Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Синякин Сергей: " Игры Арийцев Или Группенфюрер Луи Xvi " - читать онлайн

Сохранить .
Игры арийцев, или Группенфюрер Луи XVI Сергей Николаевич Синякин
        Рецензия на книгу «Группенфюрер Луи XVI» была написана и опубликована в 1971 году.

        Книга «Группенфюрер Луи XVI» написана в 2001 -2007 г., опубликована в 2009 г.

        В глубинах южноамериканской сельвы, надежно укрытое от посторонних глаз, гнездится микрогосударство Паризия, которым правит самодержавный монарх Луи XVI и которое населяют гитлеровцы, бежавшие из разгромленного Третьего рейха.
        Сергей Синякин
        Игры арийцев,
        или
        Группенфюрер Луи XVI
        Памяти Станислава ЛЕМА
        Кто не знает, что человек смертен, но ведь иногда бывает и так, что со смертью человека безвозвратно рушатся созданные волшебные чары, а саму волшебницу вихрь уносит куда-то далеко-далеко, в бесконечность. И вместе с нею навсегда исчезают и подземные духи, не оставив после себя ничего, кроме запаха серы.

Томас Карлейль. Французская революция
        Часть первая
        ПОСЛАННИК БЕЗУМНОЙ СУДЬБЫ
        ГАМБУРГ,

23 мая 1953 года
        Быть кельнером в ресторане - профессия не из престижных.
        Особенно если этот ресторан располагается на окраине, хотя и в крупном отеле, а потому приличных людей в нем бывает мало, разве что клиенты гостиницы и их гости, которые расплачивались каждый за себя. Но в основном постоянно посещала ресторан темная шантрапа из предместий, заполучившая средства на кабак ночным преступным ремеслом, или офицеры оккупационных армий, которые пили много, шумно и зачастую забывали расплатиться, а по самому ничтожному поводу устраивали скандалы. Пусть и получили немцы определенную государственность, но чего уж таить - завоеватель всегда остается завоевателем и не преминет напомнить об этом побежденному в любой форме, пусть даже безнаказанным мордобоем в ресторане.
        Как раз позавчера такая шумная драка и случилась, правда, на этот раз немецкие посетители оказались парнями не робкого десятка, здоровые и крепкие, как на подбор, наверняка, в годы войны в ваффен СС служили. С буянившими американцами они поступили вполне справедливо - ножами их резать не стали, но разделали на отбивные по всем правилам кулинарного искусства. И смылись прежде, чем приехала полиция и парни из соответствующих служб американской оккупационной армии.
        Поэтому неприметного остроносого человечка, появившегося в ресторане ранним утром этого дня, Бертран принял за сотрудника криминальной полиции. Посетитель этот появлялся и вчера. Полагая, что незваный гость пришел вынюхивать детали произошедшего накануне и искать виновных, Бертран принял его крайне неприветливо, а когда посетитель назвал его по фамилии, Бертран испытал крайнее раздражение - ишь, осведомленность свою показывает!
        К парням из ваффен СС Бертран относился с уважением, знал, как солдатики отчаянно дрались на Восточном фронте и под Прагой. Сам он в конце войны добровольно пошел на фронт, прямо из гитлерюгенда, где формировали отряды самообороны «Вервольфа». И ничего, научился стрелять из автомата и фаустпатрона, принял участие в драке за Берлин и даже получил из рук самого фюрера простой Железный крест за сожженный русский танк. Времена, конечно, пошли не те, чтобы разгуливать по городу с крестом на груди, но этой наградой, полученной в тринадцать лет, Бертран очень гордился и вечерами, поставив на виктролу пластинку с речью фюрера, надевал награду и подолгу стоял перед зеркалом, тайно отмечая, что выглядит довольно мужественно и подтянуто. Сложись судьба по-другому, служил бы Бертран в ваффен СС и был бы там не на последнем счету.
        Но вместо этого приходилось прислуживать наглым и развязным оккупантом, для которых все немцы были Гансами, а немецких девушек эти сволочи покупали за чулки, сигареты и шоколад. За что Бертрану было их любить, если Эльза Паукер, в которую он был тайно влюблен, пошла на панель и стала развязной и накрашенной девкой, отсасывающей в подворотнях за десять долларов?
        Сегодня этот человек появился вновь и, похоже, вовсе не был обескуражен приемом, который ему оказали накануне.
        - Бертран Гюльзенхирн?  - человечек поднял темную шляпу в приветствии.  - Мне необходимо поговорить с вами.
        - Я уже вчера сказал все, что знал,  - неприветливо буркнул Бертран.  - В момент драки я был на кухне. Ничего я не видел. Ничего. Понимаете? И, пожалуйста, не надо грозить мне увольнением. Думаете, я держусь за эту работу?
        Человечек (росту в нем было от силы метр шестьдесят, и телосложения он был, как написали бы в старинном романе - деликатного) вежливо улыбнулся тонкими бледными губами.
        - Вы меня не поняли,  - сказал он, присаживаясь за столик напротив Бертрана.  - Я не из гес… не из полиции. И поговорить я с вами хочу совсем по другому поводу. Я очень долго искал вас, Бертран Гюльзенхирн.
        Вид у человечка был странный и торжественный, но Бертрана это не смутило.
        - Тем более,  - хмуро сказал он.  - Здесь не место для разговоров. Здесь я работаю. Хотите поговорить, приходите вечером, когда я заканчиваю работать. Тогда и поговорим. А у меня работа такая, что в ней, господин хороший, минута марку бережет. Хотите поговорить? За день я зарабатываю шестьдесят марок. Кладите их на стол, тогда мы поговорим. Нет, так проваливайте, не мешайте человеку зарабатывать деньги. Ясно?
        Человечек молча кивнул, не спуская с Бертрана глаз, достал из кармана странный мешочек, похожий на чехол для печатей. Мешочек был красного цвета, и на красном фоне были вытканы скрещенные лилии и корона над ними. Из мешочка незнакомец достал стодолларовую бумажку и положил ее перед Бертраном.
        - Пожалуйста,  - сказал он.  - Вот вам сто та… долларов. Вижу, вы деловой человек. Тогда мой рассказ заинтересует вас. Меня зовут Ганс Карл Мюллер, и я восемь месяцев искал вас по поручению вашего дяди Зигфрида Таудлица. Вы помните своего дядю?
        - Смутно,  - честно признался Бертран, пряча деньги в карман. Неожиданная щедрость незнакомца произвела на него должное впечатление.  - Последний раз мы виделись, когда мне исполнилось девять лет. Он тогда вернулся после ранения с Восточного фронта и проходил реабилитационное лечение в военном госпитале. Я его плохо помню, господин э-э…
        - Мюллер,  - не смущаясь, сказал незнакомец.  - Ганс… э-э… Карл Мюллер, доверенное лицо вашего дяди, если хотите - управляющий его имением. Что с вашей матерью, господин Гюльзенхирн?
        - Она умерла в сорок девятом,  - сказал Бертран.  - Родственников у нас не было, дядя исчез, и меня отдали в сиротский дом в Дюссельдорфе. А после того, как я окончил школу, господин директор помог мне с работой.
        - Я вижу, вы не слишком довольны своей жизнью,  - тон Ганса Мюллера был скорее утвердительным, чем вопрошающим.  - Я хотел бы сообщить, что ваш дядя жив. Он сейчас живет в Южной Америке, владеет прекрасным поместьем, у него все хорошо. Но он бездетен и беспокоится о том, кто наследует его имущество. Вот почему он послал меня сюда, чтобы я нашел вас. Ваш дядюшка приглашает вас к себе. Он хочет посмотреть на вас, да и вам не мешало бы освежить память о дядюшке и посмотреть, каким он стал за эти годы.
        - Это дорогое удовольствие,  - суховато сказал Бертран.  - Тащиться через океан на противоположную часть земного шара, чтобы только посмотреть друг на друга… Дядюшка Зигфрид или спятил, или он действительно так богат, что может позволить себе роскошь пригласить в гости племянника, который уже и забыл о его существовании.
        Глаза маленького человека загадочно вспыхнули.
        - Ваш дядя не просто богат!  - восторженно сказал Мюллер.  - Он сказочно богат. В его поместье вы все увидите сами.
        Бертран вздохнул.
        - Конечно, все это очень завлекательно,  - сказал он.  - Но боюсь, это невыполнимо. Как я оставлю работу? У меня ведь определенные обязательства перед моими работодателями. И директор сиротского дома господин Пфейфер был бы очень недоволен, узнав, что я оказался непостоянным и так легко нарушил свои обязательства.
        Ганс Мюллер развел руками.
        - Если это единственное, что вас останавливает,  - благодушно сказал он тонким голосом,  - то эти препятствия легко устранимы. С вашими работодателями решу все вопросы я, господин Пфейфер от них не узнает ничего, что могло бы опорочить вас. А что касается дороги, то деньги на нее вашим дядюшкой выделены в достаточном количестве, нуждаться в дороге не придется, это я вам могу гарантировать. Но перспективы! Вам нужно думать о перспективах, молодой человек. А они, я вас уверяю, радужны и прекрасны!
        Если бы этот человек знал, сколько раз перед Бертраном Гюльзенхирном открывались эти самые радужные и прекрасные перспективы! И каждый раз мир жестоко обманывал его.
        Бертран вздохнул.
        - Вы словно демон-искуситель,  - сказал он.  - Появляетесь, словно черт из табакерки, обещаете невозможное… Выпить хотите?  - и, видя, что посетитель откровенно замялся, торопливо добавил: - За счет заведения.
        Мюллер пил шнапс как горькое лекарство. Да и неудивительно, шнапс этот был гадким, по утрам от него голова разламывалась, видимо, сивушных масел в нем оставалось слишком много.
        - Подумать дадите?  - спросил Бертран.
        - Молодой человек,  - сдавленно сказал Мюллер.  - Да что думать? Решайтесь, это ваш шанс на выигрыш. О, майн гот, что вы мне налили? Я едва не задохнулся! Еще немного и вы потеряли бы своего благодетеля, господин Гюльзенхирн. Ваш адрес в Ис… Германии знаю только я, и только я в Германии знаю, как добраться до поместья вашего дяди. Ну, что? Будем заказывать билеты, господин Гюльзенхирн?
        - Не знаю, не знаю,  - продолжал сомневаться Бертран, машинально натирая до блеска бокал.  - Так вы говорите, дядя богат?
        Мюллер снова изогнул в улыбке тонкие бескровные губы. Так могла бы улыбаться пиявка.
        - Богат? Что бы вы сказали о человеке, вздумавшем посчитать песчинки на пляже? По сравнению с вашим дядей, сам Крез покажется нищим!
        - И все-таки я подумаю,  - сказал Бертран.
        Да о чем было думать! Уже к полуночи он понял, что должен ехать. Дяде Зигфриду по его подсчетам было пятьдесят девять лет. В таком возрасте возможны любые неожиданности, тем более что молодые и зрелые свои годы дядя провел отнюдь не в безмятежном спокойствии. Бертран не знал, какое ранение было у дяди Зигфрида, но полагал, что ранение это было тяжелым - не зря же его с фронта отправляли на излечение в Германию. Да и возраст у него был уже не малый. По молодости собственных лет Бертран полагал дядюшку глубоким стариком. Кончина дяди без оставления наследства Бертрану казалась последнему глубочайшим несчастьем. Ближе к утру Бертран окончательно убедил себя, что появление посланника дяди в тяжелое для него время есть знак благосклонности к нему Судьбы. Разумеется, судьба благоволила Бертрану Гюльзенхирну, сейчас она показывала, что не намерена оставить его своими милостями и богатство придет к нему не в конце жизни, а гораздо раньше, дав ему возможность в полной мере насладиться прелестями жизни.
        Утром он торопился. Господин Мюллер обещал прийти за ответом с утра, и невежливо было бы мучить старого человека ожиданием.
        Уже выходя на улицу, Бертран столкнулся в дверях с соседкой. Двадцатилетняя девица по имени Лора Грабенштерн нравилась молодому человеку. Она была довольно мила и отличалась завидной строгостью поведения, к тому же имела прекрасную работу в филиале конторы Ллойда, солидного заведения, которому никогда не угрожало закрытие. Жаль, что сама Лора Грабенштерн не обращала на Бертрана ни малейшего внимания.
        Они поздоровались.
        - А вы знаете, Лора,  - неожиданно для себя сказал молодой человек.  - Я уезжаю в скором времени в Аргентину.
        - Нашли себе работу?  - с вежливым равнодушием поинтересовалась девушка.
        - У меня там объявился очень и очень богатый дядюшка!  - с гордостью объявил Бертран, внимательно следя за реакцией Лоры.
        К его сожалению, девушка не проявила любопытства и не стала донимать его вопросами. Разочарованный Бертран внимательно посмотрел на нее. Теперь он смотрел на девушку глазами человека, наследующего большое состояние. Этому человеку Лора Грабенштерн не показалась очень уж симпатичной, тем более симпатичной до такой степени, чтобы с ней можно было связать свою жизнь. Подспудно Бертран ожидал от своей дальнейшей жизни захватывающих приключений, поэтому едва только субтильная фигура господина Мюллера показалась на пороге заведения, Бертран выпалил, что он согласен поехать с ним к дядюшке. Несомненно, это сообщение доставило удовольствие господину Мюллеру, он расцвел в бледной улыбке и, похлопывая бледной веснушчатой лапкой крепкую мускулистую руку Бертрана, похвалил его благоразумие.
        - Я не сомневался в вашей рассудительности, дорогой Бертран,  - сказал он.  - Эта рассудительность у вас в роду, недаром ею отличается и ваш родной дядя.  - Ну, а теперь, когда мы с вами пришли к соглашению, давайте мне ваши бумаги, чтобы я все устроил. Пароходом будет слишком долго, боюсь, будет трудно выдержать такое путешествие, но из Франции в Буэнос-Айрес летит рейсовый самолет, и мы благополучно сократим наше путешествие на несколько суток.
        Оставшись один, Бертран почувствовал радостное волнение. Итак, он отправляется к дядюшке. К любимому дядюшке Зигфриду, угадать бы его только среди тех, кто будет встречать!
        К Бертрану подошел официант Курт. Глаза его масляно и скабрезно блестели.
        - Ты уже слышал?  - вместо приветствия поинтересовался он.
        - Я беру расчет и уезжаю к дяде!  - гордо объявил Бертран, не слушая его.  - К оч-чень богатому дяде. Детей у него нет, вот старик и вспомнил обо мне.
        - Поздравляю,  - сказал официант Курт.  - А у нас весь отель опять стоит на ушах. В двадцать четвертом номере кто-то зарезал классную сисястую блондинку. Помнишь, она позавчера пила кофе?
        Блондинку Бертран помнил. Выглядела она достойно запоминания. Жопастая, сисястая и длинноногая. А лицом немного напоминала юную Марику Рёкк.
        - И кто же ее?  - тревожно спросил Бертран.
        - Кто же его знает?  - удивился официант Курт, хитровато улыбаясь.  - Одно ясно, маньяк самый натуральный. Он ее не просто убил, а груди отрезал и на живот перешил. Очень, между прочим, искусно. Только она все равно кровью истекла. Теперь полиция всех допрашивает. Только ни хрена они не найдут, эти крипо. Помнишь убийства докеров в порту? До сих пор они их не раскрыли и теперь уже никогда не раскроют. А куда ты уезжаешь, Берт?
        - В Южную Америку,  - важно сказал Гюльзенхирн.  - Заделаюсь фазендейросом.
        ПОЕЗД НА ПАРИЖ,

4 июня 1953 года
        Оформление документов не заняло много времени.
        - Друзья в министерстве,  - объяснил свои успехи господин Мюллер.  - Для того, кто имеет талеры и друзей, все двери открываются быстро, а проблемы перестают быть проблемами.  - Вы уже готовы?
        - Собираюсь,  - сказал Бертран.  - Не оставлять же вещи здесь!
        - Как раз лучше их оставить здесь,  - сказал Мюллер.  - Климат там мягкий, к тому же грядет лето, а лишний багаж вам будет только мешать. Все необходимые вещи мы купим в дороге.
        Как уже пришлось убедиться Бертрану Гюльзенхирну, посланец дяди не был скупым человеком. Порой это даже вызывало легкое раздражение Бертрана - слишком легко тратил их с дядей деньги этот маленький невзрачный человечек. Ну, скажите на милость, зачем нужно было брать билеты в экстра-класс, вполне можно было доехать до Парижа вторым классом, тем более что путь этот был не столь уж и длинным. Да и за продукты господин Мюллер платил не глядя, выбирая лишь самое дорогое. Но кто сказал, что самое дорогое это еще и самое вкусное? Нет, немецкой бережливостью этот господин не отличался, скорее уж можно было его отношения к деньгам назвать французским легкомыслием и расточительностью. Но в том-то и дело, что господин Мюллер был чистокровным немцем и, Бертран в этом мог поклясться, ранее проживал где-то в высокомерной Восточной Пруссии.
        Однако надо было честно признать, путешествие в экстра-классе спального вагона имело свои прелести. Одно зеркало чего стоило! Не удержавшись, Бертран даже надел свой Железный крест и, покрасовавшись в нем, гордо повернулся к попутчику.
        - Как вы думаете, господин Мюллер, я произведу впечатление на дядю, появившись перед ним с этой наградой? Мне ее вручил сам фюрер!
        Мюллер в сомнениях пожевал тонкие губы.
        - Не знаю, что вам сказать, Бертран. В последнее время эти знаки доблести не в ходу. К тому же ваш дядюшка стал записным пацифистом и нервно реагирует на любые предметы, напоминающие ему о его боевом прошлом. Знаете что? Давайте мы с вами сориентируемся на месте. Когда приедем в поместье.
        Он зевнул и только тут Бертран обратил внимание, что бледное лицо господина Мюллера выглядело усталым, а белки его глаз прорезали красные прожилки полопавшихся капилляров.
        - Вы устали, господин Мюллер?  - вежливо спросил Бертран.  - У вас очень усталый вид.
        - У меня это постоянно,  - признался Мюллер.  - Достаточно не поспать одну ночь.
        - И что же вы делали по ночам?  - с вежливым любопытством поинтересовался Бертран.
        - Развлекался,  - сказал господин Мюллер, укладываясь в постель и накрывая глаза шорами из черной бумаги.  - Что же еще можно делать в Европе? Мы ведь так редко сюда выбираемся, что глупо было бы тратить время на что-то иное, помимо развлечений.
        Колеса мерно постукивали на стыках.
        За окном смеркалось. Бертран включил свет и попытался читать газету, купленную господином Мюллером на перроне вокзала, но шрифт слипался в серое единое пятно, да новости и не показались Бертрану интересными. Какое ему дело было до того, что русские в очередной раз показали свою несговорчивость в Организации Объединенных Наций? Они всегда были несговорчивыми, после поражения Германии не дали ей единого жизненного пространства и теперь в Восточной зоне, именуемой Германской Демократической Республикой, строили свой коммунизм, но уже для немцев, ничуть не интересуясь, хотят ли этого сами немцы. Да и поездки генерала де Голля Бертрана Гюльзенхирна абсолютно не интересовали. Пусть этот долговязый лягушатник катится, куда ему вздумается!
        Бертран прилег на постель и, глядя в потолок, принялся размышлять о будущем. Будущее ему нравилось. Правда, немного тревожила встреча с дядей. Мать всегда говорила, что у брата тяжелый характер. Но ведь Бертран ему не навязывался, дядя сам нашел его. Значит, это он, Бертран, нужен дяде, а не дядя ему. Интересно, а большое у него имение? И неплохо было бы знать доход, которое это имение дает. Господин Мюллер сказал, что дядюшка богат, как Крез. Бертран надеялся, что он не оставит милостями своего бедного племянника, который с детских лет не знал родителей и скитался по сиротским домам.
        Он покосился на попутчика.
        Господин Мюллер лежал в постели спокойно и бледностью лица напоминал покойника. Даже руки его были скрещены на груди. Черные шоры не давали увидеть его глаз, и оттого трудно было понять, спит ли господин Мюллер или размышляет о чем-то своем. Хорошо было бы поговорить с ним, выяснить что-то дополнительное о дядюшке, но заговорить Бертран Гюльзенхирн не решился.
        Он повозился в постели еще немного и незаметно для себя задремал. Сон ему приснился очень хороший. Они с дядей Зигфридом ехали по лугу на породистых тонконогих жеребцах. Дядя, обводя рукой окрестности, добродушно басил: «И это все твое, Бертран. Надеюсь, ты сможешь вдохнуть в это жизнь? Я уже стар и ни на что путное не гожусь. Покажи дяде, что в тебе кипит жизнь! Преврати это плодородие в полновесные марки!»
        Проснулся он ближе к полуночи оттого, что поезд остановился.
        Открывать глаза не хотелось, и некоторое время Бертран Гюльзенхирн лежал в постели, смакуя сладкие детали приснившегося сна. Легкий стон окончательно разбудил его. Бертран открыл глаза. В спальном салоне горел лишь ночник, и оттого в салоне царил полумрак. Господин Мюллер сидел на постели, закатав левый рукав рубашки, и, найдя на сгибе вену, вонзил в нее шприц с тонкой длинной иглой. Содержимое шприца медленно перетекало из шприца в руку господина Мюллера, и он вновь показался Бертрану оживающим вурдалаком. Тонкие бескровные губы господина Мюллера медленно шевелились, словно он словами помогал содержимому шприца перетечь в вену.
        Бертран испуганно закрыл глаза.
        Неожиданная мысль, которая раньше почему-то не приходила в голову, испугала Бертрана. Собственно, а с чего он решил, что господина Мюллера послал его дядя? Это сказал сам господин Мюллер, но кто сказал, что все это правда? Где доказательства, что его попутчика послал именно Зигфрид Таудлиц?
        Бертран осторожно открыл глаза и покосился на постель попутчика.
        Господин Мюллер лежал в прежней позе. Глаза его закрывали черные шоры, вырезанные из плотной бумаги и снабженные тонкой резинкой. Господин Мюллер был абсолютно спокоен, более того - он улыбался. Сцена со шприцем могла показаться продолжением сна, если бы не комочек ватки, что лежал сейчас на столике подле постели Мюллера. Было довольно темно, но если присмотреться, можно было заметить капельку крови, которая украшала белый комочек.
        Остаток ночи Бертран уже не сомкнул глаз.
        Конечно же, его тревожили самые обыденные вопросы - в какую историю он влип, и выйдет ли из этой истории живым. До воображаемого наследства дяди Бертрану Гюльзенхирну уже не было никакого дела.
        Деньги ничего не значат, когда встает вопрос о том, останешься ли ты живым. Да, жадность и беспечность сыграли с ним злую шутку. Доверился словам совершенно незнакомого человека. Правду говорил официант Ганс, для того, чтобы стать взрослым, мало обзавестись профессией и семьей, надо еще понимать жизнь и разбираться в людях.
        Если в жизни Бертран Гюльзенхирн еще что-то понимал, но вот в людях он абсолютно не разбирался.
        ПАРИЖ,

7 -9 июня 1953 года
        Вокзальная сутолока осталась позади, и Бертран с облегчением вошел в предназначенный ему номер гостиницы. Номер оказался не слишком роскошным, но уютным. Бертран с облегчением подумал, что немецкая рассудительность и экономность все-таки взяли верх над натурой господина Мюллера. Тратить деньги следовало с умом. Каждый пфенниг бережет марку и приумножает состояние своего хозяина.
        Ночные страхи развеялись после утреннего разговора с господином Мюллером.
        Мюллер сразу понял нерешительность и осторожность юного Гюльзенхирна и засмеялся:
        - О, Бертран! Я вас прекрасно понимаю. Наверное, со стороны это было жутковатое впечатление. Успокойтесь это вовсе не наркотики, как легко можно подумать. Это американское патентованное лекарство от давления. Ночью у меня был приступ. Что поделать, Бертран, возраст не прибавляет здоровья.
        В разговоре он был словоохотлив.
        По рассказам господина Мюллера, поместье дядюшки располагалось в Аргентине на границе с Боливией.
        - Конечно, это не Буэнос-Айрес,  - разглагольствовал за завтраком Мюллер, делая извилистые, одному ему понятные движения вилкой.  - Но места, я вам скажу, великолепные. Каучук, крокодилья кожа, листья коки… Не морщьтесь, молодой человек, прежде всего это ценное медицинское сырье, которое пользуется большим спросом. Владения вашего дядюшки обширны, я бы даже сравнил их с богатой латифундией. Долетим до Буэнос-Айреса, затем поездом доберемся до Сальты, а там уже будет совсем недалеко. Это поразительно, Бертран! Да что я вам говорю, вы все увидите собственными глазами. Не робейте, вы станете очень, очень богатым человеком. Об ином я просто пока умолчу, чтобы не будоражить вашего воображения.
        Согласитесь, подобные рассказы лишь способствуют любопытству!
        Страхи и сомнения бесследно исчезли, их место заняло смятенное нетерпение, настоянное на любопытстве и ожидании чуда. Господин Мюллер уже не казался Бертрану ожившим вурдалаком, более он напоминал больного безобидного старикашку, приверженного к вышедшей из моды одежде и посещению нескромных заведений, именуемых публичными домами, которых на Плас-Пигаль оказалось великое множество. «Интересно,  - думал с азартной насмешливостью Бертран,  - что он делает с тамошними красотками? Для полноценной половой жизни он, пожалуй, уже слишком стар». Впрочем, конечно же, это были проблемы самого господина Мюллера, если только он не тратил на эти свои сомнительные удовольствия их с дядюшкой деньги. «Приедем в поместье,  - решил Бертран,  - потребую от этого седого сладострастника полного отчета о затраченных суммах. Он мне за каждый пфенниг отчитается». Он был полон нетерпеливого азарта и уже мысленно видел капиталы дядюшки своими. А как же иначе? В противном случае к чему бы дядюшке его призывать? Дядю Зигфрида Бертран представлял себе немощным стариком, который с трудом передвигал ноги и еженощно молил
господа Бога, чтобы тот даровал ему быструю и безболезненную смерть. Несомненно, что приезда племянника дядя Зигфрид ожидал с великим нетерпением.
        Похотливые походы господина Мюллера ничуть не привлекали Бертрана. Нет, к противоположному полу он, конечно, испытывал определенное влечение, но нравственное воспитание, полученное в сиротском доме, не позволяло Бертрану выливать семень на первую попавшуюся розу, тем более розу проститутки, совсем не заинтересованной в потомстве.
        Поэтому он посетил лишь несколько забегаловок на Монмартре, но чаще бесцельно валялся на постели в своем номере, предаваясь бесплодным, но восхитительным мечтаниям о том, что его ожидает в ближайшем будущем. Аргентинок он почему-то представлял себе в пышных бальных платьях, женственными и томными, а аргентинцы, напротив, были как на подбор усатыми, черноглазыми и вспыльчивыми. В общем-то, это было понятным - представления Бертрана о далекой стране складывались из прочитанных в юности романов, которых в сиротском доме было превеликое множество. Сиротский дом располагался в здании, которое до того принадлежало муниципальной библиотеке города Дюссельдорфа, но муниципалитет, занятый восстановлением хозяйства, особых усилий по возврату книг в свою собственность не прилагал.
        Два дня спустя господин Мюллер постучался к нему в номер ранним утром.
        - Собирайтесь, Бертран,  - сказал он.  - Мы едем в аэропорт.
        От большинства своих вещей молодой Гюльзенхирн по совету Мюллера избавился еще в Гамбурге. Более ценные вещи он продал своим друзьям, все менее ценное сплавил старьевщикам, а то, что не подошло друзьям и старьевщикам, он с большим сожалением отправил в мусорный бак на углу Кирхенштрассе и Милькенштрассе, неподалеку от дома, в котором жил. Поэтому собраться ему не стоило особого труда, больше всего времени ушло на душ и бритье.
        Вызванное такси серым жучком стояло на углу улицы.
        До него оставалось не более тридцати шагов, когда Мюллер вдруг преобразился. Забавный и безобидный старикашка неожиданно исчез, вместо него рядом с Бертраном оказался опасный, как змея, убийца, в сухом немощном теле господина Мюллера словно развернулась невидимая пружина.
        - Ложись!  - крикнул он и, не дожидаясь, когда Гюльзенхирн выполнит приказание, ловким движением сбил его на пыльный тротуар.
        В руках господина Мюллера оказался небольшой черный пистолет, из которого он ловко принялся стрелять в нескольких прохожих, которые, как показались Бертрану, мирно двигались им навстречу. Но господин Мюллер оказался не столь уж неправым, а внешняя безобидность прохожих скрывала их агрессивность,  - рассыпавшись по тротуару и используя фонари и урны, как естественное прикрытие, прохожие в свою очередь выхватили свои пистолеты и принялись стрелять в Мюллера. Однако спутник Бертрана Гюльзенштерна оказался более метким и ловким, нежели враги,  - не прошло и минуты, как трое из них лежали на тротуаре неподвижно, словно мешки с тряпьем, а остальные показывали завидную осторожность, высовывая из-за укрытия лишь руку и без особого прицела стреляя в сторону, где находились Бертран и господин Мюллер.
        - В машину!  - прошипел спутник Бертрана.  - Быстрее! Быстрее, ротцназе!
        Оказавшись в машине, Мюллер бросил водителю несколько крупных купюр.
        - В аэропорт Орли!  - приказал он.
        Водитель такси, немало изумленный произошедшим, но, тем не менее, не потерявший своих профессиональных навыков, стремительно рванул с места.
        - Апаши?  - спросил он, с уважением поглядывая на вороненый пистолет в руках клиента.  - Не волнуйтесь, мсье, я знаю город, как пять своих пальцев. Мы оторвемся от негодяев, не будь я Гастон Крилье.
        Таксист не соврал, когда они высаживались из машины в аэропорту, вокруг не было даже намеков на таинственных преследователей.
        До рейса на Буэнос-Айрес оставалось около получаса, поэтому господин Мюллер бесцеремонно поволок Бертрана через таможенные и пограничные посты, размахивая документами и пачкой денег. Неизвестно, что больше оказало воздействия на таможенников и жандармов, но вскоре они уже бежали к самолету. Впрочем, Бертран даже нашел время, чтобы купить в киоске, расположенном на их пути, пачку газет и журналов, чтобы не скучать во время перелета.
        Они еще приходили в себя, когда самолет начал разбег, чтобы покинуть негостеприимную французскую землю.
        - Это Кардинал,  - прошептал господин Миллер, неподвижным взглядом уставившись в затылок впереди сидящего пассажира.  - Несомненно, это Кардинал. Но как он узнал?
        Лезть к нему с расспросами Бертран не стал. Он был слишком напуган, чтобы проявлять любопытство. Прежние подозрения вновь ожили. Оказывается, путешествие не только обещало радужные перспективы, оно могло оказаться смертельно опасным! Об этом господин Мюллер не говорил.
        Чтобы успокоиться, Бертран уткнулся в газету.
        Но и тут его ожидали сюрпризы.
        На первой полосе бульварной газетки огромными буквами сообщалось о криминальной сенсации. Французский язык Бертран знал достаточно хорошо, у них в школе при сиротском доме был неплохой преподаватель французского, да и работа кельнером способствовала обретению необходимых разговорных навыков.

«Убийство проститутки на Пляс Пигаль,  - сообщала газета.  - Неизвестный маньяк убил Натали Молинье. Перед тем, как убить женщину, он отрезал ей груди и пришил их на живот. Полиция разводит руками! Полицейский инспектор Бержье расписывается в своем бессилии!»
        В центре страницы была помещена фотография проститутки неглиже. Судя по этой фотографии, при жизни Натали Молинье была миленьким созданием. Стройная блондиночка с довольно аппетитными формами. Так уж это было или не так, но Бертрану показалась, что и эта девица чем-то неуловимо напоминает Марику Рёкк в период ее кинематографического расцвета.
        АРГЕНТИНА, ПОЕЗД НА САЛЬТУ,

12 июня 1953 года
        Буэнос-Айрес Бертрана Гюльзенхирна разочаровал.
        Город, конечно, был неплохой - с узкими, но чистыми улочками, множеством магазинов, но как успел разглядеть Бертран, на всем лежала незримая, но явственная атмосфера порока. Не зря же этот город называли Парижем Южной Америки. Но слишком много в нем было гужевого транспорта. Не красили его ни вид устья Ла-Платы, ни малоинтересные окрестности. Женщин на улицах хватало, одеты они были прекрасно и следовали в этом французской моде. Однако по глазам их было видно, что, получив достойное предложение, они с не меньшей охотой разоблачились бы. Бертран от города особого впечатления не получил, в памяти только и остались черноволосые и кареглазые красотки. Возможно, причиной тому была спешка, с которой они пересекли город. Возможно, этот город следовало изучать, по-испански не спеша, посещая небольшие уютные пульхерии, в которых подавались национальные блюда и раздольно пили вино, лениво ссорились и незатейливо дрались на ножах, не смотря на всю неугомонность энергичной аргентинской полиции. Натуры восторженные и романтические после посещения Буэнос-Айреса, несомненно бы, взахлеб рассказывали истории, в
которых испанская страсть смешивалась с негритянской меланхолией и стоическим индейским терпением. Но Бертрану ничего подобного увидеть не удалось. В его памяти Буэнос-Айрес остался ленивым пыльным городом, по улицам которого стремительно таскал его господин Мюллер, посещая таинственные адреса и ведя загадочные разговоры, которые вызывали в Бертране скуку и нетерпеливое раздражение.
        Поэтому он с облегчением воспринял момент, когда они сели на поезд, идущий в Сальту. Некоторое время господин Мюллер дотошно расспрашивал Бертрана, не заметил ли тот при посадке чего-нибудь подозрительного, но поскольку Бертран ничего подозрительного не заметил, его спутник несколько успокоился. Но тут неожиданно выяснилось, что один из чемоданов, в котором находились рубашки Бертрана, исчез.
        - Жулики,  - философски заметил господин Мюллер, освобождаясь от пиджака.  - В Буэнос-Айресе большая безработица, милейший Бертран. Вы видели, сколько метисов слоняется по перрону? Работать на плантациях они не хотят, для всякой иной работы они тоже достаточно ленивы, а вот воровать научились. Да не переживайте, Бертран, в Сальте мы купим новые вещи, и перед вашим дядюшкой вы покажетесь в достойном виде. Это я вам обещаю.
        За окном медленно тянулись пригородные строения, в вагоне быстро становилось душно и жарко, и Гюльзенхирн понял, что путешествие будет нелегким. Особенно удручало отсутствие сорочек. У той, что была на Бертране, под мышками уже темнели потные круги, и не было никакой возможности поменять ее.
        - Садитесь,  - сказал Мюллер.  - Я хотел бы поговорить с вами, Бертран, о вашем дядюшке.
        Бертран сел, недоверчиво глядя на спутника.
        - Так вы мне все наврали?  - спросил он, вглядываясь в бледное лицо.
        Бледное невыразительное лицо спутника порозовело.
        - Как вы бестактны,  - пожевав губы, упрекнул Мюллер юного собеседника.  - Нет, я не обманул вас, Бертран. Более того, пожалуй, я рассказал вам не все, а кое в чем даже немного умышленно ошибся.
        - Да?  - Бертран склонил голову, саркастически улыбаясь.  - Тогда подошло время рассказать правду.
        - Для всей правды,  - спокойно отвечал Мюллер, нисколько не смущаясь недоверчивой напористостью своего спутника,  - время еще не пришло. Вся правда, пожалуй, потрясет вас. Поэтому я постараюсь вводить вас в курс постепенно, мой молодой друг, и вы можете смело поверить мне, что это я делаю исключительно для вашей пользы.
        Он задумчиво помолчал, играя идиотским пестрым перышком, неведомо откуда появившимся за лентой его черной широкополой шляпы.
        - Помнится, я говорил вам, что поместья вашего дядюшки обширны,  - сказал он, наконец.  - Но я не говорил вам, Бертран, насколько они обширны. Пожалуй, владения вашего дяди вполне можно сравнить с небольшим государством - площадь этих владений составляет около двух тысяч квадратных лье, на которых проживает около десяти тысяч человек. И представьте себе, ваш дядюшка является повелителем этих жителей. Каждое его слово является своего рода законом. Надо сказать, Бертран, ваш дядюшка в высшей степени необычный человек.
        - Вы сказали, около тысячи лье?  - выделил голосом Бертран.
        Его собеседник смущенно замахал руками.
        - Конечно же,  - поправился он.  - Я оговорился. Разумеется, что речь шла о милях или, если вы того пожелаете, километрах. Но речь совсем не об этом, Бертран. Речь идет о вашем дяде. Надо сказать, ваш дядя совершенно нетерпим к людям, которые пытаются ему противоречить. Вас это не смущает?
        - С какой стати?  - удивился Гюльзенхирн.  - Наоборот, я считаю, что владелец крупного состояния и обширного земельного надела заслуживает того, чтобы к его мнению прислушивались.
        - Превосходно,  - с одобрением в голосе заметил господин Мюллер.  - Думается, я в вас не ошибся, молодой человек. Вы умны и к тому же в достаточной степени самоуверенны. Надеюсь, это поможет вам сохранить душевное равновесие во владениях дяди.
        Внезапно он замолчал, прислушался к происходящему в коридоре, привстал, извлекая из кармана пистолет. На этот раз у господина Мюллера в руке был парабеллум. Застав войну, пусть и в самом ее конце, Бертран Гюльзенхирн научился разбираться в оружии. Да, это был тяжелый парабеллум армейского образца, грозное оружие в руках того, кто умел им владеть. Судя по парижским событиям, Ганс Мюллер оружием владел в совершенстве.
        Бертран ошарашено смотрел на спутника. Мюллер производил впечатление психически больного человека, в крайнем случае, неуравновешенного. Сам Бертран не слышал ничего подозрительного и не мог взять в толк, с чего же вскинулся его наперсник, оборвав поучения?
        Господин Мюллер прижал палец к тонким бледным губам, осторожно передернул затвор пистолета. Теперь и Бертран явственно услышал, что за дверью кто-то напряженно дышит.
        Господин Мюллер рывком открыл дверь.
        Перед дверью стоял метис с коробом торговца. В коробе виднелись бутылочки пива, пачки печенья и сушеных креветок, иная мелочь - обычный набор торговца, промышляющего в поездах. Но господин Мюллер так не думал. Рывком он втянул метиса в купе, запер за ним дверь, одновременно упирая ствол парабеллума в подбородок торговца.
        Метис забормотал что-то непонятное. Скорее всего, он говорил по-испански, а этого языка Бертран не знал, к тому же язык был осложнен местным диалектом, о существовании которого Бертран в Европе даже не подозревал.
        Господин Мюллер что-то спросил метиса.
        Тот торопливо затараторил, но, видимо, он говорил совсем не то, что хотелось услышать господину Мюллеру. Тот коротко размахнулся и стволом пистолета ударил метиса в пах, одновременно зажимая ему рот рукой. Бертран удивился, как все ловко получается у его спутника, словно он всю жизнь занимался подобными делами. Метис согнулся, и мучитель потащил его в туалетную комнату, захлопнув дверь перед носом Бертрана. Очевидно, господин Мюллер не желал, чтобы при его беседе с торговцем присутствовал молодой Гюльзенхирн.
        Бертран сел, охватывая голову руками. Происходящее казалось ему бредовым сном. Непонятные покушения и более чем непонятные намеки господина Мюллера заставляли задуматься над происходящим. Теперь Бертран окончательно уверился, что попал в лапы психически неуравновешенного человека, возможно даже маньяка, который собирался использовать Бертрана в неведомых целях. Вряд ли это было убийство, ради этого господин Мюллер не стал бы его тащить на другое полушарие планеты, прикончил бы его в родном Гамбурге. Однако неизвестность пугает. Бертран прислушивался к происходящему в туалетной комнате, но слышал лишь короткие лающие вопросы господина Мюллера и невнятное мычание метиса. Потом в ванной что-то глухо стукнулось об пол и наступила тишина.
        Бертран поднял голову.
        Дверь в туалетную комнату отворилась, и показался улыбающийся господин Мюллер. Господи, он выглядел умиротворенным!
        - Бертран,  - тоном, не допускающим пререканий, сказал господин Мюллер.  - Надо открыть окно.
        Бертран не смог бы объяснить, почему он повиновался, но когда окно было открыто, и в купе ворвался ветер, вызванный движением поезда, господин Мюллер позвал его в туалетную комнату. Метис неподвижно лежал на полу и на лице его стыл испуг.
        - Возьми его за ноги!  - приказал господин Мюллер, впервые обращаясь к Бертрану на «ты», и Бертран, не рассуждая, повиновался ему. Тело метиса было теплым и вялым, возможно, торговец был еще жив. Торговец или шпион? Ответа на этот вопрос не было.
        Вдвоем они подтащили метиса к окну. Дальше все сделал господин Мюллер. С ловкостью, которой было трудно ожидать от человека его возраста, Мюллер сунул голову торговца в распахнутое окно, умело и быстро толкнул тело, и в купе никого не осталось, кроме него и Бертрана.
        Мюллер расширенными глазами посмотрел на своего спутника, и Бертрану передалось возбуждение, которое испытывал его пожилой наперсник. Господину Мюллеру нравилось убивать!
        - Все объяснения потом,  - услышал Бертран тихий вкрадчивый шепот.  - Поймите, мой дорогой мальчик, со шпионами только так и надо поступать. Сегодня ты пожалеешь их, а завтра не пожалеют тебя.
        Господин Мюллер брезгливо поднял корзинку с товарами и хотел выбросить ее в окно, но передумал и, только оставив на столике пиво, он швырнул корзинку вслед за ее несчастным хозяином.
        - До баварского этому пиву, конечно, далеко,  - благодушно сказал он, умело открывая одну бутылку и протягивая ее Бертрану.  - Но жажду оно все-таки утоляет.
        Бертран умоляюще и бессмысленно посмотрел на спутника и бросился в туалет. Некоторое время его рвало. Хотелось немедленно бежать, соседство с человеком, который так хладнокровно выбросил с поезда торговца, сделав при этом его, Бертрана Гюльзенхирна, сообщником. Но бежать было невозможно, страшный господин Мюллер что-то мурлыкал за дверью, а Бертран находился в его власти - без денег, без документов, которые Мюллер держал у себя, без знания языков и обычаев чужой страны Бертран чувствовал себя беспомощным младенцем. Он пришел в себя, умылся, посидел немного на унитазе, разглядывая бедное убранство ванной комнаты. Выходить не хотелось. Но и отсиживаться в туалетной комнате было просто глупо.
        Поколебавшись немного, Бертран потянул ручку двери.
        Господин Мюллер пил пиво.
        - Что же это вы, милый Бертран?  - спросил он, глядя на молодого спутника бесцветными глазами.  - Нервы, нервы. Понимаю. Но ведь это просто шпион, не заслуживающий иной участи. А о полиции не беспокойтесь, мы выбросили его в реку, а она кишит аллигаторами. Будьте мужчиной, Бертран! Хладнокровие и отвага - вот чего вам пока не хватает. Надо привыкать. Ваш дядя - сильный человек, Бертран, а вы должны стать достойными вашего дяди.
        Жестом он предложил Бертрану сесть.
        - Боже мой, на кого вы похожи!  - всплеснул он руками.  - Бертран, вы испачкали рубашку!
        - Вы же знаете, что у меня нет другой,  - пробормотал Гюльзенхирн.
        Господин Мюллер принялся возиться в своем чемодане.
        Рубашка, которую он протянул своему спутнику, была украшена кружевами. Только теперь Бертран обратил внимание, что на самом господине Мюллере такая же рубашка.
        - Надевайте, надевайте,  - с отеческой строгостью приказал Мюллер.  - Можете не сомневаться, я делаю все, чтобы ваш дядюшка был удовлетворен. Кстати, Бертран, я говорил вам, что ваш дядя сменил имя? Теперь его зовут не Зигфридом, он отверг свое прежнее имя. Значит - быть посему. Теперь вашего дядю зовут Луи, и я скажу вам, господин Гюльзенхирн, это имеет особый смысл. Имя человека определяет его судьбу. Ваш дядя переломил судьбу. Отринув имя, которое в прежней жизни привело ее к полному крушению, ваш дядя начал новую жизнь.

«Бред!  - раздраженно подумал Бертран, облачаясь в новую рубашку и чувствуя себя в ней глупо и неудобно.  - Все бред! А я никак не смогу понять, чего этот человек хочет от меня». Утешало одно - убивать его пока никто не собирался. Тем не менее, Бертран понимал, что должен бежать при первой же возможности. Дальнейшее путешествие с господином Мюллером пугало его. Возможно, что жуткая смерть блондинок в Гамбурге и Париже были тоже связаны с его странным попутчиком, в нарушениях психики которого Бертран уже не сомневался. Прямо спросить об этом своего страшного спутника Бертран боялся. Кто знает, на что будет способен психбольной, узнав, что его жуткая тайна открыта?
        - Пройдем в ресторан?  - предложил господин Мюллер.  - Покушаем, поболтаем… Мне еще многое надо рассказать вам, Бертран. Я должен вас подготовить. Понимаете, я ведь уже говорил вам, что владения вашего дядюшки - это настоящее государство. И это действительно так. Мы называем его Паризией… Бертран? Вы совсем не слушаете меня!
        Бертран Гюльзенхирн с трудом заставил себя посмотреть на спутника.
        Благообразное бледное лицо Ганса Мюллера было спокойным, короткие седые волосы делали спутника Бертрана безобидным старичком. На щеках его горел еле заметный склеротический румянец. Внешним видом и своей старомодной одеждой господин Мюллер казался принадлежащим прошлому - безобидная букашка из книжного шкафа, в котором хранилась «Майн Кампф».
        - Я плохо себя чувствую,  - делая над собой усилие, сказал Бертран.  - С вашего разрешения, господин Мюллер, я полежу и отдохну. Стремительность событий выбивает меня из колеи. Вам, в самом деле, абсолютно не жаль этого человека?
        Его спутник рассыпался мелким смешком, напоминающим кашель.
        - Ах, Бертран,  - отсмеявшись, сказал он.  - Вот она, ваша ошибка. Запомните, Бертран, негр ни при каких условиях не может стать человеком. Это всего-навсего говорящее животное, способное выполнять простейшие команды своего белого дрессировщика.
        - Негр?  - неохотно удивился Бертран.  - Мне показалось, что мы имели дело с метисом.
        - У нас в Паризии мы называем их неграми,  - развел руками Ганс Мюллер.  - Надо заметить, так значительно удобнее.
        Несомненно, этот человек был безумен. И вместе с тем он был немцем. Бертран мог поклясться в этом. Он боялся своего спутника, способного без угрызений совести расстрелять врагов на пустынной улице французской столицы, выбросить на ходу поезда торговца, предварительно подвергнув его коротким, но, несомненно, мучительным пыткам, а быть может, причастного к садистским убийствам женщин (Бертран в этом последнем почти уже не сомневался). Он боялся и не понимал этого человека. Да и все происходящее удручало и вводило в недоумение. Дядюшкино поместье, которое неожиданно разрослось до латифундии, чтобы еще через некоторое время обратиться в государство, имеющее конкретное наименование Паризия, теперь казалось Бертрану Гюльзенхирну столь же фантастическим, как государство пингвинов в Антарктиде. Безумие окружало его, кружило голову, а господин Мюллер казался ему Мефистофелем, который искушал Бертрана точно так же, как некогда он это делал с доктором Фаустом. Этот бледный человечек внушал Гюльзенхирну страх и отвращение. Теперь он мог лишь надеяться, что в конце этого жуткого путешествия его действительно
встретит заботливый дядюшка, пусть он даже и зовется теперь Луи. Дядюшка Луи… Пусть будет так. Лишь бы он встретил Бертарана и спас его от этого странного человека, который с несомненным удовольствием смаковал пиво, еще совсем недавно принадлежавшее человеку, чью плоть сейчас с азартом разрывали аллигаторы Параны.
        Смена дядей его имени ни сколько не удивляла Бертрана. Из рассказов матери он знал, что Зигфрид Таудлиц принадлежал к ордену таинственного и всемогущего ордена «Аненэрбе» и с поражением Третьего рейха был вынужден бежать из страны, в которой он неожиданно лишился своего всемогущества и оказался низвергнут до разыскиваемого компетентными службами парии. Естественно, чтобы выжить, он должен был поменять свое имя и спрятаться там, где его никогда бы не настигла карающая рука несправедливого правосудия.
        - Пойду, погуляю,  - сказал Ганс Мюллер.  - Милейший Бертран, мне бы не хотелось, чтобы вы поступили необдуманно и опрометчиво. Я поклялся вашему дяде, что доставлю вас в целости и сохранности. Дайте и вы слово, что не будете рисковать своей жизнью, ведь она драгоценна не только для вас, еще более дорожу вашей жизнью я.
        - Господин Мюллер,  - неожиданно повинуясь какому-то наитию, спросил Бертран.  - Вам действительно нравилась Марика Рёкк?
        Последствия его вопроса оказались неожиданными. Спутник Бертрана неожиданно побагровел, возбужденно затрясся, задыхаясь, он принялся глотать воздух, глядя на Бертрана выпученными стеклянными глазами. Не говоря ни слова, он ринулся к своему саквояжу, и на свет божий появился уже знакомый молодому Гюльзенхирну шприц. Дрожащими руками господин Мюллер наполнил шприц желтоватой жидкостью из ампулы, нетерпеливо покусывая губы, освободил дряблый веснушчатый сгиб руки, который украшали многочисленные красные точки, и умело вонзил иглу во вздувшуюся хищную синюю вену.
        После укола господин Мюллер быстро успокоился. Вид у него стал сонливым, и тут уж даже неискушенный во многих житейских вещах Бертран Гюльзенхирн мог смело закладывать в споре собственную голову, что никаким лекарством от давления тут и не пахло, наркотик себе вколол господин Мюллер, скорее всего, морфий. А что бы еще его так быстро успокоило и сделало вялым?
        Ганс Мюллер блаженно поулыбался, глядя в пространство перед собой, потом неохотно повернулся к спутнику и, страдальчески вздохнув, сказал:
        - Ах, любезный Бертран, ну, разве можно так волновать человека? Разве вы сами никогда не видели «Девушки моей мечты»?
        САЛЬТА,

18 июня 1953 года
        Вокзал в Сальте был вычурным сооружением, более приличествующей Мадриду или Севилье, где оно выглядело куда более естественным. Метисов и мулатов здесь было даже больше, чем в Буэнос-Айресе, поэтому, выходя из вагона, Бертран Гюльзенхирн уделил больше внимания единственному чемодану с пожитками, еще оставшемуся у него. Впрочем, большой пользы бдительность Бертрана не принесла - чемодан украли на входе в вокзал, когда от вагона, который они только что покинули, послышался душераздирающий вопль, и по перрону заметались взбудораженные карабинеры во главе с черноусым и властным коменданте. Бертран не стал останавливаться и смотреть назад, он уже точно мог сказать, что произошло в поезде. Зря, что ли его спутник любезничал с молодой блондинкой, единственной обитательницы шестого купе, которая ехала в Сальту после окончания учебного семестра в столичном университете. Ранним утром, погруженный в угрюмые размышления Бертран видел, как в их купе скользнул отсутствовавший Ганс Мюллер. Был он озабочен и одет был в странный передник из черной резины, а руки держал выставленными перед собой, как хирург во
время операции. Господин Мюллер скрылся в туалетной комнате, где сразу же зажурчала вода, и не было никаких сомнений, после чего моет руки его жутковатый попутчик. Через некоторое время господин Мюллер появился из комнаты уже без передника и, мурлыкая «Лили Марлен», принялся протирать ручки двери и саму дверь куском полотна. Был он совершенно спокоен, а Бертрана долго трясло при одной только мысли, что происходило в соседнем купе. Больше всего его поражало, что женщина не кричала, наверное, предусмотрительный господин Мюллер надежно заткнул ей рот.
        - Зачем?  - пробормотал Бертран, не глядя на спутника.
        - Трудно бороться с искушениями,  - так же тихо сказал господин Мюллер и просительно обратился к Бертрану.  - Только не говорите дяде, мой дорогой Бертран. Не выдавайте меня. Ваш дядя наказывал мне, чтобы в дороге я не увлекался женщинами. Как видите, я его ослушался. Искус оказался сильнее.
        Он беспомощно улыбнулся, горбя худые плечи.
        - Вы называете это увлечением?  - Бертран был поражен.
        Господин Мюллер качнул головой.
        - А разве это можно назвать иначе? Вы осуждаете меня. Имеете право, милейший Бертран. Но имейте в виду, в последнем случае вы тоже были повинны.
        - Я?  - потрясенно воскликнул Гюльзенхирн, останавливаясь.
        - Ради Бога,  - Мюллер потянул его за руку.  - Не привлекайте внимания, до Паризии еще далеко. Конечно же, вы тоже виноваты, Бертран. Не упомяните вы о Марике Рёкк, бес искушения, быть может, оказался бы не столь настойчивым и я смог бы преодолеть его зов. Сюда, Бертран!  - спутник ловко подтолкнул его к стоящему на привокзальной площади автомобилю. Собственно, их стояло несколько, но только салон этой машины был пуст.  - На остальные авто не обращайте внимания, это всего-навсего ваша охрана.
        - Я хотел бы заехать в магазин,  - сказал Бертран.  - У меня похитили все вещи. Я остался голым, господин Мюллер.
        - Вещи вам приготовлены,  - сказал спутник.  - А что касается Ганса Карла Мюллера, мой дорогой Бертран, то сегодня он умер. Я герцог де Роган. И не смотрите на меня так, Бертран. Я ваш настоящий друг. Просто я не хотел бы, чтобы вы удивлялись, когда водитель и охрана в дороге станут называть меня моей светлостью.
        Захлопнув за ошеломленным Бертраном дверцу, Ганс Мюллер, неожиданно превратившийся в герцога де Рогана, сел рядом с водителем. Метаморфоза, похоже, коснулась не только его имени, новоявленный герцог, казалось, стал шире в плечах, обрел еще большую властность и даже взгляд его обрел холодное высокомерие аристократа, которому волею судьбы приходится общаться с быдлом.
        - Можете ехать,  - резко приказал он.
        Водитель в кожаном шлеме, в занимающих пол-лица очках взялся за руль руками в больших коричневых крагах, и отчеканил:
        - Слушаюсь, ваша светлость!
        Господин Мюллер (у Бертрана не поворачивался язык, чтобы назвать герцогом этого патентованного убийцу, называющего свое жуткое ремесло увлечением) повернулся к Бертрану:
        - Скоро,  - пообещал он,  - очень скоро, мой милый принц Бертран, вы сможете узрить наше королевство. Можете не сомневаться, королевство потрясет вас. Ваш дядя ждет вас с великим нетерпением, он уже выслал вам навстречу почетный кортеж, он встретит нас в Лимо.
        Больше всего Бертрану хотелось прекратить это безумие. Рассудок его сопротивлялся происходящему, но кортеж следующих за ними машин не давал окончательно отринуть все, что говорил новоявленный герцог. Как его? Де Роган? Бертран посмотрел на своего спутника и вновь поразился произошедшей с ним метаморфозе. Хищный и боязливый паучок, опасающийся света, исчез. На переднем сиденье сидел хозяин жизни, ощущающий свое полное превосходство над окружающими.
        Оставалось только надеяться на встречу с дядей. Бертран очень надеялся, что Зигфрид Таудлиц сумеет рассеять все наваждения и представить жизнь такой, как она есть. В конце концов, представления о жизни господина Мюллера вполне могли не совпадать с реальным положением дел в силу его, мягко говоря, психической неадекватности.
        Машины мчались вперед, разгоняя встречных хриплыми звуками клаксонов. Дорога была плохой, их сильно трясло, но новоявленный герцог, казалось, совершенно не замечал этого. Вид у него был такой, словно он и в самом деле был властелином этого мира, наделенным правом казнить и миловать, а следовательно, убийства женщин, совершенные им на долгом пути из Европы в неведомую Паризию, были не преступлением, а всего лишь невинными шалостями, призванными скрасить дорогу и немного развеять скуку господина, оказавшегося вдали от своего дома. Бертран посмотрел на шофера. Очки скрывали большую часть вытянутого лица водителя, видны были лишь его упрямо сжатые губы.
        Городские строения закончились, и потянулась степь, в которой возвышались колючие кактусы сине-зеленого цвета, среди песка и ржавой жесткой травы. Бертран понял, что это и есть те самые пампасы, о которых упоминалось в книгах.
        Впереди неровной полоской темнела горная гряда, выше ее, сливаясь с небесной синевой и облаками, белели снежные пики.
        Спустя некоторое время однообразной гонки по дороге машины остановились.
        Пейзаж снова изменился - пампасы сменили густые заросли, которые делали дорогу почти невидимой. Лес окружал машины со всех сторон, он жил непостижимой жизнью, загадочные крики, доносящиеся из его глубины, только еще больше укрепляли сознание, что в сердце этого мира живет тайна.
        Селение, около которого они остановились, выглядело россыпью травяных хижин, около которых толпились угрюмые индейцы в пестрых и ветхих одеяниях. Единственный деревянный домик в глубине селения выделялся своей добротностью. Около домика стояло несколько вооруженных двуручными мечами людей, одетых в старинные камзолы, которым полностью соответствовали и иные одеяния, включая шляпы с пышными перьями. Люди эти были европейцами, более всего они походили на древних рыцарей, какими их изображали иллюстраторы старинных книг и художники на картинах. Рядом с полуголыми индейцами эти рыцари выглядели неуместно, как выглядел бы украшенный татуировками туземец с Соломоновых островов в кабине мессершмитта.
        - Бертран,  - сказал Мюллер (или это сказал герцог де Роган?)  - Вы когда-нибудь ездили верхом?
        - Никогда,  - признался Гюльзенхирн, с жадным любопытством наблюдая за рыцарями. Похоже, что здесь они исполняли обязанности надсмотрщиков. В руках у некоторых были бичи, которыми рыцари пользовались весьма умело. Вскоре индейцев у хижин не было, все они скрылись в густых зарослях сельвы. Остались только рыцари, которые в свою очередь с непонятным жадным любопытством наблюдали за Гюльзенхирном и низко кланялись ему, едва только замечали, что взгляд Бертрана останавливается на ком-нибудь из них.
        - Жаль,  - равнодушно сказал герцог.  - Ну, ничего. Все мы однажды учимся чему-то новому. Это не так уж и трудно, клянусь святой Эльзой!
        Он внимательно оглядел Бертрана и остался недоволен увиденным.
        - А теперь, любезный Бертран,  - сказал герцог де Роган,  - теперь мы с вами оденемся в подобающие одежды. Эй, кто там? Одежду родственнику нашего короля!
        КОННЫЕ ПРОГУЛКИ БЛАГОРОДНЫХ РЫЦАРЕЙ,

18 июня 1953 года
        Господа, кто из вас и когда в первый раз ездил на лошади?
        Есть такие? Следовательно, обязательно найдутся те, кто будет сочувствовать Бертрану Гюльзенхирну всеми силами своей души. Пусть даже лошадь ему досталась смирная, можно даже сказать ленивая, на разные пакости не слишком способная, все равно после первой же стоянки Бертран начал двигаться, как истинный кавалерист. Его до этого прямые ноги обрели замысловатую кривизну, соответствующую бокам гнусного животного, чья неровная иноходь способствовала обретению если не геморроя, то, несомненно, нечто родственного ему. В общем, все было по той самой немецкой поговорке, которая гласит, что мастерство рождается преодолением трудностей.
        Одет он сейчас был более чем странно. Даже не странно, а скорее непривычно, потому что, если говорить честно, одежда его имела определенное изящество. На нем был короткий синий камзол, представляющий собой длинный жилет с баской, достигающей до половины бедер. На баске были карманы, но, к сожалению, сейчас они пусты. Под камзолом надета была батистовая рубашка и кружевной галстук. Рукава заканчивались широкими обшлагами-раструбами. Тесные штаны бежевого цвета доходили до колен. На штаны внизу были натянуты чулки, которые стягивались алыми подвязками. Сам бы одеться Бертран вряд ли сумел, но ему помогали люди, в которых даже взрослевший в люмпенизированной военной Европе тотчас узнал лакеев. Не то, чтобы они были в ливреях, нет, он узнал их по выражению лиц и подобострастной угодливости, с которой они одевали его. Надо ли говорить, что лакеи были мулатами?
        Сейчас из узкого кармана кафтана торчала изящная шпага, которая внушала Бертрану серьезные опасения. Он всегда с опаской относился к холодному оружию, подозревая в кровожадности даже кухонные ножи. Необходимость носить тонкую смертельно звенящую полоску металла, специально предназначенную для убийства, всерьез беспокоила Гюльзенхирна. Пожалуй, старый и испытанный фаустпатрон, пусть он был тяжелее и неудобнее, Бертран принял бы с большим спокойствием.
        - Вы великолепны, принц,  - воскликнул герцог де Роган, впервые увидев одетого в новые одежды Бертрана.  - Более того, боюсь, что знатные девицы будут драться между собой из-за обладания вашим платком!
        Бертран чувствовал себя попугаем, опереньем которого восхищаются знатоки.
        Герцог был по-прежнему одет в темное, правда, одежды стали значительно более старинного покроя и не уступали по фасону одеждам Бертрана. На герцоге по-прежнему была широкополая шляпа с легкомысленным пером.
        Ловко восседая на своем коне, герцог продолжил свои безумные поучения:
        - Как я уже говорил вам, уважаемый принц, совсем скоро мы будем в Паризии. Это монархическое государство, и королем в нем является ваш дядя. Боже вас упаси называть его прежним именем, он это имя отверг. Но разве имеет кто-нибудь из нас моральное право осудить своего короля? Теперь его зовут Луи, и он из славного рода французских королей, являясь в этом ряду шестнадцатым по счету. Как к каждому монарху, обращаться к нему следует соответственно - Ваше величество. Особо доверенные лица и те, кого король удостоил своей царственной дружбы, могут обращаться к нему - «сир». К остальному дворянству следует обращаться, именуя их «Ваша светлость», но вы, как принц и наследник вашего дяди, можете именовать их просто по имени или по титулу.
        Государственным языком Паризии является французский язык. Но это вовсе не значит, что вы должны изъясняться именно на французском языке. Французским языком считается тот язык, на котором изъясняется подавляющее большинство дворянства. Надеюсь, вы уже догадались, что это за язык? Главное, не следует подчеркивать, что вам известно, чем этот язык отличен от французского. Вы понимаете меня? За этим следят очень сурово, очень, принц. За это можно поплатиться головой.
        И ради Бога, не называйте Аргентину ее именем. Мы, жители Паризии, именуем ее Испанией. Дипломатических отношений у нас по вполне понятным причинам нет. Можно сказать, мы пока существуем инкогнито.
        Герцог тонко улыбнулся.
        - Бедный мальчик! У вас омлет в голове! Это пройдет, Бертран, однажды это пройдет. Не задумывайтесь над моими словами, любуйтесь окружающим миром. Видите, как суетятся викуньи на склонах вон той горы?
        Легко сказать, любуйтесь! У Бертрана были веские причины думать о совершенно иных вещах, от которых кружилась его бедная голова. И ведь было от чего закружиться голове молодого Гюльзенхирна! Он был окружен сумасшедшими, и эти сумасшедшие явно ставили своей целью свести с ума его самого! Для этого они придумали несуществующее королевство, обрядили его в старинные вещи и объявили принцем. Для этого и только для этого они устроили сумасшедший марафон, финишем которого для Бертрана могла стать лишь палата психиатрической клиники. Господи всемилостивый! Как он уповал теперь на встречу с дядей, единственным человеком, который мог избавить его от безумцев и вновь убедить Бертрана, что мир рационален и прост в своем устройстве.
        Вечером, когда они закончили переход, Бертран с трудом добрался до постели. Седалище его было натерто до такой степени, что Бертран ненавидел всех существ на Земле, которые когда-то ходили под седлом или запрягались в упряжки. Бессильно раскинувшись на постели, он слушал, как у его комнаты ежечасно меняются часовые, о чем легко догадывалось по церемониальному постукиванию алебард и лязгам скрещиваемых караулом шпаг, Бертран лихорадочно обдумывал происходящее. Надо ли говорить, что все случившееся с ним, Бертраном, воспринималось не иначе, как безумная игра, ставки в которой были не обозначены, а потому непонятны.
        О каком государстве на территории суверенной Аргентины могла идти речь? Тем более созданном проклинаемым миром племенем несчастных немцев, чье имя после газовых камер Освенцима и Дахау стало едва ли не нарицательным для обозначения тех, кто стремится к мировому господству и способен ради этого господства воздвигнуть горы трупов, едва ли уступающих Монблану?
        Вокруг была сельва. Она жила и дышала на маленький деревянный домик, принявший путников на ночь. В таинственных шорохах, вскрикиваниях обезьян на верхушках ночных деревьев, в далеком реве ягуара слышалась смертельная угроза тем, кто осмелился вступить под сень деревьев, составляющих единое и неразделимое существо.
        И еще одна причина не давала заснуть Бертрану Гюльзенхирну. Быть может, эта причина была гораздо существенней его размышлений. Москиты! Чертовых насекомых, казалось, не могла остановить ни одна преграда на свете, писк этих насекомых вызывал внутренний трепет, а укусы были болезненны, и от них нельзя было укрыться даже под душным одеялом. Бертран понял, что ему предстоит бессонная ночь. Эту неприятность тоже следовало отнести на счет господина Мюллера, ставшего в одночасье герцогом де Роганом.
        Ближе к полуночи Бертран не выдержал.
        Распахнув двери, он обратился к неподвижно застывшим у входа гвардейцам:
        - Эй, кто-нибудь! Нельзя ли принести какое-то средство от москитов?
        Никакой реакции на слова Бертрана не последовала. Одетые в черные одеяния гвардейцы были в украшенных перьями шляпах, с которых на их лица свисали густые противомоскитные сетки, поэтому лица гвардейцев не были видны. Гвардейцы опирались на алебарды, украшенные у их рубящей части разноцветными лентами.
        - Я хочу получить что-нибудь против москитов!  - капризно вскричал Бертран.  - Я не могу уснуть из-за этих всесущих тварей!
        Дежурившие у дверей караульные никак не отреагировали на обращение Бертрана. Они были похожи на манекены, которых выставили на ночь в витрине магазина. Сходство было столь разительным, что Бертран едва удержался от желания приподнять сетку одного из них, чтобы увидеть лицо охранника, но рукоять «парабеллума» за поясом у того удержала Гюльзенхирна от опрометчивого и, быть может, смертельно опасного поступка. Он вновь пытался воззвать к милосердию охранников. Бесполезное занятие - охранники оставались недвижимыми.
        Однако отворилась дверь напротив, и из нее выглянул герцог де Роган в длинной до пят ночной рубашке. В руке герцог держал канделябр с тремя неярко горящими свечами.
        - Что случилось, мой милый Бертран?  - поинтересовался герцог.
        Узнав о причине бессонницы, герцог взволновался.
        - Сейчас, мой дорогой Бертран,  - сказал он, направляясь на выход из дома.  - Ложитесь в постель, меры будут приняты незамедлительно!
        И в самом деле, едва Бертран вернулся в постель, в комнате его появились два мулата, держащие в руках опахала, которыми они, встав в изголовье, принялись отгонять москитов от постели. Под нежные дуновения воздуха Бертран и заснул, с облегчением заметив сонно, что в любом человеке, даже в закоренелом убийце, забывшем Бога, живет все-таки иной раз сострадание к ближнему своему.
        Сон, который ему приснился, был бредовым продолжением сумасшедшего дня. Иного и быть не могло, слишком много Бертран испытал и услышал в этот день.
        Именно потому ему приснился дядя.
        Дядя был в форме штурмбаннфюрера СС, на голове у него желтела корона. Дядю окружали обнаженные женщины. Лица у них были привлекательными, но было в них и какое-то уродство, причины которого Бертран Гюльзенхирн вначале не мог понять. Только приблизившись ближе, он увидел, что груди женщин расположены не там, где им надлежало быть от природы, они располагались в два ряда по три соска в каждом на животах женщин.
        - Дядя!  - радостно сказал Бертран.  - Милый дядя, как я рад вас видеть!
        Штурмбаннфюрер Таудлиц хмуро и неприветливо оглядел племянника.
        - Материал прибыл, милейший де Роган,  - сказал он.  - Только осторожнее, это все-таки наследник. Вы должны проявить все свое мастерство, дорогой герцог. И ради Бога, не используйте пересадочных материалов от черномазых.
        Бертрана схватили за руки и уложили на операционный стол. Свет мощных ламп слепил его, но все-таки Бертран видел прелестные лица женщин, разглядывающих его с хищной радостью. Еще он чувствовал, как его раздевают и руки то ли герцога де Рогана, то ли Ганса Мюллера исследуют его пах.
        - Да-да,  - прогудел над головой дядюшка Зигфрид.  - В два ряда по всему животу!
        Бертран вскрикнул и провалился в черную бездну, из которой доносилось злорадное женское хихиканье.
        КОННЫЕ ПРОГУЛКИ БЛАГОРОДНЫХ РЫЦАРЕЙ,

19 июня 1953 года
        Естественно, что за ночь он не выспался, а потому проснулся в скверном настроении. Одна только мысль, что придется вновь садиться на лошадь, приводила Бертрана в ужас. Уныло он смотрел, как к домику подводят лошадь.
        - Не могу,  - стонущим голосом сказал он.  - Честное слово, не могу!
        - Терпите, дорогой Бертран,  - елейно сказал герцог де Роган.  - Я понимаю, с непривычки это нестерпимо, но не сидеть ведь вам в седле по-женски? Я распорядился о паланкине, но это будет не скоро. Еще шестьдесят лье придется проделать верхом.
        Бертран уже смирился с тем, что расстояние отныне измерялось в лье, с внезапным превращением господина Мюллера в герцога де Рогана, с тем, что из простого немецкого обывателя он неожиданно превратился в важную, хотя и непонятную ему самому персону при королевском дворе неведомо какого государства, но не мог смириться с тем, что ему вновь придется набивать синяки на седалище и под мерную трусцу лошади выслушивать нудные и бредовые поучения новоявленного герцога. Тем не менее именно это пришлось ему делать уже с утра.
        - Не вздумайте,  - поучал герцог, небрежным движением руки заставляя свою лошадь держаться рядом с лошадью Бертрана,  - не вздумайте дать понять окружающим, что язык, на котором они говорят, является не французским, а немецким. За подобную вину можно лишиться головы. Априорно полагается, что все мы говорим на французском языке, но где можно было найти столько немцев, в совершенстве владеющих французским языком?
        Послушайте, милейший Бертран, как-то вы инертно держитесь. У вас что, нет никаких вопросов?
        Вопросы к спутнику у Бертрана имелись, но он был слишком углублен в собственные переживания, а потому этих вопросов не задавал. В другое время он был бы даже рад этому невероятному путешествию, ведь он никуда дальше Гамбурга не выезжал. Но теперь, когда каждое резвое движение лошади отзывалось болью в натертом седалище, а тем более в компании с сумасшедшим, Бертран Гюльзенхирн не обращал внимания на красоты природы. Более всего ему сейчас хотелось вновь жить в своей небольшой, но такой уютной квартирке, с легким стеснением души приветствовать по утрам миленькую соседку Лору Грабенштерн и забыть встречу с Гансом Мюллером, столь неожиданно оказавшимся герцогом из неведомого королевства. Забыть ее, как страшный сон. Даже профессия кельнера, которой Бертран ранее немало тяготился, сейчас казалось ему спокойной и достойной, а события, время от времени сотрясавшие отель, выглядели детскими шалостями в сравнении с кровавым кошмаром, в который его окунули против воли. Вместе с тем он словно бы уходил в прошлое - девственная природа, постепенно сменившая цивилизованные места, смена современного Бертрану
транспорта на допотопные средства передвижения, постоянные переодевания, избавляющие Бертрана от последних оболочек современной ему цивилизации,  - все это походило на странное путешествие во времени, конечная точка которого оставалась непонятной и потому страшила молодого Гюльзенхирна.
        - Запомните,  - продолжал скрипуче наставлять его герцог.  - В Паризии имеют хождение лишь луидоры с изображением вашего блистательного дядюшки Луи. Все остальные деньги объявлены фальшивками. Кроме, разумеется, талеров. Не вздумайте называть эти деньги франками, а тем более, упаси вас Боже, марками. Несомненно, на первых порах король встретит ваши ошибки с определенным пониманием и учтет, что вы долгое время жили и учились за границей. Но ведь великодушное терпение короля не беспредельно. Однажды наш Солнцеликий может прийти в ярость, а это, знаете ли, не слишком приятное зрелище, чтобы добиваться его умышленно.
        Солнце медленно ползло по синему едва тронутому облаками небу. Постепенно становилось жарко и душно, поэтому привал он воспринял с восторгом христианина, чью молитву случайно услышал господь. Он свалился с лошади и на негнущихся ногах отправился к ближайшей поляне.
        - Осторожнее, Бертран,  - предостерег его герцог де Роган.  - Здесь водятся змеи.
        Змеи?! Бертран резко остановился, разглядывая зеленое пространство перед собой.
        - Бушмейстеры,  - кивнул герцог.  - Ужасные создания, Бертран. Представляете, они так агрессивны, что нападают на любого, кто нарушает их покой. И метятся, негодяи, в верхнюю треть бедра.
        - Их укусы и в самом деле опасны?  - Бертран сам поразился сиплости своего голоса. На мгновение ему показалось, что в зеленой траве мелькнула змеиная голова, и он поспешил вернуться.
        - Опасны?  - поднял тонкие брови герцог.  - Их укус запросто валит быка. Порою бык даже хвостом не успевает махнуть. Будьте внимательны, Бертран. Мы уже почти добрались до замка, и я бы не хотел вместо живого и невредимого племянника привезти его хладный труп. Боюсь, что королю это не понравится.
        Уже спешившаяся охрана торопливо устанавливала рядом с тропинкой плетеные складные стулья, около которых тут же возникли угрюмые мулаты с опахалами в руках. Рядом со стульями охрана сноровисто поставила шатер голубого шелка, но Бертран был слишком измучен и даже не сделал попытки заглянуть в него. Любопытство покинуло Гюльзенхирна.
        - Вина?  - светски поинтересовался герцог.  - В прошлом году удалось доброе анжуйское. Сами понимаете, виноград был местным, но король назвал вино добрым анжуйским, следовательно, быть по сему. Воля короля даже вино заставляет стать таким, как хочется королю.
        Бертрану показалось, что в последних словах его спутника кроется откровенная насмешка. Он внимательно посмотрел на собеседника, но герцог оставался невозмутимо серьезным.
        Вино и в самом деле оказалось неплохим. Быть может, все объяснялось недостаточным опытом Бертрана, а вино было самым обычным, ординарным, но, скорее всего, Бертрану очень хотелось пить. Он жадными глотками осушил вместительный кубок два раза подряд и вскоре ощутил приятное возбуждение, что было следствием несомненного опьянения, впрочем, довольно легкого для того, чтобы Бертран от этого потерял рассудок и был не способен выслушивать дальнейшие поучения герцога де Рогана. Сейчас герцог казался Бертрану Гюльзенхирну нудным лектором, читающим скучную, но обязательную лекцию.
        - Запомните,  - брюзгливо продолжал герцог.  - Не вздумайте упоминать о фюрере и рейхе. Это тема при дворе - безусловное табу. Как и само существование Германии. Сами понимаете, в доме повешенного не говорят о веревке. Ваш дядя не любит вспоминать о том времени. По сути дела, Бертран, мы с вами едем в прошлое. В далекое прошлое.
        - Я это заметил,  - ядовито сказал Бертран, поднимая обе руки и выразительно оглядывая свое одеяние.
        - Это часть плана,  - философски заметил герцог де Роган.  - Надо было постепенно подготовить вас к тому, что вы узрите. Все сделанное лишь цепочка выполненных пунктов заранее продуманного плана. Сменить вам одежду, заставить пересесть с самолета на поезд, а с поезда на машину и далее довести дело до верховой езды… Надеюсь, вы не очень огорчаетесь, дорогой Бертран?
        - Я проклинаю тот час, когда вас встретил!  - с непосредственной живостью, присущей молодости, вскричал Бертран.  - Будь проклят Гамбург и все его гостиницы, в которых имеются рестораны! День, когда я согласился разговаривать с вами, был самым несчастным в моей жизни!
        Он злобно посмотрел на спутника, который в своем одеянии и в самом деле напоминал французского рыцаря времен короля Людовика XV, как его представляют любительницы исторических романов. Или учителя фехтования из тех же романов.
        Повинуясь вспыхнувшей в нем злости, Бертран ядовито спросил:
        - А как же ваши жертвы, герцог? Они тоже охватывались вашим хитроумным планом? Или это явилось вашей импровизацией, которую не мог предусмотреть ни один план?
        Спутник и наставник покосился на равнодушных охранников, встал со своего стула, подошел к Бертрану и склонился к нему, кривя губы в усмешке:
        - Не злоупотребляйте моим благорасположением, милейший Бертран,  - прошипел он.  - Из вашего покровителя я могу превратиться в безжалостного врага!
        Бертрана обожгло ненавистью герцога де Рогана, он испуганно отшатнулся, бормоча что-то невнятное и извинительное.
        - Итак, принц!  - вновь становясь благожелательным стариком, улыбнулся де Роган.  - Не угодно ли вам будет продолжить наш путь?
        Внешнее благодушие его не могло обмануть Бертрана, перед ним сидел враг, который был вынужден притворяться благожелательным и великодушным. Именно поэтому Бертран счел разумным не протестовать и не вступать с герцогом в споры.

«Погоди, старая сволочь,  - думал Гюльзенхирн, с отчаянием волоча ноги к своей лошади, лениво пасущейся вдоль дороги.  - Дай только добраться до дяди, я ему все расскажу, и про эти угрозы тоже!»
        Но в глубине души Бертрана уже жил отчаянный страх, и он понимал, что никому и ничего не расскажет. Черный старик, который уже восседал на тонконогом жеребце, умело натянув поводья, напоминал ему не человека, а паука, который впился в хребет животного и не покинет его, пока в теле лошади будет оставаться хоть одна капля крови. От такого надо было держаться подальше. Самое лучшее, что мог сделать Бертран, это забыть о существовании этого безумного человека сразу же по приезде в поместье. Все, чего касался герцог, настигала мучительная смерть, даже дикая любовь его, не похожая на все то, с чем сталкивался Гюльзенхирн, была похожа на смертельную болезнь вроде оспы или чумы. Такие ничуть не лучше змей, они тоже могут легко укусить тебя в верхнюю треть бедра. Как герцог назвал эту змею? Бертран пытался вспомнить имя змеи и не мог.
        Все чаще и чаще на лесной дороге встречались всадники в средневековых одеждах, иногда они попадались уже целыми группами. Промаршировал отряд лучников с огромными луками в кожаных чехлах. Унылыми цепочками тянулись процессии индейцев в скудных одеждах. На головах их виднелись тюки с неизвестным грузом. Бертран обратил внимание, что каждую группу индейцев сопровождал рыцарь в кожаном камзоле. Рыцари были вооружены мечами, но Бертран заметил, что за поясом каждого из них торчит рукоять «парабеллума». Похоже, что мечи здесь были скорее данью традициям, а уповали все-таки на пулю, против которой не мог устоять ни один меч.
        Некоторое время они ехали молча.
        Господин Мюллер, судя по его мрачному и унылому виду, обиделся и больше не предпринимал попыток втянуть Бертрана в свою безумную игру, в которой было задействовано столько людей.
        Только когда лес расступился и стали видны строения, спутник Бертрана нарушил молчание:
        - Тартагаль,  - обиженным тоном сказал герцог де Роган.  - Радуйтесь, милейший Бертран, ваши мучения кончились. Можете забыть о лошади, дальше нас понесут негры.
        Городок оказался совершенно таким, каким представлялись провинциальные городки в голливудских фильмах - дощатые двухэтажные здания с коновязями подле них. Но полностью увидеть патриархально спокойные улицы городка ему не удалось - дорога свернула в сельву, и вновь всадников окружили переплетенные лианами деревья и кустарники, сливающиеся в одну непроходимую стену.
        Однако человек, называющий себя герцогом де Роганом, не солгал. На поляне стоял роскошный паланкин голубого цвета, длинные ручки которого держали индейцы - по четыре человека впереди и сзади. Паланкин был украшен уже виденной Бертраном Гюльзенхирном эмблемой - скрещенными лилиями с маленькой короной над ними.
        ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО КОРОЛЬ,

19 июня 1953 года
        Более всего Бертрану Гюльзенхирну хотелось, наконец, увидеть своего дядю. Убедиться, что он и в самом деле существует. А то уж его начали терзать сомнения в том, что дядя, о котором ему столько рассказывал человек, называющий себя герцогом де Роганом, и в самом деле существует. Более реальным теперь казалось это фантастическое королевство, подтверждения существования которому Бертран встречал все чаще и чаще. Но чтобы королем был здесь его дядя! Нет, в это Бертран не мог поверить.
        Пусть это было давно, но он помнил Зигфрида Таудлица одетым в эсэсовский мундир и начищенные сапоги с высокими голенищами. А вот лица дяди он никак не мог вспомнить, хотя и очень старался. В памяти всплывали мундир, сапоги, фуражка с высокой тульей, а вместо лица было какое-то смазанное серое пятно. Мельком вспоминались серые внимательные глаза, тяжелый подбородок с ямочкой, римски горделивый нос и широкие скулы, но в единый образ все эти выразительные детали никак не собирались.
        А вот лицо герцога, сидящего в паланкине напротив него, он вряд ли когда-нибудь сумел забыть. Этот мелкий остренький подбородок, эти тонкие губы, похожий на птичий клюв остренький нос, бледные губы и веснушки под глазами, все это невозможно было забыть.
        Сейчас де Роган дремал. В черном своем одеянии он напоминал нахохлившегося ворона.
        Отодвинув занавеску, Бертран осторожно выглянул из паланкина.
        Вокруг были зеленые заросли, а если посмотреть вниз, то видны были коричневые мускулистые икры индейцев, несущих паланкин. Знать бы только, куда они его несут! Бертран задернул шторку, откинулся на мягкое шелковое сиденье, стараясь не смотреть на покачивающееся неподвижное личико своего спутника, и закрыл глаза. Если это и был бред, то бред удивительно увлекательный, он напоминал сон авантюриста. Незаметно Бертран уснул. Сон его на этот раз был лишен сновидений, скорее всего мозг его просто устал бояться. Постоянное нахождение в напряжении чаще всего к этому и приводит - тело расслабляется, отключается мозг, не воспринимая окружающую действительность, и в минуты бодрствования кажется, что ты по-прежнему спишь.
        Из забытья Бертрана Гюльзенхирна вырвали лающие команды, живо напомнившие ему о страшных и героических днях сорок пятого года, когда он в составе фольксштурма охранял подступы к рейхсканцелярии. Бертран открыл глаза и обнаружил, что сидит в паланкине один.
        Осторожно он выглянул.
        Паланкин находился рядом с огромным рвом, наполненным темной зеленой водой. За рвом начинались высокие зубчатые башни, сложенные из грязно-серого камня. Медленно с лязгом опускался на железных цепях бревенчатый мост. Это был настоящий средневековый замок, на башнях которого стояли стражники с настоящими алебардами и лениво наблюдали за происходящим. С обеих сторон ворот трепетали вымпелы, на которых наблюдательный Бертран заметил все тот же герб - скрещенные лилии с небольшой короной над ними. Того, кого вначале называли Гансом Карлом Мюллером и чуть позже герцогом де Роганом, не было видно.
        Послышалась очередная лающая команда, и Бертран почувствовал, как паланкин закачался на сильных руках индейцев. Медленно и торжественно индейцы внесли паланкин за крепостные стены. Бертран боялся выглянуть наружу. Так все, что говорил этот самый герцог, было правдой! Вот это потрясло Бертрана больше всего. Безумные речи сумасшедшего убийцы, которые так раздражали и выводили из себя Бертрана Гюльзенхирна на долгом пути в обещанный земной рай, обернулись истиной. Бертран ощущал себя атеистом, однажды увидевшим Христа, явившегося однажды рыбакам на пустынном озере. Странный замок существовал на самом деле, и, следовательно, надо было ожидать, что все остальное тоже окажется правдой: Паризия - государством, а Зигфрид Таудлиц его королем.
        Со страхом и нетерпением Бертран ждал встречи с дядей, в глубине души продолжая надеяться, что все найдет свое простое и реальное объяснение. Как часто человек верит в сверхъестественное, даже не подозревая, что оно рождено извращенной фантазией верующего в чудеса человека и реально существующими в мире вещами - рваным куском тумана, плывущего над озером, сохнущей простыней, причудливо поднятой порывом ветра, корягой, выглядывающей из темной воды, или просто полутьмой, заполняющей комнату с незнакомой обстановкой. Призраки всегда выплывают из черных глубин человеческой души, объяснение того, что произошло на самом деле, делает их смешными. Бертран боялся окружающего его фантастического средневекового мира и надеялся, что объяснения дяди обратят этот мир в прах.
        - Проснулись?  - Бертран испуганно обернулся на голос.
        С усмешкой, похожей более на гримасу боли, чем на выражение внутреннего веселья, перед ним стоял герцог де Роган. Несомненно, что теперь его нужно было называть именно так, если дядя Зигфрид не рассудит иначе.
        Герцог протянул руку, негромко подбодрил молодого человека:
        - Смелее, Бертран. Настало время познакомиться с королем.
        Рука об руку они вошли в роскошный зал, голубые стены которого украшала позолота. В зале толпились разнообразно и вместе с тем странно одетые люди, при виде Бертрана они с любопытством уставились на него и принялись перешептываться. Бертран чувствовал себя рыбкой в аквариуме, внимание присутствующих смущало его и, чтобы скрыть это смущение, он сам стал вызывающе оглядываться по сторонам.
        Зал был высоким, и под куполом его плавало солнце.
        По другую сторону ковровой дорожки были высокие двустворчатые двери, подле которых несли охрану два высоких усатых воина в голубых мушкетерских плащах. Лица их несли печать надменности и превосходства над окружающими, словно они были допущены к тайнам, недоступным для остальных. Над двустворчатыми дверями золотились скрещенные лилии с королевской короной над ними.
        Слева от Бертрана, там, где кончалась ковровая дорожка, возвышался позолоченный трон, сиденье которого было выполнено из красного бархата, а подлокотники представляли собой двух скалящихся драконов с огромными красными рубинами вместо глаз. За троном закрывали стену полотнища огромных трехцветных знамен, украшенных все тем же гербом из скрещенных лилий и короны.
        - Спокойнее, милейший Бертран,  - ободрил его герцог де Роган.  - Сейчас вы увидите дядюшку!
        Он не договорил, вернее, не успел договорить своего очередного поучения.
        Тонко и торжественно запели фанфары.
        Откуда-то сверху торжественным хоралом грянул изумительный хор, так могли бы петь ангелы, если бы они и в самом деле спустились на землю. Бертран ощутил волнение. Руки его тряслись, горло сжало восторженными тисками, молодой Гюльзенхирн почувствовал, как запульсировала в его висках кровь. Он покачнулся, но герцог де Роган почти отеческим движением поддержал его.
        - Спокойнее, Бертран!  - снова шепнул он.  - Не паникуйте!
        Двустворчатые резные двери медленно раскрылись. Из них высыпала толпа индейцев, обряженных в лакейскую униформу. Лакеи держали в руках канделябры с зажженными свечами. Привычно они заняли свои места вдоль ковровой дорожки.
        Хор стих.
        Еще раз пронзительно пропели серебряные фанфары.
        Слышно было, как в едином дыхании вздымаются груди присутствующих.
        В тот момент, когда напряжение достигло своего высшего предела, из дверей выбежал невысокий человечек в белых с золотистыми украшениями одеждах, остановился почти посреди зала, набирая в грудь воздух, и пронзительный возглас огласил зал:
        - Король! Король! Его величество король!
        Присутствующие в зале встали на колени. Ошеломленный Бертран Гюльзенхирн наблюдал за происходящим, но тут его спутник больно и жестко дернул Бертрана за руку.
        - На колени!  - сквозь зубы прошипел он.  - На колени, Бертран!
        Ошеломленный юноша послушно опустился на вощеный паркет, весело отражающий солнце.
        Из распахнутых дверей показалась процессия.
        Впереди шел дородный мужчина в алой мантии и роскошном синем камзоле, на котором светились и посверкивали драгоценные камни. На голове мужчины золотилась массивная зубчатая корона. На взгляд Бертрана мужчине было около шестидесяти лет, у него было грубое властное лицо с массивным выступающим подбородком и широкими скулами. Глубокие морщины лишь придавали внешности их обладателя дополнительную таинственность. Льдинистые внимательные глаза, выдающие волю и жестокость их обладателя, безразлично скользили по толпе. На мгновение они остановились на коленопреклоненном Бертране, но лишь на мгновение.
        Короля окружали двенадцать человек, одетых не менее роскошно, чем сам король. Плотной толпой они окружили трон, на который тяжело водрузил седалище человек в мантии и короне.
        Поднявшись с колен, герцог де Роган (отныне Бертран Гюльзенхирн не мог называть его иначе) приблизился к трону и низко склонился пред сидящим на нем. Помимо своей воли Бертран неожиданно подумал, что в таком возрасте герцогу, вероятно, было очень трудно проделывать такие курбеты, он даже усмехнулся своей мысли.
        - Сир,  - донесся до него тонкий голос герцога.  - Ваше повеление исполнено.
        - Я не оставлю вас милостями, герцог,  - звучным, хотя и немного сиплым голосом поблагодарил своего посланца король.  - Отрадно, что есть еще в моем государстве люди, столь ревностно относящиеся к своему долгу.
        Взмахом руки он подозвал к себе Бертрана.
        Ошеломленный юноша действовал по наитию - приблизившись к трону, он опустился на одно колено и низко склонил голову, а потому не увидел улыбки сидящего на троне. В улыбке слились удовлетворение и едва скрываемое торжество.
        - С прибытием, Бертран,  - низким голосом сказал король.  - Ты удивлен? Привыкай, теперь ты будешь жить в королевстве Паризия. Поверь, мой дорогой, это не самое худшее место на земле.
        Медленно и величаво он встал со своего трона. По залу пронесся и тут же стих длинный всеобщий вздох.
        Король Луи XVI приблизился к племяннику, который знал его всегда как Зигфрида Таудлица, осенил его большим золотым крестом, висящим на груди, и дал облобызать перстень, руку и скипетр, который держал в руке. Ошеломленный происходящим, Бертран Гюльзенхирн покорно приложился к волосатым пальцам.
        - Нарекаю тебя инфантом!  - звучно сказал король Луи.
        Бертран не знал значения этого слова, но все происходящее ясно дало ему понять, что все его надежды на скорое богатое наследство призрачны и невероятны. Вместо того чтобы стать владельцем богатого поместья, он попал в сказочный мир, созданный безудержной фантазией человека, жизнь которого прошла в борьбе за собственное выживание и который до того устал от всего происходившего с ним, что создал собственное королевство, в котором стал самостоятельно устанавливать правила жизни для всех, кто доверился ему или просто оказался в его власти.
        Бертран никогда не знал значения слова «инфант», но он был здравомыслящим человеком, поэтому, сложив воедино поучения герцога де Рогана, выслушанные им в томительной долгой дороге, поведение дядюшки и сказанные им слова, а более всего ориентируясь на интонацию, с которой эти слова были произнесены, Бертран понял, что его и в самом деле объявили наследником. Однако удовлетворения ему это открытие не принесло.
        - А теперь,  - сказал король, обращаясь к залу,  - теперь мы оставим вас. Нам необходимо поговорить с принцем, прежде чем он начнет свой отдых после длительного и очень утомительного пути из наших заокеанских владений.
        Он сделал знак Бертрану, и уже вдвоем они проделали все тот же путь, но теперь уже в обратном направлении. Едва за ними закрылись тяжелые двустворчатые двери, позади них послышался шум множества голосов, онемевший в присутствии короля зал ожил. Бертрану показалось, что он слышит голос герцога де Рогана, но это ему, наверное, только показалось, в начавшемся многоголосье трудно было выделить голос единственного человека.
        Они вошли в большой зал, посредине которого стоял длинный стол, окруженный высокими неудобными стульями с прямой спинкой, на которой был изображен все тот же герб. Дядя Бертрана занял место во главе стола, величавым жестом указал племяннику на стул подле себя.
        Едва Бертран сел, как в зале появились слуги, несущие блюда.
        Подали тонко нарезанные пармезанский сыр и вестфальскую ветчину, неведомых Бертрану птиц, начиненных фисташками, но особенно превосходным было вино - красное и густое, оно вкусом походило на кисловатый мед, отличающийся нежным цветочным ароматом.
        - Дядя… Луи,  - с некоторой запинкой сказал Бертран.
        Король величественным жестом остановил его. Он благосклонно улыбнулся, и Бертран понял, что обращение его королю если и не понравилось, то ничем не восстановило высокого родственника.
        Отпив из высокого золотого кубка, король начал свои речи.
        Бертран, находясь на положении облагодетельствованного родственника, внимательно слушал дядю, пытаясь найти в его словах тайный смысл, помогающий понять происходящее вокруг. Но чем больше он слушал речи короля, тем загадочней становился окружающий его мир. Теперь уже Бертрану казалось, что он сам сошел с ума, а если и не сошел, то медленно и неотвратимо погружается в болото безумия, сокрытое ковром затейливых слов, искажающих смысл бытия и делающий тайную ловушку смертельно и неотвратимо опасной.
        КОРОЛЬ И ИНФАНТ,

19 июня 1953 года
        Король был высок, плечист и широк в костях.
        Грубые черты лица удачно дополнялись длинным бугристым шрамом на правой щеке - они придавали королю особую мужественность, которая всегда выделяет настоящего мужчину из толпы рафинированных и ни на что не годных интеллигентов. Глубокие морщины, разрезающие лицо, говорили о возрасте и мудрости. Теперь, когда король освободился от короны и роскошного белокурого парика, стало видно, что он начал лысеть. Волосы, завитые умелым куафером, затейливо прикрывали лысину на затылке, однако мощные залысины по краям могучего королевского лба говорили о том, что вся эта маскировка довольно кратковременна, а седина на редких коротких волосах была похожа на белый флаг, который капитулирующая сторона выбрасывает в преддверии своего неизбежного поражения.
        Глаза короля были внимательными и прощупывающими, на могучем лбу иногда появлялись изогнутые морщины, которым вторила правая бровь. Король словно бы недоумевал, что в его семье может родиться такое существо, как Бертран Гюльзенхирн.
        И в самом деле, в сравнении с королем Бертран проигрывал. Не возрастом, даже в желторотом цыпленке всегда можно увидеть орлиную породу, которая с годами неизбежно возьмет свое. Бертран был невысок, у него было вытянутое лицо, в котором природа сбалансировала все основные черты тщательным образом. Грустные серые глаза придавали молодому Гюльзенхирну немного меланхоличный вид, который не шел ни в какое сравнение с пожилой мужественностью сухопарого Зигфрида Таудлица, ставшего королем.
        Если Таудлица можно было сравнить со старым тигром, в котором, несмотря на возраст, продолжает жить тайная пружина, делающая его смертельно опасным, то Бертран Гюльзенхирн более чем на молодого ягненка, предназначенного к закланию, не тянул. С первого взгляда король понял, что в тигра это робкое существо, которое смотрело на него сейчас внимательно и смиренно, не вырастет никогда. Но может быть, это было к лучшему, по крайней мере, инфант до определенного возраста не превратится в опасного соперника, а там наступит срок, когда дядя и сам решится передать ему власть, определив наставников, которым можно доверить будущее государства.
        - Имя останется прежним,  - сказал король.  - Бертран… Пожалуй, в имени этом есть что-то царственное. О фамилии своей забудь и не вспоминай о ней никогда. Отныне ты должен помнить, что ты потомок благородного рода, правящего Паризией несколько тысячелетий…
        Бертран ошеломленно смотрел на дядю. Майн готт! Дядя Зигфрид оказался еще более безумным, чем оказавшийся герцогом Ганс Карл Мюллер. Буйный убийца, сопровождавший его в пути! Тем не менее говорить об этом вслух Бертран не решался. Церемония его встречи произвела на Бертрана двоякое впечатление - с одной стороны, его поразили великолепие и роскошь, столь неожиданно окружившие его, церемониальный и тщательно продуманный выход дяди, сопровождающийся пением фанфар и истошным криком глашатая, но с другой стороны, все это походило на поведение буйнопомешанных в психиатрической клинике, Бертран засмеялся бы, не будь ему так страшно и неуютно. И вот его родной дядюшка, на встречу с которым Бертран так уповал, сидит перед ним и ведет странные и, несомненно, безумные речи. О каких тысячелетиях власти над неведомой Бертрану Паризией можно было говорить человеку, который прошел ад Восточного фронта? Откуда они взялись, эти самые тысячелетия? Было от чего прийти в замешательство! В сиротском доме Дюссельдорфа Бертран слыл рассудительным юношей, вот и сейчас он предусмотрительно решил оставить свое мнение при
себе. Хотя бы до той поры, когда все окончательно прояснится. Помнится, дядя нарек его инфантом. Бертран Гюльзенхирн не особо мог похвастаться прилежанием в учебе, тем более склонностью к историческим наукам, поэтому он никак не мог сообразить, что сие звание обозначает, какие права оно человеку дает и какие обязанности неизбежно накладывает на него. Права не существуют без обязанностей, однако ведь в ином случае обязанности оказываются несравненно обширнее предоставленных прав, а это всегда превращает человека в должника. Бертрану хотелось знать, какая именно роль ему уготована при этом сумасшедшем дворе, существование которого обеспечивалась фантазией сумасшедших.
        Лакеи подали первую перемену.
        Бертран проголодался, поэтому набросился на еду с нескрываемой жадностью, даже боль в седалище сейчас отошла на второй план. Салат был превосходен, такого салата Бертран не пробовал даже в ресторане, где работал. Наслаждаясь им, Бертран в то же время старался внимательно слушать дядю.
        - Ты многого не понимаешь пока,  - сказал дядя.  - Тебя многое смущает. Не думай о том, что тебя смущает, просто живи, как этого требуют интересы моего королевства.
        Просто у него получалось! Бертран едва не возразил дяде, но вовремя сдержался, понимая, что возражения такого рода дяде не понравятся.
        - Слушайся герцога,  - снова сказал дядя.  - Пожалуй, это единственный человек, которому я пока еще доверяю. Остальные спят и видят, что узурпировали власть. А герцог де Роган - милейший человек, он думает государственными категориями.

«И режет молоденьких девушек!» - едва не добавил с ехидством Бертран, но снова сдержался. Судя по всему, герцог здесь был в фаворе, и с любыми высказываниями в его адрес надо было быть осторожным. Незачем плодить врагов вокруг себя, особенно если ты пока ничего не понимаешь в окружающей действительности. Иметь врагов может позволить себе только очень уверенный человек, слабому иметь врагов противопоказано, ясно ведь, что в борьбе с ними он обязательно потерпит поражение.
        - Не бегай по бабам, пока не разберешься, что и к чему,  - продолжал свои поучения король.  - Может случиться так, что тебя вызовут на дуэль. Стреляться у нас, правда, запрещено моим эдиктом, но можешь поверить мне на слово, здесь есть много людей, которые в совершенстве владеют шпагой и с удовольствием проткнут тебя из единственного желания доставить мне неприятность. Даже если тебе будут вешаться на шею, будь осторожен, женщины часто идут на поводу у мужчин, а среди обитателей замка у тебя будет достаточно врагов, ведь все знают, зачем я тебя отыскал, Бертран.
        Молчаливые лакеи в ливреях сменили тарелки, подав новые блюда.
        Мясо было восхитительным, оно буквально таяло во рту.
        - Нравится?  - спросил дядя, заметив сладостную гримаску Бертрана.  - Между прочим, это мясо местных обезьян, мой повар умеет готовить из них нечто восхитительное!
        После этих слов аппетит Бертрана заметно уменьшился. Лакомиться мясом обезьян, по мнению Бертрана, было все равно, что заниматься людоедством. Слишком похожи они были на людей. Он постарался незаметно отодвинуть тарелку с панированными ломтями мяса подальше от себя. С некоторой подозрительностью он налил в свой стакан вино из кувшина. Слава богу, вино оказалось настоящим; более того,  - оно прекрасно утоляло жажду, а потому некоторым образом помогло Бертрану справиться с неожиданным приступом естественной тошноты.
        - Тебе предстоит во многом разобраться, Бертран,  - сказал дядя.  - Но предупреждаю, не лезь с расспросами к незнакомым людям, они могут спровоцировать тебя на необдуманные действия и высказывания. Будет правильным, если ты ограничишься в своих расспросах мною или герцогом де Роганом. Уж мы-то, поверь, сынок, мы не желаем тебе зла. Ты хочешь что-то спросить?
        - Зачем я вам?  - вырвалось у Бертрана.
        Вопрос выглядел столь прямым, что он тут же смутился.
        - Я просто хотел сказать,  - косноязычно пробормотал он.  - Неужели у вас мало достойных людей в окружении? Стоило ли везти из Европы меня?  - Он подумал немного и неловко добавил: - Ваше величество…
        Дядя резко поставил бокал на стол.
        - Нет никакой Европы!  - рявкнул он.  - Ты жил в испанской провинции, мы с большим трудом нашли тебя. Если бы не мой верный герцог, Бертран, мы бы могли вообще не увидеться с тобой.
        Словно смутившись своей резкости, он неожиданно сменил тон.
        - Ладно,  - уже миролюбиво произнес король.  - Мой мальчик, ты ничего не понимаешь в престолонаследии. А власть должна быть наследственной, нельзя же, чтобы на трон взошел временщик или, что еще хуже, узурпатор. Потом, когда ты ознакомишься с королевством, привыкнешь к его обычаям… Но не будем торопить время, мой милый Бертран. Чего еще?
        У Бертрана было много вопросов. Он хотел знать, откуда на земле Аргентины возникло это странное королевство, окруженное непроходимыми джунглями и высокими горами, как получилось, что дядя стал королем этого загадочного государства, за счет каких средств оно живет и развивается и что за люди составляют его население, чьими подданными эти люди являются,  - да мало ли могло возникнуть вопросов у молодого человека, волею случая оказавшегося в фантасмагорическом мире? Однако, поразмыслив немного, Бертран не решился задавать вопросы тому, кто, несомненно, страдал душевным расстройством, а потому любой - даже самый безобидный - вопрос мог расценить, как посягательство на свое королевское достоинство. Бертран уже понимал, что быстро ему из этого замка выбраться не удастся. А если его пребывание в замке грозило затянуться на неопределенный срок, следовало, прежде всего, оглядеться немного, понять, кто из обитателей замка является врагом, а кто может стать другом, и при этом узнать детали устройства странного государства, особенности взаимоотношений населяющих его людей, а главное, как в этом мире остаться
живым и выбраться к нормальным людям.
        Король встал, вытирая жирные губы белоснежной салфеткой, в углу которой золотом были вытканы скрещенные лилии с короной над ними. Раздраженно бросив салфетку в тарелку с остатками еды, его величество Луи XVI кивнул племяннику.
        - Аудиенция закончена, принц. Можешь знакомиться с достопримечательностями дворца, герцог де Роган покажет тебе столицу и введет в свет. А меня, к сожалению, ждут неотложные государственные дела. Вечером, если не случится чего-то непредвиденного, ты расскажешь мне, чем живет современная испанская провинция и о жизни родственников. Будь внимателен, мой мальчик, и помни, твой король надеется на тебя!
        ДВОРЕЦ И ЕГО ОБИТАТЕЛИ,

19 июня 1953 года
        Герцог де Роган вполне мог бы работать экскурсоводом - он обладал достаточной эрудицией и необходимым красноречием, к тому же оставался внимательным к своему спутнику. Все, на что обращал внимание Бертран, немедленно комментировалось, а при необходимости рассказы обретали некую доверительность, самой интонацией голоса герцог подчеркивал, что мы, мол, люди сановные, мы, принц, достаточно близки, чтобы знать цену остальным.
        Впрочем, сановников двора он представлял Бертрану с определенной долей уважительности. В голове замороченного Гюльзенхирна все спуталось - герцоги, маркизы, графы и бароны, епископы и кардинал с трудно произносимыми именами, напоминающими названия дорогих французских вин, закружились в голове в сумасшедшем хороводе. Как это зачастую бывает, уже через десяток минут Бертран не мог назвать по имени тех, кого ему так старательно представлял герцог, а должности этих людей при дворе мог назвать лишь выборочно - тех, кого сохранила его бедная память.
        В стайке ярко одетых дам, сгрудившихся у одной из колонн зала, взгляд Бертрана выделил довольно яркую женщину лет тридцати семи. Волосы ее, несомненно, были затейливым париком, однако вытянутое матовое лицо с большими выразительными глазами и чувственными губами под изящным, хотя и несколько крупноватым носом с небольшой горбинкой привлекало к себе внимание. Тем более что и сама дама разглядывала Бертрана с томным нескрываемым любопытством, а поймав взгляд невольного узника дворца, недвусмысленно облизала губы, над которыми чернела очаровательная мушка.
        Женщина была значительно старше его. Тем не менее ее броскость притягивала взгляд Бертрана. В жизни Гюльзенхирна было не слишком много женщин. Жизнь и воспитание в сиротском доме не способствовали любовным интрижкам, а позже, когда Бертран уже работал кельнером в гамбургском ресторане, получаемых денег было недостаточно, чтобы заводить светские знакомства и дарить предмету своей страсти букеты цветов. Связываться с падшими женщинами Бертран не хотел, все его молодое существо, получившее аскетичное воспитание фрау Деттельринг, протестовало против встреч со жрицами любви, ибо в сиротском доме ему преподавали любовь как нечто возвышенное. Бертран, конечно, знал, что детей отнюдь не находят в капусте и аисты их тоже не приносят. Но не в публичном же доме ему было заниматься любовными таинствами!
        Нет, он имел уже определенный опыт в этой сфере жизни, многому его научила знакомая девушка, с которой они снимали одно время квартиру на Бисмаркштрассе. Но и, просыпаясь рядом с ней, Бертран Гюльзенхирн не единожды чувствовал смятение чувств. При жизни в сиротском доме ему и в голову не приходило, что сексом можно заниматься просто для удовольствия, причем Бригитта порой выделывала такие штуки, что Бертрану хотелось вскочить с постели и убежать в ночь, где его никто бы не увидел. Поведение подружки его смущало. Может быть, именно поэтому Бригитта вскоре оставила его как бесперспективного в ее понимании мужчину.
        Незнакомка, которая сейчас с загадочной улыбкой смотрела на него, волновала Бертрана, хотя он пытался не признаваться самому себе в причинах этого волнения. Деревянной походкой он прошел вслед за герцогом мимо щебечущей стайки дворцовых красоток, досадуя, что не может держаться свободно, а еще более из-за того, что не решается спросить герцога имя этой необычной женщины.
        Герцог между тем продолжал рассуждения, начатые дядей.
        - Итак, милый Бертран, нас окружают враждебные земли. Собственно, если смотреть на карты, есть только маленькая, но гордая Паризия, которая со всех сторон окружена враждебной Испанией. Но мы все верим, что однажды придет время и рамки Паризии раздвинутся до всего остального мира, который покорно склонится перед величием нашего милосердного короля. Мы все работаем на будущее, любезный Бертран.
        - Вы хотите сказать, что мысль о реванше…  - нерешительно начал Бертран Гюльзенхирн, но герцог де Роган прервал его нетерпеливым жестом.
        - Больше ни слова,  - сказал он.  - В противном случае вы совершите государственное преступление и ваше счастье, что на этот раз единственным его свидетелем буду я, ваш верный друг. Ведь мы друзья, Бертран? Как друг я хочу заметить, что в тысячелетних летописях Паризии нет ни слова о каком-либо поражении. Нет, мой милый Бертран, речь идет не о реванше, ибо мы никогда не терпели поражения. Речь идет о владычестве над миром, ведь мы, жители Паризии, народ властолюбивый и имеем на то определенные неоспоримые права, ведь мы пережили не одну цивилизацию и не одну империю, а потому вправе считать себя избранными.
        Бертран недоуменно посмотрел на собеседника, полагая, что тот шутит. Но морщинистое лицо герцога де Рогана было серьезным.
        - Значит, всякое упоминание о Германии…  - начал он вновь, и вновь герцог прервал его жестом, тревожно оглядываясь по сторонам.
        - Ради всего святого, Бертран,  - сказал герцог,  - думайте, а потом говорите! Я же сказал - нет в мире ничего кроме Паризии и Испании. Вас привезли из дальних колоний. И тем более,  - герцог понизил голос и почти шептал,  - не упоминайте о рейхе и об Адольфе, это запрещено. Все, что связано с Германией, которую вы помните, запрещено. Вы не поверите, но у нас здесь были случаи, когда дворянина приговаривали к смертной казни только за то, что он назвал происходящее во дворцах борделем, но не просто борделем, а борделем немецким. Был тут один смельчак, все кичился, что имел два Железных креста, причем последний - с дубовыми листьями. Теперь он имеет один крест, как это не удивительно,  - дубовый. А если учесть, что вокруг креста висят железные венки… Но не будем о печальном, мой милый Бертран!
        Бертран Гюльзенхирн вздохнул.
        - Боюсь, мне будет нелегко освоиться,  - осторожно заметил он.  - Было бы значительно проще, если бы кто-то знающий рассказал мне историю образования Паризии. Думаю, мне было бы легче сориентироваться.
        Герцог косо глянул на него и фыркнул.
        - Я сказал что-то смешное?  - обидчиво вздернул подбородок юноша.
        - Нет,  - торопливо поправился герцог де Роган.  - Просто надо учитывать, что наша история написана с учетом тысячелетий. Думаете, там найдется место действительному происхождению Паризии?
        - В таком случае,  - вздохнул юноша,  - я был бы благодарен человеку, который осветил мне историю сразу с обеих сторон.
        Герцог задумчиво смотрел в сторону, потом повернулся к юноше и выразительно вздохнул:
        - Принц,  - сказал он,  - вы пользуетесь моей добротой. В конце концов, я не могу отказать человеку, который прекрасно знает мои слабости, в том, чтобы он узнал и слабости других. Но это долгая история. Вы не возражаете, если я приглашу вас к себе?
        Вопрос был излишним. Бертрану очень хотелось утолить свое любопытство и сориентироваться в мире, поэтому он только кивнул и, стараясь соответствовать герцогу в манерах, неуклюже добавил:
        - Почту за честь!
        Дворец герцога де Рогана находился рядом с рынком, однако благодаря широким аллеям, прекрасному парку и каменным стенам, окружающим строения, шум сюда не доносился.
        Слуги у герцога были под стать хозяину - хмуро и без улыбок они сноровисто накрыли на стол и удалились, повинуясь еле заметному жесту хозяина.
        - Вообще-то в хороших домах принято, чтобы кто-то следил за переменами и своевременно подливал вино,  - сказал герцог.  - Но вы хотели услышать историю Паризии, поэтому слуги нам не нужны, а с обязанностями виночерпия, любезный Бертран, я постараюсь справиться сам.
        Надо сказать, это де Рогану вполне удалось.
        Утолив жажду, герцог вальяжно развалился на стуле.
        - По вашим глазам, милый Бертран, я вижу, что вы изнемогаете от любопытства. Не надо вопросов, я постараюсь рассказать все, что только возможно, сам. Итак, Паризия… Не будем касаться фантазии определенных лиц, но Паризия ведет свое начало с великого короля Карла и вот уже несколько десятков поколений является абсолютной монархией. Некогда Паризия враждовала с Испанией. К сожалению, Испания развивалась несколько быстрее королевства, в противном случае мы бы сейчас не жили во враждебном нам окружении, а рыцарству не пришлось бы неусыпно охранять рубежи государства, не допуская сюда врага и различного рода авантюристов, которые могли бы неблагоприятно повлиять на умонастроения населения.
        Стоит ли говорить, что население Паризии состоит из рыцарства, беспредельно преданного королю, равнодушного мещанства и ремесленничества и рабов из числа негров, в свое время доставленных из тех же колоний? Гражданские права в полном объеме имеет лишь рыцарство, для остальных граждан права предоставлены в усеченном объеме, а права рабов мы вообще не будем рассматривать всерьез. Это нонсенс. Право носить оружие дано лишь рыцарству. Каждый из рыцарей имеет свой личный номер, который наносится тушью и иглами на внутренней стороне бицепса правой руки. Так решил король, а решения короля обсуждению, а тем более осуждению не подлежат.
        В Паризии действуют Уголовное уложение и Гражданский кодификат, которые составлены лично королем. За применением существующего законодательства следит Королевский Суд, естественно, что Верховным Судьей, чьи решения обязательны к неукоснительному исполнению, является сам король.
        В случае отсутствия короля или неспособности исполнять им своих обязанностей вследствие болезни решения принимаются коллегиально Советом пэров. Их двенадцать человек, и все они представляют наиболее знатные фамилии Паризии.
        - Но позвольте,  - сказал Бертран.  - Ведь пэры…
        Герцог де Роган остановил его небрежным взмахом руки.
        - Не продолжайте,  - сказал он.  - Вижу, что при учебе в школе вы уделяли внимание истории. Тем не менее будет лучше, если вы промолчите. Главное помнить, что любое сомнение есть преступление против короны, а если оно высказано вслух, это сразу же переводит сомневающегося в разряд неисправимых грешников, что означает его автоматическую передачу на Церковный суд. И не думайте, что этот суд мягче светского. Светский суд может осудить лишь на казнь, а жизнь, дарованная Церковным судом, совсем не означает безмятежного существования.
        Но я, похоже, немного забежал вперед. Любезный Бертран, при дворе существует официальный язык, которым лишь и надлежит изъясняться истинному дворянину. Постарайтесь как можно скорее усвоить тонкости этого дворового языка. Поначалу вам будут прощаться некоторые огрехи в воспитании и ошибки, допущенные по незнанию, но поверьте, довольно скоро вас станут за спиной относить к быдлу, если вы не освоите тонкости дворцового языка и этикета. А вы ведь не просто принц, вы - инфант, которому, возможно, в отдаленном будущем придется взять бразды правления в свои руки. Вы ведь не хотите, чтобы пэры королевства признали вас ограниченно дееспособным и назначили регента?
        Бертран промолчал.
        Бедная голова! Все смешалось, и становилось практически невозможно отделить правду от вымысла, правда и вымысел равноценны, если они поставлены на государственную основу, если бы это было не так, никто не стал бы десятки раз переписывать историю, разбавляя ее сухие и невыгодные власть имущим факты греющим душу вымыслом. Тот факт, что каждый правитель пишет историю под себя, говорит лишь о том, что исторические события прошлого изменяются пожеланиями правителя, и история всегда имеет такой вид, в каком она изложена учебниками и научными трудами наступившей эпохи.
        Судьба занесла Бертрана Гюльзенхирна в этот странный мир. Самым разумным было обжиться в нем, не высказывая своих мнений и внимательно присматриваясь к тому, что творится. И - что было не менее важным - новоявленному принцу следовало внимательно присмотреться к королевскому окружению, чтобы понять, кто ему друг, а кто враг. Герцога де Рогана, несмотря на его любезные пояснения и внешнюю приветливость, к своим друзьям Бертран причислить никак не мог. Он прекрасно знал, что скрывает невзрачная внешность маленького герцога.
        МАЛЕНЬКИЕ ПОДРОБНОСТИ ИЗ ЖИЗНИ ПРИНЦЕВ,

26 июня 1953 года
        Прошла неделя со дня появления Бертрана Гюльзенхирна в странном замке не менее странного государства, именуемого Паризией. Время недостаточное, чтобы понять, чем живут жители королевства и что является основой их бытия, но для того, чтобы познакомиться с людьми, населяющими дворцы города-государства, узнать некоторые обычаи и законы, которыми королевство управлялось, его оказалось не так уж и мало.
        Жилье, отведенное ему, можно смело было называть палатами - за неделю Бертран изучил лишь малую часть своего жилища и потому не слишком представлял, откуда по утрам появляются камердинеры, парикмахеры и прочая дворцовая шушера, ежедневно готовившая его к выходу в свет.
        Слава Богу, что умываться они ему еще разрешали. И то один из лакеев стоял за спиной с полотенцем наготове. А вот зубы приходилось чистить пальцем, окуная его в меловой порошок в серебряной мыльнице. Неудобно, но следовало с этим мириться. Мелкие, но приятные предметы цивилизации в Паризии права на существование не имели.
        Первое время Бертран скучал об отсутствии радиоприемника или хотя бы радиолы. Он с тоской вспоминал свою коллекцию пластинок. Во дворце музыка была отдана на откуп дворцовому композитору, который по совместительству являлся и дирижером струнно-духового оркестра, исполнявшего непривычные Бертрану мелодии. Исполнение было не слишком умелым, и с этим приходилось мириться. Придворный музыкант был в должности не слишком давно. Прежний музыкальный руководитель допустил вопиющую бестактность, однажды исполнив при появлении короля мелодию Хорста Весселя. Несомненно, музыкант хотел как лучше, оказалось, что совершил государственное преступление. Память не следовало будить. После прегрешения прежний дворцовый композитор исчез, даже вспоминать о его существовании стало опасным. О печальной судьбе его можно было только догадываться.
        Облачившись в обтягивающие штаны и камзол с широкими пышными плечами, надев высокие сапоги с раструбами и шляпу с павлиньим пером, Бертран первое время чувствовал себя шутом. Но так было одето подавляющее большинство придворных высокого ранга, а потому чувство неловкости быстро прошло.
        Шутов при дворе тоже хватало. Как успел заметить Бертран, большинство из них были все теми же метисами, переименованными жителями Паризии в негров. Впрочем, несколько раз Бертран замечал под разноцветными колпаками с бубенчиками вполне европейские физиономии, которые в противоположность должности их обладателей выглядели крайне угрюмо. Бертран особо не задумывался, полагая, что в шуты этих людей загнали их собственные прегрешения перед королем Луи, как он теперь именовал дядю.
        Завтракал Бертран в одиночестве. Завтрак состоял обычно из чашки ароматного кофе, который невозможно было даже попробовать в Европе, из маленьких бутербродов с сыром и тонко нарезанным мясом. На десерт подавали незнакомые Бертрану фрукты. Можно было еще потребовать вина, оно в замке было превосходным, но Бертран считал неудобным начинать день с выпивки, поэтому вино заказывал крайне редко. Да и молод он был, чтобы пьянствовать по утрам.
        В положении принца-инфанта были свои прелести - уже с утра камердинер приносил золоченый поднос, на котором лежали различные приглашения придворных и влиятельных в городе людей. За неделю Бертран побывал на обедах у графа Шато де Провансаль, барона Курвуазье, на вечернем балу у маркиза де Перно, на званых ужинах у Вольных каменщиков Паризии, у представителей Божьего Подмастерья и еще нескольких менее именитых вечеринках. Надо сказать, придворный цвет Паризии прожигал жизнь - мероприятия, включая званые обеды, напоминали пир во время чумы: они отличались простотой нравов, бесцеремонностью, неудержимым пьянством и обжорством. Первое время Бертран приходил в крайнее смущение при виде какой-нибудь парочки, совокупляющейся стоя в нише за нарочно погашенным канделябром. Постепенно он привык и к этому, ибо, как объяснил всеведущий герцог де Роган, дворцовые нравы являлись неотъемлемой частью жизни королевства и поощрялись самим королем.
        Жизнь во дворце напоминала страницы рыцарского романа, написанного сумасшедшим. Внешне все обстояло так, словно действие происходило на страницах старинного романа из королевской жизни. Правда, перемешано все было невероятно. Бертран и сам плохо знал историю, но Паризия напоминала собой королевство, созданное, скажем, на сцене театра - все казалось Бертрану Гюльзенхирну наивной бутафорией. Декорации были дурацкими. Одежды, в которые его облачили и в которых расхаживали обитатели дядиного королевства, казались нелепыми. Пэры королевства были явно почерпнуты не из того романа.
        Иногда Бертран отправлялся на прогулки по городу. Все тот же герцог де Роган после очередной одиночной отлучки долго объяснял Бертрану, что положение инфанта ко многому обязывает и гулять по городу в одиночестве принцу Бертрану также неприлично, как появляться, скажем, голым в присутственном зале. К тому же оказалось, что такие прогулки могут оказаться опасными. Прямо герцог не изъяснялся, но по туманным намекам его можно было сообразить, что любовь народа Паризии к своему королю не такая уж и всеобщая. Более того, у короля имелись тайные враги, которые не преминули бы воспользоваться столь благоприятным стечением обстоятельств, чтобы доставить королю Луи определенные неприятности или даже, что вполне вероятно,  - горе. После этих бесед Бертрана в его прогулках постоянно сопровождали двое рыцарей с бандитскими физиономиями. Оба были плечисты и широки, телосложением рыцари напоминали несгораемые сейфы немецкого производства, а тупые и ничего не выражающие лица этих рыцарей словно сошли со страниц американского комикса о приключениях капитана Америки, которые Бертран любил разглядывать в бытность
свою в англо-американской зоне оккупации. Рыцари сопровождали Бертрана повсюду, когда ему случалось заходить в именитые дома, рыцари ждали его при входе, не изъявляя неудовольствия и сохраняя невозмутимость. Одного из рыцарей звали Шарль де Конкур, а другого Жан де Конкур, но, насколько понимал Бертран, при сходстве фамилий братьями они не были. Оба были в камзолах и плащах, оба, как показали события, прекрасно владели шпагами, но при этом отдавали явное предпочтение «парабеллумам», которые носили за широкими красными поясами, которыми рыцари перепоясывались по примеру турецких янычар.
        Более всего Бертран любил посещать королевский базар - шумный и многоголосый, он немного напоминал молодому Гюльзенхирну оставленный им Ганновер. На королевском базаре можно было купить все, что угодно, а казначей по распоряжению дяди-короля ежедневно выдавал Бертрану несколько луидоров, на которых Таудлиц был изображен в профиль и окружен лавровым венком, символизирующем его королевское величие. Стоит ли удивляться, что постепенно в комнате инфанта скопилось множество совершенно ненужных ему вещей, приобретенных Бертраном за их исключительную дешевизну и оригинальность.
        Королевский дворец состоял из множества коридоров и залов, которые этими коридорами соединялись. Коридоры были темными - король Луи не признавал электрического света. Залы освещались канделябрами с установленными на них толстыми витыми свечами, в коридорах чаще всего горели чадящие факелы, которые добросовестно меняли метисы. Через некоторое время Бертран уже привык называть их неграми, даже удивительным казалось, что еще совсем недавно его это коробило.
        Женщин при дворе оказалось не так уж и много, и все они отличались довольно простыми нравами. Многие уже делали Бертрану откровенные и нахальные предложения, от которых у инфанта горели уши и шея. Тем не менее Бертран держался довольно стойко и на предложения не поддавался.
        - Напрасно,  - заметил однажды герцог де Роган.  - Представитель королевской семьи имеет право на маленькие слабости. Милейший Бертран, посмотри, как на тебя смотрит герцогиня де Клико, будь у нее возможность, она заглотила бы тебя не разжевывая.
        Речь шла о той самой женщине, которая привлекла внимание Бертрана в первый день его появления во дворце. Теперь он знал ее имя. Бертран не признавался себе в том, что его влекло к этой женщине, уже начинающей увядать, но все еще сохраняющей формы. Было в ней что-то такое, что доставляло Бертрану беспокойство и волнение, инстинктивно он старался не оказываться с ней наедине, более того, он боялся женщины, чувствуя себя мышью, с которой лениво играет ухищренная в охоте кошка. Женщина чувствовала его страх, она насмешливо улыбалась при встрече с Бертраном, а когда выпадала такая возможность, старалась коснугься его крутым и еще упругим бедром. Бертран шарахался в сторону, и его испуг вызывал снисходительную улыбку женщины. Рыцари Конкуры смотрели на эти игры с непроницаемыми лицами, но Бертран чувствовал, что в душе они посмеиваются над ним.
        Жизнь во дворце удручала молодого Гюльзенхирна своим пустым бездельем. Дни проходили в праздности и, чтобы как-то занять себя, Бертран занялся фехтованием. Уроки ему давал маркиз де Кошенье, слывущий при дворе изрядным бретером и дуэлянтом. Маркиз уже отпраздновал свое тридцатипятилетие, и по обрывкам его речей Бертран догадывался, что в прежней своей жизни де Кошенье был наводчиком в танковом экипаже одного из батальонов дивизии СС «Мертвая голова». Фехтовал он превосходно, что являлось следствием его прежнего участия в буршеских пирушках и скандалах. По словам герцога де Рогана, шрамы на щеках печально кончившего Эрнста Кальтенбруннера в свое время оставил именно де Кошенье, который, разумеется, в то далекое время носил совсем иное имя, которое сейчас не стоило и вспоминать прежде всего из-за того, что оно значилось в списках военных преступников, составленных русскими и американскими союзниками.
        С одной стороны, Бертран понимал окружавших его людей. Многие из них разыскивались карательными органами победителей в прошедшей войне, и им не хотелось повторить судьбу тех, кто предстал перед Международным трибуналом, этим судилищем, незаконно образованным победителями. С другой стороны, не видно было, что люди играют новую роль, нет, отнюдь, они жили нуждами королевства, и в самом деле превратившись в дворян Паризии, никогда и ни при каких обстоятельствах не углубляясь в свое прошлое.
        Бертран не раз замечал, что к ставшему его наперсником герцогу де Рогану дворцовый люд относился с настороженностью и даже некоторой боязливостью. При дворе де Роган носил прозвище Черный герцог, но дело было даже не в траурно-мрачном одеянии, излюбленном герцогом. За ним тянулся шлейф жутких слухов и страшных историй, которые, несомненно, имели какую-то реальную подоплеку. Рассказывали, что время от времени у негров, обслуживающих знать, пропадали дети и эти исчезновения были прямым следствием тайной деятельности герцога, который в подземельях дворца занимался не понятными никому экспериментами. Король не раз просил герцога отказаться от своей научной работы и начать новую жизнь, заманивая де Рогана алым кардинальским одеянием. Но попытки эти оказались тщетными, несмотря на то, что герцог был не прочь занять пост кардинала, хотя даже дьявол в сравнении с ним казался более достоин звания его святейшества.
        Королевская жизнь показалась Бертрану излишне пресной - пожалуй, вся роскошь жизни во дворце сводилась к жратве и выпивке, в приготовлении этого обитатели дворца проявляли невероятную фантазию, достойную старинных кулинарных книг. Поражала и простота нравов, царивших во дворце,  - иной раз Бертрану казалось, что дворец более напоминает гигантский бордель, с такой легкостью и бездумно здесь совокуплялись в самых неожиданных и, казалось бы, совершенно неприспособленных для того местах. Поначалу, сталкиваясь с совокупляющимися парочками в темных коридорах дворца, Бертран краснел и терял дар речи, а потому торопился покинуть нескромных любовников, покачивая головой. Однако вскоре он научился не замечать этого, просто с достоинством проходил мимо.
        За пределы крепостных стен его не выпускали.
        - Делать тебе там нечего,  - хмурился дядя.  - Обезьян давно не видел? Негры за тобой не гонялись? Запомни, Бертран, там небезопасно, там, если тебя поймают, быстро шкуру снимут и на барабан натянут.
        Бертран верил.
        Дикая сельва была вокруг, и населяли сельву не менее дикие племена - даром ли за последнюю неделю на городском кладбище появились сразу три свежие рыцарские могилы, и по рыцарям еще не перестали читать молитвы по утрам.
        Не нравилось Бертрану в замке. Да не только в замке, плохо ему было в этом подозрительном королевстве, которое словно бы оказалось затерянным во времени и пространстве.
        Честно говоря, выть ему порой хотелось с тоски и бессилия.
        И еще одна мысль не давала ему покоя - откуда дядя взял деньги, чтобы устроить в глубине сельвы такое великолепие. Нет, кое-какие послевоенные слухи о концлагерях и золотых слитках из зубов и обручальных колец умерших там людей до Бертрана Гюльзенхирна доходили, но он полагал их всего лишь сплетнями, которые победители распускают про побежденных. Разум добропорядочного немца отказывался верить в ужасы военного времени. Газовые камеры Освенцима и Бухенвальда казались Бертрану такой же сказкой, как сказка о великане-людоеде, рассказанная братьями Гримм. Такого не могло быть, этого бы никогда не допустил Бог.
        Но все-таки - откуда Зигфрид Таудлиц взял деньги, чтобы создать свое королевство в послевоенной Аргентине?
        Часть вторая
        ПРОКЛЯТОЕ КОРОЛЕВСТВО
        БЕРЛИН,

6 мая 1945 года
        Зигфрид фон Таудлиц тоскливо смотрел на развалины домов на Унтер-ден-Линден. Лишенные листвы деревья выглядели памятниками войне. Надо было смотреть правде в глаза. Война закончилась, и немцы в ней проиграли. Про-иг-ра-ли. Конечно, глупо было уповать на чудо-оружие, еще ни одно оружие не помогало выиграть войну нации, у которой сломлен моральный дух. По случаю капитуляции Германии Таудлиц впервые за последние полгода был в гражданской одежде. Форма группенфюрера СС, ордена и отличия остались в прошлом, которое отныне не стоило вспоминать. Победители разыскивали военных преступников, в число которых, скорее всего, входил группенфюрер.
        - Днем идти небезопасно,  - сказал Йоганн Виланд.  - На улицах полно русских. Я не сомневаюсь, что среди них немало розыскников, а уж в списки военных преступников мы наверняка занесены. Ночь, и только ночь. Мне кажется, ночью гораздо легче миновать патрули и, если понадобится, оторваться от погони.
        - Здесь не рейхстаг,  - хмуро огрызнулся Таудлиц, с неудовольствием поглядывая в сторону Ганса Мерера, который прямо в ботинках лежал на случайной постели.
        Хозяева квартиры еще отсиживались в подвалах, если только не поспешили в берлинское метро, которое фюрер приказал затопить водами Шпрее. Долгое отсутствие их позволяло думать, что беглецам, не желающих сдаваться кому-либо, а тем более русским, повезло, и темные воды Шпрее действительно навсегда успокоили жившее в квартире семейство. Ганс Мерер возлежал на роскошных пуховых подушках, если бы не чисто немецкие рюшечки на наволочках, легко было представить эти огромные подушки в какой-нибудь украинской хате. На Украине Таудлиц пробыл более года, поэтому неплохо представлял себе тамошний быт.
        - Мой Боже,  - пробормотал Таудлиц и слегка повысил голос: - Ганс, ну что ты валяешься на постели, словно свинья? Ты же немец! Снял хотя бы ботинки!
        - Ну да,  - независимо сказал Мерер.  - А потом ворвутся русские оперативники или косоглазые азиаты с автоматами в руках, и мне придется удирать от них в одних носках. Не слишком хорошая мысль, господин группенфюрер!
        - Без званий,  - предостерег Таудлиц.  - Не думаю, что кому-нибудь стоит знать наши прошлые звания. Германия ушла на дно, с ней вместе утонуло и наше прошлое. Сейчас мы все обычные немцы, не отягченные службой в СС или СД.
        - Хотелось бы, чтобы русские в это тоже поверили,  - с сомнением пробормотал Виланд.
        - Время работает на нас,  - Таудлиц вновь принялся нервно ходить по комнате.  - Как только сопротивление будет подавлено, эта азиатская орда примется грабить дома и магазины, и ей станет не до нас. Каждый из этих варваров пожелает опередить своего камрада в грабежах, и мы легко сможем ускользнуть от них. А мы с вами доберемся до Гамбурга, там, в доках отлеживается подводная лодка, которая доставит нас далеко-далеко от всего этого безумия. Мы начнем новую жизнь. Я обещаю, что она будет достойна вас, мои верные друзья.
        - Для достойной жизни нужны достойные деньги.  - Мерер выразительно пошевелил пальцами.  - Боюсь, что немецкая марка в ближайшее время хороших котировок иметь не будет. Лучше бы фунты стерлингов. На худой конец сошли бы и доллары.
        - Именно это я и имел в виду,  - сказал Таудлиц, еле заметно усмехаясь.  - Я случайно набрел на Эльдорадо.
        Йоганн Виланд засмеялся.
        - Кажется, я знаю, в каком концлагере это Эльдорадо находилось! Ладно, что мы будем делать потом? Готовиться к реваншу? Но ты не Ласкер и не Капабланка, это для них выигранная партия порой означала победу. Проигравшую войну нацию долго придется поднимать с колен.
        - Мы не будем заниматься этим безнадежным делом,  - хмуро сказал Таудлиц.  - Мои задумки несколько грандиознее.
        - Господи,  - вздохнул на кровати Мерер,  - вразуми этого человека, в нем живет безумие!
        - Заткнись, белокурая бестия,  - сказал Зигфрид Таудлиц.  - В сельве хватит места, где нас никогда не найдут.
        - И комендантом ты назначишь себя?
        - А у тебя есть деньги для исполнения подобной мысли?  - прищурился кандидат на престол.  - Нет? Тогда заткнись и не мешай тому, кто эти деньги имеет.
        И вновь тоскливо и безразмерно потянулось время. Где-то неподалеку время от времени вспыхивали перестрелки, заводили скрипучие песни «катюши». Потом все стихало, и оставалось только гадать, что сейчас происходит на улице. Но это только покойный доктор Геббельс до последней минуты мог надеяться на чудо и верить в победу, фронтовикам давно уже было все ясно. Еще с того дня, как первый вражеский солдат переступил государственную границу Германии. Герои умирали за рейх, умные люди готовили себя к будущему.
        Впервые Зигфрид Таудлиц задумался о будущем во время визита в концлагерь Заксенхаузен, где в блоке «С» увидел уложенные у стены пачки американских денег, изготовленных умельцами, обратившимися в печах крематория в желтый едкий дым, который уже ни с кем не сможет поделиться своими знаниями. Денег было много. Их было так много, что они не воспринимались какими-то ценностями, а казались грудами зеленоватой бумаги. И тем не менее на них можно было купить весь мир. Ну, даже если не весь мир, то на худой конец можно было купить фазенду где-то в глубине южноамериканской сельвы и, удалившись от цивилизации, отсидеться там, пока не наступят более спокойные времена. Деньги были исполнены великолепно, по указанию Гиммлера образцы купюр отправлялись в казначейство США для проведения необходимых экспертиз, и американские плутократы признали подделки подлинными купюрами. Это открывало простор для валютных операций, но воспользоваться этим Германия уже не успела. Несколько миллионов долларов удалось переправить в швейцарские банки, остальные - а их было не менее двух железнодорожных вагонов - приказали
уничтожить фон Таудлицу. Глупцы! Фон Таудлиц не стал их жечь, это было бы неисправимой виной перед всеми теми, кто задумал грандиозную аферу и кто во имя нее погиб на фронтах войны. Если у других не хватило широты мысли, чтобы оценить перспективы обладания таким грандиозным богатством, то фон Таудлиц быстро сообразил, что в результате правильно проведенной операции он может не просто исчезнуть из Европы, сохранив душу и шкуру в целостности, но и выйти из бесславного конца войны богатым человеком. Фантазии ему было не занимать. В результате его деятельности доллары и фунты стерлингов обрели хозяина. Команда, участвовавшая в уничтожении, была уверена, что шесть тонн бумаги и были подлежащими уничтожению купюрами, а подводная лодка, возглавляемая капитаном второго ранга Редлем, ждала тайного миллиардера на секретной базе в порту Гамбурга, готовая отправиться в любое путешествие, которое наметит ее новый хозяин, уже не принадлежащий ни фюреру, ни Германии.
        К вечеру, когда канонада и выстрелы затихли, фон Таудлиц приказал выступать.
        Три едва заметные тени скользнули в развалинах берлинских домов.
        Начиналась новая история, в которой миллиардам фон Таудлица предстояло сыграть свою роль.
        ЮЖНАЯ АМЕРИКА,
        июль 1945 года
        - Не понимаю я этих сумасшедших трат,  - раздраженно сказал Мерер.  - Йоганн, он просто швыряется деньгами, а мы вынуждены охранять эти сундуки!
        Виланд вздохнул и отбросил в сторону американский иллюстрированный журнал.
        - Только не предлагай мне вскрыть один из сундуков и смыться,  - сказал он.  - Фон Таудлиц умный человек, он ничего не будет делать зря.
        - Ничего не будет делать зря?  - взвился Мерер.  - На кой черт он выкупает проституток из публичных домов? И ведь выбирает самых дорогих!
        - Не самых дорогих,  - поправил Виланд,  - а самых красивых. Что поделать - красота дорого стоит!
        - А покупка строительных материалов?  - не унимался Мерер.  - По самым грубым подсчетам, он тратит на это двадцать пятый миллион!
        - А ты хотел жить в индийских хижинах?  - удивился Виланд.  - Успокойся, Ганс, сундуки еще не скоро опустеют. А затея Зигфрида мне нравится. Если приходится отсиживаться, то почему бы не сделать это в роскошных условиях? В Европе мы для всех военные преступники, а здесь нас не знает никто. Надо отсидеться, хотя бы до того времени, когда стихнет шумиха, и американцы передерутся с Советами.
        - Не нравится мне все это,  - вздохнул Мерер.
        - Тебе бояться нечего,  - угрюмо сказал Виланд.  - Ну кем ты был? Простым шофером группенфюрера. Кто знает, что ты к тому же был его личным палачом? Никто. Другое дело фон Таудлиц, его слишком хорошо знают, его имя во всех списках. Да и я…  - он печально вздохнул.  - Плохо резал, свидетели остались.
        В комнату вошел Эрих Палацки.
        - Бездельничаете?  - хохотнул он.  - Ничего. Скоро отправляемся. Таудлиц уже присмотрел участок земли.
        - В верховьях Амазонки?  - поинтересовался Мерер.
        - В джунглях выше города Сальты,  - сказал Палацки.  - Не нравится мне эта затея. Забираться в джунгли… Бр-рр!
        Фон Таудлиц нашел место для колонии.
        Приобретенный им участок земли со всех сторон окружали джунгли, а на месте, предназначенном для строительства, находились, по меньшей мере, уже двенадцать веков руины строений, возведенных некогда, по всей вероятности, ацтекскими племенами.
        Первым делом близ развалин были возведенные временные деревянные бараки, в которых поселились переселенцы и рабочие из индейцев и метисов, привлеченных возможностью заработать. Бывший группенфюрер и в самом деле не жалел денег, но за возможность получать высокие заработки он требовал от рабочих беспрекословного подчинения. Опыт войны подсказал группенфюреру разбить индейцев и метисов на хорошо организованные рабочие команды, за которыми присматривали вооруженные люди. Рабочие, получающие по сравнению с местными условиями фантастические заработки, не протестовали.
        Беглецы из Германии, авантюристы и бродяги самого разного сорта составили вооруженную гвардию, они железной рукой поддерживали в лагере порядок. Привезенные из Рио проститутки, выкупленные Таудлицем, получили относительную свободу, постепенно из обитателей свободного лагеря и женщин, привезенных в джунгли, начали образовываться семейные пары - сказывалось долгое воздержание военной поры. Фон Таудлиц поощрял это, устраивая свадьбы, на которых щедро одарял пары, пожелавших связать судьбы. Редкие попытки бунта беспощадно подавлялись, некоторые недовольные исчезали бесследно - джунгли надежно хранили тайну поселения. Прибывающие караваны доставляли различные стройматериалы, в местной каменоломне добывались глыбы белого известняка, и вскоре строящиеся здания начали приобретать очертания, а замкнутая по периметру зубчатая стена с круглыми сторожевыми башнями сразу же отделила поселок от джунглей.
        - Черт!  - сказал Мерер.  - Да это настоящая крепость!
        - Красиво,  - сплюнул Палацки.  - И что, мы там будем жить?
        Если бы кто-нибудь сумел заглянуть в сумрачную душу бывшего группенфюрера фон Таудлица, он бы понял, что им движет собственная мечта. В канувшем в Лету Третьем рейхе гитлеризм явился выбором по необходимости: во-первых, он явился социальной системой, выстроившей Германии в определенном жизненном порядке, а во-вторых, он отвечал тайным чаяниям его души, которая с детства бредила и мечтала об абсолютной монархии типа французского самодержавия. Собственно, любовь к монархии зародилась у Зигфрида фон Таудлица в подростковом возрасте, когда он без разбора поглощал ночами толстые тома Александра Дюма, Карла Мея, Понсона дю Тюррайля и многочисленные бульварные романы, продававшиеся в то время в Германии на каждом книжном лотке. Приход Адольфа Гитлера к власти и создание ордена СС фон Таудлиц воспринял с восторгом, ему казалось, что появление сильного вождя и ордена, действующего по принципам иезуитов, воплощает его мечты в жизнь.
        Он с восторгом посетил Вевельсберг: святую святых ордена СС. Дух рыцаря Вевеля фон Бюрена незримо витал в замке, где за круглым дубовым столом на стульях с высокими спинками, обтянутыми грубой свиной кожей, двенадцать обергруппенфюреров во главе с рейхсфюрером Гиммлером предавались медитациям во славу и благополучие рейха. Фон Таудлиц в мечтах представлял себя одним из таких посвященных, ведь ступень, отделяющая его от должности обергруппенфюрера, была незначительной и ее легко можно было преодолеть, если работать не жалея сил на процветание рейха. Гитлеризм в его глазах приближался к средневековью, пусть даже не содержал всех тех атрибутов, милых сердцу повзрослевшего и возмужавшего Зигфрида. Фон Таудлиц был здравомыслящим немцем, поэтому он никогда не поддавался магнетическим чарам фюрера, а к его доктрине, изложенной в «Майн кампф», относился с внутренним сарказмом и насмешливостью. Это уберегло фон Таудлица от ревностного и беспрекословного поклонения фюреру. Будь все иначе, дело бы закончилось выстрелом в висок близ рейхканцелярии, именно так поступил генерал Кребс и сотни других истово
уверовавших. Но фон Таудлиц всего лишь принимал рейх как случившуюся историческую данность, в которой было приятно и значительно жить, поэтому, когда случилось поражение, он не стал оплакивать погибшую Германию, а постарался извлечь из нее максимальную личную выгоду, сулящую осуществление его внутренней мечты. Фон Таудлиц никогда не относил себя к правящей элите Германии, войдя в нее, он всего лишь использовал открывшиеся возможности для извлечения личных благ и удобств. Нет, он не относил себя к оппозиции, более того, он жестоко расправился с теми, кто в эту оппозицию входил и попытался устранить Гитлера в неудавшемся путче сорок четвертого года. Зигфрид фон Таудлиц в течение десяти лет разыгрывал циничную комедию веры в мудрого и непогрешимого вождя Адольфа, каждый день он демонстративно исповедовал предписанные именно на это время взгляды, его поступки соответствовали этим взглядам, поэтому подхватить какую-то ересь, которую фон Таудлиц считал сродни венерическому заболеванию, он никак не мог. Вместе с тем живущий в нем миф, порожденный пылким детским воображением, уберег фон Таудлица от принятия
всерьез гитлеровского мифа, детские мечты послужили прекрасной прививкой от мистики времени, в котором ему довелось жить.
        Воспитанный на бульварных романах, фон Таудлиц без оговорок верил лишь в силу денег и власти; с помощью подкупа подавляющее большинство людей можно склонить к тому, о чем мечтает достаточно щедрый хозяин, лишь бы он был достаточно твердым и последовательным в достижении поставленной цели и не боялся пролить кровь тех немногих, кто посмел бы усомниться в качестве и правильности избранного пути.
        Здесь, в джунглях, он радостно и недоверчиво наблюдал, как воплощаются в жизнь его детские мечты, как рождается новый миф, который, как полагал сам группенфюрер, был гораздо жизненнее и качественней аскетичного национал-социализма, придуманного австрийским недоучкой.
        Растущие на глазах крепостные стены радовали взгляд.
        ПОСЕЛОК «НОРМАНДИЯ»,
        ноябрь 1946 года
        - Что за странность, Зиги?  - спросил Йоганн Виланд. Щуплый и тонкошеий, с бледным лицом нездорового человека, он производил впечатление обиженного жизнью человека.  - Жить в средневековом замке? С таким же успехом ты мог восстановить ацтекский город!
        - Да,  - согласился Таудлиц.  - Но в нем не было бы той роскоши, которую задумал я.
        К этому времени среди обитателей привилегированной части поселения, которую Таудлиц почему-то назвал «Нормандией» и неукоснительно требовал, чтобы все придерживались именно этого названия, достигло трехсот человек.
        Работа кипела.
        Внутри крепостных стен возводились дворцы и дома, туда завозились красное и черное дерево и инкрустации, оборудование для фонтанов, ковры - Таудлиц швырял деньгами так щедро, что это изумляло даже верных его подвижников, которые не могли сообразить, на кой черт их предводитель тратит также средства на временное убежище.
        Постепенно они догадывались, что город в сельве строится не на время, им предстояло жить в нем до скончания дней.
        - Кстати,  - сказал фон Таудлиц.  - Мои верные сподвижники, жить под прежними именами становится небезопасно. Я выправил вам паспорта.
        - Надеюсь, себя ты тоже не забыл?  - саркастически спросил Виланд.
        - В первую очередь,  - с выражением каменного покоя на лице сказал Таудлиц и протянул ему аргентинский паспорт.
        Паспорт был выписан на имя Жюля Рогана.
        - А у тебя?  - поинтересовался Виланд, оборачиваясь к Мереру.
        Мерер стал Полем Ришелье.
        Паспорт Палацки оказался выписанным на имя Анри Монбарона.
        - Значит, мы теперь лягушатники?  - засмеялся Мерер.  - Да, господин группенфюрер, веселенькие имена избрали вы нам. Как нам теперь прикажете именовать вас? Себе вы тоже взяли французскую кличку?
        - Меня зовут Луи Бурбон,  - фон Таудлиц дернул щекой, и это было признаком нарождающегося гнева.  - Можно называть меня просто - господин Луи. Пока господин Луи. Что же касается твоего обращения, Анри, то клянусь Богом, я, не задумываясь, пущу тебе пулю в лоб, если ты еще раз позволишь себе назвать меня группенфюрером. Это касается всех. Все слышали? Забудьте прошлое. Его не было. Смотрите в будущее - оно великолепно!
        Виланд не разделял его убеждений.
        Ряд процессов над военными преступниками в Европе привел его в уныние. Собственные его грехи не давали причин для успокоения. Особенно беспокоило, что срок давности по военным преступлениям был отодвинут в неопределенное будущее, и жизнь не давала поводов для триумфального возвращения на родину. Да и возвращаться было некуда - Германии была разделена, а все, что было дорого Йоганну Виланду, оставалось в Восточной зоне, где хозяйничали большевики. Виланд не сомневался, что уж они-то с удовольствием накинули бы пеньковую петлю на его тощую шею. В свое время он немало поработал с доктором Менгеле. Виланда интересовали особенности рождения однояйцовых близнецов, и где бы он нашел условия лучшие, чем в концлагере Равенсбрюк?
        Мучаясь от безделья, Виланд организовал себе в лагере операционную, но Таудлиц запретил проводить любые эксперименты с местным материалом, поэтому приходилось довольствоваться рядовыми операциями, вроде вскрытия фурункула или удаления аппендицита. Эти операции Виланд мог проводить с закрытыми глазами, на ощупь, его руки истосковались по настоящей работе, а ее не было. Хотелось закончить исследования, начатые в благословенное военное время, но даже наметок на то, что когда-нибудь это будет возможно, пока не было.
        Виланда это угнетало.
        Мысленно он проводил самые невероятные эксперименты. Последнее время ему пришла в голову мысль, что если женщины рожают трое и более детей, они нуждаются в перестройке своего организма, ведь им требуется значительно больше сосцов для кормления, нежели они имеют. Внести подобные изменения можно было лишь хирургическим путем.
        Руки чесались проверить это предположение.
        Победу национал-социализма в Германии Виланд воспринял с удовлетворением и откровенным ликованием. Особенно его радовало, что, не откладывая проблемы в долгий ящик, Адольф и его правительство начали борьбу с евреями. Сколько от этих проклятых жидов пострадал профессор Виланд! Засилье их в медицине просто бесило. Они не давали Виланду жить. Каждую неудачу они квалифицировали как преступную небрежность, а то и умышленное убийство. Поэтому погромы Виланд встретил с радостью, он и сам принимал участие в разгроме еврейских магазинов и освобождении от иудеев медицинских кафедр. Арийская наука взяла верх, и это были самые счастливые годы в жизни профессора Виланда. В 1934 году он вступил в НСДАП. Поручителем у него был сам группенфюрер Оберлендер. К тому времени Виланд уже работал в одном из институтов могущественного «Аненэрбе». В 1935 году ему было присвоено звание гауптштурмфюрера СС. Надо сказать, что принадлежность к могущественному общественно-политическому отделу во многом помогла Виланду. Он провел массу научных исследований, не опасаясь злобной болтовни за спиной. Он боготворил фюрера, и
поражение Германии в войне воспринял с истеричностью драматической актрисы. Быть может, он покончил бы с собой, не подвернись ему в последние дни войны группенфюрер Таудлиц с его интересным и заманчивым предложением переждать годы гонений за рубежом, в стране, далекой от войны, а потому сочувственно относящейся к немцам. С фон Таудлицем профессор был знаком по Аушвицу, группенфюрер сразу показался ему настоящим арийцем, не способным пасовать перед трудностями. Он был надежным руководителем, внушая одновременно страх и почтение.
        Но и на другом континенте приходилось беспокоиться о своем будущем.
        Охотники за немцами, признанными несправедливым судилищем военными преступниками, шарили по всему миру. Слава Богу, здесь, в поселении с нелепым названием «Нормандия» их собралось вполне достаточно, чтобы дать решительный отпор любому охотнику за национал-социалистическими душами. И все-таки следовало быть осторожным. Виланду не нравилось все, но более ему не нравились джунгли. Джунгли он ненавидел - ему не нравились грязные индейцы, которые были способны подмываться в ручье и тут же пить из него воду, ему не нравились серые и скользкие древесные пиявки, ему не нравилось шипение змей по ночам, дикие крики обезьян, само существование непроходимых зарослей, где постоянно светились чьи-то голодные глаза.
        На втором году строительства огромная анаконда напала на охранника, который сопровождал отряд рабочих, набранных из метисов; змея практически проглотила человека, когда три шмайссера изрешетили толстое и округлое черное гибкое тело, охранник был мертв. С содроганием и тайным ужасом Виланд вскрывал мертвеца. Его поразило, что все кости жертвы были изломаны. Уже почти забытое сладострастие охватывало Виланда, когда он резал мертвое тело. Ночью он похитил из индейского барака шестилетнего мальчишку; без наркоза, всего лишь заткнув ему надежно рот, Виланд вскрыл брюшную полость маленького дикаря, с наслаждением вглядываясь в юные, еще не пораженные болезнями органы. Через час мальчишка умер, и Виланд не испытал ничего, кроме огорчения,  - слишком быстро все произошло, он даже не успел насладиться ужасом и болью в черных глазах.
        Именно Виланд назвал индейцев «гугенотами». Раз уж они жили в Нормандии, среди местных жителей должны были быть добрые католики и гугеноты. А стало быть, впереди сразу обозначилась Варфоломеевская ночь.
        Это обнадеживало.
        Город за крепостными стенами рос. Поднимались в небо готические дома, в центре, где была размечена городская площадь, строился огромный и величественный собор. Из Ла-Платы привезли саженцы, и фон Таудлиц благословил закладку парка Фонтенбло. Положительно, группенфюрер помешался на Франции. Неудивительно, ведь он провел в этой стране четыре чудесных года.
        О прочитанных Зигфридом фон Таудлицем книгах Виланд даже не подозревал.
        Честно говоря, ему до этого не было дела; мало ли фантазий приходит в голову богатому человеку? И какая разница, что именно послужило зарождению этих фантазий?
        Иногда он обменивался мнениями с товарищами.
        Камрады, не сговариваясь, считали, что фон Таудлиц сошел с ума.
        Впрочем, говорить об этом вслух не рекомендовалось.
        К тому же в последнее время они уже не охраняли сундуков с сокровищами, их охрану осуществили молодые головорезы из личной гвардии Таудлица - двух отрядов, члены которых были воспитаны в ненависти друг к другу.
        Фон Таудлиц называл их мушкетерами и гвардейцами.
        Даже по мнению Мерера они были законченными негодяями, способными за десяток марок пристрелить родную мать. Виланд и Палацки считали, что это слишком мягкое сравнение. Люди, подобранные фон Таудлицем, были еще хуже.
        ПОКА ЕЩЕ ПОСЕЛОК «НОРМАНДИЯ»,

11 августа 1947 года
        - Великолепно,  - восхищался Таудлиц.  - Прекрасно, господа, не правда ли?
        Убранство замка и в самом деле восхищало. Залы были не похожи друг на друга, в нишах стрельчатых коридоров стояли доспехи рыцарей, горели электрические светильники, замаскированные под просмоленные факела.
        - Ришелье, вам нравится?
        - О, Луи, это и в самом деле великолепно,  - согласился его собеседник.
        - А теперь,  - сказал фон Таудлиц,  - мы с вами пройдем в мой рабочий кабинет. Нам всем надо обсудить некоторые очень серьезные вопросы.
        - Вы предлагаете распить бутылочку шнапса?  - оживился Палацки, по воле хозяина ставший Монбароном.
        - Отвыкайте,  - посоветовал Таудлиц.  - У нас не будет шнапса, само это слово отныне становится запретным. У нас будет лишь превосходный коньяк и великолепные вина, достойные короля!
        - Так-так-так,  - весело сказал Мерер.  - Кажется, я знаю этого короля!
        Они прошли в кабинет фон Таудлица. В углу лежали какие-то свертки, в небрежную гору были свалены препарированные головы диких животных - от беззащитной косули до клыкастого и злобного кабана, пахло псиной и формалином, но казалось, что группенфюрер не обращает на это никакого внимания. Другие мысли занимали фон Таудлица.
        - Завтра мы перебираемся во дворцы,  - сказал фон Таудлиц.  - Итак, вы еще не поняли мой замысел?
        - Вас трудно понять,  - вежливо сказал Мерер.  - Замыслы гениального человека вообще невозможно понять. Вам кто-нибудь говорил, что вы гений, господин Таудлиц?
        - Льстить будешь позже,  - без улыбки сказал группенфюрер.  - Пока я хочу, чтобы меня внимательно выслушали и не перебивали. Итак, господа, я хочу обосновать здесь собственное королевство.
        Палацки поперхнулся.
        - То есть?  - растерянно переспросил Мерер.
        - Кажется, я изъясняюсь внятно и доступно,  - нахмурился фон Таудлиц.  - А ты, Мерер, перестань кривляться, если не хочешь остаток дней провести в шутах. Думается, ты прекрасно будешь смотреться в красной шапке с бубенцами.
        Он сел на стул, выпрямился и оглядел верных соратников.
        - Итак,  - сказал он.  - Королевство. Мы назовем его Паризией. Единственная страна, граничащая с нами,  - Испания. Нет никакой Германии, забудьте о ней. Нет никакого шнапса. Забудьте о нем. Не станет Мерера, его уже нет, есть Ришелье. И в соответствии с фамилией вам надлежит стать кардиналом Паризии. Вы, Палацки, станете Анри Монбароном, графский титул или что-то в этом роде вы получите от короля. Не усмехайтесь, на стоит - человеческая жизнь не так уж и длинна, чтобы не задуматься об этом. Тебе, Виланд, предстоит стать герцогом де Роганом, наперсником и лучшим другом короля. Остальные тоже получат свои титулы и имена. Завтра же, когда мы переступим ров и окажемся за крепостными стенами вам, кардинал, надлежит освятить корону и возложить ее на чело достойного человека. Вы понимаете ответственность?
        Лицо его оставалось каменным и пасмурным, поэтому даже мысли не возникало о кандидате на престол.
        - Хорошенькое дело!  - не сдержался Палацки.  - Выходит, нам всем придется учить французский язык?
        - Нет, Монбарон, вы жаждете провести оставшуюся жизнь в шутах. У вас предрасположенность к этому занятию. Французский язык учить никому не придется, мы будем изъясняться на привычном нам языке, который будет признан государственным - следовательно, французским.
        - И долго нам придется играть эти роли?  - растерянно спросил новоявленный кардинал.
        - Ты не понял,  - с сожалением сказал кандидат в короли.  - Это не игра, это суть нашей будущей жизни. Скажи, о чем ты мечтал в детстве? Разве ты не мечтал быть повелителем, которому подчиняются все и который всевластен - до определенных пределов, разумеется,  - над чужими жизнями и смертями? Разве ты не мечтал о могуществе? Я предлагаю исполнить твою мечту.
        Отныне я отвергаю свое прежнее имя, отныне я отбрасываю свою прежнюю жизнь. Зигфрид фон Таудлиц, группенфюрер СС проклятого мира умер. Отныне будет жить король Луи XVI. Разве это не восхитительно? Разве вы не чувствуете в этом остроты, присущей жизни?
        - Ты еще не спрашивал, как к этому отнесутся остальные,  - пробормотал Мерер.
        - Король не спрашивает,  - сказал фон Таудлиц, и лицо его приобрело медальное выражение.  - Король повелевает. Неужели найдутся те, кто выберет радостям жизни забвение и черную пустоту?
        Мерер заглянул в лицо группенфюрера и понял, что фон Таудлиц не шутит. Такое выражение у него всегда бывало, когда он вызывал Мерера к себе и приказывал ему тайно убрать того или другого человека. Лицо человека, посылающего подчиненного на возможную смерть и прекрасно осознающего, что он имеет на это абсолютное право.
        Таудлиц встал со стула, неторопливо прошелся по кабинету.
        - А вам, Анри Монбарон,  - с прежней безапелляционной властностью сказал он,  - надлежит проконтролировать, чтобы завтра все были одеты в соответствии с будущим этикетом.
        - А как они узнают, что этот этикет уже установлен?  - растерянно поинтересовался тот.
        - В этом нет ничего сложного, гардеробы уже сформированы,  - без раздумий отозвался будущий король.  - Вам надлежит проследить, чтобы прежние тряпки, в которых они ходили и будут ходить до завтрашнего утра, были собраны и сожжены.
        - Черт побери!  - не скрывая восторга, заорал Палацки.  - Я вижу, вы предусмотрели все!
        - На то и король,  - без излишней скромности сказал Таудлиц.  - Он должен знать, чего желают его поданные так же четко, как поданные каждое мгновение должны ловить желания своего короля!
        Он исподлобья оглядел сподвижников.
        Мерер был растерян.
        На тонких, почти белых губах Виланда змеилась усмешка.
        Пухлое, кажущееся заспанным лицо Палацки казалось испуганным, он ошеломленно смотрел на фон Таудлица, а прищур глаз говорил о том, что Палацки прикидывает - не сошел ли шеф с ума, и если да, то какими последствиями им всем это грозит.
        - Я решил,  - сказал бывший группенфюрер СС Зигфрид фон Таудлиц, отныне король Паризии Луи XVI, пока не ощутивший на своей голове тяжести короны.  - Значит - быть посему!
        ПАРИЗИЯ,

12 августа 1947 года

…И когда король Луи XVI наклонился и кардинал в алой мантии и красной шапочке бережно возложил на мощную бритую голову корону, зал взорвался аплодисментами и пронзительными криками:
        - Слава королю Луи!
        - Да здравствует король!
        - Многие годы королю Луи!
        Пронзительно визжали женщины, басовито выкрикивали славословия мужчины, яркая многоцветная толпа бесновалась, состязалась в рукоплесканиях,  - будущие герцоги, графы и графини, маркизы и бароны, бывшая грязь, в один миг вознесенная к небесам, а два смуглых маленьких мулата, взобравшись на арку из живых цветов, забрасывали толпу и короля белыми лилиями - символами королевской власти.
        - Слава королю!
        Группенфюрер СС Зигфрид фон Таудлиц умер.
        Родился король Паризии.
        Луи XVI.
        Медленно и торжественно он прошел по залу, одаряя толпу скупыми улыбками и милостивыми поклонами, с достоинством подобрал мантию и воссел на трон, держа в правой руке скипетр - еще один символ королевской власти. Невидящие глаза его смотрели поверх толпы. На мгновение в Луи ожил маленький мальчик, читавший под одеялом бульварные романы при свете карманного фонаря, взглянул на толпу восторженными ликующими глазами, но огонек быстро угас - монарх, умудренный государственными заботами, воссел на трон.
        - Да здравствует король!  - тонко и пронзительно возгласил герцог де Роган, и, когда уже ликование толпы достигло фазы безумия, когда вновь грянули литавры и запели горны, возвещая о рождении королевства, громкий и недовольный голос прервал закипающую вакханалию воплей и восторгов:
        - Вам не стыдно, господин группенфюрер? Это же смешно, просто смешно!
        И сразу же в зале наступила мертвая тишина, словно толпа в одно мгновение затаила дыхание, замерли негры с надутыми губами и вскинутыми трубами.
        - Какого черта, Таудлиц!  - сказал корветен-капитан Редль.
        И только тут все заметили, что он стоит около колонны, увитой живыми цветами, в форме немецкого подводника, с Железным крестом на груди, кривя губы в саркастической усмешке.
        - Что за балаган вы здесь устроили? Вы позорите рейх!
        Коротким воплем подавилась серебряная труба.
        Король Луи встал с трона, сделал несколько шагов вперед.
        Толпа пала на колени, со страхом наблюдая за продолжающим небрежно стоять корветен-капитаном.
        - Ну?  - сказал тот.  - Что вы на меня уставились?
        Король белыми яростными глазами смотрел на него.
        - Дурак,  - сказал Луи.  - Такой праздник испортил!
        Пуля из армейского парабеллума пробила лоб корветен-капитана. В напряженной тишине выстрел прозвучал излишне громко - короткий ответ на вызывающие и уничижительные слова.
        Тело бунтаря еще не успело коснуться напольных плит, а пришедший в себя герцог де Роган уже закричал ликующе и восторженно:
        - Вот поступок, достойный настоящего короля!
        - Вот слова, достойные настоящего короля!
        Рявкнули ожившие трубы, колыхнулась толпа, стоящая на коленях, и кто-то из будущих придворных, перешагнув через труп, бросился к ногам своего короля, спрятавшего пистолет за пояс, поймал его руку, унизанную золотыми перстнями, и истово впился в нее, словно не человек это был, а изголодавшийся по крови вампир:
        - Да здравствует король!
        Луи едва не отдернул руку, движимый ненавистью к любой неожиданности, но взял себя в руки, вспомнил все, что почерпнул когда-то из книг, возложил руку на голову стоящего подле него на коленях человека, а потом, сняв один из перстней, протянул его будущему возвестителю.
        Толпа вновь захлебнулась восторженными криками, повинуясь тайному знаку герцога де Рогана, несколько слуг бросились вперед, подхватили с пола мертвое тело и вынесли его из зала.
        Несколько мгновений король Луи XVI стоял насупленный, едва сдерживающий рвущийся из него гнев, потом вскинул руку: толпа уже повиновалась ему без каких-либо предварительных репетиций - шум в зале немедленно стих, все смотрели на обожаемого отныне монарха.
        - Паризия!  - воскликнул Луи.  - Клянусь, никто не сумеет испортить нам праздник, как бы он этого ни хотел. Паризия и я.
        Он кивнул герцогу, через плечо глянул на стоящего в шаге за ним кардинала. Кардинал значительно кивнул своему королю.
        - Прошу в пиршественный зал, господа!  - пригласил герцог.
        - Сам виноват!  - не размыкая тонких губ, сказал кардинал.
        - Вы правы, Ришелье! Любое строение стоит долго, если фундамент его впитал кровь,  - не поворачивая головы, отозвался король.
        О, эти королевские столы!
        Не успела будущая дворцовая знать рассесться по предназначенным местам, ударили, установленные на отдельных столиках фонтаны, разбрызгивающие духи и благовония, заклокотал и ожил коричневый шоколадный вулкан в центре зала - из него взвился столб дыма, и показались языки пламени. На длинном столе вдоль кирпичной стены, украшенной щитами с лилиями, на сахарном фундаменте цвел фантастический сад из сахара, пастилы, зефира и марципанов разного цвета. В саду были клумбы, посыпанные сахарной пудрой и окаймленные кустами букса. Сад пересекала аллея, на которой виднелись маленькие фигурки, весьма искусно выполненные из сахара.
        Подали первую перемену, в числе которой была гора паштета со снежной верхушкой из отбеленного свиного сала и лесами из свежей зелени. Не успели повара коснуться гастрономического чуда ножами, как гора вскрылась, и из ее недр выскочил темнокожий карлик, держа в руках букет золотых лилий, которые он с изящнейшим поклоном вручил королю.
        - Слава королю Луи!  - разнеслось по залу, а женщины, обмахиваясь веерами, томно произносили на разные голоса: - Чудесно! Божественно! Прелестно!  - и уже косились на короля и ревниво разглядывали друг друга, пытаясь определить, кто станет первой фавориткой, а то и бери выше - его супругой.
        На огромном блюде принесли искусно сделанного и украшенного кремом душеного аллигатора, десять жареных косуль с разноцветными гарнирами, два искусно выпеченных лебедя: один словно стремился пуститься в полет, второй гордо плыл на голубоватом студне, в глубине которого зеленели водоросли из петрушки и сельдерея, проглядывали марципановые рыбки. И все это сопровождалось подачей вин, мулаты-лакеи в белых ливреях и перчатках незамедлительно подливали в опустевший бокал каждому, кто сидел за столом, вскоре восхищенные голоса слились в одно непрерывное мычание, сопровождаемое звяканьем вилок и ножей, чавканьем и отдельным возгласами.
        Будущая знать Паризии с каждой опустевшей в подвале бочкой вина возвращалась к привычному ей состоянию, через два часа пиршество превратилось в обычную офицерскую пьянку - слышались зычные крики «Прозит!», визгливые возгласы бывших проституток, кости летели на пол, и уже вспыхивали за столом короткие свары, обещающие постепенно перейти в скандал.
        Король Луи смотрел на все это, заметно мрачнея. Он хмурился, сдвигая брови, ему было неудобно - корона постоянно сползала на глаза и мешала оглядывать стол.
        И когда, наконец, подали главное блюдо - жареного быка, в котором находилась зажаренная овца, хранившая в свою очередь прекрасно прожаренного теленка с жирным каплуном в брюхе, король резко встал.
        Это не сразу заметили - шум в зале продолжался еще некоторое время, он стихал волнами, по мере того, как сидящие за столом люди обращали внимание на вставшего повелителя. Наконец в зале наступила такая тишина, что стала слышна свара диких обезьян, ссорящихся из-за еды в сельве, отделенной от дворца толстыми стенами крепостной стены.
        - Празднуйте, господа!  - сказал король Луи.
        И веселье возобновилось с новой силой.
        Впечатывая каблуки в коридорные плиты, Луи покосился назад. Кардинал знал свое место. По выражению его лица невозможно было понять, доволен ли он происходящим или не принимает его.
        - Им придется долго учиться, чтобы не играть свои роли, а жить ими,  - хмуро сказал Луи.
        - Да, ваше величество,  - немедленно подтвердил кардинал Паризии.  - Вы, как всегда, правы.
        - Надо начинать с организации,  - сказал Луи.  - И прежде всего необходимо создать палату пэров.
        Кардинал кивнул.
        - И опять вы правы, ваше величество,  - сказал он.  - Завтра утром я представлю список будущих пэров на рассмотрение и утверждение вашим величеством!
        - Ты видел блондинку, что сидела за крайним столом? С мушкой на левой щеке?
        - Я заметил, что ваше величество изволило обратить на нее внимание,  - уклончиво отозвался кардинал.
        - Вот и хорошо,  - сказал Луи.  - Передай, король хочет, чтобы она скрасила его одиночество. На мадам Помпадур эта девица, пожалуй, не потянет, но думается, что в постели она окажется хороша.
        КОРОЛЕВСКИЕ ЗАБАВЫ, КОРОЛЕВСКИЕ ЗАБОТЫ
        Так бывает иногда - ложишься спать бывшим группенфюрером СС, которого разыскивают все разведывательные службы мира, а просыпаешься королем.
        В окно густым потоком втекали душные запахи сельвы.
        Где-то далеко ругались обезьяны, хрипло кричат тукан, щебетала разнообразная мелкая птичья сволочь, со сторожевой башни доносилось пение, которое сразу же испортило королю настроение.
        Часовой на сторожевой башне пел любимую фронтовую песенку зеленых ваффен СС «Лили Марлен», возвращая короля в недавнее прошлое, из которого он бесповоротно ушел.
        Луи встал, взял со столика бутылку с остатками «Бургундского», сделал несколько глотков и остановился перед постелью, разглядывая спящую женщину. Нет слов, она доставила ему ночью некоторые приятные минуты, впрочем, недостаточные для того, чтобы держать ее против своего сердца.
        К тому же женщин во дворце было много, по замыслу короля они должны были отличаться игривостью и распутством, придерживаясь нравов, которые, как верил Луи, всегда царят при дворе.
        Женщина открыла глаза.
        - Вставайте… маркиза,  - сказал Луи.  - Маркиза… дю Шатильон. Мари дю Шатильон, да именно так. Зайдете в Палату сословий, вам выправят необходимые документы и назначат для проживания особняк.
        - Ваше величество…  - сонным голосом промурлыкала женщина, протягивая к королю руки.
        - У меня нет время для нежностей,  - сказал король.  - Я не принадлежу себе, я принадлежу Паризии.
        Оставшись один, он позвонил в колокольчик, и хмуро бросил вбежавшему мажордому:
        - Кто-нибудь там… Пусть примерно накажут этого певца на башне. Что он себе позволяет, этот негодяй?
        Наделять поданных дворянскими и иными привилегиями оказалось крайне занятно. Вчерашнее быдло, бывшие башенные стрелки танковых подразделений СС, конвойные и охранники концлагерей, тайные осведомители гестапо, известные покойному фон Таудлицу (а так оно и было, король Луи искренне считал группенфюрера мертвым, воздав ему почести в одном из уголков королевского парка), вживались в дарованные привилегии и требовали почестей, словно и в самом деле их род насчитывал не один десяток поколений. Они отправлялись к генеалогу, чтобы составить древо несуществующих поколений, ревностно осведомляясь, как оно выглядит у других и заботясь о том, чтобы родственные связи находили свое место в отношении тех, кто по положению стал выше. Очень быстро профессия генеалога стала в высшей степени престижной, высокооплачиваемой и очень опасной, недовольный всегда мог отплатить за просчеты в своей родословной, допущенные по небрежности или - что значительно хуже - по злому умыслу. Генеалогия стала наукой секретной, родословные пока еще таили друг от друга, кичась лишь отдельными родственниками, и не желая попасть впросак
из излишней откровенности. Генеалоги давали подписку о неразглашении своих работ, иногда денежные клиенты требовали от специалиста специальной присяги о том, что он не будет использовать тех или иных особ прошлого при составлении генеалогического дерева других клиентов.
        Неотъемлемым атрибутом дворянина Паризии стали шпага и пистолет.
        Шпаги изготовляли на заказ местные умельцы - от простых и невзрачных для захудалых дворянских родов до богатых экземпляров, инкрустированных золотом и драгоценными камнями для особ высших сословий. Пистолеты оставались прежними - парабеллумы, зауэры и вальтеры, которые отныне носились не в кобурах, а щегольски прятались за поясами.
        Из числа незнатных дворян, которые в прежней жизни зачастую занимали рядовые эсэсовские должности или вообще не относились к СС и командному составу вермахта, король Луи приказал сформировать роту мушкетеров и гвардейцев, внимательно скопировав для них форму из романов Дюма. Различие заключалось также в том, что по требованию короля мушкетеры кроме шпаг и пистолетов были вооружены шмайссерами, в то время как гвардейцы носили на плечах финские автоматы суоми, которые неизвестным образом попали из северных краев на южноамериканский континент.
        Как и полагается, оба подразделения воспитывались в обстановке взаимной неприязни, враждовали и интриговали друг против друга и дрались на дуэлях, причем в соответствии с положениями Дуэльного кодекса, разработанного королем Луи, дуэли происходили исключительно на шпагах и до первой крови - в противном случае враги, ревностно относящиеся к успехам друг друга, могли очень и очень серьезно проредить собственные ряды. После того, как одного нарушителя дуэльных уложений повесили на площади Монфокон, мушкетеры и гвардейцы в точности следовали кодексу, а дуэли стали скорее чрезвычайным, нежели обычным способом защитить свою честь.
        Оба подразделения входили в регулярную армию королевства Паризия, поэтому очень скоро были направлены в сельву для замирения бунтующих индейских племен, каковую экспедицию удачно завершили после двухнедельных скитаний вдоль русла неведомой реки, названной географом Шампольоном Сеной, и вернулись в столицу, не потеряв ни одного убитого, зато имея в своих рядах массу людей, заболевших малярией. Ими в столицу была доставлена голова огромной анаконды, учитывая, что голова эта размерами превосходила хорошую винную бочку, можно было согласиться с утверждениями отважных мушкетеров капитана де Тревиля (в самом недалеком прошлом руководителя айзатгруппы-9 майора Кранца), что общая длина чудовища превышала тридцать метров, и одержать над ним победу удалось, лишь применив одновременно три фаустпатрона. Король щедро наградил серебряными луидорами, имевшими хождение в королевстве, всех участников карательной экспедиции.
        К тому времени в окрестностях развалин ацтекского города обнаружен был серебряный рудник, которому быстро дали вторую жизнь, а из добытого серебра начали чеканить полновесные луидоры с изображением короля. Доллары, находящиеся в сокровищнице королевства (а на самом деле хранящиеся в кованых сундуках в личных покоях короля) и иная валюта, предназначенные для внешних расчетов и не имеющие хождения на территории Паризии, назывались талерами.
        Стихийно рядом с южной крепостной стеной сформировался базар, на котором можно было купить незамысловатые и многочисленные продукты, приносимые окрестными жителями и охотно бравшими луидоры в оплату товаров. Кроме продуктов на базаре широко продавались лечебные травы, коренья и любовные порошки, изготовляемые индейскими знахарями. Лекарства, повышающие потенцию, паризийцы называли испанскими мушками, хотя те и не имели к настоящим мушкам никакого отношения. Постепенно рынок насыщался - на нем начали торговать седлами и лошадиной сбруей, шпагами и формой, а затем начали появляться парабеллумы и автоматы, хотя продавать их местному населению категорически запрещалось.
        Для борьбы с возможными заговорами и незаконной торговлей оружием была создана тайная полиция, которую возглавил некто Видок (в недалеком прошлом начальник мюнхенского гестапо Ганс Гутман). Полиция регулярно проводила рейды на рынке, вылавливая торговцев огнестрельным оружием. Но особо на этом поприще не преуспела. Но преуспела в привычном Гутману тайном сыске: отныне никто не был застрахован, что конфиденциальная беседа его не станет достоянием ушей, которым она вовсе не предназначалась. Юркие шпионы следили за подозрительными обитателями королевства, король не признавал технических новшеств - в Паризии были запрещены радиоприемники, и потому не было подслушивающих устройств, но ловкий шпион мог запомнить чужие слова не хуже машины и передать это в инстанции, которым было дано карать и миловать. Впрочем, право распоряжаться чужой жизнью относилось к исключительной прерогативе короля, только ему дано было обрекать виновного на смерть.
        Из всех технических новинок король разрешил лишь электрическое освещение и огромные электроплиты, на которых готовились блюда в королевской кухне. Питались они от дизельных электростанций, доставленных в Паризию по реке. Сделано было исключение для огнестрельного оружия, необходимого для защиты замка от внешней агрессии. Впрочем, пока сельва надежно укрывала странный замок от местной цивилизации - Паризию никто не беспокоил.
        Странное существо человек - помести его в общество равных и через некоторое время, если закон не дозволит более сильному возвыситься над остальными, все будут относительно одинаковы, но дай человеку привилегии, и он обязательно захочет воспользоваться ими, он будет настойчиво настаивать на своих правах. Обитатели замка со своими привилегиями носились как ребенок с новой куклой, не прошло и месяца, как горожане потребовали, чтобы местные негры в обязательном порядке снимали шляпу в присутствии горожанина. Негров для простоты обращения в Паризии именовали индейцев и метисов, согласитесь, что это название им подходило больше, да и не надо было ломать голову, вспоминая, как правильно называть того или иного аборигена - негры, и этим сказано все.
        В городе и его окрестностях негры работали под обязательным присмотром рыцаря, вооруженного шпагой, автоматом и обязательным пистолетом. Рыцари были дворянской кастой, стоящей в одном ряду с мушкетерами и гвардейцами. Правда ни те, ни другие не испытывали к рыцарям особого уважения, считая их тюремщиками и надсмотрщиками, которым никогда не проявить мужества в войне.
        Очень быстро в столице сформировалось духовенство.
        Оно представляло собой две самостоятельные ветви - духовная знать, которую возглавлял кардинал Ришелье, и миссионеры во главе с отцом Фомой, возглавившим орден миссионеров. Вооруженные автоматами и божьим словом, миссионеры рыскали в сельве, обращая в истинную веру гугенотов из числа свободных негров, еще не знающих, что они уже являются не просто жителями сельвы, а населением Паризии.
        Духовная знать, исключая разве кардинала Ришелье, занятого государственными делами, вела довольно праздную жизнь, ибо основ настоящего богослужения никто не знал, а посему все сводилось к коротким проповедям в немногочисленных храмах, регистрации браков и рождений, выслушиванию исповедей набожных горожан и молебнам на религиозные праздники, которые вследствие незнания настоящих были выдуманы духовенством от начала и до конца. Так отмечался ежегодно День благодарения, в который восславлялся небесный Отец, подавший королю Луи мысль об образовании королевства. По настоянию герцога де Рогана в календарь святых дат был введен День речного очищения, в который при большом стечении горожан в водах реки торжественно топили одного из негров, дабы отдать долг природе, чтобы та не допустила стихийных бедствий вроде наводнения или массового переселения разбойных рыжих муравьев, за которыми в сельве оставалась лишь голая земля. Из всех имен прошлого осталось единственное - горожане отмечали День святого Германа - покровителя искусств. Впрочем, король старался свести количество общих праздников к минимуму,
поданные должны работать, а не отдыхать.
        ПАРИЗИЯ, ОРГАННЫЙ КОНЦЕРТ,

5 мая 1949 года
        Органист старался.
        Ежемесячный органный концерт по велению короля Луи был обязателен для знати Паризии. Здесь, на концерте, отрешившись от будничных дел, они должны были воспарить духом. Сам король подавал пример - он сидел с закрытыми глазами в королевской ложе весь концерт. Злые языки утверждали, что Луи XVI на концертах просто спал, приходя в себя после ночи с очередной куртизанкой, но это было враньем - Луи действительно вслушивался в музыку, стараясь проникнуться торжественной хмуростью Баха. Никто не смел потревожить короля в эти минуты.
        Король жаждущий.
        Король возвышенный.
        Большинство знати относилось к органным концертам с брезгливым недоумением, полагая новшество короля прихотью, которую невозможно оспорить. Добросовестно отсидев концертную программу, они торопились в аристократический погребок, где под задорные звуки канкана можно было отдать должное хорошим винам и полюбоваться аппетитными ляжками танцевальных примадонн.
        В королевской ложе не было никого кроме короля и голого по пояс мулата, обмахивающего короля опахалом из павлиньих перьев, развернутых в красочный веер.
        Кардинал Ришелье, как и полагалось его святейшеству, находился у себя. В отличие от короля он не закрывал глаз, с внимательным любопытством разглядывая зрителей и подмечая то, что, несомненно, укрылось бы от невнимательного королевского взгляда, если бы не усилия его верного соратника и духовного наставника.
        Именно он в свое время доложил королю, что герцог де Роган и кардинал де Сутерне (бывший интендант танковой дивизии «Мертвая голова») занимаются содомией с малолетними мулатами в подсобных помещениях храма.
        Вызванный для объяснений герцог вины в своем поступке не видел, более того, он полагал свое поведение и поведение второго участника храмовых оргий в высшей степени отвечающим чести дворянина.
        - Ваше величество,  - сказал де Роган.  - Дворянин и должен вести себя именно таким образом. Чтобы ощутить всю полноту власти, данную вами, я должен совершать внешне, быть может, недостойные поступки, но они недостойны прежнего моего естества, а не нынешнего. То, что я проделываю с этими черномазыми, заставляет меня чувствовать себя истинным дворянином. Это поднимает меня над ними.
        Кардинал Ришелье оценил ловкость слов графа и восторженно поаплодировал его тираде.
        Граф Монбарон пожал плечами.
        - Действительно,  - сказал он.  - Почему бы благородному графу не позволить себе того, что таится в глубинах его чувствительной и нежной души? Тем более что это всего лишь черномазые, рабы, низшее сословие.
        - Еще один сигнал, и я отрежу им обоим яйца!  - мрачно пообещал Луи.
        - А вот это правильно!  - радостно подхватил кардинал.  - Нельзя сажать пятна на безупречную репутацию дворянина. Если уж де Роган не может обойтись без этих грешных утех, пусть учится сохранять их в тайне!
        Знать быстро освоилась со своим положением - началась борьба за влияние короля, при этом в ход пускались самые чудовищные и нелепые доносы, и порой кардинал побаивался за незыблемость своего положения. Последовательно в королевстве были вскрыты три заговора против царствующей особы.
        Первый заговор возглавил министр иностранных дел д'Эон. Смазливый воспитанник гитлерюгенда д'Эон (настоящее его имя история не сохранила) частенько покидал пределы королевства для встреч с испанцами. Проще говоря, он решал вопросы финансового характера, связанные с подкупом губернатора и алькальдов провинции, к которой относился участок сельвы, где был возведен замок. Свои поручения он зачастую исполнял в женском платье, поскольку королю Луи казалось, что так будет романтичнее. Насмотревшись на блага цивилизации, которыми пользовались испанцы и которые полностью отсутствовали в королевстве, д'Эон начал вести речи об отсталости монархии, как формы государственного правления. Д'Эон начал искать недовольных, но найти их не успел - тайная полиция по приказу короля арестована его раньше, чем кто-то откликнулся на его горячие призывы. «Щенок!» - сказал Луи XVI и резко взмахнул рукой, предоставив присутствующим гадать о значении этого резкого жеста. Все правильно понял кардинал Ришелье, и д'Эона удавили фортепианной струной на Монфоконе.
        Второй заговор пытался организовать рыцарь Гус де Моле, собрав значительную сумму луидоров, он попытался подкупить мулатов, услуживающих королю, с тем, чтобы те прикончили правящую особу во сне. Убив короля, де Моле надеялся занять его место и провозгласить республику. Видок доложил королю о грозящей опасности. Участники заговора были арестованы и после непродолжительного допроса, который вел сам король, закончили свой жизненный путь на все том же Монфоконе, но совсем необычным способом - по приказанию короля всех участников заговора посадили на острые колья.
        Напрасно кардинал Ришелье отговаривал короля, говоря, что это нецивилизованный вид казни и во Франции никогда не применялся, следовательно, не должен применяться в Паризии. «Милейший кардинал,  - ответил король.  - Любому человеку противен любой вид казни, особенно, если казнят его самого. Способ казни должен устрашить живых, а не того, кому предстоит давать объяснения на небесах!» Посаженные на кол мучались двое суток. Они бы мучались дольше, если бы не сердобольный граф Монбарон, друживший одно время с Гусом де Моле,  - по его указанию слуга из дома Монбаронов ночью прокрался на кладбище и нанес всем дворянам щадящий удар шпагой.
        Сегодня, вслушиваясь с закрытыми глазами в могучие вздохи органа, король Луи с раздражением и беспокойством думал о том, что брожение в паризийском обществе не прекратилось, что тайное сопротивление его воле продолжает расти. Нет, доносы были всегда, они являлись неотъемлемой частью жизни паризийского дворянства, завидовавшего положению, занимаемому особняку или замку и имуществу друг друга. Иной раз хитроумный и кажущейся правдой донос служил всего лишь одной примитивной цели - спихнуть человека, пользующегося благорасположением короля, и занять его место. Помнится, был случай, когда барон Бертран де Кавиньяк пытался обвинить другого барона Жана Шартреза в государственной измене. И что же вскрыло следствие? Оказалось, что де Кавиньяк просто позавидовал своре борзых барона Шартреза, а донос написал в раздраженном состоянии после того, как Шартрез отказал ему в продаже щенков. Шартрез и в самом деле плохо кончил, но не потому, что де Кавиньяк был прав. Надо было держать язык за зубами, а граф Шартрез был обвинен в государственной измене и обезглавлен за то, что по пьянке назвал дворец немецким
борделем, в котором даже бывшие эсэсовцы ничем не отличаются от ставших графинями и маркизами проститутками. Король был в бешенстве, и участь Шартреза была решена сразу же и бесповоротно.
        Поступал донос и на кардинала Ришелье, автор доноса обвинял кардинала в недостаточной святости, но только сам король знал, что Ришелье был воинствующий безбожник, именно поэтому он был назначен на должность его святейшества.
        К доносам следовало относиться с осторожностью, король не мог рубить сплеча, приходилось разбираться в каждом конкретном случае, без этого королевство быстро бы обезлюдело, растеряв своих поданных на паризийских площадях.
        Луи XVI понимал, что должен предпринять какие-то решительные шаги, чтобы восстановить равновесие в государстве. Бывшие гестаповцы оказались куда монархичнее своего короля: они включились в игру со всем пылом своих искалеченных душ, более того - прежняя уже полузабытая жизнь казалась им странной игрой, в то время как навязанная королем игра стала их жизнью.
        Став королем, фон Таудлиц отбросил свое прошлое, но оно мощно прорывалось ночными воспоминаниями. Сам он, отсиживая положенное время на совещаниях у рейхсфюрера, чувствовал себя участником какой-то странной игры, в которую все увлеченно играли. Речи о чистоте крови, о связи с землей, о необходимости жизненного пространства он воспринимал как часть этой игры. Сам он полагал, что все дело во власти - словесная мишура лишь должна была предать борьбе за власть необходимое оформление. Власть и деньги - вот что двигало миром. Все остальное казалось несущественным. Добившись абсолютной власти над подчинившимися ему людьми, он начинал постепенно понимать, что чувствовал фюрер, выходя на нюрнбергские стадионы и выступая перед миллионами людей. Сладостное ощущение вседозволенности и невероятного могущества заставляли его трепетать, когда он видел в зеркалах свое отображение в алой мантии и короне, при скипетре и державе. Вскоре он уже считал фюрера своим жалким подобием, схожим с отражением подлинного величия в мутной луже. К тому же, напоминал себе Луи, не было никакого фюрера, вообще ничего не было. Был и
всегда останется только он - Король!
        Но все-таки что-то неладное творилось в его королевстве!
        ЗАБАВЫ И ЗАБОТЫ ЗНАТИ,

1949 год
        Дни новоявленной знати королевства проходили, как полагается,  - в праздности и пирах.
        Разумеется, состояний ни у кого не было, но имелись неисчерпаемые и богатые королевские погреба, из которых каждому дворянину позволялось брать столько, сколько было определено Палатой сословий.
        - Ваше Величество,  - сказал однажды Ришелье, воспользовавшись хорошим настроением короля.  - В организации нашего общества вы перещеголяли даже усатого восточного деспота.
        Имя этого деспота, как и название страны, в которой он правил, не произносились в Паризии и были столь же запретными, как название страны, из которой они когда-то прибыли. Но король пребывал в благодушии, поэтому он только погрозил пальцем своему верному сподвижнику.
        - Думай, что говоришь,  - сказал король.  - А лучше - молчи.
        Почти ежедневные пиршества медленно меняли облик обитателей королевства. Не всех, разумеется, это касалось лишь дворянства, особенно баронов, которые на глазах полнели, а некоторым уже приходилось отказываться от лошадей и передвигаться в паланкинах, которые несли мускулистые негры.
        Каждый старался залучить себе лучших поваров, ибо хорошо известно, что из одного и того же куска мяса можно приготовить блюдо для гурмана и невкусный обед для раба. Пиршества порой затягивались на два или три дня, сопровождались турнирами фехтовальщиков и марлезонским балетом, в котором легко бы угадывался стриптиз, найди в себе кто-нибудь смелость назвать все своими именами. Но быть откровенным никто не решался, все еще помнили графа Шартреза, обезглавленного именно за длинный и неосторожный язык.
        В замках с восторгом говорили о тезоименитстве герцога де Лузиньяка, на главном столе у которого был гармонично выстроен райский сад, где подавали паштет из печенки райской птицы, главное блюдо было искусно изготовлено из тушеной свинины и представляло собой анаконду, готовящуюся к прыжку; а на десерт подали мозг живых обезьян, которые неподвижно были закреплены в специальных станках, и всякий желающий мог отбросить в сторону спиленную макушку головы и полакомиться серым веществом животного с приправами или в чистом виде.
        Гастрономические утехи соседствовали с иными плотскими утехами.
        Новоявленная знать пустилась в альковные приключения с пылом и с жаром юности: было забавно переспать с очередной герцогиней или графиней из числа тех, кто еще недавно обслуживал матросню в портовых заведениях, а ныне надели роскошные платья из атласа и парчи, украшенные жемчугами, но не утратили своих прежних привычек.
        С придыханием рассказывали о любовных приключениях барона Казановы, который в течение одной ночи успел побывать в пылких объятиях семи знатных дам, причем ни одной из них он не дал ни секунды отдыха в течение всего отведенного той времени. Даже пресыщенный маркиз де Кавальканти (бывший надзиратель женского концлагеря Равенсбрюк) в кругу друзей признавался, что распутство паризийских дам воспламеняет и заставляет вспомнить лучшие дни его прежней работы, а по мастерству и умению получить удовольствие, равно как и доставить его партнеру, эти дамы превосходят всех известных ему женщин. Для паризийских дворянок было высшим шиком провести неделю в блуде и грехах, чтобы в конце недели в воскресный день признаться в блуде священнику, причем зачастую тому, кто разделял с ними постель и отличался кроличьим усердием в алькове. Многие из них с вожделением поглядывали в сторону короля, но Луи XVI больше времени уделял делам государственным: в поисках заговоров и государственных измен, проводил время с начальником тайной полиции и кардиналом Ришелье, обсуждая насущные проблемы своего государства. Женщины мало
что значили для Луи XVI, были более насущные и важные для правителя дела.
        Более других Луи доверял кардиналу Ришелье и герцогу де Рогану, которые были с ним с самого первого дня. Более того, спецподразделение графа де Рогана провело блестящую операцию по доставке в королевство содержимого ящиков одного из озер Вестфалии, далекого то ли датского, то ли шведского государства, тем самым приумножив казну королевства. Среди доставленных сокровищ оказалось множество картин древних живописцев, которыми король приказал украсить стены замков. К сожалению, вскоре тайная полиция стала сообщать, что подлинники картин стали исчезать, а их место заняли копии, изготовленные в тайной мастерской негласно ввезенным в Паризию живописцем. В картинном заговоре оказались замешанными видные дворяне, попахивало государственным заговором, который король решил немедленно пресечь. Он лично принял участие в допросе арестованного живописца. Надо сказать, что опыт, накопленный королем, не пропал даром - живописец быстро сознался во всех грехах и назвал лиц, которые заказывали ему изготовление копий. Последовавшие аресты оказались масштабными и по настоянию короля, который назвал комплот заговором
тамплиеров, всех арестованных обвинили в связи с нечистой силой, поклонении Бафомету, после чего они были последовательно осуждены королевским и церковным судами, приговорены к смерти и торжественно сожжены на площади Монфокон при большом стечении зрителей, которых мушкетеры и гвардейцы специально согнали в столицу из окружающих деревень. Уцелевшие и вырванные из лап заговорщиков картины были помещены в королевскую сокровищницу, а художника милостиво оставили жить и даже позволили ему рисовать портреты знати. Правда, пришлось ему вырвать язык, чтобы художник не проговорился о событиях минувших дней, но что значило столь незначительное увечье в сравнении с подаренной художнику жизнью!
        Однако борьба с заговорщиками произвела изрядное опустошение в дворянских рядах, поэтому пришлось отправлять специальную экспедицию, призванную найти новых кандидатов на осиротевшие титулы и придворные должности. Надо сказать, герцог де Роган блестяще справился со своей задачей - удивляться не стоит, желающих пожить в праздной беззаботности за счет других всегда хватало. А у де Рогана хватало красноречия, чтобы убедить собеседника в чем угодно, особенно если человек сам хотел верить в сказки.
        Отряды гвардейцев и мушкетеров, рыскающие по джунглям, делали свое дело - владения короля постепенно расширялись, в них вовлекались все новые и новые поселения, затерянные в сельве. Иногда происходили стычки с местным населением и тогда в столицу привозили на мулах раненых и убитых. Правда, отравленные стрелы и копья не могли соперничать с автоматами и огнеметами, и это служило возвышению государства.
        Наличие героев потребовало от короля введения знаков отличий.
        Последовательно были введены ордена Лазурной Подвязки и «Анаконда» трех степеней - платиновое, золотое и серебряное изображение грозы джунглей. Близким помощникам Луи предложил украсить грудь орденом Яростных Молний. В стилизованных молниях даже несведущий мог угадать эсэсовские руны, но говорить об этом вслух не рекомендовалось, дабы не вызвать высочайший гнев.
        Поездки за пределы королевства не поощрялись - тайно покинувших королевство объявляли предателями и заочно приговаривали к смерти. Таким образом, король пытался скрыть от мира существование своего государства, еще не время было для гласности и дипломатической игры.
        - Испанцы коварны,  - рассуждал Луи на королевском Совете.  - Неизвестно, чего ждать от этих негодяев, которые не знают истинной веры. Уж лучше оставаться в тени и не привлекать к своему существованию внимания, пока государство не окрепнет, чем подвергнуть его вероятной опасности. Но настанет день, господа, когда Паризия выйдет из тени и заставит содрогнуться весь мир.
        - Для того чтобы мир содрогнулся,  - возражал Ришелье,  - нужны самолеты, танки и отборные бойцы.
        - Танки?  - Луи прищурился.  - Мы отвергаем любую технику. Королевство должно делать упор на магию. Магические артефакты - вот, что поднимет будущую империю и сделает государство сильным.
        Именно для поисков артефактов, обладающих магической силой, были предприняты раскопки индейского города, рядом со столицей королевства. Руководил раскопками незаменимый герцог де Роган.
        - Не верю я в чудеса!  - хмыкнул, узнав о задании герцога, сопровождавший его маркиз Дюк де Солиньяк.  - В Равенсбрюке мы тоже творили чудеса и даже заставляли покойников работать на себя! И не только работать!  - он плотоядно усмехнулся, вспомнив некоторые подробности своей прошлой жизни, состоявшейся еще до рождения маркиза.
        - Поменьше болтай!  - сердито посоветовал ему герцог.  - Язык - странная и непостижимая штука, он порой может завести человека куда угодно. Некоторых он доводил даже до виселицы. Помнишь графа Шартреза? Его обвинили в государственной измене и обезглавили, а ведь он только и позволил себе, назвать дворец короля борделем!
        Де Солиньяк хмыкнул:
        - Не просто борделем,  - поправил он маркиза.  - Он назвал его немецким борделем!
        - Неважно,  - кивнул маркиз.  - Главное в том, что эти слова стоили графу головы.
        - И все-таки,  - вздохнул де Солиньяк.  - Я бы бежал отсюда со всех ног, было бы куда бежать. Это какое-то безумие. Ты заметил - он дает имена, напоминающие сорта французских вин. У его Величества группенфюрера познания в истории Франции такие же, как у меня о Китае - вроде бы что-то слышал, но не знаю точно, правда это или нет. И эти игры с туземцами… Они добром не кончатся, помяни мои слова, маркиз!
        - Все оно так,  - согласился де Роган.  - Только ты мимоходом сказал главное. Нам некуда бежать, разве еще дальше в сельву. Но зачем? В конце концов, здесь есть что пожрать, есть бабы, выпивка, какая-то власть, наконец. А там нас ждут лишь грязные обезьяны и питоны, способные проглотить быка. Что же, я согласен участвовать в самых диких играх, если они дают возможность чувствовать себя богатым и независимым!
        - Независимость…  - де Солиньяк вздохнул.  - Скажу тебе прямо, маркиз,  - независимость можно ощущать лишь тогда, когда сидишь на сундуках с долларами и знаешь, что они принадлежат тебе.
        - И тут ты прав,  - немедленно согласился герцог.  - Но власть, власть… Сладкая и притягательная штука - власть! Конечно, хорошо, если власть простирается на всех, но поверь, милый Дюк, есть немалое удовольствие в том, что, ощущая зависимость от других, ты все-таки осознаешь полноту своей власти над теми, кто стоит ниже. Их зависимость от тебя, ощущение, что ты можешь сделать с ними все… даже воплотить любой бред, возникающий в твоей голове… Нет, это дает сладостное удовольствие, по ощущениям оно ничем не уступает оргазму, поверь, я знаю, что говорю!
        Дюк де Солиньяк промолчал.
        О тайной лаборатории де Рогана знали все, но очень немногое. Частицы правды перемешивались с вымыслом, страшными слухами, невероятными россказнями и постепенно обретали страшный мистический смысл, обращаясь в тайную мифологию королевства. Рассказы держали в страхе тех, кто никогда не сталкивался с подобным, и вызывали приятное волнение у тех, кто знал оставленное навсегда прошлое, полное чужих смертей и чужого ужаса, причастные к крови жаждали пролить ее вновь и боялись, что король их не поймет и строго накажет, а потому завидовали дерзкому маркизу, который не только продолжал услаждать свою душу чужими страданиями, но и возвел это занятие в ранг добродетели. Да что там говорить, если архиепископ Паризии обращал гугенотов в католики нетрадиционными способами, в которых еще со времен Дахау был великим специалистом. Правда, гугеноты после обращения в католики выживали редко, но если выживали, становились правоверными католиками, заучивающими катехизис наизусть, даже если не понимали в нем ни слова.
        - И все-таки,  - упрямо сказал де Солиньяк после некоторого молчания, внимательно разглядывая зелень сельвы, встающую вдоль тропы непроходимой стеной,  - сидеть на сундуках с долларами гораздо лучше или надежнее, чем служить человеку, который на этих сундуках восседает.
        Герцог де Роган промолчал, делая вид, что не расслышал последние слова. А может быть, и в самом деле не расслышал..
        ЕЩЕ ОДИН ЗАГОВОР ПРОТИВ КОРОЛЯ,

1950 год
        Его возглавил престарелый граф Кавиньяк, тайно получавший через слугу-мулата газеты из Сальты. Газеты приходили нерегулярно, каждая экспедиция мулата в город была сопряжена с определенными трудностями, ведь узнай король о подобных интересах придворного и о роли, которую в этом деле играл его слуга, жизненный путь обоих уже закончился бы - графа на Монфоконе, а слуги - на безвестных тропах бесконечной сельвы, что окружала замок.
        Кавиньяк был наслышан об американских атомных бомбах, которые янки сбросили на Хиросиму и Нагасаки, со дня на день он ожидал схватки англосаксов с большевиками, но время шло, а ничего обнадеживающего не происходило. Графу уже казалось, что все это выдумка досужих журналистов и никакой атомной бомбы нет. Но тут русские испытали свою бомбу. Граф испытал разочарование, сопряженное с бешенством.
        - Прогадили!  - восклицал он, расхаживая по своему кабинету.
        Стены библиотеки были уставлены застекленными стеллажами, с которых на графа смотрели позолоченные корешки книг. Среди авторов можно было встретить Аристотеля и Платона, Шиллера и Гофмана, Плутарха и Госсена, и многих-многих других. Разумеется, все надписи были выполнены на французском языке. Досадным обстоятельством являлось то, что книги библиотеки графа Кавиньяка невозможно было читать, ибо они представляли собой муляжи с чистыми страницами и только по этому обстоятельству допущены в качестве оформления кабинета графа по милостивому разрешению светозарного короля.
        - Прогадили!  - досадливо ворчал граф.  - Момент упущен, что и говорить! А все потому, что мы здесь занимаемся полной ерундой! Мы отрезаны от всего остального мира! Но ведь прятаться уже незачем! Клинсманн! Клинсманн тоже был в списках военных преступников, а теперь заседает в ландтаге Баварии! И Куге тоже был в этом списке, а теперь он главный редактор книжного издательства! Подумаешь, Гесс сидит в Шпандау! Мы никогда не занимали его высот!
        - Тише!  - успокаивали его друзья.  - Сам знаешь, у стен тоже обязательно бывают уши! Как бы эти уши не сослужили плохой услуги, граф!
        - Какой к дьяволу граф!  - взрывался Кавиньяк.  - Оберштурмбаннфюрер СС Оберлендер! Яволь! Оберштурмбаннфюрер Отто Оберлендер! И не стыжусь этого. Более того - я горжусь нашим великим прошлым и не хочу быть затравленной крысой, которую загнали в лабиринт джунглей!
        - Вспомни сорок четвертый!  - успокаивали его.  - Сколько генералов закончили свою жизнь подвешенными за ребро на свиной крюк! Сколько офицеров было повешено на фортепианных струнах!
        - Не говорите мне про этих предателей!  - отмахивался старик.  - Я горжусь, что в моей жизни был фюрер! Я сам вешал эту шваль, которая подняла на него руку! А наш группенфюрер просто трус, именующий себя королем, земляной червяк, который надеется, что его не обнаружат в джунглях!
        - Богатый червяк!  - пожимали плечами советники.  - Как всякий богатый человек, наш король имеет право на свои причуды!
        - Король, быть может, имеет,  - соглашался старик.  - Но не группенфюрер фон Таудлиц! Я помню его по службе, он всегда казался мне недалеким человеком! Зачем кривить душой, дурак никогда не станет умным, хоть золотом его осыпь! Сопляк играет в королей, а надо поднимать рейх! Из руин!
        Казалось бы, такие речи не могут не дойти до ушей доносчиков, близко знавшие Кавиньяка смотрели на него как на обреченного человека. Но шло время, а старого графа никто не трогал. Никто и не подозревал, что всему причиной начальник тайной полиции Видок, которому надоело пребывание в сельве. Он очень скучал по баварскому пиву и мюнхенским свиным сосискам, поэтому с некоторой осторожностью, которая, впрочем, говорила о здравом уме сыскаря, принял участие в заговоре, полагая, что шансы на успех заговора от его личного участия только повысятся. План был незатейлив и прост - удавить короля в его покоях, воспользовавшись свободным доступом начальника тайной полиции в королевские покои. Ганс Гутман трезво относился к своим физическим данным и возможностям, поэтому понимал, что в одиночку ему с королем не совладать. Граф Кавиньяк в исполнители не годился по причине своей старческой немощности. Наконец тайными посулами склонили к участию в заговоре барона Портоса Ле-Вуазье. Тот был из пришлых и не являлся коренным паризийцем, его и французом-то можно было назвать с большой натяжкой, потому что
происхождением барон был из Курляндии, и в жилах его, несомненно, текла славянская кровь. Барону к тому времени тоже ужасно надоело сидеть на одном месте, обжираясь паштетами и опиваясь кислыми винами, он тосковал по сливовым наливкам и жареной кабанятине, а еще больше - по утраченной вследствие личной глупости свободе. Посулы были щедрыми, слухи о казне короля ходили самые фантастические, и потому барон решил рискнуть, рассчитывая стать богатым и свободным и полагая, что пырнуть ножом в бок короля Луи будет несложно, нечто подобное с завидной легкостью когда-то проделала Шарлотта Кордэ, и барон, поднаторевший в ножевых схватках с аргентинскими пастухами, не без оснований считал, что справится с поставленной задачей не хуже неумелой женщины.
        Возможно, так бы оно все и произошло, но в дело вмешался случай, причем весьма банальный - предательство. Бдительный слуга при уборке кабинета графа Кавиньяка нашел нарисованный его рукой план внутренних покоев короля с некоторыми весьма красноречивыми пометками, не оставляющими сомнения, для каких коварных целей этот план составлен. Испуганный, он отчего-то не стал передавать найденные бумаги Видоку, на службе у которого состоял, а добился встречи с кардиналом Ришелье.
        На следующее утро бумаги лежали перед королем. Ознакомившись с ними, Луи XVI покачал головой и сделал красноречивый жест.
        Участь графа Кавиньяка и его соучастников была решена. Разумеется, подлинные планы заговорщиков решили не обнародовать, чтобы не подталкивать к тому же иных недовольных. Официально заговорщики были обвинены в государственной измене и в попытке войти в сношения с представителями Испании, связях с нечистой силой, идолопоклонничестве (на том основании, что в кабинете Кавиньяка был обнаружен небольшой бронзовый бюст Гитлера и фотография, на которой фюрер был в окружении Гесса, Гиммлера и Геринга).
        Король лично пытал престарелого графа, дабы выведать у него имена всех участников заговора и вырвать с корнями сорную траву, выросшую в замках.
        - Да какой вы к черту король?  - прошепелявил разбитыми губами старый граф.  - Вы мясник, Таудлиц! Так и в гестапо никогда не били! Вы отбили мне все внутренности!
        - Покойнику они ни к чему,  - сказал король, смывая кровь с мосластых кулаков.  - И благодарите, что я не отдал вас герцогу де Рогану, он в этих делах куда изощренней меня!
        В связи с обвинением заговорщиков в идолопоклонничестве их предали церковному суду. Заговорщикам от этого легче не стало, всех их приговорили к сожжению на костре.
        Казнь была организована на редкость бездарно. Влажные дрова никак не хотели разгораться, над площадью Монфокон низко стелился черный дым, в довершение ко всем несчастьям, когда нижние слои поленьев уже занялись, графу Кавиньяку удалось освободить руку и избавиться от кляпа.
        Проклятия, которыми он сыпал, произвели крайне неблагоприятное впечатление на толпу, а оскорбления, которыми он осыпал венценосного палача, невозможно было прервать из-за жара, вставшего стеной перед тюремщиками.
        Именно после этого покушения Луи XVI заговорил о наследнике.
        - Возраст,  - вздохнул он однажды вечером, когда они с кардиналом сидели на оплетенной виноградом террасе замка и за шахматной доской неторопливо пили превосходный арманьяк. Луи XVI считал, что игра в шахматы очень достойное для дворян занятие. В джунглях за крепостными стенами щебетали птицы, слышались пронзительные вопли обезьян и жужжание насекомых, заглядывающих в разноцветные чаши распускающихся орхидей. В темнеющем небе молочно светился месяц.
        - Сир,  - осторожно возразил кардинал Ришелье.  - Вы еще всех нас переживете!
        - Трону нужен наследник,  - сказал король.
        - Назначьте преемника,  - живо отозвался кардинал.
        - Власть должна быть наследственной,  - не согласился король.  - Преемник - это всегда второе лицо, которое стремится быть первым. Мне надоели заговоры, я хочу жить, не ожидая удара в спину. Нужен полноценный наследник. Такой, чтобы король мог довериться ему. Вы меня понимаете?
        - Детей у вас нет,  - осторожно сказал кардинал.
        - Нет,  - согласился король и, заложив руки за спину, прошелся по террасе.  - Но там у меня есть племянник.
        ПАРИЗИЯ, СУДЬБОНОСНОЕ РЕШЕНИЕ,

11 сентября 1952 года
        Стрекотал проекционный фонарь.
        Пленка была старой и исцарапанной, но двигающиеся фигуры, изображенные на целлулоиде, были хорошо различимы, пусть даже казались серыми и выцветшими. На маленьком экране священнодействовал небольшой темноволосый человечек с покатым лбом и щепотью усов под крупным носом. В полувоенной форме он шел вдоль строя подростков, одетых в военную форму, время от времени протягивая руку следующему за ним офицеру. Получив награду, он вешал ее на грудь подростку, ласково трепал его щеку и переходил к следующему в шеренге.
        Зрителей, наблюдавших за действом на экране, в маленьком тесном зале было двое - высокий плечистый мужчина с грубоватым лицом, которое никак не украшал шрам на левой щеке, и маленький тщедушный человечек в темном одеянии. С лица последнего не сходила подобострастная улыбка, придававшая бледному лицу человечка виноватое и просительное выражение. Даже гадать не стоило, кто из них от кого зависел.
        Комментатор говорил на иностранном языке, но дело было не в словах, что он произносил. Впрочем, язык комментатора был понятен обоим присутствующим, более того, они говорили именно на этом языке, но признаваться в том никто из них не желал.
        - Стоп!  - звучно произнесли в полутьме.
        Изображение застыло. На экране темноволосый человечек в полувоенной форме склонился к бледному, но восторженному подростку лет тринадцати-четырнадцати. Каска подростку была велика, да и длинные узкие погоны на френче висели обломанными крыльями, но паренек старательно прикидывался бывалым воином, большими восторженными глазами наблюдая, как человечек прикрепляет к его груди Железный крест.
        - Таким он был в сорок пятом, герцог,  - сказал высокий рослый мужчина, облаченный в алую мантию, отороченную белоснежным мехом.
        - Сколько сейчас ему лет, сир?  - спросил его собеседник.
        Луи XVI задумчиво потер лоб.
        - Тогда племяннику было четырнадцать. Следовательно, сейчас ему двадцать второй год. Понимаю, задача трудна. Но ваш король, дорогой герцог, требует от вас выполнения этой задачи. Это необходимо государству, а, как сказал один из моих предшественников, государство - это я.
        - Ваше величество! Клянусь! Я сделаю все возможное…  - горячо начал собеседник, но человек в мантии прервал его величественным жестом.
        - Я вас не ограничиваю, уважаемый герцог. Можете делать и невозможное. Этого требуют интересы нашего государства. Вы же знаете, я бездетен. Даст Бог, я еще проживу много лет, но мы с вами, дорогой герцог, уже пожили на свете и понимаем, что к неприятностям надо готовиться заранее.
        Итак, его зовут Бертран. Бертран Гюльзенхирн. Отец погиб в тридцать девятом, мать - Анна Гюльзенхирн, насколько я знаю, была жива и воспитывала ребенка до последнего дня. Вам надлежит выехать за границу, найти инфанта и доставить его в Паризию. Задача сложная, но вам, герцог де Роган, она будет по плечу. Король верит, что, как истинный рыцарь, вы справитесь со всеми сложностями, что встретятся вам на пути. Только ради всего святого, герцог, король приказывает вам - никаких женщин в дороге. Дело, порученное вам, важнее всех женщин мира!
        - Сир!  - воскликнул его собеседник.
        - Что - сир?  - махнул рукой король.  - Если бы при дворе вас не знали, как завзятого сердцееда…
        Раскатисто просмеявшись, он вновь повернулся к собеседнику.
        - Детали путешествия обсудите с министром финансов. У него же получите талеры, необходимые для путешествия и поисков.
        Он величественно кивнул головой. На мгновение сквозь уложенные седые волосы мелькнула тщательно сокрытая лысина.
        - У вас есть вопросы к вашему королю?
        - Единственный, сир,  - тонким голосом сказал герцог.  - А если он не захочет поехать?
        Король Луи удивленно взглянул на собеседника.
        - В любом случае, дорогой герцог, воля вашего короля должна быть выполнена неукоснительно.
        Граф де Роган низко склонился.
        - Слушаюсь, сир!
        За дверью открылся балкон. С балкона был виден весь город. Каменные стены окружали город по периметру. Зубчатые башни с бойницами придавали стенам грозное величие. Королевский дворец выделялся из мелкого разнотемья городских кварталов. Окруженный ровными газонами и цепью искусственных озер, соединенных узкими голубоватыми каналами, дворец казался фантастическим сооружением. За крепостными башнями зеленел лес. У городской мэрии уже шумел воскресный базар.
        - Герцог,  - печально хмуря брови, сказал король.  - Я очень надеюсь на вас. Отсутствие наследника, как вы понимаете, рождает серьезные проблемы. Вы сами знаете мое окружение, они ведь передерутся, деля наследство. Я боюсь, государство рухнет, а если рухнет государство…
        Одетый в черное одеяние, герцог де Роган поправил шпагу, которая из-за его роста казалась непомерно длинной, и вновь склонился перед собеседником.
        - Я все понимаю, сир! Вы доверились надежному человеку. Герцог де Роган или погибнет, или отыщет инфанта и доставит его в Паризию.
        - Погибать не надо,  - торопливо сказал его собеседник.  - Вы еще нужны Паризии и вашему королю!
        Он задумчиво и величественно пошевелил пальцами.
        - И вот что,  - казалось, он находился в нерешительности.  - Переоденьтесь, герцог. Там ваше одеяние будет вызывать, по меньшей мере, недоумение и любопытство. Оденьтесь англичанином или хотя бы голландцем. Поедете через Испанию, документы для вас уже готовы у нашего посла. Разумеется, что поедете вы не под своим именем, это бы было слишком опасным, мой дорогой герцог.
        Страшный нечеловеческий вопль прервал утреннюю тишину.
        - Что это?  - король поморщился.
        - Не извольте беспокоиться, сир,  - сказал герцог де Роган.  - Вчера несколько гугенотов поймали. Архиепископ Паризии обращает их в истинную веру.
        - Подлец,  - произнес Луи XVI историческую фразу.  - Какое утро испортил!
        Часть третья
        БЕЗУМИЕ ПРИНЦА БЕРТРАНА
        ПОРОЧНАЯ ГЕРЦОГИНЯ,

3 июля 1953 года
        Бертран прогуливался по парку, когда вновь встретил женщину, обратившую на себя внимание во время бала. Она была старше его, но в женщине крылась какая-то порочная привлекательность, заставлявшая Бертрана Гюльзенхирна вновь и вновь бросать взгляды на нее. Женщина была в платье, скрывавшем ее формы, невозможно было понять, какие у нее ноги, но вместе с тем легко оценить ее грудь, круглыми упругими мячиками выпирающую из корсета. Женщина стояла под деревом с местным плодом в руке - зеленоватым и бугристым, чем-то сразу напомнившим Бертрану русскую гранату «лимонку». Матовое лицо ее было привлекательным, если не сказать больше, похожие на крупный чернослив глаза разглядывали принца с порочным оживлением, словно женщина ожидала от него каких-то действий и была разочарована тем, что он этих действий по каким-то причинам не предпринимал. Бертрану вновь бросилась в глаза чувственная мушка над полными улыбающимися губами.
        Да, эта женщина была значительно старше его. И все-таки она вызывала в Бертране желание. Как уже говорилось, в жизни Гюльзенхирна было не слишком много женщин. Связываться с падшими женщинами Бертран не хотел, в сиротском доме ему преподавали любовь как нечто возвышенное. Бертран, конечно, знал, что детей отнюдь не находят в капусте и аисты их тоже не приносят. Что и говорить, незнакомка волновала Бертрана, хотя он пытался не признаваться самому себе в причинах этого волнения.
        - Принц, хотите?  - с некоторой двусмысленностью сказала незнакомка, протягивая Бертрану загадочный плод. У нее был чувственный хрипловатый голос, от которого Бертрана бросило в жар, а потом в холод. Именно такой женский голос производил на юношу впечатление.
        - Вы… вы гуляете здесь?  - выдавил Бертран.
        Женщина засмеялась.
        - Удивительная проницательность, принц,  - сказала она.  - От вас не укроется ни одна загадка. Конечно же, я здесь гуляю. Не думает же вы, что я работаю здесь садовницей?
        - Извините,  - сказал Бертран,  - не знаю вашего имени… Вам не кажется, что все происходящее здесь имеет несомненный безумный оттенок?
        - Ах, принц,  - женщина засмеялась и подбросила плод на ладони. У нее была узкая ладонь с длинными породистыми пальцами, которые от ухоженных, покрытых розовым лаком ногтей казались еще длиннее.  - Вы слишком серьезно воспринимаете происходящее. Надо ко всему относиться проще. Разве нельзя воспринимать все как игру, в которую увлеченно играет весь город?
        Она игриво коснулась щеки Бертрана.
        - Боже, как вы серьезны! Вам это совершенно не идет. Кстати, пора бы и познакомиться. Меня зовут Изабелла, а здесь еще называют герцогиней де Клико.
        - У вас есть муж?  - осторожно поинтересовался Бертран.
        - Был,  - беззаботно сказала герцогиня.  - Вот уже второй год как я стала вдовой. Дуэль, знаете ли, он был большой поклонник дуэлей, ему довольно часто приходилось на них драться… Увы! Это был день, когда он столкнулся с более умелым соперником, который нанизал его на шпагу, словно куропатку на вертел.
        - Вы так неуважительно отзываетесь о муже?  - порозовев лицом, спросил Бертран.
        - Ах, принц,  - герцогиня захохотала.  - Сразу видно, что вы здесь совсем недавно и ничегошеньки не знаете! Вы курите?
        - Иногда,  - сказал Бертран.
        - Прекрасно!  - герцогиня еще раз подбросила плод на руке.  - У меня дома прекрасные сигары из испанских колоний. Не желаете? Заодно я кое в чем постараюсь просветить вас, хотите?
        Бертран огляделся.
        - Кого вы боитесь, принц?  - весело сказала герцогиня.  - Возьмите меня под руку, так принято.
        Увлекаемый женщиной Бертран чувствовал все растущее желание и стыд.
        Постель у герцогини была роскошная.
        Ноги у нее, как Бертран и ожидал, были великолепными. И страстной она была, очень страстной. Ее ухоженные ногти оставили память о себе на спине Бертрана.
        - Здесь все как при настоящем французском дворе,  - сказала герцогиня, глядя в потолок.  - Все упиваются своими любовными победами и изменами. Неудивительно - большинство женщин начинали карьеру в публичных домах, только теперь они стыдятся признаться в этом. А ты думал, что король где-то набрал настоящих дворянок? Все мы играем свою роль. Одни роли у мужчин, другие у женщин, но все заключается в том, что мы не принадлежим себе. Марионетки, которые кто-то дергает за ниточки. И невозможно выйти из роли, потому что тогда тебя ожидает смерть.
        - Зачем же вы поехали сюда?  - накрывшись по горло атласным одеялом, спросил Бертран.
        Юноша стыдился своей наготы.
        - Зачем поехали…  - женщина улыбнулась.  - В публичном доме не принадлежишь себе, нас оттуда выкупил новый хозяин, поэтому решать, куда и когда ехать, мог только он. А потом… понимаешь, милый принц, все казалось невероятным, почти сказочным - подняться из грязи к вершинам и стать блестящей дамой света… купаться в роскоши… пить настоящее шампанское и есть изысканные блюда… Тогда это казалось не просто забавным, это давало надежду…
        Женщина села, спуская с постели длинные ноги, потянулась к столику, взяла с него пачку сигарет и закурила. По спальне поплыл голубоватый дым.
        - Сначала тебе кажется все прекрасно, только потом начинаешь понимать, что ты ничем не отличаешься от мухи, попавшей в паутину, из которой уже не вырвешься. И что тебе остается? Только бесплатно делать то, за что ты раньше получала деньги.
        - Королевство Паризия,  - сказал Бертран.  - И я в роли инфанта. Бред!
        - Игра,  - сказала Изабелла.  - Воспринимай все происходящее как игру, и тебе сразу же станет легче. Смысл игры заключается в самой игре, когда играешь, не задумываешься о смысле жизни и о том, чем все закончится. Если тебе суждено будет стать следующим королем - стань им.
        Она резко, почти по-мужски затушила окурок в серебряной пепельнице.
        - А теперь я покажу тебе что-то новое,  - дразнящее улыбаясь, сказала Изабелла.  - Ты готов или хочешь еще немного отдохнуть?
        Бертран не хотел отдыхать.
        В конце концов, все вопросы, которые у тебя возникают, не столь уж и насущны, ответы на них можно получить и потом.
        Опыт герцогини пьянил и заражал.
        Наверное, и Бертран оказался достойным любовником. Иначе с чего бы герцогиня хвалила молодого человека на следующий день в салоне мадам Шампольон?
        - Вынослив как немец, галантен как француз, изобретателен как еврей, темпераментен как испанец, жаден до всего словно русский,  - охарактеризовала подружкам герцогиня своего нового юного любовника.
        - Напрасно ты так неосторожна в словах,  - сказала ее близкая подружка Нана.
        - Ты о том, что я помянула евреев?  - удивилась герцогиня.
        - Нет… немцев,  - вздохнула Нана.  - В Паризии не стоит их поминать. Впрочем, о русских и евреях тоже было бы лучше промолчать. Значит, ты говоришь, что парень не обделен любовными талантами?
        - Думаю, тебе надо попробовать это самой,  - засмеялась герцогиня.  - В противном случае ты мне не поверишь.
        - Молодец,  - сказал Ришелье, выслушав донесения агентесс.  - Угодить этой опытной стерве в постели трудно, легче выиграть войну против Испании, уж она-то знает толк в мужских достоинствах! Будем надеяться, что постоянные любовные упражнения отобьют у нашего наследника желания предаваться философствованиям и анализу реальности. А это она хорошо подметила - конечно же игра! По мне так лучше играть, чем стоять обвиняемым перед трибуналом!
        - Не играйся словами,  - предупредил его герцог де Роган.  - У меня испарина выступает, когда я вспоминаю сообщения из Нюрнберга.
        Да, в сорок шестом они следили за работой Международного трибунала, невзирая на запреты короля. В подвале одного из замков стоял мощный приемник, который ловил сообщения. Борман исчез, Геринг покончил с собой, Риббентропа, Кейтеля, Функа и некоторых других повесили, фон Шираха приговорили к двадцати годам, а Гесса - к пожизненному заключению. Но готовились новые процессы - над теми, кто стоял в иерархии ниже. Хорошего в этом было мало, каждый представлял себя на скамье подсудимых, и ночами им снилась веревка, жестко перехлестывающая горло. Уж лучше играть верного слугу короля в дикой сельве, да что говорить, лучше было жить среди голозадых обезьян, чем находиться в это время в Европе, чьи территории напоминали раскаленную сковородку. Оживились евреи. Какая-то группа недобитых иудеев развязала охоту на тех, кого по собственному разумению причислила к военным преступникам. Растерзанная, расчлененная на четыре части Германия агонизировала, надежды на то, что однажды она восстанет из пепла, становились призрачными, поэтому здесь, в сельве, многие все охотнее и охотнее вживались в шкуры псевдодворян,
стараясь не вспоминать свое прошлое, и не желая, чтобы это прошлое им напоминали.
        Надежду внушил лишь текущий год - в марте сообщили, что восточный деспот умер, смерть эта обещала изменения и, быть может, возможный возврат в Большой мир, оставленный ими сразу после войны.
        Время рождало надежды.
        СВЯТЫЕ КИНОМЕХАНИКИ,

7 августа 1953 года
        Праздная жизнь довольно быстро надоела Бертрану.
        - Послушайте, герцог,  - обратился он к де Рогану.  - Это ведь так тоскливо - ничего не делать неделями!
        - Хотите, организуем охоту?  - предложил герцог.  - Есть, конечно, еще более веселые занятия, но боюсь, что король не одобрит вашего участия в них. Он не разрешит подвергать жизнь возможного наследника опасности.
        - Что вы имеете в виду?  - разглядывая разгуливающих по парку людей, поинтересовался Бертран.
        - Время от времени молодежь отправляется в джунгли, чтобы присоединить к королевству вашего дяди парочку-другую деревень. К сожалению, это невозможно сделать без определенного риска, поэтому ваше участие в подобных мероприятиях исключено.
        - И что, жители деревень добровольно подчиняются Паризии?  - поинтересовался Бертран.
        - Что вы, принц,  - осклабился де Роган.  - Чаще всего этого приходится добиваться огнем и мечом, причем в буквальном смысле этих слов. Но что поделать, Паризия нуждается в рабочей силе, а местные племена черномазых не отличаются особой жизнестойкостью. Так что мы выберем? Охоту?
        - Не знаю,  - с растерянной запинкой отозвался Бертран.  - Честно говоря, охота не слишком привлекала меня.
        - Тогда у вас остается еще одна забава,  - с легкой усмешкой сказал герцог.  - Кстати, это тоже своего рода охота, хотя и приятная во всех отношениях.
        Бертран вопросительно посмотрел на него.
        - Женщины,  - сказал герцог.  - Вы молоды, принц, а охота на девиц всегда привилегия молодости. Слышали о графе Д' Арманьяке? Однажды ему задали вопрос: какое вино он предпочитает - белое или красное. Знаете, что он ответил? Он сказал, что когда пьет белое вино, ему хочется красного, а когда он пьет красное, ему хочется белого. Тогда его спросили, каких женщин он предпочитает - блондинок или брюнеток….
        - Думаю, ответ графа легко предугадать,  - сказал Бертран.  - Он сказал, что когда лежит с блондинкой, мечтает о брюнетке, а когда имеет дело с брюнеткой, хочет блондинку. Верно?
        - Вы проницательны, принц,  - с улыбкой сказал де Роган.  - Возможно, когда-нибудь из вас получится великолепный король!
        Бертран кивнул. Не то, чтобы он соглашался с герцогом, ему просто не хотелось спорить.
        Нелепая средневековая одежда уже не стесняла его, он привык облачаться в нее и носить с достоинством подлинного дворянина. Да и шпага уже казалась естественным продолжением руки - ежедневные занятия с учителем фехтования принесли свои плоды. Но он никак не мог привыкнуть к происходящему, ему постоянно казалось, что он играет в скверной любительской пьесе, написанной дилетантом и графоманом. Даже реплики казались ему фальшивыми. Иногда ему казалось, что его окружает толпа буйнопомешанных, населяющих сумасшедшие дома, которые здесь почему-то называли замками. Более всего не давало Бертрану покоя то, что происходящее нельзя было ни обсудить с кем-либо, ни осудить. И то и другое было чревато наказанием, герцог де Роган предупредил Бертрана, что это правило действует на всех и даже для него, принца крови, исключения не будет сделано.
        - Многие уже пострадали за свою несдержанность,  - неторопливо объяснял герцог.  - Лемонье скормили аллигаторам, которых здесь называют щуками, так как река, несомненно, является Сеной. Барону Дариньону повезло - на нем испробовали действие гильотины. Что же, она сработала вполне удовлетворительно, барон даже не успел особо испугаться. Слова опасны, принц, они имеет оборотную сторону, которая не всегда известна людям и истинность слов, а также последствия неосторожных высказываний они, к сожалению, узнают слишком поздно. Одно время было модно охотиться на ведьм среди черномазых, населяющих местные деревни. Церковники любили выносить им свои приговоры. Знаете, принц, к моему удивлению эти приговоры не отличались разнообразием - чаще всего уличенных в колдовстве приказывали сжигать на костре. Одно время мне казалось, что Монфокон пропахла горелым мясом. Скажу прямо - я этого не одобрял.
        - Я знаю,  - сказал Бертран.  - У вас свой взгляд на женщин.
        Герцог де Роган замахал руками, стеснительно улыбаясь и близоруко щурясь, отчего стал похож на безобидного старичка, признающегося в старческих грешках. Впечатление было обманчивым, Бертран помнил его другим - упругим, как пружина, и безжалостным, словно охотящаяся анаконда.
        - Принц, зачем же вы меня ниже пояса!  - почти радостно вскричал герцог.  - Что поделать, я считаю, что подлинное удовлетворение можно получить, лишь оставшись с женщиной наедине, когда она целиком и полностью в твоей власти, когда ты способен воплотить в жизнь любые, даже самые безумные фантазии. Но что поделать - меня окружают дилетанты.
        Бертран промолчал.
        Ему любовные похождения начинали надоедать. Доступность никогда не бывает увлекательной, женщины быстро надоедают, если не обладают флером недоступности. Среди особ женского пола, населяющих столицу, таковых не наблюдалось, напротив - сам принц Бертран являлся той самой дичью, на которую охотилась прекрасная половина, женщины вожделенно добивались его внимания, и герцогиня де Клико была лишь первой, давшей ему определенный любовный опыт, но отнюдь не последней. Впрочем, устав от женского внимания, Бертран предпочитал отсиживаться именно у герцогини, которая относилась к принцу с почти материнской нежностью, но только до того момента, когда они оказывались в постели. В постели герцогиня оказывалась ненасытной тигрицей, это немало утомляло, хотя и привносило в жизнь Бертрана некую пряность и остроту.
        - Я хотел бы съездить в Испанию,  - выдерживая правила игры, сказал Бертран.
        - Увы, принц, это невозможно,  - улыбнулся герцог.  - Вам нельзя покидать столицу, так распорядился ваш дядя. Кроме того, вам не окажут там почестей, достойных вашего положения.
        Бертран был узником, птицей, посаженной в золоченую клетку, стены этой клетки надежно отгораживали его от свободы, а привратником был этот маленький человечек, который под внешней безликостью хранил невероятный ужас, который только мог существовать в человеческой душе.
        - Если вы желаете, принц,  - сказал герцог,  - вы могли бы принять участие в одной забаве, не знаю, покажется ли она вам интересной…
        Нет, у Бертрана не было никакого желания принимать участия в чудовищных забавах своего собеседника, о чем он не преминул сообщить, хотя и в весьма осторожных выражениях, чтобы не обидеть герцога. Но тот лишь усмехнулся:
        - Что вы, принц, я бы никогда не осмелился предложить вам ничего подобного. В конце концов, то, что интересно одному, весьма вероятно, окажется безразличным другому. Нет, я имел в виду совсем иное. Вы любите кино?
        - Ну, что ж,  - согласился Бертран,  - увлечение кинематографом не хуже любого иного занятия. Надеюсь, мы с вами не станем смотреть «Девушку моей мечты»?
        - Принц!  - укоризненно вскричат герцог де Роган.  - Вы постоянно стараетесь меня уязвить. А ведь я очень и очень благорасположен к вам, зачем же вы пытаетесь разрушить взаимное доверие? У каждого человека есть свои слабости, что поделать, если на мою долю выпали именно эти?
        Сеанс киномагии был назначен на ночное время и проходил в подвале замка герцога.
        - Почему такая таинственность?  - удивился Бертран.  - Разве король против развлечений подобного рода?
        - Вы все увидите сами, принц,  - загадочно улыбаясь, сказал герцог.  - Вы даже быстро поймете, что вся прелесть происходящего заключается даже не в самом действе, а в отношении к нему окружающих.
        Перед небольшим белым экраном стоял проектор, около которого к удивлению Бертрана возились архиепископ Паризии Франсуа Лавиньон и кардинал де Сутерне, сменившие сутаны на городскую одежду. Еще три часа назад Бертран слушал, как архиепископ читает проповедь на темы нравственности в храме, сейчас же Лавиньон готовился к показу кинофильма редким и, видимо, избранным зрителям, которых в зале не набралось и двух десятков. Среди присутствующих выделялся статью и ростом барон Шато де Боливьен, который пытался сейчас говорить вполголоса, только это ему удавалось с трудом - голос барона трубно гудел под сводами подземелья, и его постоянно одергивали, пока, наконец, де Боливьен не угомонился, усевшись верхом на один из стульев в заднем ряду. Некоторые зрители были в черных полумасках, из чего Бертран сделал вывод, что его дядя не разделяет тайных увлечений своего дворянства.
        - О да,  - согласился с его мнением герцог де Роган.  - Этот аппарат со всеми предосторожностями привезен из Монтевидео, как и пленки, которые нам предстоит посмотреть. Будьте осторожны в беседах с его величеством, он и в самом деле не одобряет подобных занятий!
        - Начнем?  - буднично спросил архиепископ, поднимая от кинопроектора бледное лицо.
        - Да, да,  - послышались голоса из зрительских рядов.
        Застрекотал проектор, белый экран усеяли царапины и пятна, потом экран потемнел, и на нем появились надписи, которые, впрочем, сменились изображением раньше, чем Бертран их прочитал. Изображения шокировали Бертрана, ибо представляли собой обнаженные тела мужчины и женщины, которые сплелись в весьма натуралистически снятом акте совокупления. Из зрительского ряда послышался одобрительный свист и довольные возгласы.
        Пленка оказалась порнографической. Зрители смотрели ее с одобрительным гоготом и задорными комментариями каждого совокупления, в особо забористых местах аудитория принималась топать сапогами и подсказывать актерам дальнейшие действия, что на взгляд Бертрана было совершенно бессмысленным. Остроносый кардинал де Сутерне переводил реплики актеров - фильм шел на английском языке, и уже одно это являлось государственным преступлением. Бертран начинал понимать, что именно собрало сюда людей. Не порнография, нет - иные события при дворе были куда более свободными от морали и нравственности, нежели происходящее на экране. В подземелье зрителей собрало именно чувство освобожденности от кем-то установленных и уже надоевших правил, более зажигало не действо, а тот факт, что фильм демонстрировался и комментировался представителями паризийской церкви, осознание того, что само нахождение в этом кинозале было уголовно наказуемым и запретным. Участие в просмотре порнухи рождало в зрителях чувство освобождения, некоторые сцены будили воспоминания о прошлом, а у каждого за спиной было что-то недостойное, которого
они стыдились и которым вместе с тем тайно восхищались.
        - Порви меня!  - комментировал кардинал.  - Сделай так, чтобы я не пожалела о том, что легла с тобой в постель! Проткни меня!
        Садомазохизм, которым были наполнены сцены фильма, возбуждал зрителей, заставлял их трепетать, возвращаться к своему недавнему прошлому.
        - Ганс!  - громко сказал барон де Боливьен.  - Ну точь-в-точь Ганс Кугель! Помнится, именно так он накинулся на ту еврейку у рва. Без стыда и стеснения трахнул ее прямо при всех и столкнул в ров, когда эта тварь еще нежилась, переживая оргазм!
        Зрители взвизгнули от восторга.
        - Что и говорить,  - согласился кто-то из зрителей,  - помнится, мы неплохо развлекались во Франции!
        - Нет, на Украине мы оторвались больше,  - возразил кто-то.  - Если бы не партизаны, можно было бы считать, что мы попали в рай.
        А просмотр постепенно превращался в оргию, скрипели нещадно стулья, кто-то уже постанывал, кто-то хрипловато кричал:
        - Где эти обезьяны, где?
        - Господа,  - сказал кардинал.  - Как священник, я просто должен подготовить вас к будущим исповедям. Прошлые грехи прощены, только новые грехи дадут вам возможность покаяться, это говорю вам я, кардинал Сутерне!
        В помещении появились две девушки-мулатки, почти подростки, они затравленно озирались по сторонам, а вокруг них незримо, но осязаемо сгущалась похоть, и по взглядам присутствующих мужчин можно было догадаться, к чему склоняется дело. Возбужденные мужчины окружили мулаток.
        - Ну, дальнейшее не так уж и интересно,  - склонился к уху Бертрана герцог де Роган.  - Свальный грех - это не для меня. Вы останетесь, мой принц, или мы с вами покинем этот вертеп?
        - Гнусность,  - искренне сказал Бертран, вдохнув свежий воздух темного в ночи парка.  - Противно!
        - Не стоит судить так категорично,  - возразил де Роган.  - Думаете, им и в самом деле нужны эти черномазые шлюшки? Ошибаетесь, принц! Иногда они опускаются до настоящих обезьян. Вот где потеха! Им необходимо ощутить свою власть над всем живым. Когда каждый день склоняешься в угодливых поклонах перед сильными мира сего, хочется ощутить и собственное всесилие, почувствовать, что кто-то всецело зависит от твоей воли. Раб всегда хочет стать господином. А эти… Они жили рабами раньше, живут ими и сейчас, потому и проявляют потуги на властность, а эта властность всегда оказывается жестокой. В конце концов, кем они были там? Архиепископ в той жизни был шофером гестапо Гансом Шеффертом. А кардинал - интендантом в хозяйственном управлении СС. Возил золотые зубы и оправы очков в Имперский банк. Они хотят власти и только. Только не говорите, что вам жалко этих черномазых сучек, это дурной тон, принц! Ну, что? Хотите, посидим у меня? Я угощу вас великолепным перно, если захотите, мы можем сыграть в шахматы, а? Не привлекает такая перспектива?
        Честно говоря, Бертрану хотелось остаться в одиночестве. Его охватывал ужас, когда он пытался представить, что происходит сейчас в подвале. Но страшнее всего было то, что к этому ужасу странно примыкало тайное желание, которое будоражило душу Бертрана. Быть может,  - вдруг подумал он,  - так и рождается в человеке свинство - почувствовать в себе тайное желание насилия? А потом достаточно обрасти толстой шкурой, чтобы не дать просочиться к глубинам души сочувствию и состраданию. И готова еще одна скотина, готовая на все.
        - Какой из меня игрок,  - вслух сказал он.  - Но вот от рюмки хорошего перно я бы не отказался, господин герцог.
        - Вам нехорошо?  - участливо заглянул в его глаза герцог.
        - Немного,  - признался Бертран.  - Наверное, мой дорогой герцог, я еще слишком молод, чтобы играть в подобные игры. И не хочется. В этих играх слишком много животного начала.
        - Вы на правильном пути,  - со смехом заметил герцог.  - Еще немного и вы начнете понимать меня. Главное - понять человека, после этого в мотивах его поступков легко разобраться. Всегда пытайтесь понять человеческую суть. Это главное, мой принц! Честно говоря, все эти игры немного утомляют и меня. Спектакль, в котором режиссурой занят один человек. Остается только сожалеть, что этот человек не я.
        ФАЛЬШИВАЯ ЖИЗНЬ ПРИ ДВОРЕ,

10 августа 1953 года
        Король сидел на троне, покачивая ногой в красном башмаке.
        Прищурясь, он некоторое время разглядывал Бертрана, потом невесело усмехнулся:
        - Ты ничего не понял. Да, все они ненавидят меня. Но не потому, что я король, хотя каждый из них в душе совсем не прочь занять мое место. Деньги, малыш, все упирается в ливры и луидоры, которыми они жаждут обладать. Они мечтали бы добраться до сокровищницы, но понимают, насколько коротки их руки. Они терпят меня, потому что без меня они просто прах прошлого, обломки бывшего величия. Идиоты не понимают, что именно я их тяну к подлинному величию. Господи, Бертран, как мне хочется, чтобы не только я, чтобы они все забыли о своей прошлой жизни. Кем они были? Они ведь были рабами системы, которую создал Адольф. Да, старик был велик, он кое-что понимал в истинных целях. Но я создал мир, в то время, как он просто переделывал окружающее под себя. А эти…  - король пренебрежительно взмахнул рукой.  - У них нет воображения, они не могут постигнуть величия моих замыслов. Мне постоянно приходится беспощадно давить их, чтобы из них не лезли прошлые тени. Теперь они жалуются, что я не даю им дышать, что я слишком деспотичен. Запомни, Бертран, король должен быть деспотом, он обязан быть беспощадным к поданным, в
противном случае власть его недолго продлится. Поверь, я знаю, что говорю.
        - Но герцог,  - пробормотал Бертран.
        - Герцог!  - король встал, подошел к ломбардному столику, на котором грудой лежали письма.  - Знаешь, что это такое? Это доносы, которые они каждый день пишут друг на друга. Кардинал пишет на маркизов и архиепископов. Герцог де Роган пишет на кардинала. Ему хочется надеть на себя кардинальскую митру и стать наместником Господа, тогда его грехи и постыдные желания перестанут быть таковыми и обретут статус освященности.
        - Дядя, отпустите меня,  - сказал Бертран.  - Я не способен управлять вашими людьми. Я не гожусь в короли.
        - Поздно,  - хмуро отозвался король.  - Теперь ты принадлежишь королевству.
        - Безумному королевству,  - уточнил новоявленный инфант.
        - А эти слова ты говоришь в последний раз,  - нахмурился король.  - Во мне еще достаточно сил и решимости, чтобы управлять твердой рукой. Могу и наказать. Развлекайся, Бертран, привыкай к королевству и власти, воспринимай происходящее игрой, в которую затеялись сыграть взрослые. Да, у тебя недостает многих качеств, необходимых правителю. Но поверь, это дело наживное.
        Он встал.
        - И еще одно,  - решительно сказал Луи, не глядя на племянника.  - Забудь, что ты когда-то был Гюзельхирном, теперь ты Андегавен, и к этому надо привыкнуть, это надо помнить всегда и везде. Так решил король, менять его решения некому. Ты никуда не уедешь, ты останешься здесь, чтобы ты ни вообразил себе.
        Бертран остался в своей комнате в полном одиночестве.
        Но вот и оправдалась старая немецкая поговорка, что в мышеловках никогда не бывает бесплатного сыра. Ты хотел богатства? Но в придачу к нему выдавалась неволя. Ты получил и то и другое.
        - Мой дорогой,  - сказала герцогиня Клико.  - Король дал тебе правильный совет. Развлекайся. Кстати, маркиза де Монпансье уже не раз поглядывала на тебя. Что ж, я не ревнива. Опасайся только мадам Помпадур, она фаворитка короля, а Луи, как я знаю, очень и очень ревнив. Вряд ли он захочет делить маркизу даже с инфантом.
        - Господи,  - вздохнул Бертран, вытягиваясь на прохладном атласе простынь.  - Да способна ты о чем-нибудь ином думать? Изабелла, иногда мне кажется, что все твои жизненные интересы сосредоточены ниже пояса.
        - Ну почему же,  - сказала женщина рассудительно.  - В мире много иных радостей. Дорогой, тебе не кажется, что жульен, поданный на сегодняшнем обеде, был просто восхитителен?
        Бертран некоторое время неподвижно лежал на спине, разглядывая украшенной лепниной потолки будуара. Ангелочки с крылышками, лукавые купидоны с луками, девы и кавалеры парили над огромной постелью. В раскрытое окно доносились страстные крики обезьян, предающихся похоти в джунглях. Крики раздражали и будили желание.
        - Глупенький,  - сказала любовница, которая вполне могла быть его матерью.  - Ты опять думаешь? Хорошо же, мог друг, я покажу тебе один изумительный прием, меня ему научил один мулат в Буэнос-Айресе.
        - Господи, Иза, я едва шевелюсь,  - с некоторым раздражением сказал Бертран.  - Разве нельзя меня оставить в покое?
        Герцогиня вытянула вверх длинную стройную ногу в шелковом чулке, вызывающее и похотливо огладила ее.
        - Это невозможно,  - сказала она.  - И запомни, дурачок, все что делается, делается исключительно для твоей пользы.
        Ласки ее утомляли, окончание их Бертран воспринял с невероятным облегчением, словно перенес пытку изощренного палача. Он уже готов был погрузиться в сон, но герцогиня бесцеремонно растолкала его.
        - Не спи, не спи,  - сказала она, награждая любовника тумаками.  - Через час у тебя рыцарский обед в тронном зале короля.
        - Какое мне дело до этого,  - злобно сказал Бертран, садясь на постели.  - Я всем уже сыт по горло. Я хочу выспаться. Мне надоело это вечно продолжающееся безумное веселье. Плевать я хотел на обеды, пусть даже их устраивает мой дядя.
        - На рыцарские обеды плевать нельзя,  - строго сказала герцогиня.  - Рыцарские обеды - это не просто столование у короля, это общение с теми, кто управляет государством, с самыми доверенными лицами короля.
        Если бы Бертран знал, во что обойдется ему этот обед, он бы, конечно, даже не сделал попытки встать с постели, злобно послал бы Изабеллу и остался среди шелкового и пухового изобилия.
        Но серьезность тона Изабеллы де Клико сделала свое дело. Он сел на постели и, ворча, принялся натягивать панталоны и сапоги. Герцогиня, беззастенчиво открывшись во всей своей наготе, одобрительно наблюдала за ним.
        - Поступок мужчины,  - одобрила она.  - Что ж, если ты устал, то я, пожалуй, не стану досаждать тебе этим вечером. Меня беспокоит лишь одно - поймет ли тебя маркиза?
        Она проводила принца Бертрана чарующим взглядом и лукавой улыбкой, выждала, когда за ним закроются двери и, перевернувшись на живот, наваливаясь роскошной грудью на мягкую подушку, пробормотала:
        - И все-таки в постели этот красавчик оказался не ахти каким крепким. Впору приглашать на десерт лакея.
        Полежала немного в задумчивости, протянула руку к шнурку сигнального колокольчика и позвонила.
        В тесном дворике яростно фехтовали два гвардейца и два мушкетера. Они со сдавленными выкриками обменивались хлесткими ударами шпаг, выпадами, демонстрируя свое умение владеть шпагами. При появлении Бертрана они остановили свою схватку, вложили шпаги в ножны и продемонстрировали прохожему взаимное расположение улыбками и рукопожатиями. Но затишье оказалось мнимым, едва Бертран шагнул на улицу, звон шпаг и сдавленные проклятия опять наполнили воздух, а короткий крик одного из дуэлянтов показал, что некоторые удары все-таки достигают намеченной цели.
        Все опять всколыхнулось в душе Бертрана, безумие мира, в который он так опрометчиво ступил, угнетало его. Бертрану казалось, что он является героем глупой комедии, поставленной каким-то скверным любителем. Оставалась одна надежда - дядя увидит, дядя поймет, что Бертран не пригоден к исполнению назначенной ему роли, и в один прекрасный день отправит его обратно, пусть нищего, пусть без денег, но в Европу. Хотелось в это верить, пусть даже в глубине души Бертран понимал, что никуда ему не деться, никто и никогда не отпустит его из этих чертовых джунглей, и, возможно, остаток дней ему придется провести среди обезумевших от страха вояк, которые ушли в чужое прошлое, чтобы казаться нормальными.
        Неожиданная мысль пришла ему в голову: если самому притвориться безумным, то, возможно, безумный мир тебя оставит в покое. Мысль эта показалась Бертрану спасительной, он ухватился за нее, как хватается за соломинку утопающий.
        Безумие личное спасет от безумия окружающего. Надо только понять, что живешь во сне, что тебя окружают персонажи твоего воображения, и все станет на свои места. С этой мыслью, все более утверждаясь в ней, Бертран шел мимо уличных торговок, мидинеток, смуглых до красноты долговязых негров, на чьих плечах лежали процветание и успехи Паризии.
        Да, именно так и должно быть: безумному королевству должен быть явлен безумный наследник!
        КОРОЛЕВСКИЙ ОБЕД,
        вторая половина дня 10 августа 1953 года
        Что вы знаете о королевских столах?
        Если вы никогда не были представлены ко двору, если не приглашались на королевские пиршества, вы ничего не можете представить о великолепии королевского стола. Особенно в том случае, если за столом сидят не природные маркизы и графы, бароны и маршалы, виконты и герцоги, а всего лишь башенные стрелки танковых армад, следователи и шоферы гестапо, тучные хозяйственники, на которых когда-то зиждилось могущество рейха, начальники зондеркоманд, огнем и мечом утверждавшие это могущество, а ныне, обрядившись в платья времен французской монархии, жаждали подлинности происходящего, ибо это поднимало их в собственных глазах.
        Паштеты и заливные, изысканные салаты, тонко нарезанная ветчина и колбасы подавались на сервизных тарелках, украшенных лилиями. В хрустальных чашах на столе разноцветно светились фрукты. Пузатились бутылки с бургундскими и гасконскими винами, хлопали пробки, освобождая из темных бутылок пузырящееся янтарное шампанское, но большинство прикладывались к толстым фужерам, в которые был налит коньяк. Никого не смущало, что коньяк следовало пить мелкими глотками из позолоченных коньячных рюмок, желание ощутить хмельной удар в голову был выше установленных застольных процедур.
        Велись однообразные разговоры.
        - Граф, не передадите ли мне вот этот паштет со свежими шампиньонами? Благодарю вас, любезный граф!
        - Не стоит благодарностей, маркиз!
        - Не желаете ли еще добрый глоток коньяка, виконт? Коньяк превосходный.
        - Благодарю, маршал. Скажу откровенно, в этом году я впервые пью коньяк такого качества. Поставщики Его величества радуют. Что-то вас давно не было видно при дворе? Где вы пропадали, маршал?
        - Пустое. Пришлось усмирить одну деревеньку, проклятые негры не желали выделять женщин в дворцовую обслугу.
        - Теперь они изменили свое решение?
        - О да! Теперь, я думаю, они охотно отдают своих баб для дьявольских застолий. Мы стерли деревню с лица земли.
        - Достойный подвиг, дорогой маршал. Я думаю, он найдет свое отражение в королевской хронике.
        - Пустое, виконт. Передайте мне вон тот салат с раковыми шейками. Мне кажется, он недурен.
        Одни из сидящих за столом бледнели. Другие - напротив - наливались апоплексической краснотой, речи постепенно становились все развязнее и крикливее. За столом царил гам, в котором трудно было разобрать отдельные слова.
        С краю стола взялись рассказывать анекдоты.
        - И вот маркиз возвращается домой, влетает в опочивальню маркизы и застает ее голой. Он, естественно, бросается к настенному шкафу, распахивает дверцы, и за платьями маркизы видит своего соперника виконта. Совершенно голого.
        - Что вы здесь делаете, виконт?  - кричит маркиз.
        - Ищу свою шпагу,  - отвечает тот.
        - Виконт, зачем вам шпага, если природа наделила вас таким великолепным мечом?  - удивился маркиз, разглядывая соперника.
        - Вот этот меч и заставляет меня искать шпагу,  - признается виконт.
        - Ха-ха-ха! Неплохо!
        За столом, где сидело духовенство, велись свои разговоры.
        - И тогда кюре взял жареного каплуна,  - рассказывал кардинал Сутерне,  - с сожалением оглядел его и сказал:
        - Ничего не поделать, идет пост. А раз так,  - он перекрестил каплуна,  - нарекаю тебя карпом!
        - И это означает, что для сообразительного человека нет запретов,  - тонко усмехнулся Ришелье.  - Умный человек всегда найдет возможность обойти заслоны, воздвигнутые крючкотворами.
        Слуги-мулаты внесли на нескольких блюдах запеченных на вертелах кабанов, украшенных зеленью и овощами. Король оживился. Взяв в руки позолоченную вилку, он постучал ею по полупустой бутылке, привлекая внимание к своей особе.
        - Кабан!  - звучно сказал король.  - Один из символов государственности Паризии! Наши предки охотились на кабанов в лесах Бургундии и Руссильона. Кабан подавался воинам на пиршественном столе, когда приходило время отметить победу. Кабан подавался во время печальных тризн. Кабан подавался перед битвами, чтобы воины Паризии прониклись его яростным духом и не щадили врага, как это делает кабан. В маленькой древней деревушке, которую не смог сокрушить даже римский цезарь, издавна уважали кабана за храбрость и всесокрушающую ярость. Выпьем, господа, на кабаньей крови, окажем уважение непобедимым предкам и их символу - кабану.
        - Ха,  - в наступившей тишине вдруг сказал Бертран, с головой бросаясь в омут вседозволенности.  - Только я не вижу кабана, я вижу пекари - болотную свинью, которой кто-то смеха ради приделал клыки.
        - Бертран!  - ровным голосом, в котором слышался рождающийся гнев, сказал король.
        - Но, дядя!  - Бертран залпом выпил еще полстакана коньяка, на мгновение прояснившего голову и заставившего принца ужаснуться собственному поступку.  - Нас обманули! Под видом кабана нам подсунули болотную свинью. Разве можно поверить в подобное надувательство?
        - Принц, опомнитесь!  - воззвал с другого стола Ришелье.  - Ваши речи граничат с богохульством и святотатством. Другие из-за меньшего кончали свою жизнь на костре!
        - Бертран, замолчи!  - злобно краснея лицом, приказал король.
        - Фальшь, опять фальшь,  - грустно сказал Бертран, отрезая кинжалом заднюю ногу фальшивого кабана.  - Если ставится спектакль, то и актеры должны играть достойно, и декорации соответствовать спектаклю. А что это? Из этой ножки не приготовить приличного айсбанна!
        - Бертран!  - прогремел король.
        Он встал, нависая над столом и яростно комкая салфетку.
        - Что вы сердитесь, дядя?  - кротко удивился Бертран.  - Я всего лишь говорю истины, все остальные ежесекундно изрекают ложь. Есть люди, которым нравится жить миражами, грубых реалий жизни они просто не выдержат, реалии жизни чреваты для них петлей. Будет ли думать об истине тот, кто стремится убежать от петли? Но разве это так важно? В конце концов, французское жаркое от датского отличается не только рецептом, но и ингредиентами. Вы знаете, как приготовить человека? Рецептов великое множество, например, приготовления цыпленка. Возьмите его и замените основной ингредиент - цыпленка человеком. А далее строго следуйте рецепту.
        Король швырнул салфетку на стол, некоторое время он бешено вглядывался в племянника, словно выискивая наиболее уязвимое место на его лице, потом выругался и покинул зал.
        За столами стояла тишина. Все прислушивались к твердым удаляющимся шагам, словно надеялись, что король повернет обратно. Никто не ел, о кабанах забыли, хотя перед каждым из присутствующих лежали роскошные куски.
        Потом взгляды присутствующих обратились на Бертрана.
        - Зачем же оскорблять Его величество?  - спросил Ришелье.  - Никто не смеет подвергать оскорблениям помазанника Божьего, небо покарает любого неразумного человека быстрее, чем он думает.
        Бертран оглядел присутствующих.
        - Запах,  - сказал он.  - Здесь давно уже запах мертвецкой, только вы еще не сообразили, что смердите вы сами.
        - Смелый юноша,  - одобрительно сказал кардинал Ришелье.  - Сразу видно, что он не верует в Господа нашего, с чьего одобрения происходит все в мире.
        - Да что с ним разговаривать?  - грубо поинтересовался граф де Монбарон.  - Посметь назвать нас падалью! Да прежде он сдохнет сам, а я буду утешать короля на его могиле!
        - Граф!  - сказал Ришелье.  - Не торопите события!
        Бертран сделал несколько глотков из кубка. В кубке оказался коньяк.
        - Пресмыкающиеся!  - радостно нашел он слово, чувствуя, что хмель все более и более одолевает его.  - Вы властны лишь перед слугами и дрожите при одном слове короля. И раньше вы тоже дрожали! Дрожали перед начальством, я знаю. Невелика честь править сборищем трусов! С большим удовольствием я бы вернулся назад, пусть там меня и ждут американские солдаты. Да я бы согласился жить среди русских, которых вы так неистово боитесь! Ну, кто из вас скажет королю, что меня следует отправить обратно, кто скажет, что я не оправдал ваших глупых надежд?
        - Маленький наглец!  - изумленно и тонко сказал кардинал Сутерне.  - Щенок, требующий урока!
        - Не знаю, как все вы,  - крикнул со своего места де Монбарон,  - но я не собираясь спускать щенку его наглость.
        С этими словами он запустил в Бертрана кусок жирной свинины. Кусок со смачным звуком ударился о камзол Бертрана в районе груди.
        - Забавно!  - крикнул маршал де Тревиль, в свою очередь запуская в ослушника обглоданной костью.
        Страшным смехом засмеялись за столами, и в Бертрана полетели куски мяса, сахарные фигурки, что являлись украшением столов, даже сервизные чашки и тарелки неслись в его сторону, рассыпая на лету остатки салатов и мясной нарезки. Бертран едва избегал метких бросков, в которых дворянство состязалось с духовенством. Лицо и камзол покрылись жирными пятнами, белокурый тщательно завитой парик слетел на пол. Бертран в отчаянии метнулся к двери, за которой скрылся король. Но дверь оказалась запертой, и он застыл, принимая удары и уворачиваясь от самых опасных, что грозили серьезными травмами. Сальные шутки сопровождали броски и рождали в Бертране Гюзельхирне отчаяние. Теперь он понимал, как опрометчиво поступил, разворошив и разозлив осиное гнездо псевдоаристократов. Они отбросили свои аристократические замашки, явив свету подлинно свиные рыла, но, может, именно так выглядит настоящий аристократ, получивший возможность унизить равного себе и даже стоящего выше. Привыкшие не церемониться с лакеями, присутствующие за столами люди дали волю своим поступкам, уверенные в том, что на них их благословил сам
король, в недовольстве и гневе покинувший стол. Сейчас они мстили Бертрану за вчерашнее превосходство.
        - Ха-ха-ха!  - разражался маршал де Тревиль при виде того, как брошенный кусок мяса сплющился о голову несчастного принца.
        - Хо-хо-хо!  - вторил ему кардинал Сутерне, в восторге оттого, что зеленый горошек и раковые шейки из салата «оливье» усыпали камзол принца, задерживаясь в его мелких складках.
        - Прекратить!  - пронзительно приказал кто-то.
        Поток летящих в сторону Бертрана кусков прекратился.
        - Как вам не стыдно, господа!  - укоризненно сказал в наступившей недовольной тишине герцог де Роган. Его не было на обеде, сказали, что де Роган задерживается, и вот он вошел в зал, стремительный и опасный, словно взведенная пружина.  - Перед вами принц! Прерогатива короля наказывать его за прегрешения. И кто вам сказал, что король что-то имеет против принца? Да, сегодня он высказал свое недовольство, как завтра окажет ему свое расположение. Будете ли вы тогда просить у принца прощения? И простит ли он вас? Ваше преосвященство, вы поступили неосмотрительно, не остановив этот жуткий произвол!
        Пока герцог вел подобные речи, скользнувшие в зал лакеи торопливо убирали следы безумства толпы.
        - Благодарю вас, герцог,  - виновато сказал Бертран, подставляя лицо мокрой салфетке, которую держал в руках краснолицый лакей.  - Кажется, я сильно перепил!
        Герцог де Роган кивнул.
        - Что и говорить,  - сказал он,  - пьяный всегда швырнет камнем, который трезвый человек держит за пазухой. Полагаю, вы получили достаточный урок за свою несдержанность. Теперь вы понимаете, что в свинарнике не стоит заливаться соловьем? Идемте со мной, принц! И не обращайте внимания на остальных, выпито было слишком много, чтобы они осознали глупость своего поступка. Кстати, кто первым бросил в вас чем-то со стола?
        - Я не заметил, мой дорогой друг,  - сказал Бертран.  - Все произошло так неожиданно…
        - Оно и к лучшему,  - кивнул герцог де Роган, не оборачиваясь.  - Простить толпу несравненно легче, чем единственно виноватого человека.
        РАЗВЛЕЧЕНИЯ ДВОРЯН,

13 августа 1953 года
        Разговор не клеился.
        Бертран ощущал скованность, находясь в одной комнате с людьми, о которых он знал только дурное. Тем не менее, он не мог не признать, что именно герцог де Роган выручил его из неприятной ситуации совсем недавно. Бертран еще не отошел от недавнего потрясения. Скандал, случившийся на королевском обеде, выбил его из колеи.
        - Мой принц,  - укоризненно сказал де Роган.  - Надо сказать, что последнее время вы ведете себя на редкость неблагоразумно. Стоило ли дразнить короля? Поверьте, я отношусь к вам с полным благорасположением, но стоит ли дразнить гусей? Вы накличете неприятности на собственную голову.
        - Изъясняйтесь прямее, герцог,  - сказал второй из собеседников Бертрана - маркиз Гранлон, тучный и усатый хозяин дома, достигший шестидесятилетия, но сохранивший гладкость лица и черную густоту волос. Он тоже был одним из немногих, не принявших участия в унижении принца.  - Современная молодежь не понимает изысканного слога, они изъясняются прямее. Принц,  - он повернулся к Бертрану.  - Вы ищете приключений на собственную задницу. Поверьте, я хорошо знаю нашего короля, он никогда не отличался особым терпением. Он предпочтет лишиться наследника, но сохранить порядки, установленные им в королевстве. Никто и никогда уже не отпустит вас обратно, тайна Паризии должна сохраняться, а вы ведь не будете молчать.
        - Я мог бы поклясться,  - устало возразил Бертран.  - Я чувствую себя лишним здесь, мне претят установленные порядки, я никогда не испытывал желания править огнем и мечом, этому невозможно научиться, с этим нужно родиться в крови. Я не Нибелунг!
        - Тс-с,  - прижал сухой палец к тонким змеевидным губам герцог де Роган.  - Подобные слова в королевстве под запретом. Некоторые расставались с жизнью и за меньшие грехи. То, что произошло с вами на королевском званом обеде, должно открыть вам глаза на многое. Хорошо, что я пришел вовремя и обладал достаточной властью, чтобы вразумить скотов. Но вы заметили, что даже духовенство не вмешивалось. Вам хотели преподать урок, король этого хотел, и согласитесь, что урок получился весьма и весьма наглядным.
        Бертран вздохнул.
        - Поверьте,  - сказал он,  - я сожалею о случившемся. Не могу даже сообразить, что на меня нашло. Во всяком случае, я согласен, что урок был достаточно действенным. Думается, что я никогда его не забуду. Я сожалею о случившемся!
        - Ах, принц,  - сказал с видимым сожалением и сочувствием на тучном обрюзгшем лице маркиз Гранлон.  - Что вы знаете о сожалениях? Вы молоды, в ваши годы утраты выглядят незначительными, всегда кажется, что будущие обретения будут больше. В той жизни,  - выделил он голосом,  - у меня была лучшая в Европе коллекция канареек. Вы не представляете, какой желтизны пера сумел я добиться, сидя в Маутхаузене, этом забытом Богом и фюрером месте! А как они пели?
        У меня был пройдоха капо, он постоянно говорил мне, что канарейки лучше поют, если их кормить свежим человеческим мясом. Однажды я попробовал. Можете представить мое удивление, принц, но они и в самом деле запели! Они даже растеряли обретенные за колючей проволокой уныние и печаль, они словно заново вылупились из яиц. Как они пели, принц, как они пели! Вы не поверите, даже у заключенных оживали лица, когда они слышали щебетание моих канареек. А им трудно было угодить, вы уж поверьте старику, положившему жизнь на выращивании птиц.
        - Очень любопытно,  - встрепенулся герцог де Роган,  - и какие же части э-э-э… ваши птахи предпочитали более всего?
        - Печень и сердце,  - сказал маркиз.  - Кроме мозгов, разумеется.
        - Протеины,  - авторитетно сказал герцог.  - Все дело в протеинах.
        Он поднялся, стариковски кряхтя, потянулся так, что явственно хрустнули суставы его небольшого скелета.
        - Жаль покидать вас,  - сказал он, добро и лучисто улыбаясь, так что лицо его покрылось многочисленными морщинками.  - Коньяк, сигары, прекрасные собеседники - чего еще желать в тихий и спокойный вечер? Но дела призывают меня.
        - Новый эксперимент?  - спросил маркиз.  - Вы не жалеете себя, герцог, разве можно работать на износ?
        - Это просто необходимо,  - возразил де Роган.  - Если ты желаешь что-то оставить потомкам… Кроме того, это мне дает необходимую психологическую разгрузку.
        - Это я понимаю,  - закивал маркиз.  - Я всегда говорил, что без развлечений в наших местах жить трудно. Бабы надоедают, вылазки в сельву слишком безопасны, чтобы добавить в кровь адреналин… Хорошая выпивка? Пожалуй, но, в конечном счете, надо признать, что интенсивное употребление алкоголя может разрушить любой организм. Кстати, мы давно не играли в шахматы. Не хотите ли маленький турнир из десятка партий?
        - Возможно,  - снимая шляпу и раскланиваясь, сказал де Роган.  - Но пока я вас все-таки покину. Негоже заставлять прелестную пациентку ждать слишком долго.
        Проводив герцога понимающим и прощающим взглядом, маркиз вновь повернулся к Бертрану.
        - Выпьете?  - поинтересовался он и, не дожидаясь ответа, налил в бокалы вина.
        - Честно говоря,  - пожаловался он,  - я бы с большим удовольствием выпил старого доброго шнапса, однако стараниями лизоблюдов короля он у нас вне закона.
        - Да,  - мечтательно сказал он, сделав несколько глотков.  - Мои добрые милые канарейки… Вы знаете, принц, некоторые увлекались сторожевыми собаками. Но согласитесь, мое увлечение было куда более безобидным. Вы не представляете, канарейки похожи на желтые цветки. Поющие цветки. Вы не находите, что это сравнение достойно Гете?
        Бертран думал о другом.
        Он не знал, куда направился де Роган, но прекрасно понимал, зачем тот ушел в душную ночь, полную криков и стрекотания, которое издавали живущие в сельве существа. Трудно было вообразить, что произойдет, когда он войдет в дом, где расположена лаборатория герцога, в которой его ожидала жертва. Слова маркиза Гранлона заставляли содрогаться все его существо. Кормить канареек свежим мясом, чтобы они лучше пели. «Не просто мясом,  - поправил он себя.  - Свежим человеческим мясом». Занятие не из приятных. Он посмотрел на пухлые мясистые короткопалые руки маркиза, еще хранящего память о времени, когда он был комендантом третьего блока концлагеря Маутхаузен. После войны победители в голос заговорили о крематориях и печах, в которых сжигали людей, но Бертран никогда не верил слухам, они предназначались для того, чтобы еще больше унизить и оскорбить побежденный германский народ. А теперь оказывалось, что все рассказанное в Нюрнберге было лишь толикой правды, в противном случае, откуда бы коменданту взять свежее человеческое мясо? Вот этими пухлыми пальцами, поросшими рыжими волосками, он резал мясо на мелкие
кусочки. Очень и очень мелкие, ведь у канареек такие маленькие клювики, что следовало очень сильно измельчить чью-то плоть, чтобы птицы ощутили наслаждение и получили свой протеин, делающий их голос красивее и звучнее.
        Голова раскалывалась.
        Бертран залпом выпил вино.
        - У вас нет пирамидона?  - спросил он и пожаловался.  - Ужасно болит голова.
        - Конечно, конечно, мой принц,  - сказал маркиз.  - Сейчас я кликну слугу.
        И, приблизившись, доверительно прошептал:
        - Я сам порой испытываю ужас, когда пытаюсь представить, чем наш дорогой герцог занимается в своих подвалах. Не могу понять, почему его привлекают в качестве материала исключительно женщины? Ищет ведьм?
        - Пожалуй, я пойду,  - сказал Бертран, поднимаясь и чувствуя, что ноги плохо повинуются ему.
        - Да, да, конечно,  - расшаркался маркиз.  - Вы плохо выглядите, принц. Поверьте, к некоторым сторонам жизни лучше привыкнуть. Помнится, я тоже с трудом преодолевал некоторые неприятные стороны жизни. Человек ко всему привыкает, спустя некоторое время он уже находит удовольствие там, где вчера испытывал отвращение. Милый принц, можете поверить на слово, я знаю, о чем говорю.
        Бертран вышел на улицу.
        Мимо него неторопливо прошел наряд городской стражи, прошмыгнул некто малоразличимый и незаметный в черной широкополой шляпе и в плаще, под которым в лучах луны на мгновение тускло сверкнул полупанцирь.
        Некоторое время Бертран размышлял, куда пойти. Так и не решив ничего для себя, побрел наугад по булыжной мостовой и пришел в себя лишь у дома герцогини де Клико, с хмурым удивлением отметив, что это последнее место, где он желал бы в этот вечер оказаться.
        Между тем герцог де Роган вернулся домой. Переодевшись, он прошел в кабинет, куда безмолвный слуга принес ему чай и бутылку вина. Некоторое время хозяин дома дегустировал мелкими глотками вина, насмешливо и внимательно осматривая дрожащие от нетерпения руки.
        - Ганс, Ганс,  - упрекнул он себя.  - Ты словно собираешься сделать это впервые!
        На стене висел портрет женщины, написанный не слишком искусным художником, но достаточно мастеровитый, чтобы понять, чей портрет изображен на холсте.
        - Ах, Марика,  - вздохнул герцог, поднимая бокал вина и приветствуя им властительницу души.  - Не стоит томить себя, верно? Нам предстоит еще одна первая встреча!
        Допив вино, он нажал потайную кнопку. Открылась дверь, и дрожащий от нетерпения де Роган медленно спустился в подвал по винтовой лестнице.
        В маленькой комнатке он сбросил домашний халат, переоделся в длинную рубаху, поверх которой надел кожаный передник, шапочку, скрывшую его седые волосы, и, весь трепеща, открыл дверь в самую тайную комнату своего дома, где на длинном топчане, крепко привязанная за руки и за ноги, его ждала белокурая пленница, доставленная последним караваном из Сальты.
        Герцогу хотелось думать, что его тайные помощники не ошиблись и привезенная женщина действительно окажется похожей на незабвенную Марику Рёкк.
        ЗАГОВОР ЗРЕЕТ,

15 августа 1953 года
        В ночи звуки слышны как никогда отчетливо. Кажется, что все происходит рядом, хотя источник звуков был отдален от дворца на много лье. Где-то в джунглях стучали автоматные очереди. Гвардейцы кардинала и мушкетеры короля наводили священный конституционный порядок в одной из деревень, приводя под руку короля ее жителей, отчего-то посчитавших, что они живут свободными.
        Легко было представить, что творилось в этой деревне, но воображение собравшихся было захвачено совсем иным.
        Заговор был неизбежен. Свиньи мечтают о хлеве, поэтому они всегда будут стремиться к побегу. Даже если их посадят в золотую клетку с кормушкой, наполненной апельсинами, они будут мечтать о помоях и грязи, в которой можно отлично вываляться.
        - Не понимаю,  - сухо и неприязненно сказал кардинал Сутерне.  - Вначале чудовищные траты, теперь этот инфант… Король пустит нас по миру.
        - Меня это тоже волнует,  - признался Ришелье.  - Особенно в последнее время.
        - Луи должен понимать, что у него имеются наследники среди друзей,  - сказал Монбарон.
        - Вам ли не знать, граф, у нашего короля нет друзей, только подданные,  - возразил Сутерне.  - Не понимаю, зачем все эти великолепные застолья. В свое время мы чаще обходились сухим пайком и украинским салом…
        - Что мы имеем?  - перебил собравшихся Ришелье.  - Учтите, господа, время требует немедленных действий, у нас просто нет времени на раскачку. Если с королем что-то случится и к власти придет этот щенок-принц, ничего хорошего нам ждать не придется. Он просто вступит в наследство, переведет капиталы в Испанию и улизнет, оставив нас на пустой брюквенной похлебке. Мы слишком долго медлили раньше, поэтому должны торопиться теперь. Какими силами мы располагаем на этот раз?
        - Среди гвардейцев мы имеем немало сторонников, Ваше преосвященство,  - сказал Монбарон,  - но среди мушкетеров их значительно меньше. Король слишком балует их, поэтому неудивительно, что мушкетеры его боготворят.
        - Они боготворят его не поэтому,  - недовольно сказал Ришелье.  - Все очень просто - среди гвардейцев немало бывших сослуживцев короля, вот они и хранят ему верность. Их ведь учили, что верность является обязательным качеством воина.
        - Поэтому я и отправил большую часть с маршалами в сельву, Ваше преосвященство,  - сказал Монбарон, который являлся командующим армией Паризии.  - Вернувшись, они примут случившееся за данность. Впрочем, нас это не должно волновать, к их возвращению мы сами окажемся вдали от этих проклятых мест. Мне надоели комары и пиявки, мне надоела сельва с ее лихорадкой. Деньгам можно было найти более правильное применение.
        - Да,  - мечтательно улыбнулся кардинал Сутерне.  - Уж я бы точно нашел. Мне тоже надоели эти службы, приходится давиться религиозной отравой каждый день; иногда мне кажется, что Бог и в самом деле существует, что это он нас покарал, загнав в этот проклятый уголок Земли.
        - Кардинал, не богохульствуйте,  - призвал Ришелье.  - Друзья, мне хочется сообщить вам о том, что в нашем комплоте отныне принимает участие еще один человек, без которого трудно надеяться на успех. Мне нет нужды представлять этого человека, вы его прекрасно знаете.
        В комнату, где собрались заговорщики, вошел начальник дворцовой стражи, бывший танкист из дивизии «Мертвая голова». Левая щека его несла следы ожогов. В прежней жизни этот человек не раз горел в своем танке, выказывая истинное мужество и непоколебимую храбрость.
        Возгласы удивления заставили его улыбнуться.
        - Что ж,  - сказал граф Монбарон,  - если в деле принимает участие начальник дворцовой стражи, оно просто обречено на успех.
        - Итак,  - сказал кардинал Сутерне,  - король должен умереть. Возникает вопрос: что делать с инфантом?
        - Мне кажется, здесь нет никакого вопроса,  - громко сказал Монбарон и красноречиво взмахнул рукой.  - Решение очевидно. Лес рубят - щепки летят. Я прав, кардинал?
        - Безумный принц,  - задумчиво сказал Ришелье.  - Он может пригодиться.
        - На кой черт он нам сдался, Ваше преосвященство?  - удивился Монбарон.  - Помнится, мы никогда не церемонились со свидетелями, а этот может претендовать на возмездие. Неизвестно, как сложатся наши дела.
        - Именно об этом я и говорю,  - задумчиво тронул бородку Ришелье.  - Будет правильнее, если мы оставим его в живых после смерти короля. Разумеется, надежно изолировав от толпы. Решить вопрос окончательно мы всегда успеем.
        - Помнится, вот также не торопился добрый Генрих,  - сказал кардинал Сутерне.  - И что же? Проклятые жиды расплодились, они даже устроили охоту на преданных сынов рейха. А всему причиной неторопливость начальства. Ему всегда казалось, что перед нами вечность!
        - Да, несомненно,  - согласился Ришелье.  - Надо поторапливаться. Но есть еще одна заноза, которая терзает мне душу. Что нам делать с Виландом?
        - С герцогом?  - хмыкнул Монбарон.  - С ним следует поговорить перед часом «X». Либо он примкнет к нам, Ваше преосвященство, либо мы его похороним на его кладбище среди тех, кого он каждое утро оплакивает.
        Любой секрет в королевстве - секрет Полишинеля, если оно касается высших должностных лиц этого королевства. Здесь было известно о каждом абсолютно все - даже прошлые и уже навсегда забытые биографии. О любимом кладбище герцога де Рогана не знал, пожалуй, лишь сам король.
        - Похоронить не проблема,  - согласился кардинал Ришелье.  - Я побаиваюсь, что в последний момент он может напакостить нам.
        - Но глупо расправляться с возможным союзником, Ваше преосвященство,  - не согласился маркиз Д'Аршиньяк.  - У герцога обширные связи за пределами королевства. Он может помочь нам.
        - Вам не терпится вновь стать немцем?  - вздернул бородку кардинал Ришелье.
        - Ваше преосвященство,  - добродушно засмеялся Д'Аршиньяк.  - Более всего, как и всем нам, мне хочется запустить руки в сокровищницу и самому посчитать, сколько и в какой валюте достанется на душу каждого из нас.
        - Вас устроят даже луидоры с изображением нашего короля?
        - Меня устроит все,  - засмеялся ДАршиньяк.  - Даже луидоры, лишь бы их оказалось много и они были изготовлены из полновесного серебра.
        - Разумеется,  - вмешался в разговор Монбарон,  - все должно быть поделено честно и по справедливости. А именно - поровну!
        - К столу, к столу, господа,  - пригласил Ришелье.  - Мы ведь не хотим, чтобы у наших слуг появилось поле для невероятных предположений? Основа успеха - в секретности начинаний, дружеская попойка всегда выглядит невиннее собрания кавалеров, что-то обсуждающих с постными физиономиями. Кстати, мой повар сегодня приготовил превосходное рагу из обезьян. А казна выделила два ящика превосходного арманьяка.
        - Но позвольте, Ваше преосвященство,  - возразил де Монбарон.  - А детали? Каждый должен знать, что ему делать в том или ином случае!
        - Граф,  - ласково сказал Ришелье, в то же время окидывая де Монбарона пронзительным взглядом.  - Вы суетитесь, как шпион, пытающийся узнать все детали, необходимые для доклада.  - Будет день, и у вас не будет необходимости чистить уши, вы все узнаете из первых рук.
        - Пожалуй, я и в самом деле не прочь перекусить,  - севшим голосом отозвался граф де Монбарон.  - А еще больше мне хочется сделать несколько добрых глотков вина. От вашего взгляда, Ваше преосвященство, у меня пересохло в горле.
        ЛЮБИМЫЙ ПОГОСТ ГЕРЦОГА ДЕ РОГАНА,

17 августа 1953 года
        Утро было серым.
        С юга пришли тяжелые облака, они низко повисли над крепостными стенами, клочьями тумана расползаясь по узким улицам, но солнце быстро выпарило из облаков влагу, заставив их растаять и уступить место синеве дня.
        - Да, мой принц, вы поступили весьма опрометчиво,  - внушал Бертрану герцог де Роган. В это утро он был необыкновенно благостный, умиротворенный, почти как тогда в поезде.  - Необдуманными речами вы снискали себе разом множество врагов. Ну, разве можно ссориться с его преосвященством? И весьма неразумно ссориться с церемониймейстром, ведь именно он определяет, кто и где именно сидит за столом, кто и в каком порядке следует за королем и сидит подле него. И с теми, кто ведает снабжением Паризии, тоже ругаться не стоит, иначе ты рискуешь остаток дней прожить без вестфальской ветчины и нежных французских сыров. Мой друг, вы вообразили себе глупость. Никто и никогда не выпустит вас отныне за пределы крепостных стен, своим поведением вы создаете угрозу самому существованию королевства. Король не может этого потерпеть, он слишком много своего вложил в создание королевства. Да, вероятно, в юности он начитался Карла Мея и Дюма, много и не слишком внимательно читал бульварные романы, но ведь хорошо, что он хоть что-то читал, многие за жизнь даже не держали книжки в руке. Вы можете представить себе нашего
Ришелье с книжкой в руке? Я - нет. Он тупой, как обезьяны, которых он иногда пользует, чтобы заглушить приступы собственной похоти. Так вот, я уже говорил вам, любезный принц, что никто и никогда не позволит вам вернуться в свой прежний мир. Неужели вы хотите прожить остаток дней в положении юродивого?
        - Нет,  - сказал Бертран.  - Это было бы слишком жутко.
        - Но тогда вам следует привыкать к местным порядкам,  - сказал герцог.  - Перенимать обычаи, слушаться во всем короля, а главное - воспитывать в себе властность. Ваш дядя властный человек, он железной рукой сдерживает порывы окружающего его стада, которым порою хочется казаться куда более монархичными, чем он им позволяет. Ваш дядя постоянно балансирует на грани обожания и недовольства, и надо сказать, эта эквилибристика ему удается.
        - Боюсь, граф, мне это будет не по силам,  - вздохнул Бертран.  - Верьте мне, я не могу без ужаса смотреть на вас, остальные внушают мне не страх, а отвращение.
        - Ну-ну, милый Бертран,  - с усмешкой прервал принца собеседник.  - Что же ужасного вы видите во мне? Стареющий человек с небольшими странностями, которые он уже не может оставить. Забудьте об этой странности, и вы увидите обыкновенного человека. Есть люди, которые собирают марки, я знал одного чудака, который собирал использованные кондомы и хранил их в особых коробочках, снабжая этикетками, на которых обязательно указывал, кто именно и когда имел сношение в том или ином кондоме. У обычного человека это увлечение вызовет приступ брезгливости, но собиратель обязательно найдет понимание у человека увлеченного, переполненного страстями. Кардинал Ришелье постоянно поминает сакраментальную фразу: не согрешишь - не покаешься. Маленький человечек всегда кается в мелких грехах, от грехов великого человека захватывает дух и останавливается воображение. Хотите, я покажу вам свое собрание?
        - В виде содранной с женщин кожи?  - спросил Бертран.  - Или вы коллекционируете что-то иное?
        - Вам постоянно хочется обидеть меня,  - смиренно сказал де Роган.  - Поверьте, моя коллекция вызовет у вас противоречивые чувства.
        - Не хочу,  - сказал Бертран.  - Вы опять потащите меня куда-то.
        - Это недалеко,  - признался собеседник.  - Я крикну слуг, они доставят нас туда в паланкине.
        Дорога и в самом деле оказалась не слишком длинной - до парка Тюильри, за которым открывалась поляна, на которой росли ухоженные деревца. Из зеленой травы торчали белые камни, напоминающие своей правильной постановкой человеческие зубы, усаженные в землю правильными рядами.
        - Вот место, куда всегда стремится моя душа,  - сказал герцог де Роган, покидая паланкин и протягивая руку Бертрану Гюзельхирну.  - Прощу вас, принц!
        - Что это?  - с любопытством спросил Бертран.
        - Это погост, мой друг,  - сказал де Роган, ставший вдруг сентиментальным до слезливости.
        Присмотревшись, Бертран понял, что и в самом деле стоит на кладбище. Белые камни оказались надгробиями, на которых были выбиты надписи. Опустив глаза, Бертран скользнул взглядом по надписям, и невольный холодок пробежал по спине. На каждом камне была почти одна и та же над пись. «Марика Рёкк» - гласила она. Разнились только даты.
        - Сами понимаете,  - объяснил герцог, поймав недоуменный взгляд Бертрана Гюзельхирна.  - Я не знал дат их рождения, но прекрасно знал день, в который каждая из них умрет.
        Бертран попытался мысленно посчитать камни, но вскоре сбился со счета.
        - Двести десять,  - подсказал герцог.  - Разумеется, не все они лежат здесь, некоторые камни представляют собой кенотафы. Сами понимаете, иногда я был вынужден оставлять тела на чужбине. Но большая часть остается со мной,  - он наклонился и любовно возложил цветы к одному из холмиков, который, судя по влажной земле, появился на этом жутком кладбище совсем недавно.  - Это место, к которому вечно стремится моя душа, Бертран. Однажды настанет день, и я упокоюсь здесь. Прекрасное окружение, не так ли?
        И это двуногое еще говорило о душе? Бертран вонзил ногти и ладони, чтобы прийти в себя. Волею случая у него в этом жутком мире был лишь один союзник, неглупо рассуждающее чудовище, чьими стараниями было устроено это странное и жуткое захоронение.
        - Иногда они разговаривают со мной,  - сказал герцог,  - увы, чаще всего это женские стенания или угрозы мести. Но есть и разумные особы, с которыми хочется пообщаться.
        - Но почему одно и то же имя?  - недоуменно спросил Бертран.
        - Я увековечиваю свою память о них,  - объяснил сановный убийца.  - Зачем же мне их имена? Для меня все они Марики, Марики Рёкк. Я прихожу сюда и молюсь о загубленных душах. Знаете, в этом есть какое-то болезненное наслаждение, недоступное другому смертному. Я сажусь здесь с бутылкой хорошего вина и вспоминаю, как они вели себя в последние минуты жизни. Поверьте, принц, люди по-разному ведут себя перед ликом безносой. Мне больше нравятся те, кто вел себя достойно. Увы! Такие женщины редкость в нашем мире.
        - Давайте уйдем отсюда,  - решительно сказал Бертран.  - Мне кажется, я слышу голоса.
        - Да, похоже, они просыпаются,  - согласился герцог.  - Но не бойтесь, они безобидны и безопасны.
        - Хорошо,  - сказал Бертран.  - Пусть вы не боитесь их, но разве не страшит вас небесная кара?
        Де Роган остановился и резко расхохотался.
        - Небесная кара?  - переспросил он.  - Мой милый принц, поверьте, это самое невинное занятие, которым я занимался с тех пор, как пришел в «Анненэрбе» и получил чин гауптштурмфюрера СС. Разве может испугать небесная кара того, кто прошел по всем кругам ада? И это было не просто экскурсией, я получил урок.
        Весь обратный путь они молчали.
        - Я знаю,  - сказал наконец герцог.  - Вы не обманываете старика. Мне дано видеть будущее, Бертран, готовьтесь. Очень скоро вы взойдете на трон, станете помазанником, если вам это будет угодно. Готовьтесь быть решительным и жестоким. Впрочем,  - он стариковски, лучась глазами, добро усмехнулся,  - если у вас не хватит решимости или жестокости, я вам их займу.
        И тут же он покачал головой.
        - Только не вздумайте обмануть меня. От меня вам не отмахнуться. Обманов я не прощаю даже королям. Теперь вы понимаете, почему я показал вам свой любимый погост?
        СЕРЬЕЗНЫЙ РАЗГОВОР В ЛЕГКОМЫСЛЕННОМ АЛЬКОВЕ,

21 августа 1953 года
        Бежать! Бежать!
        Бертран не раздеваясь, прямо в сапогах рухнул на постель, охватил голову руками. Ужас и отчаяние охватывали его, он бы закричал, но крик ничем бы не помог делу. Монстры, жуткие монстры окружали его. Оказалось, что он ничего не знал о войне и о людях, совсем недавно олицетворявших Германию. Он не знал ничего, все, чем его пичкали, было беспардонным враньем, от которого теперь хотелось выть.
        Бежать!
        Но куда и как? Не к кому было обратиться за помощью, не с кем было посоветоваться. Его окружали волки, готовые порвать любого, кто покусится на их благополучие в темной и неприветливой чаще. Он был один. Против него было все и всё. Один единственный возможный союзник, да и тот со сдвигом, преследующий свои собственные цели. Бертрану было наплевать на эти цели, но все заключалось в том, что в сложившейся обстановке он не мог пренебрегать этим союзником.
        Надо было во что бы то ни стало выбраться за пределы крепостных стен и добраться до местных представителей власти, которые обязательно помогут ему. Вся беда заключалась в том, что Бертран не знал, как это сделать. Он ничего не знал: ни маршрута патрулей, ни тайных ходов, даже обратного пути, который мог привести его в цивилизованный мир, он не представлял. И все-таки он должен был предпринять что-то для собственного спасения, в противном случае однажды он упокоится на местном кладбище, хорошо, если это не будет любимый погост герцога де Рогана, Ганса-Карла Мюллера, Йоганна Виланда, или как там его зовут на самом деле?

«Пророк! Он, понимаете ли, видит меня королем. Да на кой черт мне сдалось это проклятое королевство. Да и дядюшка отличается завидным здоровьем. И это хорошо, похоже, он единственный заступник в этом глухом захолустье ада. Пожалуй, я был неправ, когда своими речами обидел старика. А во всем виновато его окружение. На них отвратно смотреть. Господи, ну зачем я покинул милый и привычный Гамбург, зачем послушал этого гнусного старика?»
        Взбудораженному человеку трудно усидеть, а не то чтобы лежать. Прошло совсем немного времени, и Бертран уже бегал по комнате, не находя себе места.
        Попросить аудиенции у короля? Броситься ему в ноги и просить прощения? А там - будь что будет. Бертран вспомнил, как в него совсем недавно швыряли обглоданные кости и объедки со сгола, к его удивлению, он ощутил раздражение и гнев. Возникло желание отомстить. Подобное желание было непривычным, впервые Бертран ощущал подобное. Впрочем, нет, злобу и желание отомстить он уже испытывал в детском доме, когда Фридрих Дитмайер избрал его объектом насмешек и издевательств, которые не выходили за рамки детской игры, но все-таки казались Бертрану непереносимыми.
        Гюзельхирн ощутил желание поговорить с кем-нибудь о чувствах, которые его обуревали. Но возвращаться к герцогу де Рогану ему не хотелось, видеть герцога было свыше его сил, а иных собеседников у Бертрана не было. Не к королю же и в самом деле идти?
        Ощущение, что его неожиданно обложили со всех сторон, поставив в безвыходное положение, не покидало Бертрана.

«Изабелла!» - вдруг вспомнил он.
        Герцогиня де Клико не любила, когда он приходил к ней, заранее не уговорившись о свидании.
        - Мой милый,  - говорила она.  - Вы ведь не единственный претендент на мое тело. Я бы не хотела ставить в неловкое положение ни вас, ни возможного гостя лишь из-за того, что вы явились неожиданно, повинуясь единственно капризу своей души или зову плоти.
        Но сейчас Бертрану было наплевать на счастливых соперников. Он ворвался в будуар герцогини без стука. Герцогиня была одна. Как всегда, она была полуодета.
        - Изабелла,  - Бертран уткнулся в мягкие податливые груди, от которых пахло духами и женским потом.  - Спаси меня, Изабелла!
        - Ну что ты, малыш, что ты,  - сказала опытная проститутка, которая немало повидала на своем нелегком веку.  - Ты снова накручиваешь себя? В конце концов, неудачное застолье совсем не повод, чтобы впадать в отчаяние. Король погорячился, а остальные… Можно ли требовать галантности от тех, кто всю жизнь носил сапоги и даже любовью чаще всего занимался, их не снимая? Что случилось? Откуда такой надрыв? Ты ранишь мне сердце своим отчаянием, малыш!
        - Мне страшно,  - сказал Бертран.  - У меня ощущение, что они вот-вот набросятся на меня и растерзают. Господи, ну зачем я сюда поехал? Польстился на дядины марки? Так мне они не достанутся, все равно отнимут.
        Изабелла гладила его по голове. Словно несмышленого ребенка утешала.
        - Все будет хорошо,  - сказала она.  - Тебе просто надо усвоить правила, которые позволяют человеку выжить в любом обществе. Разве тебе не говорили о существовании таких правил?
        Первое правило: держись сильного, он и сам не пропадет, и тебя в обиду не даст. Второе, не менее важное правило - грызи слабого, если ты этого не сделаешь, слабый окрепнет и однажды загрызет тебя. Третье правило: копи любовь и ненависть, и то и другое нельзя расплескивать без причин, однажды эти чувства могут понадобиться, и тогда будет обидно, что ты растратил их преждевременно. Еще надо всегда помнить, что ни друзей, ни врагов нельзя подпускать слишком близко к себе. У врага появляется соблазн воспользоваться этим, а сегодняшний друг может обратиться завтрашним врагом. Если проблему нельзя решить, лучше от нее отмахнуться - всегда есть шанс, что все рассосется естественным путем.
        - Ты словно сказку рассказываешь,  - тихо вздохнул Бертран.
        - Я учу тебя жизни, дурачок,  - сказала бывшая проститутка, которой волею случая досталась роль герцогини в странной и запутанной пьесе, написанной литератором из СС.  - Все в жизни уже происходило, жизнь имеет универсальные законы, для того, чтобы все было хорошо, надо придерживаться этих законов.
        - Я хочу убежать отсюда,  - сказал Бертран.  - Хочешь, мы сбежим вместе?
        - И куда я пойду?  - грустно улыбнулась герцогиня.  - Вернусь в публичный дом, отсасывать морячкам за десять долларов? Лучше уж я доживу жизнь здесь, пусть липовой, но герцогиней. Впрочем, почему липовой? У меня есть зажиточный дом, у меня есть рента, у меня есть слуги. Разве кто-нибудь даст это мне в том мире?
        - Тогда помоги мне,  - жарко сказал Бертран.
        - Это невозможно,  - сказала герцогиня де Клико.  - Никто не знает дорог назад, кроме самых доверенных слуг короля. А сельва не любит незнаек, от них в ней очень скоро не остается даже следов. Если с тобой не покончат хищники, то твою кровь выпьют древесные пиявки. Ускользнешь от них и попадешь в лапы к индейцам, которые очень не любят белых людей за все, что они сделали с ними. Знаешь, что они сделают с тобой?
        Герцогиня встала, прошлась к туалетному столику, с тускло отблескивающим зеркалом на нем, и вернулась в постель с двумя бокалами и бутылкой вина.
        - Выпей, мой мальчик,  - сказала она.  - И поверь, что в этом доме ты всегда найдешь сочувствие и понимание.
        - Но почему?  - не сдержался Бертран.
        Герцогиня поняла его по-своему.
        - Потому что я люблю маленьких несмышленых петушков, которые воображают, что все усвоили в этой жизни,  - сказала она.  - Однажды кому-то приходится объяснять им, что все это совершенно не так.
        Странно, но эти слова почему-то успокоили Бертрана, а может быть, причиной тому было выпитое вино или мягкая постель герцогини - Бертран уснул. Некоторое время Изабелла де Клико, уже давно забывшая свое настоящее имя, печально улыбаясь, разглядывала его юношеское лицо, пальцем оглаживая брови и краешки губ. Мальчик был прав, ему здесь не место. Сама она прекрасно знала мир, укрывшийся за зубчатой крепостной стеной. Мир этот был фальшив, и сама крепостная стена со сторожевыми башнями выглядела декорацией, а все они произносили реплики, кем-то обозначенные в пьесе. Но никакая игра не смогла бы вернуть жителям фальшивого королевства того, что они безвозвратно утратили,  - свободы. Можно достойно сыграть любую роль, кроме единственной - невозможно сыграть свободного человека. Впрочем, подобные мысли Изабеллу де Клико не очень-то донимали. Сама она не была свободной ни одного из прожитых дней.
        ЗАГОВОР СОЗРЕЛ,

29 августа 1953 года
        За окном где-то далеко пронзительно и злобно кричали обезьяны.
        Они не давали спать королю, и Луи подумал, что всю эту вопящую дрянь следует истребить, послав в сельву экспедиционный отряд. Некоторое время он лежал, глядя на яркие звезды в небе за окном. Мыслей не было, однако в душе проснулась и росла какая-то тревога. Король верил предчувствиям, они не раз выручали его в безвыходных ситуациях, что складывались в той, прежней жизни, которую он старался забыть.
        Лязгнул засов двери, заставив короля оторвать седую, коротко остриженную голову от подушки.
        - Кто?  - король Луи потянулся за короной, лежащей на резном столике рядом с постелью.  - Кто, черт возьми?
        Королевские покои наполнялись людьми.
        Первым вошел в алой митре и красной шапочке кардинал Ришелье, сопровождаемый начальником дворцовой стражи. За ним в узкую дверь, сопя, протиснулся церемониймейстер Шатонеф дю Папа, мелькнула острая крысиная мордочка кардинала Сутерне, с решительным видом вошел дюк де Солиньяк. Четырнадцать заговорщиков упрямо решили осуществить комплот до конца. Комната заполнялась людьми.
        Людьми?
        Комната заполнялась тенями прошлого. Не кардинал Ришелье, с бледным решительным лицом, стоял во главе заговорщиков - водитель гестапо Ганс Мерер пришел свести счеты с начальством. Не кардинал Сутерне в нетерпении жевал тонкие синие губы - интендант имперского хозяйственного управления Ганс Шернгросс дрожал в ожидании королевских сокровищ.
        - Все кончено, Таудлиц,  - сказал церемониймейстер Шатонеф дю Папа, бывший когда-то начальником караула в Освенциме.
        - Вон!  - багровея лицом, закричал король.  - Вон, неблагодарные твари!
        На лицах заговорщиков мелькнул мимолетный испуг, но сейчас в королевских покоях стояла стая, которая в силу своей численности уже не боялась вожака.
        Короля связали. Корона мягко и беззвучно покатилась по полу.
        - Ключ!  - решительно сказал кардинал, выставляя узкую маленькую ладошку.  - Ключ, группенфюрер!
        - Свиньи!  - сказал король, цепенея от бешенства.  - Неблагодарные свиньи!
        Связка ключей оказалась висящей у него на волосатой груди. Ее сорвали, причинив королю боль.
        Луи XVI засмеялся.
        Заговорщики удивленно смотрели на него.
        Король и группенфюрер смеялся.
        - Он сошел с ума,  - высказал предположение Ганс Шарнгросс.  - Не стоит терять времени на безумца!
        - Как всегда, ты прав,  - Ганс Мерер открыл замок первого сундука.
        Окованный огромный сундук был пуст.
        - Ничего не понимаю!  - пробормотал кардинал, возясь с ключами.
        Второй сундук тоже был пуст.
        Смех короля звучал громко, он сотрясал его опочивальню. Группенфюрер Луи XVI смеялся над бывшими коллегами и камрадами.
        Щелкали замки, откидывались крышки, обнажая пустоту сундуков.
        - Заткнись!  - закричал Ганс Мерер, дрожащими руками открывая последний сундук. В нем были деньги, достаточно много денег, чтобы удовлетворить желание одного, но недостаточно, чтобы сделать счастливыми всех заговорщиков.
        - Где деньги, группенфюрер?  - поднял голову Ганс Мерер.  - Это… все?
        - Это совсем ничего,  - сказал фон Таудлиц.  - Посмотри внимательнее, камрад, деньги фальшивые! Все, все было вложено в королевство…
        - Сволочь!  - прошипел Ганс Шефферт.  - Все это время ты просто дурил нас?
        Король опять засмеялся.
        Заговорщики окружили его, с ненавистью разглядывая своего благодетеля, деньгами которого они мечтали завладеть. Начиная переворот, они твердо решили убить фон Таудлица, чтобы не допустить расплаты, ведь властность и жестокость группенфюрера были им прекрасно известны, никто бы и ни за что не решился оставить короля в живых. Но теперь их снедала ненависть. Они соблазнились несуществующими сокровищами, поэтому их решимость избавиться от короля возрастала с каждой минутой, она кипела в каждом из заговорщиков и, наконец, выплеснулась криками злобы и ненависти.
        - Грязный пес!  - Ганс Мерер пнул короля ногой.  - Грязный пес, ты обманывал нас!
        Некоторое время заговорщики били своего короля. По небритому лицу фон Таудлица текла кровь и, как это обычно бывает, лишь усиливала звериные чувства, без того переполняющие заговорщиков.
        - Баварская свинья!  - носок сапога попал в подбородок короля.
        Некоторое время его яростно били, рыча грязные ругательства. Шелуха мнимой цивилизованности оставила заговорщиков, придворные исчезли, уступив место яростной своре концлагерных поваров и гестаповских шоферов, заплечных дел мастерам, для которых чужая человеческая жизнь была не дороже свиной крови, пролитой на сельской бойне.
        - Грязный вонючий член!  - тонко вопил Ганс Мерер.
        - Членосос!  - ревел маркиз Д'Аршиньяк.
        - Еврейская обрезь!  - неистовствовал Ганс Шернгросс.
        Этими криками они подбадривали себя, взвинчивая злобу в душах и поднимая ненависть к бывшему повелителю до немыслимых высот.
        Ганс Мерер выхватил из глубин сутаны шнурок от тяжелого ботинка немецкого армейского сапога, умело и привычно накинул удавку на жилистую шею короля. За шнурок сразу же ухватилось несколько нетерпеливых рук, рванули концы шнура в разные стороны, и тело фон Таудлица забилось в конвульсиях на истоптанном и впитавшем человеческую кровь ковре. Глаза короля вылезли из орбит, из приоткрытого рта высунулся прикушенный язык. Кровь окрасила губы короля в красный цвет.
        - Кончено!  - прохрипел Мерер.  - Сдохни, собака! Сдохни, поганый пес!
        Наступила тишина.
        Убийцы медленно успокаивались, переглядываясь друг с другом. С пола поднимались и занимали свои места на головах сброшенные вгорячах парики, исчезали волчьи взгляды, становились спокойными лица, выравнивалось дыхание. Эсэсовские и гестаповские замашки опять уходили в прошлое, которое выглянуло на минуту, оскалилось на короля, и вдруг обнаружило, что пока ему еще нечего делать в мире.
        - Итак, господа,  - сказал, возвращаясь в настоящее, кардинал Сутерне,  - дело сделано! Тиран мертв!
        - Мы сделали это,  - подтвердил маркиз дю Папа, нервно вытирая руки о шелковые простыни постели короля.  - Но что дальше? Он обманул нас!
        - Пока мы еще ничего не проиграли,  - тонко усмехнулся кардинал Ришелье.  - Слава Богу, тиран умер, но королевство живо!
        Подойдя к покойнику, он прикрыл его глаза веками, однако те упрямо вздернулись. Король укоризненно смотрел на своих убийц. Присутствующим было не по себе. Теперь они понимали, что смерть короля Луи ничего, ровным счетом ничего не решала. Все заключалось в существовании королевства. Оно, и только оно, было способно спасти их всех от жестоких превратностей жизни. Игру предстояло продолжить. Фон Таудлиц связал их по рукам и ногам, деньги оказались фальшивыми, всем участникам заговора было не с чем, а главное, незачем убегать. Оставалось лишь продолжить однажды начатую игру.
        - Позвольте, маркиз,  - сказал кардинал Ришелье, и маркиз де Кюсти пропустил его в центр собравшихся.
        - Что ж,  - сказал кардинал.  - Как говорится, король умер, и да здравствует король!
        - Да здравствует король Ришелье!  - с облегчением воскликнул де Монбарон.
        Кардинал Ришелье покачал головой.
        - Нет, нет, господа,  - сказал он.  - Святость моего положения не позволяет мне занять этот пост.
        - Так давайте выберем его!  - басовито предложил де Солиньяк.  - Думаю, среди нас есть немало достойных кандидатур.
        - Слава Богу, у нас есть наследник,  - не согласился кардинал.
        - Я лучше буду вечно жариться в аду, нежели подчинюсь какому-то сопляку,  - не согласился маркиз.
        - Это вы сгоряча,  - заметил Ришелье.  - Подумав немного, вы сами поймете, что это наилучший выход для нас всех. По крайней мере, пока мы не пополним казну королевства. Не забывайте, что все владения были оформлены на фон Таудлица.
        - Черт возьми!  - ухватил его мысль барон де Дюрвиль.  - А ведь вы говорите верно! Какое счастье, что мы не добрались до него прошлым вечером. Это породило бы много трудностей, друзья! Кардинал, вы, как всегда, мудры и дальновидны.
        - Это от Бога,  - смиренно сказал Ришелье.
        - Капитан,  - сказал де Монбарон, обращаясь к начальнику дворцовой стражи.  - Вызовите кого-нибудь. Сами понимаете, здесь пора немного прибраться.
        - И все-таки я не понимаю,  - сказал де Дюрвиль.
        - Безумие короля защитит королевство,  - усаживаясь в старинное кресло, объяснил Ришелье.  - Если поместье принадлежит безумцу, то он вправе играть в свои игры, кто может запретить ему это? Лучше проследите, чтобы этот Бертран как можно скорее вступил в права наследования.
        - А если он начнет свою игру?  - не сдавался барон.
        - Надеюсь, мы пока еще достаточно влиятельны и могущественны, чтобы у нового короля никогда не возникло подобных мыслей,  - тонко усмехнулся Ришелье.  - Все по-прежнему в наших руках, господа.
        - Кроме денег,  - мрачно заметил кардинал Сутерне.
        - А об этом надо было думать значительно раньше,  - кивнул Ришелье.  - Но игра продолжается, никто не знает, какие карты придут при следующей сдаче.
        ПОСОЛ ЗАГОВОРЩИКОВ,

30 августа 1953 года
        Герцог де Роган появился в доме любовницы принца ранним утром, когда все еще спали. Небрежно оттолкнув лакеев, он вошел в альков и остановился посредине комнаты, с нетерпеливой нервной улыбкой разглядывая спящих.
        - Принц,  - негромко позвал он.  - Проснитесь, любезный друг! Совсем не время спать.
        - А, это вы,  - герцогиня села в постели, не стыдясь наготы.  - Зачем вам понадобился, мальчик? У него и так несладкая жизнь.
        - Не преувеличивайте, герцогиня,  - по-прежнему улыбаясь, сказал де Роган.  - Быть наследником, обладать такой великолепной женщиной, как вы… Все не так уж и плохо!
        - Льстите, Жюль?  - усмехнулся женщина.  - Так что вас привело в такой ранний час.
        - Пора делать короля,  - сказал герцог де Роган.  - Это произошло сегодня ночью, мадам.
        - Боже!  - испуганно выдохнула женщина.  - Это точно? Никакой ошибки?
        - Они сами пришли ко мне и все рассказали. В данном случае я выступаю как бы послом.
        - Бедный мальчик!  - вздохнула женщина, жалостливо глядя на спящего молодого человека.
        - Отнюдь,  - сказал граф де Роган.  - Пэры предлагают ему корону. Отказываться нельзя.
        - Но почему?  - обнаженная герцогиня встала и принялась одеваться.  - Не для того же они определились со стариком, чтобы вручить власть губошлепу и молокососу?
        - У меня есть определенные соображения на этот счет,  - сказал старый царедворец.  - Но я пока воздержусь от комментариев. Будите принца. Я хочу, чтобы он побеседовал с одним человеком, прежде чем встретится с пэрами.
        - А я уже не сплю,  - сказал Бертран и открыл глаза.  - Насколько я понял из вашего разговора, наше королевство постигла жестокая утрата. Солнце, которым жило королевство, погасло?
        - Не ерничайте, принц,  - строго сказал герцог.  - И было бы хорошо, если бы вы оделись. Неудобно разговаривать с человеком о государственных делах, когда он неглиже.
        - Корону можно надеть и на голого человека,  - сказал Бертран, спуская ноги с постели.
        - Боюсь, вы слишком быстро усваиваете уроки,  - с легкой укоризной сказал герцог.  - Вас уже ищут. Но я бы хотел, чтобы вы немедленно встретились с маршалом де Ре, он вчера поздно вечером вернулся из экспедиции. Это союзник, без которого нам не обойтись. Вы ведь не хотите царствовать, сидя на троне, над которым висит незримая, но осязаемая петля?
        - Не пугайте мальчика,  - сказала герцогиня, натягивая панталоны на глазах у мужчин.  - Все-таки вы разговариваете с будущим королем.
        - Поэтому меня и беспокоит его будущее,  - сухо сказал герцог де Роган.
        Одевшись, Бертран спустился вниз.
        В гостиной его ждал молодой белокурый великан в походном снаряжении. Завидев Бертрана, он сделал навстречу ему несколько шагов, опустился на одно колено и, склонив голову, протянул Бертрану свою шпагу.
        - Располагайте мною, Ваше величество,  - густым басом гказал маршал де Ре.  - Моя шпага к вашим услугам, сир!
        - Оставьте,  - сказал спустившийся следом за Бертраном герцог.  - Не время для театральных жестов и разной мишуры, Густав. Нам предстоит серьезный и содержательный разговор. Герцогиня,  - повернулся он к спускающейся по лестнице женщине.  - Я был бы вам благодарен, если бы вы удалили из дома все лишние уши.
        - Господи!  - Изабелла де Клико беззастенчиво зевнула, показывая присутствующим коронки коренных зубов.  - От вашей немецкой предусмотрительности меня тошнит. Вы думаете, что в вашем доме разговор был бы более безопасным?
        Некоторое время граф де Роган смотрел на нее.
        - Несомненно,  - сказал он.  - В отличие от вас я не боюсь слуг, хотя бы потому, что сразу же при вступлении в дом вырезаю им языки. Самый ценный слуга - молчаливый и неграмотный. От них не приходиться ждать неприятностей.
        - Я сделаю распоряжения по дому,  - сказала герцогиня.
        Бертран, герцог и маршал сели за стол.
        - Итак,  - сказал герцог де Роган.  - Король мертв. Заговорщики добились своего.
        - Весьма многообещающее начало,  - громыхнул маршал.
        - Они просчитались,  - сказал герцог.  - Они хотели денег и не получили их. Казна практически пуста. Теперь им осталось одно - держаться за власть. Они попросили выступить меня посредником между ними и принцем. Все они согласны признать его королем, но принц должен пообещать им не мстить за смерть дяди.
        Вернулась герцогиня с бутылкой золотистого руанского вина.
        - Нет-нет,  - герцог категорическим жестом отверг вино.  - Судьбоносные решения должны приниматься на трезвую голову. Итак, принц, вы примете корону,  - жестом руки он остановил Бертрана.  - Другого варианта не может быть. Что же касается прощения заговорщиков…
        - Нельзя сказать, что смерть дядюшки потрясла меня,  - сказал Бертран,  - и пробудила во мне низменное желание мстить. Желание повесить многих из моих здешних знакомых родилось еще до того, как король был убит… Если, конечно, он действительно убит.
        - Увы, он мертв,  - сказал герцог,  - я сам видел его холодное тело. Короля удавили.
        - Надеюсь, и мертвым он выглядел достойно,  - с солдатской прямотой лязгнул голосом маршал.
        - Достаточно, чтобы похоронных дел мастера придали ему величие и достоинство большого государственного мужа,  - цинично отозвался герцог.  - Но, друзья, сейчас речь идет о другом…
        Оставим их на этом.
        Вмешиваться в подобные разговоры, а тем более подслушивать их, все равно, что, ворвавшись в спальню к влюбленным, предложить им групповую оргию - и то и другое просто бестактно и безнравственно. В нашем случае это вообще недопустимо, ибо, продолжая присутствовать при разговоре, мы бестактно вмешиваемся в сюжет и лишаем себя удовольствия его неожиданного развития.
        Гораздо интереснее нам сейчас, что происходило во дворце, где по-прежнему находились заговорщики.
        Короля уже перенесли на постель. Лицо его омыли, следы побоев перестали быть видимыми, прикушенный и распухший язык надежно упрятали в глотку, глаза прикрыли монетами с изображением короля на аверсе. Заговорщики сидели за столом. Предводительствовал, разумеется, кардинал Ришелье. Церемониймейстер Шатонеф дю Папа был уже в достаточной степени пьян, вином и коньяком он старался заглушить страх. Впрочем, голоса остальных тоже свидетельствовали, что в эту ночь никто из них не придерживался трезвого образа жизни.
        - Щенок побоится выступить против нас,  - сказал Ришелье.  - К тому же он не чувствует поддержки. Виланд слаб, он тоже не станет настаивать на нашей ответственности. У нас развязаны руки.
        - И что же дальше?  - спросил кардинал Сутерне.
        - Все просто, старина,  - улыбнулся Ришелье.  - Мы сажаем щенка на трон, он оформляет надлежащим образом наследство, спустя некоторое время мы заставляем переписать все имущество на кого-нибудь из нас, а дальше я предоставляю вам простор для фантазий - валяйте, прикидывайте, каким образом новоявленный король покинет этот свет.
        - Меня смущает некоторая неопределенность,  - сказал Сутерне.  - Переписать имущество на кого-нибудь из нас… Нельзя ли уточнить, на кого именно имущество будет переписано?
        - Можно и на тебя, Ганс,  - сказал Ришелье.  - Поверь, это не имеет никакого значения, никто не сможет распорядиться имуществом единолично.
        - Будем надеяться,  - пробормотал Сутерне и нетерпеливо зашевелился в кресле.  - Однако де Роган задерживается. Неужели щенок противится?
        В коридоре послышались шаги.
        Шаги приближались.
        - А вот и герцог,  - сказал Ришелье.  - Полагаю, он не слишком задержался.
        Кардинал поднялся навстречу вошедшему герцогу де Рогану. Тот выглядел торжественно и был серьезен, словно и в самом деле выполнял обязанности посла, но теперь уже другой стороны.
        Гул голосов за столом стих. Все напряженно смотрели на посланца принца Бертрана.
        - Ну, любезный герцог,  - громко спросил Ришелье.  - Что вы нам принесли - мир или войну?
        - Я пришел сказать вам, что принц согласен,  - объявил де Роган.
        - Какие гарантии он готов представить?  - нетерпеливо поинтересовался Шатонеф дю Папа, на щеках церемониймейстера горел лихорадочный румянец.  - Что вы скажете о гарантиях?
        - Они со мной,  - сказал герцог де Роган.  - Вот заключение личного врача короля, между прочим, испанца по происхождению.
        Он поднял руку, в которой была зажата бумага.
        - Король скончался от апоплексического удара!
        КОРОЛЬ УМЕР; ДА ЗДРАВСТВУЕТ КОРОЛЬ,

4 сентября 1953 года
        Пламя свечей трепетало от дыхания людей, столпившихся в часовне около гробницы, в которой предстояло упокоиться королю. Отблески пламени плясали на лицах.
        Главный церемониймейстер Шатонеф дю Папа в сопровождении придворных приблизился к могиле, куда уже опустили короля, и бросил в ее чернеющий рот резной жезл, являющийся знаком его достоинства. Вчера еще жезл был украшен драгоценными камнями, за ночь изумруды и рубины заменили стеклянными стразами. Шатонеф дю Папа резонно полагал, что от символа власти можно избавиться, но не следует расставаться с богатством, ведь камни, украшающие жезл, стоили недешево. Теперь ему легче было произнести установленные слова:
        - Король умер, да здравствует король!
        Слова его были подхвачены людьми, собравшимися в часовне и вокруг нее.
        Пять раз жезлы маршалов и царедворцев летели в могилу, и пять раз оживали все те же вопли:
        - Король умер! Да здравствует король!
        Отправленная священниками панихида не заняла много времени.
        Бертран встал на краю могилы, оглядел присутствующих и не увидел человеческих лиц. Волчьи морды, крысиные морды, свиные рыла окружали его, полные жадного любопытства, они взирали на происходящее, ожидая слов нового короля.
        - Я беру на себя всю тяжесть королевской власти,  - сказал Бертран.  - Я беру власть и приложу все усилия, чтобы Паризия процветала. Надеюсь, что мои подданные будут служить мне также истово и беззаветно, как они служили прежнему королю.
        - Да здравствует король!  - завопил кто-то пронзительно в первых рядах.
        Принца проводили в тронную залу, где Шатонеф дю Папа возложил на него корону. Кардинал Ришелье от имени римского папы благословил нового короля на долгое и счастливое правление.
        А потом началась тризна.
        Все происходящее в замке было всего лишь жалкой пародией на далекие обряды, когда-то существовавшие во французском королевстве, но присутствующие не знали иных обрядов, поэтому происходившее во дворце казалось им эталоном, образцом для подражания.
        Рекою лились вина и коньяк, вереницами проносились перемены блюд за столом, воздавалась хвала королю умершему и славословия королю, вступившему во власть.
        Рядом с Бертраном сидел герцог де Роган, далее по обеим сторонам стола восседали пэры королевства, за столом, где сидели священники, постоянно мелькала красная кардинальская шапочка Ришелье, который словно манипулировал общественным сознанием, заставляя пирующих горестно вздыхать по покойному королю и неистово аплодировать королю действующему. Пусть все это было лишь фарсом, в душе Бертрана жило какое-то воодушевление, он словно жил происходящим, чувствуя себя настоящим королем, и в глубине души своей надеялся, что однажды все-таки сможет то, что не сумел его предшественник - сделать Паризию настоящим королевством.
        - Ваше величество довольно?  - негромко спросил герцог де Роган.
        - Дорогой герцог, это все слишком красиво и величественно, чтобы быть правдой,  - сказал Бертран.  - Это сон, сон, еще предстоит проснуться.
        - Ваше величество,  - сказал герцог еще тише.  - Не задумывайтесь о будущем, думайте о завтрашнем дне. Будущее будет блистательным, для этого надо всего лишь правильно распорядиться своим завтра.
        Он озабоченно оглядел зал.
        - И не ночуйте в королевских покоях. По крайней мере, сегодня. Я договорился с герцогиней де Клико, она обещала устроить вам ночь настоящей любви.
        - А что, в предыдущих было что-то фальшивое?  - пьяно удивился Бертран.
        - Я бы так не сказал,  - покачал головой де Роган.  - Однако иной раз для короля делают то, что никогда не делали для принца.
        - Вы редкая сволочь, министр. Умеете портить настроение,  - сказал Бертран.  - Я бы с удовольствием отправил вас на виселицу. Вы ведь не будете отрицать, что вполне ее заслужили?
        - Как каждый из нас, сир,  - серьезно отозвался де Роган.  - Но вы должны понимать, что я вам нужен, без меня вы не обойдетесь. Исполним план, а потом будем думать о будущем. Каждый о своем. Я прав?
        - Черт с вами,  - согласился Бертран.
        - Помянем покойного короля,  - поднял чашу герцог.  - С его смертью закончилась целая эра существования Паризии. С вашим восхождением на престол начинается очищение, ведь вы ни в чем не виновны.
        Он медленно выцедил содержимое чаши и многозначительно улыбнулся своему королю.
        - Думается, никто не помешает вашему царствованию, сир!
        ЗВОН КОПЫТ ПО ЧЕРЕПАМ ДУРАКОВ,

5 сентября 1953 года
        Так что вы знаете о королевских обедах?
        Ровным счетом ничего, если не приглашались к такому столу. Но даже если когда-то вы к нему приглашались, испытывали великолепие и изысканность столового убранства и поданных блюд, вы ровным счетом ничего не знаете о королевских обедах. Порою за такими обедами решались судьбы империй. А уж судьбы отдельных людей решаются почти за каждым таким столом.
        Челядь не ударила лицом в грязь. Паштеты и заливные, изысканные салаты, тонко нарезанная ветчина и колбасы подавались на сервизных тарелках, украшенных лилиями. В хрустальных чашах на столе разноцветно светились фрукты. Пузатились бутылки с прекрасными винами, шампанским и коньяком.
        - А обезьянки? Будут обезьянки?  - волновался кардинал Сутерне.  - Их давно уже не подавали к столу.
        - К столу?  - раскатился густым смехом маршал де Ре.  - Разве они надоели кардиналу в постели?
        - Граф! Не забывайтесь!  - пронзительно завопил Сутерне.  - В моем лице вы оскорбляете не меня, но Бога!
        - Сомневаюсь, что Бог занимался гнусными делишками вроде ваших,  - расхохотался пьяный маршал.
        - Прекратите, господа,  - сказал Бертран.  - Разве можно собачиться в присутствии короля? Маршал, извинитесь перед кардиналом!
        - Слушаюсь, Ваше высочество,  - склонился в поклоне маршал.  - Прошу прошения, Ваше святейшество, это все коньяк, он лишает людей благоразумия.
        Между тем гуляние шло своим чередом, медленно пьянели люди и уставали лакеи, суетящиеся у стола.
        - Вообще-то ты неплохой парень, Бертран,  - фамильярно сказал Монбарон, хлопая короля по спине.  - Я всегда знал, что из тебя получится неплохой королек. Луи был слишком жестким монархом, из него постоянно пер группенфюрер СС. А с тобой мы столкуемся. Ты далеко пойдешь, парень, если будешь держаться нас. Ей-богу, я чувствую к тебе искреннюю симпатию.
        - Спасибо,  - сказал Бертран и повернулся к герцогу де Рогану.
        Тот едва заметно кивнул.
        - Господа!  - крикнул король, вставая.  - Минуточку внимания, господа!
        - Скажи им, парень,  - сказал Монбарон.  - Скажи им, пусть проникнутся… Как ты мне нравишься!
        Лица сидящих за столом людей повернулись к королю. Смотрели, впрочем, с брезгливым любопытством: что важного может сказать сопляк, посаженный ими на трон вместо покойного родного дяди и не способный отомстить за него?
        - Вы уверены?  - тихо спросил Бертран.
        - Не волнуйтесь, сир, говорите все, что задумали,  - так же тихо отозвался герцог де Роган.
        - Господа,  - вновь поднял бокал король.  - Я очень рад, что иы все здесь собрались, а потому можете услышать меня. Как вы помните, я обещал не мстить вам за смерть короля. Разумеется, я никогда не нарушу данной мною клятвы. Это было бы не по-королевски. Но три недели назад я стоял здесь перед вами беззащитный и открытый, а вы швыряли в меня объедками. Вот этого я вам простить не могу!  - неожиданно рявкнул он, и сам удивился силе своего голоса.  - Маршал де Ре! Перед вами люди, оскорбившие короля! Король приказывает вам - действуйте!
        Все было словно отрепетировано: люди маршала де Ре, в основном крепкие среднего возраста и с неистребимой военной выправкой возникали перед креслами, в которых сидели сановники, подхватывали их под руки и уносили из зала.
        - Предательство!  - пискнул кардинал Ришелье.
        - Воздание по заслугам,  - поправил его Бертран.
        Прошло всего несколько минут, а у стола остались лишь король и его союзник, да маршал де Ре стоял подле них, громадой своей и статью внушая уверенность в том, что задуманное обязательно будет удачным.
        - Сир, вы желаете справедливого суда над этими негодяями?
        - Глупости,  - сказал Бертран.  - В конце концов, с королем они покончили без суда.
        - Удавите всех,  - приказал герцог де Роган незаметному человечку, возникшему перед ним по почти неслышимому щелчку пальцев.  - И не откладывайте этой работы!
        Человечек кивнул и исчез в темном проеме, в котором отсвечивали рыцарские доспехи.
        - Ну вот и все,  - довольно сказал герцог де Роган, щелкая суставами пальцев.  - Не ожидали, что все произойдет так буднично и просто? В свое время маршал служил в ведомстве Кальтенбруннера, там умели проводить аресты. Итак?
        - Да, Ваше преосвященство,  - сказал Бертран.
        - Замечательно,  - отозвался кардинал де Роган, занявший место, к которому так долго и безуспешно стремился.
        - Вы мне нужны, Ваше преосвященство,  - сказал король Бертран. И уточнил: - Пока нужны!  - Мечтательно улыбнулся и пообещал: - Но когда-нибудь я вас обязательно повешу.
        - Слава Богу,  - сказал кардинал де Роган, чьи желания так неожиданно исполнились. Лицо его покрылось лучинками морщин.  - Утешили старика. Когда-нибудь - это полная неопределенность. Это состояние может длиться вечно. Благодарю вас, сир. Скажу вам честно, мне нравится, как вы быстро привыкаете к своему новому положению.
        - У меня не было иного выхода,  - согласился Бертран.  - Сработал инстинкт самосохранения.
        - Иной выход есть всегда,  - не согласился кардинал.  - Просто иногда его не хотят видеть.
        - Сир,  - сказал маршал де Ре.  - Мы получили сообщения от внешней стражи. Завтра у нас будут гости. Прикажете не пускать их в пределы Паризии?
        - Кто это?
        - Испанские воины,  - сказал маршал.  - Обычный патруль: лейтенант и четыре рядовых.
        - Предпримите что-нибудь,  - утомленный событиями дня приказал король.
        - Это не патруль, сир,  - сказал кардинал де Роган.
        - Кто же это, Ваше преосвященство?  - не поворачиваясь, с надменным недоумением поинтересовался Бертран.
        - Разумеется, это испанские послы,  - сказал новоявленный кардинал.  - Пусть едут спокойно.
        - Мы отрубим им головы?
        - Не обязательно, сир,  - сказал де Роган.  - Смею заметить, вы слишком быстро привыкаете к крови. Но все будет зависеть от обстоятельств. А пока мы будем готовиться к встрече. Как вы думаете, в гардеробах бывшего Его преосвященства Ришелье найдется что-нибудь моего размера?
        ВМЕСТО ЭПИЛОГА
        Встреча миров, без даты
        Жаркое солнце сушило траву и камень.
        Произошло именно то, что и должно было произойти - на каменный город, огороженный зубчатой стеной, наткнулся конный патруль аргентинских полицейских. Выскочив на своих лошадях к замку, полицейские ошеломленно остановились, с изумлением глядя на открывающийся им вид. Город был грандиозен.
        - Матерь Божия,  - сказал старший патруля лейтенант Алонсо Скорса.  - Пресвятая дева Мария, откуда эго здесь?
        - Чудо!  - выдохом отозвался один из патрульных, машинально лапая кольт в расшитой кобуре.  - Признаться, я слышал сказки индейцев, но никогда особо не верил им. Ущипните меня, действительно ли я вижу настоящий замок?
        - Оказалось, что это не сказки,  - бросил небрежно лейтенант.  - И это действительно замок.
        Неторопливо патрульные подъехали ко рву, отделяющему крепостные стены от остального мира. Усталые лошади фыркали и тянулись мордами к траве.
        - Эй, кто там?  - крикнул лейтенант.  - Это полиция! Опустите мост, мы хотим въехать в город.
        Выцветшие пустые небеса с любопытством наблюдали за происходящим.
        Со стен замка тоже заметили полицейских. За зубчатыми крепостными стенами царила непонятная постороннему взгляду суматоха.
        Заскрипели медленные барабаны, отпуская тяжелые лязгающие цепи, на которых крепился подвесной мост. Мост медленно и тяжело опускался, раскачиваясь на цепях и перекрывая своим бревенчатым телом пространство рва, наполненного застоявшейся водой. Сейчас мост напоминал огромный насмешливый язык, который королевство Паризия показывало всему миру.
        Мост опускался.
        Несколько конных полицейских в помятых светлых хлопчатобумажных мундирах с темными заломленными шляпами за спинами ошеломленно взирали стражей в полупанцирях и кольчугах. Стражи сжимали в руках алебарды и, казалось, не менее полицейских были изумлены происходящим. На полицейских они смотрели как на выходцев из потустороннего мира. Да собственно это и была встреча двух миров, противоположных по своему духу и целям, две части одного невероятного уравнения, призванных обеспечить неожиданное объяснение всему происходящему.
        Королевство Паризия неохотно открывалось окружающему миру.
        С адским скрежетом начали подниматься решетки у городских ворот, еще разделяя два мира, но уже готовые слить их в единое целое, каким бы жутким оно ни казалось представителями той и другой стороны.
        На площади перед королевским замком царила суматоха, в которой, впрочем, проглядывал уже определенный порядок - король Бертран и его свита готовились встретить испанских послов и при этом надеялись обойтись без каких-либо объяснений.

Царицын, 18 сентября 2001 - 24 февраля 2007 г.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к