Сохранить .
Право на жизнь Алексей Рудольфович Свадковский
        Игра Хаоса #3
        Невидимые барабаны грохочут в твоих ушах, отдаваясь во всем теле и заставляя замирать душу, а врата Великой Арены готовы раскрыть свой голодный зев. Значит пришло время Турнира, и Владыка хаоса созывает Игроков, где бы они ни были. Пора показать все, чему научился: сражаться, выживать, маскироваться и убегать. На Турнире в ход пойдет все - важна каждая крупица на весах победы. Ведь твой враг такой же Игрок, желающий выжить не меньше тебя. Пришло время доказать свое право на жизнь!
        Игра Хаоса. Право на жизнь
        Алексей Свадковский
        Глава 1. Тысяча островов
        Тысяча Островов
        Горизонт пока еще чист, но я все равно напряженно вглядываюсь вдаль, ожидая в любой момент увидеть мелькнувшие над водой тела морских змеев. Примитивная оптическая трубка дает слишком малое увеличение, и я еще раз остро пожалел о той, что мне когда-то сделали на Свалке. За спиной глухо прогрохотала бочка, заставив оторваться от наблюдения и на миг оглянуться назад.
        Моя команда сосредоточенно занималась делом. Карл и Кейн в четыре руки с натугой катили по палубе бочонок, Меджех с Саймирой споро таскали из трюма куски разрубленных туш и выкидывали их за борт. Наш кораблик сильно напоминал бойню для скота, но с этим пока ничего не поделать, потом отмоем, вычистим, отскребем доски от крови и заново их отполируем, но все это будет потом, сейчас главное успеть.
        - Вы еще долго будите возиться? - нетерпеливо уточнил я, наблюдая как братья, наконец, докатив тяжелый бочонок, готовятся вылить его содержимое за борт. Мы слишком рисковали, долго оставаясь на этом месте, и каждая минута задержки уменьшала наши шансы успеть отойти достаточно далеко.
        Карл, на миг отвлекшись, чуть не выронил бочонок, но сумел удержать скользкий бок и крикнул:
        - Еще два! - потом выбил пробку, и из бочонка в море полилась густая, ярко-красная кровь. На палубу из трюма выскользнул Меджех, тащивший крупную тушу четырехрога, и весело крикнул:
        - Не дергайся, у нас почти все, еще пара минут, и мы поможем парням.
        «Мы слишком долго возимся, надо было нанять помощников из местных» - в очередной раз упрекнул я себя. Я бы и сам с удовольствием помог парням вместо той же Саймиры, но так уж получилось, что в нашей команде у меня не только самое острое зрение, но еще и Маска Хранителя ночи, благодаря которой я вижу еще дальше и лучше.
        Вернувшись к наблюдению за морем, я стараюсь контролировать происходящее на корабле хотя бы на слух. На душе было тревожно, интуиция противным червяком ворочалась в груди, заставляя нервничать и уже в пятый раз проверять, все ли готово. Слишком неудобный враг нам достался на этот раз. Мне впервые приходится охотиться на камузинов - огромных морских змеев, живущих в этом мире. Обычно эти создания держаться вдали от мест, где проживают разумные. Для них нужны глубоководные места и привычная добыча: макаританы и лондеры, не обитающие рядом с островками ал-маруни.
        Но эти два змея отличались от своих собратьев столь сильно, что вряд ли те признали бы в них себе подобных. Эти существа, подвергнутые воздействию тьмы, сильно изменились. Камузины и так не маленькие твари, наделенные огромной силой и защищенные очень прочной чешуей, но эти были значительно крупнее своих обычных собратьев. Мелкая чешуя из обычного светло-голубого цвета стала антрацитово-черной и приобрела сопротивление к силе воды, что стало гибельным сюрпризом для парочки Стражей Вод, прибывших чтобы устранить эту угрозу.
        Морские змеи, измененные Хозяином Глубин, представляли слишком большую проблему для жителей сразу нескольких крупных островов. Твари распугали всю рыбу в окрестных водах, не давали рыбакам выйти в море, атакуя лодки: переворачивая их, разбивая ударом хвоста или раскусывая как орехи громадными челюстями. Даже крупные корабли торговцев не были в безопасности. Камузины, вынырнув из воды, обвивались вокруг корабля и, сдавливая его как в тисках своим длинным черным телом, разламывали прочный корпус, а потом поедали моряков, оказавшихся в воде. У этих созданий возникла неодолимая страсть к крови и плоти, привнесенная той же силой, что изменила их тела.
        На палубе еще грохотала очередная бочка, когда я заметил вдали мелькнувшую черную точку. Вглядываясь и затаив дыхание, я ждал, не желая допускать ошибку. Но глаза меня не подвели - над поверхностью воды вновь промелькнуло черное гибкое тело.
        Я обернулся к стоящему у руля Караху и резко выкрикнул:
        - Уходим!
        На что тот лишь молча кивнул и махнул рукой с зажатой в ней яркой тряпкой. Из воды показался толстый канат, привязанный к носу нашего кораблика, а на берегу сотни ал-маруни, все взрослое население местного поселка, одновременно потянули его на себя. Я, не теряя время на подъем якоря, рубанул тесаком по анкерному тросу, оставляя якорь на дне: ничего, потом подберем.
        Постепенно ускоряясь, наш небольшой кораблик все быстрее уходил от места, в котором как в бульоне из крови, плавала почти сотня расчлененных туш различных зверей, купленных в Двойной Спирали. Пятьдесят шагов, семьдесят - наш корабль все дальше, а морские змеи все ближе к приманке. Удивительно быстрые создания, за столь короткий срок они преодолели втрое большее расстояние, чем то, на которое мы успели отойти.
        Еще немного и я вижу их плавающих на месте нашей недавней стоянки. На фоне моря отчетливо видны кольца тел, время от времени мелькают головы, с зажатыми в пастях кусками мяса, похожими на фоне змеев на крохотные булочки для разогрева аппетита. Твари ненасытны, они алчно пожирают предложенное угощенье, но надолго его не хватит.
        Жадно заглатывая добычу, змеи предвкушают, что придет очередь и деревянной скорлупки, пытающейся ускользнуть от них к острову. Сладким кусочкам мяса, что скрываются на ней, все равно не спастись, они не успеют. Эмоции тварей, что улавливал я, уже не мешали и не отвлекали. Я стал привычен к своему дару и воспринимал его, как шум моря: слышал лишь тогда, когда хотел этого сам.
        Опустившись на колено перед небольшим деревянным ящиком, я был занят важным делом. В ящике на мягкой подложке покоилось небольшая стеклянная сфера, вся покрытая рунами. Одну за другой я их активировал, старательно повторяя порядок, нарисованный на листке бумаги, что держал перед собой. Последнее касание к руне йотун заставило сферу засиять холодным голубым светом. А я, достав из-за пояса пращу, вложил сферу в гнездо и принялся с силой раскручивать, наглядно показывая братьям, что нет бесполезных умений и знаний, и можно обойтись без постройки катапульты. Бросок и, переливаясь в небе, снаряд летит к камузинам, чтобы спустя пару ударов сердца разбиться об воду точно между телами змеев, мгновенно обращая в лед все на пятьдесят шагов вокруг себя. Бомба с зарядом Абсолютного холода, созданная в Доме Льда, сработала идеально. Вода вокруг возникшей ледяной глыбы забурлила, замелькали не скованные льдом хвосты - твари пытались вырваться из ледяной ловушки.
        - И что теперь? -- Саймира, тихо простоявшая все это время рядом со мной, с интересом смотрела на беснующихся морских монстров. - Накроешь ДЫХАНИЕМ ПРАРОДИТЕЛЯ ДРАКОНОВ или используешь РОЙ МЕТЕОРОВ?
        - Ни то, ни другое. Меджех, твоя очередь! - Пока друг картинно целился Активатором, я все-таки решил ответить: - ДЫХАНИЕ в водной среде мало эффективно и, скорее всего, даже не убьёт их, РОЙ же испортит шкуру змей, а у меня на нее большие планы: такой товар в Двойной Спирали легко найдет покупателей, да и нам одежда или обувь, сделанная из нее не помешает. К тому же, ты назвала карты, откат которых велик - не стоит тратить заклинания, если есть более простой способ.
        Меджех не стал долго мучить нас ожиданием - ОБЛАКО-ВАМПИР заскользило над поверхностью воды в место, которое он выбрал точкой привязки. Вот и все, теперь осталось только ждать. Змеи не смогут быстро разбить сковавший их лед - по прочности он не уступит стали. Повелитель Иней, создающий это оружие, был истинным мастером, по признанию всех кто хоть раз использовал его поделки. А дальше ОБЛАКО сделает свое дело, высосав из камузинов жизненные силы, постепенно ослабляя их, и в конце концов добьет, не испортив шкуру.
        Спустя шесть часов на берегу острова я стоял возле хижины вождя, а тот вместе с местным жрецом сосредоточено выводил на раковине, что я им подал, сложный рисунок. Постепенно на белой поверхности проступали контуры стилизованных змеев, чьи туши покачивались возле берега. Темно-бордовое ОБЛАКО-ВАМПИР почти час высасывало жизнь из камузинов. В момент, когда те особенно отчаянно вырывались из ледяных оков, я даже был готов ударить чем-нибудь посильнее, плюнув на риск испортить дорогую кожу, но все-таки призванное Меджехом создание сумело справиться с морскими змеями, выпив их жизни вместе с кровью.
        - Прими, воин, - старейшина с поклоном протянул мне раковину. Когда-то подаренная мне Тихой Водой, она благополучно провалялась в моей комнате в Городе Двойной Спирали, а теперь служила верой и правдой, этаким удостоверением борца с мерзостью из глубин. Теперь на ее поверхности были вытравлены рисунки тварей, истребленных нашей командой, а началось это так….
        Поиски святящегося жемчуга не задались у нас с самого начала, тьма Хозяина Глубин безжалостно воздействовала на все, чего касалась, изменяя и извращая все вокруг. Раковины отрастили зубы и теперь пытались отхватить руку ныряльщику, а внутри них, вместо сверкающих жемчужин, мы находили комки слизи, отдаленно похожие на глаз. Безобидные раньше рыбешки плевались ядом, кораллы при прикосновении жгли кислотой. Мои надежды быстро заработать дайны почти рухнули, и хоть мне и слова никто не сказал, я понимал, что всех подставил со своей идеей прибыть сюда.
        Но то, что лишило нас заработка, нам же и помогло. Жителям островов была нужна помощь в борьбе с мерзостью, что приходила из глубин. Немногочисленные Стражи Вод с ней уже не справлялись. В первый раз у нас попросили помощи в уничтожении колючих медуз, расплодившихся возле острова Сломанных Клыков. Сотни желеобразных созданий, своими прикосновениями обжигающие не хуже концентрированной кислоты, практически истребили все живое возле острова, заставив голодать жителей деревни. Староста рискнул нанять меня, увидев висящую на моей груди раковину. Почему-то называя меня Воином Богини.
        На совете почти все члены нашей команды высказалась против того, чтобы тратить на это время. Им казалось невозможным истребить этих опасных существ, заполонивших местные воды, а, значит, и помогать местным жителям - всего лишь напрасная потеря времени и сил. Но я тогда не согласился: у меня была идея, как это сделать.
        Наутро я отправил Меджеха в Город Двойной Спирали. Не раз, будучи охотником, я использовал старый трюк, отлично показавший себя, когда мы охотились в Диких Мирах. В Двойной Спирали можно купить манок, призывающий к себе все живое на расстоянии пары тысяч шагов вокруг. Крайне удобно, когда не надо бегать за зверьем по буеракам, а оно само выходит, подчиняясь воздействию магии призыва. Можно ограничить вид приманиваемых существ, капнув пару капель крови на навершие жезла в виде стеклянного шара. Недешевая вещь и с ограниченным числом применений, но награда, предложенная старостой деревни, должна была все окупить. Я не был полностью уверен, что это нам поможет с медузами, но все-таки решил рискнуть, и оказался прав.
        После активации манка море вокруг нашего корабля заполнили сотни медуз - они плыли со всех сторон: десятки, сотни, а может и тысячи, влекомые силой жезла, прикрепленного к днищу. Они плыли отовсюду, заполняя собой все окрестные воды. И когда начало казаться, что еще немного, и они полезут на палубу, в воду ударил электрический заряд, усиленный грозовым камнем. СКАЧУЩАЯ МОЛНИЯ разом уничтожила всех опасных тварей, усеяв море сотнями вонючих трупов.
        Эту процедуру мы повторили еще несколько раз, пока на зов манка не откликнулась ни одна желеобразная тварь. Мы с чистой совестью потребовали оплаты своей работы у вождя, и тот, не торгуясь, отдал нам пять крупных жемчужин, оставшихся у него с лучших времен. А нашу раковину украсил первый символ.
        Немного полюбовавшись на змея, нарисованного на поверхности раковины, я выжидательно посмотрел на старенького вождя, сидевшего на пороге хижины, и тот протянул оговоренную плату: небольшой кожаный мешочек, из которого мне в руки выкатилась крупная жемчужина. Спрятав ее в сомкнутых ладонях, я выждал время, а потом стал любоваться сиянием. Она светилась мягким лучистым светом, а внутри вспыхивали и гасли крохотные звездочки и огоньки - впервые вижу подобную красоту. Я подождал, пока сияние не угасло, и только потом продолжил заниматься делами.
        - Сколько времени нужно вашим людям, чтобы разделать камузинов и снять с них кожу?
        Немного подумав, глядя в морскую даль, и даже что-то подсчитав на пальцах, старейшина выдал результат размышлений:
        - Восемь дней.
        - А сколько займет выделка шкур?
        - Если хотите получить самую прочную и при этом гибкую кожу, то не менее двух ваших малых циклов. И половина полученного сырья наша, за работу.
        - Хорошо, но мы забираем себе всю тонкую кожу и клыки морских змеев, вам будет все остальное.
        Вождь не стал со мной спорить и согласился. Мы скрепили уговор, окунув ладони в море и пожав мокрые руки - так ал-маруни призывали воду в свидетели. Сделка заключена, и я, довольный, пошел к нашему кораблю. Только тонкая кожа с живота и возле горла морских змеев годилась для пошива одежды или обуви, а вся остальная была для нас бесполезна, а вот местные жители используют ее для обшивки своих лодок, делая их крепче и прочнее. Так что сделка была выгодна для обеих сторон.
        На борту нашего корабля уже вовсю шла уборка и помывка. Стоя в тени берегового навеса, я с интересом смотрел как Саймира руководит работами. Было забавно наблюдать, как она гоняла Меджеха, собравшегося после охоты просто подремать на солнце. Но после безуспешной попытки сначала отказаться, а потом спрятаться, он решил, что проще сделать, что Саймира хочет, чем слушать несколько дней подряд ее рассуждения о мужчинах и грязи, регрессе, эволюции и свиньях. Не все из сказанного анир Кот понял, но решил за лучшее согласиться, и теперь с самым безрадостным видом возил мокрой тряпкой по носовой надстройке.
        Братьям не так повезло: они, получив пару затрещин и инструменты в руки, отскребали палубу от засохшей крови. Карах возился со снастями, проверяя паруса и канаты. Даже маленькой Найле нашли дело, отправив чистить рыбу для будущего ужина.
        Сама Саймира отвела себе не менее важную задачу: контролировать ход работ. Глядя на нее, я невольно залюбовался: короткие шорты весьма аппетитно подчеркивали ее попу, совсем не скрывая длинных, загорелых ног, короткая маечка весьма неплохо подчеркивала высокую грудь, трогательно торчащие ушки из развиваемых ветром волос, гибкий хвост с кисточкой на конце, который так хочется погладить…
        Я полностью понимал парней, которые, отложив скребки, украдкой любовались на ее задницу, благо Саймира дала им для этого отличную возможность: ей надоело смотреть на мучения Меджеха со шваброй, и она, отобрав орудие труда, стала энергично тереть палубу, попутно объясняя, почему он делает это не правильно.
        Наблюдая, как энергично при этом мотается ее хвост, я понял, что пора мне показаться и отвлечь народ, пока дело до драки не дошло. Саймира довольно воинственна и может не только словом, но и кулаком, или что там у нее подвернётся под руку, доказывать свою правоту или нести в мир справедливость в ее представлении.
        Подняв руку с жемчужиной вверх, я громко крикнул, отвлекая свою команду от насущных дел. Все недоразумения сразу были забыты, и ребята сгрудилась вокруг меня, рассматривая нашу награду…
        А вечером был пир, уставшие от страха ал-маруни решили устроить праздник и отметить победу над монстрами. Из тростниковых домов вынесли на небольшую площадь столы, женщины приволокли разнообразную снедь, приготовленную из свежего улова, что успели за день добыть рыбаки, из ледника достали кувшины с брагой молочных орехов. Мы тоже внесли свой вклад, и на небеленой парусине рядышком лежали песчаный краб и копченое мясо иглохвоста, стояли пузатый кувшин с брагой и бутыли с тусанским желтым вином.
        Музыканты старались во всю и незамысловатые мелодии дудок и барабанов не давали усидеть на месте. Мы пили, ели, танцевали, а когда устали деревенские музыканты небольшой стерео проигрыватель, нашедшийся в сумке у Кейна, не дал танцующим отдохнуть, снова зовя на танец.
        Эта ночь длилась и длилась, я запомнил ее как какой-то волшебный калейдоскоп. Мелькание смеющихся лиц, море, звезды, костры. Вот мы с Саймирой кружимся в центре круга из женщин, напевающих грустную и мелодичную песню. Мигнуло, и уже я и Меджех соревнуемся, кто быстрее выпьет залпом за один заход кувшин с легким вином. Следующее воспоминание - я стою и слушаю Карла, который объясняет мне, как на корабль надо установить стреломет, рисуя чертеж соусом на столе, а я глубокомысленно ему киваю…
        Очнулся я уже стоя на носу корабля рядом с Карахом, где мы наблюдали, как встает солнце, величаво выплывая из моря. Заря только разгоралась, и лучи светила лишь слегка окрасили море и горизонт рассветным сиянием. Карах тихо спросил:
        - Вы сегодня уходите?
        - Да, нам пора, времени почти не осталось.
        Скоро Турнир, а у нас куча дел, которые можно сделать только в Городе Двойной Спирали. У Карла с Кейном совсем плохо с боевыми картами, а сейчас найти их не по космическим ценам очень трудно, одна надежда на Саймиру. Мне тоже не помешает кое-что прикупить из снаряжения. Да и команду поднатаскать в турнирных боях в комнате под Ареной будет не лишним.
        - Сколько мне вас ждать? - Карах не отрываясь смотрел на море, словно и не ждал моего ответа.
        - Не меньше малого цикла, - чуть подумав, ответил я, мысленно прикинув, сколько у нас будет времени после Турнира. - Но на всякий случай пусть будет тридцать дней. Если после этого никто из нас не появится, считай, что нас уже нет, и все наши договоренности теряют силу. Дальше ты уже сам по себе и сам будешь решать, что тебе делать.
        Некстати зачесался под повязкой раненый глаз, несмотря на зелье регенерации и амулет ассирэя, я еще долго не смогу смотреть на мир обоими глазами. Он словно бы напоминал мне, что часто все идет совсем не так, как планировалось.
        Карах молча кивнул головой, соглашаясь с моими словами.
        Не удержавшись, я все-таки попросил его оставить дочь на берегу: мы собирались отправиться к острову Акульей Пасти, а тот находился на самой границе Темных вод.
        - Не стоит рисковать, беря Найлу с собой. Может, оставишь ее здесь, в поселке? Тут неплохие люди, они присмотрят за ней, если с тобой что-то случится.
        - Нет, - покачал головой Карах. - Это сейчас, пока столы ломятся от еды, она никому не будет в тягость. А через год или два, когда из глубин придет очередное зло, и когда рыбаки снова будут возвращаться с пустыми сетями, все вспомнят о лишнем рте, который приходится кормить. Ты не испытывал никогда настоящий голод и тебе не понять, каково это, когда ты готов на все что угодно, лишь бы хоть на миг унять резь в желудке.
        Помолчав, он тихо добавил:
        - Я не хочу для своей дочери такой судьбы. Если нам не повезет, то лучше уж сразу и быстро. Мы всей семьей уйдем на Жемчужный Остров. - И он с нежностью провел ладонью по борту корабля. Этот красивый и быстрый кораблик Карах купил на жемчужину, найденную когда-то его женой, и назвал ее именем - Сэллой. Я пару раз даже замечал, как он украдкой разговаривает со шхуной, будто та и вправду была его женой, рассказывая про то, как растет их любимая дочка.
        - Пусть будет так, ты волен в своем ребенке, - принял я его выбор. «А если ты погибнешь, я постараюсь за ней присмотреть», - решил уже про себя.
        Я пошел будить членов своей команды: нечего спать, когда начальство думает, пора в путь, а если будет на то воля Хаоса, с Карахом мы встретимся в Городе-на-Сваях, через малый цикл, как и договорились.
        *******
        Сияние перехода погасло за последним из Игроков, и Карах отправился по делам. У него впереди было еще много работы. Ему предстояло найти команду для перегона корабля к Городу-на-Сваях, докупить необходимые на перегон запасы, наполнить бочки пресной водой и сходить к жрецу договориться о плате за обновление Морской Пелены - заклятья, что скрывает корабли от глаз Измененных.
        Но Рэнион прав, от такого шанса не отказываются.
        О затонувшем корабле торговцев из-за Сизого Океана им рассказал старик, вышедший к их костру на одном крохотном островке, где они пытались искать светящийся жемчуг. Он был единственным выжившим после набега Измененных на местную деревеньку. Старик долго сидел и смотрел, подслеповато щурясь, на огонь костра, а потом аккуратно стал есть, отщипывая по небольшому кусочку от рыбы, предложенной ему Рэнионом. Когда рыба закончилась, как и питье в кружке, он неожиданно заговорил сухим надтреснутым голосом, рассказывая о своем деде Силуре Большой Парус.
        О том, как он вышел в море охотиться на морских змеев и попал в Великий Шторм. Огромные волны мотали между собой крохотную деревянную посудину, пока не разбили о скалы. И как дед, предвидевший этот исход, обвязал себя веревкой вокруг мачты, и его долго носило среди волн, пока не выбросило на берег чужого острова. Там, возле рифов, он увидел огромный корабль, гибнущий на скалах: сила удара была такова, что даже каменное дерево, из которого был сделан его корпус, не выдержало и проломилось. Очередная волна сорвала корабль со скал, в пробоину хлынула вода, и буквально за несколько мгновений корабль со всей командой ушел на дно.
        Силур еще долго не мог выбраться с того острова - туда не заходили лодки рыбаков, - но мысль о погибшем корабле не давала ему покоя. Этот корабль был знаком каждому жителю на архипелаге, торговцы на нем привозили огромные богатства. Раз в год, преодолевая Сизый Океан, они приплывали на архипелаг, привозя разный редкий и дорогой товар, и обменивали его на сокровища жителей островов. Сейчас все это покоилось на дне, и никто, кроме Силура, об этом не знал.
        Уже выбираясь с острова, дед узнал, что провел все это время на острове Акульей Пасти. Он не смог туда вернуться - Великий Шторм, потопивший его лодку, был вызван падением Черной звезды, принесшей в их мир из неведомых далей чужого бога, ставшего впоследствии Хозяином Глубин, и те воды стали очень опасны. Спустя годы дед все-таки попытался найти богатства, покоящиеся на дне. Вместе с парой смельчаков на небольшой лодке он ушел в поисках удачи, перед уходом поведав эту историю сыну, и не вернулся. В свое время сын передал это предание своему сыну. Но старику было некому передать эту историю, все его родные погибли, и он решил рассказать ее в благодарность за тепло костра и несколько кусочков вареной рыбы.
        Еще немного посидев, старик заснул, а утром они увидели, что он умер во сне. Уйдя так же тихо и незаметно, как и пришел. Его похоронили в море, как принято у ал-маруни.
        Глава 2. Учебная арена
        Город Двойной Спирали.
        Одуряющая жара давила, мешая думать. Влага, висевшая в воздухе туманным маревом, сокращала и без того не великий обзор и заставляла одежду противно липнуть к телу. Сделав несколько шагов, Кейн остановился, чтобы прислушаться к джунглям и смахнуть едкий пот, заливавший глаза.
        «Лес сам расскажет тебе обо всем, если только ты сумеешь его услышать и правильно понять». Он очень надеялся, что эти слова опытного бойца можно применить и к окружающим его джунглям, где покрытые лианами деревья создавали порой непроходимую стену, через которую нужно было буквально прорубаться, чтобы двигаться вперед. Именно эти звуки Игрок и рассчитывал услышать: его противник - такой же человек как и он, и летать по воздуху или ползать под землей точно не может, во всяком случае Кейну оставалось на это надеяться.
        Чутко ловя звуки, долетающие до него из леса, начинающий служитель Хаоса, как его и учили, старался не терять времени зря, а с пользой использовать каждый миг, не связанный боем. Одним глотком выпить довольно противное на вкус ЗЕЛЬЕ ВОСПРИЯТИЯ: оно вдовое усилит зрение, слух, осязание и обоняние. Так легче выследить врага в этих зарослях. Потом защита, для этого подойдет мазь - СТАЛЬНАЯ КОЖА. Торопясь, парень расстегнул рубашку, и втер средство в грудь и живот, через некоторое время под его воздействием кожа начнет терять гибкость, и превращается в панцирь. Тут главное не переборщить с площадью применения, иначе вместо ожидаемой пользы получишь не нужные проблемы. И не забыть: без промедленья вытереть мазь с руки, что бы та не превратилась в живую булаву, которой хорошо стучать по головам, но невозможно использовать как-то иначе.
        И наконец, настало время для горького зелья из небольшого красного пузырька. Маслянистая жидкость стремительно прокатилась по пищеводу и «взорвалась» в желудке букетом непередаваемых ощущений, мгновенно ускоряя проводимость нервных окончаний. Кейн был уверен, что это довольно редкое и дорогое зелье поможет ему победить в этом поединке.
        Спустя секунду он двумя пальцами выхватил из воздуха мошку, одну из сотен, что мельтешили вокруг. Мгновенье полюбовавшись, стряхнул на землю раздавленный трупик. Чувство собственной силы пьянило как выдержанное вино! Весь мир словно замедлился, еще секунду назад стремительно мелькавшие в воздухе небольшие зеленоватые птицы теперь едва двигали крыльями. Насекомые, жужжащие над ухом, лист, падающий с дерева - все это стало невыносимо медлительным. Кейн радостно рассмеялся от переполнявшей его мощи: теперь ничто не казалось невозможным.
        Магия зелья, бурлившая в крови, требовала действий: хотелось стремительно двигаться вперед, найти врага, схватиться с ним в рукопашной. Теперь он не боялся грядущей схватки - он жаждал ее! Но уроки старого кота не прошли даром, в голове звучали, словно вбитые туда молотом, наставленья Меджеха: «Ни зелья, ни магия не должны определять твои дальнейшие шаги, только ты сам можешь решать, как действовать, исходя из оценки окружающей обстановки». И Кейн заставил себя спокойно сесть на землю и прислушаться. Сейчас жизненно необходимо было постараться в какофонии окружающего леса уловить то чуждое, что привнесено туда другим Игроком, продирающимся сквозь джунгли в его поисках.
        Он ждал, стараясь не отвлекаться ни на что: ни на крики беснующихся хвостатых тварей, прыгающих по деревьям, ни на голоса птиц и жужжание насекомых. Он должен уловить главное и, кажется, сумел это сделать. Хруст сломанной ветки где-то впереди заставил парня насторожиться. Прислушавшись, он продолжил ждать: права на ошибку у него не было.
        Звук повторился, и Кейн про себя улыбнулся: кустарник ломается порой так громко. Пора! Пока сила зелья действует, пока нет отката, надо нанести удар. Послушное тело срывается в бег сквозь джунгли. Движение всколыхнуло утихнувшее было нетерпение, и бойцу с трудом удавалось осторожно двигаться по пологой дуге, заходя за спину врагу. Хотелось мчаться сломя голову, упиваясь скоростью и силой, но необходимость сохранять тишину заставляла сдерживаться. На миг замереть, убедиться, что все сделано правильно, направление выбрано верно, и продолжить бег, довольным собой.
        Его враг забрел в заросли засохшего кустарника и теперь пытался выбраться из него. От Кейна кустарник отделяла только широкая поляна, в центре которой лежал толстый ствол поваленного дерева. Стремительный рывок через нее, и парень лишь чудом успевает увернуться от веревочной петли, почти захлестнувшей ноги. Он пытается откатиться в сторону, уходя с возможной линии атаки, как его учили, но не успевает - резкий удар в спину отбрасывает вперед. И уже лежа на земле, приходит понимание - тело пробито почти насквозь. Он хрипит, выплевывая собственную кровь, выпитое ЗЕЛЬЕ ВОСПРИЯТИЯ усиливает все его чувства, в том числе и боль, и та сейчас буквально сводит с ума, разрывая мозг на сотни кусков, заставляя тело корчиться в судорогах.
        Арбалетный болт, прервавший мучения, был для него благом, хотя ослепленный болью Игрок вряд ли осознавал это.
        Бой завершен.
        Кейн очнулся на каменном полу и долго лежал, не в силах встать, тупо смотря на тусклый свет факелов, едва освещавших небольшую комнатушку. К нему подошел Меджех и участливо протянул бутылку с водой.
        - На, попей, хоть немного отвлечёшься от боли.
        Парень нехотя заставил себя сесть и жадно выпил несколько глотков прохладной воды. И почти с ненавистью глянул на командира, стоявшего возле каменного диска и что-то активно обсуждавшего с Саймирой. Наверное, место нового тренировочного боя.
        За сегодняшний день он умер три раза, и дважды его убил Рэнион.
        Еще один большой глоток воды пришелся как нельзя кстати и почти вернул Кейну утраченное равновесие, заставив уделять внимание не только себе, но и окружению. Он с тревогой посмотрел на брата, сидевшего возле стены и так и не пришедшего в себя до конца после последнего боя. Рэнион натравил на него клыкорыла, поставленного под контроль с помощью эмпатии. И не успевшему среагировать на атаку твари Карлу она распорола живот, а потом долго таскала по поляне, раскидывая внутренности, пока его не добил лидер. Кейн не понимал, зачем эти адские муки в тренировочном бою? Ведь они должны учиться, а не страдать, испытывая боль, чему они могут научиться, мучительно умирая в каждом тренировочном поединке? Об этом он не удержавшись и спросил у Меджеха, улегшегося рядом и закурившего небольшую трубку.
        Тот ответил не сразу. Сначала сделал большую затяжку и выпустил голубой дым в потолок, и только потом, немного подумав, все-таки дал ответ:
        - Боль очень хороший учитель. Испытав подобное в тренировочном бою, ты вряд ли захочешь повторения в настоящем, а если ее не будет сейчас, не появится страх и в реальной схватке. Ты не сможешь уйти от атаки, среагировать правильно - ведь где-то в рефлексах у тебя будет сидеть, что эта молния или зверь не причинят тебе боли и не смогут тебя убить. Так что Рэн все делает правильно, натаскивая вас для настоящего боя.
        Кейн взглянул на командира, продолжавшего что-то обсуждать с Саймирой, и решил продолжить расспрашивать Меджеха, пока есть такая возможность.
        - Я не понимаю еще одного: почему Рэнион совсем не расстроился после потери делвмерейна? Насколько я знаю, за него можно было получить столько дайнов, что хватило бы купить чуть ли не десяток золотых карт да еще бы и на обычные осталось. Да ладно, делвмерейн, - забыв о боли, Кейн даже привстал, - за ним же Изгои охотятся с Тираной, а с ней даже Калиссана справиться не может! А ему словно все нипочем. Другой бы уже давно забился в щель, боясь высунуться, командир же вместо этого жемчуг ищет, нас тренирует… Я не понимаю, почему он так себя ведет? Меджех, объясни?!
        Кот, сделав новую глубокую затяжку из трубки, на выдохе произнес лишь одно короткое слово:
        -- Иншера.
        Кейн непонимающе на него посмотрел, а потом потребовал уточнения:
        - Это что, религия такая?
        - Нет.
        Меджеху совсем не хотелось говорить, долго и нудно объясняя новичку вроде Кейна то, что возможно понять и прочувствовать лишь самому. Для этого нужно прожить и испытать на своей шкуре гораздо больше, чем досталось на долю братьев. Но понимая, что Кейн не отстанет и будет нудеть без конца, все-таки решил попытаться объяснить:
        - Иншера - это не религия, а отношение к жизни. Представь себе, что наша жизнь - это море, по которому ты плывёшь. Волны то поднимают тебя, то опускают. Хорошее и плохое все равно случается в твоей жизни, и не важно, насколько хорошо или быстро ты плывёшь. Оно все равно приходит, и тебе остаётся лишь принять ниспосланное судьбой. Боль, разочарование, потери и расставания сменяются новой волной, приносящей радость победы, находки, новых друзей и новых врагов… Все это неизбежно, и все что тебе остается - просто плыть дальше.
        Осмыслить услышанное Кейну не дали. Рэнион закончил разговор с Саймирой и подошёл к ним. Сейчас парню предстоял традиционный разбор боя. Присев на корточки у стены, командир посмотрел на него и требовательно спросил:
        - Какие основные ошибки ты допустил во время боя? У тебя было время подумать.
        - То, что в него вообще вступил? - пробурчал Кейн.
        - Правильный вывод, - командир не оценил шутку, восприняв его слова всерьез. - Если тебе предстоит сражаться с заведомо более сильным противником, то лучше не дать этому бою состояться. Но сейчас мы разбираем уже произошедший поединок, чтобы ты смог выжить уже в реальном бою. В чем твоя основная ошибка, Кейн?
        - То, что не учел возможность ловушек.
        - Не совсем. То, что ты вообще пошел на источник звука. Новичков часто ловят на этот трюк: вы слишком предсказуемы, вам необходимо узнать, что там шумит или гремит. И в итоге идя на звук, новичок попадает в подготовленную заранее ловушку, как это было сейчас. Мелкий зверек, заброшенный в сухой кустарник, мечется там, создавая источник шума. Ты бежишь, чтобы проверить его, и попадаешь на поляну, где тебя уже жду я.
        - А где ты прятался? Я же должен был почувствовать твой запах, - огорченно спросил Кейн.
        - В стволе дерева. Отличная позиция: поляна просматривается вся, а меня заметить ты не мог. Да и запах древесный перегной отлично скрывает.
        - А где ты ловушки научился так ловко делать? - в Кейне проснулось любопытство.
        - В Академии Железных Клинков. Надеюсь, ты понял свою основную ошибку, и еще: зелье СТРЕМИТЕЛЬНОЙ СИЛЫ ты выпил слишком рано, его надо пить пред схваткой, иначе рискуешь не успеть и словить в бою откат. Все. Пока отдыхай, а потом Меджех позанимается с вашей тройкой ножевым боем и маскировкой.
        *******
        Вечером в тайном убежище - новом доме нашей команды - когда мелкие, уставшие после тренировок, уже спали, мы с Меджехом, разместились в беседке, и мой приятель поставил на столик пузатую бутыль с вином. «Лекарство» с шипением полилось в бокалы, и я с любопытством поднял свой, рассматривая цвет вина, а потом сделал глоток. Темно-вишнёвое, с легким оттенком синевы, оно имело весьма приятный вкус: сладкий, с еле заметным фруктовым послевкусием.
        - Что скажешь? - сделав еще один глоток, я посмотрел на друга, так же наслаждающегося незнакомым букетом вина.
        Меджех не стал тянуть с ответом. Сделав большой глоток, он поставил бокал на стол.
        - Все не так уж и плохо, потенциал у звезды есть. Я думаю, ты это и сам уже понял. На мне поиск, разведка, ближний бой. На тебе удары по площадям на средних и дальних дистанциях. Если хорошо отработаешь, с твоим картами на малые просто подойти никто не сможет. Саймира идеальный призыватель: ее Шум-Шум - это что-то запредельное на наших ступенях.
        - С этим сложно поспорить, - я невольно передернул плечами, вспоминая, как во время тренировочного боя ушастая меня чуть не уделала. Я выкрутился только благодаря невеликому боевому опыту Сай. И ведь сумела удержать в секрете свою заготовку, что для нее весьма не характерно: будучи очень любопытной, Саймира и сама, как мне казалось, была не в состоянии ничего долго держать в тайне.
        Для тренировочного боя я выбрал Лесные Холмы - наиболее удобную арену для отработки различных тактик для схватки. Накинув маскировочный покров, я только начал выдвигаться на поиски, когда посреди арены возник огромный элементаль, похожий на воронку торнадо, и неспешно двинулся в мою сторону, попутно вырывая из земли деревья, камни… Даже несчастные животные, оказавшиеся у него на пути, были затянуты внутрь смерча.
        Признаться честно, я сначала растерялся: просто не ожидал наличия чего-то подобного у Саймиры. ГИГАНТСКИЙ ВОЗДУШНЫЙ ЭЛЕМЕНТАЛЬ - это золотая карта, вторая по силе в колоде воздуха сразу после ГРОЗОВОГО ВЕЛИКАНА, воплощения стихии. И встретить нечто подобное у Саймиры, с ее пятым рангом, это все равно, что в какой-нибудь занюханной деревушке вместо захудалых крестьян наткнуться на Лорда крови, проснувшегося после векового сна. Смертельный сюрприз, к которому невозможно быть готовым.
        Призванный элементаль, все ускоряясь, двинулся ко мне. В воздухе замелькали камни, бревна. А я все еще не знал, что предпринять: ничего из моего арсенала не подходило для борьбы с ним. Слишком уж неудобный противник. Здесь нужны заклятья первоэлементов, разрушающие связь между планами или воздействующие на основу призванного создания, но ничего подобного у меня нет.
        Зато есть парочка заклятий, бьющих по площадям. Для победы необязательно убивать призванное существо - достаточно устранить его хозяина. И этот урок Саймире предстоит выучить. Прости, хвостатая, если будет слишком больно. РОЙ МЕТЕОРОВ срывается с небес и с нарастающим гулом летит к земле. Грохот, взрывы, каменные осколки корежат стволы деревьев, оставляя вместо ближайшего к месту призыва холма дымящийся котлован. Это было самое подходящее место для контроля и наблюдения за призванным созданием: удобное - и поэтому весьма очевидное.
        Я уже подумал, что ошибся с местом нанесения удара, когда воздушный элементаль стал меркнуть, а потом и вовсе исчез, а на землю с грохотом посыпалось все то, что он успел втянуть в себя…
        Воспоминания о прошедшем бое на какое-то время отвлекли меня от вина, но большой глоток быстро восполнил это упущение.
        За Саймиру в предстоящем Турнире я почти не волновался - она хорошо к нему подготовилась: карты в ее книге подобраны с умом. Да и сама она умеет очень трезво рассчитывать свои шаги. Учитывая, что в предстоящем Турнире разница между соперниками не больше двух рангов, Шум-Шум, так она назвала элементаля из-за издаваемых звуков, должен сказать свое решающее слово. По сути, все, что ей надо, это выпустить его и не умереть до тех пор, пока призванное ею создание не прикончит соперника. Сомневаюсь, что даже у Игрока седьмого ранга найдётся, что противопоставить подобной карте. Хотя я могу и ошибаться, сильно недооценивая возможности ее соперника. Саймира тому наглядный пример.
        - Да, Сай молодец, - Меджех усмехнулся, заметив мою реакцию. - А с братьями все сложно: они не бойцы, к Турниру не готовы, толковых карт почти нет, а механизмы на Арене бесполезны. Но даже это не самая большая их проблема - они хорошие парни, отлично разбираются в железяках, но этого слишком мало, чтобы быть Игроком. Здесь нужен бойцовский дух, желание и умение драться, а в них этого нет. И чтобы взрастить это понадобятся годы, которых нет уже у тебя. Я ведь правильно понимаю: после Турнира и того дела на Тысяче Островов, мы начнем пробовать себя в охоте на монстров или выполнять заказы синдиката убийц?
        - Все верно, - не стал я отрицать очевидного. - Если поиск на Тысяче Островов пройдет успешно, будут дайны докупить подходящую экипировку и оружие. После Турнира на все это цены сильно падают, много трофеев всплывает в лавках, и это подходящее время, чтобы обзавестись всем необходимым. Да и ясно будет, кто останется жив. С Турниром ни в чём нельзя быть уверенным до конца…
        - А братьев ты на роль щитов собрался определить, - задумчиво протянул Меджех.
        - А куда их еще? - не стал спорить я. - А так у нас будут бойцы прикрытия, защищающие нас Саймирой, чтобы мы могли не отвлекаться на защиту. Это для них самое подходящее место.
        - Но ты же сам отлично знаешь, они на это место не тянут! Нет у них ни опыта, ни знаний. Сколько циклов они в Игре? Шесть, семь? Считай, ничего. А ты их сразу тянешь в боевую команду, которой придётся сражаться с тем, от чего большинство Игроков сами вприпрыжку убегают. Они не готовы.
        Меджех говорил жестко, вбивая каждое слово, словно гвоздь в бревно:
        - И я не хочу рисковать своей жизнью, доверив ее новичкам, не видавшим в Игре еще ничего. Вырубят вас с Саймирой, и все, много я один не навоюю. А это обязательно произойдет, если братья будут с нами в качестве прикрытия. Мой тебе совет: после Турнира отправь их назад к Кали - пускай начинают как все: травниками, охотниками или рыбаками. Там, где мало риска. Пускай повзрослеют, заматереют, сходят в пару больших рейдов, а уже лет через двадцать-тридцать, если останутся живы, можно будет подумать о том, чтобы взять их к нам.
        - Пускай сначала выживут, Медж, - устало ответил я. Последние дни ускоренных тренировок ни для кого не прошли даром: братья ноют о том, как они вымотались, совершенно забыв о том, что в отличие от них, у меня боев в три раза больше, и это не считая моих собственных тренировочных схваток с Меджехом.
        - Что в Двойной Спирали слышно? - стараясь перевести разговор в другое русло, я вновь наполнил бокалы ароматным вином.
        Меджех недовольно фыркнул, разгадав мою нехитрую уловку, но решил не обострять, согласившись подождать окончания Турнира.
        - Есть кое-что интересное: после Турнира будет Ярмарка чудес, об этом объявили служители Арены. Лучшие товары и призы достанутся тем, кто быстрее всего закончит схватку на Арене. Так что многие постараются провести ее как можно быстрее. Будь готов к тому, что в начале боя тебя попробуют устранить, используя самые мощные карты.
        Это интересно и во многом влияет и на мою стратегию. Можно сыграть от противного и попытаться навязать позиционную схватку, особенно если противник желает провести быстрый бой. Призы, награды - все это здорово, но главная для меня награда здесь - моя жизнь. А все остальное уж как получится.
        - Что еще?
        - Кали передает привет и надеется на наше скорое возвращение.
        - С чего бы? - удивленно вскинул бровь я. - Тирана все еще жива.
        - Видимо после схватки с Шепчущим у нее совсем плохо стало с головой, - усмехнулся Меджех. - Она, вместе со своими изгоями, перехватила караван Дома Летящих, идущий из Темных миров. Ходят слухи, что там была крупная партия кристаллов душ, полученных маасари за какую-то сложную работу. Те подобного простить, конечно же, не пожелали и подняли награду за ее голову сразу на сто тысяч и заодно объявили на нее свою собственную охоту.
        - Ого! - невольно вырвалось у меня. - Это же огромная сумма. А с учетом предыдущей награды вообще почти двести тысяч выходит. Это много, очень много. Пожалуй, Калиссана права, ожидая скорого устранения нашей проблемы. Ради такого количества дайнов половина охотников отложит все свои дела в сторону и займется ею вплотную. Хотя могут и не успеть. На месте Тираны я бы сейчас больше всего опасался не охотников за головами, а удара в спину: ради такой кучи дайнов ее почти наверняка прирежут свои. Удивительно только одно: почему они не сделали этого раньше?
        Что ж, это действительно хорошие новости! Можно немного расслабиться: сейчас ей явно не до охоты на меня, можно будет позволить себе спокойно пройтись по Двойной Спирали.
        Выпив еще немного вина, Медж ушел спать в спальник, а я решил пролистать свою книгу. Слова друга о лучших наградах для тех, кто быстрее всех завершит свои бои, не шли из головы. Сейчас у меня появились новые карты, доставшиеся в качестве трофеев после боя с Валерианом, жаль, что я не смог захватить и его Активатор. Но даже то, что удалось получить из его Книги, служило хорошим утешительным призом: сразу три серебряные и одна золотая карта, не считая мелочевки.
        Решив еще раз перебрать свою колоду и заодно подумать над будущим применением новых карт, я призвал Книгу и открыл раздел с серебряными картами. И первой наткнулся на ДИСК ПЕРЕХОДА.
        На карте изображен полый, серебристого цвета тор, покрытый надписями на неизвестном языке. Глядя на карту, я вижу, как изображение плывет, «бублик» распадается на две половинки, которые делят между собой два Игрока. Дальше мне демонстрируют этих же Игроков: один стоит на лесной поляне, другой - среди покрытых снегом гор. Первый активирует талисман, и спустя миг уже оба Игрока стоят на лесной поляне, держась за соединившиеся половинки амулета.
        Удивительная карта! Ей я обрадовался ей едва ли не больше, чем золотой. С учетом того, что мы планируем перенести свои действия с Осколков на огромные пространства Внутренних и Центральных миров, она здорово расширит наши возможности.
        Следующие две карты вызывали противоречивые чувства: слишком ситуативные они были. ОБЛАКО ВУЛКАНИЧЕСКОГО ПЕПЛА затягивало небо на несколько тысяч шагов вокруг. Смесь ядовитого воздуха и раскаленного пепла создавала проблемы любому летающему существу. В нем не только не было видно ни зги, там и дышать-то можно было с большим трудом, а вулканическая взвесь еще и обжигала. Хорошо, что завеса начиналась на высоте полутора моих ростов от земли. Для арены или небольших осколков это было весьма неплохо. Сражение с летающими противниками типа тех же людей-мотыльков всегда сложно, а тут с помощью одной единственной карты можно лишить их весьма существенного преимущества в виде скорости и высоты. К сожалению, для огромных неограниченных Внутренних и Центральных Миров она не эффективна. Повертев в руках карту, на которой было видно небо, затягиваемое темной дымкой, я вернул ее обратно, так ничего и не решив, и взял следующую.
        СВИТОК КУЗНЕЧНОГО МАСТЕРСТВАсодержал состав эллериумного сплава: «… возьмите три доли небесного серебра, смешайте с желчью красного дракона …». Когда я это в первый раз прочитал, от досады даже выпить захотелось: что с этим делать, кроме как продать, я не представлял. Сейчас-то я знаю: чтобы воспользоваться этой картой, надо найти вход в Дом Мастеров - загадочное место, о котором ходило много сплетен и слухов среди Игроков, но никто не знал, где оно находится. Оказалось, там можно использовать подобные рецепты и создавать редкие материалы и зелья. Интересны такие карты высокоуровневым Игрокам или кланам, занимающимся созиданием: чтобы использовать такую карту надо собрать редкие ингредиенты и кучу разных материалов. Недостижимая задача для одиночки, особенно если он невысокого ранга, как я. Чтобы все это узнать мне пришлось пообщаться с Хозяином Дома Чаш, благо карта с его Именем очередной раз откатилась.
        Надеюсь, что в карточном доме за нее дадут хорошую цену, правда, сейчас смысла продавать ее я не вижу - не боевая, как и для чего ее использовать не понятно, пусть пока лежит, хоть и раздражает безмерно.
        Перевернув в досаде страницу, наткнулся на серебряные карты, полученные из взломанных Активаторов. Тогда, на Заводной Шестеренке, они не сильно меня впечатлили. Обе карты больше подходили Меджеху, как контактному бойцу: БОЕВАЯ ЯРОСТЬ и МОЩЬ ВЕЛИКАНА. Первая на некоторое время повышала скорость и реакцию, одновременно делая тело нечувствительным к боли, а вторая почти на час десятикратно увеличивала физическую силу и выносливость цели. Сейчас же, после неспешного обдумывания, эти карты создавали весьма интересную связку… если все это применить на себя и трансформироваться в ассирэя. Да, это весьма интересная мысль! Надо будет позже попробовать…
        Так, не торопливо перебирая колоду, я добрался до раздела золотых карт со своим последним трофеем, наследием Валериана: БЛУЖДАЮЩЕЙ ЗВЕЗДОЙ ШАТРЫ. Я не знаю, где находится это Шатра, но если там сияют такие звезды, то не хотел бы я там жить!
        Использовав ее на Тренировочной арене, я увидел, как из Активатора вылетел ослепительно-яркий огонек. Маленькая звездочка устремилась вперед, с каждым мгновением наращивая скорость и резко увеличиваясь в размерах. Чтобы шагов через тридцать удариться в каменную скалу, выбранную в качестве мишени, огненным шаром размером с мою голову. А спустя мгновенье я чуть не ослеп от вспышки взрыва. Так и сидел потом на земле, кашлял от поднятой пыли, а по щеке, рассечённой каменным осколком, стекала кровь. Когда же пыль осела, вместо монолита скалы размером с большой дом я увидел лишь осколки, разбросанные на сотни шагов вокруг.
        Дальнейшие эксперименты с этой картой показали, что, несмотря на огромную мощь, заклинание имеет и существенные недостатки: стоило ей столкнуться с любым материальным предметом, иБЛУЖДАЮЩАЯ ЗВЕЗДА взрывалась. Произойди подобное близко к призывателю, и освободившаяся мощь запросто убила бы своего хозяина. Еще одной проблемой было то, что любое существо, оказавшееся рядом с БЛУЖДАЮЩЕЙ ЗВЕЗДОЙ и резко попытавшееся уйти с линии полета, могло ее привлечь, вызвав взрыв, а вот если затаиться и не двигаться - то та просто пролетала мимо.
        Несмотря на некоторые недостатки, это было мощное заклинание: ЗВЕЗДА летела на полторы сотни шагов вперед и если не встречала препятствий, то взрывалась сама. Учитывая ее мощь, в принципе необязательно было попадать непосредственно во врага: если у тебя нет мощных щитов или доспеха, способного выдержать взрыв, уцелеть, находясь в шагах десяти от места взрыва, на мой взгляд, невозможно. Смерть или тяжёлая рана были гарантированы.
        Глава 3. Аллея Богов
        Или из-за выпитого вина, или из-за разговора с Меджехом, а может и от всего вместе, но я никак не мог уснуть.
        Мысли без конца лезли в голову, бесконечным хороводом кружились в черепной коробке, не давая покоя. А правильно ли я сделал, отправившись на Тысячу Островов? Все ли в порядке у Проводников Хаоса? Несмотря на постоянные тренировки, волнение за Саймиру и Меджеха не улеглось. Старый котяра конечно храбрится, и делает вид, что все в порядке, но ему последние циклов восемь не везло, и что у него с картами он не говорит даже мне. Саймира - молодец, вроде бы готова, но это ее первый Турнир, слишком мало она в Игре. Ее душа еще не обросла коркой, она так и не привыкла к крови и убийствам, и я опасаюсь того, что она в последний момент наделает ошибок. Пожалеет и не сможет нанести завершающий удар или просто промедлит в ситуации, где каждый миг может все изменить.
        Еще немного поворочавшись и поняв, что все равно не смогу уснуть, я отправился прогуляться по Двойной Спирали.
        Я никогда не любил наш город в дни, предшествующие Турниру. Здесь и в обычное-то время не бывает порядка и тишины. Это дом Игроков, постоянно ходящих по краю, где каждый шаг - может оказаться последним. Даже на самом безопасном Осколке могут поджидать неожиданные угрозы: ловушки, засады и нападения. Не только от врагов, но и подлый удар в спину от своих же друзей. Предательство забрало, наверное, гораздо больше жизней, чем честный бой. В Игре могут убить за что угодно: за хорошую карту в Книге, за неожиданную находку или за косой взгляд. Рядом с Игроками вечно маячат предательство, обман или сумасшествие, когда жажда эмбиента затмевает разум и вчерашний товарищ может наброситься на тебя, лишь бы еще раз почувствовать его живительный поток.
        Поэтому многие Игроки, возвратясь из рейда, и попав, наконец, в безопасное место, праздновали это так, словно вырвались из ада на один день, а завтра им снова придется туда вернуться. Но по сравнению с тем, что творилось сейчас в торговых кварталах и среди сотен увеселительных заведений и борделей, любое самое разнузданное празднование окончания рейда было скромной встречей учителей богословия.
        Тысячи Игроков со всех уголков вселенной были собраны сейчас здесь и все они проживали эти дни как последние. Многие из них, реально осознавая свои низкие шансы выжить, смирились с поражением и пытались утопить это знание в вине, задавить дымом наркотических смесей или забыться в купленных ласках. Годилось все, что поможет притупить страх перед Турниром, не дать ему вырваться наружу и завладеть разумом. Осталось всего три дня, а потом минимум половина сегодняшних Игроков умрет. И чтобы выжить - придётся сражаться за свою жизнь не с обычным смертным, а с таким же служителем Хаоса, страстно желающим жить. Это будет настоящая схватка - равный бой, проверка навыков и умений, наработанных каждым Игроком с момента его попадания в Игру.
        Турнир - своеобразный экзамен на право жить дальше, то, что толкает Игроков вперед, заставляя не застывать на месте, а безостановочно бежать вперед. Знания, умения, снаряжение, насколько разумно и продуманно были распределены сферы силы, и хорошо ли сочетаются карты в твоей Книге и твое развитие - все это камни на весах твоей Судьбы. И хватит ли их веса, чтобы в нужный момент перевесить чашу весов в твою пользу, не знает никто.
        Некоторые выбирали загул на три дня и беспамятство на Арене, другие просто пытались расслабиться и сбросить напряжение. Кто-то тонул в своем страхе и, незаметно для самого себя, переходил из одной категории в другую… И все до единого, хоть и каждый по своему, пытались напоследок почувствовать себя живыми.
        Глядя на творящееся на улицах, я еще раз похвалил себя за то, что ввел жесточайшие тренировки и строгий режим для братьев и Саймиры. К своему первому Турниру они должны быть собраны и готовы, твердая рука и холодный разум дадут им гораздо больше шансов на победу, чем безудержный загул перед предстоящей схваткой.
        Я шел мимо перевернутых столов, где среди объедков еды и луж вина валялись в обнимку бессознательные или спящие тела Игроков. Шаг за поворот, и я оказался на небольшой площади в клубах сизого дыма и грохоте неизвестной музыки. Задымленное пространство пронзали сотни разноцветных световых лучей. На импровизированной сцене музыкант терзал какой-то струнный инструмент, создавая какофонию звуков, в воздухе над ним бесновалась целая стая маасари. Около сотни Игроков на тротуаре перед сценой, размахивая флагами своих кланов и наполненными бутылями, старались переорать друг друга. Немного оторопев от происходящего, я не успел отреагировать, как из клубов дыма вынырнула девица с полной бутылью явно чего-то спиртного и полезла целоваться… Чтобы спустя миг обвиснуть на мне, заснув на ходу.
        Оттащив ее в сторону и положив рядом с активно совокупляющейся парочкой, я прихватил закупоренную бутылку, потом посмотрю что это, и пошел дальше, стараясь больше ни на что не отвлекаться по пути.
        Я определился, куда хочу пойти - пришло время навестить Аллею Богов. Игроки, странствуя среди тысяч миров, постоянно сталкиваются с проявлением высших сил. Смеющемуся Господину все равно, в кого мы верим. Все Игроки всё равно до самой смерти, а может и в посмертии, продолжают служить Ему. Многие из нас пытаются обрести у других божеств поддержку или силу. Мне кажется, получилась хорошая шутка в духе нашего Господина: из-за печати Хаоса мы не в состоянии войти в храмы, освещенные Силой тех, кому возносим молитвы. Но, несмотря ни на что, все равно оставались те, кто надеялся, что богам есть до них дело.
        Я долго петлял среди улочек и переходов, чтобы найти вход на Храмовую улицу. В свое время, не желая терпеть в Двойной Спирали присутствие иных богов, но по природе своей не в силах запретить Игрокам в них верить, Смеющийся Господин вынес Аллею Богов за пределы Города, сделав ее своеобразной изнанкой нашего мира, и спрятал вход. Там лишь частично действуют правила и запреты, безусловные для Двойной Спирали. Посещать это место было весьма небезопасным занятием. Но, думаю, в это время вряд ли кому-нибудь будет до меня дело.
        Наконец, я увидел цель своего пути: каменная арка из грубо обработанных серых камней. К ее замковому камню на цепях подвешен тускло светящий стеклянный фонарь. Пары шагов достаточно чтобы пройти арку насквозь, и мир резко меняется: исчезает шум веселящегося города, и вокруг расстилается довольно светлая ночь, а не вечные сумерки Города Двойной Спирали… Под ноги стелится дорожка, посыпанная каменной крошкой, указывая путь к Аллее Богов.
        Свою веру во многом я утратил довольно давно, тогда же, когда перестал пытаться понять устройство мира. Справедливости в этом мире нет, лишь сила является чем-то определяющим. Клинок в твоих руках - это закон и судья, а твоя готовность его обнажить - твоя свобода. Это я решил для себя давно, и с тех пор все видимое мной лишь подтверждало этот вывод. Сегодня я хотел увидеть того, чьим путем я следовал раньше.
        Отец клинков, Хозяин тысячи мечей, тот, чья услада - крики боли, а лучшая песня - грохот битвы. Ты ничего не обещаешь и ничего не даёшь, кроме бесконечного боя. Лучшее служение тебе - это яростная схватка, война ради войны. Если нет причины для поединка -- это уже подходящий повод. Твои слуги - это невидимые вороны, тысячами летающие среди миров, нашептывая слышимые лишь разумом слова, порождая зависть, ненависть и споры. Твои помощники - это вечно голодные волки, бродя среди полей сражений, они вселяются в клинки мечей и наконечники стрел. Вместе с ними они убивают и разрывают плоть, собирая кровавую жатву для своего хозяина.
        Подвластные словам, что нашептывают коварные вороны, братья поднимают меч на братьев, а сыновья на отцов. Против королей бунтуют властолюбивые аристократы. Полководцы, гонимые безудержной жаждой войны и славы, ведут войска все дальше за горизонт, устилая свой путь могилами и горящими городами. Война ради войны, насилие, рождающее еще большие разрушения и смерти.
        Гляжу на небольшую часовню, внутри угадывается трон из мечей, на котором восседает Отец клинков, возле его ног лежат его любимые волки, а на плече восседает ворон, что-то нашептывающий ему на ухо. Лицо бога не видно, оно скрыто капюшоном, но говорят, смельчак, рискнувший заглянуть под него, увидит собственное лицо.
        Когда-то я верил в тебя, мне казалось, это достойный путь для воина - бесконечная война, которая не закончится даже после смерти. Ведь тем, кто в тебя верит, ты обещаешь лишь новые войны, а не покой. Арена Тысячи Битв, куда ушли Ул"ган и Акива, вероятно, и есть тот рай, дарованный тобой всем, кто идет по твоему пути.
        Рядом с часовней с десяток Игроков, замерев у порога, просили у Отца Битв достойной схватки и хорошего врага. Псы войны, Клинки Арендейла, Красные кулаки - кланы наемников, живущих с войны и ради войны. Для них, но не для меня, это самый подходящий покровитель. Теперь я уверен в этом совершенно точно. Мне больше нечего здесь делать, пора на выход, жаль выйти с Храмовой улицы тем же путем, что и зашел, не удастся.
        Чуть дальше я увидел Дев Боли, истязавших очередную жертву. Замученный мужчина безвольно обвис на цепях, прикованный к статуе шестирукого демона. Именно она и служила алтарем для Дев. Две служительницы по очереди хлестали жертву кнутами. Металлические крюки на концах плетей при каждом ударе вырывали куски плоти из тела несчастного. Рядом несколько десятков Игроков из этого же клана выводили заунывную молитву. Все что я мог - это отвернуться и пожелать жертве быстрой смерти.
        Я уже успел отойти на десяток шагов, когда услышал радостные крики. Обернулся и стал свидетелем того, как глаза статуи заполыхали красным пламенем, а руки сжали тело жертвы, и от алтаря начали исходить пульсирующие толчки силы. Фигуры служительниц, и тех, кто тянул молитву, на миг охватило багровое свечение - Девы Боли смогли привлечь внимание своего хозяина или одного из его слуг, и тот наделил их своим темным благословением.
        Я шел дальше, стараясь особо не смотреть по сторонам. Миновал храм бога вампиров Ла-магры, чья бесконечная жажда готова поглотить весь мир. На заднем дворе храма, я знал, шла кровавая месса: перед боем многие ищут способ усилить себя заемной силой, а способности, что давал этот бог своим последователям, весьма полезны и опасны.
        Игроки часто не видят ничего страшного в том, чтобы в обмен на заемную силу скормить демону десяток рабов или самим разрушить светлую обитель, выполняя работу для темных владык. С начала один раз, потом еще и еще. И так шаг за шагом незаметно пересекается грань, та тонкая черта, что все еще делает тебя человеком. Хорошо известно, что многие Игроки служат темным богам, платя чужими жизнями и болью за полученную силу. Это стало для них настолько привычным, что кажется неотъемлемой частью бытия.
        Но мне упорно кажется, что когда Игра подойдет к своему логическому завершению, по всем счетам придется заплатить. Мне очень хочется в это верить.
        Я уже почти покинул Храмовую улицу, когда увидел очередную процессию. Толпа Игроков в черных балахонах с капюшонами двигалась мне на встречу, заунывно распевая гимн. Посвящённые неизвестному мне богу держали высокие шесты, полыхающие зеленым огнем. В конце процессии несколько Игроков тащили на веревках белого быка, украшенного гирляндами из цветов. Бедолага отчаянно сопротивлялся и жалобно мычал, видимо понимая, что его ждет. Не желая оказаться на пути этой процессии, я поспешил свернуть в Наконец, я увидел цель своего пути: каменная арка из грубо обработанных серых камней. К ее замковому камню на цепях подвешен тускло светящий стеклянный фонарь. Пары шагов достаточно чтобы пройти арку насквозь, и мир резко меняется: исчезает шум веселящегося города, и вокруг расстилается довольно светлая ночь, а не вечные сумерки Города Двойной Спирали… Под ноги стелится дорожка, посыпанная каменной крошкой, указывая путь к Аллее Богов.
        Это место не любили и старались обходить стороной - брошенные боги обидчивы и мстительны. Они все так же хотят жертв и крови на своих алтарях, стонов и криков смертных, умирающих во имя них. Только нет уже тех, кто готов им это предложить. Вот и стоят заброшенные храмы, где по-прежнему гуляют отголоски силы, некогда призванной сюда Игроками.
        В Доме Чаш рассказывают немало баек про Игроков, случайно зашедших в этот переулок и не вернувшихся, но я слабо в них верю. Двойная Спираль - это домен Хаоса, никто и ничто не может причинить вред Игроку в этом месте. Это касается и богов: Смеющийся Господин мог допустить их присутствие в своем владении, но абсолютной властью здесь обладал лишь Он. Это Его дом, и тут лишь Он хозяин - все остальные только гости.
        Я торопливо шел по Переулку Забытых Богов, уже в десятый раз пожалев о своем решении свернуть сюда. Лучше бы я просто постоял, переждав, пока пройдут те мрачные типы в капюшонах. Я не учел того, что сейчас за время. Стоны умирающих, эманации жизненной силы, чужая вера и обильные жертвы разбудили слишком многих, когда-то уснувших здесь, а я оказался единственным дураком, решившим сюда свернуть.
        И сейчас я чувствовал на себе многочисленные взгляды голодных и внимательных глаз. Я торопливо шел, почти бежал, стараясь поскорее покинуть это место. Проходя мимо каменной статуи четырехрукой крылатой обезьяны, сидящей на груде обсидиановых черепов, я заметил, как она повернула вслед за мной голову, полыхающую зелеными глазами.
        На моем пути раскинулась небольшая черная пирамида. Провал входа обозначили две давно погасшие ритуальные жаровни. В полукруглых медных зеркалах, охватывающих их, я увидел неожиданно четкое отражение собакоголового существа, сжимающего в руках плеть и палку с крюками. Плюнув на все, я перешел на бег - не хочу в этом месте подцепить какую-нибудь астральную заразу или проклятье от одного из забытых божков.
        Пробежав мимо незнакомого храма, громко хлопающего, словно пастью с зубами, железными воротами, я торопливо свернул в мелькнувший открытый проулок, стремясь поскорее выбраться отсюда. Хотел поскорее попасть в людное место, и эта необдуманность сыграла со мной злую шутку.
        Прохода впереди не было, дорогу мне преграждала стена колючих растений. Неизвестно, кто и когда развел тут целый сад, но сейчас от него остались лишь густо разросшиеся кусты с ярко-золотистыми цветами, отдаленно похожими на розы. Давно заброшенные, они образовали непроходимые заросли, словно стремясь защитить нечто, находящееся в центре. Мне показалась интересной эта трогательная забота.
        Вглядываясь в открывшееся глазам, я попытался угадать, чем когда-то было это место. Явно не храмом какого-то темного божества или демона. Отсюда веяло Светом, какой-то искренней чистотой, трогательным покоем и умиротворяющей тишиной. Где-то там, вдали, терзали очередных жертв, на невидимых крыльях слетались на кровавую поживу из темноты голодные твари - там, но не здесь.
        Внимательно осмотревшись, я понял, что этот храм забыт уже очень давно. Когда-то это было красивое место: кто-то заботливо возвел здесь невысокие белые колонны с балюстрадой, по которым вились, украшая резной камень, эти прекрасные золотистые цветы, а в центре на небольшом возвышении стоял алтарь из белого мрамора. Но потом что-то пошло не так, хозяева, создавшие это место, погибли, и сюда пришли другие. В торопливой злобе, словно мстя за что-то неизвестное мне, они разрушили это место. Беспощадные молоты раскололи колонны и обрушили алтарь. Скорее всего, пытались уничтожить и цветы, но им это не удалось. А потом и они ушли отсюда, и это место оказалось забыто и заброшено на многие-многие циклы, а возможно и века…
        Постояв немного, я решительно пошел туда, где цветы срослись особенно густо, словно стремясь защитить сердце этого места. Проведя по кустам рукой и используя эмпатию, я попытался внушить растениям мысль: «Я не причиню зла, я хочу помочь». И умные цветы словно обмякли, позволив моим рукам раздвинуть их. В центре небольшой полянки оказался перевернутый алтарный камень со следами ударов на нем, повсюду трещины, сколы. Было видно, что его пытались разбить, расколоть на куски, но не смогли, и в бессильной злобе бросили здесь, опрокинув напоследок.
        Я обхватил его руками и рывком поднял, приложив все свои силы, и чуть не упал. Алтарная плита была удивительно легка, словно в руках я держал не кусок камня, а стопку бумаги. Чуть поколебавшись, я положил ее на возвышение, где она когда-то была. Отойдя назад и осмотрев результат своего труда, я понял: чего-то не хватает. Недолгие поиски привели к разбитой колонне, у ее подножья, полузасыпанный камнями, нашелся диск из золотистого металла, с восемью волнистыми лучами, исходящими из центра.
        Отбросив камни, я вытащил его на свет, и, отряхнув от пыли, решил вставить в выемку на алтаре. Наверное, что-то нужно было сказать в этом случае, но ничего подходящего на ум не шло. Поэтому я просто положил диск на предназначенное для него место и с усилием вдавил в выемку. Услышав тихий щелчок, я вначале слегка обеспокоился, что сумел сломать или испортить то, что века назад не смогли расколоть молоты.
        Но, осмотрев алтарь, я обнаружил приоткрывшуюся в нем панель. Часть камня приподнялась вверх, и, не зная чего ожидать, я потянул ее на себя, открывая небольшую нишу. В ней лежала металлическая шкатулка, размером чуть больше моей ладони. Она была сделана из странного, незнакомого мне металла, покрытого цветными разводами, без каких-либо украшений кроме нескольких слов на крышке, написанных на языке Игроков.
        «Ключ от меня вы найдете среди звона кубков и пения чаш».
        На поверхности не было видно даже малейшей щели, куда можно было бы просунуть нож, не то что вставить ключ. Так ничего и не сумев понять, я забросил странную шкатулку в сумку и поспешил покинуть это место.
        Уходя, я оглянулся назад еще раз полюбоваться на это место. Солнечный диск слегка светился, напоминая огонек маяка в беспросветном море мрака, на душе у меня как-то стало теплее. И поэтому, когда я увидел большой золотистый цветок, зацепившийся за мою сумку, я бережно убрал его в карман сумки, подумав, что утром подарю Саймире.
        В Городе меня ждало еще одно место, которое я захотел посетить. Я расстался со своим прошлым и теперь хотел взглянуть в глаза возможному будущему.
        Есть в Городе Двойной Спирали интересное место - площадь Триумфаторов. Самое удивительное, что каждый оказывается на ней в одиночестве, и никому еще не удалось посетить ее компанией или встретить там другого Игрока или разумного.
        Добравшись до цели своего пути, я замер возле Столпа Возвышения. Он был выполнен в виде бесконечно движущихся витков двойной спирали, на которых изображены те, кто завершил Игру, став ее победителем. С каждым новым триумфатором столб вырастал на ладонь, непреклонно стремясь к небесам и давая на своих витках место для нового кровавого ублюдка.
        Я долго смотрел на вереницы поднимающихся и спускающихся друг за другом Игроков. Передо мной шли бесконечным потоком: Пожиратели, Сокрушители, Истребители… Прозвища порой отражают суть гораздо лучше, чем имя. Вот Каят’ши Собиратель Голов - высокий четырехрукий гигант с ожерельем из отрубленных голов. Или Ямандин Песнь Курганов - женщина-кошка, спокойно сидящая на камне с арфой в руках. Говорят, она пела так хорошо, что один из древних богов Смерти подарил ей свою арфу, под чью мелодию смертные умирали целыми городами.
        Я смотрел на фигуры ушедших, и думал о том следе, что они оставили на страницах книги жизни.
        А вот и он - тот, ради кого я сюда пришел: Ялдар Светлый Взор. Его фигура движется словно бы чуть в стороне. Молодой обычный парень, чем-то похожий на Сульмара: те же волосы до плеч, тонкий обруч на голове и длинный, до земли, плащ на плечах. Он идет, улыбаясь и глядя вверх, как будто наперекор сильному ветру. Из его глаз, устремленных к небесам, струился едва видимый свет. Я чувствовал исходящую от этой фигуры силу и веру в себя.
        И пока его фигура не поднялась вверх, я на краткий миг прикоснулся к ней, попросив для моих друзей победы в предстоящем Турнире. На душе как-то стало легче, волнения и тревоги, не покидавшие меня весь день, ушли. Словно Ялдар захватил их вместе с собой, унеся к безмолвным небесам Двойной Спирали.
        Провожая взглядом возносящуюся фигуру Ялдара, я еще раз уверился в правильности выбранного мной пути. Пусть я никогда и не попаду на Столп Возвышения, врать себе я не хотел - шансы на то, что я смогу повторить путь великого героя, были крайне малы. Но лучше так, чем стать одним из бесконечных истребителей смертных, оставшись в памяти и людей, и богов очередным безумцем, пытавшимся построить лестницу к небесам из горы трупов.
        Ну вот теперь все - думаю для одной прогулки достаточно приключений и впечатлений. Пора вернуться к моей команде.
        Глава 4. Рынок рабов
        Оценщик неторопливо крутил под спектроскопом принесенный на продажу жемчуг. Все его внимание было поглощено монитором и бегущим по нему цифрам, непонятным для непосвященных. Умный прибор определял силу, мощность, интенсивность свечения - именно от этих показателей зависела скорость поглощения энергии и степень ее потерь при хранении. Такая оценка давала возможность узнать заранее, насколько хороший накопитель получится из исследуемой жемчужины.
        Внимательно вчитываясь в строчки цифр, старый Крей невольно любовался переливами света и с трудом сохранял невозмутимое лицо. Он профессионал, и продавец не должен увидеть его радостное предвкушение. Сейчас перед гремлином лежала лучшая партия жемчуга за последние шесть больших циклов! Из-за нападений Измененных этот товар почти перестал поступать в лавки Города Двойной Спирали, а если и поступал, то состоял почти сплошь из невызревших перламуток. А тут сразу пять жемчужин первого класса и среди них, как вишенка на пирожном, лежит зеленая красавица высшего класса, чье свечение заметно даже на свету. За долгие циклы в Игре через его руки прошли лишь две подобные жемчужины. И тем более удивительно, что такую редкость принесли на продажу не бойцы Дома Водных, а неизвестный, да и не слишком-то опытный, Игрок. Продолжая возиться с прибором, оценщик бросил быстрый взгляд на девушку-анир, хозяйку товара.
        Саймира расслабленно откинулась в плетеном кресле, поглядывала в окно и временами легонько улыбалась чему-то своему. И только хвост-предатель иногда постукивал по полу. Девушка старательно делала вид, что ничем не обеспокоена и не утомлена. По собственному опыту анир знала, чем спокойнее продавец, тем успешнее торг. Периодически она окидывала быстрым взглядом свое отражение в оконном стекле, что бы еще раз убедиться, что выглядит так, как надо.
        Она надеялась, что по ее виду даже хорошо знающий ее разумный, не смог бы определить, насколько ей надоело сегодняшнее утро. Рэн с самого утра исчез куда-то по своим загадочным делам, а их с Меджехом отправил продавать найденный жемчуг. Напарники оббегали весь торговый квартал Двойной Спирали, пытаясь найти лучшую цену и, заодно, анир изучала новый для нее рынок. Ведь если дело с затонувшим кораблем выгорит, то нужно будет пристраивать еще одну партию жемчуга, притом наиболее выгодно.
        Это место было пятым из достойных внимания… и последним. Сидящий перед ней гремлин - зеленый носатый коротышка - самым дотошным из всех встреченных за сегодняшний день. Хвостатая привычным усилием отодвинула усталость и нетерпение. И чтобы не дать истинным чувствам вырваться наружу, а предателю-хвосту выбивать по полу барабанный ритм, развлекалась, перебирая в уме различные способы воздействия на медлительного слугу и прикидывая суммы штрафа за каждый из этих самых способов. Саймира уже собиралась перейти к разным видам проклятий, когда ювелир, наконец, соизволил оторваться от жемчужин и вынести свой приговор:
        - Двадцать две тысячи за все.
        Услышав его слова, Саймира не смогла сдержать облегченный вздох (это была лучшая цена за сегодня), но инстинкты торговца не позволили ей сразу на нее согласиться, а привычка заставила замаскировать вздох под возмущение. Энергия, накопившаяся за время ожидания, требовала выхода, и девушка в предвкушении хорошего торга облизнула губы. Гремлин, увидев блеск в ее глазах, поспешно произнёс: «Это окончательная цена и изменению не подлежит!», но, глядя как когти посетительницы, выступившие из руки, впились в деревянную поверхность стола, поспешил дополнить: «Но я могу предоставить вам десяти процентную скидку на покупку зелий в нашем торговом доме».
        Из лавки зелий Саймира вышла только через час, таща в руках тяжелый ящик, наполненный флаконами, который и поспешила отдать подошедшему напарнику. Меджех все это время терпеливо ждал ее в едальне напротив, явно не скучая в компании пузатой бутылки вина и полного стола закусок. Сопровождающий убрал ящик к себе в сумку, и анир, довольно улыбнувшись, прошла внутрь и присела за его столик: теперь за пузырьки можно не опасаться. В отличие от нее, у бойца тринадцатый ранг, а значит, и украсть из его сумки намного сложнее. В преддверии Турнира у воров настали золотые времена, и она не хотела рисковать зельями, на которые ушла почти половина дайнов, полученных за жемчуг.
        Взглянув на список с необходимыми покупками, она с грустью подумала, что еще и карты придётся покупать, а дайнов осталось так мало! И многое из того, что с таким трудом было куплено, достанется близнецам, практически не сделавшим ничего для подготовки к Турниру. Подумав об этом, она со злостью пристукнула кулаком по столу: пускай только эти два балбеса попробуют после этого умереть - она тогда их сама поубивает!
        Меджех безо всяких слов угадал ее мысли, и, сделав небольшой глоток вина, успокаивающе произнес:
        - Потерпи. После Турнира, если они не начнут приносить пользу, я дожму Рэна, и он отправит их назад к Калиссане.
        Саймира грустно вздохнула, подумав о лидере. Рэн, Рэн, сколько в тебе противоречий, непонятного и сложного… Как с тобой трудно, и как без тебя нелегко. Вот и сейчас, когда каждый день бесценен - ведь следующего может не быть - он сначала куда-то ночью пропал, потом вернулся, притащив очень красивый золотистый цветок, и опять умчался, получив письмо. А ей опять приходится ждать и волноваться! Она не понимала, как можно быть таким спокойным, думать, планировать что-то так, словно впереди целая вечность?
        Сама она отвлекалась от подтачивающего нервы, скажем так, беспокойства только работой. И изматывающие тренировочные бои последних дней были для нее благом - не позволяли думать о грядущем Турнире. Девушка с тоской взглянула на Арену: черные обсидиановые стены пульсировали от внутреннего огня, рокот барабанов невидимыми молоточками стучал прямо в мозг. Их постоянный гул не давал уснуть - ее бросало то в жар, то в холод, страх, как ржавчина, разъедал волю. Она еще никогда в одиночку не сражалась против других Игроков. В клане ее ценили и берегли, и те малые рейды, в которые ее брали, как правило, проходили легко и весело, и даже пара небольших стычек с Игроками из враждебных кланов казались ей какими-то ненастоящими. А здесь смертельный бой, снова как в Школе Испытаний - убей или умри - а она к этому не готова. К такому вообще нельзя быть готовым: она не хочет снова убивать! Не хочет смотреть в глаза своей жертве, не хочет отнимать жизнь только потому, что иначе нельзя! Но еще больше она хочет выжить.
        Анир с завистью посмотрела на Меджеха, беззаботно потягивающего вино. Вот кого грядущая схватка, казалась, совсем не тревожила!
        И снова опытный боец угадал ее мысли раньше, чем она произнесла их вслух:
        -- Я тоже волнуюсь, Сай. Сколько бы боев ты не прошел, каждый новый - это всегда риск. Враг может оказаться сильнее, его карты лучше, площадка для арены не слишком удобна… Существуют сотни мелочей, способных все изменить, а опыт лишь позволяет избежать глупых ошибок. Но даже в самом безнадежном бою всегда есть шанс на победу, если ты готов пойти до конца.
        Чуть помолчав, Меджех продолжил:
        - Когда мы с Рэном были в Клинках Арендейла…
        *******
        После очередного смещения найти рынок рабов оказалось непросто. Я долго петлял среди улочек и закоулков торговых кварталов Двойной Спирали, пока искал нужное мне место. Оно оказалось рядом с площадью Туманных Звездочетов.
        Почему звездочетов в названии площади было много - не понятно. Сколько себя помню, на этой площади всегда обитал единственный астролог. И чтобы добраться до нужной мне цели пришлось отбиваться от этого полубезумного старичка с всклоченной бородой, в островерхом колпаке и засаленном халате. Мне, который уже раз, настойчиво пытались продать очередное правдивое пророчество. Пришлось приложить некоторые усилия, чтобы выбросить из головы мысли и сомнения по поводу: «Бойся ржавых ножей, летящих из пустоты, не верь радужным снам, зовущим за собой…» и что-то там еще было столь же малопонятное и пафосное.
        Предсказания Звездочета сбывались всегда, но… слишком много в них было туманного и неясного. Смысл предсказания становился кристально ясен только после того, как все уже произошло и ничего изменить нельзя. Так было всегда, и не важно, купил ли ты предсказание или просто запомнил бред, что нес тебе вслед астролог. Я лично не видел никакого смысла платить сотню дайнов за бумажку с пророчествами, которые старик хотел мне всучить. Уж лучше я эти дайны потрачу на пару зелий лечения - это скорее поможет мне выжить, чем мудрое предостережение, которое я не смогу вовремя понять.
        Моя цель - Гильдия Работорговцев - появилась в Игре сравнительно недавно. Когда-то в Двойной Спирали существовало множество кланов и домов, занимавшихся охотой на живой разумный товар. Во время больших и малых рейдов на различные миры, пока другие Игроки истребляли население во имя черного пламени Хаоса, эти ребята сокрушенно качали головами, видя потерю возможной прибыли, и удваивали усилия по отлову будущих рабов.
        После продолжительного периода войн и конфликтов между кланами и домами, занимавшимися подобной охотой, какой-то умник сумел убедить их, что эти войны мешают работе и, объединившись, они все останутся в выигрыше. С тех пор прошло больше полутора тысяч лет, и Гильдия Работорговцев стала одним из самых богатых и могущественных домов среди всех объединений Игроков. Только они занимаются организованным захватом и продажей рабов в Двойной Спирали, а те глупцы, кто рискнул оспорить их монополию, уже давно мертвы, и ветер гуляет среди их костей.
        Город Игроков, словно вечно голодный монстр, постоянно требует крови и плоти. Песок Арены жадно поглощает жизни сражающихся на нем гладиаторов, хозяевам борделей и кварталам Черных Фонарей постоянно требуется обновлять испорченный товар, дабы исполнять любые желания своих посетителей. Жертвенные алтари Аллеи Богов, кулинарные меню закрытых заведений - всем им ежедневно нужны новые рабы. Некоторые Игроки, не желая рисковать собой, сидят в Двойной Спирали все время между Турнирами. Почему бы и нет, если тебе есть чем заплатить, а жажду эмбиэнта ты готов глушить, убивая рабов? Впрочем, рабов можно использовать множеством различных способов, не обязательно убивать, были бы эти самые рабы. И их неиссякаемый поток обеспечивает Гильдия, перед Торговым домом которой я стоял.
        Длинное белое здание, словно торговый центр какой-нибудь высокоразвитой цивилизации: высокие окна, мраморные полы, начищенные до блеска, приятная прохлада, искусственное освещение и длинные торговые полки, полностью заставленные небольшими прозрачными кубиками. Никаких тебе загонов, посвиста кнутов и звона кандалов, жалоб, стонов и всевластных надсмотрщиков, все просто и даже красиво. Здесь делают дайны и лишние истязания ни к чему, это портит качество товара. Да и затрат на содержание почти нет.
        Двери передо мной услужливо распахнулись, пропуская вовнутрь. Не успел я сделать и пары шагов по мраморному полу, как ко мне подбежала, стуча каблучками, девушка в ярко красном пиджачке и короткой юбке. Склонившись в поклоне, она быстро прощебетала отрепетированную за сотни повторений речь:
        - Господин, мы рады приветствовать Вас в нашем Доме. Могу ли я вам чем-нибудь помочь?
        - Я хочу забрать свой заказ.
        - Позвольте, господин, я провожу Вас.
        Девушка снова поклонилась, и, не смея поднять глаз, быстро засеменила передо мной, указывая дорогу. Мы прошли вдоль длинных стеллажей, уставленных маленькими прозрачными кубиками, внутри которых застыли фигурки людей, инсектоидов, гордых аспараи, коварных ящеров и других представителей сотен видов разумных. Здесь можно было увидеть всех, в чьи миры пришла Игра Хаоса, и кто оказался неспособен ей противостоять.
        На миг я задержался возле одного из стеллажей, где рядом стояли кубы с представителями двух очень разных, как им казалось, видов существ. Оба человекоподобные, только у одного вида была черная, а у второго желтая кожа. Если я правильно помню, у них радикально отличались религиозные взгляды, что и послужило отличным поводом для войн и взаимной ненависти на протяжении тысячелетий. И даже пришедшая в их мир Игра для этих ребят ничего не изменила.
        Первыми под удар попали существа с черной кожей, оказавшиеся весьма неплохими бойцами. Но, увы, их технологии были слишком примитивны, а личное мужество и умение сражаться оказались бессильны перед массированными ударами заклятий и призванными существами Владык. Понадобилось всего несколько боев, чтобы уничтожить пытавшихся противостоять Игрокам солдат.
        Их желтокожие противники все это время отсиживались за огромной стеной и даже под шумок успели разграбить парочку чужих провинций, пока соседи пытались отразить атаку Игроков. Но потом очередь дошла и до них. Этим хитрозадым товарищам уже ничего не помогло: ни колоссальная стена, ни весьма хорошие военные технологии и неплохие маги. Все это оказалось плохим подспорьем для слишком трусливых солдат, ценившим свои жизни гораздо больше, чем честь и свою страну. Они бежали, бросая на полях сражений оружие, надеясь выгадать у смерти лишние дни жизни, а хаоситы выжигали города вместе с их женщинами и детьми.
        А ведь если бы эти народы объединились, все могло бы быть иначе. Имей эти чернокожие ребята нормальное оружие, они бы точно не побежали после ОГНЕННОГО ШТОРМА или ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ, а поддержи их маги желтых, не уверен, что даже Владыки рискнули бы атаковать их мир. Но все сложилось так, как сложилось, и теперь они стоят рядом, застывшими в кубиках памятниками собственной глупости. Это наверняка развлекло нашего Господина: работорговцы даже обозначили их одним коротким словом «ЛЮДИ», не заметив разницы ни в цвете кожи, ни в вероисповедании.
        Я шел, а полки все тянулись и тянулись, прозрачные кубики стояли плотными рядами: тысячи, десятки тысяч смертных ждали своего часа. У каждого из них, наверное, были свои мечты, планы, желания, страхи или надежды, а теперь это просто товар, заботливо расставленный по полкам и снабженный надписями: самцы, самки, краткое описание вида и мира, из которого их принесли сюда. В таком виде они могут храниться веками без еды и воды, погруженные в подобие сна, пока чья-то рука не снимет их с полки, как это сделала сейчас одна из Дев Боли, небрежно смахнув десяток кубов в тележку на колесах, что она катила перед собой. Рабы весьма ходовой товар перед Турниром, и я, кажется, знаю, где скоро очнутся пленники.
        Секрет упаковки, позволяющей уменьшать смертных, помещая их в эти прозрачные кубы, столь удобные для переноски, был одной из главных тайн Гильдии Работорговцев. В свое время я даже думал обратиться к ним за помощью для ю-мари. Но отказался от этой идеи: вероятнее всего вместо того, чтобы выбраться со Свалки в новый мир, ю-мари оказались бы на полках этого торгового центра. А такой судьбы я им не хотел.
        Мне не нравится приходить сюда: тяжело смотреть. А в какой-то момент мне вообще начало казаться, что все эти пленники, застывшие как мотыльки в янтаре, смотрят на меня и просят их спасти. Голоса, мысли, желания - благодаря эмпатии я ощущал их ментальные тени в своей голове. Отгоняя все это, я тряхнул головой и ускорил шаг.
        Я не в силах помочь им всем - этот урок я усвоил слишком давно и хорошо, так же как и то, что нельзя показывать жалость. Любое проявление человечности в Двойной Спирали - это угроза собственной жизни: здесь слишком много внимательных глаз, замечающих все. Пока я мало значу, но если я смогу прожить достаточно долго и каким-то чудом стать Полководцем, вот тогда, уверен, увиденное будет использовано против меня. Поэтому все, что я могу сделать, это ускорить шаг и мысленно ответить смотрящим на меня глазам: «У всех вас был свой шанс, а теперь вам приходится платить за слабость мира, в котором вы родились, за трусость мужчин, неспособных вас защитить, за лень ума, оказавшегося неспособным создать оружие, или за отсутствие веры, оттолкнувшее богов. За все это теперь платите вы все, и виновные, и нет».
        Мы, наконец, подошли к деревянной стойке, за которой сидел очередной слуга с медальоном управляющего. Взглянув на меня, он взмахом руки отослал девчонку и почтительно поприветствовал меня.
        - Чем могу помочь, господин?
        - Я пришел забрать свой заказ, - с этими словами я протянул свой экземпляр контракта.
        Управляющий быстро пробежал его глазами и, сверившись со своими записями, подтвердил:
        - Все верно, вы удивительно оперативны. Сейчас заказ доставят со склада.
        Чтобы заполнить паузу в ожидании товара, управляющий решил развлечь меня беседой:
        - Вы поступили весьма благоразумно, заранее оплатив заказ. Сейчас таких цен уже не найти. Турнир, сами понимаете, рабы сейчас весьма востребованный товар. А новых поступлений давно не было.
        Управляющий даже грустно вздохнул.
        А я мимолетно подумал: «Как же надо очерстветь душой, чтобы сожалеть из-за того, что давно не удавалось разграбить новых миров?»
        - А вот и ваш заказ, - управляющий обратил мое внимание на две небольшие коробки, появившиеся прямо на стойке, чуть в стороне от нас. В них были плотно упакованы прозрачные кубики с моими рабами. Все верно: две коробки по пятьдесят штук в каждой. Сто рабов - сто жизней - я пообещал Слепцу за его помощь. Многие утверждают, что боги глухи к молитвам, но я надеюсь, что это не так. То, что я выжил в Черных Песках и в Круге Двигающихся Камней, действительно большая удача, и теперь пришло время заплатить свой долг ее Хозяину.
        Свой заказ я оплатил заранее, дайнами, что получил от нага: сто дайнов за голову - такова цена жизни смертного в Двойной Спирали. Я с любопытством взял пару кубиков из коробки. Мне захотелось посмотреть на тех, кто сейчас выиграл в лотерею Слепца свою жизнь. Я не ожидал увидеть там что-то особенное: сто дайнов - это все-таки не слишком много. Молодые и здоровые рабы, особенно женщины и дети, как правило, стоят гораздо дороже. Все, на что я мог рассчитывать, это лишь старики и больные, которым и так не слишком много времени осталось.
        Поэтому когда вместо стариков или старух я увидел детскую фигурку и молодую женщину с ярко выраженным животиком, я был потрясен. Все, на что я был способен, это молча смотреть на управляющего и пытаться понять, как такое может быть.
        А тот, быстро осмотревшись по сторонам, внезапно положил мне руку на плечо и впился взглядом в мои глаза. На миг Вселенная замерла, и, прежде, чем я что-то успел сказать или как-то отреагировать на произошедшее, окружающий меня мир потерял смысл. Соприкосновение разумов было внезапным, как бросок змеи, моя попытка сопротивления была смята чужой волей, словно лист тонкой бумаги. Чужой разум хозяйничал в моей голове, новые образы и знания словно бы перетекали в меня, и у меня возникло ощущение, что еще немного и мой мозг взорвется от переизбытка информации. Произошедшее было настолько ошеломляющим и невероятным, что когда все резко прекратилось, я просто замер, оглушенно хватая ртом воздух как рыба, выброшенная на берег.
        Молча и безучастно я стоял и наблюдал, как в МОЮ ОТКРЫТУЮ сумку управляющий быстро и сноровисто сгрузил коробки с кубиками, подозвал уже знакомую мне девушку, и, повинуясь его жесту, МЫ ВМЕСТЕ отправились на выход. Девушка вела меня за собой и по пути что-то щебетала, типа «как мы рады каждому покупателю, приходите еще», но все проходило мимо сознания, не задевая его.
        В себя я пришел, стоило только ступить на мостовую площади Звездочетов. Желания сопротивляться, кричать или возмущаться уже не было. У меня перед глазами стоял образ седого управляющего с прижатым к губам пальцем, и я ЗНАЛ, что мои две коробки полностью укомплектованы кубами с детьми из разных миров и несколькими будущими мамашами. Мне было необходимо разобраться в том, что произошло. Я не понимал, что происходит, и это тревожило. Мне срочно требовалось спокойное место, чтобы все обдумать и разобраться в тех образах и знаниях, что передал мне Наэм - слуга и бессменный управляющий Торгового дома Работорговцев. Поэтому я целеустремленно направился искать едальню, чтобы, устроившись за столом, поесть и все тщательно обдумать.
        Глава 5. Прибытие
        Оранжевый сектор, звездная система Айлонд, планета Тану-шикан
        Алые отблески на горизонте становились все ярче, предвещая появление на небосклоне третьего светила. Два полыхающих огненных шара уже сверкали на небе, и под их лучами черный базальт валунов, усеявших долину, ощутимо нагрелся. Кое-где был уже слышен сухой треск камней и нагретого песка, покрывавшего все вокруг. Земля долины была бесплодна и пустынна, ничто живое не смогло бы выжить в этом раскаленном пекле.
        Даже когда на небе восходят Метида и Фемисто, пустыня под их палящими лучами превращается в раскаленную печь. С восходом же Лоситеи начнут плавиться даже камни, и спасение можно будет найти лишь внизу, в благословенной прохладе пещер, дающих жизнь и пропитание.
        Тенсир на несколько мгновений замер на границе света и тени, окинул взглядом долину, и вернулся в прохладный сумрак небольшой пещеры, укрытой нависающей скалой.
        - Пусто. Никого нет, и вряд ли кто-то появится, - решил он озвучить увиденное в тайной надежде, что Долгар, старший в их дозорном отряде, примет решение возвращаться назад.
        Вожак явно слышал его слова, но не счел нужным как-то отреагировать. Он все так же продолжал сидеть на циновке погруженный в себя, а вокруг него вились светящимися сполохами трое шурхов, время от времени то вспыхивая, то почти угасая.
        Тенсир постоял еще пару мгновений, но, так и не дождавшись ответа, раздраженно отошел к своей циновке, расстеленной чуть в стороне. Усевшись, он скрестил руки и ноги в позе ожидания, и призвал своего шурха.
        Сверкающий шар первозданного пламени тут же метнулся к хозяину от открытой площадки, едва слышно гудя и сверкая от переполнявшей его энергии. Прислушавшись к питомцу, воин уловил отголоски его простых мыслей и желаний. Шурх был сыт и счастлив. Не получив заданий от хозяина, он принялся летать вокруг него по кругу, время от времени разбрасывая вокруг себя едва заметные искры. А Тенсир невольно позавидовал, как мало некоторым нужно для счастья - побольше солнца и тепла, которые можно впитать, открытое место, где можно играть, и близость хозяина.
        А вот Тенсиру как раз радости в душе и не хватало, и причина этого сидела в пяти шагах от него и полировала череп прадеда в навершии своего посоха. Это она делала всегда, когда ей нечем было себя занять. Тулара - боевой шаман и Голос Предков - третий боец их небольшого отряда и единственная женщина, которую он желал бы назвать своей. Она одним своим присутствием лишала покоя его душу.
        Вот и сейчас, вместо медитации, он украдкой из-под смеженных век любовался ею. Стройное поджарое тело покрыто татуировками и знаками силы, а защитная мазь временами переливается загадочными бликами, подчеркивая контуры и дразня воображение. Ее длинные ноги плотно обнимают сапожки до середины икры, сильные и изящные руки привычно полируют пожелтевшую кость черепа, позвякивая браслетами. Короткая юбка, сделанная из кожи и мелких костей, не оставляет простора воображению. Небольшая тканая повязка, украшенная бисером, поддерживает грудь, и он видел, как та едва вздымается в такт дыханию.
        Воин мог бы любоваться девушкой вечность, и попасть с нею в один дозор было для него самой большой удачей. Ведь вдали от поселения и строгих взглядов старейшин, особенно из Дома Матерей, многое могло произойти: им предстояло пробыть вместе в дозоре целых двадцать дней, и кто знает, может он и сможет сблизиться с неуступчивой хозяйкой духов. Если не помешает Долгар - опытный и уважаемый воин. Тенсир невольно бросил ревнивый взгляд на погруженного в транс мужчину.
        Тело вожака их маленького отряда, почти полностью покрывали татуировки, лучше всяких слов рассказывающие историю его жизни. Два черных переплетения, похожие на цепь, разбитые белым отблеском молнии говорили о том, что воин дважды спускался в темные миры и сумел оттуда вернуться. Оскаленный рогатый череп на плече был памятью о его победе над двенадцатируким демоном Шутт Тан Далорхом. Черные огни, усыпавшие грудь и живот, отмечали смерть каждого достойного врага, чьи головы сейчас украшают Дом Мужей.
        Тенсир смотрел на главу отряда и понимал, что шансов у него нет. Голубой сак-дак, собственноручно выточенный из позвоночника убитого воином гаара, долгие странствия, великие победы - боги всем наделили Долгара. Всем, кроме самого важного. В его ожерелье, висящем на шее, было всего два камня, а центральное гнездо все еще осталось пустым. Мужчина так и не сумел стать отцом, подарив жизнь. Колыбель в их доме с Турией так и осталась пуста, несмотря на прожитые вместе годы. И как не любил свою жену Долгар, но слухи в Доме Мужей ходили, что он все чаще задумывается о том, чтобы привести туда младшую жену и с ней попытаться стать отцом. И эти слухи и мысли сейчас терзали Тенсира не хуже огненных укусов шурха во время испытания.
        Он продолжал мучить себя мыслями, размышляя о своих шансах на победу над Долгаром, в случае если юноша попытается оспорить его выбор жены, когда вожак внезапно вышел из транса, открыв глаза. И тихо прошептал:
        - Чужак.
        Тенсир вначале даже не поверил такой удаче. Чужаки уже долгие годы не появлялись в их мире, и многие были уверены, что уже и не появятся. Пары отчаянных сражений хватило пришлым, что бы понять - здесь они легкой добычи не получат. И мир Тану-шикан уже довольно давно оставили в покое. Так что это огромное везенье, что враг появился именно сейчас. Что может быть лучше, чем схватка и победа на глазах понравившейся девушки? А положенная к ее ногам голова убитого врага будет лучшим свадебным подаркам. Он уже успел представить, как протягивает ей свою окровавленную руку, в которую она покорно вкладывает свою ладонь, лучше всяких слов отвечая на его не заданный вопрос.
        В голове еще крутились радостные мысли, а кровь уже бежала по жилам быстрее, разогревая тело перед предстоящей схваткой. Долгар уже был на ногах и пружинистым шагом направлялся к выходу из пещеры.
        Вокруг его тела завихрился Плащ Теней, укрывающий от чужих взглядов и защищающий от палящих лучей солнца. Тулара тоже готовилась к бою: взор затуманен, а воздух вокруг нее сгустился, и в нем мелькали личины призванных духов, повторяя контуры тела девушки, возник огненный щит, готовый уберечь свою хозяйку от любой угрозы.
        Шурхи радостно кружились по пещере, чувствуя эмоции своих хозяев. Вдоволь насытившись, они предчувствовали скорую игру. Наконец они смогут полетать и порезвиться, одарить чужака яростью накопленного огня, ослепить его каскадами лучей, развеять прах его хрупкой оболочки над песчаными дюнами - это все так весело!
        Тенсир тоже не тратил зря времени - свой шанс показать себя в бою он не хотел упускать.
        - Отец Великой Ночи, дай мне свое благословение и надели частицей силы своей… -- разум нырнул к резервам души, и потоки знакомой силы привычно растеклись по телу. Весь мир вокруг него утратил яркость, черные и белые тона проступили ярче и контрастней, да звуки доносились глухо и стали плохо различимы.
        Вокруг тела юноши возник вихревой смерч. Верный сирх вынут из-за пояса и крепко зажат в руке. Легкое движение вперед, и вихрь, вызванный им, толкает тело в бросок. За считанные мгновения, меньше чем за удар сердца, его переносит ко входу в пещеру, где замерли Долгар с Туларой.
        Удивленный этим ожиданием, Тенсир замедлил движение и остановился между ними. Из их убежища была отлично видна точка прибытия. Проклятое место в тысячу шагов шириной, в котором чужаки появлялись в их мире. Там он заметил одинокого война, занятого весьма странным делом, а над его головой все еще горела белая черта, оставленная странным оружием врага. Как смог вспомнить Тенсир, этот знак, кажется, означал мирные намерения, а сам чужак, торопливо расставлял на земле маленькие прозрачные кубики с чем-то неразличимым внутри.
        - Атакуем? - молодой воин рвался в бой. Мысль, что чужак исчезнет, вместе с собой унеся будущий трофей, заставляла руки крепче сжимать сирх.
        - Не торопись, - рука Долгара даже придержала подчиненного за плечо, не дав ринуться вперед. - Я хочу понять, что он делает? Убить его мы всегда успеем.
        Чужак явно опасался, что времени может не хватить, и его начнут убивать раньше, чем он закончит свою работу. Последние кубы он просто высыпал на землю, кое-как раскидав ногой, чтобы они не лежали друг на друге. Короткая вспышка, и прозрачные кубики начали один за другим лопаться, распадаясь на части и выпуская беловатый дым. Этот дым закрыл собой всю площадку, скрыв ее от глаз дозорных.
        Тенсир был готов вновь кинуться вперед и атаковать врага, но рука Долгара, железной плитой лежащая на плече, вновь помешала это сделать. А спустя пару вздохов легкий ветерок, призванный Туларой, разогнал дым, и они увидели множество детей, не понятно откуда взявшихся на усыпанной камнями площадке.
        Разных возрастов, разного пола, от совсем крох до подростков. Их явно принесли сюда из разных миров, если судить по их сильно отличающейся внешности: белые, черные, красные оттенки кожи. Среди них лишь в паре мест возвышались взрослые: несколько молодых женщин или с грудничками на руках, или на поздних сроках беременности. Все были растеряны и явно не понимали, что происходит. Кое-где послышался плач, дети, что постарше испуганно оглядывались по сторонам, пытались задавать вопросы, но не понимали друг друга.
        Глядя на этот бардак, Тенсир замер, не зная, что предпринять. Атаковать сейчас было нельзя: эта малышня явно не тянула на врагов. Он с надеждой посмотрел на Долгара - все-таки он старший, вот пусть и принимает решение.
        А тот молчал, внимательно смотря на происходящее. И за него решила Тулара, бросившее взгляд на небо.
        - Да они же сейчас все сгорят! Что, этот помет дулука, не мог их всех принести сюда раньше? - И, не дожидаясь пока мужчины примут решение, решительно пошла вперед. Долгар с Тенсиром, переглянувшись, последовали за ней - опасаться этого одинокого чужака явно не стоило.
        Идти было не долго, их укрытие и каменную площадку, где появлялись чужаки, разделяло не больше пары сотен шагов. Шурхи летели рядом, привычно поглощая излишний свет и тепло вокруг своих хозяев. Одна защитная мазь не могла бы справиться. Поэтому, в дозор ходили только имевшие шурхов - они могли не бояться открытого неба, даже когда по нему гуляли два светила.
        Игрок стоял среди детворы и был явно растерян не меньше их, не зная, что предпринять и что делать дальше. Увидев подходящих к нему воинов, он воздохнул с явным облегчением.
        Еще раз проведя перед собой белую черту, он убрал свое оружие и вскинул над собой пустые руки, изо всех сил пытаясь показать свои мирные намерения.
        Тулара, подойдя ближе, внимательно рассматривала испуганную и плачущую детвору. Подвластные ей духи, повинуясь безмолвному приказу хозяйки, ощупывали и заглядывали в их тела и души, ища скрытую угрозу. Пока хозяйка духов была занята делом, Долгар обозначил кто все-таки старший в их дозоре, заговорив первым.
        - Кто ты и зачем привел сюда этих детей?
        Чужак, с опаской взглянув на небо, по которому уже начали пробегать багровые сполохи, быстро ответил:
        - Ты знаешь, кто я - в вашем мире подобные мне уже появлялись. Не раз. А вот дети…
        Договорить он не успел, громко взвизгнула малышка лет трех в красивом розовом платье, копной белых волос и большими голубыми глазами. Малявка ухватила крохотной ручкой одного из духов, круживших возле нее, и теперь пыталась удержать. Дух отчаянно пытался вырваться из крохотной ручки и даже ударил небольшим электрическим разрядом, безобидно стекшим по малышке и не причинившим ей вреда, а та только радостно взвизгнула и еще крепче сжала кулачок. Видя все это, Туллара побежала на выручку своему помощнику. А Долгар, оправившись от удивления, снова взглянул на хаосита, так же удивленно смотревшего на происходящее.
        - Еще раз спрашиваю, зачем ты здесь, и для чего ты их сюда принес?
        Хаосит отвечал медленно, старательно подбирая слова, было видно, что ему важно быть понятым и услышанным.
        - Потому что они нужны вам, а вы им. Их всех собрали из разграбленных и погибших миров, где их родители и близкие оказались слишком слабы, чтобы защитить самое дорогое, что у них есть: своих детей. И все что их ждало в будущем, это смерть или в холодных объятиях теней, или на жертвенном алтаре - итог один. Но Слепец моими руками дал им шанс выжить, и раз уж так получилось, то пусть они с вашей помощью станут сильными и не повторят судьбу своих родителей. Вы смогли отразить два наших больших рейда, только ваши войны настолько, хм… - хаосит запнулся, подбирая подходящее слово. - Храбры, - наконец выдал он, - чтобы спускаться в темные миры и охотиться на живущих там. Я больше о подобных ээ… храбрецах не слышал ни в одном из обитаемых миров.
        Долгар задумался над его словами, прислушиваясь к себе. Его источник, разум и все его естество не находили искажений в сказанных словах. Чужак не лгал и сам верил в то, что говорил. Но прежде чем что-то решить, он спросил то, что действительно важно:
        - А с чего ты взял, что мы их примем и будем учить, делясь знаниями наших предков?
        На эти слова чужак усмехнулся ему в лицо, прежде чем ответить.
        - Потому что они нужны вам, воин, и ты сам это знаешь. Ваш мир уже в третий раз участвует в игре Хаоса, и еще до битвы на Кейдане вам подбросили линферитовую лихорадку, или, как у вас ее называют, синюшку. На первый взгляд не слишком опасная болезнь, и при правильном лечении ее достаточно легко вылечить, если начать вовремя. Все бы хорошо, вот только беда: больше половины всех переболевших остаются проклятыми. Они могут иметь детей только с тем, кого не затронуло проклятье, да и то не сразу... И никто не может сказать, унаследуют ли их дети проклятье родителей или нет. А внешних признаков у проклятия нет. Болезнь же очень заразна и была побеждена вами далеко не сразу, - Игрок ненадолго замолчал, внимательно наблюдая за выражением лица Долгара.
        - Мне продолжить, воин, и рассказать про пустые города, которые наши войны нашли в глубине пещер? Скольких из вас не затронула лихорадка? Сколько сыновей и дочерей ждут твоего возвращения? А это все, - он повел рукой, охватывая сбившуюся в кучу детвору, - новая кровь, которую вы сможете воспитать, сделав частью вашего народа. Они не заражены синюшкой, и их дети будут сильны и здоровы, дав будущее всем вам.
        - Долгар! - Слова незнакомца прервал крик Тулары. Из ее посоха бил столб тени, создавая теневую завесу над головами детей. Пока защита еще держалась, но скоро и она станет бессильна сдерживать жар взошедших на небосвод светил. Треть диска Лоситеи уже показалась из-за горизонта, готовая сжечь хрупкую человеческую плоть. Даже шухри не смогут защитить своих хозяев от ее щедрости, что уж говорить про чужаков, не имевших подобных помощников. Времени размышлять не осталось, и, как всегда бывает в бою, старый воин доверился своей интуиции.
        - Все за мной! - и, показывая пример, побежал к пещере, служившей укрытием их небольшому отряду. Ну, как побежал: не спеша побрел, показывая направление и подгоняя крох. Успокаивая, уговаривая и помогая. Это была самая долгая дорога в его жизни - эти пару сотен шагов он не забудет никогда. Долгар старался быть везде: поднимая упавшую малышку, успокаивая молодую женщину с грудничком. Нестройная толпа кое-как брела, подгоняемая жаром, а воины метались, стараясь никого не потерять... Чужак тоже делал что мог, а Тулара отдавала последние запасы сил на поддержание завесы над головами. Под конец Долгар уже бежал к пещере, увешанный детворой. Его Плащ Теней закрывал собой крох, что он нес на руках, оставив беззащитной спину. Вместе с Тенсиром они забрасывали детвору в пещеру и мчались назад за следующими, а Лоситея уже поднималась над горизонтом…
        Они успели. Лишь Отец Великой Ночи знает, как это им удалось. Тулара, изможденная, лежала на полу - девушка выложилась без остатка, сумев до конца удержать пелену. Спина Долгара стала одним большим ожогом, Тенсир, обессиленный, сидел возле стены и поливал из фляги все еще дымящуюся одежду.
        Чужаку досталось меньше всех: призванный им доспех служил хорошей защитой от огня и сумел защитить тело хозяина от ожогов. Взглянув на Долгара, Игрок протянул ему небольшой пузырек:
        - Выпей, поможет снять боль и подлечит спину.
        Немного подумав, Долгар решил принять помощь и сделал быстрый глоток, почувствовав легкую прохладу, пробежавшую по телу. От наслаждения он прикрыл глаза, а когда открыл, в пещере прибавилось народу - из города прибыла помощь. Жрица Войны подошла к нему, и по спине пробежала исцеляющая волна, а мужчина почувствовал на своей спине знакомые и любимые руки, потом услышал голос жены - лучшей знахарки их поселения. - Теперь все будет хорошо.
        Обратную дорогу он запомнил плохо. Казалось, спуск вниз никогда не кончится, потом их окружила радостная суета - прибывшую детвору и женщин нужно было распределить по домам. Все это прошло уже мимо него: успокаивающая боль мазь, нанесенная на спину, делала свое дело - исцеляя ожог, заодно погружала в полусон. Единственное, что он успел запомнить перед тем, как окончательно сдаться и отпустить сознание, это чужак, говорящий о чем-то с главой поселения. Заснул Долгар с улыбкой и радостью в душе: ведь когда он проснётся, в ИХ с Турией доме больше не будет пусто. У него обязательно будет сын, из которого он вырастит настоящего война, передаст ему свои знания и умения, обучит всему, что знает сам. И у них будет дочь, красавица и умница. С этими мыслями мужчина позволил себе окончательно отключиться…
        *******
        Город Двойной Спирали
        Сияние вспышки перехода, легкий толчок, и под ногами я уже ощущаю пружинистую поверхность Города Игроков. Гул толпы больно ударил по ушам - сейчас на нижней площадке как никогда многолюдно. До Турнира остался один день, и в данный момент в Двойную Спираль спешат все те, кто до последнего оттягивал время появления в городе, пытаясь завершить дела и заработать побольше дайнов. На мой взгляд, весьма разумно потратить оставшееся время не на разгул, а на то, что поможет в бою, но разумность и Игра Хаоса - слишком противоположные друг другу понятия.
        Новая вспышка перехода, и в пяти шагах от меня возник здоровенный инсектоид, похожий на богомола-переростка. Здоровенная тварь, метра три в высоту, сразу же, как появилась, бодро запрыгала, устремляясь наверх к торговым кварталам. Пора и мне.
        Книга привычно тренькнула, и в ней высветилось сообщение от Саймиры. Анир интересовалась где меня носит, и одновременно отчитывалась о том, что жемчуг продан и все необходимое для Турнира закуплено. Отлично! То, что Саймира взяла на себя торговлю добытым нашей командой добром здорово все упростило. Терпеть не могу бегать по лавкам и торговаться, пытаясь выбить лучшую цену, а у нее к этому явный талант.
        Устало вздохнув, отозвал Книгу. Отвечать на сообщение сейчас не стоит - мне осталось завершить важное дело, и оно не для лишних глаз. Но все-таки нужно поторопиться, поэтому я поправил сумку на плече и ускорил шаг, направляясь вслед за инсектоидом...
        На этот раз блуждания по торговым кварталам в поисках нужного мне здания удалось избежать - маршрут до него уже был известен. Дойдя до него, обошел здание сбоку. Вдоль стен Торгового дома Работорговцев шли высокие белокаменные колонны, подпиравшие крышу, покрытые резьбой, они предавали ему величественный вид. Чисто эстетически это одно из красивейших зданий Города Двойной спирали, но я не могу его так воспринимать - слишком мерзко то, что происходит внутри. Несколько шагов, и я уже стою между третьей и четвертой колонной, так, чтобы видеть небольшое синее окошко, вырезанное в стене на уровне глаз.
        Сверившись еще раз с инструкцией, вложенной в мою голову, делаю шаг вперед, не отрывая взгляд от окна. Ничего не происходит, но я продолжаю идти вперед. Еще шаг, и еще - и внезапно окно вырастает до размера дверного проема, еще шаг - и я внутри. Оглянувшись по сторонам, я был несколько разочарован. Не совсем уверен в том, что я хотел здесь увидеть, но мои ожидания не оправдались. Все, что было здесь, это крохотная комнатушка, облицованная белой плиткой, с мраморным столом возле стены и каменным троном. По-другому монументальное сооружение, стоявшее возле стола, назвать было сложно.
        Теперь осталось самое простое из того, что уже было сделано: нужно всего лишь позвать управляющего его истинным именем - Лен‘джер, используя свой крохотный дар эмпатии. Тот, кто оставил мне все эти инструкции, должен услышать мой зов и подойти. Послав несколько раз ментальный посыл, я присел на трон, и, прикрыв глаза, остался ждать. Подустал я немного: тренировки, прогулки по Аллее Богов, а теперь еще и посещение нового мира оставили свой след. Как закончу здесь свои дела, нужно будет нормально выспаться и отдохнуть перед Ночью Прощания.
        Почти задремав, я пропустил начало движения. Одна из каменных стен провернулась вдоль оси, и в комнатушку зашел тот, кого я все это время ждал. На этот раз я внимательно его рассмотрел - словно увидел впервые. Невысокий седой человек с непропорционально большими глазами мало отличался от человекоподобных, населяющих множество миров.
        Проведя долгие годы в Двойной Спирали, ты привычно не замечаешь то, что тебе кажется неопасным и неважным. Многочисленные слуги и рабы, годами не покидающие Двойную Спираль, составляли абсолютное большинство жителей домена Хаоса. Они были многочисленны, как листья на деревьях, и так же малоотличимы друг от друга. Их трудами создавалось, продавалось и обслуживалось почти все, что есть в нашем городе. Многочисленные лавки, мастерские, лаборатории - да почти все обслуживали они. А Игроки привычно не замечали их, воспринимая как карты в собственной Книге и не более того.
        И теперь передо мной стоял тот, кто успешно боролся против этой системы. Он сумел как-то обойти или перебороть клятву подчинения, согласно которой слуга должен блюсти интересы своего господина и ставить их превыше всего. Я хотел понять, как ему удалось то, что я считал невозможным.
        Лен‘джер, внимательно на меня взглянув, присел на каменную скамью, выдвинувшуюся из стены.
        - Я готов ответить на любые Ваши вопросы, господин, но прежде Вы дадите клятву на Книге, что все сказанное здесь останется лишь нашей тайной, и никто никогда об этом не узнает.
        Чуть подумав, я кивнул головой, соглашаясь.
        - Хорошо, но это будет обоюдная клятва. Взамен я хочу услышать правду на свои вопросы - никакой лжи или недомолвок.
        Теперь уже управляющий задумался, но, чуть поколебавшись, он все-таки согласился.
        - Я думаю, вы имеете право знать.
        Книга возникла между нами, и каждый из нас, положив на нее руку, произнес нужные слова, свет из-под обложки дал понять, что клятва принята и зафиксирована. Вот теперь можно и поговорить. И первым что я спросил, был главный для меня вопрос, все время не дававший мне покоя:
        - Как ты обошел клятву подчинения и прямой приказ господина? Почему нарушил интересы Гильдии, передав мне тех людей?
        Я опасался ловушки или иного обмана. Кто знает, может, так все и было задумано? Подсунули дорогих рабов, а потом выставят мне счет за них, потребовав доплаты или возврата их собственности. Не мне тягаться в этом случае с одним из самых могущественных Домов в Игре Хаоса. Меня просто сотрут в порошок. Поэтому для меня было крайне важно понять, что происходит.
        Управляющий тоже не торопился отвечать, видимо размышляя, что можно мне рассказать. Наконец он заговорил, избегая смотреть мне в глаза. Видно, слова давались ему нелегко.
        - Мой господин. Как вы знаете, слугами, обреченными на вечное рабство, делает нас печать. Она накладывается в момент сотворения, когда Игрок помещает кристалл с душой слуги в карту, и с этого моменты раб должен подчиняться и выполнять волю создавшего его господина. Годами, а потом и веками мы продолжаем служить. Даже тогда, когда создавший и обрекший нас на рабство Игрок давно покинул Игру или погиб. Карты доверенных слуг хранятся в Доме или переходят от Игрока к Игроку как трофеи. Для нас перемены не настают никогда. Некоторые из доверенных слуг провели в Игре намного больше времени, чем самые старые из ныне живущих Владык. Я очень давно служу. Со временем та сила, что заставляет подчиняться и выполнять приказы хозяев, теряет свою власть. Годы смывают силу запретов, перестают их делать непреложными. А потом ко мне пришло понимание: Хаос и постоянство… - он даже улыбнулся. - Что может больше противоречить самой сути Хаоса, чем вечное рабство, нарушающее один из основных его принципов - абсолютную свободу? Сама сила, с помощью которой создают слуг, разрушает печати, ограничивающие свободу и
заставляющие подчиняться. И кто знает, быть может, когда-нибудь со временем мы сможем обрести свободу?
        Лен‘джер говорил об этом с такой затаенной надеждой, что я даже немного растерялся. Только сейчас я задумался о том, каково это - быть вечным слугой, даже без тени шанса на освобождение. Игроки почти никогда не дарят свободу своим слугам-рабам - те слишком ценная собственность. А раб и так без лишних поощрений выполнит все, что ему прикажут. А не выполнить приказ не позволит печать.
        Обдумав слова Лен‘джера, я согласился с его рассуждениями. Возможно, он прав, и когда-нибудь обретет свободу, которую так жаждет. Вряд ли он получит тело, но душа, не привязанная к карте, сможет вновь вернуться в Колесо Жизни и обрести новое воплощение и новую судьбу. Если, конечно, хозяева не скормят его пожирателям душ.
        Следующий мой вопрос не заставил себя долго ждать. Он мучил меня так же сильно, как и предыдущий.
        - Почему именно я? Почему ты решил довериться мне?
        На этот вопрос управляющий даже печально вздохнул, прежде чем ответить.
        - А кому еще, господин Рэнион? Думаете, много в Двойной Спирали Игроков, что даруют рабам свободу, деля с ними свою удачу?
        На эти слова я лишь недоуменно пожал плечами. Никогда не задумывался над этим. Я отвечаю лишь за себя и свои поступки, а остальные пусть идут своей дорогой.
        Управляющий, заметив мое недоумение, решил все-таки уточнить:
        - Вы у нас абсолютный рекордсмен в этом плане - 247 пленников обрели благодаря Вам свободу и жизнь.
        Ого, я даже невольно присвистнул от удивления. Никогда не думал, что так много. Хотя такое возможно: после хорошего рейда или удачной находки я часто покупал и отпускал рабов. Всегда по-разному, правда. Выходило иногда по двое-трое, а иногда сразу десяток, в зависимости от ценности находки или прибыли. Для меня это стало доброй приметой, закреплявшей успех, и она меня до сих пор не подводила.
        - А откуда ты узнал, что я их, например, не скармливаю теням или не перепродаю? Такой товар всегда пользуется спросом. С чего ты решил, что купленных рабов я отпускаю на свободу? - Об этом моем секрете я старался никому не говорить. Даже старый друг Меджех не знал об этом. И я очень хотел понять, как о нем узнал Лен‘джер.
        И снова управляющий чуть замешкался, прежде чем ответить на вопрос. Он явно не хотел говорить об этом, но заключенная нами сделка на Книге была неумолима. Сила Смеющегося Господина, вложенная в атрибуты Игроков, заставила его ответить.
        - Я чтец душ, господин. Когда-то очень давно, в далеком и теперь уже забытом мире, я исцелял разум и лечил души больных. Я проникал в самые скрытые уголки сознания, выискивая первопричины искажения. Скверну, разрушающую моих пациентов, толкающую их во тьму, заставляя творить зло, и причинять себе или окружающим боль. Иногда мне приходилось узнавать правду у преступников, не желавших помочь закону. Это мой дар, за который владыка Герлох, сумевший объединить дома и кланы, и сделал меня своим доверенным слугой, поставив управлять Торговым домом. По его приказу втайне ото всех я шпионил за его друзьями и врагами, сообщая ему все, что смог узнать. Я забирался в потайные уголки разума покупателей и продавцов, докладывал владыке о заговорах против него - слишком многие хотели занять его место. Но только Владыка знал о моем даре, для всех остальных я был лишь обычным толковым слугой, таким я и остался после того, как его убили. Тайна моих способностей неизвестна моим нынешним хозяевам, так же как и информация об этом месте. В свое время, здесь Владыка втайне ото всех встречался со своими доверенными
слугами и шпионами. Его уже давно нет, а место, как видите, осталось, и я иногда использую его.
        Задумавшись над его словами, я по-иному взглянул на это место. Тайное убежище древнего Владыки - неплохо было бы обыскать его на предмет тайников, скрытых от посторонних глаз. Отвлекшись, я не сразу расслышал вопрос Лен‘джера.
        - Все ли благополучно с детьми? Как их приняли в новом мире?
        - Да, все хорошо. Они там нашли новый дом. Хотя из-за тебя мы чуть не погибли, попав под восход третьего светила. Или ты так и задумал, чтобы местные не слишком долго думали, что делать с нами? Увидев, что детвора вот-вот погибнет, они принялись их спасать, а не устраивать сражения со мной.
        От моего вопроса управляющий даже растерялся.
        - Я не знал, господин, про восход третьей звезды - видимо, моя информация устарела. Тот мир почти не посещают сейчас, а те немногие, что все же рискуют туда отправиться, слишком редко возвращались назад. Про это явление пару раз вспоминали, но как об очень редком событии. Поэтому я в расчет его и не брал. Видно это Слепец над вами решил подшутить.
        - А то я вначале подумал, что это ты надо мной решил подшутить - поджарить вместе с детворой, потребовав, чтобы я отправился туда немедленно.
        - Господин Рэнион! - управляющий виновато взмахнул руками. - Я не мог рисковать! Слишком многое стояло на кону: до Турнира остался один день, и если пленников не отпустить сейчас, то потом, кто знает, как все сложится? Ведь с Арены Вы можете и не вернуться, и победитель среди Ваших вещей мог бы найти коробки с рабами. А дальше несложно предсказать развитие событий: их бы или перепродали, или скормили теням, вскрывая Ваш Активатор. В любом случае, все произошедшее тайной не осталось бы - все сделки с рабами Гильдия тщательно отслеживает, опасаясь конкурентов. Такое количество пленников не останется незамеченным. Все кубики с рабами имеют уникальный номер, и отследить их не сложно, а потом хозяева пришли бы уже ко мне, начав задавать вопросы, на которые я бы не хотел отвечать.
        Что ж, с такими доводами я не мог спорить. Ставить судьбу такого количества людей в зависимость от удачи в бою я и сам не захотел бы.
        - Господин Рэнион, мне бы хотелось, что бы Вы все-таки рассказали мне про мир, который посетили, и про Вашу встречу с местными жителями. Удалось ли Вам достигнуть соглашения?
        «Мир, в котором я только что был» - я не смог сдержать смех, подумав о том, как можно рассказать про то, чего сам почти не видел. Пользуясь тем, что мой собеседник был способен увидеть мои воспоминания, я решил просто вспомнить свое последнее приключение.
        После того как мы затащили детвору в пещеру, аборигены появились достаточно быстро. Видимо, волшебница, прикрывшая нас всех от солнечных лучей, успела передать весть о нашем появлении. А вот дальше меня сразу оттеснили в дальний угол пещеры, и, глядя на местных воинов, я не стал спорить. Изо всех сил я пытался казаться очень безобидным и миролюбивым, опасаясь даже лишний раз дышать или делать резкие движения. Потому что отчетливо понимал, что местные вояки настрогают меня на куски раньше, чем я успею моргнуть. Воспоминание заставило меня поежиться, но и … слабо улыбнуться. Я был рад за местных, что их сила с ними.
        Потом мне завязали глаза и долго вели куда-то вниз. Лишь по наклону дороги да грохоту цепей подъемников я догадался, что мы куда-то спускаемся, причем весьма долго. А скрип решеток говорил о том, что путь наш защищен от нежданных гостей. Дальнейший разговор с Советом Дома Матерей был больше похож на допрос. Пламя, горящее в центре большого каменного круга, меняло цвет всякий раз, стоило мне попытаться солгать на неудобный вопрос или не сказать всей правды. И, скорее всего, живым бы я оттуда не вышел, уж слишком они ненавидели хаоситов. Благо причин для этого у них хватало.
        Но все-таки Лен‘джер оказался прав в основном своем предположении: то, что я принес собой, оказалось важнее ненависти и желания отомстить. Жизнь в этот раз оказалось сильнее смерти. Только поэтому я жив, и меня отпустили.
        Прогнав воспоминания в своей голове, я понял, что у меня есть еще один вопрос:
        - Я хочу знать, откуда у тебя информация про линферитовую лихорадку? Я помню отчеты по этому миру в моем бывшем Доме, и не один из них не упоминал про эту болезнь.
        Управляющий небрежно махнул рукой:
        - Это старая история, господин Рэнион. Мир Тану-шикан не в первый раз участвует в Игре. Еще задолго до Кейдана он принял в ней свое первое участие, и тогда, как и сейчас, всех обманули кажущаяся простота и примитивизм этого мира. За внешней дикостью никто не увидел внутреннюю силу, все думали о легкой добыче и атаковали. После нескольких одиночек и пары малых рейдов, состоялся большой рейд, в котором участвовал молодой полководец Гавенал Серебряный Голос, фаворит владычицы Шейнар.
        Слуга ухмыльнулся, но его глаза остались грустными:
        - Произошла большая битва, ныне забытая, но не уступавшая по накалу и результату сражению на Кейдане. Только в ней хаоситы успели вовремя отступить, но не все, и в числе погибших был Гавенал. Владычица была в ярости от известия о его смерти. Она жаждала мести его убийцам, но сама рисковать не захотела: выкупила у нас десяток захваченных пленников из этого мира, заразила их линферитовой лихорадкой, а потом вернула домой, переправив туда тайными тропами. Болезнь коварна и очень заразна, и если не знать что искать, то определить ее почти не возможно. Пленники разошлись по своим домам, местные жрицы, обследовав их, ничего не заметили, а потом, спустя десятилетия, когда прошло время, началась эпидемия. Пока не нашли лечения, выживал только каждый десятый заболевший, да и потом еще несколько раз были вспышки лихорадки, хоть и без таких катастрофических последствий. Но дети, внуки и правнуки более чем у половины выживших оказались практически бесплодны. Владычица знала толк в мести.
        Я задумался. Месть выше правил и законов. Это один из немногих принципов, который почти всегда соблюдается в Двойной Спирали. Что ж, теперь многое становится понятно. И про болезнь, и про рабов Лен‘джер все точно рассчитал. Местные ухватились за этот шанс, как утопающий за протянутую ветку. Они говорили и спорили, десятки раз перепроверяя мои слова и не находя в них обмана, и снова начинались споры. Но выбора у них не было. Когда старушка, больше похожая на высохшую за годы мумию, вышла ко мне и сказала, что им нужна еще детвора, я понял, что останусь ЖИВ и даже смогу хорошо заработать.
        - Им нужны дети возрастом до двенадцати наших циклов, чем больше, тем лучше. Они готовы за них хорошо платить, и я принес собой образцы товаров. Нужно посмотреть, что может быть интересно в Двойной Спирали.
        Управляющий, наклонившись к столу, начал внимательно рассматривать все то, что я выкладывал из сумки на стол.
        Я вышел от него спустя два часа, все это время я демонстрировал управляющему товары и объяснял свойства незнакомых ему вещей, а потом мы обсудили приобретение новой партии детей. Я довольно улыбался. Приятно совершать хорошие поступки, особенно когда за них готовы платить. Теперь нужно найти мою команду и как следует выспаться в последнюю ночь перед Турниром.
        Глава 6. Ночь Прощания
        Громкий колокольный звон тугой волной прокатился в небесах Двойной Спирали, и жизнь остановилась. Звуки, движение, мысли - все замерло. Тысячи Игроков затаив дыхание, вслушивались в звучание колокола. Густые и протяжные звуки погребального набата разносились над извивами Двойной Спирали. Один удар, второй - набат бил неторопливо и солидно. Колоколу некуда было спешить: он лишь отмерял время, оставшееся Игрокам. Восемь, девять, десять - губы невольно, словно по своей собственной воле, отсчитывали удары. Саймира испуганно прижалась ко мне, а братья, недоуменно вертели головами по сторонам, пытаясь увидеть источник звука.
        - Что это было? - голос анир разорвал тягостную тишину, возникшую после отзвучавшего набата.
        - Последний колокол, - голос Меджеха утратил привычную беззаботность. - Он напоминает, что Турнир скоро начнётся. Десять ударов - десять часов до Турнира. Его звук слышен всем Игрокам, где бы они ни находились. С момента последнего удара начинается Ночь Прощания.
        - И чем мы будем заниматься в эту ночь? - девушка с интересом взглянула на небо, словно и впрямь надеялась увидеть, что оно начнет темнеть. Но сумерки и не думали уступать место ночи. И пока хвостатая не засыпала всех вопросами, я подхватил ее под локоть, и, ускоряя шаг, направился к Дому Чаш, увлекая команду за собой. Меджех пристроился рядом с ними.
        - Ночь Прощания принято делить с теми, кто тебе больше всего дорог. Со своими друзьями или возлюбленными, -- ответил Меджех, подняв голову и задерживая взгляд на Игроке, который удобно устроился на крыше ближайшей лавки с большой бутылью и свирелью. Игрок наигрывал веселую плясовую мелодию и время от времени прикладывался к бутылке. - Ну, или в одиночестве, если таких нет или не осталось. В эту ночь мы прощаемся с теми, кто нам дорог, ведь уже завтра мы будем убивать или умирать на Арене, платя свой долг Владыке за право участвовать в Игре, за власть, могущество, молодость и силу - за все Его дары.
        Наша компания по большой дуге обогнула девушку-гарпию, чтобы не задеть ее широко распахнутые крылья. Та кружилась на месте в безмолвном и печальном танце: то замирала, то высоко подпрыгивала вверх, чтобы потом, паря в воздухе, неспешно опуститься обратно на свое место и снова начать кружится до следующего прыжка.
        - А что будет потом, ну после ночи? - Кейн, даже в эти часы не утративший оптимизма и любопытства, напоминал мне сейчас молодого неопытного пса перед своей первой охотой. Он еще не пробовал крови, еще толком не убивал, но подпрыгивал на месте от азарта и предвкушения чего-то нового и интересного, заранее уверенный, что ему это понравится.
        - А дальше будет Утро Добрых Встреч, когда встречаются все те, кто пережил очередной Турнир, и мы с Меджехом, как я надеюсь, хорошо надеремся, празднуя эту встречу. А вы с братом и Саймирой отправитесь штурмовать Стену.
        - Какую еще Стену нам штурмовать, а самое главное зачем? - вопросы Кейна не иссякали.
        - Кейн, нужно почаще вылезать из мастерской и хоть немного интересоваться, что вокруг происходит. Стена - это подарок для всех Игроков, впервые участвовавших в Турнире от Совета Старших. Традиция такая. После Турнира, новички штурмуют Стену, которую специально построили рабы на Форлейге. Ваша задача ее захватить, а рабы будут ее оборонять. После того как вы захватите Стену, будет пир. И еще будут награждать наиболее отличившихся: кто первым ворвался в пролом, кто больше всего убил защитников, за самое красивое убийство. Этакое веселое мероприятие, организованное Советом Старших для вас, новичков, как последнее посвящение в полноценные Игроки.
        - А если мы эту Стену не захватим? - Саймира решила, наконец, подать голос. Я подозреваю, что она не была уверена в своих воинских способностях, особенно при штурме укреплений.
        - Сай, это просто праздник, традиция такая, тянущаяся Хаос знает сколько веков. И Стена, и жизни рабов - это просто подарок вам от Совета Старших, а не настоящий штурм подготовленных укреплений. Конечно, если будешь неосторожна, то можешь погибнуть. Рабы будут отчаянно сопротивляться, ведь им обещают жизнь и свободу, если они продержатся час. А вам на время штурма нельзя пользоваться активаторам, но все равно проиграть почти невозможно.
        - А случалось, что рабы побеждали? - любопытство Саймиры никогда ее не покидало. Сейчас это было благом, разговоры помогали нам скоротать дорогу до Дома Чаш, отвлекая от мыслей, что любой из нас может не пережить Турнир. Я встряхнулся, отгоняя тяжелые мысли, не стоит притягивать беду - что будет, то будет.
        - Было такое один раз, но об этом не принято рассказывать. Тогда на стороне рабов решил поучаствовать Ялдар Светлый Взор, чтобы, как он сказал: «уравновесить шансы»…
        - И…? Что было дальше? - хвост Саймиры хлестал по сторонам, выдавая нетерпение хозяйки.
        - Ничего. Хотя, соблюдая традиции, Ялдар был без активатора, но напасть на хозяина Титана никто не решился. Да он и без карт был великим воином, может толпой Игроки и смогли бы его завалить, но … Только пережив Турнир никто не захотел рисковать жизнью, сражаясь против одного из величайших воинов… Пока совещались и решали что делать, отведенный на штурм час прошел и рабов пришлось отпустить согласно обещанию, данному на Книге. Так что в тот раз праздник Игрокам сильно подпортили.
        Под разговор о прошлом и настоящем мы почти незаметно дошли до Дома Чаш. В этот раз таверна была переполнена, среди Игроков считалась доброй традицией провести здесь ночь Прощания. Бытовало поверье, что отпраздновавшие эту Ночь в Доме Чаш обязательно переживут Турнир. Но была одна сложность - только Хозяин Дома решал, кто останется пировать в зале, а кто пойдет своей дорогой. Я верил, что у меня есть средство повлиять на его решение. Собираясь отправляться сюда, я заранее активировал Карту его ИМЕНИ, и теперь считал, что нашей команде точно найдётся здесь место.
        Зал гудел как роящийся улей. В эту Ночь старая вражда уходила, уступая место единению. Мне сложно описать это чувство, но только здесь и сейчас можно было увидеть за общими столами наемников из «Красных Кулаков» и «Клинков Арендейла», уже изрядно принявших на грудь, сидевших чуть ли не обнимку и горланивших песни. Хотя после Турнира эти смертельные враги с удовольствием будут рвать глотки друг другу, но сейчас перед лицом общей судьбой, для вражды нет места. Игра не знает жалости ни к победителям, ни к побежденным.
        - Подождите меня немного, - попросил я свою команду и направился к стойке, где привычно располагался Хозяин этого места.
        - Долгих лет… Нушер, - имя прозвучало, заставив того раздраженно поморщиться.
        - Чего тебе?
        - Пришла Ночь Прощания, и я хочу отметить ее со своими друзьями. В каком-нибудь уединенном месте, не смешиваясь с толпой в твоем Доме.
        - Слишком много для тебя чести будет, да и отдельные кабины у меня не для таких босяков как вы. Так что ступай в общий зал, там вам самое место, - Нушер указал в переполненный зал, и я увидел в одном из углов небольшой столик с пятью стульями вокруг него. - Меню с ценами найдешь там же.
        Такое обращение меня покоробило, я всегда старался проявлять уважение к этому непонятному существу, но видимо это было принято за слабость. И если доброе отношение это существо плохо понимает, то пришла пора дать в зубы.
        - Значит так, Нушер, - я старался говорить спокойно, но гнев начал пробиваться наружу. Злость требовала действовать, я покажу этому разжиревшему слизняку, что вежливость - это не слабость! - Мне и моим друзьям отдельный кабинет с видом на Арену. Весь вечер выпивка и вино за твой счет, ничего сверх дорогого, но чтобы всего было достаточно и оно было вкусно, а самое главное быстро.
        От моих слов и тона Нушер потрясенно уставился на меня.
        - Ты что, очешуел? С какого перепугу я тут тебя с твоими дружками кормить буду? Не нравится в общем зале, так проваливай на улицу - я тебя здесь не держу, - этот свинорыл буравил меня своими глазенками, словно пытался размазать по полу. Ну что ж, к чему-то подобному я давно был готов.
        - Хорошо, раз меня отсюда гонят, то хоть поем на дорожку, используя свое право, - криво улыбнувшись, я подхватил одну из папок с меню, и быстро листая, нашел то, что хотел.
        - О! Запеченное сердце единорога, цена всего десять тысяч дайнов. За такие деньги, это должно быть что-то потрясающее, да и говорят, тот, кто его съест, становится просто фантастически силен, замечательный бонус, который длится целые сутки, и, главное, очень своевременный.
        Лицо Нушера от моих слов потемнело, он явно, что-то пытался сказать, но я не собирался давать ему шанса:
        - А на гарнир…, - снова немного поисков, где я рассматривал не блюда, а цены. - Вот, пойдут корни дерева Ир за шесть тысяч. Не знаю что это такое, но за такое количество дайнов попробовать просто обязан, давно не ел свежих деревяшек.
        Хозяин уже полностью побелел, вся спесь слетела с него, и теперь он с опасением смотрел на меню в моих руках, которое я продолжал листать. Теперь меня интересовали напитки. Где они тут у нас? Снова немного поисков:
        - Вот! Коктейль «Полет феникса» в составе кровь этого бессмертного существа, слеза мантикоры, слюна тролля, брр… Не уверен что долго проживу, выпив подобное, но его цена в двенадцать тысяч просто вынуждает его заказать.
        Чтобы купить все только что заказанное, мне надо было бы лет пять из осколков не вылезать. Как только я озвучил свой выбор напитка, лицо хозяина Дома Чаш отразило целую гамму различных цветовых оттенков. На его физиономии попеременно сменяли друг друга: гнев, жадность, ужас. Он видимо осознал, что в будущем я стану делать такие заказы в каждый свой приход сюда.
        Выждав небольшую паузу и любуясь редкостным зрелищем, я продолжил:
        - Я решил еще раз уточнить: может ты передумал, и все-таки для меня и моих друзей найдется какое-нибудь свободное место, там, где мы можем хорошо провести Ночь Прощания?
        Нушер шумно выдохнул, явно собираясь с мыслями.
        - Узнал все-таки, что можно выбирать блюда самому?
        На его слова я лишь безразлично пожал плечами.
        - Вообще-то, я об этом догадался почти сразу, когда Карта попала мне в руки, а после того как ты стал настойчиво пытаться меня угробить, понять в чем секрет было не сложно.
        - Тогда почему сразу не стал заказывать всякие редкости? - Нушер с интересом смотрел на меня, словно увидел что-то новое и неизведанное.
        - Жить хотелось, вот почему, - я посмотрел прямо в глаза Хозяину Дома Чаш. - Не сложно догадаться, что не мне первому попалась Карта с твоим именем. За тысячи лет, чтобы не кормить без конца дармоедов, ты неплохо наловчился избавляться от тех, кто слишком злоупотреблял властью, что давала эта карта. Нет владельца, и не надо никого кормить и поить, а для этого все способы хороши. Поэтому я и не рисковал пользоваться теми правами, что она давала мне. Но ты все равно решил от меня избавиться. Ведь не зря же ты так настойчиво отправлял меня к василискам и подсунул напиток, после которого я сам согласился быть дичью на одной забавной охоте, где выжить почти невозможно. Сегодня ты просто исчерпал мое терпение, и я решил объяснить тебе, что ты не прав, и попытаться договориться, что бы ты не испробовал на мне еще что-нибудь, пытаясь избавиться на всякий случай.
        Хозяин, задумчиво теребивший подбородок, согласно кивнул головой в ответ на мои слова:
        - Логично, ты гораздо умней, чем кажешься. Обычно, почти все, кому попадает моя карта, сразу теряют чувство меры. Они не понимают, что все, что здесь есть, не берется из ниоткуда, - он махнул на зал со столами, уставленными выпиской и едой. - Часть действительно создается при помощи магии этого места. Но многие вещи или ингредиенты просто нельзя создать силой волшебства. Кто-то должен это выращивать, ловить, собирать или готовить. И им надо платить! Но стоит попасть этой проклятой Карте в руки и начинается… «А падать мне зеркальных карпов и сок плачущего дерева!» И не понимает дурак, что дерево действительно плачет от боли, когда из него цедят сок, а от его испарений часто гибнут собиратели, именно поэтому у сока такая цена. Или сердце единорога… Да их же во Вселенной почти не осталось! Колдуны да маги почти всех пустили под нож, разобрав на органы для зелий и ритуалов. Если бы эти существа не могли перемещаться между мирами, то и вовсе бы от их народа уже никого не осталось.
        Нушер помолчал, а потом резко сменил тему:
        - А ты молодец - сумел разгадать секрет с едой. Умен, а значит, еще поживешь, - его глаза весело блеснули. - Ступай к своим друзьям, будет у вас все, как ты попросил.
        Я уже развернулся, что бы идти к своей команде, когда Хозяин меня не громко окликнул:
        - Эй, а вопрос?
        - Какой еще вопрос? - я не сразу понял, о чем он говорит. Пока не вспомнил, что согласно условиям Карты, он еще должен мне ответить на один вопрос.
        Ничего так сразу на ум не пришло, оставшиеся десять часов до Турнира вызывали совсем другие мысли и желания. Но все-таки упускать такой случай не стоит, тем более есть одна загадка, на которую, вероятно, я могу найти ответ только здесь.
        Я аккуратно достал из сумки странную шкатулку, найденную на Алее Богов. Мне так и не удалось открыть ее самостоятельно, а обращаться к специалистам я опасался, хотя если честно, я не слишком-то и старался ее открыть, уж очень много было неотложных дел перед Турниром. Да и не надеялся я найти в ней что-то ценное, скорее всего, хранятся там какие-нибудь жреческие принадлежности или ритуальная утварь. Ну не карты же с дайнами там спрятали Игроки, что посещали этот храм! Это было бы слишком глупо, во-первых, карты и дайны всегда пригодятся самому, и хранить их в месте, куда не сразу сможешь получить доступ - неразумно. А во-вторых, мне казалось наиболее логичным спрятать в шкатулку церемониальные безделушки: удобное и практичное место. В сумке это добро постоянно не требуется, а если соберутся на церемонию, то все нужное под рукой. Единственное что меня смущало в моих размышлениях, зачем ключ от шкатулки спрятали в Доме Чаш? Ведь ничего иного после прочтения подсказки на крышке, мне в голову не пришло. И ответ на эту загадку я и решил услышать от Нушера.
        Выложив шкатулку на стойку, я оглянулся, разыскивая взглядом свою команду. Как они там? Мне показалось, что меня окликнула Саймира, но, судя по бурной жестикуляции, ребята что-то обсуждали между собой и пока не скучали. Неожиданно моя эмпатия проснулась и заставила почувствовать колоссальное удивление. И все же оборачиваясь обратно, я не был готов к картине, представшей перед моими глазами. Хозяин застыл соляным столбом, приоткрыв рот, а его выпученные глаза не отрывались от шкатулки. Весь его вид да и моя эмпатия говорили мне, что для него это была не просто странная шкатулка, а как минимум что-то долгожданное и очень-очень нужное, утерянное так давно, что надежды вернуть это не осталось. Я даже растерялся, не зная, как реагировать и что делать: как-то не привык я выступать в роли волшебника, исполняющего чужие желания. Все что мне оставалось, это молча ждать, когда Нушер придет в себя и сам все объяснит.
        Молчание затягивалось, Хозяин слегка заторможено поглаживал крышку и тихо что-то бормотал. Прислушавшись, я разобрал часть фразы: «Нашлась, милая…». После этого мне по-настоящему стало страшно - это что же такое я притащил? То, что это какие-то забытые молитвенные принадлежности, теперь верилось слабо. Вряд ли они могли бы настолько потрясти Нушера. А тот, наконец оправившись от шока, налил себе полную кружку чего-то явно хмельного. Шумно выпив и закусив возникшим у него в руке зеленым овощем, хозяин таверны уделил внимание и мне.
        - Хорошо, что я все-таки тебя не угробил. Не знаю, кто там тебе среди богов ворожит, но тут явно без их помощи не обошлось, - его взгляд внезапно стал суровым и очень серьезным, он буквально давил на меня: - А теперь отвечай: про шкатулку кто-либо кроме тебя знает?
        - Нет, - соврать не получилось, рассказывать про свою находку я не стал никому, не знаю почему. Поковырялся, пытаясь открыть, убрал в сумку, и просто забыл про нее и все. И только здесь, после вопроса Нушера, внезапно вспомнил. Странно все это.
        - Это хорошо. Так и должно быть, - Хозяин покивал головой, размышляя о чем-то своем. - И сейчас забудь о ней и никому никогда не говори. Если, конечно, хочешь жить. После Турнира придешь ко мне, придумаем для тебя задание. Теперь для тебя главное - просто пережить Турнир.
        - Если опять предложишь мне за яйцом василиска сходить, то можешь себе ее просто так оставить.
        Хозяин на мои слова лишь отмахнулся:
        - Да понял я уже, что от тебя так легко не избавиться, но не могу я просто шкатулку открыть. Таково условие того, кто ключ от нее мне оставил. Сначала ты должен выполнить поручение, что я тебе дам.
        Фух, как все сложно. Не знаю, что там с таким трудом спрятали. И самое главное, зачем, но теперь мне уже действительно стало интересно, что же там внутри.
        - А просто сказать, кто ее оставил, ты можешь? - я ткнул пальцем в шкатулку. Но хозяин был неумолим.
        - Скажу, все скажу, но после Турнира, и как выполнишь мое задание, а сейчас тебе это ни к чему, только мешать будет. У тебя сейчас другая задача - тебе выжить нужно. Ступай к своим друзьям, они тебя уже заждались.
        Возвращаясь к своей команде, которая уже подустала от ожидания, я мучительно размышлял, почему в моей жизни ничего не бывает просто? Случайная находка из забавной безделушки внезапно стала чем-то важным и пугающим. Недомолвки Нушера, его нежелание ответить даже на простейший вопрос, моя внезапная забывчивость - все это было крайне странно. Но он прав: сейчас не время для поиска ответов.
        Мне оставалась несколько шагов до команды, когда Саймира резко метнулась ко мне и требовательно заглянула в глаза:
        - Ну чего так долго?
        - Решил вам сделать сюрприз, надо было договориться с Хозяином о месте, где мы проведем оставшееся время, - говоря все это, я оглядывался по сторонам, ища обещанное. Внезапно рядом с нами проявилась деревянная винтовая лестница, ведущая куда-то наверх.
        - Думаю, нам сюда, - я приглашающе махнул рукой и понял, что все остальные увидели лестницу только после моего жеста. Меджех смотрел на меня словно на фокусника, вытащившего кролика из его собственного кармана, Сай застыла с открытым ртом, удивленно хлопая ресницами, лишь братья восприняли все как должное. Простые ребята так и не сумели понять, что произошло что-то из ряда вон выходящие, решив, что в Доме Чаш так и положено.
        Недолгий путь наверх закончился небольшой площадкой перед дверью, обшитой темными деревянными панелями. Стоило нашей компании подняться на площадку, как дверь бесшумно и совершенно самостоятельно отворилась, пропуская в комнату. Я первым прошел внутрь, увлекая за собой всех остальных.
        Просторная комната, стены до половины обшиты деревянными панелями, выше них все обтянуто зеленой драпировкой. Несколько бра с установленными в них кристаллами освещают пространство. Большой овальный стол в центе, и камин у правой стены, с полыхающими в нем дровами, прикрытыми витражным экраном, да пара кресел рядом дополняют обстановку. Вместо дальней стены - огромное окно с видом на Арену, как напоминание о том, зачем мы здесь собрались. Ну, я получил все то, о чем просил, а блюда и напитки, появившиеся на столе при нашем появлении, позволят нам провести ночь Прощания как велит традиция - пируя с друзьями.
        Не мешкая, мы расселись вокруг стола: я устроился сбоку от окна, лицом к камину, Сай пристроилась у меня под боком, сев спиной к окну. Видимо, анир не хотела портить себе настроение напоминанием о том, что нас ждет завтра. Меджех вольготно раскинулся с другой стороны от меня и сразу нацелился на бутыль солидного вида, явно не с безалкогольным компотом. Братья заняли оставшиеся места напротив. И не тут же подтянули к себе блюдо с жареным поросенком.
        Мой друг ударом лапы выбил пробку, зеленая жидкость с шипением полилась в подставленные бокалы, и по комнате разлился аромат весны и фруктов. Я поднял свой бокал и провозгласил первый тост, открывая ночь Прощания:
        -За жизнь для нас и смерть для врагов…
        *******
        Вновь колокол отбивает удары. Судя по их количеству, до начала Турнира осталось всего пять часов.
        Я опрокинул в себя очередной кубок с медовым элем, и слегка пошатываясь, выбрался из-за стола. С наслаждением скинул обувь, и босиком прошел по зеленой траве до края бортика, куда и присел, опустив ноги в воду. Над головой проплывали облака, под ногами резвились небольшие золотистые рыбки, иногда они, выпрыгивали из воды и выхватывали из воздуха мошек, пролетавших над водой. Мы располагались в центре заброшенного дворца, густо заросшего лесом. О былом величии напоминали лишь окружавшие внутренний дворик колонны, да остатки стен, покрытых плющом, под которым кое-где виднелись следы мозаики и росписи. Наш стол возвышался посреди небольшого островка в центре гигантского бассейна. Возле него, перебивая друг друга и азартно споря, собралась молодежь нашей команды. Только и слышно: «А давайте теперь это попробуем …», «Теперь моя очередь выбирать…». Между Саймирой и братьями шел яростный спор за выбор нового интерьера.
        Диск, позволявший менять обстановку вокруг и очень похожий на тот, что мы использовали для выбора тренировочных арен, был случайно активирован Саймирой в самом начале застолья. Анир опрокинула большое блюдо с фруктами, полезла наводить порядок, и нам было обеспеченно несколько часов непрерывных развлечений. С тех пор мир вокруг нас менялся быстрее, чем стеклышки в калейдоскопе складываются в картинку. Мы уже побывали и в центре вулкана, и в открытом космосе среди звезд, где висели в абсолютной пустоте. Потом был корабль посреди океана, затем шумный ресторан. Ярко разодетые танцовщицы на сцене лихо отплясывали и демонстрировали себя, задирая вверх юбки и ноги. Это место понравилось почти всем. Единственная девушка в нашей компании срочно отвоевала себе внеочередное право использования диска и перенесла нас сюда. Но судя по спорам, в этом месте мы ненадолго. Снова щелчки вращателя, легкая рябь пробежала по пространству вокруг - и вот мы уже на дне океана. Можно любоваться на проплывающего мимо морского гиганта с огромным хвостом. Вокруг растут ярко красные кораллы, между ними снуют стайки ярких
рыбок и светящихся медуз… Красиво. Мы в воде, но это не мешает нам дышать, да и одежда сухая.
        *******
        Ночь длилась и длилась, подобно текучим каплям воды она убегала от нас, даря бесценные мгновения отдыха и счастья. Остались в прошлом долгие месяцы в мире Тысячи Островов, забыты изнуряющие тренировки на Арене…
        Застольная беседа не умолкала не на миг, веселые байки, удивительные случаи из жизни, лишь об одном никто даже вскользь старался не упоминать - Турнир. Я внимательно вглядывался в лица друзей, стараясь вобрать их в себя. Запомнить их такими, какие они сейчас, спрятать в уголках памяти дорогие мне образы: Меджеха, перебирающего напитки на столе и размышляющего, что бы ему попробовать на этот раз, Саймиру, беззаботно хохочущую над шуткой Кейна, Карла, внимательно рассматривающего диск на столе.
        Забавная безделушка оказалась удивительной находкой: даже мне стало интересно, что скрывается за очередным значком, высеченным на ее секторах. Все казалось, забыли, зачем и ради чего здесь собрались или если честнее, то мы просто старательно делали вид, что не помним, хотя братья действительно могли и забыть.
        Не будь Карла и Кейна, я бы хотел провести эту ночь иначе. Меджех бы меня понял и простил, наверное. Хотя я боюсь исполнить эти свои желания. Слишком часто я терял тех, кто был мне дорог, тех, кого считал своими родными. Надеюсь у нас с Сай впереди вечность. Я прослежу, что бы с ней не случилось ничего непоправимого, только пусть она переживет Турнир, и все у нас еще будет.
        Снова рябь пробегает по окружающему миру, и мы уже на крыше слегка наклонившейся башни, с которой видны толпы зевак, глазеющие на нас снизу.
        В воздухе неожиданно раздался негромкий хрустальный звон, и в центре стола возникла горящая свеча, а в моей голове раздался голос Хозяина Дома Чаш: «До открытия врат Арены осталось десять минут, они откроются, когда догорит свеча».
        - Нам пора.
        Сай испуганно замерла, глядя на свечу, и я сейчас многое бы отдал, чтобы не видеть ее настолько испуганной. Мне было бы легче сразиться и за нее и себя, чем отпускать ее сейчас в бой. Но проклятая Игра не оставляет нам выбора. Одно хорошо - наши уровни слишком разнятся, и я не увижу ее на другом конце Арены. От мыслей, что Сай могла бы оказаться моим соперником, по спине пробегают толпы холодных мурашек, а волосы на голове становятся дыбом.
        Я взял из широкой вазы, стоящей на столе, серебристый шарик, забросил его в рот, и жестом велел команде повторить мои действия. Сонливость, хмель из головы и тяжесть в животе - все это пропало. Я был свеж и бодр, как будто и не было Ночи Прощания.
        - Прежде чем мы уйдем из этого места, хочу напомнить вам об еще одной традиции Игроков. Уходя на Арену, принято оставлять незаконченное дело, что-то, что требует завершения при возвращении. Считается, что оно будет притягивать вас назад и даст дополнительный шанс выжить в бою.
        Закончив речь, я подхватил незнакомый яркий фрукт, откусил большой кусок, положил оставшееся на стол и громко сказал:
        - Доем, когда вернусь.
        Моя команда без лишних слов все поняла. Меджех выпил половину вина, и оставил полупустой бокал на столе. Кейн отрезал кусок копченой рыбы и пообещал его доесть при возвращении, а Саймира решительно подошла ко мне, и, словно на что-то решившись, привстала на цыпочки и крепко поцеловала. Пока я растеряно хлопал глазами, она сбежала вниз по лестнице, крикнув:
        - Вернешь при следующей встрече!
        Братья, сделали вид, что ничего не произошло, но сдавленные смешки раздавались все время, пока они спускались. Меджех, проходя мимо меня, весело хмыкнул, с размаху хлопнув по плечу, и высказался в смысле: «Так держать!».
        А я как-то растерялся. Поступок Саймиры выбил меня из колеи не хуже, чем удар под дых. Одно дело о чем-то мечтать, а другое понять, что твои мечты реальны и полностью осуществимы. Но сейчас не время и не место для чувств - Турнир никто не отменял. Отбросив все ненужные сейчас мысли, я поспешил вниз, догоняя своих друзей.
        Глава 7. Призыв на Турнир
        Двери Дома Чаш закрылись за нашими спинами, и в мозг сразу ударил грохот барабанов, возвещавших о начале Турнира.
        Улицы и переулки заволакивал туман. Дома, дороги - все смещалось, выстраиваясь в единую линию. Здания с грохотом соединялись между собой, создавая монолитную стену. Переулки и тупички втягивались в дороги, а те сливались в единое целое. Дорога под ногами ожила, перемещая нас вперед, и я вместе со своей командой замер посреди огромной лестницы. Ступени в половину моего роста вели вверх, где были распахнуты, как зев голодного монстра, врата Арены. Из них бил свет, но не тот, который возвещал бы о торжестве жизни, а светло-зеленый могильный свет кладбищенского фонаря.
        Арена вновь преобразилась, отбросив свой прежний сонливый вид. Она вновь была той, которой я ее знал и помнил: стеклянные угольно-черные стены, внутри которых полыхало бледное пламя, высокие стрельчатые окна, железные шпили, напоминающие мечи, и пики маленьких башен, выступающие из стен. Завершали впечатление кладбища стаи воронья, что кружили над стенами Арены, с пронзительным карканьем и криками.
        Саймира от всего увиденного побледнела и сделала несколько шагов назад, но я подхватил ее под руку, удержав рядом с собой. Стараясь говорить уверенно и спокойно, я развернул ее лицом к себе.
        - От этого не сбежать. У Игроков есть лишь час, чтобы самим добровольно выйти на Арену. Потом сила Хаоса перенесет тебя сюда из любого уголка вселенной. Но Смеющийся Господин не любит трусов и тех, кто попытается спрятаться от его Игры. Все они будут наказаны. Он не убьет их сам, просто на Арене они будут в более худших условиях, чем те, кто зашел туда добровольно. Например, будешь сражаться на арене Болото против летающего противника. Против них и так не легко биться, а если тебе при этом придётся еще и выдирать ноги из грязи для каждого шага, то твои шансы на победу окажутся совсем мизерные.
        Поэтому, Сая, лучше туда войти самой, как бы страшно тебе ни было. И помни: не теряй мужества до конца, думай головой и делай все так, как мы с Меджехом тебя учили. У тебя есть все для победы - на твоем уровне равных тебе противников просто нет. Самое главное, как окажешься на Арене, сразу накидывай на себя ТЕМНЫЙ ДОСПЕХ и ПЛАЩ ХАМЕЛЕОНА, что я дал тебе, потом пей зелья. Плащ скроет тебя, и ты спокойно вызовешь своего Шум-Шума - он сделает за тебя все остальное.
        Не знаю, то ли мои слова подействовали, то ли мы Меджем все-таки пробудили в ней дух бойца, но Сая смогла взять себя в руки. Глубоко вздохнув, она сделала первый шаг к Арене. Оглянувшись на братьев, напряженно замерших на месте и смотрящих заворожено вверх, Сая, разрушая атмосферу паники и страха, крикнула: «Кто последний доберется до врат - после Турнира проставляется всем!» И начала забираться на первую ступень…
        Игроков на лестнице становилось все больше, туман поминутно выталкивал их из себя, и на просторной лестнице, ведущей к Арене, внезапно стало тесно. А Игроки продолжали все возникать и возникать, сотни, тысячи разумных разных видов и рас ежесекундно появлялись в проходе: механоиды, инсектоиды, антропоморфы и даже змеи. В паре шагов от меня оказался огромный радужный змей. Свернувшись клубком, он молча уставился на врата Арены, а я невольно вспомнил рассказы про их уникальные умения кинетиков, которыми они без рук управляются с активатором и медальоном.
        Лестница тем временем двинулась вперед, ступеньки неторопливо поползли вверх, неся на себе Игроков. Я с любопытством рассматривал все происходящее вокруг: на предыдущих Турнирах такого не было. К вратам Арены мы раньше добирались сами, да и туман, доставляющий на лестницу Игроков, появился впервые. Ну, постоянные изменения - это единственное, что стабильно происходит в Игре Хаоса.
        По мере того как ступени поднимались все выше, обзор менялся, и в какой-то момент они вознеслись над стеной, созданной Хаосом из зданий Торговой площади. Оглянувшись по сторонам, я увидел вдалеке еще пять подобных нашей лестниц, что скользили к вратам Арены, которая внезапно оказалась наверху, расположившись в центре висящего в воздухе громадного каменного круга площади. На каждой из неторопливо ползущих вверх лестниц был полно народу. Фантастическая картина, чем-то похожая на Страшный суд, где души смертных отправляются к богами нести ответ за прожитые жизни.
        Сая, подавленная масштабом происходящего, замерла, прижавшись ко мне, Меджех с братьями оказались чуть впереди, и за спинами других Игроков их было уже почти не видно. Зев Арены, а не чем иным распахнутые врата я назвать не мог, все увеличивался в размерах, приближаясь. Впереди лестницы, что раньше были так далеко, теперь со скрежетом терлись друг о друга. Я по-прежнему вглядывался в разумных по сторонам, сам про себя загадав, что если, пока мы не добрались до врат, увижу хоть одно знакомое лицо, то обязательно выживу. Врата были все ближе, но разглядеть кого-то знакомого пока так и не удавалось. Но в последний момент я увидел вначале одной из лестниц кого-то крайне похожего на Сульмара - парнишку, встреченного мною год назад. Правда, выглядел он не очень: сильно отощал, да и одежда даже не потрепана, а просто рваная, поэтому я мог и ошибиться. Но для себя я решил, что это все-таки он, и сегодняшний бой мне суждено пережить.
        Врата все ближе и ближе, мертвый зеленый свет полыхает во всю, придавая нашим лицам оттенок полежавших в могиле трупов. Лестница неотвратимо ползет вперед, и уже не ступени, а шаги разделяют нас. Сначала пять, теперь три, один…
        И я оказываюсь посереди Арены под оглушительные аплодисменты и улюлюкающие крики, хлопки петард и звуки горнов и трещоток. Немного растерявшись от подобного, оглядываюсь по сторонам, и вижу, что все ярусы возвышающейся до небес Арены покрыты тысячами зрителей. Только весьма необычными зрителями сейчас. На местах, где могли сидеть лишь Игроки, подобно богам смотревшие, как внизу ради их прихоти и удовольствия умирали узники и рабы, теперь сидели игрушки. Тысячи кукол размахивали во всю платками и моргали наклеенными ресницами, деревянные болванчики без лиц топали ногами, плюшевые медведи радостно били в барабаны, тряпочные зайцы подбрасывали вверх конфетти.
        Это был какой-то бред сумасшедшего, мой разум, и без того подавленный аурой безумия и с трудом сдерживавший воздействие Хаоса, дал слабину. В какой-то момент я перестал верить в реальность происходящего. Паровозики, ездящие меж рядами, развозя напитки и еду, обезьянки в форме служителей Арены, снующие между зрителями, розовый слон в пенсне, внимательно смотрящий на меня с задних рядов…
        Неожиданно, под радостные приветствия зрителей, прямо передо мной возник распорядитель Арены, вернее, его проекция - то посреди площадки парила в воздухе громадная зеленая башка носатого гремлина в шутовском колпаке, то он целиком оказывался передо мной в свой натуральный размер. В его руках появился прибор, усиливающий звук, и над Ареной разнесся писклявый голос:
        - Дамы и господа, поприветствуем нового участника нашего Турнира. И прежде чем мы определим ему будущего соперника, напомню о правилах предстоящего Турнира. Всех победителей по окончанию боя ждет Ярмарка Чудес: самые лучшие из даров нашего Господина достанутся только самым быстрым и отважным! И перед тем как начнётся бой, дадим слово нашему участнику, - проекция подсовывает мне здоровенную палку с набалдашником, размером с мою голову, в которую все это время говорила.
        Я все еще плохо осознавал, что происходит, меня изрядно потряхивало от происходящего. Все эти плюшевые зайцы, облезлые куклы с веерами, смотрящие на меня… И ради них мы сейчас будем резать друг другу глотки и рисковать своей жизнью? И Сая с Меджехом?! Шаддат! Все чего я сейчас хочу, так это чтобы все это быстрее закончилось.
        - Ступай в бездну, урод, и захвати с собой туда своих зрителей! Давай отправляй меня на Арену, и пусть все начнется поскорее.
        От моих слов со всех сторон раздался возмущенный гул тысячи собранных здесь игрушек. Они возмущенно орали, стучали ногами и явно не были довольны мной. А гремлин, обрадованный моими словами, вновь вознесся к центру арены:
        - О, дамы и господа, наш боец своими словами оскорбил вас, и по правилам Турнира мы можем его наказать, -- со всех сторон раздались восторженные вопли: зрителям явно понравились его слова.
        - Тогда сейчас мы определим, как же мы его накажем… - внезапно распорядитель Арены замер. Он уставился вниз на меня, словно заметил что-то ранее не доступное для него. Он неотрывно смотрел вниз, и, как мне показалось, на его лице возникло удивление, но миг спустя он продолжил.
        - Или не накажем. Молодости свойственна горячность, простим его и отправим на бой. Пусть Арена определит ему врага, а победа достанется достойному.
        С этими словами звуки стали стихать, а Арена вместе с распорядителем и зрителями постепенно потускнела и исчезла, уступая место темноте. Я пытался понять, что же заставило гремлина изменить свое решение, пока не увидел мелькающие перед глазами сотни портретов Игроков - моих потенциальных соперников.
        Пока все было привычно - сначала определение врага, а потом выбор арен. Отбросив ненужные мысли, я постарался сосредоточиться на предстоящем бое - все стальное потом, если оно, конечно, будет. А будет ли это потом сейчас как раз и определялось. От вида будущего соперника зависит очень многое, если не все - это даже важнее, чем место предстоящей схватки.
        Мельтешение исчезающих картинок с портретами Игроков замедлилось, и передо мной возникло сразу пять портретов. Аспараи, человек-медведь, тринадцатый ранг, максимально возможный по допустимому соотношению в уровнях. Двое механоидов двенадцатого ранга - сложные и неудобные противники. Просчитать реакции и поступки механоидов почти невозможно, эмпатия и прочие ментальные вещи против них не действуют, как, впрочем, и они сами ими не владеют.
        Инсектоид, похожий на здоровенную муху-переростка: огромные на выкате фасеточные глаза, четыре крыла, вокруг тела вьется желтоватая дымка, охлаждающая и увлажняющая. Не знаю, как хорошо он летает, насколько я помню, существа этого вида хорошо прыгают и могут быстро перемещаться благодаря крыльям, тринадцатый ранг. Тоже крайне неудобный противник. Лучше уж с механоидами сражаться, те хоть по земле перемещаются, так же как и я.
        Зато следующий враг почти идеален - девятый ранг. Угрюмый черноволосый человек с топором в руках. Для меня он исключительно удобен: карт у него хороших нет, а оружие в руках говорит о том, что он предпочитает ближний бой.
        Пока я разглядывал портреты предполагаемых соперников, они один за другим стали гаснуть, постепенно пропадая.
        Сначала погас портрет аспараи. В принципе, я о нем не слишком жалел, все-таки тринадцатый ранг - это не мало. Если он конечно столько уровней не набрал, истребляя рабов, но аспараи - отличные бойцы, и они почти все состоят в расовых кланах наемников типа Красных Кулаков или Железной Лапы. А сражаться с опытным бойцом, который годами не вылезал из боев, мне все-таки не хотелось. Конечно, многое решали карты, но все-таки пусть медвежонок сражается с кем-то другим.
        Потом почти одновременно пропали сразу два портрета: человека и одного из механоидов, и тут я почти огорчился - у меня остались два варианта: плохой и очень плохой. Еще немного ожидания, и я смотрю на оставшийся в одиночестве портрет инсектоида. Со злости даже захотелось плюнуть, желательно в ту зеленую носатую морду распорядителя Арены. Наверняка это он мне так подгадил.
        - Выбор соперника завершен, - прошелестел голос в моей голове.
        - Спасибо что разъяснили, а то я бы сам не догадался, - со злостью прошептал я, вглядываясь в мелькающий круг с тысячами картинок возможных мест предстоящей схватки.
        Место будущего боя имело большое значение, и если мне достанутся какие-нибудь зыбучие пески или поля взрывающихся камней, то в предстоящем бою я бы сам на себя не поставил. Если конечно соперник не полный дурак, и у него хорошая колода карт.
        А вот и определилось место предстоящей схватки. Я внимательно смотрю на изображение арены: Стеклянный Лес, животные и растения, влияющие на предстоящую схватку, отсутствуют. Плохо то, что я ни разу на этой арене не сражался, но это все-таки не худшее из возможных мест. Здесь у летающе - прыгающего гада очевидных преимуществ нет. Тем временем изображение стало увеличиваться в размерах, пока окружающая меня пустота не пропала, и я не оказался на арене, а в моей голове знакомый голос снова произнёс:
        - Бой!
        Глава 8. Турнир
        - Бой!
        Ноги еще не успели коснуться стеклянной поверхности арены, а я стал приводить свой план в исполнение.
        Сначала Доспех Чешуи Дракона. Не знаю, чем располагает противник, но я предпочитаю быть готовым ко всему, и хорошая защита от физических и огненных атак мне точно не помешает. Следующая карта, и вокруг меня возникает Мерцающий Щит - не слишком мощная оборонительная карта, но хоть немного прикроет от дистанционных атак. Если я правильно просчитал своего врага, то именно из них и будет состоять наш бой. Инсектоиды - не ящеры: сражаться вблизи не любят. Мой противник, наверняка, постарается реализовать свои физиологические преимущества. Он превосходит меня в скорости перемещения, может высоко прыгать, зависая в верхней точке прыжка, а хитиновый панцирь дает ему дополнительную защиту от физических повреждений.
        Активируя карты, я старался посматривать вверх, надеясь увидеть соперника, но хитрый враг в атаку сразу не полез - видимо тоже активировал защитные карты. Это многое говорило о нем: осторожен, расчетлив и как минимум защитные карты у него есть. Что ж, мне нужен разведчик, возможно с его помощью удастся найти место, где притаился мой противник. Кондор отправился в полет, а я стал торопливо глотать Зелье молниеносных рефлексов. С каждым глотком меня основательно потряхивало: такое впечатление, что пил я жидкую шаровую молнию, а та пыталась вырваться из меня наружу. С трудом осушив пузырек, я облегченно выдохнул: теперь у меня есть время оглядеться по сторонам. Пока Кондор кружит в вышине, высматривая врага, а я с могу осмотреть окрестности.
        Вокруг меня простирался кристаллический лес. Некоторые особенно высокие «деревья» достигали в высоту трех моих ростов. Их поверхность играла сотнями бликов, слепя глаза. «Деревья» стояли довольно близко друг к другу. Боковые поверхности кристаллов были густо покрыты сотнями отростков, похожих на ветви дерева, и на каждом таком кристаллике виднелись толи листья, толи семена новых кристаллов. Пока я осматривался, некоторые из «семян» успели отделиться от ветвей, и, воткнулись в землю. У одних тонкие кончики едва виднелись из земли, а другие доставали мне до колена. Все вокруг было усеяно этой «порослью». Интересно, насколько все это опасно при перемещении? Я пнул ногой ближайший отросток, но немного не рассчитал силу. Свою ошибку я понял, когда ощутил резкую боль в стопе. Мне потребовалось несколько вздохов, что бы осознать: этого удара хватило, чтобы рассечь обувь и ногу почти до кости, и Доспех не смог меня защитить. Мне очень повезло, что я не сдвинулся с места! Начни я двигаться, почти наверняка распорол бы себе ноги об эту кристаллическую «поросль».
        Почти машинально я вытащил и проглотил зелье лечения, и до меня стала доходить вся сложность предстоящего боя. В голове мелькнула досадливая мысль, что все-таки распорядитель Арены меня наказал: сначала мне достался противник максимально возможного для меня ранга, а теперь открылись и катастрофические свойства этого леса. Да я же ходить по нему толком не смогу, не то что бегать или уклоняться!
        Метаться, уходя от возможных ударов врага с воздуха, и одновременно смотреть себе под ноги, чтобы не остаться без них, просто невозможно. Ситуация - хуже не придумаешь. Единственная надежда, что мой враг еще не знаком с опасными свойствами стеклянных деревьев и сделает какую-нибудь глупую ошибку, не обратив на них внимания.
        Я же вынужден полностью поменять стратегию предстоящего боя. Теперь атаковать сам я точно не смогу. Придется изображать из себя очень толстую и живучую мишень, уповая на мои дальнобойные атаки и тех призываемых существ, что могли хотя бы перемещаться тут. Затягивать поединок тоже чревато - блоха-переросток наверняка уже оценила свои преимущества. Не теряя времени, я призвал Книгу и стал стремительно менять карты в Активаторе…
        Ну вот, я готов. Чуть впереди и справа начал свое осторожное движение Птицелов. Не знаю, как у него получалось, двигаясь, не задевать кристаллы, но похоже они не доставляли ему неудобств. Когда блоха не удержится и обязательно прыгнет, а мой враг не может не прыгнуть, вот тогда и будет его выход. Кристаллический лес слегка гудел и слабо вибрировал. Я насторожился: не помню, была ли у него подобная особенность, когда я осматривался в первый раз. Но как-то отреагировать я просто не успел. На меня рухнуло небо.
        *******
        Ва*нас*тас замер в неподвижности, действие эликсира наступало не мгновенно, и воин вынужден был выжидать. Сложив ноги в суставах и распрямив крылья за спиной, он был готов в любой момент взмыть вверх, чтобы одним расчетливым ударом завершить поединок.
        «Никогда не затягивай бой!» Именно эта мудрость жила в каждом воине роя, возведенная за века на уровень безусловных рефлексов. Наноси смертельный удар, не позволяя своему врагу ударить первым. Как же все было просто и понятно в уже практически забытом улье. Отцы и Мать народа с*лк*ши отдавали приказы, а воины повиновались не рассуждая. Это правильно и разумно. За века в Игре он научился немыслимому - принимать решения самому. Он выжил, окреп, приспособился, хотя когда-то казалось невозможным быть одному, сражаться одному. Он многое постиг и понял, что нельзя недооценивать врага. Хотя мягкотелые никогда не поднимутся до уровня Крылатого Охотника, но и они могут быть опасными врагами.
        Хорошо, что их слабые тела уязвимы, а сложный мозг всегда одолевает множество мыслей, страхов и сомнений. Такой разум от удара легко разлетается на сотни осколков, совсем как пустотелый стеклянный шарик. И эту слабость своего противника Ва*нас*тас собирался использовать. Сейчас многое зависело от того, успеет ли он определить местоположение своего врага достаточно быстро. С*лк*ши желал попасть на праздник, обещанный Владыкой, и получить награду за первого сраженного врага этого Турнира. Награды Господина делают Игроков сильнее, это важно и правильно. Новые уровни и новые карты ждут его. Главное - не дать противнику воспользоваться картами Призыва до того, как с*лк*ши нанесет удар. Воин прекрасно знал эту арену, мягкотелый не сможет легко двигаться среди кристаллов. Жвалы Ва*нас*таса терлись друг об друга от возбуждения, издавая чуть слышный скрежет. Наконец шум в голове исчез, Эликсир усиления голоса начал действовать - значит, пора.
        Небольшие наросты на голове раскрылись, выпуская звукочувствительные антенны-отростки - его главное и секретное оружие. Возможность, не видя, определить, где находится враг, раньше не раз приносила ему победы, не должна она подвести его и сейчас. Не зная особенностей его вида, большинство врагов, с которыми он сражался, в первую очередь обращали внимание на его большие глаза. Именно от них они пытались укрыться за маскировочными покровами или создавали иллюзии и фантомные копии.
        Но зрение никогда не было сильной стороной с*лк*ши, оно было почти бесполезно в темноте огромных подземных пещер, где обитали представители этого вида. И сейчас Крылатый Охотник использовал то, что на протяжении тысячелетий помогало его предкам ориентироваться среди нагромождения скал и пустот. Смеющийся Господин явно благоволил ему, дав возможность сражаться на этой арене: здесь нет других живых существ, а значит, нет ложных целей.
        С*лк*ши пронзительно закричал, испустив мощную волну ультразвука. Теперь надо терпеливо ждать и слушать, пока усиленные эликсиром, невидимые для глаз, волны расходятся от него по кругу. Они огибали неровности и возвращались назад, отраженные от твердых объектов, а его слух выискивал в приходящих к нему отголосках то, что позволит найти врага. От этой способности не спрятаться за маскировочным покровом, не укрыться за невидимостью, его глаза можно обмануть иллюзиями или двойниками, но это не важно. А эта арена просто идеальна для боя! Эхо кристаллов всегда одинаково и невозможно ошибиться в поиске цели. Как бы враг хорошо не прятался, но ему не укрыться от звука. Мягкое податливое тельце звучит иначе.
        Такую неправильность в окружавшем мире Крылатый Охотник сейчас и искал. Волна расходилась все дальше и дальше, порождая все новые и новые отголоски. Кристаллические деревья вибрировали от его крика, рождая новое эхо, а в его голове складывалась картина окружавшего мира. Пока, наконец, Ва*нас*тас не услышал то, чего ждал с нетерпением: места, заглушающие и искажающие звуковые волны. Причем сразу три, одно в воздухе и два на земле. В воздухе явно призванный разведчик, противник не имел крыльев и, значит, эта цель не интересна. А вот две другие аномалии на земле заставили делать выбор. Он ненавидел ВЫБОР. Обе цели были примерно на одном расстоянии: одна, еле заметная, двигалась в бок, обходя его позицию, другая застыла на месте. Возможно, враг тоже обнаружил расположение с*лк*ши и решил отвлечь, выставив вместо себя приманку. Медлить нельзя. Пора!
        Резкий прыжок вверх и в сторону врага, крылья работают с максимальной амплитудой, стараясь максимально продлить прыжок, позволив зависнуть в верхней точке. Теперь осталось лишь убить соперника. Вместе с Ва*нас*тасом в воздух взмыл десяток его зеркальных двойников, призванных обмануть глаза противника. Активатор вскинут, и в месте, где он услышал врага, вспыхнуло голубое марево золотой карты Ментального Шторма.
        Сейчас в области пяти прыжков от центра удара любое существо, наделенное разумом, должно испытывать невероятный приступ паники. Ужас, подавленные страхи и фобии - все, что прячется в сознании любого разумного, сковывает любое сознание. При попадании в цель Ментальный Шторм не позволял использовать разум. Испуганный, парализованный и испытывающий неимоверные муки разумный застывал на месте, не способный сделать и шага. Все что требовалось воину - просто добить беспомощного врага. Жаль, со временем действие карты ослабевает, а, значит, не надо щелкать жвалами и терять время.
        Голубое марево накрыло обе цели. А вот теперь предстояло самое сложное: решить, куда направить завещающий удар. Спустя томительный миг нерешительности, Столб Света, вторая золотая карта его колоды, рухнул с небес, нанося удар по земной тверди, раскалывая землю на куски, разнося на осколки хрупкие стеклянные деревья. В месте удара появилась выжженная воронка в пару прыжков шириной. Сверхмощный удар должен был накрыть обе цели, но центральной с*лк*ши выбрал ту, что двигалась на момент первого удара… И видимо ошибся, раз поединок еще не завершен. Враг оказался хитрее, чем он ожидал -- нужно скорее добить его, пока он не начал действовать: Ментальный Шторм начинал терять силу.
        Ва*нас*тас уже нацелил свой Активатор туда, где находился его враг, когда в его головогрудь ударил сильный порыв ветра. Вслед за ветром обрушились острые осколки льда. Они смахнули с неба копии его двойников и ударили по хитину, истончая Доспех Четырех Стихий.
        С*лк*ши падал на землю, искалеченные крылья не позволяли управлять полетом. Все что он мог: это попытаться задержать свое падение. Но в следующий миг небо вокруг него заволокла густая темно-серая пелена, от действия которой сначала истаял доспех, а потом тонкие пластинки крыльев начало неприятно жечь. Вокруг стремительно раскалялось облако пепла. Ва*нас*тас уже ничего не хотел, только вырваться из этого ужаса. У самой земли пелена истаяла, но он ничего не успел сделать: Тело с*лк*ши врезалось в кристаллическое дерево, разнеся его на куски.
        *******
        Ментальный удар практически лишил меня сознания, опрокинул на землю и выбил из скоротечного рисунка боя. Тело перестало работать, разум корежило от страха и боли. Я даже не мог кричать. От действия карты противника мозги превратились в кисель, меня то охватывали приступы паники, тогда мне хотелось сжатья в комок и плакать, то корчило от боли, что пронзало все тело. Сотни маленьких раскалённых иголок жалили меня, ковырялись в моих внутренностях и разрывали мозг на куски, а проклятый паралич не позволял двигаться. Я, как сломанная кукла, мог по очереди двигать то руками, то ногами, но встать или хотя бы сдвинуться с места не получалось.
        Где-то в глубине моего разума выла Тайвари. Одинокая мысль о том, что и это непостижимое существо испытывает тоже, что и я, принесла странное облегчение. Тиски боли слегка разжались. Ужас, разделенный на двоих, стало легче переносить. А в следующее мгновение вокруг уже бушевал огненный шторм. Вал огня полностью снес и Мерцающий щит, и Защитный полог.
        Вокруг сотни прозрачных осколков - остатки кристаллических деревьев - врезались в своих еще не искалеченных собратьев. Их «щепки» разлетались в разные стороны, и даже малой их части хватило, чтобы почти полностью истончить прикрывающий меня Доспех Чешуи Дракона. Раскаленный воздух обжигал гортань при каждом вздохе. Чудовищная тяжесть вжимала в землю. Ребра трещали, пытаясь удержать на себе, казалось, всю тяжесть небес. А потом стало легче - тяжесть ушла, раскалённый жар вобрал в себя доспех. Его чешуйки на какой-то миг стали алыми, а потом, с сухим треском, опадали на землю, рассыпаясь в пепел. Он выполнил свое предназначение - сохранил мне жизнь, но я первый раз видел, как призванный доспех превращается в пепел: обычно защита просто исчезала.
        Окинув окрестности взглядом Кондора, я понял две вещи. Первое - главной целью был Птицелов, мне опять повезло: выбери инсектоид меня в качестве цели заклятья, я бы наверняка погиб. И второе - в небе завис десяток блох, и мой разведчик самостоятельно не мог определить правильную цель. Ничего, мы еще повоюем - поторопился гад, стараясь скорее завершить бой. Встать удалось с трудом, синее марево все еще окружало меня. Но то ли действие карты ослабевало со временем, то ли Тайвари что-то сделала, но я мог двигаться и размышлять, пусть с трудом, но мог.
        - Гребаная тварь! - выругавшись, я попытался вскинуть Активатор, нацеливая его на врага, но проклятая палка не желала меня слушаться и выпала на землю из одеревеневших пальцев. Из каких-то немыслимых глубин души начала подниматься злость: на себя, на Игру, на эту дурацкую беспомощность. Багровой пеленой она всплывала из дальних закоулков души, куда я ее старательно когда-то запрятал, стараясь забыть о ней навсегда. Теперь она вновь напомнила о себе -заслонив собой все.
        - Да кем возомнила себя эта блоха?!
        Созданный заклятьем страх начал меркнуть, растворяясь в нахлынувшей ярости. Я не отступил в Битве на Багряных Водах, когда с шестью сотнями ополченцев держал брод против двух тысяч элитных воинов зверолюдов. В этом бою полегли почти все, но и эти твари умылись кровью. Я пережил десятки боев. Я смотрел в лицо высшему демону на расстоянии вытянутой руки. Я уничтожил аватара темного бога! И никакое гребаное заклятье не заставит меня корчиться от страха! Я чувствовал, как ужас и страх тают, как снег по весне…
        Боль лишь придала мне сил, и я сумел поднять и направить дрожащей рукой Активатор в небо, туда, где среди копий прятался мой враг. Ветер Ледяных Осколков ударил в небеса, смахивая иллюзии двойников и, как я надеюсь, и их хозяина.
        Теперь время Облака вулканического пепла, Кондор получил приказ подняться повыше, может в вышине его не зацепит. Жаль, у меня слабый серебряный вариант Облака - пелена продержится всего десять минут. Увидев, как темно-серая дымка затягивает небо, злорадно подумал: «Я не летаю - и ты теперь не сможешь, тварь. Походишь по земле ножками!». Обидно, что Кондора нельзя использовать как наводчика, но с этим я ничего поделать не могу, придется целиться наугад. Впрочем, удары выкосили «лес» вокруг меня и, мне кажется, я видел в просвете между пеплом и землей, куда рухнула блоха.
        - А вот и мой следующий подарок тебе, - сказал я, вглядываясь в серую хмарь, затянувшую небо. Пять красных звезд разорвали пепельную пелену и устремились к земле, примерно в то место, куда должен был приземлиться инсектоид. Рой метеоров обрушился с оглушительным воем, и земля сотряслась от удара. Вверх взметнулись дымные столбы, осколки стеклянных деревьев разлетелись повсюду. Я очень надеюсь, что мой враг в полной мере ощутил всю прелесть этих прозрачных кристаллов, от которых почти не спасает никакая броня.
        Бой все еще не завершен, значит, мой противник сумел как-то выжить. Кондора больше нет. Высота не помогла. Площадных карт у меня осталось не много, тем более, что если я опять не угадаю с местом, то все мои удары могут уйти в пустоту, и я понапрасну растрачу свои карты. Враг любит воевать на расстоянии? Ну что ж, тогда надо атаковать его вблизи!
        Боли я уже не чувствовал, и, кое-как двигая одеревеневшими руками, снова вскинул Активатор. На мне возник Доспех Стремительных Ударов - без защиты в этом проклятом лесу даже чихнуть невозможно. Использовал Колесо обновления на Мерцающий Щит и сразу же использовал карту снова - надеюсь, в связке с доспехом он даст мне шанс пережить хотя бы один удар.
        Песчаный охотник и Пепельный пес появились рядом. Посылаю пса вперед и с трудом, опираясь на выступы панциря, забираюсь на скорпиона. Для применения карт мне нужно видеть врага - значит, придется сойтись с ним вплотную.
        Противник упал всего в паре сотен шагов от меня, но на подкашивающихся ногах я шел бы к нему вечность. Бронированное тело скорпиона, прущего напрямик, с хрустом ломает мелкий подлесок кристаллических деревьев. Острые грани оставляют глубокие царапины на его хитиновой броне. Уже в движении вспоминаю, что у меня есть Зелье ясного сознания, снимающее все эффекты воздействия на разум. Выпиваю его, мысленно проклиная свою забывчивость - из таких мелких ошибок и складывается поражение.
        Впереди бьет молния, убивая Пепельного пса, и через мгновение, обогнув огромное кристаллическое дерево, я, наконец, вижу впереди своего врага. Нас разделяют жалкие тридцать шагов. Он лежит на краю выжженной и изрытой воронками площадки. Моему противнику изрядно досталось, но он уже использовал зелья лечения и регенерации. Прямо у меня на глазах пробитый хитиновый панцирь затянулся, а переломанные лапы с правого бока рывком срослись и распрямились. Судя по издаваемому скрежету, экстренная регенерация не доставляет ему удовольствия.
        Мы увидели друг друга одновременно и сразу же отреагировали. Гигантский каменный голем, стоявший рядом с блохой, бросился на меня, перекрывая обзор, а Звезда Шатры сорвалась с моего Активатора. Через мгновение она врезалась в голема. Ожившая коменюка разлетелась на части от мощного взрыва. К сожалению, я этого не планировал, и взрыв произошел слишком близко: меня ослепляет, но я все равно успеваю пригнуться, пропуская взрывную волну. Неожиданно испуганный скорпион резко вздыбливается, и я почти слетаю с его спины.
        Пока я пытаюсь усидеть на своем скакуне, инсектоид снова использует Активатор. Волна радужных пузырей, очень похожих на детскую забаву, устремляется ко мне. Даже не представляю, что это за карта. Волна движется навстречу, ускоряясь и расширяясь с каждым мигом. От соприкосновения с пузырями обломки деревьев и останки голема просто исчезают. Увернуться от атаки я не успеваю, но, повинуясь моей команде, скорпион приседает на задние лапы и резко прыгает вперед, принимая удар на грудь.
        Мы пробиваем волну пузырей, и я вылетаю на другую сторону заклятья. Песчаный охотник подо мной просто исчез, растворенный заклинанием. Остались лишь жалкие части клешней. Я приземляюсь на ноги, но в следующий миг с диким криком качусь по земле. Ниже колен ног у меня больше нет. Доспех Стремительных Ударов и Мерцающий Щит полностью исчерпали себя, но их не хватило прикрыть меня полностью. Те части, которые не закрывал мой скакун, просто испарились, вместо ступней и голеней - сухой бескровной срез с ровными спилами костей. Глядя на обрубки, я ничего не испытывал. В голове что-то бормотала Тай: о психологическом шоке, купировании и еще о чем-то. Неожиданно туман в голове разошелся, и я понял, что он там был.
        «Экстренные меры по поддержанию жизни. Угроза смерти от болевого шока. Болевые ощущения заблокированы», - продолжал звучать в моей голове такой понятный и родной голос Тайвари. Думать буду потом, сейчас мне просто надо убить эту блоху.
        Я перекатился на левый бок, чтобы видеть моего противника. Над головой инсектоида медленно вращалась сиреневая пирамидка, удерживающая защитный купол силового поля. Не дожидаясь, когда враг добьет меня, вскидываю Активатор. Старое доброе Дыхание Прародителя Драконов, во скольких боях за время моего участия в Игре ты спасало меня? Не подведи и сейчас!
        Огромная волна тёмно-бордового огня ударяет по силовой сфере, на секунду замедлившись, но все же, пробив ее, заливает внутреннее пространство потоком ревущего пламени. Сфера на доли секунды пытается удержать буйство огня, но не выдерживает напора и взрывается.
        Мне только и осталось, что прикрыть голову руками от летящих осколков, и попытаться плотнее вжаться в землю. Кажется, в последний момент я видел, как горящая блоха пыталась отскочить в сторону от удара.
        «Экстренные меры по поддержанию жизни. Множество проникающих ранений. Тяжелые повреждения внутренних органов…», - в механическом голосе Тайвари звучит обреченность.
        Уже теряя сознание, я бросаю в сторону, куда отскочил горящий инсектоид, Охотничьи лозы. Мой разум медленно погружается в сумерки, готовый вот-вот соскользнуть в смерть, еще несколько секунд, и темная пелена забвения накроет меня. Но голос, родной голос, зовет меня, не давая насладиться покоем.
        - Рэн… Рэн… Рэн… Да очнись ты, или мы оба погибнем! - Сай, это она. Несмотря на желание спать, я все-таки заставляю себя шагнуть вперед к светлому пятну, мерцающему в темноте. Она зовет, я нужен ей… Я бреду к свету… Уходя все дальше и дальше от такой уютной темноты. И тут меня накрывает сияющая волна эмбиента.
        - Бой завершен. Поздравляю, Рэнион, ты вошел в число победителей Турнира, и Владыка дарует тебе в качестве награды полное исцеление от ран, полученных в этом бою.
        Я очнулся и заорал от жуткой боли в ногах, а Тайвари у меня в голове все не унималась: «Необходимы срочные меры по лечению. Рекомендую оператору немедленно принять зелья лечения и регене… Оператор полностью здоров».
        Передо мной снова висела громадная зеленая башка носатого гремлина в шутовском колпаке. Лицо распорядителя Арены расплылось в ехидной усмешке:
        - Владыка доволен тобой, Игрок, и в качестве награды за бой ты будешь через минуту перенесен на Ярмарку Чудес. Переживи испытание и получи милость Смеющегося Господина!
        Я в немом изумлении смотрел на гремлина, какое еще может быть испытание после выигранного Турнира?
        Вдоволь налюбовавшись на мое удивленное лицо и дождавшись, когда я открою рот для вопроса, проклятый гремлин с хлопком исчез.
        Глава 9. Ярмарка чудес
        Ярмарка чудес
        Мгновенная вспышка перехода и вместо стеклянного леса с его кристаллическими деревьями и изрытой воронками землей я оказываюсь на ухоженной зеленой лужайке. Прямо передо мной располагается деревянный помост, украшенный разноцветными гирляндами и фонариками. На нем оркестр из десятка гремлинов наигрывает веселую мелодию. Музыканты облачены в светло-зеленые фраки и цилиндры. Над их головами слегка подрагивает от ветерка растяжка. На куске белой материи зелеными буквами языка Игроков начертана фраза: «Приветствуем победителей турнира!».
        Звучит музыка, несколько пар танцуют в центре луга. Пять десятков зрителей даже хлопают в такт мелодии и пританцовывают на месте. Теплый ветерок приносит запахи скошенной травы, выпечки, костров и жареного мяса. Потрясающий контраст с тем, что было минуту назад. Психика не справляется: мысленно, я все еще умираю на Арене. Боль, адреналин, гнев, страх - все это и многое другое еще бушует в моей крови и душе страшным коктейлем.
        Мое сознание не воспринимает окружающую реальность: лужайку, солнышко, музыку. Вокруг детвора бегает с воздушными шариками, ест мороженное, маленькая девчушка улыбаясь кружится под веселый мотив… А перед глазами стоит видение изрытой взрывами земли, густо покрытой осколками кристаллических деревьев, чудится запах гари и крови.
        Меня по-прежнему трясет от пережитого, и, не обращая ни на кого внимания, я присел на траву. Мне надо успокоиться. Обхватив голову руками, я медленно дышал, пытаясь прийти в себя. Раз, два, три - глубоко втягиваю воздух, и резко выдыхаю вместе с ненужными мыслями. Теперь еще раз. Не забывая в такт вдохам-выдохам мысленно проговаривать: «Все, бой завершен, я победил.»
        Старое дыхательное упражнение, не раз мне помогавшее, сработало и сейчас. Постепенно уровень адреналина в крови падал, и бешено колотящееся сердце замедляло свой стук.
        Но стоило осознать, что мой бой окончен и я остался жив, как на смену покидавшему меня жару боя, закружился тревожный хоровод мыслей. «Как там Сай, Меджех и братья?» Страх и беспокойство вновь начали терзать душу, но всему этому сейчас не место. Я стиснул зубы и волевым усилием вымел эти мысли из головы. Я не позволю себе даже думать, что с моими друзьями может случиться что-то плохое. Они живы, с ними все хорошо. Сейчас мне нужно успокоиться и воспользоваться плодами своей победы. Пока я тут сижу, кто-то другой собирает мои призы и награды.
        Волнение постепенно ушло, я поднялся на ноги и решил более внимательно оглядеться по сторонам. Почти сразу мой взгляд наткнулся на висящую в воздухе Книгу и Активатор, лежащий в траве под ней. Видимо, это все, что осталось от погибшего инсектоида. Да, ПЛАМЯ ПРАРОДИТЕЛЯ ДРАКОНОВ очень эффективно, даже чересчур. Трофеев после него почти не остаётся. Но хотя бы атрибуты Игрока не остались на Арене - распорядитель не лишил меня добычи. Совместив Книги и сунув чужой Активатор в сумку, я собрался пройтись и осмотреться, чтобы понять, чего мне ждать от этого места.
        Слова гремлина об испытании не шли у меня из головы. Забавы Смеющегося Господина всегда оказываются с двойным или даже тройным дном и никогда не бывают полностью безопасными. Рисковать своей жизнью сейчас я не хотел. Впереди слишком много планов и идей, в конце концов, меня ждут друзья, да и поцелуй Саймиры не давал покоя. К сожалению, любопытство, сгубившее немало голов, было моим извечным пороком и толкало меня вперед. В конце концов, чем я рискую? Убивать меня просто так никто не станет, это не в духе Хозяина Игры. А если так, то нужно пройтись и осмотреться вокруг, может что-то полезное или ценное смогу получить.
        Спустя час я так до конца и не понял, что здесь происходит. Кто все эти зрители, откуда они здесь? Все эти люди, целыми семьями бродившие между полотняными шатрами и палатками. Откуда здесь детвора, бегающая повсюду, и без конца путающаяся под ногами? Все они были словно во сне, до конца не осознающие, где они и что происходит.
        Я заговаривал со многими из них, но так и не услышал ответов на свои вопросы. Они, как болванчики, могли говорить лишь о погоде и о чудесном празднике вокруг. Под конец я перестал обращать на них внимание: видимо, Смеющийся Господин создал их вместе со всем, что окружает Игроков, переживших Турнир, для антуража и атмосферы... И они исчезнут, стоит только празднику закончиться.
        А вот с конкурсами и испытаниями совсем другое дело - их было множество на любой выбор и вкус, и от них был толк. В некоторых из них я уже испытал свои силы: стучал железным молотом по силомеру, но смог поднять бегунок едва ли до середины шкалы. После меня огромный воин аспараи шарахнул молотом так, что бегунок взлетел до самого верха, вызвав громкий звон и моргание красного огонька. После чего антропоморфу был вручен приз - тот самый молот, который участвовал в испытании, а аттракцион тут же закрылся.
        Следующую попытку выиграть соревнование я сделал на конкурсе стрельбы по мишеням. Возле тира была даже небольшая очередь из Игроков, желавших посоревноваться за этот приз Владыки. Весь прилавок перед мишенями был завален разнообразными образцами оружия. Десятки автоматов, винтовок, пулеметов, лучевиков и бластеров лежали на столах. Оставалось только подойти, выбрать себе оружие по вкусу и выбить максимальное количество очков из движущихся мишеней.
        Я считал себя неплохим стрелком и решил рискнуть, считая, что победителю в качестве приза достанется то оружие, которым он сумеет одержать победу. Тщательно перебрав разложенное на столе вооружение, я выбрал довольно крупный, но оказавшийся неожиданно легким, ручной пулемет тёмно-серого цвета с удобной рифленой рукоятью, большим коробочным магазином, сошками и регулируемым прикладом. Судя по ширине магазина, патроны в нем были с мою ладонь, но, как я понял, наблюдая за предыдущими стрелками, на все здешнее оружие было наложено благословение Господина, и оно не требовало перезарядки.
        По моему сигналу хозяин-гремлин запустил мишени, и я начал стрельбу. Фигурки монстриков закружились по иллюзорному лесу, по небу замелькали вороны и драконы, а оружие в моих руках с тихим шипением начало стрелять. Пулеметные очереди сшибали оборотней, бегущих за крестьянами, драконы падали с небес, так и не успев зажечь города и замки на земле, а счетчик очков стремительно закрутился, отражая мои результаты.
        Пулемет тихо шипел, практически не давая отдачи, мне почти не приходилось думать о нем. Приклад сам подстроился под мое плечо, прицел отлично подсвечивал и приближал мишени. Мне оставалась лишь выхватывать новые цели и доворачивать оружие. Я весь отдался веселому азарту и самозабвенно сшибал все, что только успевал заметить. Под конец я даже смог пристрелить колдуна на огромном трехглавом драконе до того, как он бросил молнию в парочку, скачущую на белом коне. Судя по коронам, - это были принц и принцесса.
        Но легкое тарахтение оружия в моей руке - и колдун кляксой летит к земле, а на счетчике добавляется сразу тысяча очков. И практически сразу звенит колокольчик, возвещая об окончании времени соревнования - мишени с легким щелчком остановились и исчезли. Табло высветило 8 225 очков, это был пока лучший результат среди участников. Если в течение часа мой рекорд не побьют или кто-нибудь не выбьет победные 10 000 очков, то я смогу рассчитывать на награду.
        В следующие полчаса моя надежда выиграть такую замечательную игрушку только окрепла: никто не смог выбить даже 7 000 очков. Но тут к стойке, заваленной оружием, подошла миниатюрная девчушка. У нее была довольно экзотическая внешность: синяя кожа, вся покрытая татуировками (ну, во всяком случае, те обнаженные участки, что были выставлены на всеобщее обозрение), а в больших, чуть ли не на пол лица зеленых глазах плясами огоньки азарта и шалого веселья. Практически не глядя, она небрежно вытащила из кучи оружия тяжелый плазмоган, почти с нее ростом, и начала стрельбу.
        Хаос изменчивый, как же она стреляла! Такого мастерства я ни в жизни, ни в Игре не видел. Она сшибала мишени едва ли не раньше, чем они успевали проявляться. Плазмоган казался игрушкой в ее тонких руках, с сухим кашлем он почти беспрерывно выбрасывал расклеенные комки плазмы. Цифры на табло мелькали с огромной скоростью, все ближе приближаясь к заветным десяти тысячам, которые и обозначат окончательного победителя.
        Раскалённый до красноты ствол выбросил целую очередь белых комков плазмы, выкосив толпу зомби и скелетов, лезущих из земли, а заключительный выстрел снес некроманта, появившегося из портала. Громкий звон разнесся над тиром, и гордо пройдясь перед ошарашенными до безъязычия Игроками, девчуля сунула в сумку полученное в награду от хозяина тира оружие и целеустремленно зашагала дальше, не обращая ни на кого внимания.
        Глядя на удаляющуюся фигурку, я сделал зарубку на память: слишком она опасна, и если будет схватка, то ее надо будет устранить сразу, не играя в пострелушки. И не вестись на ее внешность - детей среди Игроков не бывает. Оглянувшись, я увидел такие же сосредоточенные физиономии Игроков, которых сейчас уделала эта соплюшка, и в голове мелькнула мысль: «Может, сейчас ты и выиграла соревнование, девочка, и получила приз, но, боюсь, проиграла жизнь. Ты слишком опасна, и тебя постараются убить при первой же возможности. Не стоило столь явно, на глазах десятков Игроков, демонстрировать свое превосходство над ними - такое не забывают! Да и плазмоган - желанная добыча для многих...» И тут же возникла другая мысль - а хочу ли я вот так же где-то подставиться ради какого-то приза? Хочу раскрыться? Что ж, надо быть осторожнее и поискать аттракцион, где рядом не будет внимательных и завистливых глаз.
        Я метался среди палаток в праздничной толпе, внимательно приглядываясь к окружению. Праздник продолжался, прибывали все новые и новые Игроки, вливаясь в поток желающих урвать все, что возможно, ну или, на худой конец, хотя бы то, что осталось.
        Теперь я уже почти бежал, ища, где бы я мог, не рискуя привлечь ненужное внимание, попробовать свои силы, и неожиданно мое внимание привлек спрятанный в стороне ото всех небольшой шатер. Ткань темно-синего цвета густо расписана руническими знаками, звездами и пентаграммами, а над полотнищем, заменяющим дверь, прикреплены стилизованные изображения трех карт. Не игральных или гадальных, а тех, что можно встретить в Книгах Игроков: обычные, серебряные и золотые. Я не смог пройти мимо, тем более что на шатер никто из Игроков не обращал внимания, а если и обратит, то плотные стены и опущенное полотнище входа сохранят мою тайну.
        *******
        Плетельщица Судеб, Мать Запутанных Дорог, Шаддат на секунду оторвала взгляд от карт, разложенных перед нею на столе. Выдалась свободная минутка, и Она разложила пасьянс, чтобы окончательно определить судьбу противостояния отца-императора и его сына -- мятежного принца.
        История многолетней войны, наконец, подходила к своему логическому концу. Сейчас они на глазах у своих армий сошлись в смертельном поединке, который и решит будущее страны, а так же определит грядущее для этого мира. Она очень постаралась, чтобы свести эти нити судьбы воедино, сплести узелки реальности и воплотить сотни мелочей, определяющих ход событий. И все это ради этого прекрасного и волнительного момента.
        Но роль, которую она отыгрывала сегодня, заставила ее отвести взгляд от карт. Что ж, она определит чуть позже, кто из этих двоих победит.
        Сейчас нужно вернуться к образу странствующей гадалки - самому любимому из всех. Богиня с законной гордостью окинула взглядом внутреннее пространство шатра. Тщательно подобранный антураж создавал атмосферу таинственности и загадки. Мягкий пушистый ковер на полу, замечательно скрадывающий шаги, полупрозрачная занавеска с колокольчиками у входа, стеклянный шар и подсвечник с мигающими свечами на тяжелом дубовом столе. За спиной высокий шкаф, наполненный колбами, шкатулками и чучелами зверей. Справа зеркало в потемневшей оправе. Каждая деталь продумана и подобрана ради одной цели - дополнить ее любимый образ.
        Сегодня ей захотелось предстать перед гостями Ярмарки Чудес в образе молодой и желанной женщины, той, что будоражит кровь, вызывая в мужчинах желание. Ее образ сам подстраивался под тех, кто входил в ее палатку, видимую лишь мужчинам. С женщинами сегодня играет Слепец - так уж выпал жребий.
        А вот и ее новый гость, замерший на пороге и оглядывающийся по сторонам. Симпатичный, жаль что Игрок - с чужими игрушками нельзя играть без спроса. А так бы она, пожалуй, вплела в его судьбу пару новых нитей. Шаддат увидела все, что хотела, и дала свечам в подсвечнике на столе ярко разгореться, позволяя Игроку рассмотреть себя.
        Удивительно спокойный, прямой взгляд серых глаз скользит по ней внимательно и неторопливо, словно изучая и любуясь. Эй, а где сладострастие и похоть, учащенное дыхание и набат сердца в груди? Та самая музыка сладкого желания, что Шаддат рассчитывала услышать. Она мельком глянула в зеркало, чтобы оценить свой образ - все было в порядке. Смоленные черные кудри вьющейся волной рассыпались по плечам, ярко синие глаза, тонкие скулы, прямой нос и смуглая кожа. На пышной груди раскинулось в несколько рядов монисто. Плечи укутал яркий цветной платок, а тонкие изящные запястья украсили браслеты, забавно звеневшие, стоило ей поднять или опустить руку. Все было великолепно, на всякий случай она подправила губы, сделав их ярче и самую чуточку пухлее, и снова с любопытством взглянула на Игрока.
        И снова ничего, что она желала бы вызвать. Стоит, болван, любуется как статуэткой или картиной, даже интересно почему? Ну-ка посмотрим, что у него внутри - может его женщины и не интересуют? Она так увлеклась, что не сразу расслышала сказанное им.
        - Мое приветствие, Прекраснейшая.
        Прекраснейшая… Теперь ей было многое ясно. В его сердце жила любовь, причем сразу две - одна погибшая, осыпанная пеплом и умытая горем, и другая, словно зеленый росток, проклюнувшийся на пепелище. И эти чувства, заполняющие его душу, не оставляли в ней место больше ни для кого, закрыв дорогу даже для обычных желаний. Как интересно! Подхватив стопку карт со стола, она быстрым движением рук разложила их пирамидкой.
        - Здесь тридцать две карты, ты можешь выбрать шестнадцать из них, в любой момент остановившись. Переворачивая карту, можно получить что угодно: дайны, зелья, существ или оружие. Ничего особенного, все то, что ты можешь найти и в Лавке карт, но здесь за них не придётся платить. Игра очень проста, но помни: под двумя картами из тридцати двух скрываются Смерть и Испытание.
        - А что за испытание?
        - Всякий раз разное, даже я не могу предсказать его заранее, но если выживешь, то сможешь продолжить игру. Или завершить, забрав все то, что ты смог получить раньше. Ну а Смерть… Тут все просто, я думаю, что ты и сам это понимаешь. Выбрав шестнадцать карт и оставшись в живых, ты можешь перейти на новый этап. Только карт уже будет шестнадцать, но карты с Испытанием и Смертью остаются. Правда и награда будет лучше, потом новый этап и опять количество карт уменьшится вдвое, но карты Судьбы все те же. На этом этапе наградой тебе станут уже Серебряные карты. Ну и наконец, останется четыре, из них две Золотые и две Судьбы. Теперь ты знаешь правила. Ну так что, сыграем? - и она указала рукой на разложенные на столе рубашкой вверх карты.
        *******
        Присев на стул возле стола, я с интересом осмотрел карты, лежащие передо мной. В принципе ничего сложного нет, и если гадалка права, то у меня, наконец, появился шанс получить хоть что-то полезное на этой Ярмарке, а не уйти отсюда с пустыми руками. Игроков появляется все больше и больше, аттракционы закрываются один за другим, раздав награды победителям, а конкурировать с Игроками двадцатых рангов за призы слишком сложно. Так что прочь сомнения - я рисковал жизнью и за гораздо более скромные трофеи и при меньших шансах.
        Не глядя, ткнул пальцем в верхнюю карту, венчающую пирамиду. Гадалка перевернула ее, и я увидел стопочку дайнов, нарисованную на ней. Пятьдесят дайнов - неплохое начало, следующая карта приносит уже семьдесят. Так, дело пошло! Сев поудобней, я начал азартно тыкать в карты. В начале, я еще пытался прислушиваться к интуиции, но мои скромные возможности упорно молчали. Так что оставалось надеяться лишь на себя и удачу.
        Выбрав двенадцать карт, я стал богаче почти на семьсот дайнов, пару простых зелий и кожаную пращу. Осталось выбрать еще четыре, руки изрядно потряхивало, гадалка с улыбкой выжидающе смотрела, а я пытался принять решение.
        С уменьшением карт вероятность вытащить Смерть или нарваться на испытание становится все выше. Но и уйти сейчас… Все, что мы смогли заработать в мире Тысячи Островов, потрачено на подготовку к Турниру. Дайнов просто нет, а то дело с затонувшим кораблем - если честно, я не слишком в него верю. Это все может оказаться бреднями умирающего старика, спятившего от ужаса и одиночества, а если даже это правда … На Тысяче Островов господствует Дом Водных, и пройти мимо такого приза они бы не смогли. Да и хозяева груза, как только корабль пропал, наверняка пытались его найти. Магия в этом мире развита неплохо… У нас не так уж много шансов на то, что столь ценный приз все еще дожидается нашу компанию, лежа на дне.
        Гораздо более реальным мне казался тот шанс, который сейчас лежал передо мной. Просто ткнул пальцем, и стопочка дайнов пополнила твою Книгу. Хоть Смерть где-то рядом, но в Игре она всегда вместе с тобой. У ночного костра где-нибудь на осколках, при прокладке безопасных маршрутов по новым мирам, она может таиться в улыбке друга, протягивающего тебе флягу, и в просьбе прикрыть отход, продержавшись, пока не придет подмога. Она бывает разной, у нее много лиц, но сегодня она скрывается от меня за обратной стороной карт. Я не хочу с ней встречаться, и надеюсь, сегодня со Смертью станцует кто-нибудь другой. Решившись, я сразу выбираю еще четыре карты и всматриваюсь в то, что мне открывают изящные пальчики гадалки. Дайны, связка арбалетных болтов, еще дайны и стальная крыса-разведчик, простая карта разового применения. Неплохо, лишней не будет.
        - Фух, - шумно выдохнув, я смахнул пот и откинулся на стуле. Сердце бешено колотилось в груди. Все-таки азартные игры будоражат кровь не хуже боя! А девушка, сидящая напротив, улыбнулась мне яркими губами и, звеня браслетами, махнула рукой в сторону новой стопки карт, возникшей не месте предыдущей.
        - Ну что, продолжим, или ты заберёшь награду и покинешь игру?
        Шестнадцать карт, опасны лишь только две из них. В принципе если выбрать пару штук из них, и закончить игру, то можно увеличить награду. Вероятность и шансы в мою пользу. Решившись, я кивнул головой.
        - Рискну, - ведь игру я могу прекратить в любой момент. Снова рука гадалки порхает на столе, выкладывая из карт новую фигуру, похожую на паука…
        Револьвер, лежащий на столе, был хорош. Массивная рукоять из какого-то дерева с красивыми разводами и вкладками из кости, гравировка в виде змеи, ползущей от курка по стволу, вороненый цвет метала - почти произведение искусства. Жаль только, что сейчас мне придется приставить его к голове и проверить, где остановился единственный патрон в барабане, прокрученном моей рукой. Нужно уметь вовремя останавливаться, четыре карты были удачными, но, Хаос меня побери - я выбрал пятую, оказавшуюся Испытанием!
        Боек сухо щелкает у виска, я по-прежнему жив, а оружие пропадает из моей руки. Девушка напротив вновь приглашающе улыбается.
        - Продолжим?
        Одиннадцать карт, лишь одна опасна, но тут уже без шансов - Смерть. Соблазн велик. Руки и висок помнят холод металла, а мозг просчитывает вероятности. Остановиться легко, но что дальше? Пара тысяч дайнов и несколько дешевых простых карт мне мало чем помогут.
        Продолжить сейчас игру или уйти? Я думал. Секунды бежали, а я никак не мог принять решение. Риск есть всегда, но сейчас его не так много. Решившись, я снова выбираю сразу три карты, отрезая себе дорогу обратно. Дайны, сразу три сотни, карта знаний с изображением стопки исписанных листов и Иглоплюй. Простая карта призыва существа.
        Неплохо. Я снова жив, а руки гадалки снова порхают на столе, выкладывая передо мной в ряд прямоугольники восьми карт. Восемь Серебряных карт, Пламя Хаоса! Я уже вставал, собираясь уйти. Хватит на сегодня с меня риска, но Серебряные карты… Во имя Хаоса и Хозяйки Судеб! Ведь даже самая бросовая из них стоит четыре-пять тысяч дайнов, а если там заклятья или существа, карты усилений или знаний? Мне нужно буквально все. Ведь что-то можно продать или обменять. Шесть карт безопасны, испытание меня уже не слишком пугало, тут есть шанс выжить. Нужно что-то решать…
        Четыре серебряные карты лежали передо мной лицом вверх как пьедестал моей глупой жадности и безумия, и лишь Хаос знает чему еще. Я тупой, жадный маскрим, не способный остановиться, пока перед ним еда, и в итоге погибающий от собственного обжорства. Все, с меня хватит. Я выжил и убираюсь отсюда, чтобы мне это чертова бестия еще не предложила. Просто встаю и убираюсь отсюда, даже не рискуя оглядываться назад. Главное дойти до входа, мне и так сегодня невероятно повезло. Все, пора домой. Потом в компании с Меджехом и Саймирой я буду пить за свою невероятную удачу, и мне сейчас нужно туда к ним. Мысли о друзьях, ждущих меня в таверне, о губах Саймиры, о недопитом вине помогли собраться. Не глядя, что выиграл, я сгреб свой приз, и на подгибающихся ногах направился к выходу.
        *******
        Ее самый интересный гость за сегодняшний день уходил. Он сумел преодолеть воздействие карт Желаний, вызывавших азарт у любого, кто начнет в них играть. Хозяйка Судеб с легкой грустью подумала о том, что этот день подходит к концу, ярмарка завершилась, и ей вновь придётся оставить мир смертных, вернувшись к заботам о судьбах миллионов смертных и бессмертных, живущих в тысячах миров.
        Под воздействием ее воли привычное течение жизни смертных меняется: принцессы влюбляются в простых воинов и убегают вместе с ними. Короли отказываются от власти и начинают выращивать капусту. Она то, что меняет жизнь, дает шанс простому легионеру взлететь на трон Империи и низвергает богачей в пучину нищеты. Ей молятся и ее боятся, ее страшатся и почитают, но даже она устает от венца божественной власти. Устав, боги приходят к смертным. И ей захотелось продлить этот день, продолжить игру, которую так стремится оборвать этот Игрок. Пусть немного, но еще побыть живой, ощутить своими губами дыхание, услышать стук сердца и почувствовать запах горящих свечей. Маленькая прихоть скучающей богини перед тем, как она вернётся на божественный престол, откуда вновь будет вершить судьбы смертных.
        Ярмарка закрывалась, последние победители Турнира уже сотнями проявлялись повсюду и быстро расхватали оставшиеся награды. Ее испытание - последнее, скоро оно будет завершено, и тогда Шаддат пора будет возвращаться... Но пока этот Игрок все еще здесь, ее игра будет длиться.
        Решено.
        - Эй, красавец, постой, посмотри, что у меня есть!
        Приглашающий взмах руки на стол, где начинают сиять золотом четыре карты. Усилить воздействие карт. Преодолеть сопротивление воли и защиту разума, и все… Игрок снова возвращается к столу, продлевая короткий миг ее материального существования. О, он колеблется, не решаясь сделать выбор, мало кто может так долго сопротивляться.
        - Ну же, - игриво улыбнуться, закрутив локон вокруг пальца, и немножко подтолкнуть его, наконец, принять решение. Он снова, как и раньше, выбирает сразу две карты. Первая какое-то существо, а вот вторая - красный черепок на черном поле. Смерть здесь и сейчас, неотвратимая и неизбежная. На краткий миг ей стало жаль его: за ее секундную прихоть этот смертный поплатился своей жизнью. Она невольно передернула плечами. Ну что ж, так было и будет всегда. Ради капризов богов смертные всегда будут жить и умирать, ведь для этого они и нужны. Ей пора… но …Этот холодный комок внизу живота, неприятная сухость во рту и чувство, что она не одна. Пламя свечей изменило свой цвет, став черным, кажется у нее гость...
        - Повелитель.
        - ШАДДАТ!
        - Ему просто не повезло, он выбрал эту карту сам. Я не вмешивалась в его выбор, - оправдываясь, она понимала, что это вряд ли поможет. Она увлеклась, а этот мальчишка был отмечен кольцом Повелителя Хаоса. Смерть заинтересовавшей его игрушки не осталосьнезамеченной.
        - ТЫ ПОВЛИЯЛА НА ЕГО ВОЛЮ, ЗАСТАВИВ ПРОДОЛЖИТЬ ИГРУ, КОГДА ОН ХОТЕЛ УЙТИ. ВЕРНИ ЕГО.
        - Но он же мертв, это против правил! - она взглянула на тело, лежащее на ковре.
        - ПРАВИЛА? ТЫ ПЕРВАЯ ИХ НАРУШИЛА. ВЕРНИ ЕГО.
        - Хорошо-хорошо. Но карты все равно стребуют свою плату, я могу только заменить Смерть Испытанием…
        - ДА БУДЕТ ТАК.
        Красный череп на черном фоне изменился, теперь там был виден человечек, стоящий на островке посреди болота. О, Гонки с Мертвецом. Смерть все-таки хочет получить свое, ну что ж, малыш - удачи! А ей пора уходить, столько всего еще предстоит сделать…
        Глава 10. Команда
        Город Двойной Спирали, Арена
        Меджех скрючился в три погибели за остатками обвалившейся стены и в очередной раз помянул тихим недобрым словом и своего противника, и доставшуюся им Арену.
        Перед началом боя, увидев, что воля Господина выбрала соперником Игрока максимально слабее его - мелкую крысу одиннадцатого уровня - он испытал облегчение. В глубине души антропоморфа занозой сидел страх увидеть своим противником Рэниона. За почти сто пятьдесят циклов в Игре человек-тигр, конечно, привык ко всему: к предательству и ударам в спину от напарников, еще минуту назад казавшихся лучшими друзьями, ко лжи и ко всей прочей грязи, которой была так богата Игра. Но сражаться против Рэниона… Нет, такого Меджех не желал себе никогда. И оценив противника-крысолюда, боец возликовал: Смеющийся Господин с улыбкой смотрит на старого кота.
        Основным умением, которым славились эти твари, было коварство, а на Арене, в бою один на один, оно почти бесполезно. Но Улыбка Хозяина Игры обернулась оскалом. Именно в Разрушенном Городе оказалось очень полезно иное дарование этого поганого рода - умение пролезать в любую, даже самую маленькую, дыру.
        В очередной раз, сверившись с компасом, человек-тигр внимательно изучил окрестности и отметки, добавленные ПОИСКОМ ЖИЗНИ. Потом стремительно запрыгнул в окно полуразвалившегося здания, пробежал заваленную обломками комнату, с готовым к применению Активатором выглянул из окна на противоположенную сторону… и никого не увидел.
        Каким-то феноменальным способом крыс снова почувствовал опасность и успел куда-то спрятаться. Благо эта арена была богата на укромные места: больше сотни разваливающихся зданий, от одноэтажных домишек до громад в десять и более этажей. Радовало только отсутствие подземелий - несколько заваленных обломками подвалов не в счет.
        Как подсказывал опыт множества боев, если выбранная тактика не приносит ожидаемых результатов, то это неправильная тактика и продолжать упорствовать - верный путь к смерти. Надо найти безопасное место, остановиться и все спокойно обдумать. Подвал ближайшего крупного здания был признан условно-безопасным местом. Стены ниже уровня земли защищали от атаки извне, а пара выходов на параллельные улицы хорошо просматривалась и давала возможность отступить в случае необходимости. Тигролюд спустился в подвал, выбрал укромное место, сел и стал думать.
        Услышать его шаги крыс не мог, вбитые еще в родном прайде охотничьи навыки ни разу не давали сбоя. Вариант, что его противник сильный ментат и чувствует его издалека, тоже маловероятен. Наиболее правдоподобна версия, что соперник, так же как и он сам, следит за ним, пользуясь какой-то поисковой картой. Паршиво, но есть и хорошая новость: у этого мелкого гада нет карты массового урона уровня РОЯ МЕТЕОРОВ, если бы была, то он бы ее уже применил. В создавшейся ситуации, зная повадки этих тварей, стоит ожидать, что обладатель лысого хвоста будет брать измором и нападет только тогда, когда уверится в успехе. Меджех как-то слышал о поединке, длившемся три дня, пока, наконец, измотанная крысолюдом жертва не потеряла осторожность, и, совершив ряд фатальных ошибок, банально умерла от удара в спину.
        Бой по плану, придуманному крысом, гарантировал поражение, значит надо сделать что-то, что он предусмотреть не может, и одновременно убедить противника, что все происходящее полностью под его контролем. Только в этом случае мелкий поганец перестанет прятаться и нападет сам.
        Приняв решение, Меджех вышел из подвала, и, больше не пытаясь охотиться на своего противника, крадучись направился к помещению местной фабрики. Огромное многоэтажное здание с высокими потолками, редкими окнами и массивными крепкими стенами, как ни одно другое, подходило для его плана.
        Старый цех на втором этаже производил угнетающее впечатление. В отличие от домов, где не было вещей, здесь остались полуразвалившиеся станки непонятного назначения. Несколько очень толстых слоев бетона надежно защитят от любого удара снаружи, а остатки странных механизмов перекроют обзор уже внутри цеха. Так или иначе, врагу придется приблизиться, чтобы нанести удар. Осталось организовать ловушку и ждать. Благо, серебряная карта ПОИСК ЖИЗНИ будет действовать сутки, а потом закончится откат, и ее можно будет активировать вновь.
        Там же, спустя десять часов…
        Меджех занимался самым странным делом, каким он когда-либо был занят на Арене. Он спал. Это был, конечно, не полноценный сон в безопасном месте, а легкая форма дремы с готовностью к немедленному действию, но время она позволяла коротать замечательно. Лишь иногда он чуть приоткрывал веки, чтобы отследить обстановку по компасу…
        Тигролюд с комфортом расположился в углу цеха за крупным механизмом, а в качестве подушки использовал призванного зверя, выбранного из колоды за родственный вид. Некоторые поисковые карты и низкоуровневых призванных существ можно было на какое-то время обмануть мнимым родством видов.
        Последние два часа его врагу надоело нарезать круги вокруг здания фабрики, и теперь крыс находился в коридоре этажом ниже. Подняться к Меджеху он пока не пытался, логично подозревая ловушку, а удар какой-то карты с физическим уроном не смог пробить мощное перекрытие и обвалить пол. Наконец, противник решился: поднялся по лестнице, пересек коридор и замер у входа в цех.
        Первым в зал влетел СПРИГАН, и, двигаясь кругами, обозначил светящимся порошком зону действия ВЗРЫВА ПАУТИНЫ. Следом в ловушку, активизируя ее, метнулся ЛЕСНОЙ КАБАН. И почти мгновенно, мимо кокона из липких нитей, в котором неистово ревел и рвался на свободу дикий свин, пронеслась стая БЕГУЩИХ ПО ТУННЕЛЯМ. Десяток огромных, размером с большую гончую, крыс бросился вглубь цеха, выискивая свою цель - любое живое существо. Следом за ними вплыла черная тень, края полупрозрачного балахона которой не касались пола. В первый момент Меджех не поверил своим глазам: перед ним был ЖНЕЦ, карта из раздела магии Смерти. Сама тень спокойно плыла по центральному проходу, как будто предлагая атаковать ее. Это было бы смертельно опасной ошибкой - уничтожить это создание, призванное из серебряной карты, могли только или высшие карты изгнания, или карта с огненным уроном, рангом не ниже серебра.
        Укрывшись за косяком с висевшими на одной петле дверями, атаку призванных созданий подержал крысолюд, ударив в центр потолка ОБЛАКОМ РАЗЛОЖЕНИЯ. Лилово-зеленный дым стал расползаться над цехом, растворяя механизмы и блокируя любое перемещение, кроме ползанья по полу.
        Пора. Меджех быстро выпил боевой комплект из трех эликсиров: МГНОВЕННЫЕ РЕФЛЕКСЫ, СТРЕМИТЕЛЬНАЯ СИЛАи ВЗРЫВНАЯ РЕГЕНЕРАЦИЯ. Последний давал практически мгновенное зарастание ран, был довольно редок и дорог, но сейчас не время экономить. ДОСПЕХ ПРИЗРАЧНОЙ ТЕНИ и МОЛОТ ГРОМА были призваны еще в начале боя. Мысленно приказал ПАНТЕРЕ оставаться на месте и продолжать отвлекать вражеских существ, а сам вскинул Активатор и привел в действие две золотые карты подряд. ПРИЗРАЧНОСТЬ на десять ударов сердца сделала его невидимым и неощутимым для любых органов чувств, ТЕНЕВОЙ ПРОКОЛ же перебросил хозяина в заранее выбранную точку в пределах пятидесяти шагов.
        Тигролюд возник в широком коридоре между цехами, а в следующее мгновение на него обрушился РАЗРУБАЮЩЕЙ УДАР ловушки, не позволяя атаковать врага. Неожиданно проявившиеся челюсти капкана с двух сторон сжали грудь, к счастью не способные добраться до тела и лишь истончившие доспех.
        Обернувшийся крысолюд удивленно застыл, глядя на свою сработавшую ловушку, сжимающую пустоту. Через секунду он опомнился, но его СТРЕЛА ОГНЯ лишь бессильно растеклась по стене. Вырвавшийся из захвата Меджех перекатом ушел от удара и прыгнул на врага, обрушив молот на купол силовой защиты, вспыхнувшей вокруг крыса. С хрустальным звоном купол исчез.
        Не видя врага, крысолюд призвал ЛЕДЯНОГО ВЕЛИКАНА и юркнул тому за спину. Видимо, эту золотую карту хвостатый проныра держал как резерв. Великан, не чувствующий боли, закованный в первоклассную броню и вооруженный длинным мечом, был одной из сильнейших карт раздела Льда. Меджеха от удара его клинка спасли последние секунды спадающей ПРИЗРАЧНОСТИ да собственная ловкость. Антропоморф умудрился извернуться и обрушить удар молота на лицо противника, вдвое превосходящего его в росте. Не ожидавший этого, великан содрогнулся и отступил, открывая дорогу к хозяину.
        МОЛОТ ГРОМАи ОГНЕННОЕ КОПЬЕодновременно поразили свои цели. Удар человека-тигра размозжил голову крысолюду, а копье его противника пробило доспех, вонзилось в живот и сожгло внутренности. За спиной Меджеха медленно истаивал силуэт ЛЕДЯНОГО ВЕЛИКАНА, так и не успевшего нанести свой удар. Антропоморф пережил своего врага только благодаря ускоренной зельем регенерации. Через несколько вздохов, наполненных обжигающей болью восстановления, тигролюд перестал кататься по полу и с трудом сел.
        В следующий миг перед ним проявилась голова гремлина.
        - Ты победил, Игрок, в качестве награды за бой ты должен был получить доступ на Ярмарку Чудес. Но пока ты спал, все призы Ярмарки нашли своих победителей. Поэтому волей Смеющегося Господина ты будешь возращен туда, откуда был призван на Турнир.
        Голова исчезла, миг головокружения - и Меджех сидит на мостовой напротив Дома Чаш, а рядом валяются его трофеи...
        *******
        Карл то ли лежал, то ли висел на полуповаленном стволе какого-то дерева, обхватив его ногами и руками в безнадежной попытке не съехать вниз. Руки нестерпимо жгло от измазавшей их слизи, в ботинках хлюпала противная жижа, лицо саднило от царапин и укусов, а один, особенно мерзкий, и вовсе раздулся. Шишка укуса была горячей, неприятно пульсировала и временами болезненно дергала.
        Пузырьки с противоядиями кончились, да и не особо они ему помогали.
        Парень подтянулся повыше. Он на все лады проклинал Турнир, Рэниона, брата, за которым сунулся в Игру, и Арену. Арену больше всего.
        Арена Джакба оказалась не лесом, как показалось вначале, а болотом. Высоченные неохватные деревья, часто с пустыми стволами, лианы, море всякой живности и никаких кустарников. Зелень травы обманчива - никогда не знаешь, чем кончится твой следующий шаг: хлюпнет ли тина на уровне щиколотки, или съедешь по илу и провалишься по пояс. И мошка. И проклятые жабы, многоножки, змеи и не пойми кто еще. Карл возненавидел все эти джунгли еще во время тренировочных поединков - крмандир просто достал ими.
        А в итоге от тренировок не было никакого толка. Цикады оглушительно орали, весь лес был полон криками, щелчками, визгом, клекотом… Слух, усиленный ЗЕЛЬЕМ ВОСПРИЯТИЯ, захлебывался в окружающем гомоне и отказывался разбирать его на составляющие. Поиск противника не задался. Главным врагом оказалась сама арена с ее ядовитой на все лады жизнью.
        Перед глазами двоилось, удушливая жара мешала дышать. Или это начинается лихорадка? По телу прокатилась волна эйфории, мир вокруг поплыл. Точно, лихорадка…
        *******
        Туман, полностью заполнивший небольшой овраг, полнился звуками: скрипы, трески и редкие выстрелы звучали с пугающей регулярностью. Но Кейна не беспокоило окружающее - он был в своей стихии. Слепец выдал ему наилучшую из возможных арен -- Поле Железных Воинов. Неизвестно, за что тут сражались; было ли это действительно поле битвы или здесь проводили испытания техники, но два абсолютно различных начала до сих пор продолжали выяснение, кто из них сильнее. Если големы и химеры, построенные на магомеханическом принципе, Кейна не интересовали, то боевые машины с электронной начинкой дарили прекрасные возможности.
        Холмистая местность вокруг выглядела заброшенной, но никак не пустынной - ее заполняли остатки механизмов и квазиживых конструктов. Некоторая техника еще подавала признаки жизни, мигала огнями, пыталась поворачивать стволы орудий и датчики сенсорных систем. Обломки големов грузно ворочались, пытаясь подкатиться к неопрятным кучам камней, дерева, а иногда даже строительного мусора, в надежде восстановить свои разрушенные тела. Химеры дергали конечностями, сипели и булькали коричневой субстанцией из трубок, пронзающих мумифицированные и обычные, еще недавно живые, куски тел различных животных. Были ли среди них человеческие части, присматриваться не хотелось. Боевые роботы смотрелись… чище.
        Несмотря на все насмешки Меджеха и Рэниона, на увещевания Саймиры, Кейн все-таки взял на Арену свой комплект инструментов, с которым уже сроднился… и не прогадал! Он не ждал ничего хорошего от своего боя на Турнире: все старания более опытных друзей почти не дали результата - боец из него так и остался неважный. Надежды на свой талант Игрока или на подборку карт у парня не было. Нет, он, конечно, активировал свою единственную защитную карту, ЛЕДЯНОЙ ДОСПЕХ, и прозрачные латы выглядели очень эффектно, сверкая гранями, но особой защиты не давали... А если уж умирать, то пусть, то, что было для него смыслом жизни - его инструменты - будет с ним до конца.
        Однако благодаря шутке Смеющегося Господина у него появился шанс. С головой уйдя в работу, Кейн перестал замечать выстрелы и взрывы, его больше не пугала встреча с врагом. Парень даже не боролся с привычкой насвистывать во время работы - занятый любимым делом он был счастлив.
        Механик, удобно расположившись в неглубокой лощине, укрытой туманом, в радостном предвкушении возился со странно выглядевшим конструктом. Тяжелый металлический болван на гусеничном ходу был выше его раза в два и имел скорострельные орудия вместо рук.
        Как Кейн уже успел убедиться, и орудия, и система подачи снарядов, были абсолютно исправны. Еще один подарок Слепца поднял его настроение на небывалую высоту - боевой механизм не расстрелял весь свой боезапас. Наверно, просто не успел. В прошедшей битве роботу точным выстрелом пробило грудную кирасу. Попадание снаряда разбило блок управления и распознавания целей. Еще немного работы, и Кейн сможет переключить управление машиной в ручной режим, а там уже, разместившись в самодельном коконе из одеяла за спиной болвана, начать поиск своего оппонента.
        Несколько полученных от Рэниона атакующих карт с ограниченным количеством применений были не плохи, но... боевой робот был и привычнее, и понятнее.
        *******
        Саймира бродила между палаток, удивленно разглядывая эту совершенно нелепую Ярмарку. Ни Рэнион, ни Меджех никогда не рассказывали ни о чем подобном. Какие-то непонятные подобия людей изображали праздную публику и восторженно пялились на гремлинов-музыкантов.
        Игроков на Ярмарке практически не было - анир появилась одной из первых. Голова распорядителя, отправившая ее сюда, даже посочувствовала, что она чуть-чуть не получила приз Смеющегося Господина за первое убийство. Вообще бой разочаровал девушку, отложившись в памяти удушающим страхом сначала, и облегчением, смешанным с брезгливой тошнотой, потом.
        Пока круг разыгрывал арену для боя, Саймире показалось, что ее сердце просто остановилось, а тошнота от волнения скрутила внутренности в тугой узел. Ей необходима была арена с открытым пространством, пусть даже в этих противных джунглях, но лишь бы была возможность призыва ГИГАНТСКОГО ВОЗДУШНОГО ЭЛЕМЕНТАЛЯ. К сожалению, многие Арены, как, например, Дом Тысячи Комнат, исключали такую возможность. Но с полем боя ей повезло: анир и ее противник, ящер шестого уровня, оказались в Травяном Лабиринте.
        Девушку окружали лиловые стены из густых колючих кустов, высотой почти в два ее роста. Она видела только растительные стены и небольшой отрезок дорожки между ними до ближайших поворотов. Подавив нарождающуюся панику, Саймира стала точно выполнять указания Рэниона. Сначала ТЕМНЫЙ ДОСПЕХи ПЛАЩ ХАМЕЛЕОНА, затем эликсир МГНОВЕННЫХ РЕФЛЕКСОВ. Теперь вызов ее единственного ездового зверя - мощного ЛЮТОРОГА. Отличная серебреная карта! Она купила ее на свою часть прибыли после одной особенно удачной клановой сделки. Этот зверь мог не только возить Игрока, но и сам был сильным бойцом. Тяжелая костяная броня, лапы, способные с легкостью давить врагов, и пасть, полная зубов… Но сейчас она призвала его не для боя.
        Во время подготовки к Турниру они с Рэном обсуждали, что делать, если Арена даст противнику возможность скрыться. В этом случае вызывать Шум-Шума до того, как враг попадется ей на глаза, было нельзя. Любой нормальный Игрок при появлении создания из золотой карты просто спрячется - как тогда его искать? Рэн был хорошо знаком Саймире, поэтому в тренировочном поединке она легко задала параметры его поиска для элементаля, даже не видя цели. Вообще-то, глубина взаимодействия с призванными существами, разнообразие возможных команд и полнота получаемых от них сведений напрямую зависели от степени развития сферы разума Игрока, особенно направления эмпатии. Расе же анир и вовсе была присуща уникальная способность находить взаимопонимание с любыми существами. Но даже она не давала возможности натравить Шум-Шума на незнакомого Игрока без визуального контакта. Значит надо показать себя беззащитной мишенью и заставить врага высунуться.
        Приказав зверю не шевелиться и поднять морду, анир, держась руками за рог на его голове и стараясь сохранить равновесие, встала ногами на седло. Травяные стены лабиринта оказались ей по пояс и больше не мешали осматривать окрестности. Оглянувшись по сторонам, девушка столкнулась взглядом с ящером, который так же высматривал врага, подняв голову выше зарослей в каких-то пятидесяти шагах от нее.
        Пока Саймира хлопала глазами, эта лягушка-переросток ударила по ней КАМЕННОЙ СТРЕЛОЙ, бессильно разлетевшейся на осколки при столкновении с доспехом. Увидев свою неудачу, ящер взревел и послал ездового зверя прямо к ней. Анир не видела, на чем едет ее противник, но явно это был какой-то массивный скакун. Разделяющие их стены лабиринта он, казалось, не замечал, с легкостью проламывая или сминая растения.
        Дрожащей рукой Саймира подняла Активатор, призывая Шум-Шума. В десяти шагах перед ней возникла воронка огромного торнадо, с легкостью вырывающая и засасывающая в себя окружающие кусты. Ящер резко заткнулся и начал разворачивать скакуна, пытаясь сбежать, но, повинуясь мысленной команде, элементаль стремительно догнал его. В потоках сорванных листьев мелькнули тела противника и его массивного зверя. Поток блаженства от эмбиента поставил точку в их поединке…
        Саймира попробовала свои силы уже в нескольких конкурсах. К сожалению, высоких результатов в метании дротиков в мишень, перетягиванию каната командами из трех Игроков и прохождению на скорость площадки, хватаясь руками за подвешенные к перекладинам столбов кольца, добиться не удалось.
        - Беспроигрышная лотерея! Крутаните барабан - взгляните в глаза своей сегодняшней удаче! - надрывался зеленый коротышка в нелепом для него костюме-тройке, бабочке и цилиндре. - Смелее, одна попытка, но никакой платы!
        На сколоченной из не ошкуренных досок сцене по сторонам от голосящего гремлина стояло два стола, на одном крутился прозрачный барабан с билетиками, а на втором лежала кучка призов. Можно было рассмотреть тяжелый лазерный карабин, Плащ из ткани-хамелеона, комплект брони космодесантника, связку амулетов... Небольшая очередь Игроков ручейком тянулась к помосту.
        Анир сунула руку в окошечко барабана, развернула доставшуюся ей бумажку и застыла, рассматривая рисунок праздничного колпака, маски и фейерверка.
        - О, очаровательной участнице достался утешительный приз! - глумился ведущий, протягивая Саймире… хлопушку. - С праздником!
        Взгляд расстроенной девушки упал на стоящую рядом небольшую палатку, которую остальные Игроки почему-то обходили стороной. На вывеске этой странной палатки красовалась носатая голова гремлина. «Может тут надо этим вонючим тварям головы отрывать?» - кровожадно подумала Саймира, решительно заходя внутрь. Забытая хлопушка автоматически переместилась из руки в сумку.
        Внутри к ее удивлению отсутствовали какие-либо снаряды для спортивных соревнований. Только стол, два стула и сидящий гремлин.
        - Проходи, Игрок. Сразись со мной в любую интеллектуальную игру, выиграй - и приз Владыки твой! Надо всего лишь выиграть! - носатый гремлин изобразил на своей отвратной физиономии радушную улыбку и взмахом руки показал на свободный стул. - Прошу!
        - Любую игру, говоришь? - Саймира довольно повела хвостом. - Когда-то дома я неплохо играла в сайкеш. Умеешь в нее играть? - девушка решительно отодвинула стул и села за стол.
        - Волей Владыки я знаю все игры разумных, и у тебя будет только одна попытка.
        - Ты проиграла! - гремлин с мерзкой ухмылкой поместил последнюю красную фишку в центральный октаэдр. - Вынужден с тобой попрощаться.
        Короткое головокружение, и Саймира оказалась на улице, а проклятой палатки нигде не было видно. Вокруг снуют толпы Игроков - видимо основная часть поединков подошла к концу, и все старались урвать призов сколько получиться из щедрот Владыки.
        В раздражении взмахнув хвостом, девушка оглянулась по сторонам в поисках одного из распорядителей. Один такой нашелся недалеко от нее и она решительно зашагала к нему.
        - Я могу покинуть Ярмарку? - пытаться что-то выиграть, соревнуясь с Игроками двадцатых уровней, было пустой тратой сил и нервов.
        - Конечно, но куда ты хочешь попасть? Сейчас будет бой на Стене, который приготовил для новичков Совет Старших. Тебе надо решить - отправишься ли ты туда или вернешься в Город Двойной Спирали?
        - Переноси на Стену, - после короткого размышления решилась девушка. - Может быть, я хоть там что-то выиграю.
        Последние слова она произносила уже в другом месте, гремлин не стал ее дослушивать и перенес в скопление Игроков.
        Глава 11. Гонки с мертвецом
        Холодно… Это первое, что я почувствовал, придя в себя. А через мгновение меня подхватил и закружил бурный поток ощущений: боль, недоумение, страх, что-то еще, неуловимое, добавляющее энтропии в мою личностную вселенную… Но самым ярким оставался холод: тяжелый, давящий, обволакивающий и пробирающий до костей. Он, приглушил все остальные чувства, не давая сосредоточиться ни на чем, кроме него. Мне было жутко холодно, а еще, кажется, шел дождь.
        Я чувствовал, как тяжелые холодные капли барабанят по моему телу. Попытался открыть глаза, но веки - как каменные плиты, и у меня нет сил их поднять. Злость на собственную беспомощность, как огонек, вспыхивает в душе, прибавляя сил: «Ну, уж нет, я не буду узником в собственном теле!»
        Я пытаюсь рвануться и встать, но все, на что меня хватает, это, преодолевая слабость, перевалиться с живота на спину. Теперь надо оттереть лицо от грязи. Руки плохо слушаются, но мне удается что-то смахнуть, а оставшееся - просто размазать. Ну вот, теперь можно попробовать приоткрыть глаза. Вокруг мерзкая серость. Небо затянуто хмурыми тучами, из которых неторопливо и монотонно сыплются капли дождя. Холодные дождинки молотят по мне и земле, и, собираясь в ледяные ручейки, стекают по моему телу. Где-то на задворках мелькает мысль: «Почему я так явно чувствую эти струйки?»
        Мне нужно встать, если пролежу так долго, просто окоченею. Снова усилие над собой. Тело слабо и непослушно, руки и ноги, словно куски вареного теста, почти не слушаются меня, вызывая все новые и новые приступы злости.
        Злость - это хорошо, злость заставляет меня пытаться встать снова и снова, до прокушенных губ и солоноватого вкуса крови во рту. На чистой злости и упрямстве мне удается встать сначала на четвереньки, потом попытаться подняться, упасть и снова проделать весь путь, чтобы снова упасть. Эта битва с собственной слабостью была долгой. Наконец я сумел все-таки выпрямиться и устоять на подгибающихся ногах, оглядываясь по сторонам…
        Крохотный островок посреди болота с растущим вокруг него невысоким камышом. В шагах пяти от меня, по центру свободного пятачка, виднеется большой серый валун с плохо различимой надписью. Свинцовое небо плачет дождем, тишина вокруг, только шелестит камыш. Достаточно светло, значит не ночь; но утро, день или вечер - не понятно. В голове полная каша из обрывков воспоминаний: люди, события, миры… Все измельчено на сотни кусочков, и эти кусочки перемешались и перепутались. Голова шумит, проклятый дождь все идет, а я абсолютно голый, весь измазанный в грязи, стою посреди болота и пытаюсь понять, что происходит, вспомнить, как я здесь оказался. И ГДЕ ЭТО ЗДЕСЬ?
        Хаос, да что со мной?.. «Хаос» - именно это слово, как рыболовный крючок, тянет за собой из глубин памяти яркие картины, обрушивающиеся на меня целым водопадом. Перед моим внутренним взором промелькнули воспоминания об Игре Хаоса, Турнире, Ярмарке Чудес, шатре красавицы гадалки и роковой карте - череп на красном фоне, что я вытянул, неведомо зачем продолжив игру. Значит, я мертв?! Осознание этого ударило подобно молнии, ноги подогнулись, и я снова оказался на земле.
        Я МЕРТВ!!!! Выходит, я теперь - живой труп? Хотя нет, мысли обыкновенные, тяги к живому мясу нет, холод чувствую. Лица своего я, конечно, не вижу, но тело вроде бы мое. Значит, я не ходячий мертвец, гомункул или какая-нибудь подобная им мерзость. Интересно, то, что вокруг меня - это мое личное посмертие или сам загробный мир такой?
        Я оторвал руки от лица и снова огляделся вокруг. В голове не укладывается, что это место - моя последняя остановка. Камыши, качающиеся на ветру, серое небо, грязь под ногами… И что же, мне теперь болтаться в этом болоте всю оставшуюся вечность или пока нить моей души вновь не будет вплетена в полотно новой жизни?
        Одна эта мысль ударила так же сильно, как и осознание того, что я мертв. Болото, холод, вечный дождь и грязь… Боги, чем я заслужил подобное?! Я, конечно, не ожидал райских лесов, обнаженных дев и скачущих единорогов, но… Впрочем, учитывая скольких я убил, удивительно что я еще в темные миры не провалился! Видимо, все хорошее, что совершил, не перевесило на весах богов мои грехи.
        Хотя, Черные пески, где теперь идет дождь и сверкает на небе синева - разве этого мало? Юмари, которые смогут жить, а не существовать? Рабы, которых я покупал и дарил им жизнь и свободу? Правда, смертей на мне тоже очень много: в свою бытность наемником мне приходилось подавлять мятежи, сражаться, штурмовать города и праздновать в них победу… Видно, это вечное болото - плата мне за все хорошее и плохое, что я совершил. Теперь у меня будет много времени, чтобы тщательно вспомнить и оценить все содеянное.
        Впереди вечность этой пустоты.
        Но я все еще не мог в это поверить, потому пока и не начал рвать на себе волосы и предаваться бесплодным сожалениям. На камне мне привиделись какие-то письмена, может быть, они хоть что-то объяснят?
        Встать снова оказалось значительно проще, силы ко мне постепенно возвращались, к тому же я удачно шлепнулся: не плашмя, а просто сел на голую задницу. Подойдя к валуну вплотную, я с удивлением наблюдал, как надпись на моих глазах меняется, и на камне появляются до боли знакомые буквы языка Игроков. Да провалиться мне в бездну! Я что, и после смерти не могу отдохнуть от этой проклятой Игры?! Разозлившись, я, тем не менее, вчитался в строки, бегущие по камню:
        Сначала ОН бредёт,
        потом уже идет,
        а следом побежит,
        и дальше закричит.
        Когда ОН запоет -
        любой с ума сойдет.
        Тот, кто не хочет как ОН стать,
        дорогу должен отыскать.
        Путь умный может быть найдет,
        дурак -- навечно пропадет.
        Глупый стишок, выбитый на камне, не добавил внятности и понимания происходящего. Я озадачено почесал в затылке и перечитал его снова, но опять ничего не понял. По-дурацки я, видимо, жил, вот и посмертие у меня дурацкое. Как-то я ожидал совсем иного. Не уверен, что смогу внятно сформулировать, но точно не такого… Ну или боги решили напоследок так надо мной подшутить: разнообразить мое загробное существование, устроив мне веселый забег не понятно от кого, не понятно куда, лишь бы я тут от скуки не захирел. Только какому же богу я оттоптал любимый мозоль? Могу вспомнить только Пожирателя, но этот бы точно не стал селить меня в болото.
        - Эй, вы там, слышите меня?! Хотелось бы знать, за что меня так? - проорал я в серые небеса, совсем не ожидая ответа. Поэтому, когда за моей спиной раздалась сухое покашливание, я резко развернулся в прыжке. Не собираюсь подставлять спину тому, кто так неожиданно собирается пообщаться со мной!
        Я ожидал увидеть кого угодно: собирателя душ в черном балахоне и с косой в руке, лестницу, ведущую на небеса или в нижние миры, ну, на худой конец, того, о ком прочитал стишок, но только не висящую в воздухе уродливую рожу распорядителя Арены. Глумливая харя уставилась на меня, растянув губы в ехидной усмешке.
        - Мне что, и после смерти от твоего рыла не отделаться? - не удержавшись, я высказал наболевшее, а в мозгах засела упоительная мысль, что уж теперь-то я могу врезать по этой роже, и ничего-то мне уже не будет. Я больше НЕ ИГРОК. Сейчас мне уже точно терять нечего. Может, светлые боги сделали мне подарок за парочку хороших дел? Ведь если я смогу бить по этой зеленой харе все отведенное мне здесь время, то перспективы сидеть в этом болоте выглядят уже не столь плачевно. Я уже прикидывал, куда мне ударить в первую очередь - свернуть в бок длинный покрытый бородавками нос или украсить синяком глаз - когда этот уродец заговорил.
        - Долго же ты с силами собирался, чтобы прочитать условия испытания.
        - Какого еще испытания? Разве со смертью Игра Хаоса для меня не закончилась? Неужели после Турнира у Смеющегося Господина осталось так мало игрушек, что он не может оставить меня в покое?
        Лицо гремлина скорчилось в презабавной гримасе, а моя эмпатия сообщила, что меня считают идиотом, но он все-таки счел нужным ответить:
        - Ты не мертв. По воле Хозяина Игры смерть была заменена на испытание, и пока твоя жизнь все еще с тобой. И только от тебя зависит, сумеешь ли ты ее сохранить или нет.
        - И с чего это мне такая милость? - довольно-таки по-хамски, но быстро осознать то, что я еще жив и все еще Игрок, не получилось. Слова гремлина стали не меньшим потрясением, чем недавнее осознание смерти. К тому же, не верю я в доброту Хозяина Игры! И мысль о расплате просто вымораживала мысли так, как не под силу это было сделать ледяному дождю. Не будь мое тело таким мокрым и закоченевшим, обязательно б покрылось потом от ужаса.
        И все же где-то глубоко теплой искоркой проскочила мысль, что я не проведу вечность в этом болоте, я жив и еще могу побороться за то, чтобы вернуться к Саймире и друзьям, согреться и, наконец, натянуть на задницу штаны. Не совсем уверен в правильности порядка своих желаний, но выполнимы ли они, зависит только от меня, - это я уже понял. Значит надо внимательно слушать зеленого урода, может, он скажет что-то важное, а помечтать, как я сворачиваю ему нос набок, можно будет и потом, с бокалом в руке, сидя в кресле у горящего камина.
        Голова же самозабвенно вещала:
        - По воле Судьбы тебе предстоит Испытание, и я здесь для того, чтобы объяснить, в чем его суть, такова воля Господина. Это место, - голова кивнула в сторону болота, - что-то вроде Арены, только созданной магией карт Желаний. Она состоит из сотни небольших островков, расположенных по кругу и соединенных между собой порталами, перебрасывающими на соседние острова. Ты должен, путешествуя по ним, найти путь в центр круга. На центральном острове расположен единственный портал, выводящий с этой Арены. Сумеешь его найти - выберешься отсюда, получив в качестве награды жизнь и все карты, что сумел выиграть.
        Гремлин окинул меня скептическим взглядом, поджал губы и продолжил:
        - Время Испытания ограниченно: с каждым часом умертвие, ну или Мертвец, которое будет преследовать тебя, станет двигаться все быстрее и быстрее, о чем начертано на Камне Испытания.
        Башка важно качнулась в сторону серого валуна, торчащего из земли. Потом высокомерно надулась:
        - И напоследок: не пытайся убить своего преследователя или спрятаться от него, он неуязвим и найдет тебя везде, где бы ты ни спрятался. Да, и еще - расстояние между островами можно преодолеть только через порталы, в трясину не суйся, - гремлин скосил глаза вправо.
        Я невольно проследил за его взглядом, и в следующий миг поверхность болота словно вскипела сотнями извивающихся маслянисто-черных пиявок.
        - Они сожрут тебя быстрее, чем ты сможешь выругаться. Ищи путь на центральный остров - это единственный способ пройти испытание и сохранить себе жизнь. А это тебе - рядом со мной возникла пара кожаных ботинок и стопка одежды сверху. - Владыка милостив к тебе, Игрок, хотя, на мой взгляд, ты ничем не заслужил ЕГО помощи. Не разочаруй ЕГО - уж за ЕГО разочарование тебе расплатиться целой вечности не хватит!
        Меня пробрало ледяной волной мурашек. Ну, про разочарование Господина я отлично понял, да и умирать по-глупому не хочется, поэтому я промолчал, торопливо натягивая одежду. Не важно, что весь в грязи, сейчас это не главное, тратить время и оставшееся тепло тела, что отмыться в сомнительных водах болота глупо. Высохнет - сама отвалится. Холод и дождь брали свое: зубы уже давно выбивали мелодию аршатских барабанов. Еще немного так померзнуть - и я околею от холода раньше, чем до меня доберется умертвие.
        Гремлин начал неторопливо исчезать, видимо сказав все, что я был должен услышать, но я не удержался и выкрикнул вопрос, который занозой сидел в мозгах:
        - Это ты вмешался в выбор противника и арены и подсунул мне максимально сложного врага?
        На миг физиономия гремлина вновь стала четкой и хорошо видимой. Он внимательно осмотрел меня, прежде чем ответить.
        - Слуга не может решать участь тех, кто отмечен милостью его Господина. - После чего он сразу же исчез.
        Ну вот, стоило ли привлекать к себе внимание Хозяина Игры?
        Хотя… Поединок на Турнире я смог выиграть и сам, а заменить Смерть на Испытание мне самому бы точно не удалось, хотя бы потому, что меня никто и не спрашивал. Что ж, не стоит быть не благодарным, слава Хаосу, что мне не только сохранили жизнь, но дали одежду и поделились важной информацией, а это ох как не мало. Что-то подсказывает мне, что одежда и харя, объяснившая мне окружающие реалии в стандартный набор приключенца этого места не входит.
        Одежда была удобной и теплой. Внешнее покрытие напоминало кожу, гибкую и мягкую, а изнутри она была выстлана шелковистым, очень приятным на ощупь, ворсом. Комбинезон плотно облегал тело, и я сразу почувствовал согревающее тепло, стоило только его натянуть. Ботинки тоже подошли. Легкие, удобные и не ощутимые на ноге. Рифленая подошва не позволяла ноге скользить по грязи, в чем я очень быстро убедился. Еще поборемся. Жаль, что мертвеца убить невозможно: в принципе, одиночных оживших трупов не стоит бояться слишком сильно. Во времена своего наемничества я сталкивался с ними не раз. Если преодолеть естественный страх перед ними, они не столь уж и опасны: медлительны, как правило, не вооружены, разум отсутствует, осталось только желание ЖРАТЬ.
        Я бы такого устранил на раз: сделать захват с броском, да и забросить ходячий труп в то же болото к пиявкам, уверен - они не побрезгуют и малость протухшим мясом. Но раз было сказано - неуязвим, то спорить с вестником моего бога не буду, ему виднее.
        Быстро одевшись, я решил наскоро проверить, что мне доступно, прежде чем искать путь отсюда. Компас, Книга, Активатор, мой арбалет ожидаемо оказались недоступны, сумки рядом тоже не было - ну да с ними это все Испытание утратило бы смысл. Зато был приятный сюрприз - неожиданно откликнулась Тайвари, правда, после недолгой задержки, в течение которой я уже мысленно попрощался и с ней, решив, что ее как-то сумели или заблокировать или отобрать.
        «Связь с оператором восстановлена».
        «Здравствуй, родная».
        Обрадовавшись, я даже не сразу смог подобрать для нее слова, вновь привыкая к мысли, что она со мной. Этот пронзительно звенящий, но не раз спасавший мне жизнь голос уже давно стал мне не просто спутником, но и другом, и даже частью меня самого. Я неожиданно осознал, что ее утрата была бы сродни потери кусочка моей души.
        «Тай, у нас тут намечается неожиданный забег с очень заманчивым призом в виде моей жизни, так что твоя помощь будет очень кстати».
        Ответ не заставил себя ждать:
        «Я предназначена для помощи в управлении крупными городами, я могу произвести расчеты необходимой плотности населения на среднюю площадь города с учетом всей необходимой инфраструктуры, в моей памяти хранятся все знания и опыт предыдущих владельцев, я могу построить даже волновой генератор для звездных кораблей. А с тобой….»
        Началось. Все-таки не стоит забывать, что Тайвари не живая, а просто слившийся с моим телом механизм.
        «Тайвари, если нас съедят, все эти непонятные знания вместе с чертежами останутся в желудке монстра. Не знаю, сможешь ли ты сменить владельца в этом случае и будешь ли ему рассказывать про волновые генераторы, но если тебе это удастся, я просто уверен, в нем ты найдёшь очень внимательно слушателя, и он никогда не будет перебивать тебя».
        Как же было здорово подтрунивать над Тай, одновременно осматривая островок в попытках найти этот гребаный портал. Но проклятый клочок земли был пуст. Следовало поторапливаться, в окрестностях моей кочки просматривалась цепочка таких же островков, и на самом дальнем я заметил движение.
        Вокруг грязь, камыши да камень. И больше ничего. Камень…?? В каком-то озарении я метнулся к нему, и увидел, что дурацкий стишок исчез, а на его месте выдавлен отпечаток ладони. Стоило вложить свою ладонь в выемку, как рядом выплеснулось голубоватое сияние портала размером с обычную небольшую дверь. Раздумывать не о чем, я делаю шаг и оказываюсь на другом острове. Рядом через болотную воду виднеется мой островок, его легко узнать по серому камню в центре. Я почти уверен в том, что это мой островок.
        На новом месте меня встречают сразу три портала, чуть подумав, выбираю тот, что справа и оказываюсь на новом куске земли, здесь светятся два окна. Слабо понимая, что делать, для разнообразия выбираю то, что слева и снова оказываюсь в новом месте, мало отличимом от предыдущих. Тай молчит, видимо тоже плохо понимает, что делать, или у нее пока мало информации, значит, продолжим метаться по островкам.
        Пять часов спустя…
        Звук колокола вновь разносится над болотом, отмеряя еще один прошедший час. Я даже вижу этот колокол, висящий на невысоком столбе, в центре соседнего со мной островка. Так, время, отпущенное самому себе для отдыха, вышло. Небольшой перерыв был просто необходим, чтобы немного посидеть, отдышаться и банально вытянуть гудящие от непрерывного бега ноги, но теперь мне снова пора в путь. Мертвяк и так уже подобрался слишком близко.
        Прыгая по островкам, я понял, что всегда вижу оставленный остров с нового, и теперь мимоходом отмечал, с какой стороны остался остров, с которого только что ушел. Не знаю, зачем я это делал, но так хоть что-то определенное чувствовалось. Я бросил мельком взгляд туда, где неотвратимо двигалась неопрятная фигура в лохмотьях. Умертвие было от меня уже на расстоянии только трех островков и сейчас весьма шустро двигалось к порталу. Этот гад неотрывно следовал за мной, не теряя след и не задерживаясь ни на минуту для выбора пути. Словно к моей куртке был привязан веревкой кусок хорошо протухшего мяса, и эта веревка с каждым часом становилась все короче и короче.
        Тайвари неотрывно вела наблюдение за преследователем, и, уловив мой интерес к нему, озвучила собственные наблюдения: «Объект под названием Мертвец снова стал двигаться быстрее. Учитывая моторику и скорость его передвижения, подвижность увеличилась приблизительно на те же пятнадцать процентов, что и в прошлый раз».
        «Понятно. Что посоветуешь?» - решил поддержать я беседу, пока выбирал между двумя порталами, ведущими с этого острова.
        «Выбери правый, эту цепочку порталов мы еще не обследовали».
        После небольшой паузы Тай продолжила:
        «Примерно через три часа преследователь достигнет скорости, превышающей твои способности, а, учитывая физическую усталость, отсутствие еды, воды и возможности для отдыха, я бы сократила это время еще на час. Могу так же предположить наличие звуковых или ментальных атак у этого существа, принимая в расчет слова, прочитанные тобой на камне. По моим расчетам, Мертвец близок или уже достиг той стадии, которую обозначили бегом».
        - Черное пламя Хаоса! - выругался я. - Еще и этой радости мне не хватало.
        Быстрым шагом я пересек островок, направляясь к тому порталу, в котором я еще не был. Если б не Тайвари, я бы уже давно запутался, в каких я побывал, а в каких нет. У меня не было ни времени, ни возможности как-то их помечать. Грязь хлюпает под ногами, с неба сыплет противный мелкий дождь, за мной шустро шлепает умертвие. Нас разделяет уже всего один остров. Изумительная прогулка, а я все еще на что-то надеюсь.
        «Куда теперь?»
        «Левый портал», - тут же дает ответ Тайвари.
        И я торопливо иду туда.
        Еще спустя час…
        Я, прикрыв глаза, просматривал пред внутренним взором карту островов, усыпанных красными точками - так Тайвари отмечала порталы, которые мы посетили. И здесь не было ни одного зеленого огонька.
        «Ты уверена?» - осипшим от волнения голосом я спросил у нее, сам без труда угадывая ответ.
        «Подтверждаю, мы посетили все доступные для прохода порталы, и не один из них не ведёт на центральный остров».
        Как так? Я не понимаю… Что тут еще нужно делать? Я был растерян и зол. Все зря. Все, что мне оставалось, это наплевать на предостережение гремлина и попытать счастья в прямой схватке. Ходячий труп не внушал мне особых опасений. Пока еще есть силы, можно попытаться скинуть его в болото, тем более, что другого пути я не вижу. Я уже начал прикидывать, что я должен сделать, что бы победить Мертвеца, внимательно разглядывая его, шустро ковылявшего по соседнему островку, когда Тайвари подала голос:
        «Мы что-то упустили, в подсказке на камне было сказано: «путь умный может быть найдет». Прямой бой не вариант - в этом точно нет ума, да и это явно не то, чего ждет от нас создатель этого места. Мне нужно подумать и проанализировать всю накопленную информацию, а ты пока побегай, выдерживая дистанцию».
        После чего связь с ней пропала.
        Плюнув с досады, повернулся к ближайшему порталу и побежал, хотя ноги уже гудели, а усталость давала о себе знать.
        Когда Тайвари появилась вновь, я успел уже проскочить с десяток островов.
        «Я сумела понять, что нужно делать. Нам нужен остров с камнем, самый первый».
        «Зачем?» - отвлекшись на разговор, я поскользнулся и с размаху рухнул в грязь. Все, что мне оставалось, это торопливо подниматься на ноги и одновременно выплевывать грязь, попавшую в рот. Благо на мысленный разговор с Тай, это не влияло.
        «Это единственное место, в котором есть только один портал».
        «И что? Чем это нам поможет?»
        «На всех других островах их несколько, два или три, и только в этом месте портал один, что противоречит логике создания этого места».
        «А разве она есть?»
        «Да, хотя и весьма странная. Здесь налево».
        Повинуясь указанием своего симбионта, я безропотно поворачиваю, куда велено, и продолжаю бег. Хорошо, что мысленные разговоры не сбивают дыхание.
        «Когда мы были с тобой на том острове, ты же сама видела, что там только один портал и нет второго».
        «То, что ты его не увидел, не значит, что его там нет. Все порталы соединены друг с другом, образуя устойчивое единое энергетическое поле, предающее и распределяющее между ними энергию и материю при перемещении».
        Перед моими глазами возникает странная схема, чем-то похожая на магическую печать, где островки смотрятся хаотично разбросанными узловыми точками, из которых разбегаются лучи, соединяющие между собой порталы. Весть этот рисунок, пусть и странный, выглядел почти законченным и логичным, хотя и малопонятным. И в этой хаотично-упорядоченной структуре четко прослеживался разрыв, нарушавший странную гармонию созданной Тайвари схемы. То самое место, из которого я начал свой бег - единственный неправильный островок только с одними вратами, которые я активировал ладонью.
        Усталые ноги уже плохо слушались. От непрерывной беготни я тяжело дышал, но легким все равно не хватало воздуха. До нужного мне места было еще шестнадцать переходов. И снова я то бежал, то, временами, шел.
        «Ты хочешь сказать, что я мог покинуть это место сразу, как только началось испытание?!»
        «Да, но узнать это можно было, лишь посетив все острова и порталы. Необходимо было отследить точное расположение всех островов и зафиксировать направления куда ведут все порталы, иначе никак. Создать план этого места без нужной техники или не обладая высоко развитым интеллектом, способным запомнить, куда ведут все 256 врат, невозможно. Практически любой разумный из известных мне рас неминуемо запутается и погибнет. Он будет бегать по кругу, из одних порталов в другие, так и не сумев понять, что ни одни из видимых и доступных ему врат не позволяют покинуть это место».
        Я очередной раз бросил взгляд назад, через плечо. Мертвец двигался следом уже по тому же острову, что и я. Умертвие неслось за мной рысью и явно не собираясь сбавлять темпа. Его вид лучше любого зелья бодрости придал мне сил, заставив еще шустрее перебирать ногами.
        «Центральный», - подсказка Тайвари, я метнулся в средний портал, и, оказавшись на соседнем островке, бросился на другой его конец, где расположены порталы. Я уже давно не задумывался, куда бежать, полностью полагаясь на симбионта. Умница моя! Если бы она не была такой занудной, то из нее бы вышла почти идеальная жена. Умная, полезная, кучу всего знает и постоянно мне спасает жизнь, а самое главное - все мои приказы выполняет беспрекословно.
        «Не отвлекайся».
        Голос Тайвари, вновь вернул меня к действительности.
        «Уже почти на месте, здесь налево. И кстати, если бы я была женщиной, я бы точно за тебя замуж не вышла. Я бы выбрала умного и осторожного разумного, архитектора или конструктора, и мы бы с ним строили города или звездные корабли. Прости, но придурок, который только и занимается тем, что попадает в ситуации, из которых мне приходится его спасать, не является моим идеалом».
        «Обалдеть. Тайвари, ты перестала занудствовать и научилась шутить?»
        Неожиданно звук колокола нагнал меня на последнем переходе, когда осталось всего ничего. Я ещё не осознал, что он для меня несет. Подумал, что Мертвяк опять станет чуть быстрее, но это уже не страшно, тут мне бежать совсем немного осталось. Главное, чтобы Тай быстро нашла портал. А спустя миг мне в спину ударил Вопль. Ощущения, как после удара дубиной по голове. В глазах потемнело, ноги стали ватными, мне с трудом удалось устоять на них - мир качался и кружился вокруг, а топкая грязь пыталась вывернуться из-под ног.
        «Дезориентация оператора, акустический удар. Срочные меры по восстановлению восприятия и контроля тела», - Тай еще что-то бормочет, явно химича с моей тушкой, и постепенно я прихожу в себя. Круговерть в голове замедляется, и я на непослушных ногах бреду к светящемуся передо мной порталу, как-то лениво удивляясь, почему Мертвяк меня все еще не догнал.
        «Объект Мертвец потерял скорость, видимо истратив энергию на акустическую атаку», - решила развеять мое недоумение Тайвари. И я давлю в себе глупый смешок, представив, как мы, как два зомби, бредем вперед, едва переставляя ноги. Я тащился, как искалеченная улитка, а в голове постепенно осталась только одна мысль, вытиснившая все остальные: «Главное не упасть, главное не упасть!».
        Тай без конца что-то бормотала, озвучивая для меня свои действия, но мне было все равно: главное не упасть. Даже Тай не сможет меня поднять, если я упаду. Я уже вполне отчетливо слышал шаги преследователя у меня за спиной - он близко. Но это уже не важно, главное не упасть. Сияние портала все ближе, шаг, еще шаг, главное не упасть, я помню, Тай. Шаг, а вот и финальная точка моего пути: тот же островок с серым камнем в центре, то место, с которого все и началось. В черепе вяло трепыхается одинокая мысль:
        «Я дошел, и что теперь?»
        «Направо, все врата находятся на одинаковом расстоянии друг от друга, и эти должны быть расположены так же».
        Снова вперед, ноги по прежнему плохо меня слушаются, но я продолжаю идти к своей цели - пустому месту, туда, где ничего нет. Если Тайвари ошиблась, то мы будем с ней бродить по этому болоту, пока здесь не появится новый азартный дурак, проигравший свою судьбу в карты. И возможно, когда он сменит нас, мы отдохнем. Шаг еще шаг, звуки шагов умертвия сливаются с моими шагами, и я чувствую, как по спине скребут его когти, старясь разодрать одежду, а спустя миг я уже стою на небольшом островке, и в его центре висит железный колокол, на который я столько раз любовался, бегая по островам.
        «Получилось! Тай, умница ты моя, у нас получилось, мы живы!»
        От усталости ноги подкашиваются, и я плюхаюсь в грязь. Хаос меня побери! Я судорожно оглядываюсь назад, с ужасом ожидая увидеть мертвеца, но его нет. В этот последний портал он за мной не последовал. Я позволил себе упасть на спину и раскинуть руки. Как же замечательно просто лежать, гладя в хмурое небо и ловя дождинки ртом. Я плакал и смеялся, выплескивая напряжение и усталость, а мои слезы смешивались с каплями дождя и стекали по щекам на землю. Боги, я снова сумел выжить, как хорошо быть живым! Пусть не без помощи, но я снова выжил, моя жизнь не прервется здесь и сейчас, мы с Тай прошли это грышее испытание.
        *******
        Где-то в небесах, не здесь и не там, двое смотревших все это время на острова повернулись друг к другу.
        - Брат, ну надо же! Твоя игрушка прошла испытание, я удивлена. И твоей помощи ей, которую мы договаривались не оказывать, почти не было. Всего лишь симбионт, одежда да подсказки твоего слуги. Ведь без всего этого он бы не выжил. - За почти искренним, почти сочувствующим тоном проглядывала злая ирония.
        От этих слов мужчина прищурился и усмехнулся женщине в лицо:
        - Шаддат, ты первая нарушила наши договоренности, на которых я пустил тебя на мою Ярмарку. Моего служителя вообще не должно было быть на этом болоте! - И, увидев полыхнувшее в глазах женщины черное пламя возмущения, добавил: - Или, может, и мне немного позабавиться с твоими любимыми игрушками, например с этим отцеубийцей в императорском венце?
        Над его раскрытой ладонью с тонкими изящными пальцами возникло изображение могучего мужчины в боевом доспехе и золотом лавровом венке на челе.
        - Я думаю, его правление весьма разнообразит включение его родного мира в мою Игру. А сколько новых нитей ты тогда вплетёшь в его линию судьбы!
        - Я поняла тебя, брат, - голос женщины звучал глухо от едва контролируемого гнева и… еле заметного опасения. - Я признаю завершение испытания. Он победил честно, правила не нарушены. Да будет Хаос свидетелем моих слов!
        - Замечательно, да будет так. Слово сказано и услышано, испытание завешено.
        Владыка Игры после этих слов, сделав шаг назад, исчез, растворившись в обступившей его темноте. Шаддат исчезла спустя миг, бросив лишь короткий взгляд на Игрока, направившегося к вратам, чтобы покинуть созданный картами Желаний мир. А потом пропал и смертный, исчезнув в короткой вспышке портала.
        Глава 12. Интерлюдия 1. Тирана
        Где-то на просторах Игры, за месяц до начала Турнира…
        Ночь вступала в свои права - пурпурный шар солнца уже был готов скатиться за горизонт, давая отдых и прохладу земле. Тирана присела возле туалетного столика и сняла, наконец, маску, скрывавшую ее лицо. В собственной походной палатке она могла себе это позволить, ни один из ее изгоев, не рискнет войти сюда, без ее разрешения, а чужаков вокруг нет.
        С раздражающим ее саму опасением гелина вскинула взгляд на свое отражение - и едва сдержала внутреннюю дрожь. Рана на лице продолжала расти. Царапины, оставленные когтями мантикоры, медленно, но неотвратимо отвоевывали все новые и новые участки. Они уже слились в одну сплошную рану, изуродовавшую щеку. Еще немного, и ее лицо превратиться в уродливый кровоточащий кусок мяса.
        Достав небольшую фарфоровую коробочку, она открыла ее и, осторожно взяв спонж, пропитанный переливающейся всеми цветами радуги мазью, начала аккуратно наносить остро пахнущий состав на поврежденное место.
        Под воздействием лекарства по лицу разошлась волна прохлады, и боль утихла. К сожалению, это временная мера - через три-четыре часа эту процедуру придётся повторить, и так день за днем, лишь оттягивая неизбежное, но не неся излечения. Несмотря на все ее поиски, ничего не помогало: зелья, заклятья, магические артефакты и даже ритуал, проведенный жрецами одного малоизвестного культа, посвящённого Ламше Темному, не смогли убрать проклятие.
        Доктор от Всех Болезней оказался прав, посоветовав искать лекарство там же, где и болезнь, но Игрока, ранившего ее, ни наемникам, ни ее осведомителям пока найти не удалось. «Наверняка забился в какую-нибудь дыру, выжидая, когда я умру», - с яростной горечью подумала Тирана.
        Нужно время, а его оставалось все меньше и меньше. Жизнь медленно и неотвратимо испарялась из тела, как духи из незакрытого флакона, и пока не найден колпачок, сколько не доливай ароматной эссенции, флакон никогда не будет полон. К сожалению, в ее случае эта аналогия не совсем верна: ее «флакон» еще и разрушается, сокращая срок, отпущенный ей на решение проблемы.
        Продолжая обрабатывать рану, Тирана который раз мысленно вернулась к тому злополучному бою. Победа над Шепчущим вознесла бы ее на невиданные высоты, позволив вырваться из рядов изгоев. Она встала бы вровень с сильнейшими полководцами Игры Хаоса. Карты, дайны, власть и слава - все это стало бы ее наградой по праву победителя. Обладая всем этим, она бы без труда отдала свой долг Владыке Боли, но все рассыпалось прахом в один миг! Она прекрасно запомнила лицо того гада, что лишил ее победы.
        Холодная ненависть буквально вскипела в душе, но лицо лидера клана Отверженных осталось невозмутимым. Контроль над собственными эмоциями - это первое, чему учат юных гелин. В Обители Небесных Дев послушниц заставляли годами оттачивать самоконтроль. «Ничто, происходящее в мире, ни хорошее, ни плохое, не должно вызвать даже всплеска волн в океане ваших душ». Она так и не смогла овладеть этим искусством, зато научилась прекрасно скрывать проявление собственных эмоций.
        Глупые курицы. Тирана презрительно усмехнулась, вспомнив слова давно уже мертвых наставниц. Они были подобны глупым каменным червям, забившимся в скорлупу из собственных страхов перед силой, дарованной их виду самими богами. Они пытались забрать у нее ее главный дар и оружие: силу внушать эмоции и чувства окружающим. Усиливать их или гасить, разжигать как лесной пожар или, наоборот, делать подобными затухающей свече на сильном ветру…
        Любовь, ярость, ненависть и страх - любые чувства и эмоции под ее заботливым контролем могли вырасти стократно. Ей было достаточно одного слова, легкого намека, и семя сомнения разрасталось в душе ядовитым цветком подозрения, чтобы принести плоды в виде кровавой распри среди верных ранее соратников. И это лишь малая часть того, что она могла. И она должна была добровольно отказаться от такой силы?!
        Тирана с легкой улыбкой вспомнила себя, лишь вступившую на путь познания своего дара. Те первые робкие эксперименты и попытки манипулировать другими, отчаянный страх перед разоблачением и суровыми наставницами. И ту боль, когда ее все-таки раскрыли…
        Лишь чудом ей удалось скрыться, сбежать в ночь, спасаясь от запечатывания дара. Влюбленный в нее глупец рискнул всем и выпустил провинившуюся небесную деву на свободу. Она хорошо помнила холод той ночи, промозглый ветер, страх и отчаянье от неведения, как быть дальше… Но ноги продолжали нести ее вперед, подальше от стен Обители, пока Тирана не увидела перед собой врата, зовущие к себе и открывшие ей путь в Великую Игру.
        Здесь ее дар помог выжить в самом начале пути к Городу Двойной Спирали. Дальше он же шаг за шагом поднимал ее наверх: поклонники сменяли один другого, становясь лишь очередными ступенями на ее лестнице силы, оставляя о себе на память только карты в ее Книге. Потом неудачная попытка захвата власти в клане - она недооценила лидера и вынуждена была бежать, став сначала простым изгоем, а, со временем, и лидером клана Отверженных. Но и эта неприятность не может помешать ее движению вверх, если только…
        Легкое похрюкивание за полотном палатки отвлекло гелину от размышлений. Подхватив со столика маску и скрыв под ней лицо, позволила:
        - Входи!
        Спустя миг на пороге палатки показался Потрасюк. Изгой опасался смотреть ей в лицо и потому нерешительно замер на пороге, не смея поднять глаза. То, что последнее время Тирана была очень раздражена, знали все, и посетителю не составило труда понять, что и сейчас она не в духе. Но уверенность в том, что если он не выполнит поручение, будет еще хуже, не оставляла выбора.
        - Повелительница, - он неуверенно заговорил, боясь ее гнева.
        - Не стой на пороге и говори то, ради чего пришел, -- Тирана небрежно откинулась на спинку стула, отвернувшись от зеркала и глядя на свина в пол оборота.
        - В клане в последнее время ходят нехорошие разговоры. Вы слишком затянули с разделом трофеев, полученных с каравана Дома Летящих, да и делвмерейн не продан до сих пор. Парни так и не получили свою долю, а Турнир скоро, и всем им нужны дайны, элексиры и карты. Да и само нападение вызвало много разговоров: одно дело нападать на малые кланы или охотиться на одиночек, но воевать с великим домом… Слишком многие говорят, что было большой ошибкой связываться с Летящими. Желающих воевать с великим домом нет, и поэтому многие уверены, что пока за нами не пришли, нужно все разделить, и спрятаться на время.
        Проговорив эту фразу так, словно слова обжигали, свинорыл замер, испуганно вжав голову в плечи и ожидая вспышки ярости Тираны. Но ее не последовало.
        - О чем еще они шепчутся возле костров по ночам? - спокойным голосом спросила гелина.
        Ободренный ее словами, изгой облегчённо выдохнул и торопливо продолжил:
        - О многом. Всем страшно. Летящие и наг слишком опасные противники. Нападения вам не простят: или Шепчущий, или летуны до вас доберутся. Госпожа, многие боятся оказаться в тот момент рядом с вами. Попасть под удар никто не хочет. Слишком мало осталось в живых из тех, кто был с вами в бою с нагом.
        Тирана, прикрыв глаза, почти не прислушивалась к тому, что еще тараторил, похрюкивая от волнения, Потрасюк. Она - отличный менталист и могла чувствовать эмоции, считывать моторику тела, угадывать потаенные мысли и желания значительно глубже, чем позволяло простое звучание и смысл слов.
        Вся получаемая от свинорыла информация кричала об одном: Отверженные почувствовали ее слабость. Контроль над ними ослаб: ее красота, основной инструмент ее влияния, была утрачена, разрушена одним ударом лапы мантикоры. Теперь поводок из страсти и страха - тех эмоций, с помощью которых она управляла своим кланом, - дал слабину, и ментальные узы, что она накинула на изгоев, сильно ослабли. Еще немного - и эти падальщики выберут подходящий момент и набросятся на нее всем скопом, чтобы получить награду уже за ее голову.
        В другой ситуации можно было бы обратиться к разуму и логике Игроков: напомнить, сколько выгоды приносило их сотрудничество, пообещать богатую добычу… Но не сейчас. Те, кого, даже по более чем гибким стандартам морали Игроков заклеймили отчаянными убийцами, предателями и ворами, слишком напуганы, и чем дальше, тем менее управляемы они будут.
        Она еще размышляла, когда заметила, что Потрасюк умолк и уже некоторое время ждет ее реакции.
        - Я поняла тебя. Передай всем, что сегодня ночью я для них станцую, а потом мы разделим добычу, после чего каждый будет волен идти куда хочет. А пока пусть разжигают посильнее костры, открывают вино и жарят мясо - эта ночь станет для нас праздником.
        Свинорыл, обрадованный ее словами, уже собирался бежать пересказывать соклановцам радостную новость, когда, вспомнив о еще одном деле, снова обратился к повелительнице:
        - Госпожа, есть еще одна небольшая идея.
        - Говори.
        - Иллара, предательница из Проводников Хаоса. Для нас она уже бесполезна - все, что знала, она нам рассказала. В бою с караваном эта девка себя никак не проявила: привыкла прятаться за чужими спинами. Скоро Турнир, она легко может погибнуть, а ее бывший клан объявил хорошую награду за ее голову. Жаль, если эти дайны достанутся кому-то другому.
        Тирана на миг задумалась над его словами, после чего небрежно кивнула.
        - Действуй, но только тихо, и чтобы никто ничего не заметил.
        Потрасюк довольно хрюкнул и потер вспотевшие руки, заискивающе посмотрев на Тирану:
        - Тогда, если Госпожа не против, я бы хотел провести с новенькой немного времени напоследок…
        Глядя на похотливо блестящие глазки и зная о его садистских наклонностях, Тиране даже на миг стало жаль девчонку. Хотя, нет. Чужие боль, страдания никогда не имели для Тираны значения, а тем более сейчас, когда под угрозой ее собственная жизнь. К тому, же в вечернем ритуале женщина будет лишняя, главное, чтобы этот свин не сильно увлекся.
        - Хорошо. Только не повреди голову, потом отдашь ее мне, а мне не нужны проблемы с ее опознанием.
        - Благодарю, госпожа! Все будет тихо-тихо. У меня есть пузырек: добавить в питье - и разбудить ее не смогут даже барабаны легионов Инферно. А переместиться на соседний осколок и обратно я смогу быстро: кристаллы перезарядки еще не кончились. Я успею к началу Вашего танца!
        - Ступай, - полотнище, закрывавшее вход, еще продолжало колыхаться после ухода осведомителя, а Тирана уже начала действовать.
        Из недр сумки на стол выкладывались многочисленные пузырьки и флаконы. Одни она отставляла в сторону, другие убирала обратно, пару пузырьков, открыв, даже понюхала. На небольшую жаровню в центре палатки гелина поставила походный котелок, в который было вылито содержимое выбранных флаконов. Глядя, как в котле закипает зелье, Тирана улыбнулась - этот вечер клан Отверженных запомнит навсегда.
        *******
        Танец - это полет души, а не только движения тела. Отточенная техника, музыка, вспыхивающее в ночи пламя - все это лишь элементы, дополнявшие ее творение. Главное - это те эмоции, что она вкладывала в него. Прыжок над пламенем, взмах руки, и послушный ее воле костер изменил свой цвет. Ярко-алые лепестки огня стали светло-зелеными, а ее тело продолжило рассказывать историю любви и страсти.
        Обучению танцам в Обители начинали с трех лет, отводя ему не меньше трети от всего времени обучения, признавая танец важнейшим элементом в образовании небесных дев. С этим Тирана даже не собиралась спорить. То, чему ее обучили в Обители, падшая гелина уже долгие годы использовала как основу контроля сознания, поддерживая с его помощью огонь страсти в своих подчиненных и, в то же время, оставаясь недостижимой.
        В данный момент древнее искусство народа гелин служило ее целям, захватив все внимание зрителей. История великой любви Лайнури, небесной девы, сошедшей с небес и оставившей все ради Нурсира, одного из темных принцев глубин, полностью завладела изгоями.
        Сейчас Тирана была в одном лице и театром, и актерами, и декорациями. Ее техника была безупречна, движения ясны и отчётливы, эмоции и чувства, вложенные в танец, поглощали и тянули за собой, заставляя соратников неотрывно смотреть на нее, позабыв о бренном мире.
        Только она, только ночь и этот костер, и десятки возбужденных Игроков, забывших сейчас обо всем. Пламя вспыхивало все ярче, ее движения становились все стремительней и яростней. История подходила к финалу. Последний прыжок над пламенем, вновь изменившим свой цвет, теперь на фиолетово-черный, и она неподвижно замерла, переводя дыхание и глядя на замерших вокруг нее бойцов, по-прежнему не сводивших с нее глаз.
        Шагнув чуть ближе к одному из них, гелина заглянула ему в глаза, а потом небрежно толкнула кончиком пальца. Его тело мешком упало на землю. Спит. Как и все сидящие здесь. Тирана еще раз окинула их всех взглядом, прощаясь с ними. Закрывая эту главу своей книги жизни навсегда. Они через многое прошли вместе: погони, скитания, совместные бои, еда из одного котелка и ожидание в засаде, а потом бесконечное бегство от охотников по осколкам. Все это было, но теперь прошло. Спите бойцы, убаюканные ядом, всыпанным в огонь костра, теперь ваш сон ничто не потревожит, а ваша смерть будет легка.
        Увы, Потрасюк так и не принес ей голову, и она не видела его в кругу неподвижных фигур, сидевших возле огня. Свинорыл не пришел на последний танец. Интересно, просто увлекся новенькой или что-то заподозрил? Этот скользкий тип успел ее неплохо изучить и мог что-то почувствовать. Его придется искать потом, впрочем, как и всех тех, кто был с поручениями на других осколках, а сейчас ей нужен отдых и сон. Танец дался нелегко, заставив выложиться слишком сильно.
        Гелина с трудом добрела до палатки и рухнула на свое ложе. Последним усилием сломала печати на свитке контроля, выставляя невидимых стражей, и только после этого позволила себе соскользнуть в сон. Тирана знала: ее сон будет прекрасен - в нем она почувствует блаженство, даруемое Господином за совершенное убийство. А пробуждение подарит новую радость: ведь ничего не может быть сладостнее, чем сбор законных трофеев с тел поверженных, теперь уже врагов.
        *******
        Тирана устало присела на поваленный ствол, чуть в стороне от места бывшей базы изгоев и смахнула капельку пота со лба - утро с его кровавыми хлопотами было позади. Разобрать трофеи, уничтожить тела, убрать следы лагеря… Давненько ей не приходилось столько работать, как правило все эти бытовые мелочи за нее делали другие, но теперь все они мертвы.
        Гелина с легкой печалью взглянула на охлаждающий контейнер, где покоились головы ее товарищей. Каждая из них высоко оценена в Двойной Спирали, и, даже разделив награду с Инеем, она получит немалую сумму. Жаль, что Потрасюк так и не вернулся в лагерь. В будущем это может создать большие проблемы: все-таки свинорыл за много циклов смог узнать о ней немало, но на него сейчас просто нет времени. Все ее время потребуется ей самой, что бы изменить предначертанное, и сделать так чтобы ЕЕ будущее у нее БЫЛО.
        Тирана открыла книгу в разделе золотых карт - сегодня он неплохо увеличился, - но новинки, пополнившие колоду, сейчас ее не слишком интересовали. Гелине нужно было совсем иное.
        Пара перевернутых страниц, и она нашла то, что искала: золотая уникальная карта ДОМ НА БОЛОТЕ. Ее последняя надежда получить если не помощь, то хотя бы совет, что делать с проклятой раной. Откат по этой карте - большой цикл, истек только сегодня, и ей наконец-то можно воспользоваться снова.
        Картинка карты ожила, и окна крохотной деревянной избушки, стоящей посреди затянутого бледно-зеленым туманом болота, загорелись тусклым светом. Значит сейчас Лигия на месте, а не бродит по болотам в поисках целебных трав или случайных путников. Это хорошо: ждать ее не придётся.
        Под картинкой карты располагалась надпись-пояснение, заученная Тираной до последней буквы. «Тысячи лет назад Великая ведьма Лигия решением богов была навеки приговорена за свои грехи к жизни в Торунских топях, бессмертие же стало для нее даром за благие деяния, ибо этого требовала Справедливость. Немногие рискуют потревожить одиночество наказанной, и еще меньше тех, кто сумел вернуться назад».
        Весьма полезное предупреждение. Тирана с внутренней дрожью вспомнила, как сама чуть не погибла, отправившись к старой ведьме, и лишь чудо помогло ей выжить тогда.
        Пора. Быстро поднявшись на ноги, она убрала остатки вещей в сумку, после чего окинула прощальным взглядом место, бывшее лагерем уже практически не существующего клана Отверженных. Небольшие шатры сгорели, трофеи собраны, трупы соклановцев распались под действием кислоты - ничего не забыто и все убрано. Не заметив ничего, что могло бы рассказать о том, что здесь произошло, гелина активировала карту.
        В золотистом сиянии перед ней открылся портал, куда она, скрепя сердце, и шагнула. Чтобы через миг оказаться возле кромки леса, в паре шагов от деревянной гати, ведущей к сердцу болота. Вдали, хотя, казалось, меньше чем в полусотне шагов, в центре небольшого островка, виднелся домик ведьмы, но на этом проклятом болоте нельзя было верить глазам - расстояния здесь обманчивы.
        Гелина сделала шаг вперед, чувствуя, как нога начинает скользить по мокрым брёвнам. Лишь природная грация и многие циклы занятий танцами помогли ей не упасть. Стараясь сохранять максимальную концентрацию, она плавно заскользила к цели, словно бы не касаясь поверхности гати.
        На то, чтобы добраться до избушки Лигии, Тиране понадобился почти час, и дошла они лишь потому, что хозяйка захотела ее увидеть. К сожалению, летать здесь было нельзя - хозяйка не привечала тех, кто пытался попасть к ней, не приложив должных усилий. Незваные же гости до дома Болотной ведьмы вовсе не доходили: деревянная гать под их ногами могла неожиданно расступиться или просто пропасть, отправляя путника в ненасытное болото, или его сожрали бы обитатели трясины, полностью подвластные воле местной хозяйки. Как много было тех, кто тысячелетиями приходил сюда, оставив на память о себе лишь кости, гниющие на дне топи, не знает никто.
        Тирана осторожно постучала костяшками пальцев в заросшую мхом слегка покосившуюся деревянную дверь, дождалась позволения войти, с усилием открыла дверь, и смиренно шагнула в дом.
        Одного быстрого взгляда ей хватило, чтобы понять - внутреннее убранство с прошлого визита никак не изменилось: все те же пучки трав, подвешенные под потолком, соседствовали со связками сушеной рыбы и засохшими летучими мышами. Большой котел кипел на открытом очаге, наполняя комнатушку паром со странным запахом. Тирана не стала бы и пытаться угадать, что в нем кипит: очередное ведьмино зелье или съедобная похлебка.
        Лигия сидела чуть в стороне от очага возле небольшого столика и держала на коленях древнюю, толстую книгу в деревянной обложке. Гелина, подойдя ближе, вежливо поклонилась ей, после чего выложила на столик несколько прозрачных кубов с застывшими в них фигурками. И только после этого рискнула поднять взгляд на хозяйку болотного жилища.
        Маленькая крохотная старушка непонятной расы с почти лысой головой и кожей, похожей на кору дерева, жадно подхватила со стола угощение, предвкушающее улыбнулась почти беззубым ртом, покрутила, рассматривая, и переставила кубики на полку. Тирана расслабилась, ее подношение принято, значит с ней будут говорить.
        - Не забыла, что я люблю, это хорошо. Зачем пришла?
        Девушка без слов сняла маску, демонстрируя рану. Ведьма плавно выскользнула из глубокого кресла, подошла почти вплотную и надолго застыла, внимательно рассматривая открывшееся зрелище. Вдоволь насмотревшись и сделав какие-то выводы, достала из большого, украшенного резьбой сундука, стоящего в дальнем углу избушки, глиняный кувшин. Потом аккуратно налила его содержимое в простую деревянную миску и протянула гостье:
        - Умой этим лицо, и постарайся, чтобы вода после умывания стекла обратно в миску, чем больше будет воды, тем больше я увижу.
        Тирана тщательно умыла над тарелкой лицо, стараясь, чтобы вода не разливалась по столу, и молча стала ждать продолжения. Но вместо объяснений небрежный взмах руки хозяйки отправил гелину на ближайший стул - ждать.
        Тирана, беспрекословно подчинилась, отрешенно наблюдая за тем, что делает старая ведьма. Сейчас решалась ее судьба - жить ей или умереть, отправившись к Владыке Боли. Она хотела жить, страстно желала этого, смерть не входила в ее ближайшие планы, а уж посмертие, ожидавшее ее душу в Доме Боли, пугало до черных мушек в глазах. За неполные триста лет в Игре она привыкла думать, что почти бессмертна, да, ее не раз пытались убить, но она всегда оказывалась или сильнее, или хитрее своих врагов. Но теперь ей не оставили выбора… Там, где другие найдут покой, она получит невыносимые муки до тех пор, пока душа ее не распадется и не отдаст искру Создателя Владыке Пустых Зеркал.
        Такое будущее страшило гелину столь сильно, что она была готова бороться до последней капли сил за каждый день бытия. Да что там день! Даже миг был бесконечно важен, если он хоть немного отделял ее от встречи с Повелителем Боли! И сейчас ее судьба в сухоньких ручках древней ведьмы, что была старше иных богов.
        Руки старой карги то порхали над миской, то доставали из недр сундука все новые и новые ингредиенты и вещи. В воду падали, тут же растворяясь в ней, сухие листики, ветки, порошки и засушенные кусочки тел животных и не только. Лигия при этом неотрывно вглядывалась в воду, высматривая там что-то доступное только ей. Наконец она вылила воду из миски в огонь, горевший в очаге, от чего тот ярко вспыхнул и затрещал, и тяжело опустилась в свое кресло.
        Сложив руки на груди, она задумчиво посмотрела на Тирану, после чего негромко произнесла:
        - Я не смогу ЭТО вылечить.
        От этих слов из гелины словно вынули стержень, на котором она держалась. Ей стало душно, комната вдруг закружилась, а потом она провалилась куда-то в темноту.
        Очнулась от запаха чего-то острого и не сразу смогла понять, где она, но, увидев Лигию, сидящую на своем месте возле стола, сразу все вспомнила. Ведьма укоризненно покачала головой:
        - Ну, а что ты хотела? Оружие богов - это считай их воля, только имеющая материальную оболочку. И не нам, смертным, оспаривать желания тех, кто зажигает звезды и дарует жизнь целым мирам. Повезло тебе, что тот, кто нанес рану, просто не знает, как этим оружием пользоваться. Видно, только недавно его получил, иначе бы ты уже давно была мертва. Ему ведь просто надо было пожелать, чтобы действие яда ускорилось. И все. Ты бы была мертва через минуту, даже не успев ничего понять. Или же он просто не знает про яд вообще.
        - И что мне делать? - несмотря на отчаянье, Тирана готова была цепляться за любую ниточку надежды.
        - Где смерть, там и спасение, - ведьма почти процитировала слова врача из Двойной Спирали. - Ищи того, кто нанес тебе рану. Только он ее в силах исцелить.
        - Если бы это было так просто! - горькая ярость охватывала Тирану, ей уже начало казаться, что проклятый торговец специально затягивает эту муку, играясь с ней, как кошка играется с трепыхающейся жертвой, понимая, что той не убежать и не спастись. - Он скрывается. Мы не смогли его найти, и у меня уже нет времени разыскивать его в Двойной Спирали или поджидать возле Арены после Турнира.
        - А что бы ты делала, если бы нашла? - Лигия со спокойным интересом следила за впадающей в панику Тираной.
        - О! Он бы прошел у меня дорогой тысячи мук! - даже мысль о возможной мести вызвала у гелины кровожадную ухмылку. На миг Тирана представила, на какую боль она обрекла бы гада, за все перенесенные ей страдания и понесенные траты.
        - Оружие богов действует лишь в руках того, кому оно было доверено. В твоих оно станет лишь простой игрушкой, - слова Лидии не сразу дошли до Тираны.
        - Как это? Ведь Доктор от Всех Болезней мне сам сказал: «Там, где болезнь, там и лекарство». А если я принесу ему оружие, причинившее рану, то он, возможно, сможет мне помочь.
        - А кто он есть, этот твой доктор? - Лигия даже насмешливо фыркнула. - Бывший светляк, который мнит себя нейтральным полубогом. Возомнил о себе невесть что, но сказал он тебе все верно. Да только, такие как мы, девочка, даже бывшим светлым не по нраву. Помощи от него тебе лучше не ждать. Вроде и правду сказал, да только так ее перекрутил, что и пользы тебе от нее нет. Нашла бы ты своего обидчика, да убила бы его, чтобы отобрать оружие богов, и только тогда поняла, что действовать оно в твоих руках не будет. Лекарство там, где и болезнь, но не в вещах, а в руках того, кто тебя ранил. Он нанес тебе рану, и лишь он способен тебя исцелить. Никто другой тебе не поможет.
        - Но как? - Тирана растеряно сидела, оглушенная обрушившимися на нее новостями. - Что же тогда делать мне?
        - А вот тут думать надо. Ты пока ложись спать, - ведьма махнула рукой в сторону лавки, - а я подумаю, что можно сделать. И, может быть, у тебя есть какая-нибудь вещь, связанная с тем, кто тебя ранил?
        Чуть подумав, Тирана достала из сумки небольшую иглу, покрытую засохшими бурыми потеками.
        - Это одна из игл моего помощника - на ней кровь этого гада.
        - Отлично! - ведьма довольно всплеснула руками. - Это даже лучше, чем я ожидала. А теперь ложись, отдохни.
        Заснула Тирана почти мгновенно, едва коснулась головой Сумки, брошенной в изголовье широкой лавки, предоставленной ей для отдыха. Утром Лигия усадила Тирану перед собой за стол и неторопливо начала объяснять:
        - Задача твоя, девонька, не простая, но чем смогу помогу. Пока ты спала, рану твою я зашила. На время должно помочь - пять-шесть ваших малых циклов у тебя будет. А если найдешь Зелье очищения, да-да, то самое, то, быть может, и год протянешь. Но натяжение в ауре будет нарастать, пока мои нити просто не лопнут, не сумев удержать в целости оболочку. И тогда все.
        Закрепив жестким взглядом сказанное, ведьма продолжила:
        - Это, - и она выложила на стол небольшую стеклянную каплю на веревке, - поисковый амулет. С ним ты сможешь отыскать своего обидчика: возьмешь в руку и сразу почувствуешь, далеко он или близко, и куда тебе надо идти. Еще этот амулет поможет узнать его, под какими бы личинами он не прятался. Никакие чары или иллюзии не укроют его от тебя, ибо кровь всегда укажет на своего истинного владельца. Конечно, я бы могла и со свету его сжить, обладая той безделицей, - карга кивнула на иглу, лежащую поодаль, - да только ведь тебе не этого надо. А вот чтобы получилась, как тебе нужно, есть у меня одна задумка, которая должна помочь…
        Глава 13. Утро Добрых Встреч
        Город Двойной Спирали
        Ожидание.
        Нет ничего тяжелее и в тоже время пронзительнее этой муки. Оно тянется как густая, туманная, удушливая синева, но пока оно есть, есть и надежда… Ждешь - значит, остался тот, кого можно ждать, значит, он все еще может быть жив, и ничего еще не окончено. Пока врата Арены не закроются, и не прозвучит прощальный удар Последнего колокола, он все еще может вернуться.
        Саймира, устав смотреть в окно, отвернулась от врат Арены, на секунду прикрыв красные от слез и бессонницы глаза. Невольно прислушалась к негромкому разговору Меджеха с Карлом.
        - Как же долго все тянется. Почему Турнир еще не завершен? Ярмарка Чудес уже прошла, мы с Саей уже были на Стене и вернулись, а врата все еще по-прежнему не закрыты.
        - Так бывает, - Меджех спокойно пожал плечами. - У меня однажды поединок растянулся более чем на сутки. Это была арена Вращающийся Дом. Представь себе огромный куб, в котором с разной периодичностью перемешиваются все комнаты и этажи. Будучи на первом этаже ты в любой момент можешь оказаться в центре куба или вверху, или Хаос знает где еще. Мы с моим соперником просто не могли никак встретиться, хотя почти все время переговаривались, пытаясь друг друга отыскать. Слышимость там была просто отличная, жалко, что это мало чем могло помочь. Если в начале мы еще хитрили, пытаясь обмануть врага, заманить в ловушку, то в конце суток этих вращений я ничего не желал так сильно, как, наконец, найти и прикончить его или сдохнуть самому.
        - А использовать ловушки, существ призыва или заклятья поиска не пробовали? - Карл с сомнением переспросил у Меджа.
        - Да не было у нас ничего толком кроме базовых карт. У меня второй ранг, у него третий - какие там существа да заклятья? Кстати, хороший был парень, жаль, что все так сложилось. - Сая услышала, как Медж, шумно отхлебнув из бокала, продолжил разговор с Карлом.
        - Ну и как тебе испытания Стеной?
        - А легко. Жаль, что Кейн туда не успел попасть, -- голос Карла был весел и беззаботен, словно его не слишком волновала судьба брата. Или он хотел себя в этом убедить. - Я пристроился за отрядом ящеров, штурмовавших Стену, взяв себе копье, и пока они перли вперед, собирая на себя камни и копья, что кидали защитники, крался за ними. Все, что мне оставалось - это добивать раненых. Так просто: ткнул копьем, и жди следующего, главное успевай первым. Двенадцать жизней собрал - четверть ступени до нового ранга! - в его голосе слышалась гордость за свою хитрость. Саймира вспомнила людей, стоящих на Стене и в тщетной надежде сжимавших нелепые мечи, надеясь сохранить свои жизни.
        - Мне повезло, что Игроки не могли там нападать друг на друга - ящеры были готовы порвать меня на куски. А когда защитников добили, то еще и пир был. Совет Старших не поскупился и на угощения, и на выпивку. Даже пыльца радости была, - Карл продолжал увлеченно говорить.
        Саймире теперь стало понятно, почему и раньше-то не слишком молчаливый Карл болтал теперь без умолку. Воздействие эмбиента, алкоголь и, возможно, пыльца радости - все это сильнейший удар по психике, поэтому опытные Игроки никогда не совмещали и то и другое. Но ее напугало не это, а то, что Карл вообще принял участие в этом кровавом безумии, где тысячи озверевших Игроков, все еще в эйфории после победы на Турнире, полезли на штурм невысокой и кое-как сляпанной Стены, на которой несколько тысяч рабов пытались сражаться плохо заточенными мечами, копьями или бросая вниз камни.
        Она с отвращением вспомнила, как огромный аспараи, цепляясь за щели в камнях, забрался на стену и начал буквально разрывать на куски несчастных, не обращая внимания на тычки тупым оружием, не способные пробить его шкуру. А потом, забыв обо всем, начал пожирать какого-то несчастного. Этого хватило ей, чтобы убраться оттуда поскорее и подальше - пусть Совет Старших идет в бездну со своими праздниками! Она не будет убивать беззащитных, обманутых людей. То, что Карл поступил по-другому, заставило ее насторожиться и взглянуть на него с опаской. Теперь ей во многом стали понятны слова Меджеха и Рэна о вчерашних друзьях, пытавшихся убить их ради того, чтобы вновь ощутить глоток эмбиента.
        Задумавшись, она не заметила, как разговор сменился и теперь перешел на повышенные тона.
        - Да вам всем наплевать на меня с братом! Вы только сидите и ждете его. Рэн то, Рэн се… Да кто он такой, чтобы из-за него так переживать?! Столько учились, сколько мучились на этой долбаной тренировочной Арене, и в итоге ничего из этого не пригодилось. Все это было зря. А я подыхал по три раза на дню, и ради чего?! Если надо было просто не сдохнуть первым. И теперь вы все сидите и ждете его, а мой брат…
        Звук звонкой затрещины заставил Саю открыть глаза и взглянуть на Карла: тот сидел на полу и озадачено чесал затылок, с недоумением вытаращившись на Меджа.
        - Но как?! Нам же говорили, что в Городе Двойной Спирали нельзя убивать друг друга или наносить физический или любой иной урон.
        - Много ты знаешь, - кот презрительно усмехнулся. - Малое физическое воздействие допустимо, если ты не собираешься убить или причинить вред. Например, пожатие ладони или похлопывание по плечу тоже можно принять за агрессию. Здесь главное намерение и результат. А я тебе наоборот помог и прочистил мозги. А все остальное - это иншера, и, оказавшись в воле волн, все что нам остаётся, это лишь продолжать плыть изо всех сил и надеяться на лучшее.
        Стало слишком душно и тяжело. Саймира просто не могла находиться здесь дальше и слушать глупые разговоры. Ей нужно было на площадь, и пусть катятся в ад традиции, что она должна ждать там же, где они провели Ночь Прощания! Она будет ждать его возле Арены.
        Девушка решительно встала и пошла к лестнице, ведущей вниз, и, уже спускаясь, услышала голос Меджеха:
        - Сая, Рэн - самый удачливый и упорный Игрок, которого я знаю. И если есть хоть крохотный шанс уцелеть, то он вернётся.
        Она стрелой промчалась через переполненный зал Дома Чаш, где Игроки напивались, празднуя начало нового витка жизни. Стряхнула с себя чью-то руку, тянувшую ее за стол, перепрыгнула лежащее на пороге тело и направилась к вратам, ведущим на Арену Города Двойной Спирали.
        Местность вокруг снова приняла привычный вид: здания и торговые лавки заняли свои обычные места, а лестницы превратились в улицы. Поэтому, немного пропетляв, Сая вышла на небольшую площадь перед Ареной и увидела, что она тут не одна. Чуть вдалеке, прислонившись спиной к зданию торговой лавки, сидела девушка с короткой черной прической в кожаной куртке с рукавами, украшенными бисером. Она также не сводила глаз с врат Арены.
        Несколько птицеподобных, похожих на страусов-переростков Игроков сидели на крыше другого здания и тоже ожидали кого-то из своих, негромко переговариваясь между собой певучими голосами. Тяжелораненый аспараи, кое-как замотав большую рану на боку, и, выпив пузырёк регенерации, улегся на выходе из переулка, шумно дыша. Возможно, был не в силах идти дальше, а, быть может, так же ждал кого-то. Похоже, поздно закончил свой поединок, или его бой не понравился Господину - вот ему и не досталось милости в виде излечения.
        Если присмотреться, вдали виднелись еще Игроки, и все они напряженно смотрели на врата Арены. Оказавшись среди всех этих надеющихся, Сай стало легче: она не одна в своем ожидании.
        «Только бы он был жив!» - эта мысль отчаянно билась в голове. Пусть раненый, пусть искалеченный в бою, но живой. Раны пройдут, тело восстановится, а если надо, она будет кормить из ложечки и выносить из-под него судно. Главное, чтобы он был жив и вернулся к ней. Даже если он опять не примет ее любви, она согласна быть ему просто другом. Пусть и дальше тоскует по своей Эйрен, главное, чтобы он вернулся!
        Саймира гнала темные мысли о том, что может быть по-другому, но они, как однажды брошенный бумеранг, возвращались к ней снова и снова. Время шло, из врат Арены выполз один из Игроков, похожий на сухопутного осьминога. Он весь был покрыт зеленой кровью и с трудом тащил нижние щупальца. К нему никто не подошел, и, пролежав какое-то время, выживший счастливчик медленно взлетел и направился к торговым рядам. Несмотря на ситуацию, Саймира почувствовала легкий укол любопытства - бехолдеры были редкими участниками Игры Господина.
        Спустя мгновение, а, может быть, вечность, из заветного проема появился хрупкий силуэт. Тут же с противоположного конца площади к нему направилась пара маасари. Встретившись с новоприбывшим на середине пути, они возбужденно о чем-то стрекотали, но, как ни странно, спустя какое-то время, расстались и отправились в разные стороны.
        Вновь посмотрев на врата, девушка увидела, что они по-прежнему открыты, а, значит, жива и надежда.
        Усталые от напряженного вглядывания в одну точку глаза слипались. Мир казался нереально одноцветным, плоским…
        БУМ! Тугой волной звон прокатился сквозь пространство и заставил трепетать каждую жилку Игроков. Последний колокол возвестил об окончании Турнира, не оставляя больше надежды увидеть проигравших. В Саймире словно что-то оборвалось.
        Время застыло. Слезы текли, но были не в силах вымыть безбрежную боль. В горле застрял вой. Девушка зависла в «здесь» и «сейчас», будучи не в силах вдохнуть ни крупицы «потом». Она сопротивлялась течению бытия: если нельзя вернуться во «вчера», лучше остаться здесь, перед ужасным «завтра».
        А еще с этой стороны грани, отделяющей от тьмы отчаянья, ее удерживало размытое пятно на пороге врат. Ей никак не удавалось настроить зрение. Глаза вглядывались в мерцающий свет проема, пытаясь разглядеть устало бредущее существо. Сердце сжалось в немыслимой надежде. Две руки, две ноги, человекоподобный, хвоста, кажется, тоже нет, по росту и фигуре похож на ее Рэна, но лицо пока разглядеть не получалось.
        Игрок с трудом переставляет ноги - его изрядно шатает. Видно, сильно досталось, но он упорно продолжает идти, и вот, наконец, вываливается из арки врат, почти падая наружу. Разлились, заполняя площадь, и вытекая на улицы, потусторонние звуки меняющейся Арены. Но Сая не слышала их - она бежала вперед к устало стоящему Игроку. Чтобы одним прыжком почти повалить на землю, не слушая его крепко обнять и, целуя, забыть обо всем.
        - Ты вернулся, и теперь ты только мой, мой!
        *******
        Я сидел, откинувшись назад на прохладной каменной скамье в беседке, и слушал журчание ручейка. Надо было сосредоточиться на делах, но мысли то и дело соскальзывали на Саймиру, заставляя меня улыбаться. Даже понимание, что за каждый подарок своим игрушкам Смеющийся Господин мог спросить в двойне, а за любовь в его Игре так и в тройне, не портило мне настроения - что будет, то будет!
        Позволив себе переступить это границу, испытал такое умиротворение, какого не чувствовал уже очень давно. Да, наверное, и вовсе ни разу за все мое пребывание в Игре!
        Я отлично помнил, как Сай, моя Сай, вела меня через искушения гадалки и топь болот. А почувствовать, как душа дорогого существа раскрывается тебе навстречу, позволяя познать, насколько глубоко… насколько важно твое существование, ты сам, со всеми своими заморочками…
        Занимавшая же мои мысли девушка, устроившись рядом, сосредоточенно просматривала сообщения, бегущие непрерывным потоком по мобильному торговому терминалу. Пришедшее к ней в итоге спокойствие взорвалось бурной энергичностью и немного забавной деловитостью.
        Подхватив с блюда зеленую виноградину, попытался еще раз разобраться в том, что она мне недавно рассказала.
        - Получается, что через эту коробку ты можешь просматривать любые предложения товаров, оружия или карт, выставленные на продажу в Двойной Спирали?
        - Не любые, - Саймира недовольно дернула ухом. Она не любила, когда ее отвлекали во время работы. Я опять ею залюбовался. Сейчас ее было не узнать: она была внимательна и сосредоточена, глаза неотрывно следили за сообщениями на экране. - Только те, что выставлены на аукционе. Некоторые вещи продаются только через лавки, если хозяева не хотят платить процент за выставление их на торги. Но это редкость, большинство все-таки желают продать или купить максимально быстро, не ожидая, когда к ним забредут покупатели, желающие купить именно их товар или карты. А таинственные лавки с кучей редких карт, если не легенда, то, скорее всего, просто развлечение Господина, и уж точно не обычные торговцы.
        - И все равно, я не до конца понимаю, как это работает. Что, любой Игрок может купить такую коробку и покупать-продавать все, что хочет? Заключить сделку дома, а потом просто прийти в карточный дом со своими картами и забрать купленные? Зачем тогда я плачу лавке «Мейсера и Куно» за доступ к их терминалам?
        - Сравнил дракона с ящерицей! - Саймира насмешливо фыркнула. - Ты разовый покупатель. Придешь дважды, может, трижды в большой цикл, купишь или продашь что-нибудь по мелочи и все, еще столько же тебя не будет. А я -постоянный торговец с серебряным рангом, количество моих сделок, проведенных через аукцион, больше десяти тысяч. Поэтому мне и разрешили приобрести этого красавчика, - и она с любовью провела по черному блоку с присоединенным к нему экраном. - За пользование им я вношу каждый малый цикл двести пятьдесят дайнов Совету Старших, но зато и имею доступ ко всем торговым предложениям аукциона по всем видам товаров.
        - Больше десяти тысяч сделок?! - я ошеломленно смотрел на Саймиру, все еще не веря услышанному. Как будто со мной рядом сидела не моя подруга-анир, а кто-то другой, совсем мне не знакомый.
        Ее возню с этими аукционами и продажами я никогда до конца не воспринимал всерьез, даже после слов Калиссаны о том, что Сая зарабатывает больше, чем я и Медж вместе взятые. Сильнее меня волновало, чтобы она не попала в какую-нибудь историю, из которой я не смогу ее вытащить, или не наделала долгов. А тут она предстала передо мной в совсем другом свете, и я осознал, насколько же я мало о ней знаю.
        - Сая, но как тебе это удалось? - мое изумление перемешивалось со странным азартом. Открывать новое в близком существе было… необычно.Волнительно и немного беспокойно. - Да я за восемьдесят больших циклов провел не больше пятисот сделок. А ты здесь чуть больше десяти.
        Даже для того, чтобы получить бронзовый ранг торговца, необходимо заключить не меньше тысячи сделок по покупке и продаже товаров через аукцион. Что было для меня на долгие годы вперед недостижимой мечтой, потому я уже давно махнул на нее рукой.
        Саймира, отвлекшись на мгновение от экрана, посмотрела на меня и задорно улыбнулась, снова став той, которую я знал и любил. Шутливо погладив меня по голове, она все-таки ответила:
        - Рен, Рен… Какой же ты наивный иногда! Большинство этих сделок я и заключала чуть ли не в убыток или с минимальной прибылью как раз для того, чтобы поднять себе рейтинг и получить серебряный ранг. Плюс я провела много сделок для клана - мне это тоже здорово помогло. А с недавно полученным серебряным рангом я уже развернусь: ведь с ним я могу просматривать почти все торговые разделы, в том числе для крупных торговцев, ставить товары на резерв с последующей оплатой, да много чего еще.
        - Так ты и элементная купила, - догадался я, - Через эти, как их там…
        - Спецразделы для клановых торговцев? - подсказала Саймира и отрицательно покачала головой. - Нет, Шумочку я не купила, а нашла.
        - И каким же образом? - уточнил я, и почти сразу же догадался, найдя наиболее логичный ответ: - Через Карту сокровищ. Да ты хоть понимаешь, как это опасно? И ты пошла туда одна, без поддержки клана и нормальных бойцов? Да почти половина Игроков, не доросших до полководцев, гибнет, пытаясь добыть эти проклятые сокровища - и это опытные бойцы, прошедшие сквозь огонь и воду, а ты!..
        От возмущения у меня просто не хватало дыхания, чтобы высказать все, что я думаю о таком сумасбродном поступке.
        - Мне, конечно, очень приятна такая забота обо мне, но тебе не стоит переживать, - анир как-то странно, чуть с высока, но в то же время удовлетворенно смотрела на меня. - Я действительно нашла Шум-Шума, но не по Карте сокровищ, а в Активаторе, - Саймира, положив руку мне на плечо, ехидно усмехнулась.
        - Где?! - я уже устал удивляться. Слишком много на меня сегодня вывалилось сюрпризов из маленькой, уютной анир. - В каком еще Активаторе? Откуда он у тебя взялся?
        - Купила, - пожала плечиками Сай, снова уставившись в строки торговых предложений. - Не все хотят возиться со взломом добытых Активаторов, когда не известно точно, что там находится: дорого, долго, и всегда есть риск, что он или сгорит, или во вскрытом ничего толком не окажется. Поэтому некоторые продают найденные Активаторы, особенно часто, если те принадлежали Новичкам.
        - Да что там можно найти, в Активаторе Новичка? Бесполезный мусор, в основном, - махнул я небрежно рукой.
        - Тебе напомнить твой же рассказ, как ты получил карту имени хозяина таверны? А кто тебе ее дал, забыл? Иногда и Новичкам везет, особенно, если их первый бой понравился Смеющемуся Господину. Тогда среди базовых карт вполне может выпасть что-то по-настоящему редкое и интересное. А вот на рынке Активаторы не стоят почти ничего, потому что большинство думает так же, как и ты, и продают по сотне дайнов за штуку.
        - Ты еще забыла о плате за взлом. Механойды, что здесь, что в Заводной Шестеренке берут за это немало. Так еще и те железяки, что в Городе крутятся, не чета Хранителю Нижних горизонтов. Плюс время, да и риск все-таки не маленький, что Активатор сгорит… Ты же не хочешь сказать, что тебе их вскрывали Тени? - догадка страшным холодом сжала сердце, и я с подозрением взглянул на Саю, опустившую голову.
        - Они, - тихо, на грани слышимости ответила та. И пока я, ошеломленный, смотрел на нее, быстро затараторила, словно боясь не успеть. - Но я не покупала рабов! Я нашла другой путь!
        - А как тогда? - я все еще не мог прийти в себя после услышанного.
        - Кристаллы душ. Теням нужны только души, поэтому кристаллы они берут в качестве платы даже охотней, чем живых. Да и взламывают они быстро, и испорченных Активаторов у них практически не бывает. У Кали зависли дешевые кристаллы с выпитыми душами - последствия одной неудачной сделки, когда с ней вроде и расплатились, как договаривались, а в руках пусто. Эти души, истощенные или опустошенные постоянной выкачкой энергии уже давно сошли с ума, почти потеряли свою целостность, и не могли переродиться. Я их у нее и выкупила. Тени были бы рады более «питательным» душам, но и на эти согласились в итоге.
        Мерзкая лапа, что запустила свои когти в сердце, медленно разжималась. ТАКОГО разочарования в близком человеке было бы слишком много даже для меня, привыкшего в проклятой Игре к ударам в спину.
        - Я и не знал что так возможно, - успокаиваясь, пробормотал, рассеянно качая головой. - Слишком много новостей для меня за сегодня.
        - Возможно, и это не такая уж и тайна. Просто кристаллы стоят куда дороже рабов. - Девушка расслабилась и мягко улыбнулась. - А вот про скупку Активаторов не рассказывай никому - это секрет. Тсс, - Сая прижала палец к моим губам. - Даже Меджу не говори, пожалуйста.
        Дождавшись моего утвердительного кивка, неохотно убрала руку и продолжила:
        - Ну так вот, Активаторы Новичков я скупала через аукцион по дешевке. Самым дорогим был их взлом: кристаллы душ, даже порченные, не дешевы, а их надо больше, чем нормальных. Часто получалось себе в убыток - найденные карты даже наполовину не окупали их взлом, но редкие находки перекрывали собой все.
        - Это да, - с такой логикой я не мог не согласиться. Один воздушный элементаль стоит не меньше двухсот тысяч дайнов, если, конечно, найдётся дурак, согласный его продать. Но хвостатая какой все-таки молодец! Как она сумела это все придумать сама, и главное же, ведь никто ничего не знал! Сомневаюсь, что даже Кали до конца понимала, чем Саймира занимается.
        Тем временем Сая, снова став сосредоточенной и внимательной, неожиданно уточнила:
        - Ты еще не передумал продавать столь ценные карты?
        - Нет. Они для меня почти бесполезны - я ими редко пользуюсь. А золотая АУРА УБИЙЦЫ МАГОВ слишком уж заманчива для меня.
        Подхватив со столика бутыль, я наполнил два бокала.
        - Мне нужно менять стратегию развития колоды, и мой бой на Турнире мне это ясно доказал. То, с какой легкостью в последнем бою был пробит мой ДОСПЕХ СТРЕМИТЕЛЬНЫХ УДАРОВ и сметен ПЕПЕЛЬНЫЙ ПЕС, показательно. Если бы мой противник не стремился так сильно получить приз за первое убийство, то, скорее всего, я бы здесь не сидел.
        Успокаивающе улыбнулся девушке, не дав снова начать переживать, и побыстрее продолжил:
        - У него была мощная колода, всего около десятка золотых и серебряных карт, но правильно подобранных и усиленных. А самое главное - была тактика ее применения, выработанная исходя из сильных сторон его расы. Он явно был дуэлянтом, а, может быть, даже Охотником Совета Старших. - А вот этого уже говорить не стоило! Сай опять напряглась. Надо ее отвлечь. - Это подтверждается оставшимися в его Книге картами: они были нацелены на поиск, скрыт и призыв. И почти все простенькие - явно большая часть денег шла на улучшение основного десятка карт. Получается хорошо работающая стратегия: «выследил-нацелился-убил».
        Так, она увлеклась, хорошо.
        - А у меня что? Сборная солянка. Немного того, немного этого. Для путешественника по осколкам, где может пригодиться все, в общем-то, неплохой вариант: невозможно знать, с чем встретишься во время разведки. И надо отметить, что для восьмого уровня, на котором я долго оставался, это был весьма сильный набор карт. Но не для нынешнего одиннадцатого. Да и разведкой я больше не хочу заниматься - надоело рисковать ради мусора и пригоршни дайнов. Сейчас, благодаря сведениям от нага, мы можем работать по крупному. Серьезные заказы, поиски реликвий или убийства чудовищ. Для этого нужен совсем другой набор карт.
        Отпив вина, про которое совсем забыл, продолжил:
        - У меня хватает, чем атаковать, но практически нечем защищаться. Если враг переживет мой первый удар и контратакует, то шансов пережить его атаку у меня немного. Да и для всей нашей команды в будущем нужно подбирать карты под эти задачи. И сейчас, когда после Турнира многие продают трофеи, полученные на Арене, хорошее время, чтобы улучшить колоду.
        - Это понимаешь не ты один. Многие клановые торговцы сейчас высматривают для своих домов лучшие карты, выхватывая их друг у друга. - Отвлекшись от экрана, Сая повернулась ко мне. - Мне только что ответил один знакомый. Он не захотел даже слушать о том, чтобы купить твои карты по их средней цене, но предложил интересный вариант. Он готов взять по фиксированной цене в шестьдесят пять процентов от номинала все то, что ты хотел бы продать: золотую ТРАНСФОРМИРУЮЩУЮ ВОЛНУ, четыре серебряные - КИСЛОТНЫЙ ТУМАН, АУРУ СТРАХА, ВЕЕР НОЖЕЙ и СВИТОК КУЗНЕЧНОГО МАСТЕРСТВА, а так же все какие ты отдашь простые. Предложение скупщика - сорок семь тысяч четыреста тридцать дайнов. Думаю, это лучший из возможных вариантов быстро получить деньги за твои карты. Я с ним, конечно, еще поторгуюсь, но не рассчитывай, что сдвину цену больше, чем на пару сотен. Ну что, согласен?
        Я, решившись, кивнул.
        - У тебя останется семь тысяч четыреста тридцать дайнов. На что ты хочешь их потратить?
        Сначала я подумал о предложении управляющего Гильдии Работорговцев. Но сейчас это не возможно. Оставшихся денег не хватит, чтобы выкупить первую партию рабов. Ведь нужны дети, а это далеко не сотня дайнов за душу. Да и цены после Турнира будут только расти: большая часть Игроков сейчас ринется к Теням, вскрывать Активаторы. Я невольно скривился.
        Пытаться провернуть такой трюк, как в прошлый раз, заплатив как за умирающих стариков, я бы не рискнул, даже если бы Лен‘джер предложил его. Если работорговцы узнают о том, что простой Игрок обворовывает их, то меня ждет только смерть. И весьма неприятная. Репутация гильдии поддерживается исключительно такими методами, а я не могучий полководец или владыка, с которым они стали бы считаться. Если же Лен‘джеру неожиданно подвернется удачная оказия, управляющий свяжется со мной сам. Уверен, у него есть возможность узнать, выжил ли я на Турнире или нет.
        Что ж, к этому вопросу я вернусь, когда появятся свободные деньги. К счастью, точных сроков наша договоренность с жителями Тану-шикан не содержала.
        - Хочу попробовать найти еще полезные мне карты.
        После яростного торга с клановым торговцем, так и не принесшим заметных результатов, и получаса поисков с терминала Саймиры мы нашли еще одно заинтересовавшее меня предложение - БОТИНКИ ТИХОГО ШАГА - и зарезервировали их, как и ауру.
        АУРА УБИЙЦЫ МАГОВ была вполне качественной защитной картой, прикрывающей от любых магических ударов и отлично работающей в связке с доспехами, не конфликтуя с ними. На сопровождающей лот картинке был изображен ящер, окутанный белым сиянием, в которого с разных сторон били молнии, огненные шары, земляные и ледяные стрелы. Сияние ауры слабело с каждым заклинанием, намекая, что данная карта давала хоть и надежную защиту от магических ударов, но не надолго. Потому и цена для золотой карты была относительно не велика - всего сорок тысяч, с ней карта такого уровня не пролежит и дня.
        Ботинки делали шаги носителя неслышимыми для других, при этом еще и ускоряя его. Эта часть комплекта Хранителя Ночи была выставлена на продажу час назад за десять тысяч, видимо, хозяин получил в качестве трофея что-то получше, или ему просто были срочно нужны деньги (мда, они всегда нужны). Упускать же такую удачную возможность прикупить одну из карт комплекта я не хотел.
        - Рэн, за АУРУ мы должны внести дайны в течение сегодняшнего дня. Иначе мое бронирование снимут, а карту моментально выкупят другие кланы, да и мне рейтинг серьезно понизят.
        - Знаю, котенок, знаю. У меня есть деньги, - я со вздохом сложил в уме все мои наличные финансы. Около сотни дайнов оставалось от тех, что были потрачены на подготовку к Турниру, чуть меньше девятисот - добыча с блохи, две триста я получил от игры с гадалкой. - Соглашайся на сделку с торговцем.
        Пока Саймира переписывалась, утрясая детали сделки, я еще раз просмотрел свои карты. Была мысль продать что-то из трофеев, но после некоторых раздумий, я решил отказаться от этого. Добычи на Турнире и Ярмарке я получил немало, но продавать что-то сейчас - это ослабить себя в будущем. От инсектоида мне досталась пара десятков простых карт заклинаний и призыва существ, большинство с ограниченным количеством применений и практически исчерпанных. Видимо попрыгунчик весьма неплохо поохотился и повоевал перед Турниром. Так что большую часть полученного я уже отдал Сай на продажу.
        Из интересного для себя я нашел лишь две серебряные карты: МЕТКУ ОХОТНИКА, позволявшую отслеживать перемещения жертвы с помощью компаса, включая перемещение по осколкам, и знакомые мне по Турниру ЗЕРКАЛЬНЫЕ ДВОЙНИКИ. Учитывая возможные заказы от Синдиката убийц, способность отслеживать цель может очень пригодиться. Если конечно удастся пометить мишень.
        И ведь это еще не все мои трофеи - я вспомнил о самом приятном. Четыре серебряные и одна золотая карты. Пожалуй, вряд ли кто-то из Игроков вынес столь же огромную награду с Ярмарки Чудес. Не бесполезный хлам, мало нужный в реальном бою, а действительно толковые карты.
        Один УЖАС БИТВ чего стоит! Я решил еще раз на нее полюбоваться и, призвав книгу, открыл ее в разделе золотых карт.
        На поле битвы, усеянном телами, обломками оружия и обрывками знамен, высится создание, для которого мне сложно подобрать слова. Наверное, правильно будет «техномагический голем» - золотистого цвета доспехи, покрытые выгравированными рунами и светящимися магическими символами, парили в воздухе, а в сочленениях полыхало темно-бордовое пламя с черными всполохами. Это создание сжимало в одной руке тонкий узкий клинок, а в другой - цепь с серпом на конце.
        На картинке голема атаковал маг верхом на химере и десяток алебардщиков. Медлительность маго-механического создания компенсировали его явная неуязвимость и длинный меч. Удары алебард не могли даже поцарапать металл доспехов, а молния мага лишь заставила вспыхнуть руны, нанесенные на броню.
        Неспешный круговой взмах меча, и окружившие голема воины падают, разрубленные пополам. Движение рукой, и брошенный серп пробивает вспыхнувшее вокруг мага защитное поле, снося тому голову. Кинувшуюся в атаку химеру УЖАС принял на соткавшийся из магических знаков полыхающий щит и добил мечом.
        Описание карты тоже соответствовало ее виду: «Когда он появляется на поле битвы, даже в сердцах самых храбрых поселяется страх. Способен наносить магический и физический урон, может создавать для защиты щит первозданного пламени. Вселяет ужас в своих врагов. Саморазвитие»…
        - Рэн, если ты не передумал, то нам пора отправляться: надо завершить сделки, - вывел меня из мечтательной задумчивости голос Саймиры.
        Полюбоваться картами у меня будет возможность и в другой раз, а сейчас пришло время действовать. Эх, надеюсь, мы не в лавку «Мейсера и Куно» - понимаю, что рано или поздно придется разбираться с последствиями своего любопытства, но так хочется оттянуть этот момент. Хотя бы до тех пор, когда у меня денег будет не в обрез на столь удачную сделку.
        *******
        Наша команда снова собралась в тайном убежище. За прошедший с момента окончания Турнира день все успели минимально отдохнуть, привести себя в норму и даже переделать кое-какие дела. Меджех так и вовсе лучился довольством, как наконец-то отъевшийся кот. Пока не вспомнил о нашей потере.
        Посиделки, начавшиеся с поминания погибшего Кейна, быстро перешли в обсуждение дальнейших планов. И я, и Медж, и даже Саймира слишком привыкли к смертям, что постоянно нас окружали. Каждый большой цикл в нашем клане кто-то не возвращался из путешествий по осколкам. Поэтому, хоть и было грустно, а место для Кейна мы оставляли не задумываясь, гибель близнеца не заставила мир остановиться… для всех, кроме Карла. С детства бывший с ним неразлучным настолько, что даже Господин призвал их в Игру вместе, Карл не смог оправиться от этого удара и замкнулся в себе…
        - Помянуть?! Выпить один раз за его конечно геройскую гибель в бою, помолчать - и на этом все? И сразу после этого заняться обсуждением, как дальше заработать в водном мире? - начав говорить спокойно, к концу фразы Карл сорвался на крик.
        - А что мы можем сделать, Карл? - Саймира старалась говорить спокойно, мягким голосом и ментальным воздействием пытаясь успокоить парня. - Да, он погиб, нам очень жаль, но мы - Игроки и можем последовать за ним в любой момент…
        - И если бы погиб Рэн, ты бы также пожала плечами и стала бы прикидывать, сколько товаров на том корабле?!
        - Успокойся, парень, своим визгом ты позоришь память погибшего в бою, - Медж осуждающе покачал головой.
        - Мы с Кейном были не ровня вам с самого начала. Не Игроки и не рабы, так, чернорабочие да мясо для серьезного боя… Я лучше погибну, попробовав выжить сам, чем идти за вами как скотина на убой! - Карл в ярости отшвырнул стакан и бросился к разбросанным сумкам собирать вещи.
        - Не надо, - старый, опытный Медж опередил меня, остановив собравшуюся встать и пойти за близнецом Саймиру. - Слишком много для него случилось. Он еле выжил на Турнире, в первый раз кого-то убил и потерял брата - по его привычной жизни прошлась Игра, не оставив ничего. Слишком они с братом хорошо жили за спиной клана, думая, что их жизнь после прохождения врат Господина лишь забавная и безопасная игра. Все дни подготовки я пытался донести до них суть Пути Воина, теперь он или примет его сам, получив шанс выжить, или умрет.
        Мы помолчали. Обсуждать только что произошедшее и собирающего вещи Карла было противно, а сразу возвращаться к обсуждению похода не хотелось. Ситуацию опять спас старый кот: Медж разлил вино по бокалам, убрал опустевшую бутылку под стол и бросил на меня любопытный взгляд:
        - Недоволен сегодняшней сделкой, Рэн? - спросил он, пыхнув вкусным дымом из трубки. - Не узнаю Саймиру. Думал, что она оставит всех торговцев без штанов.
        - Да нет, все в порядке, просто опять остался без денег, - поморщился я. - А нам надо еще закупиться перед этим походом.
        - Меня давно не устраивает ситуация, что ты все оплачиваешь сам, старый друг. Не один ты получил добычу, тот хвостатый пройдоха, которого Господин выбрал мне в противники, щедро поделился со мной. Все расходы на этот поход я могу взять на себя.
        - Спасибо, - я помолчал, еще раз обдумывая правильность того, что собрался сделать. - Мне удалось выиграть одну неплохую карту на Ярмарке, которой я хотел бы поделиться с тобой. Я помню, что у тебя не хватает дальнобойных заклинаний. Ну а что-нибудь взамен отдашь, когда сможешь.
        Я протянул ему серебряную карту ТРОЙНОГО УДАРА МОЛНИИ. Картинка на карте показывала несколько больших гранитных булыжников, в которые били молнии, разнося их на части.
        - У меня достаточно атакующих карт, а продавать эту стало просто жалко, - мой поступок переводил наши отношения с человеком-тигром с дружбы в боевой союз, что было редкостью среди Игроков.
        - Ты же знаешь, Рэн, я не люблю быть должным. Бери, - старый кот положил на каменный стол беседки карту картинкой вниз. - Как я помню, ты любишь призывать существ. - Медж принял мое негласное предложение.
        Сдерживая любопытство, я медленно взял карту и перевернул ее, читая свойства. Серебряная карта УСКОРЕНИЕ ПРИЗВАННЫХ СУЩЕСТВ, как следует из названия, заметно увеличивает скорость движения.
        - Ты и не остался. Скорее, это я теперь должен тебе, - я покачал головой, мысленно усмехнувшись. Меджех был верен себе: воин, идущий путем чести, не терпел долгов.
        Не откладывая, я открыл свою Книгу и стал просматривать оставшихся у меня существ. Руки сами собой нашли мое недавнее пополнение - УЖАС БИТВ.
        Твердой рукой накладываю на карту ускорение и смотрю на поменявшуюся картинку. Голем начал двигаться заметно быстрее, почти вровень с атаковавшими его воинами, сам стремительно нападая на врагов. Не обращая внимания на удар молнии мага, он шагнул сквозь строй не успевших расступиться воинов и пронзил мечом и голову химеры, и прячущегося за ней волшебника. Двумя ударами добил попытавшихся окружить его алебардщиков и замер, потратив на бой не больше пяти мгновений.
        Впечатляет… Мой серебряный СКОРПИОН просто смазка для меча УЖАСА. Сила золотых карт очередной раз поразила меня: с десятком таких карт можно на равных сражаться с целой армией, что поддерживают сильные маги.
        Невольно пролистал Книгу до своих последних трофеев из палатки гадалки - трех оставшихся серебряных карт. ЗЕЛЬЕ ПОСТОЯННОГО УВЕЛИЧЕНИЯ СИЛЫ - два пункта к собственной физической силе Игрока. Не самая важная характеристика для меня, так что я еще не решил, как с этой картой поступить. КАРТА СОКРОВИЩ - открывает место расположения скрытого дара Смеющегося Господина, правда, как правило, у такого тайника есть страж или запрятан он в такой … дыре, куда без хорошей подготовки, а лучше, небольшой армии, разумное существо не полезет. Уже вторая такая карта в моей колоде, первую, добытую еще в поединке в Мире Водопадов, я пока так и не использовал. И ПРИЗЫВ СЕРЕБРЯНОГО МЕЧА - боевое оружие в виде небольшого полуторного меча. Учитывая доставшиеся мне от Шепчущего книги, может оказаться весьма кстати.
        - Я думаю, нам не стоит оставлять в убежище ценные вещи, - отвлек меня от разглядывания карт тихий голос Саи. - Как бы после нашего ухода отсюда Карл не решил, что мы ему остались что-то должны. Чужих он сюда не приведет - клятва не позволит, а вот…
        - Да, - поддержал я, ей и так было неловко плохо говорить о товарище, - предлагаю не задерживаться в Городе: заканчиваем дела и отправляемся в мир Тысячи Островов. Возьмете на себя покупки? А у меня еще встреча намечена: надо зайти в Дом Чаш… навестить одного знакомого
        Глава 14. Тысяча Островов
        Тысяча Островов
        Тяжелая густая хмарь, заполнившая некогда светлые воды, была смертоносно удушлива. Тьма Хозяина глубин не оставила в этих местах жизни, не затронутой его скверной. Лишь скелеты бывших морских обитателей, густо усеявшие песчаное дно, напоминали о том, что когда-то в этих водах кипела жизнь. Но глаз, способных различить движения маленькой юркой тени, и здесь хватало, поэтому небольшая рыбка, размером чуть больше человеческой ладони, осторожно переплывала от одного укрытия к другому. Ее не страшили полипы и ядовитые морские водоросли, своими жгучими объятиями убившие немало обитателей морского дна. Она смело заплывала в их густую поросль, скрываясь от внимания Измененных, и на ее теле оставались лишь густые пятна вязкой кислоты, бессильные разъесть ее чешую.
        Большие, выпуклые глаза рыбки позволяли хорошо различать силуэты предметов, а значит безошибочно находить укрытия. Она уже довольно давно плыла в толще Темных вод. К счастью, искусственное тело не нуждалось ни в отдыхе, ни в пище, и только поэтому она все еще двигалась там, где любое живое существо уже давно было бы мертво.
        Ведомое волей своего хозяина, маленькое создание все ближе и ближе подбиралось к цели.
        Очередной короткий рывок, теперь к пустому панцирю громадной синей черепахи, ныне мирно покоящемуся на морском дне. Немного переждать, пропуская группу Измененных, во главе с темным шаманом проплывающих чуть впереди, и снова бросок, теперь к кучке камней. Торопливо юркнуть в щель между ними, и снова ждать.
        Нельзя допустить ни единой ошибки - темные шаманы очень опасны, не стоит привлекать их внимания. Они способны увидеть магию, приводящую в движение голема, созданного в мастерских Города Двойной Спирали. Морские разведчики обошлись нашей команде в немалую сумму, и я не готов потерять даже одного из них, тем более так бездарно. На миг я отвлекся от управления, чтобы стереть капельки пота со лба, и снова сосредоточил все свое внимание на сфере контроля. Голему осталось преодолеть не такое и большое расстояние - он почти добрался до предполагаемого места катастрофы, еще немного усилий, и я увижу утонувший галеон.
        Отдаю мысленную команду, и разведчик устремляется вперед. Мне нужна определенность в том, стоит ли шкура выделки. Я уже рискнул деньгами, но своей жизнью и жизнями друзей рисковать понапрасну не хочу, ведь цель нашего путешествия - груз корабля, затонувшего рядом с островом Акулья Пасть - может быть уже давно разграблен. Волнение не лучший помощник: рыбка чуть не врезается в группу Измененных, выплывших из-за скалы. Лишь чудом я успеваю среагировать, и голем ныряет в ближайшую расселину. Необходимо переждать какое-то время, да и мне надо отдохнуть: будет обидно потерять все, почти достигнув цели, из-за собственного нетерпения.
        Убрав руки с управляющей сферы, разрываю связь с разведчиком, и делаю глубокий вдох, пытаясь скинуть напряжение с плеч и спины - слишком уж я устал и начинаю делать ошибки.
        Мы все вымотались в этом походе, он трудно дался моей поредевшей команде. Только сейчас я начал ясно осознавать, насколько опасной оказалась эта авантюра, но мы не можем себе позволить все бросить и уйти просто так.
        Две недели пути по Темным водам - это испытание не для слабых духом. Наш крохотный кораблик пробирался по ним так же, как сейчас крадется наш разведчик: от одного острова к другому, от морской скалы, усыпанной ракушками, к рифовой гряде, где, по слухам, Измененные редко появляются. Морская раковина, купленная в Городе-на-Сваях, наполняла паруса попутным ветром, а Заклятье Морской Пелены, хоть и скрывало «Сэллу» от глаз простых Измененных, но не гарантировало незаметности при встрече с их шаманами.
        Мы шли кружным путем, трассами, где не появляются торговые корабли, вдали от населенных островов, по мертвым водам, где даже Измененным нечего делать, так как даже им нужно что-то есть. И за время этого пути мы насмотрелись достаточно, чтобы у нас отбило всякое желание когда-либо повторить этот маршрут. Мы высаживались на пустые острова, где лишь ветер свистел в пустых черепах когда-то живших там ал-маруни. Я видел храм Селедры, где спятивший жрец сутками стучал в молитвенный барабанчик, умоляя богиню услышать его, а вокруг лежали высохшие на солнце мертвецы, пытавшиеся когда-то найти спасение в этом месте. Почему-то этот храм мне потом снился несколько раз, и каждый раз я просыпался с одной и той же навязчивой мыслью - а чем питается этот сумасшедший жрец?
        Я видел брошенные корабли, плывшие по морю без экипажей, но неожиданно поворачивающие в нашу сторону, стоило сократить расстояние между нами. Поднимались паруса, опускались в воду весла, и только честное пламя способно было их остановить, принеся покой кораблям-призракам и их экипажам. А после того как мы почти сутки плыли морю, покрытому дохлой рыбой, всплывавшей откуда-то из его глубин, даже у Меджеха начали сдавать нервы. От тошнотворной вони разложения не спасало ничто. Тысячи раздувшихся рыбьих тушек от горизонта до горизонта…
        К счастью я загнал Саймиру и Найлу в каюту, едва только понял, через ЧТО нам предстоит плыть. И хотя они и не видели этого ужаса, зато вдоволь смогли им нанюхаться. От амбре гниющей рыбы спасал лишь мой защитный костюм, точно такой же, как тот, в котором я когда-то гулял по Свалке. Фильтры, защищавшие от ядовитых газов, спасали меня и от трупной вони, вот и пришлось в одиночку управлять кораблем, пока все остальные сидели в каюте, заткнув все щели и зажав носы, стараясь дышать ртом через пропитанные уксусом тряпки.
        Рыбу никто из нас не может есть до сих пор. Хорошо, что в запасах пока хватает и другой пищи.
        Странные огни в море, небо без звезд, призрачные силуэты, бродящие по воде, голоса, зовущие в глубины вод - мир Тысячи Островов стоял на пороге гибели, темный бог все увереннее чувствовал себя здесь, и осознание этого факта не добавляло спокойствия.
        И добивающим ударом, под самый конец пути, нападение Измененных. Неожиданная, короткая, но очень жестокая схватка, оставившая на палубе «Сэллы» трупы и черную кровь, мне - распоротый бок, нывший даже после приема зелья лечения, а Меджеху - шрам на щеке и порезанную руку.
        Твари появились внезапно, в самый глухой час, под утро, из-под воды, и с ними был темный шаман. Морская Пелена и сторожевые чары Саймиры не помогли. Через борт «Сэллы» стремительно лезли сразу шестеро Измененных. К счастью, на палубе кроме меня и Меджеха никого не было: я стоял ночную вахту, а другу не спалось, и он просто составлял мне компанию. Остальные члены экипажа мирно спали в каюте. Измененные, вместо того чтобы застать нас врасплох, нарвались на самый неудачный для себя расклад - у нас было двое бойцов, и мы могли не отвлекаться на защиту экипажа…
        Здоровенный Измененный не успел еще до конца разогнуться, перебравшись через борт суденышка, а горло ему уже пробил метательный нож. Следующие два ножа, брошенные Меджехом с двух рук, сразу же отправились в полет, чтобы поприветствовать еще одного незваного гостя. Старый котяра был мастером метательных ножей, и его руки мелькали с почти запредельной скоростью, выхватывая все новые и новые клинки. Ветерану сотен боев и битв было не привыкать к неожиданным схваткам, когда все решает скорость и реакция.
        Усиленное и измененное многочисленными сферами силы тело стремительно и быстро передвигалось по палубе, человекоподобный хищник оставлял за собой лишь скорчившиеся и агонизирующие тела, из которых толчками выливалась на доски палубы черная кровь. Тело человека-тигра жило само, не нуждаясь в командах разума: нырок вперед, пропустить над собой удар трезубца, взмах лапы и кинжал в руке распарывает брюхо Измененного. Новый поворот, взмах рукой - и очередной метательный нож с левой руки врезается в глаз следующего нападающего, только-только показавшегося над бортом, пробивает лобную кость -- и тело Измененного вместе с ножом уходит назад под воду.
        Опасность! Интуиция, отточенная сферами силы, предупреждает об угрозе, и тело делает быстрый перекат влево, лишь чудом успевая уйти с линии атаки черного щупальца. Новая атака - черные щупальца тянутся к нему со всех сторон, хлеща по палубе и раскалывая доски настила. Острая боль пронзает щеку и левое плечо - на этот раз промахнувшееся щупальце разлетелось острыми ледяными осколками. Человек-тигр почувствовал, как шерсть на груди становится мокрой от струящейся по ней крови, а темные жгуты щупалец продолжают тянуться из воды. Все новые и новые порождения магии переваливают через борт, нацеливаясь на Игрока. Неожиданно из-за кормовой надстройки слышится грохот взрыва, и спустя миг бойца окатывает водой с головы до ног. Смертельные щупальца рассыпались каплями воды, из которой они и состояли, а из-за надстройки появляется Рэн, на ходу убирая Активатор:
        - Это был последний, темный шаман оказался самым хитрым - решил атаковать, не показываясь на глаза.
        - Ты чего так долго возился? Мог бы, кстати, и с остальными помочь, - протянул Меджех, призывая Книгу и извлекая зелье лечения, чтобы унять боль.
        - А зачем? - Рэн пожал плечами. - Ты и сам с ними отлично справлялся, да и немного дополнительного эмбиента тебе собрать совсем не помешает. Четырнадцатый ранг ты же почти набил?
        - И все равно мог бы вмешаться, - из чистого упрямства пробурчал Меджех, убирая ножи.
        - Медж, каждый из нас делал свою работу: ты сражался в ближнем бою, а я, пока ты развлекался, прикончил основную угрозу - шамана, применявшего магию. Мы так и охотились с тобою раньше, в старые добрые времена…
        Ну что ж, я размял плечи, пару раз присел, походил по палубе, позволил себе немного воспоминаний, перекусил бутербродом, что принесла по моей просьбе Найла, и решил, что достаточно отвлекся, чтобы больше не совершать импульсивных ошибок. Пора возвращаться к оставленному разведчику, и пусть я уже почти не верю в успех нашей миссии, но я должен закончить разведку.
        Увы, но в этом месте полно Измененных, и не заметить за столько лет корабль они не могли - в уме этим тварям отказать тоже нельзя, так что затонувший галеон наверняка уже разграблен. И боюсь, что все, что нам останется - это покинуть эти воды, сохранив при себе то, что мы имеем, хотя мне и жаль в очередной раз расставаться с мечтой о богатстве.
        Нет смысла и дальше оттягивать неизбежное, сфера контроля ждет тепла моих рук. Я опускаю ладони на холодное стекло, ощущая, как по пальцам пробегают знакомые искорки боли.
        Мое сознание становится единым целым с искусственной рыбкой. Получив новую команду, она выныривает из расщелины и крадется вперед сквозь марево Тьмы. Неожиданно, но вода вокруг становится светлее, а видимость постепенно улучшается. Мой разведчик начинает видеть не только силуэты предметов, но и мелкие детали, причем радиус обзора явно увеличивается.
        Слабо понимая, что происходит, я веду своего малыша вперед, петляя от укрытия к укрытию, благо, что в них недостатка нет. Чем дальше продвигается голем, тем светлее становится вокруг - появились морские водоросли, и когда рыбеха скользит между ними, они не попытаются обжечь ее кислотой, раздавить или разрезать. Разведчик плывет все дальше, и море вокруг преображается все сильнее. Морские раковины и растения усеивают дно, а между ними спокойно плавают обычные рыбы, по дну ползают крабы… И, наконец, на пределе видимости я замечаю лежащий на дне и до половины погруженный в ил огромный корабль.
        Я отказываюсь верить своим глазам: здесь, в Темных водах, посреди царства ужаса и смерти - кусочек морского рая. Да как это в принципе возможно?! Но самое главное не это, а то, что корабль не тронут. Ровные доски днища нигде не разворочены, в них не зияют дыры или проломы. Он, видимо, лежит на пострадавшем боку, и к пробоине просто так не подобраться, а на видимой поверхности нигде нет даже следов того, что кто-то пытался проникнуть внутрь и добраться до сокровищ.
        Я не понимаю, как это было возможно, но факт у меня перед глазами, и он опровергает все мои логические рассуждения. В душе затрепетал лучик надежды - дайны сейчас нам всем очень бы пригодились. Еще несколько кругов, чтобы окончательно убедиться в нашей удаче, и голем отправляется обратно на «Сэллу» - это дорогое устройство нам еще послужит. Рыбка плывет по оставшемуся в ее памяти маршруту, мне остается лишь присматривать за ней. Я лишь слегка позволил себе расслабиться и отвлечься, прикидывая, как бы нам избавиться от Измененных, которые просто кишат вокруг…
        Сгусток Тьмы разнес на куски коралловые глыбы, между которыми плыл мой конструкт. Потоки воды закрутили разведчика, а поднятые взрывом песок и камни заполнили все вокруг, сузив обор и не давая рассмотреть, откуда был нанесен удар. Пока я пытался восстановить контроль над движениями голема, в коралловые глыбы рядом снова ударил шар из энергии Тьмы, кто -то явно пытался поразить крохотную цель. А я, наконец, понял откуда атакуют.
        Восстановив контроль, я заставил голема устремиться вперед, в темноту, туда, откуда по нему наносят удары - мне необходимо узнать, что может нам угрожать в этих водах, даже если я потеряю разведчика. Я посылаю рыбку напрямик, рассчитывая только на удачу. Спустя несколько ударов сердца мне наконец удается разглядеть атакующего. На границе чистой воды парит нечто громадное, лишь отдалено напоминающее медузу. В прозрачном студенистом теле пробегают сотни светящихся искр, подчеркивая непроглядную внутреннюю тьму.
        Толстенные прозрачные щупальца небрежно смахивают со дна несколько здоровых камней, мешающих целиться, и сразу несколько разрядов Тьмы ударят в моего разведчика. Это было последнее, что я видел, прежде чем связь оборвалась.
        Спустя два дня.
        - Эта тварь никогда не отплывает далеко от корабля, кружа вокруг чистой области, - произнес Меджех, с сожалением убрав руки со сферы контроля. Только что наш последний разведчик был уничтожен ударом подводного монстра. - И еще она чувствует каким-то образом магию, управляющую големами, иначе я не могу понять, как она их каждый раз засекает.
        - И что теперь будем делать? - Саймира, присев рядом, требовательно смотрела на нас двоих. Ну как можно не оправдать такую трепетную веру в то, что мы с Меджехом обязательно найдем решение проблемы?
        - Пока не знаю, - я беспомощно развел руками. - В базе знаний, купленной у Дома Водных, я нашел описание этого существа: там оно называется - Убийца Островов. С помощью парочки подобных монстров Измененные в прошлом году почти прорвались к центральному храму Селедры. Их атаку смогли остановить только после того, как Дом Водных применил флак-бомбу.
        - Если коротко просуммировать все, что я нашел о них, то получается очень серьезный противник. Убийца способен концентрировать в себе Тьму и наносить ею направленные удары - ну, с этим видом атаки мы уже столкнулись сами. Твари могут псионическими атаками буквально выжигать мозг своим жертвам, к сожалению Водным не удалось точно замерить радиус поражения, но он довольно велик. Кроме того, в случае угрозы «медуза» каким-то образом создают вокруг своего тела силовые щиты, защищающие от физического воздействия. Единственная радость, что время существования щита довольно мало - несколько ударов сердца, а потом защита спадает. Вот собственно и все.
        - В общем, мощная штука, - подвел итог Меджех, так же, как и я уже выучивший наизусть то немногое, что было известно об этом монстре.
        - И это, не считая нескольких сотен Измененных, что постоянно патрулируют территорию вокруг, - закончила задумчиво Саймира.
        - Силой нам не пробиться, - вынуждено признал очевидное я. - Мы не сможем их всех прикончить и не привлечь внимания медузы. А они не случайно здесь все время крутятся, однозначно стерегут корабль или то, что находится в его трюме. При этом сами почему-то не могут даже приблизиться к галеону. Убийца Островов отслеживает даже такую мелочь, как крохотный голем, и вряд ли нам удастся придумать какую-нибудь хитрость, что бы проскользнуть мимо него командой.
        - Это я уже понял и сам, - Меджех, задумчиво присев на корточки, принялся раскачиваться взад-вперед, как это у него всегда бывает, когда он о чем-то размышляет. - Но что нам со всем этим делать? Убить эту тварь мы не сможем - нам просто нечем. Ни одна наша карта не сможет нанести ей смертельного удара под водой. Да и если бы и смогла, несколько сотен Измененных сбрасывать со счета не стоит, а если их не устранить, то нам до корабля не добраться. Попытаться что-то изменить в колодах и вернуться к кораблю с новыми картами когда-то потом не получится: закончившийся Турнир был третьим после Парада Миров, и через четыре больших цикла начнется Фестиваль. Старые миры вместе с теми, кто в них сумел выжить, покинут Игру, уступив место новым. К тому же не факт, что спустя время мы вообще сможем сюда добраться - Селедра явно проигрывает свой мир Хозяину Глубин, и сколько времени осталось до окончательного поражения не ясно, но точно не слишком много. Возможно, этот мир и до Фестиваля не дотянет...
        Повисла тягостная тишина. Никому не хотелось первому объявлять о провале нашей авантюры.
        - Предлагаю продать информацию Дому Водных, - после паузы наконец выдал Меджех - Их парни вполне смогут устранить Убийцу и перебить Измененных. Ударной звезды и лидера Дома вполне на это хватит, а мы получим свою долю за наводку на добычу. Обычно за это платят не меньше десятой части от полученных трофеев.
        После этих слов все выжидающе посмотрели на меня. Я понимал, что все устали и хотят поскорее убраться из этого мира, и мысль, ничем не рискуя, получить пусть и значительно меньшую, но все же совсем немаленькую награду, была очень соблазнительна. Но я все-таки озвучил то, что для себя уже твердо решил.
        - Я против. Такой шанс выпадает слишком редко, чтобы отказываться от него, едва возникли трудности. Поймите, десятая часть груза галеона пусть конечно и выглядит соблазнительно, но ничего в целом ни для Меджа, ни для меня не изменит. Допустим, что груз цел, и там жемчуг примерно на миллион дайнов. Сумма просто огромная, даже если ее разделить на троих. Каждый из нас получит гигантские деньги, с помощью которых можно изменить все. Купить лучшие из возможных карт, технооружие, карты знаний… Мы даже сможем в складчину купить свой дом, и нам останется еще и на карты. Но если мы получим десятую часть, то что это для нас поменяет? Тридцать тысяч не хватит даже на покупку одной золотой карты. А ведь ты, Медж, отлично понимаешь, что чем выше поднимаешься по лестнице силы, тем сильнее те, что встречают нас на ней.
        Поймав короткий задумчивый кивок друга, продолжил:
        - На следующем Турнире, если мы доживем до него, а я планирую, что мы все это время будем охотиться на монстров и демонов, нашими противниками почти наверняка окажутся бойцы двадцатых или двадцать первых рангов. Игрок, набравший такой уровень, прожил в Игре двести-триста больших циклов, он не будет уступать тебе не в опыте, ни в подготовленных заранее сильных ходах. У таких Игроков, стоящих на пороге преображения в Полководца, почти наверняка за спиной будет крупный клан или Дом, который не пожалеет для них перед Турниром средств и вложит в своих бойцов немало дайнов. Их вооружат лучшим оружием из арсеналов Дома, дадут во временное пользование карты из клановой сокровищницы, и у них будет достаточно времени на тренировочные бои. Мы сможем выжить, встретившись с ними на Арене только в том случае, если будем подготовлены не хуже.
        Я держал взгляд Меджеха и ясно видел в нем глубоко запрятанную тоскливую обреченность. Котяра был достаточно умен, что бы давно осознать те простые истины, что я только что озвучил. Я не хочу терять друга, только потому, что он опустит руки!
        - Слепец дал нам шанс, - с нажимом продолжил я, - а второй нам может уже не выпасть. И я не хочу отдавать свое будущее, даже не попытавшись за него побороться. К тому же, продать информацию Водным мы можем в любой момент, этот вариант от нас не уйдет.
        - И что ты предлагаешь кроме громких слов? - скептически скривившись, произнес Медж, глядя куда-то в сторону.
        - Убить эту гадину вместе с Измененными самим и взять всю добычу себе. Убийц Островов уже убивали: ты сам говорил, что флак-бомба с помощью импульса убивает все живое на расстоянии тысячи шагов. Купить ее вполне реально на аукционе или в мастерских Двойной Спирали. А с помощью чего сбросить ее, я думаю, мы найдем. Взрыв заодно устранит вместе с Убийцей и Измененных. Дальше останется только добраться до жемчуга. Вот и весь мой план.
        Саймира, все это время внимательно слушавшая нас, не вмешиваясь в разговор, открыла мобильный торговый терминал, и стремительно запустила в нем поиск.
        - Вот, нашла. В Двойной Спирали я скопировала все последние торговые предложения на аукционе - мало ли что пригодится. Продавцы флак-бомбы дают гарантию, что будут уничтожены все цели, не имеющие защиты, на расстоянии тысячи шагов от эпицентра взрыва, круг гарантированного поражения целей с защитой сужается до трехсот шагов. Гарантия на уничтожение целей при наличии у них божественной защиты не дается. Разрушения практически не затрагивают и не воздействуют на материальные объекты. Цена - триста тысяч дайнов.
        - С таким же успехом она могла бы стоить и миллион! - Меджех даже рассмеялся. Вскочив, он взволновано заметался перед нами взад и вперед. - Рэн, мы даже на эту экспедицию еле дайнов наскребли, а ты собрался покупать флак-бомбу! Да где мы столько денег возьмем?! Было бы лет двадцать впереди, тогда да, можно было бы рискнуть, но впереди всего четыре больших цикла. И нам подобные деньги найти за такой срок нереально.
        - Найти нет, а вот заработать можем вполне…
        Глава 15. Интерлюдия 2. Шепчущий
        Город-в-Пустоте, спустя малый цикл после Турнира…
        Успешный торговец Алансир бен Якуб, а для многочисленных приятелей просто Ал, с тоской смотрел на покупателя, неторопливо двигающегося между многочисленных стендов, заполненных товарами из разных уголков вселенной. Глядя на то, как наг неторопливо рассматривает новую модель штурмового голема, джун все отчетливее понимал, что к началу матча освободиться не успеет. А если Шепчущий так же внимательно будет просматривать и все остальные товары, то, скорее всего, и на его окончание тоже.
        Это было особенно обидно, учитывая договоренность с девчонками из службы моментальной доставки о совместном просмотре - кто знает, чем этот совместный просмотр мог бы закончиться! Зачастую у воздушных духов от вида крови на арене полностью отключало критическое мышление и возникало дикое желание, которому они и отдавались со всей страстью натуры. Возможная прибыль - это замечательно, но и об удовольствиях забывать не следует! Жизнь замечательная штука и не стоит сводить ее только к получению наживы.
        Конечно, можно было бы и поторопить покупателя, тем более что клиент просто должен был забрать свой заказ, сделанный ранее, но лавку Ала посещали разные разумные и некоторые пугали его до глубины души, этот наг был как раз одним из таких посетителей. Лучше уж скромный торговец посмотрит любимую игру по маленькому голопроектору с плоским изображением, чем лишний раз напомнит о себе этому змею.
        Он хоть и джун, существо почти бессмертное, и представляет в Городе-в-Пустоте интересы могущественного торгового клана, но… Все-таки очень хотелось и дальше оставаться почти бессмертным существом и радоваться всем прелестям жизни, даруемых одной из самых крупных торговых площадок во вселенной. А для этого точно не стоит злить полководца Хаоса, рассматривающего сейчас большую ловушку для духов.
        Приняв решение, торговец прошептал активирующее зеркало слово-ключ и увидел поле Арены, на котором уже выстроились команды соперников. Судья выносит мяч, активирует таймер, и игра началась!
        Никто толком не знает, из какого мира хаоситы притащили ее, и как она выглядела изначально, но теперь взрывбол - одна из самых популярных и напрочь запрещенных игр - выглядела именно так, как захотелось им.
        Джун сильно сомневался, что где-нибудь еще, кроме Двойной Спирали или Темных миров, возможно было бы проведение подобных матчей. Но у служителей Хаоса с этим проблем точно нет: многочисленные слуги, созданные из лучших спортсменов разных миров, уворачиваясь от ловушек и призванных чудовищ, увлеченно носятся по полю, гоняя мяч с таймером и бомбой внутри, не зная, в какой момент он взорвётся, а тренеры заранее выданными заклятьями помогают своим игрокам. И на все это крайне весело и интересно смотреть.
        «В первом тайме начинать игру выпало Коням Хаоса. Новый форвард команды, Зарец, тут же рванул с места в строну ворот противника. Финтом обыгрывает бросившегося на перерез первого защитника, пробрасывает мяч вперед себе на ход, набирает скорость… и растраивается под восторженный рев толпы! Тренер синих не пожалел сильнейшее заклинание ради «быстрого» гола в начале матча. Не зря Центральный Смертельный клуб Хаоса болельщики с гордостью называют Конями за их ставку на скорость.
        Пока защитники красно-белых пытаются определить настоящего нападающего, Зарец хитрым ударом отправляет мяч за их спины. Похоже, недавнее приобретение ЦСКХ, доставшееся ему с таким трудом, оправдывает себя!
        Поплывшие под неожиданным напором Спиноломы не успевают перестроиться и Зарец врывается в свободную зону… Но что это?! Мяч безвольно катится в сторону от ворот, а восходящая звезда Коней замирает на месте! Вот почему красно-белые не спешили на перехват: в этой зоне в начале матча была установлена парализующая ловушка.
        Спиноломы перехватывают мяч. Тишан, передача Гересу, Ажан подкатом пытается отобрать мяч, но тот проводит удачный пас Купарду. Неожиданно выросшая трава пытается схватить игрока за ноги, навес Тишану … Ай-яй-яаай! Грубейшая ошибка! Увлекшись, полузащитник не заметил зверя, вывернувшегося из-за игрока соперника и теперь вцепившегося в ногу. Товарищ по команде одним ударом отправляет волаака на перерождение, но уже не имеет значения: Тишан катается по полю, схватившись за ногу. Сегодня он больше не игрок. Тренер разочарованно качает головой и отзывает полузащитника в карту. Замена игрока…»
        Торговец оторвался от зеркала и бросил быстрый взгляд на находящегося в торговом зале покупателя. Наг был увлечен очередным экспонатом и не обращал на продавца внимания. Ал с облегчением снова окунулся в игру.
        «… Мяч снова в игре. Купард из Спиноломов в ходе недолгой борьбы отбирает мяч у Ментриса и устремляется вперед на половину соперника. Хороший рывок - тренер, чтобы перехватить инициативу, тратит одно из трех ускорений, выделенных на матч. Купард прорывается сквозь защитников, не успевших выстроить стену щитов, перепрыгивает ловушку из кольев, установленную командой соперников... У основного форварда красно-белых в этом сезоне наибольшее количество ударов по воротам среди команд-лидеров, чего не скажешь о результативных ударах. Синие оттягиваются в оборону, но уже слишком поздно!»
        Джун замер, затаив дыхание: между Купардом и вратарём никого не осталось. Ал даже не слушал слова комментатора, напряженно глядя на поле. «Ну же, бей!» Нападающий уже замахнулся для удара… но тут сработал таймер установленной в мяче бомбы. Небольшой хлопок - и вместо мяча и нападающего остаётся лишь дымящаяся воронка на земле. К которой тут же поспешили служители Арены, чтобы ее засыпать…
        Алансир не смог сдержать разочарованного вздоха. Сегодня Спиноломам не везет: это будет уже вторая замена игрока за время матча!
        «Командами объявлен небольшой перерыв на время замены мяча и призыва нового игрока. А пока небольшая реклама: не переключайтесь и оставайтесь с нами.»
        Торговец распрямил затекшую от напряжения спину, покрутил хрустнувшей шеей, и от неожиданности даже сделал шаг назад прочь от прилавка - ему стало не до продолжения просмотра! Прямо перед ним стоял и не мигая смотрел на него неслышно подошедший наг, явно ожидая, когда на него, наконец, обратят внимание. И Ал очень сильно надеялся, что это ожидание не было долгим!
        - Кто в ней заключен? - спросил Шепчущий, указывая на ловушку духов в дальнем конце лавки, сейчас мелко подпрыгивающую на полке, сотрясаясь от ударов изнутри.
        - Кен туб та Лоа, вид - Пожиратель душ. Очень сильный оказался: уже шестьдесят ваших больших Циклов как попался в поглотитель, а все равно время от времени начинает бушевать, пытаясь вырваться. Не волнуйтесь, господин, поглотитель прекрасно справляется с нагрузкой и прорыва можно не опасаться.
        - Зззабавно, -- наг кивнул, отвернувшись от ловушки, и снова посмотрел на продавца: - Мой закассс готов, джун?
        - Да, господин.
        Ал несколько раз щелкнул пальцами по клавишам, и дверь склада за его спиной открылась, пропуская в помещение магазина два парящих в воздухе контейнера. Подлетев к торговцу, они аккуратно опустились на прилавок.
        - Все как вы и заказывали, - ловко подхватив бронированный контейнер поменьше, Ал открыл его и достал наружу уродливый черный палец с длинным острым когтем на конце. Огромный, размером почти с ладонь, палец был обрамлен в тонкую сиреневую оправу, всю покрытую рунными письменами. Оправа из орикхалка изящной филигранью охватывала демонический палец: в таком обрамлении он смотрелся не как часть тела демона, а как изыскано сделанная поделка из оникса. Мастер-артефактор Ярких земель Ниридал Огненный не зря слывет лучшим. Он сумел не только полностью выполнить требования нага, но и превратил амулет в произведение искусства.
        - Все как вы и заказывали, господин. Амулет позволит вам засечь демона, которому принадлежит палец, в любом слое реальности, едва тот окажется в одном с вами мире. На расстоянии до ста тысяч шагов легко снимет с него любые маскирующие покровы и щиты невидимости, под которыми он может укрыться. Срок службы вашего амулета - вечность. Заряжать не надо - он использует для работы силу, разлитую в мире.
        - Все это я знаю, - отмахнулся наг, после чего достал небольшую хрустальную пластину, сквозь которую долго изучал свой заказ: - Да, хорошая работа. Что с моим вторым заказом?
        Джун аккуратно упаковал палец обратно и открыл следующий контейнер с толстыми стенками, изолирующими любые вспышки силы от находящегося внутри предмета. На свет появился еще один артефакт, больше всего похожий на сжатую в кулак мужскую кисть, будто отлитую из яркого, сияющего внутренним светом, янтаря.
        Алансир заслуженно гордился тем, что нашел на него покупателя, или покупатель сам его нашел? Не важно, именно за такие вот удачные совпадения джуна и ценили в его торговом клане. Артефакт Длань Абсолютного Света, найденная двести больших циклов назад в забытом Дворце богов командой искателей Ямзина Коротконога, при активации гарантировано уничтожит любых созданий Тьмы или Бездны вплоть до аватаров богов в области до трехсот шагов. К сожалению, в добавок к очень высокой цене магический предмет имел один существенный недостаток - его можно было использовать только один раз, после чего Длань необратимо разрушится. Потому-то до сих пор артефакт такой силы и не был продан.
        Пока наг вновь столь же внимательно и неторопливо изучал артефакт, как и до этого амулет, Ал мысленно еще раз восхитился красотой чужого замысла. Видимо, у нага возникли проблемы с кем-то из высших демонов, и сейчас перед ним инструменты для их решения. Полководец сумел как-то заполучить частицу своего врага, заточенную в первом амулете. Стоит змеелюду подставиться, и подкрадывающийся демон, понадеявшийся на покровы невидимости, обречен. Предупрежденный амулетом наг активирует Длань Света, и демона ждет горячая, даже испепеляющая, встреча. Просто, красиво и изящно, хотя, конечно, очень и очень дорого.
        Шепчущий, закончив изучать артефакт, довольно кивнул.
        - Принимаю.
        - Чем вам будете удобнее оплатить остаток: кристаллами душ, дайнами или универсумами? - торговец облегчено выдохнул.
        - Универсумами, - чуть подумал и ответил наг, достав платежную карту крупного банковского дома.
        - С вас, господин, четыре миллиона шестьсот семьдесят тысяч универсумов, - быстро провел перерасчет Ал.
        Наг молча открыл кошелек и приложил свою карту к терминалу. После секундной задержки компьютер, вмонтированный в прилавок, пискнул, подтвердив поступление средств.
        Полководец Хаоса бережно убирал свои покупки в сумку, а Ал наконец облегченно перевел дух, и, радуясь завершению разговора,снова украдкой бросил взгляд на зеркало. Спиноломы перешли в новую атаку, активно прорываясь к воротам соперника. Ал невольно задержал дыхание, предчувствуя возможный гол…
        И уже на пороге наг негромко, не оборачиваясь, произнес:
        - Ссспиноломы выиграют в этом матче.
        - Откуда вы это знаете? - невольно вырвалось у продавца. - Ведь матч еще не завершен.
        - Потому что они принадлежат мне, - с этими словами наг выполз за двери.
        *******
        Шепчущий двигался по парящим в воздухе плиткам мостовой, рассматривая висящие в пустоте здания города. Как и откуда попал этот город сюда, никто уже толком и не помнил. Может, местные джуны постарались, воспользовавшись ситуацией и выдернув целый город в Межреальность. Может, шутка или гнев богов постиг жителей, а, может, неудачный эксперимент магов принес столь неожиданный результат. Главное, что целый город был выброшен в пустоту между населенными планами. Большой город оказался в холоде пустоты, где отсутствовал даже воздух.
        Если в этот момент в нем были жители, то они погибли мгновенно, а вот здания остались и продолжили парить в пустоте. Кто первым нашел это место, история уже не помнит, но он явно оценил открывающиеся возможности. Перекресток вдали от глаз смертных и богов, Город-в-Пустоте стал идеальным местом для торговли и обмена разнообразными товарами и услугами. Город укрыли защитными полями, связали силовыми линиями, здания отремонтировали, и со временем их заполнили многочисленные арендаторы. Торговые гильдии, наемники, ордена темных магов - все те, кто хотел оказаться подальше от внимательных глаз… А вот найти хозяев города нагу так и не удалось, хотя он не сильно-то и пытался: так, легкое любопытство и привычка контролировать свое окружение.
        В Городе-в-Пустоте у змея была назначена встреча с исполнителем - требовалось забрать заказанные ранее товары из пары мест. Исполнитель задерживался, но Шепчущий все равно был доволен сегодняшним днем. Вместо того, чтобы нервничать, он устроил себе почти выходной. Прогуливаясь по торговым лавочкам города, он просто глазел на товар, давая выход собственному любопытству. Это было приятным разнообразием - отвлечься, наконец, от свитков, отчетов и договоров.
        Все сделки с Игроками, хоть сколько-нибудь выходящие за рамки обычной деятельности лавок, торговля с иными разумными существами, анализ отчетов о продажах и прогнозирование спроса для Игроков, закупки сырья для алхимической лаборатории самого Шепчущего, общее руководство огромным хозяйством, оставшимся после гибели Дома Змеи - все это требовало постоянного внимания и управления. Если раньше всем перечисленным ведал мастер Чаш и Весов, а наг лишь осуществлял общий контроль, то теперь ему приходилось заниматься и этими делами тоже. По крайней мере до тех пор, пока он не найдет подходящую замену. Да, все-таки основной недостаток освобожденного слуги - смертность: возвращенная карта с душой уже не могла возродить Трайга и он погиб окончательно…
        Шепчущий с удовольствием вспомнил удивленное лицо джуна в тот момент, когда он сказал результат игры. В свое время идея вложить дайны в создание своей команды по взрывболу, игре, только начавшей набирать популярность в Городе Двойной Спирали, была весьма сомнительна. Теперь же, спустя циклы, вид джуна, увлеченно следящего за противостоянием команд, очередной раз доказал, что это был отличный ход. Конечно, Рыцари Порядка пытались помешать росту популярности игры, как, впрочем, и всему, что создавалось в Двойной Спирали, но у них это получалось плохо. Запретный плод сладок и интересен, и чем больше его запрещают, тем больше желание его испробовать.
        Наг остановился перед небольшим зданием с шестеренкой на вывеске. Скромная небольшая лавка не пыталась завлекать клиентов яркой вывеской, но это было одно из тех мест, которое хаосит должен был успеть посетить, прежде чем Игра затянет его назад.
        Пара гремлинов-мастеров, насколько он знал, брат с сестрой, склонившись над столом, заваленным деталями, увлеченно возились с приборами. Они сразу не заметили появления нага, но тот неторопливо постучал по стеклянной витрине. При всей своей кажущейся хрупкости, это окно могло сдержать атаку абордажных киборгов или взбесившегося демона.
        Хозяин мастерской, наконец, отвлекшись от своей работы, бросил взгляд на посетителя, а потом, взглянув на спрятанный в столе сканер, нажал на небольшую кнопку, открывая дверь. С легким щелчком револьверная дверь провернулась вокруг оси, и наг, скользнувший в открытый проем, оказался в небольшом помещении, в чем-то похожем на лавку джуна.
        Только здесь были не магические артефакты и зелья, а оружие. Сотни единиц, созданные изобретательным разумом смертных для убийства себе подобных. В этом царстве войны наг ощущал себя как сластена в кондитерской лавке, ему хотелось купить буквально все, благо, денег ему на это хватило бы. Проданные несколько часов назад посреднику эликсиры вечной молодости и абсолютного здоровья, сделали его богаче на двадцать миллионов универсумов. Шестьдесят больших циклов, потраченные на их создание, оказались более чем оправданы. Что ж, какой-то неизвестный богач теперь изрядно позлит своих возможных наследников.
        - Ваш заказ готов, будете смотреть? - прервал его размышления мастер гремлин.
        - Да, - этот вопрос для него слишком важен, пополнение коллекции можно отложить и на чуть более поздний срок. Операция, задуманная сотни больших циклов назад, входила в завершающую стадию, и сейчас ему не нужно было никаких осечек.
        - Прошу за мной, - маленький гремлин, сутулясь, провел его в небольшую комнатушку, где на полу стояли шесть устройств весьма отдаленно похожие на глобусы, на которых учителя показывают ученикам устройство мира.
        Только эти были размером до груди нага и служили совсем для других целей. Шепчущий внимательно их осмотрел. К сожалению, в отличие от магических артефактов хрустальное Зеркало Чистоты не могло помочь в определении работоспособности этих устройств.
        - Предыдущие заряды выдали на восемь процентов меньше заявленной мощности, - решил напомнить он мастеру.
        - Простите, господин, - гремлин спокойно встретил взгляд нага, - но о боевом применении энфирита практически ничего не известно, и естественно, что теоретические выкладки не полностью соответствуют практическим результатам. Сейчас мы учли полученные от вас данные и увеличили длину графитовых стержней, а также скорость вращения сферы. Это позволит увеличить мощность зарядов до требуемой величины. Думаю, это маленькое недоразумение, вызванное необходимостью отладки редкого и сложного механизма, не испортит нашего сотрудничества.
        - Маленькое? - голос нага был вкрадчив. - Правильно ли я тебя понял, мастер?
        - Правильно, впрочем, если уважаемого господина что-то не устраивает, то он может обратиться к другим специалистам. Хотя думаю, кроме нас никто не рискнет работать с энфиритом, даже здесь - в Городе-в-Пустоте.
        - Хорошо, - сейчас нет смысла спорить. Пока коротышка был ему нужен, и Шепчущий был вынужден расстаться с идеей получить компенсацию, Ну что ж, тогда новые игрушки для своей коллекции он купит не здесь и не сейчас… - Я принимаю работу. Надеюсь, вам удалось исправить свои прошлые ошибки.
        *******
        Наг устало опустился на широкую софу в комнате для встреч и разговоров. День, проведенный вне Игры хаоса, близился к завершению. Жаль, что гремлин оказался не сговорчив и отказался давать скидку, в противном случае сумка нага была бы забита новыми экспонатами для его коллекции. Шепчущий сделал все запланированные в Городе-в-Пустоте дела, прогулялся по улицам и лавочкам в свое удовольствие, а агент все еще не прибыл на встречу. Наг должен был передать тому последние приказы до того, как сила Повелителя вернет хаосита в пределы пространства Игры. Змеелюд уже чувствовал нарастающее давление силы Хаоса: невидимый груз лег на плечи, становилось все труднее дышать, ломило в висках, но время еще было, пусть и не так много, как хотелось бы.
        Шепчущий нервно постукивал хвостом об пол, и мысленно подгонял Габриэля. Последние инструкции и приказы наг хотел передать доверенному слуге обязательно при личной встрече - слишком важна возложенная на того миссия. Слишком много было проделано работы, слишком много потрачено средств, слишком долгим было ожидание. Теперь, на последнем этапе интриги, когда желанная награда столь близка, наг хотел лично проконтролировать завершающий этап - чтобы быть уверенным, что все пройдет как должно.
        Еще несколько минут томительного ожидания и дверь, наконец, открылась. Стремительной тенью в комнату скользнуло существо, укутанное с головы до ног в широкий черный плащ. Под плотной тканью было невозможно рассмотреть даже очертания тела, но менталист ни на секунду не усомнился, что это тот, кого он ждал.
        Вошедший не успел даже поклониться, как наг заговорил:
        - Время дорого, Габриэль, обойдемся без лишних церемоний. У тебя впереди много работы: ты срочно отправишься на Нимланд и спустишься в Чертоги Мертвых, где тебя ждет император Аккуншанипар.
        Наг был уверен, что Габриэлю известна эта история - тысячелетия назад волей Богов император Нимланда был погребен в толще земли вместе со своим дворцом. За желание Аккуншанипара стать бессмертным расплачивался не только он сам, но и все его слуги, приближенные и гвардия. Боги, не разбираясь, кто прав, а кто виноват, обрекли всех обитателей императорского квартала на вечные страдания. Превращенные в умертвия, не в силах покинуть дворцовый комплекс, ставший для них тюрьмой, обреченные на вечную тьму и голод - и поныне служат они назиданием для других в том, что лишь боги вправе решать, кто достоин вечной жизни. Впрочем, даже если исполнитель не знает этой истории, сейчас не это важно, важно чтобы он смог пробраться в Чертоги Мертвых, а в этом наг не сомневался.
        - Ему ты передашь это, - наг поставил на расположенный рядом с софой низкий столик стеклянную колбу, покрытую сложной резьбой. Она была до краев полна светящейся синей жидкостью. Шепчущий привычно отмел чужое вожделение, накатившее от слуги, стоило тому опознать содержимое.
        Кровь архангела таила в себе дивные возможности для такого как Габриэль. Она позволила бы ему совершить перерождение, стать могущественнее, чем он есть сейчас, возможно, он мог бы даже попытаться сбросить оковы служения. И именно поэтому наг вложил просто бездну силы в резную печать на крышке колбы: она надежно защитит содержимое и не позволит слуге поддаться соблазну. Вампир тоже оценил печать, и по нервам змеелюда прокатилась волна разочарования, отчаяния, а потом и смирения. Прекрасно, приятно получать подтверждение собственным выводам.
        - В обмен на это ты должен будешь забрать у императора жезл Возрождения и три страницы из Книги Смерти. Также он должен будет тебе передать два больших кристалла, наполненных гибельным светом. После того, как все заберёшь, незаметно установишь Метку Пути. Я воспользуюсь ею, когда Кровь архангела ослабит проклятие богов, приковывающее умертвий к Чертогам Мертвых, и они ринутся вверх, в город смертных, оставив дворец без присмотра: там есть еще кое-что интересное лично для меня.
        - Город смертных будет обречен, хозяин, могу я воспользоваться ситуацией или мне предупредить жителей? - спросил Габриэль, стараясь выглядеть безучастным, но наг прекрасно чувствовал его жажду силы и крови.
        - Предоставим их собственной Судьбе - пусть пожинают плоды собственной глупости и лени. У живущих там смертных было достаточно времени для решения этой проблемы. Пророки не раз предупреждали их о том, что узники когда-нибудь обретут свободу, но они предпочитали растрачивать время и силы на войны и глупую возню вместо уничтожения угрозы.
        - А разве пророчества можно изменить? - заинтересовался Габриэль.
        - Можно. Будущее не является чем-то определенным, пророки могут увидеть лишь один из наиболее вероятных вариантов его развития. И они в своих пророчествах предупреждают о возможных угрозах своих современников и потомков, давая им шанс избежать грядущих катастроф. Но если те не предприняли ничего… Кто ж в этом виноват, кроме них самих? Три тысячи лет с момента погребения - это вполне достаточный срок, чтобы устранить возможную опасность.
        Наг мысленно одернул себя - некогда отвлекаться - и вернулся к делу:
        - Развлекаться вместе с умертвиями у тебя не будет времени. Сразу после Нимланда ты должен, не теряя времени, отправиться в перевернутую пирамиду Сатраса, где встретишься с посланниками Ордена Порядка.
        - Эти фанатики наконец согласились? - Габриэль, не ожидавший услышать этих слов, не сдержал тривиального вопроса.
        - Да! - наг торжествующе оскалился, показывая острые зубы. - Всего-то и надо было сжечь пару городов с несколькими десятками миллионов смертных, и эти упрямцы сдались. Там они передадут тебе знамя Дома Змеи и еще два знамени, утраченных Игроками на Кейдане.
        Наг подался вперед, придавая весу своим следующим словам:
        - Ты должен убедиться в подлинности того, что тебе передадут. После чего отдашь им это, - он выложил на стол широкий браслет, на котором ярко горели шесть драгоценных камней. - Это - активатор, позволяющий взорвать энфиритовые бомбы в любом уголке вселенной. Незримыми нитями камни связаны с зарядами, спрятанными в подпространстве. Если что-то пойдет не так, вскроется обман или возникнет угроза гибели флага, то можешь их активировать по одному. Помни, этим фанатикам доверять нельзя - у них нет чести, они преступят любые клятвы, нарушат любые запреты, только чтобы защитить свой любимый Порядок. Хозяин пирамиды защитит тебя практически от любых угроз, но все же будь настороже. И если что, не сомневайся, а действуй - главное, защити реликвию!
        Шепчущий заставил себя успокоиться и уже почти небрежным тоном закончил:
        - После того как все завершишь, можешь отправиться в свой родовой замок и несколько циклов отдохнуть. В ближайшее время у меня не будет для тебя работы.
        - Благодарю, хозяин, - прошептал вампир, благодарно склонив голову перед нагом, и выскользнул за дверь.
        *******
        Вампир уже давно ушел, отправившись в путь по изнанке миров - все необходимое для выполнения миссии ему было передано, а наг так и не ощутил желанного покоя, волнение по-прежнему не покидало его. Да и вряд ли оно покинет его до тех пор, пока Знамя не вернётся к нему в руки. Даже не верилось, что сотни лет ожидания и постоянного страха через какие-то считанные дни будут позади.
        Двести больших циклов просыпаться и засыпать с мыслью о том, что следующего дня ты можешь и не увидеть - это чересчур даже для него. Все твои цели, все твои планы, все, чем ты живешь, может рассыпаться в один миг, стоит только какому-нибудь идиоту уничтожить Знамя Дома. И все… На него, как последнего из старших офицеров Дома Змеи, перешел долг знаменосца, Все старшие офицеры клана жизнью своей отвечают за сохраность главной реликвии клана, но знаменосца в случае уничтожения символа Дома ждет особенно мерзкая смерть. Все эти циклы Знамя хранилась в руках Рыцарей Порядка. К счастью, они так и не узнали, что именно им попало им в руки. Просто вывесили Знамена в зале Побед и забыли. Собственно, нагу повезло, что жители Кейдана передали знамена павших Домов Рыцарям в благодарность за предупреждение и помощь в отражении вторжения Хаоса. Находись знамя на Кейдане, и оно осталось бы недоступно.
        Все эти годы Знамя мирно покоилось среди других пыльных реликвий, прославлявших победы и достижения Ордена Порядка. Этот, казалось бы, простой кусок ткани, доверенный их дому Смеющимся Господином, был сложнейшим артефактом, дарующим огромное количество возможностей своему хранителю. Впрочем, как и любое другое Знамя, вручаемое Дому при его основании.
        Под этим знаменем владыка Шалратшур, лидер Дома Змеи, вышел на свой последний бой на Кейдане. Эта битва должна была заполнить последнюю ступень на его медальоне, и потом его ждало Возвышение к Трону Смеющегося Господина. В честь этого Знамя и извлекли из сокровищницы Дома, которую оно почти никогда не покидало. Но кто знал, что последняя битва на Кейдане окажется действительно последней, и не только для владыки Дома, но и для всех Игроков, кто сражался на Кейдане?
        И теперь миг торжества близок! Его триумф и его слава - о нем будут помнить, пока горит Черное Пламя, и вращаются витки Двойной Спирали. Игроки будут пересказывать друг другу легенды о наге, вернувшем знамя, даже спустя тысячи циклов, когда тот уже давно покинет Игру. Змей представил лица своих соперников в Совете Старших, когда он заявит о себе как о новом лидере Дома Змеи. О! Этот сладкий миг ничуть не уступит по сладости другому, когда он, наконец, откроет двери кланового дома и завладеет всем, что там хранится. Все это стоит приложенных усилий. И Шепчущий прикрыл глаза, купаясь в мечтах о грядущем торжестве, позволяя себе игнорировать нарастающее притяжение Игры.
        Скоро он будет дома, а пока можно помечтать
        Глава 16. Планы
        Тысяча Островов, спустя полтора малых цикла после Турнира
        Два дня потребовалось «Сэлле» чтобы выбраться в относительно спокойные воды. Хотя ни «медуза», ни ее стражи так и не смогли добраться до корабля, но растревоженные нашими разведчиками твари темного бога метались вокруг, как пчелы, почувствовавшие угрозу улью. Это сделало наше возвращение… нервным. Когда сутки расписаны на вахты, а ты даже в часы собственного отдыха чутко прислушиваешься к скрипу и плеску снаружи, то всем не до сна. И не до обсуждения способов чудесно-быстрого обогащения.
        И вот, наконец, можно расслабиться. Конечно, до Теплых вод еще довольно далеко, но здесь, почти по самому краю Темноводья, из порождений Хозяина Глубин попадаются лишь неразумные твари, а от них надежно спасает все еще активная Морская Пелена. И главное - никаких шаманов!
        Яркое солнце припекало макушку, попутный ветер быстро гнал шхуну к Городу-на-Сваях, а мрачные пейзажи измененного моря давно приелись и уже не вызывали бури эмоций. Друзья ждали меня в каюте - пришло время в очередной раз попытаться убедить их, а, главное, себя, в нашей способности пройти по грани и вернуться с прибылью.
        Я криво усмехнулся: шанс у нас точно есть.
        *******
        (Город Двойной Спирали, спустя четыре дня после Турнира…)
        Журчание воды, струящейся по камням, лежащим на дне ручья, аромат цветущих деревьев и беседка, в которой так удобно и приятно проводить время - все это обычно дарило покой и умиротворение душе, так необходимые порой каждому Игроку. Но сейчас магия этого места, созданного кем-то из забытых Владык, не могла унять мою тревогу.
        Саймира и Меджех ушли бродить по торговым рядам, совершая последние закупки для рейда в водный мир. Карл не только не вернулся в команду, но даже не отвечал на наши письма.
        У меня выдалась редкая в последнее время возможность побыть одному, и я собирался использовать ее, чтобы спокойно разобраться с одним из подарков нага. Передо мной на столе лежал тяжелый стеклянный куб, ключ, открывающий путь в Лигу Охотников на Монстров, или, как они часто себя сами называют, к Очищающим. Я уже несколько раз перечитал информацию с кристалла, где было скрупулезно собрано все, что Шепчущему удалось собрать об этой организации.
        Большая часть этих сведений была вырвана во время пыток у предыдущего хозяина куба, имевшего неосторожность взять заказ на убийство самого змеелюда. Вся изученная информация однозначно убеждала меня в том, что стать частью сообщества Очищающих будет очень и очень непросто. Те, кто видел свой долг в защите миров от Зла, вряд ли позволят стать частью себя тому, кто сам по сути своей является тем же злом. Они были достаточно разумны, чтобы не требовать от охотников бескорыстного служения. Очищающий для устранения бoльшего Зла мог допустить случайные жертвы, и это, если и не приветствовалось, то встречало понимание. Однако позволить вступить в их ряды тому, кто каждым своим поступком усиливал извечного врага - это было бы для них уже чересчур.
        Но сдаться даже не попытавшись я не мог. Послезавтра мы уходим в мир Тысячи Островов - приготовления почти завершены - и прежде чем отправиться туда, я должен определить, смогу я использовать этот путь развития, или придется искать что-то еще.
        Несмотря на все доводы разума, внутреннее сопротивление и какая-то безотчетная тревога не оставляли меня все утро. Я уже больше часа не мог заставить себя приступить к реализации своего же плана, оттягивая его, как только мог: Находил глупые отговорки, перечитывал информацию, давно выученную наизусть, перебирал карты в Книге, вспоминал незавершенные дела и будущие планы, переделал еще множество других мелких дел, вся важность которых заключалась в том, что они, позволяли не брать в руки Ключ…
        Наконец, я разозлился на самого себя. Хватит оттягивать неизбежное! В конце концов, не убьют же они меня - пока мое тело находится в Двойной Спирали, сделать это в принципе невозможно.
        Я резко выдохнул, вытащил из сумки небольшой нож и слегка надрезал ладонь, а потом пальцем другой руки вывел на матовой поверхности куба руну «Логрис» - «понимание» на языке-без-начала. Теперь, если верить инструкции, все что мне нужно, это взять куб в руки и просто пристально вглядываться в грань с руной.
        Тяжелый, несмотря на свой небольшой размер, куб неподвижно лежал в моих руках. Мазки крови медленно растекались по поверхности и постепенно исчезали, а стенки куба стали ощутимо нагреваться. Я продолжил неотрывно вглядываться, теперь уже - в разноцветные пятна, возникающие на матовой поверхности и в глубине стекла: они, постепенно ускоряясь, начали двигаться, менять свой цвет, пропадать и возникать снова. Ключ постепенно становится похожим на детскую игрушку с цветными стеклышками внутри, которые после тряски складываются каждый раз во все новые и новые узоры.
        Нечто подобное я уже видел, когда меня переносило на аудиенцию к Смеющемуся Господину. Мое сознание устремилось вперед, пролетая цветными коридорами сложных геометрических конфигураций. Эти странные построения появлялись и сразу же распадались, стоило мне сквозь них пролететь. Пространство вокруг словно бы приобрело большее, чем обычно, число измерений. Временами мне казалось, что это не я лечу сквозь него, а оно проносится сквозь меня.
        Окружающий мир дрогнул, и в следующий миг я оказался возле большого овального стола из белоснежного мрамора. Рядом никого нет. Я с интересом закрутил головой по сторонам. Огромный зал, окружающая его высокая колоннада и венчающий ее балкон были абсолютно пусты. Вокруг ни души. Все пространство огромного помещения затянуто чуть заметной золотистой дымкой, скрадывающей очертания стен…
        Воздух возле стола неожиданно сгустился и образовал три туманные фигуры. Они были почти неотличимы друг от друга, разнясь только цветом: одна темно-лиловая, вторая салатового цвета, а последняя небесно-голубая. Силуэты молчаливо зависли напротив, и какое-то время ничего не происходило. Тишина и неопределенность - это не то, что я ожидал здесь встретить. Минута, две, три… Наконец я не выдержал и проорал:
        - Эгей! Меня кто-нибудь слышит?! - для убедительности я даже рукой помахал, как бы глупо это ни выглядело.
        В зале ничего не изменилось.
        В более дурацкой ситуации я еще не был. Может, в проклятом кубе что-то сломалось, или я не сделал чего-то необходимого, потому что пленный охотник под пытками не выдал какой-то нужной информации нагу? Хотя это вряд ли. Учитывая возможности Шепчущего, бедняга наверняка рассказал ему все, что знал, даже любимый цвет исподнего своей троюродной бабушки.
        Время шло и по-прежнему ничего не происходило. Со скуки я уже обследовал все, что мог, покричал, попытался уйти, призвать Компас, но золотистая дымка меня не отпускала…
        *******
        -- Ключ счел его достойным, впустив сюда, и не нам оспаривать этот выбор, мы можем лишь принять или не принять этого разумного в наши ряды. К тому же в мальчишке нет зла. Да, он не безгрешен, и чужих смертей на нем хватает, но ничего запредельного на нем нет: он не адепт темных богов, не одержим демоническими сущностями, и не несет в себе никаких гибельных проклятий или предсказаний. По сути, самый обычный наемник, ничуть не хуже тех, кто приходит к нам обычно. Отмечу, что, выбирая между наивным идеалистом и битым жизнью бойцом, я выберу второго - у него больше шансов не только уцелеть, но и выполнить поставленную задачу, не сойдя с ума. И…
        - Но он адепт Хаоса!!! - второй участник беседы не выдержал и перебил говорившего. - Игрок! Вы что, забыли, сколько зла подобные ему сотворили?! Разрушенные города, истребленные народы, целые миры, обращенные в пепел их вторжениями. Разве подобное можно простить? И вы хотите позволить стать одним из нас тому, кто является частью той гибельной силы, которой мы пытаемся противостоять?! Это немыслимо!
        - Трракшад, кхе… - стремясь сохранить выдержку, выдохнул первый из собеседников, - я понимаю твою боль и помню, что Игроки сделали с твоим миром, но не забывай: порой нашими лучшими охотниками становились как раз те, кто сам изначально принадлежал к чудовищам. Вспомните Ди, лучшего убийцу вампиров за всю историю Лиги. Он лично убил восемь патриархов и истребил больше двух тысяч простых упырей. Сотни тысяч спасенных жизней. А Рульф Серебряный Клык и клан белых волков? Они практически в одиночку зачистили Лорию и Камран от оборотней, а ведь в тех местах уже началась эпидемия - еще немного и там бы просто сожрали все местное население.
        - И все равно я против! - советник в зеленых одеждах заметался по Залу Решений. - Я не допущу, чтобы хаосит стал одним из нас.
        Сэр Артур, устав его убеждать, попытался вовлечь в спор третьего участника совета, не сказавшего до сих пор ни слова. Все это время их коллега придирчиво изучал результаты проверки, проведенной ключом.
        - Лер Ган, а что скажешь ты?
        Собеседник, совершенно не отреагировал на обращенные к нему слова и продолжил рассматривать диаграммы и цветовые символы, сгенерированные кубом, тихо бормоча себе под нос: «Интересно… И как не обычно… Мальчик отмечен вниманием богов… А вот это что-то незнакомое, я такого раньше не встречал…»
        - Лер Ган! - сэр Артур, теряя терпение, повысил голос.
        И в этот раз его коллега все-таки оторвался от прибора и непонимающе посмотрел на замерших рядом с ним остальных участников совета.
        - Мы ждем вашего слова, - озвучил создавшуюся ситуацию Трракшад.
        Лер Ган, на секунду задумавшись, негромко произнес:
        - Очень необычный экземпляр, я бы хотел с таким поработать.
        - Но он же хаосит!!! - от возмущения Трракшад полностью потерял самообладание.
        Лер Ган, не обращая внимания на эту вспышку ярости, задумчиво продолжил:
        - Да, с этим есть определенная сложность. По правилам Лиги в особых случаях мы можем назначить претенденту испытание, по результатам которого и примем окончательное решение.
        Спорщики замерли, обдумывая предложение.
        - Пожалуй, это идеальный способ разрешить возникшее затруднение, - первым задумчиво протянул сэр Артур, сверившись на всякий случай с кодексом Лиги.
        - Соглашусь с этим, - понимая, что он в меньшинстве, нехотя признал Трракшад. - Но испытание должно быть сложным, а не просто «принести хвост мантикоры» или «добыть пару клыков оборотня».
        - Согласен, мы должны дать ему возможность продемонстрировать свой потенциал, - мысль об этом зажгла глаза Лер Гана неподдельным интересом.
        На столе в Зале Решений возникла объемная книга, в которой были записаны все текущие заказы и миссии Лиги Охотников на Монстров. Стремительно замелькали страницы.
        - Оборотни из Железного Леса? Слишком легко - их там и осталось-то пару десятков. - Трракшад сразу отмел все заказы легкой и средней сложности, и, открыв раздел с задачами высшей категории, почти не раздумывая, ткнул в один из заказов.
        - Маяк мрака?! - сэр Артур даже поперхнулся, увидев предлОженное. - Это перебор. У претендента должен быть хотя бы минимальный шанс выполнить задание. А к решению этой задачи за триста лет не смог приблизиться никто. Даже хотя бы понять, что конкретно нужно делать для ее решения.
        - Тогда… - Трракшад, задумавшись, пробежался по недлинному списку и ткнул в предпоследнюю строчку, - вот это.
        - Но… - сэр Артур попытался возразить, но Трракшад, не давая ему вставить ни слова, торопливо заговорил:
        - Уровень нежити в основном средний, мир находится в пределах Игрового поля, поэтому проблем с доступом туда у претендента не будет, по сроку задание не ограничено. Я даже не буду настаивать, чтобы Игрок выполнил само задание - будет достаточно, если он сможет узнать судьбу предыдущей команды охотников, взявших эту работу ранее. А в качестве доказательства пусть принесет их именные медальоны.
        - Да ведь это задание… - сэр Артур от возмущения даже растерялся и не нашелся сразу, что сказать.
        - Согласен, - голос Лер Гана прервал его, не дав высказать рвавшиеся из груди слова. - Это будет достойное испытание и всесторонняя проверка качеств соискателя.
        - Решено! - довольный Трракшад с трудом сдерживал ликование. В то, что хаосит сможет выполнить задание, он не верил абсолютно. Никто из тех, кто спускался в центральные гробницы Беренхеля в попытке добраться до Скрижалей Возрождения, не вернулся назад. В любом случае, он добился своего - Игрок или умрет, пытаясь выполнить поручение, или провалит испытание, отказавшись спуститься в подземные храмы в поисках медальонов.
        В порыве радости советник даже пообещал:
        - Если он сможет выполнить задание, я лично поприветствую его среди нас и подарю летающие кинжалы - гордость моей коллекции.
        - Я тебя услышал, - голос сэра Артура был глух: ему не нравилось принятое решение. Отправлять мальчишку на убой туда, где уже погибли две опытнейшие команды, а за само задание никто не рисковал браться уже лет двести, было просто нечестно. Но сделать он уже ничего не мог, разве что пожелать Игроку удачи. - Раз решение принято, и нам больше нечего обсуждать, позвольте вас покинуть: ночь близка, а сегодня полнолуние - может быть прорыв из-за кромки.
        С этими словами он качнулся назад, разрывая связь с ключом, чтобы спустя миг очнуться у себя в кабинете, сидя за столом. Убрав куб в сейф, крепко сбитый мужчина мрачно взглянул на ночное небо: затянутое рваными облаками, оно пестовало полную луну, в мраморной белизне которой угадывались отблески алого.
        - Сегодня прольется много крови. Ну что ж, посмотрим, чья она будет, - охотник решительно направился к оружейному шкафу. Открыв его, окинул взглядом содержимое. Сэр Артур не любил все эти новомодные трещотки, которыми так увлекалась Элиза, его единственная внучка. Поэтому рука потянулась к привычному оружию. Старый верный двуствольный товарищ привычно лег в руки, пояс, набитый патронами с серебряными пулями, обхватил талию, охотничий нож из небесной стали занял свое место рядом, а со двора уже доносился, лаская слух, лай верных псов, предчувствовавших охоту.
        Да, сегодня прольётся кровь, но кто сказал, что людская? Если на земли, где несет стражу он, Сэр Артур Ллойд, пожаловали ночные гости, то охотник с радостью поприветствует их всем, что ему дал Господь!
        *******
        Междех выслушал мое предложение не перебивая, замерев и подобравшись, как перед броском. Саймира и вовсе сидела неподвижно, как будто желая стать незаметной и не иметь ничего общего с мертвецами.
        Но молчание друга беспокоило меня гораздо сильнее. Наконец, глубоко вздохнув, он спросил:
        - А ничего менее безумного у тебя в планах нет? Пробраться в сокровищницу за древним артефактом? Или отправиться на поиски редкого зверя? Быть может, убить какого-нибудь мешающего честным, но богатым людям политика?
        - С Синдикатом убийц можно попробовать поработать, но там не все так просто, - развел я руками. - Да, мы можем сами выбрать миры, в которых готовы взять заказ, но для этого эти миры надо хорошо знать, а в идеале они еще и находиться должны в поле Игры Хаоса. Все помнят, что у нас нет возможности надолго покинуть Игру? Медж, вот скажи, реально за день отследить цель, и выполнить задание? Качаешь головой, а еще стоит учитывать, что всегда есть угроза, что нас самих сумеют засечь и атаковать коллеги из Синдиката, желающие подняться в иерархии за наш счет. В общем, та еще куча проблем.
        Устало вздохнув, я встал, чтобы размяться.
        - Но главное даже не это. Спешки у нас со вступлением в ряды наемных убийц особой нет, а вот если не успеем выполнить испытание Лиги, то все - этот путь для нас будет закрыт навсегда. А это однозначно произойдет, если мир Беренхеля уйдет с игрового поля после Фестиваля. Хоть это задание и бессрочное, но нормальной возможности выполнить его для нас тогда уже не будет. Поэтому я и предлагаю сосредоточиться на задании Лиги, а заказы Синдиката оставить на потом. К тому же, Беренхель - высокоразвитый мир, и что мешает нам, находясь там, посмотреть, есть ли в нем заказы, которые будут нам по силам?
        Медж неспешно кивнул, раздумывая о чем-то. Я подождал, не возникнет ли у него какая-нибудь идея - все-таки о делах скрытного человека-тигра я знал не особо много. Саймира тоже ждала, даже оживилась и подалась немного вперед. Заметив это, друг лишь отрицательно покачал головой и в свою очередь вопросительно глянул на анир.
        - Ребята, я могу рассказать, что и где выгоднее покупать, а вот советы где лучше ввязаться в бой - это не мое, - мило, то ли смутилась, то ли возмутилась девушка. - Но пока мы плыли, у меня возник один интересный вариант: я бы могла поднять кое-какие средства на торговле в Городе, но для того, чтобы получить за имеющееся время необходимую нам сумму, надо вложить в оборот не менее ста - ста пятидесяти тысяч. Прибыль я гарантирую, но далеко не мгновенную - все же торговые операции требуют времени. Да и размер дохода точно не предсказать: это сейчас рынок бурлит, а потом будет затишье. Выводить же нужные нам средства из своих сделок я бы не хотела без крайней на то необходимости: могу потерять связи и завоеванную репутацию.
        - Ты молодец, это может нам пригодиться, когда соберем бoльшую часть средств - подбодрил я Сай: мне нравилось то, что она стала участвовать в наших обсуждениях, правда, пока анир делала это нечасто. Старый котяра же лишь одобрительно присвистнул.
        Я мысленно пробежался по своим возможностям.
        Первое, что приходит в голову - доставка детей на Тану-шикан. Но это станет более-менее выгодным через половину большого цикла, никак не раньше, а возможно и значительно позже. Невозможно точно определить ни когда спадет ажиотаж с Активаторами, ни сроки поступления на рынок новых партий живого товара. А до этого времени цены на рабов в Двойной Спирали будут кусаться, и прибыль от сделки окажется не очень-то и велика.
        Книги Учителей, что подкинул мне наг, продавать откровенно жаль: хоть вся моя тактика, и ориентирована на сражения на дальней дистанции, стать мастером ближнего боя - мечта детства. К тому же нам не дано знать, каким ликом повернется к нам Слепец, и умение отстоять свою жизнь в ситуации, когда враг подобрался вплотную, и возможности для дистанционных атак нет, может спасти жизнь. Жаль, нет времени не только заняться обучением, но даже выяснить, а будут ли Учителя вообще меня учить. К тому же если не мне, то Меджеху книги точно лишними не станут. Есть у меня подозрение, что это не одноразовые артефакты.
        Ненужных карт для продажи нет. За карты сокровищ можно немало получить, но все же хотелось бы оставить их себе. Отдавать золотые карты в залог - верный способ их лишиться. Они в Игре слишком тяжело даются, чтобы так их терять. А уж я-то точно знаю: никогда нельзя быть уверенным в благополучном исходе даже самого верного дела. Пока мне удавалось избегать этого жеста отчаяния, и я собираюсь и дальше придерживаться подобной политики. Продажа золотых карт возможна, только если иначе не выжить, или карта совсем уж не подходящая, но сейчас у меня таких в колоде нет.
        Два имеющихся у меня Активатора - скорее расходы, чем доходы: хранящиеся в них золотые карты (а я знаю, они там есть!) я в любом случае продавать не буду. Идею Саймиры расплатиться с Тенями выпитыми кристаллами душ я, хоть и со скрипом, но счел для себя приемлемой. Осталось купить их, но тут возникла неожиданная проблема: сейчас таких кристаллов в продаже на аукционе просто не было. Я никогда ими не интересовался, а оказалось, что в Двойной Спирали этот товар редок - выпитые кристаллы появляются в Игре только тогда, когда демоническим владыкам удается обмануть кого-то из Игроков и всучить бесполезные для себя огрызки. Других мест, где можно поискать испорченные кристаллы никто из нашей компании не знал.
        Остался еще один вариант, хоть и несколько болезненный для моего самолюбия: обратиться к Калиссане. По ее просьбе я согласился на оплату первой партии делвмерейна элитными зельями - и ради Турнира оставил их в клане на условиях оплаты в течение ближайших двух больших циклов, пусть и с надбавкой за отсрочку, а дайнами получил лишь премию сверх аукционной цены.
        Находясь на девятом уровне, я был сильнейшим Игроком своего диапазона и мог не бояться Турнира - равного мне противника с седьмого до одиннадцатого ранга просто не было. Я не планировал в ближайшие пятьдесят больших циклов резко подниматься. Сейчас же ситуация стала совершенно иной - и теперь я нуждаюсь в этих более чем двухстах тысячах, так неосмотрительно оставленных в клане. Можно связаться с главой и попробовать получить хотя бы часть долга уже сейчас, даже, при необходимости, отказавшись от надбавки за отсрочку. Все-таки отношения с Кали у нас отличные, и есть надежда, что она согласится пойти мне навстречу.
        - Есть у меня идея, как раздобыть дайнов, но их хватит скорее на подготовку к походу, чем на флак-бомбу. Если дело вообще выгорит, - признался, мысленно решившись наступить на свою гордость. - Ну а с Клубом Собирателей Сокровищ я пока не разобрался, но собираюсь сделать это сразу после возвращения. Кстати, там награду за первое уже фактически выполненное задание обещали, но не думаю, что будет что-то особо ценное. А вот если среди новых заданий окажется что-то «менее безумное», но доходное, то мы всегда сможем подкорректировать наши планы.
        На самом деле про Клуб Собирателей я тогда, за день до отправки на острова, просто забыл, придавленный результатами моей встречи в Доме Чаш.
        *******
        (Город Двойной Спирали, спустя пять дней после Турнира…)
        Дом Чаш шумел, гремел и праздновал. Сегодня, как и в первую ночь после Турнира, толпы Игроков, прошедших через встречу со смертью и сумевших выжить, полноводной рекой втекают в его гостеприимно распахнутые двери. Еще пара дней, и эйфория сойдет на нет, а пока каждый день празднования приносит хозяину сотни тысяч дайнов, а так же то, о чем гости даже не догадываются…
        Кружки, кубки и чаши, что десятками стоят на столах, помнят все слова, сказанные над ними. Хранят секреты, озвученные в комнатах, надежно укрытых Пеленой Тишины. Знают о заговорах и сделках, скрепленных поднятием бокалов. Внимают планам мести и любовным ожиданиям. Хранят - и обо всем рассказывают своему хозяину, когда тот бережно протирает их от прикосновений чужих рук, стирая заодно и эхо чужих слов.
        Да, Дом Чаш дает своим посетителям возможность скрыть свои тайны ото всех, но не от хозяина заведения.
        Сейчас же Малкасариму было не до чаш и чужих секретов - их можно отложить и на потом, никуда они от него не денутся. Разговор же, что он вел сейчас, был куда важнее.
        - Рэн, я не могу открыть для тебя шкатулку, пока ты не выполнишь мое задание. Таково было условие того, кто оставил мне ключ от нее.
        - Я помню, мы обсуждали это до Турнира, и я готов выслушать твое задание. Завтра мы отправляемся в Водный мир - возможно, тебе что-то нужно оттуда? Какие-нибудь редкие морские деликатесы, например. Заодно ты мне обещал сказать, что лежит внутри, и кто тебе это оставил. Есть ли смысл мне вообще с этой шкатулкой возиться?
        Хозяин Дома Чаш обреченно вздохнул, присел на возникший рядом стул и налил себе бокал «Огня инферно». Ему нужно было собраться с мыслями, прежде чем снова заговорить.
        - Разумеется, эту вещь оставили не для тебя. Ее должны были найти и открыть совсем другие Игроки. Ради того, чтобы она никогда не была открыта, а путь, который можно найти с ее помощью, навсегда был утрачен, их убили. И будут убивать снова, едва узнают, что шкатулка нашлась. Если кто-то, заглянув в твой разум, узнает или догадается об этом разговоре, тебя убьют так же, как убили тех, для кого ее оставили.
        - И что же мне делать? - Рэн растерянно вскинул взгляд на Хозяина Чаш. - Может, пускай она лучше и дальше лежит у тебя?
        - Нет, - Малкасарим покачал головой. - Так сделать, увы, не получится: механизм уже запущен. Есть вещи, которые должны случиться, если произошло ключевое событие - это неизбежность, и этого не дано изменить ни сметным, ни богам. Единственное, что ты можешь сделать, это подумать, как уцелеть. Все, на что можно надеяться - это тайна. Ни сила, ни высокие покровители тебя не спасут. Пока информация о шкатулке хранится только в твой голове и остается секретом для остальных - ты жив, но здесь, - он кивнул в сторону раскрытых дверей, ведущих на улицу, - слишком много тех, кто может и любит заглядывать в чужой разум.
        Ящер немного помолчал, еще раз все обдумывая, а потом решительно хлопнул по столу:
        - Решено. Я готов дать тебе задание, и я попробую тебе немного помочь. Не хочу, чтобы моя карта опять попала в руки к какому-нибудь идиоту: ты единственный, с кем за последнюю тысячу циклов я смог хотя бы найти взаимопонимание.
        Несмотря на напряженный момент, Малкасариму было интересно наблюдать, как подобрался стоящий напротив него Игрок. Явно ожидает услышать что-то вроде: «Принеси мне Чашу Изобилия» или «Добудь любимый кубок Бахуса - бога вина и разврата из пантеона Хаоса». Поэтому, когда хозяин таверны озвучил то, что он хочет, смена сосредоточенного внимания на полное обалдение его порадовала.
        - Установить абсолютный щит разума у себя в голове? Такой, чтобы никто, кроме богов, не мог за него заглянуть и узнать мои секреты? - похоже, Рэнион не сразу вспомнил, как дышать. - Но…, - он бессмысленно уставился на Хозяина, - я даже не слышал о такой карте! На ее поиски уйдут годы, если я вообще смогу ее когда-нибудь найти.
        - Ты не понял меня, - ящер укоризненно покачал головой. - Речь идет не о карте. У всего, что создает Смеющийся Господин, всегда есть свой противовес: к любой запертой двери в момент ее создания возникает и ключ, если есть защита, то существует и то, что эту защиту сломает или обойдет. Тебе необходимо искать иные способы, чем те, что дает Игра Хаоса. Во вселенной их хватает.
        - Может, хоть подскажешь где? - на хозяина с тоской смотрели серые глаза, видимо их обладатель уже догадывался, какой будет ответ.
        - Не могу. Задание должно соответствовать уровню полководцев, которые должны были за ним прийти. Таково указание того, кто все это придумал. И то, что ты совсем не соответствуешь этим требованиям, ничего не меняет, - он снова покачал головой, пристально разглядывая Медальон с одиннадцатью ступенями и двенадцатой, заполненной лишь на пятую часть.
        - Мда… А хоть кто все это придумал, ты мне можешь сказать? Чтобы мне знать, стоит ли за это вообще браться.
        - Могу, - решил после небольшого раздумья Малкасарим. - Его имя до сих пор на слуху, и, увидев его отзвуки в твоем разуме, специально потрошить тебя ради этого не будут. Твою находку оставил Ялдар Светлый взор для своих учеников и наследников, чтобы выявить среди них наиболее достойного.
        И вот после этого стоящего перед стойкой Игрока просто накрыло: ТАКОЙ резко появившейся бледности и расширенных на полную зрачков ящер не видел уже давно. Информация о том, что Ялдар был последним хозяином легендарной карты ТИТАНА, и с тех пор никто этого Великого зверя ни разу в Игре не применял, известна всем Игрокам. Конечно, вероятность того, что в шкатулке лежит сама карта, исчезающее мала, но даже если там всего лишь указания, как ее можно получить - это уже не мало. Даже такое предположение заставляло вспотеть ладони, подогнуться колени и застыть с остановившимся взглядом на несколько ударов сердца.
        Рэн явно осознал, что его однозначно убьют!!! ТИТАН был воплощением стихии Света, Великим зверем, имеющим собственный разум и собственную волю. Он не стал бы служить хозяину, которого не посчитал бы достойным себя. Никто и никогда не позволит завладеть подобной силой кому-то другому, и в этом случае действительно единственное, что может спасти - это тайна и защита разума.
        Хозяин удовлетворенно кивнул сам себе, мальчик все понял и осознал - и стремиться выполнить задание он будет изо всех сил, а это единственное, что может дать ему шанс на выживание. Значит, Малкасарим все сделал правильно.
        *******
        Человек-тигр еще раз оглядел висящий перед ним в воздухе план гробниц и повернулся ко мне.
        - Рэн, да ты спятил, соглашаясь на такое! Еще и нас туда тащишь! Беренхель - практически неприступный для Игроков мир: все точки переходов местные контролируют, и нас просто и без разговоров перебьют, стоит только там появиться. И то, что мы отправляемся туда по поручению Лиги, вряд ли поможет: нас прибьют еще до того, как мы успеем хоть что-то объяснить.
        - Да, в этом есть определенная сложность. Но кто сказал, что мы попадем туда через Компас?
        - И как же тогда? - друг саркастически приподнял одну бровь, ожидая услышать очередную авантюру.
        - Через тайные тропы. Они не привязаны к точкам перехода, и мы сможем попасть в любое место этого мира, где нас никто не будет ждать.
        - Хорошо, - этот аргумент Меджех готов был принять. - Но как ты собираешься попасть на Тайные тропы и договориться с их хозяином? И как вообще планируешь организовать все это? Нам придется сразу взять с собой все нужное для похода - вернуться назад в Двойную Спираль и купить забытое или закончившееся мы не сможем. Кроме того, Беренхель - человеческий мир, и любой житель, увидев меня или Саймиру, поднимет тревогу. Объясни мне, где ты возьмешь местные документы, одежду, деньги? Как замаскируешь меня и Сай? Во имя Хаоса, Рэн! Да нас раскусит любой местный стражник, стоит нам только попасть в город.
        На его слова мне лишь осталось упрямо сжать губы: я уже знаю, как решить большую часть озвученных проблем, так что и с остальными можно справиться, если постараться… И я не намерен отступать!
        - Я решу вопрос с Тайными тропами - тут нам помогут. Кто и как, ты узнаешь позже. Самое главное определить, что нам делать здесь, - и я ткнул пальцем в середину плана гробниц.
        Аритшеи - раса, изначально населявшая мир Беренхеля до вторжения туда людей - поклонялись Смерти во всех ее проявлениях. Неспешное течение жизни любого из рожденных было лишь подготовкой к сошествию в Царство Мертвых. Жизнь - лишь тень, отбрасываемая солнцем, а Смерть - врата, ведущие к истинному существованию. Этому учили с рождения, и к этому готовились на всем протяжении жизни. И когда наступал долгожданный миг, специальные жрецы готовили усопшего к его последнему пути. Мертвого наряжали в лучшие одежды, заранее купленные еще при жизни, родственники и друзья устраивали роскошный пир и с песнями провожали ушедшего в Последний Путь, радуясь за него. А потом тело грузили на повозку, которую везли черные быки, и отправляли в храм.
        Если усопший был простым крестьянином или горожанином и прожил обычную жизнь, не совершив ничего выдающегося, то его ждал ближайший храм, а там - обычный костер. Прах высыпали в погребальную урну, которая находила свое место в бесчисленных нишах, вырубленных в скале на верхних ярусах. Если это был чиновник или воин, то его ждали средние ярусы. Тело, забальзамировав и обернув тканью, укладывали там, вложив в руки табличку с писалом или счеты, а воина облачали в боевые доспехи, положив рядом с ним любимое оружие. Там же обретали покой известные ремесленники и удачливые купцы, а с ними уходили в погребальную тишину лучшие образцы их труда. Нижние ярусы были отведены для жрецов.
        Прославленные мастера своего дела, те, чьи творения радовали взор при жизни, выдающиеся воины, высшие сановники и старшие жрецы удостаивались особой чести - их тела отправлялись в долгий путь через горы, или пустыни, или на золотых ладьях через море, к месту, где они, наконец, обретали последний покой согласно своему статусу.
        На Беренхеле было множество храмов, хоть они и не бросались в глаза - ибо все они росли вниз. Но был среди них особенный храм - центральные гробницы - Лёны Владыки Смерти. Сюда стекались лучшие и достойнейшие, чтобы отправиться служить своему господину.
        На верхних ярусах здесь также стояли кувшины с прахом простолюдинов, которым посчастливилось жить и умереть вблизи главного храма. Средние ярусы занимали тела, привезенные со всех краев земли.
        Центральные гробницы были намного глубже всех остальных усыпальниц. Чем ниже вели подземные коридоры, тем большей чести удостаивался тот, кто обрел там покой. На нижних ярусах Лёнов Владыки Смерти хоронили знатных вельмож и царедворцев, а вместе с ними в могильную прохладу уходили и те, кто и при жизни им верно служил: слуги, телохранители, садовники и повара… Все они были благодарны за оказанную им честь, и с радостью принимали чашу с ядом на похоронах своего господина. Ниже гробниц знати хоронили жрецов. Те, кто при жизни был близок к богам, и в смерти оставались рядом. Последний уровень усыпальницы был отведен для Владык аритшеев.
        Богоравные - так их называли при жизни - спали вечным сном в подземных дворцах, в окружении гвардейцев, сановников и слуг. Их покой хранили тысячи воинов, сошедших в могилу вслед за своим повелителем, которому они служили при жизни и продолжили служить после смерти.
        А ниже всех могил был расположен главный храм, хранящий вход во владения Владыки Смерти, его стены были покрыты именами всех похороненных в этих катакомбах…
        Неспешное течение жизни и смерти аритшеев прервало вторжение. Спасаясь из гибнущего мира, людские маги смогли разорвать границы пространства и открыть врата, ведущие в новый мир. Толпы их соотечественников хлынули туда, где им мерещилось спасение. И встретились с отчаянным отпором хозяев, не желавших делить свою землю и небо родного мира с незваными чужаками.
        Первая кровь, первая смерть - никто не знает сейчас, что именно запустило маховик войны, и была ли возможность договориться. Неспешная и сложная магия Смерти жрецов-аритшеев столкнулась с яростными ударами намного более примитивных и прямолинейных стихийных заклятий пришлых магов. Столкнулась… и уступила им.
        Первоклассная черная бронза мечей в руках великолепно подготовленных гвардейцев оказалась бессильна перед океаном закованных в простые железные доспехи человеческих воинов. Когда у тебя за спиной твоя семья: жена, дети и старики, позади лишь смерть в гибнущем мире, а впереди ярость войны, то выбор для многих был очевиден. В войне на истребление нет ни правых, ни виноватых - есть только живые. Никто не просил пощады, и никто не собирался ее давать, у этого мира мог быть лишь один хозяин. Храмы разрушались, города и села сжигались, поля вытаптывались, чтобы не достались врагу…
        Последних аритшеев добили на пороге Лёнов Владыки Смерти, забросили тела в подземные коридоры, завалили входы и забыли о храме на долгие века. У людей было достаточно иных забот - отстроить новые города, засеять поля и пускать воду по оросительным каналам. Им не было дела до чужих мертвецов - у живых хватало своих проблем.
        Первые мародеры появились спустя века после войны. Как песчаные крысы, впервые попавшие в дом, они робко пробежали по верхним коридорам подземного мавзолея, не рискнув тронуть почти ничего. Потом, осмелев, они спустились ниже, и их жадные глазки заблестели от вида возможной добычи. Оглядываясь по сторонам, они снимали с похороненных тел чиновников золотые нагрудники, усыпанные драгоценными камнями. Их трясущиеся от волнения руки вырывали, ломая пальцы, тяжелые мечи из черной бронзы. Они уже начали бросать взгляды на нижние ярусы, когда мертвые пробудились. Вечно закрытые врата в доминион Владыки Смерти засияли могильным зеленоватым светом и распахнулись, а по коридорам разнеслись слова того, кому поклонялись аритшеи:
        - ПУСТЬ МЕРТВЫЕ ПРОСНУТЬСЯ И САМИ ЗАЩИЩАЮТ СВОЙ ПОКОЙ! И БУДЕТ ТАК, ПОКУДА СЛОВА МОИ ХРАНИТ ЭТА ЗЕМЛЯ, - прокатился по катакомбам наполненный леденящим гневом призыв - и воплотился в Скрижали Возрожденья.
        - Верхние этажи мы пройдем, не ввязываясь в стычки, благодаря глазу Салула. Если не будем разделяться, то Амулет из Холодного Города защитит нас, сделав невидимыми для обычных мертвяков. А они как раз и являются основной проблемой для большинства поисковиков. На среднем ярусе найдем безопасное место, разобьем лагерь и проведем поиск медальонов. Не думаю, что охотники Лиги смогли пробиться на нижний ярус. Это нам поможет, - я достал небольшой браслет с экраном. - Вещица настроена на сигнал медальонов: если мы окажемся на расстоянии в полсотни шагов от них, то браслет подаст сигнал и укажет направление.
        Убедившись, что ни вопросов, ни возражений пока нет, продолжил:
        - Времени до Фестиваля с его Парадом Миров - почти четыре больших цикла, так что торопиться особо не будем, - продолжал я доказывать реалистичность плана. - Соберем все возможные сведения, закупим надежное снаряжение с запасом так, чтобы предусмотреть все возможные варианты. Рисковать не будем совсем, проведем разведку, посмотрим, что там и как. Окажется слишком сложно - значит, отступим и придумаем какой-то другой план. Нам достаточно просто добыть медальоны, и пусть без выполнения главной цели Лига нам ничего не заплатит, но задание на вступление мне засчитают и без Скрижалей Возрождения, а заработаем мы на другом.
        Десятки циклов в Игре отучили меня от излишней щепетильности:
        - Во время поиска можно заодно и пограбить - спрос на погребальную утварь и оружие аритшеев в том мире высок, местные готовы за них неплохо платить. Беренхель - мир с первоклассно развитой магией, иначе нынешние жители не отразили бы вторжения Хаоса. Поэтому обменять нашу добычу на то, что можно удачно продать в Двойной Спирали, проблемы не составит.
        Меджех с сомнением слушал напарника. Мысли о возможной добыче грели душу, но сомнения не покидали умудренного почти полутора веками в Игре старого кота.
        Ему категорически не нравился план: коту абсолютно не хотелось спускаться в подземелья, набитые тысячами мертвецов. У него были еще сотни других возражений, но что хуже всего - не было никаких своих идей. И как бы по-дурацки не звучало все то, что предлагал Рэн, но это все-таки был хоть какой-то путь. И уж точно гораздо лучший, чем возвращаться назад к шатанию по осколкам.
        Даже если им удастся заполучить сокровища с погибшего корабля, это не решит всех их проблем. Команда остро нуждается в новой тактике развития, и если они ее не найдут, следующий Турнир станет для них с Рэном последним. Поэтому, несмотря на все свое нежелание, человек-тигр внимательно слушал доводы своего друга. Рэн, видимо, не один малый цикл обдумывал этот план, и постепенно рискованная авантюра становилась просто опасной экспедицией, далеко не первой и, Мэджех надеялся, не последней в его жизни …
        - Нам потребуется Игроков больше, чем трое, чтобы выполнить эту работу, - старый кот, наконец, сдался и включился в проработку деталей будущего похода. - И, думаю, я знаю, кого нам с собой позвать…
        Глава 17. Долги и дороги
        Город Двойной Спирали
        Упругая поверхность Двойной Спирали слегка пружинит при ходьбе, а ноги почти без участия головы несут меня вниз - на нижнюю площадку, где через несколько минут для меня откроется дверь. Встреча, что ждет меня на той стороне, окончательно определит, быть нашему рейду в Беренхель или нет.
        Еще в мире Тысячи Островов, озвучивая друзьям свой план, я отчетливо понимал, что обрезанный дайн ему цена, если только нам не удастся проникнуть в этот осаждаемый Игроками мир незаметно. Мы должны попасть туда тайком, закрывшись от внимательных глаз местных магов, от их незримых слуг и сторожевых заклятий. Незаметность - наша единственная защита. Я сказал Меджу, что знаю, как нам попасть в Беренхель, иначе он не стал бы даже обсуждать мой план. Способы такого проникновения были достаточно известны. Игра могла на сутки выпустить Игрока даже за пределы своего поля, в моем же случае все проще - необходимо проникнуть в игровой мир, просто в обход зон прибытия.
        Главная сложность была в том, что я понятия не имел, каким образом попасть на Тайные Тропы. Те, кто владеет такой возможностью, не спешат сообщать о себе другим Игрокам, у меня же была лишь общая информация об этом способе перемещения, записанная на кристалл Шепчущего.
        Для выхода на Тропы необходимо провести ритуал призыва Хозяина дорог и перекрестков, внести ему плату, предоставить вещь-маяк и проход будет открыт. Вот только этот ритуал проводится ИЗНУТРИ нужного мира. Причем по воле Смеющегося Господина призыв, выполненный Игроком, не достигал Хозяина дорог, поэтому мне надо было найти того, кто может заключить с ним сделку для меня. Потому-то сейчас я и торопился на встречу с тем, кто, надеюсь, сможет мне в этом помочь. Ну или, хотя бы, подсказать, где искать нужные знания.
        На нижней площадке было как всегда многолюдно: тысячи Игроков, отмечавших свою победу на Турнире в Двойной Спирали, уже начали потихоньку возвращаться к привычной жизни. Сейчас сразу две крупные партии Игроков готовились покинуть Город. В одной, судя по экипировке и обилию теплых вещей, были добытчики, отправляющиеся в весьма холодный мир, а в другой - ловчие из Гильдии Работорговцев. Последние, скорее всего, направлялись на Форлейг: после погрома, что устроил там Тайверис, множество рабов из разрушенных рабских ферм разбежались по окрестным лесам и, несмотря на то, что прошло уже немало времени, всех их так до конца и не выловили. После Турнира цены на живой товар взлетели, и людоловы собирались пополнить свои торговые залы как раз этими несчастными. Про себя я мог лишь пожелать им удачи (рабам, а не охотникам), ну или, хотя бы, быстрой смерти - это все же лучше, чем попасть к работорговцам и сгинуть, высушенным Тенями.
        Торопливо продираясь сквозь плотную толпу Игроков, заполнивших площадь Прибытия, я чуть не опоздал. Стоило только добраться до указанного места, как передо мной в воздухе возникла дверь, в точно указанное в письме время. Внутренне собравшись, повернул ручку и шагнул в открывшийся проход - этой встречи я опасался примерно так же, как разговора с каким-нибудь архидемоном, пусть я сам и просил о ней. Всего один шаг, и дверной проем за моей спиной пропал, отрезая путь назад.
        В лицо повеяло теплом и сотнями различных ароматов, от которых слегка закружилась голова. Меня уже ждали: небольшой светящийся шарик, висевший в воздухе, подлетел ко мне ближе, и в голове раздался звонкий мелодичный голосок: «Хозяин вас ждет. Следуйте за мной, я укажу вам дорогу». После чего мой провожатый уже молча полетел над одной из дорожек, проложенных через сад. Мне оставалось лишь следовать за светлячком, оглядываясь по сторонам: один раз я уже был в этом месте, но в тот раз у меня не было возможности как следует его рассмотреть.
        И сейчас я восхищался окружающим меня садом: он завораживал и одновременно пугал. Дивный пейзаж с небесной лилией, растущей посреди пруда и светящейся от сотен падающих на нее с ночного неба голубых огоньков, через пару шагов сменился плотоядными деревьями, пожирающими какое-то несчастное существо, оплетенное сотней подвижных корней. Их ветви незамедлительно потянулись ко мне, заставив сердце пропустить удар, но, к счастью, сразу же испуганно отпрянули от возникшего вдоль тропки барьера… Странное место, наполненное холодной, отчужденной, нечеловеческой красотой, оно одновременно притягивало и отталкивало. Здесь буквально на расстоянии нескольких шагов друг от друга соседствовали прекраснейшие цветы, и то, что рука сама тянулась сжечь как можно скорее. Мне трудно было осознать, как за всем этим можно ухаживать с ОДИНАКОВОЙ заботой и вниманием…
        Мой провожатый, свернув на одной из развилок, вывел меня прямо к дому. Дверь приветливо распахнулась, и светящийся огонек, пролетев над одной из пологих лестниц на второй этаж, исчез перед закрытой дверью. Немного помедлив, постарался максимально собраться и шагнул в комнату - от этого разговора зависело слишком многое.
        Меня ждали. Шепчущий, одетый в шёлковый, вышитый золотой нитью халат, удобно устроился на широком полукруглом диване. На настенном мониторе пред ним был открыт спортивный листок с результатами матчей по взрывболу. Я даже не мог предположить, что наг может интересоваться чем-то подобным.
        - Присаживайся, - он махнул рукой в сторону большого глубокого кресла, явно рассчитанного на человекоподобных. После чего кивнул на стоящий рядом с креслом небольшой столик, уставленный множеством напитков и закусок. - Угощайся: все безопасно и приготовлено с учетов вкусовых предпочтений твоего вида.
        Присев, я подхватил мясную палочку с острым соусом и торопливо съел, отдавая дань уважения хозяину дома и его угощению, после чего выжидательно посмотрел на нага. На что тот лишь демонстративно вздохнул:
        - Эх, молодежь! Все-то вы торопитесь, бежите и не цените по-настоящему важных вещей. Ну да что с вами делать, говори, - и змеелюд отключил монитор со спортивными результатами.
        -- Мне нужен выход в Беренхель в обход обычных зон прибытия.
        - А зачем тебе это? - после короткой паузы спросил наг. Ого! Своей просьбой я его явно озадачил.
        Стараясь не вдаваться в ненужные детали, я постарался вкратце пересказать, что мне там понадобилось. Солгать или обмануть Шепчущего я даже не пытался: судя по легкому покалыванию в висках, он сканировал мои мысли. Такому опытному менталисту ничего не стоит увидеть мою ложь еще до того, как я ее озвучу. Единственный способ добиться желаемого - полностью выложить свои карты, а там уже смотреть, что из этого получится.
        Наг почти не прислушивался к тому, что говорил сидящий напротив человек: ему было достаточно поверхностных мыслей и тех эмоций, что он считывал. Легкое сканирование почти незащищенного разума давало достаточно информации о намерениях и истинных желаниях собеседника. А так как посетитель не пытался лгать или недоговаривать, то и тратить силы на более глубокое сканирование не приходилось. Это радовало - мальчишка понимал, что его ложь сразу почувствуют, и не оскорблял хозяина таким поведением.
        Но гораздо большую радость принесло осознание, что наг как всегда оказался прав и его импровизация сработала. Отдавая куб, он не особо надеялся, что у Рэниона получится. Скорее, это был бросок костей на удачу - вдруг повезет. Шепчущему удалось: он сумел подобрать ключ к столь сложному замку, что охранял дверцу, ведущую к Очищающим, и теперь осталось лишь открыть дверь и вступить на такой заманчивый путь. На это нужно время, но наг умел ждать.
        Закончив говорить, я взял небольшую паузу и налил себе в стакан зеленоватого напитка, оказавшегося соком с приятным кисло-сладким вкусом. Наг, обдумывавший мои слова, наконец, что-то про себя решил и тихо произнёс:
        - Не скажу, что это невозможно: я МОГУ решить эту твою проблему, но у меня будет ряд условий. Первое - сохранение в тайне самого факта моего участия в этом деле. Второе - вы никогда и никому не только не расскажете об использованном способе перемещения, но даже и не намекнете о его существовании.
        Дождавшись моего подтверждающего кивка, наг продолжил:
        - Кроме организации самого перехода, вам понадобятся местные деньги, документы и знание местного языка, то есть помощь во внедрении. Все это весьма сложно и дорого. К тому же, есть еще одна существенная проблема: все контакты с Беренхелем контролирует Дом Ящеров - этот мир отдан им решением Совета Старших. Любой Игрок, вздумавший туда проникнуть в обход клана, не получив соответствующего разрешения Ящеров, нарушит их монополию и станет их врагом, как и тот, кто ему в этом будет помогать.
        - Я понимаю, но возможно это снимет остроту части проблем? - я протянул нагу серебренную карту СОКРОВИЩА, полученную мной на Ярмарке. Тот с интересом на нее взглянул.
        - Да, это редкость. Пожалуй, ты сумел меня удивить. И куда же она ведет? Золотой улей ин чи… Понятно, почему ты сам не решился воспользоваться ею.
        Ну да, не нужно даже напрягаться, что бы сделать элементарные выводы. Соваться в улей, набитый десятками тысяч неразумных летающих инсектоидов, обладающих смертоносным ядом и находящихся под ментальным управлением огромной и весьма умной матки - самоубийство для Игрока моего уровня, и, в то же время, вполне решаемая задача для нага. Гарантированное наличие золотой и четырех редких серебряных карт, а так же немалой суммы дайнов стоит намного больше, чем предполагаемые затраты на их добычу. Увы, такой оптимистичный прогноз верен для моего собеседника, но никак не для меня.
        Наг, задумавшись ненадолго, повертел карту в руках и, наконец, произнес:
        - Ты сумел меня заинтересовать. Этого, - он показал на карту, - достаточно в качестве платы за доставку твоего отряда на Беренхель. Я готов помочь вам с языком, документами и деньгами, но за это хочу, чтобы вы взяли с собой моего бойца.
        Настала моя очередь удивляться и непонимающе смотреть на нага.
        - Для чего вы хотите приставить к нам вашего воина?
        - Он поможет вам в выполнении вашей миссии и будет моими глазами и ушами в гробницах. Аритшеи в свое время сумели собрать и укрыть в Чертогах Мертвых немало интересного, особенно в последние дни, когда уже поняли, что война проиграна. Да и гробницы их Владык, как и храм со Скрижалями представляют серьезный интерес: давно надо было ими заняться, да всего сразу не охватишь. К тому же, маги Беренхеля предложили очень щедрую плату Очищающим за уничтожение Скрижалей Возрождения. Они надеются, что это позволит закрыть врата, соединяющие их мир с Планом Смерти. Мой помощник посмотрит на месте, насколько это осуществимо, какие там есть угрозы, а заодно поможет вам, если вы-таки рискнете спуститься к храму на разведку.
        - И все, больше никаких дополнительных условий? - уточнил я, мысленно обдумывая предложенное.
        - Нет, - наг по-человечески развел руками. - Подготовка моего бойца за мой счет, на долю в полученных трофеях он тоже претендовать не будет. Передача мне награды Очищающих за добытые Скрижали, неважно, добудете ли вы их сейчас или я впоследствии. И все. Хотя, еще я бы хотел ознакомиться с привезенными вами вещами до того, как вы выставите их на аукционе. Разумеется, я дам за них плату не ниже, чем вам могут предложить там. Учитывая, что вас всего трое, из которых только двое опытные бойцы, думаю мое предложение более чем щедро и разумно. Самостоятельно вам все равно на нижние этажи гробницы не пробиться.
        - Мы и не собирались так рисковать, - пожал я плечами. В принципе, предложенное нагом меня вполне устраивало. Мы получали проход и прикрытие в нужном нам мире, да еще и дополнительного бойца. Пусть и теряя возможность в перспективе получить основную награду, но я и так на нее не рассчитывал. Так что пусть забирает.
        - Я согласен, - наконец взвесив еще раз все «за» и «против», ответил нагу.
        Довольный змей отсалютовал мне бокалом и, неспешно сделав глоток, с улыбкой ответил:
        - Я пришлю тебе договор…
        *******
        Портреты на стене - картины, написанные зачарованными красками и незримой нитью связанные с теми, кто на них изображен… В свое время всем показалось замечательной идеей их заказать: Игра Хаоса непредсказуема. Рейды, походы, рискованные вылазки… Бывает, что ты годами не можешь увидеть друзей, но когда возвращаешься домой, и тебя приветствуют оживленные магией художника образы близких, становится легче, как будто твой друг хоть на миг, но оказался рядом… Кен Ши обмахивается веером, старина Роуген, слегка согнувшись, привычно натачивает клинок, Боурис приветствует вошедших поднятым бокалом вина.
        Портрет, внезапно выскользнувший из рук, с грохотом падает на пол, и Калиссана, пытаясь сдержать предательскую дрожь в руках, нагибается, чтобы его поднять.
        В тот миг, когда последние капли жизни покидают хозяина портрета, волшебная картина застывает в вечной неподвижности, изображение гаснет, теряя краски, но не сразу. Оно как будто дает друзьям возможность проститься. И ни у кого не поднимается рука снять портрет, пока цвета не покинут холст окончательно. Да и потом это всегда было тяжелой ношей главы клана…
        - Кали, давай помогу, - Меджех старался говорить спокойно, но не мог: он смотрел на пустые места, оставшиеся на месте портретов погибших друзей, и горечь утраты туманила разум. Слишком много их ушло. Турнир собрал свою жатву, кровавым молохом стребовав дань с их и без того немногочисленного клана. Будь проклята эта Игра! Боль сжимала острыми когтями сердце… Можно привыкнуть к чужим смертям: когда их слишком много, это перестает тебя трогать, становится обыденностью… Но все меняется, стоит смерти коснуться тебя самого. Он не был готов опять терять близких и, глядя на потемневшие портреты друзей, чувствовал, как внутри вместе с каждым из них умирает какой-то крохотный, но бесконечно важный кусочек его души. Смерть, смерть, смерть… Проклятое безумие Игры!
        Почему Смеющийся Господин никак не может насытиться другими смертями, заставляя и их сгорать в разожженном им самим же огне?! Неужели ему мало тех жизней, что бросают ему ежеминутно Игроки? Проклятое чудовище! У кота и так не осталось почти никого - Рэн, Сая, Кали… А когда погибнут и они, он останется совсем один, с зияющей дырой там, где раньше было сердце.
        - Медж, идем, - голос Калиссы словно солнечный луч вырвал его из тьмы отчаянья. - Нам нужно снять еще два портрета.
        Зал Памяти - сюда заходили редко, да и не слишком-то любили это делать.
        Здесь, в полумраке, они, не разговаривая, торопливо развешивали портреты погибших друзей, словно боясь, что лишние слова могут потревожить покой ушедших, прервать их сон, раскрыв уже мертвые глаза. Душно. Темно. Выйдя оттуда, Меджех облегченно выдохнул.
        Стараясь разогнать тяжесть на душе, он заговорил с Кали о делах:
        - Мы уходим в долгий рейд. Скорее всего не появимся здесь больше года, если вообще выберемся живыми. Рэн просил, если есть возможность, вернуть часть долга за делвмерейн немного раньше. Кали, нам очень нужны эти дайны для подготовки рейда, и я прошу тебя с пониманием отнестись к его просьбе.
        Калисса немного потеряно взглянула на Меджеха и долго молчала, прежде чем заговорить.
        - Мертвым память, а живым время. Дела, суета…
        - Кали, я…
        Слова Меджеха были прерваны нервным взмахом руки.
        - Я понимаю, я все понимаю. Идем, посмотрим, что можно сделать.
        Дорога до кланового хранилища не заняла много времени. Калиссана открыла его своим ключом и, позвав Меджеха за собой, показала на лежащие в специальной нише стопки карт:
        - Это трофеи с Турнира, пока выставленные на продажу внутри клана, потом остатки проведем через карточные дома. Посмотри - может быть что-то покажется интересным. А я пока выясню, что у нас осталось в клановой казне.
        Меджех без особого энтузиазма начал перебирать карты, не слишком надеясь что-либо найти: всё стоящее Игроки, как правило, оставляют себе.
        Рецепты зелий и создания предметов, иссушающее проклятие, слабая карта сна, к тому же действующая только на одну цель, обычная карта знаний, ДВУРУЧНЫЕ ТОПОРЫ. Человек-тигр с сомнением повертел карту в руке, а потом отбросил в сторону - у него достаточно оружия для ближнего боя. Неожиданно увидел в соседней стопке, разъехавшейся от резкого движения, серебряную карту. КРИСТАЛЛИЧЕСКИЙ КРОТ, небольшое существо, густо покрытое сиреневыми кристаллами, с мощными передними лапами и впечатляющими когтями. Что за зверь такой, интересно?
        «Способен передвигаться под землей, слеп, ориентируется на звук. Хорошая защита от физического урона, может создавать туннели практически в любой твердой поверхности, кроме особо прочных пород или магических преград. Разумен, неагрессивен, сражается только в случае самообороны.»
        Мда, теперь понятно, почему ее выставили на продажу. Наверное, попадись она ему в руки раньше, и он поступил бы так же. А вот теперь, пожалуй, нет. Для места, куда они отправляются, способность этого зверька прорывать проходы в скалах может оказаться как нельзя кстати.
        Увлекшись, он начал азартно перебирать карты, которых оказалось на удивление много: сейчас Игроки стремились избавиться от неподходящих им трофеев, чтобы докупить что-то более полезное. В итоге к отобранным картам добавился почти десяток простых, не особо сильных боевых заклинаний типа ЛЕДЯНОГО ЛЕЗВИЯ или ОГНЕННОЙ СТРЕЛЫ, но зато неограниченного использования. Такие карты пригодятся в долгом рейде, после возвращения же их всегда можно будет продать.
        А потом порадовала еще одна полезная находка - ВОЛЯ ГОР. Серебряная карта с трехкратным применением создавала зону повышенного тяготения, буквально придавливая к земле все, что оказалось в области действия, на целую минуту. Для атаки или наоборот отступления могло весьма пригодиться.
        Так, что еще? Перебирая карты дальше, он отложил в сторону парочку зелий среднего лечения - их никогда не бывает много, в этом за время рейдов и боев Меджех убедился на своей шкуре не раз. И как вишенка на торте, ДУШ В БУТЫЛКЕ - крохотный водяной смерч, обдающий тело потоками теплой, почти горячей воды, смывающими пот и грязь. Тот, кто бывал хоть раз в долгих рейдах, за возможность нормально помыться, используя обычную воду, а не всякие хитрости, убить готов, не то что заплатить пару тысяч дайнов!
        Кот привалился к стене, лениво перебирая отвергнутые карты по второму разу, заодно сортируя их по типам. И тут его заинтересовала карта призыва - ничего особенного, обычная карта, но в прошлый раз он ее почему-то не заметил. Рэн упоминал, что с одним глазом ему тяжело определять расстояния. Медж довольно усмехнулся - ГРАКУЛА ему в этом поможет, но ворчать друг не перестанет: просто повод изменится.
        Стоило вглядеться в картинку, и аморфное существо, не имеющее ни конечностей, ни глаз со ртом, начало принимать разные неожиданные формы: черный бархатный куб, болтающееся на ветках полотнище, а это что? Мурлыкающий шарф? Да, Рэн будет в восторге…
        «Это существо - совершенный сторож и неплохой разведчик. Оно никогда не спит, любит телесный контакт с хозяином. Общается с помощью вибрирования и примитивной телепатии. Видит вокруг на 120 шагов независимо от освещения и преград и может передавать полученную картину хозяину.»
        Настроение немного улучшилось, а когда Кали, вернувшись, выложила рядом увесистую пачку дайнов, и сняла с соседней полки шесть пузырьков высококлассных зелий с известной печатью мастера, на душе стало как-то легче: затея Рэна с затяжным рейдом становилась все более и более реалистичной.
        Взглянув на выбранные Меджем карты и мысленно подсчитав их стоимость, Калиссана сказала:
        - С учетом дайнов и зелий, что вернули некоторые члены клана после Турнира, мы почти половину долга покрыли.
        - Согласен, - открыв Книгу, кот быстро отправил письмо. - Я написал Рэну, он сейчас подтвердит тебе погашение части долга.
        Взгляд Кали ненадолго затуманился, а потом она кивнула:
        - Да, все в порядке.
        Меджех, убирая зелья в сумку, стыдливо опустил глаза. Ему было неприятно то, что он оставляет Кали и свой клан в трудной ситуации. Они с Рэном должны сейчас быть сейчас здесь, подставить свое плечо и помочь друзьям. Но это, скорее всего, все только ухудшит: вопрос с Тираной так и остался нерешенным - хотя охотники почти до нее добрались, а ее дружки-изгои почти все мертвы, эта гадина сумела ускользнуть и по-прежнему опасна. Вражда с Полководцем их и без того обескровленному клану может слишком дорого обойтись. Так что все-таки и для Рэна, и для Проводников Хаоса будет лучше, если это время они проведут врозь…
        - До встречи, Кали.
        - Живи долго, Медж. И присмотри там за всеми.
        *******
        - Я рад, господин Рэнион, что Вы пережили Турнир и смогли меня навестить, - несмотря на сказанные слова, управляющий Торгового дома Работорговцев был спокоен и невозмутим. - У меня для вас хорошие новости: образцы оружия, которые вы недавно привезли с Тану-шикан, вызвали определенный интерес. Через своих доверенных лиц я обсудил возможность поставок в оружейные лавки Двойной Спирали, и там согласились взять их на реализацию на весьма разумных условиях. Сохраняя конфиденциальность, что немаловажно.
        - Это хорошо, - задумавшись, я немного затянул с ответом, - но есть определённая сложность: весьма скоро я ухожу в долгий рейд и как скоро смогу вновь здесь появиться, даже не могу предсказать. Возможно, год, а, может быть, и больше.
        Теперь уже управляющий взял паузу. Погрузившись в размышления, он поглаживал ручку кресла, рассеяно глядя куда-то вдаль.
        - А в какой мир Вы собрались направиться, господин Рэнион, если это, конечно, не секрет?
        - В Беренхель. Мне нужно кое-что найти в центральных гробницах, - учитывая, насколько серьезное дело нас связывает, я решил не делать из этого тайны. Лен‘джер знает весьма многое, а учитывая его способности чтеца душ, кто знает, какие знания ему доступны? Возможно, в его закромах найдется что-то полезное и про мир, куда я скоро отправляюсь.
        Услышав мой ответ, управляющий даже привстал со своего места.
        - Но зачем, господин Рэнион?! Вы мне казались весьма разумным Игроком. А теперь, только пережив Турнир, Вы отправляетесь в одно из самых опаснейших мест среди доступных в Игре миров.
        - Увы! - я с грустью развел руками. - Но выбор у меня не слишком большой: если не хочу в итоге стать одним из множества мясников, занимающихся истреблением любых подвернувшихся смертных, нужно искать новые пути развития. И чтобы один из них стал мне доступен, приходится идти на риск, отправляясь туда.
        - И Вы зашли ко мне, чтобы сообщить эту новость? - разочарованно поинтересовался управляющий.
        - Не только, - я выложил на стол перед Лен‘джером флаконы с зельями и стопку дайнов. - Здесь примерно на шестьдесят тысяч, включая зелья. Пока меня нет, я хочу, чтобы ты небольшими партиями, не привлекая внимания, приобретал на них рабов, в первую очередь детей. Когда вернусь, я переправлю их на Тану-шикан. Таким образом мы избежим ненужного риска привлечь чье-либо внимание и выполним свои договоренности со старейшинами Дома Матерей.
        - Весьма удачная идея, - заинтересовавшись, Лен‘джер перебирал предложенные мною зелья. - Элитный товар, на него несложно будет найти покупателей. Предложенный Вами план вполне осуществим. Нужно только будет немного подождать, всего пару-тройку малых циклов, пока спадет спрос, и я начну покупать рабов небольшими партиями, по две-три головы. К этому времени подобное уже можно будет делать незаметно, и к Вашему возвращению мы соберем достаточно нового товара. Желаете закрепить нашу договоренность на Книге?
        - Да, конечно, - я довольно кивнул. - Рад, что удалось решить этот вопрос. Но у меня есть еще одна сложность, которую я бы хотел обсудить до того, как покину это место.
        - Чем я могу помочь? - управляющий заинтересовано посмотрел на меня.
        - Я хочу установить в своем разуме абсолютный щит. Защита своих мыслей и секретов - вопрос выживания в Двойной Спирали. И я подумал, что, возможно, ты сможешь мне в этом помочь. К тому же это и в твоих интересах тоже, чтобы о наших делах не узнал никто лишний.
        - Разумно, - управляющий довольно прикрыл глаза. - Я рад Вашей предусмотрительности, господин Рэнион. Но то, о чем Вы говорите, сделать весьма непросто: нужно или заручиться поддержкой кого-то из младших богов - им вполне по силам установить подобную защиту, или искать архимага, специализирующегося на магии разума - несколько заклятий из разделов высшей ментальной магии могут установить подобный щит разума. Так же, насколько я знаю, существуют различные амулеты и творения Древних, способные создавать аналогичный эффект, но их защита, увы, не всемогуща. Кроме того, если Вы утратите подобный амулет, или его у Вас отберут, то Вы потеряете защиту.
        Чуть помолчав, он продолжил:
        - Возможно, я смогу вам помочь. Правда, мне потребуется время, чтобы кое-что уточнить, но к Вашему возвращению с Беренхеля, я думаю, у меня будут для Вас новости по этому вопросу.
        - Спасибо, Лен‘джер. Ты бы мне очень этим помог. Что ж, раз обо всем договорились, я пойду - не хотелось бы, чтобы твое отсутствие кто-то заметил.
        Я почти подошел к двери, когда в спину донеслось:
        - Постойте.
        Обернувшись, я увидел управляющего, направлявшегося к одной из стен убежища.
        - Господин Рэнион, место, в которое Вы направляетесь, очень опасно, - говоря это, он достал тонкий предмет, отдаленно похожий на спицу, который и вставил в незаметную для глаза щель. - Уверен, Вы - опытный боец и взвесили все риски подобного поступка, но все-таки я хотел бы Вам помочь. Не стану скрывать, помогая Вам, я надеюсь, что и Вы в свое время поможете мне. - Лен‘джер прокрутил в стене ключ или что там у него было, отсчитывая количество поворотов, и в глубине камня раздался едва слышимый щелчок. - Я не хочу до скончания веков оставаться рабом, игрушкой в чужих и злобных руках. И я надеюсь, что Вы не откажете мне в помощи, когда настанет время освобождения… А пока примите это в подарок, - и он указал на отъехавшую в сторону панель.
        За ней, на деревянной подставке, стояло странное устройство, отдаленно похожее на арбалет. Черный матовый корпус с серебристыми вставками и со знаком шестеренки на прикладе. Заинтересовавшись, я взял его в руки, ощутив приятную тяжесть и прохладу металла. Оружие, а ничем иным это быть не могло, удобно легло в руку, палец интуитивно нащупал спуск. Правда, не понятен механизм действия: ни болтов, ни тетивы я не увидел, а размах дуг «арбалета» слишком мал, чтобы создать необходимое натяжение. Остро захотелось испытать его. Чем дольше я рассматривал оружие, тем меньше понимал, как оно работает. Пока я не додумался до того, что мое первое впечатление ошибочно, и это вовсе не оружие, я взглянул на Лен‘джера, предлагая ему объяснить мне, что и как.
        - Это дискомет, господин Рэнион. Здесь, - он нажал на рукоять и оттуда выскочил крохотный прозрачный пенал, наполненный серебристыми дисками, - хранится запас снарядов для стрельбы. Внутри оружия установлен разгонный блок. Я точно не знаю, на каких принципах он работает, но диски, проходящие сквозь него, ускоряются до огромных скоростей и способны поражать даже хорошо бронированные объекты. При этом сами диски возвращаются назад, сюда, в приемник, - и он указал на щель над одной из дуг, - чтобы снова ими можно было стрелять. Диски созданы из невероятно прочного материала и практически неразрушимы, не утрачивают своей остроты от использования. Правда, в случае длительной стрельбы, их скорость и сила удара падают. Нужны перерывы.
        Управляющий грустно вздохнул.
        - Хозяин очень берег и ценил это оружие. В свое время он не пожалел затрат на освобождение полтысячи железяк, захваченных Игроками в плен, чтобы получить благословение Великого Механика, - тонкий палец указал на шестеренку на рукояти, - благодаря ему оружие допустимо использовать в любом из миров. Само устройство не нуждается в починке или в обслуживании. Единственный недостаток - не слишком большая дальность стрельбы: примерно 150 шагов. Видимо это как-то связано с возможностью возврата дисков… Но, учитывая куда Вы идете, это вряд ли станет проблемой. Карты, созданные Смеющимся Господином, хороши, но у самых мощных, увы, слишком велик срок отката. И растратив их, Вы можете оказаться безоружны перед сильным врагом. Это, - он кивнул на оружие, - надеюсь, увеличит Ваши шансы выжить и вернуться назад.
        - Спасибо, - растроганный, я не знал, что сказать. Все мысли просто вымело из головы. Завладеть когда-нибудь чем-либо подобным я даже не мечтал. А сейчас, вот так просто, без головоломных заданий и смертельных испытаний, мне просто ПОДАРИЛИ такое оружие…
        - Я обязательно помогу вернуть тебе свободу, если только это будет в моих силах! - горячо пообещал я.
        - Благодарю, - управляющий, прижав руку к сердцу, склонил голову в поклоне. - Я буду помнить Ваши слова.
        ЭПИЛОГ
        Тысяча Островов, спустя восемь дней после Турнира
        Утлое суденышко, купленное несколько дней назад, тихо поскрипывало под ударами волн, и Карл с опаской бросил взгляд под ноги: там вовсю плескалась вода, достававшая уже до щиколотки.
        - Нужно было купить что-нибудь попрочнее, - пробормотал он негромко, вглядываясь в маячивший на горизонте остров.
        В последние дни он уже побаивался слишком громко выражать свое мнение, а недовольство предпочитал и вовсе держать в себе. В отличие от Рэниона, Ульф ему сразу дал понять, что никаких возражений не потерпит. Синяк под глазом и ноющая челюсть стали хорошим напоминанием, что распоряжения следует выполнять, и, вообще, надо лучше обдумывать, что говоришь.
        «Ну ничего, совсем немного осталось», - этим механик утешал себя все последние дни. «Уже скоро». Остров, где команда оставила для выделки кожу морских змеев, все ближе, и получив свою долю, он сможет навсегда забыть про Ульфа и его напарника Гунара.
        То, что они собирались сделать, не слишком нравилось Карлу, и если бы можно было повернуть все назад, то он бы с радостью так и поступил.
        В тот злополучный день, разругавшись с Рэном, он выбежал прочь и долго брел, сам не зная куда, бесцельно блуждая среди торговых рядов Двойной Спирали. Найдя небольшую полупустую таверну, следующий час Карл просидел в одиночестве, терзая свою душу воспоминаниями. Сначала он выпил, поминая Кейна, потом понял, что от крепкого пойла, что здесь подавали, горькая боль от потери брата становится меньше, и малодушно попытался утопить ее, заказывая еще и еще. Поминовение превратилось в пьянку, но Карлу уже было все равно.
        В какой момент к нему за столик подсел Гунар, юноша даже не заметил, просто обрадовался собеседнику, что готов его выслушать... Напитков на столе стало больше, и они стали крепче. Участливый собеседник не забывал наполнять бокал Карла и расспрашивать о разном. Хвалил за храбрость и находчивость. Не воротил нос от успехов на Стене. Охотно поддакивал на жалобы, как с ним и его братом несправедливо обошлись, а услышав рассказ близнеца о том, как тот лично убил камузинов, сразу согласился, что за такой подвиг одна десятая от общей добычи - слишком мало… И с радостью, совершенно бескорыстно, согласился помочь восстановить справедливость. Ведь он же не ворует, а просто забирает свое!
        Вялую попытку Карла возразить, что кроме него были и другие бойцы, Гунар отмел - победитель получает все! На заплетающихся ногах они дошли до небольшой комнатки в таверне, где его на время оставили в покое, и он смог забыться тревожным сном.
        Через какое-то время Гунар появился вновь, теперь со своим другом Ульфом, и они уже вместе, поставив на ноги едва соображающего Карла, еще раз подробно расспросили юношу обо всем. После чего Гунар бросил быстрый взгляд на Ульфа, и тот утвердительно мотнул головой:
        - Вроде не врет. Во всяком случае, сам он верит, что все это правда.
        Потом хищно прищурился в предвкушении:
        - Рискнем?
        - Стоит попробовать. Шкуры и клыки стоят минимум семь-восемь тысяч дайнов, а, скорее всего, и больше потянут.
        После чего они все заключили соглашение на Книгах и без долгих сборов переместились в мир Тысячи Островов, добрались на попутном корабле до какого-то небольшого островка, где Карла заставили купить эту развалюху, фактически, просто большую лодку с единственным парусом, а еще припасы для рейда. На его возражения против такого разделения трат, напомнили, что это он их позвал в поход помочь ему вернуть свое, а значит и обеспечивать всем необходимым должен также он. Карл плохо помнил события, предшествовавшие появлению в этом мире, но, глядя на Ульфа - высокого и массивного аспараи возразить ему не посмел. И вот уже второй день они плыли к острову, где команду Рэниона должны были дожидаться трофеи с убитых ими морских змеев.
        Гунар, глянув из-под ладони на крохотное пятно грязи, едва видневшееся на горизонте, негромко буркнул:
        - К вечеру приплывем, - после чего покопавшись под скамьей, на которой сидел, вытащил оттуда небольшое кожаное ведерко и бросил Карлу: - Эй, лидер, вычерпывай пока воду, а то и впрямь утонем раньше, чем доплывем.
        - А почему я? - Карл посмотрел на ведро у своих ног, бросил взгляд на Ульфа, спящего на носу лодки, и, не выдержав, попытался возразить Гуннару: - Я уже делал это два раза подряд, а в походе все обязанности должны распределяться поровну. У нас всегда так было!
        На эту робкую попытку отпора гиеноподобный гнолл даже не обратил внимания:
        - А у нас по-другому - у кого младший ранг, тот и работает: и за себя, и за других товарищей. Ульфу отдыхать надо, сил набираться - мало ли, вдруг в бой скоро пойдем. А будешь спорить, я тебе и второй глаз подправлю для симметрии, понял?! - после чего громко лающе засмеялся, видимо посчитав сказанное отличной шуткой.
        К вечеру, когда их лодка благодаря попутному ветру все-таки смогла, добраться до острова, Карл был почти счастлив: скоро он навсегда сможет проститься с этой парочкой! Для себя он решил, что сразу же здесь, на месте, потребует раздела добычи, закроет сделку и покинет группу. А если Ульф снова начнет над ним издеваться, то он покажет ему, что уроки с Меджехом были не зря.
        Что этот медведь-переросток о себе возомнил?! В конце концов, он тоже Игрок, и у него есть Активатор! Старясь поддерживать в себе боевой дух, Карл решительно направился к центру деревни, где, как он помнил, находился дом старейшины, с которым они заключали сделку.
        Старик, как и в прошлый раз, сидел возле порога своего дома, уютно устроившись на скамейке. Щурясь подслеповатыми глазами, он внимательно следил за идущими к нему Игроками. Карл, постаравшись придать себе грозный и невозмутимый вид, подошел к нему, и, как ему казалось, жестким голосом обратился к старому вождю:
        - Тебе чуть больше малого цикла назад нашей командой была оставлена на обработку кожа камузинов, которых мы убили. Я здесь, чтобы забрать то, что нам причитается.
        Ал-маруни, выслушав Карла, некоторое время молчал. Потом равнодушно ответил:
        - Я тебя помню, ты был среди тех, кто помог нам избавиться от морских чудовищ, посланных сюда Хозяином Глубин. Но я не помню, чтобы заключал с тобой договор и жал твою руку. Ты мне не оставлял ничего, поэтому и забирать ничего не будешь. Когда твой старший прибудет сюда, тогда ему я и отдам все, что он мне здесь оставил.
        - Старик! - голос Карла сорвался: он и так слишком много терпел, чтобы из-за упрямства этого болвана все сорвалось. Ему даже страшно было думать, что будет, когда его бывшая команда узнает о том, что он пытается сделать. И хоть Гунар и утверждал, что юноша лишь забирает свое, и ему за это ничего не будет, но Карл-то сам отлично помнил, кто убил тех морских монстров, и как много он сам сделал для их убийства. И теперь этот старый упрямец мешает получить ему свою плату, роняя и без того невысокий авторитет в глазах его новых товарищей.
        - Послушай меня…
        -Хватит! - рыкающий голос Ульфа оборвал новую попытку Карла переубедить старого упрямца. Оглянувшись, механик увидел, как человек-медведь нацелил Активатор на группку детей, игравших в песке возле маленького храма.
        - Слушай меня, старая обезьяна, если твои люди не принесут то, зачем мы сюда приплыли, то я начну убивать. И начну вон с той козявки, - и он показал Активатором на крохотную малышку, едва начавшую ходить. - А потом его, - жезл указал на темноволосого мальчишку. - И так будет продолжаться, пока я не получу свое. Думаю, у Дома Водных не будет ко мне претензий из-за десятка убитых щенков. Ты меня понял?
        - Понял, - лицо старого вождя не выражало ничего, а сам он не отрывал взгляда от Активатора, нацеленного на детей. - Я все отдам, только не убивай никого.
        - Учись, как надо вести переговоры, - Гунар довольно расхохотался. Превосходство Игроков над дикарями было столь очевидно, что тот даже не стал призывать жезл. - Этот способ ведения переговоров нас еще никогда не подводил!
        Старик, неотрывно смотревший на нацеленный на детей Активатор, увидел, как Игрок отвел его в сторону, когда, отвлекшись, повернул голову к смеющемуся товарищу. Вождь резко выбросил сжатую в кулак руку, на которой ярким синим светом вспыхнул перстень. Крупная жемчужина с треском рассыпалась на искорки осколков, а поток освобожденной силы Воды врезался аспараи в грудь. Удар с громким хрустом переломал человеку-медведю ребра, и, подхватив его, отбросил на десяток шагов назад, приложив об стену хижины.
        Ульф еще сползал по накренившейся внутрь стене хижины, а события вокруг взорвались сумасшедшим вихрем. Несколько женщин, негромко разговаривавших неподалеку, выхватили из корзин глиняные шары. Карл, еще не успевший ничего понять, так и стоял с открытым ртом, когда один из них разбился о надетую броню, а лицо обдало липкой, жгучей слизью. Едкая дрянь мгновенно прожгла кожу до костей, и тело скрутило нестерпимой болью, заставившей Игрока взвыть, и забиться в судорогах.
        Гунар, в отличие от Карла, сумел увернуться от неожиданных подарков, и даже успел призвать Активатор. Поток пламени ударил по женщинам, приготовившимся метнуть новые шары, превратив их фигуры в пылающие факелы, и метнулся в сторону старейшины. Пламя ударило по хижине над головой упавшего на землю вождя, заставив ее мгновенно вспыхнуть, и откуда спустя секунду раздались крики захваченных огнем врасплох ал-маруни. Но это все, что Игрок успел сделать. Старенький жрец Селедры, появившийся в дверях храма, выпустил мощь Богини, вложенную в амулет, висевший на его груди, и там, где стояли чужаки, возник водяной смерч, с каждой секундой набиравший обороты.
        Тугие струи закружили в стремительном танце и не хуже стальных мечей рассекли на части попавшего первым под удар Гунара, затем добили все еще корчившегося на земле от боли Карла, а потом прошлись по последнему из чужаков, лежавшему возле завалившейся хижины. С этими нездешними, прибывшими из других миров, никогда нельзя быть до конца уверенным, убил ты его или нет. Громовая вода не хотел рисковать жителями своей деревни, давая Игрокам шанс использовать свою силу.
        Когда водяной смерч, вызванный жрецом, исчез, старый вождь расстроенно покачал головой, глядя на разбросанные вокруг куски тел, горящую хижину, которую уже начали заливать водой, и сидящих рядом обоженных ал-маруни. Но упрекать подошедшего к нему жреца, что он поздно вмешался, не стал - если бы тот не использовал дарованную Богиней силу, только тремя погибшими женщинами деревня бы не отделалась.
        - Соберите все то, что от них осталось, - бросил вождь прибежавшим с оружием в руках жителям деревни, - и сложите в лодку, на которой они заявились, отгоните к Хищному утесу и там утопите. В тех краях часто видят Измененных, если нездешних и будут искать, то пусть подумают на них.
        Раздав указания, старик посмотрел на женщин, воющих над телами погибших товарок, и подумал о том, что жизнь, как море, и в ней надо быть готовым ко всему.
        Когда Рэн вместе со своей командой прибыл за трофеями, уже ничего не напоминало о прошедшем в деревне бое…
        *******
        Где-то в Темных Водах, когда-то…
        Звук почтового сообщения заставил меня открыть Книгу лишь для того, чтобы увидеть, что так и не прочитанное Карлом письмо вернулось назад. Видимо, он обиделся настолько, что не стал даже читать, а когда срок хранения письма вышел, Игра сообщила мне об этом.
        *******
        Тысяча Островов, спустя три малых цикла после Турнира.
        Я разглядывал рулоны черной кожи, разложенные ал-маруни на столе под навесом: выделана отлично - крепкая, но гибкая. Саймира, проводившая подсчет, закончив, повернулась ко мне:
        - Нужно отложить долю Кейна и Карла. Я думаю, будет справедливо, если брат наследует брату.
        - Да, хорошо, - я отодвинул в сторону два туго увязанных рулона и добавил к ним большой острый клык морского змея. Понятно, что выходило чуть больше, чем суммарная доля братьев, но я чувствовал себя немного виноватым перед Карлом.
        Встречаясь постоянно со смертью, в какой-то момент ты просто к этому привыкаешь и перестаешь воспринимать ее как трагедию, забывая о том, что для других это может быть не так. А два близнеца настолько привыкли к друг другу, что ощущали себя как часть чего-то единого. Даже Смеющийся Господин забрал их в Игру вместе, не став разделять.
        Сожаления об утратах - это не то, о чем хотелось сейчас думать. Проведя ладонью по лицу, я постарался отбросить в сторону марево тяжелых мыслей, и сосредоточился на той, что радовала мой взгляд и сердце.
        В последние дни я ее почти не видел: Саймира помогала закупать припасы для нашего рейда. Пытаясь сэкономить, она сражалась за каждый дайн с не меньшей яростью, чем дракониха, защищающая свою кладку. Торги, встречи, переговоры с другими торговцами… Я с удивлением и все большим уважением стал понимать, как многого она сумела добиться. То, мимо чего мы с Меджехом легко проходили, даже не заметив, анир воспринимала совсем иначе, находя новые возможности в том, что нам казалось не интересным или бесполезным.
        Размышляя, я любовался девушкой, пишущей ответ на пришедшее ей письмо, и ждал, когда она освободится. Я откладывал этот разговор достаточно долго, и, так и не придумав, что делать, все-таки решил попробовать с ней поговорить. Наконец, она закончила писать, и я тихо подошел к ней со спины и бережно обнял за плечи. Чем она сразу же и воспользовалась, откинувшись назад.
        - Тебе лучше остаться здесь, вернее, в нашем убежище в Городе. Гробницы Беренхеля -не место для новичков, у тебя слишком мало опыта.
        Повернувшись в кольце моих рук, анир посмотрела мне в глаза и упрямо возразила:
        - И как он у меня появится, если я и дальше буду отсиживаться в Двойной Спирали? И ты, и Медж не раз рассказывали мне про таких домоседов: отвыкшие сражаться, растерявшие боевой опыт и разучившиеся толком применять свои карты, они становились легкой добычей даже для более слабых Игроков. Я так не хочу.
        Глядя на нее, такую серьезную и сосредоточенную, я не выдержал, обнял покрепче и уткнулся носом в ее шевелюру, тихонько зашептав на ухо:
        - Пойми, по оценкам Проводников Хаоса это место по уровню опасности не уступает Холодному городу, а мы там будем не просто выживать и прятаться, отсчитывая минуты до зарядки Компаса, а активно двигаться, сражаться и разыскивать эти проклятые медальоны. Вполне возможно, я не всегда успею или смогу тебя защитить. Если с тобой что-то сучится, то я себе этого не прощу. Однажды я уже утратил ту, которую любил. Я думал, что вместе с ней умерла и моя душа. Я был, а не жил. Искал смерти, не зная, что мне делать с этой пустотой внутри меня, возникшей там, где раньше был целый мир и его солнце. Но потом появилась ты, и теперь я снова знаю, ради кого и зачем живу. Прошу тебя - останься! Будут и другие рейды и задания, а мастерство придет с годами. Если мы выживем, у нас впереди целая вечность...
        Саймира, все это время молча простоявшая, уткнувшись в мою грудь, наконец, посмотрела на меня, и я увидел ее глаза, полные слез.
        - Я пойду с тобой, и это не обсуждается! - хвост неожиданно гневно дернулся из стороны в сторону. - С меня хватило ожидания возле врат Арены, когда каждый миг был длиной с вечность. Ждать, не зная, жив ты или мертв, засыпать и просыпаться с мыслью, что тебя возможно больше нет - я так не смогу! Тем более «может год, а может и три…» Я отправлюсь туда с тобой, вместе. И мы примем все, что нам ниспошлют Смеющийся Господин и Хозяйка Судеб, сразимся с этим, и или победим, или погибнем. Но только вместе!
        После этих яростных слов мне больше нечего было возразить, и я, прижав хрупкую фигурку к себе, отчаянно ее поцеловал. «Не знаю, за что и почему, и кому из богов мне говорить спасибо, за то, что они подарили мне тебя! Ты - мое счастье, моя любовь, моя жизнь...»
        *******
        Город Двойной Спирали
        Старший мастер еще раз придирчиво осмотрел растянутый на раме перед ним кусок кожи и направил на него поток магии из жезла. Упругая струя воды, вырвавшаяся из кристалла-навершия, превратилась в полете в острую сосульку и с силой ударила в кожу, но так и не сумела ее пробить. Линзы, надетые на глаза мастера, отчетливо показали едва видимое сияние, возникшее перед ударом и рассеявшее магию Воды. Удовлетворенно хмыкнув, Глезам повернулся к принесшей этот образец анир.
        - Как ни странно, вы оказались совершенно правы: эта кожа действительно обладает хорошим сопротивлением к воздействию сил воды. От высших заклинаний это конечно не защитит, но от простейших атакующих форм весьма достойная защита. Я готов ее приобрести - какова ваша цена?
        Саймира удовлетворённо улыбнулась. Она опасалась, что защитные свойства кожи могут пропасть после гибели морских змеев, и то, что они сохранились, серьезно увеличивало стоимость товара. Теперь важно самой не упустить открывшуюся возможность и получить достойную цену. Предвкушающее поведя хвостом в ожидании хорошего торга, она, поудобнее усевшись и посмотрев прямо в глаза управляющего, уверено произнесла:
        - Три полных комбинезона из кожи морских змеев с максимальной защитой от воздействия силы Смерти, усиленные рунами на прочность, скорость и силу.
        Обалдев от услышанного, мастер сначала ошарашенно молчал, а потом рассмеялся:
        - Это хорошая шутка.
        Спустя три часа…
        Охрипший от торга Глезам, взяв паузу, схватил со стола стакан воды и начал неторопливо ее пить. Мастер не мог определиться, чего больше в его душе - возмущения от наглости и бесцеремонности или уважения к профессионалу. Анир, вызывающая у него такие противоречивые чувства, с невозмутимым видом рассматривала свой маникюр.
        Вода в стакане закончилась, он прочистил горло и продолжил торг:
        - Итак, я в двадцатый раз вам повторяю - это совершенно невозможно! Стоимость изготовления каждого такого костюма, с учетом запрошенных вами рун и усилений, минимум четырнадцать тысяч дайнов. А предложенный вами товар, при всем моем уважении, не стоит и пятнадцати тысяч за остающиеся шесть рулонов. Предложенные вами три клыка - это еще семь с половиной тысяч.
        Саймира понимающее кивнула: вначале торга костюмы были по шестнадцать тысяч, а кожу соглашались принять за двенадцать. Но это еще был не предел, вплотную нагнувшись к мастеру, она негромко проговорила:
        - Уважаемый, мы оба понимаем, что это, - она кивнула на кожу камузинов, лежащую на столе, - скорее всего, последняя поставка из мира Тысячи Островов. В доступных для охоты местах всех морских змеев уже выбил Дом Водных, а новые не заплывают в Теплые воды, предпочитая держаться подальше от островов. Рисковать своей головой, охотясь на них в Сизом Океане, тоже никто не станет. Через четыре года будет Парад Миров, и все - доступ к этому миру закроется навсегда. И тогда вы сможете удвоить цену на одежду, сшитую из этой замечательной кожи, как на уникальный и неповторимый товар. Я сама поступила бы так, но увы, костюмы нам сейчас нужнее. Предлагаю еще раз обдумать мое предложение.
        Сказав все, что хотела, она откинулась назад на спинку стула, и, прикрыв глаза, стала наблюдать сквозь бахрому ресниц за Глезамом. Ей не трудно сделать вид, что она самоустранилась, создавая для мужчины иллюзию единолично принятого решения.
        Через какое-то время, собеседник кивнул, соглашаясь с ее словами, но все-таки до конца не принял доводы анир:
        - Полностью согласен с вами, уважаемая, но и вы должны меня понять: деньги сейчас и деньги потом - это совсем разные вещи. Да и кто знает, а вдруг к Островам принесет целую стаю морских змей, и цены на их кожу рухнут на долгие годы?
        - Камузины живут парами, а не стаями или косяками, как рыбы, - мягко поправила Саймира.
        - Не важно, - мастер нетерпеливо отмахнулся от ее слов. - Риск есть риск, и я вынужден его учитывать.
        Но девушка не повела даже бровью, продолжая смотреть на Глезама с неожиданным и, что греха таить, с каким-то подкупающим воодушевлением во взгляде.
        - Мое последнее вам предложение, - не выдержав паузы, мастер заговорил вновь. Саймира нутром почувствовала, что настал момент истины: в торге сейчас прозвучит последняя возможная цена. - Тринадцать с половиной тысяч за каждый костюм, в сумме сорок тысяч пятьсот дайнов. Пятнадцать тысяч за оставшуюся кожу и семь с половиной за клыки. С вас восемнадцать тысяч доплаты.
        - По рукам! - Саймира довольно кивнула и широко улыбнулась. Время она потратила не зря - удалось почти на десять процентов скинуть стоимость снаряжения от той, что она ожидала.
        - Тогда я жду вас сегодня с Игроками, что будут носить костюмы - нужно снять мерки и обсудить индивидуальные предпочтения. Срок исполнения заказа - двенадцать дней, если будете вовремя приходить на примерки. Тогда же должен быть внесен остаток оплаты за работу, иначе костюмы перейду в мою собственность. Сделка?
        - Сделка! - подтвердила Саймира, призывая Книгу. - Мы придем через пару часов.
        *******
        - Саймира, ты понимаешь, что нельзя брать неизвестно кого в команду?! - подавляя желание сказать более резкие слова, я встал из-за стола, за которым мы все втроем сидели, и стал ходить взад-вперед. - Мы отправляемся в одно из опаснейших мест в Игре, а ты в последний момент предлагаешь взять с собой туда твою подругу, которую ты сама знаешь без года неделю!
        Несмотря на прожитые в Игре циклы, анир оставалась удивительно наивной в некоторых вопросах. Наши с Саймирой отношения были для меня бесконечно дороги, но за некоторые поступки мне хотелось ее просто придушить.
        Глубоко вдохнув и взяв себя в руки, я решил зайти с другого конца:
        - Что твоей подруге о нас известно?
        - Ничего особенного: лишь то, что мы собираемся в долгий рейд и идем в очень опасное место.
        - И она вот так запросто согласилась отправиться туда с нами? С незнакомыми Игроками? В неизвестное ей, но очень опасное место? - с сарказмом произнес я. - Ты сама понимаешь, на сколько бредово это звучит?! Я вижу только два возможных объяснения: или твоя знакомая сумасшедшая, или это ловушка.
        Слушая мои слова, Саймира виновато опустила голову, боясь смотреть мне в глаза и вздрогнув на последних словах. Она чувствовала свою неправоту, но при этом упрямо продолжала отстаивать свое предложение:
        - Она хорошая, Рэн. И у нее совсем никого нет. Мы познакомились после Турнира: она тогда тоже ждала своего напарника возле врат Арены, только так его и не дождалась. Потом Найрен мне написала, мы с ней встретились перед нашим рейдом в мир Тысячи Островов и долго разговаривали…
        Анир разволновалась. Было видно, что она не просто сочувствует чужой истории. Девушку цепляет в ней что-то личное.
        - Их клан почти полностью погиб - они были такими же наемниками, как и вы с Меджехом раньше. В тот раз они сопровождали караван с важным грузом для Дома Летящих, когда на них напали Изгои во главе с Тираной и всех перебили. Им с напарником повезло - их пара шла в передовом дозоре, проверяя дорогу, поэтому под основной удар они не попали и смогли уцелеть. А теперь и ее напарник погиб на Турнире! И больше у нее никого нет, совсем, - замолчав ненадолго, Саймира продолжила: - Она правильная, Рэн, честно, и обузой нам точно не будет - Меджех подтвердит.
        - Медж, так ты в курсе этого … безобразия?! - я просто не нашел адекватных слов. Одно дело - обмануть Саймиру, но взять на жалостливую историю старого, нахлебавшегося дерьма во многих передрягах человека-тигра… Такое просто не укладывалось у меня в голове!
        - Она действительно толковый боец, Рэн, тут хвостатая права, - невозмутимо ответил напарник. - Лишней в этом плане уж точно не будет. Ее специализация - бой на ближних и средних дистанциях, прикрытие отрядных бойцов дальнего боя. Хорошо владеет шестом - в ближнем бою почти не уступает мне. Я поспрашивал ее по тактике действий внутри отряда, тут она тоже соображает… - чуть замешкавшись, Медж продолжил: - Десятый ранг, грехов за ней нет - это я проверил: и в книге Совета Старших, и среди тех, кто хорошо знал их клан, - закончив говорить, старый кот виновато отвел глаза: ему было стыдно, что не рассказал мне об этом раньше.
        Но он все-таки поддержал Саймиру. И подстраховал ее.
        - Это ее я имел в виду, когда говорил, что знаю, кого нам взять, - пробурчал кот. - Она то, что нам нужно: ее навыки и умения отлично впишутся в тактику нашей команды.
        Выслушав его слова, я немного успокоился: поступок Саймиры уже не казался мне такой невероятной глупостью, как раньше. Но я все равно внимательно посмотрел на Меджеха:
        - Ладно Саймира, но ты-то ведь понимаешь, насколько опасно брать незнакомого Игрока с собой?
        На что тот, до этого тщательно разглядывавший узоры на доске стола, философски пожал плечами:
        - Выбор только за тобой: без согласия всех членов команды брать новых бойцов недопустимо. Но ты должен понимать, что вытянуть этот рейд вдвоём нам будет очень трудно. Так что искать кого-то все равно придется, - Медж откинулся на спинку, сложив руки на груди, и продолжил: - На бойца нага рассчитывать особо не стоит: у него свой интерес и свои задачи. Рисковать головой за нас он точно не станет, а то и вовсе попытается положить всех там на съедение мертвякам, когда мы все разведаем для его хозяина. Поэтому в этом деле нам лишний боец будет очень кстати, к тому же, такой, который не нуждается в обучении и прошел не один бой.
        - А если это ловушка? - не сдавался я.
        - Да кому мы тут нужны, Рэн? Мы слишком мелкая, но зубастая добыча, - Меджех невозмутимо посмотрел на меня, - разве что Тиране, да только вряд ли она сейчас в состоянии заниматься такими многоходовыми интригами. Когда по ее следу идут Летящие да охотники Совета Старших, то уже лишний день прожить - и то подвиг. Ее Дом вырезан, репутация упала: не до того ей, чтобы вербовать нового шпиона и засылать к когда-то убежавшему от нее торговцу, да еще таким хитрым способом. А больше мы никому из сильных Игроков не интересны. Я согласен: всегда есть опасность, что ударят в спину или отравят, но будет и клятва на Книге, и, скорее всего, ментальная проверка нага, если тот согласится - а он скорее всего согласится, ведь это и в его интересах тоже.
        Напарник говорил уверенно, его позиция была обоснованной, но беспокойство продолжало меня грызть, не позволяя принять однозначное решение:
        - Не люблю странные встречи или непонятно откуда взявшихся помощников, от которых неизвестно чего ждать.
        - Это Игра Хаоса, Рэн. Здесь постоянно происходит то, что в ином месте просто невозможно, - ответил мне с усмешкой Меджех, а потом затянулся трубкой и выпустил клуб сизого дыма. - Случайные встречи, новые друзья или враги, иные пути и двери, ведущие в места, о которых ты и не подозревал… Сначала встреться с ней, никто не требует, чтобы ты сказал «да» за глаза. А все остальное - Иншера и колыхание волн, несущих тебя навстречу Судьбе.
        - Пожалуй, ты прав. В любом случае, мне просто необходимо увидеть ту, кто столько знает о наших планах.
        *******
        Темнота пыльным мешком обрушилась мне на голову, и прошло несколько минут, прежде чем сознание смогло отвоевать себе привычное место. Я с трудом приоткрыл глаза и встряхнул головой, прогоняя мушек, крутившихся в глазах. После чего, наконец, смог сфокусировать взгляд на той, которая только что отправила меня в нокаут хлестким ударом шеста.
        Невысокая, едва достававшая мне до плеча, девушка замерла напротив, крепко сжимая шест. Раскосые черные глаза внимательно ловили каждое мое движение, явно ожидая продолжение атаки. Но она меня сильно переоценила: я с трудом смог встать, к тому же изрядно пошатываясь. Поэтому, решив взять паузу, я заговорил с девушкой о том, что меня волновало гораздо больше ее бойцовских навыков.
        - Зачем мы тебе, Найрен? И я хочу услышать на мой вопрос правдивый ответ. Я не верю в случайные встречи и совпадения. Я не верю в то, что ты, ничего не зная о нас, просто так решила пойти с нами в опасный рейд к демонам в бездну - ты слишком опытный Игрок для этого. Ты профи, и это очень заметно, а у Стальных Щитов была хорошая репутация - тебя с радостью примет любой клан наемников, особенно сейчас: после Турнира всегда острая нехватка бойцов. Но вместо этого ты просишь принять тебя к нам - по сути дела бродягам, не имеющим ни дома, ни клана. И я очень хочу знать, почему.
        Найрен, еще секунду назад напряженно стоявшая напротив меня в боевой стойке, готовая продолжить схватку в любой момент, внезапно, тяжело вздохнув, убрала свой грозный шест. Она некоторое время молчала, явно собираясь с мыслями, а когда наконец заговорила, ее голос стал глухим и совершенно незнакомым, как будто ей приходилось выдавливать и вырывать каждое слово из глубин души:
        - Мы с Гоэнором были в передовом дозоре - прокладывали путь для торгового каравана летунов. Ты же знаешь, как это бывает: сначала дозор проверяет точку прибытия, и если все в порядке, то дает сигнал нашим, что можно двигаться вперед, дожидается их и переходят в следующий осколок...
        Груз везли из осколка Мертвый Лес. Там твари из Темных Миров произвели расчет за какую-то работу с Домом Летящих. До Двойной Спирали двенадцать переходов - долгий путь, а у летунов на тот момент не хватало бойцов для охраны, вот они и наняли нас. Очень ценный груз и очень выгодный контракт.
        Наш клан Стальных Щитов считался одним из лучших в этом деле. Охрана сборщиков, сопровождение грузов, телохранители, если надо - имя мы себе сделали. И этот контракт шел как обычно: мы уже прошли Багряные Скалы, самый опасный осколок маршрута. Оставалось еще четыре перехода, возможно пара стычек по дороге, и мы уже дома - в Двойной Спирали.
        Мы с Гоэном, очередной раз прыгнув первыми, провели разведку на Дырявом Холме. Стандартный поиск на жизнь и разум - следов Игроков не заметили. НЮХАЧ тоже чужих не почуял. И поэтому, дав сигнал, что все в порядке, дождались караван и после перезарядки Компасов ушли в следующий мир… А наши попали в засаду, - после этих слов девушка замолчала и долго глядела в сторону, прежде чем снова посмотреть мне в глаза.
        - Когда мы вернулись назад, чтобы проверить, почему наши молчат и не идут в следующий осколок, в живых уже никого не было. Из всех кланников, участвовавших в этом деле, остались только мы двое. У Дома Летящих мгновенно возникла стройная версия произошедшего: мы заманили караван в ловушку, не предупредив о засаде, но все допросы ментатов показали, что мы говорим правду. Все офицеры Дома погибли, как и большая часть воинов. Среди оставшихся начались бесконечные споры о разделе власти. В итоге перед Турниром мы оказались фактически без дома, без денег из-за проваленного контракта и с пустыми казной и оружейной клана - большая часть ушла на подготовку к проклятому рейду, а остаток просто растащили...
        Найрен слишком глубоко погрузилась в воспоминания, пришлось привлечь ее внимание:
        - Это Гоэна ты ждала возле врат Арены?
        - Да, только ждала напрасно - он не вышел, и больше у меня не осталось надежных товарищей. Мы тогда с ним вдвоем поклялись, что отомстим за наших Изгоям. Напарника теперь нет, и придется мне одной нести нашу клятву и месть.
        - А мы тебе зачем? - прищурился я. Меньше всего я вместе с Меджехом и Саймирой хотел бы стать орудием чужой мести. В Игре слишком легко могут пожертвовать для достижения своих планов даже друзьями, что уж говорить про чужаков.
        - Мы еще до Турнира с Гоэном собирали информацию об Изгоях, пытаясь найти вариант, как на них выйти. И в одной таверне нам как байку рассказали про одного удачливого торговца, чью голову очень хочет получить глава Отверженных - Тирана. Настолько, что может прийти за ней сама, чтобы наказать убийцу любовника.
        Девушка бросила на меня нечитаемый взгляд:
        - Знаешь, в свое время Стальные Щиты собирали информацию обо всех интересных Игроках до двадцатого уровня, с кем можно было бы или сотрудничать, или встретиться в бою, выполняя контракты. Ты же не только долгое время был одним из сильнейших Игроков для своего ранга, ты еще и самый удачливый. Конечно, я просто досадная муха для полководца, но и сильных Игроков иногда убивали даже простые смертные. Главное, в правильный момент оказаться в нужном месте. Может и мне от тебя перепадет чуть-чуть удачи? Да и жизнь не закончилась - так или иначе нужно двигаться дальше.
        - Эта встреча может и не состояться. Я - не единственная, и не главная забота Тираны. Уж скорее раньше до нее доберутся летуны или охотники, да и нага не стоит сбрасывать со счетов, - идея выступать приманкой, да еще и делиться удачей мне не понравилась.
        - Пусть так, нет - значит нет, - Найрен невозмутимо пожала с плечами. - Лучшего плана у меня все равно нет, а так будет хоть какой-то шанс отомстить. Скоро большая война домов, и многим станет не до Изгоев. Они смогут, отдав часть добычи, выкупить у Совета Старших прощение и вступить в какой-нибудь крупный дом, получив его защиту. И все, кровь моих товарищей так и останется неотомщенной. Я так не согласна.
        На это мне нечего было сказать - логика в ее словах была. С тем, что во время большой войны гоняться за Изгоями особо не будут, я был согласен, а вот в том, что Тирана сможет купить себе прощение, я сомневался. Совет Старших на это не пойдет - слишком открытое попирание его же законов.
        Ведь это создаст нехороший прецедент: Игрок, заслуживший не просто наказание, а бессрочное изгнание, останется безнаказанным. На страхе зиждется их власть, и ее они не продадут ни за какие дайны. Но это сейчас было не важно, мне нужно было все обдумать: и сказанное, и увиденное.
        - Жди, сегодня вечером дам ответ, - кивнув на прощание, я отправился в нашу беседку, привычно проверяя отсутствие хвоста.
        *******
        Очередной листок, сорвавшийся с ветки, неторопливо кружась в воздухе, упал вниз, чтобы быть унесенным нетерпеливым ручьем. А я, проводив листик взглядом, снова принялся думать, взвешивая все «за» и «против».
        Брать нового Игрока в команду - всегда риск: ты не знаешь, как он себя поведет в бою, чего от него ждать, и можно ли на него положиться. Стоит ли ожидать коварного удара в спину способом, обходящим клятву, или в самый напряженный момент битвы он просто сбежит, оставив тебя на верную смерть.
        И хотя во время нашей встречи с Найрен я чувствовал ее эмоции, в которых не было ни коварства, ни особой хитрости, у меня осталось чувство недосказанности. Было что-то еще, о чем она не стала говорить - была у нее еще какая-то задумка. Что-то еще, что она хотела получить от нашего союза. Скрытое вроде бы не грозило опасностью, но вызывало подозрение: ну не верил я в такие подарки судьбы - не так они приходят! Было в этой девчонке что-то, что меня настораживало и не давало так сразу сказать «да». Хотя, с другой стороны, прожить больше семидесяти больших циклов в Игре и не иметь секретов - такое в принципе невозможно.
        Так что сказать «нет» и отбросить в сторону ее предложение я не мог. Меджех был прав: нам нужен еще один боец, нас критически мало, особенно для того места, куда мы собрались. И повторить попытку, если нам придется отступить из мира Беренхеля, столкнувшись с чем-то слишком сильным, мы не сможем - ресурсов для этого нет. А тут прямо судьба посылает нам подарок в виде бойца, согласного даже без дополнительной оплаты, за обычную долю в трофеях, отправиться чуть ли не на план Смерти!
        - Фух, - устав сидеть, я встал и облокотился на поручни, любуясь на весело звенящий ручей. Не знающий забот, он бежал, неся свои воды вперед, и я невольно позавидовал ему, не ведающему, как тяжело порой бывает сделать правильный выбор.
        За журчанием струй я не услышал шагов за спиной, ощутив лишь руки, когда меня обняли сзади и тихо спросили:
        - Ты что-нибудь решил?
        - Нет.
        - Она хорошая, Рэн, и совсем одна. Дай ей, пожалуйста, шанс.
        Я не стал отказывать анир - может быть, это судьба дает мне подсказку устами Саймиры, и Слепец, не забыв мои дары, ниспослал мне щедрый подарок в виде нового верного соратника. Кто знает?
        - Хорошо, Сай. Я напишу письмо тому, кто организовывает для нас переход в Беренхель. Если он согласится, то мы возьмем ее с собой. Расходы за переход, документы и мгновенное изучение языка будут вычтены в будущем из ее доли добычи. Разумеется, она принесет стандартную клятву наемников на Книге. Если она согласится на такие условия, то отправится с нами.
        - Спасибо! - Саймира, радостно улыбнувшись, нежно поцеловала меня в губы.
        *******
        Город Двойной Спирали, спустя четыре малых цикла после Турнира
        Снова нижний ярус, знакомая суета. Кто-то приходит, а кто-то уходит, чтобы не вернуться никогда. И я снова жду, когда передо мной откроются врата, зовущие к новым приключениям. Только теперь я не один - нас четверо. Как ни странно, но наг легко дал разрешение на включение в команду нового члена и согласился обеспечить ее переход и прикрытие в мире, лишь предупредив, что новый Игрок должна будет заплатить ему пять тысяч дайнов по возращению, а пока она будет ему их должна. Что он углядел в ее разуме, для нас так и осталось загадкой.
        Оглянувшись назад на своих друзей, я ободряюще им улыбнулся. Меджех, как всегда, невозмутим и спокоен. Саймира взволнована и немного напугана, но старается этого не показывать. Найрен напряжена и собрана. Ну что ж, команда в сборе и готова действовать! А вот и врата - наг, как обычно, точен. Распахнувшийся перед нами портал не будет долго ждать, и без лишних команд, один за другим, мы шагнули в него.
        Нас уже ждали: на площадке возле каменного диска замер ю-а-нти, двуногий человек-змея, который внимательно нас разглядывал. Игрок достаточно редкой в Игре расы выглядел вполне по-боевому: серо-зеленая кожа, на которой проступали едва заметные чешуйки, вертикальные зрачки на желтой радужке глаз, длинные когти на руках, весьма высокий рост, хотя и без хвоста. Змеечеловек был одет в кожаный доспех, усиленный металлическими пластинами, за спиной закреплены две сабли.
        Наконец затянувшееся взаимное разглядывание закончилось, и ю-а-нти соизволил заговорить:
        - Меня зовут Саа-Шен, и я буду с вами в этом рейде. Все разговоры потом, после перехода, - после чего он повернулся к каменному диску и начал его крутить, что-то настраивая. Спустя несколько мгновений перед нами возник новый переход. И Саа-Шен направился к нему, приглашающе махнув нам рукой.
        Первым за ним во врата без разговоров ушел Меджех, затем, чуть промедлив, Саймира, а за ней и Найрен.
        А я, прежде чем шагнуть в портал, внезапно остро почувствовал: чтобы не ждало нас там впереди, прежними назад в Двойную Спираль мы уже не вернемся. Все мы, сами того не зная, стоим накануне чего-то необъяснимо важного в нашей жизни. «Эх, будь что будет, поменять я уже ничего не могу - Иншера, как сказал бы Меджех».
        Выдохнув, я решительно направился за своей командой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к