Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Север Гай: " Гроза Из За Гор " - читать онлайн

Сохранить .
Гроза из-за гор Гай Михайлович Север

        Север Гай Михайлович
        Гроза из-за гор
        Рассказ: Детская, Фэнтези, Сказки

        
        С востока шли тяжелые тучи. Иногда ветер рвал толщу  — тогда в просветах мелькала синева неба, падал загадочно свет, растекался по холодному изумруду леса жемчужным мерцанием. Ветер снова сталкивал тучи  — огромные, мрачно-серые, снизу почти фиолетовые,  — взъерошивал листья, вздымал волны с серебристой изнанкой. Листья рвались, ветер хватал их, уносил вместе с пылью. Он нес ее издалека, с востока  — оттуда где горные склоны круглый год калятся злым солнцем, изредка орошаясь грозой, которая перебирается из-за гор, с Океана.
        Никто Океана не видел, никто не знал что он такое. Но, может быть, это им пахнут ветры — дующие с востока летом и ранней осенью? Может быть, слегка опьяняющий запах и есть аромат Океана  — терпкий, солоноватый, свежий не по-степному? Ведь Океан  — он огромный, бескрайний! Не может его аромат иссякнуть, пусть даже приходится ему перебираться с грозой через мрачные горы.
        Так думал Эйссэ каждый раз когда восточный ветер обрушивался на перелески, разбросанные по степи. Мальчик прибегал на опушку, где прозрачный лес расступался, и с обрыва открывался простор до восточного горизонта. Прибегал посмотреть на загадочную равнину, подышать воздухом, волнующим и чужим. Лес внизу расстилался, растворялся в неизвестной дали. Там лежал другой мир. И там никто не бывал  — все жили здесь, наверху, в ветреной степи предгорий, и здесь родился и жил Эйссэ.
        Лес внизу был густым, совсем не таким как здесь. И там было совсем по-другому, совсем не так, как здесь  — на холмах, в просторной, жаркой, залитой солнцем степи. Даже в яркий солнечный день там властвовал мрак  — холодный, глубокий, таинственный. Сюда, к обрыву, не приходили. И сам Эйссэ боялся, прибегая сюда. А чтобы спуститься  — с родного, до каждой травинки знакомого плоскогорья  — о таком он только мечтал, в сладком ужасе.
        Как было бы здорово  — жутко, но здорово! — собравшись с духом, в яркий солнечный день спуститься с обрыва и пробежаться по темной густой траве! И заглянуть-таки в лес, в котором обязательно должны водиться странные существа  — странные, необыкновенные, удивительные. Только собраться с духом, только подкрасться к самому краешку, только чуть-чуть заглянуть в сумрак...
        Эйссэ стоял на краю и смотрел с высоты на равнину. Смотрел как ветер обнажает изнанку листвы, и волны серебристого изумруда бороздят тягучее море. Вот ветер раздвинул тяжелые пенные гряды, между ними пролилась травяная река  — дорога, по которой бежать без оглядки... Вокруг в полумраке едва проступают стволы, за стволами уже ничего не видно... И страшно, и жутковато... А бежать еще и бежать  — дорога-река не кончается, ноги уносят в даль, а что там в дали, на востоке... Не добежишь  — не узнаешь.
        — Когда-нибудь я туда убегу,  — думал вслух Эйссэ. — Когда-нибудь.
        Ветер размазал цвета в пятнистое месиво. Надвигалась полоса черной грозы. Эйссэ кинулся прочь от восточного склона. Пробежал десяток шагов, обернулся  — таинственный лес под горизонтом, в мареве мрачных туч.
        — А ведь мир там совсем не кончается! — решилась вдруг долго терзавшая мысль.
        Небесный покров лопнул  — его разорвал ветер. В прореху ринулись лучи солнца. С неба ударил в зеленое море свет. Эйссэ помедлил, оглядывая картину  — тучи, тучи, тучи, серые, угрюмо-сиреневые, фиолетовые  — посередине взрезает мрак солнечная полоса.
        Эйссэ повернулся, помчался домой  — по негустому светлому перелеску, где знал каждый кустик, каждую кочку, каждый хрустнувший под ногой сучок. Трава, невысокая и упругая, хлестала по щиколоткам. Он мчался и смотрел вверх, в тяжелое небо в прозрачных ветвях. На лицо упали первые капли.
        Но Эйссэ успел добежать до своего места. Промчавшись под негустой листвой, он прибежал к оврагу, скатился по склону, упал в траву, которая уютно кустилась здесь на берегу озерца. Раскатился далекий гром. Запахло землей, холодной мокрой травой. Закапало все сильнее, обрушился ливень.
        Струи свинцовой завесой скрыли кромку обрыва. Эйссэ сидел на краю озерца, которое, пенясь, вырастало здесь в океан. Ливень бил тяжело, даже больно. Но Эйссэ был счастлив и рад. Как замечательно, что тучи приносят дождь с Океана, из такой невероятной дали! Даже через горы перебрались! Он слизывал воду с губ, но она была пресной, чистейшей, хрустально-вкусной... А ведь вода в Океане, как говорил дед, — соленая! Как же так получается?
        На землю низвергался потоп, от которого гнулись деревья и степь замерла. Эйссэ сидел под обрывом, на берегу маленького кипящего океана, счастлив как никогда. Гроза бушевала недолго. Она скоро ушла, забрав с собой тучи, оставив сверкающий дождь  — свежий, легкий, прохладный.
        Мальчик, скользя и хватаясь за стебли, выбрался из оврага под светлое небо. Оглядел умытую степь, приземистые деревца, последние облака, расползавшиеся по сторонам. Пора домой  — дед, конечно, уже беспокоится. Но что-то мешало проститься с окраинным лесом так, как обычно. Похоже, гроза все-таки прошла волшебная. Эйссэ ясно чувствовал совершенно новое настроение в обычной степи. Точно! Гроза будто смыла то что мешало раньше увидеть, понять, прочувствовать  — что там, внизу, за тем жутким лесом, мир совсем не заканчивается. Наоборот, начинается  — для него.
        — Все-таки я туда убегу! — окончательно решил мальчик.
        Он вдохнул полной грудью, побежал по мокрой траве, грязный и радостный.
        
        
        Вечер пришел холодный, как будто осень заглянула до срока  — проверить все ли в порядке. Стемнело. Костер грел и светил, кидая красные блики. Дед тихо рассказывал.
        — А еще говорят, что Светлый летал на своем Драконе тысячу лет, потом решил, что мир стал ему тесен, и нужно теперь пролететь Океан. До тех пор никто никогда не пролетал Океан. Но Светлый тысячу лет терпел, терпел, терпел — и не вытерпел. Сел на Дракона и полетел.
        — Тысячу лет? — переспросил шепотом Эйссэ.
        — Так говорят. Светлый полетел на Драконе туда где просыпается и забирается в небо солнце. Во-первых, я думаю, он хотел посмотреть как оно просыпается и забирается.
        — А что, отсюда видно не так? Разве оно как-то не так просыпается? Если смотреть с разных сторон?
        — Вот он и решил посмотреть. Он ведь даже не спал по ночам  — так эта мысль его мучила,  — ответил задумчиво дед. — Во-вторых, я уверен, он хотел выяснить где же все-таки находится грань.
        — Грань мира? — спросил в ужасе Эйссэ.
        — Грань мира,  — дед покивал. — В общем, Светлый сел на Дракона и полетел на восток. И это все что известно. Потому что он не вернулся.
        — А что говорят? — спросил Эйссэ, ерзая от жути и любопытства.
        — Всякое,  — дед посмотрел в огонь. — Одни говорят, что Светлый нашел за Океаном еще один мир, лучше и красивее нашего, и остался в нем жить. Другие  — что по дороге над Океаном, уже почти там где просыпается солнце, на Светлого напали серые существа.
        — Серые существа! — прошептал Эйссэ в ужасе. — А кто, кто они такие? Откуда взялись?
        — Говорят — серые существа живут на хребте, который вздымается из глубин посреди Океана. То ли они охраняют грань, чтобы никто не смог до нее добраться, то ли мир с другой стороны, то ли вообще само солнце. Точно никто не знает.
        — А грань  — это чтобы она не испортилась?
        — Возможно,  — дед покивал снова. — Но как бы то ни было, Дракон под Светлым упал в Океан, и Светлый погиб.
        — А Дракон? — заволновался Эйссэ. — Дракон тоже погиб? Этого не может быть! Драконы ведь не погибают, если их не убить!
        — Говорят  — так,  — сказал дед. — Просто так драконы не погибают. Их можно убить, но только заклятьем. А такого заклятья, говорят, не знает никто — из смертных... Но Дракон не погиб. Нет конечно. Он превратился в подводный огонь. Там, далеко, за всеми горами, за берегами, в самой глуби Океана... И от огня теперь исходят теплые воды. Они греют восточные берега и несут теплые грозы.
        — И эта гроза, сегодня, тоже пришла с теми водами? От огня, в который превратился Дракон? Видел какая она была теплая?
        — Скорее всего,  — дед поворошил палкой угли в костре.
        
        
        Эйссэ глубоко задумался. С неба смотрели звезды, мерцали и перемигивались. Небо было бездонное, и ему никогда не верилось, что звезды просто висят. На чем они могут висеть? Нет, они как-то плывут, и так далеко, что до них никогда не достать, не долететь даже на Драконе Светлого.
        На чем они могут висеть? На грани? Не может быть там никакой грани! Странно, почему Светлый не подумал об этом? Ведь видел же он какое бездонное это небо? Эйссэ смотрел в черную бездну, и чистые огоньки мигали ему из неведомой глубины. Нет у мира никакой грани. Нет и не может быть.
        По небу сбегали прозрачные звуки, звезды тихо светились. Мальчик смотрел и смотрел... И вот ему стало казаться будто он сам сидит перевернутый вверх ногами над небом  — как будто над черным котлом, в котором рассыпались звездные льдинки.
        Стало вдруг так будто в мире есть только черный котел со звездами, только влажный медвяный запах травы, только костер в прохладной темноте степи. И если встать и пробежаться к обрыву, не будет там никакой равнины, не будет даже жуткого леса, а только звезды  — впереди, вверху и внизу, под ногами. И они теперь будут так близко, что можно будет вытянуть руку и их потрогать. А они будут моргать и лить свет на руки и на лицо.
        Конечно! Если у мира есть грань, то она  — вовсе не то о чем привыкли судачить. Грань  — это грань. Она отграничивает  — мир от другого. То есть за нею есть мир, другой, и со всем что в мире бывает. Наш мир где-то кончается, это понятно. Но там сразу начнется другой! Совсем ничего быть там не может! И Светлый, наверно, так думал тоже!
        Но как же добраться до грани? Такая страшная даль.
        Конечно, Дракон!
        
        
        Как все всегда просто. Нужно найти Дракона и на нем полететь.
        Эйссэ вгляделся в костер, и увидел его  — Дракона. И костер этот был не костер, а кусок настоящего пламени, которое развеял над миром Дракон, чтобы можно было в него посмотреть  — и увидеть.
        То смутное что иногда проникало сквозь пыльные будни  — очертания, что вдруг загорались немыслимо яркой картиной,  — теперь стали кристально ясными и понятными. И странное дело  — вот, оказывается, чем могут быть ощущения-полутени  — той самой правдой. Нужно только настроиться  — так чтобы увидеть Дракона. Нужно видеть и слышать только самое главное. Только волшебный свет, только волшебные звуки, которые льются в сердце со звезд. И нужно не просто смотреть, а видеть, не просто слушать, а слышать.
        И они скажут всё. Где мой Дракон, как мне его разыскать, куда нужно бежать, что надо делать. Только выкинуть из головы этот звон, пустое сверкание  — чтобы звуки и звезды, наконец, рассказали — где мой Дракон.
        Вот только теперь, только теперь Эйссэ понял что его так сладко терзало всю эту жизнь.
        Нет, гроза на самом деле была волшебная!
        Как он жил без Дракона?
        Как одиноко бродил по степи, смотрел с обрыва на таинственный лес внизу? Забирался в свое тайное место и думал  — один, один-одинешенек? И не было рядом огромного, необыкновенного, мрачно мерцающего броней Дракона? И Дракон не лежал в стороне, положив голову рядом, поглядывая на Эйссэ мудрым золотым зрачком?
        Как выбирался ночами в дальнюю степь один, один-одинешенек? Не садился на лапу Дракону, тихо беседуя с ним? О том почему звезды мерцают, почему воздух ночью так здорово пахнет свежей травой, почему во время дождя небо пронзается звонкой радугой? Не бродил задумчиво вдоль Дракона  — длинного, огромного, бесконечного  — а тот смотрит на Эйссэ таким же задумчивым глазом?
        Нет, все, пора. Эйссэ пойдет на восток и разыщет своего Дракона. И они будут сидеть ночами в степи, или на лесной опушке, или на горной вершине, или на берегу холодного моря  — как получится, куда занесет. И будут тихо беседовать обо всем что видели, и что, быть может, увидят. А потом Эйссэ уснет на драконьей лапе, а потом, уже утром, взберется Дракону на спину  — и они полетят. Они будут летать и осматривать сверху мир  — степь и леса, реки и горы, моря, берега, Океан.
        И они слетают посмотреть эту грань. Посмотрят какая она, и какой там за ней новый мир.
        А серые существа, хранящие грань? Ну и что! Никогда никаким существам не потягаться с его, Эйссэ, Драконом! Они будут лететь над Океаном, и солнце будет сиять в бездонном безоблачном небе, раскалываясь о воду бессчетными искрами. И никакие серые существа не выдержат такого полета, такого ясного солнца, такого чистого свежего синего неба. А если появятся вдруг  — Дракон мигом спалит их ярым огнем!
        И они будут лететь над Океаном, и Эйссэ будет сидеть на драконьей спине, и крепко держаться — чтобы не снес в бездну ветер. И Дракон будет бить мощными крыльями, разрывая простор как черная молния, сверкающая в сиянии солнца, слепящая глаз. А внизу будет светиться солнцем и небом вода. И так они будут лететь, и в мире не останется ничего  — кроме бездонной синевы неба, белого золота солнца, жгучей свежести ветра. И только черные крылья Дракона будут бить воздух.
        «И это ведь только мой Дракон! — думал Эйссэ, замирая от счастья. — Только мой. Он нужен мне, а ему нужен я... А что если он без меня не может летать?! — ужаснулся, представляя такое. — Может быть, он лежит сейчас там, далеко, у своей одинокой пещеры? Ждет, скучает, грустит — а я не иду. Как же так? — вскочил и с волнением огляделся во тьму. — О чем же я раньше думал? Мой бедный Дракон лежит там сейчас, один, в пустоте — а я никак не проснусь! А сам он, один, только и может сползать напиться воды?»
        
        
        Эйссэ ринулся в темноту. Трава, мокрая и холодная от росы, хлестала по щиколоткам. Вот прозрачные призраки маленького леска. Он промчался между стволами и вылетел на опушку.
        Звезды гасли. Небо на востоке синело, молочно-багровая полоса растеклась над чертой горизонта. Розовато-голубая звезда пронзительно жглась в высоте над разгорающимся восходом. Внизу, в жутком лесу, просыпались таинственные существа  — шорох, шелест, треск сучьев под неведомой лапой.
        Появился кусочек солнца. Розовые лучи скользнули по миру, позолотив травинки и листья. Снизу, из-под обрыва, поднимался обжигающе-терпкий запах рассветного леса.
        Эйссэ напоследок оглядел свою степь. Обернулся к лесу, вдохнул полную грудь жгучего восточного воздуха. И стал спускаться с обрыва  — чтобы пройти через лес и выйти в долину, которая поведет туда где в горах, у своей одинокой пещеры, терпеливо оглядывая весь мир, ждет мальчика черный Дракон.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к