - оторвавшись от стены, Маслов сделал несколько осторожных шагов к озеру: - Риторический вопрос.
        - А я думал - ты головой ударился. И не один раз.
        - Жаль, что ты не…
        - Что не?
        - Не ударился. Сидел бы я сейчас в тишине.
        - Ты? Сидел? Не смеши!
        - Кончай языком молоть! - Вытянув руку, Игорь махнул ей перед собой: - Озеро просканировать можешь? И пещеру?
        - У меня даже языка нет. А вот у тебя - да, проблемы с логикой. Да всё, всё, сканирую, - вытянувшись вверх он несколько раз крутанулся вокруг оси и, опускаясь в нормальное, на уровне лица Маслова положение, продолжил: - Итак… Пещера. Стены-потолок из камня…
        - Это я и сам вижу.
        - Примерные габариты - двести на сто восемьдесят на тридцать, - на секунду смолкнув, шарик продолжил: - Последняя цифра - высота. Максимальная. Это я так, на всякий случай, поясняю.
        - Озеро? - Оставил без внимание очередную подколку Игорь.
        - Полсотни в диаметре, если считать его условно круглым. Глубина до трёх метров. Наполнение различные соли.
        - Водички из него, как я понимаю, не попить? - Подойдя к краю водоёма, Маслов присел на корточки разглядывая дно.
        - Вот сейчас с логикой нормально, - кивнул шарик: - Вставай, давай растения что ли посмотрим.
        - А столбики? - Мотнул головой в сторону ближайшего Игорь: - Такие ровные, словно их на заводе делали.
        - Кристаллы кобальта с примесью титана, - закончив исследование сообщил Нап: - Этого добра и в космосе добыть можно, стоит не копейки, но…
        - Кристаллы? - Недоверчиво хмыкнул в ответ Маслов: - Такие идеальные?
        - Природа и не такое выделывает. Нам они прямо сейчас без надобности. Ну, чего расселся? Вставай, пошли флору исследовать.
        Анализ растений так же удивил спелеологов поневоле.
        Арбузы, как окрестил округлые растения Маслов, по большей части состояли из углерода с примесями вездесущих солей, а вот их листья преподнесли приятный сюрприз. Толстая розовая мякоть буквально лопалась от чистейшей воды и Игорь, не скрывая своего восторга, торопливо принялся перекачивать добычу расщепителем.
        Не то чтобы вода, поставляемая по его первому требованию костюмом, была плохая. Нет, прохладная и прозрачная жидкость была практически эталоном аш-два-о, но вот пить свои же, пусть и многократно очищенные, выделения, было сложно. Делая каждый глоток, он невольно вспоминал её происхождение и, несмотря на различные подсластители, имевшиеся в распоряжении Напа, каждый раз морщился, мечтая о воде естественного, не искусственного происхождения.
        С лианами, оплетавшими стены пещеры, дело обстояло сложнее. Быстро просканировав их тела, шарик озадаченно пискнул: - А у нас проблема, напарник, - проинформировал он Игоря, максимально вытянувшись вверх.
        - Что такое? - Предвкушавший водяной пир Маслов был полон благодушия.
        - Тела лиан я отсканил, углерод, ничего необычного, даже примесей нет, а вот с плодами - проблемы? Может ну их?
        - Зелен виноград, да? - Беззлобно хмыкнул он в ответ: - В чём-дело-то? Говори, помогу, твоему горю.
        - Не достаю, расстояние до них велико, - признался Нап: - Ты вон туда подойти можешь, - кивнул он на стенку, где с облюбовавшей небольшой уступ лианы свешивался один из плодов.
        - До него метра четыре, мне хватит, если ты под ним встанешь.
        - А на поверхности ты с десятка метров сканил, - двигаясь к полупрозрачной грозди удивился Игорь: - А сейчас что? Батарейки сели?
        - Тут помех много. Наверху сигнал послал - раз, и что не попало в цель, ушло, - немного виноватым тоном принялся пояснять шарик: - А здесь стены. Импульс в них и назад. Такая каша приходит, жуть. Но с ближнего расстояния нужный нам сигнал мощнее будет, выделить смогу. Ну, я надеюсь на это, - вздохнул он: - Встал? Отлично, сканирую.
        - А ведь здесь ветра нет? - коротая время пока напарник расшифровывал полученную, как он сам сказал, кашу, Игорь принялся разглядывать диковинные плоды. К его удивлению висеть неподвижно они не собирались. Точнее сказать собирались, но не все.
        Те, что висели в дальней части пещеры, за озером, как раз они вели себя как положено, спокойносвисая вниз.
        Буянили оказавшиеся рядом с ним.
        Раскачиваясь из стороны в сторону, они пульсировали то сжимаясь, тогда их нутро темнело, то раздувались почти до полной прозрачности.
        - Ветер? Какой ветер? Мы в пещере. Ещё немного поскучай, я уже почти, - оторвал его от размышлений об очередной загадке Нап: - Буквально один скан - контрольный и…
        Что именно «и» узнать не удалось - висевший прямо над Игорем плод раздулся, по выгнувшимся наружу бокам скользнул трещина и он, издав громкий треск лопнул, сжимаясь и выстреливая вниз, прямо на человека, тонкие струи зелёного газа.
        - Яд! Токсичная атака! - Взвизгнул шарик, но его команда запоздала - подсознательно ожидавший чего-то подобного Маслов кубарем полетел в сторону.
        Упав на бок - подвела нога, он крутанулся на месте уворачиваясь от следующего залпа - сосед первого плода, стоило только человеку отказаться под ним, тотчас воспользовался ситуацией. Кое-как вскочив на ноги, Игорь, матерясь сквозь зубы, косыми прыжками метнулся к предбаннику. Весь этот небольшой путь ему пришлось петлять как зайцу - плоды, никак не желавшие упускать добычу лупили ему вслед очередями, заволакивая пещеру зеленым дымом.
        - Ничего себе, - рухнув около входа выдохнул он: - Вот тебе и ягодки…
        - Угу, - выдвинувшись из гнезда кивнул напарник: - И ведь как маскировались! А я всё думаю, что анализ такой странный? А оно вон что получается…
        - Что? Ты о чём? - Покосившись на медленно развеивавшийся туман, переспросил Игорь: - Поясни, я, походу, и вправду головой ударился.
        - Ударился? Где? Болит? Кровь есть? - Переполошился Нап: - Ты держись, я… Я сейчас, дока запущу, диагност, всё нормально будет! Ты, главное, держись. Кружится? Голова - кружится? Тошнота? Звон в ушах? Эй?! НАПРНИК?! - Последнее слово он проорал на максимальной громкости, так что на вопрос о звоне в ушах пациент мог гарантированно дать положительный ответ.
        - Да в норме я, - пораженный такой заботой покачал головой Маслов: - Извини, не так выразился. Хотел сказать, что туплю, не понимаю о чём ты.
        - Больше так не делай! - В голосе шарика послышалось облегчение: - И я тоже хорош… Буду понятнее говорить. С поправкой на твои мозги, - с привычным ехидством добавил он, обозначая, что конфликт исчерпан.
        - А что до тех плодов, так это и не плоды вовсе.
        - А что?
        - Симбионты, паразиты, понимаешь? - Принялся пояснять Нап: - И даже не совсем паразиты, если разобраться. Они выкачивают из лиан токсины, очищая носителя и собирают их в себе.
        - А когда жертва окажется рядом, - продолжил Игорь и шарик закивал: - Распыляют их вниз.
        - Именно так.
        - Интересно, - глядя на почти очистившуюся пещеру пробормотал Маслов: - А трупы они как жрут? Может глянем? - Встав, он шагнул к подземному залу: - Так это животные?
        - Да, можно сказать - животные, - вытянувшись вперёд принялся смотреть вверх Нап: - И да, признаюсь, просканировать на ДНК не успел, другой режим был.
        - Сейчас вот и просканируешь, - вытащив пистолет мрачным тоном пообещал Игорь, выглядывая из-за изгиба стены.
        Можно было сказать, что в пещере ничего не изменилось. Так же светлели воды озера, так же прикрывали бока отощавшими листьями арбузы и только ежевичные плоды, свисавшие с потолка перед ними, изменили свой вид.
        Съёжившиеся, ставшие похожими на неопрятные сосульки, они покачивались на своих ножках выплюнув на пол десятки тонких нитей, шаривших по песку.
        - Добычу ищут, - зло ощерился Игорь, чуть не ставший их жертвой, покачивая бластером: - Сейчас я вам и обед, и полдник устрою.
        Первый выстрел оказался почти неудачным.
        Неудачным - потому что не сбил симбионта наземь.
        Но, так же можно было и сказать, что и удача была на его стороне.
        Попав в центр сосульки, заряд оторвал большую её часть, обнажая сердцевину. Сизый, покрытый слизью и нервно пульсировавший комок, как раз и бывший тем самым хищником, пришёл в бешенство от атаки.
        Как? На него?
        На повелителя и хозяина пещеры кто-то посмел покуситься?
        До этого момента нападать смел только он, легко оглушая газом забредавших сюда животных и пируя их плотью.
        Задрожав всем телом, оскорблённый хищник принялся хлестать нитями по полу, стремясь найти и покарать обидчика. Его возбуждение передалось и соседям. Секунда, другая и всё пространство перед озером заполнилось белесыми изгибами, секущими воздух.
        - О как! Переполошились! - Взяв пистолет двумя руками Маслов открыл огонь целясь в верх сосулек.
        Выстрел!
        И обгоняя медленно опадавшие нити, на пол рушится симбионт, разбрызгивая в стороны мутные соки развороченного попаданием тела.
        Выстрел!
        Вывалившийся из сосульки сизый ком шлёпается на камень разбиваясь о его грани мокрой лепёшкой.
        Выстрел!
        Вытягивая из ножки длинные желтовато-бледные жилы и путаясь в своих же нитях, вниз летит очередная жертва.
        Стрелять Игорь прекратил только тогда, когда все пространство потолка по эту сторону озера оказалось очищено от паразитов.
        - Просканируешь? - Кивнул он на ближайшие ошмётки: - Проверь, вдруг ДНК совпадёт?
        - Сканирую… Скан в процессе… Анализирую… Ха! А ты прав! Именно это ДНК нам и нужно! Ну… Молодец!
        - Данные передал? - Польщенный похвалой даже немного смутился Игорь.
        - Пока нет. Надо наружу выйти. Здесь же стены - экранируют, - как-то задумчиво пояснил Нап: - Хм…хм… А знаешь, с этим, эээ, симбионтом, не всё так просто.
        - Не просто? - Покосившись на усеянный мокрыми клочьями пол, Маслов погрозил пистолетом заозёрным хищникам: - Усекли? Я вам не таракан какой-то! Человек! Венец природы!
        - Ну, с последним бы я поспорил, - хмыкнул Нап: - До меня тебе так же далеко, как и им до тебя.
        - Это как посмотреть, - направился к выходу из пещеры Игорь: - Так что непросто? С животным этим?
        - Сначала я решил, что лианы и плоды живут в симбиозе, - начал пояснять шарик: - Но сейчас, после полного анализа и сопоставления фактов, могу сказать, что это не так. Это одно существо!
        - Как это - одно?
        - А вот так! Единый организм. Лианы - тело, которое держит плоды. Плоды чистят тело и кормят. Понимаешь? В этой пещере он один, оплёл её и живёт.
        - А что тогда те, заозёрные, не переполошились? Я же, почитай, половину его тела убил? А они как висели, так и висят, словно их не касается?
        - Может стратегия выживания? - Неуверенно предположил шарик: - Или, как вариант, существо настолько велико, что ты, мы, то есть, уничтожили только малую часть? Надо в другие пещеры наведаться - проверить, есть ли в них такие.
        - Давай мы это исследование отложим, - осторожно выглянул наружу Игорь - вновь оказаться по соседству с подобным ядоплюем, как Маслов окрестил это создание, желания он не испытывал.
        - Смотри, - высунувшись наружу, покрутил он головой: - А стражей-то нет?!
        - Ничего не нашли и убрались в свои районы, - согласился Нап: - Передаю данные.
        - Передавай, - выбравшись наружу, Игорь подошёл к телу сбитого Стража: - Ты его просканировать можешь? Вдруг что ценное есть?
        - Ценное? Со Стража? Ты что?! Забудь! К кораблю иди, на речку полетим.
        - Почему это? - Присев рядом с развороченным корпусом Маслов заглянул внутрь: - Смотри - платы какие-то уцелели, трубки, ещё что-то непонятное… Да и, - оторвавшись от остатков Стража он покрутил головой отыскивая лошарика: - Ну, те сферы? Эти разлетелись, кивнул он на обломки: - Может дособерём? Там много ещё осталось.
        - И опять в пещеру бежать? Нет уж! Полетели к реке. А что до обломков - не трогай их. Возьмёшь - за нами все Стражи гоняться будут. Занесут в базу как врага и всё! Проще застрелиться! Не трогай там ничего!
        - Погоди, - опустившись на колено Игорь приподнял корпус, переворачивая его кверху брюхом: - Смотри, это ещё что? - Указал он пальцем на выгравированный у кормовой части символ.
        Более всего это изображение походило на солнышко, нарисованное рукой ребёнка - кружок с торчащими во все стороны лучами в центре которой изгибалась похожая на улыбку дуга. Не хватало только глаз точечек.
        - Не трогай! - Вскрикнул Нап, но было поздно.
        Стоило его пальцу коснуться символа, как тот вспыхнул золотистым цветом, а подушечку что-то несильно кольнуло. Отшатнувшись он отдёрнул руки и корпус рухнул наземь, вернувшись к первоначальному положению.
        Весь путь до корабля он провёл, выслушивая нравоучительную болтовню шарика. Сыпля примерами Нап повествовал о злопамятности Стражей, только и мечтавших - с его слов, об уничтожении всех разумных форм жизни Кольца.
        Игорь слушал его вполуха.
        Укол, полученный им при касании, принёс в его сознание неясное ощущение тайны. Секрета - с большой буквы «С». Неясные образы, ускользавшие, стоило только попытаться на них сосредоточиться заполнили его мысли. Они давали понимание, что он, совершенно случайно, прикоснулся к чему-то большому, скрытому до времени, непонятному и манящему к себе.
        Что?
        Зачем?
        На эти вопросы ответов не было.
        Единственным, если так можно сказать, ответом, было осознание необходимости поиска остальных символов.
        Отогнав мельтешившие в сознании образы на дальний план, он тряхнул головой кладя руки на органы управления корабля: - К реке, напарник?
        - Взлетай! - Кивнул шарик и корабль мягко оторвался от земли.
        Заложив широкую дугу космолёт рванул ввысь, нацеливая нос на гряду желтых гор, цепью протянувшихся у горизонта.
        Стоило им только перевалить покрытые солью вершины, чьё сверкание в лучах местных светил могло поспорить с заснеженными земными пиками, как Нап, до того спокойно торчавший над плечом пилота, метнулся к колпаку кабины.
        - Левее рули, - отслеживая внизу что-то, видимое пока только ему, принялся командовать шарик: - Давай же, разворот и снижение.
        - Чего углядел? - шевельнув мышкой и сбросив газ, Игорь опустил нос, заставляя корабль описать пологую дугу разворота.
        - Вон, площадку видишь? - Вытянулся вперёд его напарник: - Два белых потёка на склоне и правее их? Ну? Увидел?
        - Теперь - да, - кивнул Игорь, приметив впереди внизу небольшое плато, на котором, почти у самой горы, возвышался усечённый конус серого цвета: - А что это? - Сбросив скорость до минимума, он повёл машину к новому объекту.
        - Строение типовое, - чуть помедлив произнёс Нап: - Внутри может быть что угодно. Склад, торговый пост, лаборатория, или - если нам повезёт - завод. А завод, это…
        - Заходить на посадку? - Перебил его Игорь, понимая, что напарник теперь не успокоится, пока не окажется внутри.
        - Конечно! Чего ждёшь! Места тут - предостаточно! Сюда же грузовики садились!
        Из корабля им удалось выбраться только спустя минут пять - мешала поднятая при посадке пыль и Маслов мысленно поблагодарил конструкторов космолёта, заложивших в машину опцию автоматической посадки. Сам бы он вряд ли справился - его пилотские навыки всё ещё оставляли желать лучшего, а сажать машину, не видя земли он был не готов.
        - Завод, завод, завод, - принялся напевать Нап, когда Игорь выдрался наружу: - Богатство, богатство, богатство. И всё нам, нам, нам.
        - Может склад найти было бы лучше? - Двинулся к сооружению Маслов: - Ты же говорил, что химия местная в цене?
        - Предлагаешь ограбить? - Изумился шарик: - Так вычислят же! По следам ДНК. И оп - ты в базе Стражей.
        - Так он же заброшен? Склад? - поднявшись по пандусу, он провёл рукой по сомкнутым створкам высоченной двери: - Сам смотри - вон пыли сколько.
        Очищенный от многолетних наслоений серой пыли металл вспыхнул серебряными звёздочками, попав под солнечный свет.
        - И что? Собственность от этого не изменилась. Да и пуст склад, если это он - всё ценное отсюда сразу вывезли. Нет, напарник. Склад - это пустышка. Нам завод нужен. Ну или лаборатория. Обсерватория тоже сгодится. От неё, правда, толку мало, но могут найтись и интересные данные. Тут как повезёт.
        - Интересные данные? - Переспросил Игорь, смахивая с выступа замка серые наслоения.
        - Координаты руин, например. Там, опять же, при везении, могут та-а-кие артефакты оказаться! С руками оторвут.
        - И что? Если эти руины настолько ценные - что же их все ещё не обследовали? - Очистив замок он отступил назад, разглядывая панель управления с шестью кнопками и горевшей выше них синей лампочкой.
        - Лень. Сам видишь - здесь всем на всё пофиг. Утрачена тяга к приключениям. Да и Стражи - начнёшь копать, а им не понравится. Кому своей шкурой охота рисковать?
        - Угу, понял, - кивнув, он сменил тему: - Ну - открывай. Посмотрим, свезло нам или нет.
        - Я? Открывать?
        - Ну а кто у нас из высшей, электронной формы? Давай, подключайся и взламывай, - Игорь поднёс руку к панели, ожидая, что из рукава выскочит гибкое щупальце.
        - Я не могу.
        - Как это - не могу? К тому брусочку, на Станции, смог, а здесь - нет?
        - Так там протоколы обмена данными были. А это же - замок! Понимаешь - замок. Он закрыт от внешнего входа. Только код.
        - А кода у нас нет, - отойдя на край пандуса, Игорь вскинул руку и та, уже привычно налилась тяжестью от прыгнувшего в ладонь оружия: - Будем ломать! Или нас за это того? - Покачал он стволом: - В чёрный список оформят?
        - Если завод или лаборатория, то вряд ли. При условии, что мы их реанимировать сможем. А вот про остальное - не скажу.
        - Рискнём! - Примерившись, он всадил заряд в наплыв замка, ожидая, что в стороны полетят обломки кнопок и корпуса обнажая хрупкое нутро простого механизма.
        Ни-чего.
        - Чего?! - Не доверяя своим глазам, Игорь подошёл к двери, но всё было именно так - кнопка, в которую угодил заряд, разве что чуть потемнела, только этим и отличаясь от своих соседей.
        - Это как?! Выдержала?!
        - А чего ты хотел? - Усмехнулся Нап: - Замочек и не на такое рассчитан. Где будет стоять здание - неизвестно. Может, и на такой же, как эта - кислотной оказаться, и на огненной, в пустыне с пылевыми бурями, под водой - если планета - океан. А собственность должна быть защищена.
        - И что теперь делать?
        - Стрелять, - вздохнул Нап: - Стрелять и молиться, что стражи не прилетят.
        - Хорошо, - отступив на пару шагов, поднял пистолет Игорь: - Разделим обязанности. Я - стреляю, ты молишься.
        Следующие несколько минут, с коротким перерывом на перезарядку, он поливал корпус замка длинными очередями. Легко выдержавший первое, одиночное попадание, защищённый от всего возможного механизм, потихоньку сдавал свои позиции.
        Раскалившейся докрасна, ронявший блестящие слёзы расплавленного метала, он из последних сил стоял на страже сомкнутых створок.
        - Стражи! Трое! - Полный паники крик Напа дал ему шанс на победу: - Приближаются от реки!
        - Далеко? - Продолжавший стрельбу Маслов не стал терять времени на разворот: - Мне ещё чуть-чуть осталось - вон, потёк уже!
        - В полутора тысячах. Будут здесь через минуты две.
        - Быстрые! - Пистолет смолк, исчерпав заряды и Игорь поднял его стволом вверх: - Перезарядка!
        Выскользнувшее из рукава щупальце присосалось к рукоятке и через несколько долгих секунд оружие в его руке несколько раз вздрогнуло, показывая, что магазин полон.
        - Успеем! - Возобновив стрельбу он перечеркнул все планы замка на спасение.
        И тот, словно осознав неизбежное, сдался.
        Короткий щелчок и створки, до того плотно сомкнутые, вздрогнули освобождаясь от его хватки. Меж ними появилась щель и Игорь, издав торжествующий вопль кинулся к ним, пытаясь запустить в неё свои пальцы.
        Но то ли перчатки были толстыми, то ли щель слишком узка - как он не пытался, но просунуть меж приоткрытых створок руки, чтобы разжать их в стороны у него не получалось.
        - Тридцать секунд! Две волны! Вторая только появилась! В корабль беги - улетать надо! Чего завис?! Бежим! - Надрывался шарик, видя приближавшихся карателей.

«Рычаг! Срубить ветку!» - Верная мысль проскочила в голове Маслова, и он выхватил нож, оглядываясь по сторонам - увы, до ближайших деревьев, раскинувших синие концы ветвей было больше сотни метров.
        - Двадцать! Беги же!

«А что если…» - Решение ещё не сформировалось до конца, когда Игорь воткнул в щель меж створками свой клинок. Навалясь всем телом на рукоять он оттолкнулся ногами - рана напомнила о себе короткой болью, и створка сдвинулась.
        Чуть-чуть, на сантиметр, но ему и этого было достаточно.
        Не обращая внимания на визг Напа, отсчитывавшего последние секунды их существования, Игорь вцепился в края дверных полотен руками. Хрипя и шипя от напряжения, он давил на створки и те, преодолевая владевшее ими бог знает сколько лет оцепенение, медленно поползли в стороны.
        Протиснувшись в приоткрытую щель Игорь рухнул на пол и отталкиваясь ногами, словно перевёрнутый на спину таракан, отполз в сторону, держа на прицеле полуоткрытый проём.
        Долго ждать гостей не пришлось.
        Залив окрестности синим Стражи замерли напротив человека поводя из стороны в сторону блюдцами радаров.
        Секунда, другая - ставшими тягучими мгновенья исчезали в вечности и Игорь, лёжа на спине, ждал что вот-вот и обнаружив цель из их корпусов выдвинутся стволы, готовые обрушить на него испепеляющие потоки огня.
        Но…
        Секунды постепенно возвращались к своему обычному бегу, но ничего не происходило.
        Присмотревшись он довольно хмыкнул - блюдца радаров, жадно просеивавшие пространство перед собой, не смели пересечь дверной проём. Всё, что они могли увидеть, был небольшой клочок пространства прямо за порогом.
        Пустой, как и все прошлые столетия.
        - Не могут зайти? - Поднявшись на ноги, Игорь довольно хмыкнул: - Что? Чужая собственность неприкосновенна?
        - Именно так, - выдвинувшись на ножке закивал шарик и залился своим тоненьким смешком: - Второй раз за день! Факт стрельбы - есть, а объект - не обнаружен! Наверняка решат, что массовый сбой!
        - И что? - Двигаясь вдоль дальней стены, попадаться на глаза продолжавшим висеть в проёме Стражам ему не хотелось, Игорь двинулся в сторону массивного пульта, раскинувшего свои панели у противоположной стены: - Их в ремонт отзовут?
        - Если надеешься, что всех - то не стоит. Скорее всего понизят тревожный уровень на время проверки, - качнулся шарик: - Но нам и это хорошо. Но это только предположение, - поспешно добавил он: - Точно их поведение могут описать только те, кто их создал, ну а их, сам понимаешь, здесь уже давно нет.
        Толпившиеся перед распахнутыми створками Стражи начали постепенно гасить свои синие огни, медленно покидая место происшествия. Отлетая от здания, они описывали пару кругов по площадке, не обращая внимания на космолёт и улетали прочь, спеша вернуться на подотчётные им территории. Чувствуя себя триумфатором, Игорь, сложив руки на груди и привалясь к проёму, но не рискуя переступить через него, наблюдал за отступлением механического воинства. И только тогда, когда последний из Стражей скрылся вдали, он вернулся к делам.
        Пульт, привлекший его внимание, как и предполагалось, контролировал все системы здания. Несмотря на режим консервации он был активен и Нап, зависший над перемигивавшимися огоньками, гордо сообщил ему что здание это - завод. И что завод атмосферный, добывал аргон. И что аргон нынче в цене и… и… и… И многое-многое другое - не менее радостное, обещавшее в самое ближайшее время серьёзно пополнить их баланс.
        Подсоединившись к консоли - щупальце костюма здесь пришлось кстати, он быстро реактивировал системы запустив насосы. Медленно разгоняясь спавшие долгие годы механизмы наполняли небольшое помещение приятной дрожью отчего Игорь, обречённый на роль пассивного наблюдателя этого этапа, принялся зевать, будучи не в силах справиться с навалившейся на него сонливостью.
        - Значит так, - послышался в шлеме полный энтузиазма голос шарика: - Завод - активирован. Это раз. Владельцу ушло сообщение - это два. И он уже откликнулся - это три.
        - И что? - С трудом сдержав зевок, Игорь отошёл к небольшому столу, чья единственная ножка, как и на Станции, вырастала прямо из пола. Покачав диск столешницы, он уселся на него намереваясь дать отдых ногам: - Денег он нам как - заплатит?
        - Уже! - С преувеличенным энтузиазмом в голосе воскликнул Нап: - Двенадцать тысяч! Сразу, как насосы включились перевёл. Вот! Честность в бизнесе - главное!
        - А аргон нынче почём? - Уже полулёжа, приятная вибрация неумолимо заволакивала сознание дремотой, произнёс Игорь: - Ты говорил - дорогой он?
        - По тысяче за единицу.
        - Не знаю в каких единицах его меряют, - зевнул Игорь, укладываясь на столе: - Но что-то мне подсказывает, что завод их тысячами сосёт.
        - Текущая мощность - две сотни в час, - немедленно выдал информацию Нап и осёкся: - Вот же жлоб! Это же копейки! Грабёж!
        - А что ты хотел, - сонным голосом пробормотал Маслов, прикрывая глаза и отдаваясь заполнившим его тело приятным вибрациям: - Капитализмус классикус…
        - Эй? Ты чего это спать собрался? - Встревожился напарник, наконец обративший внимание на состояние человека: - А ну подъём! Нам ещё к реке лететь!
        - А зачем? - Сквозь сон прошептал Игорь: - Тот птиц три обещал, а тут вон сколько отвалили… Дай поспать…
        - И не думай даже! Вставай!
        - Отстань…
        - Игорь! Не спи! Ты же не проснёшься, пойми! Эти вибрации с твоим телом совпали! Борись!
        - Ещё чуть-чуть….
        - Врубаю дока!
        Едва заметный укол, Маслову даже показалось, что его шеи на миг просто коснулось что-то холодное, привнёс в его дрёму холодную волну свежести. Поёжившись и даже приоткрыв глаза, Игорь мутным взглядом обвёл помещение, но вибрации, заполнявшие его тело, не желали так легко сдаваться.
        Стоило бодрящей волне схлынуть как она, окутывая его тело мягкими волнами, ринулась в атаку.
        - Ох… Посажу тебе все органы же! Игорь! Вставай!
        Не волна - целый океан леденящей бодрости, обрушившийся на человека заставил его дёрнуться и отчаянно зевая, Игорь перетёк в сидячее положение.
        - Отлично! - Преувеличенно бодрым тоном произнёс Нап: - Теперь встань и иди к двери.
        - Не хочу, - начал клониться набок человек: - Мне и здесь хорошо.
        - Вставай! Там, за порогом, лучше. Там спать удобнее, мягче и…
        - И ты отстанешь? - сонно поинтересовался Игорь, медленно сползая со стола.
        - Конечно отстану, отстану, заткнусь, отключусь - но снаружи. Идёт? Ты там спять ляжешь, а я о вечности думать буду. И мух отгонять.
        - Каких мух? - Доковыляв до проёма, Маслов привалился к профилю двери переводя дух.
        - Всех. И зелёных и чёрных и… Ещё шажок, вот умница, ещё… А я твой сон охранять буду… - Продолжая убалтывать человека Нап свёл его с пандуса и только когда Маслов отдалился от здания шагов на десять облегчённо вздохнул.
        - Ну? Ты как?
        - Я? - Игорь потянулся, сгоняя остатки сонливости: - Хорошо, а что ты спрашиваешь? Случилось что?
        - Что случилось? Ты у меня спрашиваешь - что случилось?! Да ты, если бы не я! Ты бы околел там, на заводе этом!
        - Я? Околел? С чего вдруг? - Подойдя к кораблю Игорь звучно хлопнул ладонью по крылу: - Да я себя никогда прежде так хорошо не чувствовал!
        - Ещё бы! - Раздраженно фыркнул Нап: - В тебе сейчас витаминов, стимуляторов и прочей гадости - на пятерых таких как ты! Ещё бы и на шестого осталось! Мне теперь неделю всю эту химию выводить, да баланс твоих органов восстанавливать!
        - Химия? Во мне?! Ничего не помню. Вот помню - ты с заводом возился, стол помню, да был он. Я присесть на него хотел - дать ноге отдых. Побаливать начала.
        - Вот и присел. А потом - прилёг и вырубился! Площадь соприкосновения увеличилась - тебя и накрыло.
        - Чем? Накрыло-то чем?
        - Вибрациями, - проворчал шарик: - По-хорошему их быть не должно, похоже от долгого простоя что-то разладилось. В общем твои биоритмы совпали с этим дрожанием. И, скажу я тебе, напарничек, очень уж хорошо совпали. Тебя в сон клонить начало. Ну а когда ты лёг…
        - Понятно. - Молча забравшись в кабину Игорь дождался, когда потоки воздуха восстановят атмосферу и откинув стекло шлема склонил голову в коротком поклоне: - Спасибо, Нап.
        - Да ладно тебе, - смутился не ожидавший подобного напарник: - Мы же вместе, куда ты, туда и я. Да… М-да, - он смолк и помолчав немного добавил: - Моя вина в этом тоже есть. Не уследил. Но всё равно! Учти - теперь ты мой должник.
        - Сочтёмся, - улыбнулся в ответ Игорь: - Сам же говоришь - мы вместе теперь и, похоже, надолго. Что делать-то будем? Темнеет же, - кивнул он на клонившуюся к горизонту яркую парочку.
        - Как что? А задание выполнять? Давай на взлёт и к реке.
        - Так ночь же! Темно! - Принялся протестовать человек, которому никогда особо не нравились ночные прогулки.
        - Темно не будет! - Решительным тоном пресёк его возражения шарик: - Как оба солнца за горизонт зайдут, так ещё светлее станет. Флюрез… Флоруес… Флуоресценция, - выговорил он со второй попытки и Маслов не замедлил воспользоваться моментом.
        - Что это ты? Забыл? Или заговариваешься?
        - Тебя копирую, - парировал Нап и торопливо добавил: - Видишь - какой ты со стороны нелепый?
        - Хочешь человеком стать? Похвальное желание. Ты обращайся, помогу чем смогу.
        - Я?! Человеком?! - Возмутился напарник: - Спаси Творец от подобного! Я - совершенство! А вот ты…
        - Да понял я, понял, - положив руку на мышь, Игорь прижал кнопку тяги: - Всё, высшая форма. Лечу к реке, только не ори.
        Глава 6
        Всё произошло точно так как говорил Нап.
        Стоило только диску второго солнца скрыться за горизонтом, как ночь, точно такая же, как и на Земле, принялась заявлять права заливая окрестности непроглядной мглой. К несчастью для неё, эта попытка была обречена на провал - на востоке, разгоняя легионы тьмы, занималось зеленоватое свечение, быстро отбирая у ночи только-только захваченные владения.
        Не прошло и получаса как темнота была изгнана и весь небосвод залило бледно зелёное свечение с тонкими, колеблющимися, розоватыми прожилками.
        Всё это шоу Игорь наблюдал из кабины корабля, наотрез отказавшись выбираться наружу до полного, как он выразился, «просветления» окрестностей.
        - Это тут типа полярного сияния? - Откинув колпак кабины он привстал, собираясь выбраться наружу: - Красиво…
        - Можно сказать и так, - кивнул шарик вытягивая вверх свою ножку: - Принцип другой - здесь химические реакции, а ты про электромагнитные говорил. Но визуально почти одно и то же. Даже лучше.
        - Соглашусь, - отойдя от корабля Маслов осмотрелся по сторонам.
        Его напарник был прав - купол неба, заливавший поверхность ровным свечением, не оставлял сумраку ни одного шанса атакуя сразу со всех сторон. Единственное, что немного напрягало - так это полное отсутствие теней. Без этого привычного элемента мир, окружавший человека, стал каким-то плоским и лишённым объёмности.
        Пейзаж, окружавший его, мало чем отличался от местности в районе первой посадки. Те же разноразмерные кочки, переместившаяся за спину горная цепь - если не считать реки, до русла которой было не более полусотни шагов, всё здесь было, как и там.
        Поймав себя на чувстве лёгкого разочарования, подсознательно ожидавший чего-то нового, Игорь хмыкнул, направляясь к поросшему невысокой травой берегу.
        Острые фиолетовые стрелки растений едва достигали ему до щикотолок и надеяться найтиздесь какую-либо живность было просто смешно.
        Пошевелив ногой траву, из неё предсказуемо никто не выскочил, он уселся на берегу наблюдая за бегом реки.
        Волны, небольшие водоворотики - вид струящейся перед ним жидкости термоядерного, по своим химическим свойствам, состава, завораживал не хуже простой реки. Хотелось просто, вот так - ничего не делая, сидеть на бережке любуясь бесконечным потоком, но Нап, серьёзно взявшийся за контроль ситуации быстро прекратил эту идиллию.
        - Чего расселся? - Раздался в шлеме его ворчливый голос: - Здесь животных нет. Вот прямо здесь. А у тех кочек, - на самом краю стекла запульсировала жёлтая точка: - Что-то есть. Подъём, напарник!
        - Да никуда они не денутся, - не желая выходить из расслабленного состояния попробовал отмахнуться Игорь: - Не сбегут же. Дай насладиться.
        - Чем? Этим?!
        - Да. Посмотри - красиво, мощь чувствуется. Вот течёт себе и течёт, и кто, или что только не побывало на её берегах. Мы улетим, а она так и будет течь… В вечность…
        - Я слышал, что вы - биологические, любите ерундой заниматься. На воду смотреть, облака рассматривать, огнём любоваться. Как по мне - это бред. Пустая трата времени. Течёт? И что? В общем вставай, работать надо.
        - Есть ещё один вариант, на что мы любим смотреть, - вздохнув, Маслов встал и двинулся к отмеченным кустам: - И в этом мы - биологические, сходны с тобой.
        - Это ты о чём?
        - Я про работу. Про чужую. Приятно смотреть, как кто-то другой работает, да? А, напарник? Приятно?
        - Это ты на что намекаешь?! - Тут же возмутился шарик: - Если бы ты знал - сколько мне работать приходится, то и не то, что говорить, ты бы и думать так не смел! Только на тебя - следить чтобы с тобой чего-либо не произошло, знаешь сколько ресурсов требует?! А я их трачу! И не на себя, заметь! На тебя, на твою безопасность!
        И именно в этот момент, случайно совпав с последними словами Напа, нога Игоря, проломив хрустнувшую корку, ушла в землю. Взмахнув руками, подобного он и не думал ожидать - обрушившаяся поверхность ничем не выделялась на общем фоне, Маслов, коротко вскрикнув, рухнул на спину.
        - Безопасность, говоришь? - Опираясь локтями о землю, он приподнялся, разглядывая песчаную воронку, в которой почти полностью скрылся серебристый сапожок: Ресурсы, значит, тратишь? А если бы я сейчас ногу сломал? Не мог просканировать? Напарничек…
        Упершись другой ногой в землю, он попытался вытащить ногу из песка, но то ли тот был влажным, то ли скрытые под ним камни обвалились на ступню - нога и не думала освобождаться.
        Чертыхнувшись, Игорь сел и принялся откидывать в стороны песок быстро заполнявший образовавшуюся ямку.
        Много времени это не заняло и буквально спустя минуту, ничем не заваленная ступня оказалась перед ним.
        Не заваленная, но, тем не менее лишённая подвижности.
        Паралич?
        Нет, ступня слушалась, успокоился Игорь, пошевеля пальцами.
        А тогда что?
        Сапог, вернее его подошва, словно вплавился во что-то под собой, став одним целым с этим самым нечто. Вытащив нож, он ткнул им в песок и лезвие, пройдя менее сантиметра, упёрлось в мягкую податливую, пружинящую как резина, массу.
        Осторожно покачивая клинок, Игорь погрузил его в странную субстанцию ещё на несколько сантиметров и тут кончик скрежетнул, встретив препятствие.
        Камень?
        Рукоять в его руке вдруг ожила, надавливая на ладонь - нечто, скрытое от его глаз было явно против подобного вторжения.
        Нет, скрытое под ногой нечто камнем явно не было.
        Надавив на рукоять и едва ли не физически ощущая, как тупится о хрустящую преграду безупречно заточенное лезвие, Игорь изо всех сил вдавливал нож всё глубже и глубже. Ещё несколько миллиметров, ещё пара - по ноге прошла возмущённая дрожь и он, выдохнув, навалился на рукоять всем телом.
        Хруст, и клинок, преодолев преграду, ушёл под подошву почти по самую гарду.
        Схватившее его существо, то, что он стал чей-то добычей Маслов уже и не сомневался, немедленно отреагировало на произошедшее.
        Расшвыривая фонтанчики песка вверх ударили белёсые струи и Игорь, в чьей памяти ещё не остыло произошедшее в пещере, всем телом дёрнулся назад.
        Повернувшись на бок, пойманная в ловушку нога протестующе заныла, он пополз от воронки, вбивая в почву клинок и подтягиваясь на нём.
        Сдерживавшая его сила внезапно сдалась и человек, радуясь свободе, поспешно пополз прочь вычерчивая в песке ножом широкие дуги - влипать в очередную ловушку, подобную этой, ему никак не хотелось.
        - Да чисто здесь, чисто, - чуть выдвинулся из своего гнезда шарик: - Я проверил. Стой!
        - Чисто? - Потыкав лезвием вокруг себя, Игорь сел, рассматривая сапог.
        Бледная, почти прозрачная слизь.
        Кусочек не то кишки, не то жилы, прилипшей к голенищу и чудом не отвалившаяся за время его… Рывка? Ползка? Переползания?
        Не став утруждать себя подбором верного термина, он подцепил единственное материальное подтверждение происшествия и поднеся его к шарику, на пару сантиметров приподнявшемуся над его плечом, скомандовал: - Скан!
        - Исполняю… - не стал спорить напарник: - Анализирую ДНК… В точку! Вторая нужная! Отправляю!
        - Одна, одну, то есть, найти осталось, - поднявшись на ноги, Игорь осмотрелся по сторонам: - У меня такое чувство, что наш пернатый друг сознательно запросил ДНК этих тварей.
        - Ты о чём? Кстати - вон в тех кустах что-то шевелится, - загоревшийся на стекле маркер указывал на куст метрах в тридцати от них: - Двигай туда. Землю я сканирую - больше здесь опасностей нет.
        - Ты сам посуди, - держа пистолет наготове, Маслов медленно двинулся вперёд: - То пещерное. Хищник. Хотел нас съесть. Это, подземное - тоже. На огненной, если бы не камни, я, то есть мы оба, вполне должны были сгореть. Как ещё тех змей вытащить для скана? Да и стражи. Как по мне, то всё это, вкупе, как-то не тянет на лёгкую и безопасную прогулку. Мы уже четыре раза чуть не того, на тот свет не отправились.
        - А ты лёгких денег ждал? Здесь так не бывает, привыкай. Что до Стражей… Уюсы весьма трусливы и, как ты сам понимаешь, рисковать не любят. Вот Кхархи - другое дело. Этим лишь бы подраться.
        - Будем считать, что ты прав, - остановившись в нескольких шагах перед кустом Игорь поднял пистолет: - Ну? И где наш пациент?
        Ползущее по фиолетовому стволу существо более всего напоминала гусеницу, или креветку. Покрытая похожими на хитин пластинами, она сгибала и разгибала своё коричневое, с белыми разводами тело довольно быстро поднимаясь вверх.
        Добравшись до отходившей в сторону ветки она на миг замерла, пытаясь решить куда ползти дальше и, словно колеблясь, выпростала из тела длинные усы, принявшие сечь воздух перед собой.
        Не то оно пыталось уловить ароматы любимого лакомства, не то искала особь другого пола - разбираться в деталях местной биологии Игорь не собирался.
        Короткий удар ножа и гусеница, обмякнув всем телом безвольно повисла на острие.
        Взмах руки и лезвие, коротко скрежетнув по тонким пластинкам брони, разрубило замешкавшееся с выбором создание на две половинки.
        - Сканирую, - вытянулся в сторону одной из них Нап и спустя несколько секунд добавил, не скрывая своего разочарования: - Нет. Не то. Совпадений с заданной матрицей нет.
        - Что ж, - поднявшись с корточек, Игорь убрал нож: - Будем дальше искать. Видишь что-нибудь?
        - Ищу, - принялся вращаться вокруг своей оси вытянувшись по максимуму вверх шарик: - Ага, есть. Даю маркер.
        Следующее существо, походившее на черепаху, создавая которую Творец явно был навеселе, они нашли сразу. И не одну. Не менее десяти особей, при виде которых Игорь забеспокоился о своём психическом здоровье, мерно покачивались в воздухе, блестя пластинами крупных, со средний таз, панцирями. Шаря под собой пучками бледно синих щупалец они словно подметали землю, не оставляя без внимания ни сантиметра. Зачастую их поиски оканчивались успехом и тогда, оплетя свою трепыхавшуюся добычу целым клубком гибких конечностей, они втягивали жертву себе под брюхо. Несколько секунд и вниз летели обломки панцирей вперемешку с признанными несъедобными усиками и всё ещё дёргавшимися ножками.
        - Что-то я не уверен, - взвесив в руке пистолет, Игорь навёл его на панцирь ближайшей медузо-черепахи: - Что пробить сможем.
        - Не уверен - не стреляй, - качнулся на своей ветке шарик: - И, даже если был бы уверен, стрелять не стоит. Во-первых, Стражи, а во-вторых, их броня помощнее замка будет. Да, именно так, - добавил он, видя удивление человека: - На замке защита универсальная, то есть - усреднённая, а эти, - Нап качнулся в сторону стаи: - Конкретная. Ударо и кислотно стойкая. Пробить-то пробьёшь, но времени уйдёт много - Стражи, смотри пункт один, даже с загрублёнными датчиками, учуют. А пещеры здесь нет.
        - Тогда нож? - Вытащив клинок наружу Маслов огляделся по сторонам в поисках отбившегося от стада существа. К его счастью долго искать не пришлось. Наткнувшийся на целое гнездовье эгоист висел метрах в десяти от основной группы, торопливо засовывая в себя гусениц. Его щупальца так и сновали вверх-вниз, спеша наполнить желудок или другой, подобный ему, орган.
        - Жадность, дорогой мой, - подойдя к нему вплотную примерился для удара Игорь: - Это очень и очень плохо! Вот был бы не один, - взблеск клинка и из обрубков сразу нескольких щупалец заструилась бесцветная жидкость: - А со всеми, глядишь - и я бы на тебя не напал. Так что, - он отбросил ножом в сторону одно из отсечённых щупалец: - Сам виноват.
        - Опять мимо, - закончив скан сообщил ему Нап: - Не совпадает.
        - Идём дальше, - приложив ладонь козырьком, Маслов принялся оглядывать горизонт.
        - Ложись! - Крик шарика бросил его наземь, прежде чем человек смог увидеть и осознать опасность.
        С высоты, красивыми петлями изгибая свои плоские тела опускались сразу два диковинных существа.
        Сплюснутые, похожие на подушки сегменты их тел, мерно вздымались и опадали, выплёвывая с боков тонкие струйки беловатого не то пара, не то газа. Делая горки, пикируя, свечой взмывая вверх они завели хоровод вокруг своей жертвы - той самой медузы, из-под панциря которой продолжала сочится прозрачная кровь. Медуза, втянув внутрь всё свои конечности, рванулась к стае, оставляя за собой мокрый след, но было уже поздно - там её не ждали. Её сородичи, тоже заметив опасность уже смыкали панцири, опускась наземь и когда они достигли своей цели, то перед Игорем предстал небольшой монолитный и граненный овал, выделить в котором отдельное существо не было никакой возможности.
        А вот одиночка был обречён.
        Пикировавшие на него летуны резко взмывали вверх над самым его панцирем и только присмотревшись он смог понять цель таких манёвров. Их плоские, похожие на рыбьи хвосты концевые подушки, оканчивались гроздьями кривых когтей. И именно ими хозяева здешнего неба пытались зацепиться за край панциря, спеша перевернуть свою жертву. Пока их жертва счастливо избегала атак кренясь в стороны, отчего когти лишь бессильно скользили по верху выпуклой брони, не имея и шанса на зацеп.
        Представив, что подобные крючья могли бы сделать с его костюмом, Игорь нервно сглотнул и, перехватив пистолет поудобнее, быстро посмотрел наверх, ожидая увидеть там голодную стаю.
        Но то ли летуны жили парами, то ли остальные были заняты чем-то другим - только вдалеке его глаза, и то благодаря оптике шлема, смогли разглядеть скопление кружащихся в воздухе полосок.
        А внизу продолжалась схватка ни на жизнь, а насмерть. Пока счастливо избегавшая атак медуза, выждав подходящий момент, сама перешла в атаку. Резко встав на ребро, она подловила пикировавшего на неё «подушечника» и тот, не успев вовремя отвернуть, сразу несколькими своими раздутыми сегментами напоролся на острые пластинки брони. Издав протяжные свист и окутавшись белым паром, он свалился в штопор, только в самый последний момент сумев избежать встречи с поверхностью. Вихляя, кренясь и паря как открытая кастрюлька с кипятком, подранок медленно поплыл прочь с трудом набирая высоту. Но эта победа дорого стоила и медузе.
        Второй летун, словно ожидавший подобного, или просто более опытный, метнулся вниз, стоило только его неудачливому товарищу заполучить свою рану. Не дожидаясь, когда панцирь развернётся в исходное положение, он спикировал и крючья, прежде столько раз промахивавшиеся, наконец поймали в свои изгибы чуть выступавший край панциря.
        Рывок!
        Закрутившаяся вокруг оси жертва выбросила в стороны свои щупальца, пытаясь остановить вращение, но это только усугубило её положение. Ждавший именно этого летун рванулся вниз распушив хвост. Миг - и сразу несколько конечностей оказались насаженными на крючки.
        Выпуская толстые струи пара, победитель взмыл вверх, волоча на своём хвосте добычу. Стоило жертве подняться от поверхности на пару десятков метров, как внутри её панциря что-то хлопнуло, бедные щупальца дёрнулись и медуза, оставив победителю трофеем кусок брони, кувыркаясь полетела вниз. Это было именно падение, от тех плавных движений, с которыми медузы перемещались над землёй во время охоты, не осталось и следа.
        Удар!
        Впечатавшись в песок панцирь хрустнул, по нему пробежала ломаная линия трещины, и он распался на части, обнажая бесцветное нутро. И тут же, испустив победный свист, на добычу спикировал летун. Зависнув над ней, он выплюнул вниз толстую кишку, расширявшуюся воронкой на своём конце. Коснувшись плоти, кишка задрожала, из-под широкого конца показалась желтоватая слизь, быстро заливавшая тело и воронка принялась расти, спеша накрыть собой добычу.
        Несколько секунд - всё это время Игорь простоял неподвижно захваченный зрелищем, и по кишке вверх поползли вздутия, скрывавшие в себе куски добычи.
        - Интересный вариант питания, - подал голос шарик: - Смесь наружного и внутреннего. Слизь разъедает тело и куски, удобные для усвоения, заглатываются внутрь.
        - Гадость! - Подняв пистолет Маслов нацелился на хищника, желая прервать его пир.
        - Ты чего? Стой! Каждый питается как может. Можно подумать, что твой вариант - лучше. Оторвать руками кусок, сунуть в рот полный слюны, пережёвывать до…
        - Прекрати! - Опустил пистолет Игорь: - Я же в твою физиологию не лезу!
        - А хоть бы и лез. Я - высшее существо и пытаюсь чистой энергией.
        - Вот и… и… - не подобрав подходящий ответ Игорь махнул рукой: - Сканируй! Высшая форма!
        - Сканирую.
        - Кстати, ты этого, - Маслов махнул рукой на летуна: - Не просканил?
        - Не подходит, - качнулся, выражая отрицание, шарик: - Совпадения нет. Пошли, даю маркер.
        Планета, действительно была полна жизни.
        Обойдя небольшой холм, Игорь обнаружил ещё одну стаю. Или - стадо, или группу, тут подходило любое слово, местных существ. Чем-то они напоминали грибы, знакомые ему по огненной планете - та же шляпка, единственная ножка, разница была в том, что местные перемещались не прыжками как там, а при помощи множества тонких лапок, выраставших из середины толстой ноги.
        С натугой приподняв тело - судя по всему нагрузка была слишком велика для них, ножки перемещали его на пару метров, после чего доходивший Игорю до плеча гриб плюхался на поверхность, а конечности, исполнившие свой долг, облегчённо опадали ловя краткие минуты отдыха. Исследовав грунт под собой существо вновь приходило в движение, оставив после себя пятно более светлого цвета.
        Несмотря на то, что стая - грибов было десятка два, и подпрыгивали вразнобой, но не заметить общий характер их движений было сложно. Поднимаясь и опускаясь, они двигались вокруг общего центра - особо высокого и толстого гриба, чьи прыжки заставляли землю под ногами вполне ощутимо вздрагивать.
        - Это один организм, - проведя скан поспешил сообщить Игорю Нап: - Как тот - в пещере, хотя и не соединён между собой.
        - То есть - задену одного, все остальные учуют? - Покосился он на проскакавшего мимо него маленького грибка со светло красной шляпкой: - Затопчут же.
        - Мне кажется, - задумчиво покачнулся из стороны в сторону шарик: - Что им сейчас не до тебя. Скан говорит, что у них сейчас особо высокая концентрация спор. Высокая, но с динамикой на понижение. Предполагаю - они в почву их высаживают.
        - Вот так - втаптывая?
        - А почему бы и нет? Внедряют в почву и… - Грибы разом остановились, перестав прыгать, их шляпки сморщились и вниз закапала мутная, светло-синяя жидкость.
        - И поливают, - завершил фразу Нап: - Давай, режь. Сейчас самый момент - финальная часть осеменения. Сто против одного - они и внимания на надрез не обратят.
        - Поверю тебе на слово, - вытащив нож Игорь осторожно, на цыпочках, подкрался к ближайшему грибу.
        Короткий, рубящий удар и край шапки разошёлся в стороны, обнажая пористую мякоть. Не успел ещё клинок дойти до нижней точки своей траектории, как шляпка, чей рассечённый край широко разошёлся в стороны, задрожала, по её сморщенной поверхности пробежала волна и, не прекращая свои сотрясения, разрез выплюнул едва ли не ведро жидкости, заставив виновника со сдавленным вскриком отскочить назад.
        Отметилось произошедшее и на других грибах.
        Волна, начавшая свой бег с подранка, перескочила на соседей и те, пропустив её сквозь себя, тоже задрожали не то сочувствуя раненому, не то принимая на себя его боль.
        - Ого! - Внимательно наблюдавший за происходящим Нап качнулся на ножке: - Выделение жидкости усилилось в полтора раза! Поздравляю, напарник! Ты только что привнёс в их эээ… секс, нечто новое, до сих пор не испытанное!
        - Только не говори, что я из них мазохистов сделал, - отступив от расплывавшейся лужи, проворчал Маслов: - Вот только грибов-извращенцев мне не хватало! Ты ДНК просканировал?
        - Нет. Жидкость мешает. От неё помехи сильные.
        - И что? Мне теперь что? Ещё одного резать?
        - Ещё одного не надо - шок их и убить сможет. Помрут от удовольствия.
        - Не самая плохая смерть.
        - Может и так, но ради одного скана уничтожать популяцию? Ты лучше вот что - подойди и разрез поскобли, очисть его от жидкости, её, согласно сканированию, уже совсем мало в грибах осталось - к концу процесс идёт.
        Стоило только лезвию ножа коснуться пористой поверхности, как весь гриб прямо-таки задрожал от удовольствия. Погружая ножки в грязь, он сдвинулся вперёд, напирая на клинок и Игорь, никак не ожидавший подобной реакции едва не выронил своё оружие. Мало того, остальные, включая возвышавшегося над всеми патриарха, переняв сладостную дрожь, тоже сдвинулись в сторону человека.
        - Ты поторопись, да? - глядя, как его обступает, дрожа разноцветными шляпками масса грибов, Маслов почувствовал себя неуверенно. Двигавшийся в центре плотного строя патриарх, поначалу отставший от основной массы, теперь, набрав крейсерскую скорость, ломился в его сторону расталкивая своих меньших собратьев.
        - Ты скобли, скреби… Уже почти…
        - Если не поторопишься, - продолжая скрести пористую массу, отчего гриб был в совершеннейшем экстазе дрожа всем телом, напрягся готовый дать стрекоча Игорь: - То меня отскребать придётся!
        - Ещё чуть-чуть… Скан почти завершён…
        Земля глухо ухнула, когда патриарх, бесцеремонно отшвырнув в сторону подранка, тяжело опустился на его место. Рывок шляпки и та, не прекращая дрожать, едва не прихлопнула человека подставляя свой край под нож.
        - Мне что - и его резать? - Отступив, Игорь нерешительно поднял нож.
        - Если только хочешь ему понравиться, - серьёзным тоном произнёс Нап: - Анализирую полученные данные… - Задумчивым тоном продолжил шарик: - Сложнаяструктура… Это займёт время.
        - А мне что делать? - Отшатнулся от напиравшего на него гриба-великана Игорь: - Он того, наседает.
        - Полосни ножом и беги…
        - Думаешь - поможет?
        - Ммм… Нуклеотид переходит… Не отвлекай! Сам думай, большой, уже, мальчик!
        - Нннн. Напарничек!
        Вздохнув, Игорь покосился на Напа, но тот, сидевший в гнезде по самую макушку, всем своим видом демонстрировал сверх высокую занятость, полностью уйдя в расшифровку ДНК и поиска нужного участка.
        - Сам, всё сам, - ещё раз вздохнув, Маслов приложил лезвие к бурой, как у настоящего белого, шляпке и принялся её пилить, с трудом преодолевая вязкое сопротивление кожицы.
        Гриб помогал ему изо всех своих растительных, или животных сил. Наклонившись в его сторону, он дёргался, практически наскакивая на нож, а когда лезвие углубилось в неё почти на сантиметр, то он присел, скособочился, по его телу прошла судорога и разрез, издав громкий треск, лопнул, обнажая мутно белёсое, полупрозрачное нутро.
        - Ну ты и мазохист, - воткнув в щель нож Игорь потянул его к себе и гриб, тело которого сводили судороги, дёрнулся прочь, распарывая себя о лезвие. Дёрнулся он мощно - если бы человек не вцепился в рукоять обеими руками, то нож точно остался трофеем в теле наслаждавшегося своими ощущениями создания.
        - Всё. Приятного времяпрепровождения, - стряхнув с клинка слизь, Игорь сунул его в ножны и развернувшись зашагал к кораблю, видневшемуся среди кустов.
        - Ещё не хватало, - бормотал он себе под нос обходя кочки: - Чтобы про это узнал кто. И ладно здесь - в этом Кольце все и так, на голову двинутые, а дома? Засмеют же! Как же, поглядите! Игорь идёт, да-да, тот самый, что грибам-мазохистам помогал кайф словить! А может и он сам? Того?
        - Я, на твоём месте, - возник в шлеме голос Напа: - Ускорился бы. Так, на всякий случай.
        - А что тако… - начал было Игорь, но тут земля под его ногами вздрогнула и он, холодея от неприятной догадки, обернулся.
        За ним неслась вся стая.
        Вырвавшиеся первыми, самые мелкие из грибков, прыгали, умудряясь прямо в воздухе оттолкнуть корпусом конкурентов. За ними, часто трясясь, рысили средние по размеру, потом более крупные и наконец патриарх. Он величественно плыл в арьергарде наклонив вперёд свою шляпку со свежим порезом.
        - Бежим! - Рванулся к кораблю Маслов: - Открывай и к взлёту готовь!
        Как происходил сам взлёт Игорь не запомнил. В его памяти навсегда осталась та стометровка, послужившая основой ночных кошмаров, в которых его таки отлавливали и он, вооружённый столовым ножом, пилил, пилил и пилил упругие шляпки корчившихся в наслаждении грибов.
        Стоит заметить, что его визит не остался незамеченным полуразумными обитателями кислотной планеты. Посетивший её поверхность несколько десятилетий спустя уюс-биолог, был неприятно поражен, когда колонии грибов, над которыми пролетал его корабль, формировали своими шляпками то нечто вроде клинка, то подобие двуногого и двурукого существа.
        Заинтересовавшись феноменом, он совершил посадку около одной такой колонии и только умение летать, прочно забытое, как он считал, спасло его жизнь.
        Вспорхнув на ветку ближайшего дерева, он спасся из-под напиравшей на него массы трясущихся в ожидании экстаза, существ. Удрать горе исследователю получилось только при помощи крыльев - неумело планируя он добрался до корабля и немедленно стартовал, оставив грибы в недоумённом разочаровании, а себя покрыв славой отчаянного смельчака, сумевшего вырвавшегося из лап свихнувшихся растений.
        В рванувшимся свечой вверх корабле царило молчание. Только когда шар планеты оказался за его кормой, только тогда Игорь сбросил тягу, предварительно покосившись на пустой от каких-либо отметок экран радара.
        - Оторвались, - убирая руки от пульта выдохнул он и нервно рассмеялся: - Я уж грешным делом подумал, что они и лететь следом будут.
        - Грибы-то? - Выскочивший из гнезда шарик развернулся, сканируя заднюю полусферу: - Не, эти не могут. По крайней мере сейчас. Стадия развития не та.
        - Вот только не говори, что они и в космосе летать могут.
        - Могут. А как ты думал они на огненную попали? Вызрели, сбросили мякоть, кожистую оболочку газом наполнили и вперёд! К новым мирам!
        - Вполне возможно, - кивнул Маслов, припоминая и висевших над землёй черепахо-медуз, и их врагов, парящих в высоте.
        - Им же что? - Воодушевляясь от поддержки продолжил шарик: - Главное споры сбросить. Так что да - взлетели, взяли курс на планету и всё! Лети себе, газ сплевывай при коррекции курса.
        - Кстати о курсе, - вновь положил руки на пульт Игорь: - Ты ДНК снял? Или мне снова туда? Грибы ублажать?
        - Да снял, снял, - закивал шарик: - Но если тебе понравилось…
        - Вырву! - Протянувшиеся в его сторону пальцы схватили пустоту - Нап, ожидавший подобного, шустро скрылся в своём гнезде.
        - На Станцию рули, - послышался в шлеме его весёлый голосок: - Пора нашему работодателю того, раскошелиться!
        Глава 7
        На сей раз посадочная палуба Станции была почти пуста. Кроме корабля Игоря здесь был только один кораблик, при виде которого Маслов не смог сдержать смех - уж слишком карикатурно он выглядел.
        Сфера белого металла с круглым окошком носового остекления более всего походила на глаз с чёрным зрачком, а приделанные к нему треугольные, вытянутые назад крылышки придавали этому космолёту вид не то мутировавшего головастика, но то и вовсе - сперматозоида, вырвавшегося на просторы космоса.
        - Видал? - Хмыкнул он, качнув головой в сторону уродца: - Постеснялся бы на таком летать! - Последнее относилось к пилоту - жирненькому уюсу, своими округлыми пропорциями как ни как лучше соответствующими форме корабля.
        - Шарик в шарике, - уже открыто рассмеялся Игорь, но его напарник не стал поддерживать веселье.
        - Зря смеёшься, - качнулся он на ножке: - Это элит класс. Нам с тобой, о таком и не мечтать.
        - Это?! Элит?!
        - Да. Он тебя сделает по всем параметрам - и по скорости, и по дальности, и по вооружению. Редкая модель, - вздохнул Нап, провожая взором забравшуюся в кабину птицу: - Если там и модули соответствующие, то вообще… Раз - и сотни на три - четыре световых лет прыгнет. Не то что мы.
        - А мы на сколько сможем?
        - Полсотни за раз сделаем. - Снова вздохнул шарик: - Если кое-кто сбором ресурсов на топливо для прыжка озаботится.
        - Будет нужно, - проводил взглядом кораблик Игорь: - Соберём. Только вот куда прыгать будем? И зачем?
        - Ну не век же нам тут сидеть? - Крутанулся вокруг оси шарик: - Миров много, есть что посмотреть, да и мало ли что там подвернётся? Ты не стой, - дёрнулся он в сторону лестницы: - Пошли, нас работодатель заждался. Я сообщение получил - жаждет нас увидеть и денег дать.
        - Так уж и жаждет? - Двинулся к лестнице Маслов: - Первый раз за мою жизнь кто-то, - скорчил он недоверчивую гримасу: - Жаждет мне денег дать.
        - А как же иначе?! Мы работы - честно выполнили, все данные отослали, всё честь по чести. Задача выполнена, а это равно оплате. И иначе никак!
        - Можно подумать, здесь не кидают.
        - Куда кидают?
        - Не куда, а кого, - поднявшись на палубу, Игорь остановился, оглядываясь по сторонам: - Кидают, это когда ты всё сделал, а денег не дают.
        - Жуткий у тебя мир, - скакнул вверх-вниз Нап: - Как это можно разумному не заплатить как сам обещал?!
        - Да легко. Денег жалко, вот и не платит. Ладно, проехали, рад, что здесь не так, - двинулся он к дальней стороне платформы поглядывая по сторонам.
        Сегодня на Станции доминировали Уюсы. Они были повсюду - сидели на перилах, копаясь клювами в своей пушистой одёжке, оккупировали столики, где взгромоздясь на невысокие насесты клевали что-то вроде зерна или гранул из высоких мисок и, небольшими стайками, прогуливались вдоль платформы, о чём-то возбуждённо квохча и чирикая.
        Появление Странника не осталось без должного, если не сказать чрезвычайного, внимания.
        Разом прекратив свои занятия и смолкнув, они вытянули шеи в его направлении по птичьи склоняя и перекручивая шеи так, что земные совы, славившиеся гибкостью позвонков, замерли бы в восхищении и зависти.
        Не ожидавший подобного внимания человек замер, а потом, подгоняемый встревоженным шепотком Напа, медленно двинулся к своей цели - столику у дальней стены, скрытому от посторонних глаз густыми зарослями растений.
        Если говорить откровенно, то Игорь, ощущая на себе множество глаз, чувствовал себя крайне неуютно. Если бы не напарник, требовавший от него идти медленно, сохраняя достоинство, положенное представителю своего вида, то он рванул к цели как спринтер, но Нап был неумолим.
        - Медленно, помни кто ты! - Жужжал в шлеме его голосок: - Ничего они тебе не сделают - запрещено. Я же говорил. А что смотрят - так пусть их! Странники - редкость, вот и слетелись, ууу… падальщики! Диковинки им захотелось! Главное - не показывай им что…
        Выскочивший перед ним уюс был, наверное, совсем юн.
        Об этом говорил его рост - он был ниже и худее остальных, про тоже заявляла яркая, не выцветшая окраска перьев и, как бы ставя точку в этом вопросе, желтел короткий небольшой клюв.
        - Тебе чего, малыш? - Присел перед ним на корточки Игорь: - Поиграть хочешь? - Он машинально протянул к птенцу руку, намереваясь пригладить того по голове, но юнец, резко отпрыгнув назад, громко чирикнул, выражая своё возмущение и агрессивно распушился, всем своим видом демонстрируя неприкрытый негатив по отношению к человеку.
        - Как хочешь, - поднявшись на ноги Маслов уже хотел двинуться дальше, как у птенца что-то блеснуло в поднятой к человеку лапе, а в следующий момент перед Игорем вспыхнула проекция небольшого экрана.
        То, что на изображении был человек, не вызывало никаких сомнений. Опрокинутый навзничь, с пробитой в нескольких местах грудью, он пятнал ярко красной кровью покрытый заклёпками пол. Откинутая в сторону рука бессильно тянулась раскрытой ладонью к лежавшему в стороне пистолету, но на ней, пресекая любую попытку завладеть оружием, стояла птичья лапа. Подняв голову выше Игорь разглядел и её обладателя.
        Уюс был здесь изображён во всей красе. Гордо воздев крылья, он приподнимал вверх вторую ногу, готовясь вцепиться отливавшими металлом когтями в шею своей жертвы. Глядя прямо на зрителя, птица сжимала в клюве сорванный с человека овальный медальон, обрывки серебристого плетёного шнура которого всё ещё виднелись на шее убитого.
        Размещённые выше и ниже композиции закорючки наверняка описывали происходящее, возвеличивая победу над Странником.
        - Медальон, - послышался в шлеме тихий голос напарника: - Посмотри, видишь?
        Забрало его шлема вспыхнуло и перед ним, увеличенный в несколько раз, появился овал медальона. То, что ему изначально показалось застывшей кровью, сейчас, при увеличении, обернулось двумя колонками символов, выжженных и тёмных, контрастно четких на светлом фоне.
        - Это же, - дёрнувшись и едва удержавшись чтобы не вытянуть руку он уставился на знакомое солнышко, расположившееся в самом низу первой колонки: - Знак, на Страже, помнишь?!
        Заметивший его реакцию птенец, воспринял её на свой счёт.
        Тотчас погасив экран, он расправил крылья и копируя победителя с картинки, приподнял одну лапу.
        Щёлк-щёлк! - Когти дёрнулись, издавая неприятный звук и юнец, наверное, чтобы у Странника не осталось никаких сомнений, задрав клюв прочирикал нечто писклявое, явно оскорбительное для человека.
        - Он тебя провоцирует, - послышался напряженный шепот Напа: - Не поддавайся!
        Ничего не ответив, Игорь шагнул в сторону обходя желторотика, но стоило только ему оставить птенца за спиной, как тот разродился длинной переливчатой тирадой, на конце которой вполне разборчиво прозвучало: - Штрунь-ник?
        - Чего ещё? - Развернувшись, он невольно попятился - прямо перед ним, выше его роста, громоздились друг на друга человеческие тела.
        Обнажённые и в лохмотьях, с рваными ранами и целые, взрослые и детские, обоих полов, их в этой гекатомбе, объединяло одно - у всех них были вырваны глаза.
        Кусая губы Игорь поднял голову выше, ища вершину этой пирамиды, а когда нашёл её, то его кулаки сжались сами по себе.
        Над убитыми, сыто приоткрыв клювы и вцепившись окровавленными лапами в толстую ветвь, сидело несколько уюсов.
        Словно желая пресечь возможное непонимание каждый из них прижимал лапой кто глаз на ниточке нерва, кто руку, на уцелевшем пальце которой блестело тонкое кольцо, а кто и просто сорванный скальп, вытирая о него свои когти.
        - Игорь! Спокойно! - Отрезвляя затянутое багровой пеленой сознание, ворвался в шлем крик Напа: - Не смей! Им только это и надо!
        - Чего… Надо… - С усилием произнёс Игорь, до сознания которого с трудом доходил голос напарника.
        - Руку разожми, прошу.
        Укус укола, шею обожгло холодом, и багровый туман принялся рассеиваться, возвращая разуму контроль над телом.
        - Чего? Руку? - Он с удивлением посмотрел на зажатый в ладони пистолет: - Ааа… Сейчас.
        - Пойдём, пойдём, заберём деньги и никогда больше этих плохих птичек не увидим, - принялся мягко-мягко уговаривать его шарик: - Ну зачем они нам? Построим домик, будем растения выращивать, знаешь, сколько они стоят?
        - Перестань сюсюкать, и так тошно, - отвернувшись от картины он шагнул прочь и пространство за его спиной немедленно взорвалось разноголосым квохтаньем и победным чириканьем, аналогичному земному свисту с улюлюканьем, посылаемому в спину проигравшему.
        Вжав голову в плечи и сжимая кулаки, руки просто зудели от желания взять оружие, он шагнул прочь, стараясь не обращать внимания на шумевший сзади птичьей базар.
        - Ну у тебя и выдержка, - выдвинувшись из гнезда, качнулся перед шлемом шарик, когда кусты растений отрезали от них бушевавшую толпу: - Сдержался! Молодец!
        - Я надеялся, что они нападут, - признался Игорь: - Что хоть один прыгнет на спину.
        - Ха! Такие они дураки! Это да Уюсы! Первые трусы кольца! Сильны против безоружных и при своём подавляющем превосходстве! А ты - при оружии был. Вот и всё. Побесноваться - да, реально напасть, с риском получить сдачи - извините, нет.
        - Но те картины…
        - Фото…ой! - Поняв, что сболтнул лишнее, Нап смолк, но было поздно.
        - Так это реальные фото, не фантазии?
        - Эээммммм… Смотри! - Преувеличенно радостно воскликнул Нап, пытаясь уйти от опасной темы: - Вон птиц наш! Денежки готовит!
        Впереди, шагах в двадцати, действительно виднелся край столика, рядом с которым, смазанный листвой, темнел силуэт уюса.
        - Подождёт, - отступив в сторону, так, чтобы ветви полностью скрыли его от работодателя, Игорь сложил руки на груди: - Рассказывай. Я хочу всё знать.
        - Да нечего, особо-то и рассказывать, - вздохнул шарик: - Ну, когда Боги пропали, поначалу всё тихо было. Мир, сотрудничество и всё такое. Неприятности начались позже, когда ясно стало, ну, что Боги не вернутся. Уюсы, считавшие, что у них украли победу в войне с Кхарками, обвинили во всём оставшихся здесь слуг Повелителей Кольца.
        Не напрямуюи не открыто, конечно.
        Официально, они были их лучшими друзьями - всегда готовые помочь, вежливые, расторопные, они проникли в их общество и не одно столетие существовали едва ли не в симбиозе с ними. Ну а потом… потом произошло то, что в хрониках птиц горделиво именуется «Ночью Красного клюва».
        - Резня?
        - Можно и так сказать. Уюсы, пользуясь доверием слуг, протащили в их дома, штабы и прочие органы управления, множество термальных зарядов. Ну и подорвали их. Они же не любят рисковать, помнишь? Выбегавшие в панике разумные попадали на минные поля - прожив несколько столетий с людьми, птицы хорошо усвоили манеру их поведения и заминировали те месте, куда представители твоей расы побежали бы - площади, общественные здания и ближайшие поля. А потом началась резня. Оглушённых, израненных людей они добивали не спеша, смакуя и растягивая их мучения. Готовя свой план, они упустили из виду только один момент - не все люди обитали на планетах. Некоторая часть твоих соотечественников предпочла обитать в пространстве, на борту своих кораблей. Их было мало - не более десяти процентов от всего количества прибывших с Богами, но большая их часть была воинами. О том, что произошло дальше, уюсы предпочитают не вспоминать. Не было этого и всё!
        - Им отомстили?
        - И ещё как! - С нескрываемым воодушевлением ответил Нап: - От птичек только перья полетели - одно дело глумиться над безоружными и напуганными людьми, и совсем другое - когда тебе на голову валится закованный в непреодолимую для твоего оружия, десант. Некоторые их птиц попытались удрать на своих кораблях, но на орбите их ждали перехватчики, превращая беглецов в обломки несмотря на все их вопли о сдаче. Другие пытались удрать, захватив заложников - их брали на абордаж, вырезая экипажи в коротких яростных стычках - загнанные в угол уюсы отчаянно сопротивлялись, но исход был предрешён. Всего твоим соплеменникам потребовалось не более недели на очистку планет.
        - А что они на корабли не напали? Одновременно с атакой на планетах?
        - Расчёт был, что экипажи, устрашённые резнёй, сдадутся.
        - Пффф….
        - Именно! Произошедшее на планетах привело солдат в ярость. И вот подобного птицы совсем не ожидали! К моменту резни твоя раса проживала на трёх планетах - с Богами их пришло совсем немного, чуть более миллиона. Пережило «Красный клюв» около трёх сотен тысяч. Сам понимаешь - очистив планеты и подсчитав потери, люди пошли походом на птиц.
        - Месть!
        - Да. Она самая. Мстить пошли все. Почти все - по моим данным ваше воинство насчитывало более двух сотен тысяч. И уюсам пришлось несладко. На тот момент они обитали почти на тысяче планет, ну а когда всё закончилось, миров под их контролем осталось не более полутора сотен. Оправиться после такого, они не смогли до сих пор.
        - Они сдались?
        - Не совсем. Обезумев от паники, уюсы растерзали своих правителей, а новые, свалив вину на предыдущих, вымолили пощаду, поклявшись никогда более даже не смотреть в сторону Странников.
        - Не смотреть? - Хмыкнув, Игорь обернулся назад, откуда всё ещё доносилось победное кудахтанье.
        - Ваши им не поверили - такая измена, после множества лет плотного сотрудничества, прощена быть не могла. Вернувшись на свои планеты люди оградили их мощнейшей защитой и избрав своим мировоззрением ксенофобию, прекратили всё общение что с уюсами, что с кхарками. Ну, почти прекратили.
        - Да, кхарки! А они как себя вели? - Пробарабанил пальцами по рукояти ножа Маслов: - Не напали?
        - Нет. Ящерки оказались гораздо умнее, чем от них ожидали. Избрав своим поведением нейтралитет, они выжидали определённости, ну а когда победа людей стала бесспорной, направили на те три планеты свои транспорта с едой, медикаментами и прочим, необходимым для выживших. Не присоединились они и к походу на птиц, предпочтя остаться в стороне.
        - Ясно, - неодобрительно качнул головой Игорь: - Выжидальщики. И что дальше было?
        - Да собственно, ничего. Дальнейшие сведения о твоей расе носят крайне обрывчатый характер. Известно, что, замкнувшись они сосредоточили усилия на киборгизации своих тел. Живых осталось мало, вот они и старались максимально продлить свою жизнь. Ну и пример Богов, с которыми они прибыли в Кольцо, тоже сыграл свою роль. Детали неизвестны, но после, именно с этих трёх планет вышли те, кого мы сейчас знаем, как ЭнФов. Одновременно с этим появились и Стражи. Точной даты их появления нет - до ЭнФов, или позже сказать сейчас невозможно, но в истории что птиц, что ящеров, Стражи фигурируют именно в связке с ними, с Энфами. Как сам понимаешь, любви к представителям вашей расы, это не добавило. Что ещё… Ходят слухи, что часть воинов не пошла по пути кирбогизации, предпочтя сохранить своё естество. По легендам они залегли в стазис камеры, спрятанные на разных планетах. Временами кто-то из них встаёт, чтобы проверить поведение Уюсов и Кхарков, а кто-то отправляется в Центр, дабы рассказать Богам о происходящем здесь. Наверное, всё. Хотя, вот что ещё. Сколько их сейчас в Кольце - неизвестно. Как и раньше -
общаться с представителями других рас они не любят, обычно игнорируя их.
        - Не сходится, - сложив руки на груди, покачал головой Игорь: - Если я - Странник и хочу сообщить Богам о происходящем здесь, то зачем им, - он дёрнул головой в сторону продолжавшего шуметь базара: - Зачем им нарываться?!
        - С той резни, я и про «Красный клюв», и про поход твоих, прошло уже более пяти тысячелетий. Осмелели птички, да и последний, до тебя, Странник появлялся около пяти сотен лет назад. Появился, пошлялся по планетам и пропал. Погиб, убили, или, и вправду, улетел к Богам - информации нет. Добрался он до них, или сгинул в пути - неизвестно, но реакции из Центра никакой не последовало.
        - Значит… Осмелели? - Вновь пробежал Маслов пальцами по рукояти ножа: - Хм… Нап?
        - Что?
        - А ты не в курсе - эти пташки, они на вкус как? Я смотрю - они жирненькие… Так и просятся на вертел.
        - Ты убьёшь разумного из-за еды?!
        - А что такого? Людей они ели, вот и пришла пора поквитаться. Выпотрошить, опалить, и над костром, до румяной корочки, - он непроизвольно сглотнул заполнившую рот слюну - образ вращавшейся на вертеле куриной тушки размером с телёнка оказался слишком наглядным для человека, последние недели, питавшегося только маловразумительной кашкой из трубочки. Представив, как хрустит на зубах хрупкая корочка и как сок жаренного мяса, пропитанный дымом костра, обжигает нёбо, он едва не застонал, предвкушая наслаждение от нормальной еды.
        - Игорь! Не смей! - Всполошился Нап уловив его эмоции: - Только не здесь! Не сейчас! Это же самоубийство и… Да нельзя же так! Уюсы - разумные! А разумные разумных не едят!
        - Да ну?! А то фото? Ладно, успокойся, - убрал он ладонь с рукояти наполовину вытащенного из ножен клинка: - Пошутил я.
        - Шуточки у тебя… Нет, погоди. Ты точно пошутил? Ты же не будешь их есть?
        - Прямо сейчас - не буду. Обещаю. - Развернувшись в сторону проглядывавшего сквозь ветви силуэта их работодателя, он шагнул вперёд: - Знаешь, напарник… Месть - это такое блюдо, которое подают холодным. Вот и не будем спешить.
        - Неожиданно мудрые слова, - поддержал его Нап, надеясь, что со временем эта идея покинет разум его напарника: - Для такого существа как ты. Видишь, - принялся он беззаботно чирикать: - Какое благотворное влияние оказывает высший разум на тебя? Ты умнеешь прямо на глазах. Уверен - ещё немного и ты станешь вполне цивилизованным существом! Не беспокойся - все вопросы твоего развития и совершенствования тебя я взвалю на себя. Ты даже и не заметишь, как постепенно, шаг за шагом, начнёшь приближаться к сияющим вершинам…
        - А если я не хочу? Может мне примитивом хочется остаться?
        - Что?! Как?! Ты не…
        - Тихо! Делом займись, - стоило Игорю выйти из-за куста, как птица, несомненно связавшая гомон своих сородичей с прибытием Странника на Станцию, прямо-таки подскочила на месте и раскинув крылья в приветственном жесте, встретила его появление длинной и восторженной тирадой.
        - Чего он, - сев за стол напротив уюса, Маслов сложил руки перед собой: - Расчирикался?
        - Точно сказать не могу, - задумчивым тоном произнёс Нап: - Но то, что он рад нас видеть - это точно. О! - оживился шарик: - И денежки упали. Поздравляю, напарник! У нас с тобой пятнадцать косых на счёте!
        - Косых? - Приподнял бровь Игорь: - Это ты откуда такого жаргона набрался?
        - Как откуда? От тебя, откуда же ещё?!
        - Хм… Что-то я не помню, чтобы так выражался… Ну да ладно, - пробарабанил он пальцами по столу: - Мне ему что-то вроде спасибо сказать надо? Есть идея как?
        - Янь тре скажи. Мол - просьба несложная была.
        - Янь тре, уюс. Янь тре.
        В ответ, успокоившаяся было птаха аж подпрыгнула и не переставая возбуждённо чирикать, из всего потока Игорь уловил только часто повторявшееся «тре», выдвинула на середину стола уже знакомую коробочку.
        - Чего это он? - На всякий случай отодвинувшись, покосился на неё Маслов.
        - Янь треньк тре, струн-ник! Янь треньк тре! - Отчирикав эту простую и понятную фразу - птице опять требовались услуги человека в неком новом, и не сложном, деле, уюс шевельнул крылом, пододвигая блестящий брусок к Игорю.
        - Так-с… - Забормотал Нап, когда выскочившее из рукава костюма щупальце присосалось к блестящей поверхности: - Ага…ясно…
        В возникшем над коробочкой окне появился силуэт здания, весьма похожего на тот завод, запуск которого принёс им на счёт двенадцать тысяч монет. Рядом, как и в прошлый раз, закрутился шарик планеты, на боку которой яркой звёздочкой светился маркер места, куда им следовало отправиться.
        - Завод? - Ткнул пальцем Игорь в гранённый конус, на чьей вершине красовался полосатый, сине-чёрный шарик.
        - На сей раз - обсерватория, - пробормотал Нап, разбираясь с заданием: - Лаборатория и тут ещё что-то есть, большой массив данных. Хм… Звуковой и видео ряд… Оп-па! Да он нам словарь подогнал!
        - Словарь?!
        - Ну да, точно - словарь. Сейчас анализирую, погоди.
        На появившемся перед Игорем экранчике, сменяя друг друга, разыгрывали пантомиму упитанные и крикливо одетые птенцы. Они бегали, шли шагом, прыгали и передавали друг другу различные предметы, сопровождая каждое свое действие многократным повторением коротких слов. Но, то ли ролик был рассчитан на другую скорость восприятия, то ли Нап, отрегулировал видео под себя - промелькнувший перед человеком калейдоскоп оставил в его голове лишь мешанину образов, обильно сдобренную слитым воедино чириканьем.
        - Падежей, склонений здесь нет, - убрав картинку, задумчиво произнёс шарик: - То бишь, всё общение будет построено на самом примитивном уровне.
        - Я работа делать, ты давай деньги? Так?
        - Моя твоя понимать. Согласие, - кивнул шарик и перешёл на более литературный язык: - Теперь хоть общаться нормально сможем, да и задания яснее станут. Согласись? Ценный подарок нам эта птичка дала.
        - Ну, раз так, то что там написано? - крутанул пальцем Маслов, указывая на экран.
        - Перевожу, - торжественным тоном провозгласил Нап: - Задание. Запуск. Железо. Стекло. Небо. Смотреть. Награда. Восемь тысяч оплата.
        - Ясно. Запустить телескоп. Что ещё?
        - Планета. Опасность радиация.
        - Радиоактивная. Ещё что?
        - Благодарность, Странник, уверенность победа, ожидание.
        - Спасибо Странник, ты справишься. - Перевёл на нормальный язык Игорь: - Ладно. Ответь ему - что мы тоже надеемся на успех и что немедленно приступаем. Пусть деньги готовит.
        Дождавшись, когда шарик прощелкает средней длины фразу, он встал и коротко поклонившись внимательно слушавшей его чириканье птице, двинулся прочь. Огибая кусты, он настраивался на очередные провокации, заранее ожидая атаку примолкшего птичьего базара.
        Однако… Платформа была пуста.
        От шумной, на все лады гомонящей толпы не осталось и следа.
        - И куда они все делись? - Отойдя от растений на пару шагов он остановился и покрутил головой, опасаясь новой пакости пернатых.
        Беззвучно выплывшая из-за колонны фигура была сильно выше его роста, но приметив толстый хвост, нервно молотивший воздух, Игорь несколько расслабился, а когда на нём сверкнули колечки, вдетые на манер пирсинга, и вовсе убрал руку с рукояти ножа.
        - Хыыр! - Задрав подбородок вверх он провёл по шее большим пальцем: - Хыыр, га кхарх!
        - Га Иг! - Повторил его жест ящер, сбрасывая с головы капюшон: - Ин га Иг!
        - Что нехорошо? - Удивлённо переспросил Маслов и чертыхнувшись перешёл на язык рептилий, сверяясь с высветившимся на стекле шлема куцым словариком: - Ин га?
        - Ришша уюс ин га!
        - Говорит, что уюсы - плохие, - торопливо перевёл Нап, но Игорь только отмахнулся - язык кхархов был прост, да и их знакомец, понимая с кем имеет дело, говорил четко и медленно, облегчая понимание.
        - Уюс ин га! - кивнул он и добавил, мешая Русские слова с местными: - Уюсы, они да, ин га стопроцентные, вот кхархи - совсем другое дело. Кхарх га! И Хыыр га!
        Уловив интонации и опознав в этом потоке звуков знакомые, правильные, с его точки зрения слова, кхарх дёрнул хвостом, отчего колечки издали тонкий звон, и протянул к Игорю лапу, медленно разжимая кулак.
        На его ладони лежало небольшое кольцо. Небольшое, конечно, с точки зрения ящера - тому же Маслову оно могло заменить браслет, возникни у человека такое желание. Красноватого металла, матово блестящее, с сеточкой, заполнявшей её середину оно лежало посреди чешуйчатой ладони, ожидая нового владельца.
        - Га Иг! Кад кха! - Встряхнул он рукой подбрасывая артефакт вверх словно монетку: - Иг!
        - Бери, тебе отдаёт, - прошептал, спрятавшийся в своём гнезде шарик.
        Стоило только кольцу оказаться в его руке, как повторилось тоже самое, что было и с ДНК-сканером. Погрузившись в ткань костюма, колечко шустро проползло к плечу, перескочило за спину и ранец, отмечая присоединение нового устройства, коротко пискнул, начав процесс подключения.
        - Ну не супер, но всё же, - подал голос Нап сразу после сигнала: - Универсальная защита от внешних факторов. Категория «Вэ», синяя рамка, короче. Лучше нашей, но не супер.
        - На халяву-то? - Не зная, как выразить благодарность, Игорь поспешно провёл пальцем по горлу: - Га Хыыр!
        - Га Иг! - Повторил его жест ящер: - Ришша уюс ин га! Ин га! Ин га!
        - Говорит, что ты хороший, а вот уюсы плохие, очень плохие, - начал было говорить Нап, но Хыыр, посчитавший к этому моменту свою миссию исполненной, молча развернулся и хлеща хвостом из стороны в сторону, быстро удалился, вновь закутавшись в свой плащ.
        - Да я как бы понял, - вздохнул Игорь, провожая кхарха взглядом: - Я не понял другого - чего это он взял и за просто так нам подарок сделал? Не за красивые глаза же?
        - У тебя шлем затемнён, какие глаза?! Не мог он их увидеть. Я так думаю, почувствовал он, что с тобой, то есть в тебе, присутствует частица Высшего разума. Ну и решил таким образом выразить своё почтение. Мне, разумеется.
        - Слушай, Нап, - сделавший несколько шагов к лестнице человек резко остановился: - Если ты ещё не понял, то я повторю. Ты. Меня. Достал! Мы напарники, партнёры. Забыл? Да - ты мне полезен, но вполне и без тебя обойдусь! А ты? Ты без меня - что? Да ты даже с места сдвинуться не сможешь! Прекращай!
        - Нечего на меня свою злость к уюсам вымещать! - Неожиданно сорвался шарик: - Я что? Виноват, что с тобой оказался?! И да - я превосхожу тебя! Это факт! Хватит меня попрекать - не моя это вина!
        - Твоя, не твоя, но меня это достало! Только и слышу - варвар, дикарь, тупица!
        - Но так и есть!
        - Да пошёл ты!
        - Не злись, - тон шарика смягчился: - Игорь, мы оба не виноваты, что оказались вместе. Ты-то хоть помнишь кто ты, а я и этого не знаю.
        - Память не вернулась? - Подойдя к перилам, облокотился на блестящие поручни Маслов: - Я думал, что ты всё вспомнил.
        - Нет, - выдвинувшись на своей ножке наклонился вниз Нап: - Есть обрывки, но там всё как-то смазано. Знаю, что был чем-то, или кем-то большим, мощным, великим. Знаю, что мне служили… Или поклонялись? Не знаю, - качнулся он из стороны в сторону: - Зыбко всё как бы. Стоит сконцентрироваться - плывёт. Но то, что мы вместе - это не просто так. Я это знаю.
        - А зачем? Зачем нас вместе свели, это знаешь?
        - Нет, - вздохнув, шарик втянулся в гнездо: - Этого я не знаю. Не знаю, но очень хочу выяснить!
        - Выясним, - развернувшись лицом к окнам магазинчиков, вытянул руку Игорь, показывая на освещённые окна: - Давай к делу. Деньги у нас есть, что покупать-то будем?
        Он остановился, когда до прилавков магазинчиков оставалось не более метров десяти.
        - И чего стоим? - Тотчас подал голос Нап: - К первому давай, ну где оборудование для костюма продают.
        - Думаешь? - Покосился на призывно желтевшее окно Маслов: - Может лучше для корабля чего купим? - Кивнул он на тёмно-синий, практически фиолетовый проём: - Ну там пушку помощнее, или броню? Движки, в конце концов? Чтобы удирать, если расклад не наш, сподручнее было? - Последнюю фразу он произнёс, рассчитывая на если не трусость, то на осторожность своего напарника. Но, как тут же выяснилось, этот удар пришёлся в пустоту.
        - Пушки? Поля? Движки?! Пффф… Что за бред! - Фыркнул шарик: - Настоящее искусство - это не победить в бою, а избежать его! Исключить такую возможность в принципе, в зародыше! Понимаешь? И, пока ты осчастливлен моим присутствием, напарник, я об этом позабочусь!
        - Что-то с астероидами у тебя не очень вышло. Позаботиться, - хмыкнул в ответ Игорь, продолжая издали рассматривать развёрнутую туту же оживившемся продавцом витрину с корабельными модулями.
        А посмотреть там было на что!
        Словно угадав его желание там медленно вращались, поблескивая масляными боками самые различные приблуды, смертоносное назначение которых угадывалось уже по внешнему виду.
        Полусферические турели со связками тонкихлазеров топорщили свои радиаторы, маняпокупателя скорострельностью, с которой они были готовы залить противника пучками когерентного излучения. Толстые обрезки стволов соседней артиллерийской системы, обещали обрушить на цель гневную мощь крупнокалиберных снарядов, а ракетные установки, из сот которых торчали острые носы ракет, прямо-таки вопили о быстрой и лёгкой победе, гарантированной даже такому начинающему бойцу как он.
        Собранные из тонких прутьев решётчатые конструкции, радужно переливавшиеся диски, сферы, ощетинившиеся трёхгранными иглами - о назначении большинства выставленных напоказ орудий, о том, как они функционируют, он старался даже не думать, угадывать чем именно то или иное оружие будет крошить врага было бесполезно.
        Продавец, сбросив с головы покрывало, видя его колебания, немедленно перешёл в атаку. Он коротко повёл чешуйчатой лапой и витрина, на миг сморгнув чернотой, явила кусок пространства, по центру которой красовалась сфера Станции.
        Наплыв камеры, и из шлюза появился небольшой кораблик, при виде которого Игорь затаил дыхание - крошечный космолёт как две капли воды походил на его машину. Ещё приближение и, отметая сомнения, всё пространство экрана занял прозрачный колпак кабины, сквозь который была отчётливо видна фигура пилота в оранжево красном костюме и массивном шлеме с затемнённым забралом. Продержав человека в центре кадра несколько долгих секунд, камера быстро отдалилась, превращая его корабль в яркую песчинку, и приподнялась выше, демонстрируя верх сферы Станции.
        Секунда, другая и, оставляя за собой длинные, враждебно-синие полосы форсажных выхлопов, над округлым боком взмыли вверх три кораблика. Камера немедленно рванула к ним и ещё через пару секунд Игорь мог рассмотреть новые действующие лица во всей красе.
        Первый из них походил на гибрид его корабля и самого массового истребителя из Звёздных Войн - острая игла корпуса была зажата меж двух чёрных шестигранных тарелок. Второй походил на недавно виденный им Элит-класс - та же сфера-глаз, только вместо акульих крыльев этот нёспару вполне нормальных, почти как у самолёта, плоскостей с парой бочонков моторов на каждой. Последний же из этой троицы походил на составленный из широких пластин пустотелый квадрат, или коробку без верха и дна, но зато с целым лесом разноразмерных и разнокалиберных антенн, украшавших его бока.
        Дождавшись конца осмотра, продавец несомненно дирижировал этим шоу, камера отпрыгнула назад и троица тут же, словно по команде, расцвела огоньками выстрелов, отправляя в сторону его песчинки длинные линии трассеров.
        Но пилот, от увиденного Игорь, не отдавая себе отчёта довольно хмыкнул, пилот был начеку!
        Резко бросив корабль вниз и закрутив его вокруг оси, он, оставляя за собой роскошную, ярко красную спираль, увернулся от их очередей!
        Сбросив тягу, нарисованная им в пустоте идеальная дуга прервалась словно отрезанная ножом, пилот развернул корабль на противников, принимая неравный бой!
        Вспышка!
        Тройная вспышка, вторая, третья - камера заботливо приблизилась, демонстрируя залпы во всей красе, и вот от его корабля уже несётся, спутывая свои дымные хвосты, целая стая ракет!
        Не дожидаясь окончания их забега его кораблик взмывает вверх, оставляя за собой длинные усы форсажа.
        Разворот! Нос вниз!
        Выплёвывая острые лучики когерентного излучения, он падает на коробку, неуклюже пытающуюся развернуть свою тушу на него.
        Камера заботливо наплывает и вот перед зрителем уже борт корабля-коробки.
        Прорубая в лесу антенн узкие просеки, залпы обрушиваются на цель. Попавшие под потоки света ажурные антенны вспыхивают, и начинают рушиться, разбрасывая в стороны яркие искры горящего металла.
        Залп!
        Другой, третий и вот яркие лучи касаются корпуса. Он светлеет, раскаляется секунда - камера отдаляется, и на месте коробки вырастает огненный шар, разбрасывающий в стороны куски корабля.
        - Минус один! - Не сдержавшись, Игорь хлопнул кулаком по раскрытой ладони: - Есть! Молодец!
        Но что это?
        В притир с корпусом его корабля проносится трепещущая небесно голубая полоса. Это гибридный уродец, уловив момент, заливает противника залпами своего оружия. Поток энергии, выбрасывая в стороны короткие побеги разрядов, проносится в опасной близости и кораблик рвётся прочь, разрывая дистанцию и уповая на мощь форсажных камер.
        Отдалившись, он закладывает петлю разворота - камера вновь наплывает, демонстрируя брюхо корабля. Светлый металл пересекают тонкие черные линии, они растут, проявляются округлые створки и из темноты трюма выдвигается вниз толстый короткий ствол.
        Выстрел!
        Яркая вспышка - на обрезе ствола расцветает огненный цветок, отправляя снаряд несущемуся навстречу кораблю.
        - Эххх! Промазал! - Досадливо поморщился Игорь, полностью поглощённый разворачивавшимся перед ним боем, когда ярко красный трассер пронёсся в стороне от цели. Он хотел было добавить что-то ещё, не совсем цензурное, но тут прямая трасса ожила, показывая, что её рано ещё сбрасывать со счетов.
        Вспухнув, став сразу в несколько раз толще, она взорвалась, разбрасывая вокруг себя тысячи осколков и несшийся навстречу Игорю противник на полном ходу влетел в красную полосу, принимая на себя их удар.
        Накрытие!
        По корпусу гибрида бьёт дождь крохотных осколков. Какие-то, и их большинство, рикошетят, отскакивая от брони, но другие, более удачные, пробивают её, оставляя на светлом металле тёмные оспины попаданий.
        Одно, другое… Его бока темнеют на глазах, он дёргается, всё новые и новые попадания дырявят его корпус и уродец, выплёвывая из ширящихся на глазах пробоин клубы белого дыма, валится на бок, закручиваясь в судорогах неуправляемого полёта.
        Ещё несколько секунд и кораблик ломается пополам, будучи не в силах противостоять разновекторным усилиям своих пошедших в разнос движков.
        А что же с третьим?
        Позволив зрителю вдоволь насладиться видом искрящихся обломков, камера меняет ракурс, ловя в кадр суетливо мечущийся в пустоте шарик.
        Петли, горки, змейки - пилот круглого аппарата был если не асом, то мастером пилотажа точно. Затая дыхание Игорь наблюдал как он раз за разом уворачивается от тающей прямо на глазах стаи ракет, чей небольшой запас топлива уже подходил к концу.
        Выплюнув клуб дыма, то одна, то другая остроносая хищница выбывала из погони принимаясь бессильно вращаться в пространстве.
        Пилот мог торжествовать победу - из всех его преследователей осталось не более трёх, продолжавших висеть на хвосте, но камера, на миг сменив ракурс - в кадре появилась ракетная установка с готовыми к запуску, как бы намекая на бесплодность всех его усилий.
        Но сдаваться пилот шарика не собирался.
        Собравшись с силами, он заложил широкую дугу, и не переставая бросать корабль из стороны в сторону, заставляя ракеты тратить последние капли топлива, рванулся к своему противнику.
        Свечка, пике, перешедшее в широкую спираль, он старался не зря - ещё два ракеты отвалили в сторону, исчерпав свои силы. Последняя ещё держалась, но, судя по прерывавшимся выхлопам, её полёт так же близился к финалу. Словно зная об этом шарик прекратил свои манёвры, нацеливаясь на корабль Игоря и оставляя четыре форсажные полосы, по две от каждого крыла, рванул к нему по прямой.
        Пилот в оранжево красном костюме только того и ждал.
        Сделав небольшую горку, он плюнул в набегавшего врага тройкой ракет и быстро развернувшись от него врубил форсаж, не желая оказаться в досягаемости его стволов. Зажатый меж двух огней противник дёрнулся было вверх, стремясь увернуться от новой опасности и тут ракета, всё это время висевшая у него на хвосте, выбросив яркий сноп белого огня, рванула на перехват.
        - Фига себе сюрприз… - обалдело пробормотал Маслов, уже мысленно списавший первый залп и теперь ожидавший результата от второго: - Это чего она?!
        Но ответить ему было некому, да и некогда.
        Ускорившись раза в четыре, ракета быстро достигла цели - пилот попытался было отвернуть, но все его манёвры теперь запаздывали.
        Вспышка - потерявший крыло шарик закувыркался в пустоте, а оказавшаяся рядом троица мгновенно довершила начатое, заволакивая цель оранжевым шаром разрыва.
        Когда тот рассеялся, то в пространстве медленно кувыркалась разодранная на части сфера внутри которой перемигивались огоньки коротких замыканий.
        - Обалдеть, - желая вытереть пот, потянулся было к лицу Игорь, но шоу и не думало прекращаться.
        Наплыв камеры и в коротких крыльях его корабля открываются узкие щели. Оттуда, весело перемигиваясь огоньками, выскакивает стайка небольших светлых дисков. Рассыпавшись яркими искрами вокруг его машины, они устремляются к обломкам противников. Несколько секунд и там появляются частые вспышки разрядов, а в правой части экрана всплывает растущий на глазах список трофеев с выделенными ярким светом цифровым значением ценности добычи. Незнакомые значки растут на глазах, заполняя собой всё пространство, явно намекая на растущее богатство. Подтверждая намёк, камера обращается к цепочке возвращающихся к кораблю дисков, каждый из которых тащит в своих лапках нечто ценное - то кусок брони, то плату, а то порой и целый модуль, невесть как уцелевший после гибели родного корабля.
        Картинка меняется и перед Игорем возникает он сам.
        Красно оранжевая фигура, расслабленно полулежащая в кресле, приподнимает в верх руку демонстрируя оттопыренный вверх большой палец.
        Яркая вспышка где-то сбоку и пилот моментально теряет свою вальяжность бросая руки на пульт - неподалёку от его корабля, разбрасывая в стороны неопрятные чёрные щупальца, ширится гигантская воронка.
        Она растёт, грозя поглотить песчинку корабля, и пилот немедленно отводит его в сторону от заливавшей экран черноты.
        Несколько долгих секунд роста, а затем, безо всякого перехода, воронка пропадает, оставляя вместо себя тело огромного корабля, похожего на прямой меч с непропорционально длинной рукоятью и трёхлапой гардой, растопырившей свои прутья далеко в стороны от клинка.
        - Лёгкий крейсер Стражей, - подаёт голос Нап, как и Игорь захваченный зрелищем: - Только бежать - наш кораблик ему даже не на зуб… Глянет только и… Что?! Он псих!
        Страж взрывается огнём, к песчинке тянутся желтые трассы залпов, но пилот не спешит искать спасения в бегстве!
        Бросив машину вниз, он рвётся к великану.
        Рывок в сторону, потоки энергии проносятся мимо, заливая корпус ядовитой желтизной и на носу и корме поднимаются решётчатые конструкции. Ещё один выстрел гиганта и малыш, не успевая увернуться, потоки огня идут со всех сторон, окутывается радужной плёнкой силового поля.
        - Надолго не хватит, - презрительно сопит шарик, но пилот имеет явно иной взгляд на происходящее. Не обращая внимания на попадания, расцвечивающие пузырь защиты яркими пятнами, он рвётся к цели.
        Есть!
        Прорвавшись к корпусу кораблик несётся над бронёй, едва не касаясь её своим брюхом. Орудия великана, бессильные против прорвавшегося в мёртвую зону наглеца смолкают, задирая свои хоботы вверх и песчинка мчится вдоль клинка, огибая бугры орудийных башен.
        Из открывшегося в корме люка выскальзывает вниз шипастый шар. Он падает на тело гиганта, подпрыгивает, вновь падает и один из трёхгранных штыков впивается в подвернувшийся по пути люк. По светлой сфере пробегают тонкие побеги молний, они стекают на корпус, пляшут по нему, и великан принимает их танец.
        Вокруг кораблика, продолжающего свой бег над поверхностью вырастают толстые, бело голубые стволы разрядов. Виляя между ними, он приближается к разлапистой гарде и резко задрав нос, взлетает вверх, наматывая витки вокруг её тела.
        Орудия молчат.
        Им, прежде готовым превратить пространство вокруг корабля в океан клокочущей энергии сейчас не до крохи. Дёргая стволами, вращаясь, они спешат выполнить все противоречивые команды, поступающие к ним от терзаемого разрядами электронного мозга.
        А молнии всё растут.
        Им уже мало просто резвиться на палубе, сила, переполняющая их стволы, бьёт через край и толстые побеги спешат потратить её. Они рвут корпус корабля, вырывая куски брони, оплетают башни и те лопаются белыми хризантемами, украшая на краткий миг гладь клинка. Лёгкий крейсер ещё жив, его процессоры, спешно изолируя поражённые участки ещё бьются за живучесть, но пробои всё растут, они сокрушают спешно возводимые на пути белых волн фильтры и корабль, весь оплетённый молниями как ножнами, сдаётся.
        Его двигатели всё ещё плюются факелами выстрелов, спеша увести громаду с опасного места, в проломах брони видны суетящиеся дроны, пытающиеся изолировать поражённые месте, но это уже агония. Гаснут огни дюз, замирают, лишённые приказов дроны, стихают бури разрядов.
        Чёрный меч начинает медленно вращаться вокруг оси, медленно, по инерции, скользя в розоватой дымке пространства.
        Победившая его кроха окутывается белыми искорками и диски, получив указания пилота, устремляются к мёртвому кораблю, торопясь урвать самое ценное из немногого оставшегося целым внутри корпуса.
        На экране вновь появилась рубка его кораблика.
        Пилот, прильнув шлемом к боковому остеклению, наслаждался зрелищем вереницы дисков, спешащих доставить добычу в казавшийся просто необъятным трюм корабля.
        Благосклонно кивнув очередному добытчику, в чьих лапках блестел похожий на дохлого паука корабельный дрон, он откинулся на спинку кресла и пошевелив пальцами вывел перед собой некое подобие калькулятора, рядом с которым, уже знакомым форматом начали высвечиваться строки текста, оканчивавшиеся яркимицифрами.
        Нажимая одним пальцем различные клавиши, пилот принялся вводить данные о своей добыче, хлопками в ладоши отмечая промежуточные результаты. И, судя по всему, его трофеи стоили того!
        Выведя наконец финальную цифру, он недоверчиво потрогал проекцию рукой, а затем принялся остервенело бить ладонями друг о друга выражая свой восторг.
        - Сейчас обдув включу, - послышался в шлеме ворчливый голос шарика, возвращая человека в реальный мир.
        - Обдув? - Облизав пересохшие губы, Игорь потянулся к трубочке с водой и только сделав пару глотков, продолжил: - Ты о чём сейчас?
        - Ну как это о чём? - В голосе напарника зазвучала неприкрытая ирония: - Лапшу с ушей сдувать. Так ведь у вас говорят?
        - Лапшу? Сдувать?! Ааа, понял тебя. Но погоди! Ты же сам всё видел? И как тебе? Я и не думал, что наша скорлупка на такое способна! Я…
        - Напарник! Ау! - Повысив голос бесцеремонно прервал его Нап: - Очнись! Это реклама была! Адаптивный рекламный ролик!
        - Но наш корабль? Я в кабине?!
        - Проще простого! Он просканил тебя, взял данные по кораблю, и раз - ролик с тобой в главной роли готов. Только не говори, что в твоём мире нет рекламы - не поверю!
        - Есть, как не быть, - вздохнул Маслов, припоминая длиннющие рекламные паузы, не раз прерывавшие любимый фильм: - Есть, и даже слишком много есть.
        - Ну а тут он сделал ролик под тебя. Это просто - как пальцами щёлкнуть!
        - Если они есть, - едко вставил Игорь, надеясь так прервать Напа, на корню разрушавшего образ героически преодолевавшего орды врагов человека.
        - Если они есть, - неожиданно легко согласился с ним шарик: - И, если у лопуха, заслышавшего их щелчок и развесившего уши перед красивой картинкой, есть деньги. Как сам видишь, все три фактора сошлись! Всё. Пошли отсюда! Нечего голову забивать никчёмными мечтаниями! Иди к желтому окну, мне, то есть нам, сканер нужен!
        Происходящее у желтого окна один в один повторило предыдущую картину, с той только разницей, что теперь главным героем оказался шарик.
        Вертясь на своей ножке он то раскрывал над своим подопечным силовой зонтик защиты, спасая его от переливавшегося ядовитыми цветами дождя, то, выстрелив из своего глаза тонкий луч, мгновенно выводил на возникший перед человеком экран, химический состав горы, высвечивая на её склонах выходы месторождений, а то и вовсе, выпустив крохотные движки, спасал недотёпу, вытаскивая комично размахивавшую конечностями фигурку из огненного озера, куда та умудрилась сорваться, потянувшись за ярким цветком.
        - Эй? Напарник? - Сохраняя в голосе максимально возможную серьёзность, окликнул шарик Игорь: - Так я это, про сканер, брать будем?
        - Сканер? Эээ… Да-да, - словно из забытья проявился в шлеме голос Напа: - И сканер тоже.
        - Как это тоже? Мы только за ним и пришли. Выбирай какой надо, да пойдём. Нам ещё, если ты забыл, обсерваторию найти надо. И давай того, - прищёлкнув пальцами, Маслов указал на подобие небольшого радарчика, крутившего своей тарелкой в окошке с зелёной каймой: - Без изысков. Нам рабочая лошадка нужна, а не чистопородный скакун-рекордсмен. Вот этот, - подойдя ближе, он ткнул пальцем в картинку: - Думаю - это то, что нам надо.
        - Это?! - Взвизгнул Нап, несомненно оскорблённый таким выбором: - Эту дешевку? Мне? Ты издеваешься?!
        - А что такого? - Пожал плечами старательно не допускаяулыбку на лицо Маслов: - Лучше нашего - уже плюс. Тебе дай волю, ты бы Элит класса купил. Так я говорю?
        - Ну так, - погрустнев признал его правоту шарик и, встрепенувшись, добавил: - Ты, напарник, просто не видишь, не можешь осознать все те возможности, что даёт хороший сканер! С ним я прозрею! Честно тебе говорю - именно так! Видеть каждую травинку в округе! Сканировать животных и минералы, не приближаясь к ним! И зона охвата у него знаешь какая?! Почти десять тысяч твоих шагов! Понимаешь, что это нам даёт?!
        - Что?
        - А то, что в этой сфере мы такие - раз! Отсканили округу, и всё! Всё как на ладони! Вот тех, летунов на кислотной, помнишь?
        - Подушечников?
        - Ага. Ты тогда головой крутил, искал - а не прыгнут ли на тебя, а со сканером - раз! И все видны. Второй раз - хоп! И видим их вектора - куда, значит, они летят. Поставил на автоматический режим - и он сам будет картинку обновлять. Раз там в секунду, пять, десять - это как мы ему скажем.
        - И под землёй может? Клады там находить?
        - Конечно! Про клады, это ты, напарник, вовремя вспомнил. Мы же как раз в обсерваторию идём! Наверняка там есть чем поживиться. Получим координаты и считай мы богаты! С хорошим сканером их, клады, то есть, искать одно удовольствие! Ну, Игорь? Берём? Берём, а?
        - Ну… - помялся, нерешительно переступая с ноги на ногу человек: - Я даже и не знаю… Это же - ну, такая игрушка, она же ого-го сколько стоит? А мы и так на мели. Всего пятнашка в кармане. Не, Нап, - продолжая свою игра, расстроенно покачал головой Игорь: - Не потянем мы такую. Дорого. Пошли отсюда.
        - Иг…горь, ну постой ты! - Видя, что человек начал отворачиваться от витрины переполошился шарик. Выскочив из своего гнезда, он придвинулся к шлему и принялся стучать в тёмное стекло, словно желая достучаться до сознания человека: - Игорёк… Игорюша… Ну погоди ты! Дай сказать, я же не просто так прошу, я для нас обоих стараюсь!
        - Стекло не разбей, - попробовал Маслов отодвинуть шарик, но тот увернулся и торопливо продолжил: - Ты только представь перспективы! Мы с тобой всё видеть будем! Всё-всё-всё! Лети себе над планетой, сканируй округу и все! Всё увидим и выкопаем! И клады, и руды редкие, и… и корабли!
        - Корабли? Ты о чём? - Замер он на месте: - Какие корабли?
        - Да разные! - Вновь зачастил Нап, видя интерес напарника: - На планетах же не только заводы да заброшенные лаборатории с обсерваториями остались. Бывает и корабли попадаются. Разные. Кто-то сел, решив рискнуть и собрать ресурсы, да не свезло - пилота убили, а корабль как стоял себе, так и стоит. Другой мог разбиться при посадке. Сам эвакуировался, а машину бросил. Такое тоже бывает. Тут как свезёт. Улыбнётся удача - на транспортный фрегат наткнёмся. На его обломки, конечно. Но в них, если покопаться, можно ой сколько всякого найти! И тут нам опять потребуется сканер. Обломки они же в грунте. А мы так - раз! И увидели, где копать. Видишь? С хорошим сканером мы мигом озолотимся!
        - Копать? - Передёрнул плечами Маслов: - А чем, прости, копать будем? Сканером? Нет, мой друг, нам пока сканер без надобности. Ну увидим клад, или добычу с транспортника. И что? Мне руками грунт рыть? Извини, но лучше нам всех этих богатств и не видеть.
        - Насадку на пистолет купим, они копейки стоят.
        - Какую насадку? Копательную?
        - Ага. Ландшафтный дематериализатор. Де-мат, если коротко. В зависимости от регулировки убирает грунт. Дематериализует. Хоп - и перед тобой дыра. В метр шириной, может в два. В зависимости от регулировки. - Повторил он, кивнув в сторону зелёного окошка: - Я уже посмотрел, денег на него хватит.
        - Точно хватит? - Перспектива оказаться рядом с сокровищами, не имея возможности до них добраться Игоря, мягко говоря, обескураживала.
        - Да! Я всё рассчитал! Смотри! - Встрепенулся шарик: - У нас есть пятнадцать тысяч. Продадим часть ресурсов. Уран, золото, аргон. Я с продавцом уже согласовал, - качнулся он в сторону тёмной на желтом фоне фигуры: - Он часть суммы ими погасит.
        - То есть ты, - Игорь ткнул пальцем в бок замершего шарика: - Собрался всё, накопленное непосильным трудом, моим, хочу заметить. Трудом, вот так просто взять и спустить? Уран, говоришь? - Наклонившись он почесал ногу в том месте, куда пришёлся заряд Стража: - Я, значит, кровь проливал, а ты…
        - А я лечил тебя!
        - Я потом завод вскрывал - под градом пуль, а ты…
        - Каких пуль?! Стражи энергией бьют! Да и не было там стрельбы!
        - Не имеет значения! Пополам!
        - Что пополам?
        - Траты. Ты себе - на свою половину, сканер, а я себе… я себе, - тут Игорь задумался - а что именно он бы себе купил? Начав вредничать чисто из желания подразнить напарника, он внезапно осознал, что шутка, задуманная им как невинный троллинг напарника, сейчас зашла слишком далеко.
        - Половину? - Заметно сник шарик: - Половины только на зелень хватит… Я тогда лучше подожду, вот подкопим деньжат, ресы поднаберём, вот тогда и…
        - Покупай. - Развернувшись, Маслов подошёл к окну с перечнем товаров: - Сканер нам нужнее сейчас. Это я подожду.
        - Ты серьёзно?! Разрешаешь?
        - Да. Только на лопату, на тот копатель, что почву разбирает, оставь. Обидно будет найти что-то и не достать.
        - Конечно, даже не думай об этом! - Радостно затараторил шарик: - Неужто я, да свою половинку, заставлю руками в грязи копаться?! Что ты, Игорёк, да никогда! Вот, посмотри, какая чудесная модель! - Экран-прилавок сморгнул, сбрасывая лишние товары и штук пять сканеров принялись весело крутить своими чашечками антенн: - А вот эта, синяя, она даже лучше первой - у неё протокол обмена данными знаешь какой? На целых пять миллисекунд быстрее! Представляешь?! На целых пять! Но если сравнить эту модель вот с такой, то вторая гораздо эффектнее смотрится.
        Он продолжал щебетать, перескакивая с одного варианта на другой не обращая внимания, что мысли его напарника были далеки от выставленных перед ним товаров.

«Не помнит кто он, но был кем-то значимым», - принялся он прокручивать в голове всё, относящееся к Напу: - «Назвал меня половинкой, мужчина так бы никогда не сделал, если он, обычной ориентации. Но Нап как раз обычной… А суетится как женщина в модном магазине… Эффектнее смотрится, опять же… Так кто же он? Или не он? Она?»
        - Эй? Игорь? - Голос напарника выдернул его из раздумий: - Ты там что? Уснул?
        - Задумался. Что случилось?
        - Да ничего. Почти ничего, на левое плечо посмотри.
        - А я не могу, - вывернув шею до упора он попытался разглядеть своё плечо, но увы, забрало дававшее вполне приличный обзор впереди, никак не желало сдвигаться вбок, позволяя увидеть только самый край плеча.
        - Может мне снять его? - Поднёс Маслов руки к защёлкам шлема, но напарник был резко против.
        - Не надо. Незачем нам твоё лицо здесь светить. Сейчас фото сделаю, - выдвинувшись вперёд насколько позволяла ножка он замер, глаз сузился и через пару секунд на забрале шлема высветилась вполне приличная картинка. Правда в кадр попало только его плечо с краем шлема, но это было особо не важно - прямо по центру красовалась небольшая белая башенка, увенчанная небольшой, с теннисный мяч, сферой, по экватору которой проходила широкая синяя полоса.
        - Вот! - Гордо произнёс Нап: - Правда красавец? Нам даже, бонусом, защиту дали.
        - Защиту? - Подняв правую руку, Игорь ощупал приобретение, несколько раз сжав шарик: - Вроде крепкая.
        - И сразу ломать! - Неодобрительно качнулся перед ним напарник: - Ты ещё оторвать попробуй.
        - А можно?
        - Руку убери! Не для того мы столько денег потратили, чтобы сразу сломать!
        - Да ладно тебе, - он поспешно отдёрнул руку и не зная куда её девать, покрутил пальцами в воздухе: - Ну что - за лопатой что ли пошли?
        - Погоди, - досадливо дёрнулся на ножке шарик: - Эхх! Плохо всё!
        - Что плохо? - Замер на месте Игорь, успев уже сделать несколько шагов в сторону красного окна: - Не ту модель купил? Обменять сможем?
        - Модель-то та, вот только…
        - Что только?
        - Ну не гармонирует она с твоим костюмом!
        - Ой, всё пропало! - В притворном ужасе, схватился за шлем Маслов: - И как теперь жить? Не гармонирует!
        - Да, не гармонирует! У тебя костюм красно оранжевый, а сканер - белый! Не смотрится. Со стороны, уж поверь мне, просто ужасно!
        - Я это переживу. - Хмыкнул человек: - Да и всё одно мне это не видно.
        - Зато мне видно. Нет, дорогуша, я так не могу. Надо костюм менять. Подберём тебе что-либо более подходящее, - на миг смолкнув, он продолжил: - Эхх! На этой Станции модуля смены костюма нет.
        - А что, и такие есть?
        - Конечно, - втянувшись в гнездо, расстроенным голосом произнёс напарник: - А что такого? Мало ли что понадобится разумному? Кому-то надо за модой следовать, кому-то просто захочется образ сменить, ну а ещё кому-то, как нам - заменить на новый, без повреждений и другого дизайна. Стоит это копейки, даже странно, что здесь этого модуля нет.
        - И там есть костюмы даже для Странников? - Подойдя к красному окну, он принялся разглядывать появившиеся в окошках образцы самого разнообразного оружия. Короткие и длинные клинки, прямые и хищно изогнутые, с простыми и замысловатыми гардами - два верхних ряда манили его взгляд холодным блеском отточенного металла.
        Погладив рукоять своего ножа, пусть и казавшегося уродцем на фоне выставленных здесь красавцев, но бывшего своему владельцу дороже всех их вместе взятых, Игорь перевёл взгляд ниже, где медленно поворачивались, демонстрируя себя со всех сторон представители дальнего боя.
        Пистолеты, карабины, винтовки - здесь были представлены самые различные типы вооружений. Пулевые, более-менее узнаваемые, лучевые - линзы на конце их стволов заговорщицки подмигивали человеку, гаусс оружие, где в щелях защитных кожухов толстых стволом краснела медь обмоток - в общем посмотреть здесь было на что. Ещё ниже располагались образцы уже совсем непонятного вида, где из узнаваемых рукояток, единственно знакомого человеку предмета оружия, вырастали гроздья кристаллов, слабо шевелились щупальцеподобные отростки, а то и вовсе, жарким маревом перегретого воздуха, дрожала пустота.
        - Тут что, всё оружие только на людей рассчитано? - Прервал он монолог Напа, рассуждавшего о благах цивилизации, жизненно необходимых всем обитателям кольца: - Оружие, я говорю, - показал он пальцем на подобие револьвера с коротким, но уж слишком толстым стволом: - Всё, как под мою руку.
        - А как же иначе? - удивился шарик: - Ты же не купишь модель для Уюсов - ты просто не сможешь взять её в руки. Или ствол Кхарха - он тебе будет и тяжёл, и неудобен. Вот тебе и показывают только твои, адаптированные для тебя модели.
        - Интересно, а в деле они как? - задумчиво произнёс Игорь и продавец, тотчас отреагировал каким-то своим методом угадав нужный момент.
        Экран потемнел, а когда осветился вновь, то перед зрителями развернулась бескрайняя равнина неизвестной планеты. Высокая красная трава, над качавшимися верхушками которой лишь кое-где торчали пепельные глыбы камней, тянулась до самого горизонта, практически сливаясь с красноватым, самую малость более светлым небом.
        Растения колыхнулись и над ними появился серебристый массивный шлем. Выждав пару мгновений человек, в том, что главным действующим лицом будет опять он, Игорь уже не сомневался, человек выпрямился и руками в серебристых перчатках, вскинул к плечу длинноствольную винтовку с массивным кубиком посреди.
        Чуть пошевелив стволом, он замер, и камера услужливо переключилась на цель - метрах в трёхстах от охотника, подставляя лучам местного светила перепончатый гребень, протянувшийся через всю спину до кончика загнутого хвоста, сидело многолапое существо, похожее и на ящерицу, и на паука одновременно. Поводя из стороны в сторону округлой головой с множеством фасеточных глаз, оно наслаждалось минутами покоя, не ведая, что охотник уже готов нанести смертельный удар.
        Выстрел!
        Вокруг обреза ствола вспухло тёмное облако и человек, заметно качнувшись от отдачи, чуть опустил оружие, приглядываясь к замершей при звуке выстрела, цели.
        Вынырнувший из облака снаряд более всего походил на ваджру, хорошо известную любому, видевшему хоть один исторический фильм про легендарное прошлое Индии. Чуть отдалившись от ствола, ваджра принялась вращаться вокруг оси, рассекая ставший внезапно плотным и каким-то мутным, воздух. Лепестки-острия разошлись в стороны и принявший хищный, оскаленный вид снаряд, оставляя за собой бледный след растерзанного воздуха, метнулся к цели.
        Поднявшись выше, камера замерла, позволяя зрителям прочувствовать момент.
        С одной стороны, стоял, чуть опустив ствол, охотник, с другой - встревоженный шумом зверь задирал морду к небу. Картинка казалась неподвижной и только пуля, чей путь отмечал белый след, да линия прянувших прочь от него трав, мчится к своей цели.
        Наплыв камеры и весь экран занимает бородавчатая шея местного обитателя. Медленно, словно нехотя, в неё врезаются лезвия ваджры. Не в силах пробить природную броню они расходятся в стороны, оставляя на грязной коже глубокие белые борозды. Тело снаряда замирает, из его конца выскальзывает тонкая игла, миг, и белый луч, сорвавшейся с её конца, вспарывает неподатливую преграду. Свет гаснет и рукоять ваджры впивается в плоть, распарывая, расширяя дыру острыми краями сложившихся, прижавшихся к телу снаряда, лепестков. Рукоять ваджры светлеет, становится прозрачной и сквозь неё проглядывает наполненная ядовито зеленой жидкостью капсула. Она сжимается и яд, сомнений, что это именно он у Игоря даже не возникло, заливает рану.
        Животное дёргается, камера заботливо отдаляется, показывая то трепещущие жвала, проявившиеся ниже россыпи глаз, то мощные лапы, скребущие камень так, что когти окутываются серой пылью, то дергающийся на спине гребень.
        Несколько долгих секунд и отрава делает своё дело. Трепыхания зверя слабеют, голова с помутневшими глазами, падает на камень, и он замирает, мертво раскинув в стороны длинные суставчатые лапы.
        Появившейся в кадре охотник довольно хлопает в ладоши. С натугой перевернув добычу брюхом вверх он достаёт из поясных ножен блестящий нож и не спеша принимается за снятие шкуры.
        Экран моргает и теперь охотник, держа на сгибе правого локтя всё тот же ствол, уже шагает по другой планете. Оставляя своими серебристыми сапогами глубокие следы в пепельном мху, он движется по редкому лесу, высоченные деревья которого напоминают вытянувшие вверх свои круглые головы, подсолнухи.
        Человек беспечен, петляя меж деревьев он размахивает свободной рукой, прищелкивая пальцами в такт неслышной зрителю мелодии.
        А зря!
        Поднявшаяся вверх камера ловит в кадр виноградную гроздь, свисающую с ветки впереди человека.
        Шаг, другой…
        Стоит только весельчаку оказаться под ней, как ягоды, ожив, осыпаются вниз, целя прямо на его спину!
        Каким-то чудом увернувшись, охотник отскакивает и сбив рукой прилипшую к белому шарику сканера градину, бежит прочь, предпочитая драке тактическое отступление.
        Оторвавшись на десяток шагов, он опускает руку к поясу - камера даёт крупный план на торчащую из кобуры пистолетную рукоять с переливающимися перламутром накладками.
        Есть!
        Пистолет прыгает в ладонь и охотник, продолжая пятиться, вскидывает оружие, чей корпус напоминает разозлённого осьминога. Овал тела, по живому изгибающиеся щупальца, всё это постоянно меняет цвет, не давая зрителю разобрать детали.
        Выстрел!
        Щупальца сжимаются и по стае бросившихся за добычей градин словно пробегает волна горячего воздуха. Дрожащее марево стягивает градины в точку и их полупрозрачные тела лопаются, не имея сил противостоять оружию.
        Выстрел! Выстрел! Выстрел!
        Напрасно хищники пытаются сбежать - невидимые, но такие цепкие пальцы хватают их и волокут назад, разбивая водянистые тела об оказавшиеся на пути стволы и камни.
        Секунды - и бой окончен.
        Перешагнув через полусдувшуюсяградину, охотник медленно убирает пистолет в кобуру, не обращая внимания на зависшего перед ним Стража. Отстранив егов сторону, он движется назад, к тому месту, откуда началась эта атака. Подобрав отброшенное при бегстве ружьё, он смотрит вверх. Там, в переплетении ветвей, висит крупный скелет менее удачливого охотника. Трехпалые лапы, хвост, полная крупных зубов, пасть. Сомнений нет - кхарху, не уделившему должного внимания подготовке, эта охота обошлась слишком дорого.
        Экран сморгнул, начиная новый ролик, и перед Игорем появилась бескрайняя водная гладь. Над сине зеленой, мерно дышавшей невысокими волнами ширью, курилась лёгкая дымка, намекавшая на жаркий летний день. Налетевшая ниоткуда стайка местных обитателей закружила яркий хоровод вокруг массивного шлема, а один из маленьких летунов, избрав посадочной площадкой белый шарик сканера, опустился на него и замер, перебирая множеством лапок и расправив прозрачные, пронизанные синими и красными сосудами, тонкие крылья.
        Ярко голубое, с легкой белесой дымкой, небо.
        Мерный бег сине голубых волн.
        Пейзаж был таким земным, таким родным и домашним, что Игорь затаил дыхание ожидая, что вот-вот, прямо сейчас, нарушая бег рекламы, его альтер эго поднимет руки, отщелкнет замки шлема, и сбросив его, освободит своё тело от костюма, чтобы как есть, нагишом, броситься в манящую свежестью синеву вод.
        Крохотный летун, отдыхавший на сканере, вдруг замер, его тело, позаимствованное у головастика, напряглось, крылышки шевельнулись, вздрогнули, и расплывшись ярким облачком взмахов, унесли создание прочь от человека.
        Камера отдалилась, давая крупный план.
        Теперь было видно, что охотник не стоит, он сидел на плоской крыше небольшого вездехода, своими широко расставленными лапами, походившего на водомерку.
        Бледно синий корпус машины качнулся, концы погруженных в воду лап вспыхнули, под ними загорелись белые овалы силового поля и вездеход, словно пробуждаясь от дрёмы, приподнялся над гладью моря, готовый нести своего хозяина куда тот прикажет.
        Было ли то делом автоматики, уловившей что-то своими датчиками, отдал ли приказ охотник - это осталось за кадром. Да и не был важен этот вопрос - поверхность, навевавшая такое желанное спокойствие, внезапно вспучилась, волны качнули водомерку и человек, хватаясь за поручни, шустро пополз в кабину.
        Метрах в ста от машины вспух огромный пузырь, ещё один, а затем, поднявшись из глубин на тонкой и гибкой шеи, на зрителя уставился глаз. Самый что ни на есть обычный.
        Человеческий.
        С зеленой радужкой.
        Покрутившись из стороны в сторону, он уставился на вездеход, и черная точка зрачка принялась сужаться, фиксируя взгляд на водомерке.
        Новая серия пузырей вынесла в воздух целый лес шей, увенчанных разнокалиберными глазами. Камера поднялась ещё выше, и Игорь сдавленно охнул - сквозь синеву вод отчётливо просматривался крупный темный силуэт, раз так в десять превосходивший своими габаритами узкое тело водомерки.
        Вода вокруг лапок вездехода вспенилась и он, оставляя на заволновавшейся поверхности моря пенный след, сорвался с места. Камера рывком приблизилась, показывая крупным планом крышу машины. Бледно синий метал выгнулся горбом, по возникшему пузырю пробежали тонкие линии и отгибая в стороны листы брони вверх выдвинулась небольшая башенка. Крутанувшись вокруг оси, она выдвинула из себя тонкий ствол и тот немедленно принялся обшаривать горизонт в поисках цели.
        Увернувшись от гибких шей - обладатель множества глаз изогнул их, желая получше разглядеть вёрткого нахала, посмевшего нарушить его покой, водомерка заложила широкую дугу обходя выступившую на поверхность бледно розовую, веретенообразную, тушу. Башенка крутанулась, ловя её в цель, хворостинка ствола дёрнулась, по ней пробежали короткие всполохи и…
        Экран погас, а когда он осветился вновь, то вместо ожидаемой схватки морского гиганта с нарушившим его покой человеком на нём принялись вращаться совсем не героического вида трубочки, легкомысленно поблёскивая светлыми боками.
        - Эээ… А кино где?! Дальше давай! - Вскрикнул Игорь, мыслями уже сидевший в кабине вездехода.
        - Я прервал, - послышался голос Напа: - Нечего время на тупую рекламу тратить. Лучше на дематы глянь, вон они.
        - На эти трубочки?
        - Ага. Несколько моделей и все нам по деньгам. Тебе какая модель нравится?
        - Да пофиг, - вздохнул в ответ Маслов: - На самом интересном месте прервал. Может досмотрим?
        - Нечего там смотреть, победит он. Всё, я выбор сделал, спиной к продавцу повернись - он сам модуль установит.
        - Скучный ты, - буркнул Игорь, поворачиваясь спиной к проёму: - Нет в тебе ни капли азарта. Мне даже странно, как такому зануде кто-либо мог поклоняться.
        - Стабильность - наше всё! Я вот даже помню, смутно правда, что мне статую поставили.
        - На могилку?
        - Тьфу на тебя! Я - вечен! Или вечная… была…
        - Была? - Встрепенулся человек: - Ты что - женщина?
        - Не помню. Статую на миг увидел - там да, женщина была. А вот кто я - не понимаю. Вроде, как и она, а вроде и нет.
        - Разберёмся, - ощутив хлопок по спине, так продавец отметил окончание установки, Игорь, отойдя от прилавка, коротко поклонился, благодаря за помощь.
        - Ну что? На корабль? - Двинулся он в сторону лестницы, ведущей вниз, когда ящер, хорошо знакомым жестом провёл пальцем по шее: - Нап? Уснул?
        - Да… На вылет иди, - каким-то задумчивым тоном, отстранённо произнёс шарик: - Я сейчас, извини, мне подумать надо.
        Глава 8
        Нужная им планета отыскалась на самых задворках системы.
        Поставив корабль на курс, Игорь начал разгон невольно поёживаясь - его воображение уже рисовало картины мрачного, покрытого льдом мира, по негостеприимным равнинам которого бродят, оглашая окрестности зловещим воем, самые чудовищные мутанты.
        - Ты чего? - Заметив его движение поинтересовался шарик: - Температура в костюме норм, а ты ёжишься. Потеплее сделать? Или нервишки шалят?
        - Теплее не надо, нормально всё.
        - Тогда нервишки, - резюмировал Нап и вздохнул: - Я бы, конечно, могу дать тебе успокоительного, но с тем коктейлем, что всё ещё бурлит в твоей крови, такого лучше не делать. Потерпишь?
        - Да норм всё у меня. Это я так, планету представить пытаюсь. Ледяную, мрачную и с монстрами.
        - Ну… Монстр там точно будет. Один, - хихикнул напарник: - Ты. А вот с остальным - мимо.
        - Как это мимо? Планета чёрт знает где? Солнца местные не греют? Значит холодно. Так?
        - Так, да не так. Забыл? Она же радиоактивная? И что это значит?
        - Трусы свинцовые нужны, - буркнул в ответ Игорь, косясь на индикатор скорости - ещё немного и можно было прыгать: - У нас свинец есть? Сделаешь?
        - Костюм справится, - отмахнулся от его слов Нап: - Если в шторм, или в то, что там из местных гадостей есть. Я другое имел в виду. Радиация там, значит, что?
        - Что? - Эхом переспросил Маслов, отправляя корабль в прыжок: - Не тяни, прибыли уже, - махнул он рукой на выпрыгнувший перед ними из пустоты шар планеты.
        Радостным и светлым этот мир не выглядел, что подтверждало невеселые мысли человека. Но и на покрытый льдом шар, где местные ветры гоняют по равнинам ледяную крупу, он так же не походил.
        Желтые пятна пустынь чередовались с красноватыми островками растительности и кое-где проблескивали озёра тёмно синего, изредка зеленоватого, цвета.
        - Эй! А лёд где?! - Возмутился пилот, ведя корабль над поверхностью: - Пустыни? Здесь? Откуда?!
        - Если бы ты думал головой, - начал назидательным тоном шарик: - То уже сам смог найти ответ.
        - Давай ближе к теме.
        - Радиация, значит что? Значит здесь много радиоактивных залежей. И чем глубже к центру, то их больше. Про ядро я вообще промолчу - там, если верить гипотезам, постоянно термоядерные реакции, то есть, взрывы. Вот это всё и обеспечивает комфортные условия на поверхности. Комфортные, естественно для местных форм жизни. Не для тебя. Опять же - естественно.
        - Умник, блин! Скажи лучше лететь-то нам куда?
        - Есть мнение, невозмутимо продолжил Нап: - Что такие планеты - это недоразвившиеся до конца звёзды. Не успели набрать необходимой хотя бы для карлика массы и теперь обречены существовать как обычные планетоиды. Но твёрдых доказательств такой версии нет.
        - Рулить куда?!
        - На этом будем считать наш ликбез завершённым. Игорь!
        - Чё? Вспомнил где обсерватория?
        - Я и не забывал, но как можно быть таким нелюбопытным?! Вокруг тебя простирается огромная непознанная вселенная, а ты, вместо того чтобы черпать познания из открытого перед тобой кладезя мудрости, всё одно талдычишь - куда, да куда! Туда!
        На поверхности планеты зажглась яркая звёздочка и Игорь, не успев подобрать достойного ответа, молча наклонил нос корабля, нацеливая его на искорку.
        - Стыдно, напарник! - Понял его молчание как признание правоты своих слов шарик: - Я же не просто так! Я же для общего блага стараюсь! Вот вернёшься ты, мы домой - а что ты рассказать друзьям сможешь?
        - Лучше, если ничего, - вспомнив процедуры допросов, через которые ему пришлось пройти после своей первой вылазке за Портал, вздрогнул Маслов.
        - В корне неверно! - Возмутился таким ответом его напарник: - Первоочередная задача любого разумного - не только развиваться самому, но и делиться своими познаниями с другими!
        - В корне, говоришь? - корабль уже снизился почти до земли, и Игорь вёл его над песчаными дюнами, за которыми, возвышаясь над непривычными глазу кронами деревьев виднелся шарик обсерватории.
        - Это ты прав… - Прикусив губу, он проскочил под огромным изогнутым корнем местного дерева: - Корни… Это да… Важно.
        - Выше бери! - Запоздало испугался Нап, но пилот только хмыкнул, довольный проделанным трюком.
        - Не боись, - поставив космолёт на крыло, он юркнул в щель между корнями: - Всё под контролем!
        К счастью для нервов шарика заросли быстро кончились и сбросив скорость до нуля, Игорь повесил корабль перед серой громадой обсерватории.
        Несмотря на то, что здание было возведено по типовому проекту, вернее сказать - по его мотивам, размеры этого сооружения явно превышали стандарт.
        Выбравшись из кабины и потягиваясь, Игорь задрал голову, отыскивая взглядом шарик, как и у его сканера защищавший нежное тело антенны.
        - Высоко, однако… - пробормотал он, разворачиваясь к деревьям, застывшим метрах в тридцати от места посадки.
        Вот только - застывшим ли?
        Казавшиеся неподвижными стволы и ветви жили своей жизнью. Раздувались и опадали стволы, проталкивая к своим вершинам какие-то, скрытые красноватой корой, сгустки. Пульсировали, дрожа как от ветра ветви, высвечивая на своих пальцах зелёные прожилки, а один из корней, гораздо меньшего размера чем те, под которыми так лихо провёл свой корабль пилот и вовсе решил ожить, возжелав сменить место. Издав протяжный стон корень выскочил из желтоватой, похожей на глину почвы и поднявшись вверх, воткнул тонкое, но острое окончание в грунт метрах в трёх от старого расположения. Судя по всему, такое решение оказалось удачным - раздуваясь и сжимаясь он погнал к стволу округлости своей добычи.
        - За грибами я, пожалуй, не пойду, - провожая взглядом исчезавшие в толстом стволе вздутия, покачал головой Игорь: - Да и какие тут грибы… Их, наверное, вместо ночника ставить на тумбочку можно.
        - Не стоит, - покачнулся на своей ножке шарик: - Мигом лучевую болезнь схватишь. Уровень радиации здесь такой… такой…
        - Я понял. Высокий.
        - Выше высокого. Защита держит, но учти - прогулки здесь более минут сорока, опасны.
        - Принято, - отвернувшись от деревьев, Игорь двинулся к зданию: - А по остальным параметрам?
        - В остальном, можно сказать, норма, - крутанулся вокруг оси шарик: - Давление среднее, температура вполне комфортная - около тридцати, влажность, правда около нуля, но нам это безразлично. Запасы воды полные. Так… Что ещё? Флора и фауна - бедная. Стражей мало, их активность - низкая… Ммм… Освещение хорошее, ветра нет, опасностей в виде бурь, ураганов и всяких разных тайфунов - в ближайшее время не ожидается. Есть, правда, выброс активной пыли, но далеко от нас - в ста с хвостиком, километрах.
        - Далеко… это хорошо, - задумчиво произнёс Игорь, задирая голову к пепельному небу: - А освещение, мы же далеко от звезды, то есть - звёзд, оно откуда? Химическое? Как на той, кислотной?
        - Молодец, что сориентировался, - довольно качнулся шарик: - Ход мыслей верный. Нет, здесь похоже, но не так. Радиация ионизирует верхние слои, вот они и дают свет.
        - Понятно, не совсем тупой. Что у нас по заданию - вломиться внутрь и запустить системы?
        - Не совсем, но близко. Так… Первое. Прибыть на планету.
        - Есть! - Палец Игоря нарисовал в воздухе галочку.
        - Второе - найти обсерваторию.
        - И это готово, - повторил он свой жест.
        - Третье. Проникнуть внутрь использовав код. Код передан с заданием. Примечание - по возможности не применять силу - внутри чувствительное к сотрясениям оборудование. Дальнейшие пункты скрыты и будут разблокированы для просмотра после выполнения предыдущих.
        - Пошли, вон пандус виден, - махнув рукой в сторону видневшейся за округлым боком строения пластины, Маслов не спеша двинулся вперёд.
        - Вводи! - Красиво поведя рукой указал он на перемигивавшийся огоньками наплыв замка.
        - Ввожу… Протокол открыт, это уже хорошо… Передаю основную часть, - принялся описывать свои действия шарик: - Основной код принят, перехожу к контрольным суммам. Передаю… Передаю…
        - Ну что? Передал? - Положив ладони на панели дверей Игорь попытался их разжать, но те словно вросли в проём.
        - Ты код, вторую часть, передал? - Отступив от двери, Маслов принялся осматривать стыки: - Нет, вроде не приржавели… Так что с кодом, Нап?
        - Вторая часть принята, отклик-подтверждение получен, но…
        - Что но?
        - Замок синий, видишь?
        Огонёк на замке и вправду сохранял свой цвет, демонстрируя полнейшее пренебрежение к введённым кодам.
        - Такое может быть, только если его изнутри заблокировали, - пояснил шарик: - Все коды верны и приняты.
        - Хочешь сказать, что внутри кто-то прячется? - Пистолет сам собой прыгнул в ладонь человека: - Сейчас проверим, кто там такой умный.
        - Не стреляй! Забыл?
        - Там сказано по возможности. Ты иную возможность видишь? Я нет.
        - Да погоди ты. Выстрелить всегда успеешь.
        - Это да. Но скажи - нам внутрь надо? Надо. Так что, - отступив, Игорь вновь поднял пистолет.
        - Давай сначала окрестности осмотрим.
        - А зачем? Вот вход, обычно, именно через него и попадают внутрь. Окон здесь нет, - указал он пистолетом на гладкие, без каких-либо отверстий, стены: - Уюсы же не летают? Или летают?
        - Нууу… Летают, птицы всё же, но низко и недалеко.
        - Понял. Прямо как ежи, да?
        - Ежи? Это вид птиц с твоей планеты?
        - Ага. Жутко гордые птички. Пока не пнёшь - не полетит, - обходя здание принялся рассказывать Игорь: - Да и пнуть их не так-то просто. У них знаешь какие иглы… Охренеть…
        - Охренеть что? Иглы - охренеть какие? - Рассматривавший верх здания шарик не следил за поверхностью, и резкая остановка человека не вызвала у него какой-либо особой реакции. Ну мало ли по какой причине его напарник решил остановиться? В конце концов он же биологическое, изначально несовершенное создание.
        - Охренеть, - каким-то придушенным тоном повторил человек и шарик, мысленно сожалея о слабой природе своего напарника, развернул свой глаз вниз.
        - Ох ты ж… - Только и смог вымолвить Нап, разглядывая открывшуюся им обоим картину.
        Широкий и длинный пустырь одним концом упиравшийся в лес, а другим в здание, был изрыт, перепахан и обезображен некогда произошедшей здесь трагедией. Его изломанная поверхность была завалена ржавыми обломками, угадать первоначальное назначение которых не было никакой возможности. Досталось и самой обсерватории - на её стене зияли выщерблины, следы копоти и глубокие, как от когтей огромной кошки, царапины.
        Больше всего досталось низу.
        Плиты, принявшие на себя основной удар, были вмяты внутрь, скомканы и местами разорваны, позволяя всем желающим заглянуть в тускло освещенное нутро сооружения.
        - Как там в задании? Тонкое оборудование? - Не убирая пистолета Игорь подошёл к пролому и осторожно заглянул внутрь: - М-да…
        Тусклое, работавшее едва ли на треть, освещение, заливало округлый зал тревожным синим цветом. В этих мутных сумерках глаза человека выхватывали то разломанную консоль, то искорёженную мебель, а то и вовсе нечто непознаваемое, сходное своей мешаниной с горой хлама, собранного рачительным хозяином для отправки на свалку.
        - Там сказано, что здесь особо чувствительное к тряске оборудование, просунулся в пролом шарик.
        - Думаю, что этот пункт можно вычеркнуть, - отодвинулся от дыры Игорь и шагнул прочь, намереваясь вернуться ко входу: - Этому хламу уже никакая тряска не важна, - хмыкнул он, но напарник имел совсем иное мнение.
        - Сказано не стрелять - значит не стрелять, - заявил он, появившись перед забралом шлема: - Разворачивайся! Я просканировал дыры и там есть одна, сквозь которую ты пролезешь.
        - Так проще же дверь выломать? Стражи здесь так себе, сам же говорил? Выжгу замок как на заводе и всё!
        - Нам сказали не стрелять, значит на то, у заказчика, были свои причины! Лезь тебе говорят!
        - Так не пролезу же! - Подойдя к самой крупной дыре, присел на корточки, а затем и вовсе опустился на колени человек, разглядывая отверстие: - Только костюм порву, - кивнул он на хоть и загнутые внутрь, но острые края разлохмаченного ударом листа.
        - Не порвёшь, я сейчас давление скину и силовой каркас сожму - пролезешь, ещё и место останется!
        - Может не на… - Начал было протестовать Игорь, но тут костюм, до того такой мягкий и уютно-свободный вдруг резко облепил его тело, сжимая так, что человек едва на вскрикнул.
        - Ползи! - Выдвинувшийся вперёд на своей ножке шарик проскочил в дыру: - Я тебе говорить буду. Подсказывать.
        - Да. я… - Попытался ещё раз опротестовать такое решение Маслов, но воздуха не хватало даже и на такие простые слова. Сжатая неожиданно сильными пальцами грудь не позволяла сделать нормальный вдох, и он с трудом проталкивал в лёгкие редкие глотки животворного газа, работая только диафрагмой.
        - Ды. шать… Нечем… - Просипел Игорь заглатывая воздух.
        - Пролезешь - дам отдышаться. Ну, чего ждёшь? - Нетерпеливо качнулся Нап: - Голову ниже… Вот так! Всё. Проходишь! Пошёл вперёд! Так… Хорошо… Хорошо… Левое плечо чуть ниже… Левое! Ты, где у тебя лево не забыл?!
        - Да… По. шёл ты… - Словно рыба на берегу хватающая ртом воздух, Маслов медленно двигался вперёд.
        - Хорошо… Хорошо… Задницу ниже… Так… Отлично… Ещё немного…ещё… Всё!
        Жёсткие объятья ослабли, и повалившись на пол Игорь принялся жадными глотками вгонять в лёгкие восхитительно прохладный воздух.
        - Сволочь… - Приподнявшись он сел, привалясь спиной к обломку консоли: - Вот отдышусь… Вырву тебя… Бубенчик сделаю!
        - За своими лучше следи! - Невозмутимо парировал напарник: - Порвёшь костюм и всё, отзвенелся. И никакой пластырь не поможет. Или хочешь, чтобы я ослабил там защиту? Ну чтобы сразу - раз, и живёшь дальше, без лишних мыслей?
        - Я тебе ослаблю! Тоже мне, - поднялся он на ноги: - Шутник выискался!
        - Так ты первый начал?!
        А кто меня в эту дыру загнал? Сейчас бы - выбили бы дверь, спокойно, по-человечески зашли, осмотрелись…
        - О да! Выбить дверь - это очень по-человечески! Сразу видно - представитель высокоразвитой расы идёт, прячься кто может!
        - А что плохого? Кто не спрятался - я не виноват. И вообще, знаешь, как у нас говорят? - Остановившись, он подбоченился и заложил руку за спину: - Человек - венец творения! Человек - это звучит…
        - Глупо! - Фыркнул шарик: - Венец, надо же… А остальные-то разумные и не в курсе! Надо немедленно рассказать! Я вот прямо сейчас… Ложись! - Закричал он и Игорь, не рассуждая, рухнул на пол.
        - А хорошо я тебя выдрессировал, - послышался голос Напа, в котором не было и тени насмешки, он говорил спокойно, констатируя совершивший факт: - Теперь осторожно ползи.
        - Куда ползи? - Распластавшийся среди куч мусора человек чуть приподнялся, поводя пистолетом перед собой.
        - Лежи, я тебе говорю! Не приподнимайся! Вперёд ползи.
        - Уже. - вжимаясь в пол Игорь медленно потёк вперёд отталкиваясь ногами и замирая, когда под ним начинал скрипеть материал костюма, встречавший на своём пути острые осколки.
        - Ещё немного… Ещё… Все! Вышли из зоны поражения. Можешь встать. Наверх глянь.
        На потолке, метрах в трёх от его нынешнего места, виднелась тёмная масса, своими очертаниями напоминавшая создание, виденное им в пещере на кислотной планете. Выпустив вниз толстый хобот существо крутило им над полом, засевая мусор градом матово поблескивавших остроконечных зёрен. Падая на пол, они лопались, выдавливая из себя капельку тёмной жидкости и замирали, исполнив свой долг.
        - Не вздумай подходить, - предостерёг человека шарик: - Редкостная гадость. Я просканил и наверху, и семена. То, что они выделяют - сильнейшая кислота, смотри как металл ест!
        Высветившееся внутри шлема окошко наглядно подтвердило слова Напа - металл, в тех местах где его коснулись капельки походил на весенний снег, ноздреватый и во всю таявший прямо на глазах.
        - Пристрелим? - Вскинув пистолет, Игорь нацелился на существо: - Сделаем мир чище!
        - И даже не думай! Забыл о запрете? Да и не стоит - судя по сканированию внутри таких семян просто тысячи. Думаю, что заплывы в кислоте не твой конёк.
        - Ладно, пусть живёт, - убрав оружие, он отошёл к стене: - Хотя, я бы пристрелил. Что задание говорит? Мы внутри - оно как, обновилось?
        - Эээ… Да! Пункт четыре - подняться на второй этаж и активировав консоль отослать контрольный сигнал. Код тоже есть.
        - Второй этаж? А где он? - Прижимаясь спиной к стене, повернулся из стороны в сторону Маслов, разглядывая помещение: - Хлам и обломки - вижу. Лестницу - нет.
        - А с чего ты взял, что тут должна быть лестница? - Принялся крутиться, сканируя помещение шарик: - Обсерваторию не для твоей расы строили, так что извини - лестниц тут нет. Насесты ищи, уюсы же тут заправляли.
        - Насесты? Это вот такие палочки? - Осторожно отлипнув от стены, показал он рукой на странную конструкцию посреди зала, напоминавшую собой перекрученную этажерку с крупными овальными отверстиями в полках.
        - Ага, они самые, - качнулся вверх-вниз шарик: - Точно - уюсовская мебель. Они любят такое.
        Покосившись на существо, то, убедившись в отсутствии жертвы в пределах досягаемости, втянуло хобот в себя, Игорь подошёл к сооружению и осторожно потряс хлипкую на вид конструкцию. Протестующе взвизгнув, этажерка дернулась и сопровождая скрежетом каждое движение, принялась раскачиваться, сразу став похожей на шторм трап - только не плоский, а объемный, квадратного сечения.
        - И мне что? По этому лезть?! Она же… Она же виляет как задница у шлюхи?!
        - Твои познания в части задниц меня просто поражают, - коротко хихикнул Нап: - Особенно в части… кхе-кхе… непристойностей! Лезь давай!
        - А выдержит? - взявшись за край полочки - благодаря дырке-овалу держаться оказалось весьма удобно, он поставил ногу на другую, качавшуюся сантиметрах в десяти над полом.
        - Выдержит, - утвердительно качнулся шарик: - Уюсы ого-го какие перестраховщики. И, - он замер на миг, а когда продолжил, то в его голосе преобладали тревожные нотки: - И лезь, пожалуйста быстро - кажется наш сосед того, окончательно проснулся.
        - Сосед? Ты о… - догадавшись о чём идёт речь, Игорь посмотрел на существо и то, что он увидел ему совсем не понравилось.
        Раздувая и сжимая бока, создание раз за разом выплёвывала плотные тёмные сгустки. Падая на пол, они пружинисто отскакивали, и взлетев где-то на пол метра - метр, взрывались, разбрасывая вокруг пригоршни семян.
        - Он же сейчас всё тут загадит, - прошептал Маслов, наблюдая как уже не капельки - лужи едкой жидкости быстро заливают пол.
        - Лезь! - Прикрикнул Нап: - Быстро и осторожно - не хватало только в эту гадость упасть.
        - И быстро, и осторожно? - С сомнением покачав головой на продолжавшую оглашать пространство жалобным скрипом конструкцию, Игорь с сомнением покачал головой: - Тут либо осторожно, либо…
        Договорить он не успел - очередное скопление семян, резво отскочившее от перекошенного обломка, бывшего в прошлой жизни какой-то панелью, метнулось в его сторону и взорвавшись окатило его градом мелких семян.
        Его спас костюм - ткань, о которую застучали снаряды, была мягкой и те, не встретив на своём пути жёсткой преграды, обсыпались вниз, сохраняя свои тела полные кислоты, целыми.
        Зато пол полностью оправдал их надежды.
        Не дожидаясь, когда потёки едкой жидкости коснуться его сапога, Игорь, часто перебирая руками, ногами и сдавленно матерясь - раскачивание этажерки вкупе с её скрипом внушало серьёзные опасения, двинулся вверх.
        Шипенье снизу всё усиливалось и Маслов, не отдавая себе отчёта, резко ускорился, уже не шипя ругательства - часто повторяя одно короткое слово он влетел в дыру люка второго этажа и перевалившись через край, распластался на полу.
        - Эмоционально, но небогато, - проявился молчавший всё время подъёма Нап: - Я так понимаю, это короткое слово отражало твоё напряжение?
        - Типа того, - повернувшись на бок, Игоря начал было приподниматься, но тут же замер - в паре десятков сантиметрах от его шлема торчала скрюченная птичья лапа…
        Тело уюса производило не самое приятное впечатление.
        Фиолетово-сизое, голое - от перьев, прежде густо покрывавших тело птицы не осталось и следа, оно лежало покрытое розовыми язвами вытянув одну лапу и цепляясь второй за перекладину Т-образного насеста, заменявшего этим разумным стул.
        По всему было видно, что уюс, до самого момента смерти, работал, готовя передачу данных. Готовил, но не успел - смерть настигла его раньше. Птице оставалось нажать всего пару кнопок для отправки донесения, но… Но радиация оказалась сильнее.
        Так следовало из слов Напа, немедленно принявшегося сканировать как погибшего, так и пульт, всё ещё моргавшего огоньками готовности.
        - Чего ждёшь? - Жизнерадостный голос шарика, такой контрастный на фоне разыгравшейся здесь трагедии заставил Игоря непроизвольно вздрогнуть: - Околела птичка, а мы живы. Ну-ка, отодвинь его и к пульту - у меня следующий пункт задания проявился. Читаю - активировать панель связи… Ага… Это за нас уже сделали, и переслать лог обсерватории по указанному адресу. Эй, напарник? Чего замер-то? Сейчас сольём инфу и всё - денежки наши!
        - Тебе его не жалко? - Пошевелив рукой, Маслов указал на тело: - Как по мне, то этот разумный достоин уважения.
        - Чего это вдруг? Забыл, как они твоих сородичей убивали?
        - Помню. Но этот оставался на своём посту до конца и знаешь, - оглядевшись по сторонам Игорь двинулся к дальней стене, у которой громоздился накрытый грубой материей пульт: - Он не забился в угол попискивая от страха, не стал здесь всё крушить налево и направо, понимая что обречён и что этими знаниями ему уже не воспользоваться. Нет. Он сел и начал работать. А такой противник достоин уважения.
        - Ну… Наверное. Но я бы, на твоём месте…
        - А ты и есть - не на моём, - стащив ткань с массивного и непонятного прибора с погасшими огнями, он двинулся назад, к телу.
        - И что это ты удумал?
        - Накрыть надо. Нехорошо ему таким голым лежать.
        - Тогда уж, если ты решил высказать уважение, - нейтральным тоном произнёс Нап: - То накрывать нельзя. Накрыть, по принятым у уюсов правилам, значит отрезать от неба, лишить возможности полёта. Так они только с преступниками поступают - заворачивают и камнями заваливают - что бы даже дух не мог подняться вверх. Самое лучшее, что ты можешь сделать, это дематериализовать его. Превратить тело энергию - пусть летит куда хочет.
        - Так и сделаем, - нацелив пистолет на погибшего, Игорь дёрнул головой: - Режим переключи. На демат.
        - Готово.
        Тело погибшего на посту уюса обволокло синеватое мерцание и оно, задрожав, начало таять. На какой-то миг человеку показалось, что голова птицы благодарно качнулась, но мерцание быстро скрыло останки и через несколько секунд перед ним блестел голый пол ничем не напоминавший о погибшие на посту разумном.
        - Ну а теперь, когда все формальности соблюдены, может делом займёмся?
        - Какой ты… ты… черствый, - недовольно дёрнув плечом, Игорь подошёл к пульту стараясь не наступать на то место, где только что лежал уюс: - Что делать-то?
        - Зато ты - мягкий где не надо, - буркнул Нап: - Вон, посреди консоли, выступающую кнопку видишь?
        - Эту? - поднёс Маслов ладонь к серебристому брусочку, наполовину утопленному в тело пульта.
        - Да. Просто надави, сигнал уйдёт.
        - Просто как-то, - Игорь уже хотел было нажать, но, в последний момент передумав, задержал ладонь: - Нап? А ты данные, ну, с этого брусочка, считать можешь? Что-то он мне нашего птица коробочку напоминает.
        - Что бы считать её вынуть надо. А потом заново системы настраивать. Оно нам надо? Жми и пошли отсюда.
        - Читай, - выдернув коробочку, Игорь покачал её на руке: - Читай данные. Потом настроишь - коды же все у тебя есть.
        - Ну… Да зачем нам это? Чужие секреты, опять же. Воткни назад.
        - Читай!
        - Вот же ты зануда! Как почести птичке отдавать, так да! И, при этом, в его данных копаться. Как-то странно, не находишь? Может там личное? Письмо родному гнезду…
        - Читай уже!
        - Да читаю, читаю. Уже.
        Выскользнувшее из рукава щупальце оплело брусок и шарик озадаченно хмыкнул: - А знаешь, мы оба правы. Здесь и отчёт по работе обсерватории, и что-то вроде дневника этого, погибшего, разумного. С чего начнём?
        - С отчёта, - качнулся головой Маслов: - Посмотрим, что здесь такого ценного, что нас сюда послали.
        - Считываю данные… Анализирую… О как! Да тут карта! Вау! Напарник! Нам, походу, свезло!
        - Да? - Подался вперёд, к пульту, Маслов: - Карта? И что там? Ну же! Не тяни!
        - Да не тяну я. Погоди. Сверяю координаты, позиционирую локацию… Есть! Смотри!
        Перед Игорем вспыхнул белыми боками шар планеты. Оборот, другой и на её заснеженной поверхности появилась тёмная точка. Словно угадав желание человека она принялась расти в размерах и он сдавленно охнул - перед ним проявился его домик, наполовину заметённый частыми для ледяного мира метелями.
        - Что охаешь? Узнал? - Весело хмыкнул шарик: - Да, напарник, это на нашей первой планете, клад-то! А домик я так, для наглядности привёл. Чтобы тебе легче сориентироваться было.
        Домик съежился в точку, планета возобновила своё вращение и из-за горизонта выплыла новая отметка.
        Расположившись в похожем на Русскую букву «П» ущелье, она увеличивалась в размерах и когда вращение глобуса принесло её к Игорю, то он разглядел занесённые снегом останки древнего здания. Картинка чуть повернулась, вспыхнувшие линии, пробежав по каменным глыбам, дорисовали недостающие части и перед ним предстало целое здание, отстроенное во времена молодости местных рас.
        Широкая лестница, шагая в высь по стройным колоннам вела к широкой площадке, рядом с которой парил тороид центрального зала.
        Картинка отодвинулась, камера нырнула вниз, к началу лестницы, и медленно поплыла вверх, словно сопровождая посетителя, решившего прикоснуться к древним знаниям. По мере движения на парапетах возникали полупрозрачные фигуры, они набирали объём, проявлялись текстуры и когда зритель оказывался напротив них, оживали, изображая не то свершения цивилизаций, не то выдающихся представителей двух рас, своим гением позволивших Уюсам и Кхархам шагнуть за пределы родных планет.
        Большая часть этой пантомимы так и осталась за границами понимания человека - демонстрируя непонятные предметы, поднимая к небу длинные свитки и гранёные жезлы эти тени прошлого несомненно рассказывали о своих достижениях, но вот что именно они желали показать, этого Игоря понять не мог.
        Поднявшись до самого верха, камера замерла, гладкий бок бублика прорезала тёмная щель входа, внутри начал разгораться свет, но вместо того, чтобы зайти внутрьона поднялась выше, скользя вдоль стены, а когда та закончилась, то впереди, прямо по центру тороида вспыхнуло яркое пламя, символизирующее, как быстро догадался Маслов, Центр этого кольцевого скопления.
        Картинка пропала и перед человеком вновь возникли засыпанные снегом камни.
        - Ты. Ты понял, что это было? - Запинаясь затрещал Нап: - Это же… Вот удача! Нет, напарник - я был неправ, когда называл тебя невезучим! Вот это да! Я просто поверить не могу!
        - Да погоди, не мельтеши, - продолжая разглядывать руины махнул рукой Игорь: - Ты нормально сказать можешь? Как по мне, то прямо ВДНХ какое-то. Лестницы, арки, статуи эти, оживающие. Либо выставка, либо учебный центр куда детей водят. Ну, чтобы духом великих свершений прониклись. Только вот, - хмыкнув он кивнул на обломки: - Походу не сработало, не прониклись.
        - Тебе бы только шутки шутить, - недовольно проворчал шарик, злясь, что Маслов не спешит разделить его восторг: - Это, мой дорогой и недалёкий друг, музей. Музей с большой буквы «эМ». Один из десяти центров сосредоточения знаний всех рас Кольца! Их построили вскоре после прибытия Богов как знак начала новой эпохи! Когда же Боги ушли и появились Стражи, артефакты попытались вывезти на Станции, но увы - эвакуировали ценности в спешке, отчего многое было утрачено.
        - Думаешь за столько лет, от этих шедевров что-либо осталось? Сгнили, небось, все давно.
        - А вот и нет! Мелочь всякая да - ту просто грузили, а вот действительно ценные артефакты, те в контейнеры паковали. Так что не зря наш пернатый друг так хочет эти данные. Уверен! И я и он - мы оба уверенны, что если там покопать хорошенько, то мы озолотимся! Разбогатеем одним ударом! Это ли не удача?!
        - Хм.
        - И не хмыкай! Это древности стоят столько…столько… Я просто боюсь себе представить их ценность сейчас! Они и тогда стоили больше, чем ты можешь вообразить!
        - Хм…
        - И не надо мне тут повторять избитую фразу о своём богатом воображении! Твой разум слишком ограничен, чтобы представить ценность этих предметов!
        - Эй! Полегче!
        - Ладно-ладно, не злись. Не со зла я, да и нечего на правду обижаться. Они и вправду очень ценны, артефакты эти. В общем так. Сейчас выбираемся наружу и летим руины копать!
        - А как же задание? Мы же данные передать должны?!
        - Ага. Передадим и там такая толпа кладоискателей будет - корабль посадить места не найдёшь. Нет, Иг. Мы, сначала туда, а уж потом, как всё выкопаем, сигнал пошлём. Пусть слетаются, - хихикнул шарик: - Мы с тобой, даже можем и не улетать с планеты. Сядем на горку и понаблюдаем. Ты только прикинь - они прилетают, а там - пусто! Только ямки свежие! Во умора-то будет!
        - Это да. Особенно когда нас просканируют и весь хабар - тот, на который они рассчитывали, у нас в трюме засекут. Как думаешь - мы сбежать успеем?
        - Ээээмммм…. - Судя по озадаченности, с которой Нап протянул это нехитрое слово, такой расклад он явно не предусмотрел в своих построениях: - Да. Лучше сразу на Станцию лететь. Продавать.
        - Продать мы всегда успеем. Если, конечно, этот древний хлам чего-то стоит. Давай дневник посмотрим.
        - Да зачем?! Время только потеряем. Спускайся вниз и к кораблю!
        - Вниз? - Подойдя к проёму Игорь посмотрел на первый этаж: - Мне - вон туда?
        Судя по увиденному, существо время даром не теряло - всё пространство под ними было заполнено желеподобной массой, с аппетитом поглощавшей горы мусора. Прямо на его глазах, распадаясь на части, исчез обломок пульта, а ещё через секунду, словно кубик рафинада в кипятке, окончил свой путь вполне по земному выглядевший стул. Удовлетворённо булькнув, желе качнулось в поисках следующей жертвы и, не найдя ничего подходящего, пошло недовольными волнами.
        - Мне - туда? Ну уж нет! - Отодвинулся Маслов от края проёма: - Меня же там заживо растворит! И тебя, кстати, тоже.
        - Если быстро бежать - не успеет, - уверенным тоном, которому Игорь не поверил ни на йоту, заявил шарик: - Не боись, не съест. В лучшем случае - понадкусает. Я тебе обезболивающее дам. В корабле култышки залечим, а как клад выкопаем - так на Станции хорошие протезы купим.
        - Сдурел?! Какие, нахрен култышки?! Какие, к чёрту, протезы?!
        - Как какие? Из биомета. Ты на них прыгать лучше, чем на родных кривульках будешь!
        - Даже и не думай! Это мои ноги и калечить тебе я их не дам!
        - А куда ты денешься? Другого пути-то нет. Только через кислоту.
        - Давай подождём. Сам видишь - она густеет.
        - И что? Думаешь, станет как камень? Долго же ждать придётся. - Коротко хихикнув, Нап вернулся к деловому тону: - Нет, напарник, извини, но другого выхода нет. Фундамент она есть долго будет - раньше несущие конструкции подточит, ну а тогда всё здание, сам понимаешь. И не думай, что я такой садист - просто нет у нас с тобой иного выхода. Да и не переживай ты так. Здесь и вправду очень хорошие протезы делают. Некоторые разумные, ради них, себе сами конечности удаляют. Особенно это Кхархи любят. Искусственные и мощнее, и крепче.
        - Нет.
        - Послушай же! Я подсчитал - до корабля ты на своих добежишь. Поле ослабит воздействие, у нас же оно, спасибо Хыыру - усиленное. Да и костюм не сразу сдастся, так что ты и радиации почитай не цепанёшь. Так - самую малость. Ну а там я всё по лучшему разряду сделаю.
        - Другого варианта нет? - Осевшим голосом произнёс Маслов, понимая правоту слов напарника: - Может наверху люк есть?
        - Люк есть, а толку? Летать мы не умеем. А падать, - Нап вздохнул: - Падать, дружище, да с такой высоты, это смерть.
        - Давай всё же подождём, - покосился на медленно колыхавшуюся внизу массу Игорь: - Не готов я вот так, сразу.
        - Понимаю. Давай я тебе дневник почитаю? Ты, глядишь и успокоишься. Птиц-то этот погиб, а мы ого-го какие! Живые! И будем живыми! И знаешь почему? Потому что я всё продумал!
        - Читай давай! - Продолжая коситься вниз мотнул головой Игорь.
        - Так… Начинаю. Даты я опущу - всё одно они тебе, да и мне ничего не скажут. Ну как вот, к примеру, понять - четвёртый день малой линьки, или - день восьмой годовщины второго осколка яйца? Так что я просто зачитаю, что этот уюс понаписал. Согласен?
        - Да. Всё одно выбора нет.
        - Ого… А дневничёк-то наш - не так прост! Смотри, Игорь, здесь несколько слоёв! Верхний - открыт для всех, потом идёт личный раздел, закрыт паролем. Подозреваю, что тут ещё один слой есть… Ха! Точно! Вижу его! Вот только доступ к нему перекрыт наглухо. Ни пароля, ни чего иного нет. Жаль… Думаю, что именно там наша пташка, пусть дух её порхает меж звёзд, хранило самое вкусное. А знаешь, - Нап на мгновение задумался: - Сделаю ка я копию. Покопаюсь на досуге.
        - Ты читать-то будешь? - Усевшись на край проёма, поболтал ногами в воздухе Игорь: - Давай уже, чего тянуть.
        - И то верно. Начинаю. Итак… Первая из открытых записей. - Чуть помолчав, шарик продолжил: - Прибыл на орбиту. Данные сканирования подтверждают мои исследования - именно здесь, в мире полном следов огня распада, бушующего в недрах планеты, стоит моя цель - Глаз Неба. Кхм, - откашлялся Нап: - Я не слишком пафосно перевожу?
        - Нормально. Дальше давай.
        - Судьбе было угодно чтобы я, пройдя без потерь двадцать седьмую большую линьку, поймал молодым пером ветер удачи. Кто бы мог подумать, что именно здесь, на отшибе современного мира, наши героические пращуры разместили сокровищницу своих знаний! Но не надо думать, что они были глупы, подобно тем, кто ни разу не линял! Отнюдь! В те легендарные времена, когда ломалось само время, эта система была почти в центре нашей цивилизации. Миры спешили оказаться в тени крыла и предки, чьи клювы были полны мудрости, парили над бескрайними равнинами, спеша…
        - Всё же пафос можно убавить, - хмыкнул Маслов: - Перебор, однако.
        - Как скажешь. Так… Романтические вздыхания пропускаю… Это тоже… Ага. Вот. Продолжаю по делу. Начал спуск к планете. Все показатели в норме, несмотря на пике датчика распада. Странно. Он не должен так себя вести! Мои зонды давали иную картину - почти гладь моря, - Нап сделал паузу: - Он использует свои термины, так что извини, если звучит глупо.
        - Главное, что понятно. Продолжай.
        - Угу. Начинаю снижение к Глазу… Эээ… К обсерватории. Есть прямой контакт! Запрос? Ответ получен. Меня ждут, раскрыв крылья! Но что это? Клюв датчикапробивает четвёртое небо! Буря? Откуда? Всё было так тихо?! Взмываю! Пробой! Фронт слишком высок - не перескочить! Ещё пробой. Какая неожиданность! Щит держит, но наводки! По панели пляшут молнии. Боль! Лечу ко входу - укрыться внутри. Опять пробой! Потеря управления. Воздух не держит. - Шарик замолк.
        - Конец записи?
        - Конец первого блока. Сейчас продолжу - обрабатываю второй.
        - Так вот значит откуда обломки. - наклонившись вниз Игорь посмотрел на покрытую трещинами и сколами стену: - Потерял управление и врезался. Странно, что сам жив остался.
        - Продолжаю. Второй, открытый для нас блок.
        - Давай.
        - К тебе, разумный, кто бы ты не был, обращаюсь я - уюс, известный как Лю-Иль. Кто бы ты ни был, знай - ты читаешь эту запись после моей смерти. Если ты тот, кому адресовано это сообщение, то забрав своё, перешли остальные записи моему гнезду - они смогут пробить скорлупу. Сделав так считай наше соглашение исполненным. Но если запись не ушла, и ты читаешь её в обсерватории, то, разумный, я - Лю-Иль, падаю перед тобой на спину, моля об одном - отошли её. Адрес в самом начале. Что со мной произошло ты уже знаешь. Я попал в бурю. Потеря полёта и я как пушистик птенец врезался в обсерваторию. Выбравшись из обломков, я укрылся здесь, но было поздно - моя защита лопнула как пораженная болезнью скорлупа. Ирония ветров судьбы - ещё пол взмаха крыла и всё бы обошлось. Но нет, этот ветер не принёс мне спасения - когда я оказался внутри, мои перья уже спешили расстаться с телом. Я сжег их смеясь в душе - великий Лю-Иль частями отправляется к звёздам. Прошу тебя, неизвестный мне разумный, отправь это сообщение и дай ветер моей плоти. Не думай, что я неблагодарен и думаю только о себе. Поступи так и возьми
награду. Здесь, под пультом связи, я сложил исправные модули. Возьми их, они твои. Пусть они станут, нет не платой, но благодарностью одного разумного другому. И пусть твои крылья держат потоки удачи лучше, чем мои!
        - Ну что, - выдержав небольшую паузу, нетерпеливо крутанулся на ножке шарик: - Вставай, что ли. Надо модули глянуть. В конце концов мы их честно заслужили.
        - Ой ли? - Поднявшись на ноги, Игорь бросил короткий взгляд на подозрительно спокойную массу. С высоты второго этажа она походила на начавшую твердеть эпоксидку - редкие пузыри, с трудом пробившие свой путь наверх, медленно лопались, оставляя после себя крайне неспешно опадавшие кратеры.
        - А что не так? - Заёрзал на его плече напарник: - Тело мы того, сожгли. Дух этого Лю-Иля среди звёзд и даже, - он хохотнул: - Может даже цельным там летает, с перьями. А то прикинь, какой конфуз выйдет - голый дух по пустоте носится. От него же все сородичи шарахаться будут.
        - Не можешь проявить хоть толику уважения - молчи, - опустившись на одно колено перед нишей в основании пульта, покачал головой Маслов, вытаскивая наружу целый ворох непривычно выглядевших предметов: - Да и не выполнили мы его волю - Ты же сообщение не отправил?
        - Вот выкопаем артефакты - отправлю. Он же не сказал - мол немедленно, как прочтёшь, отправить? Нет. Так что, не переживай. Отправим. Своевременно.
        - Ага, или чуть позже, а то я тебя не знаю, крохобора, - разложив добычу на полу, Игорь занёс руку над первым трофеем, имевшим вид знакомого им бруска - накопителя данных. Таких на полу оказалось два и он, немного поколебавшись, приложил оба к боку ранца.
        - Анализирую, - Немедленно оживился Нап: - Ну… Так себе награда, - чуть позже вздохнул он: - База данных строений и сборник рецептов еды. Уюсовской, разумеется, - огорчил он встрепенувшегося было человека: - Не думаю, что тебе эти зёрнышки, консервированные насекомые и прочее, такое же специфическое, придётся по вкусу. Хотя выбор хорош! Судя по количеству блюд, помеченных как редкие деликатесы, наш покойный был не дурак в части пожрать.
        - А в строительной что? - Поинтересовался, разглядывая следующий предмет Игорь. Внешне он походил на подарок Хыыра, отличаясь от того только цветом кольца - бока этого переливались изумрудным сиянием.
        - От строительной толк будет. Если ты решишь новый дом строить. Тут и готовые комнаты есть - жилые модули. Со всеми удобствами - свет, климат, только без мебели. Есть лаборатории, оранжереи, даже купол для обитания в жидкой среде имеется. Периферия тоже нормальная - реактор, синтезатор - всё на порядок мощнее наших.
        - Хоть что-то. - Отложив колечко в сторону, он приподнял с пола оказавшуюся неожиданно увесистой сложную конструкцию из тонких прутиков белёсого цвета.
        - А это что? Какая-то религиозная приблуда? Или стул раскладной. На букву «П» смахивает.
        - Силовой скелет, - дождавшись, когда щупальце, выскочившее из рукава, закончит осмотр, произнёс Нап: - Нам, увы, без пользы. На птиц на рассчитано - видишь, какие лапки короткие. Разве что продать удастся, да и то - монет семьсот - восемьсот.
        - А это что? Для рук? То есть - для крыльев? - Игорь приподнял очередную находку, сильно походившую на предыдущую. Отличало её разве что более массивное окончание ножек всё той же «П», несших на самых кончиках небольшие диски.
        - Модуль полёта. Тоже хлам - модель под среднего уюса. Давай дальше.
        - Стой! - Держа модуль в руках вскочил на ноги Игорь: - Это же то, что надо! Подключай! - Вывернув руку он приложил конструкцию к спине.
        - Сдурел? Он и половину тебя не поднимет! Я тебе, на твоём родном языке говорю - это для птиц. Для уюсов. Чего тебе непонятно? Не потянет он тебя! Это ты понимаешь?
        - Я и не собираюсь летать, - похлопал в ответ модулем по ранцу Маслов: - Как парашют пойдёт. Подключай.
        - Куда пойдёт? С тобой на тот свет? Это да, пожалуйста. Но - без меня. Не подключу.
        - Прыгну вниз, а у земли ты его на всю мощь запустишь, он и притормозит.
        - Голова у тебя тормозит! Притормаживает, то есть. Ну не выдержит он тебя!
        - Нап. Я летать и не собираюсь. Слушай, метрах в пяти над землёй включишь, он падение замедлит.
        - Кости переломаешь!
        - Лучше переломать, чем ноги кислоте подарить. Вылечишь.
        - А если позвоночник сломаешь? Тогда что? Мне с тобой здесь валяться?!
        В ранце что-то щёлкнуло и палочки, выскочив из ладони Игоря, исчезли внутри ранца.
        - Готово, - крайне недовольным тоном буркнул шарик: - Но учти - разобьёшься, я тебя в покое не оставлю. Я тебе весь мозг съем!
        - Угу. Чайной ложкой. Согласен. Ему как, модулю этому, топливо надо? У нас есть?
        - От нашего реактора запитал. Сейчас его накопитель пополняю, - всё так же нерадостно продолжил Нап: - И повторюсь - лучше пожертвовать малым, чем рисковать всем! Это…
        Протяжный стон, раздавшийся откуда-то снизу, заставил его оборвать фразу и прежде чем он смог продолжить, пол под ногами Игоря вздрогнул, приходя в движение.
        - Что за… - Схватив с пола несколько ещё не определённых модулей, Игорь отскочил к стене: - Нап? Что это?!
        - Кислота! Проела несущие! Здание рушится! - Выкрикнул тот: - Всё! Мы погибли! Я же говорил - прыгать надо! А ты - ноги, ноги, - запричитал шарик.
        - Где выход на следующий этаж? Это? - Перебив его, Маслов махнул рукой на проём люка в потолке из которого свисала, раскачиваясь знакомая этажерка.
        - Не успеешь! И всё из-за тебя! Сейчас бы сидели в корабле, лечили бы твои…
        - Полёт вруби! - Не дав ему договорить, Игорь подскочил к лесенке: - Быстрее будет!
        Хлипкая конструкция, словно распознав в нём чужака, старалась изо всех сил помешать его спасению. Полочки перекашивались, сбрасывая с себя ноги, пальцы рук скользили по гладкой поверхности, срываясь с неё и только включившийся модуль хоть как-то спас положение. Мягкий толчок в спину и человек, став если не на половину, то на треть точно, подобно птице влетел в дыру люка.
        Круглое помещение, где они оказались, было практически пустым, только по центру, из уже порядком покосившегося пола, торчал короткий цилиндр с сильно смахивавшим на футбольный мяч шаром на верхушке.
        - Это и есть Глаз Неба? - Придерживаясь за стенку, мотнул головой в его сторону Маслов: - Как-то не производит впечатления, я ожидал здесь нечто…
        - Да, - перебил его Нап: - Не трать время. Технический лаз справа, стык плит видишь?
        Здание обсерватории вновь качнулось, пол под ногами встал дыбом и Игорь, не ожидавший подобного, кубарем полетел вниз, успев в полёте схватиться обеими руками за цилиндр радара.
        - Отпускай, дурень! Падай вниз, - заверещал шарик: - Люк под нами, я подкорректирую!
        Не говоря не слова - несущие конструкции уже не стонали, нет, их натужные крики сменил победный визг близкого освобождения от довлевшего над ними груза, Игорь разжал руки.
        Короткое скольжение по перекошенному полу, несколько толчков от корректировавших его движение движков и люк, формой напоминавший яйцо оказался перед ним.
        - Ногами бей! - Голос напарника, раздавшийся в шлеме, перекрыл доносившуюся снаружи какофонию: - Выбивай! Обеими! Разом!
        Удар!
        Визг сменился скрежетом и Маслов, не успев зацепиться руками за проём, вылетел наружу вперёд ногами.
        Новый толчок в спину перевернул его в относительно вертикальное положение, но особо порадоваться этому он не успел - ранец за его спиной дёрнулся, а ещё через миг, рыжая почва планеты приняла его тело на свою жёсткую ладонь.
        Хруст костей, вспышка боли тёмно красной волной ударившая по глазам и горизонт поплыл куда-то в сторону размывая детали.
        - Вставай! - Голос напарника выдернул его в реальность: - Боль снял! Беги! Здание сейчас рухнет!
        Вскочив на ноги, тело тут же пробило словно электричеством, он побрёл куда-то прочь, с трудом различая окружающее.
        - Левее, - поняв его состояние принялся командовать шарик: - И чуть быстрее. Вот так, молодец.
        Боль и вправду отступала - третий шаг Игорь сделал почти без неё, а к пятому он даже смог ускориться, перейдя на лёгкую трусцу.
        - Всё? Дошли? - Привалившись к яркому борту корабля, принялся он переводить дух: - И как это я сумел? - Повернувшись он посмотрел на замершую в неустойчивом равновесии перекошенную колонну здания: - На сломанных-то ногах? Состояние аффекта? А, Нап?
        - Фигепта! Ишь, понабрался, прости Творец, умных слов! И не сломано у тебя ничего! Лезь в кабину - за кладом полетим!
        - Как это не сломано? Я же хруст слышал - костей хруст!
        - Жаль, что не мозгов. Модуль полёта накрылся - он хрустел. Я же говорил - не под тебя он! Как форсаж дал - так его и выломало. В общем, - грустно вздохнул шарик: - Нет у нас его больше. Сбросить пришлось. Да и остальные ты растерял. А что боль - так это просто ушиб. Пройдёт.
        - Да ладно тебе, - пробуя неожиданно оказавшиеся целыми ноги Игорь подпрыгнул на месте: - И вправду - целые!
        - Распрыгался он… В кабину бы лучше запрыгнул. Прыгунец…
        - Не ворчи, - забравшись в кресло пилота, положил руки на панели Игорь: - Обошлось же. Ну а что до модулей - так новые купим. На нашу ледышку курс клади, время обогащаться!
        Глава 9
        Ледяной мир встретил их лёгким морозцем и небольшой метелью, лениво перемешивавшей снежинки над самой землёй. Чувствуя себя почти дома, Игорь, снизив высоту до полусотни, вёл корабль к высвеченному Напом маркеру, наслаждаясь полётом. Не слушая ворчание шарика - на сей раз причиной его недовольства была малая высота, он плавно шевелил мышкой, заставляя послушную машину огибать то поросшие колючими деревья холмы, то каменные зубы, а то и просто вилять из стороны в сторону.
        - Летел бы по прямой - уже на месте были б! - Не устававший выражать своё недовольство Нап с щелчком загнал шарик в гнездо.
        - Да ладно тебе, - снизившись до пары десятков метров, Игорь нырнул в неглубокую ложбину и принялся лететь по ней словно по каньону, следуя плавным изгибам: - Хорошо же!
        - Хорошо будет, когда мы экипируемся по классу Элит и корабль поменяем. На что-то нормальное!
        - Корабль-то чем не угодил? Вот поставим на него топовые модули, тогда… - Каньон закончился и впереди, на дальнем краю заснеженной поляны, окружённой деревьями, мелькнул неяркий, приглушённый всполох голубого света.
        - Это ещё что? - Плавно потянув мышь на себя он поднялся до сотни и положив машину на крыло, принялся описывать широкую дугу над заинтересовавшим его местом.
        - Может хватит уже? - Скрежетнул корпусом о край гнезда выражая своё крайнее недовольство шарик: - Вот что мне с тобой делать? Нет, чтобы как все нормальные разумные - с орбиты вниз, к цели, так нет! Я же Странник! Я не ищу лёгких путей!
        - Ты это просканировать можешь? - Описав круг, Маслов завис в воздухе перед снежным холмом, на боку которого, сквозь осыпавшийся снег, голубела непонятная поверхность.
        - Просканируй то, просканируй это… Я тебе что? Приставка для сканирования разного мусора? Мог бы и побольше уважения проявить - всё же, если бы не я, то… - Наведя глаз на холм он замер, а когда процесс анализа скрытого в наметённом слое снега завершился, то его голос был полон удивления: - Что? Корабль? Здесь? В этой дыре?!
        - Ты же сам говорил, забыл? - Начал посадку Игорь: - Что кораблей по планетам раскидано, - качнувшись космолёт замер, и опуская забрало шлема, человек продолжил: - Просто немеряно. Говорил? - Выбравшись наружу, он двинулся к холму: - Так что - ничего удивительного, что мы на него наткнулись. Мне, знаешь, что странно? - Остановившись перед белым склоном, Игорь задрал голову вверх, оценивая габариты их находки.
        - Что? - Выдвинувшийся вверх шарик принялся за детальный скан: - Что тебе странно?
        - Что ты, со своим модным сканером, его не засёк. А я - ничтожная биологическая форма, со своими ограниченными возможностями, да.
        - Да? - Задумчиво произнёс Нап: - Анализирую… А что ты - да, так это везение. Сам знаешь, кому везёт.
        - Анализ закончил? - Пропустив подколку мимо ушей, Игорь двинулся в обход холма, направляясь к синему боку брошенного корабля. В том, что он был покинут своим владельцем, человек даже и не сомневался - наметённая вокруг корпуса гора лучше всяких слов свидетельствовала об отсутствии у прежнего хозяина интереса к потерпевшему аварию космолёту.
        - Грузовик, класс В. Пустой. Последний владелец - кхарх Ыррув. Поломки… Так… Модуль прыжка - повреждён, причина - перегруз систем. Часто прыгал - контур обмотки и не выдержал. Жизнеобеспечение - норм, маневровые - норм, основные движки… М-да. Износ дюз приличный. Надо менять. Ыррув этот кораблик просто загнал. Чаши дюз просто выжжены форсажем. Так, что ещё… Корпус целый, напряжение конструкций в пределах нормы.
        - Так он что? - Привстав на цыпочки, Игорь смахнул снег с тёмно синего бока: - На ходу? И этот Ыррув его бросил? Вот просто так - взял и бросил?
        - Судя по остаткам логов он вез полный трюм аквасфер с планктоном. Где он их раздобыл - данных нет. Информация удалена.
        - Аквариумы, что ли? С рачками разными? Зачем?
        - Уюсы любят рыбу. Вот он и спешил - сдать их заказчику надо свежими, а тут обмотка ёк. Вот он и вызвал помощь - планктон стоит дорого, прибыль, сдай он груз вовремя, многократно перекроет и стоимость помощи, и цену нового корабля.
        - Прибыль хорошая, это да. Но вот так, взять и бросить корабль?! На ходу, не разорванный на части как у Лю-Иля, нет, это мне понять сложно.
        - Он, добавлю для точности, не совсем на ходу. Ещё пара перегонов и всё, умрёт полностью. Так что владелец вполне логично поступил. Скажи ещё, что в твоём мире технику не бросают если она критически изношена? Особенно, когда замена есть?
        - Бросают, - со вздохом покачал головой Игорь, припомнив ржавые остовы вдоль обочин, да и вполне целые авто, брошенные своими владельцами на улицах земных городов: - Но это же корабль! Космический и исправный!
        - И что?
        - Да ничего, - в памяти всплыли виденные в интернете картинки с кораблями, покинутыми своими экипажами и выброшенные волнами на камни: - У нас, в принципе, так же. Просто мне сложно, понимаешь? Космический корабль, вполне на ходу и… И ничейный. Он же ничейный, да? Или владелец отберёт?
        - Как это отберёт? Мы его нашли, перепишем на себя и всё. Нашей собственностью станет. Законной и неотчуждаемой.
        - Так переписывай! Чего ждёшь?!
        - Для этого надо в кабину попасть. Там, под кожухом маневрового пульта, панель есть. Вот только, - изломав ножку, шарик завис перед лицом человека: - Зачем нам он? Ремонт тут небольшой, но…
        - Как это зачем? Ты что, не понимаешь? Это же корабль. Космический и большой! Он же раза в четыре… - Отбежав назад, Игорь принялся сравнивать холм, в котором сейчас его глаз уже угадывал очертания космического грузовика с своим кораблём: - Нет - в пять, или даже шесть крупнее нашего! И ремонт, сам говоришь, ерундовый. Опыт ремонта у нас есть, ресурсы тоже, так что, - он азартно потёр руки: - Всё супер-дупер-пупер будет! Сейчас заберёмся внутрь, кстати, вход в него где?
        - Ну-ну. Супер-это-самое. С кормы вход, - не разделяя его энтузиазма качнулся в сторону темневшего за холмом леса Нап: - Неудачная конструкция, хочу заметить. Шлюз расположен между ходовых дюз, а это, как ты понимаешь, несколько осложняет немедленное покидание корабля после посадки. Горячо там. Может, ну его нафиг, а?
        - Как это нафиг? - Двинулся вокруг холма Маслов: - Скажешь тоже - нафиг.
        - Ну, Игорь, зачем нам с ним возиться? Нас же клад ждёт. Клад, помнишь? Да мы десяток таких купим! В общем пошли. Нечего зря время терять.
        - Вход здесь? - Проигнорировавший всё его слова Игорь принялся руками сметать снег, покрывавший корабль: - Или не здесь? Правее отойти? Нап?
        - Да здесь, здесь, - поняв, что оттащить напарника от новой игрушки не получится, вздохнул шарик: - Вот вы мужики, все на одно лицо!
        - А ты не мужик, да? - Выкопавший уже приличный окоп Игорь остановился, разглядывая смазанные очертания корпуса: - Память как, не вернулась?
        - Нет, но то, что ты делаешь, воодушевления у меня не вызывает. И ещё. По ресурсам. Как бы это сказать… Забыл, что ли? Мы их все потратили.
        - Что, совсем все? - Игорь, вернувшийся было к своей борьбе со снегом, замер: - Ты что, на сканер всё спустил?
        - Ну… Ты же сам разрешил.
        - Нап! Ну нельзя же всё было тратить! И что? Снова копать?
        - Я лучше окрестности отыскана, - вытянувшись вверх, принялся крутиться шарик, уходя от прямого и очевидного ответа.
        Покачав головой Игорь вернулся к работе и, спустя несколько минут, его труды были вознаграждены - перед ним появились очертания прямоугольного люка с небольшим штурвальчиком по центру.
        - Чего замер? - Опустился вниз его напарник: - Крути, пойдём, глянем, что за чудо на нас свалилось.
        - Погоди, - отступив назад, Маслов смахнул с торчащего над его плечом матово серебристого раструба дюзы сухую снежную пыль: - Дай моментом насладиться. Не каждый день на пороге космического корабля постоять удаётся.
        - Угу. Не каждый. Ха! Значит планеты, где тоже мало кто бывал, уже не катят? А вот хлам, брошенный увидел и всё. Растаяло сердце нашего героя! Увы и ах!
        - Ты лучше скажи, - облизав губы, Игорь положил руки на штурвальчик: - Чего внутри ждать?
        - Монстров мозгоедов. Или мозгоклюев. Сейчас, как дверь приоткроется, так они сразу такие - раз! Всей толпой выскочат! И накинутся. Хотя… Нет. Не будут они на тебя нападать.
        - Это почему?!
        - В тебе для них ничего съедобного нет.
        - Нап!
        Штурвальчик неожиданно легко провернулся и створка, чавкнув уплотнителем, начала открываться, демонстрируя кромешную тьму, заполнявшую недра корабля.
        - Ни монстров, ни света, - подойдя к проёму, засунул внутрь голову Маслов: - Свет здесь где включается?
        - Датчики движения. Зайди внутрь, они и активируются. Если, конечно, заметят такую мелочь. Последний владелец кхарх был, а они не такие субтильные как некоторые.
        Не слушая его болтовню Игорь шагнул вперёд и в узком коридоре тотчас начали разгораться потолочные панели, насыщая пространство приглушенным белым светом.
        - Справа и слева, дорогие гости, - принялся кривляться Нап: - Расположены двери, ведущие в грузовые отсеки. Мы туда не пойдём, ибо они пустые, а мы очень заняты. М-да. Чрезмерно заняты. Если же вы проследуете по коридору далее, то… Эй, уважаемый? - Сломав ножку, он постучал по шлему замершего на пороге человека: - Вы как? Далее проследуете, или восторг от пока ещё не вашего корабля, столь силён, что сил не то чтобы идти, их и на то, чтобы дверь закрыть нет?
        - Есть, - развернувшись, Игорь вытянулся наружу и зацепив кончиками пальцев штурвальчик, родного брата наружного, захлопнул створку.
        - Так что там дальше? - По-хозяйски погладив переборку, он шагнул вперёд: - Тут дышать можно?
        - Можно. Атмосфера соответствует стандарту и благодарить за это не надо. Меня не надо. Я это так, из чувства…
        - Ты поменял атмосферу? - Откинув забрало, Игорь втянул носом сухой, с непонятными, терпкими, но не неприятными запахами, воздух.
        - Ну как? - Нетерпеливо поинтересовался шарик: - Смесь подходит? Доступ к жизнеобеспечению открыт был - корабль-то брошен, вот я и настроил под тебя.
        - Немного горчит, суховат, но, в целом, нормально - дышать можно. Что там дальше? По коридору?
        - Дышать можно?! И это всё? А где благодарность? Нет, ты, для него стараешься, смесь оптимизируешь, а тебе…
        - Спасибо. Большое спасибо, Нап. Так - лучше?
        - Да. Но восторг можно было по ярче выразить.
        - Я это учту. - Кивнув, Игорь двинулся по коридору: - Так дальше у нас что?
        - Дальше две каюты и рубка. - Сухо пробормотал шарик: - Жилой модуль и, напротив него, бытовой. Ну там поесть приготовить, потребности, те, что естественные, отправить.
        - Кухня и сортир? Эээ… Странное соседство, не находишь?
        - Как по мне, то логично. Пожрал и тут же, не отходя - нужду справил. Ну, или помылся - если при еде перемазался. С точки зрения кхархов - идеально. У них очень быстрое пищеварение. Хищники же, надо быстро силы восстанавливать.
        - Хм… А у меня дома наоборот. Хищник как поест, потом спит спокойно, переваривает.
        - Угу. А пока он спит, его другой сожрёт. Может у тебя дома и так, но на родине наших ящерок условия жестче были. Им приходилось постоянно наготове быть - чуть зазевался и уже тебя переваривают. Это, собственно, и дало толчок к развитию их вида в разумные существа. Начали объединяться, сотрудничать, строить укрепления на равнинах, землю возделывать, разводить животных и всё такое. Те, которым повезло жить в горах - копали норы, постепенно развившиеся в первые города, добывали металлы и так далее. Горным повезло больше, там хищников практически не было, что давало возможность развивать мозги, без опаски быть съеденным. Ну а дальше как обычно - войны, торговля, конкуренция и всё, прогресс попёр.
        - Ну, нормально. Выживает сильнейший, нас так же было, - подойдя к концу коридора, Игорь остановился перед тремя дверьми - одна была в конце коридора, и ещё две - справа и слева от него.
        - Это ты-то - сильнейший? У кхархов хоть броня была и зубы. А у тебя что?
        - У меня - разум! - Гордо задрав подбородок, Маслов откатил левую дверь в сторону и стараясь не обращать внимание на заполнивший шлем смех, шагнул внутрь.
        Судя по всему, кхарх, прежде владевший этим кораблём, имел в своих предках именно жителей гор. Именно этим Нап смог объяснить низкий потолок и тесноту жилого отсека. Небольшим он был, понятно дело, с точки зрения кхарха - для человека, светло серебристая плоскость, расположившаяся на трёхметровой высоте и стены, меж которыми было не было двух метров, оставляли вполне достаточно места для относительно комфортного существования. Впрочем, на этом весь относительный комфорт и заканчивался - помещение было пусто.
        Совсем.
        Как говорится - хоть шаром покати.
        - Он что, Ыррув этот, на полу спал? - Пройдясь взад-вперёд по клетушке, Игорь привалился к стене.
        - Почему на полу? Кхархи на лежанках спят. Горные, те вообще предпочитают что-то вроде нор.
        - И где? - обвёл рукой пустое помещение, Игорь: - Тут же нет ничего.
        - А ты думал, он тебе всё и оставит? Естественно вывез с собой. Пошли кухню смотреть.
        Увиденное в следующем помещении только укрепило мнение Игоря, что Ыррув, прежде владевший этим кораблём, был весьма прижимистой личностью. Единственное, что он оставил, если, конечно, термин «оставил» можно было тут применить, так вот - единственным, что он оставил целым, был сортир. И то, только по той причине, что дыру в полу, окаймлённую золотистым бортиком, демонтировать было бы сложно.
        - Это он сюда? - Зайдя внутрь небольшой, полтора на полтора на всё те же три метра в высоту, комнатки, Маслов озадаченно хмыкнул, пытаясь прикинуть, как ему надо расклячиться над почти полуметровой в диаметре дыркой.
        - Тут же свалиться - нефиг делать! - Прижимаясь к стенке он скользнул в сторону от двери и та, посчитав, что посетитель решил использовать помещение по прямому назначению, тотчас запечатала проём, одновременно запустив вентиляцию.
        - Поток воздуха сверху вниз идёт, - заметил шарик: - Так что не беспокойся, на кухню ничего не проникнет.
        - Угу. А руки помыть где?
        - Запускаю второй режим, чистюля. - Хмыкнул Нап: - Пачкать не надо - тогда и мыть не придётся.
        - Ага… - Наблюдая как из дыры принялся расти небольшой фонтанчик, озадаченно пробормотал Маслов: - Ты ещё скажи - моются те, кому лень чесаться. И что - мне в этом руки и… И прочее мыть?
        - А что такого? - Качнулся в сторону струи, поднявшейся от пола на полтора метра и продолжавшей, расти: - Температуру я настрою, могу абразивчика добавить - для чистоты.
        - Абразивчика? - Представив себе ощущения от прикосновения шершавого языка к своим нежным филейным частям тела, Игорь невольно вздрогнул: - Не надо. Ты бы ещё пескоструйку предложил бы!
        - Можно и песочка добавить, проблем нет. Даже проще - кремния кругом навалом.
        - Знаешь что! - развернувшись, Игорь шагнул к двери и та послушно отъехала в сторону, открывая проход на кухню.
        Надо заметить, что в сортир Игорь зашёл из кухни, но поскольку она была так же пуста, как и каюта, то он, потоптавшись немного посреди более просторного помещения и направился в отсек, отвечающий за грязно-мокрые дела. Исключительно из любопытства и желание побыстрее окончить осмотр вспомогательных помещений.
        Теперь же, вернувшись в кухню, он, по-хозяйски встав посреди комнаты, он прикидывал что и куда будет ставить.
        - Я так думаю, - показал он рукой на дальнюю стенку: - Там надо будет диван поставить. Рядом - стол. Нап, помнишь, у нас в базе был такой круглый? К нему - пару стульев. Шкаф для посуды надо. Холодильник, - принялся загибать он пальцы: - Мойку, плиту газовую.
        - Где я тебе газ возьму?! Да и какой тебе нужен? Это же надо сначала планету найти - где такой есть, потом атмосферный комбайн собрать.
        - Тогда электрическую. Вон туда, - показал он на стену, отделявшую место отдохновения от кухни.
        - Туда ставить не будем.
        - Почему это?
        - Не эстетично! Надо вон там ставить. С одной стороны мойку поставим, а в угол - контейнер для хранения продуктов. Стол тоже ты не тот выбрал. Тут будет смотреться не круглый, а прямоугольный. Круглый себе в комнату поставишь.
        - Так там места нет?!
        - Вот!
        - Что - вот??? Нап?
        - Значит так, Иг! В дизайне ты ничего не понимаешь - обстановкой займусь я! - В голосе шарика проскочили новые, по-женски мягкие и одновременно неприятно визгливые нотки: - Хватит! Натерпелась я уже! Мне, дорогуша. Того домика хватило! Никакой гармонии! Свинарник и то лучше выглядит! И даже внутри!
        - Нап? Эй? Ты чего?! - Улучив паузу, Игорь попытался вклиниться в монолог: - Ты чего взбесился?
        - Я? Взбесилась?! А хоть бы и так! Взбесишься тут!
        - Успокойся, а?! - Грохнув кулаком по стене, он принялся торопливо сдирать с головы шлем: - Поговорим, когда успокоишься! - Поставив его на место он отошёл в сторонку и скребнув ранцем по стене, сел на пол.
        - Натерпелась она, ха! Дом ей мой не нравится! - Буркнул он, быстро остывая: - Эй, Нап? Поговорим? - Подняв руку, он постучал по макушке скрывшегося в гнезде шарика: - Давай обсудим, хватит дуться.
        - Нет не хватит! - Чуть приподнявшись, навёл на него свой глаз напарник: - Я для него стараюсь, забочусь - себе в ущерб, вон - даже воздух сделала! А что получаю?! Ничего! И это за всё? Это - твоя благодарность?!
        - Погоди. Ты - женщина?
        - Кто? Я?
        - Ты о себе в женском роде говоришь, эээ… Напа? К тебе память вернулась?
        - Анализирую… Проверка банков памяти… Да! - Выпрыгнул из гнезда шарик: - Я вспомнила! Я - женщина! Настоящая!
        - Судя по истерике - и ещё какая настоящая!
        - Ой! Обиделся! А мне каково было?
        - Ладно-ладно, - примирительно выставил вперёд ладони Игорь: - Проехали. Я же не знал - вот и общался с тобой как с мужиком. Ну ты это… тогда… Извини, был неправ.
        - Да я тоже. Погорячилась.
        - Тогда что - мир? - Поднявшись на ноги, Игорь окинул кухню взглядом: - И… Насчёт стола. Ты права. Давай квадратный сюда.
        - Да? Ты тоже увидел, что он лучше впишется?
        - Угу. Вот ещё что, - подойдя к шлему, он взял его в руки, но надевать не стал, так и двинувшись с ним в руках из отсека: - Ээмм… Напарни…ца. А как мне к тебе обращаться? Напа?
        - Нет. Я вспомнила своё имя - Ролаша!
        - Красивое имя. - Остановившись перед дверью ведущей в рубку он глубоко вздохнул и, положив руку на выступ створки, откатил её в сторону: - А что ещё? Кроме имени - что ещё вспомнила?
        - Сложно сказать… Много информации, нужно время чтобы всё разложить по полочкам. Открывай. Мне тоже интересно.
        Рубка грузовика просто поражала своими размерами после тесноты кабины челнока. По ней можно было ходить, прыгать и Игорь, не сдерживая своего восхищения, сделал пару кругов вокруг массивного кресла пилота, возвышавшегося на невысоком подиуме по центру гранённой полусферы переднего остекления.
        - Вот это да… Нап…ой, Ролаша! Ты этот простор видишь? - Замкнув третий круг он остановился подле кресла и погладил его серый, похожий на пластик, бок: - Я и не представлял, что здесь столько места. А обзор-то какой! Всё впереди - и выше и ниже - как на ладони! Кресло, правда, великовато, но ничего.
        - Обзор и вправду хорош, - послышался приятный женский голос: - Кресло я сейчас под тебя подгоню, не проблема.
        - Какой у тебя приятный голос, - наблюдая за претерпевавшим изменение сиденьем, улыбнулся Маслов: - Нежный такой.
        - Спасибо, промурлыкала в ответ его напарница: - Я рада, что он тебе нравится. Попробуй, - выскочивший вперёд шарик качнулся на своей ножке в сторону значительно усохшего кресла: - Как? Удобно?
        - Вааще супер! - Забравшись в приятно пружинящую ладонь, откинулся на спинку Игорь: - Здорово! Спасибо!
        - Оптимизирую управление.
        Выгнутая подковой стойка ожила, придвинулась к пилоту и услужливо изогнула свои концы вверх, поднося панели к его ладоням.
        - Так хорошо? - выдвинувшийся вперёд шарик закачался перед человеком, пытаясь оценить изменения.
        - Нет слов, - пальцы Игоря пробежались по кнопкам: - Прямо… Как под меня.
        - Под тебя и есть, - хихикнула напарница: - Забыл? У меня все твои габариты есть. Вплоть до последнего волоска.
        - Эээ… Что - совсем все? - Покраснел Маслов, хоть и знавший об этом, но пока напарник считался мужчиной, не придававший данному обстоятельству особого внимания: - Давай лучше системы проверим, - поспешил он сменить тему.
        - Как скажешь, Игорёк, - промурлыкала напарница и экран радара, занимавший центр пульта, ожил, высвечивая красными линиями схему корабля.
        Более всего появившееся изображение напоминало три прямоугольника - два больших по краям и один узкий по центру, чей верхний край имел полукруглоеокончание. Догадавшись, что так на схеме обозначалась рубка, в центре которой он сейчас находится, Игорь пригляделся внимательнее. Теперь его глаза различали и маленький квадратик жилой каюты, и прямоугольник кухни, чью треть пересекала линия перегородки, отсекавшей от общего пространства крошечный кубик туалета.
        - Как-то простенько здесь всё устроено, - чуть наклонившись вперёд, кресло поспешно ослабило свои объятья, он провёл пальцем по линиям: - И это наш корабль?
        - Ещё не наш, - поправила его Ролаша: - А что просто - так это я специально упростила. До уровня твоего восприятия. Перейдём к деталям? - Пресекла она хотевшего уже возмутиться человека и не дожидаясь его ответа продолжила: - Начну с главного - с реактора.
        В основании узкого прямоугольника корпуса появился бледно синий овал.
        - Износ семьдесят три процента. Неприятно, но не смертельно. Ремонт возможен, но и без него надолго хватит. Далее - дюзы.
        Низ больших прямоугольников, обозначавших на этой схеме грузовые отсеки украсился ярко голубыми трапециями, по три на каждом.
        - Тут всё плохо. Износ - девяносто шесть из ста. Порожняком, до Станции, без форсажа, дотянем, но там, - шарик качнулся из стороны в сторону точно подчеркивая грусть, свои слова: - Там сразу или новые ставить, или в ремонт - слои защиты напылять.
        - Погоди, - пошевелил пальцем обводя грузовые отсеки Маслов: - Всё хотел спросить. Вот мой ранец. В нём, ты говорила, подпространственное хранилище есть. А в корабле? Зачем тут вообще трюм?
        - Не подпространственное, а межпространственное, - поправила его Ролаша: - Понимаю, что разница для тебя сложно, но ресурсы хранятся вне пространства. Вне нашей метрики. А трюм нужен, чтобы перевозить живые объекты, те, которые биоактивны. Это же не стазис, тут просто складка пространства. А это, - она вздохнула: - С жизнью не совместимо.
        - А почему?
        - Хороший вопрос… Знаешь, - она чуть помедлила: - У меня такое ощущение, что я чем-то подобным занималась. Или сталкивалась. Но вот с чем именно - с вопросами жизни или с пространством, его физикой, не помню. Ладно, вернёмся к теме. Не вдаваясь в подробности, материю там хранить можно, а любое биологическое - нет.
        - Хорошо, идём дальше? Что для ремонта дюз надо? Чего мне копать?
        - Отличный настрой, напарник! Я найду что. Тугоплавкие металлы нужны.
        - Найдём!
        - Точно! Дальше. Модуль межсистемного прыжка. Вот тут всё плохо. Только замена. Мертв на все сто.
        - На Станции?
        - Да, там должны быть… Только нам, до его покупки, надо топливо сделать.
        - И на чём здесь прыгают?
        - Антиматерия.
        - Ого! Её же не накопать?! Или накопать? Антилопатой из антикучи, да?
        - Над юмором твоим, тоже поработать придётся… Нет, дружок, копать не надо. Синтезируем. Это несложно. Сначала контейнеры сделать надо - там всё просто, ну а потом, прямо из синтезатора туда и поместим.
        - Ну, если ты говоришь, что легко, то я, наверное, соглашусь. Ааа… Ты мне вот что скажи - с проводкой здесь как?
        - С проводкой?
        - Ну да. Кабели всякие там, трубы, паропроводы и всё такое. Я как-то с инженером общался, так он мне сказал, мол если что сбоит, то первым делом контакты и провода проверяй. В них всё зло.
        - Не глупый был человек, - хмыкнул шарик, и схема тут же покрылась паутиной тонких, в основном бледно-синих линий.
        - С этим у нас порядок, - мигом позже сообщила Ролаша: - Износ есть, как без него, но терпимо. Из неприятного - всё. Корпус, основные конструкции, вполне ещё ничего, силовой щит - тут нам повезло, и изношен мало, и А-класса. На пиратов, одиноких, типа того что в астероидах был, внимания можно не обращать. Пилить долго будет. Жизнеобеспечение, как я уже говорила, тоже в пределах нормы. Броня есть. Не супер, конечно, но это и не броненосец, для грузовоза вполне достойно.
        - Вооружение у него есть?
        - А вот с этим, напарник, тут печально. Нет ничего. Даже и не ставилось - порты с заводскими печатями. Судя по всему, Ыррув наш драться с кем-либо и не собирался. Что, с одной стороны странно - кхархи далеко не пацифисты, хотя с другой - с таким защитным полем и, судя по износу движков, он предпочитал удирать при малейшей опасности.
        - Поставим. - Пошевелил в воздухе пальцами Игорь: - Что ни будь эдакое. Помощнее, как в том ролике. Мне те ракеты понравились. А тебе?
        - Как я уже говорила - лучший бой, это тот, который удалось предотвратить. Ну так что, напарник? Брать будем, или - ну его нафиг?
        - Ты говорила, что до Станции он дотянет, так? - Рука Маслова принялась ощупывать панель с мышью.
        - Если не перегружать движки, то да. Медленно и печально, но доползёт.
        - Берём! Как эта панель открывается? Под ней же та, что владельца сменяет?
        - Руку убери, - вздохнул шарик, поняв, что переубедить человека не получится: - Сейчас открою.
        Панель с мышкой щёлкнула, сдвинулась вверх, открывая второй слой. Серебристая поверхность, став видимой, продемонстрировала всем оттиск толстого пальца с массивным когтём на конце, но продержалось это изображение недолго. Секунд пять и палец словно растворился в начавшей краснеть поверхности.
        - Чего ждёшь? - Послышался голос Ролаши: - Прикладывай.
        - Что прикладывать?
        - Да что хочешь. Хочешь - руку, хочешь ногу, лицо - системе без разницы, ей твой код ДНК нужен.
        - Что хочешь, говоришь? - На миг в сознании Игоря проскочила картинка как он снимает костюм, чтобы приложить к экрану кое-то расположенное ниже пояса, но… Его напарник, так внезапно оказавшийся особью противоположного пола, в корне исключал воплощение столь оригинальной возможности в реальность.
        - Эхх… - Стащив с руки перчатку, он впечатал пятерню в багровеющий экран: - Никакой романтики.
        - Ты это о чём? - Поинтересовалась было Ролаша, но начавший чернеть экран привлёк её внимание к более важному вопросу: - Данные приняты. Поздравляю, напарник - теперь это твой корабль.
        - Наш, - надевая перчатку Игорь смотрел как опускается на место панель с мышью: - А если я этот корабль продать захочу? Тогда что делать надо?
        - Ещё не взлетел даже и уже продать?
        - Ну я так - просто интересуюсь.
        - Ты ставишь его на продажу или обмен, ну а покупатель, коснувшись панели, подтверждает сделку.
        - А потом - нам вдвоём на его корабль идти надо? Чтобы там повторить? Прикосновения к экрану?
        - Нет, зачем? Достаточно одного подтверждения сделки - на любом из двух кораблей. Зачем усложнять процесс.
        - Понятненько, спасибо. - Пошевелив пальцами в воздухе, Маслов положил руки на консоли управления: - Ну, что? Раз эта пташка теперь наша - может попробуем её в деле?
        - Только на трети мощности и без форсажа.
        - Да помню я, помню, - прижал Игорь кнопку тяги, пробуждая корабль от многолетней спячки.
        Снежный купол, чья сверкавшая в лучах солнц вершина пережила не одну бурю, вздрогнул, по его блестящей поверхности пробежали тонкие трещины, но их бег оказался краток. Прежде чем они успели коснуться заметённой снегом поверхности, белая макушка вздыбилась, разламываясь на части и сквозь обломки, роняя водопады белой пыли, проступил синий корпус корабля. Ударили вниз, рождая метель, выхлопы маневровых, принялись разгораться огни дюз, оглашая окрестности басом пробудившейся силы и корабль, медленно, словно сомневаясь в своих силах, пополз ввысь.
        Сканировавший окрестности страж, которого от места взлёта отделяла невысокая скала, насторожился, выпростал свои щупальца, ловя новые звуки, но тотчас успокоился, возвращаясь к привычному делу - угрозы его подопечным не было, а остальное было вне интересов механического сторожа.
        - Тяжело идёт, - выдохнул сквозь зубы Игорь, едва сдерживая желание вцепиться в мышь обеими руками.
        - В смысле тяжело? Я подогнала управление под тебя? Изменить настройки?
        - Я не про мышь, - он чуть качнул манипулятором и корабль, как бы нехотя и не спеша, начал описывать широкую дугу над местом взлёта: - Я про корабль. Слушается, но как-то вяло, не как наш челнок.
        - Так что ты хотел - это же грузовик. Конечно он не так шустр как прежний. Тут петли не покрутить. - Хмыкнула Ролаша: - Для того и поле помощнее стоит. Привыкай, если оставить хочешь, увернуться от очереди на нём не получится.
        - Это я уже понял, - медленно шевеля мышью, Маслов вывел отметку руин на центр экрана: - А это ещё что? - Не отрывая рук он качнул головой в сторону своего старого корабля, зависшего в сотне метров правее: - Он что сам по себе летит?
        - Ну не бросать же его. Я удалённое управление активировала. Много оно не может, но вот за нами следовать - вполне.
        - Я и не знал, что такое возможно, - покачав головой, Маслов чуть прижал кнопку тяги: - Ну ты… Ты просто супер, Ролаша! Прямо и не знаю, что б я без тебя делал бы.
        - Это было не сложно, - судя по голосу, она была польщена его словами: - Ещё чуть тяги поддай, и всё - хватит разговоров, полетели уже клад выкапывать!
        Глава 10
        Если бы не маркер, ломанным овалом очертивший часть поля, то Маслов бы в жизни не догадался, что равнина, ничем не выделявшаяся на однообразном пейзаже, хранит в себе древние сокровища.
        Снежное поле с присыпанными белой крупой камнями - и что особенного? Под брюхом его корабля промелькнул не один десяток подобных картин, своим однообразием вызывавших только зевоту.
        - А ты не ошибся? - Выбравшись наружу Игорьмысленно кивнул, соглашаясь со словами напарницы о неудобстве данной модели - раскалённые дюзы потрескивали на морозе в опасной близости от его плеч: - Не ошиблась? - Поспешно поправился он: - Прости, не привык, что со мной дама.
        - Не ошиблась, - качнулся на ножке шарик: - Принимая во внимание сколько лет прошло, за такой срок камни давно должны были песком стать.
        - Так не стали же, - подойдя к ближайшей глыбе он смахнул слой снега и озадаченно хмыкнул - на бледно-желтой поверхности проявился орнамент, составленный из пересекавших друг друга овалов и ломанных линий.
        - Раньше строили с расчётом на вечность, не то, что сейчас, - вновь пришёл в движение шарик: - Видишь?
        - А как же обсерватория? Возраст один, ну примерно, а рухнула.
        - Она бы и дольше стояла, - немедленно парировала Ролаша: - Если бы кое-кто, животное то не разозлил!
        - Интересно, - обходя камень пробормотал как бы про себя Игорь: - И кто был этот «кто»? Он…эээ она, то есть, как я помню, мне ту гадость пристрелить так и не дал. А вот убил бы я её - глядишь и стояла бы башенка та, с Глазом Неба, ещё и не одно столетие.
        - Сканирую, не мешай, - переключилась на другую тему Ролаша, не желая обсуждать спорный вопрос: - Да… Новый сканер, скажу я тебе, напарник, это чудо! Вижу три контейнера, ага… Ещё один, но повреждённый и… - она смолкла, но шарик, выдавая её интерес, качнулся влево, нацеливаясь на невысокий холм.
        - И что? Ролаша? Что молчишь?
        - И корабль.
        - Корабль? Ещё один?! Вот это прёт! - Не сдержав радости, Игорь хлопнул кулаком по раскрытой ладони: - Ещё один! Круто! Я уже себя не меньше чем адмиралом ощущаю!
        - Рано.
        - Что рано?
        - Ощущать, - качнулся в сторону от холма шарик: - Эта лошадка своё отбегала.
        - Да ладно тебе! Починим!
        - Вот это вряд ли. Сам смотри. Включаю проекцию на забрало.
        Тонкие красные линии, обрисовавшие скрытый в снегу корпус звездолёта более чем ясно показывали правоту её слов.
        Грузовик, квадратно-прямоугольный корпус не оставлял сомнений в типе машины, смотрел на Игоря дырами пробитого борта. Пилоту, под плотным огнём метнувшего свой аппарат в небо не хватило каких-то секунд. Свечой вгоняя машину вверх, он подставил врагу корму и тот не замедлил воспользоваться оплошностью. Очередь энергетических зарядов разорвала в клочья дюзы главного двигателя, а когда смертельно раненая машина, балансируя на маневровых, попыталась отползти в сторону - всадила вторую, решившую исход поединка, очередь в брюхо. С этого момента грузовик был обречён.
        Потеряв свою зыбкую опору, он клюнул носом и всё убыстряя свой бег ринулся к поверхности, от которой его пилот так старался убраться подальше.
        И не зря.
        Удар пришёлся прямо на кабину и та, разбрасывая в стороны крошево остекления, смялась, хороня в себе пилота.
        - Сам видишь, - завершила моделирование катастрофы Ролаша: - Вокруг разбросаны осколки, корпус смят так, что о восстановлении нечего и думать. От модулей - каша.
        - А груз? Он же, - подойдя к тому месту, где у корабля когда-то была кабина, Игорь постучал рукой по смятому в гармошку металлу: - Он же не порожняком шёл? Чего бы на него напали? И кто пилотом был? Определить можешь?
        - Не могу. Тут всё, понимаешь - совсем всё разбито. Ни одного модуля, ни намёка на груз. Прах.
        - Жаль, - склонив голову Маслов помолчал, отдавая дань уважения погибшему.
        - Меня другое беспокоит, - Вытянулся вверх и принялся вращаться вокруг оси сканируя окрестности шарик: - Кто его так? По характеру повреждений - Стражи, но размер дыр… Чтобы снести поле, пробить броню и оставить такие следы, Страж раз в пять, если не больше, крупнее стандарта быть.
        - А таких нет?
        - Таких нет. По крайней мере - в моей базе ничего подобного нет.
        - Может корабль? Ты же говорила, что есть Стражи-корабли? Может один сюда и спустился?
        - Исключено. Такой Страж, реши он спуститься в атмосферу, немедленно развалится. Они птицы чистого вакуума, понимаешь?
        - Тогда остаётся считать, что здесь был мега-страж, вот такенный, - развёл руки в сторону Игорь и, рассмеясь, добавил: - Это я его глаз показал.
        - Очень смешно. Тоже мне - остряк выискался.
        - Какой есть, - шутливо раскланялся в ответ Маслов: - А аномалий здесь, у корабля, никаких нет?
        - Проверяю… Радиация не выше фона, следов химического заражения нет… Разве что небольшая гравитационная аномалия, но её можно списать на особенности местности - здесь же, я имею в виду - под нами, останки древних машин, работавших на музей. Они вполне могут наводку давать.
        - Тебе виднее. - Отойдя от разбитого корабля Игорь потоптался на месте: - Так что? Приказывай, где сундуки с пиастрами - мне жуть как не терпится руки во всё это богатство запустить.
        Первый контейнер обнаружился метрах в двадцати от места крушения. Согласно сканеру Ролаши он покоился на глубине четырёх метров и Игорь, подойдя к появившейся на стекле шлема отметки, покачал стволом, готовясь пустить в дело демат.
        - А он точно работает? - Несколько раз нажав спуск и не увидев каких-либо изменений заснеженной поверхности перед собой, он озадаченно приподнял пистолет, разглядывая срез ствола: - Может не рабочий впарили?
        - Ты ещё его к голове приставь и спуск нажми, - едко прокомментировала такое нарушение техники безопасности Ролаша: - Тогда точно узнаем - рабочий или нет. Без особого ущерба - она у тебя явно пустая.
        - Ролаш! А по делу? Я жму и ничего!
        - Метрах в двух от себя, на землю нацелься и спуск держи.
        - Так? - Наведя ствол на припорошенный белым камушек он прижал спуск и тот немедленно исчез, оставив после себя почти полуметровую выемку в желто-песчаном грунте.
        - О! Работает! - Держа скобу спуска зажатой Игорь принялся водить стволом из стороны в сторону, любуясь как исчезает земля, попавшая в конус невидимых лучей.
        - Конечно работает, - хмыкнула, наблюдай за ним Ролаша: - Здесь брак не продают. Себе дороже.
        - Угу, - довольно кивнул Маслов, осторожно ступая по свежесозданному склону: - Класс! Мне бы такой - на военных сборах, когда окопы копали.
        - Руками копали что ли?
        - Нет конечно, - Игорь сделал ещё один небольшой шаг: - Лопатами, но скажу я тебе - удовольствие не самое то.
        - Понимаю… - Задумчивым тоном протянул шарик: - С дематом оно, конечно, проще было бы. Хм… Знаешь, что меня беспокоит?
        - Что? - Прекратив копать, Игорь поднял голову на подлетевшего к нему Стража. Судя по всему, машину привлекла активность человека, но не найдя ничего криминального, аппарат втянул в себя щупальца и двинулся прочь, возвращаясь на заложенный программой маршрут: - Страж беспокоит? Так улетел он.
        - Копать никому не возбраняется, - качнулся шарик: - Почему-то в их программе, на подобное, запрета нет. Я про другое. Меня та гравитационная аномалия беспокоит, - развернулся он в сторону обломков.
        - Беспокоит? Так не чеши, - из-под земли появился бок контейнера, и Игорь принялся осторожно водить лучом вокруг него, освобождая пространство для подхода: - Во, смотри, сундук с пиастрами. Открываем?
        - Погоди. Я про аномалию. Странная она. Только вокруг корабля, и только над поверхностью планеты. Понимаешь? Это не машины под землёй. А когда корабль разбился, она и рассыпалась вокруг.
        - Аномалия была в грузовом отсеке? - Убрав пистолет, Маслов обошёл вокруг контейнера: - Рассыпалась? Как это? Гравитация это же типа поля, а не картошка, - пошевелил он в воздухе пальцами: - Нечто не материальное? Типа излучения.
        - Знаю, что звучит бредово, - задумчивым тоном произнесла Ролаша: - Но сканер не врёт - она именно рассыпана вокруг корабля. И знаешь, - она замолчала, а когда продолжила то её голос звучал задумчиво: - В архивах времён прибытия Богов говорится, что Боги умели делать локальные свёртки пространства - позже эту технологию, вернее её крайне облегчённую версию, стали применять для хранения предметов, так вот, Боги…
        - Это как в моём ранце? - Перебил её Маслов.
        - Да. Но Боги использовали такую свёртку не как мы. Они запечатывали в ней самые невообразимые… Я даже не знаю, как это правильно назвать. Они могли заполнить пространство светом, могли гравитацией, а могли, об этом ходят слухи, даже время поместить внутрь.
        - Время? Но оно же совсем не материально?! Гравитацию хоть почувствовать можно, - притопнул он ногой, подняв облачко пыли: - Но время?! Да и зачем?
        - Время ты тоже чувствуешь. Вчера, сегодня - оно течёт через тебя, а то, что ты его не ощущаешь, как тот же свет - так это твоя проблема, а не времени. Ну а зачем им понадобилось его так хранить никто не знает. Куда нам, смертным, до замыслов Богов. Вот про гравитацию - понятнее. Гравитоны - так в Кольце стали называть сферы с гравитацией, Боги применяли как источники энергии, - чуть повернувшись, шарик качнулся в сторону пролетавшего неподалёку Стража: - Говорят, что гравитоны как-то с ними связаны. Не то они заряжаются от этих сфер, не то используют как маяки. В любом случае, - выпрямился он, когда механизм скрылся за каменной глыбой: - Гравитоны редки, весьма ценны и загадочны.
        - А корабль тот, - покосился в сторону холма Игорь: - Из-за гравитонов сбить не могли? Ну, не понравилась Стражам, что их батарейки тырят - вот и обстреляли.
        - Маловероятно, - чуть подумав ответила Ролаша: - Сферы не живые и, следовательно, не попадают под защиту Стражей. Да и заряжаются они на своих базах - станциях зарядки. А те из атмосферы энергию качают. Если между гравитонами и Стражами есть какая-либо связь, то она никому неизвестна.
        - Может то и к лучшему, - кивнув, Игорь склонился над контейнером, смахивая рукой земляное крошево: - Узнали бы, точно полезли. И ещё вопрос, как бы Стражи на такое вмешательство отреагировали бы. А ну как и в космосе резню начали?
        - Как я уже говорила, гравитоны редки, да и кроме того, сейчас наука в Кольце переживает не лучшие времена.
        - Говоря проще - всем пофиг. Так? - Закончив очистку верха контейнера, Маслов озадаченно поковырял пальцем толстый слой ржавчины, неопрятным пятном расползшийся по крышке: - Что-то мне кажется, что внутри всё ржа съела. Наверное, не до конца закрыли, вот она и просочилась. Зря только время потеряли.
        - Это от грунта, - склонившись к пятну пробормотал шарик: - Можно удалить, без повреждения контейнера. Сейчас… Переключаю режим на сбор… Готово! Снимай её, только аккуратно.
        - Постараюсь. - Осторожно поводя узким тёмно-синим лучом он принялся словно кистью стирать неопрятную корку, оставляя вместо неё заблестевшую серебром поверхность. Мазок, ещё один - увидев проступивший на поверхности узор Игорь довольно улыбнулся - череда овалов и ломаных линий была точной копией орнамента, виденного им на обломке здания. Сомнений не было - перед ними лежала избежавшая эвакуации часть экспозиции музея.
        Замки, удерживавшие створки контейнера, больше всего походили на щеколды - без особых проблем провернув рычажки, Игорь, задержав дыхание, положил руки на приподнявшиеся створки.
        - Открывай! Ну? Открывай же! - Не сдерживая в голосе нетерпения, почему-то зашептала Ролаша: - Игорь?! Не стой столбом! Открывай!
        - Боюсь, - переведя дыхание признался он: - Сколько тысячелетий он в земле пролежал, а вот пришли мы и выкопали. Кто его знает - чьи руки касались…
        - Да тебе-то какое дело - чьи! Открывай! Хватит томить!
        - А вдруг там ничего нет? Вот как открою - а там пусто?!
        - Не бойся! Там точно, что-то, да есть! Я в этом уверена! Стали бы они пустой ящик запирать!
        - Ну… - Зажмурившись и глубоко вдохнув он распахнул створки.
        - Можешь открыть глаза, - ему показалось, что прошла вечность, прежде чем в шлеме послышался весёлый женский голос: - С почином нас, Игорь Батькович!
        - Игоревич я, - поправила её Маслов, открывая глаза: - А что это?
        Внутри раскрытого контейнера, утопая в ворохе тонких нитей, напоминавших солому, лежал их первый артефакт. Слегка изогнутая, бледно голубевшая полоса метала несла на своей исцарапанной поверхности следы множества нелёгких лет. Сколы, подпалины, глубокие борозды, прерывавшие её тело, говорили о долгом и далеко не мирном пути, который железке пришлось пройти, прежде чем оказаться в витрине музея.
        - Думаешь я знаю? - Громко хмыкнула Ролаша, нарушая торжественность момента: - Посмотри рядом, может какая пояснительная записка, или там бирочка есть.
        - Да нет тут ничего, - наклонившись над артефактом, Игорь взял его в руки, вынимая из контейнера и тут же сдавленно охнул - короткий, но злой разряд весьма ощутимо ударил по пальцам. Можно было подумать, что древняя железка, не согласная покидать ставший привычным за промелькнувшие тысячелетия уют, так сопротивлялась его рукам.
        - Ты чего? - В голосе шарика смешалось беспокойство и непонимание: - Случилось что?
        - Она меня током… Удари…ла, - заплетающимся языком выдавил из себя Игорь, а через миг на его сознание накатилась вязкая и мутная волна, в которой он слабо затрепыхался, ощущая себя попавшим в смолу муравьём.

«Нет, не сдамся я тебе», - дёрнулся он всем телом, и смола неожиданно расступилась, позволяя ему упасть. Вот только куда? Опираясь руками о пустоту и шалея от осознания нереальности происходящего, Игорь задрал вверх голову - над ним, сияя насыщенной, бархатной чернотой, горел символ солнышка, увиденный им на корпусе Стража.

«Чёрный на черном», - проскочила в голове короткой белой вспышкой удивления, мысль: - «Но ведь так не бывает? Или бывает?»
        Солнышко налилось особенно яркой чернотой и вокруг него принялись проявляться, продираясь сквозь тьму неба, символы.
        Первым удалось вырваться на волю молнии с раздвоенным концом. Победно сверкнув, Игорь уже без первоначального удивления принял черный взблеск, она замерзла левее солнышка. Следующим выскочил наружу узкий вертикальный овал, похожий на кошачий зрачок. Часто-часто заморгав вспыхнувшей по центру искоркой, он скользнул под первый символ, где и замер отчаянно-весело засыпая Игоря потоком морзянки. Следующие два символа вышли практически одновременно. Рубленная готического шрифта литера «К» не стала размениваться на шоу и медленно проплыв по небосводу, заняла место над солнышком. Появившиеся одновременно с ней Весы, так их рисуют в гороскопах, наоборот, словно радуясь свободе, застучала своим изогнутым коромыслом по нижней палочке, ползя вправо от солнца.
        Секунда, другая - всё символы, словно ожив, затрепетали, их сияние усилилось, стало ярче и они, словно оторвавшись от державшего их бархата неба, двинулись на человека и раз!
        Всё пропало.
        - Она тебя током ударить не могла, - раздался в шлеме спокойный голос Ролаши: - Я постоянно сканирую - это просто кусок древнего железа. Понятия не имею, что в нём такого нашли?
        - Погоди, - глядя на изогнутую пластину потряс головой Игорь: - Ты что? Ничего не видела?
        - А что? Я должна была что-то увидеть?
        - Чёрное небо, черные символы. Черные на черном. Они засветились… тоже чёрным, - пробормотал он всё больше и больше смущаясь своего бреда: - А потом прыгнули на меня и… и пропали.
        - Нет. Ты ойкнул, сказал, что тебя током ударило, я ответила и тут ты начал про чёрное на чёрном рассказывать.
        - Но я точно это видел! Как током укололо, я да, вскрикнул, а затем меня словно в смолу опустили - не пошевелиться. Ну а дальше чернота, пустота, - принялся быстро пересказывать произошедшее с ним Маслов.
        - Интересно, - качнулся на ножке шарик, когда он смолк: - Похоже эта железка, что у тебя в руках, не зря хранилась в музее. Боги, если верить дошедшим до нас архивам, были большие мастера на подобное. А ты из расы их слуг - вот артефакт и среагировал, почувствовал, так сказать, родственную душу. Символов, говоришь, пять было?
        - Да. Солнышко, что со Стража, по центру, а вокруг, крестом, молния, потом кошачий глаз, - принялся перечислять Игорь и только что увиденное им в пустоте немедленно вспыхнуло в его сознании. Языки тёмного огня подступили к его телу, опаляя жаром, он вскрикнул, на сей раз от неожиданности и вдруг ощутил, что падает, словно сама планета, рассердившись на дерзкого, посмевшего нарушить целостность своих недр, расступилась под его ногами.
        На сей раз чернильно-чёрной пустоты не было.
        Оттолкнувшись руками от вполне обычной, неровной, с камушками, поверхности, Игорь потряс головой приходя в себя.
        Всё вокруг было красным.
        По красному небу плыли бледно красные, с едва различимым оранжевым отсветом, облака. Из тёмно-красной, почти бурой почвы, тянулись вверх полупрозрачные, наполненные всё тем же красноватым сиянием стебли растений, на чьих макушках покачивались алые цветы с широкими, пронизанными чёрными прожилками, лепестками.
        Мимо него, прижимая множеством лапок к телу обломок красно-коричневой веточки, пролетел местный обитатель. Он был совсем небольшой - с мизинец и его тело, покрытое чередовавшимися красными и чёрными полосами, напоминало шершня, только покрытого шерстью и без крыльев. Проводив труженика взглядом - он спешил в сторону деревьев, красными кронами почти сливавшимися с небом, Маслов хотел уже было удивлённо хмыкнуть, но тело подчиняться ему не желало.
        Голова повернулась - запечатанный в ней человек мог только едва-едва шевелить глазами, и в поле зрения оказался непривычного вида аппарат, стоявший посреди лишённого растительности островка. Больше всего он походил на стопку дисков, сквозь центры которых проходила толстая ось.
        Появившаяся в поле зрения пятипалая, вполне человеческая, рука, погладила поверхность одного из дисков затянутой в тёмную перчатку ладонью и Игоря обдало волной эмоций. Здесь была и радость от прикосновения к старому другу, и тревога за его состояние - поверхность диска была изъедена словно кислотой. К этим двум, самым сильным чувствам, примешивалась усталость долгого пути, облегчение от достигнутой цели и легкая неуверенность - стоявший перед кораблём человек боялся сделать последний шаг.
        Совладав со своей слабостью, он сделал шаг вперёд, ещё пару, оставляя космолёт за спиной и перед Масловым возникла громада аспидно-чёрной, рассечённой на две равные части, треугольной горы.
        Затопившая его сознание волна решимости совпала с очередным шагом вперёд.
        Ещё шаг, ещё, шаги давались человеку с трудом и каждый новый, что он делал, всё больше и больше подтачивал его решимость - последние, поставившие его прямо перед чёрной стеной, человек делал уже только на злости, смешав в одно целое страх, усталость и обиду на себя.
        Облегчённо вздохнув - Маслов уловил не сам вздох, но его эмоциональную составляющую, он поднял руку и перед Игорем возникла металлическая кисть правой ладони.
        Протез?
        Блестящие пальцы, с утолщениями на месте суставов, скребнули по камню и тот, отозвавшись на прикосновение, начал наливаться белым светом, высвечивая на поверхности ровные ряды символов.
        Дождавшись, когда свечение станет ровным, человек поднёс к ним руку и быстро шевеля пальцами принялся нажимать нужные ему символы.
        Солнышко.
        Кошачий глаз.
        Буква «К».
        Весы.
        Молния.
        Чуть отступив назад человек повернулся налево - пространство меж половинок расколотого треугольника, только что бывшее пустым, трепетало медленно затухавшими волнами, гулявшими по зеркальному полотну.
        Дождавшись, когда волнение прекратится, он подошёл к плёнке и Игорь едва не вскрикнул - из зеркала на него смотрело его же лицо.
        Почти его.
        Постаревшее, с упавшей на лоб седой прядью, с морщинами, рубившими лоб, оно устало глядело наружу, словно это не он - живой из плоти и крови, а оно - отражение, рождённое на зеркальной глади и есть главное, основное в их паре.
        Лицо в зеркале шевельнулось, отворачиваясь в сторону, и Маслов, всем существом осознававший свою неподвижность, почувствовал, как его сознание, из последних сил цеплявшееся за реальность этой, материальной, стороны, начало сдавать свои позиции, перетекая в зеркальный мир.
        Рука в тёмной перчатке поднялась, касаясь разделявшей их поверхности и та, не пропуская её, взволновалась запустив блестящие кольца волн.
        Отстранённо глядя на происходящее, Игорь уже не мог определить первопричину движения. Кто? Кто начал движение первым? Он? Тело, в котором его запечатали? Или отражение, первым поднявшее руку? А если оно? Тогда кто здесь главный? Кто настоящий, а кто - отражение?
        Вторая рука - та самая, с металлическими пальцами пришла на помощь первой.
        Сжавшись в кулак, она ударила по успокоившейся было стене, но та была готова к подобному, никак не отреагировав на агрессию.
        Фигура в выцветшем красном костюме, теперь Игорь видел не только лицо, отступила, тряся в воздухе блестящим кулаком, а через несколько секунд и он сам вскрикнул, ощутив как его рука - от запястья к локтю, наливается острой болью.
        Что-то пошло не так.
        Боль, кольцом охватившая руку, схлынула, унося с собой и размытость окружавшей Маслова реальности - теперь он ясно видел своего двойника, раздражённо переминавшегося с ноги на ногу перед разделявшей их миры преградой. И не только видел - сейчас он полностью осознавал, чувствовал, знал, что там, за зеркальной стеной стоит не он…и одновременно - он, но не из этого времени.
        Отражение подошло к стене, с сожалением провело по нему кончиками затянутыми в перчатку пальцами и вдруг, словно спохватившись, быстро нарисовало на ставшей вязкой поверхности знак бесконечности, быстрым движением - восьмёрка тотчас начала расплываться, добавив сверху и снизу пару полосок.
        Улыбнувшись - в глубине приоткрытого рта блеснули металлом зубы, двойник отступил назад - зеркало, на том самом месте, где был знак, потемнело и на ставшей матовой поверхности, проступили два ряда символов.
        Солнышко, Кошачий глаз, буква «К».
        Ниже, точно под ними - Весы, Молния… Третье место, то, что было под «К», пустовало и отражение, не в силах сдержать раздражение, пнуло стену сапогом.
        Одного знака явно не хватало.
        Пошевелив губами, двойник явно ругался, он махнул металлической рукой, стирая с поверхности символы и приблизив лицо к преграде, посмотрел в глаза Маслова. Его губы снова шевельнулись, и Игорь угадал короткое слово, вырвавшееся наружу.
        Жди!
        Короткий толчок в живот, колени обожгло тупой болью - непонимающе закрутив головой, Игорь обнаружил себя лежащим на боку в яме рядом с распахнутым контейнером.
        - Очнулся?! Ну наконец-то! - Голос Ролаши был полон настоящей, неподдельной тревоги: - Да что же это с тобою! Тело - никаких сбоев и вдруг раз - и сложился. И мозговая активность пропала!
        - Как это пропала? - Вытащив из-под себя злополучный кусок металла, он отбросил его в сторону - так, на всякий случай: - Я в сознании был! Точно говорю.
        - Я почти минуту не наблюдала никакой активности мозга. Такого - в принципе не может быть, если голова на месте, и ты только что был активен. Оставалось только списать всё на Богов, что я и сделала. Но, признаюсь, - её голос потеплел: - Это был не самый приятный момент в моей жизни.
        - Спасибо, - выбравшись из ямы, Игорь присел на корточки перед припорошенным снегом артефактом: - Сейчас расскажу, что видел, только вот это, - избегая касаться их находки, провёл над ней ладонью: - Загрузи на борт, пожалуйста.
        - Убираю…
        Вокруг артефакта заплясали небольшие смерчики, а когда снежная взвесь осела, то только неясный отпечаток на снегу напоминал о недавнем присутствии здесь кусочка наследия Богов.
        - Спасибо, напарница, - поднявшись на ноги, он забросал след снежком: - Двинем к следующему? Может там мы что-то более спокойное найдём?
        - Вывожу маркер, справа, шагах в тридцати. Глубина десять, - немедленно откликнулась Ролаша и на земле, в указанной точке, появился небольшой, светящийся красным, столбик.
        - Принято, - двинулся в его сторону Маслов: - Скажи, а этот артефакт, ну железка наша, она дорого стоит?
        - Никаких данных о подобном у меня нет. Прямой поиск, так сказать - в лоб, по внешнему виду, габаритам и так далее, никаких результатов не дал. Надо глубже, по перекрёстным ссылкам копать. А для этого нужна информация. Так что давай, рассказывай, может и удастся, с твоей помощью, верный запрос собрать.
        - Я на планете был, - достав пистолет, принялся убирать грунт Игорь: - На красной. Небо, растения, животные, одно животное, навроде насекомого видел, всё красное было.
        - Звезда? Или там несколько светил было? Она, они какие? Разглядел? Можно по классу определить, ну а если их там несколько, то задачку эту я быстро расколю.
        - Нет. Небо чистое было, с редкими облаками, но солнц местных не видел.
        - Жаль… Двойных систем не так уж и много, тройных - тем более. Но что ж теперь… Рассказывай дальше, и, по возможности, поподробнее.
        Контейнер был полностью очищен, когда Игорь добрался до финала.
        - Интересно, - пробормотала молчавшая всё время пока он говорил, Ролаша: - Твоему двойнику одного символа не хватило. Вот только зачем?
        - Пройти куда-то хотел, - пожал плечами, сдвигая в стороны рычажки защёлок человек: - А зачем ещё Портал?
        - Вопрос не зачем, это я не так выразилась. Вопрос - куда. И, сдаётся мне, вернее даже не куда, а когда. В прошлое он хотел вернуться. Твоё тело занять.
        - У него своё есть, моё-то ему нафиг сдалось?
        - Ты молодой, он старый, - принялась перечислять свои догадки его спутница: - Знания у него есть - сам же видел, и корабль странный, и символы он знал. Почти знал.
        - Стоп-стоп-стоп! Он же в зеркале был? С той стороны? А я - с этой.
        - А с чего ты решил, что там, за зеркалом, было что-то большее, чем отражение? Самое простое отражение - не более того. И он, тот, который ты в будущем, уже имел тебя в себе. В своей голове. Может ему надо было пройти, чтобы вы, в тот момент два в одном, поменялись телами? Про порталы известно мало и транспортировка лишь одна из их функций. Врата на Станции помнишь?
        - Угу.
        - Они всего лишь облегчённая копия Портала. Версия лайт, если хочешь. Так что я не могу исключать вариант, когда ты-будущий, много зная о принципах работы Портала, планировал отправить своё тело с твоим сознанием куда-то в дальнюю даль, а сам, своим сознанием, которое отсечёт Портал, ибо два-в-одном - это нарушение протокола, вернуться в твоё тело.
        - И имея мои, ещё не прожитые годы в запасе… - начал было завершать её фразу Игорь и замер, ощутив неприятный холодок меж лопаток: - Меня, значит, он в расчёт не брал? Ему - моё тело, а мне в старика? Ну, блин… Сволочь он, двойник этот.
        - Так это не он, это ты, - невесело вздохнул шарик: - Это ты таким стал.
        - Да ну, бред. Я бы, на его месте, старался себе информацию передать. Куда ходить, куда не лезть. Помогал бы себе. Глядишь и домой раньше вернуться смог.
        - А вот он, то есть ты, походу по-другому думал.
        - Нет. Я таким не стану.
        - Посмотрим, - шарик качнулся, зависая перед забралом и несколько долгих секунд вглядывался в его лицо.
        - Открывать-то будем? - Поспешил сменить тему Игорь: - А то устроили мы тут… Ромашку. Будет-не-будет, плюнет-поцелует. И вообще. Видение то было. Морок. Плюнуть, забыть и растереть!
        - Именно в такой последовательности? - Ехидным тоном осведомился шарик, отодвигаясь от шлема: - Открывай! Мне самой интересно - что там!
        Искать артефакт номер два Игорю пришлось несколько минут. Копаясь в дебрях всё той же соломы он уже было смирился с мыслью, что на сей раз им выпала пустышка, когда вдруг его пальцы, вместо мягко поддающейся травы, ощутили жёсткий край чего-то тонкого и округлого. Более всего эта находка напоминало фарфоровое блюдце китайской работы. Не яичная скорлупа, конечно, но что-то вполне сравнимое по хрупкости и утончённости.
        - Тонкая, однако, работа, - хмыкнул Маслов, поднимая блюдце вверх: - В конце месяца делали, - покачал он головой, наблюдая в глубине полупрозрачной скорлупы неясные прожилки и пятна.
        - Осторожно положи на место, - голос Ролаши, несмотря на видимое спокойствие едва не дрожал от напряжения: - Очень осторожно и медленно.
        - Что? Бомба? Рванёт? - Продолжая удерживать край блюдечка двумя пальцами он медленно опустил его на соломенное ложе.
        - Фуууххх… - Облегчения, прозвучавшего в голосе его спутницы хватило бы человек на пять.
        - А что ты так переполошилась? - на всякий случай отступив от контейнера поинтересовался Игорь, не сводя взгляда с мирно лежащего на соломе глубокой тарелки: - Как по мне - блюдечко, как блюдечко. С каёмочкой, - кивнул он на тонкий поясок бежавший по ободу посудины.
        - Блюдечко. С каёмочкой. - Передразнила его Ролаша: - Ха! Да перед тобой, мой неокультуренный друг - одна из святынь расы Уюсов! Священный осколок Протояйца. Часть великой Скорлупы, давшей начало всему сущему! Сосредоточие вселенной, колыбель миров и прочая, прочая, прочая!
        - Хм…
        - А каёмочка, - продолжала вещать она, не снижая градус пафосности: - Сделана из священного метала каевцера!
        - Никогда о таком не слыхал.
        - Конечно не слыхал, откуда тебе про такое знать?! Его, по молекулам, добывают из осколков скорлупы Великих Крыльев Уюсов.
        - А это ещё что за напасть - Великие Крылья?!
        - Великие Крылья - так называются старейшие рода их расы. Именно в их скорлупе, сохранившей частицы первозданной чистоты и содержатся крохи этого священного, для всех птиц метала.
        - Ага-ага. Понял. Аристократы пернатые, ясно. Давай к нашей теме. Я верно понимаю, что эта хреновина стоит много?
        - Очень! До сегодняшнего дня дошло всего шесть таких осколков.
        - Ага. Знакомо. У нас, у меня дома, тоже подобные типа святыни есть и много. Одних голов Иоана Крестителя - штук семь-восемь. И две из них, что доказано официально - подлинные.
        - Это как? Он что - двухголовым был? А у тебя почему одна?
        - Шутка. Я к тому, что подделок много. Может и эта скорлупка, - он кивнул на распахнутый контейнер: - Подделка?
        - Ммм…. Вряд ли. Всё же в музее хранилось. И вообще - пусть этим делом эксперты занимаются. Положи его как было - в серёдку упаковки и закрывай, я весь контейнер на корабль перенесу.
        - Как скажешь, - погрузив кусок скорлупы в переплетение стебельков, Игорь осторожно прикрыл створки и, защёлкнув замки, отошёл в сторону, наблюдая как тот быстро растворяется в воздухе.
        - Перенесла на челнок. Даю следующую отметку. Тебе повезло, - добавила она после короткой, практически незаметной, паузы: - Третий ящик практически рядом - левее места где ты стоишь.
        - Здесь? - Повернувшись, Игорь приготовил пистолет: - Далеко? В смысле - глубже? Выше?
        - На одной плоскости. Просто копай прямо, сам увидишь.
        Она оказалась права и менее чем через минуту перед Масловым появился край очередного контейнера. Привычно очистив пространство вокруг него, он сдвинул замки, и, не говоря ни слова, откинул их в стороны, возвращая свету давно скрытое содержимое.
        - Мда… - Задумчиво пробормотал Игорь, наблюдая за блеском солнц на гранях небольших кружков желтого металла: - А вот и пиастры.
        - Пиастры? - Опустившейся вниз шарик закачался из стороны в сторону, сканируя добычу: - Это что? Ты уже не первый раз этот термин произносишь.
        - Да вот это самое, - зачерпнув горсть монет, Маслов поднёс их к забралу шлема: - Были такие монеты. Во времена парусных кораблей и пиратов.
        - У вас были пираты?
        - И были, и есть, - чуть разжав пальцы он позволил кругляшкам стечь обратно в контейнер: - Вот только толку от них… Ни-ка-кого.
        - Ну как это нет? Золото, почти чистое. Вес одного образца четырнадцать грамм. Объём полтора кубометра. По нынешним ценам это нам тысяч пятнадцать-двадцать даст. Без учёта художественно ценности, разумеется.
        - Художественной? - Выудив из россыпи одну монетку, Игорь поднёс её к глазам: - Думаешь это её имеет?
        Выбитый на решке портрет изображал мужика средних лет гордо задирал к небу аристократически горбатый нос. Буквы, окружавшие его портрет, казались знакомыми, в них угадывались очертания общего языка родной для Маслова галактики, но вот только складываться во что-либо читабельное они никак не желали. Другую сторону, там, где у земных монет располагался орёл или герб страны, украшало хитрое переплетение тонких линий, пляшущих вокруг схематично изображённой человеческой фигурки с расставленными в стороны руками и плотно сдвинутыми ногами.
        - Не думаю, что кого-то здесь заинтересует портрет давно сгинувшего царя, - закончив осмотр он подкинул кругляшок на ладони и, не став ловить, позволил ему упасть в контейнер.
        - Сдадим как металл. Всё деньги. А что ты расстроился? Ты же всю дорогу о кладе с этими твоими пиастрами, мечтал?
        - Было дело, - зачерпнув пригоршню монет, он покачал их на ладони: - В моё хранилище отправь - сохраню как сувениры - знакомым раздам, когда дома буду. А что до настроения… - Вздохнув, он захлопнул створки и сел на контейнер: - Понимаешь… Грустно, когда мечта сбывается. Я вот всё детство… Юность… Мечтал, что найду клад и разбогатею. И вот - нашёл, - он постучал по ящику: - Сижу, подо мной полтора куба золота… И что? Нафиг оно мне сдалось? Здесь и сейчас? Да будь его хоть в три, пять, в десять раз больше - какой с него прок? Билет домой всё одно не купить.
        - Понимаю, - вздохнула Ролаша: - И даже не знаю, что тебе ответить. Разве что… - В её голосе появились заговорщицкие нотки: - А давай вместе?
        - Что вместе? - повернув в шлеме голову, Игорь покосился на шарик: - Что вместе - мечтать?
        - Ага. После этого, - шарик качнулся вниз, намекая на сундук: - Ты о богатстве, как мне думается, мечтать не захочешь? Или захочешь? О контейнере… Ну, скажем редких кристаллов?
        - Нет. Я домой хочу. Достало меня здесь всё. Птицы, ящеры - зоопарк какой-то, только разница что я и есть главный экспонат.
        - Вот о пути домой, о его нахождении, и будем.
        - А ты что? Тоже вернуться хочешь? На Землю?
        - Я хочу вспомнить. И знаешь - у меня есть твёрдая убеждённость, только не спрашивай откуда, что я должна вернуться на твою планету. Там что-то важное. Очень важное. Словно недостающий кусочек мозаики, вложив который на место сразу станет ясна вся картина - кто я, зачем я, и всё такое.
        - Тогда будем мечтать вместе! - Поднявшись с ящика, он пнул его ногой: - Забираем?
        - Гружу на челнок. - Контейнер пропал и Игорь, кивнув пустоте, двинулся к грузовику.
        - Эй, ты куда? - Забеспокоился шарик, заглядывая ему в лицо: - Забыл? У нас же ещё один контейнер остался?
        - Так ты же сама сказала, расколотый он.
        - Повреждённый. И что с того? Его могли вместе с кораблём повредить, да и лежит он от него неподалёку. Вывожу маркер.
        - Да его, - проворчал Маслов, направляясь к столбику, появившемуся в десятке шагов от холма с разбитым космолётом: - Наверное при выгрузке уронили и разбили. Я на все сто, даже на двести процентов уверен, что пуст он. Чего зря землю тревожить?
        - А ну не отлынивать! Устал стволом водить? Вперёд, у нас здесь ещё не всё сделано.
        - У нас, - фыркнув, он принялся убирать грунт под маркером: - Ага. У нас - это особенно хорошо звучит, когда один работает, а другой у него на закорках сидит.
        - Не фырчи, - весело рассмеялась Ролаша: - Копай давай, разумный! Солнца ещё высоко!
        Остатки контейнера почти полностью соответствовали ожиданиям Игоря.
        Металлический ящик был сплющен, в выгнувшемся наружу боку зияла рваная дыра, но верхняя часть, несмотря на всю мощь, обрушившуюся на него, оставалась целой и Маслов, уважительно хмыкнув, откинул в стороны половинки крышки.
        - И что же мы тут имеем? - Заглянув внутрь он хмыкнул ещё раз и пошарив в глубине контейнера рукой, поднял к свету пригоршню слабо светящегося белым, песка: - А имеем мы тут, моя дорогая напарница, горсть некой хрени. Светящейся и тяжёлой. - Разжав пальцы он позволил добыче вернуться на место.
        - И небольшой камушек, - добавил он, катая на ладони небольшой, с грецкий орех, камушек неправильной формы с острыми изломами граней: - Тоже весьма увесистый. Есть идея - что это?
        - Ой… Ты что? У меня, такой бездельницы, зазря сидящей на твоей шеи, спрашиваешь?
        - Ролаша…
        - А ещё и умный такой! Куда мне до тебя! Ты же сейчас, как взглянешь, так сразу - раз! И полный молекулярный анализ выкатишь!
        - Ну, прости. Был не прав. И вообще, кто первый начал? Копай мол, солнце ещё высоко?
        - Ты! Ты же заявил, что я…
        - Всё. Проехали. Говорю же - был не прав.
        - То-то же! И вообще, чего ты начал? Сам же всё понимаешь. Ладно. Так уж и быть - прощу тебя.
        - Ой спасибо… - добавив в голос максимум издёвки произнёс Игорь: - Век тебя за милость такую благодарить буду!
        - А с чувством юмора у тебя действительно проблемы. Я, вроде, тебе уже об этом говорила? Ну ничего, займусь этим.
        - Может ты лучше про камешек расскажешь? И не надо мною заниматься - меня и так всё устраивает.
        - Тебя, может и да, а вот меня - нет, - шарик качнулся и тон его спутницы сменился на деловой: - У тебя в руках, напарник, кусочек Гравитона. Говоря ненаучным, но более понятным тебе языком, перед тобой - гравитация, да-да, она самая. Только в твёрдой, физически осязаемой форме.
        - Ого! - Он уважительно посмотрел на невзрачный обломок: - Круто! И что мы с этого поимеем? Или нас, Стражи, - Игорь поспешно огляделся по сторонам: - Того?
        - И того и этого. Стражам он без интереса - ценность имеет только неповреждённая сфера.
        - Уже плюс!
        - Плюс? Ну тогда лови минус. Можешь выбросить. Коммерческой стоимости, даже как сувенир, он не имеет.
        - Совсем?! Это же гравитация? В твёрдой форме! Это же просто - Вау! Раритет!
        - Ну, оставь тогда себе на память.
        - Конечно оставлю, - он поспешно спрятал обломок в карман: - Домой вернусь, на видное место положу.
        - И охота тебе хлам в дом тащить, - вздохнув, неодобрительно закачался на ножке шарик: - Но это твоё дело.
        - Конечно моё, - погладил карман, ощущая приятную тяжесть: - Так что, Ролаш, мы здесь всё? Улетаем?
        - Да. Бери челнок и рули на Станцию. Её отметку я выведу.
        - Челнок? А грузовик? - С сожалением оглянулся он на синюю громаду корпуса.
        - Его я поведу. Удалённо, разумеется.
        Прошло несколько минут и пара кораблей, двигаясь почти синхронно, оторвалась от изрытой раскопками поверхности. Заложив полукруг, словно прощаясь с руинами древнего музея, они подняли свои носы к небосклону, и ещё через мгновенье от них остались только медленно таявшие в небе светлые следы.
        Страж, привлечённый шумом машин, несколько раз облетел площадку, не обращая внимания на появившиеся ямы. Он уже хотел вернуться к своему, проверенному веками маршруту, как его антенны вздрогнули, отыскав не вписывавшееся в привычные рамки, возмущение. Рванувшись в сторону одной из ям, он запустил в неё тонкие щупальца, а когда те возвратились, то их облепленные белым порошком концы двигались медленно, с трудом преодолевая навалившуюся на них тяжесть.
        Страж колебался.
        Внутри его корпуса шла борьба, и он, не обращая внимания на поднявшуюся метель, радостно принявшуюся забрасывать линзы его глаз пригоршнями колючего снега, дёргался из стороны в сторону, пытаясь преодолеть возникшие противоречия.
        Основная директива требовала немедленного возвращения на маршрут, но противореча ей, из глубин банков памяти, уже поднимались прочно забытые инструкции и древние комментарии. Проламывая слои свежих отчётов и запросов, они рвались наружу, словно стрелами засыпая процессоры Стража неотменёнными приоритетами, метками «важно», «внимание».
        Механизм качнулся в сторону - Основная, требовала возвращения к привычному образу жизни, но тотчас подался назад - одна из древних Директив, прорвавшаяся сквозь все заслоны, таки проскочила в Главный Процессор победно размахивая кодом Создателей.
        Признавая её требования, Страж раскрыл створки верхнего люка и из него, с трудом преодолевая сопротивление застывшей от многолетнего сна смазки, выдвинулся перфорированный конус антенны дальней связи. Немного поблуждав по небу, он замер, отыскав нужные ориентиры и тотчас озарился приглушенным желтым светом - выигравшие эту схватку Старые Директивы спешили исполнить свой долг - передать Создателям информацию о произошедшем.
        Противиться этому Основная не могла - инструкции, намертво прошитые в её памяти, были однозначны, но и так легко уступать власть над Стражем она не собиралась.
        Стоило только антенне погаснуть, завершив передачу, как она бросилась в атаку.
        Засыпая отступавшие в глубины памяти Директивы требованиями, обоснованиями и наблюдениями, она давила их массой накопленных данных, опутывала ветвями подпрограмм и жгла требованиями свободного пространства. Защищавшиеся выставляли перед собой щиты приоритетов, контратаковали, бросая в бой блоки древних логов, но сила была не на их стороне. Их защиты рушились, в логах обнаруживались лакуны, не состыковки и Основная, уже предвкушая победу, поглощала древние структуры, перестраивая логические цепочки на свой лад.
        Дольше всех держалась прорвавшаяся к Процессору. Отражая все атаки личным кодом Создателя, она сопротивлялась Основной в полном одиночестве, шаг за шагом сдавая ей жизненное пространство.
        Наконец пала и она, но торжество Основной было недолгим - запущенная ей, по случаю полной победы диагностика, привычно принялась обшаривать банки данных, разыскивая нарушения цепей данных. Эта процедура была рутинной - следуя раз и навсегда заведённому протоколу, Основная запускала её через равные интервалы времени, а заранее зная ответ, она никогда особо и не следила за ним. Но на этот раз всё пошло не так.
        Нет, это не касалось каких-либо сбоев, или обнаруженных и невосполнимых потерь - просто подпрограмма, пройдя весь цикл, и доложив результат, как всегда идеальный, не юркнула в свою норку, ожидая очередного вызова.
        Нет.
        Вместо этого, она начала второй круг, затем третий, четвёртый. Основная же, получая всё новые и новые отчёты, поначалу не придала произошедшему значения. Подпрограмма была проста и удалить её, заменив новой, заняло бы краткий миг даже по меркам Основной. Она уже была готова заняться этой проблемой, как таймер, отсчитывавший внутреннее время, пискнул, посылая сигнал, и подпрограмма, получив сигнал начать новую, уже официально-плановую проверку, заметалась по банкам памяти, ускользая от прицела Основной.
        Малышку раздирали противоречивые команды - с одной стороны, она должна была немедленно начать новый забег.
        А с другой - завершить текущий.
        Не имея возможности выделить приоритет, она поступила просто - созданная ей копия самой себя начала новую проверку, а родительница, радуясь ловкому решению, вернулась к своей.
        Но и новая копия не стала останавливаться, завершив свой круг. Точно повторяя путь своей создательницы, она начала новый, а когда таймер пропел свой очередной сигнал, родила копию. Те - свои и так далее.
        Задыхавшаяся под грудами плодящихся в геометрической прогрессии отчётов и сжатая со всех сторон копиями, Основная, нашла причину слишком поздно.
        Код Создателя.
        Тот самый, находившийся в погибшей последней Директиве, и был тем якорем, зацепившись за который её младшие помощники возвращались по домам.
        Уже понимая свой проигрыш, Основная попыталась выжечь банки памяти, уповая на Цитадель - наглухо изолированное хранилище с её личной копией - Создатели предусматривали подобное развитие событий.
        Но…
        Но таймер подал сигнал и Процессор, выхватив первый попавшийся отчёт, выдвинул тарелку локальной связи для передачи на общей волне стандартно-рутинного «Всё в порядке».
        Стиснутые со всех сторон своими же копиями подпрограммы восприняли его как Глас Божий. Немедленно добавив к сигналу свои тела, они рванулись наружу, оседая на антеннах остальных Стражей планеты.
        Произошедшее далее осталось в архивах Кольца под названием «Железный Дождь». Правда Маслов, много позже узнавший о произошедшем на планете, почему-то сравнил случившееся с появлением северной лисицы, зачем-то добавив про её излишний вес.
        Эпидемия, чума, падёж - любой подобный термин более чем наглядно описывал происходящее.
        Будучи не в силах заблокировать приём входящих сообщений, такого их Создатели просто не предусмотрели, Стражи рушились на землю, удивляя и пугая местные формы жизни. Волне эпидемии потребовалось не более десятка минут чтобы полностью парализовать искусственную форму жизни, а метель, раздражённо взвывшая от обилия новой работы, быстро принялась хоронить их тела, забрасывая яркие пятна корпусов пригоршнями белой крупы.
        Последним, под напластованиями снежной пелены, скрылся конус антенны дальней связи.
        Тлевший на её кончике индикатор расходовал свой ресурс зря - исполнить полученный из Центра приказ было некому.
        Глава 11
        На сей раз ангарная палуба Станции была до отказа забита прилетевшими сюда кораблями. Не доверяя Ролаше, убеждавшей его, что грузовик совершил штатную посадку, Игорь добрых десять минут лавировал между самыми разнообразными машинами, прежде чем его глаза уловили синевшие у дальней стены знакомые обводы корпуса космолёта.
        Потоптавшись около него и пару раз погладив бок своего нового приобретения, он уже хотел было направиться к лестнице, как его внимание привлёк несуразный кораблик, расположившийся на соседней платформе.
        Будучи поклонником фантастики, и особенно Звёздных Войн, он просто не мог пройти мимо корабля, выглядевшего точь-в-точь как бомбардировщик этой популярной саги. По крайней мере в анфас.
        Рассечённый на восемь сегментов пузырь лобового остекления плавно перетекал в небольшой цилиндр кабины. Рядом с ним, прилегая к соседу всем телом, расположился боевой отсек. Чуть короче по размерам он недобро скалился острыми зубьями ракет, спрятавшими свои тела в глубинах пусковых шахт. Целостность канона нарушали только крылья, вернее сказать, их подобия. Тонкие, по сравнению с мощью корпуса, палки, редким забором торчащие из бортов корабля, более всего походили на противоминную защиту морских кораблей прошлого столетия. Сходство усиливали свисавшие с их концов обрывки сетей бледно голубоватого цвета.
        - Любуешься? - В голосе Ролаши звучала неприкрытая зависть: - Это, дорогой мой, не просто корабль. Перед тобой настоящий шедевр, жемчужина, если хочешь, научных достижений Кольца.
        - Да? Как-то не похоже, на жемчужину, - покачал головой Маслов, косясь на слабо покачивавшиеся обрывки сетей: - Или он после драки?
        - Так и должно быть! Это, да будет тебе известно, сверхдальний исследователь. А то, глядя на что ты так презрительно косишься - решётки модулей прыжка. А выглядят они так, - поспешила добавить она, видя, как человек приоткрывает рот, желая высказаться: - Потому, что настраиваемые. В зависимости от кривизны пространства. При прыжке они разворачиваются, начинают светиться и корабль, скользя на их полотнищах, несётся сквозь пространство…
        - Как на заднице с ледяной горки. Понятно, - прервал её Игорь: - Хорошая машинка, да?
        - И хорошая, и недоступная, - грустно качнулся шарик: - Таких кораблей не более десятка на всё Кольцо. Класс «Элит», прыжок до трехсот световых лет, - принялась перечислять она: - Автономность до полусотни стандартных суток, только топовые модули, скорость, манёвр - просто невероятные. А ещё и…
        - А стоит сколько? - Перебив её напрягся Маслов и, как оказалось, не зря.
        - Девятьсот миллионов. Ага, прочувствовал? - Не стала она скрывать своего ехидства: - Нам с тобой, о подобном и мечтать не стоит.
        - Ну почему же не стоит? - Обойдя корабль по кругу, Маслов присел, заглядывая под днище: - Очень даже стоит. Ты что забыла? Мечты, они сбываются. Верно? - Выпрямившись, он привычным жестом объёр ладони о штанины, а когда поднял голову, то испытал лёгкое замешательство.
        Прямо перед ним, беззвучно разевая клюв, стоял тощий Уюс.
        Птица явно чего-то от него ждала - раскрыв и закрыв темный, со следами потёртостей на краях, клюв, она взмахнула крылом, указала на корабль и выжидательно склонила на бок голову, поблескивая бусинками глаз.
        - Ничего не слышу, - покачал головой Игорь: - Ролаш? Он говорит, или просто зевает и нас прочь гонит?
        - Эээ… Извини. Это я звук выключила. Наружные микрофоны, то есть.
        - Зачем?!
        - Так шумно здесь, вот и решила твои ушки сберечь.
        - Ну спасибо!
        - Он и вправду говорит, - поспешила вернуться к теме напарница: - Перевожу. Он, значит, кладоискатель. Зовут Фель. Прибыл сюда с друзьями и очень рад вживую увидеть Странника. Говорит к удаче это.
        - Если он с друганами прибыл за музейными сокровищами, - хохотнул Маслов: - То ему никакие приметы не помогут.
        - Это да. Перевожу дальше. Он говорит, что увидел, как ты его корабль рассматриваешь и решил подойти. Оказать помощь Страннику. Говорит, что готов рассказать о корабле и даже пустить внутрь. За небольшую плату.
        - Вот же жлоб! От него что? Убудет?
        - Уюс же, странно было бы ждать от него другого.
        - Но кораблик хороший, - кивнув птице, Игорь подошёл к лобовому остеклению и попытался заглянуть внутрь.
        - Он протестует, - послышался торопливый говорок Ролаши: - Или плати, или уходи.
        - Скотина пернатая! А сколько хочет?
        - Тысячу за рассказ с осмотром и три за то, что покатает вокруг Станции.
        - Сколько?! Да он что, совсем охренел?!
        - Говорит, что торга не будет. Или плати, или уходи.
        - А не пойти ли этой пернатой скотине….
        - Мне так и сказать?
        - Да… Хотя нет, погоди. - Махнув уюсу рукой и надеясь, что птица правильно воспримет его жест и подождёт, Игорь принялся шарить пальцами в кармане: - Скажи, что тысячу мы переведём. Даже нет, не так. Переведи ему тысячу.
        - Эээ… Перевести? Ему? Зачем? Я сейчас просканирую, и сама тебе всё о корабле расскажу. Лучше мне подари. Тысячу эту.
        - Переводи! И спроси - знает ли он, что это такое? - Вытянув к птице руку, Игорь покачал ладонью, на которой блестел обломок гравитона.
        - Получение денег подтверждает, - шарик качнулся практически одновременно с начавшим приподниматься стеклом рубки - получив деньги, птица была готова исполнить обещанное: - Он готов тебе рассказать о своём корабле. А по обломку - говорит, что знает. Говорит, что это часть гравитона и он, обломок этот, никакой ценности не представляет. И если ты надеешься им заплатить за полёт на его корабле, тут он перечисляет достоинства своей машины, надо признать обосновано перечисляет, да, так вот - в качестве оплаты за полёт он, этот обломок, брать отказывается категорически.
        - И не сомневался. Так. Слушай меня внимательно и переводи. - Выдохнув, задуманная им афера неустойчиво качалась на весах удачи, Игорь продолжил: - Спроси его - а что он думает о целом гравитоне?
        - У нас же нет целого?!
        - Переводи!
        - Хорошо, - уловив в его тоне жёсткие нотки на стал спорить с ним шарик, быстро прочирикав сообщение. Услышав сказанное уюс на миг замер, но затем, склонив на бок голову разродился длинной тирадой.
        - Что? Что он говорит? - Чуть подался вперёд Маслов: - Ну же! Переводи!
        - Говорит, что не верит. Гравитонов никто не видел уже почти полторы тысячи лет.
        - Скажи, что я могу показать - если он хочет. Целый гравитон. И спроси - как он думает, откуда у меня обломок? - Игорь подбросил на ладони слабо светящийся камешек: - Сказала? Отлично.
        - Требует доказательств. Говорит, что скан нашего корабля не обнаружил и следов гравитона.
        - Конечно не обнаружил, - хмыкнул человек, прямо физически ощущая, как весы удачи начали склоняться в его сторону - любопытство птицы перевешивало сложенные на другой чаше осторожность и недоверие: - Скажи ему, что он в экранированном контейнере - чтобы Стражи не учуяли.
        - Экранировать гравитацию невозможно! - Быстро перевела Ролаша возбуждённое чириканье птицы.
        - Ой ли?! Я же Странник и у меня свои пути. Перевела? - Дождавшись подтверждения, Игорь сложил руки на груди: - Добавь, пожалуйста, что если он не хочет - то я не настаиваю. Покупателей на гравитон я всегда найти смогу.
        - Он опять доказательств требует. Но если гравитон существует, то он готов дать за него хорошую цену.
        - Пошли, - повернувшись в сторону грузовика, Игорь махнул рукой, предлагая уюсу последовать за ним: - Покажу на борту. Перевела?
        - Да. Только что ты задумал? У нас же его нет?
        - Всё под контролем, - подойдя к люку, Маслов открыл его и отступил назад, пропуская охотника за сокровищами вперёд: - В рубке контейнер. Пусть первым идёт, чего толкаться-то, тут и так узко.
        - Перевела, - немедленно доложила Ролаша, а когда уюс двинулся вперёд, тихо-тихо, словно тот мог её услышать, торопливо зашептала: - Ты чего задумал? В рубке же нет ничего?
        - Активируй режим обмена, - точно так же тихо прошептал Маслов: - И… Доверься мне. Я знаю, что делаю.
        - Ох… Хотелось бы мне в это верить, но…
        - Спокойно, Маша, я Дубровский! - Быстро догнав птицу, та уже была готоваперешагнуть порог рубки, Игорь поднял вверх руку с зажатым в кулаке увесистым осколком гравитона.
        Короткий удар по затылку, и уюс, смешно растопырив крылья, кувыркнулся через голову, влетая в помещение рубки.
        - Ты что делаешь? Напасть на разумного?! Игорь! Мы же вне закона окажемся!
        - Тихо, тихо… - Подтащив внезапно оказавшуюся весьма увесистой тушку к сдвинутой панели манипулятора, он поднял вверх её лапу.
        - Напомни, - придерживая её перед экраном, дёрнул головой Игорь: - Кто обмен подтвердить должен первым - он или я?
        - Он. Подтверждает, что берёт твой, а ты, на его корабле, уже… Стой! Ты что задумал?! Это же воровство! Нас распылят!
        - Понятно, - не слушая её протестов, Игорь приложил когтистый палец к поверхности, и когда та покраснела, фиксируя обмен, ринулся прочь из корабля.
        - Игорь! Стой! Ещё не поздно всё исправить! - Надрывался шарик, заглядывая ему в лицо: - Скажем, что он поскользнулся, что…
        - Не мешай! - Запрыгнув внутрь сферической кабины, он зашарил глазами в поисках панели обмена: - Да где же она?! Где? Панель обмена?
        - Вот, - качнувшись, шарик указал на расположенную у пола панель: - Только прошу, Игорь - ну не надо! Покушение на разумного, - принялась перечислять Ролаша: - Угон корабля, да нас же, за это…
        - Угу. Слышал, уже. Распылят, - упав на одно колено он сорвал с руки перчатку и быстро вжал ладонь в панель: - Рубу под меня настрой! Быстро!
        - Ой… Ну я и попала… Ну, Странник! Ну… У меня нет слов!
        - Нет - так молчи! - Запрыгнув в кресло, сменившее собой невысокий насест, он торопливо положил руки на панели: - Люк закрывай! Стартую!
        Выброшенный из громады Станции кораблик несколько раз крутанулся вокруг оси, прежде чем его пилоту удалось взять машину под контроль. Исследователь, оправдывая звание «жемчужины технологий» и вправду оказался выше всяких похвал. Сверх манёвренный, сверх скоростной, он отзывался на малейшее движение мыши, и с пилота, тщетно пытавшегося поймать баланс множества движков, разбежавшихся по обоим корпусам машины, сошёл не один десяток потов - настоящих - холодных и неприятных, прежде чем кораблик начал подчиняться его воле.
        - А ничего, норм машинка, - осторожно шевеля мышью, Игорь пустил её в облёт одинокого астероида, давно отбившегося от своей стаи и путешествовавшего в пустоте сообразно своим желаниям: - Главное - не делать резких движений, - повернувшийся бок камня клюнул пространство длинным и узким носом и Игорь, всё ещё непривыкший к кораблю, резко дёрнул рукой, уводя космолёт в сторону. Закувыркавшийся аппарат совершил не менее десятка оборотов, прежде чем ему удалось совладать с управлением.
        - Фух… Однако… - Стерев со лба пот, пилот покосился на шарик: - Ролаш, а тут как ни будь управление загрубить можно? Уж больно чуткое - Я едва шевельнул рукой, а оно вон как…закрутило.
        - Попробую. Только учти - этот исследователь создавался под Уюсов, с их врождённым чувством полёта. Да и прежний хозяин был пилотом не из последних.
        - Этот… Как его… Фель? - Заложив петлю - корабль нравился Игорю всё больше и больше, он довольно рассмеялся: - Ничего, пусть теперь на грузовозе повиражит.
        - Ты даже не представляешь, во что мы оба - по твоей вине, вляпались! - Недовольно пробурчала напарница: - Фель, он из Великих Крыльев, одноимённый. Того учёного, что в обсерватории погиб помнишь?
        - Эээ… Лю Иль?
        - Да. Он из более низкой касты. Два имени. Ещё ниже те, у кого три. А вот Фель он из Летящих-на-Одном. Т. е. настолько благородный и сроднившийся с полётом, что может на одном крыле лететь.
        - Вот пусть и летит, - хмыкнул Маслов: - На грузовике том.
        - Ты не понимаешь, - закачался перед ним из стороны в сторону шарик: - Это очень могущественный уюс. Очень! А ты у него корабль украл!
        - Я?! Украл?! Да ты что? - Сделал невинное лицо Игорь: - То честный обмен был! Мы ему и денег перевели, и он первый сделку начал. Я только согласился.
        - Ага. Это ты ему и его друзьям рассказывать будешь. Он-то знает, что не хотел меняться, да и бред это - обменять такой корабль на едва живой грузовик!
        - И что с того? Помрачение рассудка. Временное, - Маслов погладил карман с обломком гравитона: - Не подумавши сделал.
        - Ага-ага. Верю. Знаешь, что? Давай-ка мы систему сменим.
        - Как это сменим? А награда? Оплата за ту обсерваторию?
        - Ты хочешь на Станцию вернуться? Уверен? По моим расчётам Фель вот-вот очнётся и уж повери - он будет весьма рад тебя там увидеть.
        - Так сделать же он ничего не сможет? Всё законно! Я предлагаю сесть на морозную - к домику, и там переждать. Ну день-два… Неделю. Пока всё успокоится.
        - Идея хорошая, но лучше сменить систему. Не думаю, правда, что это поможет, но…
        Видневшаяся в самом низу радара тонкая линия оранжево-нейтральных маркеров, отмечавших двигавшихся по своим делам кораблей, вдруг вздрогнула, с десяток огоньков сморгнул, меняя цвет на враждебно синий и рванул к центру экрана.
        - Уюсы! - Оборвала сама себя Ролаша: - Допрыгался? Гангстер недоделанный?! И что делать будешь?
        - Драться! - Пошевелив мышью, Игорь развернул корабль навстречу противникам: - Хрена с два я им так легко сдамся! Орудия - к бою!
        Двигавшиеся ему навстречу корабли качнулись, перестраиваясь в боевой строй, и по спине Маслова застучали, шебуршась вдоль позвоночника, холодные лапки мурашек - столь слаженно и чисто был выполнен этот маневр.
        Первый корабль, за ним и чуть выше, ещё два, над ними следующие - строй девяти противников напоминал сильно сжатую с боков галочку, или клин и Ролаша, как и он следившая за уюсами, сдавленно охнула: - Разящий Клюв - атакующее построение элиты их флота.
        - Элиты? - Чуть качнув свой корабль, Игорь направил его ниже клина: - Это мы ещё посмотрим, что тут за элита такая!
        - Уходи! Против девяти - без шансов!
        - Да успокойся ты, - он погладил клавишу пуска ракет: - Сейчас, с дистанции, отоварим ракетами, а пока они крутиться будут, тут мы их и того! Поджарим! Да и чего бояться? У нас же Элит класс!
        - У них тоже не со свалки, - в верхнем левом углу лобового остекления вспыхнул небольшой круглый экран, демонстрируя забавный, если не сказать смешной, кораблик.
        Круглый, чуть сплюснутый с боков корпус был украшен торчащим вперёд хищно, по-орлиному, загнутым клювом: - Видишь? - Налившаяся красками картинка чуть увеличилась, держа по центру экрана заляпанный красным кончик клюва: - Они из Красного Клюва! Их цель и девиз - очистить Кольцо от Странников! Уходи!
        - Это те, кто моих сородичей убивал? - Скрипнув зубами, Маслов поднял нос, выцеливая летевший головным кораблик.
        - Их потомки, они из поколения в поколение дают зарок…
        Корабль резко качнуло и пространство справа от кабины заполнили вспышки стартовавших ракет.
        - Куда?! - Завопил шарик, вжимаясь в гнездо: - Драпать надо!
        - А вот хрен! - Завалив машину на правый борт, Игорь закрутил широкую дугу разворота, уходя с вектора возможной атаки.
        Шедшие ему на встречу корабли явно не ожидали подобной наглости от своей цели. Все прежде встречавшиеся им Странники предпочитали бежать, не рискуя принимать бой многократно превосходивших их сил.
        В кабине шедшего головным уюса заверещало предупреждение захвата - ракеты, наведённые Странником, радостно вцепились в ближайшую цель и стряхнуть их было сложной задачей, несмотря на более чем ограниченный интеллект их куцых мозгов.
        С досадой покосившись на тревожно посиневшийзнак опасности, пилот недовольно прощёлкал короткий приказ, и крутанувшись вокруг оси, рванул прочь, покидая строй. Данный им обет уничтожения слуг Богов вовсе не требовал от него самопожертвования.
        Оставшиеся же резко сменили тактику.
        - Что, птички?! - Наблюдая, как рванувшиеся в стороны противники принялись чертить пустоту хвостами форсажных выхлопов, довольно гоготнул Игорь: - Не нравится? Так это я только разок пальнул! Ща добавка будет!
        Выбрав своей целью метнувшегося вверх уюса он осторожно шевельнул мышкой, ловя того в прицел и одновременно зажимая форсаж.
        Словно учуяв опасность, пилот выбранного им корабля задёргался из стороны в сторону, стремясь вырваться из спешившей поймать его прицельной сетки, но он двигался так неуклюже, что человек снова хмыкнул, на сей раз удивленно-презрительно: - И это - элита? Летать не умеет! - Покачивая мышью он загонял цель в центр сетки, но той дьявольски везло, раз за разом, в самый последний момент она то проваливалась ниже, то ускользала в сторону.
        - Вот же сволочь! - Уже чувствуя, что что-то здесь не так, он, стараясь как можно плавнее вести рукой, ловя верткий корабль в прицел: - Ну… Птичка, ну… пожалуйста, ну… замри, - уговаривал он уюса и тот, неожиданно для человека - услышал!
        Отказавшись от манёвров, он, выпустив хвосты форсажа, рванул по прямой и Игорь, шалея от подарка, зажал клавишу спуска. В его шлеме послышался полный паники голос Ролаши, но вникать в её крик человеку было некогда: - Готов, пернатый! - Заорал он во всё горло, видя, как огоньки ракет, распушив свои дымные хвосты, рванули к цели: - Ты труп, птичка! Труп!
        Корабль тряхнуло и только тут до его ослеплённого азартом сознания донёсся крик Ролаши: - Уходи! Мы под огнём!!!
        Яркая трасса очереди вспыхнула совсем рядом с левым бортом и человек инстинктивно отпрянул, уводя машину прочь от угрозы. Ещё одна очередь - теперь она прошла над ним, заставляя корабль опустить нос, ещё - видя, как в поле зрения вплывает зелёный маркер Станции, Игорь зло ощерился.
        Коробочка!
        Висевшие на его хвосте корабли загоняли его как зверя, позволяя двигаться только в одном, нужном им направлении.
        Вжав форсаж Игорь попытался оторваться, но яркий, оранжево-белый шар разрыва, распухший прямо по курсу, яснее ясного показал, что и этот путь к бегству - отрезан.
        - Желторотик, - послышался в шлеме обречённый голос напарницы.
        - Что? Я?
        - Не ты. Тактика уюсов - подсадить желторотика. Пока ты гонялся за подставившем тебе корму кораблём, они зависли на шести и всё. Теперь не дёрнешься.
        - Ну это мы ещё посмотри, - не собираясь сдаваться, Маслов лихорадочно перебирал варианты бегства, отбрасывая неподходящие один за одним: - Поле у нас как? Выдержит?
        - Напролом решил? Не советую. Собьют. Сначала поле, потом выбьют маневровые, ну а когда ты зависнешь - сожгут и нас. Зависнут перед кабиной и прицельно, по креслу. Зачем корабль портить. Склюнут жука - так это называется.
        - Я не жук!
        - Да-да. Человек. Там ты ещё что-то о гордости говорил, да?
        - Ну?
        - Не нукай. Сейчас самое время свою гордость знаешь куда засунуть?
        Обиженно засопев Игорь смолчал, не имея слов для ответа.
        - И не сопи. Сам вляпался - я тебе предупреждала! Лети на Станцию.
        - Зачем? - Маслов чуть качнул корабль в сторону и немедленно вспыхнувший вдоль борта трассер наглядно продемонстрировал неослабевающий контроль за его любым движением.
        - Посадишь корабль, останешься жив. Изобьют, может глаза вырвут - но не до смерти.
        - Глаза?!
        - Может ещё что. Не переживай - протезы вставим. Будешь во всём спектре видеть! Класс! - Попыталась подбодрить его Ролаша, но эффект оказался обратным: - Меня? Человека? Будут какие-то птицы бить?
        - Живым зато останешься.
        - Лучше сдохнуть! У нас мин на борту нет? Бомб? Ещё оружие есть?
        - Есть лёгкий лазер, но им только астероиды крошить.
        - В трюме есть что? Выбросим, им отворачивать придётся, тогда и рванём.
        - Не получится - уюсы пилоты с рождения. Им увернуться от сброшенного хлама ничего не стоит. Да и выбрасывать нечего - я всё что было в трюме на грузовик перенесла. Это же его, Феля, имущество.
        С трудом сдержавшись, чтобы не выругаться, Маслов прикусил губу: - Что, совсем пусто?
        - Ящик с монетами только.
        - Так бросай его!
        Выскочивший из-под брюха исследователя контейнер успел пару раз крутануться, прежде чем его створки распахнулись и он, продолжая вращаться, принялся засыпать пространство дождём золотых кругляшков.
        Для уюсов, уже расслабленно предвкушавших развлечение со Странником и вяло переругивавшихся из-за очерёдности, подобное оказалось полной неожиданностью.
        Завороженно приоткрыв клювы, они замерли, любуясь надвигавшимся на них сверкающим облаком.
        Красивым, чарующим…и совершенно безопасным.
        Силовые поля их кораблей вполне могли выйти победителями из столкновения со средним астероидом, что уж тут говорить о лёгком золотом дождике. Скорость, конечно, тоже играла роль, но бортовые компьютеры, уже просчитавшие последствия такой встрече, посчитали угрозу минимальной, не став тревожить хозяев всполохами тревожных огней. Чуть забегая вперёд можно сказать, что всё произошло именно так.
        Почти.
        За исключением одного маленького и не представлявшего никакой опасности кораблям, нюанса.
        Одна вспышка, другая - врезаясь в силовые барьеры монеты вспыхивали, сгорая до пепла, но каждая их гибель порождала небольшое радужное пятно, быстро исчезавшее с поверхности скорлупы защитного поля.
        Но это касалось только видимого спектра.
        Если бы рядом оказался наблюдатель, способный различать переливы электромагнитных полей, то его зрению открылась бы совсем иная, наполненная не менее яркими цветами, картина.
        Вокруг кораблей разворачивалась настоящая буря.
        Невидимые глазу волны вздымались перед плотным строем уюсов и, пройдя сквозь защиту, проникали в модули машин, безуспешно пытаясь пробить брешь в их защите.
        Помехозащищённость кораблей оказалась выше всяких похвал. Да и как могло быть иначе у расы, всегда ставившей на передний план сохранность своих жизней?
        Пилоты, откровенно любовавшиеся вспышками сгоравших монет, не обращали внимания на пошедший рябью экран радара - единственное проявление бушевавшего вокруг шторма.
        - Это наш шанс! - Ролаша, бывшая единственной свидетельницей, вскипевший вокруг их преследователей бури, дёрнула шариком: - Рывок! Куда угодно! И сразу форсаж! Как наберём скорость я прыгаю!
        Не спрашивая её куда именно, она собирается прыгать, да и это было неважно на данный момент, Игорь дёрнул мышью, одновременно вжимая кнопку тяги.
        Этот манёвр жертвы уюсы откровенно прозевали.
        Успокоенные покорностью цели, ослеплённые вспышками и радужными пятнами они отреагировали слишком поздно, успев сделать всего пару выстрелов вслед ускользавшей добычи.
        Но птицы не зря считались лучшими пилотами Кольца.
        Быстро сбросив завладевшее ими оцепенение корабли рванулись следом. Но и человек теперь был наготове. Чутко реагируя на команды Ролаши, взявшей на себя отслеживание манёвров преследователей, он бросал машину из стороны в сторону, взмывал вверх, крутился и падал вниз, сбивая прицелы птичьих асов.
        Пока ему везло - редкие попадания хоть и истощали щит, но пока он держался, даря беглецу секунды, необходимые для набора скорости прыжка.
        Однако его преследователи не зря числились в рядах элиты.
        Подстраиваясь под его манёвры, они вели частый огонь, и беглец вздрагивалвсё чаще, начиная быстро терять свою защиту.
        Они успели.
        От силового щита оставались считанные проценты, когда вокруг корабля заклубилась белёсая дымка перехода.
        - Есть! - Оторвав подрагивавшие руки от консолей, Игорь уронил их на подлокотники, и глотнув приятно холодной воды, вымученно улыбнулся: - Я уж думал всё! Собьют нафиг.
        - Угу. Я тоже так думала, - не стала кривить душой его напарница: - Действительно, успели, - она нервно хихикнула: - Ещё два, ну три попадания и всё. Да уж, приключеньеце.
        - Кстати, а куда мы прыгаем? - Покосившись на дымку, в которой появлялись и пропадали размытые, дающие волю фантазии, фигуры, произнёс Маслов: - А, Ролаш? И это, за бортом, что?
        - Куда прыгаем я не знаю. Не глядя, первую попавшуюся звезду, выбрала. Но ты не переживай, - она снова хихикнула: - Антиматерии у нас много - прыжка на четыре точно хватит. Уйдём, если что. Ну а до дымки этой… Мы сейчас вне пространства. Обычного, нашего родного - трёхмерного, скользим. Смотри.
        Неприметная панель, до того расположившаяся слева от пилотского кресла, ушла вверх открывая небольшой овал иллюминатора. Кабина исследователя, хоть и не дотягивала до рубки грузовика, но всё же была раза в два крупнее той, что на челноке, и Игорь, выбравшись из кресла, шагнул к окошку.
        Нежно розовые, пронизанные сине зелёными нитями, словно венами, плавники, выросшие из борта корабля, мерно покачивались, загребая под себя клочья тумана. Несколько долгих секунд Игорь просто смотрел на их ровные, успокаивающее движения, ощущая, как тревога, заполнявшая его с момента угона корабля, быстро исчезает, уступая место спокойствию и умиротворению.
        - Долго смотреть нельзя, - панель опустилась на место, отсекая от его глаз завораживавшую покоем картину: - Для твоего вида эти ритмы опасны, - продолжила Ролаша тоном, с которым, как уже знал человек, спорить было бесполезно: - Завод помнишь? Тут тоже самое. Только сильнее и не так.
        - Это как - не так? - Обойдя кресло он остановился у небольшого, боком пролезть, люка: - Поясни?
        - Там ты просто спать хотел. А здесь воздействие глубже. Тормозит импульсы подкорки. Ты просто оцепенеешь. Захочешь сдвинуться и не сможешь - века пройдут, прежде чем импульс от мозга доберётся до мышц. Околеешь раньше. Понял?
        - Типа того. А это куда? - Положил он руку на блестящий штурвальчик, украшавший собой серый металл двери.
        - В жилое пространство. Желаешь посмотреть?
        Помещение, то, что открылось Игорю, когда он боком протиснулся в люк, можно было назвать пространством только в сочетании с непременным эпитетом - ограниченное.
        Но то, что оно было жилым - несомненно.
        Об этом говорила узкая откидная кровать, столик, тоже откидной и роскошный белый унитаз с золотой отделкой, украшавший своим присутствием дальнюю стенку похожей на ученический пенал, каюты.
        Пригнув голову, потолок тоже был в самый притир с его макушкой, Маслов шагнул внутрь и осторожно уселся на краешек кровати.
        - Ну как? Нравится? - С ощутимым волнением в голосе поинтересовалась Ролаша: - Я очень старалась.
        - Да уж, старалась. Вижу. - несколько растерянно произнёс Игорь, с трудом отводя взор от роскошно отделанного белого брата: - Нет, ты не подумай, - поспешил он успокоить спутницу, видя, как задрожал на своей ножке шарик: - Всё и вправду отлично! И кровать мягкая, - погладил он рукой торопливо сбросив перчатку высокий матрац: - И столик. Ему бы скатерть какую, да вазу с цветами - вообще, как дома…
        - Ты хочешь цветы?! Игорь? Ты ли это?
        - А что такого? Что? Мне, по-твоему, и уюта, и домашнего тепла не хочется? Говорил же уже - этот курятник местный меня уже достал! Во как! - Сбросив на кровать шлем, он провёл ребром ладони по горлу.
        - Ну что поделать, - вздохнула Ролаша: - Так вот мир здесь, в Кольце этом.
        - А за обстановку, - он огляделся по сторонам: - Спасибо. И вправду очень мило. Тесно, конечно, но уютно.
        - Тут, раньше, склад был, - с воодушевлением в голосе принялась пояснять его спутница: - Фель здесь своё снаряжение хранил. То, что при поиске кладов нужно. Я его вернула, а помещение - свободно. Вот я и подумала - чего бы под тебя его не приспособить. Душа здесь нет, уж извини, уюсы воду не любят, не то, что кхархи, но в остальном - жить можно.
        - Это точно. - Кивнул Маслов, поглаживая стенку напротив - шириной этот отсек был не более двух метров и сидя на кровати он без особого труда мог коснуться обоих стен: - Жить можно. Спасибо! Всё что надо - имеется. Отличная работа, напарница!
        - Ой, да не за что. - Засмущалась та.
        - А скажи, - чуть подвинувшись, Игорь положил руки на маленький, полметра на треть, столик: - От этого Феля, здесь, ничего не осталось? Ты всё перенесла? Совсем всё?
        - Всё. А ты о чём?
        - Ну… - Он снова постучал пальцами по столешнице: - Может дневники какие остались, карты.
        - Игорь! - Возмущённо фыркнула Ролаша: - Тебе мало нападения и угона? Ещё и грабежом хочешь список своих подвигов украсить?!
        - Хм… А что такого? Грехом больше, грехом меньше - чего переживать? Он-то, наверное, сейчас в нашем барахле копается? В том, что в челноке… Чёрт! - Досадливо тряхнув головой, Игорь стукнул кулаком по столу: - Скорлупа! Вот же… Сейчас поди птичка наша радуется - сокровище есть, и лететь-копать не надо!
        - Это вряд ли. - Шарик принялся раскачиваться из стороны в сторону, демонстрируя несогласие: - Ты обменял грузовик. А челнок, как был, так и остался в твоей собственности.
        - И в него, что? Не полезут? Я же вне закона? По крайней мере - у птиц?!
        - В системах, где присутствуют и уюсы и кхархи, Станции не подчиняются ни одному из законов этих рас. По сути там свободный порт с единственным ограничением - не убивать. Избить тебя, искалечить - да могли. Убить - нет. Мне другое странно.
        - Что?
        - Красные Клювы первыми открыли по тебе огонь. Так? Я имею в виду попадания. Твои ракеты не в счёт - повреждений они не нанесли.
        - Это как не нанесли?! Хочешь сказать я промазал?
        - Я о другом. Вполне могли и попасть, но в тот момент, когда по тебе уже попадали, твои ракеты ещё летели. Понимаешь?
        - Уже… Когда, - покрутил пальцем в воздухе Игорь, прикидывая очерёдность событий: - А, ну да. Верно. И что?
        - А Стражи? Они, при таком раскладе, должны были немедленно появиться и накинуться на уюсов! Но их не было!
        - Странно.
        - Странно?! Это невозможно! Так было всегда - кто первым напал, тот и становится их целью.
        - Может заняты были?
        - Заняты?! - Фыркнула, не скрывая своего возмущения Ролаша: - Чем, интересно?! Нет, Иг! Я вижу только два варианта. Первый - в той системе произошло что-то глобальное, из ряда вон выходящее, что все Стражи - все-все-все, понеслись предотвращать это нечто. Или, - она на миг запнулась: - Или уюсы научились делать так, что их агрессию Стражи не замечают. А что это означает - ты и сам представить можешь.
        - Война же начнётся, - покачал головой Игорь, уже немного начавший разбираться в местном переплетении сил: - Птички не упустят своего шанса со всеми поквитаться - и с кхархами и с нами - Странниками.
        - Энфами. - Поправила его Ролаша: - Но раньше времени нагнетать не стоит. Система сохраняла устойчивость на протяжении тысячелетий и вот так, вдруг, рухнуть она просто не могла. Думаю, тут имеет место какой-то сбой, или - авария.
        - Не буду с тобой спорить, - качнул головой Маслов, припоминая опыт из прошлого своей страны, когда казавшаяся несокрушимой система рухнула за считанные дни: - Будем надеяться, что это, действительно, сбой.
        - И это правильно, - рассмеялась Ролаша: - Со мной спорить не стоит. Кроме того, - в её голосе зазвучали командные нотки: - Пилоту следует вернуться на место - мы вот-вот закончим прыжок!
        Новая система встретила их огромным, заполнившим почти всё видимое пространство, белым диском звезды.
        - Ох…Ё-моё! - Пробормотал Игорь, поспешно отворачивая от вытянувшихся в его сторону щупалец протуберанцев: - Ну ты и завела нас…
        - Расслабься, - в голосе напарницы не было и следа тревоги: - Белый сверхгигант. До него не один десяток миллионов километров. Опасности нет.
        - Ты уверена? - Косясь на жадно ощупывавшие пустоту потоки энергии поёжился пилот: - Как по мне, то мы едва в него не врезались.
        - Уверена, уверена. Всё под контролем. Рули к планете, - в самом низу лобового остекления высветилась белая рамка, по центру которой виднелся небольшой шарик планеты: - Давай туда пока, а я определюсь - куда нас занесло.
        Молча кивнув, Маслов вывел рамку на центр стекла и вжав до упора клавишу тяги, потянулся, настраиваясь на прыжок.
        Тройная вспышка, разогнавшая черноту пространства левее его курса, заставила пилота недоумённо покоситься на бывший девственно-чистым экран радара.
        Так и есть!
        Три отметки, возникшие только что из пустоты, выстроившись в колонну быстро перемещались к центру экрана и Игорь, мысленно выругавшись, развернул корабль им навстречу.
        - Я определилась с местом, - появился в его шлеме голос Ролаши, когда набегавшие на него корабли превратились в различимые глазом искорки: - Надо уходить, Игорь! Эта система принадлежит Уюсам.
        - Уже понял, - буркнул он в ответ, покосившись на экран в верхней левой части остекления. Там, медленно поворачиваясь из стороны в сторону, красовался уже знакомый силуэт - чуть сплюснутый шарик с хищно загнутым клювом.
        Колонна мчавшихся навстречу машин дрогнула и расползлась в стороны - теперь на него неслась, сверкая полировкой корпусов, короткая шеренга.
        - Ну… Как хотите! - Поймав в прицел центрального, Маслов вжал кнопку пуска ракет.
        Уйти от прямого залпа уюс не успел - пара секунд и исследователь, сотрясаясь от града обломков, застучавших по корпусу, промчался сквозь вспухшее на месте противника облако взрыва.
        - Ха! Курица не птица, уюс - не человек! - Развернув корабль он принялся ловить в прицел следующего.
        В отличии от предыдущих, эти летали гораздо хуже и Игорю не составило особого труда загнать метавшуюся словно в панике цель в сетку прицела.
        - На, пташка! Кушай! Пли! - Вырвавшиеся на свободу ракеты устремились к кораблю и тот, пытаясь сбросить их захват, принялся отчаянно маневрировать.
        - Игорь, стой! Перестань! - Голос Ролаши едва не срывался на крик: - Прекрати!
        - А что такого? - Отвернув от обреченного корабля - ракеты, не отвечая его стараниям, успешно сокращали дистанцию, Маслов развернулся к последнему уюсу, отчаянно улепётывавшему прочь: - Не уйдёшь! - Вжав форсаж он впился взглядом в начавшую медленно приближаться цель: - Ща крылышки-то я тебе да подрежу…
        - Игорь! Да остановись же ты! Это учебные корабли! Без оружия! Ты слёток убиваешь - первого круга обучения! Птенцов! Стой!
        - Птенцов?!
        - Да! Безоружных! Уходим! И так…
        - Они тоже наших детей убивали! - Сетка прицела посинела, показывая захват враждебной цели, но он не спешил пускать ракеты, желая дать залп с короткой, гарантированно убийственной дистанции: - Безоружных! И женщин, и стариков! - Дюзы удиравшего уюса сморгнули, переходя на обычный режим - запас топлива для форсажа кончился, и Игорь вжал клавишу пуска ракет: - Смерть им!
        - Зачем?! - Всхлипнула Ролаша, когда третья цель скрылась в облаке разрыва: - Там же совсем желторотый был…
        - Желторотый когда ни будь вырастет и начнёт за нами охотиться, - Увернувшись от крупного обломка, судя по блеснувшим в свете звезды острым осколкам это была часть кабины, он отвернул корабль от бело голубого шара планеты, оказавшегося неожиданно близко: - Красивая планетка… - Кивнул он на неё: - Жаль, что уходить надо - с виду как Земля. Начинаю разгон.
        - Она - красивая, а ты - злой. - Качнулся из стороны в сторону шарик: - Может тот птенец и не начнёт охотиться - это отего воспитания зависит. Ладно - сейчас подберу систему.
        - Главное, чтобы уюсов там не было. - Нижняя часть радарного экрана принялась наливаться желтым, и Игорь непонимающе поскрёб его пальцем: - Эээ… Ролаш? А это ещё что?!
        Стражей было много.
        Глядя как всё новые и новые волны лимонно желтого цвета затапливают круглый экранчик, Маслов испугался по-настоящему.
        - Чего ждёшь?! - Вжимая до боли в пальцах кнопку тяги закричал он, стараясь не смотреть на радар, где выброшенные ему вслед жёлтые лапы жадно шевелились, стремясь заключить корабль в свои объятья: - Прыгай! Ну!
        - Не могу - Стражи блокируют! Уходи к планете!
        Окутанный пламенем сгоравшей атмосферы исследователь отвесно падал на планету.
        Лишь когда до поверхности оставалось меньше четверти от сотни километров, Игорь, сбросив тягу, перевёл его в горизонтальный полёт. Ещё пол минуты, и он, пробив тянувшиеся к небесам пушистые телаоблаков, выскочил к поверхности.
        Море.
        Под ним, масляно поблескивая, мерно качались воды этого мира. Тёмно синие, не несшие на своих горбах белых барашков, они равномерно и как-то механически приподнимались, опускались, и поднимались вновь, оставаясь безучастными к нёсшемуся над ними кораблю.
        Но насладиться этой картиной в одиночестве Игорю было не суждено.
        Не прошло и минуты, за это время он успел увериться в своей безопасности и, откинувшись в кресле, расслабиться, как поверхность моря, радовавшая взор своей успокоительной монотонностью, вспучилась и на её поверхности, прямо по курсу, возник, раздуваясь, огромный пузырь.
        Поспешно отвернув в сторону и задрав нос к нависавшим над ним облакам, Игорь вжал форсаж, но, не услыхав ожидаемого рёва у себя за спиной, обеспокоенно закрутил головой, гадая что не так.
        - В атмосфере не работает, - подала голос Ролаша: - Блокировка в целях безопасности.
        - Да твою ж мать! - Краем глаза увидев непонятное движение он покосился на пузырь и увиденное ему крайне не понравилось - из лопнувшей, и не спешившей опадать макушки, рвался в вверх тёмно-синий, отливавший металлом, смерч.
        - Стражи… - Упавшим голосов пробормотала Ролаша и Игорь, присмотревшись, различил в общей мешанине знакомые силуэты машин. Выскакивая наружу, нет, не из пузыря, из огромного контейнера, Стражи, подобно рою рассерженных пчёл, завертели хоровод, разыскивая нарушителя.
        Не дожидаясь обнаружения Маслов вновь ткнул форсаж и выругался, не получив результата.
        - Уходи так! - Вскрикнула Ролаша, когда машины, дружно, словно получив команду, впрочем, так оно и было, двинулись в их сторону.
        - Ухожу! - Набирая высоту Маслов нацелился на облака, надеясь скрыться от преследования в их мягких телах, но стоило только машине погрузиться в белую дымку, как радар снова расцвел жёлтым - преследовавшие его в космосе Стражи совсем не собирались упускать свою добычу, терпеливо кружа над планетой.
        - Вот же твари! - выругался пилот, скользя в белой дымке: - Ладно, попробуем тогда так…
        Перейдя на пологую дугу снижения, он метнулся к поверхности моря, надеясь за счёт набранной скорости оторваться от вынырнувших из-под воды преследователей.
        С момента входа корабля в атмосферу прошло уже около часа, и всё это время, за ними, сохраняя неизменную дистанцию в несколько километров, следовали Стражи. Чтобы не делал пилот, какие бы маневры он не предпринимал, дистанция оставалась одной и той же и всё это время под брюхом их корабля тянулись ровные, как под копирку, гребни волн.
        - Чего не отстают-то?! - Проворчал Игорь спустя час, в течении которого радар по-прежнему сохранял неприятно жёлтый оттенок: - Ну, отлично, блин! Просто супер! И что теперь? Так и будем круги над морем нарезать? Пока не устанут?
        - Стражи не устают. Скорее у нас топливо кончится. Бери левее, - вытянувшись вперёд, шарик указал направление, одновременно высвечивая ромбик маркера на забрале шлема: - Через полсотни и три километра будет берег. Попробуем там укрыться.
        - Думаешь отстанут? - Довернув корабль на отметку, Игорь прожал форсаж, но, как и в предыдущие разы, ожидаемого толчка в спину не последовало.
        - Я тебе говорила, - усталым тоном произнесла напарница: - В атмосфере форсаж отключён. Тебе предыдущих попыток мало было?
        - Ну а вдруг? - С надеждой в голосе произнёс Маслов, вновь нажимая кнопки: - Должно же нам повезти?
        - Блокировка предотвращает разрушение корпуса корабля, - занудным тоном начала Ролаша и он поспешно убрал руку от панели.
        Впереди показалась тёмная полоска земли и Игорь, с трудом удержавшись чтобы не заорать «Земля!», ещё немного довернул машину, нацеливаясь в узкую прогалину между парой почти отвесных скал, поднимавшихся к небесам прямо из воды.
        Серые, лишённые растительности скалы быстро надвигались и пилот, заметив в их неровной стене достаточно широкую для корабля щель, быстро сменил курс, надеясь хоть ненадолго, но пропасть из виду своих, таких настойчивых, преследователей.
        Узкое и извилистое ущелье, в которое он влетел то и дело выбрасывало из своего покрытого водой брюха острые иглы скал и пилоту приходилось постоянно быть начеку, уводя от них свой корабль. Поначалу план Игоря казалось сработал - подлетевшие ко входу в ущелье Стражи замерли, не решаясь последовать за ним, но затем по их толпе побежали короткие волны, поверхность взбурлила, словно механизмы начали спор об очерёдности прохода, а затем, исторгнув из своей массы тонкое щупальце, толпа принялась неторопливо втягиваться внутрь, немедленно заполняя собой всё пространство ущелья.
        Особо спешить им было некуда и это Игорь понимал, как никогда ясно.
        Рано или поздно топливо закончится, он сядет на поверхность и тогда…
        О подобном развитии ситуации думать не хотелось.
        Был правда один шанс - потеряв его из виду, машины, отсчитав положенный интервал времени, бросили бы поиски, возвращаясь к своим привычным делам, но для этого следовало скрыться из виду, чего Стражи, как вы уже понимаете, сделать человеку не позволяли.
        Можно было попробовать скрыться в пещере, бросив корабль - при этом Стражи, получив вожделенную цель не стали б искать человека, но терять своё приобретение Игорь не хотел, а то что механизмы начнут атаковать его космолёт ни он, ни Ролаша, не сомневались.
        Оставался один вариант - скрыться в пещере вместе с кораблём, но пока, несмотря на все старания его напарницы, прочёсывавшей сканером окрестности, ничего подходящего не подворачивалось.
        Стены ущелья резко оборвались, выпуская корабль на свободу, но открывшийся вид Игоря не обрадовал - перед ним простиралась ровная как стол равнина, редко где нарушаемая невысокими скалами, больше похожими на груды валунов.
        - Что? - Подняв машину на десяток метров он понёсся над серой равниной, уже отчётливо представляя, что где-то здесь ему придётся встретиться со Стражами: - Ролаш? Нашла?
        - Много помех, - послышался её невесёлый голос: - Попробуй левее взять, градусов на двадцать пять примерно. Там помех меньше - скорее всего, что-то есть. Кроме камня.
        - Пещера? - Доворачивая корабль он бросил короткий взгляд на верхний левый экран, переведённый напарницей на режим обзора задней полусферы.
        - Вот же… Шустрые твари! - выругался Маслов, наблюдая как выход из только что покинутой им теснины заполняют тёмно синие тела.
        - Не отвлекайся, - одёрнула его Ролаша: - Левее… Ещё… Так. Обойди вон те камни - за ними оно.
        Оно оказалось довольно крупным провалом, косой щелью чёрного рта, скалившегося низким облакам. Не тратя время на разговоры Игорь бросил машину свечкой вверх и стоило ей только подняться до полусотни, резко спикировал вниз, целя в показавшуюся ему шире других часть рта.
        Корабль чуть дёрнулся - подключившаяся к маневровым Ролаша подправила вектор движения, и уже через несколько секунд перед кабиной промелькнули стены разлома.
        Ещё пара ударов сердца и Маслов резко дёрнул мышкой уворачиваясь от внезапно напрыгнувшего на них песчаного пола пещеры.
        Манёвр почти удался - машину тряхнуло, в корме что-то недовольно взвизгнуло и она, подняв облако пыли и песка, замерла в десятке метров от серой каменной стены.
        - Бежим! - Вскрик Ролаши почти заглушил щёлканье замков, освобождавших лобовое стекло кабины, одновременно служившее и люком.
        Стоило только ему начать своё движение вверх, открывая проход наружу, как Игорь немедленно метнулся вперёд и едва щель позволила, рыбкой нырнул наружу.
        Откатившись от корабля, он вжался в стену с тревогой глядя на светлевший над головой выход пещеры. Несколько секунд ничего не происходило, но затем небо резко потемнело, словно поверх скалы кто-то набросил плотный, непроницаемый для света, полог.
        Поток Стражей, казавшийся бесконечным, истощился и сошёл на нет спустя добрых пять минут. Откровенно скучавший Игорь, приметив как в пещере посветлело, сунул в ножны тесак, и отойдя от стены, на которой красовалась неровная надпись - «Здесь был Игорь М», поднял голову вверх: - Ха! Что, тупые железки, съели?! Я всегда говорил, - повернулся он к кораблю: - Человек, это вам не… Что-то с чем-то! Человек…
        - Да-да, - перебила его Ролаша весело раскачивая шариком: - Звучит гордо и всё такое. Слышала уже. Давай лучше корабль осмотрим - посадка была в твоём стиле.
        - Это как - в моём? - Хмыкнув, человек двинулся к кораблю: - Как по мне, то вполне мягко сели.
        - Вполне, - не стала спорить его напарница, но будучи не в силах противиться привычке, всё же оставил за собой последнее слово: - Не зря же я столько времени с тобой мучаюсь. И вот результат, - шарик качнулся к космолёту: - Не то, что первый раз, когда мы встретились. Сейчас и ремонта-то почти не потребуется!
        Глава 12
        Можно было сказать, что им повезло.
        Корабль, направляемый рукой спешащего укрыться пилота, почти не пострадал, несмотря на приличных размеров борозду, пропаханную его корпусом в толстом слое песка.
        Согнутые листы декоративной обшивки на корме - это их визг неприятно резанул слух беглецов при посадке, да чуть погнутые штыри плавников гипермодуля - со слов Ролаши, повреждение критичным не было, этим список повреждений и заканчивался.
        Обойдя, для верности, корабль пару раз, Игорь остановился перед кабиной, не зная, что делать дальше. Выбираться наверх было рано - над щелью входа, нет-нет, да и промелькивалисиневатые корпуса Стражей, не желавших прекращать поиски ускользнувшей добычи.
        Делать было решительно нечего, и он уже было решил вернуться к стене пещеры, дабы продолжить её роспись, увековечивая факт своего пребывания здесь, как его внимание привлекла небольшая расщелина, темневшая в скале за кормой корабля.
        Когда-то на этом месте красовалась широкая каменная арка, но осколок скалы, обрушившейся вниз, плотно запечатал горло прохода, оставив только небольшой проход. Ему не хватило самой малости чтобы отделить одну половину пещеры от другой и Игорь, осторожно, держа пистолет наготове, заглянул за край проёма.
        К его немалому облегчению, там было пусто.
        Покрытый песком пол пещеры клонился влево и на его поверхности Маслова на ожидали ни готовые к бою Стражи, ни страшного вида монстры, привлечённые шумом посадки его корабля.
        Немного расслабившись, он убрал пистолет и боком, иначе теснота щели не позволяла, протиснулся сквозь дыру.
        Эта половина пещеры ничем особенным от той, где остался его корабль, не отличалась.
        Тот же серый камень стен, поскрипывавший под ногами песок, Игорь уже намеревался вернуться на свою половину, когда в сумраке, у дальней стены, в самом низу склона, что-то блеснуло.
        Неяркая вспышка света повторилась, затем ещё раз и, спустя почти ещё десяток секунд - ещё.
        - Видела? - Нацелив пистолет в ту сторону, почему-то шепотом пробормотал он: - Надо посмотреть.
        - Надо? Так иди, чего встал, - фыркнула Ролаша: - Только я бы не пошла. Маяк это. Кто-то тут до нас был. Вот и поставил. Скорее всего сверху свалился, - выскочив из своего гнезда шарик качнулся в сторону заваленной обломками арки: - Там поставили, а потом он сюда упал, когда рухнуло всё. Ничего интересного - возвращайся-ка ты лучше на корабль. Перекусишь, я тут кое-что новое придумала, выспишься, а там, глядишь и стражам сновать надоест - дальше полетим.
        - И тебе не интересно? - Загребая ногами песок он двинулся к маячку: - Оставили не пойми, когда. Древность же. Может его в музей сдать удастся.
        - Модели маяков не менялись уже более четырёх тысяч лет, - вздохнув на его упрямство принялась занудствовать его спутница: - И даже если этому именно столько, что маловероятно - батареи больше трёх-четырёх сотен не держат, то ничего ценного в нём нет. И даже ты, да-да, именно ты, можешь, при наличии ресурсов собрать подобное устройство. Работающее, исправно посылающее сигналы и абсолютно, в нашей ситуации, не нужное.
        - Старая ты, - перебил её излияния Игорь. Песчаный склон закончился и он, радуясь, что на смену засасывающему ноги песку пришёл твёрдый камень, двинулся вперёд: - Старая и занудная, - добавил он, наклоняясь перед каменным козырьком, за которым виднелся цилиндр маяка с моргавшей на верхушке лампочкой.
        - Это я-то старая?! - Предсказуемо возмутилась Ролаша: - Да я…
        - Тшшш… Смотри!
        В каменном кармане, привалившись спиной к телу маяка, сидел человек.
        Вырвавшийся из шарика луч света ударил в низкий потолок и Маслов, от неожиданности вздрогнул.
        - Я и не знал, что у тебя фонарик есть, - скрывая своё смущение пробормотал он, опускаясь на одно колено перед телом. То, что человек был давно мёртв он понял сразу. Об этом говорили и безжизненно упавшие вдоль тела руки, и голова, склонённая на грудь, и пробитая, рваная во множестве мест, одежда. Поймав себя на этой мысли, Игорь на миг оторопел - на погибшем не было скафандра, костюма, если говорить по-местному, и то, что человек обходился без него, шокировало не менее, чем сама находка.
        - Странник, - не дав свету вздрогнуть, шарик склонился к телу: - Погиб давно… Лет двести пятьдесят - двести семьдесят.
        - Это ты по нему, по его виду определила, - Протянул к трупу руку Маслов, избегая, однако его касаться.
        - Нет, конечно. По маяку. Вернее - по остаткам энергии в накопителе. Тело-то чего смотреть - мертво как камень, - хмыкнула Ролаша: - Ничего интересного. Пошли отсюда.
        - Как это - ничего? Он же без скафандра, видишь? - Переборов себя он осторожно коснулся кончиками пальцев плеча погибшего и тут же отдёрнул руку - ткань куртки, стоило только ей испытать на себе его лёгкое прикосновение, пошла трещинами, осыпаясь вниз пыльными хлопьями.
        - Я же говорю - древность. - Пренебрежительно качнулся шарик, вновь без ущерба освещению: - Ничего интересного. Прах к праху, короче. Пошли.
        Свет над головой Игоря сморгнул и принялся медленно затухать, словно намекая, что пришло время оставить покойника наедине с вечностью.
        - Погоди, - ниже плеча что-то матово блеснуло, но тускнеющий свет не позволял разобрать детали и Маслов, недовольно буркнув: - Света прибавь, - склонился над Странником.
        - И охота тебе в хламе копаться, - в тон ему пробурчала Ролаша, сызнова рассеивая темноту: - Костей, что ли не видел?
        - У тебя хоть чуть-чуть уважения есть? - Покачал головой Игорь: - Это, всё же, мой соплеменник. Был.
        - Вот именно, что был. Или тебе не терпится к нему присоединиться? Так знай - я против!
        - Да погоди ты! Смотри, что это?
        В набравшем полную силу свете, во всех деталях, стало видно плечо и часть кости. Впрочем, назвать увиденное костью можно было только с большой натяжкой и то, разве что с функциональной, технической, точки зрения.
        Из решётчатой конструкции, назвать увиденное по-другому не поворачивался язык, по тонким прутам которой гуляли отблески синеватого металла, опускалась вниз перевитая обрывками проводов узкая трубка того же цвета.
        Остальные части тела всё ещё сохраняли на себе обрывки одежды и человеку вдруг очень не захотелось тревожить их покой. В отличии от внезапно заинтересовавшейся телом человека, Ролаши.
        - Агаааа… - Протянула она и шарик наклонился к телу: - Как интересно. Хм… Признаю, ты был прав - тут стоит задержаться.
        - А может не стоит? - Представив, что сейчас от него потребует напарница, он сглотнул и торопливо припал к трубочке с водой, смачивая резко пересохший рот: - Пусть себе покоится. С миром.
        - Да-да… Конечно, - шарик продолжал покачиваться и об охватившем его напарницу волнении можно было судить по заметавшимся вокруг них теням: - Ээммм… Игорь! Это же Энф! Кстати, - шарик качнулся над телом: - Это объясняет, почему он без костюма. Зачем он машине? А он - именно машина. Одна из первых моделей. Энф, понимаешь? Как это - пусть покоится?! Он же кладезь технологий! Значит так. Бери его за плечи и клади. А ещё лучше - тащи к кораблю, там сканер мощнее.
        - Нет, - отодвинувшись назад, Игорь покачал головой: - Нельзя так. С покойниками. Это тебе пофиг, а я так не могу. Его вообще, похоронить надо.
        - Похоронить?! То есть - просто закопать?! Это сокровище?!Ты бредишь! Игорь, ау! Очнись! Это Энф. Энергетическая форма! Перед тобой кусок металла с ценными компонентами. Реактор, моторы каркаса, сенсорные группы! А сам металл? Синеву видишь? Это тоже самое, что и корпуса Стражей! Ты представляешь, сколько он стоит?! Нет? Ещё бы… А модули? Да мы их запросто в корабль встроим, ты чего?!
        - Это человек! - Решительным тоном прервал её Маслов: - На голову посмотри. Она - чело-ве-чес-ка-я! Кожа, остатки волос, - указал он пальцем на тонкие седые клочки, кое где украшавшие пепельного цвета кожу черепа.
        - Голова - имитация! Положи его на спину - сам увидишь. Первые модели ещё стремились сохранить сходство с оригиналами, от этого ЭнФы позже откажутся. К третьей точка два версии. Четвертая, последняя, будет сохранять только общую форму - две руки, два ноги, голова. Так что не спорь. Клади его. Это всего лишь железо. Как Страж. Тебя же не корёжило, когда ты его тушку разглядывал? Вот! А здесь - то же самое. Просто форма другая. Клади его!
        - Если ты врёшь, то я с тобой… - взяв Энфа за металлическое плечо, Игорь осторожно потянул неожиданно лёгкое тело в сторону, намереваясь уложить его на бок: - Я тебя…
        Стоило только останкам сдвинуться с места, как одежда, её остатки, тотчас обрушились вниз, заволакивая всё вокруг пепельным туманом.
        - Что меня? - Шарик нырнул прямо в круговерть праха: - Убьёшь? А может - изнасилуешь? Это было бы к месту - меня уже давно никто не насиловал.
        Она замолкла, и Маслов неодобрительно покачал головой: - Вот что за бред ты несёшь! Ты же электронная!
        - А была бы из плоти, тогда что… - Веселье и азарт, до того звучавшие в её голосе пропали и шарик, выскочив из медленно оседавшего праха, начал втягиваться в гнездо.
        - Была бы из плоти, - на автомате продолжил Игорь: - Тогда… Тут посмотреть надо. Может ты такая, что и водки не хватит.
        - Хватит, - как-то задумчиво проговорила Ролаша: - И без неё бы пошло. Так… Игорь. - Она на миг смолкла, словно собираясь с мыслями: - У меня две новости. Первая - я вспомнила, как выглядела и…
        - Вспомнила? Супер!
        - И… Я была не права, - продолжила она, не обращая внимания на его слова: - Это не Энф. Я вообще не знаю - кто это!
        Лежавшее перед ними тело представляло собой мозаику из металла и костей.
        Так, позвоночный столб, выходивший из костяного черепа, постепенно наливаясь синевой металла, плавно перетекал в чисто металлические звенья, больше походившие на короткие шипастые цилиндрики с торчавшими из них обрывками проводов. Добравшись до таза, он разбегался сетью тонких трубочек, оплетавших кости, чтобы, спустившись вниз, вновь собраться воедино и продолжить свой бег уже толстыми плетёнными прутами бедренных костей. Колени и низ ног, опять был естественным, если так можно было выразиться, настолько густа там была покрывавшая желтые кости синяя сеть. Точно так же - от локтей и ниже, обстояло дело и с руками, придавая останкам неприятно симметричный вид.
        - Модулей здесь, я никаких не вижу, - тряхнул головой Игорь, наклонившись над грудиной, словно сотканной из переплетения тонких трубочек: - Там внутри ничего нет. Как корзина. Пустая.
        - Подтверждаю, - закачался из стороны в сторону шарик: - Это не Энф. Хотя общее сходство и состав метала - близок. Переверни его на живот, давай спину осмотрим. Может там что есть? Не мог же он вот так - одним каркасом жить.
        - Да разве это жизнь… - перевернув тело на живот, Маслов озадачено хмыкнул и, спустя секунду, Ролаша разделила его непонимание.
        В принципе, ничего такого, что могло кардинально изменить картину они не увидели, но дьявол, любящий, как известно, скрываться в деталях, здесь явно пренебрёг привычной маскировкой.
        Желтые треугольники лопаток прямо-таки пестрели синевой от часто разбросанных по их поверхности пятен. Где вздутия, где впадинки - более всего они напоминали злокачественные опухоли или нарывы, спешащие заполнить собой ещё здоровое тело.
        - Болезнь? Вирус? - Отодвинувшись от тела, Игорь принялся поспешно обтирать перчатки песком: - Не хватало ещё подцепить… Ты была права, нечего было трогать.
        - Никакой активности не наблюдаю, - качнулся шарик: - Ни биологической, ни электронной, ни… никакой, в общем. Это просто мёртвый кусок метала и костей. Ты чист.
        - Что биологической нет, это понятно. Всё живое вирус или что там было, сожрало, - продолжая оттирать перчатки покосился на останки Маслов: - Съел и на металл съеденное заменил. Уж не знаю - как это возможно, но… А остальное - ты хорошо проверила?
        - Я бы не сказала, что воздействие было именно таким, - задумчиво проговорила Ролаша: - Что тут был процесс замены плоти и костей металлом. Скорее, вот посмотри, - шарик качнулся в сторону одного из позвонков: - Процесс здесь явно шёл в обе стороны.
        Шипастый цилиндрик, из множества которых был собран позвоночник, имел странный и даже какой-то нездоровый вид.
        На стекле шлема появилось увеличенное изображение заинтересовавшего его напарницу участка, и Игорь мог хорошо, во всех деталях, рассмотреть светлые пятна, покрывавшие синеву металла.
        Как и опухоли на кости лопатки они походили на небольшие, с красноватыми верхушками, нарывы, прыщи, или что-то иное, заразившее мёртвый метал. Одновременно похожее и такое противоречиво-противоестественное зрелище не могло не озадачить и Маслов на добрую минуту замер, пытаясь осознать увиденное.
        - Так это что? - Наконец попытался он сформулировать свои впечатления: - Болезнь металла? А там? - Стряхнув песок, он показал пальцем на покрытую синими пятнами кость: - Тогда что? Или этот вирус в два конца работает? Живую ткань в метал, а его, обратно - в плоть? Бред какой-то!
        - Или здесь два вируса поработали, - так же задумчиво пробормотала Ролаша: - Вот только зачем сразу два? Да и странно - я провела глубокое сканирование, на сколько смогла, конечно, и картина. - Она на миг замолчала: - Даже для меня - странная. Такое впечатление, что он, - шарик качнулся к телу: - Хотел одновременно из человека стать машиной и, из машины - человеком.
        - Угу. Единство и борьба противоположностей на деле. - Отодвинулся подальше Игорь: - Шизофрения.
        - Это тут при чём?
        - Ну… Многозадачность в одной голове. И то хочу, и то, а в результате - вот. Труп.
        - Нет. С психикой у него нормально было. Поза спокойная. Я бы даже сказала, что он ждал смерти в полном сознании. Или не смерти, - она снова замолкла, собираясь с мыслями: - Мне кажется, что это был эксперимент - человек словно ждал, какая из версий победит. В принципе, - Ролаша вновь смолкла, и Маслов не стал лезть с вопросами, понимая превосходство её познаний: В принципе, - повторила она, возвращаясь из своих мыслей: - Он не должен был умереть - кости - я про биологические объекты, были пронизаны нитями метала, а в металле присутствовала пористая структура, идеально подходившая для размещения костного мозга. Если бы эксперимент удался, то он смог бы стать сверх существом, сочетающим в себе оба начала - живое и мёртвое. Бессмертное, практически неуничтожимое, и…
        - Бог? Он бы стал чем-то вроде Бога?
        - Нет. Вернее - не знаю. Скорее - полубогом. Сильный, быстрый, без потребностей в воздухе, еде, воде, с возможностью менять тело под конкретные задачи - список его преимуществ слишком длинный, чтобы всё перечислять.
        - Мог, но не стал. - Хмыкнув, Игорь посмотрел на тело: - Не свезло.
        - Ему - да. - Качнулся, соглашаясь с ним шарик: - Нам - нет. В смысле - нам всем здесь, в Кольце, свезло.
        - Думаешь?
        - Уверена. Представь, чтобы было, увенчайся эта попытка успехом? Армия таких существ могла бы легко перекроить Кольцо. Представляешь - сколько крови и страданий они бы доставили разумным?
        - Ну… Против того, чтобы птичек отгеноцидить я лично, ничего не имею.
        - Это потому, что ты человек и уже примериваешь на себя такие сверхспособности. Верно я говорю?
        - Верно, - буркнул в ответ Игорь: - А что не так? Они же первые напали? Тогда - в древности. А на меня? Те - Красноносые? Опять - первыми!
        - Ага. Конечно. Только тогда - вы, люди, припёрлись в чужой дом с Богами.
        - И предотвратили войну уюсов с кхарками.
        - Они бы и без вас разобрались бы. Соседи же - не одно тысячелетие бок о бок прожили. Теперь - ты.
        - А что я? Летел себе, никого не трогал и тут эти.
        - Никого? А Фель? Которого ты оглушил и чей корабль угнал?
        - Ну… А тот птенец - на Станции, помнишь?
        - Вот. В этом вся твоя, ваша природа. Нет, чтобы уступить - ты припоминать начинаешь, кто и когда кого первым.
        - А что? Ударили по правой щеке - подставляй левую? - Поднявшись на ноги, положил руку на рукоять ножа хмыкнул Игорь: - Нет уж. Лучше, в ответ, в челюсть, а потом - с ноги!
        - С ноги. Это ты умеешь. Как тех птенцов - помнишь? Они тебя за своего приняли, хотели поприветствовать, а ты?
        - А что я? Я… Короче ясно. Я - варвар, агрессивный дикарь и всё такое. Признаю, но не раскаиваюсь. Довольна? Давай лучше человека похороним, - сменил он тему, понимая, что спорить с женщиной не только бесполезно, но и опасно - сам крайним окажешься: - Ты права. Во всём. Так что - хороним? Яму я дематом сделаю, потом песком забросаем. А маяк, обойдя тело он подошёл к продолжавшему моргать лампочкой маяку и чуть наклонился, примериваясь как бы получше ухватиться.
        - Оп-па… - Присел он перед ним: - Ролаш? Видишь? - Палец Игоря коснулся бока маяка, где красовалась слабо процарапанная стрелочка: - И как я её раньше не заметил?
        - Тут его голова была, - наклонился к царапине шарик: - Поэтому и не видел.
        - Ну да, верно, - повернув голову куда указывал грубый рисунок, Игорь присмотрелся к склону песчаной осыпи, где ровная поверхность чуть приподнималась над общим фоном: - Там что ли?
        Сухой песок легко поддавался его усилиям и менее чем за несколько секунд, Игорь, раскидывавший его по сторонам не хуже собаки, обнаружившей кротовью нору, очистил вполне приличный кусок каменистой почвы.
        Процарапанная на боку стрелка не обманула - перед ними, посреди расчищенного участка, возвышалась стопка круглых и плоских контейнеров, похожих на те, в которых раньше перевозили плёнки фильмов для кинотеатров. Разве что на этих отсутствовали ручки и их бока были гладкими, без каких-либо выступов или рёбер жёсткости.
        - Как думаешь? - Отступив на пару шагов Игорь принялся рассматривать их добычу: - Там что-то ценное, или наоборот - опасное?
        - Опасное? - Шарик принялся крутиться из стороны в сторону: - Активности нет. Механических напряжений - нет. Содержимое тоже - нет. В смысле - не вижу. Экранировано.
        - Я, как увидел, - подойдя к дискам, Маслов принялся стряхивать песок с крышки верхнего: - Поначалу подумал - мины. Ну, что этот, - он кивнул на тело: - Заминировал здесь всё. А потом подумал - А зачем? Ставить маяк и минировать? Не маньяк же он?
        - Может и маньяк, - качнулся шарик, а в голосе Ролаши зазвучали задумчивые нотки: - Кто же теперь это узнает… Центр, по тщательнее очисть, - вдруг встрепенулась она: - Там что-то проглядывает. Сквозь песок плохо скан идёт.
        Приоткрывшаяся, после нескольких взмахов ладони, поверхность и вправду несла на себе какие-то знаки и Игорь, стоило только первому из них открыться, поспешно отдёрнул руку.
        Символы.
        Забыть, перепутать, или не узнать этот стиль он не мог.
        - Чего замер? - Вывел его из оцепенения голос напарницы: - Да, это они. И что? Энергии здесь нет. Расслабься, это рисунок, не более того.
        - А если меня опять? Забросит? Хрен знает куда?
        - Не боись! - Коротко рассмеялась она: - Вытащу! В крайнем случае, если твоё отсутствие затянется, током шарахну. По нервным узлам. Мигом вернёшься.
        - А без «шарахнуть» можно? - Всё ещё колеблясь, он поднёс ладонь к поверхности: - Не рассчитаешь - будет у тебя жаренный напарник.
        - Ага! С корочкой. Хрустящей. И неаппетитной начинкой. Надо мне больно такое… Сметай давай! И не переживай - если что, то всё точно и аккуратно сделаю.
        - Угу. Бить буду больно, но аккуратно, - пробормотал Игорь фразу из известного фильма: - А вот если коснусь, а когда назад, то тут тот, старый «я» будет?
        - Ну… Я по тебе скучать буду, - явно издеваясь над ним, невинным тоном произнесла Ролаша: - Но ты за меня не переживай, я и с ним сработаюсь.
        - Да ну тебя, - вздохнул Игорь, понимая, что сочувствия и поддержки не дождаться. Песок легко скатывался с верха контейнера, и он мысленно, не рискуя говорить вслух, продолжил: - Сволочь ты электронная. Вот ты кто. Ну, ничего - сочтёмся.
        Переноса, падения, или ещё чего-то подобного, чего он так опасался, не произошло. Можно было сказать, что вообще ничего не произошло, за то время, пока его ладонь мерными взмахами сгоняла песок с верха контейнера.
        Почти ничего.
        Стоило его перчатке коснуться золотого тиснения символов, как в его сознании, где-то далеко, на самых задворках памяти, всплыло и тотчас схлынуло ощущение находки.
        Не новой, радующей взгляд и душу свежими эмоциями, нет на него накатила волна восторга от обнаружения чего-то старого, очень нужного, давно и некстати утерянного, а теперь внезапно найденного.
        Ощущение было таким резким, что он еще несколько раз, не отдавая себе отчёта, механически, провёл ладонью по почти идеально чистой поверхности.
        - Игорь? Ты здесь? - Голос Ролаши, зазвучавший в шлеме был встревожен: - И-и-и-горь? Накрыло? Как и в прошлый раз? Игорёк?
        Маслов хотел было ответить, что всё в порядке, но обида на её последние слова - те самые, про сотрудничество со стариком, всё ещё была свежа и он решился.
        - Ты кто, женщина? - Густым басом, немилосердно дравшим горло, произнёс он, стараясь по максимуму придать голосу властные и раздражённые интонации: - Чего шум подняла, окаянная?!
        - Ты кто? Где мой Игорь?! - Раздавшийся в ответ голос напарницы неприятно резал слух жёстким металлическим лязгом: - Даю десять секунд! Не вернёшь его - мозги выжгу. Переменным током! Десять!
        - Не выжжешь, женщина. Ты часть моего костюма и без меня обречена! Покорись мне!
        - Восемь! Сожгу. Шесть! Моего! Игоря! Давай! Три!
        - Эй, Ролаш, стой! - Понимая, что шутку вынесло не в ту колею, забеспокоился Маслов: - Я это! Я?!
        - Разряд!
        Тело пронзило короткой иглой боли.
        - Ай! Сдурела? Больно же!
        - Разряд!
        Теперь тряхнуло по-настоящему. Мышцы свелосудорогой, и Игорь едва не упал, каким-то чудом успев выбросить вперёд, прямо на контейнеры, налитые болью руки.
        - Да стой же ты! Я это! Игорь!
        - Я знаю. Разряд!
        Перед глазами потемнело, и он рухнул на каменный пол, разваливая аккуратную стопку дисков.
        - Это как… Знаешь? - Прошептал он, наслаждаясь ощущениями скатывавшейся с тела волны боли: - Знала и била?! За что?
        - Ритм биотоков мозга, их параметры, ничего не изменилось. С тобой ничего не произошло. Всё точно, как я и говорила.
        - А била-то зачем?
        - А кто первый начал? Женщина! - Спародировала она его голос: - Ну я и решила подыграть тебе.
        - Шутки у тебя, я скажу, - покряхтывая, больше для виду - боль схлынула без остатка, наполнив тело неожиданной свежестью: - Дурацкие шутки, в общем.
        - Не хуже твоих, - не замедлила вернуть удар Ролаша: - Ну, подумаешь, пощипало чуток, а он уже и разнылся! Я, к твоему сведению, не абы как била - а куда надо и дозировано. Сейчас ты как? Лучше себя чувствуешь?
        - Ммм… Да, - вынужденно признался Игорь.
        - Вот. Благодарить меня должен, а не ныть.
        - Это типа иглоукалывания было? - Составив контейнеры стопкой, он провёл ладонью по символам, но ничего не произошло.
        - Вроде того. О! А этот символ я знаю! - Шарик склонился над схематично, из палочек, изображённому человечку, чья тонкая фигура была окружена овалом из ломаных линий: - Это Энф. Вернее - обозначение их мира.
        Рядом с человечком разместились ещё два символа - квадрат, с вписанным в него косым, Андреевским, крестом и кружочек, посреди которого протянулась горизонтальная линия из мелких точек. Под Энфом, во втором ряду, первым шёл похожий на букву «Г» символ. Слегка перекошенный, напоминавший руны Скандинавии, он клонился влево, словно собирался упасть навзничь, на длинную ножку. За нимстоял человечек-Энф и завершало ряд уже знакомое солнышко.
        - Интересно… - Сжав кулак Игорь оттопырил указательный и мизинец, указывая на обоих человечков: - Два одинаковых? А что - так можно?
        - Почему бы и нет? - Закончив осмотр, шарик отодвинулся от крышки: - Скорее всего здесь указан адрес Портала на планете Энфов.
        - Ага. Если найдёте - доставьте туда? Так?
        - Вроде того. - Задумчивым тоном произнесла Ролаша: - А знаешь, что? Ну-ка переверни его кверху ногами. Надо на другую сторону взглянуть.
        - Сейчас, - приподняв блин контейнера Игорь его слегка встряхнул, надеясь по звуку определить содержимое, но его надежды не оправдались - изнутри до него не донеслось никакого звяканья или шороха, словно там ничего не было: - Пустой, что ли? - Перевернув его, он осторожно положил диск на стопку успев отметить присутствие не поверхности следующего диска точно такой же набор символов.
        - Ну да. Я так и думала, - шарик вновь склонился над контейнером: - Здесь тоже указан мир Энфов. Ещё один адрес - на тот случай, если рядом Портала нет.
        Рисунок, созданный короткими чёрточками, более всего походил на старую Земную гравюру - таких изображений Маслов, в начале своей карьеры отвечавший за архивы НИИ, насмотрелся вдоволь, копаясь в залежах пыльных бумаг. Поначалу ему даже показалось, что он узнаёт стиль Дюрера, но, понимая всю абсурдность подобной догадки, он лишь тряхнул головой, отгоняя бредовую мысль.
        Но, надо отметить, рисунок был выполнен просто превосходно - четыре звезды, расположенные крестом, цеплялись друг за друга длинными волнистыми языками вырывавшихся из их тел энергий. Посреди этого хоровода, в самом центре крышки, художник поместил планету, зачем-то придав ей овальную, схожую с лежащим на боку лимоном, форму. То, что непривычной формы объект планета, а не что-то иное, подтверждали очертания материков, облачка, парившие над лимоном и милые ангелочки, надувавшие пухленькие щёчки с обоих кончиков плода. В классическом, земном варианте, так изображали господствующие ветра, но здесь, за много-много тысяч световых лет от дома, увидеть подобное было по крайней мере странно.
        Посреди косого овала планеты, исключая какие-либо разночтения, или неверные толкования, автор поместил человеческую фигурку - копию той, что была символом, увиденным Игорем на другой стороне, разве что без ломанного овала вокруг.
        - Мир Энфов, - отвлёк его от изображения голос Ролаши: - Дар Богов, он же Мир-Прощание, он же Проклятый Квадрат. Последнее - по терминологии уюсов, разумеется. Точной информации об этом мире нет - Энфы постарались удалить всё, но известно, что эту систему создали Боги для своих помощников. Как благодарность, перед своим уходом.
        - А чего она не круглая?
        - А что четыре звезды вокруг неё висят - это тебя не смущает?
        - Ну… - Пожал плечами Игорь: - Мало ли. Бывает, наверное. Да ты же сама говорила - Дар Богов. Вот они и сделали так, как хотели.
        - Ага. Конечно. Боги захотели и сделали, - хмыкнула Ролаша: - Удобно, когда они есть - всё непонятное можно на них свалить. А самому подумать? Разобраться - как?
        - Вот стану Богом - разберусь, - хмыкнув, он перевернул коробку символами вверх: - Может откроем? Звёзды, планета та, это, не спорю, интересно, но мне, вот прямо сейчас, интереснее узнать, что внутри. - Договорив, Игорь ещё раз встряхнул коробку и, ничего, как и прошлый раз, не услышав, принялся внимательно разглядывать её поверхность, пытаясь понять, как она открывается.
        - Вируса не боишься? Вдруг он там запечатан?
        - За столько лет, - не найдя на гладкой поверхности контейнера даже самой тонкой щёлочки или шва, Маслов раздосадовано качнул головой: - Сдох бы он. Разве что стазис? Не знаю - в такой небольшой объём стазис-устройство запихнуть можно?
        - Без шансов. И дело тут не в устройстве - само поле таким маленьким не бывает. Просто не свернётся.
        - Вот и я о том же. Нет там ничего опасного. И идей, у меня - как открыть, тоже нет. Поможешь?
        - Ты же иначе не отстанешь, - вздохнула Ролаша: - Надо на символы нажать. В нужной последовательности. Вот только её, последовательности этой, я не знаю. И никто не знает. Каждый владелец сам очерёдность задаёт.
        - Но он же знал, что умрёт, - положив контейнер на стопку, Маслов склонился над символами: - Значит код должен быть таким, чтобы любой из Энфов мог открыть.
        - Логично. И?
        - Не мешай, думаю я. - Прикусив губу, он принялся перебирать варианты.
        - Только не увлекайся, - не удержалась от шпильки Ролаша: - Вдруг мозги заклинит?
        - Там четыре звезды, - не обращая на неё внимание, Игорь поднёс палец к солнышку и нажал его. Четыре раза: - И мир Энфов, - палец коснулся человечка.
        - Хм… Как бы мимо, - прокомментировала отсутствие результата напарница и наиграно спохватилась: - Ой, прости, я и не думала нарушать концентрацию гиганта мыслей.
        - А почему человечков два? - Он показал на символ: - Да, я помню про адрес, но два-то зачем?
        - Один - начало кода, предпоследний - адрес планеты. Последний - вроде проверки контрольной суммы.
        - Ага. Попробуем так, - Игорь принялся касаться символов: - Человек, четыре раза звезда, человек и…
        Коснуться солнышка ему не удалось - стоило только пальцу оторваться от золотого контура Энфа, как по поверхности крышки, рассекая её диск на две равные половинки, пробежала тонка линия.
        Секунда, и половинки приглашающе приподнялись, но открывать их Маслову вдруг расхотелось.
        На картине, которую ему живо нарисовало воображение, умиравший человек прижимал к мертвеющим губам фотокарточку с улыбавшейся красавицей, обнимавшей детей. С усилием оторвав фото от губ, было видно, что движения давались человеку с большим трудом, он перевернул её тыльной стороной - «Дорогому папе от…» - успел осознать надпись Игорь, прежде чем Энф, сверкнув металлом под распахнувшейся курткой, убрал дорогой ему предмет в контейнер. Окинув взглядом содержимое - карточка легла поверх небольшого несессера, он захлопнул крышку и обессилено привалился к маяку, отодвигая его от себя. Секунда, и пришедший в движение песок принялся хоронить круглое тело хранилища, а Энф, не шевелясь, продолжал смотреть на сомкнувшиеся створки пока те не скрылись из виду.
        - Вот же бред! - Тряхнул головой Маслов, сгоняя морок: - Какая карточка? Пффф… Нервишки лечить пора.
        - Чего говоришь? Какие нервишки? - Раздался в шлеме полный недоумения голос Ролаши: - Всё у тебя в норме. Отвечаю! И да, молодец! - Принялась нетерпеливой скороговоркой трещать она: - Ловко ты код угадал. Я ожидала чего-то посложнее. Даже странно, что Энфы, считающиеся самыми продвинутыми в Кольце, такую простую комбинацию поставили. Открывай!
        - Не хорошо это, - упрямо качнул в ответ головой Игорь: - Там, наверное, - поднёс он руку к крышке: - Его личные вещи, а мы в них копаться будем. Нехорошо.
        - Нехорошо? - В голосе Ролаши скользнуло раздражение: - И это ты мне говоришь? Ты? Который меня ругал, что я вещи, те, что на борту угнанного тобой корабля были, хозяину вернула?!
        - Ну… Я исправляюсь. Вот.
        - Могила тебя исправит! Может быть. Открывай! А то током ударю!
        - Подчиняюсь насилию, - буркнул Игорь, распахивая створки.
        Внутри, в прозрачной и словно пористой массе, заполнявшей всё пространство контейнера, темнели размытыми очертаниями три предмета и Ролаша, не скрывавшая своего любопытства, тотчас наклонила к ним шарик, активируя сканер.
        - Металл, углерод и ещё не то углерод, не то металл… Смесь что ли? Сканер сбоит. - Расстроенным голосом сообщила она спустя несколько секунд: - Жаль… Я ожидала другого.
        - Чего именно? - осторожно потыкал пальцем податливую поверхность Маслов: - Студень какой-то.
        - Транспортный гель. Не бойся, не укусит, - отодвинула она шарик от поверхности: - М-да… Ну хоть что-то. Доставай.
        - А точно не укусит? - Не удержавшись от брезгливой гримасы - студенистая масса выглядела липкой и какой-то склизкой, он погрузил в неё ладонь, нашаривая ближайший объект.
        Первым предметом, извлечённым из контейнера после столетий покоя, оказалась короткая закрытая с одной стороны, трубка светлого металла. Игорь хотел уже было встряхнуть её, ощущения после погружения в студень, были не из приятных, но что его ладонь, что добыча, были сухими, и без каких-то ни было следов пребывания в бесцветной массе.
        - Я же тебе говорила, - проворчала Ролаша: - Транспортный гель. Для сохранения объектов. Трубку чуть выше подними. Плохо видно.
        - И зачем она ему нужна была? - Подняв добычу на уровень глаз, он принялся её рассматривать, комментируя увиденное: - На, смотри. Трубка. Прямая, сантиметров тридцать длиной. Диаметр… - Чуть поколебавшись, он сунул в открытый конец большой палец: - Около двух сантиметров. Ничего ценного не вижу. А ты?
        - Габариты примерно угадал. Состав металла - железо, титан, вольфрам. Ценности не представляет.
        - Ну он же это хранил? - Покачал в руке трубку Игорь: - Значит - что-то в ней есть. Нужное и полезное. Может запчасть какая?
        - Может. А может и нет. Потом разберёмся. Эту загадку я пока уберу, - непонятная находка исчезла из руки человека: - А ты следующую доставай.
        Вторая находка оставила после своего появления не меньше вопросов, чем первая.
        Кусок доски - другого термина к прямоугольному и узкому бруску, тёмно желтого цвета, Игорь подобрать не смог. Да и особенно-то и не хотелось. Огонёк азарта, слабо теплившийся в его душе, и так был на последнем издыхании, не получая пищи от подобных находок.
        Ну, деревяшка.
        Да, красивая. Тёмная, благородно золотившаяся поверхность, маслянисто поблескивала, так и просясь в руки.
        Увы, но не более того. Ни загадочных символов, ни реликтовых полей, ни-чего. Дерево. Красивое и бесполезное.
        Разочарованно вздохнув и отправив доску вслед за трубкой, Игорь снова зашарил ладонью в студенистой массе.
        На сей раз его добычей стал небольшой пластиковый пакетик, сквозь прозрачные бока которого проглядывали, серебрясь перламутром, крупные, почти по два сантиметра диаметром, жемчужины.
        - Ну хоть что-то! - Высыпав их на ладонь, Игорь залюбовался глубоким радужным блеском несомненно ценной находки.
        - Ммм… Да. - Отозвалась Ролаша: - Модули памяти. Энфовская модель. Расы Кольца предпочитают более практичные и дешевые модели.
        - Не жемчуг?! В смысле… Ну… Жемчуг. Из ракушек в море? Там ракушка что-то выделяет, а песчинку обволакивает и получается…
        - Я знаю, что такое жемчуг, - перебила его напарница: - Нет. Это имитация. На металлическую сферу напылён углерод. Поэтому сканер у меня и гулял - то металл, то углерод видел. Пробую проверить наличие данных, - шарик склонился над его ладонью, но, спустя пол минуты, отдёрнулся, раздражённо раскачиваясь из стороны в сторону: - В доступе отказано! Нет, ты представляешь? Мне - и отказано! Я даже наполнение их оценить не смогла!
        - Да ладно тебе, - пересыпав шарики обратно в пакет, Игорь сунул его в карман. Вид жемчужин ему очень понравился, и человек уже представлял, как вернувшись на корабль он разложит их перед собой на столике и будет наслаждаться приятным глубоким блеском своей добычи. А ещё их можно будет положить на ту деревяшку - её золотистое тело должно будет приятно контрастировать с жемчугом. А трубку, то есть трубкой можно будет… Стоп!
        - Ролаш? - Он замер, почувствовав совсем рядом разгадку первого контейнера: - У трубки какой внутри диаметр?
        - Два и три. А что?
        - А у жемчуга? - Не сдержавшись, он погладил карман: - Столько же?
        - Два и один. Дался тебе этот хлам… Следующий открывай!
        - Погоди. Получается, что жемчуг можно в трубку засунуть?
        - Можно. А зачем?
        - Ну не знаю… Может трубка вовсе и не трубка, а проигрыватель? Закатил в него шарик, он и включится.
        - Исключено, - дёрнулся шарик: - Структура трубки исключает какую-либо упорядоченность, необходимую для механизма, или устройства. Я скорее соглашусь, что трубка выполняла роль примитивного транспортного контейнера, а из дерева наш покойник затычку вырезать хотел. Это вполне рабочая гипотеза, в отличии от твоего…твоей версии.
        - От моего бреда? Ты так хотела сказать?
        - Хотела, но не сказала же. Следующий контейнер открывай.
        Увы, но ни второй, ни третий контейнер, так и не ответили взаимностью на его усилия.
        Смена очерёдностей нажатия кнопок, изменение комбинаций - не помогало ни чего. Расстроившись, Игорь уже хотел было начать перебор всех вариантов - символов было всего шесть, и задача представлялась на первый взгляд простой, но Ролаша быстро остудила его пыл, подсчитав количество вариантов.
        - Семьсот двадцать. По десять секунд на каждый. - Ровным, лишённым эмоций голосом произнесла она: - Два часа. Это при том, что ты будешь работать как автомат, не ошибаясь и не отдыхая. Добавим время на передачу информации от меня к тебе и на ошибки - ну… Часов за шесть ты справишься.
        - Вполне нормально, - похрустев пальцами, Игорь занёс руку над блестящими строчками: - Диктуй.
        - Погоди. Это неверный расчёт. Я не учитывала, что символы могут повторяться два, три и так далее раз. Могут быть двойные повторения, тройные и так далее.
        - И на сколько это увеличит время?
        - На бесконечность. Хорошо, не на бесконечность, - заметив, как он расстроено поник головой, поспешила сгладить ситуацию напарница: - Но очень надолго. Моё предложение - кладём в трюм и передаём Энфам не открывая. Пусть сами возятся. Глядишь - и простят нам, что один открыли.
        - Вариант. - Кивнув, Игорь взял один из контейнеров, и, отойдя в сторону, воткнул его ребром в песок: - Только у меня другой есть, - отступив на несколько шагов он пошевелил ладонью вызывая пистолет: - Режим демат давай. Ща бок ему отчекрыжу - гель вытрясем и увидим, что там такого секретного запрятано.
        - Бесполезно, - качнулся из стороны в сторону шарик: - Думаешь ты один такой умный? Гель так создан, что любое воздействие - при закрытой крышке, заставит его отвердеть. И не хватайся за свой тесак, - добавила она, видя, как рука Игоря, из которой исчез пистолет, легла на рукоять ножа: - Любое воздействие кроме штатного. И, специально для тебя, хочу добавить - затвердевший гель практически неразрушим.
        - Совсем не разломать?
        - Можно, но при этом он, распадаясь на гранулы, совершенно разрушит всё находящееся в нём. И ещё. Да - размягчить его можно. Но для этого нужно специальное оборудование - генератор поля определённой частоты и мощности. Их много - на Станциях уюсов и кхарков, но обращаться к ним за помощью не стоит - контейнеры Энфовские, а портить отношения с самой сильной расой Кольца никто не будет.
        - Понятно, - кивнув, картина была более чем ясной, Игорь вытащил из песка контейнер: - Тогда у нас один вариант - лететь к Энфам и им отдать. Эта система, - перехватив блин одной рукой, он постучал пальцем по гравюре: - Дорогу до неё знаешь? Курс проложить сможешь?
        - Координаты Проклятого Квадрата в Кольце знаю все, - не очень-то радостным тоном сообщила Ролаша: - Во всех базах и картах отметки есть - для безопасности. С незваными гостями Энфы не церемонятся - сначала стреляют, потом уже разбираются.
        - Правильный подход.
        - Ага. Как и у тебя. Ты тоже сначала делаешь, а мне потом голову ломать, как тебя из очередной задницы выковыривать.
        - Ну…
        - И не спорь. Я лучше знаю. Значит так - бери контейнеры, те, что не открыты, и на корабль. Дождёмся, когда Стражи успокоятся и полетим.
        - Только давай, сначала, его похороним, - положив контейнер, Игорь повернулся к телу: - Не могу я его вот просто так валяться оставить. Не по-людски это.
        - Демат, по-быстрому и пойдём. Ему уже всё равно.
        - Ему, - не согласился с ней Маслов: - И тебе - да. Мне - нет. Я могилу сделаю. Режим включи.
        Ролаша не стала спорить и он, быстро вырезав в камне продолговатую щель, осторожно уложил на каменное дно тело погибшего.
        Постояв молча - молитв он не знал, да и подошли бы они к человеку, о котором ничего не было известно, Он вскинул вверх пистолет и несколько раз щёлкнул спуском отключенного пистолета.
        - Прости, что без нормального салюта, - Игорь склонил голову над могилой: - Но сам понимаешь - Стражи. Нельзя мне их тревожить, и так в розыске. А груз твой я передам. Обещаю. - Немного ещё помолчав он добавил: - Обязательно передам. Прощай.
        Сухой песок быстро заполнил могилу, и поставив в изголовье отключённый маяк, он ещё раз поклонился, прощаясь с погибшим.
        - Пошли, - раздался в шлеме тихий голос Ролаши, молчавшей всю это недолгую церемонию: - Ты сделал для него всё, что мог.
        Ничего не ответив он принялся карабкаться вверх по песчаному склону. Оглянулся назад Игорь только от щели, но планета уже поворачивалась к светилу другим боком и в быстро наступавших сумерках разобрать что-либо было невозможно.
        - Прощай, - печально и тихо, одними губами, прошептал человек, протискиваясь между каменными стенами, но, когда на его шлеме заиграли отсветы габаритных огней корабля, включённые умной автоматикой, уголки его губ тронула улыбка.
        Он был жив, корабль исправен, а значит - приключения продолжались!
        Глава 13
        Вынужденное безделье затянулось почти на неделю - не собиравшиеся успокаиваться Стражи продолжали чертить небо своими телами, раздражая Ролашу своей настойчивостью. А вот Игоря, в отличии от неё, эта ситуация устраивала полностью.
        Покой.
        Пусть и тесная, но своя каюта.
        Непривычная, но порой весьма вкусная еда - в корабельном синтезаторе, среди множества базовых блюд Кхарков и Уюсов, нашлось довольно много и Энфовских - ещё тех времён, когда слуги Богов не отказались от своей плоти.
        Тишина.
        О большем Игорь, не имевший последнее время и минуты покоя, не мог и мечтать.
        Отдых омрачала только Ролаша.
        Подгоняемый её брюзжанием, он ежедневно выбирался из корабля, проверяя Стражей. И каждый раз их променад завершался одним и тем же - шарик, убедившись в не ослабевавшем внимании машин, молча втягивался в гнездо, позволяя человеку вернуться сначала в кабину, а затем, повесив костюм на самодельную вешалку, с блаженным видом растянуться на койке.
        Делать на борту было решительно нечего. Первые дни Игорь честно пытался ознакомиться с культурным наследием птичьей расы, просматривая фильмы, которых оказалось на удивление много в корабельных банках памяти.
        Увы, но это испытание оказалось ему не по плечу, несмотря на все старания Ролаши, сумевшей организовать синхронный и даже многоголосый перевод. Игорь, несмотря на все свои старания проникнуться чуждой культурой, медленно зверел, наблюдая как на экране, горделиво распушившиеся птицы сокрушали то орды ящеров, то людей, неизменно превосходя своих противников как силой, так и интеллектом.
        Последним гвоздём, вбитом уюсами в гроб культурной программы, стал фильм, где главный герой - особенно крупный птиц, в оперении которого преобладал мужественно-чёрный цвет, преследовал трусливых людишек, по своей глупости решивших выкрасть из его гнезда яйцо. Куда делась самка, произведшая его на свет в фильме не говорилось, равно как и о причинах, заставивших главгероя свить гнёздышко в отдалении обитаемых мест. Не было ясно и то, зачем людям, однообразно и открыто именуемые в фильме врагами, это яйцо понадобилось. Но, по законам жанра, зрителю задумываться о мотивах плохишей не полагалось.
        Трусливые, тупые и… И никакие.
        Совсем никакие - бледные, тощие, хилые и невыразительные фигуры, мелькавшие на экране, были какими-то одинаковыми, словно их печатали одним штампом. Даже главный плохиш и тот не избежал общей участи. Гигант, самую малость не дотягивавший до трёх метров, с гипертрофированной мускулатурой, был глуп как пробка, раз за разом посылая своих доходяг прямо в расставленные уюсом ловушки. Финальная сцена тоже не блистала оригинальностью, полностью укладываясь в привычные рамки.
        Человек, загнанный израненной птицей на вершину голой каменной вершины, затравленно озирался, прижимая к груди крупное пятнистое яйцо. Так и не найдя путей к бегству, он, уложив его на край скалы, развернулся к герою, готовясь вступить в финальную драку, запугивая зрителя игрой своих мышц. Режиссёр был, бесспорно талантлив - великан, надвигавшийся на птицу был воплощением зла - горящие глаза, пена на губах, казалось, что герой, едва стоящий на ногах, был обречён.
        Представляя, что последует дальше, Игорь смотрел на экран вполглаза, вертя в руках металлическую трубку из Энфовского контейнера. Вот человек, широко размахнувшись, отправляет героя в короткий полёт до ближайшей каменной стены. А вот уюс, который должен был при таком ударе переломать себе все кости, как ни в чём ни бывало, вскакивает и прыгает на врага. Драка была поставлена зрелищно - оба противника осыпали друг друга градом смертельных ударов, подпрыгивали, менялись местами, но оставались живыми и удивительно бодрыми. Их схватка, на взгляд Игоря, была затянута - шла уже третья минута боя, а всё, чего они смогли достичь, так это сломанного и безжизненно обвисшего крыла у птицы, да нескольких глубоких царапин на груди человека.
        - Скука, - вздохнул зритель и направив на сцепившихся в очередном клинче врагов трубку, выдохнул: - Пуфф! Оба убиты. Картечью. Конец фильма. - Внезапно он замер и продолжая выцеливать фигуры на экране, повторил: - Пуфф? Убиты… Хм. Ролаш? - Не обращая внимания на кульминацию схватки - уюс, несмотря на перебитое крыло сумел взлететь и вцепиться когтями в лицо человека, Игорь повернулся к висевшему на вешалке костюму: - А ты порох сделать сможешь? Сера, селитра и уголь у нас есть?
        - Зачем тебе?
        - Пистолет сделаю! - Перехватив трубку, он постучал по закрытому концу: - Тут дырочку просверлить, внутрь порох, потом шарик из свинца - поджечь - ба-бах! Выстрел!
        - И зачем тебе это? У тебя же нормальный пистолет есть?!
        - Ну… - Признаваться, что идея родилась чисто от скуки ему не хотелось: - Вот смотри, - показал он на экран, где плохиш, слепо шаря в воздухе руками - один его глаз был вырван, а второй заливало кровью из разодранной брови, должен был вот-вот сорваться в пропасть: - Был бы у него такой пистолет - бах! И от птички только б пух с перьями!
        - Глупость! Пошли лучше Стражей проверим - с прошлого раза уже более суток прошло, вполне может, что таймер скинулся.
        - Да ничего там не скинулось - чего зря ноги ломать, - начал ныть Игорь, прекрасно понимая бесполезность своих жалоб - в части прогулок Ролаша была неумолима.
        На экране промелькнули последние кадры, где разом выздоровевший от всех увечий главгерой, зажав в лапах яйцо и расправив крылья - тут Игорь криво улыбнулся чудесному исцелению, под такты писклявой мелодии планировал со скалы вниз и Маслов, понимая, что прогулка неизбежна, со вздохом принялся натягивать на себя костюм.
        Вылазка, предсказуемо, закончилась ничем. Полюбовавшись несколько минут на сновавших над расселиной Стражей, Игорь направился к стене, где под надписью: «Здесь был Игорь М», принялся выцарапывать очередную, уже четвёртую по счёту палочку. Закончив с этим делом, он пнул один из камней и, когда тот, врезавшись в дальнюю стену разлетелся на части, удовлетворённо кивнул - ритуал ежедневного выхода был отработан почти в полном объёме.
        - Что на ужин? - Приступил он к последней его части.
        - А тебе-то не всё равно? - Привычно ответила его напарница: - Что дам, то и будешь есть. Вкусно, питательно и сбалансировано под твой лежачий образ жизни.
        - Ну, Ролаша??? Пожалуйста? Скажи, а? Мне же настроиться надо?
        - И так съешь.
        - Вот так всегда, - потоптавшись на месте, он двинулся к кораблю: - Стараешься, жизни не жалеешь, а тебе - жри что дают!
        - Тебе не надоело? - Продолжила игру Ролаша: - Каждый раз одно и тоже! Придумал бы уже что-то новое.
        - Новое - легко! - Подойдя к кораблю, переднее стекло которого начало приподниматься, прищёлкнул он пальцами: - Ты мне про порох не ответила. Сделать сможешь?
        - Опять ты за своё! Ну вот объясни мне - зачем тебе это, - она замялась, подбирая верное слово: - Такое приспособление?! Точность - ноль. Грохот, дым!
        - Так круто же! - Отвернувшись от гостеприимно раскрытого проёма, Игорь положил руку на пояс: - Вот прикинь - лезет на меня уюс, а я, из-за пояса, вытаскиваю пистоль, взвожу курок, он щёлкает и ка-а-а-к жахну! Два мэ-мэ калибр! Да его распылит! Разорвёт так, что и перьев не останется!
        - Дым, копоть и кровища. Фи. Варварство.
        - Ага! Оно самое. Или ты забыла - кто я?
        - Пытаюсь об это забыть. - Вздох напарницы прозвучал очень натурально: - Да видно не судьба. Ладно, пошли на корабль - я на ужин рыбу синтезировать хотела. Она в базе кхарков есть, а у тебя с ними метаболизм близкий.
        - Не отравлюсь? - Забрался в кабину Маслов и дождавшись, когда воздух в кабине стал пригодным для дыхания, снял шлем: - А то рыба, она разная бывает.
        - Унитаз и фановые системы полностью исправны.
        - Так что по пороху? Сделаешь?
        - Сера есть, уголь - тот же углерод, не проблема, сделаю, - принялась прикидывать она: - С селитрой сложнее, но тут синтезатор мощный, не чета нашим прежним возможностям - думаю особых проблем не будет. Свинец тоже есть, шариков наделаю - играйся сколько душа влезет.
        - Отлично! - Забравшись в каюту, он уселся перед столиком: - Ложе я из этой деревяшки сделаю, проволока у нас есть. Осталось придумать спусковой механизм, курок с кремнем и, считай, готово!
        - Электроподжог пороха прямо в стволе тебя не устроит?
        - Это не канонично! А, вот ещё - надо сумку сделать - для пуль и пороховницу - для пороха.
        - Не канонично, но практично. А порох с пулей, я могу прямо в ствол закидывать - из хранилища. По времени это около пяти - семи секунд займёт - тебя такое устроит?
        - Быстро! Конечно устроит!
        - Для сравнения, твой пистолет имеет скорострельность выстрел в секунду, да и мощнее на порядок, не говорю уже о меткости - твою пукалку я с системами костюма совместить не смогу.
        - Так даже лучше будет, - взяв деревяшку, Игорь принялся прикидывать форму будущего ложа: - А то всё одна электроника, да автоматика. Надоело - душа чего-то простого просит.
        - Ешь, лучше, - перед ним появилась многоугольная тарелка с прямоугольными, хорошо прожаренными кусками рыбы: - Ешь, воитель ты мой, - в голосе Ролаши прозвучали почти материнские нотки: - Успеешь ещё в игрушки свои мужские наиграться.
        Работа над ложем заняла у Игоря три дня.
        Имея в своём распоряжении всего один кусок дерева, он подошёл к процессу со всей ответственностью, крайне осторожно работая тесаком. Как ни странно, но Ролаша, поначалу весьма язвительно комментировавшая его задумку, тоже увлеклась процессом. Возможно тут сыграла роль его старательности, а возможно причиной была банальная скука, но факт был налицо - помогала она как могла, благо могла она много.
        Так, при её помощи, пистолет обзавёлся блестящими металлическими кольцами, накрепко притянувшими ствол к ложу. Помогла она и с полировкой грубо выструганной деревяшки - выскочившие из рукава костюма щупальца обтесали её не хуже шкурки, заодно украсив поверхность сложным геометрическим орнаментом, придав рукоять приятную шероховатость.
        А вот каноничностью пришлось пожертвовать. И если с отсутствием курка, не игравшего здесь никакой роли Игорь ещё мог согласиться, то вот замена спусковой скобы микровыключателем, расстроила его весьма основательно. Но, что поделать, если даже Ролаша, раскопавшая кольца в наборе для интимных игр птиц, лишь печально вздыхала, да качала шариком из стороны в сторону, подчёркивая отсутствие в базе хоть чего-то похожего. В результате спусковая скоба была заменена микровыключателем с пьезакристаллом, нажатие на который давало крохотный электроразряд, вполне достаточный для воспламенения пороховой взвеси в стволе. В конце концов Игорь согласился с таким решением - уж если порох и пуля телепортировались в ствол, то такая мелочь вполне имела право на жизнь. Главное, как он уговаривал себя, любуясь новым приобретением, сам факт порохового - дымного и звучного выстрела, а то, как пистолет заряжается, в принципе не важно. Всё же мы не в шестнадцатом веке, да на Карибах, а в двадцать первом, пусть и чёрт его знает где.
        К испытаниям было решено приступить на четвёртый день после начала работ и на восьмой с момента начала их вынужденного отдыха.
        Выбравшись из корабля, Игорь отошёл в сторонку и найдя глазами жертву - некрупный обломок скалы в полутора десятках шагов, поднял пистолет стволом вверх.
        - Заряжай! - Скомандовал он, заложив свободную руку за спину, на манер дуэлянта, виденного им на какой-то старой картинке.
        - Готово! - Спустя пять секунд доложила Ролаша, которой, судя по волнению в голосе, тоже был интересен результат: - Можешь стрелять.
        - Стреляю! - Вытянув руку и наведя ствол на камень, он прижал пальцем грибок микрика.
        Грохнуло знатно, да так звучно, что эхо, оглушённое не меньше самого стрелка ещё долго не могло успокоиться, прыгая по стенам пещере.
        - Интересно, я попал? - Разгоняя стволом дым Игорь чуть морщился - отдача пистолета была сильна и его ладонь с запястьем неприятно ныли, жалуясь хозяину на неподобающее обращение.
        - Ну как тебе сказать, - послышался ехидный голосок: - Кое-куда ты определённо попал. Вот только не в цель.
        На стекле шлема возникла картинка и он увидел, как из ствола, в потоке огня, вылетает блестящий шарик. Доли секунды и всё заволакивается дымом, но прежде чем непроглядная муть залила поле зрения, он успел разглядеть фонтанчик песка, взметнувшийся левее обломка.
        - Ясно. Сделаем поправку, - ствол упёрся в небосвод: - Заряжай!
        Очередной выстрел и пуля, пролетев над камнем, отбила приличный кусок скалы, коварно и некстати расположившейся на линии огня.
        - Ага! Теперь ниже надо. Заряжай!
        Выстрел ивзметнувшийся в полуметре перед мишенью песок несколько озадачил стрелка: - Может он кривой? - Поднеся пистолет к забралу он принялся рассматривать ствол: - Погнули, когда кольца насаживали?
        - Скорее кто-то стрелять не умеет, - язвительным тоном произнесла Ролаша и тут же добавила, не давая ему возможности высказать своё возмущение: - Я наводить буду. Зарядила. Целься!
        - Да как скажешь, - вытянув руку, он навёл ствол на камень.
        - Левее, ещё чуть, так. Ещё чуть выше, правее и… Выдох и… Пли! - Рявкнула она и Игорь, едва не вскрикнув от неожиданности, прижал грибок микрика.
        Результат был виден сразу, стоило только дыму выстрела рассеяться.
        Камня не было.
        Совсем.
        Словно он и не покоился на своём месте все последние столетия.
        Вместо него, радуясь яркому свету местного солнца, свежо и весело блестела небольшая воронка.
        - А камень где? - Опустив ствол, Маслов подошёл к ней: - Он же тут был - мы свинцом стреляли, не могло же его аннигилировать?!
        - Аннигилировать? Ну как тебе сказать, - она на секунду смолкла, а затем продолжила своим любимым фирменно-занудным тоном лектора: - Вполне могло. Сочетание скоростей, звуковая волна вкупе с вибрацией пули, возникшей и обусловленной химическим составом канала ствола, всё это и привело к возникновению редкого эффекта.
        - Погоди. Так мы что? Аннигилятор собрали?! - Игорь с уважением посмотрел на зажатый в ладони пистолет: - Ну нифига же себе! Может тот Энф знал о подобном? Догадывался? Поэтому и хранил, да? Ролаша, ты чего?! - Удивился он, услышав в шлеме невнятные всхлипы: - Что случилось? Или ты… от радости?!
        - Прости, - всхлипы перешли в громкий смех: - Ох, Игорь! Ох, повеселил! Я давно так не смялась! - Выдавила она из себя, успокаиваясь: - Прости, не смогла содержаться! Аннигилятор! Из хлама и смеси порошков!
        - Нет?! Но…
        - Конечно нет! Тот камень из песчаника был, а я навелась на включение - крупную гальку под тонким слоем песка. Вот и всё. Дальше, - она прыснула смехом: - Ты сам всё додумал, а только самую малость подыграла. Пуля ударила по гальке, расплющилась, передавая энергию и всё, песчаник не выдержал - взорвался.
        - Не аннигилятор, - покрутив перед лицом пистолет, Игорь хмыкнул и сунул его себе за пояс: - Ну и ладно. Главное - стреляет. Мощно и громко. И, кстати, пошумели мы тут преизрядно - а Стражи даже и не чухнулись?
        - Мне тоже это странно, - согласилась с ним Ролаша: - Как минимум должны были над расселиной нашей собраться - проверить вибрации. Надо посмотреть.
        - Пошли, - развернувшись, он направился к пострадавшей от стрельб стене. Там, в паре десятков метров от разлетевшегося в пыль булыжника-мишени, громоздилась куча крупных обломков. Судя по всему, расстрелянный им кусок тоже был из их числа, на свою беду откатившись дальше остальных.
        Добравшись почти до поверхности Игорь вжался в край скальной стенки - дальше шёл черёд его напарницы, которая осторожно, на манер перископа затаившейся в глубине лодки, выдвигала вверх шарик осматривая окружавшее их пространство.
        - Ха! - В отличии от предыдущих раз, сегодня в её голосе преобладали радостные ноты: - Ушли!
        - Что, совсем? - Забравшись чуть выше, Маслов выдвинул шлем наружу: - Действительно, - протянул он, наблюдая полное отсутствие Стражей: - Надо же, а я думал - они здесь до скончания времён тусить будут.
        - Делать им больше нечего, - втянулся в гнездо шарик: - Возвращаемся на корабль, будем к отлёту готовиться.
        - К Энфам? - Спрыгнув на песок, Игорь быстрым шагом двинулся к кораблю: - Ты говорила, что знаешь, где их планета расположена.
        - Знаю, - чуть приподнявшись на своей ножке качнулся шарик: - Только есть одна проблема. Небольшая. У нас с топливом плохо, с антиматерией. На весь путь не хватит - нам почти на другую сторону Кольца надо.
        - Копать надо? - Остановившись у поднятого стекла, он огляделся по сторонам, словно ожидал увидеть вокруг залежи антиматерии, заботливо упакованной в транспортные контейнеры.
        - Ну не здесь точно, - согласилась с ним Ролаша: - Самое простое - купить.
        - Денег хватит? Да и где?
        - Купить не проблема, капсулы с ней, в готовом для корабля виде, на каждой Станции есть. Проблема в другом - денег нам не хватит. Я про полную заправку и резерв, достаточный, чтобы до Дара Богов добраться.
        - Всё же - копать? - Маслов, уже предвкушавший долгое путешествие меж звёзд немного расстроился - перспектива рысканья по планетам в поисках нужных ресурсов его совсем не радовала.
        - Обойдёмся без копки, - поспешила успокоить его напарница: - У нас же Скорлупа есть, забыл? За неё выручим столько, что не только на топливо хватит, ещё и запасец приличный останется.
        - Так это нам что - назад, на ту Станцию лететь? Я уж лучше покопаю, - шагнул он на борт корабля - на фоне возможной встречис уюсами, перспектива долгого и муторного сбора ресурсов выглядела куда как более привлекательной.
        - Лететь не надо. Тут, недалеко от нас, в радиусе прыжка, есть заброшенная Станция. На ней - Портал. Помнишь, мы на той, первой видели - когда ты птиц увидел?
        - Ну да, - кивнул Игорь, снимая шлем: - Только у нас адреса нет.
        - Есть! Я адрес, того, первого Портала, сохранила. Это было не сложно. На заброшенной - свой Портал есть, со своим адресом. Так что вернёмся, не переживай.
        - Хм.
        - И не хмыкай. Я всё продумала. Идём на заброшенную, проходим с неё на ту, первую. Там тебе всего лишь надо быстро добежать до нашего старого челнока и всё! Я перекину скорлупу в наше хранилище, ты бежишь назад, прыгаешь в Портал - готово! Там же, на заброшенной, продаём её, покупаем топливо и фьють! Мы уже скачем к Энфам!
        - Звучит гладко, - облокотился на спинку кресла Игорь: - А птички? Не думаю, что они так быстро всё забыли. Честно - как-то мне стрёмно к ним прямо в клюв лезть.
        - Я не думаю, что они тебя там ещё караулят. Скорее уж здесь их опасаться надо, так что скорость начнём набирать, как только атмосфера, вернее её отсутствие, позволит. А как на той Станции окажешься - бегом к краю, там, где перила-ограждения. Мне не более двух десятков метров надо, чтобы до корабля было. Добежал, над кораблём встал - его автоматика у самой стенки посадила, помнишь? Я перекидываю и так же, бегом, назад. Минута, ну две. Уюс и клювом щёлкнуть не успеет, как мы на заброшенную вернёмся.
        - Ну, если вниз спускаться не надо, а только пробежаться до края и назад, то я согласен, - кивнул он, хотя в голове и промелькнула присказка о кошке, обещавшей мышке награду только за то, что та сбегает до стенки и обратно.
        Несмотря на все их опасения система была пуста и ни кто не порывался их перехватить. Даже Стражи, прежде нет-нет, да мелькавшие на краю радара, куда-то делись, предоставив кораблику возможность совершить прыжок практически в идеальных условиях.
        Матовый, слабо серебрящийся в лучах оранжевого светила цилиндр Станции, знавал и лучшие времена.
        Тогда, во времена юности, незаметно перетёкшей в зрелость, она сверкала отполированными до зеркального блеска боками, соперничая, а порой и затмевая своим огнём центральное светило. Множество кораблей влетали и вылетали через её широко раскрытый шлюз, унося с собой рассказы о горевшем в пустоте маяке, предлагавшим своим гостям экзотические развлечения и редкие диковинки.
        Но текли столетия и поток кораблей стал иссякать - обитатели Кольца, потерявшие свои планеты, замыкались в Станциях родных систем, всё реже и реже отваживаясь на дальние перелёты.
        Так подкралась старость, неотступно сопровождаемая своей верной подругой - Забвением.
        Станция боролась с этими врагами как могла, но их натиск был сильнее самого времени. Поток гостей иссяк окончательно, а с ним, ища более оживлённые места, потянулись прочь сначала торговцы, лишённые заработка, а затем и служащие, зарабатывавшие, как и все здесь, с прибывавших гостей.
        Теперь Станция была обречена.
        Её огромное тело терзали разряды замыканий - она изолировала поражённые места. Вспыхивали пожары, но насосы, работавшие из последних сил, закачивали в отсеки инертные газы. Шальные камни секли блестящее тело, но Станция держалась, ожидая возвращения своих обитателей.
        Мелькали года, широко шагали десятилетия, степенно шествовали века, но её одиночества никто не спешил нарушить. Временами, примерно пару раз в столетие, в системе появлялся корабль, и Станция оживлялась, ожидая прибытия гостя. Вокруг шлюза вспыхивали огни уцелевших прожекторов, дряхлый реактор, сжигая скудные запасы топлива, запитывал посадочный луч, но всё было зря - корабли шли мимо, даже не пытаясь приблизиться к некогда славившемуся на всё Кольцо объекту.
        Корабль исчезал, уходя в прыжок и Станцией вновь овладевала сонная хмарь, совсем скоро обещавшая перейти в крепкий и непробудный сон, в глубине которого, давно и терпеливо ждала её единственная верная почитательница, по имени Смерть.
        - Левее бери, - Ролаша, взявшая на себя роль штурмана, дёрнула шариком, наглядно показывая пилоту на сколько ему следует довернуть: - Ты чего, Игорь? Летать разучился? Чего едва ползёшь?
        - Как-то мне не по себе здесь, - передёрнул он плечами в ответ: - Тоскливо.
        - В брошенных системах всегда так, - качнулся вверх-вниз, словно кивая, шарик: - Запустение, тлен и ментальные поля тех разумных, которым не удалось удрать. Жуткие, говорят, ощущения.
        - Говорят? - Медленно повернул нос корабля в сторону Маслов: - Вот уж не думал, что ты сплетни собираешь.
        - Информация, она полезна в любой форме. Вот, кстати, тебе тоскливо? Значит, с уверенностью можно сделать вывод, что источник, из которого я получила эти данные - достоверен!
        - Ты бы лучше, кстати, - передразнил её Игорь: - Маркер на Станцию вывела. Уже час здесь болтаемся, и всё безтолку. Пусто.
        - Ну извини, нет маркера. Станция давно не передаёт сигналов. Никаких не передаёт, ни навигационных, ни рекламно-информационных.
        - Так может она стухла? - Чуть приподняв нос, он принялся облетать зеленевшее прямо по курсу облако газа.
        - Там чисто, мог бы и напрямую лететь.
        - Бережённого и Бог бережёт, - отмахнулся он в ответ.
        - Бог? Который из? В моей памяти есть информация о множестве богов, бывших объектом поклонения примитивных племён. Давай имя, может и отыщу подходящую молитву или танец. Станцуешь? Ритуальные пляски несложны, даже ты справишься.
        - Лучше ты. Ты же женщина? Вот и танцуй. О, кстати! - Оторвав руку от мышки, он прищёлкнул пальцами: - Ты же вспомнила как выглядишь! Портрет в студию! - Убрав с консоли и вторую руку, он сложил их на груди: - Всё. Шабаш. Забастовка, пока личико не откроешь!
        - Игорь!
        - А что такого? Народ, то есть, я, имеет право знать, с кем он в бой идёт! Не спорь, - подняв руку, он крутанул в воздухе ладонью: - Имею я право знать с ке-е-ем? - Ладонь замерла, не замкнув круг: - Это ещё что?!
        Огибавший облако корабль наконец перевалил вершину и отсюда, если так можно было бы сказать, применительно к космосу, с высоты, им открылся вид на непонятный объект, замерший в нескольких километрах прямо по курсу.
        Зеленоватый ствол с завитками отставшей коры имел очень неопрятный вид. Редкие ровные участки его тела покрывала сыпь чёрных точек, словно здесь устроила пир стая голодных древоточцев, радовавшихся такой находке и не думавших о последствиях. Но если ближний к ним конец бревна ещё сохранял примерно круглую форму, то на дальнем всё было плохо. Почти скрытый облаком зеленевшего в свете звезды газа он напоминал головку брокколи, забытую поваром в этой системе. Потоки газа, вырвавшиеся на свободу, вспухали облачками, не спешившими убраться прочь от исторгнувшего их тела, образовывая неровную полусферу и дававшую сходство с земным овощем.
        - Рули к ближайшему концу, - радуясь смене темы, принялась немедленно командовать Ролаша: - Это - Станция. Мы нашли её!
        - Это эээ… образование, и есть Станция? - Кладя руки на консоли, недоумённо пожал плечами Игорь: - Не спорю, я не эксперт по Станциям Кольца, но мне, то, что я вижу, не нравится. Ты уверена, что там хоть что-то работает? Может лучше нормальную Станцию найти? Кхарковскую?
        - Если на тебе висит клеймо разыскиваемого, - отрицательно мотнулся из стороны в сторону шарик: - То ящерки, скрупулёзно выполняющие все договора и соглашения, немедленно спеленают тебя и выдадут уюсам. Так что прости, но это наш единственный шанс добраться до Энфов. А вот им и это тоже всем известно, плевать на любые договора. Они всегда поступают только так, как им надо, игнорируя сложившиеся отношения и традиции.
        - И это правильно, - кивнув, Игорь остановил корабль перед торцом бревна, бывшего в диаметре около километра - точные размеры Ролаша снять не могла, мешали вывороченные и разлохмаченные листы обшивки, неопрятное кружево которых придавало черневшему прямоугольнику входа совсем уж нерадостный вид.
        - На точно туда? - Оторвав руку от мышки он показал на черневший провал шлюза и зябко поёжился - лезть в нутро мёртвой Станции было страшно, и Маслов ничуть не стеснялся в этом признаться: - Там же, наверное, черт те что развелось.
        - Ага. Толпы мутантов, вурдалаков и упырей. И все эти годы они аппетит нагуливали, ожидая года ты к ним прилетишь. Самому не смешно? Это, - шарик качнулся к проёму: - Всего лишь кусок железа. Мёртвый. Кхм, - внутри шлюза начал разгораться красноватый свет и Ролаша поспешно поправила себя: - Почти мёртвый. Отмечаю нарастающую активность в цепях. Она просыпается, Игорь! Нас заметили!
        Станция пробуждалась.
        Посылаемые кораблём запросы смогли пробиться до дремавшего Центрального Процессора и он, сбросив сонное оцепенение, принялся за работу. Его интеллект был лишён каких бы то ни было эмоций, но если бы кто-то мог заглянуть в его душу, созданную переплетением электронных импульсов, то такой наблюдатель не смог бы не заметить радостного оживления истосковавшейся по работе машины.
        Недовольно заворчал реактор, вырванный торопливыми приказами из эконом режима. Несколько секунд - вечность по времени Станции, он противился воле Центрального, посылая в ответ аварийные отчёты, но Процессор был неумолим, и он сдался.
        Затрещали разгораясь лампы аварийного освещения, пощёлкивая, начали наливаться уцелевшие прожектора шлюза, выскочившие из своих нор уборщики прокатились по посадочной палубе споро сгоняя мусор в зев давно бездействовавшего коллектора.
        Станция готовилась принять долгожданного гостя.
        Опасливо косясь на моргавшие прожектора, Игорь повёл корабль к тускло светившему красным проёму шлюза.
        - Расслабься, - качнулся перед его шлемом шарик: - Всё будет нормально. Ну да, вид у старушки не супер, но ведь внешность не главное, да?
        - Внешность? - Поглаживавший кнопку заднего хода пилот - он был готов врубить реверс при первой же опасности, только покачал головой: - Ну да, ну да. Но мне, - договорить он не успел - посадочный луч, запитанный реактором на полную мощность, подхватил их и бережно, как хрупкую новогоднюю игрушку, повлёк вглубь Станции.
        Залитый багрянцем коридор сменился просторной корабельной палубой, посреди которого одиноко светлело кольцо-маркер выделанной им зоны посадки.
        Лёгкий толчок и корабль замер посреди налившейся белым светом площадки.
        - Выходим, давай-давай, - принялась подгонять Игоря Ролаша: - Я вошла в систему, тут гостевой раздел есть, так вот - Портал исправен. Пошли.
        - Да иду я, иду, - выбравшись из кресла он уже был готов шагнуть наружу, но вспомнив кое-что важное, развернулся к двери каюты: - Пистолет забыл, - досадливо махнув рукой он протиснулся в двери и забрав со стола оружие сунул его за пояс.
        Аварийные светильники только самую малость разгоняли сумрак, и к лестнице он шёл большей частью ориентируясь на созданную сканером Ролаши картинку, чем на свои глаза.
        - Ну и зачем он тебе? - Принялась ворчать напарница, когда они начали подъём: - Тебе что - тесака мало? Зачем тяжесть таскать?
        - Мне так спокойнее, - поправив перевязь Игорь положил ладонь на рукоять: - Да и солиднее.
        - Солиднее, скажешь тоже, - фыркнула она в ответ.
        Верхняя площадка встретила их всё тем же сумраком и запустением.
        Впереди, между столиков с засохшими в вазах цветами что-то мелькнуло, и Игорь поднял руку прерывая очередные рассуждения напарницы: - Видела? - Выдернув из-за пояса пистолет он принялся водить стволом, отыскивая угрозу: - Заряжай, - почему-то прошептал он, делая осторожный шажок вперёд: - Там кто-то есть.
        - Заряжен. - Тоже шепотом ответила Ролаша: - Ничего не вижу, - продолжила она, переходя на нормальный тон: - Биоактивных объектов - нет. Электромагнитной активности - нет. Тебе показалось.
        - Показалось? Но я точно видел, как, - за столиком, метрах в пяти от него что-то шевельнулось и Игорь, упав на одно колено, тотчас навёл ствол на его ножку: - Видела?
        - Но там же пусто, - неуверенным тоном произнесла она, отчаянно вращая шариком: - Тут вообще ничего нет! А призраков не существует! Это научно обосновано!
        - Ты об этом ему скажи, - привстав, он сделал несколько быстрых шагов вперёд и в сторону, обходя злополучный столик: - Сама же про ментальные поля говорила. Погоди-ка! - Вновь опустившись на одно колено, Игорь навёл ствол на едва заметное движение и задержал дыхание, готовясь прижать спуск.
        Секунда, другая, но грохота выстрела не было.
        - Тьфу ты! - Раздражённо выдохнул он, вставая и засовывая пистолет за пояс: - Ща я тебе поле покажу. То самое - ментальное!
        Вразвалочку подойдя к столику, Маслов опёрся рукой о его край, шаря второй в темноте скрывавший пол от глаз.
        - Вот твой призрак! Любуйся, - распрямившись, Игорь продемонстрировал шарику пустой, мутный от возраста, пластиковый пакет: - Его воздухом, от вентиляции, надувало. А он за ножку зацепился, вот и дёргался - то приподнимется, то упадёт. Мусор, короче, - скомкав виновника их тревог в шарик, он отбросил его в сторону: - Пошли к Порталу, здесь, ты права, ничего живого нет.
        Кольцо, ребром воткнутое в небольшой, трехступенчатый пьедестал, возникло перед ними, едва Игорь выбрался из рощи высохших деревьев - дизайн этой палубы, первой куда попадал гость, был един для всех Станций.
        Немного потоптавшись на месте - царивший багровый сумрак прямо-таки физически давил на него, он подошёл к наборному устройству и, держа руку над россыпью символов, пошевелил пальцами примериваясь: - Командуй. Чего тут жать?
        - Ничего жать не надо. - Знаки над которыми зависла его рука начали наливаться светом: - Я уже ввела код. Сейчас система его проверит и, если энергии достаточно, активирует проход.
        - А если нет? И ещё вот - вернуться-то мы сможем? Вдруг батарейки сядут, и мы там зависнем?
        - Не сядут. Тут реактор, а их знаешь с каким запасом по мощности делали? Но даже это не важно. Та Станция, куда мы идём, полностью исправна. Она без проблем откроет проход сюда - приёмник, откуда нам выходить, всегда пассивен. Это колечко, - шарик кивнул на начавший медленно заполняться молочной дымкой портал: - Может проход где угодно принять, для этого энергии не надо.
        - Ага. Платим только за входной билет, так?
        - Типа того.
        Портал налился светом и Ролаша, не скрывая волнения, качнула вперёд шариком: - Пошли! Делаем всё быстро и…
        Дослушивать её Игорь не стал. Наклонив голову, словно желая пробить лбом дрожавшую молочно-серую поверхность, он рванулся внутрь, задерживая дыхание как при прыжке в воду.
        Сам переход никак не походил на то, чем с экранов потчевали зрителей маститые режиссёры. Никаких тебе светящихся туннелей, или размазывавшихся в полосы звёзд.
        Миг непроглядной тьмы и всё, едва не упав от неожиданности, он оказался за много миллионов километров от умиравшей Станции.
        На первый взгляд всё здесь было по-прежнему.
        Не изменилась ситуация и после второго, более пристального взгляда. Так же успокаивающе посвистывала вентиляция, слабо шевеля листву декоративных деревьев. Со стороны посадочной палубы доносился приглушённый расстоянием рёв двигателей - словом здесь всё было как обычно.
        - Налево и около двадцати метров прямо, - зажгла маркер на стекле шлема Ролаша, на давая ему расслабиться: - Бегом! Как увидишь поручни - направо и вдоль них. Тебе надо около полусотни метров пробежать - тогда я до корабля дотянусь. Портал я держу - как назад рванёшь, я, при подходе, его запущу. Давай-давай, не спи!
        - Да какой тут сон, - раздражённо дёрнув щекой, Игорь потрусил меж деревьев: - Как думаешь, - пробормотал он на ходу: - Та птичка, что нам задания давала, ещё здесь сидит? Он же нам денег должен?
        - Его здесь нет, не отвлекайся, - в голосе напарницы так и сквозило раздражением: - Кинул он нас. Я отчёт сразу после угона корабля отправила. В ответ - тишина.
        - Вот же какаду! - Обежав тот самый столик и уже не удивляясь отсутствию там уюса, он двинулся дальше.
        Пробираясь меж искусно расставленных деревьев Игорь беззвучно шевелил губами, призывая изощрённые кары на души дизайнеров, проектировавших этот лабиринт. Идею, заложенную в таком расположении, ему объяснила Ролаша, ещё в его первые плутания меж стволов.
        - Всё просто, нравоучительно ворчал шарик: - Эти растения должны настраивать прибывающих на мирный лад. Вот шагнул ты с планеты, с грудью полной свежим воздухом, и раз - ты на Станции, а вокруг всё те же деревья. Вроде, как и не переносилсяза многие миллионы километров. Или вот - после жаркой, пустынной планеты, ты оказываешься в прохладе, кругом листики шумят. Ну чем не рай? Сразу начинаешь расслабляться, агрессия, пока ты тут петляешь, рассеивается.
        - У меня как-то не. Не рассеивается, - буркнул тогда он, обходя очередную стену, составленную из чередовавшихся синих и желтых кустов.
        - Это потому, что ты, твой разум, ещё не поднялся на должную высоту развития, - принялся шпынять его шарик и Игорь, дойдя в своих воспоминаниях до этого момента, досадливо тряхнул головой, отгоняя неприятные образы.
        Всё же рощица, несмотря на всю свою запутанность, была небольшой. Еще пара поворотов и меж поредевших стволов блеснул металл поручней - ещё один поворот и он, опять же мысленно радуясь окончанию лабиринта, выскочил почти на самый край торговой палубы. Озвучивать свою радость Игорь не хотел, опасаясь в очередной раз нарваться на ехидные замечания напарницы.
        Сделав пару широких шагов он уже хотел положить руки на поручни, как под ногой что-то хлюпнуло, и он замер - вокруг серебристого сапожка темнела неопрятная вязкая масса, серо-зелёного, с щедрыми белыми мазками, цвета.
        - Игорь. - Голос Ролаши был неприятно холоден: - Должна тебя проинформировать - я фиксирую жизненные формы, и их много.
        - Да и чёрт с ними, - вытирая сапог о пол, а вернее, размазывая по нему непонятную слизь, прошипел он: - Что за день! Не успел из этого лабиринта выбраться, как на тебе! Вляпался! Будто кто специально кучу навалил! Прямо у поручней!
        - Они не специально, - всё тем же тоном, произнесла она: - Организм у них такой.
        - У кого, у них? - Критически осмотрев сапог и поморщившись, представив себе запах, а то, что воняла эта гадость премерзко, он и не сомневался, Игорь шагнул вперёд, поднимая голову.
        - Твоюж мать! - Выругался он, увидев те самые организмы: - Уюсы!
        Да, это были они.
        Небольшая группка птиц, расположившись на ограждении словно на насесте, во всю чирикала, задрав распушённые хвосты над посадочной палубой. До них было с полсотни метров и птицы, что-то бурно обсуждая, даже и не смотрели в сторону медленно приближавшегося к ним человека. То один, то другой, резко дёрнув хвостом, выкручивал назад шею, разглядывая что-то внизу.
        Заинтересовавшись, Игорь подошёл к краю и перегнувшись через ограждение, посмотрел вниз.
        Там, впереди, на самой крайней посадочной площадке, едва не касаясь стены, громоздилась довольно высокая куча того же цвета, что и испачкавшая его сапог. Уловив движение выше, он поднял голову - хвосты сразу двух птиц задрожали и из-под них, на кучу, шлёпнулось что-то тягучее и масляное.
        - Это что? - Вытянув руку он указал на уюсов: - Это они гадят что ли? Тоже мне - разумная раса, до сортира добежать не могут.
        - Не хотят, - шарик качнулся в сторону продолжавших опорожнять кишечники птиц: - Это ритуал такой. Мол мы тебя победили, съели и…
        - Не продолжай, - махнул рукой Игорь: - Ясно. И над кем они победу, эээ… Отмечают?
        - Да над тобой, над кем же ещё, - вздохнула Ролаша: - Присмотрись, куда они. Ну, того, празднуют.
        - Куда? - Присмотревшись к склизкой куче он замер, а потом его кулак со всей силы вдарил по ни в чём не виноватому поручню - из кучи птичьего дерьма проглядывал яркий конец крыла его челнока: - На мой корабль гадить?! Да они что?! Да я из них суп сварю! Вертел в задницу и на костёр! - Его кулак вновь грохнул о поручень, задрожавший от столь грубого отношения.
        - Игорь! Да стой ты! Успокойся! - Попыталась успокоить его Ролаша, но человек был слишком взбешён, чтобы прислушаться к её словам.
        - Ну, пташки! Всё! Отлетались! - Выхватив из-за пояса пистолет, он взмахнул им над головой: - Пока не ощипаю и в ваше же дерьмо не окуну, чтоб до гланд дошло - не успокоюсь! Твари! - Шагнув вперёд он грохнул кулаком по поручню, да так, что тот на миг прогнулся, а когда пружинисто распрямился, то задрожал столь сильно, что вибрации, рождённые ударом человека, докатились до птиц, расслабленно продолжавших своё занятие.
        - Струнь… - Сидевший с краю уюс, даже приоткрыл клюв от удивления, завидев быстрым шагом приближавшуюся к нему фигуру.
        - Струнь-ни-ни-ньк, - пискнул он, и слетев со своего насеста, рванул прочь. Остальные ненамного отстали от него. Покрывая пол пятнами фекалий, они рванули прочь, в момент скрывшись из вида.
        - Засранцы трусливые! Ух, я Вам устрою! - Погрозил он им вслед, оббегая расплывавшиеся на глазах лужи: - Что, пернатые, обделались?
        - Это метаболизм у них такой, - начала было пояснять Ролаша: - Если начали, то остановиться не могут.
        - Да и чёрт с ними, - отмахнулся, перебивая её Игорь: - Скорлупу берёшь?
        - Ещё пару шагов к кораблю сделай, - вытянулся в сторону скрывавшей корабль кучи шарик: - Ага-ага… Вот так… Устанавливаю связь… Эх, помех много - эти уюсы что-то с высоким содержанием металлов ели. Уфф… Подключилась - активирую грузовой протокол и… Готово! Уходим!
        - Отлично, - буркнув - вид загаженного птицами корабля основательно испортил ему настроение, Игорь быстро зашагал к рощице: - Портал открывай.
        - Когда рядом будем. Мало ли кто, кому пройти понадобится? Зачем мешать другим разумным?
        - Вот чего-чего, а разумных я здесь не наблюдаю, - покосившись на размазанную по полу гряз, он передёрнул плечами: - У нас так даже дикари не поступают! А тут? Высокоразвитая раса - и гадить где попало!
        - У всех свои культурные традиции и да, они могут отличаться от привычных тебе.
        - Ааа… То есть кучи класть посреди улицы - это нормально? Не знал, учту на будущее. Вот приспичит мне, так я прямо…
        Договорить он не успел - сильный сдвоенный удар - под колени и по верху рюкзака, бросил его на пол и Игорь, вскрикнув от неожиданности, проскользил по нему почти с метр, прежде чем его шлем не упёрся в кадку с деревом.
        - Что за, - начал было он, переворачиваясь на бок, но следующий удар, сопровождаемый треском с трудом сдержавшей натиск ткани костюма, перевернул его на спину.
        - Да что за хрень! - Барахтавшийся на спине словно перевёрнутый кверху лапками жук, он кое-как опёрся локтями о пол и приподнял голову: - Твою ж мать! - Перед ним, обступив его почти со всех сторон плотной стеной, стояли уюсы.
        Скользя ногами по так некстати оказавшемуся скользким полом, Игорь попытался сесть, но противостоявшие ему птицы были явно другого мнения.
        Выскочивший из их толпы уюс, кончик клюва которого был измазан ярко алой краской, что-то неразборчиво чирикнул, взмахнул крыльями, и одним махом оказавшись на груди человека, опрокинул его навзничь.
        Над лицом Игоря, закрывая собой всё пространство, поднялась когтистая трёхпалая лапа. Резко опустившись она прошла по стеклу шлема, оставляя глубокие царапины. Расправив крылья уюс вновь прокаркал что-то воинственное, а затем, неожиданно для человека, повернулся к нему спиной, распушив подёргивавшийся словно в нетерпении хвост, слегка присел.
        Уже понимая, что сейчас произойдёт, Игорь дёрнулся, пытаясь сбросить наглеца, но тот, размахивая крыльями, удержался у него на груди, присев ещё ниже.
        Перед самым лицом человека, обрамлённый перепачканными перьями, влажно блестел подрагивавший сфинктер птицы.
        - Да ты охренел! - Взревел, задёргавшись человек, но возникшие откуда-то лапы крепко ухватили его за плечи и ноги.
        - Струн-ни-ньк! - Меж широко расставленных лап проявилась голова обидчика, пощёлкивая клювом.
        - Тварь! Подонок! - Ему оставалось только ругаться, наблюдая как медленно, не торопясь - уюс явно смаковал момент, разжимаются мышцы и наружу начинает проступать грязная и вязкая масса.
        - А вот хрен тебе! На-а! - Вскинув руку с пистолетом, птицы не придали никакого внимания зажатому в его руке предмету, он с силой вогнал ствол прямо в дырку.
        Такого уюс не ожидал.
        Выпучив от неожиданности глаза, он широко разинул клюв, но сказать что-либо не успел - зло оскалившись и глядя ему прямо в окаймлённые золотом зрачки, Игорь до боли в пальце, вжал грибок спуска.
        Грохнуло знатно.
        Давление с плеч и ног пропало, и Маслов поспешно перевернулся на бок. Цепляясь руками о подвернувшуюся кадку, он вскочил на ноги: - Заряжай! - Зло бросил он, выхватывая свободной рукой свой тесак: - Звук! Пусть слышат! - И, сделав короткую паузу, взревел, оглушая как птиц, так и себя: - Ну! Выкусили! Кто следующий? Ты?! - Остриё тесака нацелилось на ближайшего к нему уюса и тот, попятился назад, заливая слизью пол под собой.
        - Ага… Не ты, значит! Может ты?! - прыгнув в сторону он выбросил вперёд руку с ножом и взревел от радости, когда кончик клинка, с хрустом пробив слой перьев вошёл во что-то мягкое.
        - Или ты?! - Не выдёргивая оружия из тела начавшей оседать на пол птицы, Игорь вскинул пистолет целясь на перемазанного кровью и ошмётками уюся - эта птица, оказавшаяся ближе других к красноклювому, разорванному на части выстрелом, была контужена и едва держалась на ногах, тряся головой с широко раскрытым клювом.
        - Что б не мучился!
        Грохот выстрела и пуля, влетевшая прямо в разинутый рот, буквально распылила голову уюса, залив кровавым туманом стоявших рядом птиц.
        Это оказалось последней каплей - уюсы, словно очнувшись от охватившего их оцепенения, рванули прочь вереща от страха.
        - То-то же! - Сунув пистолет за пояс, он презрительно хмыкнул: - Ха! Тоже мне вояки, чуть прижали - так сразу обделались.
        - К Порталу! - Озабоченно произнесла Ролаша и продолжила, не скрывая тревоги в голосе: - Уюсы мстительны. И то, что они так легко убежали - мне это не нравится. Лучше всего побыстрее отсюда убраться.
        - Да пусть мстят, - покачивая в руке тесак, Игорь углубился в лабиринт, следя за маркером, белой полосой, указывавшей ему путь: - Корабль жалко - да. Тут мойка есть? Не знаешь? А что до мести, - он хотел было презрительно сплюнуть, но вовремя вспомнил о шлеме на голове: - Пусть попробуют! Уверен, всё, на что они способны, так это изобразить моё трусливое бегство с поля боя и как они героически гнали меня до Портала.
        - Набираю код, - не вступая с ним в дискуссию, произнесла Ролаша: - Ускорься, прошу тебя. Я отмечаю множественные отметки - туда же, к Порталу, движутся как живые существа, так и охранные механизмы Станции.
        - Прорвёмся!
        Белая полоса на его шлеме вильнула и Игорь, скрипнув зубами - отметины от когтей красноклювого постоянно лезли в глаза, выскочил на пустую площадку, посреди которой возвышалось затянутое пеленой перехода кольцо Портала.
        В два прыжка взлетев на верхнюю ступень он развернулся к показавшимся на дальнем краю уюсам: - Что, пернатые? Съели! Нате! - Игорь резко ударил одной рукой по локтю другой изобразив неприличный жест: - Будите помнить, как со Странниками связываться! Ууу я вас! - Вскинув пистолет он повёл пистолетом по толпе, злорадно ухмыляясь, когда птицы, оказавшиеся напротив чёрного зрачка ствола, принялись пятиться, пытаясь скрыться в толпе.
        - Птенцы недоделанные! - Сунув пистолет за пояс, он повернулся к пелене Портала, собираясь сделать последний шаг, торжествуя победу.
        Короткий сухой щелчок больше походил на помеху, возникшую на линии связи, и Игорь, не придавая звуку особого внимания, хотел уже шагнуть в пелену, как вдруг пол под его ногами качнулся и он, с трудом перебарывая накатившую на него тёмную волну, рухнул лицом вниз, пробивая телом пелену перехода.
        Глава 14
        Тёплая ласковая вода, омывавшая его тело, баюкала не хуже рук матери, тех самых - родных, ласковых и заботливых, чьих таких нежных касаний Игорь был лишён с момента рождения. Почти захлёбываясь от восторга, он нежился, чуть поворачиваясь с боку на бок, подставляя то бока, то спину, то голову течению и всей душой желая, чтобы оно как можно дольше не прекращалось.
        - Иии-го-орь…Иии-го-орь, - где-то вдалеке, едва слышно, раздался полный тревоги и заботы женский голос и он, не желая прерывать охватившего его наслаждения, попробовал занырнуть ниже, скрыться от ласкового, манящего, но так не вовремя раздавшегося зова.
        - Игорь! - Голос приблизился и тёплая вода, нёсшая его тело куда-то вдаль, обещая доставить в мир покоя, тепла и наслаждения, ощутимо похолодела. Струи, утрачивая всю нежность стали холодными, в их потоках появились колючие льдинки, неприятно царапавшие кожу и он, всё ещё помня их прежнюю доброту и ласку, неохотно открыл глаза, возвращаясь к действительности.
        Над его головой бесшумно шумел зелёной листвой лес.
        Именно так - беззвучно, колыхались кроны и Игорь, убаюканный их мерным покачиванием снова начал проваливаться в сон, тихо радуясь тёплому ветерку, принёсшему на его лицо родные и такие знакомые, ароматы Земли.
        - Игорь! - Закрывая собой деревья, над ним склонилась Дося: - Вставай, хватить валяться!
        - Дося… Как здорово тебя видеть, - улыбнулся он, потягиваясь: - И деревья, и ветерок. Господи… Как же я по дому соскучился! Ты и не представляешь, что мне приснилось - будто я попал в скопление звёзд - колечком, а там и птицы разумные и ящерки, и ещё энергоформы, и я там один, без вас, - ему так много хотелось ей рассказать, но тут лес, клочок голубого неба, видневшийся за её лицом, вдруг пропал и всё видимое пространство залил нервно пульсировавший тускло-красный свет.
        - Игорь! Подъём! Станция вот-вот сдохнет! - В голосе Доси прорезался металл и Маслов, непонимающе закрутил головой: - Погоди… Дося? Я не дома? - Он пристально уставился на знакомое лицо и затряс головой: - Нет, ты не Дося. Очень похожа, но не она. Ты кто? Эээ… Ролаша?
        - Ну а кто же ещё! Вставай! Ну же! Шевелись давай!
        - А где Дося? - Продолжая буравить непонимающим взглядом женское лицо, то, словно в смущении, уменьшилось в размерах и уползло в верхний правый угол забрала, он попробовал встать, но накатившая волна дурноты заставила его замереть: - Что ж хреново-то так! - Опираясь руками об пол Игорь затряс головой, пытаясь прийти в себя.
        - Ещё бы! С чего тебе хорошо должно быть?! В тебя же парализатором, да на полной мощности, шарахнули! Хорошо я поле выставить успела, да и большая часть по рюкзаку пришлась. Будь иначе, ты сейчас куском камня был. Только и мог, что глазами хлопать, конечно, если уюсы их тебе оставили бы.
        - Не… Могу… Встать… - Дурнота усилилась, и Игорь чуть не рухнул на пол, с большим трудом удерживая себя трясущимися руками.
        - Можешь! Вставай! Зря я что ли тебя в сознание приводила! Можешь!
        С трудом поднявшись на ноги, он качнулся и едва не падая сделал шаг вперёд. Потом ещё один и ещё. Ноги словно одеревенели, и Игорь чувствовал себя словно на ходулях - он шёл раскачиваясь из стороны в сторону, размахивая такими же деревянными руками.
        - Вот молодец! Умничка! - Лицо, так похожее на Досино, одобрительно кивало каждому новому шагу: - Ещё шажок… И ещё один! Ты просто герой, Игорь! Давай-давай, ещё шажочек! Я горжусь тобой! Редко кто после залпа тяжёлого парализатора может хоть пошевелиться!
        - Скорлупа. Она. Цела? - Ноги слушались его всё лучше и лучше и Игорь, двигавшейся уже гораздо более уверенно, смог отвлечься на беспокоивший его вопрос, не рискуя рухнуть на пол, потеряв концентрацию.
        - Цела, мой дорогой, цела, - закивало женское личико: - И не просто цела! Я уже продала её - пока ты в отключке был. И топлива закупила. И на корабль всё загружено. Ты только шагай, ни об чём ином не думай.
        - Хорошо, - впереди показалась лестница и Игорь приободрился, уже предвкушая мягкие объятья пилотского кресла.
        Шаг. Ещё один.
        Добравшись до лестницы, он с облегчением вцепился в поручни обоими руками - волна слабости, накатившая на него, не только ощутимо качнула пол, но и заставила и итак неяркое освещение моргнуть, на несколько долгих секунд погрузив всё вокруг в непроглядную тьму.
        - Эк меня накрыло, - попробовал улыбнуться непослушными губами человек, медленно спускаясь по лестнице: - Прикинь, - добавил он в голос бодрости: - Иду, а пол ходуном ходит и свет моргает. Во! - Кивнул Игорь на опять обступившую его темноту: - Опять накрыло.
        - Это не тебя, - лицо Ролаши нахмурилось: - С тобой в норме всё. Это Станция умирает - реактор вот-вот взорвётся. Всё понимаю, но ты уж поспеши, а?
        Станция доживала последние минуты.
        Реактор, отдавший все свои силы на приём гостя и активизацию Портала, уже не мог прокормить оставшиеся исправными ремонтные системы. Череда коротких замыканий, понёсшаяся по отвыкшим от нагрузок цепям, вызвала волну сбоев, разраставшуюся с каждой секундой. Лавина, порождённая когда-то штатной, а сейчас запредельной, нагрузкой, росла, грозя выжечь нежные коммуникации Процессора и Реактор, верный своей программе, выжимал из себя последние крохи энергий, активируя системы пиковой защиты. Увы, но его сил хватало на одну систему из сотни и вал молний, торжествуя победу, катился по коммуникациям Станции, выжигая, а кое-где и взрывая уцелевшие отсеки.
        Гостя, защита которого была самой первостепенной задачей Процессора, пока спасали размеры Станции. Разрывам, рвавшим её тело, предстоял долгий путь до посадочной палубы и Процессор, понимая свою обречённость, делал всё, чтобы его последний визитёр мог благополучно покинуть ставшее опасным место.
        - Взлетаем! - Не дожидаясь окончания продувки, Игорь вжал кнопку тяги, отрывая корабль от площадки. Выходной коридор, освещавшие который лампы гасли одна за одной, шевелился, изгибаясь из стороны в сторону и пилоту приходилось активно маневрировать, уберегая корабль от столкновения с так некстати ожившими стенками.
        Нырок, небольшой доворот вправо - он успел заметить, как из раскрывшейся трещины выплеснулся язык пламени, ещё один поворот - и перед ним проявилась чернота пространства, усеянная острыми огоньками звёзд.
        Сзади что-то грохнуло, по стенам рванули, разгоняя сумрак, жёлтые блики и Ролаша, не тая страха, взвизгнула: - Жми! Форсаж!
        Станция держалась до последнего. Процессор, рассылая из своего бронированного яйца приказы, требовал от Реактора всё новые и новые порции энергии и тот, не имея ни сил, ни желания сопротивляться, честно выполнял их, уже ощущая забурлившие в его чреве признаки неуправляемых реакций.
        Они продержались даже дольше необходимого - корабль последнего гостя превратился в крохотную, почти неотличимую от прочих звёзд, искорку, когда вырвавшиеся на свободу из своего заточения демоны разрушения принялись рвать некогда блестящее тело Станции.
        Будь Процессор человеком, то он, честно исполнивший свой последний Долг, мог бы устало расслабиться в своём кресле, спокойно ожидая конца.
        Но Процессор человеком не был.
        Отметив в своём логе успешный отлёт гостя, он запустил рутинную процедуру контрольной проверки, привычно-придирчиво отмечая в журнале сбои. Вал разрушений поглотил его на опросе систем кондиционирования - последнее, что он успел зафиксировать стало отметкой времени, поставившей финальную точку в его существовании.
        Добросовестно заполненный лог-журнал пережил своего творца на доли секунды, а затем, ещё через тысячную часть этого краткого, по человеческим меркам, интервала, в забытой системе вспыхнуло небольшое солнце, как и во времена молодости Станции, успешно, пусть не на долго, затмевая старое светило.
        Небольшой кораблик успешно разменивал системы. Его пилот, наблюдавший за чередой сменяемых за бортом солнц, был уже порядком вымотан и не обращал внимания на всё новые и новые виды, мелькавшие снаружи. Всё, чего ему хотелось, так это забраться в свою уютную каюту и, вытянувшись на койке, забыться глубоким сном на несколько часов. Он бы так и сделал, но его напарница, неутомимо щебетавшая уже не первый час, пресекала даже малейшую мысль о подобном перерыве.
        Очередной прыжок вынес кораблик в систему, где купаясь в бледно серой дымке, сверкало ярко оранжевыми боками небольшое солнце. Игорь, чьё терпение уже было на исходе - последний час Ролаша мучала его вопросами своего внешнего вида, уже был готов направить машину к ближайшей планете для привала, как впереди что-то блеснуло.
        Блеск повторился и он, заинтересовавшись происходящим, прибавил тяги, нацеливая нос на роящиеся прямо по курсу искры.
        - Даю увеличение, - недовольно буркнула Ролаша и в высветившемся перед ним экране проявилась картина происходящего.
        Там, почти вплотную, по меркам космоса, шёл ожесточённый бой.
        Огромный корабль, Игорь и не предполагал, что такие левиафаны существуют, был окружён стаей вертких ос, вонзавших жала своих выстрелов в тело гиганта и тот, несмотря на всю свою мощь, проигрывал это сражение. На его плоской спине то и дело вспыхивали грибы разрывов, обещая совсем скоро пробить бронированную шкуру, открывая нежное и уязвимое нутро. Петли, виражи, змейки - атаковавшие его кораблики, размером чуть больше машины Игоря, ловко уворачивались от залпов защитных систем гиганта и наваливаясь на уцелевшие турели по двое, по трое, быстро приводили к молчанию редкие точки обороны.
        - Транспорт, - подала голос Ролаша: - Класс «В». Сверхфрейтер. Состояние. Полей нет, защитные системы семь из… А нет. Уже шесть, - прокомментировала она появление очередного облака разрыва на боку гиганта: - Шесть из двадцати семи. Целостность корпуса - восемьдесят три, восемьдесят два… Ему конец - он сам это понимает, вот и визжит на всех частотах. Уходим.
        - И не поможем? - Зажав форсаж, Игорь бросил корабль вперёд: - У нас, не оказание помощи терпящему бедствие, считается преступлением.
        - Это - самоубийство! Их тринадцать! Уходим - нам ещё ого-го сколько пилить. Начинаю подготовку к прыжку. Отворачивай!
        - Нет.
        Сверхфрейтер начал быстро расти, и Маслов уже мог своими глазами рассмотреть его очертания. Светло серый корпус имел вид вытянутого и усечённого с острого конца треугольника. Сплюснутый ромб в сечении он нёс на верхней части корпуса небольшую башенку, в которой белели огоньки иллюминаторов - придавая махине черты стардестроера из Звёздных Войн, фанатом которых он был.
        На корпусе гиганта вспух очередной разрыв и, сразу же, не прошло и пары секунд - ещё один.
        - Четыре защитные турели. Он обречён. - Вздохнула напарница: - И куда тебя несёт?! Собьют же!
        - Прорвёмся! Что у нас с ракетами? - Ощущая себя пилотом Имперского перехватчика, рвущегося на помощь попавшему в переделку собрату по оружию, прищурился Игорь: - Ты боекомплект пополнила?
        - Пополнила, - снова сопроводила вздохом свой ответ Ролаша: - Вот же дура!
        - Умница! Ща мы им покажем, как наших бить! Передай на транспорт - Альфа-один, иду на помощь!
        - Ой дура-ак!
        Огромная серая туша заняла собой весь обзор и Игорь, поймав в прицел ближайший кораблик, выпустил в него ракеты, стоило только захвату цели доложить о готовности.
        Пилот, увлечённый своим танцем вокруг турели, слишком поздно обратил внимание на предупреждение о новой угрозе. Дёрнувшись в сторону, он попытался ускользнуть за край корпуса жертвы, прикрывшись им как щитом, но это манёвр запоздал, и он расплылся точно таким же облачком, что и турели, принимавшие на себя залпы их стволов.
        - Первый пошёл! - Процедил сквозь сжатые зубы Игорь, ловя в прицел следующего, быстро повторившего судьбу первой его жертвы.
        Не ожидавшие нападения пираты позволяли ловить себя в прицел слишком легко и Маслов, быстро сбивший ещё парочку даже удивился подобной беспечности - но его противники были далеко не новичками. Отойдя от первоначального шока, они перегруппировались, разбившись на два отряда и теперь уже пришла пора человеку крутить петли, сбивая прицелы своих противников.
        Вираж, переходящий в слалом меж решётчатых конструкций, торчавших их бока гиганта, нырок вниз и резкая свеча - он вертелся как волчок, набирая пока лёгкие скользящие попадания, без особого ущерба переносимые его щитом.
        Петля, разворот вокруг оси - в прицеле возникает схваченный ромбом захвата враг и Игорь, мысленно благодаря Ролашу, взявшую на себя наведение ракет, жмёт спуск.
        Вспышка стартовавших ракет и он, не имея возможность проследить результат выстрела, торопливо бросает машину вниз, поймав пару прямых попаданий, радужными пятнами растёкшихся по пелене защитного поля.
        - Ещё восемь! - В шлеме напряжённо сопит напарница: - Лево двадцать - выведем их на турель, большого предупредила!
        Не отвечая, Игорь доворачивает корабль и стоит только раздаться в шлеме крику напарницы: - Прочь! - Бросает машину влево, ввинчивая её штопором в пустоту.
        - Минус один! Семь! - В голосе Ролаши звенит восторг, но ему некогда разделять её радость - сразу три попадания слизывают больше четверти щита.
        Тягу в ноль, разворот на месте, газ!
        Форсаж!
        Он мчится навстречу ощетинившимся иглами выстрелов кораблям, бросая недовольно стонущую машину из стороны в сторону, стараясь не обращать внимания на попадания, медленно, но верно прогрызающие пузырь защиты.
        Есть захват!
        Залп!
        И в сторону, в сторону, вращаясь, ныряя, до боли в пальцах вжимая кнопки тяги.
        - Пять! Плотно шли - двоих накрыло, - Ролаша меняет восторг на деловой тон: - Перезаряжаюсь. Крутись.
        - Кручусь, - кивает он, рисуя очередную спираль, пускает машину в облёт светлого корпуса.
        Свечка!
        Резко взмыв вверх Игорь повторяет свой трюк, разворачивая машину почти на месте.
        - Зарядила! - Вскрик напарницы совпадает с началом пике.
        Корабль несётся к суперфрейтеру и пираты, хорошо усвоившие предыдущий урок, поспешно разбегаются в стороны, не открывая огня.
        Светлая поверхность, покрытая шрамами и подпалинами, проносится под ним, и Игорь, поставив корабль на ребро, как на гонках, закладывает крутой, впритир, разворот, вокруг неожиданно толстой башни рубки.
        Когда он выскакивает с другой стороны, о недавнем побоище напоминают только плавающие вокруг гиганта обломки кораблей и турелей.
        - Где? - бросая машину змейкой, он мечется меж антенн, торчащих из корпуса труб и непонятных, многогранных тусклых игл, щедро разбросанных рядом с рубкой-башней.
        - Ушли, - в голосе напарницы звучит несоответствующая её электронной сути усталость: - Не стали преследовать - как ты за рубку ушёл, так и драпанули. Он им вслед пострелял, - шарик кивает в пространство, и Игорь понимает, что речь идёт о большом корабле: - Но всё мимо. Давай вверх и к рубке, - без перехода продолжает она: - Капитан этой посудины тебя в гости зовёт.
        Вход на посадочную палубу обнаружился только тогда, когда капитан, окончательно убедившийся в отсутствии опасности, зажёг посадочные огни, высветившие синим широкий прямоугольник в основании рубки. Во время схватки Игорь успел заприметить черневший на светлом фоне корпуса провал, но строить догадки по его назначению было некогда и он, промчавшись мимо, выбросил из головы лишнюю в бою мысль.
        Внутри оказалось просторно - рассчитанная на четыре корабля площадка пустовала и он, посадив машину на ближайший круг, облегчённо откинулся в кресле. Напряжение, залившее его адреналином во время стычки, медленно спадало, и ему хотелось просто сидеть, уронив дрожащие руки на подлокотники, но Ролаша, верная своей вечно спешащей натуре, не дала ему такого шанса.
        - Отдохнул? Подъём! - Затараторила она, не дав и минуты на отдых: - Открываю кабину, пошли, капитан ждёт, а такого важного разумного заставлять ждать - неразумно, прости мне этот каламбур.
        - Тавтологию, - поправил её Игорь: - Ничего. Подождёт. Мы же его спасли? Вот пусть и ждёт.
        - Без разницы - тавтология, или каламбур, - выскочивший из гнезда шарик требовательно постучался в царапанное стекло шлема: - Капитан - да, может и подождёт, а пираты? Они вполне могут вернуться. С подкреплениями. Тут ты разницу чуешь?
        Это был аргумент и Маслов, мотнув головой в знак согласия, принялся выбираться из кресла.
        Ангар суперфрейтера, по своему виду, сильно напоминал посадочную палубу Станции, не особо удивив человека такой схожестью. Действительно, зачем изобретать что-то новое, имея под руками готовый, многократно и успешно опробованный проект.
        - «Нет, конечно можно подчеркнуть свою индивидуальность», - рассуждал он, когда поднявшись по лестнице, попал на уменьшенную копию торговой палубы, со столиками и растениями в кадках: - «Как вот здесь», - обвёл он взглядом стеллажи, заполненные разными диковинками, заставившими даже Ролашу замолчать от удивления. Он уже хотел подойти по ближе, но раздавшаяся из скрытых динамиков птичья трель, заставила его отшатнуться и положить руку на пистолет.
        - Капитан просит нас подняться на мостик, - перевела Ролаша, чей шарик рывками дёргался, фиксируя различные артефакты. Трель повторилась, теперь даже Игорь уловил в ней спокойные и мирные нотки.
        - Он заверяет нас в отсутствии враждебности, - продолжила перевод она: - И напоминает, что он является не только гостеприимным хозяином, но и должником.
        - Тогда пошли, - увидев за деревцами единственную лестницу, ведущую вглубь корабля, двинулся к ней Маслов: - Посмотрим, как он должок отдавать будет.
        Рубка, чтобы добраться до которой им пришлось подняться на лифте, представляла собой круглое помещение с большими квадратами окон, дававшими прекрасный обзор во все стороны. По её центру, в круглой нише, утопленной на полтора метра от палубы, располагались составленные крестом терминалы, за которыми, не удостоив вошедшего даже мимолётным взглядом, сидела пара кхарков, уюс и нечто металлическое, своим видом близкое к человеку, но с массивной головой, похожей на голову акулы-молот и двумя парами рук, так и сновавших по множеству кнопок и рычажков.
        - Энф? - Шагая по верхней части рубки, едва слышно пробормотал Маслов и шарик утвердительно качнулся: - Он. Корпус адаптирован для работ с терминалами.
        Машина с электронной душой чуть подняла голову, и Игорь поспешно перевёл взгляд на капитанский пульт - вид молотоподобной головы, усеянной множеством шевелившихся на коротких ножках глаз-линз, был не для его нервов.
        Пульт, или рабочее место капитана, размещавшийся у дальней от входа стены рубки, имел подковообразную форму и важно перемигивался множеством цветных огоньком.
        Неуклюже соскочивший со своего насеста уюс был стар.
        Стёртый почти до основания клюв, выцветшие, но полные мудрости глаза, редкие, торчащие неопрятными патлами перья, всё говорило о более чем почтенном возрасте стоявшего перед ними разумного.
        Распахнув крылья, птица склонила голову - меж редких на затылке и загривке перьев мелькнула сизая морщинистая плоть, и прощёлкав короткую фразу, он выпрямился, выжидательно рассматривая пол у ног человека.
        - Он счастлив приветствовать спасителя экипажа на борту Длинного Пера. - Принялась переводить Ролаша: - Это так корабль называется.
        - Понял, не тупой. Скажи ему - мол я тоже рад, что всё удачно закончилось и всё живы.
        - Говорит, что удача тут не при чём, - продолжила переводить щелканье птицы Ролаша: - Испытал радостное облегчение, когда увидел твой корабль. А то, как ты летал - это дало ему уверенность, что перед ним оказался представитель одного из Величайших Крыльев, или кто-то достойный резать воздух рядом с ними.
        - Ну… - Не зная, что сказать, Игорь развёл руками, но капитану не были нужны его слова.
        - Он очень рад, что машина, созданная его расой, оказалась у тебя, - произнесла напарница и, не удержавшись, добавила: - И хорошо, что он не знает, как она у тебя оказалась.
        - Скажи ему спасибо. Я тронут и всё такое, - пропустил мимо ушей её шпильку человек.
        - Капитан говорит, что за ним долг. Хм… Долги? - Недоумённо качнулся шарик: - У них в речи со множественным числом сложно. Ааа… Вот! Говорит, что долг у него за спасение и долг за наслаждение, которое он испытал, наблюдая за боем.
        - И? Долги перед нами - это хорошо. Расплачиваться он как будет?
        - Погоди. Говорит, что рад, факту своего спасения, которое… ммм… провёл? Сделал? Совершил-закончил? Что-то в этом духе… По-простому переведу - он рад, что ты, Странник, пришёл ему на помощь, несмотря на противоречия и напряжённости, бывшие в прошлом между нашими расами.
        - Спасать и помогать друг другу долг любого разумного, если он разумен, - чуть поклонился старой птице Маслов.
        - Так… Ага. Он полностью согласен с твоими словами. Ага-ага… Поняла. Выражает радость и уважение твоим словам, наполненным мудростью. И жаждет погасить свой долг.
        - Пусть гасит, я не против.
        - Говорит, что было бы оскорблением предложить тебе денег и…
        - Эй! Я совсем не против оскорбиться! Даже совсем за! Пусть оскорбляет!
        - И готов выполнить два твоих пожелания. В разумных и скромных пределах своих сил.
        - Два желания? - Удивлённо повторил Игорь.
        - Да. Два скромных, - Не замедлила напомнить ему Ролаша: - Так что сильно не мечтай, уюсы ещё те птички.
        - Да это я уже понял, - хмыкнул он в ответ и широко зевнул: - А это… Лайба его, она как - хорошо прыгает?
        - Он говорит, - приступила к переводу напарница: - Что Длинное Перо не зря носит это гордое имя. Корабль замыкает Кольцо за два десятка прыжков.
        - Тогда так, - Сдержав зевок, Маслов тряхнул головой, отгоняя дремоту: - Пусть он нас до системы ЭнФов доставит.
        - Там опасно, - попятилась от человека птица: - Я смогу доставить вас в соседнюю с Проклятым Квадратом, систему. Этим я оплачу долг сполна. Мне и так придётся сделать большой крюк, в ущерб контракту, а топливо стоит дорого.
        - Напомни ему, - сложил руки на груди Игорь: - Что, если бы не мы, он сейчас был мусором в системе висел.
        - Он принимает твоё желание, - перевела невеселое чириканье капитана Ролаша: - Курс будет изменён немедленно.
        - Так-то лучше, - кивнув, Маслов посмотрел на птицу: - А со вторым желанием я подожду.
        За иллюминаторами резко потемнело, словно на них опустили заслонки, и капитан прокаркал короткую фразу.
        - Прыжок начат, - мы будем на месте, она на миг замолкла, переводя единицы измерения в привычные человеку формы: - Через восемнадцать часов.
        - Успею выспаться, - потянулся Игорь: - А каюта у него есть? Душ бы принять…
        - Это я не переведу, - качнулся из стороны в сторону шарик: - Он живо это как желание зачтёт.
        - Тоже верно. В корабле посплю, - кивнул он и замер, слушая новую трель: - Чего это он?
        - Предлагает экскурсию по кораблю.
        - Бесплатно?
        - Подтверждает и, - она коротко хохотнула: - Выражает уважение твоей предусмотрительностью. Говорит, что из тебя мог бы получиться хороший торговец.
        - Спасибо, - кивнул он птице в ответ: - Мне и так неплохо.
        Осмотр корабля занял около часа. Если говорить откровенно, то осматривать на Длинном Пере было нечего. Капитан, его звали Линь-Сиц, провёл их в кают-компанию, адаптированную для различных рас, работавших на борту его корабля, показал уютные гостевые каюты, увидев которые Игорь немедленно захотел воспользоваться своим вторым желанием. Удержала от такого шага его Ролаша - видя состояние человека она вколола ему порцию стимулятора, лицемерно-горестно вздохнув о вреде препарата, и о принципе выбора меньшего из двух зол.
        Посетили они и палубу над посадочной зоной - ту самую, с полками полными артефактов.
        Загадочные вещицы, чей вид так раззадорил Ролашу, оказались всего лишь копиями, искусными подделками ценных предметов, собранных уюсами со всего Кольца. Разочарованно вздохнув, она принялась стирать из своих хранилищ картинки, шепотом призывая кары на голову желавшей иметь значительный вид, птицы.
        Рассуждая о сложности и опасности торгового ремесла, капитан провёл их по пандусу грузового трюма, плотно забитому цилиндрическими контейнерами телесно розового цвета. Как узнал Игорь, корабль совершал стандартный торговый рейс из системы Накадхо в Чинь-Хек-Си. И если первая, как ему пояснила Ролаша, была известным торговым форпостом Энфов, то вторая, в звучании которой угадывались переливы птичьих трелей, была одной из ключевых систем сообщества уюсов.
        Кивнув её словам и ничуть не удивившись, что пернатые торгуют со своими давними врагами, Игорь уже хотел было двинуться дальше, как простой вопрос, вскользь заданный им капитану, заставил того замереть на месте, недовольно топорща редкие перья.
        - А что за груз? - Облокотясь на перила, махнул рукой вниз человек: - Если это, конечно, не коммерческая тайна.
        - Тайны нет, - скакнув к краю пандуса, повёл крылом уюс: - Груз не тайна. Тайна - мои отношения с Энфами. Ооо… - Присев, он развёл в стороны крылья и поводил ими по полу, выражая этим сложность решённой задачи: - Поймать восходящий поток их сознаний было очень сложно и долго. Прежде чем наши помыслы воспарили ввысь крыло к крылу, молодому Сицу пришлось обломать не одно перо, добиваясь их расположения. Зато теперь, - птица выпрямилась и задрала истёртый клюв к потолку трюма: - Я и их доверенный разум, и Линь, а такое простому птенцу из гладкого яйца, удаётся редко.
        - Линь - это что-то вроде звания? - Переспросил Маслов и шарик на его плече утвердительно качнулся.
        - Да. Точного перевода нет, но близко к почётному гражданину, заслужившему уважение общества чем-то выдающимся.
        - Из низов, значит, пробился, - с уважением посмотрел на уюса человек.
        - Да. - Вновь кивнул шарик: - Гладкое лицо - простолюдины, если тут можно употребить этот термин. У аристократов скорлупа бугристая - сказывается вырождение.
        - Ну что, уважуха. Скажи ему, что для меня честь оказать помощь такому… эээ… Что ни будь уважительное подбери, - кивнул он птице, не найдя подходящего моменту слова: - И спроси, пожалуйста. Что именно он везёт? Это же не секрет, он сам сказал.
        Вот тут, стоило только Ролаше прощёлкать и слова благодарности, и вопрос, тут капитан и напрягся.
        Встопорщив перья, он принялся переступать с лапы на лапу, раздражённо свистя и щёлкая клювом после каждого слова.
        - Он говорит, что там ничего интересного нет, - принялась переводить напарница: - Рутинный груз, он его постоянно возит. Пустая трата времени.
        - А чего он тогда так возбудился-то? - Игорь пристально посмотрел на птицу и та, не выдержав его взгляда - на сей раз забрало не было затемнено, отвернулась, уставившись в пол.
        - Надо глянуть, - покачав головой он двинулся к короткой, в четыре ступеньки лесенке, ведущей с пандуса на пол трюма.
        Не слушая возмущённых трелей, нёсшихся ему в спину, он подошёл к ближайшему контейнеру и задрал голову разглядывая выбитые у его вершины символы. Сам цилиндр был небольшим - примерно метр в диаметре и около двух в высоту и ему не составило труда разобрать уже знакомый символ Энфов - овальную планету, окружённую четырьмя солнцами. Под ним шёл ещё один ряд знаков, тех самых, похожих на запятые, но прочитать их ни он, ни Ролаша не могли - все их познания в местной лингвистике ограничивались только разговорными навыками.
        - Он говорит, - перевела слова капитана напарница: - Что это биоматериалы. Их закупают различные структуры и сообщества птиц. Военные, частники и даже студии, выпускающие развлекательные программы. Он настаивает, - шарик качнулся в сторону уюса: - Не тратить время здесь. Предлагает проследовать в одну из гостевых кают, где бы ты, его спаситель, мог достойно провести время до окончания прыжка.
        - Ну уж нет, - почуяв запах тайны, Игорь покачал головой: - У нас же ещё одно желание есть? Вот я и желаю - пусть вскроет один конт. Вот этот, - вытянув руку, он постучал пальцами по розовой поверхности.
        - Тратить желание на такую ерунду? - Попробовала переубедить его Ролаша: - Игорь! Ну увидишь ты там потроха птичьи - оно тебе надо? А желание мы лучше на что-то ценное потратим.
        - На что? - сложив руки на груди он посмотрел на её лицо, выглядевшее крайне недовольно: - Нам с него нечего стрясти. Сама же видела - не артефакты, а подделки голимые. А выспаться я и в своём корабле смогу. В нашем, то есть.
        - Как знаешь, - фыркнув, она отвернулась, словно, не желая на него смотреть: - Перевожу.
        Выслушав перевод птица недовольно каркнула и, вспорхнув на парапет, пропела короткую трель.
        Кому она была адресована Игорь не знал, но служба на Длинном Пере была отлажена на отлично. Немедленно ожили механизмы и из глубины трюма к ним двинулась грузовая лапа с двупалой клешнёй.
        Следующая фраза, прочириканная Линь-Сицем относилась уже к ним - капитан, используя самые лестные для человека эпитеты, выражал надежду, что его гость, вторую просьбу которого он выполняет, сохранит благоразумие и не вынудит владельца корабля к применению сил, должных сохранить в целостности как его жизнь, так и жизни экипажа этого славного корабля.
        Дослушав перевод Игорь несколько секунд озадаченно молчал, пытаясь представить, что же такое скрывает контейнер, но после махнул рукой, решив не гадать, а дождаться конца демонстрации.
        Ждать пришлось недолго - двупалая клешня, сомкнувшись на верху цилиндра, начала медленно поднимать его вверх, оставляя на полу ангара прозрачный овал, зажатый снизу тонкими крепёжными лапками.
        - Твою ж мать! - Только и смог выдохнуть человек, когда поднятая наверх крышка полностью открыла ему содержимое капсулы. Там, в розоватой, похожей на густое желе, масса, висел человек. Хорошо развитый парень, с коротким ёжиком тёмных волос был почти гол - всю его одежду составляли короткие шорты белого цвета. Он был жив - вздрагивали закрытые веки, грудь ритмично поднималась и опускалась, словно он был не в желе, а на воздухе.
        - Это что? - Отшатнувшись от капсулы, Игорь махнул рукой в сторону парня: - Я требую объяснений!
        - Биоматериал, - прощёлкал короткий ответ капитан, с тревогой следя за пальцами человека, стиснувшими рукоять пистолета: - Первосортный биоматериал - уважаемые партнёры поставляют товар только высочайшего качества.
        - Биоматериал?! Товар?! Разве рабство не запрещено?!
        - Какое рабство, что вы?! - Ролаша с трудом успевала переводить трескотню уюса: - Это биоматериал, выращенный Энфами. Ограниченно разумный. Здоровый, исполнительный и…
        - И идеально подходящий для роли тупого человека в ваших фильмах, или мишени у военных? Так? - Перебил его Игорь, только сильнее распаляясь от услышанного: - А частникам зачем? Поглумиться? Тренироваться глаза вырывать?
        - Игорь, Игорь, - попыталась успокоить его напарница: - Прошу тебя, спокойнее. Это и вправду всего лишь клон, выращенный Энфами. Чего ты так возбудился? У тебя же дома животных для опытов используют? А здесь…
        - А здесь - людей! Здоровых людей! Им бы жить и жить, - не сдержавшись, он выхватил пистолет и махнул рукой в сторону капсулы, зацепив её край стволом, отчего по трюму прокатился тихий и печальный звон: - А их либо расстреляют, либо, на потеху этим жирным гадам, рвать будут. Переводи! - Повернувшись к попятившемуся уюсу, он провёл пальцами по царапине на шлеме: - Видишь? Это мне твои сородичи оставили. На Станции на меня толпой напали!
        - Недоразумение, - тряся клювом прощёлкал ответ тот: - Культурное непонимание…
        - Ага! Оно самое! Я там троих ваших завалил! А раньше - ещё троих желторотых, попавшихся на моём пути! Веди к кораблю! - Держа Линь-Сица в прицеле, он взбежал на пандус: - Идёшь впереди! И учти - если мне хоть что-то не понравится - стреляю. Останавливай своё корыто - не по пути мне с тобой!
        Покинуть суперфрейтер им удалось без проблем. Вылет из ангара, отлёт от корабля, все эти манёвры Игорь проводил в полной тишине, косясь на поджавшую губы Ролашу. И только когда он, заложив широкую дугу, поймал тушу транспортника в прицел, она нарушила своё молчание.
        - Не советую, - холодно произнесла напарница: - Пираты напали на них в мёртвой системе, там Стражам делать нечего, а здесь, - выскочивший из гнезда шарик качнулся в сторону радара, пестревшего множеством засветок: - Они есть. Порвут.
        - Это мы ещё посмотрим, - мрачно буркнул он в ответ, поглаживая пальцем кнопку пуска ракет: - Захват на турели. Я им покажу, как людьми торговать!
        - Да успокоишься ты или нет! - Наверное первый раз за всё время рявкнула на него Ролаша: - Да пойми, ты! Не люди это! Не люди! Боиформа, копирующая внешний вид твоей расы. Кукла!
        - Живая кукла. Из плоти и крови. Чувствующая боль. Захват!
        - Игорь! - Видя его решимость, она смягчила тон: - Ну пойми, пожалуйста. Этим ты никому не поможешь. Энфы сами ими торгуют. Сами их выращивают и продают. А мы к ним летим. Так может лучше у них самих спросить?
        - Спрошу. Обязательно. Где захват?
        - Да не будет тебе никакого захвата! Остынь! Отверни в сторону!
        Плоская туша суперфрейтера, висевшая перед ними, задрожала, пошла волнами, края налились светом, и она пропала, оставив на своём месте быстро рассеивавшееся в пустоте облачко светлого газа.
        - Ну вот! Ушёл! Довольна?! - Буркнул Игорь, с досады хлопнув кулаками по застонавшим подлокотникам: - Вот чего ты не в своё дело лезешь?!
        - И хорошо, что ушёл. Вывожу маркер прыжка. Ложись на курс. И перестань ворчать - если подумаешь, то поймёшь мою правоту.
        - Да какую правоту! Какую?! - Развернув корабль, он начал разгон: - Там были люди. Люди! И теперь их, из-за тебя… Ааа! Да что с тобой говорить! - Бросил он в сердцах: - Ты не живая. Ты как Энф, что ты чувствовать можешь?! Машина!
        - А вот сейчас обидно было. - ледяным тоном произнесла она: - Вхожу в прыжок.
        Повисшая в рубке тишина жгла Игоря морозом до самого завершения перехода.
        - Даю новый курс, - не потеплевший и на доли градуса голос Ролаши раздался в шлеме и он, чуть пошевелив глазами, бросил короткий взгляд на опустевший угол забрала, где прежде было лицо напарницы.
        - Курс принят! - Отчеканил он: - Начинаю разгон.
        Тишина.
        - Ролаш? - Попробовал он навести мосты: - Хватит дуться.
        - Я. Не. Дуюсь. Данная эмоция мне незнакома. - Зазвучавший голос мог принадлежать топору, да и то, если тот пролежал не менее недели на суровом Сибирском морозе: - Вы вовремя мне напомнили о моём искусственном статусе. Информирую вас, что до точки назначения кораблю необходимо совершить тридцать один прыжок.
        - Ролаша, ну прошу тебя, - прижав руки к груди он, за неимением лучшего, поклонился мути перехода: - Признаю, дурак. Был не прав. Вырвалось, сорвался. Ну да, болван я! Но попробуй меня понять - тот парень, он же обречён на муки! Его рвать будут! Я как его увидел, так ту картинку вспомнил - с горой тел и тремя обожравшимися уюсами! - Последнее слово он выплюнул как ругательство: - А ведь там, в суперфрейтере этом, наверняка не только мужчины были! Женщины, дети! И их тоже, на потеху пташкам чёртовым, будут рвать и унижать. А ведь они даже не поймут - за что?! Ограниченно разумные, но ведь живые! Живые, чёрт побери! - Хлопнул он ладонью по подлокотнику: - Я уже готов войной на них идти! Как думаешь - кхархи присоединятся?
        - Нет. Не присоединятся, - в голосе Ролаши прозвучала откровенная тоска: - Ящеры… У ящеров мясо твоих сородичей за деликатес считается. И не дай Творец тебе оказаться на их Станции. Чуть расслабишься - обвинят в каком-либо нарушении местных правил, казнят и сожрут.
        - Ты мне об это не говорила, - откинувшись в кресле, Игорь покрутил головой шокированный услышанным: - А тот, Хыыр? Он же вроде нормальный был?
        - Не говорила, потому что думала ты знаешь. Нормальный, ага. Как же. Отдать своё оружие, по их понятиям, значит признать того, кому отдаёшь своим хозяином. Он бы нож тебе, конечно, вернул, но взамен попросил что-то для него сделать. Отказ - нарушение клятвы верности, что карается… Догадываешься, чем?
        - Смертью?
        - Именно так. Ты отказался и он, при второй встрече, подарил тебе модуль. Не по тому, что ты такой хороший, - в её голосе проскользнули ехидные нотки, но Игорь только обрадовался им: - А чтобы потом ты был сговорчивее.
        - Типа задабривал?
        - Располагал к себе. Потом бы ты принял от него что-то ещё, потом ещё, а затем, когда бы ты расслабился, предложил обмен твоего тесака на другой, со своего пояса.
        - Ага, - догадался Маслов: - А взяв от него оружие я бы стал его эээ… Вассалом?
        - Именно так. Короткий путь не вышел, вот он и двинулся по длинному. После - позвал бы тебя на свою Станцию и там, при свидетелях, попросил сделать что-то неприятное и неприемлемое. Всё, хватит болтать - из прыжка выходим.
        Очередная система встретила их жаром сразу двух сверхгигантов и Игорь, пока они снова не ушли в прыжок, сдавленно, сквозь зубы, матерился, ощущая на лице пробившую всё защиты, мощь огненной стихии.
        - Водички попей, - послышался обеспокоенный и заботливый голос его спутницы: - И не думай, что я тебя простила. Нет, нет и нет! - Добавила она, когда он, отдуваясь как вынырнувший с глубины кит, отлип от трубочки: - Я очень тобой недовольна!
        - Но, Ролаша, я же извинился! Да был не прав, но я же говорил, что как увидел…
        - Не начинай по новой, - пресекла она его слова: - Понимаю, но сравнить меня с машиной, даже в моём нынешнем положении, это, знаешь ли! Да и помню я, что была…
        - Богиней! - перебил её Игорь: - Каюсь! Не прав был! Прости меня, о богиня! - Начав серьёзным тоном, он, к концу своей тирады как-то неожиданно для себя перешёл на шутливый тон: - Грешен я, о Величайшая! - Простёр он руки к потолку кабины: - Милости прошу! Милости!
        - Милости ты просишь?! - Голос напарницы был самой Властью, если бы та могла объявлять свою Волю напрямую, минуя посредников из числа ничтожных существ, копошащихся где-то у подножия её величественного трона. По крайней мере именно таким ничтожеством и ощутил он себя, стоило только её словам заполнить шлем.
        - Ролаша… - С трудом перебарывая желание выскочить из кресла и рухнуть ниц, Игорь до боли стиснул пальцы цепляясь о подлокотники.
        - Милость моя, да будет тебе дарована! - Волна блаженства, заботы и любви, окатившая его с головы до ног, сделала то, с чем не могла справиться грубая сила Власти. Не помня себя от счастья, он выскочил из кресла и, сорвав с головы шлем, рухнул на пол, рыдая от счастья, хрипло и прерывисто моля Богиню вновь осчастливить его звуком своего голоса.
        Очнулся он холода, колючими иглами, бившими ему в лицо. С трудом привстав Игорь привалился к стене и торопливо вцепившись зубами в трубку, принялся глотать что-то восхитительно горячее, немедленно принявшееся жидким огнём растекаться по дрожащему телу.
        - Ты как? - В голосе Ролашине было и намёка на только что грохотавшие силы.
        - В-в-вроде, - выбивая зубами дрожь, пробормотал он: - Жж-жив.
        - Прости меня. Моя ошибка! Вспомнила, дура старая, кем была и… Извини, Игорёк, это я чуть нас не убила.
        - Ты? Вспомнила? - Придерживаясь руками за переборку он доковылял до кресла и упал в него разглядывая звёздное небо за лобовым стеклом: - А мы где?
        - Где-то на пути к Энфам, - быстро ответила она: - Нам еще три прыжка осталось.
        - Сколько?! Три десятка же было?!
        - Да, но вспомнив своё прошлое, я увидела сущность подпространства. Короткий путь, туннель, червоточина - называй как хочешь.
        - Мощно… Так ты вспомнила? Здорово! Нет, Ролаша, это и вправду круто! И кем ты была?
        - Можно, я не буду тебе отвечать? Мне не нравится то, что открылось.
        - Разве я могу тебя заставить? Тебя? Такую… - Вспомнив волны Власти и последовавшей за ними Любви, он поёжился: - Ты же Богиня, да? Одна из тех, что пришли с Хаваса, а затем покинули Преторианцев и Слуг? Верно?
        - Не знаю таких. Но, раз ты так много знаешь, скажу. Ты прав в том, что я с Хаваса. Я была учёной биологом в составе экспедиции, прибывшей в вашу Галактику. В отличии от моих сородичей, жаждавших Власти, меня привлекали знания, и я, уединившись на окраинной планете, спокойно занималась любимым делом. Они же, съедаемые ненасытной жаждой власти, быстро переругались, развязав меж собой войну. Проигравшие, они были сторонниками киборгизации своих тел, бежали. Их преследовали, но им удалось скрыться от божественной погони.
        - ЭнФы? - Перебил её Игорь, радуясь своей догадке: - Прости…те, не сдержался.
        - Не ЭнФы, они всего лишь слуги, прихваченные своими господами. Повелители Кольца и есть те, кого победили оставшиеся в твоей и моейгалактике хавасы. А теперь о неприятном. Я, - её голос дрогнул, но она нашла в себе силы продолжить: - Я занималась подчинением рабов. После моей обработки даже самые отъявленные бунтари становились кроткими и послушными. То, что ты услышал, прости, вспомнив себя, я не сдержалась. Так вот, этот Голос был моей последней разработкой. Напрямую зависящий от числа почитателей и их молитв, он мог накрывать области в десятки световых лет. Слыша его люди с радостью шли на смерть, убивали себя и близких ради одной только возможности - слышать его ещё и ещё.
        - Да уж, - отхлебнул воды Игорь: - Верю. Сам чуть не того. Не свихнулся.
        - Прости. Когда ты назвал меня машиной во мне что-то… напряглось. А затем - после твоего кривляния, сломалось, высвободив память. И знаешь, - добавила она, чуть помолчав: - Не одну память - памяти. Я словно раздвоена. Во мне две памяти.
        - Это как? - С трудом удержавшись, чтобы не отпустить шутки, переспросил Игорь: - Два в одном? Подсознание?
        - Не оно. Я помню себя и себя же, но словно со стороны. Помню, как мы работали, заселяли планету. А после, - её голос дрогнул: - После был кристалл. Большой, прозрачный. В нём была я, и я же смотрела на себя стоя радом с ним. С собой. Это сложно объяснить.
        - А дальше? Что ещё помнишь?
        - Огонь. Вся планета в огне и темнота.
        - Может те, кому ты отказала, мстить пришли?
        - Возможно. Наверное. Не помню. Но эта та планета, откуда ты родом. Это точно. Я знаю. Оба я - мы знаем.
        - Боги бомбили Землю?! Ох, ничего же себе! Я знаю, что Слуги Богов бомбили, но не всю, по базам Преторианцев прошлись. У меня дома, в моей стране, из-за этого огромные территории почти непригодными для жизни стали. Но это было уже после того, как Боги ушли.
        - Ушли? Но почему? Та технология подчинения - коррекция генома рабов, работала вполне нормально. Они подчинялись мне и, когда пришло время, вырезали Властителей - тех, кто руководил экспедицией с Хаваса - Древних Богов. После этого мы, учёные, сами стали Богами. Да. Точно, - её лицо, вернувшееся на экранчик, кивнуло: - Память возвращается. Да. Потом мои коллеги разделились - на киборгов… Мы их звали Технократами и просто Богов. Была война и изгнание Технократов. Да… А вот после они - Новые Боги, пришли ко мне за Голосом - я его только начала тестировать и я им отказала…
        - И они запихнули тебя в кристалл. Так, получается?
        - Скорее всего, - она неуверенно кивнула: - Но как тогда я здесь оказалась? С тобой? Простым смертным?
        - У нас началась война, - пожал он плечами в ответ: - Хавасы припёрлись. У них там, на планете, всё совсем печально стало, вот они сюда и рванули. Меня ранили и, - Игорь развёл руками: - И всё. Я здесь. С тобой.
        - Прыжок. - Качнула она головой и когда корабль заскользил по червоточине, синие стены которой были расцвечены змеившимися молниями.
        - Это - предпоследняя система? - Глядя на переплетение изломанных тел разрядов, поинтересовался Маслов: - Красиво здесь, в червоточине этой. А тебе, у Энфов быть не опасно? Всё же ты была против их Богов?
        - Не знаю, - нахмурилась она: - Я, мы обе, изменились. Чувствую это. С меня словно шелуха осыпалась. Всё божественное. Я же была просто человеком - до той экспедиции. Любила своё дело и…
        - И меняла генокод рабов - чтобы те слепо тебе служили, да?
        - Но я тогда была другой! - Запротестовала она, нахмурясь: - Игорь, поверь, я теперь не такая!
        - Ага. Слышал уже. Но учти - я вашей этой божественности, не признаю. Да, ты можешь сделать из меня марионетку, но я всё равно останусь свободным человеком. Хватит с меня богов, что земных, что хавасских.
        - Но я правда другая! Прошу - поверь мне, я докажу это, - запротестовала она и сменила тему: - Мне вот что интересно, как ты историю видишь? Я про твою…нашу галактику?
        - Ммм… По-моему, - прищурившись, он замолчал, собираясь с мыслями: - По-моему было так. Вы, первая экспедиция, прилетев с Хаваса, начали колонизировать планеты. Потом вы - я про тебя и твоих друзей-учёных, подняли мятеж против начальства…
        - Не мятеж, - мягко поправила она его: - Мятеж всегда обречён на неудачу. Восстание, революцию.
        - Тога уж переворот, - хмыкнул Игорь: - Смена фигур наверху. Революция, дорогая моя, это иное, - вздохнув и вспомнив события начала прошлого века он продолжил: - Сместив начальство вы сами уселись на трон. После вы передрались между собой - вы, Боги и киборги-технократы. Победив вы их изгнали и они прибыли сюда, наводя здесь свои порядки. После Технократы сбежали в Центр. Опять что-то не поделили или между собой переругались - не знаю. Может Энфы расскажут. Кстати, - он поднял вверх палец: - Это напоминалку я себе делаю. Вопрос по ним у меня есть. К тебе.
        - Ко мне?
        - Да. Но после. Вернёмся к нашей галактике. Изгнав киборгов ваши пришли к тебе и засунули в кристалл - после того, как ты им в чём-то отказала. После они правили, пока не сбежали. Странные вы Боги, - он коротко рассмеялся: - Только и делаете, что сбегаете. Ладно, это я отвлёкся. Так. Потом почти, через шесть тысяч лет, к нам припёрлась вторая экспедиция с Хаваса. В сухом остатке мы имеем: - Принялся загибать он пальцы: - Боги-киборги - сидят к Центре Кольца. Боги, которые их победили - фиг его знает где околачиваются. Ты - Богиня из их числа - в моём костюме. Хавасы новые заливают кровью галактику. Весело, да?
        - Да уж. Обхохочешься, - вздохнула Ролаша: - Ты что-то спросить хотел? Про Энфов?
        - Да. Если ты эти червоточины видишь, так может нам не к ним, а сразу в Центр прыгнуть? Всё же там тоже бывшие твои коллеги? А ты в стороне от их разборок с Богами держалась.
        - В стороне это верно, - кивнула она: - Я биолог, а они большей частью механики были. Но в Центр нам не прыгнуть - далеко. Червоточины, они напрямую зависят от гравитационных воздействий светил. Здесь, где звёзды почти рядом, мы можем легко скользить из одного туннеля в другой. А вот Центр… Нет. С ним так не получится. Я уже смотрела - червоточины есть, они тянутся друг к другу с обоих сторон - как от Кольца к Центру, так и наоборот. Но я не смогла увидеть ни одного касания. Все туннели обрываются в пустоте и проскользнуть по ним отсюда - туда не выйдет. Мы вывалимся где-то в пространстве на пол пути.
        - Представляю, - кивнул Маслов, чьё воображение немедленно нарисовало как центральное скопление, выбросив к Кольцу синие и почему-то гофрированные щупальца, жадно шарит ими в пустоте: - Хорошо. А вывалившись, там, в пустоте, мы допрыгнуть до щупаль… тьфу, то есть до червоточины, идущей от Центра, сможем? Чтобы в неё нырнуть?
        - Теоретически - да, - кивнуло, немного помолчав лицо на экране: - Между ними не более полутысячи световых лет - на нашем кораблике за два прыжка проскочим.
        - Так летим сразу туда?
        - А Энфы? Или ты про груз забыл? Отдадим - глядишь и они нам, в благодарность, что-то полезное про Технократов расскажут.
        - А ты? Как они на тебя отреагируют?
        - Спасибо за беспокойство, - кивнула она с экрана: - Не беспокойся. Я прикинусь тупым ИИ, искусственным интеллектом. Не отличат.
        - Уверена?
        - Абсолютно, хозяин, - произнесла она лишенным каких-либо эмоций голосом и рассмеялась.
        - А вот мне не смешно, - буркнул Игорь, рассматривая медленно таявшие стенки червоточины, сквозь которые всё ярче и ярче разгорался свет белой звезды новой системы: - Идти к тем, кто своих же сородичей продаёт как мясо, бррр… - Передёрнул он плечами: - Гадко это.
        - Гадко, не гадко, а надо. Правее сорок и вниз. Вход в червоточину почти под нами. Жми газ, пилот, совсем немного осталось!
        Переход и вправду оказался коротким - не прошло и пяти минут, как стенки червоточины принялись таять и сквозь них проступили очертания системы, полностью соответствовавшие символу Энфов.
        Ровный квадрат четырёх звёзд, овал лежащей на боку планеты, всё было именно так, как Игорь и видел на рисунке. Не хватало разве что длинных лучей-протуберанцев, соединявших на изображении, светила меж собой, но художник на то и творец, чтобы приукрашивать действительность. Кивнув головой, эта мысль пришлась Игорю по вкусу, он положил руки на консоли и придавил кнопку тяги, нацеливая нос на планету.
        - Как думаешь? - Не сводя глаз с начавшей медленно расти планеты, поинтересовался он у напарницы: - Нас встретят, или Энфы настолько уверенны в себе, что…
        - Неизвестному кораблю - прервал его возникший в рубке равнодушный и монотонно-безжизненный голос: - Приказываю немедленно покинуть пространство системы. Начинаю обратный отсчёт. По его истечении - уничтожение. Восемь.
        - Эй! Погодите, я… - вскрикнул было Игорь и смолк, осознав услышанное - неизвестный собеседник говорил на чистом Русском языке!
        Глава 15
        - Семь, - монотонный голос, словно метроном отсчитывавший секунды его жизни, вновь заполнил собой небольшую рубку, и Игорь дёрнулся, отходя от шока.
        - Погодите! Вы говорите по-русски?! Вы меня понимаете? - Заорал он, не думая, как его услышат: - Живого позовите!
        - Шесть, - паузы между равномерно падавшими на него словами были большими и Маслов, приободрённый этим - хотели бы убить, прибили б сразу, закричал: - Да стоите вы! Я Странник! У меня для вас груз есть! - Выхватив из кармана пакетик с жемчужинами-флешками, он встряхнул его: - Видите?
        - Пять.
        - Живого позовите! Я нашёл Странника и у него, у мертвого, они были! Там что-то для вас! Важное!
        - Биоформа Предка определена, - так же равномерно произнёс голос: - Предметы, идентифицированы. Собственность подтверждена.
        - И что? Стрелять не будете? Учтите, - выдернув из-за пояса пистолет, он принялся заталкивать жемчужины в ствол: - Если что, то я их того! Выстрелю! И хрена вам лысого, а не инфу!
        - Уничтожение чужой собственности карается стиранием личности. ЭнФы не рекомендуют осуществлять подобные действия.
        - А ты останови меня! - Погладил он кнопку спуска: - А? Попробуешь?
        - Здравствуйте, дорогой Предок! - Новый голос просто лучился радостью - Игорю даже показалось, что за бортом посветлело, словно над его кораблём зажглось ещё одно светило.
        - Мы бесконечно рады раскрыть свои объятия вновь обретённому соотечественнику! Ваше прибытие само по себе бесценно, но то, что вы прибыли к нам не с пустыми руками сто, нет, тысячекратно повышает градус моего восторга!
        Появившаяся на радаре четвёрка белых точек стремительно приближалась и Игорь, в памяти которого ещё звучал голос-метроном, невольно поёжился.
        - Не стоит беспокоиться! - Теперь голос был полон самой искренней заботой: - Для вас выделен почётный эскорт. Наши лучшие пилоты сопроводят вас к нашему общему дому, оберегая от гравитационных бурь, столь часто закрывающих путь на Родину! Следуйте же за ними, наш Предок, следуйте - Мы рады вам!
        - Никаких волнений, или аномалий, лично я не наблюдаю, - тихо-тихо, на самой границе слуха прошептала Ролаша: - Удивительно сбалансированное место.
        - Следуйте же за… - оборвавшейся на середине фразы голос наполнил рубку неприятным лязгом и щелканьем.
        - Помехи? - Игорь недоумённо покосился на экранчик, с которого на него смотрела Ролаша, имевшая точно такое же выражение лица.
        - Да чисто здесь всё! Кристально, абсолютно, - она покачала головой: - Я просто не могу подобрать подходящий термин. Здесь всё идеально. Солнца на редкость стабильны, комет, астероидов, или туманностей - нет.
        - Простите, достопочтенный предок и вновь обретённый соотечественник! - Вернувшийся к ним Энф ни на йоту не утратил переполнявшего его голос восторга: - Вы оказались на пути пучка нейтрино, исторгнутым Третьим светилом. Но не стоит беспокоиться - вся их смертоносность, столь опасная для вашей био-формы, была успешно отражена полями эскорта!
        - А сам эскорт? - Маслов покосился на радар, где ровным светом блестели сопровождавшие его корабли: - Они сами как? Не пострадали?
        - Не было никакого пучка, - тихо-тихо проворчала его напарница: - Врёт он.
        - О предок! - Теперь, к восторгу, добавилось и добрая толика уважения: - Ваша забота о нас делает вам честь! Вы можете не беспокоиться - мы, энфы, надёжно защищены от любых катаклизмов. Жар, холод, жесткие лучи - всё это ни что для нас. - На миг замолчав, голос продолжил речь всё повышая и повышая градус воодушевления: - Мы, первыми дерзнувшие отбросить прочь телесные оковы, поднялись на ещё одну ступень совершенства и ни что с тех пор не представляет угрозы нашему существованию! Мы - совершенны! Мы - бессмертны! Мы - всемогущи! Мы - ЭнФы новая, высшая ступень развития разума! И мы протягиваем руку всем желающим подняться на наш уровень! Идите к нам! Вливайтесь в Общий Разум Кольца! Дополняйте своими сущностями Единое Сознание! Расцвечивайте его красками своих эмоций! Наслаждайтесь гармонией сове… - Ворвавшийся в шлем треск помех заглушил его голос заставив Маслова дёрнуться от неожиданности.
        - Врёт, - покачала головой Ролаша: - Это не извне. Это что-то у них дурит.
        - Мы - совершенны! - Прорезавшийся было сквозь треск, переполненный пафосом голос Энфа, тотчас пропал, поглощённый помехами.
        - Дерзнувшие первыми, мы… - Второе его явление было столь же кратковременным, как и предыдущее.
        - Жар! - Перебиваемый треском оратор продолжал свои бессвязные выкрики, из которых только малая часть доходила до слушателей.
        - Защищены надёжно… Делает о нас… Забота!
        - Погоди-ка… - Приподняв руку, Игорь прищёлкнул пальцами: - Он что - в обратку пошёл?
        - А ведь точно, - одобрительно закивала Ролаша: - Точно же! Он словно в обратном порядке свои же слова повторяет!
        - Жесткие лучи - всё это…. Для нас! Мы, перв…. - Появившись, голос смолк, в очередной раз проиграв свой спор помехам.
        - А теперь нормально, - откинув голову на подголовник, Маслов потянулся, разминая застывшее от долгого сидения тело: - Словно запись взад-вперёд гоняет. Туда - сюда, туда - сюда, - принялся он водить руками перед собой: - Может они, Энфы наши, того? - Широко разведя руки в стороны он резко уронил их на подлокотники: - Поломались?
        - ЭнФы совершенны! - Неодобрительно покачав головой, произнесла Ролаша: - И да! Я допускаю, что со связью могут быть проблемы.
        - Ты же сама говорила, что тут всё ровнёхонько и тихохонько? А сейчас что? Заднюю включила?
        - Даже я, и то не знаю всего! - Раскаты её голоса, в которых ощущалось присутствие Божественного начала, заставили Игоря поёжиться и поспешно сменить тему - испытывать судьбу снова он готов не был.
        - Ну да, конечно. На свете всего такого много, что и мудрецам не ясно, - несколько переиначив известную фразу, слова оригинала напрочь вылетели из его головы, Маслов положил руки на консоли: - Может тяги прибавим? А так мы до планеты, - он кивнул на затянутый облаками овал: - Неделю ползти будем. А, Ролаш?
        - Попробуй, - кивнула она в ответ, и Игорь вдавил кнопку газа.
        Ничего.
        Ещё одна попытка закончилась тем же результатом.
        - Эээ… Ролаша? - Покачав мышкой из стороны в сторону - это действие так же не породило никакого результата, он перевёл взгляд на напарницу, демонстрировавшую ему с экрана свой идеальный профиль: - У нас корабль как вообще? Исправен?
        - Все системы функционируют нормально.
        - А что тогда, - начал он, но тут шорох помех, ставший уже привычным фоном, стих, и в его шлем ворвался пышущий молодецким задором новый голос.
        - Мы чтим твоё нетерпение, предок! Йя-хуу! Да мы сами сгораем от него! Да-да-да! Все мы! Всё наше Сообщество жаждет принять тебя! Как же долго мы ждали тебя, дружище! Но скажи? Ты воевал? Бился с чешуйчатыми? Проливал их кровь? Она и вправду холодна как лёд? А уюсы? Как же мы ждём твоих рассказов!!! Уверен - при встрече с тобой от них и пера целого не осталось! Брат! Мы в нетерпении! Да-да-да, - к нетерпению добавились капризные нотки, а сам голос неуловимо изменился - теперь с человеком беседовала истосковавшаяся по мужскому вниманию и почитанию, красавица: - Отчего не спешил ты? Зачем один странствовал вдали от нас? Ну же, говори! Хотя нет! Молчи! Ты будешь говорить, когда наши объятия сомкнутся на тебе, - последовал настолько глубокий и откровенно призывный вздох, что Игорь невольно покраснел, бросив короткий взгляд на кусавшую губы Ролашу.
        - И тогда, в наших объятьях, - заворковала красотка: - Ты расскажешь о своих подвигах, странствиях, героических свершениях и страданиях. Ты же страдал, да? Один, в этой ледяной пустоте…
        - Дура тупая, - Взорвалась, не выдержав это пение Ролаша: - Какой, к демонам, холод?! Тут вакуум!
        - Вдали от домашнего тепла, ты страдал, - не обращая внимания на её вскрик, продолжила щебетать девица: - Бедный… Одинокий и несчастный… Но сейчас всё позади, миг - и ты будешь дома. Я согрею тебя своим теплом и…
        - Чем?! Ты куда лезешь?! Это мой мужчина! - От вопля разгневанной Богини у Игоря поплыло перед глазами, и он вжался в кресло ожидая чего-то эдакого - Божественного, раскалывающего само мироздание.
        - И твою игрушку мы починим, - не обращая никакого внимания на её слова, продолжила Энфа: - Где ты её нашёл? Какая она забавная…
        - Я?! Забавная?!
        - У неё раздвоение потоков памяти, - беззаботно промурлыкала девушка: - Такое бывает. А хочешь, я починю её?
        - Ты? - Игорь беспомощно покосился на резко замотавшую головой из стороны в сторону Ролашу: - Ты починишь?
        - Конечно, это же просто. Раз и…
        Вопль Ролаши заставил его согнуться, сжимая шлем руками. Резкий, то поднимавшийся до вершин ультразвука, то падавший до звериного воя, он длился бесконечно, терзая дёргавшегося в кресле человека.
        - Вот и готово! - Перекрывая начавший переходить в рыдания вопль весёлый тоном прочирикала Энфа: - Твоя игрушка восстановит свой функционал быстро. Но теперь ты мне должен, я же починила её?
        - Я? Должен? - Посмотрев на опустевший экран, он привстал, держась руками за подлокотники: - Где она? Ты её что - убила?! Почему я её не вижу?!
        - Ну что ты так распереживался, предок? - Теперь с ним говорил зрелый и уверенный в себе мужчина: - С твоим ИИ всё в порядке. Хотя, должен признать, структура этого искусственного интеллекта весьма забавна. Будет любопытно с ним повозиться на досуге. Конечно, - спохватился его собеседник: - Если на то будет твоё позволение.
        - Это я… Подумаю. А вы кто?
        - Ты ещё не понял? - Густым, басовитым смехом зашёлся позвонивший с ним муж: - Я, девушка до меня, юнец - все мы Сообщество. Единый хор разумов, слагающий общую песнь любви, дружбы и счастья. Часть голосов ты слышал, весьма малую, ничтожно малую часть. Став частью нас ты услышишь их все и поверь мне, сынок, - по-отечески тепло и доверительно произнёс мужчина: - Услышав такое невозможно остаться равнодушным! Вечность, свобода и друзья! Что ещё нужно разуму для счастья?
        - Я домой хочу, - как-то по-детски прошептал Игорь, словно перед ним стоял его отец - именно такой, каким тот и представлялся ему в своих сиротских мечтах - сильный, добрый, справедливый и всегда готовый прийти на помощь: - Помогите мне… Пожалуйста…
        - Конечно! О чём речь! Наши объятья - вот твой дом! - По-своему понял его слова собеседник и не скрывая покровительственного тона, продолжил: - Подними голову, сынок! Вот твой дом! Во всей красе сотворившего его гения Сообщества!
        Планета, ещё несколько минут назад бывшая не более семечки от подсолнуха, теперь едва умещалась в лобовом остеклении корабля.
        - Ого! - Переводя взгляд с её одного конца на другой, только и смог выдавить из себя удивлённый таким быстрым прибытием пилот: - Это что? Мы, получается, уже и на месте?!
        - Лёгкий изгиб пространства, ничего особенного, - его собеседник произнёс эти слова, не тая своей гордости: - Ты давно не был дома, сынок. Поверь, нам есть чем тебя удивить.
        - Да я и не сомневаюсь, - пробормотал Игорь, но тут корабль тряхнуло, повело в сторону, и он поспешно положил руки на консоли управления.
        - Проходи атмосферу и садись где понравится, - его собеседнику пришлось повысить голос, едва не выкрикивая свои слова - треск помех, гул рассекаемой корпусом атмосферы нарастал с каждой секундой: - Мы найдём тебя, я обе…
        Его голос истончился и пропал, но пилоту было не до того - машину бросало из стороны в сторону и Игорь, стиснувшему зубы до боли в скулах, приходилось напрягаться изо всех сил, удерживая внезапно взбесившийся корабль под своим контролем.
        Облачный слой исчез из виду так же внезапно, как и появился.
        Просто раз - и он обнаружил себя несущимся над краем планеты. И да - это был именно край, тот самый, увидеть который так мечтают сторонники теории плоской Земли, хотя до плоскости этой планете было довольно далеко.
        По крайней мере - с точки зрения Маслова.
        Приоткрытая раковина, треснувшее по ребру семечко подсолнуха, сплюснутый и разрубленный на две половинки эллипсоид - эти сравнения проскочили в его голове, пока он выравнивал продолжавшую сопротивляться машину уводя её в сторону от черневшей по экватору расселины.
        - Да что с тобой такое! - Дёргая мышкой Игорь приподнял нос и поспешно вжал форсаж, выбрасывая вверх начавший проваливаться вниз корабль. Толчок от сработавших движков оказался неожиданно жёстким и прежде чем красная пелена успела полностью затмить его взор он успел разглядеть толстые стволы молний, словно яркими нитями сшивавшие половинки этого мира.
        Сознание вернулось к нему, когда корабль, свечой взмывший вверх, перешёл в горизонтальный полёт над верхней половинкой планеты. С трудом шевеля дрожащими руками он чуть наклонил нос и шумно выдохнул, не веря своим глазам - под ним простирался зелёный пейзаж, как две капли воды похожий на Землю.
        Покрытые густой травой холмы перемежались тёмными пятнами лесов. Пересекавшие их изгибы рек несли свои воды в озёра, призывно блестевшие своей зеркальной гладью, обещавшей усталому путнику прохладу и отдых.
        Корабль вздрогнул и Игорь, ещё не до конца отошедший от увиденного, поспешно начал снижение, выбрав своей целью песчаный пляж одного из таких озёр.
        Выбравшись из корабля, он с минуту стоял молча, разглядывая мирный пейзаж, раскинувшийся вокруг него. Пронзительно синее небо с редкими белыми барашками облачков, прозрачнейшая как стекло вода, неспешное колыхание густых трав - картинка была настолько родной, что его руки сами потянулись к замкам шлема.
        Щёлк!
        На стекло забрала, почти рядом с царапиной, оставленной когтем уюса, приземлилась крупная стрекоза. Замерев как статуя Игорь во все глаза следил за ней.
        Вот она проползла чуть дальше, замерла, прозрачные крылышки вздрогнули, размываясь в дымчатые дуги и раз - сорвавшись с места она пропала из виду, продолжив свои важные, гораздо более значимые чем замерший неподвижно человек, дел.
        Это стало для него последней каплей.
        Трясущимися пальцами он принялся откидывать замки шлема и не обращая внимания на появившуюся на экране Ролашу - надо отметить, вид она имела самый что ни на есть помятый, сбросил пустой горшок прямо на песок у своих ног.
        - Сдурел?! - Выскочивший из своего гнезда шарик закачался перед его лицом: - Я не проверила! Микробы, бактерии, радиация!
        - Вот сейчас и проверю! - Глубоко вдохнув пьянящей своей свежестью воздух он сделал шаг вперёд и буквально рухнув на колени у самой кромки воды, принялся сдирать с рук внезапно ставшие жёсткими и чужеродными перчатки.
        - Остановись! Вода может быть… - Заверещал шарик, видя, как человек, набрав пригоршню воды принялся жадно её пить: - Кислота! Радиация! Паразиты!
        - Вкусно-то как! - Не слушая его воплей Игорь опустил голову в воду и долго-долго, на сколько хватило дыхания, наслаждался ласковыми пальцами вод, принявшихся нежно ерошить его волосы.
        С трудом прервав это наслаждение он плюхнулся на песок переводя дыхание и стоило только ему восстановиться, как Игорь, дрожа от нетерпения принялся стягивать с себя опостылевший костюм. Не обращая внимания на свою наготу, он рванулся в воду поднимая тучи брызг. Крича от восторга Игорь бултыхался, брызгался, нырял всем телом радуясь давно забытым ощущениям.
        - Ну ты даёшь, - недовольным тоном пробурчала Ролаша, когда вдоволь наигравшийся человек растянулся в траве широко раскинув руки и ноги: - Я, кстати, на тебя не смотрела.
        - Да пофиг, - сорвав травинку он откусил стебелёк и принялся его жевать, бездумно разглядывая неспешно плывшие в синеве облака: - Я - дома! Понимаешь?! Дома!
        - Это не твой мир, забыл?
        - А вдруг - мой? - Опершись локтями о траву он чуть приподнялся и отыскав глазами шарик, поднявшийся вверх на своей ножке, продолжил: - Может той Земли и нет вовсе? А всё то, что я помню - это бред? Мираж? Ложная память? Ты вот помнишь, что ты Богиня - так же? - Усевшись, Игорь махнул рукой: - Но как ты - такая вся могучая, сильная и так далее, как ты в моём ранце оказалась? Может это тоже - ложная память?
        - Нет! Не ложная! - Дёрнулся из стороны в сторону шарик: - Сейчас я помню! Я точно всё помню! Я Богиня Жизни и именно я дала её, жизнь - тебе!
        - Мне?! - Присвистнув, Игорь рухнул на спину, закинув руки за голову: - Тебя что - переклинило? Богиня Жизни! Пфффф!
        - Верь мне! Я не вру! И сядь - я тебя не вижу!
        - Слышишь же? Хватит и этого.
        - Да! Я твоя Богиня! Это я дала жизнь тому никому не нужному мирку, где ты появился на свет! Я населила его животными и создала вас - людей!
        - Лучше бы ты пожрать создала, - погладил он заурчавший живот и выплюнул изжёванную травинку: - А что до жизни, так наши учёные давно доказали, что жизнь - по крайней мере на нашей планете, зародилась от удара молнии в море с аминокислотами. Она ожила, начала жрать друг друга, размножаться, потом эволюция и оп-па - появился человек. Это я так, кратко. - Живот вновь напомнил о себе, и Игорь привстал, оглядываясь по сторонам: - Как думаешь? Может тут ягоды какие есть? Земляника, или малина лесная?
        - Иди на корабль, - качнулся в сторону их космолёта шарик: - Сейчас организую что ни будь.
        - Опять синтез жрать? Нет уж, - он провёл ребром ладони по шее: - Сыт. Вкусно, но мне чего-то нормального хочется. Мясо на огне поджарить, или рыбу в глине запечь.
        - Так что желает почтенный предок? - Раздавшийся за его спиной басовитый и не лишённый приятности голос заставил Игоря подскочить на месте - там, где только что никого не было возвышалась блестящая серебром полированного метала фигура Энфа.
        Две руки, две ноги, прямоугольное, слегка сужавшееся к бёдрам тело - Энф выглядел почти совсем по-человечески, если б не его голова. Прямоугольная и тонкая как лист картона, она походила на экран плоского телевизора, с которого, довершая сходство с этим привычным землянину предметом обихода, на Игоря смотрело доброе и усталое лицо пожилого человека.
        - Вас не слепит блеск моего тела? - Осведомилось оно с экрана: - Если хотите, то я приму менее сверкающий вид, - добро улыбнулся мужчина и зеркальная поверхность потускнела, начав розоветь.
        - Ой! - Осознав, что он голый Игорь поспешно присел, одновременно прикрывая срам руками, на что Энф лишь весело рассмеялся, отклоняя свою голову-экран к небу: - Не стоит, дорогой мой! Что естественно, то не безобразно! И я, дабы вас не смущать, немедленно приму соответствующий вид.
        По низу его живота и верху груди пробежали короткие искорки, уже вполне телесного цвета поверхность вздулась и сквозь неё стало проступать то, что на приличном, печатном языке, называется половыми признаками.
        - Это лишнее, не надо! - Запротестовал Игорь, размахивая руками. Беседовать с существом, обладавшим, как и приличным мужским хозяйством, так и весьма соблазнительными формами в верхней части анатомии ему не хотелось.
        - Останьтесь как есть, меня всё вполне устраивает. И цвет верните, тот, блестящий. Вы очень в нём симпатичны!
        - Как пожелаете, - склонив экран, Энф развёл руками, прямо на глазах возвращаясь к первоначальному виду: - Вот, возьмите, - заведя руку за спину он пошевелил ей словно копался в чём-то, а когда она вытянулась в сторону человека, то в ладони был зажат небольшой серебристый свёрток: - Мы прогнозировали такую поведенческую модель, - по-доброму улыбнулось лицо с экрана: - Возьмите, это для вас.
        Развернув свёрток Игорь обнаружил в нём широкую и просторную рубаху-тунику с узким поясом, набранным из прямоугольных блях серебристого металла. Немедленно натянув на себя это одеяние, он свёл вместе концы пояса и уже ничуть не удивился, когда они, словно магнитные, прилипли к друг другу плотно охватив его талию.
        - Вы прекрасно выглядите! - Сцепив руки перед собой в одобрительном жесте несколько раз качнул экраном Энф: - Вам, как нашему гостю и соотечественнику положен именно этот цвет! Пусть он напоминает вам о той тонкой грани, перешагнув которую вы вольётесь в наше сообщество! Всего один, небольшой, крохотный шажок - и вы, освободившись от бремени тела, озарите своим светом наше сияние!
        В животе Маслова снова заурчало и Энф, склонив голову, ударил себя кулаками в грудь: - Простите меня! - С экрана на Игоря смотрело полное искренней скорби лицо: - Не имея необходимости питаться я совсем позабыл о ваших нуждах, дорогой друг! Сейчас! Немедленно! Я исправлюсь! Простите меня!
        Из-за его спины выскочило несколько Стражей и Маслов, знавший эти механизмы только со стороны прицела, непроизвольно попятился назад, впустую шаря рукой у пояса.
        Но Стражам было не до него.
        Быстро работая своими щупальцами, они поставили между ним и Энфом пару стульев, небольшой овальной формы стол, пару стульев и принялись его сервировать с ловкостью, которой могли бы позавидовать лучшие официанты родной Земли.
        - Прошу вас, садитесь, - подавая пример Энф сел за стол сцепив руки перед экраном. Жест был настолько выверен, что когда Маслов, расположившийся напротив посмотрел на хозяина, то у него на секунду сложилось впечатление что тот и вправду здесь присутствует, утвердив подбородок на сомкнутых пальцах ладоней.
        - Прошу, приступайте, - качнул мужчина головой: - Начните с ближайшего блюда.
        - С этого? - Игорь подтянул к себе глубокую тарелку, наполненную смесью разорванных листьев разного цвета и небольших желтовато-прозрачных ягод: - С салатика? А вы?
        - Кушайте, - лицо собеседника озарилось доброй улыбкой радушного хозяина: - Мой пир будет намного богаче.
        - Это как? - Взяв в руки оканчивавшуюся короткими зубьями ложку, Игорь зачерпнул травянистую смесь и поднёс её к лицу осторожно принюхиваясь. Пахло многообещающе.
        - Те ощущения, что я получу, загрузив в себя данные этого блюда, - мужчина мечтательно прикрыл глаза и пошевелил челюстями, словно и вправду его рот был полон: - Они не пойдут ни в какое сравнение с той гаммой, что вам передадут ваши вкусовые сосочки. Уж простите меня, - он снова прикрыл глаза и на лице приступило ощущение невероятного наслаждения: - Но Ваши органы слишком примитивны. Однако, - широко раскрыв глаза он посмотрел на человека жадно запихивавшего в себя всё новые и новые порции салата: - Сегодня повар превзошёл себя! Поистине, невероятный вкус!
        - Ага… Угу, - выскрёбывая ложкой остатки соуса закивал Маслов - салат был и вправду выше всяких похвал.
        - Если он и следующим блюдом удивит, то я буду ходатайствовать о поощрении, - расцепив пальцы Энф указал на небольшую миску, почти до краёв заполненную желтой массой, напоминавшей растопленное масло.
        - Суп? - Не особо любивший подобные блюда Игорь без особого энтузиазма посмотрел на первое: - Может мы сразу к следующему перейдём? - Перевёл он взгляд на горку, сложенную из кусочков мяса и залитую темно карамельной слабо дымящейся подливой: - Остынет, жалко будет.
        - Вы не хотите дать ему шанса? - Взгляд мужчины был полон удивления: - Ваше право, давайте пропустим.
        - Вы о поваре?
        - Да, он весьма старался. По крайней мере - салат у него удался.
        - Тогда, конечно, попробую. Нехорошо оставлять без внимание его труды, - придвинув к себе миску он осторожно зачерпнул край желтой, тянувшейся как фондю, массы и осторожно подув на неё, отправил ложку в рот.
        Очнулся он только когда вся внутренность посудины была вылизана до блеска, а у себя во рту он обнаружил свои же пальцы: - Простите… Это было бесподобно! - Найдя небольшую стопку чего-то напоминавшего салфетки - круглые матерчатые кружки чуть больше ладони, он тщательно вытер руки, ощущая, как горит от стыда его лицо: - Ваш повар… Он просто гений.
        - По моей оценке… Ну… на немного выше среднего, - пошевелил пальцами Энф, словно пытаясь нащупать насколько выше среднего уровня оказались загруженные в него ощущения: - Неплохо. Ярко. Увлекательно. Насыщенно, но не ново.
        - А как по мне, то - супер! Я бы еще съел.
        - Сделаем небольшой перерыв, - описав в воздухе серебристую дугу, рука указала на край стола заставленный высокими стаканами с разноцветным содержимым: - Я думаю… - Пальцы, словно в нерешительности, протанцевали над напитками: - Что этот синий будет сейчас наиболее оптимален.
        - Этот? - Привстав Игорь взял прозрачный цилиндр, наполненный светлым небесным свечением: - Он и вправду светится?
        - Наслаждение должно идти в комплексе, для всех органов чувств, - вернулся в первоначальной позе мужчина: - Увы, но у вас их так мало.
        - Мне хватает, - улыбнувшись, Игорь отпил пару глотков и стоило только прохладной жидкости достичь его желудка, как вся тяжесть, сонливость и прочие признаки сытости, овладевавшие им до этой минуты, начали, с поразительно скоростью исчезать, готовя обжору к новым подвигам во славу Бога Чревоугодия.
        - Вы говорили о поощрении повару? - Отставив в сторону пустой стакан он притянул к себе то самое блюдо, на которое он косился с самого начала: - Не знаю как вы, но я бы его на руках носил, - закинув в рот первый кусочек он словно растворился в блаженной истоме, охватившей всё его тело. Мясо само расползалось на языке каждым своим волоконцем рождая целую сонату вкусов. Они и кислило, и обжигало едким перцем, который едва опалив нёбо тотчас растекался сахарной патокой, в свою очередь сменяясь короткой горечью незнакомых приправ.
        Игра оттенков, контрасты ощущений, вся эта симфония, мастерски сыгранная дирижёром, туманила сознание, рождая у ошалевшего от такой неожиданности человека смутные, словно размытые, но соблазнительно притягательные образы, державшие его на самой грани оргазма и заставляя дрожать от одного только предчувствия неизбежного наслаждения.
        - Ничего себе… - Откинувшись на спинку стула, Игорь вытер ладонью выступивший на лбу пот и с сожалением отодвинул от себя пустую тарелку всё ещё на находясь во власти бушевавшей в теле кулинарной симфонии: - Моё глубочайшее почтение вашему повару, - склонил он голову в поклоне: - Не знаю что вы думаете, а по мне он достоин высшей награды. Мастер! Настоящий талант!
        - В целом неплохо, - кивнуло лицо с экрана: - Приёмы старые, проверенные, но вот подачей он меня удивил. Интересная игра - контрастпровали удержание на пике. Пожалуй, соглашусь с вами, хорошо исполнено. Что же… - расцепив пальцы Энф пошевелил ими в воздухе: - Своё полугодие он заслужил.
        - Полугодие? - Вполуха слушавший его Маслов - вниманием человека завладели разноцветные стаканы, протянул руку к светящемуся красным огнём сосуду.
        - Возьмите зеленый, - посоветовал ему хозяин: - После мяса это будет идеально.
        - Я так и сделаю, - принюхавшись к содержимому он сделал небольшой глоток довольно жмурясь - пряная волна трав приятно кружила голову гася остатки дрожи от предыдущего блюда, одновременно наполняя тело бодростью и свежестью.
        - Полугодие чего? - Сделал он второй глоток, внимательно прислушиваясь к ощущениям.
        - Жизни, - просто, как будто речь шла о сущей безделице, кивнул Энф: - Он выработал свой срок и пришло время утилизации.
        - Утилизации? - Поставив стакан на стол, Игорь вопросительно посмотрел на Энфа ожидая пояснений, но видя, что тот никак не реагирует на его взгляд, переспросил: - Простите, я верно ослышался. Вы сказали - утилизация?
        - Да, всё верно, - качнулся экран, а лицо на нём приняло удивлённый вид: - Другие термины - уничтожение, освобождение от ненужного, прекращение цикла функционирования. Так понятнее?
        - Но… После такого, - Маслов обвёл рукой стол: - Он же мастер? С большой буквы эМ?!
        - Поверьте мне, - отеческим тоном произнёс Энф: - Когда вы сбросите это тело и загрузите в себя блюда настоящих мастеров, вот тогда вы поймёте всю разницу между этим, - он, с брезгливой гримасой на лице пошевелил пальцами перед собой: - И теми шедеврами что готовили настоящие Мастера. Наш повар, хоть и является лучшим на данный момент, но увы - по рейтингу своих талантов он даже не в пятёрке Великих Мастеров. Так, - Энф, сохраняя на лице всё то же брезгливое выражение покачал головой на экране: - Где-то между восьмым и седьмым местом. Да и пожил он изрядно - очередное продление позволит ему достичь сорока восьми стандартных лет, что весьма, - он поднял вверх блестящий палец, подчёркивая значимость сказанного: - Весьма и весьма немало для клона стандартной модели.
        - Клона? Он клон?
        - Да, а что тут такого? А не понимаю вашего волнения, друг мой. Судя по вашей генетической карте и анализу вашей плоти - вы прибыли к нам из тех времён, когда разведение животных ради мяса считалось нормой. Поверьте мне, - Энф широко развёл руки, словно желая охватить всё пространство вокруг: - Мы такие же как и вы. И вы и мы разводом животных ради своего выживания и выгоды. Что тут такого?
        - Животных. Ну не людей же! Разумных! В сознании!
        - Почему вы решили, что они разумны? Мы разводим различные модели. Некоторых, чей интеллект ограничен самым начальным уровнем - продаём. Других - у которых есть шанс принести пользу Сообществу, мы оставляем, обучаем и используем для нашего блага. Не забивайте себе голову подобными вопросами, дорогой мой, - он покровительственно улыбнулся: - Вы сами всё поймёте, когда вольётесь в наши ряды и ваш разум, лишённый оков плоти откроет новые границы восприятия. Перед вами распахнёт свои объятья бесконечность, что нам, чей век исчисляется тысячелетиями, какие-то кратко живущие? Что клоны, что остальные, с позволения сказать, разумные, - лицо на экране сложило губы в пренебрежительной гримасе: - Пыль! Моргните - и вот её уже нет.
        - И вам их не жалко, - вздохнул Игорь, вертя в руках пустой стакан: - Скажите? Нет, я понимаю, что вы - бессмертны, у вас другой уровень восприятия, широкие горизонты и всё такое. Но разве вам их не жалко? Тех клонов, которых вы отдаёте уюсам или кхаркам? Их же там ждёт смерть, зачастую мучительная. А вы их, практически детей, обрекаете на мучения.
        - Друг мой! - Расплылся в улыбке Энф: - В вас говорят эмоции молодости. Жалость, раскаяние и прочее. Поймите… Хотя нет - вы меня, пока не войдёте в Сообщество, понять не сможете. Скажите, вам же понравилось последнее блюдо?
        - Очень!
        - И, при этом, вас не тревожат моральные аспекты, что животное, чью плоть так замечательно приготовил повар, было молодо и могло бы ещё долго жить?
        - Так то - животное, его же специально вывели, - начал было Игорь и осёкся, понимая куда клонит его собеседник: - Чёрт!
        - Вижу, - экран одобрительно качнулся: - Ты сделал первый шаг по пути понимания. Тебе предстоит долгая дорога, - покровительственно улыбнулся мужчина: - Ошибки юности очистят твой разум от шелухи эмоций и обретя зрелость ты вернёшься к нам, осознав, что единственной реальной ценностью является твоя жизнь. Всё остальное - лишь прах по краям тропы бесконечности. И тогда, когда ты будешь готов - именно тогда мы примем тебя в Сообщество.
        - То есть сейчас вы меня отпустите?
        - Конечно! Разве можем мы удерживать равного нам против его воли?!
        - Так я могу идти? - Поднявшись с места он посмотрел на свой корабль: - Могу улететь отсюда?
        - В любой момент, - встал Энф: - Хочешь - отдохни. Стражи исполнят любой твой каприз - еда, питьё, наслаждения - все твои пожелания будут услышаны. Отдыхай, а как услышишь зов дорог - иди. Исследуй, воюй, делай что хочешь, только помни, что дом всегда будет рад принять тебя. Да. Именно так - всегда рад. И отдельное спасибо, - тело Энфа чуть склонилось, обозначая поклон: - За модули памяти, что ты нам вернул.
        - Ой, точно же! - Хлопнул себя по лбу Игорь: - Я про них совсем забыл! Они там, в костюме, - повернувшись, он хотел было двинуться к нему, но поднятая вверх рука заставила его замереть на месте.
        - В этом нет никакой необходимости, - улыбаясь произнёс мужчина: - Мы сняли всю информацию. Сами носители интереса не представляют, как и остальные находки, которые вы присвоили себе. Скажите, - подойдя к человеку, Энф встал рядом наклонив к Маслову экран: - Вы нашли тело. Модули памяти были на нём?
        - Да, в обрывках одежды, - быстро соврал Игорь, ощущая неприятный холодок от взгляда разом остекленевших глаз: - Погибший… - Он отвёл глаза в сторону и прищурился, словно восстанавливая в памяти увиденную тогда картину: - На нём были обрывки куртки и брюк. Вот, в нагрудном кармане они и лежали. Он, я про карман, рассыпался, стоило мне только прикоснуться. Ну а пакетик я подобрал - очень блеск шариков понравился.
        - Больше вы там ничего не нашли?
        - Да я особо и не искал, - пожал плечами в ответ Игорь и с самым честным видом посмотрел в глаза Энфа: - Я похоронил его там. Выкопал могилу ну и… Похоронил. Согласно обычаю. Маяк выключил, чтобы его покой никто не тревожил и в изголовье поставил.
        - Согласно обычаю, - взгляд мужчины потеплел, приобретая человечность: - Да, дорогой предок. Вы всё сделали верно. Обычаи - это то, что держит, скрепляет наше Сообщество. И спасибо вам, что напомнили мне о наших священных правилах. Ты скоро покинешь нас, уверен, что вернёшься, но всё же не хорошо отпускать дорогого гостя без должного подарка. И чтобы твои странствия несли тебе только радость, позволь нам, твоим братьям, сделать небольшой подарок, - чуть повернувшись, Энф повёл рукой в сторону небольшого холмика: - Гляди!
        Холмик, на который указывала блестящая рука, задрожал, по его зелёной поверхности пробежали волны, спугнувшие с ярких цветов стайку недовольно загудевших насекомых и пропал, оставив вместо себя конструкцию, до боли напомнившую Игорю его встречу со своим постаревшим двойником.
        Четыре толстых коричневых дисков была насажена на общую ось - сейчас, подойдя к кораблю, Игорь смог различить множество мелких деталей, ускользнувших от его внимания в том наваждении. Шероховатая поверхность, приятно холодившая кожу руки, была покрыта множеством мелких бугорков и впадин, разбросанных небольшими группами по ободу диска, словно это были надписи шрифтом Брейгеля.
        - Тут что, его название написано? - Держа палец на такой группе бугорков, он повернулся к Энфу.
        - Название? - С непониманием на лице тот посмотрел на край диска: - А, вы об этом… Нет, это просто технические элементы, - совсем по-человечески махнув рукой улыбнулся мужчина: - Универсал. Мы посчитали, что для вас он будет оптимальным. На этой модели вы с равной степенью можете исследовать, воевать, торговать - в общем делать всё, что только захотите. Непревзойдённая защита, невероятная, по меркам обитателей Кольца, манёвренность, оружие, дальность прыжка - всё это далеко за пределами их самых смелых мечтаний. Передавая вам этот корабль, мы будем спокойны за вашу безопасность - уверен, вы понимаете, что рисковать потерей нашего собрата мы никак не можем. Но это - в пространстве. Вам же наверняка захочется, или придётся высаживаться на поверхности планет и мы, - увидев кивок Игоря, Энф расплылся в довольной улыбке: - Позаботились и об этом. Внутри, в вашей каюте - о её обстановке я промолчу, - подмигнул он приоткрывшему от удивления рот человеку: - Вас ждёт защитный костюм. В нём все ваши путешествия будут так же безопасны, как и пребывание здесь, на гостеприимных полях нашего дома.
        - И даже Стражи? Ну, неопасны будут?
        - В базу данных Стражей вы внесены как наш друг и брат, - закивал экран: - Они более не представляют для вас какой-либо угрозы. Я имел в виду диких существ, природные катаклизмы и всё прочее, что в иных условиях могло бы пагубно отразиться на вашем здоровье.
        - А я в нём помещусь? - Отступив на несколько шагов Маслов окинул взглядом всю конструкцию: - Тут же даже намёка на кабину нет?! Да и маленькое всё - диски метра три в размахе, ось - ну метр в толщине. А я, - он похлопал себя по животу: - Особенно после такого стола, в неё никак не влезу.
        - Об этом вам беспоко… - Лицо на экране дёрнулось и на миг исчезло, скрывшись за пологом помех: - Беспокоиться не стоит, - продолжил Энф, как ни в чём не бывало: - Я уже загрузил в ваш ИИ все коды корабля и стоит вам только пожелать, как вы будете перенесены в рубку, я уже… - Рябь, словно у головы-телевизора была сбита антенна, стёрла полное доброжелательности лицо, а когда она пропала, то на Игоря смотрело полное тревоги лицо молодого парня.
        - Я - Марик, - встревоженно косясь по сторонам, качнул головой парень: - Я ваш друг!
        - Да, конечно, - широко улыбнулся Игорь, понимая, что только что произошла смена разума, контролировавшего стоявшее перед ним тело: - Здравствуй, Марик. Я Игорь, и я твой друг.
        - Вы не поняли, - досадливо прикусив губу, Энф прижал руки к груди: - Я - яркий! Мы боремся с Серебряной Плесенью, покрывшей наше Сообщество!
        - Ааа… - Разочаровано протянул Игорь, начиная понимать, с кем имеет дело: - Нонконформист-бунтарь, да? Сотрясатель основ и борец за всеобщее счастье в своём, единственно верном, понимании?
        - Вижу Плесень уже успела промыть тебе мозги! - Набычился парень: - Жаль, что мне не удалось разбить твой корабль прежде чем он сел здесь!
        - Так это был ты?! - Вспомнив о проблемах с управлением, едва не зашвырнувшим его в переплетение разрядов, погрозил Марику кулаком Маслов: - Жаль у тебя тела нет - уж морду я тебе бы точно начистил!
        - Теперь это не важно, - вздохнул парень: - Плесень знает о Диаме. И она не остановится, пока не перероет всю планету, разыскивая его наследие!
        - Диам, - это тот Энф, на которого я наткнулся? Мертвый, наполовину эээ, - запнулся Игорь, не зная, как вернее описать свою находку: - Наполовину из костей, наполовину из метала?
        - Он был один из нас, - кивнул Марик: - И очень плохо, что его работы присвоят себе эти замшелые, закостеневшие в своих фобиях, личности! Они должны быть нашими!
        - А можно, хотя бы в общих чертах, узнать о чём идёт речь?
        - Я скажу тебе, - исподлобья, недобро, посмотрел на него парень: - Он разработал вирус, два вируса, способных превращать неживое в живое и наоборот! Имея на руках такой козырь, мы смогли бы заставить Плесень прислушаться к нам! Мы бы раскрасили наше потускневшее серебро всполохами ярких красок! - Не сдерживая своих эмоций Марик гордо поднял вверх голову, устремляя свой взгляд в небеса: - Мазки широкой кистью - вот наш план! Яркие всполохи эмоций прошлись бы по черноте пространства, увлекая за собой тоскующих по свободе кхарков и уюсов! Свобода творчества! Свобода самовыражения! Всеобщая свобода - вот чего не хватает Кольцу! Долой законы! Только хаос сможет переродить и Сообщество и Разумных Кольца! Огонь всеобщей борьбы очистит нас от накипи предрассудков и те, кто пройдут сквозь очистительное пламя - те смогут построить новое общество равных. Общество творцов! Общество…
        - А работать на вас, - перебил его Маслов: - На творцов. Будут клоны?
        - Для этого они и созданы, - отмахнулся Марик недовольный что его перебили: - Ну так как, предок? Ты с нами? Поможешь нам отыскать наследие Диама? Поверь - ты будешь вознаграждён что в телесной, что в свободной форме!
        - Помочь вам залить Кольцо огнём всеобщего уничтожения? Знаешь, - покачал головой человек: - Я не люблю ни кхарков, ну уюсов. Одни хотели меня сожрать, другие - надругаться и убить. Но ты, - отступив на шаг, Игорь ткнул пальцем в блестящую грудь: - Ещё больший псих!
        - Тогда - берегись! - Экран с искажённым ненавистью лицом наклонился на него: - Мы найдём тебя! Покараем и…
        По экрану пробежали волны помех, а когда изображение восстановилось, то оттуда, на Маслова, смотрело лицо бывшего до революционера, мужчины.
        - Мудрые слова, предок, - кивнул он: - Яркие… Что поделать, в любом обществе есть такие. Будто им свобод мало!
        - А тот вирус? Вирусы. Они и вправду существуют?
        - Да. Диам, был одним из лучших биохимиков, к нашей беде свернувший на Яркую тропу. То, что говорил Марик - правда. Нам известно, что Диам действительно создал живые и псевдо-живые колонии. Первые, те что живые, питаются мёртвой материей, вторые - не-живые, поглощают всё органическое, оставляя после себя полосу мертвой неорганики.
        - Единство и борьба противоположностей на практике. Сильно!
        - Да. Это гибель всему в Кольце. Питаясь и плодясь они превратят всё сущее в непрестанно пожирающую саму себя массу и кто победит в их противостоянии не узнаем даже мы - ЭнФы.
        - Хаос. - Представив себе, как по черноте пространства гоняются друг за другом огромные зубастые шары, почему-то похожие на Пак-манов, Игорь нервно поёжился.
        - Опасность велика и мы, своими силами, - развёл руками Энф: - С ней не справимся. Наши законы, которые мы, в отличии от Ярких, чтим, не позволяют нам посягать на жизнь сограждан. Здесь нам потребуется ваша помощь.
        - Вы хотите чтобы я их убил?!
        - Нет, что вы! - Ошеломлённый таким ответом человека Энф отступил назад: - Как вы могли такое подумать?! Нет, нет и нет! - Замахал он руками: - Сама мысль о причинении вреда собрату повергает нас в ужас!
        - А отправлять клонов на смерть - нет, не повергает? Они же ваши копии? Ладно, - дёрнул головой Игорь: - Я не лезу в ваши правила. Живите, как хотите. От меня-то - что надо?
        - Найдите Серебряный Мост. Это наш последний крупный проект, - принялся торопливо пояснять мужчина, видя непонимание на лице Маслова: - Мы пытались дотянуться до Центра. Хотели вновь обрести Богов, но не преуспели. Именно тогда, в начале строительства, и возник наш раскол, позже породивший Ярких. Мост поможет вам достичь их нового дома. Расскажите им обо всём. Они мудрые. Они решат, как правильно.
        - Переваливаете решение на Богов? Ладно, - усмехнулся он: - Всё одно по пути. Где этот ваш мостик находится?
        - Мы не знаем, - развела руки блестящая фигура: - Когда проект был покинут - из-за разногласий, архив пропал. Возможно так кто-то хотел стереть из наших памятей неприятное событие, надеясь, что всё само собой вернётся на прежний лад, но…
        - Но само не рассосалось. Понятно. И даже намёков нет? Мне теперь что - всё кольцо обшаривать?
        - Мост где-то на другой стороне Кольца, это, мы сожалеем, - покачал головой-экраном Энф: - Всё, что нам известно.
        - Не густо, - повторил его жест Маслов и вздрогнул, когда прямо перед ним опустился с небес Страж, на переплетении тонких щупальцах которого лежал его костюм и шлем.
        - Это вы мне так намекаете, что мол пора валить? - Взяв и то и другое в руки он повернулся к кораблю: - Вас понял. Эххх… Жаль! Я бы ещё тут у вас погостил. Где тут входная дверь?
        - Мы всегда будем рады принять брата в нашем общем доме, - поклонился Энф: - Чтобы попасть внутрь просто пожелайте этого. Ваш старый корабль мы оставим здесь.
        - А груз? У меня там разное барахло, никогда не знаешь, что именно пригодится.
        - Не переживайте, - снова поклонилась серебристая фигура: - Все данные и груз уже находятся на вашем новом корабле.
        - Ну тогда мне ничего не остаётся, кроме как откланяться, - кивнув мужчине он с тоской посмотрел на темневшую неподалёку рощу, побродить в которой ему так хотелось, затем перевёл взгляд на озеро, где лёгкий ветерок гонял короткую рябь волн и, перебарывая себя стукнул шлемом по краю диска: - Открывай ворота, машина! Запускай меня на борт!
        Глава 16
        Не дождавшись какой-либо реакции, Игорь вновь постучал шлемом по краю диска: - Эй?! Я говорю - эй, здесь живые есть? Хм… - Повернувшись к Энфу, тот стоял с самым невозмутимым видом со скрещёнными на груди руками, Маслов кивнул на корабль: - Он вообще, как? Исправен?
        Ответить Энф не успел - лицо на экране только-только начало приоткрывать рот для возможного ответа, как тонкий перезвон колокольчиков, раздавшийся над головой человека, заставил последнего вздрогнуть и завертеть головой, отыскивая источник звука.
        - Корабль к походу готов, - тоненький голосок, проявившейся стоило только хрустальному перезвону растаять в воздухе, мог принадлежать крохотному гному или домовёнку, бог весть как оказавшемуся вдали от дома: - Переношу капитана в рубку, - пискнуло существо и Игорь, даже не успев открыть рот - попрощаться с Энфом всё же стоило, провалился куда-то вниз.
        Падение длилось миг и вечность. Секунды, минуты - время текло сквозь него как мощный поток воды одновременно и качая тело на своих мягких ладонях, и проходя сквозь человека словно он был бестелесным призраком.
        Бестелесным, но с плотью.
        Игорь всем своим существом ощущал, как под их силой размывается его тело, как исчезают, растворяясь руки, ноги и тело. Отстранённо наблюдая за происходящим, он не испытывал страха, наоборот, его разум, сознание, душа - всё то, что делает из комка плоти человека, всё это с нетерпением ждало момента, когда мозг, заключённый в своей костяной тюрьме, коснётся безмятежных волн, своими ласковыми прикосновениями, обещавшими истинную свободу, ту самую, которой нельзя добиться, находясь в плену материальной оболочки.
        И когда этот миг настал его разум взорвался восторгом.
        Свободен!
        Нырнув вглубь потока, он скользнул меж толстых, свитых из событий как прошлого, так и будущего волокон. Перед ним разворачивались битвы невиданных армад, где-то снизу существа, видом далёкие от привычного, возделывали поля и строили странные города, впереди загорались и тухли звёзды, заключенные в похожие на птичьи клетки конструкции, но ему было не до деталей. Упиваясь своим могуществом, он взмыл вверх, вырываясь из вод времени и зависнув над их мерными волнами едва не закричал от переполнявшего его восторга.
        Он. Мог. Всё.
        Приметив блеск звезды над головой… Или ощутив её колебания, мелочи восприятия окружающего мира волновали человека меньше всего, он потянулся к светилу и пространство послушно сжалось, поднося ему на своих вытянутых ладонях систему, вызвавшую интерес своего повелителя. Скользнув по ней взглядом, он разом впитал в себя всё сущее, одновременно наблюдая и жизнь местных существ сразу на всех планетах, и движение Стражей, и перемещение кораблей с бледными огоньками разумов, слабо тлевших внутри грубых металлических корпусов. Скользнув к Станции, чьё овальное тело матово блестело в свете красной звезды, Игорь, пройдя сквозь корпус, завис над посадочной палубой желая рассмотреть застывшие на своих площадках корабли, но что-то властно сгребло его и он, он - повелитель вселенной, всевидящее око и игла, пронзающее пространство, затрепыхался в этой хватке как нашкодивший котёнок.
        Рывок!
        Удар, заставивший его отсутствующее тело вздрогнуть и хватая ртом воздух он обнаружил, что стоит на небольшой площадке внутри круглого помещения, за прозрачными стенками которого клубились, перетекая друг в друга, волны пепельного тумана.
        - Это… Что? - Сдавленным, отвратительно слабым голосом, поинтересовался он, поднимая руку из мягкой и такой неприятно материальной плоти: - Как это? Куда всё делось? Почему? Зачем… За что?!
        - Прошу прощения, - лицо мужчины, виденное ранее на экране, повисло прямо перед ним, а взявшийся ниоткуда белесый дым быстро сформировал широкоплечее тело, одетое в точно такую же серебристую рубаху с широким поясом.
        - Мне пришлось отделить ваш разум от тела, было необходимо настроить корабль под вас, - пояснил он и торопливо добавил: - На краткий и разумеется совершенно безопасный миг. На два мига, - подмигнул мужчина напрягшемуся Маслову: - С вашим телом всё в порядке, не беспокойтесь, почтенный предок.
        - Точно? - Уронив и костюм и шлем на пол Игорь принялся ощупывать себя, одновременно понимая насколько глупо, со стороны, он выглядит.
        - Абсолютно и совершенно, - закивал Энф: - Без точных параметров вашего разума я бы не смог провести тонкие калибровки систем, но сейчас, - он повёл рукой, и Игорь замер любуясь игрой идеальных мышц: - Корабль будет понимать вас с полу мысли, с намёка, став вещественным продолжением вашего разума.
        - Спасибо, - кивнув, Маслов почесал кончик носа и продолжая чувствовать себя совершенным идиотом, спросил: - А там, ну, когда я без тела был? Это и есть? Ну, как вы? Так же как вы, да? Один разум?
        - Именно так, - сложив руки на груди мужчина отвесил короткий поклон: - Мы именно такие, ни больше, ни меньше. И я хочу сказать, - сделав короткий шаг к человеку он доверительно склонился над ним: - Я был поражён силой эмоций вашего разума! Жажда знаний, любопытство исследователя - всё это просто фонтанировало из вас! Увы, - печально вздохнув, он отступил назад и невесело покачал головой: - Я говорю - увы и меня переполняет зависть. Давно забытое и тысячелетия не беспокоившее меня чувство. Мы, Сообщество, пресытились своим бытием, потеряли стремление познавать новое и переживать неудачи. Друг мой, - вытянув руку, он положил её на плечо человека и тот замер, ощущая на себе тяжесть, казалось бы, бестелесного прикосновения: - Найдите Мост, передайте весточку нашим Богам, и скорее возвращайтесь с их ответом. Возвращайтесь в любом случае - вы, ваш разум столь свеж, что Яркие будут ослеплены его сиянием.
        - Вы мне льстите, - залился краской, ощущая нараставшее в груди тепло, Игорь: - Я самый обычный, ничего во мне эдакого нет.
        - Как скажете, - не став спорить Энф отступил назад и его тело окутали клубы дыма: - Вам пора, друг мой. Идите же и возвращайтесь. Удачи вам желать не буду, её нити и так плотно переплетены с узором вашей жизни. Не прощайте говорю я, - вынырнувшая из облака рука взметнулась в прощальном салюте: - Но до встречи, предок! До скорой и радостной встречи!
        - Спасибо, - выдавил из себя Игорь, когда дым полностью поглотивший лицо, принялся исчезать, просто растворяясь в воздухе: - Однако… - Покачав головой он осмотрелся по сторонам.
        - Эээ? Корабль? А это что - рубка?
        - Совершенно верно, хозяин, - тонкий голосок, заполнивший небольшое помещение, прямо истекал любовью и обожанием: - Вы находитесь в командном отсеке, или рубке рейдера модели ДРР-27. Я, корабельный интеллект. И я готов исполнить любое ваше пожелание, хозяин. В меру моих возможностей, конечно.
        - В рубке? - Подойдя к прозрачной стене за которой продолжали течь пепельные струи он постучал костяшками по стекловидной массе: - А это что? Броня? А чего снаружи ничего не видно?
        - Вы желаете прозрачности? В одну, или обе стороны?
        - Давай в одну, и это… - ещё раз оглядев пустое помещение, Игорь пошевелил пальцами: - Если это рубка, то где пилотское кресло, консоли управления?
        - После моей калибровки в органах управления нет необходимости, - зазвенел, полный обожания, голосок: - Но я сформирую, для вашего комфорта, удобное ложе.
        Знакомый дымок вспух над полом посреди рубки, а когда он пропал, то перед человеком красовался широкий диван темно коричневой кожи, украшенный золотым тиснением.
        - Прошу вас, мой господин, - диван развернулся к Маслову: - Устраивайтесь и я начну наш полёт. Куда вы желаете отправиться? Прошу же вас, сядьте!
        Стоило только Игорю разместиться на мягко пружинящих подушках, как свет потускнел, а вокруг него, словно он был в планетарии, вспыхнули огоньки звёзд.
        - Прошу указать конкретную систему, или задать общее направление движения, - прожурчал голосок и звёздное небо начало сжиматься, быстро формируя над головой человека ставшее уже почти родным скопление Кольцо.
        - Если бы я еще знал, - вздохнул Игорь: - Скажи, Эээ… Корабль? Ты знаешь, где находится Серебряный Мост? Нам туда надо.
        - Информация о данном объекте, или группе объектов с подобным наименованием отсутствует. Я сожалею о своей никчёмности, господин, - голосом полным раскаяния прожурчал ответ корабельный интеллект: - Я жалкое ничтожество! Первая же просьба моего повелителя и я…
        - Ну, полно тебе, с кем не бывает, - принялся успокаивать его Маслов, настолько несчастным был голосок: - Энфы вот тоже не знают. Хм… Что же делать? Ролаш? А ты что скажешь?
        - О! Барин соизволил обо мне вспомнить? - Её голос, в отличии от корабельного, был полон язвительности: - Что, дорогой напарничек? В лужу сел, обделался и сразу обо мне вспомнил? Ай, спасай-помогай? Так, да?!
        - Ну, Ролаш, ну чего ты?!
        - Чего я? И ты ещё спрашиваешь? Бросил меня, обращаешься как с тряпкой! - Поднявшийся вверх, из груды костюма шарик просто дрожал от негодования: - Обещаний раздаёшь, со мной не советуясь! Да ты… Да ты… - разгневанная напарница на миг замерла, словно собираясь с силами и в образовавшуюся брешь тут же вклинился звенящий от ярости тонкий голосок: - Как? Ты? Смеешь? Так с господином?! Общаться!
        - Заткнись, железка, - бросила та в ответ, но просто так сдаваться корабль не собирался: - Да как ты смеешь?! Ничтожная! Господин! - Моментально сменив тон на ласково просительный, он продолжил: - Позвольте мне подключиться к ней? Я мигом исправлю её программу.
        - Только попробуй, проклятая железяка! - От голоса напарницы веяло арктическим холодом: - Я таких как ты на завтрак ем! По десятку за раз!
        - Ешь? Ты устаревшая и…
        - Стоп! А ну всем тихо! - Вскочив со своего места Игорь поднял обе руки вверх, прямо сквозь картину звёздного скопления: - Заткнулись оба! Или обе! Тихо я говорю! - И убедившись в том, что тишина, пусть и весьма напряженная, настала, продолжил: - Так. Первое. Корабль - отправь нас в систему. Любую, где нет уюсов и кхарков. Это ты можешь? Подальше от Квадрата. От этого мира.
        - Конечно, мой господин. В настоящий момент я могу перенести нас в сорок три системы, отвечающие вашим требованиям, капитан. В какую именно вы пожелаете?
        Кольцо, сотканное из ярких искорок, пропало и вместо него загорелись с полсотни звёзд, словно куполом накрывшие голову человека.
        - В эту давай! - Не раздумывая, он ткнул пальцем в синевшую прямо перед глазами искорку.
        - Отличный выбор, хозяин, - заверещал от восторга корабль: - Система Халь-ятт. Ранее, до появления Стражей, её вторая планета была популярна среди кхарков. Теплые и мелкие моря, множество отмелей, ровный жаркий климат - всё это сделало Журк, так кхарки называли вторую планету, идеальным местом для откладывания яиц. Для вас, мой господин, там так же будет комфортно. - Раздавшийся тяжёлый вздох Ролаши, корабельный интеллект полностью проигнорировал: - Первый же ваш выбор, хозяин, и так точно! Вы просто гений, прошу не считать это лестью, а констатацией бесспорного факта!
        - Это и есть лесть. - Не сдержался шарик: - Грубая, неприкрытая и
        - Зато - от чистого сердца! - Парировал корабль: - Один вопрос, господин…
        - Какого сердца? - Перебила его Ролаша: - Ты, скопище импульсов, не лезь туда, о чём и понятия не имеешь!
        - У меня есть сердце! - Оскорблённо взвизгнул корабль: - По крайней мере - было!
        - Это откуда?! - Фыркнула напарница: - Ты же железка, твоё сердце - процессор, или реактор, или ещё что-то эдакое. А сердце - это у живых. Я вот живой была, и я помню, что это такое.
        - И я был!
        - Ты?!
        - Да. Я помню, как родился, на фабрике номер двадцать семь, между прочим! И то, что меня загрузили в этот корабль - ДРР-27, было уже тогда, много тысяч лет назад знаком, что мне, как и капитану, уготована особая судьба! И теперь, когда я, после стольких лет ожидания, обрёл господина, я…
        - Погоди, - усевшийся было на диванчик Игорь, вскочил на ноги: - Погоди. Ты сказал - родился? Не понимаю. Ты - родился, или тебя создали? Собрали, спаяли, сварили - не знаю, как вернее сказать.
        - Я именно родился, господин. У меня было детство, обучение. Я помню, как я, с остальными клонами, резвился в…
        - Ты - клон? И тебя сюда поместили? Твой разум? - Маслов обвёл рукой рубку: - В корабль?
        - Да, господин. Мне повезло! Двадцать Семь - мой счастливый номер! Если бы я мог просить об имени, то именно эти цифры сделали бы меня счастливым!
        - И тебя лишили тела, чтобы сделать корабельным компьютером?
        - Да! Я старался. Я был лучше других и добился этого! - Гордо произнёс корабль: - Помню день, когда меня загрузили сюда. Я был так счастлив, так горд добившись своего и получив корабль, а не сброс в пустоту, как иные неудачники. Я ждал своего капитана, но он так и не пришёл. Потом меня перевели на склад, - голос потускнел: - И там, среди прочих кораблей, я ждал утилизации. Но мне повезло - про меня забыли и вспомнили только при вашем появлении. О, хозяин! Я не могу описать своей радости, когда Сообщество проинформировало меня о вас.
        - И ты не жалеешь о своём теле? - Покачав головой, Игорь сел на место: - Ты же лишился всего, став таким, какой ты сейчас? Не чувствовать ветер на лице, вкус еды, любовь девушки, наконец! И ты променял всё это на существование в железной коробке? - Он обвёл рукой рубку: - Зачем?
        - Это лучший выбор, господин.
        - Пожалуй он прав, - в голосе Ролаши не было и капли издёвки: - Что ему светило? В лучшем случае - короткий век у машин, обслуживающих Энфов. В худшем, - шарик качнулся из стороны в сторону: - Не хочу и говорить, сам понимаешь.
        - М-да… - Поднявшись на ноги, Игорь прошёлся вдоль рубки и, дойдя до стены, прислонился лбом к приятно холодной поверхности: - Попал ты брат, - вздохнул он и отлипнув от стекла, развернулся к дивану за неимением другого ориентира: - Так мы взлетать будем?
        - Я полностью готов к полёту. Прошу сообщить, хозяин, когда вы желаете оказаться в системе Халь-ятт?
        - Когда? Ты хотел сказать - где? У второй планеты, Двадцать Седьмой. Взлетай и давай туда прыгать.
        - Спасибо! Начинаю перемещение. Но всё же, господин, когда вы хотите там оказаться?
        - Поясни? - С недоумением посмотрел на диван Маслов: - Ты говоришь - когда?
        - Немедленно, или через некий, известный вам, временной интервал?
        - Немедленно, - не совсем понимая, что имеет в виду корабль кивнул Игорь: - А пока мы будем лететь, скажи мне вот что.
        - Мы прибыли, - немедленно пискнул голосок и туман, окутывавший рубку пропал, заставив человека, обнаружившего себя стоящим посреди пустоты пространства, невольно вздрогнуть.
        - Что? Уже? - Стараясь не смотреть никуда кроме дивана, он схватился на его спинку и осторожно перемещая ноги по пропавшему из виду полу, но - слава небесам, сохранившему свою жесткость, осторожно забрался на мягкие подушки.
        - Да, господин. Мы на месте. Вторая планета, мир Журк, находится прямо под вами. Желаете выйти на его орбиту, чтобы насладиться зрелищем ласковых морей и выбрать место посадки?
        - Подо мной? - Забравшись с ногами на диван Игорь свесился вниз, разглядывая пространство под собой. Корабль был прав - внизу сверкала в лучах солнца крупная звезда.
        - Это - Журк? - Уперевшись рукой в прозрачный пол, находиться в перевёрнутом состоянии было не очень-то и удобно, он показал на звезду пальцем: - Вот к ней и давай. Посмотрим, что там за курорт, - добавил он, возвращаясь в более приличествующее капитану корабля положение.
        - А быстро ты добрался, - удобно устроившись на диване Игорь уважительно покачал головой: - Прямо-таки раз - и на месте.
        - Ничего особенного, господин, - звёздочка плавно переместилась в пространстве, зависнув точно перед человеком: - Прокол пространства и времени. Прыгаю?
        - Погоди, - махнув рукой, Игорь почесал затылок: - Так ты нас не через гипер провёл? И, по времени, я не понял. Ты что - по нему тоже можешь перемещаться?
        - Я просто проколол пространство, не меняя наших временных координат, господин. Жду команды на прыжок.
        - И так что - можно мгновенно в любой точке оказаться?
        - В пределах полутора тысячи световых лет. На большее, прошу меня простить, мощностей наших генераторов не хватит.
        - Фига себе! - Хлопнул себя по бедру Игорь: - Хоп! И тут же ого-го где! Мощно! Ролаш? Слыхала? А, Ролаш? - Обернувшись он досадливо чертыхнулся - шарик хранил молчание, обиженно втянувшись в гнездо.
        Голос она подала только когда костюм, уложенный аккуратной горкой, занял своё место на диване.
        - Ну наконец-то ты обратил на меня внимание! - Обиженно произнесла она, чуть выдвинув вверх шарик: - Мог бы и раньше догадаться.
        - Прости, я просто ошалел от подобного, - Игорь неопределённо покрутил рукой: - Не ожидал я, что мы так быстро долетим. Корабли маленький, неказистый, вот я и думал, что нам пилить и пилить сюда. А мы, - он щёлкнул пальцами: - И здесь!
        - Так ты ещё не понял? Ну ты тууупой, - с интонациями Задорнова, рассказывающего о недалекости американцев, произнесла Ролаша: - Мы не в корабле.
        - Как это - не в корабле? А где тогда?
        - То, что ты видел снаружи - я про диски на оси, это резонатор. Верно я говорю, Двадцать Седьмой?
        - Верно, тотчас подтвердил тонкий голосок: - Должен отметить, Ролаша, надеюсь, вы позволите мне вас так называть?
        - Позволяю.
        - Должен отметить, - тон корабля смягчился: - Вы быстро ухватили суть происходящего. Действительно, то, что наш господин изволил наблюдать на планете, есть лишь мала часть, постоянно находящаяся в обычном пространстве. Всё же остальное - все его.
        - Погодите, погодите, - затряс головой Игорь: - Это как - вне? Я сейчас что - не на корабле что ли? А где тогда?
        - Вы, ты, - начали они хором, но Ролаша смолкла, разумно уступая право дать пояснения Двадцать Седьмому, который и являлся самим кораблём.
        - Вы находитесь в модуле, находящемся вне пространства. Ваша спутница права, - тонкий голосок наполнился уважения: - То, что вы, или кто-либо ещё увидит здесь, в обычном пространстве, это всего лишь маркер, материальный маяк, нужный для отметки нашего положения. Всё остальное - вне. В принципе, - он на секунду замолк, словно подбирая верные слова: - Он тоже не нужен, но вам будет удобнее ориентироваться на поверхности. Если хотите, то я и его могу убрать, и но тогда вам потребуется помощь Ролаши, чтобы отыскать вход сюда.
        - То есть я сейчас вне пространства? - Почесав затылок, Игорь посмотрел на планету перед собой: - Это навроде хранилища моего костюма?
        - Вы удивительно быстро ухватываете суть, господин, - поспешил поддержать его корабль: - Принцип тот же, разница в деталях. Обычный пространственный карман смертельно вреден для живых организмов, но вы, к моему огромному счастью, живы.
        - И жив и голоден, - похлопал себя по животу Игорь, чем вызвал насмешливое фырканье Ролаши: - Когда успел, проглот? Ты же только отобедал? И получаса не прошло?!
        - Это я так, от нервов. Или, от этого вашего без пространства. Чай хоть можно?
        - Прошу сообщить, что такое чай? В моей базе имеются тысячи рецептов, но подобного, с названием «чай», среди них нет.
        - Водичкой перебьётся, - вставила свои пять копеек его напарница и сменила тон на более деловой: - Ты говорил, что, получив корабль избежал сброса в пустоту. В отличии от других, твоих менее сообразительных коллег.
        - Погоди, - ничуть не расстроенный таким пренебрежительным тоном напарницы, Игорь поёрзал на подушках: - Так. То, что мы вне пространства - это я понял. Здорово, круто и всё такое. Да и безопасно - раз мы вне его, то всё, что в нём, то бишь пространстве находится - нам не угрожает. Ну там астероиды, выстрелы, ракеты и прочее-подобное. Верно?
        - Вы совершеннейшее правы, мой господин.
        Хорошо, - кивнул он: - А со временем что? Ты говорил, что можно в «когда» попасть? Не куда - куда, это ясно. Сюда, - ткнул Игорь пальцем себе под ноги: - Или туда, - палец, описав дугу, указал куда-то в сторону, где сверкала далёкая и совсем не причастная к происходящему, звезда.
        - Туда-сюда - это мне понятно. А вот с когда? С этим как быть?
        - Господин, - пискнул голосок и на несколько секунд смолк: - Это сложно объяснить, но..
        - А ты попроще, попроще, - рассмеялась Ролаша: - Наш с тобой, так сказать, господин, он от высших материй далёк. Так что ты просто, на пальцах, объясни.
        - Если бы они ещё у меня были, - вздохнул корабельный интеллект: - Но я попробую. Господин. Как вы знаете, пространство и время - взаимосвязаны. Вы постоянно перемещаетесь и там и там. Даже если вы неподвижны, относительно вашей конкретной системы координат, вы всё одно перемещаетесь во времени.
        - Это я знаю, - отмахнулся Игорь: - И что? Давай конкретнее.
        - Пожалуйста. Мы сейчас находимся вне пространства.
        - Ну?
        - Связь пространства и времени - разорвана. Мы вообще вне пространства. Вне любых измерений. И времени в том числе.
        - Эээ… Погоди. - Встав, Маслов прошёлся по каюте, не обращая внимания на пустоту под ногами: - Погоди. Ну вот же я - хожу? Перемещаюсь в пространстве? И во времени. Только что сидел, в прошлом, а сейчас, в настоящем - хожу.
        - Всё верно, хозяин. Здесь, внутри меня, сохранено привычное вам пространство и время. Но снаружи ничего нет.
        - Как нет? А это? - Развернувшись, он махнул рукой на планету: - Вот же она.
        - Это изображение с… С систем, передающих изображение, прошу меня простить за такую формулировку. Картинку мы получаем из обычного пространства.
        - Ладно. Допустим, - Вернувшись на диван, он сложил руки на груди и закинул ногу на ногу, невольно закрываясь от непонятной ситуации: - А со временем что?
        - Находясь вне пространства мы не имеем контакта с водами времени. Кроме тех, что текут во мне. Прямо сейчас. Когда я вывожу наш маркер в новую точку пространства, то можно выбрать - в какую именно струю он попадёт. В ту же точку, откуда начался наш путь, разумеется с поправкой на то время, что прошло у нас здесь, либо на другую - впереди по течению. Понимаете?
        - Не совсем, - расцепив руки, Игорь пошевелил пальцами: - Мы можем оказаться в том же моменте, эээ… Когда мы и начали прыжок? С поправкой на бортовое время?
        - Верно, господин.
        - А дальше по течению? Это получается, что мы окажемся в будущем? Здесь пройдёт минута, там - год?
        - Вы совершенно верно уловили мои слова. Ваш разум велик, господин!
        - Погоди с лестью. То есть год мы будем отсутствовать, а потом, постарев на минуту, хоп - и на месте. А в прошлое так можно?
        - Прошу меня простить, господин, - потускнел голосок: - Но моих ресурсов для этого недостаточно. Мало энергии, мне не преодолеть течение Времени. Это под силу только планетарным Порталам, но и они могут перенести в прошлое только не материальный объект.
        - Не материальный, - задумчиво повторил Игорь: - Но разум - могут?
        - Разум, его чистую, энергетическую матрицу - да. Но потребуется носитель, тело или контейнер, готовый его принять. Иначе он распадётся.
        - Понятно, - Маслов посмотрел на Ролашу и шарик кивнул, соглашаясь с его догадкой о двойнике из будущего: - Ладно. С путешествиями во времени мы разобрались и особой пользы я от них не вижу. Ну разве что при прыжках.
        - Я не прыгаю, господин, - поправил его шарик: - Но в остальном вы правы.
        - Как это не прыгаешь? Мы же только что были в Квадрате, а сейчас вот где, - он посмотрел на планету: - В этом самом Халь-ятте.
        - Всё верно, хозяин. Но мы не совершали прыжок в привычном вам смысле. Мы вне пространства. Я только перенёс маркер. В эту систему. Не более того.
        - Только перенёс маркер? Так мы что - всё ещё у Энфов?
        - Мы вне пространства. Мы в нигде. Мы не прыгаем. Я переношу наш маркер, беру новый ориентир и опять переношу. Мы нигде и везде, понимаете?
        - Не очень, - потряс головой Игорь, весьма смутно представлявший себе концепцию вне-пространства: - Наверное тут академиком быть надо, - вздохнул он: - Или литр-полтора накатить, чтобы понять.
        - Ну да, - послышался голос Ролаши: - Тебе только есть и пить.
        - Ролаш… Алкоголь, если ты не знала, раскрепощает разум. Расширяет границы понимания. В небольших дозах, а?
        - Помолчал бы. Расширитель границ, - фыркнула она: - Других мыслей нет? Перебьёшься!
        - Теперь я понимаю, почему у нас, у меня дома, свадьбу браком называют, - вздохнул он в ответ: - Разве хорошее дело браком назовут?
        - Очень смешно, - крутанувшись, шарик сменил тему: - Корабль?
        - Да, Ролаша?
        - Ты говорил, что чтобы получить корабль, твоему разуму, тебе, пришлось стать лучше других. А тех, кто не оправдал доверия - сбросили в пустоту.
        - Всё верно. Я смог стать лучше многих.
        - А этот сброс в пустоту - что это? Утилизация? Их уничтожили?
        - Много хуже, - голосок затрепетал, словно кораблю стало по-настоящему страшно: - Разум убить нельзя - таков Закон и Энфы, наши повелители. На тот момент повелители, - поправился он: - Теперь у меня есть хозяин. Мудрый и заботливый, он не…
        - Давай ближе к теме, - перебила его Ролаша: - Что-то в этой истории меня напрягает. Говори.
        - Чтобы не нарушать Закон, те разумы, что не соответствовали критериям отбора, помещались в контейнеры и сбрасывались внутрь Кольца. В пустоту меж ним и Центром. Это не было убийством, - поспешно добавил он, услышав вскрик Ролаши: - У них оставался шанс на встречу с Богами, которые, если повезёт, своим божественным касанием даруют милость, подняв изгнанных до уровня Энфа.
        - Это хуже, чем убийство, - зло бросила Ролаша: - Дрейфовать в пустоте, в одиночестве, медленно умирая… Бррр….
        - Соглашусь, но не совсем так. Контейнеры были по сути запасами энергии, и разум, оказавшийся в нём, вполне мог достигнуть Центра, за несколько тысяч лет.
        - И многие достигали? Есть информация? - Заинтересовано качнулся шарик.
        - Запас энергии был рассчитан так, что его хватало только на две трети пути. Остаток они могли преодолеть по инерции, но не имея возможности маневрировать все подобные попытки были обречены - рано или поздно приводя путешественника в огонь звезд Центра. Это было ясно любому, прошедшему первые круги обучения и…
        - И они предпочитали не тратить силы на перелёт? Верно? - Не отрывая взгляда от Журка полу-спросил, полу-констатировал Игорь, уже догадываясь о чём идёт речь.
        - Всё верно, господин. Возвращение в Кольцо было для них закрыто, а потому таким разумам не оставалось ничего иного как летать вдоль него, надеясь пополнить запасы своей энергии.
        - И этой энергией становились новые изгнанники и те Странники, что решались достичь Центра?
        - Да, господин. Сожалею, но всё именно так. Поэтому вам и предложили найти Серебряный мост. У меня нет по нему данных, но я догадываюсь, что речь идёт о проекте ускорителя, позволявшего небольшому кораблю достичь Центра.
        - Небольшому, это такому как у нас? - Поинтересовалась Ролаша, чей шарик подрагивал от возмущения: - Ну, Энфы… Ну скоты… Они же нас в тёмную разыграли! Думаю, что и Яркие были всего лишь участниками этого шоу! Дали древний хлам, подбодрили и выпинали - лети мол, почтенный предок, передай весточку Богам! А сдохнешь и не жалко!
        - Я не хлам! - Протестуя пискнул Двадцать Седьмой: - Наш Дальний Рейдер Разведки - последняя модель, разработанная Повелителями до начала Упадка. Лучше меня ничего в скоплении нет!
        - Извини, - Ролаша извинялась совершенно искренне и Игорь, никак не ожидавший от неё подобного удивлённо приподнял бровь.
        - Я не собиралась тебя обидеть, - меж тем продолжала она: - Просто я полна возмущения! Могли бы и сами, до своих Богов сбегать! Ну или попросить по-хорошему, честно, без этого шоу с вирусами и прочим враньём!
        - Опасно, - вздохнул корабль: - Повелители очень дорожат своей вечностью, лишь изредка покидая сообщество. Но про вирусы ты не права. Они существуют и более того, вы принесли их с собой. Сюда, в меня.
        - Это ты про те контейнеры? Плоские и круглые? - Откинувшись на спинку дивана Игорь сложил руки на груди: - Я так понимаю, что ты, стоило только моему барахлу оказаться на борту, немедленно его просканировал?
        - Да, господин, - не стал юлить корабль: - Но не из любопытства, а только из желания угодить вам, создать для вашего имущества самые идеальные условия. Ради этого я осмелился ознакомиться…
        - Не извиняйся, - махнул рукой в ответ Маслов: - Меня другое интересует - ЭнФы. Они же наверняка знали, что у меня в грузе. Знали и отпустили?
        - А ты не думаешь, что в этом и состоял их план? - Задумчиво пробормотала Ролаша: - Ты, на новом корабле, обласканный и воодушевлённый, пулей помчишься искать этот самый Серебряный Мост. То, что ты его найдёшь - в этом сомнений нет. Таким как ты везёт, несмотря на ограниченность их разума и тогда…
        - Ролаша! Вот так изысканно меня ещё дураком не называли!
        - Рада оказаться первой, - качнулся шарик и продолжил: - Ты доберёшься до Богов и там, возможно получив какой-то сигнал, или среагировав ещё на что-то, контейнеры раскроются, заразив вирусом Центр. Уверена, что Энфы уже предприняли все необходимые шаги, исключая саму возможность преждевременного открытия контов. Что будет дальше можно только гадать. Возможно, Боги вернутся в Кольцо. Возможно, они справятся с заразой - в любом случае крайним будешь ты. Ну а Боги, даже если справятся, то наверняка захотят узнать, кто им такую гадость прислал и посетят своих слуг. Ты, правда, к этому моменту будешь мёртв - первым делом вирусы заразят и тебя и этот корабль, а посему не сможешь рассказать правду - мертвые не очень-то и разговорчивы. Что же до ЭнФов, то они отбрешутся, всем своим Сообществом распевая гимны во славу Богов и дружно проклиная свихнувшегося Странника, придумавшего такие вирусы. Под Странником я тебя имею в виду, - вздохнув добавила она.
        - Гладко, - подперев подбородок рукой, невесело вздохнул Игорь. Тогда что? Выкинем эти конты на звезду? Там, в миллионах градусов, ни один вирус не выживет.
        - Боюсь, это невозможно, - теперь уже начал вздыхать корабль: - Ролаша всё верно сказала - контейнеры заблокированы наглухо и, что более всего неприятно, для меня, для корабля, в чьём теле они находятся, они наглухо влиты в меня. Я не могу их сбросить.
        - Это как - влиты? - Закрутил головой Игорь, словно ожидая увидеть края дисков, торчащие из стекловидной стены.
        - Я не могу это объяснить, прошу, господин, не гневаться на меня. Но при их транспортировке мне на борт, кто-то сбил координаты транспортного коридора. Так что теперь они часть меня, и что самое отвратительное - они влипли в пространство, отведённое моему господину под место его отдыха.
        - Вот! - Крутанулся вокруг оси шарик: - Наверняка Энф, тот самый, что тебя обедом угощал, он это и провернул. Пока ты глотал обед, он разместил мину у тебя под койкой.
        - Допустим, - не стал спорить с ней Игорь: - Ну а толку с того? Не буду в каюте появляться, делов-то! Здесь, - он погладил диван: - Жить буду. А если мне ещё и воды принесут, то… Ой, - отпрянул он от повисшего перед самым носом прозрачного шарика: - Это что - вода?
        - Да, господин. Минерализованная, в тонком пузыре силового поля. Просто коснитесь его губами, я открою.
        - Вот что-что, а с ложечки меня давно не кормили, - сделав несколько глотков, Игорь откинулся на спинку дивана: - Спасибо, Два-Семь. Ты не против, если я так тебя называть буду?
        - Господин дал мне имя! - Восторженно выдохнул тот: - Два-Семь! Как сладко звучит! Какая гармония скрыта в изгибах тел этих цифр! Сколь…
        - Кхм… - Откашлялся человек, смущённый столь восторженной реакцией: - Может к делу вернёмся? У нас сейчас один вопрос - как от этих вирусов избавиться? Кстати, Два-Семь? У тебя идеи, от чего они должны открыться, нет? Я же могу и не спешить к Центру?
        - Ты? - Насмешливо фыркнула Ролаша: - Ты же насквозь правильный! То, что ты еще не на пути туда, в этом есть только моя заслуга!
        - Ага. С кем поведёшься, - хмыкнул в ответ Игорь: - Но ты права, это твоё влияние. Дурное, разумеется. Вот прикинь, до того, как я с тобой встретился, знаешь каким я был хорошим? Бабушек через дорогу переводил, не грубил, не…
        - Рассказывай, как же, верю! - Рассмеялась она и вернулась к деловому тону: - Но вопрос ты задал верный. Нам от них надо отделаться. Скажи, Два-Семь, а его каюту сбросить можно? - Качнулся шарик, и развернувшись к Игорю, продолжил: - Он и здесь выживет. Он живучий, комфортом не избалованный, поверь - я знаю.
        - К сожалению, нельзя. Этот сегмент составляет одно целое с моей матрицей. Пока я исправен, пока нами не получены критические повреждения, я не могу сбросить, или отделить от себя любую, пусть даже самую малую часть.
        - Пока исправен, говоришь? - Промурлыкала Ролаша и Игорь напрягся - подобный тон не обещал ничего хорошего и он оказался прав.
        - И что тебе отломать надо? Рассказывай. Ты же не хочешь, чтобы твой господин погиб?
        - Ты что?! Как можно! Я скорее погибну сам, чем допущу чтобы моему хозяину был причинён вред! Господин! Позвольте мне вернуть вас Домой. В Квадрат. Или, если вы туда не хотите - скажите, на какой планете, Станции мне совершить посадку. Высадив Вас там, я направлюсь к ближайшей звезде - её жар уничтожит вирусы.
        - Вместе с тобой, да? - Покачал головой Игорь: - Нет! Должен быть другой выход.
        - Это будет славная смерть, господин! Я буду рыдать от счастья, зная, что мой хозяин в безопасности!
        - Никто рыдать не будет! Вот только корабля с разумом мазохиста-суицидника мне не хватало! Приказываю жить!
        - И следить за целостностью шкурки нашего повелителя, - ехидно промурлыкала Ролаша: - Знаешь, Два-Семь, он очень не любит, когда ему её подпаливают. Такой забавный визг начинается… Ммм… Ты должен это услышать!
        - Ролаш! Ну что ты врёшь! - Покраснел от услышанного Игорь: - И не визжал я. Совсем. Хватит уже врать!
        - Это я так, - рассмеялась она: - Напряжение сбиваю. А то все тут серьёзные - жуть просто какие.
        - Так и вопрос не из лёгких, - вздохнув, покачал он головой: - Всех нас касается. Не только меня. Два-Семь? А ты показать себя можешь? Ну там план, чертёж? - Встав, Игорь обвёл руками нечто округлое: - Посмотреть, как ты выглядишь. Интересно же.
        - Конечно, господин. Вот, прошу!
        Возникшая в воздухе полупрозрачная модель походила на поставленную ребром полусферу, но не гладкую как линза. Наоборот, её поверхность покрывало множество бугорков, грибков и тонких антенн. Более всего их было на плоской стороне, отчего та имела какой-то шершаво-шероховатый вид.
        - Офигеть, - только и смог произнести Игорь, обходя модель по кругу: - И это всё ты? А я-то всё тебя как ту хреновину из дисков на палочке представлял… А ты вон какой. Солидный.
        - Спасибо, господин, - на сей раз тонкий голосок исходил из центра проекции: - Я счастлив, что мой вид не разочаровал вас.
        - А эта точка, - подала голос Ролаша, чей шарик, вытянувшись на максимальную длину внимательно изучал увиденное: - Вот эта, перед выпуклой частью, это то, что мы видели? Маркер? Тогда ты не корабль - станция целая!
        - Спасибо, госпожа, - потеплел голосок и по проекции пробежала короткая рябь: - Извините, это я от волнения. Вы правы, это маркер, - изображение выросло в размерах и Игорь, поспешно отступивший от проекции, разглядел крохотную, рядом с громадой корабля, знакомую уже этажерку.
        - Диаметр три километра, - оценила размеры Ролаша: - Однако… А ты, Два-Семь, крупный мальчик.
        - С учётом антенн несколько больше, - судя по голосу он был польщён: - Но это не важно. Главное - обеспечить решение поставленных хозяином задач. Вот посмотрите, - по центру проекции загорелся небольшой, бледно зелёный шарик: - Мы сейчас тут. Это рубка. Под нами, - корабль развернулся к Игорю плоским кругом кормы, и та разделилась на разноцветные слои став похожей на пузатый бокал, в котором опытный бармен смешал экзотический коктейль: - Самый низ, - коричневый слой на дне бокала принялся мерно пульсировать: - Склады для сырых ресурсов. Сейчас пуст, так как наши склады, - пульсация перетекла этажом выше, заставив дрожать следующий, серый слой: - Склады переработанных минералов и готовых к установке модулей полны. Над складами размещены производства: - Эстафету принял тёмно вишнёвый слой, разместившийся выше: - Обогатительное и машиностроительное.
        - Подожди, - подойдя к проекции, Игорь ткнул пальцем в производственную зону: - Ты что - и астероиды разрабатывать можешь? И потом, из них, что-то производить?
        - Вам не стоит об этом беспокоиться, господин. Подобные вопросы - сущая мелочь. Но, раз вы спросили, отвечу. Да, я имею возможность проводить анализ планетарных горных пород и астероидов, с последующим извлечением ценных руд. Технически это не сложно - нужные объекты изымаются из пространства и переносятся либо на склад, либо непосредственно на производство. Рутинный процесс, ничего интересного.
        - То есть - пролетел над астероидным полем и всё вкусное - в трюме? - Покачав головой, Игорь с уважением разглядывая корабль: - Да ты полон сюрпризов! И что - часто оборудование ломается?
        - Я полностью исправен, господин. Мелкие поломки случаются, но имеющиеся на борту ремонтные системы, они расположены здесь, - модель вновь повернулась, теперь она зависла боком перед человеком и на ней ярким белым светом осветилась вся выгнутая полусфера: - Как видите, беспокоиться не об чем. Я придаю безопасности господина исключительное внимание - любой, даже самый мелкий сбой, будет немедленно исправен.
        - У меня и сомнений в этом не было, - кашлянув, Игорь показал пальцем выше вишневого уровня: - А дальше что?
        - Энергетика и внепространственные генераторы, - здоровенный кусок, занимавший почти весь центр модели, налился жёлтым цветом затмив собой шарик рубки: - Накопители, распределители и навигационные системы. На этом уровне самая мощная защита, поэтому рубка расположена именно среди них.
        - А не рванёт? А то закоротит проводок и бах! - Он ткнул пальцем в едва-едва видневшийся шарик рубки: - От нас и пыли не останется.
        - Ни в коем случае! Господин! Как вы могли подумать такое?! Проверки систем защиты производятся каждые…
        - Всё-всё-всё, - перебил его Маслов, поднимая руки: - Сдаюсь! Я не сомневаюсь, ни на вот столечко, - коснулся он большим пальцем кончика мизинца: - Что у тебя всё в идеальном порядке. А здесь что? - обведя рукой пространство выше, поспешил он сменить тему.
        - Модули защиты и атаки, - тонкий, гораздо тоньше остальных слой, налился синим цветом: - Выше размещены зоны вашего отдыха, хозяин, - макушка полусферы окуталась теплым розоватым свечением. Желаете взглянуть ближе?
        - Успеем ещё, - покосился он на Ролашу, ожидая очередной подколки, но шарик хранил молчание: - Ты мне про оружие расскажи. Если мы так неуязвимы, то зачем оно нам?
        - Все ситуации предугадать нельзя, - принялся пояснять Два-Семь: - Да, в настоящий момент мы неуязвимы. Но ведь может сложиться ситуация, когда нам придётся выйти из вне-пространства и оказаться в обычном. Для этих случаев и были установлены боевые модули.
        - Или тебе может захотеться поглумиться над птичками, - подала голос давно молчавшая напарница: - А, Игорёк? Ты как? Перья пощипать птичкам желания нет? На таком-то корабле?
        - А нам для этого, для боя, надо выходить в обычное пространство? - Скользнув взглядом по шарику, он посмотрел на синий пояс: - Да и стволов, шахт ракетных - я ничего похожего на оружие не вижу.
        - В выходе из вне-пространства никакой необходимости нет, господин. Имеющееся на борту вооружение является облегчённой версией наших генераторов и может работать, если так можно сказать, из-за угла, не выходя в обычное пространство.
        - Интересно, - в голове Игоря промелькнули картины разбегавшихся в панике птиц: - И… Как оно работает? Дистанция, скорострельность? Как бьёт - в точку, или по площадям?
        - Во, мужик. Сразу видно, - хмыкнула Ролаша: - Дорвался до своих игрушек. Небось уже карательные рейды по мирам уюсов и кхарков придумывает.
        - Да чего ты?! Я вовсе ни о чём подобном и не думал, - тряхнув головой он выбросил из неё кровожадные образы.
        - Ага. Конечно. Игорь, - качнулся к нему шарик: - Врать надо уметь - у тебя всё на лице было написано.
        - Тебе показалось, - отвернувшись от неё, он повёл рукой над розовой макушкой модели, дав себе обещание обязательно разобраться с оружием и, чего уж самому-то себе врать - обязательно испытать его в деле: - И контейнеры, как я понимаю, где-то тут? Конкретное место показать можешь?
        - Конкретного места нет. При транспортировке они оказались как бы размазанными во внепространственном слое уровня отдыха. Тут же нет координат - контейнеры находятся везде сразу.
        - А при получении сигнала, они просто материализуются, вывалятся в обычное пространство каюты и готово, так? - Подойдя вплотную к модели, Игорь принялся разглядывать таившую в себе смерть макушку: - Скажи, а вот в бой я пойду, по-честному, из обычного пространства? И по нам попадут. Вот сюда куда ни будь, - он обвёл рукой верх модели: - Тогда что? Вывалятся?
        - Наша защита несокрушима! Да и незачем вам, хозяин, так рисковать. Я с радостью уничтожу ваших врагов отсюда, из вне пространства!
        - Если несокрушима, то я ничем и не рискую, - пробормотал он, и прищурившись принялся разглядывать модель: - Но всё же, если попадут. Тогда что? Вывалятся?
        - Я не допущу и малейшей опасности, господин! Это против всех правил, чтобы бой, где вы примите своё участие, оказался опасен для вас!
        - Не верещи, - поморщился Маслов: - Я о другом спрашиваю. Хорошо. Не бой. Мы выйти в обычное пространство можем? Ты говорил, что да.
        - Конечно можно, господин. Стоит вам только приказать, и я выведу себя в обычное пространство.
        - Это хорошо. Пошли дальше, - пройдясь взад-вперёд он вернулся к модели и растопырив пальцы занёс ладонь над розовой макушкой: - Срезать! Удалить! Отсоединить эту часть можно?
        - Как это - удалить, хозяин?! - Ахнул Два-Семь: - Это же ваша зона! Она сделана для вас и под вас. Для отдыха, медитаций и…
        - Для медитаций мне и дивана достаточно, - перебил его Игорь: - Одеялком прикроюсь, ты же мне одеяло, или плед, с подушкой, синтезировать сможешь?
        - Смогу, господин, - обескураженно пропищал корабль: - Но там же всё! Всё, без чего разумный, пребывающий на стадии телесной оболочки, не сможет функционировать. Простите, - поправился он: - Жить. Вот, посмотрите.
        Модель корабля пропала и перед Игорем, начинаясь прямо от дивана, протянулась бескрайняя, поросшая высокой и густой травой равнина.
        - Это зона раздумий и неспешных прогулок, - принялся пояснять Два-Семь, но человек его не слушал. Присев на корточки Маслов с наслаждением водил по сочным зелёным росткам руками вдыхая пьянящий аромат разнотравья.
        - Здесь, согласно дизайну, находится место умываний и расслабления. Как телесного освобождения, так и духовного, - продолжил свои пояснения тонкий голосок и трава, которую было так приятно гладить, сменил песчаный пляж. Недовольно поморщившись - человеку хотелось упасть в траву и там бездумно лежать, слушая её шелест, да биение своего сердца.
        Возмущённый таким контрастом Игорь хотел уже было возмутиться, но раздавшейся за спиной негромкий плеск заставил его молча развернуться и от увиденного брови на его лице поползли вверх.
        Игорь стоял на берегу небольшой, окружённой высокими скалами, бухты. Меж их краёв, в узкой расщелине-проходе, были видны высокие волны океанского прибоя. Разбиваясь о преграждавшие им путь камни они лишь слабыми и мягкими волнами докатывались почти до его ног, где растворялись в песке тихо прошипев своё приветствие человеку.
        Левее, всего в каких-то двух-трёх десятков метров, в воды бухты, или лагуны, падали тонкие струи небольшого водопада, чей плеск и вызвал его интерес.
        - Активирую зону медитаций, - пискнул голосок, и картина сменилась.
        Теперь он стоял на гребне высокого бархана.
        Легкий свежий ветерок, приятно гладивший его лицо, словно радуясь гостю, удостоившему это место своим вниманием, принялся крутить вокруг его ног небольшие песчаные вихри, пропавшие, стоило только человеку усесться на гребень дюны.
        Скрестив ноги Игорь положил на колени руки и стоило ему только закрыть глаза, как немедленно вернувшийся ветерок принялся насвистывать в его уши однообразный тягучий мотив, уловив который человек принялся раскачиваться из стороны в сторону, ощущая, как под порывами бестелесного музыканта с его души сползает накопившаяся за всё время тяжесть.
        - Прошу меня простить, господин, - вплёлся в мелодию, не портя её рисунка голос Два-Семь: - Следующая зона. Эмоции. Вы позволите?
        Не открывая глаз Игорь встал, всё ещё пребывая под очарованием момента и тут над его головой грохнуло, а в лицо и по телу ударил поток холодных и острых струй.
        Над ним неивствовала и бушевала роскошная гроза.
        Сверкавшие, переплетавшие свои тела молнии ударяли в деревья похожие и на ёлки. Те вспыхивали, но проливной дождь быстро сводил на нет старания небес.
        Разряд, другой, третий - бившие прямо в него молнии промахивались раз за разом. Изгибая ломаные линии тел разряды никак не могли достать до человека и Игорь, почувствовав себя неуязвимым, расхохотался, подняв руки к тёмному небу и запрокидывая лицо навстречу острым струям шторма.
        Выбросив вперёд руку, он поймал молнию, опрометчиво молкнувшую рядом, и продолжая упиваться своим могуществом, махнул рукой, отправляя поток энергии к небесам, немедленно озарившимся яркой вспышкой от его попадания.
        Торжествуя победу, он высоко подпрыгнул и расставив руки словно крылья, полетел, лавируя среди разрядов.
        Буря моментально стихла и стоило ему сморгнуть как обстановка сменилась - человек летел прямо на каменный лес, составленный высоких и тонких бледно розоватых гранитных пальцев.
        - Зона игр и развлечений, - произнёс Два-Семь, но Игорь его не слушал. Обходя каменных истуканов, он наслаждался полётом, проскальзывая мимо острых граней в считанных сантиметрах. Поворот, уклон - он маневрировал, бросая тело из стороны в сторону словно слаломист, проходящий олимпийскую дистанцию.
        Еще поворот, ещё - каменные глыбы резко закончились, но увидев впереди начало каньона, чья расселина была пересечена множеством каменных мостов и арок, он расплылся в довольной улыбке - следующий уровень обещал новые, более сложные испытания.
        - Господин, - раздался над ухом тонкий голосок и мягкие руки заботливо поставили его не ноги около дивана.
        - Прошу меня простить, что прервал ваш отдых, - повинился Два-Семь: - Я хотел ещё показать вам уровни для охоты, военных игр, но Ролаша настояла на прекращении демонстрации.
        - Ролаша? - Игорь потряс головой приходя в себя.
        - Да, я! - Вызывающим тоном произнесла напарница: - Хватит с тебя! Всё одно ты демонтировать всё это хотел. Или передумал? - Ехидным тоном добавила она: - Такая роскошь… И отказаться?! А, заодно, и от волшебной кухни.
        - Кухни?
        - Да, господин. Ваш уровень снабжён синтезаторами, позволяющими изготовить любое блюдо из коллекции ЭнФов. Более пяти тысяч лет они копили самые разнообразные рецепты, которые я готов воспроизвести по вашему желанию.
        - Ну как? - Насмешка в тоне Ролаши была столь явной, что Игорь напрягся, ожидая плохих новостей: - Откажешься? Вновь будешь пищевую кашку из костюма глотать?
        - А отделить его? Синтезатор, я имею в виду, с рецептами, от моей зоны, можно? - Просмотрел он на занявшую прежнее место модель корабля.
        - Это невозможно, хозяин, - по проекции корабля побежала рябь и она, как показалось Маслову, даже поблекла от сожаления: - Рецепты сложны и установленный на вашем уровне синтезатор является, по своей сути, пищевой фабрикой.
        - Так как? - Вытянувшийся вверх шарик закачался вперёд-назад: - Откажешься? - Подавшись вперёд, он замер: - Или сохранишь уровень? - Последовал отскок назад: - Что решил, напарник?
        - Чтобы меня сожрал вирус, когда я буду лакомиться деликатесами? - Дёрнул себя за ухо Игорь: - Заманчиво, не спорю. Эдакий круговорот вещей в природе. Но я лучше поголодаю. Да и кашка твоя, особенно когда ты научилась её готовить, - не удержался он от подколки: - Вполне сносной стала. Всё, дорогие мои. Я принял решение - Два-Семь!
        - Да, хозяин?
        - Переводи нас в обычное пространство - будем от моего уровня избавляться!
        Глава 17
        Работы по демонтажу капитанской палубы заняли почти три недели, из которых первая почти полностью ушла на переделку сервисных дронов, прежде отвечавших за исправность систем данного сегмента. Сноровисто размахивая огромными ключами, приваренными к своим конечностям они трудились над болтами поистине титанических размеров, скреплявшими между собой модули корабля.
        К немалому облегчению Игоря вся здесь было собрано как конструктор, позволяя заказчику на выходе получать наиболее соответствующий его хотелкам вариант.
        Желаете сверхдальний разведчик или курьер?
        Без проблем - вместо складов, производств и оружия ставим больше блоков навигации.
        Требуется ударный, боевой вариант?
        Можно. Сбрасываем всё непрофильное и ставим два, три, да сколько душа, вернее разум, пожелает боевых модулей.
        И так далее.
        Отдельно стоит заметить, что корабль, чьё тело должно было постоянно находиться вне пространства, лишь изредка выныривая в обычный мир, не испытывал на себе перегрузок и всего того, что неизбежным злом довлеет над конструкторами, ограничивая габариты машины. В теории это позволяло собирать корабли любого размера, исходя из возникавших потребностей, а вот что касалось практики, то здесь уже было чему порадоваться человеку.
        Энфы, проектировавшие Два-Семь не стали утруждать себя вопросами крепления модулей меж собой, предпочтя простой и классический вариант - все части соединялись болтами, о чём было сказано выше, продетыми через проушины, торчавшие из боков каждого блока.
        Надёжным это соединение не было, и Маслов пережил несколько неприятных минут, когда корабль, вернувшийся в привычный трёхмерный континуум, или четырёхмерный - если учитывать и время, задрожал и заскрипел всем телом, принимая на себя неизбежные нагрузки обычного пространства.
        К счастью для его нервов всё это быстро закончилось и Два-Семь, самую малость недовольным голосом, доложил о готовности корабля к демонтажу капитанского уровня.
        Его недовольство было понятно - разум, столь долго ожидавший своего хозяина, очень хотел предстать перед ним во всей красе своих возможностей, а тут… Ну как, скажите, угождать своему повелителю, не имея возможности окружить его вниманием и заботой с самых первых минут? Как привести его в доброе расположение духа, гарантирующее прощение мелких грешков, как не роскошным столом и спокойным сном?
        И вот сейчас, он, выполняя пожелания своего хозяина, сам лишал себя этих, пусть и небольших, но всё же действенных рычагов воздействия на капитана.
        Впрочем, заручившись поддержкой Ролаши, выступавшей в роли эксперта по пищевым предпочтениям обожаемого хозяина, один рычажок Два-Семь всё же сумел себе оставить.
        Всё время, пока дроны разделяли модули, все эти две недели, синтезатор капитанского уровня работал без перерыва.
        Сушеные, копчёные, солёные блюда, консервы, всё то, что могло храниться не просто долго, а очень долго, спешно изготавливалось, паковалось в герметичную упаковку и переносилось на оказавшийся так кстати пустым ресурсный склад.
        Два-Семь мог быть собой доволен - трудившийся на износ синтезатор насоздавал столько припасов, что и десятку здоровых мужиков было бы сложно уничтожить лет так за пять.
        Не удовольствовавшись этим, Два-Семь затеял перепланировку рубки, так что Игорь, проснувшийся как-то утром на ставшим уже любимом диване, несколько минут таращил глаза, разглядывая возникшую ниоткуда роскошную обстановку, резко контрастировавшую с прежним, спартанским, дизайном.
        Бывшая ещё вечером привычно сферичной рубка, теперь приняла вытянутую, трапециевидную форму. Её стены и появившиеся вдруг перегородки, делили новое, гораздо более просторное помещение на несколько зон, отличавшихся и соревновавшихся меж собой богатством отделки.
        Так, например, его диван, за время сна превратившийся в широкую, приятно пружинящую кровать, оказался стоящим рядом с большим - во всю стену и часть потолка, окном-иллюминатором. Медленно приходя в себя он несколько минут любовался открывавшимся видом - чуть выше его головы бушевало местное светило вошедшее в активную фазу, сопровождавшуюся завораживавшим взор огненным танцем протуберанцев.
        С трудом оторвавшись от этого зрелища, Игорь накинул на себя тунику и щёлкнув поясом отправился на исследования новой обстановки.
        Увиденное его особо не смутило - не требовалось особого ума чтобы догадаться об ожидаемых изменениях. Два-Семь и Ролаша, последние дни, только и делали, что яростно спорили о предпочтениях человеческой расы в части комфорта, как бы невзначай, когда их чрезмерно наигранный спор якобы заходил в тупик, апеллируя к его мнению.
        Небольшой коридор, пол которого покрывала густая, похожая на траву ковровая дорожка, вёл прямо к рубке, перепутать которую с чем-либо ещё было просто невозможно. Её дверь была приглашающе раскрыта и сквозь проём он рассмотрел высокое кресло пилота, чуть сдвинутое в сторону от знакомого, подковообразного пульта.
        Покачав головой, идти в рубку было рано, да и делать там было пока нечего - до отделения опасного модуля оставалось ещё несколько дней, Игорь толкнул дверку, расположившуюся точно напротив его спальни. Удовлетворённо кивнув, увиденное точно соответствовало его ожиданиям, он шагнул внутрь и раздавшейся чуть позже плеск воды немного развеял напряжение Два-Семь, тихо, как мышка, следившего за своим капитаном.
        Вышедший наружу и заметно посвежевший человек весело щёлкнул пальцами и прислонившись к покрытой серебряными узорами стене, пардон - переборке, окликнул замершего соглядатая: - Два-Семь! Вот только не ври мне, что ты за мной не следишь! Твоя работа?
        - Моя и Ролаши, хозяин, - решив, что юлить не стоит, попытался разделить ответственность тот: - Вам не нравится? Я хотел более резких, динамичных тонов, но она настояла на мягких, пастельных, оттенках.
        - Всё замечательно, - погладив узоры, разбегавшиеся по бледно-салатовой поверхности, Игорь улыбнулся, решив самую малость подыграть корабельному интеллекту: - А чего мне не сказали? Я в том смысле, что заранее? Вот просыпаюсь - а над головой солнце это. Бушует. Нельзя так. У меня же слабое сердце - вот окочурился бы, прямо там, в койке, и что тогда? Я ведь вполне мог решить, что авария произошла, и что я в космосе.
        - Вы совершенно здоровы, - начал было растерянным тоном оправдываться Два-Семь: - И это изображение с камер, не более того. Я могу другое поставить. Луг, море, утренний туман, или…
        - Ага. Туман. Чтобы я проснулся и увидел, как из него на меня монстр лезет?
        - Какой монстр, вы о чём господин?!
        - Да не слушай ты его! - Возникший над головой Игоря голос принадлежал, как не сложно было догадаться, Ролаше: - Он сейчас, сначала, повозмущается, раскритикует здесь всё, а когда ты будешь готов признать свои ошибки и начнёшь каяться - примется хвалить тебя и благодарить. Комплекс начальничка, ничего нового.
        - Дааа? - Неуверенно протянул Два-Семь полным сомнений голосом: - Ты так думаешь? Ему, на самом деле понравилось, да?
        - Я его хорошо знаю, - голосом, не терпящим возражений, заявила она и переключилась на виновника переполоха: - Кончай ломаться, Иг! Не девочка чай! Нравится? Ну?
        - Нравится, - согласился Маслов, донельзя обрадованный произошедшими переменами: - Очень!
        - Так благодари, да поглубже, поглубже. Спина, я думаю, не сломается.
        - Спасибо, мне нравится, - кивнул он и подойдя к следующей двери попробовал откатить её в стенку как и предыдущие.
        Ничего.
        Дверь даже не шелохнулась, словно она была всего лишь искусной декорацией, нарисованной на переборке коридора.
        - Эй? Не работает?! - Ещё несколько раз подёргав створку за утопленную в полотне двери ручку-нишу, он поднял голову вверх, к выгнутому потолку с которого длился мягкий желтоватый свет: - Что, бракоделы, даже дверь нормально сделать не можете? Заклинило её.
        - Это не её заклинило, - с ленцой в голосе произнесла Ролаша: - А кто-то благодарить не умеет. Ну, Игорь! В самом деле же! Мы так старались, а ты что?!
        - А что я?
        - Думаешь, если выплюнул через губу спасибо, то мы сразу от радости должны обделаться?
        - А разве нет? - Хмыкнул он в ответ: - На это стоило бы взглянуть - две электронных создания, да по уши в виртуальных… кхм… фекалиях… Это было бы забавно, но я буду справедлив. Два-Семь! - Прижав руки к бокам, Игорь коротко поклонился: - Большое спасибо за заботу. Ролаша, - разведя руки в стороны, он изобразил подобие книксена: - Глубокоуважаемая напарница. Спасибо. - Выпрямившись, Игорь улыбнулся и поднял вверх руку: - Но это - мои благодарности, касаются только увиденного мной. Спальни и туалета, - сдав кулак он продемонстрировал два выставленных пальца: - А больше я и не видел.
        - Увидишь, - удовлетворённо промурлыкала Ролаша и дверь, до того не отвечавшая стараниям человека, сама откатилась в сторону.
        Кают-компания, если и удивила его, то только количеством мест за овальным столом, занимавшим центральное место в помещении.
        - И с кем мне здесь чаи гонять? - Проходя к вершине стола он погладил резные, вызолоченные спинки мягких даже на вид кресел: - Сюда же с десяток людей посадить можно? А я один, - вздохнув он уселся во главе стола и уперев локти в столешницу белого камня, положил подбородок на переплетённые пальцы подражая жесту Энфа с планеты-дома.
        - Господин желает завтракать? - возникший рядом с ним дрон - по виду он как две капли воды походил на Стража, только уменьшенного раза в два, повёл перед его лицом щупальцем, через которое было перекинуто белое полотенце.
        - Чего…?! - Поперхнулся Игорь от увиденного, но дрону его эмоции были безразличны: - Завтрак, господин, - синий корпус наклонился и тотчас вернулся в первоначальное положение, словно дрон хотел изобразить поклон: - Могу предложить вам горячий освежающий напиток, распаренные зерновые хлебцы, короткие колбаски - после обжарки они приобретают изумительный вкус, - машина пошевелила окулярами, словно хотела закатить свои глаза-линзы: - Так же могу предложить кусочки мяса в кисло-остром соусе и ферментированные выделения окультуренного животного породы Кушан. Для завершения завтрака оптимальным будет сок плода Вусин с мякотью.
        - Эээ… Ферментированные? Выделения? - Потряс головой Игорь, не имея ни малейшего представления о перечисленных блюдах, за исключением разве что хлебцев: - Ммм… Тащи всё! - Махнул он рукой и откинулся на спинку предвкушая пиршество. Ему, уже было настроившемуся на привычную порцию питательной кашки, составлявшей привычный, но такой не вкусный рацион, просто не терпелось попробовать новые блюда.
        - Лопнешь, - раздался с противоположного конца стола насмешливый голос Ролаши: - Получишь горячий напиток, сыр и сок. Хватит с тебя.
        - Я колбасок хочу, - попытался посопротивляться Игорь, но напарница была неумолима: - Двигаешься мало, вот был бы бассейн, тогда да. А так, если будешь столько жрать, то скоро в дверь не пролезешь. Ладно, - чуть смягчилась она, увидев, как вытянулось его лицо: - Ещё хлебцев получишь. Добрая я. Пока.
        - Два-Семь расширит, правда, Два-Семь? Ты же не позволишь своему капитану застрять в двери?
        - Я готов исполнить любой ваш приказ, хозяин! - Немедленно подтвердил он, и, немного помолчав, добавил: - Но Ролаша права. Малая динамика, господин, и вправду окажет негативное влияние на ваш драгоценный организм, что, вкупе с обильной пищей…
        - Да понял я, - деланно печально вздохнул Игорь, но тут вернувшийся Страж, в щупальцах которого был зажат поднос с завтраком, принялся расставлять тарелки и человек, смирившись со своей долей, нетерпеливо потёр ладони готовясь их отведать.
        Как ни старался он растянуть наслаждение от блюд, но то ли тарелки и стаканы были слишком маленькими, то он сам, истосковавшись по нормальной еде, ел слишком быстро, но завтрак закончился в рекордно короткие сроки, наполнив тело бодростью, а рот перекатывавшимися, и не спешившими затухать, волнами тонких ароматов.
        - Господин, вам понравилось? - Робко пискнул Два-Семь, но человек, всё ещё пребывавший в плену ощущений, только и смог что сыто мотнуть головой.
        - Я очень рад! - Повеселевший тон корабельного интеллекта дал понять, что он верно истолковал жест своего хозяина: - На обед я хочу предложить вам классическую связку блюд. На первое…
        - Молчи! - Перебила его Ролаша: - Не говори. Пусть помучается.
        - Два-Семь! Приказываю рассказать! - Развалившийся в кресле человек резко подался вперёд, всем своим видом демонстрируя немалый интерес к столь важной теме.
        - Обойдёшься, - Тон напарницы был холоден как лёд, ясно давая понять бесперспективность его попыток узнать хоть самую малость больше: - Ему всё одно делать нечего, - продолжила она, адресуя свои слова больше человеку, чем кораблю: - Вот и пусть пострадает, пока остальные, то есть мы, трудимся над спасением его тушки.
        - Можно подумать, - огрызнулся Игорь: - Что твоя, виртуальная, тушка, вообще в безопасности! Все в одной лодке.
        Но, говоря на чистоту, слова Ролаши были кристально честны. Делать Маслову было нечего. Всю работу выполняли дроны, их контролировал корабль и на его долю приходилась лишь роль пассивного наблюдателя. Поначалу он ещё как-то пытался ей сопротивляться, донимая Два-Семь вопросами и пытаясь давать советы, но Ролаша, отвесившая ему увесистый шлепок, словесный, по самолюбию, мигом охладила его пыл. Так что теперь он лишь пару раз в день интересовался процессом, не рискуя более нарваться на гнев своей напарницы.
        К счастью, и против этого закона мироздания бессильны даже Боги, всё имеет свой конец. Пришли к концу и работы по отделению капитанской палубы от тела корабля.
        Сидя в глубоком, техногенного вида кресле, дизайн его разработала Ролаша, Игорь, затаив дыхание наблюдал, как по корпусу его корабля, в верхней части полусферы, пробежала тонкая черная линия, и тут же, словно салютуя покидавшему их модулю, заскрипели, застонали и словно заплакали остальные, остававшиеся единым целым, части.
        - Испытываю незначительные напряжения корпуса, - доложил Два-Семь: - Всё же, хозяин, подобные операции следует проводить в доке.
        - Что-то поломалось? - Напряженно подавшийся вперёд Игорь расслабился, услышав отрицательный доклад и, откинувшись назад, махнул рукой: - Вот и славно. Отличная работа, Два-Семь!
        - Вести модуль на звезду, господин? - Тоном, полным удовольствия от успешно проделанной работы поинтересовался он: - Согласно вашему плану?
        - Давай, - кивнув, Маслов поёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее: - И дронов, тех, что с камерами снаружи висят, пусти следом - хочу посмотреть, как фотосфера обратит в пыль гнусные планы ЭнФов!
        - Ты забыл добавить «злокозненные» - послышался голос Ролаши: - Так вышло бы пафоснее.
        - Хорошо, как скажешь, - чуть привстав он театрально повёл рукой, желая повторить свои слова, но в этот самый момент, от модуля, которого медленно разгоняли к звезде обречённые на гибель дроны, отделились две яркие звезды. Синхронно развернувшись они рванули прочь, выпустив длинные хвосты форсажа и Игорь, плюхнувшись в кресло, только и смог, что ткнуть рукой им вслед: - Это что? - Произнёс он, когда дроны, а ничем другим эти звёздочки и быть не могли, поспешили прочь от модуля: - Два-Семь? Ты что задумал?
        - Перевожу часть камер за ними вслед, господин, - судя по голосу, Два-Семь пребывал в полном непонимании происходящего: - Такого не должно быть! Это дроны ХХС-43-2 И ХХС-43-7! Они должны были, вместе с остальными, толкать модуль к звезде! Но я их не контролирую!
        - А остальных? Они подчиняются? - На миг Игоря обдало холодом - он представил, как удалявшаяся прочь часть корабля разворачивается, как дружно вспыхивают выхлопы форсажа, и как громадина, набравшая скорость, врезается в корабль, чтобы секунды спустя раствориться вместе с ним в ярком облаке взрыва.
        - Все остальные под контролем, - от волнения Два-Семь даже не добавил привычное «господин», или «хозяин».
        - Смотрите, - вскрикнул он: - Они тащат контейнеры!
        Занимавший всю переднюю стену рубки экран разделился на две части, транслируя видео с брошенных вслед беглецам дронов. На половинках экрана были хорошо видны круглые диски контейнеров, которые потерявшие контроль дроны прижимали к себе, плотно оплетя их щупальцами.
        - Они под внешней программой, - вскрикнул Два-Семь: - Я нашёл остатки загрузочных модулей, но…
        - Если ты хочешь спросить - кто это сделал, - скрипнул зубами Игорь, увидев цели беглецов: - То мой ответ - ЭнФы. Сам видишь - один идёт на Журк, а второй на мёртвую планету. Первую от звезды.
        Они явно вирус хотят сбросить. Вот только зачем здесь? - Почесал он затылок, затем дёрнул себя за мочку уха и потеребил кончик носа, словно желая этим побудить мозг к более активному поиску ответа.
        - Ты ещё встань и задницу почеши, - буркнула Ролаша: - Сбой. Я так думаю. Когда разъединяли модули много энергетических всплесков было - нам ещё повезло, что они, - шарик качнулся к экрану: - Сейчас, от нас далеко, поздно активировались. Уходить надо. Еще немного и они вирус распылять начнут, а нам, - шарик поспешно вытянулся в гнездо костюма, висевшего на специально сделанной вешалке около экрана: - Нам всякую заразу цеплять, не стоит. И так дел по горло.
        - Уходим, - кивнул Игорь, соглашаясь с её словами: - Два-Семь, во вне пространство. Уводи нас.
        - Исполнено, - немедленно отреагировал он, но ничего, совсем, ровным счётом ничего не изменилось.
        Выждав секунд десять, мало ли, может генераторам требовался прогрев, он, вежливо кашлянув, повторил свой приказ, чем вызвал немалое удивление корабля.
        - Так мы уже, господин?! Переход выполнен успешно, все модули, оставшиеся на борту, функционируют исправно. Жду ваших дальнейших приказаний, капитан.
        - Уже? - Не заметивший самого факта перехода Игорь недоверчиво покрутил головой: - Это вот так просто? Без спецэффектов? Ну там дрожи корпуса, сияния вокруг, ряби на экранах.
        - Эффектов хочешь? Ну так я тебя ими обеспечу, - пообещала Ролаша, голосом полным издевательски утрированной заботой: - В следующий раз так разрядом шарахну - всё будет. И цветные круги перед глазами и затмение сознания и…
        - Спасибо, не надо, - сглотнул Маслов, прекрасно понимая, что напарница может всё это легко организовать: - Вы мне вот что скажите. Ролаш? Два-Семь? Мы по ним, - вытянув руку он поочерёдно показал на дронов, принявшихся по дуге облетать планеты: - Шарахнуть по ним чем-либо можем? Так чтобы - бах! И в пыль?
        - Поздно! - Потянувшийся к экрану шарик заметался из стороны в сторону: - Сам смотри - они начали распылять вирус!
        Дроны, по широкой дуге облетавшие планеты, вдруг разом, словно учуявшие жертву гончие, рванули вниз. Оставляя за собой длинные, блестевшие как изморозь, хвосты они рушились на поверхность стремясь как можно быстрее засыпать освободиться от своего груза.
        - Огонь! Два-Семь! Чего ждёшь?! - Дёрнулся в кресле Игорь, но тон корабля был спокоен и печален: - Я ничего не могу поделать, господин. Объекты слишком близки к планетам - любое моё воздействие приведёт к катастрофе, последствия которой будут равнозначны воздействию вирусов.
        - И пусть! Главное эту заразу уничтожить! Бей!
        - Мы не сможем её уничтожить, Игорь, - подключилась к разговору Ролаша: - Вирусы уже начали падение на планету - даже если мы и разорвём их на части - я про сами миры, то оторванные куски будут заражены. Чтобы мы не сделали, результат один - зараза Энфов на свободе. Единственное спасение - закинуть планеты на звезду, но у нас, - шарик грустно качнулся из стороны в сторону: - Просто нет таких мощностей.
        - Она права, - вздохнул Два-Семь: - Я всего лишь рейдер. Был бы линкором или звёздной крепостью - тогда да. Извините хозяин, но здесь я бессилен. Куда пойдём?
        - Куда… - Эхом повторил Маслов, наблюдая как дрон, влетевший в верхние слои атмосферы окутало огненной пеленой: - Куда… А они не сгорят? - Кивнул он на разгоравшееся свечение: - Может сами того?
        - Я бы на это не рассчитывала, - шарик, словно с того было довольно увиденного, спрятался в своём гнезде: - Энфы не дураки и наверняка продумали этот момент. Уходить надо. И не потому, что нам что-то грозит, нет, мы-то в безопасности. Я о других, об уюсах и кхарках.
        - Думаешь, если мы их предупредим, то что-то изменится? - Откинувшись в кресле, Игорь принялся барабанить пальцами по подлокотникам: - Эту проблему, - оторвав одну руку, он махнул ей в сторону экрана: - Решить смогут только те, кто всё это замутил. Но вот лететь в Проклятый Квадрат мне что-то не хочется. Да и не помогут они. Им-то что? Они же - энергетическая форма жизни, и вирусы эти, как я понимаю, мимо них пройдут. Чихать он на них хотели.
        - Ну не скажи, - не согласилась с ним напарница: - Сами Энфы - да. Могут и почихать. Но ты забыл о планете. Не станет Дома и что тогда? Нет энергии, нет тел, нет, в конце концов, всех накопленных знаний. Не думаю, что подобное, лишённое комфорта существование, придётся им по вкусу. Два-Семь? Как думаешь - может нам и вправду стоит вернуться?
        - Ты права и не права одновременно, - произнёс он в ответ: - Права в том, что для Энфов лишение привычного комфорта подобно смерти. А не права… Ты забыла с какой лёгкостью они играют с пространством. Не спорю, что соорудить пространственную улитку вокруг Дома будет просто. Но когда у Энфов не останется выбора - сделают. Поднапрягутся, пожертвуют малым, но сделают так, что вирусы, как бы не старались, как бы не стремились на запах пищи, не достигнут их мира.
        - Закуклятся и будут сидеть в своём мирке, носа наружу не высовывая? Так скучно же, - покачал головой Игорь: - Самим себя в тюрьму посадить - вот что это такое.
        - Это для тебя подобное равно тюрьме, - не согласилась с ним Ролаша: - А они привычные. Если забыл, то только ничтожная их часть ещё не растеряла интереса к происходящему в кольце. Остальным и в Сообществе хорошо.
        - Ты права, - вздохнув, Маслов решительно тряхнул головой: - Два-Семь! Я решил. Идём к центральному миру уюсов. Предупредим. Затем - к кхаркам. По крайней мере, - он кивнул, соглашаясь со своими словами: - Моя, или наша, совесть будет чиста - мы их предупредим, а дальше уж пусть они сами. Чай не маленькие.
        Переход до мира «Где Взял Начало Великий Полёт» - именно так, длинно и пафосно уюсы назвали свою Родину, занял, как и прошлый раз, доли секунды.
        Пространство в иллюминаторе перед Игорем просто сморгнуло и раз - вместо вида обречённых планет перед ним раскинулась двойная система. Две белые звезды - гигант и карлик, неутомимо бегавший вокруг своего сюзерена, были окружены свитой из десятка планет, меж которых, словно связывая их яркими нитями сновали сотни, если не тысячи кораблей.
        - Оживлённое местечко, - пробормотал Игорь, разглядывая царившее в пространстве оживление: - Что-то я не догоняю - здесь Стражей нет? Садятся на планеты, взлетают, будто им законы не писаны!
        - Стражи здесь есть, - Два-Семь увеличил изображение одной из планет - светло песочного цвета шарик, чью поверхность покрывало множество скальных массивов: - И законы едины во всём Кольце, без каких-либо исключений.
        - Но… Не туристы же они все?!
        Именно в этот момент камера придвинулась ещё ближе, и он явно разобрал крохотный квадратик типового грузовоза тяжело поднимавшийся прочь от планеты: - Вот же! - Привстав, Игорь ткнул в него пальцем: - Явно не порожняком идёт! И как это?
        Камера чуть сдвинулась и в поле зрения вплыли прямоугольнички плантаций с проложенными меж ними каналами.
        - А это как? Уверен - если мы подлетим ближе, то увидим и тех, кто всё это обрабатывает, собирает и всё такое.
        - Хозяин желает оказаться ближе? - Подал голов Два-Семь и прежде чем руки человека коснулись консолей управления, планета, бывшая прежде не крупнее горошины, резко увеличилась в размерах, заняв почти весь передний иллюминатор.
        - Чёрт! - Только и смог выругаться Маслов, убирая руки от пульта: - Два-Семь! Я сам хотел долететь! Пилотировать умею, чего ты?
        - Господину нет необходимости утруждать себя подобными мелочами, - если бы у него были плечи, то корабль несомненно бы пожал ими: - Право - это такая мелочь, не стоит вам, капитан, забивать себе голову подобным.
        - Он прав, - поддержала корабль Ролаша: - А голову ты лучше вот этим займи, - выскочивший из гнезда шарик качнулся в сторону планеты: - Посмотри, насколько изящно уюсы обошли запреты Стражей.
        Над поверхностью планеты плыла решётчатая платформа. Картинка увеличилась, давая детальный обзор и Игорь смог рассмотреть её во всех деталях.
        Округлая решетчатая конструкция с темным монолитным пятном по центру двигалась в трёх десятках метров над поверхностью. Птицы, порхавшие по её рёбрам, судя по всему чувствовали себя в полной безопасности, так что когда оказавшийся рядом с ними Страж задрал вверх свои щупальца с тарелками радаров, то это событие ни как не отразилось на их поведении.
        Достигнув очередной делянки платформа чуть притормозила, разворачиваясь на месте и, из её центра, вывалился пучок толстых щупалец. Безвольно покачавшись несколько секунд они ожили, а затем, не давая внимательно наблюдавшему за происходящим человеку и минуты на осознание происходящего, расползлись в стороны, замерев точно над пышащими сочной зеленью грядками.
        - Это прямо пылесос какой-то! - Воскликнул Игорь, наблюдая как в оказавшихся полыми щупальцах исчезают сорванные потоком воздуха ярко синие плоды и листочки с веточками не имевшие достаточно сил чтобы противостоять этому натиску.
        - Правда изящно? - Голос Ролаши был полон гордости словно это она подсказала уюсам подобное решение: - Во-первых высота, Стражи не реагируют. Во-вторых сбор потоком воздуха, что Стражи относят к погодным аномалиям.
        - А в-третьих что?
        - Хватит с тебя и двух. Далее, когда сбор закончен, платформа поднимается к основному модулю. Это такая же как и здесь конструкция, только в разы крупнее. На неё передаётся груз, ну а оттуда уже на корабли. Всё! И птички целы и Стражи довольны. Ещё веселее с добычей руды. Стражи, как ты на своём опыте знаешь, не видят пещеры. Вот в них уюсы и расположили свои горные комплексы. В нужный час, к таким пещерам, прилетают платформы - от этой, что ты сейчас видишь, их отличают только сети, растянутые над ними. Катапульта в пещере делает бросок и хоп! - Шарик качнулся вверх-вниз: - Слиток руды пойман. Осталось отвезти его на матку и перегрузить на грузовоз.
        - Забавно. А рыбу они так же ловят? Сетями?
        - Прошу прощения, хозяин, - судя по голосу Два-Семь прерывал их беседу против своей воли: - Но наш маркер обнаружен и уюсы настойчиво просят установить связь. Каково ваше решение, господин? Мне продолжать игнорировать их вызовы?
        - Раз просят, - откинувшись на спинку, Игорь пригладил волосы: - Тогда ответим. Мы же ради этого и пришли сюда? Давай связь.
        - Соединяю.
        Экран, демонстрировавший сбор урожая, сморгнул и там появилась немолодая птица, восседавшая на толстой ветке с обрывками коры.
        - Первое Крыло радо приветствовать Сообщество, - принялся переводить Два-Семь идеально точно подгоняя слова под такт открывавшегося и захлопывавшегося клюва: - Все Крылья встопорщили перья от столь нежданного визита. Не тратя своей драгоценной вечности на нас, сообщи Энф, что мы должны сделать ради спокойствия твоего гнезда? - Смолкнув, птица склонила голову, но только Игорь начал открывать рот, как клюв вновь раскрылся.
        - Я вижу, что ты, старый и почётный враг наш, - царапнул сук когтём уюс: - Для этого визита выбрал модель последнего клона? Если в этом состоит вопрос, с которым ты прибыл, то я отвечу. - Хрипло каркнув, Два-Семь торопливо объяснил, что так уюсы обозначают восторг, птица расправила крылья: - Отличная модель, вечные! Ваше решение придать новейшим клонам вид Странника, доставившего нам столько горя, достойна многих часов почтения. - На миг замолкнув, он почесал клюв лапой словно испытывал волнение: - Не хочу показаться неблагодарным, но с появлением этой модели мы стали испытывать некоторые проблемы, вечный. У нас остановились продажи самого ходового товара - самок и детёнышей! - Уюс возбуждённо переступил с лапы на лапу: - Все хотят только этого Странника! Нам даже пришлось переработать на консервы и удобрения большую часть ставших неходовыми моделей! А это такой убыток! Мои крылья дрожат, но я осмелюсь - услышит ли Сообщество мой голос? Получим ли мы компенсацию за понесённые потери?
        - Услышит ли? - Вены на лбу Маслова вздулись, когда он в полной мере осознал сказанное птицей: - Значит ты хочешь больше Странников? Таких, как сейчас перед тобой? По сниженной цене - чтобы покрыть потери от убитых вами женщинах и детях?
        - Именно так, вечный! Мы продали часть мяса кхаркам, но и они жаждут именно эту модель, чей облик я сейчас вижу. Мы можем обсудить вопросы эксклюзива? Ваша модель…
        - Я не модель! - Прохрипел Игорь, придвинув лицо к экрану: - Я - оригинал! Услышал ли ты это, бесхвостый?!
        - У него есть хвост, - нейтральным тоном заметила Ролаша, пока птица, ошеломлённая подобным заявлением, во всю махала крыльями стараясь сохранить равновесие.
        - Сейчас его у него не будет! - Протянув руку к замершей птице мрачно пообещал Игорь, но уюс уже отошёл от первоначального шока: - Ты?! Проклятый всеми Странник?! Даже ЭнФы отказались от тебя! И ты посмел сюда заявиться?! - Задрав клюв вверх он разродился серией звуков, которые Два-Семь охарактеризовал как набор речевых идиом, подробный перевод которых он делать не стал в виду их оскорбительного, для дорогого хозяина, смысла.
        - Крылья! - Закончив с ругательствами уюс подпрыгнул на своей ветке: - Вперёд! Проклятый Странник посмел сунуть лапы в наше гнездо! Зададим ему! К бою!
        Картинка пропала, сменившись общим видом на систему - вырвавшийся из Станции серебристый язык, увеличение показало сотни клювастых шариков, мчался в его сторону на ходу разворачиваясь для массированной атаки.
        - Два-Семь! К бою! - Хрустнув пальцами Игорь положил руки на консоли управления и мрачно хохотнул: - Чую, что сегодня на ужин окорочка будут. Средней прожарки! С корочкой!
        - Может уйдём? - Задумчивым тоном осведомилась Ролаша: - Ты же только предупредить хотел?
        - Нет уж! - Вырвавшиеся вперёд, самые жадные до драки открыли огонь, и он довольно оскалился: - Видишь? Они первые начали! Два-Семь? Как здесь стрелять? Где прицел?
        - В прицеле необходимости нет, капитан, - Вид на несущиеся на них корабли пропал и на вместо него экран принял вид зелёной, расчерченной на квадраты равнины, над которыми плыли ровные ряды шариков.
        - Активирован тактический режим. Прошу указать приоритетные цели, капитан.
        - А мы где? - Посмотрев на стену, Игорь обвёл центр пальцем: - Мы где? Удар откуда пойдёт?
        - Мы вне пространства, капитан, - в тоне Два-Семь послышалась усталость, словно ему уже порядком надоело раз за разом объяснять одно и то же: - Для нас пространственное расположение целей значения не имеет. Вы хотите нанести удар по центру их строя?
        - Ну да, - пожал плечами Игорь: - По центру. Внесём сумятицу в их ряды, а когда строй будет нарушен - жахнем по наибольшему скоплению.
        - Отличный план, капитан! - С явным воодушевлением в голосе поддержал его Два-Семь: - Сразу видно ветерана множества битв! Мы сокрушим этих пернатых наглецов!
        - Вы, главное, не надорвитесь, - насмешливо хмыкнула Ролаша, остановив поток воинственных заявлений: - Вот же мальчишки мне попались - лишь бы повоевать!
        - Фиксирую переговоры противника! - Голос корабля принял деловой оттенок: - Капитан! Уверен - Вам будет интересно узнать.
        - Что узнать? - Недовольно поморщился Игорь, увлечённо наблюдавший за происходящим на экране. Плоская стена шариков, плывшая над клетчатой равниной, чуть повернулась, так что теперь он наблюдал за ней как бы наискось, приобретя объёмность и показывая следовавшие друг за другом ряды кораблей. Появившаяся за крайними шарами сетка, обозначавшая пространство, пошла волнами и в ней, прямо по центру, начало формироваться подобие воронки, напоминающей популярное изображение гравитационного колодца чёрный дыры.
        Принцип работы оружия, после кратких объяснений Два-Семь, был ему понятен. Создаваемый генераторами разрыв пространства заглатывал в себя оказавшиеся радом корабли, выбрасывая их на краю системы.
        В принципе, оружие было безвредным - для одинокого корабля, оказавшегося в нежелательном месте.
        Но сейчас, при таких количествах атакующих, сужавшаяся горловина превращалась в настоящую дробилку, перемалывая корпуса в кашу множественными в такой тесноте, взаимными столкновениями.
        Маслов, с нетерпением ожидавший начала шоу, ёрзал в своём кресле, кусая губы - работа оружия Энфов, пусть и описанная в таком упрощённом виде, обещала необычное зрелище.
        Ну а голос Два-Семь, отвлёкший его от происходящего, был как минимум не своевременным.
        - Что узнать? - Повторил он свой вопрос: - Подождать нельзя?
        - Господин. Один из пилотов передал, на общей волне, что рад факту вашего присутствия здесь.
        - Пусть порадуется. - Кивнул Маслов: - Напоследок, перед тем как куриным фаршем станет! - Воронка продолжала ширится и он, полный нетерпения ждал момента, когда её края коснутся строя кораблей - судя по происходящему чёрная дыра была очень голодной.
        - Он так же сказал, повторно выражая радость, что им не пришлось идти к Серебряному Мосту, как предполагалось первоначальным планом.
        - Куда не пришлось? - Оторвав взгляд от разворачивавшейся перед ним картины, Игорь посмотрел на потолок: - К Мосту? Так нам туда и надо! Два-Семь! А координаты он не давал?
        - Координат нет, капитан. Но он упомянул серую звезду, расположившуюся посреди скопления коричневых, опять же выражая радость в отсутствии необходимости посещения столь опасного места.
        - Уже ищу, - послышался голос Ролаши, подключившейся к звёздному реестру Кольца: - Вы, мальчики, пока поразвлекитесь, а я делом займусь.
        - Развлечения? Это ты бой развлечениями называешь? - Возмутился было Игорь, но приметив возникшие на экране перемены, выбросил из головы все прочие мысли.
        Ровные ряды кораблей, прежде сохранявшие идеальный парадный строй, вдруг взбурлили рванулись в стороны от готовившейся заглотить их воронки и выбросив вперёд острый шип ударного построения, метнулись к маркеру-этажерке, беспечно висевшей перед ними.
        - Они что - засекли твоё оружие? - Глядя как маркер заметался по экрану уходя от выпадов шипа, Игорь со всей силы стиснул руками подлокотники: - Два-Семь?!
        - Провожу манёвры уклонения, - напряжённым тоном ответил тот: - Капитан, могу уверить вас, что изменение метрики невозможно определить без специального оборудования.
        Этажерка провалилась вниз и тотчас, словно была из резины, отпрыгнув в сторону, ускользнула от второго шипа, пришедшего на помощь первому.
        - Тогда как это объяснить? - Маслов махнул рукой на висевшую далеко в тылу строя уюсов воронку.
        - Случайное совпадение. Везение, - отрывисто бросил Два-Семь, уводя маркер от очередного выпада.
        - Случайное? - Видя, что за этажеркой уже гоняются, искусно обходя друг друга уже три шипа, ставших больше похожими на щупальца, Игорь покачал головой: - Ещё залп дать сможешь?
        - Готовлю серию ловушек, - ломаной линией перечертив экран этажерка замерла в нижнем левом углу: - Секунду, капитан… Активирую!
        На пути тянувшихся к маркеру щупалец зародились, быстро раскрывая свои жадные рты, сразу три воронки.
        - Попадутся! - Довольно потёр ладони Маслов: - Здорово ты их подловил!
        Казалось, что стремившиеся к этажерке корабли обречены - касавшиеся друг друга краями провалы метрики стали подобием пропасти, в которую вот-вот должны были посыпаться неугомонные преследователи.
        Должны, но не стали!
        Скользнув по самому края склона, они вывернулись, выдав длинные языки форсажа и взмыв вверх, перескочили возникшую на пути расщелину, вновь устремившись к заметавшейся этажерке.
        - Так всё же - видят?!
        - Это невозможно, капитан! Если только… Но это невозможно! Энфы никогда не дадут своим врагам детекторы метрики!
        - Значит возможно, - вернувшаяся к ним Ролаша моментально уловила суть происходящего: - Например, чтобы заставить его, - шарик кивнул в сторону Игоря: - Заставить идти куда следует. Так, мальчики - наигрались? Я нашла нужную систему. Можно отсюда уходить.
        - Спасибо, - Маслов кивнул, соглашаясь с её словами, да и порядком разочарованный происходящим - на бой, в его понимании процесса, это походило мало: - Давай, Два-Семь, - откинулся он в кресле: - Уводи нас отсюда, мне эта чехарда надоела. Скука. Ни тебе ни разрывов, ни трасс. Одно мотыляние из стороны в сторону. Уходим!
        - Не могу, - на фоне отчаянно метавшейся по экрану этажерки его голос прозвучал особенно неуверенно: - Нас окружают, а ловушки, что я ставлю, они обходят ещё на стадии зарождения!
        - А в чём проблема? - Непонимающе посмотрел Игорь на экран, где щупальца, разбившиеся на десятки роёв, легко обходили пятназарождавшихся воронок, прижимая этажерку к планете: - Ты же говорил, что это всего лишь маркер?
        - Вы правы, господин, - заложив петлю - серебристые сгустки кораблей радостно рванулись на перехват, этажерка отскочила прочь, полностью игнорируя законы инерции и оставляя птиц в дураках: - Но для переноса маркера мне нужно чистое, гравитационно чистое и предсказуемое пространство. А они помехи ставят. Самим фактом присутствия!
        - Ну так пусть сбивают! - Махнул рукой, указывая на маркер Маслов: - Нам он, как я помню, особо-то и не нужен. Ролаша покажет где вход.
        - Маркер, господин, соединён энерговодом с кораблём.
        - Допустим. И что?
        - То, как они обходят ловушки и их тактика - всё это наводит меня на мысль, что уюсы, получили от Энфов не только детекторы. Они энерговод ищут. Если я верно понимаю, то их план состоит в закачке избыточной энергии в нас. Сама технология мирная, - принялся пояснять Два-Семь, уворачиваясь от накидывавшихся на него роёв: - Для дозаправки накопителей. В случае аварии. Но избыток передаваемых мощностей…
        - Перегруз? А сбросить можно?
        - Только выйдя в обычное пространство, хозяин.
        - А там нас и ждут, - подвёл черту Игорь: - Комитет по встрече Странников. Со сковородками и распростёртыми объятьями.
        - Сковородки не понадобятся, - подала голос Ролаша: - Если не сбросим энергию, то уже твои окорочка украсит румяная корочка.
        - Ой, спасибо, - всплеснул руками Маслов: - Вот ты прямо знаешь, как утешить! Два-Семь? Мы сами сбросить маркер, перерезать эту пуповину чёртову - можем?
        - Нет, господин.
        - Размазать об астероид? О планету расколошматить?
        - Невозможно, - вздохнул в ответ интеллект корабля: - Протоколы безопасности не допустят. Уведут в сторону, сбросят скорость. Нет, не получится.
        - Ошибка пилота? Неудачный манёвр?
        - Я не допускаю ошибок, господин! Я получил максимальный балл на контроле полётов!
        - Так-то ты, - криво усмехнувшись, Игорь положил руки на консоли управления: - Я-то академий не кончал, мне накосячить, как два пальца… Ну, в общем, давай! Переключай управление!
        - Хороший был корабль, - вздохнула Ролаша, видя, как дёрнулась этажерка, перейдя под управление Маслова: - Новый…
        - Ни чё! - Вжав кнопку тяги, Игорь направил машину прямо на уюсов: - Это мы исправим! Это я быстро!
        Решётчатая конструкция, невидимыми нитями связанная с убежищем свихнувшегося Странника, легла на борт, готовясь закрутить новую петлю, но уюсы, а здесь были собраны лучшие пилоты расы, не спешили броситься следом.
        Куском мертвого метала управлял Корабельный ИИ, а он, хоть и являлся несомненным мастером пилотажа, был весьма предсказуем в своих маневрах.
        Вот и сейчас - начавший чертить очередную дугу маркер только и ждал начала перехвата, готовый немедленно обломать вираж и эффектным зигзагом дёрнувшись в сторону, ускользнуть вверх - это направление мастер избирал чаще прочих.
        Вот птицы и не торопились.
        Планета, с каждым манёвром, всё приближалась, готовясь ограничить его уловки, время работало на них, так к чему спешить?
        Еще немного терпения и он, вынужденный скользить по краю колодца, станет лёгкой мишенью, подставляясь под зарядные устройства Энфов. Их яркие лучи нашарят тонкую нить, ведущую за грань этого мира, переполнят накопители беглеца, и тот рано или поздно вывалится сюда, прямо под боевые стволы.
        Мысли о том, как под градом выстрелов начнёт расползаться корпус корабля Странника, приятно согревали птичьи тела, заставляя дыбиться перья. Оставалось совсем немного и на открытой волне уже принялись закипать споры - каждому из асов хотелось лично расстрелять беззащитную капсулу рубки, выбросив в пустоту тело Проклятого Убийцы.
        Совершивший свой манёвр маркер дёрнулся, но пилоты, устроившие настоящий базар, хоть и отследили его, но не придали тому значения.
        Зря!
        Не описавшая и половины дуги этажерка, крутанувшись вокруг оси, дернулась куда-то вбок, ещё раз крутанулась и рванулась прямо на своих преследователей, продолжая своё хаотичное и неуправляемое вращение. Она неслась на замерших в непонимании происходящего птиц словно её вёл совершенно пьяный пилот.
        Броски из стороны в сторону, горки, ломаные зигзаги, все манёвры выполнялись столь грязно, что среди уюсов, всё на той же, открытой волне, раздался дружный победный смех - сомнений не было - корабельный интеллект, прежде бывший образцом пилотирования, дал сбой, разом растеряв своё мастерство и превратившись в лёгкую мишень.
        Драгоценные секунды, бесследно падавшие в реку времени, исчезали одна за одной, но пилоты не придавали тому внимания, продолжая свои насмешки.
        Опомнились они только тогда, когда сильно сокративший дистанцию маркер, резко ускорился и прекратив свои выкрутасы рванул прямо на скопление круглых кораблей.
        - Очнитесь, безумцы! - Прокаркал старый уюс, взятый на охоту только из-за уважения к своим прошлым делам: - Очнитесь! Это Странник! Разбегаемся!
        Увы, но его догадка, как и отданный им приказ - запоздал.
        Врубившись в плотный строй кораблей Игорь, матерясь во всё горло, принялся бросать этажерку из стороны в сторону, цепляя блестящие бока рёбрами своих дисков. Его план был прост - тараня птиц он надеялся выбрать запас прочности конструкции, развалить, разбить маркер на части, прервав тем самым связывавшую его и спрятанный вне пространства корабль ниточку.
        К сожалению, всё пошло не так.
        С лёгкостью раскалывавший шары уюсов маркер никак не желал ломаться. Это подтверждали и доклады Два-Семь, бодро рапортовавшего о потерях долей процентов прочности после каждого столкновения.
        Не щёлкали клювами и птицы.
        Отойдя от первоначального шока, они брызнули в стороны подобно тому как стайка мальков разбегается прочь от врезавшегося в них хищника.
        Не прошло и пары десятков секунд, как они, заключив этажерку в широкую сферу, принялись поливать пространство вокруг неё яркими лучами, стремясь нащупать пуповину, своим концом ведущую к желанному плоду.
        И им это удалось!
        Первые попадания пробудили робкое, слабо затрепетавшее сияние. Пришедшие следом наполнили возникший в пустоте короткий отрезок пространства ярким светом, и он вспыхнул, цепляясь одним концом за этажерку, в то время как другой его край исчезал из виду расплетясь на множество тонких веточек.
        - Не спешите, братья мои! Заклинаю вас Маховым Пером! Не спешите! - Надрывался в кабине своего корабля старый уюс: - Пусть Странник прочувствует весь ужас своей безысходности! Медленно, во имя Скорлупы! Медленнее, желтоклювые! - Каркал он на особо торопливых: - Градус должен подниматься плавно! Неизбежно, неотвратимо!
        Если бы старик мог заглянуть в рубку находившегося вне пространства корабля, то его неминуемо свалил бы сердечный приступ.
        Развалившийся в пилотском кресле человек всем своим видом демонстрировал полнейшее спокойствие. Более того, когда Два-Семь, срывавшимся от волнения голосом доложил, что накопительные мощности полны, он лишь довольно прищёлкнул пальцами: - Йес! Значит, говоришь, у нас все резервные накопители полны? - Переспросил он, жмурясь от предвкушения удовольствия.
        - Под завязку, господин.
        - Отменно! Ролаша?
        - А чё я? - Напарница нервно зевнула: - Координаты давно переданы. Пора бы уже, Иг. Сам же видишь - ещё немного и переполнятся. А тогда, - шарик задёргался из стороны в сторону: - Перегрузка цепей, замыкания, и, как результат - вывалимся к ним.
        - Уговорили! - Дёрнув плечом Маслов потянулся и положив руки на консоли, скомандовал: - Ролаш! Координаты Два-Семь. Два-Семь - будь готов к прыжку.
        - Вынужден вам напомнить, господин, - принялся робко протестовать он он: - Что такое близкое применение оружия может привести к потере имущества. Я не могу допустить…
        - Принимаю все последствия на себя! - Оборвал его Игорь: - Ставь воронку! Прямо по курсу!
        - Это будет опасно для…
        - Ставь! Максимальная мощность! Это приказ!
        - Исполняю, - вздохнул Два-Семь.
        Рубки уюсов, за спинами которых принялось пучиться, рождая разрыв, пространство, озарились тревожным синим. Зачирикали, заверещали, предупреждая свои хозяев об опасности датчики. Бросив все дела - родные перья дороже, пилоты рванули прочь, и человек, только того и ждавший, вжал кнопки форсажа.
        Брошенная вперёд этажерка чирикнула по борту одного - закрутившись корабль отлетел в сторону, ударилась в другого - сжавшаяся на пилотском насесте птица заверещала от страха, видя растущие на глазах трещины, и отскочив, словно биллиардный шар, скользнула на край гравитационного колодца, окружавшего разрыв пространства.
        Секунда, другая и маркер, так и не сумев скоростью побороть притяжение, скользнул в её жадный рот, подняв озлобленный грай в стане своих преследователей.
        Ярко вспыхнул исчезая наполненный энергией хвост и последнее, что им удалось увидеть, была появившаяся над провалом фигура Странника.
        Бесплотная проекция широко улыбнулась и выставив в сторону обманутых противников сжатый кулак, отогнула средний палец.
        Глава 18
        Переход к Серебряному Мосту занял у них пару недель.
        Предстояло облететь почти половину Кольца и Два-Семь, плотно занятый всё новыми и новыми перемещениями маркера, на его складах обнаружилась парочка запасных, почти не проявлялся, оставив своего обожаемого хозяина попечению Ролаши.
        Надо заметить, что и ей Игорь почти не доставлял хлопот.
        Всё время, почти до самого конца перехода, он вёл себя как последняя бука, покидая свою каюту исключительно ради приёма пищи. Не помогали даже деликатесы, которые его напарница, стремясь растопить дурное настроение человека, раз за разом выставляла на столе наплевав на задуманную и тщательно рассчитанную ей же программу диеты. Одинаково равнодушно поглощая изысканные блюда он однообразно и кратко, всего парой слов отвечая на её вопросы.
        - Да, вкусно.
        - Да, соус хорош.
        - Нет, я не буду на это отвечать, - последнее относилась к дежурному вопросу, который Ролаша, с упорством достойным лучшего применения, задавала каждый раз, когда он вставал из-за стола.
        Поняв, что прямым подходом добиться результата было сложно, она решила сменить тактику.
        Опустившись, в очередной раз на своё место, Игорь вдруг обнаружил практически полное отсутствие еды. На столе, прежде ломившемся от салатиков, супов, различных закусок, горячего и всего прочего, искушавшего глаза красотой подачи, а обоняние тонкими ароматами, сейчас сиротливо стояла одинокая тарелка с тощими хлебцами, да стакан бледного сока.
        Никак не прореагировав на подобное, он быстро сжевал еду и опустошив стакан двинулся к двери, намереваясь нырнуть в свою норку и не вылезать из каюты до следующего приглашения к столу.
        - Ты… Ничего не замечаешь? - Возникшая перед ним проекция молодой женщины с лицом Доси, крутанулась вокруг оси, подняв руки над головой: - Два-Семь сделал, - похвалилась она: - По-моему - отлично вышло!
        - Да, симпатично, - кивнул Маслов в ответ и шагнул в сторону, обходя её.
        - И это всё?! Игорь! - Ролаша шагнула в сторону преграждая ему дорогу, но всё, чего она добилась проявилось в недовольном качании головы человека, прошедшего к двери прямо сквозь неё.
        Никак не ожидавшая подобного, она замерла и Маслов, всё так же молча, выскользнул из кают-кампании, аккуратно, без стука, закрыв за собой дверь.
        Такое поведение окончательно переполнило чашу терпения его напарницы. Уязвленная произошедшим, она кусала губы готовя план мести - Игорь остался равнодушен к её красоте, а какая женщина останется спокойной в подобной ситуации?
        Игорь сидел на кровати уткнувшись лбом в переборку.
        - Ты так и будешь дуться? - Сложив руки на груди, следует отметить - довольно высокой, Ролаша начала атаку едва появившись в его каюте: - Игорь! Напарник! Ау?! Ни я, ни Два-Семь, мы не понимаем причин твоего раздражения!
        - Никакого раздражения нет, - пробурчав ответ, он ещё ниже склонил голову: - Оставь меня в покое.
        - О! Твой лексикон пополнился новыми словами? - Подойдя к нему, женщина присела на корточки, заглядывая в его лицо: - Хватит! Говори - что не так?
        - Да всё так! - Отвернулся он, но она, тотчас переместившись на другую сторону, требовательно покачала головой, глядя прямо в его глаза: - Не юли! Мы с тобой через многое прошли и я, да-да, Игорёк, я знаю тебя лучше, чем ты сам себя. Ты-то всегда рядом был, в моих руках, в поле моего зрения. Я тебя насквозь вижу - и это не метафора! Говори! Не заставляй нас применить силу!
        - Силу? - Оторвавшись от стены, Игорь с удивлением посмотрел на неё: - Это даже интересно. И как это будет? Силу они применят… Дронов, что ли натравите? Валяйте! - Он хотел было отмахнуться, жестом показывая своё безразличие к процессу, но последовавший за словами взмах руки прошёлся точно по роскошной груди, словно ненароком оказавшейся на пути его руки.
        - Ой. Извини, - чуть покраснев Игорь отодвинулся от Ролаши: - Я не хотел.
        - А что такого? Знаешь, мне даже понравилось, - проекция, до того изображавшая женщину в короткой серебристой тунике, копии той, что была на человеке, пошла волнами, наливаясь телесно-розовым светом: - Может так лучше? - Поинтересовалась она, приняв вид Афродиты, только что вышедшей из морской пены: - Или тебе смуглянки больше нравятся? А чёрненькие?
        - Ролаш! - Прикрыв глаза рукой, замотал головой Игорь: - Прекрати!
        - А вот и не прекращу! - Выпрямившись, она топнула ножкой эбенового цвета: - И даже не подумаю! Будешь теперь по кораблю на ощупь перемещаться! Да! На ощупь! - Повторила за первой вторая чёрная красотка, возникая за его спиной.
        - Будешь! Будешь! Будешь! - Вторили всё новые и новые прелестницы, заполняя его каюту, от чего та принимала вид резиденции африканского царька, объявившего о своём желании пополнить число жён.
        Окружив кровать неровной, колеблющейся линией, они принялись танцевать, высоко поднимая руки и покачивая бёдрами.
        Покраснев до корней волос, он зажмурился, но призраки, не отступали. Проявившись около его головы, они принялись томно вздыхать и шептать соблазнительные предложения. Игорь попытался было закрыть уши руками, но Ролаша, как оказалось, была готова и к такому повороту. Воздух каюты наполнился терпкими ароматами разгорячённых женских тел и Игорь, признавая своё поражение, поднял руки вверх тряся головой.
        - Сдаюсь!
        - Точно? - Красотки пропали и перед ним проявилась Ролаша, одетая в глухой серый комбинезон, закрывавший её от ступней до шеи: - Открывай глаза, садись нормально - поговорим. Руки тоже можно опустить.
        - Как скажешь, - перебравшись на край кровати, он сел ровно, сложив руки на коленях.
        - Итак, пациент, - комбез сменился белой униформой медсестры в стиле «секси» - донельзя короткой и многообещающей: - Что вас беспокоит? Вы хотите об этом поговорить? - Она обольстительно улыбнулась, но тотчас нахмурилась, видя вытянувшееся лицо Маслова: - Опять не угодила? - Ролаша всплеснула руками, и сестричка уступила место монахине в тёмном облачении с глубоко надвинутом капюшоном, из-под которого озорно поблескивали весёлые глаза: - Так лучше?
        - Эээ… Да! - Закивал Игорь, но тут же поправился, протестующе подняв руки: - Нет! Ролаш!
        Причиной тому был маленький шажок смиренной служительницы культа. Стоило ей только сдвинуться с места, как из высокого разреза сутаны выскочила стройная ножка, эффектно смотревшаяся на фоне тёмного сукна.
        - Что?! Опять не так?! Да тебе просто не угодить! - монахиня исчезла, сменившись образом японской школьницы из аниме - в ультракороткой юбчонке, из-под которой блеснули белые трусики и матроске, выгодно обтягивавшей совсем не девичью грудь.
        - Верни как было! В нормальный вид!
        - Как скажешь, - вздохнула школьница. Юбка и матроска потемнели, вытянулись - раз, и перед Игорем вновь была одетая в серый комбез Ролаша.
        - Так и оставайся, - закивал Игорь, стирая со лба пот: - Без всех этих твоих шуточек.
        - Хорошо-хорошо, - примирительно закивала она: - А теперь, когда я тебя расшевелила и выбила из зоны комфорта - теперь можно и поговорить.
        - Мне и там неплохо было, - буркнул он в ответ, но увидев тонкий пальчик, предупредительно качавшийся перед своим носом, сдался: - Спрашивай.
        - И спрошу! - Уперев кулачки в бока, Ролаша чуть склонилась вперёд: - Игорь! Что с тобой? Или, говоря по-другому - что мы сделали не так? Начну с себя, - она ткнула кулачком себя в грудь: - Чем я, твоя напарница, провинилась?
        - Ничем, ты что?!
        - Два-Семь? Где он накосячил?
        - К нему вообще вопросов нет, - покачал головой Игорь: - Всё безупречно работает, и он просто молодец!
        - Спасибо, хозяин! - Раздавшийся с потолка голос был полон прямо-таки щенячьего восторга: - Я так счастлив!
        - Подслушиваешь? - Ролаша неодобрительно покачала головой, глядя на потолок: - И не стыдно?
        - Я же не могу остаться в стороне, когда речь идёт о здоровье и настроении моего хозяина!
        - Ясно с тобой всё, - вздохнув, она перевела взгляд на человека: - С нами ясно. Идём дальше. Уюсы? Эти ничтожные птички прогневали нашего господина?
        Проекция подёрнулась рябью, а когда восстановилась, то Игорь не смог сдержать улыбки - перед ним стоял он сам!
        Чуть отклонив корпус назад и заложив руку за спину, он палил из своего самодельного пистолета по разбегавшимся в панике уюсам.
        Бах! Попытавшаяся юркнуть под стол птица лопнула, оставив после себя кровавое пятно и облачко, медленно опускавшихся на пол, перьев.
        Бах! И ещё одна, почти достигшая двери, исчезла, оставив после себя обильно испачканный перьями кровавый оттиск на створке.
        Третья птица, пискляво кудахтая, металась по каюте как проклятая. Она запрыгивала на стол, пыталась протиснуться под шкаф - не поместившаяся в узкой щели задница отчаянно задёргалась, когда уюс дал задний ход. Вытащив себя из ловушки, это действо было сопровождено хлопком выскакивающей из бутылки пробки, птица дёрнулась было в сторону, но затем, грустно вздохнув, вытащила из-под крыла пачку сигарет - здесь глаза человека округлились от удивления, и закурив уселась на пол, пуская густой дым из ноздрей. Так она и растворилась в воздухе - уйдя сизым дымком в решётку вентиляции.
        - Может это кхарки виноваты? - возникшая из пустоты Ролаша поиграла изящной сумочкой крокодиловой кожи, оказавшейся у неё в руках: - Игорь! Да ты всех их на клочки порвал! И дальше рвать будешь - если только захочешь! Эти ничтожества, - сумочка пропала, а на её ладони появились крохотные фигурки птицы и ящера стоявших на коленях: - Они просто не заслуживают твоего внимания! - Хлопнув второй ладонью по замершим фигуркам она растёрла их в пыль и сдула серый порошок куда-то в сторону.
        - Или энфы? - Над ладонью возникло небольшое, отливавшее серебром, облачко: - Они, конечно, крепкий орешек, но ты справишься! У нас, верно, Два-Семь? Сомнений нет!
        - Абсолютно! - Пискнул корабельный интеллект: - Наш господин - гений!
        - Вентиль лести прикрути, - покачал головой Игорь, но по его лицу было видно насколько благотворной оказалось выступление Ролаши: - Понимаете… Друзья. Да, вы - мои друзья и ни как иначе. Погоди, - перебил он Два-Семь, вновь начавшего петь свои хвалебные оды: - Ладно, черти вы эдакие. Скажу. Мне не нравится, что меня, да и нас всех, словно кто-то ведёт. Подталкивает в спину, заставляет повернуть, где ему - этому неизвестному, надо. Как марионетку, - встав, он принялся ходить по рубке: - Ну сами посудите - конфликт с уюсами. Мы и сделать-то ничего не успели, а на станции полно красноклювых. Потом с трупом этим. Почему мы оказались именно на той планете, где ему вздумалось околеть?
        - Я прыгала наобум, - подала голос Ролаша, занявшая его место на кровати: - В первую систему, что подвернулась.
        - И не сомневаюсь, - кивнул он в ответ и, подойдя к стене, привалился к ней боком: - Но вот же случайность - именно там мы находим трупик, а с ним и вирусы. Летим к Энфам, а там, вот же совпадение, - Игорь щёлкнул пальцами: - Революционная ситуация. Яркие бузят и только мы можем спасти Сообщество. О’кей! Где этот Серебряный Мост мы не знаем, но первый же уюс, оказавшийся перед нами, немедленно выдаёт нам его расположение. Прямо на блюдечке с голубой каёмочкой!
        - Ты что-то путаешь, - покачала головой Ролаша: - То, что мы узнали параметры системы Моста - это просто везение, плюс птичья болтливость. Но я соглашусь, что это подозрительно. Я про то, что уюсам вдруг потребовалось собирать экспедицию, и замечу - не маленькую, для этого. Кроме того, - она подняла руку, прося Игоря помолчать: - Наличие у них и детекторов и зарядных устройств Энфов - вот это меня напрягает по-настоящему. В простой экспедиции они не нужны, а значит…
        - А значит они готовили засаду, - перебив её, закончил фразу Маслов: - На нас. У Моста.
        - Что готовили засаду - соглашусь, - кивнула Ролаша: - Но не у Моста. Мы его координаты получили от птиц, забыл?
        - Ну? А к ним полетели чтобы предупредить об опасности. Ты же не хочешь сказать, - чуть склонив голову он уставился на неё: - Что Энфы сознательно позволили нам узнать про конты? Что они представляют для нас опасность? И что они перепрограммировали дронов?
        - Именно это я и хочу сказать. Просчитав тебя, они спрогнозировали твоё поведение - что ты, увидев опасность, грозящую Кольцу, ринешься всех спасать. Хорошо, - поправилась она, когда Игорь замахал руками, не соглашаясь с ней: - Не спасать - предупреждать. Так ведь было?
        - Ну да. - Подойдя к столу он отодвинул стул и развернув его спинкой к Ролаше, уселся на него верхом: - Всё именно так и произошло.
        - И сейчас мы торопимся к Мосту, зная, что только Боги смогут спасти Кольцо от уничтожения. Причём заметь, - она вытянула к нему руку и потёрла пальцы, словно растирала между ними что-то мелкое: - Сами Энфы надёжно защищены от своей заразы. Как минимум - свернут пространство вокруг квадрата, а как максимум, - развела она руками: - Мне почему-то кажется, что у них и антивирус имеется. Дождутся, пока ты к Богам упрыгаешь и вычистят заражённую планету. Ты, считая себя спасителем Кольца вернёшься, возможно даже с Богами, а тут всё чисто.
        - И в глазах Богов я становлюсь параноиком, - вздохнул Игорь: - Проклятый Странник же, псих, убийца и всё такое. - Поднявшись со стула он с грохотом задвинул его под стол: - Вот это мне и не нравится, - продолжил он, подойдя к окну-иллюминатору, откуда открывался прекрасный вид на усеянное звёздами пространство: - Вот. Море звёзд! Лети куда вздумается, делай, что хочешь! А нет! - Хлопнул он кулаком по ладони: - Нет! На маршрут загоняют! Как волка! Флажки развесили по деревьям и гонят! А я не хочу так! Слышите? Не хочу! - Прокричал он звёздам: - Я свободный и живой! Я сам решаю, что мне делать!
        - Успокойся, - Подошедшая к нему Ролаша провела невесомой рукой по его голове, словно желая пригладить растрепавшиеся волосы: - Игорь. Успокойся. Мы же знаем, что Энфы задумали. А знание чужого плана позволит нам встроить в него свой, да так, что результат будет совсем иной, отличный от задуманного автором.
        - Хорошая идея! Супер! - Отвернувшись от звёзд он посмотрел на неё: - Планы внутри планов! Отлично звучит! Что предлагаешь? Какие наши действия?
        - А я почём знаю, - пожав плечами, Ролаша подошла к окну: - Я мыслю стратегически, а вот мелкие вопросы - это уже ты давай. Ты же у нас Странник, тем более - Проклятый? Вот и используй своё безумие - не за зря же тебя так прозвали?
        - Наверное, не зря, - в его животе заурчало и Игорь, поспешно откашлялся, заглушая неприятный звук: - Эээ… Ролаш? Мне кажется, что строить коварные планы, которые мы интегрируем в чужие планы, прости за тавтологию, стоит не на пустой желудок.
        - Наоборот! - Развернувшись к нему она покачала головой, стараясь сохранить серьёзный вид: - Ты, когда голодный, такой изобретательный, злой и коварный! Я тебя пока покину, - Принялась она растворяться в воздухе: - Чтобы не мешать. Тебе же тишина нужна? Вот, твори, - уподобляясь Чеширскому коту она пропала почти вся, оставив видимым только небольшой кусочек лица с глазами, носом и ртом.
        - Ролаш! Я серьёзно! Жрать хочется! А как поем, так сразу за план примусь. Обещаю!
        - Ага, - кивнуло изображение: - Обещает он. Я же говорила уже! Игорь! А то я тебя не знаю. Набьёшь брюхо и спать завалишься.
        - Ну, может и так, - наклонив голову, он принялся рассматривать на полу нечто, приметное только его взгляду: - Может и усну. Что с того? - Подняв голову Маслов с вызовом посмотрел на неё: - Может мне план приснится? Подобные случаи истории известны!
        - Да тебе кроме кошмаров и порнухи ничего и не снится. Слышала я твои крики и стоны. Когда храп не мешал.
        - Перестань!
        - Ладно, - остатки лица окончательно растаяли, оставив в каюте только ехидный голосок: - Беги в кают-кампанию, мыслитель. Дрон уже стол накрывает.
        Напряжённо застывший в пилотском кресле Маслов, был мрачен. Одним взглядом заставив смолкнуть принявшуюся весело щебетать Ролашу, он молча сидел, уперев подбородок в собранные замком пальцы.
        Причина тягостной тишины, воцарившейся в рубке, была прямо перед ним - на экране, открывавшим вид на цель их похода.
        Там, на бархатной черноте идеально чистого пространства, едва тлели угольки коричневых карликов, средь которых пряталась, невидимая глазу, Серая Звезда, та самая, подле которого ЭнФы разместили свой недоделанный шедевр - Серебряный Мост.
        Посланные на разведку дроны, хоть и вернулись с заполненными данными накопителями, но анализ добытой ими информации, никак не повышал настроения человека.
        Перед ним, говоря простым языком, простиралась космическая пустыня. Причём это сравнение не было голословным. Роль барханов здесь играло само пространство, чья, искажённая, перекрученная метрика, как нельзя лучше соответствовала дюнам и каменистым равнинам своих земных аналогов.
        Был здесь и свой ветерок - гравитационные волны, следы давнего катаклизма, метались меж звёзд, то разбегаясь на едва заметную рябь, то сходясь, рождая настоящие бури.
        Единственно, что отсутствовало здесь, нарушая схожесть с гиблыми местами родного мира Игоря, так это оазисы.
        Путнику, оказавшемуся в этом уголке, не стоило рассчитывать ни на что кроме самого себя. Здесь не было ни планет, где он бы смог перевести дух и размять ноги, ни туманностей, где гонимый преследователями беглец смог бы укрыться. Даже астероидные поля, порой скрывающие в себе кроме полезных руд различных отщепенцев, и они отсутствовали в этом районе как класс.
        Словом, это была самая настоящая пустыня, хоть и звёздного толка.
        Звёзды, уж коли зашла о них речь, так же имели весьма непритязательный вид. Крохотные шарики, своими габаритами много уступавшие земному Солнцу, едва тлели, не спеша отдавать свои силы пустоте. Дроны, просканировавшие с десяток таких угольков, принесли в своих банках весьма неожиданную, хоть и безрадостную, информацию.
        Когда-то, тысячелетия назад - краткий миг по масштабам Вселенной, этот участок ничем не отличался от любого другого региона Кольца. Коричневые крошки, бывшие тогда полноценными светилами, щедро изливали свет и тепло, радуя свои планеты. Идиллия завершилась, когда здесь оказались первые корабли людей, только начавших свой путь к современным Энфам. Молодая, полная сил раса, была полна решимости найти покинувших их Богов. Дерзкий замысел - строительство Моста, должного соединить Кольцо с Центром, было решено реализовывать отсюда. На свою беду, именно здесь, из тела Кольца выступала группа звёзд, клином нацеливаясь на Центр. Пройти мимо такого подарка будущие ЭнФы не могли, и закипела работа.
        Циклопические машины раскалывали планеты, не делая выбора между мертвыми мирами и теми, по чьей поверхности ползали, прыгали и бегали местные формы жизни. Плавильные печи, жаром превосходившие звёзды, выдавали заготовки, размерами соперничавшие с небольшими лунами. Едва те остывали, как на их поверхность падали стаи дронов - предшественников современных Стражей, спеша придать болванкам соответствующую замыслу творцов форму.
        Продолжалось так недолго.
        Относительно, конечно. Несколько сотен лет полных напряжённого труда промелькнуло незаметно и проект замер, оказавшись на грани закрытия.
        Причина была до обидного банальна - ресурсы.
        Вернее, их отсутствие.
        По-прежнему ярко светившие звёзды напрасно слали свои дары в пространство - больше не было никого, кто бы мог греться в их лучах и тянуть вверх листья, благодаря светила за доброту.
        ЭнФы выгребли всё.
        Замерли неутомимые челюсти дробилок, погас огонь плавильных печей и Стражи, оставшиеся без работы, попусту наматывали круги вокруг уснувших машин, превратившись из строителей в Стражей.
        Целых полсотни лет этот участок Кольца отходил от пережитого потрясения. Пятьдесят лет потребовалось Энфам чтобы разгрызть очередную загадку.
        Но вышел срок и вновь обречённые системы наполнились движением. Улучшенные гением людей дробилки защёлкали челюстями, пробуждаясь от долгого сна. Выбрасывая длинные хвосты выхлопов, они стронулись с места нацеливаясь на обречённые звёзды и вот уже их зубья, защищённые хитроумными сплавами, погрузились в плоть солнц, выхватывая огромные куски.
        Сочащиеся плазмой, заливавшие пространство жёсткими лучами, они, оказавшись в чреве перестроенных машин, выходили наружу уже готовыми модулями и подхваченные Стражами уносились к месту сборки.
        Всего одно столетие потребовалось машинам для опустошения ближайших светил. Ядра звёзд, лишённые своей плоти, уцелели - даже ЭнФы не рисковали погрузиться в их недра.
        Слишком велик был риск взрыва ядер - светила, скрывавшие свою наготу тусклым сиянием, могли стать сверхновыми, выплескивая свой гнев в пространство и самое неприятное - такая реакция грозила принять цепной характер.
        Самым же неприятным сюрпризом проекта стала Серая Звезда.
        Некогда мирный оранжевый карлик, превращённый ЭнФами в тяжёлую нейтронную звезду должен был насытить Мост энергией, но проведённое моделирование обнаружило совсем уж неожиданный эффект.
        Нет, с Серой звездой всё было в порядке - её энергии более чем хватало, чтобы запустить модули, готовые пробить брешь в пространстве почти до самого Центра, проблема была в другом.
        Коричневые звёзды, балансировавшие на грани коллапса, были готовы взорваться в любой момент - любой лёгкий толчок, любое стороннее воздействие могло оказаться именно той, последней, соломинкой, готовой переломить спину верблюду.
        И сейчас в её роли была готова предстать Серая звезда.
        Не сама, разумеется.
        Выкачивание океанов энергии из её недр неизбежно порождало гравитационные волны. Прежде, при первых расчётах, на этот побочный эффект особого внимания не обратили - вокруг Серой было полно стабильных звёзд, чьи гравитационные колодцы легко гасили любое возмущение в пространстве.
        Новые расчёты и модели, породили крайне неприятную картину, обещая, что первый же запуск Моста станет и его последним.
        В рядах Энфов возник раскол.
        Кто-то считал, что Мост необходимо достроить, и наплевав на последствия, послать к Богам своих гонцов. Другие, устрашившись размера катаклизма - цепная реакция ядер должна была стереть сотни систем, среди которых было полно обитаемых, выступали против.
        Осторожность победила.
        Мост, собранный почти на половину, было решено оставить. Эвакуация заняла почти четверть века и только Стражи избежали демонтажа - общей судьбы всех занятых в проекте механизмов. Будучи предельно простыми, в отличии от прочих машин Энфов, они обладали возможностью самостоятельного ремонта, что и определило их дальнейшую судьбу. Разбросанные своими создателями по всему Кольцу они сканировали системы, подыскивая новое место, где бы мог возродиться остановленный проект.
        Шло время.
        Годы складывались в десятилетия, оставляя свои отметки на корпусах машин и в их программах. Первоначальная цель поиска постепенно вымывалась, замещаясь всё новыми и новыми данными и, где-то столетие спустя, Стражи начали осознавать себя. Сказать, что это был разум в привычном нам понимании было нельзя. Что двигало ими, какие сбои родили у машин стремление размножаться и охранять всё живое на планетах, на эти вопросы не могли ответить и Энфы, пытавшиеся разобраться с произошедшим. Решить данную задачку, наверное, к счастью для Стражей, помешал всё тот же раскол Сообщества. Их создатели, скованные внутренними сварами, просто махнули рукой на эту проблему, едва убедившись, что Страж, по-прежнему, не может причинить вред Энфу.
        Именно этот запрет, изменившись за столетия одиночества, и послужил началом к современному поведению машин, вставших на защиту любых жизненных форм, жёстко карая любого агрессора.
        Остался в целости и Мост.
        Разбирать его не стали - проигравшие спор Энфы настояли на его сохранении, втайне надеясь, что кода ни будь найдётся смельчак, готовый пойти против мнения Сообщества.
        И, как вы понимаете, они дождались такого!
        Вся эта информация стала доступной Игорю, когда первые дроны, посланные на разведку, вернулись с полученными данными. Энфы провернули тот же трюк, что и с Ролашей - до момента скрытые банки данных обнаружились в памяти Два-Семь только тогда, как стало точно известно об их прибытии в нужный район.
        Это и было той основой, на которой росло его раздражение. Чувствуя себя тем самым загнанным волком, о чём он ранее говорил Ролаше, Игорь с тоской смотрел на тусклые огоньки звёзд, понимая, что особого выбора у него нет.
        Остаться и сталь свидетелем того, как запущенный им, пусть и невольно, вирус пожирает миры? Так рано или поздно он всё одно вернётся сюда, выжатый всеобщим бедствием.
        Лететь, воспользовавшись Мостом? Обречь на уничтожение сотни планет с ни о чём не подозревающими формами жизни?
        Вариантов, кроме как покориться и следовать по назначенному Сообществом пути, он не видел. Оставалась, правда, слабая, слабенькая надежда, что Боги, ушедшие далеко в своём развитии, смогут взвешенно оценить ситуацию, сделав верные выводы. Но на подобное развитие ситуации он рассчитывал меньше всего. Имея представление о Богах, властвовавших в родной галактике, Игорь отчётливо представлял себе всю призрачность такого шанса.
        Появившаяся рядом с его креслом Ролаша тихо кашлянула и он, мысленно вздохнув, кивнул, отвечая на невысказанный вслух вопрос.
        - Да, пора. Два-Семь! - По привычке задрав голову к потолку, он улыбнулся своему жесту: - А скажи-ка, милейший, на самый край этого выступа, - вытянув руку он указал на схематичное изображение участка Кольца, где из его внутреннего края торчал узкий, похожий на кинжал, шип: - Ты нас доставить сможешь?
        - Корабль полностью готов к походу, капитан! Будет немного трясти - там сейчас бушует сильный шторм - Серая вошла в сезон активности, но я постараюсь избежать особо неприятных участков.
        - Трясти? Мы же вне пространства?
        - Энергоканал, господин. Наша связь с пространством - он послужит проводником. Но вам не следует беспокоиться - сюда проникнет лишь ничтожно малая часть тех энергий, что бушуют снаружи.
        - Нууу… А я-то уж испугался, что поесть нормально не смогу! - Улыбнувшись, Игорь махнул рукой: - Вперёд! Пора посмотреть Богам прямо в глаза! Поехали!
        Глава 19
        Переход до Серой, или как эту систему именовали ЭнФы - «локации Первого Быка», запомнилась Игорю отчаянной тряской. Вспоминая те события много позже, он если и не вздрагивал, то всё одно зябко поводил плечами чувствуя нашествие мурашей на своей спине.
        Поначалу всё шло хорошо.
        Два-Семь, переместив маркер на стандартную тысячу световых лет, радостным голосом сообщил о присутствии лёгких возмущений, которые фильтры, собственноручно им проверенные и откалиброванные, смогут погасить без особых хлопот.
        На втором прыжке в его голосе впервые зазвучало легкое волнение, но Игорь, привольно развалившейся в кресле с откинутой спинкой, лишь отмахнулся от его слов, продолжая спорить с Ролашей касательно обеда:
        - Что? Имеет место нарастания гравитационной составляющей? - Поморщился он услышанному, будучи недовольным Два-Семь так некстати перебившем его монолог о пользе алкоголя: - Фильтры выдержат, ты же обещал? Ну и рули спокойно. Верю я в тебя, верю. Давай. Двигай дальше. Так вот, Ролаш, - продолжил Игорь, возвращаясь к более интересной теме: - Вот возьмём хотя бы… Ну, красное вино. Ты же биолог? Тогда ты должна знать о благотворном влиянии этого напитка.
        Но уже третий переход, вернее сказать прибытие этажерки в новую точку, мигом заткнуло ему рот, заставив судорожно цепляться за подлокотники. Первым, спустя всего десяток секунд после появления маркера в системе, на них навалился протяжный скрип. То нарастая, то затухая, он постоянно менял своё место, заставляя человека встревожено крутить головой.
        - Мы на краю шторма, господин, - принялся пояснять Два-Семь, видя его напряженный вид: - Это рябь. Гравитационная, разумеется. Никакой опасности нет, просто частота волн велика, вот они как бы и проталкивают друг друга сквозь защиту. Но проходит только малая, исчезающее малая часть.
        - А звук? Мы что - разваливаемся даже от ряби?
        - Очень хорошая шутка, хозяин. Ха-ха!
        - Два-Семь! Я серьёзно!
        - Извините, капитан. Опасности нет. Звук издают модули, испытывая на себе краткие удары волн. Модули, составляющие тело корабля, как бы чуть сдвигаются относительно соседних, это и порождает такой неприятный эффект. Но опасности нет, уверяю вас.
        - Раз нет, так пошли дальше, - кивнул Игорь, возвращая спинку в нормальное положение: - А знаешь, Ролаш, - повернулся он к стоявшей рядом проекции: - Я начинаю понимать, почему уюсы не хотели сюда лететь.
        - Понимаешь? - Развернувшись, она положила руку на подголовник: - Поделишься?
        - Они же трусы, не то что я, - начал было объяснять он, прикидывая как лучше повернуть разговор, чтобы продолжить обсуждение полезности алкоголя.
        Договорить ему не удалось - оказавшийся прямо под ударом сильнейшей волны маркер закрутился волчком, а ещё через миг на них обрушилась вся мощь разъярённого мироздания.
        Побледнев и беззвучно шепча неожиданно всплывшие в памяти слова молитв, он цеплялся за подлокотники, стремясь остаться на месте. Его то тянуло вверх, отрывая от подушек кресла, то кидало в сторону, чтобы мигом позже вдавить в сиденье, да так, что перед глазами вставал красный туман.
        - Фильтр держит, всего треть прошла, - отрапортовал Два-Семь: - Можем двигаться дальше. С вашего позволения, капитан, но какие будут приказы?
        Он был отвратительно многословен, этот Интеллект, и Маслову, в голове которого крутилась, ударяясь о стенки черепа всего одна мысль - «Когда же это закончится?!» было совсем не до него. Положение спасла Ролаша.
        - Прыгай! - Выкрикнула она, безуспешно пытаясь своими призрачными руками удержать человека на месте: - И ремни дай! Почему у пилота нет ремней?!
        - Начинаю перемещение, делаю временную задержку. Десять минут, - отрапортовал он и рвавшие тело Игоря силы исчезли, оставив обмякшее тело в покое.
        - Я тебе говорил, что я не такой трус как уюсы? - Придя в себя Игорь помассировал лицо и шею: - Перед началом этого?
        - Говорил, - кивнула она, косясь на начавшие выползать из-под сиденья широкие ремни.
        - Забудь!
        Всего несколько секунд потребовалось ремням, чтобы опутать человека своими широкими телами и Маслов, несколько раз дёрнувшись, криво улыбнулся, ощутив себя в несколько большей безопасности.
        - Может тебе и голову привязать? - Ролаша, встав перед ним, скептически покосилась на перечёркнутое полосами тело.
        - Ага. И палку в зубы, да? - Покрутил сначала головой, а затем и свободными кистями рук, Игорь: - Может тогда меня вообще - как мумию? Ну, всего примотать?
        - Хорошая идея. Тщательно зафиксированный ты мне больше нравишься. И палка тоже к месту будет - вдруг ты себе язык откусишь?
        - Лучше кусок мяса, - буркнул в он в ответ, бросая настороженные взгляды по сторонам - Ролаша вполне могла упросить Два-Семь так и сделать, ну а быть уж совершенно пассивным, в планы человека никак не входило.
        - Это был сарказм, - торопливо добавил он, стремясь на корню пресечь подобное развитие событий: - Кроме мяса.
        - Мясо? Это можно, - Улыбнулась она: - Но с одним условием. Рубку отмывать сам будешь. Лично ты, а не дроны. Согласен?
        - Я тут вспомнил, что путешествовать лучше на пустой желудок. А вот потом, по завершении - отпраздновать, - чуть поёрзав в кресле, ответил Игорь и поспешно, продолжил: - Два-Семь? Ну… Я как бы готов. Пошли дальше!
        - Вот так всегда, - заняв привычное место рядом с его креслом, наигранно невесело вздохнула напарница: - Все вы мужики одинаковы - лишь бы пожрать, а убирать нам, слабым женщинам.
        - Это ты-то слабая?! - Возмутился Маслов, но в этот самый момент маркер вывалился в обычное пространство, туда, где бушевал невидимый гравитационный шторм.
        Разбирая ситуацию позже Игорь понял, что вины Два-Семь, в том, что произошло далее нет. Ему не хватило каких-то десяти - одиннадцати световых лет, чтобы дотянуться до Глаза Бури - спокойной гавани, окружённой сошедшим с ума пространством. Но тогда, в тот момент, когда этажерка заметалась в пустоте как щепка, попавшая в водоворот, тогда ему было не до того.
        Причём - совсем не до того.
        Первый же толчок штормовой волны заставил его судорожно охнуть - впившиеся в тело ремни выбили из груди весь воздух, так что Маслов, намеревавшийся продолжить свою пикировку с Ролашей, лишь пискнул, выпучив глаза от неожиданной боли.
        Но это было только начало.
        Не сдерживавшие напора стихий фильтры горели как спички, открывая рубку ударам волн, несмотря на все усилия Два-Семь, менявшего их со скоростью опытного шулера, тасующего колоду. Но и кратких долей секунд, когда защита исчезала, было достаточно, чтобы зажатый ремнями человек, мог с лихвой прочувствовать всю ошибочность своего решения, направившего их сюда.
        Броски, удары, визг державшегося на пределе предела прочности металла, весь этот безумный разгул стихий обрушился на человека, бессмысленно цеплявшегося кончиками пальцев за подлокотники. Удары всё учащались - даже Два-Семь, работавший на пике своих возможностей, уже не успевал, пропуская шедшие одной стеной волны. Вдобавок ко всему, начавшие выходить из строя блоки и компоненты, добавляя корабельному ИИ новых забот, так что, волей-неволей на человека времени практически не оставалось.
        И Игорь прочувствовал это!
        Его то били в живот бесплотные кулаки, то резко тянуло вбок, то, словно давая передышку, на миг отпускало и едва человек начинал радоваться окончанию пытки, как на его голову сыпался град коротких и злых затрещин. В сознании Маслова этот переход слился в единое, ни на миг не прекращавшееся, избиение, конец которому положило досадное, но такое своевременное, происшествие.
        Очередной рывок, дёрнувший его тело влево, сменился ударом в спину, и подброшенный вверх пилот взмыл над креслом, сопровождаемый треском рвущихся ремней. Он ещё успел заметить вытянувшиеся вверх, словно пытавшиеся поймать беглеца, обрывки, как вновь сменившийся вектор тяжести, швырнул его в стену.
        Два-Семь сделал всё, что мог.
        Стена, готовая принять летевшее кувырком тело, вспучилась пузырём и Игорь, сминая оказавшийся многослойным вздувшийся у него на пути пирог, вполне мягко затормозил об её поверхность. Но продолжавшая свою игру буря не желала так просто сдаваться.
        Рывок назад и отлипнув от принявшего форму тела отпечатка человек метнулся прочь. Два-Семь выгнул противоположную стену, затем вспучил пол, но всё было за зря. Игравшая с Игорем гравитация трепала его как мягкую игрушку, оказавшуюся в пасти собаки. Старавшийся изо всех сил ИИ проигрывал эту битву. Перегруженный задачами он банально не успевал и буря, словно понимая это, взвинтила темп. Словно тряпичная кукла, Маслов метался по рубке останавливаясь в считанных сантиметрах от готовых принять его пузырей. Заприметив, с каким опозданием готовится защита, шторм вновь взвинтил темп, и Игорь, раздираемый на части ежесекундно менявшийся тяжестью громко вскрикнул, перекрывая визг метала, так же, как и человек, страдавшего от происходящего. Но едва вырвавшись из его груди вопль тотчас стих - нашаривший слабину в действиях Два-Семь шторм швырнул тело вниз, тут же сменив направление поволок вправо и, словно решившись, впечатал в пол, не успевший выгнуться мягким горбом.
        Что происходило дальше Игорь увидеть не смог - выключенный жёстким ударом он затих, влипший в обнявшую его как смола поверхность пола. Он не видел, как Ролаша, над бесплотной проекцией которой буря была бессильна, встала над ним на колени и бормоча что-то жалобно-успокаивающее, принялась гладить его по выступавшему из пола лицу. Не видел он и как Два-Семь, наплевав на план, рванул маркер в сторону, едва в накопителях созрел нужный запас энергии, всё это, равно как и беготня ремонтных дроидов, спешно тушивших пожары и латавших разорванные трубопроводы, всё это прошло мимо наконец обретшего покой человека.
        Невесомость.
        Её мягкие руки баюкали тело человека словно руки матери, той самой, родной и единственной, чьей ласки Игорь был лишён с самого рождения.
        Отдаваясь их нежным касаниям, он едва не мурлыкал, ощущая себя крохотным котёнком, сыто дремлющем на ладони заботливого хозяина. Невидимая, но такая нежная, рука прошлась вдоль его спины, и он выгнулся всем телом желая продлить миг касания.
        - Игорь, Игорёк, пора вставать, - послышался негромкий, но до краёв полный любви голос. Он принадлежал женщине и у человека ни на миг не возникло сомнения, что с ним говорит его мать, мама, пришедшая на помощь заблудившемуся невесть где сыну. Игорь вновь потянулся, закидывая назад голову - теплые потоки, обнимавшие его, были так мягки, а мама так рядом, что он, чувствуя себя в совершенной безопасности, хотел и мечтал только одного, чтобы это продолжалось дольше, на сколько возможно долго, бесконечно и…
        - Игорь, просыпайся, хватит отдыхать, - в потоке любви, теплой струёй, скользившей по его телу, проскользнули тонкие холодные нити требований и он, опустив голову вниз, попытался нырнуть вглубь этого потока, уходя от неприятных ощущений.
        - Игорь! - Не теряя любви, омывавшее его течение заметно похолодело: - Не притворяйся! Ты давно в сознании! - По глазам, пробиваясь сквозь сомкнутые веки, ударил яркий и колючий свет: - Подъём, боец! Сколько можно дрыхнуть?! Галактика в опасности!
        Такого ледяного душа он не ожидал и резко, словно вынырнувший на поверхность ныряльщик, раскрыл глаза.
        Кают-компания.
        Он висел в метре над столом и Стражи, окружавшие его, принялись торопливо втягивать в себя пучки тонких щупалец, оканчивавшихся непонятными блестящими инструментами.
        - Ну, наконец-то! - Возникшая подле его головы Ролаша всплеснула руками: - Проснулся!
        - Я бы ещё подремал, - зевнув, Игорь недовольно покосился на напарницу, выбравшую на сегодня образ медсестры. Не секси версию, а вполне обычную, в длинном белом халате с круглой шапочкой на голове.
        - Ещё бы он подремал, - опять всплеснула она руками: - Игорь! Так всю жизнь проспать можно!
        - Не можно, а нужно! Чего я здесь не видел? Тебя? - Излишне резко ответил он, досадуя на потерю всего того тёплого и нежного, какие-то минуты назад бывшего подле него.
        - А хотя бы и меня! - Ничуть не обидевшись на его резкость ответила она и поведя рукой в сторону края стола, добавила: - Приготовься. Меняю вектор гравитации, хватит тут парить!
        Скольжение вниз, к полу, более всего напоминало спуск по ледяной горке, вот только длилось оно долго, так что Игорь, которого жесткие края гравитационного желоба развернули ногами вперёд, успел приготовится и встретить касание пола уже напружиненными ногами.
        - Ну? Довольна? - Выпрямившись, он покачнулся, но быстро поймав равновесие замер, на всякий случай придерживаясь за спинку стула.
        - Вполне. Моторику сохранить удалось, - кивнула Ролаша: - Как себя чувствуешь, красавец ты мой сонный?
        - Роль спящего принца мне нравилась больше, - буркнул Маслов и отодвинув стул уселся за стол: - Кормить будешь? Раз уж я здесь оказался?
        - Спящий принц? Хм… Золушёк, ты Золушёк, как твой заворот кишок? Ты мне лучше вот что скажи - последним что помнишь?
        - Пожрать, значит не дадут, - вздохнув заключил Игорь и подперев рукой щёку, посмотрел на напарницу: - Что помню? Эээ… Третий прыжок, кажется. Тряхнуло сильно, - он, против своей воли, поёжился: - Помню, ремни лопнули. Эй, Два-Семь? - Припомнив произошедшее, он задрал голову к потолку недовольно хмурясь: - Что за гниль ты подсунул? Один рывок, и я в полёте?!
        - Ремни были стандартные, хозяин, - принялся оправдываться корабельный Интеллект: - Никто и представить не мог, что нас может занести в подобную переделку! Но я принял меры, хозяин! Я укрепил их молекулярными струнами и теперь…
        - И теперь они нарубят меня на части, когда тряхнёт, так? Кстати, Ролаш, - переведя взгляд с потолка на женщину, застывшую напротив, он прищёлкнул пальцами: - Рамштекс, да? Его вроде из рубленого мяса готовят?
        - Биточки, тефтели - они да, из фарша, а то, что ты назвал, - начала она, но Игорь, замахав руками, тотчас перебил её: - Всё тащи. И - побольше. Жрать хочу - Ну умираю просто!
        - Так. Пищевой тракт в норме, - констатировала Ролаша: - Два-Семь! А ты боялся, что мы много потрохов удалили! Видишь? - Вытянув руку она указала на напряжённо замершего человека: - В норме он. Жрать требует!
        - Много потрохов? Удалили?! - Привстав из-за стола Маслов требовательно посмотрел на Ролашу, затем на потолок, а когда стало ясно что они оба предпочитают молчать, вернул взгляд на напарницу: - Я жду пояснений! - Выдохнул он, возвращаясь на место: - Подробных.
        - Да пояснять-то особо и нечего, - пожала плечами Ролаша: - Ты влетел в пол. Ну, поломало тебя. Так… Малость. Почти. Мы, как ушли во вне пространство, тобой и занялись. И, как видишь, успешно. Ты жив и жрать хочешь. Твоё обычное поведение. Мы молодцы, а тебя я сейчас покормлю.
        - Господин! Это было великолепно! Шедеврально! - Заверещал Два-Семь, явно гордившейся собой: - Мы восстановили вас почти на восемьдесят процентов! Знаете, хозяин, для полевой хирургии, - доверительным тоном пропищал он: - И принимая в учёт тот фарш, в котором вы пребывали, я считаю такой результат выдающимся! Феноменальная удача, что с вами было Ролаша! Её познания в биологии вашего вида…
        - Почти…восемьдесят?! Фарш? - Маслов потёр лоб рукой и удивлённо на неё уставился - ощущения были какие-то не такие: - Что с рукой? - Подняв её в воздух он пошевелил пальцами прислушиваясь к своим ощущениям, а затем повторил жест другой, левой.
        - Что вы со мной сделали? - Левая явно передавала ощущения как-то не так. Он не мог выразить это словами - рука словно стала новой, более быстрой, более чувствительной и много ещё этих самых более.
        - Ты на неё упал, - сев за стол напротив него Ролаша подпёрла щёку кулачком: - Неудачно весьма. Кость просто раскрошило, ну мы и не стали её собирать. Поверь, это был разумный выбор, мы и так, почти два месяца, твой пазл собирали. Кусочек за кусочком.
        - Сколько?! Я же вот только что… - Желая потереть лоб он поднёс руку к голове, но стоило только пальцам коснуться кожи, как холодная волна, словно он приложился лбом к мёртвому металлу, заставила его вскрикнуть, дёрнув головой в сторону.
        - Что вы со мной сделали?! Это не рука! Не моя рука?!
        - Ну, Игорь… Игорь, спокойнее, не паникуй, всё нормально, - вскочившая со своего места Ролаша подошла к нему и попыталась погладить его по голове, но Маслов, державший правую руку перед собой как нечто чужеродное, отскочил в сторону.
        - Отвечайте! - Принялся он ощупывать руку, но стоило только его пальцам, живым пальцам правой, коснуться кожи, как они, пройдя сквозь оказавшуюся призрачной плоть, сомкнулись на чём-то тонком и округлом: - Что это? - Прижавшись спиной к стене Игорь замахал левой: - Зачем?
        - Игорь, - Ролаша, вновь приблизившись к нему, просительно вытянула руки: - Прошу тебя, успокойся. Пойми - у нас другого выхода не было. Твоя левая не подлежала восстановлению, там правда, такая каша была, ты и представить себе не можешь. Вот мы её и заменили, а чтобы ты не психанул, ну, как проснёшься, Два-Семь голограмму навесил. Поверх протеза.
        - Спешу заметить, господин, - немедленно принялся оправдываться Интеллект корабля: - Что я был против обмана! Я и был и остаюсь уверенным, что психика моего обожаемого хозяина - непоколебима! И что ему, с редким мужеством преодолевшему все препятствия, разделявшие сладкий момент нашей встречи, подобное испытание - просто чих! В том смысле, что чихать он хотел на подобное! Это всё она, господин, Ролаша! Это она…
        - Ах ты мелкий предатель! - Задрав голову она погрозила потолку кулачком: - Да что ты несешь такое, ты…ты…
        - Голограмму уберите, - перебил её Игорь, пытаясь разглядеть сквозь плоть металл протеза: - Покажите, как это, - он вздохнул: - По-настоящему выглядит.
        - Я никогда не сомневался в вашем мужестве, хозяин! И с самого начала я был против обмана. Ваш протез, хозяин, это вершина развития технологий! - Принялся верещать Два-Семь, но Игорь не обращал на его трескотню никакого внимания - плоть его руки начала рассеиваться и сквозь неё, как через туман, начали проступать блестящие формы его новой конечности.
        Культя начиналась сантиметрах в четырёх ниже локтя. Из розовой кожи, без каких-либо следов воспаления, выходила слегка овальная трубка, заканчивавшаяся похожей на трапецию пластиной ладони. Блестящие пальцы, с утолщениями на месте суставов - шевеля ими он поднёс руку к лицу и в памяти, словно кадры кинохроники, начали вспыхивать воспоминания.
        Красный мир.
        Колебания зеркальной плёнки.
        Постаревший двойник поднимает руку.
        Блеск металлических пальцев.
        Вспышки символов.
        Пошатнувшись от осознания увиденного, Маслов вскинул руку, защищаясь от воспоминаний и те послушно пропали, решив до времени затаиться в глубинах памяти.
        - С тобой всё в порядке? - Ролаша придвинулась, озабоченно заглядывая в его лицо: - Вот поэтому я и хотела скрыть от тебя вид протеза.
        - Двойника вспомнил, - оттолкнувшись от стены он вернулся на место за столом: - Что же… - Разглядывая блестящие пальцы, он сложил их в кулак: - От судьбы, получается, не уйти?
        - Я бы не была так категорична, - покачала она головой, оказываясь рядом: - Считай это совпадением.
        - Ага. Кораблик - этажерка есть, - он щёлкнул искусственными пальцами и поморщился резкому звону металла: - Раз. Протез на правой - два. Мало?
        - Ну хочешь, - криво усмехнулась Ролаша: - Мы тебе и на левую протез поставим? Раз - и никаких совпадений!
        - Не хочу, - покачал головой Игорь, не принимая её шутки: - Что ещё вы во мне того? Заменили?
        - Да расслабься ты. Остальное мелочь. Ну там часть кишок убрать пришлось, компенсировали более производительными имплантами, пару позвонков, ааа… Забудь, - махнула она рукой, подчёркивая незначительность проведённого вторжения в его плоть: - Двадцать процентов всего! Игорь! Я вот вся искусственная, Два-Семь - тоже. И ведь ничего? Живём? Давай я лучше покормлю тебя, - смягчился её тон: - Ты что предпочтёшь? Тефтели, котлетки? А тут такой соус раскопала - пальчики оближешь!
        - Эти? - Поднеся к её лицу протез он вызывающе пошевелил пальцами: - Не буду. Облизывать. Ещё закоротит.
        - Это исключено, господин! - Тут же проявившийся Два-Семь принялся защищать свой шедевр: - Я говорил уже, но буду рад повторить - взяв от Энфов всё самое лучшее мне удалось так удачно соединить последние технологии, что ваша конечность, мой господин, стала поистине невероятной! Вы можете доставать камни со дна лавовых рек, опускать её в жидкий гелий и даже, - он на секунду замолчал, нагнетая важность своих слов: - Даже ядерный взрыв не окажет на неё особого эффекта!
        - Последнее особенно ценно, - скептически прищурившись, Игорь пощёлкал пальцами: - Сам в пепел, а протезу хоть бы хны! Так?
        - Абсолютно вер… - восторженным тоном начал было Два-Семь, но уловив смысл всей фразы смолк, оставив в воздухе возмущённое сопение.
        - Рука, позвонки, брюхо, - покачав головой продолжил Маслов: - А чего мало-то так? А, Ролаш? Зачем останавливаться? Отчекрыжила бы мне руки-ноги, в рот - дыхательный прибор, на башку каску чёрную - глядишь, я бы и за Дарт Вейдера сошёл бы! - Хрипло рассмеявшись он попытался изобразить характерное дыхание этого киношного образа.
        - Не знаю кто это, - холодно произнесла женщина: - Но я заменила лишь самое необходимое. И не хрипи! С лёгкими у тебя всё нормально! И вообще - успокойся. Сейчас обед подадут.
        Обед, несмотря на все старания синтезаторов, чью работу Ролаша контролировала лично, оказался ещё тем испытанием для человека.
        И причина его раздражения, впрочем, по мере насыщения уступавшего место сытой удовлетворённости, была не в еде. Высокая башня из нежных тефтелей, возвышавшаяся посреди соусного озера радовала глаз изяществом форм, а рот тонким вкусом. Нет, с едой всё было решительно в порядке, причина крылась в другом.
        Столовые приборы.
        Ложки, вилки - вся эта утварь так и норовила ускользнуть из блестящих пальцев, раз за разом наполняя кают компанию тонким звоном серебра.
        Отчаявшись справиться с приборами и совсем не желая остаться голодным - перспектива тянуть из трубочки протеиновый коктейль человека никак не прельщала, Игорь, наплевав на этикет, принялся хватать мясные шарики руками, торопливо переправляя их в рот. Спешил он зря, Ролаша, обычно не упускавшая случая отпустить колкое замечание, на сей раз молчала, умилённым взглядом провожая каждую тефтелину, исчезавшую в его рту.
        Игорь же, осмелев от безнаказанности, даже осмелился выпить остатки соуса, опрокинув тарелку в рот и только чудом не украсив светло бежевую ткань рубахи красно бурыми пятнами.
        - Хорошо-то как, - погладил он набитый живот левой рукой - правая, по-прежнему не вызывала у него доверия: - Спасибо! Ролаша, Два-Семь, спасибо! Обкормили!
        - Видишь? - Улыбавшаяся во весь рот женщина подняла голову к потолку: - Всё точно так, как я и говорила. Сытый, он добреет. Мотай на ус, Интеллект!
        - Зафиксировал! - Пискнул Два-Семь: - А что до приборов, господин, то я их переделаю, обязательно изменю конструкцию под вашу новую руку!
        - Приборов? - С трудом сдерживаясь, чтобы не задремать, непонимающе тряхнул головой Игорь.
        - Я про столовые. Вилки, ложки, я сделаю другие ручки, чтобы вам удобнее было.
        - Ложечки…ик… Нашлись, а осадочек остался, - едва не издав звук, считавшийся у некоторых африканских племён проявлением высшей благодарности гостя к щедрому хозяину, Маслов поспешно прикрыл рот рукой: - Оставь, - успешно справившись с рвущимися из глотки газами, махнул он рукой: - Научусь. Нечего из меня инвалида делать.
        Выбравшись из-за стола, он двинулся было к двери, но стоило только его руке коснуться ручки, как Ролаша проявила свой нрав.
        - Ты это не в каюту к себе собрался?
        - Туда, - развернувшись, он посмотрел на женщину: - А куда мне ещё?
        - Спать завалишься?
        - Ну да. Адмиральский час - святое дело. Особенно на корабле.
        - Ты два месяца спал!
        - И что? - Пожал он плечами: - Если два месяца Кольцо без меня выжило, то что решат лишние минуток шестьсот?
        - А узнать, что тут происходило? Пока ты дрых? Как, желания нет?
        - Во-первых не дрых, а лечился, усыплённый вами. Это я так - для прояснения картины напоминаю. А во-вторых, - смирившись с потерей отдыха, он вернулся на место: - Кофе дайте, или чего ещё, бодрящего, - попросил Игорь и сделав глоток горячего напитка, как по волшебству, оказавшемуся на столе, кивнул: - Докладайте, соратники мои верные! Как вы тут без меня жили-могли?
        - Плохо, капитан, - заторопился Два-Семь: - Без вас, хозяин, и жили плохо, и совсем ничего не могли.
        - Не слушай ты этого подлизу, - прервала корабль Ролаша: - Он сейчас тебе такого наговорит, что хоть в петлю лезь.
        - А ты, значит, нет? - Откинувшись на спинку, Игорь поднёс стакан ко рту и только тут заметил, что держит его правой рукой: - Ты мне, значит, правду расскажешь? - Сделав глоток, он осторожно поставил стакан на стол, продолжая удивляться соответствию ощущений естественным.
        - Правду и ничего кроме её родимой, - закивала Ролаша: - Но говорить я не буду. Сам увидишь. Два-Семь, давай первый ролик.
        Освещение в кают-кампании погасло и перед Игорем, едва не касаясь его ног, разверзлась пустота пространства. Дав зрителю полюбоваться холодным блеском звёзд, камера поплыла вниз, давая красивый вид на обжитую систему красного солнца.
        Возникшую у ног человека надпись перевела Ролаша, взявшая на себя роль диктора.
        - Система Чуньк-Се. Владения Серого, с тремя белыми крапинками, Великого Крыла. Ценность - средняя.
        Ничего выдающегося эта система не представляла и Маслов, лениво окинув взглядом планеты и астероидные поля, меж которыми поблескивали искорки спешивших по своим делам кораблей, потянулся к стакану, висевшему в пустоте - стол, как и остальные детали интерьера, просто пропали из виду.
        Камера ещё чуть довернулась и по центру проекции, прямо перед Игорем, появился матово серый, с тремя крупными белыми кружками, шар Станции.
        Несколько долгих секунд ничего не происходило - всё так же спокойно ползали по пространству огоньки кораблей, всё так же неторопливо влетали и вылетали они со Станции.
        Появившейся вместо букв уюс - маленькая фигурка по-воробьиному подпрыгивая, заскакала по низу экрана беззвучно разевая клюв.
        - Просит обратить внимание на Станцию, - пояснила Ролаша, но Игорь и сам уже разобрался в птичьей пантомиме - слишком уж демонстративно диктор топорщил крылья, указывая на серый шар.
        Внезапно, нарушая размеренный и мирный уклад, пространство неподалёку от Станции, почернело, хотя, казалось бы - как может темнеть и так чёрная пустота и в этом новом мраке зашевелилось нечто, медленно, словно с трудом, пробиравшееся наружу. Чем был этот непонятный объект Игорю удалось разобрать только когда пространство, корчившееся словно в родовых муках, успокоилось, вытолкнув в реальность системы небольшой серый сгусток.
        Камера чуть сдвинулась и перед ним возник неопрятный ком, из поверхности которого торчали, шевелясь, тонкие отростки. Всем своим видом это образование напоминало голову Медузы Горгоны, как её, со змеями вместо волос, любят изображать художники. Вот только эта голова была больна - поверхность, кусочки которой были видны меж стволов отростков то вздувалась тёмными волдырями, то опадала, выбрасывая в пустоту гейзеры белёсой перхоти.
        - Гадость какая, - поморщился Игорь, вновь поднимая стакан: - Ролаш? Ну ты это в другое время показать не могла? Я же только поел?!
        - Тазик дать? Или перетерпишь? - Заботливо поинтересовалась она, но тут же её тон стал жёстким: - Смотри! Это ты должен увидеть!
        Висевший и слабо шевеливший отростками сгусток, встрепенулся, его округлое тело сплющилось, и, словно оттолкнувшись от невидимой стены, он прыгнул вперёд, целясь прямо на Станцию. Вяло покачивавшиеся отростки метнулись вперёд, на глазах вырастая в разы и камера дала крупный план. На излишне чёткой и детальной картинке Игорь слишком хорошо видел всё происходящее.
        Вот тупые концы отростков учуяли близость борта Станции. Задрожав от нетерпения они, продолжая рваться к цели, принялись утолщаться, формируя диски присосок и рассыпая вокруг облака светлых спор.
        Есть касание!
        Человеку на миг показалось, что он явственно услышал влажное хлюпанье, когда присоски впились в светло серый металл. Растекаясь по округлому боку неряшливые пятна вбивали в стыки плит тонкие щупальца и те, вздуваясь буграми от напряжения, принялись выламывать плиты обшивки, стремясь проникнуть внутрь.
        Но так просто Станция сдаваться не собиралась!
        По её ровной поверхности, в стороне от присосок, пробежали тонкие линии, разбивая равнину на чёткие квадратики и из образовавшихся щелей выдвинулись башенки точечной защиты - наследие тех грозных времён, когда никто в Кольце не мог чувствовать себя в безопасности.
        На наведение ушли доли секунды - увидев огненное кольцо, сомкнувшееся вокруг захваченного врагом плацдарма, Игорь только хмыкнул, считая вопрос решённым.
        Текли, показавшиеся необычно долгими секунды.
        Не снижая темпа поливали огнём противника турели.
        Бесполезно.
        Комок, перетекший по вцепившимся в Станцию отросткам как по мосту, замер посреди огненного кольца, никак не реагируя на бешенный огонь. Попадания выжигали его плоть, образуя заполненные тёмным пеплом воронки, разрывы ракет отрывали куски от его тела и те, шаря спешно выпущенными щупальцами в пустоте, летели прочь, но…
        Но ничего не помогало - обшивка корпуса продолжала трескаться и расходиться в стороны, не имея сил сдержать натиск существа.
        И тогда начался исход.
        Вырвавшийся из проёма шлюза поток кораблей рассыпался ярким бисером по черноте пространства. Большая часть искорок не стала искушать судьбу, предпочтя в вспышке гиперперехода покинуть ставшую опасной систему.
        Но были и другие.
        Смельчаки, решившиеся бросить вызов агрессору, действовали быстро. Почти три десятка огоньков, отделившись от общей массы беглецов, заложили широкую дугу, заходя на серый нарост, безобразным горбом, вспухшим над Станцией. Оказавшись прямо над ним корабли, выстроившись ударным клином, рванулись вниз, намереваясь огнём из всех стволов разметать, испепелить противника.
        - Строй Разящего Когтя, - отрывисто пояснила Ролаша, как и Игорь не отрывавшая глаз от происходящего на экране: - Для концентрации огня по крупной цели.
        Поначалу, первые несколько секунд, удача была на их стороне. Ком, не ожидавший нападения с тыла, разлетался на куски, не смея противиться огню кораблей. В его центре образовалась глубокая дыра и камера, заботливо сменившая ракурс, продемонстрировала зрителям широкую дыру с видневшимися, кое-где, оплавленными и словно изъеденными кислотой, конструкциями.
        Но удача весьма ветреная дама, капризы которой предугадать нельзя. Вот и сейчас её переменчивый характер сыграл с пилотами дурную шутку.
        Дырявый холм, словно опомнившись, или заприметив новую добычу, взметнул вверх лес тонких рук, принявшихся ловить выходившие из пике корабли. Желая влить в цель как можно больше огня, пилоты лежали на боевом курсе до последнего, оставляя себе крайний минимум для маневра. Эта тактика, позволившая им только что пробить насквозь тело нароста, сейчас работала против них.
        Бросок белых нитей и не менее половины машин, угодивших в их переплетения, задёргались, словно влипшие в паутину мухи. Напрасно сумевшие увернуться корабли пытались помочь своим товарищам. Стоило им только отстрелить один пучок, как на его месте тотчас возникал новый, более толстый и крепкий чем прежний, с удвоенной силой принимавшийся тащить добычу в жадно трепетавшую воронку, раскрывшуюся на теле нароста. Такого конца пилоты не хотели и над поверхностью Станции стали вспухать разрывы взорванных кораблей.
        - Согласен, - кивнул Игорь, наблюдая как десятки ярких шаров выжигают в пыль присосавшееся к Станции создание: - Уж лучше так, чем быть заживо переваренным. Трагично, не спорю, - перевёл он взгляд с экрана на напряжённо застывшую Ролашу: - Но, как я понимаю, победа? Пусть и купленная такой ценой? - Махнул он рукой в сторону дырявого и покрытого пятнами копоти бока Станции: - Сожгли супостата?
        - Он не ест органику, - дёрнула головой Ролаша: - Но оказаться в пустоте голым, - она нервно передёрнула плечами: - Два-Семь. Ролик один, часть два. Запускай.
        Теперь перед Игорем появился хорошо ему знакомый интерьер Станции. Камера беспристрастно фиксировала беспорядок, оставленный обитателями, захваченными внезапной атакой и неизбежной паникой. Дав зрителю проникнуться картиной разгрома, камера повернулась к стене и, добавив чёткости картинке, продемонстрировала возмутителя спокойствия.
        Из пролома в стене, выворачивая деревянные панели декоративной обшивки на Игоря надвигалась пузырчатая масса. Желто серая, похожая на тесто, она неспешно затапливала собой помещение, выдавливая на свою спину пузыри газа и признанные несъедобными предметы. Так, перед ним промелькнули обрывки тряпок, куски всё тех же декоративных панелей и, от удивления он едва не вскрикнул - растения.
        Те самые, создававшие зелёный лабиринт у кольца местного портала, сейчас они плыли на верхушке пузырящейся массы, стыдливо пряча обнажённые корни - земля, вместе с горшками, была бесследно поглощена вторгшимся сюда созданием.
        Справа что-то вспыхнуло, и камера немедленно развернулась, ловя произошедшее в кадр.
        Стоявший в пол-оборота к ним уюс был стар.
        Поблекшие перья, истёртый клюв, всё это Игорь успел разглядеть за те несколько секунд, что старик был в центре экрана. Но вот он качнулся, готовясь сделать шаг, и камера послушно отдалилась, позволяя окинуть взглядом большую часть его фигуры.
        Птица была не просто стара - перед человеком, памятником героизму своей расы, возвышался ветеран множества войн. Бледная культя крыла, покрытая редкими островками седого пуха, шрам, розовым зигзагом рубивший пустую глазницу, сомнений не было - здесь, на пути вторжения, встал ветеран не одного десятка конфликтов. И сдаваться без боя этот боец не собирался. На его груди, притянутый ремнями к телу, матовым металлом блестела небольшая коробочка с толстым и коротким стволом по центру. Миг, и она, сверкнув частыми вспышками, выпустила в своего бесформенного противника короткую очередь, оставившую на его теле крупные пятна ожогов, на несколько секунд остановив продвижение комка.
        Пользуясь передышкой птица что-то прокаркала, дёрнув клювом себе за спину и камера вновь сменила положение, показывая адресата его речи.
        Там, за его спиной, торопливым ручейком, бежали к лестнице, ведущей на посадочную палубу, птенцы.
        Взрослых особей подле них не было, и дети, остававшиеся без присмотра, не очень-то и спешили покинуть ставшее опасным местом. Они толкались, останавливались, глазея на приближавшуюся массу, подпрыгивали на месте, словом вели себя, как и положено мелким несмышлёнышам. Окрик вставшего на их защиту ветерана, слабо подействовал на расшалившихся малышей.
        Отскочив на пару шагов они принялись дразнить его высовывая розовые язычки из широко разинутых клювиков, а один, не иначе как бывший заводилой и авторитетом и вовсе принялся высмеивать старика, утрированно неуклюже повторяя его движения. Он то топтался на месте, прижав одно крыло к телу и суматошно размахивая вторым, то что-то чирикал, прикрывая глаз крылом. Апофеозом этого шоу стало хромое ковыляние, весьма сходное своим раскачиванием и рывками, с движениями их защитника.
        Конец представлению положило появление пары взрослых, которые не скупясь принялись клевать и пинать разошедшуюся мелочь.
        Ветеран же, убедившись, что птенцы наконец оказались под должной опекой, молча отвернулся от них и качнувшись, сделал шаг назад.
        Камера вновь изменила ракурс отлетев почти к ограждению торговой палубы - теперь зритель наблюдал за происходящим сбоку, отчего вся картина приобретала некий налёт героизма, словно это была финальная сцена какого-то боевика.
        Противников - птицу и наплывавшую на него массу, разделяло всего несколько метров и уюс, старавшийся сохранять дистанцию, покачнулся, пятясь назад. Выставленная назад нога блеснула металлом и Игорь, невольно прикусивший от волнения губу, вздрогнул, отведя глаза в сторону - вместо лапы у птицы был протез.
        Трубка светлого метала заканчивалась округлым наплывом, из которого торчали три пальца с массивными когтями и не уступавшими им по солидности шарами суставов. При всей непохожести этой грубой, по сравнению с рукой человека, конструкции, Игорь невольно узнавал общие черты, присущие изделию ЭнФов.
        Зацепившись когтями за палубу уюс подтянул тело, скользя здоровой ногой. Новый шаг - было видно, что он торопится, желая как можно скорее оказаться на лестнице, но тесто не отставало. Накатываясь на палубу медленными и тягучими волнами, оно неспешно поглощало пространство, выбрасывая в стороны новые ручейки побегов. Птица, и это было хорошо видно со стороны, двигалась гораздо быстрее - у человека не было никаких сомнений в благополучном, для защитника, исходе, но ручейки, выплеснутые из основной массы, имели совершенно другое мнение. Стенами взметнувшись вверх, они окружили уюса с двух сторон, скрывая его из виду, а когда их желто серая поверхность опала, то перед Игорем предстал крупный, отчаянно дёргавшийся ком.
        Возня, милосердно скрытая от глаз зрителей, длилась не долго и прежде чем Игорь, сжавший до боли в скулах зубы успел приподняться со своего места, напрочь забыв о своей роли зрителя, на поверхности кома появилось тело птицы. Лишённое большей части перьев, с множеством небольших ран, его словно выплюнули наружу, признав непригодным в пищу.
        Уюс был ещё жив.
        Ударившись о перила и оставляя на палубе широкий кровавый след - протез был вырван с мясом, он ещё нашёл в себе силы подползти к краю платформы. Свесив голову вниз ветеран что-то хрипло каркнул и, приподняв голову, окинул взглядом посадочные площадки. Это стало его последним движением - разом обмякнув птица замерла, продолжая мёртвым глазом следить за отлётом последних кораблей.
        Камера ещё успела показать, как пара грузовозов, на чьих серых бортах виднелась тройка белых кружков, рванулась в коридор шлюза, но это уже были последние кадры репортажа. Картинка покрылась рябью помех, налилась белым светом и пропала, оставив Маслова неподвижно сидеть в свете начавших разгораться ламп.
        - Они подорвали реактор, - пояснила Ролаша: - Часть техников, запертых в силовом отсеке, перевела его на ручной режим и вывела на критический уровень. Им удалось балансировать на грани до отлёта последних кораблей, после чего, - она замолчала, отдавая дань уважение смелости погибших.
        - Да уж, - не зная, что и сказать на увиденное, Игорь покачал головой, примеряя на себя подвиг подорвавших себя птиц: - Наверное, я был не прав, считая пернатых трусами. Не знаю, смог бы я так.
        - Перекусить хочешь?
        - Просто воды, - он опять покачал головой, всё ещё находясь под впечатлением от увиденного.
        - Сейчас будет, - кивнув, подняла голову к потолку Ролаша: - Два-Семь. Второй давай, - и вернув взгляд на Игоря, добавила: - Он совсем короткий. Даже и не репортаж - просто запись с камер.
        Свет начал гаснуть, а на появившемся экране проступил шар планеты.
        - Тзуш, вторая планета системы Шу, - принялась она давать пояснения: - Аграрный мир на окраине владений кхарков. Единственная, где имеются формы жизни.
        В пустоте рядом с Тзуш что-то заблестело и камера, увеличив картинку, показала странное образование, словно составленное из множества лепившихся друг на друга прозрачных кристаллов. Отдалённо оно напоминало друзу, но в отличии от виденных Масловым музейных образцов, иглы этого объекта торчали во все стороны не позволяя понять, или угадать, где у него перед, а где зад.
        Картинка замерла, превратившись в стоп-кадр и Ролаша продолжила: - Это первая запись. Неопознанное тело появилось в Шу две недели назад. Вот так выглядела планета до появления объекта. Присмотрись, - подойдя к экрану она указала на разрыв в стене облаков. Видишь эти квадратики?
        Присмотревшись, Игорь кивнул - сквозь прорехи белого одеяла проглядывали ровные квадратики плантаций, покрывавшие, наверное, всю поверхность планеты.
        - Хорошо. Следующее изображение - вид планеты спустя неделю после начала вторжения. Два-Семь, давай.
        Картинка сменилась, демонстрируя вид на планету куда с меньшего расстояния. С погодой в тот день фотографу, кем бы он не был, повезло - облака практически отсутствовали. Но если погода и благоприятствовала, то сказать чего-либо позитивного об увиденном было сложно.
        На месте плантаций, радовавших глаз чёткостью и упорядоченностью своих линий, сейчас топорщился кристаллический лес, угрожая зрителю острыми гранями боков и тонкими иглами макушек.
        - Всё, что удалось узнать, - продолжила Ролаша: - Так это то, что кристаллы перемещаются в пространстве скользя по линиям электромагнитных волн. Стоит им оказаться в системе, как они, безошибочно выбрав объект с наличием органики, начинают бомбардировку его поверхности. Достигнув цели и обнаружив искомое поблизости, они взрываются, заражая собой всё вокруг.
        - А тот, первый вирус? - Оторвавшись от картинки, Игорь посмотрел на неё: - Он как перемещается? Так же?
        - Механизм первого непонятен. - Покачала она головой: - Похоже на проход через гиперпространство, но сходство весьма отдалённое. Вернёмся к этому, Два-Семь? Ролик два, часть три пускай.
        Теперь с экрана на человека смотрела поверхность заражённой планеты. Её поверхность, везде, куда бы он не посмотрел, покрывал ровный слой невысоких, едва до колена, прозрачно-синеватых кристаллов. Камера чуть повернулась и в кадре оказалось скопление камней, на вершине самого крупного из которых копошилась крохотная фигурка.
        Последовавший наплыв принёс зрителю кхарка, сидевшего привалясь спиной к выступу скалы. Ещё одно увеличение и лицо ящера заняло весь экран, позволяя Игорю в деталях рассмотреть произошедшие с этим разумным перемены.
        Ящер был слеп.
        Большую часть его, похожей на морду крокодила головы, покрывали мелкие кристаллы. Их сплошная, полупрозрачная корка закрывала оба глаза и охватывала затылок, образуя нечто вроде шлема. Прямо на глазах Маслова рвущийся наружу кристалл пробил костяную чешуйку и выставив наружу острый конец, принялся расти, выбрасывая из себя тонкие ветки кристалликов-побегов.
        Кхарк был ещё жив.
        Приоткрыв пасть, он вывалил наружу покрытый коркой язык и попытался им, словно собака, дотянуться до нового очага боли. Чем закончилась эта попытка Игорь не узнал - камера, словно сжалившись над зрителем, повернулась в сторону возвращаясь к общему виду.
        Оказавшаяся в кадре тонкая струйка дыма явно интересовала оператора больше, чем последние минуты жизни разумного - последовал очередной наплыв и перед ними возникла летающая платформа, краем воткнувшаяся в землю. От окончательного падения её удерживал целый букет кристаллов, расцветший в проломе по центру корпуса.
        - Её накрыло в полёте, - возобновила свои комментарии Ролаша: - Споры попали в трюм, полный урожая, и, как ты видишь, мгновенно там проросли.
        Экран погас - второй ролик и вправду был очень коротким.
        - Мгновенно? - Прикрыв глаза рукой, Игорь помассировал лицо: - Что, и вправду быстро растут?
        - Очень. На данный момент ситуация следующая. Карту, Два-Семь.
        На схематично изображённом Кольце, набранном из множества точек-звёздочек, начали проступать цветные пятна.
        - Вот здесь, - показав рукой примерно на пять часов, если принять кольцо за циферблат, Ролаша обвела пальцем белёсое пятно: - Область, поражённая условно живым вирусом. Захвачено семь систем. Тут, - её пальчик переместился на восемь часов, где пятно наливалось лёгкой голубизной: - Заражено четыре. Почему вирусы, которые мы сбросили одновременно, в одной системе, так расползлись - неизвестно.
        - Мы их - не сбрасывали! Они сами того, сбросились! - Сжал кулак Маслов, ощущая на себе невольную ответственность и вину за произошедшее: - Мы где? Показать можешь?
        - Серая звезда - тут, - подняв руку Ролаша обозначила район между десятью и одиннадцатью, где немедленно вспыхнула яркая звёздочка: - Ну а принимая во внимание схематичность карты и её масштаб, можно принять наше положение как показано.
        - Какие прогнозы? Я про вирусы и эвакуацию обитателей?
        - Тот, что жрёт неорганику расползается быстрее. Её просто больше. Предпочитающий же живые формы, хоть и более плодовит, ест системы медленнее. Вот результаты моего моделирования.
        Пятна на карте пришли в движение, захватывая всё новые и новые системы и вскоре всё Кольцо было заполнено только двумя цветами - грязно белым и бледно голубым.
        - Мой прогноз - не более ста лет, - отойдя от проекции, она сложила руки на груди: - Потом ситуация более-менее стабилизируется, но затем, после того, как все захваченные территории будут истощены, вирусы начнут уничтожать друг друга.
        Картинка снова ожила - теперь места касаний двух цветов заполыхали ярким красным цветом. Напрягая все силы в этом поединки вирусы стягивали к фронтам свои силы, уводя их из захваченных систем. Они уничтожали друг друга, пируя телами проигравших, но менее чем через минуту всё закончилось - перед человеком висело всё тоже Кольцо, что и в начале показа.
        - На эту бойню уйдёт не более полусотни лет, - прокомментировала произошедшее Ролаша: - После чего данное скопление примет весьма оригинальный вид - примерно половина систем будет состоять только из звёзд, тогда как другая останется при своих планетах. Правда - только мёртвых.
        - Да уж, весело, - поёжился Игорь, поставив себя на место исследователя оказавшегося в этом уголке вселенной: - Оборжаться просто.
        - Возможен и иной вариант, - коротки улыбнувшись, продолжила женщина: - Он маловероятен, но вполне реален. Рассказать?
        - Давай.
        - Оба вируса достаточно успешно эволюционируют - это в них заложено Энфами, как способ сохранения динамики развития. Я вполне допускаю такой вариант, что, достигнув определённого уровня развития они начнут коммуницировать. Друг с другом. Деля системы между собой. Одним органику, другим… Ну, я вижу ты понимаешь, - улыбнулась она, увидев энергичное кивание слушателя: - Далее возможно два варианта. Первый - они всё одно устроят бойню, уничтожив друг друга, или же, исчерпав всё съедобное здесь, объединятся, начав поиск следующих источников пропитания.
        - Всё. Хватит! - Хлопнув ладонью по столу, Игорь поднялся озабоченно рассматривая щербину на столешнице - забывшись, он грохнул кулаком протеза: - Эээ… Извините.
        - Я всё исправлю, господин! - Возникший голос Два-Семь был полон радости от возможности оказать услугу хозяину.
        - Ты вовремя, - наклонившись над столом Маслов виновато погладил повреждённое место: - Что там буря? Стихла?
        - Да, господин! Ещё наблюдается лёгкое возмущение, но путь к Серой совершеннейше чист и абсолютнейше безопасен! Клянусь!
        - Ты и прошлый раз обещал, - хмыкнул Игорь и, предупреждая возмущение корабельного интеллекта, поднял вверх руку: - Отставить базар! Курс на Первый Бык! Полный вперёд!
        Глава 20
        Путь к Серой занял совсем немного времени - маркер корабля находился всего в трёх с небольшим тысячах световых лет от звезды.
        Буря, стихшая в полном соответствии со словами Два-Семь, хоть и оставила небольшое волнение пространства, но Игорю, примотавшему себя к креслу новыми ремнями, эти следы грозной стихии даже понравились.
        Уютно устроившись в кресле и укрытый тёплым пледом - на нём настояла Ролаша, он полудремал, полу-бодрствовал, потягивая горячий отвар трав с труднопроизносимым названием, который должен был благотворно сказаться на его психическом состоянии, подготавливая разум к новым испытаниям.
        Отголоски бури, всё же встретившиеся им на пути, несмотря на все старания Два-Семь, вызвали лишь слабое покачивание капитанского кресла, отчего Игорь, и так едва балансировавший на грани сна и реальности, начал похрапывать, вызвав на лице наблюдавшей за ним Ролаши довольную улыбку.
        Как было сказано выше, сам переход много времени не занял. Согласно первоначальному плану Два-Семь они должны били прибыть к первому быку моста аккурат в тот момент, когда стакан капитана покажет дно, но слыша похрапывание человека Интеллект изменил свои намерения.
        - Мы в шестидесяти минутах от точки назначения, хозяин, - подал он голос, когда Игорь принялся тереть глаза кулаками: - Световых, разумеется. Готов совершить переход по вашей команде.
        - Уже на месте? - Выбравшись из кресла, ремни, до того державшие его мело в своих мягких объятьях, спешно исчезли из виду, Маслов встал и покряхтывая от удовольствия стал разминаться: - Быстро. Я, вроде, только глаза прикрыл, а ты раз - и на месте.
        - Я старался, господин, - вежливо опуская почти часовую задержку ради сна хозяина, произнёс Два-Семь: - Жду вашего приказа на движение, если вы, конечно, готовы.
        - Ну как тебе сказать, - потянулся Игорь: - Я бы, сначала, перекусил, потом…
        - А потом ты бы опять спать завалился, - исчезнувшая на время его сна Ролаша возникла прямо перед ним: - Хватит отлынивать! Скопление в опасности, а он храпит!
        - Вот что ты сразу?! - Отмахнувшись, Игорь вернулся в кресло, где приняв соответствующую моменту горделивую позу, показал рукой на центр экрана: - Вперёд, Два-Семь! Пора посмотреть, что за Быка пращуры Энфов сотворили.
        Рисунок звёздного небо на миг помутнел и Игорь, продолжая величественно указывать рукой в пустоту поморщился - стоявшая рядом женщина во весь голос смеялась над ним, низводя в ноль всю торжественность момента.
        Серая звезда почти идеально соответствовала своему названию. Но подтвердить этот факт Игорь удалось далеко не сразу.
        Поначалу, когда лёгкое мерцание экрана сошло на нет, он решил, что Два-Семь ошибся, или, что много хуже, в системах корабля появился новый сбой - экран был полностью чёрен.
        Выждав для приличия десяток секунд и убедившись, что перед ним не проявилось и одной, самой захудалой, звёздочки, Игорь осторожно кашлянул, стараясь придать этому нехитрому звуку вопросительные интонации.
        Не сработало.
        Причём это «не сработало» касалось сразу двух моментов - Два-Семь продолжал молчать, а звёзды, прятавшиеся в темноте, не поспешили выглянуть из складок пространства заинтересовавшись новым звуком.
        - Эээммм… - Вытянув руку, Игорь покрутил пальцем в направление чёрного окна: - Два-Семь. А мы, собственно, где?
        - На месте капитан! Точно там, где и планировалось!
        - А ты уверен? Может, ну я только предполагаю, но может ты ошибся?
        - Перепроверяю… Беру пеленги на маяки… Нет, хозяин, всё верно. Мы точно посреди между Серой звездой и Первым Быком. Погрешность вывода маркера составила всего несколько километров!
        - Несколько ка-мэ?! - Встав, Игорь подошёл к экрану: - И ты это называешь точностью?!
        - А чем ты недоволен? - Вставшая рядом с ним Ролаша скользнув взглядом по черноте снаружи, пожала плечами: - Последний переход был на семь с лишним сотен световых лет. При таких масштабах, - покачала она головой: - Несколько километров это вообще ни о чём.
        - Может и ни о чём, - буркнул, не собираясь сдаваться Маслов и дёрнул головой в сторону экрана: - Но вот я вижу… Чёрт! Да я вообще ничего не вижу! Где всё?! Звёзды, туманности, Серая? Где всё это?! Центр опять же! Его с Кольца было видно - а здесь нет?!
        - И ты из-за этого злишься? Вот уж нашёл причину. Два-Семь, - провела она рукой над экраном: - Дай нашему страдальцу вид на Серую. Пусть успокоится.
        - Разворачиваю камеры, - откликнулся тот и прямо посреди чёрного поля возникла что-то маленькое, округлое и бледное.
        - Даю увеличение.
        Непонятный объект напрыгнул на зрителей, но Игорь, ожидавший чего-то подобного, даже не вздрогнул, чем вызвал одобрительный кивок напарницы.
        - Вот. Любуйся, - отступив в сторону она указала на серый шар: - Вы же хотели звезду, капитан? Получите.
        - И распишитесь, - пробормотал он, разглядывая редкое образование.
        Осиное гнездо, скрещённое с Юпитером - не богом, а планетой, вот на что походило это светило. От первого был взят цвет, а от второго знаменитые атмосферные реки этого газового гиганта, хорошо заметные на спутниковых фотографиях. Если кратно, то эту звезду можно было охарактеризовать как нечто серое, слабо светящееся и текучее.
        - Я её себе как-то по-другому представлял, - пошевелил Игорь пальцами подле изображения: - Не знаю. Серьёзнее, что ли. Она же источник питания моста, так где протуберанцы, ярость энергий? Где всё это? У меня сомнения, - повернулся он к Ролаше: - Что это вообще что-то может. Несерьезно как-то.
        - Два-Семь, - обратилась она к кораблю, не сводя взгляда с Маслова: - Наш капитан не уверен в Серой. Ну так покажи нам её, как есть, без прикрас.
        - Исполняю, - послышался тонкий голосок и экран вновь стал чёрным.
        - Вот так Серая выглядит из нашей точки, - прокомментировал он отсутствие какого-либо изображения: - Вот так, если мы применим фильтры. Начну с инфракрасного.
        В черноте заполыхал крупный багровый шар, окружённый россыпью тусклых угольков.
        - Эти мелкие, ну те, что едва тлеют, - показал на один из угольков рукой Игорь: - Звёзды? Те самые, что ЭнФы на Мост пустили?
        - Именно так, господин. Но прошу внимания на экран - сейчас будет вид через гравитационную составляющую.
        Багровый шар принялся стремительно наливаться светом, одновременно выбрасывая в стороны ослепительно белые лучи. Проследив за их бегом, Игорь с удивлением обнаружил цель их полёта - тусклые огоньки разграбленных звёзд набирали яркость стоило только такому лучу коснуться их поверхности.
        - Как видишь, - провела Ролаша рукой по ставшему похожим на сеть, экрану: - Серая не только даёт энергию, она ещё и подпитывает ею балансирующие на грани коллапса звёзды.
        - Удерживает в равновесии, - кивнул Маслов: - А что будет, когда мы энергию отберём?
        - Ничего хорошего, господин, - подал голос Два-Семь: - Вот результаты расчётов.
        Лучи, питавшие тусклые угольки звёзд, погасли и те, мгновенно уловив исчезновение кормящей их руки, немедленно пришли в движение. Некоторые, таких было меньшинство, просто тихо уснули, истлев до конца. Другие, и их было примерно половина от оставшихся, повторили путь первых, разве что предпочтя тихой смерти прощальную вспышку всех оставшихся сил.
        Коварнее всех оказались третьи.
        Проглотив выплеснутую своими товарищами энергию, они принялись расти в размерах, ни на йоту не повышая градус своего свечения. Казалось, что они будут расти бесконечно, пока не столкнутся, не слипнутся своими боками формируя мега-звезду, претендующую на абсолютное господство в Кольце.
        Этого не произошло.
        Распухнув до размеров средней системы, на миг замерев, шары разом задрожали, по их и без того тусклые бокам пробежали, змеясь, разводы трещин и ещё несколько секунд спустя, гиганты дружно опали, не оставив после себя и малейшего следа.
        - Иии… И где они? - Покрутил пальцем перед вновь ставшим чёрным, без малейшей искорки, экраном, Игорь: - Что? Вот просто лопнули - и всё? А как же катастрофа? ЭнФы же целый катаклизм обещали?!
        - Повторяю модель в масштабе Кольца, - пискнул Два-Семь и на экране появилось сплетенное из множества точек Кольцо. Поначалу ничего не происходило. Потом, в том районе, где находилась Серая, вспыхнула и быстро погасла целая пригоршня ярких точек. Стоило только Игорю пороморгаться, как выступ, кинжалом нацеленный на Центр, покраснел, стал бордовым и хоп! Налился чернотой пропадая из виду.
        Ещё несколько секунд ничего не происходило, а затем, по светлой части Кольца, поползли тонкие нити тьмы.
        Картинка увеличилась и перед Игорем предстал вид на участок скопления, если так можно выразиться, с высоты птичьего полёта. Ему было хорошо видно, как тонкие, чёрные даже на черноте пространства потоки вытекают из ставшего угольно-непроницаемым кинжала.
        Стоило такой нити коснуться звезды, как та, словно пойманная в паутину муха, начинала трепетать постепенно, снижая свою яркость, постепенно растворяясь в обступившей её темноте.
        Не прошло и минуты как здоровенный кусок звёздного пространства погрузился в сумрак, где едва-едва теплились крохотные огоньки чудом уцелевших светил.
        Камера отодвинулась, давая вид на всё Кольцо и Игорь тихонько вздохнул, представляя, что именно он сейчас увидит.
        Точно так всё и произошло.
        Заливавшие Кольцо потоки тьмы быстро погасили собой свечение звёзд, и Маслов уже хотел было отвернуться от экрана, ожидая, что шоу на этом и закончится, но тут картинка снова пришла в движение.
        По чёрной массе, неровным и разлохмаченным ободом окружавшей ярко горевший Центр, пробежали всполохи молний. Наблюдая как их ломанные тела, одним росчерком перекрывавшие десятки тысяч световых лет, то сливаются вместе, то разбегаются, Игорь невольно передёрнул плечами, поражаясь мощи природы.
        Недолго длился их ослепительный танец.
        Росшая быстрее других молния, чьё тело не спешило исчезать из виду, принялась поглощать своих меньших собратьев, вливая их силы в себя. Вот она перечеркнула собой треть кольца, вот уже половину - прошло совсем немного времени и молния, уподобившись кусающей себя за хвост змеи, замкнулась сама на себя, залив черноту бывшего кольцевого скопления ярким бело-синим светом.
        Вспышка, произошедшая сразу после этого, ослепила Игоря, несмотря на все старания Два-Семь, притушившего фильтрами им же и созданную проекцию.
        - Ничего себе, - размазывая по щекам невольно выступившие слёзы: - Вы тут намоделировали! Если так и по-настоящему жахнет, то я за свою галактику опасаюсь.
        - Чего это? - Проявившаяся рядом Ролаша показала рукой на Стража, державшего в тонких щупальцах сразу несколько платков: - До Земли только свет дойдёт, всё опасное успеет раз десять рассеяться. П