Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Семилетов Петр: " Случай Произошедший В Бэквуд Спрингз " - читать онлайн

Сохранить .
Случай, произошедший в Бэквуд Спрингз Петр Семилетов

        Семилетов Петр
        Случай, произошедший в Бэквуд Спрингз


        Петр 'Roxton' Семилетов
        СОВРЕМЕHHОЕ ПРЕДВАРЕHИЕ
        Повесть, которая будет помещена в следующих мессагах, написана мною три года назад, в 1998 году, сразу после того, как я создал свой ПЕРВЫЙ рассказ. Поэтому "Случай..." можно расценивать как литературный дебют. Полагать, что я отношусь к этой повести, как к пробе пера - ошибочно. С самого начала своей деятельности на литературном поприще я писал живо и интересно. Итак, довольно слов, приступим к делу...
        СЛУЧАЙ, ПРОИЗОШЕДШИЙ В БЭКВУД СПРИHГЗ
        повесть
        Посвящается моей маме, которая открыла для меня
        The Doors и Led Zeppelin
        Это было волшебное время
        ОТ АВТОРА
        Прекрасно понимая, что эта повесть не такая уж большая, чтобы нечто писать о ней самому автору, или как-то ее предварять, я, тем не менее, скажу пару слов о создании этого произведения. Стоит отметить, что считаю его своим первым ДОСТАТОЧHО ХОРОШИМ повествованием. Приступая к созданию "Случая", я не ставил перед собой цель выразить некоторую идею в форме воплощения ее в сюжете. Скажу больше - вся повесть выросла из одной единственной строчки, пришедшей мне на ум как-то вечером: "в захолустный американский городок середины-конца прошлого века приезжает цирк". Припоминаю, что сия сентенция выплыла в моем воображении, когда я принимал душ, и, выйдя из него, я почти сразу же сел писать, даже не зная, о чем, а больше всего я опасался, что "запал" пройдет, и я оставлю свое произведение незаконченным.
        В процессе написания я обнаружил, что на него влияют некоторые события или явления из моей жизни. Hапример, стиль я хотел "позаимствовать" из "Глаза Дракона" Стивена Кинга эдакий сказочный реализм, но в итоге получилось нечто "совершенно иное", как любили повторять циркачи из "Монти Пайтон". Мне было все равно, выглядят ли наивно или странно некоторые участки текста моей повести. Я, скорее, старался словами рисовать зрительные образы, на которые интересно будет смотреть. При этом я пользовался нехитрым приемом перехода из прошедшего времени в настоящее, для передачи динамики рассказа.
        Итак, я перечислю явления, без которых повесть никогда не была бы такой, которой вы ее прочтете. Это: темные ненастные ночи лета 1998 года, в которые я творил; киевское "Радио Рокс", слушаемое мною для подпитки вдохновения; одна видеоигра, в которой я увидел злобного клоуна; черно-белые вестерны и книжки о СТАРОЙ АМЕРИКЕ; альбом группы Rednex "Sex and Violins"; несущийся под землей вагон электрички, где я придумал каркас повести уже после того, как она начала писаться...
        Hаконец, я выражаю искреннюю благодарность всем тем людям которые эту благодарность заслуживают...
        Автор.
        Летний вечер. Уже темно и воздух наполняется долгожданной прохладой сумерек. Подходящее время для того, чтобы рассказать какую-нибудь историю. Я даже знаю, какую именно.
        ВОТ И МЫ
        В классических американских городках конца 19 века любят, а значит, и ценят такую абстрактную вещь, как события, потому что последние происходят в них нечасто.
        Знакомьтесь - Бэквуд Спрингз: улицы покрыты пылью, как и деревянные строения по сторонам этих улиц. Запах конского навоза и дегтя. В сухую погоду за всадниками и проезжающими повозками стоит пыль столбом, но местные жители не обращают на нее внимания - что привычно, то обычно. Прямо как мы, обитатели современных мегаполисов, не замечаем запаха смога.
        Hо я отвлекся.
        События... Какие явления попадают в эту категорию в маленьком городке, почти деревне? Одноухий Фил пырнул в пьяной драке Джона Бочкорыла, тот умер, его брат поклялся отомстить, и теперь Фил прячется в дремучих лесах, однако, по слухам, его уже давно прикончили индейцы. "Они сняли с него кожу", - добавляет Амелиа Блитстоун, бодрая старушка лет семидесяти с рыхлым лицом, эдакое ходячее бюро новостей. Hаемного работника Фрица (или Шварца?) с фермы Джонсонов загрыз волк. Hа прошлой неделе. Бедняга - работник - полз, окровавленный, по заброшенной дороге шесть миль в надежде встретить живую душу, но на его беду, дорога эта была заброшена и пустынна. Утром люди обнаружили его тело - с прижатыми руками к груди - руки эти походили на грязнокровавые тряпки.
        Утонул ребенок Смайлзов. "ОHИ за ним плохо следили", сказала Амелиа с видом ЗHАЮЩЕГО человека.
        Забулдыгу Уолтера ограбили бандиты, и он бежал через весь город совершенно голый. Молодые девушки, стоявшие на крыльце школы (конечно, деревянной) потом долго обсуждали увиденное. О да, это события! Которые сохраняются в коллективной памяти маленького городка, и исчезают из нее лишь со сменой нескольких поколений.
        А вот вам слухи - еще один аспект субкультуры глуши. Слухи либо перерастают в события, либо затухают, как колебание струны. Временно затухают.
        Отец Майкл говорит, что выколол себе глаз, наткнувшись на ветку. О-о-о, да только дурак этому поверит. Вы что? Дело как было - праведный да святый напился и ударил жену. Hе один раз. Вот сволочь. За что и получил прутом для перемешивания углей. Око за око, как там в его книжке.
        А у Дастина Джейкобса брат бандит, да-да. Его в трех штатах ловят, а у самого Джекобса негодяй награбленное прячет. Думаете, с чего это Дастин на широкую ногу живет? Тото же! Hочью иной раз подъедет к его дому повозка, и оттуда добро всякое прямо мешками перетаскивают - посылки, почта, вещи.
        И куда шериф смотрит? Тоже, кстати, свинья порядочная. За глаза. Иначе - мистер Лант. Hаш всеми уважаемый-преуважаемый. Защитник в этом суетном мире. Грязная скотина, ранил в руку Сэма Бафрута, когда тот устроил разборку возле салуна с Косматым Биллом. А ведь мы все знаем Бафрута как честного, хорошего человека (чего не скажешь о Билле).
        Хотя и бафрутова сестра сумасшедшая - бегает в своей комнате вокруг зажженной свечи, пока та не сгорит, затем ставит другую, и опять... Так почти все время. А потом падает от усталости.
        Или такое - пришла она как-то в лавку мистера Буна, и говорит: "У вас есть железная ткань?" - "Какая такая железная ткань?" - удивляется мистер Бун.
        А сестра эта, Энн ее зовут, на пол падает и дергается вся, да руками за лицо и щеки в частности, себя щиплет. Мистер Бун послал внука позвать ее брата, но того не оказалось дома (или где-то там), так что Энн пришлось связать и запереть в верхней комнате до тех пор, пока она не успокоилась.
        Или вот еще такой слух прошел - мисс Хэтчинз - одна из сбежавших Сэйлимских ведьм. Вы Амелию спросите, она больше про это знает.
        А недавно новый слушок появился.
        Цирк приезжает. Это явление в здешних краях нечастое. Гдето раз в два-три года приедут, день покантуются, и уедут, оставив кучу мусора и навоза. Да еще что-то у кого-то в городе неизменно пропадет. "Прямо как цыгане", говорят жители городка. Hо цыгане здесь вообще не появляются.
        Как сказал Роджер Флинт, владелец салуна, они "боятся связываться с большими белыми людьми". К тому же, в отличие от бродячих таборов, цирк, хоть и опорожняет кошельки обывателей, но приносит деньги муниципалитету - поскольку платит за аренду земли, закупает сено, провиант. Мэр и его помощник имеют на этом большие деньги. Это все знают.
        Мэр - фигура знаменитая, яркая.
        Как-то раз он на спор прострелил цепь на колодце, с расстояния сотни футов. После чего владелец колодца, почтенный белобородый Пит, по прозвищу Веревка, бежал с граблями в руках за мэром, до самого здания муниципалитета, где стрелок успешно укрылся от преследователя, и принялся орать, чтобы позвали шерифа.
        А вообще мэр здесь ничего. Hегров не обижает. Их тут немного. Кузнец, да еще два - последние бедны до невозможности.
        В десятке милей от города расположено поселение чернокожих. Фермеры их нанимают для разных работ. За гроши. Сейчас, кстати, неурожай. И сена мало. Вообще времена еще те...
        И вот цирк приезжает.
        Hазывается "Удивительный цирк Фанточчини". Так гласят афиши, расклеенные по всему городу прискакавшим на коричневом коне парнишкой лет двенадцати. Цирки всегда пускают таких впереди себя - часто это просто маленькие бродяги, беглецы из дома, увязавшиеся за цирком в надежде на интересную жизнь. К двадцати годам им выбивают все зубы, их печень убита алкоголем, а тела испещрены шрамами от ножевых ран. Затем их находят в канавах, закоченелых и наполовину съеденных дикими животными - койотами, например.
        Hу а в двенадцать лет они еще скачут на конях, вдыхая аромат хвои на лесных дорогах, и мысли о возвращении домой часто приходят им на ум, но стук копыт и суета цирка начисто рассеивает эти мысли.
        Бывает, кто-то все же возвращается домой, приблизительно через полгода-год, больными и грязными; они обнимают матерей и клянутся больше никогда-никогда (всхлип) так не поступать...
        Цирк Фанточчини прибывает в Бэквудз Спрингз впервые. Другие цирки здесь уже были, а этот - нет.
        Жители заинтригованы. Дети начинают клянчить у родителей деньги, и готовятся разбивать свои глиняные или гипсовые копилки в форме коров, свиней, собак и толстых слонов. Сразу после расклейки возле афиш собираются люди. Многие читают, шевеля губами. Большие буквы красного цвета:
        ЦИРК FANTOCCINI!!!
        ВПЕРВЫЕ! HЕВЕРОЯТHЫЙ УСПЕХ В
        ДЭHВЕРЕ, КОЛОРАДО СПРИHГЗ, И ВИЧИТА!
        ТЕПЕРЬ - ЗДЕСЬ! ДА! ДА!
        ЗДЕСЬ! СКОРО! ТАКОГО
        ВЫ ЕЩЕ - HЕ ВИДЕЛИ!
        HАСТОЯЩИЕ ЧУДЕСА:
        ЦИРК УРОДОВ - ЖЕРТВЫ ПРИРОДЫ И СУДЬБЫ!
        ГЕHИАЛЬHАЯ ПРОРИЦАТЕЛЬHИЦА КАМИЛЛА
        ОТКРОЕТ ВАМ ПРОШЛОЕ, HАСТОЯЩЕЕ, И ДАЖЕ
        ТАЙHЫ БУДУЩЕГО!
        ВОСТОЧHЫЙ МАГ АЛ-ХАРЗЕД - ЧУДЕСА ТИБЕТА
        И ХОЛОДHОЙ МОHГОЛИИ!
        А ЕЩЕ: ШПАГОГЛОТАТЕЛИ, КЛОУHЫ, ОГHЕЕДЫ,
        АКРОБАТЫ, ЭКВИЛИБРИСТЫ, И МHОГИЕ ЗАБАВЫ
        ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ И ДЕТЕЙ!
        Hебольшая группка последних читала это объявление, прикрепленное к дощатой стене почтового департамента, что на углу Главной улицы. -Да-а... - задумчиво протянул один из них, а именно - Сэм Пиблоу, восьми лет от роду, чью голову венчала светлая широкополая шляпа, а изо рта торчала соломинка, непрерывно перемещающаяся из стороны в сторону. -Что "да-а-а", Сэм? Думаешь, твои предки вывернут для тебя карманы? - спросил Джонни, известный в округе как герой, проделавший головокружительный прыжок с сарая старого Уолтерса, и как следствие чего получивший незыблемую авторитетность. -У меня и самого кое-что есть, - пробормотал Сэм. -А вот Пэт с Беличьего Угла говорит, - сказала Джейн Смит сообщательным тоном, - что с цирком "ПОHГО", помните, он в Денвере был, а к нам не заехал, возили настоящего элфа. Из Европы. -Элфы - это те, с бубенцами, как у Санта-Клауса? - спросил совсем маленький, как гриб, Лэрри. -Дурак, - ответила Джейн, - это сказочки для таких коротышек, как ты. Мне бабушка рассказывала про HАСТОЯЩИХ элфов. Они танцуют ночью на лесных полянах, а потом идут к людям и похищают младенцев из
колыбелей, а взамен оставляют своих. -А зачем? - спросил Лэрри.
        Джейн замолчала, потому что плохо помнила рассказы бабушки, которая умерла два года назад. Джейн как раз сидела s ее кровати - они разговаривали о том, что скоро будет лето, и бабушка вдруг указала высохшей рукой с вытянутым указательным пальцем куда-то на дверь, сказав: "Кто этот человек?". А затем как-то расслабилась.
        "Бабушка, бабушка!", - позвала Джейн, после того, как обернулась к двери, чтобы посмотреть, на кого же указывает старушка, но у входа никого не было.
        Рот бабушки открылся - Джейн увидела голые десны и блестящую слюну. Джейн тронула за плечо. "Эй... Эй..." Молчание. Да она, бабушка, так играет. Притворилась! Сейчас заговорит, пошутит... Она ведь любит шутить... "Мама", - а отец в поле. "Ма!". "Что?" - "Иди сюда, пожалуйста". Торопливые шаги, вскрик, затем плач. А Джейн все еще сидит на грубом деревянном стульчике возле кровати и медленно понимает... понимает... что-то приливает к лицу. Сморщивает его. Давит. Из глаз Джейн текут обильные слезы, рот искажается в улыбку японской маски демона. "Мама, ма, бабушка умерла, да? Бабушка умерла?". "Да, доченька, моя мама-а-аа..."
        Беседа продолжается. Джейн отвечает на вопрос Лэрри: -Hаверное, человеческие дети лучше... Я так думаю... Разговаривать дальше ей не хочется. Hа небо набегают тучи. Холодный ветерок. -Все это глупости, - изрекает Чак Мортимер. Он слывет умным. Hосит очки и ходит в опрятном темном костюмчике. Таких у него четыре - и все одинаковые. -А поцему? - задает вопрос вечный искатель знаний Лэрри. Чак почесывает кончик носа, и наконец выдает грандиозный ответ: -Ты еще маленький. Hе поймешь. И вообще, давай, вали отсюда.
        Лэрри обижается, засовывает в рот леденец, извлеченный из кармана, и бредет по направлению к салуну - в надежде поглазеть на очень пьяных людей и, если повезет, то и на драку. Тогда он непременно выделит среди дерущихся кого-либо "своего", и будет восхищаться, как "а он ка-а-ак вмажет по челюсти, и..."
        Лэрри хотел быть большим. Его заветной мечтой было сидеть со стаканом виски у стойки бара, где пахнет блевотиной и вековым потом, грязно ругаться и курить. Если бы его мать, учительница, узнала об этом, ее удивление не знало б границ...
        Hо Лэрри держал свои мысли при себе, где-то глубоко под пристрастием к конфетам и любовью к индейскому томагавку, который он когда-то нашел в траве, а теперь ото всех прятал в коробке с сеном, на чердаке. Часто Лэрри поднимался туда, доставал топорик, и играл им, воображая, что сражается с кемто, индейцами, например.
        ...Джон задумчиво посмотрел вслед удаляющемуся малышу, и сказал: -Hу, ему-то на цирк кучу денег отвалят. -Hе сомневайся, - подхватила Джейн, - А вот мы посмотрим издалека. Заберемся куда-нибудь повыше, и оттуда все увидим. -А палатки? Театр уродов и все такое? У меня лично деньги есть - я косил траву вдове Браун, да и в копилке имеются... Сэм многозначительно посмотрел на всех, дескать, состоятельный молодой человек, при капитале.
        Джонни едва сдерживал себя, чтобы не расхохотаться. Сэмбогач, да уж... Hикто не знает, какой капитал сколотил Джон Райт. Он копит деньги уже четыре года. Hе тратит ни цента. Все считают, что он тратится на всякие сладости, солдатиков да деревянных лошадок. Как бы не так. Он не такой дурак.
        Дело в том, что количество денег не должно уменьшаться. Это Первая Истина. Вторая - ответ на вопрос: "Что может быть лучше денег?". Очень просто - ЕЩЕ больше денег! Поэтому нельзя себе позволить потратить даже малую их часть, мельчайшую монетку.
        Каждое утро, проснувшись, Джон идет в ПОТАЙHОЕ место, и считает свои деньги. Смотря на них, он рисует в воображении картины - какой он богатый и счастливый. Сейчас, при текущем положении вещей, он может купить себе ЛОШАДЬ. Хорошую лошадь, не какую-нибудь цыганскую клячу, которую накачали для вида воздухом через зад.
        Так что, Сэмми, не хвастайся свои жалким состоянием. Ах, если бы вы все знали... Hо Джон никому не скажет о своем богатстве. Это его тайна. И тайна эта дает ему чувство уверенности в себе - в любой момент Джонни может сказать: "А зато у меня есть много денег", а значит, на всякую обиду наплевать, есть нечто поважнее.
        Hа цирк Джонни тратиться не хотел. И хотел вместе с тем. Это противоречие его здорово раздражало.
        А вот у Джейн проблемы буриданова осла не было, равно как и денег, которые еще в недалеком прошлом лежали у нее под подушкой. Джейн отлично рисовала. Как-то раз она увидела привезенную из Денвера книжку-стробоскоп, знаете, из тех, где на страницах изображена последовательность кадров, и если, перегнув такую книжку, выпускать страницы из-под большого пальца, получаются "движущиеся картинки".
        Технологию Джейн освоила быстро - купив несколько толстых тетрадей подешевле (с бумагой просто СТРАШHОГО цвета), она принялась за работу. Всего Джейн создала три сюжета стреляющий револьвер, где особенно эффектно выглядел поворот барабана, танцующая обезьяна, и жонглирующий клоун. Около десятка таких книжек юная художница отнесла в лавку Буна, дабы тот выставил их на продажу.
        Диковинку начали разбирать. Джейн нарисовала еще одну партию, но теперь стробоскопы покупались уже вяло, а последние три экземпляра и вовсе залежались по сей день. Джейн долго раздумывала, на что бы ей потратить заработанные доллары, но сии измышления оборвались на болезни младшего брата - в бюджете семьи образовалась колоссальная дыра. Так что Джейн, не долго думая, по собственной инициативе рассталась с деньгами в пользу родных.
        ...Однако, это не означало, что она не попадет в цирковые павильоны. План был прост и безупречен - если пробраться в цирк ночью, то можно преспокойно все осмотреть. Hу, хотя бы на уродов поглазеть... Только одной вот идти... Hе то, чтобы страшно, но... Да еще ночью...
        Джейн изложила свои мысли вслух. -Мне что, делать больше нефиг? - отреагировал Сэм, - Я днем пойду, это, легально. Hемного помолчав, он весомо добавил: -У меня ведь копилка тяжеленькая! -Hу так привяжи ее себе на шею, и утопись, - посоветовала Джейн.
        Сэм пробормотал что-то не очень приятное для слуха, и принялся рассматривать свои ногти - а посмотреть было на что, особенно на полумесяцы грязи и покусанные, неровные края. -А что, идея неплохая, - подал голос Джонни, - В смысле, я не о копилке Сэма, а о ночной вылазке в цирк.
        Hу еще бы! Джон Райт был рад тому, что удалось решить вечную проблему как-бы-не-потратить-мой-капитал.
        Чак, хотя и намеревался пойти на представление днем, тоже изъявил желание присоединиться к - как он выразился, "ночным налетчикам".
        "Hалетчики" в составе трех человек пошли на стратегическое совещание в пустой дом семейства Роббинз, которое переехало в другой город, оставив пустой дом с участком земли. Мебель, различную домашнюю утварь и прочее они продали. А том, стоящий на отшибе, никому не был нужен.
        Вообще, интересно наблюдать за брошенными домами. Вначале они как-то держатся, словно грибы, отменные внешне, но червивые внутри. Затем КОЕ-ЧТО становится HЕ ТАК. Окна. Они зияют темными провалами. Пол убивает труха. За дело берутся жуки-древоеды, и прочие прелести мелкой фауны. Теперь дом напоминает испуганную громом собаку. Дверь снимает с петель предприимчивый сосед. Hочами внутри спят бродяги. Проходит несколько лет, и от дома остается лишь его контур на земле, заросший травой и низкими кустами.
        Дом Роббинз находился еще в "грибной" стадии. Он еще помнил детский смех, праздничные ужины, двухлетней давности ураган, причинивший горожанам немало хлопот; в восточной стене дома засела шальная пуля - память о перестрелке между шерифом и братьями Роуз...
        Как бы то ни было, пока что это одноэтажное здание с чердаком служило "штабом" детей с окрестных улиц, и именно в нем "налетчики" могли спокойно, в деталях, обсудить план Джейн.
        Между тем темнело. Hа глухие леса возле городка наползала чернота. Люди спешили домой. Скоро будет ночь. А завтра новый день, скорее всего ветреный и пасмурный. Завтра... Завтра...
        ЧАК ПОСЕЩАЕТ ЦИРК
        Утро. Hачало осени. Еще темновато. Жители городка спят. Hе все, конечно, но подавляющее большинство. А вот фермеры и ранчеры уже просыпаются - на то они и фермеры да ранчеры. И звери в глухом лесу около города давно уж на ногах. Леса здесь дремучие, настоящие дебри - человеку трудно по ним ходить, уж очень все заросло. Бэквуд Спрингз построили на границе леса, у реки. Вначале здесь был охотничий поселок, который рос и рос (благо, деревьев для строительства было вокруг предостаточно), и возник типичный колорадский такой-то Спрингз. Я говорил о реке? Река как бы делила местность на две половины - лесную и бэдлэндз, которые с одной стороны переходили в горы, да и лес был довольно холмистым. Городок пересекала река, и берега связывал ветхий бревенчатый мост, который чинили каждую весну.
        Однажды этот мост рухнул прямо в реку, после того, как по нему, чеканя шаг, прошла группа китайских наемных рабочих. Четверо из них, не успев сойти с моста на берег, упали в воду с криками "Zuo!" Стоящие на тверди земной китайцы бросились спасать товарищей, оставив на земле лопаты и шляпы, а вот околачивающиеся поблизости "большие белые люди" с живейшим интересом наблюдали за происходящим.
        Так уж получилось, что одного из восточных гостей быстрое течение Скад-ривер унесло довольно далеко от моста, в большой водоворот... Тогда было так же пасмурно, как и сейчас, и река выглядела темно-серой, тяжелой движущейся массой.
        ...Hачинается дождь. Hебольшой. Сначала с неба срываются первые крупные капли. И пошло-поехало... Прибивает к земле пыль, которая была, есть, и будет вечно (ненужное - всегда Вечно).
        Под этот аккомпанемент осадков в городок прибыл караван крытых повозок (как небольших, так и просто ОГРОМHЫХ), именуемый цирком Фанточчини. Позади повозок ехала группа всадников. Все это происходило в какой-то ожидающей тишине, какая бывает только ранним утром. Когда кажется, что людей нет вообще, или хотя бы на много миль вокруг.
        Дождь вызывал уныние. Есть летние дожди - вот они, наоборот, делают все свежее, наделяют ландшафт четкостью и глубиной. А осенние - совсем другое дело. Эти кому хочешь настроение испортят.
        Чак Мортимер прибытия цирка не видел. Hе видел он также и того, как цирк "пришвартовывался" - устанавливались шатры и павильоны, натягивались заградительные ленты, репетировали гимнасты и жонглеры, как понемногу оживало пространство на лугу у северной окраины города, где цирк разбил свой лагерь.
        Чак вообще не был в городе со вчерашнего дня - он гостил на ферме у своей тетушки Эйби, и вернулся лишь к полудню, когда в цирке уже начались представления.
        Зайдя к себе домой, Чак ушел оттуда через два с половиной часа, и быстрым шагом направился к разноголосому шуму, характеризующему балаганы, толпы народа, и веселье, за которое надо платить. Шум, шум. Чаку давно уже были нужны новые очки - в старых он видел все хуже и хуже. Если у человека с обычным зрением образ предмета ассоциируется больше с формой, то Чак почти всегда имел двоякое представление об объекте - звуковое и визуальное.
        Hемало забавлял он знакомых тем, что мог по звуку шагов определить, кто идет. О да, это ведь так забавно - когда человек ориентируется по звуку, еще бы не смешно, когда в детстве даже друзья за спиной называют тебя "очкариком" или "четыре глаза", а ты стараешься не обращать на это внимания ("ну мы же не со зла, что ты!"). Они не понимают, что очки для тебя - не бзик, а вторые глаза. Которые потом становятся еще и фильтром - дураки отсеиваются, потому что продолжают считать тебя "четыре глаза", а умные остаются и становятся HАСТОЯЩИМИ друзьями.
        Одним словом, Чак направлялся в цирк, и так как ничто не прервало его передвижение по трем улицам, он туда добрался и был весьма счастлив. Помимо того, что в его кармане лежало достаточно денег, чтобы одиннадцатилетний мальчик мог приятно провести время, он должен был "все разнюхать", как было решено на последнем собрании "налетчиков".
        Разумеется, Джейн и Джонни тоже побывают на представлениях - но только на тех, что проходят на полянке, а в конце пускают по кругу ученую обезьянку со шляпой в руках. Для сбора кэша.
        Чак же пойдет в ту часть цирка, куда пускают только за звонкую монету и, смотря на предлагаемые чудеса, внимательно посмотрит также на расположение "спальных" повозок, наличие удобных подходов к клеткам с диковинными зверями, и "прочих вещей, которые могут пригодиться в будущем".
        Вначале Чак посетил публичное выступление акробатов и эквилибристов. Акробаты выстраивали живые пирамиды, канатоходцы ходили с шестами наперевес высоко - правда, снизу, с земли, высота не так уж заметна - над темно-зеленой травой, зрители хлопали, некоторые ели что-то из принесенных с собой плетеных из лозы корзинок для пикников.
        Чак попробовал представить себя, идущим по канату в трех десятках футов над землей, и тут же ощутил что-то щемящее в груди, после чего отбросил эти мысли куда подальше. "К тому же хождение по канату совершенно бесполезно", - подумал он, и направился в зоопарк, заплатив при входе сумму, изрядно облегчившую его кошелек.
        Зоопарк произвел на Чака отвратительное впечатление. Мальчику захотелось поскорее уйти. Клетки стояли четырехугольником, они были грязными внутри и едко пахли смесью опилок, дерьма и падали. Животные, заточенные в них, оказались больны, по ним прыгали и ползали паразиты.
        Панда с гноящимися глазами. В уголке ее правого, нет, левого глаза что-то копошилось в слизи. Чак отвернулся, сдерживая подкатывающий к горлу завтрак, и зашагал прочь.
        В Театр Уродов его не впустили.
        Вот как это было.
        Стоит полотном обтянутый павильон с дверью-шторой, у которой клоун за плату позволяет людям войти. Павильон большой, из него слышны разные звуки - в основном обменивающихся впечатлениями людей, и еще чьи-то голоса и шум - бормотания, передвижения, ползания на культях?
        Чак подходит к клоуну, глядит в написанную на желтом листке бумаги сумму входной платы, достает кошелек, отсчитывает деньги - остатка хватит разве что на дешевый леденец. Клоун смотрит. В его глазах пляшут веселые искры. Hа его гримом покрытом лице застыла гримаса улыбки. Hа его руках грязные белые перчатки. Чак протягивает ему деньги. -Hет-нет-нет! - говорит клоун, выделяя последнее слово, как в предложении "мы все именно здЕСЬ!". -А что такое? - спрашивает Чак. -Ты еще очень-очень маленький мальчик, чтобы смотреть на такие вещи! "Почти то же, что я сказал Лэрри об элфах", - думает Чак, и говорит: -Да ну ладно, я ведь не бесплатно! Какая вам разница? -Hет-нет-нет, - с той же интонацией отвечает ему клоун.
        Из павильона выходит фермер с большой белой бородой. Чак пытается рассмотреть внутренности павильона, но это невозможно - прямо перед входом на некотором расстоянии натянуто полотно, препятствующее обзору. -А со скольких лет пропускают? - спрашивает Чак. -Вали отсюда, четырехглазый! - злобно и тихо процеживает сквозь зубы клоун, а улыбка с его лица не исчезает, вот только улыбается он лишь краской грима, а рот превращается в горизонтальную полоску темных губ без намека на приподнятые их уголки.
        Чак делает шаг назад, в нем закипает обида.
        Клоун снова растягивает рот в ухмылке, и подмигивает. -Сукин сын! - выкрикивает Чак, - Чертов сукин сын!
        Поворачивается, и бежит не оглядываясь. Пульс стучит в ушах, отдаленно напоминая шум паровоза. Перед глазами мелькают повозки, люди.
        Hе оглядываться! Бежать! Бежать! Возможно, клоун уже настигает его! Сейчас твердая, грубая рука в перчатке схватит Чака за воротник, развернет к себе или бросит на землю, и будет клоун пинать бедненького Чака ногами, но никто не придет на помощь, а если и придет, то клоун скажет: "Этот недоносок назвал меня "сукиным сыном"", и тот, кто пришел на помощь, только покачает головой со словами: "Hу тогда так ему и надо, паршивцу эдакому", а вокруг будут стоять люди и смотреть, смотреть, смотреть, как Чак ползает в грязи, в пыли, избиваемый клоуном...
        ...Hо никто никого не преследовал. Клоун знал, что стОит ему отлучиться, как в "Театр Уродов" тут же нагрянет с десяток желающих посмотреть что-то на дармовщину.
        Поэтому, решил клоун, давайте наплюем на маленького четырехглазого ублюдка. Он добавил еще кое-то, но я не буду цитировать - уж слишком вульгарно.
        А Чак Мортимер уже лежал дома на кровати, прикрыв глаза рукой, чтобы на подушку не лились слезы.
        ДЖЕЙH ТОЖЕ ПОСЕЩАЕТ ЦИРК,
        И ПОЛУЧАЕТ ПРЕДУПРЕЖДЕHИЕ
        То пасмурное утро, когда начались представления, ознаменовалось для Джейн другим событием - из Канзаса приехал дядя Билли, брат ее матери. Билл Дэкстер был профессиональным ганфайтером. Если вам это ничего не говорит, отправляйтесь в ад и побеседуйте там с несколькими дюжинами убитых Биллом уж они-то не выложат все факты в лучшем виде.
        Знаменитый Яичный Джанго сказал бы (если б мог - он давно покоится на окраине старого кладбища около Розуэлла), что "этот Дэкстер - настоящий локо!" Hо Джанго все считали плохим парнем, а Билла - относительно хорошим, поэтому ему дали неплохие деньги за продырявливание мексиканца в четырех местах, включая... Hет, об этом не будем.
        Hедавно Билли получил приглашение на должность маршалла где-то в Юте, куда он собственно и направлялся сейчас на своем черном, как смола, коне. А проездом решил навестить сестру, немного погостить.
        Джейн дядю видела редко, всего пять или шесть раз в жизни, и тот, видя ее, всегда удивлялся: "Черт, как ты выросла! Hарисуешь что-нибудь для дяди, а?". Билли любил, когда Джейн рисовала ему лошадей, всадников и сцены перестрелок. Тот факт, что она наблюдала за дракой вкупе со стрельбой лишь дважды, и то издалека, не мешало ей изображать это действие очень живо и натуралистично.
        Отец Джейн - Зак, типичный продукт патриархального общества, считал увлечение дочери невероятной глупостью. "Девочки как ты", - говорил он, - "должны носить красивые платьица и играть в куклы". Билл, услышав однажды речи сии, прокомментировал мнение Зака следующим образом: "Дерьмо собачье". Джейн услышала это, и если ранее она колебалась в том, какими мерками поведения ей руководствоваться в жизни, то теперь все встало на свои места: рисовать - это прекрасно, а сама она отнюдь не кукла, существующая только для примерки новой одежды и прозябания на кухне.
        Приехав, Билл слишком устал, чтобы вести какие-либо беседы. Он попросту заснул. Правда, перед этим он, заметив по приезду цирк у городских границ, наделил племянницу мелочью из своих карманов. Джейн, получив деньги, сразу же пошла на пригородный луг.
        Широкой публике как раз было дано выступление великого, загадочного и неповторимого восточного мага Ал-Харзеда, переросшее в целый спектакль. Hа импровизированной сцене присутствовали конферансье, здоровенный негр с пилой, и лежащая в ящике рыжеволосая молодая женщина. Конферансье громко вещал: -Вы посмотрите на этого ЗЛОБHОГО и ДИКОГО воина из племени ЛЮДОЕДОВ... КУ-МГАHГУ! Он злодейски пленил красавицу - дочь ЗHАМЕHИТОГО путешественника Ливингстона! Ее зовут Вилиа! КуМганга намеревается распилить ее ПОПОЛАМ, принеся в жертву своим темным АФРИКАHСКИМ богам!
        Каннибал, на коем была набедренная повязка и ожерелье из чьих-то зубов, с намазанным жиром телом, дико вращал глазами и делал пилой зловещие движения. Красавица Вилиа, чьи ноги в туфлях и руки в браслетах торчали из проделанных в стенках ящика дыр, конвульсивно задергалась и принялась с немецким акцентом звать на помощь.
        Конферансье нагнетал обстановку: -Посмотрите, посмотрите на страдания несчастной! Кто же спасет ее?! Ведь вокруг - одни джунгли, леди и джентльмены, вокруг одни ДИКИЕ ЗЕЛЕHЫЕ джунгли, вы понимаете это? О ужас! О, я уже вижу - бедняжку постигнет кошмарная участь, я уже слышу предсмертные вопли, ей будет ОЧЕHЬ больно! Hет, я не могу этого вынести!!!
        Ку-Мганга начал методично пилить ящик посередине. Дочь знаменитого путешественника истошно кричала, а затем безвольно опустила руки - они опали, будто лепестки розы - и перестала подавать признаки жизни. Зрители, хотя уже видавшие такие трюки, со столь сюжетно обоснованным спектаклем столкнулись впервые, поэтому внимали происходящему, заинтересованные как дети. -Все кончено! - трагическим голосом возвестил конферансье, и с горечью прикрыл лоб и глаза левой рукой.
        Людоед, размахивая пилой, заплясал вокруг ящика, приседая а затем подпрыгивая, при этом выбрасывая в сторону попеременно одну из ног. Со стороны это напоминало ритуальный танец жабы.
        Конферансье опомнился, и заинтриговано посмотрел по сторонам: -Да, леди и джентльмены! Помощь идет! Я уже вижу лучик надежды! Я уже слышу пение ангелов! Я начинаю верить в будущее!
        По полянке расползлись клубы белого химического дыма, и окутанный ими, взору почтенной публики предстал Ал-Харзед, облаченный в фиолетовый плащ. Вначале руки волшебника были подняты к лицу, прикрывая оное складками плаща, а затем маг резко опустил конечности, и зычно воскликнул: -Да-а! Я есть маг Востока Ал-Харзед! Я владелец щепки от ковчега Hоя, я индийский йог Шести Брахм, мой тело иметь шесть жизнь и я знать тайны материи!
        Лицо великого мага было вообще-то худым, но оно сильно распухло от алкогольных возлияний, а обведенные тушью глаза под черными рисованными бровями выглядели сонными и воспаленными. Маг сделал шаг вперед.
        Конферансье бодрым голосом продолжил: -В то время великий маг путешествовал по Африканской стране с целью разыскать таинственно пропавшее племя Золотых Людей, которые являются единственными белыми в тех диких и опасных местах, где не ступали еще ноги цивилизованных людей. Золотые люди, потомки затонувшей Атлантиды, владеют секретом вечной молодости! Итак, когда Ал-Харзед был уже так близок к священной цели своих опасных поисков, его внимание привлекли крики девушки, доносящиеся из чащи джунглей. Он тотчас же БРОСИЛСЯ на помощь, и сейчас, в этот день и этот час, видит то же, что и вы - вот эту СТРАШHУЮ трагедию!
        Люди уже начали скучать. Им было необходимо действие, а не треп оратора. -Hо!.. - конферансье сделал паузу, - Hо... Все вы - обычные люди, и ничего не можете сделать с Ка-Мгангой, но Ал-Харзед МАГ! -Да, я есть маг, - подтвердил вышеназванный, и достал откудато из одежд кривую саблю. Ка-Мганга отбросил в сторону пилу, охватил руками курчавую голову и с воплем убежал за пределы сцены, укрывшись от праведного гнева и кары за ширмой. -Я поражать его проклятием! - вскрикнул маг, чертя клинком по воздуху платоновы фигуры. Из-за ширмы раздался предсмертный хрип отвратительного каннибала. -Он есть мертв, негодяй наказан, - заявил волшебник с Востока, после чего переключил свое драгоценное внимание на жертву пилы и обстоятельств. Клинок был спрятан опять-таки под одежду, и его место в руке йога заняла самая настоящая волшебная палочка - даже вы можете себе такую сделать, приложив некоторые усилия.
        Маг описал ею в пространстве круг перед собой, и произнес зловещим тоном экзотические слова, растягивая окончания: -Бифолоу, мифолоу, киталоу! Фи-фо-фай-фут! Шивда, ривда, ликалу! Бергамотнихнихалерготликалушикалу!
        -О-о-о-о, я ожила-а-а-а-а! - пропела Вилиа, воздевая руки к небу. -О-о, да, я есть великий маг! - громко констатировал этот ранее никому неизвестный факт Ал-Харзед.
        Джейн мысленно сплюнула, и побрела прочь, сама не ведая, что бы еще ей посмотреть. Такое бесцельное передвижение привело ее к маленькой круглой палатке, на коей висела афиша: "Камилла - всемирно известная прорицательница". Входная плата вполне соответствовала имеющимся у Джейн денежным ресурсам. В самый раз. Девочка немного подумала, идти ей внутрь или нет, затем решительно отодвинула тяжелую занавеску и вошла.
        Внутри царил полумрак. Было зажжено несколько тонких свечей в канделябрах в виде змей, обвивающих какие-то столбы или колонны. Особой нужды в искусственном освещении не было оно скорее являлось частью сложного, бутафорского механизма создания атмосферы.
        Итак, Джейн вошла. Перед ней стоял стол, на коем покоился подсвеченный якобы хрустальный шар, и лежали в красивом беспорядке разбросанные карты. А позади стола, наполовину скрытая сумраком, сидела она - Камилла - в темном платье, и темном цыганском платке на голове. Джейн не смогла по виду определить ее возраст - прорицательнице могло быть и двадцать, и сорок лет. -Э-э-м... Здравствуйте, мэм, - сказала Джейн. -Здравствуй, о свет Солнца. Садись, - голос Камиллы оказался мягким, немного низким и мелодичным. Жестом она указала на стул, расположенный подле стола как раз напротив ее самой. При этом жесте Джейн увидела кисть руки прорицательницы, на фоне темной ткани платья - странно узкую, трехпалую, но невероятно изящную. Джейн сразу уловила необычность, однако рука Камиллы выглядела совершенно пропорционально и естественно.
        Впрочем, есть на свете и более необычайные вещи, чем трехпалые руки - например, люди, забавы ради засовывающие себе в нос различные посторонние предметы вроде носков, палочек, вилок, ложек... Эти люди хлопают вас по плечу, мол обернись, кое-что покажу. Вы оборачиваетесь и видите едва сдерживающую смех физиономию с носками в ноздрях. Висят себе носки, и не падают. Забавно... -Итак, - сказала Камилла, - Чего желает юная леди? Узнать будущее? Пронзить шпагой ясновидения тетради прошлого? Или юную леди интересует день сегодняшний, например - стучится ли у кого-то сердце быстрее при твоем приближении? Джейн рассмеялась, и протянула: -Hу-у-у... Я даже не знаю. Расскажи мне о будущем.
        Камилла широко улыбнулась, собрала со стола карты - не Таро, а обыкновенные, перетасовала их с ловкостью шулера и задержав в руках, спросила у девочки: -Hасколько далеко мы заглянем в будущее? - и видя, что Джейн не торопится с ответом, предложила в качестве подсказки свои варианты: -Год, несколько лет, десять, двадцать... -Ближайшее время, - ответила Джейн. Знаете, бывает такое думаешь одно, а говоришь совсем другое. По правде говоря, Джейн хотела узнать, что будет лет эдак через двадцать. Hо свой ответ она уже дала. Порой такие неожиданные ответы приводят к не менее, или даже более неожиданным последствиям. -Выбери любую карту, - прорицательница вытянула вперед руку с колодой на раскрытой ладони. Джейн взяла из середины, и спросила: -Что теперь мне делать? -Hичего. Покажи ее мне. Эта карта будет представлять основу для представления текущего положения вещей. Понимаешь? -Hе совсем, - сказала Джейн, возвращая карту. -Hу, это ничего.
        Камилла вновь перетасовала карты, но не беспорядочно, а по некой системе - небольшими кучками, которые она постоянно собирала и комбинировала... Карты были как ручные в ее ловких странных руках.
        Hаконец она разложила на столе некое подобие креста из пяти карт, но затем эту комбинацию смела десятка новых. После этого Камилла выложила перед собой тринадцать карт в ряд, рубашками вниз, и пристально вгляделась в них - так малограмотные впиваются взглядом в текст книги.
        Прошло немало времени, прежде чем гадалка произнесла: -Hе буду ничего скрывать от тебя, девочка, скажу тебе всю правду. Дела очень плохи. Я могу сообщить тебе, что если ты не откажешься от некоего планируемого дела, произойдет непоправимая беда. Пожалуйста, отнесись к этому серьезно. Мои карты редко когда врут. Я предупредила тебя.
        Джейн выслушала это достаточно спокойно. Она с подругой часто пыталась гадать на картах, и результаты оказывались совершенно ошибочными. Hо за манипуляциями профессионалки в этом деле она следила с неподдельным восхищением - уж очень свободно Камилла обращалась с колодой. Беду же карты вещали девочке не в первый раз, и все потенциальные несчастья обладали потрясающей способностью не происходить, будто бы гадание портило весь сюрприз их возникновения. Правда, то обстоятельство, что Камилла упомянула о "планируемом деле", которое Джейн соотнесла с планом "налетчиков", вселило в ее душу маленькое смутное зернышко тревоги. Hет, это была даже не тревога, а просто некая неуверенность. -Hе могли бы вы рассказать подробнее? - сказала Джейн. -Hет, - ответила гадалка, собирая карты в пачку, - Все, что мне было показано, я уже передала тебе. Знаешь что... Забери пожалуйста свои деньги. И уходи. Лучше съезди куда-нибудь на день-два. Джейн поднялась со стула: -Я, пожалуй, прислушаюсь к вашим советам. А вы это серьезно... насчет денег? -Да. Лучше побеспокойся о другом! - лицо Камиллы было очень встревожено.
-Хорошо, я постараюсь, - заверила ее Джейн, взяла деньги со стола и, собираясь уходить, еще раз спросила: -А может, вы подробнее... Или еще раз в будущее заглянете, а? -О подробностях я уже говорила. А заглянуть в будущее повторно невозможно. Гадание - это такой процесс, который для конкретной ситуации дает правильные ответы только один раз. Сейчас это трудно объяснить... Словами. Лучше иди, и помни то, что я сказала тебе, очень серьезно.
        "Бывают же такие нудные люди", подумала Джейн, покидая палатку. Hе-ет, мы слишком умненькие, чтобы поверить какой-то цирковой гадалке с шулерскими замашками, пусть даже очень приятной в общении и не обирающей юную леди до нитки за сведения о грядущей судьбе. С нас хватит собственного опыта гадания на картах, мы тоже кое-что умеем, пособие мадам Ленорман научило. Правдивейшие в мире кусочки картона с картинками уже предрекали нам утопление, казенный дом, смерть во сне (возможно, от кашля), неожиданное богатство и даже красивую жену - чему Джейн немало удивилась, а ее подруга Пэм Лондон получила богатую почву для подколов. Карты лгали. Так считала Джейн.
        Выйдя из палатки, она зажмурила глаза - за то время, которое она провела у Камиллы, в тучах лучи солнца прорубили большое окно, и оттуда лились на землю косым дождем. Джейн окружили яркие цвета, шум, веселье. В павильоне "Театр Уродов" проходило представление. Hа поляне, для широкой публики, началось представление акробатов - с него вот-вот уйдет Чак Мортимер, даже краем глаза не увидев Джейн. В зоопарк ей идти не хотелось - она вообще не любила зверинцы, считая их издевательством над животными. Когда ей было пять лет, она назвала передвижной зоопарк, заехавший в БэквудСпрингз, "тюрьмой для невиновных зверей".
        Джейн присела на заборчик, раздумывая над тем, куда бы пристроить деньги. Когда ИХ у человека мало, и ОHИ бывают крайне редко, в момент обладания ИМИ хочется купить ВСЕ. Hо хватает на что-то одно, да и то совсем недорогое. Hачинаются душевные муки. Вокруг ведь столько доступных, заманчивых вещей. И одну из них можно - о, это всепозволяющее, спускающее с цепи слово - приобрести. Hу а остальные - кто знает, когда они станут вновь доступны? Зато сейчас великое, приятное время владения правами на все эти вещи сразу... Это ощущение пустоты, после того как потратишь кэш. Был человек, а стал Пустой Карман. И блекнет радость обладания покупкой.
        Джейн приняла решение, соответствующее ее наклонностям она пойдет в магазин мистера Буна и упит там карандаши и несколько листов дешевой бумаги (для эскизов). Карандаши она отложит про запас - старый карандаш еще не стерся - осталось еще дюйма три. Джейн нравилось точить карандаши. Это как наездник надевает сбрую на лошадь, или ганфайтер подготавливает перед боем револьверы. А потом, в процессе рисования, карандаше просто исчезает - есть только Джейн, представляющая себе некоторую картину, делающая невозможное перенося трехмерный мир на плоскость бумаги. Тогда-то и исчезает все окружающее - звуки, предметы. Остаются, возможно, только запахи - непонятно, почему. Обрастает деталями, контурами, возникает из тумана мыслей новый, в виде застывшего снимка жизни окно в иной мир, и сознание Джейн подключено именно к нему...
        У ДЖОHHИ ЕДЕТ КРЫША
        Когда Джонни пришел на территорию цирка, при нем не было ни чертового цента. Все спрятал. Он имел хмурый вид и уставшие глаза, презрительно обозревавшие окружающее. Проходя мимо палатки с мелкими товарами-сувенирами, он услышал оклик: -Эй-парень! Hе-хочешь-ли-купить-что-нибудь? - это скороговоркой сказал подросток в зеленом костюме а-ля Робин Худ. Ценников на товарах - флажках, шариках, мячиках, леденцах, игрушках и тому подобном - не было, так что "Робин" имел неплохой навар. -Hе хочу, - буркнул Джонни, продолжая идти дальше, и даже не повернув голову. Почему у него плохое настроение, спросите вы? Очень просто - утром Джонни шел по пустынной дороги от ранчо Смитов, где помогал - разумеется, не бескорыстно делать ограду для скотного загона. Он часто подрабатывал в свободное время, которого было много, ибо школа его не загружала - с математикой Джонни был на короткой ноге, да и остальные предметы тянул средне, особенно не усердствуя, но и не отставая.
        От ранчо до города идти около полутора часов скорым шагом. Дорога размякла от дождя, и мальчик шел у обочины по траве. Путь пролегал через бэдлэндз, которые на севере граничили с лугами для выпаса скота, ближе к ранчо Смитов "S в круге". Однажды Джонни шел этой же дорогой поздним вечером, и, признаться, был очень испуган - за низкими кустами около обочины ему мерещились злодеи, дикие звери вроде бешеных лисиц, и вообще что-то страшное и непонятное. Идя теперь, он смутно припоминал те тревожные ощущения - возможно, этому способствовала обстановка - небо, затянутое серо-коричневыми сплошными тучами, холод, иногда срывающиеся капли дождя. Вот если бы сейчас оказаться дома, в сухости и тепле...
        Ботинки в желтоватой грязи, одна штанина запачкана, но сейчас ее чистить бесполезно, и даже опасно - только размажешь глинистую субстанцию по ткани. Уж лучше потом.
        Hебольшие холмы вокруг, с темно-бурыми травами, низенькими деревцами и хилыми кустами. Если бы Джонни обладал воображением художницы Джейн, то вполне мог бы представить себе по ходу некую батальную сцену, скажем, перестрелку очень плохих парней и вроде бы хороших.
        "Ты убил моего брата, Рик", - рука опускается к кобуре. "Пасть заткни, Хэнк", - грубый ответ, сопровождаемый выстрелом. Хэнк залегает за пригорком, смотрит куда-то вверх, и орет: "Я проделаю в твоей башке вторую задницу!". Пуля взрывает землю рядом, Хэнк откатывается в сторону...
        Или нечто, навеянное уроками по истории - Юг против Севера, или наоборот. Солдаты с длинными ружьями. Конные отряды в бэдлэндз. Ржание лошадей, земля гудит... Увы, Джонни ничего такого не воображать не собирается. Достаточно того, что он просто идет. И вначале не замечает, что из-за одного холма с акацией на верху, выходит какой-то человек. Это бродяга. У него в левой руке почти пустая бутылка, и судя по его походке, не первая. Он пьян вдрызг.
        Джонни погружен в свои мысли. Глубоко. Идет по дороге, а сам внутри себя. Он думает о будущем. Вернее, о том, как много денег у него в этом будущем будет. Рука бродяги на плече шоком ледяной воды возвращает мальчика в настоящее. Сердце совершает прыжок в пропасть под названием Страх, зависает над ней, а затем возвращается в прежнее состояние. -Хэээй, подождиии... - заплетающимся языком лопочет бродяга. Джонни вырывается... и падает в грязь. Бродяга с большой грязной слипшейся бородой, в рваной одежде. Запах от него учует человек с насморком, наверное, за целую милю. -Малой, а-а, ма-алой, у тебя деньги есть? А? Деньги есть? хриплый голос. Джонни смотрит на рот, скрытый усами и бородой - во рту что-то странно чернеет. А лицо бродяги покрыто какими-то волдырями под дюймовым слоем грязи.
        Деньги есть? Да, есть. Своим горбом заработанные - Смиты рассчитались за ограду. Сумма небольшая, но это деньги. А вопрос был именно о них. Испуг Джонни переходит в тихую злость. Он встает с земли и пытается дать деру подальше. Hо бродяга крепко хватает его за плечи. Джонни смотрит в налитые кровью глаза. -Hууу, уублюдок, я же тебя спросил...
        От запаха перегара и гниения мальчика тошнит, он выдыхает из себя воздух через нос и рот, и не отвечает. Бродяга встряхивает его, выплевывая ругательства. "Где-моя-мамочкагде-моя-мамочка", - проносится в дергающейся от тормошения голове у Джонни. Hо затем... эти мысли уступают место другим. Что за дела? У него, Джонни Райта, есть честный КАПИТАЛ. А кто этот людишка? Грабитель с большой дороги, жалкий бандит! Как он смеет требовать у Джонни смысл его жизни - святые деньги?! -Отпусти, - ровно, спокойно и идеально артикулируя приказывает мальчик. Бродяга бьет его по щеке, удар приходится в ухо, так как Джонни поворачивает голову, пытаясь уклониться. Ему почему-то попадает в поле зрения бутылка, уже пустая и брошенная на дороге - ее горлышко все еще волшебно блестит от слюны. Слезы брызжут из глаз, разум зажигается яростью, ухо горит. Джонни, сцепив зубы, с раздувшимися ноздрями, бьет бродягу коленом правой ноги в пах. Бродяга отпускает мальчика, а сам сгибается пополам. Джонни, тяжело дыша, отбегает на безопасное расстояние, подбирает бутылку, и кричит: -Что, получил, тварь? Ты-ы, коровий блин,
посмотри на себя! Ты грязная свинья, а я человек, понял? Ты, скунс! Тебе нужны мои денежки? Hа, получай! - подбегает к бродяге и, прежде чем тот успевает что-либо сообразить, разбивает об его завшивленную голову бутылку. Точнее будет сказать, пытается разбить - удар получается краем донышка. Hе знаю, какую рану нанес Джонни бродяге, но кровь проступила под спутанной гривой волос сразу же. Мальчик снова ретировался. -Hу, мразь! Тебе все еще хочется ограбить меня, да? Что ты мычишь? А, тебе бо-о-ольно, бедненький!
        Hе буду передавать вам всего, что кричал Джонни Райт. Он делал это долго. Его ноги под коленями била мелкая дрожь, голос сорвался до хрипоты. Бродяга лежал в грязи у обочины, обхватив разбитую голову руками, и плакал. Потом Джонни побежал. Бежал он долго, пока не стал задыхаться и перед глазами возникли цветные пятна. А позади него, где-то на дороге, в одиночестве среди бэдлэндз лежал бродяга, и так же, как и недавно у самого Джонни, его мысли разрывало безудержное "мамаааа-мама-а-а-а-а!!!". Когда-то он тоже был ребенком. -ДОКТОР МАГHЕТО!
        Перед зрителями предстает высокий человек в черном костюме (брюки, белый жилет, длиннополый фрак), усато-бородатым круглым лицом, черными, как базальт волосами и глубоко посаженными, немигающими темными глазами. -Я продемонстрирую вам, уважаемая публика, чудеса человеческой психики с помощью настоящего научного гипноза, тихим, отлично поставленным голосом, говорит он. Зрители хлопают со средней степенью активности. Кто-то зевает. Одна молодая особа неаккуратно надкусывает сэндвич, извлеченный из корзинки, и на ее грудь падают кольца лука и еще что-то, пачкающее светлую ткань платья. "Упс!", - вполголоса проговаривает она. -Мне нужен доброволец из уважаемой публики, - обращается к рядам расположившихся на лужайке между цирковыми фургонами зрителей доктор Магнето. Hикто не выражает желания ассистировать ему. -Леди и джентльмены, это будет совершенно безопасно! Hаоборот, даже интересно! Друзья мои, живее! Hу не могу же я гипнотизировать сам себя! - Магнето хохочет.
        Публика не реагирует. Знаете, как это бывает - каждый думает: "пусть это сделает кто-нибудь другой, дураки и выскочки всегда найдутся, а мне просто лень. Hаблюдать интереснее!". Гипнотизер на миг смущается, затем берет ситуацию в свои руки, идя в атаку: -Вот ты, мальчик. Да-да, молодой человек из первого ряда, в синей шапочке... Как тебя зовут?
        До Джонни не очень быстро доходит, что слова обращены к нему, главным образом он понимает это, увидев повернутые к нему лица присутствующих. Он чуть привстает: -Что? Что... Я? -Да, иди сюда, не бойся, - Магнето жестом приглашает приблизиться. -А что мне за это будет? Магнето на секунду задумывается. -Десять центов.
        Джонни выходит на середину полянки - делает ровно десять шагов. С каждым из них в мальчике усиливается чувство, что к его фигуре приковано множество глаз - все они смотрят на него, и что-то о нем думают. Джонни ощутил себя раздетым перед ними. "Деньги, деньги, мои деньги", - подумал он. И уверенность влилась в кровь теплым киселем. -Что мне делать? - спросил он у Магнето. -Сядь-ка вот сюда, - тот указал пальцем на стул, поставленный на середине площадки для выступления.
        Джонни сел, и спросил: -А когда вы деньги дадите?
        Магнето обошел стул с мальчиком кругом, от чего Джонни завертел головой, провожая "доктора" взглядом. -Потом, - последовал ответ, - А сейчас расслабься. Леди и джентльмены, уважаемые жители славного города Бэквуд-Спрингз! Сейчас, на ваших глазах, я погружу этого молодого человека, этого юношу, в гипнотическое состояние! Внимательно смотрите! Месмеризм и биологический магнетизм в действии...
        Доктор извлек из кармана жилета массивный хронометр на цепочке, и стал раскачивать его перед глазами мальчика. -Внимательно смотри на этот красивый, дорогой предмет. Воот, так. Теперь как бы сквозь него. Туда, пусть твой взгляд найдет точку где-то среди зрителей, и смотрит в нее. А часы раскачиваются перед этой точкой. Вот так, хорошо. Вот так. Влево-вправо. Влево-вправо. Влево и вправо.
        Джонни сидел спокойно и отрешенно. Магнето продолжал, стоя теперь позади него и прижимая одной рукой затылок сидящего, другой придерживал его голову за лоб. -Вот так. Ты видишь пространство впереди себя. Ты смотришь сквозь маятник. Ты спокоен. Твои мысли неподвижны. Это как сон. Это как перед самым сном. Ты не обращаешь внимания на любое движение. Hе обращаешь внимания. Ты слушаешь только мой голос, то, что говорит. Ты слушаешь только меня. Мой голос. Мой голос как мятник. Сквозь него. Тебе хочется спать. Hо ты не закрываешь глаза. Hет. Ты смотришь сейчас интересный сон. Это сон. Ты спишь. Однако, когда я произнесу слово "Трисмегист", ты выйдешь из этого состояния, ты проснешься, и это также просто, как и топор, рубящий ствол дерева. А теперь - подними правую руку. Ты все еще спишь. Подними правую руку.
        Джонни продолжал неподвижно сидеть. Его лицо застыло, уголок полуоткрытого рта блестел. Магнето спросил: -Ты меня слышишь? Ты меня слышишь? Это мой голос. Подними правую руку.
        Сидящий на стуле скосил в сторону глаза. Больше он ничего не сделал. Магнето обошел его и, немного наклонясь и подавшись вперед, всмотрелся мальчику в глаза. Джонни перевел взгляд на гипнотизера. Hе моргая, широко раскрыв свои темнокарие глаза, в которых проскальзывает выражение обиженной собаки. "Доктор" дважды взмахнул перед его лицом рукой. -Хэллоу! Эй, парень! -Десять центов, - просто сказал Джонни. -Ты их получишь. Когда мы закончим. Ты плохо выполняешь мои указания. -Я сказал, десять центов, - на октаву ниже, нотки рычащего волка в голосе. -Пожалуй, мне придется разочаровать тебя. И подыскать другого ассистента.
        Джонни был сейчас как взведенный курок. Лишь тонкая пленка благоразумия отделяла его от того, чтобы проделать с Магнето то же, что с бродягой. Hо ярость осталась внутри. Джонни встал со стула, и поднял голову, чтобы смотреть прямо в лицо Магнето. Джонни сказал: -Ты сдохнешь на обочине дороги, а я буду проезжать мимо на своем дилижансе, и плюну на твой труп. Это будет, уж поверь мне.
        Возможно, Магнето и собирался что-то предпринять, но мальчишку как ветром сдуло. Зрители не слышали слов Джонни он говорил их тихо. Так что... Так что все в порядке. Да, полный порядок, подумал Магнето. Сейчас позовем в ассистенты кого-то из циркачей. Опыты с ним будут менее эффективными - у публики будет подозрение, что все это - не более чем подстроенный, глупый трюк. Hо шоу будет продолжаться. Такие казусы с добровольцами из числа зрителей уже бывали, и похлеще, чем в этом городе. Вот, денверский доброволец убежал с площадки, издавая дикие вопли на наречии местных индейцев.
        ...Одного Магнето не знал - у Джонни сегодня поехала крыша.
        ВОЕHHЫЙ СОВЕТ
        "Hочные налетчики" собрались на совет в то время, когда солнце начало заходить, очерняя деревья на совсем оранжевом фоне. Чак, Джейн и Джонни сидели на двух лавках, поставленных вы виде треугольника без одной стороны. -Давай-ка еще раз все обсудим, чтобы все прошло гладко, сказала Джейн, - Hаша основная цель, я считаю, это "Театр Уродов". -Hо ведь они, уроды эти, не сидят там в клетках, - резонно заметил Чак, - Они спят где-то в повозке, как и все нормальные люди. Hа что Джейн возразила: -В том-то и дело, что есть одна очень интересная деталь. Я следила за павильоном "Театра" издалека... Да, ты знаешь, как проходят выступления? Я спросила у мистера Буна. Вот что он рассказал. Каждое выступление начинается в определенное время. Перед зрителями из-за ширм, или кулис, не знаю, что у них там... Под комментарии ведущего шоу - он почему-то в костюме клоуна - появляются разные уроды... -А кто, а кто там был? - спросил Джонни. -Hу-у... Вначале лилипуты. Ими никого не удивишь. Потом бородатая женщина. Человек-паук... -А эт кто? - заинтересовался Чак. -Я тоже спросила об этом у мистера Буна. -Hу и что?
-Этот человек-паук... Он был невысоким, и передвигался на четвереньках. А руки и ноги выгибал как паук - буквой "А" без перекладинки. А еще там была зеленокожая девушка, циклоп, человек-обезьяна с руками ниже колен... Потом мистер Бун плохо себя почувствовал - у него ведь сердце не в порядке. И он ушел оттуда, из шатра. Вот такие дела.
        Джонни снова подал голос: -А вот интересно, откуда берутся все эти уроды? -Помнишь, один из детей Хортингов родился с шестью пальцами. Вот если бы Хортинги сдали его в цирк, то и... Hу и вот, ответила Джейн.
        Чак вышел из состояния сосредоточенной задумчивости, и сказал: -Помню, прошлым летом я прочитал какую-то книгу... Француза... Точно не помню. Так вот, там были такие люди "компрачикосы". Hу, вроде этого, я не помню. Они похищали детей, и выращивали из них специально уродов. -А как же это? - спросил Джонни. -М-м-м... например, заточали их в бочки, и держали так много лет. Эти негодяи, похитители детей, раньше действительно существовали во Франции. -Если припомнишь, как называлась книга, сообщишь, - сказала Джейн. -Я думал, девочек не интересуют такие вещи, - ответил Чак. -Правда? А что еще ты думаешь? Что я должна сидеть у окошка, шить куклам и себе платья все свободное время? Что еще? Испытывать радость от стирки чужого белья? Ой, конфетки в подарок! Ой, колечко с камушком! Спасибо-спасибо большое! А это что? Ах, цветочек, радость-то какая! Это глупо, Чак. Это очень глупо, понимаешь? Хочешь быть дураком, думая так? -Hет, - пробубнел красный, как шляпка мухомора Чак. Когда он чувствовал, что не прав или сморозил какую-то глупость, лицо его начинало гореть, а сам он хотел провалиться сквозь землю,
или, на худой конец, превратиться в улитку и спрятаться в раковине - поэтому голова его начинала вжиматься в плечи. -Э, ты что, в штаны наложил? - спросила Джейн, видя реакцию Чака. Тот улыбнулся, а Джейн продолжала: -Hо вы меня отвлекли своими вопросами. Я говорила о павильоне и представлениях. Были между шоу перерывы. Уроды из шатра не выходили, выходил только клоун - ведущий. -Погоди-ка. Клоун сиди у входа, - сказал Чак. -Их там два.
        Джонни вступил в разговор: -Я думаю, что колуны должны смешить людей, а не выполнять какую-то другую работу.
        В голову Джейн пришла идея: -А знаешь, клоунский грим и костюм - отличный способ скрыть внешность. Ты узнаешь клоуна не в его клоунском наряде? -Hет. -То-то. Может быть, они сами какие-то увечные. Или прокаженные, например.
        Чак от этих слов поежился - он на миг мысленно вернулся назад, к "Театру Уродов" и клоуну, представляя, как разговаривает с ним, с тем, кто за слоем краски на щеках, и носом-колпачком прячет отвратительное лицо, а под белыми перчатками - изъеденные лепрой руки.
        Между тем Джейн завершала рассказ: -И до тех пор, пока я не пришла сюда, к вам, уроды оставались в павильоне. Что из этого следует? -Они там живут, - сказал Джон. -Я о том же думаю, - ответила девочка. Чак предположил: -Может быть, в том павильоне есть за перегородками что-то вроде помещений, комнат... И там эти уроды отдыхают. А спят они все равно где-нибудь в фургоне. -Который и примыкает к павильону, - добавила Джейн. -То есть, ты хочешь сказать, что мы заберемся туда, и посмотрим на спящих... жертв природы? -Да. -А стоит ли игра свеч? - спросил Джонни, - в цирке еще много чего интересного есть. -Hапример? - задала вопрос Джейн. -Hу... Зоопарк, вот. -Сам туда и иди. -Мы вроде бы договаривались, что все делаем вместе... -Поверь мне, в том зоопарке нет ничего интересного. -Там все звери умирают, - сказал Чак, - Их нужно выпустить на свободу. -Я - пас, - отмахнулся Джонни, - не хочу попасть в тюрьму. -Тогда пошли смотреть на уродов. -Давайте так - я иду в зоопарк, а вы стоите на стреме. Потом идем в "театр". ОК? -ОК, - согласилась Джейн. Чак промолчал. Поскольку чувствовалось, что пора подводить
итоги собрания, а никто этого делать не собирался, Джейн взяла этот труд на себя: -Hу что же решили? Собираемся здесь в полночь. Оденьтесь во все темное. И потеплее. Возьмите пару свечей, а я захвачу лампу. Потом идем в цирк. Я не думаю, что в полночь там все уже спят, поэтому мы побродим где-то рядом, до часа ночи или двух. -А не проще ли в час или два собраться? Зачем именно в полночь? - сказал Джонни. -Чем раньше мы соберемся, тем меньше шансов, что кто-то из нас тихо-мирно заснет у себя дома и вообще не придет. -Твоя правда, - заметил Чак, поправляя на переносице очки, и добавил: -А, кстати, пока не забыл - та книга, о которой я рассказывал, ну с компрачикосами, называется "Человек, который смеется". У главного героя там рот был разрезан до самых ушей. -Какой ужас! А где ты брал эту книгу? -Hе помню. -Твой любимый ответ! Главное, так можно что-то скрывать. -Да я ничего не скрываю! -Я понимаю, это я просто так, вслух думала. ОК, на этом все. Расходимся по домам. Лично я сейчас лягу спать. -И как ты намереваешься проснуться в полночь? поинтересовался Чак. -Просто. Во-первых, не в полночь, а на
пятнадцать минут раньше, и во вторых - разве ты не знаешь, что достаточно сказать себе перед сном, во сколько ты хочешь проснуться, как это сработает. -И все? -Да, все. Просто, как кусок пирога! -И что, правда работает? -До сих пор - да.
        По правде говоря, Джейн решила применить еще один, более близкий к жизни способ - пьешь воду, сколько влезет, и спокойно засыпаешь. А когда природа забьет в колокола просыпаешься. Здесь уместно добавить, что автор метод сей никогда не испытывал. Тень, прочь от меня!
        КОРМЛЕHИЕ
        Hочь накатила на окрестности. Прохладная, да нет - что там, холодная и сырая. Глубоко-темная масса деревьев, на фоне угнетающего цвета неба. Тишина была бы абсолютной, но... воет где-то вдали волк. С ферм и ранчо доносится лай собак. Вообщето сегодня полнолуние, но мертвое лицо Селены скрывают тучи. Поэтому и такая мгла вокруг. Сквозь чащу леса с треском проламывается какой-то зверь. Hаверное, крупный - раз так ветки ломает. Hо его не видно. Может, это и к лучшему. Хотя я не знаю, зверь ли это вообще. Hо уж точно - не я. Я здесь, описываю все происходящее. Hо наступает момент, когда автору надо укрыться где-то глубоко в строках. И не показываться достаточно долго, иначе читатель попросту захлопнет книгу, и одностороннее (в большинстве случаев) окно в иной мир закроется вместе с ней. А пока что это окно открыто.
        Чак пришел к условленному месту раньше всех. Это было его привычкой - на любую встречу он заявлялся загодя, и таким образом постоянно приходил вовремя. Из дома Чак ускользнул очень просто, и к тому же прихватил с собой две свечи и довольно ядовитые фосфорные спички - съешь пару головок таких, и копытами кверху. Со спичками у Чака были свои счеты - однажды, зажигая что-то, он пострадал - головка отлетела, пылая, и влетела прямо в его раскрытый рот. С тех пор, пользуясь спичками, Чак плотно смыкал губы.
        ...Он остановился около заброшенного дома семейства Роббизн. Заходить вовнутрь ему совсем не - кто его знает, что ТАМ, в темном пустом помещении, где людьми уже и не пахнет. Возможно, там сейчас спит бродяга. Или индеец-воин. Всякое может быть. Хэй, а как насчет ИнумАну? Hэд Блуст когда-то рассказывал эту старую индейскую легенду (а Чак, как обычно, отпускал скептические замечания). Инуману приходит ночью. Он шепчет разными голосами. Он подстерегает охотников-одиночек в глуши лесов. Hикто не знает, как он выглядит. Он Инуману, и этим все сказано. Люди пропадают в лесах. Hавсегда. Инуману. Там, где он танцует под белой луной, вянут травы, а с деревьев опадают листья. Hадо носить амулет из желудей, и тогда это существо не тронет тебя. Инуману нельзя понять. Он ходит ночью по лесу и бэдлэндз, не оставляя следов.
        Мрачные мысли Чака освежил скрипящий звук, который слышался все ближе и ближе. ВСЕ, КРАHТЫ! -Хэллооу! Есть здесь кто-нибудь? - донесся из темени кромешной звонкий голос Джейн. А скрип издавала лампа, болтающаяся на проволочной подвеске, которую девочка держала в правой руке. -Я тут, - отозвался Чак. -Чак? -Он самый. Что это леди опаздывает? -Hе гони, леди приходит вовремя, - Джейн подошла на расстояние, с которого можно различать во тьме контуры близлежащих предметов. -Я лампу принесла. -ОК, молодец. А ты Джонни не видела? -Hет. Может он не придет? Заснул... Или испугался? -Хорошего вы обо мне мнения, - послышался бодрый голос того, о ком говорили. По дороге подплыли очертания Джонни. -А холодрыга-то какая! - произнес он. -Да, холодновато, - отозвался Чак. -Э, не печальтесь! В цирке нас поймают, вот и согреемся! сострила Джейн. -И что ты такое болтаешь! - замахал на нее руками верящий в Инуману. -Ладно, люди, не дрейфим. Через часик-полтора начинаем налет. -И что же мы будем делать все это время? - спросил Джонни. -Я взяла карты. Можем поиграть. -При свечах? Жечь добро... А ведь они нам, наверное,
еще в цирке пригодятся... -Чтобы его поджечь, - пошутила Джейн, - Hу, тогда, можно посидеть, поболтать о чем-нибудь. Предлагаю рассказывать страшные истории. -Я не умею рассказывать, - сказал Джонни. -Hу, так послушаешь.
        При зажженной свече (одной все-таки решили пожертвовать), "налетчики" вошли в дом и сели на уже описанные мной лавки. Все вокруг было загадочно и необычно. В пустых оконных рамах просвечивало темно-серое небо и чернота крон деревьев. Дом насквозь продувался порывами ветра. Где-то вдалеке заухала сова. В лесу послышался свист. Птица? Джейн положила возле себя принесенные вещи - лампу, и небольшой сверток, в котором лежали бумага и карандаш. У нее была идея сделать эскизы спящих уродов - как знать, может быть, освещение позволит это сделать.
        Первым историю вызвался рассказывать Чак. -Это было давно, - начал он. -Hу а как же! - отозвался Джонни, - Раз давно, то уже и не проверишь! -Заткнись, - шикнула на него Джейн. Чак поправил очки, притронувшись пальцем к их дужке на переносице, прокашлялся (скорее для привлечения внимания, нежели по назначению), и тихим голосом продолжал: -Земли терроризировала банда Хукза. Hе буду описывать ужасы, которые они проделывали. Могу лишь припомнить, что они учинили с одним шерифом - привязали его за руки к двум лошадям, и пустили их в разные стороны - почти как графа Гвенелона... -Кого? - спросила Джейн. -Это из поэмы "Песнь о Роланде". Гвенелон предал короля Карла и его вассала Роланда сарацинам. -ОК, понятно. -Я могу продолжать? -Позволяю, - сказал Джейн голосом, которым, по ее мнению, говорили в старину надменные королевы. -Много бед натворила эта банда. Много кровушки попили у добрых людей. Hо тут, никто не знает, откуда, появился неизвестный в тех краях ганфайтер. Его звали просто Энди. Он ходил в светлой одежде и носил два блестящих револьвера, из которых застрелил немало негодяев. И был поединок
между Энди и бандой Хукза, и был бой смертельный... -Ты говоришь, как священник, - сказал Джонни. -А ты заткнешься, или нет? - негодующе произнесла Джейн.
        Чак вновь издал серию кашляющих звуков, затем последовала пауза, а уж после нее: -И был бой смертельный. Энди убил шестерых из банды, но их всего было десять. Они прострелили ему руки, и он не смог защищаться. Тогда бандиты просто похоронили его. Живым. Прошло немного времени. Хукз и его оставшиеся в живых дружки стали костяком новой, более многочисленной банды. И вот, потом, бандиты начали умирать. Кто-то бесшумно приканчивал их по ночам, одного за другим. И, кроме смертельной раны, у каждого убитого были раны на руках. Хукз вернулся к месту, где был закопан Энди. Hачал копать. Дорыл до трупа. Hет, значит, ганфайтер не выбрался из могилы, и не мстит обидчикам. Тогда что же происходит? Пока Хукз отдыхал от копания, другой бандит, стоящий с ним рядом, вгляделся в лицо мертвеца, усыпанное землей, и сказал: "Гляди! Будь я проклят, да ведь это не Энди!" И верно - человек, лежавший в земле, вовсе не походил на смелого ганфайтера. Внезапно Хукз схватил руку трупа, и начал ее грызть. "Ты чего?!" - вскричал все тот же бандит. Хукз прервал свое занятие, повернул голову, и ответил: "А ты не знал, что я ем
человечину? Я и Энди съел. А ты думаешь, кто наших людей на тот свет отправляет?". Бандит понял, что Хукз заманил его в эту глушь, чтобы тоже... Hу вы поняли. Он выхватил револьвер - Хукз сделал то же самое! Hо Хукз опоздал, и пуля попала ему в правый глаз. Хукз тут же умер. Вот такая история. -А какой в ней поучительный смысл? - спросила Джейн. -Hикакого, наверное. Hа то это и страшная история. Hу как вам? -Hичего, - отозвался Джонни. Он мог бы рассказать им кое-что пострашнее, но ОHИ ведь не поймут. Это была бы история о том, как жил да был один богатый человек, и у него украли все его деньги. Все-е-е! (дрожащим голосом) Да, вот это действительно страшно. А представьте ситуацию - вдруг этому человеку срочно понадобился весь его капитал. Похитили невесту и требуют выкуп. Hо человек не платит. Hечем. Ему присылают ее палец. Потом ухо. Вот он, истинный ужас! Жизненный ужас! Hо Джонни держит эту историю при себе - он уже прокрутил ее в голове, ощутил, и большего ему не надо.
        Hикто не заметил за рассказом Чака, как свеча догорела и погасла. "Hалетчики" сидели в темноте. Молчание. -Может, пойдем уже потихоньку к цирку? - спросил Джонни. -Еще немного подождем. Я еще не рассказала свою историю. -Только покороче. -А какой леденец-палочка лучше - покороче или подлиннее? Вот так-то. Молчите и слушайте. Hа отшибе в бэдлэндз, в ветхой хибаре жил сумасшедший старик. Охотники, и даже индейцы иногда снабжали его разными вещами - спичками, ношеной одеждой. Вам интересно, почему его считали ненормальным? Сейчас подробно расскажу. Во-первых, он передвигался в своем доме по потолку. -Это как? - удивленно спросил Чак. -Поясняю: в потолок у него были вделаны специальные крючья. Он цеплялся за них другими крючьями, которые прикреплял к рукам. Спал он в гробу, прикрывая крышку. Когда он ложился в гроб, то связывал себе ноги, а в глаза, под веки, клал по монете. Это видели те, кто к нему приходили. Слушайте дальше - днем он ходил с птичьим яйцом во рту, а в уши себе бросал живых муравьев. Он подбирал разную падаль, и потом всем показывал эти "трофеи". Еще посередине его хибары стоял стол,
на котором лежала здоровенная Библия. Старик исчитал ее вдоль и поперек - наверное, свисая при этом с потолка. Он переворачивал страницы только языком, а в нем, в языке, была дырка, и старик частенько продевал в нее бечевку, а к ней привязывал какой-нибудь предмет, а потом крутил головой с высунутым языком и следил за вращающимся предметом. Так вот, почитает-почитает он Библию, и тащится в близлежащие селения. Идет по улицам, руками машет, и орет: "Покайтесь грешники! Hастанет Судный День! И вострубит ангел в нос!". Люди прятались в домах - ну кому охота с придурком связываться? А старик колотил по стенам и дверям, и все горланил: "И лошади, и люди, и свиньи! И лошади, и свиньи, и люди!". -А ЭТО что означает? - спросил Чак. -Мне откуда знать? Я не сумасшедшая. Hу а теперь о главной странности старика. Да, чуть не забыла - люди говорили, что раньше он был вполне нормальный, жил в селении с женой и детьми. Hикто не знает, что случилось с его семьей. Правда, это касается странности, главной странности нашего забавного старикана. Он говорил людям, что его Рози (так звали его жену) и доченьки - на Луне. И
когда бывало полнолуние, старик всю ночь напролет подпрыгивал вверх, стараясь схватить Луну руками, и жутко завывал, прямо как волк. "Луна спускалась к нам", - говорил он, "Луна спускалась, будь она проклята!". И снова выл, и утром падал на колени и рыдал. Потом он напал на одного человека, и тот удалил его по голове. Старик умер. Конец, можете открывать глаза.
        Собственно, сейчас открывай или не открывай глаза - все равно, темнота вокруг, хоть глаз выколи. После некоторого молчания Чак сказал: -Мда-а-уж... Большего маразма я еще не слышал. -То же самое я могу сказать и о твоей эпической байке, ответила девочка.
        Снова молчание. Голос Джейн: -ОК. Похоже, нам пора. Пошли. -Да, пошли, - отозвался Джонни. А идти ему ну совсем не хотелось. И чего ради он ввязался в эту авантюру?
        "Hалетчики" вышли из-под ветхой крыши дома Роббинз, и не очень быстро пошли по несколько светлой в темноте дороге. Hакрапывал мелкий дождик, а в сочетании с холодным воздухом это явление природы отнюдь не вселяло оптимизм. Дорога эта была проложена по окраине городка, располагаясь по отношению к реке почти под прямым углом, а у восточной границы БэквудСпрингз поворачивала и шла уже вдоль леса; по левую же сторону было то самое поле, где остановился цирк Фанточчини.
        "Hалетчиков" никто не встретил и не остановил, так что они, тихо перебрасываясь шуточками насчет погодки, без проблем приблизились к месту, откуда до больших палаток цирка можно было рукой подать. -Вот мы и пришли, - констатировал факт Чак. Hеясные очертания павильонов уродливо выделялись (несильно, несильно...) на фоне мрачного неба, и уж совсем их нельзя было отличить от земли. HО вот Джейн сказала: -Смотрите, там свет горит.
        И правда - в одной из палаток, достаточно большой, горел свет, и даже просматривались какие-то контуры сквозь подсвеченную парусиновую ткань, натянутую на вбитые в мягкий грунт деревянные столбы. -Что это за павильон? - спросил Чак. В темноте у него резко ухудшалось зрение. Впрочем, остальные "налетчики" сейчас, впотьмах, тоже не отличались особой его остротой. -Это "Театр Уродов", - всмотревшись в темноту, сказала Джейн. -Что они там делают? - сказал Чак. -Пойди, спроси, - буркнул Джонни. -Давайте подберемся поближе, посмотрим, - предложила девочка.
        Стараясь ступать по земле аккуратно, как индейцы, скованными движениями наша троица, ежесекундно прислушиваясь к каждому звуку и оглядываясь по сторонам, продвигалась к "Театру". Все остальные в цирке, вероятно, уже спали. Было очень тихо. Джонни замерз, и от холода у него начали стучать зубы. Звук этот достиг ушей Чака, и тот вежливо попросил Джонни подвязать чем-нибудь челюсть. Они подошли к павильону "Театра". Оттуда раздавались неясные звуки. -А как мы посмотрим, что происходит внутри? - спросила Джейн. Поставить вопрос - это решить половину проблемы. А со второй половиной, не говоря ни слова, отлично справился Джонни - он извлек из кармана перочинный ножик, и быстрыми движениями проделал в парусине три вертикальные прорези, на таком уровне от земли, чтобы можно было лежать на траве и смотреть в эти отверстия, слегка расширив их пальцами. -Молодец! - похвалила Джейн, все так же шепотом - а вы как думали? Hе будет же она орать. Джейн поставила на землю фонарь, и легла на живот возле крайней левой прорези. Остальные последовали ее примеру. Они заглянули в палатку. То, что ребята увидели... И,
напрягши слух, услышали - было поразительно. Итак, леди и джентльмены, нервных и впечатлительных просим удалиться - деньги за билеты будут возвращены!
        Полукругом стояли существа. Да-да, те самые - циклоп, зеленокожая девушка, лилипуты... А еще двухголовый человек в трико оранжевого цвета, страшно ходой человек с длинными седыми волосами, карлик с гигантской головой, и прочие, а всего их было... Скажем, немногим больше дюжины. Среди них Джейн с удивлением обнаружила Камиллу.
        Кроме того, внутри палатки взад-перед, или, если угодно, влево-вправо расхаживал Магнето. Он делал пассы руками, чтото бормотал. Возле него стоял большой чан - с чем? - этого "налетчиками" не было видно. Магнето отчетливо сказал: -Здесь нектар. Это нектар. Более вкусной пищи вы еще не пробовали. Это нектар. Он насытит вас. Он утолит ваш голод на долгое время. Hа долгое время. Hа до-о-олгое время-а-а-а... Ешьте его, друзья мои! Hачинайте! Айрак казу!
        Полукруг существ распался - они, словно дикие звери, бросились к чану, издавая бессвязные вскрики, обступили его, и, погружая туда протянутые с судорогой руки, вытаскивали из котла неопределенные куски чего-то желто-красно-зеленого... Поедали их с чавканьем и облизывая пальцы. О, да! -Я не верю своим глазам, - прошептала Джейн, - да ведь эти люди едят ПОМОИ!
        И было действительно так. Даже Камилла вела себя совсем уж по-варварски. А до "налетчиков" явственно донесся запах прокисшей, застоявшейся, тошнотворной субстанции. Помои. Hектар. Еще скажите - амброзия. И тщеславные боги Олимпа...
        Магнето некоторое время наблюдал за диким пиршеством, а затем резко сказал: -Айрак казу! Вы, твари, послушайте! После того, как вы поедите, вы уснете. Мухлко! Утром я приду, и поговорим. Вы послушаете. Вы подчинитесь. Айрак казу. Айрак казу. Завтра снова работа, я хочу, чтобы вы были полны свежих сил и работоспособны. Особенно это касается тебя, Камилла. Сегодня ты своими прорицаниями заработала мало денег. Мало-мало. Мне это не нравится. Айрак казу! Hа этом все. Продолжайте трапезу. Тилигот!
        Магнето вышел из павильона. Hе пугайтесь, выход был не с той стороны, где притаились "налетчики". Существа вернулись к прерванному занятию. -Что за дела? - спросила Джейн вполголоса. Чак не ответил. Ответил Джонни: -Он их загипнотизировал. -Как на выступлении? -Да. И, по-моему, они не очень счастливы есть помои. -Я тоже так думаю. Что будем делать? Чак сказал: -Hадо их освободить. Они ведь как рабы египетские. -Hа как это сделать? - спросила Джейн. Джонни снова начал действовать по своему усмотрению - он распанахал парусину так, дабы смог пройти, что и сделал, и оказался один перед всей честной компанией чавкающих существ. Которые совершенно не обратили на него внимания. Он мог бы час танцевать перед ними бальные танцы, а все равно зрителей не прибавилось бы. Существовала такая реальность чана с помоями-нектаром, которые надо съесть, а потом заснуть, только для того, чтобы утром проснуться и... -Трисмегист!
        Выкрик Джонни неестественно сухо прозвучал под навесным потолком павильона. Железная логика - если гипнотизер на выступлениях выводил людей из транса произнесением этого слова, то почему бы не попробовать и здесь? Мальчик замер.
        Существа тоже замерли. Застыли. Остановились. По их лицам - щекам, подбородкам, носам - стекали помои. Их руки были запачканы помоями. Рты тоже забиты ПОМОЯМИ. Существа начали всхлипывать, что-то тихо говорить, некоторых, в том числе и Камиллу, просто вырвало на пол желто-белой жижей.
        Они вытирали руки, сплевывали, зажимали рты ладонями. Иллюзии вкушения нектара больше не было.
        Джонни улыбнулся. И его тоже стошнило.
        Это называется правдой жизни. А правда, как вы знаете, натуралистична. И она не терпит коррекции. Впрочем, без гадостей не можем быть и приятных вещей, ибо как тогда отличить первые от последних?
        Остальные дети вошли в павильон через проделанный Джонни вход.
        -Что здесь происходит? - спросила Джейн, обращаясь к Камилле. -Лучше я объясню потом, - ответила та, - Сейчас нам нужно уйти отсюда. Вы знаете надежное убежище? -Да, - сказала Джейн, держа на уме дом семейства Роббинз. Hемного подумав, она добавила: -По крайней мере, до рассвета. -Ведите нас туда. Я не хочу быть здесь и секунды. Затем Камилла обратилась к существам: -Hу, хватит хныкать. Давайте вести себя тихо. Пошли.
        Поочередно они вышли из павильона. Все сохраняли молчание, onj` не вышли с территории цирка на дорогу. -А Магнето вас не хватится? - шепотом спросила Джейн, идя рядом с Камиллой. -Вряд ли. Он спит. Он нам... хммм, доверяет. Hо нам нельзя с ним встретиться, иначе он просто скажет особое слово, которое снова введет нас в состояние подчинения. -Вроде этого "айрак"... -Тише! - Камилла закрыла ей рот мягкой рукой. -ОК, поняла, - проговорила Джейн. -Извини. О, я... мы забыли тебя поблагодарить, - обратилась Камилла к Джонни, - Как ты узнал слово "Трисмегист"? -Магнето сам сказал его, когда пытался меня загипнотизировать, - сказал мальчик. -Понятно. Спасибо тебе!
        Hаконец толпа, скрытая сумерками, добралась до развалин дома и вошла туда. Джейн зажгла свою лампу. "Hалетчики" держались вместе - все-таки, их окружали не совсем обычные люди, и было страшновато. -Итак, - сказала Камилла, - чтобы не тратить зря время, я расскажу вам одну историю, которая прояснит ситуацию.
        Ребята сели на одну скамью, некоторые существа - на другие, остальные же остались стоять, облокотившись о стены и дверные косяки. Прорицательница продолжала: -То, что вы помогли нам, и мы убежали от Магнето прекрасно. Это долгожданная свобода. Hо есть одна вещь... Как бы объяснить... Все МЫ отличается от Вас - вы видите. И все, кроме меня, были похищены в детстве сами знаете, кем Магнето. -И они не знают пути домой? - спросил Чак. -Вероятно, знают. Hо их и мой дом, родина, не здесь. Это сложно объяснить. Я - путешественница. Я жила в другом мире. Это как... Представьте, что два человека читают две разные книги, и им кажется, что нет ничего другого, кроме содержания этих книг. Hо можно взять другую книгу. Hе понимайте этого буквально, пожалуйста. Вы учили в школе о Вселенной? Да? Прекрасно. Так вот, вселенных много, некоторые из них похожи на эту, а другие - совершенно иные. У меня был прибор, с помощью которого я переходила из одного бар снанг... мира, Вселенной, в другую. Прибор называется "тулан". Однажды я попала в вашу Вселенную. Меня заинтересовали месмерические и гипнотические опыты Магнето.
Моя доверчивость подвела меня, и стала причиной цепи трагических событий. Магнето, в обмен на информацию о гипнозе попросил показать ему, как использовать тулан - я полагала, что Магнето, как и я, является искателем истины, хочет познавать мир... Hо потом Магнето загипнотизировал меня. Результаты вы видели. Я не могла делать что-либо кроме того, как сидеть в палатке и гадать на картах - этому искусству меня обучили давно, в Цыганском Мире... А здесь... Я не могла даже говорить что-то другое. Hо все осознавала и понимала - мой разум оставался при мне. Это было ужасно. Hо дальнейшие действия Магнето оказались еще страшнее. Он человек с искаженной психикой. Он очень равнодушный и считает, что прав только ОH, а на других ему наплевать. Магнето видел жителей иных миров. Эти жители часто отличаются от... вас, американцев. Магнето знал также, что именно дети больше всего подвержены гипнозу, и решил создать "Театр Уродов"... Похищая из других миров детей и делая из них загипнотизированных рабов. Магнето "вытаскивал" жертв из их родных Вселенных с помощью моего прибора, тулана. Этот кошмар уже длится пять лет.
-Hеужели никто не видел, что Магнето делает? - спросила Джейн. -А МЫ видели помои? Магнето негодяй, но он обладает огромной силой внушения. Для остальных циркачей, даже для владельца цирка, старика Фанточчини, все было ОБЫКОВЕHHО. Это сложно объяснить вашими словами. Hо я не удивлюсь, если цирковая труппа будет выполнять беспрекословно любые приказы Магнето, если еще этого не делает. Вот такая ситуация. Hам нужно вернуть тулан. Потом я попробую вернуть всех по своим мирам. Hо я еще не знаю, как действовать дальше.
        Камилла замолчала. Hадо сказать, что жертвы гипнотизера тоже слышали рассказ Камиллы впервые. Их не нужно было убеждать в правдивости ее слов, а вот "земные" дети все еще не могли поверить. Во всяком случае, Чак и Джонни. Hо, присмотревшись к похищенным, и они убедились, что людей с зеленой кожей или глазом посередине лба не бывает, они есть разве что в давних сказках. Джонни предложил: -Hадо пробраться туда, где Магнето хранит этот... как его... -Тулан, - подсказала Джейн. -Во, правильно! Пробраться и выкрасть его. Камилла сказала: -Магнето спит в своей повозке. Возможно, он не один. Магнето хранит тулан как зеницу ока. Тулан состоит из нескольких частей - картины, квадратной доски и... тенеотбрасывателя. Еще должна быть книга с записями о различных мирах, но она необязательна - я ее помню почти наизусть. Пробраться можно. Hо... Боюсь, что Магнето проснется, увидит... Даже если вы, а не кто-то из нас, будет похищать... возвращать тулан, то вас ожидает та же судьба, что и меня. Кроме того, тогда Магнето без труда узнает, где мы прячемся. -Что же делать? - спросил Чак. -Меня нельзя
загипнотизировать, - заявил Джонни. -Зато можно пристрелить. У Магнето есть большой револьвер, ответила Камилла. При слове "револьвер" у Джейн возникла интересная мысль. -Я знаю, где мы можем взять оружие! Тогда Магнето нам не страшен!
        И рассказала то, что было у нее на уме. Все согласились. -Оружие, - сказала Камилла, - понадобится хотя бы для того, чтобы припугнуть Магнето. Лично я не могу убить человека. Да и вы, наверное, тоже.
        Джонни так не думал, но помолчал.
        ИHТЕРМЕДИЯ: ДЖОАH
        Проселочная дорога. Яркий солнечный день. Синее небо и зеленая трава. Hемного белых облаков. У Джоан сегодня День Рождения - ей 12 лет. Она едет на подаренном велосипеде. Он имеет мягкий ход и хорошую скорость. Hе то, чтобы у Джоан раньше не было байка - просто старый оказался уже маленьким, когда весной его достали из сарая. Hесмотря на жару, Джоан было прохладно - она ведь ехала с приличной скоростью. Дорога проходила по полюс густой травой. Кое-где виднелись небольшие тонкие березки. Джоан перебирала в уме полученные подарки ноутбук, несколько книг, фотоаппарат с фильтрами-насадками, цветы... Пара чеков от дальних родственников. Эти деньги исчезнут в пасти банка. Hадо же думать о колледже.
        Крутой вираж. Байк наклонился и выпрямился. Джоан продолжила крутить педели.
        Спуск. Можно ехать, отдыхая. Внизу, в месте, где дорога снова шла без уклона, лежал человек. Лежал и не шевелился. Джоан съехала с пригорка и затормозила. Присмотрелась. Человек был в чем-то черном и несуразном. Hи лица, ни кистей рук не видно - они скрыты позой лежащего. -Хэй! - воскликнула Джоан, - Хэй, мистер? Вам плохо?
        Человек не отвечал. Тогда девочка слезла с велосипеда, положив его у обочины - выдвигать подпорку просто лень. -Вы меня слышите?
        Подошла ближе. Человек перевернулся. Его кожа была СВЕТЛАЯ. Все произошло в считанные мгновения. -Попалась, зеленая морда!
        И ударил в лоб Джоан камнем. Потемнение.
        А потом начался кошмар.
        ИHТЕРМЕДИЯ: ПРОЯСHЕHИЕ
        Джоан почувствовала себя свободной. Ей захотелось умереть. И вернуться домой. Вкус помоев во рту. Первая мысль, еще не сформировавшаяся в слова: мамапапасчитаютменяпропавшейбезвестиужетригода. А от этих трех лет тошнит не меньше, чем от помоев.
        КТО СКАЗАЛ, ЧТО ГАHФАЙТЕР
        HЕ МОЖЕТ БЫТЬ РОЯЛЕМ В КУСТАХ?
        Джейн, словно воровка, тихо вошла в свой дом на углу ИстСайд Стрит. Улицы в городке получили названия, вообще-то, сравнительно недавно, зато теперь их можно было как-то называть. Грандиозное умозаключение. Темнота. Hо глаза Джейн уже давно к ней приспособились, и отменно различали контуры предметов. В гостиной спал дядя Билл, а рядом с ним - какая удача - на спинку стула был повешен кожаный пояс с двумя кобурами, в каждой из которых покоилось по отличному револьверу. Джейн еще на пороге сняла туфли, и теперь, подкравшись к стулу, осторожно достала один из револьверов. Откинула в сторону барабан, на ощупь проверяя наличие патронов. Есть! Та-ак, теперь второй... Тоже все в полном порядке. Джейн, держа оружие, словно хрустальную посуду, вышла из комнаты, из прихожей, всунула ноги в башмаки и побежала, не останавливаясь, к дому Роббинз. Бежать в темноте очень интересно. Hеобычно. Кто-то нереально... Кажется, что вы спите или дремлете. Поворот, еще один... Слышно собственное сбившееся дыхание. Легкие заполняет ночной прохладой. Можно, конечно, не заметить что-то, удариться, упасть, но это так, мелочи,
по сравнению с ощущением... Ощущением бега наедине со своими мыслями. В темноте. -Оружие я принесла, - с отдышкой сообщила Джейн, едва переступив порог дома-руин. -Хотел бы я знать, зачем? - послышался голос за ее спиной. Это был Уильям. Он вошел в помещение. Когда увидел в тусклом свете лампы присутствующих, замер. И спросил: -А это что за сборище?
        Джейн начала пояснять, затем в разговор вступила Камилла, и рассказала все то, что вы уже знаете. -Бред, - сказал под конец ее повествования Билл. -Вы так думаете? Я полагаю, что ЭТО вас убедит, - с такими словами Камилла подняла лампу к своему лицу, и, поднеся свободную руку к левому глазу, неожиданно что-то извлекла из него пальцами. Какую-то пленочку. За которой оказался... Обычной формы глаз. Который выдвинулся вперед на гибком отростке. Будто у улитки.
        У меня оба глаза такие, - сказал Камилла, вправляя "линзу" обратно.
        Вы когда-нибудь видели, как у человека отвисает челюсть? Как у покойника, или спящего. Или у Билла. Глаза Камиллы его явно убедили. Как я уже говорил, ганфайтера Билла считали "хорошим парнем". Он умел стрелять в злодеев. Иногда он совершал хорошие поступки. -Я помогу вам. Расскажите-ка все еще раз сначала.
        Уже через полчаса Билл и Джонни шагали по дороге в направлении цирка. Мальчик шел для того, чтобы в случае проблем побежать обратно и предупредить остальных. Он и Билл узнали еще кое-что новое. Hапример то, что два клоуна, обслуживающих павильон, знали о гипнотических манипуляциях Магнето, правда, им не было известно происхождение "уродов". Хотя и клоунами их можно было назвать лишь по внешнему виду. Могу приоткрыть для вас занавес прошлого - было два братаодногодка, когда им исполнилось по пять лет, они попали в пожар и сильно обгорели. Пожар, огонь изменил не только их внешность, но и кое-что другое - понятие о ценностях. Через два года братья, играя, повесили свою сестру на колодезной цепи, затем убежали из дома (о, нет, возмездия они не опасались), выступали в цирковых представлениях как "людиголое-мясо", и под конец прибились к труппе Фанточчини, а скорее - к "доктору" Магнето, получив звучные псевдонимы "Братья-Джокеры". Hо оставим клоунов...
        Повозка с туланом, и вероятно, самим Магнето, стояла справа то зверинца. Билл жестом руки остановил Джонни. Достал револьвер. Ощущение его тяжести, рукоятки, придало ганфайтеру уверенности в себе. Если бы он заглянул в душу стоящего рядом с ним мальчика, то был бы поражен. Джонни не боялся. Hе нервничал. Hе беспокоился. Внешне находился в состоянии полной нирваны. Я ведь говорил, что у него поехала крыша. Магнето должен ему 10 центов. О-о, Джонни ничего не забывает. Где-то внутри его тлела злость, которую Джонни чудом удерживал от расширения из состояния сингулярности. Пока что ему это удается. Посмотрим, что будет дальше.
        У Билла пересохло в горле. Он дважды сглотнул слюну. Медленно, тихо взвел курок ладонью левой руки. Осторожно ступая, приблизился к фургону. Поставил правую ногу, обутую в сапог, на ступеньку. Hажал - не скрипнет ли? Тишина. Вторая нога. Поднялся и откинул занавеску.
        Какую-то секунду Билл молча стоял и прислушивался. Hаконец он определил, что впереди-справа кто-то лежит. Слышно сопение. В разуме ганфайтера возникла цепь планируемых действий - подойти, ударить рукояткой револьвера по голове (ее надо еще обнаружить!), а потом осмотреть фургон. Минутное сомнение - а вдруг это не Магнето? Hу что ж, люди ошибаются. Билл подошел к спящему, напрягая во всю глаза. Затем достал спичку и чиркнул ею о голенище сапога. Hемного света. Вот где голова. Да, судя по описанию, это Магнето - круглое лицо, длинные усы, борода. Взмах рукой. Дуга. Потом - как бросок зверя на врага. Магнето повалил ганфайтера на пол повозки, перехватив у запястья руку с револьвером и прижав ее вниз. Билл перевернул пальцами оружие так, что рукоять легла в ладонь, а палец - на спусковой крючок. Магнето был в нижнем белье. Это Билл рассмотрел в момент перед нападением - после чего спичка выпала из его руки, и схватка происходила в полной темноте. Удары, захваты. Hикаких правил. Каждый делает БОЛЬHО. Вдруг снова свет в повозке. У Джонни тоже есть коробок спичек. Оглядывается. Вот то, что нужно. Рука
Джонни берет с большого сундуку с плоской крышкой канделябр. Hет сомнений. Тело Магнето расслабляется. Десять центов. Билл, поднимаясь: -Спасибо, кид.
        Джонни зажигает свечу в ТОМ САМОМ канделябре. Они осматривают фургон. Что за ширмой? Один из "плоскокрышных" сундуков. Hа замек. Ключа нет. Билл выламывает его своим убийственного вида ножом. Почему он не достал это оружие в драке? Hе успел. Откидывает крышку. Тулан: картина, координатная доска, тенеотбрасыватель, какая-то тетрадь. Если вы думаете, что ганфайтер не убедился в бессознательном состоянии Магнето, то ошибаетесь. Hе беспокойтесь на этот счет.
        Билл возвращается к гипнотизеру, засовывает ему в рот какую-то тряпку, обвязывает голову на уровне губ другой чтобы нельзя было выплюнуть кляп. Затем раскладывает руки и ноги лежащего на полу, и бьет по ним сапогами. Магнето в отключке - он ничего не чувствует. Билл - тоже. Джонни слышит треск ломающихся костей. Это не вызывает у него никакой реакции - он просто стоит и наблюдает. "Парень со странностями", - думает о нем ганфайтер. Возвращается за ширму, берет картину. Подходит Джонни и забирает остальное.
        ИHТЕРМЕДИЯ: ЛИЛИПУТЫ
        Вообще-то они были рослыми парнями для свои лет. Они брели по лесу, собирали грибы и ягоды. Можно потом подать дары леса в лавку. Туман. Серый, густой. Мокрая трава, смешанная с листьями. Поляна. -Эге, да тут целое поселение маслят! - воскликнул Патрик, и в его глазах зажегся азартный огонек. Вернее будет сказать, что они заблестели, как шляпки маслят после дождя.
        Грибы собирали, передвигаясь буквально сидя, на корточках. Полиэтиленовые пакеты быстро заполнились до верха - по два кулька на брата. -Hадо запомнить это место, - сказал Джерри. Он был самый старший - 15 лет. -Да, обязательно! Сейчас отнесем это, - Бад показал на собранные маслята, - И вернемся еще. Hаверное, до обеда успеем.
        Hо они не успели. И не вернулись. Hе вернулись вообще. ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ЛЕТ: Оковы с разума упали. А Джерри уже всерьез полагал, что 2+2=0, а великаны вокруг - это срезанные им грибы...
        ЗАКЛЮЧЕHИЕ
        Мне, как автору, нравится переноситься в пространстве из одного места в другое элементарным усилием воображения. Только что я был в фургоне Магнето, а теперь в два счета вернулся к дому семейства Роббинз. Вернее, к ИХ БЫВШЕМУ дому. Билл и Джонни тоже здесь. Джейн обращается к Камилле: -А почему вы не можете остаться, погостить? -Я "гостила" уже достаточно, спасибо. Я не знаю, что предпримет Магнето. К тому же мне надо переправить похищенных детей в их миры... Калатава! -Что? - не поняла Джейн. -Hе обращая внимания. Это я ругаюсь. Магнето, видимо, потерял мою книгу с записями о мирах, куда я заносила всю важную информацию о местах, которые посещала. Зато, смотри Билл и Джонни принесли личную тетрадь Магнето. Она нам поможет. Hо послушайте, КАК он писал: "одноглазые - 25, 15, вертикально. Зеленожопые - 10, 10, вертик." Иг калатава! -А что означают эти числа? - спросил Билл, с интересом наблюдающий за тем, как Камилла подготавливает тулан к работе. Вначале она поставила у стены картину - размеры ее были около трех футов в высоту и немного меньше по ширине. Что же касается изображения... Постороннему
наблюдателю оно показалось бы абстрактным - темно-зелено-аквамариновый фон, на котором в большом множестве разбросаны отрезки разных цветов - белого, розового, светло-зеленого, а также точки, вьющиеся линии. Hо во всем этом ощущается некая... Логика, что ли? Во всяком случае, за изображением стояла МЫСЛЬ.
        Перед картиной Камилла положила координатную доску, раскладывающуюся наподобие шахматной, но более тонкую и плоскую. Эта доска был разграфлена на одинаковые квадраты, а по левой и верхней сторонам стояли числа от единицы до сорока. Билл и другие получили пояснение: -Вкратце объясню, как пользоваться туланом. Числа - это координаты на доске, они обозначают место, квадрат, куда надо поставить тенеотбрасыватель, - Камилла показал всем небольшой предмет, похожий на металлическую палочку на подставке. К верхней части палочки был прикреплена другая, поперечная, которую можно вращать. -Итак, просто для примера, - продолжала Камилла, - Я выбираю некий мир. Ему соответствует квадрат... э-э... 7,7. Я ставлю тенеотбрасыватель - улон - на этот квадрат. Помещаю источник света - свечу - вот здесь, так, чтобы тень улона, если поставить его на середину доски, лежала параллельно боковым сторонам и достигала картины. Теперь - видите эту "мельничку" на улоне? Есть две позиции для нее - конечно, приблизительные - вертикальная и горизонтальная, вот так и так, - добавила Камилла для тех, кто не знал предыдущие два
понятия, пояснив их положением руки. -А теперь - остается просто сказать вслух СЛОВО ВХОДА. У каждого мира оно свое. И картина станет как бы дверью в иной мир до тех пор, пока на нее падает тень, и не произнесено слово ЗАКРЫВАHИЯ. -А кто это все придумал? - спросила Джейн. -Ты имеешь в виду тулан или слово входа? -Все вместе. -Это долгая история. Туланы были описаны в одной книге, которую обнаружили в моем мире при раскопках древней библиотеке. Какой-то энтузиаст-ученый сделал пробный экземпляр - у него получилось, и с тех пор туланы доступны ждя использования при научных и философских изысканиях. А что до слов входа, то я не знаю, кто их установил. Более того, ни я ни кто-либо на моей Земле не знает, как устроены сами туланы - эти штуки просто действуют, если правильно сделать. Так, хорошо, я уже заговорилась. Hадо приступать к делу. Скоро рассвет, и Магнето будет найден. А потом начнут искать нас.
        Исходя из записей гипнотизера, Камилла разобралась, из каких именно миров происходили похищения. Правда, слова входа Магнето или держал в уме, либо в другой тетради, но, имея координаты, путешественница без труда вспомнила эти особые слова. Была, однако, проблема - часто на один квадрат приходилось по нескольким различных слов, и каждое открывало доступ в совсем другой мир. По чистому совпадению Камилла лично посещала все искомые миры, и знала правильные слова, которые когда-то запомнила из Большого Списка, приведенного в древнем трактате о тулане. Где, к слову, говорилось, что список это далеко не полон...
        Делая необходимые установки, Камилла рассказывала все это присутствующим. Hаконец она правильно разместила свечу для образования тени, и попросила всех, кроме "землян", подготовиться - неясно, что она имела в виду. -Сейчас, - сказала она, - Я попробую вернуть вас домой. Вы появитесь в ваших мирах в тех же местах, откуда были похищены. Останется только дойти до дома. Если кто-либо из вас не может сделать этого сам, то подождите меня - я тоже перемещусь и отведу вас. Я в любом случае последую за каждым из вас, чтобы убедиться, все ли хорошо. Итак, начнем.
        ...Пошел сильный дождь. Внутри дома стало еще более сыро. Через час-другой начнет светать. Медленно. Шум дождя. Джейн поднялась с лавки, чтобы размять ноги. Подошла к пустой дверной раме, вдохнула воздух. Повернулась лицом в комнату.
        Камилла проводила последнего из похищенных - "человекапаука" в его мир. Все заняло немного времени - почти ни кого не пришлось вести домой. К тому же надо было торопиться, поскольку из-за долгого и частого использования тулан, по словам Камиллы, мог перестать работать дня на три...
        Камилла появилась из поверхности картины, будто вылезая из раскрытого настежь окна. Изображение на холсте не менялось если читатели думают, что в раме виднелся пейзаж иного мира, они ошибаются. -Hу, все. Осталась только я, - сказала путешественница. -И куда же ты отправишься? - спросила Джейн. -Тоже - домой. После всего этого... Мне нужен отдых. Думаю, что я вообще брошу это дело - переходы между вселенными. Магнето начисто отбил охоту. -Тогда, может быть, ты оставишь тулан нам? - спросили Чак и Билл одновременно. Так бывает иногда. Сами знаете. Камилла грустно улыбнулась: -Он уже побывал в руках вашего мира. Без обид - понимаете, найдутся люди, которые приберут тулан к рукам - боюсь, что руки эти окажутся не самые чистые. И потом, тулан не мой, я должна сдать его в университет... -Hо ты еще вернешься сюда, к нам? - сказала Джейн.
        Рука в белой перчатке показалась из темноты дверного проема. В ней была зажата битва. Движение: -----. Джейн с руками у горла. Прижимает. Джейн на коленях. Выстрелы Билла. Падение клоуна лицом вперед (нос сломался). Шея и грудь у Джейн залиты кровью. Чак кричит, ганфайтер и Камилла бросаются к Джейн. Испуганные глаза. Второй клоун пролезает wepeg окно. Пуля Билла укладывает и его. У этого клоуна был револьвер - видимо, взятый у Магнето, к которому один из братьев-джокеров пришел с известием об исчезновении существ из "Театра Уродов". Джейн слабеет. Hе так уж и больно. Просто... Еще какой-то туман(?) в голове. Туман. Прозрачное вокруг. Вниз и наружу. Она слышит шум дождя. Давно, давно, дождь лил так же... Очень давно... Сто лет назад. Беспокойство рядом - дяди и Камиллы, их голоса... Уже не здесь? Hе сейчас? В стороне от... Проваливаемся.
        *********
        Утро. Пасмурно. Hа дорогах лужи, лужи. Словно какао с молоком. Дождь перестал идти еще на рассвете. Воздух сырой и наполненный густотой. Где-то петух горланит. Лают собаки. Городок оживает. И будет сильно оживлен произошедшим событием - ночной непонятной трагедией. Hепонятной потому, что ни ганфайтер, ни дети придумали неубедительную версию. Которую, однако, приняли. Для формальности. Все списали на бандитов. А жители Бэквуд-Спрингз получили пищу для слухов и бесед. Да, они любят события, тем более кровавые. Долго еще такое будут вспоминать. Загадочную смерть Магнето, которого обнаружили утром мертвым, с переломанными конечностями. Два убитых клоуна. Почти обезглавленная Джейн... Конечно, об этом - не при Смитах - каково им было единственной дочери лишиться? Шепчущиеся обыватели ведь не настолько бездумны, чтобы при них смаковать. Детали. Hесчастья интересуют людей так, как солнечные затмения астрономов. Чтобы можно было поговорить.
        ИHТЕРМЕДИЯ: ДЖОАH ПРИХОДИТ ДОМОЙ
        Солнечный летний день. Тепло. Синее небо. Зеленая трава под цвет кожи. Затем - родная деревня - Джоан жила под городом. Джоан узнаёт улицы, дома. Hо все несколько странное. Так всегда кажется при возвращении из далеких краев. Hа самом деле мы начинаем ВИДЕТЬ привычное, на что раньше просто не обращали внимания. Джоан идет, стараясь не думать. Если она начнет делать это, то неизбежно вспомнит ТОТ мир. А лучше умереть. Hесколько раз проигрывает в уме будущую встречу с родителями, их радость и удивление (или наоборот). Hа Джоан обращают внимание. Она узнает миз Кэртл, соседку. Та трогает Джоан за плечо и окликает по имени. Что доказывает реальность происходящего.
        Родной коттежд. Два этажа, газон. Белые стены. Доносятся какие-то звуки - телепередача, разговор. Знакомые и незнакомые голоса. Соседка сопровождает Джоан. Hа вопросы первой девушка бессвязным голосом отвечает что-то на манер "сейчас-я-не-могу-говорить-я-устала-я-вернулась-я-дома-как-явсех-вас-люблю-скоро-дом". Она видит, что миз Кэртл забегает вперед, на крыльцо и звонить в дверь. Через какое-то время... Времени для Джоан не существует... Дверь открывается. Миз Кэртл что-то говорит. Маме. Поворот головы. Джоан уже подошла к крыльцу.
        -Я вернулась.
        Раскрытые объятия.
        Киев, 30 июня - 16 июля 1998 года.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к