Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
День неба Гай Михайлович Север

        # «День неба». Повести. Рассказы. Toronto: Aeterna, 2012. ISBN 978-1-300-41551-0.

        Угрюмое зимнее море тяжело накатывалось на берег. Волны растекались по гальке, шипели, неспешно отбегая назад и набегая снова. Низкое небо стелилось над водой мокрыми тучами. Наступали свинцовые сумерки, тучи мрачнели, ветер становился сильнее, студенее.
        - Сегодня холодно! - сказал мальчик, оглядывая расплывчатый горизонт. - Еще чуть холодней - и море замерзнет.
        Он наклонился, сгреб снега, слепил легкий снежок, дал девочке.
        - И правда! - девочка дохнула на мягкий снежок, стала смотреть как снежинки растворяются мутноватыми каплями. - Гелида, наверно, летает сейчас над землей?
        - Наверно, - сказала мама. - Наступает весна, нужно проверить все - перед тем как отдавать землю Калиде.
        - И всех непослушных детей которых она забрала за зиму, - мальчик слепил новый снежок и тоже стал дышать на снежные искры.
        - Детей она не отдаст, - возразила девочка. - Они у нее замерзли и превратились в каменный лед.
        - Неправда, - сказала мама с улыбкой. - Гелида - самая добрая волшебница в мире. Они обе с Калидой самые добрые. И очень любят детей. Знают все про каждого мальчика и про каждую девочку - кто что любит и чем занимается. И если у кого-то что-то не получается, особенно если важное, они прилетают ночью и помогают. Только прилетают когда все спят, поэтому их никто не видел.
        - Да! - воскликнул мальчик. - Ты говорила, помню. Калида тоже живет в поднебесье, и смотрит за всем что в мире горячее.
        - Это она смотрит за нашим вулканом! - девочка указала рукой в темноту, где спал огромный старый вулкан.
        - Чтобы он грел ровно столько сколько нам нужно.
        - А Гелида следит чтобы у нас выпадало ровно столько сколько нам нужно снега, - девочка посмотрела в холодное море. - И чтобы северный ветер дул как ему полагается. И чтобы не было шторма, и чтобы волны не смыли наши дома. А сколько у них детей? - она обернулась к маме. - У них, наверно, дети ужасно необыкновенные.
        - Не знаю, - ответила мама с улыбкой. - Может быть вообще нет. Во-первых они еще молодые, хотя и живут с тех пор как появился мир. Во-вторых они ведь живут одни.
        - Совсем? - сказала девочка грустно. - Как так можно?
        - А как же Хозяин неба? - мальчик посмотрел в низкие тучи. - Он ведь тоже живет в поднебесье?
        - Ведь рядом! И тоже ведь молодой? Хотя и живет с тех пор как появился мир.
        - Не знаю, - сказала мама с грустной улыбкой. - Поднебесье очень большое. Там всё вроде рядом, но далеко. Вот, может быть, они никак и не встретятся.
        - А как же День неба? - мальчик задумался. - Ты говорила - в День неба у Хозяина бывает бал, на который слетаются все со всего поднебесья. Помнишь? Значит Гелида там будет, с Калидой?
        - Да! - воскликнула девочка. - Но День неба бывает только раз в целых четыре года! А слетаются все со всего поднебесья! В такой толпе можно и потеряться.
        - Если ты очень красивая, как же ты потеряешься? И откуда там будет толпа? Думаешь в поднебесье живет столько народа?
        - В поднебесье, конечно, нет никакой толпы, - мама засмеялась, обнимая детей. - Просто все кто живет в поднебесье всегда одинокие, очень.
        - И дела в поднебесье, наверно, совсем не такие как тут у нас в мире, - мальчик кивнул.
        - Во-первых, сколько времени нужно чтобы за всем уследить, - девочка оглядела горы и море. - А тут еще каждую ночь к кому-нибудь прилети и как-нибудь помоги.
        - Вот они до сих пор одинокие, - мальчик кивнул.
        - И нет детей до сих пор, - девочка вздохнула грустно. - Хотя и живут с тех пор как появился мир.
        - Может быть на этот-то раз они встретятся, - успокоила мама. - Они смогут оставить дела, на этот единственный день, и прилететь на бал. Ведь специально для этого Хозяин неба прибавляет к году еще один день.
        - Да, точно! - мальчик с девочкой подпрыгнули и хлопнули в ладоши. - В этом году-то дней - триста шестьдесят шесть!
        - Так что они обязательно встретятся, - сказала мама с улыбкой. - Обязательно, в этом году.
        Мальчик долго смотрел в вечернее море, потом обернулся и решительно заявил:
        - Я напишу для них волшебную музыку! И подарю на свадьбу.
        - А я нарисую волшебную картину! - воскликнула девочка. - И подарю на свадьбу.
        - Все, побежали домой, - мальчик бросил снежок, - времени не осталось! Когда будет День неба?
        - Ой, уже послезавтра! - девочка бросила свой снежок, схватила маму за локоть. - Мам, а то не успеем!
        - Успеем, успеем, - успокоила мама, обнимая детей.
        Они отвернулись от моря и заторопились по отлогому склону.
        * * *
        Пламенный шар горел мягким огнем. Теплый свет лился на стол, на бумагу и карандаш. Калида сидела на стульчике и перечитывала список дел.
        - Так, это я сегодня сделала, - она поставила галочку. - И это я сделала, - она поставила еще одну галочку. - А это не сделала, - она вздохнула. - Это придется оставить к весне, - она переписала строчку на другой лист. - Там сейчас столько снега - просто ужас какой-то. А трогать нельзя.
        Снова вздохнула и стала смотреть в Пламенный шар. Искорки стайкой покружились вокруг, устроились над Шаром и замерцали, уютно и успокаивающе. Она долго смотрела в Шар, потом вздохнула еще раз, погладила искорки, спрятала весенний лист в ящик.
        - Интересно - что она сейчас делает? Где она? Дома наверно.
        Искорки замерцали.
        - Вот возьму и посмотрю что она делает.
        Она тронула Пламенный шар. Мягкий огонь вспыхнул маленьким солнцем, зайчики пронеслись по столу, по букету синих весенних ирисов в хрустальной вазочке. Зайчики озарили хрусталь янтарными огоньками, искорки подскочили и закружились вокруг, играя с хрустальным светом. Потом успокоились, снова устроились над Шаром, посвечивая тепло и спокойно.
        - Нет, - Калида вздохнула опять. - Подглядывать нехорошо, - она убрала руку от Шара. - А так хочется, - сложила зимний лист пополам. - Ведь такая девочка классная, - улыбнулась грустно, погладила искорки. - Ну ладно, пойдемте пить чай.
        Заварила напиток, разлила горячий янтарь в две хрустальные чашки. Искорки устроились над своей чашкой и радостно засверкали. Калида отпила глоточек, зажмурилась.
        - Как вкусно. Вот бы ей тоже попробовать. Но ей нельзя - растает.
        Они пили чай, и теплый ласковый свет искрился в хрустальных гранях. Потом Калида снова уселась на стульчик, снова стала смотреть в Пламенный шар. Искорки устроились рядом и замерцали настороженно.
        - Конечно... Еще бы ее не любить. Ведь такая девочка классная... А я так и умру одна, - провела по глазам задрожавшими пальцами. - Но я ведь тоже не дура.
        Встала, подошла к зеркалу, взяла гребешок, стала расчесывать темный янтарь волос. Положила гребешок на место, оправила платье - язычки золотого огня горели тревожно и ярко.
        - И посмотреть на что тоже есть...
        Провела руками по груди и по бедрам, пригладив огненные язычки, снова вернулась к Шару, стала смотреть в теплый огонь сквозь теплые слезы.
        - А я так и умру одна. А она... А он... Ну ладно, ладно, - она улыбнулась искоркам, которые переливались тревожным огнем. - Не буду ревновать - как девчонка.
        Искорки собрались в мерцающий солнечный зайчик. Калида гладила искорки, вздыхала, плакала.
        - Ладно. Пора спать. А то поздно уже. А завтра рано вставать. Скоро День неба, а мы еще не все сделали.
        Она пригасила Пламенный шар, и они отправились спать.
        * * *
        Снежный кристалл мерцал мягким огнем. Прохладный свет лился на стол, на бумагу и карандаш. Гелида сидела в кресле и перечитывала список дел.
        - Так, это я сегодня сделала, - она поставила галочку. - И это я сделала, - она поставила еще одну галочку. - А это не сделала, - она вздохнула. - Это придется оставить на осень, - она переписала строчку на другой лист. - Там уже все разогрелось - просто кошмар. А трогать нельзя.
        Снова вздохнула и стала смотреть в Снежный кристалл. Льдинки стайкой покружились вокруг, устроились над Кристаллом и замерцали, уютно и успокаивающе. Она долго смотрела в Кристалл, потом вздохнула еще раз, погладила льдинки, спрятала осенний лист в ящик.
        - Интересно - что она сейчас делает? Где она? Дома наверно.
        Льдинки наполнились чистыми искрами.
        - Возьму и посмотрю что она делает.
        Она тронула Снежный кристалл. Мягкий огонь вспыхнул спокойной звездой, зайчики пронеслись по столу, по букету багровых осенних шафранов в хрустальной вазочке. Зайчики озарили хрусталь сапфирными огоньками, льдинки подскочили и закружились вокруг, играя с хрустальным светом. Потом успокоились, снова устроились над Кристаллом, посвечивая прохладно и бестревожно.
        - Нет, - Гелида вздохнула опять. - Подглядывать нехорошо, - она сняла руку с Кристалла. - А хочется, - сложила зимний лист пополам. - Ведь такая девочка классная, - улыбнулась грустно, погладила льдинки. - Ну все, пойдемте есть мороженое.
        Достала пушистые сладкие хлопья, разложила прозрачный холодный опал в две хрустальные вазочки. Льдинки устроились над своей вазочкой и радостно засверкали. Гелида проглотила кусочек, закрыла глаза.
        - Вот вкусно. Вот бы ей тоже попробовать. Но ей нельзя - погаснет.
        Они ели мороженое, и прохладный ласковый свет искрился в хрустальных гранях. Потом Гелида вернулась в кресло, снова стала смотреть в Снежный кристалл. Льдинки устроились рядом и замерцали настороженно.
        - Конечно... Еще бы ее не любить. Ведь такая девочка классная... А я так и умру одна, - провела по глазам задрожавшими пальцами. - Но я ведь тоже не дура.
        Встала, подошла к зеркалу, взяла гребень, стала расчесывать черный оникс волос. Положила гребень на место, оправила платье - снежные искры сверкали тревожно и ярко.
        - И посмотреть на что тоже есть...
        Провела руками по груди и по бедрам, пригладив снежные искры, снова вернулась к Кристаллу, стала смотреть в прохладный огонь сквозь прохладные слезы.
        - А я так и умру одна. А она... А он... Ну ладно, ладно, - она улыбнулась льдинкам, которые переливались тревожным огнем. - Не буду ревновать - как девчонка.
        Льдинки собрались в большую мерцающую снежинку. Гелида гладила льдинки, вздыхала, плакала.
        - Ладно. Пора спать. Уже поздно. А завтра рано вставать. Скоро День неба, а мы еще не все сделали.
        Она пригасила Снежный кристалл, и они отправились спать.
        * * *
        Долина растворялась в вечерней дымке. Сонные горы уже исчезли в сиреневых сумерках, было тихо и очень спокойно. Где-то внизу журчала струйка воды, сбежавшая от ледника, где-то вверху ветер почти неслышно звенел замерзшими ветками. Лес засыпал, снежинки устроились на ночь в пушистых холодных иглах, ясная тишь растеклась по корням.
        Хозяин неба сидел у порога пещеры и смотрел в записную книжку. Дракон дремал рядом, и ранние звезды мерцали в чешуях черной брони. Хозяин неба отвлекся от книжки и обернулся к Дракону.
        - Вроде бы всех пригласили, - сказал он, покусывая кончик карандаша. - Ну, всех кто был в прошлый раз - точно.
        Дракон открыл глаз и посмотрел на Хозяина неба.
        - Ты прав, в прошлый раз этих не было... - он перелистал книжку назад, просмотрел записи. - Но их вообще не было в прошлый раз - помнишь? Они появились только сейчас.
        Дракон закрыл глаз.
        - И сразу, видишь, какая проблема.
        Дракон открыл глаз.
        - Представь что будет когда они встретятся!
        Дракон открыл другой глаз.
        - Почему ты так в этом уверен?
        Дракон закрыл оба глаза.
        - Ну, не знаю. Тебе, конечно, виднее, но... И они, конечно, обидятся, если мы их не пригласим, - Хозяин неба покусал кончик карандаша. - Может быть сделаем чтобы они прилетели по очереди? Чтобы точно не встретились?
        Дракон открыл глаз.
        - И что тогда делать?
        Дракон закрыл глаз.
        - Ладно. Ты прав - будь что будет. Пригласим их как всех. И если они встретятся...
        Хозяин неба поднялся, спрятал книжку и карандаш в карман, глубоко вдохнул свежего вечернего воздуха.
        - Ладно, давай спать. Завтра рано вставать, еще много работы.
        * * *
        - Что так давно не заглядывал? - улыбнулся Хозяин вечности с укоризной. - Совсем забыл старика.
        - Прости, - улыбнулся в ответ Хозяин неба, вешая на крючок мокрый плащ. - И так дел много, да еще День неба теперь.
        - Забыл, забыл старика.
        Хозяин вечности провел гостя к столу, где стояло накрытое салфеткой блюдо.
        - Садись, - он обернулся к гостю. - Я как раз собирался чаевничать.
        - Твой волшебный пирог, - Хозяин неба вдохнул аромат. - Давно не пробовал.
        - Я же говорю - забыл старика. Я его часто пеку.
        Хозяин неба уселся за стол, приподнял салфетку, вдохнул еще раз.
        - Замечательно. Как он у тебя всегда такой получается?
        - Все-таки я волшебник? - Хозяин вечности усмехнулся.
        Он взял чайник и наполнил водой. Затем достал рубиновых огоньков и подбросил в печку пару горстей. Огоньки жарко затлели, разгорелись в густой огонь, и теплые зайчики запрыгали по сияющей белой скатерти.
        - Сегодня будем пить из этого, - достал ложечки, чашки, блюдца, поставил на стол заварочный чайник. - Это февральское.
        - Кажется в феврале я у тебя еще не бывал?
        - Я же говорю - забыл старика! Если б не День, так и сейчас не пришел бы.
        - Понимаешь, - Хозяин неба взял ложечку, повертел, положил обратно, - возник тут один вопрос. Хочу знать что ты думаешь по этому поводу.
        - Интересно, - Хозяин вечности достал две тарелки, выставил рядом с чашками, выложил рядом ножи. - Что за такой вопрос, если даже про старика вспомнил? - он засмеялся. - Ну все, не буду, не буду. Я действительно рад, что ты заглянул. И особенно рад, что у меня как раз тут пирог. Одному волшебные пироги есть тоскливо.
        - А я-то как рад, - Хозяин неба засмеялся в ответ, снова приподнимая салфетку и вдыхая аромат сдобы. - Вопрос, в общем, простой, но для меня очень сложный.
        - Ну-ка?
        - Кипит, - Хозяин неба указал в сторону, где булькал на печке чайник.
        Хозяин вечности дунул в печку, искры рубинов погасли. Затем взял салфетку, снял чайник, вернулся к столу, снял крышку с заварника. Хозяин неба наклонился, вдохнул аромат.
        - Откуда такой замечательный чай?
        - Есть места. Только знать надо.
        - Я думал ты сам вырастил. Ты же могучий волшебник?
        - Здесь такой чай не вырастить даже мне. Чай должен расти там где чай расти должен. Я просто туда летаю и собираю. Ну, и потом готовлю.
        - Всего лишь.
        - Как готовлю - это третье дело, конечно.
        Хозяин вечности залил кипяток в заварник и уселся наконец за стол.
        - Так вот, - продолжил Хозяин неба. - Думаю пригласить на День двух этих девчонок.
        - Калиду с Гелидой? И в чем сложность? - Хозяин вечности поднял брови.
        - Как в чем? Им же нельзя быть вместе.
        - Нельзя, - Хозяин вечности покивал. - Будет беда.
        - Если они встретятся, одна растает, другая погаснет. Можешь представить?
        - Если это случится, мир рухнет. Ты знаешь кого-нибудь им взамен?
        - Им взамен никого нет и не может быть.
        С минуту молчали, потом Хозяин вечности разлил густо-янтарный чай по чашкам. Хозяин неба вдохнул аромат, отпил чая, покачал головой.
        - Я такого чая еще не пил.
        - Забыл старика, - улыбнулся Хозяин вечности с укоризной. - В прошлый раз, между прочим, я тебя угощал точно таким.
        Он снял с пирога салфетку, отрезал два больших ломтя, разложил по тарелкам. Хозяин неба откусил кусочек и, закрыв глаза, начал жевать.
        - Да... Ты настоящий волшебник.
        - Пустяки, - улыбнулся Хозяин вечности. - Продукты хорошие, вот и пирог вкусный. И хороший рецепт. Простой, без всяких чудачеств. Ну, а сам-то что думаешь?
        - Как, по-твоему, сделать чтобы они не встретились? Пригласить в разное время - но как? Во-первых бал есть бал, он один...
        - Во-вторых все равно без толку, - Хозяин вечности покивал, откусывая кусочек, - потому что у тебя там времени нет. Ну сам же подумай. А в-третьих, - Хозяин вечности отпил чая, - почему ты, собственно, так уверен? Что им нельзя быть друг с другом?
        - Интересное дело, - Хозяин неба отставил чашку. - Я что-то не знаю?
        - Молодой еще, - Хозяин вечности улыбнулся.
        - Но ведь лед и огонь?
        - И что? Мир что, по-твоему, - разный, сам по себе? Лед и огонь что - не в мире?
        - То есть?
        - Приглашай, - Хозяин вечности посмотрел на гостя серьезно. - И ничего не бойся, - он отрезал от пирога большой кусок и завернул в салфетку. - Держи-ка... Дома чаю попьете, - снял с полки фарфоровый ящичек, уложил пирог.
        Хозяин неба сделал последний глоток, поднялся, взял ящичек, вдохнул аромат.
        - Все-таки ты настоящий волшебник. Ничего, говоришь, не бойся? Ладно... Посмотрим.
        Хозяин вечности ответил обычной улыбкой.
        * * *
        В комнате было спокойно, тепло, уютно. За окном фонари искрили зимнюю ночь. Ветер угнал облака, и бездонное черное небо сверкало яркими звездами. Дым поднимался из труб лохматыми серыми струями и растворялся в холодной глуби. Хозяин неба отошел от окна, вернулся к маленькому столу, присел на маленький стульчик, еще раз перечитал ноты.
        - Вот здесь у него что-то не то, - он задумчиво покусал кончик карандаша. - Сейчас получается так, что тему нужно заканчивать и начинать ответ в другом голосе, - он пометил листок. - То же получится здесь, - он поставил еще одну галочку, - и здесь. И все. Дальше ничего никуда не пойдет.
        Обернулся и посмотрел на кровать, где спал мальчик.
        - Поэтому сделаем вот что... - Хозяин неба исправил три последние ноты. - Тогда тема здесь не закончится, - он взял резинку и стер свои галочки, - а продлится до этого такта, - он поставил новую галочку, - и ответ, между прочим, можно будет начать пока еще движется тема. А дальше посмотрим.
        Он поставил последнюю галочку, спрятал карандаш в карман, поднялся, подошел к полке с игрушками.
        - Вот оно, вдохновение, - Хозяин неба улыбнулся, стал собирать с пола разбросанные игрушки. - Забыл даже про свои драгоценности, - он расставил игрушки на полке. - Но это понятно, - он прикрыл стеклянную дверцу. - Я сам такой был.
        Подошел к кровати, присел, поправил подушку, подтянул одеяло, которое слезло с плеча.
        - Когда спишь, должно быть тепло и уютно, - погладил мальчика по голове. - И должны быть вкусные сны, - мягко подул мальчику в лоб. - Чтобы потом было радостно вспоминать, всю жизнь.
        Затем поднялся и перешел в соседнюю комнату. Подошел к маленькому мольберту, на котором в прозрачном полумраке комнаты светился свежий листок. Присел на маленький стульчик, посмотрел на несколько линий.
        - Вот здесь у нее что-то не то, - достал карандаш и задумчиво покусал кончик. - Сейчас получается так, что эту форму надо закрыть и уравновесить чем-нибудь здесь, - начертил на чистом месте квадрат. - То же получится здесь, - начертил другой, - и здесь. И все. Композиция будет неполной.
        Обернулся и посмотрел на кровать, где спала девочка.
        - Поэтому сделаем вот что... - Хозяин неба исправил несколько линий. - Тогда здесь можно оставить живое пространство, - он взял резинку и стер все квадраты, - а развить форму здесь, - он наметил новый квадрат, - и уравновесить здесь. Тогда все будет дышать, и будет живое. А дальше посмотрим.
        Он наметил последний квадрат, спрятал карандаш в карман, поднялся, подошел к полке с игрушками.
        - Вот оно, вдохновение, - Хозяин неба улыбнулся, стал собирать с пола разбросанные игрушки. - Забыла даже про свои драгоценности, - он расставил игрушки на полке. - Но это понятно, - он прикрыл стеклянную дверцу. - Я сам такой был.
        Подошел к кровати, присел, поправил подушку, подтянул одеяло, которое слезло с плеча.
        - Когда спишь, должно быть тепло и уютно, - погладил девочку по голове, поправил прядь, упавшую на пол. - И должны быть вкусные сны, - мягко подул девочке в лоб. - Чтобы потом было радостно вспоминать, всю жизнь... Ладно, спокойной ночи. Завтра много работы, с музыкой и картиной. Надо как следует выспаться.
        * * *
        День получился неяркий, спокойный, сонный. Облака тонким бархатным покрывалом укрыли небо, солнце белой мохнатой кляксой неторопливо катилось вниз - наступал вечер. Калида приземлилась на гребень вулкана и потеплее закуталась в шубку.
        - Какой сегодня день замечательный, - она вдохнула мягкого холодного воздуха. - И не холодно.
        Оглядела бесконечную даль, жемчужные блики моря, дымку сонного горизонта.
        - И как я все замечательно успела сделать.
        Поставила в зимнем листке пару последних галочек, спрятала карандаш и листок в мешочек, мешочек спрятала в шубку.
        - Так... Теперь главное.
        Спрыгнула с камня и побежала по склону вниз. Добежала до горячих ключей, которые весело булькали и густо дымили паром. Остановилась, присела, поболтала рукой в воде, набрала пригоршню, отпила глоточек, умылась.
        - Вот это я понимаю у меня вода. Вот бы они попробовали. Ну, он-то попробует, - она вздохнула. - А ей нельзя. Растает...
        Поднялась и побежала между влажных камней. Горячие камни грели землю, снега здесь не было - сочный мох расползся по мокрой земле, играя яркими красными гла&769;зками. Присела, погладила теплый мох.
        - Какой ты у меня замечательный.
        Поднялась, побежала дальше, и оказалась у входа в пещеру. Сбросила шубку, забежала в пещеру, достала Пламенный шар, и понеслась в горячую глубину. Шар отражался во влажных каменных стенах жарким золотом. Летела долго, пока наконец не очутилась в просторном гроте, где в середине на черно-жемчужном камне лежал Золотой берилл. Пещера озарялась прозрачным сиянием. Калида спрятала Пламенный шар в мешочек и подошла к бериллу.
        - Спишь? - она погладила свою драгоценность. - Спи, спи. Сейчас работы для тебя нет, пока. В смысле - обычной, - подняла камень, любуясь горячими искрами. - А вот необычная есть, - прижала кристалл к щеке, зажмурилась. - Какой ты у меня замечательный.
        Снова залюбовалась камнем, и в глубоком топазе глаз замерцал волшебный огонь берилла.
        - Дай кусочек, - осторожно отделила кусочек, положила кристалл на место. - Очень нужно!
        Спрятала кусочек берилла, облетела пещеру, любуясь игрой золотых зайчиков на сверкающих стенах.
        - Ладно, я полетела! - вернулась к кристаллу. - Скоро вечер, темнеет, надо домой. До свидания!
        Еще раз погладила горячий кристалл, и устремилась к выходу. Наконец оказалась под вечереющим небом. Быстро накинула шубку, выдохнув теплый клуб.
        - Как быстро к вечеру холодает!
        Оглядела горы, долину, море вдали, спокойное прохладное солнце, которое уже пряталось за горизонт.
        - И вообще, зимой приходится торопиться - дни такие короткие. Как она все успевает? - Калида посмотрела в жемчужную дымку. - Где она сейчас? Что, интересно, делает? Конечно он ее пригласит. Она ведь такая девочка классная. А я так и умру одна... Ладно. Не буду реветь, - утерла теплые слезы. - Как девчонка какая-то, - снова вздохнула, решительно. - Все, полетела. Осталось самое главное.
        Она прижала к щеке мешочек с волшебным кристаллом.
        * * *
        - Ой мамочка, - сказала Калида. - А это что?
        На столе лежал конверт. Она сбросила шубку, взяла конверт, достала листок, развернула и прочитала:
        Калида! Если можешь, будь дома вечером. Хочу зайти в гости - есть дело. Х. н.
        - Мамочка... - она закрыла глаза. - Это что - правда? Он что - ко мне в гости? Сегодня...
        Приложила листок к губам, упала на стульчик. Пламенный шар светился ярко и неспокойно. Искорки собрались перед Калидой и заинтригованно засверкали.
        - Он мне написал! - она открыла глаза и показала листок Шару и искоркам. - И сегодня зайдет ко мне в гости! - прикрыла глаза пальцами. - Мамочка.
        Время шло. Калида хотела поставить чай, чтобы время прошло быстрее, но бросила чайник только насыпав заварки. Хотела слетать прогуляться, но бросила шубку просунув только руку в рукав. Достала зимний листок, перечитать список оставшихся дел, но после первой строчки бросила список в ящик.
        - Ну что же он не идет, - шептала она и гладила искорки, мерцавшие тихим огнем. - Ну почему его нет. Ну я же умру тут, одна.
        Сидела, сидела, сидела - и задремала, положив голову на руки.
        - Ой, - очнулась она оттого, что кто-то тронул плечо. Вскочила.
        - Устала, - Хозяин неба улыбнулся.
        Калида застыла, не в силах ответить. Хозяин неба присел на стульчик, облокотился на стол - искорки радостно подскочили, покружились и устроились на руке.
        - Что ты делаешь послезавтра? - Хозяин неба погладил искорки. - Какие они у тебя хорошие.
        - Ой, не знаю... Ничего, кажется... Все вроде как сделала... Зимнее... Осталось чуть-чуть...
        - Приходи в гости. У меня будет бал. День неба - знаешь наверно. Приходи обязательно.
        - Послезавтра... А кто еще будет?..
        - Все. Для меня это важный день. Я даже специально вставляю его в календарь.
        - Ну да, на каждый четвертый год... Значит у тебя будут все?
        - Если ты тоже, то все.
        - А можно подумать? Давай я завтра скажу... Нет, послезавтра... Утром.
        - Думай, - Хозяин неба улыбнулся. Он еще раз погладил искорки, которые засияли радостным чистым огнем, и поднялся. - А лучше не думай, а приходи.
        Хозяин неба ушел, а Калида долго еще стояла, не в силах пошевелиться.
        - Мамочка, - наконец сказала она. Искорки облетели вокруг и устроились перед лицом, мерцая спокойно и мягко. - Значит она будет тоже? И что же мне делать? Вот теперь я точно умру...
        * * *
        - Мамочка, - сказала Гелида. - Это еще откуда?
        На столе лежал конверт. Сбросив накидку, она взяла конверт, достала листок, развернула и прочитала:
        Калида! Если можешь, будь дома вечером. Хочу зайти в гости - есть дело. Х. н.
        - Мамочка... - она закрыла глаза. - Это правда? Он ко мне в гости? Сегодня...
        Приложила листок к губам, упала в кресло. Снежный кристалл светился ярко и неспокойно. Льдинки слетелись перед Гелидой и заинтригованно засверкали.
        - Он мне написал! - она открыла глаза и показала листок Кристаллу и льдинкам. - И сегодня должен прийти... - прикрыла глаза пальцами. - Мамочка.
        Время шло. Гелида хотела съесть кусочек мороженого, чтобы время прошло быстрее, но бросила только выложив пушистый шарик. Хотела слетать прогуляться, но сбросила накидку даже не шагнув через порог. Достала зимний листок, перечитать список оставшихся дел, но после первой строчки бросила список в ящик.
        - Что же он не идет, - шептала она и гладила льдинки, мерцавшие спокойным светом. - Почему его нет... Я ведь умру здесь, одна.
        Сидела, сидела, сидела - и задремала, положив голову на руки.
        - Ой, - очнулась она оттого, что кто-то тронул плечо. Вскочила.
        - Устала, - Хозяин неба улыбнулся.
        Гелида застыла, не в силах ответить. Хозяин неба присел на кресло, облокотился на стол - льдинки радостно подскочили, покружились и устроились на руке.
        - Что ты делаешь послезавтра? - Хозяин неба погладил льдинки. - Какие они у тебя хорошие.
        - Не знаю... Ничего, кажется... Все зимнее вроде сделала. Осталось почти ничего...
        - Приходи в гости. У меня будет бал. День неба - знаешь наверно. Приходи обязательно.
        - Послезавтра... А кто еще будет?..
        - Все. Для меня это важный день. Я даже специально вставляю его в календарь.
        - Да, на каждый четвертый год... Значит у тебя будут все?
        - Если ты тоже, то все.
        - Дай подумать. Завтра скажу. Нет, послезавтра... Утром.
        - Думай, - Хозяин неба улыбнулся. Он еще раз погладил льдинки, которые засияли радостным чистым огнем, поднялся. - А лучше не думай, а приходи.
        Хозяин неба ушел, а Гелида долго еще стояла, не в силах пошевелиться.
        - Мамочка, - наконец сказала она. Льдинки облетели вокруг и устроились перед лицом, мерцая спокойно и мягко. - Значит она будет тоже? И что же мне делать? Вот теперь я точно умру.
        * * *
        Солнце карабкалось из-за восточных гор. В голубом бархате неба застыли сонные утренние облака. Было холодно. Кожурка пушистой изморози покрыла травинки и серые камни. Ручей скрылся под узорами льда, и журчанья воды теперь было не слышно.
        - Если они согласятся, получится самый лучший День неба, - сказал Хозяин неба задумчиво. Он поворошил веткой алые угли, и язычки огня вспыхнули маленькими цветками. - Как ты думаешь - согласятся?
        Дракон, не открывая глаз, поднял брови.
        - Им просто не надо подходить близко... Друг к другу.
        Дракон опустил брови. Хозяин неба поднялся, прошел к краю обрыва, оглядел сверкающую долину, вдохнул морозного воздуха.
        - Какой сегодня день замечательный. А завтра будет просто волшебный... Если они согласятся.
        Вернулся к костру, присел, снова поворошил угли.
        - Если они согласятся обе.
        Дракон открыл глаз.
        - Мне надо чтобы они были обе. Или одна, или другая мне не нужна. Но они ведь такие... Знаешь.
        Дракон закрыл глаз.
        - Так что может быть не придут...
        Дракон не ответил. Он дремал, положив голову у огня, и рубиновые огни костра искрились в черной броне.
        * * *
        - Заходи, заходи! - Хозяин вечности сиял обычной улыбкой. - Я всегда рад когда ты приходишь. А ты...
        - Забыл старика, забыл, - Хозяин неба кивнул. - Дела, дела... Даже в гости к старому другу не забежать.
        - Отговорки, всё отговорки.
        Они прошли к столу, где стоял кувшин с прозрачным искристым напитком.
        - Чем угощаешь сегодня? - Хозяин неба наклонился, вдохнул аромат. - Что-то новое? Не помню такого.
        - Не помнишь? - Хозяин вечности усмехнулся, доставая пару хрустальных бокалов. - Я тебя таким угощал, в прошлом году. Недавно совсем - и забыл?
        - Правда? - Хозяин неба задумался. - Не помню, на самом деле. Надо, правда, чаще бывать в гостях. А то совсем закружился. Теперь вот День неба. Я его очень люблю, но столько хлопот... Но я уже все приготовил.
        - Девчонок своих пригласил? - Хозяин вечности снял с кувшина крышку. Тонкий прозрачный звон просыпался и затих.
        - Своих?
        - А чьих еще? Кому, ты считаешь, они нужны?
        - Как кому? Без них в мире не будет много чего. Вообще - мир без них будет не мир. Можешь представить что станется с миром, если их, обеих, не станет?
        - Я знаю, - Хозяин вечности разлил напиток в бокалы. Жидкость вспенилась, зашипела, заискрилась золотыми звездами.
        - Как пахнет, - Хозяин неба пригубил стакан. - А вкус просто волшебный.
        - Еще бы, - Хозяин вечности усмехнулся. - Волшебник я или нет?
        - Травы, честно говоря, мне незнакомые... - Хозяин неба выпил четверть бокала. - Разве драконий глаз?
        - Он самый. Без драконьего глаза волшебный лимонад не получится. А если получится, то не волшебный. Ну, так что? Пригласил?
        - Сказали подумают.
        - Молодец. Без них все твое небо рухнет.
        - Знаю. Небо такая штука... - Хозяин неба повертел ладонью. - Никак не могу устроить чтобы оно работало правильно, по-настоящему. Вроде бы все нормально. Вроде бы все работает, вроде бы есть все что надо... Вот только работает как-то не так. Что-то во всем этом не то. В общем, мое небо меня все больше терзает. Что-то с ним надо делать - а что? Но я, кажется, понимаю... - он отпил из бокала.
        - Вечность, знаешь, тоже штука капризная, - Хозяин вечности кивнул и отпил тоже. - Тоже подавай чего-то такого... - он также повертел ладонью. - Вечного. А где его взять?
        - Ну, вот и небу моему, как видно, подавай небесного. А где его взять?
        Хозяин вечности принес пустую бутылку, наполнил из кувшина.
        - Держи. Выпьешь на ночь стаканчик. Помогает от любой бессонницы.
        - Не говори, замучила... А ты не боишься? Волшебную вещь в простую бутылку?
        - А чего мне бояться? Это же волшебная вещь.
        - Я еще забегу - может быть завтра. Может быть новым чем угостишь?
        - Не надейся, - Хозяин вечности усмехнулся. - Что у меня в вечности может быть нового? Только если что-то забудешь.
        * * *
        Диск полной луны освещал сонную комнату волшебным светом. За окном было так холодно, что дым, поднимаясь из труб, замерзал и повисал над крышами серебряной бахромой. Лунные искры застыли на сверкающей корке снега. Ночь стояла звонкая, ясная, глубокая.
        Калида отвернулась от ночи, подлетела к маленькому столу, присела на маленький стульчик, перечитала ноты.
        - Вот здесь у него что-то не то, - она обвела пару тактов. - Все так здорово получалось, вот здесь, вот здесь, и вот здесь... Все шло, шло и шло, так замечательно, а здесь начало рассыпаться, - обвела еще пару тактов. - И здесь тоже рассыпалось, - обвела еще несколько. - Но мы сделаем так... - перечеркнула кружки и набросала несколько нот. - Вот! Это другое дело.
        Улыбнулась и посмотрела на мальчика, который спал крепко и сладко.
        - Вот это другое дело... - набросала еще несколько. - Тогда у нас здесь ничего не рассыпется, - приписала еще несколько, - а сольется, наоборот, в одно. Очень правильно, и красиво, и музыка получится очень волшебная.
        Поставила последнюю ноту, слетела со стульчика, подлетела к полке с игрушками.
        - Намучился, маленький, со своей музыкой, - собрала разбросанные игрушки. - Забыл про все, мой хороший, - расставила игрушки по полкам. - Но ничего, ничего, - прикрыла стеклянную дверцу. - У меня для тебя есть подарок, чтобы все получалось.
        Подлетела к кровати, присела, поправила одеяло, подушку.
        - Все и всегда, - погладила мальчика по голове. - Без него просто никак, - наклонилась, поцеловала. - Спи, мой хороший, - вытерла теплые слезы. - Ничего, ничего... У меня тоже будет.
        Подлетела к столу, достала мешочек. Достала из мешочка маленький сверкающий камень. Положила рядом с нотным листом. Камень высветил ноты, они замерцали, тихая музыка разлилась по комнате хрустальным ручьем.
        - Теперь все будет как надо... Ну ладно. Я полетела.
        * * *
        С утра было очень холодно. Прозрачные мазки облаков прикрыли бело-золотое солнце на молочно-матовом небе. Снег, выпавший за ночь, устроился на ветвях, камнях, травинках сухими пушистыми хлопьями. Гелида приземлилась в лощине, на берегу замерзшего прочно ручья, расстегнула шелковую накидку.
        - Вот жарко когда так быстро летаешь, - она перевела дух, вдохнула морозной утренней свежести. - Какой сегодня замечательный день.
        Оглядела жемчужное небо, прозрачные полосы облаков, прохладное золото, которым солнце заливало восток.
        - И как здорово я все успела доделать.
        Поставила в зимнем листке пару последних галочек, спрятала карандаш и листок в мешочек, мешочек спрятала под накидку.
        - Так, теперь главное.
        Отбежала от ледяного ручья и заторопилась по склону лощины вверх. Добежала до серебряного источника, который не замерзал даже в самый лютый мороз. Остановилась, присела, поболтала рукой в воде, набрала пригоршню, отпила глоток и умылась.
        - Какая у меня вода. Вот бы они попробовали. Он, конечно, попробует, - она вздохнула. - А ей нельзя. Погаснет.
        Поднялась и пошла вдоль заиндевелых камней. Промерзшие камни прочно держали снег, который здесь был удивительно чистый, воздушный, и ароматный. Присела, поворошила руками снег, заигравший голубым золотом, поднесла руки к лицу, закрыла глаза, вдохнула.
        - Пахнет звездами.
        Поднялась, побежала дальше, и оказалась у входа в пещеру. Сбросила накидку, забежала в пещеру, достала Снежный кристалл, и понеслась в студеную глубину. Снежный кристалл отражался в ледяных стенах холодным золотом. Летела долго, пока наконец не очутилась в просторном гроте, где в середине на молочно-хрустальном камне лежал Серебряный аметист. Грот озарялся прозрачным сиянием. Гелида спрятала Снежный кристалл в мешочек и подошла к аметисту.
        - Спишь? - она погладила свою драгоценность. - Спи, спи. Работы для тебя уже нет. В смысле - обычной, - подняла камень, любуясь холодными искрами. - Но есть необычная, - прижала кристалл к щеке, зажмурилась. - Какой ты необыкновенный.
        Снова залюбовалась камнем, и в глубоком сапфире глаз замерцал волшебный огонь аметиста.
        - Дай кусочек, - осторожно отделила кусочек, положила кристалл на место. - Очень надо!
        Спрятала в платье, облетела пещеру, любуясь игрой серебряных зайчиков на сверкающих стенах.
        - Ладно, я полетела! - вернулась к кристаллу. - Уже утро, надо домой. До свидания!
        Еще раз погладила холодный кристалл, и устремилась к выходу. Наконец оказалась под утренним небом. Надела накидку, выдохнув прохладный клуб.
        - Как быстро утром теплеет!
        Оглядела лощину, сонный утренний лес под искрящимся снегом, спокойное солнце, которое поднималось и разгоралось тихим зимним теплом.
        - Зато зимой все можно успеть - ночи такие длинные. А ей вообще делать нечего, - Гелида посмотрела в жемчужную дымку. - Где она там сейчас? Интересно - что делает? Конечно он ее пригласил. Она ведь такая девочка классная. А я так и умру одна... Ладно, не буду реветь, - утерла прохладные слезы. - Как девчонка, честное слово, - снова вздохнула, решительно. - Все, полетела... Осталось самое главное.
        Она прижала к щеке мешочек с волшебным кристаллом.
        * * *
        Пламенный шар сиял, теплые искры струились по чашке с горячим янтарным чаем. Калида отпила глоточек, отставила чашку. Искорки собрались в пушистый комок, повисли над чашкой, мерцая спокойно и мерно. Она погладила искорки.
        - Какой чай получился сегодня необыкновенный. Не знаю, но чай почему-то лучше получается зимний, - взяла чашку и отпила еще глоточек. - Летом он тоже вкусный, но как-то не так.
        Вздохнула и замолчала. Долго сидела, поглаживая пушистый комок мерцающих искорок. Потом встала, обошла столик, присела на стульчик снова, посмотрела в Пламенный шар.
        - Нет, подглядывать нехорошо, - вздохнула снова. - Даже если там ничего такого и нет, - отвернулась от Шара, затем повернулась снова. - Да, но ведь там ничего такого и нет? - обернулась к искоркам, которые плавали рядом в теплом медвяном воздухе. - А если ничего такого, то, в общем, можно и посмотреть. Глазком.
        Искорки замерцали настороженно.
        - Только глазком - и все, честное слово, - она повернулась к Шару, тронула пальцами.
        Шар пригас, затем засветился прохладным жемчужно-сапфировым светом. Серебристые зайчики запрыгали по столу, засверкали на чашках. Калида смотрела в Шар, кусала губы.
        - Ну да... Конечно... Как он на нее посмотрел. Еще бы... А меня пригласил просто по службе. У него же все должны быть. Ему же надо набрать этих всех. Все люди как люди, а я... Так и умру одна.
        Заплакала.
        - Но она такая классная девочка... Так что все правильно, - прикрыла лицо ладонями. - Как он на нее посмотрел... Ладно, - снова вздохнула, вытерла слезы. - Не буду ревновать. Как девчонка какая-то...
        Погасила Шар, подбежала к кровати, упала. Искорки помчались за ней, устроились на подушке рядом, сверкая тревожно и ярко.
        - Не буду плакать, не буду, - шептала Калида, гладила теплые искорки, и теплые искорки слез текли по щекам. - Честное слово... Вот сейчас, еще немножко - и все... Только чуть-чуть совсем...
        * * *
        Снежный кристалл сиял, прохладные искры струились по блюдцу с холодным жемчужным мороженым. Гелида проглотила кусочек, отставила блюдце. Льдинки собрались в пушистый комок, повисли над блюдцем, мерцая спокойно и мерно. Она погладила льдинки.
        - Какое сегодня мороженое получилось - на удивление. Зимой лучше, наверное, не получится. Не знаю, но мороженое лучше получается летом, - взяла блюдце и проглотила еще кусочек. - Зимой оно тоже вкусное, но все равно не то.
        Вздохнула и замолчала. Долго сидела, поглаживая пушистый комок мерцающих льдинок. Потом встала, обошла стол, снова уселась в кресло, посмотрела в Снежный кристалл.
        - Нет, подглядывать нехорошо, - вздохнула снова. - Даже если там ничего особенного, - отвела глаза от Кристалла, затем посмотрела снова. - Да, но ведь там ничего особенного? - обернулась к льдинкам, которые плавали рядом в прохладном медвяном воздухе. - А если ничего особенного, то можно и посмотреть. Немножко.
        Льдинки замерцали настороженно.
        - Совсем немножко, честное слово, - она повернулась к Кристаллу, тронула мягко пальцами.
        Кристалл пригас, затем засветился теплым жемчужно-топазным светом. Золотистые зайчики запрыгали по столу, засверкали на блюдцах. Гелида смотрела в Кристалл, кусала губы.
        - Ну да... Конечно... Как он на нее посмотрел. Еще бы... А меня пригласил просто по службе. У него же все должны быть. Ему же надо набрать этих всех. Все люди как люди, а я... Так и умру одна.
        Заплакала.
        - Но она такая классная девочка... Так что все правильно, - прикрыла лицо ладонями. - Как он на нее посмотрел... Ладно, - снова вздохнула, вытерла слезы. - Не буду ревновать. Как девчонка, честное слово.
        Погасила Кристалл, подбежала к кровати, упала. Льдинки помчались за ней, устроились на подушке рядом, сверкая тревожно и ярко.
        - Не буду плакать, не буду, - шептала Гелида, гладила прохладные льдинки, и прохладные льдинки слез текли по щекам. - Честное слово... Вот сейчас, только немножко - и все. Только чуть-чуть совсем...
        * * *
        Ночь опустилась кристальная, яркая, жгуче-холодная. Небо накрыло черным бездонным куполом даль серебряных гор. Звезды сияли пронзительно и спокойно. Казалось весь мир замерз и все в нем застыло.
        Хозяин неба вышел к обрыву, оглядел ледяную долину, вдохнул жгучего холода.
        - Сегодня последний день зимы, - он обернулся к Дракону. - У нее этот день всегда особенный, - оглядел бескрайний холодный простор. - Такой же холодный, такой же спокойный, такой же волшебно красивый.
        Дракон открыл глаз и посмотрел в хрустальную ночь.
        - Интересно какой день будет завтра? Ведь завтра уже не зима.
        Дракон открыл другой глаз и посмотрел на Хозяина неба.
        - И еще не весна, не спорь. Но завтра у нас будет бал, а там погоду делаю я.
        Дракон закрыл глаза, отвернулся от мира и собрался дремать.
        - Не спи, - Хозяин неба хлопнул его по черной броне. - Скоро лететь.
        Дракон шевельнул хвостом.
        - Ладно, ладно... Знаю, что не проспишь. Ни разу еще не проспал, знаю.
        Когда вышла луна, полетели. Летели долго - лететь было до самой вершины неба. Прилетели вовремя, не опоздали - до полуночи оставалось нужное время. Хозяин неба спрыгнул с Дракона на замерзшее облако, попрыгал, растирая ладони, чтобы согреться.
        - Везет тебе, - он хлопнул по лапе. - Никогда не мерзнешь.
        Дракон шевельнул хвостом, устроился в облаке поуютнее и задремал.
        - Везет тебе, - Хозяин неба вздохнул. - Захотел - и уснул. Мне бы так.
        Он хлопнул Дракона по носу и стал подниматься наверх. Поднимался пока облако не начало растворяться в звездную пыль. Здесь Хозяин неба остановился.
        - Вот они, - он прошелся вдоль цепочки звезд. - Это у нас январь, - отсчитал тридцать одну звезду. - А это февраль, - отсчитал еще двадцать восемь. - Дальше начнется март, - сдвинул цепочку рукой. - Только начнется еще не сегодня.
        Достал из кармана коробочку, осторожно открыл и осторожно вытащил маленькую звезду.
        - Просыпайся.
        Полюбовался звездой, аккуратно повесил на небо, на свободное место после двадцать восьмой звезды февраля и перед первой звездой марта. Потом отошел, внимательно оглядел все созвездия.
        - Еще пара минут, и можно.
        Он внимательно следил за созвездиями, и когда наступила полночь, тронул маленькую звезду. Она засветилась мягким спокойным светом, бросая тихие блики на небо, на соседние звезды, на лицо и на руки Хозяина неба.
        - Молодец, - он погладил звезду. - Виси тут пока. Я тебя, может быть, теперь вообще не буду снимать.
        Еще раз оглядел все звезды, подошел к первой мартовской.
        - Твоя очередь завтра. Сегодня пока еще спи, сегодня у нас День неба.
        Спустился и разбудил Дракона.
        - Спишь? - хлопнул по носу. - Так все и проспишь. Видал?
        Он указал в небо, где в бездонной хрустальной глуби сияла маленькая звезда. Дракон открыл глаз и посмотрел в черную бездну.
        - Видал как сверкает? В этом году совсем по-другому. В прошлый раз, помнишь, светилась себе и светилась. А в этом - смотри как сверкает! Все небо просто переливается.
        Дракон смотрел в небо.
        - Я даже не знал, - Хозяин неба усмехнулся задумчиво, - что небо у меня такое... Волшебное. Ладно, надо домой.
        * * *
        Небо сияющим куполом накрыло снежную бесконечность. За окном горела звездами льдистая ночь. Черная твердь, усеянная самоцветами, переливалась прозрачной радугой. Высоко, выше всех, сверкала маленькая пронзительная звезда.
        - Какое небо сегодня волшебное... Я такого еще не видела.
        Гелида отвернулась от ночи, подлетела к мольберту, присела на стульчик, осмотрела рисунок.
        - Вот здесь у нее что-то не то, - она обвела пару линий. - Вот здесь все нормально, вот здесь, и вот здесь... Здесь все отлично, а здесь рассыпается, - обвела еще пару линий. - И здесь рассыпается тоже, - обвела еще несколько. - Сделаем так... - перечеркнула кружки и набросала несколько линий. - Вот! Это другое дело.
        Улыбнулась и посмотрела на девочку, которая спала крепко и сладко.
        - И это другое дело... - набросала еще несколько. - Тогда здесь у нас ничего не рассыпется, - добавила еще несколько, - а наоборот соберется в целое. Правильно, и красиво, и картина выходит волшебная просто на удивление.
        Провела последнюю линию, слетела со стульчика, подлетела к полке с игрушками.
        - Намучилась, маленькая, со своей картиной, - собрала разбросанные игрушки. - Забыла про все, моя славная, - расставила игрушки по полкам. - Но ничего, ничего, - прикрыла стеклянную дверцу. - У меня для тебя есть подарок, чтобы все получалось.
        Подлетела к кровати, присела, поправила одеяло, подушку.
        - Все и всегда, - погладила девочку по голове. - Очень тебе пригодится, - наклонилась, поцеловала. - Спи, моя славная, - вытерла прохладные слезы. - Ничего, ничего. У меня тоже будет.
        Подлетела к мольберту, достала мешочек. Достала из мешочка маленький сверкающий камень. Положила рядом с карандашом. Камень осветил рисунок, линии замерцали, фигурки на бумаге проснулись, задышали, задвигались.
        - Теперь все будет как надо... Ладно. Я полетела.
        * * *
        - А сегодня еще холоднее! - воскликнула девочка, выглядывая в окно. - Воздух замерз и превратился в прозрачный лед. Смотри - даже дым застыл!
        - Дым теплый, - возразил мальчик. - Он не застынет. Просто ему тяжело пробираться сквозь замороженный воздух.
        - И смотри - ни одной птицы!
        - Еще бы, такой-то холод.
        - Ну-ка, - сказала мама, - быстро за стол - остынет!
        - Не остынет!
        - У нас-то тепло!
        Мама разлила по чашкам теплое молоко.
        - Какое сегодня молоко вкусное! - сказала девочка отпив глоток. - Такого еще не было.
        - Это потому, что холодно, - сказал мальчик. - Чем на улице холоднее, тем молоко вкуснее.
        - А какой мне сегодня сон волшебный приснился!
        - А какой мне! Будто ко мне прилетала Калида и поправила музыку. И оставила в подарок Волшебный камень, и теперь музыка у меня всегда будет получаться волшебная, по-настоящему.
        - А ко мне прилетала Гелида! И поправила мне картину, и оставила в подарок тоже Волшебный камень! И теперь картины у меня всегда будут получаться волшебные тоже.
        - Вот, смотри! - мальчик убежал в комнату, и вернулся с нотным листом и камнем.
        - А у меня! - девочка убежала к себе, и вернулась с картиной и со своим камнем.
        Мама взяла нотный лист и картину. Музыка тихо лилась с листа, по комнате плыл теплый хрустальный звон. Созвучия собирались в кристаллы и рассыпа&769;лись искрами ясного звука. На картине фигурки были живыми, лица мерцали. Небо над горизонтом светилось как настоящее утреннее за окном, дул ласковый ветер, платья и волосы мягко струились.
        - Как здорово! - восхитилась мама. - Теперь у вас будет что подарить.
        - Еще бы! - мальчик уселся допивать молоко. - Вот такое дарить не стыдно.
        - Еще бы, - девочка тоже присела. - На такую-то свадьбу. А какая она красивая, мамочка!
        - Гелида?
        - А какая добрая!
        - Калида? Я вам говорила, что они - самые красивые и самые добрые волшебницы в мире.
        - И теперь будут все вместе! - воскликнула девочка. - И им не будет холодно даже в самый морозный мороз.
        - Как сегодня! - мальчик вскочил, подбежал к окну.
        - Как сегодня! - девочка подбежала за ним.
        Они приникли горячими лбами к холодным стеклам и стали смотреть в морозную даль.
        * * *
        - Не пойду.
        Калида сидела за столиком, грызла кончик карандаша, смотрела в снежную чистоту листка.
        - Не пойду. Что мне там делать? - она посмотрела на искорки, окружившие лист ручейком теплого жемчуга. - Зачем? Кому я там буду нужна? - она перевернула листок. - Все люди как люди... Живут, встречаются, любят... Ходят в гости, гуляют... - отложила карандаш, вздохнула. - А у меня какая-то жизнь дурацкая. Одна пустота, - она погладила искорки. - Ну, и ладно. Значит судьба.
        Поднялась, обошла столик, погладила Пламенный шар. Упала на стульчик, закрыла лицо руками, расплакалась.
        - А вот и пойду! - она вскочила, и чистый листок слетел со столика, покружил, опустился у ног. - Почему не пойду? Ведь он меня пригласил, или как? - обернулась к искоркам, которые тревожно мерцали. - И пусть, что она тоже там будет. Она ведь такая... Все правильно. Но и я тоже не дура! И посмотреть есть на что! И кое-что тоже могу! Еще посмотрят!
        Она схватила Пламенный шар. Слезы сверкнули на горячих щеках яркими звездами.
        - Пойду! Расплавлю! Сожгу!
        Упала на стульчик, подхватила листок.
        - Еще посмотрят...
        Нанесла пару сверкающих строк.
        - Сожгу!..
        Схватила конверт.
        - Она у меня еще посмотрит!
        Вытерла слезы, вложила листок в конверт.
        - Растает как...
        Накинула шубку, подбежала к порогу.
        - И он тоже... Еще у меня посмотрит!
        Выбежала за дверь и полетела бросать письмо в ящик.
        * * *
        - Не пойду.
        Гелида сидела за столиком, грызла кончик карандаша, смотрела в снежную чистоту листа.
        - Не пойду. Что мне там делать? - она посмотрела на льдинки, окружившие лист ручейком прохладного жемчуга. - Зачем? Кому я там буду нужна? - она отодвинула лист. - Все люди как люди... Живут, встречаются, любят... Ходят в гости, гуляют... - отложила карандаш, вздохнула. - А у меня какая-то жизнь... Никакая, пустая и бестолковая, - она погладила льдинки. - Ну, и ладно. Значит судьба.
        Поднялась, обошла стол, тронула Снежный кристалл. Упала в кресло, закрыла лицо руками, расплакалась.
        - А вот и пойду! - она вскочила, и чистый лист слетел со стола, покружил, опустился у ног. - Почему же я не пойду? Он меня пригласил, или как? - обернулась к льдинкам, которые тревожно мерцали. - И пусть, что она тоже там будет. Она ведь такая... Все правильно. Но и я тоже не дура. И посмотреть есть на что. И кое-что тоже могу. Еще посмотрят.
        Она схватила Снежный кристалл. Слезы сверкнули на бледных щеках яркими звездами.
        - Пойду! Заморожу! Заледеню!
        Упала в кресло, подхватила лист.
        - Еще посмотрят...
        Нанесла пару сверкающих строк.
        - Заледеню!..
        Схватила конверт.
        - Она у меня еще посмотрит!
        Вытерла слезы, лист вложила в конверт.
        - Застынет как...
        Надела накидку, подбежала к порогу.
        - И он тоже... Еще у меня посмотрит!
        Выбежала за дверь и полетела бросать письмо в ящик.
        * * *
        - Ну как? Все готово? Заходи, заходи...
        - Вроде как все. Только погода... Видел что делается?
        - Еще бы. Проходи, проходи... Пирога сегодня не будет - я его, знаешь, не каждый день делаю... А вот варенья банка найдется.
        - Ага! Это которое из волшебных яблок?
        - Обычные яблоки, перестань.
        Хозяин неба прошел к уютному свету, уселся за стол, взял банку с янтарным вареньем.
        - Как у тебя так все получается?
        - Как «так»? - Хозяин вечности подсыпал в заварник чая.
        - Яблоки как живые, будто только что с ветки.
        - Во-первых, я их не перевариваю, - хозяин налил кипятка, накрыл чайник крышкой. - Кстати, никогда не накрывай чайник, ничем, только крышечкой, вот такой, с отверстием... Чай так задыхается. И никогда не заваривай сразу на чашку. Заварил треть, настоял три минуты, - он перевернул часы, и песок полился неторопливой струйкой. - Потом добавил две остальные трети.
        - Уже рассказывал, в прошлом году, - Хозяин неба вдохнул аромат. - Я теперь только так и завариваю. Интересно почему оно так? Чай так действительно получается намного лучше.
        - Откуда я знаю, - Хозяин вечности усмехнулся. - Самому интересно.
        - А во-вторых?
        - Во-вторых, - хозяин открыл банку, стал раскладывать варенье в розетки, - я никогда не думаю о плохом, ты знаешь. Думать о плохом вообще вредно, - он закрыл банку. - А уж тем более запрещается когда что-то готовишь. Если готовишь волшебный продукт, он становится обыкновенным. И вкус становится обычный, будто на рынке купил.
        - И все?
        - А что еще? - Хозяин вечности подождал пока песок просыпется, долил чай кипятком, разлил по чашкам. - Вот две главные вещи.
        - Как у тебя, все-таки, так получается, - Хозяин неба отпил глоток чая и проглотил ложку варенья. - Каждый раз чем-нибудь удивишь. Я такого варенья никогда не пробовал.
        - Опять врешь, - хозяин рассмеялся. - В прошлом году я угощал, опять же. Вроде молодой, а такая память короткая?
        - Ладно, ладно... Как здорово, - Хозяин неба отпил еще глоток и съел еще ложку, - особенно в такую погоду.
        - Что-то твои девчонки разбушевались. Давно такого не видел. Ответили?
        - Написали придут обязательно.
        - Еще бы.
        - Ты, смотри, сам не опаздывай, - Хозяин неба любовался вареньем, которое искрилось в сиянии лампы горячим топазом.
        - Ешь давай, - отозвался Хозяин вечности. - Варенье нужно чтобы есть. Чтобы смотреть, существуют другие вещи.
        - Я сначала посмотрю, а потом съем.
        - Пока будешь смотреть, знаешь... Ну, опоздаю на пятнадцать минут - и что? Пятнадцать минут погоды не сделают.
        - В прошлый раз опоздал на сорок.
        - И что? Что у тебя там такого случилось, оттого что я опоздал? Или что не случилось?
        - Да ничего, в общем-то, - Хозяин неба доел варенье, допил чай, поднялся. - А ты надоел уже своими вечными мудростями - не представляешь как.
        - Старость - не радость. Ладно, сегодня не бойся, сегодня я буду вовремя. И даже пораньше.
        - Не прощаемся.
        - Не прощаемся. Варенья возьми, пригодится. Завтра на утро.
        * * *
        - Сегодня гулять, наверно, мы не пойдем, - сказала мама, выглядывая в окно. - Такой погоды давно не было.
        - Просто кошмар! - воскликнула девочка.
        - Я такого не помню, - мальчик кивнул. - Просто ужас!
        - Смотри какой страшный шторм! Утром все было во льду, а сейчас - весь лед в крошку. Смотри какие ужасные волны! Ты помнишь чтобы у нас был такой шторм?
        - Нет, - мальчик покачал головой. - Такого шторма не было. И вообще такого сильного ветра - чтобы отрывались ставни и летали целые льдины.
        - Я сама не помню, - сказала мама, - чтобы Гелида так сильно сердилась.
        - Что же такое, - девочка не отрываясь смотрела в тяжелое мрачное небо. - Что у нее случилось?
        - Не знаю, - мама оглядела ненастное море. - Честное слово - не знаю.
        - А вулкан! - воскликнул встревоженно мальчик. - Смотрите - наш старый добрый вулкан! Который спит, мам, сколько, ты говоришь? Лет триста?
        - Просто ужас! - воскликнула девочка. - Смотри какой там огонь. А какие камни огромные вылетают!
        - Каждый камень больше нашего дома, - мальчик кивнул. - И смотри какие горячие - сверкают как звезды!
        - Я даже не представляла, - сказала мама, - что Калида может сердиться так сильно.
        - Что же такое? - девочка смотрела на реки огненной лавы, стекающей в бурное море. - Что у нее случилось?
        - Не знаю, - мама обняла детей. - Честное слово - не знаю.
        * * *
        - Давай пальто, - Хозяин неба взял заснеженное пальто, стряхнул снег, повесил на вешалку. - Что-то ты правда рано.
        - На всякий случай, - Хозяин вечности прошел в прихожую, огляделся. - Здорово у тебя тут сегодня.
        - Праздник все-таки.
        - Это откуда? - Хозяин вечности указал рукой. - Такого у тебя не видел.
        - Разумеется. Только на сегодня достал. Вот это - тройная система, карлики - желтый, оранжевый, красный. Оранжевый и красный обращаются друг вокруг друга за двести пятьдесят шесть дней, и оба вокруг оранжевого - за двадцать восемь лет. А это - система с четырьмя компонентами. Из двух двойных - красный-желтый, красный-оранжевый. Первые обращаются за четыреста сорок два дня, вторые, кажется, за пятьсот одиннадцать... Или нет, четыреста двадцать шесть. Пятьсот одиннадцать я не стал трогать, пусть полежат. Не все сразу, надо на следующий раз оставить.
        - Да, - Хозяин вечности кивнул, - эти штуки ужасно редкие.
        - Только по праздникам... А обе пары вокруг центра масс - за сорок четыре года. Сейчас я, конечно, их подкрутил, чтобы раз хотя бы по сорок за вечер крутнулись... Красиво, да?
        - Необычайно. Как друг в друга переходят цвета - просто волшебно.
        - У меня там валяется вообще необыкновенная вещь - красный, оранжевый, желтый, зеленый, и голубой. Как-нибудь покажу, а на следующий День, наверно, достану.
        - Попробуй не достань. А что у тебя там?
        - Вот смотри, - Хозяин неба раздвинул занавес из нейтронных звезд, и они вышли в гостиную. - Посередине решил повесить пару спиральных галактик.
        - Ага, - Хозяин вечности кивнул, разглядывая галактики. - Необычайно эффектно. Галактики просто отборные.
        - Другого не держим, - Хозяин неба усмехнулся. Галактик у меня целая куча, все отборные... Выбирал-выбирал, замучился... Но выбрал - пожирнее. Видал какие пухлые?
        - Я и говорю - просто отборные. А вот с этими ты отлично придумал.
        - Ага. Пустил по кругу маленьких эллиптических. Красная, желтая, оранжевая, голубая. Классно?
        - Классно, но так бывает? Эллиптические разве вращаются вокруг обычных?
        - Все бывает. Все вращается. А если не бывает, то на День неба-то можно пустить?
        - Эффектно, - Хозяин вечности покивал. - А цвета, конечно, вообще просто волшебные. Особенно когда эта маленькая голубая подходит к этой, пухлой оранжевой.
        - Оранжевая очень редкая. У меня таких на все небо штук только шесть. Ну, на сегодня решил, конечно, достать парочку. Потом не забыть повесить на место, а то астрономы опять будут жаловаться.
        - Как ты их только терпишь.
        - А что делать? Можешь что-нибудь предложить?
        - Ладно, - Хозяин вечности отмахнулся. - Что у тебя там? - он указал рукой дальше.
        - А-а, - Хозяин неба улыбнулся самодовольно. - Что у меня там... - он провел гостя в Бальный чертог. - Здесь у меня квазар.
        - Вот это да, - Хозяин вечности замер с поднятой головой. - Такого я у тебя не видел. Просто шикарно, шикарно... Класс высочайший.
        - Еще бы, - Хозяин неба хмыкнул самодовольно. - Самый яркий который нашел. Летать за ними, правда, приходится далеко - жмутся по уголкам. Ну, знаешь.
        - Еще бы, - Хозяин вечности хмыкнул тоже. - Такие штуки только и жмутся по уголкам. Зато...
        - Зато сам видишь, - Хозяин неба оглядел сияющее пространство чертога. - Как классно. Кстати, нашел еще одного... Пока маленький, не поспел, но поспеет - будет вообще просто. Жирнее этого раза в полтора минимум.
        - Откуда они только берутся... Такие?
        - Никто не знает.
        - А астрономы твои?
        - А что астрономы?
        - Как что? Ты их кормишь?
        - Да ладно, - Хозяин неба отмахнулся с неудовольствием. - Сегодня праздник, а ты про всяких дармоедов. Смотри лучше каких я ловких туманностей навешал по уголкам.
        - Шикарные. Вообще, чертог получился уютный. Вроде огромный, с такой лампищей посередине... А уютно. И куча мелочей уютных. Это ты здорово.
        - Ничего особенного, - Хозяин неба усмехнулся самодовольно. - Обычный кусок неба. А небо, сам знаешь... Выдумывать нечего. За тебя все уже давно придумали. Бери пользуйся, и не морочь голову себе да людям. Видал какие туманности?
        - Вот эти две, отражательные? Синяя и фиолетовая?
        - Ага. А вот эта, небольшая зеленая, - ионизированный водород.
        - Эге... Нереально красиво. Какой тонкий цвет. Волшебно!
        - Я рад, что тебе понравилось, - Хозяин неба кивнул. - Можешь поверить, но такого цвета у меня больше нет.
        - На всем небе?
        - На всем небе. Потом, может быть, вырастет, где-нибудь... Но сейчас нет.
        - Невероятно, - Хозяин неба кивнул тоже. - Надо же. То есть здесь получается самый колдовской уголок в чертоге?
        - Можно и так сказать.
        Хозяин вечности долго смотрел на хрустально-изумрудно-золотую редкость, качнул головой, отвернулся.
        - Ладно, пошли... Сейчас будут гости.
        * * *
        - Привет, - сказала Калида не поднимая глаз. - Ой, как сегодня холодно, - сбросила шубку, засверкавшую снежными искрами. - Думала не долечу, все.
        - Привет, - Хозяин неба взял шубку, стряхнул снежные звездочки, повесил шубку на вешалку. - Какая мягкая, - он прижался щекой к влажному меху. - Проходи. Здесь тепло.
        Калида прошла в прихожую.
        - Ой, как у тебя здорово, - наконец подняла взгляд. - Какие красивые звездочки. А у меня таких нет.
        - Зато у тебя много такого что мне не снилось, - Хозяин неба улыбнулся. - Проходи пока, - он подвел Калиду к гостиной, - а мне, пока еще время, нужно настроить музыку.
        - А кто-то уже пришел? - Калида заглянула в гостиную, осторожно переступила порог. - Ой, какие галактики! А у меня таких нет...
        - Одна твоя. Забирай.
        - Правда?
        Хозяин неба исчез в звездном облаке. Калида обошла круг, разглядывая сверкающие хрустальным огнем галактики.
        - Расплавлю... - она стиснула мешочек с Пламенным шаром. - Сожгу...
        Не в силах оторвать глаз, обошла еще круг.
        - Это что - он серьезно?.. Сожгу ведь...
        - Одна твоя, - послышался голос. - Заберешь после бала.
        - Правда?.. А какую?..
        - Это сама выбирай.
        - Вот эту, - Калида указала рукой. - Нет, другую... Или нет, все-таки эту? Или нет... Ой, не знаю.
        Обернулась к Хозяину вечности, который улыбался лукавой улыбкой.
        - Пока подумай, а к концу бала решишь.
        - Они обе такие... Волшебные... Не знаю.
        Хозяин вечности взял ее под руку и провел в Бальный чертог.
        - Ой, мамочка! - Калида прикрыла лицо ладонями. - Вот это звезда! Я таких никогда не видела! Даже не знала, что такие бывают... Какая-то сказка...
        - Это квазар. Из него вырастают галактики.
        - Как моя? Ну, когда выберу.
        - Как твоя.
        - Какую все-таки выбрать - не знаю... - Калида обернулась в гостиную. - Они обе такие невероятные.
        - Ну вот. А ты хотела тут сжечь, всё и всех.
        - И ничего не хотела, - она покраснела, прижала к сердцу мешочек с Пламенным шаром. - И вовсе не всех. И вообще, не твое дело, - опустила глаза.
        - Смотри какая тут штука, - Хозяин вечности провел ее к изумрудной туманности. - Вот эта штука - на самом деле волшебная... Таких больше нет.
        Калида, раскрыв широко глаза, смотрела в изумрудно-золотое сияние.
        - На всем небе?
        - На всем небе. Только одна.
        Она стояла, смотрела не отрывая глаз в колдовскую туманность. Язычки золотого огня на платье сверкали нежно-изумрудными искрами. Туманность клубилась, переворачиваясь в мерцающем воздухе. По чертогу поплыла тепло-золотистая музыка. Калида стояла у волшебной туманности, прижимая к сердцу мешочек с Пламенным шаром.
        - А у меня тоже... У меня тоже теперь есть галактика. Вот только выберу - и сразу моя...
        * * *
        - Привет, - сказала Гелида не поднимая глаз. - Как-то сегодня холодно, - сбросила накидку, засверкавшую снежными искрами. - Сама даже не ожидала.
        - Привет, - Хозяин неба стряхнул с накидки снежные звездочки, повесил накидку на вешалку. - Какая нежная, - он прижался щекой к шелку. - Проходи. Скоро начнется.
        Гелида прошла в прихожую.
        - Как у тебя замечательно, - наконец подняла взгляд. - Какие звезды необыкновенные. У меня таких нет.
        - Зато у тебя много такого что мне не снилось, - Хозяин неба улыбнулся. - Ты проходи пока, - он подвел Гелиду к гостиной, - а мне нужно настроить музыку, осталось чуть-чуть.
        - Уже кто-то пришел? - Гелида заглянула в гостиную, осторожно переступила порог. - Какие галактики... У меня таких нет.
        - Одна твоя, забирай.
        - Правда?..
        Хозяин неба исчез в звездном облаке. Гелида обошла круг, разглядывая сверкающие хрустальным огнем галактики.
        - Заморожу... - она стиснула мешочек со Снежным кристаллом. - Заледеню...
        Не в силах оторвать глаз, обошла еще круг.
        - Он правда не шутит? Ведь заморожу...
        - Одна твоя, - послышался голос. - Заберешь после бала.
        - Правда?.. Но какую?..
        - Это сама выбирай.
        - Вот эту, - Гелида указала рукой. - Нет, другую... Или нет, все-таки эту? Или нет... Не знаю!
        Обернулась к Хозяину вечности, который улыбался лукавой улыбкой.
        - Ты подумай пока, а к концу бала решишь.
        - Они обе такие... Волшебные... Я не знаю.
        Хозяин вечности взял ее под руку и провел в Бальный чертог.
        - Мамочка! - Гелида прикрыла лицо ладонями. - Вот это звезда! Я таких не видела никогда! Даже не знала, что такие бывают. Какое-то волшебство!
        - Это квазар. Из него вырастают галактики.
        - Как моя? Когда ее выберу.
        - Как твоя.
        - Какую все-таки выбрать - не знаю... - Гелида обернулась в гостиную. - Они обе волшебные.
        - Вот... А ты хотела тут заморозить, всё и всех.
        - Ничего я не хотела, - она побелела, прижала к сердцу мешочек со Снежным кристаллом. - И не всех совсем. И вообще, не твое дело, - опустила глаза.
        - Смотри какая тут штука, - Хозяин вечности провел ее к изумрудной туманности. - Вот эта штука - на самом деле волшебная... Таких больше нет.
        Гелида, раскрыв широко глаза, смотрела в изумрудно-золотое сияние.
        - На всем небе?
        - На всем небе. Только одна.
        Она стояла, смотрела не отрывая глаз в колдовскую туманность. Серебряные снежинки на платье сверкали нежно-изумрудными искрами. Туманность клубилась, переворачиваясь в мерцающем воздухе. По чертогу поплыла прохладно-серебристая музыка. Гелида стояла у волшебной туманности, прижимая к сердцу мешочек со Снежным кристаллом.
        - У меня тоже... У меня тоже теперь есть галактика. Вот только выберу - и моя...
        * * *
        - Привет, - сказала Калида не поднимая глаз.
        - Привет, - сказала Гелида не поднимая глаз.
        - А мне подарили галактику.
        - А мне тоже.
        - Вон там висит. Потом заберу.
        - И я тоже.
        Молчали.
        - А это у тебя что?
        - Снежный кристалл. А у тебя?
        - Пламенный шар. А зачем он тебе сейчас?
        - Нужен. А тебе?
        - Нужен.
        Молчали.
        - А я вообще-то и не собиралась идти.
        - Я тоже.
        - Подумаешь - бал какой-то.
        - Глупости.
        - У меня и так дел куча.
        - У меня еще больше.
        - Еще целый вечер тратить на какую-то ерунду.
        - Не говори. Я вообще отдохнуть наконец собиралась.
        - А пришла?
        - А ты?
        - Мне надо.
        - И мне.
        Молчали.
        - А что ты будешь делать со своей галактикой?
        - Спрячу в холодное темное место. А ты?
        - Я тоже.
        - У тебя что, - Гелида рассмеялась, - есть такие места?
        - Найдутся.
        - Врешь.
        - Это ты врешь. Ничего ты не спрячешь.
        - Спрячу! Заморожу и спрячу.
        - Галактику? - Калида рассмеялась. - Заморозишь галактику?
        - А что?
        - Ты балда? Галактики не замораживаются.
        - А я заморожу. Заледеню! - Гелида схватила мешочек со Снежным кристаллом. - Прямо сейчас!
        - Ничего ты не заледенишь.
        - Ну, не заледеню... Сама балда.
        Стояли, молчали, смотрели под ноги. Туманность мерцала над головой. Язычки огня и снежинки мягко светились, хрустальные зайчики бегали по волосам.
        - Какое у тебя платье красивое, - Калида вздохнула. - Мне так нравится. У меня ничего нет такого.
        - А мне твое, - Гелида вздохнула тоже. - Необыкновенное! У меня тоже ничего такого нет. Оно из чего?
        - Из огня... Из чего же еще. А твое?
        - Изо льда. Из чего же еще... А где твои искорки?
        - Дома... Они не любят гулять, они домашние. А твои льдинки где?
        - Дома, где же еще... Они тоже домашние. А откуда ты знаешь про льдинки? Ты у меня не была ни разу.
        - Еще бы, я ведь у тебя погасну. Все-таки ты балда ужасная... А откуда ты знаешь про искорки? Ты у меня тоже не была ни разу.
        - Ты тоже балда. Я у тебя растаю. Так откуда?
        - Честно?
        - Конечно.
        - Подглядывала.
        - В свой Шар?
        - В свой Шар. А ты?
        - Подглядывала...
        - В свой Кристалл?
        - Ну да. И что ты такого видела?
        - Все.
        - Что все?
        - Что надо.
        - А что надо?
        - Так я тебе и сказала. А ты что такого видела?
        - Все что надо, так я тебе и сказала... И часто? Подглядываешь?..
        - Почти каждый день. А ты?
        - Ну, и я тоже. Почти каждый день. А тебе что - жалко?
        - А тебе?
        - Я первая спросила.
        - Не знаю... Наверно нет, - Калида наконец посмотрела Гелиде в глаза. - Нет, не жалко. Кому-то другому будет, наверно, жалко. А тебе - нет.
        - Мне тоже, - Гелида вернула взгляд. - Совсем не жалко. Кому-то другому будет, конечно, жалко. А тебе - нет...
        Снова молчали, снова смотрели под ноги. Изумрудно-золотые изумрудно-серебряные огни мерцали в волосах и на платьях.
        - Знаешь, - сказала Калида, сжимая мешочек с Пламенным шаром. - Вот так прилетишь домой. Устанешь - каждый день такая куча работы... Если ты думаешь, что зимой у меня каникулы... Зимой тоже, знаешь, столько всего. Нужно к лету столько всего готовить. Выпьешь чаю горячего. Знаешь какой у меня чай вкусный! Мне все время так жалко, что тебе нельзя даже глоточек. Растаешь.
        - Ну да, - Гелида вздохнула. - Мне до тебя даже дотрагиваться нельзя.
        - А мне - до тебя, - Калида вздохнула тоже. - Сядешь за стол. Искорки рядом, конечно, они у меня такие лапочки... Не знаю что бы я без них делала? У меня ведь больше никого нет.
        - Как никого? А Пламенный шар?
        - Это конечно... Но он - это я. А я - это он. Это даже не он у меня, а я у него... Ну, знаешь. Вот так вот сидишь, сидишь... За порогом - весь мир, все что хочешь как будто, да? И ты в нем все можешь...
        - И никого.
        - Никого. И ничего на самом деле не можешь. Никуда не пойдешь, ни с кем не увидишься, никого... Сидишь, сидишь, думаешь - все люди как люди. Гуляют, встречаются, любят... А ты сидишь... За что мне такая жизнь? Что я такого сделала? За что такое наказание? Так и умру одна.
        Калида заплакала. Теплые изумрудно-золотые слезинки потекли по щекам. Гелида протянула руку, едва не тронув звездочки слез, - застыла. Калида отпрянула.
        - Ты что... - она вытерла слезы сама, прижала мешочек с Шаром к сердцу. - Растаешь! Уйди...
        - Не реви! - Гелида топнула. Волна мерцающих звезд пронеслась по платью и волосам. - Не может быть так чтобы все время одна! Обязательно кого-нибудь встретишь!
        - Я кого-нибудь не хочу, - Калида вытерла новые слезы. - Я хочу чтобы по сердцу. По моему.
        - А как же Хозяин неба? Он тебе что - разве не нравится? И он тебя пригласил!
        - Это он тебя пригласил...
        Калида расплакалась, закрыла лицо руками.
        - Ну не реви ведь!.. - Гелида топнула снова. - Хочешь... Хочешь я подарю тебе Снежный кристалл? Это самое что у меня...
        - Ты что... - Калида отняла от лица ладони, посмотрела сквозь золотые слезы. - Он у меня растает! Да и я погасну.
        - Не реви все равно... У меня то же самое, все точно так, - Гелида вздохнула, сжимая мешочек со Снежным кристаллом. - Прилетаешь домой. Устала ужасно - каждый день такая куча работы. Знаешь. Зимой работы особенно много, иногда просто не уследить за всем. Прилетишь, съешь блюдце мороженого. Какое у меня мороженое - не представляешь! Мне так жалко все время, что тебе даже кусочек нельзя. Погаснешь.
        - Нельзя, - Калида вздохнула. - Мне ни до чего твоего нельзя даже дотрагиваться.
        - А мне - до твоего, - Гелида вздохнула тоже. - Садишься за стол. Льдинки рядом, конечно, они у меня такие умницы. Не знаю что бы я без них делала. У меня ведь больше никого нет.
        - А Снежный кристалл? Это ведь самое что у тебя!
        - Ну да, конечно, он - это я, я - это он, понятно... В общем, сидишь, сидишь, сидишь... За порогом - весь мир.
        - Только толку.
        - Ну да. Ничего на самом деле не можешь, никуда не пойдешь, ни с кем не увидишься, никого... Все люди как люди - гуляют, встречаются, любят... А ты сидишь. За что мне такая жизнь? Что я такого сделала? За что наказание? Так и умру одна.
        Гелида заплакала. Прохладные изумрудно-серебряные слезинки потекли по щекам. Калида протянула руку, едва не тронув звездочки слез, - замерла. Гелида шагнула назад.
        - Не подходи... - она вытерла слезы сама, прижала мешочек с Кристаллом к сердцу. - Погаснешь...
        - Не реви! - Калида топнула. Волна мерцающих звезд пронеслась по платью и волосам. - Не будешь ты все время одна! Обязательно встретишь. Кого-нибудь...
        - Кого-нибудь, - Гелида улыбнулась сквозь новые слезы. - Сама-то что говоришь...
        - А тебе что... Хозяин неба не нравится? Он же тебя пригласил!
        - Нет... Это тебя, тебя, тебя... - Гелида спрятала лицо в ладонях.
        - Ну не реви!.. - Калида топнула, стиснув мешочек. - Давай я подарю тебе Пламенный шар!
        - Говорю ведь - ты тоже балда, - Гелида отняла от лица ладони, посмотрела сквозь серебристые слезы. - Он у меня испортится, погаснет... А сама я растаю.
        - Калида! - раздался голос. - Гелида! Девочки!
        Хозяин вечности возник словно бы ниоткуда. В одной руке он держал чашку с горячим чаем, в другой - блюдце с мороженым.
        - Угощение, - Хозяин вечности улыбнулся.
        - Ой, спасибо...
        - Спасибо...
        - Пейте и ешьте, пока горячее не растаяло.
        Хозяин вечности растворился в звездах, будто не было.
        - Как вкусно, - Калида вздохнула, отпивая глоток. - Вот жалко, что тебе нельзя даже попробовать.
        Она шагнула к Гелиде.
        - Вкусно просто ужасно, - Гелида вздохнула тоже, глотая кусочек. - И тебе тоже нельзя попробовать.
        Она шагнула навстречу.
        - А, может быть, - прошептала Калида, - если глоточек, только глоточек, то можно? Маленький...
        - Если только глоточек, - прошептала Гелида, - то, может быть, можно... Маленький...
        Калида сделала шаг, Гелида шагнула еще раз - они оказались так близко, что их разделил только луч изумрудного света. Туманность светилась спокойно и ясно, сверкая миллионами искр на платьях и в волосах.
        Калида закрыла глаза и проглотила кусочек мороженого.
        - Вкусно... Просто ужас как вкусно...
        Гелида закрыла глаза и отпила глоток горячего чая.
        - Вкусно... Кошмар ведь как вкусно...
        Их губы соединились. Прошла целая вечность. Время угасло, расплывшись вокруг изумрудно-хрустальным облаком.
        - Ой... - Калида открыла глаза, отпрянула. - У меня сейчас сердце застынет...
        - Ой... - Гелида открыла глаза, шагнула назад. - А у меня взорвется...
        - А у меня и застынет, и взорвется сразу, - Хозяин неба положил им руки на плечи.
        - А как же я не погасла? - Калида огляделась, оправила платье с язычками золотого огня.
        - А я не растаяла? - Гелида огляделась, оправила платье с серебряными снежинками.
        - Как же так...
        - Как же так...
        - Сегодня День неба, - Хозяин неба взял девушек за руки. - Вы - у меня, и мы - вместе.
        * * *
        Море накатывалось на берег. Волны шелестели по гальке, шипели, неспешно отбегая назад и так же набегая снова. Льдистое небо сверкало яркими зимними звездами. Ветер стелился по снегу, принося обжигающий аромат зимнего моря.
        - Смотрите как здорово стало к вечеру, - сказал мальчик, разглядывая звездный узор. - Так спокойно, уютно. А что было днем!
        Он наклонился, взъерошил рукой пушистый ласковый снег.
        - Вроде холодно, а все равно тепло, - девочка присела рядом и нарисовала на снежной перине звезду. - Так здорово, такой воздух. А что было днем!
        - Наверно, - сказала мама, - у них все решилось?
        - У Калиды, - мальчик поднялся и посмотрел в бездонное небо.
        - И у Гелиды, - девочка поднялась и посмотрела тоже.
        - Сегодня у Хозяина неба был бал, - мама кивнула. - Они были у него в гостях и встретились.
        - И никто не погас.
        - И не растаял.
        - И теперь они не одни.
        - Теперь они вместе.
        - Ведь они очень добрые!
        - И красивые! Вот у них и должно все стать хорошо.
        - Вот и стало, - мама посмотрела в небо. - Какой сегодня вечер волшебный!
        - День тоже, - сказал мальчик. - Пусть ужасно холодный и ветреный, но все равно волшебный.
        - Даже вулкан проснулся, - девочка кивнула.
        - А вы переживали, - сказала мама с улыбкой. - Видите - они встретились.
        - А какую музыку я для них написал! Волшебную, по-настоящему. Такую не стыдно дарить на свадьбу Хозяину неба.
        - А какую я нарисовала картину! Волшебную, по-настоящему. Такую не стыдно дарить на свадьбу Хозяину неба.
        Мальчик оглядел звездный узор, и вдруг воскликнул, вытянув руку:
        - Смотрите! Видели?
        - Звезда! - воскликнула девочка. - Погасла звезда!
        - Конечно, - мама улыбнулась, обнимая детей. - День неба закончился. Калида, Гелида, и Хозяин неба полетели на Драконе гасить сегодняшнюю звезду. Завтра придет новый день, нужно зажигать другую.
        - А как же Калида? - девочка не отрываясь смотрела в холодное небо. - Она не замерзнет? На небе ведь еще холоднее.
        - Как же она замерзнет, - мальчик засмеялся, - если они теперь вместе? Когда вместе - всегда тепло. И вообще - у нее шубка. Я видел, она в ней прилетала ночью. Такая мягкая и пушистая.
        - А у Гелиды накидка, шелковая! - воскликнула девочка. - Я видела - она ведь тоже ко мне прилетала ночью. Такая мягкая, нежная. Ей-то шубка совсем не нужна, она ведь Гелида.
        - А накидка просто чтобы от снега.
        - Просто чтобы от снега, - мама обняла детей. - Смотрите! Видите?
        - Другая! - воскликнул мальчик в восторге. - Они зажгли другую звезду!
        - Они зажгли другую звезду! - воскликнула в восторге девочка. - На завтра!
        - Теперь они будут зажигать звезды вместе!
        - И так каждый день!
        - И так каждый день, - мама кивнула. - А сейчас пора спать.
        - Они тоже сейчас полетят спать?
        - На Драконе?
        - Конечно, - мама кивнула. - Завтра придет новый день. А сейчас пора спать.
        Они отвернулись от моря и стали подниматься по склону.
        * * *
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к