Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Снежная Марина: " Между Эльфом И Дроу " - читать онлайн

Сохранить .
Между эльфом и дроу Марина Александровна Снежная

        МАРИНА СНЕЖНАЯ
        МЕЖДУ ЭЛЬФОМ И ДРОУ

        АННОТАЦИЯ

        Арина не понимает - чем же так привлекает мужиков. Вроде и повода не дает, и одевается скромно, и бегает от них, как от огня. И все равно от ухажеров отбоя нет. Когда же к ней решил посвататься хозяин свинофермы, она поняла, что нужно бежать. После отказа житья не даст ни ей, ни бабуле. А согласится - да как же без любви?!
        И Арина едет в Москву, надеясь хоть там затеряться и не привлекать к себе внимания. Но не тут-то было… Коварный фотограф заманивает ее в свою студию. А потом… Съемка в шикарных нарядах, ошалевший от ее красоты мужик, кожаный диван, борьба…
        Очнулась Арина, а вокруг разноцветные деревья, странные звери и существа. Другой мир? Леший его разберет. Но хуже всего - и здесь ее преследуют мужики! Блондинистый красавчик-эльф и сексуальный дроу. Ну не напасть ли? А тайна ее рождения и вовсе переворачивает все с ног на голову. Какой выбор в итоге сделает Арина и как выпутается из этой передряги?

        ГЛАВА 1

        Поезд плавно раскачивался, напоминая палубу волшебного корабля. Монотонное постукивание колес убаюкивало и трансформировалось в моем извращенном мозгу в говор странных и необычных существ. Я снова видела во сне удивительную страну с деревьями разного цвета: от фиолетового до розового, зверей самых неожиданных видов, существ, похожих на людей, но все же ими не являющихся. Всякий раз, когда сон уже оставлял меня, пыталась ухватить его за невидимый хвостик. И постоянно терпела поражение. Знала, что уже через несколько минут забуду обо всем, кроме смутных образов. И почему-то это неизменно мучило меня и оставляло тягостное впечатление.
        Зычный храп соседа по плацкартному купе сделал процесс пробуждения еще быстрее, чем обычно. С тягостным стоном я еще какое-то время барахталась на поверхности волшебного сна, а потом с грохотом вернулась в привычный мир. Открыв глаза, с тоской посмотрела наверх, на совдеповских времен сооружение, где пошатывалась поклажа пассажиров. Того и гляди громадная корзинка бабульки, лежащей на нижней полке, грозила обрушиться вниз, зацепив по дороге и меня.
        Вспомнила сморщенное улыбающееся личико старушки, угощавшей нас вчера пирожками.
        «К внучку еду вот. Проведать. Он у меня на «ахтера» учится», - говорила она с такой гордостью, словно любимый внучок уже положил на обе лопатки весь киношный мир. И тут же, внимательно оглядев меня, добавила: «Вот тебе бы тоже, внучка, на «ахтерский». Хорошая девка, видная». Соседи по купе: два мужика лет далеко уже за сорок, одобрительно закивали, бросая сальные взгляды в мою сторону. А я постаралась сцепить зубы и ничего не замечать.
        Надоели хуже горькой редьки эти мужики! Вот была бы моя воля: никого из них не оставила на свете. Просто взяла бы и испарила, как воду на раскаленных углях. Житья от них нет, сколько себя помню. Уже что только ни делала, чтобы отвадить, дык бесполезно! Как будто медом меня щедро кто-то вымазал, а эти противные липучие мухи так и роятся вокруг.
        Так что разговор я постаралась закруглить и поскорей полезла вчера на свою верхнюю полку. И то один из соседей кинулся якобы помогать мне взобраться на этот насест и за ягодицы облапал. Сволочь! Только присутствие бабки удержало от того, чтобы его по физиономии умильной не съездить. Благо, это я умела.
        Сообразив еще с двенадцати лет, что без этого не обойтись, сама записалась на курсы самообороны. И не зря. Не проходило и нескольких дней, чтобы кто-то из распаленных самцов не попытался проявить ко мне внимание. Одноклассники, соседи, да любой другой мужик, идущий по улице, считал своим долгом подкатить ко мне.
        Разговор у меня с ними был короткий. Врезать, чтобы неповадно было, и пока не очухались, ломануться бежать. Те, кто понятливей, больше не доставали. Только издали вздыхали и глаза закатывали. Но картина за окном нашего с бабушкой скромного деревенского домика оставалась неизменной. Мимо то и дело прохаживались мужики. Будто невзначай.
        Не знаю, на что они надеялись. Что я, как неприступная крепость, рано или поздно сдамся после долгой осады? Глупо!
        Не знаю, от кого мне досталась такая внешность.
        Я придвинула сумку, которую вчера пристроила рядом с подушкой во избежание соблазна для нечистых на руку пассажиров. Достала оттуда потертую от времени и пожелтевшую фотографию матери. Самую любимую среди вороха других, которые бабушка бережно хранила. Посмотрела на грубоватое лицо с широкими скулами и пронзительным взглядом карих глаз.
        Никакого сходства со мной. Всякий раз, когда я спрашивала об этом у бабушки, она уклончиво говорила, что сходство есть. Просто оно отдаленное. И что вообще я, видать, больше на отца похожа. Вопрос же: «Интересно, а кто отец мой был?» - неизменно оставался без ответа. Но если я и правда на него похожа, то уж как увижу, точно мимо не пройду.
        Выудив из сумки зеркальце, я задумчиво посмотрела на свое растрепанное отражение.
        Безукоризненной формы лицо, словно светящееся изнутри. Раньше я страдала из-за своей слишком белой кожи. Ни один загар ее толком не брал. Что уж ни делала для этого! С утра до вечера валялась на берегу речки, натиралась морковкой, даже уговорила бабушку выделить деньги на крем для загара. Бесполезно все. Но странно. Если других, кто после долгой зимы выходил позагорать, можно было сравнить с бледными поганками. Синюшными даже. То моим цветом кожи постоянно восхищались. Парни говорили, что мне и не нужно загорать. Один особо поэтичный даже сказал, что я вся сияние излучаю.
        Надо же. Сияние, блин!
        Как ни старалась я найти в своем лице недостатки, не могла. Носик не курносый и не длинный. Все в нем в меру. Губы не слишком большие, но и не тонкие. Глаза большие и выразительные. Когда-то я видела изделия из бирюзы. Вот такого необычного голубоватого с зеленым отливом цвета. И на контрасте с ними черные-пречерные волосы. Росли они просто с нереальной скоростью. Пытаясь избавиться хоть от этого своего достоинства, я коротко их обстригала. Но уже через месяц - два они снова отрастали. Просто проклятье какое-то. Я нашла компромисс и стягивала их в старомодную косу. Но даже эта прическа, которая могла бы придать любой девчонке вид деревенской клуши, почему-то шла мне.
        Понимаю, что жалобы на красивую внешность многим покажутся обычным выпендрежем. Но я и правда очень хотела стать самой обычной! Ну не получала я удовольствия от того, что где бы ни появилась, сразу становилась центром внимания. Мужики словно шалели и устраивали из-за меня целые баталии. Притом согласия моего никто не спрашивал, хочу ли я вообще быть с кем-то из них. А девушки меня люто ненавидели.
        В детстве у меня еще были подруги. Но с тех пор, как я вошла в переходный возраст, резко отсеялись. И я их понимаю. Кому понравится рядом с подругой чувствовать себя пугалом.
        Я не могла дождаться, пока закончу школу. Хотела уехать из нашей деревни и затеряться где-нибудь в большом городе. Надеялась, что там, среди множества красивых и модно одетых женщин, это получится без труда.
        Бабушку, конечно, жалко было оставлять, но я решила помогать ей деньгами. Вот только устроюсь на работу и сразу же начну посылать переводы! Да и не дряхлая она вовсе. Любой молодухе фору даст. И на огороде и по хозяйству легко справляется. В деревне поражаются ее кипучей энергии. Говорят, что не иначе как ее молодильными яблочками кто-то откармливает. И на вид больше пятидесяти ни за что не дашь! Я бабкой гордилась и мечтала и сама в ее возрасте оставаться такой же здоровой.
        И все же, как я ни бодрилась и как ни убеждала себя, что бабушка выдержит все, чувство вины скребло на душе оголтелой кошкой. Я просто убежала. Даже не попрощалась с ней, зная, что станет отговаривать и просить никуда не уезжать. Написала громадное письмо на пять листов, где объясняла, почему и куда еду. Обещала писать и часто приезжать. Знала, что это будет бабушке слабым утешением, но по-другому не могла.
        Может, и не ехала бы никуда, если бы оставили в покое. А то уже к бабушке сватов что ни день засылали. Даже хозяин свинофермы, на которой работали многие деревенские мужики, клинья подбивал. А уж о его мстительном характере только ленивый не гутарил. Уж если разобидится, то ни мне, ни бабушке житья не даст. Это и стало последней каплей. Представить себя рядом с этим жирным боровом, которого самому впору на его ферме использовать по назначению, было и вовсе невозможно.
        Как и многие деревенские девушки, ищущие лучшей доли, я выбрала пунктом назначения Москву. Во-первых, потому что там и правда ничего не стоит затеряться. А во-вторых, месяц назад я узнала, что именно там сейчас живет моя мать.
        Сама я ее не видела ни разу. По крайней мере, ни одного, даже самого завалящего и смутного воспоминания по этому поводу не осталось. Когда-то она тоже, как и я, уехала покорять Москву. И исчезла. Даже долгое время не писала бабушке. Это уже я передаю то, что узнала из многочисленных расспросов. А потом как-то утром бабушка обнаружила под своей дверью корзинку с младенцем. Мной то бишь. На крики ребенка и соседи сбежались. Другого мнения ни у кого и не было - поняли, что это моя мать-кукушка подбросила. Видать, залетела в своей Москве и решила на бабушку ребятенка сплавить. Предлагали в приют отдать. Говорили бабке, мол, не потянешь ты одна дите поднимать. Но она и слышать об этом не захотела. И подняла. Как ни было трудно.
        А мать так и не объявлялась. Только месяц назад пришло от нее письмецо. Бабушка мне сразу и показывать не хотела его. Но я сама поняла, что что-то не так. Она сама на себя не была похожа - все из рук валилось. Вспомнив, что недавно к нам почтальон заходил, я сопоставила факты и поняла, в чем дело. Бабушкин нехитрый скарб в виде фотографий с покойным дедом и дочерью хранился в комоде на верхней полке. И я тут же сунула туда загребущие ручонки.
        Так и обнаружила письмо от матери.
        Обо мне в нем ни слова ни полслова. Это меня сильно задело. Мама просила прощения за то, что долго не писала. Говорила, что жизнь ее сильно потрепала. Она и за границу ездила, счастья искала, и по стране колесила. И только сейчас жизнь, наконец, наладилась. Замуж вышла за бывшего военного, старше ее на десять лет. И живут они в Москве. Говорила, что может теперь деньгами помочь.
        О том, что приехать хочет, даже не заикнулась. Наверное, это и подкосило бабушку. На кой ей деньги эти, если куда важнее увидеть самого дорогого человека?!
        Понимала, что и мне мать вряд ли обрадуется. Судя по всему, сердце у нее что камень. Но я мстительно решила, что никуда не денется. Раз породила меня на свет, то и отвечать придется. Не все ж бабушке отдуваться! Я записала с конверта адресок, где жила мать, и решила первым же делом добраться туда. О том, что будет, если она прогонит меня взашей, старалась даже не думать. Все-таки какая-никакая, но мать. Должна же озаботиться моей судьбой. Денег же у меня с собой было с гулькин нос. Хватит только на поезд до Москвы и на то, чтобы добраться до дома мамы. Но я решила, что не пропаду. Бабушка меня научила никакой работы не бояться. Устроюсь куда-нибудь, сниму себе комнатку и дело с концом. А от матери помощь приму только в первое время, пока буду работу искать.
        В будущее я смотрела с оптимизмом, которому меня тоже научила бабушка. Она всегда говорила, что никогда не нужно руки опускать. Нет ничего, чего не сможет человек, который в себя верит. И я старалась в себя верить. Пусть даже предательство матери, как ни крути, больно по мне ударило. Помню, как втихомолку не раз ревела, что, наверное, я чем-то хуже, чем другие, раз меня бросили. Смотрела, как других детей голубят матери, целуют, окружают заботой, и испытывала жгучую зависть. Пусть у меня есть бабушка, но ничто и никто не сможет заменить ребенку родную мать. И как я ни храбрилась и не обманывала саму себе, что мне наплевать, как она ко мне отнесется, на самом деле жутко переживала.

        Поезд, наконец, прибыл к вокзалу.
        Мы со старушкой заторопились к выходу. Я помогала ей с многочисленными сумками, не в силах оставить один на один с такой поклажей. Втихомолку поражалась, откуда в наших бабушках столько энергии и сил. Даже взрослый здоровый человек не в силах тащить столько, сколько могут они. Наверное, раньше людей растили как-то иначе, что на всю жизнь оставалась такая закалка. Как бы то ни было, мы, пыхтя и отдуваясь, все-таки вылезли из вагона. Ни один из наших соседей даже не подумал помочь. И я в который раз поразилась кобелиной сущности мужиков. Как глазки строить и подкатывать, так петухами ходят. А как делом помочь - резко куда-то улетучиваются.
        К счастью, много раз вспомянутый внучок появился почти сразу встречать бабушку. И дальше я передала старушку ему из рук в руки. Довольно симпатичный улыбчивый парень окинул меня заинтересованным взглядом. Явно хотел что-то сказать, но я тут же торопливо попрощалась и смешалась с толпой пассажиров, хлынувших из вагонов. Ни к чему мне сейчас знакомство с очередным поклонником. Я здесь не для этого. Хочу жить одна, а количество мужиков в своей жизни свести к минимуму. У меня с ними могут быть только деловые отношения. Вот когда появится тот, кто действительно понравится, тогда и подумаю, как вести себя.
        Я потащила свой скромный чемоданчик к автобусной остановке, помимо воли озираясь и оглядывая город. Огромный, шумный! Здесь был совершенно другой ритм жизни. Не тот, к которому я привыкла. Мне казалось, что сама ползу улиткой или черепахой, а люди вокруг несутся, суетятся, не желая тратить ни секунды зря.
        Несмотря на то, что старалась казаться уверенной и непробиваемой, я сильно оробела. Все-таки впервые в чужом городе, да еще таком большом. Совершенно одна. Мне всего шестнадцать, вчерашняя выпускница. Почти без денег. Сейчас единственное, что утешало - все-таки в этом городе живет родной человек. Мне есть куда идти, а не нужно бегать и искать себе жилье.
        Мои размышления прервал сигнал клаксона, заставивший вздрогнуть. Сама не заметила, что чуть под колеса не кинулась, не обратив внимания на сигнал светофора. Водитель черной иномарки высунулся в окно и крикнул что-то обидное вроде:
        - Куда прешь, дура? - но тут же осекся, наверное, разглядев меня повнимательнее. Тут же машина резко затормозила, а затем плавно подъехала ко мне. Уже гораздо миролюбивее этот безукоризненно одетый мужик в деловом костюме обратился ко мне: - Девушка, может, вас подвезти?
        Смерив его убийственным взглядом, который я долго репетировала перед зеркалом, а потом опробовала на нескольких десятках поклонников, я замотала головой.
        - Нет, спасибо.
        - Да вы не бойтесь меня, - как можно безобиднее улыбнулся он, сверкнув белозубой улыбкой. - Я же просто подвезти. Без каких-то далеко идущих намерений. Смотрю, вы явно в первый раз в Москве. Подвезу, куда скажете.
        Я нисколько не поверила про отсутствие намерений. Пусть даже с «далеко идущими» он и не соврал. Намерения явно читались в масляно поблескивающих глазках. И снова помотала головой.
        Думала, отвяжется. Но нет! Похоже, в столице мужики еще напористее, чем в нашей деревне. Выскочил из машины, подбежал ко мне и бесцеремонно выхватил чемодан.
        - Эй, вы чего?! - малость опешила я и постаралась вернуть обратно так нагло отнятое имущество. - Люди добрые, что ж это делается! - заголосила, привлекая к себе внимание прохожих. Те с любопытством поглядывали в нашу с «деловым» сторону, но никто и попытки не сделал замедлить шаг.
        Подхватив меня под локоть свободной рукой, мужик потащил меня к машине, на ходу заговаривая зубы. Мол, я не должна его бояться. Я похожа на его младшую сестренку, и он испытывает ко мне исключительно братские чувства. Подвезет и все, тут же наши пути разойдутся.
        Ни одному его слову я не поверила, но выбора особого мне не оставили. Конечно, я могла вспомнить про навыки самообороны и ударить его в причинное место. Но начинать визит в столицу с похода в полицию как-то не прельщало. Поэтому я подумала, что причинное место мужика никуда от меня не денется. Начнет руки распускать - получит по самые не балуйся! А пока же с протяжным вздохом я все же протиснулась через гостеприимно распахнутую передо мной дверцу в дорогой кожаный салон авто и плюхнулась на сиденье рядом с водительским.
        Он засунул мой чемодан в багажник и тоже сел в машину. По дороге заткнуть этот фонтан красноречия было невозможно. Мужик рассказал мне всю свою биографию, начиная с того, как приехал из какого-то захолустья покорять столицу, так же, как и я сейчас. Как сделал здесь успешную карьеру и теперь работает замом директора в одной перспективной компании. Расхваливал свои шикарные апартаменты в центре и намекал, что мог бы мне их показать. В общем, все, что мне оставалось, это кивать и сквозь стиснутые зубы говорить:
        - Да… Правда? Да что вы говорите!
        Мужик просил называть его просто Толиком, хотя для всех он теперь Анатолий Борисович. Выспросил мое имя. Я без зазрения совести соврала, назвавшись Ксюшей. На самом деле-то я Арина, но с чего мне рассказывать об этом человеку, которого вижу в первый и, надеюсь, в последний раз. К концу нашего пути он смотрел на меня уж вовсе осоловелыми глазами и навязывался сходить со мной, куда бы я ни направлялась. Зазывал то в кафе, то в театр, то куда угодно, лишь бы заинтересовать. Я оставалась неприступной стеной. В итоге он очень погрустнел, но все же самолично открыл передо мной дверцу и выпустил из машины возле указанного в адресе дома. Передал мне чемодан и всучил свою визитку.
        - Ксюшечка, вы можете звонить мне в любое время! - с придыханием сказал он напоследок. - Я всегда буду рад вас слышать. Вдруг с работой нужно будет помочь или с жильем. Вы не стесняйтесь.
        Я красноречиво глянула на кольцо на его безымянном пальце и буркнула:
        - А жена-то против не будет?
        Он даже не покраснел.
        - Да у нас с ней свободные отношения, - с самой широкой улыбкой, на какую был способен, произнес Толик. - Так что не переживайте на этот счет.
        Я особо и не думала переживать, поэтому не удостоила его ответом. Визитку небрежно бросила в карман своего дешевенького цветастого сарафанчика, решив выбросить в ближайшую же урну, выхватила чемодан и пошла к подъезду. Вслед донеслось совсем уж несчастное:
        - Ксюшенька, вы обязательно позвоните! Я буду очень ждать!
        - Ага, непременно, - проворчала я издевательски и даже не оглянулась.
        Лишь юркнув в открытую как раз выходившим жильцом дверь, мельком покосилась назад. Машина все еще стояла на улице, а Толик с мечтательным и на редкость глупым видом смотрел мне вслед.
        Интересно, сколько он тут торчать думает? Хотя сколько бы ни торчал, ловить ему в моем случае нечего. Уже под сороковник ему. Пусть даже вид лощеный и холеный. Тоже мне Дон Жуан недоделанный. На молоденьких его потянуло! Свободные отношения у него с женой!
        Тьху ты, мерзость!
        Сама я была до крайности категорична в суждениях. Если уж выбирать пару, то на всю жизнь. Иначе зачем вообще замуж выходить тогда?

        Лифта в подъезде не оказалось. Дом был старинный, добротный, трехэтажный.
        Подсчитав в уме, где может находиться пятая квартира, я решительно двинулась на второй этаж. С каждой ступенькой сердце колотилось в груди все сильнее. И вовсе не потому, что организм не справлялся с такой смешной нагрузкой. Я понятия не имела, чего ждать от встречи с матерью. И это волновало меня так, что даже руки взмокли от пота. Но делать нечего. Я должна посмотреть ей в глаза хоть раз в жизни. А там уж видно будет, как вести себя дальше.

        ГЛАВА 2

        Пока мелодичная трель звонка эхом уносилась куда-то вглубь квартиры, я стояла и перебирала в голове, что сказать в первую очередь.
        «Здравствуйте, я ваша дочь!» - Глупо и смахивает на название небезызвестного фильма.
        «Вы моя мать!» - еще хуже. Не дай бог, у женщины, которую я пока еще не могла с полным правом называть матерью, инфаркт случится. Или она меня за аферистку примет и вытолкает взашей.
        «Вы знаете Клаудию Никитичну? - так бабку мою зовут. - Так вот, я от нее». А потом уже, ненавязчиво и постепенно подготовить к правде.
        Мысли все тут же улетучились, стоило мощной двери, обшитой металлом, распахнуться. На пороге стояла вовсе не мама. Крупный мужик с заметным пивным животиком, но военной выправкой. Уже за пятьдесят точно, судя по виду. С проплешиной во всю макушку и седыми висками. Нос, что называется, орлиный - большой и горбатый. Видать, затесалась в жилах мужика кавказская кровь.
        Строя свои планы, я как-то подзабыла об этом немаловажном факте. Мать-то не одна живет! С мужем. И вот как примет отчим новоявленную дочурку, это большущий вопросище такой. Но делать нечего. Не ретироваться же прямо сейчас, даже не выяснив все.
        Собрав в кулак свою уже изрядно подтаявшую смелость, я выпалила:
        - Здравствуйте, а Ольга Петровна здесь живет?
        Мужик во все глаза рассматривал меня. Внимательно так, с ног до головы. И кавказские черты в его лице проявлялись все сильнее. Или мне так казалось? Не знаю, в общем. Но то, что хотелось съездить ему по физиономии, чтобы так не пялился, это точно.
        - Здесь… - наконец, разлепил тонкие губы отчим. - Только ее сейчас дома нет.
        Час от часу не легче! Ну вот и что теперь делать? Торчать на лестничной площадке и дожидаться? На улице же вообще не вариант. Тут же привлеку внимание какого-то местного казановы.
        - Но вы можете подождать ее.
        Мужик гостеприимно распахнул дверь передо мной и отступил в сторону, давая пройти.
        Вот черт! Я почувствовала себя зайцем, которого загоняют в силок. Сопоставила свои шансы противостоять этому престарелому качку и с усилием сглотнула слюну. Скрутит в бараний рог, и ни черта я не сделаю. Даже не рыпнусь. Хотя… В этом деле ведь главное эффект неожиданности. Как только почувствую, что дело не туда движется, ослаблю бдительность, ударю по болевым точкам и стрекача дам.
        Протискиваясь в квартиру так, чтобы невзначай не зацепить мощный торс отчима, я лихорадочно соображала. Говорить о том, кто я, до возвращения мамы или нет? Решила, что разберусь по ходу дела и все-таки вошла.
        Звук хлопнувшей за спиной двери отозвался тревожными звоночками в голове, но я понимала, что это обычная паранойя. Она уже давно и привычно обосновалась во мне на почве озабоченности всех окружающих мужиков. Правда, причины для нее были самые веские, но не суть. Нельзя же всех под одну гребенку мерить.

        Квартира оказалась роскошной по моим представлениям: высокие потолки, простор. Комнат здесь, судя по планировке, три. Мебель, правда, в основном старая, но зато добротная и основательная. На стене я заметила свадебную фотографию в рамке - женщина, в которой я не без труда узнала мать, и полулысое счастье, стоящее сейчас за моей спиной.
        Мать выглядела изрядно потрепанной жизнью, но на удивление счастливой. Блеск в глазах, устремленных на мужа, с лихвой компенсировал все недостатки. Не знаю, почему меня так уязвило это счастье в материнских глазах. Может, потому что мне самой в этой идиллии места не нашлось. А ведь я ее дочь, как никак.
        Судя по всему, мужик что-то сказал мне. Но поглощенная созерцанием фотографии, я даже этого не заметила. Только когда он повысил голос и с более сильной интонацией повторил вопрос, я вернулась к реальности.
        - Я спрашиваю: может, хотите чаю или кофе? Жена у меня пирожные замечательные печет. Вот с ними как раз и попьете.
        Опять полоснуло по сердцу от этого замечания. Я вот понятия не имела, что мама у меня хорошо готовит. Я вообще о ней по сути ничего не знаю, и от этого до слез обидно. Чтобы скрыть тот сумбур, который творился у меня внутри, я просто кивнула.
        Мужик скрылся в кухне и загремел посудой. Потом мы пили чай в их с любовью и уютом обставленной гостиной. Видны были усилия матери, направленные на то, чтобы обустроить свое семейное гнездышко. Кружевные салфеточки ручной работы, цветы в горшочках и со вкусом подобранные картины и статуэтки.
        Поймала себя на мысли, что хотела бы жить здесь… Но ровно до того момента, как отчим начал подбивать ко мне клинья.
        - Вы так и не сказали, как вас зовут. Я вот Геннадий Степанович.
        - Арина, - сухо откликнулась я.
        - Наверняка приехали в театральный поступать, - проговорил он. - Внешность у вас интересная…
        Я напряглась и как можно холоднее сказала:
        - Не угадали. Работать приехала.
        - Моделью, наверное? - опять тем же тоном старого ловеласа произнес Геннадий Степанович.
        - И в мыслях не было.
        Он придвинулся на диване поближе ко мне - в нос ударил ядреный запах мужского пота. Я поморщилась и поспешно вскочила.
        - Знаете, я, пожалуй, подожду Ольгу Петровну снаружи…
        С этими словами сделала пару шагов к двери.
        Реакция у него оказалась молниеносной. В таком громоздком теле это смотрелось вдвойне удивительным. Тут же оказался рядом и стал оттеснять от двери.
        - Да ну что вы, Ариночка? Как же такую девушку заставлять ждать на улице? - бархатным баритоном выдыхал он мне в самое ухо.
        Противно было так, что даже передать трудно. Я уже всерьез подумывала о том, чтобы съездить его по «орешкам», но пока удерживала мысль о маме. Если покалечу ее чудо чудное - диво дивное, то по головке точно не погладит. Мужик же, пользуясь моей растерянностью, уже оттеснил меня в самое опасное место в комнате - к дивану.
        Резкое движение грудью, и коленки мои подкосились, а я сама рухнула в мягкие объятия мебели. Увидела над собой возбужденное лицо старого кобеля, и рука инстинктивно сжалась в кулак, чтобы ударить в челюсть. И тут, по законам жанра, в происходящее вмешалась третья сторона. Мать.

        Истошный вопль заставил моего неудавшегося соблазнителя подпрыгнуть на месте и отшатнуться от меня на пару метров, сбивая по пути столик с чаем и пирожными и прочие предметы интерьера. Я с облегчением приняла сидячее выражение и уставилась в перекошенное лицо женщины, несущейся на мужа с громадной хозяйственной сумкой в руках.
        Такой и убить можно при желании! Но жалеть я этого идиота точно не стану. Заслужил!
        - Ах ты кобель проклятый! Это значит я тут на рынок бегаю, тебе жратву покупаю. Котлеток, блин, захотел, сволочь! А ты в мое отсутствие сюда шлюшек тащишь?!
        Дальше из горла маман полилась такая нецензурщина, что я постаралась даже не вслушиваться. Лишь с восхищением открыла рот, пополняя и собственный словарный запас.
        - Это не… это не… Олечка, солнышко, ты все не так поняла! - лепетал мужик, бегая по всей комнате в попытках спастись от разъяренной фурии.
        Выглядело это все донельзя комично. Гора мышц и мяса, в два раза больше щуплой жены, бегала, словно перепуганный козленок. Козлище, вернее. Ближе к истине.
        Матери все-таки удалось обманным маневром заманить его в угол. Геннадий Степанович ойкнул и обреченно прикрыл голову руками. Жена уже занесла над ним свое рыцарское оружие, когда в дело, наконец, вмешалась я. И вовсе не потому, что вдруг озаботилась судьбой этого придурка. Была бы моя воля, еще бы и подбадривала мать. Но до меня дошло, что сразу после расправы над мужем маман переключится на меня. И вряд ли даже шанс даст объяснить все. Просто за дверь выставит и слушать ничего не пожелает.
        - Мама, ты и правда все не так поняла!
        Женщина остановилась так резко, что я даже запереживала. Уж не стало ли ей плохо? Так долго она стояла восковой фигурой с занесенной над головой сумкой. Потом от сердца отлегло, когда она медленно повернулась ко мне. Мужик тоже ошарашено смотрел на меня, позабыв об опасности. Так вовремя вылетевшее слово «мама» оказало эффект разорвавшейся бомбы.
        - Это твоя дочь?! - первым опомнился Геннадий Степанович, осторожно отодвигая жену и перебегая на безопасное расстояние к стене. - Ты мне никогда не говорила, что у тебя есть дочь.
        Мать, наконец, отмерла и некоторое время озадаченно смотрела на меня. Потом ее глаза прищурились.
        - Думаю, если бы я родила дочь, то помнила бы об этом, - холодно сказала она.
        Теперь настал мой черед превращаться в восковую фигуру.
        Некоторое время я просто не могла понять, почему она так говорит. Боится признаться мужу, что у нее есть ребенок? Но это глупо! Они ведь уже не дети. Вполне нормально, что у обоих до свадьбы была личная жизнь и прошлое. Почему она отвергает меня? Снова!
        Было так больно, что все слова, которые я так долго репетировала и хотела высказать ей, куда-то улетучились.
        - Зачем ты так, мама? - чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы, проговорила я. - Просто скажи, что не хочешь иметь со мной ничего общего. Но не делай вид, что я для тебя никто.
        - Девушка, - с нотками презрения в голосе сказала Ольга Петровна, - то ли вы сумасшедшая, то ли аферистка. У меня никогда не было дочери, ясно? И не могло быть! Когда-то по молодости сделала неудачно аборт. И детей у меня быть не может в принципе! Так что если вы таким экстравагантным образом выгораживаете этого кобеля, - она махнула рукой в сторону мужа, - то попытка не удалась. Немедленно покиньте мой дом!
        - Но я… Я… - Я будто приросла к этому дивану, не в силах ничего понять. - Постойте… Бабушка говорила, что…
        Тут до меня постепенно дошло, и я осеклась.
        А с чего вдруг бабушка решила, что ребенок, подброшенный ей на крыльцо, является внуком? Да, все посчитали это самой приемлемой версией. Но ведь на самом деле могло быть и не так. Моей матерью могла быть какая-то залетевшая школьница или забулдыга, не захотевшая растить ребенка. А в приют тащить в районный центр не захотела. Вот и подкинула бабушке. И на самом деле те люди, которых я считала родными, не имеют ко мне никакого отношения. Кто я такая вообще?!
        Сейчас я чувствовала себя абсолютно раздавленной. Будто дождевой червяк, корчащийся на асфальте и размазанный чьей-то грубой ногой. Ни слова не говоря, я поднялась и, как во сне, побрела к двери. В спину донесся почти болезненный возглас той, которую я всего минуту назад считала матерью:
        - Не представляешь, что бы я отдала, чтобы и правда иметь дочь… И сколько лечилась от бесплодия. С твоей стороны просто жестоко шутить таким образом.
        И снова новый удар обухом по голове. На самом деле эта женщина бы не бросила меня. Будь она моей матерью, уже давно бы забрала и растила.
        Я больше не сдерживала слез. Они ручьем катились из глаз, и я почти ничего не видела. Вяло переставляла ноги и понятия не имела, куда бреду и зачем. А за спиной опять слышались ругань и выяснение отношений.
        Похоже, я далеко не первая, к кому приревновала Ольга Петровна своего мужа. Но сейчас подумала об этом отстраненно и без малейших эмоций. Эти люди мне чужие. Мне нет дела до них и их отношений. Все, чего я хотела, вернуться домой. Вернее, в то место, которое считала домом. К единственному человеку, которому я нужна в этой жизни. Зачем вообще приехала сюда? Идиотка! Не знала бы ни о чем, не было бы сейчас так паршиво на душе. Впору повеситься где-нибудь на ближайшем деревце.

        Только когда я вышла из подъезда и вдохнула духоту жаркого летнего дня, осознала, что у меня нет денег даже на обратный билет. И вот тогда в полной мере прочувствовала на себе, что значит оказаться в чужом городе абсолютно одна. На негнущихся ногах я побрела по улице, волоча за собой чемодан. Ничего не видела и не слышала. Действовала, как автомат, пока не услышала восхищенный возглас:
        - Девушка, можно минуточку вашего внимания?
        Даже не сразу поняла, что обращаются ко мне, пока кто-то не схватил за локоть, останавливая меня. Медленно обернулась и окинула взглядом долговязого типчика с длинными волосами, собранными в хвост. Лицо наполовину скрывали огромные затемненные очки.
        Не старше тридцати пяти явно. Одет в обычные джинсы и футболку. На шее висит фотокамера, по виду дорогущая.
        - Чего вам? - недружелюбно бросила я.
        - Девушка, не думайте, что я так ко всем на улице пристаю, - широко улыбаясь, затараторил он, будто боясь, что я тут же бежать брошусь. - Я фотограф. Довольно известный в определенных кругах. У вас такая внешность интересная! Я прямо остолбенел, когда увидел. Взгляд вас в толпе мгновенно выцепил. Даже сразу не поверил, что вы мне не привиделись. Послушайте, позвольте мне сделать несколько ваших снимков!
        Клеится или серьезно говорит? Хотя сейчас я так устала от обрушившегося на меня морального потрясения, что реагировала бы в любом случае спокойнее, чем обычно. Даже бросила в виде горькой шутки:
        - Если денег на билет дадите, то пожалуйста. Щелкайте на здоровье.
        - Да без проблем! - откликнулся он с энтузиазмом, а я в удивлении приоткрыла рот.
        Неужели все так легко решится? Все-таки есть Бог на небе! Когда кажется, что ситуация абсолютно безвыходная - раз, и выход находится. Хоть раз мне моя внешность поможет! И я улыбнулась так вовремя подвернувшемуся фотографу.
        - Отлично!
        - Только придется поехать ко мне в студию. Надеюсь, вы не против? - заговорил он деловым тоном.
        Мысль о том, что придется куда-то ехать, немного насторожила, но я постаралась отключить всегдашнюю параноидальную осторожность.
        - Ладно.
        Я пожала плечами и последовала за парнем, который всю дорогу пудрил мне мозги рассказами о своих достижениях. В какой-то момент я даже отгородилась от его болтовни, снова погрузившись в мысли о встрече с «матерью». Думала о том, как к правде отнесется бабушка. А рассказать ей все равно придется. Сама поймет по моему лицу, что что-то не так. Уж лучше я ей расскажу правду, чем она себе так надумает бог весть что.

        Так называемая студия оказалась полуподвальным помещением с кучей хлама, по всей видимости, связанного с фотографиями. Судя по виду, вряд ли дела у этого субъекта, назвавшегося Андреем, шли так уж хорошо, как он расписывал. Но мне до лампочки. Пусть пощелкает вволю, потом я просто уйду и вряд ли когда-нибудь о нем вспомню.
        По дороге я фотографа предупредила сразу: голой и даже в нижнем белье сниматься не буду, плюс если он на интим рассчитывает, то пусть губу сразу закатывает. Он вроде понял все и отреагировал нормально.
        В общем, начали мы фотосессию эту. Сначала Андрей, чтобы я расслабилась, снимал меня в моей собственной одежде. Потом предложил переодеться и провел в гардеробную. Там висели самые разнообразные наряды, при виде которых я все же изменила мнение. Не так уж плохо у него дела идут! Я с восторгом разглядывала платья, которые раньше могла видеть только на обложках журналов и по телевизору. Андрей выудил сначала черное короткое и босоножки на умопомрачительных каблуках. Велел мне собрать волосы по-другому и даже сам показал, как именно. Правда, ручоночки при этом дрожали все-таки, прикасаясь ко мне, но он стоически не переходил границ.
        Чем больше он снимал меня, тем более довольным и восхищенным становилось его лицо.
        - Ариночка, просто грех скрывать такую красоту! Вам нужно обязательно становиться моделью или актрисой!
        - Меня это не прельщает, - холодно сказала я, как еще недавно Геннадию Степановичу.
        - Вот увидите свои снимки на обложке модного журнала, и сразу передумаете! Я не сомневаюсь, что вами тут же заинтересуются! Просто восхитительная внешность! Вас даже гримировать не надо. Кожа будто светится изнутри.
        - Насчет этого я в курсе, - пробормотала я и поморщилась.
        - А глаза! Просто сказочные! - заворожено сказал он, снимая меня крупным планом. - Постойте-ка!
        Он ринулся обратно в гардеробную и вынес восхитительный легкий сарафан такого же цвета, как мои глаза.
        - Наденьте это!
        Я не заставила себя долго упрашивать и скрылась в примерочной. Когда сама глянула на себя в зеркало, не смогла скрыть восторга.
        Платье и правда великолепное! И глаза подчеркивает.
        Появившийся словно из ниоткуда Андрей заставил меня вздрогнуть. Он стоял за моей спиной и совершенно ошалевшими глазами смотрел на мое отражение в зеркале. Потом его руки потянулись к заколке, и он снял ее, позволяя моим волосам свободно заструиться вниз до бедер.
        - Богиня! - выдохнул он, и его руки осторожно опустились на мои обнаженные плечи.

        Момент, когда из вполне адекватного парня он превратился в забывшего обо всем кобеля, я упустила. Смогла лишь завопить, когда он резко развернул меня к себе за талию и вплотную притянул к себе. Губы жадно скользили по моей коже. Он едва не урчал, прикасаясь ко мне, словно кот от прикосновения ласковой хозяйской руки.
        - Пусти, быстро! - сообразив, что мой ор на него не действует, выдохнула я ему в ухо.
        Это оказало полностью противоположный эффект, и мужик еще сильнее прижал меня к себе. Его жадный рот накрыл мой, и я едва не скривилась от отвращения. Мне не доставляло никакого удовольствия это слюнявое соитие наших губ.
        Мда, свой первый поцелуй я представляла как-то иначе. Конечно, странно, что при наличии такого количества поклонников я осталась невинной, аки агнец… Но с учетом того, что мужиков я к себе и на пушечный выстрел не подпускала, то понять в принципе можно. Фу, как противно! Он еще и язык мне в рот просунул. Меня едва не стошнило.
        От его напора даже дышать было трудно, голова закружилась от недостатка кислорода. Я была так ошарашена происходящим, что позабыла напрочь про навыки самообороны. Трепыхалась в руках фотографа тряпичной куклой и напрасно пыталась вырваться. А потом он куда-то потащил меня, и я ощутила, что падаю на кожаную упругую поверхность дивана.
        Черт! Только не это!
        Будто очнувшись, я принялась усиленно лягаться, стараясь попасть в пах. Но он оказался поразительно сильным для такого худого дрища. Наглые бесцеремонные пальцы развели мои ноги и полезли под платье, пробираясь к трусикам.
        - Пусти, сволочь! - полузадушено орала я в его рот, но мое сопротивление, казалось, еще больше распаляло его.
        - Не бойся, Ариночка, - шептал он, совершенно обезумев. - Я тебя звездой сделаю, слышишь?! Все, что хочешь, сделаю! Денег дам сколько скажешь!
        - Да пошел ты!
        Я извивалась угрем, напрасно стараясь сбросить его с себя. Пальцы уже в наглую проникли под ткань трусиков и задрожали, прикасаясь к моему внутреннему естеству.
        Сволочь! Урод!
        Из глаз снова брызнули слезы от ощущения собственной беспомощности! Появился такой панический страх, которого я никогда раньше не испытывала. В голове помутилось еще сильнее. В какой-то момент я уже даже сопротивляться не могла, не чувствуя онемевших конечностей. Лишь молча молилась и желала оказаться сейчас где угодно, только не здесь!
        Вспомнила свой сон, неизменно успокаивавший меня. Волшебный разноцветный лес удивительной красоты, дарящий покой и умиротворение.
        Дикая ослепительно-яркая вспышка света пронеслась в голове, словно разряд молнии. И в следующий момент я перестала чувствовать омерзительные прикосновения ошалевшего от страсти мужика.
        Лежала на чем-то мягком и непонятном, а сквозь застилающие глаза слезы видела склонившиеся надо мной фиолетовые кроны громадного дерева, похожего на дуб.
        Сначала решила, что от потрясения повредилась в рассудке. Или что снова сплю.
        Резко заморгала, потом вытерла глаза от застывших в них слез и медленно поднялась на ноги. Несколько раз щипала себя и била по щекам. Ничего не менялось. Вокруг сгрудился тот самый сказочный лес с деревьями разного цвета. Под ногами у меня находилась голубая трава. В отдалении промелькнуло животное, похожее на огромного зеленого зайца. Показалось, что мир вокруг закружился на какой-то чудовищной карусели. И в следующий момент я просто потеряла сознание.

        ГЛАВА 3

        В первую минуту после пробуждения, когда я выныривала на поверхность сознания, мне снова казалось, что я во сне - брожу по волшебному лесу, а уже в следующую секунду окажусь в реальном мире. Смутно вспоминала события, которые привели к беспамятству. Наверное, этот козел все-таки довершил то, что хотел. Воспользовался моим беспомощным состоянием. Даже открывать глаза не хотелось, когда я представляла себе, что могу увидеть. Робко прислушалась к собственным ощущениям, особенно в низу живота. В первый раз ведь обычно больно бывает, дискомфорт должен быть сто процентов. Но нет. Я чувствовала себя как всегда.
        Может, у этого подонка в последний момент совесть проснулась?
        Я все же разлепила веки, и у меня перехватило дыхание.
        То ли я и правда во сне, то ли спятила на полную катушку. В последнем случае волшебный лес никуда не исчезнет, и я теперь буду бродить по нему вечно. Да что за черт?
        Остатки полудремотного состояния окончательно схлынули, и я вскочила на ноги. Шпильки дизайнерских босоножек, которые так и остались на моих ногах, врезались в землю, и мне приходилось постоянно их вытаскивать оттуда.
        Цвет травы внушил мне серьезные опасения: а не заболела ли я на почве нервного стресса дальтонизмом. Такое ведь тоже бывает. Помню, когда-то фильм смотрела. Какой-то триллер психологический. Так вот. Там женщина увидела кровь вокруг трупа, и сознание само включило защиту. Вместо красного цвета она теперь видела зеленый. Может, и со мной нечто подобное произошло? И немудрено после такой-то фотосессии!
        И все же самой правдоподобной версией оставался сон. Но уж слишком реальными и живыми были все ощущения. Запах, витающий в воздухе. Древесный пряный аромат, одновременно похожий на тот, что витает в наших обычных лесах, и в то же время другой.
        Странно, но почему-то он будил во мне какое-то трепетное чувство. Сродни узнаванию. И это еще сильнее сбивало с толку. Я никогда в своей жизни не была в таком лесу. Конечно, я имею в виду, в реальности, а не во сне. Птичьи трели казались такими же, как дома, да и звуки лес издавал такие же. Шелест травы под дуновением ветра, треск сухих веток. Если закрыть глаза, то можно даже подумать, что в обычном лесу. Но только не когда смотришь вокруг на это странное разноцветье. Напоминало картину ребенка с живым и богатым воображением. Розовые, синие, голубые, фиолетовые, желтые деревья. Встречались и зеленые, но таких необычных оттенков, что их трудно было назвать нормальными.

        Я понятия не имела, куда мне идти и что делать.
        Как я вообще сюда попала? Можно ли отсюда вернуться домой?
        Возникла дурацкая идея заголосить во всю глотку: «Ау! Люди!» Но я тут же представила, какие в этом месте могут быть «люди», и идея показалась не просто дурацкой, а еще и опасной.
        Но вечно стоять так столбом в надежде на чудо не менее глупо. И я решила пойти куда глаза глядят, в лучших традициях сказок. Едва слышала в кустах подозрительный шорох, как тут же кидалась к ближайшему дереву и готовилась карабкаться. Но всякий раз мне везло - оказывались местные аналоги травоядных безобидных зверей.
        Не знаю, сколько я прошла так, но устала жутко. Захотелось есть и пить, но воды в обозримом пространстве не было. А плоды местных растений есть я опасалась.
        Неужели вот так глупо и бездарно закончится моя жизнь?! Помру от голода и жажды среди фэнтези-леса? Всегда считала глупыми и примитивными многочисленные романы про попаданок. И вот угораздило же меня оказаться на месте одной из героинь. Хуже не придумаешь!
        По законам жанра сейчас должны появиться представители местных разумных существ и попытаться что-то со мной сделать. Тут уж все зависело от извращенности фантазии писательниц. Существа, к примеру, могли захотеть меня съесть, изнасиловать или сделать своей богиней. Если выбирать из этих возможных вариантов, то я бы предпочла, конечно, последний. Хотя что мешало им после него сделать со мной первое или второе.
        Боже, какой бред лезет в голову! Еще бы возомнила себя избранной какой-нибудь. Вдруг у меня внутри все это время скрывались какие-то супер-способности, а я и не знала.
        Прислушалась к себе, но способности упорно дремали.

        На болото я набрела по собственной глупости.
        Погрузившись в размышления о собственной избранности, не заметила, как земля становится все мягче, а шпильки проваливаются все глубже. Когда же провалилась в одном месте почти по щиколотку, взвизгнула и торопливо двинулась в обратном направлении. Снова неловко ступила и попала в еще более глубокую яму. Погрузилась почти по колено и с ужасом поняла, что выбраться не могу. Начинаю погружаться все сильнее.
        И вот тут я завопила. Теперь мне уже было все равно, кто меня услышит, и как буду при этом выглядеть. Орала все, что только в голову взбредет:
        - Спасите-помогите! Люди добрые! Ау! Помогите! Тону! А-а-а-а-а-а! - от последнего крика у меня самой уши заложило.
        Минуты через три, когда погрузилась уже по бедра, поняла, что никто меня спасать не собирается. И вот тогда стало настолько страшно, что у меня началась истерика. Я барахталась, рвалась из голубой по цвету трясины и напрочь позабыла о том, что знает любой школьник. Чем сильнее рыпаешься, тем быстрее болото тебя тащит в себя. Когда все же вспомнила эту нехитрую истину, застыла столбом и стала лихорадочно обдумывать, что делать.
        Увидела впереди синий корявый куст с протянутой в мою сторону веткой и осторожно потянулась к нему. Да куда там! Расстояние от него до меня полметра, что в данной ситуации казалось таким же недостижимым, как до Луны. Но я упорно продолжала тянуться. А в какой-то момент мозг заработал в неком странном режиме. Позже я даже не поняла, как это произошло. Будто в него разом ворвалось еще больше звуков и запахов.
        Могу поклясться, что даже слышала, как бежит по внутренностям деревьев липкий сок. Наверное, во мне и правда проявились какие-то способности избранной, но куст вдруг начал гнуться ко мне. Заветная ветка, похожая на спасительную руку, приближалась медленно, но уверенно.
        Я уже не думала о том, как и почему я могу это делать! Просто радовалась, что это так. Жадные пальцы уже почти схватили ветку, когда чей-то резкий окрик ударил по мозгам железной кувалдой:
        - Совсем сбрендила?! Ты чего творишь?
        Куст с гулким уханьем разогнулся в обратную сторону, а странное мое состояние исчезло. Я снова беспомощно барахталась в голубой грязи, не в силах опять настроиться на нужную волну. Могла лишь с ненавистью и яростью смотреть на стоящего на безопасной кочке мужика.
        Конечно, сказать про него просто «мужик» - это даже кощунство. Наверное, по такому все местные бабы в подушку плачут и штабелями перед ним укладываются.
        Высокий, с могучим атлетическим торсом и длинными ногами. Одет в какие-то несерьезные кожаные черные штанишки и длинные сапоги. Последние, судя по виду, из кожи какой-то рептилии, только странного красного цвета. Кожаная черная безрукавка нисколько не скрывала великолепного рельефа груди. На шее висел грубо сработанный амулет красного цвета с каким-то затейливым вензелем. За плечами что-то похожее на арбалет и колчан со стрелами. За поясом пара ножей и меч. Никогда не любила мужиков с длинными волосами, но этому такая прическа шла и вовсе не делала похожим на бабу.
        При виде мужественного лица с грубоватыми, но безумно привлекательными чертами даже я бы, наверное, не устояла. Но не в этой ситуации и не в этом дурацком лесу, когда до смерти оставались считанные минуты. Медово-карие глаза мужчины смотрели на меня с любопытством, сменившим прежнее недовольное выражение. Он разглядывал меня так же пристально, как я его. Но я-то потому, что выбора у меня сейчас особого не было. Он единственный, кто мог помочь мне, но почему-то не помогал. А уж что двигало этим странным существом, понятия не имею.
        - Вот оставить бы тебя здесь за такие фокусы, - произнес он, наконец, но все же стал приближаться ко мне. Осторожно и медленно ступая, чтобы не провалиться самому.
        Я поняла, что он все-таки меня спасет, и сменила гнев на милость.
        Может, этот альфа-самец не так уж и плох. Хотя если он думает, что на меня его чары произвели хоть какое-то впечатление, то ему придется разочароваться.
        Так я думала вплоть до того момента, как он одним движением вырвал меня из объятий трясины и заключил в свои собственные. И вот тогда сердце просто ухнуло.
        Раньше я толком не понимала, что значит это выражение. Теперь сполна ощутила на собственной шкуре. Оно будто увеличилось в размерах и словно взорвалось от избытка эмоций. А по всему телу прокатилась жаркая волна, от которой даже дышать стало трудно. Судорожно втягивая ртом воздух, я беспомощно трепыхалась в сильных руках мужчины и забыла даже свое имя.
        Он поднял меня на руки и понес к безопасному месту. Я же, не решаясь признаться даже себе в том, что чувствую, с наслаждением приникала к мощной груди. Тело будто жило своей жизнью, желая чего-то такого, чего я никогда раньше не испытывала.
        Что же это такое со мной?! Я ведь не отношусь к тем женщинам, которые при виде горы мышц и смазливого лица на все готовы!
        Он поставил меня на ноги, и я помимо воли тут же задрала голову, чтобы посмотреть в его лицо. Этот козел улыбался такой самодовольной улыбочкой, что у меня даже сомнений не осталось - прекрасно знает, что я испытываю. Эта мысль немного отрезвила и дала мне силы отпрянуть от него сразу на два шага.
        - Спасибо, что спас меня, - буркнула я недружелюбно и резко развернулась. - А теперь я пойду своей дорогой.
        Гордость и стыд мешали мне признать, что в этой ситуации я должна, как клещ, прицепиться к этому раздражающему субъекту. Лишь бы вывел из леса и объяснил, что здесь вообще происходит. Но уж слишком сильные эмоции вызывала во мне его близость.

        - Ты странная, - ударил в спину насмешливый голос.
        - Я странная?!
        Я чуть не задохнулась от возмущения и резко развернулась. Покачнувшись, сообразила, что одну босоножку утащило болото, а я, как аист, теперь балансирую на другой. С раздражением сбросила ее и уперла руки в бока. Уже не обращала внимания на неприятное прикосновение грязи к босым ступням и то, что вся насквозь грязная и пропиталась неизвестно чем. Оно еще и воняло отвратительно.
        - Вполне обычная. А вот ты странный. И это место тоже!
        Мужчина не делал попыток приблизиться. Лишь с улыбкой наблюдал за мной, слегка склонив голову набок. Потом осторожно произнес:
        - Сначала я думал, что тебя просто перенесло из другого мира. - У меня глаза тут же расширились, но не давая мне задать вопроса, он продолжил: - Потом, когда ты сумела установить связь с энергией леса, понял, что в тебе есть сила эльфийки.
        - Чего?! - тут уже я не удержалась.
        Вот только эльфов мне как раз не хватало!
        - Но, - будто не слыша меня, сказал он, - будь ты одной из нас, то не рискнула бы накликать на себя лесную ведьму. Предпочла бы своими силами справиться. Значит, ты все-таки не отсюда. И чем больше смотрю на тебя, тем убеждаюсь, что вообще ничего не понимаю. Красивая, как эльфийка. Но внешность у тебя и не светлых, и не темных. В тебе есть сила, но ты понятия не имеешь, как ей управлять. И проявляется она хаотично.
        - Чтобы ты побыстрее заткнулся, я просто скажу, что я обычная девушка. И я понятия не имею, как сюда попала. А теперь, может, объяснишь, где я и кто ты такой?
        - Наш мир называется Айлия. Если тебе это о чем-нибудь говорит, конечно. - Он снова усмехнулся. - Кто я? Судя по твоей реакции, ты знаешь, кто такие эльфы. Я темный эльф. Нас еще называют дроу.
        Я поморщилась.
        Хуже не придумаешь! Только что пускала слюни по дроу. Ум за разум заходил от абсурдности ситуации.
        - Почему я вообще здесь? - резко спросила я.
        - Мне почем знать? Не я же тебя сюда притащил. - Он пожал плечами. - Могу только предположение сделать.
        - Ну так сделай!
        У меня уже внутри все кипело от его снисходительно-издевательского тона.
        - Есть миры, где магия сильнее, есть те, где слабее. Нам, эльфам, естественнее жить в первых. Но при желании мы можем путешествовать и в миры, где магия не так сильна. Правда, переход туда и обратно требует от нас гораздо больше энергии. Возможно, тебе не повезло оказаться рядом в тот момент, когда происходил момент перехода. В этом случае даже обычного человека может затянуть внутрь и переместить туда же, куда двигался эльф.
        - Что-то не припомню, чтобы такое происходило в тот момент, - проворчала я.
        Мелькнула даже дурацкая мысль: а не был ли фотограф тоже эльфом. И я тут же замотала головой. Да и занят он был вовсе не созданием портала между мирами, а попытками поскорее залезть ко мне в трусики.
        - Как я уже сказал, если ты смогла повлиять на природу, в тебе есть способности эльфа, - с видом знатока сказал дроу. - Может, ты и сама портал соорудила. Есть у меня одна мысль…
        Он не договорил, и взгляд его сделался задумчивым и непривычно серьезным.
        - Может, озвучишь?
        Когда он замотал головой, захотелось его тут же пришибить уцелевшей босоножкой, сиротливо валяющейся у моих ног.
        - И вообще нам лучше бы поскорее убраться отсюда. Лесная ведьма могла почувствовать всплеск энергии. Кто знает, вдруг уже мчится сюда на всех парах.
        - Ты предлагаешь мне идти с тобой? - не особо уверенно спросила я, раздумывая над альтернативами.
        - Если хочешь, оставайся здесь, - не стал настаивать дроу. - Я же лучше уберусь.
        - Боишься какой-то ведьмочки? - съехидничала я.
        - Когда знаешь, что враг сто процентов сильнее, то зачем лезть на рожон, - совсем даже не мужественно рассудил он.
        И я порадовалась, что есть причина, чтобы разочароваться в нем. Но как только дроу почти неуловимым движением оказался рядом и взял меня под локоть, тело снова пронзила знакомая вспышка возбуждения. Едва не застонав от досады, я сбросила наглую руку и буркнула:
        - Я пойду с тобой, но не вздумай лапать!
        - И в мыслях не было, - от его улыбки у меня опять все перед глазами поплыло, и я поспешно отвернулась. - Да и что-то мне подсказывает, что ты на самом деле очень даже не против.
        - Это что ж тебе такое это подсказывает? - возмутилась я.
        Он издал издевательское хмыканье и молча двинулся вперед.
        Ничего не оставалось, как последовать за ним. К своему ужасу, постоянно ловила себя на мысли, что разглядываю великолепную фигуру дроу едва ли не с открытым ртом.
        И этот мерзавец прав! Тело мое было бы очень даже не против его прикосновений. Но я ни за что в этом не признаюсь! Надеюсь, когда мы доберемся до какого-нибудь поселения, наши пути разойдутся. И этот живой соблазн исчезнет из моей жизни. Хотя вдруг в их мире все такие?! Страшно представить, что тогда со мной будет.

        - Эй, дроу! - охрипшим голосом крикнула я.
        - Я предпочитаю, когда ко мне обращаются по имени, - не оборачиваясь, отозвался он. - Можешь звать меня Дриан.
        - А мне почему-то казалось, что имена у вас такие, что язык сломать можно, - не сдержалась я. - Как во многих наших книжках.
        - У вас пишут книги об эльфах? - похоже, ему даже польстила эта мысль, настолько довольным прозвучал голос.
        Знал бы бедолага, какими идиотами их иногда там выставляют, так бы не радовался. Но я благоразумно промолчала.
        - А тебя как зовут? - спросил он. Я уже обдумывала, какое бы такое имя позаковыристее придумать, чтобы поиздеваться, но неожиданно для себя буркнула: - Арина.
        - Красивое имя.
        От этого банального и, скорее всего, ничего под собой не несущего комплимента мне почему-то стало безумно приятно. Теплая волна снова прокатилась по телу, спускаясь куда-то в район солнечного сплетения.
        - Так ты что-то спросить хотела, Арина? - этот гад как-то по особенному произнес мое имя. Внутри прямо защемило, и я мысленно выругалась.
        И зачем вот только сказала правду?! Если бы знала, как на меня подействует один звук собственного имени из его уст, ни за что бы не стала этого делать.
        - Да, хотела. Как у вас тут все устроено вообще? Ну, есть только эльфы или и обычные люди? Кто вами правит? И тому подобное, в общем.
        Думала, что Дриан снова отделается какими-нибудь насмешливыми фразочками, но он и правда начал рассказывать. Даже не запыхался ни разу, продолжая делать громадные уверенные шаги. Мне же приходилось чуть ли не бежать, чтобы не отставать, да еще не упустить ни слова из его истории.
        - Наш мир создало некое древнее могущественное существо. Мы называем его Айлинар. Говорят, он перенес сюда представителей всех рас, живущих сейчас на Айлии или уже вымерших. Возможно, из множества других миров по всей Вселенной.
        - И много у вас рас этих? - полюбопытствовала я.
        - Раньше было действительно много. Сейчас остались только светлые эльфы, темные, гномы, орки, люди. Есть еще дикие существа, живущие в лесах. Мы называем их зверолюдьми. Кстати, тебе повезло, что не наткнулась на одного из них.
        Я благоразумно не стала расспрашивать, что было бы в этом случае, и задала новый вопрос:
        - А лесная ведьма? Она из какой расы?
        - Ни из какой, - мрачно откликнулся Дриан. - Понятия ни имею, откуда она взялась. Скорее всего, перенеслась из другого мира.
        - Чем же она такая страшная?
        - Питается эльфийской силой.
        Я сглотнула комок в горле, вспомнив о том, что дроу говорил, что и во мне такая сила есть.
        - Она типа вампир?
        - Что-то вроде того. Видела бы ты, во что превращаются эльфы после встречи с ней. Если, конечно, вообще остаются живы. Пустая оболочка, лишенная силы. Они даже хуже обычных людей становятся. Потому что приспособиться к новым условиям им невероятно тяжело.
        Я, конечно, возмутилась внутренне такой формулировке «хуже обычных людей», но ничего не сказала. То, что самомнение у дроу зашкаливает, для меня не стало неожиданностью. Он же, не замечая моей реакции, продолжил:
        - Ведьма чует проявления силы на большом расстоянии. И может найти, как ищейка. Поэтому в лесу мы стараемся обходиться без своих способностей.
        - А зачем вы вообще сюда ходите тогда?
        Дроу бросил на меня через плечо такой взгляд, словно я сказала глупость.
        - Лес - родная нам стихия. Мы черпаем из него свои силы. Даже просто находясь здесь. Да и интересно ведь попробовать полагаться только на природную ловкость и физическую силу. Женщины сюда правда перестали ходить после того, как объявилась ведьма. Но если эльф считает себя настоящим мужчиной, то для него позор избегать леса.
        - Понятно.
        Привычное меряние своим достоинством. Что эльфы, что наши мужики - отличия особого не вижу. Хотя не окажись этот дроу типичным представителем своего пола, я бы сейчас уже не шла по лесу. Булькала внутри голубой трясины, пытаясь сделать последний вздох. Даже думать о таком было страшно, и я поспешно отогнала от себя эти мысли.
        - У вас расы отдельно живут? - вернулась я к прерванной беседе.
        Вопрос меня, действительно, волновал, учитывая, какой эффект на меня оказывали темные эльфы. И если он ведет меня сейчас в целое их логово - ой, мамочки! Даже представить трудно, что станет с моими непоколебимыми моральными принципами.
        - Раньше у всех была своя территория, но постоянно велись набеги на земли соседей. В этих войнах много крови пролилось. Еще немного, и все бы поубивали друг друга. Особенно страдали люди. Они не обладали способностями других рас и гибли сотнями. Тогда Айлинару это надоело. И он через наших вождей донес свою волю. Жить в мире и бок о бок. Установил законы и правила, которых мы должны придерживаться неукоснительно.
        Так, например, в поселениях строго запрещается применять магию и силу к представителям другого вида. Кроме, конечно, случаев, когда те законы нарушают. Между собой можно, - добавил он, едва я открыла рот, чтобы задать вопрос. Я даже опешила, настолько, оказывается, он предугадывает мои реакции. - Мы целые поединки иной раз устраиваем.
        Удивил. Мужики и без войнушки обойтись. Как же!
        - И сферы влияния мы разделили. Эльфы считаются элитой. Мы занимаемся наукой, искусством и прочими благородными занятиями.
        - Даже не сомневалась, - едко вставила я.
        Проигнорировав мое замечание, он продолжил:
        - Гномы заведуют всеми хозяйственными вопросами, торговлей и прочим. Орки составляют нашу военную силу.
        - А что же люди? - не удержалась я от вопроса.
        - Ну, они работают на нас, мы их защищаем за это.
        - Ясно, - процедила я.
        В общем, дискриминация явная. Мда, не хотела бы я жить в этом мире, это точно.
        - И что я еще должна знать о вашем мире, чтобы не попасть впросак?
        - Ну, межвидовые браки тут запрещены. И не только браки, - сказал он, словно я здесь для того, чтобы мужа себе найти. Я подавила возмущение и уточнила: - То есть, вообще нельзя влюбляться в представителей других видов?
        - Не то, чтобы, - судя по голосу, он смутился. - В общем, не доводить до того, чтобы могло появиться потомство.
        Щеки мои густо залил румянец, когда я сообразила, какое щекотливое направление принял наш разговор. С учетом того, что присутствие дроу продолжало меня сильно волновать, это не радовало. Но мозг помимо воли уже строил дальнейшую логическую цепочку.
        Как же они здесь предохраняются-то? Представить себе эльфа в презервативе было настолько комично, что я не удержалась от смеха. И тут же снова получила волну возбуждения от зрелища, нарисовавшегося в голове. Дроу, вышагивающий передо мной, вдруг в моем воображении лишился одежды и стоял во всеоружии. С презервативом в руках. Полный бред!
        Я яростно замотала головой, отгоняя дурацкие видения.

        Дроу неожиданно остановился и развернулся. Зрачки его янтарных глаз почему-то расширились, крылья носа раздувались.
        - Эй, ты чего? - опешила я, тоже останавливаясь. В голову закралось жуткое подозрение. - Слушай, а в способности эльфов, случайно, чтение мыслей не входит?
        Он промолчал и тут же отвернулся, я же издала сдавленный писк.
        - Сволочь! Гад!
        Я набросилась на спину дроу с кулаками и замолотила по ней. Его плечи подрагивали, но вовсе не от боли. Этот козел самым наглым образом ржал надо мной.
        - Когда мы доберемся до города, я не буду иметь права это делать, - наконец, сказал он, разворачиваясь и перехватывая мои запястья. - Но сейчас это было так забавно, что я не смог удержаться.
        - Смешно тебе?! Подонок ты! - яростно выпалила я, уставившись в ухмыляющееся лицо.
        Уже в следующую секунду гнев сменился другим чувством, от которого по всему телу пробегали самые настоящие электрические разряды.
        - Черт! - вырвалось у меня, и я попыталась высвободиться.
        Дроу и не думал выпускать мои руки, и наглая улыбка уже исчезла с лица. И то, что читалось на нем сейчас, мне одновременно не нравилось и в то же время вызывало бурный отклик. Когда наши губы начали с неумолимостью несущегося поезда приближаться, у меня все обмерло внутри.
        Я позволю ему поцеловать меня?! Да ни за что!
        Но тело само тянулось к этому мужчине, оставляя за бортом отчаянные крики разума. Из последних сил я все же дернулась и закрыла глаза, чтобы уменьшить соблазн.
        - Не смей… - прошептала я еле слышно.
        Но когда он отпустил, почувствовала не облегчение, а разочарование. Тут же выругала себя за это и напомнила себе, что он может читать мои мысли. Послышался насмешливый голос:
        - Ладно, не буду больше этого делать. А то точно до межвидовых связей дойдем.
        - Идиот! - буркнула я и распахнула глаза.
        Он уже стоял в нескольких шагах от меня, и на его лице играла прежняя невозмутимая улыбка.
        - Вообще с чего ты взял, что я бы тебе это позволила?! И что я вообще этого бы хотела?
        Дроу расхохотался и издевательски бросил:
        - Да и меня, знаешь ли, не особо привлекают девушки, вывалянные в болотной грязи. Воняешь ты хуже зверочеловека.
        - Что?! - От возмущения я широко раскрывала рот и тут же закрывала, не в силах подобрать подходящих слов.
        Этот тип просто невыносим!
        - Ладно, не переживай. Тебе в таком виде не придется в город идти. Тут неподалеку озеро есть. Искупаешься и одежду постираешь.
        - Да? И пока она высохнет, перед тобой голой щеголять? - опешила я.
        - Да что я не видел там, - хмыкнул он. - Но если ты такая скромница, я тебе плащ свой дам.
        Он похлопал рукой по сумке, переброшенной через плечо и висящей рядом с колчаном.
        - Тогда ладно.
        Я шмыгнула носом и вздернула подбородок, давая понять, что его издевательства меня нисколько не задели.
        Мысль о том, чтобы искупаться, и правда казалась удачной. Пусть даже к запаху я привыкла, и он уже не так раздражал. Но ведь грязь прилипла к коже и вызывала далеко не приятные ощущения. Да и не хотелось предстать перед людьми этого мира чудищем болотным.

        Пока мы шли дальше, я уже немного остыла и теперь обдумывала то, что узнала от Дриана.
        Неужели существам этого мира и правда запрещено любить тех, кто принадлежит к другому виду? Но ведь сердцу не прикажешь! Сомневаюсь, что такого у них не случалось.
        - Ты права, - неожиданно ворвался в мои размышления голос дроу. - Случалось и такое.
        Я взвизгнула.
        - Ты же сказал, что больше не будешь!
        - Прости, не удержался. Ты что-то такая молчаливая стала, что мне стало интересно. Уж не затеваешь ли каверзу какую-то? - Он явно опять издевался. - Да и скучно стало. Дай, думаю, посмотрю, что в твоей красивой головенке делается. Конечно, чулан там такой, что сходу и не разберешься. Но некоторые мысли любопытные.
        - Не смей копаться в моей голове! - яростно выкрикнула я.
        - Ладно-ладно, успокойся.
        Я немного отдышалась, пришла в себя и все же задала вопрос:
        - Так что было с теми, кто влюблялся несмотря на законы?
        - В принципе, если их не пугала участь считаться изгоями, то могли и жить вместе. Но вот появления потомства никто бы не допустил. Едва женщина беременела, ей давали выпить снадобье, которое избавляло от ребенка.
        - Ужас какой! - Я зажала рот ладонью. - Что же вы за звери?
        - С богами не спорят, - в голосе Дриана послышались нотки горечи. - Мы в этом убедились на собственном опыте.
        Я даже споткнулась и остановилась.
        Дроу тут же обернулся и внимательно посмотрел на меня.
        - Однажды темный эльф и светлая эльфийка полюбили друг друга. От них отреклись все, но это их не пугало. Потом она забеременела. Но эти безумцы не позволили никому причинить вред ребенку. Тайно бежали в лес и скрывались там до тех пор, пока не родился младенец. Гнев Айлинара был ужасен. Снова к нашим вождям обратился его голос. За то, что ослушались его повеления…
        Он умолк, видно было, что продолжать ему тяжело.
        - Так что же он сделал?
        - Пока то непотребное дитя не окропит своей кровью алтарь в роще Айлинара, ни одно другое дитя не появится в Айлии.
        Его слова отозвались в голове смутным беспокойством.
        И почему он так смотрит на меня, будто знает что-то, до чего пока не додумалась я?
        Глухо и словно через силу, я спросила:
        - Что же было дальше?
        - Ту семью разыскали. Сообщили им о том, какую страшную кару они навлекли на весь мир. Хотели немедленно отнять ребенка и умертвить. Но эти безумцы не смогли этого допустить. Пока дроу отвлекал врагов, эльфийка успела перенестись в другой мир. Какой и куда, не знает никто.
        Я глухо вскрикнула, начиная соображать, почему во мне, обычной девушке с Земли, вдруг неожиданно открылись способности эльфийки. И, похоже, дроу тоже понял это. Я невольно отступила на шаг, раздумывая, успею ли сбежать.
        Вряд ли. Шансов против этого образчика мужской силы у меня никаких. Но странно. Похоже, он вовсе не собирался немедленно опутывать меня по рукам и ногам и тащить к жертвенному алтарю. Более того, если бы хотел так поступить, то явно эту историю рассказывать не стал.
        - Что было с ними дальше? - безжизненным голосом произнесла я. - С эльфийкой и дроу?
        - Они вызвались принести себя в жертву, чтобы смягчить гнев Айлинара.
        Я глухо вскрикнула и закрыла лицо руками. Из глаз хлынули слезы, которые я не могла сдержать. Непостижимым образом накрыла уверенность - речь и правда о моих родителях. Они пожертвовали собой, чтобы я жила. И если бы не чрезвычайные обстоятельства, пробудившие мой дар, я бы могла прожить привычную и нормальную жизнь в своем мире. И никогда ни о чем бы не догадалась.
        Ощутила, как крепкие горячие руки обнимают меня, и замерла, не зная, как реагировать. Но уже через секунду уткнулась мокрым от слез лицом в его грудь и зарыдала пуще прежнего.

        Мы долго стояли так, и молчаливая поддержка этого непонятного существа приносила облегчение.
        Когда слезы иссякли, я отвела руки от лица и сказала:
        - Ты давно догадался?
        Он кивнул.
        - Ты слишком красива для обычного человека. Но это еще ладно, случается и такое. Твои способности. Не смогла бы ты установить связь с лесом, если бы в тебе не текла эльфийская кровь.
        - И что же мне теперь делать? Если кто-то еще догадается, то меня убьют. Ты можешь перенести меня в мой мир?
        - Я не знаю, где он. А ты вряд ли сможешь передать мне знания энергетически. Ты этого просто не умеешь пока. Единственный выход - пока не научишься всему, что должна, ничем себя не проявлять. Я скажу, что ты обычная девушка, случайно попавшая сюда из другого мира. На твое счастье, мысли твои читать никто не посмеет в городе. И советую не выходить за его пределы в компании какого-нибудь эльфа. Кроме меня, конечно.
        - Ладно, - покорно сказала я. - Спасибо тебе, что хочешь помочь.
        - Не стоит. Тот дроу… - в голосе Дриана снова послышалась боль. - Он был моим лучшим другом.
        Я опешила.
        Сколько же лет Дриану? На вид не больше двадцати пяти. Он не мог быть ровесником моего отца!
        Он снова прочел мои мысли, хотя в этот раз я не обиделась на него, и сказал:
        - Эльфы живут до тысячи лет. Так что внешность обманчива.
        Я обмерла, сообразив, что то же самое касается и меня. Потом пришла еще одна страшная догадка.
        - Постой, но вы все равно ведь умрете когда-нибудь. Люди еще раньше. И если не будут рождаться дети… - я осеклась.
        - Не думаю, что Айлинар допустит полное уничтожение, - вполголоса, словно боясь, что их грозный бог услышит, сказал дроу. - А если и так, значит, так тому и быть. Я не считаю, что мой друг и его возлюбленная совершили такое уж страшное преступление. Наказание за это слишком суровое.
        Дроу открывался мне с новой стороны и это пугало еще сильнее. Он больше не казался мне поверхностным альфа-самцом. Пусть он был темным, но светлая сторона в нем тоже была. И я начинала понимать свою мать, когда-то сделавшую своим избранником одного из его расы.
        Но едва на лицо Дриана начала наползать знакомая насмешливая улыбка, я едва не ударила его.
        - Смотри, не влюбись в меня, - протянул он.
        Неужели этот гад мне просто лапшу на уши вешал, чтобы в постель затащить?! Все эти его благородные рассуждения могут быть обычным трепом.
        Я возмущенно выдохнула:
        - Размечтался! - и решительно двинулась вперед.
        Он без труда обогнал меня и вскоре снова показывал дорогу. Я же напрасно пыталась разобраться с обуревающими меня чувствами.

        ГЛАВА 4

        К тому времени, как мы добрались до озера, про которое дроу сказал, что оно «неподалеку», в лесу потемнело. Солнце лениво клонилось к горизонту. Близился вечер, и я с ужасом поняла, что вряд ли мы успеем добраться до человеческого жилья до темноты. Перспектива провести ночь наедине с Дрианом внушала смутные опасения. Даже закралась мысль: уж не специально ли он водил меня кругами, чтобы время потянуть.
        Подумав это, я быстро глянула в спину дроу, гадая: прочитал он эту мысль или нет. Если и прочитал, то никак не отреагировал. Продолжал бодренько так вышагивать впереди. Успевать за ним становилось все труднее. По ходу, выносливость эльфов генетически меня благополучно миновала. Или это не врожденное качество у них, а приобретенное?
        Пока я раздумывала над этой важной проблемой, деревья неожиданно закончились.
        Впереди расстилалось небольшое, но невероятно красивое озеро. Картина оказалась настолько потрясающей, что некоторое время я просто с открытым ртом стояла и смотрела на нее. Последние оранжевые лучи щедро разбрызгивали краски по водной глади. Соединяясь с темнотой и серо-голубой поверхностью воды, они давали поистине потрясающей эффект.
        Нереально красиво!
        Как пятилетняя девчонка, я восторженно захлопала в ладоши и ринулась к озеру. Вслед послышалось издевательское:
        - Забыл тебя предупредить… Там опасные рыбки водятся. Сунешься на глубину, и обглодают до костей.
        Я резко затормозила на полпути и не удержалась на ногах. Со всего размаху плюхнулась на пятую точку и теперь уже с ужасом уставилась на водную гладь. Сейчас она казалась мне зловещей, и затащить меня туда пусть даже на несколько сантиметров никто бы не смог. Упиралась бы всеми конечностями.
        - Да пошутил я! - заржал дроу, а мне тут же снова захотелось его прибить. - Подсмотрел в твоих воспоминаниях какой-то фильм про плотоядных рыбок…
        - Скотина, - пробормотала я сквозь зубы и опять поднялась. Развернулась к нему и подбоченилась. - Там, в воде, точно никакой дряни нет?
        - Какая-то дрянь везде есть, - философски рассудил он. - Но опасного для жизни нет. Так что можешь идти купаться.
        - Сначала ты отвернешься! - процедила я. - А в идеале, сдымишь отсюда куда-то минут на десять.
        - А может, вместе искупаемся? - его губы растянулись в широкой улыбке. - До смерти хочу ополоснуться.
        - Потерпишь! - буркнула я и исподлобья на него уставилась.
        Дала понять, что и шагу опять к озеру не ступлю, пока он маячит на берегу.
        - Ладно-ладно, - усмехнулся он. - Пойду как раз веток для костра соберу. Скажи, в вашем мире все девушки такие бешеные?
        Я не удостоила ответом дурацкий вопрос и гордо отвернулась.
        Услышала треск сухих веток по направлению к кустам, который вскоре прекратился. Только тогда снова повернулась в сторону, где стоял дроу. С облегчением выдохнула. Он и правда ушел. И все же я еще некоторое время подозрительно оглядывала кусты и деревья. Не мелькнет ли там знакомая наглая рожа. Не мелькнула.

        Успокоившись, я подбежала к кромке воды и сбросила одежду. Быстро сполоснула ее от грязи, а потом с наслаждением погрузилась в воду сама. Вода была прохладной, но не холодной. А вскоре, когда тело к ней привыкло, и вовсе показалась теплой, как парное молоко.
        Я долго и с наслаждением плескалась в озере, пока кожа не покрылась пупырышками. Правда, при этом не забывала поглядывать на берег. Уж не появился ли дроу. К счастью, тот все еще ходил где-то. Я надеялась, что не прячется в кустах и подглядывает.
        Наконец, с неохотой вылезла на берег и только тут до меня дошло.
        - Черт!
        С ужасом глянула на мокрую одежду, разложенную на большом валуне.
        Этот гад не оставил мне плаща, который обещал! А я сама напрочь забыла, что мне понадобится во что-то завернуться, пока одежда сохнет.
        С робкой надеждой обежала глазами берег, над которым уже сгустился полумрак.
        Может, дроу оставил где-то свою сумку с плащом?
        Убедилась, что снова слишком хорошо о нем подумала и выругалась одним из слов, почерпнутых из лексикона «матери». Им она назвала своего благоверного, когда застала нас с ним.
        И вот что теперь делать-то? Надевать мокрую одежду не хотелось. Не хватало еще заболеть в этом фэнтези-мире. Сомневаюсь, что тут антибиотики имеются. Лечатся наверняка какими-то отварчиками или пиявками. Как в старые добрые средневековые времена. Но и щеголять перед вернувшимся дроу голышом тоже не хотелось. Тогда уж точно проходу не даст своими дурацкими шуточками.
        Пока я металась между мокрой одеждой и водой, раздумывая, не подождать ли прямо в озере, случилось то, чего я боялась. Послышался ироничный голос Дриана:
        - Ух ты! Знал бы, что тут такое зрелище, раньше бы вернулся.
        Взвизгнув, словно меня разрезали надвое, я в несколько огромных прыжков преодолела расстояние до воды и камнем кинулась туда. Вслед донесся оглушительный гогот дроу. Я нырнула под воду и некоторое время не решалась даже головы оттуда вытащить. Но жабры у меня не отросли. Видно это тоже не входило в эльфийскую генетику. И пришлось все-таки вынырнуть.
        Я ожидала, что эта сволочь будет стоять на берегу и караулить мое возвращение. Чтобы снова поиздеваться. Но он неспешно и деловито разводил костер, даже не глядя в мою сторону. Я быстро глянула в сторону валуна. Теперь уже мокрая одежда не пугала. Напялила бы в два счета. Вот только, чтобы добраться до нее, придется преодолеть некоторое расстояние голышом. А теперь, когда берег окружает свет пламени, даже полумрак не скроет от дроу все, что он захочет увидеть.
        Черт!
        Дрожащим от гнева голосом я крикнула:
        - Эй, можешь отвернуться?
        - Да я и так не смотрю.
        - А вдруг посмотришь? Я тебе не доверяю.
        - Я уже видел все, что мог, - ухмыльнулся он.
        Я опять грязно выругалась, а он расхохотался.
        - У меня есть другая идея, - бархатным голосочком, который мне ой как не понравился, проговорил Дриан. Поднялся на ноги, потянулся, разминая великолепные мышцы, и походкой грациозного леопарда двинулся к озеру.
        Что он задумал?!
        Когда на ходу дроу начал сбрасывать с себя одежду, до меня дошло. Я едва не задохнулась от возмущения.
        - Ты что надумал?
        - А что? Ты, похоже, надолго озеро оккупировала. Оно не твое, между прочим. И я тоже хочу немного освежиться.
        - Давай я вылезу, а потом купайся хоть до посинения, - зло буркнула я.
        - Вылезать ты вроде не собираешься, а я устал ждать.
        - Скотина ты! - выплюнула я.
        Он ответил масляной улыбочкой, а я резко проглотила комок в горле. Дроу уже снял безрукавку. Огненные языки пламени отбрасывали причудливые блики на мускулистую смуглую грудь, лишенную волос. Потрясающие мускулы перекатывались под кожей при каждом движении. Кроваво-красный амулет мерцал удивительным светом и в сочетании с золотистой кожей выглядел волшебно.
        Блин… Я уже не чувствовала холода воды. По телу прокатилась жаркая волна. И какая-то моя часть даже хотела, чтобы Дриан сейчас присоединился ко мне. Но оставалась и другая, благодаря которой я еще держалась. И она отчаянно призывала держаться подальше от этого мужчины.
        Когда дроу потянулся к шнуровке штанов, я закрыла глаза. Уж этого зрелища точно не выдержу! Открыла их только когда услышала всплеск.
        Дроу в воде… Где-то в нескольких метрах от меня.
        Я лихорадочно озиралась, вглядываясь в темную гладь.
        Похоже, он плыл под водой. На поверхности его видно не было. Где этот гад?
        Я вскрикнула, когда он резко вынырнул прямо передо мной. Стояла, уперевшись ногами в илистое дно, и дрожала. И вовсе не от холода. Как завороженная, смотрела в мужественное привлекательное лицо и чувствовала, как мысли текут вяло и нехотя. Разум неумолимо отключался, уступая место совсем другим частям тела. В низу живота, казалось, разгорелся пожар. Поймала себя на том, что не отрываясь смотрю на его губы.
        Черт!
        Они раздвинулись в ленивой улыбке, сделавшей дроу еще более сексуальным. Казалось, он видит меня всю, даже несмотря на водные покровы, охраняющие от его взгляда мое тело. Рука дроу медленно потянулась ко мне и коснулась волос. Отвела их от лица, а затем вернулась к щеке и провела по ней. То, что я ощутила при этом, напоминало взрыв. Тело само подалось к нему, дернулось. Я едва удержалась на ногах.
        - Прекрати это делать! - хриплым голосом пробормотала я.
        - Почему? Тебе же нравится, - таким же хриплым голосом откликнулся он. Улыбка с его лица исчезла, в глазах загорелись огоньки, и это казалось еще опаснее.
        - Ты сам сказал, что межвидовые отношения у вас запрещены, - ляпнула я, не зная, что еще сказать.
        - Во-первых, ты тоже темная эльфийка. Пусть даже с примесью светлых, - возразил он. - Во-вторых, теперь, когда на нас проклятье, при всем желании последствий не будет. И никому необязательно знать о том, что случилось между нами.
        - Не случилось еще! - запальчиво бросила я, из последних сил сохраняя остатки контроля. Потом до меня дошло, как должно было прозвучать слово «еще», и поспешно добавила: - И не случится!
        - Жаль… - протянул он и некоторое время продолжал ласкать взглядом мое лицо, шею и плечи. Потом резко нырнул под воду и, когда снова показался, был уже в нескольких метрах от меня. - Плащ я оставил на валуне. Рядом с твоей одеждой, - бросил дроу, уже не глядя на меня.
        Я поразилась тому, что вместо облегчения ощутила разочарование.
        Нужно срочно брать себя в руки! Я не должна испытывать интерес к этому наглому дроу. И вообще думать о том, что между нами что-то может быть. Единственное, что должно меня заботить, - возвращение домой. Туда, где все просто и понятно. Где мужики не умеют читать мыслей, а в лесу за мной не станет охотиться какая-то ведьма-вампирша. И все же при одной мысли о том, что я могу никогда больше не увидеть этой белозубой нагловатой улыбки, сердце почему-то противно сжалось.

        Постоянно озираясь, чтобы убедиться, что дроу не подглядывает, я вылезла на берег. Торопливо схватила плащ и закуталась в него. Его тепло приятно согревало, но от едва заметного запаха тела Дриана, который еще хранила одежда, стало совсем плохо. Возбуждение нахлынуло с новой силой. Мне казалось, что вместо плаща меня обволакивают руки дроу. И от этого все внутри ныло от неутоленного желания.
        Я и не подозревала, что могу испытывать такое! Раньше такие сильные эмоции казались мне красивой выдумкой. Я не думала, что их можно испытать в реальности. Пришлось убедиться, что можно. Как еще сдерживалась, чтобы не послать к чертям свои принципы и не броситься обратно в воду, не знаю.
        Поскорее двинулась к костру и присела рядом. Протянула руки, согревая их приятным теплом. В сторону озера упорно не смотрела, хотя соблазн был невыносимо силен. Слышала едва заметный плеск воды под уверенными движениями дроу и представляла сокрытое в глади озера великолепное обнаженное тело. Как оно могло бы всей своей мощью прижаться к моему…
        Нет, нельзя о таком думать.
        Когда я представила, что нам придется спать рядом всю ночь, и вовсе захотелось взвыть. Надеюсь, он не станет снова делать попыток к сближению. Иначе сомневаюсь, что в этот раз смогу устоять.
        Я так погрузилась в эти невеселые размышления, что не заметила, как дроу вылез из воды. Лишь когда его темная фигура выросла рядом, вздрогнула и опомнилась. С опаской посмотрела вверх и с облегчением вздохнула. Он уже успел одеться. Хотя это мало спасало ситуацию. Мое воображение справлялось со своей задачей не хуже реального зрения. Оно само дорисовывало детали, которые скрывала одежда. В горле пересохло, и я постаралась побыстрее отвести глаза.
        Дроу невозмутимо устроился напротив и вытащил из сумки небольшую птицу, похожую на фазана, только с зелено-красным оперением.
        - Вот, подстрелил, пока ветки собирал, - сообщил он и стал деловито готовить тушку к приготовлению.
        Только сейчас я почувствовала, как сильно проголодалась. С утра и маковой росинки не было. В последний раз я ела вкуснейшие пирожные в доме женщины, которую считала матерью. При одном воспоминании о них желудок заурчал.
        То, что делал дроу с птицей, не вызывало у меня ни малейших неприятных эмоций. Я не закатывала глаз и не говорила о том, как безжалостно убивать несчастное животное. Все же выросла в деревне, в своем доме. Мне даже самой приходилось сворачивать шеи курам и уткам, которых мы держали с бабушкой. Это жизнь. Я прекрасно понимала, что само по себе мясо на прилавках магазинов не материализуется.
        Дроу быстро ощипал и разделал птицу и нанизал на вертел. Вскоре от костра стал доноситься аппетитный запах, от которого у меня прямо слюнки потекли. Все это время мы молчали, но я не ощущала неловкости. И это казалось самым странным. Обычно в присутствии другого человека, чтобы не молчать, хочется придумывать какие-то темы для разговора. Иначе чувствуешь себя по-идиотски. С дроу молчание казалось естественным.
        Мелькнула мысль, что мы сейчас напоминаем престарелую пару, которая прожила вместе достаточно долго для того, чтобы в разговорах уже отпала всякая нужда. Так, опять мои мысли приняли опасное направление. Еще не хватало начать строить планы на долгую совместную жизнь с этим субъектом.
        Я опасливо покосилась на Дриана, но по его невозмутимому лицу было непонятно: читает он сейчас мои мысли или нет. Я все же надеялась, что нет.

        Потом мы в таком же молчании съели птицу и стали устраиваться на ночлег.
        - Ночью в лесу холодно, - впервые за то время, что вылез из воды, нарушил он молчание. - Обычно я накрывался плащом, чтобы не замерзнуть. Думаю, если мы прижмемся друг к другу и накроемся им вместе, то будет гораздо теплее.
        При одной мысли об этом меня будто ударило электрическим разрядом.
        - Плохая идея! - бурно возмутилась я.
        - Я так и думал, - ухмыльнулся он. - Но не мог не предложить. Ладно, померзну сегодня.
        Дриан по-джентльменски дал мне вместо подушки свою сумку, сам же устроился прямо на траве. Я легла по другую сторону костра и поплотнее закуталась в плащ. Пришлось свернуться калачиком, чтобы хоть немного согреться. И все равно холод пробирал до костей.
        Дроу не солгал. Ночью тут и правда холодно. Из-за этого заснуть никак не удавалось. Не знаю, спал дроу или нет, но глаза его были закрыты, а лицо казалось невозмутимым.
        Когда я в очередной раз зашмыгала носом, а мои зубы клацнули от охватившей все тело дрожи, Дриан, не поднимая век, процедил:
        - Если не хочешь замерзнуть, перестань вести себя, как идиотка. Иди сюда.
        Вздохнув, я поднялась на ноги и, подхватив импровизированную подушку, поплелась к нему.
        Он потеснился, давая мне место поближе к костру. Конечно, накрывать нас обоих плащом я не стала, но все же позволила ему обхватить меня и прижать к себе. Понимала, что сейчас в этом движении нет никакого сексуального подтекста. Нам просто нужно согреться о тела друг друга. И все же, когда холод отступил под воздействием горячего, как печка, дроу, я поймала себя на мысли, что снова испытываю возбуждение.
        Его руки едва заметно сжались сильнее на моей талии, и от этого прикосновения по коже растеклась обжигающая волна. Я чувствовала дыхание Дриана на своей шее и по спине бегали табуны мурашек.
        Поймала себя на неожиданной мысли: а почему я, собственно, сопротивляюсь этому притяжению? Кому хочу отдать свою так тщательно оберегаемую девственность? Какому-нибудь земному, пускающему на меня слюни мужику? Ни один из них не вызывал у меня и грамма тех эмоций, какие я чувствую к дроу. Вполне возможно, что когда вернусь домой, и вовсе проживу всю жизнь одна. Я была твердо убеждена, что это лучше, чем жить с тем, к кому не испытываешь даже симпатии. Так что такой вариант вполне для меня был возможен. Так почему я отказываю себе в праве хоть раз ощутить то, о чем я читала лишь в книгах. Можно сказать, что в какой-то мере это я использую дроу, а не он меня.
        И эта мысль окончательно примирила разум с той бурей эмоций, какая сейчас проносилась по телу.

        Я развернулась лицом к Дриану и поймала его задумчивый взгляд. Если бы сейчас на его губах появилась гаденькая улыбочка, я бы сразу передумала и отвернулась. Но он оставался серьезен. В отличие от меня. От его запаха просто крышу сносило, а от близости его губ мои собственные тут же пересохли.
        - Ты ведь прочитал мои мысли, правда? - еле слышно пробормотала я.
        Он кивнул, потом мягким, непохожим на его обычный, голосом произнес:
        - Ты странная девушка. Слишком категоричная в суждениях. Видишь только черное и белое. Это странно, учитывая, что в тебе есть кровь как темных, так и светлых. Не скрою, ты привлекаешь меня. Может, именно этой своей необычностью. Но я не хочу, чтобы ты уже завтра пожалела.
        - Ладно… - заставила я себя выдавить. - Ты прав. Идея плохая…
        Не успела я это сказать, как он с каким-то утробным рычанием прильнул к моим губам. И то, что я хотела сказать дальше, моментально улетучилось из головы.
        Тело жадно откликнулось на его призыв. Наши губы отрывались друг от друга только для того, чтобы сделать жадный вдох, а затем снова слиться в единое целое. Этот поцелуй даже сравнить невозможно было с тем подобием поцелуя, которое мне пришлось испытать ранее. В этот раз я ощутила все то, что обычно описывают в любовных романах. И это по-настоящему пугало.
        Я боялась тех эмоций, какие вызывал во мне дроу. Прекрасно себя знала. Несмотря на всю мою практичность, которую с детства прививала бабушка, внутри я оставалась романтичной идиоткой. Мечтала о волшебной любви до гроба и прочих глупостях. Но вот объект для воплощения таких вот розовых фантазий выбрала явно неудачный. Судя по прикосновениям Дриана, он в этом деле далеко не новичок. Думаю, чем-то удивить его уже невозможно и то, что происходит сейчас между нами, для него обычный процесс. От этого даже слезы на глаза наворачивались, но даже они не могли заставить меня прервать наш поцелуй.
        - Не думай сейчас ни о чем, - послышался горячий выдох мне в ухо, и я правда больше ни о чем уже не могла думать.
        Его губы скользнули по моей шее томительно-нежно и медленно, вызывая по всему телу сладостную истому. Помимо собственной воли я выгнулась, полностью открываясь перед ним.
        Куда-то улетучились последние остатки здравого смысла. Руки Дриана осторожно приспустили с плеч плащ, но от соприкосновения с прохладным ночным воздухом я даже дискомфорта не ощутила. Наоборот, он отдался новыми волнами мурашек по разгоряченному телу. И все же, когда дроу спустил плащ еще ниже, открывая на обозрение ночному лесу мою грудь, я не сдержала невольного порыва стыдливости.
        Еще ни один мужчина не видел меня настолько обнаженной.
        Я попыталась прикрыться руками, но Дриан нежно развел мои руки и выдохнул:
        - Ты прекрасна...
        Если уж даже темный эльф, у которого есть с чем сравнить, считает меня красивой, то чего я переживаю. Мне нечего стыдиться. Да и глупо это перед тем, кого я выбрала для роли первого мужчины. Пусть даже потом дам понять, что этого больше никогда не повторится. Интересно, как отреагирует самодовольный дроу, когда поймет, что я его просто использовала?
        Эту мысль я не додумала до конца, потому что тело взорвалось новой волной удовольствия, когда горячие губы сомкнулись на горошине соска.
        Черт, как же приятно! Он облизывал, слегка покусывал, ласкал, а я потеряла всякий стыд, изгибаясь перед ним и позволяя делать все, что захочет.
        Дроу бережно уложил меня на спину и развернул плащ до конца. Словно конфетную обертку. На какое-то время оторвался от меня, жадно разглядывая все мое трепещущее перед ним тело.
        Я закрыла глаза, боясь выдать ими всю мою беззащитность перед ним. То, на что готова сейчас пойти. Вздумай дроу сейчас заняться со мной какими-нибудь извращениями, наверное, позволила бы и это. Совсем стыд потеряла! Но поймала себя на мысли, что с закрытыми глазами ощущения лишь усилились.
        Почувствовала прикосновение влажных губ к ложбинке между грудями и невольно застонала. Дроу проделывал языком дорожку по моему животу, и у меня кровь прилила к щекам, когда я осознала, куда он движется. Конвульсивно покрепче сжала ноги, но услышала ласковый голос:
        - Доверься мне... Просто расслабься...
        Поразительно, но я и правда доверилась. Просто не могла иначе. Мое тело будто жило своей жизнью, отдаваясь этому мужчине полностью и без остатка.
        Дриан осторожно развел мои ноги и его пальцы коснулись внутренних губ. Скользнули внутрь, заставив меня заерзать от всплеска новых удивительных ощущений. Хотелось одновременно сжать ноги снова и бесстыдно распахнуть их.
        Господи, что со мной происходит?! Как я смогу потом смириться с тем, что больше не почувствую этого снова? Нет, я не могу позволить ему это сделать! Иначе окончательно потеряю себя.
        Он будто снова прочел мои мысли и прежде, чем я довела до конца свой невольный порыв, скользнул языком к средоточию моего естества.
        - А-ах-х... - издала я жалобный стон и почувствовала, как уплываю куда-то.
        Волны мощного неудержимого удовольствия накатывали одна за другой под умелыми губами и языком дроу. Я содрогалась в его руках, как марионетка, лишенная разума, лишенная собственного «я». А в какой-то момент просто утратила связь с реальностью, улетев куда-то в иной мир. Мир восхитительного, ни с чем не сравнимого удовольствия.
        В тот же миг ощутила, как к моим бедрам прижалась его горячая пульсирующая плоть. Не могла сейчас даже попытаться оттолкнуть и сопротивляться. Напротив, обвила руками его талию, прижимая к себе еще крепче. Он развел мои ноги еще сильнее, а затем внутрь тела стало проникать что-то огромное и твердое. Волшебные ощущения тут же схлынули, сменившись болью. Я затрепыхалась, пытаясь сбросить с себя дроу.
        - Нет, не надо! Прошу тебя! Не надо.
        Он уже не мог остановиться и продолжал проникать внутрь, заглушая мои крики жадными неистовыми поцелуями. Из моих глаз хлынули слезы. Я так сильно закусила нижнюю губу, что на подбородок брызнула кровь.
        Казалось, эти неприятные ощущения будут длиться вечно, но в какой-то момент я поймала себя на мысли, что к боли примешивается вновь накатывающее удовольствие. Пульсация его горячей плоти внутри, ощущение абсолютной наполненности, поцелуй, вызывающий волны нового возбуждения. Тело само подстроилось под движения мужчины, и я задвигалась в ритме с ним. А потом накрыло новой волной оргазма, на этот раз смешанного с болью, но от этого не менее сильного.
        Внутри стало липко от его разрядки, и в какой-то момент нахлынула паника.
        Мы же даже не предохранялись! Вот появление ребенка в мои планы явно не входило!
        Тут же вспомнила, что в их мире теперь такие проблемы не существуют, и вздохнула с облегчением.

        Некоторое время я не решалась даже пошевелиться под его тяжелым горячим телом, пригвоздившим меня к земле. Потом робко шевельнулась. Он что-то пробормотал и перекатился с меня набок, продолжая прижимать к себе руками. Я встретилась с его напряженным и чуть виноватым взглядом. Почему-то такое выражение в его глазах поразило. Я ожидала чего угодно. Безразличия, насмешки, самодовольства, но только не этой глубины. Словно я с самого начала ошибалась и для него случившееся вовсе не рядовое событие.
        - Тебе было слишком больно? - осторожно спросил он.
        - Все нормально, - процедила я. - Но ты должен был остановиться, когда я просила.
        - Прости...
        Удивительно, но, похоже, он смутился!
        Дроу, наконец, разомкнул объятия и вышел из меня. Я считала, что должна испытать облегчение, но едва не застонала от внезапно нахлынувшего ощущения одиночества. Будто лишилась чего-то очень важного, частицы самой себя.
        Черт! Я что в него втюрилась?! Только этого не хватало! Ну нет, не дождется! То, что произошло, было в первый и последний раз.
        Я резко поднялась и с неудовольствием глянула на свои окровавленные бедра. Дроу стиснул губы и отвел взгляд. Снова бросил: «Прости», - и отошел к костру, чтобы подбросить новых веток.
        Я же поплелась к озеру и долго там отмывала следы нашей бурной ночи. Ругала себя на чем свет стоит за это временное помрачнение рассудка.
        Ну зачем мне понадобилось так все усложнять? Хотя... Мне кажется, усложняю я все сейчас. Что, в сущности, произошло-то? Переспала с местным красавчиком, который уже завтра и не вспомнит об этом факте. Наверняка таких, как я, у него пруд пруди. Каких-нибудь сексуальных темных эльфиек, которые в постели гораздо круче меня. Вот пусть и дальше с ними развлекается. А я постараюсь забыть обо всем, как о страшном сне. Конечно, не таком уж и страшном. Более того...
        Блин... Снова меня мысли не туда увели. Да, не могу себя обманывать. Секс был потрясающим! Хоть мне и не с чем сравнивать, конечно, но мне и правда так казалось. И то, что он не отягощенный моральными принципами озабоченный темный эльф, наоборот должно радовать. Не станет требовать от меня того, что я не готова ему дать. Или готова? Черт!
        Выругавшись, я полезла обратно из воды и накинула плащ. Как ни было неловко, побрела к костру. Не замерзать же на берегу.
        Дроу сидел спиной ко мне и помешивал одной из веток поленья. При моем приближении его спина неуловимо напряглась. Я обошла Дриана и села напротив, стараясь не смотреть на него. Только услышав холодный и суховатый голос, осмелилась поднять голову.
        - Ты слишком заморачиваешься. Так, кажется, у вас на Земле говорят. Мы, дроу, не стесняемся своих сексульных проявлений. Это светлые строят из себя ханжей и соблюдают глупые приличия. Для нас же в порядке вещей наслаждаться тем, что подарила нам природа.
        Его лицо было безразличным, но глаза почему-то казались злыми.
        Я удивилась этой злости? За что он на меня злится?
        - Я не темный эльф, понятно? - заметила я. - Пусть даже во мне есть ваша кровь, но я считаю себя человеком. Но ты прав, не будем придавать значения тому, что и внимания не заслуживает. Мы просто переспали. И продолжения не будет.
        - Не скажу, что мне не жаль... - протянул он, а на лице вновь появилось прежнее насмешливое выражение. - Но как скажешь...
        Почему мне показалось, что именно сейчас он надел маску? Не тогда, когда серьезно и зло смотрел на меня? Или это я дура приняла желаемое за действительное? В любом случае от его последних слов, от того, что он так легко согласился со мной, стало по-настоящему больно.
        Я все меньше понимала себя.
        Чего я вообще от него ждала? Он дроу. Сам признался, что секс для него в порядке вещей и обычно он не заморачивается и не придает ему какого-то значения. Для него это что поесть. Сегодня так уж случилось, что кроме меня другого подходящего объекта рядом не оказалось. Вот и полакомился тем, что бог послал.
        От этих мыслей стало совсем уж мерзко на душе, и я поспешно бросила:
        - Я спать.
        Отвернувшись от дроу, я поплотнее завернулась в плащ и сделала вид, что сплю. Чувствовала на себе его взгляд, и он удерживал от того, чтобы разразиться горькими рыданиями.
        Этот гад еще и мысли мои наверняка читает! Последнее особенно убивало.
        Вскоре снова стало холодно, но о том, чтобы опять спать, прижавшись к дроу, не могло быть и речи. Уже поняла, что в непосредственной близости от него совсем теряю разум. Впредь буду избегать этого, как проказы.

        ГЛАВА 5

        Утром меня разбудил бесцеремонный солнечный зайчик, облюбовавший мое лицо в качестве площадки для игр. На несколько секунд память сделала мне подарок, напрочь убрав весь вчерашний нелепый день. Показалось, что я в своей уютной комнатке в бабушкином доме. И что скоро раздадутся быстрые, несмотря на солидный возраст, шаги и жизнерадостный оклик:
        - Аришка, просыпайся! А то всю жизнь проспишь!
        Я улыбнулась, потянулась всем телом и открыла глаза. Тут же улыбка сползла с лица, как змеиная кожа. Вокруг стояли разноцветные деревья, впереди поблескивала голубоватая водная гладь озера. Костер, вчера не позволивший замерзнуть насмерть, уже догорел. Валялись лишь обуглившиеся ветки и пепел. Когда же в памяти окончательно восстановились все события вчерашнего дня, захотелось сквозь землю провалиться. Но уже через секунду моральные терзания улетучились, сменившись смутным беспокойством.
        Где дроу? Этот проклятый гад смылся, оставив меня совершенно одну?!
        Неуверенно поднялась на ноги и с неудовольствием ощутила болезненный отклик внизу живота.
        Вчера я потеряла невинность с существом, которое уже на следующий день бросило меня помирать в полном опасностей фэнтезийном лесу. И вот кто я после этого, как не дура набитая?
        К глазам упорно подступали предательские слезы, а я яростно смахивала их полой плаща. Сообразив, чей это плащ на мне, испытала самую настоящую ненависть к ни в чем не повинному предмету одежды. Сбросила с себя и стала остервенело топтать ногами.
        - Вот тебе! Вот!
        Насмешливый голос дроу, в этот момент появившегося из-за деревьев, заставил замереть на месте.
        - По всей видимости, ты представляешь на его месте меня.
        Неловкость, досада и вместе с тем громадное облегчение накрыли с головой. Я торопливо подхватила плащ с земли и снова спряталась под ним, исподлобья наблюдая за дроу.
        Даже отвечать не буду ему. Пусть думает, что хочет, о моем глупом и детском поведении. И все же злость на него улетучивалась с каждой секундой. Пусть он сволочь и гад, но оказался гораздо лучше, чем я о нем думала. Не бросил. Наоборот, завтрак мне идиотке принес.
        В руках дроу держал мелкого зверька, похожего на зайца, из которого торчала стрела. Дриан уверенной походкой приблизился к тому, что осталось от костра. При этом будто случайно задел меня плечом, отчего обдало волной настолько сильного жара, что я отпрянула.
        Черт! Теперь мое тело реагирует на него еще сильнее, чем раньше.
        Стушевавшись, я поспешно бросилась к воде, чтобы умыться и немного остудить разгоряченное лицо. На дроу старалась не смотреть, зная, что это ни к чему хорошему не приведет. Надеялась, что этот гад, занятый разведением костра и освежеванием зайца, не станет сейчас подглядывать за мной. А даже если и станет, я хоть не увижу этого. При одной мысли о его взгляде у меня ноги подкашивались. А уж когда в это все вклинивались воспоминания о его руках и губах, и вовсе крышу сносило.
        Так, лучше об этом не думать...
        Я привела себя в порядок и с удовольствием переоделась в уже просохшую одежду. Порадовалась, что теперь могу отдать дроу его плащ. И он не будет смущать меня едва заметным, приводящим в еще большее возбуждение, запахом его тела.

        Когда я шла от берега, на ходу пытаясь распутать пальцами влажные пряди волос, дроу бесцеремонно наблюдал за мной. Даже оторвался от своего занятия по разделке тушки. От этого взгляда у меня все внутри сжалось в тугой комок, а внизу живота снова заныло.
        Ну почему он так действует на меня?! Превращает в напрочь озабоченную нимфоманку.
        - Спасибо за плащ, - буркнула я, положив этот предмет одежды рядом с дроу.
        - Да не за что. - Он обнажил белоснежные зубы в улыбке, и я с трудом сглотнула комок в горле.
        Я устроилась как можно дальше от Дриана и сделала вид, что меня больше всего на свете занимает моя прическа. Молчание, царящее сейчас между нами, больше не казалось таким естественным, как вчера. В нем ощущалось почти физическое напряжение, словно мы оба едва сдерживались, чтобы не наброситься друг на друга.
        Конечно, за него не могу говорить уверенно, но я была близка к этому. Прямо пальцы покалывало от желания коснуться его смугловатой кожи, провести по мускулистому рельефу груди и плеч. О нет, меня явно не туда мысли занесли! Это же наглый самодовольный дроу, и я поклялась себе больше никогда ничего общего с ним не иметь.
        - Долго еще до вашего города? - сиплым от того, что все в горле пересохло, голосом нарушила я молчание.
        - Сегодня к полудню дойдем, - его голос тоже звучал как-то напряженно, и от этого меня обдало новой волной жара.
        - Это хорошо...
        - Послушай, - глухо проговорил он, - тебе придется быть готовой к тому, что обратно ты вернешься не так скоро. Пока я научу тебя всему, что тебе нужно знать, нам придется какое-то время общаться.
        - Понимаю...
        От этой мысли мне резко поплохело.
        Как я выдержу его присутствие пусть даже неделю? Я же просто голову потеряю окончательно и бесповоротно. Не могу нормально реагировать даже сейчас, когда он просто сидит напротив и даже попыток не делает клеиться ко мне. Что же будет дальше?
        - Если хочешь, я попрошу кого-нибудь другого позаниматься с тобой, - сухо сказал Дриан, и я с ужасом поняла, что он снова прочел мои мысли.
        - А ты уверен, что тот человек тут же не раскроет, кто я такая? - резонно заметила я.
        - Уверен. Я ей доверяю.
        - Ей?
        Меня будто ведром ледяной воды облили. При одной лишь мысли о другой женщине рядом с ним внутри словно зверь проснулся. Я поразилась такой буре эмоций, совершенно мне не свойственной.
        Я что ревную?! Еще даже не зная ничего об этой женщине, мне уже хотелось ее ударить, убить, все что угодно плохое сделать. Только лишь из-за того, с какой интонацией дроу произнес это: «Я ей доверяю».
        - Это твоя жена?
        Я была готова убить себя за этот вопрос, но он вырвался почти помимо моей воли.
        - Не жена, - коротко откликнулся дроу. - Просто близкий мне человек.
        - Ясно.
        Дриан явно пожалел мои чувства и не стал распространяться, кем она ему приходится. Но я ведь не полная дура, могу и сама догадаться.
        Итак, он собирается просить о помощи свою любовницу. И вот как мне на это реагировать?! Это же еще хуже, чем если бы дроу учил меня сам. Хотя, может, так я побыстрее избавлюсь от этих непонятных чувств к нему? Разочаруюсь окончательно и смогу выбросить из головы.
        - Думаю, так и правда будет лучше, - раздался немного напряженный голос дроу. - Так что, когда мы доберемся до Глайна, я сразу отведу тебя к Файлии.
        - Если ты еще раз прочтешь мои мысли, я тебе глаза выцарапаю! - процедила я и с раздражением отбросила с плеча косу, которую наконец-то заплела.
        - Мы с Файлией просто друзья, - неожиданно сказал он, а я замерла с открытым ртом.
        Облегчение, которое я испытала сейчас, было таким сильным, что это меня по-настоящему испугало. Похоже, я и правда пропала... Что ж, единственный выход - выполнять все указания этой загадочной Файлии и поскорее убраться из этого места. Подальше от дроу, который разбудил во мне такой вулкан, что я понятия не имею, как его затушить.
        И все же, чтобы хоть немного сохранить лицо, я буркнула:
        - Как будто мне есть до этого дело вообще.
        Дриан хмыкнул, и я поняла, что обмануть его мне не удалось.
        Этот гад прекрасно знал, что со мной происходит, и явно наслаждался ситуацией. Еще бы, получил живую игрушку, с которой можно позабавиться. Но и у игрушки могут быть коготки. Ему еще придется в этом убедиться.

        Позавтракали мы в молчании. Не знаю, о чем думал дроу, задумчиво поглядывающий на озеро, но я упорно старалась не думать вообще. Прокручивала в голове дурацкие песенки и стишки, лишь бы не давать Дриану повод снова забраться в мои мысли.
        Пусть наслаждается тем бредом, какой я позволяю ему услышать. Но судя по тому, что он не ухмыляется и не приподнимает в изумлении брови, в этот раз он и правда внял моей просьбе и мыслей не читал. Что ж, тем лучше.
        После того, как мы поели, Дриан затушил костер и велел мне собираться. Никаких привычных шуточек и издевок. С одной стороны я обрадовалась, а с другой - неожиданно для себя взгрустнула.
        Видно, совсем ко мне интерес потерял. Типичный мужик. Получил, что хотел, и теперь нос воротит. Подумала так и поразилась, насколько же у меня парадоксальная логика. Что бы ни делал дроу, я всегда нахожу, к чему придраться. Издевается - плохо, не издевается - тоже плохо. Думаю, в моем лице понятие «женская логика» проявилось во всей своей красе. Ну и ладно! Плевать вообще. Пусть что хочет, то и думает обо мне.
        Погруженная в свои мысли, я, как и вчера, старалась не отстать от шагающего впереди Дриана. Когда он внезапно резко остановился, сразу не сориентировалась и налетела прямо на его спину. Тут же отшатнулась, словно от чумного, и грубовато спросила:
        - Ты чего встал?
        - Тс-с! - недовольно воскликнул он, и я послушно заткнулась. - Слышишь?
        - Что? - шепотом спросила я.
        - В том-то и дело, что ничего, - так же шепотом ответил он.
        И правда. Поразила царящая вокруг тишина. Ни птичек не было слышно, ни шорохов. Будто лес вдруг вымер напрочь. Меня охватило чувство смутного беспокойства, которое я не могла себе объяснить. Пальцы будто покалывало ледяными иголками.
        - Ты тоже это чувствуешь? - снова прочел мои мысли дроу, но на этот раз я не обиделась.
        - Ага, - откликнулась я тихо. - Что за черт?
        - Не знаю, причем тут маленькое существо с рогами и хвостом, - слегка улыбнулся он. - Думаю, оно тут вообще ни при чем.
        - Это выражение такое, - проворчала я. - Так что случилось?
        - Думаю, случилось то, чего мы боялись. Хотя не уверен.
        Если он подумал, что я пойму смысл его загадочных фраз, то слишком хорошего мнения о моих мыслительных способностях.
        - А проще? Я, в отличие от тебя, мысли читать не умею.
        - Умеешь. Просто не знаешь, как, - усмехнулся Дриан.
        От потрясения я разинула рот и некоторое время безмолвно смотрела на него. Дроу, между тем, задумчиво размышлял:
        - Я мог бы сейчас слиться с лесом и послушать его. Но тогда она нас сто процентов почует.
        - Она? - Тут до меня, наконец, дошло, и я в ужасе прикрыла рот ладонью, чтобы удержать рвущийся наружу крик. - Лесная ведьма.
        Дриан кивнул.
        - Она где-то рядом. Но неизвестно, почуяла нас или нет. Может, просто проходит неподалеку. Рисковать не хочется.
        - Согласна, - пробормотала я. - А еще я думаю, что это ты ее накликал.
        Брови темного эльфа взметнулись.
        - Интересно, как?
        - Мысли нужно меньше читать! - победно заявила я.
        - Это она на большом расстоянии не почует, - возразил он. - Только если близко к нам будет. Вот воздействия более сильного уровня почувствует.
        - Тогда просто не будем проявлять свои способности, - предложила я. - Она примет нас за обычных людей и пройдет мимо.
        - Огорчить тебя? - после некоторого молчания спросил дроу.
        - Говори уже… - предчувствуя какую-то очередную пакость, протянула я.
        - Если на ее пути встречаются любые другие существа, она их просто убивает. Натура у нее такая.
        - Гадостная натура, - буркнула я.
        - Согласен, - усмехнулся дроу.
        - И что же нам делать?
        - Идем вперед. И будем надеяться, что пронесет. Да, еще… Увидишь где-то белые деревья, тут же беги к ним. Их в наших лесах мало, но они есть.
        - Что за деревья такие? И почему к ним бежать надо? - удивилась я.
        - Странный факт, но если человек находится поблизости от белого дерева, ведьма его не трогает. Просто обходит стороной. Зверолюди уже давно это усекли и строят себе частоколы из белых деревьев. Так и выживают. У нас тоже в городские ворота вставки из него сделаны.
        - Значит, есть от нее все-таки спасение. Это хорошо, - обрадовалась я. - Так а почему ты с собой не носишь какой-то оберег из него?
        - Не думай, что тут все такие тупые, что не додумались до этого, - проворчал Дриан. - Если дерево соприкасается с живой энергией, то почему-то теряет силу. Единственный выход - находиться рядом с ним, но не прикасаться.
        - Непонятно это мне.
        - И не только тебе. Но факт остается фактом.
        - Ладно, тогда пойдем искать эти деревья.
        - Если не ошибаюсь, в десяти минутах отсюда есть одно. - Дроу посмотрел на небо, потом на кору ближайшего дерева. Видать, стороны света сверил. Потом решительно указал рукой направление. - Придется сойти с дороги. Но лучше перестраховаться.
        Я и не думала возражать и покорной овечкой потрусила за ним.

        Не прошло и пяти минут, как меня будто в спину ударило ледяной волной. А паника, накатившая вдруг ни с того ни с сего, просто зашкаливала. Дроу резко обернулся, и я опять налетела на него. Но на этот раз вместо того, чтобы отпрянуть, вцепилась в него и прижалась, как обезьянка к матери.
        - Она близко, да?!
        - Хуже. Она прямо за нами. Смотрит на нас, - в его обычно спокойном голосе слышалось едва сдерживаемое волнение и это напугало еще сильнее.
        - Что нам делать?!
        - Бежать! - заорал он, схватил меня за руку и понесся прочь.
        Так быстро я еще никогда не бегала. Забыла о том, что при беге в босые ноги болезненно вонзаются сухие ветки. Летела просто на запредельной для себя скорости, почти не уступая дроу. Цеплялась за его руку, словно от этого зависела жизнь. Оглянуться хотелось до безумия, но я понимала, что если увижу за спиной что-то страшное, то просто застыну соляным столпом. Поэтому назад принципиально не смотрела и лихорадочно озиралась по сторонам в поисках белого дерева. Как назло, растения вокруг были какие угодно, но только не белые.
        Когда за спиной послышался заунывный, будто могильный вопль, у меня все похолодело внутри. Сердце бросилось в пятки и теперь колотилось оттуда полупарализованным придатком.
        - Быстрее, Арина! - завопил дроу.
        Куда быстрее?! Он что издевается?! Я и так на пределе.
        Позади будто что-то коснулось моей спины, и я тут же забыла о слове «на пределе». Побежала так быстро, что ветер в ушах засвистел. И все же то, что догоняло нас, двигалось настолько стремительно, что все наши жалкие попытки казались смешными.
        В какой-то момент я увидела полный странной решимости взгляд Дриана, который он метнул на меня.
        - Беги в том же направлении и не останавливайся, что бы ни случилось!
        - Ты что хочешь делать?
        Когда он резко отпустил мою руку и остановился, до меня дошло. Я затормозила так резко, что из-под ног чуть искры не пошли.
        - Ты что делаешь, идиот?!
        - Мы не убежим вдвоем! - заорал он. - Беги, я задержу ее!
        - Какого черта ты творишь?! Бежим скорее!
        Тут краем глаза я уловила движение за ближайшим кустом. Резко развернулась и огласила лес самым душераздирающим криком, на какой была способна.
        Высокая, больше двух метров, фигура в белом дырявом одеянии стремительно неслась прямо на нас. Лицо белое и почти прозрачное, с синеватым отливом. Темные провалы глаз, изнутри которых будто огоньки светились. Широко оскаленная громадная пасть с заостренными зубами. Нечесаные черные космы разметались по плечам, будто ядовитые гадюки.
        Словно ожившее чудище из фильмов ужасов!
        Дроу с побледневшим, но решительным лицом, вскинул арбалет. Я заметила, что он зарядил его белой стрелой и на мгновение обрадовалась.
        Значит, все-таки выход есть! У него есть стрела из белого дерева! Сейчас он просто проткнет ею монстра и все закончится.
        Еще когда стрела летела к страшной фигуре, поняла, насколько самонадеянной была. Молниеносным, почти незаметным для глаз движением, ведьма метнулась в сторону. Из ее горла послышались клокочущие звуки, и я с ужасом осознала, что это такое. Эта тварь смеется над нами. А в следующую секунду она уже стояла рядом с дроу, и его арбалет оказался откинутым в сторону.
        - Нет! - истошно завопила я, почувствовав, что весь мир обрушился на меня.
        Нахлынуло такое дикое отчаяние, на которое я даже не считала себя способной. Когтистая рука с длинными пальцами сжала горло дроу и подняла в воздух, словно он был домашней миниатюрной собачонкой. Дриан захрипел, но его взгляд все еще был устремлен на меня. Губы беззвучно открывались, и я читала по ним одно лишь слово:
        - Беги!
        Инстинкты во мне вопили то же самое и приказывали бежать отсюда опрометью. Но что-то более сильное и мощное заставляло стоять на месте и лихорадочно искать выход.
        Я не могла оставить его! Для меня это равносильно смерти!
        Осознала это с какой-то истеричной обреченностью.
        Я лучше умру здесь и сейчас, чем позволю этой твари причинить зло этому мужчине.
        Как только я осознала это, паника куда-то улетучилась. Мозг включил интенсивный режим работы, устраняя эмоции. Взгляд остановился на откинутом ведьмой арбалете. В противоположной стороне поляны валялась так и не попавшая в цель стрела. С быстротой серны я метнулась сначала к оружию, подхватила с земли и понеслась к стреле.
        Похоже, ведьма не считала меня достойным противником. Даже не обернулась. То, что она делала с дроу, вызвало у меня новую паническую атаку. Но я усилием воли подавила ее. Не буду смотреть, как ее отвратительные губы прижимаются к его раскрытому рту. И как она что-то с отвратительным чавканьем вытягивает из него. Силу темного эльфа, его особую энергию!
        Я никогда раньше не стреляла ни из лука, ни из арбалета, ни из любого другого оружия. Трясущиеся пальцы с трудом натянули тетиву. Я осознала, что попытка у меня будет только одна. Если не попаду - мы оба погибнем. Сначала она высушит дроу, оставив от него лишь оболочку, потом меня.
        Несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, унимая дрожь в руках. Быстро вскинула оружие, вспомнив, как делал это Дриан. Тщательно прицелилась куда-то в район лопаток. Так было больше шансов попасть хоть куда-то, а не в молоко. Пробормотав:
        - Господи, помоги! - послала стрелу в цель.
        Стрела вонзилась выше, чем я ожидала - в основание шеи. Но я не промазала! Мне удалось!
        С застывшим в руках арбалетом я наблюдала за реакцией монстра. Вначале показалось, что ведьма даже не почувствовала удара. Лишь едва заметно дернулась. Затем вдруг ее словно пронзило электрическим разрядом. Тряпичной куклой на другой конец поляны полетел дроу. Ведьма обернулась ко мне, глаза ее полыхнули таким диким блеском, что у меня кровь застыла в жилах.
        Черт! Вот теперь мне точно хана! Сейчас одним движением окажется рядом - и все… Так и закончится история непутевой попаданки.
        Но существо сделало несколько шаркающих шагов по направлению ко мне и замерло. Будто разом лишилось всей своей силы. Издав яростный болезненный вопль, она из последних сил бросилась в кусты. Убежала!

        Мои ноги тут же ослабли. Сказалось чудовищное нервное напряжение, в котором я пребывала эти несколько страшных минут. Но я устояла на месте и опять несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Потом бросилась к неподвижно лежащему на земле Дриану. Те несколько секунд, когда мне казалось, что он не дышит, были самыми страшными за всю мою жизнь.
        - Дриан… Дрианчик! Пожалуйста, очнись! - обливаясь слезами, я тормошила его.
        Вспомнив про то, как нужно оказывать первую помощь, надавила несколько раз ладонями на грудную клетку. Потом открыла ему рот и стала делать искусственное дыхание.
        В какой-то момент почувствовала, как мою талию обвили крепкие руки и прижали к себе. Губы под моими губами дрогнули, и тут же я сама едва не задохнулась от жадного поцелуя, которым он ответил мне.
        “Тоже мне, умирающий!” - с облегчением думала я, но даже не пыталась отстраниться.
        Поцелуй становился все глубже и жарче, и я с удивлением ощутила, что потрясение от пережитого сменяется дикой вспышкой возбуждения. Даже сильнее, чем вчера, когда мое тело прижималось к нему. Похоже, ощущение опасности лишь усилило мою физическую тягу к этому мужчине. Или, может, мне просто невыносимо нужна была разрядка после того, что произошло. Наверное, дроу чувствовал то же самое, потому что его прикосновения становились все более настойчивыми и неистовыми.
        Он перекатил меня на спину и налег сверху. Отвел мои руки за голову, словно боялся, что я начну сопротивляться.
        Глупый! Сейчас ничто на свете не заставило бы меня оторваться от него.
        Его губы жадно, почти болезненно ласкали мою кожу. Он целовал, облизывал, покусывал. Кожа уже саднила под этим неистовым натиском, но возбуждение от этого лишь усиливалось. Дриан задрал вверх мое платье и одним движением сорвал трусики. Мелькнула всполошенная мысль, что у меня же нет другого белья и что придется теперь ходить без него. Но это тут же утратило всякое значение. Мои ноги уже обвились вокруг его бедер. Я подалась вверх, стремясь поскорее ощутить в себе его горячую упругую плоть. Внутри все уже пылало от почти болезненного желания.
        Если он немедленно не войдет в меня, я просто умру!
        Громко и протяжно застонала, когда он начал проталкиваться в меня. Медленно и осторожно, словно не желая снова причинить боль. Внутри и правда все еще ныло после вчерашнего первого опыта. Но сейчас это все казалось неважным и несущественным. Я хотела грубых резких толчков внутри, доводящих до исступления. Он будто почувствовал и перестал себя сдерживать.
        Я кричала от избытка эмоций, ощущая, как он врезается в меня, заполняет без остатка, словно желая проникнуть до самого основания. Еще сильнее вжималась ногами в его ягодицы, подаваясь вперед и подстраиваясь под его движения. Разрядка оказалась бурной и мощной. Мы кончили одновременно, и наши тела еще долго содрогались после наплыва эмоций.

        Некоторое время он все еще находился во мне, уткнувшись лицом в мою грудь и тяжело дыша. Потом осторожно отстранился и поднялся. Его глаза пытливо вглядывались в мое лицо.
        Не знаю, что он искал там. Сейчас я просто не могла ни о чем думать. Настолько казалась опустошенной всем, что произошло.
        Дриан помог мне подняться и оправил платье. Смущенно покосился на рваную тряпочку, лежащую на земле, в которую теперь превратились мои трусики. Я даже не нашла в себе силы смутиться.
        - Ты спасла меня, - нарушил он напряженное молчание. - Я никогда этого не забуду.
        - Ты тоже меня спас, - возразила я. - Если бы ты не пожертвовал собой, ведьма расправилась бы и со мной тоже. С нами обоими. Так что мне просто повезло, что она отвлеклась на тебя и не посчитала меня достойным противником.
        - И все же ты могла просто убежать, - заметил он. - Почему ты этого не сделала?
        И вот тут мое умиротворенное состояние улетучилось. Щеки залила краска, и я поспешно отвернулась. Надеялась только, что он не станет сейчас читать мои мысли.
        - Я привыкла возвращать долги, - наконец, холодно откликнулась я, не глядя на него. - Ты вытащил меня из болота. Я спасла тебя от ведьмы.
        Дроу молчал так долго, что я, наконец, решилась поднять голову. Он смотрел на меня таким странным волнующим взглядом, что внутри все сжалось. Губы моментально пересохли, и я нервно облизнула их.
        “Не смотри на меня так!” - мысленно взмолилась я. Внизу живота вновь разгоралось пробужденное желание, и я пришла в ужас от того, какое воздействие производит на меня этот мужчина. Дроу резко отвернулся и поднял с земли арбалет и сумку.
        - Пойдем. Нам нужно поспешить.
        - Почему? - сдавленно откликнулась я и тут же мысленно отхлестала себя по щекам. Он еще не то подумает! - Я хотела сказать: чего нам теперь бояться? С ведьмой ведь покончено.
        - К сожалению, все не так просто, - откликнулся дроу. - Убить это существо не может даже белое дерево. Ранить - да, но не убить. Она вытащит стрелу, рана затянется, и она снова будет готова к охоте. Поверь, что мы только ни делали, чтобы избавиться от этого существа. Все бесполезно. Может, и есть что-то, что может ее убить, но точно не в нашем мире.
        - Жаль, - вздохнула я. - Тогда и правда нам стоит поспешить. Она теперь на нас очень зла, наверное.
        - Это точно, - усмехнулся дроу и вновь двинулся вперед, указывая дорогу.
        Я последовала за ним, стараясь не слишком пялиться на его великолепную фигуру. Снова напомнила себе о том, что не должна позволять этому мужчине больше ко мне прикасаться. Надеялась, что мне хватит сил, чтобы и правда сдержать данное себе обещание.

        ГЛАВА 6

        Через пару часов лес, наконец, закончился, и мы вышли на равнинную территорию. А вскоре набрели и на довольно широкую утрамбованную дорогу. Солнце ласково припекало, оглушительно пели птицы, парящие в голубом небе. И, если бы не голубовато-фиолетовая трава, мне бы и вовсе казалось, что я на Земле. Дроу по дороге объяснял мне, как себя вести и что говорить. И строго-настрого запретил использовать силу на улицах города.
        - Там везде стоят магие-уловители.
        - Что? - опешила я. - Это что еще за штуки такие?
        - Внешне напоминают флюгеры, только вот двигаются они не от ветра, а от магии. Если кто-то неподалеку проявит магическую силу, тут же начнут вертеться, как оглашенные. И еще и писк издавать. Тогда тут же набежит магический патруль и повяжет тебя по рукам и ногам.
        - И что обычно бывает за использование магии?
        - Тюрьма или изгнание. За причинение тяжелого вреда живому существу могут даже казнить. Но это уже в исключительных случаях. Только самоубийца пойдет на такое.
        - Ладно. - Я пожала плечами. - А как же меня тогда учить будут, если магию нельзя использовать.
        - Нельзя на улицах города, - подчеркнул дроу. - У себя дома можно. Только, конечно, на представителях своего вида. И все равно многие предпочитают носить защитные амулеты, чтобы исключить воздействие.
        Я покосилась на красную штуку, висящую на его шее.
        - Такие, как у тебя?
        Он кивнул.
        - Вообще-то мы умеем ставить защиту и так, без амулета. Но это тоже требует проявления магии. Да и всегда найдутся умельцы, которые могут твою защиту обойти. Предпочитаю не рисковать.
        - Так тебе есть что скрывать? - сделала я неожиданный вывод. - Раз ты боишься, что кто-то твои мысли прочитает.
        - С чего ты взяла? - Он сказал это слишком поспешно, и я поняла, что права.
        Интересно, какого рода секреты дроу прячет под семью замками? Межвидовую любовницу?
        Тут же вспомнила об этой загадочной Файлии, о которой он с такой теплотой говорил. Мысли эти не доставили особого удовольствия, и я насупилась. Дриан и не думал развеивать мои опасения, вышагивая чуть впереди.
        - А мне можно будет такой амулет? - буркнула я, представив себе, как было бы здорово ограничить его копание в моей голове. А то так точно параноиком можно стать - слышит он очередную мысль или нет.
        - Первым же делом приобретем, как только войдем в город, - успокоил он меня. - Нежелательно, чтобы кто-то залез тебе в голову.

        Спустя какое-то время в отдалении показались высокие каменные стены, из-за которых торчали крыши зданий. Глайн! Помимо воли я ощутила, как засосало под ложечкой.
        Именно там выросли мои родители, полюбили друг друга. А потом навлекли на весь здешний мир проклятие гневного бога. Как меня примут тамошние жители? Особенно если узнают, кто я такая?
        В голове замаячили картинки, напоминающие времена инквизиции. Люди с факелами вокруг позорного столба. Сжигаемая на костре женщина. Правда, тут наверняка казнь проводят по-своему. Не факт, что менее ужасно, конечно.
        Дроу чутко уловил мое настроение. Или мысли опять прочитал. Остановился и обхватил меня за плечи, тоже вынуждая прервать движение.
        - Послушай, я не дам тебя в обиду, понятно? Главное, слушайся меня во всем и не высовывайся. Старайся не привлекать к себе внимания. Да, поначалу ты вызовешь интерес к себе. Давно уже в наш мир не переносило кого-то извне. Тебя будут расспрашивать о тамошней жизни, о том, кто ты такая и прочее. Будут приглядываться и прощупывать. Главное, стой на своем. Ты обычная девушка, очень хочешь попасть домой. Но даже если не получится, готова приспособиться к жизни в этом мире.
        - Хорошо. - Я кивнула, ощущая, как тепло, исходящее от его рук, растекается по телу чувством приятной уверенности.
        Он отпустил мои плечи, а потом вдруг резко притянул к себе за талию и нежно прильнул к моим губам. Я жадно ответила на поцелуй, цепляясь за плечи дроу и ощущая, как улетучиваются прочь все тревожные мысли. Дриан словно с неохотой разомкнул объятия и отпустил меня. Ни слова не говоря, опять двинулся вперед, я же поплелась за ним, чувствуя, как на лицо наползает мечтательная улыбка. Этот его невольный порыв вызвал во мне удивительно приятное ощущение. Дроу так же тянет ко мне, как и меня к нему. Так, что находясь вблизи, он не может удержаться, чтобы не прикоснуться.
        В полном молчании мы дошли до больших, гостеприимно распахнутых ворот, у которых дежурили двое стражников. Мимо них беспрепятственно проезжали телеги и проходили пешие путники. Лишь изредка стражники приказывали кому-то остановиться и показать, что везут.
        Наверное, тут и впрямь преступления редкость из-за диктатуры грозного бога. Чуть что не по нему, и такие резкие меры принимает.
        Нас с дроу пропустили без вопросов, чему я даже удивилась.
        Пусть Дриан у них наверняка примелькался уже. Но я-то вообще чужачка! Но, похоже, присутствие рядом дроу автоматом отсеяло все вопросы.
        Мы вошли в ворота, и я с любопытством заозиралась, разглядывая город. Не скажу, что он сильно поразил меня. Все, вплоть до построек и улочек, напоминало типичный средневековый городок. Единственное отличие - прохожие, снующие вокруг. Я разинула рот, заметив парочку громил зверской наружности. Лица на редкость безобразные, с выпирающими нижними челюстями и внушительными клыками. Орки! Я невольно схватила дроу за руку, словно в поисках защиты.
        Он не сдержал улыбки, однако руку не отнял, наоборот, сжал покрепче.
        - Не бойся, они наоборот тут за порядком следят.
        Но я уже не смотрела на орков, замерев при виде крохотного человечка с жутко деловым лицом, выходящего из какой-то лавки. Он что-то бормотал себе под нос и почесывал большое заостренное ухо. Гном! Видеть все это было настолько дико, что я снова поймала себя на мысли: уж не сон ли вижу. Пусть даже изрядно затянувшийся и на редкость реалистичный.
        Мимо проехал всадник на великолепном вороном скакуне, и я почувствовала, как глаза вылезают из орбит. Настолько он был красивым!
        Одет в темную приталенную рубашку и серебристый камзол. Такие же темные штаны и кожаные сапоги наподобие тех, что на дроу. Волосы, похожие на лунный свет, длинные и прямые, облаком растекались по спине. Фигура не такая мускулистая, как у Дриана, но от нее невозможно глаз отвести. А уж лицо! Ни один голливудский актер и в подметку ему не годится. Безукоризненно правильные черты, глубокие и выразительные серебристо-серые глаза.
        Мужчина поймал мой взгляд и задержался на мне. Показалось, что мир на какой-то момент остановился. Чувствуя себя полной дурой, я с восторгом смотрела на это великолепное существо. Не могла разгадать выражения его глаз, точно так же разглядывающих мое.
        В чувство меня привел дроу, довольно болезненно ткнувший локтем в бок.
        - Ты чего на светлого эльфа так уставилась? - прошипел он.
        Опомнившись, я поспешно отвела глаза, и Дриан тут же потащил меня прочь, что-то недовольно бормоча себе под нос. Я все же не удержалась от того, чтобы обернуться.
        Эльф продолжал стоять на месте и смотреть на меня. Я послала ему робкую улыбку и, чтобы не драконить дроу, тут же отвернулась. Когда снова украдкой повернулась, эльфа уже не было.
        - Все светлые эльфы такие? - не удержалась я от вопроса.
        Дриан так зверски глянул на меня, что этот вопрос тут же застрял в горле. Сообразила, как это должно выглядеть сразу после того, как я явно демонстрировала симпатию к нему самому.
        И вот как объяснить ему, что в моем интересе к эльфу не было ничего глубокого? Меня просто поразила его удивительная красота. Это как если увидишь на улице известного актера и будешь точно так же, застыв столбом, стоять и смотреть. Вспомнила, что Дриан сейчас не имеет права мои мысли читать, и поняла, что для него это далеко не очевидно.
        Интересно, он теперь меня шлюхой считает?
        Хотя… Пусть помучается. Этому самоуверенному гаду даже полезно будет.
        Если честно, то если поставить рядом дроу и того эльфа, трудно сказать, кто из них привлекательнее. Красота эльфа, пусть даже совершеннее, какая-то холодная. Будто великолепная картина, не греющая душу. Дроу же буквально источал сексуальную привлекательность и страсть. При одном его виде по всему телу пробегали волны возбуждения. Не знаю, то ли такое ощущение от всех представителей его вида, то ли этот конкретный дроу у меня такой эффект вызывает. В общем, лучше об этом не задумываться, иначе мысли могут завести меня в совсем уж глухие дебри.
        - Не советую тебе влюбляться в этого красавчика, - неожиданно сказал Дриан после того, как я уже смирилась, что мой вопрос элементарным образом проигнорируют. - Чувств у него, что у этих камней, которыми улицу мостили. Кусок льда.
        Да с чего он взял, что я уже готова влюбиться в него?!
        - Послушай, Дриан, я и… - хотела я озвучить эту мысль для непонятливого идиота.
        Но лишившись возможности читать мои мысли, он стал совсем уж чурбаном в плане понимания моих чувств. Резко и грубо выпалил:
        - Понимаю. Это не мое дело вообще. Единственное, чего ты хочешь - убраться отсюда и поскорее забыть и меня, и наш мир, как страшный сон. Не переживай, я сделаю, что смогу, чтобы помочь тебе в этом.
        Я настолько опешила, что даже не нашлась что сказать.
        Подслушанные им мои мысли, которые посещали в моменты моих дурацких самокопаний, обернулись против меня же. Теперь он считает меня холодной стервой, которая способна просто так использовать кого-то и пойти дальше. Хотя почему, собственно, ему меня такой и не считать? Я именно так и поступила с ним. Блин, я совсем запуталась в своих чувствах и желаниях. Единственное, что знала твердо - мне гадко и паршиво на душе, когда Дриан плохо обо мне думает. Но по его напряженному, даже злому лицу понимала, что сейчас он вообще не пожелает ничего слушать. Останется при своем мнении.
        Кусая губы, я шла за ним дальше, стараясь не отставать и не затеряться в толпе. По дороге лишь раз свернули в лавку, которая, как я поняла, торговала амулетами. Дриан велел мне ждать снаружи, сам же скрылся внутри. Вернулся через несколько минут и швырнул мне в руки амулет, похожий на свой, только нежно-голубого цвета.
        - Спасибо, - робко произнесла я, а он даже не улыбнулся.
        Похоже, все еще злился на меня.
        Вздохнув, я надела украшение и побрела за дроу.

        Через минут пятнадцать мы подошли к небольшому белому домику в два этажа. Он располагался на тихой улочке с такими же аккуратными домиками. Вокруг каждого даже небольшой садик имелся за кованой оградой.
        Я догадалась, что именно здесь, наверное, и живет подруга Дриана. Почему-то мне казалось, что она тоже дроу. Поэтому я удивилась такому скромному месту обитания. Насколько я успела понять, темные эльфы любят жить на полную.
        Свою ошибку я поняла, едва опрятно одетая служанка средних лет провела нас в гостиную на первом этаже. Поднявшаяся из кресла у камина молодая женщина встретила нас приветливой улыбкой. Едва я взглянула на нее, как на меня будто земной шар свалился.
        Как такая красота вообще может существовать в природе?! Девушка будто светилась изнутри. Светловолосая, голубоглазая, тоненькая и изящная, как статуэтка. Простенькое белое платье смотрелось на ней роскошным бальным нарядом.
        Рядом с ней я наверняка казалась тусклой замарашкой.
        А ведь дроу пытался убедить меня, что она для него просто друг! Да при одном лишь взгляде на эту девушку понятно, что он нагло врал. Как можно с такой красавицей просто дружить? Нет, я допускаю, что она могла просто послать его подальше. Но если бы все зависело от него, то уж точно своего бы не упустил. А еще я поняла, что она наверняка светлая эльфийка. От нее исходило такое же завораживающее ощущение нереальности, как и от встреченного нами на пути красавчика. Дроу мог соврать мне еще и потому, что межвидовые отношения у них официально запрещены. Но судя по тому, что девушка нас тут же приняла, ее это не особо заботило.
        Как хорошо, что на мне сейчас амулет и эти двое не могут прочесть моих мыслей. Иначе я бы сквозь землю провалилась прямо здесь, в этой до блеска начищенной гостиной. Похоже, мое появление для девушки стало неожиданностью. И я ее понимаю. С чего любовнику притаскивать к ней в дом какую-то босоногую голодранку? Причем босоногую в прямом смысле этого слова.
        - Файлия, я рад тебя видеть, - улыбнулся дроу и приблизился к ней.
        Девушка протянула руку, а он учтиво поцеловал ее.
        Черт. Откуда эта дикая вспышка ревности?! Нужно срочно взять себя в руки и постараться тут же не убить эту красотку.
        Бездонные голубые озера проникновенно смотрели в лицо дроу, на мраморно-белых щечках выступил едва заметный румянец.
        Блин. Она к нему явно неравнодушна!
        - Давно не видела тебя, Дриан, - голос у нее оказался нежным и мелодичным, вполне подходящий такому очаровательному существу.
        Дроу выпустил ее руку и повернулся в мою сторону.
        - Позволь тебе представить Арину.
        Взгляд Файлии проморозил холодом. Я тут же ощутила контраст между тем, как она смотрела на дроу, и как уставилась сейчас на меня. Казалось, ее продолжающее безмятежно улыбаться лицо безмолвно спрашивает: «Да кто ты вообще такая? Какого черта приперлась сюда?»
        Конечно, я далеко не уверена, что она так думала. Но я бы точно об этом размышляла на ее месте. Да с чего Дриан взял, что она захочет мне помочь?! Скорее, сдаст властям при первой же возможности.
        - Тебе ничего в ней не кажется знакомым, дорогая? - мягко спросил он после нашего с эльфийкой обмена взглядами.
        Дорогая?!
        Я дернулась, будто он меня ударил. Тут же стиснула зубы, чтобы не пробормотать что-то нелицеприятное. Файлия подошла ко мне ближе и внимательнее всмотрелась в мое лицо. Я так же бесцеремонно разглядывала ее, слегка выпятив подбородок.
        Надеюсь, по моему взгляду нельзя прочитать, что именно я бы хотела сейчас с ней сделать? Очень надеюсь.
        Файлия глухо вскрикнула и зажала рот рукой.
        - Странное совпадение.
        - Совпадение? - глубокомысленно изрек дроу, тоже приближаясь. - Эта девушка попала сюда из другого мира. Мира, почти лишенного магии. Как она перенеслась сюда, тоже толком не понимает.
        - Ее глаза, Дриан… - еле слышно прошептала Файлия. - Такие же, как…
        - Как у твоей сестры, - закончил за нее мысль дроу и красноречиво посмотрел на меня.
        Сестры?
        Вся краска отхлынула с моего лица.
        Может ли такое быть, что эта эльфийка моя родная тетка?
        Я совсем другими глазами теперь смотрела на нее. Без прежней враждебности и настороженности. Робкая улыбка коснулась моих губ, а эльфийка вдруг издала сдавленный возглас и порывисто обняла меня.
        - Бедная девочка! Бедная моя девочка!

        Вскоре мы обе уже рыдали, цепляясь друг за дружку. Дроу же закатывал глаза и делал вид, что его эта сцена ничуть не трогает. Хотя по глазам видно было, что это не так. Потом мы с ним, перебивая друг друга, все рассказали Файлии. Конечно, о наших личных отношениях умолчали. Все же остальное поведали как на духу. Эльфийка внимательно слушала, иногда перемежая наши слова взволнованными репликами. Потом решительно сказала:
        - Конечно, я помогу тебе. Сделаю все, что будет нужно. Дриан прав, никто больше правду о тебе знать не должен. Мы тебя представим обычной девушкой из другого мира. Я скажу, что решила взять тебя под свое покровительство.
        - Тем более что это никого не удивит, - вставил дроу. - Файлия славится своей добротой. Вечно помогает больным людям и животным. Так что я скажу, что нашел тебя в лесу и решил передать ей на попечение. Главное, чтобы к Арине не стали слишком приглядываться.
        - Мало кто уже помнит мою бедную сестру, - вздохнула эльфийка. - Другие наши родственники вообще уехали из этих мест. Не могли смотреть другим эльфам в глаза. Считали, что она нас всех опозорила. Только я вот осталась. Думаю, что мне нечего стыдиться. Вся вина моей бедной Сийны только в том, что она полюбила.
        Значит, мою мать звали Сийна.
        Я несколько раз про себя повторила это имя и грустно вздохнула.
        Жаль, что я никогда не увижу ее.
        - Думаю, ее вина не в этом, - с горечью вмешался в разговор Дриан. - А в том, что она и не думала скрывать это. Пошла против законов в открытую.
        - Но они ведь с Ридейлом уже поплатились за все, - покачала головой Файлия. - Я не понимаю, почему этого оказалось недостаточным.
        - Спроси у нашего грозного Айлинара, - буркнул дроу. - Но ты мое мнение знаешь. Он не допустит полного уничтожения. Рано или поздно вернет все, как было. В любом случае у эльфов куча времени.
        Я тут же возмутилась.
        - А люди как же?! Они по тысяче лет не живут ведь.
        Дриан пожал плечами.
        - Предлагаешь принести тебя в жертву?
        - Должен же быть какой-то другой выход, - в отчаянии воскликнула я.
        - Может, он и есть. Но пока мы его не найдем, тебе стоит держаться тише воды ниже травы, - заметил дроу и поднялся. - Мне пора. Многие видели, как я заходил сюда. Не хочу, чтобы слухи поползли. Оставляю Арину на твое попечение.
        Он едва удостоил меня кивком и двинулся к двери.
        Файлия поднялась с места и пошла провожать его. У самого выхода я услышала ее тихий вопрос:
        - Когда я тебя снова увижу?
        - Будет лучше, если я как можно меньше буду маячить здесь, - так же тихо откликнулся он. - Да и незачем это.
        Черт. Угаснувшая ревность снова ужалила прямо в сердце, истолковывая ненароком подслушанный разговор в нужном ей русле. Между ними и правда что-то есть! Только зачем Дриан солгал, что они друзья? Все они мужики одинаковые. Вруны и кобели.
        Я отвернулась, не желая ни секунды больше смотреть на этого беспринципного типа. Только услышав стук захлопнувшей двери, осмелилась снова повернуть голову. Файлия с совсем уж несчастным видом смотрела в ту сторону, где только что находился дроу. Потом вздохнула и двинулась к окну. Я догадалась, что она наблюдает, как он идет по улице.

        - Ты любишь его? - вырвался у меня вопрос, прежде чем я поняла всю его бестактность.
        - Это так заметно? - не стала возмущаться она и посмотрела на меня.
        Я кивнула, чувствуя, как ревность внутри уже прямо-таки пинает мое бедное сердце. И в то же время я не могла злиться на эту женщину. Теперь, когда узнала, что она моя родная тетя и что готова нарушить закон, лишь бы помочь мне.
        - Мы познакомились с Дрианом, когда помогали дорогим нам людям бежать. Он был лучшим другом Ридейла, я же с сестрой всегда была очень близка. Хотя, что скрывать, все равно ее осуждала тогда. Считала, что она могла бы перебороть свои чувства и поступить правильно. Только когда я сама ощутила то же самое к Дриану, смогла ее понять до конца.
        - А он? - замерев, я ждала ее ответа.
        - Поначалу он ответил на мои чувства. Мы встречались тайком. Именно из-за него я не уехала с другими родственниками. Сняла этот домик и принимала по вечерам того, без которого уже не мыслила своей жизни. Его невозможно было не полюбить… Он такой…
        Я стиснула губы, чувствуя, как каждое слово болезненно впивается прямо под кожу.
        - Дриан не похож на других дроу. Да, он такой же сексуальный, чувственный, эмоциональный. Но есть в нем еще и глубина. Внутреннее благородство. И не безликое и холодное, какое приписывают моему роду. А настоящее, теплое и искреннее. Мне трудно объяснить… Может, я его даже идеализирую немного.
        - Вполне возможно, - буркнула я, хотя на самом деле сама поступала так же. Искала в этом мужчине то, чего наверняка нет.
        - Но вскоре я почувствовала, что с его стороны уже нет прежней страсти. Он тяготился нашими отношениями все больше.
        - И что же ты сделала?
        Интересно, как бы поступила сама? Трудно сказать.
        - Я сама отпустила его. Сказала, что мне вполне достаточно его дружбы. Но что не хотела бы прекращать общение с ним.
        - И он согласился?
        - Да. Может, и угадывал правду по моему лицу, но делал вид, что мы действительно просто друзья.
        Мне вдруг стало искренне жаль эту женщину. Я представила себя на ее месте и тут же содрогнулась. Вряд ли так бы сумела жить. Скорее, просто порвала бы с этими больными отношениями раз и навсегда.
        - Я не понимаю Дриана, - призналась я. - Ты такая красивая, добрая, светлая. Чего ему не хватало?
        - Трудно понять, почему мы кого-то любим, а кого-то нет, - с мягкой улыбкой заметила Файлия. - Это нужно просто принять. А ты кого-то любила? Там, в своем мире?
        Смутившись, я решила ответить полуправдой:
        - Нет, в своем мире я никого еще не любила.
        Эльфийке незачем знать, что единственный, к кому я испытывала нечто похожее на любовь, ее бывший возлюбленный. Но вообще ее вопрос заставил меня сильно задуматься. Можно ли сказать, что я и правда люблю Дриана? Или это только страсть и ничего больше? Я надеялась, что все же второе. Тогда мне будет гораздо легче забыть его.

        ГЛАВА 7

        Файлия окружила меня такой мягкой и ненавязчивой заботой, что вскоре я ощущала себя в новом мире почти как дома. Мне выделили небольшую уютную комнатку с видом на садик. Здесь все было в персиковых и бежевых тонах, так что я прямо душой отдыхала.
        Наконец-то я смогла по-человечески выкупаться. Оказалось, что у них тут даже водопровод есть. Так что я долго отмокала в небольшой белой ванной с местным аналогом пенки. Вымыла голову очень душистым вересковым мылом и смогла сменить одежду.
        Не знаю, почему подумала, что местные женщины вообще не носят белья. Как раз-таки носят. Конечно, грубее и менее красивое, чем шьют в нашем мире, но вполне даже ничего. Похоже на шортики с кружевной оторочкой. Вместо лифа что-то вроде не очень тугого корсета, закрывающего грудь и талию. Лямочек на нем не было, так что мне то и дело хотелось его подтянуть вверх.
        Платье мне дали наподобие того, что я видела на Файлии - простенькое, доходящее до ступней, с небольшим декольте. Единственным украшением ему служили кружева вдоль верхней части. Я порадовалась, что не придется надевать что-то экстравагантное. Платье меня вполне устраивало. Лишь мельком подумала о том, как должно быть вызывающе смотрелась, когда дефилировала сегодня по городу в своем земном сарафанчике. Неудивительно, что даже красавчик-эльф оторопел. Мысль о том, что его могла поразить моя неземная красота, я тут же отмела, как полную чушь.

        Когда я привела себя в порядок, мы с Файлией вместе поели, и она сообщила мне не очень-то обрадовавшее меня известие:
        - Дриан должен будет сообщить о тебе городскому совету. Так что скоро к нам нагрянет проверка. Ты должна быть к этому готовой и хорошо продумать, что говорить им.
        - Что за городской совет такой? - едва прожевав кусочек местного аналога картофеля, спросила я.
        - В него входят самые влиятельные жители города: по трое от светлых эльфов, дроу, гномов и орков. Обычно такие проверки поручают гномам или светлым эльфам. Они более дотошные.
        - А люди почему не входят в совет? - задала я риторический вопрос, на который Файлия ответила озадаченным взглядом.
        Похоже, ей и в голову не приходило, что может быть иначе.
        Впрочем, времени на то, чтобы сформулировать ответ, у нее и не было.
        Воздух взорвался дребезжанием дверного колокольчика. Файлия вздрогнула и уставилась на дверь столовой. Я невольно последовала ее примеру. Все та же степенная служанка, которая сегодня впустила нас с дроу, доложила:
        - Госпожа, явился Кальм Пирантий. Он просит принять его.
        Имя оказало на эльфийку потрясающий эффект - она побелела сильнее, чем скатерть на нашем столе.
        - Быстро они, - вполголоса пробормотала Файлия и уже громче проговорила: - Проводи его в гостиную. Я сейчас подойду.
        Служанка сделала нечто вроде книксена и удалилась. Я же в недоумении уставилась на эльфийку, ожидая объяснений.
        - Это один из членов совета. И я больше всего опасалась, что пришлют именно его.
        - Почему? Что с ним не так?
        - Более законопослушного светлого эльфа трудно себе даже представить. Он отца родного сдаст, если тот хоть на шаг отступит от предписанных правил. Словно камень, а не живое существо. Лишенное малейших чувств и эмоций.
        - Я думала, что светлые эльфы добрые, - заметила я.
        - Он и не злой. - Файлия пожала плечами. - Просто слишком принципиальный. Пока ты ничего не нарушила, всегда можешь рассчитывать на его помощь и справедливость. Но не дай тебе Айлинар преступить закон…
        Я с трудом сглотнула комок, подступивший к горлу.
        - Думаешь, он явился по мою душу?
        - Другой версии у меня просто нет, - подтвердила мои опасения эльфийка и, наконец, поднялась из-за стола. - Но пока сиди здесь. Постараюсь убедить его, что тебе нужен отдых. Может, согласится прийти завтра.

        Я от души понадеялась, что эльф пойдет ей навстречу, и теперь широко раскрытыми глазами наблюдала за тем, как тетя идет к двери. Неловко отодвинула недоеденное блюдо, едва не опрокинув все, что находилось в непосредственной близости. Вскочила на ноги и нервно заходила по комнате. Лихорадочно продумывала в голове, как лучше держаться с членом совета и что ему можно говорить, а что нельзя. Даже не знаю, хотела ли я передышки, о которой сейчас наверняка просит для меня эльфийка. Так бы уже все решилось. Если же нет, я точно сегодня уснуть не смогу.
        Вернувшаяся минут через пять служанка разрешила эту дилемму.
        - Госпожа просит вас пройти в гостиную, - деловито произнесла она, и я едва устояла на ногах.
        Черт!
        Торопливо пригладила волосы, хотя вряд ли в этом была необходимость. Мне сделали такую строгую прическу, что ни волосинка из нее не выбивалсь. Точно так же одернула безукоризненно сидящее платье и на негнущихся ногах двинулась к выходу из столовой.
        Если бы не служанка, указывающая дорогу, наверняка бы заблудилась в трех соснах. Хотя уже знала, где находится злосчастная гостиная. Но сейчас мозг упорно не желал включаться на полную. Будто в желе превратился. Я уже рисовала в голове жуткие картины моего разоблачения. И как озверевшая толпа тащит меня к алтарю, чтобы принести в жертву. Съеденное упорно и неумолимо двинулось вверх по пищеводу, вызывая у меня новую проблему. Я выругалась и постаралась успокоиться. Если буду держаться естественно, мне нечего бояться. А вот если дам понять, что мне есть чего бояться, этот светлый эльф сразу все просечет.
        Служанка остановилась возле двери и гостеприимно распахнула ее передо мной. Я набрала в грудь побольше воздуха и вошла внутрь. Тотчас же весь мой внутренний настрой полетел к чертям собачим. В кресле напротив Файлии сидел тот самый красавчик-эльф, которого я повстречала по пути сюда.
        Тут же услужливо вспомнились слова дроу, которые я тогда пропустила мимо ушей: «Чувств у него, что у этих камней, которыми улицу мостили. Кусок льда».
        Сопоставила с тем, что сказала мне недавно эльфийка и поняла, что и впрямь влипла. Смотреть равнодушно на это воплощение идеального мужчины я просто не могла. Тут же ощущала себя восторженной идиоткой, пялящейся на кумира. Сама не понимала, почему так происходит, но именно так на меня действовала его внешность. При этом понимала, что к этому не примешивается никаких глубоких чувств и чего-то в этом роде. На него реагировало только тело и гормоны, если можно так выразиться.
        Не знаю, что ощущал эльф при взгляде на меня, но лицо его мало сейчас напоминало ледяную маску. Словно вся его жизнь сосредоточилась в глазах. Они горели так, что в них больно было смотреть. Ноздри хищно раздувались, губы слегка приоткрылись, словно ему воздуха не хватало, чтобы дышать носом. Я с трудом отвела взгляд от потрясающе прекрасного лица и посмотрела на Файлию. Та с недоумением созерцала нас обоих и выглядела явно ошарашенной.
        - Кальм, это и есть моя подопечная. Позвольте вас представить друг другу. Девушку зовут Арина. А это советник Кальм Пирантий.
        Эльф с заметным трудом взял себя в руки и вновь принял бесстрастный вид. Но блеск в его глазах никуда не исчез и у меня внутри все трепетало. Я ощущала исходящую от эльфа энергию, направленную в мою сторону. Напряжение между нами было такое, что его, казалось, можно было потрогать руками.
        - Очень приятно, - вспомнив о правилах приличий, выдавила я из себя. Хотя не знаю, говорят ли так в этом мире. Рассудила, что в любом случае говорить что-то нужно, а это самое безобидное из всего, что лезет в голову.
        - Взаимно, - хрипло выдохнул эльф. - А ведь мы уже встречались с вами.
        Глаза Файлии расширились еще больше, и я поспешила объяснить:
        - Да, я тоже вас помню. Видела, когда Дриан вел меня сюда.
        - Что ж, полагаю, я должна вас оставить, - поднялась с места эльфийка и пояснила для меня: - Обычно такие проверки проводятся без посторонних.
        Не похоже, что эльф был в восторге от ее инициативы. На мгновение даже показалось, что на его лице промелькнул испуг.
        Он что боится оставаться со мной наедине? Это поразило еще сильнее.
        Со странным выражением Кальм наблюдал за тем, как эльфийка выходит из гостиной. Я же, чувствуя себя совсем по-дурацки, на одеревеневших ногах проследовала к креслу, где только что сидела тетка, и опустилась в него. Эльф рванул ворот рубашки, словно ему вдруг стало трудно дышать, и снова уставился на меня.

        - Расскажите, как вы попали сюда, - с заметным трудом начал он вести допрос. - Все до мельчайших деталей. Дриан уже изложил свою версию, но я хотел бы услышать вас.
        - Ну… помню, что просто гуляла по лесу, - начала беззастенчиво врать я. - Как вдруг увидела какого-то человека. Толком не разглядела даже. Меня будто потянуло куда-то. А когда я открыла глаза, увидела себя в вашем мире. Потом бродила по лесу, пока случайно не зашла на болото. Если бы не Дриан, проходивший поблизости, мы бы сейчас не разговаривали.
        Я театрально вздохнула.
        Эльф, похоже, уже справился с непонятным волнением, которое у него вызывало мое присутствие. И теперь его глаза превратились в две льдинки, цепко следящие за моим выражением лица.
        - Да, дроу рассказал нам то же самое. А теперь поведайте мне немного о вашем мире.
        - Даже не знаю, с чего начать. - Я пожала плечами. - Вам с момента основания мира или как? Кстати есть куча версий сотворения мира, и никто толком не знает, с чего все началось, - уже откровенно издевалась я.
        Ну, надо же было что-то говорить, лишь бы не зацикливаться на том, какие у него красивые губы. Черт, о чем я опять думаю? И я снова затараторила полный бред, какой только в голову лез.
        - Некоторые верят, что мир был создан Богом. В Библии описывается, что создали его так: в первый день создал Бог небо и землю, во второй… Впрочем, это долгая история и я точно все детали не помню. Есть еще версия, что человек от обезьяны произошел. Мол, однажды особо умная обезьяна догадалась взять в руки камень и использовать его в виде оружия…
        - Лучше скажите мне, есть в вашем мире магия или нет, - поморщился Кальм, прерывая мое словоизвержение.
        - Трудно сказать. - Я уже занесла руку, чтобы почесать затылок, но вовремя удержалась от не очень-то красивого жеста. - Есть у нас люди, которые вроде как чем-то таким обладают. Но их очень мало. Да и большинство шарлатаны. Про эльфов, гномов и прочие ваши расы мы только из книжек знаем.
        - Думаю, кто-то из наших в древние времена посещал ваш мир, вот и остались знания об этом, - выдвинул теорию эльф.
        Я с глубокомысленным видом кивнула.
        - Не исключаю такой возможности.
        - В общем, какое-то время мы понаблюдаем за вами. Уж не обижайтесь, порядок такой. Если все в порядке, то позволим вам остаться в нашем мире.
        - А если нет? - Я даже удивилась, что он так быстро закруглил разговор. Ожидала несколькочасового допроса с пристрастием.
        Похоже, эльфу не терпелось поскорее избавиться от моего общества.
        - Обычно тех, кто не укладывается в нормы нашей жизни, мы просто изгоняем, - холодно откликнулся Кальм и тут же добавил: - Но будем надеяться, что в вашем случае все будет в порядке.
        Похоже, он сам удивился своей последней фразе, потому что тут же заткнулся и смущенно отвел взгляд.
        - Не буду больше отнимать ваше время. Файлия сказала, что вам нужно отдохнуть. Всего доброго.
        Эльф поднялся, а меня черт дернул вскочить вслед за ним и протянуть руку на прощанье. Сама не знаю, что нашло. Рука словно сама потянулась.
        Некоторое время эльф смотрел на протянутую к нему ладонь, будто она была ядовитая. Потом осторожно взял ее и сжал в своих пальцах. Показалось, будто между нами возник электрический разряд. Мы оба дернулись, одновременно почувствовав это. Ноги у меня стали совершенно ватными, и я судорожно ухватилась свободной рукой за плечо Кальма.
        Это прикосновение произвело на него эффект разорвавшейся бомбы. Он глухо вскрикнул и тут же прямо-таки впечатал меня в свое тело, прижав к себе с такой силой, какую я в нем и не подозревала. Руки жадно шарили по моей спине. Губами он поймали мои, терзая их, словно голодный зверь.
        “И это его обзывали куском льда?! - мелькнула всполошенная мысль, тут же сметенная напором волнующих ощущений, вызванных его близостью. - Блин, неужели все местные мужики будут превращать меня в нимфоманку?! Тогда мне нужно сделать все, чтобы как можно скорее покинуть этот мир.”
        Кальм отпустил меня так резко, что я едва не упала. Некоторое время смотрел совсем уж безумным взглядом. Глаза дикие, лицо окрашено румянцем. Даже великолепные светлые волосы утратили, казалось, врожденную способность лежать волосок к волоску. Он весь казался пропитанным электричеством. Руки дрожали, и он даже за спину их спрятал, будто боялся, что они сами потянутся ко мне.
        - Мне пора… - глухо выговорил он и так стремительно выскочил из комнаты, словно за ним лесная ведьма гналась.
        Я же, совершенно ошалевшая, смотрела ему вслед и пыталась понять, что, собственно, только что произошло.

        Не успела за эльфом захлопнуться входная дверь и раздаться топот копыт его лошади, как в гостиную ворвалась Файлия.
        - Ты что с Кальмом сделала? - ошарашено воскликнула она, глядя на меня так, словно я только что перед ней воскресила человека.
        - Ничего вообще-то.
        Я пожала плечами.
        - Я никогда его таким не видела! Думаю, и никто вообще. Словно и не он совсем. Если бы не знала его, то подумала бы, что втюрился в тебя без оглядки.
        - С ума сошла? - опешила я от этого странного предположения. - Он меня только сегодня в первый раз увидел. Да и что такой красавчик мог найти во мне?
        - Слушай, ты что в зеркало никогда не смотрелась? - поразилась она и, не слушая моего ответа, потащила в мою комнату. Там поставила прямо перед большим зеркалом, стоящим возле гардероба, и торжествующе выпалила: - Ну вот посмотри на себя!
        Я по-прежнему с недоумением смотрела то на нее, то на свое отражение. Не находила ничего такого, что пыталась показать она.
        - Мда, - изрекла Файлия и покачала головой. - В общем, выражусь тогда более определенно. Внешность у тебя поразительная. Черты лица, глаза и фигура, как у светлой эльфийки. Волосы как у дроу. А еще энергия, которая от тебя исходит. Ты словно излучаешь чувственность. Обычно такое впечатление производят женщины-дроу. Внешне они не так красивы, как светлые, - при последних словах в ее голосе даже проскользнули нотки самодовольства. - Но энергия, исходящая от них, с лихвой это компенсирует. В тебе есть и первое, и второе. Красота эльфийки и чувственность дроу. Если даже ледяной Кальм не устоял, то делай выводы.
        Я молчала, переваривая услышанное, и не могла понять, как мне к этому относиться. Радоваться или наоборот.
        - Как бы он не догадался, - пробормотала Файлия, склоняя чашу весов в моем выборе в сторону последнего. - Ты слишком не похожа на обычного человека. Хотя можно сыграть на том, что ты из другого мира. Мол, у вас там все такие. В любом случае, тебе лучше держаться от Кальма подальше. Меня тревожит его интерес к себе. Понятия не имею, к чему это может привести. Он, который чуть ли не с мечом выступал против межвидовых отношений, и вдруг проявил интерес к чужеземке. Представляю, что сейчас у него внутри делается. Наверняка полный хаос. - Ее красивое личико почему-то осветилось довольной улыбкой. - Может, хоть теперь поймет, что нельзя быть таким бесчувственным чурбаном.
        - Я бы и рада держаться от него подальше, - произнесла я. - Но он сказал напоследок, что ему придется регулярно навещать меня. Мол, пока не разберется окончательно, что со мной делать.
        - Это плохо, - протянула эльфийка. - Но ты тогда старайся держаться отстраненно и холодно. Не провоцируй его на несвойственные ему действия.
        - Да я и не пыталась, - буркнула я и тут же залилась краской.
        А как же трактовать тогда протянутую к нему руку? Конечно, я не могла предугадать такую бурную реакцию, но это вряд ли меня оправдывает.
        - А как он тебе самой? - задала Файлия вопрос, который вверг меня в полную растерянность.
        И вот что сказать?
        Я постаралась ответить как можно нейтральнее, и в то же время не соврать.
        - Я нахожу его очень красивым. Даже слишком.
        - Понимаю, - кивнула эльфийка. - Даже среди нашей расы его считают редким красавчиком. Но не забывай о том, что внутри он больше камень напоминает, чем человека. Конечно, рядом с тобой этого не скажешь… - Файлия запуталась в собственных рассуждениях и вздохнула. - Ладно, будем надеяться, что нам с Дрианом удастся поскорее отправить тебя обратно в твой мир.
        Стоило ей вспомнить о дроу, как все мои мысли о красавчике-эльфе улетучились. Померкла чарующая красота, а внутри болезненно заныло. Мне безумно не хватало Дриана. Я вдруг с испугом осознала это. Ощущение его сильного тела рядом, дарящего безопасность и защиту. Ласковые прикосновения и поцелуи, безудержная тяга, влекущая нас друг к другу. Если красота эльфа затрагивала только тело, то к дроу тянулось все мое естество. Наверное, и то, что называют душой. И в то же время я осознала странную вещь, которую раньше не понимала и считала дикостью. Можно одновременно желать двух мужчин, но при этом не всегда в дело могут включаться чувства. Во что же меня превратил этот безумный фэнтези-мир?!

        ГЛАВА 8

        Слава богу, что на следующий день ни один из волнующих меня мужчин в доме Файлии не появился. И мы смогли беспрепятственно начать обучение. Расположились в моей комнате, еще и дверь заперли, чтобы даже служанка случайно нас не застала за таким кощунственным занятием. Файлия с видом строгой учительницы объясняла теорию. Я же, съежившись в кресле, чувствовала себя школьником-двоечником, который не может усвоить самые простые вещи.
        - В нашем мире магия разлита в самом воздухе. Ребенок расы, способной воспринимать магию, чувствует ее с самого детства. Для него это так же естественно, как дышать. Взрослые учат его контролировать и направлять свою силу.
        - А амулеты? - Я коснулась голубого украшения, висящего на моей груди. - Разве они не мешают проявлять силу?
        - Нет. Они не позволяют кому-то направить ее на тебя. Но тебе выплескивать силу не мешают.
        - Понятно, - пробормотала я. Могла и сама догадаться. Ведь Дриану же не мешал амулет мои мысли читать. - И как же можно управлять этой силой?
        - Сначала тебе нужно нащупать ее источник. В твоем случае будет сложнее, потому что твоя сила никогда в твоем мире не проявлялась. Она будто пряталась, как ненужный придаток.
        - Типа аппендикса? - блеснула я интеллектом.
        Файлия с недоумением покосилась на меня и неуверенно кивнула.
        - Наверное. Так вот, самое сложное для тебя - заставить ее просыпаться не тогда, когда угрожает опасность и это происходит инстинктивно. А в любой момент, когда тебе будет нужно.
        - Ладно, - с сомнением протянула я.
        - Чтобы лучше сосредоточиться, ты можешь закрыть глаза и попробовать ощутить свою силу. Нащупай с ней связь.
        Я послушно закрыла глаза и сделала то, о чем она говорила. Чувствовала себя при этом по-идиотски. Сила упорно не хотела нащупываться. Ну никак. Мысли порхали вокруг чего угодно, только не вокруг того, что нужно. Вспоминала, как мы с бабушкой в детстве по грибы ходили, как я в поезде ехала, как дроу меня из болота вытаскивал. Последнее вообще направило мысли уж вовсе не в ту сторону, что нужно. Со вздохом я открыла глаза и виновато посмотрела на Файлию.
        - Прости, ничего не получается.
        - Так, я знаю, что делать, - решительно сказала она. - Собирайся и жду тебя в холле.
        - Куда мы пойдем? - с недоумением спросила я.
        - Есть у нас тут особое место в пределах города. Роща эльфов. Когда хочется побыть одному, хоть немного зачерпнуть силы от природы, мы идем туда. Магия там не запрещена, но только нейтральная. То есть, не направленная на кого-то. Только на себя. Найдем какой-нибудь укромный закуток, и попробуешь связаться со своей силой там.
        - А если нас засекут? - с опаской заметила я.
        - Я буду начеку. Если почувствую чье-то присутствие, тут же остановлю тебя. Да и всегда могу сказать, что это я сама магией баловалась.
        - Ладно, я тебе доверяю.
        Файлия вышла из комнаты, а я торопливо привела себя в порядок, накинула легкий плащ и последовала за ней.

        До рощи эльфов мы добрались в открытом экипаже Файлии. Настроение у меня было замечательное даже несмотря на утреннюю неудачу. Денек был великолепным, лица прохожих приветливые и дружелюбные. Сам воздух такой чистый, какого нет даже в нашей деревне. Я поймала себя на том, что воспринимаю эту поездку как увеселительную прогулку, а не необходимость.
        Файлия рассказывала мне о зданиях, мимо которых мы проезжали, памятниках и даже некоторых прохожих. С ней многие здоровались, и она улыбалась в ответ. Я вспомнила о том, что говорил дроу: Файлия славилась своей добротой. Наверняка многим в этом городе помогла. Даже ощутила гордость из-за того, что она моя тетя.
        Роща эльфов оказалась на окраине города, где уже почти не встречались многоэтажные дома и торговые лавки. Отсюда видна была каменная стена, окружающая город. Но едва мы вышли из экипажа, передав его на попечение людям, дежурившим неподалеку, как я забыла обо всем на свете. Мы ступили под сень разноцветных деревьев, и мне показалось, что город здесь исчез за невидимой чертой. Я будто вновь оказалась в лесу, но безопасном и умиротворяющем. Здесь не было лесной ведьмы, диких животных, болот и зверолюдей. Я видела прогуливающихся в отдалении красивых людей и понимала, что это такие же эльфы, как Файлия или Дриан. Те, кто решил найти прибежище в этом чудесном месте.
        - А разве людям сюда можно? - запоздало опомнилась я.
        - Прямо им здесь бывать не запрещено, - откликнулась эльфийка. - Но все же лучше, чтобы тебя не видели. Многие эльфы пренебрежительно относятся к людям, считают их существами второго сорта.
        - Это я уже поняла, - не удержалась я от язвительной реплики.
        Сама я тоже не горела желанием пересекаться с кем-то из этих напыщенных снобов. Поэтому возражать не стала, когда Файлия увлекла меня за собой вглубь рощи. Мы отыскали укромный уголок и расположились на мраморной скамеечке под сенью оранжевого дерева, похожего на раскидистый дуб.
        Я с наслаждением вдохнула терпкий аромат листвы и закрыла глаза. Мелодичный голос Файлии посоветовал мне настроиться на связь с природой. Так будет легче почувствовать силу. В принципе, я ведь это уже делала в лесу. Нужно только вспомнить те ощущения, какие испытывала тогда.

        В этот раз настроиться на умиротворяющий лад оказалось намного легче, чем в доме Файлии. Наверное, помогла царящая вокруг атмосфера. Никаких посторонних звуков или раздражителей. В воздухе обволакивающий аромат деревьев и цветов, уши ласкает пение птиц и стрекот насекомых.
        Я попыталась представить, что в дереве, под которым мы сейчас сидим, есть живая душа. И как моя собственная стремится к ней.
        В какой-то момент ощутила что-то вроде толчка внутри. Чужая энергия, дружественная и спокойная, соприкоснулась с моей. С восторгом и удивлением поняла, что мне удалось установить связь с этим деревом. Оно щедро передавало мне свою силу, и от наплыва восхитительных эмоций даже голова кружилась.
        - У тебя получилось. Я чувствую это, - услышала я рядом негромкий голос Файлии. - А теперь копни глубже. В источник собственной силы. Давай... Действуй осторожно, чтобы не спугнуть это ощущение.
        Я попыталась последовать ее совету. Чувствовала себя хищником, крадущимся к ни о чем не подозревающей добыче. В какой-то момент почти ухватила ее за радужный хвост, но сила, словно издеваясь, тут же ускользнула. Выругавшись, я открыла глаза и с разочарованием посмотрела на эльфийку.
        - Не получилось.
        - Ничего, - успокоила она. - Для первого раза очень даже неплохо. Завтра попробуем снова прийти сюда. Рано или поздно получится.
        - Давай еще немного тут побудем, - попросила я, откинувшись на спинку скамьи и запрокидывая голову к небу. - Здесь просто великолепно.
        - Я не против, - откликнулась Файлия, и мы обе умолкли, наслаждаясь единением с природой.
        Я даже не удержалась, вскочила и закружилась, широко раскинув руки. Снова чувствовала себя маленькой беззаботной девочкой. Файлия с улыбкой наблюдала за мной.

        Голос, послышавшийся за моей спиной, заставил тут же остановиться.
        - Не ожидал вас здесь увидеть.
        От потрясения я не удержала равновесия и на полуобороте чуть не полетела на землю. Реакция у светлого эльфа оказалась просто феноменальной. Он успел подхватить меня на подлете и удержать на ногах. Его руки, сжимающие мою талию, слегка подрагивали. Я осмелилась взглянуть в его лицо, со смесью восхищения и тревоги смотрящее на меня. Тотчас же снова накатило какое-то пьянящее чувство, как всегда поблизости от этого мужчины.
        - С вами все в порядке, Арина? - его голос звучал глухо, и меня прямо до мурашек пробрало от гортанных ноток в нем.
        - Д-да.
        Я понимала, что он давно должен был отпустить меня. Если точнее, сразу, как понял, что я не упаду. И что я должна бы попытаться высвободиться. Но не могла. В его руках было так волнующе и волшебно, что я не находила в себе силы прервать эти объятия.
        Файлия кашлянула, развеяв волшебство момента. Эльф так стремительно выпустил меня из рук, что я чуть снова не упала. К счастью, нашла в себе силы удержаться и смущенно приблизилась к скамье. Села рядом с эльфийкой и нервно сцепила руки на коленях, избегая смотреть на Кальма.
        - Какая неожиданная встреча, - нарушила воцарившееся молчание Файлия. - Тоже решили прогуляться?
        - Да, - послышался прерывистый голос советника. - Как-то сегодня почувствовал необходимость немного отдохнуть от дел.
        - И это правильно, - улыбнулась эльфийка. - Нужно ведь и отдыхать. А я вот показывала нашей гостье это замечательное место.
        - И как вы находите нашу рощу? - обратился ко мне Кальм, и пришлось поднять на него глаза. Он уже не казался взволнованным, лишь в глазах застыло странное, приводящее меня в трепет выражение.
        - Она прекрасна, - искренне ответила я. - Ваш мир очень красивый.
        - Теперь это и ваш мир, - проговорил он. - Это хорошо, что он вам нравится.
        Я не нашла, что ответить, а Файлия любезно предложила Кальму составить нам компанию.
        Когда он сел рядом с ней, я вздохнула с облегчением.
        Если бы он устроился возле меня, не знаю, как смогла бы мыслить здраво.
        Они вели легкую светскую беседу, а я никак не могла тоже в нее ввязаться. Разум будто атрофировался, уступив место ощущениям. Не знаю, что было бы, если бы Файлия вдруг оставила нас наедине. Наверное, я просто потеряла бы голову от близости этого потрясающего мужчины. С трудом заставила себя вспомнить о том, что мне нужно его опасаться. Он может уничтожить меня, если узнает, кто я на самом деле. Эта мысль немного отрезвила и я резко поднялась.
        - Извините, что прерываю ваш разговор, но у меня почему-то жутко разболелась голова. Я хотела бы вернуться домой.
        - Да, конечно, - немного растерянно произнес Кальм и поднялся следом за мной. - Если хотите, я мог бы прислать к вам своего лекаря.
        - Нет, спасибо, - грубовато возразила я. - В этом нет необходимости.
        Не дожидаясь ответа, я стремительно двинулась прочь. Услышала, как Файлия за моей спиной торопливо попрощалась с Кальмом и последовала за мной.

        Когда мы ехали обратно в экипаже, она задумчиво сказала:
        - Да что между вами двоими происходит вообще? Трудно не заметить, что вас тянет друг к другу.
        - Я не знаю, - устало откликнулась я. - Сама не могу понять.
        - Попробуй сопротивляться этому. Всегда помни о том, что Кальма нужно опасаться.
        - Не поверишь. Сегодня я говорила себе то же самое, - с горечью заметила я.
        Но Файлия уже не слышала меня. Смотрела куда-то поверх моей головы остекленевшим взглядом. Я с удивлением обернулась и тут же почувствовала, как сердце пронзает дикой болью. На другой стороне улицы стоял Дриан, любезничая с сидящей в открытом экипаже привлекательной темноволосой женщиной. Он держал ее руку в своей и что-то с улыбкой рассказывал. Она же вовсю строила ему глазки.
        - Кто это? - резко бросила я.
        - Одна из его расы, - безжизненным голосом проговорила эльфийка. - Я не должна так реагировать, но не могу спокойно смотреть.
        Я ее прекрасно понимала. Сама просто кипела от негодования.
        Быстро же он позабыл обо мне! Хотя чего я хотела? Все, что было между нами - потрясающий секс. То, что для дроу в порядке вещей. Причем это с моей стороны он казался потрясающим, а для дроу мог показаться скучным и заурядным. И вообще какое я право имею ревновать, если сама только что млела от присутствия эльфа? Похоже, кровь дроу во мне дает о себе знать самым неожиданным образом. Может ли быть такое, что одна моя половина тянется к светлому эльфу, другая - к темному? Полный бред. Мне нужно держаться подальше от обоих.
        Хорошо, что Дриан нас не заметил, и мы вскоре проехали дальше. И все же дома я никак не могла успокоиться. Вновь и вновь прокручивала в голове картину: дроу рядом с другой женщиной.
        Кто она для него? Такое же развлечение, каким еще недавно была я? Кто знает, может, он каждый день меняет партнерш. То, что он даже не подумал прийти сегодня в дом Файлии, это подтверждало лучше всяких слов. Ему плевать, что со мной. Сдал меня на ее попечение и тут же вздохнул с облегчением.
        Почему-то от этой мысли слезы сами наворачивались на глаза, и я никак не могла их унять.

        Всю следующую неделю Дриан так и не показывался.
        Зато Кальм ходил в дом Файлии, как на работу. В принципе, он и пытался представить все под благовидным предлогом. Якобы продолжал проверять меня. Но даже я поняла, что проверка к его визитам не имеет никакого отношения. Он просто искал предлог повидать меня. Правда, больше не просил Файлию оставить нас наедине, а она и сама не предлагала. Догадывалась, что ничем хорошим это бы не закончилось.
        Кальм выглядел нервным и недовольным чем-то. Будто сам не понимал, почему его так тянет ко мне. Наверняка пытается бороться с собой, но у него ничего не получается.
        В условиях постоянного контроля со стороны эльфа нам с Файлией пришлось пока прекратить уроки. Он вполне мог застать нас врасплох и увидеть то, что не предназначалось для его глаз. Мне же, как ни странно, пошли на пользу частые визиты Кальма. Я все больше привыкала к его внешности, и она уже не производила на меня такой сильный эффект. Стало немного легче бороться с притяжением, хотя оно все еще оставалось достаточно сильным.
        Если бы так же ослабла моя тяга к дроу, я была бы почти счастливой. Но с ним все происходило в точности до наоборот. Я тосковала по нему, словно верная собака, оставленная хозяином. Ловила себя на том, что прислушиваюсь к каждому звуку на улице, желая уловить знакомый голос. Когда кто-то звонил в дверь, каждый раз сердце заходилось биться всполошенной птицей. Но всякий раз это оказывался не Дриан. Я понимала, что должна выкорчевать чувство к нему из сердца, но это проще было сказать, чем сделать.

        ГЛАВА 9

        Сегодня я готовилась провести обычный скучный вечер в компании Файлии и вышивания. Мы сидели в гостиной у камина и лениво переговаривались.
        Когда за окнами послышался стук копыт, я даже головы не подняла. Слишком привыкла уже разочаровываться. Вряд ли кто-то приедет к нам так поздно. Мы с Файлией напоминали сестричек - старых дев времен викторианской Англии. Но уже через минуту по дому разнесся звук дверного колокольчика. Я едва не подскочила, а Файлия нервно сжала вышивание.
        - Кто это может быть? - озвучила я наш общий вопрос.
        Мы обе устремили взгляды на дверь. Послышались шаги, и показалась служанка.
        Похоже, она немало удивилась такому жадному вниманию. Но к ее чести, сохранила невозмутимость.
        - Госпожа, к вам Дриан Сиарнис.
        Мое сердце едва не выпрыгнуло из груди.
        Я не знала, как реагировать. Дикая радость вперемешку с обидой и негодованием.
        Почему он так долго не приходил?
        Еще у меня были к нему большие претензии по поводу той темной эльфийки, с которой он миловался прямо на улице. Разумеется, все эти гневные мысли я оставила при себе. Внешне постаралась взять пример с Файлии и сохранять полную невозмутимость.

        Когда Дриан вошел в гостиную, на мгновение показалось, что комната сразу стала маленькой и тесной. Настолько сильная энергетика исходила от этого мужчины. Он улыбался прежней улыбкой, от которой у меня крышу сносило, но в глазах читался холод. Именно тогда, когда его взгляд обращался в мою сторону.
        Что это с ним такое? Понимаю, что он не придает никакого значения тому, что между нами произошло, но настолько все перечеркнуть…
        Мне стало так больно, что слезы на глаза навернулись.
        Файлия изображала из себя радушную хозяйку, поила дроу местным аналогом чая с пирожными. Болтала без умолку, глядя на него сияющими глазами.
        На меня же никто из них даже внимания не обращал. Я вообще чувствовала себя лишней. Уж лучше бы Дриан и вовсе не приходил, чем так поступал! И все же я не могла заставить себя уйти отсюда. Даже просто смотреть на него, любоваться его уверенными движениями - это уже делало жизнь насыщенной и полной.
        - Мне говорили, сюда Кальм зачастил, - неожиданно сказал Дриан, обращаясь к эльфийке. - Уж не женихаться ли к тебе вздумал?
        Файлия совсем уж глупо захихикала.
        - Кальм? Скажешь тоже. Да он вовсе и не ко мне приходит.
        Дроу некоторое время молчал, потом проговорил:
        - Он что-то подозревает? О том, кто Арина на самом деле.
        Мое сердце пропустило удар, стоило ему произнести мое имя. То, что ему все же не все равно, наполнило душу теплом.
        - Не думаю, - многозначительным тоном протянула эльфийка. - Думаю, он шастает сюда по другой причине. Видел бы ты, какими глазами Кальм смотрит на нашу Арину!
        Дроу, наконец, посмотрел на меня, и я поразилась, насколько темными сейчас казались его глаза.
        - Думаю, она совсем даже не против, - проворчал он. - Помню, как смотрела на него, когда мы его на улице повстречали.
        Возразить мне было нечего, и все же меня уязвил его тон. Словно обвиняющий и осуждающий.
        Это, значит, ему можно глазки строить всяким там леди-дроу, а я должна монашку изображать?! С чего такие претензии вообще, если он даже повидать меня не спешил целую неделю?
        - А почему бы и нет? - не задумываясь о последствиях собственных слов, бросила я. - Кальм - настоящий красавец! - Я даже придала голосу оттенок мечтательности, делая вид, что без ума от эльфа.
        А что? Пусть этот самодовольный дроу не думает, что на нем свет клином сошелся!
        Реакция на мои слова оказалась вовсе не такой, какую бы мне хотелось увидеть. Лицо Дриана превратилось в каменную маску. Он равнодушно пожал плечами.
        - Тогда мне жаль тебя. Кальм никогда не преступит закон. Так что тебе останется только тайком вздыхать по его смазливой мордашке. Впрочем, это твое дело. - И он больше не обращал на меня внимания. Повернулся в сторону Файлии и стал осыпать ее любезностями. - Ты сегодня удивительно хорошо выглядишь…
        Он еще много чего говорил, делая все, чтобы щеки эльфийки окрасились счастливым румянцем. Я же до боли впивалась ногтями в ладони, и каждое слово дроу казалось гвоздем, забиваемым прямо в сердце. Настал момент, когда я просто не выдержала. Поняла, что если еще хоть минуту пробуду здесь, разрыдаюсь у всех на виду. Поднялась и, торопливо пробормотав:
        - Извините, но я, пожалуй, уже пойду спать. Время позднее, - вышла из комнаты.
        Старалась двигаться уверенной спокойной походкой, хотя больше всего хотелось понестись опрометью. Но едва оказалась за дверью, ноги будто подкосились. Я оперлась рукой о стену, чтобы устоять на месте. Опустив голову, тяжело дышала и пыталась успокоиться.
        Дроу ясно дал мне понять, что не хочет продолжения отношений. Иначе как понимать его откровенный флирт с Файлией? Прямо у меня на глазах.
        Из-за двери продолжали доноситься приглушенные голоса, и я поневоле прислушалась к ним. Черт меня дернул опуститься на колени перед замочной скважиной и заглянуть внутрь. Наверное, хотела убедиться окончательно, что дроу такой же гад, как и все мужики.
        Я едва подавила полузадушенный крик, когда увидела происходящее в комнате. Файлия устроилась на коленях у Дриана и исступленно покрывала поцелуями его лицо.
        - Милый мой, как же я соскучилась! Ты не представляешь…
        - Ну, все-все, - мягко произнес он, отстраняя ее от себя.
        - Пожалуйста, не отталкивай, - почти неузнаваемым голосом проговорила эльфийка и обхватила его лицо ладонями. Осторожно прильнула к губам дроу, и на этот раз он не стал сопротивляться.
        Я не могла больше смотреть на это. С трудом поднялась на ноги и бросилась прочь из дома. Не хотелось ни секунды оставаться под одной крышей с этими двумя предателями!
        Хотя в чем они меня предали? Файлия даже не знала о моих чувствах к дроу. Он же из моих мыслей и слов понял, что я сама не желаю продолжения и хочу его забыть. Правда, если бы заглянул в мою голову сейчас, осознал бы, насколько все изменилось. И что теперь я с ужасом представляю, как жила бы в родном мире. Без него!

        Долгое время я не осознавала, куда и зачем бегу. Только когда дома стали редеть, а вдалеке показались очертания городской стены, поняла. Я бегу к роще. Подсознание само вело меня в место, которое может подарить успокоение. А еще я с горечью осознала, что мне нет места в этом мире.
        Я должна исчезнуть из него так же незаметно, как и появилась. Пусть все эти эльфы живут прежней привычной жизнью. Я не стану им мешать. Как ни будет трудно, выкорчую из сердца проклятого дроу!
        Ноги сами привели меня к знакомому дереву, под которым мы в прошлый раз сидели с Файлией. Обняв его, как самого дорогого человека, я попыталась снова установить связь с природой.
        На этот раз должно получиться. Я нащупаю связь со своей силой, снова сооружу портал и вернусь в тот мир, который стал для меня родным. Пусть даже мои отец и мать родились и выросли здесь. Этот мир своим я не считала. Он отвергал и не желал принимать меня. Я была здесь чужой!
        У меня и впрямь получилось. Притом гораздо быстрее и легче, чем в прошлый раз. Я чувствовала энергию окружающих меня деревьев, упивалась этими волшебными ощущениями. Моя собственная сила трепетала внутри, и я, наконец, сумела ее нащупать. Попыталась представить себе родной мир, построить мысленный путь к нему. На уровне энергии. Даже голова заболела, настолько тяжело было концентрироваться на одном предмете.
        Прерывистый мужской голос за моей спиной свел на нет все мои титанические усилия. Связь с природой и собственной силой развеялась, как дым. Меня пробрало до костей ощущением нахлынувшего холода.
        - Арина, ты обладаешь силой?!
        Я отлепилась от дерева и повернулась к маячившему неподалеку призраком Кальму. Лунный свет щедро осыпал его своими благами, отчего красота светлого эльфа казалась и вовсе нереальной. С какой-то обреченностью осознала, что попалась. Глупо и бездарно… Но сейчас я была настолько потрясена событиями дня, что ощущала лишь опустошенность.
        Кальм медленно приблизился ко мне и остановился на расстоянии вытянутой руки.
        - В твоем мире все же есть сила? Почему ты скрыла это от меня?
        - В моем мире нет силы, - холодно бросила я.
        Какая-то отчаянная злость захлестнула с головой. Господи, да пусть тоже предает меня, как и все! Тащит к своему жестокому богу, убивает во имя своих дурацких правил. Может, так и лучше даже будет. Перестану мучиться и терзаться мыслями о дроу.
        - Но она есть во мне.
        - Как такое может быть? - совсем бесцветным голосом проговорил он.
        Вдруг разом поглупел? Или просто не хочет верить тому, что только что осознал?
        - Я та самая, кто навлек на ваш мир проклятье! - выпалила я с вызовом. - Дочь светлой эльфийки и дроу. И вот теперь я вернулась. У тебя есть возможность прекратить все это. Можешь убить меня, если хочешь. Думаю, тебя будут считать героем. Даже, может, книги о тебе напишут. Спаситель Айлии! Тот, кто уничтожил мерзкое богопротивное существо.
        - Не говори так, - глухо произнес Кальм и нерешительно коснулся моего плеча. От этого прикосновения по телу будто искры посыпались. - Ты не богопротивное существо… Самое прекрасное и удивительное, какое я только видел в жизни…

        Он больше не пытался делать вид, что равнодушен ко мне. Хотя и до этого ему плохо удавалось. Сейчас же эльф весь дрожал от обуревающих его эмоций. От глубокого чувства, которым светились его глаза, меня саму затрясло. Поневоле удивительная красота этого мужчины снова пробуждала во мне страсть. Желание прикоснуться, почувствовать вкус его губ. Даже на время отступили мысли о ветреном Дриане.
        Кальм целовал меня так яростно и неистово, словно в последний раз в жизни ему приходится прикасаться к женщине. В перерывах между поцелуями исступленно шептал:
        - Я так пытался бороться с собой… Понимал, что это неправильно… Что я предаю все, во что верил… Но я просто не могу больше! Не могу делать вид, что ничего не чувствую. Ты меня будто околдовала, Арина! С самой нашей первой встречи. Едва я заглянул в твои глаза, как весь мир затрещал по швам. Наполнился новыми красками и звуками. Наверное, только тогда я понял, что значит жить по-настоящему!
        - Просто помолчи сейчас! - тихо проговорила я, исступленно прижимаясь к нему.
        В его объятиях согревалась. Избавлялась от той боли, которую причинил мне дроу. Надеялась на то, что если познаю, что значит быть с другим мужчиной, наваждение исчезнет. И моя душа перестанет разрываться на части при одной мысли о том, кто сейчас наверняка ласкает другую женщину.
        Кальм прислонил меня спиной к шершавому стволу старого дуба. Я вновь ощущала, как моя энергия сливается с энергией природы. И это непостижимым образом усиливало все ощущения. Прикосновения рук и губ будоражили, заставляли полностью потерять связь с реальностью. Оторвавшись от моего рта, который уже саднило от жадных и диких поцелуев, Кальм двинулся губами по моей шее и ключицам. Его руки рванули платье, спуская его с плеч. Кожу ласкало прохладное дуновение ветра, но даже оно не спасало от испепеляющего жара нашей страсти.
        Пальцы эльфа дрожали, когда он развязывал шнуровку платья. Мне пришлось помочь ему это сделать, чтобы у него вообще хоть что-то получилось. Чувствовала, что еще немного - и он бы просто сорвал его с меня. Наконец, он спустил мое платье до талии и избавил меня от корсета. С глухим стоном сжал в обеих руках мои груди, мял их нежно и трепетно. Я ощутила, как затвердело его достоинство, прижатое к моим бедрам. И это вызвало невольный отклик в глубине моего естества. Я уже не думала ни о чем, кроме того, что хочу этого мужчину. Не думая о последствиях и моральных принципах.
        Его губы сомкнулись на одном из моих сосков, стали ласкать тут же затвердевшую горошинку.
        Черт, как же приятно!
        Я выгнулась навстречу его губам и рукам, запрокинула одну ногу на его бедро и потерлась всем телом о его напряженную плоть. Кальм пробормотал что-то и еще сильнее впечатал меня в дерево.
        Он уже больше не мог сдерживаться. Одним движением задрал мне платье и спустил трусики. Резко рванул их, разрывая на части.
        У них что это в порядке вещей вообще?!
        Но эта мысль тут же улетучилась, когда он подхватил меня под ягодицы и заставил обвить обеими ногами свои бедра. Его горячая пульсирующая плоть скользнула в меня. Томительно медленно и осторожно, будто он смаковал каждое ощущение.
        Восхитительно-болезненная пытка!
        Я подалась вперед, сама нанизывая себя на него. Хотела его глубже, сильнее в себе. Его движения стали быстрее и резче. Спины я уже почти не чувствовала, она вся саднила от того, как сильно он впечатал ее в ствол дерева. Но сейчас это все казалось несущественным и неважным. Были только его движения внутри и разливающееся по телу дикое безудержное наслаждение.

        Когда все закончилось, он осторожно спустил меня на землю, но все еще удерживал в своих объятиях. Уткнувшись лбом в его грудь, я зарыдала.
        - Что с тобой? - Кальм осторожно гладил меня по волосам, и в его голосе чувствовалась неподдельная тревога.
        - Я заставила тебя нарушить правила. То, во что ты веришь…
        - Ты ничего не заставляла меня делать такого, чего бы я сам не хотел, - тихо возразил он. - И я ни о чем не жалею.
        Я подняла голову и сквозь пелену слез, застилающую глаза, посмотрела в его взволнованное прекрасное лицо.
        - Что ты будешь теперь делать?
        - Ничего, - решительно ответил он. - Ничего, что бы причинило тебе вред. Скажу совету, что у меня отсеялись все подозрения. Что ты можешь жить в нашем мире вполне спокойно.
        - Я хочу покинуть ваш мир, - тихо откликнулась я. - Как только пойму, как это делается, сделаю это.
        Его лицо перекосилось от боли.
        - Позволь мне уйти с тобой, - после минутного молчания воскликнул он.
        Я вздрогнула.
        Такая мысль мне даже в голову не приходила. Хочу ли я, чтобы он вернулся со мной в мой мир?! Представить себе красавчика-эльфа в наших реалиях казалось абсурдным. Он там просто не выживет. Слишком не похож на других. Да и вряд ли он будет чувствовать себя комфортно в обществе людей. Ведь он привык их считать существами второго сорта.
        - Это плохая идея, Кальм, - с грустью сказала я. - Твое место здесь.
        - Мое место рядом с тобой.
        Я покачала головой.
        - Мне пора.
        - Позволь мне хотя бы проводить тебя! - с отчаянием воскликнул он.
        - Нет, нас может кто-то увидеть. Я не хочу подставлять тебя.
        Видно было, что ему очень хочется сказать, насколько это для него утратило значение. Но Кальм сдержался. Лишь с грустью наблюдал за тем, как я привожу себя в порядок и ухожу. Сам же остался под старым дубом. Не знаю, о чем он думал в эту ночь после того, как я ушла. Сама же я напрасно пыталась разобраться в собственных ощущениях. Слишком противоречивыми они были.

        ГЛАВА 10

        Служанка, отворившая дверь на мой отчаянный стук, снова проявила завидную невозмутимость.
        Интересно, она хоть чему-то вообще умеет удивляться?
        Не говоря ни слова, я проследовала мимо нее к лестнице. Но тут же остановилась и обернулась, не в силах не задать этого вопроса:
        - Господин Дриан еще здесь?
        - Нет, - невозмутимо откликнулась служанка. - Ушел вскоре после вас.
        - Что?
        Я настолько поразилась, что некоторое время просто стояла и смотрела на нее, разинув рот.
        Такого уж точно не ожидала. То ли они с Файлией просто рекордсмены в этом деле, то ли планы у них отчего-то резко поменялись. Но в любом случае, почему это должно меня волновать? Дроу дал понять, как он ко мне относится. То, что он по какой-то причине не захотел Файлию, вряд ли связано со мной.

        Поблагодарив служанку и пожелав ей спокойной ночи, я двинулась в свою комнату. Но, проходя мимо спальни эльфийки, замерла. Изнутри доносились такие горькие рыдания, что я мигом позабыла о собственных обидах. Поколебавшись, постучала в ее дверь.
        Рыдания тут же стихли, раздался сдавленный голос:
        - Благодарю, Тайдра, мне ничего не нужно.
        Похоже, приняла меня за служанку.
        - Это я, Файлия, - осипшим голосом произнесла я.
        Девушка молчала так долго, что я уже развернулась, чтобы пойти прочь и не мешать ей.
        Наверное, хочет побыть одна. А тут я лезу.
        Потом послышался звук отпираемой двери и на пороге появилась заплаканная и растрепанная эльфийка. Ни слова не говоря, она схватила меня за руку, втащила внутрь, а потом уткнулась мне в шею и зарыдала пуще прежнего. Оторопев, я подвела нас обоих к дивану и усадила.
        - Эй, ты чего?!
        Конечно, я догадывалась, что без сердцееда-дроу здесь не обошлось, но точно уверена не была. Сбивчивый рассказ Файлии, прерываемый новой порцией слез, все же подтвердил первоначальную версию.
        - Он сегодня так вел себя со мной. Почти как раньше... И я на какой-то момент поверила, что... Какая же я дура! Решила, что его чувства вернулись... Полезла к нему с поцелуями, едва ты ушла. А он словно не со мной был... Такой отстраненный, чужой... Я прямо чувствовала это. Потом вообще убрал мои руки, извинился и ушел. Понимаешь?.. Я вообще ему не нужна!
        Я боролась с неуместной сейчас радостью, смешанной с сочувствием к эльфийке. К этой гамме эмоций еще примешивались угрызения совести. Я-то подумала о Дриане самое плохое, а он оказался намного порядочнее меня. И пока я стонала от страсти в объятиях Кальма, он и не думал заниматься с Файлией тем же.
        Блин, как же я жалела сейчас, что поддалась слабости! Вернее, даже не слабости. Что уж греха таить, чувством, которое мной двигало, была месть. Хотелось отомстить дроу, дать ему понять, что я тоже могу кому-то нравиться. И не скажу, что не получила удовольствия. Кальм чудесный любовник. И в его объятиях я действительно на какое-то время забыла обо всех своих тревогах. Но вот что теперь с этим всем делать?!
        Кто поручится, что уже завтра, оправившись после любовного дурмана, эльф не почувствует себя виноватым. Вдруг он тут же пойдет к другим членам совета и расскажет то, что я по глупости сама же ему выложила? Ладно еще, что пострадаю я. Но под раздачу попадут дроу и Файлия. Самое противное, что я даже не могу рассказать им о том, что сделала. Боюсь того, как они после этого на меня посмотрят.
        Кусая губы, я бормотала несвязные слова, призванные утешить эльфийку. На самом деле настолько погрузилась в собственные переживания, что вовсе ее слушать перестала. Только когда Файлия громко и отчетливо сказала:
        - Думаю, он и правда любит другую, - вернулась к реальности.
        - Кто? - невпопад бросила я.
        - Дроу, кто же еще? Знать бы, кто она.
        - Ну, мы же видели его с какой-то темной эльфийкой, - напомнила я, пряча глаза.
        Хотя, в сущности, чего мне их прятать. Скорее всего, так и есть. А нам с Файлией остается только рыдать в подушку и насылать проклятия на соперницу.
        - Интересно, насколько у них все серьезно, - вздохнула Файлия.
        - Зачем тебе это знать? Только душу себе травить, - резонно заметила я, хотя тут слукавила.
        Сама бы предпочла знать правду, а не тешить себя напрасными иллюзиями.
        - Ладно, ты права, - неожиданно согласилась со мной эльфийка и провела рукой по щекам, утирая слезы. - Пожалуй, пойду я спать. И постараюсь снова смириться с мыслью, что я могу быть Дриану только другом.
        - Думаю, так будет лучше, - с сочувствием сказала я и поднялась с дивана.

        Пожелав эльфийке спокойной ночи и держаться, вышла из ее комнаты. Сама же первым делом приняла ванну и долго отмокала в ней.
        Мне все казалось, что от меня продолжает пахнуть сексом и Кальмом. Интересно, Файлия что-то заметила или нет? Надеюсь, что нет. Да и не в том состоянии она была, чтобы замечать что-то помимо собственных переживаний.
        Надев ночную сорочку и с наслаждением вытянувшись на чистых простынях, я размышляла о том, что делать дальше. В какой-то момент поняла, что самое правильное, что могу сделать - встретиться с Дрианом. И на этот раз не позволить ему держаться холодно и отстраненно.
        Заставлю его поговорить начистоту. О том, что между нами происходит, что я для него значу. А там уже решу: говорить ему о Кальме или нет. Посмотрю по ситуации. Если пойму, что дроу на меня плевать, постараюсь придерживаться предыдущего плана. Побыстрее найти путь в свой мир и убраться отсюда. Если же не плевать... блин, на этом мои здравые размышление трещали по швам. Я не знаю тогда, что делать. Пусть хоть раз в моей жизни что-то решит мужчина. Тот, без кого я сама уже не мыслю жизни.
        Приняв это решение, я как ни странно успокоилась и даже без труда уснула.

        Утро застало меня по-прежнему полной решимости увидеться с Дрианом.
        Судя по тому, сколько он не показывался в последний раз, ждать этого можно пока рак на горе свистнет. Нужно найти способ увидеться с ним самой. Но вот как? Я понятия не имею, где он живет вообще. Да и странно будет, если заявлюсь в логово темных эльфов и скажу, что хочу видеть Дриана. Тогда уж точно слухов не оберешься. Даже Кальм, если решит сдержать обещание и не выдать меня, не сможет удержать других членов совета от любопытства. У Файлии спросить - тоже не вариант, конечно. Начнет допытываться, зачем и почему. Еще и за мной увяжется. И тогда о каком откровенном разговоре с дроу может идти речь.
        За завтраком я все время обдумывала эту проблему. Хотя непохоже, что Файлия заметила мою молчаливость. Покрасневшие глаза и распухший нос выдавали ярче всех возможных улик, что она проплакала всю ночь. И думала она сейчас опять-таки о дроу. Несмотря на всю свою решимость питать к нему исключительно дружеские чувства. После еды она тут же поднялась в свою комнату, так и не заговорив со мной. А мой растерянный взгляд упал на женщину-кремень, как вполне заслуженно можно было назвать служанку. Она убирала со стола с самым невозмутимым и безразличным видом.
        Вот, кто мог бы мне помочь! Только нужно провернуть все так осторожно, чтобы не вызвать ее опасений.
        - Тайдра... Вас так, кажется, зовут? - спросила я неуверенно.
        - Именно так, госпожа. Чем могу быть вам полезна? - деловито осведомилась женщина.
        - Я бы хотела кое-что поручить вам. Но не знаю, могу ли...
        - Я буду рада вам помочь.
        Она казалась вполне искренней, и я решилась:
        - Вчера я хотела поговорить с господином Дрианом. Но он так быстро ушел. И я не знаю, когда появится в следующий раз. Файлия так расстроена, что я не могу просить об этом ее.
        Служанка кивнула и по ее виду я поняла, что она прекрасно знает про чувства хозяйки к дроу.
        - Мне бы не хотелось беспокоить ее, - повторила я. - Но дело не терпит отлагательств. Мне очень надо поговорить с господином Дрианом.
        - Если хотите, я могла бы послать к нему парня с запиской от вас, - нашла выход из положения служанка.
        Я радостно закивала.
        - Это было бы замечательно! Тогда сейчас пойду напишу послание и передам вам. Только, прошу, Файлию с этим не тревожьте, пожалуйста. Ни к чему расстраивать бедняжку.
        - Разумеется, госпожа, все останется между нами, - успокоила женщина и я, едва ли не насвистывая, двинулась в свою комнату.
        Теперь передо мной стоял вопрос: что именно написать в письме?
        Я грызла кончик пера, оставляла на бумаге одну кляксу за другой, но слова давались с огромным трудом. Писала и тут же рвала в клочья полученное послание. В конце концов, я все же написала более-менее приемлемое и нейтральное, с моей точки зрения письмо. Даже если его увидит кто-то посторонний, то что-либо заподозрить не сможет.
        «Многоуважаемый Дриан, не окажете ли вы мне честь встретиться со мной в ближайшее время в любом удобном для вас месте? Хотелось бы обсудить несколько важных вопросов. Арина».
        Ну вот, и теперь пусть он мучается, думая о том, зачем мне понадобилось с ним встречаться. Хотя по здравому размышлению я поняла, что мучиться он вряд ли станет.
        От этого соображения немного погрустнела, но все же снесла письмо служанке и стала ждать.
        Если кто и мучился в этой ситуации, то точно не Дриан. Я буквально места себе не находила. Ходила взад-вперед по комнате, поминутно выглядывала в окно: уж не бежит ли посланник с ответным письмом. Закралось даже подозрение: а вдруг дроу и вовсе проигнорирует мою просьбу. Решит, что ему неинтересно все, что бы я ни сказала ему.
        От этой мысли стало совсем грустно. Я уже была близка к тому, чтобы впасть в апатию.

        В очередной раз подойдя к окну и выглянув через невесомую занавеску, я заметила парня, со всех ног бегущего к дому. Тут же сердце ушло в пятки и теперь посылало оттуда встревоженные сигналы.
        Это наверняка тот самый, которого Тайдра посылала к дроу.
        Так и есть! Не прошло и пяти минут, как в мою дверь уже стучались. Я едва не опрокинула появившуюся на пороге служанку, выдирая из ее руки письмо.
        Если она и была ошарашена моим напором, то по ее лицу это ничуть не проявилось. Но сейчас меня мало заботило, как я выгляжу и что обо мне подумают. Самым важным стало то, что хранилось на этом клочке бумаги, помещенном в простенький серый конверт.
        Тайдре хватило такта побыстрее ретироваться и вскоре я уже сидела в кресле и распечатывала послание. Руки так тряслись, что я даже обругала себя. Совсем ума лишилась, раз даже письмо от него вызывает такую реакцию! Быстро пробежала глазами короткие строки. Потом еще раз и еще раз. Каждый раз волнение мешало нормально воспринять смысл фраз. Все же, наконец, я сумела сосредоточиться и еще раз прочитала, теперь уже вдумчиво:
        «Многоуважаемая Арина, я буду рад встретиться с вами сегодня вечером. Лучше на нейтральной территории, чтобы не напрягать вашу почтенную благодетельницу. Буду ждать вас в харчевне «Айлийская радость» в восемь часов вечера. Всегда к вашим услугам, Дриан Сиарнис».
        Он явно издевался, составляя это послание. Я прямо представляла его подрагивающие в ухмылке губы и глубокомысленный вид, когда он составлял такие вежливо-почтительные фразы. Сама виновата. Он лишь перенял мой стиль общения. И теперь я понятия не имела, что кроется за этими вежливыми репликами. Но уже сегодня вечером вытрясу из него, если понадобится. Вот только знать бы, где находится эта самая харчевня. Решила, что спрошу об этом у все той же Тайдры, и дело с концом.
        Повеселев, я теперь смогла заставить себя заняться другими делами. Читала книгу, которую взяла из библиотеки Файлии, пыталась даже вышиванием заняться. Можно было бы, конечно, попытаться настроиться на внутреннюю силу. Но в моем нынешнем состоянии эта затея изначально была обречена на провал. Мысли наглой кошкой упорно лезли к крынке со сметаной - то бишь дроу. Я представляла, как пройдет наша сегодняшняя встреча, что он мне скажет, как сама поведу себя.
        В общем, покой мне только снился.

        Когда появилась Тайдра и сообщила, что меня хочет видеть Кальм, я в первый момент не знала, как реагировать. Как я смогу вообще посмотреть в глаза эльфу после того, как для себя решила, что отношения с ним - ошибка.
        - Скажите ему, что я плохо себя чувствую, - глухо сказала я.
        Тайдра едва заметно приподняла брови, но послушно удалилась.
        Наверное, для нее, как для человека, это показалось верхом дерзости. Отказать советнику-эльфу в аудиенции! Но больше меня заботило, как воспримет все сам Кальм. И я была права, что опасалась.
        За дверью послышался шум. Служанка напрасно пыталась остановить эльфа. Но тот пер, как танк.
        Если он и в делах такой, то я прекрасно понимаю, почему его выбрали в городской совет.
        Дверь распахнулась, открывая всклокоченного светлого эльфа и растерянную Тайдру.
        Похоже, женщина впервые не знала, как реагировать. Настолько ситуация выходила за грань ее понимания.
        - Все в порядке, - сказала я ей и махнула рукой, давая понять, что она может идти.
        Пожав плечами, Тайдра удалилась, оставив меня в самом что ни на есть двусмысленном положении. Наедине с красавцем-мужчиной в собственной спальне.
        - Почему ты отказалась принять меня? - тут же накинулся он с обвинениями.
        - Потому что считаю, что вчера мы совершили ошибку, - честно призналась я. - И мне тяжело тебя видеть.
        Кальм смерил меня пытливым взглядом, потом нервно заходил по комнате. Собравшись с мыслями, бросил:
        - Я посещаю тебя еще и потому, что это мой долг. Мне поручили изучить тебя.
        - Ты же сам понимаешь, что для тебя это давно уже перешло из разряда долга в нечто большее, - вздохнула я. - Мне жаль, что я вызываю в тебе такие чувства, но...
        - Вчера мне показалось, что ты тоже ко мне неравнодушна.
        Он резко остановился напротив меня и выдернул из кресла. Прижал к себе с такой силой, что у меня едва кости не затрещали.
        - Полегче, господин советник, - призвала я иронию, чтобы унять его пыл. - А то так всю свою репутацию ледяной статуи потеряете.
        - От этой репутации уже остались только клочья, и ты прекрасно об этом знаешь, - жарко выдохнул он мне в ухо. - Я не знаю, как ты это сделала со мной. Но вдали от тебя я не могу думать ни о чем больше. Только о тебе. О твоих прекрасных глазах, восхитительной коже. Ты не представляешь, как она приятно пахнет.
        Эльф провел носом по моей щеке, втягивая запах. Это ощущение показалось таким интимным и сексуальным, что меня вновь накрыло волной возбуждения.
        Черт, я же уже решила, что не буду продолжать с ним отношения! Почему тогда его близость продолжает волновать?
        - Кальм, тебе лучше отпустить меня и жить своей жизнью... - сбивчиво проговорила я, тщетно пытаясь оттолкнуть его.
        Он лишь теснее прижимал меня к себе, и я ощущала, как дрожит его тело.
        - Если бы мог, сделал бы это... - выдохнул он мне в самое ухо.
        Его рука торопливо нашарила мою грудь в лифе платья и сжала ее. Я не смогла сдержать прерывистого вздоха, так сильно тело отреагировало на это прикосновение. Мне пришлось собрать все силы, чтобы все же оттолкнуть его и крикнуть:
        - Нет! Если не хочешь, чтобы я тут всех на уши подняла, то уйдешь сейчас.
        - Прошу тебя, - в его голосе слышалась самая настоящая мука. - Я не могу без тебя.. Мне нужно касаться тебя, целовать, владеть тобой. Иначе я просто умру...
        Меня по-настоящему напугала такая одержимость.
        Неужели я и правда вызвала в нем такую сильную реакцию?
        - Раньше я смеялся над теми, кто настолько терял голову от любви, - обхватив голову руками, проговорил он. - Я судил их по себе. По тому, что ни одна женщина не была в состоянии настолько завладеть моими помыслами. Наверное, ты - мое наказание. Иначе я не могу это объяснить. Мы знакомы всего неделю, но ты стала смыслом моей жизни. Все остальное кажется пустым. Мое положение в совете, честь, долг... Прошу, не отталкивай!
        Я тяжело дышала, не в силах остаться равнодушной к такому проявлению чувств. Но если бы сейчас дала ему ложную надежду, чувствовала бы себя жестокой обманщицей.
        Пусть лучше так - резко и грубо, но я должна порвать с ним окончательно. Так будет легче для него в первую очередь. Я никогда не смогу ответить на его чувства, пока все во мне живет одним лишь мужчиной. Даже если он сегодня даст понять, что я для него никто, это не дает мне право оставить Кальма в роли запасного аэродрома. Так будет нечестно и несправедливо. Наверное, если бы на моем пути не встретился наглый дроу, я могла бы влюбиться в этого эльфа без памяти. Но так уж получилось, что судьба распорядилась иначе. И я люблю не того, кто одержим мною, а того, в чьем интересе ко мне даже не уверена.
        - Кальм, я не могу ответить тебе взаимностью, - тихо сказала я. - Между нами никогда ничего не будет.
        Он опустил голову, руки сжались в кулаки. Было видно, с каким трудом он удерживается от того, чтобы не наброситься на меня и силой не получить то, чего хочет. Наверное, его удержали лишь те черты характера, которые завоевали ему репутацию безукоризненного блюстителя закона. Эльф резко вскинул голову и его лицо утратило то страстное выражение, которое еще недавно заставляло лицо будто светиться изнутри.
        Теперь передо мной был человек, которого стоило бояться. Тот, кого называли лишенным чувств и эмоций, существом из льда или камня, а не из плоти и крови.
        - Что ж, я постараюсь принять твой выбор, - лишенным выражения голосом проговорил он. - Наверное, мне нужно воспринимать это как испытание. Смогу ли я перебороть чувство, о каком не должен даже помыслить.
        Я молчала, не зная, что говорить и как реагировать на его слова. В какой-то момент даже стало страшно, настолько чужим показался этот человек.
        А ведь еще минуту назад он был передо мной весь как оголенный нерв, открыт целиком и без остатка. Теперь я не могла понять, что творилось у него внутри. Как он относится ко мне сейчас, после того, как я разбила ему сердце и отвергла? Вдруг в его лице я приобрела опасного врага?
        Мне стало страшно от осознания того, как хрупка грань, отделяющая меня от смерти.
        Стоит этому мужчине открыть, кто я, и я не смогу больше ничего поделать. И ради чего ему теперь хранить мою тайну? Я сама дала ему понять, что для него всегда останусь чужой. Даже несмотря на то, что было прошлой ночью.
        - Теперь ты выдашь меня? - глухо проговорила я, вглядываясь в его прекрасное ледяное лицо.
        Он посмотрел на меня так, словно я ударила его. Затем, ни слова ни говоря, вышел из комнаты. Я же упала в кресло и обхватила голову руками.
        Единственным, что еще придавало сил и надежды, это предстоящая встреча с Дрианом. Так хотелось почувствовать себя вновь под его защитой, как тогда, в лесу. Пусть там подстерегали разные опасности, но все было просто и понятно. Были он и я, и я знала, что всегда смогу на него положиться. Как же усложнил все этот город, куда я так хотела попасть! Сейчас бы предпочла вечность блуждать по лесу с Дрианом, обижаться на подтрунивания и любить его холодными ночами, согреваясь в крепких объятиях. Пусть даже нам пришлось бы спасаться от полчищ лесных ведьм. Но все в моей жизни было бы просто и правильно. Мой мужчина, я и остальной мир, который не мог разлучить нас, как бы ни старался.

        ГЛАВА 11

        Самым сложным было выбраться из дома вечером так, чтобы у Файлии не возникло ненужных вопросов. Я чувствовала себя вором, прокрадывающимся по дому, который решил ограбить. Когда проходила мимо двери эльфийки, и вовсе напомнила себе балерину на пуантах, идущую практически на пальцах. С облегчением вздохнула, когда, наконец, входная дверь дома тетки закрылась за мной. Поплотнее закуталась в плащ, надвинула на лоб капюшон и юркнула в темноту городских улиц.
        Тайдра мне подробно объяснила, где искать эту самую харчевню «Айлийская радость». Название, конечно, то еще. Хозяин явно большого о себе мнения, раз считал, что его заведение радует весь этот фэнтези-мир. Но не мне судить о его чувстве собственного величия.
        На улицах народу встречалось мало. Добропорядочные граждане славного города Глайна, наверное, предпочитали проводить время у домашнего очага. Лишь кое-где я видела компании подгулявших мужчин и женщин явно не тяжелого поведения. Для меня последнее вообще стало открытием. В этом мире тоже есть проститутки? Видимо, без представительниц этой древнейшей профессии не обходится ни одно общество. Но худшее ждало меня впереди, когда двое гнусного вида орков приняли меня за одну из вышеупомянутых особ.
        - Черт! - вырвалось у меня, когда один из них окликнул через всю улицу:
        - Эй, красотка, заработать хочешь?
        - Катитесь колбаской, куда шли! - достаточно громко откликнулась я, надеясь, что это даст им понять: я не заинтересована в таком способе получения денег.
        Но, похоже, орки оказались из непонятливых. Не зря среди рас Айлии им достались функции тупоголовых вояк - исполнителей эльфийской воли. Они переглянулись и дружно двинулись ко мне. Я прибавила шаг и юркнула в одну из подворотен, хотя была она явно не по пути. Дорога моя, к большому сожалению, пролегала как раз мимо этих двух образин. Решила, что проберусь дворами и потом снова пойду, куда мне надо. Судя по усилившемуся звуку шагов, орки прибавили скорость. Я сделала то же самое и вскоре пришлось вспомнить навыки, полученные в лесу.
        Урокам бега меня обучила сама лесная ведьма. Если уж от нее сумела убегать достаточно резво, то куда там оркам. Но, похоже, я недооценила степень их заинтересованности во мне.
        Расстояние между нами стремительно сокращалось, а впереди к моему ужасу вырастала большая и непреодолимая стена.
        Тупик! Эти двое наверняка об этом знали, потому и ринулись за мной. Вот я идиотка! Нашла время корчить из себя умелого скаута и выискивать лучший путь. На улицах хоть на помощь могла позвать. Тут же если кто из жителей домов услышит, то вряд ли придет на помощь. Орки тут как полиция в нашем мире. Решат, что я преступница какая-то.

        Когда стена оказалась на расстоянии вытянутой руки, я замерла и зачем-то закрыла глаза. Словно это могло спасти от стремительно приближающихся чудовищ.
        Ну не маленькая же! Давно пора было повзрослеть и научиться встречать опасность лицом к лицу.
        Я решительно развернулась и хмуро взглянула на ухмыляющихся орков. Они уже не бежали, а неспешно приближались ко мне. Их морды отчетливо виднелись в свете уличных фонарей. Выражение, что улыбка украшает лицо, явно не относилось к этим двоим. Рожи у орков стали еще уродливее.
        - Так что ты там говорила нам? - с наглой ухмылкой сказал один.
        Я заметила, что у него не хватает одного переднего зуба. Наверное, как-то погнался не за той добычей. Пожалела, что вряд ли по физическим параметрам дотянусь до уровня того существа. Сузив глаза, продумывала в голове варианты действий.
        Так, чему меня учили на уроках по самообороне? Можно ударить в пах, переносицу или солнечное сплетение. Чем больше я размышляла над этим, тем больше понимала, что шансов ноль. Еще с одним я смогла бы справиться… Хотя нет, это во мне сейчас проснулась умница и сорвиголова Мэри Сью. И с одним вряд ли. Единственный выход - орать так, словно меня режут. Глядишь, все же найдется сердобольная душа, которая вмешается в происходящее.
        Но едва я разинула рот, намереваясь осуществить свой хитроумный план, как щербатый орк молниеносно оказался рядом и зажал мне его.
        Абзац… Приехали, называется. Ну вот чего мне дома не сиделось?! И почему идиоту Дриану вздумалось назначать мне свидание в какой-то харчевне у черта на рогах.
        Тут же вспомнила, что я сама его просила сделать это подальше от глаз Файлии и стиснула зубы.
        Винить во всем нужно только себя.
        И все же я попыталась сопротивляться, как ни малы были шансы. Пока орк деловито лапал мою грудь, а второй готовился включиться в это увлекательное занятие, я изо всех сил лягнула обидчика. Планировала попасть в самое уязвимое и сейчас явно возбужденное место этой образины. Но он предугадал мой маневр и успел переставить ноги. Так что удар пришелся на бедро и, похоже, не доставил ему никакого мало-мальски ощутимого вреда.
        - Лягается еще, шлюшка, - гоготнул он, продолжая зажимать мне рот.
        Я попыталась укусить его руку, но получила ощутимый щипок в грудь. Тут же едва не задохнулась от боли.
        - Лучше не сопротивляйся, женщина. Тогда мы по-быстренькому удовольствие получим и свалим. Еще и деньжат заработаешь.
        Возможности сказать ему, что я вовсе не проститутка, не было никакой. Громадная ручища служила надежнее всякого кляпа. Но вообще, конечно, такое поведение со стороны блюстителей закона переходит все рамки. А как же запрет на межвидовые связи?! Похоже, ни фига тут не соблюдают это правило. Разве что при свете дня. Как же мне это напоминает наш мир, где многие закон соблюдают только для галочки.
        Пока я размышляла об этих животрепещущих морально-этических вопросах, меня прижали к стене и начали неумолимо задирать юбку. Это уже делал второй орк. Первый же встал сбоку, удерживая мой рот закрытым и руки за спиной. Второй уже шарил в своих штанах, вытаскивая на свет такое внушительное орудие, что у меня глаза на лоб полезли.
        Ой, мамочки, вот это я попала!
        Как ни странно, рыдать и умолять о пощаде не хотелось. Единственное, что я испытывала сейчас, была злость. Такая сильная, что если бы можно было испепелить кого-то взглядом, я с этой задачей справилась бы на ура. Но злостью делу не поможешь.
        И тогда меня охватила дурацкая, но дающая призрачный шанс на спасение идея.
        Раз уж они нарушают правила, то что мешает мне сделать то же самое? Я ведь эльфийка, пусть даже недоученная. Где-то в моих недрах бродит сила моего народа. Правда, что конкретно умеет эта сила, я понятия не имею. Но пришла пора постигать это на практике. Иначе вряд ли я вообще потом рассудок сохраню после того, что со мной собираются проделать эти твари.
        А щербатый уже одним бедром раздвинул мне ноги, чтобы второму было удобнее пристраивать свой член.
        Вот уроды!
        Я прекратила трепыхаться, сообразив, что этим делу не поможешь, вместо этого закрыла глаза и попыталась настроиться на силу.
        - Вот правильно, - одобрил мои действия тот, что первым готовился попробовать меня на вкус. - Закрой глаза и получай удовольствие. Поверь, после нас ты уже на своих и не взглянешь. Оттрахаем тебя так, что стоять не сможешь. Еще и добавки просить будешь в следующий раз, как встретимся.
        Я подавила рвущийся наружу гневный рык и снова попыталась сосредоточиться.
        Так, нужно достичь умиротворения и единения со своим внутренним «Я». Конечно, в такой ситуации сделать это не смогла бы, наверное, даже моя учительница Файлия. Но выбора нет. Меня уже за ягодицы подхватили, и головка чудовищного огромного члена уже ткнулась в мое естество.
        Кряхтя, орк пытался просунуть свое орудие в меня.
        В какой-то момент я просто пулей вылетела из своего тела. По крайней мере, возникло такое ощущение. Слилась с собственной силой где-то на уровне, недоступном физическому «Я». Всю меня пронзили мощные электрические разряды и, наполненная ими до краев, я вновь вернулась в себя. Вместе со всей энергией, какой сейчас была переполнена.
        Орк отлетел от меня с такой силой, словно его смыло приливной волной. Второго эта самая волна захватила следом, и он полетел вслед за товарищем. С глухим стуком, будто два гигантских валуна, они громыхнули спинами в стену ближайшего дома. Медленно сползли на мостовую, озадаченно глядя на меня. Морды у них явно перестали быть веселыми. Я со злорадством заметила, что от случайного удара о плечо второго орка щербатый лишился еще одного зуба. Теперь щели виднелись с обоих сторон безобразной верхней челюсти.
        - Предупреждать надо, что ты эльфийка! - пробасил один, глядя на меня с опаской и даже страхом.
        Похоже, понимал, что я могу вполне на них донести членам совета.
        - Валите отсюда подобру-поздорову! - прищурив глаза, рявкнула я.
        Вступать в дискуссию с этими придурками хотелось меньше всего. А еще я понимала, что стоит им присмотреться ко мне повнимательнее, и они поймут, что что-то не так. Не похожа я толком ни на светлую, ни на темную эльфийку. Порадовалась, что плащ скрывает мои волосы и меня в таком виде можно все же принять за светлую. Еще один немаловажный факт, почему я сочла за лучшее поскорее избавиться от этих двоих - повторить я этот фокус с электрической волной вряд ли сумею. Даже не знаю, как мне это вообще удалось. И потребовало это у меня столько усилий, что едва на ногах держусь.
        К счастью, орки тоже не хотели продолжения банкета и поспешно собрали ноги в руки и свалили. Не обращали при этом ни малейшего внимания на раздавшийся в воздухе противнючий писк от ближайшего магие-уловителя.
        Я сочла за лучшее тоже свалить отсюда побыстрее.
        Эти-то меня тащить в тюрьму не станут, я ведь могу сказать, что применила силу для самозащиты. Но у других их сородичей могут возникнуть ненужные вопросы.

        Не без труда, но мне все же удалось вернуться в то место, откуда пришлось свернуть с пути. Я быстро двинулась по улицам, стараясь держаться в тени и не попадаться на глаза другим ищущим женской ласки гулякам. Сердце еще долго продолжало биться, словно у всполошенного зайца. С ужасом представляла, что бы произошло, если бы мне не удалось собраться и дать отпор этим животным. Валялась бы сейчас использованной резиновой куклой и ждала утреннего патруля. Вот позорище было бы, когда слухи о случившемся дошли бы до Дриана и Кальма. Даже думать об этом не хотелось.
        Когда впереди замаячила яркая вывеска, освещенная факелами, я вздохнула с облегчением. Вот она - «Айлийская радость». Сейчас, пожалуй, это название мне казалось вполне даже подходящим. Я искренне радовалась, что добралась сюда.
        Изнутри доносились смех и громкие голоса посетителей. Снаружи несколько особо перебравших субъектов поливали мостовую содержимым своих желудков. Другие зажимали каких-то вульгарно одетых девиц. Те были явно не против, хихикая и строя глазки.
        Блин, Дриан в своем уме, что меня сюда позвал?! Или он решил, что моя цель такая же, как у этих девок?
        Я едва не послала все к чертям и не двинулась обратно. Все же усилием воли заставила себя довести дело до конца.
        Пора все прояснить между нами с дроу. Послать его я всегда успею.
        Я решительно толкнула вертящуюся, как в фильмах о Диком Западе, дверь харчевни и вошла внутрь. Похоже, заведение и впрямь пользовалось популярностью. Все столики внушительного по размерам зала были забиты. Несколько служанок в кокетливых платьицах с глубоким декольте едва успевали носиться по залу, одновременно хлопая по рукам особо озабоченных клиентов. За высокой барной стойкой стоял хозяин, протирая большие глиняные кружки. Ко мне повернулись головы других посетителей. Я сильнее надвинула капюшон на лоб и двинулась между столиками, отыскивая глазами Дриана. К счастью, мой скромный вид никого не заинтересовал и ко мне быстро потеряли интерес. Как назло, дроу я нигде не видела и решила спросить у хозяина, не знает ли он, где он.
        К сожалению, один из пьяных идиотов, по иронии судьбы оказавшийся тоже орком, все же заинтересовался мной. Похоже, я сегодня популярна у этой расы! Когда проходила мимо столика подгулявшей компании этих безобразных существ, один из них схватил меня сзади за плащ. Не успев даже вскрикнуть, я оказалась сидящей у него на коленях. Орк прижимал меня за талию громадной ручищей и гоготал.
        - Смотрите, что я за птичку поймал!
        Его друзья одобрительно заржали. Орк же, по-видимому, решив закрепить эффект, бесцеремонно стащил с моей головы капюшон. Послышались восхищенные присвистывания и гиканья.
        - Вот это тебе повезло, Ольм! Какая красотка! Вот чуешь ты прямо хорошеньких девиц!
        Я уже раздумывала над тем, ударить его в челюсть или переносицу, когда за спиной раздался холодный, будто звенящий голос:
        - Быстро руки убрал от девушки!
        Рожи орков явно погрустнели, а тот, кого называли Ольмом, беспрекословно спустил меня с колен. Я с трудом удержала рвущуюся наружу счастливую улыбку при виде Дриана. Тут же опомнилась и насупилась, вспомнив, через что мне пришлось пройти по его милости. И все же на самом деле злиться на него просто не могла.
        Какой же этот гад все же сексуальный! Красная рубашка, черный камзол и длинный бархатный черный плащ с красной оторочкой. Янтарные глаза сейчас словно светились кровавыми отблесками, что придавало ему нечто демоническое.
        Сглотнув комок в горле, я прекратила на него пялиться и сухо произнесла:
        - Спасибо, что согласился встретиться.
        - Пойдем, - не менее сухо сказал он и повел меня к одному из столиков.
        Там сидела какая-то пьяная компания, но при виде дроу они тут же сдымили, предоставив нам занять места.
        - Похоже, ты пользуешься тут авторитетом, - с иронией заметила я.
        - Мой отец один членов совета, - буркнул Дриан.
        Хоть что-то я узнала о нем от него самого.
        Я сидела напротив дроу и не могла отвести глаз от его словно окаменевшего лица.
        Ну почему он такой недружелюбный? Наверное, я бы предпочла, чтобы он снова подкалывал меня и бросал язвительные реплики. Но не вел себя, как совершенно чужой.
        Помимо воли к глазам подкатили слезы. Я поспешно отвела взгляд, чтобы сдержать их.
        Надо же, при нападении насильников-орков не плакала, а тут…

        - Почему ты выбрал такое странное место? - чтобы хоть как-то нарушить неловкую паузу и собраться с мыслями, спросила я. - Здесь какой-то притон прямо.
        - Обычное увеселительное заведение. - Он пожал плечами. - После захода солнца на многие правила смотрят сквозь пальцы. Поэтому приличным девушкам лучше сидеть по домам. Но ты попросила о встрече, причем так, чтобы не знала Файлия. Я решил, что это место подходит. Здесь мало обращают внимания на чужие секреты, все заняты своими. И обслуга всегда держит язык за зубами.
        - Тебе виднее, - не удержалась я от язвительности. - Наверняка приводил сюда кучу девиц.
        Ну зачем я это ляпнула?!
        Я тут же прикусила язык, но поздно. Брови дроу взметнулись, на лице появилась насмешливая улыбка.
        - Тебя волнуют мои сексуальные партнерши?
        - С чего ты взял вообще? - смешалась я, лихорадочно соображая, как начать нелегкий разговор.
        Теперь соображения, которые привели меня сюда, казались полной глупостью. Наверняка у него нет и толики интереса ко мне. И если я сейчас начну выяснять с ним отношения, просто посмеется. Нет, этого я просто не переживу. Лучше буду решать свои проблемы сама. Придется смириться, что мне во всем нужно полагаться только на себя.
        Я быстро поднялась и бросила:
        - Прости, что отняла твое время.
        Прежде чем успела даже повернуться в сторону выхода, он оказался рядом. Его руки сомкнулись на моих плечах так сильно, что я вскрикнула от боли. Пришлось поднять на Дриана глаза, и я едва не задохнулась от огня, горящего в его глазах. Вмиг позабылись все мои дурацкие сомнения.
        Как бы он ни пытался отрицать, но у него есть ко мне чувства! Теперь я ясно вижу это!
        Не говоря ни слова, он усадил меня на место и сел рядом, не давая мне возможности уйти. Хотя теперь бы вряд ли что-то заставило меня это сделать. Сидела и с трудом сдерживала глупую счастливую улыбку.
        - Скажи, что между нами происходит? - слегка дрожащим от волнения голосом спросила я.
        - Ты мне скажи, - проворчал он и накрыл мою руку, лежащую на столе, своей.
        Я издала протяжный вздох и положила голову на его плечо. Этот жест показался таким естественным, что я даже не стала анализировать, что заставило меня это сделать. Дроу нерешительно обнял меня за плечи и теснее прижал к себе.
        - Я думал, что ты хочешь забыть обо всем, что между нами было. Что жалеешь об этом…
        - А я думала, что тебе на меня плевать, - в тон ему откликнулась я. - Еще мы с Файлией видели тебя на улице с какой-то темной эльфийкой.
        Он издал смешок.
        - Ты что приревновала меня? - Дроу резко развернул меня к себе и посмотрел с такой нежностью, что у меня сердце защемило. - Послушай, я не знаю, что ты со мной сделала, но после тебя я не могу смотреть ни на одну женщину. Хотя не скрою, пытался выкорчевать тебя из своего сердца. Та эльфийка всего лишь неудачная попытка заменить тебя.
        Меня захлестнула такая радость, что я едва дышать могла.
        - Но что насчет тебя? Ты дала понять, что предпочитаешь красавчиков - светлых эльфов, - с легкой насмешкой заметил он. - Как, по-твоему, я должен был реагировать? Я просто предоставил тебе решать самой, что тебе нужно. Хотя ни одной другой женщине такой выбор вряд ли бы предоставил. Добивался бы до самого конца, а потом потерял бы интерес. Раньше так всегда и происходило. Но с тобой все не так… Мне важно, чтобы ты была со мной по своей воле. Если же нет, что ж, меня утешит мысль, что ты счастлива. Пусть и без меня…
        - Я не смогу быть счастлива… без тебя, - выпалила я, больше не желая скрывать от него своих чувств.
        Его лицо озарилось таким счастьем, что у меня исчезли последние тлеющие в глубине души сомнения.
        - Не представляешь, как же я хочу сейчас поцеловать тебя, - хрипло произнес он, отводя прядь моих волос за ухо. - И не только поцеловать… Скучал по тебе каждую минуту, каждую секунду…
        - Я тоже, - с замиранием сердца воскликнула я.
        Он решительно поднялся и увлек меня за собой в сторону лестницы.
        - Здесь есть комнаты наверху… Конечно, интерьер там не вполне подобающий, но…
        - Все это глупости, - прервала я, накрыв его рот ладонью. - С тобой мне было хорошо даже на голой земле…
        - Ты специально вспомнила об этом? - усмехнулся он. - Чтобы я снова представил, какая ты сладкая на вкус и как я до безумия хочу повторить с тобой все, что делал тогда…
        - Именно поэтому, - усмехнулась я. - Идем скорее, а то наброшусь на тебя прямо сейчас.
        Я поражалась самой себе, насколько этот мужчина изменил меня. Прежняя Арина никогда бы не сказала такого. Она скромно считала, что первый шаг всегда должен делать мужчина.
        Какой же глупой была та прежняя Арина…

        ГЛАВА 12

        Наверное, будь рядом со мной кто угодно другой, я бы переживала о том, что обо мне подумают. Все эти посетители харчевни, провожающие нас с дроу многозначительными взглядами. Но сейчас мне было на все плевать. Единственное, чего хотела, это поскорее оказаться в отдельной комнате наедине с Дрианом.
        Впереди нас шла одна из служанок, показывая дорогу. Едва открыв перед нами дверь, она поспешно ретировалась. Наверное, научилась угадывать без слов пожелания клиентов.
        Я лишь мельком глянула на окружающую нас далекую от идеала комнату.
        Без особых изысков, с грубо сколоченной мебелью. Порадовало, что здесь чисто. Но все эти соображения тут же улетучились, стоило Дриану обхватить мою талию и привлечь к себе. Наверное, даже если бы мы сейчас находились посреди грязного чулана, для меня это не имело бы значения. Пусть наша любовь считается здесь запретной и мы должны скрываться ото всех, красть наше счастье урывками… Эти минуты наедине никто не сможет у нас отнять.
        Я с наслаждением погрузила пальцы в его густые черные волосы и прильнула губами к его твердому рту.
        Как же мечтала об этом всю эту долгую неделю! Почувствовать ни с чем не сравнимый вкус и запах любимого мужчины. Господи, как естественно это прозвучало. Я и правда его люблю! Зная всего лишь считанные дни! Совсем ополоумела.
        Мысли снова улетучились, когда дроу жадно ответил на поцелуй. Он ловил мои губы, наше дыхание сливалось в одно целое.
        - Как же мне тебя не хватало… - шептал он, на краткий миг отрываясь, а затем снова приникая. - Не знаю, что ты со мной сделала, но я теряю голову от одного взгляда на тебя.
        Я упивалась его словами и прикосновениями, чувствуя то же самое, что и он. Хотелось никогда не отпускать, не разлучаться с ним. Поскорее ощутить соприкосновение наших обнаженных тел, будто созданных друг для друга. Мои дрожащие пальцы нащупали застежку его плаща и сбросили эту первую преграду. Туда же последовал мой собственный плащ, сорванный Дрианом. Мы исступленно освобождали друг друга от мешающей одежды. Казалось, она жжет и нужно как можно скорее избавиться от нее, чтобы унять этот испепеляющий жар.
        Вспомнила, как в первый раз испытывала неловкость, когда Дриан видел меня обнаженной. Теперь это казалось настолько естественным, словно именно так я и должна выглядеть перед ним. Зрелище же его обнаженной плоти вызывало какое-то умопомрачение. Мне казалось, что ничего совершеннее я еще не видела. Я с наслаждением проводила руками по его мускулистым плечам и груди, упругому животу с идеальными кубиками пресса. Пальцы скользнули вниз, к его набухшей горячей плоти, и сомкнулись вокруг нее. Дриан тяжело задышал и перехватил мои руки. Убрал за спину и скользнул губами к моей груди. Втянул в рот сосок, затеребил его, вызывая по коже волны мурашек. Я застонала, и он прервал мой стон жадным неистовым поцелуем.
        - Как же я хочу тебя… - прерывистым неузнаваемым голосом выдохнул он и подхватил меня на руки.
        Я и не думала сопротивляться. Наоборот как можно крепче прильнула к его сильному телу, несущему меня, как пушинку. Обвила руками его крепкую шею и скользнула губами к уху. Дразняще куснула его, вызвав из горла Дриана утробный рык.
        Ему понадобилось всего два огромных шага, чтобы мы оказались у кровати. Он осторожно положил меня на постель и налег сверху. Наши руки и ноги переплелись, желая оказаться как можно ближе друг к другу. Он продолжал ласкать мою кожу, а я с упоением отдавалась удивительным ощущениям на грани реальности.
        Дриан медленно, словно смакуя, начал проникать в меня. От наплыва эмоций по всему моему телу пробегала волнующая дрожь. С каждым его движением внутри ощущения становились все сильнее и мощнее. Хотелось, чтобы он никогда не прекращал эти пульсирующие толчки внутри меня. Дриан вместе со мной перекатился на спину, так что я оказалась сверху и теперь сама руководила процессом. До безумия приятно было чувствовать пьянящую власть над ним. Я то погружала его в себя до основания, то выскальзывала, срывая с его губ глухие стоны.
        В какой-то момент он изо всех сил прижал мои ягодицы к себе и заставил нас слиться в единое целое. Он оказался внутри так глубоко, что это казалось физически невозможным. И в этот самый момент нахлынули волны оргазма. Я все еще содрогалась, откинув голову и издавая крики наслаждения, когда он тоже кончил. Взорвался во мне фейерверком собственного удовольствия и притянул к себе. Поймал мои губы и властно прильнул к ним.
        - Больше никогда тебя не отпущу, - хрипло выдохнул он, отстранив меня лишь на мгновение. Потом снова прижал к себе и перекатил на бок.

        Мы лежали лицом к лицу и никак не могли налюбоваться друг другом.
        Как жаль, что мгновения абсолютного счастья не могут длиться вечно.
        Прошло всего несколько минут, а реальность вновь ворвалась в мой разум незваной гостьей.
        Я понятия не имела, что теперь делать. Знала одно - вместо того, чтобы что-то решить, объяснение с Дрианом лишь еще сильнее все запутало. Мы не можем быть с ним вместе в этом мире, но сможем ли в моем? Я не знала, выдержит ли наше чувство соприкосновением с реальной жизнью, далекой от романтики этого мира. Говорило о многом уже то, что он пригласил меня сюда, где наверняка тайком встречался и с другими своими любовницами. Теми, кто принадлежал к другой расе. Он тоже понимал, насколько все сложно.
        В памяти одна за другой всплывали неприятные картины: слезы Файлии, объяснение с Кальмом, ночная прогулка по городу, едва не закончившаяся трагедией. Я пыталась вызвать в себе злость к Дриану. То, что заставило бы меня выкорчевать это чувство из груди.
        - Ты говоришь, что жить без меня не можешь, - проворчала я. - А даже не подумал о том, каково девушке пробираться по здешним улицам ночью.
        - Постой! - его лицо утратило расслабленное выражение. Он помрачнел и резко сел на постели. - Ты что пешком сюда шла?! Совсем с ума сошла? Тут полно наемных экипажей. Не могла нанять один?
        Такая мысль мне почему-то и в голову не пришла. Хотя винить в этом я могла только себя, и никак не дроу. Смутившись, я потерла переносицу и пробормотала:
        - В прошлый раз как-то обошлось.
        - Подожди-ка. В смысле обошлось? - насторожился он. - С тобой что-то случилось, пока ты шла сюда?
        - Да так, - уклонилась я от ответа.
        Говорить или не говорить про орков? В принципе, ничего ведь серьезного не случилось. Судя по виду Дриана, его это беспокоит гораздо больше, чем меня. Еще казниться начнет по поводу того, что оказался таким непредусмотрительным. А мне еще сложнее будет вызвать в себе неприязнь к нему при виде искренней заботы.
        - Чуть не наткнулась на двух гуляк, - сказала я полуправду. - Но вовремя свернула.
        Он облегченно выдохнул.
        Я же думала о другом: должна ли сказать ему о Кальме? Или все-таки не стоит. Интересно, насколько ревнивы дроу? В принципе, с их сексуальными аппетитами наверняка для них в порядке вещей иметь несколько партнеров. При одной этой мысли я едва зубами не заскрипела, но тут же напомнила себе, что в этот раз сплоховал не дроу. Это я вела себя, как нимфоманка. И то, что я лишь пыталась отомстить таким образом Дриану, меня мало оправдывает. Более того, я буду последней лгуньей, если скажу, что мне не понравился секс с Кальмом. И это хуже всего.
        - Что-нибудь не так? - насторожился Дриан. - Ты будто отдалилась. Еще минуту назад все было в порядке.
        Я вздохнула.
        - Скажи, какое у нас будущее с тобой? Что нас ждет дальше? Планируешь встречаться в местах, подобном этому? Пока я тебе не надоем.
        - Странное чувство… Но я уверен, что этого не случится никогда, - мягко произнес он, привлекая меня к себе. Я спрятала лицо на его груди и ощутила, как тает моя решимость побороть чувства к дроу.
        Да, похоже, я попала серьезно.
        - Трудно объяснить, что я чувствую к тебе, - тихо сказал Дриан. - Едва я увидел тебя там, в лесу, как мир вдруг стал в два раза ярче и полнее. Рядом с тобой сердце билось сильнее, а кровь кипела так, словно я выпил лишку. А что я почувствовал, когда только прикоснулся к тебе… Арина, я не могу допустить, чтобы ты исчезла из моей жизни, слышишь?
        - Ты даже готов перенестись вместе со мной в мой мир? - недоверчиво спросила я.
        - Или в любой другой, - с энтузиазмом воскликнул он. - Миров великое множество. Мы найдем тот, где сможем быть свободными и счастливыми.
        - И ты так легко бросишь свою семью, друзей? - с замиранием сердца проговорила я, хотя все во мне уже пело от радости, заранее зная ответ.
        - Теперь ты моя семья. Часть моего сердца, без которой я не смогу жить, дышать, - пылко воскликнул он и нежно поцеловал меня в макушку. - Но что чувствуешь ты?
        Я буду последней сволочью, если не скажу ему всю правду. Не окажусь абсолютно честной. На обмане и недомолвках счастья не построишь. Он должен знать, что я далеко не идеальна. И вот тогда сможет ли сохранить прежнюю решимость? Пусть даже мне будет больно так, что я потом стану корить себя всю оставшуюся жизнь… Это лучше, чем терзаться: как бы он поступил, если бы знал правду. Наверное, это будет нашим последним испытанием. А для меня станет расплатой за ошибку и горьким, но ценным уроком.
        - Ты должен кое-что знать, Дриан. - Я вскинула голову и серьезно взглянула в его янтарные глаза. - А потом уже решить все для себя. И я приму любой твой выбор. Только прошу… Выслушай все, не перебивая.
        В его взгляде мелькнула настороженность, но он все же кивнул.
        - Хорошо, я слушаю.
        - Ты должен знать, что тоже мне очень дорог. Более того, я люблю тебя… - Он хотел что-то сказать, но я быстро прижала к его губам ладонь. - Нет, ты обещал! - Медленно отвела руку от его рта и продолжила: - Со мной творилось то же самое, что и с тобой. И я была вовсе не уверена, что ты отвечаешь мне взаимностью. А тут еще моя ревность роль сыграла. Сначала я увидела тебя с темной эльфийкой, потом с Файлией.
        Глаза Дриана расширились, и он сказал прежде, чем я успела его остановить.
        - Для меня она только друг, поверь. Знаю, что она ко мне относится совсем по-другому. Был всего один момент, за который мне стыдно. Я хотел заставить тебя ревновать, потому и любезничал с ней. Она восприняла это как знак симпатии. Мне жаль, что она страдает из-за меня, но я не смог дать ей то, чего она хотела. Просто ушел. Был всего лишь поцелуй. Ты об этом?
        Я вздохнула.
        - Когда я подглядела, что ты ее целуешь, то восприняла все не так. Думала, что ничего для тебя не значу… Файлия такая красивая, необыкновенная… По сравнению с ней я…
        - Глупая девочка, - с нежностью воскликнул он и с восхищением провел пальцами по моей щеке. - Ты сама не знаешь, какая ты. Хотя дело даже не во внешности. Внутри тебя будто горит какой-то внутренний свет. К нему невозможно остаться равнодушным… Волшебная, волнующая, нереальная…
        - Пожалуйста, не говори этого, - со слезами на глазах проговорила я. - Если бы ты знал, что я сделала… Понимаю, что ты разочаруешься во мне сразу же. Но я не могу тебя обманывать. Именно потому, что ты так ко мне относишься. Я вовсе не идеальная. И я совершила ошибку в ту ночь.
        - О чем ты? - насторожился Дриан.
        - Вне себя от отчаяния я тогда выбежала из дома. Ноги сами привели меня к роще эльфов. Там я плакала, потом попыталась сама нащупать силу и вернуться домой.
        - Бедная моя девочка…
        От нежности в его голосе мне захотелось провалиться сквозь землю. Я заставила себя довести рассказ до конца:
        - Именно в тот момент появился Кальм. Не знаю, что и почему привело его в ту ночь туда.
        Глаза дроу сузились, превратившись в два огненных сгустка. Опустив голову, чтобы не видеть его лица в этот момент, я продолжила:
        - Он говорил мне о своих чувствах, был так красив… А я… я была так зла на тебя…
        - Ты переспала с ним? - каким-то чужим звенящим голосом уточнил дроу.
        Я не нашла в себе силы сказать это вслух. Просто кивнула. Потом закрыла лицо ладонями и беззвучно зарыдала.
        Не знаю, чего я ожидала. Проклятий, оскорблений, обвинений… Но точно не молчания, шороха надеваемой одежды, а потом стука захлопнувшей двери. Вот и все…
        Я медленно отвела руки от лица и отрешенно посмотрела на другую сторону кровати. На смятые простыни, еще хранящие очертания тела Дриана.
        Что же я наделала? Сама все испортила. Да, между нами и правда все решилось. Он сделал выбор за нас обоих. Вычеркнул меня из своей жизни. И я должна это принять.
        Глупое сердце никак не желало прислушиваться к доводам рассудка и болезненно ныло. На глаза сами собой наворачивались слезы. Вскоре я уже даже не пыталась их сдерживать. Непрерывными потоками они лились и лились из глаз. Уткнувшись в подушку, я долго рыдала, выплескивая боль и отчаяние. Куда-то идти, что-то делать не было никаких сил. Я так и уснула в этой комнате для свиданий, опустошенная и жалкая. И больше всего хотела, чтобы новый день никогда для меня не наступил. Ничего хорошего от него я точно не ждала.

        ГЛАВА 13

        Вот не зря меня накануне посещали такие пессимистические мысли. Пробуждения такого я не пожелала бы даже врагу. Проснулась я вовсе не от ласкового прикосновения солнечного зайчика и даже не от деликатного стука в дверь. Нимало не заботясь о том, чтобы не оставить меня заикой на веки вечные, кто-то выбил вышеупомянутый кусок дерева с ноги. Оглушительный треск и громовые раскаты, за которые я приняла топот ног, заставили меня буквально подлететь на кровати.
        Я очумело протирала глаза, пытаясь понять, что здесь вообще происходит. Запоздало сообразила, что под одеялом совершенно голая (если, конечно, не считать амулет предметом одежды) и поспешно прикрылась.
        Комнату заполняло внушительное количество народу. Перепуганный хозяин со служанками, несколько орков, люди. Возглавлял всю эту честную компанию гном с на редкость безобразным лицом. На носу его, словно на блюде, покоилась просто-таки гигантская бородавка, на которую я сейчас, собственно, и воззрилась. Другого подходящего объекта просто не нашла. Настолько была смущена таким фейерическим пробуждением и вторжением в мою спальню.
        Хотя, конечно, не мою, а хозяина харчевни. Но это дела не меняет.
        - По какому праву вы?.. - начала я растерянно.
        Меня тут же резко оборвал скрипучий и противный гномий голос:
        - Именем совета Глайна вы арестованы. Приказываю вам немедленно последовать за мной в тюрьму.
        - Чего?!
        Моя челюсть потрясенно откинулась вниз. Я тщетно пыталась понять, за что и почему меня, всегда законопослушную гражданку, таким вот образом арестовывают. Лихорадочно вспоминала, за что меня могли тут счесть правонарушительницей.
        Может, из-за того, что применила магию на улице? Вдруг орки сволочи все-таки донесли. Или за межвидовые связи? Тут уж постарался хозяин, сообщив, что я тут номер сняла для вполне понятных целей. О другом думать просто не хотелось. Узнать о том, кто я такая, они могли слишком от ограниченного количества людей. Думать о том, что кто-то из них меня выдал, было мучительно.
        - Могу я спросить, за что меня арестовывают? - собравшись с силами, выдавила я.
        - Допрос буду вести не я, - сухо откликнулся гном. - Узнаете уже на месте.
        - Ладно. - Спорить все равно было бесполезно, и я решила не упрямиться. - Могу я, по крайней мере, одеться без свидетелей?
        Гном сделал знак рукой и львиная доля любопытных зевак ломанулась к дверям. Тем не менее вышли далеко не все. Сам гномяра и пяток орков продолжали подпирать пол и сверлить меня взглядами.
        Вот с орками у меня точно проклятие какое-то! Эта раса явно ко мне неравнодушна.
        - Свидетели все-таки остались, - произнесла я, красноречиво покосившись на скаливших пасти в ухмылках здоровяков.
        - Это моя охрана. Чтобы избежать вероятности побега, мы останемся здесь.
        - Как по-вашему я сбегу? Через окно? С третьего этажа как-то не очень улыбается прыгать.
        Гном проигнорировал мою реплику.
        - Хотя бы отвернитесь тогда, - сдалась я и он, наконец, смилостивился.
        Орки с явной неохотой подчинились команде начальства и дружно развернулись. Гном, однако, их примеру не последовал. Я едва зубами не заскрипела, но тут уж ничего не поделаешь.
        Что ж, воспринимать это существо, как мужчину, все равно глупо. Хочет бесплатного стриптиза - пусть подавится.
        Я вылезла из постели, завернувшись в простыню, и схватила лежащее на полу платье. Кое-как напялила на себя, то прикрываясь, то открываясь. Надеялась, что гном все же не насладился зрелищем по полной. Я быстро глянула в висящее на стене зеркало и пригладила растрепавшиеся после сна волосы. Тот еще видок.
        После полубессонной ночи, проведенной в слезах, глаза воспаленные, под глазами круги. Точно ведьма из средневековья. Ассоциация меня не порадовала. Вот к чему я сейчас о ведьмах вспомнила?
        Тут же в голову полезли все нехорошие факты, с ними связанные. Типа сжигания на кострах, изощренных пыток инквизиции и прочего.
        Сглотнув подступивший к горлу комок, я повернулась к гному.
        - Я готова. - Хоть и пыталась не показывать волнения, голос дрогнул.
        Гном отдал краткое распоряжение оркам - двое из них тут же взяли меня под белы рученьки и поволокли к выходу.

        Зрелище растрепанной девицы в окружении орков и гнома вызвало фурор на улицах. Меня провожали любопытными взглядами, шепотками и посвистом. Толпа, как и я, была в недоумении от происходящего. Слышались жадные вопросы:
        - Кто она такая? За что ее?
        К сожалению, те, кто мог бы прояснить эти загадки, хранили гордое молчание. Я старалась не смотреть по сторонам, чтобы сохранить хоть остатки самообладания. Лихорадочно обдумывала, что делать. Как себя вести и что говорить. Плохо, что я понятия не имела, за что же, собственно, меня арестовали. Поэтому даже выстроить линию защиты сейчас не могла.
        И вот куда подевались оба мои обожателя, когда припекло? Тут же вспомнила, что сама отпугнула обоих и винить в этом могу только себя. Так что придется полагаться на собственные силы. Еще, возможно, на помощь Файлии. Нужно как-то найти способ сообщить ей о том, что случилось.
        Меня привели к угрюмому зданию, гордо возвышающемуся рядом с городской ратушей, где заседал совет. Недвусмысленный символ того, что будет с теми, кто ему не повинуется. Намек более чем прозрачный. Я оценила и даже впечатлилась. Больше, чем надо. Меня уже просто трясло от страха. Пожалела, что воображением обладаю достаточно живым. И сейчас оно мне прямо-таки живописует различные пыточные орудия, о каких я только слышала. «Железная дева», «испанский сапог» и прочие прелести.
        Меня провели за железные решетчатые ворота и повели по длинным каменным коридорам. Звук шагов эхом отдавался в ушах и еще сильнее давил на психику. Не хватало только воплей мучающихся от боли пленников для полного создания антуража.
        Мы проходили мимо одинаковых железных дверей с небольшими окошками, через которые подавалась еда. Я с ужасом представляла себя за одной из них. И в этот раз мои страхи не замедлили осуществиться. Гном остановился возле одной из дверей и кивнул орку-тюремщику, который следовал за нами с тех пор, как мы вошли в здание. С противным скрежетом провернулся в ржавом замке огромный ключ и меня бесцеремонно впихнули в камеру. Не давая никаких объяснений, закрыли снаружи дверь и ушли.

        Ошеломленная и совершенно раздавленная, я некоторое время озиралась в царящем вокруг полумраке. Тусклый свет, пробивающийся через крохотное слюдяное оконце вверху противоположной стены, не мог рассеять его в достаточной мере.
        Когда глаза немного привыкли к темноте, я разглядела и скудное убранство этого небольшого помещения. Узкая койка у стены, привинченная к полу, стол, два табурета и отхожее место, представляющее собой просто дыру в полу. Воняло оттуда ужасно. Если бы я сегодня имела возможность позавтракать, то сейчас точно бы лишилась содержимого желудка.
        Я медленно подошла к кровати и опустилась на нее.
        Можно было бы, конечно, поистерить и поорать, громыхая кулаками в дверь. А смысл? Если уж меня запихнули сюда, то мои протесты вряд ли что-то изменят. Остается ждать того, кто придет меня допрашивать. Так или иначе он прояснит ситуацию. Вот тогда и буду решать, как быть и что делать.
        Такими здравыми рассуждениями я пыталась себя успокоить. Но страх то и дело брал гору, вызывая панические мысли. Я даже хотела попробовать нащупать силу и соорудить портал в иной мир прямо здесь.
        Потом поняла, что вряд ли у меня в таком состоянии получится сосредоточиться. Да и усугублять свое положение не хотелось. Может, меня арестовали за что-то вроде проституции. А если еще и силу проявлю, то только усугублю собственную участь.
        Я легла на слишком твердую и неудобную кровать, поджала колени к груди и закрыла глаза, чтобы не видеть окружающего убожества.
        Показалось, что прошла вечность, прежде чем снова послышался звук проворачиваемого в двери замка. Я решилась открыть глаза далеко не сразу. Не знаю, чего боялась увидеть. Словно то, что мои веки сомкнуты, могло как-то уберечь от того, что должно случиться.
        Послышались шаги приближающегося ко мне человека. Когда они затихли где-то совсем рядом с кроватью, я все же открыла глаза. Сначала ослепил свет факела, который человек держал в руках. Так что в первое время перед глазами мелькали только цветные пятна. Я усиленно заморгала, привыкая к новому освещению. Только потом сумела рассмотреть лицо склонившегося надо мной мужчины. И тотчас же судорожно вздохнула и села на постели. Он тут же выпрямился, с бесстрастным видом глядя на меня.
        - Значит, это все-таки ты… - хрипло проговорила я, чувствуя, как помимо воли подступают к глазам слезы горечи и обиды.
        - Не знаю, о чем ты говоришь, - холодно откликнулся Кальм. - Я здесь, чтобы допросить тебя.
        - Понимаю… - Я издевательски взметнула брови. - Полагаю, так называемый допрос еще и пытки включает. Но ты и так знаешь все. Зачем эта комедия?
        Лицо эльфа дернулось, выдавая, что он далеко не так безразличен, как хочет показать. Он взял один из табуретов и поставил рядом с кроватью. Затем молча опустился на него и уставился на меня. Так и хотелось сказать что-нибудь язвительное, но я сдержалась. Сейчас моя судьба целиком зависит от этого мужчины.
        - Может, все же объяснишь, почему я здесь? - выпалила я.
        Еще оставалась жалкая надежда на то, что все и правда не так страшно. Что Кальма прислали ко мне просто по стечению обстоятельств. И арестовали меня за применение силы на улицах города или шашни с дроу. Следующие слова светлого эльфа развеяли эти иллюзии:
        - Они знают все. Городской совет.
        - Ты рассказал?
        Я даже не спрашивала, скорее, констатировала факт.
        - Так и знал, что ты будешь обвинять во всем меня. - Он вздохнул. - Поверь, если бы все зависело от меня, ты никогда бы сюда не попала. Я даже мог бы вызволить тебя отсюда несмотря ни на что… Но мне не позволят этого сделать.
        - Если не ты, тогда кто? - поразилась я, думая, насколько могу доверять его словам.
        Неужели меня предал Дриан? Настолько оскорбился из-за того, что я изменила ему?
        Волна боли оказалась настолько сильной, что на этот раз я не смогла сдержать слез. Стиснув зубы, подавляла рвущиеся наружу рыдания. Слезы нескончаемым беззвучным потоком лились по щекам. По лицу Кальма промелькнула тень. Он поднялся со стула, опустился на колени рядом с кроватью и взял мои руки в свои.
        - Не могу смотреть, как ты плачешь…
        Меня поразила его реакция. Вместо того чтобы торжествовать, что я получила по заслугам, отвергнув его, он переживает за меня. В его глазах читалось неподдельное чувство, смешанное с болью.
        Как я могла вообще подумать о нем самое плохое? Он никогда не причинял мне боли. А я винила его во всем, что случилось.
        Из горла вырвались сдавленные всхлипы. Я порывисто обхватила руками его шею и уткнулась в пахнущие цветами волосы, спрятав лицо на его плече.
        Кальм пересел на кровать и прижал меня к себе покрепче. Гладил по волосам, шептал что-то прерывистое и нежное. Я даже не могла сейчас вслушиваться в смысл произносимых им слов.

        Когда он потянулся к моим губам, даже не нашла в себе сил сопротивляться. Настолько сейчас нуждалась в поддержке, в тепле и силе его рук. Он жадно целовал меня, осушая губами мои слезы. Все его тело содрогалось от с трудом сдерживаемого желания.
        Он по-прежнему любит меня, это очевидно. А я сейчас просто не могла отвергать его ради того, кто без зазрения совести предал меня. Как же сильно я ошиблась в выборе! Эта мысль сводила с ума. Вместе с осознанием собственной глупости пришли злость и желание отомстить. Пусть даже завтра меня просто казнят. Да что там завтра, уже сегодня, я найду способ поквитаться с этим предателем-дроу. Мысль глупая и даже несправедливая по отношению к Кальму. Но сейчас я действовала на эмоциях. Не могла рассуждать здраво.
        А еще, может, пыталась оправдать себя за вулкан ощущений, пробуждающихся от прикосновений и поцелуев эльфа. Я просто не хотела, чтобы он останавливался. По всему моему телу пробегали сладостные волны. Этот мужчина, обнимающий меня, был так сказочно прекрасен, что казался нереальным существом. И то, что он выбрал именно меня, не могло не волновать. Не пробуждать потаенных чувств внутри.
        Кальм скользил губами по моей коже, будто не в силах насытиться ее вкусом. Его пальцы трепетали, прикасаясь ко мне, и этот трепет невольно передавался и мне.
        - Я постараюсь вытащить тебя, слышишь? - выдохнул он мне в ухо. - Найду способ… Подкуплю стражу, применю эльфийскую силу, если понадобится.
        - Ты просто пострадаешь из-за меня, - хрипло откликнулась я и поймала его губы, словно приказывая замолчать.
        - Мне плевать, - оторвавшись от моего рта, прокричал он. - Я не допущу, чтобы они убили тебя.
        Я содрогнулась, осознав в полной мере, что меня ждет дальше.
        Мне, как жертвенному животному, просто перережут глотку на алтаре. Сейчас единственное, что удерживало на грани безумия, были объятия эльфа. Я постаралась отрешиться от всего, что будет потом, и просто наслаждаться этими ощущениями. Забыться, очутиться в ином мире. Мире страсти и чувственного наслаждения.
        Я забралась на Кальма и оседлала ногами его бедра. Потянулась к его штанам, освобождая набухшую плоть. Он не сопротивлялся. Откинувшись спиной на стену, обнимал за талию и позволял делать все, что захочу. Его взгляд был затуманен от страсти и переполнявших его сейчас ощущений. Я направила в себя его плоть, томительно медленно заскользила на нем, вбирая в себя без остатка. Откинув голову назад, отдалась ощущениям, наполняющим сейчас каждую клеточку тела.
        Мой темп становился все быстрее. Я слышала прерывистое дыхание Кальма, вторящее моему собственному. Его руки ласкали мою грудь, иногда сжимали почти до боли. Но от этого волны возбуждения, окутывающие тело, становились лишь сильнее. Вскоре я уже потеряла всякую связь с реальностью. Остались только движения его плоти во мне, сокращения моего лона, сжимающего и разжимающего то, что сейчас составляло одно целое со мной.
        Вспышка оргазма оказалась такой интенсивной, что я будто унеслась куда-то. Все тело содрогалось и парило в невесомости. Кальм кончил следом и еще сильнее прижал меня к себе.

        Я полулежала на его груди, расслабленная и удовлетворенная, не желая возвращаться к реальности. Его руки нежно гладили мою обнаженную спину.
        И когда он только успел стянуть с меня платье?
        Мысль мелькнула лениво и тут же улетучилась.
        Как же приятно и хорошо сейчас. И как же не хочется думать о том, что будет дальше. Но мне придется… И я должна быть сильной. Принять то, что мне больнее всего. Не предстоящую казнь и гнев толпы. Для меня было самым болезненным встретиться лицом к лицу с человеком, который меня предал.
        Я осторожно отстранилась от Кальма и разомкнула наши объятия. Он с неохотой позволил мне это, в его взгляде отразилась печаль. Будто он именно этого и боялся больше всего на свете. Того, что я снова оттолкну его.
        - Кальм, у меня будет к тебе только одна просьба.
        - Говори, - тихо откликнулся он. - Я сделаю все, что ты попросишь.
        - Приведи сюда человека, который выдал меня совету. Понимаю, что он вряд ли захочет это сделать, но…
        - Не беспокойся, - в голосе эльфа прозвучали металлические нотки. - Если понадобится, я силой притащу его сюда. Уже через несколько часов этот человек будет стоять перед тобой.
        Я кивнула и встала с постели. Подхватила с пола платье и быстро оделась, даже не глядя на Кальма. Он последовал моему примеру и двинулся к двери. Напоследок обернулся и посмотрел на меня так, что все внутри перевернулось.
        Как жаль, что я не могу полюбить его так же сильно, как он любит меня… И как жаль, что у меня не будет времени, чтобы попытаться это изменить…

        ГЛАВА 14

        Когда за дверью снова послышался звук проворачиваемого в замке ключа, я уже была готова. Сидела за столом на неудобном табурете, сцепив руки перед собой в замок, и смотрела на вход в камеру. Старалась сохранять полностью бесстрастное выражение лица, чтобы Дриан не понял, насколько мне больно. Нет уж, такой радости я ему не доставлю. Но бесстрастность улетучилась тут же, стоило на пороге нарисоваться человеку, которого я никак не рассчитывала увидеть.
        В помещение вошла бледная, как полотно, Файлия.
        Она неуверенно обернулась на стоящего за ее спиной Кальма. Я не услышала, что эльф сказал ей, но это заставило женщину войти внутрь. Дверь тут же захлопнулась, отрезая пути к отступлению.
        Во мне бушевала целая буря эмоций. Одновременно радость из-за того, что предал меня не Дриан, разочарование и боль из-за того, кто на самом деле вонзил нож в спину.
        - Значит, это ты, тетя?
        Я намеренно назвала ее так, намекнув, что таким образом она предала не только меня, но и покойную сестру. А ведь утверждала, что сильно ее любила!
        Двуличное и коварное существо! Как же я в ней разочаровалась!
        - Кальм сказал, что я обязана прийти и сказать, почему это сделала, - тихо проговорила она, опустив глаза. - Хотя я не хотела приходить. Но он сказал, что это мой долг.
        - Ты ничего мне не должна, - холодно бросила я. - Судя по тому, что ты сделала, я для тебя никто. Как и ты теперь для меня.
        Она дернулась, как от удара, и закусила губу.
        - Но я все же хочу знать, почему. Зачем вообще было обещать мне помощь? Притворяться подругой. Могла сразу сдать властям! Или хотела перед Дрианом благородненькой себя выставить? - выдвинула я предположение.
        - Я не хотела так поступать, - дрожащим голосом сказала Файлия, все еще стоя на пороге и не решаясь пройти внутрь. - И не собиралась даже… Но…
        - Что ты жмешься там? - сухо прервала я ее. - Проходи, садись рядом, тетушка. И посмотри мне в глаза.
        Она вздохнула и все же двинулась ко мне. Опустилась на табурет напротив меня и с мольбой взглянула мне в лицо.
        - Наверное, ты не поверишь мне теперь. Но я и правда жалею, что сделала это.
        Судя по тому, что глаза наполнились слезами, и правда жалеет. Хотя, может, играет? Я уже успела убедиться, что в ней погибла гениальная актриса. Файлии точно нужно было родиться на Земле. С ее внешностью и характером явно бы не пропала!
        - Может, все-таки объяснишь, почему, - грубо сказала я. - Это вряд ли что изменит, но мне просто интересно.
        - Я даже не думала, что могу так поступить, - понурив голову, заговорила эльфийка. - Оказывается, любовь не всегда будит в нас только хорошее. Иногда бывает наоборот.
        Смутная догадка шевельнулась в сердце холодной змеей. Я уже понимала, что она скажет дальше, но не знала, как реагировать на это. Просто сидела и смотрела на нее.
        - У Тайдры от меня нет секретов. Когда-то я спасла ее от голодной смерти, приняла в свой дом. Благодаря мне ее сын жил в тепле и достатке.
        Я вспомнила паренька, которому служанка Файлии поручила отнести записку. Еще тогда заметила сходство. Значит, это ее сын.
        - Она очень проницательная женщина. Без сомнения догадалась о том, что лишает меня покоя. По-своему всегда старалась оградить от волнений и поддержать. И то, что ты за моей спиной обменивалась посланиями с моим любимым, восприняла однозначно. Как только она получила от тебя письмо к Дриану, отнесла его мне. Спросила, что ей делать дальше.
        - И что же ты? - едва дыша, спросила я.
        - Велела доставить по назначению, а ответ принести мне. Я все же надеялась, что мои подозрения не оправдаются. И что ваша встреча только дружеская. Может, ты хотела уехать отсюда или нашла способ перенестись в другой мир. Мало ли. Я пыталась оправдать тебя разными способами. Успела сильно привязаться к тебе. Думала, что ты вряд ли сознательно причинишь мне боль. Я доверилась тебе, открыла свою душу. Не могла поверить, что ты можешь так плюнуть в нее.
        В этот момент мне стало стыдно. Исчезла неприязнь к этой женщине.
        В чем-то она права. Я могу как угодно оправдывать себя, но это не изменит того факта, что это я первая вонзила ей нож в спину. Пусть даже я влюбилась в Дриана еще до того, как узнала о ее существовании. О том, какие чувства она испытывает к дроу. И что я не рассказала ей этого только потому, что не хотела причинять боли. Да и не думала, что между Дрианом и мной правда может быть что-то серьезное. Хотела сначала выяснить, только потом подумать о том, что делать дальше. Файлия опередила меня и отняла возможность принимать решения. И все же я не могла ее оправдать. Ставила себя на место эльфийки и понимала, что так бы не поступила. Выгнала бы ее взашей из своего дома - это да, но не побежала бы к членам совета, зная, что этим подпишу смертный приговор.
        Файлия продолжала говорить, а я слушала, обуреваемая самыми различными чувствами.
        - Прочитав ответ Дриана, я узнала, где и когда вы собираетесь встретиться. Он ответил тебе так холодно, что у меня теплилась надежда, что я и правда не о том подумала. И все же мне нужно было убедиться. Узнать наверняка.
        - Постой, ты что была в харчевне?!
        Файлия кивнула.
        - Мы с Тайдрой надели плащи с капюшонами, одежду понеприметнее. Приехали раньше, чем вы с Дрианом, заняли места в уголочке. Я видела, как ты вошла и стала искать Дриана. Потом...
        Я все поняла по тому, как он держался с тобой. Так, как он смотрел на тебя... Наверное, не проходило и дня, чтобы я не мечтала об этом. О том, чтобы он вот так же взглянул на меня. Для вас обоих словно не существовало никого больше.
        Не знаю, как я сдержалась, чтобы не закатить истерику. Настолько все во мне кипело от злости. Я даже не подозревала, что могу испытывать такую ненависть к кому-то. Винила во всем тебя. В том, что ты отняла у меня любимого. Хотя сейчас понимаю, что дело даже не в тебе. Он просто меня не любил никогда. Не будь тебя, появилась бы другая. Рано или поздно мои иллюзии все равно бы развеялись. Но тогда я не могла рассуждать здраво. Видела, как вы снимаете комнату и идете наверх, взявшись за руки. Представляла в деталях все, что произойдет между вами.
        Тайдра с трудом увела меня оттуда. Я провела бессонную ночь, а едва взошло солнце, велела закладывать экипаж. Поехала в ратушу. Могла бы обратиться к Кальму, но я не доверяла ему. Видела, что его ты тоже очаровала. Боялась, что он позволит тебе уйти от возмездия. И я нашла почтенного Свенда.
        - Полагаю, это тот самый гномяра, который ко мне явился, - с горькой усмешкой сказала я.
        Файлия кивнула, подтверждая мое предположение.
        - Что ты ему рассказала?
        - Почти все. О том, кто ты такая и что я укрывала тебя в своем доме в память о покойной сестре. Правда, о Дриане умолчала. Не хотела, чтобы его тоже наказали. Дала понять, что он не знал, кто ты на самом деле. Просто по стечению обстоятельств привел тебя ко мне. А потом уже я сама все выяснила о твоем происхождении.
        - Понятно.
        Я едва скрыла возмущение.
        Вот почему всегда так? Участвуют двое, а в итоге все шишки на женщину валятся? Дриана она ни в чем не обвиняла.
        Я тут же устыдилась.
        Хорошо, что хоть за него не нужно переживать сейчас. Пусть даже у нас с дроу все кончено, мне не все равно, что с ним.
        - Уже вернувшись домой, я долго думала над тем, что сделала. О том, что уже ничего нельзя изменить. Поняла, что можно было поступить по-другому. Даже куда-то ушла злость на тебя. Теперь, когда я знала, что из-за меня ты умрешь... Вспоминала мою бедную сестру. Я предала ту, ради кого она пожертвовала жизнью.
        Файлия снова разрыдалась, но я не нашла в себе силы утешить ее.
        Да, я поняла ее поступок. Но больше не считала ни подругой, ни тем более родственницей. Смотрела как на совершенно чужого человека.
        - Просто уходи, - тихо сказала я. И правда не желала ее больше видеть. Слишком больно и даже противно видеть ее слезы. - Теперь, когда ты убрала меня с дороги, у тебя есть шанс, - добавила я. - Кстати, мы с Дрианом расстались. Еще ночью. Так что я бы и так не была тебе соперницей.
        Файлия теперь уже плакала навзрыд, закрыв лицо руками. Неразборчиво повторяла:
        - Прости... прости меня, пожалуйста...
        - Прощаю, - без малейшей эмоции откликнулась я. - А теперь иди. И будь счастлива.
        Понимала, что слишком жестоко так говорить. Она вряд ли теперь будет по-настоящему счастлива. Сомневаюсь, что угрызения совести когда-нибудь оставят ее в покое.
        Слишком хорошо я успела узнать эту женщину. Но она сама сделала выбор. Ей придется жить с этим. И мне тоже. Правда, в моем случае остались считанные дни. Хотя с чего я так оптимистична? Может, даже часы. Кто знает, когда меня решат умертвить.
        Файлия вдруг соскочила с табурета и бросилась ко мне. Упала на колени рядом с моими ногами и стала снова и снова просить о прощении. В какой-то момент я просто устала от этого. Подняла ее за плечи и вытолкала к двери. Бешено забарабанила по деревянной, окованной железом, поверхности.
        - Эй, заберите ее отсюда! Кто-нибудь!
        Не прошло и минуты, как дверь отворилась, словно за ней караулили. Молчаливый орк с почтительностью, хоть и немного грубовато, вывел Файлию наружу и запер дверь. Я же вернулась к столу, снова села на табурет. Уронив голову на сомкнутые на столешнице руки, расплакалась, выплескивая нервное напряжение. Как я ни пыталась казаться сильной, мне плохо удавалось обманывать саму себя. Я безумно боялась смерти.

        ***

        Через пару часов после визита Файлии меня повели в ратушу. На улице собралась целая толпа. На этот раз настрой у нее явно был агрессивный. Видимо, весть о том, кто я, уже разнеслась по всему городу. Едва люди меня увидели, как поднялся невообразимый гул. Меня осыпали градом оскорблений, кто-то даже швырнул гнилыми фруктами. Если бы не конвой из четырех орков, оттесняющих толпу, словно ледоколы, меня бы растерзали на месте.
        Только тут я осознала то, что до этого как-то ускользало от внимания. Или чего я не желала замечать. Ни одного ребенка вокруг. Самым молодым было не меньше шестнадцати. Столько же, сколько и мне. Из-за того, что я появилась на свет, в этом мире не рождались дети. Целому миру грозило вымирание. Для этого мира я стала ядерной войной, иначе не скажешь.
        Я понимала, почему они все желают моей смерти. Но все равно не хотела умирать! Пусть даже по всем законам жанра должна бы пафосно воскликнуть: «Убейте меня! Я готова пожертвовать собой ради спасения целого мира!» Но не готова была. От одной мысли, что меня сейчас приговорят к смерти, сердце бешено колотилось в груди, а по спине пробегали струйки липкого пота.
        Я заставила себя смотреть под ноги, чтобы не видеть искаженных ненавистью лиц. Даже не знаю, было ли среди них хоть одно, озаряемое жалостью ко мне. Вряд ли. Но я не могла себя заставить в этом убедиться наверняка.
        - Арина! - послышался из толпы взволнованный вопль.
        Меня будто молнией ударило. Я резко повернулась, отыскивая глазами Дриана. Тут же один из орков грубо толкнул меня в спину, приказывая идти дальше.
        Я даже не увидела напоследок любимого лица. Позволят ли ему хотя бы присутствовать на казни?! Или меня так и убьют, не разрешив хоть кому-то поддержать в самую тяжелую минуту. И все же то, что он пришел, захотел увидеть меня, немного согрело сердце. Хотя я не тешила себя иллюзиями. Им могла руководить всего лишь жалость. Это ровным счетом ничего не значит. Хотя в моей ситуации все уже ничего не значит.

        Зал для заседаний совета располагался на первом этаже ратуши. Громадное помещение, чем-то напоминающее амфитеатр или аудиторию в университете. На разной высоте стоят скамьи, в центре что-то вроде сцены и трибуны.
        На переднем ряду восседали члены совета. Все остальные места занимала, по всей видимости, элита города. Темные и светлые эльфы, гномы и орки.
        Ни одного человека. И ни одного знакомого лица, помимо Кальма. Дриана сюда явно не пустили, как лицо заинтересованное, а Файлия вряд ли решилась прийти сама.
        Думаю, судебное заседание будет скорее формальностью. Решение уже принято, осталось его огласить. Судя по всему, мне даже адвокат не полагался. Хотя его ко мне тут приставлять было бы форменным издевательством.
        За трибуной стоял темный эльф весьма привлекательной наружности. Уловив в его лице сходство с Дрианом, я сообразила, что это наверняка его отец. Хотя вряд ли мне это как-то поможет. Судя по хмурому взгляду, брошенному им в мою сторону.
        Пока меня вели к небольшой клетке, стоящей на сцене чуть поодаль от трибуны, я ощущала сотни взглядов, устремленных со всех сторон. Вот когда я впервые почувствовала себя цирковым уродцем. Смотрели так, будто у меня волосы по всему телу, словно у Чубакки, или вторая голова выросла. Лишь взгляд Кальма придавал сил. Он смотрел, словно не было никого больше в этом огромном помещении. Только мы вдвоем. Поневоле я порадовалась, что в моей жизни есть этот мужчина. Не даст окончательно упасть духом. Поддержит до самого конца.
        От последней мысли засосало под ложечкой. Я снова ощутила близость смерти.
        Меня поместили в клетку и начали этот фарс под названием суд.
        Отец Дриана стал произносить речь. Все сводилось к тому, что ему глубоко прискорбно, что его сын оказался столь недалеким - не догадался, кто я такая. Но он поможет исправить досадное недоразумение и собственной рукой готов уничтожить непотребное создание, навлекшее немилость Айлинара на этот мир.
        Потом выступали еще несколько членов совета. Они вспоминали давнюю историю с моими родителями. Следовали слова осуждения и негодования.
        Я почти не слушала того, о чем говорили все эти существа. Находилась в какой-то прострации, будто все происходило не со мной. Или что я должна вот-вот проснуться и оказаться в простом и понятном родном мире. Только когда вышел Кальм и начал толкать речь, я немного оживилась. Но он не мог в открытую встать на мою защиту. Лишь сказал, что, по всей видимости, я сама не подозревала о том, кто такая. И не виновата в том, что совершали мои родители. Предложил проявить милосердие и найти другой выход.
        Его речь грубо прервал отец Дриана:
        - Поражаюсь тому, что слышу это от вас, Кальм. Вы, всегда выступавший как поборник закона! Да это вы первый должны были предложить немедленно тащить ее в рощу Айлинара и уничтожить проклятье! Вместо этого талдычите что-то о вине и жалости!
        Его поддержал дружный рев собравшихся. Особенно неистовствовали орки.
        Вот не зря эти ребята сразу мне не понравились!
        - Я тоже не вижу смысла тянуть, - раздался голос того самого гнома, который меня конвоировал в тюрьму. - Предлагаю уже завтра на рассвете казнить это существо.
        И это он меня существом обозвал?! На себя бы посмотрел.
        Я хмуро уставилась на гнома, испытывая нестерпимое желание отхлестать его розгами, как нашкодившего ребенка. Он и напоминал его всей своей маленькой фигуркой. Если бы, конечно, не отвратительная рожа. На редкость мерзкий тип!
        В общем, Кальма бесцеремонно заткнули и посадили на место. А члены совета начали голосовать за предложение, выдвинутое гномом и дроу. Все, кроме Кальма, проголосовали «за». Как будто кто-то в этом сомневался. Отец Дриана объявил мне, что завтра утром меня повезут на казнь. Хотелось сказать им всем что-то обидное, но у меня язык к гортани прилип. Все силы уходили на то, чтобы сдержать слезы и не расплакаться прямо перед всей этой разношерстной братией.
        Потом меня снова повели в камеру.
        Я едва переступала одеревеневшими ногами, едва не вопя от абсурдности ситуации.
        Вот так закончить свою жизнь - убитой на алтаре в фэнтези-мире, это в голове не укладывалось. Что ж, у меня есть целая ночь, чтобы постараться принять это, как факт. А потом умереть достойно. Не доставив никому из недоброжелателей удовольствия видеть мою слабость.

        ГЛАВА 15

        Принять, как факт, никак не удавалось. Я мерила шагами камеру, изучив каждую выщербленную ямку в полу. Бросалась к крохотному оконцу и пыталась выглянуть в него и хоть на луну со звездами посмотреть. Приходилось подпрыгивать, как дурочке, потому что находилось оконце на метр выше меня. Но я так и не преуспела в этом занятии. Как-то в способности эльфа не входила заячья прыгучесть. Потом додумалась притянуть табуретку и взобраться на нее.
        Долго стояла и смотрела в оконце, словно в иллюминатор. В голове вертелась песенка, особенно неуместная сейчас: «Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе видна…»
        Бред. Эх, хотела бы я сейчас увидеть матушку-Землю. Оказаться за тридевять земель от этого жуткого, хоть и красивого, мира. Мира, где меня завтра казнят.
        Оконце стало расплываться перед глазами, и я поняла, что снова плачу.
        И как только не иссохла еще от слез? Такими темпами точно к утру иссохну.
        Вздохнув, я попыталась снова нащупать внутреннюю силу. Сейчас это единственное, что могло бы меня спасти. Бесполезно. У меня не получилось ровным счетом ничего. То ли мой эмоциональный настрой мешал, то ли еще что-то. В любом случае, итог нулевой. Гадай - не гадай, отчего.
        Со вздохом я слезла с табурета и поплелась к кровати. Упала на нее ничком вниз, чуть не сломав нос о твердую, как камень, подушку. Поморщилась, но тут же подумала о том, что даже если бы и сломала, переживать по этому поводу осталось недолго. Эта мысль снова заставила меня разразиться слезами.

        Не знаю, сколько я провела так в стенании. Раздавшийся в воздухе оглушительный перезвон колокольчиков заставил подпрыгнуть на кровати.
        Я быстро перевернулась и пораженно уставилась на дверь. Звук явно раздавался извне. И его я уже раньше точно слышала. Не где-нибудь, а на улицах города, когда использовала на орках свою силу.
        Кто-то в тюрьме сделал то же самое?! Он что - самоубийца?
        У меня в горле пересохло, когда за дверью послышался топот ног. Дикая надежда заставила соскочить с кровати и понестись к выходу из камеры.
        Неужели это за мной пришли?!
        Ключ со скрежетом повернулся в замочной скважине, и массивная дверь с гулким уханьем поддалась под чьей-то уверенной рукой. В свете факела я разглядела бледное лицо Кальма с горящими, словно у вампира, глазами.
        - Бежим скорее! - крикнул он.
        Улыбаясь так, что челюсти сводило, я кинулась к эльфу и повисла у него на шее. Расцеловала в обе щеки. Он смущенно развел мои руки и сказал:
        - При другой ситуации я бы порадовался. Но сейчас у нас совершенно нет времени. Действия моих заклинаний хватит минут на пять. Потом орки очнутся. Да и звук тревоги слышали наверняка за пределами тюрьмы.
        - Тогда чего ты стоишь?! - совершенно нелогично ляпнула я и потащила его за руку по коридору.
        Вскоре мы уже опрометью неслись прочь. Барабанные перепонки едва не лопались от противного звона. Этот шум сливался с топотом наших ног и ударами в двери других заключенных.
        Настоящий хаос!
        Мельком глянув в комнату, где сидели надзиратели, я увидела орков, застывших в разных позах. Наверное, Кальм применил на них какое-то замораживающее заклятье. Снова чувство благодарности захлестнуло с головой, и я еще крепче стиснула его руку.
        Он рискнул всем ради меня! Теперь его самого ждет наказание, стоит нам оказаться в руках закона. Но, похоже, эльфа это нисколько не смущало.

        Мы выбежали из тюрьмы с такой рекордной скоростью, что нам бы позавидовала ракета на старте. Из окон домов выглядывали встревоженные шумом горожане. Некоторые уже выбегали на улицы. Мы понеслись еще быстрее, пока никто не вздумал остановить нас. Не прошло и нескольких секунд, как следом раздался топот ног.
        Черт, за нами погоня!
        Меня охватила самая настоящая паника.
        Если за нами ломанется весь город, не спастись! Да и в таком темпе я не смогу долго двигаться. Как же пожалела в этот момент, что в своем мире не занималась бегом. Это бы сейчас ой как пригодилось! Вот честно, если боженька все-таки смилостивится и я окажусь дома, клятвенно обещаю заниматься спортом!
        Когда мы забежали за угол одного из зданий, к нам ломанулась темная фигура. Я заорала, не сразу сообразив, что происходит. Подумала, что кто-то из преследователей несется наперерез. Кальм крикнул:
        - Все в порядке! Не бойся!
        В этот момент луна, до этого мирно скрывающаяся за облачком, вышла из укрытия. Я едва подавила новый крик, теперь уже радости.
        Дриан!
        Именно он ехал верхом по направлению к нам. В поводу вел еще двух лошадей.
        Неужели Кальм и Дриан действовали вместе?! Это вообще в голове не укладывалось! Они из-за меня враждовать вроде должны. Или общая опасность, грозящая мне, заставила их объединить усилия? Как бы то ни было, все это можно выяснить и потом. Сейчас нужно думать лишь об одном - как удрать побыстрее.
        Запыхавшиеся и тяжело дышащие, мы с Кальмом подбежали к Дриану. Лицо того было встревоженным. Он указывал на что-то позади нас.
        - Быстрее, на лошадей!
        Угораздило же меня оглянуться и посмотреть назад. Словно в фильмах про зомби-апокалипсис, за нами гналась толпа народу с явно не мирными намерениями. Кальм уже сидел верхом, пока я ворон считала, разглядывая одуревших людей.
        - Ну же, Арина, быстрее!
        Я едва ли не с плачем воззрилась на лошадь, не зная, с какого боку к ней подступиться.
        - Я не умею верхом ездить! - выпалила я, размазывая вновь выступившие слезы по щекам.
        И вот откуда они у меня только берутся, спрашивается?
        Дриан, не задавая больше глупых вопросов, подхватил меня под мышки, и мое тельце взметнулось в воздух. Вскоре оказалось сидящим перед дроу на его коне.
        Дриан отпустил поводья освобожденного животного, брошенного на растерзание толпе «зомби».
        “Надеюсь, они не выместят на несчастной лошади злость?!” - успела мелькнуть дурацкая мысль, пока Дриан разворачивал коня. Потом я уже ни о чем не думала.
        Мы неслись так быстро, что единственное, о чем я могла думать - как удержаться в седле. Вцепилась в дроу так, словно на моих ладонях вдруг оказалась супер-паутина, как у человека-паука. Ничто на свете сейчас не могло бы меня заставить разжать пальцы.
        Куда мы несемся и зачем - это все отошло на задний план. Я доверилась своим мужчинам. В конце концов, это их мир, им лучше знать, куда меня отвезти, чтобы я оказалась в безопасности. Хоть раз от мужиков оказалось больше толку, чем неприятностей.

        Погоня за нами не прекращалась и я в какой-то момент с ужасом поняла, что нам не спастись.
        Ну доберемся мы до ворот, а дальше?! Вряд ли стражники нас беспрепятственно пропустят.
        Я завертела головой, пытаясь все же понять, куда эльф и дроу меня везут. Заметила знакомые здания - мы же едем к эльфийской роще! Что они задумали?
        Мимо поста охраны, дежурившей у рощи, мы пронеслись вихрем. Нас провожали разинутые рты и выпученные глаза перепуганных людей и орков. Всего через несколько минут оказались в конце рощи, за которой проходила часть городской стены. Кальм пулей вылетел из седла и достал из сумки, переброшенной за плечо, веревку с крючьями.
        Черт! Теперь мне что в скалолазаньи себя придется испытать?! День выдался явно экстремальный. К сожалению, в этом я преуспела точно так же, как и в верховой езде. Если мои парни не придумают, как меня катапультировать через стену, мы тут надолго застряли.
        Я с завистью смотрела, как Кальм, зашвырнув веревку наверх и закрепив крючья, играючи полез наверх. Глядя на него, казалось, что это форменный пустяк. Дриан соскочил с лошади, и я спрыгнула в его объятия. На какой-то момент просто прижалась к нему, едва держась на одеревеневших ногах. Он осторожно отстранил меня и глухо проговорил:
        - Нам нужно бежать.
        - Да, - хрипло выговорила я. - Только вам лучше спасаться без меня. Я ни за что не перелезу через эту стену. Ни к чему погибать всем.
        - Не говори глупостей! - рявкнул Дриан. - Мы ради тебя все это и затеяли. Вылезешь, как миленькая. Мы поможем, если что.
        Он бесцеремонно потащил меня к веревке и обвязал ею мою талию.
        - Эй, эльф, тащи ее! Я подтолкну снизу. А то еще убежать вздумает.
        - Ой, мамочки, я высоты боюсь! - завизжала я, едва потеряв опору под ногами.
        - Быстрее тяни, а то слезет идиотка! - не очень-то вежливо заорал Дриан, увесисто шлепнув меня по ягодицам.
        Кальм с такой силой вздернул меня наверх, что полузадушенный крик застрял в горле. Стараясь не смотреть вниз, я попыталась помочь ему, отталкиваясь от стены ногами. Увидела, как взметнулась вверх еще одна веревка, и крючья закрепились на стене. Дриан уже через минуту оказался на стене и теперь помогал Кальму вытаскивать меня.
        Мне показалось, что прошла вечность прежде чем я оказалась там рядом с ними. Но едва я опрометчиво глянула вниз, как едва не полетела обратно. Как же высоко! Я вцепилась в ближайшего, кто оказался рядом со мной, словно репей, и ни за что не желала отлипать. Подняв голову, разглядела лицо эльфа.
        - Все будет хорошо, Арина, - мягко сказал он. - Мы тебя спасем.
        - Почему вы просто не перенесли меня в другой мир? - проворчала я.
        - Во-первых, в городе это вообще сделать невозможно. От таких мощных проявлений силы тут стоит защита. Во-вторых, я никогда не переносился за пределы Айлии. Нас может занести в такой мир, по сравнению с которым наш тебе раем покажется. Сейчас мы постараемся скрыться в лесу, потом подумаем, что делать.
        Я кивнула, и тут же за спиной раздался недовольный голос Дриана:
        - Так и будете любезничать или мы все же спустимся?
        Я тут же отпрянула от Кальма и виновато взглянула на дроу. Он одарил меня мрачным взглядом и тут же отвернулся. Похоже, все между нами далеко не выяснено. Предстоит долгий и серьезный разговор. Но на это сейчас точно нет времени.
        Вновь глянув вниз, я с трудом сдержала дурноту.
        Блин, спуск окажется еще сложнее! Тут мне придется почти все самой делать.
        Кальм торопливо рассказал, как мне лучше держаться, чтобы не соскользнуть. Посоветовал отталкиваться ногами. В любом случае они меня будут подстраховывать второй веревкой, обернутой вокруг моей талии, но лучше сразу сделать все правильно.
        Бормоча поочередно все известные мне молитвы, я все же начала этот адский спуск. Слышала, как наверху взволнованно переговариваются эльф и дроу. Похоже, преследователи уже добрались и сюда. До меня доносился гул посторонних голосов. Опасность повлияла на меня зарядом адреналина. Остаток пути я проделала со сверхъестественной для меня скоростью.
        Вскоре ко мне присоединились мои спутники.

        Снова началась бешеная гонка, теперь уже на своих двоих. По крайней мере, пока мы не добежали до привязанных неподалеку от стены запасных лошадей.
        Эти двое все предусмотрели!
        Третью лошадь, оказавшуюся невостребованной, просто отпустили восвояси.
        “Счастливица она, в рубашке родилась!” - мелькнула дурацкая мысль.
        В этот раз в свое седло меня посадил Кальм. Дриан даже не подумал это оспаривать, и я с тоской подумала, что он до сих пор злится. Хотя как бы сама вела себя на его месте? Если бы, к примеру, узнала, что он с Файлией все-таки переспал тогда. Вот-вот…
        Мы помчались в сторону леса и, похоже, нам удалось оторваться от погони. Не знаю, сколько мы скакали так, но в какой-то момент пришлось отпустить лошадей. Лес превратился в настоящую чащу, и мы двинулись пешком.
        - Нужно уйти как можно дальше. Орки - хорошие следопыты, могут в любой момент напасть на наш след, - сказал Дриан. - Желательно к тому времени уже перенести Арину в ее мир.
        - И как ты собираешься это сделать? - проворчал Кальм. - Ты знаешь, где ее мир находится?
        - Арина, тебе удалось нащупать связь? - обратился ко мне дроу.
        Я беспомощно развела руками.
        - Чем вы там с Файлией вообще занимались? - Он выругался. - Она должна была научить тебя, как это сделать. Или не до этого было? - Дроу красноречиво покосился на эльфа. - Понимаю, что не до этого.
        Я ощутила, как вспыхнули щеки, и порадовалась, что сейчас темно и они этого разглядеть не могут.
        - Дриан, прости меня, пожалуйста, - жалобно проговорила я.
        - Хуже всего, что ты поверила, что это я тебя предал! - ледяным тоном сказал дроу, а Кальм виновато вздохнул.
        Вот блин! О чем они еще говорили с Дрианом, интересно?! Всю подноготную мою раскрыли или все же что-то оставили под покровом тайны?
        - А что я должна была подумать? - Я сделала вид, что разозлилась, иначе они оба совсем меня затравят. Тем более что винить меня точно есть в чем. - Ты дал понять, что я нанесла тебе смертельное оскорбление…
        - А разве это не так? - прервал меня дроу. - Дала понять, что неравнодушна ко мне, а стоило мне отвернуться, путалась с этим…
        - Может, выберете другой момент для выяснения отношений? - отчеканил Кальм. - Я вообще-то рядом нахожусь.
        Мы с дроу зыркнули друг на друга мрачными взглядами и отвернулись. Я демонстративно придвинулась поближе к эльфу и теперь молча шла рядом с ним.
        Чувствовала себя премерзко. Хуже всего, что понятия не имела, как вести себя в этой ситуации. Рядом были двое мужчин, которые с ума по мне сходили. Я к обоим была неравнодушна. Понятное дело, что любила-то я недоумка-дроу, но он упорно не желает в это верить. А Кальма я теперь не могу просто послать к чертям и обрубить все, что между нами было. После того, на что он пошел ради меня.
        Чтобы хоть как-то прервать тягостное молчание, я тихо спросила у Кальма:
        - Как вы вообще решили действовать вместе? Я глазам не поверила, когда увидела Дриана в переулке.
        - Ага, расскажи ей, - послышался насмешливый голос дроу. - Как я пришел к тебе и умолял пустить в ее камеру. Чуть ли не в ногах валялся. И как ты послал меня. А потом сам нашел напивающимся в харчевне и попросил помочь.
        - Мальчики мои, - растроганно протянула я. - Если бы вы знали, как я вам благодарна!
        Они оба смущенно засопели. Я же устыдилась своего порыва, особенно вырвавшейся фразы «мальчики мои». Для меня что теперь в порядке вещей иметь двоих мужиков?
        Блин, видела бы сейчас меня бабушка! Стыда бы не обралась.
        - Ты хотела попасть домой, - ворвался в мои мысли ледяной голос дроу. - Я тебе обещал в этом помочь. Только поэтому я все это делаю. Дриан Сиарнис слов на ветер не бросает.
        Меня больно кольнули его слова, но я постаралась этого не показывать.
        - Значит, ты больше ничего ко мне не чувствуешь? - жалобно пробормотала я.
        - Ты сама сделала выбор, - холодно бросил он.
        - Это ты его сделал! - возмутилась я. - Мне ты выбора не оставил.
        - А я буду только рад, если ты сам от нее откажешься, - вмешался Кальм.
        На этом хрупкое перемирие между «моими мальчиками» было нарушено. Секунда - и оба уже вцепились друг в друга, как два уличных пса. Катались по земле, мутузя друг друга и выкрикивая оскорбления. Я же бегала вокруг, заламывая руки и вопя:
        - Да что вы творите?! Прекратите немедленно! Как дети, блин!
        Меня оба дружно игнорили, продолжая доказывать, кто из них альфа-самец. Ну не идиоты?
        - Так, стоп! Вы оба мне не нужны, ясно?! - завопила я, совершенно съехав с катушек. - Уберусь в свой мир, лишь бы вас обоих не видеть больше!
        Это подействовало. Разомкнув руки, оба теперь валялись на земле, тяжело дыша и угрюмо глядя на меня. Я же, убедившись, что повторения драки не будет, двинулась в том направлении, куда мы шли до этого. Хотя, конечно, понятия не имела, куда и зачем иду.

        Через некоторое время оглянувшись, с удовлетворением заметила, что оба идут за мной следом, как привязанные. Лишь бросают друг на друга свирепые взгляды.
        Я остановилась и подождала, пока они со мной поравняются. Потом деловито осведомилась:
        - Можете мне объяснить, как можно нащупать связь с моим миром?
        - Теоретически можем, конечно. - Кальм пожал плечами. - Но получится далеко не сразу.
        - А на магические всплески может нагрянуть лесная ведьма, - встрял дроу. - Так что у нас есть всего одна попытка. Или ты сооружаешь нужный портал или мы дружно становимся добычей ведьмы.
        - А почему я не могу сделать сначала один, потом другой? - Я почесала затылок.
        - Силенок не хватит, - усмехнулся Дриан. - Порталы требует большого количества энергии. А на то, чтобы восстановиться, у тебя может времени не хватить.
        - Помнишь, ты говорил, что я могла бы тебе энергетический след передать?
        - А ты научилась это делать? - издевательски спросил дроу. - Ты даже связь с миром нащупать не можешь. Я уже молчу про передачу следа и сооружение порталов. Хотя второе иногда получается и стихийно, поэтому может получиться с большей вероятностью. Только вот стоит тебе допустить малейшую ошибку, и ты перенесешься не туда.
        - Понятно… - Я поникла. - Похоже, я тут застряла.
        - Предлагаю переждать погоню в лесу, потом пробираться к какому-нибудь другому поселению. Пока ты не научишься всему, что должна, смысла нет даже пробовать.
        - Правда, весть о нас скоро разнесется по всей Айлии, - вбил последний гвоздь в крышку моего гроба Кальм. - И времени у нас не так много.
        - Жуть…
        Я села посреди дороги и обхватила колени руками. Внезапно навалилась такая усталость, что не могла заставить себя сделать больше ни шага.
        Кальм опустился рядом со мной и осторожно обнял за плечи.
        - Все будет хорошо, Арина. Поверь…
        Дроу засопел, словно паровоз, и сел неподалеку от нас, прислонившись к дереву.
        - Спасибо тебе, - тихо сказала я. - За то, что не оставил в беде. И тебе спасибо, Дриан.
        Дроу фыркнул и закрыл глаза, давая понять, что хочет спать и мои слова его никак не затронули. Почему-то хотелось верить, что это на самом деле не так.
        Кальм расстелил свой плащ и предложил мне лечь на него. Сам же, чтобы не драконить Дриана, расположился поодаль на голой земле. Я же, хоть и смертельно устала, долго не могла уснуть. Смотрела в усеянное звездами небо и думала о том, что готовит мне новый день. С тоской вспоминала время, когда каждый день был похож на предыдущий и я могла себя назвать хозяйкой своей судьбы.

        ГЛАВА 16

        Не без труда, но мне все же удалось заснуть. Проснулась едва ли не с рассветом и подняла голову, ища глазами товарищей по несчастью. Эльф дрых без задних ног, трогательно посапывая во сне. Умилившись его физиономией, сейчас и вовсе выглядящей очаровательно, я нашла глазами дроу. Тот по-прежнему сидел, прислонившись к дереву, но уже не спал. Столкнулась с его хмурым взглядом.
        Не говоря ни слова, Дриан поднялся и скрылся за деревьями. Я пулей подскочила со своего места и ломанулась следом. Надеялась, что при этом не создаю шума, как медведь-шатун, пробирающийся через бурелом. Не хватало еще Кальма разбудить.
        Дриан ждал меня возле дерева за несколько метров от нашей стоянки. Скрестив руки на груди, оглядывал с головы до ног.
        - Ну и зачем ты пошла за мной?
        - Показалось, что ты дал это понять. Что хочешь поговорить, - смутилась я. - Не при Кальме.
        - И в мыслях не было.
        По презрительно-отрешенной физиономии трудно было понять: говорит он правду или выводит меня из себя.
        - Но поговорить нам и правда нужно, - решительно заявила я и подошла вплотную.
        Вздернув подбородок, уставилась на любимое лицо.
        - Ты злишься на меня. Я понимаю, почему. Мне нет оправдания, но я…
        - Вот именно, - оборвал он. - Оправданий этому нет. Я полагал, что между нами нечто большее, чем просто секс. После тебя и взглянуть ни на кого не мог больше. Все время твое лицо перед глазами стояло. Хотя пытался, не спорю. Понимал, что я тебе не нужен и лучший выход - выбросить тебя из головы.
        - Это не так, Дриан, - жалобно воскликнула я. - Ты нужен мне!
        - Ты прекрасно это показала! - его губы язвительно искривились. - С глаз долой, из сердца вон - так, кажется, говорят у вас на Земле. Если бы Файлия не выдала тебя властям и тебе не грозила смерть, ты бы меня больше не увидела. Мне не нужна жена, которая чуть я отвернусь, путается с кем-то другим.
        - Жена?.. - у меня дыхание перехватило.
        Он и правда настолько серьезно ко мне относится, что задумывался о браке.
        - Да, представь себе, - холодным голосом подтвердил он. - Я всерьез думал о том, чтобы вернуться с тобой в твой мир. Хотел, чтобы мы всегда были вместе. Мы, дроу, нечасто испытываем к кому-то такие сильные чувства. Поэтому если уж такое случается, понимаем, что нашли именно того человека. Нашего. К сожалению, в моем случае я выбрал не того. Не ту женщину.
        - Не говори так, Дриан, пожалуйста! - По моим щекам одна за другой катились слезы, и я даже не пыталась их унять. Было нестерпимо больно слышать от него такие слова. Видеть холод и разочарование на лице, которое еще недавно светилось глубоким и сильным чувством ко мне. - Я совершила ошибку… Но если бы ты дал мне хотя бы шанс!..
        - Этого не будет, - отчеканил Дриан. - Я с тобой рядом лишь до того момента, пока не удостоверюсь, что ты в безопасности. Потом ты можешь отправляться на все четыре стороны. С Кальмом или кем-то еще. Думаю, недостатка в мужиках у такой, как ты, не будет, в каком бы мире ни оказалась.
        Я заревела белугой, уже не думая о том, как выгляжу и как это воспримет Дриан. Все внутри переворачивалось от боли и осознания того, что я ничего не могу изменить, повернуть время вспять.
        Ну почему я не послала Кальма к чертям с самого начала?! Вместо того чтобы объясниться с Дрианом, думала о нем самое плохое. Хотела уязвить, проявляла дурацкую гордость. Сама же потеряла того, кто стал для меня самым дорогим на свете.
        Дриан больше ничего не говорил. Смотрел на меня со странным выражением, которого я не могла разгадать, и молчал. Потом вдруг сделал два шага ко мне и неуверенно протянул руку. Коснулся моей щеки, вытирая слезы.
        - Перестань. Ненавижу женские слезы, - грубовато ляпнул он.
        Тон голоса не вязался с его жестом и от этого слезы потекли еще сильнее.
        Как же мне не хватало этой скрытой нежности!
        Я потянулась к нему и приникла к его груди. Обхватила руками за талию так сильно, как только могла. Он неуверенно обнял меня. Я ощущала, как он напряжен, будто готов в любую секунду броситься прочь. Боясь его спугнуть, я не пыталась лезть с поцелуями и ласками. Просто плакала на его груди. Когда слезы иссякли и я зашмыгала носом, тяжело втягивая воздух, он отпустил меня.
        - Я пойду добуду нам что-то на завтрак, - хмуро проговорил он и я с горечью поняла, что мои слезы ровным счетом ни на что не повлияли.
        Он не простил меня. И вряд ли вообще простит.
        Вместе с отчаянием всколыхнулась вспышка на время уснувшей гордости.
        Не хочу больше унижаться перед ним! Я искренне раскаиваюсь. Если он не желает этого видеть, не хочет прощать, то я не должна молить его об этом. Раз он считает, что сможет вырвать чувство ко мне из сердца, то и я попытаюсь. В конце концов, изначально так и хотела поступить.
        Развернувшись, я двинулась обратно к стоянке.
        Не знаю, смотрел на меня дроу или нет, и с каким выражением. В этот момент я была настолько зла на него за перенесенное унижение, что едва ли не ненавидела.

        Когда я вернулась, Кальм уже не спал. Он растерянно озирался, явно не зная, куда подевались мы с Дрианом. Представляю, какие предположения роились в голове бедного эльфа. При виде меня его лицо разгладились, с губ сорвался облегченный вздох. Но тут же, всмотревшись в меня повнимательнее, Кальм нахмурился.
        - Ты плакала? Что случилось? Он что-то сказал тебе или сделал?
        - С чего ты взял, что я плакала из-за этого идиота? - совсем уже по-детски отреагировала я и ощутила, как к щекам прилил румянец. - Между ним и мной все кончено.
        Радость, которую Кальм не сумел скрыть, отразилась в сердце болезненным уколом. Наверное, мои слова прозвучали слишком убедительно.
        Я с горечью поняла, что стоит Дриану сделать хоть малюсенький шаг навстречу, моя непоколебимость растает, как дым. Но эльфу об этом сейчас знать необязательно. Пусть хоть кто-то почувствует себя счастливым в этой ситуации.
        Когда дроу вернулся с подстреленной птицей, мы с Кальмом уже развели костер и ждали его за мирной беседой. Дроу смерил нас подозрительным взглядом, швырнул мне на колени добычу и отошел на прежнее место у дерева.
        - Рассиживаться нам тут не стоит. Могут заметить дым от костра. Сейчас по-быстрому перекусим и пойдем дальше.
        Никто из нас не возражал. Мы и правда справились в рекордные сроки и вскоре уже вновь пробирались по лесу. Дроу деловито сказал:
        - Сейчас мы окольным путем проберемся к дороге на Брайн. Это соседний город. Там сможем приобрести лошадей и поедем дальше.
        - Хороший план, - одобрил Кальм.
        Дроу проигнорировал комплимент и поджал губы, давая понять, что он не нуждается в одобрении кого-то из нас.
        Вот зазнайка!
        Назло ему я стала напропалую любезничать с Кальмом. Понимала, что только усугубляю ситуацию, но взыграло уязвленное самолюбие. Втайне я надеялась также, что ревность заставит дроу снова увидеть во мне свою избранницу. Не тут-то было. Если его и задевало мое поведение, он ничем не давал этого понять. Даже не смотрел в нашу с эльфом сторону. Просто шел впереди и показывал дорогу. Такое ощущение, что хочет побыстрее от меня избавиться.
        Эта мысль заставила меня умолкнуть на полуслове и проглотить комок, подступивший к горлу. На глаза снова набежали слезы, и я яростно смахнула их ладонью. Кальму хватило такта ни о чем не спрашивать.

        Дриан остановился так резко, что я чуть не налетела на него. Повел головой, будто чуя что-то, словно дикий зверь. Помертвевшими губами я пролепетала:
        - Что случилось? Это опять лесная ведьма?
        - Нет, - коротко бросил он.
        Кальм взволнованно воскликнул:
        - Я тоже чувствую!
        - Да что вы оба чувствуете? - рассердилась я. - Может, и мне скажете?
        - Они создали магическую сеть.
        - Чего?
        Они что, правда, считали, что я пойму значение этой фразы?
        Кальм терпеливо, словно ребенку, объяснил:
        - Эльфы. Я чувствую переплетение многих сил. Они создали своего рода сеть, накинули ее на лес. Ищут нас. Стоит этой сети нас коснуться, как они будут знать, где мы.
        - Я думала, что эльфы не рискуют такое в лесу делать, - с недоумением заметила я. - Ведьму побоятся.
        - Обычно так и происходит, - невесело откликнулся Дриан. - Похоже, поймать тебя для них настолько важно, что пошли и на этот риск. Я даже понимаю, почему. Если ты ускользнешь из нашего мира, он обречен. Это лишь вопрос времени, когда мы все вымрем от старости. Кто-то раньше, кто-то позже.
        - Думаю, нужно прыгать в другой мир, - проговорил Кальм решительно. - Тянуть больше нельзя. Плевать, если попадем не туда. Как-нибудь разберемся по ходу.
        Дриан с сомнением покачал головой, но все же вынужден был признать его правоту.
        - Ладно, похоже, это единственный выход. Если они нас почуют, то мы уже не сможем нигде спрятаться. Найдут где угодно.
        - Разве амулеты не должны вас защищать? - с отчаянием проговорила я.
        - От такого сильного общего воздействия ни один амулет не защитит.
        - У нас еще одна проблема, - напряженно сказал Кальм, который с сосредоточенным видом смотрел прямо перед собой.
        - Заслон?! - с таким ужасом воскликнул дроу, что у меня по спине пробежал холодок.
        - А это еще что? - охрипшим голосом спросила я.
        - Вдобавок к сети они поставили заслон. Теперь никто в пределах действия их силы не сможет осуществить мало-мальски мощное магическое воздействие. Портал как раз к таким и относится.
        - Черт! - выругалась я и тут же обругала себя.
        В такой момент вспоминать нужно явно не черта. Молиться, скорее, надо!
        - Что же нам делать?!
        - Бежать! - выпалил дроу, и мне невольно вспомнилась схожая ситуация.
        Хотя сейчас даже лесная ведьма не напугала бы меня так, как озверевшая толпа местных жителей. Им так не терпелось меня прикончить, что они пошли на крайние меры.

        Не знаю, сколько длился этот безумный бег в одном лишь дроу известном направлении. Он вел нас по лесным тропам, петляя и сворачивая, как заяц. Наверняка следы запутывал. Хотя не уверена, что это может нас спасти. Дриан, судя по всему, и сам был неуверен. Я видела его взволнованное лицо и прекрасно это понимала. В какой-то момент, запыхавшаяся и полная отчаяния, остановилась. Кальм и дроу тут же оказались рядом и потянули меня каждый за одну руку.
        - Идем же, ты чего?! - крикнул эльф.
        - Нам все равно не убежать… Они ищут меня, а не вас. Просто уходите. Вам нужно бежать. А то казнят вместе со мной.
        Когда я приняла это решение, неожиданно исчезли страх и неуверенность. Я и правда поняла, что должна это сделать. Не допустить смерти этих двоих, готовых ради меня жизнью пожертвовать.
        Пора перестать быть эгоисткой. Что значит моя жизнь? Ровным счетом ничего. Обо мне поплачет только бабушка на далекой недосягаемой Земле и, возможно, эти двое. Зато моя смерть спасет целый мир. Кальм и Дриан рано или поздно забудут меня. Может, уже через несколько лет будут с недоумением вспоминать о том, какие глупости они вытворяли ради какой-то девицы.
        - Даже не думай! - прошипел дроу, и я на всякий случай проверила наличие амулета на шее. С облегчением вздохнула - он по-прежнему на мне. Значит, в этот раз Дриан проявил редкую проницательность. Понял, о чем я думаю, и не читая мыслей.
        - Ты ничего мне не должен, Дриан, - тихо сказала я. - Я освобождаю тебя от данного мне обещания. Понимаю, что ты уже жалеешь об этом. Просто уходи. Так будет лучше в первую очередь для тебя. Всегда легче забыть человека, которого уже нет.
        Дроу так грязно выругался, что я в ошеломлении разинула рот. Ни слова больше не говоря, Дриан обхватил меня за талию и закинул себе на плечо.
        - Эй, ты чего?! Кальм, заставь его поставить меня на место!
        Эльф даже не подумал спешить мне на выручку. Одобрительно кивнул и сказал:
        - Как устанешь нести, скажешь. Я тебя сменю.
        Мои мужики кивнули друг другу и снова двинулись в путь. Я же бесформенным кулем болталась на плече дроу и кипела от ярости.
        Да по какому праву они решают за меня?!
        Мой гневный порыв длился минут десять, потом я жалобно попросила:
        - Поставь меня на землю, ну, пожалуйста! Я сама пойду! А то меня вырвет сейчас!
        - Ладно. Но только попробуй опять заикнуться о том, чтобы сдаться, - буркнул Дриан и осторожно спустил меня на землю.
        Пришлось уцепиться за него, чтобы не упасть. Голова кружилась, а ноги упорно не желали слушаться. Но через несколько секунд я уже могла идти самостоятельно. Правда, не отказала себе в удовольствии обозвать обоих идиотами.
        Мои парни дружно хмыкнули и не удостоили меня ответной репликой.
        Я вздохнула. Прямо откуда-то из глубины души поднималось приятное тепло. Несмотря на то, что я все еще злилась на них, сердце переполняла горячая благодарность. Так приятно знать, что кто-то готов на все, чтобы выручить тебя из беды. Пусть даже потом собирается забыть, как страшный сон.
        В какой-то момент меня будто пронзило электрическим разрядом. Я дико закричала и замерла на месте, ошалело озираясь. Кальм и Дриан тут же подскочили, с ужасом вглядываясь во что-то, чего я не могла видеть.
        - Сеть! Они нашли тебя!
        - Теперь вы понимаете, что все бесполезно? - прогоняя подступающий страх, выпалила я. - Бегите, пока и вас не нашли.
        - Мы уже говорили об этом, - возразил Кальм. - Никуда мы не уйдем. Да и думаю, сеть раскидывали только на тебя. Откуда-то взяли предмет, принадлежавший тебе, и поставили на него поисковое заклинание.
        - Думаю, моя тетушка и тут постаралась, - с горечью сказала я.
        Дроу выругался сквозь зубы.
        - Если бы знал, никогда бы тебя к ней не привел.
        - Что уж теперь, - заметил Кальм. - Но мы все равно так просто тебя не отдадим.
        - Будем сражаться до последнего! - поддержал его Дриан.
        - Ну уж нет! - возмутилась я, но они явно не собирались меня слушать.
        Ничего не оставалось, как продолжать путь, хоть я и чувствовала, как с каждой минутой поймавшая меня на крючок магическая ловушка натягивается все сильнее.
        Враги все ближе... Теперь их не обманут никакие запутывания следов и другие уловки.
        Осознав это, дроу уже не пытался петлять. Мы шли самой прямой дорогой, надеясь побыстрее выбраться из леса.
        Единственный наш шанс - добраться до Брайна раньше, чем нас настигнут. Наши преследователи наверняка тоже идут пешком. Вглубь леса на лошадях бы не пробрались. Если мы получим лошадей, это увеличит наши шансы. Сможем убраться подальше, куда не доходит действие их силы. И тогда соорудим портал. Что будет дальше? Об этом я старалась сейчас не думать. Главное - выбраться отсюда!

        ГЛАВА 17

        Они догнали нас, когда до выхода из леса оставались считанные метры. Я видела, как за деревьями маячит огромный цветущий луг голубовато-оранжевого цвета. Прямо за ним, как объяснял нам Дриан, начиналась дорога на Брайн. Когда за спиной послышались торжествующие вопли, дроу и эльф переглянулись и остановились. Дриан холодно бросил:
        - Возьми мою седельную сумку и беги через луг. Дойдешь до дороги и никуда не сворачивай до первого поворота. Там…
        - Я никуда не пойду без вас! - прервала я его, чувствуя, как сердце безумно колотится в груди при одной мысли об этом.
        Они не пойдут из-за меня на смерть! Не допущу этого!
        - Если не побежишь, все будет напрасным, - вмешался Кальм. - Мы не позволим им коснуться тебя хоть пальцем. Как только окажешься на безопасном расстоянии, может, сдадимся.
        - Пообещайте мне это! - с жаром воскликнула я.
        - Хорошо, - за них обоих сказал Кальм.
        И я побежала.
        Еще минуту назад мне казалось, что сил больше не осталось, что уже выдохлась за всю эту безумную гонку. Но теперь откуда только взялось это второе дыхание. Я летела так, словно от этого зависело все на свете.
        Луг встретил меня одуряющим запахом цветов и мягкостью травы под ногами. Бежать по ней было тяжелее, но я не сдавалась. Упорно летела вперед. Добежав до середины, обернулась и не сумела подавить крика. Дриан, Кальм и их преследователи уже тоже вышли из леса. И сейчас велся жестокий неравный бой. Противников было не меньше трех десятков. Притом ни одного орка или человека. Только светлые и темные эльфы. По всей видимости, кодекс чести запрещал более низшим с точки зрения верхушки этого мира расы касаться равных им.
        Исход предрешен был заранее, но мои мальчики сражались, как львы.
        Замерев от ужаса и восхищения, я наблюдала за ловкими движениями эльфа, будто слившегося в единое целое со своим длинным узким мечом. Дриан же сражался двумя покороче и помощнее. Я видела, как падали их противники, а красный цвет крови смешивался с голубой травой и оранжевыми цветами. В этот момент я поняла, что им не уйти живыми. После того, как подняли руки на своих сородичей, им не позволят просто сдаться.
        И эти двое с самого начала это знали!
        Не хватит слов, чтобы описать, что я сейчас почувствовала. Ярость, отчаяние, щемящую нежность и горечь. Нет. Я не позволю этому случиться, пусть даже они сами этого захотели.
        Куда-то исчезли мои переживания за собственную шкуру. Осталась только тревога за Дриана и Кальма. Я, наконец, по-настоящему решилась пожертвовать собой. Не ради этого мира, проявившего ко мне безжалостную звериную жестокость. Ради мужчин, которые готовы умереть за меня. Той, что сделала несчастными их обоих. Может, мой поступок хоть немного искупит вину перед ними.
        Я побежала назад. Туда, откуда слышались крики сражающихся и звон мечей.
        Кальм первым заметил меня и издал отчаянный вопль:
        - Нет, беги обратно! Сейчас же!
        Несколько человек бросилось ко мне.
        Я не сопротивлялась и не пыталась убежать. Стояла и ждала.
        - Кальм, Дриан, бросьте оружие! - закричала я. - Все равно ваша смерть ничего не изменит.
        Я заметила, как из-за спин атакующих моих мужчин эльфов вышел уже знакомый мне дроу. Отец Дриана. По его мрачному лицу, устремленному на сына, было видно, какие эмоции его обуревают. Дриан предал своих же ради существа, которое он считал недостойным. Но смерти сына дроу явно не хотел.
        - Советую послушаться эту женщину, - отчетливо раздался его голос. - Если сдадитесь, вас арестуют, но оставят в живых.
        - Ты позволишь нам остаться с ней до конца! - запальчиво крикнул Дриан, а у меня сердце защемило.
        Даже несмотря на свою обиду, он хотел быть рядом. До самой моей смерти.
        Я вздрогнула при этой мысли, но впервые восприняла ее как должное.
        Очень скоро я умру. Пусть меня утешает мысль, что сделаю это достойно. Не как связанное животное. Я сама сделала выбор.
        - Согласен, - крикнул темный эльф.
        Кальм и Дриан тут же отбросили оружие, а остальные отскочили от них. Теперь буравили мрачными взглядами двух смельчаков, осмелившихся пойти против всех. Но тронуть не смели.
        Наверное, отец Дриана очень влиятелен в городе, раз пользуется таким авторитетом.
        - Мы не станем больше откладывать, - заявил он, когда меня подвели к нему. - Ты умрешь сегодня. Благо, вы значительно облегчили нам задачу, сами добравшись почти к самой роще Айлинара.
        Дриан издал какое-то ругательство, я же только кивнула.
        - Так тому и быть.
        Меня окружили четыре эльфа, по одному с каждой стороны.
        Хорошо хоть не связали. Избавили от этого унижения.
        Кальм и Дриан шли сразу за мной и охранниками. То и дело оборачиваясь, я ловила их взгляды. В них читались гнев и в то же время обреченность. И я прекрасно их понимала.
        Они сделали все, чтобы спасти меня. Я же все испортила. Но не жалею. Зато оба живы и здоровы.

        К роще Айлинара мы добрались часа через два.
        С виду она ничем не отличалась от той, что росла в городе. Да и от леса не отличалась. Такие же разноцветные растения. Единственное, что меня поразило - белые деревья. Словно создавая границу, они были высажены вдоль кромки рощи. Те самые, о которых рассказывал Дриан.
        Странно, я считала, что они на Айлии редкость.
        Тут же мелькнула неожиданная мысль.
        Зачем богу защита от какой-то ведьмы?
        На то, что деревья именно высажены, а не выросли естественным путем, указывало их геометрически правильное положение. Но вскоре мысли о деревьях сменились другими - более насущными.
        Мы дошли до того самого алтаря, о котором рассказывал Дриан. На нем требовал принести меня в жертву кровожадный бог Айлии. И здесь же закончили жизнь мои родители. К горлу подступил комок, когда я увидела громоздкое мраморное сооружение, представляющее собой правильный шестигранник. Вокруг него была сооружена беседка из белого дерева. Теперь это место больше не казалось таким же, как обычный лес. В нем почудилось нечто зловещее. Воздух словно загустел от напряжения силы, витающей здесь повсюду.
        Эльфы остановились неподалеку от беседки, с суеверным ужасом глядя на алтарь. Вперед выступил отец Дриана и слегка дрожащим голосом, выдающим его волнение, заговорил:
        - О, великий Айлинар, мы исполнили твою волю! Привели сюда существо, противное твоему замыслу. Мы надеемся, что ее кровь, пролитая на алтаре, вернет прежний порядок!
        Я вздрогнула, заметив, как тучи прямо над нами стали сгущаться. Потемнели до насыщенно-фиолетового оттенка и словно опустились вниз - прямо над беседкой. По облачной массе засверкали вспышки молний. У меня в горле пересохло от суеверного ужаса. Послышались громовые раскаты голоса:
        - Пусть она взойдет на алтарь. Тот, кого вы считаете самым достойным, пусть оросит ее кровью жертвенник.
        Не знаю, что в этот момент стукнуло мне в голову. Какая-то отчаянная решимость, смешанная с обреченностью. Мне все равно больше нечего терять. Так почему я не могу высказать этому местному божеству все, что о нем думаю?!
        - Что ж это за всемогущий бог, что не может сам взять свою жертву? - с усмешкой выкрикнула я. - Зачем посредники?
        Воцарилась такая тишина, что было слышно, как потрескивают электрические разряды в облаках.
        - И еще вопрос: ты боишься лесную ведьму, Айлинар? Иначе зачем столько белых деревьев?
        Покосившись на остальных, я заметила перекошенные лица. Даже Кальм с Дрианом выглядели шокированными.
        - Ты что творишь? - прохрипел дроу. - Лучше моли о пощаде! Тебя же испепелят на месте.
        - Да ну? Так почему же я еще дышу? - продолжала я отчаянную браваду.
        Растерянность всемогущего существа внушила мне робкую надежду.
        Что если я нащупала истину? Никакой он не бог! Просто существо более могущественное и сильное, чем те, кто возвеличили его.
        Отец Дриана подскочил ко мне так неожиданно, что я вздрогнула. Приставил к моей шее длинный узкий нож с драгоценной рукоятью - по всей видимости, жертвенный.
        - Замолчи, нечестивица!
        Он потащил меня к алтарю, когда внезапно голос Айлинара раздался вновь.
        - Значит, ты считаешь себя достойной тягаться со мной, существо?
        На существо я обиделась.
        Пусть бы хоть человеком обозвал, все приятнее было бы. Хотя, в принципе, он прав. Я ведь формально не человек, не светлый и не темный эльф. Как же меня обзывать? Полукровкой было бы еще неприятнее. Какие-то дурацкие и неподходящие мысли в голову лезут.
        - Оставьте ее одну здесь, - добавил вкрадчиво голос. - Ждите за пределами рощи. Я дам знать, если понадобитесь.
        Эльфы поспешно ломанулись с поляны.
        В нерешительности застыли только Кальм и Дриан.
        - Вас это тоже касается, герои-любовнички, - с явной насмешкой обратился к ним Айлинар.
        Блин, он и об этом знает?! Может, я не права, что считала его не таким уж всемогущим?

        - Ты дерзка, женщина.
        Голос больше не казался громоподобным и слышался совсем рядом, а не со всех сторон сразу. Когда чья-то рука коснулась моего плеча, я взвизгнула и обернулась.
        Передо мной стояла сверкающая фигура мужчины. Сколько ему лет, сказать было достаточно проблематично. Но выглядел не старше тридцати пяти, это точно. Длинные волосы, совершенно синие, придавали ему странный и непривычный для меня вид. Глаза такого насыщенного зеленого оттенка, что на них смотреть было больно. Лицо смугловатое, но какого-то необычного красноватого оттенка. Ощущение силы, исходящей от этого человека, заставляло бегать толпы мурашей по всему телу.
        - Ты не веришь, что я бог? - спросил он как-то слишком уж спокойно и чуть насмешливо, склонив голову набок.
        Я проглотила слюну и неопределенно улыбнулась.
        - Просто в моем мире… ну, то есть, том, где я выросла… Там такие спецэффекты можно делать, что любой бы за бога сошел. Некоторые иллюзионисты такое творят, что глазам не веришь…
        - Значит, я, по-твоему, иллюзионист?
        - Ну, я бы так не сказала.
        Я потерла переносицу, лихорадочно соображая, как себя с ним лучше вести.
        Хотя, похоже, я все же на правильном пути. Если не прибил на месте, значит, моя смелость сыграла мне на руку. Вряд ли кто-то ему вообще здесь возражать решается.
        - Думаю, вы просто сильнее, чем другие. Может, и бессмертием даже обладаете. Вот и выдаете себя за бога.
        Он медленно обошел меня со всех сторон, глядя с каким-то странным выражением.
        - Что, в сущности, можно считать богом? Как считаешь?
        - Ну, в таких вот философских вопросах не сильна. - Я пожала плечами. - Ну, я вот не слишком религиозна. Но в Бога все же верю. Так вот, он создал мир, он во всем и всюду.
        - Если судить с такой логики, то ты права. Меня можно и не считать богом, - неожиданно согласился Айлинар. - Этот мир создал не я. Я просто населил его разумными существами. Перенес с других миров, создал здесь свои правила и законы. Я оберегаю и защищаю существ, живущих здесь, предостерегаю от ошибок, которые они могли бы совершить.
        - А почему бы просто не позволить им самим решать, что считать ошибками?
        - И уничтожить этот мир так же, как когда-то был уничтожен мой? - Мужчина покачал головой. - Знаешь, я уже как-то привык к этому месту. Не хотел бы, чтобы в один злополучный день он перестал существовать.
        - В принципе, я даже согласна с вами. Правила и законы нужны, - не стала я спорить. - Но не когда они абсурдны. Почему вдруг стала таким уж страшным преступлением любовь между разными расами?
        - Не понимаю, почему должен тебе объяснять, чем руководствуюсь, - улыбнулся Айлинар. - Но ты первая за очень долгое время, с кем мне интересно поговорить. Знаешь ли, в роли бога иногда бывает скучновато. Тебя только почитают и боятся. Может, ты ведешь себя необычно, потому что выросла не здесь. Или от природы такая дерзкая. В любом случае, я отвечу тебе. Думаю, ты заслужила своей смелостью право знать, почему умрешь.
        Его слова пробежали по спине липким холодком.
        Значит, от мысли убить меня Айлинар и не думал отказываться. И говорит со мной только потому, что я показалась ему забавной. Решил развлечься немного.
        - Чистокровные представители рас прогнозируемы. Я знаю, как они мыслят, что у них на уме. Знаю, чего от них можно ждать, и могу повлиять на них.
        Такие, как ты, мыслят не так. Кстати, может, именно поэтому ты так странно себя ведешь. И способна вызывать такие чувства, какие испытывают к тебе те двое. Мои любимцы, кстати. Мне нравилось наблюдать за ними. Одни из лучших представителей своих рас. Тем неприятнее было разочароваться в них. Они поддались твоей необычности, этому особому шарму, который выделяет тебя из представительниц их рас. Если допустить бесконтрольное смешение рас, это может привести мой мир к гибели. Поэтому ты должна умереть. Если я позволю тебе жить, это воспримут как знак одобрения.
        - А если бы я вообще не появилась? - задала я резонный вопрос. - Мать перенесла меня в другой мир. Я могла бы вовсе здесь не появиться.
        - Ты искренне веришь, что это правда? - усмехнулся Айлинар. - Когда с самого твоего рождения я звал тебя сюда? Этот зов копился в тебе, пробуждал скрытую в тебе силу. В немагических мирах на это требуется много времени. Но мне все же удалось.
        - Значит, это вы… - У меня все похолодело внутри. - Я смогла перенестись сюда из-за вас?!
        Он продолжал улыбаться, глядя на меня немигающими изумрудными глазами.
        - Мне оставалось лишь ждать… Ты в любом случае проявила бы здесь, кто ты. Рано или поздно. И ты это сделала. Даже не ожидал, что все произойдет так быстро.
        - Есть ведь и другой способ, - пересохшими губами выпалила я. - Ну, как избавиться от меня. Позвольте мне просто вернуться в мой мир! А остальным скажете, что растворили или испепелили на месте. Да мало ли…
        - Важна показательная казнь, - спокойно возразил Айлинар, глядя на меня, как на забавную зверушку. - Хотя ты мне симпатична, не скрою. Не самый худший продукт, который мог бы получиться от смешения рас. Но, как ни прискорбно, никаких исключений я сделать не могу.
        Я лихорадочно соображала.
        Теперь, когда знала точно, что никакой он не бог, умирать из-за его прихоти хотелось еще меньше. Идея, возникшая в голове, сначала показалась настолько безумной, что я даже головой замотала, не решаясь ее озвучить. Хотя что мне терять?! Да ничего, собственно. Я и так сегодня уже наговорила достаточно глупостей. Если скажу еще одну, ничего не изменится.
        - Вы ведь не бессмертны, правда?
        Улыбка медленно сползла с его лица, и теперь он посмотрел уже не насмешливо. Скорее, настороженно.
        - Что привело тебя к такой мысли?
        - Не поверите, - смутилась я. - Почему-то при виде вас мне вспомнилась наша земная сказка о Кощее Бессмертном.
        Он озадаченно сдвинул брови, потом пристально уставился мне где-то в район переносицы. Туда, где приписывают расположение третьего глаза. Стало неуютно, когда я сообразила, что он копается в моих воспоминаниях.
        Надо же, даже защитный амулет не спас!
        Торопливо заговорила, чтобы окончательно не стушеваться и не сдаться на его милость окончательно.
        - Я имею в виду, что даже у самого могущественного существа есть уязвимое место. Не может быть абсолютно неуязвимых. Ну вот у Кощея, к примеру, смерть была на конце иглы, которая хранится в яйце, а яйцо…
        - Достаточно! - Он с досадой махнул рукой. - Я увидел этот образ в твоей голове.
        - Так вот. Вас тоже можно убить. Я, конечно, не уверена до конца. Но эти деревья меня на мысль навели.
        Я махнула рукой в сторону беседки из белой древесины.
        - Вы почему-то боитесь того же существа, которого боятся остальные. Хотя, казалось бы, при вашей силе могли бы без труда уничтожить лесную ведьму. Но почему-то этого не делаете.
        Айлинар резко отвернулся, сверкнув так, что я едва не ослепла.
        Наверное, я его здорово разозлила. Ничего хорошего от этого точно ждать не стоит. Но я так легко не отступлю. По его реакции теперь точно поняла, что права.
        - Значит, это правда, - озвучила я, несомненно, уже известные ему мысли. - Она единственное существо, которое может вас убить?
        Айлинар развернулся ко мне, его лицо вновь было спокойным.
        - Угадала. Одно из существ, уничтоживших мой родной мир. Результат смешения рас. Когда мой мир разорвался в клочья, некоторые успели перенестись в другие миры. Я в том числе. Это существо, по всей видимости, тоже. Хотя перемещаться между мирами оно не умеет. У него нет такой силы. Вернее, ей нужно накопить достаточно чужой, чтобы это сделать. Зато она потрясающе живуча. Убить ее нереально. Даже единственным, что может ослабить. Повторяю: ослабить, но не убить. Арбир - дерево из моего мира. Мне повезло, что оно растет не только там. Пришлось перешерстить немало миров, прежде чем нашел эти деревья. Так и распространил их здесь. Наверное, предчувствовал, что мне это понадобится. Одно из этих существ появилось и здесь. Как же оно мечтает подобраться ко мне. Представляешь, каким лакомым должен ей казаться этот кусок? Сколько во мне силы, которой она питается?! Так что далеко за пределы этого места я теперь выбраться не могу. Лишь путешествовать астрально. Это жутко надоедает, знаешь ли.
        Он замолчал, задумавшись о чем-то. Я же поражалась, что Айлинар рассказал мне все это.
        Признался в собственной уязвимости! Вдруг я использую это знание против него?
        Тут же эта мысль сдулась, как воздушный шарик.
        Ага, как же. Ничего я сделать не сумею. Меня прикончат уже через несколько минут. А даже если бы пощадили, я что, лесную ведьму сюда на аркане притащу? Или все белые деревья в роще спилю? Глупо.
        Я тяжело вздохнула, а затем обмерла, услышав новые слова Айлинара:
        - У тебя есть шанс остаться живой. И даже вернуться в тот мир, который ты считаешь домом.
        - Что?! - Я сразу даже ушам своим не поверила. - Вы правда можете меня в живых оставить?!
        - При одном маленьком условии…
        Ох, и не понравилась мне его гаденькая улыбочка! Еще он ни слова не сказал, а я уже поняла, что ничего хорошего мне точно не предложит.
        - Если ты найдешь способ обезвредить лесную ведьму… Убить не сможешь в любом случае. Достаточно будет просто обезвредить настолько, чтобы я смог подобраться к ней вплотную и перенести в другой мир… Так вот, если тебе удастся это сделать, ты свободна. Я лично сооружу тебе портал в мир, который ты называешь Земля.
        - Шутите?! - обретя, наконец, способность говорить, выдохнула я. - Как, по-вашему, я смогу это сделать?! Она же прикончит меня!
        - Кто знает? - издевательски сказал он. - Ты умненькая, может, что-нибудь и придумаешь. В противном случае умрешь уже сейчас. Выбор, на самом деле, у тебя невелик.
        Некоторое время я просто молчала, не зная, какие лучше подобрать ругательства, чтобы высказать все, что я думаю об этом местном божке. Потом в голове одна за другой замелькали мысли.
        А кто сказал, что я не могу обмануть самого Айлинара? Скажу, что согласна, а как только окажусь на безопасном расстоянии, найду способ соорудить портал. И все - адью, синеволосый придурок!
        - Не советую так шутить со мной, - ухмыльнулся Айлинар, и я с ужасом вспомнила, что он читает меня, как открытую книгу. - Я буду внимательно следить за тобой. Мое астральное тело, если точнее. Как только ты даже попытку сделаешь, прикончу на месте.
        - Блин, - вырвалось у меня отчаянное.
        - Ну, так что? Решай быстрее, пока я не передумал вообще давать тебе право выбора! - повелительно сказал заносчивый ублюдок.
        - Ладно, я попытаюсь… - Сама поразилась произнесенным словам, но выбора у меня и правда не было. Хотя бы попытаюсь, а там, будь что будет.
        - Вот и ладненько, - промурлыкал Айлинар. - А теперь настало время объявить о моем решении подданным…

        ГЛАВА 18

        Эльфы явились на поляну, словно их позвал неслышный голос.
        Наверное, какой-то магический зов.
        При виде меня: живой и здоровой - лица у всех явно вытянулись.
        Они что ожидали вместо меня увидеть кучку пепла? Или какую-нибудь мерзкую живность, типа жабы? Наверное, так и есть.
        Кальм и Дриан вздохнули с явным облегчением. А над поляной вновь раздался громогласный глас Айлинара:
        - Слушайте мою волю, дети мои! В знак того, что я оценил жертву, принесенную ее родителями, я дам этому нечестивому отродью шанс на спасение.
        Вот сволочь - родителей моих приплел. Хочет репутацию сохранить, видать. Ну да, как же иначе ему объяснить, почему решил меня пощадить. Не знаю, читал сейчас местный божок мои мысли или нет, но продолжал невозмутимо говорить:
        - Она должна доказать, что может принести пользу миру Айлии. Только это спасет ее. Если существо, называющее себя Арина, сумеет обезвредить чудовище, не дающее вам покоя уже несколько столетий, я оставлю ей жизнь. Арина должна спасти всех вас от… - Айлинар выдержал эффектную паузу (вот позер!) и продолжил: - лесной ведьмы. Разумеется, проклятье деторождения теперь снято. Вы доказали, что являетесь послушными сынами Айлии.
        Со всех сторон послышались взволнованные возгласы. Я заметила, как побледнели мои парни.
        Прекрасно их понимаю. По сути, Айлинар сообщил сейчас, что выбрал для меня более изощренный способ казни.
        - Может ли кто-нибудь помочь Арине в этой миссии? - послышался тихий голос дроу.
        - О, да, - в интонациях Айлинара явно ощущалась насмешка. - Ей может помогать кто угодно. Если, конечно, сам того пожелает.
        - Тогда я готов! - Дриан решительно выступил вперед.
        - И я тоже, - Кальм шагнул вслед за ним.
        У меня глаза поневоле наполнились слезами умиления. Ничего не изменилось - они все еще готовы умереть за меня.
        - Вы не должны этого делать, - произнесла я, стараясь, чтобы голос звучал решительно.
        Оба меня просто проигнорировали. Остальные эльфы, явно обескураженные и ошеломленные случившимся, потянулись прочь с поляны. У капища Айлинара остались только мы с Кальмом и Дрианом.

        Дождавшись, пока даже шум шагов остальных стихнет в отдалении, светлый эльф заговорил:
        - Что здесь произошло вообще?
        - Просто мы с Айлинаром заключили сделку, - откликнулась я. - Мне пришлось выторговать себе жизнь.
        - Ты серьезно считаешь, что можешь справиться с лесной ведьмой? - Дриан скривил губы.
        Я пожала плечами.
        - Хотя бы попытаюсь. Если бы знала, что вы двое увяжетесь за мной, то не стала бы заключать эту сделку.
        - Ты считала, что мы просто позволим тебе идти на верную смерть?! - возмутился Кальм.
        - Ладно, оставим лирику, - вмешался дроу, хмуря брови. - Лучше давайте думать, что делать. Нужен какой-то план.
        - У меня его пока нет, - вздохнула я.
        Кальм решительно взял меня под руку и потянул с поляны.
        - Мы все слишком вымотаны сейчас. Предлагаю отправиться в город, немного отдохнуть. Заодно и что-нибудь придумаем.
        Дриан поддержал его решение:
        - Так и правда будет лучше. Ведь сроки вы с Айлинаром не оговаривали?
        - Не-а.
        - Вот и отлично.
        Мы поплелись прочь.
        Разговаривать больше не хотелось. Я то и дело прокручивала в голове все, что случилось.
        Интересно, как бы могло все повернуться, если бы хоть что-нибудь произошло не так. Скорее всего, Дриан, Кальм и я уже были бы мертвы. А сейчас мы живы. И это главное.
        Я заставила себя думать оптимистически.
        Нет безвыходных ситуаций. Мы обязательно что-нибудь придумаем. Зачем-то ведь у нас есть мозг. Главное, не сдаваться раньше времени. Уже то, что я пойду на битву с ведьмой не одна, увеличивает мои шансы на спасение втрое. И пускай это три процента из ста, но уже не так плохо, как один.
        Решив это, я немного приободрилась.

        В Глайне нам всем троим пришлось поселиться в доме Кальма. Благо, он жил один и никто не мог запретить ему принять нас. О том, чтобы мне вернуться к Файлии, и речи быть не могло. Я видеть ее не могла после всего, что пришлось пережить по ее вине. Знать эту женщину я больше точно не хотела. Дриан же в дом родителей, где жила вся его семья, вернуться не захотел. После того, как отец дал понять, что он против него, дроу не хотел с ним общаться.
        Я даже ругалась с ним из-за этого в дороге. Какой-никакой, но он его отец. Я вот, всю жизнь лишенная родительской любви, очень трепетно к этому относилась.
        - Дриан, ну ты его тоже пойми. Он считал, что поступает так ради спасения Айлии. Для него я была угрозой существованию вашего мира. Как бы то ни было, он твой отец. Не отказывайся от него.
        - Ты не знаешь всего, - буркнул дроу. - После того, как тебя арестовали, я пришел к нему. Умолял хотя бы о том, чтобы разрешил повидать тебя. Он назвал меня слабаком и предателем. Потом заявил, что если я не откажусь от мыслей помочь тебе, он больше не будет считать меня сыном. Я выбор сделал.
        В растерянности я умолкла.
        Его слова настолько не вязались с тем, что он пытался показать. Тем, что он хочет забыть меня. Значит, все еще любит, просто чертова гордость мешает ему признаться в обратном!
        Я стиснула зубы, сообразив, что даже если это так, сейчас явно не время выяснять отношения. Мы оба можем скоро умереть, и тогда все упростится само собой.
        Вот если… нет, буду оптимисткой до конца… когда мы победим лесную ведьму, тогда и поговорим обо всем. Я постараюсь снова достучаться до этого упрямца. Сказать, как люблю его и хочу быть только с ним. Правда, до этого нужно объясниться с Кальмом и смягчить все… Блин, как же все сложно! Мне так хотелось, чтобы у нас всех все было хорошо. Но так не будет. Кто-то в любом случае будет страдать.
        Дом Кальма был больше, чем тот, где жила Файлия. Он находился поблизости от главной площади города, обстановка в нем поражала вкусом и роскошью. Но чего-то не было в этом месте. Наверное, то, что можно назвать теплом и уютом. Казалось, что мы оказались в замке Снежной королевы.
        Я поняла, что именно таким и можно было назвать Кальма до встречи со мной. Внутри царили только холод и пустота. Как же сильно он отличался от себя прежнего! Исчезло высокомерное выражение, которое я отметила в начале знакомства с ним. Его сменили задумчивая грусть и в то же время внутренний огонь. Этот человек обрел то, что пробудило его к жизни. Как жаль, что я не смогу дать ему полное счастье. То, чего он так жаждет.
        Кальм выделил мне лучшую комнату в доме и окружил заботой и вниманием. Наверное, пытался показать, что меня ждет, если соглашусь остаться с ним. Грустно, но всему этому я предпочла бы жизнь на вулкане вместе с Дрианом. Постоянные смены его настроения, бурный нрав и отсутствие церемоний со мной. Кальм видел во мне идеал, Дриан же - женщину. Может, именно это и подкупило меня. Он был со мной самим собой. И даже играя в безразличие, своими поступками давал понять обратное. То, что пойдет со мной сквозь огонь и воду.

        За ужином мы почти не разговаривали. Каждый думал о своем.
        Думаю, нам просто было неловко говорить о том, что волнует на самом деле. А о пустяках не хотелось. Тишина стояла просто гробовая - слышалось только позвякивание приборов. Я с отрешенностью отметила это, а потом вдруг резко дернулась. Мысль про гробовую тишину навело на странные ассоциации.
        Гроб. Вампиры. Лесную ведьму тоже можно считать вампиром.
        Блин, дурацкая идея.
        Я замотала головой, отгоняя ее, потом снова к ней вернулась.
        Нет, что-то в этом определенно есть.
        - Что-то случилось? - раздался голос Кальма.
        Наверное, на моем лице явственно отразилась мучительная мысленная деятельность, раз он это спросил.
        - Просто идея возникла странная. Но, думаю, это полный бред.
        - Насчет лесной ведьмы? - догадался дроу. - Все-таки озвучь. У меня вон даже странных идей не возникает. Понятия не имею, как мы с ней справимся.
        - Ну, понимаешь… - начала я издалека, не зная, как лучше объяснить. - У меня тут ассоциации возникли. Есть у нас в мифологии существа такие. Вампиры. Так вот, они тоже бессмертные. Ну, типа вашей ведьмы. Только она энергию магическую хлещет, а они кровь.
        - Если честно, связи не вижу. Думаешь, на нее подействует что-то из того, что и на ваших вампиров? - с недоумением спросил Кальм.
        - Ну, теоретически, может, конечно. - Я почесала затылок. - Но я не об этом. Да и как-то не хочется проверять. У нас, скорее всего, один шанс будет. Нужно что-то, что может наверняка помочь.
        - Тогда что ты имеешь в виду? - Дриан приподнял брови.
        - Блин, вот если скажу, точно посчитаете меня дурочкой.
        - Рискни, - усмехнулся дроу и посмотрел таким взглядом, словно и так в этом не сомневался.
        Вот гад! Я даже обиделась немного, но все же довела мысль до конца. Правда, при этом смотрела только на Кальма, игнорируя противного темного эльфа.
        - Вампиров наших солнце убить может. И они днем в гробах спят. Так вот. Я подумала: гроб - лесная ведьма.
        Повисла пауза. Судя по взгляду Кальма, теперь он, как и дроу, сильно сомневался в моих умственных способностях. Я закатила глаза, досадуя на саму себя, что не могу толком объяснить свою мысль.
        - Гробы обычно делают из дерева, - пояснила я с толком и расстановкой, как для идиотов. - А чего наша ведьма боится?
        - Кажется, я начинаю понимать, куда ты клонишь, - пробормотал Дриан, и я более благосклонно на него взглянула. - Хочешь ее поместить в гроб из белого дерева?
        - Ага, - возбужденно откликнулась я. - Мы сами видели, что от соприкосновения с ним она слабая становится. Еле шевелится вообще. Если будет в таком гробу лежать, то даже встать не сможет. А мы еще крышку заколотим, так что не выберется!
        - Идея, конечно, хорошая, - поддержал Кальм. - Но ты как ее заставишь в гроб залезть?
        Мой энтузиазм поутих.
        - Вот потому я и говорю, что идея странная. Или, скорее, дурацкая. Просто в голову вдруг взбрело. Я даже говорить сначала не хотела.
        - Нет, подожди, - неожиданно встрял дроу. - Теперь у меня возникла одна идея. Зверолюди, чтобы поймать опасных хищников, делают ямы с кольями. А потом маскируют, чтобы незаметно было. Рядышком приманку ставят. И вот зверюга когда бежит к приманке, в эту яму проваливается.
        - Думаешь, можно вместо кольев гроб в такую яму поставить? - воскликнул Кальм.
        - Думаю, эта идея стоит того, чтобы обсудить ее детальнее, - подмигнул ему Дриан.
        - Хорошо, - задумался Кальм. - Можно сделать так. Двое из нас погонят ведьму к ловушке, а третий будет приманкой.
        - Как ты ее гнать собираешься? - поразилась я. - Мы с Дрианом бежали со всех ног, а она нас в два счета настигла. Это она вас гнать будет, а не вы ее.
        - Может, и нет. Если мы выдадим свое присутствие только ближе к ловушке. А потом останется только один источник. Два другие спрячутся в укрытии. Когда ведьма появится, то ломанется к единственной лакомой добыче. Можем даже ее белыми стрелами обстреливать, чтобы на нас не бежала, а только напрямик. В общем, продумать все надо.
        - Тогда приманкой я буду, - решительно сказала я. - Если стрелять придется, то я все дело запорю. В тот раз мне только чудом попасть удалось.
        - Это слишком опасно. Вдруг из нашей затеи ничего не получится. И она просто перемахнет через яму, - возразил Кальм. - Я не согласен, чтобы ты была приманкой.
        - Ну нет, ребята! Идея моя была? Моя. Так что я буду решать, кто будет какую роль выполнять, - решительно заявила я. - Иначе вообще уйду в лес без вас. И так сколько раз вас опасности подвергала. Хватит меня прикрывать все время.
        Мои парни насупились, но, наверное, что-то в моем лице было такое, что в этот раз убедило не спорить.
        - Ладно, - буркнул Дриан. - В принципе, если ничего не получится, мы все не жильцы. Так что дело только в том, за кого ведьма примется первым.

        Остаток ужина прошел за бурным обсуждением, как и что лучше сделать. Гроб решили заказать у гнома, оказывающего ритуальные услуги. Кальм сказал, что если пообещает ему двойную оплату, изготовит гроб в рекордные сроки. Тем более что за изделия из белого дерева и вовсе целое состояние нужно платить. Я обрадовалась, что все решится быстро.
        Чем дольше оттягиваешь момент, тем хуже. Лучше уже покончить со всем раз и навсегда.
        После ужина я тут же поднялась в свою комнату. Чувствовала просто жуткую усталость. Единственное, чего хотелось, это побыстрее добраться до подушки. Служанке пришлось буквально самой меня раздевать, потому что я засыпала на ходу. Чуть не застонала от наслаждения, оказавшись в мягкой постели. Обняла подушку, как самое свое дорогое сокровище, и погрузилась в сон.

        Проснулась я от ощущения постороннего присутствия в комнате. Точнее, вначале меня встревожил еле слышный скрип отворяемой двери. Это потом уже, лежа и вглядываясь в темноту, я пыталась понять, что меня разбудило. Тусклый лунный свет едва заметно проникал в комнату сквозь неплотно занавешенные шторы. Я могла видеть лишь то, что происходило в пределах этой молочно-серебристой лунной дорожки. Когда человек, проникший в комнату, оказался прямо посреди призрачного сияния, я издала порывистый вздох.
        Кальм!
        О причинах того, почему ему вздумалось проникать сюда, я догадалась. Не дура же вроде. И, в принципе, у него были все основания считать, что я буду не против. Еще недавно мы с ним кувыркались на узкой койке в темнице. Но вот повторение явно не входило в мои планы. За несколько дверей от меня спит Дриан. Я не собираюсь все окончательно испортить.
        Я уже хотела попросить Кальма убраться восвояси, когда услышала, как дверь отворилась снова. Послышались шаги, и вскоре в поле зрения появился Дриан.
        Черт, что вообще происходит?
        Я так и застыла с открытым ртом, не зная, что сказать или сделать.
        Кальм первым оказался рядом со мной и сел на постели. Томительно медленно потянул на себя покрывало, скрывающее мои ноги. Дриан остановился рядом с кроватью. Просто стоял и смотрел на нас, не делая ни малейшей попытки вмешаться.
        Это вообще в голове не укладывалось! Неужели они просто решили поделить меня между собой? Согласиться на то, чтобы я принадлежала им обоим. Зная собственнический характер Дриана и правильность Кальма, в это вообще трудно было поверить. Но все происходило на моих глазах.
        Вскоре покрывало полностью соскользнуло с тела, и Кальм прильнул губами к моей ноге, проводя по ней дорожку из нежных поцелуев.
        Черт… Все мое тело моментально покрылось мурашками, невольно откликаясь. Когда Дриан тоже сел рядом со мной, только в изголовье, а затем взял мою руку и стал точно так же покрывать поцелуями, я и вовсе едва не лишилась чувств от нахлынувших эмоций.
        Что же они творят?! Во всем этом было что-то неправильное. Я не могу одновременно быть с двумя мужчинами! Я же не шлюха!
        - Ч-черт… - вырвалось у меня, когда Кальм скользнул губами к внутренней поверхности бедра.
        Его руки нежно и вместе с тем властно раздвинули ноги, удерживая их в своем сладостном плену. Губы и язык скользили по средоточию моей женственности, заставляя издавать тихие сдавленные стоны. Дриан же в это время скользнул губами к ложбинке между моими грудями. Потом поочередно стал ласкать затвердевшие от возбуждения соски. Когда он слегка куснул один, тело изогнулось в судорогах удовольствия. Пульсация плоти под языком Кальма, в этот момент усилившего напор, заставила достигнуть бурного и продолжительного оргазма.
        Я уже не думала ни о чем… О том, что это неправильно, о том, что завтра не смогу им даже в глаза смотреть. Плевать… Я получаю почти божественное удовольствие от того, что они делают со мной. Не смогу заставить себя остановиться, даже если разум будет вопить от протеста.
        Оба сменили позиции. Теперь Кальм оказался сверху и прильнул к моим губам - я ощутила на языке собственный вкус, и это почему-то возбудило еще сильнее. Дриан же оседлал мои бедра и томительно медленно вошел внутрь. Я выгнулась, а поцелуй Кальма подавил мой стон.
        Обхватив ногами бедра Дриана, ощущала внутри его ритмичные толчки, и движения языка Кальма внутри моего рта, вторящие им. Просто неземное, будоражащее ощущение. Руки эльфа и дроу ласкали мое тело, вызывая россыпь разбегающихся мурашек и все новые и новые волны возбуждения.
        В какой-то момент тело снова содрогнулось в оргазме. Дриан кончил в меня и какое-то время мы застыли так. Потом он мягко выскользнул. И его место занял Кальм. Только он брал меня сзади, проникая в лоно мягко и осторожно. Дриан же ласкал меня спереди, его пальцы играли с моим клитором, а губы целовали грудь.

        Не знаю, сколько раз за эту бурную ночь я содрогалась от наслаждения. Но когда все закончилось, тело будто налилось приятной тяжестью. Я чувствовала себя абсолютно насыщенной и умиротворенной. В какой-то момент открыв глаза, с удивлением увидела, что эльфа и дроу нет рядом. Оторопело осмотрелась, ощущая влажные от пота простыни. Тут же в голове раздался смешок, показавшийся откуда-то знакомым.
        Ничего не понимая, я зажгла свечу и уставилась на дверь. Только тут осознала, что все это время она была заперта на задвижку. Я сама это сделала, боясь того, что, собственно, и произошло.
        Как же Дриан и Кальм попали сюда? Неужели применили магическую защиту? Нет, ну в таком случае почему я четко видела, как отворилась дверь? Бред какой-то.
        - Тебе понравился сон? - послышался в голове насмешливый голос.
        Айлинар?!
        Я поспешно схватила откинутое покрывало и натянула на обнаженное тело.
        - А ты все-таки страстная. Даже во сне. Сама с себя ночную сорочку сорвала.
        - Это вы на меня наслали все?! - дошло, наконец, до меня.
        - Показалось забавным, - усмехнулся он. - Ваша троица меня здорово развлекает. Между вами такие страсти кипят. Кстати, те двое видели сегодня во сне то же самое. Только для них это ты пришла к ним вместе с другим партнером.
        - Глупые у вас шутки! - возмутилась я.
        Снова послышался смех, потом голос Айлинара уже более серьезно сказал:
        - Мне показалось, что вы заслуживаете награды. За смелость и находчивость. Все трое просто изнываете от страсти, но не решаетесь признаться. Ты ведь даже не задумывалась, что возможен и такой вот вариант? Что вы можете остаться все вместе…
        - Да никогда ничего подобного не будет! - выпалила я.
        - Судя по тому, что было ночью, все вполне возможно, - усмехнулся он. - Я ведь придумал только начало сна. Все остальное вы сделали сами.
        Чувствуя, что сейчас сгорю от стыда, я закрыла лицо руками.
        Интересно, Кальму и Дриану он тоже расскажет о нашем виртуальном соитии? О том, что частично оно было реальным.
        - Не беспокойся… Не расскажу, - снова послышался смешок. - Предоставлю тебе право выбора.
        - И на том спасибо, - буркнула я. - Только больше таких экспериментов прошу на мне не ставить.
        - Только если попросишь сама… Ладно, буду с интересом наблюдать за развитием вашего плана. А потом тебя ждет то, что ты хочешь. Врата в твой мир. Самому интересно, кого ты возьмешь с собой, а кого обречешь на страдания.
        Вот знает же, как надавить на больную мозоль! Сволочь просто! Думать о необходимости выбора и его последствиях после сегодняшней безумной ночи было еще более мучительно, чем всегда.

        ГЛАВА 19

        Утром я не знала, как смотреть в глаза Кальму и Дриану. Заметила, как они тоже старательно отводят взгляды и поняла, что наверняка тоже думают о том, о чем и я. Только для них все, произошедшее ночью, оставалось фривольным эротическим сном. Я одна знала правду.
        Блин, вчера у нас была небольшая групповушка! И самое ужасное, что мне понравилось. Нет, этот мир точно меня сделал в корне испорченной девицей. Радовало, что скоро все тем или иным образом закончится. Кальм договорился с гномом об изготовлении гроба и тот пообещал выполнить заказ всего лишь за два дня. Жаль, что не за один, конечно. Но и так быстро.
        Я раздумывала над тем, на что потратить остаток своего пребывания в славном городе Глайне. Выходить на улицу - не очень удачный вариант. Теперь обо мне тут каждая собака знает. Выглядывая от нечего делать из окна, я видела толпы зевак, круглосуточно торчащих у дома. Даже Кальму с Дрианом приходилось буквально прорываться через эту блокаду. Кальм рассказал, что я теперь превратилась в знаменитость. Все с нетерпением ждали развязки - удастся ли мне одолеть лесную ведьму.
        Был и положительный момент во всем этом внимании - меня перестали ненавидеть. Теперь, когда проклятие сняли, люди наоборот меня воспринимали с симпатией. Ведь я еще должна была освободить их от жуткого чудовища, терроризирующего жителей несколько столетий.
        Но как-то меня это почему-то не утешало. В местных я разочаровалась раз и навсегда.
        Ни за что бы не осталась здесь! Если наш план удастся, поймаю Айлинара на слове и заставлю открыть врата в мой мир. О том, как буду жить в нем без моих жутко привлекательных поклонников, старалась не думать.

        Сюрпризом стало появление на пороге дома Файлии. Когда служанка Кальма доложила, кто хочет меня видеть, я опешила.
        И ей хватило наглости явиться сюда? После всего, что случилось?
        Первым порывом было приказать гнать ее в шею. Фигурально, конечно. Забитая местная прислуга и подумать не могла о том, чтобы проявить непочтение к высшей касте. Но потом я все же передумала.
        Каждый заслуживает второго шанса. Даже мне его дали. Пусть и в таком странном и спорном виде. И сама я хотела, чтобы Дриан тоже позволил мне исправить ошибку. Если Файлия искренне раскаивается, то, может, я и смогу искренне простить ее. Все будет зависеть от того, что и как она скажет.
        Кальма с Дрианом дома не было, и я приняла тетку одна, в роскошной, хоть и безликой гостиной. По утонченному личику Файлии трудно было понять эмоции. Она вовсе не выглядела загрызенной муками совести. Скорее, пышущей меланхоличной эльфийской красотой. Правда при виде меня тут же приняла скорбный вид, но я уже успела заметить ее прежнее выражение лица.
        Ну да ладно, может, я слишком придираюсь. Страдать ведь можно и по-разному. Необязательно демонстрировать это каждому встречному-поперечному.
        - Здравствуй, Арина, - душевным голосочком поприветствовала меня эльфийка. - Не представляешь, как я рада, что с тобой все в порядке.
        - Ну, можно сказать, что пока в порядке, - уточнила я. - Шансов на то, чтобы победить лесную ведьму, у меня не так много.
        - Да, я понимаю, - вздохнула она и кивнула в сторону ближайшего к ней кресла. - Ты позволишь мне присесть?
        - Да, конечно, - милостиво согласилась я и, дождавшись, пока она устроится в кресле, опустилась в такое же, стоящее напротив. - Что привело тебя ко мне? Я думала, мы уже все сказали друг другу.
        - Мы расстались нехорошо, Арина, - смутилась Файлия. - И меня это никак не отпускает. Я совершила страшную ошибку. Сама это понимаю. Есть ли малейший шанс, что ты меня простишь? Ну хоть когда-нибудь?
        - Ладно, прощаю, - вздохнула я.
        И правда ощутила, как с души спадает огромная тяжесть. Кто знает, может, я и впрямь скоро умру в стычке с ведьмой. Не хочется унести с собой груз обид.
        - Правда, прощаю, - добавила я, видя ее недоверчивую гримасу.
        - Спасибо, - улыбнулась эльфийка. - Не представляешь, как я рада. Знаешь, если бы можно было вернуться в прошлое, я бы никогда не поступила так.
        - Все мы ошибаемся, - протянула я, вспоминая свое собственное поведение.

        Мы заговорили с Файлией о разных пустяках. Совсем как раньше. Некоторое напряжение все еще чувствовалось, но становилось все меньше. Пока Файлия словно между делом не ляпнула:
        - Арина, а зачем ты хочешь взять с собой Дриана? Кто знает, как повернутся события. Что если он не вернется обратно? Неужели, ты и правда этого хочешь?
        Будто пелена спала с глаз. Я, наконец, все поняла. Вовсе не раскаяние привело сюда эльфийку. На меня ей было глубоко плевать. Она пришла просить не брать с собой дроу. Хотела оградить его от опасности. Файлия ни на йоту не верила, что наша затея закончится удачно. То, что умру я или Кальм, для нее не имело значения. Но она все еще грезила о Дриане. Небось, считала, что если ведьма прикончит меня, это автоматом устранит соперницу. Может, даже мечтала о таком исходе.
        У меня в горле пересохло от такого двуличия. Я не могла подобрать слов, чтобы выразить то, что сейчас чувствую. Потом глухо проговорила:
        - Я не заставляю Дриана идти со мной. И не буду удерживать, если он откажется. Более того, я сама убеждала и его, и Кальма, чтобы не шли. Это моя битва.
        - Видно, недостаточно хорошо убеждала, - осторожно произнесла Файлия. - Может, попробуешь еще раз?
        - Тебе лучше уйти отсюда, - послышался с порога металлический голос.
        Мы с Файлией обе вздрогнули и тут же взглянули на застывшего у дверей Дриана. Лицо бледнее, чем обычно, глаза горят каким-то нехорошим холодным блеском. Если бы он меня одарил таким взглядом, я бы уже горькими слезами обливалась. Но смотрел он на эльфийку. Я невольно обратила взор на нее и заметила, что у той глаза на мокром месте. Губы слегка подрагивали.
        - Дриан, позволь объяснить… Я…
        - Файлия, наверное, мне следовало с самого начала расставить все точки, - процедил он. - Не соглашаться на то подобие дружбы, которое ты вымаливала. Между нами вообще нет ничего общего. Да, раньше я испытывал к тебе пусть не любовь, но симпатию. Знаешь, почему? Считал тебя благородной и великодушной. Только поэтому продолжал общаться. Но то, что ты сделала… Наверное, даже мои сородичи постеснялись бы после этого в глаза мне смотреть. Ты же являешься, как ни в чем не бывало! Убирайся прочь! Я даже знать тебя не хочу!
        - Дриан, пожалуйста… Я… - лепетала она, с силой вцепившись в подлокотники.
        В несколько прыжков оказавшись рядом с ней, дроу выдернул девушку из кресла и потащил к двери.
        - Запомни, даже если я вернусь живым и здоровым, между нами никогда ничего не будет! - напоследок рявкнул он и вышвырнул ее из комнаты. Потом запер за собой дверь на щеколду и повернулся ко мне. Дриан тяжело дышал, на его скулах играли желваки.
        - Ты был очень жесток с ней, - заметила я, невольно ощутив жалость к незадачливой сопернице. Хотя она, наверняка, в схожей ситуации бы порадовалась.
        - Из-за нее тебя… ты бы… - он осекся и замотал головой. - Даже думать об этом не могу.
        - Ты же сам сказал, что хочешь забыть меня, - с горечью заметила я. - Для тебя так наоборот было бы лучше. Быстрее бы…
        Он не дал мне договорить, приблизившись так стремительно, что я даже вскрикнула. Схватив за руку, выдернул из кресла, как только что Файлию. Я уже ждала, что так же выкинет из комнаты, но вместо этого Дриан прижал меня к себе. Я ощущала у своего уха его прерывистое горячее дыхание. Когда я запрокинула лицо и робко потянулась к его губам, он тут же отпустил. Не заботясь о том, что я чуть не упала от резкого движения, повернулся спиной и бросился к двери.
        - Дриан!
        Он даже не обернулся, раздвинул щеколду и ринулся прочь.
        Мои глаза тут же наполнились слезами. Ну почему он не дает шанса? Нам обоим… Как же паршиво на душе! От того, что не можешь ничего изменить.

        ***

        До городских ворот нас провожали, как героев. За нами шла целая толпа, даже отец Дриана пожелал проводить. Он пытался поговорить с сыном, но тот и ему не дал ни одного шанса.
        Ну вот как можно быть таким твердолобым и непримиримым?! Не дроу, а осел настоящий! Вот умела бы я превращать людей во всякую живность, точно бы его этим животным сделала. Может, хоть тогда бы что-то дошло.
        Несмотря на всеобщую поддержку, хотелось побыстрее избавиться от постороннего присутствия. Все еще не могла отделаться от воспоминания об этой самой толпе, только понукаемой совсем другими эмоциями. Как они гнались за мной и Кальмом, словно озверевшие зомби. Наверное, не скоро я смогу забыть об этом и избавиться от страха перед толпой. Мне то и дело казалось, что достаточно небольшой искры - и люди снова озвереют.
        К счастью, этого не произошло, и вскоре наша процессия уже выкатила из города.
        В этот раз мы ехали в повозке - как-то иначе гроб перевозить было бы проблематично. Кальм и Дриан решили по очереди править лошадью. Я же Царевною Лебедь восседала на почетном месте и старалась не упасть, когда повозка подпрыгивала на ухабах. Если бы не гробяра, можно было бы устроиться поудобнее. Но он занимал почти все свободное пространство. Мне же оставалось сидеть, как курице на насесте. Раз я даже всерьез задумалась о том, чтобы лечь внутрь. Все удобнее было бы.
        Тут же меня саму покоробило от этой мысли, и я покачала головой.
        Ну нет, успею еще належаться, когда умру.
        Чтобы опять не возникло ненужного соблазна, я даже отодвинулась подальше. Насколько, конечно, позволяло ограниченное пространство.
        Дриан с Кальмом, на удивление, нашли общий язык и вполне мирно беседовали. На меня не обращали ни малейшего внимания, предоставив обществу самой себя.
        Тоже мне, поклонники!
        Правда, я вовремя напоминала себе, что если бы не они, тряслась бы сейчас тут одна. И неизвестно как бы потом тащила гроб в чащу леса, куда повозка точно не проедет. Последнее соображение навело меня на мрачные мысли о скорой возможной кончине, и я протяжно вздохнула.

        - Ты чего вздыхаешь? - тут же отреагировал Дриан, с усмешкой оборачиваясь ко мне.
        От его вчерашнего серьезного выражения лица, выдававшего настоящие чувства, не осталось и следа. Снова, вражина, нацепил маску!
        - Да так, скучно мне, - в тон ему заявила я. - Вы бы хоть анекдот рассказали, что ли.
        - Анекдот? - с удивлением проговорил Кальм.
        Вспомнив, с кем имею дело, я закатила глаза.
        - Ну, это история такая коротенькая, смешная.
        - А-а-а… - глубокомысленно протянул эльф и пожал плечами.
        Было похоже, что он все равно толком не понял, о чем я.
        Я торопливо прокрутила в голове жалкие остатки воспоминаний.
        Ну вот почему, когда нужно рассказать анекдот, из памяти тут же все выветривается. Вспомнился только совсем уж дурацкий, зато, можно сказать, в тему. Я радостно начала рассказывать:
        - Ну вот, например… Родился у одного эльфа сын. Странный такой, на эльфа не особенно и похож. С глазами огромными, клыками чуть ли не до живота, да еще с рогами. Страшный, как смерть! Вот эльф у жены и спрашивает: «Почему у нашего сына такие глазки большие?» Она ему: «Да это чтобы тебя лучше видеть» Он: «А уши почему такие большие?» «Да это чтобы лучше тебя слышать». «Ладно, ну а рога ему зачем?» «Ну, а это чтобы на тебя был похож».
        Я захихикала. Эльф и дроу переглянулись, потом посмотрели на меня, как на полную идиотку, и вернулись к прерванной беседе.
        - Ну и ладно. Раз с юмором у вас плохо, не буду больше ничего рассказывать, - обиделась я и скрестила руки на груди. Тут же чуть не упала, когда повозка в очередной раз попала в рытвину, и вцепилась в свой насест.
        Потом еще начала углубляться ни с того ни с сего в смысл анекдота и вообще настроение испортилось. Вот как раз про измену сейчас только и не хватало намекать! Ну не дура ли?! Вот точно бабушка правду говорила: «Лучше молчи, за умную сойдешь». Права была. Сто процентов.

        До леса мы добрались часа через два.
        Пришлось отпустить лошаденку и оставить повозку. Кальм с Дрианом, кряхтя, взвалили на плечи гроб и понесли дальше. Хорошо еще, что эльфы сильнее обычных людей, а то им бы вообще несладко пришлось. Я же с лопатами на плече шла следом и старалась не путаться под ногами.
        Наконец, еще через полтора часа блужданий мы нашли подходящую полянку и решили остановиться там. Немного передохнув, мужики выкопали яму, я же наносила веток и замаскировала ее. Все приготовления были готовы. Оставалось ждать нашу дорогую гостью.
        Я заняла почетное место сразу за ямой, прислонившись спиной к дереву. Надеялась, что ведьма все-таки появится с той стороны, что нужно. Иначе мне труба. Если, конечно, мои парни вовремя не отвлекут ее на себя. Кальм и Дриан укрылись за ближайшими деревьями с арбалетами наготове.
        И вот тогда мы все трое начали пробуждать магическую силу.
        Я вспомнила свои удачные опыты в Глайне и, не без труда, но все же настроилась на нужную волну. Тотчас же мириады волнующих ощущений наполнили тело. Это было еще мощнее, чем в роще эльфов! Тут целый лес пытался коснуться меня своей душой. Даже голова закружилась от наплыва эмоций. Позабыла обо всем. О том, для чего мы сейчас это делаем, о том, что где-то поблизости может блуждать лесная ведьма. Казалось, я сама стала лесом, а лес мной. Он питал меня, убаюкивал, заставлял испытывать упоительную эйфорию.
        Где-то поблизости чувствовала прикосновение другой живой энергии. Вернее, других. Эльф и дроу. Они тоже стали единым целым с этим лесом и со мной.
        Только резкий окрик Дриана вырвал меня из этого блаженного состояния:
        - Она идет! Арина, приготовься!
        Я словно вынырнула из волшебного океана энергии и тут же почувствовала, как тело леденеет.
        Опасность! Казалось, каждая клеточка леса предупреждала меня об этом и отдавалась внутри колокольным звоном.
        Я больше не чувствовала энергию Дриана и Кальма. Теперь только я должна была приманивать ведьму. Нахлынула самая настоящая паника. Я с трудом заставляла себя удерживать связь с лесом. Больше всего хотелось спрятаться где-нибудь в укромном уголке и там переждать опасность. Но нет! Я не имею на это право. Ведьма уже рыщет по нашим следам. Есть только один шанс остановить ее. Если проявлю малейшую слабость, умру. Мы все умрем.
        Придерживаясь сзади руками за ствол оранжевого дерева, похожего на дуб, я заставила себя подняться на ноги. Всматривалась до рези в глазах в окружающее меня разноцветье, пытаясь разглядеть белую фигуру. Но когда она все же с быстротой молнии появилась, оказалась к этому не готова.
        Черт, как же она стремительно двигается! Чудовище с жуткой оскаленной пастью неслось прямо ко мне. На мгновение показалось, что она просто перемахнет нашу жалкую ловушку и тогда мне точно конец.
        Но ведьма вдруг застыла столбом, не добежав всего два шага. Она втянула носом воздух и резко повернула голову вправо.
        Черт! Почуяла Дриана, что ли?
        У меня все обмерло внутри, когда чудище, в подтверждение моих мыслей, ринулось в ту сторону.
        Ни я, ни Кальм не знали, что делать. Если эльф выстрелит сейчас, то только обратит внимание ведьмы на себя. Ничем не поможет Дриану. Блин! Что же делать?

        Ведьма скрылась за кустами, где в засаде сидел дроу, и я услышала его приглушенный крик.
        - Не-е-ет! - завопила я так, что уши заложило. - Вернись, сволочь! Сюда иди!
        Представив, что она сейчас делает с моим дроу, я и вовсе сползла на землю.
        Что же делать?
        Кальм выскочил из укрытия и ринулся на помощь. В воздух взвились белые стрелы. Наверное, ни одна из них в цель не попала, потому что совершенно ничего не изменилось.
        Всплеск силы во мне оказался таким неожиданным, что меня всю выгнуло. Сила волнами лилась по телу, а я никак не могла с ней справиться. Настолько мощный поток, что я едва разум не утратила. Даже не ожидала, что в состоянии держать в себе такой сгусток энергии. Наверное, только мысли о Дриане помогли мне взять себя в руки. Не знаю, как, но я собралась и швырнула в заросли, за которыми скрылся теперь уже и Кальм, настолько мощный поток, что меня саму опрокинуло плашмя. Я даже о ствол ударилась. Но пусть теперь голова у меня раскалывалась, словно после жуткого похмелья, это подействовало!
        Ведьма выскочила из-за кустов, словно за ней черти гнались. Кальма и Дриана отнесло на несколько метров по обе стороны от нее. Жуткие глазницы с горящим в них рубиновым огнем уставились на меня. На физиономии отражалось что-то вроде восторга или предвкушения. Разбираться в эмоциях этой твари я была сейчас точно не в состоянии. Чувствовала себя выжатым до капли лимоном. Сил хватало только на то, чтобы держать голову приподнятой и наблюдать за несущейся на меня смертью.
        Кальм и Дриан что-то кричали, но я не разбирала ни слова. Как в замедленной съемке наблюдала за движениями лесной ведьмы.
        Вот она поравнялась с ловушкой. Сердце пропустило удар в то короткое мгновение, когда мне показалось, что она ее просто перемахнет. Но нет… Со всего размаху обрушившись на поваленные сверху ветви, она полетела в яму. Тотчас же рядом оказались Дриан и Кальм, засыпая ее градом стрел, чтобы не успела выпрыгнуть. Ведьма визжала так, что у меня кровь стыла в жилах от этого жуткого звука. Сама же я никак не могла вернуться к реальности. Будто все это происходило одновременно со мной и не со мной. Только когда с громким стуком захлопнулась крышка, поддетая прутом Дриана, и ведьма оказалась погребена в своем новом страшном жилище, я начала приходить в себя.
        Эльф и дроу ринулись ко мне, помогли сесть. Они наперебой расспрашивали меня о самочувствии и тормошили, как тряпичную куклу. Оба явно тоже еще не отошли от всего, что произошло.
        - Арина, как тебе удалось?! Эта вспышка силы! Ни один эльф или дроу не может выплеснуть столько! - кричал Кальм.
        - Ведьма меня тут же отшвырнула, как только почувствовала это! - вторил ей Дриан. - Настолько лакомым куском ты для нее оказалась.
        Я устало покачала головой.
        - Понятия не имею, как все это получилось… Может, слишком испугалась за вас обоих.
        - Как бы то ни было, мы победили! - с нотками ликования в голосе воскликнул светлый эльф. - Ты это понимаешь?! Мы победили лесную ведьму!
        Я без всякого энтузиазма кивнула. Сейчас была просто не в состоянии выражать какие-то восторги. Настолько вымотанной себя чувствовала. Они еще что-то говорили, но я уже не слышала. Веки сами собой сомкнулись, и я погрузилась в глубокий сон.

        ГЛАВА 20

        Когда я снова открыла глаза, мы ехали в повозке. Понятия не имею, как здесь очутилась. С недоумением подняла голову и осмотрелась.
        Слава богу, гроба рядом не было. Я лежала на соломе. Рядом со мной сидел Кальм, а Дриан правил лошадьми. Посмотрев чуть дальше, я заметила едущую впереди еще одну повозку и отряд эльфов.
        В ответ на мой молчаливый вопрос Кальм мягко сказал:
        - Ты спала целые сутки. Мы решили, что один из нас пойдет за помощью, а другой останется рядом. Так что успели и в Глайн сходить, и вернуться, пока ты проснулась. Сейчас едем домой.
        Я прислушалась к внутренним ощущениям, опасаясь снова почувствовать жуткую головную боль. Но с облегчением убедилась, что все нормально. Сон действительно помог мне, и теперь, кроме немного затекших мышц, ничто не беспокоило.
        Сев рядом с Кальмом, я тихо сказала:
        - Глайн - не мой дом. И ты об этом знаешь. Мне нет места в вашем мире. Теперь, когда я выполнила свой долг, Айлинар позволит мне вернуться. На Землю. Туда, где мой единственный дом. Бабушка.
        Мои глаза наполнились слезами при одной мысли о родном человеке.
        Наверняка она с ума сходит, переживая за меня.
        Кальм некоторое время задумчиво смотрел на меня, потом повернул голову в сторону Дриана и крикнул:
        - Разворачивай! Мы едем в другое место.
        - Куда? - обернувшись, спросил Дриан.
        Посмотрел на меня и тут же отвернулся. Будто боялся, что взгляд выдаст его чувства.
        - В рощу вашего бога, - откликнулась я.
        Плечи Дриана напряглись, но он все же выполнил мою просьбу. Заняли лишь несколько минут переговоры с эльфами, и вскоре мы уже всей честной компанией и двумя телегами ехали к роще Айлинара. Я решила, что если привезем к нему такой трофей, как ведьма, он уж точно не откажется от своих обещаний.

        По дороге мы почти не разговаривали, испытывая странную неловкость. Наверное, ощущали, что это волнующее приключение для каждого из нас подходит к концу. Вскоре придется снова вернуться к прежней жизни, к которой мы привыкли. От этого было больно и душу просто раздирало от попыток примириться с таким положением вещей. Но я понимала, что так будет лучше всего.
        Если бы Дриан позволил мне искупить свою вину, я бы могла остаться в его мире. Но он не пожелал даже поговорить со мной. Я могла бы сделать счастливым хотя бы Кальма, но при одном взгляде на него вспоминала бы каждый раз о том, что утратила. О своей непоправимой ошибке, стоившей мне так дорого.
        До рощи Айлинара мы добрались, когда солнце уже клонилось к зениту. Деревья, озаряемые кроваво-оранжевыми отблесками, создавали и вовсе фантастический пейзаж. Настолько причудливый, учитывая царящее вокруг разноцветье, что у меня дыхание перехватило.
        Как жаль, что при мне нет фотоаппарата! Такое зрелище произвело бы фурор в нашем мире! Хотя наверняка подумали бы, что я фотошопом воспользовалась. Вряд ли бы поверили, что такое может существовать в реальности. Но сейчас к восхищению от созерцания великолепной природы примешивалась грусть. Я вижу это в последний раз. Потом мир Айлии будет мне являться разве что в воспоминаниях и снах. И хуже всего, что я ни с кем не смогу поделиться этим удивительным приключением. Даже с бабушкой. Никто мне просто не поверит, а то еще и психом посчитают.
        Эльфы поставили гроб с запертой в нем ведьмой поблизости от капища. После этого выстроились на почтительном отдалении. Я же смело подошла к алтарю и, уставившись куда-то вверх, позвала:
        - Айлинар, я выполнила свое обещание. Теперь твой черед выполнить свое.
        Некоторое время вокруг царила лишь тишина, прерываемая привычными звуками природы и дыханием собравшихся. Потом в воздухе раздался знакомый громогласный голос:
        - Ты хорошо потрудилась, девочка! Доказала, что достойна жить. Теперь лишь от тебя зависит, как распорядиться своей жизнью. Ты можешь остаться здесь и занять свое место в мире Айлии…
        - Мы оба знаем, что я здесь всегда останусь чужой, - прервала я. - Да и ваши порядки слишком сложные для меня. Много запретов, которых я не понимаю. Вы обещали, что я смогу вернуться в мой мир.
        - Разумеется, - в голосе Айлинара послышалась усмешка. - Тогда ты можешь уйти прямо сейчас.
        Воздух передо мной задрожал от хлынувшей в него энергии. Несколько мгновений - и возник радужно переливающийся портал. Я в восхищении замерла, ощущая, как по телу толпами бегают мурашки.
        Дверь домой. Остается сделать всего лишь шаг - и я окажусь в привычном и понятном мире.
        Я неуверенно обернулась и отыскала взглядом Кальма и Дриана. Оба смотрели на меня со странным выражением, которое я не могла разгадать. Не сговариваясь, они двинулись ко мне. Всхлипнув, я поочередно обняла обоих и воскликнула:
        - Я никогда вас не забуду. Но так, правда, будет лучше. Вы не сможете жить в моем мире, а я в вашем.
        - Я готов рискнуть, - неожиданно воскликнул Кальм. - Уже говорил тебе, что готов пойти за тобой куда угодно.
        Я замерла, чувствуя, как щеки заливает краска. Неуверенно глянула на Дриана.
        Как бы была счастлива, если бы он сказал мне то же самое.
        Он, действительно, сказал. Но вовсе не то, чего я ждала:
        - Думаешь, я отпущу тебя, не убедившись, что ты в безопасности? Так что пока ты от меня не избавишься.
        - А я пойду с тобой, потому что надеюсь, что ты все же сможешь однажды изменить свое отношение ко мне, - заявил Кальм. По его каменной физиономии было понятно, что не передумает.
        Неожиданный поворот событий привел меня в замешательство.
        - Ну нет! - взорвалась я, наконец. - На этот раз я сама решу, как быть. И как будет лучше для нас всех!
        Бросив на Дриана последний тоскливый взгляд, я одним стремительным движением запрыгнула в портал.

        Несколько удивительных мгновений, когда мое тело словно растворилось в окружающих его потоках энергии. Понимание того, что я сделала правильный выбор, и в то же время грусть из-за того, что потеряла. А в следующий момент я уже стою на другой стороне. Мгновенно все мысли улетучились, остались лишь ошеломление и страх.
        Стою на песке, цветом напоминающем кровь. Небо над головой ярко-желтое, необычное. Солнце на нем кажется красной кляксой. Насколько хватает глаз, тянется лишенное растительности пространство. Ни одного живого существа: ни птички, ни самого неказистого тушканчика.
        Это точно не Земля.
        Понимание того, что коварный божок вовсе не думал меня возвращать домой, выплеснулось ушатом холодной воды. Он все же обрек меня на смерть. По его мнению, такое существо, как я, не должно пачкать землю нормальных обитаемых миров. Совершенно обессиленная обрушившейся на меня правдой, я рухнула на колени и обхватила голову руками.
        Через несколько секунд, показавшихся вечностью, надо мной раздался насмешливый голос:
        - Вот знал я, что отпускать тебя одну не стоит.
        Я резко подняла голову, не веря собственным глазам. Передо мной стоял дроу, лениво перебирающий пальцами амулет на груди.
        - А я знал, что все равно тебе понадоблюсь. Как бы ты это ни отрицала.
        Некоторое время я молча смотрела на него, чувствуя, как сердце ускоряет ритм. Потом вздохнула.
        - Ну вот и кто тебя заставлял сигать за мной в портал? Теперь умрем вдвоем. Вот и все.
        - Лично я умирать не собираюсь, - воскликнул Дриан и подал мне руку. - Из этого мира нам точно стоит убраться. А потом подумаем, как найти дорогу, ведущую к твоему дому.
        Опершись на его ладонь, я поднялась на ноги.
        - Ты точно сумасшедший… - пробормотала я, стараясь скрыть замешательство. От его близости все внутри, как обычно, превращалось в желе. - Хорошо хоть Кальм за тобой не пошел.
        - Думаю, он все-таки понял, кого ты на самом деле хотела бы видеть рядом, - тихо сказал Дриан. - По твоему последнему взгляду. Как и я.
        - Но ты же так и не простил меня.
        - Знаешь, - выдержав полуминутную паузу, проговорил он, - когда ты запрыгивала в портал, я вдруг представил, как буду жить без тебя. И все эти обиды, недоразумения… Они показались чем-то несущественным. Мне понадобится время, чтобы все забыть… но… Думаю, однажды я смогу это сделать.
        - Дриан, - у меня дыхание перехватило от чувства, горящего в его глазах. - Я сделаю все, чтобы искупить свою вину. Правда…
        - Ну, сначала я отомщу тебе с какой-нибудь хорошенькой земляночкой, - усмехнулся он. - А потом…
        - Что?! - Я едва не взорвалась при одной мысли об этом.
        Он рассмеялся и прижал меня к себе.
        - Да шучу я… Больше никто и никогда не встанет между нами. Никакие светлые эльфы и прочие субъекты, - последние слова прозвучали с издевательской интонацией, но безошибочным внутренним чутьем я поняла: он сумеет простить. Пусть и правда пройдет какое-то время, но это произойдет.
        Спрятав лицо на его груди, я зарыдала. Только теперь уже от счастья.
        - Ну ты чего? Говорил же, что терпеть не могу слез, - услышала я ворчливый голос.
        - Все, уже не плачу… - Я вытерла мокрые щеки и посмотрела на Дриана, стараясь вложить всю свою любовь в этот взгляд.
        Что бы ни случилось с нами дальше, в какой бы мир ни забросила судьба, я знала - мы все переживем и однажды вернемся домой. И на этот раз ничто уже не сможет встать между нами. Кальм же… Я от души надеялась, что когда-нибудь он встретит хорошую девушку, которая полюбит его так, как он этого заслуживает.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к