Сохранить .
Игра Хаоса. Книга девятая Алексей Рудольфович Свадковский
        Игра Хаоса #9
        Война домов, тайны и интриги в Совете Старших, все это меркнет, когда приходит время турнира Владыки Хаоса. Лучшие из лучших сойдутся в бою ради желанной награды чтобы обрести власть и славу и получить приз из рук бога. Многие сразятся и падут и лишь один станет победителем, а остальным достанется пепел забвения…
        Алексей Свадковский
        Игра Хаоса. Книга девятая
        Глава 1. Великий аукцион
        Город Двойной Спирали, Великий аукцион
        Легкий стук деревянного молотка и гул голосов тут же смолк, все выжидающе уставились на сцену. В зале, где проходят торги, почти не осталось свободных мест, хотя присутствовать здесь могли лишь главы Домов и члены Совета Старших. Маленький гремлин в зеленом сюртуке и высоком цилиндре, поправив монокль, вгляделся в список лотов перед ним, а затем прокашлялся и произнес:
        - Напоминаю, господа, правила проведения аукциона: контроль над миром и право на его последующую эксплуатацию получает клан или Дом, предложивший наибольшее количество очков влияния. Эти очки начисляются вам за удержание контроля над мирами, которыми вы владели на момент проведения последнего Фестиваля, а также за количество состоящих в вашем клане Игроков. Каждый обычный Игрок дает своему клану пятьдесят очков, служители Хаоса, достигшие ранга полководца, принесут уже по тысяче баллов, а владыка увеличит казну вашего сообщества на пятнадцать тысяч. Кроме того, очки влияния дополнительно начисляются чемпионам добровольных Турниров, проводимых нашим Повелителем…
        Шепчущий, не обращая внимания на трескотню распорядителя, думал о своем. Меньше часа назад, незадолго до начала Великого аукциона, прошло заседание Совета Старших, и принятые на нем решения волновали нага гораздо больше, чем не раз уже слышанные слова гремлина. Традиционно до начала торгов тот перечислял, кому и за что, а самое главное - сколько было начислено очков влияния. Затем ведущий напомнит о том, что их можно докупить из расчета пятьдесят дайнов за один балл. И лишь потом начнутся торги, где каждый мир сначала будет представлен и перечислена вся собранная о нем информация. Ничего интересного. С докладами разведчиков лидер Дома Змеи ознакомился заранее, причем не только с теми сведениями, что предоставлены Совету Старших, но и с некоторой частью тех, что участвовавшие в разведке миров кланы предпочли утаить, сохранив для собственных нужд.
        - Первый лот: внутренний мир Муравейник, - за спиной гремлина возник медленно вращающийся шар с тремя зеленовато-коричневыми от покрывающей их растительности континентами, несколькими крупными островами и ледяными шапками на полюсах. - Доминирующий вид этого мира - инсектоиды, - рядом с картой, поочередно сменяя друг друга, появились изображения больших муравьев: рабочей особи, воина, аристократа и под конец - королевы. - Проживают только в теплом климате, уровень развития определен как техно-три, магические задатки у местного населения отсутствуют, присутствие сущностей высшего порядка не обнаружено. Примерное количество аборигенов на открытой территории оценено…
        Наг слушал описание мира вполуха. Муравейник уже избран Советом для общей жатвы. Дом Ящера и их союзники в ходе голосования получили центральный континент, там располагаются более трехсот крупных гнездовий муравьев, а также пара тысяч мелких. Дому Летящих достался соседний южный участок суши, чуть меньший в размерах, но тоже густо населенный: одних крупных гнездовий выявлено не меньше двухсот пятидесяти. Самый маленький континент, он же наименее обитаемый, отошел Великим и крупнейшим Домам, что предпочли сохранить нейтралитет, хотя бы видимый. Острова же были выделены для неприсоединившихся мелких и средних Домов, так и не выбравших, на чью сторону встать в идущей войне.
        На время жатвы объявлено перемирие сроком на два больших цикла: никто не хочет получить удар в спину во время предстоящей резни. Хотя, говоря откровенно, обычным Игрокам достанется не так уж и много - слишком велико число желающих поднять свой ранг: практически во всех кланах хватает мечтающих избежать следующей мясорубки Малого турнира, сменив свой статус Игрока на шлем полководца. Только это им вряд ли поможет - наг был уверен, что после большой жатвы, когда количество полководцев и владык станет достаточно велико, Смеющийся Господин захочет проредить их ряды, вновь начав Большие турниры. Впрочем, такого рода схваток Шепчущий не боялся. Малоопытные выскочки с убогим запасом карт и отсутствующим опытом боев в ранге полководца или, что еще смешнее, владыки с абсолютно не развитой армией - для него это не враги, просто смазка для клинков, и не важно, какой символ у них будет на Медальоне.
        - …Три!
        Стук молотка прервал его размышления.
        - Мир Муравейника за пятьдесят очков влияния переходит в собственность Совета Старших. Следующий лот.
        За спиной аукциониста возникла новая проекция, изображение хорошо знакомого нагу мира. Не так давно он сам в нем успел побывать.
        - Внутренний мир Румия, три крупных континента и пять архипелагов, доминирующий вид - человекоподобные. Планета подверглась частичному терраформированию при попытке колонизации инсектоидами, потомки колонистов до сих пор проживают на ней, находясь в перманентном конфликте с местными жителями. Сама планета частично пострадала в результате падения колонизационного корабля, а также последовавших после этого войн с применением оружия А-класса. Коренное население сумело частично сохранить технологии, предшествовавшие колонизации, и есть подозрения о наличии у насекомых продвинутых образцов оружия, оставшихся после падения материнского корабля. Примерное количество живущих в мире разумных оценено в сто семьдесят миллионов людей и около сорока миллионов насекомых. Уровень технологического развития - восемь, магические потоки в мире крайне слабы, по шкале Рейеля приблизительно 0,2. Божественные покровители отсутствуют.
        На экране замелькали картинки мира: заброшенные города, проплешины от ядерных ударов, мужчины и женщины в качестве образцов смертных, населяющих этот мир. Следом - ролики с городами-ульями инсектоидов, а потом снимки их жителей. Интересная и весьма перспективная планета, по сведениям нага, на контроль над ней нацелились минимум трое серьезных игроков.
        Дом Ящеров традиционно пытался отхватить самый лакомый кусок: этот мир открывал хорошие возможности получения доступа к оружию А-класса, а обломки корабля-сеятеля хранили в себе тайны инопланетных технологий, библиотеки генокодов, сверхсложное оборудование и редкие материалы. Но кроме крупнейшего клана за этот мир готовы побороться и другие: альянс Летящих, насколько знал Шепчущий, готов к очень серьезной борьбе за этот лот, и он, как союзник по альянсу, был готов поддержать их амбиции. Хотя у Тысячекрылого, без ресурсов Дома Змеи, шансов на победу не много. Ящеры слишком сильны, по подсчетам аналитиков нага, их финансовые возможности превосходят показатели альянса примерно на двадцать процентов. Ну что ж, к этому Шепчущий отнесся весьма философски: осознание силы врага не должно служить препятствием для поиска путей победы над ним.
        Тем более, все не так очевидно благодаря третьему участнику, весьма неожиданно заявившему о себе: Союзу механоидов, не так давно снова объединившему большую часть созданий Великого Механика, присутствующих в Игре. И хотя на этот раз единой вертикали власти, классической для крупнейших Домов Игры, у них не было, и кланы, входящие в Союз, сохранили свою независимость, он неожиданно для всех стал значительной силой, с которой вынужденно стали считаться. Вместе с ними в коалицию вступило несколько независимых торговых и промышленных кланов, сумевших накопить значительные финансовые возможности и теперь решивших реализовать их в политическом влиянии. Этот союз возник недавно и стал шоком для многих, даже агенты нага почти ничего не сумели сообщить о нем своему хозяину - механоиды сложная среда для шпионажа. Да к тому же, его глаза и уши были традиционно направлены в сторону главных угроз, а теперь эта группа, буквально возникшая из пустоты, претендует на целый мир и готова конкурировать за него с крупнейшими домами Двойной Спирали. Попытка, понятное дело, провалится, но в качестве повода заявить о себе
она вполне достойна.
        Его размышления прервал голос распорядителя торгов:
        - Итак, прошу делать первоначальную ставку!
        С возможностью докупки очков влияния, альянс Летящих был готов заплатить за Румию около четырехсот шестидесяти тысяч, а возможности Ящеров Шепчущий оценивал чуть выше своих аналитиков, примерно тысяч в шестьсот. Конечно, возможны неожиданные вливания из казны Дома в покупку новых очков, но подобное предвидеть или предсказать весьма сложно. Что же, посмотрим…
        - Четыреста двадцать тысяч - раз…
        Голос аукциониста отчетливо звучал в практически гробовой тишине. Многие с волнением ждали окончания торгов, шедших уже достаточно давно. Осталось только двое соперников: Механоиды сдались на трехстах тысячах, а Ящеры неумолимо поднимали цены, каждый раз увеличивая ставку на двадцать тысяч.
        - Четыреста сорок тысяч! - глава Ящеров озвучил свою ставку, когда аукционист уже готовился произнести «три» и ударом молотка закрыть торги.
        «Старый ублюдок, - раздраженно подумал наг, наблюдая за всем происходящим из-под полуприкрытых век, - он явно играет на нервах и терпении своих соперников».
        - Четыреста шестьдесят, - почти обреченно выдохнул из себя лидер Летящих, явно не слишком-то веря в собственную победу на аукционе.
        Но в отличие от него, наг внимательно наблюдал за Газарахом, а потому смог в этот момент заметить в его глазах нечто похожее на удовлетворение - тот краткий, но знакомый миг, когда жертва, сама еще не догадываясь, уже подставилась под удар клыков.
        - Четыреста шестьдесят тысяч - два…Четыреста шестьдесят тысяч - три. Продано!
        Стук молотка гремлина объявил об окончании торгов за этот лот.
        Лесной дракон радостно взревел, торжествуя победу, а наг, досадливо сморщившись, отвесил уважительный полупоклон главе Ящеров, обозначая, что он, в отличие от лидера альянса, понял его тактическую уловку. Изящно и умно: взвинтить цену на желаемый для врага лот и в последний момент уступить, выбив при этом все доступные средства противника, а потом за недорого выкупить другие ценные лоты. Красиво - уступить в малом, чтобы взять все остальное. Хорошая комбинация, но только если достоверно знать количество очков влияния, которое готов поставить твой оппонент. И у Ящеров определенно была эта самая информация.
        Наг даже знал от кого. Старая уловка снова сработала. Шепчущий давно подозревал о наличии шпионов Ящеров в верхушке альянса Летящих, и теперь он однозначно мог сказать, кто это. Всем подозреваемым в измене под теми или иными предлогами были сообщены разные цифры максимальной ставки и планируемого поведения на аукционе. Синурин, Мастер над Словами, отвечавший за внешнюю политику альянса, - именно ему была сообщена цифра в четыреста шестьдесят тысяч очков влияния. Наг еще раздумывал над возможными схемами использования выявленного агента врага, а гремлин уже объявил новый лот.
        Планета Ломиора, красивое имя. По слухам, первооткрыватель назвал новый мир в честь своей любовницы, жаль, что сама планета не соответствовала такому благозвучному названию. Среди Игроков для этого мира были распространены совсем другие имена, на взгляд нага, гораздо лучше ему подходящие: Адский Морозильник и Ледяная Задница. Один огромный континент, занимавший почти треть планеты, с небольшими островками, разбросанными вокруг него. На континенте сохранились остатки высокоразвитой цивилизации, виднелись руины городов, следы дорог и мостов, но все это было погребено подо льдом и заброшено тысячи лет назад. Сама планета даже была населена: на ней жили небольшие группки звероморфов, вынужденно кочующих в поисках пропитания и источников тепла.
        Интересный мир, выглядевший весьма перспективно, если бы не одно но - на планете было очень холодно. Выживание без теплой экипировки практически невозможно: пронизывающий холодный ветер, глубокий снежный покров и торосы льда, а самое главное - по континенту постоянно двигался источник, создававший серьезные минусовые температуры. Фактически, именно эта аномалия и заморозила всю сушу. Ледяной вихрь, постоянно двигающийся случайным образом по всему континенту, с эпицентром примерно в тридцать тысяч шагов. При этом даже на расстоянии свыше двух сотен тысяч шагов от эпицентра выживание без дополнительной магической защиты от низких температур было под вопросом. Кроме того, этот смерч служил своеобразной пуповиной, соединявшей мир со стихийным планом Холода. Через открытый канал в Ломиору постоянно проникали различные духи и элементали, от примитивных тварей, способных лишь замораживать любые обнаруженные источники тепла, до сущностей высших порядков, по уровню личной силы вполне способных входить в свиту архидемонов и даже младших богов. А там, где слуги, весьма легко предсказать и появление их
хозяев.
        Ломиора ожидаемо не вызвала особого интереса у участников аукциона: смертных практически нет, гоняться за ними по просторам огромного континента - лишь напрасная трата времени и сил, которую вряд ли окупят несколько сотен жизней. А учитывая риски столкновений с различными ледяными элементалями и демонами, а также связанные с этим сложности поиска и добычи ценных ресурсов… В общем, серьезным Домам это место не интересно.
        Но, тем не менее, это целый мир, и желающие получить права на него нашлись.
        Основная борьба развернулась между союзом молодых кланов, явно нацелившихся на поиски ресурсов в этом мире и раскопки руин мертвых городов, - и домом Льда, вступившим в союз с инсектоидами, вероятно, Ящерами и Домом Водных. Мокриц этот мир, скорее всего, заинтересовал из-за обширных водных пространств. И хоть утрата Тамариса серьезно уменьшила их возможности по участию в торге, но все же и рядовых Игроков и полководцев у них хватало: они всегда были многочисленным кланом, так как почти все способные дышать под водой хаоситы предпочитали держаться друг друга. Свою долю за сданный мир Йор тер Син получил, и, насколько знал наг, уже пустил в дело, прикупив карт и снаряжения. В принципе, весьма логичный ход: очки влияния за контроль над миром легли бы в общую клановую казну, а так значительная часть компенсации досталось ему лично.
        Инсекты из-за своей относительной малочисленности тоже на нечто серьезное самостоятельно претендовать не могли и вошли в этот союз, скорее всего, из желания урвать хоть что-то и своего, всем известного, интереса к необычным технологиям. К тому же, их возможности на этот раз существенно ограничены: владыка Арахн по решению Совета Старших был крупно оштрафован за устроенную на Румии резню. Он не имел права начинать серьезную жатву, не получив контроль над миром. Впрочем, Арахна это вряд ли волнует, учитывая, что он скоро покинет Игру. Сразу после решения о наложении штрафа ему был открыт Золотой путь в награду за заслуги перед Советом Старших и как одному из старейших его членов. Под красивыми словами скрывалось общее желание убрать с шахматной доски слишком неудобную для многих фигуру. И ради этого можно было пожертвовать каким-то количеством голов в мире Муравейника.
        В целом, аукцион проходил довольно скучно, и наг присутствовал на нем скорее отдавая дань традиции, согласно которой лидеры всех крупных Домов и кланов обязательно присутствуют на этом событии. Его отсутствие вызвало бы ненужные пересуды. Сами же торги были ему неинтересны: и хотя в Игре статус владельца мира или Осколка давал определенные тактические и стратегические преимущества, в условиях активно идущей войны это было не самым оптимальным вложением средств. Зачем тратить ресурсы, докупать очки влияния, если потом полученное тобой легко может быть отбито врагом, потратившим дайны не на покупку контроля над миром, а на карты, экипировку и оружие для своих бойцов? И именно так и собирался поступить наг. Зачем покупать то, что можно взять силой?
        В принципе, это понимали все, хоть сколько-нибудь имеющие разум, отсюда и небольшой уровень цен после неожиданно перенесенного Фестиваля. Торги шли в основном на честно заработанные кланами очки влияния, практически без дополнительной покупки за дайны. Обычно, после таких аукционов уровень цен в Двойной Спирали заметно падал: кланы, основательно вложившись в войну Домов, были готовы тратить серьезные суммы, чтобы удержать завоеванные позиции, и в итоге во время битвы кошельков, как еще часто называли Великий аукцион, из Игры навсегда выводилась огромная масса денег. Но не сейчас. «Значит, наши планы относительно уровня цен на зелья можно оставить без изменения», - решил про себя наг, делая соответствующую пометку у себя в Книге.
        - …Три. Продано!
        Стук молотка гремлина зафиксировал победу Дома Льда в этом торге. Кстати, Иней серьезно вложился в эту покупку, докупив очки влияния за дайны или получив их от Ящеров. Впрочем, кому как не ему пытаться подмять под себя этот мир. Следует учитывать, кому он служит: Ледяной Господин наверняка обеспечит своему слуге максимально комфортные условия для освоения.
        - …И последний из внутренних миров - Топи Тлат’нока! - возвестил торжественно гремлин, заставляя умолкнуть гул голосов. - Узилище бога, тысячи лет притягивавшего в свое обиталище смертных из сотен миров. Божество погружено в сон, поэтому его влияние на происходящее в Топях ограниченно. Коренные разумные жители отсутствуют, но на поверхности суши постоянно проживают смертные, перемещенные Тлат’ноком и не способные покинуть этот мир. Уровень развития переселенцев не определим, численность не установлена, магические потоки мира средней плотности. Высокий уровень угрозы: из восьми поисковых команд, проводивших разведку этого мира, три были целиком уничтожены. Наибольшую опасность представляют Охотники Тлат’нока, обладающие значительным магическим потенциалом и активно нападающие на всех гостей этого мира. Выжившие разумные также представляют значительную угрозу, владея техническим вооружением и оборудованием с кораблей и самолетов, перенесенных вместе с ними…
        Гремлин продолжал неторопливо говорить, но Шепчущий снова прикрыл глаза, стараясь скрыть свой интерес.
        Этот мир был одним из немногих, что смогли всерьез привлечь его внимание. Еще когда на игровом поле впервые оказался его крохотный Осколок, наг сразу оценил открывающийся потенциал, ведь это место было настоящей сокровищницей знаний и технологий: тысячи кораблей, самолетов и даже звездолетов со всем своим содержимым оказались брошены и потеряны в этом мире, не в силах его покинуть. Базы данных и технологии, оружие и содержимое трюмов, оборудование и редкие материалы, которые невозможно достать даже в Городе-в-Пустоте… Конечно, есть риски: Охотники Тлат’нока показали себя весьма опасными врагами, да и выжившие, уничтожившие одну из звезд, ударив по Игрокам чем-то сверхубойным, тоже не подарок.
        Но это решаемо, с любым можно договориться, если знать, что предложить. А у него есть то, что заинтересует всех. Для Охотников у него есть кристаллы душ, то, чего так жаждет их создатель. Наг был уверен, что ради искр творения они легко отдадут бесполезный для них металлический мусор, лежащий повсюду на поверхности болот… Выжившим же - зелья лечения, оружие против Охотников, еда, магические артефакты и, возможно, даже дорога домой для избранных. И все, что ему нужно - крохотный кусочек этого мира, легальная возможность вести там свои дела без пристального внимания других кланов!
        Но тут Дом Ящеров своего не упустил, сразу задавив всех желающих высоко задранной первоначальной ценой - в покупке этого мира они не вступали ни с кем в союз, чтобы не делиться возможной добычей.
        - Триста восемьдесят тысяч - два. Господа, это последняя возможность озвучить вашу ставку, - голос гремлина вновь разорвал тишину аукционного зала, привлекая к нему внимание.
        Но бросить вызов сильнейшему Дому никто не захотел. Только Механоиды и представитель молодых кланов сумели немного оживить торги, подняв цену на мир свыше трех сотен тысяч, не дав Ящерам слишком уж дешево приобрести этот лот, заодно уменьшив их возможности в борьбе за центральные миры. Как правило, это были большие куски суши или даже целые континенты, и многие были весьма интересны.
        Например, мир Тысячи лун: сотни тысяч островков, различающихся лишь размерами, медленно кружащимися вокруг ядра планеты, то притягивающего их ближе, то отталкивающего от себя. Сам мир густо населен и, к сожалению, высокоразвит. Магические потоки обладают высокой интенсивностью, а проживавшие там люди-кошки, активно воюя и враждуя между собой, очень хорошо поднаторели в применении боевой магии. Кроме того, в этом мире серьезно развиты алхимия и големостроение. Техника и магия тесно переплетены, что само по себе встречается не столь уж часто, а в Лунном мире они еще и нацелены на ведение войны. Лауры, как называют себя люди-кошки, умудрялись даже периодически совершать налеты на соседние звездные системы, используя нырковые корабли, что создавало немалые проблемы для Ордена Порядка. В итоге ему даже пришлось разместить поблизости Звездную цитадель для защиты торговых кораблей в этом секторе. Обладая воинственным и весьма драчливым характером, лауры чуть ли не с радостью восприняли появление новых врагов, столкнувшись с командой разведчиков.
        Или взять мир Подвесные мосты. Некогда он был похож на все прочие с той лишь разницей, что его населяли сильные маги жизни. Здоровые, гармоничные, несущие в себе яркую искру творения, они стали лакомым кусочком для темного пожирателя. Их светлые, изящные города из прочного, но легкого камня постепенно утонули в хищном тумане. Рано или поздно все, кто оказывался в нем, засыпали глубоким летаргическим сном. Сильные источники Жизни позволяли местным даже в таком состоянии поддерживать свои тела сотни лет, но в этом уже не было никакого смысла: только души оказывались пойманы в клетках бренной плоти.
        Паразит питался снами и жизненными силами захваченных разумных, он становился сильнее с каждым днем, и с каждым усыпленным городом продвигался все дальше. Местным магам нечего не удалось ему противопоставить, но они смогли вывести и ускорить рост огромных деревьев, взметнувших свои кроны высоко над туманом. К тому моменту, когда Пожиратель уже окутал всю поверхность, рощи начали приносить плоды, роняя их в сизую дымку. И когда те падали на землю - порой вырастали новые деревья. Так мир и разделился на нижний, утонувший в сумраке, скрывающем в себе тысячи городов с остатками спящих жителей, - и верхний, бодрствующий, со множеством ярусных поселений на стволах деревьев-гигантов, связанных между собой бесчисленным переплетением подвесных мостов.
        Часть континента, доступная Игрокам, была не велика, зоны прибытия и отбытия открывались на поверхности, в тумане, для защиты от которого одной маски-фильтра будет мало - нужно хорошее сопротивление ментальному воздействию. Но спящие маги могли бы стать ценными рабами, а их сильные бодрствующие коллеги - оказывать всегда актуальные для хаоситов услуги по высшему исцелению.
        Были и другие, не менее интересные миры, но свою стратегию поведения наг уже избрал и теперь лишь с интересом наблюдал за поведением лидеров других Домов. Пусть зелья ментальной защиты, амулеты и артефакты скрыли их мысли от остальных, но порой язык тела мог сказать многое помимо воли хозяина.
        Еще пара часов, и это все завершится, он снова сможет вернуться к тренировкам с Рэном. До официального объявления о начале Турнира Владыки осталось меньше двух дней, и эту фору нужно использовать максимально эффективно. До Аукциона Шепчущий с Рэном практически не покидали тренировочных залов арены, и только сегодня, пока проходят торги, у него выпало недолгое время отдыха. Интересно, а как им решил распорядиться его протеже?
        Глава 2. Сокровища древней царицы
        - Пожалуй, Вы самый необычный Игрок из всех, виденных мною, - Клеопатра поприветствовала нас легким поклоном и взмахом руки пригласила в свой кабинет. - На моей памяти еще никто столь долго не шел за своей наградой после выполнения работы. Я уже начала было надеяться, что Вы и вовсе забыли про нее.
        - У меня были еще обязательства, - буркнул я, проходя вперед, - а награда не работа, если наниматель надежен - никуда не денется.
        Ния с Саймирой зашли следом и выжидающе замерли позади меня, ненавязчиво осматриваясь. С моего прошлого визита здесь ничего не изменилось: всё та же элегантная простота дорогой мебели, зелень живых растений и подспудное ощущение угрозы со стороны крылатых каменных львов-артефактов. А вот хозяйка Королевского клуба сегодня была одета в деловом стиле: черный брючный костюм, пышные волосы старательно уложены и связаны в хвост, глаза прикрыты очками с тонкими линзами, время от времени менявшими свой цвет. Женщина выглядела собранной и слегка настороженной. Усевшись за свой стол, Клео выдержала небольшую паузу, выдохнула и, неожиданно для меня, произнесла:
        - Спасибо. Тогда не успела Вас толком поблагодарить, но я правда крайне признательна. Вы не представляете, какое облегчение я испытываю сейчас, когда мой мальчик наконец со мной! Только другая мать, потерявшая свое дитя, способна понять, что я чувствовала все эти годы… Ния рассказала мне, сколь многое вам обоим пришлось пережить, чтобы найти и вернуть мне Цезариона. И я этого не забуду, поверьте. Если Вам когда-нибудь потребуется помощь друга, Вы всегда найдете ее здесь.
        Саймира набрала было воздуха, чтобы начать говорить, но Клеопатра с извиняющейся улыбкой ее остановила:
        - Уверена, госпожа, Ваши предложения мы сможем обсудить и позже, вдвоем: мне известно о Вашей профессиональной сфере интересов и статусе элитного торговца, присвоенного Советом Старших, и я не против наладить сотрудничество, но это долгий разговор, а у Вашего мужчины не так много времени. Скоро Шепчущий освободится и снова заберет его в тренировочные залы Арены.
        Царица снова улыбнулась, показывая свою осведомленность в моих делах, и с интересом перевела взгляд на меня, явно наблюдая за реакцией на подобную информированность. Я же просто пожал плечами, сохранив невозмутимый вид. Интересно, что еще она обо мне знает?
        Тогда, после возвращения с Земли, единственное, на что мне хватило сил, это добраться до борделя и всунуть в руки взволнованной, стоявшей в наспех накинутом ночном халате Клеопатры куб с ее сыном. Можно было сделать это и позже, но у меня уже начался легкий мандраж от всего связанного с мальчишкой. Слишком непросто все прошло. Срочные поиски мира. Потом самого ребенка, которого местные жители собирались пробудить, а не зная толком ритуала, они бы почти наверняка его при этом угробили. Спешка, неизбежные из-за нее ошибки, стычка с охраной и последовавшая после этого бойня - и, как венец, скинувший божественные оковы древний демон, чуть не прикончивший меня в схватке… Слишком много всего, словно сама судьба противилась тому, чтобы я вернул Клеопатре ее сына. Поэтому, пока еще чего-нибудь не приключилось, мне хотелось как можно быстрее закрыть контракт и избавиться от юного принца, вручив его мамаше.
        А дальше начались интенсивные занятия, к которым Шепчущий подошел со всей свойственной ему обстоятельностью. Сначала проверка моих навыков во время ожесточенных схваток - наг пытался определить мои физические и волевые возможности. Затем интеллектуальные тесты: прежде чем тратить на меня ресурсы и великие зелья, змеелюд хотел удостовериться в том, что его вложения не будут напрасны. И лишь потом мы приступили к тренировкам, после которых меня хватало только на то, чтобы доползти до дома и без сил рухнуть спать. А на следующий день все повторялось сначала. Рукопашные спарринги и поединки с оружием сменялись сражениями на Арене, изучение сведений, собранных Змеями о потенциальных противниках, перемежалось с тактической проработкой возможных сценариев боя, разбор моих ошибок во время тренировочных схваток дополнялся заучиванием наиболее распространенных связок карт, а дальше опять все по новой. И так практически без перерывов дюжину дней изматывающего марафона.
        Я же к выбору награды за спасение принца хотел приступить со свежей головой, а не на подкашивающихся от усталости ногах, слишком уж серьезный вопрос. И вот сегодня у меня выдалась, наконец, долгожданная пауза для отдыха и своих дел: наг был вынужден присутствовать на Великом аукционе, хотя складывалось впечатление, что лично для него это мероприятие не имеет особого значения.
        - В таком случае не будем терять времени, - кивнул я обеим девушкам.
        Клеопатра одним стремительным движением поднялась из-за стола, успев что-то незаметно нажать на нем, и перегородка, за которой укрывался проход в ее секретное хранилище, отъехала в сторону.
        - Можете приступать, - она приглашающе махнула рукой, - но прежде хочу напомнить: о том, что здесь происходит, не должен знать никто.
        Она внимательно посмотрела на нас, явно намекая на Саймиру.
        - Тебе не о чем беспокоиться, - заговорила Ния, выйдя чуть вперед, невольно прикрыв собой анир. - Я позабочусь о сохранении тайны.
        - В таком случае я спокойна, - кивнула Клео: в способностях Нии она уже успела убедиться.
        Я же, с трудом сдерживая предвкушение и азарт, шагнул внутрь небольшой комнаты, издали казавшейся настоящей сокровищницей древнего дракона, где вперемешку лежат магические артефакты, драгоценности и оружие. Отдельно высилось несколько открытых шкафов с подставками-хранилищами карт, а на небольшом столике неподалеку виднелась стопка дайнов, явно нарочно сложенных туда хозяйкой.
        Спустя два часа я сумел наконец оторваться от шкафов и со стоном размял затекшую спину. Как и предполагал, среди карт в основном попадались те, которым Игроки низких ступеней не могли сразу найти применение. Боевых почти не встречалось, зато от всевозможных рецептов, чертежей, ресурсных карт, а также карт знаний буквально шла кругом голова. А еще, пусть и значительно реже, встречались отрядные карты, бывшие эдакими жемчужинами среди гор пустых раковин. Что, впрочем, и неудивительно. Как правило, все Игроки входят в те или иные сообщества, и подобные карты должны в первую очередь предлагаться своим с правом приоритетного выкупа или обмена. Впрочем, этим правилом многие предпочли пренебречь.
        Я оглянулся на Саймиру, с энтузиазмом рывшуюся среди лежавших повсюду вещей: глаза горят, хвост от азарта так и вздрагивает. Свою возлюбленную настолько увлеченной я видел лишь пару раз в жизни. Вторая же моя спутница всего лишь заглянула вместе с нами в схрон, но в изучении сокровищ участия принимать не стала: все это время они с бывшей царицей с удовольствием болтали, время от времени потягивая чай и дегустируя угощения, которые прислужница прикатила на небольшом передвижном столике. К ним же присоединился и Кот, удобно устроившийся на коленях у Нии. Он периодически тянул усатую мордочку к столу и лакал из блюдца специально для него налитое молоко. Впрочем, все это пустое, гораздо больше меня интересовало, как сюда попала карта, оказавшаяся настоящим золотым самородком среди всего, найденного мной в тайной комнате. Даже нет, правильнее будет сказать бриллиантом.
        - Откуда это здесь? - я показал Клеопатре карту, что извлек из хранилища.
        Увидев, что я держу в руках, та удовлетворенно кивнула, словно выиграла в споре сама с собой.
        - А… Я знала, что она привлечет Ваше внимание в первую очередь.
        - Слишком уж необычно видеть это в борделе, - я еще раз глянул на безумную редкость, что сжимал в руке.
        Золотая карта, категория: Легендарная. БРАСЛЕТЫ ТОРА. Повышают все физические показатели владельца на двадцать процентов и наделяют его тридцатипроцентным сопротивлением физическим атакам. Дополнительные свойства: Крепкокожий - хозяину браслетов значительно сложнее нанести проникающие ранения, и Костолом - удары владельца наносят дополнительные повреждения врагам с высокой вероятностью причинения травм и переломов. Улучшения: Великая руна «Сфьель» - «скорость», раз в день позволяет на семь минут пятикратно увеличить скорость движений.
        Учитывая остальные свойства браслетов и в сочетании с достойным оружием это же будет настоящая мясорубка!
        - Великая вещь, - с гордостью согласилась царица. - В Игре их всего шесть, божественных артефактов, запечатанных в картах. И ищут браслеты до сих пор. Если Ваш наставник о них узнает…
        - Я понял, - оборвал ненужное продолжение и заверил: - Не собираюсь ни светить столь опасные вещи, ни выдавать место их приобретения кому-либо, даже другим… союзникам. И все же, откуда браслеты здесь?
        - Разумный вопрос, - кивнула Клеопатра, - особенно, если хотите ими владеть. И при том долго… Можете не бояться: старые следы давно остыли, и за картой не придут. Ни тот, кто ее здесь оставил, ни те, кто ее ищет. Легендарный артефакт оставил здесь Тот-кто-внизу, он не хотел, чтобы они достались этим… - и управляющая неопределенно махнула рукой. - К тому моменту он уже все понял. Осознал, что его сводят с ума, делают эдакую издевку, пародию на его учителя, посмешище для всех. Изгой, предатель, ненавидимый и презираемый. Он часто здесь бывал, жалея обо всем, но будучи уже не в силах что-либо изменить.
        Клео замолчала, глаза затуманились, она явно сочувствовала последнему ученику Ялдара.
        - Он ими очень гордился и дорожил. Это был личный подарок учителя ему перед уходом, и Меринар не желал, чтобы их получил кто-то из врагов. Ему тогда не хватило пары дайнов, чтобы заплатить за вино и ночь, и он оставил браслеты здесь, сказав, что позже за ними вернется… Но так и не пришел. Их искали, но ученик Светлого Взора хорошо запутал следы, так и не сказав никому, где их спрятал.
        - И сколько будет стоить такая карта? - спросил я.
        Порядок цен на подобные вещи я даже не представлял. Саймира тоже растерялась: за всю ее практику ничего аналогичного на аукционах карточных домов она просто не встречала.
        - Треть от этого, - небрежно указала Клео на стопку черных и золотистых дайнов, - будет вполне справедливо.
        - А не дороговато? - уточнил я, мысленно взвесив возможности браслетов и сравнив их с дополнительными усилениями доспехов и зелий скорости. - Двести тысяч это много. Браслеты, безусловно, хороши, но на мой взгляд, их стоимость ближе к ста шестидесяти…
        - Думаю, нет, и Ваша подруга может это легко проверить, - возразила царица. - На аукционах предметы такой силы появлялись лишь дважды, и ушли они в итоге за цену, несравнимо выше той, что я назначила. К тому же, браслеты взаимодействуют и сочетаются с любыми доспехами, даже легендарными, без ограничений. Усиления браслетов будут накладываться и дополнять те, что дает защитная амуниция. Только в отличие от доспехов, их разрушить нельзя - это артефакт постоянного типа и действует, пока он на хозяине.
        Двести тысяч… даже думать о таких суммах тяжело.
        Я вновь взглянул на карту. Еще один привет из прошлого и кусочек наследия великого Игрока. Символично, и в преддверии турнира отказываться от такого я не мог. Моя главная слабость оставалась в не слишком развитом теле. В свое время сферы силы я вкладывал в основном в Средоточие разума, а на развитие тела потрачено только около трети очков, но на турнире можно ждать всего. Шепчущий меня неплохо просветил в отношении того, с чем можно столкнуться. В книгах Дома Змеи все скрупулезно записано: на протяжении тысячелетий они собирали сведения о прошедших турнирах и записывали, с чем встретились их участники. Главное, усвоенное мною из написанного там, что полностью на карты надеяться нельзя. Владыка явно специально создавал испытания, где проходила проверка воли, желания достичь победы. Где участникам чуть ли не на кулаках приходилось определять, кто двинется дальше, а кто останется на арене навсегда.
        - Я их возьму, - решил все-таки я.
        - Но цену нужно скорректировать, - подобравшись, тут же произнесла Саймира. - Нужно сделать скидку на скрытую продажу: все-таки мы избавляем вас от вещи, веками мертвым грузом пролежавшей здесь, потому что вы не в силах ее кому-либо сбыть. Ведь возникнет слишком много вопросов - ни аукционы, ни карточные дома не дают абсолютной гарантии анонимности продавца. А стоит предмету из наследия Ялдара всплыть, и от Клуба не оставят и камня на камне. Значит, нужен надежный Игрок, да еще не просто тот, что не заберет, ничего не заплатив, и не попытается вытрясти остальное, а такой, чьи мысли нельзя прочесть. Так что это мы оказываем вам услугу, избавляя от столь опасной вещи.
        Чуть подумав, Клеопатра кивнула:
        - В этих рассуждениях есть доля истины…
        Спустя час…
        - Смотри, - протянула мне карту анир.
        - АЛХИМИЧЕСКИЙ СТОЛ, - прочитал я описание.
        На картинке небольшой простой деревянный стол, заставленный колбами и ретортами. Интересно. Улучшение личного или кланового дома обычного ранга. С его помощью можно создавать простейшие зелья по картам рецептов, снижая при этом требования к количеству и качеству ингредиентов. Поместил расходники и рецепт, выставил пузырьки - и через пару часов несколько флаконов зелий будут готовы.
        - Мы сможем наладить полный цикл производства, - дождавшись, пока я дочитаю, прокомментировала Саймира. - У тебя на острове полно места, есть даже Оранжерея для капризных растений, мы можем начать выращивать все необходимые компоненты там, а затем с помощью этого стола создавать те же зелья лечения, бодрости и другие самые востребованные и ходовые.
        - Я не хотел бы становиться конкурентом нагу, - нахмурившись, возразил я.
        - И не станешь, - усмехнувшись, покачала головой девушка. - Я же их клановый торговец, так что знаю обстановку. Рынок огромен, потребность в зельях столь велика, что на Город Двойной Спирали работают колоссальные мощности. Не зря те же Змеи кроме использования рецептов содержат две алхимические лаборатории. И то, что может произвести наш стол, будет каплей в море. Тем более в первое время мы, в лучшем случае, сможем удовлетворять только свои собственные нужды.
        - Разумно.
        Задумавшись, я еще раз взглянул на карту: о чем-то подобном мы и договаривались, планируя дальнейшую судьбу Проводников Хаоса. Для развития клана нам нужны ресурсы и постоянный источник средств. Поиски сокровищ и охота на монстров прибыльные, но непредсказуемые занятия, поэтому нам и необходимы дополнительные стабильные доходы. И создание зелий может стать одним из них. Даже если непосредственно живых дайнов оно не принесет, старую истину никто не отменял: сэкономил - значит заработал.
        - К тому же, здесь есть даже небольшой набор улучшений для него, - как опытный торговец, подруга привычно приберегла часть приманки на потом.
        Она показала мне ХРУСТАЛЬНУЮ РЕТОРТУ, увеличивавшую скорость создания зелий, и БОЛЬШОЙ НАБОР РЕАКТИВОВ - еще одно дополнение для этого комплекса, дававшее возможность создавать два разных вида продукции одновременно. Это были два из пяти необходимых улучшений, чтобы вывести Алхимический стол на новый уровень и получить возможность создавать зелья на основе серебряных рецептов.
        - А еще я бы сразу взяла улучшение второго ранга, - и притянула мне серебряную карту АЛХИМИЧЕСКОГО ТИГЛЯ. - Конечно, это вложение на будущее, но весьма ценное. Я посмотрела, такие карты очень сложно достать, скорее всего, это специально сделано кланами, занимающимися созиданием: таким образом они препятствуют появлению на рынке новых производителей.
        Других подходящих для нас производственных карт, которые мы могли бы сразу пустить в дело, у Клеопатры не было. НАБОР СТЕКЛОДУВАили НОЖ КОСТЕРЕЗА для создания рун нам были бесполезны без основы в виде МАСТЕРСКОЙ АРТЕФАКТОРА, и подозреваю, что карты-основы будет найти еще сложнее, чем улучшения к ним. А малый набор инструментов для нанесения рун, подаренный мне Мастером начертаний в честь достижения ранга полководца, тут не подходил - он был предназначен для зачарования уже готовых предметов, типа тех же несчастных ботинок, что я потерял на прошлом Турнире вместе с ногами.
        К тому же, у Клеопатры было полно рецептов для создания зелий, и первое время мы сможем обойтись без их закупки. Об истощении производственных карт мы с Саймирой узнали относительно недавно. Оказывается, начиная с последнего Фестиваля, каждое применение карты при создании зелий или предметов теперь расходует ее: она постепенно бледнеет и, со временем, скорее всего, написанное вовсе исчезнет, оставив после себя бесполезную пустышку. Но насколько хватит каждой конкретной карты пока не понятно - Смеющийся Господин почему-то не пожелал писать на них количество зарядов. Так что отныне кланы будут вынуждены постоянно пополнять библиотеку рецептов, что не так-то просто.
        Если раньше в Игре свободных дешевых рецептов было относительно много, а на аукционе они не появлялись только из-за отсутствия желающих их покупать, то уже начиная с редких обычных и любых серебряных интерес к ним возрастал: в Дарах Владыки они встречались нечасто, а потому расходились быстро. Новое же правило, разумеется, существенно отразилось на цене всех рецептов и, как следствие, зелий. Теперь любые производственные карты, ранее воспринимаемые как мусор, стали ценностью из-за растущего спроса на них. Возможно, со временем, когда кланы разберутся в новой механике, ажиотаж схлынет и цены выровняются, но пока что около полусотни обычных карт, за прошедшие века оставленные здесь Игроками, были удачной находкой. Поэтому я согласился с предложением нашего Мастера Чаш и Весов забрать их все, а уж за правильной ценой анир проследит.
        - Здесь, - продолжила отчитываться Саймира, указав на стопку карт, - я отложила карты семян растений, взяв все, что сумела найти, включая парочку золотых. Это, - тут она указала на соседнюю стопочку, - вложение на будущее: четыре карты серебряных рецептов и я даже смогла найти один для создания Большого зелья. Нам до последнего еще расти и расти, а вот наг, уверена, хорошо за него заплатит. Из чертежей выделю два, на мой взгляд, необходимых. Первый - ДОМИК ДЛЯ ФЕЙ, - она показала карту с крохотным хрустальным замком, укрывшимся среди цветов, - феи, живущие в нем, будут заботиться обо всех растениях в Оранжерее, увеличивая их силу и повышая урожайность. Со временем, когда численность фей увеличится, они смогут присматривать и за отдельными участками всего острова. Правда, эти создания не будут взаимодействовать с растениями, несущими в себе Тьму, типа тех же кровавых роз или плотоядных лиан. Но ты же все равно не станешь разводить то, что потребует принесения жертв, так ведь?
        Отметив мой согласный кивок, довольная девушка достала следующую находку:
        - И второй чертеж, - моему вниманию была представлена карта с нарисованной на ней статуэткой Восьмирукого божества, держащего в каждой руке по инструменту: молот, прялку, резец и т. д. - ПОКРОВИТЕЛЬ РЕМЕСЕЛ, повышает вероятность успешного создания предметов по чертежам и рецептам, а также увеличивает шанс на получение продукции более высокого ранга. Подойдет для Алхимического стола и других производственных комплексов, если они у тебя появятся, возможно, подействует и на Копировальный стол. Для Сада камней, к сожалению, я нашла только одно улучшение, - Саймира протянула мне обычную карту с изображением темно-серого камня, покрытого мхом, на поверхности которого виднелись ярко-синие прожилки.
        - ДАР НЕБЕС, - прочитал я название карты. - В течение малого цикла ускоряет развитие камней силы, увеличивая шанс появления среди них средних и больших. Разовое усиление.
        - Берем, - решил я. - Эта карта должна окупиться.
        Сейчас, когда Владыка ввел цвет карт, изменяющийся в зависимости от действий их хозяев, камни силы, они же камни-усилители, стали буквально спасением для многих Игроков, слишком долго просидевших в Двойной Спирали. Да и для общей массы хаоситов они могли сделать немало. Один малый камень силы - и любая карта станет в два раза сильнее: с белым пламенем фактически поднимется на следующий уровень, а серая сравняется сразу с красной. Пусть это ненадолго, всего на одно применение, да и задержка в срабатывании появляется, но так, с помощью камней, можно поднять силу карт до нормы и даже выше, плюс это один из способов придать им дополнительные возможности. Конечно, это дорого, требует особой тактики боя, чаще всего - прикрывающих тебя союзников, но уверен, покупатели найдутся. Особенно в условиях идущей войны, когда даже крохотный шанс может решить судьбу схватки или даже целой битвы.
        - Хорошо, - кивнула Саймира, а затем, чуть подумав, тихо произнесла: - Ты же понимаешь, что с Домом Змеи… отныне все очень непросто? Эти изменения им как нож острый: на карты рецептов у них завязана серьезная доля производства зелий. Контракты же уже заключены и плата за многие заказы принята, объемы там большие, значит, рецепты иссякнут быстро. А новые купить… - она покачала головой, - будет очень непросто поддерживать библиотеку производственных карт на необходимом уровне. Ящеры, которые и раньше проявляли активный интерес к этой сфере рынка, подсуетились и сейчас, скупив заметную долю свободных рецептов. Редкие же их варианты серебряного и золотого ранга всегда заполучить было непросто, про великие зелья я вовсе молчу.
        Анир в беспокойстве потерла лоб, но, упрямо сжав губы, продолжила:
        - И ведь это не первые неприятности, случившиеся с Домом Змеи в последние годы! Владыка Тайверис во время нападения на Форлейг разрушил их винные заводы и виноградники, причем действуя с особым старанием. Парники, конечно, можно восстановить, растения высадить заново, здания отстроить и даже оборудование закупить и доставить. Но на это нужно время. И немалые средства. А специалисты? Их просто так не купишь… Потом была потеряна алхимическая лаборатория, одна из двух, производящих зелья обычным способом. Но судя по тому, как кардинально сократилось количество поступающей в продажу продукции, она была основной. И хотя недавно ее заново запустили, серьезных зелий на рынке больше не стало. А Тамарис, ради которого наг навлек на свой Дом гнев Селедры, и который фактически выкупил у Водных, заплатив компенсацию? Он вышел из Игры, не принеся Змеям ничего при дележе новых миров. Сильных бойцов, кроме главы клана, у них нет, зато врагов хватает. Кто-то же уничтожил сразу ту дюжину боевиков. Да и у самого Шепчущего были проблемы…
        Девушка подняла на меня взгляд, которым со мной чуть ли не прощалась.
        - Побег Саа-Шена, сумевшего на последок хорошенько обчистить оружейную… Сколько еще неприятностей свалится на нага? И сколько он сможет выдержать? Я не хочу, чтобы в очередной раз споткнувшись, старый змей походя утянул нас на дно.
        - Я понимаю, - кивнул, подтверждая, что внимательно слушаю.
        - Ты проводишь много времени с Шепчущим, - продолжила говорить Саймира, осторожно подбирая слова, - многое мне не говоришь… но я не хочу, чтобы ты сделал ставку на однокрылого дракона. Он может уже не взлететь: другие очень постараются ему этого не позволить. Возвращение Знамени было его величайшим достижением, оно же стало главной проблемой: к клану теперь будут относиться всерьез и попытаются задавить как можно раньше. Здесь, - она указала на карты, - будущее для нас всех. Наша судьба и мечты, которые мы можем воплотить в жизнь… Сами… Подумай над этим.
        - Мы возьмем от него все, что сможем, - ответил я, взяв за руку свою возлюбленную, - а после пойдем по своему пути. По крайней мере, я очень постараюсь, чтобы это было именно так. Я всерьез отношусь к твоим опасениям и не питаю иллюзий относительно Шепчущего: его интересует только собственная выгода… Что же касается рецептов… Думаю, изменения, внесенные Владыкой, сменятся не скоро: как правило, они сохраняются в Игре как минимум на пару веков, а может и дольше. Но мы приспособимся. И постараемся развить задуманное тобой производство на полную, чтобы как можно скорее стать независимыми.
        Саймира с надеждой заглянула мне в глаза и затем во внезапном порыве крепко прижалась.
        - Я люблю тебя! - прошептала она.
        А я ответил ей поцелуем.

* * *
        - У меня все, - наконец, решительно произнесла анир.
        Я, рывшийся среди оружия, согласно отложил свое занятие и обратился к Ние, увлеченно болтавшей с Клеопатрой:
        - Будь добра, помоги.
        Та удивленно взглянула на меня и, поставив на столик кружку с чаем, подошла поближе.
        - Осмотри, пожалуйста, вот эти вещи, - и указал на отложенные анир артефакты, - на предмет скрытых проклятий и, если получится, постарайся выяснить их потенциал и возможности. А также прошу осмотреть все, что здесь находится, - обвел рукой комнату, - в поисках изделий Древних или божественных артефактов: с помощью Сути вещей выявить их невозможно, мы с Саймирой могли пропустить что-то ценное.
        Идя сюда, мы заранее купили одноразовую серебряную карту СУТЬ ВЕЩЕЙ, позволявшую в течение дня распознавать истинную природу предметов. Их магическую ауру, направленность наложенных на них чар, силу и мощь воздействия. У меня была корона Эрдрана, но она позволяла лишь видеть магическую энергию, исходящую от предметов, так что я отбирал артефакты, а Сай их оценивала. К сожалению, ничего выдающегося мы так и не нашли. И скорее всего, не потому, что подобного у царицы не было, просто хозяйка Клуба такие вещи предпочла оставить для себя. Карты для нее бесполезны, и на них она не поскупилась, а вот артефакты пригодятся ей самой.
        - И еще, - придержал я за руку Нию, шагнувшую было к столу. - Ты должна определиться со своей долей, чем ты хочешь ее взять. Карты тебе ни к чему, но здесь есть многое, что может скрасить и облегчить твою жизнь, сделать ее лучше и безопасней.
        Девушка упрямо мотнула головой и, опустив глаза, произнесла:
        - Я же сказала, что мне ничего не нужно. Ведь помогала-то не ради выгоды, а чтобы вернуть Клео ее сына. Это твоя награда, не моя.
        - Так дело не пойдет, - я осторожно поднял голову девушки за подбородок, заставив посмотреть мне в глаза. - Ния, каждый труд должен быть оплачен, это, - указал на горку пластинок с дайнами, - в том числе и твоя справедливая награда. Ты ее заслужила, также как и я. Вместе со мной ты делила все риски этого пути, также как и я, ты могла умереть, а выполнение контракта без твоей помощи было бы и вовсе невозможным, так как я просто не сумел бы найти нужный нам мир. И мальчишка бы наверняка погиб, если б не твои усилия. Пожалуйста, не обесценивай все, проделанное мной и тобой. В этом рейде ты была на правах ученика и, согласно стандартам Игроков, десятая часть от всего полученного - твоя справедливая доля. Как ты ей распорядишься, это уже твое дело, но отказавшись от награды, ты проявишь неуважение и ко мне, и к Клеопатре, предложившей это вознаграждение.
        Выслушав и чуть подумав, Ния шагнула к отложенным мной вещам и начала по очереди проводить рукой над каждым из артефактов.

* * *
        - Я закончила, - с облегчением вздохнула Саймира и сладко потянулась, вернув на полку последнюю книгу и закрыв опись инфокристаллов. Что она собиралась там найти, мне было не очень понятно, но девушка явно что-то отметила себе на будущее.
        - Отлично, у меня тоже остался всего десяток, - мы с Тайвари, сверяясь с базой данных разыскиваемых предметов Клуба Собирателей, перебрали все сокровища Клеопатры и даже сумели вычислить пару вещичек. Пусть награда за них была невелика, скорее даже символическая, но для поднятия репутации это лишним не будет.
        Из карт, которые я хотел взять лично для себя помимо браслетов, отложил всего четыре отрядных. Вообще-то, карт для полководцев в схроне Клео было больше, но, как всегда, основную часть составляли узкоспециализированные, завязанные на конкретный тип отряда. Мне же подошло отрядное заклинание ВЗРЫВАЮЩИЕСЯ КРИСТАЛЛЫ ЭТНАКОРА. На картинке были нарисованы крохотные полупрозрачные каменные друзы, вырастающие на дне ущелья. Случайный камень срывается вниз со склона горы, и десятки кристаллов практически одновременно взрываются, вызывая цепную реакцию. Осколки со свистом пронзают воздух и глубоко вонзаются в скалы. Довольно своеобразное оружие и фактически только против наземных врагов, но в определенных случаях может оказаться полезным - редко кто заботится о броне снизу. Особенно хорошо подойдет против многочисленных, слабо защищенных противников. А уж если неприятель не знает, с чем имеет дело, то можно использовать и как ловушку.
        Кроме того, меня привлек ЗАЛ ОТДОХНОВЕНИЯ - отрядная постройка, куда можно помещать один из подотрядов для ускоренного восстановления сил, здоровья и численности. Правда, при этом его нельзя будет использовать в бою… но в некоторых случаях это даже может стать плюсом.
        Хотя больше всего мне бы хотелось расширить свой отряд, и шансы на это у меня были, причем весьма неплохие: сразу две полководческие карты знаний. Серебряная БОЛЬШОЙ АТЛАС ВОЙНЫ с изображением вороха карт, валяющихся на столике походного шатра рядом с каменной чернильницей и брошенным в спешке пером, и золотая СЕКРЕТ ЗАВЕРШАЮЩЕГО УДАРА. На ней виднелась голограмма, застывшая над проекционным столом. Символы, вспыхивавшие на ней, обозначали позиции и силы врагов, а разноцветные стрелки указывали направления ударов собственных отрядов. Это было похоже на оперативный штаб войск высокоразвитой цивилизации или рубку космического корабля, сложно угадать.
        На обеих был значок случайного выбора: нельзя было предсказать, чему именно они обучат моих бойцов или какими улучшениями наделят карту отряда. Это может быть и сопротивление какой-то одной стихии для случайного подотряда, и дополнительное, более эффективное оружие или прочные доспехи, новый навык или увеличение численности подотряда, и даже введение еще одного. На что я в тайне очень надеялся. В любом случае для развития отряда мне такие карты просто необходимы. Я уже не раз жалел об отданных в прошлом нагу ТАЙНАХ ЗАБЫТЫХ ПОЛКОВОДЦЕВ, но кто мог знать, что полководческая карта так скоро пригодится мне самому?
        Из личных карт нашлась лишь одна, заинтересовавшая меня: ЛЕЗВИЯ СМЕРТИ. Прозрачные сгустки энергии, отдаленно похожие на лезвия клинков, срываются с Активатора, разрезая темноту пещеры. Они летят в направлении здоровенных пауков. Их полет кажется случайным, но стоит поблизости оказаться живому существу, как лезвие меняет направление полета, стремясь в него попасть. Удары сгустков энергии Смерти буквально иссушают тела врагов, гася в них огонь жизни, и на пол пещеры опадают уже иссушенные мумии пауков. От девяти до двенадцати лезвий, полное игнорирование физической брони, радиус действия до ста пятидесяти шагов, разлетаются широким конусом. Не действуют на нежить или механических существ. Мощное ударное заклятье, воздействующие на саму суть жизни, способное убить даже моих элементалей, хотя они весьма условно могут считаться живыми существами.
        Даже удивительно найти подобное здесь: каким же глупцом надо быть, чтобы оставить такую карту в борделе? Впрочем, какая мне разница, кто и почему ее утратил, если я могу ее получить. Но столь эффективная карта не может стоить дешево, и с учетом всего выбранного и доли Нии, я сам остаюсь должен порядка пятидесяти тысяч. Надеюсь, Клеопатра согласится продать нам заинтересовавшие меня сверх награды карты. Ния, кстати, так и не смогла определиться, чего она хочет. Перебрав кучу вещей, девушка взяла себе только музыкальную шкатулку, гребень для волос и небольшое зеркальце - единственное из всех выбранных предметов являвшееся магическим артефактом.
        Клео, заметив, что мы закончили изучать предложенные ею в качестве оплаты вещи, отложила в сторону книгу, которую взялась читать, едва Ния ее покинула. Элегантно встав, царица подошла к нам. Оценив отложенные нами карты, она выжидательно посмотрела на Саймиру. И та, выдохнув, произнесла:
        - Думаю, скидка в десять процентов от рыночной цены будет вполне справедливой, учитывая, что сами вы это использовать не можете, а продать такое количество карт от имени официальных хозяев Клуба так, чтобы информация в итоге не дошла до них, будет затруднительно.
        Клеопатра, обдумав предложение, чуть поддавшись вперед, ответила:
        - Шесть процентов, учитывая объем и мое к вам расположение. Я в курсе, насколько сложно сейчас получить то, что я вам отдаю практически по старым ценам, - и она махнула рукой в сторону карт с рецептами зелий и мазей.
        Саймира, прищурившись, приготовилась привести новые аргументы, но тут я, услышав в голове звуковой сигнал, открыл Книгу и увидел письмо от нага. Мой короткий отдых подошел к концу. И это явно сбило боевой настрой дам, готовившихся всласть поторговаться.
        - Мне не нужно больше ничего, - робко напомнила о себе Ния, - вы можете использовать мою долю, как считаете нужным.
        Саймира сначала с надеждой глянула на отложенные Нией дайны, но потом раздраженно фыркнула, явно не одобряя такое поведение. Девушкам придется заканчивать тут без меня. А я, устало вздохнув, подумал, что уже почти жду этого проклятого турнира, чтобы, наконец, отдохнуть.
        Глава 3. Очищающие
        - Я изучил ее.
        На меня смотрел невысокий седой карлик с печальными глазами и непропорционально большими ушами, похожий из-за них на маленького слона. Он осторожно придвинул поближе ко мне тяжелую металлическую шкатулку, покрытую густой вязью рун, а сверху были дополнительно нанесены сразу три ограничивающие печати.
        - Увы, ее не получится подчинить. У этой вещи уже есть хозяин, тот единственный, что создал ее. Я, конечно, могу создать дополнительную привязку, но… - он покачал головой, - это будет ошибкой с вашей стороны. Любые узы всегда взаимны, через них это, - он с опаской покосился на шкатулку, - будет пытаться влиять на вас. А книга очень сильна. Десяток-другой лет, и вы сами не заметите, как станете очередным двуногим носителем ее воли: ваше сознание будет сожрано, как это было проделано с памятью и разумом тысяч других несчастных.
        - Кто же ее создал? - обдумывая услышанное, уточнил я.
        Впервые столкнувшись с магическим гримуаром, я явно не сумел в полной мере оценить его силу и возможности, приняв за обычную книгу заклинаний, ранее принадлежавшую пусть не слабому, но и не какому-то особенному колдуну. Быстрая и относительно легкая победа над книгой ввели меня в заблуждение, заставив явно недооценить ее опасность. Самый сильный из продававшихся в Двойной Спирали свитков ритуала подчинения не справился с задачей, но только слова Мастера ритуалов заставили меня задуматься над тем, что именно попало ко мне в руки.
        - Не знаю, - карлик печально покачал головой, не отводя глаз от шкатулки. - Точно не простой смертный, возможно, кто-то из числа учеников богов или из их потомков. Книга является отражением души и разума своего творца, отсюда мания поиска и получения все новых знаний, вне зависимости от способа. Также ей абсолютно не важно, какую именно информацию поглощать. Насколько я сумел понять, она примет любые сведения, если ранее они не были ей известны.
        - Ваши рекомендации? - чуть подумав, спросил я. В принципе, услышанное соответствовало тому, что я успел узнать от директора комплекса, в котором ранее содержалась Книга Гузуфа.
        - Уничтожить, - решительно произнес Мастер ритуалов. - Она слишком опасна. Если б не ваше предупреждение, когда передавали мне эту вещь, книга вполне имела бы шанс поработить и меня. И это несмотря на весь мой опыт и знания, а я веду дела в Двойной Спирали уже далеко не первую сотню лет, повидав за это время немало. Гримуар совершил три нападения с целью ментального подчинения, больше десятка атак и многочисленные попытки обхода экранирующих печатей, причем одна из них была успешной. Мой вам совет, повелитель: не играйте с книгой, не пытайтесь вытянуть знания, которые она хранит. Просто уничтожьте, Вселенная скажет вам спасибо, - добавил он веско, - таких вещей не должно существовать: при изучении я сумел добраться до сознаний тех несчастных, что были поглощены. Когда-то пали тысячи людей, хороших, плохих, умных и храбрых, слабых и любопытных, властителей мира и обычных крестьян. Все они были сожраны, и если не хотите повторить их судьбу, не пытайтесь выведать тайны этого тома, просто уничтожьте его. А если все-таки решите оставить его, помните: книге ни в коем случае нельзя верить. Она, словно
затаившийся скорпион, будет ждать своего часа годами, но обязательно нанесет свой удар, когда вы будете меньше всего ждать его. И будете меньше всего к этому готовы.
        - Я понял вас, мастер.
        Встав, я поклонился, отдавая дань уважения его усилиям и риску, с которым он столкнулся при изучении моего трофея. Снова присев, вежливо поинтересовался:
        - А что со вторым предметом, что я принес сюда? - я имел ввиду переливающееся лучами света радужное перо, лежавшее ранее на груди поверженного мной демона.
        - О! Это удивительная, нет, я бы даже сказал, уникальная вещь! - коротышка даже всплеснул руками от избытка эмоций. - С таким я столкнулся впервые за всю свою немалую жизнь, и это был, бесспорно, неповторимый опыт в моей истории. Держать в руках подлинный божественный артефакт - это воистину восхитительно!
        Он бережно достал сверток материи, в котором и было укрыто перо, сдерживавшее Шамаша тысячи лет.
        - Плату за его изучение я с вас не возьму.
        Чуть приоткрыв край ткани, Нирис с любовью еще раз взглянул на перо. Сияние мягкого, белоснежного света затопило собой небольшой кабинет, словно согревая присутствующих.
        - Это не просто «предмет», - наконец, мой собеседник снова подал голос после возникшей восхищенной паузы, - это живая частица богини, по доброй воле отданная ею для сдерживания зла. Перо, - он осторожно притронулся к материи, скрывавшей дар богини людям, - все еще исполняет волю хозяйки, частью которой когда-то являлось. Я не смог узнать имя богини, что оставила его, но понял важную вещь. Концепция насилия настолько неприемлема для этой сущности, что она не в силах применить его даже против несущих зло. Вернее, сущность двойственна, но сказанное мною верно для ее превалирующей части, ниспославшей свой дар людям. Поэтому перо не получится использовать в бою, но его сила способна ослаблять или удерживать в плену весьма могущественных темных созданий, даже темных владык.
        Невероятно… Божественный артефакт такой силы - это действительно неожиданная удача. По цене он, уверен, на порядок превосходит все то, что я получил от Клеопатры за спасение ее сына. Хотя, насколько знаю, такие вещи вообще не продают, особенно за такую мелочь, как деньги. Вот только, вспомнив услышанное в прошлом, посчитал нужным уточнить:
        - А смогу ли я использовать его? Ведь созданными богами артефактами могут владеть лишь те, кому они сами их вручили. Для меня обладание таким предметом не несет угрозы? - спросил и на всякий случай убрал руку подальше от пера.
        - Для вас - точно нет, - уверенно ответил Мастер. - Вы сразили того, кого перо удерживало множество веков. И теперь оно будет вам служить. Если, конечно, вы не станете использовать его, нарушая принципы создательницы, частицей которой оно являлось и чью волю несет до сих пор. Возможно, в ваших руках у пера даже откроются новые свойства. Но я безусловно могу гарантировать, что вреда оно вам не причинит.
        - А другим? - тут же ухватился за царапнувший меня момент: не хотелось бы, чтобы Медж или Саймира сгорели, случайно дотронувшись до частицы богини.
        - О, об этом можете не беспокоиться! - снова взмахнул руками Нирис. - Смотрите: - он приоткрыл материю и попытался взять переливающееся радужное чудо, но рука просто прошла сквозь него, не сумев коснуться. - И так будет с каждым, если только он не попытается им завладеть, желая забрать себе, или помешать в выполнении предназначения. Вот тогда оно может сжечь супостата. А так, до пера можно дотронуться, только если передать его по доброй воле. Еще я хотел бы рассказать то немногое, что сумел о нем понять. Аура подавления действует примерно на сотню шагов, существенно ослабляя любые создания Тьмы. Мелкие твари в принципе не сумеют войти в зону, создаваемую частицей богини, более могущественные сущности действовать, конечно, смогут, но не в полную силу. Практически идеальная основа для артефактов, направленных против этих созданий. Теоретически, можно создать разные магические предметы, способные усилить и направить энергию, заключенную в пере. Однако для работы с ним я даже не знаю, кого вам посоветовать: здесь нужен воистину гениальный мастер, но среди смертных я таких назвать не могу.
        Нагнувшись, он достал из стола, за которым сидел, небольшой листок.
        - Здесь я записал все, что смог узнать о предоставленных вами предметах. И хотя гримуар в итоге подчинить не удастся, исследование я провел полностью и причину, по которой не сработал купленный вами свиток, установил. Надеюсь, я смог удовлетворить ваши пожелания.
        Замолчав, он выжидательно посмотрел на меня, и я, поняв его молчаливый вопрос, призвал Книгу, чтобы извлечь из нее две золотистые пластинки по тысяче дайнов каждая, которые и придвинул к хозяину лавки.
        Одну тот тут же отодвинул назад.
        - Это за упаковку, - указал на шкатулку, покрытую удерживающими печатями, в которой и хранилась Книга Гузуфа.
        - Она не сможет долго сдерживать ее, - покачал головой Мастер ритуалов, - я делал ее только на время своей работы…
        Но все же, чуть подумав, он взял и вторую пластину.
        - А так? - и сверху на ограничивающие печати я положил перо, укрытое материей. От моего действия шкатулка даже подпрыгнула на столе, и где-то на грани восприятия стало слышно возмущенный вопль.
        - А вот это будет надежно, повелитель!
        Нирис даже растерялся: такое простое и изящное решение, вот только почему оно не пришло ему в голову сразу? Сила богини надежно блокирует гримуар, не дав тому возможности разрушать оковы - Тьмы в книге хватало с избытком…
        Мастер погрузился в размышления о неожиданном решении, но мне уже следовало торопиться: до объявления о турнире остался всего один день, и наг ждал меня, для разнообразия на этот раз не на Арене. Что и к лучшему - вчера он был чем-то очень недоволен и загонял меня чуть ли не до смерти. Ну или просто хотел компенсировать вынужденный отдых.
        - Спасибо за вашу работу, мастер, - легкий полупоклон, подчеркнувший, что эти слова не просто дань уважения, и я направился к дверям, спеша на выход, едва Книга Гузуфа и перо были спрятаны в сумке.

* * *
        - У нас остались незаконченные дела, с которыми следует разобраться до турнира, - Шепчущий, болезненно сморщившись, притронулся к виску и слегка его помассировал.
        Сразу после Великого аукциона кто-то попытался просканировать его память, причем воздействие было столь мощным, что наг, не ожидавший подобного, не сразу сумел отбить вторжение в свой разум. Враг даже сумел выхватить из его сознания поверхностные мысли и чувства, но дальше проникнуть не смог. То, что удалось узнать неизвестному недоброжелателю, нага не тревожило, но способ, которым это было проделано…
        Это смогло удивить и даже встревожить главу Дома Змеи - он просто не мог понять, кто в силах проделать подобное. Получается, в Двойной Спирали внезапно появился столь мощный эмпат, что осмелился атаковать его, и даже сумел частично добиться успеха. Но кто это? Откуда он взялся? Кому служит? Ответов у Шепчущего не было, и это тревожило больше всего. В бою с тенью главное не начать сражаться с самим собой. Теперь он будет вынужден все время находиться настороже, контролировать свои мысли, прятать чувства и эмоции, быть готовым в любой момент к внезапной атаке, а это выматывает. Ожидание сражения порой тяжелее самого боя.
        Задумавшись, он ненадолго даже забыл про Рэна, сидящего напротив, вежливо напомнившего о себе легким покашливанием.
        - Медальоны охотников на монстров у меня, пора закончить историю со Скрижалями, - решительно произнес наг. - Она и так слишком долго тянется.
        Взмах руки, и с соседнего столика по воздуху перелетели символы охотников за монстрами, опознавательные жетоны, которые имел каждый из тех, кто состоял в этой Лиге. Они несли в себе имена своих хозяев и записи обо всем сделанном и достигнутом ими. Убитые монстры, выполненные задания и воспоминания о последних минутах жизни, должные служить помощью и подсказкой тем, кто придет после них, чтобы отомстить за их гибель, раскрывая сильные и слабые стороны врага. Все это сумели спрятать в небольшую серебристую пластину.
        - Трудно было получить их? - спросил Рэн, придвинув поближе к себе медальоны и начав поочередно вглядываться в них, мысленно сравнивая со списком имен в задании.
        - Непросто, - досадливо поморщился наг, - сейчас там все осложнилось. Местные маги подавляли бунт, устроенный искателями: тем перекрыли возможность спускаться вниз за сокровищами мертвых. Сейчас, когда некроактивность упала, это стало значительно безопаснее, и владыки силы, - над столь пафосным титулом местных магов наг невольно усмехнулся, - решили присвоить их себе. Вот и перекрыли все спуски вниз, оставив местных охотников за сокровищами без работы. В итоге много погибших, город сильно пострадал. Искатели без боя не сдались: были погибшие и среди магов. Тогда те применили бьющие по площадям заклинания… В общем, пока всем было не до исследования гробниц, мои люди воспользовались моментом, хотя и пришлось отказаться от услуг нанятых мною местных команд.
        - Я думаю, и остальное не оставив без внимания, - с усмешкой произнес собеседник, глядя на нага.
        - Это не относится к теме нашего разговора, - сухо оборвал его Шепчущий. - Турнир - это риск, особенно если его проводит Владыка Хаоса. И ты, и я можем сделать все, что от нас зависит, и все равно проиграть, поэтому до его начала нужно уладить и завершить по максимуму все свои дела. Не тяни, - закончил он серьезно, - это дело не терпит отлагательства.
        Рэн коротко кивнул.
        - Хорошо, сегодня же займусь Очищающими.
        - В таком случае, не задерживаю, - попрощался наг. - Время дорого, используй его с пользой. Как только все завершится, сразу же свяжись со мной.
        Младший полководец, не прощаясь, быстро направился на выход из малой совещательной комнаты - время действительно дорого, а успеть нужно многое.

* * *
        Палец осторожно выводит завершающие мазки, заканчивая руну «Логрис», кровь с легким шипением втягивается в куб. Я прислушиваюсь к себе в ожидании волнения или страха. С момента, когда в первый раз заставил себя воспользоваться Ключом Очищающих, прошло столько времени! Хотя нет, времени как раз прошло немного, просто событий было сверх любой разумной меры.
        Невольно вспомнилось, как все это началось. Схватка Шепчущего с Тираной, забравшей себе делвмерейн, столь необходимый нагу. Мое вмешательство во время их боя, когда змеелюда сильно прижали демоны, союзники Тираны. Награда за помощь в бою - шанс на развитие без череды бесконечных убийств. Испытание и дорога в Беренхель. Проклятые Склепы, чуть не сожравшие меня, поиски медальонов, Скрижали, корона первого царя - все это сплелось в такой тесный клубок, что завершающей точкой в нем стала безумная драка демонов, духов и хаос знает кого еще. Ловушка, созданная нагом, в которую я был вынужден сунуть голову ради надежды на спасение своего родного мира…
        А сейчас я не чувствую ничего, кроме желания быстрее со всем этим покончить. За последние годы я видел столь многое, что, наверное, уже утратил способность удивляться или бояться хоть чего-то. Хотя нет, страх, словно верный друг, все еще со мной, только теперь он не за себя, а за тех немногих, кто по-прежнему дорог мне.
        Куб я активировал у себя в личном доме, в небольшой беседке в роще с видом на море: спокойное и уединенное место, позволяющее настроиться на нужный лад. Легкое головокружение, покалывание в затылке, цветные пятна, бегающие перед глазами… И почти сразу перед мысленным взором возникает какая-то предупреждающая надпись.
        «Система защиты фиксирует воздействие на разум носителя, - перевела с языка Древних Тайвари. - Санкционирую перенос сознания».
        Благодаря симбионту, я уже в состоянии немного взаимодействовать с Щитом разума. Надпись, мигнув, исчезает, дополнительное подтверждение команды, и я чувствую, как невидимые астральные течения подхватывают мою душу и увлекают за собой в полет сквозь клубы света. Вспышки, похожие на взрывы звезд, цветные лабиринты сложных конструкций, сквозь которые протаскивает мое сознание… Потоки силы все ускоряются и мчатся вперед ускользающим временем, неся и меня вслед за собой невесомой щепкой, чтобы внезапно оборваться. Меня словно выбрасывает из потустороннего водоворота, наконец доставив к конечной точке пути.
        Все тот же овальный мраморный стол, за которым когда-то стояли три разноцветных силуэта, выдавших мне задание. Знакомый огромный зал с колоннадой и небольшим балконом, идущем поверху, пуст, в нем царствуют лишь туман и тишина… Ну что же, я прибыл, теперь остается только ждать остальных.

* * *
        - Леди Гвинет, вам, как наследнице сэра Артура, надлежит принять участие в финальной завершающей части испытания, на проведение которого дал согласие ваш отец. Претендент прибыл и ждет.
        Девушка в кожаном охотничьем костюме с досадой посмотрела на кольцо с рубином, через которое с ней связались представители Лиги. Она ничего не слышала ни про какое испытание: отец ни о чем подобном ей не говорил. Видимо, не успел. Или не счел чем-то важным.
        После гибели сэра Артура прошло уже более полугода, но она все еще разгребала оставшиеся после него дела, и это, похоже, было одним из них. А ведь охота была в самом разгаре! Она почти загнала к скалам двух молодых оборотней, проникших сквозь разлом миров, а теперь у тварей появится шанс выжить. Что ж, их головы она возьмет позже, дела Лиги важнее. Леди Гвинет дунула в свисток, созывая свору - ей требовалось срочно вернуться в замок. Там, в семейной сокровищнице, хранился Ключ Очищающих, передававшийся в их семье уже более трехсот лет.

* * *
        - Лорд Трракшад, вы являетесь одним из трех, объявивших испытание, и обязаны явиться на его завершение, если, конечно, живы и пребываете в здравом рассудке. Физические увечья, не влияющие на сознание, уважительной причиной для неявки не являются. В случае вашей неявки, вы будете исключены из состава Ложи посвященных. Ваш Статус будет понижен, так же к вам…
        - Да понял я! - прошипел Трракшад, прерывая надоевшее сообщение. В раздражении забывшись, он дернулся слишком сильно, и боль тупой пилой резанула по телу.
        «Проклятый хаосит, чтоб он сдох! Столько времени не объявлялся, а теперь приперся, отрыжка Зла. Зачем? Неужели выполнил? Невозможно!»
        Хотя с Беренхеля вроде приходили слухи, что нежить начала засыпать в своих могилах… Даже собиралась команда, готовая вновь попытать удачу в надежде добраться до Скрижалей Возрождения, пока Лигу не опередили местные колдуны.
        «А может, все же пользуясь творящейся неразберихой… Нет, наверняка, нет. Скорее, явился, чтобы признать невозможность прохождения испытания и попросить о его замене. Обойдется!» - Трракшад даже почувствовал легкое удовлетворение, когда представил, как он бросит слова отказа в одобрении прошения.
        Осторожно дойти до сейфа, укрытого в стене, снять ловушки, затем, кривясь от боли, повернуть колесо, открывающее замки, чтобы извлечь куб. На бинтах, укрывавших культю правой руки, от этих усилий даже выступила кровь. Но ничего, он может немного потерпеть…

* * *
        Скальпель быстро порхает над живым и дергающимся от его прикосновений телом. Чуткая аппаратура фиксирует все. Усилия целой команды охотников не должны пропасть зря. Перевертыш от боли время от времени терял сознание или пытался трансформироваться, чтобы вырвать конечности из зажимов, но холодное железо в сочетании с серебром делали безуспешными эти попытки. Лер Ган, не обращал внимания на страдания объекта - он был полностью сосредоточен и погружен в свою работу. После завершения изучения необходимо будет подготовить доклад и разослать информацию о новом подвиде перевертышей всем охотникам с рекомендациями по их устранению.
        - Пощади… - прохрипел темноволосый паренек, с мольбой взирая на фигуру в белом халате.
        Но Лер Ган ничего не ответил на его слова, продолжая изучение. Монстр не обладал правами человека, утратив их вместе с человечностью. Этот объект больше сорока лет кочевал по Ривису, прикидываясь то сиротой, то потерявшимся ребенком, а порой просто убивая подходящего ребенка, принимая его облик и затем неторопливо изводя всех остальных членов семьи или соседей. Понемногу, по два-три человека в год - тварь не отличалась большим аппетитом. Поэтому-то и вычислить ее не могли столько лет. Интересно, откуда она взялась? На Ривисе подобных тварей раньше не встречали. Что ж, это он весьма скоро узнает, впрочем, как и все остальное…
        Сообщение из Лиги заставило его прерваться, отложив на время скальпель, а после и вовсе прервать изучение - дело не терпело отлагательства.
        - Объект усыпить, соблюдать повышенные меры безопасности, - приказал он ассистентке, после чего, на ходу снимая перчатки, направился в кабинет, где у него хранился Ключ.

* * *
        Ждать пришлось долго, но я давно уже научился терпению. Имеет смысл использовать затянувшуюся паузу для отдыха и размышлений над открывающимися перспективами и словами Саймиры о грядущих трудностях нага. Не знаю почему, но я уверен, что у него есть запасной план. Нет, даже не так. У него таких целая стопка, и он жонглирует ими как фокусник, выбирая наиболее подходящий. И этому у него стоит поучиться: планированию на десятилетия вперед, вдумчивому, осторожному, когда ты словно пахарь засеваешь поле, а затем терпеливо ждешь, когда созреет урожай. Что-то не получится, где-то постигнет неудача, но оставшиеся всходы вырастут и дадут свои плоды. А ты тем временем готовишь новые поля для посадки, взращиваешь семена… Что ж, чем-то похожим я как раз сейчас и занимался. Готовлю свое поле, с которого, как я надеюсь, буду собирать урожаи долгими годами.
        Задумавшись, я даже не сразу заметил, что уже не один. Размытые тени стали возникать постепенно, занимая места за столом напротив меня. Дольше всего пришлось ждать третью тень, но все же, едва возникла и она, как я почти сразу услышал обращенный ко мне безликий голос:
        - Вы смогли найти медальоны?
        - Да, - коротко ответил я, пытаясь всматриваться в собеседников.
        - В таком случае для завершения испытания прошу вас их предъявить.
        Мне показалось или голос моего собеседника дрогнул? Хотя, возможно, мне просто почудилось, и я ошибаюсь. Не знаю, да впрочем, сейчас это и не важно.
        Сами медальоны я физически не мог принести с собой, ведь Ключ открыл дорогу сознанию, а не телу, но это и не было нужно. Достаточно было предъявить образы медальонов, запечатленные артефактом и скопированные с материальных носителей. За час до визита я по очереди поднес к кубу каждый из медальонов и все, хранимое в них, было скопировано и сохранено в Ключе. И теперь на стол ложились их образы, ничем не отличимые от реальных, несшие в себе память, чувства, знания - все то, что посчитали нужным оставить в них хозяева. Архивариусы Лиги извлекут из них все это, а сами медальоны навечно разместят в залах памяти, среди тысяч других, как дань уважения погибшим. У меня же на руках отныне просто тонкие серебристые пластинки.
        Трракшад невольно считал вместе со всеми медальоны, появляющиеся на столе перед ним, сверяясь глазами со списком пропавших на Беренхеле охотников. И с каждым новым жетоном, возникавшим на столе, он отчетливо понимал, что хаосит сумел выполнить задание. Как, с помощью чего, кого он для этого привлек, знают лишь демоны, которым тот служит. Но испытание он точно завершил.
        На стол лег последний медальон Лауры Белогривой, лидера отрекшихся, блестящего мага, которой прочили корону архимага, нашедшей смерть в склепах Беренхеля. Последняя строка в списке, висевшем перед Трракшадом, была перечеркнута. «Все…», - мысленно подвел он итог. Испытание завершено, претендент его выполнил.
        Первым заговорил Лер Ган, вынеся свой вердикт. «За», кто бы сомневался!
        - Леди Гвинет? - ученый обратился ко второй участнице, ожидая ее решения.
        Та выдержала недолгую паузу, еще раз сверяясь с условиями прохождения испытания, и затем уверенно произнесла:
        - Испытание завершено, претендент выполнил все условия.
        На эти слова Трракшад раздраженно фыркнул, не в силах сдержать эмоции.
        - Он не мог выполнить это задание сам. Ему кто-то помог, мы видим перед собой пешку, а не шахматиста. Я в жизни не поверю, что одиночка сумел выжить там, где погибла Лаура!
        - А какая разница? - пожал плечами Лер Ган. - Задание выполнено. Какими методами или силами это было сделано, не так важно. Мы никогда не ограничивали охотников в выборе способов и средств при решении поставленной задачи, главное, чтобы они не были больше того зла, которое охотник хочет остановить. А все остальное, Трракшад, лишь слова и рассуждения, не имеющие практического смысла. Испытание завершено, претендент нашел медальоны, и образы наших товарищей вновь с нами. Вы должны либо признать испытание завершенным, либо обосновать ваш отказ.
        Трракшад на время замолчал, перебирая в уме, что еще он может предпринять, и не находя выхода. Формальных весомых причин для отказа не было. Лер Ган прав: медальоны найдены и предъявлены, этот факт бесспорен, его мнение уже не может этого изменить, да и двое судей из трех уже высказали свое решение, не оставляя ему, по сути, выбора.
        - Я признаю, что он справился, - наконец вынуждено произнес он.
        - В таком случае, думаю, пришло время выполнить и ваше обещание, свидетелем которому я был, - с улыбкой напомнил Лер Ган, с удовольствием заметив, как изменился в лице его коллега. Напоминание о неосторожно оброненных при выборе испытания для хаосита словах явно пришлось не по душе. - Слово сказано и должно быть исполнено. Это место не терпит Лжи, - веско закончил первый судья.
        «Его летающие кинжалы!» Трракшад совсем поник, проклиная самого себя за столь глупо данное обещание. Ну кто его тогда тянул за язык?! Кто же мог предположить, что подобное в принципе окажется служителю Зла под силу… Проклятый Лер Ган мог бы и промолчать! Он давно завидовал его коллекции, жемчужиной которой и были парящие кинжалы, способные самостоятельно находить и атаковать цель в радиусе сорока шагов. Даже мелькнула мысль оставить их себе. Но тогда дорога в Лигу для него будет закрыта навсегда. Ему было бы проще потерять вторую руку, чем лишиться их, он даже согласен был и вовсе остаться без одной из рук, заменив ее протезом. Но слово было сказано…
        - Претендент получит обещанную мной награду, - с болью произнес он.

* * *
        Тени, сидевшие передо мной, неожиданно обрели материальность, и я увидел троих людей: высокого мужчину с крупным лбом, очень бледной кожей и слегка рассеянным взглядом ученого, с любопытством смотрящего на меня, красивую девушку с голубыми глазами и белоснежной гривой волос за спиной, облаченную в охотничий костюм, и невысокого зеленого коротышку, едва ли достававшего мне до пояса. На нем был надет роскошный шелковый халат, покрытый вышивкой и украшенный россыпью драгоценных камней, но довольным жизнью хозяина он не делал. Коротышка печально смотрел в стол.
        - Мы рады приветствовать вас в наших рядах, - первым меня поприветствовал высокий мужчина. - Вы прошли испытание и теперь один из нас. Полный функционал охотника для вас отныне разблокирован. В вашем Ключе с сегодняшнего дня доступны библиотека, архивы, зал памяти, вы так же можете брать доступные для вашего ранга задания или заниматься свободной охотой, с правилами которой можете ознакомиться там же. Лигой установлены награды за истребление опасных для людей тварей, текущие расценки приведены в торговом зале. Там же вы можете делать покупки или принимать индивидуальные заказы. Ваш медальон охотника вы получите часа через три, как только его создаст Ключ. Должен предупредить, что медальон фиксирует все происходящее с хозяином с момента активации. Раз в год вы обязаны его предоставить исповедникам для проверки, они изучат все хранимое в нем, дабы убедиться в том, что вы и дальше достойны оставаться одним из нас. Кроме того, по воле исповедников могут быть назначены и внеплановые проверки. Ну и последнее: если на ваших руках накопится невинная кровь, Ключ вас просто сюда не пустит.
        Я читал об этом в записях нага, но все же решил кое-что уточнить: с момента допроса охотника могло многое измениться, все-таки прошло больше четырех десятков лет.
        - Могу я на время отключать медальон? - спросил и внимательно вгляделся в лица своих собеседников: иногда важен не сам ответ, а то, как его произнесли. - Место, в котором я живу, очень непростое, и многое происходящее там не предназначено для чужих ушей и глаз. За несоблюдение этих правил я могу заплатить своей жизнью.
        Трракшад на эти слова невольно усмехнулся, всем своим видом пытаясь сказать «а я же говорил!», но Лер Ган предпочел не заметить его выходку и спокойно ответил:
        - Мы уважаем чужие тайны и личную жизнь. Лишь в момент активации медальона вы становитесь одним из нас. Вы сами решаете, когда это сделать. Нас не волнует, чем вы занимаетесь в свободное от Охоты время, ваши тайны, как вы живете и что побудило вас стать одним из нас: жажда денег, слава, месть или что-то еще. Все это не важно, главное - результат. Но помните, лишь на основе записей в медальоне происходит выплата награды. Если, конечно, условиями заказа не предусмотрено материальное подтверждение выполнения контракта.
        - Хорошо, я понял, - согласно кивнул и сразу уточнил актуальный для меня момент: - В таком случае, такой вопрос: где и каким образом я должен предоставить Скрижали Возрождения для того, чтобы суметь подтвердить выполнение заказа повелителей силы с Беренхеля?
        От этих слов все трое судей умолкли, рассеяно переглядываясь между собой. Скрижали Возрождения, задание высшей категории сложности… После гибели Лауры и ее команды никто больше не решился даже попытаться спуститься за их медальонами, не то что пройти Склепы насквозь… И теперь новичок, едва прошедший испытание, заявляет, что сумел найти Скрижали! С таким же успехом крестьянин с вилами мог бы убить Патриарха Вампиров. Примерно одинаковые шансы. Хотя…
        Лер Ган глянул на стол, где для объявивших испытание отражались данные по сканированию ауры претендента: там четко виднелось серое пятно, похожее на кусок гнили, появившееся лишь недавно. Печать силы Немерона, оставленная им лично. А привлечь внимание бога Смерти очень непросто. Что же должен был сделать новичок, чтобы ее заполучить? Этот вопрос у ученого возник сразу, едва тот увидел метку. Тогда он подумал, что во время поисков медальонов хаосит потревожил нечто в старых храмах, но ответ оказался проще и сложнее одновременно… Скрижали Возрождения - это серьезно. Выполнение подобного контракта поднимет авторитет Лиги, да и причитающаяся ей доля от награды весьма немаленькая… Если, конечно, все окажется правдой. Но Игрок своим испытанием уже доказал, что к нему следует относиться серьезно. А значит…
        - В Городе-в-Пустоте находится представительство Лиги, туда вы должны явиться со Скрижалями Возрождения в качестве доказательства выполнения контракта. Представителям заказчика мы направим сообщение, чтобы они смогли подтвердить его исполнение. Как только они прибудут, вас известят. Если вы не можете явиться туда лично, сообщите об этом сейчас, и мы попробуем найти иные способы…
        Взмах руки остановил Лер Гана на полуслове, не дав закончить фразу:
        - Благодарю, но в этом нет необходимости, я смогу прибыть в Город-в-Пустоте.
        Лер Ган в этом и не сомневался, когда предложил это место для встречи, зная, что хаоситы частые гости вольного торгового перекрестка миров.
        Дальнейший разговор был недолог и мало чем запомнился Лер Гану, в отличие от всего остального, в последствии ставшего легендой среди Очищающих. Переходящей из уст в уста историей про новичка, который настолько увлекся прохождением испытания, что случайно выполнил задание высшей категории сложности.
        Глава 4. Благословение Золотого Дракона
        Удар, лезвие клинка скрежещет по металлическим звеньям цепи, почти разрубая некоторые из них. Чжу Энн уходит в сторону, стремительно разрывая дистанцию, и немедленно переходит в контратаку. Полуоборот, молниеносный взмах рукой - и стальной наконечник цепи летит мне прямо в лицо. Я едва успеваю отвернуть голову, и он проходит мимо, слегка оцарапав щеку. Резко присесть, чтобы на обратном движении мастер не врезал мне им по затылку. И тут же прыжок с перекатом вперед. Не глядя, наношу косой удар снизу-вверх, но лезвие клинка лишь напрасно выбивает искры из проклятой цепи. Для выпускного экзамена Чжу Энн выбрал максимально неудобное для меня оружие. Но и у него есть свои недостатки: будучи в руках мастера быстрым и непредсказуемым на длинных и средних дистанциях, вблизи оно теряет все свои преимущества. Главное, не дать Чжу Энну снова от меня оторваться, и тогда меч еще себя покажет!
        Годы тренировок, проведенные внутри книги, берут свое: с момента ее обретения я не прекращал занятий, каждый раз выкраивая время для упражнений, порой жертвуя ради этого отдыхом и сном. А затем закреплял новые навыки, отрабатывая их с Меджем или самостоятельно. Тайное убежище с беседкой, найденное когда-то Акивой, стало для нас не только домом, но и тренировочным лагерем. И теперь я на практике проверял все, что удалось получить как за время ученичества, так и за дюжину с лишним дней напряженных боев с нагом.
        Чжу Энн стремительно отступает, почти летит назад, едва касаясь пола, и стена тренировочного зала, повинуясь его воле, отдаляется, не давая мне возможности прижать его к ней и лишить свободы маневра. Я не отстаю, преследуя наставника - сейчас идет не только поединок мастерства, но и состязание силы духа. Пора. Толчок воли, и летящая стена замерла. Всего лишь на миг, но и этого оказалось достаточно. Тело мастера, прыгнувшего было назад, уперлось в преграду и отлетело обратно. Чжу Энн явно подобного не ожидал, но тем не менее он не теряет ни мгновения и тут же атакует. Остро заточенный наконечник вновь устремляется мне в лицо, направленный быстрым движением кисти, однако я успеваю перехватить его свободной рукой и резко дернуть назад, не обращая внимания на кровь и боль в разрезанной ладони. Мой рывок выбивает соперника из равновесия. Мастер явно не успел подготовиться к подобной уловке, и его тело поддается вперед, вслед за цепью. Мне осталось лишь продолжить движение меча ему навстречу, и вот уже кончик лезвия показывается из спины учителя, чтобы через миг рассеяться на сотни сверкающих искр…
        За спиной раздался звон малого гонга, известившего об окончании поединка и завершении экзамена. Вставший возле стены Чжу Энн с сомнением посмотрел на меня, затем удивленно покачал головой:
        - Невероятный прогресс, причем за столь короткий срок! Еще год назад ты едва ли смог бы сдать экзамен пятой ступени в школе молодого господина, а сейчас завершил испытания, необходимые для вступления в небесную гвардию. Хотя я был уверен, что к подобным высотам ты в ближайшие лет пять-шесть подняться не сумеешь. Поздравляю. Но как это стало возможным? - он с вопросом посмотрел на меня.
        - В Двойной Спирали есть много удивительных вещей, - чуть подумав, ответил я.
        Рассказывать о Великом зелья таланта, выпитом в начале тренировок с нагом, мне не хотелось. Эликсир, созданный алхимиками Дома Змеи, на время повышал способности принявшего его, позволяя на порядок лучше воспринимать новые знания и ускоренно нарабатывать навыки, многократно усиливая эффект тренировок. При должном усилии и нагрузке ты за весьма скромное время успеваешь усваивать то, к чему обычные люди идут годами. К тому же все это оказалось помножено на тренировочные сражения с нагом, Меджем, боевиками Змей и даже наемными бойцами, которых Шепчущий привлекал для занятий. Он стремился максимально подготовить меня к возможным схваткам с любыми типами живых существ, правда, делая упор на ящеров и звероморфов, известных любителей сражаться в ближнем бою. И теперь в поединке с наставником я наглядно увидел подтверждение роста собственного мастерства.
        Чжу Энн, так и не дождавшись от меня более подробных пояснений, чуть подумав, заговорил:
        - Тебе осталась лишь восьмая ступень мастерства, и тогда ты смог бы войти в число бессмертных. Тех, кому была доверена охрана самого Сына Небес. Но не думаю, что это вообще когда-нибудь будет возможно: у тебя нет должного таланта. Ты не слышишь музыку битвы, для тебя любой бой - это кровь, смерть и грязь, а не яркие мазки красок на полотне нашей жизни. Ты слишком техничен, твоим мечом управляет разум, а не порывы сердца. И я не знаю, как научить тебя видеть сражения иначе. Это либо есть, либо нет. Возможно, со временем ты и сам придешь к новой грани восприятия, и глаза твоей души откроются, позволив уловить невидимые струны жизни, звучащие в каждой схватке. Услышать их мелодию, почувствовать натяжение и по ним ощущать и распознавать все происходящее в бою. Видеть картину происходящего не умом, а сердцем, чувствуя вокруг каждое изменение и интуитивно реагируя на угрозу. Разум - это ненужный, глупый посредник, лишь отнимающий драгоценное время на принятие решений во время схватки. Возможно, спустя годы тренировок ты сможешь пробудить в себе это или тебе кто-нибудь поможет, кто-то более опытный, чем
я. И тогда ты сможешь подняться на восьмую ступень…
        - А затем бросить вам вызов, чтобы, в случае победы, оказаться навсегда запертым в этой книге, как когда-то это произошло и с вами, - закончил за него я, пристально глядя на Чжу Энна.
        От моих слов он замер, не зная, что сказать, а затем, не выдержал и опустил голову, не в силах более смотреть мне в глаза. И лишь спустя пару минут глухо произнес:
        - Так ты знал…
        - С самого начала обучения, - подтвердил я. Мне сейчас было весьма неловко от всего происходящего. Предупреждение об особенностях награды, пусть и несколько запутанное, я нашел в кристалле нага, когда после первой встречи с мастером пытался разобраться, что это за благословение Дракона такое, обещанное лучшим ученикам.
        Под пытками Шепчущего несчастный хранитель библиотеки рассказал всё, что помнил, выдав в том числе и главный секрет книг учителей, позволявший находить самых лучших наставников, заодно создавая для тех мотивацию как можно лучше готовить своих учеников. Ведь только так, найдя замену себе, они сами могли когда-нибудь обрести свободу, и, получив молодое, тренированное тело, стать личными телохранителями императора.
        - Прости меня, Рэн, - тихо произнес Чжу Энн, так и не сумев поднять голову, чтобы встретиться со мной взглядом, - но сила, удерживающая меня здесь, также налагает и запрет на раскрытие главной тайны. Я не мог…
        - Не надо, - остановил я мастера. - Я благодарен за ваши знания, учитель. Спасибо вам за то время, что вы потратили на меня. Мне удалось многое постичь и многому научиться благодаря вам, не только тому, как использовать меч, но и тому, когда его лучше оставить в ножнах. А теперь я хотел бы с вами попрощаться: пришло время исполнить обещание, которое я дал в начале своего обучения. Это наше с вами последнее занятие. Как только я уйду, вы получите долгожданную свободу. Как уже говорил: Двойная Спираль - удивительное место, и в ней многое можно найти, в том числе и Мастера ритуалов, способного снять удерживающие вас узы. Онрассеет печать, наложенную на книгу, и откроет вашей душе дорогу к кругу жизни. Это мой вам подарок и благодарность за ваше обучение.
        - Но почему сейчас? - удивленно уточнил Чжу Энн, обдумывая услышанное. - Ты мог бы еще немало почерпнуть из моих уроков: твои навыки во многом несовершенны, нужны длительные тренировки и многочисленные учебные бои, чтобы отточить их, да и твоя техника двойных клинков вообще никуда не годится. Потребуется еще как минимум пара лет, чтобы ты смог достойно использовать обе руки.
        - Боюсь, что у нас нет на это времени, учитель, - покачал я с сожалением головой. - Через месяц меня самого может не быть. Смеющийся Господин, бог, которому я служу, проводит турнир среди своих последователей, и высока вероятность того, что мне не суждено его пережить, а значит, и не получится исполнить наш договор. Пока состязания еще не начались, я хочу максимально завершить все свои дела и выполнить, насколько это возможно, данные мною обещания. Чтобы, в случае чего, надо мной не довлел груз невыполненных слов и дел.
        Чжу Энн, посерьезнев от этих новостей, задумчиво произнес:
        - Но, в таком случае, может, и не стоит вступать в бой, раз ты настолько не уверен в собственной победе?
        На это мне оставалось лишь устало вздохнуть:
        - Избежать схватки уже не получится. Слишком многое вложено в подготовку к турниру, слова были сказаны, обязательства взяты. Да и награда оправдывает возможный риск. Хотя, - я на время замолчал, - не ради нее я все это делаю.
        - А ради чего? - спросил наставник, внимательно глядя на своего последнего ученика, внезапно раскрывшегося с совсем новой стороны.
        Над ответом на этот вопрос пришлось немного задуматься. Сложно сформулировать в единую мысль те порывы души, что заставляют тебя двигаться ежедневно.
        - Ради шанса сделать что-то хорошее, - наконец я почти вытолкнул из себя эти слова. - Место, где я живу, настоящая клоака: смерть, предательство, боль, пытки, жертвоприношения, души, отдаваемые на корм демонам - всего не описать. Двойная Спираль, словно воронка, засасывает в себя разумных, а потом все это… - неопределенно махнул рукой, - калечит, кромсает души и сознания попавших в Игру Хаоса. Навязывает свои правила, которым ты либо следуешь, либо погибаешь. Со временем существа из самых разных миров и культур превращаются в Игроков, для которых практически нет пределов и границ допустимого. Все, чего я хочу, это дать шанс другим, крохотный шанс не стать очередным маньяком и палачом, а остаться собой. Не убить и растоптать лучшее в себе ради выживания, а сохранить. Открыть новый путь. Но для этого мне нужна сила и власть, кусочек которой я смогу получить на турнире. Мне нужен пример, который покажет, что и без убийств невинных можно многого добиться в Двойной Спирали. В прошлом уже был такой Игрок, но его ученики пали, им так и не дали взлететь. Я хочу попробовать еще раз, создать Дом для тех,
кто желает не пресмыкаться перед темными божками и вырезать беззащитных, а наоборот - стать мечом и щитом для разумных, не способных защитить себя самостоятельно. Пустить силу Хаоса не во зло, а на благо… Ну, или хотя бы немного качнуть весы добра и зла, давно склонившиеся в одну сторону, - усмехнувшись, самокритично добавил я.
        - Благородная цель. Я желаю успеха в задуманном тобой, - Чжу Энн, подойдя ближе, легонько дотронулся до моей груди напротив сердца, прощаясь. - Жаль, что я уже не в силах тебе помочь. Хотя…
        Мастер ненадолго задумался, а спустя десяток ударов сердца тренировочный зал исчез, и мы оказались в личном кабинете наставника. Небольшой столик, соломенные маты на полу, символ Империи Цветущего Лотоса и массивная статуэтка в виде красного дракона. К ней то и подошел мастер. Несколько быстрых прикосновений к искусно выполненной фигуре, и с легким щелчком из каменного пьедестала выдвинулся ранее скрытый от глаз небольшой ящичек. Чжу Энн бережно снял с него крышку, и я увидел набор цветных пузырьков и деревянную палочку с десятком игл разной формы и длины.
        Глядя на раскрытый набор, наставник тихо заговорил:
        - Лучшим из учеников по завершении обучения мастер мог сделать особый подарок: татуировку, как символ старания и достигнутых успехов. Или таким же образом наказать. Например, Обезьяна обозначала, что ее хозяин груб и невежлив, драчлив и не умеет себя сдерживать. Ею я в прошлом частенько одаривал сынков аристократов, не умевших достойно себя вести. Журавлем я награждал тех, кто ловок и быстр и хорошо овладел искусством копья. Тигр означает, что ты силен, но безрассуден и часто забываешься на поле брани. Медведь - медлителен и осторожен, но лучше с таким в бою не сходиться. Каждая из татуировок - это не только символ пройденного обучения, она несет в себе частичку силы духа, выбитого на татуировке, к которому можно воззвать в важный момент. Твоя цель, Рэн, чиста и благородна, и мне хочется хоть немного помочь в ее достижении. Татуировку, что планирую тебе подарить, я выбивал лишь однажды, когда юный наследник императора пришел сюда на обучение. Ты подобного не заслужил, но я выдам ее авансом в надежде на то, что когда-нибудь ты достигнешь необходимых высот и окажешься ее достоин. Присядь.
        Он указал на стол и пару стульев, возникших за моей спиной, а сам принялся возиться, расставляя и распечатывая разноцветные пузырьки. Последним он открыл крохотный флакон, наполненный золотистыми чернилами.
        - В нем смешана кровь, эссенция духа и чешуйки Великого Дракона, - произнес мастер, отвечая на мой молчаливый вопрос. - Рисунок, созданный мной, не только отпечатается на твоей ауре, но и возникнет на теле, так что будь готов. А теперь не отвлекай меня, это крайне сложная работа, здесь нужно быть предельно внимательным и сосредоточенным.
        Я кивнул, настороженно наблюдая за действиями наставника. А тот, подобрав подходящую иглу, начал создавать контур будущей татуировки.
        Спустя несколько часов Чжу Энн, облегченно выдохнув, откинулся назад, довольно окинув взглядом проделанную работу - красного с золотистыми прожилками дракона, обвившего крепкое запястье. За такое в прошлом его могли развоплотить, но уже многие годы на свете нет императорских магов, способных это проделать. Нет и Империи Цветущего Лотоса, которой он поклялся служить, ничего нет: города разрушены, жители мертвы, само имя его родины стерто из памяти вселенной. Остался лишь он и последний отголосок великой страны, что сейчас возник на руке его последнего ученика.
        Наступило время завершающей части ритуала. Они вдвоем направились в молитвенный зал, отдавая дань уважения богам и духам предков. Большое просторное помещение было наполнено дымом благовоний, вдоль стен высились статуи малых богов. Но не к ним они сегодня пришли: Чжу Энн уверенно приблизился к величественной статуе Красного Дракона, возвышающейся в центре храма. С алтаря, стоящего пред ней, учитель взял длинный свиток и, развернув, принялся читать слова, лишь единожды произнесенные им за все время пребывания здесь.
        Возможно, ему и придется нести ответ за содеянное сегодня перед Великим Драконом, чью силу он передает чужаку, никогда даже не видевшему лазоревое небо его родины, ее бескрайних рисовых полей, раскинувшихся под ним, согнутых спин крестьян, чьими руками и была построена огромная империя… Пусть так, но он был уверен, что Владыка Небес его поймет, он расскажет Ему, зачем и во имя чего так поступил: о памяти и о бессмертии, что та дарует, ведь пока их помнят, они живы. О малом осколке огромной страны, оживающей сейчас на руке ученика, его последнем даре, завершающем историю и дающем начало чему-то новому…
        Слова обращения оживили статую, пробудив частицу Великого Дракона, хранящуюся в ней. Металлическое тело вздрогнуло, дракон открыл глаза и взглянул на склонившего перед ним колено Рэна. Ощутил рисунок, нанесенный мастером, вгляделся в душу того, кого служитель просил наделить великой силой. Силой, достойной которой ранее признавались лишь наследники Сына Небес. А затем выдохнул поток пламени, перетекший в рисунок на руке. Дух Дракона понял и принял решение мастера, отдавая без остатка свою силу, а вместе с ней и знания: секретные техники боевых искусств, которыми был достоин обладать лишь сам император…
        Татуировка на руке ожила, крохотный дракончик неуверенно заелозил хвостом, осваивая новое тело и осознавая себя. Рэн, потрясенный и еще не до конца отошедший от случившегося, растеряно потряс головой. Чжу Энн подошел к ученику и крепко обнял его за плечи.
        - Прощай, и да сопутствует удача твоему пути! Я буду молить Великого Дракона, чтобы он присматривал за тобой. И еще, не дай знанию пропасть. Когда придет время, найди учеников и передай им то, чему я сумел научить тебя.
        - Обещаю, - серьезно кивнул Рэн. - Если смогу выжить.
        Напоследок он взглянул на мастера, пытаясь как можно лучше запомнить его.
        - Пора.
        Силуэт Рэна померк, начал истаивать и вскоре полностью растворился в воздухе. Чжу Энн неспешно вышел из храма и замер на его пороге, окинув взглядом иллюзорный город, лежащий у подножия горы, прощаясь с местом, бывшим ему домом все это время. Затем он почувствовал пульсацию силы. Рэнион все-таки сдержал свое слово.
        Мастер ритуалов Нирис приступил к выполнению заказа.
        Сначала Малый ритуал очищения, стирающий и разрушающий узы магии. Уничтожить чужое плетение всегда гораздо проще, чем воссоздать его или повторить. Ритуалист оценил творение магов Империи Цветущего Лотоса и сразу признал, что ни понять, ни скопировать его он не сумеет, а вот разрушить - вполне. Под действием его воли и потоков магии, направленных умелой рукой, рассеивались барьеры и печати. Затем последовал Малый ритуал высвобождения. Доведя его до конца, что неожиданно оказалось не так уж и просто, Нирис почувствовал, как по мосту душ, созданному им, проскользнул дух мастера боевых искусств, на протяжении многих лет заключенный в книге.
        Чжу Энн стоял на вершине холма.
        Первым, что он почувствовал, был запах цветущих персиковых деревьев. Ему так не хватало запахов все эти годы!
        Затем он увидел дорожку, ведущую вниз к долине, а вдалеке - маленькие домики с покатыми остроконечными крышами из красной черепицы, детвору, играющую возле дороги, крутящихся рядом с ней небольших псов… Его сердце глухо ударилось в ребра, узнавая родную деревню, покинутую молодым воином много лет назад ради постижения новых вершин в боевых искусствах, которые в итоге и привели его к заточению в книге. А теперь мастер, счастливо улыбаясь, наконец-то возвращался домой после слишком долгого отсутствия.
        Глава 5. "Почти" не считается
        Резко хлопнула дверь, и дребезжащий звук колокольчика разогнал полусонную дрему.
        Недавно открытую таверну трудно было назвать чем-то особенным, но она все же стоила того, чтобы потратить время на ее поиски в вечно меняющемся Городе. Не то чтобы тут вкусно кормили или наливали какое-нибудь особо запоминающееся пойло - так, ничего выдающегося - но вот атмосфера была хороша. Темную лакированную стойку с царапинами и сколами не защищали руны прочности, а столы протирались вручную. У выставленных на витрине бутылок все этикетки были на одном языке, как и ненавязчивые песенки, постоянно звучащие в фоне. Официантки, с удачно прикрытыми челками лбами и высокими воротниками-стоечками, скрывавшими рабские метки, относились к одной расе, а дешевые занавески смазывали вид на улицу. Здесь ничего не напоминало об Игре. Даже посетители не портили обстановку, стараясь в голос не обсуждать ни карты, ни последние рейды.
        В общую благостную картину не вписывалась лишь рожа Керра, подмигнувшего ему, пока бармен неторопливо цедил пиво и сливал пену. Настроение было испорчено, но уходить бессмысленно - этот не отвяжется, пока не скажет, зачем нашел.
        Как всегда без спроса пристроив свои кости на стуле напротив, человек довольно крякнул, сделав первый длинный глоток.
        - Хороший денек, мохнатый. А вот браслет, что ты добыл… Шучу-шучу, - увидев выражение лица тигролюда, тут же поднял руки в притворном испуге навязавшийся собеседник. - Ну не мог я не дернуть тебя за хвост.
        И надолго замолчал, что этому болтуну было совершенно не свойственно. В то, что пиво вкусное, Медж не поверил, но заговаривать первым не собирался.
        - А ведь, знаешь, тебе повезло, дружище, - тихо и непривычно спокойно протянул делец, - что расплатился со мной так вовремя. Еще чуть-чуть, и отправился бы на Арену, завоевывать приз Владыки.
        - Ты совсем спятил?! - тут уже старый кот не выдержал. - У меня ни малейшего шанса выиграть Турнир тысячелетия! Мой контракт предусматривал услуги наемника, а у них всегда должен быть нормальный шанс на выживание. Так что у тебя ничего бы не вышло.
        - Ну, тебя могли подучить, натаскать, снабдить картами…
        - Чушь! За малый цикл из меня не сделать кланового поединщика. В любом случае, я тебе больше ничего не должен.
        - Верно, - но пристальный взгляд водянисто-серых глаз не спешил отпускать тигролюда. - Бывай, мохнатый. Береги хвост! - и пустая кружка с размаху шлепнулась на столик.
        Звякнул и замолк дешевый колокольчик на двери, а Медж все никак не мог перестать мысленно прокручивать сказанное.
        Керр не был ему другом, и даже приятелем его назвать не получится. И чтобы он предупредил просто так, бесплатно? Не в его стиле. А так вовремя взыскать с него долг - и упустить прибыль? Бред. Этот крысюк в облике человека на бескорыстную помощь не способен в принципе. Да и разве мог он узнать о проведении Турнира заранее? На подобной информации он сделал бы себе состояние. Маленькое, но очень приятное.
        Так что все сказанное - ерунда и игра на публику. Тогда что ему было надо? Рэн?..

* * *
        Саймира внимательно оглядела узкий коридор, уходящий вдаль. Черные силуэты распахнутых дверей скрывали за собой пеналы крохотных комнат, зияющих провалами окон. Мусор на полу выглядел непотревоженным, осколки стекла равномерно поблескивали под подоконниками… Вроде бы здесь никого не было.
        ПРИСУТСТВИЕ ЖИЗНИ молчало, и, решившись, анир осторожно пошла вперед, время от времени замирая на месте и втягивая носом воздух: УСИЛЕНИЕ ЧУВСТВ, зелье, выпитое ею в самом начале, позволяло улучшить не только зрение со слухом, но и обоняние. Возможно, она сможет уловить запах своего противника, оставшийся на мусоре, или услышать неосторожное движение, способное выдать врага, затаившегося в засаде. Никого.
        Максимально неудобная для нее арена Дом с разбитыми окнами разом нивелировала всё ее преимущество. Хотя, какое там преимущество? Теперь, при белых картах - жалкий шанс на выживание. Обычные ударные заклятья превратились в мусор, пользоваться имеет смысл только картами не ниже серебра, а она лишь начала переформировывать свою колоду, привередливо отказываясь от изредка попадавшихся в продаже не особо удачных золотых атакующих карт. Надо было взять хотя бы золотой доспех из дома Эшхарин, как советовали друзья! И ведь Рэн ее почти уговорил! Только вот в бою «почти» и «чуть-чуть» не считаются, не готов - значит труп. Девушка горько усмехнулась: похоже, сейчас она убедится в этом на практике.
        Ее главная ударная сила, Шум-Шум, просто не мог развернуться и двигаться в этом тесном переплетении комнат и лестничных пролетов. Даже Люторог, боевой ездовой зверь, был слишком массивен для этих узких коридоров и низких потолков. Вторая и последняя серебряная карта призыва, Инистый волк, хоть и сравнялась по силе с обычной, в итоге оказалась сейчас ее единственным защитником, которого необходимо приберечь непосредственно для схватки. Другие же призванные существа стали теперь не опаснее домашних любимцев и для боя толком не годились, а в качестве разведчиков на этой арене ей скорее помешают: без постоянного контроля со стороны хозяина они могут выдать ее местонахождение врагу. В отличие от Рэна, у анир не было высокоразвитых существ с интеллектом, да еще и достаточно небольших по габаритам. Тот же Птицелов мог бы оказаться здесь весьма полезен для первичной разведки, впрочем, как и десяток других известных ей разумных существ, которых у нее просто не было. Как не было и специфических карт летающих разведчиков, приспособленных для исследования помещений или других замкнутых пространств. И эту свою
уязвимость она успела сейчас весьма остро осознать.
        Пустив перед собой собирать возможные ловушки КАМЕННОГО БРОНЕПЯТА, выбранного из-за отсутствия собственного запаха, девушка прошла коридор до небольшого обшарпанного холла и на миг задумалась о том, не оставить ли позади свою собственную ловушку. Затем все-таки решилась двинуться дальше: у нее не слишком много карт подобного типа, нужно быть экономной. Учитывая размеры арены-дома она может сейчас потратить заклятье, а враг так даже и не появится в этом месте.
        Дверь чуть побольше остальных скрывала за собой узкий лестничный пролет с бесконечной вереницей ступеней, ведущих вверх и вниз. Перегнувшись через перила, анир посмотрела ввысь и увидела где-то там далекое светлое пятнышко, опустила голову и встретила темноту, поглотившую нижние этажи.
        Тихо охнув, Саймира с ужасом осознала всю величину арены, на которой ей придется бороться за свою жизнь…
        Спустя шесть часов…
        Девушка медленно брела по очередному коридору, почти не глядя по сторонам. Она жутко устала от ожидания предстоящей схватки, растратила весь свой запас зелий и поисковых карт, но так и не нашла противника. И уже начала задаваться вопросом, а есть ли он здесь вообще? Может, ее обманули, и в доме кроме нее никого нет? И теперь она обречена вечно скитаться по этим проклятым коридорам, не в силах завершить бой в виду отсутствия врага и без возможности когда-либо выбраться из превратившейся в ловушку арены?
        Так же не может быть!!!
        Но за все это время анир не нашла ни единого следа его присутствия: ни отпечатка лапы в пыли, ни мусора, сдвинутого приоткрытой дверью, ни оттенка запаха… Ничего. Как же она устала от всего этого!
        Задумавшись, она даже не сразу услышала ехидное покашливание позади себя. А осознав, резко развернулась, вскинула Активатор и… огненная вспышка ударила в большой зеркальный щит, скрывавший за собой размытую фигуру врага. Не успела анир дернуться, как ее собственное заклятье отразилось от зеркала и полетело назад - прямо в нее, не ожидавшую ничего подобного. ОГНЕННЫЙ ВСПОЛОХ растекся по недавно купленному доспеху, ощутимо нагревшемуся, но сумевшему защитить хозяйку от пытавшегося затечь в любые щели пламени, а противник, не теряя времени, резко бросился вперед, быстро сокращая дистанцию. Саймира, растерянная и напуганная происходящим, забыв про Инистого волка, едва успела активировать новую карту: пара самонаводящихся ЛЕДЯНЫХ ЗВЕЗД, угрожающе щерясь шипами и рыская из стороны в сторону, устремилась вперед… чтобы через миг повторить судьбу первой атаки. И тут удар шитом сбил ее с ног, почти одновременно со взрывом собственного вернувшегося заклятья.
        Доспех, бессильно мигнув, пропал, и ребро щита со всего маху больно врезалось в живот, казалось, размазав ее по полу. Массивная фигура противника угрожающе нависла над девушкой, но затуманенный адской болью взгляд не мог сосредоточиться. Анир попыталась вскинуть Активатор в последней попытке сделать хоть что-то, но этого ей не позволили: удар ноги отбросил руку назад, заставив онемевшие пальцы бессильно разжаться, а следом последовал быстрый удар из-за щита. Три острых, загнутых когтями золотистых клинка, удлинившись, легко проткнули костюм из кожи камузина. Остро заточенный металл пробил ребра и впился в легкие, Саймира вскрикнула от боли, выгнувшись дугой, а противник быстро повторил атаку, нанеся завершающий удар…
        Бой завершен.
        Арена стала меркнуть, Медж оглядел место прошедшей схватки, затем привычным движением повесил щит за спину, сладко зевнул и потянулся, разминая затекшее после сна тело.

* * *
        - Ты что, все это время спал?! - от возмущения Саймира не могла найти себе места. Снова вскочив, она принялась быстро метаться по тесному залу выбора тренировочной арены, не в силах успокоиться. - Но я же искала тебя везде! Астральный взгляд, Присутствие жизни, кратный Дальний поиск, зелья Усиления чувств и Аурного взгляда… Биение чужого сердца даже потратила - и ничего!
        Медж на эти слова лишь довольно улыбнулся, открыл Книгу, извлек из нее серебряный прямоугольник и протянул его пыхтящей девушке.
        - ЛОГОВО УСТАВШЕГО ДРАКОНА, - прочитала та название. - Кратная. Создает защитную зону, скрывающую хозяина и его союзников от любых поисковых чар и заклинаний, - гласила надпись на карте. На рисунке был изображен спящий дракон, укрывшийся в гроте, а вокруг него парили голубые символы, столкнувшись с которыми, звуковые волны эхолокации меняли свое поведение, буквально обтекая отдыхающего зверя. Внизу Саймира заметила надпись-предупреждение: «Одно движение, и защита чар спадет».
        Она непонимающе посмотрела на Меджеха, требуя пояснений. Даже во сне можно невольно пошевелиться, случайно повернуться набок, дернуть рукой или ногой. Как в принципе оказалось возможно этого избежать, не говоря уже о том, чтобы неподвижно пролежать под защитой все шесть часов, что она его искала, было абсолютно не ясно.
        И старый кот без слов понял ее незаданный вопрос. Достав из бокового кармана сумки небольшой пузырек ядовито-оранжевого цвета, показал его анир.
        - Зелье СОННОГО ПАРАЛИЧА, дозировку довольно легко рассчитать и заранее развести в зависимости от собственной массы так, что одна капля обеспечит примерно час беспробудного сна с полностью неподвижным телом. Очень удобно. Помню, как-то раз мы с Рэном под таким пологом двое суток прятались, когда за нами гонялись бойцы Острозубов.
        Щелкнув когтем по бутылочке, от чего со дна поднялась взвесь более ярких крупинок, он убрал склянку обратно и серьезно посмотрел на девушку:
        - Риск, конечно, есть: если тебя все-таки найдут, ты будешь полностью беззащитна перед своими врагами. Но для подобных арен, если противник не знает о наличии у тебя такого заклятья, это решение может оказаться выигрышной тактикой. Враг мечется, ищет тебя по коридорам, расходует карты и зелья на поиск, тратит собственные силы, а ты отдыхаешь и ждешь. Нельзя все время быть настороже - рано или поздно недруг потеряет бдительность, устав от постоянного напряжения, да и тебе не так уж и сложно будет его найти, ведь пока он мечется в поисках по всему дому, оставит достаточно следов… А дальше, думаю, и так все ясно: внезапная атака на расслабившегося, уставшего от ожидания неизбежного врага и все. Такую тактику называют «затаившийся крокодил», ее редко применяют, но все же иногда различные вариации подобного можно встретить и на арене, и в обычном бою.
        - Я поняла, - кивнула Саймира и недовольно поморщилась от фантомной боли, прострелившей живот, а затем спросила: - А что это у тебя был за щит? Как он сумел отразить в меня мои же заклятья?
        - Держи, - Медж извлек из Книги новую карту. - ЩИТ ПЕРСЕЯ, призываемое оружие, отражает в противника использованные тем заклинания вплоть до серебряного ранга включительно. Против физических атак полностью бесполезен, его легко разбить даже обычным камнем. Но против магии, да еще на близком расстоянии, может оказаться очень эффективен, особенно если враг, как и ты, полагается в основном на Активатор. В свою бытность в Клинках Арендейла я с удовольствием арендовал его у клана. Когда уходил, выкупить щит, разумеется, не разрешили, но недавно мне повезло - натолкнулся на такой же в одной из тех мелких лавок, что экономят на аукционе.
        Анир согласно кивнула: далеко не все интересные карты выставлялись в итоге на общие торги, но ходить по маленьким магазинчикам в последнее время ей было абсолютно некогда.
        - А с Рэном ты бы смог подобное провернуть, ну, этот вариант с крокодилом? - задумавшись, поинтересовалась она.
        - Нет, - ответил кот, резко помрачнев. - И даже не стал бы пытаться. - Ему была неприятна сама мысль о перспективе вступить в поединок с другом. Но для Сай все же пояснил: - Он знаком с этой уловкой, а ее главный секрет и единственная возможность на успех заключаются в том, что враг к ней не готов. Это раз. А во-вторых, у Рэна слишком большой набор карт, чтобы эта тактика принесла успех. И не забывай, у него есть отряд. Сотни Фейри обшарят всю арену меньше чем за час, просто визуально найдя затаившегося противника. Или Хранительницы Колодца призовут сонм мелких духов и отправят рыскать по всем углам. А еще могут провести Ритуал поиска: не уверен, что полог сможет защитить он него, все-таки заклятья и ритуалы - разные вещи. Да даже просто призовет своего Духа-пустотника и устроится отдыхать, пока тот трудится, терпения напарнику хватит. В конце концов, Логово уставшего дракона не панацея, оно отлично защищает от поисковых чар, скрывая и запах тела, и стук сердца, и само биение жизни, - но от атакующих заклятий или иного урона не прикроет. Рэн в свое время пожар устроил, чтобы выкурить одного
умника, использовавшего схожую тактику, из лабиринта развалин. Тот затаился и выжидал в засаде, замаскировавшись, но ему это не помогло.
        На эти слова Саймира лишь тяжело вздохнула, наглядно убедившись, какая бездна разделяет ее и Мэджеха с Рэном. И сколько еще ей необходимо постигнуть и изучить, чтобы просто не погибнуть, в очередной раз оказавшись на арене.
        От не слишком веселых мыслей ее отвлекло осторожное прикосновение к плечу:
        - Ну что? Разбор твоих ошибок и еще один бой?
        Девушка, встрепенувшись, покачала головой и невольно поморщилась: кот, с неделю назад вернулся откуда-то весь израненный и будто с цепи сорвался, яро взявшись за ее тренировки. Ей даже пришлось оплатить на ближайший цикл услуги нескольких брокерских программ, чтобы те подменяли ее на не самых важных закупках. Да и Рэн все последнее время или пропадал где-то в Доме Змеи, или практически безвылазно торчал в тренировочном зале. И хотя анир понимала и принимала необходимость не лезть в его дела и даже не строить догадок, чтобы случайно не подставить опасным знанием, вся эта ситуация выглядела крайне тревожной. А еще больше девушка боялась, что Шепчущий втянул любимого в очередную авантюру, из которой тот уже не сможет выбраться живым.
        Медж уселся рядом и легонько приобнял ее:
        - Устала от боли, да? Но пойми, тебе необходимо перебороть себя. Отступишься сейчас, позволишь себе послабление - и придется начинать чуть ли не с самого начала. Ты должна научиться сражаться при любых условиях, в любом состоянии, до конца и даже дальше. Выбили оружие - дерись кулаками, сломали руки - кусайся, но ползи к победе, даже если нет сил и не веришь в успех. Только так у тебя появится шанс выжить…
        - Ты не понял, - мягко остановила разошедшегося друга девушка. - Я не против учиться, - она опять не удержалась от вздоха, - по крайней мере, признаю необходимость этого. Просто у меня назначена важная встреча, а мне еще надо успеть подготовиться. Последний бой слишком уж затянулся, - и кривая усмешка вылезла сама собой.
        Дождавшись кивка и обещания с утра заняться ее физической подготовкой, Саймира подхватила сумку, лежавшую на полу и, на ходу бросив «спасибо», отправилась на выход. Она действительно припаздывала, а впереди ее ждала не менее важная схватка.

* * *
        Город-в-Пустоте
        Иглы высоток делового центра почти протыкали защитные поля, укрывшие город от поглотившей его пустоты. Глядеть вверх было по-своему жутко: одна мысль о том, что стоит щитам мигнуть, и весь воздух вырвется из твоих легких, заставляла леденеть позвоночник. Гости и клиенты не любили смотреть в отсутствующее небо, а ведущим здесь дела «местным» было некогда. Город-в-Пустоте был не просто местом встречи укрывшихся от взглядов богов и закона личностей, а слыл крупнейшим перекрестком миров - торговой площадкой, позволяющей преступным элементам различной степени одиозности и представителям вполне законных, открыто работающих компаний спокойно иметь друг с другом дела: сильнейшие местные кланы охотно выступали гарантами в подобных сделках, за свой интерес, разумеется.
        Контракты, заключенные в Городе, частенько бывали с душком, но когда политику и крупный бизнес интересовала совесть? Бал правили выгода и голый расчет.
        Женщина в строгом деловом костюме с идеально сидящей юбкой-карандашом и выглядывающим из кармашка тончайшим вышитым платочком, не останавливаясь прошла приемную, дежурным кивком поздоровалась с секретарем, и, получив заверение, что ее уже ждут, скрылась за дверью в просторный кабинет.
        Это особое искусство - так спланировать время своего прибытия, чтобы не задержаться ни на мгновение, превращая себя в опоздавшего, но и не оказаться вынужденным ждать в предбаннике словно мелкий служащий, вызванный к директору. Особенно, если противник, пардон, будущий контрагент, найдет основания первым занять зал переговоров.
        Так и есть, представители «Силдон Корп» уже оккупировали свою половину стола, неспешно переговариваясь с господином Чениеном - видимо, подгадали обсуждение своего вопроса так, чтобы остаться здесь с предыдущей встречи.
        Но благодаря проявленной предусмотрительности теперь ситуация выглядит, будто все ждали именно ее, как самого занятого участника переговоров. Один - один.
        В глазах хозяина кабинета мелькнула снисходительная усмешка - он видел подобные игры уже сотни раз, но правила принимал и не собирался мешать сторонам меряться собственной значимостью. Для него важно дело, вернее, его прибыль в нем. И репутация. А за ее грозной силой клан, славящийся возможностью достать что угодно и где угодно, следил тщательно. Его сегодняшние клиенты будут сотрудничать честно, если хотят и дальше иметь право ступать на парящие мостовые Города-в-Пустоте.
        Большой голографический экран, полукругом охватывая свободную стену, неспешно разворачивал перед скептически настроенными зрителями картину унылой бедной равнины. Камера слегка подрагивала, мелкие холмы беспорядочными складками разбегались в разные стороны, чахлая растительность почти сливалась по цвету с серо-коричневым камнем, проступавшим то тут, то там сквозь тонкий слой почвы. Живности не было.
        Вдруг в низких свинцовых облаках образовалась брешь, и белые солнечные лучи кинжалами пронзили царящую в мире серость. Откликаясь на их вызов, сотни искр, будто блики с поверхности волн, зажглись на спинах холмов. Друзы прозрачных кристаллов, растущих на выходе породы, сверкающими цветами заполнили равнину насколько хватало взгляда.
        Саймире пришлось изрядно повозиться, стабилизируя изображение, - глаза призванной птицы-разведчика были несопоставимы с возможностями профессионального дрона, но времени самой отправиться на относительно дальний, «проходной» в понятиях Игроков, Осколок, у нее не было. Как не было и достойных доверия сопровождающих - друзья были заняты своими делами, а привлекать посторонних, выдавая им свои планы, было бы глупостью.
        Пришлось довольствоваться выкупом у разведчика всех его записей о посещении данного безымянного пока мира. Не стоил он собственного имени из-за полной бесполезности.
        Нет, сначала гнолл, работавший на какой-то мелкий клан, найдя прямо под ногами россыпи драгоценных камней, собирался придержать информацию исключительно для себя. Набил сколотыми друзами сумку и мечтал о дайнах и новых картах. Только вот вернувшись в Двойную Спираль, обнаружил, что камни, прозрачные ранее словно горный ключ, помутнели и стали хрупкими, а если их долго держать во влажных ладонях - и вовсе начинали «таять». Местные знатоки из ювелирных лавок попроще постановили, что минерал относится к каким-то солям, и потеряли к нему интерес. Гнолл не снял бесполезные блестяшки с аукциона только потому, что лот был уже оплачен.
        А вот Саймира, к своему огромному удивлению, заподозрила в помутневшей друзе знакомые еще по шумихе в научных кругах родного мира живые кристаллы. Разумными они, разумеется, не были, но способные наращивать слой за слоем, идеально подходили для создания компьютеров, использующих архитектуру нейронных сетей. Правда, открытие к революции в сфере вычислительной техники так и не привело - для выращивания в промышленных масштабах кристаллы не подходили, слишком уж долгим был процесс, но отдельные машины по спецзаказам на их основе строили.
        Тут же целая долина уже взрослых кристаллов, и, скорее всего, одной видимой глазу местностью дело не ограничится. Только вот доступа у Игроков за пределы Осколка не было. И местные жители, способные открыть Тайную тропу в родной мир, отсутствовали.
        Несмотря на очевидные трудности, Саймира все равно организовала через тот же Город-в-Пустоте экспертизу купленных кристаллов, убедилась в верности собственных предположений, вытерпела понимающие усмешки гнолла, решившего, что она собирается впарить какому-нибудь простачку целую партию неликвида, и завертелась в организаторской суете.
        Стоило картинке замереть на заранее подобранном эффектном кадре, как тишину затененного зала нарушил едкий голос:
        - Продемонстрированная запись несет явные следы обработки и в принципе не может служить доказательством озвученных Вами сведений, - недовольно поджав губы, процедил мистер Рифеган, желчный субъект, представленный как специалист по безопасности. Какой именно безопасности не уточнялось. - И хотя претензий к экспертному заключению не имеется, сами по себе образцы могут быть взяты где угодно. А их длительное нахождение вне предписанных условий не позволяет даже приблизительно оценить возможное качество.
        Анир безмятежно улыбнулась. Развалиться в кресле не позволял выбранный образ, но ее спокойствие и расслабленность ярко контрастировали с подтянутой агрессивностью оппонента. А еще от опытного торговца не укрылся интерес, промелькнувший в глазах второго эксперта, полноватого и чуть суетливого тара Лит-Гобри. Именно он из всех троих представителей «Силдон Корп» крутил во время осмотра кристаллы с явным знанием дела. Глава делегации, господин Фрабент, недовольно кашлянул, формально не одобряя резкость своего подчиненного.
        - Разумеется, представленные съемки являются предварительными, - подчеркнула она голосом последнее слово, - и служат лишь для наглядной демонстрации приведенных данных. Я считаю, что никакие замеры, даже выполненные самым надежным сертифицированным оборудованием, не сравнятся в надежности с проверкой, проведенной собственными силами.
        Безопасник презрительно хмыкнул и отмахнулся от ее слов, считая их простой шелухой, призванной служить хорошей миной при плохой игре.
        - Поэтому, после подписания предварительного договора, я предлагаю вашим специалистам лично взять образцы для анализа прямо на месте. Также они смогут провести первичную оценку мощности месторождения.
        Ее слова вызвали искренне удивление и нездоровое оживление, тут же переродившееся в обоснованные подозрения:
        - Вы собираетесь сообщить нам координаты мира до заключения основного договора?
        - Нет, - легкомысленно улыбнулась Саймира, - я их не знаю.
        Полная, изумленная тишина…
        А вот господин Чениен недовольно нахмурился - он не любил, когда из него пытались делать идиота. К нему обратились с просьбой организовать серьезные переговоры, а не какой-то фарс.
        - Как вы, думаю, уже знаете, я Игрок и могу посещать миры, даже не зная их координат в общепринятой системе. В моих силах также провести туда определенное количество разумных и их оборудование.
        Глава делегации недовольно поморщился и впервые за все переговоры позволил себе обозначить свое отношение:
        - А кристаллы вы как собираетесь поставлять? В дамской сумочке? - похоже, время, потраченное на встречу, он счел потерянным попусту. - Нас может заинтересовать только добыча в промышленных масштабах.
        - Вы напрасно недооцениваете возможности дамских сумочек, - развеселилась Саймира, - моя, например, очень вместительная. - И отбросив шутливый тон, вернулась к делу: - Добычу кристаллов, как и определение координат мира собираюсь предоставить вашей корпорации. Я же со своей стороны в состоянии не только провести в мир необходимых для оценки месторождения специалистов, но и переместить туда составные части подпространственного маяка, собрав который вы сможете вычислить необходимые вам координаты.
        Убедившись, что ее вновь готовы внимательно слушать, девушка продолжила:
        - Я не зря отобрала для демонстрации кадры, на которых небо скрыто облаками. Частота расположения звезд, а также интенсивность их светимости позволяют сделать вывод о расположении планеты во внешней части рукава галактики. То есть вдали от основного скопления обитаемых миров, что делает шанс ее случайного обнаружения другими заинтересованными лицами крайне низким. Несколько наиболее характерных звезд также подтвердили это предположение. Эти данные, как и технические характеристики перемещения, будут вам предоставлены, если мы достигнем взаимопонимания по основным вопросам, - ее улыбка была холодной и очень уверенной в себе. Шутки закончились, наступило время основной фазы переговоров.
        Дверца авиетки с мягким щелчком опустилась на предназначенное ей место, и девушка позволила себе наконец-то расслабленно откинуться на спинку сиденья. Встреча прошла гораздо тяжелее ожидаемого, выбить в качестве платы именно процент акций хотя бы дочернего предприятия корпорации оказалось крайне сложно, так как господин Фрабент был категорически настроен ограничиться единовременной выплатой денежного вознаграждения.
        В планы Саймиры же входило непосредственное участие в компании, расположенной и действующей за пределами игрового поля. Крохотный миноритарный пакет акций, разумеется, не позволял оказывать какое-либо влияние на ее деятельность, но первый шаг в нужном направлении был сделан.
        Анир была уверена в богатстве открытого мира. «По крайней мере, дивидендов должно хватить, чтобы компенсировать выкуп ПОХОДНОГО СУНДУКА РЕЙХО из цепких рук Деменкиса», - весело улыбнулась она. Настроение было каким-то залихватским и одновременно бесшабашным.
        Надо будет только не забыть проследить, чтобы корпоранты в своей деятельности не оказались в пределах досягаемости других Игроков, и вообще не показывались им на глаза.
        Глава 6. Яблоко раздора
        Клуб Собирателей Сокровищ, зал переговоров…
        - Даже не верится, что это она, - длинные ухоженные пальцы бережно коснулись поверхности броши в форме дубового листа. - Признаться честно, я думал, мы утратили ее навсегда.
        - А может, так оно было бы и к лучшему? - тяжело вздохнул второй представитель прибывших на переговоры заказчиков, невысокий полный мужчина в сером плаще с глубоким капюшоном, наполовину скрывавшим его лицо. - Опять начнется вся эта чехарда: где ее держать, кто будет защищать и сколько у кого она будет храниться.
        - Не вижу ничего сверхсложного или непреодолимого, коллега! - возразил тот, что держал в руках брошь и явно не желал с ней расставаться. - В любом случае, возвращение реликвии - это хорошее предзнаменование.
        Словно для контраста, высокий, худощавый обладатель холеного аристократического лица был полной противоположностью своего собеседника, но также как и его коллега, носил плащ, только черного цвета. От него прямо-таки веяло чем-то потусторонним и холодным, а глаза, практически скрытые надвинутым капюшоном, сияли зеленым светом.
        - Господа, - напомнила о себе представительница администрации, - вопросы, не связанные с исполнением заказа, вы можете уточнить и позже. А пока прошу вас подтвердить подлинность представленного здесь объекта, - она указала на брошь, что продолжал держать в руках худощавый маг. - Это и есть тот артефакт, заказ на поиск которого был размещен вашими орденами… - она, чуть запнувшись, заглянула в инфопланшет, лежавший перед ней на столе, - …двести восемьдесят семь лет назад?
        - Это она, - уверенно кивнул маг в черном. - Я отлично ее помню, и даже нанесенные когда-то следящие метки до сих пор сохранились. Впрочем, как и заклинания, установленные на нее вашим предшественником, магистром Ратаолем. Можете убедиться в этом сами, - и он неохотно протянул брошь толстячку в сером.
        Тот лишь небрежно мазнул по артефакту взглядом:
        - Я и без физического контакта могу считать аурные следы и эхо заклинания. Она это, она, - буркнул он, - все сходится: и рисунок, и следы наложенных чар, и даже эхо силы тех, кто раньше ею владел.
        - Я очень рада, - невысокая брюнетка в белой униформе, выступавшая в этих переговорах со стороны Клуба Собирателей Сокровищ, не сумев сдержать своих эмоций, счастливо улыбнулась.
        Лидия работала здесь меньше месяца, и это был самый первый исполненный заказ, который ей поручили вести. Контракт на поиск, размещенный почти три века назад, сейчас завершался прямо на ее глазах, и помимо ярких впечатлений, она получит еще и очень неплохие комиссионные за его сопровождение. Прямо живое воплощение девиза их Клуба: «Найти можно всё!»
        - В таком случае, если вы подтверждаете, что это искомая вещь, напоминаю, что в связи со статусом наших постоянных клиентов вашими орденами в депозит была внесена только треть необходимой суммы, и прошу произвести выплату оставшейся части вознаграждения, - быстро взяв себя в руки, произнесла девушка.
        - Да, разумеется, - волшебник в сером кивнул, вытащил из-под плаща небольшую серебристую шкатулку и поставил ее на стол. С легким щелчком ларец открылся, стоило хозяину прикоснуться к нему надетым на палец перстнем. Внутри лежали тяжелые кристаллические ромбики универсумов. Лидия с трудом смогла сдержать вздох, чуть не вырвавшийся у нее при виде такого количества денег.
        - Пятьдесят четыре тысячи универсумов, вторая часть, как и было обещано, - громко произнес толстячок. - Честно говоря, никогда не надеялся, что нам придется их выплачивать. Особенно после того, как мы узнали, что артефакт уволокли в Двойную Спираль. Думаю, даже из нижних миров его вытащить было бы проще, чем оттуда.
        На это поисковик, нашедший брошь, лишь безразлично пожал плечами. Для него это было не слишком сложно: просто заглянуть в элитный бордель и встретиться с его хозяйкой. Потом, правда, вереница событий неслабо закрутилась, но он все-таки сумел выжить и весьма неплохо заработать в итоге. Чуть подумав, он не выдержал и все же задал вопрос, давно вертевшийся на языке, дразнивший его любопытство с того самого момента, как увидел брошь и узнал сумму награды, предложенную за это почти бесполезное украшение:
        - Разрешите спросить? - и, получив легкий кивок волшебника в черном, продолжил: - А в чем ценность артефакта? Чары, наложенные на брошь, составили бы конкуренцию какому-нибудь легендарному доспеху прошлого: несокрушимость, неделимость, следящие заклинания… Но для чего все это? Ведь само по себе украшение не стоит почти ничего. Обычная безделушка, что обойдется максимум в десяток универсумов на любом торговом развале.
        - Это реликвия, - ответил вместо спутника толстячок в сером. Не удержавшись, он все-таки взял брошь в руки. - Единственный предмет, принадлежавший, пусть и в разные временные периоды, сразу двум основателям магических орденов нашего мира: Магнусу Серому и Арену Черному. Памятная вещь, единственная в своем роде, из-за которой мы с нашими собратьями, - толстячок кивнул в сторону мага в черном, - очень долго выясняли, где и у кого она должна храниться, кто должен ею владеть… Столько споров было, чуть до войны не дошло, - на этих словах магистр ордена даже улыбнулся, вспомнив недавно перечитанные хроники, касавшиеся Броши раздора. - В итоге, чтобы никому не было обидно, мы хранили ее поочередно - год мы, а год наши коллеги некроманты. Ну и во время очередной перевозки реликвии ее банально украли - один из магов, отвечавших за ее охрану и перемещение. Хотел вернуть к жизни свою сестру, а для этого он задумал связаться с Ареном Черным, используя брошь в качестве фокуса, чтобы вызвать его дух на разговор. В наших краях мы бы нашли его везде, сигнальные метки так просто не уничтожить. Поэтому этот маг
сбежал в другой мир, использовав врата Древних, да еще выставил случайный выбор адреса для переноса, чтобы быстро мы его отследить не смогли.
        - А тот мир, куда он перешел, как раз попал под удар Хаоса. Игроки вырезали местное население, отступник спокойно смотреть на такое не смог и попытался дать отпор. В итоге, как несложно догадаться, погиб сам. А брошь в виде трофея исчезла где-то в домене Хаоса, - закончил историю за коллегу магистр-некромант.
        - Спасибо за ваш ответ, - довольно кивнул Рэн. Его догадка оказалась верной, и теперь он получил подтверждение своей версии. Реликвия, кто бы мог подумать! Он взглянул в последний раз на брошь в руках мага. Нечто бесконечно ценное для одних, и бесполезный мусор для всех остальных.
        Передвинув деньги на синий круг в центре стола, маг в сером нажал небольшую кнопку сбоку, и шкатулка с универсумами переместилась к представительнице Клуба, а взамен перенесся скрепленный магическими печатями контракт, несший в себе клятву-обязательство по выплате награды. Лидия высчитала и удержала долю администрации, затем добавила универсумы с депозита и подтвердила начисление на клубную карту очков рейтинга за выполненный контракт, после чего награда отправилась к поисковику. Тот небрежно мазнул взглядом по содержимому шкатулки и спрятал ее в сумку у себя на плече.
        - Контракт исполнен! - торжественно произнесла сотрудница Клуба, источая такую гордость, как будто это она, лично отправившись в домен Хаоса, нашла реликвию, утраченную почти три века назад. - Спасибо, что воспользовались услугами нашей организации, а также отдельная благодарность за то, что так оперативно прибыли, получив приглашение.
        Маги, встав, направились на выход, но перед тем как покинуть переговорный кабинет, некромант в черном плаще повернулся к Рэну и, указав на его руку, произнес:
        - Творения смертных долго гнев бога сдерживать не смогут. Эта заглушка продержится еще лет десять, не больше.
        - Вы в силах найти что-то получше или, может, помочь сделать новую? - спросил Рэн, внимательно глядя на мага.
        - Нет, - тот отрицательно качнул головой, - нам ни к чему ссориться с Владыками мира мертвых, боги слишком злопамятны и не любят тех, кто осмеливается оспаривать их волю.
        Закончив говорить, маг вышел из переговорной кабинки.
        Лидия, ничего толком из этого разговора не поняв, тем не менее прониклась важностью услышанного и решила все-таки уточнить:
        - Я могу вам еще чем-нибудь помочь?
        - Да, - кивнул поисковик, внимательно посмотрев на нее, словно увидев впервые, чем невольно смутил девушку, - я сумел выполнить еще несколько контрактов, размещенных в общей базе разыскиваемых предметов, и хотел бы попросить вас помочь мне получить за них положенную награду.

* * *
        …Лучи сканеров скользят по золотистой поверхности диска, на экране монитора отражаются все собранные данные: вес предмета, качество материла, наличие характерных примесей, ориентировочный возраст, предполагаемый сектор Радуги миров, в котором был создан, и куча других малопонятных неспециалисту цифр. Создав в дополнение точную объемную модель объекта и прикрепив ее к сформированному пакету данных, умная программа сравнивала полученную информацию со сведениями, полученными от заказчика. Сканирование завершено, обработка данных заняла не больше нескольких секунд, и, наконец, искусственный интеллект вынес свой вердикт:
        - На девяносто восемь с половиной процента данный объект совпадает с известными сигнатурами Небесного диска, украшавшего алтарь в храмовом комплексе Девяти богов. Был утерян при набеге хаоситов приблизительно две с половиной тысячи лет назад. На объекте имеются незначительные следы деформации, возникшие от нанесения ударов тяжелым и острым предметом. Следов осквернения не обнаружено. Ввиду давности лет связаться с представителями культа, объявившими розыск храмовой реликвии, не удалось… Направление запроса властям планеты…
        Ожидание.
        - Получен ответ от Бюро памяти и исторического наследия планеты Кония. Несмотря на истечение срока действия заявки, они согласились выплатить вознаграждение, объявленное за возвращение реликвии.
        Минуты бежали неспешно, но вот машинный голос искусственного интеллекта произнес:
        - Оплата получена, можно произвести выплату заявленного вознаграждения поисковику.
        Лидия облегченно выдохнула, услышав эти слова. Из-за впечатляющего количества прошедших лет был высок риск того, что просто некому окажется выплатить награду. За такую бездну времени могло произойти что угодно.
        Один контракт таким образом уже был утрачен: семья, разместившая заказ на возвращение фамильного герба, украденного хаоситами много лет назад при разграблении взятого штурмом замка, к сожалению, вымерла, не оставив готовых заплатить потомков, а сумма предоплаты вернулась к клиентам в связи с окончанием назначенного срока исполнения. По другой заявке в результате многочисленных реорганизаций заказчика было не ясно, к кому именно отошли обязательства по контракту, и наследники отказались платить. Из-за этого ни поисковик, ни она не получили полностью своей заслуженной награды. Служащей было очень обидно за такую несправедливость: хотя бы рейтинговые баллы исполнитель мог бы получить в полном объеме, ведь потерянный предмет он сумел найти и доставить. Но, увы…
        Еще один контракт находился на стадии подтверждения: необходимо было дождаться представителей заказчика для уточнения выполнения всех условий - они хотели лично убедиться, что это искомая вещь и она в надлежащем состоянии, прежде чем произвести оплату.
        Но в целом она могла быть довольна: четыре выполненных и оплаченных контракта ранга С, два контракта категории В, и один категории А - самый первый, закрытый ею в начале дня. И все исполнены идеально, оплата получена, искомые предметы переданы, претензии от заказчиков отсутствуют, а доля Клуба собрана в полном объеме! Она мысленно прикинула свою долю за сопровождение сделок и поняла, что только что за один день набрала на выплаты за родительский дом на ближайшие пару лет. Обалдеть!
        Углубившись в расчеты, девушка чуть не проглядела вызов от руководства, пришедший ей на инфопланшет: после того, как освободится, ее попросили зайти. Обдумав, зачем она могла бы понадобиться, и не найдя никаких ошибок в своих действиях, сотрудница принялась что-то весело напевать про себя, находясь в приятном ожидании возможной благодарности от руководства. Прикидывая размер гипотетической премии, она даже не сразу расслышала заданный вопрос. А поняв, о чем речь, с трудом сдержала свои эмоции.
        - Мне было удобно и приятно работать с вами. Вы бы не могли и в будущем сопровождать мои контракты? - попросил ее поисковик.
        - Стать Вашим персональным консультантом? - на всякий случай уточнила Лидия, вдруг ей послышалось, и, дождавшись утвердительного кивка, ответила: - Я, конечно, была бы рада, но эта привилегия дается поисковикам, начиная с бронзового ранга. А у Вас пока только начальный, Вам необходимо поднять его, и тогда я с радостью откликнусь на Ваше предложение.
        На эти слова юноша молча полез к себе в сумку и достал горсть антрацитово-черных жетонов с золотым сундучком на реверсе. Кроме непосредственного начисления очков рейтинга на личную карту в Клубе в ходу было и их материальное воплощение.
        - Полагаю, этого должно хватить.
        Лидия растеряно посмотрела на жетоны в руке Рэна, затем прикинула, сколько она сама ему перечислила сегодня, и, чуть помедлив, ответила:
        - Да, этого вполне достаточно. Даже останется на покупки в нашем магазине, если вы пожелаете что-то приобрести.
        Рэн довольно кивнул и попросил:
        - В таком случае давайте вы мне поможете оформить соответствующий ранг, с вами, я уверен, это будет проще и быстрее.
        Бронзовый ранг был лишь первой «именной» ступенью в лестнице званий поисковиков, но это уже официальный статус, который так просто игнорировать не получится. Как и отнять или отменить это зримое доказательство того, что человек, получивший сей ранг, не случайный путник, мимоходом сумевший выполнить один из контрактов гильдии, а настоящий искатель утраченных сокровищ, целенаправленно и небезуспешно занимающийся этим делом. Да, очки рейтинга можно было легко продать, а вот купить - гораздо сложнее: желающих обменять их на универсумы было немного.
        В принципе, в сумке было достаточно монет с сундучком, чтобы сразу поднять еще парочку ступеней. Наг, с которым он встретился, прежде чем отправиться сюда, и у которого получил часть предметов для закрытия контрактов, покопавшись в своей сокровищнице, вытащил целую горку рейтинговых жетонов. И спокойно предложил использовать их для поднятия ранга в Клубе. Оценив количество, начинающий поисковик невольно покачал головой - он уже знал, как непросто собрать подобную сумму. Вот только спрашивать, откуда они у нага, почему-то не хотелось, так же, как и отвечать потом на вопросы хозяев Клуба, где он сам их взял. В дело баллы пустить в принципе можно будет, но не сразу, и Шепчущий это понимал не хуже Рэна, по сути просто обозначив имеющиеся возможности по продвижению своего протеже. Но с этим лучше пока не спешить.

* * *
        Аппарат с легкими щелчками заглатывает в себя жетоны, а в центре, в специальной выемке, лежит личная карта, на которую начисляются баллы. На специальном экране отражается шкала, учитывающая общий набранный поисковиком рейтинг. Последний жетон проваливается внутрь, и оранжевая полоска делает легкий скачок вверх по шкале, становится красной и раздается веселая музыка. Разноцветные фейерверки взрываются в центре экрана, а из аппарата выезжает специальная панель.
        - Нужно приложить сюда руку, - подсказала Лидия. - Это необходимо для осуществления аурной привязки.
        Чуть напрягшись, по привычке опасаясь подвоха, Рэн прижал ладонь к оказавшейся неожиданно теплой панели, несколько секунд ожидания, и та с щелчком задвинулась назад. Аппарат тяжело загудел, время шло, но ничего не происходило. Девушка нетерпеливо переминалась с ноги на ногу в ожидании рядом со своим клиентом. Наконец, с легким звоном выдвинулся новый лоток, на выстланном бархатом дне которого лежал бронзовый символ Клуба Собирателей Сокровищ в виде прикручивающегося к одежде сундучка с чуть приоткрытой крышкой.
        Поисковик осторожно взял его в руки, с любопытством разглядывая, и даже покачал в руке: тяжелая вещица, видно, что отлита из металла, а не просто пластиковая штамповка. По ободку знака бежал девиз Клуба: «Найти можно всё», а на самом сундучке проглядывалось изображение дуба, символизировавшего мировое древо. По мере получения репутации символ будет меняться - на дереве появится листва, затем желуди, потом сам знак изменится, став медным. По легенде, тот, кто заслужит адамантовый, сможет открыть сундучок, найдя в нем указания и ключ для поиска знаменитых сокровищ, спрятанных основателем Клуба. Правда, говорят, их так никто и не смог получить. «Может, не хватило времени? - проскользнула мысль в голове Рэна. - В отличие от остальных, у меня его полно».
        - Поздравляю! - торжественно произнесла Лидия, до того тихо стоявшая рядом, тактично давая клиенту время насладиться моментом.
        Девушка была крайне довольна собой, не в силах сдержать свои эмоции, она счастливо улыбалась. Это, наверное, лучший момент в ее жизни: контракт на эксклюзивное сопровождение сделок, огромные комиссионные и куча завершенных заявок - и все это за один день! Контракт она предусмотрительно заключила сразу же, как только поисковик получил бронзовый ранг, чтобы тот случайно не передумал. Ее душа буквально пела от радости.
        Сопроводив своего личного клиента до двери и вежливо попрощавшись, она уже решала, в какой бар отправиться после работы отмечать свой успех с подругами, когда сигнал вызова на ее браслете напомнил о необходимости явиться в управление. Куда она и отправилась, задорно напевая что-то себе под нос.

* * *
        Дверь за девушкой захлопнулась. Та, окрыленная сегодняшними успехами, даже толком не поняла, зачем ее вызывали к руководству и долго, весьма подробно расспрашивали о ее новом клиенте. Но за небольшую премию она легко подписала документы о неразглашении и упорхнула, мысленно уже пребывая в баре с бокалом игристого, окруженная компанией подружек.
        - А ведь она так ничего и не сообразила, - проводив ее взглядом, проворчал начальник Службы безопасности Рамарох Камнегрив, массивный огр в черном деловом костюме. Из-под полы пиджака у него торчала обтянутая кожей рукоять лучемета. - Шесть контрактов из семи с общей предположительной точкой утраты предметов - Город Двойной Спирали. И она даже не подумала, а как он, - огр кивнул в сторону изображения парня, - смог все это там добыть? И где ты таких дур набираешь? - его вопрос был обращен к высокой сухопарой женщине, Элеоноре Боркесс, начальнику департамента по работе с персоналом.
        Та на это лишь безразлично пожала плечами:
        - Девочка работает лишь первый месяц и еще плохо разбирается в специфике наших дел. Сомневаюсь, что она даже понимает, что такое Двойная Спираль, откуда прибыл наш гость, на самом деле.
        - Поэтому ты и приставила ее к неудобному новичку, - согласно хмыкнул огр и, подтянув к себе бутылку с Гномьей слезой, налил себе в стакан на два пальца. - Понимаю, - кивнул он, залпом опрокинув в себя алкоголь. - В случае чего, ее будет не жалко, в отличие от более опытных сотрудников с кучей персональных контрактов, завязанных на них.
        - Господа, - подал голос третий из присутствующих в этой комнате, Лирус, глава финансового департамента. - Может, мы преждевременно паникуем? Несколько выполненных контрактов, пусть предметы и были добыты из столь специфического места…
        - Смотри сам, - рыкнул огр, после чего бросил несколько мнемоснимков. - Это аурные отпечатки, мы в переговорной кабинке его как следует отсканировали.
        В центре расплывчатого марева ауры светилось бордовое пятно в виде паука, кроме него по краям имелось еще несколько разноцветных пятен. Перегнувшись через стол, Рамарох ткнул пальцем в центральное:
        - Специалисты однозначно расшифровали его как печать Смеющегося Господина, она присутствует на всех Игроках. Что здесь, - он ткнул в два других пятна синего и серого цвета, - наши спецы пока ответить не готовы, но, предварительно, это следы воздействия двух разных богов, печати силы, которые они оставили в ауре нашего молодчика.
        - Серьезный товарищ… - задумчиво протянула Элеонора, обдумывая услышанные слова. - Я думала, что это будет какая-нибудь мелочь, которую заслали проверить нашу реакцию, не боясь, если что, ею пожертвовать. Но здесь, судя по всему, фигура посерьезнее. Возможно, кто-то из полководцев или владык. Жаль, мы не знаем, кто именно за всем этим стоит. Частная ли это инициатива кого-то, сумевшего случайно выполнить находящийся в общем доступе контракт и открыть с его помощью дверцу к нам, или тут интрига одного из серьезных Домов.
        - Господа, - вновь подал голос Лирус, оторвавшись от мнемоснимков, в которых он ничего так и не сумел понять. - Все это: точки утраты искомых предметов, цветные метки печатей - не столь важно, также как и кто, зачем и почему. Мы должны решить, что нам с ним делать и надо ли делать вообще, - и указал на снимок их недавнего гостя.
        - А вот с этим сложнее, - пожал плечами огр. - Можно провести открытую проверку, установить принадлежность к Игрокам и во всеуслышанье заявить, что отказываем ему в членстве и посещении главного офиса и всех филиалов Клуба. Но это может привести к потере части клиентов и невыполнимости ряда контрактов. Можно по-тихому устранить, это не сложно, особенно на нашей территории. Но вот последствия… - задумчиво протянул он. - Мы не знаем, кто за ним стоит, сам он по себе или же у него есть хозяева. Если за ним маячит кто-то из крупных кланов, на гибель своего офицера они могут отреагировать весьма нервно, у служителей Хаоса хорошо развиты принципы мести. Они и так изгои и отщепенцы, от которых можно ждать в принципе всего, так что на законы им плевать.
        - Да что они нам могут сделать? - возмутился Лирус. - Не переоценивайте их возможности.
        - В Ордене Порядка тоже недооценили угрозы лидера одного из хаоситских Домов, - проворчал Рамарох. - А теперь вы можете полюбоваться на руины Аластрейи и спросить пепел ее жителей о гарантиях защиты, обещанной им. А у нас здесь не Аластрейя, - безопасник кивнул на общий зал, наполненный толпами поисковиков, служащих и клиентов, - наша защита взрыва энфиритовой бомбы не выдержит однозначно. И это только один из возможных вариантов. Если захотят, достанут, и не спрашивайте как.
        - Так это все-таки хаоситы взорвали Парящий город? - протянула удивленно Элеонора. - Это достоверные сведения?
        - Да, - кивнул огр, налив себе еще гномьей слезы, - у меня есть свои источники в Ордене, и они полностью подтвердили эту информацию, даже известно, кто ответственен за терракт - некто Шепчущий. За его голову сейчас объявлена такая награда, что можно купить свою планету, вот только нету желающих ее получить. И это лидер не самого большого из кланов хаоситов.
        От этих слов Лирус боязливо поежился, опасливо скосив взгляд на снимок юноши, вызвавшего все эти разговоры.
        - Но мы же не можем потворствовать Хаосу! - решительно заявила глава кадровой службы. - Если Орден об этом услышит, наша репутация будет окончательно разрушена! На нас и так сыпется куча обвинений в сотрудничестве с гильдией воров, что мы помогаем им сбывать краденное, а если узнают еще и об этом…
        И все надолго замолчали.
        - Предлагаю пока ничего не предпринимать, - первым решительно заговорил ответственный за безопасность организации, - просто понаблюдать за ситуацией, понять, чего хотят хаоситы. В случае чего, мы всегда сможем оправдаться, что ни о чем не подозревали. В конце концов, проверку членов Клуба мы не обязаны проводить и делаем это только при возникновении обоснованных подозрений. Мы разыскиваем утраченное, а не проверяем тех, кто помогает нам его возвращать. Подождем, посмотрим, а потом решим. Время у нас есть. Но все должны быть внимательны, несогласованных провокаций больше не устраивать, в финансовые махинации не втягивать, но и не пускать работу с этим «поисковиком» на самотек.
        - Согласна, - кивнула Элеонора.
        - Поддерживаю, - нервно сглотнув, выдохнул Лирус. Его пугала вся эта ситуация, и ему хотелось поскорее уйти отсюда, вернуться в знакомый и понятный мир цифр.
        - Тогда решено, - довольно рыкнул огр, обдумывая, как получше доложить обо всем директору Клуба.
        Глава 7. Ломая лед
        Страж богов, надсадно дыша, с трудом добрел до берега и тяжело опустился на песок. Голова легла на широкие лапы, глаза устало закрылись и только бока вздымались часто-часто… Наглая волна, пробежав дальше других, плеснула солеными брызгами в нос, но зверь лишь недовольно фыркнул и остался лежать на месте - сил двигаться просто не осталось.
        «Да, теперь на турнире ты мне не помощник…» - я лишился своего главного козыря и самого надежного защитника, но пути назад уже не было.
        По возвращении из рейда за сыном царицы меня затянули тренировки с нагом, но в усилении нуждался не я один…
        Четырнадцать дней назад…
        Ассирэй осторожно принюхивается к лежащему перед ним пульсирующему ярко-синему кристаллу с белоснежной дымкой внутри. От него веет лютым холодом, даже камень, на котором тот лежит, покрылся легкой ледяной коркой, хотя я положил кристалл буквально пару секунд назад.
        «Ну что, попробуешь?», - спрашиваю я, внимательно наблюдая за действиями и ощущениями мантикоры.
        В прошлом сражении нам сильно досталось: пробужденный ото сна древний демон едва не убил моего верного друга и помощника. И если бы не подаренный Паладиусом щит Света и кристалл Жизни, съеденный Стражем богов в склепах Беренхеля, то, возможно, мы бы и не смогли пережить тот бой. Так что сейчас я хочу сделать своего защитника еще чуточку сильнее. Кристалл, лежащий на камне, был сердцем силы могущественного ледяного духа, превратившего в кошмар жизнь обитателей более чем половины мира, и только жаркое солнце тропиков смогло остановить его. Сам этот дух в итоге был сражен в чудовищной битве демонов и духов друг с другом и с сыном Немерона в ловушке, созданной нагом, а его сердце стало моим трофеем.
        Ассирэй подошел чуть ближе и осторожно лизнул лежащий перед ним кристалл, по телу пробежала волна холода, заставив могучего зверя поежиться. Его создали из огня и камня, а то, что лежало сейчас перед ним, было воплощением противоположного начала и шло вопреки его природе. И все же он, чуть выждав, снова лизнул кристалл, прислушиваясь к ощущениям внутри себя. Клокочущий холод, порывы ледяного ветра, торосы льда и сияние полярной ночи, снежинки, падающие с небес, - и все это смешано со злостью и родившейся из нее неизбывной ненавистью ко всему, в чем горит огонь жизни, к ходячим источникам тепла.
        Нет, эта сила, она не могла стать его частью, Страж богов четко это ощущал. Он не в состоянии ее поглотить - но может побороть. Вступив с ней в схватку, ассирэй сам станет сильнее. Если только одержит победу. И сейчас он осторожно принюхивался к кристаллу, стараясь ощутить глубину и мощь сохранившейся в нем силы, чтобы выяснить, сумеет ли справиться с этим врагом.
        Сумеет. Четкое осознание этого пришло не сразу, оно нарастало по мере того, как зверь все глубже всматривался и более полно ощущал врага. Его чутье улавливало тонкие пульсации силы, осязало их мощь, и лишь затем пришло понимание, что с этим противником можно совладать.
        «Сколько времени это займет?» - попытался донести до мантикоры свою мысль: скоро Турнир, и я не мог себе позволить надолго остаться без своего главного оружия.
        Время - Страж богов не слишком четко представляет себе, что это. В его сознании нет такого понятия, он либо спит, либо действует, когда я призываю его. День, ночь, месяц, год - для него это лишь слова, не связанные ни с чем.
        Как же все сложно! Надо думать, как изменить свой вопрос так, чтобы ассирэй сумел его понять. Приходится использовать аналогии: вспоминаю склепы Беренхеля, бой с химерологом и кристалл жизни, после поглощения которого мой помощник впал в спячку в самый неподходящий для меня момент. «Эта схватка будет дольше, чем усвоение и восприятие той силы?» - я шлю образы и воспоминания, стараясь как можно более четко и просто передать свою мысль. Ответ приходится ждать. Я слышу, как тяжело ворочаются мысли в голове зверя, ему даже думать о подобном непросто. Он словно сравнивал возможности врагов: если зеленый пульсирующий кристалл был легкой добычей, так и просившейся, чтобы ее съели, то ледяной походил на холодного ежа, свитого из игольчатых нитей силы.
        Наконец, Страж расправил плечи и гордо рыкнул. Это не настоящий враг. Уже кем-то повержен. Погиб. Ассирэй с презрением глянул на кристалл, лежащий перед ним: здесь всего лишь частица, несущая отголоски былой мощи. Он сумеет ее победить. Но как быстро?.. Зверь соизмерял себя, свою возросшую силу. Схватки с опасными врагами меняли его, каждый побежденный противник оставлял после себя новый опыт и знания. Теперь он совсем не тот, каким был, когда я в первый раз его пробудил. Предстоящее сражение ассирэя не страшило, а наполняло предвкушением. Он не испугался бы и драки с тем существом, чьим сердцем когда-то был кристалл, вот только не был бы столь уверен в своей победе.
        Решение за мной. Нужно все обдумать. До начала турнира тридцать с небольшим дней, все это время я не планировал с кем-либо сражаться или кого-то спасать, максимум тренировки да небольшие вылазки за пределы Двойной Спирали. Без ассирэя в них я смогу обойтись. Решено.
        «Действуй!»
        Обжигающе холодное крошево скрипит на зубах, в голове будто бы взрывается ледяная бомба, вымораживая все. Мороз, парализуя, разливается по телу, но из груди навстречу расползающемуся холоду выплескивается жар, пламя родной силы, и стужа немного отступает. Битва началась, заставляя тело ассирэя сотрясаться от судорог.
        Приказ, и мантикора пропадает, отходя в глубину сознания, чтобы продолжить борьбу уже там.
        Четыре дня спустя…
        Меня закрутили тренировки: бои, лавина новых знаний, жесткие проверки усвоенного, зубрежка и наработки рефлексов, и снова поединки, чтобы появилась возможность применить все это на практике. Шепчущий выжимал из меня все соки, не оставляя мне сил даже на самые простые мысли, а параллельно внутри ассирэй сражался со своим врагом.
        И вот схватка завершена. Судороги борьбы с поглощенной ассирэем силой наконец прекратились. Я чувствовал его удовлетворение от того, что враг наконец побежден, хотя сражение и оказалось намного тяжелее, чем он изначально предполагал. Подросток явно переоценил свои силы. Легкой победы не получилось, это было тяжелое противостояние со своими успехами и поражениями. Я, встревоженный происходящим, призвал его на следующее же утро, но вместо грозного Стража богов передо мной явился обессиленный тяжкой болезнью зверь, не способный даже стоять на ногах. Он грустно лежал, а попытка встать мгновенно отняла у него остатки сил: дрожащие лапы просто не удержали могучее тело в броне, и мантикора рухнула на землю. В панике, не зная, что делать, я стрелой побежал в Дом Чаш, к единственному, кто мог бы хоть что-то подсказать мне или как-то помочь. Я был готов отдать право на любое количество вопросов, лишь бы получить ответ на этот один.
        Дирус, молча меня выслушав, на несколько долгих минут отошел. Вернувшись, он принес большую чашу с горячим бульоном и водрузил ее передо мной на стол. А потом, чуть подумав, сказал:
        - Это поможет лишь на время. Тут нужно что-то более мощное: особое лекарство или качественный экстракт Жизни, причем концентрированный, чтобы поддерживать силы в теле. Огонь и лед! - он покачал головой. - Чем ты думал? Пламя со временем, конечно, прогонит холод, просто тело раньше не выдержит этой борьбы.
        Выйдя из таверны, я тогда сел прямо на пружинящую поверхность Двойной Спирали, привалился спиной к стене и начал перебирать возможные варианты. Шепчущий, у него наверняка что-то подобное найдется, но это значит снова залезать к нему в долги. Хозяин Дома Чаш - этот тоже своего не упустит, да и не лекарь он, не факт, что сможет помочь. Но я должен был что-то предпринять.
        Кот, обмахнув хвостом, привалился к моему боку. Этот гуляка почти не появлялся дома, но каким-то чудом, услышав мои переживания, сразу же оказался рядом. Я разрешил защите сделать исключение на мыслеобмен с ним, его сознание тут же потянулось ко мне, спрашивая, что случилось, и я не побоялся ему обо всем рассказать.
        Кот лишь насмешливо фыркнул на мои смятенные мысли. Зачем просить кого-то, если нужное у тебя уже есть? И прислал образ шишки из хранилища вещей с зелеными тягучими каплями масла, выступившими из нее. Это концентрированная жизненная сила, неудержимо манящая и пьянящая любого неподготовленного к ее поглощению. Трофей, оставшийся от погибшей команды собирателей сокровищ, который мог теперь спасти ассирэю жизнь.
        Дальше был забег домой, куда уже были перетащены все вещи из хранилища. Я бережно собрал зеленоватые капельки с поверхности шишки и, следуя советам Кота, разбавил их водой. Мой усатый помощник сидел рядом и контролировал процесс. По расширенным зрачкам и напряженной позе было видно, как его притягивает смола, но он не попросил себе ни капельки. Когда все было готово, я вновь призвал ассирэя. Тот, обессиленный, даже не смог поднять головы, с трудом приоткрывая замутненные глаза. Затем он уловил запах эссенции Жизни, исходящий от воды, сравнявшейся по цвету с изумрудом. С трудом приоткрыв пасть, зверь лизнул жидкость, и по его телу пробежала животворящая волна силы. На это он отреагировал почти сразу: приподнявшись, надолго припал к чаше, выхлебал все до капли, а затем с аппетитом опустошил миску бульона. По всему его изнеможенному телу разлилось приятное тепло. Насытившись, ассирэй снова прилег, я почувствовал его желание заснуть и отозвал обратно в амулет.
        Еще неделю спустя…
        Так каждое утро в течение долгих дней мы вместе боролись с болезнью. Отрывая часы от столь необходимого при свалившихся на меня нагрузках сна, я вставал, стараясь не разбудить Саймиру, и спешил в Дом Чаш, чтобы успеть до тренировки. Дайнов хватало, и на заказы нужных блюд и вкусняшек для мантикоры я их не жалел. Затем в личный дом. Собрать все крупинки зеленоватой смолы, которыми щедро сочилась шишка, растворить их в родниковой воде, призвать ассирэя и напоить. Потом покормить и дать возможность подышать свежим морским воздухом, полюбоваться небом и облаками - это благотворно влияло на него.
        Вчера он смог нормально ходить и попытался бегать. Даже вступление в Лигу не порадовало меня так сильно, как свободные шаги выздоровевшего зверя. Все наконец-то завершилось! Я облегченно выдохнул, только сейчас до конца осознав, как сильно переживал за друга все это время. Огромный камень, что я тащил последние дни, наконец спал с моих плеч. Стало так легко и хорошо, что захотелось петь. Вскочив на ноги, я радостно заорал во все горло, распугивая птиц на деревьях. Живой!!!
        Ассирэй откликнулся сразу, стоило лишь мне его позвать, будто сам жаждал увидеть меня. Огромный зверь возник, широко расправив плечи и гордо подняв голову, явно красуясь передо мной: «вот он я, смотри какой!». Преодолев болезнь и выстояв в тяжелой борьбе с силой льда и стужи, Страж богов изменился: он стал больше, внушительнее, массивные могучие лапы сравнялись толщиной со стволом приличного дерева, когти могли поспорить размером с хорошим кинжалом, шерсть на шкуре стала гуще и из коричневой с теплым желтым отливом сделалась белоснежно-золотистой, а по кромке покрывавшей тело брони теперь бежал новый узор, напоминающий изморозь, появляющуюся на стеклах при первых морозах.
        «Какой ты у меня стал красавец!» - не выдержав, мысленно шепнул я, получив от ассирэя отклик в виде целого моря ликования и благодарности - он ничего не забыл. Затем зверь оглянулся: ему явно не терпелось увидеть свое преображение. Я подсказал ему путь до озера, и мантикора, радуясь вновь обретенной силе, помчалась туда, распугивая по пути птиц и диких хрюшек.
        Добежав до воды, ассирэй долго любовался собой в ее отражении, то поворачиваясь боком, то наклоняя голову, чтобы лучше рассмотреть узор на броне. Затем коротким прыжком он оказался возле небольшого дерева, взмах лапы, и оно улетает в сторону, распадаясь на части в воздухе. Моего друга прямо переполняло от радости. Он оглянулся по сторонам, подыскивая, на чем бы еще опробовать свою силу, и сгорая от нетерпения прямо сейчас с кем-нибудь подраться. Я вынужден был его осадить: «Уже забыл, как чуть не умер, поглотив чуждую тебе энергию? Тогда ты тоже думал, что легко с ней справишься».
        От моих слов молодой зверь виновато опустил голову. Он недооценил врага, ошибся, не смог правильно сопоставить силы и очень меня этим подвел.
        «Больше так не поступай, - мысленно шепнул я. - Лучше не вступать в сражение, если не уверен, что в нем победишь. Пока ты жив, у тебя всегда много вариантов, чтобы что-то изменить, только у смерти дорога в один конец».
        Я чувствовал мысли ассирэя: недавний триумф над демоном сильно окрылил его, позволив считать себя почти непобедимым, так что все произошедшее после поглощения ледяного кристалла стало хорошим уроком как для него, так и для меня. Болезнь и борьба со стужей сблизили нас, позволив намного лучше понимать друг друга…
        Тихий звон, легонько царапнув сознание, сообщил мне о пришедшем письме: Игра Хаоса вновь напоминала о себе. Доступа к Книге в этой форме у меня не было, и я нехотя отозвал мантикору в амулет, пообещав, как только появится возможность, дать вволю побегать и порезвиться.
        Прочитав пару пришедших писем, срочно отправился в нашу беседку - Медж просто так звать не будет.
        Двойная Спираль гудела как переполненный пчелами улей. Небольшие кучки шушукающихся Игроков попадались практически везде, отовсюду доносился гул разговоров, а в воздухе витало возбуждение. Еще бы! Владыка объявил о грядущем Турнире, где каждый желающий может испытать свои силы в бою, чтобы получить в награду приз из рук Смеющегося Господина, занять место в Совете Старших, обрести власть, славу и их верного спутника - богатство.
        Даже меня, узнавшего о грядущем событии еще малый цикл назад, то, как о нем было объявлено, сумело впечатлить. У каждого Игрока, где бы в тот миг он ни был, перед мысленным взором, в правом верхнем углу, появился символ Двойной Спирали. Стоило на нем сосредоточиться, и перед служителем Хаоса возникала Книга. Засветившись, она, словно от внезапного порыва ветра, распахивалась, и над ее страницами появлялась знакомая физиономия распорядителя Арены в высоком черном цилиндре. Ехидно ухмыльнувшись, гремлин начинал весело вещать:
        - Радуйтесь, смертные, ибо ваш Владыка дал вам еще один шанс проявить себя! Каждый из вас получает возможность сразиться на Турнире тысячелетия во славу нашего Господина, показав свои ум, силу и хитрость. Став победителем и поднявшись на самую вершину, вы обретете награду, достойную героев: счастливчику будет уготовано место в Совете Старших, вечная слава и божественный артефакт из рук самого Владыки!
        Хитро подмигнув, он продолжил излагать правила:
        - Турнир разделен на три ранга: для игроков, полководцев и владык. В нем будет дозволено применять лишь те силы, что дарованы вам Смеющимся Господином.
        На этих словах я, когда слушал сообщение в своем доме, досадливо сморщился: ассирэй в этом испытании мне, к сожалению, не помощник, а жаль. Очень жаль.
        - Во время поединков можно использовать лишь карты, принадлежащие самому Игроку, - продолжал верещать гремлин. - Любой рискнувший испытать судьбу, может заявить о принятом решении, раскрыв свою Книгу. У каждого из вас есть письмо-приглашение, ответив на которое вы станете участником Турнира. Количество участников в каждом ранге будет объявлено лишь после его начала. В качестве подарка для всех претендующих на звание чемпиона уровень силы их карт будет поднят до черного ранга. С подробными правилами Турнира вы сможете ознакомиться непосредственно в направленном вам приглашении. У меня все! - гремлин весело скалился и, прищурившись, указывал на слушающего пальцем: - До встречина Турнире! - и зеленая рожа пропадала.
        А меня ждал настоящий скандал.
        Я добрался до нашего убежища так быстро, как только смог. Меджа в нем уже не было.
        Саймира всегда была умной девочкой, и сложить два плюс два сумела раньше, чем гремлин закончил для нее свою речь. Встречи с нагом и бесконечные тренировки, о цели которых я не мог ей сообщить, мгновенно превратились в цельную картину, и едва она осознала, к чему все это время я готовился, грянула буря… иными словами произошедшее я описать не мог. Страх за меня, гнев на нага, Турнир и всю эту чокнутую Игру, злость на то, что я принял это решение без нее и лишь Хаос знает что еще - все это и многое другое смешалось в столь бурный коктейль, что мое срочное прибытие оказалось бессмысленным: слушать меня просто не стали. Я даже вынужден был сбежать, опасаясь, как бы моя возлюбленная не сгорела в черном пламени Хаоса - при ее нынешнем настрое, желании придушить меня собственными руками, чтобы не мучался, любое крепкое прикосновение могло быть расценено Игрой как попытка убийства.
        Спустя час я вернулся в разгромленную беседку: всюду свисали клочья с такой любовью подобранных накидок и мягких подушек, острые осколки графина хрустели под ногами, а фрукты вместе с блюдом валялись далеко на дорожке. Моя девочка, хмуро глянув на меня, молча продолжила цедить вино из бокала. Видно, что анир еще долго бушевала после моего ухода, но теперь успокоилась. Я, сев напротив, без спроса подхватил бутылку и, плесканув подруге в бокал, сделал большой глоток из горла. Вино сладкой волной прокатилось внутри и, осев в желудке, согрело на миг тело.
        Саймира, хмуро глянув на меня, глухо спросила:
        - Зачем? Для чего сейчас этот риск? Мы заложили фундамент, создаем клан под себя, у нас есть основа для будущего развития и цель. Ты понимаешь, что нам теперь не нужен наг, он для нас - обуза и лишняя угроза? Даже если каким-то образом сможешь победить, ты все равно останешься для всех вокруг целью номер один: его враги станут твои врагами, а друзья… у него их просто нет, лишь временные союзники. Да о чем я говорю! - в раздражении, не выдержав, она встала и принялась ходить по беседке, отшвыривая с пути осколки. - У нас есть Сад камней, Алхимический стол, контакты с Лигой и Клубом Собирателей Сокровищ, а ты бросаешь все это, отправляясь в очередную авантюру, предложенную тебе нагом. Снова таскаешь для него яйца из логова дракона: тебе все риски, а ему - прибыль.
        Саймира на миг замерла, посмотрев на меня. Красные от слез глаза, вся взъерошенная и замученная - она была такой беззащитной в этот миг.
        Подойдя ближе, я крепко ее обнял и тихонько прошептал на ухо:
        - Ты многое не знаешь обо мне, солнышко. И потом, у меня есть преимущество, которое вряд ли будет у всех остальных.
        Кольцо на пальце и золотое пламя, горевшее на моих картах. При прочем равном, преимущество в силе атакующих заклинаний на двадцать пять процентов при таком же ослаблении вражеских карт - это очень серьезно. И, в отличие от ассирэя, кольцо, дарованное лично Смеющимся Господином, будет действовать на турнире.
        Но повторять известное я не стал. Вместо этого, чуть отстранившись, посмотрел Саймире в глаза:
        - Котенок, ты знаешь Шепчущего, скажи: он дурак?
        Та, не сразу поняв вопрос, удивленно посмотрела на меня, а затем отрицательно качнула головой.
        - Нет, кто угодно, но не дурак. Подлая, мерзкая, расчетливая скотина, просчитывающая каждый шаг, это да, но точно не дурак.
        - В таком случае, он не стал бы тратить столько времени и ресурсов на мою подготовку, если б не верил в мою победу.
        Анир, тут же подобравшись, уточнила:
        - А он много вложил? - это вопрос был кране важен для нее, он должен был показать степень заинтересованности нага в моем выживании. Слова, обещания - все это пустое, особенно, если некому за них потом спросить, но вот уже потраченное - это да.
        - Три великих эликсира, - спокойно ответил я, а Саймира невольно охнула, сразу поняв, о каких суммах идет речь. - А еще один Великий эликсир таланта, - с этими словами резной фиолетовый фиал покинул зачарованный кармашек у меня на поясе, - я оставил про запас. Один уже принял, но часто использовать их нельзя, нужно делать перерывы.
        - А остальные какие? - деловито уточнила девушка, аккуратно беря флакон из моих рук.
        Зелье Таланта было самым дешевым из всех великих зелий. Оно, в отличие от остальных, не давало постоянных прибавок, а лишь на время увеличивало способности к обучению.
        - Зелье Телесной мощи и Эликсир четырех стихий. Еще одно Великое зелье духовного роста он обязан передать мне после завершения Турнира в случае моей победы. Плюс курс интенсивных занятий в тренировочном зале под замедлением времени с одним из старейших Игроков в Двойной Спирали. Оплата тренировок с лучшими из инструкторов. Тактика, стратегия, отработка арен. Знания, те, которые просто нельзя купить. Например, о синергии заклинаний: налагающихся эффектах карт, взаимно усиливающих друг друга. Полная поддержка Дома Змеи на время Турнира с исчерпывающей информацией о возможных соперниках. Это много, и за деньги подобного не купить. Да я и сам многое могу.
        Резко ускорившись, я выхватил заколку из волос Саймиры, а затем легким усилием вогнал ее на всю глубину в одну из деревянных балок в беседке. Для анир все эти действия просто размазались в воздухе. Она ничего не сумела толком разглядеть: легкий ветерок взъерошил волосы, а затем ее шпилька уже торчит в деревянной стойке, уйдя в прочное дерево практически целиком.
        Я с доброй усмешкой глянул на нее:
        - Техника Кин-коро, пронзающий удар, где оружие служит лишь инструментом воли. Нечто подобное я могу проделать даже пальцем.
        Еще одно усилие воли, и моя правая рука начала стремительно твердеть, прямо на глазах обрастая каменной коркой. Небрежно полоснул по ней ножом - и лезвие со скрипом отскочило, не сумев пробить защиту.
        - Эту технику я только начал изучать, - прокомментировал свою трансформацию. - На завершающем этапе тело должна покрывать алмазная чешуя, делая его на время практически неуязвимым для физических атак.
        Саймира осторожно провела рукой по шершавой каменной броне и всерьез задумалась о сказанном. Теперь все предстало перед ней несколько в ином свете.
        Великие эликсиры - это серьезно, она лишь вскользь слышала о тех, что назвал Рэн, но в силу специфики своей работы отчетливо знала, что их купить нельзя. Ни на аукционе, ни в лавках зелий они не появляются - слишком дорого стоят, изготавливаются только под заказ, да и то очередь на покупку расписана на десятилетия вперед. А в силу сложности изготовления, огромной стоимости ингредиентов и риска того, что зелье не удастся, велика вероятность того, что конца очереди можно так и не дождаться, раньше закончив Игру или, что более вероятно, - погибнув.
        И то, что наг передал их Рэну, лучше любых слов говорило о серьезности его намерений. Таким не рискуют: это слишком дорого, и даже не в плане дайнов. За флаконы, вложенные в подготовку к турниру, Шепчущий мог получить гораздо больше, чем просто деньги. За Эликсир телесной мощи, навсегда увеличивавший физические возможности тела, можно купить помощь целого Дома, если передать зелье его лидеру. Или получить редкую услугу, за которую просто дайны не возьмут в принципе.
        - А что делает зелье Четырех стихий? - спросила она, по-новому посмотрев на любимого.
        - На двадцать процентов повышает сопротивление к урону четырьмя основными стихиями: Землей, Воздухом, Огнем и Водой.
        «Да, зелье стоит своих денег, - про себя решила Саймира. - Ведь эффект от него сохраняется навсегда. Поэтому их так и стремятся получить полководцы, а особенно владыки, покидающие Игру. Ведь атрибуты Хаоса после завершения Игры им будут больше не подвластны, и триумфаторы останутся лишь с тем, что сумели накопить, что не подвластно Игре, в том числе и с усилениями, полученными от выпитых эликсиров. Жаль вот только, что каждое из Великих зелий, кроме эликсира Таланта, можно выпить лишь раз в жизни».
        - А с картами наг поможет? - чуть успокоившись, спросила она.
        - С этим сложно, - чуть помрачнев, ответил Рэн. - Ты же знаешь, по правилам можно сражаться только своими картами. Плюс, нужно оставить место для возможных трофеев, да и сам Шепчущий собирается принять участие в турнире. Он хочет залог, нечто достаточно ценное, что сможет компенсировать его Дому потерянные карты в случае моей гибели. Насколько я понимаю, он хочет частично подстраховаться, не складывая все яйца в одну корзину.
        - Справедливо, - кивнула девушка, понимая логику нага.
        Ее мозг невольно уже начал анализировать все услышанное: соотношение ожидаемых рисков, оценка возможных потерь, уровень угрозы и получаемой выгоды. Она наверняка многого не знала, но уже услышанное позволяло ей сделать выводы, и из безумной смертельной авантюры поступок Рэна превратился в продуманный план с получением доступа к ресурсам, иными путями в ближайшем будущем недоступным.
        Шепчущий вложился в подготовку очень серьезно, наверняка взвесив возможные риски и зная на порядок больше, чем она. В принципе, его выгода очевидна: получить лояльного к себе члена Совета Старших - это не мало. И создает большие возможности для политики и воздействия на принятие решений Советом, тем самым увеличивая влияние нага во всей Двойной Спирали. С другой стороны, титул чемпиона навсегда останется с Рэном, как и прочие награды. О проигрыше на турнире она даже думать не могла. Место в Совете Старших - это власть, она даже слегка опешила от возможных перспектив, и это только в торговле, а кроме того - слава. Привлекать рекрутов в клан, в котором состоит чемпион, будет намного проще. Тень славы Рэна ляжет на весь клан. В Игре Хаоса, где многое определяет сила, большинство просто не станут связываться с тем, кто сумел выжить и победить на Турнире тысячелетия.
        Все это и откат от отпустившего нервного напряжения, да еще проклятый алкоголь - в итоге от мыслей невольно закружилась голова.
        Рэн подхватил девушку и присел на скамейку, усадив анир к себе на колени.
        - Не забывай о твоем подарке, - шепнул он. - Щит Древних теперь часть меня, а не внешняя сила. Он защитит от большинства ментальных атак типа оглушения, страха или контроля разума - это большое преимущество в бою, особенно, если о нем не знает враг. Кроме того, турнир можно покинуть добровольно, не сразу, а на определенных этапах, но можно. Об этом мне сказал наг. Так что, если все пойдет плохо, просто откажусь от дальнейшего участия и не буду строить из себя героя. А уж сито предварительных отборов, думаю, пройти смогу. Конечно, многое зависит от формата турнира, назначенного на этот раз, но справиться с этим я должен.
        - Обещаешь? - Саймира заглянула в глаза Рэну.
        И тот, посерьезнев, ответил:
        - Да.
        Некоторое время они просто сидели в тишине, обнявшись. Затем анир негромко спросила:
        - В течение какого периода ты будешь обязан обеспечивать политическую поддержку нага?
        - Двести лет.
        На эти слова девушка попыталась возмутиться, одновременно поудобнее устраиваясь на коленях.
        - Долго, - буркнула она. Но, чуть подумав, продолжила фразу: - Ну, ничего, мы подождем. Зато потом…
        И вот теперь, спустя три дня после того памятного разговора, закрыв перед турниром еще одно из данных обещаний и позволив ассирэю вволю набегаться, Рэн вспоминал слова подруги.
        Он невольно грустно улыбнулся, не слишком разделяя вспыхнувший оптимизм Саймиры. Турнир Хаоса - это опасно, но он сделает все, чтобы в нем выжить и победить.
        (RPF)
        Глава 8. Закулисье
        Горячие источники. За два дня до объявления о проведении турнира…
        Могучий ящер, практически полностью заняв одну из купален, лежал в полудреме, наслаждаясь тишиной и покоем. Дорогие соли, растворенные в воде, приятно щекотали кожу, тихо потрескивали ароматические свечи, расставленные вдоль стен пещеры, в воздухе витал пряный запах с легким оттенком цветущего жасмина. Ксираф Огнекоготь смаковал заслуженный отдых. Декада выдалась непростой: сразу два судебных поединка, в ходе которых он отстаивал честь Великого Дома Ящеров. Сложные бои, опасные соперники - достойное испытание, с честью пройденное им. Пребывание в этих апартаментах, целиком снятых для него одного, было частью его награды за одержанную победу.
        Прислужница, зайдя в пещеру, незаметной тенью скользнула вдоль стены, убрав парочку погасших свечей и поставив новые, затем, наклонившись над купальней, быстро подхватила из шкатулки с ароматическими солями несколько горстей и бросила в воду. А после столь же тихо и незаметно покинула зал, ничем не потревожив покой отдыхающего клиента, пребывавшего в сладкой полудреме.
        Трещали, сгорая, свечи, журчание воды погружало в сон, веки сами собой опустились на глаза… Незаметно для своего хозяина тело начало постепенно деревенеть. Но расслабленный ящер осознал это слишком поздно. Когда ему захотелось пошевелиться, время было упущено: руки не слушались, ноги не ощущались, вообще все тело почти не отзывались на команды мозга! Единственное чего удалось добиться - это слабое подергивание кончика хвоста…
        Ящер попытался взреветь, но из могучей глотки вырвался лишь хрип, на который никто не отреагировал. Отчаянным мысленным посылом призвал Активатор, но тот, чиркнув по неспособной пошевелиться руке, бесполезно соскользнул на дно ванны. Тем временем цвет воды начал меняться, из голубого становясь темно-желтым, кожу перестало приятно пощипывать, а начало жечь, и боль с каждой секундой нарастала. Лечебная вода, измененная боевой алхимией, превратилась в сильнейшую кислоту, начавшую активно растворять погруженное в нее тело. Парализованный ящер лишь глухо хрипел, не в силах ни использовать карты, ни позвать на помощь. Его плоть медленно расползалась на куски, кожа лохмотьями плавала по всей купальне, а кислота продолжала оказывать свое разрушительное воздействие, добравшись до внутренних органов… Ксираф до последнего боролся за свою жизнь: стимуляторы, вшитые в его тело, пытались залечить раны, впрыскивали антидоты и зелья регенерации, но организм напрасно старался отрастить то, что разъедалось сейчас кислотой. Опытнейший воин совершал немыслимые усилия, чтобы хотя бы хрипеть, в надежде, что его кто-то
услышит. Но все было тщетно…
        Прислужницы осмелились заглянуть в пещеру часа через два. Они очень опасались вызвать гнев важного гостя, пожелавшего, чтобы во время отдыха его не беспокоили, но их дальнейшее бездействие могло быть воспринято еще хуже. Только вот пещера оказалась пуста, а на месте купальни дымилось испарениями маленькое кислотное озеро, и лишь где-то там, на самом его дне, с трудом просматривались металлизированные кости главного кланового поединщика Дома Ящеров. В свое время он серьезно вложился в это улучшение своего скелета, защищавшее конечности от отрубания и переломов. И дайны были потрачены не зря: кости смогли пережить даже воздействие кислоты, растворившей тело их хозяина.

* * *
        Город Двойной Спирали. За день до объявления о проведении турнира…
        Диния любила гулять по бесконечным рядам Торговой площади, заходить в крохотные лавочки и заглядывать под открытые навесы в надежде найти то незаметное, что ускользает от глаз большинства, и наполнять свой дом приятными мелочами и безделушками. Выйдя из небольшого магазинчика, где частенько делала покупки, она почти споткнулась об уличного торговца-коробейника с переносным лотком, заполненным всякой мелочевкой. Тот, едва увидев, кто перед ним, начал торопливо извиняться. Словно невзначай откинув крышку короба, он тут же пообещал пятидесятипроцентную скидку на любой товар, который ей понравится, в качестве извинения за свой проступок. Улыбнувшись этой нехитрой уловке, девушка тем не менее привычно скользнула взглядом по разложенным безделушкам. И среди гипсовых фигурок, стеклянных цветов, флаконов с дешевыми духами и губной помады она увидела настоящее сокровище, подобно жемчужине выделявшееся среди горки дешевого мусора. Черный бархатный шейный платок, по которому, для контраста, бежала вышивка серебристой нитью, создавая сложный растительный узор. В его уголках, неярко сверкая, переливались
крохотные рубины, а саму серебряную вязь украшали искорки алмазов. Не удержавшись, девушка взяла платок в руки, невольно восхищаясь искусством создавших его мастеров.
        - Потрясающе, - прошептала она, почувствовав практически неодолимое желание завладеть вещицей. Такое чудо! Настоящее произведение искусства! Она никак не могла налюбоваться красотой вышивки и искусной огранкой камней. Но откуда это богатство у нищего торговца?
        Тот, заметив ее подозрительный взгляд, тут же начал отвечать на еще не заданный вопрос:
        - Случайно мне достался, во время распродажи пожитков, оставшихся после Игрока-неудачника. Этот бродяга где-то сгинул, а вещи, в счет долга за аренду, прибрал к рукам хозяин комнаты. Ну и устроил распродажу. Я там кое-что прикупил по мелочи и, разбирая покупки, нашел в шкатулке тайничок. Там-то предыдущий владелец и припрятал эту красоту. Сорок дайнов, и он ваш, госпожа. Уверен, что такого нет во всей Двойной Спирали!
        - Двадцать, - возразила Диния. - Ты забыл о скидке, что мне обещал.
        - О нет, госпожа, постойте, - начал причитать торговец, - я ведь назвал вам цену уже с учетом скидки!
        Но та, не обращая внимания на его слова, бросила две синие пластины на лоток и, стремительно развернувшись, быстро пошла в направлении квартала Дверей.

* * *
        Великий Дом Ящеров, спустя день после объявления о Турнире тысячелетия…
        Грив Острый Шип торопливо шел по длинному коридору главного кланового дома. Срочный вызов к высшему руководству стал для него полной неожиданностью. И сейчас он пытался понять, с чем это может быть связано. Единственное, что приходило на ум, это грядущий турнир, о котором вчера объявили. Невольно мелькала глупая шальная мысль, что его могли избрать в качестве участника, представляющего их Дом. Это, конечно, великая честь, но вряд ли она достанется ему. Грив не переоценивал себя: Ксираф и Диния намного лучше и сильнее, за их плечами опыт сотен сражений и многие десятки судебных поединков на арене против сильнейших бойцов вражеских кланов. Ему до них далеко. Он только недавно начал делать шаги на этом поприще, закончив первый круг тренировок с инструкторами, предоставленными Домом Ящеров. Его тело еще нуждается в развитии, набор карт ограничен, снаряжение и оружие требуют модификации и улучшения… Нет, он качнул головой, прогоняя тень надежды, мелькнувшую было в душе, наверняка эта встреча связана с чем-то другим. Возможно, из-за подготовки к турниру Ксираф или Диния не смогут выступить в очередном
судебном поединке, и эту миссию доверят ему…
        Пред входом в кабинет лидера Дома его встретил Мастер ритуалов. Он протянул Гриву чашу, наполненную водой, и попросил окунуть в нее руки. Затем он долго и внимательно изучал жидкость, даже попробовал ее на вкус.
        - Чист, - наконец вынес вердикт старый ящер, напоследок еще раз глянув на чашу и ее содержимое. Ни одна из сотен рун, выбитых на ее поверхности, не засветилась. - Аура чиста, следов яда не обнаружено, болезней или зловредных духов в теле нет.
        Проверка отняла немало времени, но наконец ведун махнул Гриву рукой:
        - Проходи, тебя ждут.
        Тот, удивленный происходящим, несмело повернул ручку, открывая тяжелую дверь. Раньше подобные процедуры при встрече с руководством ему проходить не требовалось.
        В просторном кабинете лидера Дома сегодня оказалось неожиданно много посетителей. Кроме главы там присутствовали еще трое старших офицеров: Сабех - Мастер над Тенями, отвечавший за разведку клана, Тирул - Мастер Чаш и Весов, и Бегех - Мастер Войны. И сейчас вся правящая верхушка Дома изучающе смотрела на Грива, так, словно видела его впервые.
        Первым заговорил Газарах:
        - Тебе оказана честь представлять наш Дом на грядущем Турнире тысячелетия.
        Произнеся это, глава клана замолк, внимательно глядя на бойца и оценивая, как тот отреагирует на его слова.
        Грив неверяще вытаращился на своего лидера, пытаясь осознать, что именно он сейчас услышал. А затем, преодолевая удивление, запинаясь, произнес:
        - Я счастлив, но я…
        - С сегодняшнего дня у тебя начнутся тренировки. На это время тебе запрещено покидать пределы центрального кланового дома, - голос Мастера Войны был сух и резок. - К тебе будет приставлена охрана. Есть и пить будешь, что они тебе дадут, брать что-либо из рук любого, кроме тех, кто к тебе приставлен, - строго запрещено. Тренировки будут проходить внутри дома, весь тренировочный комплекс на это время будет задействован исключительно для тебя. Более подробную информацию я сообщу тебе позже, а пока ступай.
        Поединщик только повернулся к выходу, а по бокам, словно по волшебству, уже возникли двое ящеров в черной броне. Грив запоздало пытался еще что-то спросить, но его подтолкнули в спину, торопя покинуть кабинет лидера Дома.
        Проводив юного ящера взглядом, Газарах спросил у Бегеха:
        - Ты думаешь, он справится?
        Тот, виновато опустив глаза, глухо произнес:
        - Это лучший из имеющихся вариантов, уже начал тренировки, прошел первичный цикл обучения, хорошо знает типы арен. Наставники его хвалят: умен, инициативен, храбр, способен на нестандартные ходы… - не выдержав и заскрежетав зубами, он прервался, затем продолжил говорить, но теперь его слова полыхали яростью: - Проклятая тварь просто не оставила нам другого выхода. Времени на подготовку нового бойца у нас просто нет!
        - Ты думаешь, это Шепчущий? - прищурившись, уточнил глава. Так как Мастер Войны красноречиво молчал, Газарах перевел взгляд на своего разведчика.
        - А кто еще?!! - взорвался Сабех. Не в силах сидеть, он, вскочил и начал ходить по кабинету, заставляя мебель трястись при каждом его шаге. - Переговоры сорваны, хотя мы почти достигли соглашения, и ты, - повернувшись к Тирулу, он ткнул пальцем в сторону главного торговца, - отлично знаешь, почему. Надеюсь, ты помнишь его последние слова: «Вы еще пожалеете о том, что предложили мне сейчас». И зачем было выходить на него с этим дурацким предложением об уступке нам запасов сырья и продаже лавок, торгующих рецептурными зельями? Я же предупреждал, что он особенно щепетильно относится к этой сфере деятельности Змей. После Кейдана он мстил нам лет сто, пока мы не вернули ему большую часть того, что забрали у его клана. И вот, мы снова наступаем на хвост дракону! А теперь дождались и его ответа на наши шаги.
        - Это мог быть кто-то другой, - оправдываясь, ответил Мастер Чаш и Весов. - И вообще, такой момент нельзя было упускать. Шепчущий не дурак, он должен понимать, что мы сможем перехватывать рецепты зелий раньше, чем они дойдут до лавок или карточных домов. У нас больше бойцов, а значит - больше возможностей для получения нужных карт в Дарах Владыки и напрямую у других Игроков. Со временем этот сегмент рынка в любом случае естественным образом перейдет к нам. Так не лучше ли ему сохранить имеющиеся рецепты для производства своих комплексных эликсиров, основанных на алхимическом улучшении зелий из карт? Кроме того, он потерял бoльшую из двух лабораторий на Форлейге, и хотя она отстроена, количество поступающих оттуда зелий и близко не то, что раньше. Похоже, потери оборудования и редких ингредиентов во время взрыва оказались критичнее, чем мы предполагали, и не могут быть быстро восполнены. Значит, наг в обозримом будущем не сможет поддерживать прежние объемы производства и в отношении универсальных зелий, созданных без помощи карт, тоже. Малые же лаборатории, расположенные в клановом и личном доме
Шепчущего, не потянут нужное количество. А цена, предложенная ему нами, была более чем адекватной и вполне справедливой, при этом мы даже не пытались претендовать на ту часть рынка, которая занята специализированными, редкими и особо дорогими зельями. К тому же, необходимо было опередить тех же Летунов, которые наверняка выйдут на него со схожим предложением. Он обязан был уступить нам, это было бы самым логичным и рациональным решением в сложившейся ситуации.
        - Иди и расскажи ему лично, глядя в глаза, как и в какой ситуации он должен поступать! - рявкнул Сабех. - Плевать он хотел на тебя и твои расчеты, эта тварь сама по себе армия, и теперь она будет нас долбить по самым уязвимым местам, вырезая по одиночке или целыми кланами, как это вышло со Змееедами. Мы теперь его главное развлечение до следующего Большого турнира. Я ведь предупреждал, что это глупо. А теперь что?!! - распаляясь, разведчик, с яростью буравил взглядом Тирула, отчего субтильный ящер съежился и неосознанно начал сползать под стол. - Может, ты хочешь присоединиться к моим парням, которые будут, благодаря тебе, гоняться за этим демоном по всему игровому полю, пытаясь уничтожить его раньше, чем он убьет их?
        - Довольно, - негромко произнес лидер Дома, одним словом оборвав разгорающийся спор. - Что известно о смерти Ксирафа в Горячих источниках?
        - Ничего, - буркнул Сабех. Чуть успокоившись, он сел обратно за стол. - Скорее всего, сработал спящий агент. Девчонка отравилась сразу после акции, ее дух допросить не удалось, наши алхимики пытаются разобраться с остатками свечи, парализовавшей Ксирафа, и изучают кислоту в бассейне, но там что-то крайне сложное, высшая алхимия. Да и что это может дать? Ничего! Улик, которые позволили бы обвинить нага в нарушении законов Совета, у нас нет. Все сделано чисто и очень профессионально. Даже неясно, что с девчонкой: перехватили контроль над разумом или изначально ввели своего человека. Мы, конечно, попытаемся размотать цепочку, но шансы на это очень малы.
        - Вы уверены, что это Шепчущий? - задумчиво протянул Мастер Войны. - Все, что я сейчас услышал, лишь предположения.
        - А кто еще? - буквально прорычал Сабех. - Как действующий чемпион, Шепчущий узнал о новом турнире на двадцать дней раньше нас. Затем срыв переговоров, и змеюка, обидевшись, тут же ударила по самому больному, до чего в текущий момент смогла дотянуться, начав выбивать наших поединщиков. Сначала Ксирафа уничтожили в Горячих источниках, затем Динии подсунули проклятый платок, выведя ее из состава возможных участников. И в итоге на турнир пойдет мальчишка, едва прошедший первый круг подготовки, у которого и десятка судебных поединков на арене за плечами нет. А теперь представь уровень наших репутационных потерь: к турниру сейчас обращены глаза всех Игроков, и если победит не наш представитель, а воин Летунов, многие задумаются, ту ли они сторону выбрали в идущей войне, раз мы не в состоянии даже достойного бойца подготовить. И это лишь часть проблем. Прибавь к этому нового враждебно настроенного члена Совета Старших, что появится в итоге, и приз Владыки с неизвестными свойствами, доставшийся не нам, а конкурентам. И это не считая других возможных потерь и возрастающих рисков.
        - А Динию точно нельзя очистить до начала турнира? - уточнил Тирул. - Ради такого дела можно и карты из казны Дома потратить, Великое очищение снимает практически любые проклятья…
        - Кроме божественных, - прервал Сабех своего собеседника. - Ей подсунули платок Лигары - богини рока и злой судьбы. Он несет на себе проклятье, отнимающее удачу. Этот артефакт уже лет двести не видели в Двойной Cпирали, кто-то припрятал его и терпеливо ждал своего часа, лишь сейчас пустив в ход. Теперь Динии, просто чтобы выжить, нужно пройти сложный ритуал очищения, испросив прощения у самой богини, принести искупительные жертвы, пройти испытание, назначенное Лигарой, и еще не известно, чего та захочет. В общем, долгая песня.
        - Красиво, - задумавшись, произнес Мастер Войны, оценив проделанное нагом. Минимум усилий и затрат, а насколько усложнилась партия и изменилась расстановка фигур! И это наверняка не все, они видят лишь часть плана. - Мы можем нейтрализовать поединщика Летунов? - спросил он у Сабеха.
        - Нет, - рыкнул тот. - Едва там узнали о начале турнира, как его изолировали внутри кланового дома. Я, конечно, попытаюсь что-то предпринять, но надежды мало.
        - Попытайтесь решить эту проблему, - глухо произнес Газарах. - Мы не можем позволить себе проиграть турнир. И еще, я хочу увидеть головы агентов нага, Сабех, - и он тяжело посмотрел в глаза своего помощника. - Или ты мне их найдешь и положишь на стол, или твоя ляжет сюда вместо них, - и главный Ящер веско хлопнул по столешнице рукой. - Динию и Ксирафа сдали свои, у противника был их полный психопортрет и аурные отпечатки, только так его люди могли вычислить Динию в Двойной Спирали: она всегда использовала маскировку во время прогулок. О любви Ксирафа к Горячим источникам тоже знали немногие, так же как и о том, что он частенько появлялся там после особенно сложных поединков. Выйди на железноногих и сумеречных драконов инициировавших споры и поединки. В обеих схватках не допускался смертельный исход, риска для их бойцов не было, но вымотали они нашего поединщика основательно. Покопай там, возможно, это было подстроено: тяжелые бои, незначительный спор, наш боец в Горячих источниках, где своего часа ждет убийца. Дави, обещай, запугивай, но попытайся выйти на след: если мы сможем получить
доказательства причастности нага к убийству, совершенном в нейтральной зоне, ему конец.
        Закончив инструктировать Мастера над Тенями, лидер клана переключился на Мастера Войны:
        - И еще, нам, похоже, потребуется запасной вариант. Возможно, стоит привлечь бойца со стороны, - нехотя произнес он. - Нужны гарантии, что символ нашего Дома обязательно взовьется над башнями Арены.
        - Хорошо, - кивнул Берех. - С рангом Игроков все понятно, а что насчет полководцев и владык?
        - Ничего, - рявкнул Газарах. - В турнире для полководцев будет участвовать Шепчущий, он к нему со времен прошлого готовится, считай, больше половины тысячелетия. Отправлять ему на убой наших бойцов я не намерен. Уверен, что и других идиотов сразиться с ним не найдется. Пускай заберет свою награду и подавится. А с турниром для владык… - он на время замолчал, опустив взгляд, - в нем не будет участвовать никто, это общее мнение всех достигших этого ранга. Подняться настолько высоко, что тебе остается лишь десяток ступеней до триумфа, и тем не менее рисковать своей жизнью - это глупость, граничащая с безумием. Награда того явно не стоит. Лучше пусть Смеющийся Господин оставит ее у себя, вместе с местом в Совете Старших.
        Все сидящие за столом понимающе кивнули. Каждый, примерив на себя шкуру лидера Дома, согласился с тем, что поступил бы так же. Практически пройдя Игру Хаоса, в паре шагов от трона Владыки рисковать собой бессмысленно, тем более, когда для этого нет никакой особой нужды.

* * *
        - Дом Летящих участвовать в турнире не будет, - веско произнес наг, глядя на своего собеседника.
        - Это еще почему? - возмутился лесной дракон, не отводя взгляда. На Грядущая большая жатва на Муравейнике давала ему надежду поправить свои дела, закрыв значительную часть долга перед Шепчущим. Тысячекрылый был решительно настроен как можно скорее вырваться из хватки змея, чтобы обрести свободу принятия решений. И к тому времени хотелось бы сохранить свой Дом и его позиции в Двойной Спирали. - Мы не можем себе позволить, чтобы победили Ящеры! Это отличный шанс показать всем нашу силу. Тем более Ксираф мертв, с Динией тоже какие-то сложности, у нас есть все возможности поднять символ альянса над стенами Арены.
        - А кто, по-твоему, все это сделал? - вкрадчиво спросил наг. - Кто устранил поединщиков Ящеров еще до объявления турнира? Или ты думаешь, это со скуки Ксираф решил искупаться в кислотной ванне? Наш альянс примет участие в турнире, только представлять его будет мой боец. Его подготовку я уже веду, и, думаю, будет справедливо, если часть сопутствующих расходов вы возьмете на себя. Впрочем, это сейчас не столь важно. Главное, чтобы кроме тебя об этом никто не узнал. И в этом ты дашь мне соответствующую клятву. О замене нашего представителя ты сообщишь в последний момент. А пока нужно усилить охрану Беркаса, наверняка его попытаются устранить до начала турнира.
        - Ты думаешь, это оправдано, менять Беркаса? - удивленно уточнил дракон. - У вашего Дома даже близко нет бойцов его уровня: больше сорока успешных судебных боев на арене, двадцать два смертельных поединка. Даже Ксираф опасался его.
        - И именно поэтому, я хочу, что бы он остался жив, - оборвал разговор наг. - Столь опытный воин еще пригодится нашему альянсу. Просто мой кандидат обладает теми преимуществами, которые вашему поединщику уже никогда не получить.
        Над этими словами Тысячекрылый уже задумался, пытаясь понять, чем же таким обладает боец нага, что тот решил поставить на него. Впрочем, даже не это волновало дракона больше всего, важнее было, кем именно является претендент от Дома Змеи. Там ведь совсем немного бойцов, и, по данным разведки, никто даже близко не мог сравняться с поединщиком Летящих, обычные боевики со средним уровнем карт и соответствующими навыками. Никого выделяющегося из общей массы достаточно ярко, чтобы привлечь внимательный взгляд шпионов. Тогда кто этот змееныш, откуда у Шепчущего такая в нем уверенность и что за скрытые преимущества, из-за которых старый интриган решил положиться именно на него?
        Лидер Летящих перебирал возможные варианты, а наг размышлял о своем. В букмекерских конторах уже размещены крупные ставки на победу в грядущем турнире. Жаль, что о его формате объявят лишь за три дня до начала. В прошлый раз это была обычная мясорубка, по итогом которой из всех участников в живых остался только он. Но сейчас интуиция нага подсказывала - будет нечто иное. Но что конкретно, Шепчущий не знал, поэтому действовал во многом вслепую, чего очень не любил.
        Впрочем, немалый объем работы по реализации его плана уже проделан: по Ящерам нанесен серьезный удар, Летуны тоже устранены. Он хорошо потрудился, чтобы ликвидировать грядущих соперников Рэна и расчистить ему дорогу. Конечно, не исключено появление на турнире диких Игроков или излишне инициативных, решивших без ведома своих кланов испытать удачу, плюс молодые Дома могут попытаться заявить о себе, заодно получив место в Совете…
        Все учесть сложно, а его агенты, увы, не вездесущи. Но на этот риск он вынужден будет пойти.
        Глава 9. Гражданин
        Ключ с легким щелчком входит в замочную скважину. Я осторожно нажимаю на него, ожидая сопротивления механизма: все-таки его в последний раз открывали почти тысячелетие назад, за это время запор мог запросто перестать работать, заржаветь или вообще рассыпаться в прах. Но, на удивление, ключ плавно и без малейших усилий проворачивается в замке, бодрое скольжение ригелей, и дверь приглашающе открывается, стоит мне взяться за ручку.
        Я, слегка удивленный подобной надежностью, перешагнул порог, оглядывая свою новую собственность, доставшуюся мне «по наследству» от создателя Гильдии Работорговцев владыки Герлоха. Ключ от дома, а также информацию о нем я обнаружил в тайнике, который мне показал Лен’джер в качестве платы за помощь в побеге и обретении нового тела. На миг даже стало интересно, как у него дела. Уверен, что преобразившийся старик давно уже покинул Тану-шикан и, учитывая его характер, уровень опыта, знаний и доступных ресурсов, очень неплохо устроился в каком-нибудь густонаселенном уголке вселенной. Вполне возможно, он даже сейчас он где-то неподалеку, прогуливается по магазинам и лавкам Города-в-Пустоте.
        Впрочем, в данный момент эти мысли ни к чему, и лучше бы нам во второй раз с беглым управляющим не встречаться. Для него все закончилось, а для меня - нет. Ограбление Работорговцев не прошло бесследно, украденный товар активно ищут до сих пор, и хоть все стрелы, как говорят, сегодня метят в Вигри, но кто знает, когда их наконечники могут повернуться в мою сторону. Все связанное с тем делом я надежно схоронил на своем острове, но про этот дом не должен был знать никто: бывший владелец надежно скрыл информацию о нем даже от своих, хотя немалые деньги, вложенные в эту покупку, и были взяты из казны клана. Насколько я понял из личных записей Герлоха, изначальным замыслом главы было организовать здесь представительство Гильдии, но более внимательно ознакомившись с городскими порядками, он решил, что это место идеально подходит для создания собственной тайной резиденции, куда можно будет перебраться после завершения Игры, потому и позаботился об отсутствии любых ниточек, которые могли бы привести сюда Игроков. Видимо, не хотел, чтобы его что-либо связывало с Двойной Спиралью или старые враги предъявили
неоплаченные счета, когда он уже не сможет им достойно ответить. И мне это было весьма на руку.
        Войдя внутрь небольшого здания, оглядел его изнутри: средних размеров холл с деревянной лакированной стойкой в центре, натертый до блеска мраморный пол, картина на стене и пара винтовых лестниц по бокам, ведущие наверх к широкому дверному проему. Под ним, за стойкой, тоже есть проход, но гораздо более скромный. Открыв дверь на первом этаже, я увидел узкий темный коридор, но стоило мне пройти дальше, как под потолком зажглись крохотные светильники. Я осмотрелся по сторонам, решая, что делать дальше, а затем просто двинулся вперед, по порядку открывая каждую из дверей, расположенных вдоль коридора.
        Пусто. Очередная комната без техники и мебели. Видимо, после покупки здания бывший хозяин не озаботился его обстановкой или просто не до конца решил, для чего будет использовать свое приобретение. А может, ему банально не хватило времени: Вигри убил Герлоха буквально через пару малых циклов после совершения сделки.
        За недолгие десять минут я успел осмотреть весь первый этаж и сейчас гулял по второму. В целом дом мне понравился, он, конечно, не сравним с тем, что ждет меня в Двойной Спирали, но ведь маяк создавался индивидуально под меня, воплотив мои мечты в реальность. Но вообще, хорошо. Небольшой уютный двухэтажный особнячок с облицованным мрамором фасадом, высоким крыльцом и парой белоснежных колон у входа, уходящих под самую крышу. Несмотря на прошедшие сотни лет, здание было в идеальном порядке: нигде не было даже пыли, не говоря уже про сгнившие полы, провалившуюся крышу или скрипящую лестницу. Воздух, и тот был свежим, а запах приятным. И это немало удивило меня. Все выглядело так, будто этот дом приобрели буквально вчера и просто не успели завезти мебель.
        Еще раз оглядев холл, даже заглянув за деревянную стойку и ожидаемо не найдя там ничего, напоследок, сам не зная зачем, открыл почтовый ящик у входной двери. Он был разделен на две части: первая висела на фасаде дома, куда все желающие могли опускать свои письма и сообщения, а вторая - в холле, доступная только хозяевам, причем отпирать ее пришлось тем же ключом, с помощью которого я открывал сам дом.
        Не ожидая там увидеть ничего, максимум пару писем времен приобретения особняка, приоткрыл дверцу, и меня чуть не сбило с ног бумажным потоком, буквально хлынувшим изнутри. Сотни, тысячи писем в конвертах разных форм и расцветок, тяжелые тубусы свитков, пестрые рекламные буклеты, дешевые листовки и лишь боги знают что еще… Шуршащая река широким потоком разливалась по холлу, постепенно оттесняя меня вглубь здания. Наконец, когда водопад писем иссяк, высота бумажного покрова достигала колен. Я растеряно посмотрел на все это печатное изобилие, гадая, как оно помещалось в небольшом ящичке и, самое главное, что со всем этим делать? Чтобы разобрать всю эту гору, потребуется как минимум несколько дней.
        И почему так много? Ведь ясно же, что дом заброшен, причем очень давно. Тогда зачем писать? Размышляя, что предпринять, я заметил несколько писем, выделявшихся золотистой печатью с эмблемой парящего города - корреспонденция от Совета Семей, управлявшего здесь всем. В принципе, у меня есть часов семь до встречи с Очищающими, можно хотя бы поинтересоваться, чего от меня хотят представители местной власти.
        Не ожидая для себя ничего хорошего, нагнувшись, подхватил ближайший белоснежный конверт, сковырнул печать и вчитался в содержание. Потом перечитал письмо еще раз. Умница Тайвари без труда перевела текст. Правда, меня не слишком сильно обрадовало то, что там было написано. Совет Семей просил собственника дома явиться в местную мэрию для уточнения статуса домовладения. Если этого не проделать в ближайшие сто тридцать лет, то владение будет конфисковано в пользу города и продано с аукциона для погашения имеющихся долгов.
        М-да, еще ничего не успел сделать, а уже есть долги. Остается лишь догадываться об их количестве и общей сумме. Хотя, с другой стороны, нужно радоваться тому, что дом вообще в принципе есть, и за такую бездну времени на него никто не успел наложить лапу. И что он дождался меня, хотя и пришлось его поискать изрядно. Даже номер строения не помог: если бы не карта города, которую одолжил у Саймиры, это здание я вряд ли бы сумел найти.
        Глянув на бумажную гору, грустно вздохнул и начал сгребать ее себе в сумку. Сейчас разбираться с письмами я точно не стану, время перед турниром слишком дорого. Лучше уж после, на своем островке, под шум моря, изучу, о чем так горели желанием сообщить хозяевам дома. Заодно буду лучше себе представлять, чем живет Город-в-Пустоте. А если погибну, так и вовсе думать об этом не придется - одной проблемой меньше. Сейчас же лучше всего разобраться с имеющимися долгами и заодно узнать, чего именно от меня хочет местная власть.
        Здание мэрии я нашел довольно быстро благодаря карте города, на которой отражались не только все постройки, но и мое текущее положение, а так же транспортные маяки и точки движущихся платформ. С их помощью можно было перемещаться вверх или вниз меж различными уровнями парящих мостовых. Между тротуарами и домами, подвешенными в пустоте, во всю сновали сотни всевозможных средств передвижения, а по мостовым двигались сотни видов разумных. Буквально в паре шагов от меня полуголая девушка с зеленой кожей и небольшими отростками-антеннами на голове летела, неспешно размахивая большими крыльями как у бабочки, и при этом что-то активно обсуждала по небольшой серебристой капельке связи возле уха. Чуть дальше парил ковер, светившийся магическими знаками, на котором восседал невозмутимый дедок с длинной белоснежной бородой и огромной чалмой и флегматично курил кальян. А справа, возле дома-магазина, торгующего оружием, завис футуристичного вида гравилет, из которого выпрыгнули трое в черных бронированных скафандрах с глухими, скрывающими лица, шлемами и сразу направились к дверям магазина.
        До мэрии добираться было слишком далеко, и я решил сократить этот путь. Особо не обращая внимания на происходящее вокруг, я подошел к транспортному маяку, похожему на зеленый гриб, паривший в воздухе, и активировал его, дотронувшись до небольшой выпуклости на шляпке. Тот тут же начал ярко светиться. Не прошло и минуты, как возле меня остановилась странная конструкция, похожая на сани с длинными полозьями, открытым верхом и парой сидений позади. Я показал на карте здание мэрии, молчаливый гуманоид, являвшийся водителем этого своеобразного средства передвижения, на это лишь кивнул и мотнул головой в сторону пассажирских мест. Я сел, пристегнулся ремнем, и, едва раздался щелчок фиксатора, повозка резко рванула вверх, набирая скорость. Волной воздуха меня прижало к сиденью, а недавно съеденный завтрак попросился наружу, я же изо всех сил схватился за поручень, ощутив на нем вмятины от чужих рук - видимо, я не первый, кого впечатлил столь резкий взлет.
        А гравитакси тем временем, набирая скорость, неслось вперед над головами прохожих сквозь поток летательных средств, временами лишь чудом не сталкиваясь с кем-то из них. Сани мчались с такой бешенной прытью, словно от этого полета зависла жизнь или смерть целого мира, а я молился всем богам, чтобы живым добраться до этой проклятой мэрии, дав себе зарок больше никогда не использовать местное такси. Погибнуть просто так, даже не в бою, а разбившись во время поездки, - не так я себе представлял свою смерть…
        Когда гравитационная повозка замерла возле высокого пафосного здания, похожего одновременно и на храм, и на дворец, я с трудом сумел разжать пальцы и выпустить поручень, на металлической трубке которого теперь остались следы и моих рук. Пошатываясь, я с трудом вылез из убогой конструкции, на которой сюда прилетел. Меня изрядно подташнивало, мир вокруг кружился… Молчаливый водитель красноречиво протянул мне руку за своей платой, и я не глядя сунул ему в руку кристаллический ромбик универсума. Тот удивлено глянул на него, а затем, открыл свою кассу и долго отсчитывал сдачу торговыми жетонами, имевшими хождение только в Городе-в-Пустоте.
        Едва я забрал сдачу, такси рвануло вперед, исчезнув в транспортном потоке. Не глядя сунув кучку жетонов себе в пояс и пожелав проклятой повозке вместе с ее водителем отправиться в бездну, я несколько минут просто стоял на мраморных ступенях мэрии, пытаясь прийти в себя. Затем, пошатываясь, заковылял в сторону входа.
        Мэрия была заполнена сотнями разумных, сновавших туда-сюда или о чем-то оживленно беседующих, стоя возле небольших аппаратов. Очередь к каждому из них неторопливо двигалась вперед. Стоило первому в ней после долгих манипуляций с аппаратом, активных клацаний по кнопкам, а временами и спора с бездушной железкой получить небольшой жетон с выбитым на нем номером, как все остальные делали шаг вперед. Растеряно замерев посреди зала, я пытался понять, что мне делать дальше, когда лопоухий низкорослик, словно по волшебству оказавшийся рядом со мной, осторожно тронул за руку и, заискивающе глядя в глаза, произнес:
        - Господин, вижу, вы здесь впервые. Возможно, я смогу вам помочь за небольшую, совсем скромную плату.
        Чуть подумав, я вытащил из пояса конверт с письмом и показал его коротышке:
        - Мне нужен кто-нибудь занимающийся вопросами собственности в этом городе.
        Едва увидев золотистую печать на конверте, мой внезапный помощник слегка поменялся в лице и еще более почтительно произнес:
        - Господин, золотистая печать - это высший приоритет, вам ни к чему терять время в общей очереди, - и он махнул в сторону разумных, стоявших в ожидании в просторном зале. - Вам туда, - и низкорослик указал на черную дверь с золотистым символом, повторяющим печать на конверте. - Граждане города обслуживаются в особом порядке, у них есть определенные привилегии перед остальными.
        - Спасибо, - пробормотал я и отсыпал в протянутую ладонь несколько жетонов, оставшихся у меня после расчетов с таксистом.
        Пройдоха, получив плату за помощь, тут же исчез в окружающей толпе, а я направился к указанной двери, которая нехотя поддалась мне, стоило потянуть ее за ручку. За ней оказалась просторная комната, где за столом в отличие от общего зала сидела живая служащая, удивленно вскинувшая брови, едва увидев меня.
        - Зал для неграждан находится позади вас, - резко бросила она. - Выберите в автомате проблему, которую хотите разрешить, и вам будут назначены день и время для ее рассмотрения. За то, что проникли в мой кабинет не являясь гражданином, вы будете оштрафованы на двести торговых жетонов.
        Она нажала на кнопку на столе и скомандовала в переговорник:
        - Охрана, у меня еще один потеряшка. Заберите его.
        Быстро все это произнеся, девушка вновь уткнулась в свой голографический экран и больше не обращала на меня внимания.
        Прежде чем меня попытаются отсюда выкинуть, я вновь достал конверт с письмом:
        - Мне сказали, что с этим следует обратиться сюда.
        Услышав мой голос, девушка нехотя оторвалась от голографа и кинула взгляд на письмо, а затем я увидел удивительную метаморфозу, как из презрительного лицо за несколько секунд стало почтительным.
        - Простите, - испугано залепетала служащая, одновременно взмахом руки прогоняя охрану, уже возникшую за моей спиной. - Просто я не увидела ваш символ гражданина города. Чем я могу вам помочь?..
        Дальнейший мой путь был быстр и короток. Едва я объяснил, чего хочу, как меня перенаправили к вице-мэру, занимавшемуся вопросами собственности в парящем городе и нашедшему ради меня несколько минут в своем очень плотном графике.
        Роскошный кабинет, удобное кресло, напротив мой собеседник - дэв в импозантном черном костюме: щегольские отполированные рожки, алые глаза, внимательный взгляд.
        - Вы утверждаете, что являетесь собственником Дома Тайн…
        Дождавшись моего утвердительного кивка, он продолжил:
        - Купчая оформлена на предъявителя. Вас не затруднит подтвердить право собственности и предъявить ключ, символизирующий ваши права на дом?
        Я молча извлек требуемое из особого кармана сумки и положил перед представителем администрации. Дэв бережно расправил цепочку и вставил ключ в небольшой аппарат у себя на столе. Тот втянул подношение в узкую щель, и даже хвостика цепочки не осталось снаружи.
        - А ведь этот аппарат может не только проверять подлинность ключей, - неожиданно произнес вице-мэр, пристально глядя мне в глаза. - Он так же используется для их уничтожения. И что вы будете делать в том случае, если ваш исчезнет навсегда?
        - Расстроюсь, - чуть подумав, пожал я плечами. - А потом, скорее всего, убью вас. Потом вашу охрану, а когда она закончится, попытаюсь еще раз поговорить с вашим руководством. Если оно окажется столь же глупым, как и вы, продолжу это увлекательное занятие.
        Дэв, посерьезнев, резко бросил:
        - А сможете?
        - Давайте проверим.
        Голубое марево, возникшее передо мной, наверное, смогло бы выдержать удар лучемета или отразить заклятие, брошенное опытным магом, но удар божественного оружия оно сдержать не смогло. Моя рука прошла сквозь силовой щит запросто, а лучи парализаторов уперлись в проявившуюся ЗОЛОТУЮ СФЕРУ, наложенную на меня нагом на время подготовки к турниру. Чиновник испуганно затрепыхался, когда мои пальцы сжались на его горле.
        - Я пошутил, - прохрипел он, чувствуя, как его шею сминает стальная хватка.
        - Я тоже, - невозмутимо ответил я, не разжимая руки. И вежливо уточнил: - Итак, с документами все в порядке?
        - Да, - прохрипел дэв, проклиная себя за глупую провокацию. - Поздравляю, ваше право собственности подтверждено. - Ключ с тихим звяком выскользнул из аппарата, и администратор, находясь на грани потери сознания, толкнул его ко мне через стол.
        - Прекрасно, - я убрал ценный предмет к себе в сумку, после чего, разжав пальцы, спросил: - Осталось решить вопрос с долгами, о которых было написано в письме.
        - Подождите, - прохрипел, растирая свое горло и поправляя растрепанную одежду, мой резко изменивший тон собеседник. - Сначала нам нужно решить, на каком уровне разместить ваш дом: он не может больше находиться в отстойнике. Там у нас хранятся лишь здания, чьи собственники исчезли на длительное время или наделали долгов, в результате чего их имущество было конфисковано для последующей продажи на аукционе.
        - А что за ярусы? - уточнил я, пытаясь вспомнить карту города, точнее, ее трехмерную модель. Кажется, там и вправду все здания располагались в определенном порядке.
        - Все зависит от того, для чего вы планируете использовать вашу собственность. Если для торговли или организации представительства, это одно, если для жизни - совсем другое, - ответил дэв. - Те, кто просто живут в нашем городе, предпочитают места потише и не столь оживленные. Могу посоветовать пятый или шестой ярус, арендная плата за нахождение там составит две тысячи универсумов в год. - Затем, чуть подумав и глянув на меня, он негромко произнес: - Еще могу предложить четвертый ярус, этот район пореспектабельнее и стоит несколько подороже, в Бархатном переулке как раз есть одно свободное место. Достойные соседи, думаю, Дому Тайн там будут рады. Пребывание на этом ярусе обойдется в три тысячи универсумов год. Но, думаю, вы сможете это себе позволить, - буркнул он, растирая шею. - Представляю, сколько сейчас огорченных вздохов будет по всем риэлторским конторам, когда узнают, что у Дома Тайн нашелся хозяин! На него многие облизываются уже не один век. Еще бы лет сто с небольшим, и ваш домик обрел бы нового хозяина.
        - А почему столь долгий срок ожидания? - с интересом уточнил я.
        - Да были в прошлом пару неприятных инцидентов, когда хозяева собственности пропадали на долгий срок, а потом, объявившись, находили в своих домах новых жильцов. Много крови, много боли, один раз даже город целиком сгорел. Поэтому и ввели правило тысячи лет. Итак, вы определились, куда размещать ваш дом? - дэв вопросительно глянул на меня.
        - Бархатный переулок мне подходит, - чуть подумав, ответил я.
        Торговлей или бизнесом я пока не планировал заниматься, поэтому дом пригодится как резервная база для пребывания в Городе-в-Пустоте, и чем меньше чужих глаз и соседей вокруг будет, тем лучше. Но на всякий случай решил уточнить вопрос, давно вертевшийся у меня на языке:
        - А почему такая проблема возвести новое здание? Для чего нужно ждать целую бездну времени, если проще построить собственный дом?
        - Старые камни, - ответил со вздохом чиновник, но, увидев мой непонимающий взгляд, пояснил: - Из-за специфики возникновения нашего города полностью новые сооружения в нем не приживаются: ты можешь менять фасад, даже перестраивать все здание, придавая ему новую форму, но в основе всегда должны быть старые камни, те самые, изначальные, из которых построили дома до того, как город оказался в пустоте. Ну и фундамент должен оставаться нетронутым. Все остальные поделки долго не живут, что бы мы ни пробовали: техника выходит из строя, антигравитационные подушки сгорают, ломаются «вечные двигатели», дома выпадают из Межреальности, чары теряют силу с катастрофической скоростью… Или в самих домах происходят то пожары, то взрывы, то в них врезаются такси или спонтанно открываются межмировые порталы лишь Хаос знает куда. Само это место, сам город отвергает то, что никогда не было его частью. Отсюда и такие сложности с тем, что количество зданий в городе конечно и значительно меньше желающих приобрести их в собственность. У меня больше сотни заявок на покупку, - махнул рукой дэв в сторону шкафа, - от
межпланетных корпораций, магических орденов и целых цивилизаций, желающих открыть свои представительства у нас. Так что вы… - он изучающе глянул на меня…
        На это я лишь качнул головой и уточнил:
        - Мне дом достался по наследству.
        - …в таком случае ваш предок, - закончил вице-мэр, - сделал очень удачную инвестицию. Сейчас цены на недвижимость у нас велики как никогда. Уверен, скоро вас завалят предложениями о покупке. Тем более это не жалкая бедняцкая лачуга, которую как ни перестраивай, больше и лучше не станет, а Дом Тайн, достойное здание со своим именем и историей.
        - А откуда это название? - уточнил я. - Уж слишком необычное имя для дома.
        - В свое время этот особняк принадлежал Мистерио Алистаро, известному мистику, философу и мудрецу. Он был одним из основателей нашего города, тем, кто первым сумел найти дорогу сюда, а затем длительное время жил в Городе-в-Пустоте, делясь своей мудростью и знаниями со всеми, кто был готов оплатить его помощь. Он специализировался на раскрытии тайн и загадок, к нему за помощью обращались из самых разных миров. Отсюда и название дома, в котором он обитал, пока вдруг загадочным образом не пропал, оставив миру своим исчезновением еще одну тайну. Домом после этого длительное время владели его наследники, пока не продали его вашему предку. Даже и не знаю, чем он их соблазнил, ведь до этого они отвергали все другие предложения, даже весьма щедрые.
        Забавно, несмотря на столь интересную историю, особняк изнутри мне не показался хоть сколько-нибудь загадочным или волшебным. Впрочем, если жив буду, надо более внимательно изучить дом, мало ли какие сюрпризы остались от прошлых хозяев.
        А пока, время, его бег неумолим. Глянув на часы, я повторил свой вопрос:
        - Так как с размещением решили, прошу назвать сумму долга, причины его возникновения и тех, кому я должен.
        Дэв что-то нажал у себя на столе, и перед ним возникла голографическая проекция с парой строк.
        - Долг не так велик, - практически тут же ответил он. - По сути, у вас лишь два кредитора, обязанность погасить задолженность перед которыми возникла с момента вступления вами во владение недвижимостью. Первый - клининговая служба «Мачкинс и сыновья», проводившая ремонт и обслуживание вашего дома все это время. Бессрочный договор был заключен еще вашим предком, и все это время исправно исполнялся, думаю, вы это сами могли заметить по состоянию особняка. Первые сто лет были оплачены авансом, за оставшиеся семьсот семьдесят лет, правда, успела набежать изрядная сумма, но после ее погашения я бы рекомендовал не разрывать договор: в нем прописана весьма скромная плата за тот спектр услуг, который вам оказывают. Сейчас цены на подобное обслуживание выросли более чем в два раза. Да и фирма «Мачкинс и сыновья» имеет отличную репутацию, она одна из старейших и надежнейших организаций в нашем городе.
        - Что еще? - уточнил я. В принципе, слова дэва разумны, но, с другой стороны, для подобных целей вполне можно использовать слуг или освобожденных рабов. Учитывая их стоимость в Двойной Спирали, это будет гораздо дешевле, чем тратить универсумы, которые, как я уже выяснил, весьма непросто заработать. Впрочем, эту мысль можно обдумать и позже.
        - И следующий ваш кредитор - наша администрация: налог на недвижимость и оплата работы городской стражи, осуществлявшей все это время защиту вашей собственности. После перемещения здания в отстойник сумма оплаты охраны заметно уменьшилась, но, учитывая долгий срок, пока дом стоял бесхозным, сумма все равно набежала изрядная. Взносы за первые сто лет также были уплачены, расчет остальных здесь, - чиновник протянул мне небольшой листок с чередой цифр. - Тут указана сумма каждого долга и контактные данные ваших кредиторов. Сумма большая, я понимаю, поэтому город может предоставить вам отсрочку на погашение в течение года. А вот с фирмой «Мачкинс и сыновья» вопросы выплаты долга вам придется решать самому…
        Собеседник вице-мэра едва глянул на протянутый листок и, не выказав никакого волнения, лишь молча кивнул и убрал записку себе в пояс.
        - Есть еще что-то, что я должен знать?
        Груджак, внимательно всматривавшийся в посетителя, не увидел на его лице ни удивления, ни возмущения, и это было плохо. Чиновник с трудом сдержал собственное разочарование. Сумма долга явно не смогла ни смутить, ни вызвать испуг у нового владельца особняка, а значит, эти деньги у него есть, и уговаривать его продать дом для погашения долга даже пытаться не стоит.
        - И последнее, - дэв, сняв с цепочки на шее хитрый ключ, открыл персональный сейф, извлек оттуда золотистый медальон, символ гражданина парящего города, и протянул его Рэниону: - Для индивидуальной привязки капните несколько капель вашей крови. Старайтесь носить на виду, в нашем обществе у горожан есть особые привилегии. Здесь, - он протянул посетителю несколько толстых книжиц, - подробно расписаны законы и обычаи, принятые у нас. Я рад приветствовать вас в числе жителей нашего города.
        - Благодарю вас за помощь.
        После этих слов юноша, сидевший напротив него, сгреб книжки с медальоном, сложил их к себе в сумку, кивнул на прощение и спокойно направился на выход.
        Проводив его взглядом и дождавшись, когда закроется дверь, Груджак активировал связь и через несколько минут начал диалог с известным только ему собеседником.
        - Да, хозяин дома объявился… Ключ в порядке, я проверил… Говорит, получил по наследству, видимо, нашел тайник первого покупателя дома… Проверку прошел… Я еще не сошел с ума, чтобы ссориться с хаоситами из-за денег. Он проломил Щит Давула даже особо не напрягаясь! А это значит, что у него было оружие или артефакт минимум двенадцатого порядка, а может, и оружие богов. Думаю, это как минимум кто-то из полководцев, а скорее всего - владыка, возможно, даже лидер Дома… Уверен… Не думаю, что в Двойной Спирали обычные Игроки владеют чем-то подобным. По нему в упор били станеры и даже не смогли пробить защиту… Что будем делать? Наблюдать и действовать по обстоятельствам: наши правила не были нарушены, если он сумеет погасить долги, то нам и вовсе нечего ему предъявить. Считаю, это лучшее, что мы можем сейчас предпринять.
        Закончив разговор, дэв откинулся назад и отключил связь. Мэр, как всегда, пытается его руками таскать драконьи яйца из гнезда, но не в этот раз. Если хочет получить дом, пускай сам напрягает свои обленившиеся мозги. Впрочем, зная его характер, Груджак был уверен, что тот просто побоится что-либо делать, слишком осторожен. Может, потому и прожил столько лет. И удержался в своем кресле. Дом Тайн - лакомый кусок, но, в конце концов, это всего лишь деньги, которые и так полновесной рекой текут в карман к мэру и его приближенным, ради них не стоит рисковать жизнью или возможным конфликтом с хаоситами. Все слишком хорошо знают, из-за кого пришлось перестраивать город шестьсот лет назад. Самум Красный Ветер - это имя в Городе-в-Пустоте помнят до сих пор, так же как и то, кем он был. Владыка, один из высших адептов Смеющегося Господина. Да и пример Аластрейи был хорошим напоминанием о силе Хаоса и тех, кто ей служит. Так что вызывать гнев Игроков из-за такой малости как деньги не будет никто. Тем более, когда законы города соблюдены, а фундамент дома слишком мал, чтобы построить на нем небоскреб.
        Вызвавший же все эти разговоры Рэн неспешно направлялся к резиденции Очищающих, главной его цели посещения парящего города. Сегодня туда должны переместиться «владыки силы» - маги всех «цветных» орденов, которым он должен предъявить семь Скрижалей, чтобы доказать закрытие врат на план Смерти.
        Повозку из летучего дерева, запряженную белоснежными пегасами, обычно использовали молодожены, но, на взгляд Рэна, она подходила ему гораздо больше, чем те несколько антигравитационных саней, что по очереди лихо подлетели на вызов транспортного маяка. Лучше неспешно, но гарантированно прибыть к месту назначения, чем рисковать угробиться еще до начала турнира. Шепчущий ему этого точно не простит: из мира мертвых выдернет с его-то возможностями! Так что лучше медленно и безопасно лететь к своей цели. И плевать на удивленные взгляды путников, таращившихся на свадебную повозку с одиноким пассажиром.
        Глава 10. Итак, храбрецы…
        Резиденция Лиги охотников на монстров располагалась в скромном неприметном здании без вывесок и каких-либо символов, хоть как-то обозначающих, что именно здесь находится.
        Возможно, это было сделано для маскировки, или Очищающие считали, что те, кому нужно, и так их найдут. Не знаю, но представительство меня, откровенно говоря, не впечатлило. Крохотный серый домик, приткнувшийся в тупичке четвертого яруса. На фоне доставшегося мне здания смотрелся он, если честно, убого. Как-то иного ожидаешь от организации, охватывающей сотни миров и постановившей своим долгом истребление монстров и сдерживание зла.
        Моя повозка с пегасами замерла напротив дома. Возница с благодарностью принял в оплату несколько торговых жетонов и, дождавшись, когда я спрыгну на парящую мостовую, вновь тронулся в путь. Подойдя к двери и оглядевшись на всякий случай по сторонам, я протянул руку к подвешенному на шарнире молоточку и несколько раз громко стукнул им по потемневшей бронзовой поверхности. Затем пришлось долго ждать, когда на мое прибытие хоть кто-то отреагирует. Минут пять, может даже больше. Когда терпение уже подходило к концу, дверь со скрипом открылась и из-за нее показалась седая голова старика. Подслеповато щурясь, он недоуменно рассматривал меня. В ответ я быстро вытащил из поясного кармана серебристую пластину. Артефакт на миг сверкнул внутренним светом, стоило мне его активировать. Медальон охотника на монстров. Он содержал мою кровь, щедро пролитую на стеклянный куб, и теперь был неразрывно связан со мной, как и я с ним.
        Старик, внимательно взглянув на мой знак, прошамкал:
        - Идите за мной, вас ждут.
        Посторонившись, давая мне проход, он тут же прикрыл дверь, как только я оказался внутри. С каждым шагом полутемный холл становился все светлее. Лампы, укрытые под потолком, разгорелись, и я увидел просторный зал, увешанный головами поверженных монстров, под каждой из которых была заботливо прикреплена бронзовая табличка. С интересом огляделся по сторонам, оценивая коллекцию, заодно отыскивая знакомых мне врагов. Вот эта зеленая харя с ощеренными клыками в форме здоровенных иголок похожа на кат’цина - пожирателя плоти. Быстрые и сильные твари, выходцы с нижних миров, весьма уязвимы к огню и серебру. Впрочем, и обычное оружие действует на них тоже неплохо, только бить надо чаще и сильнее. Тот серый уродец с длинными отвисшими ушами и дряблой старческой кожей, похоже, ночной крикун - еще один полудемон. Охотится в основном в темноте, незаметно подкрадывается к жертвам и своим криком оглушает их, потом высасывает кровь. А вот этого с покрывающей голову ярко-голубой чешуей и ушами-раковинами, плотно примкнутыми к черепу, я вижу впервые, даже не возьмусь судить, кто это, но что-то водоплавающее, это
точно.
        - Вас ждут, - напомнил о себе старик, открывший мне дверь.
        Оглянувшись, я увидел, что с ним произошли разительные перемены: вместо дряхлого убожества передо мной стоял импозантный дворецкий в черном смокинге с бабочкой, моноклем в глазу и тонкой ниточкой усов, смотревших кончиками вверх. Интересное преображение. Возможно, и дом не настолько плох, как кажется, а увиденное ранее - просто маскировка, призванная скрыть истинную суть. У Лиги, наверняка, множество врагов, желающих с ней посчитаться, опасных, сильных, и все это предпринято, чтобы избежать их внимания, сохранив присутствие в Городе-в-Пустоте в тайне.
        Не дожидаясь повторного напоминания, я быстро последовал за дворецким, указывавшим мне путь. Из просторного зала с охотничьими трофеями мы спустились вниз и теперь шли по узкому длинному коридору. Судя по пройденному расстоянию, нам давно уже пора было выйти за пределы здания. Впрочем, меня это не удивляло: магия пространства в Городе-в-Пустоте использовалась повсеместно, в том числе, как я недавно выяснил, и из-за дефицита свободных домов. Но и такая магия имеет границы своих возможностей и должна опираться на материальную основу. Даже самые выдающиеся пространственные архитекторы, живущие, кстати, именно здесь, в Парящем городе, не могут расширить пространственный объем больше чем в двенадцать с половиной раз от реального. И в резиденции Очищающих, судя по всему, поработал настоящий мастер. Я насчитал сто восемьдесят шагов, прежде чем мы уперлись в новую железою дверь.
        Сопровождающий отворил ее своим ключом, и нашим глазам предстал просторный круглый зал с большим, тоже круглым, столом по центру. За ним, ведя неспешную беседу, расположились охотник и несколько человек в цветных плащах. Я чуть было не начал рефлекторно склоняться в ритуальном поклоне, которым простолюдинам положено приветствовать магов, - уроки, вбитые во время подготовки на Беренхеле, не прошли даром, - но в последний момент все же сумел взять себя в руки и ограничился полупоклоном в сторону собрата по Лиге. Им оказался высокий разумный с большой головой грушевидной формы, фиолетовыми глазами и серой кожей. Медальон на его груди заполняла череда золотистых символов, служивших памятью о его победах и выполненных заданиях.
        - Это тот, кто выполнил размещенный вами заказ, - поприветствовав меня ответным кивком, обратился он к магам.

* * *
        Гром оваций долго не стихал.
        Шестеро магов, представлявших ордена Беренхеля, только что вручили человеку тяжелый деревянный тубус со свитком, подтверждавшим право на владение архипелагом Змеиный, что выступал наградой за извлечение Скрижалей Возрождения из храма Немерона и избавление их мира от влияния плана Смерти. Маги неспешно сошли с каменного помоста и покинули Зал торжеств, а охотники громом аплодисментов и радостными криками приветствовали нового собрата, так дерзко, храбро и неожиданно ставшего одним из них.
        - Заслужил, - Турух одобрительно кивнул, глядя на юношу, что, сжимая деревянный тубус, отвечал поклоном на приветствия собратьев. - Молодец. Умен, вежлив, но есть и стержень, и сила, - главе Очищающих невольно вспомнился разговор, предшествовавший торжеству.
        Фэллиар Несущий пламя, лидер Красного Ордена, потребовал встречи с тем, кто выполнил задание. Он хотел лично увидеть существо, что каким-то образом сумело пробиться на нижний ярус и сразить стража. Войти в храм Немерона и выбраться оттуда, вернувшись назад.
        И этот разговор запомнился охотнику надолго, особенно его завершающая часть.
        Фэллиар, яростно буравя глазами добывшего Скрижали человека, почти выплевывал слова:
        - Как ты сумел сразить Намана? Он был полубогом, а ты даже не маг! Мелкая шавка, обычный Игрок из тех, с кем мы легко справляемся. Кто за тобой стоит? Какой из Домов тебя послал? Прежде чем отдать награду, я желаю видеть твоих хозяев.
        На этих словах потягивавший вино Рэнион поставил кубок на стол. Неспешно встав из-за стола, он сделал несколько быстрых шагов, внезапно оказавшись перед красным магом, и, глядя тому в глаза, спокойно произнес:
        - Я лично вырвал у Намана его сердце. А потом раздавил. Может, мне на тебе показать, как я это проделал?
        Магистр краем глаза глянул на перстень, что носил на левой руке. Камень истины сиял, его белоснежный цвет ни на гран не изменился. И тут Фэллиар внезапно и очень четко осознал, что стоящий в шаге от него человек действительно лично проделал все то, о чем только что заявил. А печать Немерона, которую маг почувствовал с самого начала встречи, лишь подтверждала его слова.
        «Бог смерти отметил Игрока своей силой, но не убил. Позволил вынести Скрижали из своего храма, не причинив вреда. Но почему?! И кто он вообще такой? Может, Избавитель? Нет, точно нет, - остановил он себя. - Это бред, глупое пророчество, выдуманное бедняками: старый царь, что выйдет из Склепов, усмирит нежить и принесет мир, объединив в себе старое и новое, дарует счастье и справедливость простому народу, набросив узду закона на колдунов… Стоя рядом с убийцей сына бога, можно невольно поверить даже в такие бредни, но, к счастью, это Игрок, и он не в силах покинуть Игру. В Беренхеле уж точно хватает проблем и без него. Как и старых легенд. Один только бунт искателей чего стоил: встряхнул бедняков, и некоторые ничтожества чересчур осмелели…»
        - Что вы собираетесь делать со скрижалями богов? - спросил маг, внимательно наблюдая за своим собеседником.
        - Я еще не решил, - равнодушно ответил тот.
        Но глава ордена заметил изменившийся цвет камня на своем перстне. «Врет, - отчетливо понял он. - Хаосит имеет четкие планы на ключи от мира. От его, Фэллиара, мира».
        - Если вы соберетесь их продавать, мы готовы хорошо заплатить, - закинул он приманку. - Артефакты Древних, ценные металлы и помощь наших лучших магов… Даже сможем избавить от этого, - он ткнул в руку Рэниона с браслетом. - Высшая магия может творить чудеса.
        Рэнион, внимательно выслушав, кивнул и, чуть подумав, ответил:
        - Если я надумаю продавать Скрижали, вы будете первыми, кому я их предложу.
        Фэллиар довольно улыбнулся на эти слова. Такими обещаниями не разбрасываются…
        Овации стихли. Рэнион, покинув сцену, не задерживаясь пошел на выход из Зала торжеств. Он лишь вежливо кивал на поздравления новых соратников, мимо которых проходил, не ввязываясь в долгие разговоры. Проекции же охотников, посетивших встречу, начали меркнуть по мере того, как члены Лиги отключали свои сознания от ключей.
        Турух, проводив Игрока взглядом, направился к себе. Тималох, его помощник, размахивая крыльями, неспешно летел рядом, почтительно сохраняя тишину до тех пор, пока они не переступили порог кабинета. И лишь тогда невысокий сильф с ярко-голубой кожей и стрекозиными крыльями за спиной почтительно спросил:
        - Ты думаешь, это было разумно, принимать в наши ряды Игрока?
        Глава Лиги охотников на монстров уселся в свое кресло, принявшись задумчиво набивать трубку новой порцией табака. И лишь раскурив ее с помощью деревянной щепы, вспыхнувшей под взглядом архимага, ответил:
        - Сэр Артур был прав, лучшими из охотников на монстров становились те, кто и сам когда-то был чудовищем. Найдя в себе силы изменить свою природу и суть, зная изнутри привычки и повадки несущих в себе зло, они многое сделали для исполнения нашей миссии во вселенной. Я говорил с ним, - он кивнул на изображение Рэниона, возникшее над столом. - Мне стало интересно, зачем ему нужно быть среди нас.
        - И зачем? - Тималох с интересом посмотрел на своего начальника и друга в ожидании ответа.
        - Он ответил, что хочет сделать в своей жизни что-то хорошее и открыть новые пути для других. Не все приходящие в Игру жаждут убивать разумных существ. Но в текущий момент Игра Хаоса такова, что иного выбора у них нет: если хочешь выжить, ты должен стать как все, впрячься в бесконечную гонку по ступеням силы, во время которой и сам не заметишь, как начнешь убивать на право и налево и предавать соратников, - или погибнешь, не подстроившись под систему. Он пытается создать альтернативу для тех, кто не хочет идти по этому пути, выстроить свой клан, объединив Игроков, не желающих убивать обычных разумных, предложив в качестве альтернативы охоту на демонов, вампиров и оборотней. За подобных монстров их бог также награждает эмбиентом и дайнами. Но для достижения поставленных целей ему нужны ресурсы, которые хаосит планирует получить у нас, честно выполняя заказы Лиги.
        - Разумно, - кивнул сильф. - Поэтому вы и отказались от доли Лиги в этом контракте и отдали ему всю награду целиком?
        Турух сделал долгую затяжку и, выпустив кольцо дыма, задумчиво проводил его взглядом, прежде чем ответить.
        - То, что он сумел выполнить контракт и выжить, полностью его заслуга, а не наша. Считай, это вклад Лиги в добрый почин. Если задуманное им удастся, это станет хорошим подспорьем для всех нас.
        Затем он посмотрел на своего помощника:
        - Ты что-то сумел про него узнать?
        - Как ни странно, да.
        По щелчку пальцев рядом с сильфом возникла синяя папка, из которой Тималох извлек несколько листков. Первый из них, с фотографией Рэниона в правом углу и знакомым всему миру символом в левом, тут же лег на стол.
        - Это мы получили через наших друзей в Ордене Порядка, - прокомментировал документ сильф.
        Турух с интересом пробежался взглядом по написанному. «…Передал весть с просьбой о спасении целого вида разумных, оказавшихся на грани гибели. После проверки информация подтвердилась, эвакуация проведена…» Имеется приписка: «Награда невозможна ввиду статуса разумного». Но все же произошедшее не осталось незамеченным, и кто-то изменил категорию Рэниона с «дельты» - немедленное уничтожение, на «йоту» - устранение только в случае прямой угрозы жизни разумным, допустимо сотрудничество.
        - И это не все, - Тималох выложил новый листок на стол. - Он член Клуба Собирателей Сокровищ, у него там уже бронзовый ранг.
        На это глава Очищающих понятливо кивнул: отчетливо просматривался чужой план развития, в котором Клуб так же выступал дополнительным источником ресурсов.
        - Про Дом Тайн вы уже в курсе, - закончил свой доклад помощник.
        - Скорее всего, это будет их оперативная база, - прокомментировал последние слова архимаг. - В Городе-в-Пустоте сходится много путей и дорог. Тут удобно брать заказы, пополнять запасы снаряжения, производить обмен трофеев и ресурсов. Весьма дальновидно, - он с некоторым уважением взглянул на изображение Рэниона.
        Проделана неплохая подготовительная работа. Значит сегодня, во время личного разговора, были сказаны не просто слова - они подтверждены поступками. А это немало. Что ж, остается пожелать ему удачи на этом пути. Да и им дополнительная помощь в будущем не помешает. Лига охотников на монстров уже не одну тысячу лет негласно приглядывает за порядком в Городе-в-Пустоте, входя в Совет Семей и помогая городской страже там, где та сама справиться не в силах. И появление в городе бойца, лично убившего полубога, сможет остудить много горячих голов. Пока, конечно, о реальной помощи говорить еще рано, новый охотник едва влился в ряды братства, но в будущем… Он уже смог изрядно напугать и встряхнуть хищных крыс из мэрии, решивших проверить его на зуб. А чтобы Рэнион не думал, что братство лишь требует, не давая ничего взамен…
        - Свяжись с казначеем городской стражи, пускай немного пересмотрит счет, выставленный нашему новому собрату за охрану его дома.
        Тималох понимающе кивнул, сделав пару пометок в блокноте.

* * *
        Я неспешно направлялся к Дому Тайн в уже полюбившейся повозке с пегасами. В защищенном кармане лежал тяжелый деревянный тубус, в котором находился тонко выделанный свиток из драконьей кожи, слегка светившийся от наполнявшей его силы. На нем в мельчайших подробностях был прорисован Змеиный архипелаг с кучей островков вокруг, а в нижнем углу сияла сложная магическая печать, в которую были вплетены более мелкие печати магических орденов, правящих и фактически владеющих Беренхелем. Внутри же были вписаны слова на языке без начала: «В вечное владение».
        Главное сделано: награда нага получена. И после того, как свиток и Скрижали будут переданы Шепчущему, моя часть сделки, подтвержденной перед лицом суровых змеиных богов и клятвой на Книге, окажется исполненной. Останется только ждать, когда он выполнит свою. Так что теперь моя задача - как можно скорее и без происшествий добраться до Двойной Спирали. Но из головы никак не уходил тот невзрачный дедок в сером плаще и старомодном колпаке, невозмутимо потягивавший трубку, что пришел ближе к середине моей встречи с магистрами. Его появление на миг прекратило любые разговоры и споры: маги с Беренхеля, почувствовав ауру силы, исходившую от старика, почтительно замолкли, а охотник, что вел переговоры от лица Лиги, с легким поклоном передвинул к нему магический документ для одобрения. Тот, едва кинув взгляд на свиток, коротко произнес «Все в порядке», и знаком предложил продолжать…
        А после утащил меня к себе в кабинет, где нас ожидал недовольный зеленый коротышка, которого я уже видел во время завершения своего вступительного испытания. Несмотря на свой невысокий рост, он напыщенно поздравил меня со вступлением в братство охотников, пожелал быть достойным оказанного доверия и суметь как можно дольше соответствовать требованиям, чтобы пользоваться неподкупным ключом, отрывающим доступ в Лигу. В конце он скомкано заявил о желании сделать мне подарок и левой рукой вручил небольшую шкатулку. А после не прощаясь исчез. В общем, не самый приятный в общении тип.
        - Не обращай внимания на желчность лорда Трракшада: ментальные проекции не отражают физического состояния тела, но ему недавно пришлось пройти через тяжелый бой, и победа не досталась даром.
        Согласно кивнув, я осторожно открыл шкатулку. Внутри на черном бархате лежали два серповидных кинжала с короткими рукоятями. По лезвиям остро заточенных клинков бежали магические руны, отливавшие синим, а в навершия рукоятей были вставлены крупные синие самоцветы - вместилища силы. Даже на вид очень непростое и опасное оружие. Только вот мастер, выковавший их, явно не рассчитывал, что кинжалы будут использовать в ближнем бою. И никакого описания или инструкции, как пользоваться явно магическим артефактом, лорд Трракшад не оставил.
        Я недоуменно взглянул на главу Лиги охотников на монстров. Он понял меня правильно:
        - Взмах руки в направлении цели, нажать сюда, - он указал на небольшие кнопки-фиксаторы, крепившие рукоять к лезвию, - и дальше магические клинки сами найдут и уничтожат свою цель. Главное, помни: при броске нужен зрительный контакт. Кинжалы летят не слишком далеко, на сто - сто двадцать шагов примерно. Действуют против любых типов врагов: нежить, духи, оборотни. Против высших тварей, конечно, не потянут, но даже им создадут проблем, например, сумев отвлечь на себя. Старая работа, - кивнул на кинжалы Турух, - сейчас мастеров, способных создать такое, почти нет.
        - Интересно, - задумавшись, уточнил я, - а это всем такие подарки при вступлении в Лигу делают или только мне?
        - Не всем, - покачал головой архимаг, - далеко не всем. Считай, это извинениями лорда Трракшада за неверие в тебя. Это его стараниями ты отправился на поиски медальонов в гробницы Беренхеля.
        На эти слова я лишь недоверчиво хмыкнул. Чувствую, теперь у меня среди Очищающих есть не только друзья, но и враги - ничем иным я не могу объяснить сложность испытания, назначенного мне. По сути, меня отправили на верную гибель. Возможно, этот дар и был извинениями этого лорда за произошедшее, но что-то не верится в такое благородство: я лично особой радости, отдавая такую ценность, точно бы не испытывал, как и добрых чувств к тому, кому пришлось их отдать.
        Я еще раз взглянул на кинжалы: принцип действия в чем-то похож на мой дискомет, только более избирательный. И созданы кинжалы с помощью магии, так что действовать смогут далеко не везде. Скорее всего…
        А после у нас состоялся весьма подробный и интересный разговор, об итогах которого я еще долго буду думать, если останусь жив после Турнира. Лига однозначно ставит своею целью противостояние злу в лице монстров, но вот подходы к решению задач и взгляды на допустимость средств довольно своеобразны.
        Под конец разговора Турух, порывшись в своем столе, пододвинул ко мне тяжелый кожаный кошелек.
        - Это твоя награда за возвращение именных пластин. В Лиге есть старая традиция оставлять прощальный дар для того, кто вернет твой медальон домой. Жизнь - сложная штука, и порой не остается даже тел, которые можно было бы похоронить, но медальон хранит то, что дороже тела: память и образы наших друзей.
        На миг он замолчал, прежде чем продолжить говорить:
        - Лаура была моей ученицей, и это, - он скупо кивнул на кошелек, - она оставила у меня для того, кто вернет ее вместе с парнями домой, если они сами возвратиться не смогут, - бросив короткое объяснение, Турух начал сердито пыхтеть трубкой. Он до сих пор винил себя в том, что отпустил свою лучшую ученицу в Склепы, а также за то, что не смог отправиться вместе с ней.
        - Все, что мог, - в ответ на эти слова я лишь молча поклонился, отдавая дань памяти ушедшим. Я не знал тебя, Лаура, но легкого тебе пути к небесам и спасибо за дар, оставленный для меня.
        - Ступай, - сказал, очнувшись от воспоминаний, глава Очищающих. - Твои сутки подходят к концу, и скоро Игра призовет тебя назад, а защита здания может воспрепятствовать этому. Неизвестно, как отреагирует печать Хаоса на это.
        Я, благодарно кивнув, поторопился на выход, на ходу убирая неожиданные подарки судьбы - кошелек и шкатулку - в защищенный карман сумки, где уже лежали Скрижали и свиток на право владения.
        Удачно вышло, особенно с учетом того, что Лига отказалась от своей доли в награде. Так как платой за Скрижали была земля, а архипелаг нужен был нагу весь целиком, для выкупа у Очищающих их части Шепчущий выдал мне большую сумму универсумов. Он не верил в мою способность особо сбить цену, так что разрешил оставить разницу себе, при этом запретив мудрить - земли должны были быть выкуплены в обязательном порядке. И теперь я с полным правом могу эти деньги оставить себе. Со змеюки не убудет, а мне необходимо разобраться с долгами за дом. Да и для развития мне они ой как пригодятся.

* * *
        Город Двойной Спирали, Малая совещательная комната Дома Змеи, за три дня до проведения Турнира тысячелетия
        Над Книгой вертелась фигурка гремлина, весело таращившегося в пустоту. Сегодня всем Игрокам пришло письмо, в котором, наконец, рассказали о формате будущего Турнира тысячелетия. До этого в первом письме-приглашении расписывали только общие правила: такие как награды, правила подачи заявки и призыва на турнир, невозможность отказа и прочие важные, но чисто технические детали. Главное же было раскрыто только сейчас.
        - Итак, храбрецы и смельчаки! Для вас, не знающих страха, я поведаю, что приготовил вам ваш Владыка.
        С легким хлопком гремлин исчез, и над столиком возникла высокая ступенчатая пирамида.
        - Испытание, предназначенное вам, называется «Царь горы». Задача: подняться наверх, на самую вершину, раньше других участников Турнира и продержаться там отведенное время или пока последний Игрок не покинет пирамиду. Именно там вас и будет ожидать награда Владыки. А теперь подробнее:
        Пирамида разделилась на пять этажей, потом нижний мигнул красным и распался на множество кубов.
        - Все Игроки, согласившиеся принять участие в Турнире, сначала проходят отборочный тур. В нем они попадают на нижний ярус группами по пять претендентов. Каждой группе будет выделен индивидуальный сегмент со своим выходом на следующий уровень и в следующий тур соревнования. Члены группы будут случайным образом рассеянны по своему сектору, и каждый будет прокладывать путь самостоятельно.
        Увеличившийся куб, в котором в разных местах светились пять зеленых точек, символизирующих Игроков, внезапно оказался исчеркан пересекающимися плоскостями и разделен на десятки помещений разного цвета и размера. Гремлин продолжил:
        - Каждая из комнат Лабиринта является своеобразным испытанием на вашем пути. В одних, - часть помещений на проекции окрасились красным, - находятся случайные противники и разнообразные ловушки, обойдя или выжив в которых вы сможете двигаться дальше. В других - стражи лабиринта, для того чтобы открыть проход, вам придется их победить.
        Следующие пару десятков засветились желтым:
        - Часть комнат, - комментировал распорядитель турнира, - пусты и не несут угрозы, вы сможете безопасно пройти сквозь них. А в некоторых залах находится то, что облегчит вам путь: в них вы сможете получить исцеление ваших ран, временные усиления, если очень повезет, откат использованных карт, подсказку с указанием ближайших безопасных мест или даже оптимального маршрута для выхода на следующий уровень.
        Несколько помещений на плане призывно окрасились в зеленый, но их было откровенно мало.
        - В первом отборочном туре из пяти участников в каждой группе лишь первые двое смогут подняться на следующий уровень, после чего выход из лабиринта будет перекрыт, и…
        На этих словах гремлин театрально замер, гигантская ступенчатая пирамида немного отдалилась, чтобы зрители могли лучше рассмотреть, как от нее отрывается нижняя часть и обрушивается вниз, унося тех несчастных, что не успели прорваться наверх. Распорядитель выдержал многозначительную паузу, давая возможность осознать увиденное и оставляя слушателей гадать о судьбе проигравших, а потом продолжил будничным тоном:
        - Каким образом Игроки будут преодолевать первый этап, решат сами участники турнира. Вы можете объединяться в команды и совместно проходить испытания лабиринта или пытаться проделать это в одиночку - выбор за вами, но помните, - гремлин выделил последнее слово, - лишь двое из пяти смогут подняться наверх!
        Четыре оставшихся яруса пирамиды приблизились к зрителю.
        - На остальных уровнях разбиения на группы и сектора не будет, а вот разнообразные комнаты останутся. По мере подъема, - зеленый палец последовательно ткнул в ступени пирамиды, - будут добавляться новые испытания и сложности, о которых вам станет известно, если вы сможете забраться выше. Перерыва между этапами не будет: покажите вашу выносливость и умение правильно распределять силы. Последний, пятый этаж, ждет покорителя пирамиды, своего царя. Туда смогут подняться лишь лучшие Игроки, доказавшие, что они достойны милости Владыки. Те же, кто решат досрочно покинуть турнир, смогут это сделать, если им повезет найти особые комнаты выхода, запрятанные на втором, третьем и четвертом ярусах, - горстка синих искорок вылетела из ладони распорядителя, светлячками разлетелась по средним этажам, и на схеме появились символы открытой двери. - Только вот каждой хватит лишь на одного участника, предложение ограничено! Вернувшийся в Игру сможет сохранить полученные на турнире благословения, как, впрочем, и проклятия, черный цвет карт и, главное, свою жизнь.
        Довольная рожа гремлина навевала на мысли, что выйти из турнира будет непросто.
        - Кроме того, Владыка в милости своей рассеял по всему лабиринту свои Дары, скрытые сокровища, которые смогут найти внимательные и удачливые. На этом у меня все, - ведущий по-шутовски склонил голову. - Благодарю за внимание и до встречи на Турнире!
        - Интересно… и сложно, - задумчиво произнес наг, обдумывая услышанное. - Владыка сумел снова преподнести неприятный сюрприз. Это сильно усложняет твою задачу. В таком формате Турнира слишком многое будет зависеть от удачи, а не от личных возможностей или силы карт. Неправильный выбор, неудачный шаг - и более слабый соперник сможет тебя опередить просто потому, что ему повезло больше, чем тебе.
        - Зелье удачи, подношения Слепцу? - предположил я, задумчиво теребя свой Медальон, на котором теперь было только двадцать одна ступень и символ Игрока вместо шлема полководца. Зато с краю горел крохотный символ - знак храбреца - Игрока, согласившегося принять участие в турнире еще до того, как стали известны правила, касающиеся формата его проведения. Трехпроцентная прибавка к силе карт навсегда - приятный и весьма полезный бонус.
        - Хорошая идея, но не получится: в день проведения турнир Игроков будет объявлен чистым. Владыка хочет дать шанс и для простых бойцов, а не только для клановых поединщиков, поэтому удачи со стороны привлечь не получится, придется рассчитывать на свою, - ответил на мое предложение Шепчущий. - Цени, я потратил один из своих вопросов о турнире не на себя, а на тебя.
        На мой вопросительный взгляд наг пояснил:
        - Маленькая привилегия действующего чемпиона. Распорядитель обязан ответить на три моих вопроса. Кстати, твоя печать с силой Владыки морей действовать не будет, впрочем, как и метка Немерона.
        Шепчущий погрузился в свои, явно не особо приятные мысли, но потом выплыл из задумчивости и продолжил:
        - Скорее всего, будет относительно много диких Игроков, для них это хороший шанс, а вот клановые поединщики… - тут он покачал головой. - Не знаю, своего бойца на подобное я бы не послал.
        Мы опять замолчали, каждый думал о своем. Наг отстраненно погладил подлокотник кресла. Смеющийся Господин одним махом смешал все его планы. Активизирован конфликт с Ящерами, Летуны с интересом наблюдают за его действиями, придержав по его требованию своего представителя, месяцы и редкие зелья, потраченные на тренировки Рэна… А в итоге вместо честных боев, крысиные бега, где легко может победить не лучший из всех, а какой-нибудь везучий болван.
        Впрочем, это еще не самое худшее: он элементарно не знал, чего ему ждать самому. Хотя формат для его ранга был объявлен - череда командных схваток по защите и штурму городов, - а особенностью турнира для полководцев, раскрытой гремлином в качестве второго ответа, оказался ускоренный откат карт, это ничего ему не давало. Так как на вопрос о количестве участников распорядитель, ехидно улыбаясь, вытянул вверх один палец.
        А это означало лишь одно - испытание. Даже не так, Испытание с большой буквы. Та самая непредсказуемая ситуация, сложная задача, бой с судьбой на право жить дальше, которым Смеющийся Господин заменял Большой обязательный турнир тем владыкам, которым не находилось соперника подходящего уровня.
        И теперь наг буквально не знал, чего ему ждать. Тщательно взлелеянные планы рушились в бездну: у него были враги, скрупулезно отобранные соперники, чьи Книги он знал едва ли не лучше, чем свою собственную, старые противники, веками ждавшие своего шанса поквитаться. Им заранее были подкинуты сведения о его возможных уязвимостях, дано время отработать стратегии грядущего поединка. Для них это был бы едва ли не единственный шанс достать его, но в итоге все это оказалось пшиком. Ни один из заклятых врагов так и не решился встретиться с ним в бою.
        В результате он единственный участник Турнира. Вместо знакомых противников и минимального риска… кто или что это будет?
        Демоны ада, как же все плохо! В ярости он даже прикрыл глаза. Столько времени и терпения, столько невосполнимых ресурсов вложено в подготовку… Века интриг и труда, а он вступает в турнир, не зная о формате испытания ничего. Безумие… Если бы он мог, то уже отозвал свою заявку. Все происходящее настолько выбило его из колеи, что захотелось провалиться в долгий сон, просто заснуть, а проснувшись, узнать, что турнир прошел и можно приступать к дальнейшим планам.
        Шепчущего буквально распирало от злости: сотни лет приготовлений и ожидания, просчет возможных стратегий. И что теперь? Вот с чем ему идти на турнир, что с собой брать? Будет испытание чистым, или можно использовать все: пить заготовленные для себя зелья удачи, активировать свитки высших благословений - или он просто впустую растратит их? К чему вообще ему готовиться?..
        Отрешившись от тяжелых мыслей, он бросил взгляд на Рэна:
        - Зайди до турнира в Лавку Карт, там для участников состязания появился отдельный шкаф с новыми картами. Своих я тебе дать не смогу даже под залог. Слишком уж все сложно, - и он неопределенно махнул рукой. После чего, не прощаясь, встал и пополз к выходу из комнаты, без слов давая понять, что встреча завершена.
        Рэн, задумчиво проводив его взглядом, тоже направился на выход. Два из пяти? Он побеждал и при худших раскладах. Забег? Ну что ж, после Гонки с мертвецом его этим не напугать. А дальше посмотрим, главное, чтобы наг сам не умер раньше него, ведь теперь его черед платить по долгам.

* * *
        Газарах выглядел крайне задумчивым. Даже наедине с собой он не позволил себе показать свои истинные эмоции - его вотчина пока еще не вычищена от шпионов нага. Между тем только что покинувший его кабинет неприметный ящер, личный доверенный исполнитель, снабженный лучшей из возможных защит разума, принес отличные вести. Последняя часть плана выполнена успешно.
        Лидеру Дома пришлось изрядно покрутиться в последний цикл, лично занимаясь этим делом, так как он не мог поручить его даже своему заместителю, чтобы не разрушить столь старательно созданную видимость. Но до всех полководцев, теоретически способных принять участие в турнире и жаждущих расквитаться с нагом, так или иначе была донесена мысль, что надежнее всего его можно достать, ничего не делая. Тем же, кому было наплевать на змея, а таких оказалось немного, пришлось заплатить. Он поднял из секретных архивов Дома записи о прошлых турнирах и убедился - при отсутствии соперников они всегда заменяются испытанием. Про Шепчущего поговаривали, что по силе тот равен иным владыкам, - вот пусть теперь следует их судьбе.
        Глава 11. Отборочный тур. Неожиданности
        - Здесь все то, что не пригодится мне на том свете, - указал я на два больших контейнера, стоящих возле нашей беседки.
        Медж, глянув в их сторону, невольно покачал головой:
        - Ты себе хоть что-то оставил? Или решил с голыми руками идти на турнир?
        - Участникам разрешено использовать лишь силы, дарованные Владыкой Хаоса, - ответил я, доставая из сумки небольшую металлическую пластину. - Так что я могу рассчитывать лишь на карты и самого себя. Вот, - протянул кусок металла напарнику, - это ключ от ячейки в хранилище. Там лежат полководческие и производственные карты, а здесь, в сундуках, - наиболее ценные вещи, деньги и прочее, в общем, разберетесь сами.
        - А с ней ты не хочешь попрощаться? - друг покосился на спящую Cаймиру.
        - Нет, - качнул я головой. - Так будет лучше. Еще одной Ночи прощания она не переживет, да и я… Если все получится, я сам ее разбужу, а если нет…
        В горле встал сухой комок, не дававший вытолкнуть окончание, но Медж и так все понял, просто молча кивнул и, хлопнув меня по плечу, весело рыкнул:
        - Уходи и возвращайся, друг! А мы подождем тебя здесь. В бой нужно вступать с легким сердцем, пусть мысли о нас тебя не тревожат. Бей быстро, бей сильно, а если не повезет - прими смерть достойно!
        Старый девиз наемников, ранее всегда хорошо настраивавший меня на нужный лад. Верные слова для тех, у кого за спиной никого нет: ничем не дорожа и ничего не имея, легко идти в бой с именем Отца Битв на устах.
        - Возьми, - тигролюд протянул мне одну из своих карт, блеснувшую золотом. ДОСПЕХ ПРИЗРАЧНОЙ ТЕНИ. - Хорошей защиты никогда не бывает много, может пригодиться.
        Не зная, что сказать, я едва смог выдавить:
        - Спасибо, друг! - и убрал карту в Книгу. У старого кота не так много карт высшего ранга, а золотой доспех и вовсе единственный, но он отдал его без всяких условий и залогов, чтобы дать мне дополнительный шанс выжить. - Я обязательно его тебе верну, Медж.
        Мы несколько секунд постояли в тишине.
        Пора. Поправив сумку на плече, я делаю шаг на выход из убежища и, не выдержав, все же оборачиваюсь. Еще один последний взгляд на спящую Cаймиру, сжавшуюся в комочек, укрытую пледом, уснувшую после пары капель Оранжевых снов, добавленных мною в вино. Медж, стоявший рядом с беседкой, на прощанье, залихватски мне подмигнув, хлопает сжатым кулаком по груди. Так у нас провожали бойцов, перед выходом в рейд. «Уходи и возвращайся». Я очень постараюсь, чтобы так и было.
        В своем личном доме из ценных вещей я не оставил ничего. Если погибну, ключ среди прочих трофеев может достаться победителю, и тогда в моих тайниках он обнаружит много такого, что способно принести смерть моим друзьям: к ним придут с вопросами, на которые они не смогут дать ответов. Да, вероятность того, что у участника турнира окажется эта крайне редкая карта, ничтожно мала, но даже на подобный риск я идти не хотел. Поэтому все, что опасно оставлять своим близким, я укрыл в отдельном арендованном хранилище, установив на вещах взрывной заряд с таймером. Если вернусь, отключу, ну а если нет - ненужных следов не останется. Ну а все то, что может пригодиться и безопасно, сложено в контейнеры возле беседки. Пускай лучше собранное мной достанется тем, кто мне дорог, а не удачливому чужаку. Даже одна мысль о том, что кто-то будет рыться в моих вещах, оценивать стоимость, перебирать, думая, что взять с собой… меня передернуло от отвращения. Дом - это слишком личное, то, что я не готов делить ни с кем.
        Ния с Котом встретили меня возле торговых рядов. Девушка просто вышагнула из темноты лавки, удерживая Кота на руках.
        - Уйдешь не прощаясь? - тихо спросила она, подойдя ближе.
        - Тебя сложно найти, - ответил я. - Впрочем, как и его, - кивнул в сторону Кота, внимательно смотревшего на меня.
        - Нам приходится скрываться, - оправдываясь, ответила она. - Я совершила оплошность, попыталась просканировать нага, с которым ты ведешь дела, боялась, что он может предать тебя, обмануть. Cаймира так за тебя переживала. Я действовала осторожно, но не смогла заглянуть в его мысли: у него очень сильная защита, так, пробежалась по верхам… А после меня начали искать: незаметно расставили по Двойной Спирали маяки, засекающие ментальную активность, у слуг нага появились сканеры мозговых волн. Мне пришлось спрятаться на время вместе с ним, - она кивнула на Кота.
        - Я и не знал, что у Шепчущего есть такие возможности, - присвистнул я. - Думал, что помимо Совета Старших подобные поисковые операции по силам организовать разве что Ящерам или Летунам.
        - Змеи до Кейдана были Великим Домом, - возразила Ния, - а клан Ящеров тогда даже не входил в число первых. Теперь, после открытия дверей кланового дома, когда Шепчущий получил доступ ко всем хранящимся там ресурсам, его возможности выросли в разы.
        - А ты это откуда знаешь? - удивленно уточнил я, неверяще смотря на Нию, словно увидев ее впервые. - Не думал, что ты настолько интересуешься политикой и тем, что происходит у нас в Двойной Спирали.
        - В убежище, что я нашла, остались записи от прошлого хозяина, да и Клео рассказывала многое. А я… - она запнулась, потом сумела взять себя в руки и снова заговорить: - Просто хотела стать полезной тебе хоть немного. У себя дома я долгое время занималась схожей работой, у нас ведь тоже была своя борьба за власть, пока всем это не надоело. А потом и вовсе не осталось тех, кто хотел за нее бороться…
        - Я смотрю, за столь недолгий срок ты стала настоящим Мастером над Тенями, - с искренней улыбкой похвалил я девушку. - Спасибо за то, что беспокоишься обо мне.
        Тем временем, решившись, Ния робко шагнула ближе и тихо шепнула мне на ухо:
        - Я люблю тебя, - и, прежде чем я успел что-либо произнести, прижала свою ладошку к моим губам: - Молчи и ничего не говори, я все знаю сама. Просто… я же понимаю, куда ты сейчас уходишь, и мне стало невыносимо больно только от одной мысли, что я могу больше тебя не увидеть, что так и не скажу о своих чувствах. Ведь ты можешь погибнуть, и я никогда… - и она снова замолчала. На этот раз надолго. - А теперь иди, иди и возвращайся. А когда вернешься, все будет, как и прежде. Я не стану ничем мешать вам с Cаймирой, просто позволь мне и дальше быть рядом с тобой.
        Кот, привстав у нее на руках, боднул меня головой в щеку, и я ощутил целый каскад его мыслей и чувств, от которых у меня даже ненадолго закружилась голова, настолько сложно было их воспринимать. А ведь он просто пожелал мне удачи в задуманном! Но так, что ухитрился на время дезориентировать. Спустя же несколько секунд, когда я смог прийти в себя, их с Нией рядом уже не было…
        Дальнейшая дорога до Арены пролетела для меня совсем незаметно. Сказанное никак не шло из головы. И что мне с этим делать, я не знал. Все как-то сложно, запутанно. Рассказать обо всем Cаймире? Но это кажется неправильным, не для ее ушей прозвучали те слова, и если б не турнир, уверен, Ния так и не нашла бы в себе сил признаться. Как все непросто… Да и не о том я сейчас должен думать. Но все равно мысли невольно возвращались к услышанному.
        Возле Арены царило столпотворение. Тысячи Игроков, торговцев, слуг и рабов мельтешили, кричали, предлагали свои товары и услуги. В воздухе витали ароматы алкоголя и еды, чувствовались азарт и страх.
        - Господин, всем участникам турнира Дом Ящеров предлагает выпивку и угощения бесплатно! - почти в лицо выкрикнул мне худощавый мальчишка и тут же скрылся в толпе.
        На эти слова я лишь качнул головой и продолжил свой путь. А Ящеры молодцы! Уверен, всем дуракам, откликнувшимся на это щедрое предложение, навесят целый букет всего, что только возможно, от следящих меток до малых проклятий, чтобы притормозить возможных соперников. Впрочем, тех идиотов, что не умеют думать головой, особо и не жалко. Для себя я давно решил, что щадить на турнире не буду никого. Никаких сантиментов и сожалений: друзей у меня там нет. Действовать четко, быстро и эффективно. Можешь убить - убей. Те цели, что я ставлю перед собой, те люди, что меня ждут дома, для меня важнее всего. Невинных агнцев на арене точно не будет. Тут кровь есть на всех, и принявший участие в Турнире тысячелетия четко осознает, на что он согласился, приняв приглашение Смеющегося Господина.
        Возле входа на Арену выстроился почетный караул из гоблинов в парадных ливреях, доходящих им до самых пят, с длинными трубами в руках. Они стояли вдоль алой ковровой дорожки и начинали трубить, едва кто-то из Игроков ступал на нее. Какой-то щуплый вертлявый Игрок, ради любопытства вздумавший коснуться дорожки ногой, был тут же отброшен невидимой силой на пару десятков шагов. Упав на мостовую, он скорчился от боли и тихо завыл, прижимая к себе покалеченную конечность, половина ступни на которой буквально исчезла, словно срезанная клинком. От этого клубящаяся повсюду толпа пришла в еще большее возбуждение: веселые крики и возгласы перекрыли жалобный скулеж глупца, а тот, пересиливая боль, призвал Книгу и судорожно вытаскивал пробку из флакона с лечебным зельем.
        - Только для участников турнира! - рявкнула появившаяся в воздухе проекция распорядителя Арены. Его голова в огромном цилиндре возникла над ковровой дорожкой и с негодованием уставилась на толпящихся внизу Игроков.
        Мне прямо виделись его раздражение и злость на происходящее. Чего бы он там ни ожидал, но явно не того, что в итоге происходило вокруг. Подойдя ближе к дорожке, я несколько раз вдохнул и выдохнул, собираясь с духом. Один шаг вперед, словно черта, разделяющая жизнь. Сколько уже в моей жизни было таких шагов, и сколько еще будет… Но каждый раз я чувствую легкую дрожь и страх, ставший мне уже привычным другом. Смогу ли я вернуться назад, вновь ступить на поверхность Двойной Спирали, увидеть и обнять тех, кто мне дорог? Не знаю, но сделаю все, чтобы это случилось.
        Шаг вперед на бархатную поверхность ковровой дорожки - и гоблины вскидывают длинные трубы. Мелодия радости и торжества гордо устремляется ввысь, приветствуя смельчака, рискнувшего жизнью. Она настолько же не соответствует происходящему вокруг, насколько ангел, случайно слетевший с небес, уместен в портовом борделе. Крики, вопли, пьяные рожи - и этот раскатистый гром, уносящийся в небеса, возвещавший о храбрости и величии духа. Не обращая внимания на беснующуюся толпу, продолжаю идти вперед, отрешившись от всего. Я стрела, устремленная к звездам, летящая сквозь темноту ночи. Все происходящее вокруг не важно, лишь цель, сияющая впереди, имеет значение. Я не знаю чего ожидать, когда войду в проход, ведущий в чрево Арены: множества зрителей вокруг, хлопающих и приветствующих безумцев, решивших умереть ради заветного приза, или для меня сразу же начнется турнир с его испытаниями. Нужно быть готовым ко всему.
        Светлая дымка, кружившаяся в проходе, охватила меня, едва я подошел вплотную, а следом появилось легкое жжение на запястье - серое пятно гнили, метка Немерона, оказалось затянуто мерцающей пленкой. Затем нечто похожее я ощутил на груди - печать Каратуана тоже заблокирована на время турнира. А еще чуть позже с легкой щекоткой с меня спали две черные кляксы, похожие на пиявок, и начали извиваться возле моих ног, словно рыбы, выброшенные из моря.
        - Следящие метки, - из марева вынырнул невысокий гремлин в одежде служителя Арены. - Их на входе ставят всем идущим сюда, - раздраженно ворча, он достал веник и совок на длинной ручке, сгреб черные кляксы меток и выбросил в урну, полыхнувшую огнем, стоило содержимому совка оказаться внутри. Окинув меня внимательным взглядом, гремлин буркнул: - Чисто, можете идти.
        Еще шаг вперед, и я оказался в прозрачном стеклянном кубе. Не видно было ни стенок, ни потолка, ни пола. Я словно висел в воздухе посреди огромной белой комнаты, но, топнув по полу, четко ощутил твердую материальную преграду. Несколько шагов вперед, и я уперся в невидимую глазу стену. Любопытно, но гораздо интереснее другое - я был не один.
        Шагах в двадцати от меня обнаружился Игрок-аспараи, человек-медведь в тяжелой стальной броне, сквозь щели которой топорщилась густая черная шерсть. Маленькие красные глаза внимательно изучали меня сквозь прорези в шлеме. Хлопнув рукой по груди, я весело ему отсалютовал, но в ответ на мои действия аспараи лишь раздраженно фыркнул и отвернулся.
        Интересный противник, жалко, что мне не виден его Медальон, любопытно было бы узнать, какой у него уровень. Оружия на виду тоже нет. Заклинатель? Не похож, скорее всего, смешанный боец без упора на какой-то конкретный стиль боя. Что еще? Хорошие физические показатели: сила, выносливость, регенерация плюс развитое обоняние. Из недостатков - слабое зрение, но не факт, его вполне могли улучшить с помощью сфер. Скорее всего, он из каких-то небольших кланов: Шепчущий предоставил мне полную информацию обо всех известных клановых поединщиках, и тебя, мой мохнатый друг, среди них нет. В общем, в ближнем бою он, конечно, может создать проблемы, но в поединке равных после пройденной подготовки опасений медведь у меня не вызывал.
        В отличие от его соседки. Я даже не сразу понял, к какому виду существ ее отнести. Странная химера с телом кузнечика и женским лицом. Мне потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что я перед собой вижу. Вместо рук и ног у девушки были протезы из вороненого металла. Я с интересом принялся их рассматривать. Ступни заменены тремя подвижными упорами, вероятно способными обзаводиться когтями, если надо куда-то залезть. Колени, похоже, одинаково легко выгибаются вперед и назад, заодно позволяя далеко прыгать. Руки тоже непростые: четыре пальца, плотно сжатые в кулак, скорее всего, без проблем пробьют стенку в несколько кирпичей толщиной, а выпрямленные ладони превращают руки в своеобразные мечи. Что еще?
        «Глаза, - подсказала Тайвари. - Они у нее тоже заменены и способны действовать в разных режимах, позволяя, например, видеть в темноте или на больших дистанциях».
        Опасный соперник. В Двойной Спирали, редко встретишь тех, кто идет на подобное, глобально меняя свое тело. Как правило, применяют сферы силы или используют алхимию, но отрезать себе руки и ноги… Интересно, а как она приостановила естественную регенерацию организма? Ведь он занимается самовосстановлением и будет пытаться отрастить замененные конечности.
        «Скорее всего, остальное у нее тоже изменено, - выдала результат своего анализа Тайвари. - Органы слуха, обоняние, возможно - легкие».
        Интересно, и насколько это законно? Пускай все эти импланты являются частью ее тела, но с таким же успехом я бы мог, например, встроить себя внутрь голема и так заявиться на турнир. Тем более, подобные изменения организма наверняка произведены не с помощью карт, а в клиниках механоидов. А может даже за пределами Двойной Спирали и вовсе не Игроками. Но по правилам на этом турнире нельзя использовать ничего, кроме собственных сил и карт, дарованных Смеющимся Господином, он даже объявлен чистым…
        Пока я размышлял над этим противоречием, у нас появился новый сосед. Человек-крыса, возникнув шагах в десяти от меня, начал судорожно метаться по комнате, ощупывая стенки и что-то возмущенно пища. Он был похож на приговоренного к смерти, внезапно оказавшегося возле эшафота и только сейчас осознавшего, что это все не сон и веревка с петлей уже висит перед его носом. Ну и что же ты тут тогда делаешь, дружок? Уверен, что этим вопросом задался не я один: аспараи, так же как и я, с интересом разглядывал вновь прибывшего. Даже Медальон не скрыт, болтается на груди. Немного приглядевшись, я увидел шесть заполненных ступеней. Может, это такая тактика, и все, что я вижу перед собой, - хорошая игра, призванная сбить соперников с толку? Не знаю, но если это так, то скавен - гениальный актер и очень натурально отыгрывает роль впавшего в отчаянье разумного.
        Что ж, теперь остается дождаться последнего в нашей группе.
        Отвернувшись от крысолюда, я огляделся по сторонам, оценивая примерное расстояние до своих соперников. Если нас похожим образом поместят в зону прохождения, то ближайшим моим врагом будет аспараи, следом девчонка, впрочем, скавен с ней примерно на одинаковом расстоянии от меня.
        Тем временем аспараи, до этого сидевший неподвижно, лишь наблюдая за происходящим вокруг, развернулся ко мне и начал делать движения руками: оттопыренный палец, сжатый кулак, соединенные ладони. Это был язык жестов, часто применяемый среди наемников там, где издавать звуки нельзя. Пару секунд я вспоминал значение некоторых подзабытых мною знаков из тех, что подавал мне сейчас медвежонок. Два оттопыренных пальца, снова сжатые руки, резкий взмах ладони, словно бы разрубающий цепь. Ага, кажется, мне только что предложили временный союз. До второго уровня пирамиды, после чего каждый действует самостоятельно, без оглядки на прошлые договоренности. Надо подумать.
        «Ты считаешь, это разумно - заключать с кем-либо союзы на данном этапе? - сварливо буркнула Тайвари. - Да и все эти ваши договоренности на пальцах не стоят и ломанного гроша. Оптимально устранять соперников, едва представится для этого возможность, и использовать полученные ресурсы для новых боев».
        «Согласен, - не стал спорить я. - Но сейчас все, что мне нужно - лишь подняться наверх, а не устраивать мясорубку. И если эта договоренность прикроет меня от избавит меня от несвоевременного сражения, это уже неплохо. Аспараи, как правило, придерживаются понятий чести и соблюдают кодекс наемника. Спину, конечно, ему подставлять не буду. Но ведь нам главное выжить и пройти на следующий этап, а не вырезать всех и вся».
        Тай замолчала, обдумывая мои слова. А у нас тем временем появился пятый и последний соперник - человек-мотылек маасари. Меня прямо передернуло от отвращения, едва я вспомнил белесый хоботок, который у них вылазит изо рта. С помощью такого похожий ублюдок уже однажды пытался высосать мою кровь и мозг. Интересно, а ты у нас здесь откуда? Альянс Летящих должен был придержать своих поединщиков, значит, заявился ты сюда на свой страх и риск, без клановой поддержки, а может, и вовсе - изгой, которому плевать на распоряжение лидеров альянса. Решил испытать свою судьбу и удачу?
        Несколько движений рукой в направлении аспараи. Стандартный вопрос на обозначение себя.
        Выброшенная вперед рука с растопыренными пальцами.
        Железная лапа - старый наемничий клан. С именем и репутацией.
        Ответный вопрос.
        К Клинкам Арендейла я уже давно не принадлежу. В старый клан Проводников Хаоса еще не вошел - нагу был нужен свободный Игрок для турнира. Да и свой клан мне хотелось сохранить максимально нейтральным в идущем конфликте Ящеров и Летунов. Так кто же я? Отношение к Дому Змеи обозначать не стоит, уж слишком неоднозначная у них репутация. А значит - раскрытые ладони и пару взмахов ими. Альянс Летящих, именно его символ взовьется над Ареной в случае моей победы.
        Аспараи недоверчиво глянул на меня, явно не веря, что бескрылый будет представлять один из ведущих Домов в Игре Хаоса, но ничего не сказал.
        Тем временем белый свет вокруг нас начал постепенно меркнуть, возникло ощущение, словно мы опускаемся вниз, темнота вокруг стремительно сгущалась. Спустя минуту ощущение медленного падения исчезло, и теперь я ясно увидел стены комнаты, а посреди нее возникла знакомая голова распорядителя Арены. Оглядевшись вокруг, он торжественно произнес:
        - Объявляю дополнительные правила первой стадии турнира! Всем участникам на этом этапе разрешено использовать лишь ограниченное количество карт из Книги. Одну золотую, две серебряные и пять простых. Среди выбранных вами карт лишь одна может обладать исцеляющим эффектом и допустим только один усилитель способностей. Остальные карты на время проведения отборочного тура будут заблокированы. Любые карты, независимо от количества имеющихся зарядов и времени отката, можно применить лишь один раз. В случае гибели участника победителю достанутся все карты из Книги и Активатора проигравшего, но доступны в первом туре будут лишь заявленные на это испытание. Они же станут дополнительным усилением на следующих стадиях турнира. Предстоящий этап призван проверить возможности вашего тела, так что делайте свой выбор с умом.
        Гремлин ненадолго замолчал, выдержав паузу, чтобы даже явные тугодумы могли услышать и осознать его подсказку.
        - У вас пять минут на выбор карт, - наконец провозгласил он. - Время пошло.
        И вместо него в воздухе возникли песочные часы.
        Демоны ада! От услышанного я на секунду впал в ступор, осознавая произошедшее. Все, что я мог после подобного сюрприза, - только выругаться, лихорадочно открывая Книгу. У меня с Шепчущим были заранее отработаны всевозможные связки под различных противников и типы арен. Но произошедшее просто выбило из колеи… Пришлось активно думать, глядя на падающую вниз струйку песка.
        Испытания тела, значит. При должном развитии претендент должен их суметь преодолеть практически сам, использовав лишь незначительные усилители, рассчитывая на себя и свои физические данные. С другой стороны, никто тебя не ограничивает, взять ты можешь что угодно: ударное заклятье или существо для призыва. Так, сначала нужно определиться с золотой картой, а от нее уже будем выстраивать дальнейшую стратегию.
        Дыхание Прародителя Драконов, Столб Света… нет, не то. Невольно я мотнул головой. Любое заклятье - это лишь разовое действие, после чего я останусь практически безоружен против возможных врагов. Тогда призыв существа?
        С этим сложнее, и, к сожалению, здесь у меня выбор не столь велик. Бореалис - однозначно нет. Учитывая его сложный характер и тот факт, что он может самовольно атаковать носителей Света и Огня, в разных и непредсказуемых комнатах, ожидающих меня, Полярный дух скорее дополнительные проблемы создаст, постоянно отвлекая мое внимание на контроль. За ним Лесной гигант, та же история - здесь нет лесов, а без них великан бесполезен. Тогда Ужас битв. Вот этот выбор заставил меня задуматься: неплохая защита от физических и магических атак, огненный щит, плюс благодаря наложенному Ускорению он весьма быстро двигается.
        Но… а с чем же я останусь сам? Все-таки для меня мое выживание в приоритете, да и получения опасных травм следует избегать. Оторванная рука или нога - и моя гибель практически предопределена. Голем сможет пережить даже удары площадных заклинаний, а вот я точно нет: своим щитом Ужас в силах прикрыть меня только с одной стороны. И доспехи из серебряных карт в такой ситуации мне тоже не помогут. А вот золотые - это шанс.
        Я быстро пролистываю Книгу. Доспех четырех стихий - нет не то. Впереди ведь не сражения полководцев на Арене, а испытания тела, то есть проверка физических возможностей претендентов. А вот доспех Хранителя океанов вполне подходит под мои задачи: хорошие показатели физической и магической защиты, плюс усиление ловкости и скорости реакций, да и дополнительная защита от воды выглядит вполне уместно: кто знает, что меня может ждать. В требования турнира он укладывается. Решено, берем!
        Теперь серебряные карты. Следом за доспехом без малейшей задержки в Активатор отправляется новинка, приобретенная мной в Лавке Карт в разделе для участников турнира. Парные мечи-браслеты, в чем-то похожие на Невидимые клинки, с которыми я тренировался сражаться: два браслета-перчатки, прикрывающих запястье и кисть руки. Одно нажатие на фиксатор, и вперед выстреливает широкое острое лезвие, сужающееся на конце. Простой ланцетовидный клинок с регулируемой длиной, а в качестве дополнительных свойств - хороший пробивающий урон по доспехам. Из-за этого я, в принципе, их и взял. Что еще? Не долго думая, я выбрал одну из серебряных карт, невольно улыбнувшись. Уроки Шепчущего не прошли зря, позволив сразу увидеть возможность немного обойти правила турнира.
        Песок в часах продолжает сыпаться, осталось меньше половины склянки, пришло время обычных карт. Большое зелье лечения однозначно пригодится. Затем, чуть подумав, я призвал арбалет. Мое Первое оружие, навсегда связанное со мной. Ограничений на применение атрибутов никто не вводил, значит использовать его я точно смогу.
        Во время подготовки я прикупил подходящее для него усиление - колчан, который теперь появляется вместе с арбалетом, но болты в него по-прежнему надо вкладывать свои и заранее. А вот чем стрелять, нужно определиться. Что выгоднее, карта с однократной Огненной стрелой или?.. С ухмылкой я выбираю обычную карту улучшенных боеприпасов - двадцать Огненных болтов - и помещаю ее в Активатор. Останется лишь призвать снаряды и вложить их в колчан, и, после взвода тетивы, болт оттуда сам переместится на ложе арбалета. Вместо одной жалкой Ледяной стрелы или Каменного кулака, способных нанести единственный удар, я получил сразу двадцать выстрелов с огненным эффектом. Отлично! Теперь достать из сумки мои любимые кислотные болты - подойдут почти против всех типов врагов - и заполнить ими пустой колчан. Надеюсь, они сойдут за часть моего атрибута, ведь без снарядов он, в отличие от кинжалов и мечей, бесполезен.
        Что у нас дальше? Присутствие жизни - не то, тут в прятки никто играть не будет, все будут ломиться как можно быстрее к выходу, пока не обрушился вниз весь уровень пирамиды. А вот Астральный взгляд может быть полезен: иллюзии, фантомы, скрытые тайники… С учетом нехватки ресурсов может помочь, да и врагов, прикрытых отводом глаз, позволит найти. Учитывая, что срок его действия - сутки после применения, он может мне пригодиться и на других этажах пирамиды.
        Без разведки и в бою, и в рейде никуда. Идеален был бы Дух-пустотник, но он серебряного ранга. Кондор слишком велик - я до сих пор не знаю, что будут представлять из себя комнаты. Гракула летает медленно и передавать картинку может только при личном контакте. Поэтому выбрал Летучую мышь, одну из дешевых кратных карт разведчиков, с запасом закупленных мною к турниру. Она мелкая, юркая и может видеть в темноте, а статус игрового инструмента лишил ее недостатков живых товарок.
        Что еще? Струйка песчинок почти иссякла, когда я, наконец, сделал выбор. Туманный лев, в случае нужды он сможет вступить в драку, а если все пойдет плохо, использую его как ездового зверя, чтобы унести ноги. Благодаря последнему свойству я и выбрал его, а не Пепельного пса. Кажется, все условия турнира соблюдены. Я в последний раз внимательно пробежался по заявленным картам, когда последние песчинки падали на дно. И стоило верхней части часов опустеть, как они с легким хлопком пропали, а вместо них возникла физиономия гремлина и подлетела ко мне.
        - Я судья турнира, отвечающий за соблюдение его правил. Прошу вас предъявить Активатор на проверку. Те из карт, что не будут соответствовать озвученным требованиям отборочного тура, подлежат блокировке без возможности выбора замены… Так, боеприпасы к чему? - уточнил судья, просматривая заявленные карты.
        Тут же возник арбалет. Гремлин с уважением посмотрел на него: карта преобразования позволила изменить форму и внешний вид оружия, сделав его небольшим, примерно в локоть длинной, с пистолетной рукоятью и возможностью быстрого взвода одним нажатием пальца на рычаг. Руна «Грид» компенсировала относительную слабость выстрела, придавая выпущенным снарядам дополнительное ускорение. Плюс сопряженный колчан, в котором уже находились болты. Последнее вынудило судью ненадолго задуматься, но все было в рамках правил. Хотя владельцы топоров, дубин и алебард, конечно, могут с этим поспорить. Далее. Зелье лечения, доспех - единственный усилитель физических возможностей, пока все в пределах дозволенного. Одна из серебряных карт заставила гремлина недовольно цыкнуть, но правила турнира нарушены не были. А значит…
        - Вы допущены к участию, - наконец вынес он свой вердикт и пропал.
        А вместо него возник циферблат с секундной стрелкой, и что она отмеряет, понятно было без слов.
        Карты активируются одна за одной. ДОСПЕХ ХРАНИТЕЛЯОКЕАНОВ тонкой синей сеткой охватывает тело, половина кислотных снарядов отправляется в сумку, а десяток ОГНЕННЫХ БОЛТОВ в колчан им на замену, остаток - в сумку. МЕЧИ-БРАСЛЕТЫ по очереди защелкиваются на запястьях, БОЛЬШОЕ ЗЕЛЬЕ ЛЕЧЕНИЯ занимает свое место в поясном кармане, арбалет последним возникает в руках. Теперь активировать АСТРАЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД. Туманный лев останется у меня в резерве. Все, я готов.

* * *
        Лицо судьи неподвижно замерло посреди комнаты, глаза полуприкрыты - он явно ведет с кем-то неслышимый для нее разговор, и Нола могла лишь догадываться с кем.
        Появившись, гремлин первым делом пробежался взглядом по Активатору, проверяя вложенные в него карты.
        Сила металла, Силовой щит, Плазменный резак, еще пять обычных карт - все в пределах допустимого, проблема была в другом. Подлетев ближе к девушке, он вставил в глаз монокль и изучающе пробежался по ее фигуре: роботизированные конечности, встроенные импланты, даже сердце было заменено, а после кто-то сумел остановить регенерационные свойства организма, удачно наложив проклятие. Невольно покачав головой, судья принялся размышлять, что делать. Стоящего перед ним Игрока теперь лишь весьма условно можно было называть человеком: из живых органов у нее, по сути, остался лишь мозг да вкусовые рецепторы.
        - По правилам Игры, турнир объявлен чистым и на нем возможно использование лишь того, что даровано тебе Владыкой или создано с помощью карт, - произнес он, задумчиво рассматривая Игрока.
        Девушка сердито зыркнула на него в ответ, она явно ожидала подобного разговора и готовилась к нему:
        - Участники могут в полной мере использовать все возможности собственных тел, к какой бы расе они ни относились. Данные устройства являются неотделимой частью моего организма, остановка либо изъятие даже одного импланта приведет к моей гибели. Как Игрок, идущий путем Хаоса, я имею право на участие в турнире, и прошу разрешения пройти отборочный тур.
        Гремлин на эти слова лишь усмехнулся и опять покачал головой, после чего убрал монокль из глаза.
        - Нейронный деструктор, встроенный лучемет, мышечные усилители… А Сила железа, я так понимаю, должна защитить всю эту машинерию от разрушения. Боюсь, что я не могу допустить подобное к участию в турнире: это нарушит правила и будет несправедливо по отношению к другим участникам. Но, изъяв все неестественные для твоего вида включения, - он еще раз оглядел девушку, стоящую перед ним, - я действительно тебя убью, тем самым лишив возможности принять участие в турнире, что является правом любого из Игроков. Забавный парадокс. Я вынужден сообщить о нем тем, кто выше меня.
        И вот сейчас Нола напряженно ждала вердикта, уже в десятый раз проклиная себя за то, что поверила обещаниям механоидов и влезла в эту авантюру. Конечно, стать победителем Турнира тысячелетия хотелось: божественная награда, власть, богатство вкупе с могуществом - та морковка, которая манила многих.
        Девушка уже довольно давно шла по пути механизации: человек не так силен, как ящеры, не так быстр, как звероморфы, не может летать, не умеет колдовать, слаб и уязвим. Но если не бояться идти путем перемен, менять не только мировоззрение, но и тело… Годы трудов и стопки дайнов преобразовали ее организм не хуже сфер, одну за другой она убирала слабости собственного тела, тратя полученные сферы силы на развитие разума. Плоть слаба, легко уязвима, а не бояться перемен - это ее сила. Не многие готовы отказаться от собственных рук или ног, заменив их роботизированными протезами, но с другой стороны, где сейчас те, кто смеялся у нее за спиной, называя железякой? Мертвы. Часть сдохла на обязательных турнирах, часть сожрала Игра, а часть убила она в боях на Арене. И теперь с ней уже никто не смеет шутить, ведь она уже не раз доказала правильность выбранного пути. Так что когда механоиды вышли на нее, с предложением помощи при подготовке к турниру в обмен на будущую поддержку в Совете Старших, она, не раздумывая, приняла его. Но то, что казалось правильным и логичным в Двойной Спирали, почему-то перестало
казаться таким здесь в пирамиде.
        - Решение принято! - торжественно возвестил судья и посмотрел на нее.
        А следом пришла боль, огромным сбивающим потоком хлынувшая в ее сознание. Целый океан, грозивший уничтожить ее разум, но длилось это не долго - кто-то заботливо защитил ее, дав лишь на несколько мгновений сполна ощутить это полузабытое чувство.
        Очнувшись, она с трудом сумела сесть. Затем, тяжело дыша, смахнула выступившие из глаз слезы. Во рту было сухо, легкие с трудом втягивали в себя воздух. Несколько секунд она просто не могла понять, что произошло. Слезы? Непонимающе она дотронулась до своего лица, ощутив тепло и влагу, недоуменно посмотрела на свою руку и увидела живую плоть, кожу, кости, пальцы, много лет назад замененные в клинике на протез. В ужасе от осознания произошедшего, она начала ощупывать себя, и везде находила лишь глупую бесполезную плоть, а ее прекрасное тело из металла и керамики теперь неподвижными кусками валялось посреди комнаты. Смеющийся Господин решил уровнять ее шансы с остальными, просто вернув ей ее слабое изначальное тело…
        - Не стоило пытаться обмануть бога, Нола, - хихикнул гремлин. - Правила соблюдены, теперь ты можешь принять участие в турнире, - произнес он, прежде чем исчезнуть.
        А потом вместо него возник циферблат, по которому побежала секундная стрелка.
        Глава 12. Первые испытания
        Узкий длинный коридор с четырьмя дверьми возник сразу, едва секундная стрелка завершила свой отчет. И кроме этих, неотличимых друг от друга проходов ничего примечательного здесь не оказалось. Компас молчал, не давая никаких подсказок. Чуть поколебавшись, я решил действовать наугад. Пару шагов вперед, открыть вторую дверь справа…
        Алый песок - это все, что видно вокруг. Сухой жаркий ветер дует в лицо и гонит перед собой пыль. Еще раз оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, куда я попал: ни животных, ни птиц, только опаленная солнцем пустыня. Возможно, это безопасная комната, служащая лишь проходом к другой. Желтая зона?
        Легкое жжение в ступнях - и я тут же глянул вниз. Мои ноги за те несколько секунд, что ушли на размышления, провалились в песок практически по щиколотку. Демоны ада! Резко дернувшись вперед, я почти плашмя шлепнулся наземь, но так и не сумел выдрать ноги из западни. Мечи-клинки выстреливают из перчаток. Воткнув их перед собой и напрягаясь что есть сил, подтягиваюсь, стремясь вырваться из ловушки. Несколько сантиметров мне удалось отвоевать. Чуть приподнявшись, я выдрал один из клинков и снова вонзил его. Нельзя терять ни секунды - мое тело, лежащее на песке, уже тоже начало погружаться. Новый рывок, подтянуться вперед и снова вонзить меч. А едва ступни показались из западни, резко вскочить на ноги и перейти на бег.
        Техника легких шагов - одна из первых, что я освоил во время занятий с Чжу Энном. Носки стоп едва касаются земли, не давая телу погружаться в песок. При должном искусстве можно за пару секунд пробежать между двумя зданиями по тонкой натянутой веревке, главное здесь - иметь надежную опору под ногами и цель, куда собственно бежать. А вот с этим сложнее. Взлетев на очередной бархан, я быстро огляделся по сторонам и шагах в ста на следующей дюне увидел обломок колонны, торчащий из песка. Возможно, это подсказка, не знаю, но теперь есть хотя бы какой-то ориентир. Больше вокруг нет ничего примечательного, так что, снова перейдя на усиленный техникой бег, направился туда.
        Разогнавшись, длинным высоким прыжком я взлетаю на белый мрамор - и прокатившись по нему, срываюсь с противоположной стороны: ноги проскальзывают по тонкому слою хрустящей крошки. Диким котом извернувшись в полете, оказываюсь к колонне лицом, правда, ухватиться не успеваю. Зато хотя бы приземляюсь на ноги. Очередное легкое касание земли, но мое тело, неожиданно потеряв точку опоры, ухает вниз. Зыбучие пески! Я проваливаюсь практически по пояс, кожу сразу обдает жаром, словно дотронулся до раскаленного на огне металла. Вскрикнув от боли, сжимаемый каменными объятиями песка, с трудом дотягиваюсь до обломка колонны и вонзаю в него выскочивший из перчатки клинок. Преодолевая боль, подтягиваюсь вперед и втыкаю второй клинок чуть дальше. Мрамор трескается, но рассыпаться пока не спешит. Новое усилие - песок держит крепко и продолжает пытаться утянуть в свои глубины, одновременно обжигая огнем и медленно прожаривая, пока я отвоевываю свое тело сантиметр за сантиметром…
        Уже практически лежа поперек колонны, вцепившись обеими руками в край крошащегося под моими пальцами камня, я вспоминал и проклинал всех знакомых мне демонов ада. Чтоб вас всех инкубы отымели! И это лишь первая комната, а я уже чуть не сдох! А если б разогнался чуть сильнее или этого обломка не было рядом? Сейчас бы я просто погиб.
        Доспех хранителя океана сильно потемнел, голубые нити потускнели, только золотую карту так просто не истощить. Ноги, как ни странно, выглядели неплохо, хотя, судя по ощущениям, я ожидал увидеть две обугленные головешки - ведь конкретно этот доспех поглощает весь входящий урон, и воздействие высокой температуры я должен был ощутить лишь при полном уничтожении защиты. Но он цел, пусть и немного пострадал… Странно.
        Пошевелив ногами, я понял, что больше не испытываю боли, да и вообще чувствую себя вполне неплохо, словно и не было того обжигающего жара, что мучил меня несколько секунд назад. Осторожно встав, не сходя с обломка колоны, я огляделся по сторонам и почти сразу увидел дверь - сияющий провал, висевший в центре серой плиты, бывшей когда-то, скорее всего, какой-то частью здания. Только до нее было примерно шагов двести по песку, при этом он явно чем-то отличался от того, по которому я бежал раньше.
        «Он темнее, - подсказала Тайвари, - и, видимо, имеет другие свойства».
        «Интересно, и как же мне двигаться вперед? - задумался я. - У меня ведь крыльев нет, я не человек-мотылек. А шанс на преодоление комнаты должен быть у Игроков любых рас». И ответ я нашел почти сразу, даже без подсказки симбионта: обломки камней, остатки зданий, куски колонн вроде той, на которой я сейчас стоял, - они виднелись передо мной повсюду, и если прикинуть…
        «Я уже создала оптимальный маршрут, - вмешалась Тайвари. - Вернись назад, разгонись как следует и прыгай с вершины дюны вон на ту каменюку на два часа от тебя. С учетом твоих физических возможностей, ты должен суметь. И ради Хаоса, торопись! Я не хочу погибнуть в этой пирамиде вместе с тобой».
        …Очередной прыжок. Немного не рассчитал, и приходится, сохраняя равновесие, размахивать руками. Все-таки устоял. Теперь надо перевести дыхание. Оглядываюсь по сторонам - Тай, единожды проговорив путь, старается не вмешиваться, чтобы не отвлекать. Прикинул расстояние до следующей точки моего маршрута. Оценил, присмотрелся и тихо выругался. Не подойдет. Нужен тот, более дальний, почти утонувший в красной пыли камень. Этот, к сожалению, весь покрыт трещинами. Я из-за такого уже успел снова искупаться в раскаленном песочке, сполна узнав, что чувствуют омары, которых заживо варят в собственном панцире. Тело почти не пострадало, как и сам доспех, а вот болевых ощущений я успел хлебнуть до дна. И таких обломков-обманок, готовых рассыпаться, едва ты дотронешься до них, тут хватало, едва ли не каждый третий. Видимо, в этом испытании проверяются не только физические показатели, но и внимательность, а также умение терпеть боль.
        Прыжок, я снова едва сумел устоять на каменном пятачке. Краешек ступни даже немного съехал вниз, и меня обдало болью от ожога. Быстро выдернув ногу из облепившего ее песка, я пригляделся к следующей колонне в паре шагов от меня. Учитывая количество различных обломков, бывших когда-то частями постройки, складывается впечатление, что кто-то шарахнул мощным заклятьем по большому зданию, разлетевшемуся от удара на куски, и по этим фрагментам я теперь прыгаю не хуже инсектоида. Кстати, испытание не совсем честное по отношению к другим видам существ. Тот же мотылек его просто перелетит, даже крылышки не замарав и толком не поняв, в чем его сложность. А как быть какому-нибудь здоровяку-ящеру, у которого только нога размером с каменюку, на которой я сейчас стою, и вес, сравнимый с мечеголовом?
        Прыжок, чуть задержаться, оценивая соседний обломок стены. Вроде все хорошо. Новый прыжок. Благодаря тренировкам и выпитым эликсирам, особой сложности с перемещением по камням для меня нет. Наконец, последний скачок, и я стою на каменной платформе, в центре которой виднеется переливающийся серебром проход. Оглядываюсь по сторонам. Внимательно всматриваюсь в остатки мозаичного пола, над которыми парит дверь.
        «Рэн!» - Тайвари встревожено привлекает мое внимание.
        «Вижу», - обрываю я ее.
        Тонкие черные щели, слегка припорошенные пылью, усеявшие все пространство возле двери. Что там, лишь Хаос ведает, я проверять не хочу. Короткий разбег, и я прыгаю головой вперед, а подо мной вырастает целый лес из железных пик, выстреливших из отверстий в плите. Но я уже успел влететь в проход.
        Легкое обволакивающее сияние, тело словно пробивает собой нечто невесомое, похожее на мыльную пленку, а следом я с размаху падаю и качусь по чему-то липкому и мокрому. Привстаю, оттирая лицо от грязи. Осматриваюсь, оценивая обстановку. Какие-то заболоченные джунгли, из раскисшей земли торчат тонкие, как жерди, деревья, повсюду буйствует растительность. Жарко, влажно, насекомые гудят. Мелкие мошки почти сразу начали виться вокруг меня, пытаясь добраться до желанной крови. Выдержав небольшую паузу, я начал осторожно продвигаться вперед, пытаясь понять, какое испытание готовит мне эта комната. Может, грязь, по которой я иду, начнет засасывать меня подобно пескам или, наоборот, из нее что-то полезет? Лишь Хаос знает, чего мне ожидать. Лучше б не рисковать. ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ срывается с Активатора, и, взлетев повыше, начинает разведку окрестностей.
        Спустя минут пять я уже передвигался по грязевым джунглям достаточно смело. За это время никакие угрозы мне так и не встретились. Мышь продолжала летать впереди шагах в двадцати от меня, исправно передавая сведения о местности вокруг, лишь раз, немного задержавшись возле небольшого дерева, на ветках которого сквозь листву виднелись крупные желтоватые фрукты грушевидной формы. Подойдя поближе, я сорвал один из них. Сперва понюхал, затем надкусил и, почувствовав знакомый вкус, ненадолго задержался, собрав десяток лимаранов и сложив их себе в сумку.
        «Ты думаешь, это разумно? - задумчиво спросила Тайвари. - Тратить время на подобные мелочи?»
        «С учетом того, что все содержимое сумки и пояса, кроме заявленного, заблокировано, и у меня нет ни еды, ни воды, ни соответствующих карт, думаю, весьма разумно, - ответил я уже на ходу, догрызая сорванный фрукт. - Неизвестно, сколько может продлиться турнир, а лимараны хорошо утоляют жажду и голод, к тому же обладают легким бодрящим эффектом, я уже встречал их раньше во время тренировочных боев на аренах. Задержка в десяток секунд ничего не решит, а если окажется критичной, значит, я изначально делаю что-то не то».
        Тут наш безмолвный разговор прервался. Летучая мышь, петлявшая среди ветвей где-то впереди, внезапно пропала. На Компасе ни одной отметки, книга Змей была права, предупреждая, что на подобных турнирах эта функция может оказаться недоступна - очередное скрытое правило. Последнее, что разведчик успел мне передать, это изображение крупного дерева, раскинувшегося в центре странного болота без какой-либо иной растительности. Внимательно прислушался к окружающим джунглям, выждал немного и, не уловив ничего подозрительного, начал осторожно красться вперед, готовый ко всему.
        Стоило мне подобраться к краю зарослей, как на открытом пространстве я, наконец, смог увидеть его - стража комнаты, защищавшего точку выхода. Видимо, именно он и убил моего разведчика, не сумевшего вовремя распознать опасность. Рядом с деревом виднелся проход, причем не один: сразу два сияющих портала парили возле него. Все-таки страж - а я-то уже надеялся, что мне повезло, и удастся без боя и испытаний продвинуться дальше! Но нет, теперь понятно, почему, кроме мошкары, на этой арене я не встретил больше ничего. Видимо, этот здоровяк все сожрал. Плотоядный куст-переросток - как-то иначе обозначить найденного монстра у меня бы не вышло. Толстые черные корни извиваются, то и дело выступая из мутной воды, активно двигаясь и неспешно перемещая массивное тело. Тонкий черный маслянисто поблескивающий ствол, словно свитый из десятков тугих канатов, а вверху - плотная шапка из ветвей, покрытых густой темно-зеленой листвой.
        Интересно, ну и как я должен убивать ЭТО без серьезных заклятий или поддержки существ?! Я с сомнением рассматривал своего противника, думая, что предпринять. И план начал потихоньку созревать.
        Спустя пару минут у меня в руках появился арбалет. Колчан уже забит болтами: огненными вперемешку с кислотными. Осталось себя похвалить, что бронебойных брать не стал. Еще раз осмотрел будущее поле битвы: все свободное пространство покрыто густой вязкой грязью, которая будет липнуть к ногам, мешая быстрому передвижению и ставя под угрозу весь план. И тогда свою дальнейшую судьбу я вижу весьма отчетливо: мои кости навеки останутся в этом болоте.
        Замысел мой был весьма прост: расстрелять растение издали, активно перемещаясь вокруг него. Судя по всему, эта тварь может передвигаться, но не слишком быстро. Я бы вообще начал бой, не выходя на открытое пространство, если бы не одно но: мое оружие после преобразования бьет не так далеко, как раньше, и болты отсюда противника могут просто не достать, а бегать по грязи… Хотя, зачем мне делать это самому? ТУМАННЫЙ ЛЕВ возникает рядом со мной, и, едва появившись, осторожно втягивает воздух ноздрями, подозрительно косясь на меня. Подойдя ближе, я уселся в седло, поправил колчан и толкнул коленями льва вперед к плотоядному дереву, уже заметившему нас и тут же замершему без движения, явно надеясь, что жертва подойдет ближе, дав шанс себя сожрать.
        Первый болт вжикнул, сорвавшись с ложа, когда до противника было примерно шестьдесят шагов. Огненный снаряд ударил вверх, в густую шапку зеленой листвы, покрывавшей ветви растения-людоеда. Пламя, вспыхнувшее в кроне, заставило дерево вздрогнуть, словно от боли. Оно согнулось, наклонившись в нашу сторону, а затем нам навстречу выстрелили ловчие ветви, похожие на извивающихся змей, и попытались дотянуться до льва. Мой зверь, несмотря на грязь, шустро отпрянул в сторону, трясина не смогла сильно его задержать. Но это оказалось ненужным: ветви едва преодолели половину разделявшего нас расстояния. Я же сумел разглядеть и понять, как этот куст-переросток поедает пойманных жертв, увидев нечто похожее на воронку в центре дерева, усыпанную сотнями зеленых отростков, куда и затаскивали своих пленников ловчие ветви. Потом растение сжималось, перемалывая добычу и выпивая из нее все соки, а оставшиеся кости выбрасывало через корневые отверстия и использовало как удобрения.
        Новый болт улетел вперед, создав зеленоватое едкое облако, заставившее часть листьев почернеть и опасть. Кислота слегка обожгла ветви, но больше не сумела сделать ничего. Это уже третья попытка, и, кажется, я занимаюсь напрасным переводом боеприпасов. Нужно что-то менять. Мой лев осторожно кружит вокруг дерева-переростка, удерживая дистанцию, а оно, активно двигая корнями, пытается нас преследовать.
        Хотя… Я глянул на увлеченного погоней противника и невольно улыбнулся, заметив, что двери переходов остались на приличном расстоянии позади него. А зачем мне что-то менять? Продолжаем действовать так же, только слегка изменим маршрут, чтобы увести за собой стража комнаты подальше от охраняемых им порталов. Потом по широкой дуге обогнем его и рванем в оставшийся без охраны проход. Простой и незатейливый план. А главное - легко осуществимый, без серьезных угроз и затрат.
        Новый болт улетел вперед, заставив дерево шевелиться быстрее в стремлении догнать надоедливую мошку, раз за разом жалящую его огнем и кислотой. Чудовище уже было всего шагах в сорока. Я замер возле кромки джунглей, ожидая, когда оно подберется поближе, чтобы начать свой маневр обхода. Ловчие ветви летят шагов на тридцать. Само дерево двигается медленно, так что нужно лишь еще немного выждать и рвануть вбок по дуге, обогнув его по открытому пространству.
        По нам ударили внезапно: что-то мягкое и обволакивающее накрыло сзади, крепко и жестко спеленав нас со львом, сцепив в единый комок и начав быстро сжимать, вдавливая друг в друга и не давая возможности даже пошевелиться. Тонкие зеленоватые нити все плотнее стягивали нас с ездовым зверем, мой доспех держался, но шкура льва уже начала окрашиваться кровью там, где сеть слишком глубоко врезалась в нее. А затем сверху на нас рухнули черные жгуты ловчих ветвей. Обхватив наши сдавленные тела, они рванули вместе с ними к раззявленному воронке-рту.
        Отменить призыв - это все, что я сумел сделать, прежде чем оказался внутри древесного желудка. Туманный лев исчез, и сеть, не позволявшая мне двигаться, мгновенно опала, на секунду давая свободу маневра. Белые потоки слизи хлынули из зеленоватых жгутов внутри воронки, стремясь растворить плоть, а стенки дерева начали сжиматься, пытаясь меня раздавить. За отпущенные мне мгновения я изменил положение кистей рук и нажал на фиксаторы клинков. Лезвия выстрелили. Легко пробивая мягкое подбрюшье, они устремились наружу, заставив дерево судорожно затрястись, а я начал активно двигать руками, расширяя разрез, не обращая никакого внимания на белую слизь, пытавшуюся меня растворить.
        Зеленая сеть по-прежнему охватывала мое тело, но, в отличие от доспеха, она стремительно распадалась в желудочном соке дерева. Все-таки золотую защиту не так просто прожечь или раздавить, хвала Хаосу, что я догадался взять именно ее! Активно работая лезвиями, я старательно расширял уже проделанные мной разрезы. От каждого удара дерево сильно вздрагивало и дергалось в разные стороны. Клинки, призванные пробивать вражеские доспехи, легко кромсали податливую внутреннюю плоть, весьма уязвимую для таких атак, не то что кора снаружи. Вперемешку с прозрачной жижей во внутреннюю полость хлынул зеленоватый сок, а следом что-то хрустнуло, дерево-куст задергалось еще сильнее, а потом, наклонившись, рухнуло наземь - корни были больше не в силах удерживать его.
        Растение еще несколько секунд содрогалось в конвульсиях, но я не спешил вылезать из обхватившего мое тело желудка. Лежал, затаившись, не шевелясь и почти не дыша. И ждал. Ждал того, кто устроил мне все это: атаковал меня из засады и скормил плотоядному кусту. Ну же, где ты у нас? Неужели уйдешь, бросив возможные трофеи? Это будет глупо, учитывая специфику турнира. Ты ведь уже потратился, израсходовав часть того небольшого запаса, что разрешили нам всем взять в начале испытания. Подготавливаешь добивающий удар? Тоже вряд ли: не так много у нас всех карт, да и, может, я уже мертв, и атака уйдет впустую, потратив напрасно одно из бесценных заклинаний. Конечно, возможны карты поиска жизни или что-то еще, позволяющее проверить, жив я или мертв, но здесь турнир, и, учитывая его ограничения, только дурак возьмет вместо боевой карты нечто подобное. Значит, мне нужно лишь немного подождать, сыграв на жадности и нетерпении врага.
        А пока необходимо подготовиться. В запале боя я неправильно оценил опасность кислоты местного стажа: такую мощную я раньше не встречал даже среди сильнейшей боевой алхимии. И хотя весь желудочный сок уже вытек, мой доспех неожиданно оказался почти полностью исчерпан. Активатор в руке, КОЛЕСО ОБНОВЛЕНИЯ - и голубая сетка ХРАНИТЕЛЯ ОКЕАНА, охватывающая мое тело, снова наполнена силой. Сработало! Наг не зря предупреждал, что в правилах турнира могут быть скрытые исключения, не озвученные напрямую, но заметные для тех, кто внимателен и умеет сопоставлять информацию. Да, нам сказали, что каждую карту допускается использовать лишь один раз, но ведь еще за три дня до турнира стало известно, что в зеленых комнатах будет возможен их откат. А значит, в случае принудительной перезарядки запрет на повторное применение не действует. И, как выяснилось, мои выводы оказались верны. Хотя я, конечно, рисковал - был шанс, что обновленной картой мне бы удалось воспользоваться только в следующем туре.
        Теперь остается только ждать. «Ну же! - я мысленно торопил своего чересчур осторожного врага. - Время идет не только для меня, но и для тебя. Возможно, соперники уже приближаются к финишу, пока ты тут колеблешься и выжидаешь». А вот и он: я наконец услышал быстрые шлепки ног по грязи. После смерти дерево-страж начало стремительно разлагаться, распадаясь на куски, и сейчас я, практически не дыша, лежал в центре мерзкой гниющей массы. Шаги все ближе, снова замерли. Больше тянуть нельзя!
        Быстрым рывком я, словно грешник, вырвавшийся из ада, выпрыгиваю из своего зловонного укрытия, взмахом руки стряхиваю налипшие на лицо ошметки, расчищая себе обзор, и вижу шагах в пяти замершего крысолюда, испуганно таращащегося на меня. С воплем ярости я прыгаю к нему. Тот, трясущейся рукой вскидывает Активатор, и по мне бьет звуковая волна. Она отбрасывает шагов на пять назад, но доспех стойко выдерживает удар, сохранив мое тело. Барахтаясь в грязи, я привстаю, и арбалет сухо щелкает, едва оказавшись в руке. Пока скавен неумело возится с поясом, пытаясь отцепить от него массивную булаву, мой болт с короткой вспышкой пробивает ему колено. Зеленоватое пятно кислоты расползается по ноге, и крысолюд вопит от боли, выронив свое оружие в грязь, а после сам падает туда же. Нажатие пальца на рычаг взводит тетиву, и новый снаряд бьет уже в бок - врага нужно убивать, едва представится шанс, не давая возможности на ответную атаку. Болт, вспыхнув пламенем, вонзается в плоть.
        Скавен снова заверещал от боли, спустя миг визг оборвался, но не из-за смерти крыса - его тело охватило золотисто-алое сияние. Нога, практически растворенная кислотой, начала обрастать новой плотью, обгоревшая дыра в боку тоже мгновенно исцелилась, буквально на глазах покрывшись новой кожей. Удивленный произошедшим, я на миг замер, затем снова вскинул арбалет. Не знаю, что там применил противник, но это не спасение, а лишь временная отсрочка.
        - Стой! Стой, не стреляй! Не убивай меня! - завопил крысолюд, вскинув перед собой руки. - Я предлагаю сделку, хорошую сделку. Я заплачу, много заплачу. Только не убивай!
        Крысюк отчаянно вопит, стоя на коленях. Арбалет смотрит ему в лицо, булава и Активатор лежат в грязи. На Игрока жалко смотреть: весь буквально трясется от страха, почуяв смерть, как будто это не он пару минут назад сам атаковал меня и заживо скормил дереву-людоеду.
        - Я заплачу, хорошо заплачу, только помоги, вытащи меня отсюда. Я не боец и тебе не враг, я вообще не хотел участвовать во всем этом!
        Этот ублюдок по-прежнему причитает, выгадывая себе секунды жизни.
        - Не ври, - прервал я эти мольбы, - когда ты согласился принять участие в турнире, ты знал на что шел. Ни обманом, ни силой заставить принять приглашение нельзя. Так что встреть свою смерть достойно.
        Крысолюд на эти слова сначала торопливо закивал, а потом отчаянно замотал головой:
        - Ты прав, было нельзя, но так было раньше. Но не сейчас. Владыка разгневан, - скавен явно заговаривался и его язык работал вперед головы. - Среди Игроков с белым цветом карт был брошен жребий, и тех, кому не повезло, отправили на Турнир. Я вообще не хотел участвовать во всем этом, я шел на встречу с клиентом, нес товар и оказался здесь. Я не боец, а маклер - покупка, обмен, аренда карт. А тут все это, - крыс истерично взвизгнул от обиды на происходящее. - У меня была хорошая жизнь, репутация, связи, деньги, я вообще не должен быть здесь! - отчаянно заверещал он, и я его хорошо понимал: очередная шутка Смеющегося Господина, которая смешит только его одного.
        - Помоги, - снова запричитал крыс. - Ты меня только выведи отсюда, а я заплачу много и сразу. А хочешь - карты. Я много чего могу, достану практически все, даже такие, о которых ты и не знал. Дайны, артефакты - все что хочешь, я в Двойной Спирали давно, много кого знаю. Ты не пожалеешь, наверх же можно пройти вдвоем, а потом ты мне только помоги найти выход, а я…
        Тетива, сухо щелкнув, толкнула болт вперед. На коротком расстоянии снаряд легко пробил череп, и тонкое жало вышло наружу. Крысолюд упал в воду, тело, дернувшись несколько раз, затихло. Я подошел ближе, подхватив из воды Активатор. Книга, получить! Образ Книги возникает над мертвым телом, и я объединяю ее со своей. Все полученные карты исчезают внутри ТРОФЕЙНОГО СУНДУКА - карты улучшения атрибута, приобретенной мною в Лавке перед турниром. Вместимость его неограниченная, жаль только, что действовать будет лишь на время этого самого турнира. Карт удивительно много, похоже, не врал крысолюд, действительно спешил на встречу к кому-то. Или это все его? Жаль, не видно, что я смог получить: все карты на время отборочного этапа скрыты сероватой дымкой. Кроме тех, что выбрал для турнира бывший хозяин.
        Бегло просматриваю, что досталось: ЛОВЧАЯ СЕТЬ, серебряная карта, после активации сама летит к жертве, достаточно не терять цель из виду, радиус действия сорок шагов. Следующая - ЗВУКОВАЯ ВОЛНА, эта тоже использована. А вот и то, что его исцелило от моих атак: АМУЛЕТ ХРАНИТЕЛЯ ЖИЗНИ, золотая редкая карта, после срабатывания восстанавливает тело ото всех полученных ран и снимает малые негативные эффекты, действующие на владельца. Два варианта использования: по воле хозяина или самопроизвольно, в случае внезапной угрозы гибели владельца. Отличное приобретение, если смогу выжить и вынести его отсюда. Жаль, что карта уже задействована, мне бы она самому весьма пригодилась. Хотя есть надежда, что удастся найти ту самую комнату с откатом карт. В любом случае, если останусь жив, этот трофей окажется для меня очень полезным. Пять обычных карт, из которых неиспользованы лишь две: ЛЕДЯНОЙ ШИП и ЗЕЛЬЕ ВТОРОГО ДЫХАНИЯ.
        Очень странная подборка карт, лишь подтверждающая слова мертвого крысолюда - с подобным мусором на турнир не пойдут. Волна страха внезапно прошла по телу и кольнула сердце: так ведь сейчас и Саймира может быть где-то здесь! Хотя нет, спокойно, у нее не так давно изменился цвет карт. Даже не знаю, что она там сумела сделать, сидя в Двойной Спирали и лишь пару раз выбравшись в Город-в-Пустоте, но эта беда ее не коснется.
        Еще раз осмотрев мертвое тело скавена и не найдя ничего интересного для себя, я подошел к карточной сфере, парившей над остатками корней дерева-людоеда. Видимо, награда для того, кто сумеет его одолеть. К ней-то и пробирался крысолюд, не выдержав искушения двойного соблазна: трофеев с меня и карточной сферы награды.
        Получить! Сфера рассыпалась, оставив после себя три карты, которые я быстро перенес в свою Книгу. А теперь мне пора, я и так слишком сильно здесь задержался. С приобретением можно разобраться и по дороге к выходу.
        Уже уходя, я обернулся в сторону мертвого Игрока. Извини приятель, что не смог достойно тебя похоронить. Пусть об этом позаботится тот, кто призвал тебя сюда. После этих слов я, быстро перебирая ногами, направился к видневшемуся впереди проходу. На ходу я просмотрел находки из карточной сферы. Первой оказалась КАРТА-ПОДСКАЗКА - после применения позволяет определить тип следующей комнаты и возможные угрозы в ней. Пригодится однозначно. Вторая - БОЛЬШОЕ ЗЕЛЬЕ РЕГЕНЕРАЦИИ. Его я использовал сразу, и пузатый зеленый пузырек отправился на пояс в ячейку рядом с зельем лечения. Последняя карта оказалась серебряной. ЛЕДЯНОЙ ВЗРЫВ, маленький серебристый шарик, летящий вперед, управляемый в случае нужды Активатором. При ударе об материальный предмет взрывается, выпуская облако белого дыма, обращая все, чего оно коснется, в лед.
        Полезно, а учитывая дефицит карт, это станет для меня очень серьезным подспорьем. Изучая карты, я и сам не заметил, как практически дошел до портальных проемов, и теперь оставалось лишь выбрать, в какой из двух мне пройти. Правый или левый, они неотличимы друг от друга. Знать бы, куда они ведут, еще одного боя вроде того, что только что завершился, я могу уже и не пережить.
        «Карта-подсказка, - шепнула Тайвари, - используй ее, нам сейчас действительно стоит избегать новых сражений и угроз. Да и время сейчас дорого, как никогда».
        Чуть поколебавшись, решил последовать ее совету. Хотел эту карту приберечь на потом, но время… я не мог позволить себе новых боев и блужданий: кто знает, может, мои соперники уже нашли выход или рядом с ним. Использовать! Проемы порталов слегка осветились, изменив свой цвет, стоило мне активировать карту. Один стал желтым, и на Компасе, где светились два серебристых огонька, даже появилась надпись: «Холодная пустошь, угроз нет, один проход». А вот второй портал окрасился в красный цвет. «Ущелье горных обезьян, - прочитал я. - Угроза высокая, награды отсутствуют, два прохода». Что ж, тут выбор очевиден.
        Шаг вперед, и в лицо дует холодный морозный ветер, крики птиц над головой, в трехстах шагах виднеется дверь прохода. Под ногами скрипит снег, я быстро иду вперед, оглядываясь по сторонам, в небольшом отдалении маячат пара белых медведей, замерших возле найденной во льду полыньи. Но мишкам я не интересен, они охотятся на тюленей. Судя по всему, мне остается лишь поглядывать под ноги, чтобы не свалиться в похожую прорубь, и побыстрее идти вперед, раскидывая глубокий снег ногами. Кстати, на нем следов нет, и если не брать в расчет возможное появление здесь маасари, то я первый, кто сюда попал.
        Портал. Проход сияет в шаге от меня, и, не теряя времени на сомнения и страхи, я делаю шаг вперед. Чтобы через миг оказаться в коридоре, как две капли похожем на тот, из которого я начал свое путешествие. А может… Я призвал Компас, на котором отражалось все, что мной уже изучено, и не смог сдержать ругательств, сорвавшихся с языка, когда один из проходов на Компасе окрасился красным, обзаведясь надписью-предупреждением «Пески боли», а второй желтым - «Холодная пустошь». Демоны ада, это я что, проделал весь этот путь, чтобы вернуться назад?! Я выругался долго и затейливо, пожелав устроителю Турнирасамому поучаствовать в подобном веселье. Так, чтобы он сполна на своей шкуре смог все это ощутить.
        Стараясь не поддаваться панике, я оглядел оставшиеся две двери, решая, куда же мне двинуться: снова попытать удачи в новых испытаниях или вернуться назад, через пустоши, потом в болото, и рискнуть пройти через ущелье с обезьянами, но это потеря времени… и высокий риск. А карт у меня сейчас практически не осталось даже с учетом полученных.
        Ну и что же мне выбрать?
        Глава 13. По чужим следам
        Зал каменных воинов
        «Кажется, здесь уже кто-то до нас прошел», - прошептала Тайвари. С этим стал бы спорить разве что слепой: фрагменты каменных тел, куски рук, головы, части торса были разбросаны повсюду.
        Нагнувшись, я подобрал один из обломков. Ровных линий среза нет. Похоже, по статуе, перекрывавшей проход, ударили чем-то тяжелым вроде большого двуручного молота, и чтобы так основательно разнести на куски каменную скульптуру, вес оружия должен быть весьма солидным, как и сила того, кто нанес удар. И кто это у нас мог быть? Маасари точно отпадает - такой молот будет весить раз в пять больше, чем сам человек-мотылек. Девушка-робот тоже вряд ли: ее тело само по себе оружие, и если б это была она, я бы увидел здесь следы работы клинков. Тогда остается аспараи: зверолюду вполне по силам справиться с подобным оружием.
        М-да, не лучший расклад. Блуждая по лабиринту, я уже трижды сталкивался со следами присутствия других Игроков: трупы, следы примененных заклинаний, разрушенные преграды. Иногда это облегчало путь, как сейчас, но… постоянно давило чувство уходящего времени, ощущение того, что в любой момент пол под ногами может рухнуть вниз вместе с тобой. А от тебя почти ничего не зависит, - ничего, кроме выбора очередной комнаты. И после каждого приходится изо всех сил стараться выжить, всего лишь для того, чтобы сделать очередной выбор, если он, конечно, будет.
        Рука лезет в сумку, достаю один из пяти оставшихся у меня фруктов и с наслаждением кусаю его. Мне нужно немного отдыха перед тем, как продолжить путь - предыдущая комната отняла слишком много сил. К единственному выходу там вели шаткие бревна, подвешенные на длинных цепях, они периодически начинали раскачиваться от сильных порывов ветра, так и норовя сбросить вниз, в просторный ров, наполненный грязью и нечистотами. И стоит упасть, все, что тебе остается, - это, теряя время, брести обратно по вонючей массе, чтобы вскарабкаться по вбитым в стенку скобам и пытаться повторить путь заново. Мне это удалось лишь с третьего раза, а затем пришлось старательно отмываться в фонтане, только чтобы не начинало рвать от одного запаха собственного тела. Большая статуя хохочущей гоблинши, тычущей пальцем в вонючий ров, была как раз рядом с точкой перехода, и ее наклоненный кувшин, из которого текла струя ледяной воды, а также кусочек мыла на бортике под конец стали для меня не менее желанным призом, чем возможность пройти дальше.
        Живительный сок фруктов немного взбодрил меня, на время отодвигая усталость. До сих пор чувствую дрожь в ногах от прыжков по раскачивающимся бревнам. А эти резкие порывы ветра, когда кривой кусок ствола, к которому ты уже прыгнул, внезапно улетает у тебя из под ног!.. Причем предсказать, когда будет следующий порыв, абсолютно невозможно: он мог дунуть едва ли не сразу после того, как прекратился предыдущий, а мог затаиться, издеваясь и дразня. Был бы выбор, я б вообще предпочел пойти в обход этой комнаты, попытав счастья в честном бою.
        Ладно, пора. Хвала Хаосу, хоть здесь удастся пройти по дороге из чужих следов, получив долгожданную передышку от испытаний и боев. Я быстро двигался вперед, оглядываясь по сторонам. Каменные статуи, расставленные в череде залов, судя по всему, оживали, стоило лишь подойти кому-то живому к ним поближе. Каждая была индивидуальна, но все изображали воинов с различным оружием в руках: кто-то сжимал короткий меч, прикрываясь большим круглым щитом, у кого-то был двуручный топор или трезубец с каменной сетью. И видно, что путь, проделанный аспараи, вышел весьма не прост: в одном месте я даже заметил на полу следы крови и выдранный клок шерсти. Каменный воин с серповидными клинками, похоже, сумел взбесить аспараи сильнее прочих, потому-то этой статуе и досталось больше всех. Ее буквально разнесли на куски, размолотили до мелкого щебня, и лишь обломок каменного клинка - все, что осталось от противника зверолюда.
        Дальше следов крови я не увидел, скорее всего, аспараи принял зелье лечения, затянувшее рану. А вот и следы его лап, отпечатавшиеся в каменной пыли. Здесь он простоял какое-то время, явно о чем-то размышляя. И я даже догадываюсь, о чем именно: шагах в двадцати возле боковой стены виднелась каменная чаша в виде двух соединенных вместе ладоней, в которую сверху стекал тоненький ручеек воды. Похоже, наш мохнатый друг испытывает сильную жажду и, возможно, голод, а если бы не найденные мной фрукты, нечто похожее испытывал бы и я. Только вот источник воды оказался непрост - рядом с ним стояла охрана. Три каменные статуи воинов, даже превосходившие те, что некогда защищали проходы из зала в зал, причем только по росту они были выше раза в полтора, а насколько более сильные и умелые, можно лишь гадать. Это, видимо, и остановило аспараи - он не стал испытывать судьбу и продолжил путь дальше, видимо, решив, что пара глотков воды не стоят риска и серьезного боя.
        А вот я продолжить его путь не пожелал, потому что увидел то, что для глаз человека-медведя осталось недоступным: мерцающую синюю пелену рядом с чашей размером как раз с небольшую нишу - маскировочный покров, явно скрывавший один из тайников, оставленных в лабиринте Смеющимся Господином.
        «Думаешь, оно того стоит? - с сомнением протянула Тай. - Потеря времени, ненужный риск…»
        «А что, если там есть карта-подсказка?» - возразил я, оценивая возможности врагов. Три бойца: лучник, копейщик и мечник - классическая связка для всех возможных типов атак. Плохо, что я не знал их силы и скорости. В отличие от аспараи, с ожившими статуями в бой мне вступать не пришлось и оценить их способности шанса не было, но, судя по нанесенной моему сопернику ране, каменные воины могут быть весьма опасны.
        Только вот мне край, как нужны карты. Болты почти закончились, Ледяной шип и Зелье второго дыхания из трофеев крысолюда я уже успел израсходовать. По сути, у меня, кроме доспеха и мечей-клинков, да пары лечебных зелий ничего не осталось. Из атакующих карт, в качестве последнего резерва, сохранился Ледяной взрыв, но его я берег на случай встречи с другими Игроками. И три новые карты могли бы серьезно все изменить, повысив мои шансы на выживание.
        Пора. Не тратя больше времени на разговоры, я рванул вперед. Попробую расправиться с ними по одному. Каменный лучник пробуждается первым, стоит мне приблизиться шагов на пятнадцать. Тяжелая стрела беззвучно срывается с тетивы, рука стрелка тянется в колчан за следующей, и в тот же миг оживают все остальные. Замереть на мгновение, а затем отработанным на тренировках ударом отбить летящую смерть в сторону - сработали сила и скорость реакции плюс улучшенное зрение, позволившее точно отследить момент, когда стрела отправилась в полет. Продолжить бег. Новый выстрел - здесь я уклоняюсь, уйдя в короткий кувырок вперед. Взмахом меча отклонить укол копья, бьющего мне в живот. Не останавливаясь, двигаюсь вперед, разум почти не участвует в схватке, в этот момент он - лишний. Лезвие встречает удар вражеского меча, отводит его в сторону, второе быстрым уколом бьет по каменному запястью, а в следующий миг отбивает копье, метящее мне в лицо. Лучник смещается в бок, чтобы иметь перед собой открытое пространство для стрельбы, а мечник не выходит из схватки, хотя рука, которой он сжимает оружие, наполовину
разрублена. Я чуть отступаю назад, мои враги, преследуя меня, подаются вслед за мной, снова перекрывая своими спинами обзор стрелку.
        Я пользуюсь его задержкой и бью двумя руками, целясь в центр каменного щита. Классический удар хвостом дракона - острые лезвия легко пробивают преграду, глубоко уходя в нее. Я резко развожу руки в стороны, раскалывая щит… и получаю удар в грудь - копейщик оказался слишком быстр. Но его оружие, не сумев пробить золотой доспех, соскальзывает в сторону, а в следующий миг мой клинок разрубает каменное древко. Атаку мечника я блокирую вторым клинком, а следом - быстрый удар по его раненной руке, и та, не выдержав повторного удара, гулко падает на пол, так и не выпустив оружие, а я продолжаю бой. Вихрь клинков, быстрые косые удары по обезоруженным врагам: мои лезвия кромсают каменную плоть, разрубая тела и головы. Последним я прикончил лучника, успевшего выпустить в меня стрелу практически в упор. Удар меча разрубает лук, обезоруживая врага, быстрый укол меча под подбородок - острие выходит из шеи, статуя замирает, затем добивающий удар - и голова с грохотом падает на пол.
        «Сколько прошло времени?» - спросил я у Тай, переводя дыхание.
        «Больше четырех минут, - проворчала та, - а ты обещал справиться за две».
        «Сильные оказались, - ответил я, наклоняясь над каменной чашей, полной воды, и с наслаждением начал пить. - Скорость реакции у них была примерно раза в два выше человеческой, да и не похожи она на глупые куклы-болванки - мастерство боя у них как у обученных совместному бою ветеранов».
        Вода оказалась вкусной, прохладной и слегка сладковатой. Жаль, у меня фляги не было, чтобы набрать ее с собой. Утолив жажду, и сделав еще пару глотков - кто знает, когда удастся снова напиться, - я подошел к спрятанной нише и дотронулся до нее рукой. Марево тут же пропало, и я увидел синий огонек карточной сферы, рассыпавшийся на три карты, стоило мне коснуться его.
        Карта-подсказка БЕЗОПАСНЫЙ ПРОХОД. «Использовав ее, вы сможете преодолеть любую комнату с испытанием или стражем, не подвергая свою жизнь и здоровье угрозе».
        «По-моему, одна эта карта оправдала все мои усилия, потраченные в этом бою, не так ли?» - ехидно уточнил я у Тайвари, довольный собой. Та решила промолчать, проигнорировав мои слова. А я тем временем продолжил изучать свои находки.
        БОЛЬШОЕ ЗЕЛЬЕ РЕГЕНЕРАЦИИ, уже второе встреченное мною в пирамиде: видимо, предполагалось, что Игроки за время блуждания в лабиринте успеют наполучать ран, и эти флаконы хоть немного облегчат им жизнь и поднимут шанс на прохождение турнира. Мне пока везло, да и золотой доспех помогал избегать повреждений, так что, пожалуй, оставлю про запас, даже активировать пока не буду. Третьей оказалась серебряная карта ОГНЕННЫЕ ДИСКИ ШАНТАЛЯ. На ожившем рисунке пять полыхающих дисков срываются с Активатора и, виляя в стороны, разлетаются конусом в направлении врагов. Раскаленные снаряды глубоко входят в тела зеленых слизней, чтобы через секунду, уже погрузившись в студенистую массу, в ослепительной вспышке разлететься на куски, буквально разбрызгивая несчастных тварей. Жаль, что, в отличие от Ледяного взрыва, дисками нельзя управлять, но в целом весьма полезное приобретение.
        Не дожидаясь момента, когда Тайвари снова погонит меня в путь, я поместил Огненные диски в Активатор, закрыл Книгу и вернулся на тропинку из каменных обломков, любезно проделанную для меня аспараи. Чувствую, что опередивший меня медвежонок здорово сэкономил мне время и изрядно сберег сил, а, возможно, и парочку карт. И лучшим подтверждением этих мыслей служила небольшая каменная горка из осколков, валявшихся возле портальной арки. «Не меньше шести бойцов», - прикинул, оценив количество фрагментов тел. И этот бой для зверолюда не прошел бесследно: я снова заметил на полу следы крови, куски шерсти, а рядом с аркой - пустой флакон.
        Я не поленился его подобрать и понюхать. Запах ромашки и лаванды чувствовался очень хорошо, судя по этим ароматам, что-то комбинированное, затягивающее раны и придающее бодрости телу. И это для меня хорошая новость: похоже, каменные вояки сумели не только потрепать аспараи, но и изрядно его вымотать, что в принципе не удивительно. Только пробивая путь сквозь череду залов, он разрушил не меньше четырнадцати каменных бойцов, плюс драка за проход к портальной арке. Пожалуй, все-таки аспараи будет поопаснее той девчонки-полумеханоида, как-то человеком ее воспринимать не получалось. И то, что один из главных моих соперников ранен и сильно устал, не могло меня не радовать. Хуже было то, что он меня опережал. И я не знал, на сколько. В принципе, я и впредь был не против идти по его следам, позволяя пробивать для меня проход и собирая за ним тайники, а ему оставляя угрозы и риски. Знать бы еще, куда он пошел дальше. На каменной площадке сверкали, переливаясь, сразу три портала, и в какой из них скрылся мой мохнатый друг, я не знал.
        Так, в прошлый раз, когда у меня был выбор, я прошел в левый проход, до этого - в центральный. Ну, что ж, буду хаотичным, и снова шагну в левый. Все равно никакой системы ни я, ни Тайвари в этих перемещениях найти не смогли: независимо от положения арки, порталы перемещают по лабиринту абсолютно случайно, и единственной подсказкой для участников Турнира служило лишь то, что врата, в которые он входил раньше, подсвечивались на Компасе и снабжались подписью о цвете комнаты и возможных угрозах, что там могут быть. В моем случае, название появлялось также, стоило войти в комнату - срабатывала карта-подсказка, полученная после того, как я продрался через заросли хищной травы в рост человека с большими липкими листьями - кто бы мог подумать, что это окажется столь сложной задачей. Зелье второго дыхания мне тогда очень пригодилось, я даже вспомнил скавена добрым словом.
        Зал танцующих лучей
        Первое, что я услышал, едва попал в новую комнату, - это громкая ритмичная музыка, бьющая по ушам, а следом в глаза бросились яркие разноцветные лучи, скользящие по полу в царившей вокруг полутьме. От их прикосновений квадраты, на которые был поделен весь зал, ярко вспыхивали, становясь на несколько секунд то синими, то красными в зависимости от цвета коснувшегося их луча, а потом угасали, вновь превращаясь в белые, пока новый луч не пройдется по ним.
        Я с подозрением огляделся по сторонам, пытаясь понять, что тут вообще происходит, и увидел высоко под потолком яркий стеклянный шар, который и отбрасывал разноцветные лучи, танцевавшие в воздухе и по полу в такт музыке. Пока я разглядывал помещение, оценивая обстановку, мелодия умолкла, и вместо нее заиграло что-то очень быстрое, мало похожее на музыку, отчего шар под потоком закружился в два раза шустрее и к столбам света, метавшимся по комнате, добавились еще два - лиловый и оранжевый. Лезвие меча высунулось из перчатки, и я позволил синему лучу дотронуться до него, чтобы через миг увидеть, как клинок покрывается коркой льда. Следом извлек небольшой камень из поясного кармана - я целую кучку набрал в предыдущей комнате - и бросил его вперед. Импровизированный снаряд приземлился на красный квадрат… и был встречен яркой вспышкой заполыхавшего пламени. Интересно. Вскинув арбалет, прицелился, и болт улетел под потолок, чтобы бессильно отлететь от голубой защитной сферы, вспыхнувшей на ее пути. Даже кислотное облако не возникло.
        «Да, это было бы слишком просто и очевидно», - разочарованно вздохнула Тайвари.
        «Но должен же я был попытаться», - мысленно пожал я плечами.
        Мелодия снова сменилась, теперь звучало что-то спокойное и тихое. Оранжевый и лиловый лучи пропали, но вместо них возник голубой. Я еще раз оценивающе посмотрел вперед. Если и пытаться прорваться, то сейчас. А затем качнул головой - в бездну! Я устал, доспех частично истощен и его запаса прочности надолго не хватит, да и само испытание… мелодия меняется и обрывается внезапно и без предупреждения, защиты вряд ли хватит хотя бы на половину пути, а дальше огненные, замораживающие и прочие лучи будут бить уже по моему телу.
        К демонам все, я слишком устал, пара ранений - и велики шансы, что я вовсе отсюда не выйду. Книга, карта БЕЗОПАСНЫЙ ПРОХОД, использовать. Едва я успел это проделать, как музыка мгновенно смолкла, стеклянный шар под потолком замер и погас, а следом, моргнув, потеряли цвет, став белыми, все квадраты на полу. Дальше я просто пошел вперед, спокойно добравшись до середины зала, где по центру разместился безопасный круглый пятачок с мраморным пьедесталом, на котором стоял небольшой желтый кубок с двумя ручками по бокам и надписью: «Лучшему танцору». На постаменте я заметил крохотную табличку: «Возьмешь меня, и мелодия зазвучит в три раза быстрее, сумеешь унести - и не пожалеешь». Секундная задержка, я хватаю кубок и продолжаю путь. Шар под потолком на мгновение дернулся, словно стремясь наказать того, кто осмелился украсть сокровище, доверенное ему, а после замер как послушный пес, которого хозяин дернул за цепь.
        «А если бы он начал кружиться, как и было указано в табличке-предупреждении?» - буркнула Тайвари.
        «Невозможно, - спокойно возразил я, продолжая идти вперед. Тонизирующий эффект от фруктов уже прошел, и усталость начала снова о себе напоминать. - Это бы противоречило эффекту от применения карты, а у нее более высокий приоритет. Раз она сделала эту комнату условно безопасной, то даже если увеличится количество ловушек, их уровень или сила стражей лабиринта, они все равно окажутся безвредными для нас независимо ни от чего, так как об этом прямо сказано в описании карты». В книге Змей об этом однозначно упоминалось: это не первый Турнир тысячелетия, был даже описан один, проводимый в подобном формате, и на всех было так.
        Тай умолкла, признавая мою правоту, а я наконец добрел до выхода. Ноги снова начали болеть, еще не до конца отойдя от испытания парящими бревнами. Да и до этого им хватило нагрузки, впрочем, как и всему телу. Вот и портальные арки, и снова их две. Я начинаю подобное ненавидеть. Снова выбор, сомнения, колебания, гораздо проще, когда проход один и ты просто идешь вперед, не думая, что может тебе надо было в соседний портал, и именно он скрывает долгожданный выход наверх. Чуть подумав, я снова шагнул в левый проход - продолжу упорствовать в своем выборе.
        Логово королевы пауков
        Демоны ада!!! Не в силах сдержаться, я с размаху пнул мелкого паука, улетевшего в темноту пещеры. Да сколько же можно! Где эти гребаные зеленые комнаты с наградами и малыми благословениями в виде отката карт?! Я уже прошел четырнадцать залов и не нашел ни одной. Три, чтоб суккубы вас до дна высушили, три желтые проходные комнаты! Это что за такое дерьмо?! Владыка Хаоса там что, совсем спятил или просто решил уморить всех идиотов, сунувшихся на его турнир? А теперь смеется, глядя, как мы мечемся по бесконечному лабиринту, ища выход, которого нет?!
        Новый паук улетел в черноту пещеры, а следующего я с удовольствием раздавил, размазав по каменному полу.
        «Рэн, умоляю тебя, успокойся. Лишь сохранив выдержку, ты оставишь нам шансы на выживание», - ровный голос Тайвари, звучавший в моем разуме, действовал как колыбель, он сумел заставить меня вспомнить то, чему меня учили.
        Вдох, выдох. Я - озеро, полное тишины и покоя. Вдох, выдох. Я - океан, чье спокойствие не в силах нарушить никто, во внешнем мире может твориться все что угодно, но эту колыбель тишины и покоя не сможет затронуть ничто… Еще несколько успокаивающих мантр, и я смог взять себя в руки, снова обретя самообладание.
        Оглядываюсь по сторонам, оценивая обстановку. Тихо, плохо видно, единственным источником света служат светящиеся грибы, небольшими колониями растущие под потолком пещеры и на стенах. Пауков почти не видно, кроме мелких тварей, ползающих рядом со мной. Выглядит не опасно, но название локации говорит само за себя: без схватки тут обойтись не получится. Хвала Хаосу за те три тайника, найденные мной раньше, есть хоть чем встретить врага.
        Кстати о тайниках и наградах: я наконец вспомнил о кубке, вынесенном из предыдущей комнаты, и глянул, что же в итоге получил. Вместо золотистого кубка с нелепыми ручками по бокам я держал в своей ладони флакон из темно-зеленого стекла с витой вычурной пробкой. На пузырьке виднелась гравировка в виде оскаленной пасти тигра и надпись: «Великое зелье звериной мощи».
        Я слышал о нем и даже размышлял о том, чтобы взять его себе в составе платы за участие в турнире. Но все же сделал другой выбор. Это зелье комплексное, оно навсегда повышает физические показатели тела, увеличивая мышечную массу, скорость рефлексов, улучшает органы чувств, слух, обоняние, зрение. Само усиление тела, что именно и в каких пропорциях будет изменено, зависит от того, чье именно сердце послужило основой эликсира. Единорог, дракон, сфинкс, феникс… - кто-то из высших зверей или сущностей должен умереть для его создания… Интересно, кто же простился с жизнью, чтобы создали тебя? Я снова взглянул на флакон. Оскаленная пасть тигра на стекле была явной подсказкой для имеющего глаза. Ракшас? Не знаю, точнее, не думаю. Опасные противники, сильные враги, но они не высшие. Хотя весь список возможных «доноров» я не помню. Так, пробежался по верхам, листая книгу зелий в Доме Змеи, но наг тогда сразу отмел эту идею, заявив, что у них нет основных компонентов для создания эликсира. А когда я прочитал, что именно для него нужно, то и сам отказался от этой мысли.
        А тут он сам дался в руки. Я еще раз подбросил флакон в руке, все еще не веря своей удаче. Унести бы тебя, приятель, еще бы отсюда. И так уже добычи собрал. Пить я его сейчас точно не буду. Приемы зелий такого уровня не проходят без последствий: они перестраивают весь организм, трансформируют его, тебе необходимо время, чтобы привыкнуть к изменившемуся телу, адаптироваться к новым открывшимся возможностям. И это точно не возможно сейчас, когда счет идет на минуты. Флакон я спрятал в сумку, надеюсь, у меня еще будет шанс воспользоваться им.
        Мелкие пауки продолжали настойчиво атаковать мою обувь, раз за разом повторяя путь своих собратьев, пинками отправляемых мною в полет в глубину пещеры. И как бы мне ни не хотелось, но видимо, придется повторить их маршрут, только по земле.
        Меня начали атаковать практически сразу, стоило отойти от врат, сквозь которые я сюда попал. Сначала мелкие гаденыши просто ползли ко мне по земле, потом стали падать сверху, пытаясь добраться до тела, потом прыгать еще и со стен. Приходилось постоянно и безостановочно работать клинками. Только эти твари не кончались, их становилось все больше, размер крупнее, а их состав разнообразнее: синие, зеленые, ярко-красные и темно-серые, сливающиеся с цветом камня. В итоге мое передвижение с быстрого шага сначала перешло на обычный, а теперь мне буквально приходилось прорубать себе путь, чтобы сделать следующий шаг. И все же было необходимо безостановочно двигаться к выходу, потому что стоит мне замедлиться, и я погиб. Поэтому только вперед.
        Осенний ветер разбрасывает падающие листья - техника для борьбы с большим количеством врагов, правда, не столь мелких и быстрых, но это единственное, что я мог противопоставить им сейчас. Мои клинки мелькают в воздухе словно лопасти вентилятора, я не глядя пластаю ими пространство вокруг себя, отрабатывая связки. Приходится, старясь отрешиться от ненужных сейчас мыслей, работать на максимальном напряжении тела. Твари хитры и многочисленны, разные виды несут разные угрозы. Я провожу очередную связку, клинок срубает тонкую нить паутины, на которой спускается очередной восьминогий поганец. Второй рукой прикрываю лицо от плевка паутины. Налипая, эта гадость замедляет движения, сковывая все тело. Затем с размаху припечатать сапогом серого, попытавшегося подобраться ко мне поближе, и тут же от души полоснуть в воздухе клинком, разрубая на две половинки прыгнувшего вперед ярко-красного паука. Тот с яркой вспышкой распадается на две половинки, обдавая меня жаром и на время ослепляя.
        Не останавливаясь, промаргиваюсь, стараясь побыстрее вернуть себе зрение, и в этот момент в меня прилетает новая порция паутины, надежно сцепив левую ногу с полом. Глаза еще не до конца восстановились, но я успел разглядеть, кто это сделал - два крупных коричневых паука размером с хорошую собаку, прячущиеся под потолком. Клинок скользит назад в перчатку, арбалет оказывается в руке, щелчок - болт улетает под потолок и с короткой огненной вспышкой ударяется об сталактит, за которым успел скрыться паук, - а вторым клинком одновременно счищаю с себя паутину.
        Еще раз дернувшись, наконец отрываю ногу от пола, но за это время ко мне успело подобраться с полдюжины мелких уродцев - синие, зеленые, серобуромалиновые - и, сорвавшись с места, я на ходу вынужден стряхивать их с себя, не давая добраться до лица. Как и я сам, клинки густо облеплены паутиной, и чтобы сохранить их остроту, приходится время от времени загонять их в перчатки, счищая таким образом налипшую на них массу.
        Нет, так дело не пойдет. Один из клинков исчезает в перчатке, и вместо него я призываю арбалет. Крупных пауков нужно отстреливать заранее, а мелких можно разбирать и мечом. Выстрел, болт улетает под потолок и, наконец, настигает одного из плевунов, явно не ожидавшего моей атаки. Болт пробивает хитин и глубоко входит в тело, заставляя паука в судорогах затрястись, покрываясь кислотными пятнами, чтобы затем рухнуть на пол. Уже легче. Взмах мечом, полоснуть на уровне ног, отрубив лапы слишком близко подобравшемуся противнику, и продолжить идти вперед. Главное не останавливаться - потерять темп сейчас смерти подобно, всех тварей не перебить, их тут сотни, а может и тысячи. Нужно просто не дать им возможности добраться до меня, найдя выход из пещеры прежде, чем кончатся силы.
        А вот и новые твари.
        Впереди я увидел несколько крупных серых пауков, сильно отличавшихся от тех, что встречались мне ранее. Очередные враги одним своим видом внушали почтение: здоровые, размером с хорошего теленка, они были словно созданы из камня. Светло-серые панцири, покрытые наростами, здоровые жвала, массивные лапы толщиной с мою руку… И их было двое, словно стражи они перегораживали проход в узком горниле пещеры, по которому я до этого брел. И вся эта ползучая мелочь, достававшая меня до этого, разом сдала назад. Даже последний коричневый плевун, словно опасаясь пересечь какую-то только ему видимую границу, резко затормозил и, прячась за сталактитами, отполз в начало пещеры, оставив меня, наконец, в покое. Серьезные товарищи.
        Я мысленно оценил паучков, перекрывших мне проход, проверил свое состояние и доспех, уже едва светившийся после многочисленных атак восьминогих тварей. Активатор в руке оказался мгновенно, а следом пять полыхающих дисков веером разлетелись передо мной. Расстояние не больше пятнадцати шагов, узкий проход опять же играет в мою пользу, хоть два из пяти да должны попасть. Мне повезло: только лишь пара дисков бестолково врезалась в камень и, пропахав его и выбив длинные борозды, взорвалась, вызвав град мелких осколков. А вот другие три сработали как надо: один перебил левому пауку лапу и, сдетонировав, оторвал ее и повредил соседние, второй вгрызся сбоку, оставив рваную рану, и одарил панцирь оплавленной дырой, а третий ударил вообще идеально, попав в голову правому пауку и, взорвавшись, разнес ее на куски. Левый, потеряв большую часть ног с одной стороны, нелепо завалился на бок, и я рванул перед, стараясь не упустить инициативу.
        Скальник громко завизжал, увидев мою атаку, а затем приподнялся над полом, опираясь слева на единственную уцелевшую ногу, неожиданно разбух, словно втянул в себя воздух, и выдохнул мне в лицо густое серое облако. Все, что я успел, - это уйти в кувырок, попытавшись проскользнуть под явно опасным дымом понизу, и прикрыть глаза. Кувырок, еще один. А затем, не глядя, на полную выпустив клинки, ударить ими перед собой. Правый что-то встретил на своем пути и содрогнулся, словно я им с размаху ударил по каменной стене. Не раскрывая глаз и берегя воздух, я нырнул влево, продолжая движение вперед. Что-то больно ударило по спине, но я продолжил двигаться, и лишь выйдя из опасной зоны, оглянулся назад.
        Паук неуклюже барахтался на камне, пытаясь развернуться ко мне: поврежденные лапы не могли толком двигаться, слева его тяжелую тушу фактически удерживала единственная здоровая нога, а остальные скорее мешали, чем помогали. Гораздо больше меня заинтересовала та серая взвесь, которой он в меня плюнул. Глянул на пол, проверил руки, одежду, и лишь ощутив под пальцами каменную корку, неожиданно образовавшуюся на стене, понял, что произошло. Попади я в эту серую муть, и сейчас бы в этом зале стояла каменная статуя, весьма похожая на меня. Вся моя спина была покрыта тонким, быстро застывающим слоем чего-то похожего на цемент, а если б эта гадость попала в легкие или на лицо? Двигаться я бы точно не смог, а дальше массивные и неповоротливые скальники меня б без труда сожрали.
        Я посмотрел на барахтающегося паука, оценил его состояние. Может, добить? Но зачем? Из трупа первого карточная сфера не появилась. А значит, это будет лишь напрасная трата времени и сил. Ни к чему.
        Оставив раненого паука позади, я быстро двинулся вперед и буквально через пять шагов вышел в широкую просторную пещеру, чьи стены, пол и потолок были густо усыпаны едва светящимися зелеными грибами. Я настороженно осмотрелся, молясь всем богам Хаоса одновременно, чтобы, наконец, найти гребаный портал и получить возможность выбраться отсюда. Но вместо этого я сначала заметил белый кокон, густо облепленный паутинной, подвешенный под потолком, а затем и ту, в честь кого назвали эту комнату. Просто в тот момент среди едва светящихся зеленоватых грибов появилась целая россыпь новых огоньков, а затем целый пласт со дна пещеры, покрытый грибами, поднялся вверх, и я увидел истинную хозяйку этого места - огромную паучиху.
        Массивные лапы толщиной со столетнее дерево, толстый панцирь, покрытый, словно броней, мхом, и россыпью грибов. Видно, что эта тварь не двигалась с места много лет. Небольшая, относительно тела, голова, и массивное туловище, возвышающееся толстым горбом над головой, усыпанное кучей крохотных дырочек, из которых словно вода из пробитого ведра потоком хлынули вниз сотни разноцветных пауков. А в узкой дыре, что перекрывала свои телом эта тварь, я заметил портальный проход.
        Глава 14. Союзники и враги
        Какая большая!
        Я еще раз оценивающе оглядел паучиху, прежде чем вскинуть Активатор. Поначалу еще была надежда как-то проскочить мимо нее, но куча мелких тварей, лезущих потоком из этой туши, провернуть подобное не позволит. Кажется, я понял принцип существования этой колонии: королева выступала питомником для всех пауков, встреченных мной по пути, она их воспроизводила, а те, видимо, как-то подкармливали ее, таская сюда найденную в пещерах пищу. Только для меня это не меняет ничего.
        Атакую! Белый клубок силы, сорвавшись с Активатора, быстро полетел через всю пещеру, нацелившись на паучиху. Один из мелких пауков, словно что-то почуяв, прыгнул наперерез серебристому шарику ЛЕДЯНОГО ВЗРЫВА, явно стремясь прикрыть собой королеву-мать, но я был настороже. Ведомый моей волей, шар вовремя вильнул в сторону, чтобы через несколько секунд поразить цель, выпустив сверкающий белый туман. Жадные щупальца дыма, выстрелив во все стороны, поразили жертву, глубоко промораживая все, чего касались, и через пару мгновений превратились в лед, застывший посреди пещеры массивной глыбой, в глубине которой виднелось тело паучихи.
        Чуть выждав, я быстро побежал вперед, и, когда до льдины оставалось меньше пяти шагов, прыгнул высоко вверх, со всей силы оттолкнувшись от пола. Журавль, падающий с неба, бьет клювом - прием, исполненный в технике Кин-коро. Сконцентрированная сила на кончиках клинков, резкий удар с двух рук вниз. Мечи, выпущенные на полную длину, с хрустом проламывают лед и со скрипом проскальзывают дальше, пробивая голову паучихи. Втянуть клинки назад, оценить результаты удара, может, потребуется второй. Кажется, нет. Лезвия вошли в голову почти на целую ладонь, и сквозь дыру во льду из раны потоком ударила желтая кровь, смешанная с чем-то зеленым.
        Отряхивая с себя вязкие капли, я огляделся по сторонам, оценивая обстановку: мелкие паучки после гибели королевы, обретя собственную волю, потеряли ко мне всякий интерес и начали шустро разбегаться в разные стороны, что только подтвердило мою догадку. Вокруг больше никого, только от входа в пещеру были слышны звуки - покалеченный скальник все еще барахтался на полу. Добить его, что ли? Не люблю оставлять незаконченные дела и недобитых врагов. Был бы он настоящим, так и сделал бы, но это всего лишь фантом, мираж, возникший по воле бога, и он исчезнет, едва закончится турнир. А значит, и настоящую боль эти создания вряд ли испытывают: слишком сложно и глупо наделять кукол, созданных для единственной цели, всем комплектом чувств.
        Ну и где же ты? Я с ожиданием посмотрел на застывшую во льду тушу. Страж повержен, и герой ожидает награды. Весь мой запас карт исчерпан, доспех истощен, остались лишь невыпитые зелья да пяток болтов в колчане. И три новые карты могут существенно упростить мне жизнь, хоть немного компенсировав те две серебряные, что я потратил здесь, согласен даже вместо пузырька с лечением или регеном получить простенькую Огненную стрелу или Каменный кулак.
        Ага, а вот и она! Синий огонек выпорхнул из тела и завис, так и не покинув ледяной глыбы. Видимо, паучиха только сейчас подохла, несмотря на пробитую голову. Ну и сколько бы я тебя убивал тогда? Невольно покачал головой, представив себе нашу схватку: в окружении сотен мелких тварей я пытаюсь добраться до этой махины, один пропущенный удар массивной лапой - и пара переломов мне обеспечена, плюс ограниченное пространство, да и зверюга наверняка скрывала в себе сюрпризы и помимо огромной живучести. Боюсь, этот бой был бы не в мою пользу, во всяком случае, при таких шансах я бы на себя не поставил. Ладно, посторонние мысли потом, теперь мне нужно думать, что делать дальше, и решить сразу две задачи: проделать себе проход к порталу и добраться до карточной сферы.
        Оценивающе глянув на глыбу, пришел к неутешительным выводам: ковыряй я это моими мечами - и тут до конца турнира застряну. А сколько держится лед от новой для меня карты, неизвестно, и возможность отозвать его, к сожалению, не предусмотрена. Ладно, поступим по-другому: открываю сумку, трофей с крысолюда все еще лежит там - я сунул его туда в последний момент, не особо-то надеясь на удачу, ведь обычно призванное оружие ненадолго переживает своих хозяев, но, видимо, на турнире действуют иные правила, не зря распорядитель говорил про усиление для победителей. Тяжелая массивная булава, даже сложно представить, что она делала у тощего скавена и как он собирался ее применять, она же весила примерно как он сам. Даже с моими показателями силы пришлось напрячься. Замахнувшись, со всей дури треснул по льду, и в синеватой глубине сразу побежали змейки трещин. Снова замахнуться, и шарахнуть так, что от глыбы отлетели большие куски вместе с частями вмерзшей в него паучихи. Шум, грохот, эхо, множа, разносит их под сводом пещеры. Повторить удар - острое крошево, плоть, желто-зеленая жижа, стекающая по льду. Еще
десяток ударов - и я, наконец, расчистил себе путь и к выходу, и к синему огоньку.
        Получить. Синяя сфера распалась. Так, посмотрим, что там у нас? Как обычно, стандартный набор в три карты. Коснулся по очереди, перенося каждую в Книгу, попутно просматривая, что мне досталось, и неожиданно карта-подсказка засветилась золотистым цветом. Я прочитал в описании: «ЧУТЬЕ КЛАДОИСКАТЕЛЯ. После применения делает видимыми все скрытые проходы и тайники на уровне». Интересно и может быть очень полезным. Видимо, компенсируя выпавшую удачу, оставшиеся две карты оказались обычными: ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ РАЗРЯД и ЗЕЛЬЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ СИЛ. А вот последнему я как раз обрадовался! Слишком уж устал: ноги буквально не держат и всего слегка потряхивает после череды боев. Глоток - и будоражащая волна энергии расплескалась по телу, а небольшой разминочный комплекс помог разогнать кровь, вновь позволяя нормально чувствовать каждую мышцу. Кажется, здесь все.
        Я уже собирался шагнуть в проход, размышляя над тем, не использовать ли карту-подсказку - намек на скрытые проходы меня изрядно взволновал, может, я хоть так смогу, наконец, найти проклятый выход отсюда - когда меня неожиданно остановили:
        «Рэн! Кокон», - напомнила о себе Тайвари.
        «Какой еще кокон?» - непонимающе удивился я.
        «Тот, что висит под потолком, - терпеливо разъяснила Тай. - Ты увидел его сразу, как вошел. По размерам и форме он напоминает человека. И, как мне кажется, других людей, кроме участников турнира, здесь быть не должно, так что, вероятно, там кто-то, кому не так повезло, как тебе».
        На это я лишь покачал головой. Забыл. Паучиха эта, затем последующая схватка, потом проход прорубал во льду - и этот момент просто упустил из вида. Да и усталость сказывается, а это уже опасно, но тут я ничего поделать не могу.
        Глянув вверх, оценил высоту потолка, рука сама потянулась к арбалету. Щелчок тетивы - огненная стрела улетела вверх, чтобы ударить в камни, к которым крепился кокон. Вспышка пламени, огонь охватывает нити, удерживающие кокон, и светящиеся грибы вокруг. Несколько секунд ожидания, и добыча глухо шлепнулась на пол. Лезвие скользнуло по подкоптившимся прядям, и в прорехе я увидел обычную человеческую ногу. Человеческую?! Кто же это у нас там из пяти участников? Кроме меня, людей больше не было, единственным человекоподобным суром была девушка-механоид, но у той руки и ноги заменены протезами. Еще пара разрезов, нагнувшись, я раздвинул липкие нити и открыл лицо, уже виденное мною раньше - той самой измененной девчонки. Но как?! Я растерянно смотрел на нее. Выходит, вся эта машинерия была лишь обманкой, скрывавшей живую плоть, или же девица как-то сумела все свои конечности отрастить обратно… Дотронувшись до руки, я ощутил нормальную живую плоть. Но зачем подобное творить на турнире? Или это побочный эффект? Но ни одно известное мне заклятье или эликсир такими не обладают…
        Потрясенный, я еще пытался понять, как подобное могло случиться, а девушка тем временем открыла глаза. И мой клинок мгновенно уперся ей в лоб.
        - Бей, чего тянешь, - шепнула Нола.
        С трудом вытолкнув слова, она замолчала. А вот и смерть. Так странно, почему-то даже не страшно. Холодно только немного. Парализованное после укуса паука тело начало потихоньку отходить, но она была все еще не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой. И все равно не страшно. Мысли с трудом ворочались в голове. Пещера, клинок, упирающийся в лоб, наемник, зачем-то тянущий с ударом. Глупо как-то все, и не так… Но все равно честная сталь лучше, чем быть заживо сожранной пауками. И все же, несмотря ни на что, Нола не верила в происходящее с ней.
        - Предлагаю сделку.
        Голос юноши, державшего возле ее головы меч, вырвал из забытья, куда девушка снова начала сползать из-за воздействия парализующею яда.
        - Мне нужен твой маршрут и сведения обо всех пройденных комнатах лабиринта и угрозах, что ты в них нашла. Взамен жизнь. Что скажешь?
        Нола, стараясь не потерять сознание, всей душой уцепилась за предложенный ей шанс. С трудом приоткрыв губы, она шепнула:
        - Согласна.
        Два Компаса, повинуясь воле Игроков, возникли в воздухе. Сопряжение, обмен данными. Односторонний. Свой маршрут наемник скрыл, как и информацию об угрозах на нем. Но все равно Нола подтверждает отправку данных. Клинок, упершийся ей в лоб, не оставляет выбора.
        И глядя на вытянувшееся лицо парня, она не смогла сдержать улыбку. Что, не слишком выгодный обмен получился? Она смогла пройти лишь три зала испытаний, пока парализующий укус паука не оборвал ее турнир.
        Но Игрок сохранил самообладание:
        - Сделка есть сделка, - произнес он, пожав плечами. И уже уходя, полоснул по кокону мечом, оставляя на паутине разрез. Достаточно широкий, чтобы у Нолы появился шанс выбраться из ловушки.
        - Удачи, - произнес юноша на прощанье, отправившись в проход к порталу.
        Ущелье грохочущих камней
        Узкая каменная тропа, словно змея, ползущая по одной из отвесных скал, с которых время от времени срываются вниз камни, разные по размеру, от булыжников с мой кулак размером, до огромных каменных глыб. В принципе, не так уж и опасно, особенно по сравнению с тем, через что мне пришлось пройти раньше. Надо лишь вовремя заметить опасность и притормозить, пропуская ее. Или, наоборот, проскользнуть перед нею.
        Решил немного ускориться, сначала перейдя на быстрый шаг, потом на бег. Время дорого. Я быстро продвигался вперед, практически не глядя под ноги, зато изо всех сил вертя головой, смотря вверх. Неожиданно начались толчки, словно при землетрясении. Тропа вздрагивает под ногами - верный предвестник, что камни посыпятся вниз с удвоенной силой. Громкий треск - и от верхушки скалы, мимо которой я пробегаю, отламывается огромный валун и, ускоряясь, несется вниз, увлекая за собой целую кучу камней помельче, которые и без его помощи постоянно валятся на голову. Чтоб вас упыри сожрали! Я, ускоряясь, мчусь вперед, молясь всем богам, чтобы успеть проскочить опасный участок. Земля начинает трястись еще сильнее, камни с грохотом сыпятся сверху, заставляя меня наподдать, словно заяц на охоте, выхватывая боковым зрением надвигающуюся лавину. Камни повсюду, острое крошево хлещет не хуже артиллерийских осколков, доспех гаснет, кровь стекает по рукам и лицу, а я, не останавливаясь, лечу вперед и почти в последний миг успеваю укрыться под нависающей скалой, которая, словно волнолом, рассекает каменную лавину надвое,
принимая на себя удары валунов. Шум, грохот, пыль - практически ничего не видно.
        Я тяжело дышу, периодически срываясь в кашель из-за поднявшейся пыли. Ничего себе пробежка! Если б не выпитый ранее эликсир бодрости, я бы точно не успел. Отдышаться, немного переждать и снова продолжить путь, перебираясь через нагромождения валунов. Неустойчивые камни шатаются под ногами, мешая двигаться, норовя соскользнуть в пропасть, вдоль которой тянется тропинка, и утащить за собой. Но я тороплюсь, словно ветер скорой гибели дует мне в спину. Меня не покидает чувство, что промедление смерти подобно. Время сейчас мой главный соперник, возможно, уже в эту секунду нога другого участника поднимается над порогом, готовая покинуть этот уровень испытаний. А я так и буду, как дурак, блуждать здесь в поисках выхода, пока не полечу вниз. Эти мысли подгоняли меня не хуже кнута, заставляя быстрее переставлять ноги.
        «Рэн, остановись! - голос Тайвари вырвал меня из омута отчаянья, в котором я начал постепенно тонуть. - Чем быстрее ты идешь, тем больше камней падает сверху. Если ты снова побежишь, то вызовешь очередную лавину».
        «Ты уверена?» - уточнил я, замерев. Шагах в пяти впереди я заметил широкую расщелину, перерезавшую тропинку. Если б я тогда не укрылся за скалой, а продолжил бежать, мог бы легко сверзиться вниз.
        «Практически да, вероятность этого восемьдесят шесть процентов. Я сравнила количество камней, падавших в начале, когда ты медленно шел, с тем, когда ты начал ускоряться. Оно возрастало пропорционально скорости передвижения. А твой бег и вовсе вызвал ту лавину, что чуть нас не убила».
        «Интересно», - ответил я, обдумывая услышанное.
        Хорошая шутка, как раз в духе Смеющегося Господина. Чем быстрее ты идешь, тем выше риск. Что ж, придется сдержать собственное нетерпение. Я перехожу на медленный шаг, проверяя догадку Тайвари. И спустя пару минут вынужден признать ее правоту: за это время вниз упала лишь парочка мелких камней, от которых я легко смог увернуться. Неторопливо идя вперед, я наконец добрел до конца ущелья, увидев небольшую круглую площадку, и, самое главное - точку перехода. Ну и парочку стражей возле нее, куда ж без них.
        Каменные големы, примерно раза в два выше меня ростом. Я оценивающе глянул на них. По идее, они не слишком подвижны и быстры, можно попытаться проскочить мимо них, разогнавшись, а потом просто прыгнуть в портал. В принципе, необязательно вступать в схватку. Хорошая мысль, но не пойдет. Немного размял ноги, а затем вытащил из сумки булаву крысолюда. Еще в пещере я более внимательно ее изучил, основное свойство - усиленный дробящий урон, из дополнительных - оглушение, но мне сейчас не пригодится, так как на големов оно не действует.
        Поудобнее ухватился двумя руками за рукоять, каменюки, наконец, пробудились и начали неторопливо приближаться ко мне. В принципе, схватки можно избежать, но мне нужен не просто проход, но и то, что скрывается в его стражах - сфера с картой-подсказкой внутри. Да и другие дополнительные карты не помешают, без них я бы логово королевы пауков в принципе не прошел. Как следует замахнуться, откинув булаву за спину, чуть согнуть спину, отставив одну ногу вперед. До големов шагов десять, они неторопливо бредут вперед, едва переставляя ноги, не пытаясь кидаться камнями или делать что-то еще опасное для меня.
        Пора! Резко наклоняюсь вперед, придавая дополнительное ускорение всем своим телом, и с размаху запускаю булаву, целясь в идущего впереди голема. Массивное оружие с гулом летит вперед и бьет в бедро противника, отбрасывая его на шаг назад. Неловко качнувшись, тот пытается снова шагнуть мне навстречу, но от его ноги в месте удара откалывается сразу несколько кусков. Гигант, словно человек, пытаясь сохранить равновесие, несколько секунд неловко балансирует, размахивая руками, но поврежденное бедро, не выдержав веса каменного тела, подламывается, и голем с грохотом падает на землю. Его товарищ, шедший позади, ненадолго замирает перед грудой осколков, бывших ранее стражем врат, чем я тут же и пользуюсь. Быстрый разгон, прыжок вверх и повторный удар журавлиного клюва. Клинки входят глубоко в голову, раскалывая ее на куски, затем толчок ногами от груди каменного великана, падение на землю и несколько быстрых кувырков назад, чтобы увеличить расстояние между мной и противником. Вскочив на ноги, я посмотрел на цель. Голем, утратив голову, потерял ориентацию и, словно слепой, неуверенно топчется на месте,
размахивая руками. Переведя же взгляд на его поверженного соратника, я вижу нечто странное. Сияющую портальную арку, висящую над грудой булыжников, оставшихся от стража. Непонятно откуда она взялась, но с этим разберусь позже. Выхватываю свою булаву из-под упавших сверху обломков и снова отправляю ее в полет, избегая ненужного риска. Мой импровизированный снаряд гулко ударяет в каменный торс, выбив искры и пару осколков, но так и не прикончив голема. Пришлось повторить бросок, и лишь лишившись ноги и рухнув на землю, гигант наконец распался на куски, подобно его товарищу оставив после себя еще одну портальную арку.
        Убрав булаву в сумку, растеряно огляделся по сторонам, решая что выбрать. Компас, проверка - стандартное действие перед каждым новым проходом, выполняемое мной на автомате. На экране показались три сияющие точки перехода, и одна из них окрасилась в желтый цвет. Тот самый проход, что охраняли стражи. «Зал высоких колон, безопасное место, угрозы нет», - прочитал я. Эта информация досталась мне от девушки из кокона. Что ж, хоть какую-то пользу от помощи ей я получил. Соблазн добить был велик - меньше соперников, плюс карты, но информация в тот момент была для меня важнее. В принципе, ее можно было прикончить и после получения данных - сделки на Книге мы не заключали, но… все творящиеся здесь происходит на глазах Владыки, и я был уверен, что он такого не одобрит. Так что можно считать, я разделил с ней свою удачу. Сможет выкарабкаться и выжить - ее счастье. Ну а если меня удастся опередить полудохлой девчонке, едва способной ходить после воздействия яда, значит мне точно нет места в Игре.
        Так, и что же мне выбрать? Желтый проход не вариант, лишь напрасная потеря времени и сил - из того места ведут два прохода, один в комнату, где девчонка начала свой путь, а второй через третье испытание привел ее в логово пауков. Поэтому идти надо в один из тех двух, что были спрятаны в големах. В прошлый раз я выбрал левый, как и до этого, и ничего хорошего не нашел. Что ж, давай попробуем правый, может мне хоть здесь повезет.
        Дом каменного мудреца
        Название комнаты сияет зеленым светом. Ну надо же, а они все-таки есть! Блуждая столько времени по лабиринту, я уже почти перестал надеяться найти эти места, в которых можно получить отдых, восстановление, откат карт и что там еще вещал гремлин. Оглядываюсь по сторонам, оценивая местность, куда я попал. Небольшой холм, покрытый зеленой травой, и старые потрескавшиеся ступени, ведущие на его вершину, где виднеется какая-то торчащая из земли каменюка.
        Время, сейчас оно словно погонщик, хлещущий кнутом, подгоняет меня вперед, я быстро взбегаю вверх по ступеням и, практически взлетев на макушку холма, вижу массивную каменную голову с высоким вытянутым лбом, наполовину утонувшую в земле. Ее полукругом охватывают несколько деревянных столбиков, обвязанных веревкой. Я вновь оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, что дальше.
        - Пришедший сюда, вправе задать один вопрос и получить на него мой ответ, - гулкий голос, раздавшийся от головы, заставил меня вздрогнуть. Обернувшись, я увидел, что каменная статуя открыла плотно сомкнутые до этого глаза. Обычные живые глаза карего цвета, правда, размером с мою голову, но все же… И сейчас они внимательно рассматривали меня.
        - Я прошу указать мне самый краткий и безопасный маршрут к двери выхода с отборочного тура испытаний.
        Статуя на секунду опустила веки, а затем широко зевнула.
        - Одно и тоже. Я лежу на этом месте уже более десяти тысяч лет, размышляя о природе вещей, времени и вечности, пытаясь понять замыслы демиургов, а ты… - каменная голова замолчала, а затем продолжила: - Он позади меня, - нехотя буркнула она. - По правилам испытания первому пришедшему ко мне достается большой приз, второму - малая награда, третьему и последующим - ничего. Возьми и ступай с миром.
        Передо мной на земле возникла небольшая чаша, внутри которой лежал зеленый кристалл. С недоумением повертев в руках поднятый сосуд, я сунул его в сумку, а вот кристалл оказался мне знаком. Кристалл перезарядки, ускоряющий откат карт. Мгновенного восстановления не дает, в отличие от камней обновления, но, в зависимости от ранга, превращает дни в часы, минуты, а то вовсе почти в мгновенья. Судя по награде, я здесь не первый, кто-то успел найти дорогу сюда раньше меня. Что ж, главное и не последний, здесь не гонка чемпионов, и главный приз - просто остаться в живых.
        Помещаю кристалл в Книгу - отлично, он полный. С применением тянуть не стал, кто знает, что ждет меня впереди. Доспех хранителя океана наполняется силой и скоро вновь будет доступен для призыва. Пора. Сейчас главное найти выход и покинуть уровень.
        - Спасибо, - поклонившись, я выразил почтение каменной голове, уже прикрывшей глаза.
        Обогнув статую, увидел за ней узкий спуск, уводящий вглубь холма. Поросшие мхом, каменные ступени тянусь вниз, в густую темноту. Я торопливо спустился по ним и, наконец, увидел сияющий провал перехода, куда без раздумий и шагнул.
        Просторный круглый зал с колоннадой по краю, на противоположном от меня конце виднеется короткая винтовая лестница, ведущая к сияющей золотом двери с горящей над ней надписью «Выход». Я замер, глядя вперед, но не на желанный выход, а на окровавленные ошметки плоти, лежащие у подножия лестницы, и сидящего рядом с ними аспараи, утирающего лапой пасть и с интересом поглядывающего на меня.
        - Добрался все-таки, человек, - медведь сплюнул окровавленный сгусток слюны на пол, после чего продолжил говорить: - Сам сюда дорогу нашел или каменная голова путь подсказала?
        - Вопрос не праздный, и я даже догадываюсь, зачем ты сейчас его задал - тебе важно узнать, получил ли я награду за посещение каменного мудреца. А раз ты о нем в курсе, значит, и сам успел там побывать. Видимо, рассчитывать на то, что мы разойдемся миром и ты пропустишь меня туда, - я махнул в сторону выхода, - уже не стоит.
        - А сам как думаешь? - весело ощерился аспараи, показав пожелтевшие клыки с застрявшими между ними остатками плоти.
        - Думаю, нет, - пожав плечами, я сам же и ответил на свой вопрос. - Тебе нужны мои карты плюс то, что я сумел найти в залах испытаний. За этим ты здесь и сидишь - устраняешь возможных конкурентов, заодно усиливаясь за их счет. Хорошая тактика.
        Медведь весело рыкнул:
        - Какой догадливый! Может, будешь таким до самого конца и не станешь дергаться? А взамен я обещаю убить тебя совсем не больно.
        - Как его? - я указал на окровавленные ошметки - все, что осталось от человека-мотылька.
        - Слишком шустрым оказался, и не таким умным, - ответил зверолюд.
        - Поэтому ты его и съел? - уточнил я. Дыхательные упражнения и малый разминочный комплекс можно проводить почти незаметно для глаз, было бы время.
        - Мясо есть мясо, - пожал плечами аспараи, - и не важно, чем оно было до этого - летало или разговаривало. Чтобы восстановить свои силы, мне нужна была пища, и я взял ее там, где смог найти.
        Весь разговор он внимательно наблюдал за собеседником, изучая его. Еще там, в самом начале, он выделил человека среди остальных как самого опасного. И сейчас по-прежнему не чуял от него страха - спокойный, сосредоточенный, грядущий бой его совсем не беспокоил. Ну и кто же ты? Жаварух Медношкурый пытался понять, осмыслить своего врага. Родовая способность, дар прародителя, которым он щедро наделил своих потомков. Дыхание, запахи, голос, скорость движений, цвет глаз - чем больше ты следишь за врагом, тем больше его постигаешь, осознаешь, начиная понимать и предугадывать его мысли и поступки. Хорошо бы сейчас лизнуть капельку его крови или откусить кусочек плоти, они сказали бы о своем хозяине гораздо больше, чем звук голоса, запахи и моторика тела. Но даже то, что он уже смог осознать, ему не нравилось. Жесткий, быстрый, сильный. Впрочем, на представителя влиятельного Дома он, конечно, не тянул - Жаваруху доводилось их видеть. Да и не секрет, что Летуны бойцов на турнир выставлять не захотели, придержав даже своего главного поединщика, и послали весть по всему альянсу, что идущим на турнир поддержка
от Дома оказана не будет.
        Отчасти из-за этого он и рискнул. И теперь реализует свою удачу до конца. На тонком белом браслете горели два камня, значит, парочка участников из его группы еще жива. Один, правда, успел сгинуть где-то в залах испытаний, но ничего, Жаваруху хватит и двоих оставшихся. Он и так сумел взять немало: помимо браслета, показывавшего количество Игроков в зоне испытания, он нашел еще два тайника плюс получил карты с маасари. Проклятый летающий ублюдок оказался не так прост, их недолгая схватка лишила его последних активных карт, оставив лишь порядком истощенный доспех. Ну ничего, все, что ему нужно, это немного подождать, а он терпеливый. Дальше уж будет видно: сможет найти выход на следующем этаже, уберется отсюда, пытаясь сохранить то, что взял, нет - так поднимется выше, если Слепец не оставит. А там как Игра пойдет, чем демоны не шутят, глядишь, и заберется на самую вершину. Учитывая условия первого этапа, большая часть Игроков отсеется уже на нем. Со всеми этими испытаниями он вообще был удивлен, что так много соперников до сих пор живы.
        Мысли текли параллельно разговору, который ничего нового о враге ему не сообщил. Тот был словно гайенская мозаика с наложенными слоями реальности, менявшимися в зависимости от цвета освещения. Враг сложен и не постоянен. Тянуть больше нельзя. Отступать, ныряя в проход выхода, тоже не хочется - активные карты нужны, а противник, несмотря на свою потенциальную опасность, явно потрепан, вон, даже лицо все в крови… Жаварух еще только начал вставать на лапы, когда его соперник вскинул Активатор. ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ РАЗРЯД ударил в грудь, рассыпавшись сотнями искр и заставив тело трястись в судорогах. Доспех поглотил почти весь урон, но оставшейся части хватило, чтобы прошел остаточный эффект от заклинания. А человек уже рванул вперед, да настолько быстро, что медведь едва успел заметить, когда из браслетов на руках врага выстрелили клинки мечей и через миг последовала атака.
        Человек поднырнул вперед, с размаху нанеся удар, нацеленный в живот, и лишь потом осознал, что оружия, с помощью которого он собирался атаковать, уже нет. Оно рассыпалось на сотни искр, едва боец активировал его. Секундная заминка едва не стоила противнику жизни - взмах лапы почти сумел его достать, но в последний миг тот сумел вывернуться из под удара, и когти лишь пробороздили по спине, раздирая кожаную куртку, а враг кувырком ушел вперед и, не останавливаясь, продолжил увеличивать разделяющее их расстояние.
        - Быстрый, - Жаварух рассерженно рыкнул. Тело еще трясло от разрядов электричества, если б не это, он бы смог достать человека! Железная шкура, его доспех, отлично защищал от физических повреждений, но магические атаки держал плохо. Кто ж знал, что человечишка не только сумеет сохранить карты заклинаний в этой мясорубке, но еще и так не повезет с допэффектом? А между тем противник, оторвавшись от зверолюда, уже успел окутаться синими нитями доспеха, явно весьма мощного. «Видимо, золотой, - подумал медведь, начав сближение с врагом, - хорошая будет добыча!»
        Тем временем, в руке у человека возник арбалет, чтобы тут же исчезнуть, рассыпавшись серой пылью. Пользуясь моментом, Жаварух рванул вперед. Под мощными лапами, казалось, трясся сам пол. Это только с виду люди-медведи неторопливы и неуклюжи, но когда надо, они могут ускоряться не хуже атакующего ягуара. И вот уже лапы с огромной скоростью мелькают рядом с врагом, достаточно одного удара - и все будет кончено, его силы хватит сбить неприятеля с ног, а дальше в дело вступят клыки и когти. Но человек быстрый и скользкий, словно ртуть, он ловко вертится, уходя от атак. Лишь пару раз когти бессильно скользнули по телу, так и не сумев пробить вспыхнувший синим доспех.
        Но Жаваруха это лишь взбесило, и, гневно взревев, он принялся наносить удары еще быстрее. Красная пелена ярости начала наползать на глаза. Все равно человеку конец! В этой комнате действовал запрет на применение любого оружия. Заклятья, призванные существа - это доступно, но кто сумеет все это сберечь, пройдя через череду испытаний? По этой причине он и решил задержаться, устроив засаду на конкурентов возле точки выхода. Зачем ему оружие, когда есть когти и клыки? А у остальных их не было, с пародией же на механоида медведь драться не собирался. Поэтому он разыгрывал кровавое представление, позволив противнику принять себя за людоеда, готового ради насыщения жрать Игроков, и отвлекал внимание разговором, не давая возможности проверить Компас, чтобы увидеть этот запрет. Он не учел одного - что враг окажется настолько ловок и быстр. Скоростью рефлексов и движений тела он превосходил Жаваруха, и только поэтому слабая плоть еще не смята ударами его лап.
        Резкая боль в лапе заставила его содрогнуться всем телом, прекратив на время свои атаки. Человеку как-то удалось пробить его доспех, и поверх темной шерсти расползалось зеленое пятно едкой пузырящейся дряни, с шипением разъедавшей броню и плоть, скрытую под ней. А в руках у человечишки, отскочившего от него шагов на пять, появились два арбалетных болта, по одному в каждой руке. И внутри их тонких зеленых наконечников переливалась та самая кислота. Но откуда?! Аспараи яростно рыкнул, взмахом лапы стряхивая жгучие капли, и лишь теперь, запоздало вспомнил - оружием, что во второй раз призвал противник, был арбалет. А болты, это, видимо, боеприпасы к нему. Но ведь применять оружие здесь нельзя, тогда как?.. Через миг он запоздало сообразил: арбалетные болты - это ведь и в самом деле не оружие, а боеприпасы, так воспринимает их Игра. Значит, использовать их Игрок может, а то, что он собирается ими вместо кинжалов убить другого участника, - значения не имеет.
        Адская Игра и проклятые правила!!! Зверолюд не сводил глаз со своего врага, уже начиная жалеть, что ввязался в этот бой. Его соперник, ускоряясь, начал двигаться по кругу, явно подбирая момент для атаки, а учитывая его скорость и навыки… Человек явно не один цикл занимался с опытными учителями, наверняка поставившими ему не только технику ухода от ударов. И чему еще они успели его научить, Жаварух на себе испытывать не захотел. Железные объятья - скрытое свойство его доспеха, притягивающее к нему все живые объекты в радиусе пяти шагов. Человечишку сбило с ног и впечатало в аспараи, и тот с размаху нанес сокрушительный удар лапой, наконец почувствовав, как под его натиском дрогнула плоть. Но в следующий миг уже он сам содрогнулся от боли: противник, извернувшись, сумел воткнуть арбалетный болт ему в живот. Удар был такой силы, что снаряд, погасив доспех и пробив броню, по оперение ушел в плоть, и по внутренностям аспараи, разъедая уязвимые ткани, потекла кислота.
        Боль, а следом за ней ярость!!! Кровавая пелена заволокла взор. Дико ревя, он рухнул на своего врага, подмял под себя и вцепился клыками в руку, которой человек в последний миг успел прикрыть себе горло, а задними лапами принялся раздирать его тело. Правая лапа зажала руку Игрока, которой тот сумел нанести слабый удар болтом в шею, но тот не смог достичь плоти, и кислота растеклась по броне. Аспараи, яростно хрипя, давил и драл, уже почувствовав, как под его напором исчезает доспех и следом под удары когтей попадет слабая плоть. Его пасть с зажатой рукой уже плотно прижата к лицу Игрока, до последнего пытающегося бороться с разъяренным зверолюдом.
        Громкий гул, раздавшийся позади, и острая боль пронзила затылок Жаваруха, а следом часть головы буквально раскололась на куски, и, разбрызгивая в стороны кости и плоть, разлетелась по залу…
        Аспараи лежал неподвижно, из раскрытой пасти, все еще сжимавшей мою руку, на меня стекала густая горячая кровь. Я с трудом дышал, придавленный массивной тушей, когда меня потянули за плечи чьи-то руки. Обессиленный схваткой, я не сразу понял, что происходит. Рывки были слабенькие, словно меня тянул ребенок. Чуть, опомнившись, я принялся помогать. Сначала выдрал из зубов правую руку, затем левую, прижатую лапой аспараи, а потом начал отталкиваться ими от пола. Так дело пошло быстрее, несмотря на то, что правая рука, побывавшая в пасти, меня почти не слушалась. Пара минут борьбы, и я наконец выбрался из-под туши мертвого человека-медведя, сумев взглянуть в лицо моего спасителя. Та самая очеловечившаяся девчонка из пещеры с пауками.
        - Спасибо, - чуть переведя дыхание, произнес я, одновременно доставая из пояса пузырек с зельем лечения. На правую руку даже смотреть было больно, грудь, живот, ноги - все было покрыто ранами от когтей, пусть и не слишком глубокими. Хорошо, что мне все-таки удалось активировать свою способность каменной кожи, но надолго ее бы не хватило. Еще секунда или две, и вместо меня здесь лежала бы лишь горка окровавленного фарша.
        Девушка, сидевшая в паре шагов от меня и тяжело дышавшая, никак не отреагировала на мои слова. Она безучастно пялилась в сторону двери с выходом и лишь спустя некоторое время, когда я уже успел выпить второй флакон, с зельем регенерации, хрипло произнесла:
        - В расчете.
        Чуть подумав, я представился:
        - Рэн, - и протянул девушке руку.
        Та с удивлением посмотрела на нее, а затем, осторожно пожав, представилась в ответ:
        - Нола.
        - Еще раз спасибо, - поблагодарил я. - Без тебя меня бы тут сейчас сожрали.
        Нола на эти слова лишь пожала плечами:
        - Себя благодари. Я шла по твоим следам, точнее по аурным отпечаткам: я могу считывать с неживых предметов энергетику человека, если он касался их и прошло не слишком много времени.
        Эту способность в себе она открыла и развивала с помощью сфер, дарованных Владыкой, не слишком полезная в иное время, сейчас она буквально спасла ей жизнь. Выбравшись из пещеры, не зная, что делать, от безысходности она приняла решение брести по следам Игрока, надеясь, что тот сумеет проложить ей дорогу в череде испытаний, и не прогадала. А увидев его схватку с разъяренным аспараи, она, не раздумывая, потратила серебряную карту СИЛОВОЙ ТАРАН, единственную ее стоящую добычу за турнир, ни секунды не сомневаясь, что зверолюд, едва прикончив своего противника, примется за нее. Лишь мгновение, пока наводила заклинание, она размышляла, не нанести ли ей удар сразу по двоим. Но не стала, ведь ее тоже пожалели, дав шанс выжить. Ей оставалось лишь скорректировать импульс силового луча, чтобы не разнести на куски обоих.
        Только что делать дальше? Вот она у выхода, хотя и не надеялась вообще добраться сюда. Но что потом? И этот вопрос вселял в нее лишь отчаянье. Она даже на первом уровне турнира выжила лишь чудом, а что ее ждет на втором или третьем?! Ведь с каждым этапом все будет сложнее и намного опаснее.
        Тем временем спасенный ею Игрок, выпивший практически одновременно два больших флакона с зельями и наконец почувствовавший себя получше, снова обратился к Ноле, продолжившей безучастно сидеть рядом.
        - Что с этим? - и указал пальцем на мертвого аспараи.
        Трофеи, догадалась она. Раньше бы эти слова прозвучали песней для ее души, заставив зажмуриться от предвкушения в ожидании новых карт и возможностей, что они дают. А сейчас… она безразлично качнула головой.
        - Забирай себе. Мне они ни к чему.
        - Почему? - удивленно спросил Рэн. - Тут, по справедливости, как минимум половина карт - твоя доля, не считая всего остального.
        Нола впервые за весь разговор словно пробудилась от спячки и с интересом посмотрела на собеседника. В ее жизни впервые кто-то не бежит вприпрыжку к богатой добыче, особенно если есть шанс забрать себе сразу все, а говорит о справедливости. Но вспыхнувший было интерес почти сразу угас, смытый волной отчаянья и безысходности. Ей не хотелось ничего говорить, казалось, проще просто промолчать, проигнорировав слова Рэна, но все же…
        - Мертвецу карты ни к чему, - ответила она.
        - Все так плохо? - понимающе уточнил Игрок.
        - Да, - выдохнула Нола, и из нее словно вышибли пробку, до этого сдерживавшую все чувства. Слова вдруг потекли потоком, и вместе с ними по лицу побежали слезы: - Это тело для меня чужое, все чужое… Я даже толком ходить не могу, координация нарушена. Десятилетиями я оттачивала навыки на полигонах, привыкая управлять своим телом, а здесь все другое: моторика движений, рефлексы - мозг плохо это воспринимает, я постоянно путаюсь и забываю, что могу, а что нет. То пытаюсь прыгнуть вверх, то переключиться на тепловой режим, забываю, как уязвимо это, - и она с презрением ткнула в ногу, указав на сбитую до крови ступню. - А карты… у меня все они подобраны с учетом развития моего тела, дополняя и усиливая его. А сейчас что мне усиливать? Это?! - и она снова в ярости ударила саму себя. - Столько лет, столько затрат, и что мне теперь делать?!! - крикнула она.
        - Эй, - рука Рэна мягко легла ей на плечо. - Ты еще жива, - его голос неожиданно начал ее успокаивать, пролившись словно бальзам на саднящую рану. - Ты смогла выжить и добраться сюда, это уже немало. А самое главное, что там, - он пальцем указал на дверь выхода, - второй уровень пирамиды испытаний с возможностью покинуть турнир. Так что не хорони себя раньше времени. Может, тебе повезет, и следующая дверь, что ты откроешь, окажется выходом отсюда. И еще, - чуть подумав, он продолжил говорить, - предлагаю союз. Возможно, такое будет допустимо и там, - он кивнул на дверь выхода. - Я тебя атаковать не буду, если найду точку выхода, подскажу. Попытаемся взаимодействовать, это повысит наши шансы на выживание. Что скажешь?
        Рэн протянул Ноле раскрытую руку, и та, чуть подумав, осторожно пожала ее.
        - Спасибо, - шепнула она, чувствуя, что в душе зашевелился робкий лучик надежды.
        Тем временем ее новый знакомый, встав, подошел к убитому аспараи и еще раз спросил Нолу, указав на труп:
        - Не передумала?
        И та вновь отрицательно качнула головой:
        - Забирай, - после чего грустно улыбнулась: - Считай это моим вкладом в наш союз. Ты явно сможешь распорядиться всем этим лучше, чем я.
        Собрав добычу и сняв браслет из белоснежных камней с лапы зверолюда, Рэн, указав на выход, спросил:
        - Идем?
        Но Нола снова отрицательно мотнула головой:
        - Иди первый, я еще немного посижу здесь и отдохну.
        Ее гордость не позволяла ей показать собственную слабость, она не хотела, чтобы Игрок, заключивший с нею союз, увидел, как она, путаясь в ногах, будет ковылять к выходу и через каждые пять шагов останавливаться на отдых. И лишь дождавшись, когда Рэн скроется за дверью, с трудом поднялась и побрела к выходу, напоследок плюнув на мертвого аспараи. Людоедов презирали все - а она хорошо видела, что осталось от маасари.
        Глава 15. Покой нам только снится
        Странное чувство, как будто товарища оставил за спиной прикрывать отход. Ты уходишь, а он остается и смотрит тебе вслед, и оба понимаете, что уже больше не встретитесь, но зачем-то говорите ненужные слова про то, как увидитесь в Двойной Спирали, поднимите кубки с пенным… Не знаю, может, стоило взвалить ее на плечо и просто занести в эту проклятую дверь?
        «Это ее решение, Рэн, - шепнула Тайвари, - и мы должны уважать его. Она опытный Игрок, сознательно пришедший на турнир. Скорее всего, случившееся сильно выбило ее из колеи, но в любом случае с этим она должна справиться сама, тут мы ей помочь не сможем».
        На эти слова я ничего отвечать не стал, Тай права: сейчас выбор, что делать дальше, за Нолой, а мне в первую очередь нужно выжить самому.
        Ступени лестницы гулко вибрируют под ногами. Наконец я поднимаюсь к двери и, потянув за ручку, открываю выход с первого уровня пирамиды. За слабо светящейся, подрагивающей пеленой не видно, что ожидает меня дальше. Перед тем, как сделать шаг, оборачиваюсь назад и, встретившись взглядом с Нолой, вскидываю над головой зажатую в кулак руку - знак прощания и пожелание удачи. И получаю ответное напутствие. Кивнув, решительно шагаю в проход… Яркая вспышка света, бьющая по глазам, веселая музыка и… падающие сверху конфетти?
        - Поздравляю! - ко мне подбегает гремлин в высоком цилиндре и смокинге, осыпанном блестками. - Первый этап турнира для вас завершен. Что вы можете по этому поводу сказать? - наседает он и бесцеремонно сует мне под нос странную штуку, в которой с трудом опознается микрофон.
        На душе погано, тело после схватки болит, незажившие до конца раны от когтей зудят и тянут, как и переломы правой руки, побывавшей в пасти аспараи, да и ребра со спиной ноют, несмотря на выпитые зелья, а еще я жутко устал…
        Я смотрел на коротышку, весело улыбающегося мне, и боролся сразу с двумя желаниями: врезать по зеленной харе с размаху так, чтоб голова вместе с цилиндром улетела шагов на десять, или послать его в бездну и пойти к столу с едой и напитками, попытавшись хоть немного поесть и утолить жажду.
        - Я счастлив, - собравшись с силами, буркнул я, после чего, с трудом переставляя израненные ноги, пошел к большому дивану, стоявшему возле закусок.
        - Он счастлив! Вы слышали, дорогие друзья? - тем временем заверещал гремлин за моей спиной. - Это едва ли не лучшие слова, что мы слышали сегодня от выживших участников. Именно такими они и останутся навсегда в летописях этого турнира!
        После этих воодушевленных воплей ведущий пропал, а ко мне подбежал еще один гремлин, на этот раз в форме служителя арены.
        - Господин, располагайтесь и отдыхайте, - он указал на уставленный едой и напитками стол и на все сильнее манивший меня к себе диван. - Здесь у нас купальня, - служка открыл одну из дверей, которые я не заметил сразу, - тут вы можете помыться, смыть с себя грязь. А в этой комнате, - следующая дверь поманила просторной кроватью, - отдохнуть и восстановиться: в зоне отдыха действует повышенная регенерация организма, так что если вы ранены, рекомендую принять соответствующие эликсиры и не пренебрегать сном.
        - И как долго я смогу здесь находиться? - уточнил, оглядывая все это великолепие и решая, с чего начать, потому что мне хотелось всего. И есть, и пить, и спать. Но совсем не хотелось оказаться на втором этапе спящим или без одежды.
        - Как только последние Игроки поднимутся наверх или не смогут продолжить дальнейшее участие в турнире, начнется обратный отсчет до начала второго этапа. Поверьте, этот момент вы не пропустите, и время собраться у вас будет, - заверил меня гремлин.
        - Спасибо, - поблагодарил я, после чего поинтересовался: - А такие возможности для отдыха и восстановления смогут получить все Игроки, сумевшие подняться на второй уровень?
        Для меня это был совсем не праздный вопрос - я должен был понимать уровень физического состояния будущих противников. Это важно, особенно учитывая регенерационные комнаты.
        - О нет, - гремлин участливо покачал головой, явно поняв, к чему я это спросил. - Такие условия получают лишь лидеры своих пятерок, первыми прошедшие сквозь врата, вторым не достается ничего, кроме самой возможности продолжить борьбу.
        Что ж, вполне в духе нашего Владыки: победителям все, проигравшим - лишь горечь поражения. Что ж, Ноле снова не повезло, хотя, на ее счастье, она не ранена, а еда, вода, комфортный отдых - без них можно в крайнем случае и обойтись, тем более ее путь был намного короче моего.
        - Располагайтесь, - на прощанье сказал гремлин и, подойдя к стене, прошел в дверь, возникшую перед ним.
        Проводив его взглядом, я в первую очередь направился к купальне - хочу смыть с себя пот, кровь, грязь и все произошедшее на первом этапе. А главное - избавиться от запаха: не стоит забывать, что у некоторых рас обоняние намного лучше человеческого.
        Тщательно отскоблив не только свое тело, но и одежду, я с радостью обнаружил в комнатке небольшой ремкомплект - мои запасы всё также оставались в заблокированной части сумки. Поставив на хорошо послуживший костюм из кожи камузина заплатки и оставив подсыхать клей, я направился к столу с едой.
        Вазочки, плошечки, тарелочки - глаза разбегались ото всех этих кулинарных изысков. В другой раз я не преминул бы попробовать деликатесы с Аркаона или готовящиеся часами слоеные паштеты с тремя соусами от мастеров ножа и поварешки рееков, но сейчас я целенаправленно выбирал самые простые, сытные и привычные блюда. И хотя порции, на мой взгляд, могли бы быть и побольше, спасибо уже и за то, что есть.
        Пока организм восстанавливал потраченные силы, стоило заняться добычей, чтобы как можно больше времени оставить на сон. Сначала переместил трофейный сундук аспараи в свой, пряча там все неактивные карты, доставшиеся от человека-мотылька. Карты же самого медведя в моем сундуке оказались автоматически, еще при объединении наших Книг. Хорошо. А теперь можно изучить то, что в перспективе я смогу использовать. Заявленные на отборочный тур наборы аспараи и маасари смешались еще в Книге зверолюда, так что придется угадывать, кому и что принадлежало раньше. В первую очередь я решил оценить карты медвежонка.
        Золотая карта ЖАЖДУЩИЕ БИТВЫ, РАРУХ И РАРОГ, легендарная, позволяет призывать два парных топора с возможностью их объединения в большой двуручный молот. Едва заглянув в их свойства, я присвистнул от удивления. Остается лишь радоваться, что в точке выхода был введен запрет на оружие: против аспараи, вооруженного ими, у меня не было бы и шанса. И даже при поддержке Ужаса битв или Бореалиса мне пришлось бы туго. Одно свойство Рассечение чего стоит, когда каждый удар наносит удвоенный урон по броне противника, а если ее нет… Я даже покачал головой, представив, что станет с незащищенной плотью. Плюс свойство Проникающего удара, благодаря которому часть урона, игнорируя защиту, проходит по врагу. А еще Дар четырех стихий, когда по воле владельца Рарух и Рарог меняют свои свойства, и ты сам решаешь, силами какого элемента они будут обладать. Причем можно выбрать сразу две стихии - по одной на каждый топор.
        При объединении же оружия в двуручный молот меняются и его свойства: переход на дробящий урон, Усилениеудара, Объемный удар, накрывающий всех врагов на расстоянии десяти шагов. Открывается дополнительное свойство - Мощь короля циклопов, на время трансформирующее Игрока в это существо, причем размеры оружия меняются вместе с владельцем, становясь ему под стать.
        А если ко всему перечисленному добавить, что топоры способны ранить любые типы существ - духов, нежить, про обычных смертных даже говорить не буду, упомянуть кратные руны и камни усиления, еще до начала турнира вложенные в оружие аспараи… М-да, с такими топориками да при наличии надежной брони можно и на дракона выходить: смена облика - и со всей дури зарядить молотом промеж глаз! Я даже прицокнул языком от таких перспектив. У меня оставался лишь один вопрос, вернее, два: откуда у аспараи эта легендарная карта и кем, демон его дери, он был на самом деле?
        Следующая карта, Владельцем которой однозначно был человек-медведь, - серебряный доспех ЖЕЛЕЗНАЯ ШКУРА. Уникальный сборный комплект из пяти карт, высокие показатели защиты против физических атак, средняя защита от магического урона независимо от его типа и очень интересные свойства, которые по своему желанию раз в сутки мог активировать хозяин. Железная поступь - увеличение скорости владельца в два раза на полчаса. Железное здоровье - разовое ускорение регенерации и восстановление общих сил организма. Железные объятья - притяжение к себе всех живых объектов на расстоянии пяти шагов. Видимо, именно это свойство он и использовал против меня. Железный щит - усиление защитных свойств доспеха на десять минут. Железная воля - кратковременное повышение сопротивления воздействиям на разум. М-да, вещь! Хоть и серебряного ранга, но по дополнительным свойствам может поспорить с моим доспехом Хранителя океана.
        Второй серебряной картой оказалось заклятие УСИЛЕНИЯ ЧУВСТВ. Довольно странный выбор, хотя… Силы и выносливости у аспараи явно хватало за счет вложенных сфер, а вот слух, обоняние, зрение - все это почти в три раза улучшалось картой. Но все равно довольно спорное решение в озвученных условиях отборочного тура. Не понимаю, он же не разведчик или ассасин, незаметно подкрадывающийся к врагам. Может, тактика такая: засечь присутствие противника, найти его и нанести удар прежде, чем он заметит тебя? Допустимо, но это же не арена, по сути, пройдя весь этап, с соперниками ты можешь даже и не встретиться, а заметить магические ловушки и заложенные Владыкой сюрпризы обычные органы чувств не помогут…
        Дальше шли несколько обычных карт и пара заклинаний, видимо, найденных в тайниках - уж слишком странными они были, чтобы их сознательно выбрать для турнира. Серебряная карта ИГОЛЬЧАТЫХ ШАРОВ - два железных шара, управляемых Игроком с помощью Активатора, в нужный момент взрывались, выбрасывая из себя сотни острых металлических шипов, разлетавшихся на десятки шагов. Вторая карта оказалась ОБЖИГАЮЩЕЙ ЦЕПЬЮ, захватывающей и удерживающей цель, нанося ей при этом урон огнем. Область действия - до десяти шагов от заклинателя.
        Но все эти карты, к сожалению, были уже использованы. Из полезного, что я мог применить в дальнейшем, остались лишь флакон с большим зельем лечения и браслет из молочно-белых камней, на котором сейчас не горел ни один камень. Возможно, именно он являлся наградой мудреца, а может, был найден в тайнике или получен в ходе какого-то дополнительного испытания. Я внимательно прочитал его свойства, отраженные в карте: «Показывает количество Игроков, находящихся на одном уровне испытания с вами». Как интересно. Выходит, аспараи не так просто сидел и ждал, он точно знал, что еще как минимум парочка членов группы осталась жива. А я-то все голову ломал, пытаясь понять, с чего он решил, что вообще хоть кто-то придет: ведь мы с Нолой запросто могли погибнуть при прохождении комнат, и тогда бы его тактика окончилась лишь бессмысленной задержкой, во время которой другие участники обогнали б медведя на пути к вершине. А тут все оказалось довольно просто. Если подумать, браслет оказался весьма полезным приобретением: информация о примерном количестве возможных врагов - это уже много. Как говорит Шепчущий, даже
крохотное преимущество над противником при должной реализации может принести победу.
        Разобравшись с наследством аспараи, я перешел к картам человека-мотылька, ну, или условно отнесенным к ним.
        Золотая карта ОГНЕННОГО ЦИКЛОНА явно принадлежала маасари - мощное ударное заклинание, которое можно эффективно использовать на дальних и средних дистанциях. Но не вблизи: огненная воронка запросто может засосать и сжечь самого заклинателя. И, видимо, для его отката, - КОЛЕСО ОБНОВЛЕНИЯ среди обычных карт. Хотя не факт - аспараи также вполне мог взять его себе в колоду, например для отката своего доспеха. Сложно сказать, забавная угадайка.
        А вот МЕДАЛЬОН ДУХА-ПОМОЩНИКА серебряного ранга почти наверняка был выбран для турнира именно человеком-мотыльком. Кстати, карта является носимой частью комплекта Повелителя зверей, о котором я раньше даже и не слышал. Медальон позволяет призвать духа в виде ворона, рыси, змеи или волка, полностью подчиняющегося воле владельца и способного передавать все увиденное и услышанное им, а при необходимости - поддержать хозяина атакой. Кстати, формы, которые может применять дух, можно изменять. Интересно, такой универсальный разведчик-боец. В отличие от моего Духа-пустотника, Помощника можно обнаружить обычными поисковыми картами и при некоторых условиях даже увидеть невооруженным глазом, но зато он может поддержать в бою.
        Второй серебряной картой оказался МЕХАНИЧЕСКИЙ РЫЦАРЬ - паукообразной формы механоид с золотисто-желтым цветом тела, слегка напоминающий вставшего на задние лапки муравья: четыре ноги, две руки, в которых он сжимал копье и щит, в качестве дополнительного оружия - два меча за спиной. На голове вытянутый вверх шлем с узкими прорезями для глаз. Хорошая защита от физических и ментальных атак. Плюс два вложенных усиления: Элементарный щит и Острота, улучшающая оружие механоида.
        Из обычных карт определить однозначно, что кому принадлежало, сложно. В принципе, любую из них мог взять и аспараи, и человек-мотылек. Огненные стрелы, Кислотные плевки, пара карт призыва - главное, ничего из этого использовать я сейчас не могу, так как они уже потрачены. Одна надежда, что удастся как-то их откатить для участия во втором этапе или, может, получится набрать новых из своей Книги или сундука с трофеями. Жаль, что я не могу посмотреть, что там, - я проверил и по прежнему увидел лишь череду скрытых серой дымкой прямоугольников. Так что, скорее всего, мой арсенал останется ограничен лишь собственными запасами.
        Кстати, любопытно, а что использовал маасари в качестве доспеха? Или этот поганец им пренебрег? Непонятно, и, что интересно, я не нашел у него ничего, улучшающего возможности тела. Может, карта Усиления чувств была его, а механоид мне достался от аспараи? Чего-то я все-таки не улавливаю, как будто в цельной картине мозаики не хватает пары кусочков, и, к сожалению, они утрачены навсегда. Да и в бездну их! Нужно выспаться и подлечиться, пока еще действует эффект от зелья регенерации.
        Спустя пять часов…
        Удар гонга раздался, казалось, прямо надо мной, а стоило продрать глаза и отодрать голову от подушки, рядом возникла довольная физиономия распорядителя Арены.
        - Отсчет до начала следующего этапа начался, последние из участников отборочного тура поднялись наверх, и я должен объявить правила второй стадии турнира. Но сделаю это чуть позже, а сначала сообщу, что каждое ваше действие на первом этапе соревнования отслеживалось и оценивалось, и за поступки, совершенные вами, были начислены баллы, на основе которых вы и сможете выбирать карты для второго раунда испытаний. Сейчас в ваших Книгах появится перечень, за что и в каком размере начислялись очки…
        Я без промедления призвал свой атрибут и увидел активный раздел сообщений. Открыв его, обнаружил послание, отмеченное символом Арены. Гремлин терпеливо молчал, явно ожидая, когда Игроки откроют свои Книги. Разворачиваю послание и вижу небольшой список:
        «Прохождение комнаты испытания красного уровня - 10 баллов*.
        Прохождение комнаты желтого ранга - 1 балл*.
        Уничтожение стража прохода - 20 баллов.
        Нахождение тайников или получение призов Владыки - 5 баллов.
        Убийство других участников турнира - 50 баллов.
        Выход первым в своей пятерке во второй этап турнира - 100 баллов».
        И снизу крохотная сноска: «*Оценка за комнаты испытаний, уже пройденные другими участниками, снижается вдвое».
        Еще раз глянув на список, невольно покачал головой. М-да, остается радоваться, что об этом правиле я узнал только после завершения первого этапа, иначе бы точно Нолу устранил, а перед выходом меня б аспараи встретил, и исход нашего боя мог бы быть совсем другим. Даже та серьезная карта, что девушка применила в конце нашей схватки, вряд ли б дала мне решающее преимущество. Ведь она сработала так эффективно лишь потому, что доспех с противника мною уже был сбит: заклинание-то явно было из тех, что наносят физический урон, а от такого воздействия Железная шкура защищает неплохо.
        Поэтому об упущенной выгоде я совсем не жалел, тем более что заработанных баллов и так выходило немало: 110 очков за прохождение залов с испытаниями, пусть в трех красных я и оказался вторым, 50 за крысолюда и 100 за то, что первым в своей пятерке смог завершить первый этап, 45 баллов за тайники, сферы и кубок. Интересно, а големов, что охраняли врата в комнате с падающими камнями, к стражам прохода можно отнести? Спорно, в отличие от хищного дерева, королевы пауков, тролля и твари, похожей на носорога, из каменных големов сферы не выпадали. Тогда за стражей - 80 баллов. В сумме по моим прикидкам получается 395 очков.
        Я еще размышлял, когда гремлин, выждав время, снова заговорил:
        - Вторым этапом турнира является испытание духа. Все участники будут рассеяны по элементарным планам - местам средоточия могущества стихий и основополагающих элементов вселенной. Стихии: Огонь, Вода, - по мере слов над головой распорядителя загорались символы этих элементов, - Земля, Воздух. И основы: Свет, Тьма и Хаос. Всего будет семь зон с соответствующими комнатами испытаний. В каждой из комнат одного плана будут преобладать силы, относящиеся к этому элементу мироздания. Чтобы покинуть второй этап соревнования и перейти на третий, вам необходимо пройти не менее четырех локаций разного элементарного порядка. Временных ограничений больше нет, вы можете самостоятельно выстраивать свою стратегию по прохождению турнира. Сами решать для себя, что лучше: быстрее подняться наверх, стремясь опередить соперников, или наоборот - внимательно изучить каждую из комнат в поисках Даров Владыки, охотясь на врагов или сражаясь со стражами комнат с тем, чтобы заработать как можно больше баллов для следующего этапа. Но учтите…
        Распорядитель сделал интригующую паузу, хитро прищурился и поднял палец кверху:
        - На втором этапе имеются определенные ограничения: если в какой-либо из комнат окажутся сразу два Игрока, они обязаны вступить в поединок согласно правилам, действующим в этой комнате. Кроме того, участники вправе отказаться от дальнейшего прохождения и покинуть турнир, найдя соответствующую комнату с дверью-выходом и заплатив за право открыть ее 250 баллов, после чего та станет недоступна для всех остальных. На втором уровне пирамиды таких дверей всего четыре.
        Гремлин обвел всю видимую только ему аудиторию многозначительным взглядом, а потом скучающим тоном продолжил:
        - Напоминаю, что все неиспользованные вами карты с первого этапа переходят на этот и останутся активными и на нем. Это правило неизменно и будет действовать на всех последующих уровнях. Ограничений на выбор карт и их количество больше нет: вы можете самостоятельно формировать вашу активную колоду на этот этап турнира, но все ваши заблокированные на отборочном туре карты уходят в откат, а трофейные остаются в сундуках, если они у вас есть. И помните: все ваши действия также будут оцениваться и в будущем.
        Книга засветилась, и в списке добавились новые пункты:
        «Первому прошедшему второй этап турнира - 1000 баллов.
        За каждую пройденную элементарную зону - 100 баллов.
        За прохождение всех семи элементарных зон дополнительная награда - 400 баллов.
        За каждое действующее малое проклятье, оставшееся на Игроке после завершения второго этапа турнира - штраф 25 баллов.
        За каждое действующее малое благословение - награда 25 баллов».
        И снова небольшое примечание внизу: «Начисление баллов за действия Игрока в отборочном туре применимы и ко всем последующим этапам турнира».
        Так, понятно. А следом возник и новый перечень, похожий на каталог магазина.
        «Турнирныекристаллы перезарядки и активации карт: обычные - 10 баллов, серебряные - 25, золотые - 50.
        Карты подсказки: обычные - 40 баллов, серебряные - 100, золотые (вроде той, что я сумел вынести с первого этапа) - 250». Хорошо, что я ее тогда не активировал, как чуял, что нужно придержать.
        Так же в продаже имелись продуктовые пайки, фляги с водой, различное снаряжение. Даже палатки и спальные мешки. Слабо представляю, кем надо быть, чтобы во время великого турнира улечься спать. В прочем, это все не важно, хотя о пище и запасах воды позаботиться стоит: обильные угощения со стола, бутылки и кувшины с напитками - это все я переправил к себе в сумку. Пригодятся. Как я понимаю, это еще один дополнительный бонус для победителя. Кстати, надо проверить руку. Я несколько раз поводил ею из стороны в сторону, подвигал ладонью, сжал кулак, прислушиваясь к себе, но не почувствовал даже отзвуков боли - видимо, усиление регенерации в комнате запредельное, раз такой эффект всего лишь от обычного зелья.
        Пока я изучал новые списки, рожа гремлина благополучно пропала, а вместо нее возник циферблат с бегущей стрелкой - нам отвели на принятие решения и выбор стратегии три часа. Что ж, будем думать. А заодно надо впрок поесть и напиться - выспался я на удивление неплохо и чувствовал себя вполне отдохнувшим.
        Одновременно с обратным отсчетом в Книге возникло новое сообщение - список с количеством заработанных мною баллов и подробным указанием, за что они были начислены. И итог оказался несколько больше, чем я рассчитывал. Оказывается, помимо убийства стражей и прохождения испытаний, оценивались и победы над некоторыми обычными врагами в залах испытаний. Например, каменные стражи, охранявшие тайник у источника, принесли мне дополнительные восемь баллов. А големы, уничтожение которых открывало новые врата, стоили вдвоем всего четыре. Но, учитывая, скольких тварей я был вынужден перебить, пока блуждал по комнатам, получил в итоге 26 баллов сверху. Считай, дополнительную серебряную карту.
        Награда за быстрое прохождение манила, тысяча баллов - это много. На них можно взять двадцать золотых карт или кучу серебряных, и тот, кто сумеет этот приз получить, станет силен и крайне опасен. Уверен, что эту награду захотят получить многие. А вот надо ли это мне, тут стоит подумать. Ведь это всего второй этап, будет и третий, и четвертый, а на вершину нужно не только подняться, самое главное - удержаться на ней. И тут все совсем не очевидно…
        Я еще раз взглянул на сияющую золотом карту-подсказку, что позволяла находить тайники и скрытые проходы на протяжении всего уровня. За каждую пройденную зону награда сто баллов, а если их зачистить и всё внимательно прочесать в поисках того, что скрыто от глаз остальных? Семь зон плюс награда за посещение всех в итоге принесут мне лишь на триста баллов меньше того, что получит прошедший уровень первым. А им еще надо суметь стать при таком количестве желающих и весомой роли везения… Временных рамок больше нет, спешить не обязательно. Создать себе преимущество сейчас, чтобы потом, реализовав его, рвануть наверх, разблокировав не только свои карты, но и получив в дополнение те, что я смогу найти в тайниках? А еще скрытые проходы: если заявлено, что они есть, то они точно будут. Мне крайне интересно узнать, куда они ведут, но за весь первый этап я не смог найти ни одного, несмотря на активированный Астральный взгляд.
        «Тай, что скажешь?» - спросил я у своей помощницы.
        «Спорно, - чуть подумав, ответила та. - Ты можешь слишком сильно отстать от лидеров гонки и в итоге так и не успеть реализовать свое преимущество в картах. Но с другой стороны, такая тактика вполне допустима. Следующий этап будет проверкой разума. Думаю, благодаря мне мы сможем достаточно быстро его преодолеть, а вот дальше… Удержаться на вершине будет очень непросто. Согласно книге Змей, на прошлом аналогичном турнире отсчет до окончания состязаний всякий начинался заново, стоило новому претенденту добраться до финальной зоны. Длинная череда боев с отчаянно рвущимися наверх Игроками, отчетливо понимающими, что их ждет победа или смерть, и в этой схватке выиграет тот, у кого окажется больший запас сил и карт».
        Тай на некоторое время замолчала, обдумывая мое предложение. И наконец вынесла вердикт:
        «Думаю, твой план вполне рабочий, нам главное не терять темп и постараться не допустить слишком большой разрыв между нами и лидерами гонки. Тщательно проверять каждую из комнат не стоит, нас больше интересуют не новые карты, а баллы, что мы сможем получить. Хотя, должна отметить, что карты-подсказки очень полезны и могут помочь нам как ускорить продвижение, так и заполучить дополнительные награды Владыки».
        Что ж, хорошо. Я довольно кивнул, принимая решение. Теперь остается собрать карты для его реализации с учетом того, что я могу встретить.
        После долгих размышлений и нехитрых подсчетов, я поочередно начал откатывать карты, выбранные мной для этой части турнира. Первой стал ДОСПЕХ ЧЕТЫРЕХ СТИХИЙ - мне была необходима защита, что он давал от элементарных атак, плюс неплохая защита от физических угроз. Он станет одинаково полезен как в сражениях с Игроками, так и при прохождении элементарных зон. В пару к нему для планов Света, Тьмы и Хаоса я выбрал АУРУ УБИЙЦЫ МАГОВ. Щит действует сутки, полностью поглощая магический урон, правда, мощность заряда у него всего лишь средняя, и очень надолго его, наверное, не хватит. Третьей картой стал БОРЕАЛИС - могучий дух обладает хорошим набором магических атак, плюс невосприимчив к угрозам на физическом уровне и любым воздействиям на разум, к тому же он сможет восполнить свои силы на планах Тьмы и Воздуха. Конечно, придется его жестко контролировать в зонах Света и Огня, ну что ж, на этот риск стоит пойти.
        А вот над четвертой картой я думал больше всего, и ей оказались парные топоры РАРОХ И РАРОК, еще наверняка не забывшие тепло лап прежнего владельца. Ну что ж, теперь им придется привыкать к моим рукам. И все из-за их свойств с выбором типа урона, плюс атаки, наносящие урон любым видам существ - от духов до смертных. Да и усиления, вложенные в них аспараи, действуют до сих пор. Сразу три руны, объединенных в единое слово «инг», позволяют активировать Священную ярость, камня прочности должно хватить на весь второй этап, а в камне управления весом осталось четыре применения по десять минут.
        Дальше было чуть проще: УЖАС БИТВ может надежно прикрыть вблизи, хорошая защита плюс огненный щит, вместе с Бореалисом получалась эффективная связка с ближними и дальними атаками. Следующими я выбрал дваКОЛЕСА ОБНОВЛЕНИЯ - обычное и серебряное, уже десять раз за турнир пожалев, что в свое время потратил усиление, повысив его ранг. В дополнение к ним я взял МЕДАЛЬОН ДУХА-ПОМОЩНИКА, привет от погибшего маасари, с его помощью я получу универсального разведчика-поддержку.
        Основные потребности закрыл, теперь нужно распределить оставшиеся 111 баллов, запас немалый.
        «БериСТРЕКОЗУ, - шепнула Тайвари. - Она придаст тебе необходимую скорость и мобильность, плюс позволит избежать большого количества угроз, находящихся на земле. Летающие ездовые существа крайне редки, и у обычных Игроков их мало кто будет ожидать, что создаст тебе возможность для внезапной атаки или отступления».
        Хороший выбор, отлично подходящий под нашу стратегию. Еще во время тренировочных боев я оценил способности Шестикрылки: с ней бы я преодолел большинство зон испытаний, даже не заметив их угроз. Пески боли, Парящие бревна - наплевать, если всю эту пакость ты можешь преодолеть просто перелетев.
        А потом пришлось поломать голову, выбирая между Пирамидой поглощения, Хаотичным порталом и Зельем полного очищения. С одной стороны, дополнительная защита никогда не бывает лишней, особенно если она способна усилить твой основной доспех, с другой - возможность гарантированно сбежать, уйдя из-под вражеского удара например, если, конечно, успеешь применить карту, с третьей - очищение от проклятий, с которыми я наверняка столкнусь при прохождении второго этапа, что вдобавок еще и принесет мне дополнительные баллы…
        Долго сомневаясь, в конце концов плюнул на все и решил доверить свой выбор Слепцу. Достал завалявшийся в кармане небольшой кубик с выбитыми на нем цифрами. Подброшенный вверх, он остановился на девяти. Значит, ПИРАМИДА ПОГЛОЩЕНИЯ. Девятка - крайняя цифра диапазона, назначенная мною для этой карты. А на последние три десятка баллов я набрал карты боеприпасов - огненные, кислотные и ледяные. После прошлого этапа у меня сохранилось всего два болта, и это при том, что я их старательно экономил, так что на этот раз решил запастись получше. К сожалению, трюк с заполнением колчана обычными покупными болтами, что я провернул в начале турнира, теперь повторить не получилось - они всё так же заблокированы, как и остальное изначальное содержимое сумки.
        Оставшиеся после всех закупок шесть баллов пойдут на развод для следующего этапа турнира. Надеюсь, мне они еще пригодятся.
        Я еще раз осмотрел выбранные мною карты. А не слишком-то многое для меня и изменилось по сравнению с первым этапом! Разве что добавились топоры - грозное, пусть и не совсем типичное для меня оружие, все-таки я больше привычен к мечам, и Бореалис с Ужасом битв в качестве усиления. А так все то же самое: арбалет, доспех, флаконы с зельями и ездовой зверь. Да карта-подсказка, которую я готов активировать сразу, едва начнется второй этап турнира. Ну что ж, время покажет, насколько верный я сделал выбор.
        Глава 16. Храм Глубинных Вод
        Темно, холодно, ноги вязнут в песке - это первое, что я ощущаю после перехода. А еще видимость отвратительная: в воздухе висит густая серая взвесь, и даже когда глаза привыкают к полумраку, разглядеть что-либо дальше пары шагов не получается. Пустыня - это первая мысль, пришедшая в голову. Нагнувшись, потрогал песок. Тяжелый, влажный. Я даже заметил несколько крупных ракушек и налипшие на одной из них водоросли.
        Проверка Компаса: на первом этапе названия комнат порой служили неплохими подсказками, позволяя хоть примерно понять, с чем на этот раз можно столкнуться. Пусто, виден лишь крохотный пятачок разведанного пространства, а в обозначении комнаты горит вопросительный знак. Что ж, в принципе, ожидаемо. Видимо, на данном этапе пройденные испытания мы можем обозначать сами как хотим, если, конечно, сумеем в них выжить. Ладно, это не самое важное, сейчас понять бы, в какую из зон меня занесло. Судя по ракушкам, мокрому песку и влажному воздуху, это больше всего похоже на берег моря. Водная зона? Для меня это неплохой вариант, щит от магии тут можно не использовать, доспех справится и без него. Хорошо бы еще, чтобы элементарные зоны шли по порядку…
        Ладно, общие размышления потом, в первую очередь нужно позаботиться о безопасности, после чего приступить к реализации своего плана. Карты были заряжены в Активатор еще в комнате отдыха, поэтому я использовал их сразу же. Протяжно завывая, возник БОРЕАЛИС, следом появился УЖАС БИТВ, мое тело привычно охватил ДОСПЕХ ЧЕТЫРЕХ СТИХИЙ, а на шее повис МЕДАЛЬОН ДУХА-ПОМОЩНИКА. Шестикрылку призывать пока не стал: ненадолго выпущенный из амулета ворон показал, что серая мокрая хмарь поднималась высоко вверх, исключая для меня возможность перемещаться по воздуху. Об этой особенности Стрекозы Шепчущий предупредил еще во время тренировочных боев: высокий жар, влага, холод снижали эластичность ее крыльев, делая их рыхлыми или ломкими, что мешало полету, а если долго передвигаться в таких условиях, то крылья могут вовсе не выдержать, подломиться и Стрекоза рухнет вниз вместе со всадником. Именно из-за этого владыки и полководцы ее не слишком жаловали: быстрый, маневренный, но не особенно надежный транспорт. Кроме того, в этой серой взвеси я просто не смогу ничего разглядеть и, паря сверху, точку выхода буду
искать целую вечность.
        Мысли не мешали мне вести подготовку. Пучок ОГНЕННЫХ БОЛТОВ отправился в колчан - если я угадал с типом зоны, здесь они будут наиболее актуальны. Следом возникла ПИРАМИДА ПОГЛОЩЕНИЯ и, тихо гудя, начала кружить вокруг. Арбалет взведен, зелья с лечением и регенерацией ждут своего часа на поясе, искренне надеюсь, что они его так и не покинут, но на этот счет у меня есть большие сомнения. Последней окутала меня золотистой вспышкой карта-подсказка, наделяя ЧУТЬЕМ КЛАДОИСКАТЕЛЯ. Я огляделся по сторонам, прислушиваясь к себе: кажется, ничего не изменилось. Может, в этой локации никаких даров и нет? Затем, чуть подумав, вновь активировал Компас. А вот здесь-то изменения произошли: на карте возник желтоватый значок, похожий на лестницу, ведущую вниз. Скрытый переход? Скорее всего, решил я, пару секунд рассматривая символ: обычно они обозначаются туманной спиралью, но чем-то иным это сложно назвать. Что ж, весьма скоро узнаем, куда он ведет. В любом случае, пора выдвигаться. Призвав топоры и закинув в Активатор на освободившиеся места последние карты из Книги, отправил своих защитников вперед.
        Шаг, еще шаг - я осторожно продвигаюсь к цели, рядом парит Ужас битв, получивший приказ охранять меня, прикрывая от возможных угроз. Чуть впереди летит Бореалис: своенравному и драчливому духу весьма сложно навредить, обычным оружием его даже задеть не получится, вот и пускай выполняет роль передового отряда, а в случае чего он сможет быстро переместиться к нам в тыл.
        С первым обитателем этого места мы успели познакомиться, не пройдя и сотни шагов: морской песок, потревоженный моими шагами, вздыбился небольшим бугорком, и оттуда буквально выпрыгнуло нечто маленькое и черное, отдаленно похожее на пиявку. Взмах топора, и рассеченное пополам тело, ярко вспыхнув, рухнуло на песок. Вот и опробовал в деле. Я еще раз прокрутил в руках подстроившиеся под меня топорики, выполнив несколько пробных связок. Удобно. Хороший баланс, хваткие рукояти с оплеткой, не позволяющей руке скользить при ударе, небольшие, изогнутые полумесяцем лезвия. Мне, конечно, еще придется привыкать к ним, но это того стоит. На лезвиях горят руны огня и воздуха, активированные мною легкими прикосновениями в самом начале. Думаю, это будет наиболее верный выбор для этого места.
        Мы двинулись дальше. Я продолжал крутить топоры в руках, чтобы хоть немного привыкнуть к своему новому оружию, когда Бореалис угрожающе завыл и выпустил сразу несколько льдин в начавший сгущаться вокруг нас туман. Даже понять не успел, когда это произошло, но серая взвесь внезапно стала настолько плотной, что я перестал видеть хоть что-то уже на расстоянии вытянутой руки, лишь слышал гул полярного духа, явно вступившего с кем-то в схватку, а следом вспыхнул и огненный щит Ужаса битв, явно принявший на себя чей-то удар, и в тот же самый миг атаковали и меня. Я скорее почувствовал, чем увидел, как нечто вынырнуло из окружающей мглы и попыталось меня схватить. С полуразворота врезал в ответ топором и отпрыгнул назад, почти сразу же нанеся следующий удар, рассекший нечто, старающееся ухватить меня за ногу. Прыжок в сторону, уклонение от удара, чуть не попавшего мне по голове, и тут же следует новая атака. Удар, отход. «Демоны ада, да нас же разделяют!» - внезапно сообразил я, уворачиваясь от очередного выпада, и полоснул в ответ топором, подсветив огненной вспышкой затопивший все туман. Наконец
удалось различить, что же меня атакует: возле моих ног, корчась, упал кусок грязно-розового щупальца с небольшим присосками.
        Спрут? Но они же, вроде, живут в воде, а не путешествуют по суше? Слышу где-то впереди гул Бореалиса, устремляюсь туда, но меня вновь атакуют сразу несколько щупалец, хлещут наотмашь, выныривая из тумана с разных сторон, а затем противник преподносит новый сюрприз - тяжелая струя густой желтой слизи обдает с головы до ног и, быстро застывая, начинает сковывать мои движения. Не ожидая ничего подобного, на секунду замер и тут же поплатился за это - мощный удар сбил меня с ног, отбросив назад. Я еще только вставал, когда вновь услышал разъяренный гул Бореалиса и мимо меня пролетел целый столб молочно-белого дыма, казалось, на миг утонувшего в тумане, но затем тот начал редеть, опадая крупинками льда, и я, наконец, смог рассмотреть того, с кем мы все это время сражались.
        Здоровенная туша, и вправду слегка походила на осьминога, но размером с крупного слона, со всех сторон извивались десятки длинных грязно-розовых щупалец с присосками, а из крохотных отверстий на теле сочился сероватый дым, застилавший нам обзор. Два больших желтых глаза в центре туловища-головы, расположенная чуть ниже пасть-воронка, из которой в Бореалиса через секунду полетела струя вязкой жидкости, похожей на ту, что облила меня. Но в этот раз, не сумев причинить вреда, она разлетелась в стороны, отброшенная потоками воздуха и льда, вращавшимися вокруг полярного духа. Тот, глухо заворчав, послал противнику ответ: сразу десяток сосулек сгустились вокруг него, чтобы через пару мгновений улететь вперед. Часть из них, не сумев проткнуть кожу и ледяную корку на ней, безобидно разлетелись на куски, но парочка ударила хорошо, уйдя глубоко в желтый глаз, тут же лопнувший от удара. Чудовище, взревев, забилось от боли, разламывая слой льда, покрывавший его тело.
        «Атакуй!» - приказ голему, подлетевшему ко мне сразу, как только сумел отыскать. Верный слуга выполнял последнюю полученную им команду, пытаясь меня охранять, но сейчас важнее, чтобы он вступил в схватку. Цепь с басовитым гулом, раскрутившись, улетает вперед, глубоко вонзаясь крюком в плотную кожу. Рывок, Ужас битв дергает оружие на себя, и бьющийся от боли спрут-дымовик, потеряв равновесие, падает на песок, а мой голем, не теряя времени, летит вперед к врагу. Щупальца хлещут по нему, заставляя постоянно вспыхивать щит, но оживленные доспехи это не останавливает. Удары меча отрубают большие куски плоти, части щупалец падают на песок, а меч продолжает взлетать и опускаться, укорачивая тянущиеся к нему конечности. Под конец Ужас, словно герой из мифов, и вовсе оказался полностью облеплен ими. Казалось, что его сейчас сомнут и сокрушат.
        Но тут вмешался Бореалис, все это время копивший силы: вращающиеся полумесяцы ледяных клинков по моей команде срываются в полет и, со свистом рассекая воздух, срубают часть щупалец, опутавших голема. Опав, они сползают с парящих доспехов словно перезревшая кожура, и Ужас, стряхнув их, тут же добирается до головы моллюска и начинает методично кромсать уже ее. Спрут-дымовик еще сильнее дергается под ударами меча, оставшимися щупальцами скребя о песок в безнадежной попытке отползти… Последний удар буквально рассекает противника пополам, и тварь, наконец, подыхает. Щупальца еще беспорядочно дергаются, но единственный оставшийся глаз гаснет. Всегда видно, когда жизнь покидает тело.
        Сероватая дымка, кстати, все еще продолжает сочиться из отверстий. На теле, позади головы, виднеется нечто похожее на раздутый мешок, видимо, эта пакость поступает оттуда, как чернила у осьминогов, живущих в воде. Еще раз пнув, скорее от боевого запала, чем по необходимости, мертвое тело спрута, я призвал Компас, сверив направление. «Выдвигаемся», - короткая команда. Бореалис по-прежнему летит чуть впереди, Ужас битв рядом, а поверху я отправил разведчика-ворона. Крылья этого помощника не столь чувствительны к влаге, да и его потеря не так критична для меня, как в случае со Стрекозой.
        Нет, это не берег моря. Я еще раз оглядел ветхое перевернутое суденышко с большой дырой в боку. Это, скорее всего, дно и совсем недавно над этим местом плескались волны. Просто море внезапно высохло, ну или взмыло вверх густым туманом, позволив нам прогуляться по его ложу. Чем-либо иным все встреченное мной объяснить сложно. Еще раз глянул в сторону полусгнившего суденышка, густо облепленного водорослями и тиной. Мелькнула мысль, может осмотреть? Да в бездну! Вряд ли я смогу найти там хоть что-то ценное.
        Еще не успел я отдать команду двигаться дальше, как нас снова атаковали: здоровенные мокрицы потоком рванули сквозь дыру в боку лодки. Склизкие гады размером с мою ладонь расплескались, словно кто-то выдернул пробку из шампанского, только вместо вина был поток насекомых. «Бореалис, атакуй!» - скомандовал я, отступая чуть назад. После мгновенно сгустившегося в прошлом бою тумана тактику передвижения пришлось изменить, сгруппировав двух своих бойцов вокруг себя для лучшего контроля. Полярный дух радостно заворчал, а следом выпустил белоснежную струю, замораживающую все, чего она касалась. Дыхание стужи пронеслось по насекомым, а следом ударило по кораблику, видимо служившему им гнездом, и ветхое суденышко спустя пару секунд обернулось в ледяную глыбу. Несколько десятков существ, сумевших избежать превращения в куски льда, продолжили атаковать, так что пришлось немного поработать топорами.
        Легкий взмах, доворот кистью, и мокрица разлетается на две половинки. Новый удар встречает еще одну в воздухе, а рядом взмах цепи бьет по земле, накрывая сразу с полдюжины тварей - Ужас битв также не остается в стороне, охраняя меня. Я почти не двигаюсь с места, лишь слегка поворачивая корпус - моему доспеху укусы мелких тварей не опасны, работаю топорами, экономя запас стрел, заодно привыкая к новому для меня оружию. Хотя, если умеешь сражаться, то абсолютно не важно, какое именно оружие у тебя в руках. Ты сможешь подстроить его под свою технику боя или изменить свой стиль под оружие. Дятел бьет по стволу: быстрые короткие удары, работают в основном кисти рук, лезвия топоров легко рассекают панцири насекомых, разбрасывая вокруг меня куски тел. Новый взмах цепи добивает оставшихся мокриц, решивших не повторять участь своих собратьев и убежать. Интересно, а за этих мелких тварей, я пнул дохлое насекомое, мне будут начислены баллы? Если хотя бы по одному, то сейчас я как минимум пару сотен заработал, с учетом тех, что заморозил Бореалис вместе с кораблем.
        И снова движение вперед. Единственным ориентиром в этом месте служила отметка на моем Компасе, больше не было видно ничего. Кажется, главная задача этого испытания состоит в том, чтобы найти способ отсюда убраться, ухитрившись не погибнуть в процессе. Открыв Компас по пути, я добавил новую пометку, нарисовав снежинку на месте обледеневшего корабля. Будет хоть какой-то ориентир, если придется и дальше блуждать в поисках точки выхода. Таких меток я уже успел сделать немало: скелетик, отдаленно напоминающий рыбий, обозначал здоровенного кита, что гнил на песке, густо облепленный всевозможными паразитами, черточка с огоньком наверху - маяк, не понятно кому светивший на дне моря, а у его подножия были плотно навалены скелеты кого-то похожего на людей. Близко к этому месту я подходить не стал, и уж тем более лезть в сам маяк. В бездну все! Я пришел сюда не для того, чтобы разгадывать тайны этого места, мне лишь нужно найти выход отсюда, по пути заглянув туда, где Смеющийся Господин разместил скрытый переход: надо хотя бы в общих чертах понять, что это такое и чего от них стоит ждать.
        Еще с полсотни шагов, и я замечаю нечто странное: под ногами захрустели кости мелких рыб, песок, по которому я иду, ими просто усеян. И чем дальше, тем их становится больше. Продвигаюсь вперед медленно и осторожно. Останки становятся все крупнее, сотни белоснежных скелетов разных форм и размеров покрывают собой все видимое пространство в несколько слоев. Еще пара шагов, и я вижу среди костей череп, а потом различаю и весь скелет. Существо явно было разумно и относилось к тем, кого в Радуге миров принято называть «людьми»: слегка приплюснутый лоб, широкие скулы, шесть пальцев на руках, а рядом с телом лежит ржавый трезубец. Пожалуй, стоит свернуть в бок, хотя… Притронувшись к медальону на своей груди, я пустил на разведку ворона.
        Птица с карканьем полетела вперед, паря на высоте пары метров. Кости, кости, ничего кроме них. Старые скелеты, обглоданные временем и ветром, рыбьих костяков здесь уже нет, только останки существ, похожих на того бедолагу с трезубцем. А еще через десяток шагов ворон вылетел на площадку из черного отполированного камня, в центре которой высилась статуя чего-то живого и неописуемого. Я даже понять толком не успел, что увидел, как мой разведчик буквально в полете распался горсткой праха, а символ ворона на медальоне погас. Демоны ада, это еще что такое было?! Я буквально оторопел, пытаясь понять, с чем же это меня угораздило столкнуться. Статуя или существо в центре круга, казалось, на миг ожило и, вцепившись в разум духа, попыталось коснуться меня, но гибель разведчика не позволила этому случиться.
        «Немедленно убираемся отсюда! - тревожно заговорила Тайвари. - Щит зафиксировал попытку воздействия на твой разум, да и кости вокруг… Рэн, эти существа не собирались идти к статуе, положение скелетов свидетельствует о том, что они хотели от нее сбежать».
        «Тогда последуем их примеру. Надеюсь, для нас это еще не поздно», - ответил я, развернувшись и как можно быстрее рванув назад.
        Кости сухо трещат под ногами, я бегу изо всех сил. Несколько раз чувствую импульсы силы, словно нечто пытается дернуть меня назад, но у него ничего не выходит - доспех с Пирамидой поглощения отражают эти воздействия. Хорошо, что я не успел слишком близко подойти к живой статуе. Продолжаю бежать до полного исчезновения хруста под ногами, и лишь через полсотни шагов после этого, наконец, останавливаюсь, переводя дыхание.
        И что это было? Или кто? Что там за сущность такая была в центре круга из черных камней? Камень-страж, хранящий нечто, доверенное ему, или заточенный внутри статуи демон, чьи силы не были подавлены до конца?
        Я невольно тряхнул головой, прогоняя лезущие в голову мысли. В бездну это место и его загадки! Слишком уж оно достоверно, наверняка копия реально существующего или когда-то существовавшего. Хотя… у Владыки Хаоса хватит сил и чувства юмора, чтобы заменить локальные переходы пирамиды сетью порталов, отправляющих нас скитаться по разным уголкам вселенной, и место, по которому я сейчас иду, вполне может оказаться реальным. Странная мысль, но она вполне похожа на правду, тогда выходит, что весь лабиринт - это осколки разных миров, разбавленные искусственно созданными комнатами со всевозможными испытаниями… Кто знает, может так и есть. А может и наоборот, все это - последовательность искаженных отражений чьих-то больных фантазий, напичканная дополнительными монстрами и ловушками. Мне почему-то сразу вспомнилось божественное зеркало нага и захотелось передернуться.
        Впрочем, ладно, это мне сейчас мало чем может помочь. Компас, проверка, оцениваю оставшееся расстояние до скрытого перехода. Я немного сместился в сторону, но не критично, до нужного места остается не более пятисот шагов по прямой. Немного корректирую маршрут, чтобы обойти статую по дуге - еще десяток минут, и буду на месте…
        Я замер возле небольшой кучки костей, а дорогу впереди снова устилали тысячи рыбьих скелетов, похожих как две капли воды на те, что я уже дважды видел раньше.
        «Предположительно, статуи и костяные поля перед ними ограждают некий периметр, располагаясь на равном расстоянии друг от друга, а их воздействие ограничено радиусом примерно в сотню шагов», - прошептала Тайвари, анализируя все увиденное.
        «Значит, все-таки стражи, - решил про себя я. - А мы выходит, направляемся к тому, что они поставлены охранять. Интересно». Несколько секунд размышлений… «Попробуем проскочить по кромке пересечения опасных зон. Если не подходить близко к самой статуе, воздействие минимально, доспех с Пирамидой поглощения должны его сдержать. Особенно, если попытаться преодолеть опасный участок максимально быстро».
        «А это не слишком опасно? - задумавшись, уточнила Тайвари. - Если это место охраняют такие стражи, то с чем мы столкнемся дальше?»
        «Вот и узнаем, - пожал плечами я. - Отступать сейчас глупо, мы уже потратили немало сил, добираясь сюда, а свернув в сторону, лишь увеличим риск нарваться на что-то новое. Без шанса на получение очевидного выигрыша, потратим время, силы и ресурсы, истощим магические возможности Бореалиса и Ужаса битв на ненужные для нас стычки. А там, - кивнул в сторону центра охраняемой территории, - судя по символу на Компасе, есть ведущий куда-то переход плюс возможные тайники. Скорее всего, без схватки не обойдется, но здесь, - я посмотрел на серую стену тумана и пнул рыбьи скелеты, - и так везде не самое безопасное место. Да и где именно искать выход из этой комнаты пока не понятно».
        «Разумно, - чуть подумав, согласилась Тайвари. - Рада, что ты трезво оцениваешь ситуацию».
        «Тогда вперед!»
        И я осторожно продолжил движение, поглядывая по сторонам. Примерно через пару десятков шагов наткнулся на пересечение зон воздействия статуй-стражей, отчетливо видимых по костям несчастных, лежащим на песке. Похоже, мелких рыбешек статуи иссушали мгновенно, а созданий покрупнее - людей, всевозможных акул и гигантских черепах - с помощью телекинеза подтягивали поближе, и уже там вытягивали из них жизнь.
        Пора. Разогнавшись, я мчусь вперед, словно беговой страус, длинными скачками, мощно отталкиваясь от песка и расшвыривая в стороны кости. Прыжок, еще прыжок, чувствую, как нечто пытается дергать мое тело то в одну, то в другую сторону, но благодаря доспеху продолжаю свой безудержный бег. Я почти покинул территорию смерти, когда неожиданно сильный импульс все-таки достал меня, но в итоге лишь развернул боком и толкнул к центру кладбища. Упав, я кубарем покатился по земле, оставив позади песок с высушенными рыбьими костями. Теперь очередь за Бореалисом и Ужасом битв.
        Честно говоря, я слегка волновался, что будет с ними во время перехода: в первый раз мы не заходили так глубоко. Но мои спутники преодолели охранную зону даже не заметив ее: Бореалис лишь разворошил кости на песке, а Ужас битв на миг осветился синим, словно нечто прикоснулось к нему, но, не найдя подходящей для поглощения жизни, тут же потеряло всякий интерес.
        А здесь тумана значительно меньше.
        Я огляделся по сторонам, оценивая обстановку. Волк только что убежал вперед обследовать местность, и теперь я ждал результатов разведки: соваться наобум было бы глупо и крайне неосмотрительно. Когда погиб ворон, мне было не до этого, но потом я заметил, что хоть на медальоне один из символов и погас, остальные остались гореть. Приятная неожиданность, из описания карты вовсе не следовало, что я получу фактически четырех разведчиков вместо одного… Взгляд скользнул по браслету на левой руке: из девяти камней, горевших на нем изначально, теперь осталось восемь. Один пропал во время прорыва сквозь охранную зону. Знать бы еще, что случилось с Игроком, отмеченным этим камнем: погиб или перешел на другой план? Если погиб, то как-то слишком уж быстро. Или он столкнулся с другим участником, и их поединок только что завершился? Вопросы, вопросы, и нет у меня на них ответов…
        О, любопытно! Мой разведчик заметил нечто интересное: двоих живых существ, спрятавшихся среди зарослей кораллов и ракушечника, густо облепивших кусок скалы. И что же вы здесь охраняете? То, что двое людей-амфибий замерли там не просто так, я понял сразу. Если бы не запах, мой разведчик их бы и не заметил, да и я бы прошел мимо, даже не обратив внимания. Что ж, проверим, в любом случае это место я просто так не оставлю: именно там располагался переход, к которому я шел.
        «Наблюдай», - следует мысль-команда моему разведчику. А сам я пойду в обход: эти двое сидят неподвижно, наблюдая за ограниченным сектором перед собой. Что ж, попробуем воспользоваться этим и подойти к ним со спины, вспомнив навыки по снятию вражеских передовых дозоров.

* * *
        Грам и Крул, меланхолично жуя снак-траву, уныло таращились перед собой, периодически ежась на холодном ветру. В их пребывании здесь не было никого смысла: никто не сможет пройти сквозь стражей - пожирателей жизни, установленных предками много веков назад. Охрана входа давно уже превратилась в наказание, которому периодически подвергали нерадивых воинов, заставляя их мерзнуть и скучать, считая время до прихода следующей смены. Тяжелое оружие было отброшено в сторону сразу, едва ушел начальник стражи, приведший их наверх. Суттак опять пытался капать им на мозги: мол сейчас, когда соленное море отхлынуло вниз, в подземные каверны, Храм Глубинных Вод особенно уязвим. Кто-то с поверхности может проникнуть через старые ходы вниз. Но видя их непрошибаемое безразличие, махнул рукой и удалился, понадеявшись, что творения предков как всегда защитят от любых возможных угроз.
        Легкий свист разрезал воздух, и Грам, качнувшись, упал вперед, а из затылка у него торчало нечто настолько странное, что Крул даже прекратил жевать, пытаясь понять, что он видит. Между тем светлое пятно свежей крови уже начало расползаться вокруг расколотой головы. Опомнившись, молодой воин повернулся в сторону возникшей угрозы, рука запоздало потянулась к сигнальной раковине, но что-то щелкнуло и больно ударило в грудь - арбалетный болт, глубоко уйдя в тело, выбросил вложенную в него искру огня, мгновенно убив несчастного стража.

* * *
        Осторожно убрав арбалет, я подошел ближе к лежащим на земле людям-амфибиям. Проверил, все ли мертвы, затем выдернул топор из головы одного из них. Второго пришлось пристрелить - позиция была слишком неудобная для броска, на пути много препятствий в виде переплетений кораллов, топор мог их зацепить. Убедившись, что охранников не осталось, а ловушки отсутствуют, направился к проходу, что стерегли эти двое.
        Металлический круг, похожий на люк шлюза, позеленевший от времени и морской воды, с изображением чего-то напоминающего переплетающихся между собой рыб-змей. Проход закрыт, и, после быстрого осмотра, ключа у этих двоих я не нашел. Впрочем… примериваясь, глянул на дверь, потом на топоры в моих руках, если этот металл не защищают какие-нибудь сверхмощные чары, то должен справиться. Бореалис и Ужас битв, оставленные у границы охранной зоны, добрались до меня, когда в двери уже зияла широченная дыра в мой рост, откуда тянуло теплым, слегка затхлым воздухом. Ну что ж, посмотрим, что нас там ждет внутри.
        Легкий щелчок тетивы, и стрела бьет в голову очередному охраннику, лениво пялившемуся в потолок. Было жалко растрачивать боеприпасы на этих сонных увальней, но рисковать не хотелось, уж слишком хорошая позиция была у стража: небольшое возвышение, с которого просматривалась значительная часть тоннеля, идущего до двери-шлюза, и если бы не полное пренебрежение службой, подобраться я бы к нему не смог. Змея-разведчик, замершая от стражника шагах в десяти и все это время не выпускавшая его из виду, поползла вперед, проверяя дорогу, и буквально через десяток шагов наткнулась на помещение, скорее всего являвшееся казармой. С полсотни людей-амфибий разной степени вооруженности сновали по подземному залу, ели, спали, во что-то играли и даже пьянствовали, усевшись в тесный кружок рядом с большой амфорой с чем-то увеселительным. Ну что ж, в этот праздник придется внести небольшие коррективы. Оставлять за спиной эту компанию вояк мне определенно не хотелось.
        «Бореалис», - следует команда-приказ, и, гулко гудя, полярный дух устремляется вперед, начав убивать, еще даже не долетев до входа в зал: двух людей-амфибий, вышедших в коридор для проверки постов, пробили две острые сосульки, пришпилив их к стенам тоннеля. Полярный дух, ускорившись, рванул мимо еще дергающихся тел и влетел в казарму, внезапно атаковав ничего не сумевших понять стражей. А дальше была просто бойня, и окончилась она быстро лишь потому, что я так приказал. Трезубцы, мечи, какие-то кинжалы и заточенные диски из раковин против духа, чью плоть они даже не могли повредить, потому что ее просто нет. Гул, свист ледяных лезвий… Ужас битв контролировал выход, чтобы никто не ушел. Еще до начала турнира я решил, что не буду щадить никого, а жалеть иллюзии, созданные Смеющимся Господином, - тем более.
        Отвлекшись, я едва не пропустил момент, когда целая группа слуг вынырнула откуда-то снизу, неся в руках корзины с кувшинами. Увидев меня, они вначале испуганно замерли, а затем с криками побежали назад. Арбалет, сухо щелкнув, выбросил болт вперед, убив одного из них, и я тут же успел пожалеть об этом выстреле - напрасная трата боеприпаса. Что ж, дальше скрываться нет смысла. Я еще раз глянул на Компас - до перехода было еще с полсотни шагов. Ладно, продолжим продвижение, посмотрим, что ждет нас там впереди. Бореалис, прикончив последних стражников, довольно гудя, вылетел из комнаты и, следуя команде, двинулся вперед.
        Дальнейший наш спуск шел через вереницу залов и пещер. В начале мы попали в огромную пещеру, густо заросшую грибами, которые, судя по людям-амфибиям, сновавшим мимо грибниц, выращивались тут явно искусственно. За работниками наблюдали двое надзирателей с кнутами в руках и кинжалами за поясом. Увидев нас, они вначале долго ошарашено таращились, а затем потянулись к ракушкам на груди. Сосулька в грудь и болт в голову прервали эти опрометчивые попытки, и мы с моей свитой прошествовали дальше под испуганными и удивленными взглядами рабов. Кем-то иным этих существ назвать было сложно, судя по изможденному виду, рубищам, одетым на них, следам побоев и шрамам от кнутов.
        Дальше мы попали в новый зал с обширной сетью искусственных прудов, где выращивали всевозможную рыбу. Здесь также сновали рабы с корзинами и разными инструментами, разбрасывающие в водоемах корм или чистящие дно, а вот надзирателей мы здесь уже не встретили.
        Их мы нашли в следующем зале, вместе с сотней товарищей, вооруженных трезубцами и прикрывавшихся щитами. Они замерли в неком подобии строя перед большими круглыми дверями, очень похожими на те, что я минут десять назад разрубил своими топорами.
        «Атакуйте».
        Выстраивать план битвы я не стал. Ужас битв полетел вперед, Бореалис чуть позади, поддерживая и прикрывая. Сам вмешиваться в схватку я не собирался. Зачем? Эти двое и без меня справятся. Сотня смертных, вооруженных обычными копьями и мечами, без поддержки магов против голема и полярного духа смогут продержаться лишь пару минут, если конечно не додумаются вовремя сбежать. И, словно в подтверждение моих слов, по строю воинов хлестанул целый шквал острых льдин, кромсая плоть и все, что не было прикрыто броней, следом в толпу ворвался Ужас битв, загудела цепь, меч начал методично подниматься и падать вниз, а затем ударил новый залп ледяных клинков. Бореалис сил не экономил - сверх меры насыщенный влагой воздух позволял с легкостью создавать лед.
        И враг побежал даже быстрее, чем я ожидал. Громко вопя и бросая оружие, стражники начали разбегаться в разные стороны. И только единожды общий рисунок боя оказался немного нарушен: один из людей-амфибий, стоявший позади всех и поэтому не попавший под град осколков, вскинул перед собой жезл с навершием в виде синего камня, и оттуда в сторону моего голема протянулся зеленый луч. Вспыхнул огненный щит, приняв на себя часть урона, затем в месте, удара покраснела разогревшаяся нагрудная пластина. А следом луч погас - стражника, сжимавшего посох, буквально смело атакой Бореалиса: морозное дыхание обратило его в ледяную статую, а цепь с крюком через миг разнесла ее на куски.
        Все, что мне оставалось, это, подойдя поближе, поднять палку-лучемет, так и оставшуюся зажатой в промороженной руке, а затем оценивающе посмотреть на дверь, преграждавшую нам путь. Скрытый проход, к которому я добирался все это время, был за ней.
        Глава 17. Пленник
        Церемония вручения даров
        Служители, столпившиеся возле трона Первожреца, молча взирали поверх трезубцев стражей на вереницы будущих рабов, уныло бредущих вперед. Покорно опущенные головы, ссутуленные спины, в судорожно сжатых руках - дань для несущих благодать. Чуть впереди на коленях вожди племен. А ближе всех к каменному трону Алкар, сжимающий за руку Аялу, свою юную дочь.
        Его голос жалко дребезжал в напрасной мольбе:
        - Ей еще нету четырнадцати зим, а жребий ее миновал. Закон глубин…
        - Здесь только один закон! - прервал его Силтис, глашатай Первожреца. - Слово того, благодаря кому опускаются и поднимаются воды, принося благословение и пищу, кто дарует вам свет и безопасность, держа в узде пожирателей жизни. И за все эти труды он берет с вас самую малость, которую вы в жадности своей отказываетесь давать! Но великий Меланох добр и умеет прощать. Сегодня он оказал тебе честь, беря твою дочь в свой гарем. Радуйся оказанной тебе милости!
        Алкар, вождь и глава некогда процветавшего рода, покорно опустив голову, в бессилии сжал кулаки. Гнев буквально душил, вцепившись когтями в душу, разрывая ее на куски. Душил, рвался наружу, но не находил выхода. Аяла, его единственный ребенок, которого они с Сэмсой ждали долгие девять лет… Но не отдашь - возьмут сами. Придут жрецы со стражами, и судьба дочери станет хуже во сто крат. И не скроешься от них нигде: за границы, охраняемые пожирателями жизни, не выйти, а подземные тоннели, по которым уходит и приходит вода слишком мелкие, хоть и многочисленные. Остается лишь покорно смириться и молить богов, забывших об их несчастном мире, чтобы судьба была милостива к его дитя…
        А сзади, шаркая ногами, продолжала брести живая дань, неся вместе с собой плоды, сушеную рыбу, материю и вещи, создавать которые год от года становится все труднее: ресурсы постепенно истощаются… Как много всего уходит в ненасытные утробы жрецов! Последнюю дань они едва смогли собрать, но если не заплатить, то Первожрец не станет проводить ритуал благоденствия, каменные тоннели останутся заперты злыми духами, и вода, следующая за луной по подземным каналам из моря в море, не сможет в положенный срок вернуться или уйти. Не принесет с собой рыбу и моллюсков, не обнажится морское дно с плодородным илом для полей, и случится голод. Он хорошо помнил, что это такое. В наказание за последний бунт жрецы два года не убирали завесу, и тогда население подземных городов сократилось в два раза…
        Гулкий звон разнесся по всему залу, нарушая привычное течение церемонии и заставив всех вскинуть головы в направлении двери внешнего шлюза. Меланох, уже мысленно представлявший, как он проведет ночь с красавицей Аялой, нехотя повернул голову в сторону шума. Ему докладывали, что на внешнем горизонте начался бунт - кто-то напал на стражей. И его это не удивило: рабы периодически бунтовали, особенно перед началам Кормления, когда часть из них - стариков, больных или склонных к мятежу - отдавали в пищу Спящим в камне. Это хорошо поддерживало дисциплину, заодно позволяя избавляться от ставших ненужными.
        Такое было, такое будет, наплевать. Им всегда найдется замена, а сегодняшним бунтарям она уже пришла. Так что и действовал Первожрец по привычке: команда отдана, скоро отряд стражей поднимется наверх и убьет всех непокорных. Для устрашения и усиления им был придан один из жрецов, несущих с собой виджек, или, как его называли простолюдины, - Огне-луч. Творения предков пугали глупых рабов сильнее, чем знакомые трезубцы стражников и плети надсмотрщиков. Лучи виджеков буквально лишали смутьянов воли к победе, устрашая даже самых смелых.
        Звон повторился, удары звучали снова и снова. А затем в неожиданно образовавшейся тишине несокрушимая дверь на глазах Меланоха начала медленно, будто нехотя, заваливаться внутрь. Казалось, время почти остановилось… Грохот рухнувших створок на мгновение вымел все мысли из головы, и в тот же миг в храм ворвалось нечто похожее на воздушный вихрь с поверхности, только состоящее изо льда и снега. Вначале все присутствующие в зале приема неверяще замерли, глядя на столь невообразимое явление, а когда следом в храм влетело что-то человекоподобное с мечом и крюком, толпа с ужасом начала разбегаться кто куда, впадая в панику от одного вида живого воплощения Погонщика мертвых - сборщика душ, пришедшего прямиком из ада.
        Даже Меланоха на миг взяла оторопь от увиденного, в голове невольно зашевелились старые сказки, распространяемые жрецами среди черни для внушения покорности и страха. Меч, для того чтобы лишать жизни, и крюк, чтобы уволочь им душу прямо в пекло. Главный жрец даже не заметил человека, пришедшего последним.

* * *
        Зеленные энергетические диски, расширяясь, проносятся шагах в пяти от меня, вздымают под собой каменную плитку и устремляются дальше, снося все на своем пути. Я прыжком ухожу вперед. Промедление смерти подобно.
        - Бореалис, демоны тебя побери, давай Затмение! - рявкаю я, еще катясь по земле. Не успеваю подняться, как по мне ударяют сразу два водяных бича и молния. Если б не защитный доспех, меня бы уже положили, едва я сунулся в эти проклятые двери.
        Щелчок, болт, сорвавшись с тетивы, улетает вперед, чтобы рассыпаться искрами, ударившись о тонкую пелену, прикрывающую магов, что стоят на возвышении вокруг трона. Оглядываюсь по сторонам, пытаясь найти моего голема. По Ужасу битв нанесли основной удар, едва мы попали сюда, я даже понять толком не успел, что происходит.
        Стоило разрубить петли и уронить двери, как передо мной предстал огромный зал, наполненный толпой народа. Сотни людей-амфибий, в основном безоружных. Кто-то несет корзины в руках, остальные просто наблюдают, а часть, покорно склонившись, опустилась на колени перед расположенным на возвышении троном, вокруг которого плотной стеной стоят воины с трезубцами. За спинами солдат - небольшая группа в нарядных одеждах: с дюжину разумных, с посохами в руках, похожих на того, что вместе с отрядом воинов я положил перед, тем как попасть сюда. На троне - какой-то пухлый молодчик в особенно пестром наряде… А потом начался форменный бедлам: большинство присутствующих начало с криками разбегаться, едва увидев меня со спутниками, солдаты из тех, что контролировали пришедших с данью, бросились к нам, а маги (или жрецы, я так и не понял источник их силы), чуть промедлив, вступили в схватку.
        По Ужасу битв ударили сразу несколько разрядов молний и зеленый луч, похожий на тот, которым ему досталось при штурме дверей. Первозданное пламя вспыхнуло, отряжая молнии, но луч опять прошел сквозь щит, лишь немного потускнев. Остальные маги тоже очухались и отправили целый веер лучей в моего защитника, не обращая внимания ни на приближающегося Бореалиса, ни тем более на меня, бегущего следом: я явно не впечатлил местных властителей силы.
        Тело несчастного голема затряслось от разбегающихся по нему разрядов, нагрудная пластина, раскалившаяся от атак, лопнула, и по ней побежали змейки трещин. Огненный щит погас, истощившись от нанесенных по нему ударов, от голема повалил пар, и он, пошатнувшись, начал крениться на бок. А заклинатели переключились на нас с духом. Солдаты, атаковавшие нас вначале, попав под несколько случайных ударов своих же колдунов, решили дальнейшего участия в схватке не принимать и, проявив редкое здравомыслие, просто разбежались, спасая свои жизни. Но вот лучи и прочие изыски местной магии заставили нас попрыгать.
        Бореалис тем временем наконец-то разродился заклинанием: сильно загудев, он выдал мощный черный вихрь, что, пролетев через ползала, ударился о водяную стену, прикрывавшую жрецов, и растекся по ней густой хмарью. Непроницаемо-черная, она способна скрыть от глаз попавших в нее все происходящее вокруг, даже магический взор не в силах пронзить эту преграду. Пора! Я рванул вперед, словно все демоны ада гонятся за мной. Главное, не дать времени местным колдунам понять, что происходит. Полсотни шагов, разделявших нас, я преодолел меньше чем за пяток секунд. И тут из-за черной завесы ударили два разноцветных луча, частично рассеявших маслянистую взвесь, что окружала владеющих силой. Но заклятье четвертого ранга, заставившее заметно просесть магический резерв Бореалиса, так просто не рассеять, клубы быстро затянули прорехи, а больше времени я врагам не дам.
        Прыжок сквозь мглу, взмах топорами с двух рук, лезвия упираются во что-то упругое, но препятствие в тот же миг лопается, не выдержав удара. Для моих топоров не важно, с каким типом брони они столкнулись, а защита, установленная местными магами, могла сдержать лишь простейшие типы атак. Дыхание Прародителя Драконов легко бы ее снесло, накрыв всех этих колдунишек, так удобно собравшихся вместе, вот только его у меня нет. Едва поняв, с чем столкнулся, я приказал Бореалису не атаковать, а сфокусироваться на создании завесы. Его ледяные стрелы не намного сильнее моих арбалетных болтов, и эффект будет примерно тот же. А тратить серьезные заклинания против местных аборигенов я не собирался.
        Я пробиваю водяную завесу и, врезавшись в кого-то, сбиваю его с ног, качусь по камням, ударяюсь об чьи-то ноги, тут же вскакиваю и, не глядя, бью топором. Вскрик боли, а я уже рванул к двум ближайшим колдунам, еще толком не успевшим понять, что происходит. Взмах топоров - и первое лезвие уходит глубоко в грудь врага, а второе сносит макушку соседу. Движение слева. Оглядываюсь и вижу совсем еще мальчишку, пытающегося вскинуть кривоватую палку с ярко-красным камнем в навершии. Без замаха запускаю в него топором, а затем свободной рукой срываю с пояса арбалет и стреляю практически в упор в еще одного колдуна, что в испуге отпрянул назад. Стрела пробила горло и, взорвавшись, выпустила целый сонм огненных искр.
        Четыре, осталось еще шесть. Двое куда-то пропали вместе с троном, но мне хватает и оставшихся. По мне в упор бьет несколько заклятий, отбросивших на несколько шагов назад, но не сумевших пробить защиту. Сбитый с ног, не успеваю вскочить, как по магам приходится ответный удар: десятки острых ледяных лезвий пронзают воздух, и двоих колдунов буквально кромсает на куски. Еще одному отрывает руку, другой, закричав, падает на колени, схватившись за лицо, по которому стекает кровь. Забытый всеми Бореалис вновь вмешался в схватку, благо что водной пелены, способной остановить его удар, больше нет.
        Не теряя ни минуты, я бросаюсь к выжившим. Несколько разделяющих нас шагов я буквально пролетаю, успев получить в грудь еще одну водную стрелу, разлетевшуюся брызгами при ударе о доспех. Топор с размаху разрубает вскинутый для защиты посох и распарывает тело. Доворот корпуса, бросок - лезвие входит в плечо, легко разрубая плоть и кость. Я подбегаю к раненному и бью в голову, сбивая недобитка с ног. Арбалетный болт, выдернутый из колчана, с размаху вонзается в грудь, отправляя колдуна на тот свет, а мне в спину прилетает очередной магический удар: нечто похожее на змею, сотканную из воды, пытается обвить мое тело - маг, потерявший руку, сжимая амулет на груди, уставился в мою сторону, что-то шепча.
        Остро заточенная льдина буквально разрубила его пополам, и Бореалис радостно заухал, наслаждаясь боем. Последнего из колдунов, продолжавшего тихо завывать, держась руками за лицо, я прикончил, выдернув брошенный топор из лежащего рядом тела. Затем проверил, что выживших заклинателей больше нет, и остановился немного перевести дыхание.
        Оглядевшись по сторонам, оценил обстановку. По залу носились или прятались по щелям люди-амфибии, некоторые из них вооружены, но явно не готовы продолжать схватку. Ужас битв, на которого пришелся основной удар, был плох и практически не боеспособен, Бореалис… Я прислушался к своему спутнику: его не атаковали, но магический резерв опустошен почти на треть. Вообще-то, есть легкий способ его пополнить… Я окинул зал с бегающими по нему людьми быстрым взглядом. Десяток минут, заклинание Тьмы Иссушение - и Полярный дух впитает в себя их энергию, лишая при этом жизни, зато восполнит резерв. Но… а вдруг всё это - реальность, а не мираж, созданный богом? И вокруг живые люди, которым очень хочется жить?
        А самое главное, я так и не нашел переход, ради которого пришел, хотя и догадывался, где он: на месте, где стоял трон, виднелся провал, уходивший куда-то вниз. И символ с лестницей горел как раз над этим местом.
        Я оценивающе глянул на свой доспех. По нему пришлось немало ударов, но больше половины прочности он сумел сохранить. Заклятья, несмотря на свою многочисленность, были довольно слабого уровня, в большинстве своем не намного превышая по силе обычные карты. Но все же теперь моя защита уже не казалась мне достаточной, это место в который раз доказало, что способно преподносить неприятные сюрпризы. АУРА УБИЙЦЫ МАГОВ лишней тут точно не будет. М-да, повоевал… Я невольно покачал головой. Первая зона испытаний, а я уже практически израсходовал все, что приготовил на весь второй этап! А дальше что, на кулачках выяснять с врагами кто сильнее?! В прочем, терять мне, в принципе, уже нечего. Карты израсходованы, потери понесены, остается идти до конца в надежде, что в итоге меня ожидает выигрыш.
        - Бореалис, за мной! Ужас битв, охраняй это место, не хочу, что бы мне ударили в спину.
        С медальона Повелителя зверей срывается филин, устремившийся в темноту провала.

* * *
        - Кто это такие? - Силтис испуганно крутил головой, в любой момент ожидая появления неизвестных врагов, перебивших практически весь конклав. На посох в руках, что он прижимал к себе, уже особой надежды не было. Он собственными глазами видел, как заклятья, способные крошить камень и разрывать плоть, просто рассеивались в воздухе, разбиваясь об огненный щит и тяжелые доспехи их жуткого предводителя.
        - Не знаю, - раздраженно буркнул Меналох.
        Блеянье спутника его лишь отвлекало. Жаль, что этот олух не остался на верху вместе со всеми. Когда чужаки смогли прорваться сквозь защиту, он не раздумывая дернул рычажок, скрытый в троне, и тот вместе с хозяином и оказавшимся рядом Силтисом провалился вниз. Недолгое падение и платформа с троном замерла на нижнем уровне. Дальнейший путь к спасению лежал через уходящий вдаль узкий, заросший пылью туннель - до этого дня никому из первожрецов пользоваться им не приходилось.
        …Двери послушно дрогнули и начали раскрываться. Двое в измазанных парадных одеждах тяжело дыша перетаптывались на месте, то и дело посматривая назад. Меналох раздраженно скрежетал зубами, глядя, как медленно двигаются створки, и едва те приоткрылись на пару ладоней, начал боком протискиваться вперед. Нельзя терять время. В то, что жрецы наверху смогут продержаться против врагов, сумевших преодолеть защиту, он не верил ни на каплю. Они умрут, его интуиция, направлявшая его все эти годы, позволив из послушника стать Первожрецом, об этом разве что не кричала. И его единственный шанс уцелеть, спасти свою жизнь и власть, это как можно скорее оказаться возле Духа Океана.
        Сдирая кожу, он протиснулся на ту сторону.
        - Охраняй проход! - рявкнул он Силтису и быстро рванул рычаг сбоку, заставив створки съезжаться назад, не оставляя своему помощнику выбора.
        Тот испуганно закричал, а следом сквозь узкую щель в двери ударила трехзубая алая молния: поняв, что его предали и бросили, глашатай не захотел умирать в одиночестве. Алые разряды жадно потянулись к живой плоти, и символ Первожреца на груди Меланоха ярко засветился. На пути заклинания встал золотистый щит, приняв на себя удар, и тут же померк, едва угроза миновала. Меланох зашипел от ярости, глянув на потускневший амулет. Проклятый предатель! Но на гнев сейчас нет времени. Он вновь продолжил бегство, благо до цели было уже не далеко.
        Просторный полукруглый зал с большим бассейном. Даже среди доверенных жрецов лишь избранные знали, что скрывают его стены. Здесь уже несколько веков держали Духа Океана. Меналох бросил быстрый взгляд в сторону, чтобы проверить состояние пленника, медленно ворочающегося на дне. Черные цепи, покрытые рунной вязью, проплавив панцирь, глубоко вгрызались в живую плоть и, подымаясь вверх, соединялись с кристаллами-накопителями. Туда на протяжении веков выкачивали силу из пленника.
        Гулкий протяжный звук разнесся по залу: огромная морская черепаха, с трудом приоткрыв глаза, тяжело вздохнула, уронив в воду крупную слезу. Ее нашла больше трех с половиной веков назад экспедиция, исследовавшая дно океана. Юный великий дух, едва обретший свою силу и еще не до конца сумевший ею овладеть - его было несложно обмануть, а после пленить. И вскоре из могучего воплощения сил Земли и Воды сделали бесконечный источник маны.
        Потоки энергии, способные сдвигать пласты земли и направлять движение вод, широкой рекой хлынули в кристаллы-накопители. Наступили золотые времена. Продление жизни, регенерация тел, расцвет артефактостроения и рунного конструирования… Пока не пришла Беда. Простые людишки даже не догадывались о ее первопричине, почему небо, земля и воды - сами основы их мира - обрушили свой гнев на живущих в нем разумных. Но Меланох в отличие от них знал, в чем было дело: великие духи пришли за собратом, которого люди посмели пленить, и обрушили свой гнев на тех, кого посчитали виновными.
        С тех пор на Сальтресе людей, кроме жителей ближайших к узилищу духа городов, сокрытых под каменным дном Внешнего моря, нет. Первый жрец, угрозой убийства юного великого духа, заставил отступить пришедших ему на помощь, не дав им довершить истребление смертных. Потом это выдали за «Первое Благо», ставшее легендой и основой новой веры, но на этом все не закончилось.
        Уходя, великие духи изменили статуи-поглотители, которыми жадные до дармовой силы правители пытались скрыть эманации узника, и теперь ничто живое было не в силах выйти за их пределы, сделав народ Меланоха такими же пленниками, как и тот, кого они захватили. Дух Земли запер тоннели, по которым во время приливов и отливов проходит вода, чтобы лишить злодеев пищи. А еще разгневанные высшие отвели природные манопотоки от убежища смертных - и техномагия в городах стала недоступна, создавать новое отныне невозможно. Видимо, духи надеялись, что людишки вымрут сами, но те не сдались. Остатки технологий и силы плененного духа позволили сделать многое. Подземные города озарились дающим жизнь и тепло светом. Увеличилось количество пригодных для жизни пещер. Ритуалы благоденствия, вопреки воле Духа Земли, на время открывали тоннели, вода возвращалось, и в систему каналов и озер распределялись дары Внешнего моря, приносящего с собой все необходимое для тысяч людей, оказавшихся запертыми под скалами.
        Шли годы, все замерло в зыбком равновесии, которое было нарушено сегодня. Кристаллы почти пусты. Меланох окинул их взглядом, оценивая степень заполнения: только недавно был проведен очередной ритуал благоденствия, и на это ушла почти вся собранная из пленника сила. Но об этом он и так знал, не за этим он рвался сюда в поисках спасения. Там, где есть пленник, есть и страж, и чем сильнее узник, тем большей должна быть сила, сдерживающая его.
        Ключ-амулет входит в узкую прорезь в камне, нажать на выпуклый красный самоцвет, и импульс энергии уходит дальше, разбегаясь на сотни искорок в манопроводе. Стражей духа создали еще в золотые времена, до явления мстителей, когда не были утрачены ни знания предков, ни возможность создавать артефакты, когда силы был целый океан и доступны практически любые ресурсы, о которых сейчас он может лишь мечтать. Двое не пробуждались со времен Беды. Именно они заставили отступить великих духов, продемонстрировав им способность выполнить угрозу первого жреца - убить пленника. И сейчас вновь пришло время для их служения.

* * *
        Я осторожно шел по тоннелю. Мой разведчик был развоплощен пару секунд назад, попав под алый разряд молнии, выпущенной колдуном, охранявшим дверь. И чтобы не разряжать свою защиту, нужно что-то придумать. На мое счастье, туннель извивался, промытый течением воды, и жрец меня пока не видел.
        Волк резко выбежал вперед и почти сразу словил в грудь разряд разветвленной алой молнии, практически мгновенно исчезнув, а следом в прыжке возник я. Бросок топором с десятка шагов - после занятий с Чжу-энном, это не сложно. Оружие, свистнув в воздухе, отбросило колдуна назад, практически мгновенно убив, несмотря на вспыхнувший на мгновение щит - не зря я не стал полагаться на арбалет.
        Подойдя ближе, я проверил колдуна. Готов. Хотя, колдуна ли? Эти волшебники вызывали у меня вопросы: ни один из них не пробовал сделать что-то сам, а всегда использовал артефакты. Пусть и разные по силе и возможностям, но все же… Для любого нормального мага артефакты - лишь инструменты, с помощью которых он реализует свой потенциал, но одаренный опасен и без них. Многое, конечно, зависит от уровня личной силы, но эти как будто и вовсе ни на что не способны без своих игрушек. Странно.
        Впрочем, уже не важно, осталось добить лишь последнего. Поудобнее ухватившись за рукоять топора, я с размаху ударил по двери. Магическое лезвие со скрипом ушло в металл, войдя лишь наполовину. Ого! А эта дверь, видимо, чем-то укреплена: то ли магия, то ли на ее создание пошел особый материал. Придется немного повозиться. Чуть отступив, я отодвинул тело погибшего в сторону, заодно подобрав выпавший из рук мага жезл и сунув к себе в сумку к прочим трофеям. Прежде чем прыгнуть сюда, я собрал все оружие убитых мной колдунов. Не хочу оставлять подобные вещи за своей спиной.
        «Просыпаются!» - Меланох, радостно улыбнулся и вздохнул с облегчением.
        Отойдя на пару шагов назад, он окинул взглядом древних стражей. Массивные человекоподобные тела из светло-серого камня, по которым зеленой паутинкой разбегались энергетические каналы, овальные головы с синим глазом-оком в центре и длинные руки-воронки, тянувшиеся от плеч до самого пола. Яркие искорки засверкали, трескаясь и распадаясь в синеве глаз. Уже скоро.
        Сильный удар по двери за спиной заставил нервно вздрогнуть и оглянуться назад. Узкая треугольная дыра, образовавшаяся после нового удара, была слишком тесной для человека, но в нее сумел влететь дух, которого он уже видел наверху, тот что похож на водяной смерч.
        Испепеление. Ярко-красный луч, сорвавшийся с жезла, заставил вздрогнуть вторгнувшегося духа и резко отпрянуть назад. Снежинки, составляющие его тело, сосульки, которыми он кидался, - всё говорило о Холоде как основе его силы. Всегда стоит использовать противоборствующую стихию, и Огонь тут подошел лучше всего: противник потерял едва ли не треть своего объема. Гневно взревев, он нанес ответный удар. Острые куски льда пролетели сквозь зал и рассыпались от столкновения с преградой, возникшей в воздухе перед жрецом. Меланох, радостно ощерившись, повторил свою атаку, поняв, что сумел серьезно ранить врага, которого считал самым опасным. Во время боя в зале прорубающий сейчас двери человек почти ничего серьезного предпринять не сумел, в отличие от ледяного духа, он в основном оборонялся, уворачиваясь от летящих в него заклинаний. А всех подробностей произошедшей наверху схватки Первожрец не увидел: едва поняв, что защита прорвана, он тут же нажал на спрятанный в троне рычаг, спасая свою жизнь.
        Новая атака заставила сверкать золотом щит. Темные сгустки, выпущенные духом, отлетели в сторону и, упав, начали извиваться на полу, так и не сумев добраться до живой плоти. Меланох хрипло засмеялся, глядя на эти жалкие попытки его убить. Живое пламя должно справиться с этим созданием еще быстрее. Поворот рукояти жезла, нужно выстроить руны в правильном порядке. Фокусирующий кристалл засверкал от наполняющей его силы.
        Сквозь узкую щель, прорубленную в двери, просунулась рука с зажатым арбалетом, и болт, пролетев через зал, ударил по вспыхнувшему перед ним щиту, выплеснув вложенную в него силу. Неожиданная огненная вспышка испугала жреца, рука, направлявшая жезл, невольно дрогнула, и заряд пламени улетел в стену вместо противника. А дух, предчувствуя возможную гибель, яростно взвыл и выпустил в сторону противника целый поток живой тьмы, густо облепившей магическую защиту Меланоха. Та, и так изрядно истощенная предыдущими атаками, начала прогибаться, сминаемая напором черных отростков, а следом сквозь зал пролетел брошенный умелой рукой топор.
        Два десятка шагов - большое расстояние, да и топор для бросков на такое расстояние не рассчитан, но тут главное попасть, если не в мага, так в щит его прикрывающий… Оружие, ударив в уже изрядно истонченную золотистую преграду, легко ее проломило, черные, извивающиеся сгустки живой тьмы рванули вперед, жадно припав к горячей плоти. Главный колдун, заорав от боли, выронил жезл и попытался руками отодрать от себя черные жгуты, жадно высасывавшие кровь и пожирающие плоть, вытягивая из него саму жизнь.
        Маг еще дергался, извиваясь в путах Тьмы, а я продолжал прорубать дверь, расширяя проход, когда по залу прокатился мощный гул.
        Стражи окончательно пробудились.
        При сотворении им дали имена Мун и Равак. Их создали для контроля и удержания Духа Океана в первые годы его заточения. Главная проблема была в том, что пленник, доставленный из глубин Великого океана, буквально источал ману, по сути являясь ее живым источником. Аккумулируя и собирая внутри себя силу, он создавал немалую угрозу и пару раз был близок к тому, чтобы сбежать. Для решения этой проблемы и были созданы стражи, способные направлено поглощать ману, а если была необходимость - то и жизненную силу.
        Позже, в дни Беды, первый жрец, активировав големов, едва не убил пленника, выкачав из него практически всю жизнь и пообещав довести дело до конца, если остальные не отступят.
        Руки-воронки почти синхронно поднялись, и следом невидимые импульсы пронеслись через зал, буквально разорвав Бореалиса пополам, а потом эфирная плоть и потоки маны, струившиеся внутри духа, оказались всосаны внутрь жадных труб, заставив на миг ярче засверкать зеленоватые прожилки, покрывавшие их поверхность.
        Удар ноги выбил кусок двери, закрывавший проход, как раз в тот момент, когда Полярного духа буквально разорвало на куски. Проскочив внутрь зала, я растерянно посмотрел на двух здоровенных големов, проделавших это, а в следующий миг удар пришелся по мне, припечатав к двери, с меня буквально начали сдирать нечто невидимое, но в то же время осязаемое. Сначала померкла защитная аура, потом на пол рухнула, рассыпавшись на куски, Пирамида поглощения, а затем угас Доспех четырех стихий.
        Глава 18. Соддо
        «Поглощение маны завершено. Перестройка. Поглощение жизненной силы враждебного объекта», - принятие решения в управляющих модулях големов заняло несколько секунд. Камни-поглотители изменили свой цвет с синего на красный…
        Големы явно приготовились повторить атаку, когда Рарог, отвечая на призыв, пролетел через весь зал, вернувшись ко мне в руку. Хвала Хаосу и аспараи, не поскупившемуся на редкую и очень дорогую руну «Твир», позволяющую призывать утраченное оружие обратно!
        «Объединить». Рукояти топоров, соприкасаясь, рождают зеленую вспышку и трансформируются в большой двуручный молот… Глаза големов меняют свой цвет на красный… «Мощь короля циклопов!» - я активирую способность легендарного оружия… Тело растет вверх и вширь, просторный зал внезапно становится тесным, а вместо двух глаз у меня остается один. На миг это дезориентирует, но нечто подобное я уже проходил в облике мантикоры… Руки-воронки вновь направлены на меня. Големы, загудев, начинают поглощать жизненную силу, струящуюся в теле циклопа, заодно срывая пласты кожи и снимая мясо с костей.
        Боль полоснула подобно ножу, Священная ярость наполняет тело силой, и, утробно ревя, гигант бросается вперед, одновременно запуская махину, что он сжимает в руках, в короткий полет. Огромный молот проносится через весь зал, с размаху врезается в грудь одного из големов и сбивает его с ног, опрокидывая на спину.
        Глаз прикрыт, торс превратился в окровавленный кусок мяса, слабость во всем теле, и только лишь ярость не позволяет остановиться и упасть. «Прыгай! Сейчас это единственный шанс выжить!» Зал тесен и мал, еще секунда-две - и всё, циклоп рухнет без сил, чтобы никогда не встать. Непослушное израненное тело тяжело прыгает вперед, ударяется о голема плечом, заставив того пошатнуться и разворачивая боком. Боль от столкновения переполняет циклопа, рождая новую волну ярости. Единственный глаз наливается кровью, и король великанов впадает в неконтролируемое бешенство: изо всех сил бьет сцепленными руками по не успевшему восстановить равновесие врагу, опрокидывает его на землю, после чего продолжает со всей дури лупить кулаками.
        «Глаз. Глаз!!!» - мое сознание заперто в теле гиганта, ставшего берсерком, я практически потерял контроль над происходящим и лишь пытаюсь направлять процесс. Но циклоп не слышит меня, продолжая колотить по прочному телу голема. Видя, что оно не поддается, он двумя руками вцепился в голову и с силой потянул ее наверх. Мышцы взбугрились, кровь застучала в висках… что-то оглушительно щелкнуло и прочные крепления не выдержали, поддались. Циклоп, яростно ревя, уперся ногой в грудь врага и, усилив напор, с громким треском вырвал голову вместе со связкой проводов, похожей на позвоночник…
        Победитель торжествующе взревел, потрясая трофеем, а через миг по нему вновь хлестнула иссушающая волна - первый голем, поверженный броском молота, несмотря на большую вмятину в корпусе и трещины, разбегавшиеся от нее, сумел поднять одну из рук-поглотителей. Великан содрогнулся, сгибаясь от боли, но все же упрямо шагнул вперед. Подхватив с пола брошенный молот, он с размаху ударил им по врагу, разнеся его голову на куски, разлетевшиеся по всему залу металлическими осколками… а затем ударил еще и еще, буквально вминая тело голема в пол и превращая его в бесформенную кучу обломков.
        С надсадным хрипом циклоп в очередной раз вскнул молот, пытаясь разрушением изгнать боль, бушующую в теле, когда багряный, словно сотканный из крови луч-копье проткнул его насквозь, войдя в грудь. Копье буквально пригвоздило несчастного к стене, возле которой тот стоял. Второй луч через секунду прошил бедро… А следом измученное тело пропало. Третий всплеск крови пронзил пустоту…
        Я еле дышу. Боль затопила все тело, парализуя волю и способность двигаться. Рана в груди, из бедра толчками утекает кровь, ставшие ватными руки не слушаются меня, и я не могу их даже приподнять, не то что добраться до зелий лечения… Все вокруг кружится. Кажется, я умираю…
        «Тай, перехватывай контроль над телом, я не справляюсь, нужно лечение».
        «Принимается», - голос симбионта еле слышен в глубине разума, а рука без моей помощи лезет в поясной карман. Вторая открывает пробку, и следом я ощущаю горьковато-сладкую жидкость во рту. Боль утихает, я чувствую, как нарастает плоть на груди, унимается жжение в бедре, а рука уже подносит ко рту следующий флакон с зельем регенерации.
        Слабость, головокружение, боль еще не утихла, но я пытаюсь срочно сориентироваться. «Кто нас атаковал?» - спрашиваю у Тайвари. Не хочу бессильно лежать на полу, дожидаясь следующей атаки, которая наверняка нас прикончит.
        «Скорее всего, это маг, сражавшийся с Бореалисом. Видимо, он не погиб», - ответила моя помощница.
        - Демоны ада, живучий какой, - прошептал я, кое-как перевернулся на бок, и там, возле водоема, увидел колдуна, с трудом встающего с пола. Видно, что и ему изрядно досталось: одежда разорвана, сквозь дыры видны незажившие раны, грудь тяжело вздымается. Но, несмотря ни на что, пухляк сжимает посох с крупным камнем в навершии и пытается направить его на меня.
        - Что, думаешь, победил? - прошептал я. - Этот бой еще не закончен.
        Книга, КОЛЕСО ОБНОВЛЕНИЯ, применить. БОРЕАЛИС, я вновь призываю тебя на службу! Полярный дух яростно загудел, перекрывая противнику обзор, и ошеломленный колдун испуганно заорал, вновь увидев врага, который, как он думал, уже повержен.
        - Атакуй Тьмой, - скомандовал я Бореалису, откатываясь вбок и пытаясь взвести арбалет. Щелчок, болт улетел в сторону колдуна, чтобы удариться о новый магический барьер, на этот раз сотканный из алых капелек.
        Возврат! Но молот, выроненный мной в облике циклопа, остался неподвижен. Дьявол! Совсем забыл, что призыв доступен лишь раз в сутки! Бореалис, выполняя мой приказ, повторил атаку живой тьмой, принявшей на этот раз форму длинных темных щупалец, они рванули через зал и вновь уперлись в барьер. Оказавшись не столь прочным, как прошлый золотой, щит крови начал на глазах бледнеть - сгустки Тьмы стремительно его иссушали.
        Маг, поняв, что дело плохо, громко заорал, вскинув жезл над головой, и я увидел, как по цепям, уходившим в воду, начали струиться вверх красные ручейки, воздух наполнился запахом крови, а вода в бассейне заходила волнами, словно нечто большое под ней начало активно дергаться. Жезл, что сжимал колдун, явно получив подпитку, ярко засветился, и барьер крови, почти продавленный Полярным духом, загустел, став более плотным. В следующий миг Бореалиса окутало темно-красное облако, вспыхнувшее жидким огнем. Мой помощник яростно загудел, а снежинки и куски льда, кружившиеся вокруг него, резко разлетелись в стороны, унося вслед за собой и пламя, покрывавшее их.
        «Он использует магию крови, - шепнула Тайвари, - и подпитывает свою силу из внешнего источника».
        «Я уже догадался», - ответил я, думая, что делать.
        - Бореалис, Черный вихрь, - скомандовал я, прекратив на время стрелять из арбалета, чтобы не привлекать к себе внимания. Вихрь не Затмение, это заклинание дух сможет создать быстро.
        Сейчас, когда у меня не осталось ни магического доспеха, ни защитных аур, я уязвим как никогда. Один удар заклятьем - и Игра для меня закончится навсегда, а мне еще хотелось пожить.
        Черные снежинки закружились вокруг колдуна, закрывая обзор. И тот, почуяв неладное, почти сразу отреагировал, усилив кровавую пелену…
        Здесь, рядом с пленником, он практически непобедим, ибо способен в любой момент подпитать свои силы. Пусть даже приходится обходиться примитивной магией крови, потому что нет времени извлекать чистую ману, чтобы задействовать что-то более сложное. И пусть великий дух истощен, обессилен от беспрерывного выкачивания из него магии и жизненных сил - Меланоху на это плевать. Если он умрет, то какая разница, что будет с остальными?
        Прикоснувшись к управляющему кристаллу, он потянул на себя нити крови. Поворот рун на рукояти посоха, выстроить нужную комбинацию, пара секунд - и очищающее пламя уничтожает созданную духом завесу, вновь открывая обзор.
        Меланох торжествующе улыбнулся, увидев, как в зал через разломанную дверь вплывает голем, с которым его жрецы сражались наверху. Израненный в предыдущей схватке, еле летящий, но по-прежнему сжимающий цепь с крюком и остро заточенный меч. Пальцы скользят, выстраивая диски с рунами в нужный порядок, сила течет, повинуясь символам. Готово! Копье крови, пролетев через зал, пробило жалкий огненный щит и пронзило насквозь пародию на Погонщика мертвых, пришпилив его к двери, через которую тот только что пролетел.
        Теперь ты! Меланох направил свой жезл на духа Холода, мельком глянув на грудь, из которой черные жгуты в прошлый раз вырвали куски плоти. Восстановление шло вовсю: мышечная ткань постепенно нарастала, уже скоро покроется кожей.
        Силы опять не хватает. Ну же, еще! Прикосновение рукой к управляющему кристаллу, кровь скудным ручейком течет вверх, измученный пленник бьется в чаше бассейна. Над водой показывается уродливая голова, и под сводами зала разносится крик боли, заставив всех окружающих прочувствовать страдания, что испытывает великий дух.
        Зло сбросив мешающее наваждение, Меланох продолжил бой. Получай! Жезл ярко засверкал, и Первожрец выпустил накопленную силу. Пламя погибели! Он уже успел понять, что дух, с которым он вел бой, наиболее уязвим к Огню. Еще пара атак, и с ним будет покончено, а потом придет очередь недобитого человека.
        Дух задергался в багряных потоках пламени, ледяной щит, созданный им на пути огня, практически мгновенно исчез, и сейчас заклятье терзало самого духа, пожирая эфирную плоть. Почувствовав движение, Меланох, глянул в сторону. Там на время упущенный им из вида подранок склонялся над лежащим на земле молотом и зачем-то прижимал к нему руку. Оружие сначала не реагировало, затем пропало, а в руках у юноши возникли два топора, которые тот быстро соединил между собой. Через миг по залу пронесся рев, и вместо человека возник разъяренный циклоп с огромным молотом в руках, не уступавшим ему в размерах.
        Гигант, яростно взревев, шагнул к Меланоху и с размаху опустил молот вниз. Кровавый барьер, не в силах сдержать удар, брызнул в стороны, а тело колдуна буквально раздавило в лепешку, разлетевшуюся ошметками вместе с куском пола, на котором тот стоял.
        Бой завершен. Но еще не все дела закончены.
        Чуть примерившись, великан крутанул в руках молот и с силой вдарил по уходящей в воду цепи. Та сумела выдержать. Но он бил еще и еще, до тех пор, пока массивные, покрытые рунами звенья, не лопнули. Конец цепи змеей юркнул в воду, а циклоп перешел к следующей.
        Я не знал, кем было то существо, над которым измывался колдун, выкачивая силу вместе с кровью, но кем бы оно ни было, такой участи не заслуживал никто. А огромная морская черепаха, чью голову я видел над бассейном, явно была живой, настоящей - подозрений в иллюзорности происходящего после ее крика у меня больше не осталось.
        Когда лопнула четвертая цепь, с шумом упав вниз, над водой вновь показалась голова черепахи. Из ее больших синих глаз вместе со слезами вытекали капли крови. Как же тебе досталось, бедолага! На краткий миг я даже почувствовал с ней сродство, вспомнив время, когда из меня дома пытались создать Зеркало для двоюродного брата.
        На шее зверя я заметил тяжелый ошейник, покрытый вязью рун, похожих на те, что укрепляли цепи. Черепаха с надеждой смотрела на меня, высоко вытянув над водой шею с ошейником: кажется, ей было все равно, что я могу одним ударом свернуть ей голову, она готова принять даже смерть, если это принесет освобождение…
        Массивное тело циклопа склонилось над водой и доверчиво подставленным горлом, большие руки ухватились за ошейник, камнем висящий на шее. Пальцы, не уступающие размером небольшому дереву, осторожно ухватились за прочный металл и с натугой начали его разжимать. Ошейник заскрипел, руны засверкали, и из-под пальцев пошел дым. Металл начал нагреваться, обжигая руки, но циклоп, яростно сопя, только усиливал напор. Боль подстегивала, придавала сил, и сначала одно, а затем второе и третье крепления с громким хрустом лопнули, и ошейник, наконец, раскрылся, чтобы быть тут же выброшенным в дальний конец зала. А по телу циклопа пробежала рябь, и через пару секунд на земле уже стоял юноша, подошедший ближе к черепахе, что так и не сумела выбраться из воды. Она лишь обессилено положила свою большую голову на бортик бассейна…
        Он умирал, я это почувствовал, едва прикоснулся к дряблой морщинистой коже. Соддо тяжело дышал, с трудом втягивая большими ноздрями воздух. Его имя - это первое, что дух рассказал о себе. Он уходил, но не хотел умирать в тишине, и, подрагивая от боли, начал рассказывать мне историю своей короткой жизни.
        Перед моими глазами летели мыслеобразы океана-эфира: он огромен, словно вечность, истинная обитель богов и духов, где нет ни времени, ни пространства, а бесконечные потоки энергии кружатся, завихряясь и распадаясь на тонкие ручейки, чтобы вернуться вновь полноводными реками. Там зародилась искра жизни Соддо. Крохотный дух веками блуждал среди себе подобных, пока не сумел осознать себя. Он внимал знаниям мудрых древних богов, уснувших на дне потоков эфира, чьи сны блуждали среди рек чистой энергии. Он рос, учился, постигал, прошел через цепь перерождений, чтобы обрести сначала имя, потом форму. Последним стало обретение плоти, позволившей вынырнуть из океана эфира в реальный мир.
        Измученный переходом, оглушенный новизной ощущений и чувств, он с радостью встретил людей. До этого юный дух еще не знал, насколько они бывают коварны и опасны. Его обманули, предали, внезапно напав, сумели на время блокировать потоки энергии, а затем пленили. Но перед тем как на нем застегнули ошейник, обрезавший его связь с тонким миром, он успел послать весть с призывом о помощи. И был услышан - другие духи, подобные ему, пришли. Им потребовалось время, чтобы найти мир, в котором его пленили, но когда наконец отыскали… смертные тот день назвали Бедой, а он - Воздаянием.
        Только, к сожалению, это так и не принесло ему свободы. А дальше долгие века плена и мук. Его силы поддерживали существование смертных, наполняли артефакты, исцеляли и омолаживали тела жрецов, оживляли големов… Год за годом, век за веком он медленно умирал, уже утратив надежду. Но теперь он свободен и поет о себе песню памяти, чтобы не умереть забытым.
        - Тебе можно помочь?
        Шея в том месте, где крепился ошейник, представляла из себя сплошную рану: кожа отсутствовала полностью, я видел мышцы, обгорелую плоть… Немного поколебавшись, достал из сумки чашу, полученную от Каменного мудреца. Первоначально я думал, что наградой был лишь кристалл перезарядки, но в комнате отдыха рассмотрел свой трофей подробнее и узнал его свойства. Наполнив чашу из бассейна, подождал три удара сердца и влил слегка засветившуюся воду в рот огромной умирающей черепахи.
        - Потерпи немного, это должно облегчить твою боль, затянуть раны и нарастить плоть, - чаша раз в малый цикл превращала любую жидкость в лечебный эликсир, по силе равный аналогичной серебряной карте и способный не только подлатать тело, но и вывести яды, кроме самых сильных.
        «Это не поможет», - голос духа вновь звучит в моей голове, а следом приходят мыслеобразы. Я вижу что-то очень размытое, похожее на пульсирующее облако, разлитое внутри слабеющего тела. Это энергетическое ядро, догадался я, источник его силы, только оно все изорвано, утратило структуру и плотность и теперь затухает. Соддо и так оставалось немного: десяток-другой лет, и он бы угас сам, но наша схватка со жрецом его окончательно добила. Для своих атак, поддержки магического щита и восстановления тела колдун черпал силу у пленника напрямую, буквально выдирая ее, окончательно деформировав манопотоки и разрушив их источник.
        - Позови на помощь, - я быстро сформировал мыслеобраз и отправил его в измученный разум Соддо. - Нельзя сдаваться, пока есть хоть крохотный шанс на спасение.
        И снова в ответ возникают образы разрушенного ядра и затухающего движения энергии.
        Общение с Нией и Котом не прошло зря, я почти сразу осознал, что мне хотят сказать - нет сил. Даже на мольбу о помощи. Да и услышат ли ее? После первого зова потребовались года, чтобы разгневанные духи сумели найти нужный мир. У Соддо же нет даже часа, не то что года.
        Дыхание черепахи начинает прерываться и слышится все реже, тяжелые веки почти опустились… Ну уж нет, так не пойдет! Я срочно зарылся в сумку, и на каменный пол перед великим духом высыпались жезлы и посохи жрецов, собранные мною наверху. Теперь понятно, почему эти уроды ничего самостоятельно не могли - все это наполнялось чужой энергией.
        - Возьми свою силу, формируй зов, - командую я, рукоятью топора разбивая кристаллы-накопители. Вообще-то так поступать не рекомендуется, это может привести к спонтанной вспышке магии, но у меня нет времени тянуть, приходится рисковать. Камни хрустят, рассыпаясь на куски, ручейки силы исчезают, поглощенные тем, кто их когда-то создал.
        «Слишком мало», - доносится до меня эхо мыслей духа.
        Мало. Я оглядываюсь по сторонам и вижу огромные кристаллы-накопители с прикрепленными обрывками цепей - через них из Соддо вытягивали ману.
        «Здоровые…» - мысленно оценил я кристаллы. Почти с меня ростом, но светятся чуть заметно, скорее всего, энергии в них осталось немного. Стоит попытаться.
        - Приготовься, - скомандовал я Соддо и запустил в полет сначала один, а затем второй топор.
        С громким звоном кристаллы лопнули, и по залу пронесся вихрь силы, заставив меня зажмурить глаза. Сотни крохотных искорок, похожих на светлячков, оказались рассеяны по всему доступному пространству, а затем стали медленно стягиваться к тому, из кого их когда-то извлекли. Часть из них задела и меня, окончательно излечивая и восстанавливая силы, но основная масса вернулась к духу. Тело черепахи начало слегка светиться, дух даже приоткрыл глаза, и я увидел в них тень надежды. Время шло, и наконец по подземным пещерам, разрастаясь и набирая силу, пронесся крик, зов, мольба о помощи всем, кто сможет услышать. Я скорее почувствовал, чем услышал, как эта весть пронизывает слои реальности, расходясь, как рябь на воде, уходя все дальше и выше…
        Соддо, вскинув голову, в ожидании смотрел куда-то вверх, словно пытаясь разглядеть что-то видимое только ему. Секунды текли словно годы, и я видел, как надежда в его глазах тает, сменяясь отчаяньем, а затем - смирением со своей судьбой. Устало поникнув, он посмотрел на меня, прощаясь.
        «Спасибо за то, что попытался и дал возможность умереть свободным». Его тело затряслось, словно в судорогах, глаза закрылись, а затем из приоткрывшегося рта вывалился свернутый трубочкой язык и, раскрывшись, уронил мне в руку липкий комок дурно пахнущей массы.
        «На память», - шепнул дух. Его взгляд стал постепенно мутнеть, и я почувствовал, как биение жизни в нем начало затухать…
        Они пришли.
        Сквозь своды каменного зала неторопливо и величественно вплыл огромный кит, настолько большой, что в просторное помещение влезла лишь его голова. Следом, буквально соткав себя из воздуха и золотистых лучей, горделиво появился олень, над головой которого, словно корона, высились сияющие рога. Вздымая глыбы каменного пола и обрастая ими, обретая плоть и форму, в зал грузно вступил темно-серый медведь, яростно фыркнувший при виде меня.
        Они ждали все эти века, терпеливо балансируя между явью и сном, решив во что бы то ни стало освободить собрата, а если не выйдет - покарать всех виновных. И теперь пришли, услышав его зов. Каменный медведь, солнечный олень, парящий в воздухе кит. Едва увидев Соддо, они замерли в странном единении, стоя возле него, а затем я ощутил исходящие от них потоки энергии. Несчастный Соддо снова начал светиться. Я видел, как потоки магии завихряются в нем, излечивая измученное тело, формируя из ошметков новое маноядро и наполняя его силой. Затухающее биение жизни вновь стало набирать ритм, и когда угроза небытия отступила, могучий кит, наклонив голову, заглотил тело младшего духа, на время сделав его частью себя. Там, внутри, его сущность будет окончательно восстановлена. Ребенок, слишком неосторожно шагнувший в реальный мир, теперь в безопасности.
        Я, наблюдавший за этим, почтительно склонил колено, когда каменный медведь, сердито ворча, направился ко мне, а следом, звонко цокая копытами, к нему присоединился и ярко светящийся олень.
        - Мы благодарны, - величественный дух замер передо мной, его тело сейчас напоминало облако света, внутри которого кружатся потоки энергий. - Мое имя Саланна, и я знаю тебя. Твой образ, вместе с песней гнева, был послан О. Ты доставил весть о гибели Дамбаллы, смог сберечь ядро ее души, дав шанс на новую жизнь, а теперь снова спас одного из нас. Это достойно новой песни и нашей памяти. Владыка Перемен редко несет благо, но я рада, что среди его слуг есть и такие, как ты. Ступай с миром. В этом месте скоро не останется живых. А это прими с благодарностью от нас, пусть поможет в том испытании, которое тебе предстоит.
        Саланна ярко засветилась. Недовольно ворча, к ней присоединился Гудул. Он не любил смертных, предпочитая одиночество серых скал и величие снежных пиков. Неугомонные букашки раздражали его, постоянно портя, буравя, раскалывая и оскверняя горы, что он так любил создавать. Но не признать правоту Саланны он не мог - человек заслужил награду, и его сила влилась в поток, создаваемый солнцеокой Матерью ветров. А следом, наполняя и придавая форму, к ним присоединился Мадарах - Отец океанов. Постепенно обретая свою структуру и границы, начала возникать Большая печать духов: Земля, Вода и Ветер - три аспекта вселенной коснулись тела смертного, навсегда оставив на нем отблеск силы.
        Гудул ворчливо фыркнул, увидев, как налилась синим часть узора, относящаяся к Воде. Кто-то из старших уже отметил смертного своим благословением, и теперь этот отголосок его воли перетек в формируемую духами печать, сроднившись с нею и став частью ее. Если когда-нибудь человеку удастся получить и благословение Огня, то печать будет заполнена целиком, выйдя на новый уровень возможностей и силы…
        - Благодарю, старшие, за милость и дар, врученный вами, - юноша, склонив голову, на несколько секунд замер в молчании, прежде чем снова заговорить. - Я молю о милосердии для людей, живущих в этом мире. Нет справедливости в наказании всех за грехи нескольких. Я мало знаю этот мир и видел лишь крохотную его часть, но среди встреченных мной многие были подобны вашему сородичу: лишены свободы, испытывали нужду, боль и несправедливость. И наказав их за деяния, о которых они даже не знали, не то что могли на них повлиять, вы встанете на одну ступень с негодяями, мучившими Соддо. Я молю проявить милосердие и справедливость: люди очень отличаются друг от друга, и все не должны нести ответ за поступки немногих. Накажите виновных, но дайте шанс остальным.
        Гудул яростно рыкнул. Он не желал быть сегодня милосердным, он был зол и хотел выплеснуть свой гнев на смертных, забывших свое место. Но Саланна и Мадарах, задумались над тем, что было сказано. Великие духи редко общаются со смертными, пребывая на разных с ними пластах бытия, но сейчас слова человека заставили их прислушаться, повременить, сдержав дыхание гнева.
        - Мы подумаем и решим, - наконец ответили они. А затем все трое, слегка замерцав, покинули этот слой реальности, оставив юношу одного.
        «Ну и стоило оно того? - ворчливо заговорила Тайвари. - Лучше бы попросил что-нибудь полезное для выживания на турнире. У нас же сейчас не осталось ничего, кроме Стрекозы. Теперь единственное, что ты можешь делать - величественно порхать и плеваться сверху на возможных врагов. Оба колеса обновления, призывы существ, доспех, аура… Рэн, у нас вообще ничего нет, зелья лечения и те все потрачены! Даже огненные болты остались без магического наполнения - эти проклятые големы каким-то образом высосали из них силы. И вместо чего-то существенного ты просишь о милосердии для других, а не о собственном выживании!»
        На это я лишь пожал плечами:
        «Тай, великие духи, подобно богам, дают лишь то, что сами сочтут нужным. И прежде чем паниковать, давай проверим, что для нас оставил Смеющийся Господин».
        На месте гибели големов-стражей мерцали два синих огонька, а возле бассейна парил сверкающий золотом проем портала. Я оценивающе огляделся по сторонам. Точка выхода есть, враг повержен, самое время заняться сбором трофеев…
        Оглядываю роскошный кабинет, принадлежавший главному ублюдку, приконченному мной внизу. Книги, свитки, украшения и одежда - по сути, не нужный мне мусор. Но одна из мозаичных каменных панелей светится красным, явно скрывая что-то за собой. Нужно быть осторожным, вскрывая ее. Повертев в руках топоры, я с размаху ударил по стене, разбивая камень. Пара минут работы, и, миновав подозрительную дверцу, я добрался до узкой ниши тайника. Шкатулка, а рядом амулет с выемкой в центре, похожий на тот, что носил на себе жрец, и весьма эффективно противостоявший моим атакам.
        Я осторожно забрал амулет, затем достал шкатулку и, откинув крышку лезвием топора, увидел, что она доверху наполнена кроваво-красными кристаллами - окаменевшими сгустками крови Соддо, несущими в себе частицу его силы. Это пригодится, их я сложил в отдельный карман, а все остальное летело в сумку без разбора. Если выживу, дома разберусь, что захватил. Отдельно легли припасы: напитки и еда, найденные мною в кладовых жрецов. Ими, я думаю, себя обеспечил до конца Турнира, да еще и останется, чтобы с Меджем просидеть за выпивкой не один вечер.
        Так, посмотрим, что у нас есть еще интересного… Я иду по коридору с покоями жрецов, по очереди изучая все встреченное мною на пути. Не в обычаях наемников бросать добычу. Запертая дверь от удара топором слетает с петель, и я вижу просторную комнату, заставленную непонятным для меня оборудованием и приборами. По виду крайне сложными. На столах лежат заготовки артефактов, в углу стоит нечто похожее на голема, опутанного металлическими проводами. Что ж, все это тоже пригодится. Судя по тому, что местные сумели пленить великого духа, а потом несколько веков использовать его в качестве батарейки, у их техномагической цивилизации был весьма неплохой уровень развития, да и големы в подземелье сумели меня впечатлить. Если бы не топоры аспараи, я плохо представляю, что сумел бы им противопоставить…
        Спустя час…
        Кажется, всё. Я еще раз оглядел разграбленную мной лабораторию, после чего направился вниз: не стоит и дальше испытывать удачу и благосклонность судьбы. Кто знает, что решат духи, и не обрушат ли они свой гнев на смертных, прихлопнув заодно и меня. Сумка и так ломится от трофеев, и сдается мне, все стоящее я уже сумел получить. Лаборатория, небольшой арсенал, сокровищница - все это располагалось рядом с комнатой главного жреца. К ней меня любезно проводил местный стражник, весьма быстро понявший мою просьбу. Как выяснилось, я даже понимал местную речь. Видимо, это особенность турнира - знание языков в мирах, куда попадает Игрок. Добыча оказалась весьма хороша, теперь бы еще унести ее да найти хороших механиков и тех, кто разбирается в магии рун. Камни силы есть, оборудование для создания артефактов тоже. Голова закружилась от возможных перспектив…
        Парочка местных при виде меня порскнула куда-то в сторону, испуганно скрывшись за углом. Затем доспех тускло моргнул, когда об него ударился короткий стальной шип - видно, я наткнулся на ловушку, установленную для непрошеных гостей, несколько таких во время своего грабежа я уже встречал.
        Турнирная карта действия, БОЛЬШАЯ ПЕРЕЗАРЯДКА, разовая, золотая, перезаряжает все карты, использованные участником на текущем этапе турнира. Ее я применил, едва нашел там, внизу, над обломками первого голема. Карт в сфере было три. Второй оказалась карта-подсказка, ИСТИННЫЙ ПУТЬ, позволяющая отыскать кратчайший путь к ближайшей точке выхода из зоны испытаний. Полезно, решил я. Третьей было БОЛЬШОЕ ЗЕЛЬЕ ЛЕЧЕНИЯ, сразу занявшее свое место в одном из гнезд на поясе.
        Вторая сфера неожиданно порадовала еще одной золотой картой. КИНЖАЛ КРОВАВОГО РИТУАЛА, при убийстве поглощает часть жизненных сил жертвы. Накопленную энергию можно переливать в карты заклинаний и существ, сокращая срок отката, или направлять на восстановление раненных вызванных существ. Интересно, я повертел в руках кинжал, размышляя над перспективами, что он мне давал. Вырезая врагов, я смогу перезаряжать собственные карты, восполняя их запас. Конечно, для отката золотых понадобится множество жертв, хотя… чем сильнее враг, тем больше в нем жизненной силы…
        Внезапная догадка сверкнула в голове: а может, Смеющийся Господин этого и ждал? И орудие, и жертва - всё в одном месте. Обессиленный дух сам бы с радостью подставил горло под удар. И черное пламя высоко взлетело б над алтарем, принимая такое подношение. А потом нужно было лишь шагнуть в портал и перенестись в другой мир, избегая гнева разъяренных стихий, что обрушится на ничего не подозревающих смертных, заодно создав проблемы конкурентам, которые, попав сюда, вряд ли уйдут из этого мира живыми… Вдруг именно этого и хотел Повелитель Игры, а я пошел против его воли?!
        - Да наплевать! - я дернул головой. - Если ему нужны палачи, пусть ищет их среди других.
        «Ты поступил верно, - голос Тайвари журчал умиротворяющим ручейком. - Вместе с жизненной силой великого духа ты унес бы и его проклятье. Да и остальные его сородичи наверняка узнали бы о сделанном тобой, особенно если б ты решил задержаться для сбора трофеев. Кстати, посмотри, что оставил на память о себе твой новый друг».
        Вспомнив о подарке, я полез в карман, только сейчас сообразив, что так и не успел его изучить. Влажная масса подсохла и легко распадалась от легкого прикосновения пальцев. Внутри прощупывалось нечто твердое. Я раскрошил податливую оболочку и увидел светло-зеленый, похожий на речную гальку камень с ярко синими прожилками, бежавшими по нему.
        «Черепаший камень! - потрясенно прошептала Тай. - Это один из главных компонентов для создания эликсира вечной молодости. Такой крупный - огромная редкость, чернокнижники и ритуалисты с алхимиками за него душу продадут. Требуется не меньше тысячи лет, чтобы он вызрел в теле черепахи, а этот еще и несет в себе силу великого духа… Даже не представляю, сколько подобное может стоить…»
        На это я лишь удивленно покачал головой. Воистину бесценный дар на долгую память. Спасибо. Пожалуй, это единственное, что я могу сейчас сказать. А теперь мне пора. Я подхожу к сверкающему проему и делаю шаг вперед. Перед глазами вспыхивает надпись:
        «Вы покидаете водную зону испытания духа. Вы уверены?»
        Молча кивнув, я продолжил идти. Что ж, посмотрим, что еще мне уготовил Смеющийся Господин.
        Глава 19. Эпилог
        Узкий коридор, как две капли воды похожий на тот, в котором я побывал на первом уровне, и три двери, расположенные рядом друг с другом. Думаю, стоит подойти поближе.
        «Земля, Огонь и Воздух», - прочел я, вглядевшись в символы на расположенных сверху табличках. Видимо, это проходы на следующие элементарные планы. Удобно, позволяет использовать наиболее выигрышную для тебя стратегию, избежав нежелательных зон, и, сдается мне, у остальных участников турнира, прошедших обычным путем, такой возможности не будет. Скорее всего, их случайным образом перенесет в новую зону, как максимум, предоставив выбор из двух дверей, без намека на то, куда они ведут.
        Если, конечно, вообще удастся найти выход с плана. Перед тем, как покинуть мир с высохшим морем, я глянул на свой браслет: на нем оставалось всего шесть камней. Такими темпами до третьего этапа может вообще никто не дойти, мы все сдохнем уже тут, блуждая по элементарным зонам.
        «Я бы рекомендовала рассмотреть возможность досрочно покинуть турнир, если сможем найти точку выхода, - произнесла серьезным голосом Тайвари. - Испытания чересчур суровы. Риски непропорционально растут с каждым новым этапом. Я не исключаю того, что это как-то связано с гневом Владыки Хаоса, оставшегося недовольным своими игрушками».
        «Возможно», - согласился я, вспомнив скавена и то, каким образом он попал на испытания. Правда, домоседы в большинстве своем уже должны быть мертвы, не сумев преодолеть первый этап. Хотя и среди них могут быть исключения, та же Нола, например, - ей ведь даже ходить было тяжело, но пробиться наверх она все же смогла.
        «Мы собрали хорошую добычу, - продолжила убеждать меня помощница. - Оборудование из лаборатории магов, застывшая кровь великого духа, книги, артефакты и их заготовки. Благословение духов и вовсе бесценно, его в принципе невозможно купить…»
        «А Шепчущий?» - уточнил я, размышляя над словами Тай.
        «Ситуация изменилась, - ответила симбионт. - Даже он не предвидел проведения турнира в таком формате. Здесь практически не играет роли личная подготовка и сила карт, все отдано на волю случая. Мы с трудом смогли пройти даже первый этап, выжив лишь благодаря ошибке соперников, чуть не погибли в первой же зоне второго… А что будет дальше? Змей все это отлично просчитал, поэтому и не выделил нам своих карт, даже под полное обеспечение их стоимости. Так что при таких условиях желание покинуть турнир будет вполне обосновано.
        А для возмещения потерь нага можно будет, к примеру, отдать ему черепаший камень. Он с лихвой перекроет стоимость эликсиров, потраченных на твою подготовку. И еще, не факт, что Шепчущий сам справится с прохождением турнира. Существует вероятность того, что он и вовсе не сможет его пережить, а вместе с ним сгинут и все наши обязательства. Сделку мы заключали с ним лично, а не с Домом Змеи, да и в самом Доме вряд ли останется достаточно сильных бойцов, способных создать нам проблемы - без нага их уничтожат в течение нескольких малых циклов».
        «Разумно, - согласился я. - Но для начала давай найдем эту точку самую выхода, тогда и будем решать исходя из обстановки. К тому же, не стоит забывать, что для оплаты выхода нам нужны еще и турнирные очки».
        Закончив разговор, я призвал Книгу - едва попав сюда, я услышал звуковой сигнал, сообщавший о полученном письме.
        Золотистый знак распорядителя Арены. Ну что ж, посмотрим, что мне хотят сообщить. Прикосновение к символу на конверте, и передо мной тут же возникает текст послания:
        «Поздравляю!!! Вы первым из Игроков в вашей зоне испытания смогли перейти на следующий элементарный план. Награда за лучшее время - 50 баллов! Кроме того, по итогам прохождения зоны вам начислено:
        За прохождение элементарного плана воды - 100 баллов.
        За уничтожение стражей прохода - 40 баллов.
        За прохождение комнаты испытания красного уровня - 10 баллов.
        За выполнение скрытого задания «Пленник глубин» - 50 баллов.
        Всего вам доступно двести пятьдесят баллов. Вы можете использовать их для активации еще не заявленных на турнир карт из вашей Книги или перезарядки уже использованных. Эта возможность останется доступна вплоть до момента перехода в следующую зону испытаний. Все заработанные и неиспользованные вами баллы сохраняются и доступны для использования на других этапах турнира».
        - Игра снова преподносит нам сюрпризы, - прошептал я, еще раз перечитывая письмо.
        Я думал, что начисление баллов и активация карт будут доступны лишь после завершения всего уровня, но новая информация многое меняет. Благодаря карте, найденной в сфере стража, все выбранные мною на второй этап карты уже перезагружены, тратиться на их обновление не надо. Так что, с учетом полученных баллов, я смогу использовать дополнительные пять золотых карт или целую кучу серебряных, что существенно увеличит мои ударные возможности, состоящие сейчас в основном из Бореалиса и Ужаса битв.
        «А еще их можно не тратить на карты, - прошептала Тайвари, - а оставить, чтобы покинуть турнир».
        С учетом ранее сказанного, это предложение также не лишено смысла. Риски растут, добычи взято немало, и отступить, сохраняя уже имеющееся, - разумная тактика. Но, с другой стороны, моя первостепенная задача - выжить. До точки выхода нужно еще дойти, а учитывая то, с чем я успел столкнуться, и частоту, с какой гасли камни на браслете, - без серьезных боевых карт можно умереть гораздо раньше, чем найдешь возможность покинуть турнир. Опасных противников я могу встретить на первых же шагах, едва попав в новую элементарную зону, плюс не стоит забывать правило турнира об обязательной схватке Игроков при нахождении в одной комнате, Так что ударная колода карт поможет мне выжить гораздо больше, чем так и не использованные баллы…
        Сложный выбор, над которым мне надо подумать.

* * *
        - Повелитель, - гремлин почтительно склонился в поклоне перед Шепчущим, - время для выбора карт вышло. Вы готовы приступить к этапу выбора арены будущего боя?
        - Дайте мне несколько секунд, - попросил наг, наконец оторвавшись от Книги.
        Он еще раз скользнул взглядом по тактической доске, висевшей рядом с ним в воздухе. На ней он производил подсчет и сравнение карт по соотношению их силы, возможности синергии и сочетанию накладываемых эффектов. В специальных ячейках на доске замерли фигурки отрядов и существ, отобранных для боя. Он оценил расстановку своих войск, порядок призыва в зависимости от действий врага и, тяжело вздохнув, покачал головой.
        Слишком много неизвестных факторов. Он не знал ничего о противнике и его отряде, особенностях используемых существ, наложенных усилениях, излюбленных тактиках ведения боя и ударных картах. Главное условие испытания было одно: враг получит карты, равные по типу и уровню силы тем, что выберет для боя сам Шепчущий, не больше, но и не меньше. В остальном - никаких ограничений. Любые призываемые доспехи и артефакты, существа любого типа вплоть до Великих зверей - наг мог использовать абсолютно все, зная при этом, что такие же возможности станут доступны и его сопернику.
        Отведя взгляд от доски с расставленными на ней фигурками и горящими символами карт, Шепчущий на время прикрыл глаза, давая отдых разуму. Он устал. Сотни лет, проведенные в Игре, научили его просчитывать каждый свой шаг, оценивая и сопоставляя уровень возможных потерь, шанс достижения успеха и реакцию всех заинтересованных лиц, поэтому происходящее сейчас он воспринимал не иначе, как свое полное поражение. Подобные условия в принципе не должны были сложиться: его обошли, сумев просчитать, создав ситуацию неприемлемого риска. И он был невероятно зол на все, что сейчас происходит. В ярости он сжал кулаки, до крови разодрав когтями кожу на ладонях.
        Потребовалось еще несколько секунд, чтобы вернуть над собой контроль. Гнев - плохой помощник, он вступит в это сражение и выиграет его. Чем сложнее битва, тем слаще победа. Враги забыли, что змеи бьют не только в спину, пора напомнить им, что в схватке не на жизнь, а на смерть, загнанная в угол змея не уступит своей яростью даже разгневанному дракону.
        - Я готов, - он открыл глаза и твердо посмотрел на гремлина, терпеливо ожидавшего рядом.
        Стоило этим словам отзвучать, и все окружающее пространство пропало, а перед единственным участников турнира полководцев возникло колесо с символами арен, горящими на нем. Колесо неторопливо начало набирать обороты, и взгляд нага напряженно приклеился к стрелке выбора - от типа арены в будущем бою зависело очень многое…

* * *
        Искарос довольно огляделся вокруг, оценивая место будущей схватки. Неплохо: повсюду, насколько хватает глаз, раскинулось безбрежное море песка.
        Нейтрального типа арена, практически без живых существ, если не считать за таковых насекомых и змей. Но враг вряд ли сможет использовать это в будущем поединке, если он, конечно, не инсектоид или не сильный менталист с набором карт, заточенных на контроль разума. Какие-либо объекты, доступные для использования, на Компасе также отсутствуют, так что все решится за счет силы карт и правильного применения отряда и призываемых существ.
        И он собирался выложиться на полную и даже больше - слишком многое для него стояло сейчас на кону. В ушах до сих пор звучали слова Смеющегося Господина: «Обрети победу и получишь свободу, о которой молишь все эти годы…» Это был его шанс, которого он ждал больше двух тысяч лет! Чтобы прервать свое бессмысленное ожидание, опальный владыка был готов практически на все. И сейчас от долгожданной свободы его отделяла одна жалкая схватка! Сколько их было в прошлом - не счесть, но он ничего не забыл, и теперь пришла пора напомнить миру, кто такой Искарос Копье Истребления.
        Подняв голову к небесам, он счастливо улыбнулся, прежде чем крикнуть:
        - Легион Света, приди на мой зов!

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к