Сохранить .
Игра Хаоса. Книга восьмая Алексей Рудольфович Свадковский
        Игра Хаоса #8
        Война Домов началась. В ней сойдутся и сгорят Великие Дома и маленькие кланы, полководцы двинут в бой свои армии, а Владыки бросят все на чашу весов, чтобы победить в этой битве, которая определит на долгие века, кто будет властвовать в Двойной Спирали и за ее пределами. Кто-то умрет, кто-то возвысится, но горе тем, кто попытается остаться в стороне: черное пламя Хаоса всегда получает свое.
        Алексей Свадковский
        Игра Хаоса. Книга восьмая
        Глава 1. Тени на стене
        Серовато-зеленое пламя вспыхивает в сумраке пещеры. Просторный подземный грот должен надежно укрыть от чужих глаз идущую к нам подмогу. Пламя гудит, разгораясь все сильнее, и бронзовая жаровня с трудом удерживает пляшущий в ней путеводный огонь, служащий маяком для нага и его людей. Сейчас в Двойной Спирали, я уверен, они так же, как и мы, пристально вглядываются в портальную арку в ожидании, когда та откроет путь сюда.
        Пламя медленно разрастается ввысь и в ширину, обволакивая стену пещеры, становясь похожим на мерцающую тонкую пленку. Скалы и камни вокруг становятся хрупкими, зыбкими, словно отрисованные неумелой рукой на холсте, начинают терять четкость и объём. Мы все замерли в нетерпеливом ожидании.
        Змеееды два с половиной часа назад под пологом ночи перешли границу мертвых земель, вступив на территорию Железного братства, запросто обманув сразу двух их летунов, патрулировавших границу. Такая уверенность в своей способности скрыться от технических средств наблюдения настораживала: либо они готовились к условиям конкретно этого мира, и у них здесь серьезный интерес, либо мы напоролись на очень сильных Игроков - любой из вариантов не радовал. К тому же, они как по нитке двигались за нами следом, несмотря на все предпринятые меры - их разведчики превосходили наших на порядок.
        Так что у звезды все было крайне плохо: половина ударной колоды в откате, находились мы на условно враждебной территории без возможности самостоятельно покинуть этот мир, где местные почти наверняка примут нас за мутантов, с которыми у них разговор короткий, и на хвосте у нас висел целый рейд Игроков из враждебного клана. И если первые два пункта были относительно не критичными, то последний заставлял с большой надеждой вглядываться в путеводное пламя в ожидании подкрепления.
        Внезапно для себя я осознал странную мысль, что устал от ответственности за жизни моих бойцов. Уж слишком сильно давил этот груз принятия решений и возможных последствий моих приказов, и для меня стало неприятным открытием, что жду появления нага не только ради получения помощи и защиты, но и для того, чтобы спихнуть на него лидерство в этом рейде. Столько лет путешествуя в одиночку по Осколкам, я не привык отвечать за кого-то, кроме себя. И сейчас, столкнувшись с трудностями, пытался переложить это бремя на кого-то другого, спасая от возможных потерь себя самого.
        Для меня все это было подобно озарению, настолько неожиданному, что, растерявшись, я даже пропустил момент, когда сквозь мерцающую тонкую грань, разделившую два мира, шагнул первый из бойцов Дома Змеи. Один за другим, вооруженные до зубов, они тонким ручейком потекли в пещеру, а я растерянно копался в самом себе, и только появление нага привело меня в чувство, заставив собраться.
        Шепчущий, окинув взглядом просторный грот, довольно ухмыльнулся: его явно вдохновляло все происходящее, он даже предстал с новой для меня стороны. Я привык видеть его хитромудрым политиком, интриганом и дипломатом, но не воином, радующимся предстоящей схватке. Наг же, подползши ближе, негромко произнес:
        - Рэн, Скэр, нам есть что обсудить.

* * *
        Голограмма возникла над проектором, активированным Скэром, в ней отражалась окружающая нас местность с высоты птичьего полета. Всё увиденное нашими крылатыми разведчиками и сохраненное в памяти Компаса сейчас было видно как на ладони: узкие складки полей, каменные россыпи скал и безбрежное море песков. А также зловеще горели красным точки наших преследователей.
        - Информация устаревшая, - предупредил я нага, вглядывающегося в проекцию местности. - Эти гады уничтожали всех наших воздушных наблюдателей, стоило только тем приблизиться на расстояние прямой видимости.
        - Сирин-охотник, - неспешно протянул наг, думая о чем-то своем, - серебряное существо призыва, что как раз и специализируется на устранении различных летунов, слишком близко приблизившихся к хозяину карты или объектам, которые охраняет. Скорее всего, у него расширенная зона поиска, иначе бы он твоего Кондора не достал.
        Высказавшись, наг снова надолго замолчал, продолжая изучать карту.
        - Не понимаю, - наконец прошипел он. - То ли это ловушка, - и раздраженно махнул в сторону проекции скал, мимо которых двигались преследователи, - то ли глупость. Уббалах и Эшхарин не дураки, значит, ловушка, - продолжил он развивать свою мысль вслух. - Но если ловушка, тогда в чем она, и где тот капкан, который должен нас словить или убить? Этого всего, - он ткнул в красные точки, - слишком мало, чтобы победить меня. Уббалах восемьдесят циклов назад перешагнул рубеж Полководца и всего лет сорок как получил право создать свой малый Дом. Эшхарин опасней: об этой пронырливой ящерице я мало что знаю, она хорошо скрывает свои возможности и таланты, но все равно в Игре всего двести сорок циклов, числится в главном Доме Ящеров и среди его полководцев даже не входит в десятку сильнейших. Остальных в расчет брать не стоит - обычные бойцы в лучшем случае с парой-тройкой золотых карт у сильнейших. Тогда на что они рассчитывают? - он снова, прищурившись, уставился на карту.
        - Возможно, ждут подкрепления от Дома Ящеров? - предположил Саа-Шен, прибывший вместе с остальными и сейчас участвовавший в совещании.
        - Не думаю, - отрицательно качнул головой наг. - О делах в Доме Ящера я знаю едва ли не лучше, чем о том, что происходит в моем собственном, и сбор крупных сил я пропустить не мог - сюда выдвинулась лишь пара усиленных звезд, их видели на площади Прибытия, но этого тоже слишком мало. По сути, я могу уничтожить и Змееедов, и эту пару звезд в одиночку, даже не слишком растратив ударную колоду. Они словно нарочно подставляются под удар, и этого я понять не могу. Ни Уббалах, ни Эшхарин, что бы я о них ни думал, не являются глупцами. Они словно приманка в мышеловке, жаждущей захлопнуться. Только как я ни вглядываюсь сюда, - он ткнул в голограмму, - не вижу капкана. Но он есть, я его нутром чую, - и наг, раздраженно зашипев, плюнул чем-то темно-зеленым, начавшим подозрительно пузыриться на серых камнях пола.
        - Возможно, они усомнились в вас, Владыка, - неожиданно подал голос Скэр. - Ящеры явно не могли предположить, что вы, бросив все свои дела, станете нас спасать. По сути, кем являемся мы для них? Небольшой передовой разведгруппой, не представляющей особой ценности, расходным материалом, которым часто и легко жертвует любой крупный Дом. Посылают-то в рейды по сбору информации, как правило, тех, кого легко можно заменить. И то, что вы выдвинетесь нам на помощь, да еще и с сильнейшими бойцами нашего Дома, противники, скорее всего, даже не учитывали в своих планах. И тогда все становится просто и непротиворечиво: Змеееды, случайно встретив нашу стандартную разведгруппу своим серьезным рейдом, из-за вражды между нашими Домами пустились в погоню, стремясь уничтожить нас, разумно предположив, что вы вряд ли будете рисковать собой ради пары наемников и тройки обычных бойцов. А дополнительные звезды вызвали, чтобы они закончили за них прерванное дело. - И миролюбивый в общем-то рэбер плотоядно оскалился: - Надеюсь, этим фанатикам всерьез достанется от их Владыки за самовольное изменение планов.
        «Да уж, - Шепчущий мысленно улыбнулся словам Скэра, - если он будет так разбрасываться своими бойцами, то весьма скоро станет единственным лидером Дома, состоящего из одного Игрока - его самого».
        Вообще-то, смысл в сказанном был: всё в рассуждениях ученого казалось очевидным и логичным. Для любого другого, но не для нага, так долго варившегося в Игре Хаоса. Он чуял ловушку, любезно расставленную для него врагом, но не это было сейчас главным, совсем не это…
        Он хорошо помнил старые времена полководцев и владык, казавшихся исполинами по сравнению с нынешними. В его памяти вновь ожил глухой голос старого змея, правившего когда-то их домом: «Умей чувствовать и читать события, происходящие вокруг тебя, через них Владыка Игры являет свою волю. И если почувствовал Его внимание на себе, сумей понять и предвосхитить Его желание. Можно стараться противостоять надвигающейся волне или пытаться от нее бежать, а можно, смело шагнув вперед, рискнуть ее оседлать».
        Смеющийся Господин недоволен. Наг почти физически ощущал его гнев: слишком многие забыли о том, зачем они появились в Игре, для чего им были даны власть и могущество. Всего лишь смертные, оказавшиеся бесполезными в своих мирах, получив новый шанс и силу бога, они возомнили, что та принадлежит лично им. После Кейдана, перетряхнувшего мир Игры сверху донизу, Игроки младших и средних уровней, обретя свободу от державших их в ежовых рукавицах кланов и почуяв новые, многообещающие возможности, бросились сами выбирать себе дорогу к трону Владыки. Слишком многие начали устраиваться поудобнее, заботясь лишь о своем комфорте, используя Двойную Спираль как дармовое убежище. Другие, подгребая под себя любую силу, до которой смогли дотянуться, не брезговали идти на поклон к чужим духам и божкам. И хотя желание жить, желательно хорошо, и быть сильнее прочих естественно для всех разумных, слишком мало кто из хаоситов задумывается, а зачем вообще ОНИ нужны ГОСПОДИНУ? Развлекать его? Не смешите! Пусть его именем обманываются дураки и простофили. Собирать кровавую жатву? Так Владыка - бог Хаоса, а не войны или
разрушения, да и не надо давать для этого столько силы своим служителям - смертные отлично справляются с разрушением сами. Хаоситы, добиваясь своих целей, должны нести изменения вовне, а не ограничиваться мирком своей личной жизни. Не можешь пока менять чужие судьбы - ставь на кон свою, раз за разом встречая грудью волны жизни, погружаясь с головой в новое и неизведанное. Развивайся или теряй, но меняйся.
        Многие же, забыв об истинной сути своего служения и найдя свою нишу, лишь заботятся о сохранении достигнутого, и то, что Владыка Хаоса в очередной раз долго терпеть этого не будет, для нага было вполне очевидно. Время очищения кровью и огнем должно было наступить - и оно пришло, и теперь, не собранные веками карты имеют значение, а благосклонность Хаоса. Что толку от золотых карт, если они сравнялись по силе с серебряными, сохранив при этом свой долгий откат? Глобальные перемены были предсказуемы, как и то, что прямо сейчас Повелитель Игры подталкивает нависшую лавину грядущей войны. И в этом испытующем пламени грядущих сражений он избавится от лишних, передав свою силу тем, кто окажется ее достойнее.
        Шепчущий не боялся предстоящей схватки, плохо было только то, что он не понимал логики в действиях врага. Поэтому лучше было бы избежать невыгодного боя, чтобы не действовать в рамках созданного противником плана и разорвать паутину навязанных поступков, нанеся удар в выбранном уже самим нагом времени и месте. Но… во всем произошедшем он явно чувствовал волю Владыки, и, уклонившись от схватки сейчас, он все равно не сможет избежать проверки силы в будущем. На этот раз он к ней готов и пусть всего лишь частично, но контролирует линию событий, а вот второго такого дара от Господина он может больше и не получить. Значит, нужно драться.
        Глава Дома Змеи долго молчал, решая, что делать. Наконец, приняв решение, четко произнес:
        - Действовать будем так. Вы пятеро, - он обвел взглядом звезду Рэна, - отходите сюда, - и указал когтем на карте перевал, что вел в соседнюю широкую долину с быстрой полноводной рекой. - Начнете движение через час, создайте видимость, что спасаетесь бегством. Саа-Шен, берешь десяток бойцов и выдвигаешься сюда, - и выделил скалу, возвышавшуюся над расселиной в дальнем конце лощины, смежной с приютившей их террасой. - Используешь Теневой покров и Высшее сокрытие, чтобы вас не засекли. Я с оставшимися бойцами буду ждать врага здесь, - он ткнул в противоположную стену ущелья. - Ударим с двух сторон, пропустив передовой отряд. Здесь и здесь, - карта услужливо увеличила ненадежно склонившиеся над узким проходом зубья скал, - заложим плазменные мины, и как только втянутся основные силы, подорвем их. Постарайтесь накрыть полководцев. Дальше наносим одновременный удар, добиваем выживших. Как только схватка начнется, Рэн, ты со своими бойцами по моей команде возвращаешься назад с помощью Массового переноса, Метку мы поставим, и перекрываешь выход из ущелья, стараясь по возможности, уничтожить передовой
отряд врага, что мы пропустим.
        - Владыка, - торопливо спросил Скэр, - не проще ли мины заложить сюда? - и указал на дно расщелины. - Плазменные мины - это мощное оружие, и при взрыве мы сможем уничтожить бoльшую часть сил врага, даже полководцев. Вряд ли они активируют самые сильные свои доспехи настолько заранее до ожидаемого ими начала схватки.
        - Не стоит врага считать глупее себя: Уббалах не идиот, наверняка они будут проверять дорогу, опасаясь оставленных противником ловушек. Высока вероятность, что могут засечь и наш сюрприз.
        - Какие будут указания по использованию карт и снаряжения? - уточнил Саа-Шен, запоминая вместе со всеми план предстоящего сражения.
        - Этот мир - подходящее место для применения техновооружений, так что делаем акцент на принесенном нами оружии, заодно на практике проверим его эффективность. Карты с большим сроком отката экономим - я опасаюсь ловушки: в любой момент могут вмешаться основные силы Дома Ящеров или и вовсе произойти что-то непредвиденное. Так что лучше быть готовым ко всему.
        - Как после боя будем распределять полученные трофеи? - поднял пусть и кажущийся несколько преждевременным, но необходимый вопрос я. - Мы с Меджем подписали контракт на проведение разведки, а не на участие в боях Дома с Игроками из враждебного ему клана.
        - Игра полна сюрпризов, - пожал плечами Шепчущий. - Всего предвидеть невозможно. Но предлагаю все добытое разделить на доли и распределить между всеми участвовавшими согласно кодексу нашего Дома.
        - Но мы не являемся членами вашего Дома, - возражает мой фантом. - Поэтому предлагаю использовать правила дележки кланов наемников…

* * *
        - Убедительно, - прошептал я, повернувшись к нагу, стоявшему рядом. Тот так же, как и я, с видимым удовольствием наблюдал за спором, начавшимся между моим и его двойниками у костра. - А наши враги не смогут понять, что это не мы?
        - Нет, - прищурил глаза наг. - Эти мясоеды слишком кровожадны и вспыльчивы: после того, как упустили артефакт, они будут гореть ненавистью, ведь знатно потратились на попытку его добыть, а не перепроверять собранную по нему информацию. Ограничатся той, что я им подкинул, чтобы заглотили приманку, - злорадство отчетливо проскользнуло в спокойном голосе. - Поэтому об основных возможностях Зеркала они даже не подозревают - есть неоспоримые преимущества в том, чтобы получить божественный артефакт законным путем, честно выполнив задание Мораны.
        Да, он мог себе позволить некоторое самодовольство, а я не удержался и завистливо вздохнул: если таковы истинные возможности полководцев, опирающихся на собственный клан, то… мне придется как следует постараться, чтобы найти среди них свой путь.
        Когда Шепчущий только прибыл в пещеру, из его Активатора вырвалась золотистая волна, проверяя наличие ненужных глаз и ушей. Удовлетворенно хмыкнув, он активировал защиту от наблюдения и добавил к ней добытую из сумки посеревшую от времени, рассохшуюся шкатулку, которую пристроил у костра. Так как я не являлся частью клана, мне было предложено окропить ее своей кровью. Пара ударов сердца в колебаниях под изучающим взглядом нага… - и мир дрогнул, неимоверным образом сдвинулся во всех направлениях сразу и отразился от отделившей меня ото всех невидимой границы. Я вскочил. Я-не-я остался сидеть у костра. Активатор был готов прыгнуть мне в руку, но сам факт присутствия нага в этом не-мире заставил взять себя в руки. Одобрительный кивок от одного из старейших полководцев Игры, странный жест, и нас поглотила бездна, чтобы спустя мгновение уставиться тысячей зеркал…
        - Созданного Зеркалом двойника почти невозможно отличить от оригинала, - тем временем продолжал свои объяснения Шепчущий, - твой образ оно скопировало, когда ты добровольно пожертвовал артефакту каплю своей крови, она передала ему твой характер и память, ауру, эмоциональный фон, манеры речи, жесты - он будет полностью повторять тебя. Так что наблюдатель вряд ли сможет увидеть подмену. Жаль, что двойники живут не больше двенадцати часов и солнечные лучи могут разрушить их оболочку, но сейчас ночь, и нам это не грозит. Около трех часов до восхода у нас есть - к счастью, здесь сутки длиннее, чем в Двойной Спирали - должно хватить.
        - А он есть, - недоверчиво уточнил я, рефлекторно оглядывая пещеру, - этот наблюдатель? И если есть, не помешает ли ему установленная вами защита насладиться представлением?
        - Есть, не может не быть, - прошептал наг, - никакие карты обнаружения жизни на таком расстоянии не помогут. Вас однозначно ведут, но вы до сих пор живы. Или ты всерьез думаешь, что вы могли так долго удирать от двух не самых худших Полководцев? Что бы я ни думал о Ящерах, они хорошие бойцы, и свои титулы Уббалах с Эшхарин получили вполне заслуженно. То, что они не могли вас догнать столько времени - полный бред. Значит, вы были им нужны в качестве приманки, ловить на которую можно лишь меня. А следовательно, и без наблюдения они вас оставить не могли. С защитой же, что я поставил, ящерицы должны справиться: я не слишком усердствовал - есть у меня предположение, какую именно лазейку надо было им оставить.
        - Что ж, логично, - с этим я спорить не мог: и сам о чем-то похожем думал, не раз проигрывая в уме варианты дальнейшего развития событий. Все-таки возможности обычных Игроков и полководцев несопоставимы: они вполне могут себе позволить использовать на ездовых существах ускорения в необходимом количестве или призыв чего-нибудь летающего - им даже не обязательно догонять нас всем рейдом, лидера с помощницей хватит.
        - И что дальше? - видя, что наг, удовлетворившись качеством игры наших двойников, перестал наблюдать за пещерой, не удержался от вопроса я и оглянулся по сторонам в поисках выхода.
        В более странном месте мне еще не приходилось бывать: все пространство вокруг состояло из множества больших и малых зеркал, парящих в темноте. В ближайшем к нам, мы и наблюдали за разыгрывающимся в пещере спектаклем. Что мы сможем сделать отсюда, я себе не представлял. Шепчущий же каким-то образом приближал к себе то одно, то другое зеркало и всматривался в них.
        - Хотелось бы знать, что вы собираетесь предпринять.
        - Атаковать, что же еще? - хмыкнув, пожал плечами наг, не отрывая взгляда от парящего перед ним зеркала. - По-моему, это очевидно. Враг уверен, что контролирует обстановку, его план начал выполняться, скорее всего, он в курсе происходящего здесь разговора, - небрежный взмах в сторону костра, где обсуждались подробности грядущей битвы, - и меньше всего сейчас ждет, что атакуют его самого. Идеальный момент для удара. Артефакт ищет всех смертных в округе. И как только он найдет нашу цель, я открою проход - все необходимые ритуалы проведены заранее.
        Очередное зеркало, в котором зашевелились смутные тени, подплыло, сменив предыдущее.
        - Дальше я использую карту группового вызова на дуэль. Если мы ликвидируем полководцев, остальные бойцы значения уже иметь не будут, прикончим их потом. Я не знаю, на что рассчитывают Эшхарин и Уббалах, но скрытый дракон в рукаве у них точно есть. Что это, не представляю, может, открытый контракт на помощь с одним из Темных домов, или ультимативное заклинание высшего ранга, или технооружие А-класса… Можно долго гадать, этот мир - подходящее место для применения всего перечисленного. Но на Арене им это не поможет - условием нашего поединка будет использование только силы и оружия, полученных от Владыки Хаоса. Там они будут вынуждены играть по моим правилам и в мою игру.
        - А если они и это учли? - спросил я, напряженно слушая нага.
        - Вряд ли, - прошипел он. - Великого зверя в любом случае у них нет, а вот у меня есть, - довольно ухмыльнулся он, когда зеркальце, в которое он всматривался, начало светлеть и расти в размере. - В любом случае, тебе не стоит волноваться - в бою я прикрою нас обоих, от тебя требуется во время схватки лишь четко и вовремя выполнять мои команды. Если хочешь расти, опыт в битвах с полководцами тебе необходим, а этот и вовсе для тебя будет бесценен, да и карты тебе не помешают, особенно полководческие. Я бы справился и один, без тебя, но нельзя использовать карту принудительного вызова, не соблюдя условия поединка. С моей стороны для участия в дуэли должно быть столько же Игроков, приблизительно равных по рангу, сколько и бойцов у врага, которых я планирую вызвать на поединок. То есть, чтобы вызвать двух полководцев на дуэль, со мной, помимо меня самого, должен быть еще один полководец, и ты для этого самая подходящая кандидатура.
        - Моя доля? - уточнил я, пытаясь хоть что-то разглядеть в увеличивающемся зеркале.
        - Треть от взятого на мече - решил, чуть подумав, наг.
        - С правом приоритетного выбора карт, наиболее подходящих для моего отряда.
        - Согласен, - неохотное шипение в ответ.
        В этом зазеркалье нельзя было громко говорить - голос, отраженный от бесконечных зеркал, многократно усиливался и неплохо бил по мозгам, так что я вынужден был шептать наравне с нагом.
        - Раз о главном договорились, что у тебя по картам и отряду?
        - Отряд, - я непроизвольно поморщился, - потрепан. Каменных элементалей осталась половина, а они наиболее универсальные мои бойцы. Водяным нужно пополнить свои запасы воды, Огненные фейри в порядке. Колодец заполнен только на две третьих, и то благодаря тому, что Феи остались почти без сил. Хранительницы… считай, в строю только двое. Почти половина моей личной ударной колоды в откате.
        Было крайне неприятно рассказывать, чем закончился для меня последний бой. И хотя я справился, выжил и сохранил звезду, все равно чувствовал себя учеником, еле сдавшим экзамен.
        - Потому что дурак, - не удержался от прочувствованного комментария наг. - Зачем полез на мутантов? У тебя какая задача в этом рейде стояла? Провести разведку и вернуться живым вместе со своими бойцами, а ты в погоне за силой подставил и себя, и моих людей. Ты - лидер рейда и должен просчитывать все возможные варианты развития событий, а не только наиболее вероятные. Вы в этом мире всего пять дней, допросили пару рядовых солдат да зачистили несколько банд явного отребья. И когда неожиданно для себя увидели большое организованное войско мутов, ты почему-то решил, что знаешь достаточно и можешь судить об их силе по встречным отщепенцам.
        Наг с силой выдохнул через расширившиеся ноздри.
        - Ты же на охоту за головами отправился, а не защищать дорогих для тебя разумных, когда собственные потери не так уж и важны. К тому же, сейчас ты платишь не собой, а жизнью звезды. В итоге растратил карты в бесполезной для поставленной цели схватке, и теперь, когда столкнулся с более сильным врагом, тебе нечем его сдержать: отряд потрепан, половина колоды в откате, и для чего? Тебя местные об этом просили? Нет. Значит, и плату с них запросить не получится. Какой же ты после этого лидер, если своим поступком, не получив никакой выгоды для рейда, подставил своих людей под возможный удар? А ведь они надеются на тебя.
        Я виновато опустил голову, не зная, что сказать, ведь, по сути, мне нечего было возразить нагу на его упрек. Я действительно поступил опрометчиво, не просчитав до конца всех возможных последствий моего решения, подвел своих бойцов, ввязавшись в ненужный для рейда бой - всё правда, но не до конца. Я хотел помочь и спасти местных жителей, но… всегда есть проклятое «но». Я не готов жертвовать жизнью Меджа ради незнакомых мне разумных.
        - Вы правы, только вот если б не моя «охота», мы все полегли на пороге зоны отбытия.
        - Удача - важная черта хорошего вождя, - серьезно кивнул мне Шепчущий. - Только вот полководцы, рассчитывающие на везенье, - мертвецы.
        На время между нами повисло понимающее молчание. И только зеркало за спиной росло и набирало яркость.
        - Ладно, - махнул рукой змей, - сейчас не до подобных разговоров. Главное, отряд у тебя более-менее боеспособен. Теперь слушай внимательно: у Уббалаха отряд Ящеров. Центральный подотряд - полторы сотни бойцов, хорошие физические возможности, сильные, быстрые, прочная чешуя и частичная регенерация. Классовая способность - боевая ярость, что это такое, думаю, объяснять нет нужды. В качестве поддержки у него Линеры - невысокие ящеры с метр ростом, быстрые, подвижные, хорошо метают дротики, как правило, выступают в качестве разведки. Третий подотряд - летающие Птеры, здоровенные ящеры, острые зубы и когти, способны бросать камни с высоты. Еще есть Маларухи, около дюжины, напоминают крокодилов-переростков размером примерно со слона, может чуть больше. Хорошее бронирование, нечувствительны к боли, высокие физические показатели - по сути, не опасны, но способны на время ускоряться, развивая высокую скорость. В качестве магической поддержки у него выступают Шаманы с Холмом идолов, что они там могут, я точно не знаю, как и набор идолов, который он сейчас применяет. По картам: есть несколько мощных ударных
- Солютарис, Таянье жизни, Голод земли и Удар девяти ветров. Возможно, появилось что-то еще, полного расклада по его колоде не имею. По Эшхарин данных мало: знаю только, что отряд у нее Подземники, но какая разновидность и состав подотрядов… - наг покачал головой, - с этим все сложно. По картам еще туманнее: известно, что она активно собирает карты из раздела Ментала, нацеленные на управление разумом, так что тебе весьма вовремя досталась твоя защита, видно, Слепец к тебе благосклонен.
        Я кивнул, подтверждая, что внимательно выслушал, все запомнил и вопросов пока нет.
        - Наши, вернее, мои действия будут зависеть от того, какая нам выпадет арена, - продолжил свои инструкции наг. - Главное, чтобы не какой-нибудь Движущийся лабиринт или Дом тысячи комнат - для гидры нужен простор. Но я надеюсь, что применять ее не придется, справимся и так - ящеры уязвимы перед магией Смерти, у меня почти полный алтарь, а в случае необходимости, сделаем мост маны и перегоним энергию из твоего алтаря в мой. Удачно вышло, что тебе Элементали достались, очень неудобный враг, если управлять ими с умом. Твоей задачей будет слушаться меня, подстраиваясь под мой рисунок боя, ну и выжить, конечно.
        Чувствовалось, что последнее не шутка, а задание, выданное на полном серьезе. И я собирался выполнить его со всем доступным мне усердием. Даже не думал, что мне так скоро выпадет сойтись в поединке полководцев.
        - По зельям и доспехам: используй то, что повышает защитные свойства - в этой битве постараемся обойтись без схваток в ближнем бою. Напоминаю, что оружие можно будет использовать только то, в котором есть хотя бы частица силы Хаоса, а вот на личное снаряжение подобное требование не распространяется - твоя техноброня останется с тобой, ее защита может тебе понадобиться. Свой отряд выстрой в защитную формацию на случай неприятных сюрпризов.
        Шепчущий оглянулся на зеркало, которое уже почти выросло размером с человека, и, кажется, как-то придержал его рост.
        - В этом месте карты активировать не стоит, но подготовить нужные можно заранее. Как только переместимся, ничего не предпринимай, пока не сориентируемся.
        Ну, это он мог и не говорить!
        - И последнее. Предлагаю заключить временный боевой союз со мной в роли ведущего на условиях свободного обмена картами, с возвратом их владельцу по окончанию операции, и клятвой не разглашать любые сведения друг о друге и о боевых приемах, полученные в процессе.
        Книга высветила стандартный договор для подобного случая, но я все равно внимательно пробежал его глазами. Вспышка, заверившая его принятие. Несколько минут на подбор карт и проверку снаряжения. Глубоко вдохнуть, приводя в порядок мысли.
        - Все, пора.
        Зеркало, наконец, прекратило расти и распахнулось, словно дверь, приглашая шагнуть в него. Наг, чуть помедлив, первым прополз вперед, и я, задержав дыхание, шагнул следом.
        Глава 2. Ловушка на охотника
        Недолгое скольжение сквозь зеркала было тяжелым и неприятным, словно бредешь в чудовищной пурге, где каждая из снежинок, бьющих по твоему телу, норовит обжечь холодом как можно сильнее. Но вот, наконец, ночь дыхнула своей прохладой в лицо, а горный склон поманил сделать шаг вперед, в пустоту - сразу захотелось отпрянуть и прижаться спиной к надежному камню.
        Наг стоял чуть впереди, предупреждающе подняв руку, и вглядывался вниз. Рядом с ним замер упырь, дернувшийся при моем появлении. Я легко узнал, кто именно предо мной, из-за печати Немерона, что притягивала ко мне нежить, как пламя мотыльков, вернее, благодаря приглушавшему ее воздействие браслету, который к тому же позволял чувствовать присутствие порождений Смерти. Так что созданный мастером-дварфом браслет не только оберегал меня от нежити, но и предупреждал, если та окажется рядом - это давало возможность либо сбежать, либо приготовиться к схватке. И сейчас всего лишь в паре шагов от себя я ощущал одного из тех, кто был лишним в мире живых - бездушную тварь, поддерживающую свое существование кровью и плотью смертных. Хотя, вообще-то не удивительно: кто еще мог служить нагу?
        Встрепенувшийся было упырь почти сразу послушно замер возле хозяина, что-то рассматривающего вдали сквозь уже знакомую мне дымчатую хрустальную пластину на тонком обруче.
        Я же, пока было время, окинул более пристальным взглядом прислужника нага. Высокий мужчина с небольшой черной бородкой. Волевое лицо, широкие плечи, осанка, жесты - все это выдавало в нем воина, и не простого рубаку, а из тех, что посылают армии вперед. Чувствовалась в нем аура власти, привычка повелевать, которую не скрыть. Интересно, кем же ты был в прошлом?
        Наг кивком головы подозвал меня к себе и протянул свой хрустальный артефакт, жестом дав понять, чтобы я его надел, а после указал на Змееедов, неспешно ехавших вдоль русла пересохшей по летнему времени горной реки. Два десятка бойцов, рассеявшихся цепью, напряженно оглядывались по сторонам, а полководцы врага двигались бок о бок в центре отряда. Но стоило мне надеть пластину, и все предстало совсем другим - реальность перед глазами исказилась, и я увидел лишь тройку бойцов, сопровождаемых призванными ездовыми существами без седоков. На спинах животных лежали небольшие фигурки, видимо, повторяющие облик тех, по образу и подобию кого были созданы. Хитро, враг подсунул нам обманку в качестве возможной мишени для удара.
        Шепчущий в дополнение к изначально окружавшей нас защите от поиска создал СФЕРУ ТИШИНЫ и, уже не таясь, спросил у вампира:
        - Где они?
        Тот, услышав вопрос, молча указал в конец долины. Противоположные склоны гор в тех местах выветрились под дружным натиском ветра с дождем и изобиловали щелями и разломами. Думаю, пещеры там тоже найдутся. Логичное место, чтобы спрятаться от лишних глаз - мы поступили так же.
        Одобрительно кивнув слуге, наг повернулся ко мне и вручил тонкую золотистую фигурку жука.
        - Карту вызова можно использовать не дальше чем в сотне шагов от цели, держа объект атаки в пределах прямой видимости, - предупредил он. Потом призвал Книгу и протянул карту: - Нанесем удар одновременно. Я активирую вызов, а ты ударишь по основной группе. Пустим Ящерам кровь! - он ухмыльнулся своим словам, затем скомандовал вампиру: - После в дело вступишь ты и добьешь выживших. Покажешь, чего стоишь на самом деле.
        Открыв сумку, Шепчущий достал шпагу и дагу в пару к ней, которые и протянул упырю. Тот мрачно взглянул на предложенное оружие, явно не слишком вдохновленный перспективой в одиночку атаковать целый отряд, но все изменилось, стоило ему взять клинки в руки. Они вспыхнули багровым пламенем, охватившим фигуру вампира. Сквозь хрусталь артефакта я увидел их истинную суть - жадность и вечный голод. Эти порождения Тьмы, словно два ненасытных хищника, требовали крови и плоти, их голод был вечен, а жажда - неутолима. И в этом их суть была схожа с повадками того, кто держал их сейчас в руках. Наверняка клинки создал кто-то из кровавых богов-прародителей вампиров.
        Пламя опало, клинки скрылись под плащом, но в глазах вампира поселилось радостное ожидание пира. С оружием, врученным ему нагом, он явно был готов атаковать врагов и вовсе без нашего участия.
        Ладно, посмотрим, что Шепчущий дал мне. С жуком все просто - подобный красовался на его виске, очередное устройство связи, скорее всего, помощнее серебристых капель мнемокоммов. С картой интереснее. ГЕЙЗЕРЫ ПОДЗЕМНОГО ОГНЯ - в области применения из земли случайным образом будут бить вверх потоки жидкого пламени, поджигающего все, что не обратится в пепел сразу. Срок действия заклятья - минута, наложенного эффекта - пока пламя не погасят, количество гейзеров в зоне применения - от шести до десяти. Есть усиление: Сила первоэлементов - позволяет игнорировать стандартное сопротивление стихии огня и увеличивает наносимый урон.
        Серьезная штука. Если Змеееды затаились в пещере, то окажутся достаточно близко друг к другу, и у нас появится неплохой шанс накрыть всех мощным ударом. Полководцам этого однозначно не хватило бы, а вот обычным Игрокам достанется серьезно - без золотого доспеха подобное пережить шансов мало, так что вампиру, по сути, останется лишь добить выживших.
        Сердце против воли заколотилось быстрее, предчувствуя неумолимо приближающуюся схватку. Мне не раз приходилось сражаться с врагами на Арене, но сегодня предстоит впервые вступить в бой в качестве полководца, к тому же сразу против опытных врагов, значительно превосходящих меня по силе и накопленным знаниям. Единственное, что успокаивает - это наг, стоящий рядом. А также наличие у чешуйчатого Гидры и плана на предстоящий бой.
        Глубоко вдохнув, заставил себя успокоиться и сосредоточиться, чтобы избежать опрометчивых решений. Краем глаза заметил, как вампир тоже подобрался, сжав в руках клинки.
        Очередная карта из неисчерпаемых запасов главы Дома Змеи перенесла нас в указанное упырем место, заметно превысив доступный моему Хаотичному порталу предел в тысячу шагов. Немного пройти, аккуратно выглянуть из-за скалы - и пред нами предстает абсолютно пустой грот, своим эхом вторящий беспечно звенящему ключу. ПРИСУТСТВИЕ ЖИЗНИ молчало, однако пластина артефакта, прежде чем вернуться к хозяину, показала мне основные силы врага во главе с Уббалахом и Эшхарин, что-то активно обсуждающими.
        Обнаружив свою цель, наг довольно ухмыльнулся и скомандовал:
        - Готовьтесь!
        Я не мешкая активировал заранее составленную мной связку карт.
        ДОСПЕХ ЧЕТЫРЕХ СТИХИЙ - надежная защита от атак основных элементов, на которых строится большинство заклятий, и неплохое подспорье против физических атак. Следом АУРА УБИЙЦЫ МАГОВ - эта карта направлена на сдерживание магических атак противника вне зависимости от их направленности. ПИРАМИДА ПОГЛОЩЕНИЯ - для усиления их обоих. Связка трех таких карт дает неплохие шансы пережить первые и, как правило, самые опасные удары врага. Мой стандартный походный набор из комплекта Хранителя Ночи и карт разведки на мне давно, так что осталось применить только зелье КАМЕННОГО ПАНЦИРЯ - учитывая возможности противников, защиты мало не бывает. Пускай оно несколько снижает подвижность, но, сдается, в этом бою мне много бегать не придется, и вся схватка начнется и закончится на расстоянии. Моя главная задача - просто выжить, не сдохнув по какой-нибудь глупой причине.
        Все происходящее мне сильно не нравилось: наг с его планами все время втягивает меня в опасные авантюры. Будь это обычный разведрейд, Змеееды, раз уж нам удалось вырваться из их засады, не стали бы нас преследовать. Но имя нага, под которым выступала наша звезда, потянуло за собой неприятности, и я оказался замешан в самую гущу еще не начавшейся, но уже дышащей в затылок войны кланов. А ведь мы с другом только-только отбрехались от участи наемного мяса!
        И вот теперь я стою на скале в ночи и готовлюсь участвовать в битве полководцев, снова вступая в игру в рулетке богов. С одной стороны, я не мог все бросить и отступить - наг пришел нам на выручку, прикрывая меня и Меджа, хотя мог бы отсидеться в Двойной Спирали. И после этого сказать «я подожду в сторонке, пока вы убиваете преследующих нас врагов» просто невозможно. С другой стороны, что мешало нам взять и уйти открывшимся порталом, оставив младших Ящеров с носом?
        - Бей! - рявкнул наг, и я, нацелив Активатор, выпустил на волю заключенную в карте стихию.
        Огненные столбы раскрылись диковинными цветами, и контрастные силуэты врагов проступили из небытия, чтобы тут же утонуть в бушующем пламени.
        Эшхарин первой почувствовала нашу атаку: ее фигура замерцала, становясь зыбкой и полупрозрачной - явно сработал какой-то амулет, выводящий из-под удара, но наг уже использовал свою карту действия, инициировав вызов на дуэль. Вызов - не удар боевого заклятья, он подразумевает равные возможности для обеих сторон, поэтому от него амулет спасти свою хозяйку оказался не в силах.
        Мир вокруг нас начал стремительно таять - сила Хаоса, призванная нагом, вытолкнула нас из этого слоя реальности, создав на время иную. И в ней сейчас мы стояли с Шепчущим перед огромным колесом с сотнями небольших картинок, символизирующих тип арены и снабженных значками, обозначающими преобладающие на каждой арене силы.
        Думаю, то же самое сейчас видят и наши враги, вот только у них не было времени для подготовки к схватке. Атака нага застала их врасплох, и он обязательно попытается как можно эффективнее использовать это временное преимущество. Вот только получится ли? Я не был уверен. Карты для возможного боя у них есть: полководцы врагов явно готовились к возможной схватке и даже стремились к ней, провоцируя нага, значит, на что-то надеялись. В этом я с Шепчущим полностью согласен.
        Вращение колеса становилось все медленнее, я с напряжением всматривался в калейдоскоп картинок: от типа арены в грядущем бою зависело слишком многое.
        Для меня важно наличие либо огня, либо воды - земля выпадет в любом случае, так что земляным элементалям найдется чем отъесться. Для врагов, в принципе, подходят те же варианты - ящеры Убаллаха на аренах вроде Джунглей, наполненных силой Жизни, или Башни Света будут чувствовать себя хорошо, а вот нежити нага там окажется непросто. Хотя, призрачные всадники и костяные воины для него всего лишь расходники. Его основная ударная сила - Личи и Баньши, а они достаточно сильны, им, в принципе, почти все равно где сражаться. Однако если выпадет арена типа Некрополиса с периодически лезущими из разрушенных могил мертвяками, то шансы оппонентов будут практически равны нулю.
        Видимо, наши враги подумали так же, и небольшой черепок, символизирующий силу Смерти, внезапно ярко засветился.
        - Заблокировали, - прошипел наг. - Теперь все типы арен с преобладанием силы Смерти для нас недоступны.
        - Умно, - хмыкнул я.
        Сейчас враги сделали нам с нагом неплохую бяку. После действия соперников колесо, начавшее было останавливаться, ускорилось вновь, набирая обороты, - видимо, каждое действие участников, влияющее на будущую арену, перезапускает его. Интересно, противники учитывали возможный бой на арене или у них случайно оказалась в Книге подобная карта?

* * *
        - Планы изменились. Атакуем немедленно! - рыкнул Саа-Шен и активировал МАССОВЫЙ ПЕРЕНОС, ориентируясь на поставленную хозяином МЕТКУ ПУТИ.
        Едва его группа, первой покинувшая совещание, оставила за спиной двойника Владыки и остальных бойцов, к нему пришло письмо с приказом от настоящего Шепчущего немедленно выдвигаться и атаковать передовой отряд Змееедов. Там было всего трое бойцов, не считая иллюзий. Хозяин не хотел упустить никого из ублюдков, осмелившихся бросить вызов их Дому, и поручил ему вести силы клана в этой битве, оказав доверие, чтобы все смотрящие на него сейчас Змеи видели, кого Повелитель считает главным после себя в Доме.
        Вот только его настораживало одно - в атаку на вражеских полководцев он взял с собой не его, а эту гладкокожую обезьяну. Почему?
        Пусть еще шлем полководца и не увенчал его Медальон, но он достаточно близок к этому и в предстоящей битве смог бы получить и бесценный эмбиент, и благоволение Смеющегося Господина! И это еще не считая трофеев. И то, что теперь все это достанется чужаку, буквально оскорбляло его, заставляя сомневаться в разумности Повелителя. В том, что Шепчущий справится со Змееедами, Саа-Шен даже не сомневался - наличие у хозяина Гидры практически лишало вражеских полководцев шансов на победу.
        Его злило все происходящее, мешая сосредоточиться на грядущей схватке. С нагом должен был быть он, разделив триумф и славу! А Рэн снова все это у него украл, выставив в глазах бойцов Дома никчемным воином!
        Ю-а-нти встряхнул головой, прогоняя ненужные мысли. Если наг так поступил, значит, тому есть причина. И умный змей ее найдет, чтобы лучше понимать и ближних своих, и дальних. Пришлось несколько раз повторить себе эту мантру, прежде чем мысли очистились от ложных эмоций. Как же мешает свойственная его роду затуманивающая разум ненависть, вспыхивающая по отношению к тому, кто хоть раз вызвал сильные эмоции и закрепился в мыслях в качестве врага или конкурента. Свалившаяся на него запредельная нагрузка, когда Повелитель был при смерти, не прошла даром.
        Ладно, этот бой не последний в грядущей войне, и если не сегодня, то в будущем ему все равно представится шанс обойти или устранить своего непрошеного соперника. Как говорит хозяин, хорошие враги делают жизнь ярче и интереснее, придавая осмысленность каждому ее мигу. Что ж, теперь, помимо борьбы за власть внутри Дома, у него появился подходящий враг, не защищенный общей кровью, чье поражение наполнит его сердце радостью.

* * *
        - Используй, если выпадет Стеклянный дом или Тонущие острова, - наг, держа Активатор наготове, быстро сунул мне в руки карту, а сам продолжил неотрывно следить за тем, как колесо вновь начинает замедлять свой ход и перед стрелкой, определяющей выбор арены, неторопливо скользят картинки с изображениями мест будущей схватки.
        Стрелка почти замерла на Городе мертвых, но вспыхнул черепок, подтолкнув вращение колеса и заставив нага зашипеть от досады. Я вместе с ним напряженно всматривался в ожидавшую нас судьбу. Так, Голодные джунгли проносятся дальше, думаю, теперь наши соперники скрежещут зубами. Ледяные острова также остаются позади, думаю, этому рады все - максимально неудобная арена для всех участников грядущего сражения. Наконец, вращение замерло, и я увидел название места боя - Пещера падающих камней.
        Наг быстро скомандовал:
        - Не вмешивайся.
        И я убрал Активатор.
        Хм, решил сэкономить или арена устраивает? Я мельком глянул на то, что же он мне дал. Карта действия СМЕЩЕНИЕ, позволяет расширить выбор арены перед поединком до двух ближайших секторов, соседствующих с выпавшей вам ареной. Учитывая, что с одной стороны у нас Ледяные острова, а с другой - Дом тысячи комнат, Пещера падающих камней еще не худший вариант.
        Пространство вокруг нас начало стремительно меняться, легкое марево сменило окружавшую нас пустоту с Колесом выбора, а спустя пару секунд начала проступать наша будущая арена.
        Влажный теплый воздух пахнул в лицо. Оглянувшись, я увидел совсем рядом глубокую трещину, из которой вырывался вверх белый пар. Рядом с нами, облепив камни, росли большие грибы с желтыми остроконечными шляпками и едва заметно светящийся лишайник. С противоположной стороны, шагах в двадцати, виднелась еще одна трещина, дышащая сизым паром. Справа виднелись руины какого-то строения. Время почти ничего не оставило от него, за исключением обломков стен с дверным проемом и лестничным пролетом, ведущим в никуда. Проследив за ним, поднял взгляд, и тот далеко не сразу уперся в высокий потолок поражающей своим размером пещеры. Сотни острых сталактитов, хищно притаившись под сводом, были готовы в любой миг сорваться вниз на головы неосторожных.
        Наг, так же, как и я, оглянулся по сторонам, увидел руины здания и без раздумий пополз к ним, на ходу активируя карты.
        Вверх под потолок упорхнула стайка стремительных серебристых птиц, еще на взлете ставших невидимыми. Следом из Активатора потянулись густые, темно-желтые струи дыма, быстро начавшего заволакивать все вокруг. Шепчущий на ходу натянул на пасть маску, защищавшую от воздействия коварной дымки, сделав соответствующий знак и мне. Но он мне был не нужен: я и так уже надел до этого болтавшуюся на шее маску от своего костюма - запах этой воздушной взвеси был мне знаком. Стоит только ее как следует вдохнуть, и сильнейший кашель не отвяжется, пока не применишь на себя хотя бы Малое лечение.
        С одобрительным смешком оценил сделанное. Ни нежити, ни моим элементалям воздух в принципе не нужен, Фей и Хранительниц и так закроет Небесный щит, а вот отрядам врага придется весьма нелегко: они будут вынуждены сражаться против наших бойцов в клубах отравленного тумана. Значит, их хозяева должны будут что-то предпринять, потратив свои отрядные карты защиты и лечения из-за одной довольно простой личной карты. Либо им придется развеять ядовитую дымку, рискуя раскрыть свое местоположение - чтобы накрыть всю площадь пещеры сразу нужна очень серьезная карта, а более слабая очистит лишь часть пещеры.
        Фигурка жука на моем виске еле заметно завибрировала, и я услышал голос нага, хотя тот и не раскрывал рта:
        - В руинах разобьем штаб, там и подготовим для противников небольшой сюрприз. Главное сейчас - выиграть немного времени. А после атакуем, не хочу упускать инициативу.

* * *
        - Что будем делать? - Уббалах напряженно рассматривал карту на экране Компаса.
        Они с Эшхарин укрылись в небольшой каменной сторожке. Благодаря толстым стенам, на совесть сложенным в давние времена, она, в отличие от других строений небольшого поселка, полного руин, еще не развалилась и представляла из себя весьма неплохое укрытие. Змеееды, определившись со своим временным штабом, пытались решить, что делать дальше и каким образом выжить в этой непредвиденной дуэли.
        Атака нага застала их врасплох. Казалось, все шло по плану: дух-пустотник, украдкой следивший за звездой разведчиков, вовремя предупредил о появлении новых врагов, и они с Эшхарин, не веря своим глазам, увидели среди прибывших подкреплений Шепчущего. Сладкое предчувствие грядущей победы затеплилось в их сердцах. Дух, повинуясь воле заклинателя, передавал все действия противников, считывал звуковые волны, и планы Змей стали для Змееедов открытой книгой: ловушка, засада - все очевидно и в духе их трусливого вида, всегда бьющего в спину и исподтишка.
        Уже ушла весть в главный Дом, а специально оставленные в безопасном месте бойцы зажгли путеводный огонь, и Владыка Ящеров с доверенными полководцами меньше чем через полчаса должен прибыть, чтобы лично захлопнуть западню.
        Отряд-приманка неспешно двигался к месту засады, старательно растягивая время, а всё что оставалось Уббалаху - лишь накрыть всех, кроме своих бойцов с маяком, искажающим полем, лишив нага возможности сбежать. Даже сближаться для этого с врагом было не нужно. И даже если б несмотря на то, что они провели один из лучших ритуалов подобия, проклятый Змей распознал подделку, основной отряд продержался бы до подхода подкреплений: его еще надо было найти, а потом у них нашлось бы, чем впечатлить Шепчущего.
        А что теперь?! Наг, вместо того чтобы терпеливо сидеть в засаде, ожидая, когда добыча приблизится к нему, атаковал основной отряд, и не вступил в открытый бой, а навязал схватку на Арене! К такому повороту событий они абсолютно не были готовы, в отличие от врага. И теперь Уббалах пытался вернуть себе привычное спокойствие, понимая, что без него выживание в этом сражении будет и вовсе невозможным. Но страх ядовитой мерзкой слизью уже начал разъедать бастионы его разума.
        Эшхарин, словно не услышав его вопроса, принялась готовиться к бою: в руках появился лук, выточенный целиком из молочно-белой кости со вставками из золотистого металла, по телу разбежалась тонкая голубая сетка ее лучшего доспеха, в убежище возник зеленый купол, накрыв Игроков, а на улице, скрытое отводом глаз, начало возникать, повинуясь зову своего полководца, ее воинство.
        Первыми появились могучие Драуки: до торса они были темными эльфами, а дальше шло тело паука - шесть ног, черный хитиновый панцирь, возможность без труда перемещаться по любым поверхностям и плеваться паутиной. Человеческую половинку тела надежно укрывал прочнейший доспех из темно-серой стали. Почти четыре десятка драуков, каждый из которых сжимал в руках меч-копье и молча взирал на Эшхарин в готовности беспрекословно выполнить любой ее приказ.
        Следом возникли Дроу - воины подземелий, разведчики и следопыты, способные идеально укрываться среди теней и ослеплять своих противников сгустками тьмы. Они были вооружены длинными кинжалами и арбалетами с внушительным набором болтов: от ядовитых до парализующих. За ними возник подотряд крикливых кровожадных тварей, Гарпий, - женщин, словно в насмешку наделенных наполовину птичьими телами. Кривые когти одинаково хорошо могли бросать камни во врагов и терзать их плоть, а сами бестии с помощью акустических атак умели оглушать и дезориентировать недругов.
        Рядом с птицедевами возникли неспешно парящие в воздухе Бехолдеры, похожие на огромные глаза со свисающими со всех сторон отростками, едва не касающимися пола. Эти создания были способны выпускать тонкие огненные лучи, прожигающие тела врагов, нанося серьезные раны или сразу убивая. Объединившись, злобоглазы были способны нанести ментальный удар, на время полностью подавляя противника со слабой волей и подчиняя его себе. Последними возникли Иллитиды, столпившиеся возле прозрачного сосуда с питательным раствором, где плавал кусок чего-то розового - крохотная частица Великого мозга. С его помощью свежеватели разума, исполняя приказы хозяйки, воздействовали на мысли своих жертв.
        Ни к чему все эти бури и огненные стрелы, крушащие и сжигающие все вокруг, когда можно просто сломить волю противника, завладеть его разумом, обмануть сознание и затуманить зрение иллюзиями. Все это было ей подвластно, и Эшхарин уже не раз убеждалась в бою в верности своего пути. Зачем сражаться с куклами, истребляя вражеские отряды, если все, что нужно для победы - это обмануть сразу кукловода?
        Уббалах, глядя на спокойные и решительные действия Эшхарин, вернул себе самообладание и злобно ощерился, раскрыв пасть - они еще не проиграли, ему бы главное добраться до нага, а там он попробует его плоть на вкус! В прошлом он уже убивал Змей и помнил, как ломаются их тонкие кости и какая сладкая на вкус их кровь.
        Призыв! Его отряд начал развертываться рядом с Подземниками, а вокруг тела полководца сомкнулась броня Сокрушителя титанов. Мерцающей синевой раскинулся щит Твердь небес. Глава Змееедов с мрачным удовлетворением отметил сухой шелест: его издавал чемпион отряда - болотный дракон. Это совсем недавнее приобретение, и наг о нем вряд ли успел узнать.
        Эшхарин, отбросив маску послушной подчиненной, присланной из главного Дома для усиления рейда, одобрительно взглянула на его подготовку и решительно заговорила, выстраивая план грядущей битвы…

* * *
        - Отряды пока не призываем, - скомандовал наг, одним глазом следя за продолжавшим расползаться темно-желтым пятном на экране Компаса, на котором отражалось все увиденное крылатыми разведчиками. Причем он даже не всматривался особо в проекцию местности, так, кинул взгляд мельком, после чего начал производить какие-то расчеты. - Должно хватить, - прошипел он, еще раз проверив полученные цифры. Затем оценивающе глянул на меня и создал темную полупрозрачную сферу, укрывшую нас, а следом сотворил еще одно, не имеющее видимых эффектов заклинание.
        - Почему? - волнуясь, спросил я у нага. Пока я слишком мало понимал в том, что именно он сейчас делает, и чувствовал себя третьим крылом дракона, мало на что влияющим в происходящем.
        - Рано еще, - буркнул наг, продолжая чего-то выжидать.
        - Но враг ведь уже наверняка успел призвать свои, - возразил я.
        - Очень на это надеюсь, - спокойно ответил Шепчущий, продолжая наблюдать за распознающейся дымкой. Затем, чуть подумав, произнес: - Ты что-нибудь слышал о синергии сил?
        - Усиливающий или неожиданный эффект от взаимодействия двух разнонаправленных сил или заклинаний, - ответил я.
        - Все верно, - кивнул наг. - В Игре Хаоса он тоже есть. Пусть и редко, но из взаимодействия двух карт и накладывающихся эффектов иногда рождается нечто новое и очень смертоносное. Сейчас Игроки о подобном почти забыли, но в свое время Дом Змеи потратил сотни циклов и серьезные суммы дайнов, исследуя взаимодействия карт в поисках взаимоусиливающих связок. И теперь я тебе покажу одну из них. Сам по себе ЖЕЛТЫЙ ТУМАН безобиден и малоопасен, может спровоцировать сильный кашель, попав на кожу или в глаза, вызывает жжение и боль, при этом достаточно быстро исчезает, хотя и способен заполнить собой довольно большое пространство. Как правило, на его рассеивание редко кто тратит карты. Но если к нему добавить АЛХИМИЧЕСКИЙ ДОЖДЬ, то возникает очень интересный и неожиданный эффект, к которому, как правило, никто не готов.
        Взглянув еще раз на Компас и формулу с расчетами, он вскинул Активатор, и сверху полились разноцветные капли дождя из весьма безобидной дряни. Пару раз попадал под такой - жутко воняет, заставляет кожу покрывается волдырями, обжигает глаза, но все это не смертельно, выжить можно. Я внимательно наблюдал за происходящим и увидел, как при взаимодействии с разноцветными брызгами начал изменяться туман, становясь гуще и прозрачней. Внезапно под его воздействием вскипела земля и камни вокруг начали плавиться. Грибы и лишайник, покрывавшие пол и стены, погибли практически мгновенно.
        А наг довольно ухмыльнулся полыхнувшей вдали золотистой вспышке.
        - Попались! - выдохнул он довольно. - Попытались рассеять созданное мной и попали под ЗАПРЕТ НА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЛИЧНЫХ ЗОЛОТЫХ КАРТ.
        - То есть и мы их не сможем применять?! - новость заставила меня напрячься: я уже успел привыкнуть полагаться на свою нестандартно богатую на желтый колёр колоду.
        - Разумеется, - пожал плачами наг. - Запрет обоюден и действует одинаково и для нас, и для них на протяжении всего боя. Только я к этому был готов, как и ты, а вот они - вряд ли. Как думаешь, насколько сильно потрепало их воинов такое? - и он кивнул в сторону кислотного тумана, растворявшего все, чего он касался. - Золотые карты нам с тобой еще пригодятся. Идет война, и я не могу позволить себе половину ударной колоды отправить в откат на целый месяц, да и есть риск, что я не все знаю о картах врагов, особенно это касается Эшхарин. Не хотелось бы неприятных сюрпризов. А если им выдали из сокровищницы главного Дома что-то необычное? - сделал он акцент на последнем слове. - Такая карта вернется к Владыке Дома, и может поджидать нас на просторах Игры. Предпочту, чтобы она ближайший месяц была в откате.
        Могильным холодом дохнуло в спину, когда я понял, о каких картах идет речь. Наг усмехнулся, заметив мою реакцию.
        - Вот я и выждал, дав им время разыграть стандартный дебют - призвать защиту из золотых карт, - и наложил Запрет. Если б у них был «гостинец из дома», они бы его применили следующим. Но раз этого не случилось, ультимативное заклинание высшего ранга им не выдали, а остальные их сюрпризы здесь не сработают. Теперь же я покажу тебе третий взаимоусиливающий эффект синэргии, что был открыт совершенно случайно и весьма недешево обошелся нашему Дому.
        Он, взглянув на прозрачную кислотную дымку, начавшую оседать маленькими крупинками на землю, вскинул Активатор и выпустил огненную искру, ударившую в воздушную взвесь. И тут же полыхнула яркая огненная вспышка, мгновенно затопившая собой все пространство пещеры.
        - Превосходно, - прошипел наг, оглядывая почерневшие камни. - Теперь карту ЗАПУСТЕНИЯ, и любой, кто взглянет на это место в ближайшие полчаса, сочтет, что здесь очень давно никого не было. Пыли, в нашем случае сажи, более чем достаточно. Можно призывать отряды. Заодно можешь вызвать ненужный тебе биологический мусор - мне для Голема плоти он пригодится.
        Один за другим стали возникать отряды Мертвого легиона. Скелеты-воины появились первыми, потом Призрачные всадники, за ними Рыцари Смерти, выстроившиеся черной стеной, плотно сомкнув щиты. Следом возникли Личи и Баньши, Алтарь появился последним, под охраной четырех Рыцарей-стражей.
        А как же те четырехрукие уродцы, которых я видел, кажется, вечность назад в Круге двигающихся камней? Да и Рыцарей Смерти, кажется, раньше не было. И тут я вспомнил слова Искароса о таком полезном улучшении как вспомогательный подотряд: универсальные карты, подходящие отрядам любого типа и обладающие особыми условиями призыва. Похоже, обезьяны как раз такой подотряд и есть - иначе откуда живым взяться в Мертвом легионе? А Рыцари, скорее всего, новое пополнение - эх, я бы тоже не отказался от еще одного подотряда.
        - Саяр, начинай формировать БОЛЬШОГО ГОЛЕМА ПЛОТИ, - скомандовал тем временем наг. - Для костяка возьмешь Костяных воинов, а для массы и объема тела я тебе сейчас призову существ.
        Главный лич, услышав команду, вскинул посох и вместе с еще тремя мертвыми колдунами замер, потянув из начавшего разгораться алым Алтаря силу.
        - Лаэта, - продолжал отдавать приказы наг, - ты формируешь ЗОВ МЕРТВЫХ. Здесь руины, - он махнул в сторону почерневших от огня камней, - значит, остались и мертвецы. Я места старых боев нутром чую: сам немало сражался и разрушал. Так что мертвяки наверняка тут есть, спят вечным сном, пусть они пробудятся и станут нашими глазами, сообщая о действиях врага.
        Призрак девушки безучастно кивнул и начал вместе с подругами неспешно кружиться вокруг Алтаря. От них до моих ушей стала доноситься полная тоски и печали песня о потерянной жизни, которую уже не вернуть.
        Мои призванные подотряды, потрепанные еще в прошлой схватке, смотрелись уныло на фоне армии нага. Хранительницы еле держались на ногах, Феи судорожно взмахивали крылышками, Водяные элементали уменьшились в размерах, а Каменные - в количестве. И только Огненные фейри пылали жаждой разрушения.
        Не теряя времени отдал приказ Феям лечить Хранительниц, тем велел приготовить и сразу накрыть Колодец НЕБЕСНЫМ ЩИТОМ. Водяные элементали с моего разрешения потянулись к ближайшей трещине, исходящей паром, Землянки же поглощали камни прямо там, где стояли. Да и за Фейри можно было пока не следить - всё, что могло гореть, сгорело до них.
        Наг, закончив со своим отрядом, пристально осмотрел мой и перекинул из Книги в Активатор очередную карту. Черно-зеленый куб, покрытый вязью рун, возник рядом с Колодцем духов и поникшими Хранительницами. Саморазвитие - это, конечно, здорово, но у него есть и свои минусы. Например, призываемые в отрядах существа индивидуальны, способны мыслить, чувствовать и осознавать себя. Гибель подруги серьезно подорвала боевой дух ведуний.
        - Когда закончишь с защитой и лечением, пускай Хозяйки силы перегоняют энергию из Колодца сюда, - для наглядности Шепчущий указал на куб. - Будут подзаряжать мой алтарь - мне без смертей живых сложно восполнять его энергию. Феи пускай собирают разлитую вокруг силу, после синергии карт ее здесь достаточно, и пополняют запасы Колодца. А вместе с остальными твоими бойцами мы еще повоюем!
        Глава 3
        - Как ты узнала? - потрясенно спросил Уббалах, глядя на обгоревший камень пещеры и растрескавшиеся от жара остовы зданий. Местами сквозь сажу и пепел проглядывали следы смертоносной кислоты, возникшей от взаимодействия двух заклинаний и испробовавшей на прочность все еще до буйства огненной стихии.
        Если бы не ПОРЫВЫ ВЕТРА, использованные Эшхарин, едва она увидела растекавшиеся по пещере клубы желтого марева, из их отрядов не уцелел бы никто. А так они отделались относительно легко, по сравнению с тем, что могло бы произойти: он потерял несколько десятков Ящеров-бойцов, которых краем задело изменившимся туманом, и пару Маларухов с десятком Линеров. Сейчас он жалел, что запоздал с командой своему отряду отступить, выйти из предательской дымки - просто не воспринял приказ напарницы всерьез. Все произошло слишком внезапно.
        Она же, не отвлекаясь от Книги, быстро ответила:
        - Предсказание астролога. Он встретился мне на площади Туманных Звездочетов перед этим рейдом и предупредил: «Бойся желтого тумана».
        Уббалах удивленно посмотрел на нее:
        - Этот сумасшедший пророк постоянно что-то трещит, и в его бреднях почти никогда нет правды…
        - Это не всегда так, - возразила девушка. - Если перед тем, как купить пророчество, угостить старика сладостями, он даст тебе настоящее предупреждение-предсказание. И сбудется оно в ближайший малый цикл. Свое я написала чернилами памяти на руке, чтобы обязательно вспомнить, если произойдет нечто, подходящее под описание.
        - Буду знать, - рыкнул Уббалах.
        Это будет полезным знанием. Если он останется жив сегодня.
        Несмотря на разговор, Эшхарин продолжала стремительно действовать: Иллитиды заканчивали свой ритуал, а Драуки, повинуясь ее команде, карабкались по стенам пещеры под самый потолок. Их цепкие лапы позволят им удержаться там, укрываясь среди сталактитов, и незаметно подкрасться к врагам, когда свежеватели разума их найдут. Глава Змееедов также не терял времени даром - его бойцы перестраивались, а Шаманы на Холме идолов затянули камлание, которое пока звучит, защит весь отряд от воздействия враждебных заклятий и чар. Тем самым полководец фактически исключил свой единственный магический подотряд из боя, но учитывая, кто им противостоит, это было наиболее оптимальное решение.
        Их план был прост: одновременная молниеносная атака по всем фронтам. Сперва Птеры, затем Гарпии и Драуки бьют сверху, а Эшхарин поддержит их удар. Он возглавит наземные войска - они передали друг другу частичный контроль над подотрядами, используя КАРТУ ВРЕМЕННОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ ОТРЯДОВ, распространив заодно и защиту Шаманов на Подземников. Главное для них сейчас - стремительность и напор. Второго полководца они в расчет не брали, планируя на время сделать своим слугой: сейчас Иллитиды замерли над аквариумом, где плавал кусочек мозга, творя сильнейшее из доступных им заклинаний по контролю разума.
        Легион мертвых силен, но главная его сила - не бойцы, а Личи и Баньши с их чарами и ритуалами, именно на них зиждется могущество нага. От магии отряды полководцев-Ящеров пока закрыты, заодно без массовых смертей не будет и притока силы для алтаря нага, а проведение ритуалов требует времени, и немалого. Поэтому их задача - этого времени врагу не дать. Мощь, сила, напор - это то, чем всегда был славен их Дом. Сейчас самое время ударить, пока противник думает, что заставил их восстанавливать свои отряды после его коварной атаки. И если он считает, что связал им руки, оставив без золотых карт, то запрет действует в обе стороны, а значит, и появления Гидры на поле боя можно не опасаться. Так что стоит рискнуть, поставив все на один бросок.
        Его Ящерам-бойцам это костяное воинство на один зуб, вмиг рассыплется под их натиском, со всадников-призраков их защиту запросто снимут напитанные Светом стрелы Дроу, а дальше стоит добраться до заклинателей, и все - нагу конец. Один удар, который принесет им победу. Либо они сложат здесь головы.
        ЧЕРВИ ГЛУБИН вгрызлись в прочный камень, уходя под землю - время экономить карты прошло, и Уббалах потратил редкую одноразовую карту призыва временного подотряда. Полководец расстроенно качнул головой: на них рассчитывать не стоит - камень пещеры оказался слишком прочным, и пока они прогрызутся сквозь него, все уже будет кончено. А жаль, хорошо бы было ударить еще и из-под земли.
        Все это он отслеживал уже мчась вперед, держась позади армии подчиненных ему существ, на ходу отдавая новые команды. Время слишком дорого - сейчас главное успеть навязать нагу свой план боя, связать его по рукам, вынуждая реагировать на их удары, а не наносить свои.
        Эшхарин стремительно скользила по воздуху на призванной золотистой стрекозе, любимой ею за скорость и увертливость. Гарпии, завывая, летели первыми, чуть опережая Птеров, - надо чуть придержать птицедев, повышенной живучестью, в отличие от ящеров они похвастаться не могут. Драуки следовали позади всех, карабкаясь под потолком. Девушка вскинула жезл, и количество Птеров удвоилось - раз на них придется первый удар, пусть лучше его примут на себя иллюзии. На своих Гарпий она применила сразу две карты полководца, временно усиливающие подотряды: ПОТОК ЖИЗНИ, увеличивающий основные жизненные показатели, и СТАЛЬНЫЕ ПЕРЬЯ. Теперь ее малышки смогут бросать вниз не только булыжники, но и бритвенно-острые лезвия-перья.
        Уббалах, не теряя времени, так же использовал возможность по усилению своих бойцов: СКОРОСТЬ на Бехолдеров - эти раздутые мешки слишком медленно ползут вперед, следом - УСИЛЕНИЕ БРОНИ на передовой отряд с ящерами, им предстоит в этом бою быть главной ударной силой. А на закуску - МАЛОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ СВЕТА, и оружие воинов засветилось от наполнившей его силы. В бою с нежитью Свет, вечный антагонист Тьмы и Смерти, должен им помочь. Жаль, что у него только одно подобное заклинание.
        Секунды стремительно бежали, и два полководца на ходу пытались сделать все возможное для победы в схватке.

* * *
        «Выжили, - Шепчущий, с удивлением отметив слишком скудный приток силы от смертей в свой алтарь, всмотрелся в экран Компаса. - Странно, почему? Или они узнали о синергии заклятий? Интересно».
        Мертвецы, пробужденные заклятиями Баньши и неподвластные отводу глаз, действующему лишь на живых, незримо следили за врагами с самого начала, и сейчас перед нагом отражалось все виденное ими: как группировались отряды, как часть сил разделилась и исчезла, видимо, поднявшись вверх, а оставшиеся войска двинулись к ним по земле.
        Вражеские полководцы явно не собирались отсиживаться в обороне, решив первыми нанести удар. Храбро и разумно. Газарах, лидер Дома Ящеров, еще не забыл, как среди тысяч Игроков выбирать наиболее достойных, возвышая их над остальными, давая силу и власть.
        «И все же крайне интересно, как они узнали про Желтый туман? Если этот секрет раскрыт, нужно будет учитывать это в будущем. Да, пожалуй, если после боя останутся тела - стоит их расспросить».
        - Похоже, вы совсем их не опасаетесь? - спросил внимательно наблюдавший за ним Рэн.
        - Не особо, - согласился он, привычно отвлекая противника разговором, и не важно, что на этот раз под руку подвернулся союзник. - В поединках и групповых боях я убил пятнадцать полководцев и двух владык. Многие из них на порядок превосходили тех, что сражаются сегодня против нас. Так что да, я не боюсь. Риск, конечно, есть, но он сейчас минимален: мы первые атаковали их, навязав бой в невыгодном для них месте, я заблокировал им возможность использовать золотые карты. По сути, все, что у них осталось - это серебряные и обычные карты плюс отрядные заклинания, но этого слишком мало для победы надо мной.
        Продолжая говорить, он одновременно думал над рисунком будущего боя, решая, что лучше использовать на этот раз. Еще раньше он заметил, как по бойцам противника прошлась хорошо узнаваемая радужная волна защиты от магии. Это заставило его недовольно цыкнуть, но растерянности не вызвало. Посмотрим, ЩИТ ПРАХА на штаб и ТЕМНОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ на Рыцарей Смерти его офицеры наложили и без его непосредственного приказа…
        Наконец, приняв решение, Шепчущий отдал команду:
        - Саяр, готовь призыв ДИКОЙ ОХОТЫ. Лаэта, еще одно ТЕМНОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ, теперь на Каменных элементалей - они не обычные смертные, выдержат, - и начинай звать ЧУМНОЙ ВЕТЕР.
        Затем он проверил приток силы через Мост маны - не густо, но зато стабильно. Глянул мельком, как идет создание Большого голема плоти - некроконструкт, возникший из Скелетов, получив от Личей необходимый толчок для своего противоестественного зарождения, дальше формировался самостоятельно, впитывая плоть существ, призванных на пару с Рэном. Каменные элементали, успев неплохо отъесться на валявшихся повсюду обломках, вытянулись в короткую цепочку позади формирующегося голема, готовые сдерживать прорвавшихся. Копоть с поглощенных камней и благословение его темной жрицы наделили их черными пятнами по всему телу и одержимостью жаждой смерти.
        Рыцари Смерти, сомкнув плотной стеной свои массивные щиты, окружили Алтарь и Колодец. Фейри, под присмотром Призрачных всадников, кружились вдали, постепенно формируя Великого духа огня за счет энергии Колодца, а Элементали воды через провалы в пещере устремились к заклинателям врага - внизу, как оказалось, тек подземный горячий источник, снабжавший поселение водой, и, используя остатки канализационных труб, Водянки могли проникнуть в тыл противника. Туда, где остались практически без прикрытия заклинатели врага, наложившие столь неудобную для него защиту от магии на своих бойцов.
        Сюрприз от Уббалаха, способный забить гвозди в крышку гроба иному полководцу, ему лишь предоставил возможность разыграть свой более редкий сценарий. Хотя его цель, учитывая возможные в ближайшем будущем бои, выиграть этот с наименьшими потерями и затратами, имеющегося войска для уверенной победы не хватит. Пара карт в Активатор, и к его воинству присоединился временный подотряд ЛЕТУЧИХ МЫШЕЙ-ВАМПИРОВ, что будут рады теплой крови, и ОГНЕННАЯ ТРОИЦА.
        Три светящихся птичьих силуэта раздвинули полумрак огромной пещеры и закружились за первой линией обороны.
        - Отдай приказ своим Каменюкам сбить птиц, - не поворачиваясь, велел мне наг.
        Я на мгновение растерялся - бить по своим? В качестве источника плоти для голема они вряд ли подойдут, да и далековато они для этого. Но потом вспомнил условие беспрекословно слушаться во время боя и с сожалением - красивые все же создания - послал мысленную команду. Угольно-черные булыжники смяли солнечные тела, раздался жалобный клекот, и невесомый пепел, подхваченный легким ветерком, медленно осел на землю. Сразу стало еще темнее, чем было изначально.
        Одобрительно кивнув, наг обратил внимание на мою руку с браслетом, чуть подумав, вновь активировал Книгу, использовал одну из карт и протянул мне золотистое ожерелье с изображением солнца:
        - Держи и сразу надень. Это АМУЛЕТ ВОСХОДЯЩЕГО СОЛНЦА, он скроет тебя на время даже от глаз высшей нежити. Предводитель Дикой охоты очень опасен, боюсь, если услышит твою метку, нам придется отражать атаки сразу двух очень разных врагов.
        Взяв медальон, торопливо его надел. От алтаря, над которым замерли мертвые колдуны, уже тянулись вверх темно-алые жгуты, формируя нечто похожее на воронку. Увы, я не знал, сколько времени им потребуется, чтобы создать ее полностью.
        - А что это за карта - Дикая Охота? - спросил я у Шепчущего. - Что-то я про такую даже не слышал. Это отрядное заклинание?
        - Нет, - прошипел наг, продолжая следить за приближающимися противниками, - это заклятие, записанное на одной из страниц Книги Смерти. Даже Смеющийся Господин не настолько могущественен, чтобы позволить себе тратить силу на создание подобных карт, призывающих одного из владык мира мертвых. Но благодаря пристроенной к Алтарю Костяной библиотеке мои Личи могут работать с подобными чужеродными заклинаниями, помещенными в нее. Правда, это значительно ослабляет чары - все-таки изначально они не являются частью Игры, - но работать будут.
        Змей предвкушающе усмехнулся:
        - Подобного наши враги точно не ждут. Если нам повезет, и сюда явится Король мертвых лично, то, в принципе, нам уже больше нечего здесь делать - эта тварь по силе превосходит даже архидемонов. Но, как правило, сам он редко откликается на зов, так что к нам, скорее всего, присоединится кто-то из его ближней свиты или одна из его жен, тут не угадаешь. В любом случае, если наш призыв будет услышан и сюда придет кто-то из охотников, он наверняка будет не один, а с малой свитой, и, главное, захватит с собой свору. А это как раз и решит нашу проблему с летающими отрядами врага, потому что охотники передвигаются по воздуху и никогда не касаются земли. Для них она - окончательная гибель.
        Наг еще продолжал говорить, когда вверху возникло синее облако и на землю полетели сотни ледяных градин. В начале - крохотные капли, долетая до земли, они разрастались до кусков льда размером с кулак. Небесный щит вспыхнул, приняв на себя удар, Голем плоти вряд ли даже заметил эту атаку - его массивная туша могла выдержать и большее, мои Каменные элементали тоже почти не пострадали. Единственные, для кого могла быть опасна эта атака, Фейри, под нее не попали, будучи вдали от основных сил, однако на этом нападение не закончилось.
        По потолку пронеслась невидимая волна ряби, и вниз полетели куски камней, и так едва держащиеся и способные упасть вниз даже от сильного звука. Куски сталактитов, размером с человека, крохотные каменные сосульки - все они обрушились вниз смертельным каменным дождем. Наг, вовремя оценив опасность, направил заготовленную для Голема карту ПРОЧНОСТИ на небесный щит, увеличив его защиту.
        - Хороший удар, - оценил проделанное врагом змей. - Комбинированная атака, направленная на истощение возможной защиты и прореживание отрядов врага, против Скелетов и прочей низшей нежити лучше не придумаешь.
        Небесный щит, усиленный заклятьем, сумел выдержать внезапный удар, укрыв за собой заклинателей и полководцев, а вот Каменным элементалям досталось сильнее: несмотря на сопротивление урону от родной стихии, парочке оторвало конечности, а одного и вовсе разнесло на куски от попадания особенно крупного снаряда. Только мясная туша разросшегося голема почти не пострадала. Хоть ее и пробили несколько остро заточенных каменных сосулек, он этого даже не заметил, продолжая активно формироваться. Сейчас он напоминал плохо пропеченный шар из сырого мяса и костей. Словно эмбрион, он постепенно приобретал нужные очертания и увеличивал свой объем.
        Я плохо понимал, что задумал наг, потратив столько ресурсов и сил на создание этой штуки. На него одного ушло несколько сотен скелетов, три моих призванных существа и целая стая тварей от нага. И для чего все это? Ради здоровенного мясного шарика? Даже я, не слишком напрягаясь, смог бы уничтожить его Дыханием Прародителя Драконов или Звездой Шатры. Хотя, сейчас на арене золотые карты запрещены, может, в этом и заключается план? Большинство серебряных карт голему существенный урон нанести не смогут, а вот с помощью чего еще его можно быстро уничтожить, так сразу в голову и не приходило.
        Не вмешиваясь, я продолжал наблюдать за действиями Шепчущего, пытаясь предугадать задуманное действительно опытным полководцем. Он, как глава нашей группы, открыл мне доступ к общей карте, и все, что отражалось на компасе нага, я видел на экране своего, поэтому, когда появились отряды врага, для меня это не стало неожиданностью.
        Сверху раздался яростный рев летающих ящеров, вместе с дико завывающими Гарпиями они ринулись вниз. Каждая из тварей сжимала в лапе по куску камня, которые градом обрушились на нас. Небесный щит, стойко выдержав предыдущие атаки, под ударами десятков камней, волнами хлынувших с небес, с громким хлопком исчез. Щит праха принял на себя удар. Почти сразу в него врезался плевок паутины, неожиданно пролетевший сквозь сферу и пригвоздивший к осколкам камней одну из моих фей. Та громко вскрикнула, пара товарок бросилась ей на помощь, но вытащить из липкого месива хрупкое создание, не повредив, оказалось невозможно. Она однозначно выбыла из строя до конца сражения. Сверху на тонких нитях паутины, громко вереща и размахивая своими мечами-пиками, начали спускаться могучие человекопауки.
        В бой вступили наши отряды. Атака лишила противника отвода глаз, и Летучие мыши, обретя цель, накинулись на врагов в надежде разжиться глотком-другим горячей крови. Только вот одной серебряной карте не справиться и даже не сдержать сразу два подотряда врага, как бы она ни была усилена. И тут, за спиной нападавших будто зарево встало: с десяток огненных птиц взлетели из закрутившихся небольшими вихрями клубов сажи и пыли.
        - Пепельники, дальние родственники фениксов, - довольный своей задумкой, пояснил наг. - Погибнув, сгорают и возрождаются из пепла. Только вот обычно собрать его в бою возможности нет. Если повезет и птица, умирая, доберется до земли - тогда да, возродится. Но в нашем случае после предыдущих заклятий пепла в округе хватает, раньше карта истощится - все-таки каждый раз птицы становятся моложе и слабее.
        Повернувшись к темной жрице, он скомандовал:
        - Чумной ветер на летающего противника! И спой для наших врагов КОЛЫБЕЛЬНУЮ СМЕРТИ.
        Вдали показались новые отряды врага - здоровенные Маларухи, густо облепленные Ящерами-бойцами вперемешку с Линерами. Впереди, напоминая длинного червя-переростка, стремительно полз по земле Болотный дракон. Между Маларухами мелькали юркие тени Дроу, а позади парили, едва касаясь земли, Бехолдеры.
        Я еще стоял, оценивая численность врага и думая, что бы я предпринял в такой ситуации, когда почувствовал, что в мой разум пытается проникнуть нечто скользкое и мерзкое, словно щупальца осьминога. Оно раз за разом пробовало на прочность защиту, выискивая малейшую щель в ментальной броне артефакта. Меня бросало то в холод, то в жар, давление все нарастало, мой разум словно попал под мощнейший пресс и лишь защита Древних, словно скорлупа ореха, стояла преградой перед этим натиском. Секунды тянулись как годы, казалось, все балансирует на тонкой грани, и, наконец, давление сначала ослабло, а затем и вовсе пропало. Я очнулся, стоя на коленях на земле.
        Все-таки, похоже, прав был эксперт - это поделка учеников Древних. Или дело в том, что Щит не встал как надо? Тайвари ведь самостоятельная сущность, а артефакт пытается сплавить ее воедино со мной, вот симбионт и сопротивляется изо всех сил… Как она там? В последнее время ее присутствие ощущается все слабее и слабее.
        Не совсем еще понимая, что происходит, я огляделся по сторонам и увидел, как Лаэта, неожиданно покинув круг своих сестер, подлетала к Личам, завершавшим свой призыв, и в сухой шелест их речитатива вплелась ее песня-мольба, улетевшая ввысь.
        Шепчущий, заметивший инициативу своего офицера, лишь понимающе хмыкнул, но вмешиваться не стал. Он наслаждался боем. Пусть и относительно молодые для полководцев, противники были талантливы, этого у них не отнять. Ящеры сумели быстро сориентироваться, решительно ринулись в безудержную атаку, и под их напором его планы опасно приближались к той тонкой грани, за которой поражение и небытие.
        Враг сумел найти прореху в его защите, сначала выведя из строя Рэна мощной ментальной атакой, а следом расстреливая и сбивая с ритма творящих ритуалы заклинателей: Щит праха не реагировал на паутину - та не была ни оружием, ни магической атакой и не несла непосредственной угрозы. Летучие мыши с молодыми Пепельниками, отвлекавшие сейчас Гарпий с Птерами, регулярно промахивались, попадая под краткое умелое воздействие Иллитидов, так что надолго его воздушных защитников не хватит.
        Но наг не вмешивался: лишь призвал ЩИТ ЯРОСТНОГО ПЛАМЕНИ и спокойно наблюдал - планы врага его вполне устраивали, не было причин их ломать, делая непредсказуемыми. Несмотря на неожиданную помеху, призыв Дикой охоты будет завершен вовремя. Нападение же на Рэна тоже критичным не было - в тот момент его участие в битве не требовалось: необходимые приказы его подотрядам отданы, новые пока не нужны, а Щит Разума, дарованный Смеющимся Господином, выдержит. К тому же, человек так удачно отвлекал на себя единственный активный вражеский отряд магов!
        Несколько Драуков с отчаянным криком свалились прямо на мечи поджидавших их воинов - огненные птицы смогли пережечь их паутину, - остальные, сумев спуститься, схлестнулись с Каросом и его Рыцарями Смерти, стоявшими в ближнем круге охраны.
        Все эти мысли хороводом кружились в голове, не мешая управлять боем. Заметив, как Маларухи и, неожиданно, Болотный дракон, рванули вперед, наг одно за другим отправил в сторону врага связку заклинаний: перед наземными отрядами возникла ТОПЬ, замедляя их передвижение, а следом в нее обрушились СЕМЕНА РАСТЕНИЙ-ЛЮДОЕДОВ. Попав в возникшую жижу, они начали стремительно развиваться, и если им дать время, то вырастут размером с человека, пожирая все вокруг.
        Уббалах, увидев это, вынужденно отдал команду остановиться и начал срочно принимать меры. Потоки ЛЕДЯНОЙ СТУЖИ ударили из Активатора, вымораживая споры растений и превращая топь в замерзшую грязь. Но все это время, а именно оно и было нужно нагу. В Щит праха вонзилась напоенная Светом стрела, заставив вспыхнуть защитное заклятие, и Рэн, даже еще не придя в себя до конца, сразу вмешался в схватку, обрушив ГРАД ОСТРЫХ КАМНЕй на пытавшихся обойти топь Дроу.
        В какой-то момент из темно-бордовой дымки еще не полностью сформированного портала выехало нечто, чье присутствие ощутили все - давящая и гнетущая сила, словно могильная плита, придавила живых, где бы они ни были. Несчастный Птер, прикончивший секунду назад Летучую мышь, храбро ринулся на возникшего в воздухе нового врага - всадника на черном скакуне с железной короной на челе и плащом из призрачных теней, развивавшимся за спиной. Он был словно квинтэссенция мрака, воплощая собой силу Смерти.
        В этот момент наг отчетливо понял, что сам предводитель Дикой охоты откликнулся на его призыв.
        Всадник, окинув равнодушным взором происходящее вокруг, вскинул руку, и Птер серым прахом осыпался вниз. Следом за Королем из портала показалась свита: огненными молниями вперед вырвались Гончие и, захлебываясь радостным лаем, устремились за Птерами с Гарпиями, парящими в вышине. За ними, неспешно выезжая из портала, один за другим показались Всадники. Король скучающе замер, больше не предпринимая ничего, а вот его свита с азартом вмешалась в схватку: сверху полетели тонкие черные стрелы, ударившие по ринувшимся вперед Ящерам-бойцам. Предки наделили их способностью впадать в боевую ярость, и воины, заводя себя громогласным ревом, бросились вперед, потрясая оружием.
        Болотный дракон, ползший первым, схлестнулся с Големом плоти: вязкие потоки кислоты обдали некроконструкт, растворяя кожу и мясо, плоть начала стекать с него, но голем, сумев выдержать едкие струи, покатился вперед и выстрелил десятками тонких кожистых отростков, обхвативших дракона.
        А после этого по разуму врагов ударила Колыбельная смерти - ритуал завершен, и заклятье, созданное Баньши, черным маревом окутало разум слышавших песню, замедляя, останавливая, подавляя волю и желание жить. Все это иллюзорное марево жизни с глупым, ненужным бегом по колесу все равно ведет к одному-единственному итогу. Так не лучше ли принять свою судьбу сейчас?
        Завывая от ярости, Ящеры врубились в Голема, оружие, благословенное Светом, с чавканьем вгрызалось в плоть, отрубая куски тела. Брошенные Каменными элементалями обломки зданий выбили часть воинов, а следом, приходя на помощь главной ударной силе, Землянки врезались в строй, чтобы встретить подоспевших Маларухов. Всадники, мчащиеся на конях, не отставали, соревнуясь друг с другом, азартно выцеливая жертв. Стрелы, летевшие сплошным потоком, низвергали противников одного за другим.
        В какой-то миг настало равновесие, наг буквально чувствовал колебание весов, но тут вдали раздался рев воплотившегося Великого духа огня! Столб живого пламени в пару десятков метров высотой сощурил свои глаза-протуберанцы, и, сопровождаемый не боящимися его жара тенями Призрачных всадников, ринулся в сторону общей свалки, в которую превратилась битва…
        Враг не сдавался, раз за разом он наносил удары: гибли Каменные элементали, осыпались вниз останки Летучих мышей, гасли и не поднимались вновь огненные птицы, и даже Всадники Дикой охоты вместе с Гончими гибли под ударами полководцев Дома Ящеров.
        По потолку опять пробежала невидимая рябь, и вниз обрушились новые куски камней, пусть и не столь густо, как в первый раз. Только целью атаки были не те, кто внизу, а сражавшиеся вверху: сталактиты, падая вниз, задевали носившихся по воздуху охотников и псов, оставляя на их телах зияющие раны. Гончие от ударов камней падали на землю, где, тоскливо воя, гибли. Трое Всадников, выбитых из седел, разделили их участь.
        Эшхарин готовила новую атаку. КАМЕННЫЙ БИЧ, извиваясь в ее руках, не подпускал близко к ней псов и их хозяев. Она, мелькая среди зубов пещеры, ждала, когда верные Иллитиды завершат подготовку ответного хода. Черные стрелы с щелчками отлетали от камней совсем рядом, и лишь скорость спасала ее сейчас. Вверх, теперь вниз. Громко стрекоча, ее помощница уносила хозяйку от смерти. Тень вынырнула сбоку, но взмах рукой - и бич выбивает очередного Всадника из седла. Умертвие падает на землю, во все стороны разлетаются остатки ржавого доспеха и пожелтевшие кости, а она продолжает нестись вперед.
        Атаки следовали одна за другой, псы и охотники наседали на нее со всех сторон. Все, что она могла - реагировать на их выпады, даже не в силах заметить, что все это не случайно. Ее вели, направляли в одну сторону - к тому, кто повелевал Дикой охотой. И когда перед Эшхарин внезапно выросла мрачная фигура в короне, она даже не успела понять, как это произошло. Она просто замерла перед могущественной нежитью на черном скакуне, почему-то уставившись на его развивающийся за спиной плащ. Внезапно она осознала, что все эти Всадники, Гончие, мельтешащие вокруг, - они часть его, крохотные частицы, которыми он легко жертвует, ибо может так же легко воссоздать.
        «Будь моей».
        Ее разума коснулась стылая мысль, а следом и его воля - тяжелая, не терпящая отказа, она давила, высасывая силу. Одновременно в голове возникли и замелькали перед мысленным взором картинки: полет в небесах среди ночи навстречу ветру, лай своры под светом звезд, несущейся впереди в поисках добычи, кровавое торжество и радость, когда они ее настигают, крохотные фигурки внизу, жалкие букашки, чьи жизни, однако, способны на время утолить его голод и наполнить своей жизненной силой. На время дать возможность спуститься в бренный мир, воплотившись на земле и став смертным, вкусить радости бытия: есть, пить, любить, страдать - все те забытые чувства, что недоступны в облике Короля мертвых, предводителя Дикой охоты. Из своего отдыха на земле он часто возвращается не один, а с очередной невестой, той, что согласилась разделить с ним скуку вечной жизни, становясь одной из его королев. Прямо сейчас одно место вакантно, и ей предложили шанс на иное существование. От этого Эшхарин почти впала в ступор, а после крикнула яростное:
        - Нет, я не хочу такой судьбы!
        «Тогда умри».
        Клинок со скрипом покидает ножны, черное лезвие покрыто старыми разводами ржавчины. Стрекоза изо всех сил работает крыльями, но не двигается с места, скованная волей Короля мертвых. Меч падает вниз, медленно и неотвратимо, словно топор палача, и на камни пещеры осыпается лишь серый прах, бывший мгновения назад молодым гибким телом.
        На земле тем временем бой вообще превратился в какую-то жуткую фантасмагорию: расплавленный жаром Великого духа огня ледяной каток вновь превратился в жидкую грязь, где, увязая, продолжали драться наши отряды. Маларухи, хоть и напоминали громадных крокодилов, но им это не помогало - только сложнее было уворачиваться от огненных плюх. Голем плоти раздулся до невероятных размеров, сожрав Болотного дракона, и теперь охотился за останками всего живого, попутно наращивая массу, поглощая мертвые тела, валявшиеся в грязи. Линеры бессмысленно метались вокруг, их дротики для некроконструкта значили меньше заноз. Дух огня, вырвавшись вперед, врезался в остатки Бехолдеров, и теперь те, ярко вспыхивая, с громкими хлопками опадали на землю. Огненные лучи, выпускаемые ими, на огненного же элементаля никакого воздействия оказать не могли. Следом за соратником неторопливо брели уцелевшие Каменные элементали, аж целых пять штук.
        - ПОЦЕЛУЙ ЖИЗНИ готовьте, - скомандовал я Хранительницам Колодца.
        - Вовремя ты поставил мысленную защиту, - прошипел наг, с помощью Голема плоти пытаясь найти последнего вражеского полководца, сумевшего где-то укрыться.
        - Что произошло? - тут же поинтересовался я, так как старался не упустить ни единой возможности научиться чему-то новому, раз подвернулся шанс. - Это чем таким меня приложили?
        В этот момент на Компасе отразилось, как Водянки наконец-то достигли заклинателей врага. Встретившееся по пути неожиданное препятствие в виде каких-то подземных тварей не позволило им сразу достичь поставленной цели и снять антимагическую защиту с отрядов врага, но наг неплохо справился и так. Сейчас же под удар двух моих распаленных схваткой и горячими подземными источниками Больших элементалей воды попали Шаманы - единственные из заклинателей, сохранившиеся у противника: после гибели Эшхарин, ее отряды начали стремительно исчезать, оставляя Уббалаха в одиночестве.
        - Тебя пытались поставить под контроль, - меж тем ответил наг, не отвлекаясь от наблюдения за происходящим на поле боя. - Хорошая попытка, не знал, что у Эшхарин есть подобное. Кукольник - очень редкое отрядное заклятье, сильнейшее из доступных подотрядам в колоде Разума. Со мной бы подобное не прошло, а вот с тобой бы наверняка получилось, если б не твоя новая защита. Вполне рабочий план: одновременная атака со всех сторон, плюс неожиданный контроль на тебя - и твои отряды ударяют мне в спину. Могло получиться. С кем-нибудь другим.
        Водяные хлысты перечеркнули фигуры Шаманов, кружившихся перед тотемами. Погрузившись в молитвенный транс, они оказались беззащитны перед внезапной атакой, да и вряд ли они могли ожидать, что из трещины в полу пещеры объявится враг, миновавший под землей сторожевой барьер, раскинутый вокруг холма с идолами.
        - С Шаманами врага все, - отчитался я нагу.
        - Да и здесь почти закончилось, - согласился он.
        Прямо у меня на глазах Голем плоти, раздувшись до размеров дома, лопнул и распался на две половинки. Осталось только найти Уббалаха и прикончить его. Но это лишь вопрос времени.
        Это конец. Уббалах отчетливо это осознал.
        Сотни лет в Игре Хаоса, тысячи сражений. Шаг за шагом он шел вверх, остались в прошлом годы нужды и страданий, трупы врагов превратились в ступени на лестнице силы, а теперь - все. Завтра не будет.
        Уже два уродливых некроконструкта перекатывались по полу пещеры в поисках живых, которых можно сожрать. Дикая Охота, добив остатки его отряда и прикончив Эшхарин, скоро доберется и до него - от глаз Короля мертвых не спрячет АУРА СОКРЫТИЯ ЖИЗНИ, спасавшая его от обычной нежити и элементалей.
        Он был воином и не раз читал в глазах поверженных это бессильное неверие, осознание конца. Никогда он не думал, что испытает нечто подобное сам. Нет, только не так! Рука нащупала на поясе тяжелую булаву, верную подругу, длинный кинжал с узким лезвием он взял в другую. Старые, почти забытые слова молитвы нехотя вырвались изо рта:
        - Тебе, Отец Клинков, я посвящаю эту битву, прими достойно в царстве своем и удостой места за дружинным столом, я ухожу в бою с оружием в руках, не склонив головы и не прося пощады.
        Слова молитвы богу битвы вернули ему силы, он вышел спокойно, гордо вскинув голову и глядя вперед. Увидел нага, стоящего вдали. Тот внимательно осматривался, явно выискивая его. Или играясь с ним, как змея с обессилевшей жертвой. Скорее всего, так и есть. Гнев пробудился в его сердце. Нет, он не будет играть в эти игры, выгадывая лишние мгновения своей жизни! Он воином был, им и уйдет, не сдавшись и не склонив ни перед кем головы!
        Он шел вперед. Големы, заметив движение, покатились было к нему и внезапно отпрянули в стороны, повинуясь команде нага. Всадники и Гончие, спустившись почти к самой земле, замерли. Псы рычали, скаля клыки, охотники на храпящих конях расступались, повинуясь воле предводителя. Мертвый король, сидя на своем могучем скакуне, мрачно наблюдал за смертным, идущим по дороге мужества и чести.
        - Если ты воин и не утратил храбрости, а честь для тебя не пустой звук, прими мой вызов на бой! - крикнул Уббалах нагу, молчаливо ждущему его, когда между ними оставалось не больше сотни шагов.
        Наг пожал плечами и, чуть выждав, ответил:
        - Ты проиграл битву умов, твоя армия повержена, твои соратники мертвы, ты сам скоро станешь трупом, ты жив лишь для того, чтобы сполна насладиться горечью поражения. Ты бросил вызов мне, моему Дому, убил моих людей, а после пожрал их плоть, рассказывая всем как сладко мясо и кровь у Змей. А сейчас воешь о чести? У тебя ее нет. Но я дам тебе бой, о котором ты просишь. Не из-за твоих слов, а во имя своих обещаний, данных мною над могилами моих людей.
        Наг неспешно пополз вперед, с каждой секундой преображаясь: исчез темно-серый доспех, оказавшийся обманкой, а вместо него возник, сияя золотым и алым, ДОСПЕХ КРОВАВОГО СОКОЛА, в руках появились черные клинки, тело напружинилось и налилось силой.
        Армия нежити раздалась в стороны, образовав широкий круг.
        - Начинай.
        Наг приглашающе махнул клинком, и Уббалах, громко взревев, ринулся в атаку. Прыгнув вперед, он размашисто ударил сверху булавой и резко полоснул кинжалом, пытаясь подловить нага на уклонении от первого удара, но Шепчущий и не думал уклоняться, принял сокрушительный удар, способный раздробить череп дракону, на свой меч и выдержал его, даже не сдвинувшись ни на шаг. Второй выпад он небрежно отбил и вовсе не глядя.
        Ящер явно не ожидал подобного. На миг замер, глядя в змеиные зрачки нага, а тот насмешливо произнес:
        - Уба, ну что же ты так? Объявил себя Змееедом и великим воином, а оказался слаб во всем.
        Новый удар, звон клинка, еще удар и еще, но мечи нага черными змеями пластают воздух, отбивая удары Уббалаха.
        - Ну что, ты уже ощутил горечь поражения? - голос нага жалил сердце сильнее уколов стали. - Ты проиграл во всем, и в следующем рождении будешь самкой, потому что такие как ты недостойны родиться мужчиной, - новый удар, от которого наг с ленцой отмахнулся, продолжая говорить: - Твой Дом мертв, приведенный тобою на смерть, твоя любовница, следовавшая за тобой и оставшаяся за пределами арены, мертва. Ты не смог защитить ни ее, ни себя. Ты сам мертв, проиграв и как воин, и как полководец.
        - Довольно! - рыча от ярости, Уббалах пытался достать мерзкую тварь, уже не надеясь на победу, мечтая лишь об одном - заставить его заткнуться.
        Наг фехтовал мечами легко и непринужденно, он был мастером клинков уже тогда, когда только пришел в Игру, а после веками оттачивал свое мастерство, граня его и совершенствуя. Сотни изученных техник и воинских школ, рефлексы, вколоченные бесконечными тренировками. Его нынешний соперник был неплох, ему бы еще пару сотен лет подучиться, и стал бы интересным противником.
        Весенний ручей бежит по склону, быстрая смена техники на азаданскую школу косых ударов, а следом - ветер, стригущий листья. Легкий наклон, доворот кистью руки отводит удар булавы в сторону, затем стремительный выпад - и на запястье Ящера расползается алая линия, из которой, спустя секунду, брызжет мгновенно позеленевшая кровь.
        Он всегда старался держать свои обещания, особенно когда давал их самому себе. Тупая тварь, возомнившая себя богом. Их было трое, тех, кто убил его людей: пятерых сборщиков и двоих охранников, посланных им на добычу ресурсов. Тогда, после Кейдана, Дом Змеи был практически уничтожен, наг, напрягая все свои силы, пытался сохранить создававшееся веками, но Ящеры на него надавили, требуя уйти с рынка, и убийство его людей было одним из их аргументов. Тогда он уступил, сдал позиции, но ничего не забыл и не простил, и, накопив силы, вернул все сполна.
        Одного за другим он выслеживал и убивал их, исполняя свою клятву лично их прикончить. Этот последний. Сумел выжить, возвыситься, стать полководцем - ему везло слишком сильно и долго. Он словно смеялся над ним, и, получив право на создание своего младшего Дома, назвал его Змеееды. В суете дел, связанных с возвращением Знамени, он не мог уделить слишком большое внимание своим врагам, но теперь все изменилось. И сегодня еще одним именем в списке его врагов станет меньше.
        Пора. Новый размашистый выпад Уббалаха закончился совсем неожиданно для него: рука вместе с булавой отлетела в сторону, новый удар - и правая рука вместе с зажатым в ней кинжалом падает в грязь. А следом и тело рухнуло в болото, не сумев устоять на подрубленных ногах. Последней наг отсек голову и, подхватив ее из грязи, положил себе в сумку.
        Бой завершен.
        Глава 4. Предводитель живых
        Наг спрятал голову Уббалаха, затем сноровисто обыскал его тело. Видно, что в этом у него была немалая практика. После, призвав Компас, быстро пополз в ту сторону, куда упали останки второго полководца Ящеров, убитого предводителем Дикой охоты.
        Могущественное умертвие в железной короне тем временем не спешило возвращаться туда, откуда было призвано чарами Личей. Наоборот, Король мертвых небрежно дернул поводья коня и направился вниз к той, что его позвала. Именно ее зов побудил прибыть сюда лично. Король не может проигнорировать мольбу одной из своих королев. Пусть и оставленная в прошлом ради новой избранницы, она все равно была его и по-прежнему любила. Король не мог не чувствовать этого.
        Но сейчас та, что должна была принадлежать только ему, исполняла чужую волю столь же послушно, как прежде его. Давно забытое чувство вновь кольнуло сердце. Возможно, ревность? Нет, он почти забыл смысл этого слова. Жалость? Тоже нет. Король просто не мог принять того, что его собственность может принадлежать другому.
        Сидя на своем скакуне, что был чернее самой темной ночи, он сверху вниз всматривался в лицо одной из своих королев и находил во встречном взгляде лишь искреннюю надежду и мольбу, обращенные к своему повелителю. Он позвал ее к себе, и укутанная в туман девушка с радостью откликнулась на этот зов, порывисто бросившись к нему. Но, не пролетев и десятка шагов, замерла. Ей было не по силам разорвать тонкую золотистую нить, связывающую с Книгой хозяина, что сейчас парила перед собирающим трофеи Шепчущим, сливаясь с Книгой Эшхарин.
        - Она моя, - глухо пророкотал Король мертвых.
        Слегка тронув шпорами своего скакуна, спустя миг он оказался перед призвавшим его смертным.
        - Уже нет, - спокойно возразил тот, без страха взирая на одного из владык мира мертвых. - Теперь она моя. Ты сам бросил ее ради новой королевы на Бен-Эшмуриэль в Молчащих камнях, где ее пленили местные экзорцисты и собирались развоплотить. Я выкупил ее, заключил с ней контракт - жизнь, в обмен на служение. Я дал ей цель и смысл существования. Ее жизнь в моих руках.
        Железный меч, рассыпая кровавую ржавчину, во второй раз за жуткий визит решил с пробирающим душу скрипом покинуть ножны. Пядь, две… но наг без трепета продолжал смотреть на Короля мертвых. Выдвинутое лезвие замерло на половине пути, словно что-то мешало ему, не давая почти всесильной сущности нанести смертоносный удар.
        - Ты не можешь преступить ограничение призыва, - спокойно сказал полководец Хаоса, невозмутимо встречая разъяренный взгляд Короля мертвых. - Для призыва Дикой охоты была использована подлинная страница Книги Смерти, а не одна из жалких подделок, рассеянных по Радуге миров. Откликнувшись на мой зов, ты принял и ограничения, накладываемые великой Книгой. Ты не можешь напасть на призвавшего тебя.
        - Только сейчас, - проскрипел мертвец в короне, - только сейчас я не могу убить тебя. Но время пройдет, я найду тебя в Радуге миров, и тогда никто и ничто не сможет тебя защитить, если сейчас же не отдашь мне ее.
        - Я редко покидаю Двойную Спираль, - спокойно возразил наг, - а туда даже ты не сможешь явиться. В других же мирах… - он равнодушно пожал плечами, - тебе придется долго искать меня. Я хорошо знаю приметы, предвещающие появление на небе Черной луны, открывающей тебе путь в мир смертных. Так что, если хочешь ее забрать, предложи достойную замену. Например, пусть другая твоя королева займет освободившееся место среди моих баньши.
        - Мои королевы служат лишь одному господину!
        Король мертвых ни с кем не собирался делить то, что считал своим. Но в словах нага была доля правды: в Двойную Спираль ему не попасть, а ловить пронырливую тварь по всей Радуге миров можно веками, к тому же тот слишком многое знает…
        Взмах руки в бронированной перчатке, и из тьмы плаща, развевающегося за спиной владыки мертвых, вынырнул всадник в бархатном камзоле на вороном скакуне. Сухое вытянутое лицо, бледная кожа и сверкающие синевой глаза. Он склонил голову пред своим повелителем, ожидая приказа.
        - Забирай его, - проскрипел предводитель Дикой охоты, - вместе с ним я отдам и всю его малую свору псов.
        - Псаря на королеву? - покачал головой Шепчущий. - Это слишком мало и умаляет и вашу, и ее честь. Лаэта - лучшая из моих баньши, она способна в одиночку заменить их всех. А вот ей найти равную замену невозможно, второй такой нет.
        Словно признавая слова нага, Король вновь махнул рукой, и перед хаоситом материализовались пожелтевший листок пергамента и костяной рог, окованный черной бронзой.
        Наг первым делом надел хрустальную пластину и внимательно рассмотрел сквозь нее лежащие перед ним предметы.
        «Большой призыв флота мертвых, страница из Книги Смерти. Подлинная, - задумчиво рассуждал он. - Интересно, и в будущем может оказаться весьма полезным: проведя соответствующий ритуал, можно поднять из глубин моря всех неупокоенных мертвецов и духов. Радиус призыва больше десяти морских лиг, причем мертвяки поднимутся вместе с кораблями, на которых погибли. И пусть под власть заклятия подпадут лишь те, кто не обрел честную морскую смерть, это все равно немало, и в определенных условиях может сыграть решающую роль».
        Затем он перевел взгляд на рог, лежащий рядом. «Услышавший его голос, да познает тоску и печаль!» - бежала по бронзовой оковке источающая потусторонний холод вязь. Один из охотничьих рогов Короля мертвых, с помощью которых он деморализует живых, подавляет в них волю к сопротивлению. Правда, действует лишь против живых существ: мертвецы Шепчущего, как и элементали Рэна, ему не подвластны. В отличие от хозяев отрядов. Что ж, замена получается весьма достойная. - Если Владыка добавит к этому свое обещание еще раз явиться, когда услышит мой зов, она ваша.
        Король мертвых нехотя кивнул, и в руках нага через миг оказалась карта, чтобы быть протянутой предводителю Дикой охоты. Тот небрежно мазнул по прямоугольнику рукой, и карта осыпалась прахом, а вместе с ней исчезла и сила, удерживавшая королеву. Девушка, счастливо улыбаясь, устремилась к своему истинному господину. Словно и не было расставания, боли, одиночества и тягости пустых дней - она снова была с ним…
        Наг, нагнувшись, подобрал с земли плату за освобождение Лаэты. Кристалл с душой псаря - хороший будет предводитель Призрачным всадникам, да еще способный призвать личный отряд усиления. Рог отчаяния. Страница из Книги Смерти. Весьма неплохо.
        Когда Шепчущий разогнулся, ни Короля мертвых, ни снова обретшей своего возлюбленного баньши рядом уже не было.
        Жаль, конечно, Лаэту, но ему есть кого поставить на ее место. В его личном доме в Двойной Спирали хранятся души еще двух бывших королев из свиты Короля мертвых. Эта тварь, несмотря на то, что мертва, весьма любвеобильна и часто меняет своих жен, бросая старых ради новых влюбленных дурочек. И если знать мир, где недавно появлялась Дикая охота, и хорошенько там поискать, есть не такой уж маленький шанс найти одну из брошенных дев. Лишившись силы своего Короля, они, как правило, быстро истаивают, не имея возможности покинуть место, где он их оставил. Безжалостное солнце убивает их призрачные тела в течение нескольких дней, неся окончательную гибель, и в обмен на спасение, в отчаянии несчастные бывают готовы дать клятву вечного служения.
        Поиском королев для нага занимался небольшой отряд опытных наемников, получавших щедрую плату за свою работу. Лаэта была первой, но еще две ждут своего часа, ни в чем не уступая ей по силе, при этом каждая обладает своими уникальными способностями.
        «Интересно, а если вновь вызвать Короля мертвых, когда одна из них будет призвана? Возможно, он захочет выкупить и еще одну из своих жен», - наг улыбнулся этой мысли и покачал головой. Второй раз судьбу он испытывать не будет. У него и так достаточно врагов.
        К слову, о врагах… Он достал из сумки небольшую тетрадь в черной обложке, куда вносил имена своих заклятых врагов, которых планировал убить. В Доме Змеи ее в шутку даже называли «тетрадью смерти». Немного полистав, один из старейших полководцев среди ныне живущих нашел имя Уббалаха и с огромным удовольствием его зачеркнул, добавив напротив лаконичную надпись - «убит». В неприметной тетрадке было уже множество перечеркнутых жизней, другие же еще только ждали своего часа. Довольный, наг пробежался взглядом по именам на этой странице, взор зацепился лишь за одно - Вигри.
        У Шепчущего была великолепная память, он не нуждался в записях, чтобы помнить приговоренных им к смерти, но нагу нравилось видеть такое зримое свидетельство его побед.
        Что же, теперь всё. Не в его интересах затягивать возвращение в реальный мир. Окинув быстрым взглядом недавнее поле боя, убедился, что, несмотря на потерю своей предводительницы, Баньши вместе Личами под руководством Саяра, призвав несколько сотен скелетов, почти восстановили принесенный в жертву подотряд. Наг мстительно отметил, что в следующий бой под его знаменами пойдут скелеты ящеров, и, дав знак сворачиваться Рэну, отозвал свой отряд.
        - Покинуть Арену, - скомандовал он, и мир вокруг него начал постепенно таять.
        Рэн, не раздумывая долго, последовал за ним. Его Феи успели подлечить своих и даже частично наполнить Колодец маны.

* * *
        Возвращение в реальность - и сразу толчок эмбиента в грудь.
        Я почувствовал, как волна силы накрыла меня, принеся пьянящее чувство восторга, но столь же быстро схлынула - барьеры разума сумели защитить от наркотического воздействия. Я невольно покачнулся на ногах, на время потеряв ориентацию, но сумел быстро взять себя в руки и огляделся по сторонам.
        Наг не теряя времени призвал разведчиков - крохотных ПИКСИ - и невозмутимо полз вперед. Туда, где виднелись черные дымящиеся проплешины от огненных гейзеров. Возле одной из них сидел вампир, рядом с ним в конвульсиях билось тело умирающего ящера. Шепчущий с удовлетворением оглядел поле схватки, после чего уточнил у своего слуги:
        - Кто-то уцелел?
        - Все мертвы, - прорычал тот.
        Выпитая кровь и ярость схватки все еще будоражили ночного охотника. Враг оказался хорош: несмотря на неожиданную атаку и заклятие, использованное помощником нага, выжившие без боя не сдались. И без Клыков Ла-магры ему было бы не победить, но их сила позволяла осушать врагов, восстанавливая тело после ударов, заклятий и ран от вражеских мечей. Призванные твари, лучи Света - хаоситы дрались хорошо и умело, но он оказался лучше и сильнее их. Клинки проклятого бога придали ему сил и скорости, Крылья ночи наделили способностью к полету и защитили от солнечных лучей, а собственный ум и мастерство ближнего боя позволили ему истребить врагов, взяв их кровь и жизни.
        - Скольких ты убил? - уточнил наг, разглядывая разбросанные на камнях тела: часть была искромсана и разорвана на куски, на других виднелись следы огненной стихии - ГЕЙЗЕРЫ ПОДЗЕМНОГО ОГНЯ хорошо сработали в этот раз, неудивительно, что Рэн даже замер от притока эмбиента.
        - Я взял тринадцать жизней! - успокаиваясь, произнес вампир, пытающийся сдержать бушующую внутри силу и жажду новой крови. - Хорошие враги: сильные, быстрые, если бы не внезапная атака и использованное заклинание, я бы не смог победить. На мое счастье, они не были готовы.
        - Еще бы, - прошипел наг. - Тут, считай, почти три большие звезды были, и не новичков, а опытных бойцов. - Затем активировал связь: - Саа-Шен, что с передовым отрядом Змееедов? - Выслушав доклад, довольный, махнул рукой Рэну: - Помогай трофеи собирать. Тут и твоя добыча есть.
        Шесть Игроков погибли от моей руки, шесть тел, разбросанных среди камней. Их несложно отличить от тех, кто пал от ударов вампира.
        Имея возможность осмотреть вблизи тела его жертв, я невольно задумался над тем, кто же он такой. Фактически, в одиночку атаковать такой крупный отряд Игроков, и не только выжить, но и победить? Следы вокруг однозначно говорили, что Змеееды не сдались без боя. Копоть на земле от огненной магии, следы взрывов, рассеченные ударами заклятий и клинков камни… Я видел немало полей сражений, поэтому примерно представлял, что здесь произошло.
        Эти четверо погибли в первой волне от моего удара Гейзерами. Это заметно сразу: почерневшие, сморщенные от огня тела, из снаряжения ничего не уцелело. Даже металл, расплавившись, растекся по земле. Все, что мне осталось - подойти и собрать карты с Активаторами. И все же я осматривал тела, несмотря на их неприглядный вид: магические артефакты и хорошее оружие способны пережить даже столь мощный удар пламенем. В прошлом я уже насмотрелся на немалое количество трупов, и, в отличие от мутантов в пустыне, на телах Игроков есть неплохой шанс найти что-то ценное.
        Один, второй, третий… и только четвёртый погибший Игрок помимо Атрибутов оставил после себя небольшой красный медальон в виде головы ящера на длинной цепочке. Золотистая пыль с крыльев Пикси пометила его, но, не будучи хозяином карты, я не мог различить, то ли это сильный артефакт, то ли признак ловушки. Я осторожно замер, рассматривая кулон. Для таких случаев мне бы не помешало нечто вроде хрустальной пластины нага, показывающей суть вещей: мой СПРИГАН ее проигнорировал.
        - Молодец, что не польстился, - с одобрением хмыкнул наг, как оказалось, все это время наблюдавший за мной. - Проклятая вещь с очень качественным сокрытием сути, активируется после смерти владельца, вызывает гниение крови у того, кто ее подберет. Серьезное проклятие и действует весьма быстро.
        - Спасибо за предупреждение. Вы не против осмотреть и остальные вещи, если таковые найдутся?
        - Твои там и там, - небрежно махнул он в ответ на еще два трупа, возвращаясь к обследованию тел убитых вампиром Игроков.
        Эти двое погибли, наверное, когда, спасаясь от атаки упыря, перемещались и ненароком попали под удары огненных гейзеров.
        Змеееды не сумели сгруппироваться и объединиться в один отряд в том числе и из-за ударов из-под земли. В результате они оказались разобщены и не могли взаимодействовать друг с другом: прикрывать, лечить, реализовывать отработанные связки. Этим и воспользовался вампир, явно превосходя их в скорости. Да и оружие, что ему вручил наг, явно было далеко не простым. Я видел, что массивный ящер, двух с половиной метров росту, закованный с головы до ног в прочный доспех, был вскрыт одним ударом, словно консервная банка. От головы до паха шел ровный разрез, а из тела не вылилось ни единой капельки крови.
        Да кто же ты такой, истинный что ли? Я слышал о подобных тварях, которые, как говорят, на порядок превосходят обычных упырей. Но каким образом он попал на службу к нагу? Впрочем, это неважно.
        Я быстро осмотрел два оставшихся тела, найдя на одном из них весьма неплохой кинжал, который наг после осмотра разрешил взять. Что ж, на подарок Саймире сгодится. Узкий стилет с россыпью драгоценных камней и небольшой рукоятью явно был сделан под человеческую руку и зачарован на прочность. Не совсем понятно, зачем его таскал с собой здоровенный ящер. Он мог использовать это оружие разве что в качестве зубочистки, хотя не удивлюсь, если так оно и было.
        Тем временем, Шепчущий подполз ближе к тому ящеру, на теле которого был оставленный мною кулон. Наг поднял амулет в воздух при помощи телекинеза и взглядом переместил в прозрачный экранирующий сосуд.
        - Кто знает, когда тебе пригодится подобная вещица, - поделился своими мыслями он. - Бывший владелец потратил немало дайнов, чтобы создать и подготовить подобный сюрприз для своего возможного убийцы. Не стоит столь усердным трудам пропадать понапрасну. Здесь все, пора ухо…
        Он еще не успел договорить фразу, как его голос резко оборвался, и обычно невозмутимый, наг даже изменился в лице.
        - Убираемся отсюда! - рявкнул он. - Немедленно!
        Я без промедления кинулся к нему, с другой стороны тенью метнулся вампир. Наг, стоило мне достичь границы зоны переноса, активировал мгновенный переход к Метке пути, оставленной заранее в пещере. Меня еще окружала дымка межмирья, а Шепчущий уже на ходу отдавал команды.
        На место, где только что стояли наг с Рэном, спустя десяток секунд рухнули пять ослепительных протуберанцев, всколыхнувших землю взрывами.

* * *
        Мерцание путеводного огня - единственный доступный свет в темно-синем мареве, сквозь которое пробирался лидер Дома Ящеров и девять верных - полководцы и владыки, разделившие с ним путь и готовые принять бой.
        Пришлось выдергивать их в срочном порядке, тратить драгоценные карты для возвращения домой - и все ради одного, но бесценного трофея. Голова Шепчущего станет главным украшением его охотничьего зала. А если еще учесть награду, что готов выплатить Орден Порядка за его смерть, несметные сокровища, что хранятся в его личном доме, возможность выбить Дом Змеи из грядущей войны и заставить навсегда замолчать нага в Совете Старших…
        Все это прекрасно, но… Газарах уже многие циклы старался избегать лишних опасностей и встреч с равными себе в бою. Он уже давно мог прибыть в этот мир, поддавшись на уговоры Эшхарин и Уббалаха, но есть, есть шанс поражения, особенно в схватке один на один. А когда от подножия трона Смеющегося Господина тебя отделяют всего девять ступеней, и ты вовсю занят подготовкой собственного будущего после завершения Игры… риск ни к чему. Зачем ему вся эта возня? Какая разница, что будет с Двойной Спиралью, Игрой Хаоса, с нынешними врагами и недругами, если через какие-то пару сотен лет, а может и раньше, он уже сам будет вне Игры?
        Ему изначально не особо нравился весь этот дурацкий план Эшхарин, сумевшей как-то уговорить и Уббалаха. Не стоит дергать змею за хвост. Его умоляли прийти раньше, готовые в любой момент открыть путь, но он оттягивал момент, ожидая подкреплений. Зачем зря подвергать себя опасности? Шепчущий - опытный воин из старых времен, и ящеру не хотелось на своей шкуре проверять остроту его клинков. Как и гадать, не отправляется ли он прямиком в засаду.
        На этой войне Домов он не планировал рисковать сам, для этого имеется достаточно Игроков низших рангов, чьими жизнями он готов оплатить будущую победу. Они должны сражаться и умирать ради амбиций клана и процветания его лидера. И поэтому Газарах откликнулся на зов лишь тогда, когда был уверен, что достиг тотального превосходства, исключающего даже малейшую угрозу: против десяти Полководцев и Владык не устоит даже наг. Пусть он и использует Гидру, им есть чем на это ответить.
        Прозрачная пленка впереди легко лопнула под его напором, и он попал в небольшой грот, где разместилась пара Игроков-Змееедов. Зов был послан к Эшхарин и Уббалаху, едва он ступил на камень пещеры. Но в ответ - тишина.
        Газарах недоуменно посмотрел на браслет из светящегося жемчуга с Тамариса. В перламутровых сферах плескались крохотные капельки крови, обеспечивающие связь с каждым полководцем и владыкой его клана, находящимся в том же мире, что и он. Заблокировать зов считалось практически невозможным, и когда он не услышал своих полководцев, тут же понял, что что-то пошло не так.
        Владыки и полководцы Дома Ящера еще только вступали на камни нового для них мира, а Газарах уже призвал и разослал воздушных разведчиков, активировал стационарный защитный полог на случай возможной атаки и проверил активность карты Спасения. Когда же две жемчужины сорвались с браслета и, потускнев, упали вниз, стало окончательно ясно, что в Доме Ящера стало на двух полководцев меньше.
        Досадно. Но не критично. Он их предупреждал. Что ж, пора взять плату за их жизни.
        Недолгое ожидание, и глаза разведчиков, высланных им, показали нага с его помощником, обирающих тела погибших бойцов их малого Дома. Неприятно. Активатор вскинут, точка для удара определена. ЗВЕЗДОПАД через пару минут обрушится с небес и похоронит в очищающем пламени останки соклановцев. Газарах и не надеялся с помощью этой атаки достать нага. Скорее, ему хотелось немного размяться и заставить противника потратить одну из карт локального перемещения. И заодно вынудить озаботиться собственным спасением, чтобы не мешал действовать.
        Разведчики донесли детали бегства нага. Следом ШАГ СКВОЗЬ РЕАЛЬНОСТЬ, и карта переносит на десять тысяч шагов вперед, поближе к расположению отряда Змей. Теперь ЩИТ ОТРИЦАНИЯ взамен развеявшегося со смертью Уббалаха. Заблокировать дорогу для бегства - план Эшхарин продолжал исполняться, пусть ее уже и не было в живых. На Щит отрицания, расползавшийся по небу, он наложил рунное слово «Непреодолимость», и теперь минимум на сутки снять его или пробить стало невозможным. Превосходно. И последний штрих - АСТРАЛЬНЫЙ ШТОРМ, теперь любые порталы и прочие локальные перемещения у противника активировать не получится. Главные шаги в этой войне сделаны. Все, что теперь осталось, это добить Змей, не дав им выскользнуть из расставленной западни.
        Верные стояли рядом, за его плечом, и каждый отлично знал свою роль. Разящий кулак Дома Ящеров действовал как великолепно отлаженный механизм: вспыхивали раскинутые сигнальные сети, пробегали волны устанавливаемых общих щитов, эфирные двойники готовились оттянуть на себя удары, фантомы отвлекали противника, а маскировка местности скрывала все приготовления.
        Газарах окинул одобрительным взглядом выбранную им скалу, что возвышалась над остальными, открывая неплохой обзор на будущее поле боя. Подходящее место. В других условиях он выбрал бы незаметный, укромный уголок в глубине пещер, дающий надежную защиту от большей части атак, но не теперь. Зачем? Вместе с ним против нага - девять полководцев и владык Ящеров, и не недавних выскочек: многие с ним еще с докейдановских времен. На любой удар Шепчущего они ответят десятью своими, против его потрепанного отряда, они выведут свои свежие армии на пике сил. Щит отрицания на пару с Астральным штормом надежно закрыли не только дорогу отсюда, но и перекрыли пути извне, так что получить помощь от возможных союзников из других миров и планов наг не сможет.
        Мерцающее марево пробежало над группой - усилители щитов занимали свои места. С Активаторов срывались сканирующие и поисковые заклятья. Призванные существа разлетались по воздуху, расползались по земле и уходили тенями - на разведчиков в предстоящем бою скупиться не стоит. А в Активаторы без спешки уже заряжались новые атакующие карты, на дне ущелья начали возникать передовые отряды…
        Газарах довольно оскалил пасть, видя спокойную, уверенную работу его офицеров. В свое время он потратил немало сил, чтобы воспитать их такими: сильными, уверенными в себе, достойными Великого предка, создавшего их вид. Когда закончится его Игра, он знает, что оставит свой Дом в надежных руках.
        - Пора!
        По убежищу нага нанесли пробный каскад ударов: сразу пять золотых карт разной направленности силы ударили по щиту, созданному над пещерой, где укрылся Шепчущий со своими бойцами.

* * *
        - Мы установили Метку пути, путеводный огонь уже разожжен…
        Предвидя появление отрядов врага, пара бойцов была отправлена далеко вперед, и сейчас, находясь за пределами зоны охвата Щита отрицания, была готова открыть дорогу для передовых отрядов Дома Летящих.
        Наг заранее просчитал такой расклад, во многом обусловленный поведением вражеских полководцев, и взыскал несколько старых долгов, в том числе и возможность перехватить управление завесой, предоставленную одним из темных владык. С Щитом отрицания она не сработала, а вот контроль над Астральным штормом получить удалось, что позволило перетянуть глаз бури на себя, открывая путь союзникам, заранее предупрежденным о возможной схватке.
        - Используйте локальный сдвиг на выставленный мной ориентир. Врагов всего десять, и они сами загнали себя в западню, перекрыв внешний отход. Мы сможем недолго продержаться, и как только появитесь вы, поддержим ваш удар. По сути, здесь главные силы Ящеров, без отрядов поддержки и прикрытия. И совершенно не рассчитывающих на полномасштабное столкновение. Накроем их прямо сейчас одним махом, и все - войне конец.
        - Мы не придем, - раздраженный голос дракона оборвал рассуждения нага, - это слишком опасно. Враг силен. Я не могу пойти на такой риск сейчас.
        - Но как же так? Ты дал мне слово! - несмотря на всю свою выдержку, голос нага дрогнул от услышанного. - У тебя было достаточно времени подготовиться, собрать лучших бойцов, я заранее тебя предупредил. Мы же заключили с тобой сделку…
        - Я помню, - дракон вновь прервал нага, - и готов выплатить компенсацию, положенную за ее невыполнение.
        Тысячекрылый даже не смог сдержать свою радость, насколько все удачно вышло: после утраты лаборатории, Змеи из союзников превратились в обузу, грозившую слишком дорого обойтись ему. Плату за контракт никто не отменял, восемьсот тысяч голов - это много. Сведения, предоставленные нагом, уже отработали свое и все союзы заключены. Разведка в войне важна, но ничто не сможет гарантировать отсутствия своих планов у изворотливого змея, а его шпионы в собственном Доме лесного дракона откровенно достали. Теперь же он одним махом избавится и от нага с его кланом, и от платы ему. И все - в рамках правил Совета Старших.
        Ишь что удумал: стравить их Дом с сильнейшими бойцами Ящеров, заставить вместо позиционной войны, где гибнут лишь младшие кланники и наемники, вступить в сватку на уничтожение! Как бы предложенный им бой ни закончился, кто бы ни победил, оба сильнейших Дома понесут невосполнимые потери, а ушлый наг возвысится на их фоне.
        Не сдерживая злорадства, Тысячекрылый продолжил говорить:
        - Компенсацию мы выплатим, как только ты сможешь за ней приползти. Мне очень жаль, что так получилось, но я не могу идти на столь неоправданно высокий риск. Я благодарен тебе за уничтожение младшего Дома Ящеров и двух его полководцев. Твой подвиг не будет забыт! И постарайся перед смертью захватить с собой побольше врагов, чтобы песню о твоем последнем дне пели тысячелетиями. Прощай.
        Изображение лидера Летящих пропало, и хрустальный шар, через который они с нагом поддерживали связь, потух. Шепчущий отвел от артефакта взгляд и внимательно осмотрел собравшихся за его спиной бойцов. В его взгляде не было ни капли той растерянности, что еще мгновение назад он показывал дракону.
        - Что ж, вы сами слышали. Наши союзники обрекли нас на смерть. Вот цена слову и чести. Пусть это будет уроком для всех вас - никому за пределами нашего Дома верить нельзя и только вместе мы сильны и можем победить. Враги могущественны и думают, что загнали нас в угол, союзники предали, обрекая на смерть. И что же нам остается?
        - Достойно умереть, - яростно прошипел кто-то из бойцов.
        - Болван! - рявкнул наг. - Пусть короткоживущие подыхают, а у нас и других дел полно. Скэр! - требовательно крикнул он. - У тебя все готово?
        - Да, Повелитель, - Скэр вылез из палатки, в которой пропадал с того момента, как вернулся из вылазки за головами тех смертников, что Змеееды поставили в отвлекающий отряд. - Процесс запущен, заряд активирован, до взрыва меньше трех минут.
        Палатка поломанной птицей взлетела под взмахом руки нага, и перед бойцами Дома Змеи предстал, быстро раскручиваясь, прозрачный шар, внутри которого летали, разгоняясь, сотни сине-зеленых энфиритовых крупинок. Уже замерцали ослепительные разряды молний, шар, разгоняясь, все увеличивал силу вращения, а таймер отсчитывал время до момента, когда опустятся вниз графитовые стержни, вызвав детонацию.
        - Мы умрем, захватив с собой врагов! - тот же голос, повеселев, выдал новую догадку.
        - Идиот, - прошипел наг. - Ты явно в прошлой жизни был гладкокожим и лишь по ошибке богов оказался на Колесе жизни, вылупившись среди Детей Великой Матери. Мы вообще не собираемся умирать!
        «Лейтенанту не стать в одночасье настоящим генералом, - презрительно думал Шепчущий, - опыта не хватит». Тысячекрылый, в котором он умело поддерживал, разжигая все сильнее, раздражение, ожидаемо сорвался и не смог удержаться от преподнесенной возможности. Теперь Дом Змеи свободен от ненужного ему союза и необходимости участвовать в войне, а вот плату свою возьмет полной мерой, Летящие еще и должны останутся!
        Над пещерой-укрытием еще растягивался полог заклинаний, еще порхали в небесах первые разведчики врага, выискивая место, куда переместился наг, а Дом Змеи уже готовился к обороне: посреди зала гудел, надрываясь, небольшой металлический ящик, создающий силовой щит.
        В свое время он защищал большой звездолет от ударов метеоров и плазменных орудий кораблей космических пиратов. Потом был списан, выкуплен нагом и переделан умельцами в Городе-в-Пустоте, став стационарным щитом. Его усилили, укрепили чарами и заклятиями из карт: должна быть видимость, что отряд на месте. Также требовалось скрыть все происходящее в пещере от чужих глаз.
        Теперь же, когда первые удары заклятий обрушились на укрытие Игроков из Дома Змеи, а раскалившийся до бела шар завершал свои последние обороты, наг, сгруппировав всех своих бойцов, активировал небольшой черный куб, стоящий на подставке, покрытой сложной вязью слов из языка Древних. И лишь Скэр, в изумлении уставившись вниз, сумел прочитать написанное там.
        «Малый спасательный модуль».
        Наг нажал на зеленый символ активации на панели устройства Древних, куб взлетел над ним и, спустя долю секунды, расширился, охватив собой всех, кто стоял вокруг. Раздавшись до размера комнаты, он провалился, понесся вниз, продираясь сквозь слои реальности, минуя возможные угрозы и преграды, спасая тех, кто доверил ему свою жизнь. Следуя программам, вложенным при его создании, он перемещался, петляя, путая собственный след. Это устройство было создано во времена войны с богами как средство спасения из-под возможного удара, и сейчас модуль искал наиболее подходящий мир прибытия, выбирая один из сотен случайных вариантов, подбирая место, где его пассажиры смогут выжить.
        А кусочек мира, оставленный им, спустя всего несколько мгновений исчез, поглощенный ослепительно-белой вспышкой, из которой родились потоки пламени, хлынувшие во все стороны.
        Глава 5
        - Мам! Какую мне взять? Вот эту, голубую, или лучше розовую с цветочками? - Нэйджел, крутясь у визора, всё никак не могла определиться с выбором.
        Была бы ее воля, она вплела бы обе, но нельзя. Семь косичек уже были готовы, и оставшихся волос на голове хватило бы только на одну, последнюю. Вот с выбором ленты для нее и возникла проблема. Девочка надула губы и невольно улыбнулась, когда изображение в визоре послушно повторило все ее действия.
        В детстве ей нравилось баловаться с визором. Но это было раньше, когда она была маленькая, а сегодня ее День Взросления, сегодня мама в конце праздника заплетет ее разноцветные косички в одну большую косу и Нэйджел вместе с другими ребятами пойдет в младшую школу. Но сначала будет торжество - большой праздник для жителей всего города. Они соберутся на площади Единства, будут петь песни, запускать огоньки, есть всякие вкусности, а еще будут фейерверки, танцы - столько всего! Она даже толком не сумела все запомнить, но обязательно это увидит.
        - Нэйджел, ты еще не собралась? - мама, заглянув в приоткрытую дверь, зашла в комнату дочери. - Уже все готовы, только тебя ждут.
        Девочка насупилась.
        - Я не могла выбрать ленту, - и показала маме ленточки, зажатые в руках. - Не знаю, какая лучше.
        Арисса присела на корточки и, улыбнувшись, приподняла курносый носик.
        - Вот эту, подойдет под цвет твоих глаз, - и ловко подхватила из пухлых ладошек дочери голубую ленту, затем собрала волосы и стала умело плести косичку.
        Нэйджел довольно улыбнулась, поскольку наконец отпала необходимость выбирать, и терпеливо замерла на месте, не мешая маме заплетать волосы.
        - А Марик на мое взросление прилетит? - все-таки, не выдержав, спросила она.
        - Нет. Он сейчас очень занят монтажными работами на орбитальной станции, что-то там у них не получается.
        Арисса, закончив плести косичку, встала и посмотрела на дочурку, невольно ею залюбовавшись. Как же быстро летят годы!
        Она не жаловалась на судьбу, боги к ней очень щедры: двое сыновей, а потом и нежданная радость. Старший уже встал на ноги, живет своей семьей, многого добился и сейчас строит в далеком космосе орбитальные станции, причальные доки и коммуникационные спутники. Средний заканчивает Звездную школу и в будущем станет навигатором на космических кораблях. Нэйджел же для нее была улыбкой богини, нежданным подарком судьбы. Казалось, доченька только недавно появилась на свет, а уже сегодня ее День Взросления и она идет в школу. А спустя еще немного времени, что бежит так быстро, уже и ленты невесты со свадебным покровом украсят ее голову…
        Внезапным порывом она прижала к себе свою дочь, с нежностью погладила по голове. А та, обняв мать в ответ, неожиданно произнесла:
        - Мам, какая же ты у меня красивая!
        Арисса, счастливо улыбнувшись, взяла дочь за руку:
        - Идем, нас уже папа заждался.
        Нэйджел, держась за руку матери, важно вышагивала по широкой лестнице. Но долго взрослой быть скучно, и наружу вылезло нетерпение:
        - А мы полетим на площадь на папином гравике?
        - Нет, - женщина мимоходом поправила парой легких касаний косички дочери, - поедем на магнитке. Сегодня центр для полетов перекрыт, на площади Единства практически весь город соберется, поэтому летать там будет небезопасно.
        - Ууу, - Нэйджел недовольно надула губы. - Это идти придется, а я хотела, чтобы наш новый гравик все увидели.
        Арисса улыбнулась бурчанию дочери, отчасти понимая ее: новенький гравилет был темно-вишневого цвета, только с завода. Буквально вчера они с Рорхом забрали аппарат из салона, где заказали его пару месяцев назад. Муж, терпеливо ждавший внизу, наконец увидел их. Улыбнувшись, он подошел ближе и подхватил дочку на руки. Нэйджел, повеселев, удобно устроилась на сгибе локтя. Свободной рукой он взял жену за ладонь, и они торопливо вышли из дома.
        Сегодня улицы были наполнены духом праздника: множество людей, торжественно одетых, стекались к центру города, разноцветные фонари ярко горели, из приоткрытых окон тут и там свисали традиционные длинные ленточки, то и дело в разных концах улицы раздавались песни…
        Вместе с толпой они дошли до ближайшей станции магнитки, вошли в прозрачную трубу лифта и поднялись наверх. Дождавшись, когда свободная капсула замрет на станции посадки, всей семьей зашли внутрь, и, спустя миг, разогнанная потоком энергии капсула понеслась вперед, не касаясь стенок прозрачной трубы. Раскрашенный щедрыми мазками праздника город под ногами переливался в солнечном свете. Минут пять полета, и капсула замерла возле станции пересадки на площади Единения. Родители с дочкой выбрались наружу и влились в поток нарядных людей, идущих к площади.
        Сегодня был особенный день: старики шли рядом с юнцами, взрослые вели под руку своих детей, готовых сделать первый шаг по длинной дороге жизни.
        Нэйджел вовсю вертелась на руках отца, стараясь увидеть и запомнить всё происходящее вокруг, а когда они подошли, наконец, к площади, не смогла сдержать свой восторг, радостно закричав, - настолько все было красиво: сотни наземных и воздушных огоньков сияли повсюду. На гравиплатформе стоял мэр, заиграла торжественная музыка, и когда она стихла, мэр громким и торжественным голосом прочел длинную речь. Из всех этих слов девочка мало что поняла, но запомнила, что этот день очень и очень важный для нее.
        Затем музыка сменилась на более мелодичную, папа аккуратно спустил дочь на брусчатку, и та увидела, как на платформу поднялись двенадцать седых берегинь - хранительниц жизни. Они закружились в медленном неторопливом танце, расплетая между собой нить жизни. Музыка чуть ускорилась, и следующими в действо вступили младшие жрицы, еще только недавно ставшие матерями. Они подхватили концы нитей, созданных берегинями, продолжавшими кружиться в хороводе. Создав вокруг них новый круг, младшие жрицы дополнили собой танец, создавая и разбрасывая вокруг кончики сотен разноцветных нитей.
        И вот из толпы на свободную центральную часть площади выбежали первые из детей, пришедших сегодня на праздник, следом еще и еще. Они подхватывали концы разноцветных нитей и присоединялись ко все разрастающемуся потоку Танца единения поколений в круге Жизни.
        Нэйджел, закусив губу, ждала, не решаясь пройти между неплотно стоящими взрослыми и влиться в общий хоровод. Существовало поверье: какую нить ты подхватишь сейчас, такой и будет твоя будущая жизнь: красивую и разноцветную - судьба будет яркой и интересной, а тусклая, наоборот, сулит тихую и размеренную жизнь. Она хотела яркую, чтобы как старшие братья летать средь звезд, увидеть новые миры, и, страшно подумать, других, непохожих на нее людей. И сейчас невольно пыталась глазами выхватить из кружащегося хоровода самую яркую и необычную нить.
        Так и не сумев выбрать какую-то конкретную, девочка, не выдержав, зажмурила глаза и выбежала на площадь.
        Вот, высоко поднятую руку задел кончик нити. Нэйджел ухватилась за него и, открыв глаза, увидела, что держит ярко-алую нить цвета крови. Так и не поняв, хорошо это или плохо, она влилась в общий круг, во всеобщий Танец единения. Они с мамой долго его разучивали, и в Доме детей воспитательница с ними тоже его учила, так что у нее все получалось.
        Девочка кружилась вместе со всеми, и ей казалось, что сейчас танцует не только она, но и ее мама, и бабушка, которая ушла в прошлом году. И сотни других ее предков, чьих имен и лиц она не знает или не помнит. Все равно, было ощущение их присутствия, будто сейчас они были с ней. Забыв обо всем, она счастливо улыбалась, пытаясь отыскать в толпе людей, окружавших площадь, маму с папой.
        И когда толпа неожиданно ахнула, подавшись назад, она сперва не поняла в чем дело. Затем, обернувшись назад, посмотрела вверх, куда уставились почти все люди. Там же, быстро вращаясь в воздухе, завис черный куб, внезапно возникший в воздухе. Яростное вращение первых секунд появления стало стихать, и куб начал неспешно опускаться вниз, вертясь все медленнее. Наконец, коснувшись камней брусчатки, он замер. К этому времени танец прервался, стихла музыка, все происходящее казалось настолько необычным, что люди даже перестали дышать, словно боясь спугнуть неожиданного гостя.
        Черные стенки куба замерцали и пропали, и на площади оказалось несколько десятков странных существ с непонятными предметами в руках. Они настороженно оглядывались по сторонам, явно удивленные происходящим не меньше, чем люди, собравшиеся на площади.
        Что произошло в дальнейшем, еще долго разбирались, пытаясь установить истину.
        Передние ряды людей, окружавших площадь, под напором задних рядов, которые не видели всего происходящего и из любопытства напирали вперед, подались вперед, и это, словно спусковой крючок, запустило всю вереницу событий.
        У кого-то из бойцов Змей, только что вышедших из схватки, когда адреналин еще будоражит кровь, а дыхание смерти совсем недавно щекотало затылок, не выдержали нервы от вида наступающей толпы. Сухо застрекотал инквизер в руках, очередь тонких нитей полоснула по сомкнувшимся передним рядам, разрывая тела, и это словно стало командой для всех остальных: яркие огненные лучи бластеров ударили по людям, рассекая на части столпившихся на площади, тишину недоумения вдребезги разбил стрекот пулевиков и шипение воздуха, разрезаемого зарядами иглометов. А затем к этому концерту добавился басовитый гул тяжелого огнемета.
        Два десятка бойцов ошалело палили во все стороны, не понимая, что происходит.
        Шепчущему потребовалось меньше минуты, чтобы разобраться в происходящем, но еще пара минут ушли, чтобы остановить своих людей, непонятно с чего начавших расстреливать беззащитную толпу, пришлось даже применить силу, раздавая отрезвляющие затрещины, чтобы привести к повиновению.
        Затем, оценив критичную обстановку, наг начал стремительно отдавать команды, сопровождая их ударами хвоста, окончательно приводя в чувства своих бойцов. Рассеявшись, Змеи кинулись сгонять уцелевших после стрельбы и не успевших разбежаться людей в большое просторное здание торгового центра неподалеку от площади Единства. Его глава Дома Змеи счел подходящим местом для временного штаба.
        Заложников оказалось на удивление много, особенно детей. Повинуясь ментальному приказу погибших одними из первых берегинь, перепуганная малышня после начала стрельбы в большинстве своем попадала на брусчатку, благодаря чему многие смогли уцелеть.
        Огромную толпу растерянных людей хаоситы загнали внутрь просторного здания, пристрелив попутно пару роботов-охранников, вышедших из него наружу. Все происходящее было настолько нереальным и каким-то глупым, что казалось затянувшимся страшным сном, многие просто не могли поверить в реальность происходящего. Такого просто не могло быть. Таурис был мирной планетой, где последняя война отгремела более трехсот лет назад. Его жители не вели внешней экспансии, не участвовали в конфликтах с другими цивилизациями, хотя и имели вооруженный флот, направленный на защиту от угроз извне. И то, что сейчас происходило, просто не укладывалось у большинства в головах. Один из заложников, оторвавшись от толпы, попытался поговорить с нападавшим, но стоило ему проявить малейшее неподчинение, и Змей полоснул по нему из инквизира, заставив горячую кровь брызнуть на стоявших рядом.
        Шепчущий быстро огляделся по сторонам, с трудом сдерживая ругательства. Лидер не имеет права показать свое волнение, а тем более панику на глазах идущих за ним. Но нечто похожее сейчас он ощущал в полной мере.
        Это был не тихий, забытый всеми богами мирок, в котором он с его бойцами смог бы спокойно просидеть сутки, зализывая раны и деля трофеи. На их долю выпало попасть в технологически продвинутый мир. И при этом, едва ступив на мостовую этого города, они уже успели перебить кучу народу. А значит, разговорами дело не закончится: не получится рассказать какую-нибудь сказку про сбой в исследовательской программе или спасение из терпящего крушение звездолета.
        Пролилась кровь, умерли люди, и хоть сейчас он не видит защитников этого мира, это не значит, что их нет. И что теперь, отбиваться в одиночку от армейских подразделений целой планеты? Стоит признать, судя по увиденному, весьма продвинутого. Демоны ада, да за что ему все это?! Всё же так хорошо шло, даже идеально! Задуманное удалось: мертв Уббалах, уничтожены Змеееды, есть неплохой шанс потрепать верхушку Ящеров, а вернувшись в Двойную Спираль - стребовать свое с Летунов, нарушивших договор… А теперь что? Вот что ему теперь делать?!
        Он еще не успел все обдумать до конца, но действовать нужно было уже сейчас, и Шепчущий лихорадочно стал раздавать указания:
        - Скэр! - рявкнул он. - Нужно срочно провести допрос, узнай, в каком мире мы оказались. Ялгар, Скрэш, обыскать здание, всех найденных пленников сгонять сюда, никого не убивать, нам нужен живой щит. Заилаш, твоя тройка отвечает за внешнее наблюдение. Остальным готовиться к обороне: перекрыть все входы и выходы, расставить на них ловушки и средства наблюдения. И поторапливайтесь, дорога каждая секунда! Мы не знаем, как скоро местные отреагируют на наш визит.
        Уверенный голос нага вернул присутствие духа растерявшимся Игрокам, только теперь, когда схлынула горячка прошлого боя, понявших, в какую задницу они попали. Но команды требовали исполнения, и, растерявшись в начале, Змеи собрались и поверили в возможность будущего - с ними Владыка Дома. Возможно, все происходящее вообще является частью его плана, и на данном этапе всё, что ты должен - выполнять и повиноваться, а потом, вернувшись в Двойную Спираль, они смогут рассуждать о произошедшем.

* * *
        Планета Таурис, резиденция Ордена Порядка
        Серептор Арзим Шеннарах готовился к вступительной лекции перед курсантами Звездной Академии о миссии Ордена Порядка во вселенной, его роли в урегулировании конфликтов и защите мира и порядка. Свою лекцию он хотел сделать максимально зрелищной и насыщенной, и сейчас подбирал ознакомительные ролики, которые планировал показать во время выступления.
        Возможности Ордена в этом мире были сильно ограничены властями Тауриса, придерживавшихся, несмотря на весьма высокий уровень технологического прогресса, изоляционистской позиции. Только спустя годы переговоров Орден сумел добиться разрешения на открытие небольшой миссии с ограниченным присутствием.
        Но, несмотря на все препятствия и ограничения, Арзим старался выполнять порученную ему миссию достойно, прилагая все силы, чтобы донести до местных жителей всю важность задач, решаемых Орденом Порядка. Он ездил по институтам и школам, щедро разбрасывая семена знаний, и со временем они начинали давать свои всходы: ежегодно благодаря его стараниям ряды Ордена пополняли двадцать, а то и тридцать новых рекрутов, чьи силы и знания направлялись умелой рукой Ордена на благо вселенной. И пусть таурийцы редко становились рыцарями, стоящими на страже гармонии, из них выходили отличные техники и инженеры, а также самоотверженный медицинский персонал - все-таки в их мире был весьма высокий уровень образования.
        И хоть власти Тауриса в последнее время не слишком одобрительно смотрели на его деятельность, прекращать ее он и не думал, зная, что великая задача решается ценой множества усилий. Это понимали и в руководстве Ордена. Старания его команды не были забыты, и в прошлом году их скромная миссия была отмечена благодарностью самого командующего сектора. Арзим с гордостью посмотрел на важный документ: письмо в красивой рамке висело как раз над его столом, так, чтобы было видно всем входящим в его кабинет.
        Позволив себе немного отвлечься, он тут же вернулся к прерванной деятельности. Сегодня перед ним стояла крайне важная задача - он полгода уговаривал руководство Академии разрешить ему пообщаться с курсантами. Будущие пилоты и навигаторы звездных кораблей, техники и связисты будут слушать его. Орден остро нуждался в хорошо подготовленных кадрах, не требующих длительного обучения.
        Арзим просматривал отложенные накануне записи последних событий, окончательно выбирая, что оставить. Пожалуй, для первой части подойдут вот эти сражения с флотом пиратов в системе Ганур и спасательная миссия с планеты Апокоро, когда флот Ордена Порядка вывозил людей с гибнущей планеты.
        Первым он запустил ролик с миссией спасения, кадры были уж очень подходящие: группка людей, сбившихся в кучу на верхушке здания, медленно накреняющегося вперед и готового обрушиться в бушующее внизу море пламени. Планета гибла после применения тектонического оружия, казалось, спасения нет. И тут, словно ангел милосердия, сквозь черную пелену пепла пробивается спасательный челнок с символом Ордена Порядка. Люди бегут в открытые двери, толкая друг друга, здание трещит, готовое рухнуть, но пилот ждет до конца, и лишь когда последний из беженцев ввинтился внутрь, он взлетает. А спустя десяток секунд здание обрушивается вниз…
        Очень воодушевляюще, даже Арзим на миг ощутил гордость от сопричастности и с любовью погладил символ Ордена на своем кителе.
        Сражение с пиратами тоже вышло довольно занимательным: перехват целого пиратского клана, готовящегося атаковать примитивный мир с целью захвата рабов. На орбите еще выстраивались баржи для перевозки пленников, когда из подпространства вынырнули корабли Ордена, с ходу атаковавшие пиратов. Те, понимая, что их ждет, отчаянно сопротивлялись. Черноту космоса разрезали вспышки лазерных лучей, мелькали искорки ракет, белые протуберанцы плазменных зарядов искали себе жертв. Схватка была быстрой и скоротечной: лоханкам пиратов почти нечего было противопоставить ударной эскадре Ордена. Устаревшие лазерные установки даже не смогли пробить силовые щиты, но именно это и хотел показать Арзим - немного будоражащего кровь риска, а не гибельные сражения, в которых почти нет шансов выжить.
        Таурийцы предпочитают тихую гармоничную жизнь с минимальным риском для самих себя, так что не стоит их пугать угрозами, которых полно во вселенной. Стоит ему показать что-то по-настоящему серьезное, вроде недавней битвы с Собирателем душ, практически уполовинившим флот Ордена Порядка, и новых рекрутов для Ордена он в принципе уже не найдет здесь никогда. Можно будет и саму миссию закрывать за ненадобностью. Таурийцы слишком ценят свои жизни, чтобы рисковать ими за чуждых для них разумных.
        Арзим еще просматривал материалы для своей лекции, когда на его столе завибрировал голофон, а на проекции перед ним высветился символ вызывающей стороны - Служба безопасности планеты. Немного растерявшись, ибо не ожидал ничего подобного, серептор сглотнул внезапно образовавшийся в горле комок, пригладил непонятно зачем волосы на голове и нажал на кнопку принятия вызова. Перед ним возникла проекция еще более растерянного, чем он, офицера Службы безопасности, молодого человека с перепуганным взглядом. Тот, посмотрев на Арзима, неуверенно произнес:
        - Нам нужна Ваша помощь.
        Затем, чуть помолчав, словно сомневаясь в том, что произносит, добавил:
        - Кажется, у нас вторжение Хаоса.

* * *
        - Еще раз повтори, что ты сказал.
        Отдав необходимые приказы, Шепчущий принял участие в допросе, проводимом Скэром, заодно немного тот ускорив. У нага не было времени на игры - на счету каждая секунда, ему необходимо знать информацию о мире, куда они попали, чтобы выработать соответствующую тактику выживания. Но то, что он услышал несколько секунд назад, настолько его обескуражило, что он потребовал заново повторить ответ на свой вопрос.
        Седовласый мужчина с отсутствующим взглядом, погруженный в транс, слегка раскачиваясь взад-вперед, неспешно повторил слова, вызвавшие неверие у нежданного пришельца:
        - На всей планете законодательно запрещено размещение и применение летального оружия, службы правопорядка в качестве оружия используют парализаторы и шоковые пистолеты, которые тоже в ближайшее время собираются запретить как негуманное и травматически опасное вооружение. Все летальное оружие размещено в космосе на кораблях Сил самообороны для отражения возможных угроз из космоса. На планете действует только полиция, отвечающая за порядок.
        - Потрясающе…
        Наг задумчиво почесал подбородок, не зная, можно ли верить услышанному. Он, конечно, слышал о чем-то подобном, якобы в Радуге миров существуют столь мирные уголки, но ему это всегда казалось сказкой из тех, что описывают мифические страны с молочными реками и медовыми берегами. Вселенная - жестокое место, где постоянно идет борьба за власть, силу и ресурсы. И чтобы кто-то отказался от оружия и насилия, казалось ему сладкоголосым бредом.
        - Это правда? - требовательно спросил он у Скэра, успевшего пообщаться с другими пленными.
        - Да, повелитель, - тот, порывшись у себя в сумке, нашел небольшой инфопланшет, в пару касаний открыл большой справочник миров, где почти сразу нашел нужную планету, после чего протянул устройство нагу: - Таурис.
        Тот, взяв планшет, стал быстро вчитываться в текст.
        «Планета Таурис, Синий сектор, Звездная система Гамиолла.
        Входит в содружество независимых миров. Население - человекоподобные. Уровень технологического развития - 10. Боги-покровители неизвестны, предположительно отсутствуют. Уровень магических потоков низкий, по шкале Рейеля приблизительно 0,8.
        Контакты с внешними мирами ограничены, правительство планеты придерживается изоляционистской политики. Имеются ограниченные контакты с Орденом Порядка, на планете размещена его дипломатическая миссия…»
        Наг пренебрежительно фыркнул. Наличие этих ублюдков неприятно, но не страшно: проповедники и дипломаты - это не рыцари или штурмовики. Единственная опасность с их стороны, что они могут поделиться с таурийцами информацией о новых гостях, с которыми те столкнулись.
        Да впрочем, не важно, все происходящее с ними сейчас и так напоминало праздник: видимо, это был дар Владыки Хаоса за то, что он сумел верно растолковать его волю. Еще минут десять назад Шепчущий уже мысленно прощался с жизнью, представляя, каков будет ответный удар местных вояк на устроенную ими бойню, прикидывая только, сколько минут они смогут продержаться, прежде чем их перебьют, а тут… Вместо битвы у последней стены оказался райский уголок непуганых овец, куда по случайности свалился волк.
        Всю оставшуюся информацию о планете Таурис наг просматривал уже мельком: мировоззрение, административное управление, экономика и территориальное деление планеты - к чему ему это сейчас? Если все пойдет удачно, меньше чем через сутки он уже покинет этот мирок и навсегда забудет о его существовании. Хотя… портальную метку он бы здесь поставил - уж слишком интересные возможности на этой планете просматриваются, словно Слепец подслушал его давнее желание и решил его походя исполнить.
        Несмотря на резко изменившийся настрой главы Дома, Игроки все равно в спешке бегали по этажам, пытаясь выстроить примитивную линию обороны: что бы там ни было, на личной безопасности экономить нельзя. Вокруг здания уже возникла туманная взвесь, скрывающая от внешнего наблюдения всё, что происходит внутри. Возле дверных проемов выставлялись ловушки и датчики наблюдения. Пугая заложников, возникали из пустоты призванные хаоситами существа. Наг справедливо решил, что чем больше целей, тем сложнее будет отличить кукловода от тех, кем он управляет.
        Главное теперь - не наделать ошибок.
        Шепчущий решил не форсировать события и дождаться действий местных властей. В любом случае время играет на них, и каждый ушедший миг приближает их к возвращению домой. В крайнем случае можно просто сдаться в плен: пока суть да дело, аресты, допросы - отпущенные сутки пройдут, и сила Хаоса сама вернет их назад.
        А пока он с любопытством огляделся по сторонам, рассматривая перепуганных людей, детвору, заполнившую просторный торговый центр. Теперь, когда угроза гибели уже не нависала над ним, может, стоит задуматься, как повернуть создавшуюся ситуацию к собственной выгоде…

* * *
        Владыка Хаоса с улыбкой прислушался к мыслям нага через печать, наложенную на его душу. После чего снова отправил в невообразимое ничто, свое надежное хранилище, командный модуль Древних, найденный им среди обломков Собирателя душ. Полезной оказалась вещица: с ее помощью он вмешался в полет спасательного модуля, направив его на Таурис.
        Этот мир давно привлек его внимание. Недостаточно застывший, чтобы включить его в Игру, но и не особо развивающийся. Общество Тауриса все больше замирало, избегая перемен. Еще три-четыре сотни лет, и эти самые перемены придут к местным жителям независимо от их желания. Но Владыке Хаоса нравился этот мир, и он руками нага и его людей решил придать Таурису немного динамики. Столкнуть его обитателей с реальностью, от которой не спрячешься за щитами орбитальных станций. Кровь, смерть и разбросанные на площади трупы должны встряхнуть общество, слишком погрузившееся в самопознание. Немного смерти и жестокости - это небольшая плата за пробуждение всех, во всяком случае, он дал им на это шанс. Ну, а если нет, то что ж, значит, для Тауриса придет время большой Игры. К тому времени вырастет новое поколение Полководцев и Владык, а пока…
        Встав со своего трона, он прошелся по небольшому залу. Рассеянный взгляд вперед, и пространство перед ним сместилось, еще миг, и он стоит посреди огромной кузницы, наполненной грохотом и паром, повсюду снуют дварфы, занятые своим делом. Но стоило одному из них увидеть Владыку, и инструменты с грохотом падают из рук, а их хозяин простирается ниц перед Богом. Владыка Хаоса, не обращая внимания, идет вперед. Ему чуждо поклонение смертных, нужно спешить туда, где, не смолкая, грохочет самый звонкий молот - его звук он узнает везде.
        Багровый монолит наковальни видно издалека, а возле нее трудится, вздымая и опуская молот, высокий широкоплечий кузнец в кожаном фартуке, накинутом на голый торс. На миг приостановившись, он подхватил здоровенный кувшин с элем и парой могучих глотков осушил, и только потом, оглянувшись назад, увидел перед собой Владыку Хаоса.
        - Жаркого огня, Отец мастеров, - Смеющийся Господин почтительно склонил голову, приветствуя равного себе.
        Даралайн, весело улыбнувшись, смахнул капельку пота со лба и ответным кивком поприветствовал собрата.
        - Что, пришел посмотреть на свой заказ? - взмах руки с зажатым в ней молотом, и перед Смеющимся Господином возник небольшой постамент с лежащими на нем тремя предметами. - Вместилища готовы, как и обещал.
        Владыка Хаоса по очереди осмотрел созданные по его особому заказу творения бога кузнецов: меч-плеть, будто сплетенный из багровых лепестков пламени, шлем-маска цвета тусклого красного золота и кираса, отливающая синью морской волны и покрытая пеной сложных узоров.
        Повелитель Игры коснулся каждого из предметов, представших перед ним, благословляя и переливая в них частицу своей силы. Шаг назад, и он еще раз окинул взором то, что вышло у них с Даралайном. Оставшись доволен, кивнул сам себе: «Превосходно. Призы готовы».
        Время для Турнира пришло, осталось лишь объявить о его начале Игрокам.
        Глава 6
        Гравилет с легким толчком опустился на крышу здания и замер на причальном круге. Тот оказался платформой, что почти мгновенно начала опускаться вниз, унося представителей Ордена Порядка вглубь комплекса и освобождая место для следующего летательного аппарата.
        Арзим настороженно оглядывался по сторонам, чувствуя одновременно страх и трепет - к такому его в Академии Мира не готовили. Вторжение Хаоса! С ума сойти можно, звучит как полный бред. Но кадры с площади, высланные ему Службой безопасности планеты, к сожалению, были правдой вне зависимости от того, верил он в произошедшее или нет.
        Платформа с их гравилетом стремительно неслась вниз, все ближе и ближе к пункту назначения - главному штабу обороны Тауриса. Определенно, это место можно было назвать самым защищенным во всем этом мире. Сейчас пассажиров было двое: он и Ржавый Солдат, как за глаза в насмешку называли начальника службы безопасности миссии. Израненный воин, потерявший в боях за Орден правые руку и ногу, которые ему заменили металлические протезы. Он провел здесь два года, но по непонятной причине так и не заменил протезы на более удобные.
        Ламаль, так его звали, словно и не понял, что его работа на Таурисе - почетная отставка. Ему просто дали возможность в мире и спокойствии дожить свой век, но пару месяцев он все-таки изводил весь персонал всевозможными тренировками по отражению потенциальных угроз, заставляя разучивать действия в случае нападения на миссию. Потом, правда, угомонился и последнее время практически не вылезал из пультовой, где размещался пункт управления немногочисленным вооружением. Тем, что власти Тауриса допустили к размещению на планете. Правда, Арзим так и не сумел понять, как пара широкополосных парализаторов сможет остановить вторжение сил, сокрушивших оборону Тауриса. Но и мешать собрату по ордену не стал.
        Теперь же все происходящее вокруг было словно ответом на молитвы Ржавого Солдата, скучавшего без дела. Ведь с момента перехода на военное положение вся власть в миссии перешла к нему. И эта ответственность словно изменила старого вояку, вернула веру в себя и в свою нужность этому миру. Сейчас его было не узнать: плечи расправлены, подбородок гордо вскинут - еще бы, для него снова наступил момент из тех, которым он посвятил всю свою жизнь!
        Платформа наконец замерла, перед ними тяжело раскрылись металлические створки. Прибывшие оказались в тамбуре, и Арзим вначале ощутил, а затем и увидел множество тонких лучей сканеров, ощупывающих его. Интересно, а если бы он оказался кем-то другим? Например, агентом хаоситов? Что бы с ним сделали? «Нет, вот в этом месте уж точно установлено что-то посерьезнее парализаторов и шоковых пушек!» - решил про себя он.
        Наконец, проверка завершена, открылись двери тамбура, и члены Ордена Порядка увидели перед собой встречающего их офицера службы безопасности.
        Он торопливо их поприветствовал и скомандовал:
        - Прошу следовать за мной.
        Затем без лишних слов пошел вперед, указывая дорогу к просторному залу. Здесь был разбит экстренный штаб, по которому сновали десятки сотрудников, а техники в спешке устанавливали и подключали дополнительное оборудование и организовывали новые рабочие места. Повсюду царила нездоровая суета, на противоположной стене, напротив которой был закреплен громоздкий голопроектор, раз за разом непонятно зачем транслировали момент появления хаоситов на Таурисе. Вот возникает черный куб, буквально вывалившийся из подпространства, затем он медленно раскрывается, опускаясь на землю… Арзим стыдливо опустил глаза, не желая смотреть на последовавшую за этим бойню.
        - Интересно, - протянул Ламаль, - на чем же это они прибыли сюда и, самое главное, зачем?
        - Тип корабля так и не был опознан, - сухой голос за их спиной заставил обернуться, и они увидели седого мужчину в форме службы безопасности с пурпурными звездами на погонах. - Также нам не удалось выяснить, каким образом он проник на планету, миновав средства внешнего контроля и наблюдения. Нет информации и о том, куда делись его остатки после приземления.
        - К сожалению, с этими вопросами мы не сможем помочь, - покачал головой Ржавый Солдат, оценивающе глядя на собеседника. - У нас здесь скромная миссия и нет доступа к архиву Центрального скриптория. Мы можем направить запрос, но, боюсь, ответ получим, уже когда все закончится. Да и поверьте, самое главное не «как и на чем», а «зачем». Если здесь просто рейд с целью грабежа и убийств, это одно. Причем, уверяю вас, не самое страшное. Тогда можно считать, что Таурис отделался от этих ублюдков малой кровью, и все, что вам необходимо, это накрыть тварей ударом чего-нибудь помощнее. Тем более они и сами облегчили нам работу, забившись всей толпой в одно-единственное здание. Значит, разрушений и жертв будет по минимуму.
        - С ними заложники, - коротко бросил седовласый, а Арзим запоздало вспомнил, что обозначает пурпур его звезд: высший ранг в принятии решений. Это был Генак Сотурэй, начальник планетарной Службы безопасности.
        - И что? - не понял ответа Ламаль.
        - Мы не собираемся убивать наших граждан, если существует хотя бы малейший шанс их спасти! - возмутился главный безопасник таурийцев и с недоумением всмотрелся в Рыцаря Порядка. Объяснять очевидные истины тем, кто должен отстаивать каждую разумную жизнь во вселенной, он считал как минимум странным. - Там же женщины и дети, сотни людей. Разве ваш Орден поступает иначе при проведении спасательных миссий?
        - Наш Орден поступает как должно, руководствуясь наивысшим благом для всех миров! - рявкнул в ответ Ламаль. - И гибель пары тысяч разумных в этой ситуации, поверьте, наименьшее зло. Вы не знаете истинной цели появления служителей Хаоса в вашем мире, возможно, счет идет на секунды до момента открытия врат в Бездну или призыва одного из темных богов. И тогда гибель заложников окажется лишь каплей в том море крови, что может пролиться…
        Готовый начаться спор прервала девушка в голубом кителе службы безопасности:
        - Он прибыл и ждет вас на доклад.
        Седовласый понимающе кивнул и быстро пошел за ней, на ходу бросив служителям Ордена Порядка короткое:
        - Следуйте за мной.
        Идти пришлось недолго. Рядом с просторным залом оказался уютный кабинет, по центру которого стоял длинный овальный стол. Во главе сидел Сиран Гамерзах, Верховный управитель планеты. Вдоль стола расположились остальные лидеры этого мира: Канира Кастро, Верховная берегиня, отвечавшая за культ предков, Билар Протус, главнокомандующий сил самообороны, и еще с десяток человек, руководивших, по сути, всем Таурисом. Именно в их руках были сосредоточены нити управления, приводившие в движение всё. И сейчас они внимательно смотрели на главу Службы безопасности и Рыцарей Порядка, стоящих за его спиной.
        - Докладывайте, - сурово бросил Верховный управитель, сильно недовольный всем произошедшим. До новых выборов осталось меньше двух лет, и неприятный инцидент именно сейчас мог крайне негативно повлиять на его возможность сохранить в будущем свою руководящую должность.
        Генак Сотурэй, прокашлявшись, быстро заговорил:
        - В восемь сорок пять утра над Кастро Гетания возник неопознанный объект. Это произошло во время проведения обряда взросления у детей, собирающихся в младшую школу. Тип корабля и то, как он смог попасть на планету, миновав защитный пояс, установить не удалось. Внутри находилось двадцать семь хорошо вооруженных существ. Дальнейшие события описывать не буду - уверен, каждый из присутствующих все и так видел сам. Благодаря информации, полученной от Ордена Порядка, нам удалось идентифицировать существ, прибывших на корабле. Они оказались адептами деструктивного культа, поклоняющимися Хаосу и одному из его воплощений, высшей сущности по имени Смеющийся Господин. Лидера нападавших удалось опознать, им является один из наиболее разыскиваемых преступников во вселенной - наг по кличке Шепчущий. На данный момент преступники вместе с заложниками заперлись в торговом центре и никаких действий больше не предпринимают, - на экране посреди конференц-зала возникло изображение здания, окруженного плотной серой дымкой. - Внутри предположительно находится около двух тысяч заложников, среди которых большое количество
детей. Цели появления этих существ в нашем мире установить не удалось, но мы смогли временно подключиться к внутренним камерам наблюдения.
        Изображение снова сменилось, показав серию внутренних помещений торгового центра, в которых на полу сидели, прижавшись друг к другу, сотни напуганных людей. Отдельно лежали раненые, чудом выжившие после выстрелов нападавших. «Счастливчиков» было немного, всего пара десятков человек. А по центру залов между рядами заложников сновали диковинные существа и кое-где виднелись рассредоточенные, перемещающиеся между помещениями змеелюды с оружием в руках.
        Возле одной из раненых женщин, лежащих на полу, сидела девчушка с разноцветными косичками, не выпускавшая мамину руку. Рядом с ними присел, судя по незнакомой одежде и наличию оружия, один из чужаков. В отличие от основной массы, он был человекоподобным. Достав небольшой пузырек, хаосит попытался из него напоить женщину, что-то успокаивающе говоря. И когда пострадавшая уже была готова выпить предложенное, тело женщины пробила короткая очередь игл, выпущенная змеелюдом, наблюдавшим из другой части зала за пытавшимся помочь Игроком. Тот отреагировал мгновенно: Арзим даже не успел заметить, как хаосит-человек преодолел разделявшие его со змеем десяток шагов, а в следующий миг стрелявший уже влетел в стеклянную витрину, отброшенный туда неожиданным ударом. На этом изображение пропало.
        - К сожалению, преступники неустановленным методом уничтожили все электронные средства контроля и наблюдения внутри торгового центра. Но, как мы видим, между ними существуют определенные конфликты, и не все из чужаков настроены враждебно. Подробный анализ записей, сделанных уличными камерами во время инцидента, это подтверждает.
        - Ваши выводы и предположения? - обдумав озвученную информацию, произнес Верховный управитель.
        - Скорее всего, мы имеем дело с малым рейдом хаоситов, которые они часто применяют для атак внешних миров. Возможные цели в порядке возрастания вероятности: попытка наладить канал снабжения высокотехнологичными материалами и снаряжением, захват рабов-специалистов или грабеж и истребление мирного населения. В последнем случае, насколько нам известно, это их способ поклонения своему божеству. Нападающие хорошо вооружены и, возможно, наш мир был выбран для атаки не случайно, поэтому для избежания в будущем подобных нападений преступников необходимо задержать.
        - А как же ваша блокада на поставки продвинутых видов вооружений хаоситам? - кивнув Сотурэю, что принял его заключение, глава Тауриса переключился на представителей Ордена Порядка. - Они вообще в курсе ваших ограничений, или вы им забыли о них сообщить? Потому что, судя по тому, что я вижу на записи, - он махнул в сторону изображения вооруженных технооружием хаоситов, - не сильно им ваши запреты мешают.
        - Это же хаоситы, - буркнул в ответ Арзим, - они хуже ядерных тараканов, пролезут в любую щель или дыру. Мы едва успеваем закрыть одну, как они лезут из другой, забьем эту, а они уже проковыряли или прогрызли новые. Мне кажется, что даже если запихнуть их в адамантовый ящик, так они все равно назло нам научатся телепортироваться из него одним лишь усилием воли…
        - Если бы не наши старания по ограничению, а в идеале лишению Игроков доступа к высоким технологиям, - сурово перебил коллегу Ржавый Солдат, - урон, причиняемый хаоситами всем мирам, вырос бы на несколько порядков.
        - И что, с этим ничего поделать нельзя? - с любопытством уточнил Билар Протус.
        До этого ни ему, ни его предшественникам не приходилось сталкиваться с чем-либо подобным. Самой большой угрозой, хоть и планетарного масштаба, был корабль-разведчик Древних, уничтоженный сорок семь лет назад силами самообороны.
        - Нет, - устало вздохнул Ламаль. - Уничтожаешь одного Игрока, а на его месте с подачи их бога появляются другие. И противопоставить этому ничего нельзя, пока цел рассадник, из которого лезут эти твари - Двойная Спираль. Только попасть туда не может никто, кроме них самих. Плюс это домен Хаоса - место абсолютной власти высшей сущности, что начала эту проклятую Игру, и в его домене Игроки фактически неуязвимы и непобедимы. Поэтому все, что мы можем, это уменьшать последствия Игры Хаоса и помогать по возможности мирам, вовлеченным в нее.
        Рыцарь Порядка искренне вздохнул и продолжил:
        - Раньше было проще: до Кейдана хаоситы занимались в основном своими делами, атакуя по большей части лишь миры, отмеченные их богом, да активно сражались и истребляли друг друга во время турниров и внутренних войн. Правда, некоторые несознательные лидеры не очень развитых стран нанимали хаоситов в качестве бойцов для использования в своих конфликтах, но то были начинающие Игроки, не особо отличающиеся в своих возможностях от простых разумных. Основную угрозу Радуге миров несут высокоранговые служители Хаоса, так называемые полководцы и владыки, за счет их личных возможностей и накопленных ресурсов. И вот они-то за пределы территории Игры обычно не выходили. Но во время Кейдана их погибло слишком много, и Смеющийся Господин остановил проведение внутренних турниров. Теперь же, когда наиболее опасные из Игроков избавлены от необходимости сражаться между собой, всё стало намного сложнее.
        В голосе Ржавого Солдата звенела сталь, даже Арзим оценил силу воодушевления, с которым вел за собой внимание слушателей старый вояка.
        - То, что произошло здесь, на Таурисе, лишь малая часть бед, принесенных ими в другие миры. Думаю, даже вы слышали о гибели Аластрейи, парящего города, центра международного общения и дипломатии. До этого он считался самым защищенным местом во вселенной. И это существо, - Ламаль гневно ткнул пальцем в изображение нага, - считается виновным во взрыве города. Здесь, - он извлек небольшой инфокристал, - собрана наиболее подробная информация об этом змеелюде из известной нам, а также общие рекомендации Ордена для миров, подвергшихся атаке служителей Хаоса и данного индивида в частности.
        - Мы можем получить более подробную информацию от вашего Ордена по этим существам и способам противодействия им? - уточнил начальник планетарной Службы безопасности.
        - Это все, чем мы на текущий момент в силах помочь, - мягко ответил Арзим, стараясь показать, что он не пустое место на этих переговорах, и одновременно оттенить резкость своего коллеги. - По уставу Ордена мы не размещаем хранилища данных там, где не сумеем их защитить. По договору с властями Тауриса нам была запрещено базирование летального оружия на планете, поэтому миссия располагает лишь ограниченным объемом информации, попадание которой в руки хаоситов не несет угрозы для Ордена и Радуги миров. Нами был направлен подробный доклад на центральную базу сектора, но пройдет не меньше двенадцати часов, прежде чем мы сможем получить ответ. Корабли Ордена в случае необходимости смогут прибыть к вам на помощь в течение двух суток.
        - Когда этих ублюдков уже унесет назад, в ту бездну, откуда они вылезли, - проворчал Ламаль. - У вас меньше шестнадцати часов, после чего эти поганцы вернутся назад. Рекомендую накрыть здание, в котором они прячутся, ударом с орбиты. А в новостях можно будет рассказать, что все произошедшее вина хаоситов. Награды же за голову Шепчущего хватит семьям погибших до скончания веков. Вселенная и Орден Порядка будут глубоко благодарны народу Тауриса за эту жертву.
        - Мы не будем убивать своих граждан в угоду Ордену или еще по каким-то иным причинам! - оборвал речь Рыцаря Верховный управитель. - Мы благодарны вашей организации за оказанную помощь. Дальнейшие действия по спасению наших граждан мы предпримем уже самостоятельно.
        Один из офицеров быстро и настойчиво выпроводил представителей Ордена Порядка. Недолгий путь до посадочной зоны, и подземный лифт поднимает их обратно наверх вместе с гравилетом. Легкий толчок подбрасывает летательный аппарат вверх. Ламаль глянул на экран своего браслета. Увидев зеленый огонек, торопливо вставил наушник в ухо и стал сосредоточенно прислушиваться к чему-то.
        Несколько минут они летели в тишине, пока Ржавый Солдат раздраженно не буркнул:
        - Идиоты.
        Он вынул наушник из уха и пояснил своему спутнику:
        - Эти глупцы собираются провести спасательную операцию по освобождению заложников. Думают накрыть здание с орбиты широкополосными станерами, подавляющими любую мозговую активность, а затем начать штурм силами отрядов специального назначения.
        - Как вы узнали? - удивленно уточнил дипломат.
        - Кристалл, который я передал, нес в себе не только информацию, - усмехнулся начальник службы безопасности миссии. А потом его лицо резко посерьезнело: - У этих глупцов ничего не получится! Наг со своими прихвостнями живьем сожрет мальчиков и девочек, ни разу не сражавшихся в настоящем бою. Помочь мы им уже не сможем. Но нашу задачу это не упрощает, - Ламаль внимательно посмотрел на Арзима. - Ты принес присягу Ордену и связал с ним свою жизнь, и теперь Орден ждет, что ты выполнишь свой долг в этом мире и поможешь в уничтожении опаснейшего преступника, на руках которого кровь и жизни тысяч наших братьев и сестер, не считая жизней миллионов разумных по всей вселенной. Арзим, ты готов исполнить волю Ордена?
        - Да, - прошептал тот внезапно осипшим от волнения голосом.
        - Отлично, я знал, что на тебя можно положиться, - Ржавый Солдат хлопнул собрата по плечу. - Ты многого не знаешь, но для особых случаев у Ордена есть средства мгновенной связи, не зависящие от расстояния. Получив доклад о произошедшем, с нами связались. Сейчас в здании миссии нам придется внести небольшие изменения в приемную антенну, она станет маяком для Астро Майнена - беспилотного ударного корабля Ордена. Наша задача - навести его на цель. После того, как он окажется возле планеты, то нанесет удар по зданию, где прячутся террористы. Чтобы избежать массовых жертв, мы должны максимально точно сориентировать корабль на хаоситов.
        - Но жители Тауриса нам этого не простят… - потрясенно прошептал Арзим.
        Астро Майнен можно было лишь с большой натяжкой назвать межзвездным кораблем. По сути, это был одноразовый беспилотник, созданный для одной единственной атаки. Здоровенная черная сигара длинной около сотни метров, не несущая никакого экипажа. Ее запускали в направлении цели. Аппарат с бешенной скоростью пронзал подпространство, с каждой секундой двигаясь все быстрее, чтобы вынырнуть в реальном мире и совершить то единственное, для чего его создали - выпустить сверхмощный импульс по цели. Пожалуй, это было единственное оружие Ордена, которое имело шансы долететь до Тауриса и накрыть хаоситов за оставшееся время, но… Как же люди?
        Это какое-то безумие! Из-за огромной скорости точно сориентировать корабль для нанесения удара, способного уничтожить лишь одно единственное здание, а не весь город, будет очень сложно. Придется учитывать погрешность. В результате атака, направленная на хаоситов, может унести миллионы ни в чем не повинных жизней. А точно нацелиться им не дадут местные силы самообороны…
        Подобный выбор - кошмар наяву, такого просто не должно быть! Всё происходящее вокруг казалось Арзиму чем-то чуждым и отдаленным, и чем бы оно не закончилось, он не хотел быть в ЭТО вовлечен.
        - Недовольство жителей Тауриса и даже разрыв дипломатических отношений сочли допустимой жертвой ради уничтожения врага Ордена, - произнес Ламаль продолжая наблюдать за своим собеседником, видимо, полагая, что именно этим вызвана задержка с ответом.
        Арзим, решившись, твердо посмотрел на Ламаля и произнес:
        - Орден может рассчитывать на меня.

* * *
        - Как представитель Совета Старших, признанный лидер рейда и глава Дома, я требую, чтобы вы объяснили мне суть вашего конфликта. А заодно и отсутствие разума. Вы совсем спятили? Нас с секунды на секунду могут начать штурмовать местные силы самообороны, а вы устроили драку между собой! Вы, два идиота, не могли найти для этого более подходящие время и место?!
        Даже хваленое хладнокровие нага сейчас дало слабину.
        - Ты, - он ткнул когтем в сторону Саа-Шена, - объясни, что произошло, и не вздумай мне врать.
        - Владыка! - ю-а-нти в ярости зашипел, не в силах сдерживать свой гнев. - Эта бесхвостая обезьяна ударила меня, старшего офицера, на глазах моих людей, когда я добил одну из раненых заложниц, избавляя ее от страданий. Он. Ударил. Меня. Я прошу вашей помощи и защиты, взываю принять на себя мой долг чести из-за неравенства сил - я не полководец и сам не могу сразиться с ним в честном бою на Арене.
        Наг утомленно покачал головой: нашел, когда сводить счеты. Но внешне правила соблюдены: действительно, как один из офицеров и членов Дома, Саа-Шен вправе обратиться к нему за подобной поддержкой и защитой своего достоинства. Хитро придумал: его руками устранить своего врага. Знать бы еще, зачем он Рэна записал в их число?
        - А ты что скажешь? - он посмотрел на Рэниона, невозмутимо стоящего напротив.
        - Всё было не совсем так, - спокойно ответил тот. - Но если задета честь, я готов принять вызов и сразиться на обычной Арене, дав клятву не использовать призыв отряда в бою.
        - Сначала расскажи суть конфликта, - потребовал наг. - А затем Я, - он голосом выделил последнее слово, - решу, где и каким способом вы разрешите ваши разногласия.
        - Хорошо, - человек легким поклоном головы подтвердил, что услышал и понял слова лидера рейда. - Я пытался оказать помощь одной из заложниц, помня ваш приказ о сохранении жизней максимального количества захваченных людей, когда ваш подчиненный, вопреки приказу, убил эту женщину. Бессмысленная и глупая смерть, не принесшая ни дайнов, ни эмбиента, - на этих словах он равнодушно пожал плечами. - Растрата боеприпасов и сложновосполнимого ресурса оружия. Глупо, но это не мое дело. В этом рейде лидер вы, - Рэн спокойно посмотрел на нага, - и наказывать за неисполнение ваших приказов или растрату имущества ваша прерогатива. Но терпеть непочтительность ваших офицеров, задевающих мою честь, я не намерен.
        Наг, нахмурившись, оглянулся на Саа-Шена, после чего уточнил:
        - И в чем это выразилось?
        - При обращении ко мне ваш офицер назвал лишь имя, без упоминания моего титула. В Кодексе этики и чести, насколько я помню, во время рейдов подобное допустимо, но только в бою или при экстренных обстоятельствах. А также, если было получено на это разрешение от самого Игрока, достигшего ранга полководца. Я такого разрешения не давал, обстановка, - человек спокойно осмотрелся и развел руки, - в данный момент угрозы не несет. Более того, ваш офицер поставил под угрозу мою жизнь своим выстрелом, его траектория проходила непосредственно возле меня, к тому же со спины. На эти действия я вынужден был отреагировать. Пусть я лишь недавно получил свой титул, но это нисколько его не умаляет. Вы, как член Совета Старших, должны это знать.
        - Это так, - наг посмотрел на своего помощника, неожиданно поймав себя на мысли, что начинает впервые сожалеть о своем решении выбрать именно этого змея преемником.
        Хорошая комбинация, неплохая реализация. Конечно, он бы не стал устраивать дуэли с Рэном, но… Как же все глупо испорчено: в конце маленькая ошибка, и капкан сработал впустую, более того, прищемив хвост того, кто его поставил. А всё глупая гордыня: Саа-Шен так и не смирился с тем, что Рэн стал полководцем, и по-прежнему обращался к нему так, словно тот был простым Игроком. Хм, а ведь тот и до этого ю-а-нти не одергивал, словно потакая ему, позволяя принижать себя. Любопытно, это случайный шаг или сознательная ловушка? Теперь наг с интересом прищурился на Рэна. Специально попустительствовать Саа-Шену, чтобы в нужный момент потребовать своего… Размышляя над этим, он краем уха слушал оправдания своего офицера.
        - …но… я… - Саа-Шен запоздало сообразил, что глупая промашка с этим забытым «повелитель» обернулась против него и сейчас испортит весь его замечательный план по устранению врага.
        По кодексу Игроков за неправильное обращение наказывают довольно сурово, и пусть за такое не убивают, но это повод, который он дал сам. Змей лихорадочно думал, что еще можно сказать в свою защиту, когда Шепчущий вынес свой приговор:
        - Как член Совета Старших я признаю виновным в случившемся конфликте своего офицера. За его непочтительное поведение перед вами, - он кивнул Рэниону, - я приношу извинения. Компенсации или штрафа не будет, так как вы сами его уже наказали своей рукой. Уверен, этого более чем достаточно и вполне справедливо. Если нет и вы требуете разрешения противоречий на Арене, я, как лидер Дома, не уступающий вам по рангу, приму на себя его долг чести и готов ответить за нанесенное оскорбление в равном бою. Итак, конфликт улажен?
        - Да, - свободный Игрок кивнул и направился к своему напарнику, чуть поодаль напряженно наблюдавшему за происходящим.
        Дав ему отойти, наг обернулся к Саа-Шену.
        - Ты дурак, - произнес устало и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Мои дела с ним еще не завершены, ты пытался не только устранить его, но и помешать мне. Кто, по-твоему, в случае его смерти явится за наградой в Лигу охотников за монстрами?
        - Нашли бы, кого послать, - прошипел Саа-Шен, его буквально трясло от почти неконтролируемой ярости. - Там все дела и так почти завершены, осталось лишь получить награду.
        - Да? - уточнил удивленно наг, - А за ней, я полагаю, явишься ты лично? Или предлагаешь мне искать кого-то другого, с кем Очищающие, как минимум, согласятся общаться на равных, а маги Беренхеля - выплатить награду? А Клуб Собирателей Сокровищ? Наш Дом только приоткрыл туда дверцу, получив шанс неплохо заработать на поиске реликвий. И все эти возможности ты предлагаешь мне одним взмахом хвоста уничтожить, вынуждая искать кого-то нового взамен. И все ради чего? Я понимаю еще ради какой-то конкретной выгоды, способной перевесить все эти перспективы. Но ее-то нет!
        Словно подтверждая это, наг развел руки в стороны.
        - Дом не приобретает ничего, а ты в данной ситуации еще и подставился по полной, выставив себя дураком. Послушай меня внимательно, - наг подполз к ю-а-нти и, сжав его плечи руками, заглянул в глаза. - Ты проявил себя мудро и осторожно в качестве лидера Дома во время моего ранения, я это ценю и никогда не забуду. Поэтому дам тебе совет, и постарайся прислушаться к нему: оставь человека в покое, найди для себя другого врага. И не потому, что он лучше или сильнее тебя. Дело в том, что ты можешь оказаться помехой на пути планов Того, кому мы все служим. Рэн в милости у Повелителя Игры. Я не знаю почему, хотя и догадываюсь. Пытаясь устранить его, ты вмешиваешься в планы силы, которой мы с тобой сейчас служим. Я умею чувствовать такие моменты, ты еще молод, не так долго пробыл в Игре, поэтому просто поверь мне: это именно так. И если ты хочешь дожить до момента, когда мои обещания вступят в силу, забудь об этой глупой вражде, не пытайся становиться на пути потока реки, а плыви вместе с ним, предвосхищая и направляя.
        - Я понял.
        Саа-Шен почтительно поклонился и отошел в сторону, подальше от нага, после чего присел в уголке.
        Как же легко давать советы другим, но как же тяжело следовать им! Просто у него сейчас не было выхода - или он, или Рэн. Та сделка, когда он пообещал доставить к Немерону его врага, сейчас аукнулась для него сквозь время. Бог не забыл его слова и обещания, и пару дней назад, во время прогулки по Двойной Спирали его служители передали ему серую метку: уличный мальчишка легко коснулся руки, пробегая мимо, - и пятно гнили начало расползаться по телу. А затем был сон, где он тонул в море щупалец и отростков, медленно поглощавших его тело. И голос Немерона, потребовавший или убить того, кого он обещал привести в склепы Беренхеля, или самому занять его место.
        Все, что Саа-Шен смог вымолить - немного времени. Сто дней, чтобы убить Рэна. Или отправиться в чертоги Владыки Смерти самому - вечно прятаться в Городе Игроков невозможно. Здесь уже не было места для сложных планов: змей бы давно пристрелил ненавистного человека, но этого Шепчущий не простит даже своему приемнику, да и правила рейда… Его не поймут. Он пытался отправить в рейд с Рэном своих людей вместо слээшей со Скэром, но не получилось. А тут такой шанс! Что же делать?
        Задумавшись, ю-а-нти так и не заметил взгляда Рэниона, внимательно наблюдавшего за ним издали.
        Глава 7
        Меджа я нашел, когда тот увлеченно рассматривал стеклянные бутылки, выставленные в небольшом магазинчике на втором этаже торгового центра.
        Посмотрев сквозь содержимое одной из вычурных емкостей на свет, он недоуменно покрутил ее в руках - казалось, пробки просто нет. Пожав плечами, друг одним ударом когтей смахнул горлышко и попробовал жидкость на вкус. После пары глотков тигролюд довольно рыкнул, сделал еще один затяжной и заставил себя отставить бутылку в сторону. По помещению разлился терпкий запах настоянного на травах крепкого алкоголя, а котяра принялся с огоньком в глазах наполнять сумку трофеями.
        Грабеж торгового центра уже шел вовсю, пленники попались послушные и, после пары казней, тихонько сидели на полу, боясь лишний раз поднять голову. Змеи, пользуясь моментом, расползлись по зданию, выискивая и собирая все ценное.
        - Ну что там присудил его чешуйшество? - заметив меня, поинтересовался Медж, продолжая укладывать найденное богатство к себе в сумку.
        Чувствую, он сделает на него упор при разделе добычи. Хороший алкоголь сейчас в Двойной Спирали найти непросто, да и стоит он весьма недешево. Увидев на полке небольшую бутылку с яркой этикеткой, взял ее в руки, пока она не успела исчезнуть в сумке напарника. Присев на стол, не глядя смахнул горлышко когтями ассирэя, затем попробовал на вкус. И правда, неплохо. Терпкий, слегка кисловатый вкус с ярко выраженными фруктовыми нотами. И хотя мне досталось легкое вино, пожалуй, я поддержу требование Меджа на эту долю в общей добыче.
        - Сошлись на том, что никто никому ничего не должен, - ответил после паузы я. - Статус полководца все-таки и сам по себе имеет определенные преимущества, помимо факта наличия отряда.
        - Ну, это и так было очевидно: устраивать дуэль вам точно не позволили бы, - невозмутимо отметил старый кот, оглядывая магазинчик и прикидывая, что бы такого еще с собой прихватить. - Мне интересно другое. Из-за чего змееныш захотел подставить тебя под дуэль с нагом? Он же провоцировал тебя, это было понятно с самого начала.
        - А с этим сложнее, - пожал я плечами, смакуя вино. - На Беренхеле у нас с ним вышла небольшая ссора, вернее, определение старшинства, но это явно недостаточный повод, чтобы идти на конфликт такого уровня. Да, большинство змей злопамятны и мстительны, но при этом крайне рациональны: имея общие незаконченные дела, избавляться от меня им не выгодно. Ю-а-нти же явно намерен сделать карьеру в клане и должен в первую очередь учитывать его интересы.
        Сделав паузу, прикрыл глаза, чтобы поточнее воскресить в памяти царапнувшее нервы ощущение:
        - Не знаю что именно, но что-то с подручным нага определенно не так: когда я стоял с ним рядом, казалось, от него потянуло чем-то знакомым, будто я уже встречался с подобным в прошлом. И появилось это ощущение относительно недавно. Но что конкретно вызывает чувство дежавю, я пока сказать не могу.
        Друг, оглянувшись, внимательно посмотрел мне в глаза и молча кивнул, принимая предупреждение. А потом снова легкомысленно продолжил сгребать бутылки.
        Еще один глоток вина. Последний, хотя живительной влаги осталось еще много. Мы в рейде, и как бы ни ослабляла регенерация действие алкоголя на Игроков, большего я себе позволить не мог. Даже несмотря на то, что местные жители напоминали овец. Время шло, а вояки этого мира не предпринимали никаких действий, ограничиваясь наблюдением. Может, желая минимизировать количество жертв, ждали, когда нас затянет в Двойную Спираль и мы сами уберемся отсюда? Не знаю. До возвращения домой оставалось меньше десяти часов. Напарник продолжал мародерствовать: хозяйственно сложил в сумку красивые бокалы и еще какую-то мелочевку.
        - Дома пригодятся, - проворчал он. - А то приличной посуды не осталось.
        На это я лишь пожал плечами. По мне, так походная кружка ничем не хуже этих блестяшек. Главное не посуда, а содержимое.
        - Медж, - я вздохнул, собираясь с духом. Все-таки, заставив себя, высказал только что принятое решение: - Для меня это последний рейд с бойцами Змей в одной команде. Во всяком случае, в ближайшем будущем.
        Тот как раз разворотил дверь в подсобку, где нашел новые запасы спиртного. Осматривая добычу, друг, не оборачиваясь, тихо уточнил:
        - Из-за того, что произошло на площади?
        - Да.
        Я не стал отрицать очевидное, но мне сложно было до конца описать словами то, что творилось в душе.
        - Я слишком долго старался отойти от этого дерьма в сторону, а тут опять, как в старые времена. Кровь, смерть, крики детей и женщин, запах горелой плоти… Все это всколыхнуло во мне то, что я так сильно хотел забыть и никогда больше не вспоминать. Хуже - ту часть меня, что жила тогда. Не хочу возврата к прошлому, а если продолжу рейды под началом нага, такое неизбежно повторится снова… Не знаю как, не знаю где, и, скорее всего, в той ситуации даже выхода у меня иного не будет. Однако мне придется убивать тех, кого я бы хотел оставить в живых. Так что… всё. Не хочу, нет, вернее, не должен. Чтобы если и убивать, то принимая решение самостоятельно и расплачиваясь за свои ошибки лично. И только так. А идя по дороге за Шепчущим, я смогу добраться разве что до Бездны, где его давно уже ждут.
        На эти мои слова тигролюд лишь устало вздохнул и, оторвавшись от складирования трофеев, грустно и… как-то виновато посмотрел на меня.
        - То, что там произошло… Даже не знаю, что и сказать, - он махнул лапой, словно стараясь отогнать воспоминания. - Глупость какая-то: у кого-то из молодых сдали нервы, никто не ожидал подобного резкого перехода. Только выскочили из боя, думали, спокойно отсидимся и домой. А тут площадь эта, огромная толпа… Обложили со всех сторон…
        Медж облокотился спиной о косяк выломанной двери и скрестил руки на груди.
        - Да, наг в этот рейд взял сильнейших, проверенных бойцов клана, но ты знаешь… Часто наиболее доверенными являются не те, кто искренне предан, а кто тебе сильнее всех обязан. Вот и на Беренхель на неожиданную прокачку с нами попали кроме ветеранов и несколько откровенных новичков, что в Игре от силы десяток-другой циклов. Достаточно, чтобы хлебнуть лиха и оценить подарок судьбы в лице Шепчущего, но нормального опыта, выучки и выдержки им взять было просто неоткуда. Вчерашние собиратели и добытчики: ствол держать умеешь, курок нажимать можешь - годен…
        Тяжелый вздох, жалобный скрип покосившегося пластика и неохотное продолжение:
        - Вот у кого-то из них и не выдержали нервы, когда вся масса качнулась вперед. Много ли надо по плотной толпе да огнелучом? Хорошо хоть мелкота попадала, кто-то им скомандовал всем лечь. А дальше… да ты и сам все прекрасно понимаешь: ударил один, начали палить все, уже на инстинктах такая бойня началась. Честно говоря, даже я ошалел от всего происходившего, - видно, что моему другу тяжело давались эти слова. - В общем, я тоже за Активатором потянулся. Хвала Хаосу, что оружия не было в руках… Ладно все это пустое, все равно уже ничего изменить нельзя. Раз решил, откажемся от дальнейшей совместной разведки миров, а потом что делать будем? Ведь из-за запрета нага путь охотников на монстров нам пока закрыт, и надолго ли, с этим конфликтом, в который вляпались Змеи по самые отсутствующие уши, не ясно, - проворчал кот и вернулся к своим бутылкам.
        Тяжело вздохнув - добавить-то было нечего - принял смену темы:
        - Ну, в принципе причин менять первоначальный план я не вижу - вернемся из рейда, займемся той просьбой. Подробности и свои идеи расскажу тебе чуть позже. Конечно, это рискованно и сложно, но гораздо прибыльнее, чем бегать по осколкам в поисках непонятно чего, надеясь, что это не заинтересует большие Дома. А потом возьмемся за поиск вещиц на основе добытой Сай информации.
        - Хорошо, я рад, что ты думаешь наперед, а не решаешь сгоряча, - довольно кивнул напарник. - Здесь все.
        Медж встал, оглянулся, довольно поправил сумку на плече и посмотрел на меня.
        - Идем на верхний этаж, я там нашел магазин с разным строительным инструментом, да каким! У нас его в Двойной Спирали с руками оторвут.
        Я отставил бутылку, что бессмысленно вертел в руках, и встал, когда что-то коснулось моего разума, заставив слегка пошатнуться. Я еще успел удивленно подумать: «ничего себе вино ударило по мозгам!», когда увидел, как Медж оседает на пол, закатив глаза.
        А следом раздался грохот: разбив прозрачный купол торгового центра, в брызгах стеклянной крошки на пол рухнули тонкие черные жгуты, и по ним стремительно заскользили бойцы, одетые в черные навороченные комбинезоны со шлемами, закрывающими лица.
        «Началось!» - мелькнула мысль, и на всех этажах одновременно лопнули небольшие шары, размещенные нами заранее.
        Небольшие, черные, размером с кулак, они взорвались с громкими хлопками, выпуская из себя густую черную взвесь будто живого дыма. Пелена почти мгновенно заволокла все вокруг. План действий на этот счет был уже согласован - что-то подобное наг предполагал сразу.
        Две, три секунды ожидания, и перед глазами проступают ярко-оранжевые силуэты врагов, дезориентированных происходящим и слепо водящих из стороны в сторону оружием. Новоприбывшие явно ничего не видели. Дым Саттала Кутруба - черная взвесь, создаваемая каким-то монстром из нижних миров. С ее помощью он охотится на своих жертв: дым дезориентирует всякого попавшего в него, лишает обзора, сковывает движения, постепенно облепляет добычу, и каждый шаг или даже движение требуют все больше и больше усилий. Несчастный, попавший в ловушку, бродит во тьме, пока окончательно не замирает, ослепленный и обессиленный.
        Небольшие амулеты из кости монстра с вырезанными на них таинственными знаками наг выдал нам заранее, когда мы с командирами звезд обсуждали возможные сценарии действий сил правопорядка этого мира. Учитывая специфику цивилизации, на земле которой мы вынуждены находиться, Шепчущим почти сразу было высказано предположение об использовании противником парализующего оружия и последующей попытке захвата.
        В отличие от бойцов Тауриса, я отлично видел в этой темной взвеси, и она не мешала мне двигаться. Все заложники обездвижено лежали на полу, вероятно, парализованные нанесенным с орбиты ударом. Часть хаоситов также осела без движения - воздействие оказалось слишком мощным, и, несмотря на предпринятые меры, некоторых оно срубило - но оставшихся хватало на отражение атаки.
        В руках у меня тут же оказался небольшой посох, похожий на стрекало погонщиков каменных буйволов. Его острое хищное жало было загодя смазано парализующим ядом. Я быстро пробирался вперед, ботинки Хранителя Ночи делали мои шаги бесшумными, а плащ отводил от меня любые взгляды, хотя в дыму меня и так было не разглядеть. Первая моя цель - ближайшая тройка бойцов. Несмотря на темноту, они сумели сгруппироваться и теперь пытались понять, как действовать дальше. Все эти сложные устройства техномира: датчики, сенсоры, сканеры - оказались бессильны перед темным смогом, созданным древним монстром.
        Шаг, еще шаг, выпад и быстрый укол в лодыжку одному из противников. Острое жало, созданное кузнецом в Двойной Спирали, без труда прокалывает технозащиту, которую не всякий бластер возьмет. Солдат почувствовал укол, вскинул шоковый пистолет и даже попытался выстрелить, но яд уже начал действовать, парализуя тело. Я же, слегка сместившись, ужалил следующего бойца. Еще пару шагов вправо, и новый резкий выпад в третьего.
        Прошло всего с десяток секунд, а трое опытнейших воинов этого мира неподвижными телами замерли на полу. Пора двигаться дальше. Согласно плану обороны, мой участок - часть второго и третьего этажей между широкими лестницами. Кроме меня еще четверо хаоситов на этих ярусах сумели выдержать удар орбитальных станеров и сейчас активно пеленали вражеских бойцов.
        Впереди высветился отряд сразу из пятерки противников. Они пытались отступить, поднявшись наверх. Выстрел из инквизира, ударивший вверх, перечеркнул тросы, и часть бойцов упала вниз. Но двое, сумев сгруппироваться, оказались на втором этаже.
        Я направился к ним, держа свое оружие наготове. В тот момент, когда между мной и противниками оставалось меньше трех шагов, буквально в шаге от меня в стену ударил яркий разноцветный луч. Он разнес на куски кладку, в которую попал, и на миг осветил меня в темноте смога. Почти сразу по мне пальнули из шок-ружья. Часть стрел принял на себя МЕРЦАЮЩИЙ ЩИТ, еще часть отразила ЧЕШУЯ ДРАКОНА, а следом моя броня, купленная Саймирой. В техномире почти без магии эти карты подходили лучше предыдущего комплекта, но все равно несколько стрелок, сумев пробить все преграды, вонзились в меня и тончайшими нитями соединили с врагами. Мощный электроразряд мгновенно прошил тело, заставив в судорогах рухнуть на пол.
        Темнота снова сгустилась, я быстро откатился в сторону, и вовремя: мои противники, уже вдвоем, снова пальнули в то место, где я был мгновение назад. Шок-ружья с каждым выстрелом одновременно выбрасывали десятки стрел, широким конусом накрывавших определенную площадь, поэтому часть все равно меня задела, но в этот раз было легче, хотя встряхнуло опять неслабо. На такой близкой дистанции двоих для меня слишком много - и ближайший застыл, словив ПОЦЕЛУЙ МЕДУЗЫ.
        Только я попытался отгородиться безвольным телом, как со стороны галереи что-то грузно шлепнулось на второй этаж. Шок-ружье вырвалось из державших его рук, а следом наг ударом своего хвоста смел бойца, отправив его в полет словно кеглю. Змей огляделся по сторонам, ткнул в мою сторону Активатором, и я почувствовал волну исцеляющего тепла. Стон от ворочающегося у стенки бойца, взмах чешуйчатой руки, свист дротика - последний надежно парализован. Короткий взгляд на карту, затем Шепчущий снова сжался на секунду, став похожим на пружину, и резкий толчок вверх - его тело подбрасывает сразу на пару этажей.
        Меня еще слегка потряхивало от электроразрядов, непослушными пальцами пришлось выдирать из тела маленькие стрелки, глубоко впившиеся в плоть. Мощное оружие, ничего не скажешь: пробить сразу три уровня защиты, пусть и вблизи. Но все-таки, это ж какими идиотами надо быть, чтобы лезть с нелетальным оружием на врага, вооруженного не хуже тебя!
        Ладно, в бездну таурийцев, гораздо важнее другое: какой ублюдок чуть не пристрелил меня пару секунд назад?! Все обладатели амулетов, розданных нагом, видели друг друга. Значит, этот выстрел не был случайным, иначе как это понимать?
        Я с трудом встал, глянул вниз и увидел удивительную картину: Саа-Шен, упавший на пол и держащийся за опаленную щеку, рядом с ним лежит выроненный инквизер, а Скэр держит крохотную малышку из местных, почему-то не уснувшую, как все. Она яростно барахтается у него в руках, явно пытаясь вырваться, а с крохотных кулачков то и дело срываются огненные искры.

* * *
        Нэйджел
        Она не хотела спать!
        Все это время она была словно во сне, в странном ступоре. Просто не получалось осознать все произошедшее на площади: черный куб, раскрывшись, выпустил из себя странных существ, знакомых ей прежде только по картинкам. Люди все замерли, а следом мысль-приказ одной из берегинь, словно предвидевшей, что после произойдет.
        Небольшое устройство одного из диковинных существ, дернувшись, начало выпускать разноцветные лучи. Крики, огненные полосы, в мгновение ока сжигающие людей. Все начали метаться, спасаясь от смерти, и сквозь эту толпу и море огня, ее мама рванула вперед, к своей дочери. Рванула сквозь вспышки лазерных лучей, стрекот игольников и гул огнемета. Она бежала к ней, вжавшейся в брусчатку мостовой, и почти добежала, почти смогла, когда один из снарядов ударил ее в бок, пробив навылет. Но даже это не остановило ее, она сумела сделать последние шаги, упав рядом с дочерью, прикрыв ее своим телом.
        Затем стрекот утих, раздались грозные окрики, кто-то подошел и начал их тормошить. Увидев, что женщина ранена, чужак осторожно поднял ее на руки, захватив большой мохнатой рукой и Нэйджел, и куда-то понес. Она не видела почти ничего, только чувствовала запах слежавшейся шерсти и гари, затем их с мамой опустили на пол. Следом тот большой, что их нес, громко рыкнул, явно к кому-то обращаясь. И спустя десяток секунд к ним подошел человек, обтянутый в костюм с маской, скрывавшей лицо. Достав из кармана пояса небольшой пузырек, он приподнял голову с трудом дышавшей мамы, чтобы напоить ее содержимым.
        Нэйджел, только сейчас начавшая понимать происходящее, буквально вся сжалась внутри. Мама тяжело дышала, почти хрипела, и когда спасительный пузырек был почти у ее губ, ее тело отбросило назад, а по груди начало расползаться красное пятно…
        Все, что произошло дальше, она потом так и не смогла толком вспомнить: какие-то люди вокруг нее, крик, краски мира поблекли и стали серыми, кто-то подошел и отвел её от мамы, чью холодную руку она продолжала сжимать, а у нее перед глазами так и стоял смеющийся получеловек-полузмей, держащий оружие в руках.
        А теперь она должна спать?!
        Что-то невидимое давило на ее разум, погружая в сон, но она не хотела спать! Она была в ярости, ее буквально распирало от гнева на все происходящее! Кто все эти существа, кто дал им право убивать других людей, за что они убили ее маму?!
        Нэйджел и сама не осознала, как открыла глаза, затем с трудом сумела встать на ноги. Невидимая сила продолжала на нее давить, пытаясь прижать к полу, вокруг повсюду было темно, что-то словно мельтешило перед глазами. Девочка, не понимая, что делает, начала разгонять эту черную назойливую мошкару, скрывавшую за собой все. Она начала яростно махать руками перед собой, даже не замечая, как от ее пальцев расходятся небольшие ярко-огненные волны.
        Вспышка разноцветного луча разогнала на миг темноту, и Нэйджел увидела совсем рядом с собой того самого смеявшегося змея, который убил ее мать. Темнота начала скрывать его, но девочка отчетливо различала, как он снова начал целиться куда-то вверх.
        Он хочет еще кого-то убить!
        Это знание буквально коснулось сердца Нэйджел, и она, не раздумывая, подхватила с земли кусок стеклостали, упавший с потолка, и запустила им в человека-змея, уже почти скрытого мглой. Осколок, вобравший в себя гнев и волю бросившей его, влетел прямо в лицо Саа-Шена, его рука невольно дернулась от удара, и выстрел ушел в сторону. Кусок стекла при попадании лопнул, обжигая ю-а-нти, и, если б не доспех, принявший на себя большую часть урона, змеелюд, скорее всего, был бы уже мертв.
        Юная чародейка на миг осела на пол - слишком много сил ушло на этот бросок - но потом, решив, что бой не окончен, попыталась снова запустить во врага чем-нибудь еще, когда ее сзади подхватили чьи-то руки, отрывая от пола и крепко прижимая к одетой в доспех груди.
        И наг, уже вскинувший Активатор, отвел его в сторону, опасаясь задеть своего…

* * *
        - Облажались, как я и предполагал, - Ламаль торжествующе улыбнулся, явно радуясь неудаче таурийцев при штурме. - Что ж, в таком случае, приступим.
        - У нас все готово? - уточнил Арзим, заканчивая настройку оборудования.
        Последние несколько часов персонал миссии трудился, не покладая рук. Техник со связистом сумели совершить небольшое чудо, и если бы Арзим не знал, для чего необходим этот мобильный пункт астросвязи, он бы по праву гордился своими людьми. Но все происходящее сейчас на крыше этого здания ему казалось затянувшимся бредом и сном, от которого он все никак не мог очнуться. Это же какое-то безумие! Он, клявшийся защищать любых разумных вне зависимости от их вида, религии или иных отличий, сейчас сознательно участвует в уничтожении тех, кому должен помогать!
        На крыше такими безобидными с виду пластиковыми гаджетами расположились несколько аналитических блоков для расчета точки нанесения удара, малая антенна связи, усилитель сигнала и небольшой монитор, на котором отражалась Кастро Гетания. На соседнем мониторе бежали вереницы цифр - комплекс проводил необходимые расчеты для Астро Майнена, чтобы едва тот появится в пространстве, единым пакетом сбросить ему блок информации для нанесения удара - у корабля будет буквально несколько секунд, прежде чем его уничтожат местные силы самообороны: после всего произошедшего, военные Тауриса были приведены в повышенную боеготовность, явно настроенные не подпустить к планете новые корабли хаоситов.
        Ламаль, пробежавшись глазами по вереницам цифр, довольно кивнул:
        - Да, пакет информации почти готов. Ты можешь идти, - сказал он Арзиму, не оборачиваясь. - Свою работу ты выполнил, дальше я сам.
        Тот, слегка растерявшись от услышанного, почувствовал внутри невольное облегчение. Больше ему не нужно быть свидетелем происходящего! Но все-таки уточнил:
        - Ты уверен, что справишься сам?
        Увидев уверенный кивок Ламаля, не отрывавшегося от экранов, торопливо направился к выходу с крыши, где они разместили оборудование для связи и наблюдения. Несколько лестничных пролетов, и он доберется до лифта, а там останется лишь спуститься до стоянки гравилетов.
        Он шел вниз, стараясь не думать о произошедшем, но что-то на подсознательном уровне не давало ему покоя. Словно грязное пятно на идеальной поверхности, почему-то ускользавшее от глаз все это время, но при этом постоянно напоминавшее о своем существовании. Но что же это? Ноги словно сами собой замедляли шаг, пока Арзим не замер на лестничном пролете, пытаясь разобраться в своих мыслях.
        До того, как стать голосом Ордена, в Академии Мира их учили многому, в том числе в общих чертах и исчислению системы координат, принятой в Ордене. Не сказать, что Арзим был в ней хорош, но знания, полученные там, в его памяти сохранились. И теперь он понял, что же зацепило его взгляд и не давало покоя все это время! Среди координат, необходимых для нанесения удара Астро Майнена, был указан только сам город. Данных здания не было!
        Он попытался вспомнить что-то еще, возможно, он ошибся, но пакет данных уже был сформирован и подвергался лишь сжатию для отправки на корабль: до появления ударного беспилотника в реальности осталось не больше сорока минут. Возможно, это ошибка. Скорее всего, он не заметил короткой строчки цифр. Арзим уже почти сумел себя в этом убедить - ему так хотелось сделать последние шаги с лестничного пролета вниз, оставив все это за спиной! - но не имел права: в Академии Мира их многому учили и тренировали, и своей памяти он мог доверять.
        Да, это просто глупая ошибка, он был почти уверен. Все, что ему нужно - лишь убедиться в этом.
        Все еще сомневаясь в том, что делает, тем не менее, шаг за шагом перебарывая себя, Арзим все-таки снова поднялся на крышу. Ламаль, так и не сдвинувшись с места с момента их расставания, по-прежнему сидел перед мониторами на небольшом складном стуле. Услышав шаги за спиной, он удивленно обернулся и увидел собрата. Ржавый Солдат выдохнул с явным облегчением, но почти сразу напрягся, едва услышал просьбу.
        - Я хочу увидеть пакет данных с координатами для нанесения удара, - потребовал дипломат.
        - Зачем? - удивленно спросил безопасник, и по его лицу пробежала нить тревоги - психологии и чтению бессознательных движений их учили при подготовке, поэтому волнение собеседника Арзим считал легко.
        - Это необходимо, - снова потребовал он. - Как глава миссии, я должен убедиться, что все в порядке.
        Ламаль пристально посмотрел на него, на пару секунд о чем-то задумался, затем встал со стула и приглашающе махнул рукой:
        - Пожалуйста. Раз это для тебя так важно.
        Арзим, приготовившись к спору, был слегка удивлен покладистостью обычно несговорчивого старого вояки, но разрешением тут же воспользовался. Активировав сенсорную панель, он в пару нажатий раскрыл приготовленный к отправке пакет данных. Несколько секунд ему пришлось в них разбираться, но наконец взгляд сумел выловить среди цифр нужные координаты - точку для окончательного нанесения удара. Он скосил взгляд на соседний монитор, куда было выведено изображение города с перекрестьем прицела, наведенным на здание торгового центра. Вверху, в самом уголке экрана, светились координаты города, и они один в один совпадали с теми, что стояли в данных для Астро Майнена. И всё, больше никаких уточняющих данных для корабля, который вот-вот обрушится на ни в чем не повинный город.
        Еще раз сверив все увиденное, глава миссии недоумевающе обернулся назад:
        - Ламаль, ты…
        Он не успел закончить фразу - что-то острое вонзилось ему в спину чуть выше лопатки, отбросив вперед.
        - Смазал удар, - с досадой прошептал Ламаль, выдергивая из спины Арзима острый шип, ранее скрытый в протезе потерянной руки. - Дурак, ну и зачем ты вернулся назад? Шел бы домой к себе в миссию, а теперь тебя придется убить. Мне лишние свидетели ни к чему.
        Коротким рывком он сбросил Арзима со стула и снова уселся на свое место перед мониторами. Кровь растекалась по крыше из раны на спине, но удар не попал в сердце. И теперь голос Ордена умирал от кровопотери. Ржавый Солдат безразлично на него взглянул, увидев, как губы умирающего пытаются вытолкнуть одно-единственное слово. Прислушавшись, он разобрал его.
        - Зачем?
        Арзим, продолжая шептать, не отводил от него взгляда, и Ламалю внезапно стало от этого неуютно. Лучше бы добить, но рука не поднялась нанести завершающий удар.
        - Зачем?! - внезапно крикнул он. - Да затем! Что ты знаешь о жизни, чтобы теперь мне указывать? Я служил преданно и честно! «Справедливость и милосердие», - кривляясь, повторил он один из девизов Ордена. - Только они не для всех, - снова крикнул он в небеса, - а лишь для избранных. Только такие наивные идиоты, как ты, верят сказкам, что рассказывает Орден, привлекая в свои ряды новых дураков. А на самом деле там все то же самое, что и везде: драки за власть, контроль над ресурсами и деньги. Под сказки про борьбу с Хаосом устанавливается контроль над рынком вооружений. Борьба с пиратами - очистка звездных трасс, все верно, - и попутно там появляются базы Ордена, контролирующие пролет мимо них. Орден уже давно не тот! Снаружи мишура и девизы, а внутри… Если ты не выходец из правильных миров, то карьеры тебе не сделать, будешь всю жизнь мотаться по захолустным миркам, годами не вылезая из-под защитного купола. А когда в бою тебя ранят, то нацепят эти железки, - он махнул протезами, - и выпихнут сюда тихо подыхать. А я ведь верил, служил! И все, что получил - вот это! - И он снова с силой ударил по
столу металлическим протезом. - Но теперь это кончится, с меня хватит. Я молил всех богов и демонов, чтобы дали мне шанс, и сейчас он передо мной.
        Он ткнул в монитор с изображением города, после чего взглянул на Арзима, все еще смотрящего на него.
        - Что, так ничего и не понял? - насмешливо спросил Ламаль. - А ведь все так просто. Ты хоть знаешь, сколько платят за голову Шепчущего? Нет? Ну и дурак, - продолжил он. - С такими деньгами я смогу буквально все, - и мечтательно продолжил: - На Гении мне вырастят новое тело, пересадят мозг, я начну жизнь заново. Куплю себе целый остров в каком-нибудь тропическом мирке, заведу гарем, на той же Гении можно будет заказать клонов для сексуальных утех, выращенных специально для тебя, а когда надоест, буду путешествовать, куплю себе астрояхту… Я перепробую все, а когда наскучит, закажу новое тело и начну все по второму кругу.
        Мечтательное выражение, промелькнув, исчезло, сменившись упрямо выступившими желваками.
        - Всего-то и надо было слегка изменить доклад, увеличив масштабы вторжения! По закрытой связи много не передашь, и это к лучшему: добавить информацию о подготовке к открытию врат для темного божества, недооценку местными происходящего и возможное предательство руководства планеты из-за локальных интересов мира. И вот ударный беспилотник вылетает на помощь. Ты ведь по-прежнему ничего не понимаешь? - он взглянул на Арзима, почти прекратившего дышать. - Все на самом деле очень просто: как воину Ордена, мне не полагается награда, максимум - похлопают по плечу, повесят очередную медальку на шею и выпрут в новую дыру подыхать. А вот после этого, когда корабль Ордена спалит целый город, они мне уже отказать не сумеют, ведь у меня сохранено все: и протоколы приказов, и данные для контакта с кораблем, и итоговый пакет, который я скоро ему сброшу. Гибель целого города, сотни тысяч погибших - ты представляешь, какой будет скандал, когда об этом узнают все? Репутацию Ордена уже ничто не спасет, и чтобы все прикрыть, они мне выплатят полную награду… А спихнуть все можно будет на охотников за головами,
например.
        - Достаточно, мы услышали все, что хотели.
        Сухой резкий голос прервал монолог Ламаля, а следом удар станера оглушил его. На крыше возникли офицеры службы безопасности и десяток бойцов. Один из них, склонившись над Арзимом, прижал к ране инъектор.
        Глава 8
        - В чем ты обвиняешь моего офицера?
        Голос нага сух и требователен, он внимательно смотрит на двоих, стоящих перед ним. Вокруг столпились остальные бойцы, настороженно наблюдающие за происходящим. Пленники, все еще не пришедшие в себя после удара орбитальных станеров, недвижно валяются на полу торгового центра. Штурм отбит, и воины Тауриса, разоруженные и избавленные от высокотехнологичной брони, пополнили собой ряды заложников. Последние бойцы Змей, после парализации приведённые в чувство картами и зельями, ощущая неладное, подтягиваются к остальным. Ведь я потребовал суда.
        - Член вашего Дома, - я указал на Саа-Шена, - пытался меня убить выстрелом в спину во время отражения штурма.
        - Ты что скажешь на эти обвинения? - бесстрастно спросил Шепчущий у своего помощника.
        - Я все могу объяснить, - с трудом произнес ю-а-нти: глубокие ожоги, покрывавшие его лицо, несмотря на принятые зелья, все еще болели и мешали говорить. - Я стрелял по нападавшим, но из-за удара этой мелкой твари, - он указал на лежащую на полу девчушку, рядом с которой сидел Скэр, - выстрел оказался смазанным и пришелся рядом с повелителем Рэнионом.
        - Да, - насмешливо уточнил я, - но зачем было стрелять? Ведь был отдан приказ брать противников по возможности живыми, а ситуация была у меня под контролем. К тому же я был слишком близко к солдатам, и ты не мог этого не видеть, но все равно выстрелил, да еще на максимальной мощности, что б гарантированно меня убить. Поэтому я настаиваю на своих обвинениях.
        - Доказательства, - сухо бросил наг.
        По нему было видно, насколько раздражает его все происходящее, и отчасти я его понимал, но остановиться не мог. Сейчас был момент и повод прижать Саа-Шена, потом же, в Двойной Спирали, что-либо доказать будет сложно. Надо действовать, пока еще не остыл след и когда на глазах у своих бойцов Шепчущий не сможет замять дело. Ибо я четко знал - ю-а-нти хотел меня убить, и даже знал почему.
        - Повелитель, мои доказательства вы сможете увидеть сами. Прошу вас достать хрустальную пластину, открывающую истину, и присмотреться к вашему офицеру.
        Наг, коротко глянув на меня, призвал артефакт и, одев его, внимательно изучил ю-а-нти. По его дрогнувшему лицу, я понял, что попал точно в яблочко.
        - А теперь пусть член Дома Змеи объяснит, каким образом на нем оказалась метка Немерона.
        - Это ничего не доказывает, - прошипел ю-а-нти, попытавшись прикрыть руку, на которой под доспехом расползалось серое пятно гнили, - у тебя такая же.
        - Это объясняет и доказывает все, - оборвал его я. - И могущественную сущность, непонятно откуда возникшую в склепах Беренхеля и исчезнувшую без следа после того, как я отказался туда спускаться, и твою попытку спровоцировать дуэль между мной и лидером вашего Дома. А когда не получилось, ты попытался просто пристрелить меня во время боя. В спину, - подчеркнул я. - Во время отражения вражеской атаки. Предавая интересы Дома и подставляя других бойцов под удар, так как хотел лишить их во время рейда одного из двух полководцев.
        - Повелитель, - повернулся я к нагу, - ваш Дом на время разведки, проводимой в его интересах, гарантировал мне поддержку и защиту всеми силами вашего клана, и я лично убедился в том, что Дом Змеи своих не бросает, когда вы пришли к нам на помощь и спасли от превосходящих сил противника. Теперь же я прошу вас свершить правосудие и избавить ваш Дом от негодяя, предавшего интересы клана и его бойцов. Я прошу вас как члена Совета Старших провести допрос Саа-Шена на Сфере Правды, чтобы подтвердить истинность моих обвинений.
        - Можно обойтись и без нее, - коротко бросил Шепчущий, затем посмотрел на ю-а-нти: - Ты готов принести клятву на Книге в том, что не пытался убить повелителя Рэниона?
        И по тому, как сжался человек-змей, все стало понятно и без слов. Немного выждав, наг коротко бросил:
        - Глупец.
        Затем скомандовал слээшам, стоявшим рядом:
        - Арестовать его, если попытается воспользоваться Активатором, разрешаю его убить.
        Ашшул и двое его подчиненных, не дожидаясь дальнейших указаний, споро скрутили ю-а-нти руки за спиной, попутно избавив от оружия.
        - В связи с боевой обстановкой и враждебной территорией, окончательный приговор будет вынесен в Двойной Спирали, о времени и месте я сообщу заранее, - наг, закончив говорить, посмотрел на меня.
        - Благодарю вас, повелитель, и надеюсь на справедливый приговор, - слегка склонившись, произнес я. - Но прошу уделить данному неприятному инциденту еще немного вашего внимания.
        Несмотря на недовольно поднятую бровь, я подошел к Скэру, сидевшему рядом с потерявшей сознание девочкой:
        - Как она? - спросил, невольно разглядывая юную чародейку.
        - Это просто здоровый сон, - ответил рэбер. - Сильно перенапряглась и теперь восстанавливает силы, такое бывает при спонтанной активации дара, а так с ней все в порядке.
        - Это хорошо, - и уже лидеру нашего рейда: - Я запрашиваю права на нее.
        - Это ценный трофей, - голос нага был холоден. - Не думаю, что вы можете в одиночку распоряжаться судьбой столь ценного имущества, повелитель Рэнион. Вы представляете, сколько она будет стоить в Двойной Спирали, если ее удастся обучить и сделать слугой? Одаренная, да еще с ярок выраженной направленностью в стихию огня - не меньше ста пятидесяти тысяч, а, возможно, и больше, в зависимости от ее личной силы.
        - Она спасла мне жизнь, - коротко бросил я, - когда ваш офицер пытался меня убить. У меня перед ней долг жизни. А я привык платить по своим долгам.
        - Ваше право, - подумав, согласно кивнул наг. - Но ее стоимость я вычту из вашей доли в общей добыче.
        Не раздумывая принял озвученное условие - хотя заложников и планировалось в итоге отпустить, пока они не окажутся на свободе, жизнь каждого под угрозой. Поэтому я не собирался жалеть дайнов, возвращая долг жизни: так мне удастся спасти хотя бы ее.
        Оглянувшись, выбрал лежащего неподалеку парализованного бойца с Тауриса.
        Подойдя ближе, достал пузырек с противоядием и вылил его в рот пленника, затем срезал веревки, которыми были связаны его руки и ноги. Пара секунд ожидания, и тауриец очнулся, почти сразу сгруппировался, огляделся по сторонам, оценивая обстановку, - а затем посмотрел на меня.
        «Молодец, - про себя оценил его действия, - понимает, что ничего в одиночку сделать не может, поэтому выжидает, предоставляя инициативу противнику. Впрочем, это сейчас не важно».
        - Возьми ее и уходи, - я указал на спящую девчушку. - Ты свободен.
        Тауриец, не задавая вопросов, кивнул и, пошатываясь, встал, направившись к ребенку.
        План изначально предусматривал отпустить одного из солдат, поэтому наг ничего не сказал на мое самоуправство, лишь недовольно хмыкнул и пополз к центральному входу в торговый центр, попутно дезактивировав одну из ловушек. Открыв проход, он на секунду замер, а на открытое пространство выступил его фантом, который провел белую черту в воздухе, как символ мирных намерений. Орден Порядка наверняка поделился с таурийцами информацией об Игроках, так что этот символ они должны понять.
        Боец Тауриса со спящим ребенком на руках осторожно прошел в распахнутую дверь и медленно двинулся вперед. Несмотря на противоядие, тело еще плохо подчинялось ему, сказывалось воздействие яда.
        Шепчущий, проводив освобожденного пленника цепким взглядом, закрыл дверь и выставил новую ловушку. Что ж, теперь шар на той стороне, в любом случае, время играет на них.
        Но эта мысль не доставила ему радости - слишком неприятными вопросами ему придется заниматься после возвращения домой. Саа-Шен, его падение он воспринимал как собственную ошибку, ведь это его он прочил в свои преемники, поэтому последствия преступления ю-а-нти могут лечь пятном и на имя самого нага.
        Как же все по-дурацки сложилось! Одно неверное решение, словно камень, выскользнувший из-под ноги путника, вызвало лавину, погребающую под собой всех. Зачем этот идиот не просто обратился к чужому богу через его служителей, а принял его приглашение и поперся в храм Немерона? Это же место его силы. Или Саа-Шен думал, что раз он в Городе Игроков, то сделать с ним ничего нельзя? Все так да не так, есть нюансы: храм другого бога, это уже не просто Двойная Спираль, а созданное с разрешения Владыки Хаоса представительство высшей сущности, которой поклоняются в этом святилище. И пусть убить Игрока в своем храме бог не посмеет - и домен Хаоса не позволит, и за подобную попытку в отношении своего слуги Смеющийся Господин просто выкинет нарушителя прочь, - но все остальное-то возможно!
        А все почему? Потому что прошлый успех вскружил Саа-Шену голову, и тот уже решил, что вправе начать крутить свои дела за его спиной, вести переговоры с богами, и вот результат. Заключил сделку, не сдержал слово, и с него потребовали должок.
        Шепчущий даже понимал, почему ю-а-нти пытался убить Рэна здесь и сейчас - потому что второго шанса уже могло и не быть. Саа-Шен четко осознавал, что на дуэли Рэн его прикончит почти наверняка, даже если не будет использовать свой отряд - одного ассирэя хватит, и это не считая мощной ударной колоды. А если не дуэль, то как? В Двойной Спирали убить Игрока невозможно, ловить за пределами Города на просторах игрового поля - сложно и опасно, а время идет. Змеелюд увидел шанс и попытался его реализовать. Сначала эта неудачная попытка спровоцировать дуэль, затем решение просто убить во время штурма…
        Почти все хорошо, кроме одного момента: этот идиот его так и не послушал, а самое главное - не услышал, что не он решает, кому жить, а кому умереть. Этот болван, наверное, думает, что пробуждение дара девчонки - досадная случайность. Ну да, конечно! И именно в тот самый момент, когда он решил стрелять, да еще в мире, где манопотоков почти нет, а сама девчонка не из семьи потомственных магов - и вдруг у нее пробуждается дар, достойный истинных волшебников! Шепчущий был слишком долго в Игре и в такие совпадения давно не верил.
        Он увидел и принял волю Смеющегося Господина.
        Но что теперь делать с Саа-Шеном? Попытка убийства своего соратника во время боя - это одно из тягчайших преступлений в среде Игроков, и не важно, что Рэн не входит в Дом Змеи. На время действия контракта он пользуется равными правами со всеми членами Дома, это было оговорено при заключении договора.
        И сейчас у него, как главы клана, нет приемлемых вариантов.
        Наг досадливо сморщился: все можно было бы решить, но Рэн не дурак и озвучил обвинения публично, у всех на глазах, и теперь его бойцы ожидают от него правосудия, хотя и так все ясно. Но как же глупо! Он убивал тысячами, сжигал города, но как же тяжело от осознания того, что придется отнять жизнь своего…

* * *
        Яркая белая вспышка на миг осветила черноту космоса - орбитальные батареи сделали свое дело. Ударный корабль Ордена, посланный для уничтожения хаоситов, был ликвидирован в точке перехода. Станция связи на здании миссии была захвачена и заблокирована. И хотя служители Ордена успели уничтожить хранилища данных, это уже ничему не могло помешать.
        Генак Сотурэй, отвлекшись от экрана монитора, посмотрел на стоящего перед ним бойца элитного подразделения «Назгайские львы», посланного пару часов назад на штурм торгового центра.
        - Значит, они хотят переговоров… - задумчиво протянул он.
        Ситуация с Орденом удачно для него разрешилась, позволив частично реабилитироваться в глазах Верховного управителя и Совета планеты. Легкие подозрения, появившиеся у начальника планетарной Службы безопасности после разговора с представителями миссии, вылились в итоге в спасение целого города. И теперь у него есть неплохой шанс заработать еще немного политических очков, если он возьмет на себя инициативу по переговорам.
        В том, что появление хаоситов лишь досадная случайность, он уже успел убедиться. Поиск по архивам принес неожиданный результат. Безопасники по долгу службы годами собирали все возможные сведения обо всех, пусть даже гипотетических, угрозах для Тауриса. Естественно, в сферу их интересов попали в том числе и Древние, точнее, их наследие, а уж после столкновения с их кораблем-разведчиком и вовсе этому вопросу было уделено особое внимание. Устройства Древних, несмотря на прошедшие после их создания тысячелетия, по-прежнему несли угрозу, некоторые даже планетарного масштаба, например терраформеры. И среди собранных различными путями сведений были найдены образ и описание устройства, появившегося над площадью, практически все объяснившие Сотурэю - спасательный модуль.
        Теперь вся цепочка событий для него была ясна и понятна: не было ни вторжения, ни рейда, да и призыва темных богов, скорее всего, опасаться не стоит. Удирали они от кого-то или от чего-то, и на Таурис их занесло лишь волей случая и управляющего модуля, выбиравшего безопасный маршрут для спасения. А значит, он весьма неплохо себе представлял предмет переговоров. Его даже слегка подмывало лично встретиться с Шепчущим и увидеть эту легендарную личность воочию. Он почитал его досье и список обвинений, занимавший под сотню страниц и включавший в себя практически все существующие преступления, имеющиеся в межгалактическом кодексе, за исключением экотерроризма и неуплаты налогов. Но, к сожалению, такая встреча слишком опасна, учитывая ментальные способности данного существа. А жаль, потом было бы, что внукам рассказать.
        Отвлекшись от мыслей о будущем, начальник Службы безопасности еще раз пробежался по аналитической записке с расчетом возможных шансов силовым путем освободить заложников. После провалившегося штурма команда аналитиков давала не более десяти процентов, но он их оптимизм не разделял. То, что группу захвата не перебили еще во время операции, лишь подтверждало его мысль, что хаоситы оказались на Таурисе случайно, и теперь просто тянут время, чтобы убраться домой, избегая лишних конфликтов. А все произошедшее на площади, скорее всего, эксцесс исполнителя.
        Впрочем, сейчас все это не столь важно, главное - какие возможности сложившаяся ситуация открывает как лично для него, так и для возглавляемой им Службы безопасности, чья роль в последние годы значительно снизилась, став чисто декоративной. Теперь же все произошедшее можно использовать для увеличения финансирования, пробить отмену моратория на летальные виды вооружений, добиться увеличения сил Службы безопасности. Да и сотрудничество с Орденом Порядка следует расширить, только на более выгодных для Тауриса условиях. И благодаря инциденту это вполне возможно.

* * *
        Небольшой робот, больше похожий на треногу, замер посреди разгромленного торгового центра. Десятки оптических сенсоров сканировали помещение, оценивая состояние людей.
        - Как вы видите, мы не ведем подготовку к ритуалам призыва темных богов и не планируем устраивать бедствия планетарного масштаба. Все, чего мы хотим - это возможности вернуться домой. И если вы гарантируете нам это, то больше никто не пострадает.
        Наг, стоявший рядом с роботом, окинул помещение взглядом: повсюду сновали его бойцы, собирая и сортируя добычу. Грабеж торгового центра продолжался, даже его почти бездонная сумка была готова едва ли не лопнуть, а его бойцы всё продолжали стаскивать добычу. Приходилось выбирать между топливными элементами и переносными пищевыми синтезаторами, прочной удобной одеждой с мимикрирующим слоем, которую приобретали местные рыбаки и охотники, и квадробайками - небольшими машинками, одинаково хорошо ездившими практически по любой местности, голо- и псипроекторами, здесь служившими чисто для развлечения, и роботами-секретарями, способными оперировать огромными массивами данных, универсальными строительными модулями и секторами левитации из детской игровой зоны. И это лишь малая часть найденного здесь: промышленные принтеры, силовые установки, универсальные роботы… даже в сумку изгоя набили добычей… правда, доли из нее он уже не получит. А уж после того, как благодаря Скэру удалось получить доступ к хранилищам товаров, располагавшимся под землей, Змеи и вовсе развернулись вовсю, даже растормошили
управляющего торгового центра и по его коду разблокировали двери складов.
        Шепчущий был почти счастлив и воспринимал все происходящее как дар Смеющегося Господина за то, что он верно понял и принял Его волю. Он даже не брался подсчитывать доход от этого рейда - многое пойдет на благо Дома. Но даже то, что останется на продажу, будет стоить десятки миллионов дайнов…
        Оставалось четыре часа, велись неспешные переговоры: после провального штурма местные вояки явно оценили их силу и тот факт, что их товарищи остались живы.
        - Мне нужны твердые гарантии того, что жители Тауриса не пострадают, - голос его собеседника, транслируемый роботом, почти не выдавал волнения.
        Такие переговоры наг не любил, предпочитая вести их в живую, но его оппонент оказался умнее, прислав вместо себя бездушную машину.
        - Я дам клятву на Книге, - чуть подумав, решил глава Дома Змеи. - Вы должны знать, что для нас ее нарушение означает неминуемую смерть.
        - Это приемлемо, - сдержанно согласился его собеседник. - Но я хотел бы, чтобы в качестве жеста доброй воли вы отпустили всех детей.
        - Обойдетесь, - оборвал его наг. - Я не собираюсь уменьшать плотность щита, стоящего между мной и вашими звездными фортами.
        - Я так же требую гарантий сохранения жизни и здоровья всех заложников. А так же, что вы не используйте или не оставите после себя ничего, способного навредить Таурису или его жителям.
        «Астральная метка явно никому не способна навредить, - подумал про себя наг, соглашаясь и на это условие, - при этом станет отличным маяком для портала».
        Пожалуй, вернувшись домой, можно заняться его строительством, уж слишком большие возможности здесь открываются, чтобы от них отказываться. На Таурисе, оказывается, строят весьма неплохие корабли для полета меж звезд, отлично развита робототехника… И ему есть что предложить местным богачам: алхимики его Дома способны создавать разные полезные эликсиры, типа второго шанса, полностью регенерирующего тело, возвращая молодость и здоровье. Или Ангельскую пыль - наркотик, вызывающий мгновенное привыкание и дающий божественную эйфорию.
        - Так же мы требуем, что бы ни вы, ни ваши подчиненные не разглашали сведений о нашем мире.
        - Полмиллиона универсумов, - в ответ бросил наг.
        В принципе, он об этом месте и так не собирался никому говорить. Но нужно сбить немного спесь со своего оппонента, что-то он слишком многое требует, не предлагая ничего взамен. И, услышав удивленный возглас, продолжил:
        - Это дополнительная услуга. Ну или можем сговориться на нуль-ядро, например, оно приблизительно столько и стоит.
        Наг невольно взглянул на время. Ему нравилось все происходящее сейчас: огромная добыча, интересные возможности, однако его нервировали звездные форты, висящие над головой, готовые уничтожить его в любую секунду, а он с этим почти ничего поделать не мог. Ему хотелось домой, в Двойную Спираль, устал он немного от всего этого.

* * *
        Густое темное марево пустоты вокруг - и небольшой пятачок, отгороженный от нее лишь сиянием силовых экранов. Темнота давила и пугала, вызывая невольное почтение к себе. Офицеры Дома Ящеров, тревожно оглядываясь по сторонам, неосознанно старались сдвинуться поближе друг к другу.
        «Все-таки не так уж далеко они ушли от первопредков, - подумал Газарах. - Весь этот налет цивилизации и накопленные в голове знания бессильны перед бессознательным страхом, живущим на уровне души, памятью предков, слишком хорошо знавших о том, что приходит из темноты, когда она сгущается вокруг тебя».
        Устав стоять, он сделал несколько шагов, разминая ноги, и услышал, как под пяткой скрипнули осколки стекла, заставив болезненно скривиться от утраты: Три капли из моря времени - бесценный артефакт, остановив течение времени в этом мире ровно на три секунды, хвативших ему, чтобы активировать спасательный модуль, ждавший своего часа среди прочего на поясе, разрушен безвозвратно.
        Пусть модуль и не был творением Древних, а лишь попыткой Первых повторить достижения своих учителей, не способный унести спасаемых в другой мир, уводя от возмездия богов, он обладал своими преимуществами. Внесенное во времена войны с богами дополнение - мгновенное срабатывание: капсула, схлопнувшись, выталкивала своих подопечных на изнанку мира, выводя из-под удара, а затем, спустя время, вновь возвращала их в произвольном месте в реальный мир, в котором ее активировали. Время и место выбирались случайно, чтобы усложнить поиск и перехват пассажиров. Удобная вещица, жаль, что одноразовая.
        Этот рейд и так слишком дорого обошелся Дому Ящеров: Уббалах, Эшхарин, малый дом Змееедов… И это лишь часть потерь: все армии и отряды, призванные в момент взрыва, тоже уничтожены. А это значит, что утрачен многолетний прогресс до нового ранга наиболее ценных существ, разрушены алтари и, как следствие, утеряны улучшения их самих и пристроек.
        Невольно Газарах задумался над тем, с помощью чего сбежал наг, ведь пути отступления с использованием карт были надежно заблокированы. И на ум приходил либо подготовленный заранее подпространственный отнорок, либо нечто похожее на то, что использовал сам ящер. «Да, - он невольно покачал головой, - старая школа это старая школа». А ведь он уверен, что был реализован даже не весь план нага, а лишь его часть. Хотя, не будь всего этого под рукой - артефакта, спасательного модуля - сейчас лишь пепел остался бы от них.
        Кто бы мог подумать, оружие А-класса! А что еще есть в запасе у Шепчущего, не знал даже он и сейчас отчетливо понимал, что не очень-то и хочет знать. Наг слишком опасен, а Газараху не нужны все эти прятки со смертью, долгие игры и ненужные планы. Наг - та фигура, которая слишком многое может испортить и даже подвергнуть его жизнь угрозе. В этой же войне он готов рисковать всем, кроме себя и своего будущего.
        Но что тогда с ним делать? Война еще толком не началась, а глава Ящеров из-за его действий уже лишился малого Дома и двух полководцев и только чудом не погиб сам - и это лишь маленький эпизод большой войны. Планировать операции и рейды с постоянным риском возможных атак нага… Эта змеюка сама по себе стоит целой армии, а с учетом Гидры, он может выбивать его полководцев и владык как по одиночке, так и целыми кланами. И ведь он безудержный: амбициозный, мстительный и, как ни странно, на текущем этапе отсутствие взращиваемых десятилетиями и столетиями бойцов ему на руку - терять толком некого.
        Присев, Газарах раскрыл небольшой наручный планшет и погрузился в вереницу сложных расчетов, пытаясь найти решение.
        Спустя час…
        Он еще раз пробежался по цифрам и графикам, чтобы убедиться, что удобных вариантов нет. Теперь он окончательно понял, зачем и, самое главное, за что Летуны столько заплатили нагу. Тогда, едва узнав о союзе, он счел цену чрезмерной, но теперь, пожалуй, сам готов ее заплатить, только чтобы Шепчущий не мешал и дал возможность спокойно прикончить Летящих.
        Лучше всего, конечно, было бы его устранить, но как выводить своего поединщика на бой с ним? Это самый простой путь, но кто знает, что у Шепчущего еще в запасе? Чужими картами на арене сражаться нельзя, если только это не оговорено специально сторонами или конкретными картами принудительного вызова. Именно таких у него нет, а значит есть риск потерять не только своего бойца, но и все карты, выданные ему для сражения.
        Как же все сложно! Из-за одного полководца столько проблем.
        Газарах еще размышлял, что ему делать дальше, когда почувствовал, как невидимые нити силы начинают опутывать его тело и тянуть, унося вслед за собой, к источнику силы, создавшему печать, что он нес на себе.
        «Пора домой!» - оскалился он.
        Двойная Спираль призывала своих слуг даже раньше, чем спасательный модуль смог вернуться назад на поверхность планеты. Один за другим полководцы и владыки Дома Ящера покидали гостеприимную темноту, ставшую для них приютом, возвращаясь в суету Города Игроков.

* * *
        Смеющийся Господин, наблюдая со своего престола, улыбнулся, прислушиваясь к мыслям своих слуг.
        На самом деле их было четыре. Четыре секунды потребовалось, чтобы успеть сорвать с пояса и активировать модуль до того, как волна пламени накрыла собой все. И одну из необходимых секунд он и подарил своему служителю, чуточку растянув остановку времени, созданную артефактом. Терять разом всю верхушку Дома Ящеров, полководцев и владык, столько лет поднимавшихся по лестнице силы, было бы крайне неосмотрительно и глупо - они еще пригодятся ему в будущем. Впрочем, как и Летящие.
        Перед глазами Владыки Хаоса возникло изображение мира. Сейчас небольшой отряд инсектоидов во главе с Арахном зачищал человеческий городок, другая группа вырезала заставу Железного братства, пара звезд готовилась к атаке на еще одно поселение. Владыка Арахн, не получив обещанной битвы, решил собрать урожай голов, попутно утолив голод. Именно его силы и должны были ударить в конце сражения, добив и зачистив победителей в составленном нагом плане. Хорошая комбинация, даже Смеющийся Господин оценил ее по достоинству: ни победителей, ни побежденных - все мертвы. Арахн добирает необходимые ему ранги и покидает Игру, верхушки сильнейших Домов Летящих и Ящеров уничтожены, а грандиозные трофеи достаются Шепчущему с Арахном. А после, благодаря полученной силе сотен золотых карт, инсектоиды и змеи станут хозяевами Игры, наг же станет тем, кто будет управлять всеми.
        Красивая идея, вот только в планы Смеющегося Господина не входило повторение Кейдана, а сосредоточение столь огромной власти в руках кого-то одного ему не нужно в принципе. Немного манипуляций, усиление опасений лидера Летящих, помощь в спасении Ящеров - и его Игра вновь пришла в равновесное состояние, если такое можно сказать о Хаосе и обо всем, созданном им.
        Впрочем, наг весьма скоро сможет получить шанс на достойную награду.
        Время для Турнира пришло, и он сможет поучаствовать там с серьезными шансами заполучить второй его дар, уже в качестве полководца. Даже бога удивило столь огромное терпение. Так долго ждать, не поднимаясь в рангах, чтобы попытаться заполучить второй приз, а затем, видимо, и третий, уже в качестве Владыки. Честолюбие нага почти так же велико, как и его терпение. Пожалуй, у него есть все шансы стать трижды чемпионом Арены во всех трех качествах: Игрок, полководец и владыка.
        А значит, и ему придется придумать нечто особенное для того, кто сможет совершить подобное.
        Глава 9
        Город Двойной Cпирали, резиденция Дома Змеи, спустя три дня после возвращения с Тауриса…
        Шепчущий привычно расположился в Зале переговоров, наблюдая из-под полуприкрытых век за своим оппонентом. Удивительно прекрасный момент: видеть того, кто тебя предал и уже в мыслях похоронил, вынужденным разговаривать с тобой лицом к лицу.
        - Ты мне обещал выплатить компенсацию, если я смогу выжить и приползти за ней. Так вот, я здесь и пришел за долгом.
        Наг испытывающе посмотрел на лидера Летящих. Даже без эмпатии он отлично видел, какая буря чувств гуляет в его душе.
        - Согласно нашему союзническому договору, - продолжил он мягко, - в случае невыполнения Домом Летящих своих обязательств во время войны, он выплачивает двойную сумму от оговоренного вознаграждения за помощь нашего Дома. Если я не ошибаюсь, это восемьсот тысяч голов. Гарантами договора выступают лично ты, все старшие офицеры Дома Летящих, а также главы младших Домов. Срок выплаты - шестьдесят дней с момента заявления требования. Его я сейчас официально и предъявляю. Кроме того, о действиях Дома Летящих я вынужден буду уведомить все союзные Дома и кланы, вошедшие в альянс с вами. Думаю, после таких действий, как предательство союзника во время боя, вы останетесь с Домом Ящеров один на один. У меня все.
        На лесного дракона была больно смотреть: все три дня с момента, как он узнал, что наг вместе со своими бойцами не только выжил, но и вернулся с колоссальной добычей, Тысячекрылый провел в ожидании этого разговора, с трудом сдерживая приступы паники. Волны страха будоражили его душу, потому что это конец. До большой дележки ему нечем выплатить компенсацию Змеям, да и после нее тоже - доклады разведчиков неутешительны: подходящих для быстрой жатвы миров мало и они крайне неудобны в качестве мишеней. Самый подходящий из них - Муравейник, но его почти наверняка объявят общей целью для большого рейда, а значит, возможности полностью погасить долг в условиях большой мясорубки у клана почти нет. Тем более, что миллион шестьсот тысяч голов - это невероятно много! А после того, как наг обнародует запись, что он продемонстрировал перед началом разговора, альянс, собранный с таким трудом, рассыплется как карточный домик. Это будет величайшая катастрофа за всю историю клана, и виновным во всем происходящем объявят его!
        И сейчас Тысячекрылый четко осознал, что лучше бы он откликнулся на зов нага и принял честный бой. Это был бы наилучший из возможных вариантов: или смерть героя, или лавры победителя, а не мучительная гибель в черном пламени Хаоса как клятвопреступника, неспособного выплатить огромный долг, ославленного на всю Игру предателем и вошедшего в хроники Дома как худший лидер за все тысячелетия его существования, приведший всех к краху.
        Наг, внимательно наблюдавший за своим визави, верно оценил и его состояние, и затянувшееся молчание. Поэтому, выждав еще немного, снова заговорил:
        - Наш договор позволяет в случае невозможности выплаты компенсации смертными, с согласия кредитора, погасить долг в дайнах или иных ценностях, перечень которых одобрит пострадавшая сторона. При этом цена головы определяется по усредненной стоимости одного смертного в Гильдии Работорговцев на момент заключения договора, что составляет сто семьдесят два дайна.
        - Ты издеваешься? - прошипел раздавленный безвыходностью ситуации дракон. - Это безумные деньги! Двести семьдесят пять миллионов, да все активы Дома вряд ли покроют подобную сумму!
        Внезапно он весьма четко осознал, что все происходящее могло быть задумано нагом с самого начала. Перед Фестивалем цены на рабов невероятно выросли ввиду нехватки ресурса и отсутствия новых поставок из-за исчерпания миров. Тогда никто не обратил на это внимания при заключении договора, но теперь…
        - Я понимаю ваши сложности, - пожал плечами наг, - но ты сам загнал себя и свой Дом в эту пропасть. Чтобы туда не упасть, все, что тебе было нужно, - просто сдержать свое слово. Но ты трус и предатель, недостойный быть главой Дома Летящих.
        Вся вежливость и вкрадчивость исчезли из голоса Шепчущего, проступило истинное отношение, и сильнее всего в нем чувствовалось презрение.
        - Только, так и быть, я об этом никому не скажу - пусть эта тайна останется между нами. А пока предлагаю следующее: долг вы будете выплачивать постепенно, растянем его выплату, скажем, на сорок лет. Его погашение будет возможно не только дайнами и смертными, но и, например, услугами ваших бойцов и Полководцев. Более подробно и предметно обсудим в следующий раз - время у тебя пока есть. На время выплаты долга я получу полную поддержку всех моих инициатив в Совете Старших от всего альянса Летящих. А пока, в течение двух дней, твои подчиненные должны передать мне Душу ветра, малый скрипторий Древних, что вы увели у меня в руинах Адарака, а также шкатулку, созданную Великим Механиком, все равно ваши специалисты уже лет двести не могут ее открыть, хочу избавить их от дальнейшей возни. Кроме того, в собственность Дома Змеи переходят все ваши игорные дома в Двойной Спирали и Пламенеющая роза - элитный клуб-бордель в квартале Черных фонарей. Здесь цены, по которым я готов их принять в счет вашего долга, - наг положил перед драконом небольшой листок. - Теперь что касается дальнейшего участия меня и моего
Дома в войне: я не буду разрывать союзнические отношения, выходить из альянса, а также разглашать наш маленький секрет союзникам по альянсу. Я не хочу доминирования Дома Ящеров в Двойной Спирали, но дальнейшие свои действия и операции буду планировать самостоятельно в виду вашей абсолютной ненадежности.
        Цепкий взгляд холодных змеиных глаз лучше ледяного тона показывал, что как бы ни сложились их отношения дальше, удара в спину наг не забудет никогда.
        - Взамен я хочу получить гарантии, что ты ни словом, ни делом не будешь выступать против меня или моего Дома.
        Поднятый телекинезом листок поднялся в воздух, и Тысячекрылый пробежался по нему жадным взглядом. Душа ветра, десять миллионов дайнов. Единственный в своем роде передвижной источник маны, созданный еще на заре рождения мира кем-то из старых богов и представляющий собой огромный синий алмаз, постоянно генерирующий потоки воздушной маны, волнами расходящиеся от него. Используя его, Дом Летящих никогда не знал проблем с наполнением алтарей или других источников силы - трансформирующий куб менял направленность маны, делая ее пригодной для любых отрядов. Скрипторий Древних - вот это странно. Как наг о нем узнал, и, самое главное, зачем ему этот пустой металлический ящик? Единственным ценным в нем была его безразмерность - туда можно складывать книги в огромных количествах, но на этом и все. На фоне предыдущего предмета почти бесполезная для клана вещь. Так же как и шкатулка: пусть она и создана Великим Механиком, но без ключа ее открыть невозможно. А ключи к ним делал тот же, кто создавал хранилища. Одина шкатулка - один ключ. Даже наг вряд ли сможет открыть то, что не смог вскрыть их Дом за почти
двести циклов. Так что это, по сути, древний и бесполезный хлам.
        Мозг невольно уже начал выстраивать схемы по выплате долга. Цены змей указал справедливые, и со временем все можно будет закрыть. Все-таки Шепчущий не стал загонять его в угол, оставив выход, и позволил сохранить видимость чести. Конечно, еще будет нужно обдумать, что сказать своим, но учитывая, что на кону стоят в том числе и их жизни, они, скорее всего, поймут, что это вынужденная мера.
        Наг по воспрявшей фигуре дракона все понял и без слов.
        - Я рад, что мы достигли взаимопонимания, - довольно улыбнулся он. - Что ж, предлагаю тебе все еще раз обдумать и завтра более предметно поговорить.
        После его слов переговорные комнаты разъединились, и Шепчущий устало откинулся назад. Утро выдалось очень напряженным: меньше часа назад он провел сложные переговоры с эмиссарами Дома Ящеров, активно прощупывающими его. Последняя схватка с их альянсом дорого тому обошлась, и теперь чешуйчатые были готовы хорошо заплатить, если его участие в этой войне будет сведено к минимуму. Что его в принципе устраивало. Жаль, что не удалось реализовать план целиком, ну что ж, значит, он выжмет все что возможно из уже сложившейся ситуации. А пока у него еще много дел, и не все из них приятные, как предыдущее.
        Следующим пунктом в плане стоял Зал встреч, где его уже ждали Рэн с Саймирой. Он окинул их взглядом: анир собрана и напряжена, явно готова к активному торгу, человек внешне расслаблен, но это лишь видимость - внутри он сейчас как пружина, готовая распрямиться в любой момент. «Хорошая парочка», - невольно подумал про себя наг. Каждый из них неосознанно компенсирует недостатки другого. Саймира - дитя продвинутого мира, давно забывшего, что такое война. Её ум и способности просчитывать любую ситуацию и извлекать из нее максимальную прибыль оценил даже он. Но все это без опоры на силу почти ничто, таким как она, изнеженным безопасностью с рождения, слишком сложно сохранять ясную голову, столкнувшись с реальной угрозой жизни, и Рэн как раз такую силу и давал: чувство защищенности окрыляло анир, делая увереннее в себе. А своей любовью и нежностью она, словно скрепы, удерживала вместе разорванную на куски душу наемника. Интересный симбиоз, пожалуй, ему даже будет интересно за ними последить, а пока…
        - Здесь список товаров и ценностей, захваченных во время рейда на Таурисе. Окончательная оценка пока не проведена, так что мои подчиненные смогли указать лишь приблизительную стоимость.
        Саймира мельком взглянула на бумажный список, затем на листок, где указано обязательство Рэна по погашению долга за одаренное дитя, после чего посмотрела на нага:
        - Повелитель, я вынуждена опротестовать это требование. Также я прошу разрешения участвовать в окончательной оценке захваченных товаров и ценностей как представитель Рэниона и Меджеха.
        - С участием в окончательной оценке согласен, - чуть подумав, кивнул наг. - Но почему вы оспариваете долг? Рэн же сам согласился с ним.
        - Потому что он возник в результате ваших же действий, - ответила Саймира. - Точнее, вашего офицера. Не будь этого нападения, не возникла бы угроза жизни, которую предотвратила эта девочка, а отсюда у Рэна не появилось бы обязательств перед ней в виде долга жизни. Тем более чуть позже вы сами согласились гарантировать жизнь всем заложникам в обмен на безопасное возвращение домой. Так что Рэн лишь немного предвосхитил то, что вы сами сделали чуть позже.
        Шепчущий недовольно нахмурился: анир сумела подобрать неплохие аргументы в этом споре.
        - Его никто не вынуждал принимать на себя эти обязательства. Да и пропажу одного заложника никто бы не заметил, - возразил он.
        - Вы же сами знаете, что это не так, - Саймира, собравшись, придвинулась чуть ближе к нагу. - Но мы можем рассмотреть наш спор в Совете Старших, я взяла на себя труд просмотреть предыдущие решения в похожих случаях, - девушка вынула из сумки на поясе стопку пожелтевших листков и разложила из веером их перед нагом. - Так вот, в пяти делах из шести решение было принято в пользу отсутствия долга в связи с тем, что кредитор сам был виноват в том, что тот образовался.
        Змей молча пробежался по пожелтевшим листкам, оказавшимся выписками из книги решений и приговоров, затем раздраженно скомкал их и выбросил в угол. Все верно. Долг жизни - одна из традиций Игры Хаоса, его чтят и помнят, и этот аргумент будет приемлем для Совета Старших. Девчонка действительно спасла Рэну жизнь. Здесь Саймира переиграла его. Долг, образовавшийся в результате доказанных виновных действий другой стороны, не подлежит уплате. С доказательствами все ясно - он сам же признал вину своего офицера. Выносить дело в суд - выставлять себя глупцом и портить репутацию клана.
        Подумав немного, он резко кивнул:
        - Долга нет.
        Смятый телекинезом кусочек бумаги с указанием задолженности Рэна перед Домом Змеи отправился в сторону, к кучке уже брошенных туда листков.
        Саймира довольно улыбнулась, даже хвост заелозил по ковру за спиной. Ее первая серьезная победа над нагом. Затем, взяв себя в руки, деловито продолжила разговор:
        - Мы бы хотели начать раздел трофеев, собранных с полководцев во время дуэли. Рэну полагается треть от взятого на мече, и я записала категории карт, которые хотелось бы получить, при этом особо отметила те, на которые есть преимущественное право. А вот здесь, - она выложила еще один листок на стол, - добыча, взятая с шести Игроков Змееедов, убитых Рэном: предлагаем их при необходимости в качестве обмена на карты, что могут нас заинтересовать сверх доли.
        Наг мельком глянул списки: ничего особо интересного, как он и предполагал, обычная сборка для дальнего рейда, удобно, функционально и нет «лишних» карт - видимо, не подходящие для боя и разведки оставили в клане, сохранив место для дешевых расходников и возможных трофеев. Запросы Саймиры также были логичными и в пределах разумного. Подумав, он кивком подтвердил свое предварительное согласие. Затем, чуть помедлив, произнес:
        - Прежде чем приступить к распределению трофеев, я хотел бы кое-что предложить.
        После этих слов на стол перед собой он выложил два ключа, а рядом с ними - карту, отливающую золотом.
        - Это ключи от личных домов, принадлежавших Эшхарин и Уббалаху. Я сумел их получить по праву победителя, используя свою собственную, крайне редкую карту, поэтому в общую добычу с дуэли они не входят. Теперь каждый ключ дает ровно на сутки доступ к своему дому любому, кто его применит. Оттуда можно будет забрать все, что пожелаешь, после чего он исчезнет навсегда. Эта карта, - он указал на золотистый прямоугольник, - позволяет захваченный дом сделать своим, она стоит двести пятьдесят тысяч дайнов в лавке гремлинов, и найти ее в продаже очень непросто.
        Шепучий ухмыльнулся, и Рэн почти сразу догадался, где же наг ее приобрел: кажется, в шкафу для идущих путем Хаоса каждого посетителя ждет свой ассортимент.
        - Один из этих ключей на выбор, - наг махнул рукой на стол, - и эту карту я бы хотел предложить в обмен на шахты с черным изумрудами и рудники с небесным серебром. И прежде чем спорить, - змей не дал Саймире высказать свои возражения, - взгляните на это.
        Над столом возникла проекция планеты, картинка плавно увеличивается - понятно, что наблюдение ведется со стационарного спутника. Несколько смен масштаба изображения, корректировка резкости, и перед зрителями предстает изумрудная зелень пышущей жизнью травы. Пробегает легкий ветер, и будто по морю бегут бесконечные волны, завораживая своей идеальностью. И только рваный рельеф напоминает о произошедшей трагедии. Он и еле выглядывающий из серебристых венчиков травы обломок огромного портального кольца. Один-единственный. Ни большей части арки, ни массивной площадки-основания, ни даже признаков столичного города - не осталось ничего, сотворенного человеческими руками.
        По лицу Рэна пробежала тень, Саймира болезненно закусила губу, а наг не стал больше тянуть:
        - Как вы уже поняли, это мир Невмбела, вернее, то, что от него осталось. В результате вторжения божественной сущности портальные врата уничтожены безвозвратно, даже настроенный канал сбит - координаты надо подбирать заново. Шахты также разрушены и непригодны к эксплуатации, и местные владыки сил пока не выяснили причины произошедшего. Все это произошло малый цикл назад, и сразу после этого гильдия звездных рудокопов сгорела, уничтоженная призванной сущностью, скорее всего, одним из повелителей ифритов. Погибли практически все члены этой организации, включая ее главу. А буквально через день Алансир, наш общий друг в Городе-в-Пустоте, - наг многозначительно посмотрел на Саймиру, - не сумел проснуться, навсегда оставшись в мире снов и грез. Его навестил Владыка снов, сумев обойти очень продвинутую систему защиты.
        Затем Шепчущий призвал перед собой Книгу и громко произнес:
        - Клянусь, что сказанное и показанное мной сейчас является правдой.
        Книга пропала, едва он убрал ладонь. И после этого наг посмотрел на Рэна и Саймиру, ставших крайне озабоченными.
        - Думаю, мы с вами понимаем, кто является причиной всех этих внезапно наступивших смертей. Местные владыки сил крайне разозлились из-за произошедшей катастрофы и отреагировали. Возможные виновники устранены. Теперь, вы остались последними, кто хоть как-то связан со случившимся. В Двойной Спирали вас достать будет сложно, да и на планете вы появлялись лишь раз, когда первоначально договаривались с шаманами, потом от вашего имени выступали Алансил с Бариазаром. Но все это не столь важно, главное, что теперь своей собственностью в этом мире вам будет крайне затруднительно воспользоваться, так же, как и найти тех, кто поможет вам начать новые разработки после всего произошедшего. Поэтому я предлагаю вам избавиться от бесполезного имущества, получив за него достойную компенсацию. Личный дом полководца со всеми сокровищами и улучшениями, которые там находятся, включая карты, что старый хозяин не захватил с собой в рейд. И если дом понравится, вы, - он указал на карту, - сможете сделать его своим. Конечно, это меньше реальной стоимости рудников, но с другой стороны, воспользоваться этой собственностью
можно будет здесь и сейчас, тем более я знаю, что вы давно мечтаете о своем доме. А я могу позволить себе подождать пару сотен лет и, когда улягутся страсти, нормализовать отношения с местными хозяевами, чтобы, спустя время, возобновить добычу. Что скажете?
        Саймира посмотрела на Рэна и прочитала в его глазах схожие со своими мысли, после чего ответила:
        - Нам нужно время.
        - Пару дней, думаю, будет достаточно, - согласно кивнул Шепчущий. - Я бы не хотел затягивать с этим вопросом: на активацию ключа дается всего малый цикл с момента, как он попадет в Двойную Спираль, плюс сутки на то, чтобы собрать трофеи.
        - Три дня, повелитель, - настойчиво потребовала Саймира. - Это слишком серьезное решение, нужно очень многое проанализировать, скорректировать собственные планы, перераспределить денежные потоки, а для этого выполнить кучу расчетов. Финансовые аналитики так просто цифры с потолка не берут.
        - Сдаюсь, - шутливо вскинул наг руки перед анир. - Три дня, так три - это разумный срок.
        На несколько секунд он в наигранном расстройстве прикрыл глаза, чтобы Саймира не заметила рвущееся изнутри торжество. Получилось.
        В сложившейся ситуации в решении Рэна и Саймиры он не сомневался. Наверняка девчонка сейчас отправится в Город-в-Пустоте, где аккуратно проверит полученную от него информацию и найдет полное ей подтверждение. Он ни словом не солгал, давая свою клятву, а значит, она будет крайне осторожна, опасаясь привлечь внимание крайне мстительных хозяев духов, уже устранивших ее предыдущих партнеров. Немного размышлений, и она постарается избавиться от бесполезного и крайне опасного актива. И это будет наилучший расклад. Как ни странно, для всех.
        Пусть цена весьма велика: неразграбленный дом одного из полководцев и карта, позволяющая взять его под полный контроль - все это недешево, но лишь капля в море по сравнению с тем, что он получит в конце. Целый мир, который он преподнесет своему клану, тем самым доказав, кто именно должен был вести его к будущему величию и процветанию. Да и для реализации его будущих планов по построению своей Звездной империи наличие целого лояльного мира со своими соплеменниками будет серьезным подспорьем.
        Так что сейчас он покупал возможность устранить последний источник возможных проблем и время, чтобы успешно начать колонизацию нового мира. А если этого не сделать, девчонка, сама того не желая, может создать сложности: у нее есть выход в Город-в-Пустоте, там она неизбежно начнет искать новых шахтеров, те будут задавать вопросы, требовать гарантий безопасности. Чтобы их предоставить, анир всеми силами будет пытаться выяснить истину. Учитывая ее настойчивость и наличие контактов, что-нибудь да нароет, да даже если нет, может в итоге и подбить какую-нибудь мелкую гильдию рудокопов заключить новый контракт.
        Рэн, подхватив эстафету, отправится посмотреть, что там за мир и каковы возможности для работы, а там Великий О… - и вот это уже лишнее: вопросы, подобно камням, упавшим в воду, могут вызвать рябь на воде, рождая ненужную суету и новые угрозы его планам. Все это ни к чему.
        Саймиру, конечно, легко устранить, но останется Рэнион, а с ним такое решение не подходит. У нага на него далекоидущие планы, гибель же возлюбленной человек никому не простит. Так что выбранный им сейчас путь самый верный в сложившейся обстановке, а с учетом полученной добычи и возможного выигрыша в конце - еще и абсолютно правильный.
        Немного успокоившись и притушив торжествующий блеск в глазах, наг выложил на стол еще один список.
        - Здесь, - он указал на него пальцем, - список трофеев, взятых с Эшхарин и Уббалаха, включая вещи и артефакты. Я взломал их Активаторы, так что это полный перечень карт. За скорость мне пришлось дополнительно заплатить Теням, всего взлом обошелся в четыреста кристаллов душ. Предлагаю оплату разделить сообразно доле в трофеях. Надеюсь, возражений нет?
        Рэн, подхватив листок, внимательно вчитывался в него и, услышав вопрос, согласно кивнул.
        - Не возражаю.
        - Также, - продолжил говорить наг, - я выставил оценочную стоимость карт согласно последним продажам схожих или идентичных через карточные дома, чтобы произвести честное распределение добытого на мече. Цены артефактов взяты на основе результатов открытых аукционов по последним продажам подобных предметов.
        Рэн не отрывался от листка, и Шепчущий его понимал. Добыча хороша: двадцать три золотые карты, больше полусотни серебряных, пусть все и узконаправленные - подобраны с учетом рейда и передвижения по мирам. Изначально их явно было больше, об этом красноречиво говорят свободные места в Книгах, не заполненные ни расходниками, ни пустышками, но арендованные клановые карты вернулись назад, здесь была лишь личная собственность полководцев. Но все равно это крайне удачный улов. Уббалах был лидером малого Дома, а Эшхарин - офицером по особым поручениям в прямом подчинении у лидера Великого Дома Ящеров. Так что теперь человеку придется серьезно задуматься, что именно выбрать.
        - Также, помня о нашем договоре, я выделил полководческие карты, подходящие под твой тип отряда. В свою очередь, блюдя равенство интересов, я заявил приоритет на те, что наиболее интересны мне. Прошу это учесть. Кроме того, Дом Змеи, с учетом текущей ситуации, заинтересован в хорошо подобранных связках ударных карт, поэтому отдельно указал несколько отрядных карт из собственных запасов для возможного обмена.
        Саймира, вместе с Рэном изучавшая список, задумавшись, посмотрела на нага, и тот без телепатии угадал ее мысли:
        - У вас будет время для принятия решения - три дня. Этого вполне достаточно, чтобы обдумать все предложенное мной. И последнее, - он вынул из кошелька на поясе хрустящий лист гербовой бумаги и положил его перед анир. - Это письмо - гарантия о ненападении, написанная и собственноручно подписанная Тираной, адресованная лидеру вашего бывшего Дома Калиссане. Тирана больше не имеет никаких претензий к вам и вашему клану, обязуется не причинять вреда жизни и здоровью, не мешать и никоим иным образом не препятствовать вам. Это, - он указал на письмо, - мой маленький подарок. Думаю, перед грядущими переговорами он вам здорово поможет.
        Шепчущий снова усмехнулся, искренне наслаждаясь смущением Саймиры. Анир так искренне пыталась скрывать от него свои мысли, все время забывая о том, что у него в Двойной Спирали везде свои глаза и уши, которые и доложили ему об их сегодняшней встрече с Калиссаной, и он даже без отчета разведки догадывался о цели возможных переговоров. Проводникам Хаоса было нелегко: большие потери на последнем Турнире сильно ударили по ним, клану отчаянно не хватало поисковых команд для разведки новых миров, а в случае находки удачных - кем их удерживать хотя бы от разведчиков других кланов?
        Рэн стал полководцем, Медж - опытнейший боец, Саймира приносила солидные деньги клану благодаря операциям на бирже. Их возвращение серьезно усилило бы позиции небольшого Дома. А с этим письмом переговорные позиции Рэна заметно усилятся. Вопрос в том, захочет ли он возвращаться назад? Он уже перерос бессмысленную и опасную возню на Осколках. Но цель нага была не в этом: ему нужно было чем-то смягчить следующий момент, и это был легкий и вполне подходящий способ.
        Чуть помолчав, он негромко сказал:
        - Я хотел бы еще кое-что обсудить, но этот разговор касается только нас двоих, - и наг многозначительно посмотрел на Рэна.
        Тот, взяв девушку за руку, твердо встретил взгляд.
        - У меня от нее секретов нет.
        - А у меня есть, - возразил Шепчущий. - У нее нет твоей защиты, - и коснулся головы, напоминая, что именно имеет ввиду. - Ее разум - открытая книга, и я не хочу, чтобы любой менталист, оказавшийся с ней рядом, прочитал то, о чем я хочу с тобой поговорить.
        Рэн не успел ничего ответить, когда Саймира сама встала и направилась к выходу:
        - Я подожду за дверью, - с улыбкой произнесла она. - Как закончите переговоры, позовите.
        - Настоящая змея, - фыркнул наг, проводив ее взглядом.
        Затем, повернувшись к Рэну, стоило двери закрыться, тихо произнес:
        - Через два месяца состоится Турнир Владыки.
        - Турнир тысячелетия? С чего вы взяли? - недоумение было оправдано: этот добровольный турнир не имел четких сроков и проводился исключительно по желанию Смеющегося Господина в любой год каждого тысячелетия существования Игры. - Никаких же предупреждений не было: клубы пламени над Ареной не сменили свой цвет, да и распорядитель не делал никаких объявлений о его начале.
        - Еще рано, - проворчал наг, затем, призвав свою Книгу, открыл ее, и перед Рэном возникло письмо с символом Двойной Спирали и песочными часами, ведущими отсчет.
        - Одно из преимуществ победителей прошлых турниров заключается в том, что мы получаем персональное приглашение за месяц до того, как о новом турнире узнают все остальные.
        - Я очень рад за Вас, - пожал печами Рэн, - но мне-то что до этого?
        - А ты бы не хотел принять участие в этом турнире? - поинтересовался наг, рассматривая Рэна.
        - Разумеется нет! - резко ответил тот. - Я еще не спятил и хотел бы все-таки немного пожить. Или вам не хватает соперника на турнире, и вы решили таким способом разделаться со мной? Я только недавно стал полководцем, и драться с клановыми бойцами, пусть даже ради приза Смеющегося Господина, в мои планы не входит.
        - Это и ни к чему, - успокаивающе произнес Шепчущий, вскинув перед собой руки. - В разряде полководцев я планирую выступить сам, и там ты мне и в самом деле ни к чему. А вот в турнире для обычных Игроков… - интригующе протянул он. - Я очень ждал этого турнира, - продолжил он говорить, выдержав паузу достаточную, чтобы разбудить любопытство, - у меня есть мечта - стать трижды чемпионом Турнира Владыки во всех трех номинациях. До этого лишь один из Игроков сумел совершить нечто подобное, став дважды чемпионом Турнира Владыки как полководец и владыка, и его имя помнят до сих пор - Семергал Ветрокрыл. Но еще не было никого, кто смог бы подобное проделать трижды. Уверен, для того, кто сумеет первым достичь подобного, Владыка приготовит особый дар. Все это, - махнул наг рукой, обводя комнату, - не навсегда, если повезет, оно останется в прошлом и рассыплется прахом. Карты, слуги, дома - это лишь на время, и когда придет нужный момент, все, что у тебя останется, - лишь твое желание и то, что ты сумел собрать, находясь в Игре. И враги, желающие спросить по счетам. Но в отличие от карт, дар Смеющегося
Господина, полученный на Турнире из его рук, твой, причем навсегда.
        - Мне о подобном слишком рано думать, - покачал головой Рэн.
        - Тебе да, - согласился наг, - а мне уже нет. Я долго ждал наступления этого турнира, опасался, что могу подняться слишком высоко: война, сражения - всего учесть нельзя. И следующий турнир я вполне мог встретить в ранге владыки, что серьезно нарушило бы мои планы. Чтобы этого избежать, я берег это, - змей выложил перед Рэном еще одну карту.
        Тот, взяв ее в руку, увидел Игрока, сорвавшегося с лестницы и падающего вниз.
        - ШАГ НАЗАД, карта действия, временно уменьшает прогресс Игрока на две ступени. Плата за применение - весь текущий прогресс, накопленный для получения следующей. Срок действия - большой цикл, в течение которого сбор эмбиента и рост в уровнях будут закрыты. В свое время с помощью таких карт устранили немало полководцев и владык, - задумчиво поведал наг, увидев, что Рэн закончил изучение. - Перед боем, если враг на пограничном уровне, достаточно срезать одну ступень, сделав, например, полководца Игроком, и вызвать на дуэль. Если враг к подобному не готов - это практически гарантированная смерть. Ведь как обычный Игрок ты не сможешь вызвать отряд, или армию, если ты был владыкой, а стал полководцем. Всего один шаг, но какая разница в возможностях! Поэтому пограничные ступени всегда старались поскорее пройти, чтобы избежать подобных атак. Но в нашем случае это открывает интересные возможности. Как боец ты очень силен, с моей помощью ты станешь непобедим. Я окажу тебе полную поддержку перед турниром: карты, сведения о врагах, эликсиры, включая высшие…
        - И все это ради места в Совете Старших? - уточнил Рэн, задумавшись над словами нага и пытаясь понять, зачем ему это надо.
        - Разумеется, - не стал тот скрывать свой интерес. - Без моей поддержки, даже став одним из нас, ты останешься никем, но с опорой на мою силу ты уже будешь фигурой. С другой стороны, это открывает для тебя окно возможностей: накопить силу и знания, завести нужные связи. Создать свой клан. Ведь именно за этим ты собираешься встретиться с Калиссаной. Не для того, чтобы копаться в кучках мусора, а для того чтобы получить готовую организацию и на ее основе создать что-то свое. Уверен, тебе она мешать не будет: мне составили ее психопортрет - она не из тех, кто может вести за собой. А вот ты другой, ты сможешь увлечь за собой других, и репутация чемпиона Турнира тысячелетия тебе здесь лишней не будет, как и место в Совете Старших.
        - А как же другие Великие Дома? - уточнил Рэн. - Уверен, на этот турнир у них будут свои планы, и вряд ли они согласятся так легко отдать столь желанный для многих приз. - Причем он понимал, что главной наградой здесь выступает со всем не приз Смеющегося Господина, он, скорее, приятный бонус, а сила и власть, что дает членство в Совете Старших.
        - Тут, конечно, в определенной степени будут сложности, - чуть подумав, согласился наг. - Но я постараюсь нейтрализовать альянс Летящих и Дом Ящеров. Конечно, есть еще инсекты, механоиды, малые Дома и кланы, да и просто свободные бойцы, готовые рискнуть. Но риск есть в любой операции, а награда в конце достаточно велика. К тому же, у них не будет тех преимуществ, которые есть у тебя, - и наг указал на руку Рэна, где было скрыто от чужих глаз кольцо - дар Смеющегося Господина.
        «Все из-за него», - подумал Рэн, и, не удержавшись, потер палец с кольцом. В принципе, это было очевидно: наг делал ставку не вслепую, всё просчитав заранее. Сейчас на кольце горят пять огоньков, снижающие силу заклятий врага на двадцать пять процентов и увеличивающие силу его атакующих карт на тот же процент. При прочих равных это серьезное преимущество. У большинства обычных бойцов нечто подобное встретится едва ли. Плюс поддержка нага - карты, зелья, заранее собранные сведенья о врагах… и дополнительный месяц до начала турнира, который можно потратить на подготовку.
        Рэн поймал себя на мысли, что всерьез рассматривает предложенное нагом. Для его плана титул победителя турнира и место в Совете Старших были бы серьезным подспорьем, позволив сделать огромный шаг вперед, да приз Смеющегося Господина для той стези, по которой он решил идти был бы не лишним.
        Он думал минут пять, прежде чем дать ответ нагу:
        - Мне нужно время.
        Тот понимающе кивнул.
        - Три дня.
        И убрал ШАГ НАЗАД в свою Книгу.
        - А пока осталось последнее дело. Суд состоялся, Саа-Шен признан виновным, совет клана приговорил его к смерти. В качестве последней просьбы, ю-а-нти попросил о поединке с тобой. Учитывая его прошлые заслуги… - наг ненадолго замолчал, затем, прямо посмотрев на Рэна, тихо произнес: - Считай, это моя личная просьба к тебе - честная схватка на Арене без ограничений, у него будут лишь его личные карты. Никакого технооружия или магических артефактов. Ты не ограничен ничем.
        Рэн понимающе кивнул: при таких условиях это будет практически казнь. Ассирэй после возвращения домой наконец пробудился, восстановившись от полученных ран, призыв отряда, технооружие…. А Саа-Шен решил уйти красиво, как пристало бойцу, и это необходимо уважать.
        - Хорошо, - приняв решение, он протянул руку нагу. - Мы договорились.
        Тот благодарно кивнул и пожал руку.
        - Что ж, раз все вопросы решены, я не буду больше тебя задерживать. Уверен, что тебя уже заждались. Клятв брать не буду, но все, о чем мы говорили, должно остаться в тайне, - закончил он, явно намекнув на Саймиру.
        Рэн понимающе прикрыл глаза, коротко поклонился и вышел из комнаты, оставив нага одного.
        Глава 10
        После разговора с нагом мысли так и крутились в голове. Саймира понимающе не расспрашивала меня ни о чем, зная, что я не могу поделиться с ней новыми сведениями.
        Турнир тысячелетия…
        Я никогда даже не задумывался о том, чтобы принять в нем участие. Это огромный риск - поединки с опытнейшими клановыми бойцами, за чьими спинами будут стоять их Дома. Но, с другой стороны, это возможность получить славу победителя турнира и место в Совете Старших. В первую очередь это власть и сила, что дают возможность сделать огромный шаг к моей цели - создать собственный жизнеспособный клан, а в перспективе даже обзавестись младшими Домами.
        Думы об этом уже давно посещают меня. Став полководцем, я отчетливо понял, что дальнейшее развитие невозможно без поддержки и опоры на других. Нужны бойцы, способные прикрыть тебя в бою или выполнить несколько разных задач одновременно, сборщики ресурсов и поисковики редких ингредиентов, искусные мастера и торговцы. Я мог бы стать оплотом для них, а их усилия помогли бы мне в моем развитии, давая необходимые ресурсы для покупки карт, создания снаряжения, развития отрядных пристроек. А благодаря дару Ялдара у меня есть неплохой фундамент для будущего клана: БОЛЬШАЯ КНИГА СЕКРЕТОВ МАСТЕРОВ, НЕИССЯКАЕМЫЙ ЛАРЕЦ РЕСУРСОВ и САД КАМНЕЙ.
        Мысли о будущем настолько поглотили, что Саймире пришлось осторожно тронуть меня за плечо и кивком указать на клановую дверь:
        - Пришли.
        Взглянув на так давно ставший родным прямоугольник из черного дерева с вырезанным на нем гербом гильдии, я ожидал, что в душе всколыхнется волна полузабытых чувств. Сколько раз я, будучи едва живым, приползал сюда после путешествий по Осколкам? Иногда эта дверь даже приходила ко мне во снах. А сейчас я был готов и почти хотел услышать их - ностальгию, ощущение возвращения домой, тепло и безопасность, что всегда сулила эта дверь. Но не услышал ничего. А ведь прошло всего чуть больше года…
        Растерявшись, я оглянулся на Саймиру с Меджехом, и меня словно настигло озарение: мой дом там, и всегда был там, где они. Именно к ним я всегда возвращался, их присутствие делало это место родным. После гибели Дар Саха на Турнире близких друзей в гильдии у меня не осталось. Я по-прежнему в трудные моменты слышал наставления Ул’гана, ценил тепло и защиту, даруемую душой клана Кали… Но теперь для меня это просто дверь, за которой остались лишь мое прошлое.
        Медж, присоединившийся к нам после переговоров с нагом, довольно рыкнув, сплюнул в сторону недогрызенную сушеную рыбную палочку и небрежно стукнул по двери пару раз. Пара секунд ожидания, и та распахнулась.
        На пороге я увидел Калиссану, какую-то уставшую и осунувшуюся, совсем не похожую на ту грозную воительницу, какой я ее заполнил в свой последний визит сюда.
        Она махнула одной из своих рук, приглашая внутрь, и пошла вперед. Переглянувшись, мы зашли внутрь и сбросили иллюзию.
        Кали привычно держала путь на кухню, где всегда предпочитала вести переговоры. Дом клана сегодня был пуст и выглядел немного заброшенным: не слышно было голосов, по коридорам не сновали бойцы, и только запах свежей выпечки, доносившийся с кухни, напоминал о том, что здесь все-таки живут люди. Хотя, возможно, просто все сейчас в рейдах, занимаются разведкой Осколков и прокладкой новых маршрутов - самая пора, когда высок шанс найти Дары Владыки или наткнуться на смертных, еще не сжатых другими Игроками, да и любая собранная разведчиками информация сейчас в цене как никогда. Хороший шанс на добычу и эмбиент, а также отличная возможность сложить свою голову. До трети бойцов, отправлявшихся на разведку новых миров, как правило, из таких рейдов не возвращались. Поэтому в такие вылазки опытные бойцы любили брать неопытный молодняк, своими жизнями проверявший мир на наличие возможных угроз.
        Кали, зайдя на кухню, приглашающе указала на накрытый стол и расставленные вдоль него стулья:
        - Присаживайтесь и угощайтесь, разговоры потом.
        Спустя час…
        - …А Кира с Зейдером почти сразу после турнира перешли к Железякам, сопровождать караваны и обучать новичков. Риска меньше, плата больше, да и перспективы поинтереснее, чем у нас.
        Глава клана, укоризненно покачав головой, посмотрела на меня, явно ожидая увидеть сочувствие на моем лице, но я в ответ смог лишь безразлично пожать плечами: я не мог осуждать их за это решение - у каждого из нас своя Игра и лишь одна жизнь.
        Кали, не дождавшись от меня поддержки, вздохнув, продолжила говорить:
        - Я хотела попросить вас с Меджем, хоть вы пока временно и не в клане, помочь нам провести разведку Осколков, составить новые безопасные маршруты движения и, по возможности, изучить их на предмет наличия ценных ресурсов. Я пустила на разведку две партии, но этого слишком мало, да и конкуренты сильно давят. В свое время вы были лучшими, думаю, вы и вдвоем справитесь там, где полной звезды будет мало. Мы сможем оформить это скрытым договором, так что Тирана об этом не узнает. Дайнов много предложить не смогу, у нас сейчас трудные времена, но это будет расценено как общий вклад в развитие клана, когда вы вернетесь, и…
        - Не надо, - я поднял руку, прерывая ее речь, - Саймира передала нам, о чем ты хочешь попросить, и, обдумав и обсудив все, мы решили отказаться. Погоды одна единственная команда клану не сделает, сейчас, когда из-за перенесения даты Фестиваля не состоялось традиционное распределение миров, все кланы, и крупные, и средние, как с цепи сорвались: в погоне за сведениями разведчиков-конкурентов срезают чуть ли не на выходе с нижней площадки.
        Кали, помрачнев, опустила голову, а затем негромко спросила:
        - Тогда зачем вы здесь.
        - По тем же причинам, по которым нас позвала ты - старая дружба не пропадает бесследно, я помню, как много было сделано для нас здесь, и я хотел бы помочь, но не разведкой очередных мусорных куч. Как насчет того, чтобы открыть иные возможности и пути, на которых наш клан сможет получить новый импульс развития и достичь процветания? И где нет столь жесткой конкуренции?
        - Звучит как сказка, - Калиссана недоверчиво покачала головой и улыбнулась будто размечтавшемуся ребенку. - И что же это за новые возможности, о которых ты говоришь?
        Я выложил на стол три предмета: амулет в виде рунного круга с кинжалом в центре, стеклянный куб и карта поисковика со стилизованным изображением небольшого сундучка.
        - Они перед тобой. Один из ключей от новых дорог мне дала ты, остальные я добыл сам, но это не меняет главного: в ближайшее время я стану официальным членом Лиги охотников на монстров и смогу брать заказы, а затем получать гарантированное вознаграждение за истребление всевозможных опасных тварей - упырей, оборотней и прочих чудовищ. Этот труд хорошо оплачивается, плюс в Лиге я смогу покупать оружие и снаряжение, недоступное для большинства даже в цивилизованных мирах, не то что в Двойной Спирали.
        Тяжелый стеклянный куб, пододвинутый ближе к собеседнице, призывно звякнул.
        - Это, - я дотронулся до карты Клуба Собирателей Сокровищ, и та ожила под моими пальцами, признавая владельца, - наша дополнительная возможность для заработка - поиск утраченных реликвий и прочих редких ценностей. Саймира уже успешно занимается этим в Двойной Спирали: мы смогли выполнить первый заказ и даже получили за него награду. А эта вещь, - я указал на артефакт с кинжалом, - думаю, в комментариях не нуждается, ты дала мне его всего год назад, и какие возможности он открывает, прекрасно знаешь сама. И именно этим я и предлагаю всем нам заниматься, а также тем, кто захочет разделить с нами данный путь.
        Кали долго молчала, глядя на предметы, выложенные мной на стол.
        - Это опасно, - наконец произнесла она.
        - Не опаснее, чем прокладка новых безопасных маршрутов, - возразил я. - Помнишь, как сразу двое наших погибло в Мире деревьев? А сколько не вернулись из Холодного города? Мирмастийских топей? Большого рифта? Сколько, уходя, пропадает навсегда, и мы даже не знаем, на каком клочке земли гниют их кости? На большинстве Осколков нет возможности для маневра, слишком маленькое пространство, тебе некуда толком отступить или сбежать, а теперь еще эти зоны прибытия и отбытия… Поэтому большие Дома ими и не интересуются. Вспомни, сколькие из нас погибли за мусор, не стоящий даже дайна! А здесь все по-другому. Я ведь и не собираюсь начинать с по-настоящему опасных заказов на архидемонов каких-нибудь. Но уж дикого упыря или мелкую стайку оборотней звезда бойцов вполне сможет осилить. И вернуться без потерь. К тому же, за таких созданий эмбиента Игрок получает в разы больше, чем за убийство обычных смертных. Так что и прогресс в развитии будет вполне существенным.
        - Поэтому у тебя зеркальный Медальон? Не хочешь привлекать внимание к новым возможностям для возвышения? - проницательно прищурилась глава клана.
        - В том числе, - не стал спорить с очевидным. - Я разменял третий десяток уровней, - и, дождавшись удивленно-уважительного возгласа, надавил: - А самое главное - конкурентов в этой области у нас не будет во всей Двойной Спирали. Нет ни одного клана, специализирующегося на том, чем собираюсь заняться я и моя команда. Мы станем первыми, застолбив за собой эту нишу, при этом получая выгоду из всего: дохлый упырь, чью смерть нам оплатят Очищающие, это не только вонючая тушка, но и ценные ингредиенты, которые с удовольствием купят алхимики в Двойной Спирали или в Городе-в-Пустоте, толченные кости, клыки - все пойдет в дело. А пиявки из старых кланов еще часто имеют и немало интересного, накопленного ими за века жизни: артефакты, драгоценности, магические гримуары… Часть из этого может оказаться и тем, что ищут Собиратели Сокровищ, да и на остальное мы легко найдем покупателей, если это не пригодится нам самим. Так же и про заказы Синдиката убийц: как правило, жертвы - небедные и опасные существа, и часть заказов могут даже пересекаться, когда, устраняя вечного короля, мы выполним задание Лиги охотников
на монстров на убийство лича, попутно закрыв и заказ Синдиката на ту же тварь, только размещенную другим нанимателем. А в закромах цели могут вполне оказаться «утраченные» кем-то реликвии, чью находку нам оплатят поисковики.
        Слушая меня, Кали скептически качала головой:
        - Все это хорошо, но ты и вправду думаешь, что найдется много желающих заниматься подобным?
        - Скорее всего, нет, - не стал я кривить душой. - Но, с другой стороны, зачем многие, если нам нужны лучшие? Сейчас в Двойной Спирали альтернативы, по сути, нет: Игрок, попавший сюда, должен следовать общим правилам: режь, грабь, убивай. Неважно, почему ты пришел в Игру, от чего ты бежал из своего мира, что искал в новом, кем ты был в прошлом и хотел стать в будущем - все это не влияет на твою дальнейшую судьбу. Или ты станешь частью системы, таким как все, или тебя сомнут, сокрушат и уничтожат. А теперь, с появлением цвета карт, и вариант с «чистой» работой в Городе, считай, отпал. У хаоситов, по сути, нет выбора, но ведь не все прибывшие сюда хотят этого - убивать ни в чем не повинных разумных, сжигать города, опустошать миры… И для них я хочу предложить иной вариант: стать не убийцей, а защитником, тем, кто не творит зло, а помогает и оберегает. Уверен, этот путь будет также приемлем для Хаоса, ведь перемены бывают разными. Конечно, он не для всех, но я уверен, что найдутся желающие идти и по нему.
        Калиссана надолго замолчала, явно всерьез обдумывая мои слова. Чтобы немного отвлечься, я подхватил горячий пирожок с блюда и сделал небольшой глоток душистого травяного настроя. Вкусно. Кали всегда любила и умела готовить, превратив свое хобби в настоящее искусство. Я продолжал жевать, когда глава заговорила вновь:
        - Это может не понравиться многим в Двойной Спирали, у темных богов немало приверженцев здесь. Да ты и сам видел, что порой творится на Аллее Богов.
        - Ну и что, - я безразлично пожал плечами. - В Игре Хаоса всегда будут те, кому ты будешь мешать даже самим фактом своего существования, наличием карт в твоей Книге, которые они бы хотели сделать своими, жизнью, за которую Господин наградит эмбиентом и дайнами. Так что плевать, нужно идти своей дорогой, а не пытаться всем угодить. А что до темных богов, в первое время, пока мы не наберем силы, постараемся избегать их внимания, а потом… враг моего врага - мой друг. Кто знает, может, у нас появятся союзники на противоположной стороне, и этому могут немало поспособствовать наши усилия по истреблению всевозможных тварей, открыв недоступные для других возможности.
        Шестирукая воительница промолчала, но не дав ей снова впасть в задумчивость, Саймира быстро заговорила, привлекая ее внимание:
        - Если мы вернемся в клан, то придем не с пустыми руками, - и положила перед главой стопку листов. - Рэн с Меджем недавно участвовали в общем с Домом Змеи рейде и получили право на долю в добыче. Атакован был развитый техномир, удалось разграбить крупный торговый центр, получено множество трофеев, в том числе и продвинутое походное снаряжение. Оружия, правда, нет, но есть немало вещей, которые практически невозможно достать в Двойной Спирали: всепогодная одежда с мимикрирующим слоем, защитное снаряжение, автоматические аптечки, приборы ночного видения, роботы-помощники, дроиды-разведчики. Рэну даже достался высокотехнологичный доспех местных защитников. И это лишь малая часть того, что мы готовы вложить в развитие клана. Так же мы смогли получить неплохие карты, оставшиеся после Змееедов. Много карт, подходящих для рейдов и несложных боев, которые мы так же готовы предоставить бойцам гильдии. Я думаю, низкоранговым Игрокам, вступившим в наш клан и едва начавшим Игру, ни один из младших Домов или мелких кланов не сможет предложить подобное, и это, помимо мотивации, станет хорошим способом привлечь
новых членов.
        - Но вы же готовы предоставить это не просто так? - нахмурившись, уточнила Калисанна, посмотрев на Саймиру.
        - Разумеется нет, - уверенно ответила анир, не отводя взгляда. - Мы хотим быть в совете клана, среди тех, кто принимает основные решения, получив должности старших офицеров. Я должна стать Мастером Чаш и Весов, Рэн - Мастером Войны, Медж может стать Ментором и заняться подготовкой и обучением новичков.
        Кали кивнула, показав, что услышала слова Саймиры, и вновь погрузилась в размышления. Анир просит многого. Фактически, они с Рэном получат две важнейшие должности в клане, контроль над торговлей, а значит финансами, и войсками Дома. Это много. Но, с другой стороны, - это почти ничто, если учесть, что в гильдии осталось всего два десятка Игроков. А если срочно ничего не предпринять, то за ближайшие год-два разбегутся и остальные. С кем же тогда останется она? Новые непроверенные пути, смерти, неизбежно ждущие первопроходцев… Она не хотела новых потерь среди опекаемых ею разумных, и не важно, старые ли это друзья или новички, только вчера пришедшие в Игру. И какое бы решение она ни приняла, ответственность опять будет полностью на ней. Как же все не просто, и как же она устала от этого всего!
        - Улу это может не понравиться, - прошептала она.
        На это Меджех мягко пробасил:
        - Не думай о нем, Кали. Он ушел в поисках силы, а это всегда самый трудный путь из всех, но любой воин имеет на него право. Право, чтобы его отпустили из дома. Ты достаточно его ждала. Его портрет замер сразу, стоило вожаку переступить порог Арены Тысячи Битв, хоть до сих пор и не потерял своих красок - пора принять, что магия портрета не работает в том месте, куда он ушел, и начать жить без оглядки на тени прошлого.
        Я поддержал друга, четко осознавая, что не в нынешней ситуации глобальных перемен придерживаться мягких взглядов прежнего лидера:
        - Сейчас решение принимаешь ты, и только от тебя зависит, умрет ли клан или Проводники Хаоса сумеют выжить. Мы все равно реализуем задуманное, с тобой или без тебя, просто с тобой и тем, что осталось от Проводников Хаоса, это будет немного проще и быстрее, но не более того. А так в выигрыше будут все.
        - А как же она? - уточнила Калиссана. - Угроза со стороны Тираны и Изгоев никуда не делась. Она сейчас набрала немалую силу, как я слышала, успешно разграбив пару торговых конвоев, что привлекло к ней немало отщепенцев и одиночек. Ходят даже слухи, что ей помогает кто-то из старших Домов.
        На эти слова я лишь покачал головой. Слишком хорошо знал, КТО на самом деле стоит за Тираной, и чьими усилиями она так быстро набрала былую силу, но говорить об этом я не мог. Вместо слов выложил письмо-гарантию, врученное нагом. Оно оказалось крайне своевременным, судя по изумленному лицу воительницы, взявшей его в руки и быстро пробежавшейся взглядом по тексту.
        - Думаю, ты не хуже меня знаешь, что это такое, - произнес, наслаждаясь удивлением Кали. - Стоит написавшему нарушить заявленные им самим условия, и он сгорит вместе с письмом, хранящим его слова. Жаль, конечно, что это не работает в обратную сторону, - хищно усмехнулся я: мой счет к гелине никуда не делся, - но как есть. Так что и эта проблема решена.
        Кали, преодолев растерянность, произнесла:
        - Но как… - Затем оборвала сама себя: - Это Шепчущий, видимо, тебе помог. Я слышала, что ты ведешь с ним дела.
        - А разве это важно, как? - весело уточнил я. - Если результат достигнут? Угрозы со стороны Тираны больше нет. Так что давай вернемся к обсуждению нашего предложения.
        Калиссана неверяще еще раз взглянула на листок бумаги, что держала в руках, вновь пробежалась по тексту, проверила отпечаток Медальона, скрепившего клятву, с именем того, кто ее принес. Ее подопечные явно выросли. Саймира же тем временем, деловито отодвинув в сторону угощения, начала раскладывать на столе листы с записями и графиками. Было видно, что она обстоятельно подготовилась к этому разговору, и что все трое друзей немало над ее выкладками поработали.
        Глава клана, отложив письмо, с интересом посмотрела на лежащее перед ней, взглянула на уверенного в своей правоте Рэна, увлеченную новым делом Саймиру и как всегда невозмутимого, но надежного Меджа и невольно подумала о том, что, может быть, так и надо, и пришло время для новых путей, если старые уже не приносят успеха…

* * *
        - Поединок состоится завтра.
        Эти слова дались нагу нелегко. Он с трудом посмотрел в глаза того, в ком еще несколькими днями ранее видел своего преемника. Умный, осторожный, терпеливый. Великолепно справился с управлением кланом в сложнейший период и сумел спасти ему жизнь. И таков итог его судьбы?
        Саа-Шен молча опустил голову, едва услышал слова Шепчущего. Не дождавшись от него ответа, наг продолжил говорить:
        - В книгах памяти мы напишем, что ты умер достойно, во время поединка, записи о суде и приговоре в них не попадут. Возможно, у тебя есть какая-либо просьба?
        Ю-а-нти впервые с момента появления нага в камере заговорил:
        - Что я сделал не так?
        Наг, печально вздохнув, нехотя ответил:
        - Тебе не надо было связываться с богами, вот и все. И даже потом, когда Немерон оставил тебе метку, ты обязан был прийти с этим ко мне, и я что-нибудь придумал бы. Ее можно было ослабить, как это сделал Рэн, или договориться с богом Смерти, дав ему правильные отступные жертвы. У меня бы нашлось, чем ему заплатить - от кристаллов светлых душ он бы точно не отказался, благо, что ты у него ничего не брал, просто не смог выполнить обещанное. Все это можно был б решить, а теперь ты нарушил закон. Тот, чьи скрепы нас всех объединяют. Да еще и на глазах у всех, и теперь я ничего не могу сделать. Попытка убийства соратника в бою, в спину… - наг покачал головой. - Вынеси я иной приговор, и завтра наш Дом исчезнет, ибо даже змеи уйдут оттуда, где справедливости нет.
        Саа-Шен, не дослушав ответ нага, вновь опустил голову. Шепчущий, немного выждав, тяжело вздохнул.
        - Тебе придется оставить кольцо, что я подарил тебе. Это реликвия нашего народа, оно не должно попасть в руки чужаков или стать предметом торга. Если выживешь и вернешься сюда, сможешь забрать его назад.
        Саа-Шен без пререканий сорвал с пальца кольцо в виде кусающей себя за хвост змеи и положил его рядом с собой на лавку.
        Наг, все еще колебался, словно надеясь, что Саа-Шен вновь с ним заговорит или о чем-то попросит, но, так и не дождавшись ничего, молча выполз из камеры, оставив его одного.
        Ушел! Стоило захлопнуться двери за нагом, как Саа-Шен поднял голову. Кажется, получилось. Несмотря на все свое хитроумие, Шепчущий, скорее всего, ничего не заподозрил. Во всяком случае, он не почувствовал привычного покалывания в висках, появляющегося, когда наг использует свою ментальную силу, сканируя разум собеседника. Именно этого он боялся на протяжении всего разговора, избегая диалога и опасаясь смотреть в глаза Владыке Дома Змеи. Он слишком его хорошо изучил: неверная интонация, один-единственный неправильный жест - и подозрительный наг может разгадать его обман.
        Теперь нужно немного подождать. В Двойной Спирали нет смены дня и ночи, но змеи внутри кланового дома придерживались часов тишины, давая друг другу возможность отдохнуть. Через пару часов должен наступить один из таких периодов, когда дом уснет. Сейчас в нем и так почти никого не осталось: все празднуют окончание рейда, огромную добычу, победу над Змееедами - поводов было достаточно, и это было ему на руку. Но время… Он прикрыл глаза, выжидая. Ничего, он еще поборется за свою жизнь, главное теперь - все правильно сделать…
        Спустя два часа…
        Пора.
        Внутренние часы лучше всякого будильника подняли ю-а-нти. Медленно поведя плечами, разгоняя кровь, он осторожно вытащил из полости во рту небольшой кожаный кисет. Быстро развязал, и у него в руке оказалась грубо слепленная глиняная фигурка. Саа-Шен без колебаний провел острым когтем по запястью, сцеживая на нее свою кровь.
        Глина жадно впитывает горячую жидкость, секунды тянутся как часы, но вот фигурка начинает меняться, принимая форму того, чью жизнь она впитала. Наконец гомункул сформирован, и змей шепчет заклинание, аккуратно положив гомункула рядом с собой. Тот стал расти в размерах, и спустя пару секунд в камере заключения уже двое.
        Саа-Шен скептически оглядел своего двойника. Конечно, проверка легко опознает подделку, но зачем и кому она нужна? Все забыли о нем сразу после приговора. А вот для того, чтобы скрыть его отсутствие, прикрыв от глаз возможного наблюдателя, решившего мельком проверить пленника в глазок двери, этого будет достаточно. Небольшую металлическую пластину он вытащил из второй полости во рту - их было две у каждого представителя его народа, где, как правило, хранилось самое важное и то, что необходимо было скрыть ото всех. Едва он поднес ее к замку двери, та с легким щелчком открылась. И ю-а-нти довольно улыбнулся. Получилось! Теперь Активатор. Сейчас, когда дверь открыта, он может использовать его, блокировка пропала. Карта ЧУЖОЙ ОБЛИКмгновенно перемещена из Книги в Активатор и тут же использована: Вместо ю-а-нти возник неприметный губрин, который и выскользнул из камеры, осторожно прикрыв за собой дверь.
        Он быстро двигается по едва освещенному пустому коридору. В часы тишины освещение уменьшают, создавая иллюзию ночи. Ему нужна Оружейная, право доступа к ней имеют только лидер Дома и Мастер Войны, ключ же есть только у Шепчущего. Во всяком случае, так думает наг. Металлическая пластина подносится к запору, снова слышится привычный щелчок открываемой двери, и ю-а-нти быстро проскальзывает внутрь.
        И снова удача! Механоид, создавший эту «отмычку», не подвел и сполна отработал полученные дайны, сотворив копию ключа Владыки Дома, открывающего любые двери в этом пространстве. Короткий период в качестве временного главы клана прошел для Саа-Шена не зря, и сейчас он мог лишь радоваться своей предусмотрительности, когда во время ранения нага догадался сделать дубликат. После рейда все клановое вооружение было сложено здесь, даже то, что было взято из личной коллекции Шепчущего: занятый встречами и переговорами, он так и не успел переправить его назад в свой личный дом.
        «Поединок без ограничений. Ну что ж, мы еще посмотрим, кто кого!» - ухмыльнулся Саа-Шен, глядя на заполненные стойки с оружием. Для клана он - вырванное семя и практически труп, но он-то умирать не собирался!
        Змей быстро подхватил одну из трофейных сумок, оставшихся лежать здесь же, и начал сгребать в нее содержимое арсенала. Если в доме Змеи ему больше делать нечего, надо позаботиться о своем будущем в другом месте. И содержимое Оружейной ему в этом здорово поможет. С таким количеством снаряжения его с радостью примут в любом Доме, например, тех же Ящеров, это будет хорошим дополнением к тому, что он может рассказать о секретах нага, пусть не обо всех, лишь о некоторых, но и намеков на остальные будет более чем достаточно. А ему было что рассказать, он многое сумел узнать, даже о том, о чем не догадывался Шепчущий.
        Сумка полна наполовину, арсенал пуст, но он еще не закончил. Следующий его визит будет в клановую казну, потом в Зал карт. Чего-то сверхценного он там найти не надеялся, но, если уж уходить, хлопая дверью, то стоит забрать ценностей по максимуму. Буквально все, что сможешь унести.
        Еще спустя час он выскальзывает в коридор и быстро ползет к комнате наблюдения. Условный стук, и дверь ему приоткрывает слуга, подозрительно взглянувший на губрина.
        - Это я, - прошептал Саа-Шен. - Сотри записи всего произошедшего в моей камере и то, что я заходил в комнаты Сокровищницы. По возможности, прикрой мое отсутствие. Твоя награда у меня, - и он показал карту с портретом слуги, которую держал в руках. - Получишь после того, как я вернусь домой.
        Гимек, много лет служивший Дому Змеи и бывший агентом Саа-Шена, докладывавшим ему обо всем происходящем в клане, быстро кивнул, не сводя глаз с карты, зажатой в руке ю-а-нти. А в душе у него лихорадочно бились два чувства: надежда и страх, что все сорвется.
        Саа-Шен, дождавшись кивка, быстро отправился к выходу. Ему еще нужно попасть на Аллею Богов, да и других дел полно.
        Глава 11
        Я осторожно приоткрыл тяжелый металлический ящик, после чего внимательно изучил его содержимое, особенно несколько специальных «закладок», ничего не скажущих постороннему, но способных предупредить меня о чужом визите. Несмотря на то, что внешние печати были целы, а владелец склада гарантировал сохранность имущества, я предпочитал доверять своим глазам, нежели чужим обещаниям.
        Кот, решивший составить мне компанию во время прогулки, заинтересовался, что же я там такое разглядываю. Он запрыгнул на стенку сундука и вместе со мной уставился внутрь.
        А посмотреть было на что: сюда я сложил всю свою добычу, что вынес из Гильдии Работорговцев, награду, полученную от Совета Дома Матерей на Тану-шикан в благодарность за спасение от линферитовой лихорадки, а также дары Ярго, которые еще нужно будет разделить с Нией. Но все это - пустяки. Главное сокровище на месте. Я погладил холодный металл одного из дисков Девенатора: сотни делений манили, обещая бесчисленные миры, но пока я не сдвинул его ни на йоту: его время еще не пришло.
        Одно устройство Древних стоило столько, что об этом даже страшно было подумать. А Амулет темного гостя? Или Невидимые клинки из кузни Шалвахора? Кристаллы душ, свитки заклинаний, высшие зелья, стопка демонических контрактов, вместилища с рабами… - я даже приблизительно не мог представить, сколько можно получить в сумме за все содержимое этого ящика. Кстати, с трофеями из Дворца Богов я до сих пор не разобрался и толком не знал, какую именно они имеют ценность.
        Но на этот раз я пришел сюда не за этим. Поединок с Саа-Шеном должен состояться сегодня в полдень, и к нему я хотел бы быть готов по максимуму. Не верится мне что-то в змеиное благородство или в то, что ю-а-нти опустит руки и просто подставит свое горло под нож. Скорее, наоборот, здесь без сюрпризов не обойдется: чешуйчатая тварь наверняка что-то задумала, и не все так просто - он до последнего будет пытаеться выполнить волю Немерона, отправив меня на тот свет. Ожидать можно чего угодно, вплоть до самоубийственной атаки, когда наплевать, что умрешь ты, главное - захватить с собой врага. Так что в этом бою я не собирался давать змею ни малейшего шанса, а просто и без затей пристрелить, например, из лучемета или…
        Я взглянул на тяжелую трубу ракетомета. Нет, это слишком. Пришлось даже помотать головой, отгоняя навязчивую мысль о стрельбе по Саа-Шену самонаводящимися ракетами. Мне незнакомо такое оружие, пока буду разбираться, как его применять, ю-а-нти меня сам на мясной фарш настругает. Тогда что?
        Дискомет. Благодаря благословению Великого Механика он не только мог использоваться в любых мирах, но и не нуждался в починке или обслуживании, поэтому был абсолютно исправен. Только вот еще в самой первой комнате Дворца Богов я утратил часть боезапаса к нему. Теперь это замечательное оружие стреляло короткими очередями, и приходилось ждать, когда диски вернутся и будут снова готовы к использованию. Одна надежда, что получится изготовить нечто им подобное. Да и дальность стрельбы у дискомета не очень высока, а для некоторых арен это может быть критично.
        Взгляд снова невольно скользнул на лучемет. Правда, после боя с Санхарой он поврежден, но кто знает, вдруг удастся починить? В задумчивости я взял Амулет темного гостя. А вот он мог бы быть полезен, но опять же, я совсем не умею им пользоваться, а главное, не знаю его слабых мест, и выяснять на арене во время боя, как правильно применять магический предмет, - не лучшая идея. Как же все глупо - иметь столь мощное оружие под рукой и фактически не обладать возможностью его использовать!
        «После боя с Саа-Шеном пора всем этим заняться», - сам себе пообещал я.
        Браслеты-наручи, скрывавшие Невидимые клинки, я надел сразу - лишними в этом бою они точно не будут. Пистолет с костяными накладками на рукояти и тяжелый лучемет сложил в сумку: возможно, их удастся починить, сломанные они мне точно не помогут. Туда же отправился дискомет - даже с ограниченным боезапасом, он может спасти мне жизнь. Потом я с сомнением посмотрел на стопку контрактов с демонами и свитки заклинаний. Чуть поколебавшись, решил забрать и их - кто знает, вдруг, пригодятся.
        Остальное снаряжение вопросов не вызвало и отправилось прямиком в защищенный карман. Разноцветный многогранник, создающий сложные образы-личины, - посмотрим, как отреагирует Саа-Шен, встретив на арене Шепчущего, любителя ходить в чужом облике. Надолго ю-а-нти это не обманет, но потерять несколько ценных мгновений может заставить. Маленькая кукла, впитывающая проклятия, - одного от Немерона мне более чем достаточно. Бутылка с замершей в ней механической птицей. Хотя и будет жаль потратить летающий транспорт на арене - оттуда ее забрать вряд ли удастся, так как я пока не знаю, как ее запечатать обратно, - но собственная жизнь дороже. И последним, несколько неожиданным предметом стал свиток с печатью изгнания демонов, доставшийся мне от Илайны, спутницы Санхары. Судя по набору вещей, она явно была демонологом, поэтому подобная страховка для нее вполне естественна. Эта печать могла отправить восвояси призванного демона средней силы, Немерон и его слуги к ним, к сожалению, не относятся, но раз я решил взять с собой демонические контракты, возможность избавить себя от ставшего вдруг нежелательным
присутствия будет нелишней.
        Когда я уже приготовился закрыть ящик, внезапно заметил отсутствие Кота. Пару раз оглянулся по сторонам, но так его и не увидел. И только тихонько позвав, услышал в ответ какое-то странное, бесконечно довольное, но нездоровое мурлыканье из сундука. Кажется, Кот обнаружил нечто упоительно приятное, только вот мне стало тревожно. Что он нашел там такое? Недолго думая, начал быстро перебирать содержимое и случайно дотронулся до чего-то теплого и мягкого.
        Став невидимым, Кот почему-то устроился возле большой шишки, найденной мной во Дворце Богов. Стоило только дотронуться до него, как маскировка пропала, и я увидел усатого развалившимся рядом с этой необычной находкой. Он обнимал ее двумя лапами и взахлеб подмурлыкивал. Лениво повернув голову, Кот посмотрел на меня затуманенным взором, а потом лизнул зеленую капельку смолы, выступавшую из шишки. Я даже слегка растерялся от такого зрелища. Не зная чего ожидать, в итоге плюнул на все, решительно схватил эйтэри за шкирку и вытащил из сундука. Мой мохнатый товарищ вяло попытался сопротивляться, но затем покорно повис поперек моей сумки. Я же, захлопнув сундук, установил новые метки, наложил печати и, закрыв свою ячейку, покинул склад. У меня еще было много дел.
        …Небольшая оружейная мастерская с механоидом в роли хозяина встретила меня с порога запахом машинного масла и звуком работающего токарного станка. Звон колокольчика на двери, несмотря на общий шум, привлек внимание хозяина, и он поспешно выкатился мне навстречу из подсобки. Я тем временем пробежался взглядом по витринам и стеллажам с выставленными в них образцами товаров. Много метательного оружия, удобного и простого в эксплуатации, местные аналоги алхимических огнеметов, пулевики и метатели, взрыв-заряды различной мощности. В соседних шкафах уже трофейное оружие с табличками, указывающими степень износа и имеющиеся дефекты. Также для каждого экземпляра подписано доступное количество боеприпасов. Во всем, что касалось их профессиональной гордости - техники, - механоиды предпочитали честно вести дела, поэтому в написанном можно было не сомневаться. Оружие энергетического типа оказалось представлено лишь двумя образцами: лучевым пистолетом с износом в сорок три процента и одной запасной батареей, по которой продавец гарантии дать не мог, и шок-пистолетом. Шоковый выглядел получше лучевика, но
дальность всего с десяток шагов, к тому же заряда хватало едва ли на десять выстрелов, после чего требовалась перезарядка.
        Механоид взглянул на меня своими окулярами, и стало понятно, что он интересуется целью моего визита. Без лишних слов я выложил свое оружие и снаряжение на прилавок перед ним.
        - Диагностика, ремонт, зарядка, - быстро перечислил то, зачем сюда пришел.
        Индикаторы механоида мигнули холодным синим цветом в подтверждение принятия заказа. Затем хозяин лавки манипулятором подхватил со стойки тяжелый лучемет и переместил его на стол рядом с собой, а второй конечностью чем-то щелкнул внизу, и столешница слабо засветилась. Перед мастером зависла в воздухе схема оружия, и один из узлов спустя пару мгновений окрасился в красный. Тогда, во время боя, Санхара применила нечто, выведшее его из строя: то ли что-то похожее на мой ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЙ ИМПУЛЬС, то ли какую-то карту посерьезнее. Сейчас же были наглядно видны последствия того удара. Механоид принялся осторожно разбирать лучемет, каким-то образом находя невидимые глазу крепления. Наконец он извлек поврежденную деталь. Оптические линзы на голове мастера выдвинулись вперед, из его корпуса появился мини-излучатель на гибком щупе, а пальцы манипуляторов выпустили новые, тонкие, как паучьи лапки, фаланги, медленно и осторожно поворачивающие деталь.
        Это действо продолжалось несколько минут. Наконец, поврежденная часть лучемета легла на стол. Механоид на время застыл, видимо, анализируя то, что увидел. Спустя пару минут он ожил и громко заскрипел:
        - Это устройство можно вылечить.
        - Сколько времени на это потребуется? - уточнил я. - И сколько будет стоить в дайнах?
        Хозяин снова «завис» на несколько секунд. Затем до меня донесся его скрипучий голос:
        - Два малых цикла займет восстановление, цена - двенадцать тысяч дайнов.
        - Ого! - невольно вырвалось у меня. - А почему так дорого?
        - Запчастей к этому образцу нет. Мне придется обратиться к Создателю, чтобы он своей силой благословил меня, позволив вернуть этот узел, - он указал на поврежденную деталь, - к изначальному состоянию. Это сложно, в Двойной Спирали, кроме меня, такие специалисты отсутствуют. И при этом такого рода восстановление возможно лишь один раз: повторить подобное снова будет невозможно.
        Об этом я слышал, мне было весьма непросто найти адрес мастерской, где способны провести такой ремонт. Мастер почему-то не афишировал свои таланты, пришлось потратить право на вопрос Хозяину Дома Чаш. А потом еще почти час искать по всему Городу. Оставшееся до поединка время утекало стремительной горной рекой. Что ж, жаль, что не удалось сразу в руки получить готовое оружие, но радует тот факт, что все-таки его можно будет отремонтировать и вновь пустить в дело. Вернувшиеся воспоминания из прошлого напомнили мне, как он был полезен во Дворце Богов. Уверен, что и в будущем лучемет мне здорово поможет.
        Пояс астронавта вопросов у механоида не вызвал - он взялся его зарядить за пять с половиной тысяч дайнов, но предупредил, что батарея повреждена и долго заряд держать не будет. Так как восстановить работоспособность устройства в ближайшие часы не представлялось возможным, то я пока отказался от услуг мастера в отношении пояса. А жаль, я на своем опыте убедился, какие огромные преимущества порой дает в бою возможность полета, пусть и кратковременная. А в сочетании с последней оставшейся у меня со времен Беренхеля плазменной миной…
        Следующим на диагностический стол лег блестящий пистолет с костяной рукоятью. Анализатор вновь засветился, но в этот раз схема почему-то долго не возникала в воздухе, явно вызвав этим беспокойство хозяина мастерской. Он начал что-то нажимать и подкручивать, высветились информационные панели, время шло и, наконец, над столом возникло фиолетовое пятно. На первый взгляд, изображение больше походило на кляксу, чем на четкую схему-чертеж внутреннего устройства оружия.
        Механоид от увиденного явно занервничал еще больше, его движения стали быстрее и суетливее. Не выпуская оружие из рук, он быстро съездил в подсобку, и через минуту вернулся назад с небольшим бархатным ящичком. Осторожно его приоткрыв, вытащил оттуда сиреневую линзу, которую вставил себе в окуляр, после чего вновь всмотрелся в то, что держал манипулятором, затем в фиолетовое пятно над столом…
        Время шло, я с тревогой начал посматривать на часы. Наконец, механоид положил оружие перед собой и, чуть помедлив, заговорил.
        - Плохая вещь. Не думал, что когда-нибудь увижу такое перед собой.
        Проскрипев это, он вновь замолчал, явно думая о чем-то своем.
        Не выдержав, я уточнил, что это за пятно.
        - Малый деструктор реальности, - почти сразу последовал ответ.
        - А это еще что такое? - я впервые услышал про подобное и растерялся еще больше, не зная, что предположить.
        - То, что не должно существовать, очень плохая вещь, - ответил хозяин лавки. - Он создает микропроколы в ткани нашей реальности, и сквозь них проникает первозданный Хаос, его эманации. Они разрушают все, чего касаются.
        - Но как такое возможно? - я с сомнением посмотрел на оружие, лежащее на столе. Обсуждаемый предмет выглядел вполне себе обычным пистолетом.
        - Не смотри сюда, - механоид осторожно дотронулся до оружия. - Это лишь форма-обманка, призванная скрыть настоящую угрозу. Главная опасность здесь.
        Из манипулятора выдвинулся узкий металлический штырек, что-то нажавший на рукояти, и пистолет раскрылся как пенал. Внутри я увидел тонкий фиолетовый стержень и окружающую его сложную механику с парой линз.
        - Когда великий Демиург создавал нашу вселенную из остатков предыдущей и первозданного Хаоса, не все частицы Хаоса разрушились в момент творения. Некоторые обрели форму и материальное воплощение, не утратив своей сути, - и мастер указал на фиолетовый стержень. - Именно он и создает прокол сквозь нити реальности, впуская силу первохаоса. Только данное устройство разбалансировано, видимо, прошлый владелец слишком активно использовал его в бою, и дефлапер, регулирующий мощь импульса, сильно расфокусировался.
        - Этот дефект можно устранить? - уточнил я.
        Механоид, задумчиво смотревший на пистолет, неохотно ответил:
        - Да, это несложная работа. Но я бы не советовал это оружие применять. Использовать подобное слишком опасно, последствия непредсказуемы и неконтролируемы. Микропрокол может разрастись до воронки или полноценной дыры, с которой в силах совладать лишь старшие из богов. Само собой, тому, кто подобное устроит, пощады не будет.
        - Демоны ада!
        Я опешил от услышанного, только сейчас начав осознавать, ЧТО именно лежит передо мной. Тот, кто создал или даже просто применял подобное оружие, пожалуй, был отчаянным парнем, вот только мне совсем не хочется повторить его судьбу. Скорее всего, он использовал пистолет как оружие последнего шанса, пытаясь выиграть лишние мгновения жизни у судьбы, потому что в любой другой ситуации лично я бы стрелять из него не стал. Честно говоря, его в принципе лучше не пускать в ход. Смерть - не самое страшное, что может ожидать тебя в конце, а вот гнев богов - то, от чего тебя даже она не скроет. Наказание может быть таким, что смерти ты уже будешь жаждать сам, как лучшей из наград.
        М-да, пожалуй, стоит эту вещицу убрать подальше и постараться забыть о том, что держал ее в руках!
        Поблагодарив мастера за предупреждение, выложил на прилавок крохотный прозрачный пенал с боезапасом для дискомета.
        - Необходимо изготовить такие же до полного заполнения магазина.
        Серебристые диски явно понравились хозяину лавки, он низко одобрительно загудел, просветил их самих и пенал на своем столе в различных режимах, потом исследовал лично…
        Результат оказался неожиданным - мастер затребовал один из снарядов себе для изучения, после которого сможет лишь оценить возможность принятия заказа. И опять на это нужно время.
        Глянув на часы, я поторопился к Арене: до поединка оставалось не так уж и много.

* * *
        Аллея Богов, Храм Немерона
        Старый алтарь из оплывшего зеленого камня громко гудит и слегка потрескивает, с трудом сдерживая силы, что сейчас проходят сквозь него. Око бога взирает на разложенные перед ним дары. Кристаллы, наполненные светлыми душами, лежат сверкающей горкой, коленопреклоненный ю-а-нти замер рядом, почтительно ожидая, когда с ним заговорят…
        - ЧЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ, СМЕРТНЫЙ?
        Голос бога разносится по небольшому храму, сотрясая его, заставляя пыль и паутину осыпаться с потолка. В последние десятилетия Игроки старались держаться подальше от этого места, редко радуя его своими визитами.
        - Снисхождения и прощения, - не поднимая головы, прошептал Саа-Шен, зная, что в этом месте Немерон услышит даже мысль.
        Он почтительно указывает на лежащие перед ним кристаллы душ, так кстати найденные в сокровищнице Дома. Когда он увидел их в одной из шкатулок, то первоначально даже не поверил своей удаче. Зачем и для чего их здесь оставил наг, ю-а-нти не знал, да теперь уже и не важно - они смогут стать для него билетом в жизнь, сыграть роль искупительной жертвы перед владыкой мира мертвых.
        - Я прошу принять их, а взамен снять с меня клеймо и простить невыполненное обещание.
        Желто-зеленое око перевело свой взор на предложенную жертву: полсотни кристаллов душ, несущих в себе бессмертную искру творения. К тому же обладающих особой внутренней силой - эти смертные смогли пройти по жизни, меньше других замарав себя злом.
        Повинуясь силе бога, кристаллы взлетели вверх и начали неторопливо кружиться перед алтарем. Повелитель мертвых сейчас словно жадный оценщик внимательно осматривал предложенный ему товар. Он прикасался к душам смертных, заглядывал в их разум, оценивал потенциал…
        - Мало, - наконец вынес вердикт Немерон. - За это я дам тебе отсрочку в два года, чтобы ты смог выполнить свое обещание.
        - Это все, что у меня есть, - прошептал ю-а-нти, не поднимая головы от пола. - Я не смогу выполнить то, что вам пообещал - прогневавший вас смертный в милости у Смеющегося Господина, Повелителя Игры. Я уже несколько раз пытался его убить, но у меня не вышло. Не смог сейчас, не смогу и в будущем. Вы можете забрать либо это, - он указал на кристаллы душ, - либо получить меня одного. Одна душа и тело, либо пятьдесят кристаллов светлых душ - это все, что у меня есть, и все, что я смогу предложить.
        «Боги жадны, но не бойся с ними торговаться, - слова нага, сказанные своему подчиненному в прошлом, поддерживают его сейчас. - Их милость можно купить так же, как товар в лавке, если сможешь заплатить достойно. Не у всех, но у многих. И Немерон из числа последних».
        Кристаллы душ мелькали перед оком Немерона, маня сосредоточенной в них энергией и таящимися возможностями. Избавленные от плена и участи вечной кормушкой в каком-нибудь из демонических Домов, они могут стать идеальными служителями, преданными подвижниками или даже пылкими миссионерами. А собранные сразу в одном месте, способны переломить невыгодную ситуацию в его пользу или создать нечто новое с нуля… Души, такие разные, такие сильные, зовущие к себе.
        Немерон вглядывался, оценивая их. Достойная жертва и выгодный обмен для жалкой жизни единственного змееныша. Душу он бы все равно забрать не смог - его метка способна разрушить лишь тело. По законам богов нельзя забрать то, что не было обещано тебе, не было частью сделки или не пришло к тебе само, проложив свой жизненный путь под твою тень. Но конкретно этот змей был частью большой игры, надеждой и шансом на то, что удастся достать того, кто украл у него целый мир. Мир, тысячелетиями подпитывавший его силой! Десятки тысяч взятых жизней, боль, ярость, смерть - и так по кругу, год за годом. И теперь все это потеряно безвозвратно, а сделавший это остался жив и ушел без наказания.
        И несмотря на печать, оставленную на его теле, Владыка смерти не мог забрать его жизнь - ведь другие не позволяют. Те, кто благословил его, дозволив надеть корону, а после вынести Скрижали с печатями их силы. Такое не забывают и не прощают. Это как метка бессилия в глазах других богов: если сотворивший подобное еще жив и не наказан тобой - значит, и ты сам слаб. Но проклятый им смертный спрятался в недосягаемом для него месте, как-то сумев заглушить печать, чей зов мертвые теперь почти не слышат. А ю-а-нти был одним из немногих, способных добраться до приговоренного к смерти.
        Немерон оценивал, думал, перебирая предложенное. Инструмент, стоящий перед ним на коленях, слишком слаб и может лишь погибнуть, так и не достигнув желаемого. Поэтому лучше забрать принесенную им жертву, а за целью послать того, кто сможет покарать ее достойно. Решение принято. Божественное око ярко засветилось, на миг став похожим на прожектор, ослепительный луч зеленого света скользнул по руке ю-а-нти, и метка, оставленная на запястье, пропала бесследно.
        - Плата принята, желание исполнено, - донесся до Саа-Шена голос бога Смерти. - Убей прогневавшего меня, и мое благословение прибудет с тобою вечно.
        Божественное присутствие пропало, Саа-Шен облегченно выдохнул, поднял глаза от пола и смахнул капельки пота со лба. Получилось! Он неверяще посмотрел на руку, убедившись, что серая клякса гнили окончательно пропала, и почувствовал, как груз из страха и приближающейся смерти, что давил на него все это время, наконец оказался сброшен с плеч. Он тупо, не в силах быстро справиться с упоением от такой удачи, продолжал смотреть на свою руку. Конечно, он теперь изгой и предатель своего клана, но у него появилось время для следующих шагов по спасению собственной жизни.
        Время, оно бежит неумолимо. Проведение ритуала, ожидание, когда Немерон откликнется на его зов - все это затянулось, и теперь он в очень жестких рамках: успеть бы извернуться. Решив одну задачу, нужно заняться следующей. Ему больше нет нужды возвращаться в Дом Змеи, чтобы выйти на поединок в надежде сразить Рэна. Раз клейма нет, это теперь ненужный, и к тому же серьезный риск. Перед побегом ю-а-нти внимательно изучил в архиве клана досье человека с пометками самого Шепчущего, где было сказано и про оружие богов, и про необычайно сильный отряд, доставшийся ему после получения ранга полководца, и даже был приведен набросок схемы возможного развития - Саа-Шен сумел оценить нынешнюю силу и потенциал своего противника.
        Рассохшаяся дверь храма, скрипнув, выпустила его наружу, мелкая щебенка тихо заскрипела под ногами. Накинув капюшон, ю-а-нти торопливо отправился на выход с Аллеи Богов. У него еще много дел: нужно найти эмиссаров дома Ящера, пока его побег не раскрыт, и договориться о защите от гнева Повелителя.
        Он всего лишь вышел за ограду, опоясывающую старый храм, когда за спиной раздался мелодичный женский голос, окликнув его:
        - Не торопись. Нам нужно поговорить.
        Сердце испуганно замерло от этих слов, страх, предательски оглушив, посеял панику в мыслях, змей замер, будучи не в силах обернуться назад. Скрип за спиной, заговоривший с ним подошел ближе, затем обошел по кругу, и Саа-Шен увидел перед собой молодую девушку в плаще с глубоким капюшоном и закрытым лицом. Она приподняла маску, на пару секунд оторвав ее от лица, и под ней беглец увидел Тирану - главу клана Изгоев, самую разыскиваемую преступницу Двойной Спирали.
        - Мне приказано перед началом разговора показать тебе это, - мягко произнесла она и вынула из поясного кошеля знакомое до боли кольцо в виде змеи, кусающей свой хвост.
        - Перстень Тот-Амона! - сразу узнал ю-а-нти подарок нага. Священная реликвия и залог его великого будущего, оставленный несколько часов назад в камере перед побегом.
        - Мне велено передать, что оно тебя все еще ждет, - тем временем вновь заговорила Тирана. - Полагаю, Хозяин тебя прислал ко мне в качестве своих глаз и ушей: тебя поручено сделать замом. В этот раз Хозяин изволил изъясняться очень запутанно и туманно, и я надеюсь, что сумела верно прочитать его волю среди оставленных им намеков. Насколько смогла понять, у тебя с собой должно быть оружие, припасы и карты, давно обещанные мне. Сейчас разгорается война, бойцов у меня много, а вот с оружием и снаряжением беда.
        - Но… - Саа-Шен растерянно посмотрел на неожиданную собеседницу, все больше чувствуя себя идиотом, которого все это время вели по тропинке из хлебных крошек.
        А ведь это очевидно и логично: оставшись без содержимого арсенала, запасов зелий и части боевых карт, что он сумел впихнуть в свою Книгу, Шепчущий получал обоснованный предлог снизить свою активность в войне, в которую он и так абсолютно не хотел встревать. И его побег идеально ложился в эту стратегию, плюс у остальных не возникнет вопросов, откуда у Изгоев появилось столько продвинутого вооружения. На все вопросы Шепчущий лишь разведет руками, сославшись на приговор, вынесенный им лично, и неожиданный побег бывшего доверенного помощника. Ю-а-нти даже представил себе грустное лицо нага, с сожалением качающего головой: «Нам же теперь совсем нечем воевать, подлец вынес буквально все…»
        А это удобно. Иначе у других Домов возникло бы слишком много вопросов, откуда у объявленного вне закона клана взялось столько отличного снаряжения и оружия. Начали бы копать, нити могли бы привести к Дому Змеи… А так все украл негодяй и предатель, которому мы сами изначально вынесли приговор. И теперь, если кто-то обратится к нагу, тот сможет смело ответить всем, что ни словом, ни делом не помогал своему бывшему заместителю.
        Умно. Саа-Шен сполна оценил задуманное Повелителем. Только горечь от этого не исчезла, кабы даже не стала сильнее. Но он лишь спросил у Тираны:
        - Повелитель больше ничего не велел мне передать?
        - Хозяин, - поправила его та. - Теперь для тебя он, как и для меня, Хозяин. Лишь так ты можешь обращаться к нему, пока снова не вернешься домой. Он просил меня показать тебе это. - И она развернула небольшой листок, где рукой нага было начертано: «Терпение и преданность достойных никогда не останутся без награды».
        Прочитанные слова заставили ю-а-нти грустно улыбнуться, а сердце сжаться. Все-таки Повелитель не бросил его, дав, видимо, уже самый распоследний шанс, сполна выплатив свой долг жизни. Что ж, он его больше не подведет. Не важно, где ему теперь придется быть, и кем он сейчас стал, он по-прежнему часть Дома и служит процветанию их общего дела.
        - Идем, - Тирана осторожно тронула его за руку, - у нас впереди еще много дел.

* * *
        Двойная Спираль, здание Арены
        Осторожно сняв с сумки Кота, я бережно передал его Саймире, удивленно уставившейся на него. Несмотря на сон, маскировка с усатого спала только частично, и в руках у меня висела лишь видимая половинка Кота. Медж, стоявший рядом, насмешливо хмыкнул, глядя на это безобразие, и подозрительно принюхался к Коту, явно пытаясь понять, что с ним произошло.
        Саймира, не в силах сдержать волнение, почти сразу передала эйтэри в руки Меджеха, и срывающимся голосом спросила меня:
        - До сих пор не понимаю, зачем тебе этот поединок? Пускай бы Змеи разбирались со своими преступниками сами! Для чего им ты?! Мало того, что он тебя чуть не убил, так теперь ты еще должен с ним драться, снова рискуя жизнью!
        На это я лишь пожал плечами. Волнения перед дуэлью почти не было: Саа-Шен опытный боец, но все-таки обычный Игрок, и если я не смогу уделать его в бою один на один с наличием отряда и ассирэя на моей стороне, значит пришло мое время покинуть Игру, уступив свои карты более достойному. Сюрпризов быть не должно: Шепчущему я еще нужен, задание Очищающих на Скрижали не выполнено до сих пор, да и клятва, принесенная нагом перед своими богами, тоже не пустой звук. Значит, ю-а-нти будет драться лишь тем, что есть у него в собственной Книге.
        Конечно, риск есть: все-таки змей - второе лицо в своем клане, и у него вполне могут оказаться сильные ударные карты золотого ранга. Пожалуй, я больше всего опасался именно этого - хорошо подобранных связок карт типа тех, что использовал против меня инсектоид на Турнире. Но я сражался и побеждал с гораздо меньшими шансами на победу, и здесь, когда явный перевес силы на моей стороне, просто обязан справиться. Ради себя и своих друзей.
        Вздохнув, тихо ответил Саймире:
        - Лучше его прикончить сейчас, пока есть шанс: Шепчущий очень ценит своего подчиненного, и если бы там, на Таурисе, я не разоблачил ю-а-нти на глазах у всех, наг наверняка замял бы дело и вывел своего помощника из-под удара. И с Немероном наверняка смог бы договориться, выкупив жизнь своего бойца. Только вражда б никуда не делась - Саа-Шен все равно продолжил бы ненавидеть меня и гадил по мере сил и возможностей. А возможности у него велики. Сама понимаешь, второе лицо в клане после нага, его преемник. Нет, - покачал я головой, - лучше решить этот вопрос здесь и сейчас, чем оставлять такого врага за спиной и ждать, когда он нанесет удар вновь.
        И все равно анир явно не желала прекращать спор:
        - Законы Совета Старших…
        - Забудь о них, - перебил я, стараясь избавить ее от опасных иллюзий. - Есть только один закон - закон сильного. Все остальное настолько зыбко… - я безнадежно махнул рукой. - Думаешь, наг не прикончил бы нас, спасая своего помощника, если б не взаимные клятвы и то, что я ему еще нужен? Поверь мне, его не остановили бы никакие законы. Если нет свидетелей их нарушения, значит, нет и преступления.
        Я еще хотел кое-что добавить к своим словам, когда неожиданно увидел пятерку бойцов Дома Змеи во главе со Скэром, вышедших из-за угла и направившихся к нам. Что-то в их поведении меня встревожило, заставив собраться.
        Подойдя на расстояние пары шагов звезда Змей замерла, и Скэр, виновато опустив голову, произнес:
        - Поединок не сможет состояться. С прискорбием вынужден сообщить, что Саа-Шен сумел совершить побег. Мы сейчас пытаемся выяснить, как это произошло, и начали его розыск. Как только будет установлено его местонахождение, мы попытаемся привести приговор в исполнение. Наш Дом приносит Вам глубочайшие извинения за произошедшее.
        Мне потребовалось несколько секунд, чтобы обдумать услышанное и обменяться взглядом с прищурившимся Меджем.
        Побег! Как удачно, и, самое главное - удобно. Суд произошел внутри клана, в записях книги решений и приговоров Совета ничего нет, по сути - это пока внутренний конфликт. И стоит записи уничтожить, а своим кланникам приказать молчать, никто не сможет объявить Саа-Шена изгоем.
        Мысли кружились в голове, и чем больше я обдумывал услышанное, тем меньше верил в то, что это правда.
        - Я хочу поговорить с лидером вашего Дома, - потребовал я.
        - Я могу передать ему все ваши слова, - ко мне подполз небольшой губрин из сопровождения.
        - Они предназначены исключительно ему! - возразил я.
        Небольшая темная сфера окутала нас, скрыв ото всех.
        - Я тебя слушаю, - вместо невысокого губрина, передо мной предстал Шепчущий, а его немигающий взгляд ввинтился в душу.
        - Побег? - возмутился я. - И вы думаете, я поверю в эту чушь?!
        - У мерзавца оказался дубликат ключа главы Дома, - прошипел наг. - Он обокрал нас, вынес весь арсенал, часть снаряжения и запасы зелий. Пропала даже часть карт. Это очень сильный удар. Клянусь, - наг вскинул руку, положив ее на возникшую Книгу, - ни словом, ни делом я не помогал ему в совершении побега, и пусть Владыка будет свидетелем моих слов.
        Книга засверкала, принимая сказанное.
        - Пусть так, - стараясь держать себя в руках, снизил я обороты, но продолжал требовательно смотреть в глаза Шепчущему. - Я готов вам поверить. Но есть один небольшой нюанс: слухи в Двойной Спирали разносятся быстро, и не один вы умеете их собирать, особенно если задаться соответствующей целью. Рано или поздно я ведь узнаю, где он объявится. Если среди Дома Ящеров или их союзников по альянсу, вопросов нет, я сочту, что Саа-Шен сумел всех обмануть. Но если среди изгоев… - я на пару секунд замолчал, придавая паузой веса своим словам, - то я буду склонен считать вас клятвопреступником, укрывшим от справедливого наказания моего врага, хотевшего меня убить, и пусть тогда Сет и Сеттис решают, как с вами поступать. Я хорошо помню ту ночь и куклу с иглой, и знаю, кому подчиняется одна небезызвестная нам дева.
        Наг молча выслушал мои слова, долго пристально изучал меня, затем в его руке возникла карта, сверкнувшая золотом и перламутром, которую он и протянул мне.
        От неожиданности сбившись с мысли, какие еще аргументы можно привести, взял предложенное в руки и автоматически глянул на описание. ЧЕМПИОН ПЕРВОСТИХИИ. «Позови, и он придет. И да пребудут с тобой удача и милость Владыки!» И туман, скрывающий собой все на картинке… Похожее я уже встречал, когда получил Бореалиса. Здесь, видимо, тот же принцип.
        Интересно. Не удержавшись, подумал об открывающихся перспективах: карта исключительно для полководцев и владык, и это, по сути, отдельный подотряд, только в виде какого-то одного, как правило очень сильного, существа. Очень редкая карта. А главное, мало найти или купить Чемпиона, он еще должен подходить к типу твоего отряда. Честно говоря, я даже не надеялся, что за всю свою Игру смогу найти чемпиона-элементаля, не то что получить его сразу после становления полководцем - все-таки мне достался весьма редкий отряд из немногочисленной категории, не то что, например, люди, среди которых много различных отрядов и подотрядов. Нет, у меня, конечно, был шанс купить что-то такое в Лавке Карт в шкафу для идущих путем Хаоса или на аукционах. Вот только вероятность этого… А тут еще милость Владыки…
        Заставив себя оторваться от карты, я перевел взгляд на нага, терпеливо наблюдающего за моей реакцией.
        - Больше полутысячи лет эта карта лежала в сокровищнице Дома. Все ждали, когда кому-то из наших выпадет отряд, похожий на твой, - произнес он. - А в итоге она досталась гладкокожему. Удивительны пути Хаоса, - он с сожалением покачал головой. - Прими ее, - он указал на золотой прямоугольник, - в качестве извинений за все произошедшее от меня и от Дома Змеи. Прими и забудь о Саа-Шене, больше ваши дороги не пересекутся, и угрозы для тебя он представлять не будет.
        - Выкуп, значит, - я демонстративно взвесил в руке карту.
        Плата более чем достойна. Наг высоко оценил жизнь своего помощника. Даже сложно предположить ее истинную стоимость, если вообще когда-либо кто-то выставит такое на открытую продажу.
        - А стоила ли его жизнь всего этого? - спросил я, убирая карту в свою Книгу.
        - Станешь лидером клана, сам поймешь, - в ответ бросил наг. - Толковых подчиненных очень сложно найти, а еще их нужно подготовить, годы трудов, а потом… - наг досадливо, чисто по-человечески махнул рукой.
        - Мне принести клятву? - уточнил, понимая, что история идет к концу.
        - Разумеется, - кивнул наг. - Такие дела не терпят лишней огласки.
        Глава 12. Соблазны
        СОЛЮТАРИС - ЗВЕЗДНОЕ ПЛАМЯ. На карте изображены десятки падающих вниз ослепительно-белых мохнатых плазменных шаров, отличающихся лишь размером и интенсивностью свечения. Вырванное из сердца звезды, пламя обрушивается на местность, выбранную заклинателем для удара. Я вгляделся в копию карты из составленного для нас нагом каталога - это был настоящий огненный ливень. Белые сгустки при столкновении с землей взрывались, разлетаясь в стороны протуберанцами бушующего пламени. Лес, по которому был нанесен удар, уже полыхал вовсю. Продолжительность заклинания - девяносто секунд. Уббалах, бывший владелец карты, не пожалел для нее золотых улучшений Сила огня и Простор. Они увеличили урон от заклинания и расширили охват территории, по которой можно будет нанести удар.
        Следующая карта - СТАЛЬНОЙ ВЕТЕР. Здесь видно, как сотни обломков самого разного оружия: мечей, копий, кинжалов - и наконечники стрел оказались подхвачены бешеным порывом ветра. Вот, они несутся вперед, кромсая плоть, сбивая с ног, рубя и убивая всех, кто не укрылся надежной броней. Мощная карта, похожа чем-то на мой Ветер ледяных осколков, на нее даже такое же усиление наложено - Острота.
        Или еще один не менее впечатляющий трофей - ПИРИТОВЫЕ ШИПЫ. Сотни острых кольев, отливающих металлическим блеском на зеркальных гранях, вырываются из-под земли, нанизывая атакующих инсектоидов, словно бабочек на булавки. Шипы протыкают тела насквозь, перебивают конечности. Помимо этого, на карте есть усиление - Прочность. Сначала такой выбор показался довольно странным, пока я не вспомнил, что сам по себе пирит, он же золото дураков, весьма хрупок, и серьезные твари могут легко протаранить этот каменный частокол. Который, кстати, теперь можно использовать и как защиту для собственных построений.
        Еще раз с сожалением взглянул на Солютарис. Увы, на эту карту, как и на ряд других, наг заявил свой приоритет. А ведь ради нее одной я бы мог соблазниться и отказаться от доли в остальной добыче. Хотя сильных и полезных карт было немало: все-таки бывшие хозяева - далеко не бедные полководцы из сильнейшего клана, проведшие не одну сотню лет в Игре.
        - Что скажешь? - я повернулся к Саймире, занимавшейся сложными подсчетами.
        - Смотри, - она указала на другую карту, и я вчитался в ее характеристики. - Как насчет того, чтобы взять ЛЕСНОГО ГИГАНТА? Это существо - дух с саморазвитием, в перспективе сможешь получить повелителя растений на пике возможностей: уже сейчас он может ускорять их рост, влиять на развитие и управлять ими, правда, пока слабо, к тому же еще есть возможность усиления. Сам он вселяется в деревья.
        На картинке я увидел, как зеленоватая тень влетела в массивный дуб, и дерево, подчиняясь силе духа, вырвало корни из земли и неспешно двинулось вперед, на ходу трансформируясь в нечто человекоподобное.
        - Он дух стихии Жизни, - продолжила пояснять свою идею подруга, - значит, конфликт с твоим отрядом отсутствует, а Феи смогут накладывать на него благословения и прочие свои заклятия. Карта, конечно, во многом ситуативная: не во всех мирах есть растения, опять же, многое зависит и от дерева, которое выберет своим вместилищем дух - чем старше и здоровее оно будет, тем сильнее получится великан. И все же, в определенные моменты, он может оказаться очень полезен. К тому же, его крайне трудно уничтожить - даже разрушение вместилища лишь оглушит лесного хозяина, так как принудительный разрыв с оболочкой болезненен и несет кратковременный паралич, но не конечную гибель. Так что, придя в себя, он сможет заново вступить в бой, а карты или оружие, предназначенные для причинения серьезного вреда духам, весьма редки. К тому же, Шепчущему эта карта не нужна - не тот у него тип отряда, а значит, и личные заклятья в большинстве своем подстать, да и оценил он ее недорого: всего в тридцать с небольшим тысяч.
        - Лучше бы он Солютарис так оценил, - проворчал я.
        На миг снова взглянул на желанную карту. Гигант, конечно, неплох, но я дрался во многих мирах и на разных аренах, и едва ли на трети есть хоть какая-нибудь серьезная растительность, а уж про леса так и вовсе сложно говорить. Да и разрушить его относительно легко - дерево не камень, можно поджечь, рассечь или растворить. Такое умеют десятки карт, причем отнюдь не только золотые смогут с данной задачей справиться. Единственное преимущество, что это стихийный дух, а не голем, и пока его не изгонишь, он будет атаковать тебя снова и снова. В каком-нибудь густом лесу повелитель растений может стать настоящей проблемой, раз за разом вселяясь во все новые деревья.
        - Ладно, буду думать, что там у нас еще?
        Серые облака скрывают солнце, ветер подхватывает дорожную пыль и мелкий растительный мусор. По полю проносится еле заметная рябь, заглядывая под полог подступающего леса, как к себе домой, высокие каменные стены крепости для нее не более, чем открытые настежь окна… Сонные лошади, запряженные в повозки, брехливые собаки во дворах, затаившийся дикий зверь и стража в сверкающих кирасах у ворот - всё осыпается невесомым тонким пеплом. Лишь молчаливый ветер подхватывает черные крупинки, разнося их по миру…
        ВЛАСТЬ ТЛЕНА. От этой карты мурашки бегут по спине, даже когда всего лишь видишь ее действие на картинке. И хотя наг безапелляционно заявил, что забирает ее, несмотря на то, что она одинаково хорошо подходит обоим нашим отрядам - заклятье действует только на живую плоть, и моим элементалям оно не опасно - такого острого сожаления, как со Звездным пламенем, у меня это не вызывало.
        Шепчущего заинтересовали сильнейшие золотые карты, и это не удивительно. ПОВИНОВЕНИЕ, аналог отрядного заклятья Кукольник, которое я тогда так хорошо прочувствовал на себе даже сквозь Абсолютный Щит Разума. Сила и длительность воздействия зависит от ментальных способностей нападающего и самой жертвы. ДИВЕРСИЯ. Отправляет в откат половину случайно выбранных карт из Активатора указанного Игрока. Ни требование прямой видимости, ни относительно малое расстояние действия, ни даже однократность не делали эту карту менее опасной. Да, Эшхарин, похоже, всерьез пыталась охотиться на нага. КРОВЬ ТИТАНА - карта Уббалаха, увеличивает все физические показатели владельца. Вот эту карту было жаль: она бы очень подошла Меджеху, но, вспомнив, с какой легкостью змей вращал тяжеленный демонический топор, добытый в склепе астронавта, я лишь покачал головой. К тому же она, хоть и не была частью комплекта, усиливала доспех ящера.
        Из отрядных, на которые приоритет был у меня, выделялась золотая карта РУННЫЙ КРУГ. Будучи именно независимой постройкой, а не пристройкой к другим отрядным строениям, он не исчез со смертью полководца, как другие карты из этого раздела библиотеки. На каменной поверхности круга можно было выложить рунное слово, дающее на время боя постоянное усиление всему отряду. Разумеется, улучшаемый аспект Игрок выбирал сам: это могла быть, например, выносливость, сила или зоркость, как в случае с Уббалахом, - но для этого надо было найти подходящие руны, а ящер успел собрать их только на одно полное слово. Накладываемые усиления не требовали подпитки из алтаря или колодца и могли быть кратными или постоянными, все зависело от ранга применяемых рун. Обычные быстро выгорали и переставали действовать, серебряные истощались и нуждались в восстановлении, а вот золотые руны могли служить бесконечно. Жалко, что пока одновременно можно использовать лишь одно рунное слово, но зато круг можно усиливать, развивая. Весьма полезное приобретение. Наг, скорее всего, тоже хотел его получить, но, блюдя договор, оставил мне.
        Из личных полководческих карт мне подходил БОЛЬШОЙ ЭЛИКСИР МАНЫ. Раз в месяц он позволяет полностью заполнить вместилище силы, после чего большой темно-синий сосуд в золотистой оплетке набирается вновь. Интересная карта, правда, с серьезным ограничением по типам отрядов, для которых ее можно применять. Символы Смерти и Инферно перечеркнуты - нагу не подходит, а вот для меня в самый раз, где мне эти источники природной силы искать? Естественное наполнение всего пятнадцать единиц в сутки - это слишком долго, кто знает, когда и где придется воевать. Так что брать надо однозначно: хотя и дорого, целых семьдесят восемь тысяч, но пригодится обязательно.
        Из полководческих трофеев нам достались еще четыре обычные отрядные карты с ритуалами (будучи свитками, они относились к категории чертежей и рецептов, и в отличие от заклинаний сохранялись), пара личных серебряных карт и несколько обычных, в основном почти израсходованных кратных. Серебряную карту СТАЛЬНЫЕ ПЕРЬЯ, как и ожидалось, наложить можно было только на пернатых, а у меня таких не было. Карту же ВРЕМЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ ОТРЯДОВ, хотя она теоретически подходила мне, наг просил оставить ему. Я не видел причин отказывать - друзья еще не скоро обзаведутся собственными воинствами.
        Но я отвлекся от золотых карт.
        - Смотри, - Саймира, пододвинувшись поближе, принялась водить по списку пальцем, - Шепчущий забирает Повиновение, Солютарис, Власть тлена, Диверсию, Кровь титана и комплект Уббалаха из щита и доспеха - Твердь небес и Сокрушитель титанов. Это самые ценные карты из трофеев, полагаю, тут можно попробовать поспорить. Как-то получается не совсем честное распределение добычи, на мой взгляд…
        На это я отрицательно покачал головой:
        - Без него все равно ничего из этого не было бы, - я махнул на список карт. - По сути, он и без меня с этими двумя мог разобраться, я там и нужен был лишь для срабатывания карты вызова на дуэль, чтобы условие вызова выполнить. А так…
        - Он настолько силен? - анир удивленно посмотрела на меня.
        Я лишь кивнул. Она ведь до конца так и не понимает, с кем, по сути, ведет дела. Не наблюдала его в бою. Перед ней наг предстает в образе эдакого старого дядюшки в халате с очками на носу. Она не видела его настоящим, как я, когда пришлось быть свидетелем их поединка с Уббалахом. Шепчущий его, по сути, четвертовал. С легкостью и удовольствием. И то, что наг вел себя с нами относительно честно, ничего не меняло. Своего он не упустит, и ссориться с ним из-за дележа добычи я не хотел. Пусть я и не был лишним в бою, что-то делал, уничтожил часть бойцов противника, но Шепчущий вполне мог справиться и без меня. Если взглянуть правде в глаза, именно наг и призванная им Дикая охота сделали всю работу, убив Эшхарин с Уббалахом.
        Глядя на длинный список карт, на ворох таблиц, в которые закопалась Саймира, что-то сравнивая между собой, я попытался четко представить, что мне нужно, какие слабые стороны в своей колоде я могу сейчас закрыть. С одной стороны, мне нужны максимально универсальные карты, которые я смогу применить практически в любых обстоятельствах и мирах. С другой, сейчас уникальная возможность, фактически, запустить руку в клановую сокровищницу и заполучить что-нибудь по-настоящему редкое - когда еще мне встретятся столь сильные и полезные карты?
        Первой я выбрал карту с нарисованной на ней гигантской золотистой стрекозой с большими фиолетовыми глазами. «ВЕРТАНСКАЯ ШЕСТИКРЫЛКА, может нести на себе двух седоков, обладает хорошей скоростью и великолепной подвижностью. Не способна атаковать врага». Ну, оно и не обязательно, я и сам с этим справлюсь. Вот это существо однозначно надо брать. Стрекоза практически идеально подходит для разведки, бегства или, наоборот, погони. Хотя и оценена она в весьма внушительную сумму, почти в пять раз больше, чем Лесной гигант, но, я уверен, она стоит своей цены.
        Следующей картой, которую я решил забрать, было БОЛЬШОЕ ИЗГНАНИЕ ДУХОВ. На движущемся изображении фиолетовые небеса разрезают сияющие врата, в которые втягиваются беловатой дымкой самые разные природные духи и духи стихий, за ними следуют призраки и души, покидающие тела нежити, - костяки, которыми те управляли или в которых были заточены, глухо осыпаются наземь. Идеальная карта против одержимых, потусторонних созданий и всевозможных экстрапланарных сущностей. Если бы наг не заблокировал ее, Эшхарин, наверняка, изгнала бы Дикую охоту, что, гипотетически, могло изменить весь ход боя. Хотя, я уверен, у Шепчущего хватало и других козырей в рукаве.
        Интересно, а против големов эта карта сработает? Ведь они, по сути, одушевленные доспехи. Ладно, об этом подумаю потом, самое главное, данное заклинание перекроет мою уязвимость к нападениям экстрапланарных сущностей вроде Шум-Шума. Правда, под заклятие может попасть и мой отряд, так что его следует применять с умом. Но эту карту я однозначно беру.
        Уже две. А с Большим эликсиром маны и Рунным кругом - четыре.
        Я глянул на листок Саймиры, где была указана сравнительная цена карт и общая сумма отдельной строчкой - наша доля. Так было сделано не случайно: пусть все двадцать три карты были золотыми, но их сила и полезность, а следовательно, и цена отличались очень заметно. Среди них были поражающие своей мощью Солютарис и Власть тлена, были отрядные и личные полководческие карты, которые в принципе стоят в два-четыре раза дороже «обычных» золотых карт. Была та же ездовая стрекоза, к тому же летающая - наг еще относительно скромно ее оценил, из-за ажиотажа сейчас подобные карты иногда уходят за какие-то совсем немилосердные суммы. Были пять с лишним десятков серебряных карт - в таком количестве и с учетом другого порядка цен колебания их стоимости не оказывали столь заметного влияния, но все вместе они давали неплохую сумму… А еще нам достались артефакты. Это вообще отдельная песня!
        Костяная броня и булава Уббалаха были хоть и дорогими, но самыми простыми из них. Изящный женский кулон на тонкой цепочке наг порекомендовал оставить ему - все равно тот разряжен, и потребуется благословение минимум великого духа, чтобы вновь наполнить его силой. А жаль - с выходом из Игры Тамариса и Мира деревьев сущностей такого ранга, к которым я мог бы обратиться, не осталось, а то бы обязательно попытался выторговать эту вещь для Саймиры. Подвеска была аналогом редчайшей золотой картыПоследний шанс - понятно, как тогда Эшхарин ушла из-под моего удара.
        Но вишенкой на торте оказалась фигурка детально проработанного солдатика в стеклянной бутылке, подобным образом в некоторых мирах любят собирать кораблики. Механический воин, благословленный Великим Механиком, способный, стоит бутылке разбиться, заградить собой хозяина от многих бед… Не знаю, смог бы он на равных сражаться с Гидрой, сомневаюсь, если честно, но вот удивить нага точно бы удалось. Кому достанется этот трофей, пояснять не нужно, но свою заметную лепту в общую стоимость собранных богатств он внес. Так что в итоге причины углубиться в дебри расчетов и проверить истории продаж у анир имелись, и я был благодарен, что она взяла на себя эту часть.
        Что ж, продолжим. Рейд Змееедов был разведывательным, и подборка карт, нам доставшихся, явно это отражала. По отсутствию отдельных карт, в основном атакующих, которые просто обязаны были быть в гораздо большем количестве, видно, что они, скорее всего, оказались арендованными и вернулись главному Дому. А мне пригодились бы ударные карты: сейчас у меня их девять, но, как показала практика, этого еле хватает на два серьезных боя. Возможно, стоит подумать о Пиритовых шипах - они сразу будут и нападением, и защитой при необходимости.
        Пятой картой, однозначно заинтересовавшей меня, стал ДОСПЕХ ХРАНИТЕЛЯ ОКЕАНА. На мой взгляд, он ничем не уступал тому, что принадлежал Уббалаху. Только у Сокрушителя титанов упор был сделан на защиту от физических атак, а также на значительное повышение показателей силы и выносливости. Доспех же хранителя океана наоборот, повышал ловкость и скорость рефлексов, плюс давал хорошую защиту как от физических, так и от магических атак. А магию воды он в принципе позволял игнорировать. Нагу он, понятное дело, не нужен - у него есть кое-что посильнее. Доспех Кровавого Сокола обладал схожей направленностью, только лучшими параметрами. А вот мне эта карта пригодится, для меня не так важна физическая сила, ибо у меня есть оружие, способное пробить практически любую защиту, главное добраться до врага - когти ассирэя и невидимые клинки.
        Все мое предыдущее развитие как раз и делало на это упор - ловкость и скорость в максимальном приоритете. Нужно опередить врага, не позволить ему нанести удар первым, не дать возможности попасть по мне. Так что Хранитель океана мне здорово поможет, особенно в ближнем бою. Доспех Четырех Стихий все-таки больше подходил для оборонительной тактики, направленной на защиту от вражеских магических атак, но ситуации бывают разные, и для схваток, где придется драться самому, новый доспех для меня подходил идеально. А старый доспех Стремительных ударов можно будет использовать как запасной, все-таки у золотых карт слишком большой откат. Впрочем, как и цена.
        Что еще? Просматриваю оставшиеся карты: ПОХОДНЫЙ СУНДУК РЕЙХО - я впервые слышал о чем-либо подобном, не говоря уже о том, чтобы видеть. На картинке изображен домик в виде большого сундука с окошками, в который груженые тюками зверолюды пытались загнать упирающуюся скотинку. «Рейхо всегда путешествовал со своим сундуком. Раз в малый цикл, по зову хозяина, тот на час появлялся перед ним, все остальное время надежно храня доверенное». Получается, кроме вместительного хранилища, это еще один относительно доступный способ перемещать разумных между мирами, а то Работорговцы очень уж много дерут за пустые кубы. Это может оказаться крайне полезно, но все-таки пока не для меня: мне сейчас упор нужно делать на собственное выживание, на боевые ударные карты. Да и сумка, подаренная нагом, меня вполне устраивает по вместимости, а переселение народов в мои планы пока не входит.
        С легким сожалением - мне вряд ли еще хоть раз выпадет возможность получить такую карту - отложил ее в сторону. Туда же отправилось оружие Уббалаха: двуручный топор и пара серповидных клинков почти с меня ростом и весом. В эту же кучу лег короткий лук со сверкающей разрядами электричества тетивой, способный посылать молнии на пару сотен шагов. Красивое и эффектное оружие с усилением в виде Большого благословения света, но здесь сейчас есть более интересные карты. По той же причине я отложил и оба щита Эшхарин - защита от магии у меня есть, хотя они и лучше моего. Слабо представляю, что с этим добром будет делать наг, но это однозначно не мои проблемы.
        Гораздо больше меня волновало другое - выбранные мной карты, если я возьму и Гиганта с Шипами, составили половину моей доли, а ведь и среди серебряных трофеев было немало тех, которые я хотел бы приобрести, например, того же ДУХА-ПУСТОТНИКА, поднятого до серебряного ранга МАСТЕРА ЛОВУШЕК или АБИРАНСКИЕ МИРАЖИ. А ведь есть еще и ритуалы, и серебряные атакующие заклятья, которые мне тоже не помешают. Пусть они не столь сильны, но из-за меньшего срока отката будут всегда востребованы.
        Но не это заставляло меня мучиться от жадности. Шепчущий действительно желал забрать лучшие карты и артефакты, Саймира права: теоретически можно было бы попытаться аккуратно выторговать себе что-нибудь из них. Поэтому наг подкинул мне наживку, соблазн, от которого сложно устоять. Три золотые отрядные карты, идеально подходящие моим элементалям. Учитывая же, что они все в среднем в три раза дороже личных… То мне хватало только на две. Или на одну, если я возьму две оставшиеся из трофейных.
        И сейчас я решал, что выбрать. Перебирал уже отложенные карты, сравнивал характеристики и цены, пытаясь найти наилучший вариант.
        БОЛЬШОЕ ОБНОВЛЕНИЕ - карта действия, разовая, полностью обновляет, возвращая из отката, все ранее использованные карты. Золотая. Похожа на ту, что был готов использовать наг, только действует на личные карты, а не на отрядные. Не карта Спасения, конечно, но один раз способна вытащить из серьезных проблем. Или лучше до них не доводить? Когда ты гол и безоружен, то по-другому оцениваешь ситуацию и не лезешь на рожон. Если у меня будет такой выход на крайний случай, то не буду ли на него неосознанно рассчитывать, закладывая в свои планы? А я пока не настолько богат, чтобы пользоваться подобными «расходниками». Как же все неоднозначно…
        Последняя из трофейных карт заставила меня ломать голову еще дольше. ПРИКОСНОВЕНИЕ БОГА - заклятье накрывало собой всех союзников заклинателя, стоящих перед ним, пусть и на время, но практически вдвое поднимая все их жизненные показатели. Увеличивало физическую мощь, снимало усталость и негативные эффекты, если у тех был не слишком высокий ранг. А также исцеляло легкие и средние ранения и воодушевляло всех, попавших под его воздействие - мощный усилитель, способный коренным образом изменить исход схватки. Или все-таки выбрать что-то из боевых заклинаний?
        Нагу Прикосновение, скорее всего, не нужно - его бойцам и так неведомы ни страх, ни боль, впрочем, как и большинству моих. А вот для полководцев с отрядами из живых существ столь мощное заклятие усиления давало отличный шанс изменить ход боя, переломив схватку в свою пользу. На карте рисунок озарен лучами света, падающими на измученных и израненных бойцов, обессиленно стоящих на крепостной стене. У многих даже оружие выпало из рук, а на лицах лишь страх и отчаяние, вызванные одним видом идущих на штурм вражеских полчищ. И как же преображаются лица и тела под этим солнечным светом, стоит ему коснуться защитников! Страх, сомнения - всё исчезает, глаза наполняются решимостью и силой. Примени Уббалах или Эшхарин подобное на свои объединенные отряды, и схватка могла бы пойти совсем другим путем…
        Отличная карта, но, к сожалению, не подходящая для элементалей: лечить их стандартными картами нельзя и воодушевление на них не подействует. Хотя… будучи личной картой, она ведь действует и на Игроков с их призванными существами… Правда, не скоро поведу я за собой столь многих, чтобы предпочесть эту карту заклятью, способному убрать с моей дороги врагов.
        И вот я подошел к сложному выбору: карты из личных запасов нага.
        Аналог брони для тех подотрядов, что ее в принципе не носят. ОБСИДИАНОВАЯ ФОРМА, применима только для созданий из камня. В результате обжига пламенем Хаоса наделенные ею существа покрываются коркой из хрупкого, но устойчивого к огню и изобилующего множеством углов и сколов обсидиана, наделяющих бойцов свойством Острота. Выносливость уменьшается на три процента, но на тридцать процентов возрастает сопротивляемость огненному воздействию. А еще за счет идеально гладкой зеркальной поверхности граней появляется небольшой шанс отразить слабые заклинания Света.
        КОРОЛЕВА РОЯ. Одна из особей слаборазумного подотряда приобретает более высокие для своего вида умственные способности. Они позволяют ей управлять другими членами группы, принимать и передавать им приказы полководца. Не является офицером своего подотряда и не в состоянии наделить его какими-либо дополнительными способностями.
        И на закуску улучшение алтаря. СТРАЖА ИСТОЧНИКА. Наделяет источник силы собственной стражей, подходящей типу отряда. Стражи самоотверженно защищают источник, самостоятельно черпая из него силу на собственное исцеление прямо во время боя. При наличии соответствующей пристройки способны его перемещать.
        Я настолько надолго задумался, что Саймира даже начала коситься на меня. Но со своими советами не лезла. Я уже убедился: найти улучшения, подходящие именно твоему отряду, крайне сложно, а уж если он редкого типа… Универсальные же и вовсе встретить будет большой удачей. Даже на закрытом аукционе крупнейших карточных домов таких не было, что уж говорить о Лавке Карт.
        И все же, и все же… Эти карты давали, на первый взгляд, не так уж и много. Обсидиановая форма по-настоящему раскроется только там, где полно огня, а такие арены встречаются не часто. Стража вроде бы нужна - Искарос несколько раз подчеркивал, насколько важно охранять алтарь, ведь все улучшения его и пристроек исчезнут в случае полного разрушения. Но их-то пока у меня и нет. А вот бесконтрольное выкачивание силы на самолечение может меня подвести - ее запас пока у Колодца невелик. Королеву же роя хочется взять до зуда в пальцах - я уже успел намучиться со своевольными Фейри, так и норовящими что-нибудь поджечь. Стоит отвлечься на них в неподходящий момент горячки боя, и это может дорого обойтись. Надеюсь, молодые огненные духи подойдут под требования карты, хотя уверенности в этом нет.
        И что же мне делать? Забрать бы все три, но даже если я не возьму Шипы и Лесного гиганта, мне не хватит на все - отказываться надо от трех «обычных» золотых карт, да и то Гигант дешев, придется дополнять серебряными. А ни доспех, ни Большое изгнание духов терять не хочется.
        И тут мой взгляд зацепился за одну из таблиц, что перекладывала анир. Карты убитых мною лично Змееедов! Конечно, наг не высказал в них заинтересованности, но однозначного отказа не дал. Если он согласится взять их… Я подсчитал цены в уме… Можно будет даже оставить из них золотой ДОСПЕХ ПИЛИГРИМА для Саймиры: он дает отличную физическую защиту, повышает выносливость и наделяет регенерацией. Или, учитывая белый ранг ее карт, лучше будет все-таки оставить один из щитов Эшхарин? ЗЕЛЕНАЯ ДЛАНЬ - стационарный купол, привязывается к местности, а не к хозяину, его могу поставить я со своими, отмеченными золотым пламенем, картами. Щит, конечно, в равных условиях, слабее доспеха, но способен подпитываться от жизненных сил растений. Погоди-ка! А не сможет ли лесной дух снабжать его силой? Ведь зачем-то же держала эту относительно слабую для золотых карту ящерица?
        Надо считать. Столько допущений и предположений. Я, вновь погрузившись в раздумья, начал по новому кругу перебирать карты.

* * *
        Листки с графиками и описанием карт валяются, разбросанные по полу беседки. Саймира, удобно привалившись к моему плечу, задумчиво спросила:
        - Ты уже решил, какой выберешь дом?
        - Да, - ответил я, попытавшись ухватить хвост, которым девушка меня все это время щекотала, водя им по бедру.
        - Не поймал, - довольно хихикнула анир и легонько куснула меня за ухо. Немного повозившись, снова устраиваясь поудобней, она, не выдержав, спросила. - А какой?
        - Эшхарин, - ответил я.
        Хвост Саймиры снова принялся меня гладить, уже по щиколотке, пока на недосягаемом для меня расстоянии. Ну ничего, скоро она забудется, и он скользнет выше, и вот тогда…
        - А почему ее? - любопытство - слабое место всех кошачьих. - Ведь Уббалах был лидером младшего Дома, потенциально, доступных ресурсов у него должно быть больше. Значит, трофеев и карт тоже будет больше, да и сам дом будет лучше развит в плане дополнительных построек.
        - Спорно, - ответил я, терпеливо ожидая, когда мохнатый мучитель поднимется выше голени. - Я навел о них справки: Эшхарин была офицером по особым поручениям и подчинялась напрямую лидеру Ящеров, Газараху, а Уббалах - обычный полководец малого Дома, отвечавшего в основном за сбор и частичную переработку ресурсов в парочке миров, на Беренхеле и Гелии. А теперь подумай, у кого было больше возможностей и шансов найти что-то по-настоящему ценное и интересное? У Эшхарин, рыскавшей по всей Радуге миров в поисках артефактов и иных редкостей для лидера Дома, или у Уббалаха, по большей части безвылазно сидевшего в гробницах и прикрывавшего добытчиков от мертвяков? По дайнам, конечно, возможностей у Уббалаха было побольше, но, как ты сама знаешь, по-настоящему ценные вещи на аукционах не продаются, они всегда пригодятся самому. Разве что случайно, когда владелец не осознает истинное назначение предмета, угодившего ему в руки. Ну или если острая нужда в деньгах заставляет. А так - маловероятно. При этом всего один какой-нибудь артефакт Древних может запросто превосходить по стоимости все то, что Уббалах сумел
заработать за всю свою жизнь. Тебе ли не знать.
        - Согласна, - задумчиво прошептала Саймира.
        А я, наконец, ладонью прихлопнул хвост, который она не успела отдернуть.
        - Попался! - довольно хмыкнул я в ответ на возмущенное сопение любимой. - А вот нечего отвлекаться, - шепнул я и крепко ее к себе прижал, целуя.

* * *
        Обычная едальня, что можно запросто найти на любой улочке Двойной Спирали, была заполнена напряженной суетой. Стучали ложки по тарелкам спешащих отправиться в новый рейд разведчиков, в общем шуме разговоров то тут, то там слышались возмущенные реплики пытавшихся о чем-то договориться Игроков, усталые добытчики, с завистью смотря на исходящие ароматным парком тарелки с тушеным мясом, заказывали самые простые блюда с собой на вынос - из-за разделения точек перехода на зоны прибытия и отбытия и увеличения размеров многих Осколков дорога в любое место, даже в оставшиеся с прежнего Фестиваля миры, стала занимать заметно больше времени.
        Запотевший стакан с дешевым местным пивом размашисто опустился на столик Меджа. Не спрашивая разрешения, свободный стул занял сухопарый человек с высохшим лицом, острым носом и колючим взглядом светло-серых глаз.
        - Как дела, мохнатый?
        - Хвост пока на месте, Керри, - буркнул в ответ тигролюд, тоже не став размениваться на приветствие.
        - На месте - это замечательно, - растянул тонкие губы в улыбке собеседник. - Сейчас времена такие, что пора все хвосты подбирать. Информация дороже карт, а верный клинок на вес золота.
        Сдув тонкую пену и сделав пару затяжных глотков, Керротан хитро посмотрел на своего старого знакомого:
        - Говорят, у тебя в последнее время знакомства интересные завелись, тоже с хвостами… А ты мне должен. Услугу.
        - Про своих ничего не рассказываю. Это и в договоре было, - в голосе Меджа прорезались рыкающие ноты.
        - Да разве ж они - твои?
        На это старый кот равнодушно промолчал. Вынужденно заключенное в свое время соглашение позволяло ему игнорировать любые требования, если они касались интересов клана, отряда или группы, к которым он принадлежал. Змеи его кланом не были, а вот Рэн с Саймирой - да.
        - Какой ты неразговорчивый сегодня. Ну и ладно, - было видно, что человек изначально не очень-то и рассчитывал на положительный ответ. - Но раз я обратился за долгом, тебе придется его вернуть.
        Спокойное пожатие плечами было ему ответом.
        - Дайнами возьмешь?
        - Нет, мохнатый, за деньги помощь друга не купишь, - оценив недовольный взгляд тригролюда, Керротан перестал паясничать и перешел к делу: - Селюдан помнишь? Ты же специализировался на торговле с мелкими Осколками?
        Меджех кивнул. Ничем не примечательный кусок земли, на котором не было ни поселений разумных, ни ресурсов для добычи, долгое время оставался просто спокойным перевалочным пунктом на постоянно меняющейся сетке путей игрового поля, пока однажды один из вечных бродяг-осколочников не проснулся там в компании громадного мишки, с интересом заглядывающего ему в лицо… История довольно быстро стала забавной застольной шуткой про испачканные штаны и невыгодный обмен, ведь за содержимое походного мешка с едой, утащенного мишкой, косолапый под конец зарядки Компаса притащил кусок бревна, весь в янтарных каплях смолы. Это потом выяснилось, что смола оказалась весьма ценным ингредиентом, стабилизирующим ряд сложных в изготовлении зелий. Наладить регулярный обмен не получилось: оборотни, населявшие Селюдан, оказались весьма специфичным народом, меряющим время лунами, хорошо, хоть не сезонами. Но Игроки, что не имели срочных дел или могли себе позволить ждать местного охотника неделями, там постоянно крутились. Главное было не собираться совсем уж большой толпой.
        - Так вот, границы Осколка расширились, до деревни они не дотянулись, но контакты с местными стали гораздо чаще.
        - Ты хочешь посадить меня там караулить охотников?
        - Нет, - Керр поморщился, - Щитомордники подсуетились и заявили монополию на торговлю смолой. Это еще бабушка надвое сказала, признают ли их претензии: до распределения миров Советом диспозиция главных сил неизвестна, окажется Осколок под боком у крупного клана, и тогда тот даже такую мелочь под себя подгребет. Так что пока с ними никто связываться не хочет. А может, просто присматриваются, каков теперь будет объем товарообмена, стоит ли овчинка выделки. Я от тебя хочу иного: скоро там будет местный праздник, то ли чествование бога, то ли обряд совершеннолетия. Надо с одним ножом, выданным жрецом, провести пять дней в священном лесу, не оборачиваясь в зверя. Ни припасов, ни снаряжения брать с собой нельзя. Прошедшим посвящение выдается браслет, который иначе получить нельзя. Вот его ты мне и принесешь - почти половина этого особого леса Игрокам доступна. Ну и расскажешь, что там внутри интересного есть. Ты у нас мастер ножевого боя, справишься.
        - Боя? Мне что, с другими участниками драться придется?
        - Да. Мало просто показать свои умения по выживанию в дикой местности, с этим любой мало-мальски опытный Игрок справится, надо еще четыре ножа, взятых в честном бою, принести. Правда, убивать не обязательно, - ухмыльнулся человек, - ну да кто из наемников от эмбиента откажется?

* * *
        Короткий звуковой сигнал раздался в голове, оповестив о получении письма. Отложив на время очередной листок с описанием РИТУАЛА СОКРЫТИЯ, я, призвав Книгу, посмотрел, кто же мне написал. Шепчущий, короткая записка с ответом на мой запрос.
        «К сожалению, изготовление нового Большого зелья удачи не представляется возможным. После взрыва нашей лаборатории на Форлейге Дом до сих пор испытывает сложности с восстановлением запаса редких ингредиентов. Если сможешь достать необходимые, наши зельевары окажут тебе услугу. Также ниже приложен список нескольких кланов, которые в принципе занимаются подобным, но есть ли у них сейчас соответствующие возможности, мне не известно». И длинный перечень составляющих зелья…
        Хорошая шутка, ничего не скажешь. Насколько мне известно, на постоянной основе настолько важные стратегические зелья на продажу не делает никто кроме Змей, используя созданное только для собственных нужд. Чем наг активно и пользуется, заняв эту весьма выгодную нишу рынка, откуда их никто так и не смог потеснить. Хотя, теперь это может измениться. Лаборатория, что взлетела на воздух, была одной из двух, составлявших производственные мощности Дома. Вроде бы они отстроили ее заново, но, похоже, одного здания мало…
        Но мне-то от этого не легче! Конечно, будь я лидером серьезного клана, был бы неплохой шанс договориться об изготовлении зелья с другими кланами, я даже согласен подождать пару лет, а то и больше: получение чемпиона - почти такой же важный процесс, как и выбор отряда, но смысла тянуть уже нет. Для мягкотелого из крохотного клана зелье изготавливать никто не будет, даже если я и предложу за него справедливую цену. Скорее наоборот, лишь привлеку к себе ненужное внимание. «А зачем оно ему нужно? Что такого ценного он хочет получить, раз готов идти на такие расходы?» Так что это не вариант.
        Открыв раздел золотых карт, я еще раз глянул на свое пополнение. «Позови, и он придет. И да пребудут с тобой удача и милость Владыки!» С милостью у меня вроде все в порядке - я взглянул на золотистый огонек, горевший в уголке карты. А вот с удачей… Мне бы сейчас не помешала новая монета Леприкона, только где ж ее взять? А в новых играх гремлинов мне участвовать неохота, и так почти чудом выжил в прошлой. Так что нет. Тогда что?
        Я быстро перебирал все известные мне способы заполучить благосклонность судьбы. Прикупить талисман в торговых рядах? Там продаются в достатке лисьи хвосты, зубы дракона, подковы золотой лани - всего этого мусора тут хватает, только не работает он. Может, и существуют предметы, приносящие удачу своим хозяевам, только какой же дурак будет их продавать? Тогда как получить милость Слепца?
        Невольно вспомнился мой старый способ благодарности за удачные рейды. Кто знает, может, благодаря ему я до сих пор жив? И даже рабы для освобождения есть, только одна проблема - нет подходящего мира для этого. Разведка миров идет полным ходом, выискиваются жертвы для большого рейда, информации пока слишком мало. А выпустить пленников в мире, который я сам недавно посетил, выглядело бы глупой шуткой: несчастные поселенцы - и страдающий от инсектоидов и радиации мир. Почти наверняка местные люди там просто перебьют бывших рабов, неведомо как появившихся в их мире. То есть без особых колебаний воспримут гостей как новую угрозу. Да и лишние рты им ни к чему. А дать свободу и скорою смерть - вряд ли Слепец будет рад такой жертве.
        Что остается? Может, рискнуть, и просто активировать карту, надеясь лишь на милость Повелителя Игры? Или все же попытаться получить толику удачи?
        Я перебрал в уме имевшиеся у меня ценности, способные стать жертвой для Хозяина удачи, и неожиданная мысль сверкнула в голове. Не знаю, даст ли мне это то, чего я желаю, но внимание Слепца точно привлечет. Подхваченный своей идеей, я вскочил на ноги: и так слишком много времени провел среди листов с описанием карт, графиков и расчетов, пора немного размяться. Все равно Саймира опять ушла по своим делам.
        Крохотный черный куб совсем не отражает величие сил, которым он посвящен. Привычно полыхает черное пламя над алтарем, приветствуя служителей своего хозяина, но сегодня пришел я не к нему. Взгляд пробегает по боковым нишам, где размещены статуи и алтари остальных восьми богов Хаоса. Найдя среди них статую Слепца, я подошел к ней ближе и, недолго думая, сунул в пламя пистолет с красивыми костяными накладками. Лучше от этой пакости избавиться сразу, избежав соблазна когда-либо пустить его в ход. Потому что, боюсь, однажды жизнь вынудит сделать это, невзирая на возможные последствия. Ну так я и сделаю подарок себе сейчас, раз и навсегда избежав искушения, перекрыв себе эту возможность. Слишком уж опасная сила таится в этом оружии, манит возможностью решить все проблемы, стоит лишь нажать на курок. Только расплата за подобный выбор почти всегда наступает, рано или поздно.
        Металл пистолета и костяные накладки, вспыхнув, расплавились, почти сразу обнажив нутро с фиолетовым стержнем, а следом звонко затрещал и он. Кристалл, объятый клубами пламени, треснул, испуская разноцветные искры, а затем громко лопнул, и над алтарем возникла фиолетовая дымка…
        Лучше так, подумал я, отступая на несколько шагов назад. Какие бы силы не олицетворяли боги: Свет, Тьму или Хаос - они порождения этой вселенной, и ее гибель сулит окончательную смерть и им. И первозданный Хаос служит их прямым антагонистом, разрушающим все то, олицетворением чего они являются. А что может быть слаще для бога, как не уничтожение источника угрозы, что несет ему гибель?
        Фиолетовая дымка и не думала исчезать. Поднявшись над алтарем, она принялась разъедать статую, стоящую перед ним. Каменная фигура Слепца начала будто бы плавиться, теряя форму, и я натуральнейшим образом испугался того, что натворил. Разрушить статую Повелителя случая! Мне даже сложно представить последствия такого поступка… Однако вдруг статуя перед алтарем, секунду назад терявшая свою форму, словно ожила, обрела былой вид, а облако фиолетовых искр втянулось в рукав балахона и исчезло.
        На миг, лишь на одно краткое мгновение, я почувствовал присутствие того, кому все эти годы приносил свои бескровные жертвы. Возможно мне показалось, и я всего лишь всё выдумал, но я ощутил одобрение этой высшей сущностью моего поступка.
        Я постоял еще несколько минут у алтаря, попросив у Слепца удачи для моих друзей. Мы лишь крохотные щепки, несомые потоком бытия. Сохрани и обереги последнего из моих друзей и любимую, что дороже жизни! Ниспошли им свою милость и, прошу, не дай им умереть раньше меня…

* * *
        За окном, вернее за стеклянной стеной, кипела жизнь: по плиткам тротуаров спешили по своим делам фигурки пешеходов, такси заманивали пассажиров светящейся надписью «свободно», а флаеры и авиетки текли меж зубьев зданий пестрыми реками в отведенных им воздушных рукавах. Город-в-Пустоте, по крайней мере в его центральной части, был так похож на мегаполисы развитых миров…
        Саймира глубоко вздохнула и вернулась на диванчик для посетителей - сейчас не время предаваться меланхолии, у нее впереди важная встреча, которой удалось добиться с немалым трудом.
        Но как же она иногда скучала по всему этому!
        Нет, не по шуму и бешеному ритму больших городов, и даже не по комфорту жизни родного мира с его всевозможными техническими устройствами, электронными помощниками, мгновенной доступностью информации из любых областей знаний и отлично отлаженной транспортной сетью. Ей не хватало самой жизни, ее созидательного развития, ее неспешного и неизбежного течения в бесконечное завтра.
        Компьютеры и базы данных, товары любого назначения и душ в доме или номере - все это было и в Двойной Спирали. Не было будущего, общего для всех. Да, и в обычных мирах каждый жил собственными интересами или интересами своей семьи, развивая свое личное дело либо ограничиваясь выполнением работы по своей специальности. Но всё вместе, кирпичик к кирпичику, складывало общий дом, толкая цивилизацию вперед и вширь. Разумный, отсчитав свои годы, оставлял после себя детей и созданное своими руками или мыслью.
        Игроки же, каждый день ходя под смертью, жили одним днем, собранной силой и способностью разрушать. Да, и они создавали производства, но лишь тогда, когда не могли нужные вещи отнять. Карты, этот универсальный инструмент, без труда и ресурсов давали слишком многое, лишая необходимости создавать длинные производственные цепочки. Умирает Игрок, и накопленные им опыт и знания в большинстве случаев пропадают бесследно, не имея наследников. Распадается клан - и его дело хиреет, а то и вовсе загибается, так как опять у других нет нужных знаний и специалистов, а клятвы на Книгах охраняют самые важные секреты, не позволяя их передать. Если же разрушается Знамя, то и вовсе старшие офицеры Дома погибают, а всё имущество клана исчезает, и не только то, что хранится в клановом доме. В таких условиях развитие плетется беременной черепахой в гору…
        Попадая в Игру, разумные всегда тянутся к себе подобным, не только в плане видов и рас, но и по типу миров и степени их развития, принося свои знания и взгляды на жизнь. В Двойной Спирали одновременно существуют, спокойно пересекаясь, множество различных миров: гладиаторские бои и людоедство соседствуют с терминалами аукционов, военными компьютерами и кинотеатрами, крутящими фильмы, снятые Игроками, а состязания по взрывболу транслируются за пределы Двойной Спирали… И хотя представителей развитых техномиров в Игре всегда было относительно немного, их специфические знания и образ мышления оказывают значительное влияние на окружение, позволяя если не создавать те или иные вещи, то подсказывать, что именно нужно добыть. В их среде есть хоть какое-то ощущение движения в будущее. Только вот так получилось, что опорой в безумном мире Игры для Саймиры стал клан уроженцев магических миров, и ощущение бренности и бесполезности бытия иногда накатывало на анир, заставляя размышлять о правильности сделанного выбора.
        Временами девушка задумывалась о том, что, возможно, зря прошла вратами Хаоса.
        Ее деятельный характер не позволял мучиться сожалениями об уже сделанном выборе, а основным принципом был анализ совершенного на предмет ошибок, чтобы не повторять их в будущем. Но эмоции - они такие эмоции. Она не механоид, чтобы быть свободной от их груза. И все же, окажись она в той же ситуации, скорее всего, снова поступила бы так же - свои слабости нужно уметь признавать, а жить ей хотелось безумно.
        - Госпожа Саймира, господин Чениен готов вас принять, - голос секретаря вырвал анир из глубин мыслей, и девушка, элегантно поднявшись, задорно застучала каблучками.

* * *
        Дорога привычно пружинила под ногами. Задумавшись, я торопливо шел, не глядя по сторонам, пока знакомая мелодия не вырвала меня из бесконечного круга мыслей. Гитарист с верным псом, сидевший на площади, затянул старую песню о дороге, зовущей нас всех, о тех, кто уходит, и о тех, кто остается ждать. И неизвестно, что тяжелее - мерить шагами пыль чужих миров, или, оставаясь в безопасности, ждать любимых…
        Синяя пластинка щелчком отправилась в футляр, и певец благодарно кивнул в ответ. Почему-то на душе было тяжело, в голове все крутились и крутились сомнения, а правильно ли я поступил, уничтожив оружие, способное справиться практически со всем? Может, не стоило торопиться и надо было приберечь пистолет для того самого последнего боя, когда только он способен будет принести победу? Не знаю. Но я помнил слишком много историй, когда победа, купленная такой ценой, оказывалась горше поражения. О королях, ради спасения страны шедших на сделки с темными богами, и в итоге губившими весь мир. О полководцах, выпускавших чуму на побеждающих врагов, а в результате в живых не оставалось никого…
        В моих руках и вовсе было то, что способно повредить саму реальность, сущее, служащее домом нам всем. Победы, поражения - через год или век забудется всё, появятся новые люди, зажгутся новые звезды, и кто-то снова заведет старую песню про дорогу и дом, где тебя всегда ждут…
        Арена. Я провел рукой по ее теплым камням. Сейчас ты похожа на сытого вампира, что мирно посапывает во сне, насосавшись горячей крови. Сегодня ты благодушна и тиха, сожрав сотни, тысячи жизней на недавнем Турнире, а заботливый хозяин уже готовит тебе назавтра новый корм, который сам с радостью устремится к тебе за новой подачкой твоего господина… Ну да не за этим я сюда пришел.
        Второй этаж, горсть дайнов и немного вина в рог, задорно вскинутый фавном - и предо мной открывается учебная арена. Казалось бы давным-давно, но на самом деле всего пол малого цикла назад, празднуя получение шлема и разыскивая по Городу спрятанные подарки Владыки, вместо тренировочного зала для полководцев я заново нашел этот изменившийся вход. Внутри все также: небольшая комната без окон и каменный диск по центру.
        Сев прямо на пол и опершись спиной о пьедестал, раскрыл Книгу. Здесь, на пороге выбора, еще не действуют правила учебного боя, и я могу спокойно призвать своего чемпиона. Плата внесена, я сделал все, что мог.
        Легкое прикосновение к карте, и я с напряжением вглядываюсь в рисунок на ней. Туманная дымка медленно исчезает, словно отступая, и я вижу, как из белой пелены проявляется нечто большое, похожее на темное пятно, постепенно обретающее форму и резкость. И вот, спустя пару мгновений, на меня смотрит кружащийся в воздухе дракон, парящий среди туч и вспышек молний.
        Я замираю и просто восхищенно смотрю на него, любуясь красотой и мощью: иссиня-черная чешуя, по которой с треском разбегаются крохотные разряды молний, похожа на шкуру скалы-исполина, встречающей грудью бурю и вечные волны, тонкий длинный хвост с острым шипом на конце взбивает дождевую перину, могучие крылья почти не двигаются, с легкостью удерживая мощное тело в беснующихся воздушных потоках. Вытянутая вперед морда и тонкие голубоватые усы возле ноздрей. Венчают повелителя стихии, словно корона царя, высокие рога, от которых и расходятся порывы ветра, а между рогов крутится нечто, отдаленно напоминающее шаровую молнию. Темно-желтые глаза внимательно смотрят на меня из карты, со скрытой насмешкой, словно спрашивая: «Ну что, смертный червячок, ты и вправду возомнил, что можешь мной повелевать?»
        Лишь налюбовавшись величественным созданием, вчитываюсь в изменившуюся надпись: «Алакастро, Великий грозовой дракон. Повелитель ветров и грозовых туч…»
        Встаю и не глядя кручу диск. Ну что, познакомимся?
        Глава 13
        Ноги утонули по щиколотку в пыли. Или в пепле. Ровное, как стол, и абсолютно пустое поле тянулось во все стороны, сливаясь с низким серым небом. Спрятаться здесь негде в принципе. Как и дышать без платка на лице: каждое движение вздымало клубы сухой взвеси, тут же забивавшей нос.
        Даже я, не обладая магическими способностями, чувствовал полное истощение окружающего мира, а мой отряд и вовсе приуныл. Водные элементали, посеревшие от мгновенно впитанного пепла, замерли на месте, чтобы не терять ценную влагу с каждым шагом. Несколько десятков Фейри, как обычно вырвавшихся из-под контроля, поначалу отделились от остальных и бодро прыснули в стороны, но тут же уныло вернулись обратно - поджигать в этом месте абсолютно нечего. Хранительницы, время от времени косясь на новенькую, замерли в бездействии, а Феи грустно опустили крылышки - потянувшись собрать разлитую в мире силу для Колодца, они наткнулись на пустоту. И только Землянки зарылись руками в пыль, пытаясь поглотить ее, чтобы подлатать себя.
        Дракона не было.
        Я раз за разом перебирал в уме свои действия и проверял Книгу. ЧЕМПИОН ПЕРВОСТИХИИ, как это было и с Бореалисом, после активации преобразовался в карту усиления, добавляющую Великого грозового дракона в мое воинство. Я наложил ее на карту отряда, и та сформировала соответствующую карту подотряда - вот она, лежит в разделе управления, и Алакастро с ехидством смотрит на меня с картинки.
        Далее изучил, чуть ли не пробуя на зуб, карту отряда - с последнего боя прошло пять дней, она была целиком заполнена силой Хаоса перед тем, как я вошел на тренировочную арену и призвал отряд, а теперь, как и положено, не хватало сорока единиц. Может быть, это какой-то особенный мир, и в Полях праха недостаточно магии для призыва столь сильной сущности? Хотя вряд ли, уж что есть здесь, так это Воздух…
        В чем же дело?
        В памяти само всплыло зеленое носатое лицо гремлина со второго этажа Лавки Карт: «Я должен ознакомить вас с новым функционалом вашей Книги. Возможно, у вас есть вопросы?» Демоны Ада! Неужели, сказав, что мне все понятно, я упустил возможность узнать о каких-то очередных хитростях Игры? Что-то сомневаюсь, что если заявлюсь к нему снова, то он согласится прочитать мне лекцию повторно.
        Заставив себя успокоиться, постарался максимально точно вспомнить слова клерка: на тот момент скрытых механизмов в функционале отряда не было, все должно быть понятно само собой, а вот если я докуплю новые карты, то могу и открыть дополнительные возможности раздела для полководцев. Хм, неужели надо идти активировать чемпиона к служителям Повелителя Игры, как и в том случае с дайнами, когда я разом взял большое количество ступеней? Или обращаться за новыми инструкциями? Почему-то мне эта мысль не нравится, но если не будет иного выхода, придется перепробовать все: лучше уж выслушивать насмешки зеленого коротышки, чем идти за помощью к нагу - за нее придется платить.
        Мои бойцы топчутся рядом в бездействии, я тоскливо перечитываю каждую строчку, каждую букву в разделе со шлемом. Ничего нового. А дракон довольно щурится.
        И тут я со всей силой хлопнул себя ладонью по лбу. Дело не в том, что появилось что-то новое, важно, чего не было! На карте Алакастро отсутствовала завязшая в зубах фраза, что повторялась на всех остальных подотрядах: «В Активатор помещена быть не может, так как напрямую призвать нельзя, только через карту отряда». Любит наш Господин веселиться!
        Отправив чуть дрогнувшими пальцами доставившую столько неприятных минут карту в Активатор, непроизвольно задержал дыхание…
        Шквальный ветер ударил в спину, больно хлестнув застежками куртки и чуть не сбив меня с ног, взлохматил волосы, швырнув их в лицо, и лишил обзора поднятым пеплом. Выпил дыхание и сделал воздух твердым, казалось, его придется кусать, а не вдыхать. Тугие струи свивались в жгуты, вбирая в себя пыль и мелкий мусор, обнажая голый камень и отплясывая свой дикий танец.
        Когда я проморгался, то различил в вихре грозные очертания: дракон, уловивший мое желание познакомиться, надвигался на меня с небес своей мрачной тушей. Невольно промелькнула мысль: «Надеюсь, он сумеет остановиться вовремя». Мощное тело, казалось, само парило в воздухе в нарушение всех физических законов, но его масса чувствовалась - ощущение плывущей на меня горы отогнать было невозможно. Я заставил себя неподвижно стоять на месте. Волосы встали дыбом от пропитавшего воздух электричества, куртка вздулась пузырем, увенчанная рогатой короной морда зависла надо мной, а я не мог оторваться от тонких голубоватых усов - они извивались легко и спокойно, будто вокруг и не бушевали порывы ветра.
        Наши взгляды встретились. Желтые глаза с вертикальным зрачком чуть прищурились, а во мне толчком проснулась эмпатия. Я уже успел от нее отвыкнуть, но печать Хаоса, позволяющая управлять картами, передавала и эмоции призванных существ, просто ни у кого они не были столь глубокими, как у Повелителя ветров.
        Меня окатила волна снисходительного веселья и легкого предвкушения. Служить?! Не смешите! Великий Алакастро готов сыграть, развлечься, глянуть одним глазком на новые миры. Он согласен предоставить часть своих сил, изображая исполнительного болванчика, и посмотреть, смогу ли я чего-нибудь путного добиться, - но на его знания и мудрость можно даже не рассчитывать.
        Ветер хлестал в лицо, древнее существо парило передо мной, а я осознавал, что только двенадцать сфер, потраченных на эмпатию, позволяли мне не общаться, но хотя бы чувствовать общее направление мыслей дракона. Как же он отличался от прочих бойцов моего отряда! Это тебе не пойманные Хранительницами духи, не выбранные властью Хаоса рядовые солдаты, не уступившие соблазну силы маги… Чемпионами становятся лишь самые могущественные существа, с цепким разумом, твердые духом, способные не потерять себя в череде перерождений. Они заключали договор с Хаосом добровольно, по собственному желанию.
        Алакастро был не прочь развеяться, временами отвлекаясь от собственных дел, вселяясь в созданное картой временное тело и унося с собой собранные истории и опыт. В чем-то это напоминало существ из личных карт - они тоже не теряли накопленный опыт. Но как долго будет согласен терпеть перерождения дракон, я бы предпочел не выяснять.
        Бросив взгляд на Книгу, увидел, как на новой карте проявляется описание способностей, снисходительно предоставленных в мое распоряжение. «Воплощение Воздуха, неуязвим к ментальным атакам, воздействия на основе ветра и молнии не способны причинить вред, так как поглощаются, восстанавливая силы. Хорошая сопротивляемость физическому урону. Способен создавать щит ветра. Атакует, используя подвластные ему стихии напрямую, а также физическую силу. Большой запас магической энергии, может создавать заклинания из свитков, включая проявления высшей магии родных стихий. Способен к полету, в подходящих условиях может призвать тучи и вызвать грозу. Разумен. Обладает саморазвитием, в случае благосклонности к хозяину карты, наделяет ее новыми возможностями».
        Впечатляет. Даже при том, что основные способности пока не раскрыты. А вот воспользоваться его умением летать, чтобы переместиться в другое место, не получится. И не из-за его гордости - в когтях, возможно, и перенес бы, - а из-за гуляющих по телу молний: они поджарят все, что окажется рядом.
        Проверить бы реальные возможности Алакастро на практике, но на этой арене нет ни одной подходящей цели. Придется выбрать другую. Ха, а призыв чемпиона требует дополнительных десять единиц силы Хаоса и единицу каждый час на присутствие в этом мире!

* * *
        Комфортная обстановка со вкусом и тонким расчетом оформленного Зала встреч привычно создавала легкую атмосферу, отгоняя заботы и тяжелые думы прочь, не отвлекая от главного - дела, ради которого здесь собрались. Наг, стоило слугам расставить напитки с легкими закусками и удалиться, расслабленно расположился в широком кресле. Его цепкий взгляд быстро скользил по строчкам списка карт, переданного ему Саймирой, выделяя важное и не упуская мелочей. Он удовлетворенно кивнул сам себе - Рэн не попытался претендовать ни на одну из карт, на которую он, Шепчущий, заявил свои права, выразил намерение забрать себе или просто обозначил желание заполучить.
        - Раз ты выбрал все три предложенные мною карты, я согласен принять в обмен золотые из твоей личной добычи. - И на секунду оторвавшись от списка, уточнил: - А Походный сундук Рейхо почему не взял?
        - Не думаю, что задания Очищающих будут часто связаны со спасением относительно небольших групп людей, в крайнем случае, можно будет потратиться на кубы. Вот если б в Сундуке можно было переносить карты, это несомненно стало бы важным приобретением.
        Наг отрицательно покачал головой:
        - Мне известны только карты временного увеличения емкости Книги…
        Как и ожидалось. Я навел справки по этому трофею в Карточном доме Деменкиса - учитывая, кому он принадлежит, можно было не бояться утечки информации о наличии редких карт хозяевам. На ценные трофеи внутри сундука я тоже не рассчитывал: в колодах Змееедов явно не хватало собственных ударных карт, а такого на их уровнях быть просто не может, значит, они недавно побывали в своих личных домах, раз выложили их. Логично было бы оставить там и трофеи.
        - А вот это твое предложение не совсем справедливо, - привлек мое внимание к разделу отрядных карт Шепчущий. - Ты хочешь забрать себе все четыре ритуала: Подобия, Поиска, Сокрытия и Прорицания. Но хотя они и подходят твоему типу отряда, приоритетного права на них у тебя нет - мои личи и баньши тоже могут их проводить и при том весьма умелы в этом деле. Треть от четырех меньше двух, но я согласен отдать тебе половину.
        В результате небольшого торга мне достались Поиск и Сокрытие. И хотя, судя по огоньку в глазах нага, самым ценным из них был ритуал Прорицания, эти два мне тоже пригодятся, особенно если будет время и возможность их проводить. С помощью первого я хотел попробовать решить проблему с природными источниками, а Сокрытие, если выполнить его перед отзывом отряда, позволяло тому в следующий раз появляться сразу под отводом глаз.
        - Не пожалеешь о Большом обновлении? - кончик сильного хвоста свернулся кольцом.
        - На нынешнем этапе моего развития это слишком дорого, - я лишь пожал плечами. - Разумнее взять то, что может приносить пользу регулярно, не вводя меня в искушение на такие разовые траты - как бы они не стали постоянными.
        - Спорно, - вильнул хвостом наг, - но это твой выбор.
        Затем продолжил изучать наш список. Дочитав, он отложил его в сторону и на несколько секунд прикрыл глаза. Он почти всегда так делал перед принятием сложных или важных решений, не в первый раз уже замечаю за ним подобное.
        - Хорошо, у меня нет возражений, - произнес он, наконец открыв глаза. - Твои желания умеренны и справедливы. Хотя есть и некоторая странность, я ждал, что ты сделаешь максимальный упор на золотые карты, а ты оставил себе много серебряных.
        - Мощь не всегда компенсирует длительный срок отката, - я был уверен в принятом решении.
        - Возможно, но не всегда. Хотя… При базовом запасе силы Хаоса в отрядной карте, как у тебя сейчас, не позволяющем часто призывать бойцов, возможно, это и оправдано, - задумавшись, рассуждал вслух Шепчущий.
        Перед ним возникла Книга, а следом на поверхности стола стали появляться карты - моя доля от трофеев, полученных в бою с полководцами Змееедов.
        Саймира, придвинувшись ближе, начала быстро сверять их со своим списком. Мне отошли запланированные одиннадцать золотых карт: к пяти выбранным изначально я добавил три, предложенные нагом, связку ЗЕЛЕНОЙ ДЛАНИ с ЛЕСНЫМ ГИГАНТОМ и ПИРИТОВЫЕ ШИПЫ. Из серебряных я получил почти все, продемонстрированные нашими противниками на практике и хорошенько прошелся по остальным - Шепчущий лишь забрал себе карты Эшхарин, ориентированные на ментальное воздействие. В итоге моя колода пополнилась такими интересными экземплярами личных карт, как СИРИН-ОХОТНИК и ДУХ-ПУСТОТНИК, на турнире, любом, разведка и противодействие ей кране важны, АБИРАНСКИЕ МИРАЖИ, чтобы скрыть свое местоположение или ввести в заблуждение противника, осадная карта ВОЛНА ИСКРИВЛЕНИЯ, способная наносить урон и живым существам, а не только крепким стенам, ЛЕДЯНАЯ СТУЖА, для борьбы с ловушками и замедления отрядов противника, и серебряный вариант МАСТЕРА ЛОВУШЕК - кто-то все-таки рискнул поднять его ранг. Приятным бонусом стал БРОНИРОВАННЫЙ МАСТОДОНТ - здоровенный слон, густо обвешанный броней, свирепо топорщащий бивни и грозно трубящий, с
просторной башенкой на широкой спине для перевозки пассажиров и грузов. Его можно было даже активно применять в бою, никаких ограничений для этого не было. Ну и конечно, мне досталась солидная подборка разнообразных атакующих карт - надо будет еще решить, какие из них отправятся в качестве обещанного нами взноса в родной клан, а какие останутся у меня и друзей в Книгах. Правда, мы собирались вложить еще и золотые карты, ну да что-нибудь придумаем. А вот из обычных карт я взял себе только личную полководческую карту РЫВОК, временно вдвое увеличивающую скорость выбранного подотряда, - она единственная из всех оставшихся заклинаний полководца не была кратной. Всю прочую мелочевку наг снисходительно согласился забрать себе: у него хлопот с их реализацией, учитывая собственный карточный дом, не будет.
        Удостоверившись, что всё в порядке, анир кивнула мне, и я поместил на стол стопку дайнов, извлеченных уже из моей Книги.
        - Моя доля за вскрытие Активаторов.
        Наг в ответ накрыл разноцветные пластинки своей рукой, и через миг они пропали.
        - Что ж, полагаю, этот вопрос решен, - произнес он довольно. - Что насчет остального?
        - Мы согласны произвести обмен, - голос Саймиры невольно дрогнул.
        Ей пришлось непросто: еще в первый день она срочно побывала в Городе-в-Пустоте, где, не привлекая ненужного внимания, постаралась навести справки, и увиденное ее изрядно напугало.
        Потухшие витрины лавки Ала с вывешенной табличкой «закрыто» на двери и выглянувший на ее робкий стук незнакомый охранник, рявкнувший то же самое и давший понять, что ей здесь не рады. Затем несколько быстрых визитов в соседние лавки, осторожные наводящие вопросы, которые лишь подтвердили слова нага: джуна больше нет, он попросту уснул и не смог проснуться. Даже могучие джинны из клана, в котором состоял торговец, не сумели его пробудить. Сейчас лавка закрыта, и все ждут, чем закончится внутренняя возня и кто получит поддержку клана и право вести в ней дела. «А пока, милая девушка, посмотрите на наши товары», - человек-лис, рассказывавший об этом, постарался использовать природный флер, надеясь раскрутить Саймиру на покупку. Но та лишь качнула головой и поспешила покинуть хитрого торговца.
        Следующим был визит в лавку новостей, где за пару универсумов ей продали стопку газет. В ворохе самой разнообразной информации среди котировок товаров и курсов межгалактических валют она нашла короткую заметку о пожаре в гильдии звездных рудокопов и скоропостижной смерти почти всех ее членов, собранных неизвестно зачем их главой Бариазаром, по слухам, собиравшимся сообщить о чем-то важном. Журналист даже пошутил, мол, возможно, эти новости оказались чересчур смертоносными, потому что затем по зданию гильдии был нанесен удар заклинанием высшего порядка, уничтожившим как стены, так и всех собравшихся внутри них. И произошло это буквально за день до того, как джун заснул навечно в своей лавке. Связать вместе столь очевидные концы нитей для Саймиры оказалось несложно, и, сделав для маскировки несколько покупок в торговых лавках, она поторопилась покинуть Город-в-Пустоте, надеясь, что ее визит остался незамеченным.
        А после была бессонная ночь, когда они с Рэном решали, что делать дальше.
        На поверхность стола лег исписанный символами свиток из кожи буйвола, на котором красным выделялись подписи и печати хозяев круга силы. Право на вечное владение шахтами с черными изумрудами и рудниками с небесным серебром.
        Увидев это, наг довольно прищурился:
        - Правильное решение.
        Затем вновь призвал Книгу и столь же коротко уточнил:
        - Какой ключ?
        - Эшхарин, - ответил уже я.
        На это наг молча выложил ключ на стол, а рядом с ним - карту, сверкнувшую золотом обложки. Затем он взглянул на Саймиру:
        - С текущими делами у нас почти все, вашу долю в трофеях вы сможете забрать через неделю, когда мы завершим окончательный подсчет. В чем вы хотите ее получить, в натуральном виде или в дайнах?
        - Мы бы хотели получить ее в виде трофеев, - без раздумий ответила анир, - и вы обещали дать мне доступ к учету и оценке добычи.
        - Ты можешь приступить к этому в любой момент, - спокойно подтвердил глава Дома. - Думаю, наш интендант будет рад твоей помощи. А теперь я попрошу тебя покинуть нас, нам с Рэном необходимо обсудить еще один вопрос.
        Девушка понимающе кивнула и, грациозно встав, вышла из переговорной комнаты.
        Шепчущий проводил ее взглядом, дождался, когда закроется дверь, и затем, выжидательно посмотрев на меня, спросил:
        - Я хотел бы узнать твое решение по поводу участия в турнире.
        Такой простой вопрос, и такой сложный ответ, стоивший мне бессонных ночей и истрепанных нервов.
        Первые пару дней я был почти уверен, что следует ответить отказом - зачем мне этот ненужный риск? Место в Совете Старших, награда Смеющегося Господина, слава чемпиона - это все здорово, но цена - череда смертельных схваток с лучшими бойцами Двойной Спирали, желающими того же. Ну и зачем мне это все, когда я и так уже близок к своей цели? Калиссана согласилась на наши условия, теперь есть фундамент, на чем можно строить будущий Дом. Можно уже даже приступать к постепенному набору новичков… Столько удобных оправданий, на самом же деле - я элементарно не хотел бросаться в очередную авантюру, задуманную нагом, снова рисковать своей головой для него. Хоть в этот раз главные призы и достанутся мне, но, если я смогу победить, снова попаду в зависимость к хитрому змею. Словно дрессированный голем, опять буду плясать под его флейту. Что-то не хочется такой судьбы.
        Но потом пришло озарение. Ведь это был, по сути своей, уникальный шанс, и второго такого уже может не быть никогда. Одним махом я сделаю гигантский шаг вперед, приобретая репутацию и силу. Да, хотелось бы не привлекать к себе внимания, но для всех я и так сотрудничаю с нагом, так что не стоит обманывать себя подобными надеждами. А вот о Саа-Шене и Тиране можно будет просто забыть - Шепчущий сам порвет их на куски, стоит им только дернуться в мою сторону. Из пешки или иной мелкой фигуры, которой я сейчас являюсь, на шахматной доске я приобрету положение, с которым меня как минимум не пошлют в расход. Это шанс со временем самому стать Игроком, по чьей воле будут двигаться другие.
        Мысли и сомнения продолжали крутиться в голове, разум подкидывал все новые за и против. Так хотелось с кем-то поговорить, довериться… Пока неожиданно не пробудилась Тайвари, поставившая точку в этом затянувшемся споре с самим собой:
        «Соглашайся!» - вынесла свой короткий вердикт она.
        «И почему ты так решила?» - удивленно уточнил я.
        После активации защиты разума симбионт почти перестала со мной общаться, погрузившись в изучение творения Древних, соединившего нас неразрывной связью. Его подозрительная активность все еще продолжалась, по-прежнему временами вызывая внезапные приступы головной боли, хотя и более редкие в последнее время. Что же касается турнира, честно говоря, я ожидал от нее совсем других рекомендаций. Обычно взвешенная и осторожная, она, как правило, отговаривала меня от возможных приключений и авантюр, а сейчас сама толкала им навстречу.
        «Так ты значительно повысишь наши шансы на выживание в будущем, - последовал категоричный ответ. - Наг будет вынужден хорошо вложиться в твою подготовку, а мы с тобой отныне связаны навсегда, и теперь твоя гибель гарантировано повлечет за собой мое окончательное уничтожение, так что я тоже заинтересована в его помощи. Я проанализировала наши уязвимости и рекомендую при подготовке к турниру сделать упор на изучение техник ближнего боя. В рукопашных схватках ты наиболее уязвим, и твои соперники наверняка будут об этом знать. К тому же, эти навыки однозначно пригодятся в будущем. Шепчущий - очень опытный боец, постарайся в тренировках максимально задействовать его. Откровенно говоря, нам необходимы его опыт и знания. Также у него наверняка есть доступ к ускоренному изучению различных школ боевых искусств. Еще нам необходимы великие эликсиры по развитию тела, а также хорошо бы купить карту, открывающую для развития новую для тебя способность - Адаптацию».
        Эта способность была упомянута в свитке нага, посвященном схемам развития Игроков-людей, но в отличие от остальных для нее не были указаны условия ее раскрытия. Если в свитке и встречались способности, изначально не присущие нашей расе, но теоретически доступные, то приводились имена высших сущностей, что теоретически могли ими наделить. Здесь же не было ничего.
        «Я проанализировала список способностей и все полученные от твоей подруги базы данных по картам, особенно раздел слухов и предположений, и предполагаю, что эту способность дает Владыка Хаоса. Видишь ли, в Игре все взаимосвязано, и каждое явление имеет множество граней. Эмбиент дает силу для возвышения, но он же вызывает безумие. Самосознание защищает от него, помогая сохранить свое «я», но что оно забирает взамен? Ты не замечаешь, но подобная неизменность разума сильно тормозит тебя в развитии».
        «Это как?» - подобное утверждение задело и вызвало недоумение.
        Тай на время замолчала, прежде чем продолжить говорить.
        «Я постоянно запоминаю и изучаю твое поведение и эмоциональные реакции, ознакомилась с твоею памятью, и набранная статистика позволяет сделать такой вывод. Самосознание не только защищает твой разум от воздействия эмбиента, оно тормозит твое духовное развитие и взросление. Ты провел почти сотню лет в Игре, накопил немало знаний и приобрел многие навыки, но во многом твое мышление, определяющее поступки, не изменилось и остается почти тем же, каким было до становления Игроком. Это сильно сдерживает тебя, мешает твоему прогрессу и делает предсказуемым. Почти наверняка, твоя модель поведения уже давно просчитана нагом и его аналитиками, точки давления, фокус внимания… Рэн, ты являешься служителем Хаоса, проводником его силы и воли. Внешние перемены и внутренние изменения - одно из базовых условий для выживания и победы в Игре».
        Хм, я никогда не думал о подобном под таким углом. Боясь потерять себя, я возводил стены для защиты своего разума, а выходит, создавал не только стены, но и оковы, мешающие мне самому меняться.
        «В твоих словах определенно есть смысл. Да уж, неожиданно и… полезно узнавать такое о себе спустя годы».
        «Кроме того, - вернулась к теме турнира Тайвари, - теперь, когда ассирэй пробудился, ему необходимо как можно скорее отдать кристалл, найденный тобой в Беренхеле в ловушке для духов. Страж богов - наша главная сила, скрытый козырь. Чем сильнее будет он, тем больше шансов на то, что выживем мы. Ему необходимо время для адаптации и поглощения чужой силы. Вспомни, как это было после случившегося в Склепах, так что усилить мантикору следует заранее».
        На это я лишь согласно кивнул. В суете дней про кристалл я просто забыл, а ведь Тай права, Страж богов в грядущих битвах мне здорово пригодится, и чем больше будут его возможности, тем лучше. Правда, сможет ли он воспринять предложенную квинтэссенцию чужой силы? Насколько я помню, ассирэй воплощал в себе стихии Огня и Земли, а кристалл остался явно после какого-то ледяного духа. Но кто знает, попробовать во всяком случае стоит.
        «И последнее, для того чтобы задействовать в грядущих боях все доступные тебе возможности, необходимо получить хотя бы частичный контроль над щитом разума. Так можно будет поместить под него Корону Эрдрана, и тогда ты сможешь ею пользоваться, как и медальоном ассирэя - тот был на тебе в момент активации устройства, поэтому мысленный канал связи с ним не заблокирован. Корона же позволит тебе видеть сквозь все иллюзии и фантомы, что будет неплохим подспорьем в бою».
        Я мысленно подобрался. Вернуть себе ментальные способности очень хотелось. Но намного важнее была необходимость снова получить доступ к артефактам, настроенным на мысленное управление. Я все время гнал прочь эту мысль и заставлял вести себя так, как будто ничего серьезного не происходит, но Абсолютный Щит Разума мог стать моим смертным приговором: если я не сумею активировать куб Очищающих, когда Шепчущий потребует получить причитающуюся ему награду за Скрижали, то сгорю в черном пламени Хаоса как клятвопреступник. Быть может, наг подозревал нечто подобное, потому и не торопился в последнее время с вызволением медальонов Охотников на монстров? Не знаю. Но божественные брат и сестра вполне могли признать мои действия по установке щита нарушающими интересы создания своей матери - чужаков они не любят и к ним пристрастны.
        «Перестройка твоей ауры и тела создала большое количество маркеров, на текущий момент не задействованных в поддержании защиты. Указанный фактор, а также сравнительный анализ имеющихся сведений по функционалу изделий Древних позволяет сделать заключение о многовариантной системе компенсации внешних воздействий. Рэн, Абсолютный Щит Разума должен управляться изнутри».
        Это замечательно, а сделать-то это как, умница ты моя?
        «Рекомендую сосредоточиться на границе эмпатического восприятия и информации от других органов чувств. Управление щитом должно быть быстрым, однозначным и завязанным на твои мысли, с одной стороны, и конкретные внешние объекты, с другой. Ты будешь перебирать возможные сочетания, а я сообщать тебе о реакции свободных маркеров на твои действия».
        Хм, как-то расплывчато, но попробовать-то точно можно.
        Долго ничего не получалось. Мне не раз хотелось все бросить и заняться другими срочными делами, но в какой-то момент весь мир изменился: пространство вокруг беседки раскрасили пятна цвета, которые я не видел, заполнили звуки, которые я не мог расслышать, появились зоны как будто уплотненного воздуха, которые не мешали ни двигаться, ни дышать. Отдельные предметы казались одновременно близкими и далекими. И как со всем этим разобраться?!
        Мне захотелось убрать все это безобразие, мешающее ориентироваться в пространстве, да и вообще снова чувствовать себя в своем уме.
        Все резко прекратилось. Я мгновенно оглох, цвета стали блеклыми и невыразительными, а мир каким-то плоским.
        «Щит разума деактивирован. Ты справился, Рэн!» - голос симбионта вернул мне ощущение реальности. Какая она, оказывается, серая…
        Отдышавшись и помассировав глаза, понял, что радоваться рано. Я же теперь лишился защиты, а в голове полно демоновых тайн!
        Как я возился с повторной активацией щита вспоминать не буду никогда. Легко пожелать, чтобы все это сумасшествие прекратилось, а как захотеть, чтобы оно снова стало частью твоей жизни, да еще и правильно?! Да и как нащупать границы «эмпатического восприятия», которых сейчас нет?
        В итоге, потратив несколько часов, вернул обратно это «чудо» Древних или их горе-учеников на место. И никакие уверения Тайвари, что, скорее всего, проблемы возникают из-за отсутствия необходимых инструкций, не смогли заставить меня улучшить мое мнение об этой штуковине и ее создателях.
        В любом случае, эмпатия так и осталась для меня недоступна: снимать защиту в чьем-либо присутствии категорически нельзя. Это возможно только в крайних случаях в абсолютно безопасном месте, и я не уверен, что наше убежище, например, таковым является…
        Я невольно тряхнул головой, прогоняя воспоминания о нашем долгом разговоре с Тайвари, сейчас не время и не место. Вместо бесполезных слов, я выложил небольшую стопку листов перед нагом.
        - Здесь мои условия и предложения, если мы сможем договориться по ним, то я согласен принять участие в турнире.
        Наг взглянул на них, затем перевел взгляд на меня, потом обратно на листки, исписанные мной… Мне показалось или лицо нага дрогнуло на краткий миг, выдав его удивление? Подхваченные телекинезом бумаги подлетели к нему, и он внимательно вчитался в список. Глаза Шепчущего скользили по тексту, хвост замер неподвижно… Наконец, он сконцентрировал свое внимание на мне.
        - О нашем разговоре и грядущем турнире не знает никто, - сразу спокойно предвосхитил его вопрос я, не отводя взгляда. - Могу, если надо, поклясться.
        - Нет необходимости, - чуть промедлив, ответил Шепчущий. И не удержался: - Все это ты придумал сам? - ткнул когтистым пальцем в бумаги.
        - Никто кроме меня над ними не работал, - заявил с абсолютной уверенностью. Тайвари отныне часть меня, по сути, мы теперь с ней едины, так что я снова не сказал ни единого слова неправды. В эти игры с полуправдой и непрямой ложью, в которых наг такой мастер, может играть не он один.
        - Что ж, ты снова смог меня удивить, - задумавшись, протянул наг. - Я думаю, мы можем все это обсудить. Конечно, некоторые требования чрезмерны. Пять великих эликсиров, карта НОВОЙ СПОСОБНОСТИ… Ты хоть представляешь, сколько она стоит? И насколько она редка? Я за все века, проведенные в Игре, видел ее лишь дважды. Слишком много желающих получить то, что изначально не заложено богами в твою расу. Ведь внесенные изменения тела остаются с тобой навсегда, даже после окончания Игры, - змей то ли осуждающе, то ли изумленно покачал головой.
        На все эти возмущения я невольно улыбнулся: значит, она все-таки существует, такая возможность, и выходит, Тай опять была права. Я уже узнал немало, а что до остального, уверен, с нагом мы сумеем договориться, пусть это и будет весьма долгий процесс.

* * *
        Словно магнит, ключ в руках притягивает из пустоты дверь, возникающую прямо передо мной. Саймира, кажется, даже забывает дышать, а Медж недоверчиво фыркает, видя перед собой переплетающихся ящериц, обвивающих благородное дерево по контуру. Затем большой дымчатый опал в центре двери приветливо вспыхивает, и нас окутывает волной света, отгоняя волнение и снимая усталость. Ключ с легким щелчком входит в скважину, поворот ручки, и преграда, слегка засветившись, приоткрывается, пропуская меня внутрь. Шаг вперед, и я по щиколотку оказываюсь в теплой воде.
        Оглядевшись вокруг, увидел лишь густые заросли вековых деревьев, растущих прямо из болота, в котором я и стоял. Было жарко настолько, что дышалось с трудом, вокруг гудела мошкара и порхали яркие бабочки размером с мой кулак. Как новый хозяин этого места мысленно протянул руку своим друзьям, давая разрешение на вход, и, не заставив себя ждать, они оказались рядом со мной, пройдя сквозь прямоугольник проема, висевший прямо в воздухе. Дверь закрылась, и от входа не осталось и следа.
        Немного озадаченный, я более пристально осмотрелся по сторонам, пытаясь понять, а где же, собственно говоря, дом? Побывав в гостях у нага, я как-то иначе себе представлял личный дом полководца.
        - М-да… - задумчиво протянул Меджех, когтями пробуя на прочность кору ближайшего дерева, а может, просто помечая место входа. - И где в этом болоте мы будем искать трофеи?
        Саймира, не сумев ничего сказать в ответ, растерянно посмотрела на меня. А я уверенно махнул в сторону зарослей особо могучих деревьев - уже сумел немного сориентироваться в этом месте, заметив несколько толстых ветвей, растущих слишком низко у земли и больше напоминавших собой ступени, ведущие наверх.
        - Я думала, она из продвинутого техномира, - удивилась Саймира, шагая следом за мной.
        - Может, она просто всегда мечтала жить на природе, - ответил я, забираясь на первую из ветвей-ступеней. - При первом открытии двери магия ключа воплощает твою самую заветную мечту о месте, где тебе будет хорошо. А мечты бывают порой весьма странными, к реальности и практичности не имеющими никакого отношения.
        - И Эшхарин, выходит, всегда мечтала о домике на дереве? - развеселилась анир, также карабкаясь наверх.
        - Или это просто воспоминания о детстве и месте, где ей было хорошо, - предположил в свою очередь Медж, лезущий последним.
        - Скоро узнаем, - пробормотал я, оказавшись на небольшой деревянной площадке.
        От помоста, оплетенного лианами вместо перил, в разные стороны вели небольшие, поскрипывающие на ветру веревочные лестницы-мосты, тянущиеся к соседним деревьям, в стволах которых тут и там виднелись выемки, похожие на небольшие пещеры или дупла. Даже не знаю, как точнее назвать эти отверстия.
        - И куда дальше? - Сай, оказавшись рядом со мной, с не меньшим интересом озиралась по сторонам.
        - Думаю, сюда, - я показал на наросты древесных грибов рядом с краем площадки, выстроившихся лесенкой к вверху дерева, где также виднелись несколько темных отверстий в стволе.
        Полагаю, это у нее было что-то вроде прихожей для дома. Но при обыске захваченных территорий, если есть время, лучше действовать не спеша и обстоятельно, зачищая пространство от возможной добычи объект за объектом, а не хаотично перемещаясь, рискуя пропустить что-то ценное - слова из учебника по грабежу захваченных территорий словно сами собой всплыли в голове.
        - Ну что, приступим! - довольно хекнул напарник, потирая лапы в предвкушении…
        - А это еще что? - Саймира удивленно замерла на пороге, рассматривая небольшую комнату в серо-зеленых тонах с небольшой люлькой, подвешенной на веревках, закрепленных под потолком. Повсюду лежали детские игрушки, плюшевые динозавры, резиновые мечи, на ковре, растянутом на полу, было выткано улыбающееся солнце. Я невольно замер на пороге, буквально почувствовав эмоции Эшхарин, связанные с этим местом. Затаенное ожидание надежды, рождение и новая жизнь.
        - Это детская, - невольно выдохнул я, наконец, осознав, чем это место было для столько лет проведшей в Игре офицера Ящеров.
        - Но мы же не можем иметь детей? - недоуменно воскликнула любимая, оглядывая комнату так, будто увидела ее в первый раз.
        - Видимо, ей очень хотелось, - тихо ответил я, понимая чувства прежней хозяйки, связанные с этой комнатой. Для нее это было словно обещанием самой себе, что все обязательно изменится. И у нее обязательно будут свои дети.
        Сай надолго замолчала, опустив голову, но я успел заметить слезинку в уголке ее глаза.
        Я тоже медлил, не зная, что еще сказать. Мне и так оказалось неожиданно непросто войти в чужой дом, чьего хозяина ты лишь недавно помог убить. Одно дело в бою, в горячечном запале, когда адреналин будоражит тебя. А вот так, последовательно грабить чужой дом, который все еще ждал свою хозяйку… Брошенные Эшхарин впопыхах вещи, недоеденный завтрак, оставшийся на столе, картины, развешанные на стенах повсюду… Оказывается, она весьма недурно умела рисовать. На мое счастье, рядом был Медж, чуждый лишним сантиментам и взявший на себя работу по сбору трофеев. Или он очень хорошо скрывал свои истинные чувства.
        - Ну почему Владыка запрещает нам иметь своих детей? - неожиданно спросила Саймира дрогнувшим от волнения голосом.
        - Видимо, чтобы нам было легче убивать чужих, - отвернувшись, сухо ответил я.
        - Что у вас здесь веселого? - рыкнул подтянувшийся на наши голоса кот, своей большой мохнатой тушей тут же заполняя весь проход. На кухне у Эшхарин он нашел неплохой винный погреб и, в последнее время чем-то озабоченный, вмиг вернул себе бодрое расположение духа. Так что у него настроение было на высоте, в отличие от нас.
        Не дождавшись ответа, он по-хозяйски шагнул внутрь, оглядываясь по сторонам и прикидывая, что стоит захватить с собой, когда его руку с силой дернула на себя анир, неожиданно зло сказав:
        - Не трогай здесь ничего!
        И не обращая внимания на его крайнее удивление, потащила с силой из комнаты.
        - Идем отсюда, - согласился я.
        - А это еще что за лужа грязи? - с легкой брезгливостью спросила девушка, глядя на небольшой бассейн, выложенный диким камнем, внутри которого булькала темно-коричневая жижа, источая своеобразный, довольно резкий запах.
        Медж, не отвечая, наклонился над ним, мазнул содержимое бассейна и внимательно осмотрел на свету, потом принюхался, растирая между пальцами и прислушиваясь к себе.
        - Целебная! - вынес наконец вердикт он. - Ускоряет заживление ран, восстанавливает силы, болячки всевозможные быстрее пройдут.
        - Ага… - довольно улыбнулась подруга, потерев руки. - Это нам пригодится. После перестройки дома эта комната должна будет адаптироваться под нового хозяина, если я все верно понимаю.
        - Хорошая находка, - согласился я. - Ладно, пошли дальше. Что у нас там еще?
        - И как он работает? - анир деловито обошла по кругу небольшой голубой шар, стоящий на высокой подставке посреди просторного круглого стола, на котором в произвольном порядке были разложены различные техноустройства, приборы, оружие, даже небольшой робот, правда, в разобранном состоянии.
        - Не знаю, - развел я руками, показывая свою полную беспомощность в этом вопросе.
        - Я слышал про нечто-то похожее, правда, краем уха, - задумчиво пробормотал Медж, копаясь в памяти. Хотя любопытство с нетерпением подняло голову, мы его не торопили. - Если не ошибаюсь, для механоидов эта штука вообще чуть ли не святыня, за которую они нам священную войну могут объявить, если узнают, что мы ее заполучили.
        - И все же, что это такое и что делает? - настойчиво уцепилась за главное для себя Саймира. Уверен, она уже думала, как начать зарабатывать на находке.
        - По идее, это должен быть малый восстановительный комплекс, - кивнул в сторону стола напарник. - Каким-то образом, только не спрашивай как, он откатывает всякие техногенные вещички - артефакты, устройства, оружие - до момента их изначального создания, возобновляя рабочий ресурс.
        - Хм, если ты прав, тогда и я о нем кое-что знаю. - И пояснил на удивленные взгляды друзей: - Скорее всего, у механоида, который ремонтирует сейчас мой лучемет, нечто подобное тому, что мы нашли. Перед несостоявшейся дуэлью с Саа-Шеном я наводил справки о возможности починки техноснаряжения в Двойной Спирали и вот что узнал. Кроме обычного ремонта с заменой вышедших из строя узлов запасными, некоторые мехи могут обращаться к своему Создателю за крупицей его силы, как они говорят. Ну или пользуются особым оборудованием. О принципах его работы не имею ни малейшего представления. Знаю только, что чем больше повреждения, тем дольше срок восстановления. И сделать это с каждой деталью можно лишь один раз.
        - Да, - согласно кивнул Медж. - Вообще, о таких устройствах почти ничего не известно. Железяки очень ревностно следят, чтобы восстановительные комплексы и другие устройства подобного толка не попадали в руки чужаков. Они называют их Искрой Творца. Считается, что в этих сферах, - он указал на синий шар, слабо светившийся на постаменте, - заключена частица силы Великого Механика.
        - Интересно, откуда он у Эшхарин? - задалась новым вопросом анир.
        - Скорее всего, из какого-нибудь погибшего механического мира, - чуть подумав, решил я. - Иначе бы его обязательно попытались спасти. И об этой вещице, сама понимаешь, лучше не знать никому.
        Перед выходом из этого дома моих друзей ждет зелье забвения. Мы заранее договорились о том, что какие бы трофеи ни нашли, даже если вообще останемся с пустыми руками, они забудут об этом визите. Сейчас они со мной, помогают своим опытом, поддержкой, да и просто еще двумя парами рук, но потом, перед следующим их посещением, я уберу в дальний угол, недоступный гостям, всё, о чем не стоит знать посторонним, тому же нагу, например.
        - Это понятно, - кивнула Саймира, а затем радостно приобняла меня: - Ты просто не представляешь, какие возможности это открывает!
        «Ну почему же, представляю», - про себя подумал я. В Двойной Спирали технохлама хватает, и тот, кто сможет его возвращать к жизни, пусть и используя потом только для себя, может со временем приобрести настоящую силу. Об этом сокровище, наверняка, не знал никто: уверен, Эшхарин скрыла его даже от своих, иначе бы малый восстановитель был не здесь, а в центральном клановом доме Ящеров. Значит, и нам нужно будет проявить двойную осторожность, скрыв это знание ото всех.
        - Ладно, давай посмотрим, что у нее было еще! - погрустневшая после детской комнаты любимая вновь вернула себе радостное предвкушение благодаря нашим находкам.
        - Не густо… - Медж разочарованно обвел взглядом почти пустую оружейную комнату.
        На центральной стене сиротливо висели пара карабинов и маленький парализатор, в уголке притулился химический огнемет, несколько кинжалов остались вонзившимися в тренировочный щит, тяжелый металлический доспех пылился на стойке в углу. Было видно, что отсюда недавно выгребли всё чуть ли не подчистую, остались лишь крохи. Что же это за рейд такой был у Змееедов? В чем заключалась его цель? А то на простую разведку это похоже все меньше и меньше.
        Вообще, дом Эшхарин напоминал собой странную полку с игрушками, от которой стоит лишь отвести взгляд, как куклы меняются местами, словно живут своей непознаваемой жизнью, замирая всякий раз, стоит только на них посмотреть. Комнаты были разбросаны хаотично, без какой-либо системы и логики: гардероб, растянувшийся, казалось, на тысячу шагов, ставший самым большим помещением из обнаруженных нами, а рядом - грязевая ванна и никакого душа поблизости, следом зал образцов, где на полках, от потолка до пола, тянулись бесконечные ряды прозрачных коробочек, хранивших в себе песок и камни из тысяч разных мест, с точным указанием мира, из которого они были взяты. Потом неожиданно мастерская с восстановителем. Примыкающая же к нему комната оказалась и вовсе кинотеатром, в котором стоял навороченный голопроектор, а в шкафах хранились сотни инфокристаллов, хранивших в себе множество фильмов. Предпочтение отдавалось комедиям и любовным историям. Затем кухня, в которой из съестного почти ничего не было, зато нашлась отменная коллекция вина. А вот оружейная… я ожидал увидеть коллекцию, отдаленно похожую на ту, что
собрал наг, но сам по себе арсенал оказался весьма небольшим, похоже хозяйка специализировалась на чем-то другом, а не на ближнем бое или стрелковом оружии.
        - Рэн, подойди сюда.
        Оставив Меджа опустошать оружейку, я заглянул в соседнюю комнату и понял, что наконец-то мы нашли главное, зачем сюда пришли - хранилище карт и, по совместительству, сокровищницу Эшхарин.
        - …Да, это можно будет отдать Кали для пополнения кланового фонда в качестве обещанного вклада, - наш Мастер Чаш и Весов любовно погладила стопку карт, по рубашкам которых бегали желтые блики. Сдав нагу золотые карты обычных бойцов Змееедов, мы очень рассчитывали на ту часть колоды Эшхарин, что должна была остаться в ее доме. Но сложиться могло по-всякому. Нам повезло.
        Пусть договор с Проводниками Хаоса и не был заключен на Книге, выполнить его надо добросовестно, иначе ни о каком полноценном сотрудничестве, репутации внутри клана и общем деле не будет и речи. И потом, мы ведь вкладываемся в наше собственное будущее: хорошо снаряженная звезда поддержки отлично продлевает жизнь.
        - Надо еще подумать над парой карт и проверить их на тренировочной арене. К тому же все равно считаю, что тебе стоит оставить себе золотой доспех…
        - Я всегда смогу его взять в аренду у клана, - отмахнулась анир. - С моим цветом карт мне бы больше подошел хоть и серебряный, но из тех, что можно надеть на другого. Да и время у меня пока есть.
        Я несогласно покачал головой, увидел молчаливую поддержку напарника, но спорить именно сейчас не стал: успеется, и сосредоточился на тех картах, что отложил для себя.
        Больше всего меня порадовали БЛУЖДАЮЩИЕ ОГОНЬКИ. На картинке мирная лесная поляна радует глаз сочной зеленью, ветви роняют резные тени по ее краям. Как цветы или крохотные солнышки над стеблями травы парят россыпи маленьких огоньков, разбегаясь по тропинкам вглубь леса меж ровных стволов. Внезапно из кустов врывается грозный вепрь, глаза налиты кровью, клыки воинственно белеют… Пара ближайших огоньков притягиваются к нему и раздается взрыв, захватывающий несколько соседних ярких точек. Когда земля оседает, остаются лишь кровавые ошметки и глубокая воронка… Которую медленно заполняют нетронутые искры с другой половины поляны, растягивая свою смертоносную сеть.
        Это, конечно, не Солютарис, но учитывая солидную зону охвата, будет весьма неплохим дополнением к моим Дыханию и Рою взрывающихся метеоров. Отличная площадная атака, которая в иной ситуации может послужить неплохим средством сдерживания, ведь обычно карты рассеивания чар обладают небольшим радиусом действия, а призванных существ, чтобы проложить себе тропу в подобном минном поле, потребуется много.
        Второй понравившейся картой было КОПЬЕ АЛЬ-ГАРУНА. Она создавала и отправляла в цель магическое копье, разделяющееся в полете на три, следующих ровно друг за другом. Каждое из них наносило треть урона от общей силы заклятья, но прелесть была в другом. Если копье встречало на своем пути любую преграду, кроме живой плоти, то создавало в препятствии временный проход точно по размерам копья. И неважно, будет ли это камень стены, железный щит, призванный доспех или защитная аура - значение имеют только количество магических пологов и толщина предметов. С другой стороны, если у Игрока будут все три типа защиты - доспех с сопротивлением магии, такой же щит и усилитель типа моей Пирамиды поглощения с собственным, пусть и слабым пологом против любого типа урона, - до цели заклятье не доберется, а так как создаваемый проход временный, то и врага в итоге не ослабит. Но такие комплекты - редкость.
        Еще одним полезным пополнением моего атакующего арсенала может стать КАМНЕПАД. Действие карты растянуто во времени и наибольшую эффективность она покажет на открытых пространствах или в пещерах с высокими потолками: в выбранную точку, постепенно увеличивая площадь поражения и размер снарядов, посыпятся острые камни. Сначала это будут небольшие камушки, впрочем, вполне способные проломить череп, если падают с большой высоты, а закончится все внушительными глыбами. Радиус действия карты в итоге небольшой, она скорее ориентирована на одну или несколько близкостоящих целей, и если знаешь, что к чему и местность позволяет, то при удаче можно отскочить в сторону, но это не всегда возможно. А еще Камнепад можно использовать, чтобы завалить проход или срочно создать укрытие.
        Сильнее всего задуматься меня заставила АСТРАЛЬНАЯ ДВЕРЬ - как ни странно, карта призыва боевого существа. С одной стороны, я специализируюсь на подобном, но в данном случае на мой зов может прийти кто угодно, от мелкого беса до архидемона.
        Самым необычным трофеем стала ВТОРАЯ ПОЛОВИНА, создающая двойника призванного существа или самого Игрока. Но это будет не просто иллюзия или фантом, повторяющий действия оригинала, а полноценная копия, только вот все способности и характеристики: запас сил, выносливости, магической энергии и так далее, а также внимание будут поделены пополам между двумя воплощениями.
        Таким образом, если я разделю Ужаса битв, то получу двух бойцов вместо одного, но они будут в два раза слабее, правда, смогут прикрывать меня сразу с двух направлений. Это заклятье выгодно использовать при наличии особых уникальных способностей призванных существ - или для разведки. Так как стоит потерять сосредоточенность, а управлять сразу двумя телами сложно, то копия пропадет. А вот собранные сведения - нет. Так можно куда-то забраться, разведать обстановку, что-то сделать и мгновенно (притом безопасно) оказаться на прежнем месте. Правда, если такую половинку убьют, то собравшемуся воедино оригиналу придется зализывать серьезные раны. И все равно оно того стоит. Наверняка Эшхарин активно использовала эту карту, чтобы пробираться в разные опасные места.
        Все эти карты были в откате, потому-то и оказались в сокровищнице. Чтобы проверить их в деле прямо сейчас придется воспользоваться правом клана на командные тренировочные бои. Только там, насколько мне известно, Арена позволяет выставить условие полного боя: всеми картами, имеющимися в Книге, независимо от их отката.
        - А это что такое? - Саймира с удивлением крутила в руках странное устройство, состоящее из переплетенных между собой шестеренок и пружин, внутри которых проглядывались металлические пластины.
        - Головоломка, созданная Великим Механиком, - ответил я, увидев символ этого бога на одной из пружин. - Я слышал про такие. Говорят, если суметь правильно ее сложить, можно получить его подарок, спрятанный внутри.
        - А он еще там, этот дар Механика? - деловито уточнила анир, заинтересованно разглядывая странную мешанину деталей у себя в руках.
        - Да, - кивнул я, продолжая изучать карты Эшхарин, - стоит головоломку сложить, придав ей изначальную форму, и она уже застынет навсегда, позволив извлечь из себя спрятанный приз. Но это очень трудно, почти невозможно. Кстати, за них хорошо платят.
        Тайвари высветила передо мной запросы на поиск и покупку подобных головоломок от коллекционеров со всей вселенной, размещенных в Клубе Собирателей Сокровищ. И цена этой механической мешанины, что сейчас держала в руках девушка, была иногда весьма впечатляющей.
        - Ладно, а что можешь сказать вот об этих штуках? - переключилась на следующие предметы Сай, показав на застывших в бутылках темно-зеленую механическую черепашку и отливающего огнем ярко-алого лиса.
        - Существа-помощники, типа того механического воина, что забрал себе наг, только они явно не будут такими огромными, и, судя по печати, тоже несут на себе благословение Великого Механика. Каждое из них обладает своими способностями. Этот, скорее всего, наземный разведчик-диверсант, - я указал на лиса, - а это даже и не представляю, что такое, передвижной лазарет повышенной защищенности, возможно, - и кивнул на черепаху. - Или наоборот, она создана для штурма городов и прорыва укреплений. Не знаю. Просто их можно выпустить из бутылки лишь раз, а потом запихнуть назад будет невозможно. Если у тебя нет какого-нибудь другого способа их забрать, - и я с досадой подумал о Походном сундуке Рейхо, от которого отказался.
        «Кстати, - промелькнула мысль, - у меня же есть еще механическая птица из наследия работорговца Герлоха, почти маленькая коллекция собралась. - Я невольно улыбнулся: - Хорошая идея, начать что-нибудь коллекционировать самому».
        - Как вы думаете, откуда все это? - спросила Саймира, увлеченно рассматривая механических зверьков.
        - Скорее всего, все они из одного места, - чуть подумав, ответил Медж. - Наиболее вероятно, отчаянная дамочка ограбила какого-то коллекционера творений Механика, и это часть его сокровищ. Интересно, она смогла вынести только эти три, или где-то в Двойной Спирали есть еще бутылки с сюрпризами?
        «Похоже, другу нравится всё, что в бутылках, а не только горячительные напитки», - усмехнулся про себя, видя его загоревшийся взгляд.
        Я аккуратно убрал добычу в сумку и подошел к главной находке дня, затмившей собой даже Искру Творца.
        Атанор - трансмутатор Древних.
        Глава 14
        - Ты точно уверена, что это он?
        Я снова, на этот раз более внимательно, осмотрел странный сосуд, который пару минут назад Cаймира назвала Атанором Древних.
        Массивный темно-коричневый металлический предмет больше напоминал собой дикую помесь кувшина для зерна и здоровенного казана, в котором в походе варят кашу сразу для целой роты солдат. Начиная от широкого основания, стенки расходились в стороны, поднимаясь вверх, пока бока этого кувшина не становились вдвое шире дна. Затем сужались, переходя в верхней части в узкое горлышко, прочно закрытое металлической заглушкой. Сам сосуд опоясывали полосы из черного и красного металла, обхватывавшие его по спирали и диагонали, а в центре виднелись металлические кругляши регуляторов, покрытые вязью символов Древних.
        Довольно странная штука, увидь я ее в другом месте, принял бы за самогонный аппарат или кухонный горшок, но уж точно не за легендарный трансмутатор Древних, способный, если верить легендам, буквально из воздуха создать все что угодно.
        - Смотри сам.
        Cаймира, копавшаяся в своем планшете, сунула мне его под нос, и я увидел фотографию иллюстрации из книги Змей. Там было изображено нечто, крайне похожее на стоящий в паре шагов от нас предмет.
        - Ну что, я ошиблась или все-таки права? - ехидно спросила у меня девушка.
        Я несколько раз поднял и опустил взгляд, сравнивая, прежде чем признать ее правоту. Художник очень тщательно сделал рисунок того, что когда-то явно было у него перед глазами, даже символы на металлических полосах совпадали.
        - У Древних существовало несколько типов трансмутаторов, - пояснила анир. - Этот использовали для создания жидкостей и газов. Он, кстати, относится к наименее дорогому из известных вариантов.
        - И что, он и правда может из ничего создать что угодно? - уточнил я, все еще подозрительно осматривая сосуд.
        Даже не верится, я сейчас стою в шаге от вещи, старше нашей вселенной! Невероятно.
        - Да, - кивнула Cай, сверяясь с записями в планшете. - Но все-таки рекомендуется помещать туда основы, наиболее близкие к желаемому результату, чтобы Атанор не тратил время на воссоздание всех необходимых элементов.
        Она подошла к сосуду поближе, всмотрелась в тумблеры, прислушалась к чему-то. Затем задумчиво посмотрела на меня:
        - Кстати, он активирован, и синтез уже идет, причем очень давно. Здесь, - она обратила мое внимание на одну из отметок, - указан общий срок, необходимый для создания выбранного владельцем вещества. А это, - она ткнула в другую закорючку, - отсчитывает время, оставшееся до окончания работы. Кстати, на Атаноре установлен временной замок: пока процесс не завершен, его открыть невозможно, как и прервать сам процесс.
        - И сколько нам ждать до завершения? - поинтересовался я.
        Анир вгляделась в символы Древних, что-то поискала у себя в планшете и, наконец, вынесла приговор:
        - Примерно тридцать лет, возможно чуточку больше, я могу и ошибаться.
        - Ну, в принципе не так уж и много, - хмыкнул я. - Это не века и не тысячелетия. Можно и подождать. Кстати, а сколько он стоит?
        - Примерно два миллиона универсумов, все-таки это уникальная вещь. Гораздо интереснее другое: что он создает? Ведь судя по таймеру, процесс синтеза был запущен три тысячи лет назад.

* * *
        Кажется, все.
        Отведенный нам срок для разграбления чужих владений подошел к концу. Дом Эшхарин проверен, осмотрен и опустошен. Я даже, из-за того, что Краденная суть была в откате, не пожалел один заряд карты Глаз исполина для поиска возможных тайников - уж слишком прежняя хозяйка загадочной была особой. Мир праху ее, пусть она обретет покой и славное посмертие. Если дом является отражением воплощенной мечты, то, судя по тому, что я увидел, владелица была хорошим человеком, в смысле суром. Пусть и очень одиноким.
        Здесь не было ни слуг, ни рабов, никого другого разумного - только растения, рыбы да насекомые. Странно все это. Если для нага дом это как будто продолжение его самого, а также место, дающее не только личную безопасность, но и возможность защитить самое ценное для него, тот же сад с редчайшими растениями, служащими алхимическими ингредиентами для эликсиров, то для Эшхарин дом был местом, в котором она отдыхала от суеты жизни, от Игры. Кинотеатр, библиотека, огромная ванна с ароматическими солями - здесь было все, чтобы с комфортом расслабиться. А все проблемы и хлопоты, связанные со служением Хаосу, она оставляла за порогом, поэтому в ее доме не было почти ничего, напоминавшего про Игру. Такое впечатление, что она сознательно избегала всего связанного с неприятными делами, не желая отводить им здесь места.
        Помещенный в Книгу ключ ярко сияет, движением пальца я накладываю на него карту Преобразования Мечты.
        «При трансформации дома возможна утрата неопределенного процента улучшений, наложенных предыдущим владельцем», - возникла предупреждающая надпись до того, как я успел активировать карту. На это я лишь пожал плечами. У Эшхарин было лишь несколько улучшений, которые я хотел бы обязательно сохранить: целебная ванна да копировальный стол, а без декоративной живности и хаотичного гардероба я как-нибудь обойдусь. Хотя Cаймира, пожалуй, огорчится, если он не уцелеет, ведь в огромной комнате периодически возникали различные наряды из разных миров и эпох. Медж, пожалуй, будет грустить по винному погребку, оказавшемуся таким же улучшением дома: он сам постепенно пополнялся, притом, весьма неплохими экземплярами. Да и курительный зал был хорош, как и комната для медитаций с тренировочным залом. Но тут от меня практически ничего не зависит. Стандартные же комнаты и вовсе всегда можно будет прикупить у гремлина, были бы деньги.
        Ключ засветился, постепенно преобразуясь. Раньше он был древесного цвета, покрытый зеленью лиан и завитушками цветов, но, повинуясь магии карты, начал изменяться. Исчезла зелень, сменившись синевой морской волны, дерево вытеснили серебро и хрусталь, цветы с лианами пропали, и теперь по поверхности ключа скользили самфурины, выпрыгивая из волн, а с ними соревновались чайки, почти касаясь поверхности воды крылом.
        Я стоял, любуясь на ключ уже от МОЕГО ДОМА. Даже не верится…
        Коротая время сна в ночлежках Двойной Спирали, а то и вовсе в грязи на камнях мостовых под плащом, я столько раз мечтал об этом моменте! Даже сам себе порой отказывая в праве верить, что это может когда-нибудь случиться: невероятно огромные деньги, сотни тысяч дайнов… где я и где они? Когда за рейд с трудом зарабатываешь пару сотен дайнов, ежедневно рискуя жизнью. Когда после того, как подлечишь себя, приведешь в порядок снаряжение, докупишь зелья-расходники и карты, и с трудом откладываешь на покупку чего-то важного несколько десятков дайнов - и снова в рейд, с завистью смотря на полководцев и владык, словно богов парящих над игровым полем…
        И вот теперь я один из них, причем возвысился за столь короткий срок, что голова невольно идет кругом. Словно не веря в произошедшее, провел пальцем по своему Медальону, нащупав на нем шлем полководца, - это все не сон. Сейчас же, в этот самый момент, я в шаге от выполнения еще одной своей мечты - личного дома.
        С громким щелчком ключ входит в замочную скважину, поворот в замке, с легким нажимом дверная ручка поддается, и я, невольно зажмурившись, делаю шаг вперед, навстречу своей воплощенной мечте.
        Первое, что ощущаю - запах моря, а следом порыв ветра швыряет мне в лицо холодные соленые капли. Осторожно приоткрыв глаза, вижу белоснежный пляж, тянущийся вперед длинной косой. Голубая прозрачная вода плещется практически у моих ног, лишь немного не доставая до ступней. Волны веселыми бурунами наступают на песок, влекомые легким порывистым ветерком. На кромке пляжа виднеются высокие пальмы с фонтанами листьев и молочными орехами, за ними низкий, но очень густой лес… Я растеряно оглядываюсь по сторонам и, наконец, нахожу свой дом: на самой дальней оконечности небольшого островка высится величественная белокаменная башня с полыхающим пламенем на вершине, а у ее подножия пристроился небольшой коттедж. Словно стесняясь своего роста, он плотно прижался к маяку, из-за этого теряясь на его фоне.
        Опустившись на колено, я зачерпнул полную горсть мокрого белоснежного песка и прижал его к своему лицу, все еще до конца не веря, что все получилось и у меня теперь есть свой личный дом. На несколько долгих минут я замер, сидя на пляже у кромки воды и счастливо улыбаясь. Эйрен, если ты видишь меня с небес, надеюсь, ты улыбаешься вместе со мной: я выполнил нашу мечту. Пусть и любоваться ею я буду с другой…
        На берег, не торопясь, выбралась здоровая морская черепаха и не спеша поползла прочь от линии прибоя. Активно помогая себе ластами, она стала разгребать песок, явно собираясь отложить яйца, и, глядя на нее, уверенно строящую гнездо, я запоздало спохватился, вспомнив о друзьях. Нужно же их пригласить, без моего разрешения они не смогут войти сюда!
        - А неплохой такой домик! - заявил Медж, едва мы подошли ближе к моему дому.
        Высокое строение в два этажа с белоснежными стенами, небольшими колоннами возле входа и большими стрельчатыми окнами. Массивные деревянные двери, покрытые резьбой, с тяжелыми бронзовыми ручками… Честно говоря, я думал, что он будет меньше, и лишь когда мы приблизились, сумел верно оценить масштаб. Мой дом казался маленьким на фоне башни, белой стрелой тянувшейся вверх.
        Я еще раз оценивающе окинул его взглядом и с замиранием сердца направился к двери, так как просто не знал, что увижу внутри. Дверь с легким скрипом поддалась, и я зашел в просторный холл с полом, выложенным мозаикой. Рядом небольшой фонтан, украшенный статуями стоящих на хвосте дельфинов, изо ртов которых и стекла веселыми ручейками вода. Удобные диванчики, спрятанный в стене шкаф и маленький столик с деревянной лакированной столешницей. Из холла наверх струились мраморными ступенями две винтовые лестницы, по которым можно было подняться на второй этаж. Планировка дома была довольно простой: по центру шел широкий длинный коридор со множеством дверей по обеим сторонам. Холл делил дом на две равные половины, от него и разбегались коридоры с комнатами. Такой же коридор виднелся и на втором этаже. Удобно, прямо как у нас в гильдии.
        Я еще стоял у входа, когда Cаймира, зашедшая следом, оттеснив при этом точно также застывшего Меджа, спросил взглядом разрешение и открыла первую из дверей. Комната за ней оказалась спальней с просторной двуспальной кроватью и широким окном, через которое открывался прекрасный вид на море…
        Следующие полчаса мы активно занимались изучением дома, по очереди открывая двери и пытаясь угадать, что мы найдем в этот раз - это стало своеобразной игрой.
        Медж разочарованно рыкнул, так и не обнаружив винный погребок, а Cаймира радостно закричала от вида купальни, в которую преобразовалась целебная грязь из дома Эшхарин. Небольшой бассейн, заполненный булькающей жижей, превратился в огромную ванну в форме морской ракушки, в центре которой, бурлила и пенилась воздушными пузырьками теплая вода, а из крохотных отверстий по бокам били упругие струйки.
        Затем среди обычных жилых комнат мы нашли хаотичный гардероб, превратившийся в просторный длинный зал с зеркалами, а на одной из полок лежала моя первая обновка: зеленая шляпа с широкими полями и алым пером, которую я, дурачась, тут же надел на Саймиру.
        Следующей я нашел дверь, ведущую внутрь башни. Узкая винтовая лестница, теряющаяся наверху, если смотреть от входа, вывела меня к металлической двери с табличкой, на которой было выведено: «Зал Начертаний». Друзья где-то пропали. Вначале я хотел их подождать, но любопытство оказалось сильнее. Осторожно приоткрыв дверь, я увидел просторную комнату с парой длинных столов, массивными шкафами вдоль стен и двумя деревянными стойками, на которых было растянуто несколько детально прорисованных карт. Подойдя ближе к одной из них, обнаружил детальную схему острова, нарисованную на слегка пожелтевшем листе бумаги.
        Остров окружало море, у которого даже имелось название: Море неожиданностей. Я осторожно дотронулся до надписи, и под ней возникла сноска. «Море неожиданностей полно сюрпризов и тайн, его волны могут принести к берегу много разного, что может вас как приятно удивить, так и доставить неприятности». Интересно, это как? Меня же не могут убить в своем доме, верно? Я продолжил осматривать свои владения на карте, и они оказались, к удивлению, весьма велики. В своей жизни мне удалось повидать не так уж и много личных домов: аж целых два - Шепчущего и Эшхарин, но, глядя на карту острова, мне почему-то казалось, что мой личный мир примерно в два раза больше их.
        Пальмы с молочными орехами своеобразным частоколом охватывали берег, сам остров был густо покрыт деревьями и кустами, в центре обнаружилось небольшое озеро, возле которого даже виднелась какая-то мелкая живность. Осматривая карту, я понял, что на ней отражалось все, что происходит сейчас на моей земле. Можно было даже разглядеть черепаху, встреченную нами вначале. Изучая территорию вблизи линии прибоя, я даже заметил какую-то мешанину досок, любезно подписанную картой как обломки. Видимо, первый подарок от моря. Что ж, позже посмотрю, что это такое. А пока я перешел ко второй карте, оказавшейся чертежом самого дома, на котором отражались все комнаты внутри него. И все имевшиеся улучшения.
        Я быстро пробежался по помещениям: Зал начертаний, Зал Созидания, Целебная ванна, Оранжерея, не знал, что она была у прежней хозяйки, но если это не ее наследство, то откуда? Сложно понять. Ладно, это потом, гораздо важнее сейчас проверить, сохранился ли копировальный стол. Для меня он был самым важным из наследия Эшхарин. Оружейная, Гардероб, Комната для медитаций - все это чушь. А вот и он!!!
        Оторвавшись от карты, прошелся по Залу начертаний с замиранием в сердце: шкафы для хранения свитков и книг, свернутые стопки карт… Интересно, откуда они здесь и что на них нарисовано? Но и это я буду изучать не сейчас. Шаг, еще шаг, а вот и он стоит, скромно спрятавшись в углу, вдали от чужих глаз.
        Копировальный стол, такая простая и такая уникальная вещь: два зажима для карт, в одну помещается исходник, во вторую - пустышка, гнездо для кристаллов силы и кнопка для запуска процесса. Шаг за шагом, медленно и неторопливо станет возникать новая карта - дубликат исходника, помещенного рядом. И пусть копирование уникальных карт недоступно, есть риск срыва процесса, но все же… Эшхарин потратила немало дайнов на улучшение этого устройства. Вначале создавать можно было лишь обычные карты, затем серебряные. Даже с учетом того, что карта-исходник не должна быть в откате и на все время изготовления дубликата ею нельзя будет пользоваться, а созданную карту можно будет применить лишь раз, копировальный стол открывает замечательные перспективы.
        Я даже на мгновение довольно прикрыл глаза. Предвкушение овладело мною. Призвав Книгу, достал Лавку сумасшедшего алхимика и вложил ее в свободную ячейку, поместил в нужный зажим карту-пустышку, мы много их нашли в доме Эшхарин, и последним кристалл силы в гнездо - несколько лежали рядом на полочке. Но не успел я нажать на кнопку, как тут же на поверхности стола вспыхнул черный символ перечеркнутой руки. Копирование невозможно. Интересно. И, в принципе, ожидаемо. Скорее всего, карты рецептов, чертежей, ресурсные карты копированию не подлежат. Похоже, мне доступно изготовление лишь простейших карт прямого действия, но все равно это весьма неплохо. Можно будет использовать для усиления нашего клана, вооружив бойцов не только надежным снаряжением, но и вручив им, пусть и разовые, копии хороших ударных карт.
        Еще размышляя об открывшихся возможностях, я вернулся назад к чертежу дома, мысленно прикидывая, как в будущем использовать найденное. Искру Творца можно будет разместить здесь - я дотронулся до одной из дальних пустых комнат на чертеже дома. А вот здесь, чуть выше, стоит разбить Сад камней. Кстати, там же возможно выращивать и кристаллы, необходимые для копировального стола. В Сокровищницу следует перетащить все спрятанное на складе в опечатанном сундуке, так мне будет гораздо спокойнее. Слишком дорого то, что хранится там, и сделать это нужно быстро - не хочу волноваться за его содержимое, а внимание к себе я мог привлечь. Саймире хорошо бы поручить поиск и закупку ингредиентов, необходимых для создания Сада камней. Хотя нет, не стоит торопиться - дождусь очередного открытия Неиссякаемого ларца ресурсов и уже потом начну закупки. Надо только подумать, как их правильно объяснить.
        Взгляд невольно коснулся карты острова. Просторно, и места много, думаю, его стоит использовать с умом, засадив чем-нибудь полезным, а не пальмами да кустами. Идею нага с выращиванием всего необходимого у себя в доме я оценил: где еще найти более защищенное место, куда не смогут пробраться враги? Удобно и умно, этому у него стоит поучиться. Пусть, если мы что-то посеем сейчас, урожая потребуются ждать годы, но, думаю, результат сможет себя оправдать. Это если играть в долгую, а мне теперь некуда торопиться. От этой мысли я невольно улыбнулся: все-таки общение с Шепчущим не проходит бесследно, неужели и я начинаю мыслить на перспективу, а не нуждами сегодняшнего дня?
        Так, ладно, это потом. А ненужная гордость может испортить дело прямо сейчас. Пожалуй, стоит продолжить осмотр, сходить в Тренировочный зал, посмотреть, что там есть. У Эшхарин, оставившей его нам, он был весьма неплохо оборудован. И кстати, друзья меня так и не нагнали. Куда они пропали?
        - Это ведь ее комната? - подозрительно спросила Саймира у Меджа, стоявшего рядом с ней на пороге.
        Просторная комната, двуспальная кровать, небольшая кушетка, туалетный столик и зеркало во весь рост подле него, пара шкафов из светло-серого дерева в углу, а напротив кровати - картина парочки, удобно устроившейся на террасе, чтобы спокойно любоваться звездным небом. От всего этого места, такого простого и уютного, так и веяло теплом и женщиной. Другой женщиной, не ею…
        - А я думала, он о ней забыл… - так и не дождавшись ответа, хотя молчание иногда красноречивее слов, протянула анир, растеряно глядя на такую вроде бы безобидную спальню. Ее голос внезапно охрип, а на глаза навернулись слезы: - Столько лет я боролась с ее призраком в его сердце, стала его, я же знаю, что он меня любит, и тут снова это…
        - Они с Рэном долго мечтали о своем доме, - негромко произнес кот, виновато опустив голову. - Ты просто так мало знаешь… Ты же встретила его уже совсем другим. А когда месяцами не вылезаешь из боев, вокруг только кровь, грязь и эмбиент ручьем… Эйрен всегда любила фантазировать о хорошем, они с Рэном могли часами говорить о своем доме, это было их заветным желанием: бесконечно обсуждали, какой он будет, сколько в нем сделать комнат, как они будут выглядеть… Каждому из нас нужен якорь, Сай, чтобы не спятить и не потерять себя в море хаоса, и эта мечта стала такой отдушиной. Не обижайся, но это выше нас, он тебя любит, поверь, я знаю… А это просто отголосок прежнего чувства и общей мечты, которая воплотилась в жизни.
        - В таком случае, он мне здесь не нужен! - Cаймира, решительно сжав кулаки, повернулась к Меджу. - И ты мне поможешь, - с нажимом потребовала она. - Я не хочу, чтобы в нашем доме и в новой жизни остались призраки из его прошлого, им место на кладбище, а не среди живых. Мы с тобой все здесь уберем, пока он не увидел это место.
        Старый друг, немного растерявшись, неуверенно смотрел то на девушку, то на окружающую обстановку, но анир, дав волю чувствам, уже сорвала с плеча сумку:
        - Складывай сюда все, что сможешь. А то, что не влезет, руби, ломай, делай что хочешь, но здесь не должно оставаться ничего, что будет напоминать о ней. Время у нас есть: Рэн пошел в маяк, скорее всего, там расположены все ключевые комнаты дома, и пока он их осматривает… Мы должны успеть.
        Медж, покачав головой, призвал Книгу, нашел раздел оружия и активировал одну из карт. В его руке возник двуручный топор, который он с размаху опустил на кушетку. Cаймира права: прошлое должно оставаться позади, а не висеть грузом на ногах, мешая двигаться вперед. Он слишком хорошо помнил своего друга. И что стало с ним после гибели Эйрен.
        Часы быстрого хода времени: извлечь. Книга секретов мастеров на краткий миг засветилась, а следом в моей собственной Книге возник чертеж создания улучшения дома.
        Полтора малых цикла назад я так и не принял решения, доставать ли его, и решил рискнуть, поставив все на свою догадку - и не прогадал. Несколько разноцветных атласных ленточек, свободно свисавших с корешка, не были простым украшением - это оказались закладки. Они сохраняли выбранные рецепты от изменений при обновлении книги. Кстати, одна из них как раз и была вложена на страницу с ценным чертежом.
        Часы ускоряли течение времени в доме на треть от его обычного хода в Двойной Спирали, увеличивая темп любых событий, происходящих внутри. С учетом грядущей постройки Сада камней, наличия копировального стола и малого восстановительного комплекса, часы, позволяющие в нужную сторону исказить время, оправдают себя однозначно. Ведь это и форсированное созревание камней, и ускоренный ремонт, и более быстрый процесс создания копий карт. Для меня это улучшение на вес золота.
        Так, что из ресурсов необходимо для их создания? Я вчитался в список: к сожалению, ознакомиться с ним до извлечения чертежа из Книги секретов мастеров было невозможно. Итак, небесное серебро, в принципе найти не сложно. Стекло, созданное в пламени дракона, думаю, тоже. Я быстро просмотрел ингредиенты, и лишь последний заставил меня, нахмурившись, почесать затылок: три песчинки из моря времени. Я впервые слышал про такое, даже не знал, что они существуют в принципе.
        Сожаление остро укололо душу. Кажется, я немного ошибся, извлекая чертеж: что-то мне подсказывает, быстро построить эти часы не получится. Хотя… Надо перестать мыслить нуждами завтрашнего дня и выживанием в сегодняшнем, стоит брать пример с нага, выстраивая стратегию наперед на многие годы. То, что я не могу что-то использовать прямо сейчас, не означит, что это не станет возможным в будущем.
        Не извлеки я чертеж, не узнал бы, что именно мне понадобится, и мог бы пройти мимо, а то и вовсе продать ключевой ингредиент. А если эти песчинки существуют в природе, значит, как-то достать их наверняка возможно.
        Уф. Теперь по поводу Костяной часовни. Нужно написать письмо Шепчущему: после открытия дома, само собой напрашивается логичное объяснение, откуда у меня появилась такая интересная вещь. Наследие офицера Ящеров по особым поручениям. Пускай кусает себя за хвост, думая о том, что еще мог упустить. Все-таки, предоставив мне возможность выбрать дом, наг совершил ошибку: недооценил он Эшхарин, недооценил. Найденное нами в ее убежище тянуло на очень серьезную сумму в универсумах. Одна Искра Творца чего стоила! А Трансмутатор Древних? Сдается мне, только эти два предмета потянут по стоимости шахты с черными изумрудами, что пришлось отдать взамен на ключ. А ведь нам достались не только они, но и сам дом почти со всеми его улучшениями, сделанными прежней хозяйкой.
        Я довольно улыбался, спускаясь с башни, когда встретил, наконец, Саймиру с Меджем, поднимавшихся ко мне из основной части дома. Почему-то друзья выглядели слегка взмыленными и уставшими, словно проделали какую-то тяжелую работу.
        И прежде чем я успел спросить, где они пропадали и чем занимались, анир, весело улыбнувшись, подбежала ко мне и крепко обняла, а затем прошептала на ухо:
        - А давай сходим к морю на пляж, оно у тебя здесь такое красивое! Мне хочется немного отдохнуть и поваляться на песочке. А уж искупаться как здорово будет!
        На это, не найдя что сказать, я лишь пожал плечами и согласно кивнул:
        - Как скажешь, дорогая.
        Крохотный парусник, плывущий вдали, казался пришельцем из другого мира, случайно выпавшим в наш. Первой его заметила Cаймира и позвала нас с Меджем: мы как раз с помощью пары камней сбивали с пальм молочные орехи - захотелось пить.
        - Интересно, он настоящий, или это фантом, иллюзия, созданная лишь для того, чтобы хозяину дома веселее жилось?
        - Не знаю, - протянул задумчиво я.
        Кораблик был слишком далеко от нас, чтобы это понять. Я уже использовал единение с водой, приняв подаренную Каратуаном форму, но отплыть от острова смог лишь на полсотни шагов - дальше я словно упирался в невидимую стену, не пускавшую в открытое море. Только вот эта стена была лишь для меня: рыбы и пара морских крабов на моих глазах легко и непринужденно пересекли незримую границу.
        Можно, конечно, легко проверить, реален ли неожиданный гость, ударив по кораблику, например, заклинанием, но зачем? Вдруг там и правда живые люди, а убивать ни в чем не повинных моряков ради глупой прихоти мне точно не хотелось.
        - Думаю, нам пора, - грустно сказал я, глядя на удаляющийся парус.
        В Двойной Спирали осталось еще немало дел, которые необходимо завершить: наш договор с нагом вступил в силу, и скоро начнется моя подготовка к турниру, Саймире надо проследить за оценкой и разделом добычи с Тауриса и заняться поиском материалов для создания Сада камней, нам с Меджем - перенести сюда из беседки имущество, которым мы трое успели обрасти. При этом мне надо улучить момент, чтобы не привлекая внимания забежать на склад и забрать все спрятанное там. В общем, дел хватало, ничего неотложного вроде нет, но откладывать нельзя.
        - Не хочу возвращаться назад… - протянула анир, потягиваясь всем телом. - Здесь хорошо. Давай останемся тут навсегда.
        - У нас и так впереди вся вечность, и это место у нас никому не отнять, оно только наше, твое и мое, - обняв девушку, прошептал ей на ушко.
        - Точно только твое и мое? - голос Саймиры неожиданно стал серьезен, она внимательно посмотрела мне прямо в глаза.
        - Точно! - подтвердил я и подхватил ее на руки.
        Выход из дома находился в круге камней, над которым парила дверь. Точно такая же, как в Двойной Спирали, приведшая нас сюда.
        Поворот ручки, и я вижу закатное небо, слышу привычный гул голосов, крики торговцев. После тишины дома и убаюкивающего шума волн так не хотелось снова окунаться в эту суету! Но я заставил себя сделать шаг вперед, чтобы почти сразу увидеть Нию, сидевшую с книжкой в руках в шагах десяти от моей двери, а рядом с нею удобно устроился Кот. Стоило мне появиться, они оба почти синхронно подняли головы и посмотрели на меня.
        Я, слегка растерявшись, направился к ним, давая проход Меджу и Саймире, идущим следом. Ния, поднявшись, подошла ко мне ближе. Легкий взмах руки, и нас охватила серебристая сфера, скрывшая на миг от всего остального мира.
        - Нам надо поговорить, - произнесла девушка, серьезно глядя на меня.
        Глава 15. Долги
        - Все настолько плохо? - спросил я, испытывающе глядя на Нию.
        Та немного смутилась и опустила глаза. Затем, собравшись, вновь подняла на меня взгляд:
        - Руны Саматоса лишь предсказывают вероятность наступления тех или иных событий. Указывают на бoльшую или меньшую вероятность. Сейчас же их ответ однозначен: над ребенком сгущается угроза, нарастающая с каждым днем.
        Нахмурившись, она попыталась подобрать слова, наиболее верно описывающие ситуацию:
        - Это словно меч, подвешенный на тонкой нити над головой жертвы. Никто не знает, когда она оборвется и лезвие рухнет вниз. И эта нить, удерживающая его, уже начала рваться.
        - Но ребенок точно жив? - уточнил я, размышляя над сказанным.
        Я слышал о рунах Саматоса, сделанных из костей некогда великого пророка. Говорят, он сумел заглянуть столь далеко за грань будущего, что боги свели его с ума, лишь бы он не смог никому рассказать об увиденном. Впрочем, в бездну пророков и их предсказания! Сейчас важнее то, что Ния каким-то образом подружилась с хозяйкой Королевского клуба и не раз и не два навещала ее, пока я был в рейде. А как теперь выяснилось, еще и проводила для нее гадания своей ментальной силой, оживляя руны и заставляя их давать ответы на заданные вопросы.
        - Жив, руны дали на это однозначный ответ. Но следом за символом «Вирис» выпали сразу «Сэрх» и «Бейрис» - неотвратимая угроза, отложенная во времени, толкование однозначно. Поэтому Клео и просит тебя как можно скорее приступить к выполнению ее задания.
        - Как будто это так просто, - раздраженно буркнул я. - У меня нет возможности проложить в тот мир Тайную тропу без ключника с той стороны, нет своего звездного корабля - доступные мне варианты крайне ограничены. Единственный шанс - нанять кого-то в Городе-в-Пустоте, кто согласится отправиться в этот далекий, всеми богами забытый медвежий угол, расположенный на слишком большом расстоянии от основных звездных трасс. Поэтому, когда я давал свое согласие, «быстро» в моих планах не было в принципе.
        По моей просьбе Саймира, посещая Город-в-Пустоте, осторожно прозондировала саму возможность найма корабля и ориентировочную стоимость такой услуги. Как и ожидалось, сразу начались трудности: не так уж много нашлось желающих отправиться на окраину галактики по заказу никому не известных новичков, тем более, что за нас никто не готов был поручиться. А еще меньше было тех, у кого в собственности были свои звездные корабли, способные туда долететь за приемлемые сроки, так что цены за свою помощь они выставили немаленькие. Если же еще ставить жесткие условия по времени, то я и вовсе в убытке останусь. Причем в любом случае всю сумму нужно будет внести заранее на счет исполнителя с условием, что он получит ее вне зависимости от результатов работы.
        Я уже даже продумывал возможность подключить к этому заданию нага, все-таки наши возможности несопоставимы, да и у чешуйчатого, в отличие от меня, был свой корабль, но… Не хотелось. Да и не мог я так поступить. Во-первых, Клеопатра при заключении контракта запретила мне привлекать к поискам ее сына кого-либо еще из Двойной Спирали, кроме моих непосредственных друзей, а свои навыки я оценивал здраво: попросить об услуге и не раскрыть суть вопроса в делах с опытным интриганом у меня не получится в принципе. Во-вторых, и это главное, мне не хотелось попадать в еще большую зависимость от Шепчущего.
        - Клео понимает твои сложности и готова на треть увеличить вознаграждение с учетом срочности, - спокойно подтвердила Ния, полностью уверенная в том, что я смогу справиться с неожиданно изменившейся задачей.
        Затем девушка неожиданно положила свою руку на мою и, заглянув мне в глаза, тихо произнесла:
        - Я очень прошу тебя помочь ей. Я сама не испытывала радости материнства, но чувствую ее тревогу и беспокойство за своего ребенка, буквально сводящих ее с ума.
        - Если бы дело было только в деньгах… - вздохнул я.
        Традиционными путями эту задачу решить невозможно: мир находится за пределами игрового поля. Учитывая же результаты гадания, Город-в-Пустоте тоже отпадает - времени у меня теперь немного, и если я не смогу спасти принца, пока он еще жив, врагов в Двойной Спирали у меня точно прибавится: мать не простит мне гибель своего ребенка, пусть даже моей вины в этом не будет. И ей будет плевать, что изначально контракт предусматривал лишь мою обязанность предоставить саркофаг с телом Цезариона, неважно, живого или мертвого, и что сроки не оговаривались. Мда, подкинула мне свинью Ния, пусть и из лучших побуждений! Саа-Шен, Тирана - у меня недоброжелателей и так хватает, а теперь еще может добавиться и хозяйка Королевского клуба…
        С другой стороны, возможная награда манила. Среди сокровищ, которые показала мне Клеопатра в качестве подтверждения, что она сможет выплатить обещанное, было немало карт. В том числе и отрядных. А еще кучи рецептов, чертежей, ресурсных карт - чем еще могут расплатиться наемники, когда закончились дайны, а хочется продолжать гулять? Тем, что не имеет очевидной ценности для них здесь и сейчас. И карта Огненной стрелы будет ценнее серебренной карты с семенами голубого лотоса - попробуй ее еще продай! Так в свое время и я отдал нагу карту с Тайнами забытых полководцев, которая сейчас бы не помешала и мне самому.
        Да и помимо награды, мне жизненно необходимы союзники, друзья, раз уж я решил играть в долгую. А в квартале Черных Фонарей скапливается немало сплетен и тайн, уверен, что и многие нити силы ведут туда, и часть из них держат цепкие женские ручки хозяйки элитного борделя.
        Задумавшись, я барабанил по столику. Мы сидели в беседке, перебравшись сюда с площади, где меня встретила Ния. Рассматривая возможные варианты, я видел лишь один реальный шанс попытаться выполнить это поручение. Девенатор - творение Древних, способное, по легендам, перемещаться между мирами. Пусть я ни разу не пускал его в ход, не знал и не понимал принципов действия, но в добытом Саймирой описании устройства было четко указано, что, кроме прямого механического управления есть еще и возможность ментального взаимодействия. Почти все устройства Древних, как правило, управлялись разумом, и лишь в последнюю очередь - руками.
        Я взглянул на Нию, сидевшую передо мной. А ведь может получиться! На расстоянии вытянутой руки от меня сидит один из сильнейших менталистов в Двойной Спирали, и у меня есть устройство Древних, способное отправить нас в нужный мир. Думаю, мне сейчас представляется отличный шанс испытать его в действии, выполняя задание Клеопатры.
        Пока что пазл складывается в единую картину. Я улыбнулся своим мыслям и, поставив локти на стол, чуть наклонился к девушке. Та же, явно сумев прочитать мое настроение, радостно вскинулась:
        - Ты что-то сумел придумать?
        Я довольно кивнул, подтверждая ее слова:
        - Возможно, но мне потребуется твоя помощь.

* * *
        Девенатор громко гудел, калейдоскопом мелькали звездные системы и планеты. Мы сидели в моем доме, наверху башни, а устройство Древних было установлено на столе. Вокруг рассыпаны бумаги с описанием родного мира Клеопатры и мнемоснимки памяти, скопированные из ее разума Нией, а затем перенесенные на зеркала.
        Очередная круговерть в Девенаторе завершилась, и мы увидели звездную систему, голубой гигант, вокруг которого неспешно крутились двенадцать планет, две из которых обладали атмосферой, то есть, там даже могла быть жизнь, но под описание Клеопатры они точно не подходили. Звезда ее мира желтого цвета…
        Я осторожно подкрутил диск настройки на одно деление. Значит, этот символ при наличии черточки сверху обозначает не желтый, а голубой цвет. Саймира поделилась со мной базой данных со своего информ-планшета по письменам Древних, но ее библиотека была далеко не полной, так что мы были вынуждены многое разбирать на практике.
        Так, теперь внести изменения в количество планет. Если я все правильно понял, второй диск от края отвечал именно за них. Готово. И снова активировать поиск. «Третья ветвь Великого древа, сорок седьмой лист, третья планета от солнца», - я еще раз прочитал данные нужного нам мира. К сожалению, творение Древних с известными нам системами координат работать не могло, поэтому поиск приходилось проводить самостоятельно. Конечно, можно было бы через Саймиру попытаться получить в Городе-в-Пустоте более точное описание звездной системы, расположенной по этим координатам, но это будет не быстро, а время для нас сейчас стало ключевым фактором. Лучше попробовать самим, оставив тот вариант на крайний случай. Гул Девенатора стих, передо мной возникла новая звезда.
        Уже лучше. Спустя еще минут пятнадцать поисков перед нами высветилась звездная система с пятью планетоидами, крутившимися вокруг крохотной желтой звезды. Отлично, значит, наконец-то базовые настройки я выставил верно.
        - Попробуй внести уточняющие настройки ментально, - попросил я Нию, сидевшую рядом и внимательно следившую за моими манипуляциями. В определенной мере она поразила меня своей стойкостью, ведь буквально полчаса назад я чуть ли не силой вытащил ее из моря, в котором она оказалась почти сразу, стоило ей переступить порог моего дома. Девушка, словно завороженная, окунулась в него и была просто не в силах выйти, чтобы идти дальше.
        А до этого мне весьма долго пришлось объяснять Саймире, почему я снова бросаю ее и куда-то иду без нее. Учитывая, что буквально несколько часов назад Медж, получив сообщение и никому ничего не объясняя, только буркнув что-то про старые долги, тоже неожиданно сорвался с места, - успокоить предчувствующую что-то нехорошее анир было непросто. Прости дорогая, но про Девенатор я тебе сказать не могу: для нага твой разум - открытая книга. А пить постоянно зелья забвения не вариант, да и если после каждого посещения моего дома друзья будут стирать себе память, это станет чуть ли не приглашением: «У него там точно что-то особенное имеется». Кстати, интересно, а Ния сможет как-нибудь помочь с защитой разума членов моей команды? Надо будет вернуться к этому вопросу, кода разберемся с заданием Клеопатры.
        Меж тем, девушка осторожно положила руку на небольшую выемку в шаре Девенатора, прикрыла глаза, и тот слегка засветился. Диски управления под проектором начали крутиться сами, явно подстраиваясь под транслируемые мысли. Конечно, было бы проще и быстрее сразу сделать так, но я хотел самостоятельно понять и освоить принципы работы с устройством Древних. Ния открыла глаза, взглянула на меня, и отчужденным голосом произнесла:
        - Я запустила поиск подходящих под наше описание звездных систем, но это займет время. - Затем тряхнула головой, заставив золотистые кудри всколыхнуться, и неожиданно попросила: - А можно я снова схожу туда? - и кивнула в сторону моря. - Поиск будет идти долго.
        - Идем, - улыбнулся я, вставая из-за стола. - Пожалуй, я составлю тебе компанию.
        Честно говоря, я еще плохо освоился со своим домом и не знал, каких сюрпризов мне стоит ждать от моря, раскинувшегося вокруг. Так что мне будет спокойнее, если я побуду рядом с гостьей. Мало ли что.
        - У тебя здесь чудесно, - Ния, счастливо улыбнувшись, снова окунулась в воду, чтобы через несколько секунд вынырнуть из нее с кучей брызг. - Сегодня очень хороший день! - прошептала она, наверное, уже в десятый раз.
        В россыпи морских капель, летящих во все стороны, играла радуга.
        - А можно я к тебе еще раз в гости приду? - неожиданно спросила она у меня, сидевшего на берегу и контролировавшего обстановку вокруг.
        На это я мог лишь улыбнуться и утвердительно кивнуть, продолжая наблюдать за бывшей куклой. В ней было столько непосредственности и искренности, и совсем не было видно привычного лицемерия и двойного дна. Но в тоже время, она была умна и напоминала собой птицу, слишком долго просидевшую в клетке и теперь учащуюся летать. В какой-то мере я чувствовал ответственность за ее судьбу. Поэтому, не удержавшись, все-таки задал давно вертевшийся у меня на языке вопрос:
        - Скажи, ведь тебя назад вернул Он?
        Иного варианта ее появления в этом мире я не находил: слишком хорошо помнил белые фарфоровые осколки, разбросанные на зеленом лугу, и яму, которую я выкопал для них своими руками.
        - Да, - подтвердила живая девушка из плоти и крови.
        Устав плескаться, она выбралась на берег, и я протянул ей найденное в одной из комнат полотенце и сбитый мною молочный орех. Удар ножа срезал его верхушку, и Ния, довольно улыбнувшись, надолго припала к нему. Кисло-сладкая жидкость хорошо утоляла жажду, смывая заодно горьковато-соленый вкус морской воды.
        - Это была твоя награда за то, что ты смогла преодолеть оставленный им барьер? - полюбопытствовал я.
        - Не знаю, - на этот вопрос она лишь равнодушно пожала плечами. - Я плохо помню, что тогда произошло. Смутные обрывки, образы, словно меня несет великая река, состоящая из мириадов капель, где каждая крупица - чья-то душа. А потом меня словно вырвало из этого потока, не дав доплыть до чего-то важного. Я помню Его, он спросил, чего я желаю. А мне так хотелось еще немного пожить, испытать все то, чего была лишена, но о чем читала на страницах книг и в разумах чужаков, изредка попадавших к нам. Потом дорога с тобой. Море. Джунгли. Я увидела столько всего! Но так мало… - она ненадолго замолчала, затем с затаенным восторгом продолжила: - И Он дал мне эту возможность.
        - И что дальше? - спросил я, продолжая смотреть на синеву моря и лучи солнца, сверкающие на ней. - Как ты собираешься жить, чем будешь заниматься?
        - Не знаю, - беззаботно пожала плечами Ния. - Я еще так плохо знаю этот мир. А чем занимаешься ты?
        - Пытаюсь сделать этот мир немного лучше и хоть каплю справедливей, - сказал и невольно усмехнулся тому, как самоуверенно это прозвучало.
        - А почему лишь немного? - Ния, достав небольшой гребень с зеркальцем, встряхнула мокрыми волосами и принялась расчесывать их.
        - На большее пока сил не хватает, - вздохнув, произнес я, вставая. - Идем, пора проверить, не завершился ли поиск и найден ли нужный мир. К сожалению, не только у маленького принца, но и у меня очень мало времени.
        День, максимум два, и начнется подготовка к турниру. Затем очередная мясорубка, и, если повезет, победа. После которой я все равно буду не в лучшей форме, оставшись без своей ударной силы в виде отряда практически на год. Карты в откате, возможные ранения, в этот момент отправляться на поиски будет опасно. Да и предсказание рун - мальчишка к окончанию турнира может быть попросту мертв. В общем, при всех раскладах, именно сейчас идеальный момент, и упускать его нельзя.
        Спустя четыре часа…
        - Поиск завершен, - зевнув, сказала Ния.
        За время ожидания мы успели еще раз искупаться и погулять по берегу, собирая ракушки. Обеспокоенная Саймира даже написала письмо, спрашивая, все ли в порядке. А проклятый шар лишь продолжал гудеть, пока внутри него мелькали, вызывая рябь в глазах, проекции сотен звездных систем, сменяющих друг друга. Никогда не думал, что наша вселенная столь велика. Я начал опасаться, что поиск растянется на месяцы, и боялся думать о годах. Впрочем, еще несколько часов - и его пришлось бы прервать, а затем просить анир раздобыть дополнительные сведения по нужному нам миру в Городе-в-Пустоте: она что-то там говорила про агентство, фактически ворующее информацию по всему миру…
        И вот, долгожданные слова Нии - поиск таки завершен!
        Разделяя мое нетерпение, девушка притронулась к шару, зажмурила глаза… - и через пару секунд отстраненным, почти машинным голосом, произнесла:
        - За время поиска найдено четырнадцать систем, подходящих под заданные параметры. Двенадцать открытого типа и две закрытого.
        - Уточни, - попросил я, - что значит открытый и закрытый тип звездных систем?
        - Открытые звездные системы свободны для посещения всеми, и к ним ведут многие пути, - Ния говорила не спеша, словно пытаясь перевести что-то очень сложное в доступные для моего понимания слова. - Закрытые же системы ограничены в доступе к посещению извне. Эти ограничения имеют различную природу, как правило, что бы что-то из закрытой системы не вырвалось наружу, неся угрозу остальной вселенной. Либо по воле творца, защищающего таким образом свое детище. Но нам эти запреты помешать не смогут: Девенатор не подчиняется законам нашего мира и воле богов.
        - Давай приступим к изучению, - я придвинул к себе ближе листы с описанием родного мира Клеопатры. - Будем надеяться, что нужный мир находится в открытых системах - не хотелось бы случайно выпустить нечто, что сами боги предпочли запереть.
        Спустя еще час…
        - Может быть, это? Все же условия подходят.
        Ния вызвала в шаре изображение небольшого мира, кружащегося возле полыхающей желтой звезды. Планета кислородного типа, биосфера подходящая, один спутник. Двенадцать континентов, разбросанных по огромному океану, по которому они, кстати, свободно дрейфуют, несомые течениями. Никаких пустынь, великих рек и Древних пирамид, но за века, прошедшие после того, как бывшая царица покинула свой мир, все могло измениться.
        - А может этот?
        Я ткнул в проецируемое планшетом Очищающих изображение другого подходящего под описание мира, правда, этот был весь обезображен войной, причем идущей прямо сейчас. Когда мы изучали его, на одном из континентов ярко вспыхнуло и стало разрастаться грибовидное облако взрыва, уничтожившего небольшой городок. Подобная война вполне могла стать причиной нависшей над Цезарионом опасности.
        Каждый из предложенных Девенатором миров был населен человекоподобными существами и обладал подходящими характеристиками.
        - Или этот.
        Я взглянул на третью из отобранных систем, наиболее подходящих под наши параметры: небольшая голубая планета, кружащаяся возле звезды, третья по счету от солнца. Обладает единственным спутником на орбите. Кислородный тип, подходящая биосфера. К сожалению, данных, предоставленных бывшей царицей, было недостаточно, чтобы однозначно выявить нужный мир. Мы не знали точного числа материков, также как и их географического размещения на планете. Плюс, прошло немало времени. Я задумчиво теребил подбородок, думая, что делать, когда неожиданно заговорила Ния:
        - Я могла бы на месте определить, та ли это планета.
        - Это как? - удивился я.
        Насколько мне известно, для подобного необходим как минимум предмет из нужного тебе мира, для этого Эшхарин в свое время и собирала образца породы из сотен миров, даже горстка земли из нужного места может стать якорем, привязкой для создания портала. Но без таких фокусировок мне задача кажется нерешаемой.
        - Пока тебя не было, я создала поисковые амулеты, маяки. Мне хотелось хоть чем-то тебе помочь. В месте, где я живу, много книг по магии, в том числе и по созданию подобных предметов. Клео предоставила все необходимое, затем я вложила в артефакты отголоски ее чувств - любовь матери, ее желание вернуть своего ребенка, страх за его жизнь… Затем все это закрепил мастер ритуалов с помощью рун. Мы можем проверить каждый из миров, и, едва попадем в нужный, я смогу с помощью своей силы оживить амулет. И он даст однозначный ответ, есть ли в этом мире тот, на чьи поиски он направлен.
        - Ты уверена, что амулет сработает? - задумавшись, уточнил я, глядя на Девенатор.
        Это может быть выходом. Если удастся найти исходный мир, все станет намного проще, останется лишь найти нужное место. Я взглянул на нарисованные рукой бывшей царицы остроконечные пирамиды, тянущиеся в небеса, и статую человека-льва, сторожащего их покой. Возможно, эти объекты смогут опознать местные жители. Клеопатра называла их одним из чудес света своего времени. И если амулет Нии будет работать, все станет проще на порядок.
        Пожалуй, можно попробовать. Единственное, что меня останавливало, это сама Ния: разведка миров - дело опасное, никогда нельзя предсказать, что во время нее может случиться. А ставить под угрозу жизнь новой помощницы мне не хотелось. Лучше всего, если бы рядом был Медж, с ним за свою спину опасаться не стоит, а вот она…
        Ния, прочитав мои сомнения по лицу, сбиваясь, торопливо заговорила:
        - Я не буду мешать и буду делать все, что скажешь. Ты же помнишь, как мы вместе шли по Дворцу Богов, я ни разу не создала тебе проблем. Мои способности тебе могут пригодиться: я могу читать мысли, управлять сознанием, передвигать предметы.
        Не выдержав, девушка, продвинувшись ближе, заглянула мне в глаза и просящее протянула:
        - Ну, пожа-алуйста! Ты сам говорил, что мне нужно учиться, познавать мир. Я и так целые тысячелетия просидела в игрушечном городе, а теперь заперта здесь, в Двойной Спирали. Кто позаботится обо мне лучше тебя?
        Не выдержав, я улыбнулся и кивнул:
        - Хорошо, отправишься со мной.
        Последние мои слова потонули в радостном визге Нии, бросившейся мне на шею, будто мы отправляемся на романтическое свидание, а не в опаснейший рейд.
        - Обо всем замеченном сразу докладываешь мне, никаких действий самостоятельно не предпринимаешь, если, конечно, над нами не нависает непосредственная угроза. Пройдись, - скомандовал я.
        - Обо всем, обо всем, - прощебетала Ния, дурачась, прежде чем встать.
        Черный боевой доспех плотно обтягивал ее фигуру, шлем защищал голову и скрывал лицо. Технологичная броня сможет выдержать и выстрел из пулевика, и удар бластера, силовое поле прикроет от выстрелов игольника и плазмера - мощная и надежная защита, часть моих трофеев с Тауриса, взятые лично на меч в бою, они перешли полностью ко мне. Механоиды в Двойной Спирали обнулили персональные настройки, сделав возможным носить и использовать его другими. Этот я хотел отдать Саймире… Но ничего, пока пусть им попользуется Ния.
        - Походи немного в нем, - потребовал я, - побегай, попрыгай, поприседай. Привыкни к нему и дай возможность системе привыкнуть к тебе, запомнить твою моторику, закончить настройку. Он сам подстроится под тебя. А теперь повтори, что я сказал, - надавил, не позволяя дурачиться и легкомысленно относиться к предстоящему рейду.
        - Я все поняла, Рэн, докладывать обо всем важном тебе, - уже серьезно ответила Ния, старательно прыгая на месте.
        С каждым разом ее прыжки становились все выше - искусственные мышцы доспеха увеличивали усилия, прикладываемые девушкой.
        - Это не шутки, Ния! - попытался вдолбить вчерашней кукле я. - Это вопрос доверия и выживания.
        Помолчав, я все-таки продолжил говорить, хотя было непросто подобрать правильные слова:
        - Однажды ты уже совершила ошибку, не сообщив мне всего лишь о двух женщинах там, в комнате со шкафом. С твоими способностями ты не могла не почувствовать их, но промолчала, не сказав мне ничего. И это стоило тогда жизни тебе и чуть не стоило мне.
        Несмотря на то, что девушка вся сжалась и поникла, я не собирался щадить ее чувства - жизнь, причем нас обоих, дороже:
        - После боя у меня было достаточно времени проанализировать все произошедшее там, на лугу. Ну не могли Девы Боли возникнуть откуда-то еще, кроме как из того же места, что и мы, а значит, ты, Ния, должна была их почувствовать, если, конечно, те не применили какую-то защиту.
        Оценив то, как Ния замерла с остановившимся взглядом, погрузившись в прошлое, понял, что попал в точку. Все-таки, что-то она тогда почувствовала, но не сказала мне. То ли пожалела, то ли не сочла угрозой. Неважно. Просто, в отличие от нее, мне второго шанса на новую жизнь никто не даст, а в последнее время стал дорожить и этой. Да и дел как-то стало неожиданно много: если раньше я просто жил без цели и мечты, то теперь многое поменялось, и по-глупому я собой рисковать уже не имею права.
        - Я больше не подведу, - тихо произнесла Ния, опустив голову. - Ты только не гони меня прочь, я сильно за ту ошибку перед тобой виновата.
        - Так, - сделав несколько шагов, я подошел к ней ближе и поднял опущенную голову за подбородок, чтобы она видела мои глаза. - Мы все допускаем ошибки, так бывает. Просто у каждой ошибки есть своя цена. И в этом рейде мы можем заплатить за любой промах по самой высокой ставке. Поэтому, если ты не готова или боишься чего-то, лучше останься. Если же ты отправишься со мной, я хочу быть уверен в тебе. Ты справишься?
        Ния, без слов, просто утвердительно кивнула.
        - Хорошо.
        Возможно, это и глупость, идти в рейд с непроверенным новичком, но будто у меня есть выбор! С другой стороны, нам главное найти исходный мир, а затем локализовать место. В лабиринт, где спрятали юного принца, я с собой девушку все равно не потащу. По идее, угроза минимальна. Конечно, возможны сюрпризы, но всех вариантов учесть нельзя, особенно в таком рейде. Хотела увидеть реальную жизнь - пусть смотрит, да и кто еще ей покажет небо других миров?
        Ладно, нам еще необходимо подготовиться к рейду: собрать походную сумку, проверить снаряжение, оружие, закупить припасы, подумать над подборкой карт, может, еще что взять и докупить.
        Глядя, как Ния снова принялась упражняться с костюмом, я довольно кивнул головой - отличное приобретение, защитит не только от оружия, но и от радиации, и от химической и биологической угрозы, если исходным миром окажется тот, где во всю полыхает война. Скорее всего, эти доспехи сделали даже не на Таурисе, а в каком-то более продвинутом мире, под заказ местных, более активных вояк. Мне и самому необходимо приспособиться к костюму, дав ему возможность настроиться на меня.
        Раздумывая над подготовкой к рейду, я тем временем скомандовал Ние:
        - Хватит прыгать, два круга вокруг острова вперед.
        Нужно настроить двигательную моторику и заодно тебя чем-нибудь занять, потому что свободное время рождает в голове лишь маету и скуку, как говорил наш мастер-сержант в Академии Железных клинков. Так что скучать я тебе, красотуля, точно не дам. Заодно и сам с тобой побегаю.
        Спустя пять часов…
        Сумка для рейда собрана и укомплектована - это короткая вылазка, больше чем на сутки нас не отпустит Игра, так что припасы я взял исходя из этого. На картах и оружии я решил не экономить, взяв все, что имел в наличии. Сложно предсказать, с чем придется столкнуться, так что лучше захватить все, что есть. Благо, Саймира все это время по моей просьбе старательно шерстила аукцион на предмет карт, увеличивающих емкость Книги, и еще до нашего с Меджем разведрейда смогла выкупить четыре штуки, поэтому места хватало с запасом. Наверное, стоит попросить ее присмотреться и к картам для раздела полководца - если дела так пойдут и дальше, они мне могут понадобиться раньше, чем я думал.
        Жаль, что лучемет по-прежнему в ремонте, но мне и без него есть чем повоевать, тот же дискомет надежно устроился в сумке. Особенно радует наличие мощной карты изгнания духов. По моему опыту, нас скорее всего ждут ловушки, с которыми мне поможет справиться обновленный Сприган, и стражи лабиринта - духи, призванные и привязанные к конкретному месту жрецами. Такие сущности будут атаковать любого, кто не наделен соответствующей защитой. Конечно, возможно что-то еще, но тут уже нужно будет разбираться по ходу дела. Вряд ли там будет что-то совсем уж непреодолимое. На крайний случай, можно будет отступить и вернуться снова. Главное - найти нужный мир.
        - Пора.
        Ния, услышав мои слова, молча кивнула, положила руки на шар и сосредоточилась, прикрыв глаза.
        Девенатор, оторвавшись от подставки, поднялся в воздух, и с легким, набирающим силу гулом, начал кружиться, наливаясь изнутри лиловым светом. Звук и мерцание становились все сильнее, вокруг нас образовалось нечто вроде сферы. Вот уши режет громкий визг, очередная, но более сильная вспышка заставляет прикрыть глаза, а затем с легким толчком я словно падаю вниз.
        Пол под моими ногами, стены, потолок - все исчезло, я рухнул в пустоту, несомый вперед лиловой сферой, созданной Девенатором, который продолжал кружиться и громко гудеть, словно огромный маховик, двигающий нас вперед. Ния, запустившая полет, уже давно убрала руки с шара и нерешительно приоткрыла глаза, чтобы с криком тут же зажмурить их обратно. И я ее понимал: сейчас мы, набирая скорость, летели сквозь черную пустоту космоса.
        Не зря Древние использовали виманы.

* * *
        Топот ног не преследовал его - опытные охотники в лесу не шумят, даже когда несутся вслед за дичью или загоняют зверя. А его именно загоняли. Всей стаей, если у медведей бывают стаи. С-собаки!
        Он с самого начала чувствовал, что в этом задании что-то не так: не могли его долг закрыть всего четыре боя на ножах, не тот случай. Извернувшись как уж на сковородке, он поднял все свои знакомства и вспомнил все лазейки, что знал, в попытках выяснить, в чем подвох с этим испытанием. Даже сходил на площадь Туманных Звездочетов, где астролог выдал как всегда туманное пророчество: «Следуй за прошлым, оно приведет тебя к будущему…»
        В итоге никаких особенных сведений об этих оборотнях не нашлось - не такой уж Селюдан и важный мир, чтобы заниматься им всерьез. Единственная информация, и та сомнительной полезности: этот грядущий праздник не обряд совершеннолетия, а выбор достойных - браслет давал право голоса на общем собрании племени. Хотя, скорее всего, разницы не будет: какой подросток не желает доказать, что стал вровень со взрослыми?
        Проблемы начались почти сразу. На входе в этот их священный лес, ничем на первый взгляд не отличающийся от остальных, собралось, похоже, все поселение - залитый солнцем луг был будто укрыт живым колышущимся ковром из жестких коричневых шкур. И это при том, что часть местных находилась в человеческом обличье. Тут были даже малыши, в своей детской возне то и дело принимающие человеческий облик и снова встающие на четыре лапы.
        Оглядев этот «праздник жизни», Керротан, хмыкнув, еще раз предложил рассказать про Змей хоть что-нибудь стоящее и гулять на все четыре стороны. Кот отказался. В итоге, в тот момент, когда Медж, понукаемый кредитором, заявил, что желает вместе с остальными кандидатами побороться за браслет, на миг он попрощался с жизнью: звериная ярость была такова, что его, несмотря на доспех, разорвали бы быстрее, чем он смог бы призвать Активатор.
        И лишь когда седой, как снежный барс, жрец взревел, призывая всех вернуть себе разум и самоконтроль, Керр, этот прятавшийся где-то жук, ввинтился в толпу и начал разливаться соловьем. Уже на третьей фразе тигролюд потерял нить рассуждений, но смысл сводился к одному - по закону племени проверяют всех достойных, главное, они должны быть не в медвежьем облике.
        Старик долго тяжело смотрел на него, вышедшие вперед матерые мужи с браслетами на запястьях недовольно порыкивали, но не вмешивались. В итоге, раздраженно махнув лапой, жрец указал на группу других претендентов и отвернулся.
        Нож ему дали последнему, он оказался самым старым и затупившимся…
        И вот теперь он несся через лес, пытаясь придумать выход из того тупика, в который его загнала судьба и данное обещание. Дюжина с лишним подростков и молодых мужчин сговорились, видимо, еще до начала испытания. Помощники жреца развели участников по разным точкам, но местные быстро встретились и теперь, вместо поединков один на один, все вместе гнали его к краю леса. А выйти без четырех ножей он не мог - это мишки имели возможность, провалив испытание, попробовать себя в следующий раз. Но не Медж. Пламя Хаоса второго шанса не дает.
        И что ему теперь, все пять дней нарезать круги, надеясь, что выносливость Игрока окажется выше, чем у оборотней? К тому же он не знал здешнего леса: тут встречались густые заросли, сквозь которые не продраться, обрывистые овраги и торчащие из земли огромные камни, больше похожие на скалы. Все это превращало лес в лабиринт, в котором не видно дальше собственного носа, поэтому, несмотря на его преимущество в скорости, погоня неумолимо приближалась.
        Как же все повторялось! Тигролюду, когда-то уважаемому воину своего племени, даже стало казаться, что в этом безудержном беге он краем глаза видит родные стволы и пятипалые листья. Тогда, полторы сотни лет назад, его, наставника и советника вождя, гнали собственные ученики…
        Тжерг, это никчемное порождение гиены и грифа, не мог простить ему собственной бесполезности, все мечтая о месте в совете племени и праве стоять рядом с отцом. И почему-то он нацелился именно на его, Меджа, место. Или он был самым равнодушным к интригам из всех?.. В любом случае, его подставили, и до сих пор из груди рвется гневный рык, стоит вспомнить, в чем именно его обвинили… И ведь остальные поверили!
        Горечь разлилась в высохшем от быстрого бега рту, а слюны не хватало, чтобы ее смыть. Тут и бутылки красного будет мало!
        Он, наивный, тогда вывернулся из пут накануне позорной казни и пробрался к двоюродному брату: все надеялся разобраться, доказать, что все это - чудовищная ошибка… Пришлось бежать… Его гнали три дня. Его лучшие ученики, используя вдолбленные в них тяжелой лапой знания, шли по следу: он не держал от них секретов, щедро учил всему, что знал сам, так что сбить их не получалось: все его уловки они знали - впору было гордиться собой.
        Один против прайда не выстоит никогда. Его, изнуренного физически и морально, догнали.
        Пусть он не молод, но сила еще не пошла на убыль. С его знаниями, опытом он заберет с собой многих! Они пожалеют, что подняли на него лапу!..
        Вскинутый меч опустился в ослабевшей руке - она не поднималась на своих учеников. Они стояли, тяжело дыша, напротив него, полукругом, как обычно выстраивались на тренировках, и внимательно ловили каждое его движение. Только вот в глазах застыло совсем иное выражение. И он понял - слушать его не будут.
        Если он сейчас прорвется, уйдет. Потом вернется, найдет истинного виновника. Докажет его причастность… Все перечисленное уже звучит нереально. А как дальше жить, зная, что убил или покалечил ни в чем не виновных членов прайда?! Ему не простят, даже если примут его правоту. И он сам себе не простит. Никогда.
        Отчаянный прыжок с обрыва. Снова бег с неестественно вывернутой лапой. Вернее, попытки брести хоть куда-то. А он так надеялся разбиться! Чтобы никому из мелких не пришлось пачкать свои руки в его крови и просыпаться потом от кошмаров по ночам.
        Врата. Куда бы они ни вели, что бы ни ждало за ними, пусть даже мученья и смерть - он сделает это ради них…
        Дротик, короткое самодельное копье, просвистело мимо плеча и расщепилось на части, ударившись о камень. Сильные, сволочи! Когда только время нашли поделками заниматься?
        Пригнуться под хлестнувшей над головой веткой, ухватиться когтями за шершавый ствол, резко меняя направление бега. Толчок и короткий полет над оврагом. Хвост мазнул по колючим кустам в низине, оставив на шипах клочки шерсти - а вот продирайтесь теперь сквозь них или обходите вокруг, увальни!
        Рык и улюлюканье раздались с правого бока - зашли с другой стороны, когда он огибал бурелом. Ничего, впереди открытая поляна, оторвется.
        Тело, усиленное сферами и вылепленное многолетними тренировками, пело, радуясь привычным нагрузкам. Главное было не запалить себя, не выкладываться полностью, распределив силы так, чтобы хватило надолго.
        Приветливый сумрак кромки деревьев приближался, густые кусты позволят резко сменить направление: можно будет рвануть вправо - этого от него не ждут - и пойти наискось…
        Резкий удар выбил искры из глаз и опустил тьму на яркий полдень.
        Граница Осколка! Как же он так просчитался?!
        Тяжело тряся головой, он с трудом поднялся на ноги. Его окружили полукругом, выкрикивая оскорбления и ругательства. Опять. А он не может ни уйти, ни призвать Активатор - тут же сгорит в огне, нарушив клятву.
        С трудом подволакивая ногу, придерживая более-менее здоровой лапой другую, выдернутую из сустава и болтающуюся безвольной тряпкой, он кое-как вышел из леса.
        На поясе, надетые ушками на веревку, болтались четырнадцать охотничьих ножей. Не хватало лишь одного - последний из охотников, самый старший из всех, плюнув, развернулся и ушел. Медж всю дорогу ждал нападения: было бы логично взять его в последний день, измученного голодом и воспалившимися ранами, ведь про регенерацию Игроков они вряд ли знают. Но нападения так и не последовало.
        На лугу пусто. Почти. Участников испытания ждали старый жрец с двумя помощниками и вождь, большой бородатый дядька, поперек себя шире. Только драться с ним не хотелось.
        У кромки леса, в ожидании окончания пятых суток, сидели несколько страдальцев. Куда делись остальные кандидаты, было неясно. Сломанные руки, разбитые носы и исполосованные ножом тела. У одного поврежден позвоночник - товарищи принесли его на волокуше. А вот не надо было оборачиваться в медведя! У него не оставалось выбора, кроме как схватить отобранный в предыдущих поединках посох и пойти обниматься…
        - Нож! - нетерпеливый голос старца был сух, как ветер пустыни, как сушь у него во рту.
        Отдав ножик, Медж с равнодушным смирением наблюдал за жрецом, чуть ли не обнюхивающим мутный белесый камешек в рукояти. Старик и не ведал, что прямо сейчас держал в руках истончившуюся нить его жизни. Одно слово и…
        - На тебе нет крови.
        «Мда? А это тогда что?»
        - Ты не взял ни одной жизни. Поэтому можешь предъявить завоеванные трофеи. Мы решим, достойно ли ты их получил.
        «Керр, самка с-собаки! А об этом ты меня не предупредил! Что убивать не просто не обязательно, а именно нельзя. Гад!.. Или он и сам не знал? С местных станется…»
        Наверное, он отвлекся: все эти расспросы других участников, заумные рассуждения о чести и допустимых приемах… Вернул его к реальности браслет, с размаху врезавшийся в грудь. Зелено-коричневые невзрачные камешки, пойди найди их в траве. А нагибаться-то как не хочется… Услышав отчаянный вскрик, краем уха выцепил фразу жреца, небрежно кинутую переломанному юноше:
        - А ты больше не приходи, раз выпустил зверя в священном лесу.
        Злорадство придало сил…
        Выпив зелья регенерации и лечения, он уже призывал Компас, чтобы свалить отсюда, когда Керр, получивший свой проклятый браслет, окликнул его:
        - Ты так и не рассказал, что в этом лесу интересного есть?
        - Медведи.
        Глава 16
        Оранжевый сектор, система Камо, планета Регия
        Глухой сухой кашель сотрясает все тело, не давая вдохнуть. Кажется, что через мгновение остатки легких просто будут выплюнуты во время очередной попытки глотнуть воздуха. Наконец приступ заканчивается, и Стэр, тяжело дыша, несколько минут просто бездумно смотрит в потолок.
        Отдышавшись и набравшись мужества, он глянул на свою ладонь: помимо следов мокроты на ней отчетливо виднелись сгустки крови. В уставшем разуме мелькнула мысль, что нужно поменять фильтры в системе вентиляции. Видимо, боевые газы, примененные пару дней назад Пектранцами, начали просачиваться внутрь. А, впрочем, зачем? Он устало махнул рукой: так даже лучше - быстрее все кончится. Он трус, ведь так и не собрался с духом пустить себе пулю в висок. Пистолет, матово блестя, все это время лежал на пульте, словно призывая. Манил обещанием быстрого конца.
        Но Стэр тянул. Зачем, для чего, он и сам не знал. Разум упорно подсказывал, что выхода нет и смерть - единственное спасение, которым уже воспользовались семеро его товарищей и сейчас их тела спокойно лежали в хозкомнате. Лучше так, чем сдохнуть, выплевывая свои легкие. Немногим лучше будет и смерть от лучевой болезни. Или от боевых вирусов. Пектранцы не пожалели самых разных средств, чтобы надежно накрыть весь этот район - ведь здесь были сосредоточены ракетные шахты Северного Союза. Противникам, правда, этот маневр не особенно помог: защита выдержала нападение, дав дежурной смене необходимое время. Соответствующие команды были отданы, и последовал ответный удар по врагу. И теперь они все, операторы и охрана комплексов, - лишь отработанный материал, выполнивший свою миссию.
        Глупо это все. Стэр перевел взгляд на небольшую фотографию своей семьи. Улыбающаяся жена, дочь, крохотный сын, которого любимая держит на руках. Пожалуй, только их образы до сих пор не отпустили его, крепко вцепившись в душу, не позволяя нажать на курок. Заскорузлыми от мокроты и крови пальцами он провел по фото, на краткий миг представив, что это лицо жены.
        Они должны были успеть. Еще за неделю до того, как все началось, он сумел дозвониться до них и сказал Маришке, чтобы она вместе с детьми перебралась в убежище и не покидала его. А ведь никто не верил, что они ударят, что в этот раз все будет по-настоящему. Стычки, приграничные перестрелки - все это было раньше, и не раз. Но Большая война… В это до конца никто не мог поверить.
        Громкий визг, раздавшийся откуда-то снизу, заставил солдата выронить фото. Несколько секунд его разум не мог понять, что происходит, но визг не прекращался, все нарастая и буквально терзая уши.
        Что это, побочное действие газа? Или пектранцы непонятно зачем все-таки решили их добить, использовав какое-то ультразвуковое оружие? Звук шел со стороны генераторной, расположенной на третьем этаже бункера. Визг нарастал, словно огромная буровая коронка сейчас прогрызла себе путь сквозь скалу, в которой было спрятано их убежище.
        Проклятые пектранцы, могли бы немного подождать, пока он умрет сам! Стэр нехотя встал со своего стула, подхватил по дороге пистолет, все так же лежащий на пульте. Ноги слушались с трудом, но он все-таки заставил себя шагнуть по направлению к двери, ведущей вниз. Интересно, и зачем этим проклятым ублюдкам понадобился их пункт, и что они там придумали? Единственное, что приходило на ум, это какие-нибудь аппараты подземного бурения, сумевшие прорыться к бункеру снизу. Только вот убедительных причин тратить врагу столько сил на их теперь уже бесполезный пункт воспаленное сознание найти не могло.
        Шаг, еще один, мужчина с трудом дошел до стальной двери, ведущей к проходу на нижние уровни. А когда он вспомнил о крутой винтовой лестнице, при помощи которой ныне мертвые обитатели бункера и перемещались между этажами, он был почти готов сдаться и позволить серокожим уродам делать все, что они хотят. Но долг и, чего уж греха таить, любопытство заставили его сначала повернуть рычаг, открывая проход, а затем, с трудом передвигая ноги, начать спускаться вниз.
        Мощная лиловая вспышка застигла его на середине спуска, ослабевшие от неожиданности руки выпустили перила, и оставшийся отрезок пути он уже преодолел кубарем, с размаху ударившись об пол в конце спуска. Измученное ядом тело окончательно сдалось и на все попытки встать практически не реагировало. Все, что он мог - неуклюже барахтаться, так и не найдя сил вновь подняться. Присутствие чужаков он скорее почувствовал, чем услышал. Неуклюже повернув голову, увидел две черные фигуры, стоящие посреди генераторной, а между ними, ярко сверкая и быстро кружась в воздухе, висел лиловый шар. При вращении он то и дело издавал противный визг, похожий на гул тормозов локомотивов, останавливающихся возле вокзалов.
        «Галлюцинации!» - первое, что пришло в голову. Говорят, перед смертью мерещится всякое, но он предпочел бы увидеть что-нибудь поинтереснее, например, свою семью, на худой конец, своих предков, которые, как считается, встречают всех уходящих. Наблюдать вместо них вот это вот все не было никакого желания.
        Шар, замедляясь, постепенно уменьшал интенсивность свечения, пока, остановив свое вращение, не начал неторопливо опускаться вниз. Затем встал на оказавшуюся на полу металлическую подставку. Стоило ему коснуться своей опоры, как две черные фигуры, неподвижно стоящие возле шара, словно отмерли и начали двигаться. У одной из них в руках почти мгновенно возник короткий жезл, который сразу был направлен в сторону его валявшейся подле лестницы тушки. Вторая же фигура лишь слегка повернулась к нему, но Стэр мгновенно ощутил, что не контролирует свое тело.
        Тем временем двое незваных гостей подошли к нему ближе, и внезапно он услышал, как в поток его мыслей вклинился вопрос:
        «Вы понимаете меня?»
        Мужчина даже не удивился, продолжая воспринимать все происходящее как предсмертные видения. Как все странно. И почему он просто не сдох себе преспокойно наверху, рядом с фотографией своей семьи? Зачем была нужна эта нелепая прогулка? Проклятое любопытство… Мысли тяжело ворочались в голове, не слишком опережая умирающее тело.
        «Вы слышите меня?»
        Снова чужой голос ворвался в его разум, а следом один из пришлых наклонился над ним. В его руке возник небольшой пузырек, и через мгновение в рот полилось что-то сладковато-горькое. Неожиданно стало легче. Боль в груди, как и проклятый кашель, мучавший его, трусливо отступили, а следом за ними бежали слабость и тошнота. Неожиданно Стэр понял, что может ясно мыслить. Он даже попытался сесть, но странная сила, сковавшая его, не позволила даже пошевелиться. Он оказался пленником собственного тела.
        Почти сразу до него донеслась новая мысль, и он был почти уверен, что с ним говорила женщина:
        «Потерпите, это временно и сделано для вашей и нашей безопасности».
        «Кто вы?»
        По привычке он попытался задать этот вопрос вслух, но слова так и остались непроизнесенными, однако, его мысль была отлично услышана. Почти сразу до него донесся ответ:
        «Гости вашего мира».
        «Зачем вы здесь?»
        Второй вопрос дался ему намного легче, он начал приноравливаться к такой манере разговора.
        «Мы кое-что ищем. И будем благодарны, если сможете нам помочь».
        «Откуда вы?»
        «Это неважно и не имеет никакого отношения к цели нашего появления здесь. Вы можете сообщить нам точные координаты вашего мира? Согласно общепринятой во вселенной системе координат?»
        «Я не знаю», - честно ответил он.
        «Тогда, вы, возможно, сможете сказать, какие есть другие звездные системы поблизости?»
        Он попытался припомнить школьные уроки астрономии, но обрывки знаний, всплывавшие в его разуме, явно не устроили чужаков. Одна из фигур присела возле него, опустившись на колено, и он смог лучше рассмотреть гостей из другого мира: черные обтягивающие костюмы отдаленно походили на экипировку пилотов, плотно облегая фигуры, а шлемы-сферы скрывали лица. Тем не менее он был готов поручиться, что чужаки мало отличались от него. Две руки, две ноги, одна голова. Разве что один чуть выше, а второй поменьше, вернее, вторая. Кажется, именно с ней он и вел беззвучную беседу у себя в голове.
        Женщина осторожно дотронулась кончиками пальцев до виска Стэра, и его словно отодвинули в сторону. Мириады образов, связанных с астрономией, с огромной скоростью замелькали перед глазами. Он чувствовал, что телепат, все это время говорившая с ним, словно сверяет все увиденное в его разуме с чем-то еще, известным только ей. И обнаруженное ее явно не устраивало - сила, связавшая их разумы, позволяла и ему в свою очередь улавливать отголоски эмоций чужачки.
        Мужчина остро почувствовал ее разочарование и сомнения. Свободной рукой она достала из кармана на поясе небольшие стекляшки и по очереди показала их ему, а в его мыслях начали всплывать незнакомые слова: «Кемет», «Рим», «Цезарь», «Клеопатра». В разуме возникали и почти мгновенно исчезали странные имена и диковинные места: пирамиды, древние, как само время, у их подножия бушует песчаное море, рядом страж пирамид - великий сфинкс, каменный город, столица великой империи…

* * *
        - Мнемоснимки не вызвали никаких ассоциаций, он явно видит и слышит подобное впервые.
        Я оглядывался вокруг, пытаясь понять, куда мы угодили. ПРИСУТСТВИЕ ЖИЗНИне выявило никого вокруг. Компактные генераторы гудели возле стены, под потолком тускло светили желтым лампы аварийного освещения, а основные световые панели были почему-то отключены. Тихо шелестели воздушные фильтры, разнообразные датчики были хорошо запрятаны за нарочито примитивной отделкой. Весьма продвинутые технологии. Тайвари, судя по увиденному, оценила уровень цивилизации в техно-семь. К звездам летать местные жители еще не умеют, а вот до расщепления атома уже додумались, быстро научившись самоуничтожению.
        Впрочем, все это неважно. Ния уже начала допрос пленника, сосредоточившись на цели нашего поиска, явно забыв о самом главном - о собственной безопасности. И если я хочу, чтобы она чему-то научилась, нужно действовать сейчас.
        - Есть ли угроза? Что это за место? Кто еще кроме него здесь есть? - уточнил я, хотя у меня уже были догадки на этот счет.
        Бетонные стены, генераторы, обеспечивающие бесперебойную подачу электричества. Да и местный не так прост, судя по всему - солдат. Такой вывод можно сделать по наличию формы и оружия. Скорее всего, это какой-то военный объект… Но тогда почему этот человек здесь один? Пока неясно. Возможно, наблюдательный пункт. Сейчас я должен был понять, ждать ли мне еще кого-то вроде него, только более дееспособного? Имеется ли в этом месте система безопасности? Чего вообще мне ждать? Активатор наготове, неожиданно на нас напасть не выйдет, но нужно знать, как действовать дальше.
        Ния, едва услышав вопросы, снова прикоснулась к солдату, лежащему на полу, запоздало сообразив, что, прежде чем вести поиски спящего принца, хорошо было бы позаботиться о собственной безопасности. От досады она прикусила губу, злясь на саму себя. Пусть мыслеполе и показывало отсутствие жизней и разумов на расстоянии сотни шагов, но это все равно мало что значило. Повинуясь ее воле, память собеседника раскрылась перед ней, Ния даже почувствовала попытку сопротивления, но Стэр не был готов к столь бескомпромиссному вторжению в свой разум, и девушка легко справилась с его попытками противодействия, лишь незначительно усилив нажим. Она не хотела снова подвести Рэна, поставив их миссию под угрозу.
        - Опасности нет. Он здесь один. Остальные предпочли уйти из жизни после проникновения в убежище отравляющих газов. Автоматическая система безопасности отсутствует, - быстро докладывала она, едва успевая расшифровывать образы из памяти пленника.
        Небольшой бетонный бункер, спрятанный в теле скалы, уже выполнил то, чего от него ждали его создатели: переслал и продублировал сигнал о начале войны сотням ракетных шахт, разбросанным в толще горного хребта. Приказ ушел, и металлические лепестки давно раскрылись, выпуская из каменного нутра стальных рыб, рванувших в небеса. Они, вероятно, уже обрушились на землю, распустившись гигантскими огненными цветками. Образы, возникшие в голове у Нии, заставили ее невольно вздрогнуть, когда пришло понимание того ужаса, что творится наверху.
        - Используй амулет, мы должны окончательно удостовериться, что это не тот мир, который нам нужен, - голос Рэна вернул ее к действительности, вырвав из порожденных разумом кошмаров.
        Амулет! Рука коснулась доспеха в районе шеи, где на цепочке был закреплен небольшой алый диск, покрытый рунами. Сдержав внутреннюю дрожь, - амулет будет тянуть из нее силы сам, как голодная пиявка, - исполнительно кивнула: приказ командира должен быть выполнен, для того она с ним и пошла.
        Движением мысли она пробудила артефакт. Пусть девушка сейчас и не видела заслоненный костюмом предмет, зато ясно представляла, как одна за другой загораются руны, напитываемые ее силой, составляя единое слово, направленное на поиск. Поиск того, к кому были направлены чувства, заключенные в амулет. В тайне Ния боялась, что что-то пойдет не так, и амулет не сработает или заклятье не сможет правильно осуществить поиск. Или же что чувства, вложенные ею в металл, окажутся слишком слабы. Все-таки это ее первый опыт по созданию чего-то подобного.
        Волнение мешало девушке и отвлекало ее. Поток энергии шел неравномерно, но она все-таки сумела взять себя в руки, а следом ожило заклятье, разом выплеснув всю вложенную в него силу.
        Вспыхнуло слово, начертанное на амулете: «Нирос» - «связь», «мост», у него было неоднозначное трактование. Сейчас эфирные нити, выпущенные в этот мир, ширились и разрастались, пытаясь обнаружить на этой планете искомую цель. Время шло, на поддержание заклятья требовалось все больше сил. В какой-то момент Ния упустила контроль над пленником, и тот даже попытался встать, но Рэн контролировал обстановку. Наведенный на солдата Активатор и легкое покачивание головой удержали его от любых неосторожных действий. Еще десяток секунд, и голос удивил ее саму своей слабостью:
        - В этом мире Цезариона нет.
        - Ты сильно устала? - уточнил, встревожившись, командир.
        Ния не сумела ответить сразу, магия рун потребовала от нее гораздо больше ментальной силы, чем она ожидала. Стоять получалось с трудом, удерживаясь на ногах в основном за счет искусственных мышц костюма.
        - Мне нужно время, чтобы восстановиться, - наконец созналась она, вспомнив наставления Рэна о том, что о любых сложностях она должна говорить сразу, не пытаясь ничего скрыть.
        - Сколько времени тебе потребуется на это? - уточнил тот. - Только не надо геройствовать, сообщи реальные сроки.
        - Час, может, два… - неуверенно протянула девушка.
        - Хорошо, - кивнул я. - Мы можем позволить себе немного подождать. Место относительно надежное, непосредственной угрозы нет, незначительный уровень радиации и ядовитые газы защита наших костюмов сдержит.
        Перед визитом в новый мир лучше быть в хорошей форме. Из оставшихся двух потенциальных вариантов я остановил свой выбор на небольшой голубой планете, а не на той, что с плавающими континентами. Все-таки, среди данных, предоставленных бывшей царицей, ничего о подобном не сообщалось. Конечно, за века, проведенные ею вдали от родного мира, могло многое измениться, но не настолько же!
        Карта СОН, и солдат, сидящий в паре шагов от меня, мгновенно отрубился. Мы же с Нией из подвала с генераторами поднялись наверх: очень уж меня заинтересовало место, в котором мы оказались.
        Узкая лестница вывела нас наверх в небольшой коридор. Дверь в одну из комнат была открыта. Первой в глаза бросалась череда пультов. Вторым я отметил трупный запах из соседней комнатушки. На залитом уже высохшей кровью полу обнаружилось семь тел, одетых в ту же форму, что и у встреченного нами внизу солдата. Счетчик радиации отметил уже весьма существенный фон, а также была зафиксирована усилившаяся концентрация отравы в воздухе.
        «Тай, ты можешь определить предназначение этих аппаратов?» - попросил я свою теперь уже вечную спутницу, вернувшись в первую комнату.
        Тонкий жгутик выскочил у меня из руки, присоединяясь к одному из пультов.
        «Довольно примитивное устройство, - заметила мой симбионт после пары секунд изучения пульта. - По сути, он дублирует и отправляет команды ракетным шахтам. В районе их размещено весьма много, поэтому противник и нанес по этому региону упреждающий удар, надеясь уничтожить все ракеты до того, как те смогут ответить. Кстати, ему это частично удалось: около пятнадцати процентов целей не дали отклика о получении сигнала о начале войны».
        Интересно. Получается, начинка осталась внутри, раз ракеты с ядерными зарядами так и не покинули шахты. А это открывает весьма заманчивые перспективы…
        «Тай, а ты можешь через это устройство соединиться с кем-то еще, например, с местом, откуда пришел основной сигнал?»
        Меня в первую очередь интересовали места хранения оружия А-класса. Часть его наверняка местные используют в ходе конфликта, часть уничтожат, но то, что уцелеет, может быть весьма полезным: куда его применить всегда найдется. Пусть энфиритовые бомбы мне не достать, но ядерный взрыв им по силе не уступит. Потому я уточнил у напарницы:
        - Ния, координаты этого мира можно каким-то образом зафиксировать в Девенаторе?
        - Да, - кивнула та и лишь потом уточнила: - А зачем?
        - Возможно, мы еще сюда вернемся, - ответил я, выслушивая доклад Тайвари.
        «Это место соединено кабелем с Центральным штабом 2-й армии Северного Союза. С его помощью я подключилась с их главному пункту управления. Мне удалось получить схему размещения ракетных шахт в этом регионе, а также координаты Штаба, откуда и пришел приказ о нанесении удара. Думаю, если он уцелеет, там мы сможем получить более подробную информацию обо всех имеющихся арсеналах. Сейчас я пытаюсь связаться с их центральным тактическим компьютером: местный алгоритм шифрования крайне примитивен, но связь очень плохая, видимо, частично повреждены коммуникационные линии».
        - Ния, ты сможешь стереть вояке внизу воспоминания о нашей с ним встрече?
        - Зачем? - удивленно спросила она. Затем, явно осознав, что именно я у нее спросил, быстро уточнила: - Разве мы не поможем ему? Он же погибнет!
        - Никто не собирается его просто бросить, - успокоил я свою напарницу. - Но для начала, сколько энергии мы потратили на перемещение сюда? - задал наводящий вопрос. - Сколько у нас осталось и сколько необходимо для перемещения к варианту номер три?
        Ния, как заправский навигатор, замерла, проводя нехитрые расчеты. Полет в этот мир обошелся в шестьдесят три лема энергии. Хранилище Девенатора до перемещения было заполнено до отказа, сейчас в нем еще осталось сто шестнадцать лемов. Полет к следующей цели обойдется примерно в пятьдесят восемь единиц. А ведь еще нужно будет переместиться к исходной точке, если это окажется искомый мир. И пусть на локальные перемещения уходит гораздо меньше энергии, девушка отчетливо поняла, что тратить ее на спасение солдата они себе позволить не могут. Это поставит под угрозу выполнение их основной миссии.
        - Мы могли бы взять его собой, - неуверенно протянула она.
        - Куда, в Двойную Спираль? - предположил наиболее очевидный вариант. - Или в новый мир? А дальше что? Ты сама живешь в Городе Игроков и можешь представить, что его там ждет. И что ждет нас, стоит хоть кому-то узнать о Девенаторе, - покачал я головой. - Лучше уж ему тихо и мирно закончить свой путь здесь. А в новый мир… Что он будет там делать? Ему не удастся затеряться, прикинувшись аборигеном, ведь он не знает языка и местных обычаев. Он в любом случае привлечет к себе внимание стражей, а дальше развитие событий предсказать сложно. А вдруг тот мир будет иметь контакты с Орденом Порядка? Они начнут разбираться, как солдат к ним попал. И снова в этой истории может всплыть он, - я кивнул на Девенатор. - Слишком большой риск для нас и никакой радости для него.
        Ния все понимала и согласно кивала, но душой не могла принять подобное: оставить разумного на смерть, даже не попытавшись спасти. На это я, лишь вздохнув, открыл сумку. Для себя я уже давно все решил. Из сумки показался мой старый костюм, в котором я в свое время путешествовал по Свалке: плащ, сапоги, перчатки, дыхательная маска. Они должны надежно защитить от той гадости, которой сейчас наполнен воздух снаружи бункера. Отравляющие газы, радиация, даже вирусы, хотя датчики моего костюма их и не фиксируют. Я решил разделить с последним солдатом свою удачу, дав ему шанс на выживание, раз уж судьба свела нас вместе.
        Ния молча смотрела на извлеченные мной предметы, явно не понимая, что происходит.
        - Это даст ему шанс выжить и покинуть бункер, - и коротко объяснил назначение и возможности защитного костюма. - Сотри воспоминания о нашей встрече и внуши, что это снаряжение - экспериментальный образец в единственном экземпляре, доставленный сюда перед началом войны. Если повезет, то он сумеет отсюда выбраться и найти их, - я кивнул на лежащую на пульте фотографию женщины с детьми. - Больше мы для него ничего сделать не в силах.
        - Пора, - я кивнул Ние, и та легким прикосновением активировала Девенатор.
        Шар начал неспешно раскручиваться, наращивая интенсивность свечения. Еще несколько минут, и мы покинем этот мир, возможно, чтобы однажды вернуться вновь. А тебе, парень, удачи! Я взглянул на спящего солдата. С помощью Нии перед отбытием мы полностью переодели его, еще один пузырек регена должен был его восстановить, а рядом с солдатом лежала небольшая сумка с малыми зельями лечения - нам с Нией на двоих хватит оставшихся, а ему еще долго выбираться к своим. Оружие есть, еды и воды в бункере достаточно, наберет перед отбытием, так что шансы есть, я и с меньшим побеждал.
        А нам пора.

* * *
        Синие лучи парализаторов скользят по палаткам спрятавшейся в глухом таежном лесу небольшой геологической экспедиции. Грохот Девенатора, мощная световая вспышка - все это осталось незамеченным для геологов, до этого всю ночь отмечавших окончание трудовой смены и близящееся отбытие домой. Так что синие лучи приводили в бессознательное состояние и так уже полуживые тела, не способные ни к побегу, ни к сопротивлению.
        - Странные они какие-то, - Ния опасливо покосилась на работников экспедиции, вповалку лежащих возле костра и палаток. - Может, больные? Или сумасшедшие?
        На это я недоуменно пожал плечами. Сам плохо понимал, что происходит: дикий глухой лес, куча живности, ближайший населенный пункт в нескольких десятках дней пути, а на весь лагерь ни одного трезвого часового нет. Из оружия только пара пулевиков… Ну и чем они тут занимались в этой глуши? Толпа бородатых мужиков, пропавших гарью и дымом?
        Немного прояснили обстановку предметы, сваленные в кучу в одной из палаток. Тай сумела опознать в них исследовательские инструменты геологов.
        Чуть сложнее было выбрать тех, с кем можно вступить в диалог. В итоге я отобрал пару тел, одетых чуть получше остальных, и как следует связал. Затем пришлось вводить антидот, чтобы очистить кровь от токсинов, и только после этого приводить аборигенов в чувство.
        Пленники начали приходить в себя, сначала судорожно хватая ртом воздух, потом огалтело озирались по сторонам. Они явно пытались понять, что с ними случилось. Затем посыпались стандартные вопросы: кто вы? что здесь делаете? что вообще происходит? Правда, для начала пришлось убедить их в нашей реальности, но пара пинков по ребрам оказались достаточно весомыми аргументами.
        Время стремительно убегало, оставалось меньше половины суток, и проходить по второму кругу бессмысленную череду вопросов и ответов мне не хотелось.
        - Ния, картинки, быстро! - скомандовал я, продолжая контролировать обстановку.
        Та послушно потянулась за мнемоснимками в сумку. Контролируя разум мужчин, показала изображения, и через несколько секунд радостно воскликнула:
        - Есть отклик! Один из них точно видел что-то очень похожее на искомые объекты.
        Еще несколько секунд ожидания.
        - По именам и названиям тоже есть совпадение. Рэн, мы нашли исходный мир!
        Я облегченно выдохнул, сам не веря нашей общей удаче. Определить исходный мир - считай, полдела сделать. Осталось теперь вычислить нужное место, а дальше останется лишь добраться до юного принца, спящего уже не одну тысячу лет.
        - Они могут помочь нам найти конкретную локацию? - уточнил я у Нии.
        Та быстро кивнула и дотронулась до Девенатора, создав проекцию планеты. В памяти более молодого аборигена, Артема, помощника начальника геологической экспедиции, с бешеной скоростью замелькали все воспоминания, хоть как-то связанные с Египтом. Калейдоскоп образов продолжался, пока в разуме не застыл рекламный проспект, виденный им пару лет назад в одном из отелей Шарм-эль-Шейха, где на карте Египта было указано точное расположение великих пирамид. Эта карта наложилась на проекцию планеты, и там зажглась яркая красная точка.
        - У нас есть нужные координаты для перехода! - быстро отрапортовала довольная девушка.
        В этот раз она не допустила никаких ошибок по прибытии. А до этого верно настроила Девенатор, идеально выведя рейд неподалеку от небольшой группы разумных вдали от серьезных скоплений суров. Теперь они нашли правильный мир, а следом почти мгновенно вычислили искомое место.
        - Тебе нужно время для восстановления? - уточнил командир.
        - Нет, - качнула головой Ния, - я в порядке.
        - Тогда стирай им память и уходим! - скомандовал Рэн. - Время дорого.
        - Спасибо, - прошептала девушка, проведя рукой по щеке молодого геолога.
        И в знак благодарности за помощь установила ментальный блок, устранив начавшую формироваться алкогольную зависимость: теперь у Артема любой алкоголь будет вызывать рвотный рефлекс.
        - А теперь нам пора, - прощаясь со спящими людьми, произнесла она, активируя Девенатор.
        Глава 17
        - Ничего не понимаю. Страж Лабиринта спит, а вход… Его просто нет! - Ния с тревогой прислушивалась к своим чувствам, остро боясь ошибиться.
        Мы перенеслись не совсем туда, куда нам было нужно. Безвестное туристическое агентство, создававшее рекламный буклет, отметило расположение пирамид с изрядной погрешностью, так что нас выкинуло в безлюдном уголке пустыни за несколько тысяч шагов от древних памятников архитектуры. С другой стороны, наше появление здесь лишь распугало стайку шакалов, не привлекая больше ничьего внимания. Да и искомая цель была отлична видна.
        Разноцветный многогранник, доставшийся мне после не к ночи помянутых событий в Гильдии Работорговцев, позволил создать для нас иллюзии местных жителей. В качестве образца внешности я взял облик аборигенов, встреченных нами в глухом лесу, а их подсмотренные воспоминания позволили подобрать более-менее адекватные наряды…
        Занималось очень ранее утро, вездесущие туристы еще отсыпались в своих отелях, когда пара погонщиков верблюдов, ночевавших возле пирамид, увидели, как из пустыни со скоростью хороших гоночных автомобилей выбежали два мужика в клетчатых рубахах и с кепками на головах.
        - Может, стоило призвать ездовых животных? - уточнила Ния, легко держась наравне со мной. Искусственные мышцы костюма делали за нас практически всю работу, так что бежать было легко и даже приятно.
        - Так мы привлечем ненужное внимание, - возразил я, - с ним проблемы и необходимость на них отвлекаться, а время дорого.
        Мы не могли позволить себе попусту тратить ни минуты: отведенные Игрой сутки утекали как песок сквозь пальцы. К счастью, до цели нашего пути мы добрались без происшествий - и вот стоим у подножия статуи стража Лабиринта, между лапами которого расположен вход. Слово-ключ, переданное Клеопатрой, должно было открыть проход внутрь, а дальше началась бы моя работа. Принца спрятали довольно далеко от входа, к тому же я рассчитывал не только забрать его, но и, если позволит ситуация, разведать, что еще интересного скрывает Лабиринт.
        Но услышанное только что от Нии разрушило все наши планы. Отыскать среди всей Радуги миров единственный нужный, попасть в искомое место - и только ради того, чтобы узнать: того, за кем мы пришли, давно уже нет… Такие известия - словно внезапный удар, выбивающий воздух из груди.
        - Ты уверена? Может, было неверно произнесено слово-ключ? - с надеждой уточнил я. - Или оно уже не подходит? Хранители Лабиринта могли его изменить, столько времени прошло.
        - Нет, - девушка медленно качнула головой. - Ты не понимаешь: самого Лабиринта нет. Я уже встречала в Двойной Спирали скрытые пространства, рядом с ними всегда чувствуется натяжение. Как бы тебе объяснить… Это словно натянутые нити ткани, которые очень плотно прижаты друг к другу. Будто держащая их сила так велика, что они слегка вибрируют от напряжения. Ключ же должен был приоткрыть нам щель между этими «нитями», давая возможность пройти дальше, в складку пространства, скрытую за преградой. А здесь ничего этого нет. Было, наверное, когда-то очень давно, но сейчас остались лишь полустертые временем следы. Страж спит, его вместилище разрушено, - она кивнула на голову с отколотым носом, - и теперь даже если б не спал, все равно не смог бы воплотиться, чтобы открыть нам проход. Кто-то опередил нас на многие годы.
        Интересно. Услышанное многое меняло. Я стоял, размышляя, что предпринять дальше. Результат не достигнут, Клеопатра заплатит только за сына, а не за новости, что в Лабиринте его давно уже нет.
        - А ты можешь, используя амулет, выяснить, где сейчас находится ребенок? - спросил я у Нии, попутно размышляя, за какие еще нити можно потянуть.
        Чуть поразмыслив, та быстро кивнула:
        - Да, думаю, это возможно. Если, конечно, его не поместили в какое-нибудь хранилище, защищенное от магического поиска.
        - Попробуй, - попросил я, - иного способа быстро найти принца у нас нет. Но для начала давай покинем это место.
        Погонщики верблюдов продолжали настороженно коситься в нашу сторону, несмотря на легкое внушение, подсказывающее, что невозможного не бывает, а им просто померещилось спросонок. И все же, на их глазах двое странных русских, которых они безошибочно опознали в гостях из пустыни, постояв несколько минут возле Сфинкса, развернулись и рванули назад со скоростью разъяренных дэвов, мгновенно скрывшись из глаз. Местные арабы лишь недоуменно покачали головами и отправились досыпать.
        - Я готова.
        Ния сняла с шеи цепочку с амулетом, затем до белых костяшек сжала его в руке. Другую руку она поместила на Девенатор. Девушке предстояло проделать крайне сложную работу: не только узнать, жив ли ребенок и находится ли он в этом мире, но и найти место, где его скрывают. Затем, если принца удастся обнаружить, потребуется передать его координаты в устройство Древних, чтобы оно смогло перенести гостей этого мира к Цезариону.
        Она не была уверена, что справится, что ее сил хватит, чтобы проделать столь грандиозную вещь: на ходу скорректировать заклятье, должное охватить собой весь мир. Тем не менее Ния хотела попытаться и была готова выложиться до конца. Но стоило начать поиск, как в амулет полноводной рекой потекла не только ее собственная сила, но и энергия Девенатора. Устройство Древних откликнулось на поиск, проводимый навигатором, и открыло ему доступ к собственным хранилищам. Лиловый шар начал слегка гудеть и светиться, а Ния ощутила целое море Силы, наполняющее энергией поисковое заклинание.
        Девушка чувствовала себя богом, перед которым нет преград. Послушные ее воле поисковые чары, словно гончие, вставшие на след, рванули вперед к цели. Следуя мысленным взором за ними, Ния пронеслась сквозь пустыню, перемахнула горы, все дальше отрываясь от земли, через бескрайний океан, пока среди морских волн она не увидела крохотный островок, спрятанный вдали ото всех. Десяток серых зданий, приткнувшихся к уснувшему вулкану, рощи пальм… Но это всё - лишь внешняя обертка, самое главное скрыто под землей. Там, среди лабиринта каменных стен и железных дверей, она обнаружила тело принца. Он лежал в прозрачной капсуле, облепленный датчиками и проводами. Вокруг сновали люди в белых халатах, то ли изучающие тело ребенка, то ли готовящие какой-то эксперимент.
        Нашла!
        Облегчение, испытанное Нией сейчас, было не сравнить ни с чем. Она справилась! Теперь нужно зафиксировать точку переноса. Но не успела мысль сформироваться в ее голове, как умное устройство отреагировало на образ-пожелание само, и на проекции планеты в его памяти зажегся еще один алый огонек в самом сердце океана.
        - Я нашла его!
        Сияющими от счастья глазами она посмотрела на своего спутника. У нее все получилось, она не подвела и доказала ему и в первую очередь самой себе, что не бесполезна.
        - Тебе нужны помощь или время для восстановления? - осторожно спросил я, внимательно наблюдая за своей бесценной помощницей.
        После прошлого поиска Ния почти два часа приходила в себя, и это храбрясь и порываясь отложить отдых на потом, а здесь задача была на порядок сложнее.
        - Возможно, тебе стоит опять воспользоваться зельями восстановления?
        Время дорого, но Ния мне важнее итогов этой миссии.
        - Нет, - счастливо улыбаясь, девушка легко качнула головой. - Он мне помог, - и кивнула на лиловый шар, - без него я бы в принципе не справилась. Но теперь у нас есть нужное место, и я видела его, сына Клеопатры! Он жив, но с ним собираются что-то делать, рядом врачи или ученые, много приборов. Какое-то странное место вдали ото всех.
        - Военные есть? Оружие, боевая техника, маги? - для меня как всегда на первом месте была наша собственная безопасность.
        Ния снова попыталась вспомнить все образы, пронесшиеся перед ней: четырехколесные машины возле здания, люди в пятнистой униформе с беретами на головах. И да, у многих она видела оружие. А на крыше одного из зданий стояли странные аппараты, никогда не виданные ею прежде, но почему-то показавшиеся опасными. Их хищные силуэты выглядели угрожающе.
        - Скорее всего, да: и военные, и боевая техника, - неуверенно произнесла девушка. - Про магов я ничего сказать не могу.
        - Ясно.
        Тут надо хорошенько подумать. Самый опасный момент, это когда мы появляемся: весь этот визг и световое шоу не заметит разве что слепой и глухой. Наверняка у Древних было что-то, помогавшее нивелировать эти эффекты, но у нас-то ничего такого нет. Плюс критическая уязвимость: те несколько секунд, когда тела пользователей Девенатора уже видны, но перемещение еще не завершилось.
        Опасно, место непростое, и вторжение чужаков охрана наверняка заметит. И как она отреагирует, предсказать в принципе несложно. А значит, нужно сделать упор на защиту.
        Наши костюмы хороши, но защиты никогда не бывает много. Сейчас не тот случай, чтобы идти в бой в серебряном доспехе. В данной ситуации лучше подойдет ДОСПЕХ ХРАНИТЕЛЯ ОКЕАНОВ - учитывая образцы местного вооружения, думаю, упор стоит сделать на устойчивость к физическому воздействию, а даваемое доспехом увеличение ловкости и скорости рефлексов будет всегда к месту. Следом ВОДЯНОЙ ПОКРОВ - он действует ограниченное время, зато дает лучшую защиту. А вот ЗЕЛЕНУЮ ДЛАНЬ и ВТОРУЮ ПОЛОВИНУ я отправил в Активатор, приготовив их для Нии. Последней, чуть поколебавшись, призвал ПИРАМИДУ ПОГЛОЩЕНИЯ - пусть усиливает остальные карты.
        - Призывай свою защитную магию, тот Алмазный барьер, про который рассказывала дома.
        - Рэн, ты думаешь, все это необходимо? - наблюдая за моими приготовлениями, девушка не спешила следовать моему примеру.
        - Надеюсь, что нет, - вздохнув, ответил я, размышляя, использовать ли что-либо из зелий. - Но я хочу быть готовым ко всему. Так что давай, формируй барьер.
        Зелья все-таки лучше приберечь, решил я, а вот БОЕВУЮ ЯРОСТь и СИЛУ ВЕЛИКАНА стоит применить: в ближайшее время боев я не планировал, так что лучше потратить возобновляемые карты, а не одноразовую алхимию.
        - Пора, - завершив приготовления, скомандовал я Ние, та послушно активировала Девенатор, запуская механизм переноса, и тишину пустыни, распугивая местную живность, разорвал противный визг, завершившийся мощной лиловой вспышкой.

* * *
        - И все равно я вынужден протестовать против проведения эксперимента! - Жан Поль Ферендье, руководитель проекта «Наследие», нервно вскочив, быстро заходил по кабинету от стены к стене, не обращая внимания на присутствующих. - Это уникальный объект, сын самой Клеопатры и Цезаря. Вы хоть представляете, что будет, если эксперимент выйдет из-под контроля?
        - Я понимаю ваши опасения, - сидящий рядом сухопарый немец со скепсисом смотрел на метания своего собеседника, - но мы хотим получать отдачу от наших вложений. А за последнее десятилетие ничего нового, кроме увеличения расходов, от вас не было. За ребенком уже двести лет ведется наблюдение, с тех пор, как солдаты Наполеона вывезли его тело вместе с другими сокровищами Лабиринта. И никаких практических результатов до сих пор нет. Вы лишь отслеживаете показатели, фиксируя все те же данные, которые почти не поменялись за два века с момента начала исследований. И это было оправдано раньше, когда у нас не было подходящих инструментов. Но после обнаружения ритуала Круга пробуждения я считаю подобный подход бесполезным топтанием на месте. Мы обязаны рискнуть.
        Жан Поль, прекратив метания, замер и с яростью посмотрел на Ханса Шаумера, главу наблюдательного совета.
        - Вы понимаете, чей он ребенок?
        - И что? - Ханс безразлично пожал плечами и потянулся за стаканом воды. - Если отбросить в сторону исторический факт, чьим ребенком он был, что это меняет? Он всего лишь двенадцатилетний мальчик, вряд ли посвященный в важные тайны. Даже сама Клеопатра вряд ли многое знала, так как была чужаком для местных. Что уж говорить про ребенка. Так что если и рисковать чьей-то жизнью, то, выбирая из трех имеющихся у нас объектов: фараона Сенепа Третьего, верховной жрицы Баст и юного плода любви Клеопатры и Цезаря - я предпочту последнего. В случае его гибели мы вряд ли потеряем что-то ценное, а вот первые двое наверняка могут быть носителями важных знаний.
        - Я буду возражать, - нервно произнес ученый, после чего торопливо подошел к своему креслу, - сведения не точны.
        После нахождения в одном из замков Бургундии тайника с частично уцелевшими записями рыцарей ордена тамплиеров все буквально сошли с ума. И там, среди изъеденных временем и запорошенных пылью листов, было обнаружено описание ритуала Круга пробуждения, срисованного одним из братьев с рассыпающегося от ветхости папируса, захваченного в иерусалимском храме. Но насколько точно он тогда все скопировал? Верно ли нынешние ученые поняли написанное? Надо ли делать поправки в расчетах из-за прошедших тысячелетий?
        Столько вопросов, и почти все без ответов. Да и тех, кто мог бы провести ритуал, осталось считанные единицы. Владеющих силой практически нет, те же, кого смогли найти и привлечь, по большей части способны лишь на фокусы. Жан Поль не был уверен, что те трое, что у него есть, способны сотворить все верно: шаман, доставленный откуда-то из глубин Сибири, гаитянский колдун, непрерывно упивающийся ромом, и соотечественница, единственная из них, кто адекватно воспринимает реальность. Может, в силу того, что лишена возможности ее видеть из-за семейного проклятья, обрекшего на слепоту всех владельцев Дара.
        И с этими троими он должен провести ритуал, который не совершали как минимум пару тысяч лет?! Безумие… Об этом он последние недели и твердил. Но его никто не слышал.
        - Жан, вы, конечно, можете настоять на проведении Большого круга, где выскажете свои возражения, - Ханс сделал новый глоток воды и выдержал небольшую паузу, - но я вам не советую. Решение УЖЕ принято.
        - И все же, я попробую побороться, - возразил тот скорее из чистого упрямства: особой веры в то, что у него получиться, не было.
        - Ваше право, - раздраженно вмешался в надоевшую перепалку Горст Хюмель и уточнил: - Вы подготовили зал ритуалов согласно моему запросу?
        - Да, разумеется, - кивнул ученый, размышляя над тем, стоит ли ему подать в отставку в знак протеста, если он не сумеет отстоять свою позицию в Большом круге.
        Он уже почти утвердился в своем решении уйти со своего поста, сохранив хотя бы самоуважение, когда монитор на столе ожил, и он увидел встревоженного Огюста Боржетье, начальника охраны. Почерневшее от загара лицо отставного полковника иностранного легиона было слегка перекошено, словно не веря в то, что произносит, тот быстро заговорил:
        - Директор, у нас творится какая-то чертовщина! Больше всего похоже на Контакт. Или же одна из тварей с нижних этажей сумела выбраться наружу.
        Не сразу поняв, что именно ему говорят, Жан рефлекторно пробежался взглядом по панелям, на которых отражалась целостность защитных печатей. Все было в норме, с момента последнего обновления прошло всего семь дней. Зеленые огоньки исправно выстроились в ряд.
        - Периметр не был нарушен, - ответил он.
        И только потом до него дошел смысл первой фразы.
        - Какой еще контакт? С кем и откуда? Опять, что ли, рыбаков или туристов к нам занесло?
        Такое уже бывало пару раз в прошлом.
        - Боюсь, что в этот раз тот самый Контакт из протокола девять! - проорал Боржетье, теряя терпение.
        Протокол девять. Ферендье даже не сразу смог вспомнить, о чем говорит начальник охраны, пришлось напрячь память. За все время его работы этот протокол не был задействован ни разу. И не удивительно, ведь он относился к контактам с гостями из иных миров. Поэтому, едва ученый понял, о чем идет речь, недоуменно уставился на начальника охраны:
        - Вы уверены?
        - Смотрите сами! - рявкнул тот.
        Почти сразу на экране возникло изображение дальнего берега. Для контроля по всему острову были расставлены камеры, и они четко показали картинку нужного пляжа. Сначала зажглась крохотная лиловая точка, повисшая в метре над землей, потом она начала разгораться, с каждой секундой увеличиваясь. Прошло меньше минуты, когда лиловый шар, разросшийся до размеров кокоса, внезапно вспыхнул мощным импульсом света, озарившим окрестности, и спустя миг на песке пляжа, замерев, стояли двое.
        Чужаки были облачены в черные матовые доспехи со шлемами-сферами, скрывавшими лица, и отдаленно походили одновременно на рыцарей из средневековья и космодесантников из фантастических фильмов.
        Прошло секунд пять, и возникшие на песке фигуры будто бы отмерли, начав двигаться. У одной из них в руках появился крохотный жезл, и почти сразу из пустоты начали возникать сотни парящих огоньков, вмиг рассыпавшихся по округе, затем могучие каменные великаны с грохотом ступили на песок, следом, едва возникнув, вихрящимся потоком скользнули в толщу океана две водяные фигуры.
        Последним над окрестностями раздался рев дракона, но его самого видеокамеры зафиксировать не смогли. Как и не обратили внимания изумленные люди на слабое шевеление кустов на окраине леса, своим зеленым языком тянувшимся к воде.

* * *
        - Рэн, ты думаешь, отряд действительно было необходимо призывать?
        Ния с сомнением смотрела на возникающих повсюду существ. Феи вместе с Хранительницами колодца уже готовили свою магию. Каменные элементали выстроились клином и скатывали огромные «снежки» из песка про запас. Сам же Игрок заряжал в Активатор новые карты, взамен использованных на усиление себя и призыв существ.
        - Как я не раз убедился на практике, любые переговоры лучше начать с демонстрации силы, - на ходу ответил тот.
        КОНДОР запущен в воздух, и на Компасе теперь отражается все, обозреваемое им сверху. СПРИГАН мечется по округе в поисках мин и ловушек. ДУХ-ПУСТОТНИК, легкой рябью отметив свое появление, тут же исчез, получив приказ отыскать спящего принца. Хозяева комплекса, отразившегося на карте, пока на их появление никак отреагировать не успели.
        - Если ты силен и опасен, то к твоим просьбам, как минимум, отнесутся с уважением, а не рассмеются тебе в лицо. И это хорошая позиция для переговоров, поверь моему опыту.
        - Но мы могли бы для начала вступить в диалог, - робко возразила девушка. - А так наши намерения могут быть восприняты как чересчур враждебные.
        - У нас нет времени на долгие разговоры, - возразил Рэн, быстро прикидывая в уме, что еще предпринять. - Осталось меньше трех часов, после чего мы вернемся домой. Как скоро мы сможем повторить путешествие сюда и что к этому времени случится с ребенком, ни я, ни ты не знаем. Исходя из этого, будем действовать быстро и жёстко, сразу продемонстрировав свою силу и наши возможности, чтобы нас восприняли всерьез. Мы пришли сюда за ребенком по поручению его матери и без него не уйдем. Если отдадут добром - хорошо. Если нет - заберем сами, и пусть тогда жалеют те, кто встанет на нашем пути. Моя совесть чиста: сюда я пришел вернуть юного принца, которого местные без разрешения забрали из Лабиринта, его семье, а не устраивать жатву чужих жизней.
        Их разговор прервался, не успев толком начаться, потому что на пляж из-за рощи выкатились три джипа, а вслед за ними - броневик с башней, из которой торчало рыло крупнокалиберного пулемета. Из джипов высыпались солдаты, настороженно направившие свое оружие на чужаков. На это почти сразу отреагировали скучавшие Фейри, крутившиеся поблизости. Радостно потрескивая, они устремились всем роем к чужакам, приехавшим на железных громыхалках.
        Их умишки пока еще помнили приказ хозяина ничего не поджигать и не атаковать мягкотелых, они и не тронули. Гораздо больше их привлекали теплые фыркающие железяки со вспыхивающими в завораживающем ритме сердцами: они были так красивы, так напоминали родной план с его огненными фонтанами-фейерверками! Один из фейри, вспомнив привычную забаву, запустил огненной искрой в топку железной повозки, желая, чтобы фонтан взметнулся выше и ярче. Он помнил приказ, но не воспринял свои действия как нападение, наоборот, молодой фейри хотел подкормить эти чудесные штуки, пахнущие железом и теплом, чтобы огненные цветы распускались чаще. И его примеру сразу последовал десяток сородичей, даже толком не раздумывая, зачем они это делают.
        Солдаты, напряженно сжимая оружие, подозрительно смотрели на оказавшихся на пляже нереальных существ, с трудом веря в происходящее. И когда к джипам и броневику устремились клубки огня, среагировали почти мгновенно, открыв стрельбу по огненным элементалям. Тем укусы свинцовых пуль пришлись не по нраву, они больно жалили их материальную проекцию, и взбешенные фейри атаковали в ответ, не слыша команд своего предводителя.
        Все случилось так быстро, чтоВОЛЯ ПОЛКОВОДЦА запоздала. Основная часть роя переместилась за спины каменных гигантов, но уже раненые и вошедшие в раж зачинщики вырвались из-под контроля. Все-таки обычная карта слабовата для отряда с таким серьезным потенциалом. В эти мгновения Рэн как никогда жалел, что, не имея времени изучить изменения, не стал перед рейдом призывать Королеву роя.
        От жара огненных вспышек не могли защитить ни каски, ни бронежилеты, только броня, а плоть так уязвима… Солдаты начали гибнуть. Грозно рявкнул пулемет в башне броневика, и очередь крупнокалиберных пуль, следуя за Фейри, хлестнула по Каменным големам, высекая крошево и оставляя выбоины на их телах. И хаосит, помянув всех демонов ада и пообещав скормить им тупых огненных дур, отправил СКАЧУЩУЮ МОЛНИЮ в броневик, пока тот не перебил ему всех элементалей.
        Заряд электричества врезался в машину, убив всех, кто находился внутри. Затем, теряя мощь, ударил по джипу и спрятавшимся внутри и рядом с ним солдатам, сорвавшись после этого в следующую цель. Тем временем в воздух взмыли булыжники, брошенные Каменными элементалями, и рухнули вниз, сминая оставшихся противников и разбивая технику.
        Над комплексом зданий раздался вой сирены. Из казарм выбегали и рассыпались по своим постам вооруженные бойцы, а из ангаров, выпуская клубы дыма, начали выезжать броневики и джипы. На крыше главного здания, разбивая воздух лопастями, начали готовиться к взлету боевые вертолеты. Проект «Наследие» хорошо вложился в защиту своих инвестиций.

* * *
        - Огюст, мы должны попытаться начать переговоры, может, мы еще сможем начать диалог…
        - В бездну вас и ваши разговоры! - рявкнул в ответ Боржетье. - Погибли мои люди, нас атаковали, и я, в отличие от вас, собираюсь выполнить свой долг. И напоминаю вам, что в случае нападения руководство объектом переходит ко мне. Так что заткнитесь и не мешайте мне делать мою работу!
        На ближайшие военные базы уже высланы запросы на срочную военную помощь, меньше чем через десять минут первые боевые истребители окажутся в воздухе, еще полчаса им потребуется, чтобы долететь. А дальше он сполна спросит с ублюдков, убивших его парней, и ему насрать, кто они и зачем сюда прибыли!
        Он еще додумывал свою мысль, когда в воздухе раздался могучий рев: чистое небо прямо на глазах начало заволакивать тучами, а следом, сорвавшись с небес, по земле хлестнула первая молния, настигая мечущихся во дворе людей. Великий Алакастро вступил в бой. Для его огромных крыльев достаточно было пары взмахов, чтобы достичь кучки зданий, расположенных у подножия вулкана, а дальше он исполнил команду хозяина его карты. И атаковал.
        Молнии хлестали по двору, по зданиям, по вышкам антен и нелепым железным уродцам, пытавшимся подняться в небеса. Вот на них Алакастро обратил уже свое собственное внимание: бескрылые не должны портить величие неба своими жалкими попытками зацепиться за него. С этими он разберется с удовольствием. Иссиня-белая молния прицельно соскользнула с кончика хвоста, и винтокрылая машина, оторвавшаяся уже на десяток метров от взлетной площадки, взорвалась, разлетаясь на куски, а следом такая же участь постигла второй летательный аппарат.
        Топливо из баков машин расплескалось по крыше и загорелось, разбегаясь чадящими языками под потоками дождя и порывами ветра. Над комплексом зарождалась, медленно раскручиваясь, воронка смерча, он жадно сметал в свой ненасытный зев все, что не укрылось внутри зданий. Алакастро, широко раскинув крылья, парил над строениями, снисходительно глядя вниз, а с его крыльев потоком стекали разряды молний, раз за разом жаля земную твердь и все, что в этот день разминулось со своею удачей. Громоотводы не могли справиться с таким мощным потоком разрядов, вспыхнул огонь, загорелся один из топливных резервуаров, куски камней взмыли в воздух, а молнии продолжали бить.
        Из моря вынырнули массивные туши Водных элементалей, разбухших от накопленной воды. Они неторопливо поползли вперед, а следом, ломая пальмы, показались первые Каменные элементали. Медленно надвигаясь, они походя прошли колючую ограду: проволока, бессильно звеня, лопалась и наматывалась вокруг каменных ног. По одной из фигур из чудом уцелевшей вышки хлестнула пулеметная очередь, почти сразу заглохшая, когда защитника настигла очередная молния. Каменных громадин ненадолго задержал лишь бетонный забор. Удары кулаков откалывали от него куски, но прочная железобетонная конструкция стойко держалась. Однако перед напором Водных, создавших объединенными усилиями таран, устоять она не смогла. Совместная атака бесформенных туш буквально смела несколько секций ограждения. И в уже проделанный проем неторопливо вошли каменные бойцы.
        Буря, вызванная Алакастро, начала утихать, и, повинуясь воле творца, сорвалась в море. Великаны рассредоточились по двору, контролируя остатки зданий и выходы из них, Водные остались в центре, и только тогда во дворе показались двое на необычных скакунах: льве и большом скорпионе.
        Спрыгнув со своих ездовых животных, они направились к центральному зданию, когда из окна полуразрушенной казармы стремительно вырвалась, оставляя дымный след, ракета. Снаряд с размаху ударился в водяную стену, созданную одним из элементалей, а следом водяные бичи хлестнули по оконному проему, из которого выпустили ракету, разрубая стены и плоть того, кто укрывался за ними. Взрыв лишь всколыхнул толщу воды, не причинив хозяину элементалей вреда, а спустя пару секунд проход снова стал свободен, и двое чужаков вновь продолжили путь, ведя неслышимый для других диалог.
        - Это бессмысленное насилие и несправедливые смерти, конфликта можно было избежать. Твои призванные создания первыми атаковали этих несчастных солдат. А затем ты приказал начать убивать всех.
        - Не атаковали, а вышли из-под контроля. Кто ж знал, что им может ПОНРАВИТЬСЯ местная техника? И что еще мне оставалось делать? - рявкнул в ответ Рэн. - «Извините, мы перебили пару десятков ваших солдат из-за того, что я не могу полностью контролировать этих долбаных фейри, мы приносим свои извинения и больше так не будем. А теперь давайте поговорим о возвращении этого проклятого принца, за которым мы собственно и приперлись сюда». Так ты себе это представляешь? Только так не бывает. Ния, пойми, если драка началась, нужно драться до конца, и уже не так важен повод, почему она произошла. Товарищам погибших наплевать, что мы не хотели нападать. Они пустят в ход все свое вооружение, стремясь нас убить, и в этой ситуации или мы, или они.
        - Я думала ты другой. Честный, благородный, не такой, как все эти мерзавцы в Двойной Спирали. - Ния остановилась, глядя на своего спутника. - А ты такой же, как они. Все эти смерти, боль - они буквально разлиты в воздухе. Зачем это все? Ведь мы могли просто поговорить, я бы смогла убедить отдать то, что нам нужно. Едва увидев местных хозяев, взяла бы под контроль их разум, и те нам бы отдали все. Но нет, демонстрация силы! Только так мы достигнем уважения! А теперь расскажи мертвецам, из-за чего они погибли, загляни в глаза их матерям и скажи, почему умерли их дети.
        Рэн замер, не в силах идти дальше. Слова спутницы били в самое сердце, ведь по сути, все произошедшее - его вина, именно он не смог проконтролировать призванных им существ. Что и породило весь этот бой, глупый и никому не нужный.
        Стоит признаться самому себе: Ния права. Встреча, переговоры, контроль разума и встречающие сами проведут их к тем, кто принимает решение, дальше новый захват сознания, и местные отдают им все нужное, радостно помогая извлечь принца. По крайней мере, могло б получиться. Так зачем это все? Его ошибка. Просто он слишком высоко взлетел, предыдущие успехи вскружили голову, он еще не освоился с полученной силой, а вот старые навыки, полученные в бытность наемником, до сих пор определяют мышление. К тому же сказывается недостаток знаний и опыта в организации серьезных операций. Кажется, вроде контролируешь все, а дальше мелкая оплошность, один проклятый фейри - и все летит в бездну.
        - Я виноват, Ния, - слова давались ему тяжело, он с трудом их выталкивал из горла. - Понимаю, что словами уже ничего не исправишь, и гибель этих людей целиком и полностью лежит на мне. Я сожалею, что так произошло, и, видят боги, не хотел этого. Я уже не могу ничего изменить, и когда предстану пред судом богов, отвечу за каждую прерванную здесь жизнь. Ты вправе отказаться помогать мне в будущем, но пока, прошу тебя, помоги довести задуманное нами до конца. Вернем матери ее сына. Чтобы все произошедшее имело хоть какой-нибудь смысл и не было зря.
        - Хорошо, я помогу тебе, - кивнула девушка. - Но если ты в будущем хочешь, чтобы я следовала за тобой, прошу прислушиваться ко мне и обсуждать наши планы заранее. И еще, прошу тебя дать мне обещание избегать насилия там, где это возможно.
        Рэн, подняв голову, взглянул на черный шлем, за которым скрывалось лицо его спутницы, и коротко произнес:
        - Клянусь.
        Глава 18
        Осколки стекла хрустели под ногами, пока мы осторожно пробирались вперед. Алакастро учинил здесь настоящий разгром. Всюду валялись какие-то обломки, куски ободранной обшивки, детали техники, с одного из домов сорвало крышу. Несмотря на затихающий дождь, воняло гарью. Часть зданий была объята пламенем, повсюду взгляд цеплялся за трупы, но рядом с пожарами их было больше всего: пытаясь спастись из пылающих домов, люди выскочили наружу, чтобы уже там попасть под разряды молний, хлеставших с небес.
        Выжившие защитники, разбросанные по территории базы, затихли, но, судя по копошению, могли в любой момент приласкать ракетой или чем-нибудь похуже. Ирония судьбы в том, что для того, чтобы спасти как можно больше жизней, нам надо было как можно быстрее прорываться к цели и потом отступать обратно в лес или пустыню, чтобы уже там дождаться притяжения Игры. Для меня стало неприятным сюрпризом, когда перед прыжком на остров Ния по моей команде попыталась заранее настроить устройство Древних для возвращения… и просто не обнаружила Город Игроков по сохраненным координатам. Так что с одной стороны мы застряли здесь до конца отведенных суток, а с другой, зная общий уклад техномиров, стоило в любой момент ожидать вражеских подкреплений, скорее всего, с воздуха. Хорошо хоть удара орбитальных станций можно было не опасаться - по считанным воспоминаниям, до этого уровня местные пока не добрались, иначе бы я сюда вообще не сунулся.
        Отряд отзывать не стал: он заставлял вояк сидеть по укрытиям, а дракон охранял подходы к острову. После некоторых колебаний, Водных элементалей, единственных, способных сражаться внутри местных приземистых зданий, оставил снаружи - ДУХ-ПУСТОТНИК, проверив наземные этажи главного корпуса, не обнаружил там ничего серьезного, ракетами внутри пользоваться не будут, а оставлять Каменюк без защиты не хотелось.
        В моей руке был зажат, казавшийся маленьким и легким, парализатор с Тауриса - в отличие от привычного Активатора, он оставлял людям шанс на жизнь и не расходовал карт. Ния держала свой, как ядовитую змею, но ума не отказываться от него, несмотря на общее вздернутое состояние, ей хватало.
        Вход в здание пришлось расчищать - под натиском призванной Алакастро стихии бетонный козырек над входом рухнул, перегородив двери. Я печально покачал головой, глядя на окружавшие меня разрушения, проклиная про себя то фейри, устроивших маленькую войну из-за желания подкормить ездовую железяку, то дракона, разнесшего все, что только сумел, вместо направленной атаки на солдат. Правильно, будет еще этот летающий высокомерный ублюдок разбираться, кто там мельтешит внизу - проще спалить и разнести окрестности к демонам, вот и все дела. Ох, чую, и намучаюсь я еще с ним!
        Так, ладно, нужно успокоиться и собраться с мыслями. Ничто не злит сильнее собственных ошибок. Здоровенный кусок бетона с торчащими кусками арматуры, легко поддавшись сильным рукам ближайшего каменного элементаля, отвалился в сторону, и мы с Нией смогли пройти в внутрь. На входе чуть не наступили на парочку трупов: молнии добрались и сюда. Я начинал по-другому оценивать возможности своего чемпиона в бою: если все это он натворил за считанные минуты, то что бы я увидел тут через полчаса? Развалины, сметенные ураганом, и горы обугленных разрядами молний трупов? По сути, выходит, дракон потенциально может уничтожать целые города, вот так неподвижно зависнув над ними, Если ему, конечно, хватит на подобное запаса сил, и если среди защитников не окажется сильных магов или оружия, способного достать его в небесах… Я даже передернул плечами, представляя эту картину. Конечно, против нага или опытных полководцев Алакастро не станет ультимативным аргументом, но все же это реальная сила. Даже если он просто заставит врага тратить на свое уничтожение золотые карты, оттягивая ресурсы, время и внимание, будет
уже не мало, а против не слишком опытных полководцев и вовсе серьезный козырь в рукаве…
        Широкий коридор вел нас сквозь здание. Распахнутые двери, чадящая техника, сгоревшая от электрических разрядов, снова трупы. Следы наскоро потушенного огня. А вот и живой человек, что-то нелепо вопящий с вытянутым в нашу сторону пулевиком. Синий луч парализатора срубил его еще до того, как он успел не то что выстрелить, а даже толком прицелиться. ПРИСУТСТВИЕ ЖИЗНИ высветило на карте Компаса еще несколько красных точек, но они рванули к противоположной части здания в сторону запасного выхода - эти мне не опасны.
        - Ния, с тобой все в порядке? - уточнил я у своей спутницы. - Почему ты не предупредила меня о живых?
        - Мне плохо, Рэн. - тихо ответила девушка. - Столько эманаций смерти, страданий, они буквально повсюду. Я чувствую их, они мне мешают, отвлекая. Я сузила до минимума свою зону восприятия, иначе я просто сойду с ума.
        - Тогда отключи ее полностью и не мучай себя, - выдвинул свое предложение. - Личное оружие местных не должно причинить нам вреда, а на сотню шагов видит мое заклятье. Я не хочу, чтобы ты сошла с ума.
        - Хорошо, - облегченно кивнула Ния и почти с радостью свернула сферу восприятия, заодно устанавливая барьер, закрывший ее разум от чужих эмоций.
        - Похоже, нам сюда, - она указала в сторону массивной металлической двери, перекрывавшей короткий боковой коридор.
        И хотя Дух-пустотник не смог пробраться за нее, я согласно кивнул: другого спуска вниз в здании не было. Возле двери располагался пост охраны и лежало несколько тел в военной форме, а над ними парила, пульсируя, шаровая молния. Сейчас внутри здания и во дворе их кружил не один десяток, убивая всех неосторожных, оказавшихся рядом. Скорее всего, это последствие магии Алакастро, или может, он сознательно их создал, не знаю.
        ЛЕДЯНАЯ СОСУЛЬКА, сорвавшись с Активатора, врезалась в светящийся электрический шарик, и тот лопнул, громко взорвавшись и выпустив в стороны электрические разряды, оставившие черные подпалины на металле и стенах. Замерев в паре шагов от двери, я активировал ЭЛЕКТРОМАГНИТНЫЙ ИМПУЛЬС. Дав карте время уничтожить всю электронику и тонкие механизмы, дождался, пока она выведет из строя возможные охранные системы. Теперь можно было приступать.
        Массивная металлическая дверь перекрывала нам единственный путь. Оценив преграду и прикинув ее возможную толщину и прочность, активировал Невидимые клинки, созданные в черных кузницах Шалвахора. С легким шипением демоническое оружие вонзилось в металл, проткнув броневую сталь, и начало проплавлять по периметру прямоугольник в человеческий рост высотой.
        Ния терпеливо стояла сзади, молча наблюдая за небыстрым процессом. Наконец, кусок двери от легкого толчка выпал наружу, открывая проход и новое препятствие, в этот раз имевшее магическую природу. Девушка поняла это, едва увидев массивные дубовые двери с выжженным на их поверхности руническим кругом. «Круг удержания, - почти сразу узнала она, - плюс запретная черта, - это про серебряную пластину, что охватывала по периметру всю дверь. - Символы, выбитые на этой пластине, убьют любого, кто посягнет на ее целостность!» Этим она поспешила поделиться с Рэном, и тот, оценив новую угрозу, вновь призвал Активатор.
        - Что ты собираешься делать? - быстро уточнила она, пока ее друг не сотворил что-нибудь опасное. - Если ты разрушишь дверь, то сила наложенных на нее чар обрушатся на нас!
        Успокаивающе кивнув своей взволнованной спутнице, спокойно ответил:
        - Я и не собираюсь уничтожать дверь. Достаточно рассеять волшебство, защищающее ее от повреждений.
        - Но не просто же так был создан этот круг? - Ния указала на почерневшие от времени символы на дереве. - Он должен удерживать внутри то, что создавшие его люди очень не хотели видеть снаружи.
        - И что? - пожал я плечами, - нам теперь развернуться и идти домой, едва мы встретились с преградой? Ния, я не знаю, что там внутри, возможно и что-то опасное. Но, я думаю, с этим справиться мне по силам. Круг удержания, если я правильно помню, относится к чарам третьего порядка. Ни богов, ни архидемонов он остановить не сможет, а с тем, что попроще, разберемся. В Активаторе полно золотых карт, есть даже несколько, приближающихся по мощи к заклятиям высшего порядка, пусть и с заметно меньшей площадью действия, а наше оружие и снаряжение заметно превосходят все доступное людям этого мира. Так что, полагаю, справлюсь. Мне уже случалось убивать тварей, которые эту дверь снесли бы с одного пинка. Но ты, чтобы не подвергать свою жизнь излишнему риску, действительно, лучше побудь здесь.
        - Я пойду с тобой, - твердо ответила Ния. - Мало ли с чем ты столкнешься там внутри.
        Нахмурившись, внимательно посмотрел на нее, оценивая решимость девушки и готовность мне помогать. Пожалуй, лучше взять ее с собой - так будет надежнее, во всех смыслах.
        Немного подумав, кивнул и вскинул Активатор. Прозрачные серебристые лучи, сорвавшись с его кончика, устремились вперед, уничтожая защитные печати. Радиус действия заклятья был выставлен на максимум: я опасался, что встреченная ими преграда не последняя у нас на пути, а у меня больше не было ничего, способного рассеивать чары и устранять магические ловушки и засовы.
        Серебристые лучи летели все дальше, стирая сотканные из древней силы преграды на своем пути, разрушая защитные печати, веками удерживавшие зло. Проект «Наследие» занимался не только изучением знаний и магических достижений предков, но и защищал людей от них. Прошлое таило в себе не только мудрость и опыт, но и угрозы, уже давно забытые потомками.

* * *
        Жан Поль наконец спустился вниз, броском степлера сумев отвлечь шаровую молнию, кружившуюся в коридоре. Брошенный предмет, отскочив от стены, залетел в комнату, увлекая за собой светящийся от электричества шар. И директор, сумев коротким рывком перебежать коридор, выбежал на лестничную площадку. Он чуть не упал, споткнувшись об труп Франсин, своей секретарши, погибшей во время попытки сбежать от электрических разрядов.
        Мужчина добрался до первого этажа, но следовать плану эвакуации научного персонала не стал: ему нужно вниз, чтобы постараться спасти главное из того, что находится под его ответственностью. Пробегая по коридору, чуть не полетел кубарем, так резко он затормозил напротив тамбура на нижние уровни. Его лицо побледнело настолько, что стало похоже на серую оберточную бумагу - эти посланцы ада (а никем иным эти двое быть не могли) разрушили дверь Одина, с великим трудом доставленную сюда из Исландии сорок лет назад!
        Несмотря на прошедшие двенадцать веков с момента ее создания, на службе «Наследию» она исправно удерживала на нижних уровнях тьму при помощи своих рун, нанесенных одним из Асов лично. И сейчас одновременно историческая реликвия и магический артефакт рассыпался древесной трухой, едва его покинуло волшебство. Жан Поль даже сам не заметил, как вскрикнул в ужасе от увиденного… И почти сразу почувствовал, что его словно мешком с песком ударили по голове. Тело одеревенело, мысли замедлились, он захотел рвануться прочь, но не смог.
        А затем, словно кукла, двинулся вперед.

* * *
        - Рэн, у нас сейчас будут гости. Не стреляй - он под моим контролем.
        Я как раз заряжал в Активатор новые карты взамен использованных и одновременно исследовал с помощью Духа уходящие вниз лестничные пролеты. Пять этажей, вход на каждый перегорожен очередными дверями, охраняемыми парой солдат каждая. Бойцы вооружены пулевиками и дубинками - чтобы их нейтрализовать мне хватит и парализатора, главное, правильно все рассчитать, а если еще и отвлечь их, приказав Духу временно проявиться… Оглянувшись, я увидел Нию и замершего рядом с ней человека, испуганно смотрящего на нас.
        - Парализуй его и жди меня здесь, - скомандовал я. - Пока не прикажу, вниз не суйся, можешь словить шальную пулю.
        - Он может быть полезен, - возразила девушка. - Судя по поверхностным мыслям, если я все верно поняла, он - директор этого комплекса.
        На это лишь довольно хмыкнул: повезло, с проводником действительно все будет легче, время и так убегало как вода из разбитого сосуда.
        - Хорошо, ждите здесь, - кивнул я, двинувшись вперед.
        Ния послушно кивнула и отошла немного назад, а следом за ней побрел, словно на невидимом поводке, ее пленник. И никто не обратил внимания, как за углом коридора, по которому пришел Жан, затаился еще один человек.
        Местные охранники тихо лежали в углу, я устроился на небольшом столе, небрежно смахнув с него какой-то журнал, а Ние уступил единственный стул. Пленнику пришлось остаться стоять.
        Перед мысленным взором тикали услужливо выведенные Тайвари два таймера: оставшаяся часть суток вне Игры и предположительное время взлома двери, снабженной всякими кнопками, датчиками и еще каким-то странным устройством с щелью. В уме я держал еще один таймер - время до появления основных сил самообороны местных, но вместо цифр там были сплошные знаки вопроса.
        Похоже, я определился, что стоит в первую очередь стоит поместить на копировальный стол в личном доме - Электромагнитный импульс. Скорее всего, он подойдет по требованиям и при этом является единственной картой, способной справиться с техникой. По крайней мере, об этом стоит подумать. Тратить же на серебряную карту Колесо обновления я пока не стал: таких дверей еще как минимум четыре, а что ждет впереди - непонятно. Чувствовать же Цезариона с точностью до этажа и конкретной комнаты Ния не в состоянии - масштабы поискового заклятия не те, так что придется, похоже, действовать в соответствии с лекциями в Военной академии и методично проверять этаж за этажом.
        - Ния, пока есть немного времени, выясни у директора, где именно держат принца. Возможно, нам этот этаж и не нужен.
        Девушка серьезно кивнула и сосредоточенно уставилась в глаза пленника.
        Неожиданно в меня будто ударили мягкой подушкой, Ния отчаянно вскрикнула и закатила глаза, а мужчина, что-то невнятно мыча, сполз по стене, пару раз резко дернулся на полу и затих. Что за?!. Я рванулся к напарнице, не дав ей упасть со стула. Дышит, и ее огонек на Компасе горит успокаивающим белым, а не зеленым. Ментальный удар по площади, но откуда? У местных же не должно быть орбитальных станеров! Хотя на этот раз воздействие явно слабее, чем при штурме на Таурисе. Демоны его знают, что здесь использовали.
        Не желая рисковать, я разрядил в девушку БОЛЬШОЕ ИСЦЕЛЕНИЕ - мозг самая сложная часть наших тел, а есть ли у Нии регенерация Игроков, я не знал. Она слабо застонала. Следом я выхватил из поясной сумки ЗЕЛЬЕ ЯСНОГО СОЗНАНИЯ, которое со времен крайнего Малого турнира теперь всегда держу под рукой. Влить в бессознательного человека лекарство непросто, но у меня в этом немалый опыт.
        Ния взглянула на меня мутными глазами и попыталась обхватить голову руками, но ей помешал шлем - мне было достаточно просто поднять щиток.
        - Как ты? - И с сомнением добавил: - Как тебя зовут, помнишь?
        - Да, но голова раскалывается…
        А голос не такой уж и слабый, видимо, зелье действует. Я с некоторым сомнением, но все же решил оставить ЗЕЛЬЕ ПОЛНОГО ОЧИЩЕНИЯ, полученное вместе со шлемом полководца, до более тяжелых времен.
        - Пришла в себя?
        Отдышавшаяся девушка согласно кивнула… и неожиданно разревелась. На все попытки выяснить, что теперь случилось и болит ли где, получил невнятное «Я опять тебя подвела».
        Час от часу не легче! Как же ее швыряет-то из крайности в крайность… Моя клятва придержала ее начинающуюся истерику, но не утихомирила внутренних демонов. Гражданские в рейде всегда хуже проклятья, а уж когда приходится еще и с ними считаться и носиться как с писанной торбой… А я понятия не имею, что делать с плачущими женщинами, с молоденькими девушками - и подавно. Ведь, несмотря на свой многотысячелетний возраст, Ния, считай, подросток. Что она видела в забытой детской комнате своего бога? А многому ли смогла научиться, книги не в счет? Как она вообще смогла не сойти за все это время с ума… Кстати, как там нам говорил наставник? «Удивил - значит победил»?
        - Ния, я тобой гожусь! - изумленный взгляд в ответ. Отлично, есть контакт. - На-ка, один глоток, не больше, - и глядя на вылезшие на лоб глаза и попытки вдохнуть, пояснил: - Это пойло специально для Игроков, чтобы пробить их регенерацию, обычный алкоголь на нас слабо действует.
        Быстрый взгляд на таймер: дверь должна уже вот-вот открыться. Как же велик соблазн, пока девушка ранена и явно небоеспособна, упаковать ее в куб, наша договоренность это предусматривает, и отложить все разборки на потом! Но Ния мне нужна, не сейчас - здесь, судя по всему, от нее не будет больше пользы, - а вообще. Если же я не дам ей возможности самой увидеть, как закончится эта операция, шанс наладить с ней отношения, и так не слишком большой, станет намного меньше.
        Глубоко вдохнув, почувствовал себя идущим по тонкому льду. С готовыми взорваться гранатами в руках.
        - Девочка моя. Ты большая умница. Я даже представить себе не могу, как ты выдержала все, что пришлось на твою долю. Сейчас же тебе и вовсе особенно тяжело: все вокруг новое, даже твое тело, а попала ты явно не в мир светлых богов… Но пойми, все ошибаются. Мне ли не знать, - и я горько усмехнулся. - Только без ошибок не бывает дороги, а без нее - побед. Ты справишься. А я тебе помогу. Если ты захочешь.
        Легкий кивок в ответ - я на него, честно говоря, не рассчитывал.
        - Ты меня действительно подвела, но не сейчас! - надавив голосом, не дал ей расплакаться снова. - Я понимаю, изначально ты хотела помочь, и действительно защищала в том числе и мои интересы. Более того, сложись ситуация иначе, плохого ничего бы не было. Просто случайность, - я опять грустно вздохнул. - Не понимаешь?
        Слезы высохли, Ния отчаянно замотала головой. Все мы хотим избавиться от груза преследующей нас вины. Проверив директора, тот пока не пытался прийти в себя, но на мушке я его все равно держал, объяснил:
        - Ты провела гадание для Клеопатры, на которой, кстати, тоже немало крови, в ее присутствии и позволила ей узнать результат. Профессиональные предсказатели и пророки никогда не раскрывают будущее клиентам напрямую, рассказывают только то, что сами сочли допустимым. В результате мой договор с бывшей царицей, не имевший ни ограничений по срокам, ни требования доставить мальчика живым, превратился в ультиматум спасти ребенка здесь и сейчас. Я и так не стал ни мстить за попытку подчинить и подставить меня под клятву на Книге, ни шантажировать ребенком, ни продавать ее тайну на сторону. Но теперь, если Цезариона не представить пред светлые очи матери, она превратится в моего злейшего врага. А я не знаю более мстительного существа, чем разгневанная женщина. И более нелогичного.
        Дверь тихо щелкнула, открываясь, время вышло, надо закругляться:
        - Охраняемая военная база на одиноком острове - было ясно с самого начала: противостояния избежать не удастся. Да, можно и нужно было первоначально попытаться провести ментальный захват, - девушку при этих словах передернуло, - а мне лучше подготовиться к рейду, но времени на все это не было. Не знай Клео об угрозе сыну, я бы мог решать, что для меня важнее: награда или жизни местных. Или мог бы попытаться прийти еще раз, хотя бы за его телом. Но все сложилось так, как сложилось. Вина останется с нами навсегда, но предаваться ей, извлекать из нее уроки, даже искупать ее - придется позднее, нельзя дать ей захватить себя во время боя. Иначе твоя собственная слабость обернется новыми смертями для окружающих - они набросятся на тебя, и придется выкладываться еще больше.
        Серьезно посмотрев Нии в глаза, я встал и спросил:
        - Я верю в тебя. Ты мне поможешь?
        - Да!
        Директор застонал у стенки. Вовремя. Или нет. Допрашивать, читай пытать, его на глазах у напарницы будет верхом глупости. Придется его усыпить.
        Я уже поднял парализатор, когда меня схватили за руку:
        - Не надо, я его контролирую.
        Вот …!!! Просто слов нет! Ее даже подбодрить нельзя, чтобы она потом на подъеме не сотворила очередную глупость. Под моим гневным взглядом девушка сжалась и скомкано объяснила:
        - Но ведь от внешнего управления телом защита не сработала, и текущие мысли я слышу свободно, а если не лезть в память…
        Я просто раздосадовано махнул рукой.
        Первый подземный этаж встретил нас тишиной, пылью и грудами книг, лежащими повсюду. Сотни, тысячи изданий: свежие, блистающие переплетом и белизной страниц, старые, пожелтевшие от времени и потрепанные, глянцевые обложки журналов и длинные тома каких-нибудь сочинений - они были везде, иногда стоя в книжных шкафах, а иногда просто валясь целыми горами на полу, скомканные, словно мусор.
        Я недоуменно огляделся по сторонам, пытаясь понять, что это за странная библиотека такая. Нагнувшись, поднял одну из книг с пола и, раскрыв, не увидел ничего, кроме пустых страниц, даже на обложке не было ни слова. Как странно… Я поднял еще пару книг, а одну взял с ближайшей полки. Они были также девственно пусты. Библиотека из пустых книг, но зачем тогда для нее такая охрана?
        - Ния, ты же можешь контролировать, говорит ли нам правду твой пленник? - спросил я.
        - Да, конечно, - кивнула та.
        - Спроси его про это место, зачем нужна была та защитная печать на двери и попробуй выяснить, наконец, где принц. Вдруг расскажет, - и кинул многообещающий взгляд на помятого мужчину, вернувшись после этого к изучению обстановки. Пусть сама допрашивает своего пленника, я рисковать ее отношением и настроением не собираюсь.
        - Хорошо, - кивнула напарница.
        Она прислушалась к мыслям человека. Сейчас они были опустошены пережитым ментальным ударом, но озвученные вопросы против воли вызывали воспоминания - обрывочные и без обращения к глубинным слоям памяти не достаточно полные, чтобы быть однозначно понятыми, но очень эмоциональные. Директор очень близко к сердцу принимал все, что было связано с его работой. Присмотревшись, Ния даже заметила маркеры на разуме пленника, то ли из-за того, что теперь знала, что искать, то ли проявившиеся из-за недавнего срабатывания. В любом случае безопасные границы теперь были определены. А еще, тут явно готовились к противостоянию с телепатами. Она контролировала тело, могла считывать первичные мысли, но полного контроля у нее не было и никогда не будет.
        - Вы слышите меня? - наконец спросила она, не зная, что делать, если ее пленник откажется говорить с ней. Попытаться вывести его на эмоции?
        Девушка вернула пленнику контроль над голосом и почти сразу услышала ответ:
        - Кто вы и зачем напали на нас?
        - Мы не хотели нападать, - с сожалением ответила она, - все случившееся - досадное недоразумение. Слуги моего спутника вышли из-под контроля, случайно напав на ваших людей. А дальше пошла эскалация конфликта, так как мой товарищ решил, что переговоры после произошедшего уже будут невозможны.
        - Как все глупо, - прошептал ее собеседник, - я столько лет мечтал увидеть вас, гостей из иных миров, думая, что разум, научившийся путешествовать среди звезд, добр и милосерден. А тут все это. Ближайший дежурный отряд, имевший приказ блокировать любую паранормальную активность и прибывший раньше контактной группы… Вы хоть понимаете, что вы натворили?! Зачем вы разрушили защиту, ведь сейчас вырвется ОНА!
        - Кто «она»? - переспросила встревожено Ния.
        - Книга Гузуфа! - рявкнул ее собеседник.
        - Можно подробнее? - потребовал я.
        - Можно, - почти ехидно ответил директор. - Скоро вы и так с ней познакомитесь. Эту книгу назвали так по имени арабского чернокнижника, первого известного ее владельца. Она хранит в себе множество знаний и тайн. Считается, что существует с еще дочеловеческих времен, но кем создана, определить не получилось. Этот артефакт веками путешествовал среди людей по городам и странам в поисках все новых и новых знаний. Глупцы искали в ней ответы, но в плату за них отдавали свой разум: эта книга ничего не дает просто так, и чем больше ты хочешь получить, тем больше придется отдать. Она забирала у своих жертв всё: память, жизненные силы, заставляла людей совершать чудовищные поступки, даже, в стремлении завладеть чужими секретами, развязывала войны руками правителей, получив над ними контроль, а затем вновь исчезала, продолжая странствовать по миру. Но при этом все ее поступки и деяния, нацеленные на получение знаний, еще никому не приносили блага.
        - А все эти книги? - Ния махнула рукой, указав на бумажные завалы, высившиеся повсюду и зияющие пустотой страниц.
        - Ее пища! - коротко бросил в ответ сотрудник «Наследия», с тоской думая о дальнейшем развитии событий.
        Вырвавшись на волю, книга Гузуфа наверняка попытается захватить разум одного из прибывших на остров, даже нет, скорее, частичный контроль. Просто кто-то, даже сам не осознавая как, сунет ее в рюкзак или под рубашку, вынесет книгу с острова, а дальше возобновится тот ужас, который терзал этот мир множество лет. Книга опять начнет путешествовать среди людей, опустошая их разум, оставляя после себя лишь истекающих слюной идиотов, стремясь, как и прежде, добраться до правителей мира сего. А с учетом созданного человечеством оружия…
        Он еще не сумел представить себе всех последствий произошедшего, когда услышал звон цепей, волочащихся по камню, а из-за одного из стеллажей выплыла, паря в воздухе, книга Гузуфа: большой черный фолиант, перемотанный цепями с оборванными концами. Книга еще не до конца сбросила удерживавшие ее оковы. За века заточения у нее почти не осталось запасов живительной силы, которую она раньше выкачивала из людей, - в «Наследии» в обмен на некоторые необходимые сведения ее кормили исключительно другими книгами. И его ментальная защита, а также всех допущенных на этаж ученых была установлена как от нее - вечно голодного монстра. И незваные гости, невольно освободившие ее, пришлись для пленницы как нельзя кстати, поэтому она, растрачивая остатки сил, и отправилась на их поиски.
        Дальнейшие события Жан до конца не успевал осознать и лишь молча созерцал происходящее.
        Один из инопланетян, внезапно ускорившись, побежал ей навстречу. Книга попыталась взять под контроль его разум: ее обложка интенсивно засветилась, но ничего не произошло. Вновь попытка подчинения, и еще раз, и еще - старые трюки, в прошлом не раз приносившие успех, чары абсолютного контроля, не подействовали на пришельца. Не в силах его захватить, Книга Гузуфа попыталась уничтожить наглеца, сжечь его разум, но вновь оказалась бессильна.
        Запаниковав, еще ни разу не встречавшаяся с подобным, она нанесла стихийный удар - разряд молнии сорвался со страницы, ударив чужака. Однако проявившийся водный щит просто впитал ее в себя. Новая атака, шар огня бьет почти в упор, но пламя бессильно скатывается по черному костюму, на миг покрывшемуся тонкой голубой сеткой доспеха, а враг уже рядом… И Книга, впервые столкнувшаяся с чем-то настолько непонятным, попыталась удрать. В это время противник, не дав ей на это ни шанса, схватился рукой за обрывок цепи, дернул ее назад и крепко прижал ее, брыкающуюся изо всех сил, к полу.
        А следом до нее донеслись слова, не сразу ею понятые:
        - Сдавайся или умрешь.
        «Оружие смертных не в силах причинить мне вреда!» - яростно вспыхнули слова на обложке.
        Заклятья, вложенные при ее создании, сохранили свою силу до сих пор. Слово чародея, сталь клинка, выкованного смертной рукой, природный огонь - всё бессильно перед ней. Ее пытались уничтожить тысячи раз: сжечь, растворить в кислоте, изрезать на куски, даже утопить в жерле вулкана, но воля Азура, создавшего ее, раз за разом спасала, казня тех, кто пытался ее уничтожить.
        Но тут из перчатки на руке, державшей ее, выдвинулся сиреневый металл, пропарывая обложку, и невидимый глазам яд начал расползаться по страницам. И впервые с момента сотворения, сознание книги обуял страх смерти. Ее разум был соткан из памяти тысяч несчастных, пытавшихся на ее страницах найти ответы на свои вопросы, а в итоге отдавших ей свой разум, свою память и чувства, она выпивала их до дна, делая частью себя. Время от времени на ее пути встречались знающие, и с теми было сложнее. Слабых убивала она, а сильные покупали ее тайны в ответ на свои. Но еще никто и никогда не приближался к тому, чтобы ее убить или подчинить.
        - Кто ты? - над обложкой возникла небольшая проекция человеческой головы, задавшая вопрос.
        - Твой новый хозяин, - быстро последовал ответ.
        - У меня нет хозяев. Я служу только себе и никому больше, выполняя волю создавшего меня.
        - Теперь есть, - чужак слегка надавил когтями, и из углубившегося разреза просочилась чернильная кровь. - Я ведь могу тебя уничтожить, а ты меня нет. Поэтому ты подчинишься или умрешь. Но если станешь служить, то наградой за послушание будут знания, недоступные тебе в этом мире никогда.
        - Знания… - прошептала книга. Именно их сбор был целью ее существования.
        - Ния! - крикнул захватчик. - Выведи за границы своего мысленного щита последние воспоминания, только осторожно, не раскрой свой разум, и расскажи ей немного про Двойную Спираль, особенно сделай упор на нечеловеческие расы и другие миры. Расскажи про самые разные знания сотен миров, что можно там найти…
        Несколько секунд ожидания, и книга, завороженная открывавшимися перспективами, прошептала:
        - Я подчиняюсь.
        - Хозяин! - надавив, произнес я.
        - Хозяин, - согласилась книга, признавая мою власть над собой.
        - Ну вот и отлично, - встав, подхватил с пола книгу и поскорее засунул ее в сумку на плече.
        - Что сейчас произошло? - спросила Ния, с любопытством следившая за происходящим.
        - Обычный магический гримуар, - пожал я плечами, - одушевленный, правда, но, к счастью, практически разряженный. Хотя и обретший свой разум: видимо, немало бедолаг сожрал. Пришлось усмирить, завершив первый этап подчинения. Надо будет купить в Городе свиток с соответствующим ритуалом посильнее, чтобы завершить процесс. Когда я был наемником, довелось сталкнуться с чем-то похожим, когда после гибели хозяина его гримуар вышел из-под контроля. Пришлось повозиться и усмирить его, но до этого он десяток бедолаг убил. Правда, тогда было попроще, да и хозяин был слабаком, а эта книжка отожралась, даже страшно представить, скольких она убила, да и хозяин у нее был очень непрост. Ладно, с этим мы разберемся дома. Сейчас надо выяснить, где принц.
        Ния, кивнув, повернулась к директору, послала ему образы сына Клеопатры и сразу получила ответ:
        - Так вы за ним? - удивленно спросил он. - Но зачем?
        - Мы здесь по поручению его матери, - последовал комментарий. - Мы хотим вернуть его ей.
        - Но ведь она мертва уже очень давно! - растеряно прошептал Жан. Услышанное сбивало с ног не хуже удара дубины, ломая привычную картину мира. - Он на минус третьем этаже, - ответил он, пытаясь унять круговорот мыслей в голове.
        - Странная планировка, - буркнул я, направившись на выход из библиотеки-тюрьмы.
        - Изначально здесь был только один подземный этаж, построенный специально для хранения Книги Гузуфа, - непонятно почему оправдываясь, ответил директор. - Потом достроили еще парочку для исследований и изучения…
        - А остальные для чего? - уточнил на всякий случай.
        Жан задумался. С одной стороны, этому проекту была посвящена вся его жизнь, с другой, с силой, что он столкнулся, лучше сотрудничать, а не противостоять. А еще правильнее, учитывая их цель, - направить в нужную сторону, чтобы минимизировать попутные разрушения и избежать катастрофических последствий для вверенного ему проекта.
        - Второй - это общее хранилище для предметов, несущих знания и специфические умения предков, третий - исследовательский. Четвертый и пятый - это своеобразная тюрьма для содержания особо опасных предметов и артефактов.
        - И много у вас их там? - поинтересовался на всякий случай, спускаясь на второй этаж: охрану я изначально убрал на всех лестничных клетках, вдруг решат покинуть свои посты и прийти на помощь, когда не звали.
        - Всего два, - ответил пыхтящий рядом директор. - На четвертом содержится Ящик Пандоры - это вместилище, удерживающие внутри себя десятки духов, несущих опасные болезни. В прошлом они уже причинили немало вреда нашему миру. А на пятом хранится тело Шамаша Несокрушимого.
        - А это кто? - Ния ожила достаточно, чтобы у нее снова проснулось любопытство.
        Мы наконец спустились на третий подземный этаж, и путь нам преградила новая металлическая дверь. Я на ходу выдвинул Невидимые клинки, но наш вынужденный проводник сам предложил ее открыть.
        - Древний демон, что в свое время был правителем Шумера, - ответил он, набирая какой-то шифр, - немало натворил бед. Войны, человеческие жертвоприношения, поклонение демонам и лишь боги знают, что еще. Он опустошал целые страны, уводя народы в рабство, говорят, он не раз провозглашал, что нет в этом мире силы, способной сокрушить его, пока во время сна во дворец не залетела птица, бросившая ему на грудь перо. Невесомое перышко, под тяжестью которого он не смог встать и проснуться. Его подданные, исстрадавшиеся под пятой такого правителя, замуровали тело Шамаша в каменной гробнице, спрятанной в глубине песков. Склеп был найден около шестидесяти лет назад, и для обеспечения безопасности мы переместили его сюда. Демон погружен в сон, и пусть он не прервется никогда.
        Наконец, путь открыт, и Рэн с Нией в сопровождении Жан Поля Ферендье прошли вперед. Невидимый для чужаков наблюдатель, выждав, когда они войдут на этаж, продолжил свой спуск вниз.

* * *
        Мы увидели широкий коридор со множеством стеклянных дверей. В большинстве помещений виднелись какие-то приборы, микроскопы, что-то еще, но сейчас меня это интересовало мало. Главное - выполнить заказ, а уже потом, если хватит времени, можно и навестить хранилище, вдруг что интересное там обнаружим.
        Принца мы нашли недалеко от входа, в просторном зале. Тело сына Клеопатры было помещено в прозрачный ящик и облеплено кучей проводов. Рядом стояли сгоревшие мониторы, на которых должна была отмечаться жизнедеятельность организма. Несколько секунд я стоял на пороге, не веря, что мы наконец-то у цели.
        - Это точно он? - на всякий случай спросил я, оглянувшись на Нию.
        В этом рейде произошло столько событий и ошибок, что я хочу быть уверенным наверняка в результате наших поисков.
        Та, притронувшись к амулету на своей груди, уверенно ответила:
        - Да. Это он.
        Облегченно выдохнув, с подозрением посмотрел на директора - и отправился открывать капсулу сам. То ли сказалось отсутствие электричества, то ли она изначально не запиралась, но крышка откинулась без проблем. А мальчишка и впрямь выглядел как живой. Только спящий.
        Я открыл свою сумку и достал гарпун рабовладельцев. С гарпуном, помимо названия, это устройство не роднило ничего, больше всего оно напоминало собой пулевик, но Игроки упорно продолжали его так называть. Крайне простое устройство: в навершии устанавливаешь прозрачный пустой куб, взводишь курок до щелчка, ждешь синего огонька, наводишь на цель, нажимаешь спуск, тихий хлопок - и тело Цезариона теперь замерло в центре куба. Все, контракт, считай, выполнен, можно тащить мальчишку к маме домой.
        Довольно кивнув, повернулся и направился на выход. Время еще есть, теперь можно заглянуть и в хранилище. Горе проигравшим. Да и учитывая все, местные, судя по всему, и сами не слишком понимают, что делают и чем владеют. Знания магии в этом мире во многом забыты, так что я им скорее окажу услугу, избавив от древнего магического хлама. Типа того же магического гримуара.
        Жан, все это время молчаливо наблюдавший за моими действиями, не выдержав, спросил у Нии, стоявшей с ним рядом:
        - А откуда вы прибыли к нам? Из какого вы мира?
        Девушка, вздохнув и чуть подумав, ответила:
        - Это место вряд ли можно назвать полноценным миром. Но те, кто там живут, называют его Городом Двойной Спирали.
        - Никогда не слышал, - удивленно протянул ученый.
        - На ваше счастье, - буркнула Ния и тут же радостно улыбнулась.
        Ее душа сейчас ликовала: у них получилось, они вернут Клео ее сына! На миг она забыла обо всем, представив лицо своей подруги, когда они вернут ей его. Они стояли возле выхода с третьего подземного этажа, когда сначала раздался громкий удар, словно что-то вышибло дверь, а следом разнесся вой и вверх по лестнице потянулся темно-зеленый густой дым. Он хлынул нарастающим потоком с минус четвертого этажа, а в клубах дыма замелькали искореженные гротескные уродцы, отдаленно похожие на людей.
        Лен-лоа, болезнетворные духи, вновь, как и когда-то давно, обрели свободу. Они уже не раз появлялись в этом мире, щедро раздавая свои дары, опустошая страны и города. Вселяясь в тела людей, они разносили болезни все дальше. Раз за разом находились глупцы, впускавшие их в этот мир. Но в этот раз они спали слишком долго: монахи, сумевшие захватить вместилище, замуровали его в одном из подвалов монастыря, где лишь спустя века его нашла экспедиция «Наследия». Поняв, что нашли, ларец заперли здесь, среди прочих реликвий, укрыв на затерянном в океане острове.
        Духи ринулись к людям, соревнуясь друг с другом, кто первый захватит новое тело. Звонко щелкнул ПРИЗРАЧНЫЙ КНУТ, отбросив назад и заставив взвыть от боли одного из духов, попавших под удар, но на его место ринулся десяток других.

* * *
        Жаклин плотно прижала ладонь к холодной стали двери и шепнула слово Разрушения, напитав его силой. Черное пятно разложения начало расползаться по металлу там, где его касалась женская рука, оно ширилось и расползалось, подгоняемое ее силой. Немного ожидания - и надежная дверь черной трухой осыпалась вниз, открывая проход.
        Наверху гремел бой: она чувствовала биение силы. Магия чужаков сильна, но даже им не остановить сонм мелких болезнетворных духов. Убей одного, и на его место встанут трое. Что ты ни делай, они будут лишь плодиться и размножаться, неудержимые, до тех пор, пока открыт ящик, а закрыть его духи не позволят никому.
        Но это все не важно. Главное духи уже сумели сделать, дав ей время и возможность проникнуть сюда. Каменный саркофаг с Шамашем встретил ее посреди небольшого зала. Погребенный тысячи лет назад, он так и стоял посреди пустыни, не потревоженный никем за тысячи лет. Археологи же сумели сделать то, что не вышло у отверженной: найти гробницу, - но затем их опередило «Наследие», сумев вывезти саркофаг с телом сюда. Жалкие глупцы стаскивали к себе все, что несло отголоски силы, зачастую даже не понимая, с чем имеют дело.
        Взмах руки - и порыв силы разносит на осколки крышку саркофага. Чужая сила бурлила в крови, ее собственных врожденных способностей проделать подобное не хватило бы, но проект глупых ученых так любезно предоставил ей тех, кто нес в себе магию. После короткой схватки Жаклин без малейших сомнений опустошила двух колдунишек, и теперь остатки их дара будоражили ей кровь. Мысли же текли в голове тихо и ровно.
        Несколько быстрых шагов вперед и, задержав дыхание, она с восторгом глянула на того, ради кого все это было проделано. Его тело тысячелетия назад было выковано из небесного металла, сорок мужей добровольно отдали свои жизни, чтобы его укрепить, сотни пленников умерли в пламени кузниц, когда ковали тело, чары жрецов открыли врата миров, и Шамаш вошел в этот мир во вместилище, созданное персонально под него.
        Цари шумеров думали использовать его против своих врагов, но пали, сами став для него пищей. А дальше была война, не кончавшаяся никогда. Жрецы торжествовали: никогда их власть не была столь крепка, как в сотрудничестве с демоном. Племена процветали, зарождались города. Шамашу пытались противостоять, но все его враги пали пред его мощью, их тела становились прахом, а страдания - пищей. Но даже несокрушимому порой был нужен отдых, и во время оного и было ему на грудь возложено перо, под тяжестью которого он был не в силах встать… а следом неблагодарные смертные заживо погребли его под толщей песков!
        Она видела злосчастное перо и сейчас - лежащее на груди металлического гиганта, длиною с локоть, оно, словно ожившая радуга, сверкало и переливалось лучами света. Его она осторожно подхватила белоснежным покрывалом, стараясь ни в коем случае не дотронуться до него самой, ибо для нее это мгновенная гибель…
        Покрывало с пером, скомканное, летит в угол, а следом Жаклин положила обе руки на грудь уснувшего гиганта и использовала Зов.

* * *
        Тяжелым маревом сон укрывал его собой десятки веков, спасая от безумия вечного заточения. В спасительное забытье он соскользнул сам, едва минула первая сотня лет его заточения. Спрятался в него, укутался без тени надежды вновь когда-либо открыть глаза. Но сейчас, приглушенное дымкой бесконечного сна, до разума пленника донеслось нечто новое, лучом света разорвав густоту его ночи. Зов коснулся его, пробуждая.
        - Кто ты? - прошептал он, не веря в происходящее.
        - Пробудившая тебя. Повелитель, оковы сняты, ты можешь вновь явить миру свою силу.
        - Зачем?
        Тысячелетия плена давили на него, рождая неуверенность в себе. Не страх, но нечто близкое к нему. Едва начав мыслить вновь, он не был готов к схватке к равными по силе врагами. Сотни лет на его груди лежало перо из крыла богини Иштар, подтачивая его силу, иссушая ярость… и истончая должную быть нерушимой связь с телом. И теперь, когда этих оков нет, может, стоит соскользнуть назад в ад, из которого он и был призван жрецами? Оставить это вместилище и материальный мир. Там, в кострах ада, он вернет себе силу, пожирая более слабых, чтобы отвоевать свой трон в пылающем дворце, по праву снова заняв достойное его место.
        - Хозяин, мир слаб и только и ждет твоего пришествия! - страстно прошептала Жаклин, явно догадавшись, о чем думает тысячелетний узник. - Сейчас в нем нет тех, кто сможет тебе противостоять: Единый уснул, выставив барьеры, закрывшие наш мир от остальной вселенной, а иные покинули Землю после ослабления веры в них. К тому же при создании барьера Единый перенаправил мировые потоки маны на поддержание установленных им границ, и теперь в мире практически не осталось владеющих силой. А те, что есть, толком ни на что не способны. Люди слабы и глупы, пошли по пути развития технологий, утратив знания предыдущих поколений. Им попросту нечего тебе противопоставить! Нынешние смертные способны быть лишь кормом. Мы готовились к твоему приходу, спрячем, укроем тебя, дадим набраться сил, нас много, и мы будем тебе хорошими слугами…
        Ее слова заставили удержаться в этой реальности, не дав ее покинуть. Целый мир смертных - это океан силы. И весь - только его! Он проник в мысли говорившей с ним, перебрал воспоминания. Ее слова искренни, а намерения ясны - жажда власти и силы, всё как всегда. Людишки думают использовать его, но он использует их. Гораздо больше его напрягли те двое, позволившие Жаклин проникнут сюда: кто они? зачем сюда пришли? быть может, за ним?..
        - Их убьет книга Гузуфа! - вскрикнула женщина. - А если нет, пожрут духи лен-лоа, я специально освободила их, чтобы выиграть время. Потом же эта мелюзга станет для тебя отличной пищей или слугами, как решишь сам.
        Искушения… Он был силен в них сам, а теперь словно искушают его. Вновь воплотившись в своем вместилище, он уже будет не в силах покинуть его, ибо станет с телом единым целым. Так было сделано для того, чтобы его было невозможно изгнать из физической оболочки, но у всего есть цена: разрушится тело - погибнет и он сам…

* * *
        СЕРЕБРЯНЫЙ ДОЖДЬ на время разогнал темно-зеленную дымку тумана, в которой скрывались мелкие духи-паразиты. Это дало небольшую отсрочку перед тем, как эта гадость вновь полезет вперед, а у меня имелось не так уж много доступных способов бороться с таким врагом.
        ПРИЗРАЧНЫЙ КНУТ, являясь обычным атакующим заклятьем, быстро исчерпал вложенную в него силу: ее и так хватило почти на десяток выпадов только из-за откровенной слабости мелких духов. Тварей же было просто безумное количество, и все пытались прорваться за спину, к Ние и ее пленнику. Обычные ОГНЕННЫЕ СТРЕЛЫ и ВСПЫШКИ не причиняли паразитам вреда, лишь на время отгоняя бестелесных созданий. А ведь они лезли и лезли из этого проклятого ящика!
        Огненные расходники быстро закончились, но позволили мне пробиться вниз, в зал к источнику этих тварей. Нужен был решительный удар, и приходилось срочно решать, что делать. Выбор был прост: или ЛУЧИ ОБЖИГАЮЩЕГО СВЕТА, или БОЛЬШОЕ ИЗГНАНИЕ ДУХОВ. На размышления времени нет. Решено.
        Из Книги в Активатор я вложил обе карты и использовал первую. Жезл вспыхнул, и под потолком возникли сияющие врата, начавшие, стоило им распахнуться, втягивать в себя лен-лоа, буквально выталкивая их из этого плана. Мелкая пакость, вереща, пыталась сопротивляться, из коробки, служившей им проходом в эту реальность, пытались вылезти новые, но сила заклятья безжалостно притягивала к себе и их и, перемалывая, вышвыривала вон за грань этого мира.
        Тонко вереща, твари густой вереницей исчезали во вратах. Стоило залу хоть немного расчиститься, как я рванул вперед, в несколько прыжков добравшись до черного, украшенного драгоценными камнями ящика, покоившегося на высоком каменном постаменте. Удар с двух рук смял сверкающую, покрытую рисунками и резьбой коробку, а следом когти разорвали ее на куски.
        …Жан потрясенно смотрел, как одна за другой устраняются угрозы, оберегать мир от которых было смыслом его жизни: Книга Гузуфа, Ящик Пандоры… Что дальше? Он все еще неверяще смотрел на обломки считавшегося неуничтожим артефакта, как внезапно услышал тяжелый металлический грохот, словно нечто очень тяжелое опустилось на каменный пол, и с ужасом понял, что кошмар этого дня еще не завершен. Он только начинается. Шамаш Проклятый пробудился!
        Нию буквально оглушило потоком темной энергии, мгновенно разлившейся вокруг, яростью, голодом, ненавистью ко всему живому, которая буквально пульсировала среди сонма других эмоций.
        Щиты, спешно воздвигнутые ею, прогибались и исчезали один за другим. Падали перед силой существа, пробудившегося от тысячелетнего сна. Сейчас она чувствовала себя мотыльком, порхающим в море тьмы. Словно стоишь перед просыпающимся голодным драконом, который только лишь раскрывает глаза, но уже с аппетитом присматриваться к тебе.
        И девушка почувствовала страх, буквально парализовавший все ее тело и волю. Все, чего она хотела сейчас - это оказаться как можно дальше от этого обреченного мира и монстра, восставшего внизу. Она начала торопливо пятится к выходу, и лишь подгибающиеся ноги мешали ей броситься вслед за Жаном, хранителем этого места, что, едва услышав грохот, сорвался на бег.
        Рэн удивленно посмотрел на нее и спросил:
        - Ты куда?
        Его взгляд вернул ей немного самообладания, и она смогла выдавить из себя:
        - Нужно бежать там, там…
        Она даже не могла подобрать слов, чтобы описать тот кошмар, что пробудился сейчас внизу.
        - Бежим, он же сейчас придет за нами!
        - А как же люди? - спокойно спросил ее спутник. - Мы убили стражей, хранивших это место, разрушили защитные печати, это ты хотела обязательно спасти принца и была рядом со мной, а потому частично несешь ответственность за все, случившееся здесь. И теперь собираешься бежать? Так нельзя, Ния.
        На это она не смогла ответить ничего. Тысячи прочитанных книг, описывающих мужество героев… Все это было настолько далеко, ими можно было восхищаться в тишине ее дома, но встретиться с такой опасностью самой оказалось выше ее сил, к такому она была просто не готова. Страх буквально парализовал ее волю, все, что она сейчас могла и хотела - это бежать, чтобы оказаться как можно дальше, в безопасности.
        Рэн, заглянув ей в глаза, все понял без слов:
        - Делай, что хочешь. Но во время боя под руку не суйся.
        И, развернувшись, отправился вниз.
        Книга, КОЛЕСО ОБНОВЛЕНИЯ на ДЫХАНИЕ ПРАРОДИТЕЛЯ ДРАКОНОВ. Аура убийцы магов, как и Краденая суть в откате со времен боя в оазисе, поэтому в Активатор отправляется Зеленая длань. Туда же загружаются ударные золотые карты: откатившееся Дыхание, Блуждающая звезда Шатры, Выдох вечности и другие, позади возникает УЖАС БИТВ, и место использованной карты тут же занимает Бореалис. В этот раз я карты экономить не собираюсь. Жаль, что ничего не известно о природе этого демона, придется его уязвимые места нащупывать во время боя.
        «А так ли он нужен, этот бой? - вкрадчиво поинтересовалась Тайвари. - Мы получили то, зачем сюда пришли, стоит ли дергать дракона за усы?»
        «Я немного задолжал людям этого мира, - ответил я, продолжая подготовку к грядущей схватке. - Вломился, как мечерог в охраняемую зону. Перебил охрану, сломал защитные печати… А потом просто схватить то, зачем пришел, упорхнуть в Двойную Спираль и плевать, что будет здесь? Я не Шепчущий, я так не могу».
        «Но это же не всё, - возразила видящая меня насквозь симбионт. - Ния, она тебе нужна…»
        «А я вот ей нет», - спокойно признал, не прекращая подготовки.
        СРЕДНЕЕ ЗЕЛЬЕ СОПРОТИВЛЕНИЯ ОГНЮ нужно призвать и выпить прямо сейчас: многие демоны связаны именно с данной стихией. СТАЛЬНАЯ ПАНТЕРА мягко приземляется лапы рядом со мной - в этих узких коридорах ей, в отличие от Скорпиона, будет удобно.
        «Боюсь, после этого рейда она может покинуть меня, - решил пояснить свою мысль, - а в моих планах на будущее многое завязано на ней. Благодарность за спасение из Дворца богов и образ героя который она сама выдумала себе единственное, что удерживает ее рядом со мной. А она мне нужна. Не хочу, чтобы Саймира и Меджех постоянно глотали зелья забвения или наг копался у них в головах, как у себя в книге. Проверка кандидатов, контроль лояльности внутри клана, помощь в проведении переговоров… да множество всего - ее силы хватит на всё, я такого уровня достигнуть не смогу никогда. Да и к тому же не думаю, что предстоящий бой настолько уж опасен, - пожал я мысленно плечами. - Демон был заточен тысячи лет, значит, существенно ослаб от голода, тем более, все это время он находился под постоянным воздействием сковавшего его артефакта. Попытаюсь максимально истощить его ударными картами, а затем добить с помощью ассирэя: вряд ли пленник будет готов к мощной атаке, едва пробудившись».
        «Значит, это не попытка хоть как-то выполнить клятву, а холодный расчет?» - шепнула Тай.
        «Не сложно поклясться в том, что ты и так не делаешь без нужды. Да и чего стоит клятва, данная без Книги, ты и сама знаешь».
        «У тебя есть план?» - согласилась отстать от меня симбионт.
        «Массированная атака и добивающий удар», - ответил я, завершив спуск, и приготовился.
        ЗЕРКАЛЬНЫЕ ДВОЙНИКИ первыми выныривают из дверного проема, почти сразу принимая на себя удар. Зеленая молния срывается с рук женщины, стоящей возле Шамаша. Древнему демону требуются время и люди в качестве жертв, чтобы вновь вернуть себе былую силу. Парализующий разряд должен был все это ему дать, но вместо смертных удар пришелся на бесполезные копии, исчезнувшие под напором магии. А следом приходит ответ.
        ДЫХАНИЕ ПРАРОДИТЕЛЯ ДРАКОНОВ заполняет просторный зал с саркофагом, вскипает камень, лопаются, сгорая, светильники под потолком. Ревущий огонь затопил собою всё. Вскрикнув, вспыхивает прислужница демона. Ее попытка выставить щит почти удается, но пламя добирается до нее раньше, и от чародейки остается лишь горстка пепла.
        Кажется, в этом пламени не может выжить никто, но стоит потоку огня начать угасать, как я различаю тяжелую металлическую фигуру, с грохотом шагнувшую вперед. Она раскалена до красноты, но пламя, способное расплавить камень, не смогло причинить вреда колдовскому металлу, из которого выковали тело Шамаша в давние времена.
        Новая атака: ЗВЕЗДА ШАТРЫ несется вперед. Посмотрим, как ты сможешь выдержать это! Раскаленный до предела металл должен разлететься на части перед кусочком звезды. Демон эту угрозу воспринимает всерьез. Едва заметив ослепительно-яркую вспышку, сорвавшуюся с Активатора, он вскидывает перед собой тяжелые руки, и искрящий сгусток огня, разросшийся во время полета, врезается в возникший перед ним щит из густой темной жидкости, стекшей с железных рук. Мощный взрыв сотрясает помещение, зеленоватая вспышка заливает всё, на миг ослепляя меня и разнося остатки щита по всему залу. Шамаш почти сразу атакует в ответ.
        Со сведенных вместе рук срываются новые смоляные сгустки, в полете превращаясь в остро заточенные сосульки из черного льда. Ударив в купол стационарного щита, они лопаются, превратившись в густой смрадный дым. С голодным шипением он принимается растворять мою защиту. ЗЕЛЕНАЯ ДЛАНЬ вспыхивает, и туман, окруживший меня, осыпается на пол мелкими черными каплями.
        Силен! Несмотря на века заточения…
        С Активатора срываются ЛЕТАЮЩИЕ МЕЧЕДИСКИ ЛАМАЛЯ, атакуя демона, они врезаются в небесный металл его тела и тут же, смятые, отлетают в стороны, уничтоженные двумя взмахами руки. ВЫДОХ ВЕЧНОСТИ встречает потусторонний ветер, сдувая радужные пузыри в сторону. Лопаясь разноцветными брызгами, они буквально стирают ближайшую стену и у зала появляется примыкающая к нему пещера. Бесформенные сгустки тьмы, выплюнутые демоном, тают в ЛУЧАХ ОБЖИГАЮЩЕГО СВЕТА, один из них цепляет плечо Шамаша, и то оплывает, словно воск. Но спустя мгновение начинает восстанавливать свою форму.
        Приказ для Ужаса битв, тут же ринувшегося вперед. Как же неудобно, что бой приходиться вести в этом подземелье! Снаружи, при поддержке отряда, было бы легче: молнии Алакастро, водяные бичи и сбивающие с ног каменные снаряды элементалей, но здесь все это невозможно. Времени нет, я буквально чувствую, как оно утекает. Сколько его у меня осталось? Играть вдолгую не выйдет, нужно покончить с врагом здесь и сейчас.
        К Ужасу битв присоединяется БОРЕАЛИС, глухо заворчавший от того, что его призвали в столь жаркое место. Пантера бросается в бой, следом Молот Каруна, сорванный с пояса, летит вперед и с грохотом бьет врага в торс, оставляя солидную вмятину, после чего падает на пол. Ужас битв раскручивает цепь, бросает ее вперед, цепляя врага крюком за руку, и дергает оружие на себя, стремясь сбить его с ног, но туша Шамаша слишком велика и тяжела. Багровые глаза вспыхивают внутренним огнем, и демон в ответ дергает за цепь сам.
        Ужас битв, не успевший отбросить цепь, оказывается рядом с противником, который тут же начинает молотить по нему тяжелыми металлическими кулаками. Вспыхивает щит голема и почти сразу гаснет, меч бессильно скользит по быстро остывающему металлу, оставляя на теле врага лишь неглубокие царапины. Стальная пантера, прыжком взгромоздившись на плечи гиганта, пытается разодрать ему горло. В бок демона ударяются ледяные сосульки Бореалиса, бессильно расколовшиеся словно хрустальные. Когти пантеры оказываются столь же бесполезны, как и меч Ужаса битв, добившись лишь нескольких царапин.
        Шамаш одной рукой, не прекращая второй колотить по голему, срывает кошку с себя и бросает ее себе под ноги, где безжалостно сминает одним ударом ноги. Потом приходит черед Ужаса битв. Шамаш голыми руками вцепляется в нагрудник голема и шлем и буквально раздирает того на куски, отбросив останки в стороны. Следом новый удар, теперь по Бореалису: с поднятой руки в полярного духа срывается поток пламени. Щит стужи, возникнув, сдерживает огонь лишь несколько секунд, а затем исчезает. Морозных дух оказывается залит огнем и повергнут столь же быстро, как и его щит.
        Шамаш, едва прикончил последнее из существ, призванных его врагом, почувствовал острую боль, пронзившую бедро. Позабытое чувство заставило содрогнуться все его тело. Пользуясь тем, что он отвлекся на полярного духа, чародей атаковал сам. С немыслимой скоростью он преодолел расстояние, разделявшее их, кувырком оказался возле ноги, и с размаху ударил обеими руками по бедру. И оружие богов справилось там, где оказались бессильны слуги. Новый удар, еще, нога, спина. Оружие богов терзало тело Шамаша и отравляло его дух, он, с яростью взревев, мотнул рукой, пытаясь достать проклятого чародея, но тот был слишком быстр и силен.
        Откуда он здесь? Ведь пробудившая его была уверена, что боги покинули этот мир, меж тем могучий маг с их оружием встретил его, едва он пробудился. Ловушка. Сейчас он это четко осознал. Боги ничего не забыли и не простили. Вдоволь насладившись его беспамятством, они прислали за его жизнью своего палача.
        Ярость клокотала в нем, заставляя продолжать схватку: огонь, служивший ему кровью, выжигал отраву, расползавшуюся по кованому телу. Он не сдастся и победит! Он сражался на костяных полях, сумев выгрызть тем себе силу и право на жизнь. Он сражался с другими слугами богов, его ноги попирали прах развенчанных героев. Он побеждал тогда, и победит сейчас!
        Удар, еще удар, но его враг каждый раз легко, словно танцуя, уходит из-под взмахов его рук, продолжая наносить ловкие и быстрые удары по рукам, оставляя длинные разрезы на металле. Он словно тянет время, выжидая чего-то, попутно ослабляя его, зная о подлых свойствах своего оружия.
        Шамаш ослаб, заклятия, слуги его врага отняли немало сил, его пошатывало, казалось, что металлический гигант вот-вот рухнет, но это была лишь уловка, чтобы расслабившийся враг подошел ближе.
        Молниеносный рывок вперед - и неосторожная жертва наконец зажата в стальных объятьях! Шамаш почувствовал, как лопается пред его силой, словно мыльный пузырь, защита мага. Еще миг или два, и он дотянется до мягкого человеческого мяса… Но что-то необъяснимо изменилось в один миг, и тело человека исчезло, трансформируясь, а в объятиях демона оказался разъяренный Страж богов, ассирэй. Его когти вонзились в плоть древнего, отрывая целые куски на груди и бедрах. Раскрыв пасть, мантикора клыками впилась в лицо, стремясь расколоть голову. Не ожидавший подобного, он, предчувствуя свою гибель, впал в ярость и принялся в ответ молотить по телу врага, сминая защитный доспех, покрывавший тело огромного зверя. Затем его пальцы впились в мускулистое тело, вырывая куски плоти, но тот, не замечая боли, удвоил свои усилия, продолжая терзать демона. Собравшись с последними силами, Шамаш одним могучим рывком сорвал с себя и отбросил в сторону разъяренного ассирэя.
        Мантикоре сильно досталось в этом бою: на боках зияли огромные раны, из которых торчали осколки ребер. Броня на груди и теле была смята и частично расколота, хвост, которым ассирэй хлестал демона по спине, оказался безжалостно раздавлен и чуть ли не вырван с корнем. Но и Шамашу в этом бою досталось не меньше: голова оказалась изжевана и смята, словно пропущена сквозь мясорубку, из множества ран сочился багряный ихор. На кованной груди зияли дыры, там, где когти ассирэя продрали металл. В бедрах рваные раны, сквозь которые можно просунуть руку, спина исколота хвостом, а по телу расползались потоки яда.
        Шамаш тяжело стоял, смотря на своего врага, понимая, что в этом бою сейчас все решит последний удар, и он его нанес первым! Вновь вскинуты руки, сжатые вместе, и по Стражу богов, как до этого по Бореалису, ударило пламя ада, багряные лепестки огня, способные пожрать все: материя, плоть или дух - ничто не способно противостоять ему и без остатка сгорит в огне…
        Завершающий удар, Шамаш даже в предвкушении замер, ожидая услышать предсмертный визг шавки богов, но вспыхнул Щит света. Сила Паладиуса, дарованная им, была выплеснута ассирэем для отражения удара, и пламя ада бессильно уперлось в окружившее зверя сияние, не в силах преодолеть божественную защиту. А следом тело самой мантикоры окутало зеленоватое сияние потока Жизни, еще одна частица силы богов, поглощенная им в склепах Беренхеля. Начали затягиваться раны, наращивая плоть и вновь соединяя раздробленные кости. Несколько секунд - и Страж готов вновь продолжить бой, но он чего-то ждет.
        А спустя еще пару секунд, Шамаш понял чего. Бурным потоком на нижний этаж ворвались Водные элементали, еще раньше призванные Рэном на помощь. Единым ударом они сбили с ног израненного металлического гиганта и, навалившись своими тушами, состоящими из беснующихся потоков воды, сковали его, не давая подняться.
        Лишь тогда вновь приблизился ассирэй, нанеся завершающий удар передними лапами. Зацепившись когтями за рваные раны, он резко дернул в стороны, раздирая ребра и открывая широкую дыру в груди голема, где пульсировал, словно сердце, камень духа, висевший в потоках огня. Быстрый, почти незаметный для глаз, укол хвостом, и по нему побежали сотни крохотных трещин. Затем камень с громким хлопком лопнул, сверкнув напоследок багряным огнем.
        Шамаш Несокрушимый пал.
        По телу ассирэя пробежала волна преображения, и спустя пару мгновений в центре зала стоял Рэн. Подойдя ближе к поверженному гиганту, он внимательно оглядел его, удостоверившись, что враг окончательно мертв, а затем, торопясь, направился в угол зала, где лежало кое-что, заинтересовавшее его: птичье перо, переливавшееся от наполнявшей его силы. Оно уцелело в потоках пламени и во время взрывов, лишь ткань, укрывавшая его, сгорела, позволив с порога заметить его.
        Теперь, когда нет больше того, кого оно веками удерживало в плену, Рэн счел возможным забрать трофей с собой: пригодится. Бережно его подхватив, он даже не заметил золотых искр, пробежавших по перчатке, защищавшей взявшую перо руку, и спокойно спрятал свою награду в сумку, в особый, защищенный от сканирования карман. Оглянувшись, он увидел Нию, стоящую на пороге, и неверящими глазами смотрящую на поверженного Шамаша с развороченной грудной клеткой и Рэна, весело и одобрительно улыбнувшегося ей.
        - Ну что, мы здесь закончили, кажется, скоро пора домой.
        Он уже чувствовал невидимый ветер, начавший дуть ему в лицо, верный предвестник того, что скоро печать Смеющегося Господина, откликнувшись на зов пламени, горящего на алтаре Верхней площадки, увлечет своего слугу назад в Двойную Спираль. В город, над которым никогда не встает солнце.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к