Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Лабиринт Гай Михайлович Север

        # «День неба». Повести. Рассказы. Toronto: Aeterna, 2012. ISBN 978-1-300-41551-0.

        С этой точкой что-то действительно было «не так». Контроллер баланса реактора потерял заряд за тридцать секунд, словно шлюп пронзил неопределяемую завесу, свойства пространства за которой менялись на противоположные. Заряд ушел в неизвестность - защита за ним. Реактор, работавший здесь, в этом Секторе, сплошной аномалии, и так «не как у людей», разбалансировался за пятнадцать секунд. Зуммер контроля разбил спокойствие рабочих звуков кабины. На мониторе вспыхнул багровый огонь - возможности стабилизации нет, эвакуация.
        Вестиа бросил шлюп с орбиты, и через десять минут, стараясь не обращать внимания на несмолкающий звон сигнала (эти сигналы не отключались, что в таких ситуациях только мешало), несся в средних слоях атмосферы. Достигнув высоты на которой шлюп можно было поручить аппарату атмосферной посадки (от реактора аппарат не зависел, в частности в этом режиме, в котором сейчас будет работать - планер в устойчивой атмосфере), Вестиа перевел дух - времени должно хватить. Он успеет и сесть, и отойти на безопасное расстояние.
        Однако проклятье планеты «выскочило как чертик из табакерки» - снова. Аппарат, четко планируя по глиссаде, кончавшейся в идеальном, в таких условиях, месте посадки, вдруг, вмиг (словно, опять же, проткнув неопределяемую завесу) - потерял данные. Что шлюп «сходит» Вестиа сообразил слишком поздно.
        Во-первых, на приборах все было нормально - все параметры на своих местах. Во-вторых, за пару секунд до фатальной точки он заметил, внизу на поверхности, слева по ходу, черный объект - и отвлекся. Объект промелькнул «как молния», но тренированный, привычный к стремительным переменам глаз зафиксировал четко - черный диск на каменистой плоскости перед хребтом.
        Только когда пики хребта едва не царапнули «брюхо», Вестиа понял, что машина через десять секунд вонзится в камень. Блеснула мысль - как такое стало возможно, что надежный, проверенный, безотказный аппарат посадки вдруг «сдох»? Затем на гребне следующего хребта, который оказался ниже (только поэтому Вестиа остался жив), сверкнула оранжевым флуоресцентом точка. Да, повезло нереально. Упали не только в координатах - упали вообще в одном месте!
        Он перехватил управление, воткнул шлюп между скалами, продержал еще какое-то время - и рухнул наконец в эту долину, взметнув ураган каменных крошек. Выбрался из обломков - и успел убежать только метров на триста.
        Затем реактор взорвался. Неодолимая сила сорвала с ног, подбросила вверх и вперед, пронесла, как показалось, сотню метров еще, швырнула в камень. Шлем со звоном вонзился в породу; Вестиа отключился.
        * * *
        
        Каким образом «упал» навигатор - было неясно. Каким образом навигатор вообще отказал? «Старое доброе», проверенное миллионом переходов устройство; проверенное в таких условиях, что не представляешь как такое бывает. Сколько раз он выбирался только благодаря этому сверхнадежному (в том числе потому, что несложному как будильник) устройству? И вот теперь, в простейшей, элементарнейшей конфигурации навигатор теряет привязку - словно оказался в другом пространстве, неизвестном и неисследованном. И Феджес выпал из перехода в том неположенном месте, где плотность потенциала была так высока, что реактор перегрелся в пятнадцать секунд. И сразу в такую критику, что стабилизатор только «вздохнул».
        Он всегда посмеивался про себя, когда выслушивал очередную байку про эту «дурную» точку. Он считал, что «дурные» объекты становятся таковыми только для таких же дурных «мастеров». И вот теперь он сидит тут на камне, и пытается привести в порядок модуль связи. И ему, наверно, еще повезло - что шлюп сел как надо. Аппарат атмосферной посадки отработал без нареканий. Только чувство на этот раз шептало, что ему действительно повезло - что аппарат отработал как надо.
        Наконец связь восстановилась. После посадки прошло пять часов. Он успел задетектить телеметрию Вестиа, и навигатор сообщал, что тот должен упасть совсем рядом. То есть повезло не только ему - повезло обоим. Он сразу стал вызывать Вестиа. Который не отвечал - сигнал возвращался с кодом «терминал в зоне: отключено/оператор отсутствует».
        - Надеюсь, что все-таки «отключено», - он покачал головой, прочитав сообщение на дисплее. - И очень хорошо, что «в зоне».
        Согласно навигатору, Вестиа должен упасть в сорокакилометровой зоне с востока. Феджес просмотрел маршрут, который выстроил навигатор, - по удобной долине, ограниченной теми скалами с запада и этим кряжем с востока; с плоским, ровным, спокойным дном (такие депрессии назывались «сковородками», повезло также с этим) - и двинул. За час он прошел четыре километра. Затем навигатор свистнул, что пора подаваться влево, собственно на восток, - открылся выход к восточному кряжу, по отлогому склону между скоплениями камней.
        Наконец забрался наверх, и стал обозревать ландшафт. Сигнал навигатора разбил мертвую тишину. Феджес просмотрел данные, задрал голову в восточное небо - и увидел как, нацелившись в него самого, с устрашающей быстротой приближается шлюп. Шлюп пронесся над головой метрах в ста; затем, как видно, пилот стабилизировал управление - шлюп изменил траекторию, перенесся через долину, и скрылся в расселине скал. Феджес ждал замерев. Долго ждать не пришлось - вспыхнул ослепительный шар и выжег каменный антураж до горизонта.
        Когда все успокоилось, и диапазон связи стабилизировался, он вызвал Вестиа снова.
        Ответ пришел с загадочным сбоем; Феджес даже не предполагал, что такое возможно. Пришло три (!) сообщения «отключено/оператор отсутствует» - будто в зоне вызова находились еще два терминала с тем же ID что у Вестиа, что могло быть только теоретически; плюс к нему - ответ с кодом «терминал не идентифицирован». Он первый раз в жизни видел чтобы паранойя инженеров логики связи (которые всегда перестраховывались где и как только возможно; паранойя важная и полезная, так как связь в Разведке - это сама Разведка) - обрела материальное воплощение. Чтобы такой-то код материализовался на реальном ответе.
        - Это как так? Откуда здесь привидения? На точке нет жизни... Насколько я знаю, так ни у кого, на текущий момент, не глючило. Мне гордиться? Хотя, в общем, неудивительно, - он хмыкнул, вернув перед глаза картинку недавнего взрыва. - После такой-то пачки. Но диапазоны ведь стабилизировались? Все? Если железка не врет? - он посмотрел на дисплей.
        Затем поспешил обратно - навигатор, получив новые данные, перестроил маршрут, назад на запад, по траектории шлюпа. Через час, спустившись к подножью, Феджес повторил вызов. В ответ опять пришло три (!) «отключено/оператор отсутствует».
        - Глючит глючнейшим образом, - он хмыкнул.
        Через час он снова стоял у шлюпа, брошенного, одинокого, по-живому грустного.
        - Прости, старина, - он хлопнул ладонью по оболочке атмосферной защиты. - Но я реально не в курсе куда подевался заряд, и как такое могло случиться, вообще. Поэтому я тебя бросил, прости...
        Посмотрел на дисплей навигатора, на индикатор заряда, горевший сочно-оранжевым.
        - Это как так? - он оторопел. - За восемь часов? Которые я здесь? Заряд - даже не в желтый, а даже в оранжевый? Это как так? - он забрался в кабину, оглядел пульт, где мрачно мерцал багровым индикатор общего заряда. - А здесь что за новости? Куда делся заряд из железки? Хотя из железки-то ладно... Отсосал, например, битый реактор - рассеяние на защите в таком накале, - бывало... Но здесь, - он хлопнул по рукаву скафандра, - в «скорлупе», своя-то ведь батарейка? Короче, что-то здесь, вообще в Секторе, происходит странное. Да еще и голова гудит как-то особенно... Как будто в колокол сунул, без шуток. Ладно, поступим по правилам, которые выручали не раз. Сорок пять минут отдых, потом дальше. Что-то не отвечает, но наверняка просто вырубился, после такой-то пачки. Полежит пару часов, очухается - не первый, как говорится, раз замужем.
        Он устроился в кресле, перевел модуль связи в пассивный режим - теперь приходится экономить. Поставил будильник на сорок пять минут, уснул.
        * * *
        Вестиа очнулся от головной боли - в мозгах набухал раскаленный кирпич. Активировал модуль аптечки, проглотил капсулу, полежал три минуты, пока капсула не начала действовать и боль не стала рассасываться. (Пока еще не стимулятор, и то хорошо.) Поднялся на четвереньки, на колени, на ноги. Достал зеркало, осмотрел скафандр. Все было в порядке.
        - Спасибо, ребята, - обратился он к неведомым инженерам. - Тем более, что я, надо думать, не первый.
        Огляделся - каменный антураж долины, кряжа и скал из светло-серого превратился в темно-сизый, местами черный. Ландшафт обуглен насколько хватало глаз; ближе - темно-сажевой пленкой, дальше - темно-серым налетом. Вестиа находился в плоской долине, ограниченной скалами и хребтом; ему захотелось выбраться из этой обугленной «сковородки» (так у них назывались объекты подобной конфигурации) как можно быстрее.
        - Сколько я тут валялся? - посмотрел на дисплей навигатора - прошло два с половиной часа. - Норма, даже не проголодался...
        Затем посмотрел на сообщения модуля связи. Пока он лежал без сознания, Феджес вызывал три раза. Первые два вызова пришли почти сразу как Вестиа отключился. Второй - через час. Затем, еще через час - тридцать минут назад, - аппарат принял еще один вызов, какой-то странный; с кодом «терминал не идентифицирован», в руководстве по аппаратам связи приводившийся как «возможный теоретически». Это была обычная (и часто весьма полезная) практика дизайна аппаратуры - предположить непредположимое. Это была Разведка... И вот теория воплощается в практику?
        Вызвал Феджеса. В ответ пришли еще странности - ответ пришел не один, ответов пришло три (!). Во-первых, пришло почему-то два «терминал в зоне: отключено/оператор отсутствует» - будто в зоне вызова находился еще один терминал с тем же ID что у Феджеса - что, опять же, могло быть только теоретически. Во-вторых, опять явился этот «терминал не идентифицирован». Можно сказать - вызов от призрака.
        - В общем, новость первая, и плохая - связь глючит. Но, надеюсь, не так фатально, и мы все-таки пересечемся... И надеюсь, что у него, все-таки, именно «отключено». Хотя с чего? Экономит? Зачем сейчас-то? Заряда с запасом. Странно.
        Капсула растолкала и рассеяла боль, голова заработала ясно, Вестиа ощутил прилив сил. Он активировал навигатор, подождал пока тот проанализирует крайние данные, и собрался шагать на восток - куда проложил путь аппарат, где должен быть Феджес. Модуль связи прозвенел своим колокольчиком.
        - Ты где? - Вестиа замер. - Жив-здоров?
        - А ты? Что случилось? Как-то ты рухнул вообще непонятно. Я ничего не успел засечь, а был рядом, в сегменте - ты видел.
        - Сам не пойму, - он обернулся на восток, откуда падал. - Заряд ушел, весь, за тридцать секунд, в никуда. Я даже не знал, что такое бывает, вообще.
        - И у меня тоже - элементы пустые, в ноль! Я сейчас на своей батарейке, и, представь, у меня оранжевый.
        - Я еще подумал, что экономишь, - Вестиа кивнул. - Хотя странно - почему так быстро... Ты, значит, вернулся к железке? Брось точку - здесь детект не работает, странное дело, тоже... Что у тебя случилось?
        - Упал навигатор, и думай что хочешь.
        - У меня накопитель, - он кивнул снова. - Говорю - в ноль за тридцать секунд, буквально.
        - У меня ушел общий! Прикинь? Хватай точку... Короче, видишь - скала, огромная, похожа на обломанный клык? Двигай туда.
        - Принял. Ты видел эту черную круглую ерунду?
        - Да, кстати, вот еще интересная хрень. Ладно, до связи.
        Феджес отключился. Вестиа посмотрел на дисплей, на статус крайнего вызова, на котором опять обозначились глюки: 1) «терминал ОК» (с Феджесом поговорили); 2) «терминал не идентифицирован» - и опять же, два раза. Если бы этот вызов Вестиа адресовал сразу трем терминалам, в зоне вызова, и двое, по той или иной причине, не смогли бы ответить - тогда да, ответов было бы три, но - все идентифицированы, у каждого ведь свой ID!
        - В общем, со связью явная хрень. И у него улетает заряд. Оранжевый на батарейке - это очень тревожно. Ладно, вперед.
        Через час он вышел к невысокой горе, выделявшейся на общем серо-пепельном фоне бледно-лимонной вершиной. По практике локальной навигации, давно надо было бросить маяк - сразу там где очнулся; на входе в зону работы (как в данном случае получается). Ладно, поставим сейчас, с опозданием. Вот эта желтая аномалия - по идее, как раз что надо - подвернулась как раз.
        Прилепил к камню маяк, уселся рядом, прислонившись ранцем скафандра к скале и вытянув ноги. Можно передохнуть - и перекусить; наконец захотелось. Сидел, посасывал трубку питания, оглядывал угрюмую каменную перспективу - кроме камня здесь не было ничего, на всей точке, даже песка - только бесконечный камень, и над ним бесконечное пустое небо, в котором здесь никогда не бывало ночи, - потому что на этих широтах звезда под горизонт не опускалась.
        Скоро пришел вызов.
        - Хватаю маяк. Я доставлять пока ничего не буду.
        - Да, не надо. Здесь пока хватит этого, а твой «клык» и так мозолит глаза со всех сторон.
        - Ты, вижу, пока еще далеко?
        - От тебя, наверно, не видно, - Вестиа кивнул. - такая гора, с желтой вершиной.
        - Нет... Тебе сейчас больше на запад, в обход тех камней - видишь наверно... Я должен прийти раньше - разбудишь. Самочувствие здесь какое-то... Я как упал - часов пять прохлаждался, и потом только часов пять на ногах, а устал как... У железки пришлось подремать даже. Какая-то тут ерунда чувствуется, не совсем обычная. Все, отрубаюсь - заряд. Тебе, кстати, тоже бы не мешало?
        - Я об этом уже подумал, - он посмотрел на индикатор заряда, который начал желтеть. - Я отрубаюсь тоже. До связи.
        - Надеюсь - до встречи уже.
        Феджес отключился; Вестиа перевел связь в пассивный режим и пошел.
        
        * * *
        Феджес проснулся, выключил сигнал будильника, посмотрел время. Активировал связь - все нормально, Вестиа жив (и здоров - другого быть не могло). Три вызова, с небольшим перерывом - тридцать, двадцать, и десять минут назад, пока Феджес спал, а модуль находился в неактивном режиме (ну да, как по заказу). Перевел модуль в активный режим, инициировал вызов сам.
        - Ты где? - ответил Вестиа сразу. - Жив-здоров?
        - А ты? Что случилось? Как-то ты рухнул вообще непонятно. Я ничего не успел засечь, а был рядом, в сегменте - ты видел.
        - Сам не пойму. Заряд ушел, весь, за тридцать секунд, в никуда. Я даже не знал, что такое бывает, вообще.
        - И у меня тоже - элементы пустые, в ноль! - Феджес посмотрел на багровый огонь. - Я сейчас на своей батарейке, и, представь, у меня оранжевый.
        - Я еще подумал, что экономишь. Хотя странно - почему так быстро... Ты, значит, вернулся к железке? Брось точку - здесь детект не работает, странное дело, тоже... Что у тебя случилось?
        - Упал навигатор, и думай что хочешь.
        - У меня накопитель. Говорю - в ноль за тридцать секунд, буквально.
        - У меня ушел общий! Прикинь? - он стукнул по пульту. - Хватай точку... Короче, видишь - скала, огромная, похожа на обломанный клык? Двигай туда.
        - Принял. Ты видел эту черную круглую ерунду?
        - Да, кстати, вот еще интересная хрень. Ладно, до связи.
        Феджес завершил вызов. Затем посмотрел на дисплей, на статус крайнего вызова, на котором опять обозначились глюки: 1) «терминал ОК» (поговорили с Вестиа, да; опять паранойя - подразумевается, что я не сообразил, что только что поговорил с терминалом ОК? Ну, пишешь в лог - и пиши себе, молча); 2) «отключено/оператор отсутствует» - и опять же, два раза. Будто в зоне вызова находились еще два терминала с тем же ID что у Вестиа.
        - Глючит, - он кивнул. - Вообще не по-детски.
        На точке он девять часов; без еды - все двенадцать; пора, кстати, перекусить. Он активировал модуль питания, позволил себе порасслабляться еще пять минут - не спеша пососать трубку, смакуя смесь, которую на этот раз выбрал с яблочным вкусом (может там и правда было что-то от яблок, хотя вряд ли, конечно; органическая химия - наше все). Затем вылез из мертвого шлюпа и двинул на запад, к скале - возносящийся в небо серый каменный «клык»; превосходный ориентир, заметный отовсюду издалека.
        Через час, когда больше половины пути было пройдено, пришел реперный сигнал - Вестиа «вошел в зону» (вернее вспомнил, что уже собственно в ней) и поставил маяк. (Одно из главных правил работы группой - свой вход и выход по зоне совместной работы, как элемент «множества критических точек сообщения», каждый участник должен маркировать; сам Феджес «в зоне» уже находился, поэтому маяк сейчас ставить ему не надо.) И маршрут навигатор теперь прокладывал с повышенной точностью, что экономило время; сейчас, когда «батарейка», автономный элемент скафандра, начала вдруг падать так быстро, это становилось важно.
        Феджес инициировал вызов.
        - Хватаю маяк. Я доставлять пока ничего не буду.
        - Да, не надо, - отозвался Вестиа. - Здесь пока хватит этого, а твой «клык» и так мозолит глаза со всех сторон.
        - Ты, вижу, пока еще далеко?
        - От тебя, наверно, не видно - такая гора, с желтой вершиной.
        - Нет... - Феджес посмотрел на юг, на фантасмагоричное нагромождение камней. - Тебе сейчас больше на запад, в обход тех камней - видишь наверно... Я должен прийти раньше - разбудишь. Самочувствие здесь какое-то... Я как упал - часов пять прохлаждался, и потом только часов пять на ногах, а устал как... У железки пришлось подремать даже. Какая-то тут ерунда чувствуется, не совсем обычная. Все, отрубаюсь - заряд, - он посмотрел на оранжевый глаз индикатора. - Тебе, кстати, тоже бы не мешало?
        - Я об этом уже подумал. Я отрубаюсь тоже. До связи.
        - Надеюсь - до встречи уже.
        Он завершил вызов. И опять ерунда на статусе - снова два раза «отключено/оператор отсутствует». Опять каких-то два привидения-Вестиа.
        - Глючит как вообще просто, - хмыкнул, покачал головой, перевел связь в пассивный режим. - Вообще не по-детски.
        Под огромным «клыком» он был почти через два часа. Сразу поставил маяк - такие ориентиры, все-таки, являются элементами «множества критических точек сообщения»; даром что этот «и так мозолит глаза со всех сторон», соблюдение правил еще никогда не мешало. Для Вестиа дороги оставалось немало, так что, на самом деле, пару часов можно поспать. Феджес снова подумал, что силы на этой точке уходят как-то непропорционально быстро гравитации в ноль девяносто два стандартной. Как будто не ноль девяносто два, а наоборот один ноль восемь - если не больше.
        Поставил будильник на два с половиной часа - чтобы проснуться за полчаса до «кратчайшего прогноза прибытия» рассчитанного для Вестиа навигатором - присел, ранцем скафандра к камню, вытянул ноги, уснул.
        * * *
        Вскоре Вестиа обратил внимание, что идти становилось труднее - силы расходовались ощутимо непропорционально усилиям. На этой точке, где гравитация составляла ноль девяносто два стандартной, это было неестественно - и подозрительно. Причем усталость была странная - силы вроде бы есть, идешь и идешь, но вдруг понимаешь, что силы словно ушли в оболочку, в которой сосредоточено передвижение. Ноги идут, голова вращается, на эту динамику сил хватает, а например сфокусировать взгляд становится все труднее, и, что хуже всего, становится все труднее собрать мысли вместе, в «рабочее состояние».
        - Какая-то тут ерунда чувствуется, не совсем обычная, - процитировал Вестиа. - Вернее даже - совсем не обычная, - он хмыкнул.
        Тем не менее, за три намеченных часа двенадцать намеченных километров были пройдены. Во многом следовало благодарить поверхность - идти легко, подъемы и спуски не напрягают, спокойные, плавные; под ногами нормальный здоровый камень (что скафандры любили - на четкой поверхности аппарат компенсации возвращал ощутимо больше усилий).
        Он посмотрел на рукав (стекло шлема он всегда отключал - индикация в поле зрения чаще мешала, а оптику пока не трогал, и окуляры пока оставались на месте, перед фиксатором черепа). Снова подумал, что все это странно и неспроста - закончился седьмой час как он на поверхности, а уже так устал; даже собственно не устал, а как-то расклеился. Хуже всего, да, - что хуже работает голова.
        Вышел на вершину склона, совсем не крутого, совсем короткого, совсем безопасного - увидел наконец как впереди из-за причудливой массы камней, про которую говорил Феджес, снова выступил «клык» - там, из-под «желтой» горы, видимый превосходно... Затем - непонятно как, почему, но при всей и врожденной, и отработанной годами осторожности, Вестиа, на гладком и ровном месте, оступился и покатился. Притом, что спуск был детский, вообще никакой - даже навигатор не счел нужным предупредить.
        Прокатился совсем немного, метров максимум тридцать, и вонзился шлемом в камень, опять. И удар головы в упругое тело фиксатора тоже - получился несильный, но такой по-странному неудачный, что Вестиа отключился, опять.
        И после такого удара, несильного, вполне штатного (и потому еще более глупого) он пришел в себя снова почти через два часа! Посмотрел на дисплей - биостазис не пошевелил пальцем чтобы привести Вестиа в норму. Значит для прибора все было и так норма? Словно хозяин решил отдохнуть, поспать минут сорок? Что за глюки, на самом деле?
        Поднялся на четвереньки, затем на колени, затем присел на пятую точку, опершись руками за спиной о камень и раскинув ноги. Голова кружилась. Но надо было вставать. Вот он, «клык», на месте. Идти - немного, совсем... Там ждет Феджес - уже должен... Вестиа, первый раз за долгое время, посмотрел на навигатор - и вдруг заметил, что сигнал маяка, который он оставил на той горе с необычной желтой породой, исчез.
        - Это как понимать? - он отказался верить глазам. - За эти пару часов, или сколько там, на точке завелась жизнь? И сразу стала красть маяки? Стоп, - он просмотрел лог приема. - Маяк-то исчез, получается, почти пять часов назад... Почти сразу как я оттуда ушел! Я не смотрел, а звук отключен... Что за дьявольщина?!
        Посидел так минуту, не понимая вообще что могло произойти с маяком, который, будучи раз активирован, будет работать пока на точке существует магнитное поле. Затем посмотрел на «клык» - оставалось совсем немного. Перевел взгляд на индикатор ресурса.
        - Нет, что за дьявол, - он снова отказался верить глазам. - Куда делись тридцать процентов? За эти сраные девять часов, получается, которые я тут торчу? Куда здесь вообще уходит энергия? Улетает? Короче, без реально крайней необходимости активировать связь не будем.
        Поднялся, двинулся дальше.
        * * *
        
        Феджес проснулся, выключил сигнал будильника, поднялся, потянулся - насколько получалось в скафандре, - решил потратить немного энергии на массаж, все-таки. В теле ощущалась странная вязкость. Ощущения были такие странные, что их не получалось даже как-то определить. Ближайший образ, составлявшийся по ощущениям и по опыту разнообразных нагрузок, - будто он протаскал две гири по килограмму, в каждой руке, туда-сюда между точками на расстоянии тридцати метров - часов двадцать без перерыва.
        Однако, посмотрев на индикатор заряда, он понял, что в данный раз придется обойтись без гедонизма. Заряд уходил со скоростью совершенно необъяснимой для подобного антуража. Почему - вопрос обсудим потом; сейчас нужно встретиться, как можно быстрее, - и быть вместе. Глобальный диапазон здесь, в этом необъяснимом Секторе, глючит таким же необъяснимым образом. Вот это на самом деле проблема. Которую и на этот раз не удалось прояснить. Очередная попытка - и вот они здесь, рухнули, оба. Так что неизвестно сколько придется тут проторчать. Если крайняя пачка прошла - за ними придут через четверо суток. Если прошла.
        Феджес поднялся на выступающую над обрывом скалу, оглядел юго-восток, ожидая уже увидеть, уже без оптики, пусть еще далекую и едва различимую - флуоресцентную крапинку. Но ее пока не было. Долина, между тем хмурым кряжем и этими хмурыми скалами, простиралась широкой лентой от южного горизонта до северного - вид превосходный, Вестиа не пропустить. Но его не было.
        Феджес посмотрел на часы. Где-то застрял - иначе был бы уже под скалой... Заглянул под обрыв, затем задрал голову в глухое бледное небо, на «клык», отлично видный отовсюду издалека - не заблудишься даже если навигатор вдруг тоже взглючит. (Чего, разумеется, еще не хватало; но он работает по модели, которую внешними данными просто «подкармливает», в минимально необходимом объеме, и при этом учитывает, что они могут врать; то есть, если что - может потерять точность, но собственно направление - никогда. Ну, не должен.)
        - Мне это не нравится, - Феджес активировал связь.
        Когда диапазон «прокачался», на дисплее появился статус о пропущенном вызове - два с половиной часа назад. Он поспешил инициировать вызов. Вестиа не отвечал - и опять не отвечал два раза; «отключено/оператор отсутствует», и еще раз - «отключено/оператор отсутствует».
        «Глухие» вызовы следовало повторять через двадцать минут; но Феджесу повторить свой крайний не пришлось - через пятнадцать минут Вестиа обозначился сам.
        - Я сейчас отрублюсь, - поспешно ответил Феджес, бросив взгляд на индикатор заряда, - у меня красное! Ты еще далеко?
        - Пришел и жду как договорились. Ты сам где? Ты в курсе?
        - Что в курсе? Куда ты пришел и где ждешь? - Феджес не понял. - Я на «клыке», где еще? Мы об этом договорились - или о чем?
        - Короче! - Вестиа явным образом разозлился. - Сколько можно...
        Скафандр деактивировал связь - решил, что тратить элемент на эту задачу больше нельзя, при наличии более приоритетных.
        - Так, - Феджес, стараясь успокоиться и что-то сообразить, прошелся по площадке-балкончику над долиной. - И что все это значит? Не понимаю. Понимаю пока только одно. Вопрос жизни и смерти - связь. Нет, дьявол, что с ним случилось? Куда пришел и где ждет? Связь, связь. Так... - он остановился, подумал. - Попробовать стабилизатор? Там элемент - в экране... Если экран, конечно, в таких условиях как-то поможет... Помог... Короче, надо попробовать перенести заряд, - он хлопнул по индикатору.
        Через два часа он был снова у шлюпа. Вскрыл реакторный блок, вытащил из ранца модуль связи, подключил к фидерам. Блок стабилизации реактора, как «модуль критической важности», имел аварийный заряд, автономный, и экранированный от наводок реактора.
        - Дьявол, - выругался Феджес, обнаружив, что элемент питающий фидер - «в ноле». - Неужели?! Но ведь экран!.. Ладно, попробуем номер два... Их, как-никак, четыре...
        Второй элемент оказался в порядке. Феджес не удержался, протестил два остающихся - тоже в порядке.
        - Стало быть, - он поставил модуль на заряжание, - сдох только первый. Почему? Я понимаю они должны сдохнуть или все пачкой, или ни один? Опять глюк. Но как так?! Объяснение одно - заводской дефект. Или какая-то крыса, - Феджес хмыкнул, - из техников, в смысле, спрятала рабочую батарейку у себя в норке?
        Как только, через полчаса, заряд вышел в устойчивый желтый, Феджес, сдерживая дрожь нетерпения, инициировал вызов. Вестиа не отвечал, и опять - не отвечал два раза на один сингулярный вызов.
        - Я это уже видел, - Феджес хмыкнул. - Планета призраков.
        * * *
        Четыре последние перед «клыком» километра Вестиа, как и рассчитывал, одолел за час. Он приближался к скале, шаря глазами по камню, - но, странное дело, флуоресцентно-оранжевой крапинки Феджеса не наблюдалось. Нигде. Почему? Тот уже должен быть там - во всяком случае, если верить навигатору. И, зная сколько дороги для Вестиа, должен поставить будильник минут хотя бы на тридцать раньше - если на самом деле решит отдохнуть. А опоздание вообще давало отличную фору - если Феджес будет опаздывать сам. Странно! И куда делся маяк?! Еще более странно.
        Наконец он поднялся на площадку-балкончик - лучше места для встречи придумать нельзя, и Феджес был обязан выбрать именно это. Но того не было; из атмосферы он не образовался. Голова отказывалась соображать. Вестиа упал на камень, привалился ранцем к стене, вытянул ноги, посидел секунд двадцать, перевел связь в активный режим - с неким остервенением отмечая как индикатор заряда из желтого (и так уже желтого!) становился оранжевым.
        - Вот тебе раз, - он оглядел статусы связи. - Что у него там случилось?
        Пока связь была неактивна, от Феджеса пришло, ни много ни мало, пять вызовов (!). Первый - четыре часа назад; второй - три, третий и четвертый - два, и крайний - час.
        - Что-то не так - я уже понял... Что именно, интересно.
        Вестиа инициализировал вызов.
        - Вес! - Феджес был раздражен и встревожен. - Какого хрена ты делаешь там? И как ты там оказался, так быстро?!
        - В смысле? - Вестиа озадачился. - А где мне еще быть? Это ты сам где? Я-то на точке! Только пришел! Ты куда делся?
        - На точке? На «клыке», в смысле? В таком случае - где ты шлялся, все это время? Я там был, на точке! Ждал тебя хрен знает сколько! Ты про «клык» говоришь, или что?
        - Стоп! В чем дело? Ты где?
        - Вообще-то двигаю от «клыка». И заряд у меня улетает как...
        - Что-то я не понял. Ты притащился на «клык», прождал меня хрен знает сколько, и решил наконец свалить?! Хрен знает сколько - это сколько? Я опоздал только...
        - Короче, какого хрена ты повалил в ту сторону, вообще?! Мы договорились про «клык», или я тут уже сбрендил?! - Феджес, похоже, рассвирепел.
        - Я на «клыке», ты, идиот! И вот еще - где маяк?
        - Какой именно?
        - Какой еще, идиот?! Который я поставил на входе!
        - Не знаю! Он тоже исчез! Короче, какого хрена ты вообще пошел туда, я спрашиваю?! Черт, у меня заря...
        Связь отрубилась. Куда туда? В какую еще ту сторону, вообще? И как понимать «он тоже исчез»?! Кто «тут уже сбрендил»?!
        То есть все надо понимать так, что Феджес был здесь, проторчал хрен знает сколько, пока заряд не ушел опять; почему-то не стал дожидаться, потащился обратно к шлюпу, заряжать «батарейку» от стационарного резерв-элемента. Зачем?! Когда ясно, вменяемо договорились, про «клык»? Когда его видно минимум километров за десять, глазом, без оптики (если не из ямы, или например из-под горы)? Что - без заряда нельзя подождать?
        - Короче, я ничего не понимаю, - сказал Вестиа в мерклое небо, в тусклую кляксу звезды. - В голове снова кирпич, после этой еще снова пачки... Аптеку глотать больше не буду. Ложусь спать и сплю. Хотя бы часок... Договорились - вот и буду на точке.
        Перевел связь в пассивный режим - индикатор заряда становился все гуще оранжевым. Поставил будильник на час. Уснул.
        * * *
        
        Ситуация была стандартной, «азбучной»; если существует договоренность, ей нужно следовать как минимум до тех пор пока не удастся восстановить связь. Вестиа будет делать то же самое, и, рано или поздно, они пересекутся - на этом «клыке».
        Однако маскарад с неидентифицированными ответами, а в большей степени - с двойными идентифицированными, как будто в одно и то же время вдруг стало существовать два Вестиа, - напрягал так, что Феджес решил - в пассивный режим связь переводить пока не будет. Оставалось еще два экранированных элемента, полных и свежих, кушайте не обляпайтесь, к которым можно будет вернуться - пара часов дороги.
        Точка принадлежала к классу где связь в обычных диапазонах была возможна только в пределах прямой видимости. Породы создавали экран, и для связи требовался или орбитальный ретранслятор («старый добрый»; стабильность работы с которыми, опять же, зависела от многих факторов), или уже глобальный диапазон. В нем, в пределах Радиуса (в этом Секторе немного, 22 миллиона километров, но для работы в системах хватало), физическое расстояние ни на что не влияло. Терминал мог быть в трех километрах, или в трех миллионах километров - энергии тратилось одинаково.
        Тратилось много. Если держать связь в активном режиме, то скафандр, в обычных условиях, отрубит резерв уже через сорок часов. А здесь - Феджес прикинул - заряд «усачивается» быстрее раз в пять (!). (Вот, кстати, тоже - к вопросу о «теоретически допустимом»; если они отсюда выберутся, он поставит вопрос о разработке мобильных экранов ребром - теперь имеет полное право. Такую тяжесть как стационарные с собой долго не потаскаешь.) Он прикинул еще раз - до «клыка» связь отключать он, наверно, не будет; будем надеяться, что динамика сохранится, и ниже оранжевого заряд не опустится.
        Он решил не повторять траекторию которой двигался четыре часа назад, а пройти южнее, вдоль северной границы той причудливой массы камней, - рассчитывая больше обнаружить следы Вестиа, чем заметить его самого (что было бы просто если бы тот, понятно, шел по просчитанной навигатором трассе). Однако приличный трехчасовой крюк оказался напрасен - ни Вестиа, ни артефактов его маршрута не обнаружилось. Как будто он проигнорировал навигатор и пошел какой-то своей дорогой.
        Через пять часов Феджес снова вышел к «клыку». (Странно как здесь работала перспектива - первые четыре часа скала как будто отодвигалась вперед, не изменяясь в размерах, по мере того как к ней приближаешься; и только крайние пять километров она стала, вроде бы как, увеличиваться в размерах. Феджес, в частности в плане того что здесь с ним начинало твориться, думал, что дело больше не в оптике атмосферы, а в психофизике восприятия.)
        Связь, разумеется, он, решив идти в обход, сразу деактивировал. Теперь, едва оказавшись на месте, включил - увидел единственный вызов, три часа назад. Вызов был не от Вестиа; вызов был с кодом «терминал не идентифицирован» - теперь от привидения.
        - Такого еще не было, - Феджес хмыкнул. - Чтобы меня вызывал фантом, - он снова выключил связь - индикатор снова подходил к красному. - Так, и вот еще дело... Вестиа поставил второй маяк. И где? На том перевале - где я увидел как он падает. Как так? Если это не глюк - зачем он туда потащился? И как он туда успел? Я ничего не понимаю, без шуток. Черт, вот голова гудит!
        Мало того, что в голове наливался горячий кирпич - в глазах начинали плавать разноцветные пятна, которые реально мешали смотреть. Этого еще не хватало. Двадцать один час на точке - и уже, значит, глотать аптеку? Этого еще не хватало.
        Он, тем не менее, вернулся на «балкон», и пять минут стоял оглядывая долину, склоны обрамлявших ее плоскую «чашу» скал и хребта. Камень на всем обозримом пространстве покрыт черным налетом - это был второй раз когда Феджес наблюдал последствия коллапса реактора, вот так на поверхности точки. Когда первый раз, два года назад, - пилоту не повезло; вроде бы успел отойти, а скафандр не выдержал. (Феджес, прибывший тогда инспектировать место, был реально расстроен - погибшего он хорошо знал, четыре года назад вместе работали.)
        Пятна в глазах застилали картинку все больше. В ушах звенело и свистело. Надо передохнуть. Присел, откинулся ранцем к скале и вытянул ноги (за годы он научился расслабляться даже в этой характерно-неудобной позе; на другое в скафандрах рассчитывать не приходилось). Поставил будильник на полтора часа, уснул.
        Проснувшись посмотрел на дисплей навигатора. Все три маяка - оба Вестиа, включая странный с востока, и его собственный на «клыке» - за время пока он спал исчезли.
        - Глючит, - кивнул Феджес с неким даже удовлетворением.
        Затем активировал связь. Сорок минут назад являлся очередной призрак - вызов с дьявольским кодом (который «терминал не идентифицирован»). Феджес инициировал вызов. И Вестиа снова не отвечал, и снова неоднократно - только уже не два, а уже три раза. Какой-то из трех терминалов все-таки был, надо надеяться, настоящим Вестиа, из плоти и крови, и где-то в данный момент физически находившимся. Где? На том перевале? За которым - крайний восточный хребет, и дальше, за ним, - загадочный черный диск?
        Он подошел к краю каменного «балкона».
        - В общем, если здесь его нет, - посмотрел вниз, оглядел подножье «клыка», - в то время как есть его маяк оттуда, - посмотрел на восток, на седловину хребта по ту сторону «сковородки», - то какой вывод мне остается сделать? Он там. Что еще? В общем, иду туда. Потому что делать, при таких значениях переменных окружения, больше нечего.
        Снова посмотрел на багровеющий глаз индикатора - и снова деактивировал связь.
        Спустился с «клыка» и выбрал кратчайшую трассу на седловину - траектория дугой огибала с северной стороны скопление фантасмагоричных камней. Рекуперация заряда почти не работала - за два часа без такой нагрузки как модуль связи «батарейка» должна была восстановиться, и выйти как минимум в устойчивый оранжевый. Но ничего подобного не происходило. Феджес решил минут на тридцать активировать связь - совсем без нее становилось как-то даже и жутко (!).
        Пока он шел, наведалось привидение (час двадцать назад); затем, пока минут пять Феджес мялся, решаясь на вызов (вызов требовал в четыре раза больше энергии чем ответ), Вестиа наконец обнаружился сам.
        - Вес! - Феджеса охватили одновременно тревога и раздражение. - Какого хрена ты делаешь там? И как ты там оказался, так быстро?!
        - В смысле? - Вестиа, похоже, был озадачен. - А где мне еще быть? Это ты сам где? Я-то на точке! Только пришел! Ты куда делся?
        - На точке? На «клыке», в смысле? В таком случае - где ты шлялся, все это время? Я там был, на точке! Ждал тебя хрен знает сколько! Ты про «клык» говоришь, или что?
        - Стоп! В чем дело? Ты где?
        - Вообще-то двигаю от «клыка». И заряд у меня улетает как...
        - Что-то я не понял. Ты притащился на «клык», прождал меня хрен знает сколько, и решил наконец свалить?! Хрен знает сколько - это сколько? Я опоздал только...
        - Короче, какого хрена ты повалил в ту сторону, вообще?! Мы договорились про «клык», или я тут уже сбрендил?! - Феджес разозлился уже «не по-детски».
        - Я на «клыке», ты, идиот! И вот еще - где маяк?
        - Какой именно?
        - Какой еще, идиот?! Который я поставил на входе!
        - Не знаю! Он тоже исчез! Короче, какого хрена ты вообще пошел туда, я спрашиваю?! Черт, у меня заря...
        Скафандр отобрал заряд. Феджес заставил себя успокоиться.
        - Я или иду туда, - он посмотрел вперед, на далекую еще седловину, - или схожу с ума здесь. Черт, надо, наверно, все-таки пить аптеку... Реально не соображаю.
        В голове был кирпич и туман; нежелание - наверно просто отсутствие на это энергии - что-нибудь понимать и вообще думать. Но со стимулятором всегда лучше тянуть до последнего. Пока хоть как-то идешь, хоть как-то еще можешь - понимать и вообще думать.
        * * *
        Проснувшись и заткнув мерзкий будильник, Вестиа сразу активировал связь. За этот час пришел вызов от Феджеса - и снова «терминал неидентифицирован», то есть вызов от привидения. Инициировал вызов.
        - Я спал, - сообщил он когда Феджес ответил. - Надо было отрубиться, хотя бы на час... Сейчас хоть соображаю. Ну так что - ты где, все-таки?
        - Меня все это, если честно, уже достало. Короче, хватит играть в привидения. Я не знаю куда ты сейчас идешь, если идешь...
        - Я пришел на «клык», и на нем в данный момент нахожусь. Как, вроде бы, договорились. Или я что-то сделал не так?
        - Хорошо, пусть будет «клык». Только, реально, пришел - и больше никуда не ходи, хватит. Сидишь и ждешь - пока я не появлюсь. Просто тупо сидишь и ждешь.
        - Стоп! Что случилось, все-таки?! Говори, до конца, - что за недоговорки? Какие могут быть недоговорки? В такой ситуации? Элементы падают, вообще непонятно как, люди исчезают, вообще непонятно как. Куда больше не ходи?!
        - Короче. Если без недоговорок. То давай так. Если мы хотим увидеться, наконец. То иди к шлюпу и жди. Вращай грабли, оттуда где ты там, не знаю, - и жди. Дошел, сидишь, ждешь - и не отходишь. Что бы ни случилось. Какая бы хрень тебе в голову ни взбрела. Как понял?
        Вестиа больше всего не понравился тон которым это было произнесено.
        - Понял норма. Вместо того чтобы ждать тебя здесь, на «клыке», как договорились, - двигаю к твоей битой железке. И сколько мне там - тупо сидеть и ждать? Хотя бы навскидку? Ты где сам? Ты сам в курсе?
        - Вообще-то я уже три часа как отвалил с «клыка», второй раз. Тебе это о чем-нибудь скажет? В общем, хватит играть в привидения. Жду у шлюпа. Отбой, у меня ресурс.
        - Говорю тебе еще раз...
        Но Феджес отключился.
        - Опять, - Вестиа посмотрел на статус вызова, - опять два фантома в ответ? «Терминал не идентифицирован», раз и два. Откуда эти два привидения? Все-таки?
        Нужно идти к шлюпу Феджеса и ждать его там. Что бы ни случилось. С клыка он ушел три часа назад, второй раз. Кто из нас сходит с ума? Я что - спал почти целые сутки? А часы - глючат, как все остальное? Как все это так?
        Все это, наверно, просто от того, что упали приборы. Все. И как-то странно работает голова. У обоих. Больше все это никак не объясняется.
        Человек, уже очень давно, не может жить без приборов, вообще. Все что он делает, на что рассчитывает, чем ориентируется - вообще, по всей жизни, - зависит от этих железок, циферок... И малопонятных субстанций - как например эфемерное Поле, в котором работает глобальной диапазон. Никто не знает что это такое, реально. Никто не знает как оно работает, реально. Но оно работает, и все этим пользуются. Вот сейчас железки взбесились - и всё. Нам ложиться и умирать. И неизвестно где - в глухом Секторе, на диковинной точке. Здесь умирать не хочется - неуютно, одиноко, дико.
        Вестиа вспомнил про черный диск, замеченный перед посадкой. Как раз перед тем как увидел Феджеса, на том хребте. Картинка, промелькнувшая тогда за секунду, тем не менее помнилась четко и ясно (хваткая память, помноженная на тренировку и опыт). Диск, как представлялось сейчас, был очень большой - метров двести пятьдесят минимум.
        Ему вдруг подумалось - дьявол! Все наводки, все глюки со связью, утечка заряда, неидентифицированные ответы - разумеется вся эта хрень происходит оттуда. Странно, что такая сверхочевидная мысль не пришла в голову раньше!
        Он перевел связь в пассивный режим - желтый глаз почти перешел в оранжевый; вскочил (насколько термин «вскочить» применим к человеку в скафандре), и двинулся на восток, к разбитому шлюпу Феджеса.
        Через три часа вполне ненапряжной дороги - все тот же упругий камень, который так любят скафандры, - решил устроить привал. Три часа такой, можно сказать, прогулки; а устал так, что в глазах - темные пятна и сиреневые круги... Надо передохнуть... И заодно вызвать Феджеса...
        Привалился к серому валуну, под налетом «сажи» от взрыва словно бархатному, посмотрел на дисплей навигатора.
        - А вот и маяк... Нашлась пропажа... Два часа назад опять появился, родной... И вот маяк Феджеса. На «клыке». Меньше часа назад. Как понимать это? Что он его там поставил когда там был. А маяк заработал недавно. Так? Ну, а как это еще понимать? В частности, в плане всех этих глюков?
        Активировал связь. На этот раз обошлось без странностей - два нормальных, здоровых непринятых вызова, оба - два часа назад.
        - А где мои привидения? Меня бросили? Чтобы я тут откопытился? В одиночестве и тоске?
        Он инициировал вызов.
        - Фед, жив-здоров? Как дела?
        - Я иду.
        - Куда?! Я не понял! Ты ждешь у железки - или как?! Я что-то опять напутал? В чем де...
        - Вес, у меня заряд. И сам свой не трать. Тут творится такое - словами не описать. Если ты на данный момент еще не понял. В общем, иду, жди. До встре...
        Что творится что-то такое - Вестиа на данный момент уже понял. (Только причем тут «данный момент»?)
        - А вот и мои привидения, - он посмотрел на статус вызова. - Куда же без них... Один - терминал неопределен, ну да... Два - отключено-неисправно... У кого - отключено-неисправно? Где еще эти два Феджеса? Может быть он растроился, и я каждый раз говорю с разным? Кое-что это бы объяснило, во всяком случае... Короче. Дело к ночи. Надо передохнуть. Хотя бы немного. А заряд - самое важное.
        Перевел связь в пассивный режим, поставил будильник на три часа, и уснул - провалился за пятнадцать секунд. Когда проснулся и посмотрел на дисплей, шел восемнадцатый час, с тех пор как он опустился на эту идиотскую точку. Заряд, вместо того чтобы рекуперироваться, за три часа без актива, потреблявшего реальную кучу энергии, оставался по-прежнему в темно-янтарной зоне.
        - Очень плохо, - Вестиа покачал головой. - Подождем еще пару часов. Во-первых, может быть пожелтеет, хоть насколько-то... Во-вторых, если Фед сейчас снова начнет выносить мозги, я свихнусь. У меня и так они уже в полном накале. Красный...
        Поднялся, двинулся дальше. Рекуперация заряда все-таки происходила, даром что в три раза медленней - заряд вышел из опасной зоны в стабильно-желтую через три часа. Вестиа присел-прислонился к очередному «бархатному» валуну, среди которых все это время перемещался, активировал связь. Феджес вызывал два раза - четыре и два часа назад. Ну, и, разумеется, имелся вызов от привидения (без них, надо сказать, было бы уже как-то не так, что-то не то, как-то одиноко, как-то тоскливо) - тоже четыре часа назад.
        - Какого хрена он так бомбит? - Вестиа хмыкнул. - Когда у него нет заряда. И, кстати, да - как? Он так бомбит? Когда у него нет заряда?
        Думать не хотелось. Он откинулся ранцем на камень, посмотрел в небо. Раздался сигнал - вызов.
        - Иду, иду! - ответил Вестиа. - Двенадцать километров сделал уже, почти... Ты где сам сейчас? Где конкретно?
        - Вернулся к железке. Перенес заряд из резерва. Немного поспал. Немного прошелся, вокруг, развеяться. Жду тебя. Как дурак.
        - Значит ты у железки? Все-таки? И шел, стало быть, к ней? От нее же? Ну, пришел - и отлично. Только, реально, больше никуда не ходи, развеяться, - хватит. У меня почти ноль, рекуперации никакой, сейчас отключусь. Короче! Жди, я уже рядом! Все, отрубаюсь, до связи.
        - Вес, слушай внимательно. Во-первых, ты где, конкретно где?
        - Я же тебе...
        Вестиа выругался - заряд ушел в багровую зону. За двадцать секунд разговора.
        - Что-то тут и с Полем творится, в общем. А все эта черная железяка. Теперь я в этом уверен. Не знаю почему, правда. Но уверен... Ладно, идем.
        Он поднялся. Перед глазами расплылся калейдоскоп пятен. Пальцы похолодели. Пошатнулся, успел подумать, что вот и конец, вот и «аптека», от которой голова обычно перестает работать вообще... Отключился.
        Очнулся через пять часов. Активировать связь не стал - это бы и не получилось, потому что заряд ушел в стабильно красную зону, а потенциал рекуперации кончался в оранжевой. Только бросил взгляд на дисплей, обнаружив, что оба маяка исчезли, три часа назад (его собственный, то есть, повторно). Затем поднялся, пошел. Ему хотелось как можно быстрее добраться до шлюпа - «чтобы со всем этим» наконец «покончить».
        Через час он стоял у шлюпа Феджеса. Самого Феджеса, да, не было.
        - Почему я не удивлен? - обратился Вестиа к тусклой звезде в мерклом небе.
        Шел двадцать шестой час с тех пор как он здесь - надо было снова перекусить, даром что есть не хотелось, вообще; но Вестиа хорошо знал что значит в Разведке «график питания». Время прошло - надо есть; если полагаться на ощущения, когда есть не хочется и не хочется, может наступить прекрасный момент когда рухнешь сам не заметив - что с ним, похоже, наконец и случилось. Пусть намного раньше чем, зная себя, мог ожидать. Но на каждой точке силы уходят по-разному. А что говорить про такую? Сам виноват.
        Он посмотрел на дисплей модуля биостазиса, который, да, давно сигнализировал, что требуется принятие пищи.
        - Знаю, знаю... Хорошо, что сигнал отключается... А то бы ты мозги вынес так, что...
        Посидев-пососав трубку, Вестиа обошел шлюп, вскрыл реакторный блок, вытащил из ранца модуль связи, подключил к линии фидеров. Блок стабилизации реактора являлся «модулем критической важности», поэтому у него имелся свой аварийный заряд, автономный, и в экране. (Если реактор перегреется, наводки защиты убьют элементы; поэтому вес реакторного блока почти на треть составляют экраны - на основном элементе и на резервном.)
        - Могу сказать только одно, - он оглядел индикатор заряда блока стабилизации. - Если он здесь был, то заряд не трогал. Либо заряд у него падал не до такой критики, как у меня... Либо здесь его просто не было. В таком случае - кто? Сбрендил?
        Погулял вокруг, оглядывая бесконечные серые камни, и стараясь ни о чем не думать. Забрался в кабину. Кресло, рассчитанное на скафандр с ранцем и «батарейкой» - отсек-элементом, - было ощутимо удобнее, например, скальной стены. В этой уютной роскоши быстро уснул.
        * * *
        
        Через час заряд восстановился и вышел из красного - Феджес сразу включил активный режим. На дисплее висел пропущенный вызов от Вестиа, и, разумеется, очередной пропущенный вызов от привидения (без них будет уже как-то невесело, как-то даже не по себе). Пока сгребал мысли в какое-то целое, чтобы разговор с Вестиа не получился таким же идиотским как крайний, тот инициировал вызов сам.
        - Я спал. Надо было отрубиться, хотя бы на час... Сейчас хоть соображаю. Ну так что - ты где, все-таки?
        - Меня все это, если честно, уже достало, - ответил Феджес как можно спокойней. - Короче, хватит играть в привидения. Я не знаю куда ты сейчас идешь, если идешь...
        - Я пришел на «клык», и на нем в данный момент нахожусь. Как, вроде бы, договорились. Или я что-то сделал не так?
        - Хорошо, пусть будет «клык». Только, реально, пришел - и больше никуда не ходи, хватит. Сидишь и ждешь - пока я не появлюсь. Просто тупо сидишь и ждешь.
        - Стоп! Что случилось, все-таки?! Говори, до конца, - что за недоговорки? Какие могут быть недоговорки? В такой ситуации? Элементы падают, вообще непонятно как, люди исчезают, вообще непонятно как. Куда больше не ходи?!
        - Короче. Если без недоговорок. То давай так. Если мы хотим увидеться, наконец. То иди к шлюпу и жди. Вращай грабли, оттуда где ты там, не знаю, - и жди. Дошел, сидишь, ждешь - и не отходишь. Что бы ни случилось. Какая бы хрень тебе в голову ни взбрела. Как понял?
        - Понял норма. Вместо того чтобы ждать тебя здесь, на «клыке», как договорились, - двигаю к твоей битой железке. И сколько мне там - тупо сидеть и ждать? Хотя бы навскидку? Ты где сам? Ты сам в курсе?
        Феджесу очень не понравился тон которым это было произнесено.
        - Вообще-то я уже три часа как отвалил с «клыка», второй раз. Тебе это о чем-нибудь скажет? В общем, хватит играть в привидения. Жду у шлюпа. Отбой, у меня ресурс.
        - Говорю тебе еще раз...
        Связь прервалась. Скафандр снова отобрал заряд.
        - Уроды! - Феджес рассвирепел так, как не ожидал от себя сам. - Что за придурки! Почему нельзя питать связь - это же связь! - отдельно?!
        Он прекрасно понимал почему (причин не один десяток), но это - здесь и сейчас - успокоить не могло. Поднялся, посмотрел на восток, на перспективу долины, простершуюся до восточного кряжа. Дальше в лес - больше дров; шлюп он себе накаркал - болтаться на грани дохлой рекуперации без конца невозможно; элементарно свихнешься, не поговорив наконец как следует. Меняем маршрут, и, да, возвращаемся к шлюпу. Тогда заряда часа хотя бы на три хватит... Может быть.
        Повернул налево на север, и через час подключал к фидеру третьего элемента «батарейку» скафандра. Мыслей не было никаких - нет, одна таки была - не упасть от этой странной усталости, рассеянности, какой-то размазанности... Телом и головой... Закончив переносить заряд, Феджес, машинально, как робот (энергии на эмоции элементарно не оставалось - что, может быть, и хорошо), инициировал вызов. (Тридцать минут назад заглядывало привидение; он подумал, что если бы оно не заглянуло, дальнейшая жизнь показалась бы сейчас совсем беспроглядной.) На вызов не ответило очередных три Вестиа, что также несло позитив - хоть у кого-то хоть какая-то стабильность (даром что в потустороннем мире). Плюс ко всему чердаку с привидениями снова нарисовался маяк Вестиа - первый, который тот ставил «на входе».
        Феджес начинал чувствовать себя так плохо, что решил сломаться и съесть, все-таки, стимулятор. И все-таки пока не стал - антипериод после всей этой аптеки предсказуем только «в стандартных условиях». Чем прием стимуляторов мог кончиться здесь, в таком-то кромешном аду, - представить почти невозможно, и такого счастья лучше не пытать (как минимум пока физически в состоянии передвигаться). Поэтому он отсоединил скафандр, отключил связь, вернулся в кабину, забрался в удобное (более-менее) кресло, расслабился (как получилось), уснул.
        Проспал пять часов. Сон не помог никаким образом - стало, наоборот, только хуже; вроде того как иногда бывает когда решишь отдохнуть днем, но, может быть, слишком уже близко к вечеру - просыпаешься «мертвый», вплоть до того, что пару минут не понимаешь что происходит и где находишься...
        Пока он спал, во-первых, снова включился его маяк, поставленный на злополучном «клыке»; во-вторых, пришли три вызова. Два от Вестиа, вполне себе нормальные, без всяких пере- и развоплощений (первый - три часа назад, второй - час); третий, час назад, почти вместе с крайним от Вестиа, - от кого-то из родных уже мороков.
        Выбрался из шлюпа, походил вокруг, понаклонялся (насколько возможно в скафандре), посмотрел на палец отрога, возвышавшийся с севера. По показаниям навигатора (если ему верить, понятно) - час ходьбы.
        - Пойду-ка я туда прогуляюсь. Меня будет видно ему, а ему будет видно меня. Не могу я уже тут торчать, на одном этом месте. Заодно осмотрюсь. Если он идет сюда, то оттуда его будет видно. Если только идет. Сюда.
        Навигатор не обманул, и Феджес вышел на гребень через час шесть минут. Долго оглядывал запад - каменную долину, в россыпи валунов и глыб. Но повсюду только тусклая серость камня, с налетом черного пепла взрыва, под тусклой серостью неба, - яркой крапинки Вестиа, шедшего от «клыка» (?), не было.
        Обернулся и посмотрел на восток. Оглядел скальный зубастый гребень. Затем обернулся на юг, в сторону шлюпа - и чуть не подпрыгнул, от радости и облегчения. У шлюпа, на угрюмой серости камня, сверкнула веселым оранжевым искра. Активировал оптику, сбросил окуляры на нос; оптика навелась, из мутного ничего сформировался скафандр. Успел в крайний момент, так как Вестиа скрылся - за шлюпом, со стороны реакторного блока; похоже только пришел, и сразу побежал втыкать «батарейку».
        - Что-то даже не верится, - Феджес начал спускаться. - Вызывать, вижу, пока еще смысла нет...
        Когда он, через час, вернулся к шлюпу - Вестиа не было. Просто не было.
        - Странное дело, - сказал он спокойно, обойдя шлюп три раза и заглянув во все доступные объемы и отверстия (для «очистки совести», что ли). - Аптеку я еще не ел. А галлюцинации уже начались. Ну что ж, вызываем.
        И активировал связь (два часа назад, по дороге к отрогу, - фантом).
        - Иду, иду! - отозвался Вестиа. - Двенадцать километров сделал уже, почти... Ты где сам сейчас? Где конкретно?
        - Вернулся к железке. Перенес заряд из резерва. Немного поспал. Немного прошелся, вокруг, развеяться. Жду тебя. Как дурак.
        - Значит ты у железки? Все-таки? И шел, стало быть, к ней? От нее же? Ну, пришел - и отлично. Только, реально, больше никуда не ходи, развеяться, - хватит. У меня почти ноль, рекуперации никакой, сейчас отключусь. Короче! Жди, я уже рядом! Все, отрубаюсь, до связи.
        - Вес, слушай внимательно. Во-первых, ты где, конкретно где?
        - Я же тебе...
        И Вестиа снова отпал (пришел ответ, очередной «отключено/оператор отсутствует» - какой-то клон Вестиа решил, почему-то, не отвечать).
        - Двенадцать километров сделал уже, почти, - Феджес, собирая мысли, снова обошел вокруг шлюпа. - Значит он все-таки был там? В смысле на седловине? Откуда еще здесь можно пройти двенадцать километров, и досюда еще не дойти? Если идти нормальным путем, естественно. Короче, - он посмотрел на восток, - там стоит его маяк. Да и вообще, мне здесь уже надоело.
        В несчетный очередной раз перевел связь в пассивный режим. Глотнул капсулу стимулятора (да, вот и все, вот и помойка). Двинулся на восток.
        * * *
        Вестиа проснулся через шесть часов. Кирпич в голове был еще тяжелее. Выбрался из кабины, походил вокруг шлюпа, понаклонялся (насколько возможно в скафандре), выгнал из головы соблазн включить массажер (зачем он вообще нужен, такой, когда жрет столько энергии? для «полевых условий» полный идиотизм; хотя, конечно, когда сутки сидишь в железке - часто и не мешает). Только потом подошел к блоку реактора и посмотрел как там дела с зарядкой.
        - Ну вот, - кивнул с удовлетворением, оглядев сочно-зеленый огонь. - Другое дело! Живем! Так, теперь интересно - сколько еще привидений у меня тут в сачке? Наловилось? Пока я отсутствовал? Кстати, маяк опять появился... Четыре часа назад... И, опять же, маяк Феджеса на «клыке», два часа... О чем это говорит? Я не знаю.
        И он отсоединил модуль, и вернул в ранец, и активировал связь. Привидений наловилось не так и много. От собственно Феджеса было четыре вызова, в реальность которых уже как-то не верилось. Хотя бы потому, что энергии держать связь так долго в активе элементарно нет - первый вызов пришел пять часов назад, второй и третий - четыре, крайний - совсем недавно, двадцать минут. А привидений являлось три - два тоже пять часов назад, и одно - два.
        - Не густо, - он хмыкнул с разочарованием. - А теперь...
        Инициировал вызов. Феджес ответил сразу.
        - Я сейчас отрублюсь, у меня красное! Ты еще далеко?
        - Пришел и жду как договорились, - куда он пришел и где именно ждет - Вестиа уточнять не стал, чтобы не провоцировать лишних эмоций. - Ты сам где? Ты в курсе?
        - Что в курсе? Куда ты пришел и где ждешь? - Феджес, как показалось, был озадачен. - Я на «клыке», где еще? Мы об этом договорились - или о чем?
        - Короче! - Вестиа рассвирепел (сам даже не ожидал). - Сколько можно...
        Феджес выпал. Статусы вернулись скромные - только два этих фантома, два привидения-Феджеса «отключено/оператор отсутствует». Вестиа задумался. Посмотрел в бледную кляксу звезды в мутном небе.
        - В общем, так. Пусть он идет от «клыка» к шлюпу. Может быть и дойдет, когда-нибудь. А я пошел туда. К этой черной железке. Здесь - толку не будет. Вот это я уже понял. Все, пошел. Пока окончательно не свихнулся.
        Выключил связь, спустился - и пошел на восток, по плоской каменной «сковородке», пересыпанной «бархатными» валунами.
        Через семь часов он был у подножия кряжа. Направился в ту седловину в которой тогда, когда падал, сверху заметил Феджеса. Поднялся - отметив, что силы заканчиваются, и скоро все-таки, да, придется глотать аптеку. Оглядел - теперь, на прощание, с востока на запад - обширную «сковородку». Упал на камень, осточертевшим ранцем к скале, посмотрел в блеклое небо. Голова отказывалась работать вообще. Надо передохнуть. Надо поспать. Надо восстановиться. Плохо дело - скоро придется глотать аптеку. Надо поспать, и двигать дальше. Куда-нибудь. Сейчас надо поставить маяк... Покидая рабочую зону - ставить маяк... Хорошее правило... Пока соображаю...
        Достал из контейнера маленький диск, прилепил к камню, и через тридцать секунд уснул - отключился.
        * * *
        
        Меньше чем через четыре часа (пятнадцать почти километров) Феджес снова был у кряжа. С этим, вторым, маяком вещи творились такие же - уже привычно странные. Появившись шестнадцать часов назад, через час он исчез, вместе с двумя другими, и вот снова, сорок минут назад, появился. И тут, в данный момент, находится - меньше чем в километре. (Пока находится.)
        Зафиксировал точку крепления маяка, поднялся к нему. И сразу понял зачем Вестиа оставил маяк (когда давно мог этим не заморачиваться, пусть соблюдая правила, - толку от аппаратуры давно никакого). На маяке висел минисейф. Феджес сорвал капсулу, расцепил клапан, достал записку.
        «Фед! Заряд почти в ноль - на мой вызов точно не хватит. По моему хроно - я здесь 40 часов. Больше ничего не скажу. Двигаю на восток - и жду тебя у черной железки. Которая за тем, самым первым хребтом».
        Он перечитал сообщение. «По моему хроно - я здесь 40 часов». Маяк появился шестнадцать часов назад. Шестнадцать плюс сорок - сколько? Феджес открыл в навигаторе калькулятор, и аккуратно, следя внимательно чтобы не ошибиться, набрал «40 - 16», и получил ответ «56».
        - Если я не свихнулся, - обратился он в мерклое небо, к кляксе звезды, - то я сам здесь, на данный момент, тридцать семь. Это если я не свихнулся.
        Но сильнее всего напрягло, почему-то, «больше ничего не скажу». То есть, надо понимать, у него есть что сказать, но он больше ничего не скажет.
        И - «жду тебя у черной железки». Опять эта черная штука, там, на каменной плоскости, в сорока трех километрах к востоку. Одиннадцать часов дороги... Четыре до крайнего восточного кряжа, и там - еще семь... Надо передохнуть. Хотя бы час, полтора - надо передохнуть. Сколько можно издеваться над нервной системой. Он привалился к камню, перекатился на бок, жалея о том, что в скафандре нельзя просто полежать на спине... Уснул.
        Проснулся через четыре часа. Отдых и стимулятор пошли на явную пользу - кирпич в голове растворился, соображалось ощутимо лучше - «почти как живой». Тусклая клякса звезды усыпляюще стыла в небе - на этих широтах она не заходит... От этого ощущение неверности, ложности, нереальности времени только усиливалось. Начинало реально казаться, что Вестиа мог провести здесь уже «40 часов», каким-то образом провалившись в дыру объемом в шестнадцать часов, и затем оттуда вернувшись.
        Посмотрел на восток, где, пока еще за тем, крайним, хребтом скрывалась загадочная «железка». Активировал оптику; выбирая маршрут долго шарил по долине и склонам. И вдруг увидел оранжевую фигурку. Ну вот наконец - бред тоже когда-то заканчивается. Вестиа полусидел-полулежал, привалившись к камню.
        - Надеюсь спит, - Феджес вернул оптику на фиксаторы, и зашагал на восток. - Отключился. Аптеку он любит так же, как я... Тянет всегда до последнего... Все верно, потом только хуже... Но иногда надо - вот, похоже, как раз дотянул... Ничего, сейчас я его распинаю. Пусть только попробует снова исчезнуть.
        * * *
        Спал Вестиа только час. Проснувшись, сразу активировал связь. За крайние семь с небольшим часов от Феджеса приходило два вызова - шесть часов назад и четыре часа назад. Короткий сон пошел на пользу следующим образом: во-первых, кирпич в голове растворился, соображать стало намного легче. Так легко, что Вестиа даже решил, что пока попробует продержаться без стимулятора; часов шесть-восемь как минимум. Аптека - вещь прековарная, а особенно аптека такая; сейчас капсула как-то поможет, а затем, когда начнет «отходить», состояние может сыграть злую шутку.
        Пару раз такое уже случалось, и могло закончиться очень плохо. Однажды, после двадцати двух часов в шлюпе, ему стало так муторно, что он все-таки «подкрепился» - и через двенадцать часов, когда начался антипериод, чуть не зевнул воронку. Воронки - единственный артефакт который не детектился, никакими средствами, от слова «вообще»; воронку можно только спрогнозировать, и потом постоянно быть начеку, в соответствии с тем что говорил прогноз. Но даже та неопределенность, опыт работы с которой Вестиа получил за годы «общения» с этими загадочными объектами, имела какую-то логику, на которую, вполне ее просчитав, можно рассчитывать - и учитывать. А здесь, на этой придурочной точке, никакой логики не было вообще, ни в чем.
        Во-вторых: весь этот пандемониум с техникой, Феджесом, с ощущением времени, между прочим, - весь этот пандемониум сейчас, на поспавшую только час голову (интересно - а не в том ли дело, что Вестиа собственно вышел из этой, ненормальной, «рабочей» зоны?)... Весь этот пандемониум сейчас стал казаться тягостным сном, муторным ночным кошмаром, с которым если не покончишь как можно скорее, реально сойдешь с ума (и тогда уже не покончишь никогда).
        Пока голова как-то соображала, паутину надо порвать. И указанный пандемониум творится именно из-за этого загадочного объекта, и во всем пандемониуме этот объект, как причина, остается единственным что незыблемо существует.
        Поэтому он деактивировал связь, вскрыл рюкзак, достал минисейф, вытащил лист и перо, написал: «Фед! Заряд почти в ноль - на мой вызов точно не хватит. По моему хроно - я здесь 40 часов. Больше ничего не скажу. Двигаю на восток - и жду тебя у черной железки. Которая за тем, самым первым хребтом».
        Прилепил сейф к маяку. Посидел пять минут, посасывая питательный завтрак (или что там; на этот раз пусть будет свекольный; фрукты и ягоды уже надоели). Поднялся, пошел, оглядывая унылую плоскость под мерклым небом с блеклой кляксой звезды.
        Через четыре часа вышел на гребень хребта - того крайнего, перед той обширной равниной, в начале которой, в двадцати семи километрах к востоку, находился загадочный диск. Точка диска вполне различалась в серой дали невооруженным глазом. Вестиа сбросил на глаза окуляры; оптика навелась, активировался трансфокатор - Вестиа будто смотрел со ста метров. Черная глухая стена; по конфигуратору - высота сорок метров. Сняв кривизну поверхности, конфигуратор определил также радиус этой видимой кривизны - сто семьдесят пять метров. Самое интересное, что диск лежал на каменной плоскости идеально - насколько отсюда снимались параметры. Ноль градусов тангажа, или крена, или и того и другого, что там будет в случае диска.
        - Сдается мне, - Вестиа хмыкнул, - что это, как бы, не летающая тарелка. Во-первых, летающих тарелок не существует. Мы, в Разведке, знаем это лучше всей прочей Галактики... Во-вторых, эта летающая тарелка очень похожа на стационарное сооружение. Которому, сдается мне также, может быть и не год, и не два. Ладно. Эта ерунда стояла тут, вполне может быть, не один миллион лет. Еще десяток часов простоит. А я передохну, напоследок, и двину. Сначала, - он посмотрел на индикатор ресурса, - попробуем - может быть, хватит.
        Пусть огонь был темно-оранжевый, считай красный (только что, одиннадцать сраных часов назад, был зеленый), - блок перешел в активный режим и стабилизировался. Либо скафандр стал тоже соображать по-другому, либо все эти глюки распространились уже на элементарную индикацию - но, так или иначе, связь заработала. Пока связь была в неактиве, никто не вызывал - ни Феджес, ни привидения. Минут пять он мучился и сомневался - очень хотелось вызвать; тем более, что этот-то вызов окажется уже последним. Не крайним, а конкретно последним - даже если с точки они уже не уйдут.
        - Нет, - решился он наконец. - Хватит с меня, - деактивировал связь. - Все, я пошел.
        Перехватил губами капсулу стимулятора (ладно, хрен с ним), проглотил шарик с дурацким, в данном случае, апельсиново-мятным вкусом, и начал спускаться.
        * * *
        
        Через четыре часа Феджес стоял на том месте где ему привиделся Вестиа. Индикатор ресурса связи был почти красным. Скорее всего скафандр уже не даст энергии, но теперь можно обойтись и без связи. Хотя, может быть, выжать что-то еще получится. Перевел связь в активный режим. Никаких вызовов за крайние девять часов не приходило.
        - Все меня бросили, - он расстроился. - Даже мои привидения. Вот от них я такого предательства не ожидал.
        По идее, разумеется, надо вызывать Вестиа и, все-таки, пробовать удостовериться, что оба действительно идут действительно на восток, и действительно собираются встретиться у черного диска. По идее. Но новых разговоров с Вестиа Феджес уже даже боялся. Сейчас было спокойно и более-менее определенно - особенно после записки. «Иду на восток». И я тоже - иду на восток. Так что все, хватит, - сейчас посижу-подожду, пока ресурс на связь не отрубится, - и иду дальше.
        Сидел, смотрел на краснеющий индикатор, три или четыре минуты, - как вдруг пришел вызов. Феджес вздрогнул. Все-таки тронул сенсор.
        - Фед, жив-здоров? Как дела?
        - Я иду.
        - Куда?! Я не понял! Ты ждешь у железки - или как?! Я что-то опять напутал? В чем де...
        - Вес, у меня заряд. И сам свой не трать. Тут творится такое - словами не описать. Если ты на данный момент еще не понял. В общем, иду, жди. До встре...
        Все - скафандр наконец отобрал ресурс, и связь отрубилась. Все. Ее больше не будет - да и не надо. Феджес сидел, отдыхал, расслаблялся, как мог во всей ситуации, и даже не пытался ничего понять. Каким образом Вестиа мог идти сейчас к шлюпу? Да и не надо ничего понимать. Вот записка - иду на восток. К этой черной фигне. Или шлюп уже там? Переместился? Или что? Кто, все-таки, сошел с ума?
        - Ладно, - он наконец собрался, поднялся, обернулся на этот проклятый восток. - Шлюп за спиной, и в прошлом. Надеюсь.
        Черный диск - тот оставался единственным что не исчезало, не глючило, не бредило... Единственным незыблемым ориентиром во всем пандемониуме, поэтому надо идти туда. Сейчас, во всем этом виртуальном кошмаре, чем-то реально реальным казалась только записка - написанная материальным пером на материальном носителе, и оставленная в материальном минисейфе. Вот она, под клапаном на груди, и ее можно достать, и перечитать, и пощупать, и положить обратно, и она там будет лежать, и потом ее можно достать еще раз, и так далее.
        А весь бред со связью, с ответами от привидений, с галлюцинациями скафандров за шлюпами - бред. Как можно верить тому что не видно собственными глазами? Что не слышно собственными ушами? Мало ли что например оптике взбредет в ее электронную голову? Вдруг она захочет обмануть и начнет показывать бред? Если связь врет, так нагло, и так чудовищно, - почему не наврать и оптике? Как вообще можно - верить всем этим несуществующим электронным взаимодействиям? Миграциям «дырок» - взять только слово, «дырка»...
        Так, хватит. Пока не дойду до объекта - с ума не сходить. Осталось немного. Феджес посмотрел на дисплей навигатора - так, просто, потому что смотреть, в общем, кроме как в эту виртуальную хрень было некуда. Эта пыльная серая мерклая блеклая угрюмая бесконечная остохреневшая хрень вокруг тоже достала, по самое нехочу. Надо двигать к объекту - он черный, хоть какое-то разнообразие.
        Дьявол. Не хватало еще какого-то разнообразия. Вот он стоит, там, на месте, - и пусть стоит. И хорошо, что стоит. Пусть только попробует сдвинуться... Дьявол, кажется, мозги двинулись - проклятая аптека... На каждой точке - антипериод по-разному... Только реально сходить с ума ни разу не приходилось, даже после самого тяжелого передоза... Все, встаю и иду.
        Собрался, поднялся, постоял, собираясь с остатками трезвых (вроде как) мыслей. Повернулся на восток, пошел. Камень ровный, явный - биодинамический аппарат скафандра такой любил, возвращал до трети энергии - вскоре Феджес шагал вполне бодро, кровь потекла живее, растворяя в голове остатки тумана... Он быстро шел на восток.
        * * *
        Черная стена вырастала, заслоняя бесцветно-серое небо. Вблизи сооружение производило намного более грандиозное впечатление; не верилось, что высота стены была только пятьдесят метров. И снова - наступил момент когда она стала будто отодвигаться вперед, какое-то время не увеличиваясь, по мере того как Вестиа приближался. Он же, уставший от странностей, продолжал идти, идти, идти дальше, вперед - к уходящей стене, которая словно манила. Но вот, конечно, наступил момент когда он дошел - вот она, можно подойти, тронуть наконец перчаткой.
        Он подошел, тронул. Вот она, да, настоящая, матово-гладкая, идеальная, ровная, какая-то запредельно... Могучая, что ли? Слова не подобрать.
        Он так устал, что просто упал, на колени, затем на четвереньки, затем повернулся ранцем, к этой стене, откинулся, вытянул ноги... Активировал модуль питания, всосался в трубку - сейчас пусть будет лимонное... Хотелось свежести... Хотелось потратить заряд на массаж, хотелось ужасно, плюнуть на все и потратить, или хотя бы на освежающий разрядный душ - но нет. Посмотрел на индикатор ресурса. Опять желтый, и опять уходит в оранжевый, - продержался долго, без связи... На точке придется сидеть минимум четверо суток - пока за ними не «спустятся». Если заряд перестанет плыть, утекать неизвестно куда, будет дальше тратиться как обычно, привычно - то хватит. (Пачка дошла, дошла, не могла не дойти...)
        Однако Вестиа был уверен, что здесь, у этого сооружения, с зарядом все будет нормально. Теперь главное - чтобы Феджес, где-то там, не повелся на фантасмагорию, и двинул сюда. Нет, конечно не поведется; кого-кого, а его с толку виртуальной мазней не собьешь. Сто процентов - будет здесь. Правда когда именно - неизвестно.
        Встал, достал из контейнера диск маяка, прилепил к черной стене - гладкой, мерцающей, матово-полированной. Достал перо, минисейф (второй; оставался еще один, но он уже не пригодится), оставил записку: «Фед! Я здесь! Хочу прогуляться. Иду против часовой, направо». Прицепил сейф к маяку, двинулся вдоль стены против часовой стрелки.
        Он шел, шел, шел и шел - слева вертикальная плоскость стены, подпирающая черным полотном бесцветное небо, справа - серая каменная равнина, ограниченная с запада кряжем, на котором он был почти восемь часов назад, и с которого должен уже спуститься Феджес.
        Когда обошел четверть круга - пятьсот пятьдесят метров по навигатору - полотно стены слева оборвалось. Он остановился у устья тоннеля (в сечении - равносторонний треугольник; конфигуратор определил высоту в десять метров). Тоннель вел в глубину. Вестиа долго стоял, разглядывая темноту. Прибор нулевого видения не возвращал из глубины никакой картинки.
        - Я разведчик, в конце концов...
        Включил прожектор, двинулся внутрь.
        Вскоре по стенам тоннеля вскрылись такие же устья - похоже кольцевой ход, концентрический с окружностью диска. Двинулся дальше. Затем еще пара - похоже еще концентрический ход, внутренний. Когда навигатор насчитал сто восемь метров, тоннель закончился, и Вестиа вышел в некий объем (и, как получалось, очень большой - больше ста тридцати метров). Луч прожектора растворился во мраке. Вестиа обернулся - вдалеке в конце тоннеля светился треугольничек входа.
        Не отклоняясь от этого ориентира, двинулся вглубь. Наконец оказался в центре сооружения. Это было ясно по пройденному расстоянию - и еще по тому, что в центре оказался некий объект, нечто такое что Вестиа и ожидал увидеть. Прожектор выхватил из темноты цилиндр, три метра в диаметре, возносившийся из каменной плоскости пола, здесь внутри бывшего таким как поверхность равнины - объект словно вырастал из камня, своими стенами. Цилиндр возносился вверх и исчезал в непроницаемой темноте.
        Вестиа подошел вплотную - ему показалось, сквозь сферу шлема, который все-таки искажал картинку, какой она была в реальности, видная чистым глазом, - но ему показалось, что цилиндр был немного прозрачен, а в глубине этой прозрачности теплится прохладный огонь. Отключил прожектор и долго смотрел - так и есть, внутри возникает и гаснет свет, с явной периодичностью, причем периодичность эта не одного порядка. Вестиа вдруг почувствовал, что голова начинает кружиться, и так, что он сейчас упадет...
        Он отвернулся, на свет далекого треугольничка. На первый раз хватит. Надо идти назад - Феджес, интересно, уже пришел? Может быть его уже видно... Надо идти назад. Вестиа, ощущая совершенно странную слабость, вялость, какую-то расклеенность - которая появилась разом, за это совсем недолгое время, пока он смотрел в таинственные огоньки, - двинул обратно. Через три минуты вышел под свет тусклой звезды - после тьмы, если бы не фильтры шлема, можно ослепнуть. Слабость ощущалась такая странная, что не было сил просто смотреть и видеть.
        Прислонился ранцем к стене, постоял, более-менее пришел в себя. Пошел обратно. Пришел к маяку. Его личного сейфа, оставленного двадцать минут назад, на маяке не было. Вместо него висел сейф Феджеса. Также рядом стоял серо-зеленый контейнер, маркированный желтыми шестиугольниками, - блок резерв-элементов в экране. Вестиа снял капсулу сейфа, вскрыл.
        «Вес! Вообще-то, я рассчитывал тебя здесь найти. Хотя бы уж здесь. Если ты сюда как-то вернешься, и если это случится скоро, - вот батарейки. Мы ждали сутки - больше нельзя, ты знаешь. Если не выйдешь на связь пока заряд в накале - я прилетаю. Только, ради Галактики, - больше никуда не ходи! Твой вечно, я».
        Он посмотрел на контейнер, на индикатор заряда. Индикатор был мертв. Присел на колени, привалился спиной к бесполезному ящику... Надо поспать. Голова снова не соображает... Почему Феджес не прилетел? Ведь заряд давно в ноль... Неделя давно прошла... Почему Феджес не прилетел?.. Вот так, бросить мертвого, друга?.. Ладно... Дней пять еще есть... Он посмотрел на индикатор элемента скафандра. Можно вытянуть семь, если сидеть на месте. Но сидеть на месте - нет, сидеть на месте я, конечно, не буду. Передохну - и снова вернусь, туда. Терять уже нечего...
        * * *
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к