Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Север Гай: " Проклятый Волшебник " - читать онлайн

Сохранить .
Проклятый волшебник Гай Михайлович Север

        — Вот здесь, Марк, обитает наш доктор.
        — Тот самый?
        Марк посмотрел в жаркое марево. Дорога шла вдоль горы, у подножья которой раскинулся большой сад. В зарослях сияли отраженным солнцем солнечные батареи на крышах.
        — У нас про него такие вещи рассказывают, — Марк повернулся. — Страшно верить.
        — Например? — засмеялась Валерия.
        — Ну, про эту последнюю космическую программу, например.
        — Лично я не понимаю на что они вообще надеются, — сказал Александр. — Там ни от кого не останется живого места. И даже доктор им не поможет.
        — Почему ты так думаешь? — обернулась Валерия. — Никто не знает чем он там занимается, на самом деле.
        — Покойников оживляет, как чем, — усмехнулся Александр. — Марк, хочешь заедем?
        — Прямо сейчас? — Марк снова обернулся в окно.
        — У нас есть полчаса. Сад у него замечательный — в наших краях такого больше нигде не увидишь. В саду, говорят, пруд с волшебными рыбками, летающими.
        На следующем перекрестке Александр повернул к горе, и машина помчалась по жаркой степи к зеленому саду. Через пять минут они въехали на территорию и медленно двинулись под густой тенью. Остановились у небольшого коттеджа, вышли в прохладную тень. От коттеджа вглубь сада вела дорожка, и они уже собрались пойти по ней дальше, когда на веранде появился человек.
        — Привет! — помахала рукой Валерия. — Какой у вас сад замечательный! Здесь ведь можно гулять?
        — Да, там и табличка есть, если не видели. Я, кстати, здесь как бы садовник.
        — А почему «как бы»?
        — Потому что присматриваю вообще за всем, когда доктора нет.
        — А его нет? — Александр подошел к веранде.
        — Нет. И в последнее время вообще не застать. Вообще никого не принимает.
        — Из-за этой программы? — Марк подошел тоже.
        — Не только, — садовник спустился к ним. — У него пара каких-то проектов тут... Ну, вы, наверно, слышали. Здесь, недалеко совсем, — база.
        — Военная?
        — Какая же еще, — улыбнулся садовник. — А у вас что — беда? К нашему доку летят со всего света. Он настоящий волшебник.
        — Да нет, пока слава богу, — улыбнулась в ответ Валерия. — Просто ехали мимо — как же к вам не заехать? Да у вас еще сад тут такой, в пустыне.
        — Можете гулять сколько захочется, — садовник указал вдоль дорожки. — Вон, идите на пруд.
        — Это где волшебные рыбы?
        — Да, летают... Ладно, счастливо!
        Садовник скрылся в коттедже.
        — Ну, пошли посмотрим на волшебных летающих рыб, — Валерия направилась по тропинке.
        Они шли недолго и вышли к большому пруду. В зеркальной воде отражались деревья, небо и облака. Было тихо и сонно.
        — Как в сказке, честное слово, — сказал Александр, оглядываясь. — А вон смотри! Девчонка какая-то. Пошли познакомимся.
        У воды стояла девушка в коротком платье с высоким воротником. Они направились к ней.
        — Вот это девочка... Да, рыбки у дока что надо, — Александр хмыкнул.
        — Ну и ну, — воскликнула Валерия тихо. — Вот это девушки тут у доктора... Марк! Видел? Вот мы сейчас тебя с ней и познакомим.
        — Да ладно. Я и сам познакомлюсь.
        — Это если у тебя получится... — Александр хмыкнул еще раз. — Какая девочка... Интересно, она тоже ходит?.. Или, все-таки, летает?.. И тоже дышит обычным воздухом? Тем же что мы?
        — А вот и спроси, — Марк хмыкнул в ответ.
        — Привет! — сказала Валерия когда они подошли. — Как у вас здорово здесь!
        — Привет, — улыбнулась девушка. — Это когда ветра нет. А так пыль долетает, вообще-то.
        — А ты здесь часто бываешь? — спросил Александр.
        — Я тут живу сейчас...
        — Да? — Валерия оглянулась на Марка. — А где доктор тогда?
        — Не знаю, уехал куда-то. На базу, или в свой космический центр опять.
        — А чем он там вообще занимается?
        — Не знаю...
        — А ты ему кто — здесь живешь? Родственница?
        — Нет, — улыбнулась девушка. — Я у него лечилась.
        — Боюсь спросить отчего. К нему ведь привозят безногих-безруких... То есть ты сейчас как бы лечишься?
        — Ну да... Реабилитация как бы.
        — И долго еще? — Валерия снова посмотрела на Марка.
        — Не знаю. Как доктор скажет.
        — А когда он вернется?
        — Не знаю... Или послезавтра, или через неделю... Не знаю.
        — То есть, значит, ты пока здесь?
        — Ну да... Приходите в гости! А то мне здесь скучно — просто ужасно, — она опустила глаза.
        — Слушай, а мы ведь придем! — Валерия не удержалась, сделала шаг, взяла ее за руку. — Почему ты такая грустная?
        — Скучно...
        — Ты здесь совсем одна? А сколько тебе лет? Ладно, ладно, не говори...
        Валерия улыбнулась, снова не удержалась — приблизилась чтобы обнять, но девушка вдруг напряглась, и Валерия замерла, с рукой на плече.
        — Болит?
        — Немножко...
        — Прости.
        — Да ладно. Пройдет скоро.
        — Ну так что, мы заедем?
        — Заезжайте! — девушка снова посмотрела на них. — Завтра!
        — Ну все — жди нас в гости, — кивнул Александр. — Давай мы тебе торт привезем! Вкусный.
        — Ой, спасибо... Не надо...
        — Прости, я что-то затормозил. За такой фигурой...
        — Да нет, — засмеялась, наконец, девушка. — Я их не ем, вообще... Заезжайте в гости, без торта. А то я здесь правда — умру со скуки.
        Они попрощались и заторопились назад.
        
        
        — Марка так и не было? — Валерия заглянула в комнату.
        — И, наверно, теперь не будет, — Александр усмехнулся. — Но это можно понять... Она ведь тоже по земле ходит.
        — Да уж... Ты видел как она двигается? Какая походка, какие вообще движения! А кожа какая!
        — Еще бы. А ноги ты видела? Ты не обижайся, но...
        — Я и не думаю, — Валерия зашла и присела. — За такую девочку нельзя обижаться. Я в нее сама влюбилась, больше Марка. Но только он негодяй. Договорились ведь, что вместе пойдем!
        — Какой вместе. Это теперь нереально. Мы теперь его не увидим.
        — Придет — все из него вытяну.
        — Так он тебе все рассказал.
        — Ну, все мне не надо, — Валерия улыбнулась. — Интересно что с ней случилось... Док-то ведь тоже, наверно, всех подряд не берет. А ее взял и вылечил. И спросить можно.
        — Так она тебе все рассказала.
        — Мне — нет, — засмеялась Валерия. — Но Марку, я понимаю, выложит. Слушай, мы что, без него и ужинать будем?
        — Похоже... Подожди! — Александр прислушался. — Приехал.
        — И сразу к себе?
        Валерия вскочила и побежала наверх. Александр за ней. Они постучались в комнату.
        — Да...
        — Марк! — Валерия распахнула дверь. — Убежал — и даже не сказал ничего! Мы же сегодня на озеро собрались?
        — Какое озеро, — подошел Александр. — У них там теперь свое озеро.
        — Так нечестно! Она ведь нас всех приглашала! Вот вместе бы и поехали. А ты потом бы остался, с ней сам. А то вообще у нас ее отобрал!
        — Я попал, — отозвался Марк. — Она какая-то нереальная, запредельная... В общем, я попал.
        — А почему ты такой убитый? — возмутилась Валерия. — Что за ужас такой?
        — Отстань, — отмахнулся Марк вяло.
        — Марк, ты что, выпил? Ты же не пьешь?
        — Нет, — Марк поднял голову. — Ничего я не пил. Я же не пью... А что?
        — Ты и правда как пьяный.
        — Это гормоны, — сказал Александр. — Пусть он один посидит. Пошли вниз, накроем, а он потом спустится. Если ему вообще до еды сейчас.
        — Гуляли по саду, — вздохнул Марк. — Потом вокруг озера. Она сейчас там живет рядом.
        — Купались? Жара сегодня ужасная.
        — Нет. Ей, наверно, еще нельзя. У нее там, наверно, еще не зажило.
        — Ну да, видел? В такую жару платье с воротником. А что с ней случилось? Ты не спрашивал?
        — Нет, конечно. Потом спрошу. В общем, я попал, — Марк обхватил руками голову. — А какая она умница... Это какой-то ужас.
        — Дурак, — засмеялась Валерия. — Какой ужас? Это любовь. А долго ей там еще?
        — Неизвестно. Завтра-послезавтра должен быть док. Тогда станет ясно.
        — Не забудь зайти, сказать «спасибо», — Александр усмехнулся. — Я не шучу. Если бы не он, я понимаю, — не видать тебе этой девочки.
        — Да ладно, — вздохнул Марк.
        — Слушай, хватит вздыхать! — разозлилась Валерия. — Любовь — это светлое чувство, болван.
        — Наверно... Ладно, давай ужинать, что ли.
        
        
        — А вот это мне уже не нравится, — Валерия вбежала в комнату. — И на него не похоже.
        — Не похоже, — Александр хмыкнул. — Я тоже был на себя не похож, когда мы с тобой познакомились.
        — Но так ты с ума не сходил. Ему улетать сегодня! Хоть бы билет поменял. Деньги немалые все-таки. А он не такой уж миллионер.
        — Причем здесь «миллионер»... Надо ехать и вставить ему мозги. Как-нибудь аккуратно, конечно. На самом деле — уже ни на что не похоже. Даже трубу не берет. Пошли!
        
        
        — Слушай, холодно как-то стало. И ветер.
        — Гроза будет, — Александр захлопнул дверцу.
        — Док, по идее, сегодня должен приехать, — Валерия обернулась к коттеджу. — Пошли. Смотри как вдруг потемнело.
        — Тучи.
        Они пошли по дорожке и вышли к озеру. Над свинцовой водой нависли свинцовые тучи. Озеро было затянуто матовой рябью. В воздухе пахло далеким дождем — влажной пылью и влажной травой.
        — Он говорил — она где-то здесь живет.
        — Вон, смотри! — Александр вытянул руку.
        Девушка стояла на берегу у воды. Когда они подошли совсем близко, она обернулась и поднялась.
        — Привет!
        — Привет.
        — Ты что? — Валерия присмотрелась. — Почему у тебя глаза мокрые?
        — Мокрые?
        — Ты что, ревела?
        — В чем дело? — насторожился Александр. — Тебя что, обидел наш грубиян?
        — Да нет, что вы... — девушка отвернулась к воде. — Он такой хороший... Нет, что вы...
        — Ты только скажи, я ему быстро пятак наполирую.
        — Да ладно, ты что...
        Девушка заплакала. Валерия склонилась ее обнять, но девушка отпрянула. Валерия замерла.
        — Ой, прости... Забыла... — Валерия все-таки взяла ее за руку. — В чем дело? Нет, он тебя обидел! Что он наделал?
        — Нет, — девушка опустила голову. — Это я его обидела.
        — Это как?! Слушай, ты не замерзла? Холодно как, а ты в своем платьице!
        — Мне не холодно...
        — Ну, а что же случилось, в конце концов? — спросил Александр. — Где Марк? Ты только скажи, я ему...
        — Не знаю, — девушка вздохнула. — Убежал куда-то.
        — Давно?
        — Ночью... Он здесь ни при чем, совсем. Это из-за меня все.
        — Ну что же такое! — Валерия сама была готова расплакаться. — Ну ты или объясни в чем дело, или...
        — Я не знаю куда он ушел! — девушка закрыла лицо руками, заплакала еще больше. — Простите...
        Она отвернулась и убежала — будто серебряный призрак прошелестел по траве и растворился в темноте леса.
        — Ничего не понимаю! — Александр хмыкнул. — Что-то здесь все не так.
        — Ты ей не веришь?
        — Даже не знаю... Его я знаю, с детства, все-таки. Он мне брат, все-таки.
        — Ну, и вот? Ты что, на самом деле думаешь? Что он мог?
        — Но она ведь ревет?
        — Ревет... Опухла вся просто. И говорит — сама виновата.
        — Что значит «виновата»? Если он к ней приставал, а она...
        — Но он ведь не приставал? — Валерия посмотрела вслед исчезнувшей девушке. — Он ведь не приставал, что за ерунда какая-то.
        — Не приставал, конечно. Это он так грубиян, просто. Внешне.
        — А то я не знаю... Ну в чем же дело тогда?
        — Может быть... Может быть, она калека теперь?
        — Ничего себе калека! — возмутилась Валерия. — Мне бы такой калекой быть.
        — А откуда ты знаешь что у нее под платьем?
        — А что у нее под платьем? По-моему, хорошо видно что у нее под платьем. Мне бы такое что у нее под платьем.
        — Ну, у тебя хватает... Но все равно. Что-то мне это не нравится. Может быть, она... Какая-то особенная калека? Ну, ты понимаешь.
        — Да ну тебя, замолчи!
        — Откуда ты знаешь? Ты видишь какая она грустная? Вообще ведь убитая.
        Валерия долго молчала.
        — Не может быть. Бедная девочка. Слушай, а ну-ка пошли! Если док появился, я с него живого не слезу.
        — Пошли. Надо все разузнать. Мне это все очень не нравится.
        — А мне? У нее глаза на мокром месте. Я это еще тогда заметила.
        
        
        В коттедже горел свет. Они подбежали к веранде, взлетели к дверям. В холле, разглядывая фотографии на стенах, прохаживался человек. Он обернулся.
        — Привет, — поздоровался Александр, переступая порог. — К доку?
        — Привет, — кивнул тот. — Да, вот должен подъехать.
        — Время вроде как неприемное?
        — У него давно уже так. Когда кто как сможет. Я сам только что прилетел, и обратно через четыре часа. Хорошо — аэропорт рядом.
        — Место удобное, — кивнул Александр. — Сам тоже постоянно ездит. В последнее время вообще не застать. Вообще никого не принимает.
        — Да уж. Надо договариваться очень заранее. Похоже, скоро вообще улетит в космос.
        — А, кстати, что это за программа такая? — спросила Валерия. — Не знаете? Столько про нее рассказывают.
        — Ну, — замялся человек, — кое-что знаю. Но все рассказать, как вы понимаете, не могу. Я с ней, собственно, связан. На самом деле — ничего особенного. Просто самая дорогая за последние тридцать лет, вот и шумят столько. А так — ничего особенного, можете мне поверить. Когда тот зонд на Уран отправляли, было интереснее и сложнее, в смысле баллистики хотя бы. Через Сатурн шли — а там кольца, и такая конфигурация спутников...
        — Но ведь людей будут высаживать?
        — Ну и что? И почему вы решили, что именно людей?
        — Но как же, — заинтересовался Александр. — Ведь пилотируемая экспедиция?
        — Это, разумеется, так. Интересуетесь?.. Пилоты там будут, конечно. Но высаживать в таких условиях сначала надо не людей... А вы что так поздно? Тоже издалека? Сейчас здесь, чувствую, народа наберется.
        — Нет, у нас знакомый. Вернее, даже знакомая, — улыбнулась Валерия.
        — Ну, тогда вашей знакомой повезло, — человек перестал улыбаться. — Доктор — настоящий волшебник. Можете мне поверить. Полгода назад у нас разбился пилот, один из программы. Док его с того света вернул, буквально. Пилота, конечно, уже никуда не пустят, понятно. Но восстановился на сто процентов, буквально. Работает сейчас на схемах... Как новенький, — человек усмехнулся. — Как будто и не было ничего. Так что вашей знакомой повезло, без шуток. А у нее что? Руки, ноги, позвоночник?
        — Ноги, — сказал Александр.
        — Красивые? — человек улыбнулся.
        — Словами не описать, — Александр хмыкнул.
        — Повезло.
        — Ой, простите! — перебила Валерия, глянув в окно. — Мы сейчас!
        Она схватила Александра за локоть, они выбежали на веранду.
        
        
        Недалеко от коттеджа они нагнали садовника — куртка маячила светлым пятном в лучах из окна. Валерия подбежала, схватила за руку.
        — А, это вы! — обернулся тот и заулыбался. — Ну как? Нагулялись? На озере были?
        — Нагулялись... Были... Вы случайно друга не видели нашего?
        — С которым вы в прошлый раз? Видел, вчера.
        — Когда? — подошел Александр. — И где он?
        — Вчера днем и вечером. Они тут бродили, потом куда-то исчезли, потом вечером снова пришли. Гуляли — я видел. Потом, наверно, к ней пошли.
        — Она здесь живет — она говорила, — кивнула Валерия.
        — Да. Док ее отпустит, наверно, еще не скоро.
        — А что с ней, вообще? Что-то серьезное?
        — Потом к ней пошли? — перебил Александр. — Вечером?
        — Ну да, — улыбнулся садовник снова. — А почему нет? По-моему, они очень друг другу подходят. Я просто обрадовался, когда увидел, что у нее такие гости. Ее вчера на весь день как подменили. Так ходит с утра до вечера мертвая, глаза мокрые. А вчера смотрю — она еще улыбаться умеет. А в чем дело?
        — Так это мы хотели спросить — в чем дело, — сказала Валерия. — Она давно здесь? Что вообще с ней такое? Мы ее только что видели, у озера.
        — Зареванная, — перебил Александр. — Я думал, может быть, он ей там что-то устроил... Такое.
        — Не знаю, — садовник покачал головой. — Я бы так про него не подумал. Я же говорю — они так друг другу подходят. Как-то внутренне. Ну, вы меня понимаете... В смысле, что ничего такого тут не устроишь.
        — Она вообще какая-то необыкновенная, — кивнула Валерия. — Мы так за него обрадовались. А вчера с утра как пропал, так и нет до сих пор. А ему улетать через... Через три часа уже.
        — А она, значит, опять плачет? — садовник покачал головой. — Что-то у доктора не получилось, на этот раз... Что-то не получилось.
        — А что с ней вообще такое? — Валерия снова схватила его за руку. — Нам-то вы должны рассказать! Вы ведь знаете!
        Садовник помолчал.
        — Ничего особенного я не знаю.
        — Вы что-то видели!
        — Видеть видел. В общем, я расскажу... А вы думайте сами, — он помолчал. — Дело было три месяца назад. Тоже вечером, тоже гроза собиралась, в этом году первая. У дока времени сейчас вообще нет — носится на своем фургоне как сумасшедший... В общем, прилетает вечером, выскакивает из машины. Я его, как обычно, встречаю, смотрю — весь белый. Я у него давно, таким ни разу не видел. Он вообще каменный... Ну, это понятно, заниматься такими вещами, — садовник повертел ладонью, — сначала нужны нервы, потом уже остальное. В общем, выскакивает из машины, сразу — готовь «третий». Третий бокс — операционная... Я в третий. Это там, — садовник указал за коттедж, — отсюда не видно, в саду. Забегаю, включаю все наше железо. Все пищит, сверкает, мигает — ну, и так далее. Время десятый час. Душно. Гроза начинается.
        — Ну?!
        — В общем, включаю, прохожу мимо стола... За стеклом, конечно, — он туда никого не пускает, вообще.
        — Он что, сам все делает? — спросил Александр заинтригованно. — Вообще?
        — Я никого не видел. Здесь, кроме меня, еще только уборщица — всё. И больные, как эта. Он кое-кого оставляет, но редко. И не так надолго. В общем, прохожу, смотрю — на столе девчонка. Лежит под углом, не видно... Но видно — он ее, надо думать, колесом наискось, от бедра до плеча. Места живого нет. Я такого не видел, — садовник закрыл глаза и потер лоб. — Никогда не забуду... Месиво, кровь, мясо, кости торчат. На правом плече все нормально... Даже платье только чуть-чуть запачкалось. И нога, левая, от колена.
        Он помолчал.
        — В общем, я тогда еще подумал — справится? Он-то волшебник, настоящий волшебник, но чудес все-таки не бывает. Ведь все раздавил! Все! Вы просто не видели! Ну, я ушел. Убежал даже. Я вообще рядом живу, в городе, — садовник указал в темноту, — но и здесь постоянно ночую. Свет у него там горел всю ночь, это понятно. Утром — вообще никого. Самого нет. Возвращается через день. Я сразу — ну, что там с девчонкой? Мне ее жалко просто ужасно — такая красивая, да и умница, видно ведь. Док мне спокойно так — через неделю будет гулять. Я ушел, а сам в шоке.
        Он замолчал и перевел дух.
        — И через неделю? — Валерия дернула за рукав.
        — Через неделю вижу — сидит там в саду. Там у нас домики для больных. Сидит себе — как живая! Как ничего не было! Хотел подойти, но это просто ужас, сил не нашлось. Кивнул просто, издалека. Она улыбнулась... Как живая, честное слово.
        — Через неделю? — удивился Александр. — Ну и ну!
        — Через неделю. У дока либо через неделю на ногах, либо в могиле. Если он лечит, то так. Если вообще что-то делает.
        — Слушайте! — Валерия еще раз дернула за рукав. — Получается, правда — что про него говорят? Он тут правда покойников оживляет?!
        — Можно сказать. Док у военных завязан в таких делах, что...
        — И программа эта космическая?
        — Я про эти дела мало что знаю, в деталях. Да в деталях и никто не знает, — садовник улыбнулся. — Но, в общем, он занимается какой-то хитрой регенерацией. Это и не секрет никому... Кости, нервы, мускулы, все такое. И, похоже, опередил всех лет на пятьсот. Вот так вот у него все получается. Видел своими глазами... Но вот такого, как с этой, — он кивнул в сумерки сада, — такого не видел. И, может быть, не увижу.
        — Бедная девочка, — сказала Валерия тихо. — А я ее обнять хотела! У нее там болит все, наверно...
        — Нет, вряд ли. Может быть, просто бандаж, или корректор. От него может быть дискомфорт. Они все носят, иногда долго. Ну ладно! Мне пора. Только, — садовник посмотрел на них значительно, — я вам ничего не рассказывал.
        
        
        — Это не док там?
        — Нет, наш знакомый... Садовник здесь.
        — Понятно. Я его почти два часа жду. Что-то задерживается... Впрочем, неудивительно.
        — Знаете, — Валерия подошла ближе. — Нашей знакомой, как мы понимаем, действительно повезло...
        — Вам повезло, что вам так не повезло, — человек усмехнулся. — Все равно это все от лукавого. Выше неба не прыгнешь. Хотя он прыгает высоко.
        — То есть? — подошел Александр. — Почему от лукавого?
        — Наша программа почти целиком зависит от доктора. Сначала мы будем высаживать роботов, причем не просто каких-то. Про которых жужжат все подряд. Наши роботы имеют точные человеческие параметры. По сути, манекен манекеном, но мы получаем обратную связь в точности как будто от человека. Живого.
        — Ну, так почему от лукавого? — повторил Александр. — Продолжайте, если уж начали.
        — Помните Альберта Великого? Который учитель Фомы Аквинского? Он сделал некий удивительный автомат. Этот автомат якобы служил ему оракулом и объяснял суть вещей. Еще открывал дверь кельи, в которой Альберт жил. Постучат — откроет... Еще мог выговаривать некоторые фразы. Рассказывают, Альберт работал тридцать лет без перерыва. Причем делал своего робота по звездам. Когда Солнце было в одном знаке, мешал металлы помеченные этим знаком, для какой-то одной части тела. Потом для другой. Когда все части были готовы, соединил их в целое и придал им жизнь. А Фома Аквинский разбил андроида вдребезги. Он сказал, что поднимать руку на божье дело негоже. Ибо кто под богом ходит богом никогда не станет. Наш доктор волшебник, почти даже бог. Но не бог.
        — То есть? — Валерия замерла. — Андроида?
        — Вот смотрите, — человек повертел ладонью перед лицом. — Рука?
        — Рука. И что?
        Человек высоко засучил рукав. На плече, выше локтя, мышца была перетянута эластичным кольцом. Как будто простой кожаный поясок — лента шириной в три пальца.
        — И что?
        Человек вытянул руку и пошевелил пальцами.
        — Это не рука.
        — То есть?
        — Это протез.
        — То есть?!
        — Посмотрите внимательней.
        Они стояли, смотрели на протянутую руку, и молчали.
        — Ничего не понимаю, — отозвался, наконец, Александр. — Таких протезов не бывает!
        — Не бывает? Вот, у вас перед носом.
        — Это рука. Обычная человеческая рука!
        Человек засучил другой рукав, протянул руку.
        — Смотрите, только очень внимательно. Ну?
        — Ничего не понимаю, — сказала Валерия. — Ведь рука?
        — Эта... Эта лучше, — Александр дотронулся до протеза. — Однозначно. Кожа чище... Как-то свежее. Ногти правильнее, красивее... Волоски, опять же... Но как же так? Как это можно?
        — Как же так... Это правда?..
        Человек опустил рукава.
        — Начиналось все с регенерации. Самое главное... Как у него получается — реально не понимает никто... Он добился феноменальной регенерации нервов. А все остальное — просто рутина. Я, вообще-то, в программе человек не последний. Несколько лет назад — мы как раз начинали — у нас взорвался стенд. Мне на руку упал отражатель. Кости в крошку, мышцы сгорели. Док волшебник. Через неделю я уже был на работе. Приделал протез как будто живую руку. Так вот рука рукой, ноги ногами, но... Всему есть мера, как говорил Гораций, всему есть предел... А вот и наш док.
        Человек обернулся в окно на свет фар.
        — Нам пора, — Александр схватил Валерию за руку. — Вам счастливо.
        — Слушай, ты что-нибудь понимаешь? — воскликнула Валерия, выбежав на веранду. — И где Марк, наконец? У него самолет же...
        
        
        Они подъехали к дому. В окне у Марка горел свет. Выпрыгнув из машины в ливень, они взлетели наверх и ворвались в комнату. Вещей не было. На столе лежала записка:
        «Я уехал. Валерия, прости. Испортил прощальный ужин. Ты, вижу, так постаралась. Но я не могу, правда. Лучше бы он ее раздавил, вообще. Чтобы вообще ничего не осталось. Проклятый волшебник».
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к