Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Север Гай: " Автовоздействие " - читать онлайн

Сохранить .
Автовоздействие Гай Михайлович Север

        # «День неба». Повести. Рассказы. Toronto: Aeterna, 2012. ISBN 978-1-300-41551-0.
        - Вот она, - Джейсон надвинул на нос очки. - Сидит около входа.
        - Уже понял, - Крис надвинул свои и увеличил изображение. - Можно было не говорить.
        - Сразу чувствуется - что-то не то?
        - Не то - не то слово... Так вроде как ничего, просто очень красивая. А присмотреться - как из другой реальности, на самом деле.
        - Что наблюдаешь?
        - Бедра... Нет, она нереальная. В общем, мне начинает вериться, что все эти сказки - не сказки.
        - Я же говорю, - Джейсон кивнул. - Я видел сам - как она вышла тогда живая. И до этого случай - когда она выходила без царапины с того света.
        - В любом случае ясно, - Крис продолжал разглядывать. - что она не от мира сего... Какая фигура! Черт, больше не увеличивает.
        - Она и так в прозрачном почти, маньяк.
        - И тоже в очках. Причем, мне кажется, нашим до нее далеко... А это не он?
        Джейсон остановил очки на вышедшем человеке. Тот двинулся по тротуару, дошел до перекрестка, остановился у киоска с прессой, стал изучать заголовки.
        - Да, это он.
        - Значит они никого не убирают?
        - Да, Крис, эти никого не трогают. Они работают стерильно, и вообще странно, не по-человечески. Никакого пиара, ни черного, ни белого, никакой промывки мозгов, никому. Они просто делают так, что железки поступают в продажу позднее. Первая тормозит у первых, вторая - у вторых. Пока тормоза у первых - выстреливает, соответственно, у вторых. Энное количество покупающих лопухов разделяется, и у первых потом продажи ощутимо хуже. Народу-то все равно что хватать - берут то чем промывают мозги, и лишь бы быстрее... Причем работают так, что ясно - кто-то сливает. Дергают несекретные прототипы, которые никто не прячет. Ты знаешь как в этих конторах устроено - каждый работает со своим барахлом, которое само по себе в отдельности - не секрет. Ну, это единственно годная политика безопасности. Если не сливать, конечно. Потому что собственно секрет - как раздельное барахло объединить в готовую железяку... Эд говорит, что эти конкретные прототипы изготовить-настроить заново - буквально день-два. А проект в результате сползает на несколько месяцев. Круто? Эд два раза это просек - они ту, другую, ведут уже долго.        - Посмотреть бы на ту, другую... А что босс? Ведь да, ясно, что это совсем третья сторона.
        - Крис, наше дело, - Джейсон усмехнулся, - схватить нашу девчонку и заставить ее дернуть наш грузовик. Заставить сумеем, аргумент у нас есть, - это главное, и это все.
        - Сок взяла, вроде... Жара нереальная, а она свеженькая как... Она знает, что аргумент у нас есть?
        - Еще нет. У себя не была уже сутки, а мы дернули эти штуковины ночью.
        - То есть теперь?
        - Теперь у нас элементарно нет времени. Одна штуковина действует сутки. Причем запасных она не берет.
        - Может опасно?
        - Не знаю... Может и так. Так, этот пошел, сейчас перейдет улицу... Остановился, с кем-то болтает... То есть за эти сутки она должна уяснить, что если не сделает что нам надо... Босс думает, что это аккумуляторы для аппаратуры, с которой она охотится на этих ребят. Ну, типа того.
        - Встала... Пошла...
        - Сволочь, он далеко, на пределе... Потеряю в толпе... Что за дура такая! - Джейсон еле вырулил от старушки на крохотном каре, вылетевшей из парковки как пробка. - Дура, ты дура, что ли, совсем?..
        - Так, стала.
        - Он тоже. Посмотрел расписание... Я тоже скоро на автобусы пересяду, у них хотя бы выделенная полоса... Бродит вокруг. Надо припарковаться, только куда... Она, надо думать, никуда не поедет...
        - Стоит на углу, у киоска. Как бы читает... Нет, какая девочка!
        - Она к тебе чем?
        - Задом... Спиной то есть.
        - Понимаю... Автобус! Надо или ехать, или припарковаться!
        - Отошла от киоска, на перекрестке... Видишь деревья? Ей надо перейти на ту строну... Двигай!
        - Вышли трое... Похоже тот кого ждал этот наш. Черный кейс, как в кино. Отошли, в тень... Разговаривают.
        - Перешла... Какая походка!.. Видел как бедра виляют?
        - У нее - двигаются, кретин. Смотри, кстати, как на нее оглядываются.
        - Остановилась опять у киоска. Сколько их тут вообще? Сколько здесь проезжал - никогда не замечал, что их тут столько. Это что - всё читают?
        - Никто ничего не читает, это бизнес. Так, этот, из автобуса, что-то ему достает, коробка... Так, другой автобус... Возвращаются на остановку...
        - Стоит у киоска.
        - Задом к тебе?
        - Заткнись.
        - Попрощались. Кейс сел в автобус... Уехал.
        - Стоит. Задом, да, замолчи.
        - Осмотрел коробку. Двинул дальше, по улице, - Джейсон вел машину медленно как только было возможно. - Что за кретин опять поперек дороги! Почему права дают тем кто так паркуется?.. Я его потерял.
        - Джей, без паники... Я ее вижу, в деталях... Пошла.
        - Так, его нет. Ее вижу... Пошла.
        * * *
        
        Хелена преследовала объект. Эти двое, похоже, сейчас следят из машины. Прикинула пару машин где они могли находиться. Уверены, что загонят ее за час-полтора, еще до вечерних пробок; район знают наверняка лучше - но не так как нужно именно ей. А ей нужны, в первую очередь, кое-какие важные мелочи - если возникнут проблемы, и их придется решать крайними мерами. Объект вступил в зону воздействия. Восемьсот метров, в пределах которых коэффициент максимально благоприятен.
        Она ускорила шаг. Затылок владельца коробки расплылся на все поле обзора; через двадцать метров выключила очки. Вспотевший бритый затылок блестел на знойном солнце в десяти метрах. Приближался перекресток, за ним объект мог выбрать альтернативную трассу - пойти через парк. Дальше по улице она имела три точки воздействия; в парке - только одну, и та спорная, не «сквозная» - то есть уходить придется той же дорогой которой придешь.
        Была проблема мешавшая просчитать все как надо - не вполне понятно кто конкретно им нужен. Могла быть нужна что коробка объекта, что собственно она сама, Хелена. Информации на просчет их объекта она собрать не успела. За две эти недели она и так прыгнула выше себя.
        Объект доследовал до входа в парк и свернул - предпочел пройтись в тени под деревьями, пусть на двести пятьдесят метров больше. Тем более, он не спешит - до поезда много времени; даже ни взял такси (пока нет пробок), ни сел на автобус. Она свернула за ним, ступила на парковую дорожку, оказалась под очень приятной после зноя улицы тенью. Позади слева заметила одну из машин которые подозревала. Нет, в парке действовать она не будет. Покинуть точку отсюда можно только вернувшись на улицу, и Хелена таким образом выполнит для них всю работу - неважно кого именно стерегут.
        Дорогу перегородил рыхлый нетрезвый толстяк в придурочных полосатых шортах и придурочной яркой футболке, с банкой пива в каждой руке.
        - Какие ноги! - закричал он, оглядывая ее неясным взором. - Какая попа! Давай...
        Он протянул банку, она оттолкнула руку, увернулась от другой, отскочила. Толстяк прыгнул за ней, выронил банку, схватил за локоть. Она отцепилась; толстяк схватил за край платья так, что чуть не сорвал. Она дернулась, очки упали, повисли на шнурке; толстяк выронил другую банку, схватил за другой локоть, завизжал:
        - Не понял, ты что...
        За эти две недели она привыкла, что тридцать процентов аборигенов были полностью невменяемы - что на трезвую, что на нетрезвую голову. Минимум три раза в сутки к ней приставали; единственный способ общения с такими людьми - либо бежать, либо, если бежать невозможно, бить. И бить желательно так чтобы бить второй раз уже не пришлось. Ударом колена она ранила толстяка в пах; он вскрикнул, выпустил локти, согнулся. Надела очки и помчалась.
        Объект успел затеряться. Снова включила очки и восстановила контроль над затылком - тот находился теперь в конце аллеи. После парка - еще две точки, и, пока имеются эти в машине, сделать все лучше в первой. Улочка по которой оттуда можно уйти, во-первых, спускается сразу к шоссе; во-вторых, с той стороны въезд закрыт «пеньками»; пешеходу пройти, машине - никак.
        Хелена обгонит любого здешнего спринтера, но от машины, разумеется, не уйдет. Про эту улочку им, конечно, известно; они уверены, что если она туда повернет, там спокойно ее загонят. Но, во-первых, они не знают всей сути ее расчетов. Во-вторых, улочка выходит сразу к шоссе. Что важно на случай непредвиденных обстоятельств (просчитать всё полностью невозможно). Если придется принимать крайние меры.
        * * *
        
        Сабина проследила как объект покинул автобус, протолкался через толпу, направился ко входу в метро. Необязательно, что тем двоим нужен именно кейс. По собранным данным можно было заключить, что те равным образом следили за ней. А за ним - лишь поскольку за ним следила она. Это приходилось учитывать, и это усложняло программу действий; но до сих пор это была единственная помеха работе.
        Их она заметила несколько дней назад, после того как успешно нейтрализовала второго. Сначала они только следили, а сегодня, похоже, начали действовать. Она не сомневалась, что когда работала со вторым, за ней никто не следил. Кто такие - выяснить не успела; это помогло бы определить за кем конкретно охотятся сами. Пока приходилось действовать с тройной осторожностью. Из четырех точек воздействия Сабина отобрала метро. Если те двое отслеживают ее - в метро уйти легче чем в сфере трех остальных точек. И, что главное, если те двое отслеживают ее, и если придется прибегать к крайним мерам, метро - то что надо.
        Объект миновал турникет, направился к эскалатору. Прошла за ним, отключила очки - выпала в антураж вестибюля. Треть окружающих глазела на нее открыто, треть - сдержанно, треть - украдкой косилась.
        В очередной раз подумала, с неудовольствием, - внешность, движения, жесты, прочее маскировать было бессмысленно. Здесь в метро она смотрелась, мягко говоря, не к месту. Но убедительно объяснить можно любую глупость; сейчас она небрежно поигрывала ключом от дорогой машины - пробки. Полицейский у стекляшки дежурного, оглядев ноги, под платьем бедра, талию, грудь, заметил в руках брелок и с пониманием заухмылялся.
        Она стояла на эскалаторе, непринужденно оглядываясь и внимательно вглядываясь через очки. Вот они - эти двое, сверху; на таком же расстоянии от нее как она от объекта. Очков в полумраке шахты тоже не сняли - контролируют; который выше - держит объект, который ниже - ее.
        Эскалатор закончился; объект, в потном море толпы, двинулся на платформу. Сабина следовала за ним. Тот уставился на табло - тридцать секунд... Двадцать пять... Двадцать... Пятнадцать... Из тоннеля бесшумно вылетел сверкающий поезд, замер за тонированным барьером, двери открылись.
        Повернула голову вправо - двое на месте; соседняя дверь, тот же вагон. Слева, в локоть, - объект (косится, ничего не поделаешь). Люди двинулись внутрь. Изо всех сил стараясь ни к кому не прикасаться, она двинулась тоже. Опустила голову и смотрела на пальцы, сжимавшие черную ручку.
        * * *
        Нейтер еще раз просмотрел схему. Все на месте, и девчонки у него на крючке. Каждая сегодня возьмет своего третьего. И обеим останется сойтись «в смертельной схватке лицом к лицу». Следующий шаг, у обеих последний, будет шагом на опережение. Им нужно просто опередить друг друга; темпоральная диспозиция такова, что кто успел первым - тот сохранил свою реальность. Обе шли одинаково; и терминальный объект у обеих - четвертый, и точка воздействия у обеих будет одна - других вариантов нет.
        Только терминальный объект у обеих - одно лицо. И они, более чем вероятно, об этом не знают. Они идут собственно на предмет, цель обеих не есть физическое удаление; владелец объекта, как правило, даже не берется в расчет. Итак, какая реальность останется существовать после воздействия? Номер семь первой - или номер четыре второй? Или все-таки номер одиннадцать? Номер одиннадцать - Нейтер невесело усмехнулся. Девчонки у него на крючке.
        Чувства его были мрачные. Две такие девчонки встречаются здесь, в этой безумной реальности прошлого, чтобы удалить реальность друг друга - а значит друг друга. Впрочем, его собственная номер одиннадцать - безумие еще не такое. За все эти (не столь уж многие) годы изменились только игрушки и побрякушки. Люди остались как были всегда.
        Единственное их счастье, здесь, - смежных реальностей на данном сегменте линейного времени только две. И никто здесь этого не понимает. Как здорово когда число реальностей - ниже Порога. За две эти недели Нейтер успел ознакомиться со здешней литературой. Многие авторы искренне полагают, что жизнь у них - «ад на земле». Они просто не знают что такое настоящий кошмар. Когда число смежных реальностей переходит Порог - вот тогда начинается ад. Они просто не знают что такое настоящий кошмар.
        * * *
        - Теперь будь готов, - Эдвард смотрел в сторону соседней двери. - Сейчас она отцепит у этого кейс и останется на платформе. Или сделает это в вагоне и испарится. И он не успеет ничего понять.
        - Вижу, - Грег смотрел в тоннельчик между потными спинами. - Причем она считает все на ходу. У нее в голове компьютер, без шуток.
        - Я бы представил, что она не человек, - Эдвард хмыкнул, - только фантастику ненавижу.
        - Ну да, - Грег не мог отвести от девушки глаз. - Я бы с таким не человеком... Только, боюсь, я ей... Нас она, букашек...
        - Нас она как раз замечает. Ты уже понял, что она - дьявол, все чует, и видит вокруг на семьсот двадцать градусов. Но мы тоже не лыком шиты. Станция.
        Вагон остановился. Двери открылись, выходящие вышли, входящие стали входить. Эдвард и Грег в напряжении застыли перед контроллером двери.
        Загорелись желтые лампы. Все входящие были внутри вагона. Грег смотрел вдоль окон на спину, облитую черным шелком волос. Сейчас загорятся красные. Красные загорелись, девушка продолжала стоять. Он смотрел в спину, и вдруг понял, что смотрит в пуговицы на рубашке владельца кейса. Следующее движение он сделал не осознавая - шагнул из вагона в последнюю долю секунды перед тем как сработал контроллер. Двери закрылись, вагон тронулся, заскользил, набирая скорость. Мимо прокатилось растерянное лицо - тип обнаружил, что остался без кейса.
        Девушка не торопясь пересекла платформу.
        - По-моему, она на нас посмотрела, - сказал Грег.
        - А ты сомневаешься, - Эдвард также неторопливо зашагал по сверкающим плитам, - что она в курсе про нас твои последние три часа?
        - Ну, сейчас-то в курсе. Выпадают из вагона, стоят в шести метрах, и собираются ехать назад вместе с ней, - Грег остановился у ограждения и посмотрел на табло. - Еще полторы минуты.
        Эдвард засунул руку в карман.
        - Боишься?
        - У нее в голове сейчас минимум пять вариантов чтобы от нас избавиться.
        - Она не будет нас убивать! Это ведь главное, что...
        - Во-первых, я никогда не доверяю этическим нормам. Если она поняла, что нам нужна не эта коробка, а она сама... Что бы ни говорил босс...
        - И что она может сделать, если все это правда? Что она заколдованная? Что с ней ничего...
        - Грег, я сказал. Фантастику я ненавижу, и в детстве брал эти книжки в сортир только чтобы подтирать задницу. Если человеку стреляют в сердце, с расстояния шести метров, - он умирает. Я только не понимаю на что рассчитывает босс. Вернее, понимаю - он рассчитывает обойтись малой кровью. А не получится? Допустим все это правда, и она выйдет, например, живой из огня, как та первая. Но товар-то не такой заколдованный?
        Подошел поезд. Девушка зашла в вагон и стала недалеко от двери.
        - Она выйдет на следующей, - сказал Эдвард.
        - На что она, все-таки интересно, рассчитывает? Ему до следующей - минуту, нам - две с половиной. Все будут уже на ушах.
        - Что ты говорил про компьютер у нее в голове? Помнишь следующую? Старая.
        - Ограждения нет... Попытается через тоннель? - Грег засунул руку в карман.
        - Не забывай - она ведьма.
        - А как же фантастика?
        - Это не фантастика. Ведьмы - реальная жизнь.
        Поезд остановился. Девушка, аккуратно протиснувшись между спинами, вышла в толпу на платформе. Сжимая в карманах капсулы, они вышли за ней.
        * * *
        
        Объект приблизился к перекрестку - второй точке из четырех определенных к воздействию. Сто метров за перекрестком - та улочка. Через сто метров она уходит влево, идет еще четыреста метров, потом уходит вправо, и выходит к шоссе. Хелена ускорила шаг. Через десять секунд она оказалась за потной спиной.
        Она неслась между глухими грязными стенами, перелетая через пакеты, банки, бутылки, коробки, газеты, и еще через десять секунд скрылась за поворотом. Теперь пусть стреляют - у них там капсулы, сеть - она набрала безопасное расстояние. Стены закончились, улочка вышла в пространство дворов, заваленных мусором; затем началась стоянка, забитая грязными, ржавыми, мятыми, изодранными автомобилями. Сюда отвозили брошенные - Хелена видела такое не раз, и каждый раз удивлялась такой расточительности.
        Пронеслась четыреста метров, свернула, помчалась дальше, подняла голову, посмотрела вперед, в прямоугольник света в конце коридора улицы, - и едва не остановилась. Металлических «пеньков», перекрывавших вчера въезд, не было. Кто и куда их убрал - Хелену не интересовало. Такие вещи просчитать уже невозможно. Последние двести метров - и в конце этих метров машина ее догоняет, эти двое стреляют - что у них там...
        Она вылетела из коридора на свет. Бежала так быстро, что очки запоздали, и глаза после тени получили удар. Прикрыла лицо рукой, потеряла пару драгоценных секунд. Огляделась - терраса над трассой, по стене, покрытой дурацкими разноцветными изображениями (что за странное развлечение); широкая река асфальта, камень стены с одной стороны, железо барьера с другой. Обернулась - здесь, тормозят, открываются двери... Шагают вперед, в руках пистолеты...
        Выскочила на барьер и прыгнула вниз, в поток машин. Сгруппировалась, упала на длинный капот лимузина, скатилась на соседнюю полосу - водитель наверняка и не сообразил что случилось. Замерла на горячем асфальте ничком, рассыпав волосы медно-золотым сверкающим в солнце веером.
        Трейлер, мчавшийся по полосе, затормозил, ударил по перепонкам адским верезгом шин. Тягач занесло на смежную полосу, полуприцеп пронесло дальше и завалило. Огромный параллелепипед начал падать когда до Хелены оставалось несколько метров; в последнюю долю секунды он пропустил ее под собой, и бортом рухнул на раскаленный асфальт. Автобус который несся за трейлером остановился в метре.
        Она вскочила, подбежала к бетонному разделителю, вспорхнула на него сверкающей бабочкой - и через десять секунд скрылась в тени под путепроводом.
        * * *
        
        Сабина дошла до скамейки, присела, положила кейс на колени, открыла. Внутри находились футляры с электронными компонентами - прототипы составных частей будущих устройств, без которых ни один абориген не мыслил существования. Штук двадцать коробок; среди них - четыре «критических». Какие именно - знать необязательно; она приложила перстень по очереди ко всем.
        Положила кейс на сиденье, встала, зашагала к выходу. Людей на этой станции было мало, и Сабина шла наслаждаясь относительной пустотой. У них будет капсула-парализатор, капсульный пистолет, и сеть. Если бежать - остается только через тоннель, они это знают. Но знают они, конечно, не всё.
        - Как мне надоели крайние меры, - остановилась у начала платформы.
        Эти два типа остановились справа, метрах в шести. Поезд стоит двадцать секунд, или тридцать, или максимум - сорок пять. Но сейчас она сделает так, что он задержится здесь надолго. Оглядела платформу - поезд короче на четыре метра, два здесь и два - на противоположном конце. Который окажется перекрыт. На табло еще сорок секунд.
        Цокая каблуками по сверкающим плитам, Сабина неторопливо прошла мимо них, оглянувшись и оглядев сквозь очки. Они так же неторопливо двинулись вслед. Один остановился слева, другой прошел дальше и остановился справа. Колоть будут в вагоне - никто не заметит, никаких следов на записи.
        Поезд вылетел из тоннеля и, уменьшая скорость, заскользил по белому монорельсу. Она прыгнула на лобовую панель. Сгруппировавшись в прыжке, скатилась на монорельс, и предохранительный щит сбросил ее в паз безопасности. Сработал тормоз, поезд остановился, пассажиров швырнуло вперед. Поползла под платформой в сторону откуда примчался поезд. Через минуту, держа туфли в руке, мчалась по монорельсу в тоннеле.
        * * *
        Нейтер двигался в море толпы, с трудом выдерживая дистанцию. После вчерашнего эпизода было не по себе. Практика отличается от теории хотя бы силой воздействия. Одно дело про что-то знать, другое - видеть как это работает. Первый раз ему довелось увидеть своими глазами как проявился Закон. Будь на месте девчонки любой из данной реальности - от него осталось бы мокрое место. Причем, как Нейтер узнал, девчонка только за эту сессию, только в этой реальности дважды уже испытала силу Закона. Первый раз - когда работала со своим первым; тогда в толпу врезался бензовоз. Второй - когда работала со вторым; тогда обрушился переход. Просчитать все полностью невозможно, и всегда остается фактор случайности. И, как демонстрирует практика, наиболее эффектно и эффективно Закон проявляется именно когда этот фактор себя проявляет.
        Нейтеру не нравилась диспозиция. Точку воздействия девчонка определила отлично; но здесь - два участка где полный контроль над зоной воздействия невозможен. По прочим потенциальным точкам - прогноз неблагоприятный; выбирать нужно эту, без вариантов, задача для первокурсника. Только здесь за тобой, охотником, открыта своя охота.
        Девчонка выбрала вариант с временным параличом. Объект необходимо задержать в городе хотя бы на сутки; сегодня посидит дома, полечится; завтра пройдет само - пусть едет за своими железками... Так, зацепила. Теперь вон из толпы, ну!.. Вот дверь, дура, быстрее!.. Попалась. Но была ведь уверена, что уйдет? Просчитать все полностью невозможно.
        Остановился, перевел дух. Проходящие толкали, наступали на ноги, снова толкали и наступали - Нейтер не обращал внимания. Дальше можно было не идти.
        * * *
        
        Хелена сидела на стуле у металлического столба. Кисти сцеплены за спиной, за столбом. Неудобно ужасно, и даже больно - руки начали затекать. Пошевелилась, как получилось распрямила спину, протянула ноги. Гангстеры уставились на ноги.
        - Это все интересно, и может быть правда, - сказал наконец тот которого называли боссом. - Я в детстве любил фантастику. И особенно про машину времени. Фантастики я читал много, и научно-популярной литературы немало. Но ничего подобного про этот закон не встречал.
        - Я не знаю вашей фантастики, - сказала Хелена устало. - И этот закон - не фантастика. Первая работа была написана уже в ваше время. Шестьдесят лет назад, в вашей реальности. Был поставлен совершенно вещественный эксперимент, на фотонах. С помощью элементарного оптического устройства была смоделирована машина времени. Логика схемы перемещения. И первое что было доказано - никаких парадоксов «убитого дедушки», и того подобного, не существует.
        - Я что-то читал, - отозвался тот которого звали Крис, и который больше других пялился ей на бедра. - Что будет с человеком если он попадет в прошлое и убьет своего отца?
        - Ничего, - Хелена кивнула. - Он просто его не убьет. Обязательно случится такое что убить помешает. Неважно что, но убить помешает. Квантовая модель дает равные состояния на входе в петлю и на выходе. Или один и один, или ноль и ноль.
        - То есть, - сказал тот которого звали Джейсон, и который больше других пялился ей на грудь, - или ты вернулся живой, или...
        - Или вообще никуда не ходил, - Хелена кивнула.
        - Ну, это может значить и то...
        - Да. Это значит, что путешественник в прошлое не может убить не только своего отца. Но и себя самого. Представьте - человек читает доказательство теоремы в учебнике. Потом отправляется в прошлое и показывает доказательство математику который напишет этот учебник. Математик включает доказательство в учебник, который человек прочитает у себя в будущем. Откуда взялось доказательство? Из какой пустоты? Кто-то ведь его должен составить?
        - Ну, а что будет, - босс усмехнулся, - если он попытается это сделать? Что на этот счет говорит ваш закон?
        - Ноль и ноль. Бессмысленно даже пытаться.
        - Обязательно получится, что... - сказал тот который был Крис.
        - Просто случится нечто такое отчего информация до математика не дойдет. Повторю, если развивать постулат невозможности убийства своих родителей, получится, что убить невозможно также себя. Если я уже есть, у себя в будущем, - никакое событие в прошлом из моей реальности меня не вычеркнет. Я могу исчезнуть только с реальностью, вместе.
        - В смысле? - сказал босс. - Про какие реальности ты говоришь?
        - Не знаю как долго вы за мной наблюдаете... Я вас поймала неделю назад. То есть вы должны были видеть...
        - Да, да, и да, - босс покивал. - И только поэтому я сейчас слушаю про этот твой адский закон. Поэтому я верю, что нечто подобное существует, работает, и хочу чтобы оно сработало на меня.
        Хелена закрыла глаза, попыталась подвигать плечами - руки уже не чувствовались.
        - Чем быстрее ты согласишься, тем быстрее мы тебя развяжем.
        - А не соглашусь?
        - Разумеется ты уверена, что тебе ничего не грозит. По твоему закону, возможно, на тебе не останется ни царапины. Если причина этой царапины содержится в этой нашей, как ты называешь, реальности. Только тебя не было дома уже давно... Это твое?
        Хелена открыла глаза. Босс вытащил из кармана коробку с зарядами. В ней светились два маленьких шарика - еще четверо суток, - без которых в этой реальности Хелене оставалось двадцать часов.
        - Она их вставляет в перстень, - сказал Джейсон. - Там что-то все время светится.
        - Вот и договорились. Ты приводишь нам грузовик, мы отдаем тебе твои вещи.
        - А вы отдадите?.. - Хелена смотрела на шарики замерев.
        - Успокойся. И подумай, элементарно. В первую очередь я заинтересован в том чтобы твоя фантастика оказалась производственным реализмом. Чтобы ты забрала свои камушки, сделала что тебе надо - и растворилась. Чтобы тебя в этой нашей реальности будто и не было. Никогда.
        - Я не могу убивать, - Хелена посмотрела в пол.
        - Значит постарайся обойтись без убийств, - босс кивнул. - Насколько я понимаю - это не сложно. Когда знаешь, что с тобой ничего не случится.
        - Со мной-то ничего не случится. А если случится с грузовиком?
        - А ты постарайся так чтобы с ним тоже ничего не случилось. Что случится если ты не сделаешь что надо тебе?
        - Я исчезну.
        - Когда закончится твой шарик в перстне?.. Мы тоже не хотим убивать. Лишний раз.
        * * *
        Стивен и Грег спустились в прохладу подземного перехода. Дотолкавшись до входа в метро, они остановились рядом с киоском, где продавались разящие на все подземелье корицей яблочные пироги. Объект появился через две минуты, в руке - очередной черный кейс. Грег отделился от витрины киоска и приклеился к человеку. Укол был нанесен так ловко, что Стив, хотя следил за происходящим во все очки, ничего не заметил. Через десять шагов объект пошатнулся, и если бы не Грег, подхвативший его под руку, повалился бы на заплеванный пол.
        Они подтащили человека к стене, к двери техпомещения. Грег достал ключ; затащили тело внутрь; сняли очки, рубашку, брюки, туфли. Стивен разделся и надел вещи объекта. Грег достал и развернул маску. Стивен прилепил маску к лицу, нацепил на нос очки снятые с тела.
        - До точки близко не подпускай. Вблизи очки она отключает, а пока не дойдешь - держи дистанцию, - он вручил Стивену кейс, отошел, оглядел, хмыкнул. - Все четко!
        Вышли из помещения, захлопнули дверь. Грег запер замок; Стивен направился к ближайшему выходу, поднялся по ступенькам, вышел в жаркий студень полуденной улицы.
        И сразу заметил ее. Не заметить такую девушку было нельзя, даже в такой толпе, даже издалека. Он бы догадался, что это она, даже без фотографии. Преодолев секундное замешательство, продолжил обозначенный путь. Вписался в толпу, пошел следуя общей скорости. Вот дом, вот «точка» - ворота во внутренний двор со множеством офисов, через который она убежит. Больше здесь ничего подходящего нет; ждать нападения надо там. Стив приближался к воротам - ему казалось, что он чувствует ее спиной. Сжал ручку кейса.
        Нечто неуловимое коснулось руки. Обернулся, шагнул за водопадом солнечных зайчиков на волосах. Чувствуя, что левой руки больше не чувствует, вытянул правую с капсулой. Девушка обернулась и уставилась на Стива очками. Затем отвернулась, прошла несколько метров, остановилась... Он догнал, подхватил.
        - Плохо переносит жару, - ответил на пару вопросительных взглядов. - Все нормально, только донесу до машины.
        * * *
        
        Нейтер сидел задумавшись, в десятый раз пересматривая расчет. Виноват сам - поздно определил для чего именно им нужны девчонки; иначе смог бы все предотвратить. Те-то спасутся - проблема в другом. Даже не в амбивалентной зоне, до входа в которую на данном сегменте линейного времени осталось совсем ничего. Энергия. У них, у всех троих, остается по два заряда. Четверо суток. За эти четверо суток девушкам теперь нужно выбраться, провести дополнительные наблюдения, откорректировать схемы. Решающий раунд должен был быть разыгран сегодня. Теперь - завтра? Послезавтра? Когда?
        Они действуют в рамках своих программ, которые реальность Нейтера, Одиннадцатую, в расчет не берут. У них свои счеты; интерференция Седьмой и Четвертой достигла критического значения. Одна из двух - реальностей и девчонок - будет удалена. Им не может быть дела, что после решения их конфликта Одиннадцатая получит интерференционный контакт или с Третьей, или с Двенадцатой, или с Восьмой. И если на данный момент ситуация переносима, после воздействий девушек наступит кошмар - не снившийся ни в Седьмой, ни в Четвертой.
        Соответственно выход был только один - не допустить ни одну до окончательного воздействия. Как все замечательно получалось! Девчонки сходились на едином объекте - такие удачи бывают редко. Что называется «только бери готовеньких». И вот дорогу всем трем перегородил грузовик с чем-то для аборигенов ценнейшим. Гангстеры рассчитывают, что как минимум одна согласится. Скорее всего наша первая. Понадеется на обстоятельства и попытается устроить очередные «крайние меры» - даром что ее держат зарядами. Вторая - на судьбу, что этот проклятый Закон что-то для нее устроит, - и откажется.
        ...Может быть все-таки можно? Как-нибудь сделать чтобы они, единственные из своих реальностей, не исчезли? Их матрицы, разумеется, обнимают все реальности без исключения; их можно будет найти, в смежных... Но это будут уже не они. Не те - которых Нейтер знает эти четырнадцать дней. Про которых (надо признаться) только и думает (не может не думать, и не может думать ни о чем другом) эти четырнадцать дней.
        ...Или досчитать тот вариант? Он углубился в данные. Нет, дело мертвое... С таким объемом собранной информации - риск дилетанта. Грозит интерференционным контактом минимум с двумя смежными. Чтобы решить такую конфигурацию с такими данными, нужно быть гением, сверхчеловеком. Либо нужно нереальное стечение обстоятельств - чтобы конфигурация решилась сама собой, чтобы случилось автовоздействие. Ни первого, ни второго брать негде.
        Но ведь они случаются, автовоздействия. Есть примеры - всем отлично известные. А Нейтеру никогда не везло; всего своего он добился только расчетом, выдержкой, трезвым умом. Вот повезло бы ему хоть раз, хотя бы единственный раз в жизни... Вытащить этих девчонок.
        * * *
        
        - С той стороны дорога хорошая, - Джейсон сидел в переднем кресле вполоборота и поглядывал на Хелену. - Выведешь грузовик легко и быстро. Видишь плато? - он указал вперед, на плоский участок километрах в восьми по курсу. - Там они начнут стрелять по водителю. Но так как ты заколдованная, пули от тебя будут отскакивать, - Джейсон хмыкнул и качнул головой.
        Хелена сидела на заднем сидении с Крисом. Сидела расслабившись - и внимательно наблюдая за местностью. Машина двигалась медленно; вокруг сплошные камни - маленькие, большие, огромные, - и водителю приходилось постоянно что-нибудь объезжать.
        - Теперь вспоминай карту, - продолжил Джейсон и указал правее, на ржаво-коричневый кряж, за которым по карте находилась долина. - Тот участок где нет ни одного поворота и вообще ничего. Так как тебя не подстрелят, втопишь газ и перелетишь его на крыльях. Ты должна успеть до тех скал - пока будешь перелетать, вертолета еще не будет. Не успеешь - догонят, парализуют. Парализовать-то - не убить? В общем, ты большая умная девочка, и знаешь, что до этого дойти не должно. А карту ты помнишь.
        Карту она помнила хорошо. Через полтора километра - спуск, за которым они должны повернуть направо и проехать еще полтора километра. Дальше нужно выходить и добираться пешком, по тропе через перевал. Она оглядела зубастый хребет, оттенявший своей пепельной серостью обширный ржаво-коричневый склон вдали. Залюбовалась картиной - пепельный кряж, за ним в сизоватой дымке мерцает ржавчиной камня другой.
        Вот спуск. Водитель плавно обошел очередной валун, осторожно двинулся вниз. Здесь было опасно - триста метров уклона, в конце - поворот перед обрывом. Хелена подалась вперед, как бы всматриваясь в дорогу, - и, поправляя очки, слегка зацепила водителя перстнем. Тот даже не обратил внимания.
        - Страшно? - Джейсон усмехнулся. - Стой! - вскрикнул он когда машина покатилась к обрыву. - Куда несешься, кретин? Ты что...
        Он схватился за руль и стал выворачивать, но скорость была уже велика, а управление - в ручном режиме; машина по кривой вышла со склона и рухнула в пропасть. Падение растянулось на вечность - машина несколько раз ударилась в стену, летящую вниз под углом градусов в семьдесят. Затем жуткий удар влепил машину в камень у подножья обрыва. В падении крыша лопнула, и Хелену вышвырнуло в эту дыру. Она упала рядом с массой железа, откатилась, вскочила, помчалась по дну каньона.
        * * *
        
        Сабина очнулась в машине. Все трое - здесь; первый на переднем сидении, второй - слева, третий, на которого они подменили объект, - справа. Кейс лежал у него на коленях. Отлично - объект, получается, обработали они сами. А она выберется.
        - Очнулась? - обернулся второй, с усмешкой. - Думаешь одна такая умная?
        Парализатор у них ужасный - в голове после него кирпич. Она посмотрела на перстень. Времени нет. Кристалл стабильно светится желтым - опасно желтым. Еще десять-двенадцать часов - и он войдет в красный, откуда дорога только одна - назад. А если та все сделает первой - назад дороги уже не будет. Будет некуда... Подняла тяжелую руку, поправила сползшие на нос очки.
        - Ожила, - сказал первый с ухмылкой. - Ну, тогда к делу. Как нам понятно, времени у тебя в обрез... У нас тоже.
        - Слушаю, - Сабина закрыла глаза.
        - Кое-кто забрал у нас грузовик с кое-каким ценным грузом. У них есть база в горах, где они его сейчас держат.
        Она открыла глаза, снова посмотрела на желтый огонь.
        - Недалеко, - сказал первый, наблюдая за ней. - И твой интерес - сделать все как можно быстрее.
        - Что может быть?..
        - Догонят на вертолете и обесточат водителя. Но ты этого не допустишь. Уравнение в котором только одна постоянная - грузовик трогать нельзя. Ни тебе, ни им, никому. Все остальное...
        - Поэтому мне придется?..
        - Умница. Это необязательно, но вероятность есть, и высокая.
        - Я не могу убивать.
        - Можешь. Технически - можешь.
        - Этого делать нельзя! Вы не понимаете, по-настоящему...
        - Дело твое, - первый погасил наконец ухмылку. - Сможешь никого не убить - пожалуйста. Только вряд ли получится.
        - Нет.
        - Ладно, - первый кивнул. - Сейчас приедем, и босс тебя убедит.
        * * *
        Торговый центр с самого начала имел низкий прогноз, но теперь, когда осталось только двенадцать часов, вариант оставался один. Прогноз не фатальный; однако чтобы воздействие имело успех, действовать нужно крайне прецизионно. Нейтер убедился в способностях той и другой, и не сомневался, что и с такой «дохлятиной» они, так или иначе, справятся.
        Расчет рекомендовал воздействие у этого перехода. Проблема диспозиции прежняя - объект будет доступен только в час пик, поэтому уходить открытым пространством возможности нет. А этот переход достаточно длинный; настолько, что вероятность патруля в смежной зоне - ниже критики. По-человечески - даже если объект опомнится сразу, полиция не успеет перехватить смежный служебный выход. Если бы не цейтнот, девчонки не взяли бы такой негарантированный вариант... Для воздействия которое должно быть последним. Только теперь выхода нет. Следующий вариант возникает через четверо суток. Вариант на порядок плотнее - но только через четверо суток.
        Первую он возьмет здесь... Вторую - здесь... Теперь надо определить где лучше оставить машину... Здесь - первую придется тащить сорок метров, два поворота; вторую - пятьдесят пять, три. У каждой медали есть обратная сторона - в час пик персонала в этих коридорах не будет; патруль сюда не заходит - покупателей здесь не бывает, объем хорошо наблюдается с пульта... То есть патруля надо ждать не раньше чем здесь... А мы уже будем на улице.
        Первую повезли «на дело» четыре часа назад; Нейтер не предполагал как она собиралась спастись, но не сомневался, что будет на месте вовремя. Вторую спрятали где-то в промышленной зоне; он также не сомневался, что та также сумеет оттуда убраться как надо. Наш мрачный товарищ Закон для нее все устроит. И теперь - как всегда.
        * * *
        
        - Все это, разумеется, интересно, - усмехнулся тот которого называли боссом. - Для любителей научной фантастики. Только ты, разумеется, понимаешь, что нас интересует вполне реальный объект. Который у нас увели и который нам надо вернуть. И если для этого придется кого-то убить - какое нам дело до этих твоих реальностей? Правда это или неправда.
        Сабина сидела на стуле у металлического столба. Кисти сцеплены за спиной, за столбом; ужасно неудобно и больно. Руки затекли, кирпич в голове горел - парализатор был адский. Пошевелилась, как получилось распрямила спину, вытянула ноги - на которые гангстеры стали коситься.
        - Лично я не пойму, - сказал первый, - какое ей дело до этих, как она называет, смежных реальностей? Если конфликт у них только с одной...
        - С Четвертой, - Сабина кивнула.
        - А вероятность, что случайная смерть от твоей руки затронет твою собственную...
        - Да, - Сабина кивнула. - Если я совершу непросчитанное воздействие с летальным исходом, вероятность, что оно затронет мою собственную реальность, - один к сорока четырем.
        - Что требовалось доказать? - босс усмехнулся.
        - Любая экзогенная смерть в вашей реальности приведет к изменению взаимодействий реальностей. Вы этого не поймете, вы не представляете модель Континуума, - Сабина оглядела гангстеров. - Реальности находятся в перманентной интерференции. На нашем сегменте линейного времени их сорок четыре, и это выше Порога. Изменение интерференции между двумя смежными приведет к изменению общей интерференции в пределах Континуума. Будут затронуты все реальности, без исключения. А у нас диспозиция такова, что станет намного хуже. Лучше, бывает, и не бывает - а хуже бывает всегда.
        - И что же у вас творится такое? - спросил первый.
        - И почему? - отозвался второй.
        - Вам известно явление ложной памяти?
        - Парамнезия, - кивнул босс. - Нарушения и расстройства памяти, ложные воспоминания. Смешение прошлого и настоящего, а также реальных и вымышленных событий.
        - Она происходит от миграции «эго» по матрице реализации. Вот вы думаете, что вы только здесь - стоите, смотрите на меня и слушаете, только здесь, в этом подвале, - Сабина обвела взглядом серые стены. - На самом деле вы существуете в количестве трех экземпляров, каждый. Как бы психогномических копий.
        - Это как? - босс усмехнулся.
        - В количестве реальностей зафиксированных в Континууме на данном сегменте линейного времени. Проблема в том, что, по постулату конечной Вселенной, реальности друг с другом как бы соприкасаются. Интерферируют. Когда реальностей мало, интерференция невысока. Континуум конечен, и им в этом конечном объеме как бы просторно. Когда интерференция ниже Порога, миграцию «эго» по матрице реализации вы не замечаете. Раз покажется, что вы человека вроде бы знали. Второй - удивитесь, что не помните кого-то другого, а он вас помнит. Третий - начнете вспоминать то чего с вами никогда не случалось... Ну, и так далее. Объем Континуума делится только на три реальности, коэффициент альтернативности тренда низок. На вашем сегменте он - допороговый. Мигрировав в смежную, вы можете оставаться там до естественной смерти, и чувствовать себя комфортно.
        Гангстерам стало действительно интересно - они даже перестали пялиться ей на тело и посмотрели в лицо.
        - А на нашем сегменте реальностей - сорок пять.
        - И откуда они берутся? - босс усмехнулся.
        - Любой поступок имеет конкретные, хорошо просчитываемые последствия. Следствия каждого поступка представляют собой самостоятельную реальность. Только плотность такой реальности будет несоизмерима с той общей которую ежеквантно творит человечество - совокупно, все целиком. Она не выйдет из ее подмножества, и будет с ней гармонична. А когда некое количество «эго» будет делать одно и то же, последствия клонированных поступков коагулируют. Наступит момент когда масса коагуляции превысит Порог коагуляции, и возникает реальность. Новая, в замкнутом объеме Континуума. И когда их количество превышает Порог стабильности - начинается ад. Потому что проблема не только в том, что реальности начинают довлеть друг на друга. Отчего «эго» - мигрировать уже принудительно, превышая число натуральных миграций. У нас есть понятие - «качество коагуляции». Некая ментальная адекватность реальности, которая зависит от тренда причинных поступков.
        - А по-человечески? - босс хмыкнул.
        - Ты знаешь зачем я здесь? Мне, в конечном итоге, надо добиться того чтобы сумма проданных экземпляров очередной вашей электронной новинки не превысила некоторое число к некоторой дате.
        - То есть чтобы количество пользователей...
        - Да, - Сабина поморщилась; кирпич горел, хотелось помассировать лоб и виски. - Проблема в том, что эта ваша электронная дрянь - реальная дрянь. Сотни миллионов людей по всему миру одинаково сходят с ума, одинаково теряют адекватность, творят одинаковые бессмысленные поступки, так далее... Больные реальности коагулируют от того, что сотни миллионов людей одинаково делают то что не является необходимым по функции существования. От дельты которая образуется между последствиями поступков реально необходимых и холостых. Можно подтирать задницу мятной бумагой в фиолетовый горошек, но заднице это реально не нужно.
        - Ну, а в чем конкретно ваша проблема? - босс хмыкнул. - В чем-то дело с этой твоей подружкой?
        - Да. Она из Четвертой реальности. Я - из Седьмой. Наша интерференция и, соответственно, миграции «эго» достигли критической величины. У вас здесь непросто, тяжело и противно, но вы не представляете какой ад творится у нас. Мир душевнобольных, где нет ничего адекватного. Всё - оголтелая фикция. Что тебя окружают люди которые тебя сегодня знают, завтра не знают, послезавтра ты никого не знаешь сам - еще пустяки. Представьте, что сегодня вы сделали дело, а назавтра обнаружили, что дело не сделано? Что последствия остались в смежной? Последствия не мигрируют.
        - И чаще всего в Четвертой?
        - Чаще всего в Четвертой. Только произвольно вернуться туда за последствиями вы не сумеете. Миграции «эго» неуправляемы. Они определяются интерференционной ситуацией и историей поступков «эго» по реальностям. Но в этой картине есть важное исключение - существует подмножество «эго» которые не мигрируют, вообще. Появившись в данной реальности они живут в ней до смерти. Статистический максимум таких - четыре целых восемь десятых процента, округленно...
        - Ага... Каста избранных? Вершителей судьбы Континуума? И вы двое - из этой элиты? Перемещаетесь по времени и реальностям, и вершите? Так вот слушай. Ты выводишь наш грузовик, получаешь свои батарейки...
        - Вам не понять, - Сабина вздохнула. - Нельзя удалять из реальности без расчета. А чтобы просчитать кого, может быть, придется убить - нужны время и энергия. Которых у меня сейчас нет.
        - Ты мне уже надоела, - босс подошел к Сабине и навел пистолет. - Может быть если ты бросишься под вагон - с тобой ничего не случится. Но если я пущу тебе пулю в лоб с расстояния сантиметра...
        - Попробуй, - Сабина улыбнулась. - Ну! Нажимай на курок. Ну!
        Босс помешкал, нажал на курок. Первый и второй стояли за боссом белые как полотно. Босс хмыкнул, повертел пистолетом перед глазами, снова направил ствол Сабине в лицо. Она подняла ногу, ударила босса в пах каблуком. Босс согнулся, получил удар в лоб, упал на бок, ударился головой о каменный пол. Первый подошел к боссу, нагнулся, посмотрел на него, выпрямился, посмотрел на второго. Потом оба, не говоря ни слова, выбежали из подвала, и вскоре шум торопливых шагов затих в коридоре.
        * * *
        Вариант находился в »желтой зоне» - если бы не цейтнот, Хелена никогда такой бы не выбрала. Для такой плотности варианта надо просчитывать массу непрямых обстоятельств (по-человечески - «как повезет»), и такие варианты оставляют на крайний случай. На такое безрыбье, когда рыба уже не рак, а дохлая кошка.
        Она шла по плывущему толпой переходу. Масса вынесла ее в зал с прозрачным купольным потолком. В середине, у фонтана под центром купола, на скамейке находился объект. Сегодня придется не просто «покидать зону воздействия», а бежать со всех ног, чтобы успеть уложиться в обозначенный интервал. Это - еще сложность, из-за которой вариант мог оказаться провальным. Но ей повезло, что остался хотя бы такой - в таком жестком цейтноте. Она посмотрела на желтый огонь перстня. Вариантов больше не будет. По всей диспозиции Хелена была уверена только в одном - тот коридор надежен, заблокировать ее там не успеют. Поэтому объект сегодня она просто выключит. Хотя бы выглядеть будет естественно; в такую жару многим становится плохо от «прохлады» кондиционеров.
        Она заметила как ее оглядывает патрульный, остановившийся впереди. Ну да, подозрительно... Шикарное платье, и - здесь пятно, здесь порвано, здесь еще пятна. Надо было сразу купить новое, но голова-то занята другим... Она направилась к патрульному.
        - Кошмар! Меня чуть не задавили в вашем метро насмерть! Никогда не думала, что в метро можно погибнуть.
        - Издалека? - патрульный оглядел ноги, под испорченным платьем бедра, талию, грудь.
        Она назвала столицу.
        - А у вас что - не так?
        - У нас хуже. Но у вас-то?
        - А у нас-то чем хуже?
        - Что-нибудь не очень дорогое, но и не очень дешевое, - она улыбнулась.
        - За углом дальше, - патрульный указал в переход, по которому проходила трасса объекта. - Нашим девушкам нравится, - он ухмыльнулся.
        Хелена на прощание улыбнулась особенно обворожительно, и, качая бедрами сильнее обычного, двинулась в указанном направлении. Зашла за угол, задержалась, подошла на пару секунд к витрине.
        - А что, вот это очень даже нормальное. Не все тут так плохо... Вот это можно бы и купить. Носила бы иногда...
        Она проконтролировала объект - тот миновал перекресток и двигался дальше по переходу.
        - Старинное, настоящее, не подделка, - она заторопилась вслед, сокращая дистанцию. - Только у нас не оценят. У нас никто и не вспомнит, что такие бывали. У нас никто ничего не помнит.
        Сейчас будет другой зал с фонтаном. Затем коридор, в котором - единственная точка воздействия. Хелена забыла про свое мятое грязное рваное платье - в зоне в интервал воздействия вероятность помех была, соответственно, ниже критической. А через три эти минуты все будет кончено.
        Она двигалась за объектом. Вот зал, вот фонтан, вот переход. Сократила дистанцию и шла, рассматривая этот очередной затылок. Ощутила в спину укол - легкий, прохладный, приятный - и поняла, что теряет сознание.
        * * *
        
        Сабина огляделась. Длинное узкое помещение пронизано по середине рядом столбов, к одному из которых ее приковали. Вдоль стен стоят железные ящики; между ними по стенам тянутся гирлянды кабелей; от каждого ящика в потолок уходят еще десятки.
        Она осмотрела босса. Тот лежал на боку ничком; рядом с рукой - пистолет. Огляделась еще раз. Надо искать. Одним из следствий Закона являлось то обстоятельство, что она не только не могла погибнуть, но и не могла не вернуться. Не вернуться отсюда, не покинуть эту реальность. Если та успеет сделать все первой - тогда покинув эту реальность Сабина покинет Континуум. Возвращаться ей - ее данному «эго» - будет некуда. А времени осталось только на тот сомнительный вариант.
        Она снова осмотрела босса. Посмотрела на пистолет. Ствол направлен в стену, на которой висят кабели. Нижний идет вдоль стены по полу. Протянула к пистолету ноги. Спустилась с сиденья стула как только позволяли прикованные к столбу руки. Левой ногой придавила пистолет к цементному полу. Правый каблук уперла в курок и вдавила. Выстрел ударил по перепонкам; Сабина втянула голову в плечи и замерла. Теперь остается ждать.
        Минуты через три в двери появилась полная негритянка в униформе с эмблемой. Увидев прикованную к колонне Сабину, она на секунду оторопела, затем подошла, посмотрела на лежащего человека.
        - Он хотел меня убить, - Сабина улыбнулась. - Этим пистолетом. А я его каблуком. Кое-куда.
        - Умница, деточка! - негритянка усмехнулась. - Так с ними и надо. А кто стрелял?
        - Я... Подумала, что если перебью кабель, у вас что-нибудь замигает.
        - Умница, деточка! Я сразу побежала смотреть в чем дело. Только сейчас мне надо будет вызвать ремонт. Ну, и полицию.
        - Конечно. Только вы никого здесь не видели, ладно? Камер здесь, я поняла, нет? А я убежала.
        - Камер здесь нет... А как вы сюда попали?
        - Он открывал лицом, - Сабина посмотрела на лежащего босса.
        - У нас завелись предатели, - негритянка усмехнулась еще раз. - Сиди смирно и никуда не ходи. У нас куча всякого барахла, найдется кое-что для тебя...
        Она вернулась через пару минут с небольшим газовым резаком; зашла за столб, перерезала фиксатор наручников. Руки Сабины упали - она их не чувствовала, и, как ни хотела посмотреть по кристаллу сколько времени осталось, сделать этого не смогла.
        - За мной, - негритянка погасила резак.
        Они прошли в коридор и долго шли вдоль бесконечных кабелей, труб, кожухов. Наконец коридор кончился, дежурная остановилась у двери.
        - Выход на свалку. Куда ты, я думаю, убежала.
        - Я вам еще пригожусь, - Сабина улыбнулась.
        Негритянка также улыбнулась в ответ. Сабина неуклюже обняла ее на прощанье, отвернулась и вышла. Дверь лязгнула. Сабина посмотрела на огонек - ярко желтый. Восемь, максимум десять часов. Цокая каблуками по грязным плитам, пересекла двор, вышла в проезд между глухими железными стенами, миновала этот тоннель, и оказалась в жаркой степи. Вдалеке в мареве дрожало шоссе, к которому уходила дорога. Сабина сняла туфли и побежала. Бежать босиком по асфальту, горячему и щербатому, было больно - но времени оставалось все меньше.
        * * *
        Вот и вторая. Обеим, как видно, досталось. Эта вообще бледная, и едва держится на ногах. Присела... Еще десять минут. Нейтер снова, в бессчетный раз, задумался. Что если попробовать, все-таки, тот вариант - с реальностью Двадцать один? Она в нестабильной зоне, но, значит, самая адекватная, самая небольная. Ниже Порога интерференций, но выше Порога коагуляций... Плотность интерференции минимальная - живут себе, наверно, горя не знают. Как здорово, наверно, жить - когда последствия твоих поступков остаются в твоей же реальности...
        Единственная на нашем сегменте линейного времени реальность про которую можно сказать, что коагулировала естественным образом. То есть собралась из «последствий поступков имеющих высокое функциональное обоснование». Поэтому такая неплотная - сколько их, функциональных поступков, в этом бредовом мире? Но все-таки набралось.
        А что его самого держит в Одиннадцатой реальности? Ничего. Есть несколько человек которых можно назвать «близкими». Элементы их матриц там могут быть с ним знакомы, и быть так же близки. А не будут - невелика беда. Близкими их можно только назвать.
        А эти девчонки в плане его Одиннадцатой будут другими. Может быть отличия будут «пренебрежимо малы». Но они нужны ему именно такие как есть, сейчас, «там у себя», - какими он знает их здесь. Именно с тем определенным опытом, с той жизнью поступков и следствий от которых они стали собой - такие как есть.
        Объект вышел в зону в пределах расчетного времени. Прошел мимо - она поднялась и пошла. Как они ходят на каблуках? Когда устанут особенно. Сейчас она его выключит и исчезнет. Нейтер прибавил шаг, догнал, приложил перстень. Она прошла еще немного - объект обернулся на звук каблуков за спиной, - упала Нейтеру в руки.
        - Не переносит кондиционеров, - пояснил он. - Говорил - погуляй на воздухе.
        - Я тоже так думаю, в последнее время, - человек покивал. - Жили как-то без них, тысячи лет, - не передохли. Наоборот только.
        * * *
        
        - Спасибо хоть цепями не приковал, - сказала Хелена грустно.
        - Нет смысла. Через десять часов у тебя опустеет заряд. У тебя, - Нейтер обернулся к Сабине, - через четырнадцать.
        Та откинулась в кресле, протянула на полкомнаты уставшие ноги.
        - Здорово ты тут устроился, - сказала так же грустно и закрыла глаза. - Уютно, компактно...
        - Разумеется. Ждал вас в гости.
        - И давно? - Хелена тоже закрыла глаза, протянула ноги, расслабленно растянулась.
        - С тех пор как родился.
        - Ну, вот и мы, - Сабина вздохнула. - Что будешь делать?
        - Сначала запру вас на огромный замок.
        - Зачем? - спросила Хелена грустно. - В пределах десяти часов у нас нет ни одной вероятности. Всё... Мы проиграли... Слышишь, дура?
        - Сама такая, - отозвалась Сабина устало. - Вот ноги ноют...
        - Слушай, а может быть я тебя знаю? По-моему, я тебя где-то видела.
        - По-моему, я тебя тоже. Только у нас это ничего не значит.
        - У нас тоже. Если мы с тобой разговаривали, уже завтра я могла бы тебя не узнать.
        Нейтер прошелся по комнатке, переступая через длинные ноги.
        - Как мне это все-таки надоело. Две недели мы на сегменте где плотность интерференции ниже критической. Вот бы использовать такую возможность. Пожить просто по-человечески... Нет. Две недели горим в новом аду, чтобы выжечь друг друга из объема Континуума.
        - Ну да, - Хелена вздохнула. - Я в последнее время, вообще-то, об этом только и думаю.
        - А давайте все оставим как есть, и попробуем найтись там у нас? - Сабина тоже вздохнула. - Давайте попробуем встретиться? У тебя например, - она посмотрела на Нейтера. - Ты нас найди и дай нам понять, что мы на самом деле знакомы.
        - А мы поверим. Честное слово!
        - И что? Все равно это будете уже не вы. Из твоей матрицы мне нужен элемент четвертый, - Нейтер посмотрел на Хелену. - Из твоей - седьмой, - он обернулся к Сабине. - Ваши у нас одиннадцатые я знать не знал, и знать не хочу.
        - Ну, и дурак, - сказала Хелена. - Может быть мы у тебя тебе понравимся еще больше?
        - Жалко, что ни Седьмой, ни Четвертой больше не будет, - сказала Сабина. - Я бы вас у себя поискала.
        - А если мы тебе не понравимся?.. Ладно, давайте прощаться, - Хелена посмотрела на кристалл Нейтера. - Двигай...
        - Если проголодаетесь - в холодильнике вкусное.
        - Ха-ха, - сказала Хелена. - Какой смысл вкусного перед смертью?
        - Ладно, проваливай, - сказала Сабина. - Без тебя разберемся.
        Нейтер постоял немного, переступил через ноги, вышел. Девушки долго молчали, потом Хелена сказала:
        - Знаешь что я сейчас больше всего хочу?
        - Мороженого?
        - Дура, я его ненавижу.
        - У нас может быть обожаешь.
        - Хочу на необитаемый остров. Маленький, зеленый, уютный. В голубом море. Чтобы тепло, ласковая вода, бананы, кокосовые орехи.
        - Чтобы только мы трое, море, воздух, и небо, - Сабина посмотрела на свой кристалл. - У меня уже красный.
        - У меня тоже. Скоро начнет мигать.
        - Боишься умирать?
        - Во-первых, это не умирать. Во-вторых, не боюсь, а жалко.
        - В каком-то смысле все-таки умирать.
        - У меня еще сорок четыре... Сорок две жизни.
        - Не у тебя. Ты даже не знаешь кто ты такая у нас.
        - Ну да. Чушь какая-то несусветная. Ладно есть я другая. Но я даже не знаю какая. И не узнала бы! Трансцендентная связь не считается... - Хелена поднялась, потянулась. - Давай правда что-нибудь перекусим?
        - Давай, - Сабина тоже поднялась, потянулась. - А знаешь - я хочу не на остров. Я хочу в Двадцать первую.
        - Я тоже!.. Только как? В теории, конечно, запросто. Воздействия с индивидуальным исходом Закон не запрещает. Если честно, я столько считала... Столько заряда потратила. Как чувствовала, что никто не узнает и не накажет, - Хелена усмехнулась грустно.
        - Я тоже, - Сабина усмехнулась так же. - Только, во-первых, Двадцать первая ниже Порога. На просчет воздействия на допороговую... Тем более индивидуального... Нужно столько данных - всей матрицей не соберешь. Во-вторых, ниже Порога значит также и то...
        - Как повезет.
        * * *
        Нейтер всегда был уверен, что индивидуальные воздействия реальны; что это не «математическое развлечение», а осуществимая вещь. Если такое воздействие провести, девчонки - эти девчонки - не развоплотятся когда опустеет заряд. Что произошло бы с одной когда бы ее опередила другая... Матрица первой не потеряет элемент номер четыре, а второй - номер семь. Вместо этого цепь последствий воздействия приведет к тому, что элементы мигрируют в другую реальность. По человечески - окажутся там будто всегда и были. И именно такими как есть, какими Нейтер их знает.
        И получалось, что такое возможно. Чтобы мигрировали все они, все трое. В Двадцать первую, эту реальность допороговой плотности - единственную, таким образом, «небольную». Двадцать первая - ниже критики; плотность интерференции с любой смежной - ниже Порога... Сказка! Живешь с человеком - и он каждый день тебя помнит! Запираешь вещь в ящик - и знаешь, что она там будет лежать пока сам не достанешь... Сказка!
        То, что такое воздействие осуществимо, осуществимо сейчас, при всей данной конфигурации, - реальный подарок небес. Только в бочке меда всегда ложка дегтя. Слишком много висит на одном человеке. Который должен быть удален - физически. Просто, к примеру, убит. И Нейтер бы это сделал. Ради них (ради их всех) он бы его убил. И цепь последствий привела бы к тому, что «эго» всех трех - именно те элементы матриц которые находятся здесь и сейчас, в которых они, здесь и сейчас, друг друга знают, - не вернулись бы в исходные свои реальности, Четыре, Семь, и Одиннадцать. А сформировались в реальности Двадцать один, все трое.
        Но эта смерть должна наступить эндогенно. Чтобы этот человек погиб как-то сам. Или чтобы его, к примеру, убили свои же, отсюда. Чтобы решение о его смерти было принято «естественным образом». Врагов у него нет. А вероятность случайной смерти всегда стремится к нулю... Ведь ничего не происходит случайно.
        Ноги привели Нейтера на вокзал. Он стоял у автобуса, смотрел как этот заходит в салон, и ощущал адскую смесь бешенства и бессилия. Никогда в жизни он не знал что такое бессилие, не знал как это больно.
        Он купил билет, поднялся, зашел в автобус, прошел на место. Делать все равно нечего. Есть три часа, их нужно убить... Он не мог уйти от этого человека, на котором сходилось все - что у Нейтера могло быть. Он проводит его на самолет, потом поболтается, и потом, когда заряд опустеет, вернется к себе - в Одиннадцатую реальность. Одну не из сорока пяти, а уже из сорока трех - без двух интерференционно критических. Жить станет намного легче. Только не ему самому.
        Чтобы пробраться за город, выбраться на шоссе до аэропорта, потребовалось больше часа - хотя дороги было всего ничего. Нейтер постоянно сравнивал здешние пробки с набитым реальностями Континуумом. Сравнение весьма образное; у всего есть ресурс, своя пропускная способность.
        Наконец автобус выбрался на свободу и помчался по междугородной трассе. Нейтер долго смотрел на этот затылок, потом отвернулся в окно. Местность бесплодная, каменистая; почти ничего не растет - предгорья в полупустынном климате; камень, сухая земля, скалы, обрывы, каньоны - очень глубокие.
        Он не знал, что к автобусу приближается вертолет.
        - Висим, - сказал пилот снайперу. - Пятьсот метров, ближе нельзя. Мы не авторизованы.
        - Можно было купить санкцию, - сказал тот, поднимая винтовку. - Для такого-то дела?
        - Для такого-то дела купили тебя, - пилот ухмыльнулся. - И дешевле.
        - Сейчас как промажу, - снайпер отозвался такой же ухмылкой.
        - Не промажешь, - пилот развернул машину боком к дороге. - Ну как?
        - Пока далеко. А не напрасно я тут буду стараться? Если он реально неубиваемый?
        - А ты сам видел? Какой он неубиваемый? Мало ли что говорят. Он в курсе где мы скрываем товар. Девчонками сейчас занимаются, так что они тоже, считай, на небе. Хотя с нашим сложнее - не знаем в лицо.
        - Это нестрашно. Убьем весь автобус, - снайпер прицелился, сделал три выстрела.
        Нейтер только успел отметить, что автобус не вошел в поворот. Автомат сработал как следует, но из-за пробитых слева колес торможение и коррекция траектории не удались. Передней частью автобус врезался в столб; заднюю занесло; снеся ограждение, машина вылетела с дороги в каньон.
        Когда автобус ударился о склон первый раз, пол раскололся; Нейтер провалился в багажное отделение и застрял в каких-то упругих рулонах. Выбравшись из багажника на дно каньона, он увидел, что от салона почти ничего не осталось. Огляделся - тела разбросаны на многие метры. Каньон, расширяясь, уходил в марево; вдалеке мерцает очередное шоссе.
        Он бежал и слышал как за спиной опускается вертолет. Когда он выбежал на шоссе, его уже ждали. У ограждения стояла машина полиции; полицейские выскочили из машины и побежали навстречу.
        - Я очень спешу! - закричал Нейтер, свернув вдоль дороги.
        - Мы посадим вас на другой самолет!..
        - У меня только один! Вообще - я ведь могу зайти в полицию там?
        - Но у нас сорок шесть трупов!
        - Вы только умеете трупы считать...
        Отбежав подальше, он перебежал дорогу, поднял руку. Первая же машина остановилась.
        - Удираем? - сияющий белками глаз негр кивнул в сторону полицейских.
        - Не понравилось, что я иду тут пешком. Говорят - рядом в пропасть рухнул автобус. Сорок шесть трупов.
        - Слышал, по радио только что было. А ты что, из автобуса?
        - Да, сорок седьмой... Пробило колеса, слева.
        - Оба?
        - Да. Не веришь - как подстрелили.
        - Через полтора километра станция.
        - Очень спешу. Очень важная встреча.
        - С девушкой?
        - С двумя...
        - У-у, - водитель кивнул. - Машина тогда подождет. Летим.
        - Летим... У меня только час.
        Нейтер бросил взгляд на кристалл. Если он опоздает, и они вернутся в реальность Двадцать один раздельно - он их найдет. Теперь-то...
        * * *
        
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к