Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Звери у двери Сергей Синякин


        #

        Синякин Сергей
        Звери у двери


        Синякин Сергей Николаевич
        ЗВЕРИ У ДВЕРИ
        Памяти Учителей, что вели меня за руку по бесконечной дороге, которая на деле оказалась так коротка.
        МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ...
        (вместо предисловия)
        Мы были кузнецами своего счастья, и дух наш был молод.
        Ковали мы счастия ключи, а если говорить точнее - строили мир Светлого Будущего. Того самого Будущего, в котором нам будет жить хорошо. Ну, если не нам, то нашим детям.
        Или внукам, в конце концов.
        Долгое время меня волновал вопрос, почему мы этот мир не построили. Крылась какая-то недосказанность в том остервенении, с которым мы все принялись крушить фундамент, на котором возводилось строительство, рушить стены и бить в нем окна. Эта недосказанность долго смущала меня, и я попытался добросовестно найти причины наших неудач. Ведь и эскиз был красив, и архитекторы - неплохи, и работали мы все, не покладая рук и не считаясь с тяготами и лишениями строительства.
        Так вот, господа, если кто-то из вас уже привык к новому старому обращению, или товарищи, если вы еще не отвыкли от старого обращения, бывшего в начале строительства новым, я утверждаю, что строительство было успешным! Мы построили мир, о котором мечтали и в котором хотели бы жить.
        Просто этот мир, который не виден самим строителям, не совсем обычен. Он - виртуален. Да-да, господа-товарищи, мы построили виртуальное Светлое Будущего, и оно оказалось виртуальным в силу объективных причин, о которых будет сказано ниже.
        Одно время я работал начальником районной службы по борьбе с экономическими преступлениями. Нам спускали отчет по борьбе с нетрудовыми доходами. Отчет этот, как большинство ведомственных бумаг, был глуп и ненужен, а потому однажды был просчитан всеми составлявшими его порто потолочным методом, а позже тем же самым методом в него пропорционально добавлялись нужные цифры, а уж затем этот отчет достигал немыслимой красоты. В нужное время отчеты отправлялись в областные управления! Там виртуальные отчеты обрабатывали, несколько поправляли и дополняли, чтобы придать ему еще немного красоты, и отправляли в министерство обобщенный отчет, который выглядел еще красивей, но от реальности и истины был столь же далек, как далек от них рассказ мужчины о своих любовных победах. Такие же отчеты приходили со всей страны. Их обсчитывали, обобщали, дополняли, а в результате рождался уже совсем немыслимо красивый, хрустящий от своей торжественности Общий Отчет, в котором не было ни одной честной цифры, но тем не менее отчет этот отражал картину борьбы с нетрудовыми доходами в том ракурсе, в котором эту борьбу
хотелось бы видеть Высокому Начальству. Высокое Начальство докладывало Отчет Высшему Начальству, а Высшее Начальство на основе этих виртуальных и постепенно становящихся ритуальными цифр осуществляло планирование беспощадной последующей борьбы, которая должна была окончательно свести нетрудовые доходы строителей Светлого Будущего на нет.
        И ведь все это было не тенденцией, присущей моему родимому ведомству, но чертой, характерной для всего ведущегося по всем направлениям строительства.
        В стране росло незавершенное строительство, но каждый год Высшему Руководству докладывались красивые и впечатляющие цифры о пущенных в строй объектах и сданных метрах жилой площади. На основании этих цифр планировались новые долгострои, незавершенка в стране росла, и нам, строителям Светлого Будущего, было негде жить, потому что квадратные метры жилья были виртуальными, и, следовательно, в них мог жить и работать лишь виртуальный гражданин. И именно виртуальные граждане вселялись в виртуальные квартиры и вставали в виртуальных цехах к виртуальным станкам, чтобы производить виртуальные ценности. Но мы-то учитывали их в наших отчетах и победных рапортах!
        Мы рапортовали об огромных урожаях и закупали хлеб за границей. Собранный нами хлеб ели виртуальные граждане.
        Мы создали виртуальную литературу. По количеству государственных и иных премий, выданных нашим талантам, мы перещеголяли весь мир. Читать же мы продолжали Пушкина и Толстого, Достоевского и Чехова, Гоголя и Лермонтова, Беляева и Стругацких, а когда совсем становилось невмоготу, мы читали самопально переведенные и отпечатанное на машинках и оттого страшно заманчивые западные боевики или пугающих своим кладбищенским реализмом Солженицына с Шаламовым. Виртуальные произведения наших лауреатов читают виртуальные жители нашей страны.
        Хлопкоробы собирали на полях виртуальный хлопок. Виртуальный хлопок превращался во вполне реальные деньги, на которые покупалась импортная одежда. В одежде из нашего хлопка ходили виртуальные граждане нашей страны.
        Животноводы выращивали виртуальную скотину и птицу.
        В результате мы теперь едим финский сервелат и голландские сосиски, ножки Буша и западногерманскую ветчину. Наши виртуальные сосиски и колбасу ест среднестатистический виртуальный гражданин. И неудивительно, ведь мы долгие годы трудились для того, чтобы он был счастлив.
        Десятки лет мы сидели на голом фундаменте и объявляли, что построили первый этаж, потом второй, третий, четвертый...
        Виртуальные жители нашей страны поднимались к солнцу в построенном нами виртуальном небоскребе, а мы продолжали сидеть на заложенном энтузиастами фундаменте и считали, считали, считали... Считать мы научились хорошо. Не зря же мы победили неграмотность.
        Высокая отчетная раскрываемость преступлений привела к тому, что преступные одиночные группы сплотились у нас в грозную организованную преступность, превратившись в сообщества. Но в виртуальном мире преступности действительно нет, мы победили ее нашими отчетами и победными реляциями.
        Мы так стремились быть первыми на Луне, что нас обогнали американцы. Но это только здесь. В виртуальном мире "лунных вариантов" нам равных нет.
        Мы так долго проповедовали интернационализм, что он пророс распадом страны и кровавой Чечней. В виртуальном мире царит мир и спокойствие.
        Мы были столь ярыми атеистами, что теперь лихорадочно строим сотни церквей и замаливаем грехи. Милиция собирает с пьяных водителей деньги на строительство очередной церкви, член Политбюро неумело крестится и целует руку, пахнущую ладаном и елеем. Но это здесь. В виртуальном мире, что мы так успешно строили, все иначе.
        "Дети - цветы жизни", - говорили мы. Мы так старательно растили эти цветы, что теперь они произрастают на помойках и в грязных темных подвалах. Но это только здесь, там, в виртуальном мире, они не моют машин толстосумам, они учатся и мечтают, как этого хотелось нам.
        Мы долго и добросовестно строили наше светлое будущее.
        И мы его построили. Жаль только, что оно оказалось воображаемым. Жить в этом мире нам, к сожалению, нельзя. В нем могут жить такие же, как он сам, воображаемые люди.
        Мы построили наш мир.
        Грязные и оборванные, гордые тем, что мы еще делаем ракеты и впереди всех в области балета, сидим мы на крошащемся от времени и ветхости фундаменте нашего вчера и поем хриплыми от ветров и водки голосами:
        Гуд бай, Америка! О-о-о!
        Где не был никогда я...
        Порыв ветра подхватывает эти слова и уносит их в противоположную сторону, где мы тоже никогда не были и не будем; туда, где за снежными шапками Тянь-Шаня расположена удивительная страна Китай. Жители ее еще продолжают верить в виртуальные небоскребы. Отчеты, которые идут с мест, продолжают радовать глаз.
        Где-то находится виртуальный мир, в котором живут счастье и согласие. Виртуальные граждане улетают на своих виртуальных звездолетах к виртуальным звездам. Они живут виртуальным счастьем, побеждают виртуальные опасности, по-прежнему веря в свое виртуальное всемогущество.
        Нам остались пожелтевшие страницы книг, когда-то завораживавших нас в детстве. Желтые страницы книг и тоска по несбывшемуся.
        Очень хочется в мир, который снился тебе в детстве.
        Глава 1
        Небо было темно-фиолетовым, и оно быстро густело, высвечиваясь яркими звездами, которые ночь щедро высыпала над красно-бурыми, еще курящимися от легкого ветра барханами. Среди звезд бледной щербатой тенью плыл Деймос, и неподалеку от него висела яркая звездочка СКАНа.
        Было как-то не по себе. Рыбкин подтянул поближе тяжелый уродливый карабин. Неподалеку зашевелился песок. Из разворошенного бархана появилась треугольная голова мимикродона. Ящер медленно и лениво огляделся по сторонам, встопорщил шейный гребень. В глотке мимикродона клокотало, словно он прочищал ее перед пением. Толстая бородавчатая шкура медленно приобретала цвет окружающих его барханов. Если бы Рыбкин пошевелился, обитатель песков, несомненно, его бы заметил и попытался зарыться в песок, но следопыт сидел неподвижно, и ящер на него не среагировал. Вот так на них и охотится пиявка: она вначале находит свежие холмики выбросов из подземных ходов ящера, затем сдувает газовый пузырь и ложится на холодный наждачно жесткий песок, ожидая, когда беззащитная добыча выползет из своих лабиринтов и, став столбиком, завороженно уставится в небо, медленно приспосабливаясь к окружающему ландшафту. В этот момент к мимикродону можно подбираться с любой стороны и есть его откуда угодно.
        Ошалевший от ужаса ящер, вместо того чтобы зарываться в песок, начинает лихорадочно менять окраску и скрипуче верещать. Но пиявка почему-то всегда нападает справа. И на людей тоже. Непонятно, почему она нападает справа? Тиканья часов боится, что ли? За все время был отмечен всего один случай, когда пиявка напала слева. Слева она напала на Руди Крейцера, однако он был левшой и носил часы на правой руке. Ладно, предположим, что она действительно боится тиканья часов. Но мимикродоны ведь часов не носят, а на них пиявки тоже почему-то нападают справа. Хотя их можно есть откуда угодно, ведь песчаные ящеры травоядны, сопротивления пиявке они оказать не могут. И забавны они очень. За последние два года на Землю больше сотни ящеров вывезли, даже модно стало держать в доме мимикродона вместо собаки. Говорят, даже такое межпланетарное научное светило, как Владимир Сергеевич Юрковский, не убереглось от соблазна. Ходят слухи, что Владимир Сергеевич тоже завел себе самочку мимикродона. Имя ей имя женское дал - Варенька. Владимир Сергеевич привязался к ящерке так, что даже в полеты ее берет. Любопытно было бы
посмотреть, как мимикродон чувствует себя в невесомости.
        В темном небе мелькнула какая-то тень, и Рыбкин насторожился. Кроме пиявок, на Марсе летать ничто не могло, правда, ходили еще легенды о плоских гарпиях, но за тридцать последних лет никто не мог похвастать, что видел плоскую гарпию живьем. Так что... Рука легла на карабин, но тревога оказалась ложной.
        Рыбкин снова принялся наблюдать за песчаным ящером.
        Тот уже отстоял положенное время и теперь неуклюжим песчаным холмиком двигался от бархана к бархану, меланхолично пережевывая жесткие синевато-зеленые стебли марсианской колючки. За мимикродоном оставался длинный и прямой след хвоста, напоминающий колею от колеса краулера.
        Интересно, долго Наташа пробудет на Земле? - неожиданно подумал Рыбкин. Скучно без нее. Слов нет, Пеньков с Сережей Белым - ребята хорошие, остроумные и веселые, и Матти тоже интересный человек, однако без Наташи у них в обсерватории стало скучно. Наташа Рыбкину ужасно нравилась, он ухаживал за ней уже четвертый год, но никак не мог сказать о своих чувствах девушке прямо. Феликс чувствовал, что и сам он девушке небезразличен. После той знаменитой марсианской облавы, когда огнеметчики едва не сожгли их с Юрковским в городе Чужих в районе Старой Базы, Феликс явственно увидел тревогу в ее глазах. И радуется она всегда его появлениям в обсерватории, хотя ребята над ней и подтрунивают немного. Рыбкину вдруг ужасно захотелось увидеть девушку, ее светлые длинные волосы, маленькое круглое личико с огромными, широко открытыми глазами. Наташу даже комбинезон не портил, сразу было видно, какая она стройная и ладная. Феликс огорченно вздохнул и посмотрел на часы на левой руке. Было девять тридцать. На правой руке часы немного убежали вперед, но это было совсем не важно. Важно было то, что Наташи на Марсе не
было. А мимикродоны были.
        И пиявки были. Правда, их осталось мало, совсем мало. Человек стал хозяином Марса, и это, конечно, было хорошо, но вместе с тем и плохо. Плохо, когда человека ничего не сдерживает, кроме осенних пылевых бурь и других естественных причин. И все-таки пиявки на Марсе должны были остаться.
        Во время облавы было убито шестнадцать, с той, что раздавило стрелой крана у Азизбекова, - семнадцать. И еще одну подстрелил Гемфри Морган. Но нельзя же было всерьез рассчитывать, что на всем Марсе существовало всего двадцать пиявок!
        Над барханами снова поплыла неясная тень, но это была тень Фобоса. Спутник встал на востоке искривленным неправильным молочно-белым серпом и сейчас довольно быстро катился по усеянному звездами небосводу на запад. Ящер, задрав рогатую голову вверх, посмотрел на движущийся спутник Марса и снова принялся за колючки. Обитатель красных песков торопился отложить запас в пищевые мешки до наступления осенних бурь и тем более зимних холодов. Зимой мимикродоны ложатся в спячку, и кровь у них становится густая и тягучая, как смородиновое желе.
        Мимикродон, за которым Феликс наблюдал без особого интереса, вдруг глухо заклокотал и принялся зарываться в песок. Сначала Рыбкин подумал, что ящер заметил пиявку, но, вглядевшись в сумрачную мглу, понял тревогу животного и забеспокоился сам: из высокого бархана, рядом с которым зарывалось в песок животное, в окружении пара и взбудораженного песка бил фонтанчик блуждающего родника, этого редкого и удивительного марсианского природного явления. Такого быть не могло и все-таки было - где-то под землей по непонятным марсианским артериям двигались массы горячей воды, которые вдруг неизвестно почему поднимались к поверхности, выбивались высоким кипящим фонтанчиком из песка и разливались по сухой и потрескавшейся марсианской почве, превращаясь в гладкое ледяное блюдце. Но могло случиться и так, что блуждающие роднички появлялись сотнями, в самой непосредственной близости друг от друга, и тогда среди песков несколько часов клокотало и дымилось черное бездонное озеро, как, например, то, в котором три года назад, еще до облавы, погиб доктор Новаго, принимавший первые роды на Марсе. Роды ему пришлось
принимать у Ирины Славиной. Она тогда родила мальчика, которого назвали Евгением. Круглоглазый любознательный бутуз стал общим любимцем Марса, а на плантациях в нем вообще души не чаяли, особенно женщины.
        Судя по всему, блуждающий родник был одиночным и особой опасности не представлял. Вместе с тем мимикродона он напугал окончательно, и рассчитывать на удачу засады теперь не приходилось. Феликс поднялся, отряхиваясь от песка, с огорчением посетовал на свое невезение и, повесив карабин на грудь, неторопливо пошел туда, где на горизонте куполообразно сияло зарево Теплого Сырта, первого поселения землян на Марсе. Медленно, но неуклонно Теплый Сырт превращался в обширный и благоустроенный научный городок, вокруг которого уже разрастались плантации, где высаживались земные растения. Все правильно, доставка продуктов с Земли обходилась недешево, а почва Марса оказалась достаточно плодородной. На ней, особенно в небольшой смеси с земным черноземом, великолепно приживались и давали в парниковых условиях прекрасный урожай огурцы, помидоры, капуста и кабачки, хорошо рос подсолнух с невиданными по размерам семечками, и рожь приживалась на редкость успешно, и кукуруза. Ирина Славина рассказывала, что около плантаций ящеров собираются целые толпы, ждут, когда их подкормят. Агроспециалисты даже кормушки для
ящеров установили... Вот странно, Феликс даже остановился от внезапно пришедшей в голову мысли: мимикродонов там полно, а пиявки не появляются, хотя всем прекрасно известно, что ящеры для пиявок являются основной пищей. Может, их и в самом деле в последнюю облаву всех перебили? Остались лишь единицы, которые опасаются встречаться с людьми и нападают лишь в крайнем случае?
        Стыдно признаться, но Рыбкин тогда был ярым сторонником облавы и уничтожения пиявок. Необходимо было обезопасить людей, о другой стороне медали тогда никто и не думал. За тридцать лет пиявки совершили более полутора тысяч нападений на людей, три человека были убиты, двенадцать искалечены. Пиявки отвлекали людей от исследований, ставили под угрозу всю научную работу системы "Теплый Сырт". Можно сказать, что тогда иного выбора не было.
        А теперь выясняется, что детально изучить пиявок никто так и не удосужился. Подумаешь, биологи получили семнадцать искалеченных трупов животных и два гнезда в заброшенном городе Чужих! А их повадки, образ жизни, все, что было связано с жизнедеятельностью пиявок и ареалом их обитания, так и осталось неизвестным людям. Надо сказать, что мы вели себя, как конкистадоры в Южной Америке в древние времена: земли захватить, а обитателей уничтожить!
        А конечный результат? Уже после облавы зарегистрировано шесть нападений пиявок на людей, причем уже два человека погибли. Только теперь неизвестно, где эти пиявки гнездятся. Без оружия как нельзя было ходить, так никто и не ходит. Опанасенко не прав; да, конечно, на Марсе уже появились дети, но и облава с целью очищения Марса от пиявок была ошибкой. Ошибкой, с которой тогда никто не спорил. Но это не значит, что с Опанасенко не надо спорить и теперь. Надо все-таки не забывать, что мы на чужой планете и вокруг нас чужая жизнь. Уничтожить ее проще всего, но более правильным будет ее изучить и понять. Стрелять надо тоже вовремя... А мы сначала стреляем, а потом начинаем сострадать.
        Рыбкин остановился, напряженно вглядываясь в расстилающиеся перед ним пески. Нет, ему просто показалось, впереди шуршал подмерзший песок, и где-то у невидимого в сумерках горизонта с правильными интервалами ухали насосы нефтедобывающей станции.
        Глава 2
        Купол обсерватории с окружающими его павильончиками был чуть в стороне, и, поколебавшись, Феликс все-таки свернул к нему. Конечно, он великолепно знал, что Наташи там нет, но вполне вероятно, ребята что-то знали, может быть, они даже точно знали, когда Наташа возвращается; одним словом, ноги сами вели Феликса к обсерватории. Однако до обсерватории он так и не дошел.
        Тень пиявки он заметил не сразу, просто сначала ощутил какую-то внутреннюю тревогу. Остановившись, он осторожно вгляделся в небо. Стремительная тень на мгновение закрывала звезды в небе, и надо было иметь очень острое зрение, чтобы уловить это еле уловимое движение в высоте.
        По мгновенно гаснущим и вновь появляющимся звездам Рыбкин понял, что пиявка кружит вокруг него - и кружит, вполне вероятно, уже долго. Иногда пиявки кружили в воздухе несколько часов, прежде чем рисковали напасть на человека. Вели они себя почти осмысленно, казалось, пиявки даже проверяют, не является ли одиноко идущий человек приманкой, этаким сыром в мышеловке, а где-то поблизости скрывается вооруженная до зубов засада. Вот и сейчас пиявка, покружившись вокруг него, темной тенью унеслась в пески, чтобы оттуда по сужающейся спирали возвратиться к шагающему по барханам человеку. Однако Феликс остановился.
        Час назад он использовал в качестве приманки мимикродона, сейчас этой самой приманкой стал он сам. Но это его вполне устраивало, потому что отвечало тем задачам, которые следопыт поставил перед собой. Рыбкин опустился на песок, приготовив карабин. Обычный карабин против пиявок был слабой защитой, но после нападения на начальника строительства Теплого Сырта Виктора Кирилловича Гайдадымова с Земли перебросили карабины с подствольниками, гранаты из них могли бы разорвать пиявку пополам. Две такие гранаты в магазине подствольника были, но стрелять Феликсу ужасно не хотелось, не для того он неделю бродил по пескам в поисках хищника, чтобы сразу в него стрелять. Он сел на песок, терпеливо ожидая возвращения пиявки.
        И пиявка вернулась.
        Вначале Феликс ощутил легкое движение воздуха, потом поблизости что-то заскрежетало о песок, и острые, привыкшие к темноте глаза Рыбкина, оснащенные к тому же линзами ночного видения, заметили пиявку метрах в двадцати от себя.
        Конусообразное тело пиявки, покрытое редким жестким волосом, покачивалось на гребне бархана. Полуметровая круглая пасть была усеяна большими плоскими треугольными зубами и походила на зев мясорубки. Только у мясорубки не было цепочки желтых глаз с вертикальными, узкими, как у кошек, зрачками. Пиявка, изогнувшись темной запятой, стояла на хвосте, вглядываясь в человека. Было видно, что пиявка напряжена и готова при любом опасном движении унестись в небо над песками, а может быть, и напасть.
        Рыбкин даже не заметил того стремительного движения, которым пиявка приблизилась к нему. Вот она стояла на дальнем бархане, неуловимый кивок - и она уже рядом с ним, всего метрах в семи, может быть, даже меньше. Теперь линзы позволяли рассмотреть ее всю. Пиявка была длиной около шести метров; судя по количеству колец на теле, это была молодая особь, не старше двух марсианских лет. Волосы еще не окончательно ороговели и поэтому загибались, придавая пиявке некоторое сходство с земным морским червем. Сейчас Феликсу было видно, что все шесть глаз пиявки широко открыты и зрачки кругло расширились, почти заполняя глазницы.
        Пиявка смотрела на человека. Человек, не шевелясь, наблюдал за хозяйкой Марса. От стремительности пиявки по спине следопыта пробежал холодок. Если пиявка решит напасть, то он даже не успеет выстрелить. Только теперь Феликс начал понимать, какую опасную авантюру он затеял. Но переигрывать что-то было поздно.
        Пиявка медленно опустилась на песок и негромко зашипела, как мяч, из которого выпускают воздух. Теперь она лежала на земле, по-прежнему внимательно наблюдая за человеком. Однако недавней смертельной угрозы Рыбкин уже не ощущал. Он осторожно двинул рукой, пытаясь положить карабин на песок, но этого движения оказалось более чем достаточно, чтобы животное снова напряженно поднялось над песком, закачалось, угрожающе раздувая кольца, и вдруг упруго взвилось в воздух. Мгновение - и оно исчезло в ночи. Следопыт посидел немного, но пиявка своего присутствия не обнаруживала, и Рыбкин вдруг ощутил, что он весь взмок. Спустя несколько минут напряжение отпустило, и тело начала бить мелкая дрожь. Нет, это был не страх, бояться чего-то было уже поздно, просто мышцы, долгое время пребывавшие в напряжении, не могли никак расслабиться и таким вот образом отдавали ненужную уже больше энергию в окружающую пустоту. Мороз резко сушил пот на скулах - там, где не было очков и кислородной маски.
        Он встал, вешая автомат на грудь, и в это время западнее Теплого Сырта, километрах в десяти от поселения, в небо вонзилась стремительная серебряная стрела взлетающей ракеты.
        Почва под ногами следопыта задрожала от раскачивающей ее исполинской силы. Ракета ушла в высоту, оставив за собой розовое кольцо, окруженное изумрудным светящимся облачком ионного выхлопа.
        Феликс засек время и с удивлением обнаружил, что его контакт с пиявкой продолжался не более трех минут. А ведь он мог поклясться, что прошло не менее получаса. Главное было сделано. Теперь бы Рыбкин не отказался от чашечки горячего кофе, которое великолепно готовил Сережа Белый, тем более что до обсерватории было всего минут десять неторопливой ходьбы.
        Астрономы сидели в столовой, и после холодных марсианских песков в ней было уютно и светло.
        - Можно? - тихо сказал Феликс.
        - Заходи, заходи, - отозвался Сергей. - Кофе будешь?
        Рыбкин поставил карабин в угол.
        - Я уж думал, что ты нас совсем забыл, - сказал Сергей.
        - А чего ему у нас делать? - удивился прямодушный Пеньков. - Наташеньки нашей нет. .
        - Заткнись, Володька, - сказал Белый. - Вечно ты вылезешь. Садись, Феликс. - Он принялся наливать в чашку кофе.
        Пеньков поднялся.
        - Ну, - сказал он, - тогда я пошел.
        - Карабин возьми, - сказал ему вслед Матти.
        - Да на кой он мне? - искренне удивился Пеньков. - Не от мимикродонов же отбиваться!
        - Возьми, возьми, - сказал Сергей. - Вон видишь, следопыты с оружием ходят!
        - Так они по пескам шастают, - с недовольной гримасой сказал Пеньков. - А мне тут от купола до павильона и назад!
        Рыбкин пошевелился.
        - Возьмите, Володя, - сказал он. - Я тут рядом с вами на пиявку наткнулся.
        Матти с тревогой посмотрел на следопыта.
        - И не напала? - с недоверием спросил он.
        - Обошлось... - Рыбкин с наслаждением глотнул горячего кофе. - Я ее испугался, а она меня. И неизвестно еще, кто кого больше.
        - Вот и я говорю, - с легким сомнением сказал Матти. Выстрелов мы не слышали.
        - Я ведь не стрелял, - сказал Рыбкин.
        Матти с привычной завистью посмотрел на следопыта. Всетаки увлекательная у Рыбкина была работа, не то что у них.
        Бросить бы все к чертовой матери...
        - Нет, вы мне одно скажите. - Пеньков решительно оседлал стул. - Для чего тогда эта облава была нужна, если мы попрежнему пиявок боимся и без карабина нос на улицу высунуть не можем?
        - Тебя и с карабином выпускать опасно, - сердито сказал Сергей. - Пользуясь тем, что Наташи нет, ты у нас все павильоны расстреляешь.
        - Грош нам цена, - сказал Пеньков. - Грош нам всем цена. На Марсе уже целый детский сад, а мы с местной пакостью никак справиться не можем. Как они нам мешали, так и продолжают мешать!
        - Да я уже говорил, - улыбаясь, сказал Матти. - Это не они нам мешают, это мы им мешаем. Все-таки это они коренные обитатели Марса. И слава Богу, что мы их не всех перебили...
        Рыбкин внимательно посмотрел на Матти.
        У следопыта были большие светлые глаза, и он очень редко мигал.
        - Странные глаза у тебя, дружище, - проворчал Матти.
        - Это из-за ночных линз, - почти виновато сказал Феликс. - А вы и в самом деле так считаете?
        - В самом деле, - сказал Матти. - Это чисто человеческое: сначала живность всю перебьем, потом начинаем заповедники устраивать. Да вы на Землю посмотрите! Что от джунглей Амазонки осталось? А от полесских болот? Тоже мне покорители природы. Все-то нам мешает. Муравьи с тараканами мешают, муха це-це мешает, тигр уссурийский - и тот помешал! Но ведь это он в тайге живет, а мы в этой тайге лишь гости!
        - Я с вами вполне согласен, - тихо сказал Феликс.
        - А я не согласен! - громогласно сказал Пеньков. - Пусть вы скорбите о завядших цветах и убитых монстрах, но ведь надо смотреть правде в глаза! Все, что мешает человеческому движению вперед, должно уйти в небытие. Раз нам мешают на Марсе пиявки, то они должны уступить свое место человеку. Кто-то из нас лишний, и лично я думаю, что это - они!
        Белый вдруг сказал с резкой досадой:
        - Ты, Володька, вообще полутонов не знаешь. Либо они, либо мы. Но я согласен с ребятами. Нельзя же жить, как на Диком Западе, - чуть что, из кольтов палить! Ну что мы за тридцать лет о пиявках узнали? Да ничего мы о них не узнали, кроме того, что внутреннее строение трупов изучили и выяснили, за счет чего они летают и каким образом пищу переваривают! А ведь это чужая жизнь, Вовка! Понимаешь, чужая! Быстро мы к необычному привыкаем. И решения принимаем удивительные. Раз ты травоядный безопасный, вроде мимикродона, значит, живи, а если ты хищник и нас начинаешь за мимикродонов принимать, то - извини, нет тебе места рядом с человеком, опасен ты, братец, для человеческого общества.
        Сергей махнул рукой и повернулся к Рыбкину:
        - Еще кофе будешь, Феликс?
        Рыбкин посмотрел на часы.
        - Мне уже пора, - тихо сказал он и выжидательно посмотрел на Сергея. Пеньков и Матти деликатно отвели взгляды.
        - Да выходила она на связь, выходила, - сжалившись, сказал Белый. - Через две недели с "Джорджем Вашингтоном" прилетает. Тебе привет передавала.
        - Слушай, Феликс, - спросил грубый Пеньков. - А чего ты ей замуж выйти не предложишь? Хорошая девчонка, симпатичная и вообще...
        Рыбкин густо покраснел, и стыдливый румянец проступил даже через загар. На некоторое время все его лицо стало однотонным, даже светлые пятна от очков и кислородной маски исчезли.
        - Ты куда-то собирался? - спросил Пенькова Матти. - Ну и иди.
        - И пойду, - сказал Пеньков. - Просто мне за них обидно, Матти, ходят вокруг, как журавль с цаплей.
        - Иди, иди, - погнал его Матти. - Карабин не забудь, сваха!
        Феликс поднялся. Был он невысок, но сложен удивительно пропорционально. Комбинезон плотно облегал его фигуру.
        - Спасибо за кофе, - поблагодарил он Сергея. - У вас запасных батарей для комбинезона не будет? Что-то я сегодня не рассчитал.
        - Сейчас принесу, - сказал Белый.
        Когда он вернулся с батареями, Феликс Рыбкин уже был в очках. Кислородная маска болталась под подбородком, меховой капюшон комбинезона туго облегал лицо.
        - Спасибо, - все так же негромко поблагодарил следопыт.
        Белый помялся немного, протянул Рыбкину руку и, смущенно отводя взгляд в сторону, сказал:
        - Ты знаешь, Феликс, а я с Пеньковым согласен. Он у нас, конечно, невоспитанный и грубый, но в данном случае... Ты бы поговорил с Наташей, она ведь тебя любит, думаешь, нам не видно?
        Рыбкин улыбнулся, показывая мелкие ровные зубы.
        - Спасибо, - в третий раз поблагодарил он. - Вы - настоящие друзья, ребята!
        За пределами обсерватории стоял мороз, который сразу же взялся за нос и лоб следопыта. Небо было совсем черным, и в угольной пустоте над горизонтом туманно светилось пятнышко Юпитера, а чуть ниже планеты серебрился, подобно Млечному Пути, пояс астероидов. В мешанине звезд угадывались привычные созвездия, только звезды сияли куда ярче, чем на Земле, .от которой к Марсу уже шел планетолет "Джордж Вашингтон". Рыбкин вспомнил свой разговор с ребятами и едва не засмеялся от внезапно нахлынувших чувств. Он обернулся.
        Прожектора у тамбура горели по-прежнему, высвещая плечистую фигуру Пенькова. Пеньков смотрел вслед следопыту; увидев, что Феликс обернулся, Пеньков поднял в прощальном жесте руку. Рыбкин ответно помахал ему и шагнул по жесткому подмерзшему песку, скрипящему под ногами, как снег в морозный день на Земле.
        Глава 3
        Мимикродона, несмотря на его жесткую шкуру, убить легко. Если знать, куда стрелять. Рыбкину было жалко убивать ящера, но это было необходимо. Убитого ящера он погрузил на мотонарты и вскоре уже прибыл на место. Было еще довольно рано, но оно и к лучшему, требовалось еще кое-что сделать до появления пиявки. Почему-то Рыбкин верил, что пиявка обязательно появится.
        Выгрузив мимикродона и свой карабин на песок, следопыт отправил нарты обратно и огляделся. Вдали сверкал купол обсерватории, около которого двигались маленькие черные фигурки. Солнце висело на западе маленьким желтым и холодным кружком, и в небе молочными привидениями высвечивались серпы Деймоса и Фобоса - был как раз тот период, когда в небе одновременно видны обе марсианских луны.
        На юге у горизонта вздымалось ржавое облако - то ли там бушевал самум, то ли шел на большой скорости тяжелый краулер - с такого расстояния разобрать было трудно.
        Чуть левее облака высвечивалась плоская солончаковая равнина. В лучах закатного солнца горели большие белые пятна соли. Обычно вокруг этих пятен лежит множество кактусов, названных так за их колючки. Хотя какие это кактусы - без корней, без листьев, без стволов. Скорее эти растения более походили на перекати-поле, тем более что и принцип движения у них был похожим - кактус мог лежать без движения неделями, засасывая и сжимая в себе разреженный марсианский воздух, а в период созревания спор начинал реактивными скачками передвигаться в поисках почвы, которая могла бы эти споры принять. Говорят, на плантациях их хватает, лезут сорняками, даже порой полимерные купола пробивают, потому что в земном черноземе прорастают все споры. И непонятно, что именно их гонит к плантациям, каким образом они обнаруживают, что почва плантаций более всего подходит для них? Феликс разговаривал с астроботаниками, но те только недоуменно разводили руками, и ответ был в том духе, что, мол, есть много, друг Горацио, на свете...
        А вообще в словах старшего следопыта Опансенко имелся свой резон. Люди на Марсе обитают уже тридцать лет, но за эти тридцать лет мы изучили лишь кусочек этой планеты площадью около тысячи квадратных километров. Да и то, можно сказать, условно. А вся планета, ее недра и полюса, ее подземные океаны - все это остается для нас загадочным. Правда, надо сказать, что людям повезло: именно в обжитом районе благодаря пиявкам обнаружили город Чужих. Город был необитаем, за три года астроархеологи и следопыты прошли всего два подземных этажа этого города и обнаружили лишь стены из материала, который назвали янтарином, да две маленькие семигранные гайки из непонятного сплава, которого и существовать не должно было. И никаких следов техники, никаких следов обитания разумных существ - ничего, позволившего бы сделать вывод о внешнем виде этих существ, их социуме, техническом развитии и взаимоотношениях с миром. Только две гайки, наличие которых позволяло сделать вывод, что неизвестная цивилизация, как и человечество, шла по технологическому пути совершенствования созданной ими машинерии. Теперь две большие
группы следопытов исследовали планету в поисках иных городов, но найти их на Марсе ничуть не легче, чем на Земле.
        Барханы медленно темнели. Солнце почти касалось своим краем горизонта, белые искры солончаков гасли, а с востока уже накатывалась угольно-фиолетовая тьма, усеянная звездами. Рыбкин посмотрел на бледные серпы марсианских спутников. Да, Опанасенко был прав, человечеству действительно повезло отхватили сразу два чужих искусственных спутника, два астероида, насквозь пронизанных пустотами ходов.
        Спутники были облицованы все тем же янтарином. И никаких следов внеземной культуры. Хозяева выехали, оставив дом в идеальной чистоте. Если бы сегодня землянам по каким-то причинам пришлось бы оставить Марс, то исследователям, пришедшим после них, осталось бы куда больше, чем самим землянам оставили Чужие. Феликс попытался представить себе неведомых обитателей спутников и города и не смог. Хорошо, если бы они были похожи на людей...
        Додумать эту мысль он не успел - неподалеку от него что-то тяжело рухнуло на песок, и послышался скрип, словно монетой провели по стеклу. Летающая пиявка, или как ее называл Хасэгава - сора-тобу-хиру, - не обманула ожиданий Феликса, более того, она явилась даже раньше, чем он рассчитывал. Обычно пиявки не появлялись при свете солнца, эта же появилась, когда на западе над темной полоской барханов еще светилась желтовато-зеленая полоска заката. Теперь он видел ее хорошо, очертаниями летающая пиявка напоминала смерч, да и в раскачивающемся ее движении было нечто похожее. Летающая пиявка приблизилась и замерла на бархане странным воздушным головастиком, немного напоминающим запятую. Несомненно, что она видела лежащего на песке мимикродона, но вместе с тем в трех-четырех метрах от мертвого ящера пиявка заметила человека. Нельзя сказать, что Рыбкин не боялся ее, это было бы глупо, любой человек подвержен чувству страха, а Феликс видел ранения Хлебникова: у того было разорвано правое легкое, и врачам пришлось ставить Хлебникову искусственное легкое и два клонированных ребра.
        Покачиваясь, пиявка приблизилась.
        Несомненно, она выглядела очень грациозно. Ее движение в воздухе казалось естественным и непринужденным.
        На гребне ближайшего бархана пиявка замерла. Судя по кольцам и мягкой щетине, это была вчерашняя визитерша, но биться на это об заклад Феликс не стал бы.
        Пиявка знакомо зашипела и опустилась на бархан. Теперь она чем-то напоминала тренированного сторожевого пса, терпеливо ждущего команды хозяина. "А может, это и в самом деле сторожа чужого города? - мелькнула у Феликса неожиданная мысль. - Хозяева улетели, город опустел, а разбежавшиеся собаки постепенно одичали..." Но тут же он вспомнил идеальную пустоту и чистоту города и спутников Марса и отбросил свою мысль, как заведомо ложную. Если хозяева были так аккуратны при эвакуации, то они, несомненно, не забыли и о своих сторожах, не оставили бы их питаться невкусными и жесткими мимикродонами. Воображать же, что ящеры и есть одичавшие жители города, было бы совсем глупо.
        Летающая пиявка снова встрепенулась. Во все шесть широко открытых и не моргающих глаз она смотрела на человека. Потом все-таки моргнула, но пленками век покрылись лишь три ее глаза, остальные продолжали наблюдать за окружающим миром. Рыбкин отдавал себе отчет, что он первый человек, наблюдающий сора-тобу-хиру вблизи. Это было смертельно опасно и вместе с тем притягательно интересно. Когда пиявка качнулась по направлению к следопыту, Феликс не сделал попытки взяться за карабин. Пиявка проскочила в двух метрах мимо него, Рыбкин ощутил движение разреженного воздуха вокруг ее тела, но движение сора-тобу-хиру было столь стремительным, что он даже не успел испугаться. Только тело на мгновение опалило внутреннем жаром да глухо екнуло сердце.
        Хищник замер рядом с мимикродоном, оглядывая его, но пара глаз по-прежнему наблюдала за следопытом. Рыбкин не шевелился. Пиявка успокоенно склонилась над ящером, втягивая его голову в ротовое отверстие, и тут же вскинулась. Верхнюю часть ящера словно бритвой срезало, а внутри пиявки послышался глухой треск, потом сверху вниз по ее глянцевому, покрытому щетиной загнутых волос телу пробежала судорога, словно пиявка что-то глотала. Успокоенная неподвижностью следопыта пиявка взялась за ящера с жадным усердием. Не прошло и пяти минут, как от мимикродона осталась лишь темная подмерзшая лужица на песке. Остальное исчезло в бездонной утробе сора-тобу-хиру. Некоторое время пиявка снова настороженно наблюдала за человеком, потом приблизилась еще ближе, словно смерч обошла его кругом и вдруг резким неуловимым прыжком отскочила на край бархана, не сводя с человека немигающих глаз. Человек оставался неподвижным, и пиявка успокоенно легла вдоль бархана. Слышно было, как у нее внутри что-то булькает и слабо посвистывает. Долгое время они наблюдали друг за другом, наконец пиявка снова обрела подвижную ртутную
упругость и скачками унеслась по барханам прочь. С каждым прыжком она пролетала несколько десятков метров. Вскоре пиявки не стало видно, только над солончаками ее гибкое тело на мгновение металлически блеснуло под светом звезд и тут же погасло.
        Феликс поднялся с песка, потянулся и сделал несколько выпадов в стороны, разминая мышцы. Он сделал это! От избытка чувств хотелось насвистывать или напевать, но в черном наморднике кислородной маски петь было затруднительно.
        Хотелось немедленно с кем-то поделиться произошедшим, но Рыбкин сдержался. Все еще было впереди, а ненужные разговоры, которые неизбежно бы поднялись вокруг него, могли только повредить задуманному.
        Глава 4
        Похоже, мимикродоны постепенно начинали считать землян своими кормильцами. У Биоцентра на плантациях их собиралось сотни полторы, и забавно было наблюдать, как разношерстная толпа ящеров, принимая самую разнообразную окраску, степенно толпится у кормушек в ожидании, когда работающие на плантациях женщины вынесут кукурузные стебли или ботву моркови и редиса. Без сомнения, земная зелень казалась песчаным ящерам куда вкуснее марсианской колючки или кактусов. Ели мимикродоны так же степенно, как и жили. Вообще картина была уморительная. Представьте себе кучу рыжих, под цвет песка, ящеров, которые, едва шевеля страшными треугольными мордами и распустив перепончатые капюшончики, рядами стоят на задних лапах и однообразно жуют пучки зелени, прикрывая от наслаждения глаза кожистыми бугристыми веками. Картина была странная и несколько комичная. Удивительное дело, но работницы Биоцентра их различали.
        - Вон того зовут Адамсом, - показывала Галя Иваненко. - А вон того - с розовым капюшончиком - мы Дидимом назвали. Видишь, как он недоверчиво зелень обнюхивает?
        - А по-моему, они все одинаковы, - искренне сказал Феликс.
        - Ой, ну что ты! - почти обиделась Галя. - Ты только повнимательней к ним приглядись. У Адамса каемочка на капюшончике широкая, а у Дидима видишь, какая впадинка сзади? И мордочки у них совершенно разные, как лица у людей.
        - Мордочки... - только и пробормотал Феликс. Увидь такую мордочку во сне, месяц спать не будешь.
        Они шли по дорожке к корпусу Биоцентра, и мимикродоны медленно провожали их взглядами, не переставая меланхолично жевать.
        - Ты знаешь, Феликс, - похвасталась Галя, - они даже яички здесь неподалеку откладывать стали.
        - Я и смотрю, - согласился следопыт. - Раньше мне казалось, что они только большими и бывают, а здесь вот и маленькие попадаются.
        Галя весело засмеялась.
        - А маленькие прямо как дети, - сказала она. - Их даже огурцы собирать можно научить. Только они что сорвут, сразу в рот тянут.
        "Детишки, - с чувством подумал Рыбкин. - Маленькие детишки. Кошмары из больных снов. Зря мы их приручаем. Жили они тысячи лет без людей и еще тысячу прожили бы. Но это же природа человеческая. Мы ведь все, что встречаем на своем пути, стараемся как-то освоить. Растительность окультурить, животных приручить, а во всем остальном обязательно ищем источник энергии". Но тут же сам устыдился своих мыслей. А как тогда было назвать то, чем занимался он сам?
        - А это наш Санька, - сказала Галя. - Ты только посмотри на него, он ведь такой уморительный.
        Навстречу им ковылял маленький мимикродон. Рыбкин сам был невысоким, а ящер ему едва до пояса доставал. Капюшон у мимикродона висел складками, был ящер нежно-голубого цвета и в маленькой лапке держал длинный зеленый огурец, от которого он важно, но с видимым удовольствием откусывал.
        - А почему Санька? - удивился Феликс.
        - Да ты только присмотрись к нему, - всплеснула руками Галя. - Вылитый Александр Филиппович! И повадки такие же!
        И в самом деле, при внимательном рассмотрении мимикродончик и в самом деле напоминал директора системы "Теплый Сырт" Александра Филипповича Лямина. Даже лапы он ставил немного неуклюже и ступнями внутрь, как Зто делал директор.
        Феликс усмехнулся.
        - А почему он голубой? - спросил он Иваненко.
        - А это он в столовую забрел, - охотно объяснила Галя. И так ему там понравилось, что он уже больше недели цвет не меняет. Как изменился под цвет стола, так и ходит. И все у дверей столовой отирается и скрипит - внутрь просится.
        По обе стороны Биоцентра светлели пластиком парники.
        Было их десятков шесть - видно, Лямин серьезно озаботился питанием поселенцев. Знакомых на тропинке к Биоцентру встречалось много, но совсем незнакомых лиц встречалось еще больше. И неудивительно - с полутора тысяч население Теплого Сырта увеличилось в последние три года более чем вдвое, и всех знать было уже практически невозможно. Теплый Сырт рос. Если раньше купола монтировали из материалов, привезенных с Земли, то сейчас хитроумные инженеры придумали, как отливать эти купола из кремнийлита - чего-чего, а песка на Марсе хватало. Купола получались довольно симпатичные и требовали лишь отделочных работ, но с этим успешно справлялась строительная бригада, организованная Виктором Кирилловичем Гайдадымовым. Вот уже полгода бригаду здорово выручали вакуум-сварщики, переброшенные из системы Сатурна. Там они монтировали международный СКАН на девятьсот человек, а теперь ждали на Марсе планетолет "Джордж Вашингтон", который должен был их доставить на Землю. Разумеется, сидеть сложа руки ребята не привыкли, и поселок рос как на дрожжах, уже и купола начали ставить впрок, в расчете на будущее расширение
Теплого Сырта. Было сварщиков двенадцать человек, и бригадиром у них был Юра Бородин, который во время Большой облавы был стажером на "Тахмасибе". Тогда, помнилось Рыбкину, Юра был зеленым чечако, который на старожилов космоса взирал с благоговейным почтением. За время работы в окрестностях Сатурна Юра Бородин здорово вырос, вот уже и лидером стал среди своих ребят.
        О гибели Юрковского и Крутикова на Марсе объявили в тот же самый день, когда они погибли. Многие плакали. Юрковского на Марсе любили, да и сам Рыбкин жалел о смерти Юрковского очень долго. Конечно, Владимир Сергеевич был немножечко позер и фанфарон, никто его, к примеру, не заставлял лезть вслед за пиявками в подземный город Чужих. И у кольца Сатурна никак нельзя было терять осторожность. Но, положа руку на сердце, пусть каждый скажет, что он сам без греха. Смелость Владимира Сергеевича искупала все его недостатки. Узнав о гибели Юрковского, Феликс ощутил тоску.
        Тогда Рыбкину казалось, что со смертью Крутикова и Юрковского был подведен итог целой космической эпохе, которую создали вошедшие в легенды Ермаков, Быков, Дауге, Крутиков, Юрковский, Бахтанджан, Гарди, Кяхов, Соммерсет - да невозможно было перечислить всех героев той поры, когда сам Феликс еще учился в Магнитогорском интернате.
        Легенда о людях, покоривших Урановую Голконду, потрясла Феликса настолько, что он раз и навсегда определил для себя свою дальнейшую судьбу и шел к цели, не обращая внимания на людские насмешки и ухабы судьбы.
        Разумеется, Рыбкина всегда интересовало, что все-таки нашли в кольце Сатурна вошедшие в легенды планетолог и космический штурман. Это что-то должно было быть очень значительным, чтобы солидные и умные мужики, забыв осторожность, полезли в смертельно опасное кольцо. Возможно, что эта находка была связана с марсианскими спутниками и городом Чужих. Скорее так, ведь Юрковский ясно сказал про шанс, который им выпал. Ладно, рано или поздно следопытам все равно придется пройти по следам первопроходцев.
        И тайну кольца они тоже когда-нибудь обязательно разгадают.
        В Биоцентре было довольно людно, и Рыбкин, попрощавшись с Галей Иваненко, сразу направился к Тому Джефферсону, но на половине дороги был перехвачен маленьким и сухопарым доктором Манделем.
        - Рыбкин! - радостно вскричал Мендель. - Вот уж приятная встреча! Вы когда должны были прийти ко мне на профосмотр, Феликс?
        Следопыт смутился.
        - Извините, Лазарь Григорьевич, - виновато сказал он. Замотался я в последнее время. Честное слово, завтра с утра я обязательно буду у вас.
        - Ну, зачем же откладывать на завтра то, что мы отлично можем сделать сегодня? - удивился Мендель и распахнул дверь своего кабинета. - Прошу вас, товарищ Рыбкин!
        Покоряясь неизбежному, Феликс вошел в кабинет.
        Доктор Мендель внимательно осмотрел следопыта и, строго глядя на него, спросил:
        - Вы когда последний раз были в спортзале, молодой человек:
        Феликс развел руками.
        - И не надо таких жестов, - сказал доктор Мендель. Всегда надо помнить, что вы на другой планете. Дети знают, что Марс меньше Земли, а вот следопыты не знают. И центрифуга им не нужна, они, видите ли, и без центрифуги себя прекрасно чувствуют. - Он потянул к себе листок с расписанием космосообщения и бегло просмотрел его. - А вот отправлю-ка я вас на полгодика на Землю. Вот тут у нас через две недели рейсовый планетолет прибывает...
        - Все что угодно, доктор, - испуганно сказал Рыбкин. Только не это!
        Испуг его был таким неподдельным, что доктор Мендель усмехнулся. Был он одним из старожилов, из первой марсианской тысячи.
        Сам он по профессии был хирург, но нехватка специалистов на Марсе заставила Менделя освоить и другие специальности. Лазаря Григорьевича побаивались за его твердость и жесткость позиции, при необходимости он любого мог уложить в маленький стационар Биоцентра на нужный срок и никаких ссылок больного на обязательность личного присутствия при проводимых работах или исследованиях не принимал. "Больной отстраняется от работы на время, - безапелляционно говорил он, - покойник же, к сожалению, - навсегда".
        - Вы боитесь Земли? - удивился доктор. - Вы не хотите отдохнуть? Поплавать с аквастатом среди коралловых рифов?
        Рыбкин вздохнул.
        - Вы сейчас похожи на демона-искусителя, Лазарь Григорьевич, - сообщил он. - Вы сами-то когда последний раз на Земле были?
        Доктор Мендель засмеялся.
        - Прежде всего я пекусь о здоровье населения Теплого Сырта, - сказал он. - Ради этого приходится поступаться личными интересами.
        Некоторое время они весело смеялись, глядя друг другу в глаза. После шпильки следопыта врач заметно подобрел.
        Что-то записав в карточке Рыбкина, Лазарь Григорьевич улыбнулся:
        - Зайдете ко мне через неделю, Феликс. - И погрозил сухоньким пальцем. - И о спорте, о спорте не забывайте, дорогой мой следопыт. Вам хорошая физическая форма куда важнее, чем другим.
        Распрощавшись с доктором Менделем, Феликс поспешил к Джефферсону. На его счастье, Том все еще был на месте.
        Главный ксенобиолог Марса был высок, могуч и бородат.
        Про Джефферсона говорили, что он одно время с успехом поигрывал в НБЛ за "Чикаго буллз", где его даже считали преемником великого Джордана, жившего в конце прошлого столетия. Но видимо, где-то в глубине души этого могучего нефа жил ген путешествий, потому что в двадцать девять лет Том неожиданно для всех оставил баскетбол, защитил диссертацию по проблемам ксенобиологии и в составе шестой международной экспедиции ЮНЕСКО отправился на Марс.
        - Слушаю тебя, Фил. - Джефферсон встал из-за стола и крепко пожал маленькую ладонь Рыбкина своей могучей лапищей. - Что тебя привело к нам?
        - Хотел взять у тебя материалы по исследованию местной фауны, - сказал Рыбкин. - Это очень сложно, Том?
        Хозяин белозубо усмехнулся.
        - Какие могут быть сложности для хорошего человека? пророкотал он. - Что тебя конкретно интересует?
        - Мимикродоны и пиявки, - сказал Феликс.
        - По мимикродонам материалов более чем достаточно. Джефферсон повернулся к столику с вычислителем. - А вот по пиявкам... Сам понимаешь, что это за твари. По сора-тобу-хиру у меня практически ничего нет, кроме единичных наблюдений. Обычно наблюдателям не везло. А материалы изучения гнездовий ты не хуже меня знаешь, вместе по подземельям лазили... Тебе все полностью сбросить?
        - Разумеется, - кивнул Рыбкин.
        - Не знаю, Феликс, что ты затеял, - сказал Джефферсон, и расспрашивать не буду. Но если ты присматриваешься к мимикродонам, то должен тебя огорчить: ничего, кроме инстинктов на уровне, скажем, колонии пингвинов или стаи диких уток. Да что я тебе говорю, ты сам все видел, когда сюда шел.
        Джефферсон помолчал, явно ожидая ответа.
        - А близко интересоваться сора-тобу-хиру я бы тебе не советовал, - не дождавшись, проворчал он. - Это безжалостные и безмозглые убийцы, Рыбкин. С ними должны работать профессионалы. Для дилетантов это слишком опасно.
        Он протянул Рыбкину катушку с материалами.
        - Спасибо, Том, - вежливо сказал следопыт.
        - Больше ты мне ничего не скажешь? - с некоторым раздражением осведомился Джефферсон.
        - Пока еще рано, - сказал Рыбкин. - Пока еще я сам мало что понимаю, Том. А что касается специалистов... Тут ты прав, нет у нас пока специалистов по летающим пиявкам. И я боюсь, что они еще не скоро появятся.
        - Как знаешь, - с сухой обидой сказал космобиолог. - Надеюсь, ты не натворишь глупостей.
        - Я сам на это надеюсь, - тихо сказал Феликс и вежливо попрощался. Когда он выходил, Джефферсон сидел лицом к вычислителю, и по прямой его спине было видно, что он очень обижен недоверием следопыта.
        Глава 5
        Copa-тобу-хиру прилетала, как по расписанию, каждый день. Вероятно, ее привлекали привозимые Рыбкиным мимикродоны, а может, пиявкой двигало любопытство хищника, столкнувшегося с незнакомым явлением. Так дикие волки на Земле ежедневно приходят к построенной в чаще охотничьей заимке, с любопытством обнюхивая пахнущие человеком предметы.
        Пиявка явно привыкала к человеку. Теперь она уже нетерпеливо скользила к очередному мимикродону, жадно набрасываясь на него.
        Нет, за следопытом она по-прежнему наблюдала, но взгляд пиявки теперь был иной, какой-то расслабленный, словно хищник убедился в отсутствии угрозы со стороны человека.
        Покончив с мимикродоном, пиявка вытягивалась на песке неподалеку от человека, и снова начиналось выматывающее состязание взглядов, но теперь уже пиявка изредка прикрывала глаза, словно немножечко уже верила в человеческую порядочность. Медленно Рыбкин придвигался к ней ближе.
        Пиявка настораживалась, видно было, как вспухают ее кольцевые мышцы. Округлый зев пиявки раскрывался, и внутри демонстрационно начинали двигаться длинные изогнутые челюсти, усаженные крупными и частыми треугольными зубами. Феликс замирал и ждал, когда пиявка успокоится, а потом вновь придвигался ближе, и снова пиявка напрягалась и вздувалась над багряно-рыжим барханом бурой запятой. Все еще оставалась черта, на которой приближение человека казалось пиявке опасным. Едва Феликс подбирался к этой черте, как сора-тобу-хиру упругой пружиной взвивалась в воздух, отскакивала на десяток метров и снова замирала на очередном бархане. Иногда она сопровождала свои движения странным скрежетом, словно предупреждала следопыта о том, что он не должен заходить слишком далеко. И тогда Рыбкин начинал разговаривать с хищником. Он рассказывал пиявке, каким он видит Марс, о том, когда и откуда прилетели люди, рассказывал о Земле, понимая, что поступает глупо, ведь вскрытиями убитых при облаве пиявок было установлено, что сора-тобухиру слышат в ультразвуковом диапазоне. У пиявок даже имелся некий орган, который позволял
хищнику подобно земным летучим мышам зондировать пространство вокруг себя и определять местонахождение цели на песке, а это было совсем немаловажным при охоте на мимикродонов, сливающихся с поверхностью планеты благодаря своей способности к мимикрии.
        Но все-таки Феликсу казалось, что пиявка его слышит и что его рассказы как-то успокаивают животное. Сора-тобу-хиру медленно опускалась на песок, и даже скрежетания ее становились иными, они оставались ворчливыми, но Рыбкину казалось, что угроза из них исчезает. Правда, он не обольщался. Психология пиявки оставалась для него загадкой. Джефферсон был прав, приручением пиявки должны были заниматься специалисты. Но на Марсе таких специалистов не было.
        Да, пожалуй, и не только на Марсе, в Солнечной системе их не было пока, таких специалистов.
        Пособия по приручению диких животных, полученные с Земли, Рыбкину ничего особо не дали. Они обосновывались опытом изучения земных животных, но кто и когда наблюдал за марсианскими пиявками? Накамура разве что, но профессор Накамура погиб, а свои дневники японец зашифровывал личным кодом, который до сих пор оставался непонятым. Честно говоря, Рыбкин не понимал Накамуру. Конечно, приоритет и личные амбиции играли какую-то роль, но кто бы полез в личные записи профессора без его на то позволения?
        Напряженная неделя подходила к концу. Днем Феликс работал по общей программе группы, обследуя Третий квартал подземного города, ночами он выходил в пески, чтобы встретиться с летающей пиявкой.
        Времени на отдых оставалось мало, и если бы не фенилецитин, то Рыбкин скорее всего уже бы не выдержал. Все чаще он с тревогой думал о том, что ему предстоит показаться пред светлыми очами доктора Менделя. Мендель был строг и никогда не простит поселенцу такого безобразного отношения к собственному здоровью. Вот возьмет и отправит Феликса на Землю.
        Разумеется, Феликса это никак не устраивало. "Надо выспаться, - все чаще думал он. - Хотя бы пару деньков. И обязательно сходить в спортзал. И на центрифугу".
        И тут ему неожиданно повезло - группа Гемфри Моргана обнаружила на Южном полюсе удивительные по исполнению водонакопители, и все начальство Феликса отправилось туда.
        Договорившись с ребятами из своей группы, Рыбкин решил исполнить задуманное и наконец хорошенько выспаться.
        Проспав весь день, Феликс с удовольствием прошел оздоровительные процедуры, откатался на центрифуге, добросовестно оттаскал два дня в спортзале подготовленные тяжи и почувствовал себя значительно лучше. Не настолько, конечно, чтобы обмануть старого и опытного доктора Менделя, но вполне достаточно, чтобы убедить его в том, что следопыт Рыбкин решительно взялся за себя и свое здоровье. Он даже побывал на карнавале, который устроили в спортивном зале вакуум-сварщики во главе с Юрой Бородиным. Условия требовали от каждого обязательного карнавального костюма, и Феликс у полимерщиков отлил себе костюм графа Дракулы. Получилось довольно устрашающе и вместе с тем немножечко смешно, потому что Феликс не учел свой небольшой рост, а девушки в Теплом Сырте в массе своей были рослыми и длинноногими, и маленький граф Дракула в их оживленном окружении смотрелся достаточно забавно.
        Бородин рассказал свою знаменитую историю об одноногом пришельце и объявил приз за лучшую гипотезу.
        Историю эту Рыбкин слышал уже не однажды, поэтому он попробовал придумать логически непротиворечивую гипотезу, но так ничего и не придумал, кроме того, что уже высказывалось небожителями с кольца Сатурна. В конце концов он плюнул на все рассуждения и пошел танцевать с Даной Ливановой, которая пригласила графа Дракулу на белый танец.
        Скоро всем стало хорошо, и веселье достигло своего апогея, когда Ирина Славина потребовала внимания. Под восхищенные аплодисменты в зал внесли первый ящик настоящего марсианского вина, пусть в пластиковых бутылках из-под сока, но настоящего красного вина из плантационного винограда "Изабелла". Желающих попробовать это вино оказалось много. Каждому захотелось быть причастным к историческому моменту и сделать глоток первого марсианского вина, пусть оно даже и уступало знаменитым земным винам и более напоминало сладенький, едва сдобренный градусами компот. Все знали, какого труда стоило сотрудницам Биоцентра заставить заработать на Марсе земные бактерии брожения.
        Рыбкину тоже сунули пластиковый бокал с багряным прозрачным вином. Феликс отошел в сторону, ужасно жалея, что рядом нет Наташи.
        Все-таки праздник удался вакуум-сварщикам на славу, молодцы были вакуум-сварщики, даже жалко было, что скоро им всем предстояло улететь.
        В самый разгар веселья и танцев в зал ворвался взъерошенный и возбужденный радист Игорь Халымбаджа.
        - Товарищи, товарищи! - закричал он, потрясая листком с текстом радиограммы. - Вот вы тут веселитесь, а Ляхов на "Молнии" сегодня в восемнадцать-десять стартовал с орбиты Луны! Первая межзвездная стартовала, товарищи!
        Шум поднялся неимоверный, но пронзительный голос Игоря выделялся и в общем гаме. Кто-то из межпланетчиков принялся выплясывать на сцене, вакуум-сварщики подняли Халымбаджу и принялись его качать. Игорь был довольно рослым и тяжелым, поэтому качали его с некоторыми усилиями, каждый раз рискуя уронить чествуемого на пол. Все это было прекрасно, все это было замечательно, но Феликс уже с тревогой поглядывал на часы - близилась его очередная прогулка по пустыне.
        Воспользовавшись общей суматохой, он выскользнул из зала, переоделся в отсеке, который служил следопытам за общежитие, проверил комплектность и зарядку батарей для подогрева костюма, передернул оба затвора карабина и убедился, что магазины снаряжены. Десять минут спустя мотонарты уже несли его над темными барханами. Небо, как всегда в это время года, было звездным, и на севере молочно-бурым мутным круглым пятнышком повис Юпитер. Мороз был приличный, сразу чувствовалось, что приближаются осенние холода, а с ними и очередной сезон пылевых бурь, когда над пустынями повисает рыжий туман из пронизанного окисями железа песка и испарившейся влаги. Тысячи тонн песка, взвихренного холодными марсианскими ветрами, медленно оседали в пустыне, меняя лик планеты, создавая на ее поверхности иллюзии каналов, человеческих лиц, пирамид и поделенных на кварталы городов. Неудивительно, что астрономы прошлого, наблюдавшие Марс с Земли, так жестоко обманывались в своих наблюдениях.
        Солончаки белыми иглами блестели под светом звезд. Над бурой пустыней катился молочно-белый Деймос, а на западе узкой полоской уже догорала слабенькая марсианская желтовато-зеленая заря.
        Наступало время осеннего созревания, и вся пустыня была покрыта катящимися по воле ветра колючками. Впрочем, ветер ветром, но почему-то многие кактусы катились как раз против ветра - туда, где в зареве прожекторов высвечивались купола Теплого Сырта, и это было очередной марсианской загадкой, требующей своего разрешения.
        Обсерваторию освещали прожектора, и было видно, как вращается пропеллер ветряка и ветер гоняет над крышей западного павильона флюгер. Иллюминаторы жилого отсека были темными похоже, ребята работали, а скорее всего просто еще не вернулись с праздничного карнавала.
        Зато сора-тобу-хиру уже была здесь, Феликс сразу же увидел ее длинный след, словно по песку протянули мешок с чемто тяжелым. След кончался округлым отпечатком пиявочной пятки. Он едва успел отправить мотонарты обратно, как пиявка появилась. Она была бесшумная и стремительная, как тень.
        Покружившись рядом с Рыбкиным, летающая пиявка направилась к очередному мимикродону. Ящеров Феликс старался отстреливать подальше от Теплого Сырта, не дай бог подстрелить какого-нибудь женского любимца, упреков бы хватило на всю оставшуюся жизнь. Смотреть на то, как пиявка обрабатывает мимикродона, было неприятно и жутковато. Острые челюсти пиявки отхватывали от бедного ящера пласт за пластом, оставляя чистые срезы плоти, еще сочащиеся густой оранжевой кровью. На этот раз пиявка повела себя не совсем обычно. Оставив недоеденного мимикродона, она скользнула ближе к следопыту. Теперь она была так близко от Рыбкина, что при желании Феликс мог бы дотянуться до нее рукой. Сора-тобу-хиру, покачиваясь на мускулистой пяте, внимательно смотрела на человека. Глаза у нее были желтоватые, с длинными вертикальными зрачками, они ярко блестели, и в них отражались пустыня, звезды и сам следопыт. Сора-тобу-хиру заскрежетала горловыми пластинами, качнулась вперед, и ее тело мелькнуло рядом с лицом Рыбкина. Кислородная маска не давала почувствовать запаха хищника, но Феликсу показалось, что он ощущает приторную
сладость свежей крови.
        Так же стремительно пиявка качнулась назад к мимикродону и вновь изогнулась над ним, заканчивая трапезу. Оставив на песке влажные следы крови, пиявка вытянулась вертикально, внутри нее что-то заклокотало, и послышался звук, напоминающий глухой выдох. Желтые немигающие глаза пиявки по-прежнему смотрели на человека. Рыбкин не шевелился.
        Пиявка приблизилась и вытянулась на песке рядом с человеком. У нее было темное глянцевое тело, состоящее из тугих колец, поросших изогнутой редкой щетиной.
        Рыбкин осторожно вытянул руку, буквально по миллиметрам приближая пальцы к ее телу. Наконец пальцы в перчатках ощутили упругую жесткость щетины, скользнули дальше и коснулись темного бока пиявки. Рыбкин подержал руку на теле пиявки, потом, неожиданно для себя самого, принялся поглаживать бок хищника. Вряд ли задубевшая шкура пиявки чувствовала его прикосновения, но он медленно почесывал ее, раздвигая щетину, и с удовлетворением видел, как медленно гаснет цепочка желтых глаз, скрываясь за бугристой кожицей век. Это были секунды обоюдного доверия. Сердце Феликса билось так неистово, что он боялся его стуком испугать хищника. Он был первым, кто коснулся живой пиявки.
        Коснулся - и остался жив.
        Сколько времени прошло в этом странном единении, Рыбкин не знал. Из оцепенения пиявку вывел салют, вспыхнувший над далекими куполами Теплого Сырта. Следопыт вдруг ощутил, как упруго вздулись мускулы под жесткой шкурой, а в следующий момент сора-тобу-хиру уже плясала на гребне высокого бархана метрах в десяти от Рыбкина, а в фиолетово-темном небе за ней рассыпались искрами огненные шары салюта.
        Сполохи высветили летающую пиявку в ее полном великолепии. Сейчас эта страшная обитательница Марса выглядела удивительно изящно. Но салют испугал сору-тобу-хиру, пиявка взвилась в воздух, и вскоре ее тень стремительно промелькнула на фоне пылающих ярких созвездий, уносясь через холодные марсианские солончаки, вдруг радужно вспыхнувших под рассыпающимся в небе салютом.
        Глава 6
        Новости, которые происходили в Большом мире, обитатели Теплого Сырта узнавали из компакт-радиограмм, поступавших с Земли. Использовался старый способ, который применялся военными разведками еще со Второй мировой войны.
        Информация записывалась на большой скорости и в несколько секунд выстреливалась на приемники межпланетных станций, где аппаратура производила обратную развертку информации.
        Таким же способом передавалась необходимая научная информация, запрошенные специалистами научные монографии и материалы научных конференций и симпозиумов, в том числе полученных с других планет Солнечной системы. Халымбаджа был большим специалистом в обработке полученных КРабов, к тому же на него работал кибернетический центр Марса, поэтому заказываемую литературу Феликс Рыбкин получал без запоздания, чему немало способствовал и тот факт, что Игорь относился к следопытам с нескрываемой симпатией. В обмен на свою оперативность он всегда требовал от них рассказов о своих находках и изысканиях. Неудивительно, что в отдельных вопросах Халымбаджа был информированней самого директора Теплого Сырта Александра Филипповича Лямина.
        Последнее время он атаковал Феликса.
        - Слушай, Феликс, - ныл Игорь. - Расскажи! Я же вижу, ты снова что-то затеял. И вечерами тебя не бывает. Где тебя носит, а? Вроде и Наталья еще не прилетела.
        Как все информированные люди Теплого Сырта, он был в курсе астрономического романа Рыбкина, всячески сочувствовал ему и страшно радовался, когда Феликс делился с ним своими переживаниями. Сейчас его задевало таинственное молчание Рыбкина. Вот уж действительно загадочный человек. Не зря же сам Игорь назвал Феликса Лоуренсом Марсианским. Неделями где-то пропадает, а потом такое выдает, что все поселение месяц гудит, осмысливает новые открытия следопытов.
        - Ну, Феликс! - Глаза у Халымбаджи были такие умоляющие и страдальческие, что порой Рыбкина так и подмывало выложить радисту все. Ведь было что рассказать, честное слово, было!
        С каждой новой встречей Феликса и сору-тобу-хиру связывали все новые ниточки взаимопонимания. Уже через два дня Рыбкин отправился на встречу без очередного мимикродона. Этой встречи Феликс опасался больше всего. Ведь ему предстояло встретиться с голодным хищником, и неизвестно было, как летающая пиявка себя поведет. Голод не тетка, голодная пиявка вполне могла наброситься на человека, который после долгих встреч казался ей абсолютно беззащитным.
        И действительно, некоторое время пиявка кружила по окрестностям бархана в поисках мимикродона, пока не сообразила, что на этот раз добыча ей не приготовлена. Минут двадцать она недовольно булькала и шипела на соседнем бархане, потом спустилась с гребня и приблизилась к следопыту. Рыбкин напрягся, увидев рядом цепочку голодных желтых глаз.
        Спроси его кто-нибудь, почему он посчитал пиявку голодной, Рыбкин бы, пожалуй, не ответил. Возможно, что за время контактов с сору-тобу-хиру он научился определять состояние хищника, но скорее этот вывод он сделал из того, как настойчиво летающая пиявка искала очередного мимикродона. Сытый хищник не заботится так о своем пропитании.
        Впрочем, и этот вывод Рыбкин сделал на основе изучения материалов о земных хищниках. Многие исследователи указывали, что хищник никогда не убивает свои жертвы без причины, он убивает всегда для того, чтобы насытиться.
        Убивать без причины - привилегия человека, его отрицательное и страшное качество.
        Пиявка покачалась над следопытом, выжидательно разглядывая его. Феликс сидел в напряжении, чувствуя, как медленно текут по его спине холодные струйки пота. Мышцы окаменели, готовые в любую секунду взорваться от выброса адреналина.
        Сейчас Рыбкин чувствовал свое тело настолько, что слышал даже биение пульса и мерное тиканье часов на обеих руках.
        Пауза становилась все более напряженной и опасной. Летающая пиявка, выгибаясь гибким сегментным телом, описала вокруг следопыта круг и вновь остановилась перед ним. Теперь Рыбкину казалось, что в желтых немигающих глазах пиявки сквозит любопытство. Внутри пиявки снова что-то заклокотало, она изогнулась и, совершив головокружительный бросок, скрылась за ближайшим барханом. "Вот и все, - устало подумал Феликс. - Без мимикродона я ей не интересен. Хорошо, что не напала".
        Он приподнялся - и, как выяснилось, поспешил. Стремительная тень мелькнула у него над головой, и летающая пиявка явилась вновь. Она снова застыла перед человеком, покачиваясь и раздувая верхнюю часть своего конусообразного тела.
        И снова человек и инопланетный хищник замерли друг против друга в безмолвном ожидании. Этакая война нервов, в которой победа должна была принадлежать тому, кто окажется терпеливей.
        Пиявка сдалась первой. Она знакомо зашипела, вытягиваясь на бархане и расслабляя кольца. Феликс протянул руку, касаясь ее упругого тела. Пиявка смотрела на него. Феликс снова принялся почесывать бурое и бугристое тело хищника, ощущая пальцами грубую жесткую щетину. Летающая пиявка развернулась во всю свою шестиметровую длину, шумно выпуская воздух, и заскрежетала. Тело ее пружинисто выгнулось навстречу человеческой руке, и Феликс с облегчением понял, что в этом опасном поединке он одержал очень важную и необходимую победу. Желтые глаза пиявки расслабленно погасли. Из верхней части конуса, где скрывалась круглая пасть с зубастыми пластинами челюстей, послышалось нечто вроде довольного урчания. Казалось, что на сору-тобу-хиру напало какое-то странное оцепенение. Она лежала неподвижно, отдаваясь рукам человека, словно испытывала удовлетворение от прикосновения человеческих рук.
        Вокруг них была холодная марсианская пустыня, над которой горели яркие немигающие звезды. Волнистая из-за бесконечных барханов равнина отражала свет звезд, искрясь кристаллами солончаков. Время от времени неподалеку с шуршанием пролетали марсианские кактусы. Где-то далеко полыхнула зарница аресологи запустили в верхние слои атмосферы Марса очередную геофизическую ракету.
        Неожиданно летающая пиявка пошевелилась. Мягкие бока ее налились жесткой упругостью футбольного мяча, летающая пиявка шумно засасывала воздух внутрь своего тела, и слышно было, как воздух клокочет внутри ее дыхательных камер, смешиваясь с водородом и превращаясь в горючую смесь, позволяющую марсианскому хищнику совершать огромные прыжки.
        Вспыхнули огоньки глаз. Пиявка приподнялась над песком, некоторое время качалась из стороны в сторону, словно дерзость человека ее изумляла, потом с легким шуршанием обогнула его по кругу и замерла, вытягиваясь во весь свой рост. Рыбкин почувствовал себя крошечным рядом с этим исполином. Пиявка опять с шумом выдохнула воздух, и на песке взвились фонтанчики потревоженного песка. Кольца летающей пиявки стали упруго сжиматься, пиявка резко уменьшалась в размерах, и вот уже цепочка ее глаз вновь оказалась на уровне лица человека. Бам-м! - словно лопнула струна невидимого музыкального инструмента. Машинально Феликс закрыл глаза, а когда открыл их, пиявка уже плясала на высоком гребне бархана, готовясь к новому прыжку.
        Дождавшись окончательного исчезновения пиявки в холодном безжизненном пространстве пустыни, Рыбкин сел на песок, посидел немного, мечтательно глядя на звезды, потом откинулся на спину и, счастливо улыбаясь, закрыл глаза.
        - Рыбкин! - Голос Халымбаджи привел следопыта в чувство. - Ну, расскажи хоть что-нибудь! Это правда, что ты занимаешься пиявками?
        - С чего ты взял? - насторожился Феликс.
        - Но я же не похож на идиота, - сказал Игорь. - У Джефа ты снял весь массив информации по сору-тобу-хиру и мимикродонам, с Земли тебе идут материалы по дрессировке хищников... Ты мне одно скажи, получается?
        "Ну, Том, - с неожиданным для него самого раздражением подумал Рыбкин. - Нашел кому рассказать!"
        Он был несправедлив к радисту. Игорь Халымбаджа был неплохим парнем, разве что любопытство у него бежало впереди рассудительности, а язык порой обгонял мысль. Но подобные недостатки присущи не только радистам, справедливо рассудил Рыбкин, порою ими и следопыты грешат.
        - Позже, Игорек, позже, - досадливо морщась, сказал следопыт. - Еще на пару недель у тебя терпения хватит?
        Радист почему-то огляделся по сторонам.
        - Обещаешь? - жадно спросил он.
        - Обещаю, обещаю, - махнул рукой Рыбкин. - Только ты пока никому не слова. Я обещаю, что ты все узнаешь первым. Хорошо?
        - "Джордж Вашингтон" на подходе, - поощрительно сообщил Халымбаджа и улыбнулся. - Они три дня назад в режим торможения вошли.
        Глава 7
        А на следующую ночь, ближе к утру, сору-тобу-хиру спасла ему жизнь. Было это почти на заре, когда бледная желтая полоска зари высветила горизонт на востоке, и звезды стали тускнеть и исчезать одна за другой с неба, медленно светлеющего до нежных фиолетовых оттенков. Промерзший за ночь песок марсианской пустыни с легким шипением отдавал воздуху влагу, заискрились таинственно солончаки, и среди блестящих кристаллов соли засуетились со свистом колючие темные шары кактусов. Марсианские колючки начали вылезать из песка, разбрасывая по мерзлой поверхности барханов широкие листья, торопясь впитать влагу, которая легким туманом повисла между барханов. Феликс возвращался на Теплый Сырт с базы следопытов у чужого города. Он вышел пораньше, чтобы к восходу солнца добраться до поселения. Марс был значительно меньше Земли, и со всем своим снаряжением Рыбкин весил чуть более тридцати пяти килограммов, поэтому идти было легко.
        К северу над горизонтом мерцали две яркие голубоватобелые звезды. Одна из них, несомненно, была Землей, вторую же Рыбкин никак не мог опознать, пока не догадался, что это не звезда, а планетолет, идущий в режиме торможения. Скорее всего это был планетолет "Джордж Вашингтон", на котором должна была прилететь Наташа. От этой мысли даже просто смотреть на ослепительную звездочку у горизонта стало теплее и приятнее.
        Рыбкин расслабился, и это едва не погубило его. Пиявка вынырнула из барханов неожиданно, следопыт заметил ее в последний момент, когда сору-тобу-хиру уже развернулась для нападения, открыв жуткую зубастую пасть. Летающая пиявка была огромной, она пронеслась над барханом темной тенью, на секунду замерла в воздухе, изогнулась перед атакой, и Феликс понял, что теперь уже он ничего не успеет сделать.
        Неожиданный удар сшиб его на мерзлый песок. Феликс упал, обрушив на себя часть изогнутого бурого бархана, и неловко завозился, пытаясь подняться. Нового нападения почему-то не последовало. Причину этого Феликс понял, когда поднялся и отряхнул со стекол очков налипший песок. Над барханами в жестокой схватке сцепились две сору-тобу-хиру - одна была гигантской, не менее чем в двенадцать колец, вторая, более активная, была значительно меньше, но вместе с тем подвижнее. Меньшая пиявка яростно накидывалась на своего сородича, яростно оттесняя его в пустыню. Медленно, но неотвратимо, расстояние между пиявками и следопытом увеличивалось. Большая пиявка отказалась от нападения и скачками устремилась на юг.
        Меньшая пиявка последовала за ней. Обе пиявки совершали гигантские и стремительные скачки, пока не растворились в холодном красном безмолвии пустыни, над которой уже желтел холодный кружок Солнца в окружении неяркой марсианской зари.
        Рыбкин сел на песок, запоздало переживая ужас нападения. Несомненно, меньшая пиявка спасла ему жизнь. Среагировать на это нападение Феликс бы не сумел. "Сегодня же привезу ей большого мимикродона, - подумал следопыт. - Или даже двух. Она это заслужила!" Неизвестно почему, но он был уверен, что этр была его пиявка. В конце концов, не было на Марсе случая, когда одна пиявка нападала на другую с целью защиты жертвы. Совместной охоты пиявки тоже никогда не вели. Сору-тобу-хиру всегда охотились в одиночку. Феликс расстегнул клапан, достал из комбинезона фляжку с горячим кофе и жадно сделал несколько глотков. Он живо представил вдруг, как пиявка разделывается с ним, оставляя на теле ровные срезы, которые Феликс уже не один раз видел на тушах мимикродонов. Ему стало не по себе, и он против воли опасливо огляделся.
        Пустыня постепенно оживала. На солончаках зашевелились темные шары кактусов. Они выпустили длинные толстые стрелы стеблей, на которых навстречу солнцу раскрывались огромные мясистые листья. Через час листья пожухнут и опадут, но запасенной с их помощью энергии кактусам будет достаточно, чтобы превратить свое тело в емкий кислородный баллон. Вдоль бархана потянулась цепочка бугорков -" мимикродон куда-то направлялся по своим делам, не рискуя высунуть своего страшного рыла из-под залежей красного песка. Скорее всего он видел недавнюю схватку в воздухе, и эта схватка произвела на него неизгладимое впечатление.
        Похоже, что схватка эта произвела впечатление не только на мимикродона. Рыбкин услышал далекие голоса, доносящиеся от сверкающей на солнце обсерватории, и увидел группу людей, неуклюже бегущих по красному песку в его сторону.
        Пенькова и Матти Феликс узнал сразу, но третья фигурка... Она была значительно стройнее двух других. Феликс закрыл глаза, чувствуя, как яростно забилось его сердце. Он недоуменно посмотрел на север, где неярко и ровно горели две большие звезды. Одна из них, несомненно, была Землей. Вторая... Феликс обязательно хлопнул бы себя по лбу, если бы не надетые на лицо кислородная маска и очки. Спутать СПУкомплекс с тормозящим планетолетом! На это был способен лишь новичок, космический первогодок, для которого нет разницы между пламенем тормозного двигателя планетолета и плазменным сгустком солнечного генератора, которому в ближайшем будущем предстояло освещать и согревать поверхность Марса вместо центрального светила.
        Маленькая фигурка в комбинезоне с разбегу упала на колени перед следопытом.
        - Живой? - услышал Феликс голос Наташи.
        Она уткнулась кислородной маской в плечо Рыбкина.
        - Нет, ты все-таки дурак, Феликс! Дурак, дурак, дурак! Я о нем беспокоюсь, места себе на Земле не нахожу, а он тут чем занимается?!
        Рыбкин боялся пошевелиться и неосторожным движением спугнуть девушку. Еще больше он боялся расплескать чувство счастья, которое вдруг до краев наполнило его душу.
        Пеньков и Матти смущенно переминались рядом, не решаясь вмешаться в это неожиданное объяснение.
        - Что с ним сделается? - наконец неловко пробасил Пеньков. - Он, говорят, в одиночку весь подземный город облазил. Еще до облавы.
        Матти локтем ткнул громоздкого Пенькова в бок. Пеньков по-детски шмыгнул носом и замолчал. Слышно было, как он переводит дыхание. Мембраны в маске хрипели.
        Рыбкин осторожно отстранил Наташу, отстегнул свою кислородную маску и поцеловал девушку в открытую часть щеки.
        Матти деликатно отвернулся и фальшиво озабоченным голосом предложил Пенькову:
        - Володя, пошли посмотрим солончаки. Мне кажется, она вылетела из трещины.
        - А по-моему... - начал Пеньков, но Матти сделал страшные глаза, и неуклюжий астроном наконец сообразил.
        - Ага, - заторопился он. - А Феликс за Наташенькой присмотрит!
        Они, смешно подпрыгивая и держа карабины на изготовку, поднялись на высокий бархан.
        Наташа смущенно освободилась, поднялась на ноги и, глядя в сторону, сказала:
        - Ну, вот я наконец и вернулась. Ты рад?
        - Ужасно, - признался Феликс. - Ты даже не представляешь, как я рад!
        Их переход на "ты" был так естественен, что никто из них не смутился. Тем не менее Наташа отвела взгляд и принялась отряхивать меховой комбинезон от песка.
        - Я так испугалась! - сказала она. - Ребята меня встречали, а тут, смотрим, на тебя сразу две пиявки набросились! Как только они тебя не тронули!
        Феликс встал, наклонился и поднял с песка карабин.
        Матти с Пеньковым были метрах в двухстах от них. О чем-то разговаривая между собой, они неторопливо возвращались назад.
        За их спинами поблескивали стволы карабинов. Пеньков словно футбольный мяч гнал перед собой кактус.
        - Пойдем, - сказал Феликс. - Я тебя провожу.
        - А мальчишки? - встревожилась девушка.
        - Они уже тоже возвращаются, - сказал Феликс.
        - А если пиявка действительно выбралась из расщелины? продолжала тревожиться Наташа.
        Следопыт снова посмотрел на возвращающихся из солончака астрономов.
        - Нет там никакой расщелины, - сказал он. - Просто ребята не хотели смущать нас.
        Девушка подошла ближе, заглядывая Рыбкину в глаза, и Феликс вновь ощутил теплую волну нежности. Он осторожно взял девушку за руку, и, несмотря на то что оба они были в меховых перчатках, они ощутили тепло рук друг друга. Взявшись за руки, они двинулись к куполу обсерватории, около которого с карабином в руках стоял Сережа Белов.
        Глава 8
        Свадьба Феликса и Наташи была на Марсе третьей.
        Было шумно и весело. Приглашены были многие - пожаловали следопыты во главе с Опанасенко, астрономы из обсерватории и другие, знавшие Рыбкина и Наташу. Женщины с Биоцентра преподнесли невесте букет огромных красных тюльпанов. С тюльпанами в руках и в белом платье, которое за два вечера сшил слывший марсианским модельером Саня Дрекслер, Наташа смотрелась потрясающе.
        Поддерживая сзади фату, за ней уморительно и неуклюже ковылял мимикродон Санька. Сейчас он был белоснежным, как невеста, и с большим алым пятном на груди. Поселенцы пили марсианское вино, изготовленное в Биоцентре под руководством Ирины Славиной, директор системы "Теплый Сырт" Александр Филиппович Лямин щедрым жестом выделил молодоженам новенький жилой купол. "Джордж Вашингтон" все еще тестировал отражатели, и вакуум-сварщики под руководством Юры Бородина закончили оборудование купола, а на куполе сварили веселого и симпатичного мимикродона, опирающегося на семигранную гайку. Да и сыграли они на свадьбе весело и самозабвенно - ансамбль их, состоящий из двух гитар, синтезатора и скрипки, мог поднять из могилы мертвого, а на свадьбе собрались молодые люди, любящие со вкусом повеселиться, поэтому и свадьба была яркой и веселой, благо, что Лямин щедрость свою не ограничил подаренным куполом и объявил день свадьбы всеобщим выходным днем.
        Гемфри Морган, прилетевший с юга, подарил невесте букет из веточек колючего саксаула. На каждой из них нежно светился крошечный красно-синий цветок. Можно было представить, сколько труда потребовалось следопытам, чтобы собрать этот маленький букет, всем ведь известно, что колючка цветет крайне редко - один раз в пять марсианских лет.
        Феликс вспомнил, как они с Наташей нашли цветущую колючку в развалинах чужого города, который долгое время принимали за заброшенную старую базу землян. Они бродили среди проломленных куполов на шестигранных основаниях, все вокруг густо поросло марсианской колючкой и саксаулом, тонуло в песке и пыли, а в пустых куполах гулко отзывалось на любой звук крикливое эхо.
        Наташа увидела свисающий из трещины в цементе толстый стебель колючки с крошечным цветком на конце и принялась считать кольца, которые образовывались на колючке после каждого цветения. Наташа насчитала восемь колец, свидетельствующих о том, что колючке в цементе было восемьдесят земных лет, а это значило, что брошенную базу никак не могли построить земляне, потому что они высадились на Марсе значительно позже.
        Сам он знал об этом значительно раньше, когда бродил по развалинам и спускался в темные жуткие провалы, ведущие в пустые подземные катакомбы. Сначала вокруг были только бетон и ржавые железные конструкции, потом следопыт оказался в странном круглом тамбуре и, наконец, вошел в коридор, стены которого неожиданно осветились неярким янтарным светом. Источник свечения находился где-то внутри матовых ярко-желтых стен. Удивительно, но свечение гасло, стоило лишь покинуть коридор. Видимо, в стены и пол коридора были вмонтированы датчики, реагирующие на появление в нем любого существа. Опанасенко очень удачно назвал материал стен янтарином - он действительно светился, как балтийский янтарь.
        Пиявки жили во мраке высохших туннелей водораспределителей, там у них были гнезда, свитые из высохших стеблей марсианского саксаула и неведомо откуда взятой блестящей ткани, постепенно превращающейся в пыль.
        С непонятной тревогой Рыбкин подумал о летающей пиявке, несомненно, она должна была появиться в пустыне у солончаков. Ей тоже понравилась эта игра с человеком.
        Но подбежала возбужденная и радостная невеста, увлекла Феликса в круг танцующих, и ему стало не до забот, ведь это был их день, и Феликсу хотелось, чтобы Наташе было сказочно хорошо.
        Потом праздник продолжался для них двоих, и к обсерватории они отправились лишь на четвертый день.
        Марсианская осень вступала в свои права, между волнами хрупких от морозов барханов чернели остатки кактусов, уже выпустивших свои споры на волю ветра. Взорвавшиеся кактусы напоминали спустившие камеры поливиниловых мячей.
        Марсианские колючки округлились, свили свои стебли в тесные кольца и приготовились к зимовке. Южный ветер сдувал с барханов рыжую пыль и гнал ее лоземкой через всю пустыню. Чистые летом темно-фиолетовые небеса уже заметно помутнели, и Феликс пожалел, что они не воспользовались мотонартами наверное, Наташе было трудно идти по постоянно меняющей свои очертания пустыне.
        - Смотри, Пеньков, - удивленно сказала Наташа. - Что они там делают?
        В стороне от купола обсерватории, окруженной павильонами, ближе к солончакам среди ржавых песков чернели три маленькие человеческие фигурки.
        "Интересно, как она с такого расстояния Пенькова угадала?" - с неожиданно проснувшейся ревностью, которая удивила его самого, подумал Рыбкин.
        - И Матти с ним, - сказала Наташа. - По-моему, они что-то нашли!
        Они свернули. Теперь ветер дул им в лицо, щипая за открытые участки кожи на лице. Феликс старался идти так, чтобы Наташа оставалась у него за спиной. Чем ближе они подходили к группке людей в пустыне, тем худшие предчувствия овладевали следопытом. По всему выходило, что астрономы толпились там, где происходили его встречи с летающей пиявкой. Рыбкин невольно ускорил шаги.
        Теперь он сам узнал и громадного плечистого Пенькова, который, опираясь на карабин, что-то оживленно говорил Матти, жестикулируя свободной рукой. Сережа Белый сидел на корточках, разглядывая между барханами что-то невидимое следопыту.
        Заметив приближающихся людей, все трое астрономов выпрямились.
        - А-а, Феликс! - радостно сказал Пеньков. - Здравствуй, Наташенька!
        - Что это вы здесь собрались? - спросила Наташа. - А программа наблюдений?
        Матти крепко пожал руку Рыбкину.
        - Пеньков пиявку убил, - объяснил он. - Ждали вас утром, смотрим - кружится. Володька взял карабин - и в пустыню!
        - С первого выстрела снял! - хвастливо объяснил Пеньков. - Нет, Феликс, все-таки эти подствольники - классная штука. Правда, и пиявка удачно подставилась, с первой гранаты - напополам.
        Следопыт подошел к краю бархана и заглянул вниз. На мерзлом красном песке темнело пятно, посреди которого неподвижно лежало бурое тело пиявки, изуродованное взрывом гранаты. Он машинально посчитал сегменты. Сегментов было шесть. "Все правильно, - с тоскливым гневом подумал Феликс. - Наверное, она ждала меня здесь всю ночь. И удивлялась, что я не прихожу. А утром увидела Пенькова. И радостно бросилась ему навстречу. Как собака, которая долго ждала хозяина. Она же не знала, что Пеньков встретит ее выстрелом из гранатомета! Она ждала хозяина, друга ждала, а не охотника..." Он осторожно прыгнул с бархана и подошел к убитой пиявке. Шесть глаз ее были широко и укоризненно открыты.
        Рыбкин отвел глаза. Утренняя радость куда-то исчезла, на смену ей пришло неожиданное горькое отчаяние. Он не мог смотреть на Пенькова, хотя и понимал, что это глупо, что простодушный астроном ничего не знал. Винить следовало прежде всего самого себя. Если бы ребята знали...
        Че-ерт! Он стиснул кулаки, стараясь не смотреть ни на дышащего радостью Пенькова, ни на ничего не понимающих, но чувствующих неладное Матти и Белого, на встревоженную его поведением Наташу. Говорить ничего не хотелось. Да и что теперь говорить!
        Феликс сел на край бархана, чувствуя, как предательски влажнеют под маской щеки. Как все глупо получилось! Он с размаху ударил кулаками в мерзлый неподатливый песок.
        - Он же за Наташу боялся... И за тебя! - что-то сообразив, вздохнул Матти.
        - Ну! - подтвердил Пеньков, бестолково взмахивая обеими руками.
        Карабин был уже у него за спиной, и лучи красного солнца робко играли на ворони ствола.
        - Помолчите, ребята, - негромко сказал Сергей. - Кажется, ты опять сделал что-то не то, Володя!
        Наташа молча присела на бархан рядом с мужем. Ее присутствие делало осознание собственной вины еще более острым. Рыбкин судорожно вздохнул, посмотрел в темно-фиолетовую бездну над головой. В бездне бледно расплывались вдруг растерявшие резкость звезды.
        Можно было продолжать искать оправдание себе, Пенькову и всем тем, кто никогда не ходил по пустыням Марса без карабина. Но все это было бы лишь ненужной и пустой тратой времени. "Хватит стрелять, - неожиданно подумал Феликс. - Хватит. В прорезь прицела никогда не увидишь чужой души. То, что видно в прицел, всегда становится мишенью..."
        Красное холодное солнце высвещало безжизненные марсианские пески до самого горизонта. На западе стремительно всходил похожий на тающую льдинку Деймос.
        Наташа положила руку на плечо Феликса. Рядом с ними уныло топтались ничего не понимающие астрономы. В низинке между барханами блуждали тени, и с легким льдинистым звоном скапливался бурый марсианский снег, постепенно заметая остывшее тело мертвой пиявки.
        Убивать - это проще всего. Куда сложнее делать из вчерашних врагов друзей и чувствовать, что ты всегда в ответе за тех, кого однажды приручил, что ты должен, ты просто обязан дарить им тепло и свет своей человечьей души.
        Царицын, май 1999 года


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к