Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Кот в красной шляпе Саша Суздаль
        Коты-Хранители #1 Первая книга из серии «Коты-Хранители».
        Главная героиня - Элайни, накануне своих шестнадцати лет и вступления на трон королевства Страны Фрей, получает от своей тёти, регента королевства Маргины, фамильный перстень с камнем из амазонита, о свойствах которого никто не помнит.
        Все бы ничего, только Элайни, балуясь с перстнем, превращается в кота, которого выгоняют на улицу, да, к тому же, от огорчения пожелав тихого места, она оказалась на Земле, спровоцировав аварию автомобиля Сергея, второго главного героя. Испугавшись, Элайни возвратилась на свою планету, Глаурию, прихватив с собой Сергея, совсем того не желая.
        Чтобы возвратить Сергея назад, на Землю, герои преодолели долгий путь, нашли друзей и встретили врагов, невольно развязали войну и вызвали на себя внимание Хранителей, необычных существ, курирующих порядок в Галактике.
        Саша Суздаль
        КОТ В КРАСНОЙ ШЛЯПЕ
        Все имена, названия и определения приведены к форме понятной для жителя Земли. Они не соответствуют реальным, так как не имеют аналогов, к тому же никак не влияют на содержание книги.
        Очевидец
        Детерминация
        Утреннее солнце плескалось в верхушках мелких волн и точно вытягивало из них белую пену, которая старалась выпрыгнуть на узкую песчаную бровку берега, укрытую дальше, для приличия, темно-зелёной травой. Озеро было большим, и противоположный берег просматривался в дымке, закрывающей не только берег, но и долину за ним, расположенную между гор.
        На берегу озера сидел рыжий кот и смотрел в воду. Непонятно, что он там увидел, но сидел, таким образом, долго, с самого утра, неподвижно уставившись своими зелёными глазами на бегущую рябь. Мелкая рыбёшка, принимая кота за естественную принадлежность берега, крутилась, ничуть не страшась, под самым его носом. Но, видимо, кота не интересовала рыба, так как на неё он не обращал внимания, а его взор фокусировался гораздо глубже, на самом дне.
        Возможно, он наблюдал странные, мелкие полупрозрачные капли, которые собирались вместе, притягиваясь друг к другу, как магнитом и сбивались в комок. Проплывающий рядом губастый сазан сглотнул их всех разом и, довольный, уплыл, не заметив, что капли, попав в желудок, превратились в одну, большую, которая провалились вниз, в ил, как будто желудок сазана был дырявый.
        Рядышком появилась ещё одна большая капля, а если бы кто забрался под воду и посмотрел вниз, то увидел бы, что всё дно усеяно такими же каплями, которые медленно, но неуклонно собирались в одно место - туда, где остановился взор рыжего кота.
        Нетерпеливый кулик-сорока обосновался невдалеке и, пару раз прокричав: «Ке-вик, ке-вик», хотел опустить свой красный клюв в воду, но, присмотревшись к коту, не рискнул и улетел на другой берег.
        Плавающий рядом сазан не успокоился и нацелился на более крупный кусок, но тот, неожиданно для сазана, превратился в ужасное безобразие, которое щёлкнуло челюстями и чуть не заглотнуло сазана в себя. Испуганная рыба мгновенно скрылась в зарослях вьющихся растений, поднимающихся со дна. Плавающие челюсти скукожились и вытянулись вверх к поверхности озера, где, переливаясь, как фонтан, поднялись бесформенной пастью с одним глазом над ней, которая схватила кота за голову, но ничего сделать не смогла.
        С сожалением оставив голову, челюсть захлопнулась, уткнувшись в кота единственным глазом, всё время вытягиваясь вверх и раздаваясь вширь, пока не нависла над ним изогнутой тушей. Под глазом существа появилось ухо, которое пошамкало и сказало:
        - Кто я?
        - Ты Хранитель[Хранитель - димензиальная (димензиальность - это мерность, число измерений пространства и времени, в которых происходит развитие объекта и субъекта Созидания) структурированная материя, существующая в пяти, шести и семи измерениях, с заложенной самообучающейся программой сохранения энтропии Вселенной. Кем созданы Хранители - неизвестно. В подчинённом положении следуют указаниям Творцов, Наблюдателей, Созидателей.] , - ответил кот и бухнул в глифомы[Глифома - ячейка памяти Хранителей. Слабая человеческая аналогия - голографический снимок.] существа стандартную модель Хранителя. Существо задёргалось во все стороны, попеременно принимая разнообразные лики, пока не остановилось на чёрном человеке, который плавал лицом и конечностями.
        - Пойдём, - сказал кот и, перебирая лапами, двинулся прямо по воде, едва её касаясь. Хранитель отправился за ним, нелепо переваливаясь, иногда оплывая, как свечка, и пропадая в воде, а потом снова появляясь, поправляя перепрыгнувшие на лоб глаза. Они медленно перешли на другой берег и двинулись вдоль реки, впадающей в озеро.
        - Куда мы идём? - дискантом, переходящим в бас, спросил Хранитель и кот, показывая лапой на далёкий зелёный холм с частоколом скал наверху, сказал:
        - Туда. Там станция репликации[Репликатор - средство передвижения, делающее каналы между мирами.] .
        Так они и шагали дальше: впереди рыжий кот, а за ним неуклюжий чёрный человек, в одночасье ставший Хранителем.
        На далёкой планете Деканат женщина с лицом радости и уныния, называемая Фатенот, взяла в руки новую белую нить, чтобы вплести её в полотно жизни, определяя судьбу Хранителя и цвета его фортуны.
        Репликация первая
        Хенк
        Артур Крайзер Мирх Баруля жалел, что не воспользовался флаэсиной, а ехал в карете, пусть и роскошной, но подверженной превратностям пути: любой дождь мог превратить дорогу в непроходимое болото, и тут никакое волшебство уже не поможет, а придётся подставлять свои плечи под карету, выталкивая её из грязи. Хорошо, что он ехал не один - с ним был будущий преемник страны Маргов, его сын Хенк Артур Крайзер Баруля, и Персиван Еффре, его товарищ по Академии Маргов, называемый всеми не иначе, как Перчик. Своего помощника и дипломата Увина Партера он не считал - тот был мудр головой и обладал силой воли, но надеяться на его мускулы было смешно.
        Причина, по которой такой уважаемый человек пустился в путь, была проста - его сын-балбес достиг того возраста, когда приносить неприятности отцу стало главной его особенностью. Юноша был красив и остроумен, но шкодлив, как кот, и его проделки в Академии у педагогов вызывали только одно желание, чтобы это высокородное чадо поскорее покинуло учебное заведение.
        Академию чадо окончило и теперь измывалось над сотрудниками Урвина Партера, куда его пристроил отец. Ни на что больше не надеясь, Артур Баруля решил женить своего отпрыска, чтобы тот остепенился, но мудрый Партер на чудо не рассчитывал.
        Страна Маргов, которой по династической принадлежности правил Главный Марг Артур Баруля, располагалась на правом берегу Леи, охватывающей всю страну огромным кольцом, пока река не вливалась в самое большое водное пространство страны, озеро Винос. Морей или океанов ни в Стране Маргов, ни в соседней, Стране Фрей, не наблюдалось, а что находится за плотной стеной гор, окружавших эти страны со всех сторон, не знал никто, так как никому не удалось преодолеть горный барьер.
        Свою землю и марги, и фреи из древних времён называли Глаурией и считали, что она заканчивается за горными пиками. Река Лея, от начала до конца своего пути, разрезала пирог, окружённый зубцами гор, на две равные половинки, чтобы маргам и фреям досталось поровну.
        Как вышло, что такие разные юноши, как Хенк и Персиван могли подружиться, было известно только им самим, но Артур Баруля дружбе сына не препятствовал, надеясь, что присутствие Перчика, немного флегматичного и мечтательного, пойдёт на пользу его сыну. В Академии Перчик учился на полном пансионе, так как его попечитель умер, едва Перчику исполнился год, унося в могилу имена его родителей.
        После окончания Академии он навесил на дверь нанимаемой им квартиры табличку «Марг Персиван Еффре», на которой ниже было приписано «волшебство первой категории». Перчик очень гордился этой надписью и любовно протирал её чуть ли не каждый день. Её подарил знакомый художник Флоран, которому Перчик, совсем того не желая, сделал магическую кисточку, пишущую одновременно всеми цветами радуги.
        Можно было сказать, что предмет «практическая магия» вызывал у Перчика не самые приятные ощущения с самого начала учёбы, так как результаты его магических опытов были непредсказуемы. Возможно, причина была в том, что Персиван не мог сосредоточиться и его мысли, помимо воли, окунались в мечты и фантазии, в которых он тонул целиком. Так что услугами новоиспечённого марга пользовались разве что по незнанию.
        Перчик лежал на кушетке, которая служила ему и постелью, и офисной мебелью, пребывая далеко за пределами снимаемой им комнате, и мечтал о чем-то красивом и воздушном, как в дверь неожиданно постучали. Перчик вскочил и открыл врата офиса.
        - Здравствуйте, Персиван, - поздоровалась Мари Банин, вежливо проходя в комнату и усаживаясь на край кушетки. Платочком в правой руке она, почему-то, прикрывала лоб. В свой прошлый приход Мари, соблазнённая табличкой Перчика, заказала ему талисман, способный привлечь к ней марга Вайриса. Сейчас она подняла свои голубые глаза на Перчика и положила на край стола деревянную чурочку на нитке, которую в предыдущий приём всучил ей Перчик, и огорчённо сказала:
        - Вы знаете, Перчик, этот талисман не помогает, а скорее наоборот - теперь Вайрис меня даже видеть не хочет.
        - Он что, не привлекает? - удивился Перчик, разглядывая деревяшку.
        - Привлекает, - вздохнув высокой грудью, сказала Мари, - только пчёл.
        Она отняла руку со лба, и Перчик смог полюбоваться шишкой.
        - Другая - в интимном месте, - горько сообщила Мари. Где, она не показала, но в то, что талисман привлекает пчёл, Перчик поверил - одна странная пчела появилась в комнате, кружась над ним.
        - Сейчас я её нейтрализую, - доверительно сообщил Перчик, сосредоточился и щёлкнул пальцами.
        - Всё, - сообщил он, победно глядя на Мари.
        Странная и безграмотная пчела, вместо того, чтобы исчезнуть, раздвоилась, зараза.
        - Я пойду, - подозрительно быстро засобиралась Мари. - Сколько я вам должна?
        - Мари, вы ничего мне не должны, - честно признался Перчик, отмахиваясь талисманом от пчёл. Мари исчезла и тут же снова застучала в дверь.
        - Вы что-то забыли? - спросил Перчик, поднимая глаза. На пороге стоял хозяин комнаты Торронт Милк.
        - Уважаемый марг Перчик, - заложив руки назад и подняв подбородок, с сарказмом сказал Милк, - я видел, что у вас были клиенты. Не соблаговолите ли вы расплатиться за квартиру? - он опустил по-бычьи голову, посмотрел на Перчика из-под бровей и продолжил: - А также за питание и постель?
        - Господин Милк, к сожалению, сейчас я с вами расплатиться не могу.
        - Ах, вы не можете, господин марг? - с ехидной смиренностью опустил голову Милк и, сделав ужасное лицо, навис над Перчиком, - Так выметайся сейчас же, бездельник! И чтобы тебя я больше не видел!
        Две пчелы не перенесли надругательства над Перчиком и ужалили Милка прямо в лысину, а Перчик, во избежание эксцессов, сейчас же принялся выметаться. Все его имущество поместилось в школьную сумку. Сверху Перчик положил дощечку с надписью
«Марг Персиван Еффре», и быстро вышел из дома.
        На улице светило солнце, и Перчик шёл, не размышляя, куда идёт, мечтая о своём и не замечая окружающих. Так бы дошёл до синих гор, если бы его не остановили ударом по плечу:
        - Перчик, привет!
        - Привет! - машинально сказал Перчик и поднял голову. Перед ним, улыбаясь, стоял Хенк Баруля. Студент Баруля был личностью известной и привилегированной в Академии, но нравился всем за бесшабашный нрав. Все ему сходило с рук, единственное чего он боялся - своего папаши, Главного Марга Страны Маргов. Каким образом тот воздействовал на своего сына - неизвестно, но Хенк слушал его беспрекословно.
        - Перчик, смотри! - гордо выгнув грудь, сказал Хенк, показывая восьмиконечную звезду. - Я теперь в Совете Маргов!
        - Поздравляю! - искренне порадовался Перчик. Друзьями в Академии они не были, но воспоминание о ней объединяло, несмотря на то, что Перчик часто был предметом шуток Барули. Правду говоря, Хенк шутил над всеми подряд: и учениками, и преподавателями, так как его изощрённый ум видел каверзу там, где её невозможно вообразить.
        - Перчик, ты куда направляешься? - обнимая его, спросил Баруля. Перчик, не скрывая, все рассказал. Баруля, наморщив на мгновение лоб, сообщил:
        - Так! Все! Решено! Ты едешь со мной! - и, увлекая Перчика в ближайшую таверну, Хенк объяснил, что отец задумал его женить и поддержка товарища будет как нельзя кстати: «Так приказал папаша! Деваться некуда!» - и что лучшего спутника, чем Перчик - не сыскать. Перчик вначале сомневался, но увидев на столе кружки с пивом, курицу и закуски, подумал - а почему бы и нет? И подняв пиво, они принялись обсуждать весёлую, в основном Хенка, жизнь в Академии Маргов.
        Так они просидели почти до вечера, пока Баруля, вспомнив, не спохватился и потянул Перчика к себе домой. Возле резиденции Главного Марга их уже ждали. И не кто-нибудь - сам Главный Марг Артур Крайзер Мирх Баруля, стоящий возле дорожной кареты.
        Хенк, под пронзительным взглядом отца, спросил разрешения взять Перчика в компаньоны, расписывая его исключительную скромность и порядочность. Отец поморщился, мельком взглянул на Перчика и махнул рукой. Хенк и Перчик забрались во второе, заднее, отделение кареты и, шутливо толкаясь, уселись. Артур Баруля восседал в первом отделении вместе со своим помощником Увином Партером.
        Карета тронулась, и вскоре они выехали из столицы Страны Маргов, Магнума, двигаясь по дороге в направлении города Тата. Оживлённо беседуя, Хенк и Перчик любовались мелькавшими сзади видами на дорогу, на сельские нивы, на леса, на деревни и переправы, пока, наконец, не задремали, привалившись друг к другу. Таким вот образом Персиван Еффре скоропалительно оказался близким другом Хенка Артур Крайзер Барули.
        Страна Фрей управлялась королевой, но так как будущая королева Элайни была молода, всеми делами занималась регент королевства фрея Маргина, младшая сестра её матери Селивии, умершей при родах Элайни. Избранницей Хенка Барули могла быть или будущая королева Элайни, или Байли, дочь регента королевства фреи Маргины. Все зависело от того, что скажет фрея Маргина, так как Артур Крайзер Мирх Баруля надеялся на её мудрость и был согласен на всё, что она предложит.
        Путешествие каретой, которое вначале предполагалось приключением, вскоре порядочно надоело и, когда показалась лента реки Леи и возвышающийся город на другом берегу, путники облегчённо вздохнули - полпути пройдено.
        Карета переехала по каменному мосту через реку Лею и направилась к Боро, пограничному городу Страны Фрей. Хенк и Персиван увлечённо глазели в окна кареты, с юношеским энтузиазмом впитывая взором чужую страну.
        Нужно сказать, что страны друг другу были совсем не чужие и посторонний наблюдатель сказал бы, что их разделили по прихоти. Так мальчики Страны Фрей и Страны Маргов учились в одной академии, называемой Академия Маргов, а девочки, вне зависимости от страны проживания, учились в Академии Фрей.
        Не успели они доехать до Боро, как увидели в небе флаэсину, которая грациозно сделала круг над ними и приземлилась возле дороги. Из неё выскочила черноволосая девушка в форме флаэс-фрей, голубом костюме с серебристыми полосами наискось, указывающими на принадлежность к флоту страны Фрей. Она подбежала к остановившейся карете и, глядя на Артура Барулю в окошко, спросила:
        - Главный Марг Страны Маргов?
        Артур Крайзер Мирх Баруля утвердительно кивнул и девушка сообщила:
        - Меня зовут фрея Арис. Фрея Маргина прислала для вас флаэсину.
        - Очень любезно с её стороны, - улыбнулся Артур Баруля, чувствуя неловкость.
«Нужно было вылететь на своей флаэсине», - запоздало корил себя Главный Марг, вылезая из кареты.
        На флаэсине их встречали ещё две девушки в форме флаэс-фрей, представившиеся фреями Тая и Роз. Артур Баруля и Увин Партер прошли в каюту, а Хенк и Перчик остались на палубе, чтобы наслаждаться видом проплывающей внизу земли.

* * *
        Регент королевства фрея Маргина ещё раз перечитала письмо Артура Барули, решая, что делать с так некстати свалившимся на голову сватовством.
«Уважаемая фрея Маргина.
        Мой сын Хенк Артур Крайзер Баруля достиг того возраста, когда нужно подумать о будущем…» - писал Артур Баруля. «Как же подумал, - хмыкнула Маргина, - хочет пристроить своего шалопая». О делах соседней страны Маргина знала не хуже, чем о своей Стране Фрей, а о Хенке, будущем правителе Страны Маргов, тем более.

«…которое, несомненно, наступит быстрее, чем ожидаешь», - продолжила чтение Маргина: «В связи с этим мне хотелось посоветоваться с вами относительно будущего моего сына и опекаемых вами Элайни и Байли. В таком щекотливом вопросе я полностью полагаюсь на вас и ваше мнение, коим я всегда дорожил, а также на вашу мудрость, за которую я вас уважаю.
        Ваш Артур Крайзер Мирх Баруля, Главный Марг Страны Маргов».
        Письмо, привезённое Манк Крионом, её дипломатическим представителем в стране Маргов, она получила несколько дней назад, но так до сих пор не решила, которую из дочерей отдать в руки проказника Хенка. Свою племянницу, Элайни, в связи со смертью её матери, она считала своей дочерью не меньше, а может быть и больше, чем Байли. Маргина послала фрею Арис на флаэсине, чтобы встретить дорогого гостя, хотя первый вопрос, который её занимал, было празднование совершеннолетие Элайни и передача ей управление Страной Фрей.
        То, что Элайни ещё не готова к такому тяжёлому делу, Маргина прекрасно понимала, но об этом был осведомлён и Совет Фрей, который она, Маргина, организовала в пору своей юности, и, как поняла потом, на свою голову, так как наделила Совет большими полномочиями. Да, когда она была молодой, ей нужны были советы мудрых фрей, но сейчас Совет был скорее тормозом, чем помощником.

«А вот, возьму и отменю его своим указом», - подумала Маргина, понимая, что не сделает такого никогда, так как доверие дороже, чем приказы.
        Она снова подумала о Элайни. «Взять бы и выдать её замуж за Хенка, чтобы потом объединить две страны в одну», - размечталась она, понимая, что такое вряд ли когда удастся. Когда-то, тысячу лет назад, между страной Фрей и страной Маргов была война, и жуткие мифы о ней до сих пор ходят в народе. Чтобы навсегда её прекратить, король Гинейм и королева Элайни, подписали договор на вечный мир и дружбу между странами Маргов и Фрей.
        Вспоминая, Маргина крутила на пальце старинный перстень c зелёно-голубым камнем, амазонитом, взглянув на который, она вспомнила Элайни, первую королеву Страны Фрей, которая писала в своей книге: «…перстень должна носить только королева». «Не забыть отдать его Элайни», - подумала она, но тут её размышления были прерваны стуком в двери.
        - Войдите, - крикнула она, и в проёме двери показался её помощник, Шерг, широкоплечий невысокий молодой человек с острой внешностью. Глядя на Маргину исподлобья, он сообщил:
        - На мэтлоступэ[Мэтлоступэ - устройство для передвижения по воздуху. Изготавливается из дерева для фреи, достигшей шестнадцати лет, заряжается на совете фрей.] прилетела фрея Тая с сообщением, - и застыл, глядя на Маргину.

«Вот паршивец», - подумала Маргина, видя, как Шерг специально тянет и ничего не говорит. Шерг был сирота, и Маргина взяла его в помощники за быстрый ум и сообразительность в делах, надеясь, что его скверный характер со временем исправится.
        - Говори уже, - сдалась она и Шерг, ощеряясь улыбкой, сообщил.
        - Флаэсина с Главным Маргом Страны Маргов Артуром Крайзером Мирх Баруля уже на подлёте.
        - Как только он появиться, сразу зови его ко мне, - приказала Маргина и Шерг, обернувшись, исчез за дверью.

* * *
        Круглая зелёная площадка для приземления флаэсин находилась за дворцом, в конце сада, и с высоты была хорошо видна, а ночью она освещалась цепочкой подвешенных светящихся шаров, расположенных по периметру. Фрея Арис виртуозно сделала вираж и, спускаясь по спирали, приземлилась точно посередине: мягко и незаметно.
        Первыми из флаэсины выскочили Хенк и Перчик и, пошатываясь, как моряки от качки, пошли вперёд. Широкоплечий огромный Артур Баруля медленно выбрался из флаэсины, поддерживаемый фреей Роз, чувствуя себя неловко и не к месту. Впрочем, комфортно себя он чувствовал только в своей столице, Магнуме, в своём кабинете огромного дворца, где все этажи занимали не его покои, а управляющие хозяйством страны Маргов.
        Последним из флаэсины спустился помощник Барули, Увин Партер, длинный и сутулый, своей нескладностью похожий на своего начальника. Сад благоухал запахами цветущих яблонь и вишен и ещё каких-то ранних цветов, распространяя их ароматы по всему дворцу.

«Ах, как некстати», - подумал Главный Марг, вытирая набегавшие на глаза слезы огромным носовым платком. Дело в том, что в каждый сезон цветения он страдал от аллергии и для него лучшим местом в такое время был служебный кабинет с закрытыми окнами на самом верху его пирамидального дворца.
        Артур Баруля почувствовал, как он на кого-то наткнулся и, прежде чем протёр глаза, услышал:
        - Что за хамство! Совсем нет рамок приличия!
        Открыв глаза, Артур Баруля увидел перед собой свою бывшую жену Иссидию, в которую он так неосторожно врезался, поддерживаемую уже немолодой фреей Януш. Увидев его, Иссидия разразилась тирадой:
        - Баруля! Я так и знала! Только от такого, как ты, можно ожидать что-либо подобное.
        Она демонстративно отвернулась и ушла вперёд вместе с подругой, оставив растерянного Артура Барулю на аллее вместе с Увином Партером.
        Их брак был скоротечным. Взяв Иссидию в жёны, Артур Баруля не познал тихого семейного счастья, так как она, едва родив сына, рассорилась с Барулей и, оставив малыша своему доверенному лицу, укатила в Фаэлию, чтобы там реализовать свои претензии на власть.
        Являясь родственницей несовершеннолетней королевы Элайни и имея претензии на трон, она развила бурную деятельность в Совете Фрей, организовав там партию из своих сторонников. С Артуром Барулей они расстались, так как тот не оправдал надежд Иссидии и совсем не поддерживал её намерений, полагая Маргину лучшим регентом при молодой Элайни.
        О своём ребёнке она вспомнила, когда ей сообщили, что он умер и, прилетев в Магнум, чуток постояла у гроба, а потом вскочила на мэтлоступэ, чтобы тут же улететь назад, в Фаэлию, так как вечером должно было состояться важное для неё совещание.
        Следующий раз в Магнуме она появилась через несколько лет, вместе с Маргиной, в составе какой-то делегации Совета Фрей и, неожиданно для себя, увидела в кабинете Артура Барули бегающего кудрявого мальчика. Иссидия не удержалась и съязвила, сказав покрасневшему ушами Артуру Баруле:
        - Какая же женщина согласилась для тебя родить?
        Артур Баруля промолчал, а Иссидия наклонилась к малышу и спросила:
        - Как тебя зовут, мальчик?
        - Хенк, бабушка, - ответил маленький Баруля, чем навсегда отвратил Иссидию общаться с ним.
        Артур Баруля стряхнул воспоминания, тем более что к нему, улыбаясь, обратилась фрея Роз:
        - Я должна вас проводить к фрее Маргине.
        Артур Баруля, бросив слезливый взгляд вперёд, увидел шагающего к нему Шерга и ответил фрее Роз:
        - Не нужно, я вижу, идёт молодой человек, помощник фреи Маргины. Он, видимо, за мной.
        Фрея Роз кивнула ему, а когда увидела Шерга, улыбка моментально слетела с её уст.
        - Регент королевства, фрея Маргина, ждёт вас, - напыщенно сообщил Шерг, бесцеремонно разглядывая заплывшие глаза Артура Барули. Фрее Роз, которая обернулась уходить, он надменно кинул:
        - Без моего ведома, не покидайте дворец, возможно, вы мне понадобитесь.
        Взгляд, который бросила фрея Роз, мог бы сжечь целый город, но на Шерге он потух, не разгоревшись.

* * *
        Королевский сад вокруг дворца насчитывал многие столетия и вместе с обитателями дворца, рос и отмирал, снова вырастая, поколение за поколением, вскидываясь вверх зелёными ветками, стремясь успеть за свою короткую жизнь, отцвести и рассыпать семена, чтобы завоевать новые территории.
        Ближе к замку сад был окультурен, а дальше, по задумке садовника или по его лености, превращался в уютные заросли, способные спрятать многое от людского глаза. Он тянулся до притока речки Вьюнки, называемом в народе Хвостик, где на берегу, вдалеке от города, приятно отдохнуть на солнышке и чуть-чуть искупаться в холодной воде, текущей из гор.
        Хенк, изредка бывая в Фаэлии вместе с отцом, знал эти места не понаслышке, а в Хвостике не раз купался, заставляя содрогаться на берегу худосочных Элайни и Байли, которые, смочив свои лапки, покрывались мурашками от пяток до ушей.
        - Давай искупаемся, - предложил Хенк и они, раздевшись, плюхнули в Хвостик, откуда, как пробки, сразу выскочили на берег.
        - Ещё холодновато, - поделился Хенк, укладываясь под солнцем на траву.
        - Аг-га, - согласился Перчик, дрожа, как листик берёзы. Лёжа на солнышке, они услышали рядом завораживающий девичий смех.
        - Кто там? - заинтересовался Хенк и поднялся на ноги. Раздвинув заросли кустов, они увидели двух девушек, сидящих возле воды и о чём-то оживлённо беседующих.
        - Давай их напугаем, - предложил Хенк и, не ожидая согласия Перчика, на цыпочках подошёл к девушкам. Неожиданно для него, сидящая ближе к нему девушка встала и повернулась к нему, намереваясь куда-то идти. Столкнувшись нос к носу, они остановились, глядя друг на друга во все глаза.
        - Байли, ты куда? - спросила другая девушка, но её никто не слышал: Хенк и Байли смотрели друг на друга, не мигая, отключившись от мира.
        - Байли? - спросил удивлённо Хенк, вспоминая нескладного подростка в последний свой приезд три года назад.
        - Хенк? - спросила девушка, не отводя взгляда от Хенка. Неизвестно, сколько они бы стояли, если бы не Элайни, которая дёрнула Байли за рукав.
        - Что? - спросила Байли, не понимая, и Элайни, хихикнув и посмотрев на неё и Хенка, сообщила:
        - Нам пора домой.
        - Ага, - согласилась Байли, продолжая стоять. Оставшаяся на её лице улыбка так подсветила её лицо, что оно жило какой-то своей загадочной и отрешённой жизнью.
        - Привет, Хенк, - поздоровалась Элайни, с улыбкой наблюдая его столбняк. Хенк не ответил, продолжая смотреть на Байли.
        - Меня зовут Перчик, - спасая положение, произнёс Персиван Еффре, протягивая руку Элайни.
        - Элайни, - улыбнулась ему Элайни, и, вдруг, увидела на голой груди Перчика медальон.
        - Что это у тебя?
        - Медальон моих родителей, - сообщил раздетый Перчик, чувствуя себя неуютно рядом с одетой Элайни.
        - Странно, - сказала Элайни, рассматривая его медальон, - точно такой же есть у Байли.
        Решив, что нужно прекратить медицинский эксперимент, Элайни взяла Байли за руку и потянула с собой:
        - Одевайтесь и догоняйте нас, - сказала она вменяемому Перчику и добавила: - Скоро обед.
        Она потянула оглядывающуюся Байли за собой, а Хенк так и стоял, глядя им вслед, пока они не скрылись за кустарником.
        - Ты идёшь? - спросил его Перчик. Хенк сказал ему: - Да, - и в одних трусах пошагал за исчезнувшими девушками. Перчик вздохнул, оделся, подобрал одежду друга и пошёл за ним - такого Хенка он никогда не видел.

* * *
        Артур Крайзер Мирх Баруля потел, несмотря на то, что погода была не жаркая, и чувствовал себя неловко, слушая Маргину.
        - Ты знаешь, Артур, я своих дочерей неволить не буду, - сообщила она Баруле, - и я не вижу необходимости спешить.
        Баруля молчал, понимая, что женитьба его сына может и не выгореть, искренне надеясь, чтобы его Хенк кому-нибудь из девушек Маргины понравился. Можно было поискать других невест, но Баруля почему-то предполагал, что достоинства женщин тем выше, чем выше их положение в обществе. Даже пример его брака с Иссидией не излечил его от заблуждения, так как женщины для Артура Барули, несмотря его привлекательность для них, была загадкой за семью печатями.
        - Если кому-то из моих дочерей понравиться твой Хенк, - продолжала Маргина, - я буду только рада.
        Увидев, что Артур Баруля становится всё угрюмей и угрюмей, она сказала, чтобы его приободрить:
        - Пусть Хенк останется у нас и немного пообщается с моими дочками, тем более, что сразу после коронации начинается сезон света, и они на две декады уедут в Городские сады, - она замолчала и ехидно добавила:
        - Кроме того, не забывай, что у нас Академия Фрей и твой сын найдёт много прекрасных претенденток на его сердце.
        Баруля приободрился, пристроив сына на некоторое время в чужие руки, а Маргина подумала, что она, возможно, ещё будет жалеть о своём приглашении. «Пусть будет, как будет», - решила она, приглашая Артура Барулю на семейный обед, зная его нелюбовь к церемониям.
        Посапывая, Артур Баруля взял Маргину под руку и проводил её в столовую, прикрывая рукой с платочком сопливый нос, где сел напротив неё, в торце стола. Прибежала хихикающая Элайни, тянущая за собой Байли, а потом Маргина увидела Хенк в сопровождении молодого человека. Вид Хенка удивил Маргину в приятную сторону: отпрыск Артура был задумчив и тих, что никак не вязалось с его имиджем.

«Напрасно я плохо думаю о мальчике», - укорила себя Маргина и тут заметила, что её дочери, Элайни и Байли, тоже ведут себя неадекватно: Элайни хихикала не к месту, а Байли была задумчива сверх меры и смотрела себе на колени, опустив глаза. «Что у них случилось?» - недоумевала Маргина, намереваясь тихонько расспросить девушек обо всём подробно.
        Сидяший за столом Шерг внимательно наблюдал за Байли, и от него не скрылось её состояние. Проводя расследование дальше, он увидел такое же выражение лица у Хенка, что ему решительно не понравилось. Недобро на него взглянув, Шерг внимательно всех рассмотрел, вспоминая подслушанный разговор Маргины и Артура Барули и сопоставляя увиденное. «Только через мой труп», - подумал он, выкладывая в уме дорогу к цели, выложенную чужими трупами.

* * *
        Фрея Иссидия совсем не из праздного любопытства разгуливала по королевскому саду вместе со своей подругой фреей Януш. В саду, как в общественном месте, можно было без каких-либо ограничений встретиться с разными людьми и побеседовать, не вызывая никаких ненужных подозрений. Конечно, одно то, что вскоре, вопреки её желанию, на трон сядет молодая и бестолковая девушка задевало израненную душу Иссидии, считавшую, что в её руках королевство смотрелось бы лучше.
        И об этом Иссидия могла говорить с утра до вечера с фреями, ей сочувствующими и убедить тех, кто так не думал. Но встреча, которую ожидала Иссидия, не носила такого характера, а нетерпеливость и раздражительность Иссидии говорили о том, что для неё встреча очень важна.
        Усевшись на лавочку, плотно окружённую цветущим боярышником, Иссидия нервно теребила белый платочек, а фрея Януш, прохаживала по аллее, заросшей бузиной, озабоченно посматривая вдоль её в одну и другую сторону, кого-то ожидая.
        На огромной липе, растущей прямо перед лавочкой, где расположилась Иссидия, неподвижно сидел рыжего цвета воробей, который казался игрушкой, если посмотреть со стороны, так как застыл на месте без движения на протяжении долгого времени. Сидящий на соседней ветке кот Глюк, принадлежащий Байли, цветом такой же, как и воробей, мог подтвердить, что птичка мертва и нужна ему, всего лишь, как сувенир. Но глаза хищника говорило об обратном - жертва жива и кот хочет её слопать.
        Птичка, до этого времени сидевшая неподвижно и не обращавшая на него внимания, вдруг, неожиданно для кота, повернулась к нему и сказала:
        - Тебе ничего не выгорит. Иди отсюда.
        Кот опешил и остановился, но, видимо, не понял, так как на птичьем языке разговаривать не мог, впрочем, как и других, и приготовился для прыжка. Лапа рыжего воробья неожиданно вытянулась на целый локоть и дотянулась до соседней ветки, где сидел кот, дёрнув его за усы.
        - Больно! - возмутился кот на кошачьем, и шлёпнулся вниз, едва уцепившись за самую нижнюю ветку. Новую попытку поймать воробья он не стал предпринимать, но наблюдения, так же как и птица, не прекратил.
        Кошачьи игры Иссидию не интересовали, она всего лишь мельком взглянула на знакомого заполошного кота, вызывавшего у неё неприязнь, как напоминание о Байли, Элайни и Маргине. Послышались торопливые шаги фреи Януш и шаркающие звуки обуви, принадлежащей человеку медлительному и тяжёлому.
        Вскочившая Иссидия увидела, как фрея Януш вела к её укромному уголку седого и неряшливо одетого старика, несущего зажатый подмышкой свёрток, завёрнутый в неопределённого вида тряпочку.
        - Принёс? - без предисловий спросила фрея Иссидия у старика и нетерпеливым жестом выдернула у него свёрток, и, путаясь в ткани платка, принялась его разворачивать.
        - Надеюсь, вы не станете говорить фрее Маргине об остальном, - дрожащим голосом спросил старик у Иссидии.
        - Я бы тебя выгнала давно, - с презрением сказала Иссидия, - да пусть уже, только об этой книге - никому.
        Старик кивнул и, всё так же шаркая обувью, потрусил алеей назад, откуда пришёл.
        - Вот она, - млея от возбуждения, сказала фрея Иссидия, листая большую, старинную книгу, писанную от руки, на выгоревших страницах которой едва различимо виднелись знаки и рисунки.
        Дело в том, что старик, марг Понсон, присматривал за королевской библиотекой и был уличён Иссидией в том, что тырил книги себе домой, где у него образовалась своя библиотека любимых им томов. После такого принудить его принести требуемую книгу для фреи Иссидии не составляло труда.
        Листая страницы, фрея Иссидия внимательно высматривала что-то ей известное, пока, наконец, не ткнула пальцем в рисунок: - Вот.
        На нем был изображен перстень, а под рисунком текст, который Иссидия внимательно прочитала, не пропуская ни одной буквы.
        - Как у Маргины, - глядя ей через плечо, сообщила фрея Януш, но Иссидия от неё отмахнулась, продолжая читать. Прочитав и посидев немного на лавочке, она обернулась к Януш и спросила:
        - Когда он придёт?
        - Должен уже быть, - ответила фрея Януш, а фрея Иссидия затолкала книгу в сумку и отдала её подруге.
        - Вы не обо мне? - спросил Шерг, показываясь из-за куста. Женщины отшатнулись от неожиданности, а Шерг укрыл своё лицо довольно улыбкой.
        - Шерг, когда ты перестанешь вытворять свои штучки? - возмутилась Иссидия. Шерг, не обращая внимания на её слова, наклонился к ней и каркнул прямо в лицо:
        - Я внимательно вас слушаю, уважаемая фрея Иссидия.
        - Я хочу, чтобы ты достал мне перстень, - немного поколебавшись, сообщила ему фрея Иссидия.
        - Я догадываюсь, какой, - кивнул Шерг на сумку в руках фреи Януш. «Подсматривал, зараза», - в сердцах подумала фрея Иссидия, а потом решила, что так даже лучше.
        - Возможно, я смогу, - сделал паузу Шерг. Фрея Иссидия понимающе кивнула и вытащила из той сумки, где лежала книга, вышитый кошелёк, который молча отдала Шергу. Открыв кошелёк, Шерг увидел кучу ерхов[Ерх - монета, имеющая хождение, как в Стране Фрей, так и в Стране Маргов.] и сразу затянул завязку.
        - Хорошо, - сказал он, посмотрев на фрею Иссидию. - Я вам сообщу, - добавил он, жеманно кланяясь, а потом повернулся и ушёл. Иссидия вздохнула: «Скользкий тип, этот Шерг. Но деваться некуда», - и, взяв под руку фрею Януш, отправилась в направлении дворца.
        Рыжий воробей, сидящий на дереве, ожидать тоже не стал, а щёлкнув по носу сидящего внизу кота, улетел на юго-восток.
        От такого обращения Кот Глюк бросился домой, к Байли, которая всегда его приласкает и погладит. К тому же, ещё и накормит, так как Глюк за воробьями гоняется, а жрёт исключительно от королевского стола.

* * *
        - Элайни, - остановила племянницу Маргина, - зайди ко мне на минуту.
        - Чего это она? - спросила Байли вслед уходящей матери. Элайни вскинула плечами и чистосердечно ответила:
        - Не знаю, - и отправилась вслед за тётей.
        Когда она зашла в кабинет Маргины, та сидела за столом, перебирая бумаги, а увидев её, улыбнулась и показала на стул с другой стороны.
        - Садись.
        Элайни села, болтая ногами, а Маргина, отложив в сторону бумаги, вздохнула и, улыбаясь, посмотрела большими глазами на Элайни.
        - Скоро ты будешь сидеть на моём месте.
        - Ой, мама, мне бы это кресло вообще не видеть, - вздохнула Элайни. Маргина, думающая, что Элайни не знает, какой труд управлять страной, в корне ошибалась, так как умная Элайни достаточно насмотрелась на её, Маргину, и совсем не желала себе её судьбы. Взять хотя бы то, что Маргина, не живя с бывшим мужем и отцом Байли, маргом Фростом, свою личную жизнь никак не устроила и в её жизни была только работа.
        - Ничего, первое время я тебе буду помогать, - согласилась Маргина, потом, наклонившись вперёд, прошептала: - А что случилось с Байли?
        Элайни захихикала, но так как между ними секретов не было, сообщила:
        - Она втрескалась в Хенка.
        - Вот те и на, - растерялась Маргина. Чего-чего, а такого расклада она не ожидала. Успокоившись и снова забеспокоившись, она спросила: - А Хенк?
        - Ты не поверишь, мама, - выпучила глаза Элайни, - Хенк от неё вообще остолбенел.
        Она всё рассказала тёте об их встрече с Хенком и Перчиком, а Маргина, и рада, и растерянна, не знала, как эту новость воспринимать. Хенку, как лицу противоположного полу, она совсем не доверяла и наказала Элайни:
        - О всём рассказывай мне. А Байли, пожалуй, о нашем разговоре не сообщай, ей будет спокойнее.
        Элайни собиралась уже идти, как Маргина её остановила: - Подожди, чуть не забыла.
        Она сняла с руки перстень с зелёно-голубым камнем и серьёзно сказала:
        - Этот перстень нашей пра-пра-прабабушки, фреи Элайни, твоей тёзки. Он передаётся от королевы к королеве и никак иначе. Носи его всегда с собой и передай будущей королеве. Давай, я наложу на него чары, чтобы он не потерялся.
        Она накинула невидимую сеть на Элайни и закрепила перстень к ней своим узлом. Элайни надела его и покрутила пальцем.
        - Он что, не простой? - спросила она, разглядывая перстень под лучом солнца, брызнувшего из окна.
        - Не знаю, - ответила Маргина - в нашей семейной книге о кольцо что-то написано, но что, я уже и не помню.
        Элайни удивлённо вскинула на неё глаза и Маргина ответила: - Да некогда мне было перстнями баловаться. У меня на руках были вы с Байли да ещё государство в придачу.
        - Спасибо тебе, мама, - обняла её Элайни, чуть-чуть пустив слезинку. Маргина обняла её, а потом оттолкнула: - Иди уже, королева!
        Элайни ушла, а Маргина, склонившись над столом, удивлённо воскликнула, вспомнив рассказ Элайни: - Вот так Хенк!

* * *
        Если случайный прохожий, прогуливаясь по Млечному пути, посмотрит под ноги и слева, там, где кончается рукав Персея, увидит три звёздочки, то ему можно только позавидовать - у него прекрасное зрение. Но только очень глазастые могут между этих трёх, в самой серединке увидеть ещё одну, вокруг которой вращается маленький зелёненький шарик.
        Нам туда. Опустившись ниже, до самой поверхности освещённой звёздами стороны планеты мы увидим раскинувшийся тёмным пятном город, а внимательно присмотревшись, можно заметить серые тени, скользящие в темноте в направлении самого высокого здания внизу - королевского замка.
        Плащи с балахонами скрывают фигуры, которые, как птицы, мягко приземляются на широкий, в треть здания, балкон на втором этаже и, спрятав свои мэтлоступэ, скрываются за резной дверью, освещённой по бокам двумя чудными, размеренно сияющими шарами.
        Чуть выше на пару этажей светится окошко, в котором мелькают оживлённые тени, и что нам мешает от чисто праздного любопытства заглянуть туда, чтобы увидит двух прекрасных девушек: одну чёрненькую, чуть-чуть сосредоточенную, и вторую, с копной золотистых волос и улыбкой на лице.
        - Я тебе немножко завидую, Элайни, - говорила Байли, поглаживая на коленках раскормленного кота Глюка, - не успеет взойти главная звезда, как ты станешь королевой.
        - А ты знаешь, Байли, что я сделаю первым делом? - спросила Элайни, приставив палец к губам и тихо, на цыпочках подкрадываясь к двери. Она резко её открыла, и в комнату чуть не вывалился Шерг, явно расстроенным тем, что его поймали.
        - Тебе интересно, Байли, - сказала Элайни, презрительно глядя на мужчину, - что я первым своим распоряжением освобожу от должности советника Шерга, - она остановилась у двери и захлопнула её перед носом у мужчины.
        Байли прыснула в ладошку и, подняв чёрненькие глаза на Элайни, спросила:
        - Элайни, почему ты с ним так ужасно сурова?
        - Пусть не сует нос, куда не нужно, - ответила Элайни. Она покрутилась в пышном белом платье перед большим серебряным зеркалом и спросила:
        - Мне идёт?
        - Тебе всё идёт, Элайни, - ответила Байли, - хотела бы я знать, что ты сейчас чувствуешь?
        Элайни подошла к двери, прислушалась и сказала: - Хорошо. Только тихо.
        Она подняла руку с перстнем, голубовато-зелёный камень вспыхнул, и возникла мелодия. Байли почувствовала, как вознеслась и сразу попала в тело Элайни. Она увидела себя напротив, с котом Глюком на руках, понимая, что в её теле сейчас находится Элайни и только смогла сказать:
        - Элайни, что ты сделала?
        - Тихо, - приставив палец к губам, сказала Элайни, поглаживая кота, - а то кто-нибудь услышит и нам не поздоровится.
        Байли глянула в зеркало и, увидев в нём Элайни, замерла - такой красивой ей не быть никогда. Она присела на пуфик и Глюк, спрыгнув с колен Элайни, тут же перебрался к ней.
        - Вот видишь, - воскликнула Байли, - Глюка не обманешь, он сразу чувствует, где я.
        Снова послышалась мелодия и Байли успела только крикнуть:
        - Что ты делаешь Элайни?
        - Кот не имеет право валяться на коленах моей сестры, - изрёк вдруг Глюк и Байли, всплеснув руками, воскликнула:
        - Элайни, ты… ты… что, перебралась в кота?
        - Байли, не бойся, у меня всё под контролем, - сказал кот, подмигивая. Байли посмотрела на своё бывшее тело и увидела вытаращенные глаза, засыпанные страхом.
        - Ты в моё тело отправила кота, - возмутилась Байли, - немедленно всё возвращай.
        - Я же пошутила, - сказал кот с перстнем, висящим на груди, - сейчас я… - он принялся двигать лапками по перстню, но мелодии не возникло.
        - Что? - испуганно воскликнула Байли.
        - Что-то не получается… - растерянно сказал Глюк, спрыгивая с колен.
        В комнату влетела Маргина, споткнулась о Глюка и, схватив его за шкирку, отдала появившемуся в дверях Шергу:
        - Выкинь отсюда котяру, пусть немного жир растрясёт. А то лежит, как бревно на дороге, и даже не шелохнётся.
        Шерг схватил кота и выскочил. Маргина глянула на Элайни и потянула её за руку,
        - Быстрее пойдём, нас уже заждались, - она сердито посмотрела на Байли и недовольно добавила:
        - Байли, что ты выпучила глаза, сейчас же перестань.
        - Но, мама, - воскликнула Байли в теле Элайни.
        - Элайни, - возмутилась Маргина и потащила Байли за собой, - если бы была жива твоя мама, она бы нас отругала. Будь серьёзней, и быстро пойдём, все фреи уже слетелись и ждут внизу.
        - Байли, не отставай, не срами меня перед людьми, - шипела Маргина, дёргая за руку ошарашенного кота в теле Байли.

* * *
        Артур Крайзер Мирх Баруля тоже был среди приглашённых на коронацию. Он стоял вместе с сыном, который, на удивление отца, сразу же согласился его сопровождать, к тому же взял с собой Перчика. Странное поведение сына его насторожило, и он наблюдал за ним, а не за окружающими. Когда появилась Маргина и её дочери, Хенк устремил взгляд на них.

«Неужели кто-то из девушек понравился Хенку?» - подумал Артур Баруля и похвалил себя за то, что привёз его сюда. А Перчик пялился на пышную девушку с голубыми глазами, стоящую рядом с отцом и матерью. Набравшись смелости, он узнал бы, что девушку зовут Розария, а её отец Югюст Дюмон, поставщик королевского стола. Девушка давно заметила пылающие взгляды незнакомца, но, увы, этот вечер не её праздник и повода познакомиться с юношей не находилось.
        Она только спросила у своего отца о статном мужчине, с носовым платком у лица, который стоял рядом с юношей, и он сообщил, что мужчина - Главный Марг Страны Маргов. «Неужто его сын?» - подумала Розария Дюмон, разжигая свои мечты.
        Фрея Иссидия, поглядывая на спускающуюся по парадной лестнице Маргину, с Элайни и Байли впереди, прошептала своей подруге фреё Януш:
        - Ты посмотри на Байли, настоящая дура, - фрея Януш присмотрелась, действительно, во взгляде Байли была какая-то дикость.
        - И Элайни какая-то перепуганная, - подозрительно взглянула фрея Януш и спросила:
        - Иссидия, мы ничего не пропустили?
        Странное поведение Элайни, дочери королевы Селивии, заметили не только эти фреи, но всё списали на волнение и молодость. А когда начался поздний праздничный ужин, то и вовсе забыли.

* * *
        Шерг, держал кота Глюка за загривок, зло выговаривая: - Что, Элайни, не вышло стать королевой?
        Элайни, вывернувшись, попыталась зацепить его лапами за лицо.
        - Придушить бы тебя, заразу, - сказал он, хватаясь за рассечённую щёку, и с силой запустил кота вниз. Если бы Элайни была собой, то, несомненно, разбилась, но кошачье тело вывернулось в воздухе и ухватилось когтями за перила на гостевом балконе. Элайни, проворно, скорее инстинктивно, вскочила на пологий скат стеклянной мозаики на крыше праздничного зала и принялась карабкаться повыше.
        Шерг, увидев, что кот живой, скрылся и снова появился вместе с луком, в который он тут же вдел стрелу и выпустил её в Элайни. Она прыгнула и схватилась за раму - кошачьи когти вновь спасли ей жизнь. Шерг пострелял ещё немного, но кромка рамы прикрывала кота, и он от злости запустил в Элайни своим луком.
        Поднялся ветер и начал накрапывать дождь. Элайни вцепилась в раму, смотрела сквозь стекло вниз на праздничный стол, на гостей, веселящихся там, и только сейчас ощутила всю глупость ситуации и её незавидное положение. Вспомнив, что вместо того, чтобы торчать на крыше, она должна была быть внизу, там, где свет и гомон весёлых голосов, Элайни заплакала, ругая себя за глупость.
        Она была сиротой, так как её мать, королева Селивия, умерла, сразу после её рождения, так и не успев увидеть свою дочь. Отец, Артур Сайрос, умер, не выдержав одиночества, оставив Элайни на попечении регента королевства Маргины, в семье которой та и росла. Байли, родившаяся в один день с ней, была для неё, как сестра и как подруга, а её отец, марг Джозеф Фрост заменял Элайни отца.
        Резкие порывы ветра усилились, неожиданно ударила молния. Внизу, на гостевом балконе, кто-то взвизгнул, потом засмеялся, застучали каблуки, и хлопнула балконная дверь. Ветер неожиданно запустил в Элайни чью-то потерянную шляпу, и она когтями успела её ухватить. Пристроившись удобнее, Элайни натянула её на голову и неудобными кошачьими лапами попыталась завязать подвязки под подбородком.
        С третьего раза ей удалось, и она затихла, слегка прикрытая находкой от ветра и мелкого дождя. Элайни немного успокоилась и решила, что завтра всё объяснит Маргине и недоразумение закончится. Между тем небесам содеянного показалось мало и молнии вспыхивали всё чаще и чаще, а потом обрушился потоп.
        Вдруг одна из молний метнулась вдоль крыши и чуть не обожгла Элайни. Присмотревшись, она увидела, что это не молния, а советник Шерг, стоящий в чёрном плаще возле ската крыши, который, потирая руки, готовился выпустить новый пылающий шар. Вода ручьями стекала со шляпы, а Элайни чувствовала себя самой-самой несчастной во всём мире.

«Хочу быть маленькой-маленькой, чтобы меня никто не заметил», - подумала она, но сразу передумала. «Я хочу быть далеко отсюда, там, где тепло и уютно», - пожелала Элайни и в воздухе снова возникла мелодия. Брошенный Шергом огонь рассыпался о невидимую преграду, а Элайни, как пылинку, втянуло в туннель, пугающий своей темнотой.
        Репликация вторая
        Кот
        Жаркое лето палило третий месяц, а несколько последних дней температура не падала ниже тридцати пяти. Сергей отстегнул ремень, снял галстук и пиджак. Кондиционер не справлялся, и он приоткрыл окно. Сразу же пахнуло сухим жаром, и Сергей с огорчением поднял стекло назад. В поездку он отправился только из-за того, что хотел несколько дней провести на Днепре, у друга Миши в Каневе. Дружба у них была давняя, повязанная армейской службой там, где не раз приходилось спасать друг друга от реальной смерти.
        Впереди показался поворот и «Опель» начал вписываться в дугу, но тут на дороге Сергей увидел кота. Рыжий кот в красной шляпе, весь мокрый, как лягушка, с торчащей торчком мокрой шерстью и выпученными глазами неожиданно возник посреди дороги, дёргая в воздухе лапой. Проклиная свою любовь к животным, Сергей рванул руль вправо, надеясь избежать столкновения с ограничительной полосой, но удача его покинула - автомобиль зацепился. Пробив головой переднее стекло, Сергей ещё в полете увидел зелёную траву на обочине…
        Что-то настойчиво жужжало прямо над ухом. «Пчела», - подумал Сергей, с трудом отрывая глаза. Под носом шевелилась сочная невысокая трава. Воздух насыщен неповторимо приятными запахами медовых, в которые вплетались другие незнакомые ароматы, от которых слегка кружилась голова. Впрочем, голова кружилась сама по себе - о стекло он приложился крепко.
        - Живой? - склонилась над ним рыжая, кошачья морда в красной шляпе.
        - Живой, - ответил Сергей наглому коту.

«Начались глюки», - подумал он, соображая: полежать ещё, или, всё-таки, подняться. Кот никуда не исчезал, а, как доктор, заглядывал ему в глаза и что-то мурлыкал. Потом схватил какой-то листик, лизнул его языком и со всего маху залепил ему в лоб.
        - Больно! - воскликнул Сергей, трогая листик. Под ним оказалась приличная шишка. Сергей с трудом приподнялся на локтях. Голова, по-прежнему, кружилась.
        - Где ты взялся на мою голову? - раздражённо вздохнул кот. - Тут своих дел выше крыши.
        - Ты кто? - спросил Сергей, понимая, что коты говорить не могут.
        - Не возникай! - цыкнул на него кот и добавил: - Сам виноват!
        Сергей оглянулся. В небе сияло солнце, а левее от него виднелась яркая звезда. Они свалились на небольшую зелёную горку, а внизу, дугой, её обтекала крохотная речка, заросшая густым кустарником и травой. Слева одинокий ветвистый дуб стоял между берегом и горкой, нарушая плавные линии местности. Все склоны была засыпана мелкими белыми цветами, пахнущие мёдом, а справа, где река выпрямлялась и текла мимо маленького городка, на этом берегу виднелась серая каменная гряда. «А где шоссе?» - подумал Сергей и громко спросил:
        - Где мы?
        Кот не ответил. Он зашагал к дереву и принялся вымахивал лапами и жужжать. Может кот пытался петь, но Сергею песня не понравилась. Прелые прошлогодние дубовые листочки в лапах кота стали так быстро порхали в воздухе, что у Сергея слегка замелькало в голове. В воздухе, на его удивление, возникло дрожащее, бледное, радужное пульсирующее кольцо и зазвучала звенящая мелодия.
        - Вы что здесь делаете? - раздался голос, и Сергей растерянно пошарил взглядом вокруг.
        - Я вас спрашиваю, - сердился голос, откуда-то сверху, а ему ответил молодой дискант: - Профессор, я здесь не при чем…
        Сергей поднял голову и увидел в небе Глаз, который, пару раз мигнув, уставился на них.
        - Как вы сюда попали? - спросил Глаз, пристально их изучая. Они услышали вздох, и Глаз изрёк:
        - За всеми нужно смотреть. Ничего никому нельзя доверить.
        Он ещё раз посмотрел на кота и Сергея и сказал:
        - Кыш отсюда.
        Их как ветром сдуло. Без их согласия.

* * *
        Хенк шёл за ней по коридорам дворца, не понимая, почему она убегает от него. Вот и сейчас, остановившись, она оглянулась на Хенка, блеснув глазами в полутьме коридора, освещённого единственным шаром, и снова побежала.
        - Байли, можно с тобой поговорить? - крикнул вдогонку ей Хенк. Байли остановилась и вопросительно на него посмотрела. Что-то странное было в её взгляде, но влюблённый Хенк не обращал на это внимания - он и сам был странен, бегая за девушкой коридорами.
        - Байли, ты почему убегаешь? - спросил Хенк, беря Байли за руку. Кот Глюк, сидящий в теле Байли, снова дёрнулся от испуга, так как Хенка не знал. Хенк, увидев, что Байли испугалась, ласково на неё посмотрел, поглаживая по плечу и спросил:
        - Ты почему меня боишься?
        Кот, видя ласковое к нему обращение, лизнул языком его в лицо, чем весьма удивил Хенка, не ожидавшего такого от Байли. Он растерянно чмокнул Байли в губы, отчего успокоенный кот потёрся о его щеку, к обоюдному удовольствию обоих.
        Байли, находящаяся в теле Элайни, давно следовавшая за ними по коридорам, выглянула из-за угла, наблюдая, и чувствовала себя странно: с одной стороны ей было приятно, что Хенк к ней неравнодушен, но с другой стороны свои чувства Хенк демонстрирует коту Глюку, а не ей.
        После некоторых сомнений и метаний Байли решила рассказать Хенку правду, чтобы как-то направить их отношения в правильное русло. Потому она выглянула в коридор и позвала: - Хенк!
        Тот, увидев выглядывающую из-за угла Элайни, удивился и, сказав коту: «Подожди, Байли, я сейчас», - подошёл к Элайни и спросил:
        - Чего тебе?
        - Хенк, я Байли, - сказала Элайни. Хенк подумал, что Элайни от него чего-то хочет, а чего - не понял, потому снова спросил:
        - Элайни, чего тебе?
        - Я не Элайни, - ответила ему Элайни, - я Байли.
        - Может ты перегрелась на солнце? - ляпнул Хенк, забывая, что сейчас ночь, а на улице, к тому же, ливень.
        - Ничего я не перегрелась, - ответила ему Элайни, - я просто поменялась с Элайни телами.
        - Зачем? - спросил Хенк, не особенно ей веря. Сегодня на коронации Элайни была сама не своя и, видимо, на этой почве у неё поехала крыша.
        - Не зачем, просто так, - ответила Байли в теле Элайни.
        - А это кто? - спросил Хенк, показывая на Байли.
        - Никто, это кот Глюк в моём теле, - объяснила Байли.
        - Зачем ты его туда сунула? - недоумевал Хенк.
        - Не я, Элайни, - объяснила Байли.
        - Значит, я целовался с котом? - констатировал Хенк.
        - Ты ему понравился, - засмеялась Байли в теле Элайни, и, в подтверждение её слов, к ним подошла Байли и лизнула обоих по щёкам.
        - А где же тогда Элайни? - не понял Хенк.
        - Вот, то-то и оно, - всплеснула руками Байли, - она теперь в теле кота Глюка и куда-то сбежала. А я ума не приложу, что мне сейчас делать.
        - Нужно поймать кота и вернуть всё назад, - решил Хенк, так как перспектива целоваться с котом не особенно его радовала.

* * *
        - Как ты могла! - кричала Маргина на дочь. - Как вы додумались до такого?
        Если бы кто-то видел со стороны, то ужасно удивился, что Маргина, бывшый регент королевства, кричала на Элайни, королеву Страны Фрей, забыв о её статусе и положению в обществе. Но её дочь Байли, находящаяся в теле Элайни, всё терпела и тихонько плакала, даже не пытаясь возразить.
        - Что ты ревёшь? - накинулась Маргина на Байли. - Вы хотя бы представляете, что вы наделали? И как мне теперь быть?
        - Ты можешь вернуть меня в моё тело, - тихо спросила Байли, вытирая платочком слёзы.
        - А кота пустить в тело Элайни? - взвилась Маргина. - И завтра вывести её в люди, чтобы она бегала на четвереньках.
        Кот Глюк в теле Байли, находящийся здесь же, действительно, стал на четвереньки и пытался лизать себе спину. Байли вздохнула. Она была не виновата, но приходилось отдуваться за двоих. Представила, как Элайни бегает в теле кота и захихикала. Маргина всплеснула руками:
        - О, боги фрей, и это моя дочь. Хихикает. Ты понимаешь, что даже я не могу вернуть тебя в твоё тело. Не, пойму, как у вас получилось?
        - Она делала что-то с перстнем, - объяснила Байли.
        - С перстнем? - не поняла Маргина. - С зелёно-голубым камнем? - переспросила она.
        - Да.
        - Поторопилась я его отдавать, - вздохнула Маргина.
        Байли снова судорожно захихикала.
        - Что? - не поняла Маргина.
        - Как… Элайни… в теле… кота…, - хихикала Байли. Маргина представила и захихикала сама.
        - Так ей и надо, пусть знает, - она обняла Байли и сказала, - горе вы моё луковое.
        Она вытерла выступившие от смеха слёзы и крикнула:
        - Шерг, войди, - и промолвила Байли, - ведь всё равно слушает.
        Шерг тут же нарисовался в дверях, улыбаясь.
        - Возьми надёжных фрей, из молодых, и найдите мне Эла…, нашего кота Глюка, - Шерг собирался кивнуть и исчезнуть, но Маргина его остановила:
        - Только осторожно и бережно, понял? Чтобы с него ни один волос не упал.
        - Слушаюсь, мудрейшая, - кивнул Шерг и скрылся за дверью.
        - Вот ведь как, - сказала Маргина, - знаю, что подлец и подлиза, а приятно.
        Она обняла дочь и сказала:
        - Пойдём, подумаем, куда она могла податься.
        А Шерг вызвал двух фрей, Таю и Роз и, внимательно глядя на них, приказал:
        - Найдите здешнего кота, Глюка, и убейте его. Кроме меня никому ничего не говорить. Поняли?
        Девушки кивнули, поправили церемониальные мечи на поясе и вышли. Как ни странно было приказание, они ничего не спрашивали, следуя заповеди их командира, фреи Эстаты: «Ваше дело выполнять, судьи и без вас найдутся».

* * *
        Сердитый Глаз вышвырнул их в темноту, которая оказалась всего лишь ночью. Сергей, приземляясь, чуть не придавил кота. В небе сияли какие-то неправильные, сбившиеся в кучки яркие звезды и ни одного знакомого созвездия Сергей не увидел. Они были в редком лесу и в свете ярких звёзд просматривались вершины деревьев. А внизу было темно и пугающе тихо.
        - Иди за мной, - отозвался кот, и его тёмная тень мягко двинулась вперёд. Стараясь не отстать, Сергей держался за его силуэт, особо не оглядываясь по сторонам. Вероятно, недавно прошёл дождь, так как почва была сырая и иногда ноги попадали в лужи.
        Живя в эпоху науки и космонавтики, Сергей понимал, что каким-то образом переместился в другой мир и единственная задача, которую он ставил перед собой в настоящий момент, не потеряться в новом мире и держаться за единственный ориентир
        - говорящего кота.
        Наверное, кот знает, что делает и куда идёт. Выяснение мотивов его поведения Сергей решил оставить на потом. Впереди, между деревьями, снова засияли звездочки, а ниже, ближе к земле, появился далёкий отсвет огней, на фоне которого вырисовывалась какая-то средневековая крепость, ощетинившаяся острыми пиками крошечных башенок.
        Кое-где по тёмному силуэту сооружения горели редкие, дальние огоньки. «Какой-то замок, что ли», - подумал Сергей, перебирая ногами. «А, может, мы в Европе!» - успокаивал он себя.
        Между тем, они перешли мост через небольшую речку и оказались возле городского вала, возвышающегося перед ними высокой, тёмной, каменной стеной. Кот побежал вдоль этой стены, рыская туда-сюда и оглядываясь, пугая Сергея своими вспыхивающими в темноте глазами.

«Вот повезло!» - ухмыльнулся Сергей, не упуская кота из вида. Наконец кот остановился, воровато оглянувшись, и шмыгнул в какую-то дыру, бросив Сергею через плечо: «Не отставай!»
        Сергей дёрнулся за ним и застрял в узкой земляной норе. Голова торчала наружу, в углу какого-то тупика, а дальше, перпендикулярно ему, была улочка, на которой стоял кот и, опасливо поворачивая голову, смотрел в оба концы улицы.
        - Ко-о-т!!! - громким шёпотом позвал Сергей. - Я застрял!
        - Тихо! - зашипел кот. - Нормальные люди давно спят.
        Сергей подёргался, и ужом выбрался из норы, больно ободрав плечо. Кот снова посмотрел туда-сюда вдоль улицы, обернулся к нему, поманил лапой, и, когда Сергей нагнулся, зашипел ему прямо в лицо:
        - Запомни - ты немой!
        Потом кот критически его осмотрел и сказал:
        - Трафарет у тебя не ахти, - и, видя недоумение на лице Сергея, добавил:
        - И не корчи умное лицо.
        Затем он взмахнул лапой и прямо ниоткуда появился серый плащ. Он подал его Сергею и добавил:
        - Прикрой свои лахи.
        Сергей посмотрел на свою грязную рубашку, испачканные белые брюки и, вздохнув, надел плащ. Кот, внимательно проинспектировав его взглядом, неодобрительно буркнул:
        - Как белая ворона.
        Сергей был другого мнения, но промолчал, и двинулся за котом. Тот, не оглядываясь, легко шагал вдоль улицы. По её бокам темнели окошками невысокие аккуратные домики, сделанные из слоистого песчаника и крытые тонкими пластина его же. Главным украшением домиков были фонарные столбики вдоль улицы, витиевато украшенные, вероятнее всего, металлической вязью. Верхушки фонарей заканчивались шариками, которые светились тусклым, трепещущим светом, едва освещая окружающее пространство. Улица изгибалась дугой, окружая видневшийся вдали замок, пыжившийся вверх острыми крышами башенок и куполом посередине.
        Между тем, они оказались на небольшой площади, окружённой все такими же игрушечными домами, с единственным двухэтажным зданием, в нижнем окне которого трепыхался, как будто пойманный в ловушку, слабый огонёк. Над дверью красовалась элегантная, вычурная вывеска на которой была нарисованная перевёрнутая тушка курицы и две пивные здоровающиеся кружки, доверху наполненные пеной.
        Всё было очень похоже на Землю, но неуловимо чужие нотки говорили о том, что он, Сергей, здесь чужой. Ему казалось, что он находится в сказке или в фантастическом сне. Вот сейчас он откроет глаза и увидит себя дома, в постели, а соседка, тётя Юля, будет стучать ему в дверь, чтобы он не опоздал на работу.
        Но ничего такого не случилось, только кот, внезапно, стал выше ростом и в плаще, с натянутой на уши красной шляпой. Он решительно толкнул дверь заведения, и их обдало тёплым, вкусным запахом кухни. Внутри помещения, под потолком, плавали туда-сюда несколько молочных, монотонно сияющих шаров, освещая все помещение трепещущим светом.
        Несколько деревянных, резных столов были пусты, только за одним, уронив голову на руки, спал человек с обритой головой, да прямо у окна сидела влюблённая парочка, настороженно уставившаяся на них, когда они вошли.
        В глубине за деревянной, отполированной стойкой, стоял человек с обвисшими усами, близко посаженными глазами и большой, на всю голову плешью, прикрытую тремя волосками. Человек сосредоточенно тёр кружку, даже не повернув голову в их сторону. Слева от стойки темнела крутая лестница на второй этаж.
        - Уважаемый, - обратился кот к человеку, опустив шляпу на глаза и скрывая свою усатую морду, - не найдется ли у вас для усталых путников комнаты для ночлега, и какой-либо ужин?
        С этими словами кот выбросил на прилавок две, ярко блеснувшие, монеты, которые, не успев прокатиться, исчезли в руке хозяина заведения.
        - Найдётся, - невозмутимо ответил хозяин и добавил, - проводи!
        Откуда-то сбоку, возникла, как тень, женщина, которая подтолкнула впереди себя светящийся, парящий шар и пригласила за собой взмахом руки. По лестнице они взобрались на второй этаж, где вдоль длинного, на весь дом, коридора, располагались четыре двери. Женщина открыла дальнюю левую дверь и впустила их в небольшую комнату с одной кроватью, деревянной лавкой, столом, братом тех, что внизу, и парой стульев.
        Женщина опустила шар на стол и скрылась в полумраке. Не успели они присесть, как она снова появилась, держа в руках поднос с несколькими тарелками, кувшином и двумя кружки. Уставив стол разогретой курицей, хлебом, луковицей и солёными огурцами, она так же незаметно, как и появилась, исчезла.
        - Что же, - сказал кот, - приступим.
        Никто никого не упрашивал. Кот оторвал куриную лапку и чуть ли не всю сунул себе в пасть. Сергей быстренько схватил другую. Кот придвинул к себе луковицу.
        - Коты не едят лук, - напомнил ему Сергей
        - Едят, - ответил кот.
        - Отдай
        - Перебьёшься.
        Все, даже луковица, поделённая по-братски, как-то быстро исчезло. Было - и нет. Но желудок удовлетворённо напоминал, что было. Они улеглись в одну кровать. Настало время вопросов:
        - Кот, мы где? - спросил Сергей.
        - В Стране Фрей! - буркнул кот. - Спи - завтра рано вставать.
        Он взбил лапами одну подушку, плюхнулся рыжей мордой прямо в её серединку и добавил: «Не храпеть!» А сам тут же замурлыкал на всю комнату! Сергей отвернулся, с удовольствием закрыл глаза и подумал, что Страна Фрей не такая уж плохая…

* * *
        - И где мы будем искать кота? - спросила Тая, выходя из замка.
        - А зачем его искать? Проголодается - сам придёт, и пусть с ним Шерг что хочет, то и делает. Я не нанималась с котами воевать.
        - Но мы же получили приказ? - возразила Тая.
        - Кот принадлежит Байли, - сказала Роз, - если мы его найдём, то отдадим ей.
        - Но, Шерг…
        - Плевала я на Шерга, - рассердилась Роз, - лучше вообще не служить, чем служить такой дряни. Я подозреваю, что он хочет кому-то насолить этим котом.
        - Пойдём куда-нибудь, перекусим, - примирительно сказала Тая.
        - Я знаю одно местечко, - согласилась Роз.

* * *
        Стратег Вейн сидел в библиотеке у Джозефа Фроста, пил вино и разговаривал с хозяином.
        - У Элайни все в порядке? - спросил Вейн. - Вчера она выглядела растерянной и усталой.
        - Девочка нервничала. Быть королевой, согласись, тяжёлый труд, - ответил Фрост, ковыряясь каким-то инструментом в деревянной коробочке.
        - А Байли я вообще не узнал, она не заболела?
        - Хорошо, что ты напомнил, - всплеснул руками Фрост, откладывая инструмент и коробочку. - Я собирался её посмотреть. Девочка, действительно, выглядела плохо. Допивай вино, и пойдём.
        - Да я готов, - поднимаясь, ответил стратег. Фрост закрыл дверь своего домика, и друзья под ручку отправились в замок.
        Марг Джозеф Фрост слыл в Стране Фрей искусным лекарем. Используя виртуозное владение силой, он точечными воздействиями на органы умудрялся лечить безнадёжных больных и преподавал искусство врачевания в Академии Фрей. Байли была их с Маргиной дочерью.
        Семья просуществовала недолго, так как, кроме искусства целителя, Фрост умело обольщал пациенток. Очередной роман, обнаруженный Маргиной, положил край и роману, и семейным отношениям. С тех пор Фрост жил один, врачевал, изобретал всякую ерунду, а вот с женским полом почему-то порвал бесповоротно.
        Маргина занялась государственными делами и стала первым лицом при королеве Селивии, а по её смерти - регентом до совершеннолетия Элайни, дочери королевы. Но воспитанием Байли и Элайни они с Фростом занимались вместе и очень часто девочки оставались у него, так как у них в его доме для каждой была отдельная комната. К тому же у Фроста они чувствовали себя вольготно, так как тот ничего им не запрещал.
        Он увидел Маргину, выходящую из зала заседаний фрей.
        - Маргина, я хочу посмотреть Байли, - сказал Фрост, догоняя её в коридоре, - вчера она что-то неважно выглядела.
        - Ей сейчас некогда, - категорически отрезала Маргина. - Кстати, Глюк случайно к тебе не забегал?
        - Не видел я вашего кота, - отмахнулся Фрост, - Маргина, мне её нужно посмотреть.
        - Иди отсюда и не мешая, - сказала Маргина, - если будет нужно, я тебя позову.
        Фрост повернулся, собираясь уходить, но его остановила Маргина.
        - Джозеф, если увидишь кота - поймай и принеси сюда, - предупредила она и добавила: - Байли очень расстроилась, потому что кот потерялся.
        Довольная, что так ловко обошла подводные камни, Маргина с улыбкой отправилась по делам.

* * *
        Когда Сергей проснулся, кота рядом не было. «Наконец-то, - подумал Сергей, - глюки кончились». Он поднялся и выглянул в коридор. Никого. Собираясь спуститься вниз, Сергей подошёл к лестнице и наскочил на кота. Тот стоял, прислушиваясь к голосам внизу, и предостерегающе зашипел на него. Прислушавшись, Сергей понял, что не напрасно.
        - Так вы говорите, что рыжего кота не видели? - спросил женский голос.
        - Не видел, - ответил голос хозяина харчевни.
        - Толстого такого? - спросил другой женский голос.
        - Ни толстого, ни тонкого.
        - Хорошо, - успокоился женский голос.

«Пронесло, - подумал Сергей, - кому-то этот кот насолил, а теперь его повсюду ищут».
        Его не покидало ощущение, что им без спроса манипулируют, что никак не добавляло ему желания быть пешкой в чужих руках. Решив, что пора, наконец, разобраться он, несмотря на шипение кота: «Идиот, куда ты лезешь», - спустился вниз.
        В зале, возле окна, сидели две дамы в плотных вязаных костюмах и коротких юбках, на боку которых висели мечи, а к стене были прислонены два деревянные отполированные лука. Дамы жевали куриные ножки от лежащей на тарелке жареной курицы.
        - Уважаемый, - обратился Сергей к лысому хозяину, - не скажете, отсюда автобусы в Киев ходят?
        Видимо он спросил не то, так как хозяин посмотрел на Сергея, потом на свою молчаливую жену или помощницу и спросил, что он имеет в виду под словом «автобус». Одна из дам бросила обгрызенную косточку, поднялась и подошла к прилавку. Она уставилась на Сергея и в свою очередь спросила, кто такой «киев».
        Пока он размышлял, что и как им ответить, вторая дама, глянув в мозаичное окошко, ткнула туда пальцем и воскликнула:
        - Роз, смотри, рыжий кот.
        Они бросились к двери, а Сергей, по непонятной ему причине, свалил им под ноги табурет. Дамы, сказав какие-то непонятные слова, чебурахнулись, а Сергей выскочил в дверь и первое, что увидел - во всю прыть убегающего рыжего кота. Он устремился за ним и уже поворачивал за угол, как плечо опалило жаром.
        - Тая, ты что, рехнулась? - накинулась Роз. - А если бы ты его убила?
        Тая растерянно опустила лук и спросила: - А что же делать?
        - Ничего, скажем Шергу, что кота украл какой-то странный человек.
        Сергей прилично пропетлял по улочкам, прежде чем перед ним вынырнул из-за угла кот. От неожиданности Сергей чуть не упал, а кот глянул на торчащую из плеча стрелу и недовольно спросил:
        - Зачем ты к ним полез?
        - А куда мне нужно было лезть? - возмутился Сергей. - Ты мне, кот, второй день морочишь голову, а я даже толком не знаю, куда я попал.
        - В Страну Фрей, - ответил кот.
        - Слышал я про твою Страну Фрей, - махнул рукой Сергей и чуть не потерял сознание
        - правое плечо, пробитое стрелой, резануло болью.
        - Пошли быстрей, - сказал кот, - есть тут одно место. Будем тебя лечить.
        Они ещё пропетляли по улицам, пока не остановились перед двухэтажным деревянным домиком. Кот полез под ступеньку и вытащил оттуда медный ключ.
        - Открывай, - сказал кот.
        Сергей левой рукой открыл дверь, и они зашли в зал. Посередине стояло широкой деревянное кресло. Сергей прилёг на него левым боком и потерял сознание.

* * *
        Шерг распекал Таю и Роз и грозил доложить Эстате, что её бойцы никуда не годные. Последнее намерение совсем не радовало девушек, и они предпочли сделать виноватые лица.
        - Вы говорите, что коту помогал какой-то мужчина? - переспросил Шерг.
        - Да, - хором ответили девчонки.
        - Что за мужчина? - поинтересовался Шерг.
        - Странный он какой-то… - двинула плечами Тая.
        - Спрашивал о каком-то «автобусе» и «киеве», - добавила Роз.
        - Ага, - задумался Шерг, - у неё иметься сообщник.
        Роз подумала, что Шерг двинулся умом: какой сообщник может быть у кота. И при чём здесь «она». Глюк, он что - кошка? Но решила вопросы не задавать, тем более что нынешнее задание ей с самого начала ой как не нравилось.
        - Что здесь происходит? - спросила Маргина, заходя в комнату.
        - Кота ищем, - обмолвилась Тая, Шерг сделал отчаянное лицо, но было уже поздно.
        - Нашли? - спросила Маргина и девочки всё выложили. Маргина немного подумала и сказала Шергу: - Так, идите к Фросту, они там.
        Шерг кивнул и принялся подталкивать Таю и Роз к выходу.
        - И смотрите, - бросила вдогонку Маргина, - чтобы с кота ни пушинки не упало.
        Пока Шерг распекал Таю и Роз за язык, Джозеф Фрост пришёл домой и сразу обнаружил присутствие посторонних.
        - Ах вот ты где, - обрадовался Фрост, увидев кота. Правда, лежащий на кресле человек со стрелой в плече совсем его не обрадовал.
        - Дядя Джозеф, помогите, - сказал лежащий человек, и Фрост удивился - молодого человека он не знал.
        - Дядя Джозеф, это я Элайни, - снова раздался голос и Фрост понял, что ошибся - разговаривал не молодой человек, а кот.
        - Глюк, ты что разговариваешь? - ещё больше удивился Фрост, поднимая тяжёлого кота на руки.
        - Я не Глюк, а Элайни, - объяснил кот, комично жестикулируя мордой, - долго объяснять некогда, лучше помоги Сергею.
        Фрост не стал выпытывать у кота, что случилось, оставив расспросы на потом, и принялся за незнакомого Сергея. Стрела прошла насквозь и Фрост, вытащив щипцы, откусил остриё и разрезал рубашку. Молодой человек вздрогнул и застонал. Фрост набрал в лёгкие воздуха и решительно дёрнул за стрелу с другой стороны. Сергей воскликнул и потерял сознание, а из раны хлынула кровь. С трудом остановив ее, Фрост туго перевязал рану и оставил Сергея на диване. Целитель взмахнул пот с лица и присел на стул: - Всё.
        Кот вдруг, очень резво для своей комплектации, бросился от окна и закричал:
        - Дядя Джозеф, быстро закрой дверь и спрячь нас куда-нибудь.
        Фрост выглянул и увидел советника Шерга с двумя девушками из охранного отряда Эстаты. Советника Шерга он не любил, поэтому сразу послушал кота и быстро закрыл дверь. Внимательно взглянув на Сергея, потом на Глюка, он подошёл к стеллажу с книгами и, вытащив несколько томов, нажал на выступающий камень.
        Щёлкнул засов и Фрост, надавив всем телом на стеллаж, открыл вход в другую комнату, без окон, с узкой единственной зарешеченной щелью на улицу. Схватив Сергея, Фрост кое-как дотащил его в убежище и положил на лавку у стены. Глюк болтался под ногами, больше мешая, чем помогая.
        - Сидите здесь, - сказал Фрост, задвигая их стеллажом и отправляясь к двери, в которую нещадно колотили.
        - В ваш дом ворвались воры, вы видите кровь возле крыльца? - сказал Шерг и, бесцеремонно оттеснив Фроста, кивнул Тае и Роз: - Заходите!
        - Добрый день, - смущаясь, сказала Роз. Фрост кивнул головой.
        - Ищите везде! - крикнул Шерг и сам принялся открывать двери всех комнат.
        - Здесь что? - спросил он, дёргая ручку замкнутой двери.
        - Здесь лаборатория, - ответил Фрост.
        - Немедленно откройте!
        - В доме никого нет, - ответил Фрост, открывая дверь. Советник окинул взором столы, уставленные стеклянными пузырьками, взял один и стряхнул.
        - Осторожно! - воскликнул Фрост и добавил: - Это кислота - сильнейший яд!
        Шерг быстренько поставил пузырёк на стол, и стал заглядывать во все комоды, шкафы и шкафчики. В дверь просунулась Тая и позвала:
        - Советник?!
        - Да!
        - Здесь никого нет! - виновато двинул плечами Тая.
        - Хорошо, Фрост! - зловеще произнёс Шерг. - Куда вы их девали?
        - Я не понимаю о ком вы? - с достоинством ответил Фрост и добавил:
        - Если вы о тех, которые стучали в дверь перед вами - то я их не видел.
        Советник Шерг долго буравил взглядом дыру на лице доктора, но, не добившись желаемого результата, недовольно вздохнул и сказал:
        - Мне придётся взять вас под стражу, уважаемый Фрост.
        - В связи с чем, советник?
        - До выяснения обстоятельств, - ответил Шерг и добавил: - Вы будете беседовать с фреей Маргиной.
        - Я готов, советник! - гордо ответил Фрост.
        - Прошу вас! - показал на выход Шерг.
        Фрост закрыл входную дверь на ключ и зашагал вдоль проулка между советником и Роз. Таю советник оставил возле дома лекаря с приказом: «Наблюдать!»
        На улице наступила ночь. А в укрытии за библиотекой ночь была всегда. Под потолком горел осветительный шар, и Элайни всматривалась в лицо Сергея покрытое испариной, надеясь, что он очнётся. Она вытирала ему капли пота с лица и, намочив салфретку водой, прикладывала компрессы на его лоб.
        Кошачьи лапы не совсем подходили для выполнения таких манипуляций, и Элайни с досадой вздыхала, понимая, что тут она бессильна. Если бы у неё были руки, она сумела бы ослабить его боль и облегчить страдания, но кошачьи лапы давали совсем не те вибрации и Элайни боялась навредить Сергею.
        Она ужасно обрадовалась, что смогла вернуться домой. У неё замирало всё внутри, как только она понимала, что могла остаться навсегда в мире Сергея. Она впервые с сочувствием посмотрела на него, понимая, что для него такое приключение тоже не мёд. «А он красавчик», - подумала она разглядывая его черты и невольно мазнула по его лицу лапкой. «Придётся ждать дядю Фроста», - решила она, продолжая выполнять обязанности кота-сиделки.

* * *
        А в это время доктор Фрост стоял в зале приёмов перед Байли, в теле Элайни, и фреей Маргиной, в сотый раз повторяя:
        - Маргина! Я же тебе сказал, что не делал ничего преступного, - и, взглянув на стоящего сбоку Шерга, добавил, - даже советник подтвердит!?
        Шерг недоуменно посмотрел на Фроста, явно не стремясь быть его союзником.
        - Мама, - сказала Байли, помахивая отцу рукой, - что ты хочешь от папы! Он ничего не знает. Правда папа? - обратилась она к Фросту.
        - Правда, доченька, - улыбнувшись королеве, согласился Фрост, - но ты же знаешь маму!
        - Джозеф Фрост, не пудри мне мозги, - раздражённо отозвалась Маргина и добавила, - ты явно что-то скрываешь.
        - Так, Шерг, - обратилась она к советнику, - отведите-ка нашего целителя в чуланчик на первом этаже, пусть посидит ночку-другую, может и вспомнит что-нибудь.
        - Мама! Но там же холодно! - возмутилась Байли.
        - Ничего, - думая о своём сказала Маргина и, проснувшись, добавила, - сейчас сезон света - не замёрзнет.

* * *
        Завернув за угол флигеля, Шерг, как бы нечаянно, остановился, оглянулся и направился в круглую беседку, окружённую кустарником. Ещё раз оглянувшись возле входа, он нырнул внутрь, где оказался с глазу на глаз с фреей Иссидией.
        - Принёс? - спросила она без предисловий. Шерг оглянулся, бросая взгляд на окружающий кустарник, и сообщил:
        - Нет, - и, по своей привычке, внимательно смотрел на реакцию фреи Иссидии.
        - Нет? - разочарованно переспросила фрея Иссидия.
        - Маргина отдала его Элайни, - сообщил Шерг очередную порцию информации.
        - Ну, и? - подняла на него глаза фрея Иссидия.
        - Есть возможность получить перстень вместе с трупом Элайни, - сообщил Шерг, внимательно глядя на фрею Иссидию. Она замолчала, вычисляя в душе риски, возможно, не готовая к такой ситуации.
        - А без трупов никак нельзя? - спросила она Шерга, полагая, что такой имидж ей ни к чему. Шерг наклонился к её уху и принялся что-то шептать. Вскоре лицо фреи Иссидии озарила довольная мина, а Шерг ехидно улыбался.
        - Если ты покажешь мне мёртвого ко… - она остановилась на мгновение и продолжила,
        - …мёртвую зверушку, о своём будущем можешь не беспокоиться, - сказав это, фрея Иссидия вложила в ладонь Шерга тугой узелок, набитый новенькими ерхами.
        Шерг спрятал узелок в карман и хищно улыбнулся. Розовый воробей на крыше беседки вспорхнул в воздух и потерялся в саду.

* * *
        Сергей проснулся от ужасного храпа. С трудом открыл глаза. По побеленному известью деревянному потолку небольшой комнаты плавал светящийся шар, освещая комнату и маленький, в локоть высотой, резной столик, на котором стояла неполная глиняная миска с водой. Дальше стоял стол. Возле кушетки, на которой он лежал, стояло плетёное кресло с накинутым сверху пледом.
        А на нем, прямо возле лица, раскинув лапы, лежал мокрый, рыжий кот и храпел, как мужик. Сергей вспомнил, что с ними было, и попытался встать, свалив кота себе на живот. Тот подпрыгнул, как на сковородке и ошарашено уставился на него:
        - Жи-во-й! - пропел он и принялся топтаться по Сергею, хватаясь за лицо мокрыми лапами.
        - Кот! Хватит! Ты меня истоптал всего! - отмахнулся Сергей и подозрительно спросил: - Ты почему такой мокрый? Ты что? Описался?
        - Никакой благодарности, - обиделся кот, - я, возможно, спасала тебя всеми фибрами души, а ты?
        - Слушай, кот, мы где?
        - Мы у дядюшки Фроста, - ответила кот и добавил: - Между прочим, меня зовут Элайни.
        - Так ты кошка? - улыбнулся Сергей. Кот глянул себе на пузо и произнёс:
        - Сейчас, фактически, я кот.
        Кот поднялся и потопал к стеллажу. Повозившись немного, он повернулся к Сергею и растерянно сказал:
        - Не могу отодвинуть стеллаж.
        Сергей поднялся, ощущая слабость в теле, но рана уже не болела - дядя Элайни, несомненно, был хорошим доктором. Подойдя к стеллажу, Сергей нашёл защёлку, поднял её и сказал коту: - Отойди.
        Сдвинув стеллаж, они оказались в зале, где стоял диван. Кот побежал на кухню и оттуда позвал:
        - Сергей, ты не можешь мне помочь?
        Сергей отправился за котом, который, вытянувшись во всю длину, открыл двери каморки, но, в связи с обвальным ожирением, забраться на верхние полки не мог.
        - Тебе не помешала бы диета, - сказал Сергей коту, снимая висячий кусок копчёности. Порезав одной рукой неровные куски, Сергей опустился на гнутый стул из лозы, подкрепляясь куском вяленого мяса и странным хлебом, вкус которого отличался от земного.
        - Что такое «диета», - спросил кот, держась двумя лапами за большой кусок мяса.
        - Нужно меньше кушать, - мягко ответил Сергей, подразумевая слово «жрать», - а то ты скоро ходить не сможешь.
        - Я здесь ни при чём, - ответил кот, вгрызаясь в мясо, - как видишь, я сейчас кот, а когда я в своём теле, то кушаю совсем мало.
        Когда они насытились, кот побежал в зал и, тяжело прыгнув, забрался на подоконник.
        - Стоит, - сообщил кот, не поворачиваясь.
        - Кто? - спросил Сергей, походя к окну.
        - Тая, та, что в тебя стреляла, - ответил кот.
        - Симпатичная девчушка, - присмотрелся Сергей. Кот критически окинул Таю и ревниво изрёк:
        - Девушка, как девушка, ничего особенного, - и ехидно додал:
        - А стреляет она хорошо!
        Они присели на диван, а потом прилегли. Кот попытался пристроиться на груди Сергея, но тот затолкнул его назад, за себя, откуда кот сообщил:
        - Здесь тесно.
        Сергей не реагировал: уже задремал. «Все мужчины вот так, - подумала Элайни, - пожрал и набок!» Элайни, пригревшись за спиной, невольно заурчала, погрузившись во воспоминания. В этом доме прошла большая часть её детства. Она всегда была счастлива, когда была с дядюшкой Джозефом.
        Маму - королеву фрей Селивию, умершую при родах, она знала только по семейному портрету, висящему в гостиной дворца. У её папы, Артура Сайроса, за делами никогда не было времени для неё, а, возможно, он её избегал, потому что, говорили на схожесть её с матерью. Тётя Маргина, мама Байли, была всегда строгой учительницей и никогда не выявляла свою любовь ни к Элайни, ни к своей родной дочери Байли.
        Единственным радостным пятном детства был дядюшка Джозеф. Байли иногда ревновала своего папу к Элайни и тогда она чувствовала себя немного виноватой. Все дни рождения она проводила в доме дядюшки Джозефа, так как с Байли они родились в один день и в один час. Дядюшка Джозеф учил их наукам, а тётушка Маргина - магии, чарам и травам.
        Так, как для Байли науки с детства были нелюбимы - отдуваться приходилось ей, Элайни. По правде говоря, учиться ей нравилось. И если дядюшка Джозеф ещё пытался терпеливо достучаться до ума Байли, то Маргина сразу поставила крест на учёбе дочери и на уроках общалась исключительно с Элайни.
        Когда она проснулась, уже вечерело. Она вытащила тело кота из щели между диваном и Сергеем и поплелась в туалет. Только придя туда, сообразила, что делать это по-кошачьи не умеет. Кое-как сделав свои дела, точнее кошачьи, она снова запрыгнула на подоконник и увидела скучающую Таю, которая, оглядываясь, устало присела на крыльцо.

«Стережёт, зараза!» - подумала она о Тае, а потом пожалела: девушке тоже не сладко целый день стоять на ногах. Она зашла в гостиную, потрогала руками знакомые и такие родные вещи, поднялась на второй этаж - там, где в конце коридора, напротив друг друга, находились комнаты - её и Байли. В своей комнате она присела на пол, и слёзы покатились сами собой.
        - Ты здесь жила? - глядя, как по морде кота текут слёзы, сказал появившийся возле двери Сергей,
        Элайни вздрогнула и повернула к Сергею заплаканную мордашку. Сергей вопросительно смотрел на неё. Элайни кивнула и, подумав, медленно сказала:
        - Вот что, Серёжа! Нам нужно кое-что сделать…
        Она, при помощи Сергея, открыла огромный шкаф в своей комнате и стала перебирать лапами, когда-то любимые, платья.

* * *
        - К вам на приём проситься Главный Марг Страны Маргов Артур Крайзер Мирх Баруля, - сообщил Шерг, появляясь в дверях без предупреждения. Маргину бесила его привычка, но сказать ничего не могла - Шерг со своими обязанностями справлялся идеально.
        - Пусть заходит, - махнула Маргина, откладывая бумаги. Появившийся Артур Баруля, чувствующий себя, как всегда, неловко, пролез в широкие двери, казавшиеся против него щелью, остановился и сообщил:
        - Я уезжаю к себе домой и хотел бы… - он завис, остановив взгляд на лице Маргины.
        - Хорошо, Артур, - ответила Маргина, - а за Хенка не беспокойся, я за ним присмотрю.
        Шерг, стоящий у двери, имел идеальный слух и, услышав слова Маргины, зло скрипнул зубами, исказив лицо гримасой. Обратившийся к нему с вопросом марг Югюст Дюмон, поставщик королевского стола, был убит на месте словами Шерга:
        - Вы что! Не видите, что я сейчас занят?
        Когда Артур Баруля вышел из кабинета, Шерг проводил его взглядом, который проткнул бы Барулю и его сына насквозь, будь он чуть-чуть материален. Тяжело сев в карету, Баруля кивнул своему послу, Увину Партеру, который оставался в Стране Фрей, и укатил по дороге, выходящей на мост через речку Вьюнку и, дальше, в направлении города Литу.
        Возле рынка случился затор, и кучер свернул в объезд, по улочке, где находился дом марга Фроста. Артур Баруля видел дом, но его затуманенный взор не заметил молодой долговязой девушки, выходящей в это время из дома, которая, подойдя к фрее Тае, внимательно её рассмотрела и бросила вконец смутившейся девушке:
        - А ты, действительно, хорошенькая, - после чего ласково мазнула рукой по её лицу. Ошарашенная Тая, забыла свои служебные обязанности, решая про себя, что это было, а девушка уже скрылась за углом, оставив после себя запах цветущей липы.
        В это время Хенк, покинутый отцом, в своей комнате беседовал с Перчиком, оставленным ему в качестве компаньона.
        - Нам нужно поскорее найти кота, - сообщил он Перчику, который не совсем понял друга, но сосредоточился, ожидая объяснений.

* * *
        Сбитый в канале репликации неизвестной аномалией Хранитель планеты Даррес, висел над планетой, на одной стороне которой располагался от полюса до полюса большой материк, по периметру окружённый высокими горами, а всё остальное пространство планеты занимал океан с весьма редкими островами.
        Рядом с Хранителем болталось громадными каменными тушами семейство барберосов[Барберосы - димензиальные структуры, космические странники, существующие семействами и выпасающие на подвернувшихся планетах свои стада амомедаров.] , подгоняющих стадо амомедаров[Амомедары - димензиальные примитивные структуры, использующие мимикрию, для подобия с местными формами жизни. В космосе существуют, как кристаллические нити. Используются барберосами для пополнения своих эмоциональных потребностей.] , распустивших свои симпоты[Симпоты - димензиальные структура, существующая в пяти, шести или семи измерениях, образующая осязательные органы Хранителей.] до самой планеты и удалённо питающихся эмоциями млекопитающих планеты.
        Отправив симпоты на планету, Хранитель узнал, что местные теплокровные зовут её Глаурией, а о планете Хранителя не знают ничего, если не считать животного, которое его удивило. Данный экземпляр был покрыт шерстью и имел, кроме конечностей, длинное и бесполезное окончание, которое называлось - хвост. Порывшись в его глифомах, располагаемых по всему телу, Хранитель обнаружил, что животное знает, где он обитает, и называет его дом туманностью Кошачий Глаз в созвездии Дракона.
        Свою породу животное определило, как «кот» и Хранитель, сравнивая симпоты, преобразовал свою сущность в «кота», образ которого ему понравился. Правда, цветовые вибрации, через атмосфреру, у Хранителя исказились и его «кот» был не рыжего, а ярко-малинового цвета.
        Недолго думая, он отправился вниз, на планету Глаурию, тем более что прерывал командировку не по своей воле. Приземлился он не совсем удачно - прямо в фонтан, находящийся на рыночной площади, изрядно расплескав находящуюся в нем воду и окатив окружающих с ног до головы.
        - С ума все сошли, уже котами бросаются, - воскликнула Леметрия, торгующая зеленью молодая девушка, увидев в фонтане кота. Она вытащила его из воды и принялась оттирать снятым с себя белым фартуком, приговаривая:
        - Бедненький мой Рыжик, какая же сволочь бросила тебя в воду.
        Рыжик, подставляя бока под быстрые руки Леметрии, слизывал её эмоции, которые приятной вибрацией ласкали его симпоты. «А здесь занятно», - решил он, а ещё подумал, что спешить ему нет никакой надобности.
        - Сиди здесь возле меня, а когда я закончу торговать, пойдём ко мне и я тебя накормлю, - сказала ему Леметрия и занялась прерванным делом:
        - Кому лук, морковка, укроп.
        Хранителю имя, которое ему дала Леметрия, понравилось, и он подумал, что стоит его зарегистрировать на себя: ни у кого из Хранителей имён нет, а у него будет. Наблюдая за процессом торговли, Рыжик увидел, как его благодетельница меняет симпоты проходящих млекопитающих своими призывами. Заметив удачные словосочетания, Рыжик, чтобы помочь Леметрии, принялся вкладывать их во все проходящие головы, отчего прилавок опустел с необычайной скоростью.
        - Ах, ты мой хороший, - Леметрия принялась слюнявить морду Рыжика, - да ты мне приносишь удачу.
        Рыжик слизал симпотами её вибрации, ощущая такую гармонию своих частиц, что решил зафиксировать их в ближних глифомах. Леметрия усадила его в пустую корзину и пошла вдоль улицы, балуя Рыжика гармоничными составляющими, которые называла песенкой.
        На её беду, проходящий рядом Перчик, выполняя инструкции Хенка, увидел пусть не совсем рыжего кота и решил, что это Элайни в теле Глюка. Перчик, не говоря ни слова, схватился за ручку корзины и принялся тянуть её на себя. Леметрия, думавшая вначале, что молодой и симпатичный парень с ней флиртует, со смехом потянула её на себя, но кавалер был хмур лицом и продолжал тянуть.
        Решив, что парень вовсе не симпатичный ухажер, а обыкновенный вор, она огрела его рукой по спине, но тот упорно держался за ручку корзины.
        - Отдай, - разродился словом Перчик, - это не твоё.
        - Как же не моё, как моё, - воскликнула Леметрия и толкнула Перчика корзиной. Падая, он не отпустил ручку, и Леметрия свалилась на него сверху, снова подумав, что, возможно, мальчик вовсе не вор, а флиртует. Тем более что лежать ей на нем, было приятно. Рыжику тоже было приятно: за несколько десятков прасек[Прасек - единица времени. 1 прасек равен 0,6 секунды, 100 прасеков равны 1 минуте, 6000 прасеков равны часу, 144 000 прасеков равны суткам, 52 560 000 прасеков равны году, 52 560 000 000 прасеков равны 52 гигапрасекам и равны 1000 лет] он успел насытиться чудными эмоциями Леметрия, а то, что было в голове юноши, вызывало у него определённый интерес.
        - Зачем тебе корзина? - спросила Леметрия, лёжа на Перчике: ей было удобно и приятно в такой позе вести диалог. Перчику быть придавленным было не комильфо, но терпимо.
        - Мне корзинка не нужна, - ответил он, глянув в близкие глаза Леметрии.
        - А что же ты в неё вцепился? - удивилась Леметрия, устраиваясь на нем удобнее.
        - Мне нужен кот, - сообщил Перчик, а объект их споров, выглядывая из корзины на его плече, с интересом погрузил свои симпоты в их головы и от блаженства потерял контроль над формой, оплывая мордой.
        - Это мой кот, - сообщила Леметрия, находя, что ситуация немного пикантна.
        - Если сказать по правде, кот не совсем кот, - сообщил Перчик.
        - А кто же? - опираясь на грудь Перчика, Леметрия подпёрла личико ладошкой. Перчику локоть уткнулся в ребро, и он поморщился.
        - Кот - человек, - сообщил Перчик государственную тайну, а Леметрия улыбнулась: лежать на Перчике ей нравилось всё больше и больше, несмотря на то, что прохожие с удивлением смотрели на распростёртую пару, мило беседующие на булыжной мостовой.
        - Я не человек, - возразил Рыжик.
        - Вот видишь, он не человек, - по инерции поддакнула Леметрия и с удивлением подскочила: - Рыжик, ты что, говоришь?
        - Элайни, объясни ей, - обратился Перчик к Рыжику, приподнимаясь на ноги, пока Леметрия снова не придавила его к мостовой.
        - Я не Элайни, - объяснил Рыжик, и пришла очередь удивляться Перчику.
        - А кто ты тогда? - спросил он.
        - Я Рыжик, - сообщил Хранитель, и Леметрия с удовольствием его погладила.
        - Видишь, он Рыжик, а не твоя Элайни, - сообщила она Перчику и, улыбаясь, добавила: - Так что топай дальше, было приятно с тобой познакомится.
        Сказав это, она положила Рыжика в корзину и пошла дальше по улице, улыбаясь в душе такому приятному приключению и не менее приятному знакомству. «Ах, зачем я поспешила уйти?» - подумала Леметрия немного с сожалением, воображая, о какой Элайне говорил молодой человек. «Может, Элайни его влюблённая и её заколдовал какой-нибудь марг?» - сочинила она душещипательную историю и вздохнула: такой хороший мальчик ускользнул из её рук.
        В Фаэлию она приехала с братом Парком и отцом, который сдавал Югюсту Дюмону, поставщику королевского двора, выращенные овощи, а остатки Леметрия продала на базаре, чтобы иметь свои карманные деньги.
        Вздохнув, она погладила Рыжика, отправляясь порадовать своего отца и брата находкой - говорящим котом, как тут сзади раздался крик.
        - Подожди, я хочу тебе что-то сказать.

* * *
        Иссидия торжествовала - возможность, о которой она даже не мечтала, сама плыла ей в руки. Вспоминая, сколько сил потрачено на то, чтобы приблизиться к цели, она улыбнулась про себя, сравнивая свои потуги с тем подарком, который сделала взбалмошная Элайни своим поступком. Находясь в кабинете королевского дворца, который ей был предоставлен по статусу председателя Совета Фрей, она подошла к красивому окну с полукруглым верхом и выглянула в него на клочок подстриженного сада.
        Садовник, копошившийся под деревом, приподнял шляпу для приветствия, но она его не видела: вся была в своих красных мыслях. «Почему в красных?» - не поняла она своё подсознание, ощущая в себе тонкие красные нити. Спохватившись, она увидела перед собой на верхней ветке ближайшего дерева красного воробья, который, набычившись, сидел неподвижно, не шелохнувшись и смотрел на неё.
        - Что за дикость? - воскликнула она, и Шерг из-за её плеча выглянул в окно.
        - Птичку перекрасил кто-то из студентов Академии Фрей, - предположил он, глядя, как воробей свалился с ветки и скрылся в саду.

«Нужно будет разобраться, кто так шутит», - решила Иссидия, тем более что она была председателем наблюдательного совета в Академии Фрей. Она отбросила в сторону досадное безобразие в виде красного воробья и повернулась к Шергу, снова его переспрашивая:
        - Так ты уверен, что вместо Элайни, кресло королевы занимает Байли?
        - Да, - подтвердил Шерг, - всё произошло на моих глазах.
        Фрея Иссидия оставила окно, подошла к своему столу, идеально чистому и, наклонившись, смахнула рукой что-то невидимое.
        - Почему не сказал мне сразу? - спросила она Шерга, понимая, что тот хотел поторговаться.
        - Я не был уверен, что данное положение вещей продлится долго, - резонно ответил Шерг, но Иссидия знала - врёт. «Интересно, он меня не продаёт Маргине?» - подумала она, понимая, что продаст, не моргнув глазом, как только учует выгоду. «Пусть продаёт, - решила она, - мне сейчас ничего не грозит. Козыри у меня».
        - Как она сумела? - спросила она у Шерга. - Насколько я знаю, на такое не способна ни одна фрея.
        - Маргина тоже не знает, как, - согласился Шерг. - Я думаю, всё дело в перстне.
        - Я читала книгу, - возразила Иссидия, - перстень обладает силой, но о перемещении в другое тело в книге ни слова.
        - Какую книгу? - наставил уши Шерг, но Иссидия ему не ответила и, вытянув из стола узелок, передала ему в руки, на всякий случай мягко сказав:
        - Спасибо тебе, Шерг, без тебя я как без рук, - она провела по его щеке ладошкой, чем повергла Шерга в не присущее ему состояние. С покрасневшим лицом он исчез за дверью, рассуждая о мере искренности фреи Иссидии, так как во дворце только Байли относилась к нему с теплом.
        Как только Шерг удалился, фрея Иссидия послала в окно марку[Марка - магическое сообщение, условный знак, которым обмениваются фреи. Дальность передачи марки невелика. Марги, обычно, таким не пользуются, считая его женским капризом.] своей помощнице, фрее Януш и та сразу появилась в дверях. Иссидия загадочно подошла к фрее Януш и, улыбнувшись, прошептала ей на ухо:
        - А знаешь, пошли всем фреям Совета марки с напоминанием, что через два дня состоится заседание Совета.
        - Хорошо, ответила фрея Януш, - и спросила: - А какой вопрос будет рассматриваться?
        - О признании королевы Элайни недееспособной, - ответила ей фрея Иссидия, прикрыв глаза и подставляя лицо под лучи солнца из окна. Фрея Януш удивлённо на неё посмотрела, но спорить не стала - фрея Иссидия просто так говорить не будет.
        Репликация третья
        Элайни
        Вышедшая из дома Фроста девушка, так смутившая фрею Таю, вскоре оказалась на центральной площади перед дворцом и, незаметно для всех, смешалась с праздношатающимся народом, приехавшим из далёкой глубинки, чтобы ознакомится со столицей и посмотреть главную достопримечательность - королевский дворец, построенный неизвестно кем в такие давние времена, что об этом событии не нашлось никаких записей.
        Одно не подлежало сомнению - если бы кто-то сейчас пожелал повторить сооружение, то он бы не смог, так как таких технологий ни в стране Фрей, ни в Стране Маргов не было и в помине. Стоит только вспомнить о том, что стеклянные окна и каменные стены были, как бы вылиты из одного сплошного материала, в одном случае прозрачном, в другом нет.
        Смельчаки, пытавшиеся отколоть хоть кусочек от здания на память, оставались ни с чем, так как материал не поддавался никакому инструменту. В такой стойкости к разрушению был и минус, потому что о перестройке дворца не могло быть и речи и людям приходилось подстраиваться под здание, а не наоборот.
        Те, кто бывали в Стране Маргов, могли видеть такое же чудо в её столице - Магнуме, где подобный дворец поражал такими же причудливыми свойствами. Кто построил дворец в Магнуме, тоже никто не знал и в этом он был подобен дворцу в Фаэлии. Но то, что они были построены разными художниками, говорила сама их форма: в Магнуме дворец был пирамидальной формы, а в Фаэлии несколько куполов с причудливыми башенками по углам.
        Вместе с экскурсантами девушка влилась во дворец, следуя с ними по маршруту придуманному специально для приезжих. Обычно показывали зал заседаний Совета Фрей, потом торжественный зал и зал приёмов, а на жилые этажи, что находились выше, гостей, конечно, не пускали.
        В одном углу зала заседаний было несколько фрей, которые что-то обсуждали и для проходящих экскурсантов они изобразили дежурные улыбки. Молодая женщина внимательно вглядывалась в лица присутствующих фрей, вероятно, надеясь узнать знакомую, но, не найдя искомого, безразлично мазнула взором по фигурам людей.
        Если бы женщина была внимательней, она бы заметила, что ей заинтересовалась не кто иной, как фрея Януш, стоявшая в группе. Проводив женщину взглядом, она попрощалась с другими и вышла в боковые двери, направляясь в кабинет Иссидии.
        Женщина, вместе с экскурсантами, поднялась на этаж выше, где, ближе к парадному фасаду, располагался торжественный зал с прозрачным потолком в виде купола, а рядом находился большой балкон, куда, обычно, на мэтлоступэ прилетали фреи. В остальной части этажа находились кабинеты королевских министров и самой королевы.
        Марка, отправленная фреей Иссидией, нашла марга Шерга в кабинете Маргины, где он, за отсутствием хозяйки, на всякий случай проверял содержимое её стола, который никогда не запирался, надеясь найти что-нибудь интересное для себя. Занятый нужным для него делом, он с раздражением схватил мелькающую, как мотылёк, марку и прочитал её. Содержание настолько ему понравилось, что он собирался уже уходить, как дверь неожиданно открылась и показалась девушка, которая, покинув экскурсантов, зашла в комнату Маргины.
        - Опа! - воскликнул Шерг. - На ловца и зверь бежит.
        - Простите, я, кажется, ошиблась, - сказала долговязая девушка грубым голосом и попыталась улизнуть, но Шерг схватил её за правую руку и сказал:
        - Нет, не ошиблись, давайте я вас проведу, - и потянул её в свой кабинет, находящийся рядом.
        Неожиданно, прямо на пороге, девушка потеряла сознание. Шерг, оглянувшись, затащил тело к себе в кабинет и положил его в кресло. Обыскав девушку и не найдя ничего, что могло его заинтересовать, Шерг уселся за стол и принялся ждать.

* * *
        - Подожди, я хочу тебе что-то сказать.
        Радостно обернувшаяся Леметрия увидела бегущего к ней Перчика, который, запыхавшись от бега, остановился перед ней и сказал:
        - Простите, мы с вами даже не познакомились, - он склонил голову и представился: - Меня зовут Перчик.
        - Как? - засмеялась Леметрия.
        - Простите, - смутился Перчик, - Персиван Еффре.
        - Леметрия, - представилась девушка, ожидая продолжения.
        - Я хотел попросить, чтобы вы прошли со мной, - начал Перчик, но, видя недоумение Леметрии, объяснил: - Дело касается судьбы моего друга и его девушки.
        - Элайни? - блеснула глазками Леметрия.
        - Нет, не Элайни, другой, - замялся Перчик, понимая, что не может всё рассказать Леметрии.
        - Значит, Элайни ваша девушка? - поинтересовалась Леметрия.
        - Нет, у меня нет девушки, - запутался Перчик, краснея. Слова Перчика почему-то понравились Леметрии и она, похлопав его по плечу рукой, сказала:
        - Хорошо, веди, - и, улыбнувшись, добавила, - если это так важно для друга.
        Хенк и Перчик жили в смежных комнатах королевского дворца, на этаже, повыше торжественного зала, рядом с комнатами Элайни и Байли. Раньше они были учебными комнатами девушек, но так как обе закончили Академию Фрей, то надобность в них отпала, тем более что и Элайни, и Байли любили находиться у Фроста в его, пусть и небольшом, но уютном домике.
        Хенк был в комнате Байли, где они решали, куда ещё можно пойти, чтобы найти Элайни. Прервав свои размышления, Байли неожиданно спросила:
        - Я тебе нравлюсь в виде Элайни? - и напряжённо всмотрелась в лицо Хенка.
        - Нет, - дипломатично сказал Хенк, улыбнувшись.
        - Не ври, - возмутилась Байли, - Элайни всем нравится.
        - Мне нет, - сказал Хенк и неожиданно поцеловал Байли.
        - Вот! Я же говорила! - возмутилась Байли, вырываясь.
        - Что? - не понял Хенк.
        - Тебе нравится целовать Элайни, - надула губы Байли.
        - В Элайни я целовал тебя, - витиевато сказал Хенк и опять потянулся к Байли.
        - Элайни, ты почему целуешься с Хенком? - возмутилась Маргина, стоя на пороге. Потом, вспомнив всё, махнула рукой и присела на кресло.
        - Вы меня до сердечного приступа доведёте, - возмутилась она. - Байли, ты что, не можешь потерпеть, пока вы не поменяетесь телами? - спросила она покрасневшую Байли.
        - Это он, - ткнула Байли на Хенка. Красный, как и она, Хенк согласился:
        - Это я.
        - А, ну, вас, - махнула рукой Маргина и спросила: - Элайни не появлялась?
        - Нет, - хором ответили Байли и Хенк.
        В комнату засунул голову Перчик, а потом появился и сам, вместе с Леметрией и Рыжиком в корзине.
        - Привет, Элайни, - поздоровалась Леметрия, которая вместе с Байли и Элайни училась в Академии Фрей.
        - Привет, - сказала Байли, глядя не на Леметрию, а на корзинку с котом.
        - Вот, - сказал Перчик, глядя на Хенка.
        - Что, вот? - не понял Хенк. - Элайни, это ты? - спросил он у кота.
        - Элайни, вообще, вот, - сказала Леметрия, показывая на Байли.
        - Ты не в курсе, - сказал ей Перчик, соображая, зачем же он притащил сюда Леметрию с чужим котом.
        - Подождите, - прервала их Маргина, - это не наш кот Глюк.
        - Я не ваш кот, - согласился Рыжик.
        - Элайни, всё-таки твои проделки? - обратилась Маргина к говорящему коту, всматриваясь в него внимательно.
        - Что здесь происходит? - поинтересовалась Леметрия, но Перчик шепнул ей на ухо: - Помолчи, государственная тайна.
        Леметрия сделала круглые глаза и пока решила послушать.
        - Я знаю, где ваш кот, - сказал Рыжик, и все замолчали, уставившись на него.

* * *
        Выпущенный из каморки марг Фрост шагал домой, размышляя по пути, что происходит, так как его никто не просветил относительно превращений дочерей. Увидев Элайни возле Маргины, он не мог понять, почему кот у него дома называет себя Элайни и кто такой молодой человек с простреленным плечом.
        То, что Шерг гнался за котом, который называл себя Элайни и при этом подстрелил молодого человека, уже вызывало у Фроста подозрения, так как Шерг был негодяй, жаль, что этого не видела Маргина. Поэтому Фрост решил сразу же по приходу домой расспросить и кота, и молодого человека, чтобы прояснить ситуацию.
        Возле его дома на страже стояла фрея Тая, которая, увидев Фроста, смутилась и поздоровалась:
        - Здравствуйте, дядюшка Фрост.
        - Здравствуй, Тая, - сказал Фрост, глядя на девушку.
        - Вы извините, я нечаянно, - сказала Тая.
        - Что? - не понял Фрост.
        - Шерг приказал убить кота, - объяснила Тая.
        Фрост кивнул ей головой, открыл дверь и, прежде чем идти в тайник, обошёл, на всякий случай, весь дом. Закончив обнаружение шпионов, он спустился в зал и отодвинул стеллаж с книгами. Кот лежал, как человек, закинув лапу на лапу, и положив переднюю лапу под голову.
        - Что там? - спросил он, как будто Фрост был не в чулане, а на воле.
        - На улице без осадков, - пошутил Фрост и спросил: - Элайни, а где раненный молодой человек?
        - Я молодой человек, - сообщил кот и добавил: - … раненный.
        - Что-то я не вижу на вас ран? - ухмыльнулся Фрост.
        - Раны унесла Элайни, - объяснил кот, - …вместе с телом.
        - Давайте мы с вами покушаем, и вы расскажете мне всё по порядку, - предложил ему Фрост. Кот облизнулся и сообщил:
        - Да мы уже, там… косточку…
        Фрост заглянул в кладовку и, судя по состоянию «косточки» и животу кота, понял, что тот на отсутствие аппетита не жалуется. Настругав куски мяса, и вытащив хлеб, Фрост пригласил кота, который, увидев стол, глотнул слюну и сразу залез на стул.
        - Вам на тарелочку или так? - спросил он у кота.
        - Главное, побольше, - чистосердечно сказал кот, вцепившись лапами в кусок.
        - Я, вообще-то, мало ем, это всё кот, - поделился сокровенным Сергей.
        - Я понимаю, - кивнул Фрост, - кушайте.
        Когда тот потопал в зал и разлёгся на диване, предварительно спросив: «Можно, я полежу?» - Фрост отправился вместе с ним и, присев на край, чтобы не придавить кота, сказал:
        - А теперь расскажите всё подряд.
        Кот начал рассказывать, вначале перепрыгивая с одного события на другое, но, потом, взяв ритм, изложил Фросту не только события на Фаэлии, но и рассказал о своёй жизни на Земле. Марг Фрост, кроме профессиональных занятий медициной и магией, помогающей в лечении, был человеком весьма любопытным и в своей лаборатории, находящейся в доме, в которую он никого не пускал, занимался естествознанием и опытами, для него интересными, но не имеющими никакого практического применения в жизни.
        Через это Фроста считали немного чудаковатым, но как врачеватель он ценился выше всех своих коллег. Узнав, что на земле врачевателей называют «доктор», Фрост так загорелся этим названием, что решил отныне называться, в пику другим, доктором Фростом.
        - Схожу к Маргине и попрошу у неё официальную бумагу на название профессии, - поделился он с котом, который растянулся в своё удовольствие во весь диван.
        - Кстати, - вспомнил Фрост. - А не пора ли Элайни возвращаться?
        Сергей этого знать не мог.
        Не мог он знать и того, что Тая, захотевшая попить воды, подошла к окну, чтобы постучать и увидела Фроста, беседующего с котом. То, что коты могут говорить, было для неё вновь и, рассуждая здраво, она решила, что дело нечисто и не напрасно Шерг хочет кота убить. Роз рядом не было, чтобы с ней посоветоваться, поэтому, подумав:
«А, пусть начальство разбирается», - отправила марку Шергу, с сообщением о говорящем коте.

* * *
        Шерг в это время смотрел на пришедшую в себя женщину и спросил:
        - Что больно?
        - Ничего, уже прошло, - сообщила женщина, обхватывая левой ладонью правую руку.
        - Как вас зовут? - спросил Шерг, пристально глядя на женщину.
        - Сергей, - ответила женщина, стягивая с себя парик.
        - Зачем вы здесь? - спросил Шерг.
        - Хотел забрать вещи Элайни, - сказал Сергей.
        - В кабинете у Маргина? - иронично спросил Шерг.
        - В кабинете Маргины на полке лежит её книга по травам, - объяснил Сергей, - она хотела меня лечить.
        Шерг не поленился, вышел, закрыл дверь на ключ и, через некоторое время, вернулся и открыл замок. В руках он держал книгу «Справочник фреи по травам», которую он бросил на стол и спросил: - Эту.
        Сергей посмотрел и сказал: - Вероятно, что эту, я не специалист.
        Шерг прошёлся по кабинету и, зайдя за спину Сергею, нагнулся и спросил:
        - Кто ты, Сергей?
        - Я из Страны Маргов.
        Шерг опять прошёлся по комнате и снова спросил:
        - А что ты делаешь, Сергей, в Фаэлии?
        - Ищу родственников марга Трамбара, недавно почившего в Магнуме, - сообщил Сергей без запинки. Шерг, у которого память была отменная, сразу вспомнил запрос из Страны Маргов, о родственниках данного марга. «Что-то складно у него получается»,
        - подумал Шерги спросил:
        - Странное у тебя имя, у нас таких нет.
        - Я не выбирал, - ответил Сергей.
        - А почему ты помогаешь Элайни? - наклонился к нему Шерг, дыша в лицо.
        - Она сказала, что если я не помогу, она превратит меня в кота, - сообщил Сергей.
        - А где она находиться? - спросил Шерг.
        - Я не знаю, - пожал плечами Сергей, - она сказала, что будет ждать меня перед дворцом.
        В это время через открытое окно влетела марка. Шерг поймал её, не ожидая, пока она упадёт на ладонь. Марка встрепенулась и открылась. Шерг прочитал и сказал Сергею:
        - Ты иди, Сергей, я потом, как-нибудь встречу тебя, и мы поговорим ещё.
        Когда Сергей вышел, Шерг вызвал фрею Роз и сказал: - Следи за ним, куда бы он не шел.
        А сам бросился к дому Фроста.

* * *
        Все уставились на кота Рыжика, но он не спешил отвечать, а, запустив свои симпоты в головы окружающих, наслаждался эмоциями, произведёнными его словами. Рыжику на этой планете понравилось, и он подумал, что было бы неплохо и у себя на планете Даррес завести пару теплокровных, чтобы наслаждаться их эмоциями.
        С сожалением он впомнил, что условий для содержания теплокровных у него на планете нет, но если запустить процесс регенерации, то через пару гигапрасеков он сможет создать соответствующую атмосфреру. Мечтая о своем, он забыл об ожидающих ответа людях, которые так изменили эмоции, что его симпоты сразу же уловили диссонанс.
        - Он не сдох? - забеспокоилась Маргина, видя, как у кота поплыли вниз уши и глаза.
        - Я приведу вас к вашему коту, - сообщил Рыжик, выскочив из корзинки и направляясь к двери, через которую он прошёл, не открывая её. Торчащий посредине двери конец хвоста спросил их: «Вы идёте?» - и плавно исчез, удаляясь. Открыв дверь, они увидели кота, прыгающего по ступенькам лестницы вниз, и гурьбой отправились за ним.
        Прохожие на улице с удивлением смотрели на ярко-рыжего кота, который шёл впереди делегации, состоящей из бывшего регента королевства Маргины, королевы Элайни, двух молодых людей и девушки с корзинкой. Такая странная процессия у кого-то вызывала улыбку, у кого-то удивление, а некоторые безразлично бросали взгляд и отворачивались.
        Если бы кто-то поднялся вверх, как рыжий воробей, который неподвижно застыл над городом, то он бы увидел некоторые детали разных событий, объединённых одной целью
        - найти кота, а вернеё Элайни, действительную королеву Страны Фрей.
        Впереди всех к дому доктора Фроста (будем называть его так, как ему хочется) шел Сергей, за которым, думая, что её не заметили, следила фрея Роз. В некотором отдалении от них решительно шагал Шерг, а за ним и независимо от него мягко двигался кот, за которым шли Маргина, Байли, Хенк, Перчик и Леметрия.
        Сергей, зная, что за ним наблюдают, прошёл мимо обалдевшей Таи, которая, видя, что за Сергеем идёт Роз, не стала его останавливать. Подняв камешек с земли, Сергей запустил его в окно дома Фроста и, не останавливаясь, отправился дальше по улице.
        Доктор Фрост выглянул на улицу и бросился к заднему окну, выпрыгнув через которое, поддал жару, чтобы догнать Сергея. Кот, несмотря на свою склонность к ожирению, оказался проворнее Фроста и бежал по дороге впереди доктора.
        Тая и Роз растерянно смотрели друг на друга, так как каждая думала, что она знает меньше, чем другая. Когда к ним подошёл Шерг, каждая из них решила, что пусть решение принимает советник, а он вместо этого разразился на них бранью и кричал, чтобы они стреляли, совсем запутав девушек.
        Раздражённый Шерг выхватил у Роз лук и прицелился в рыжего кота, но, когда он спустил тетиву, доктор Фрост перекрыл кота, и стрела мягким шлепком вонзилась в доктора. На дороге осталось только его тело, а кот и Сергей исчезли, давно завернув за угол.
        Появившиеся, Маргина и Элайни, увидев лежащего Фроста, бросились к нему, а Рыжик, остановившись возле Шерга, сказал ему:
        - Не следовало такое делать.
        Шерг подумал, что кот каким-то образом вернулся и что он - Элайни, поэтому ожесточённо вытащил стрелу и с двух шагов выстрелил в кота. Стрела застряла наискось в теле Рыжика, а Шерг, почему-то, застыл с выпученными глазами. Не лучше выглядели Тая и Роз, не по своей воле попавшие в такую ситуацию. Они стояли рядом, не двигаясь, и по их взглядам можно было определить, что они не понимают происходящее.
        Что же касается Хенка, Перчика и Леметрии то они и рады были помочь, но не знали, как, поэтому стояли и глазели на происходящее.
        - Несите его в дом, - сказала Маргина, и парни включились в дело. Рыжик, которому, почему-то, понравилось проходить сквозь стены, появился в зале возле дивана первым и, забравшись на спину доктора Фроста, замер на нем, не шевелясь.
        - Кто-нибудь, уберите кота, - попросила Маргина, намереваясь начать лечение, но Перчик, попытавшийся снять его со спины Фроста, не смог его оторвать. Кот так и сидел, со стрелой сквозь себя, как будто её не замечая.
        - Кот, ты уйдёшь, наконец! - возмутилась Маргина, но Рыжик невозмутимо ответил: - Не мешай!
        Стрела, застрявшая в спине Фроста, вдруг зашевелилась и стала медленно расти, как росток, пока не свалилась набок.
        - Можете промыть ему рану, - сообщил Рыжик, забирая стрелу и окручивая её вокруг своей шеи. Деревянная стрела не сломалась, а стала странным украшением шеи кота. Вытянув из своего тела другую стрелу, Рыжик наградил себя вторым кольцом, которое повесил на шею.
        - Кот, как ты всё сделал? - спросила Маргина, роясь у Фроста в шкафу и пытаясь найти дезинфицирующие препараты. Рыжик бухнул ей в голову всю информацию, и она едва не упала, присев на полусогнутых ногах.
        - Я так не смогу, - постояв немного и держась за шкаф, сказала она коту. Кот хмыкнул, удивительным образом успевший набраться дурных привычек у людей.
        - Мама, - спросила Байли, - с папой будет всё хорошо?
        - Думаю, да, хотя рана глубокая, - Маргина снова глянула на Рыжика и растерянно сказала: - Если бы не кот, своего отца ты бы живым не увидела.
        - А что делать с Шергом? - спросил Хенк, показывая на застывшего советника.
        - Пусть идёт на все четыре стороны, - сказала Маргина, потом, глянув на Рыжика, добавила: - К тому же не я его превратила в статую.
        Шерг, вдруг очнувшись, зашевелился и разделился на четырёх Шергов, которые отправились в четыре разные стороны, причём двум из них пришлось прыгать через заборы.
        Поражённые Тая и Роз, увидев начальника в четырёх ипостасях, с ужасом ожидали своей участи, а Рыжик, испытав сильные эмоции Шерга при разделении, которое Шерг желал другим, думал: делить девушек или не делить, но считав симпотами эмоции Маргины, разочарованно определил, что не всем людям нравятся такие мысли.
        Поэтому, он с перебором впрыснул в кровь девушек немного алкоидов, доведя их до состояния эйфории.
        - Девочки, идите домой, и отдохните, - бросила им Маргина. Тая и Роз, почти доведённые до состояния экстаза, уже собирались ускользнуть, но чувство долга у Таи поинтересовалось:
        - А завтра?
        - А завтра, как всегда, - сказала Маргина и беспомощно спросила у Байли:
        - Куда же убежала Элайни?

* * *
        Маргина хлопотала возле Фроста, а когда заметила, что опустился вечер, растерянно воскликнула:
        - О, боги фрей, я забыла о заседании Совета Фрей.
        Вытащив из сумки мэтлоступэ, она вскочила на него и умчалась, покинув Байли возле отца. Перчик пожелал проводить Леметрию, так как завтра ей нужно уезжать домой, а Хенк и Рыжик остались с Байли в доме доктора Фроста.
        - Иди, поспи, - сказал Хенк, улыбаясь Байли, - а я подежурю.
        - Можете идти вдвоем, - сообщил им Рыжик, - я справлюсь без вас.
        Молодые люди подозрительно быстро согласились и исчезли, а Рыжик остался размышлять у дивана, где на боку лежал усыплённый доктор Фрост. Слой информации, полученной Рыжиком за такое короткое время, оказался таким насыщенным, что он не успевал наполнять глифомы.
        Его темп жизни на планете Даррес в туманности Кошачий глаз, созвездия Дракона, значительно отличался от жизни на Глаурии: его планета, пустынная и безжизненная, могла порадовать только редкими падениями небесных тел, на мгновение нарушающих мерное течение жизни.
        Единственным его развлечением было играть с метеоритами в салки. Рассчитав, куда упадёт небесное тело, Рыжик подставлялся под него, чтобы он его осалил, как в детской игре. То, что после такого шлепка ему приходилось собирать себя по кусочкам, составляло изюминку игры, занимая его на некоторое время.
        Сейчас, увидев такую красивую планету, как Глаурия, он поклялся себе, что по возвращению домой изолирует участок планеты и сделает для себя сад, где, возможно, заведёт себе какую-нибудь зверушку, которой посвятит всё свободное время.
        Размечтавшись, Рыжик подумал: «А, не замахнуться на большее?» - вспоминая, чем грозят Хранителю подобные мероприятия. Собственно говоря, особенно беспокоиться не приходилось, так как больше, чем забвение в какой-нибудь дыре, ему не грозило.
        Шорох во дворе нарушил мерное течение мыслей Рыжика, и он с интересом погрузил свои симпоты в новое существо, появившееся возле дома доктора Фроста. Странный бутерброд из оболочек его позабавил: наружная оболочка была самца, а внутри расположилась самочка. Как оказалось, самочка была разыскиваемая Элайни. Рыжик ничего не предпринимал, наблюдая симпотами, что она собирается делать.
        Обследуя всё снаружи, Элайни обошла вокруг дома, тихо приоткрыла дверь и зашла в зал, полуосвещённый шаром. Увидев возле дивана сидящего кота, она зашептала:
«Серёжа, это ты?»
        Кот ничего не ответил, а вот Фрост открыл глаза. Приходить в сознание доктору было рановато, но Рыжик решил, что пусть всё идёт естественным путём. Увидев силуэт Сергея, он спросил:
        - Элайни, это ты?
        - Да, дядя Фрост, - ответила Элайни, а Рыжик наблюдал, как спрятавшаяся внутри Сергея женщина управляется с его телом.
        - Элайни, ты моя дочь, - слабым голосом сказал Фрост.
        - Конечно, дядя, ты мне, как отец, - успокоила его Элайни.
        - Элайни, ты моя родная дочь, - упорствовал доктор Фрост, - мне осталось жить немного и потому ты должна об этом знать.
        - Что случилось? - спросила Элайни скорее кота, но ответил Фрост.
        - Меня подстрелил Шерг, - сообщил доктор Фрост, - но это не важно, я хочу сообщить тебе, кто ты есть, пока я не умер.
        - Ему, правда, так плохо, - снова спросила Элайни кота, и тот тихо ответил:
        - Не думаю.
        - Элайни! Внимательно слушай меня и не перебивай. Я должен сказать тебе нечто важное, - шептал доктор Фрост и Элайни, чтобы он не тянулся, склонила к нему голову и кивнула, - так вот, слушай, - дядюшка немного отдышался и продолжил, - вы с Байли родились в одну ночь и почти в тот же час. Вначале родилась Байли. Королева Селивия умерла сразу, я ничего не мог сделать. С Байли на руках я бросился к Маргине, когда она рожала тебя. Я тебя принял на руки.
        Ты, на удивление, была спокойным малышом. Байли же плакала, и я подал её Маргине, чтобы она немного успокоила ребёнка. Та приложила её к груди. Я подал тебя Маргине и сказал, что Селивия умерла. Маргина пристроила и тебя к груди. Передав Маргину нянечкам, я ушёл немного передохнуть. Тут появился Артур Сайрес, отец Байли, и я ему сказал о смерти королевы и о дочери.
        Только через несколько дней я узнал, что Маргина считает Байли своей дочерью. Она была чёрненькая, как и Маргина, поэтому никаких сомнений у неё не было, а королева Селивия, её сестра была, наоборот, беленькая, как ты. Для меня и для Маргины вы были одинаково родные, поэтому я не стал переубеждать Маргину, собираясь рассказать ей об этом при удобном случае.
        Так как вы обе всё равно были с Маргиной и со мной, я решил ничего не делать. Артур Сайрес горевал по Селивии и удалился в Городские Сады, где строил для тебя летнюю резиденцию. Он редко видел тебя, ты ему напоминала о Селивии. Так ты стала будущей королевой, а фрея Маргина стала регентом королевства при малолетней королеве. Ты - моя дочь! Вот и все. А теперь иди. Я устал…
        - Отдыхай… папа! - сказала Элайни, чтобы его успокоить и поцеловала его в колючую щеку. В его рассказ она не очень верила.
        - Нет, погоди ещё, - прошептал доктор Фрост, - я тебе расскажу всё. Наклонись ко мне.
        Элайни нагнулась, и он прошептал на ухо ещё несколько фраз. У неё глаза полезли дыбом.
        - Ты даёшь, папочка! - только и сказала Элайни. - Хорошо, спи!
        Он заснул естественным сном, истощённый от напряжения, а Элайни не понимала, что ей пришлось выслушать: то ли бред выздоравливающего, то ли искреннюю правду, выданную смертельно больным человеком. В конце концов, решила поступить мудро, как и её новоявленный отец, доктор Фрост: ничего никому не говорить.

«Вот в этом мы с ним похожи», - улыбнулась она про себя, а Рыжик, застывший рядом, как будто его и не было, наматывал на глифомы последние крохи эмоции Элайни, опутав симпотыми все её нервные окончания.
        - Серёжа, давай меняться, - обернулась к нему Элайни, как будто почувствовав его симпоты.
        - Я не Серёжа, - ответил кот, наблюдая за её реакциями.
        - Не балуйся, сейчас не до этого, - грустно сказала Элайни, думая о своём.
        Кот промолчал, а в это время с лестницы, ведущей на второй этаж, раздался голос:
        - Кот! Что делает этот молодой человек у нас в доме?

* * *

«Вопрос: Фрея Маргина, объясните, пожалуйста, почему вы ввели в заблуждение Совет Фрей, не доложив о неудовлетворительном состоянии здоровья королеве Элайни?»

«Ответ: Данное состояние королевы Элайни носит временный характер».

«Вопрос: Могло ли состояние королевы Элайни повлиять на правильность принимаемых ей решений?»

«Ответ: Нет, так как я была рядом и в любой момент могла ей подсказать, чтобы она не могла совершить ошибки».

«Вопрос: Не хотите ли вы сказать, что контролируете королеву Элайни и влияете на её решения?»(Шум в зале)

«Ответ: Этот контроль носит временный характер, не забывайте, что я шестнадцать лет была регентом королевства и всегда действовала на благо Страны Фрей».

«Вопрос: Может Совет Фрей увидеть королеву Елайни, чтобы убедиться в её состоянии руководить Страной Фрей?»

«Ответ: В данное время идут её поиски, поэтому она не может предстать перед Советом Фрей».(Шум в зале)

«Вопрос: Вы утверждаете, что в данное время королева Элайни находится в бегах? (Шум в зале)

«Ответ: Она скрывается от недобросовестных исполнительных лиц, неправильно истолковали моё распоряжении». (Шум в зале)

«Вопрос: Какого рода распоряжение вы им выдали?»

«Ответ: Найти и вернуть во дворец королеву Элайни».

«Вопрос: Фрея Маргина, вы отвечаете перед Советом Фрей, поэтому попытайтесь дословно повторить своё распоряжение».

«Ответ: Я распорядилась найти кота Глюка».(Громкий шум в зале)

«Вопрос: Фрея Маргина, вы хотите сказать, что королева Элайни стала котом Глюком? (Очень громкий шум в зале, так, что ответа не слышно)

«Фрея Януш: Уважаемое собрание, чтобы не вносить ненужную суету и погасить нездоровую огласку данного события, предлагаю создать комиссию, возглавляемую уважаемой фреей Иссидией, которая детально разберётся во всём произошедшем и доложит на очередном заседании Совета Фрей. Марку с предложенными кандидатурами я отправила всем присутствующим».

* * *
        По мере удаления от эпицентра разделения, все Шерги почувствовали желание соединиться, вероятно потому, что Рыжик забыл за них и направил свои симпоты на лечение доктора Фроста. Не понимая почему, но они направились навстречу друг друга, причём их путь не был прямым, а представлял собой некую извилистую линию. Происходило это потому, что все Шерги придерживались своего пути, а препятствия, которые преодолевал каждый, задерживали их, искажая пути других и заставляли их отклониться от прямой линии
        Потому встреча Шергов произошла не в столице, Фаэлии, а невдалеке от неё, возле фермы, которую держала женщина по имени Джос. Увидев четырёх мужчин, направлявшихся к ней на ферму, она обрадовалась, так как была, после смерти мужа, одинока, а её дети, дочь и сын, были далеко - учились в Академиях, дочь в Фаэлии, а сын в Магнуме. Сильная духом и телом, она справлялась с хозяйством сама, но иногда, в самую горячую пору, приглашала в помощники нескольких мужчин из соседней деревни. Предполагая, что сможет припахать приблудных, она поспешила их встретить.
        - Кушать будете? - спросила она Доброго Шерга и тот, смущаясь, ответил:
        - Если вас не затруднит.
        Злой Шерг, осмотрев ферму, уставился на Джос и спросил:
        - На ферме кто-то есть?
        - Никого, только я, - ошарашено ответила Джос, а Злой, не спрашивая пошёл к дому, где и скрылся за дверью.
        - Вы, что, братья? - растерянно спросила Джос у Хитрого Шерга.
        - В некотором роде, - ответил Хитрый и, глядя ей прямо в глаза, сказал:
        - После обеда поднимись на сеновал.
        - Хорошо, - опустив глаза, сказала зардевшая Джос.
        - А здесь ничего? - щурясь от солнца, сказал Глупый Шерг.
        Они плотно покушали, тем более, что прилично проголодались, пока путешествовали не по своей воле. Когда все наелись, Джос принялась мыть посуду, а Хитрый подошёл к ней и шепнул: «Я пошёл», - на что Джос ему улыбнулась. Постелив всем в самой большой комнате, она вышла на улицу и отправилась к большому хлеву для коров, где наверху ожидал её Хитрый.

«Пришла», - прошептал на ухо Хитрый, увлекая её за собой. Она не сопротивлялась, распалённая своим воображением, и Хитрому пришлось бы туго, если бы он остался на всю ночь.

«Я сейчас», - сообщил он Джос, тяжело дыша, после очередного раунда и сполз вниз. Зайдя в дом, он толкнул спящего Злого и сообщил: «Тебя на сеновале ждёт Джос», - а сам упал на постель. «Почему так долго?» - спросила его Джос и Злой, толкнув её на сено, доказал, что пришёл не зря. Джос, понявшая, что спит с другим, и не думала сопротивляться, размышляя, что женской радости много не бывает. Когда истрёпанный Злой, сообщил ей: «Погоди», - она не была обманута, а ждала очередного брата с нескрываемым любопытством.
        Разбуженный Глупый, отправленный к Джос, поднялся к ней с вопросом: «Я не опоздал?
        - и был принят с улыбкой: «Нет». Глупый трудился добросовестно, а так, как был простодушным, откровенно сообщил Джос: «Больше не могу», - на что та ему сказала:
«Позови следующего».
        К приходу Доброго, он уже дремала и когда он, стесняясь, спросил: «Я вам не помешаю?» - Джос, обняв его и положив голову ему на грудь, сказала: «Что ты, нет»,
        - а сама слушала его речи и, убаюканная мелодией его голоса, беззаботно заснула у него на груди. Добрый всю ночь рассказывал ей истории из жизни Шерга, а она, сквозь сон, изредка ему улыбалась и, иногда, гладила его щёки, чувствуя под боком приятную и неравнодушную к ней плоть.
        Злой, Хитрый и Глупый были удивлены подвигом Доброго, когда тот, вместе с Джос, спустились вниз. Хозяйка быстро приготовила им завтрак, а сама ушла к живности: кормить, убирать, доить.
        - Что будем делать? - спросил Глупый, когда они пообедали и остались одни.
        - Нужно пойти и убить всю королевскую семью, - хрустнул зубами Злой.
        - Я хотел бы извиниться перед Маргиной и вернуться на работу, - сообщил Добрый, обводя всех открытым взглядом.
        - Вот и сделай это прямо сейчас, - сказал ему Хитрый. Добрый поднялся и спросил у всех: - Так я пошёл?
        - Иди, - сказал ему Хитрый. Добрый вышел на улицу и потопал к воротам.
        - Уже уходишь? - спросила Джос, сразу отличая его от других.
        - Да, мне пора, - сообщил ей Добрый.
        - Ты вернешься ко мне? - спросила она с надеждой.
        - Да, я попробую, - сказал Добрый и, не ожидая, пошел вдоль дороги в Фаэлию, а Джос, смахнув слезинку, отправилась к коровам.
        - Зачем ты его отпустил? - спросил Глупый у Хитрого.
        - Так нужно, - не удосужился объяснить Хитрый.
        - Лучше бы ты его убил, - сказал Злой, считая такое решение самым правильным.

* * *
        Сергей заблудился. Тем более он находился в теле кота, а с его высоты всё видится совсем по-другому, чем в человеческом теле. Элайни неожиданно куда-то пропала, предоставив Сергею полную свободу, которая ему в незнакомом городе была совсем ни к чему, так как город он знал всего ничего, пару дней.
        К тому же, стоял вопрос, куда ему идти. В дом доктора Фроста соваться ни в коем случае нельзя, в него стреляли, так почему Сергею надеяться, что его точно также не пристрелят и выбросят на помойку. Во дворце у Элайни ничего не получилось, недаром она убегала, хорошо, хоть его предупредила. А в итоге что осталось? Мало того, что он попал на другую планету, так ещё и поддался на уговоры Элайни одолжить ей своё тело.
        Кроме того, в отличие от Элайни, Сергей не был так уверен, что инициатором преследования не является её тётя Маргина и, возможно, она поручила Шергу извести наследницу на корню. Тем более что она руководила страной в течение последних шестнадцати лет.
        Все хитросплетения власти никогда не нравились Сергею, так как всегда предполагали грязь, черствость и равнодушие к судьбам людей. Сергей не ожидал на этой планете что-нибудь отличное от Земли, так как и люди, и глауряне скроены по одному образцу, что, вероятно, для такого типа планет - норма.
        Уже вечерело, когда Сергей оказался возле городского вала, к которому он прислонился, раскинув лапы и вывалив кошачье пузо. Сергей тяжело дышал, открыв кошачью пасть, намереваясь передохнуть и сообразить, как найти Элайни. Коту Глюку, тело которого носил Сергей, стоило сесть на диету, но Сергей чувствовал, что это нереально - уже сейчас кошачья утроба требовала подпитки, а ноздри кота ловили запахи ужинов из близлежащих домов.
        Сбоку что-то зашипело. Повернув туда голову, Сергей увидел чёрного кота решительной наружности, собирающегося предъявить Сергею права на территорию. «Мне еще этого не хватало», - подумал Сергей и сказал коту:
        - А ну-ка, брысь отсюда, а не то отделаю так, что век помнить будешь.
        Чёрный кот выгнул спину от неожиданности и поднял хвост трубой, не собираясь так просто сдаться, ища глазами, откуда раздался человеческий голос.
        - Ты что, не понял? - вызверился на него Сергей и кот, испугавшись, дал деру.
        Следовало подкрепиться и Сергей, поднявшись, пошёл вдоль палисадников, принюхиваясь к запахам. «Такого жирного борова, как я, никто кормить не будет, - подумал Сергей, - придется красть». Его совесть успокаивало то, что не он сам выбирал такое приключение, и он с лёгким голодным сердцем переложил всю вину на Элайни.
        Из одного места так пахло мясом, что Сергей не удержался и сиганул за забор. Вытянувшись во весь кошачий рост, Сергей заглянул в окно кухни и увидел в большой глиняной миске приготовленное мясо. Из комнаты, смежной с кухней, доносился равномерный гул голосов, видно хозяин с хозяйкой принимали гостей. С трудом выкарабкавшись на подоконник, Сергей перевалился в кухню и, взобравшись на табуретку, схватил самый большой кусок.
        Пасть сразу наполнилась слюной, и Сергей сразу же слопал бы мясо, но опасался, что не успеет сбежать, а что делают с котами-ворюгами, он прекрасно понимал. Выпрыгнув в окно, он собирался чухнуть за забор, но с удивлением обнаружил у себя под носом длинные крепкие ноги. Подняв глаза вверх, Сергей увидел высокого пса с мордой бульдога, который уставился на него и громко гавкнул.
        На лай пса на кухне появилась женщина, которая, заметив пропажу, всплеснула руками и взвизгнула. Помесь бульдога зарычала, показывая крепкие зубы, и у Сергея не осталось выбора - не выпуская из пасти мяса, он рванул мимо пса, как в последний раз в жизни. Пёс попытался его схватить, но щелкнул пустой воздух, а Сергей на ходу, как скаковая лошадь, перепрыгнул забор и дал дёру вдоль палисадников.
        Группа содействия поддержала бульдога лаем, и Сергей убежал на старое место, к городскому валу, подальше от палисадников. Сожрать мясо было делом мгновения, и от него осталась одна косточка. Сергей снова лёг у городского вала, выставив ублажённое пузо вверх. А чёрный нынешний кот, прокравшись, схватил косточку и унёсся подальше, чтобы её полизать.
        Сергей поелозил спиной, так как что-то ему мешало, и собирался немного прикорнуть, но опора неожиданно пропала, и он свалился в какую-то дыру. Волосы на кошачьем теле напыжились и, почему-то, засветились непонятным голубым светом, а вокруг него образовалось сплошное зеркало. Возможно, это был шар, так как морда кота искажалась до огромных размеров, закрывая от взора тело.

«Что за хреновина такая?» - подумал Сергей, ощупывая внутреннюю поверхность шара, которая была твердой, зеркальной и скользкой. Ускоряясь, она закрутилась, а кот так заскользил по внутренней поверхности шара, высекая когтями искры.
        Сергей перестал сопротивляться и потихоньку шар прекратил вращаться, почти останавливаясь. Кот тихонько скользил по поверхности, освещаемый светом, не имеющим видимого источника, и видел своё отражение на противоположной стороне, пока Сергей не начал ощущать нехватку воздуха.

«Я же тут задохнусь!» - промелькнула ужасная мысль и Сергей застыл, стараясь как можно реже дышать. Минута неумолимо бежала за минутой, а воздуха становилось всё меньше и меньше. Вероятно, он потерял сознание, так как очнулся от того, что шар неожиданно рассыпался и кот вывалился в день.

«Вот и поспал», - подумал Сергей, оглядываясь.

* * *
        Кот ничего не отвечал, как будто его и не было.
        - Кот! Я тебя спрашиваю, что делает этот молодой человек у нас в доме?
        Байли спускалась вниз, а за ней шёл заспанный Хенк.
        - Байли, это я, Элайни, - сказал молодой человек, подходя к ней. Байли внимательно на него посмотрела и спросила: - Какой день у меня самый любимый?
        - День нашего рождения, - улыбнулся парень, и Байли удивлённо на него посмотрела.
        - Элайни, ты что, ещё с кем-то поменялась? - растерянно спросила она.
        - Да! Я хотела добраться до Маргины, а этот мерзкий Шерг меня не пускал.
        - И чьё тело ты носишь? - допытывалась Байли.
        - Серёжи, моего знакомого из Земли … - начала Элайни, понимая, что еще больше запутывает Байли.
        - Элайни, ты можешь вернуть меня в моё тело, а со своим Серёжей разберёшься потом.
        - Хорошо, - сказала Элайни, - я бы тоже хотела быстрее вернуться в своё тело и больше никуда из него не выпрыгивать.
        Она подошла к Рыжику, сидящему возле доктора Фроста, и приложила руку к невидимому перстню с голубовато-зелёным камнем, висящим на шее. Элайни загадала желание, но ничего не произошло. Байли увидела, как молодой человек растерянно улыбнулся и обратился к коту:
        - Серёжа, ты тоже ничего не чувствуешь?
        - Я не Серёжа, - сообщил Рыжик.
        - А кто ты? - спросила Элайни, но Байли остановила её расспросы и сказала:
        - Элайни, пойдём во дворец, там, закрытый в комнате, сидит Глюк, и ты меня с ним поменяешь.
        - У вас не получится, - сообщил Рыжик.
        - Да кто ты такой? - опять спросила Элайни, и Байли объяснила: - Кот, который нам помогает.
        - А где Серёжа? - спросила Элайни.
        - Откуда мы знаем, где твой Серёжа, - возмутилась Байли, но всех остановил Хенк.
        - Подождите, девочки. Рыжик, скажи, почему у Элайни не получиться? - спросил он у кота, и тот сообщил:
        - Чтобы вернуть всё назад, нужно проводить обмен последовательно, а иначе вы можете только навредить. Кота, к примеру, который Серёжа, вы засадили в капсулу.
        Элайни открыла рот и, хапнув воздух, как рыба, растерянно спросила:
        - Что же ты не предупредил, мышеед противный?
        - Такой вы мне очень нравитесь, - сказал Рыжик, запуская симпоты во все её нервные окончания.
        - Где вы его взяли? - спросила Элайни у Байли.
        - Перчик и Леметрия принесли, - ответил Хенк.
        - Тут ещё и Перчик с Леметрией? - удивилась Элайни.
        - Подождите, девочки, - остановил их Хенк и повернулся к Рыжику.
        - Скажи мне, Рыжик, мы можем достать этого Сергея из капсулы? - спросил он и все уставились на кота.
        - Можем, - спокойно сказал Рыжик, - если он ещё не задохнулся.
        - Так… какого фрея мы тут сидим? - воскликнула Элайни, глядя на кота, как на врага народа.
        - Идите за мной, - сказал Рыжик и выскочил наружу напрямую, через закрытые двери, а потом понёсся по улице, пустой с раннего утра, двигаясь от центра на периферию. Когда его догнали, он уже был возле городской стены и сидел перед радужным зеркальным шаром, парящим в воздухе.
        - Ну! - понукала его Элайни.
        - Может, вы хотите что-то ему сообщить? - поинтересовался Рыжик.
        - Вытаскивай его, садист, - крикнула Элайни, и шар раскололся на несколько частей, которые тут же исчезли, а рыжий кот свалился на землю.
        - Живой? - склонилась над ним Элайни.
        - Живой, - тяжело дыша, ответил ей Сергей и спросил: - Ты когда отдашь мою дырявую шкурку.
        Элайни взяла в руку перстень с голубовато-зелёным амазонитом и прошептала желание. Сразу же почувствовала себя в теле кота, а Сергей похлопывал по себе руками, не веря своим глазам.

* * *
        Маргина сидела в кабинете, когда раннее солнце заглянуло в окна, освещая пылинки на её гладком столе, и смотрела на резолюцию, вручённую ей фреей Януш. После окончания Совета Фрей прошло много времени, а она сидела, ни о чем конкретно не думая, перебирая в памяти разрозненные воспоминания, отпуская нервы, чтобы их тетива не лопнула от напряжения.
        Пусть и понятно было, что за всем стоят интриги фреи Иссидии, но Маргина не снимала вины и с себя: нужно было более внимательно присматривать за своей воспитанницей, Элайни. Следовало учить её ответственности, ведь управлять страной задача не простая, требующая напряжения всех внутренних сил, что шестнадцатилетней девчонке не под силу.
        Она не хотела обвинять во всех грехах Элайни, не собиралась выплескивать злость на Шерга, пылающего нелюбовью к Элайни, полагая, что свои ошибки каждый должен делать и исправлять сам, иначе в жизни не получалось. А свою порцию ошибок Маргина выполнила сполна, с юности управляя Страной Фрей.
        За дверью кто-то нерешительно топтался, и это стало раздражать Маргину.
        - Входите, кто там? - крикнула она, и в щель просунулось лицо Шерга.
        - А, это ты, - вздохнула Маргина и предложила: - Входи, что трёшься.
        - Я бы хотел извиниться за недостойное поведение, - сообщил ей Добрый Шерг, - и попросить прощения.
        - Извиняйся, не извиняйся, а с Элайни ты работать не будешь, - констатировала Маргина. - У вас ярко выраженная антипатия, тут ничего не сделаешь.
        - Я понимаю, - согласился Добрый Шерг.
        - Я на тебя зла не держу, только вот марг Фрост, как бы на тебя жалобу не подал.
        - Я согласен на любое наказание, - сообщил Добрый Шерг.
        - Хорошо, - задумчиво сказала Маргина, - хорошо, что ты на ошибках учишься.
        - Я пойду? - спросил Добрый Шерг.
        - Иди, - сказала Маргина и подумала, что Шерг не пропащий человек. «Нужно ему какую-нибудь работу подыскать», - подумала она, а потом передумала: пусть за свои ошибки отвечает сам.
        Добрый Шерг вышел из дворца и, приветливо кивая головой знакомым, отправился на ферму к Джос, но успел дойти только до входных ворот в город, где его уже ждали Хитрый, Злой и Глупый. Злой, приставив к его шее нож, оскалился и сказал: - Говори.
        Добрый рассказал, как он посетил Маргину и Хитрый похлопал его по щеке:
        - Хорошо!
        - Прирезать его? - спросил Злой, но Хитрый возразил: - Не нужно, он нам ещё пригодится.
        Отпущенный Добрый пошлёпал по дороге к Городским садам возле озера Сван, туда, где располагалась ферма Джос, а тройка Шергов отправилась в город по делам, только им известным.

* * *
        То, что они собрались вместе, несказанно обрадовало Элайни, и она сразу же предложила:
        - Пойдём во дворец и вернём всё обратно.
        Все согласились, а Сергей, взяв её на руки, сказал: - Давай, я тебя понесу.
        - А меня? - спросил Рыжик, намереваясь испытать те же ощущения, что и Элайни на руках у Сергея.
        - Я могу тебя нести, Рыжик, - сказала Байли, беря его на руки, а Сергей не упустил и пошутил: - У тебя кот легче, - на что Элайни, в виде кота Глюка, фыркнула, как будто говорили о ней, и злорадно произнесла: - Где ты взялся на мою голову.
        Когда открыли дверь, голодный и запертый в комнате Глюк, увидев Байли, жалобно мяукнул и собирался махнуть на кухню, но его удержал Хенк, перехватив его возле груди. Глюк хотел его укусить, но Хенк, лёг на диван, опрокинув его на себя, так что тот, в ближайшее время ничего сделать не мог.
        - Давай, - крикнул Хенк, - а то я долго его не удержу.
        - Что вы здесь делаете? - спросила Маргина, появляясь в комнате.
        - Хотим всё вернуть назад, - сказала Элайни, сидя на руках у Сергея.
        - Былого уже не вернуть, - философски заметила Маргина и уселась возле Хенка, на краешек дивана. Посмотрев на него, она спросила: - Ты кого тискаешь?
        - Кота, - сообщил Хенк. Маргина почему-то хмыкнула и сказала: - Да-да, тренируйся на котах.
        Сергей, услышав это, затрясся от смеха, на что Элайни, пытаясь лапками схватить на шее перстень с амазонитом, заметила:
        - Ты можешь стоять спокойно?
        - Долго ещё? - спросил Хенк и Элайни, переместившись в тело Байли, сказала: - Уже.
        Кот, оказавшийся в своей шкуре, мазнул лапой хихикающему Сергею по щеке и драпанул на кухню.
        - Дохихикался, - мстительно сказала ему Элайни, всё ещё пребывая на руках Хенка.
        - Долго ещё? - опять спросил Хенк.
        - Подожди немножко, сейчас будешь держать свою Байли, - сказала Элайни, дотрагиваясь до перстня на шее.
        Байли, оказавшись у Хенка на коленках, долго осматривала себя и задумчиво сказала:
        - Я какая-то не такая!
        - Так тебе и надо, - довольно сказала фрея Маргина, - в следующий раз подумаешь, прежде чем меняться.
        Элайни, несмотря на его неудовольствие, посадила Рыжика на диван, где он тут же погрузил свои симпоты в Хенка и Байли, а сама подошла к Сергею, вытянула платочек из кармана и вытерла кровь с его лица.
        - Больно? - спросила она.
        - До свадьбы заживёт, - сообщил он, глядя ей прямо в глаза.
        - Что? - переспросила она.
        - Ничего, - сказал Сергей и додал, задерживая её руку с платочком в своей руке: - А ты красивая!
        Маргина, глядя на Элайни и Байли, только подумала: «Как быстро они повзрослели». Всё бы ничего, но сейчас она должна сказать им горькую правду: чем им придётся заплатить за глупую шутку.
        - Я должна вам что-то сказать, - повернулась к ней Элайни.
        - Что ещё не так? - насторожилась фрея Маргина.
        - Мне об этом сказал папа… - Элайни замялась и поправилась, - доктор Фрост.
        - Какой папа? Какой Фрост? - забеспокоилась фрея Маргина: - У тебя все в порядке, Элайни?
        - У меня ясная голова, как никогда, - сказала Элайни и, глядя на фрею Маргину, выпалила:
        - В общем, доктор Фрост - мой папа, а ты - моя мама!
        - Согласна, ты мне, как родная дочь, - недоумевала фрея Маргина. - А в чем дело?
        - Ты не поняла! Я - ваша родная дочь! - и Элайни рассказала все, что ей говорил доктор Фрост. Когда она закончила, фрея Маргина молчала, а Байли, прозрев, сказала со слезами на глазах:
        - Так теперь, выходит, у меня нет ни папы, ни мамы?
        - Выходит, доченька, - сказала Маргина, обнимая её, - что теперь ты - королева.
        - Не хочу быть королевой, - зарыдала Байли, - хочу быть твоей дочкой!
        Элайни тоже пустила слезу и обняла их. «Какие же они мне родные», - подумала она, хлюпая носом.
        - Я ещё не все сказала, - счастливо глотая слезы, сказала Элайни.
        - Все! Хватит! - возмутилась фрея Маргина. - Ты тут столько наговорила, что всё это развести - сезона не хватит. Вы что забыли? На нас королевство! Вот скажи ты мне, - напустилась Маргина на Элайни, - как я буду все это объяснять на Совете Фрей. Не-е-е-т! Я больше слушать ничего не хочу.
        - Мама, выслушай меня, - сказала Элайни, положив руку ей на плечо.
        - Хорошо, говори уже! - согласилась Маргина и Элайни выложила то, что прошептал ей по секрету, на ушко, её отец.
        - Ма-а-а, Байли - моя родная сестра.
        - Конечно сестра, сестрей не бывает, - ответила мама.
        - Она моя сестра и у нас один папа, Джозеф! - выпалила Элайни.
        - Ты моя сестра? - обрадовалась Байли. - Вот здорово!
        - А твоя мама королева Селивия! - докончила всех Элайни.
        - Так, Элайни, остановись, что ты несёшь? - начала соображать Маргина, - Так это он что? Ах, он…?!
        Маргина не находила слов … Потом вскочила, побежала к двери и вскоре ее каблуки зацокали по ступенькам вниз, а её голос гулко отражался от стен лестничного пролёта:
        - Джозеф, негодяй! Я тебя убью! Я тебя специально вылечу, а потом убью.
        - Она и впрямь его убьёт? - испуганно спросила Байли и, вместе с Элайни, понеслась спасать своего новоиспечённого папочку. Когда они, запыхавшись, влетели в дом Фроста - их мама сидела на диване возле отца и плакала. Доктор Фрост спал. Элайни и Байли потихоньку подошли к маме, обняли её и застыли.
        Репликация четвёртая
        Шерг
        За снежными вершинами северных гор даже в сезон свете - холодно. Сквозь белое, снежное марево смотрят пронзительные, голодные, колючие глаза. В них нет жалости или снисхождения, их приговор жесток и неотвратим - смерть. Не стоит одинокому путнику смотреть в эти глаза и искать в них сочувствия - в глубоком, холодном колодце можно найти только лёд. Вот снова в белом мареве вынырнул взгляд - один… второй … третий … да их и не сосчитать, эта холодная лавина двигается неуловимо, но уверенно, как саранча, заполняя все обозримое пространство. Они не виноваты, что произошла диверсификация репликации, они нестерпимо хотят есть.

* * *
        Кавалькада воздушных флаэсин в небе весело обогнала движущиеся внизу, по дороге, кареты, повозки и дрожки, которые длинной, разноцветной лентой вились от городских ворот, и терялась вдали в направлении Городских Садов. Сегодня был первый день сезона солнца, когда все жители столицы, начиная самой королевой Элайни и заканчивая простым ремесленником, почитали своим долгом провести две самые жаркие декады сезона в уютных летних домиках, где личных, где снимаемых у своих знакомых, а где арендованных на время.
        Такая традиция велась испокон веков, и никто никогда не пытался её изменить. Нынешнее начало отдыха ничем не отличалось от прошлогоднего, разве что народ будоражили странные слухи о здоровье королевы и в связи с этим её выезд желали наблюдать многие.
        Элайни, королева Страны Фрей, и её сопровождающие, кавалеры и дамы, плыли не по воздуху, а ехали впереди колонны в роскошных открытых ландо, ландолетах и фиакрах с музыкой, охраной и пажами на запятках. В первой карете сидела Элайни, вместе с Байли, обе в белых платьях, а напротив них, спиной к движению, Маргина в светло-голубом, с воротником до самой шеи.
        Проезжая в то утро вдоль городских улиц в плотном окружении стражи, королева фрей, как всегда, была встречена радостными возгласами: «Мы тебя любим, Элайни!» - в искренности которых не сомневался никто: любившие когда-то королеву Селивию они распространили свою любовь на её дочь.
        Маргина не случайно приказала приготовить кареты, так как хотела прекратить слухи и показать Элайни и Байли, живых и здоровых. Да и настроение у девушек, выскочивших из передряги, было чудесным, а их улыбки, милые и естественные, вне всяких сомнений были красноречивее сплетен.
        За ними, вопреки традиции, ехала карета с Хенком, Перчиком и Сергеем, который держал на руках ярко малинового кота. Такое обстоятельство вызывало большой интерес у обывателей, так как сына Артура Барули знали, а два других молодых человека и странный кот представляли собой загадку, которую всем хотелось разгадать.
        Дальше ехали молодые марги и фреи, тем самым подчёркивая молодость королевы, а в самом конце в нескольких каретах сидели фреи Совета Фрей, которые, в прошлые времена, всегда ехали за каретой королевы.
        В одной из воздушных флаэсин, вылетающих в это время из города, под белым тентом сидели фрея Иссидия и фрея Януш, а напротив них на гнутых стульях расположились три молодых человека, которые в чём-то были похожи. На флагштоке развевался белый вымпел с красной восьмиконечной звездой, а на его макушке сидел напыжившийся красный воробей, на которого никто не обращал внимания, и слушал разговор.
        - Кажется, вас немного потрепали? - спросила Иссидия, глядя на троицу, настроение которой были совсем разное: первый был злой, как хорёк, второй выглядел просто балбесом, а третий, в зависимости от обстановки, каждое мгновение был неуловимо другим, как дым.
        - Мы порвём любого, - оскалился Злой, сверкнув глазами.
        - А мне докладывали другое, - Иссидия испортила своё лицо улыбкой.
        - Всё враньё! Для дела нам необходимо было сделать из себя несколько копий, - сообщил Хитрый.
        - Как бы то ни было, но ты не выполнил условия договора, - сказала Иссидия.
        - Хорошо, я тебе скажу, - сказал Хитрый, придвигаясь к ней, - на стороне Маргины был кот.
        - Не смеши меня, Шерг, - криво усмехнулась Иссидия, - я не верю в сказки.
        - Ты смогла бы разделить меня на четыре человека? - спросил Хитрый.
        - Я вижу только троих, - возразила фрея Иссидия.
        - Четвёртый тоже есть, - возразил Хитрый, - и ты не ответила на мой вопрос.
        - Я не смогу сделать, как твой иллюзорный кот, - раздражённо призналась фрея Иссидия.
        - Время ещё есть, - сказал Хитрый, - и я выполню то, что обещал.
        Иссидия вздохнула и вытянула из сумочки позвякивающий узелок. Протянувший руку Глупый получил под дых от Злого, а Хитрый, забрав монеты, спрятал их за пазуху.
        Через некоторое время три фигуры сиганули из флаэсины и понеслись зигзагами по небу в направлении Городских Садов. Выпускница Академии, шестнадцатилетняя Розария Дюмон, дочь Югюста Дюмона, поставщика королевского стола, увидела из кареты выписываемые троицей кренделя, обратилась к своей матери фреи Зия Дюмон, показывая пальцем в небо:
        - Мама, посмотри, что выделывают какие-то фреи, - на что фрея Зия педагогично заметила дочери:
        - Розария, не бери пример с дурного.
        Югюст Дюмон вынужден был кивать фрее Зия Дюмон в нужном месте и с сочувствием посматривать на свою дочь, которой предстояло все две декады выслушивать бесчисленные сентенции матери.
        Красный воробей вспорхнул и оставил флагшток, перепугав фрею Иссидию:
        - Что за красная гадость летает на моей флаэсине? - возмутилась она, а фрея Януш растерянно развела руками.

* * *
        Всеобщее веселье никак не отражалось на лице Сергея, так как на этом празднике жизни он чувствовал себя лишним, несмотря на то, что все к нему относились по-доброму. Элайни, чувствуя себя немного виноватой, была с ним предупредительна, а Маргина, кроме того, все вечера посвящала чтению старых фолиантов, выискивая там что-либо подобное тому, что произошло с Элайни и Сергеем, пытаясь найти способ отправить последнего домой.
        Но, вероятно, её новоиспеченная дочь была исключением и только она могла попасть в такую ситуацию, до которой никто не смог бы додуматься. Заметив между Сергеем и Элайни некую симпатию, Маргина подумала, что лучшим выходом из данной ситуации мог бы быть их союз, притом, чтобы оба остались здесь на Глаурии.
        Далёкую Землю все воспринимали, как сказку и чудные рассказы Сергея по вечерам слушали с удовольствием, но с долей скептицизма. Несмотря на то, что жизнь в Стане Фрей была в какой-то степени похожа на земную, познакомившись ближе, Сергей видел и различия, первое из которых было то, что марги и фреи способны делать такие вещи, которые на Земле считались волшебством. Как человек, продвинутый в технической части, Сергей не понимал физической подоплёки волшебства. Чего стоили превращения Элайни в кота, Сергей представлял, так как успел побывать в его шкуре и в полной мере ощутил мир глазами Глюка.
        Рыжика, сидевшего на руках Сергея, ему всучила Байли перед поездкой, и ему пришлось терпеть насмешливые взгляды зевак, рассматривавших странного кота. Сергею, наслышанному о его подвигах, вроде бы нужно было его благодарить за своё спасение из шара, созданного Элайни, но он почему-то не проникся к нему должным уважением.
        Хенк, наконец-то, увидел Байли в своем естестве, а большего ему и не требовалось. То, что она, по утверждению её отца, является королевой, его не обрадовало, а встревожило: как бы она, в силу новых обстоятельств, его не отвергла. Поэтому, за две декады, он собирался проверить её чувства к нему, чтобы тогда, возможно, предложить ей своё сердце. Впрочем, он мог предложить своё сердце прямо сейчас, ничуть об этом не жалея.
        А Перчик горевал. Леметрия уехала домой вместе с отцом, чтобы заниматься селекцией молочных коров в родных краях, а попутно помочь отцу модифицировать сычужный фермент для изготовления сыра. Возможно, в том виновата стеснительность Перчика, но, попрощавшись, они не договорились о новой встрече, и теперь ему оставалось гадать, как найти случай, чтобы снова увидеть Леметрию.
        Рыжик пощипывал симпотами, как травку, эмоции окружающих, доставая ими и карету королевы, и тянущихся сзади фрей из Совета. В седьмом измерении у него собралась целая база данных, которая ёжиком тащилась за Рыжиком, нанизывая на колючки новые и новые данные.
        Когда кареты покатили вдоль полей и исчезли провожающие, Элайни и Байли, вздохнули, расслабляясь лицом, так как долго улыбаться, пусть и искренне, весьма утомительно. Маргина, сидевшая молча, улыбнулась им и сказала:
        - Кажется, всё прошло хорошо. Теперь бы сообщить, что королевой должна быть Байли.
        - Мама, давай не будем ничего менять, - воскликнула Байли, подозревая, что если она станет королевой, Совет Фрей не согласится на её союз с Хенком.
        - Честно говоря, мам, я тоже не в восторге от того, что занимаю чужое место, - выдала Элайни, потом, посмотрела на Байли и захихикала, - тем более, что я несерьёзная.
        - Мы уже заметили, - осуждающе посмотрела на неё Маргина, - а сказать правду всё-таки придётся, иначе её сообщат другие.
        Байли нахмурилась и отвернулась, а Элайни повеселела.
        - Что ты с Сергеем делать будешь? - спросила её Маргина и улыбка растаяла на лице Элайни.
        - Ах, если бы он влюбился в тебя и остался здесь, - вздохнула Маргина, искоса глядя на Элайни. Элайни покраснела и сказала:
        - Я согласна.
        Дувшаяся Байли чмыхнула и закатилась смехом, который подхватила Элайни, и даже Маргина не выдержала и захихикала, прижимая их головы к себе:
        - Дурочки вы мои, великовозрастные.

* * *
        Артур Крайзер Мирх Баруля сидел в своём кабинете в три этажа, на самой вершине пирамиды Дворца Маргов и думал о своем сыне Хенке. Оставив его в Стране Фрей, он на некоторое время забыл о нём, так как никто не докладывал о некорректном поведении Хенка, но вскоре Артур Баруля почувствовал тянущееся неудобство и какую-то ущербность своей жизни, как будто чего-то не хватало. Когда, через несколько дней, он с удивлением понял, что соскучился по сыну, то растерялся, так как совсем не ожидал в себе такого поворота отцовских чувств.
        Артур Баруля решил, что такое его душевное состояние связано с тем, чего он всю жизнь боялся - открытием его обмана, возможно, с точки зрения совести, не таким уж греховным, но доставляющим ему постоянное, зудящее чувство вины. Впрочем, Артур Баруля собирался, для очистки совести, когда-то поговорить со своим сыном, вот только удобного случая никак не возникало.
        Движимый такими мыслями, он поднялся со своего места и, подойдя к окну во всю стену, зашёл за барьер, чтобы спуститься по ступенькам на нижний этаж, где у него находились семейные реликвии. Он с удовольствием открыл стеклянный шкаф и вытянул оттуда меч из серого металла, который, неожиданно для серебристой матовой поверхности, вспыхнул огнём под лучами солнца из окна. Вдоволь полюбовавшись оружием, выкованным его давним предком, Артур Баруля с сожалением отправил меч в шкаф.
        В углу стоял сундук, в котором находились древние книги, которые написал его далёкий предок Гинейм Ерхадин Баруля. Артур Баруля открыл его и принялся перебирать книги, оправленные в телячью кожу с тиснением на обложках и корешках.
«Нужно будет показать Хенку», - подумал он о сыне, собираясь уже закрывать сундук, но его взгляд остановился на прямоугольной шкатулке из потемневшего дерева сиротливо лежащую в самом углу и придавленную толстым томом гербария.
        Не поленившись, Артур Баруля наклонился и вытянул шкатулку из сундука. «Что-то я не помню её», - подумал он, хотя последний раз, когда он открывал сундук, он был в возрасте Хенка и память спокойно могла ему изменить. Подойдя к окну, которое, как и во всех комнатах дворца, было во всю стену, он положил шкатулку на широкий подоконник и присел на нем рядом.
        Открыв шкатулку, он увидел там три яйца, размером больше гусиного, скорлупа которого напоминала кожу. «Змеиные яйца?» - в недоумении подумал Артур Баруля, вскользь припоминая, что когда-то читал о них в какой-то книге. Память, ограничившись намёком, не захотела погружаться в свои глубины, решив, что дело мелочное и того не стоит, заставив Артура Барулю бесполезно таращиться на яйцо.
        Вверху, в кабинете, раздались шаги и Артур Баруля, оставив шкатулку на окне, быстро поднялся вверх.
        - Вас ждет Манк Крион, - сообщил Увин Партер, увидев поднимающегося по ступенькам Артура Барулю.
        - Проси, - сказал Главный Марг, усаживаясь за стол. Молодой коротко стриженый человек, вошедший в кабинет Артура Барули, невысокий и широкоплечий, склонил голову и сообщил:
        - Вам письмо от вашего сына.
        Вытащив из сумки, висящей через плечо, письмо, он вручил его Артуру Барули, который с неожиданным трепетом взял его в руки, соображая, распечатать его тут же, или подождать, когда уйдёт дипкурьер.
        - Я останусь на два дня в Магнуме и, если у вас будет ответ, я его передам, - сообщил понятливый юноша, склонив голову. Артур Баруля кивнул и Манк Крион вышел из приемной.
        Распечатав письмо, Артур Баруля не смог сразу разобрать почерк Хенка и невольно выругался: «Кто его учил?» Почерк сына, который Артур Баруля видел впервые, напомнил ему, как мало он принимал участие во взрослении сына и как много о нём не знает.

«Отец», - писал Хенк в своём письме:
«Я тебе благодарен за твоё решение отправить меня в Страну Фрей и устроить мою личную жизнь. Должен тебе признаться, что здесь, в Стране Фрей, я нашёл девушку, с которой прямо сейчас готов соединить свою жизнь», - Артур Крайзер Мирх Баруля облизнул сухие губа, внезапно почувствовав жажду, и, прямо из кувшина с ручкой, стоящего на столе, хлебнул холодного настоя кислой ягоды, но жажды не утолил. Баруля поднял глаза на письмо и продолжил чтение: «Некоторые обстоятельства, о которых я говорить не могу, не дают мне возможности сделать девушке предложение, но, в ближайшее время, я на это надеюсь.
        С уважением, твой сын, Хенк Артур Крайзер Баруля».
        Баруля ещё раз перечитал письмо, а потом бережно положил его в конверт и придавил его своими большими раскрытыми ладонями. Он снова схватил кувшин, но тот оказался пуст и Баруля нетерпеливо забарабанил по столу. Увин Партер, зашедший в кабинет, поднял на него глаза.
        - У нас что, нет воды? - спросил его Баруля, показывая на кувшин.
        - Артур, ты, когда заведёшь себе секретаря? - осуждающе спросил его Увин Партер, понимая, что Главный Марг такого никогда не сделает: он панически боялся незнакомых людей, в особенности женщин. Выходя, Увин Партер покачал головой и бросил от дверей: - Сейчас распоряжусь.
        Пока Артур Баруля ждал воды и думал о своем сыне, солнце Глаурии, называемое Горне, своими тёплыми лучиками ласкало яичко, оставленное на окне этажом ниже, в котором просвечивалось какое-то движение. Но Артур Баруля забыл о шкатулке, придерживая ладонями самое дорогое для него - письмо Хенка.

* * *
        Летний дом, а вернее дворец, выстроенный Артуром Сайросом, как оказалось, отцом Байли, имел главную особенность - был вместительным, и потому всем гостям нашлось место, а фруктовый сад, посаженный вокруг, кроме приятной прохлады дразнил изысканными запахами.
        Хенк и Байли, приглашая с собой Элайни и Сергея, уходили на берег Вьюнки, откуда быстро смывались, оставляя Элайни и Сергея одних. Нельзя сказать, что им было скучно, так как их уже связывал совместно прожитый кусочек жизни, а взаимный интерес друг к другу находил темы для разговоров.
        Если бы такое знакомство случилось на Земле, то у них, вероятно, взаимная симпатия давно бы переросла в нечто большее, но здесь, на Глаурии, Сергей чувствовал отстранённость от всего, как будто события происходили не с ним, а с героем художественного фильма. Что же касается Элайни, то странная отчуждённость Сергея вызывала в ней обратное желание - приблизиться к нему. Такая молчаливая, но внутренняя борьба, вызывала и в нем, и в Элайни страдания - явный признак начинающейся влюблённости.
        Иногда они ходили к летнему домику отца Элайни, доктора Джозефа Фроста, который, чаще всего, был вместе со стратегом Питером Вейном, и там Сергею приходилось выслушивать кучу вопросов о Земле, подробно рассказывать об одном, цепляясь за другое, рассказывая о котором, объяснять третье, так что к концу разговора Сергей иногда забывал, о чём говорил в начале.
        Сначала доктора Фроста привезли во дворец, где его лечила Маргина, и он потихоньку пошёл на поправку, но быстро понял - лучше бы он умер. Фрея Маргина каждый день, методично, ехидно, в иносказательной форме напоминала выздоравливающему доктору о грехах его молодости, пока, наконец, Элайни не возмутилась и сказала Маргине:
        - Мама! Сколько можно?
        Фрея Маргина взглянула на неё и, вздёрнув нос, сказала:
        - Вся в папочку! Обманщики! - и гордо ушла. Элайни, брызнув слезами, не удержалась и засмеялась. Она не понимала, почему до этого времени её мать не обращала никакого внимания на Фроста, а тут вспомнила. Если такая ревность, то может она его любит? Кто их разберет?!
        С тех пор доктор Фрост перебрался в свой домик и от услуг Маргины отказался, предпочитая лечить себя сам.
        О своём товарище, Перчике, Хенк полностью забыл, так как влюблённые люди - эгоисты и абсолютно не думают о других. Что же касается Перчика, то он особо не расстраивался, так как успел познакомиться с Розарией Дюмон, семья которой отдыхала в своём доме недалеко от дворца. Странным было то, что мечтательность Перчика каким-то образом сочеталась с деловой практичностью Розарии. Вероятно, молодость требовала выхода нежных чувств, чтобы погасить гормональный взрыв, но в любом случае им вдвоём было не скучно.
        Маргина и на отдыхе не оставляла дела, так как у её дочерей желание заняться государственностью не было, что её глубоко печалило, и она уже думала о том, что груз управления страной, ей придётся нести всю жизнь. Она сидела в кабинете и перекладывала бумажки из одной огромной кипы на другую, поменьше, правда, между этими действиями ей нужно было данную бумажку прочитать, наложить резолюцию, а в особо важных случаях отложить в сторону, чтобы вечером заставить Элайни их подписать.
        В то раннее что утро к летнему дворцу направлялись три странные фигуры, никем не замеченные, что было не удивительно, так как королева не держала никаких служб безопасности, и в мирной стране не существовало даже полиции или чего-либо подобного - всем занимались гражданские советы городов и деревень и главы советов, уполномоченные народом и Советом Фрей.
        Было ещё рано, все ещё дрыхли в постелях, и только Маргина уже трудилась в своём кабинете. Потому-то троица подошла к летнему дворцу совсем спокойно, где сразу же разделилась: один человек двинулся туда, где находилась кухня и столовая, второй поднялся на второй этаж, направляясь в комнату Элайни, а третий на цыпочках взлетел ещё выше, на третий этаж, в кабинет Маргины. Такое точное направление движения говорило о том, что эти люди знали дворец досконально и у них были конкретные цели.
        Человек, направлявшийся в комнату Элайни, увидел крадущегося под стенкой кота Глюка и наподдал его ногой к лестнице, откуда кот, громко мяукнув, понёсся на улицу, скользя по полу на поворотах. Человек прислушался к дверям, мимо которых он проходил, но расслышать мог разве что сопение, что его совсем успокоило. Открыв дверь комнаты Элайни, он увидел её, спящую на кровати, с головой укрытую одной простыней - ночи были тёплыми. Человек, оскалившись, вытянул из одежды нож, сверкнувший под солнцем и пустивший по комнате зайчик, и неспешно подошёл к пологу кровати.
        Его внимание отвлекла прикроватная тумбочка, и он выдвинул ящик, который оказался совсем пустой, если не считать единственного перстня с голубовато-зелёным амазонитом. Человек хищно улыбнулся и натянул перстень себе на палец. Повернувшись к кровати, он злорадно подумал: «Сдохни, зараза», - и замахнулся ножом, но, неожиданно для себя, был отброшен к двери ударом ноги Элайни.
        А человек, направлявшийся к Маргине, зайдя в кабинет, был встречен её ироничным взглядом и вопросом:
        - Что тебе нужно, Шерг?
        - Маргина, может нам стоит забыть всё, что было и начать сначала.
        Маргина подперла рукой подбородок, задумавшись, и промолвила:
        - Эсли честно, Шерг, ты мне сейчас нужен, как никогда, и, несмотря на твой противный характер, - Шерг не сдержался и ухмыльнулся, - несмотря на него, - продолжила Маргина, - я тебя взяла бы обратно, но…
        Маргина остановилась, снова задумавшись и потом неохотно сообщила:
        - Приходи после двух декад.
        - Спасибо, Маргина, - сказал Шерг, - я пойду.
        И тут на нижнем этаже раздался какой-то крик, и Маргина поднялась из-за стола:
        - Что там случилось?
        Она вместе с Шергом спустилась вниз, на второй этаж, где Шерг ей кивнул и пошёл по ступенькам вниз, а Маргина отправилась туда, где раздавались возбуждённые голоса.
        В широком коридоре собрались Элайни, Байли, Сергей, Хенк и Перчик, о чем-то взволнованно говоря и жестикулируя руками.
        - Что здесь случилось? - спросила Маргина, окидывая всех взглядом.
        - На Серёжу с ножом напал Шерг, - воскликнула Элайни.
        - На Серёжу? - удивилась Маргина и добавила: - Но Шерг был со мной.
        - Я Шерга ни с кем не перепутаю, - ответил ей Сергей, одетый, как встал, в одни трусы.
        - Мам, ты забыла, что Рыжик сделал четырех Шергов, - напомнила ей Элайни.
        - Напрасно он такое сделал, - вздохнула Маргина, - мне и одного с головой хватало.
        Рыжик слышал её стенания, находясь в постели Элайни, из которой он не выползал, а просто раскинул свои симпоты и шарился в головах дискутирующих, пытаясь предугадать, что они будут делать.
        Маргина зашла в комнату Сергея, где простыни валялись на полу, а кровать была сдвинута относительно полога и заметила открытую тумбочку.
        - Что здесь было? - спросила Маргина Сергея.
        - Ничего, - ответил Сергей, - я туда вообще не заглядывал.
        - Там был перстень с амазонитом, - сказала Элайни, стоящая на пороге.
        - Зачем ты его сняла? - спросила Маргина, и Элайни, подняв на неё глаза, сказала:
        - Его должна носить Байли.
        - Его будет носить Байли, когда станет королевой, - сказала ей Маргина, - а до её официальной коронации перстень должна носить ты.
        - Хотели убить Элайни, - сообщила Байли, и все уставились на неё. Байли объяснила, что свою комнату Элайни отдала Сергею, а сама поселилась рядом с ней. Шерг, вероятно, об этом не знал. Все уставились на Элайни, которая растерянно на всех смотрела.
        - Мы будем спать вместе, - сказал Сергей, подходя к Элайни. Маргина выпучила на него глаза, и Сергей объяснил: - Я смогу её защитить.
        - Спите, как хотите, - махнула рукой Маргина и добавила: - Вы уже взрослые.
        Последние слова Маргины понравились не только Сергею и Элайни. Байли засветила глазками, ища защиты во взгляде Хенка, который, улыбнувшись, понятливо ответил: - Ага!
        А троица Шергов, расположившись в пустом домике, хозяева которого, вероятно, не смогли его сдать в аренду, черпала ложками из котелка, принесённого Глупым, закусывая тушёным мясом, дымящимся в нём, а рядом лежал на тарелке пирог с фруктами, ожидая своей очереди. Мясо было чуть-чуть сыровато, так как Глупый снял его прямо с огня, но голодных Шергов такая мелочь не беспокоила.
        Хитрый хмуро глянул на Злого и недовольно сказал:
        - Что ты поднял шум, нужно было убить сразу, как договаривались?
        - Там был мужик, - сообщил Злой, сверкнув глазами.
        - Ты что, не убил Элайни? - догадался Хитрый.
        - Там был мужик, - повторил Злой и, глядя на Хитрого, добавил: - Тот, который Сергей.
        - Ну-ка, расскажи, - отложил ложку Хитрый. Злой рассказал, обходя момент, когда забрал перстень из тумбочки, но Хитрый заметил его на руке и сказал: - Покажи, что это у тебя?
        - Это моё, - угрюмо сказал Злой, глядя исподлобья.
        - Дурила, отдай ему, он знает, что с ним делать, - посоветовал ему Глупый, отрезав себе огромный кусок пирога и пытаясь засунуть его в рот. Злой недовольно протянул перстень Хитрому и тот надел его на палец.
        - Какая приятная неожиданность, - сказал Хитрый и, покрутив кольцо, загадал желание. Голубовато-зелёный камень вспыхнул внутренним светом и тут же фигуры Злого и Глупого исчезли, как дымка, а оставшийся Хитрый вытирал платочком губы от крема из пирога, которого он не ел.
        Добрый как раз чистил коровник на ферме Джос, когда его что-то кольнуло в сердце, и он чуть не свалился на пол.
        - Что с тобой? - спросила Джос, поднимаясь из-под коровы, которую она доила.
        - Ничего, - ответил Добрый, а Джос заботливо вытерла коровьим полотенцем его вспотевший лоб. Ей с ним было очень хорошо, но иногда, вспоминая, в её голову прокрадывалась крамольная мысль: может, придут братья Доброго и проверят сеновал - свежее сено давно ожидает горячих тел.

* * *
        Доктору Джозефу Фросту снился сон. Каждому человеку снятся сны, бывает, даже, настолько странные, как будто попадаешь в сказку. А иногда во сне видят кошмары, и человек вскакивает, весь в поту, ещё не понимая, где он находится и истошно вопит, пугая окружающих. Некоторым избранным снятся цветные сны, а всем прочим дарованы чёрно-белые.
        Доктору Фросту снился сон наяву.
        Он вовсе не спал, а сидел в кресле на крылечке своего домика в Городских Садах, когда в его голове возникла картинка, на которой он увидел себя, шагающего по зелёной горе с палкой в руках, а за ним шли Элайни, Байли и Сергей. Впереди плыл по воздуху Рыжик, а его хвост, как флюгер, отклонялся от порывов ветра то вправо, то влево. На самой верхушке зелёной горы виднелся частокол острых скал, похожих на гребешок, который, точно корона, украшал макушку горы.
        Потом кадр сменился и доктор Фрост с Элайни и Байли оказался возле какого-то огромного кольца, висящего в воздухе горизонтально, а под ним стоял Сергей, махающий им рукой. Кольцо окутали голубые молнии и синий туман, а Сергей растаял в воздухе.
        Видение было ярким, а сквозь него просматривались деревья сада, лужайка перед домиком и, даже, красный воробей, сидящий на боярышнике. Доктор Фрост заметил что-то странное в том, что он видел, но, поражённый картинкой, не мог сосредоточиться и понять неестественность очевидного.
        Стратег Питер Вейн, появившийся возле калитки ограды, спугнул и сон, и красного воробья, который, взлетев высоко над домом, исчез в воздухе, точно растворился. Наполнив огромный бокал коньяком, Вейн погрузился в гнутое высокое кресло и молчаливо выслушал рассказ доктора о его сне. Прихлёбывая из бокала, он подумал и сообщил:
        - Я знаю эту гору. Она находится за озером Сван.
        - Ты думаешь, что мой сон имеет какое-то значение? - спросил Фрост у друга.
        - Я думаю, стоит попробовать, - сообщил Вейн.
        Являясь лицом, приближённым к семье доктора, он знал о том, что Сергей появился здесь из другого мира. Знал и о том, что отправить его домой Маргина не в состоянии, а пользоваться перстнем с амазонитом было рискованно - вдруг Сергея занесёт на планету без воздуха и что тогда ему делать? Они не имели ни малейшего понятия, где находится планета Земля и звезда по имени Солнце. Сергей несколько раз пытался рассмотреть звёздное небо над Глаурией, но ни одного знакомого созвездия не нашёл.
        Фрост решил, что поговорит с Элайни и, если не будет другого выхода, то они предпримут попытку подняться на зелёную гору.

* * *
        Второй волной диверсификации репликации зацепило кота Глюка, вероятно потому, что Элайни в его теле совершила перемещение. Но бедный кот об этом не знал, поэтому для него оказалось неожиданностью, когда он вознёсся под потолок в комнате Байли, да там и остался, время от времени разряжаясь жалобным басовым мяуканьем.
        - Что вы делаете с котом? - возмущённо крикнула Маргина, которая проходила мимо комнаты. Но, открыв дверь, она никого не увидела и ушла в кабинет, рассуждая про себя: «Доработалась! Коты мерещатся». Глюк оглашал комнату своим басом ещё некоторое время, пока не устал и охрип.
        Когда вечером Байли и Хенк вошли в комнату, Глюк дремал и не сразу проснулся, а влюблённые принялись делать то, что и все влюблённые - целоваться. Услышав над собой басовитое «мяу», Байли подскочила чуть ли не к Глюку и закричала. Хенк, собираясь её защищать, стал в стойку, прикрыв Байли собой, но противника не увидел.
        Прибежавшие на крик Сергей и Элайни внесли новую сумятицу в дело защиты Байли, и только Перчик, стоя у дверей, закинув ногу на ногу, удивлённо спросил:
        - Вы зачем прибили кота к потолку? - чем привёл остальных в ступор. Глюк издал жалобный вопль, когда увидел глаза Байли, направленные на него и, изловчившись, побежал лапами по потолку, выписывая круги вокруг висящего шара для освещения.
        - Как он туда попал? - спросила Элайни, а Перчик, подойдя к другу, смеясь, сказал:
        - Хенк, здорово ты пошутил.
        - Так это ты? - возмутилась Байли, уставившись на Хенка глазами палача и, упираясь руками в бока, изрекла: - Немедленно сними Глюка!
        - Да это не я! - оправдывался Хенк, глядя на всех, но народ ему не поверил.
        - Я с тобой больше не разговариваю! - крикнула ему Байли, пытаясь с кровати достать Глюка и добавила: - Живодёр!
        Подошедшая на шум Маргина, увидев кота на потолке, сразу обратилась к Хенку:
        - Ты зачем кота мучаешь? - а Глюк под потолком, в подтверждение её слов, издал истошное и жалобное мяуканье.
        - Это не Хенк, - сказал Рыжик, наслаждаясь эмоциями в комнате Элайни, но решивший, что личное участие вносит новое звучание в его симпоты.
        - Так это ты? - возмутилась Маргина, до сих пор не понявшая, что собой представляет Рыжик, изображая кота, тем более что она видела его силу в действии.
        - Не я, - возразил Рыжик, - от перемещения Элайни и Сергея пошли волны, результатом которых стало изменение кота Глюка, - объяснив, Рыжик подумал, что нужно смываться, а иначе появятся Наблюдатели[Наблюдатель - димензиальная структурированная материя, выполняющая контролирующие функции. Назначается Кольцом, а его действия не подлежат оспариванию.] и его, Рыжика, изолируют в герметичной капсуле на пятьдесят два гигапрасека.
        - А что же делать с котом? - спросила Байли, глядя на потолок.
        Рыжик вздохнул и вскоре Глюк потяжелел и опустился в руки Байли. Хенк протянул руку, чтобы его погладить, но Байли сердито на него посмотрела:
        - Не трогай!
        - Так я же не виноват, - возмутился Хенк, не понимая женской логики, для которой его репутация была подмочена навсегда.
        - От тебя можно ожидать чего угодно, - убеждённо сказала Байли, едва удерживая своего тяжёлого любимца.

* * *
        Перед Иссидией порхала марка, и она попыталась её поймать, но та улизнула из её рук. «Вот зараза», - подумала Иссидия и было не ясно к кому относились её слова: то ли к марке, то ли к человеку, её пославшему. То, что марка от Шерга, Иссидия не сомневалась и когда та опустилась на стол, она с удовольствием её прихлопнула, как муху.

«С томлением жду тебя в саду», - написал Шерг, и Иссидия, как наяву, увидела его ехидную улыбку. «Я тебе ещё припомню», - подумала она, накидывая на плечи платок, так как вечером от реки Вьюнки тянуло прохладой.
        Она вышла в свой сад, оглядываясь, но никакого Шерга и в помине не было.
«Скотина», - озлобляясь, подумала Иссидия и почувствовала на своей шее что-то холодное и извивающееся. Вскрикнув, она скинула со своей шеи гада и полыхнула в него огнём. Извиваясь, змея догорела и рассыпалась, а Иссидия услышала сзади насмешливый голос.
        - Что же ты ужика извела, - произнёс Шерг, появляясь из-за толстого ствола дерева, и добавил: - Они, говорят, полезные твари.
        Иссидия многое могла сказать о тварях, о Шерге и его гадкой душе, но сдержалась, чтобы не доставлять ему удовольствие.
        - Что хотел? - спросила она его, остывая.
        - Я принёс тебе то, что ты хотела, - сказал Шерг, оглядываясь.
        - Перстень? - не поверила она.
        - Он самый, - сказал Шерг, вытаскивая перстень из-за пазухи. У Иссидии загорелись глаза, когда она увидела перстень с голубовато-зелёным амазонитом. Она долго его рассматривала в вечерней полутьме, пока Шерг, точно издеваясь, не зажёг шар, заливший светом их фигуры. «Что же ты отдал ей перстень, сволочь?» - возмутился внутри Шерга Злой, но Хитрый послал его подальше.
        Иссидия полезла в карман и вытащила мешочек. Шерг, взвесив его в руке, ехидно сказал:
        - Этого мало.
        - Что ты хочешь? - возмутилась Иссидия.
        - Книгу, - сказал Шерг.
        - Зачем она тебе? - подозрительно спросила Иссидия.
        - Хочу на досуге почитать, чтобы убедиться, какой я дурак, - сказал Глупый устами Шерга, а Хитрый ехидно ухмыльнулся.
        - Темнишь ты, Шерг, - сказала Иссидия, поворачиваясь к дому. Шерг положил руку ей на плечо, и она удивлённо обернулась.
        - Перстенёк пока оставь, - сказал ей Шерг. Иссидия презрительно улыбнулась, но перстень оставила. Через некоторое время она вынесла тяжёлую книгу, которую Шерг внимательно пролистал и, убедившись в её подлинности, вытащил перстень и отдал Иссидии:
        - Держи.
        Они разошлись, каждый довольный собой. Когда Шерг зашёл в пустой дом, где он обосновался, то первым делом раскрыл книгу и принялся внимательно её читать, прокручивая на пальце перстень с голубовато-зелёным амазонитом. «Мы жрать сегодня будем?» - подал голос Глупый и получил удар под дых от Злого. Шерг, переводя дух, подумал мозгами Хитрого, что когда-нибудь он избавится от двух тормозов.

* * *
        С некоторых пор Главному Маргу Страны Маргов Артуру Баруле стали казаться привидения. Правда, воочию, он их не видел, но звуки, издаваемые ими, доходили до уха Барули, нарушая благословенную тишину его кабинета. Скрип кресла под ним или хлопанье крыльев птиц за окном для Барули казались естественными, а другие звуки не достигали его кабинета, расположенного на вершине дворца. Но звучания, порождаемое привидениями, были совсем не похожи на бытовые: какие-то глухие причмокивания, постукивания, вперемежку с тиканьем, а то и вовсе странные, не имеющие аналогов.
        Вот и сейчас Артур Баруля замер, прислушиваясь к тихим ударам, доносящихся снизу, как ему показалось, из библиотеки, используемой Главным Маргом не только для книг, но и для разных диковинок. Взяв в руки медный канделябр, испокон веков стоящий на столе и которым никто никогда не пользовался, он на цыпочках отправился вниз, чтобы застать врасплох привидение и прихлопнуть его канделябром. Действенный такой способ уничтожения привидений или нет, Баруля не знал, но медная штучка придавала ему уверенность.
        Оказавшись внизу, в библиотеке, он обошёл весь этаж, но ничего не заметил.
«Конечно, привидения на то и привидения, чтобы их не видеть», - подумал Артур Баруля, с разочарованием подходя к окну с которого открывался вид на окружающий дворец город Магнум. Зелёные линии веером расходились от здания, очерчивая бульвары, усаженные деревьями, замкнутые по периметру таким же зелёным кольцом.

«Красота», - подумал Баруля, разглядывая город. Ему всегда нравился Магнум, расположенный в долине между гор, пересекаемый широкой Леей и впадающим в неё притоком Чеком. Артур Баруля вздохнул и собирался уже уходить, как тут же услышал:
«Тук-тук-тук». Посмотрев на подоконник, он увидел шкатулку и яйца в ней. «Что она здесь делает?» - подумал он и сразу вспомнил, что забил её сам. Он собирался закрыть шкатулку, как из яйца раздалось знакомое «тук-тук-тук» и в нём появилась дырочка.
        Поражённый Баруля застыл, наблюдая, как дырка увеличилась, и яйцо опало, а из его ошмётков вылезла странная птичка со змеиной головой с гребешком и шестью маленькими лапками, которая, увидев Барулю, уставилась на него жёлтыми вертикальными зрачками и хрипло сказала: «Папа».
        Возможно, Баруле почудилось такое слово, а, может, правда, что птенец сказал что-либо подобное, но напоминание о сыне так взволновало его, что совсем не сентиментальный Баруля пустил слезинку.
        Птенец, разглядывая его, словно понимая, снова произнёс: «Папа», - и Баруля понял, что ему не послышалось. Оставив два последних яиц там, где они лежали, он взял птенца на руки и понёс его наверх. Усадив его на стол среди бумаг, Баруля с удивлением наблюдал, как неуклюжий птенец расправляет кожаные крылья, балансирую ими, чтобы не завалиться на бок.
        - Что же с тобой делать? - спросил Баруля, глядя на птицу, а та удивлённо спросила:
        - Папа?
        - Папа, папа, - согласился Баруля, собираясь постучать по столу, чтобы вызвать Увина Партера, но, боясь испугать птенца, поднялся, держа его на ладонях, и отправился к своему помощнику. Удивлению Увина Партера не было границ, когда Главный Марг появился в его кабинете с птицей на руках.
        - Чем его кормить? - спросил у него Артур Баруля.
        - Что ты мне принёс? - ответил вопросом Партер, разглядывая крылатую змейку.
        - Вот, родилось, - изрёк Баруля, надеясь услышать объяснение от Партера.
        - Папа, - отозвалась птица, вытягивая змеиную морду к Баруле.
        - Оно зовёт тебя папой? - вытянулся лицом Партер. Баруля ушёл от ответа, повторно спросив:
        - Чем его кормить?
        - Может, молоком, - предположил Партер.
        Решили предложить существу разную пищу, пусть выбирает само.

* * *
        А в это время фрея Маргина, оседлав мэтлоступэ, неслась в Фаэлию, на очередное заседание Совета Фрей, на котором собиралась сообщить о том, что королевой на самом деле является Байли, а не Элайни. Совсем не желая этого, она должна была сообщить о произошедшем, зная наперёд, что скажут фреи, поддерживающие Иссидию.
        С тяжёлым сердцем она спустилась на балкон королевского дворца, встречаемая любопытными взглядами фрей, которые ещё не предполагали, что они услышат от Маргины. Когда собрались все фреи Совета, высокая, худая, с белой копной седых волос, фрея Филиция, председательствующая на собрании, сообщила:
        - Слово имеет Маргина.
        Такое странное представление фреи Совета, без титулов, заинтриговало фрей, и они уставились на фрею Маргину, которая коротко сообщила о том, что узнала от доктора Фроста, предлагая обсудить данное сообщение и принять решение относительно действующей королевы.
        - Что же касается вскрывшихся обстоятельств рождения Элайни и Байли, - закончила Маргина, - то я сразу же решила доложить об этом высокому собранию. Поскольку Байли - дочь королевы Селивии то, по нашим правилам, она и является наследницей короны.
        Зал загудел и, даже, фрея Иссидия выпучила глаза, услышав сообщение Маргины. Выступили несколько фрей, который предлагали всё досконально проверить, а потом принимать решение. Фрея Иссидия, оклемавшись от неожиданности, решительно взяла слово и обратилась к фреям:
        - Мне странно слышать речи фреи Маргины, - сказала Иссидия, окинув взглядом зал заседаний, - не далее, как декаду назад мы рассматривали вопрос дееспособности королевы Элайни, а сегодня нам говорят, что Элайни - не королева. И что мы сейчас имеем? - продолжала фрея Иссидия, негодующе взирая на Маргину. - Мы имеем королевство без королевы, которое снова должно управляться регентом королевства. Уважаемые фреи, вам не кажутся подозрительными такие странные метаморфозы в управлении страной?
        Она повернулась к фрее Маргине и гневно на неё посмотрела.
        - Эти вскрывшиеся обстоятельства ничего не стоят, фрея Маргина, - ехидно улыбаясь, сказала фрея Иссидия. - Да, я верю, что Элайни не дочь королевы Селивии, но я очень, я повторюсь, очень сомневаюсь, что Байли может быть дочерью Селивии. Обратите внимание, уважаемые фреи, какой-то марг неожиданно вспоминает, что Байли
        - дочь Селивии. Можно ли ему верить? Самое интересное, что фрея Маргина недавно закрыла его на пару дней в дежурку фрей эскорта! И после этого он, вдруг, объявляет, что Байли - дочь Селивии. А ещё интереснее, что Байли всегда была дочерью Маргины и этого марга Фроста. Уважаемое собрание, я думаю, что мы имеем дело с чистым подлогом и манипуляцией. И, поэтому, предлагаю создать комиссию из достойных фрей для расследования этого случая, а на время следствия ограничить королевство Элайни и назначить регентом не Маргину, а другую фрею по усмотрению собрания. Предлагаю вам список фрей в комиссию по расследованию, - фрея Иссидия взмахнула рукой и в руки фрей опустились марки со списком.
        - Я полагаюсь на разум собрания при решении этого, очень важного для нас, вопроса,
        - сказала, поднимаясь, фрея Маргина, - и, чтобы решение было взвешенным, предлагаю вам свой список комиссии по расследованию, - с этими словами фрея Маргина движением пальца отправила фреям марку со своим списком.
        - Голосование - вечером, - сообщила фрея Фелиция. Фреи поднялись и поплыли, переговариваясь, к выходу.
        - Мы не выиграем, - подходя к фрее Маргине, сказала фрея Филиция.
        - Не спеши, Филиция, - сказала Маргина, - ещё не вечер.
        Фрея Маргина поднялась к себе в кабинет. Возле двери её поджидал стратег Вейн в дорожном костюме. Его лицо, обычно жизнерадостное, выражало скрытую тревогу.
        - Сведения подтвердились? - спросила Маргина.
        - Да, слухи подтвердились, - кивнул головой стратег. - Я собрал всех тренированных фрей и отправил на север.
        - Ах, как некстати эти заседания, - огорчилась Маргина, - я хотела бы сама слетать туда и все увидеть своими глазами.

* * *
        Доктор Джозеф Фрост, перебравшись в свой летний домик, потихоньку выздоравливал, иногда принимая у себя своего друга, стратега Питера Вейна, а чаще всего его посещали дочери, внося в тихую жизнь отца суету молодости. Появившись у отца и немного побалагурив, они скоро исчезали, направляясь на берег реки Вьюнки, где их уже ждала разношёрстная толпа.
        Дело в том, что Сергей, между делом, сшил из кожи мяч, поместив внутрь надутый мочевой пузырь быка, и, уединившись на большой лужайке возле реки Вьюнки, играл с Хенком и Перчиком в футбол. Элайни, Байли и Розария вначале наблюдали, а потом, под дружный хохот, самозабвенно пинали мяч.
        Как-то незаметно появились праздношатающиеся зрители, а некоторые предпочли присоединиться и образовались команды, в которых девушкам места не нашлось и они автоматически перешли в болельщики. Перчик, на удивление всех и, возможно, себя, стал лучшим нападающим, а Хенк - лучшим вратарём.
        Они играли в одном составе, а Сергей был капитаном, формируя, вместе с ними, непобедимый костяк, непобедимой команды. Элайни, Байли и Розария болели за своих, приходя домой, после игры, безголосыми. С той поры футбольные баталии стали главным событием в Городских садах, привлекая не только молодых, но и всех отдыхающих.
        Маргина, сидящая в своём кабинете над бумагами, услышала громкие вопли, несущиеся из импровизированного стадиона, и спросила у Рыжика:
        - Что там происходит?
        - В футбол играют, - сообщил он, растянувшись во всю свою длину на диване, и предпочитая дистанционно болеть за команды, отслеживая симпотами все перипетии игры.
        - Что за футбол? - не поняла Маргина, но Рыжик, вдруг вскочив, крикнул во всю пасть: - Го-о-о-ол! - и присосался своей мордой к губам Маргины.
        - Тьфу, на тебя, - обозлилась Маргина и крикнула болельщику: - Иди к ним и целуйся хоть с лягушками, а меня оставь в покое.
        Маргине ещё предстояло узнать любовь к котам, а вот Рыжик обиделся и ушёл на берег, где происходила игра. Появившись на поле, он предпочёл не наблюдать, а принять самое активное участие в игре.
        Считав из головы Сергея информацию, Рыжик превратился в мяч фирмы «Адидас», а сделанный Сергеем из бычьего пузыря исчез, словно его и не было. Футболисты, удивившись добротному инструменту, появившемуся неизвестно откуда, попробовали его и продолжили игру.
        Ни зрители, ни футболисты не сразу заметили некоторые странности поведения мяча, когда он, улетая мимо ворот Хенка, неожиданно изменил траекторию полёта и по дуге влетел в ворота команды Сергея.
        Хенк растерянно развёл руками, а зрители разочарованно ухнули. Странности продолжались и дальше, когда Перчик, оставшись один на один с вратарём противника, ведя мяч, неожиданно споткнулся об него, а мяч оказался в руках не чаявшего его поймать вратаря. Зрители снова загудели разочарованным «у-у-у-у», а Перчик, нагнув голову, прятал глаза.
        В тот день они проиграли с разгромным счётом 1:20 и шагали домой, как побитые. Элайни, взяв Сергея под руку, шепнула ему на ухо: «Не бери в голову», - на что Сергей грустно улыбнулся.
        Маргина, увидев их дома, удивлённо спросила: - Что у вас случилось? - и Байли ей ответила: - В футбол продули.
        Всё бы на этом и кончилось, если бы Элайни, неожиданно зайдя в свою спальню, не увидела, как мяч, брошенный ею на пол, вдруг превратился в Рыжика.
        - Так это ты? - возмущённо воскликнула Элайни и, как по мановению волшебной палочки, на её крик собрались остальные действующие лица.
        - Что случилось? - спросил Сергей.
        - Да он жульничал, - сообщила Элайни, - превратился в мяч и подыгрывал другой команде.
        - Ты зачем так сделал? - допытывался Хенк, возмущённый своим позором на футбольном поле.
        - Нельзя всё время выигрывать, - оправдывался Рыжик, - игра становится совсем не интересной.
        Рыжик стал врагом народа и в полной мере ощутил своими симпотами всё, что хотели высказать в его адрес.
        - Вы что такие хмурые? - спросил доктор Фрост, появляясь в общем зале, где возмущённые массы придумывали громы небесные на голову бедного кота. Рассказ Байли о футболе его не огорчил, а позабавил, и он сообщил:
        - А ведь Рыжик, в сущности, прав!
        - Ты его защищаешь, потому что он тебя спас, - возразила Байли, но Фрост с дочерью спорить не стал, а сообщил о своём сне. Все, услышав его рассказ, уставились на Сергея, а тот, двинув плечами, сказал:
        - Это всего лишь сон, но попробовать можно.
        Неожиданно для всех Рыжик подал голос:
        - Я могу помочь.

* * *
        В этот вечер фрея Иссидия сидела в кабинете Совета Фрей и, с приятным ощущением внутри себя, размышляла над тем, каким образом и кого она сможет сегодня уничтожить и, наконец, займёт подобающее ей место. Оттягивая мгновение совершения необходимого действия, она мягко поглаживала перстень с голубовато-зелёным амазонитом, наслаждаясь своим могуществом и умом.
        Она не умела хвастаться, а всё же с удовольствием бы выслушала чью-нибудь похвалу или, даже, лесть, так как знала себе цену и считала себя достойной всяческого поощрения. Но в том деле, что она задумала, лишней огласки быть не должно и, поэтому, Иссидия вздохнула и надела перстень на палец. Немного поразмыслив, она решила извести вначале Маргину, а Элайни и Байли оставить на потом, так как они для неё опасности не представляли. Положив руку на перстень, она четко сказала желание и застыла, ожидая.
        Ничего не изменилось, и Иссидии немного растерялась, хотя понимала, что рядом с ней ничего произойти не должно. Терзаемая нетерпение она злорадно написала на марке: «Завтра тебя уже не будет», - и послала её Маргине, чтобы убедиться в том, что её уже нет.
        Если адресата не будет, марка вернётся назад и в руки никому не попадёт. Ожидание вызвало у Иссидии приступ раздражения, который она с трудом подавила, и её ожидало вознаграждение: впорхнув через открытое окно, марка, трепыхаясь, опустилась на руку Иссидии. Она раскрыла марку и, поражённая столбняком, прочитала: «Посмотрим». На некоторое время она онемела и застыла, понимая, что её крепко надули, и злость постепенно вскипала внутри, поднимаясь и заменяя все чувства, становясь естеством Иссидии.
        Разряжаясь, она закричала во всё горло, как израненный зверь устрашает своих врагов, давая выход ярости, чтобы погасить пламя, способное сжечь изнутри. Она представила, что сделает с Шергом за его обман и, в порыве злости, всё изложила на марку, которую тут же отправила.
        Шерг, получив марку, ехидно улыбнулся, оторвавшись от книги. Тихо шепнул себе под нос: «Нужно действовать», - он надел на палец перстень с голубовато-зелёным амазонитом. Полюбовавшись им, он прикрыл его другой рукой, думая о своих врагах, Элайни и Сергее, и ясно выразил мысль о том, что он хочет с ними делать.
        Созидатель[Созидатель - димензиальная структура, о которой ничего не известно.] Харом, Творец[Творцы - димензиальная структурированная материя, предпочитающая человеческий вид, которая заселяет и курирует новые миры. Причины их действий неизвестны. Кем Творцы созданы - неизвестно.] данного мира, уже пятьдесят два гигапрасека лежащий в глубине острова, который находился на озере Сван, вздрогнул от желания, выраженного Шергом, и бросил свои симпоты, разыскивая наглеца, посмевшего исказить и покусится на его волю. Кольцо на пальце Шерга раскалилось, и он едва содрал его, вместе с горящим мясом, издав вопль, разнёсшийся по всей округе. Маргина, сидящая за столом в своём кабинете и приводившая в порядок документацию, пораженно подняла глаза на открытое окно.
        Она как раз размышляла о марке Иссидии, когда раздался первый вопль, вызвавший её удивление, но второй крик её озадачил, и она решила спуститься вниз, чтобы узнать, в чём дело. А Шерг, сунув обожженную руку в воду, ошарашенно увидел, что исчезло не только кольцо, но и книга, которую он выменял у Иссидии на обманку. Он снова закричал, чтобы выпустить из себя боль, на этот раз душевную, и поклялся отомстить всем, кто желал ему зла, забывая, что зло имеет привычку возвращаться назад, поражая человека, его породившего.

«Да кто там орёт?» - недоумевала Маргина, торопливо спускаясь вниз, в общий зал, где в это время все уставились на Рыжика.
        - Ты можешь мне помочь? - переспросил Сергей у Рыжика, глядя в его зелёные глаза.
        - Да, на Глаурии есть станция репликации, которая доставит тебя домой.
        - Что такое «станция репликации»? - спросил Сергей, не очень веря в возможность быстрого возвращения, а ещё больше не веря коту.
        - Станция репликации образует канал, по которому ты из планеты Глаурия переправляешься на свою Землю.
        - Почему же ты сразу не сказал? - возмутилась Элайни.
        - Я как раз туда иду, чтобы возвратится к себе домой, на планету Даррес, в туманности Кошачий Глаз, что в созвездии Дракона, - сообщил Рыжик и повернулся к Перчику: - Ты не желаешь отправиться со мной, мы бы с тобой в футбол играли?
        - Чтобы ты мухлевал? - сказала Розария, прижимая Перчика к себе: - Я тебе его не отдам.
        - Кто тут мухлюет? - спросила Маргина, появляясь в дверях.
        - Как всегда, Рыжик, - засмеялась Байли и напомнила: - Он уже один раз чуть Сергея не погубил.
        - Вы про шар? - оправдывался Рыжик: - Откуда я знал, что ему нужно дышать.
        - Серёж, ты как хочешь, - сказала Элайни, - но я ему не верю.
        - Я не знаю, о чём вы говорите, но вам необходимо на время исчезнуть, - сообщила Маргина.
        - Кому исчезнуть? - переспросила Элайни.
        - Тебе, Байли, Сергею, - сообщила Маргина и, присмотревшись к доктору Фросту, добавила: - А также тебе.
        Элайни попыталась её расспросить, но Маргина решительно сказала: - На сборы времени нет, вы должны уйти немедленно.
        - А мы? - спросил Хенк, прижимая к себе Байли.
        - А вы с Перчиком отправляетесь домой, - сказала она ему и добавила: - Дело серьезное.
        - Вот всё и решилось, - сказал доктор Фрост, поворачиваясь к Рыжику:
        - Мы идём с тобой.
        Репликация пятая
        Хамми
        Четвёрка путешественников шагала вдоль озера Сван к синеющему вдали горному хребту. Впереди шли Элайни и Байли, транспортируя свой груз над собой, по воздуху, все-таки немного легче, чем тащить на себе. За ними шагал доктор Фрост налегке, так как его, после ранения, решили не нагружать. А Сергей замыкал цепочку и, несмотря на свою не полностью зажившую рану, тащил самый большой мешок с продуктами. Лучше всех устроился Рыжик - он поднял себя в воздух и плыл впереди всех, удобно свернувшись калачиком и невозмутимо поглядывая на всех с высоты.
        В тот последний вечер, когда они уходили, им пришлось взять самое необходимое, если не считать того, что Элайни нашла у себя на кровати старинную книгу, появившуюся неизвестно откуда, а на своей руке увидела кольцо, которое перед этим куда-то пропало. Когда Элайни сообщила об этом Маргине, она задумалась и сказала:
        - Раз оно вернулось к тебе, значит так и нужно. Носи его и никому не отдавай, - Маргина глянула на стоящего рядом Сергея и добавила: - Разве что дочери.
        Элайни смущённо покраснела и посмотрела на Сергея, а он, точно поддерживая шутку Маргины, широко ей улыбнулся. Отправляясь в ночь, они отошли совсем немного от Городских садов и сделали короткий привал, чтобы вздремнуть, а с утра двинулись к озеру Сван.
        Слева шли сосновые леса, а берега озера в некоторых местах заросли кустарником, который приходилось обходить, поэтому путь путешественников напоминал походку пьяного попугая. Впрочем, попугаи не пьют и в обход озера не ходят, а вот Сергею зигзаги надоели, и он предложил:
        - Рыжик, возьми за ориентир что-нибудь дальнее. Тогда мы будем знать, куда идём.
        Кот лениво вытянул лапу и показал на далёкую зелёную гору, с ёжиком высоких скал наверху.
        - Туда и держим! - подытожил Сергей.
        Шли целый день. Но так как в предгорьях вечер наступает внезапно, то пришлось заранее становиться на ночлег. Сергей развернул палатку, Элайни, выбросив из пальца искру, разожгла костёр. Вскипятили травяной чай и закусили запасами из поклажи. Байли ушла в палатку, доктор Фрост дремал у костра, а Рыжик устроился на коленях Сергея, скрутившись калачиком и повернувшись спиной к огню. Элайни сидела рядом, склонив голову на плечо Сергея, и смотрела на огонь.
        - Серёжа, - повернула голову Элайни. - А что тебя тянет домой?
        Она заглянула ему в глаза и Сергей растерялся:
        - Мне там привычнее, - как-то неуверенно ответил он.
        - Тебя там кто-то ждёт? - затаив дыхание, спросила Элайни.
        - Да нет, никто не ждёт, - сказал Сергей и добавил, - родители мои умерли, остались только армейские друзья.
        - Понимаю, - опустив глаза, сказала Элайни, потом, всё же, решилась спросить. - А девушка? Я не поверю, что такой красивый парень, как ты, не имеет девушки.
        - У меня была девушка, Светлана, - ответил Сергей, - но мы с ней расстались.
        - Сочувствую! - сказала Элайни, но Рыжик, который вдруг открыл один зелёный глаз, ей почему-то не поверил и затаился симпотами в её голове.
        - Я пойду спать, - опустив руку на плечо Сергея и поднимаясь, сказала Элайни.
        - Иди, - похлопал её по руке Сергей, - я тоже сейчас ложусь.
        Сергей попытался собраться с мыслями, чтобы решить для себя неожиданную дилемму. Его смущала неопределённость его положения здесь, на Глаурии, неожиданно возникшее чувство к Элайни, реальность которого он чувствовал, но не осознал в полной мере и неясность в ответном чувстве Элайни, без которого находиться на этой планете не имело смысла.
        Костёр догорал, а внятных ответов на вопросы он не нашёл и решил, что они придут потом, когда они с Элайни созреют для какого-либо решения.
        Вдруг Рыжик раскрыл оба глаза и уставился сквозь огонь, как-будто его симпоты не могли туда достать. На другой стороне костра что-то мелькнуло и пропало.
«Вероятно, какой-то зверь», - подумал Сергей и погладил кота.

«Нужно провизию положить возле входа, чтобы случайно не растащили», - решил Сергей и, разбудив дремавшего доктора Фроста, потащил котомки в палатку. Все не помещалось, пришлось оставшимся грузом прикрыть вход. Забравшись в палатку, они пристроились по бокам сестрёнок. Сергей притиснулся к спине Элайни и та, во сне, положила свою руку на него. Рыжик взгромоздился на них сверху, и принялся топтаться, умащиваясь, но Сергей его не прогонял. Он закрыл глаза, и, обняв Элайни за талию, заснул.

* * *
        Хенк, сделав вид, что отправляется домой, на самом деле решил сопровождать Байли в её путешествии. Но так как Элайни, Байли, Сергей и доктор Фрост ушли ночью, то Хенку и Перчику ничего не оставалось делать, как дожидаться утра, а на ночь их спрятала Розария, поселив в никем не занятый флигель своего дома. Утром, потискав Перчика, она их отпустила, и они зашагали к первому ориентиру - озеру Сван, а дальше должны были найти какую-то зелёную гору со скалами наверху. Далеко за полдень они подошли к озеру, сверкавшему на солнце лёгкими волнами. Озеро окружали изумрудно-зелёные, пологие склоны, сплошь покрытые сосновым лесом.
        - Ух, ты! - восторженно воскликнул Хенк, бросая поклажу на траву и раздеваясь: - Давай искупаемся?
        - Давай! - согласился Перчик, и они, как мальчишки, бросились в воду.
        - Поплыли вон к тому острову, - предложил Хенк, и они отправились к острову, находящемуся в устье реки Вьюнки, впадающей в озеро Сван. Выскочив на остров, они начали дурачиться и играть в охотников, при том, что каждый был и дичью, и охотником. Неожиданно для Перчика его друг куда-то исчез и, когда игра потеряла всякий смысл, он громко крикнул:
        - Хенк, выходи, я уже не играю.
        - Перчик, иди сюда, - позвал его Хенк, появляясь из-за кустов. Подойдя, Перчик увидел открытую дверь, а за ней пространство, дышащее пустотой.
        - Здесь есть ступеньки, - объяснил Хенк, скрываясь за дверью. Потянуло прохладой и, когда глаза привыкли к темноте, Перчик увидел, что лестница зигзагами опускается по одной стороне круглого отверстия, которое могло вместить дворец королевы, а противоположный полукруг был не тронутым и уходил отвесно вниз. Хенк зажёг шар, но он не очень помогал, так как его свет терялся в темноте, а глаза, ослеплённые огнём, видели уже не так хорошо.
        Каждый наклонный ярус заканчивался широкой винтовой лестницей, ведущей на следующий ярус. Удивляясь сооружению и его создателю, они опустились на несколько ярусов, когда Хенк, идущий впереди, увидел ответвляющийся от центрального ствола боковой ход, уходивший в темноту.
        - Может, вернёмся? - спросил Перчик на всякий случай, но Хенк только покачал головой. Пройдя несколько шагов по новому пути, они очутились в большой пещере, явно искусственного происхождения, своды которой сходились вверху под острым углом. Кое-где на полу поднимались сталагмиты, а вверху, вероятно, свисали сталактиты, но в темноте их не было видно. Судя по всему, строение стояло не один век, и, несмотря на это, сдерживало разрушающее движение времени и не собиралось так просто отдаться на волю быстро текущих мгновений.
        В конце зала стоял каменный куб, на котором, при свете шара, что-то блеснуло. Подойдя ближе, Хенк увидел, что это браслет из серого металла, украшенный полупрозрачными камнями из селенита, которые, в свете колышущего шара, поблёскивали серебристо-голубыми искрами.
        - Какой красивый, - сказал Перчик, выглядывая из-за плеча Хенка.
        Внезапно голова Хенка раскололась, и внутри неё он ощутил что-то огромное, перед которым Хенк чувствовал себя пылинкой. «Отдай Байли», - сообщили ему и Хенк, не открывая рта, утвердительно кивнул головой. «Почему Байли?» - неожиданно для себя спросил Хенк и голос внутри его ехидно сообщил: «Она мне симпатична». Перчик удивлённо смотрел на застывшего Хенка, а тот почувствовал, что голова медленно освобождается. «Пусть удивится Фатенот», - удаляясь из головы Хенка, бормотал голос, затихая вдали.
        - Что с тобой? - спросил Перчик, а Хенк, приходя в себя, сказал:
        - Лучше тебе не знать.
        Они переплыли с острова на берег озера и выбрались из воды. Когда добрались до своих вещей - их ждал сюрприз: пропала одна сумка с едой, а Перчик, растерянно шаря в своих вещах, упавшим голосом сообщил:
        - У меня украли мой медальон.
        - Ты его не утопил в озере? - не поверил Хенк, зная, как важен для Перчика медальон - единственная память о его родителях.
        - Нет, я его всегда снимаю, когда купаюсь, - ответил огорчённый Перчик.
        - Зверю медальон ни к чему, - задумчиво сказал Хенк, предполагавший вначале, что еду стащили животные. Ничего не оставалось, как собраться и отправится дальше вдоль берега озера, высматривая впереди следующий ориентир.

* * *

«Нужно было хранить всю провизию в палатке», - винил себя Сергей. И было за что: звери утащили одну котомку с едой. Чтобы не умереть с голоду в полном рассвете сил он соорудил себе лук, вырезав крепкую ветку, а для тетивы использовал свой кожаный ремень, распущенный на тонкие шнурки, так как ничего подходящего под рукой у него не нашлось.

«Буду тренироваться с луком каждый день», - решил Сергей, глотая горячий травяной чай. Чтобы сдержать слово, все остановки на отдых Сергей проводил, запуливая стрелы в кору деревьев. Рыжик, неизменно висящий в воздухе, глядя на потуги Сергея в искусстве лучника, выискал в его голове определение и с каждым промахом громко сообщал:
        - Мазила, - чем несказанно веселил Элайни и Байли. Они посмеивались, глядя на лук Сергея, так как для каждой фреи ко дню совершеннолетия, помимо мэтлоступэ, дарили лук, искусно сделанный из дерева, кости и жил горного козла. В результате луки фрей никогда не ломались, были лёгкие, крепкие и в тоже время упруги. Из них не стреляли, а сохраняли, как признак принадлежности к фреям, хотя их боевые качества от этого ничуть не страдали. Сергей подозревал, что при их изголовлении фреи применяли колдовство.
        Впрочем, он уже привык к волшебству и не удивлялся, когда Элайни мимоходом протягивала руку и с дерева послушно слетали плоды, мягко ложась на её ладонь. Он спросил, как она это делает. Элайни подробно объяснила ему жесты и несколько раз подряд повторила заклинание, пока Сергей его не выучил. Но никакой фрукт в его руку опускаться не желал. Рыжик, порывшись в голове Сергея, сообщил, что его руки ростут не с того места, но он инсинуации кота стоически проигнорировал.
        Поскольку лук всегда был под рукой, Сергею удалось подстелить дикого гуся, что подняло его самомнение на небывалую высоту. Кроме того, с помощью Элайни (она немного поколдовала), Сергею из булавки удалось сделать приличный рыболовный крючок, и вечером он закинул свою самодельную удочку в озеро. Ему, к его радости, попалась приличная, килограмма на два, темно-бурая рыба со светлым брюхом, на спине и по бокам покрытая темными, овальными пятнами небольших размеров очень похожая на ленка.
        Каково же было удивление Сергея, когда Элайни, посмотрев его рыбу, махнула рукой, что-то прошептала, и к берегу, перегоняя друг друга, приплыли ещё две рыбины, которых Элайни вытащила из воды просто руками. Под смех хохотавшей Байли она, хитро улыбаясь, пошла к костру, а Сергей со своей рыбой смущённо плелся сзади. Больше он рыбу не ловил, а вот с луком упражнялся и дальше.
        Как-то Сергей спросил Элайни:
        - А почему вы разговариваете на моем языке?
        Элайни засмеялась и ответила:
        - Мы разговариваем на своём языке. В Стране Фрей все понимают друг друга, даже если они говорят на другом языке. Понимают в голове. Понимаешь?
        - Понимаю, - улыбнулся Сергей, - не тупой.
        - Но, чтобы ты знал, - добавила, улыбаясь, Элайни, - мы, фреи, сразу определяем, кто из других мест. Помнишь, в харчевне я тебе сказала, чтобы ты молчал? Так вот, услышав тебя, любая фрея мгновенно признала бы тебя чужаком.
        - А ты можешь сказать мне что-нибудь на своём языке?
        - Для этого в этом месте нужно убрать магию, - сказала Элайни, взмахнула рукой, пальцем выписывая в воздухе замысловатые па. Потом сказала что-то лёгким мелодичным голосом и, глядя на Сергея, засмеялась.
        - Что ты сказала? - спросил Сергей, повторяя за ней её слова. Элайни смущённо покраснела и ответила:
        - Потом узнаешь!
        - Я хочу учить твой язык! - взяв её за руку, сказал Сергей.
        - Зачем? - удивилась Элайни. - Его знают только фреи. Даже папа еле-еле его понимает.
        - Я так хочу! - заупрямился Сергей.
        - Хорошо! - легко согласилась Элайни. - Только потом не жалуйся!
        После этого он всю дорогу повторял за Элайни её мелодичные трели, которые у него выходили грубыми и корявыми, что чрезвычайно веселило Байли и Элайни. Где-то на третий день он спросил у Элайни:
        - А как сказать «я тебя люблю»? - не успела Элайни ответить, как Байли выпалила, те самые первые слова, которые ему сказала Элайни на своём языке. Элайни смутилась, а потом рассмеялась. Сергей тоже засмеялся. Байли, глядя на них и не понимая, глупо спрашивала:
        - Что? - отчего Сергей и Элайни заливались ещё больше.
        - А, ну вас! - обиделась Байли и захихикала вместе с ними. Изучать фрейский язык в этот день не было возможности ввиду всеобщей несерьёзности хихикающего народа.
        На четвёртый день пути озеро поворачивало вправо, и путешественникам пришлось оставить его берега. Сзади едва виднелись верхушки шпилей замка королевы фрей, а вот столица Фаэлия погрузилась в зелёное море деревьев. Начинались холмистые предгорья, и приходилось то подниматься, то опускаться, теряя ориентир - зелёную гору с шапкой высоких скал.
        Путники устали, особенно доктор Фрост, но духу у него было не занимать и он всегда первым поднимался после привалов. По утрам, несмотря на солнечную погоду, опускались туманы, заполняя все низины и если путники были на высоте, то под ногами, на расстоянии полёта стрелы, колыхалось белое море, точно облака упали с небес вниз.
        Впрочем, с небесами было связано неординарное событие, которое странным образом подействовало на Рыжика. В один из дней в небе раздался непонятный гул, и все подняли голову вверх.
        - Что это? - спросила Элайни, и Сергей ответил: - Самолёт.
        Сергей не ошибся, в небе над ними летел Боинг 767, а то, что Элайни и Байли никогда не видели самолёта, наводило на мысль, что попал он на Глаурию не по своей воле. Рыжик, смотревший в небо, вдруг потерял окраску и загадочно сказал:
        - События развиваются хуже, чем я думал.
        А то, что не слышали остальные, звучало так: «Нужно уносить ноги».
        - Нам необходимо спешить, - сообщил он остальным, снова приобретая розовую окраску.
        Элайни и Байли ещё больше бы удивились, если бы знали, что в самолёте летела Маргина со странным рыжим мужчиной, вдрызг пьяным. Мужчина поминутно выпадал вниз, сквозь кресло и корпус самолёта, а Маргина каждый раз втягивала его внутрь салона. Хорошо, что ни Элайни, ни Байли, ни, тем более, Маргина в Фаэлии не видели этого бреда, иначе недолго было слететь с катушек.
        Лес кончился, на склонах изредка выпячивался редкий кустарник. Сергей, давно забрав бразды правления у Рыжика, вёл маленькую экспедицию вдоль берега горного ручейка. Справа поднимались отвесные скалы, а под ногами громоздились камни, по которым идти нелегко и девушки прилично устали, не говоря уже о докторе Фросте. Необходимо было подумать о ночлеге.
        Впереди слышался отдалённый шум падающей воды. Через полчаса путники доползли вверх и увидели великолепную картину стихии воды. Ручеёк, вдоль которого они шли, оказался всего только маленькой струйкой реки, которая здесь, наверху, разливалась озером, низвергавшимся вниз широким водопадом. Справа все также оставалась высокая красная скала, в которой, прямо перед озером, Сергей обнаружил глубокую и широкую расщелину, вероятно когда-то служившую руслом реки.
        Расположившись на краю пещеры, прямо возле потока падающей воды, путешественники упали на гладкий, каменный пол передохнуть. Рыжик соизволил опуститься и принялся изображать привычки кота: обнюхивать и обживать новую квартиру.
        Обойдя всю близлежащую пещеру, Рыжик настороженно остановился перед камнем, величиной с него, сиротливо и одиноко лежавшим посредине пещеры. Он сосредоточено его обнюхал, обошёл вокруг него и снова остановился. Вдруг камень в одно мгновение превратился в кота, точь-в-точь, как Рыжик. Двойник вздыбился шерстью, и Рыжик ответил тем же.
        - Элайни, это твои шутки? - спросил Сергей.
        - Да нет, - удивилась Элайни. - Это ты, Байли?
        - Что? - повернулась Байли, и, увидев котов, всплеснула руками. - Ой, какая прелесть!
        Между тем, двойник Рыжика неожиданно лизнул его в нос. Рыжик присел и опешил. Двойник принялся вылизывать мордочку Рыжика, а тот сидел на задних лапах с деревянным видом.
        - Ой, какая прелесть! - повторила Байли и пошла к котам.
        - Осторожно! - предупредила Элайни, но Байли уже взяла самозванца на руки. Тот сразу превратился в кролика, потом в букет цветов, цветную шляпку, огромную бабочку.
        - Он читает мои мысли! - удивилась Байли. - Ах ты, хамелеончик!
        - Какие у тебя глупые мысли! - съехидничала Элайни.
        - Осторожно, Байли, - предупредил доктор Фрост, - это тебе не Глюк.
        - Действительно, Байли, вдруг он опасный, - остерегла Элайни.
        - Ну, какой же он опасный! - сказала Байли, поглаживая вновь возникшего рыжего кота.
        - Он будет мой Хамелеончик! Он будет Хамми!
        Из глубины расщелины послышался шум и оттуда выкатился огромный камень, который тут же двинулся на Байли. Хамми свалился из рук Байли, остановившись перед валуном, а Байли отступила прямо к водопаду. Камень неожиданно превратился в трёхглавое «чудо» и из всех пастей полыхнул огнём. Байли, не удержавшись, свалилась в поток воды, а Сергей запоздало пустил стрелу из лука. «Чудо» на глазах начало меняться и разваливаться на куски, которые осыпались чёрными каплями вниз, и их тут же унесла вода.

* * *
        Кое-как перевязав руку, Шерг, не задумываясь, отправился к летней резиденции королевы, решив, что произошедшее с ним каким-то образом связано с Элайни и не ошибся: затаившись в кустарнике, он увидел, как из левого флигеля вышли четыре фигуры, а впереди всех, прямо по воздуху плыл мерзкий рыжий кот, который в недавнем времени разделил Шерга на четыре фигуры.
        Прячась за деревьями и кустарником, Шерг отправился за ними, придерживаясь безопасного расстояния, что было совсем не сложно, так как кот, который показывал путь, по всей видимости, специально, чуть светился в темноте, как красный фонарь.
        Рискуя быть замеченным, Шерг подобрался ближе и с разговоров понял, что Элайни, Байли, Сергей и марг Фрост, минуя озеро Сван, отправляются к какой-то зелёной горе, на которой вверху торчат высокие скалы. Что будет дальше, он не понял, так как кот говорил о какой-то репликации.
        Когда они остановились на привал, Шерг залёг с другой стороны костра, внимательно наблюдая за Сергеем и Элайни у которых явно был роман. Их дребедень надоела Шергу и он чуть не обнаружил себя, когда неловко повернулся, чтобы размять свои затёкшие ноги.
        Когда они уснули, Шерг взял один из мешков, лежащих у входа, и отправился в сторону от лагеря, чтобы перекусить. Но стоило ему открыть мешок, как над ним разверзлась красная светящаяся пасть, которая шуганула в него огнём и закричала у него внутри: «Вон отсюда!»
        Шерг не помнил, как он нёсся по лесу, как выбежал в поле, а очнулся только тогда, когда забежал во двор фермы Джос. В окнах было темно, и Шерг забарабанил в дверь, всполошив и Джос и Доброго. Со светящимся шаром в руке Джос открыла дверь и, увидев Шерга, тихо сказала:
        - Заходи.
        - Выйди, посторожи! - приказал Шерг и Добрый, накинув на плечи вязаную кофту, вышел на улицу, проклиная три четверти общего с Шергом естества. Джос молча поставила на стол ужин и смотрела на Шерга, пока тот жадно ел. Когда он запил ужин кружкой холодного компота, она его спросила, показывая на смятую постель:
        - Спать будешь здесь?
        - Да, - сказал он, заваливаясь на постель, а когда на неё присела Джос, подгрёб её под себя и, не дожидаясь, задрал ей ночную рубаху.
        А мешок, оставленный им в лесу, нашёл шакал, который, схватившись острыми зубами за край, потащил его в низину, где давился кусками, опасаясь своих собратьев.

* * *
        Фрея Маргина стояла перед комиссией из семи фрей, сидящих за длинным столом. Присесть Маргине не предложили, а в небольшом зале, где они находились, будто специально ни одного кресла или стула не было. Данная процедура напоминала, скорее, суд, а не желание разобраться по существу дела.
        Посредине стола сидела фрея Иссидия, которая зловеще смотрела на Маргину, пытаясь найти слабину в её взгляде, но Маргина порадовать её не могла, а была, как всегда, по-деловому собрана.
        - Фрея Маргина, вы не подскажете, где сейчас фрея Элайни и фрея Байли? - спросила Иссидия, специально не называя титулом королевы ни Элайни, ни Байли.
        - Фреи Элайни и фрея Байли путешествуют, я не имею причин это скрывать, - ответила Маргина.
        - Чем вызвано такое внезапное бегство «предполагаемых» королев? - ехидно спросила Иссидия.
        - Насколько я знаю, сейчас две декады сезона света, когда все отдыхают, - ответила фрея Маргина, - почему бы им не отдохнуть.
        - Я не буду спрашивать, над чем так перетрудились «королевы», - ехидно сказала Иссидия, - но вы, фрея Маргина, можете отдохнуть. Вы отстранены комиссией от всех дел управления страной и извольте находится в отведенных вам апартаментах, никуда не выезжая из Фаэлии.
        - Я бы хотела ошибиться, но смертельная угроза идёт с севера… - хотела напомнить Маргина, но фрея Иссидия её перебила:
        - Комиссия не нуждается в ваших советах и настоятельно рекомендует вам не отлучаться из дворца.
        Маргина кивнула и молча вышла, так и не дав возможности Иссидии насладиться победой.

* * *
        Несмотря на то, что Добрый остался с Джос, в остальных Шергах что-то нашлось, что не позволило отдать Байли во власть воды и подтолкнуло Шерга прыгнуть у воду. Возможно, данное чувство называлось доброта, а, возможно, сострадание, которое присуще даже самому закоренелому преступнику.
        Как бы там ни было, Шерг, увидев падающую Байли, прыгнуть. Задержись он на мгновение - и её затянуло бы течением. Он успел схватить её за руку, когда она уходила на дно. Холодная вода моментально проникла сквозь одежду, и он испугался, что сердце у Байли может остановиться от шока, поэтому тянул её потяжелевшее тело в сторону от водоворота. Воздух заканчивался и Шерг, открыв глаза, увидел вверху колеблющийся свет, к которому рванулся изо всех сил.
        Глоток воздуха ободрал лёгкие и Шерг бешено грёб одной рукой к берегу, удерживая второй Байли за шиворот. «Сейчас! Потерпи милая!» - повторял он себе, загребая рукой, пока, наконец, ногами не ощутил дно. Вытащив Байли на берег, он положил её на колено и придавил рукой живот. Со рта потекла вода. Шерг подложил свою мокрую рубашку под голову, набрал воздуха и, закрыв ей нос, попытался восстановить её дыхание.
        Сразу не получилось, и он разодрал ей платье на груди, питаясь толчками встряхнуть её сердце. Он уже потерял надежду, как тут Байли зашлась кашлем. Облегчённо вздохнув, Шерг оставил её и принялся за костёр. Собрав кое-какие ветки, попытался их разжечь, но сил на волшебство не хватило.
        Сняв с неё всю одежду, он разложил её на камнях, чтобы она просохла, и, раздевшись сам, обнял её, прижимаясь к её спине. Байли вся дрожала, но потихоньку, согреваясь, заснула. Шерг замер и не двигался, понимая, что лучше сна лекарства от стреса нет. Не заметив, он тоже задремал на мгновение и проснулся оттого, что Байли вздрогнула. Открыв глаза, он увидел, как она, закрыв руками грудь, покраснела и отодвинулась от него.
        - Что случилось? - спросила она слабым голосом. - Где я?
        - Не бойся! - воскликнул он, вставая: - Ты тонула, и я тебя вытащил из воды.
        - А где Элайни, где папа и где Сергей?
        - Наверху, на скале, - ответил он и добавил: - Одежда, вероятно, высохла, я сейчас посмотрю.
        Одежда, и правда, высохла и он подал платье Байли. Она попыталась подняться, но была ещё слаба.
        - Давай я помогу? - предложил он, но Байли смущённо покраснела.
        - Да не бойся. Я же тебя видел. Давай помогу.
        Он помог ей натянуть платье. Она быстро его опустила и, глянув на него, поблагодарила: - Спасибо!
        Из-за скалы показались Сергей и Элайни. Сергей, увидев его, поднял кулаки и грозно направил к нему:
        - Не смей к ней прикасаться, Шерг!
        - Не трогайте его. Он меня спас, - тихо сказала Байли. Услышав это, Элайни подбежала к сестре, а Сергей насторожено стал сбоку. Из-за скалы показался доктор Фрост, а за ним, как почётный караул, в воздухе плыли два Рыжика. Доктор сейчас же присел возле Байли, а первый кошак, увидев Шерга, зашипел и, вдобавок, выгнул спину, поднимая дыбом шерсть. Шерг ухмыльнулся. «Дождался благодарности!» - злорадно сказал Злой, но Хитрый и Глупый, с двух сторон, засадили ему под дых. В глазах потемнело, и Шерг согнулся, как будто поднимая свою рубашку. Когда отпустило, он хотел идти, но Байли, что-то заметив в его глазах, сказала:
        - Оставайся! - и вопросительно посмотрела на всех. Доктор Фрост поднялся, и, глядя на Шерга, сказал:
        - Оставайтесь, молодой человек! Я на вас зла не держу! Вы спасли мою дочь.
        Остальные, Элайни и Сергей и два кота, так не думали. Шерг заметил по их настороженным взглядам, но все же решил остаться. Собственно говоря, сейчас ему идти было некуда, а спешить - тем более.
        - Спасибо! - ответил он доктору. - Я только схожу за своими пожитками!
        Шерг с трудом взобрался к расселине, где он находился до прыжка. Все-таки спасать красавиц не такое лёгкое дело, потому что все его мышцы болели, как проутюженные жерновами. Он забрал свой мешок и медленно спустился вниз.
        На костре в одном котелке кипел чай, а из другого вкусно пахло мясом, и Шерг чуть слюной не подавился. Байли заметила и улыбнулась ему. Он улыбнулся ей в ответ.
        - Случайно, не наш мешочек? - ехидно улыбаясь, спросил Сергей, но Шерг в его сторону даже не посмотрел. «Пусть подначивает, - подумал он, вытаскивая из рюкзака припасы, - с меня не убудет».
        Байли ожила. На руках у неё сидел двойник рыжего кота, которого она называла Хамми. Все весело обсуждали происшествие, а Хамми изредка лизал Байли лицо, при этом незаметно для неё корчил Шергу рожи. Сергей и Элайни от этой шутки кончались, а Байли не могла понять, над чем они смеются. Шерг, засунув Злого подальше, улыбался другим, ел вкусную похлёбку, ясно понимая, что его время ещё впереди.

* * *
        Осознание себя пришло спонтанно и неожиданно. То ли глифомы сложились правильно, то ли прошедшее время не успело стереть прошлое, только сейчас, собираясь в воде, он осознал себя не только Хранителем, но и той, предшествующей сущностью, добровольно отправившей себя на забвение.

«Неужели, Фатенот дает мне новый шанс?» - с удивлением подумал он, вспоминая, как его звали раньше, и, размышляя, начинать ли новое кольцо или снова предать себя забвению. «Нужно услышать поступь судьбы», - решил он, набрасывая сетку на окружающее. Воникшие два эго он внимательно осмотрел, не задевая. Одного он узнал и ничего не имел против - он был назначен судьбой, а второго погубило любопытство, и Хранитель решил с ним жестоко разобраться.

* * *
        На следующее утро они потянулись за Рыжиком и Хамми, которые плыли впереди, а за ними, как на верёвочке, сумки Элайни и Байли. Шерг свой мешок нёс на плечах, а поддерживал саму Байли, которая шла рядом с ним весело болтая. От неё Шерг с удивлением узнал, что Элайни - её сестра, а, кроме того, королева фрей не Элайни, а Байли.
        Оказалось, что об этом знает Совет Фрей и в связи с этим у Маргины проблемы. Шерг решил, раз такая расстановка, оставить Элайни в покое, а вот Байли окружил вниманием, что было несложно, так как она всегда относилась к нему по-доброму.
        Не пытаясь штурмовать озеро, они подошли к зелёной горе справа. У её подножья густо росли зелёные, корявые высокие кусты, сквозь которые очень трудно было продираться, покрытые странными, в форме треугольных пирамид, плодами. Среди кустов вздымались ввысь круглые, каменные пальцы высотой с три человеческих роста. До высокой, каменной гряды на верху горы - рукой подать, но за несколько часов ходьбы устали неимоверно.
        - Все! Привал! - сообщил Сергей и исхлёстанные ветками путешественники упали у подножья невысокой скалы. Доктор Фрост попытался всех поднять, чтобы сделать привал вверху, но дочки решительно запротестовали. Доктор вынужденно был сдаться и присесть.
        - Не беспокойтесь вы! Взойдём мы на эту гору! - успокоил доктора Шерг.
        - Да, молодой человек, вы…?
        - Тони Шерг, доктор! - подсказал Шерг.
        - Да, Тони, конечно, мы почти пришли, и… - он замялся и похлопал Шерга по плечу, -
…и спасибо за Байли!
        - Да вы что? - воскликнул Шерг. - Я за Байли ….
        Доктор Фрост вдруг внимательно посмотрел ему на грудь и взял в руки медальон.
        - Откуда он у вас? - спросил он удивлённо. Шерг замялся - ну не рассказывать же доктору, что медальон не его, что он его, условно говоря, «одолжил». Тут доктор поднялся и завопил:
        - Байли! Элайни! Идите сюда!
        - Что? Что? - бросились дочки, а Сергей напряжённо взглянул на Шерга.
        - Элайни и Байли! - торжественно сказал доктор: - Дорогие девочки!
        - Папа, не томи, - поторопила его Элайни
        - Знакомьтесь - это ваш брат Тони! - торжественно сообщил доктор Фрост, показывая на Шерга.
        Элайни прыснула в ладони:
        - Пап, ну ты и, правда, даёшь!
        - Тони! - воскликнула Байли, и обняла Шерга за шею. - Я всегда чувствовала, что ты мне, как родной!
        Шерг, попавший в такое неудобное положение, соображал, что делать, и решил пока подождать. Все успокоятся, и он тогда все расскажу. Вместе посмеются!
        - Держись подальше от меня, братец! - улыбаясь, сказала Элайни, проходя мимо него. Шергу пришлось терпеть - всё-таки сестра Байли. Они закусывали, а доктору, по настойчивому требованию Элайни, пришлось объясняться. Оказывается, матерью Шерга была Селивия, которая, в силу некоторых обстоятельств о которых доктор Фрост не считал нужным рассказать, отдала его на воспитание доверенному лицу в Стране Маргов. Но доверенное лицо внезапно умерло, и все следы сына - пропали. Вот так Шерга, бедненького, и потеряли. Отцом, естественно, был доктор Фрост, куда же без него.
        Все немного отдохнули и, так как солнце ещё было высоко, потопали вперёд, отягощённые обедом и послеобеденной дремотой. Шерг поддерживал Байли на крутых склонах, где им пришлось ползти на карачках. Впереди показалось открытое пространство, покрытое зелёной травой. Долгожданная зелёная гора. Решили заночевать здесь, возле кустов, и принялись разводить костёр.
        Вдруг гору затрясло. Из-за скал наверху вырвался сноп расходящихся разноцветных лучей, небо пошло волнами, земля под ногами перестала быть точкой опоры, мир вокруг стоял на месте и, в тоже время, как будто вертелся вокруг них. Хамми взмахнул лапками, а дальше все отключились.
        Когда они одновремённо пришли в себя, небо золотилось утром.
        - Что это было, доктор? - спросил Шерг, протирая глаза.
        - Это землетрясение, - сообщил Сергей, - на Земле такое часто бывает.
        - У нас такого никогда не было, - удивилась Элайни.
        - А где Рыжик? - спросила Байли, поглаживая Хамми, но никто его не видел. Сразу возник вопрос, что делать дальше, и решили подняться на гору, а там видно будет.
        Доктор Фрост промолчал, а на самом деле ему было что сказать. Он видел начало, когда что-то схватило Рыжика, и начало его трясти. Рыжик, увидев, что доктор Фрост смотрит на него, сообщил: «Мне нужно исчезнуть», - и взвился в воздух, запрыгнув за частокол скал на верхушке зелёной горы. А потом началось светопреставление. Доктор Фрост не решил, стоит ли говорить об этом другим и положился на судьбу.
        Сергей, вглядываясь вниз, крикнул:
        - Я кого-то вижу!
        И, правда, по склону ползли две точки, которые вскоре превратились в двух человек.
        - Да это же Хенк и Перчик! - удивился Сергей.
        Подошедшие Хенк и Перчик весело объяснили, что решили их сопровождать. Хенк подозрительно смотрел на Шерга, не понимая, что он здесь делает.
        - Познакомься, Хенк, мой брат Тони, - улыбаясь, объяснила ему Байли. Хенку совсем не понравился родственник Байли, но он всё же пожал ему руку. Немного погодя Хенк увидел, что и Элайни не в восторге от своего братца, и Сергей к нему целоваться не лезет. Пока Хенк рассуждал, они подошли к основанию каменной гряды на вершине зелёной горы. Вблизи каменные скалы сплошной стеной возносились ввысь, и в этом каменном заборе не наблюдалось ни одной расщелины, ведущей внутрь каменного частокола. Необходимо было подняться на скалы и осмотреться.
        - Я могу попробовать! - сказал Хенк, украдкой замечая взгляд Байли.
        - Я пойду! - выступил вперёд Шерг, деловито разматывая верёвку. В конце концов, решили, что они пойдут вместе, попеременно заменяя друг друга, так как подъем был приличным. Элайни попросила привязать к концу верёвки камень, маленько колдонула, и камень, перелетев через выступ на половине высоты скалы, благополучно опустился у их ног. Второй конец закрепили, все было готово к штурму скалы.
        Шерг, связанный с Хенком верёвкой, подошёл к свисавшему концу и, быстро перебирая руками, вскарабкался на первый уступ. «Ловкий, зараза», - только и подумал Хенк, перебирая руками верёвку. Он добрался до ухмыляющегося Шерга и пополз выше. Так, попеременно, они добрались до середины и здесь немного передохнули. Дальнейший путь был труднее, и пока они, задыхаясь, добрались до вершины, начало вечереть.
        Сверху открылся вид на озеро, находящееся внутри горного цирка. Слева озеро тянулось к небольшому дымящему пролому, там, где был водопад, и где свалилась Байли. Справа тоже был пролом, но повыше, так что вырваться озеру в том месте никак не светило. А посредине озера находился скалистый остров, покрытый зеленью. Чтобы попасть в цирк им придётся обойти его справа и зайти через правый пролом.
        - Все, пойдём! - скомандовал Шерг. Действительно, нужно опускаться, ночь в горах приходит внезапно. Шерг, первым опустившись до верёвки, заброшенной Элайни, остановился и, глядя на Хенка своими темными зрачками, предложил:
        - Я думаю, вам с Перчиком пора вернуться домой.
        - Да мы ещё повременим! - в тон ему ответил Хенк.
        - Я тебе настоятельно советую, возвращаться домой! - угрожающе придвинулся к нему Шерг, и добавил: - И не лезь к Байли, если хочешь остаться в живых.
        Хенк, глянув на Шерга, увидел на его груди медальон Перчика.
        - Ты забыл нам кое-что вернуть! - сказал он, твёрдо глядя в его насмешливые глаза. По лицу Шерга мелькнула тень, потом он усмехнулся и вытащил из-за пазухи висящий на шее медальон:
        - Ты имеешь в виду это? - он снял медальон и, улыбаясь, протянул его Хенку на открытой ладони: - Бери!
        Хенк протянул руку, но Шерг, с издёвкой улыбнувшись, перевернул ладонь и медальон полетел вниз. Рванувшись, Хенк подхватил цепочку, но не удержался и рухнул вниз. Невероятным усилием он извернулся и схватился одной рукой за выступ. Внизу вскрикнули. Хенк перехватил выступ второй рукой, но под ногами упора не было. Справа свисала закреплённая вверху верёвка, но до неё он дотянуться не мог.
        Хенк взглянул вверх - Шерг, довольно ухмыляясь, смотрел на него и ждал. И тут Хенк почувствовал под правой ногой опору. Попробовал ногой - крепко, и, оттолкнувшись, схватился за свисавшую верёвку. Выступ, от которого он только оттолкнулся, вдруг зашевелился и превратился в рыжего кота.
        - Хамми! - радостно воскликнул Хенк, а кот, непонятно чем цепляясь за скалу, прыгнул к нему, лизнул в щеку и прыжками понёсся вниз. Кот сразу же попал в объятья Байли. Через несколько минут спустился и Хенк. Все начали его тискать и тормошить. Он снял с дрожащей руки цепочку и протянул Перчику:
        - Держи, Перчик!
        Перчик взглянул на свою драгоценность, поднял на Хенка счастливые глаза и сказал:
        - Спасибо, Хенк - ты настоящий друг!
        Доктор Фрост взял в руку свисавший медальон и спросил Перчика:
        - Молодой человек, а откуда у вас этот медальон?
        - Это память о моих родителях! - просто сказал Перчик.
        - Не может быть! - сказал растерянно доктор Фрост. - Их не может быть два! Перчик поднял глаза и спросил у Хенка:
        - Ты где его нашёл?
        Хенк глазами указал на спускающегося Шерга.
        - Так это он? Он его украл? - растерялся Перчик.
        - Я, кажется, начинаю понимать, - сказал Сергей.
        - Выходит что вы…ты… - растерянно начал доктор и удивлённо поднял на Перчика глаза, - ты мой сын!?
        - Папа, у тебя каждый встречный мальчик - твой сын! Я чувствую, что к концу путешествия у меня будет братьев, как муравьев, - улыбнулась Элайни, и, взглянув на спустившегося Шерга, сказала. - Вот, ещё один!
        Доктор посмотрел на Шегра и спросил:
        - А как же вы?
        - Я просто пошутил, - кинул недовольно Шерг.
        - Разве этим шутят? - сказала Байли, блеснув на Шерга глазами. - Это очень жестоко.
        - Молодой человек, - обратился доктор к Шергу, - я попросил бы вас уйти.
        Шерг окинул взором окружающих, остановился взглядом на окаменевшей Байли, и крикнул:
        - Да, видать, пришёлся не ко двору! - и, подняв свой мешок, пошёл вниз, крикнув на ходу. - Прощайте!
        Все напряжённо смотрели вслед. Чтобы разрядить обстановку Хенк подошёл к Перчику:
        - Поздравляю, Перчик, теперь у тебя есть отец.
        - Папа, - спросила Элайни, - а что ты теперь скажеш маме?
        - Это было ещё до неё! - растерянно сказал доктор.
        Они развели костёр, и за ужином Хенк рассказал о том, что видел. Решили завтра обойти цирк справа и выйти к озеру. Когда поднялись из-за костра, Элайни бросила доктору:
        - Папа, быть может, ты расскажешь мне о моём новом братике? - на что доктор, подумав, ответил. - Хорошо, я вам расскажу! - и, обняв одной рукой Перчика, увёл их вместе с Элайни в палатку. Байли сидела, задумавшись у костра. Когда Хенк подошёл, она подняла на него глаза.
        - Что? - спросил он, приседая возле неё.
        - А ведь он меня спас, - сказала Байли, и вытерла скатившуюся слезу, - и я его любила, как брата, - она опять взглянула на Хенка, - я не знаю, что думать и не понимаю, как быть.
        - Успокойся, - сказал Хенк, обнимая её за плечи, - пройдёт время и все образумится. Все станет на свои места, - он вдруг вспомнил и вытащил из кармана браслет, найденный в пещере.
        - Вот, это тебе, - сказал Хенк, надевая браслет на руку Байли.
        - Откуда такое чудо? - спросила Байли и, сжав Хенку руку, сказала:
        - Спасибо!
        Они ушли в палатку, прижались друг к другу и уснули.

* * *

«Хенк, вставай! Вставай, Хенк» - звенело у Хенка в голове. Он открыл глаза и увидел склонившегося над ним Хамми в виде кота, который смотрел ему в глаза.
        - Хамми, ты что? Говоришь? - спросил, улыбаясь, Хенк. Хамми молчал, а в голове повторялось: «Хенк, вставай»!
        - Что, и тебя разбудил? - улыбнулась, потягиваясь, Элайни. - Он не говорит. Он по головам лазит и мысли читает, - она обернулась к Хамми, - это его любимое занятие! Правда, Хамми? - Хамми спрятал морду в лапы. - И до чего же хитрющий!
        - А что он ест? - спросил Хенк, - Я что-то не видел, чтобы он ел?
        - А ничего он не ест, - сказала Элайни, - наверное, ждёт, когда мы поправимся, и слопает нас! Живьём!
        Они быстро позавтракали и пошли вдоль каменной гряды, обходя её справа. Идти было трудно, так как приходилось постоянно обходить скатившиеся сверху груды камней. Наконец, ближе к полудню, они добрались до невысокого перевала, всего усеянного дробленными камнями. Дороги никто не проложил и пришлось передвигаться, прыгая по камням. Хамми легко перекатывался по ним, не зная усталости и показывая самый рациональный путь. Первым это заметил Сергей, и не долго думая, молчаливо прыгал за Хамми.
        Взобравшись на перевал, они увидели удивительный оазис среди каменного царства. Светло-голубое озеро поражало глубиной опрокинувшегося в него неба в окружении бахромы темно-зелёных сосен. За соснами, обрамляя озеро, короной вздымались высокие, красноватые скалы.
        А посредине этого великолепия возвышался скалистый остров, покрытый зеленью. Впереди, на спуске к озеру, среди разноцветья вспыхивали жёлтым огнём одуванчики и тут же рядом голубые колокольчики. Очарованные этой картиной они незаметно для себя спустились вниз, и подошли к озеру. Вода в нем была холодной и пресной. Они с удовольствием напились и набрали воды про запас.
        Решили сделать небольшой привал и подумать, как быть дальше. Элайни и Байли могли спокойно перелететь с помощью мэтлоступэ, а что делась Сергею, Хенку, Перчику и доктору Фросту они не знали.
        Элайни предложила переместить их одежду по воздуху, а самим перебираться на остров вплавь. Но, оказалось, что доктор Фрост не умеет плавать, да и уверенности, что остальные нормально доплывут, не было.
        - Может сделать деревянный плот? - сказал Перчик, кивая на зеленеющие вдали сосенки.
        - Зимой бы нам было удобней, - сказал Сергей, - мы бы по льду до острова пешком дошли.
        - Так давайте заморозим путь прямо до острова! - предложил Хенк. Байли засмеялась и захлопала в ладоши:
        - И, правда, давайте?
        - Нет, - подумала Элайни, - до острова нам сил не хватит.
        - Так мы же вчетвером можем, - сказал Хенк, кивая на Перчика и Байли.
        - Нет, - сказала Элайни, - всё равно не хватит.
        - А льдину мы сможем заморозить? - спросил Хенк.
        - Льдину? - переспросила Элайни и сообщила: - Льдину мы сможем!
        - Ура! - захлопала Байли, и принялась от восторга обнимать Хенка. Хенк не возражал. Пусть обнимает. Хоть всю жизнь.
        Предложение Элайни поступить проще и воспользоваться их с Байли мэтлоступэ мужчины отвергли, как недостойное их. Элайни, улыбаясь, спорить не стала, предоставив мужчинам действовать самим.
        Но, чтобы заморозить льдину, пришлось им помочь. Элайни, Байли, Перчик и Хенк, стали полукругом на берегу и начали чародействовать. Заморозив льдину, они натянули на неё палатку и принялись грузиться. Сергей мудрил со второй палаткой, приспосабливая её, как парус.
        Ледяной корабль отчалил, а Сергей, натянув на рогатину кусок парусины, вымахивал ей, как веслом и льдина медленно, но верно, двигалась в направлении острова. Хенк с Перчиком пытались поймать самодельным парусом хотя бы дуновение ветра, но, как назло, его не было и в помине.
        Элайни и Байли, не доверяя судну, вместе с Хамми быстро перелетели на остров, где и ожидали мужчин, которые маялись детством.
        Пришвартовав ледовый корабль в небольшую заводь и, оставив его прикрытым палаткой, выбрались на высокий берег. Хамми, оставив их, понёсся вперёд, попутно шарил у них в мозгах и звал за собой. Джунгли, царившие вокруг, закрывали обзор, и они шли напропалую, ведомые голосом Хамми. Причудливые виды разнообразных папоротников до пояса скрывали все внизу. А под ними, на толстом слое опавших листьев, произрастали удивительные, похожие на белоснежное плетение, грибы. Яркие, разноцветные бабочки порхали среди моря цветов, и все это тянулось вверх, к солнцу.
        Джунгли неожиданно закончились, образуя круглую площадку, шагов сто в диаметре, посередине которой возвышалось цилиндрическое, абсолютно чёрное сооружение. Они застыли, не представляя, что можно предпринять. Справа из-за сооружения появилось нечто быстрое, текучее и такое же чёрное, как сооружение. Голова наполнилась чем-то грозным и вязким, сковывая мысли. Сергей, шедший впереди, остановил всех рукой, а сам потянулся к луку.
        - Не нужно его бояться, - сообщил Хамми, выходя вперёд, и все удивлённо уставились на странное существо. Чёрное и бесформенное оно вдруг приобрело человеческие черты лица и уставилось на них.
        - Так это же мама Хамми! - улыбаясь, всплеснула ладошками Байли.
        - Какая мама? - спросил Хенк.
        - Хенк, мы уже с ней встречались, я чуть не погибла тогда. Теперь понятно - мама хотела защитить Хамми.
        Хенк придвинулся поближе к Байли, мало ли чего эта тварь подумает!
        - Мы её назовём Хаммимама, - засмеялась Байли. Между тем Хамми и его Хаммимама подошли к ним.
        - Я Хранитель, - сообщила Хаммимама.
        - Так она не мама, она - папа! - шепнула Хенку Байли.
        - Очень интересно, - сказал доктор Фрост, выходя вперёд и протягивая Хаммипапе руку. - Я доктор Фрост.
        - Доктор Фрост, - повторил Хаммипапа. Вернее думал, а не говорил, так как не было заметно, чтобы он открывал свой рот. Всем пришлось, ради приличия, представится, при этом Хаммипапа, повторяя имя представившегося, как манекен, жал руку.
        - Прошу зо мной! - жестом пригласил всех Хаммипапа и, переливаясь, его чёрная фигура поплыла вперёд, вдоль чёрного сооружения.
        - Интересно, - сказал Перчик, - почему Хамми цветной, а его папа нет.
        - Потому что Хамми - маленький, - засмеялась Байли, - а все взрослые - скучные и бесцветные.
        - Я, что же, тоже такой? - спросил доктор, прижимаясь к дочери.
        - О нет, папа, - сказала, улыбаясь Элайни, - ты у нас сияешь как радуга.
        Хаммипапа остановился, провёл пальцем по темной стене сооружения, и в нем возникла дверь с полукруглыми углами.
        - Проходите, - сообщил Хаммипапа, и они шагнули в дырку. Внутри темной штуковины было очень даже светло. Они попали в какой-то зал, который как-то непонятно, прямо у них на глазах, трансформировался, пока не приобрел законченную форму. Посредине стоял длинный, овальный, сервированный стол, уставленный всевозможными кушаньями, причём их было так много, что явно указывало на какую-то ненормальность.
        - Присаживайтесь, - сказал Хаммипапа, - подкрепитесь с дороги.
        Они с опаской уселись на вполне человеческие кресла, но никто кушать не начинал. Хаммипапа в образе человека сидел на одном конце стола, а напротив него, как-то так получилось, сидел доктор Фрост. Хамми сидел рядом с папой, возле него Байли, потом Хенк, с другой стороны Сергей, Элайни и Перчик. Наступила неловкая тишина. Хамми взглянул на них, протянул лапу, взял что-то со стола и положил в рот. Хаммипапа, глядя на Хамми, повторил его движения и тоже положил себе что-то в рот.
        - Угощайтесь, - пригласил Хаммипапа и они, потихоньку и настороженно, принялись пробовать кушанья. Байли кормила Хамми, вкладывая в его открытый рот кусочки, а Хамми, как капкан, щелкал и глотал.
        - Байли, не переводи еду, ты же знаешь, что Хамми ничего такого не ест! Кушай сама, - шепнул ей Хенк. Возле него глубокая расписная миска была горкой наполнена чем-то похожим на мясо в тесте. Он попробовал - действительно, мясо в тесте и очень вкусное.
        - Байли, попробуй - вкуснота, - шепнул он Байли. Она для приличия попробовала один, но потом все равно уткнулась в свой разноцветный салат. Мисочку Хенк прилежно навернул сам, потом попробовал запечённое мясо, ещё что-то, запил это каким-то видом компота и был сытым по самую завязку. Когда все насытились, еда тут же исчезла, показывая идеально чистый стол. «Прямо как в сказке, - подумал Сергей,
        - скатерть-самобранка».
        - Я Хранитель, - взглянув на Хамми, сообщил Хаммипапа, - а это моя станция. Я здесь для того, чтобы присматривать за данным участком Вселенной. По вашим понятиям, я вечный. Меня нельзя убить, - он соорудил на лице улыбку и посмотрел на Сергея. Потом вдруг рассыпался мелкими шариками по всему полу и тут же собрался.
        - Вы желаете попасть домой, - сказал он Сергею, - мы с Хамми вам поможем.
        - А как вас звать? - спросила, улыбаясь Байли. Хаммипапа улыбнулся и ответил ей:
        - Мы себя не называем, так как вы, - потом взглянул на Хамми и добавил, - но мне нравиться, как вы нас называете!
        У них было тысячи вопросов, но они молчали. Хаммипапа поднялся и сказал:
        - Я покажу вам станцию репликации, идите за мной! - он подошёл к стене, и она исчезла, как иллюзия, превращая всё пространство в зал, посредине которого возвышалось сооружение в виде огромного кольца из серого металла.
        - Репликатор[Репликация - перемещение между мирами, иногда не санкционированное.] для перемещения материи, - сказал Хаммипапа и подошёл к Элайни и Сергею, - вы завтра можете использовать его по вашему усмотрению.
        Элайни и Сергей растерянно посмотрели на всех, а Хаммипапа превратил зал в открытую террасу, на которой появились шезлонги. На другой стороне здания к нему примыкал заливчик с песчаным пляжем, и все тут же отправились искупаться и поваляться на песочке. «Да он волшебник - этот Хаммипапа!» - подумал Сергей, на ходу снимая с себя одежду и прыгая в воду. Они резвились на мелководье, а доктор Фрост лежал на берегу и грелся на солнышке. Хамми играл вместе со всеми, читая их мысли и превращаясь то в рыбку, то в акулу и пугая, визжащих от восторга Байли и Элайни. Набегавшись, они падали на песок и плавились на солнышке. Счастливые.

* * *
        Солнце спряталось за горы, освещая только их верхушки. Элайни и Сергей сидели возле воды, глядя на отражающиеся в ней звезды. Между ними витала напряжённая, невысказанная тишина, которую оба боялись нарушить. Сергей понимал, что дома особо его никто не ждёт, но и жить в мире, где он ничего не знал и, скорее, был обузой для других его не прельщало. Единственное в чем он был уверен - это в своей любви к Элайни. Но мысль о том, что он является причиной её нынешних и будущих неприятностей, не давала ему покоя.
        Элайни же, так неожиданно узнавшая свою первую любовь, пусть и была в жизни девушкой решительной, в этой ситуации терялась и не смела ни о чем, ни просить, ни предлагать. Элайни знала, что завтра, что бы ни произошло, она приложит все силы, чтобы отправить Сергея в его мир, который, вероятно, ему удобен и любим. А что будет потом с ней и её любовью она решительно выбросила из головы. Сергей тронул её за плечо, и Элайни вся подалась навстречу ему, открытая и беззащитная, её губы безошибочно встретили его, утоляя душевную жажду и взрываясь новой независимый вселенной.

* * *
        Новый день, как и настроение, выдался почему-то хмурым. Все смотрели на Сергея и Элайни, сочувствуя им. Молчаливо позавтракали в том же зале, который, к тому же, служил им и спальней. Хаммипапа предстал перед ними, как и раньше, чёрным человечком, чтобы им было привычней. Сергей и Элайни чувствовали, как Хаммипапа и Хамми шастают у них в головах, но они к этому уже привыкли, открываясь, как лечащему врачу.
        Все перешли в зал с кольцом репликатора. Сергей остановился под ним и жалобно, словно извиняясь, посмотрел на Элайни. Хенк и Байли, взявшись за руки, стояли на одной стороне кольца, а на другой - Перчик, доктор Фрост и Элайни, у ног которой разместился Хамми. Хаммипапа подошёл к стене и на ней возник замысловатый пульт, по которому он пробежался пальцем.
        - Начали, - сказал он своим скрипучим голосом и нажал какую-то кнопку. Кольцо репликатора укрылось сеткой голубых молний, которые, извиваясь, превратились в сверкающий туман и все физически ощутили огромную мощь сияющего кольца. Вдруг Элайни шагнула вперед и оказалась рядом с Сергеем, который, восторженно глядя ей в глаза, прижал её к себе.
        Что-то пошло не так, их затрясло и отбросило друг от друга. Хамми сорвался с места и мгновенно обвился вокруг Сергея и Элайни рыжим блестящим кольцом. Хлопнуло небо и Сергей, Элайни и Хамми исчезли, оставив после себя мерцающее в голубом тумане кольцо репликатора…
        Вероятность первая
        Сергей

«Сергей, просыпайся! Просыпайся, Сергей!» - кто-то настойчиво бубнил Сергею на ухо. Сергей приоткрыл глаза - над ним нависла чёрная кошачья рожа. «У меня что, снова авария автомобиля?» - подумал Сергей, вглядываясь в кота и узнавая в нём Хамми.
        - Хамми, ты почему такой чёрный?
        - С вами не то, что почернееш, а лысым станешь, - поделился мыслью Хамми, как обычно, выкладывал свои слова прямо в голову. - Элайни нужна помощь.
        - Какая помощь? - спросил Сергей, приподнимаясь. - Где Элайни?
        Хамми, как камешек, покатился по зелёной траве. Сергей оглянулся. Он точно оказался там, где задумал - в парке Островского. В десяти метрах от него, возле каштана лежала Элайни. Сергей поднялся и побежал к ней. Хамми уже ожидал его. Сергей прислонил ухо к груди Элайни - она едва дышала.
        - Вам помочь? - остановилась возле него молодая мама с коляской. - Что с ней?
        Если бы он сам знал, что с ней. Мама оставила коляску и склонилась к Сергею:
        - У меня и нашатырь есть, - и, порывшись в сумочке, вытащила ампулку. Сергей взял из кармана платок и, сломав ампулу, плеснул на него. Элайни слабо дёрнулась, и открыла глаза. Слава Богу!
        - Где я? - прошептала она на языке фрей.
        - Ты у меня дома, - ответил ей Сергей на своём ломаном фрейском. Она облегчённо взмахнула ресницами и закрыла глаза.
        - Она иностранка? - поинтересовалась мамаша.
        - Да, иностранка, - ответил Сергей любопытной мамаше.
        - Может, нужно в скорую позвонить? - предложила мама, но он махнул рукой: - Не нужно, мы рядом живём.
        Сергей приподнялся и взял Элайни на руки.
        - Какой у вас котик интересный, - удивилась мамаша, рассматривая Хамми, - это какая порода?
        - Хамелеон, - ответил Сергей любопытной мамаше. - Спасибо вам и до свиданья! - он понёс Элайни домой. Кот породы «хамелеон» топал за ним сзади. Сергей прошёл через двор университета архитектуры и зашёл в подъезд своего дома. Дотащил Элайни до третьего этажа и позвонил соседке, тёте Юле. Хорошо, что соседка была дома. Она открыла свою дверь и удивлённо уставилась на Сергея.
        - Тётя Юля - ключи дайте! - попросил Сергей. Запасную связку он предусмотрительно хранил у соседки.
        - Серёженька, что случилось? Где ты был? У тебя чуть все цветы не засохли! - тарахтела она, пока вытаскивала ключи из тумбочки.
        - А кто с тобой? - спросила тётя Юля, протягивая ключи.
        - Невеста! - ответил Сергей, но от тёти Юли так просто не отвяжешься.
        - Серёженька, а что с ней, - запричитала она, глядя на Элайни. - Она что, в обмороке!
        - Ага! Увидела меня и в обморок! - сказал Сергей, открывая дверь. Тётя Юля увидела Хамми, всплеснула руками: «Ой, какой красивый котик!» - и ещё хотела поучаствовать в жизни Сергея, но он сказал: - Спасибо тёть Юль, - и закрыл дверь.
        Он прошёл в спальню, сдёрнул покрывало и одеяло и положил Элайни в постель. Прикрыл её. Элайни открыла глаза и прошептала: «У меня нет сил…, я посплю …»
        - Хорошо, - ответил Сергей и поцеловал её в щёчку. Она, не открывая глаз, улыбнулась. Хамми поёрзал и улёгся у Элайни в ногах. «Присмотри за ней!» - попросил Сергей и Хамми, выудив из его головы образ собаки, превратился в кокер-спаниеля. Сергей, тихонько закрыв дверь, прошёл на кухню. В холодильнике было стерильно, как в больнице, только в кармане дверей одиноко торчала бутылка
«Моршинской газированной».
        Сергей заглянул в зал и вытянул конвертик из 5 тома «Энциклопедии». На первое время хватит. Нужно сходить в супермаркет «Сельпо» и отоварится. Сергей снял свой фрейский мундир - представляя, что думали прохожие, видя его в каком-то гусарском мундире с дамой на руках, и переоделся в своё - родное.
        В супермаркете было людно, и пока Сергей, нагрузившись двумя пакетами, вышел из него - было уже около трёх часов пополудни. Сергей не поленился и завернул в универмаг. Поднялся на второй этаж и с помощью девушек-продавщиц подобрал Элайни пару платьев, туфли на каблуках, нижнее белье и роскошный, пушистый, розовенький халатик. На этом его познания о женской одежде закончились, и Сергей решил их наверстать потом, вместе с Элайни. Молоденькая продавщица, упаковывая все в пакет, игриво улыбнулась и заметила:
        - Мне бы такого кавалера - я бы его на руках носила.
        - Солнышко, побереги руки, - засмеялся Сергей, - ещё наносишься!
        Он спустился на первый этаж и набрал там парфюмерии, на вырост. Взяв в руки все пакеты, Сергей понёсся домой. Поднялся на третий этаж и увидел возле своей двери тётю Юлю.
        - Серёженька, у тебя, что - собака дома?
        - Вы же видели - у меня кот.
        - А кто же лает за стенкой?
        - Кот и лает! Я же вам говорил, порода такая - «хамелеон», - сказал Сергей, открывая дверь. Тётя Юля в задумчивости открыла рот, а Сергей быстренько закрыл дверь.
        За порогом, и, правда, стоял Хамми кокер-спаниель и изредка басовито лаял. Элайни стояла в дверях спальни, упираясь на косяк, и вопросительно смотрела на Сергея:
        - Ты где был?
        - Пиво пил, - пошутил он.
        - Что такое «пиво»?
        - Это такая вода, с пеной, - сказал Сергей, проходя на кухню.
        - Возле двери колокольчики звенели, - сообщила она.
        - Это тётя Юля, соседка, - объяснил Сергей, освобождая пакеты.
        - Что ты принёс? - спросила Элайни, заглядывая в них.
        - Еду, - объяснил Сергей.
        - Это еда? - удивлённо спросила Элайни, вытаскивая консервную банку.
        - Да, еда, - объяснил Сергей, - она внутри этой железной баночки.
        - А зачем же её внутрь положили?
        - Чтобы не испортилась, - объяснил Сергей, и чтобы остановить вопросы, открыл банку и выложил содержимое в тарелку. Элайни взяла вилочку, повертела её, ковырнула кусочек рыбки и попробовала.
        - Вкусно! - улыбнулась она, и поддела ещё один кусочек. Сергей подал ей краюшку хлеба. Элайни кушала и поглядывала на покупки, которые Сергей выкладывал.
        - А это что? - спросила она, взглянув на стеклянную баночку.
        - Это мёд, - Сергей открыл баночку, Элайни по-хозяйски придвинула её к себе и понюхала: - Вкусный? - сама взяла ложку, погрузила в мёд и сунула в рот: - Вкусно!
        - констатировала она и спросила:
        - Вы всегда так вкусно едите?
        - Когда деньги есть, - засмеялся Сергей, показывая бумажки из кошелька. Она с интересом рассматривала купюры.
        - А там что? - спросила Элайни, заглядывая пакет с одеждой.
        - Это тебе, местная одежда, - объяснил Сергей. Элайни, отложив еду, забрала пакет и, осветив его улыбкой, закрылась в спальне. Появилась через двадцать минут. Что-то быстро, Сергей уже думал - не случилось ли чего-нибудь.
        Да-а-а-а! Словами не описать! Полный отпад! Любой журнал выложит миллион, чтобы сделать один её снимок. У Сергея даже руки задрожали.
        - Ну как? - кокетливо повернувшись, улыбнулась Элайни.
        Он пораженно смотрел, а она поняла все по его глазам, счастливо улыбнулась, подошла и впилась в его губы. Одежду пришлось срочно снимать, а Хамми закрывать на кухне. Хотя он, подлец, с удовольствием сидел в их головах, купаясь в ощущениях. Им было все равно.

* * *
        Вечером они сходили в кино. Элайни с жадностью впитывала новые впечатления и искренне сопереживала героям на экране. Потом они зашли в кафе и немного посидели, но Элайни отсутствовала, она все ещё была на там, на экране.
        - Элайни, а почему ты прыгнула вместе со мной, - улыбаясь, спросил Сергей.
        - Что? - переспросила Элайни, Сергей повторил.
        - А это! - кивнула головой Элайни. - Иначе никак. Что-то сорвалось и, фактически, Хамми нас спас, он нас соединил, в голове, понимаешь?
        - Значит, если бы не Хамми, тебя здесь не было, - затаив вдох спросил Сергей.
        - Почему? Нет, - просто сказала Элайни, - без моего согласия Хамми ничего бы не сделал, - она посмотрела ему в глаза: - Я сама этого хотела, понял!
        Сергей взял её руку и прильнул к ней губами.
        После кафе Сергей завёл её в супермаркет, чтобы прикупить ей вещей, и Элайни долго ходила, перебирала товары, иногда спрашивая, для чего эта или другая вещь. В отделе парфюмерии Элайни застряла надолго, пока кошелёк Сергея совсем не опустел. Вот так с пакетами и облаком запахов они зашли в парк Островского, и Сергей показал Элайни, где они приземлились. По дорожкам гуляли люди, детская площадка звенела от голосов детей, было патриархально надёжно и добротно.

* * *
        Дома их ждал сюрприз - прямо в прихожей сидел Хамми и, не обращая на них внимания, сосредоточенно шелушил старый радиоприёмник. Даже образа кота не соблюдал, а менялся так, как ему удобней ломать аппарат.
        - Что с ним? - глядя на него, смеялась Элайни.
        - Не знаю, - ответил Сергей, - наверное, проголодался! Вот только не пойму, что ему понравилось.
        - Вот эти штучки! - показала Элайни на транзистор, который, оторвав, Хамми отправил в рот, раскусил, как семечку, и выплюнул жёлтую пластмассу прямо на пол.
        - Хамми, тебе нравиться такая штучка? - показал Сергей на следующий транзистор.
        - Хамми нравится это, - так громко подумал Хамми, что у Сергея в голове зазвенело. Что же ему нравиться? Кремний? Так его и в песке много, а песок он не ест. Сергей подумал, что завтра пойдет на радиорынок и наберет ему радиоэлементов, пусть побалуется. Может, ему германий нужен? Сергей забрался в кладовку и снял со стеллажа свои старые радиолюбительские коробки. И все потащил в коридор. Сергей выбрал два транзистора кремниевый и германиевый.
        - Хамми, тебе что нравиться? - протянул ему две руки с транзисторами. Элайни, смеясь, с интересом за ними наблюдала. Хамми тут же схватил германиевый транзистор и моментально съел. Потом съел и кремниевый! Сергей ничего не понял и, чтобы не разбираться, отдал все коробки Хамми, в которых тот с удовольствием стал копаться.
        Зазвенел входной звонок и Сергей открыл дверь. За порогом стояла тётя Юля.
        - Добрый вечер, - сказала тётя Юля, заглядывая в комнату. - Серёженька, у тебя соли не найдётся, а то я забыла купить, - и протянула ему солянку. Сергей понимал, что тёте Юли соль была нужна, как Хамми человеческая пища, а вот цианистого калия он бы ей насыпал, чтобы не ходила зазря.
        - Серёженька, а как твою невесту звать, - сказала тётя Юля, кивая Элайни.
        - Элайни!
        - Серёженька, а что же она не говорит?
        - Она иностранка!
        - А какая?
        - Американка она!
        - А-а-а-а! - удовлетворённо сказала тётя Юля. - Потому ты так долго ездил.
        Она увидела Хамми, усердно жующего транзисторы, и округлила глаза:
        - Серёженька, а кот у тебя железки ест!
        - Пусть ест! Ему витаминов не хватает! - сказал Сергей, возвращаясь с кухни.
        - А может ему колбаски? - неуверенно сказала тётя Юля. - А то железки…
        - Колбаски он не ест, - сказал Сергей уверенно и серьёзно, - только железки. Я же вам говорил у него порода такая - «хамелеон».
        - Я пойду, Сергей Викторович! - сказала тётя Юля, впервые назвав его по отчеству, и закрыла дверь, забыв и соль, и свою голову. Сергей перевёл все Элайни, и они в этот вечер, без хохота смотреть на Хамми не могли.
        Элайни уселась на диван и принялась щелкать по каналам телевизора. Процесс затянулся - она никак не могла выбрать, что смотреть. Беспомощно и жалобно глянула на него.
        - Что ты хочешь смотреть? - спросил Сергей, отбирая пульт.
        - Все! - честно призналась она. Сергей поставил ей «Дискавери».
        - Вот здесь - все! - сказал Сергей, отдавая ей пульт. Ага, сейчас! Через пять минут пульт снова защёлкал. «В Санкт-Петербурге вместо памятника Пётру Первому обнаружено семь динозавров, ко…» - заткнулся следующий телеканал.
        Сергей позвонил своему другу и бизнес-партнёру Вадиму Сковороде.
        - Вадим, привет!
        - Сергей, ты? - удивился Вадим.
        - Я! Как там у нас дела?
        - Какие дела? - спросил Вадим.
        - Дела нашей фирмы?
        - Сергей, тебя же не было целый год! - ошарашил его Вадим. - И фирму я перевёл на себя.
        - Как целый год?
        - Ну, ты же разбился! Твой искорёженный «Опель» нашли, а тебя нет! Он ещё полгода в нашем гараже стоял, а потом я его продал - на запчасти.
        - Вот так, даже! - автоматом ответил Сергей.
        - Сергей так ты живой? - переспросил его Вадим и добавил: - А что ты хочешь?
        - Да так, ничего, - сказал Сергей и положил трубку. Элайни смотрела какую-то передачу. Дела. Вот тебе и теория относительности. Зря Эйнштейну не верили.

* * *
        Следующим утром Сергей решил провести экскурсию по городу. Машину не брал, полагая, что пешком и запоминается лучше, и нагляднее. Первым делом они троллейбусом подъехали к Владимирскому собору, который Элайни сразу поразил. Она ходила по храму, как в сказке, то в правый, то в левый неф, любовалась алтарём, рассматривала библейские сюжеты, и все о них его расспрашивала.
        Гид из Сергея, конечно, никудышный и пришлось ему напрягать все свои извилины. Остановившись перед алтарём и подняв голову, она внимательно рассматривала картину
«Господь Вседержитель». Сергей подошёл сзади и положил руки ей на плечи. Она повернула к нему лицо и серьёзно сказала:
        - Я чувствую здесь силу.
        - Это же храм! - посмотрел Сергей ей в лицо.
        - Я ещё что-то чувствую, - задумчиво сказала Элайни.
        - Может, пойдём дальше? - спросил Сергей, а то что-то его солнышко загрустило.
        - Пойдём, - согласилась Элайни, и они спустились вниз, на Крещатик.
        - У вас удивительно красиво и уютно, - призналась Элайни. Сергей не спорил, чего уж. Под аркой снимали очередной «Караоке на майдане» и Сергей посадил Элайни себе на плечи. Она так заразительно хлопала и смеялась, что окружающие, улыбаясь, начали на них оглядываться. А ещё говорила по-фрейски, так что и Сергей не понимал. Ведущий Кондратюк, услышав её, сказал:
        - Вот дама-иностранка будет считать у нас деньги! Попросим её! - все захлопали и Сергею, как «переводчику», пришлось помогать собирать, а потом и считать деньги.
        - Какую сумму бросили в красную шляпу? - спросил у Элайни Кондратюк.
        - Что он хочет? - не поняла Элайни.
        - Скажи «четыреста восемь гривен», - объяснил ей Сергей. И она повторила по слогам:
        - Четы-реста восем гри-вен! - к восторгу всех зрителей. Они едва выбрались из толпы, не дожидаясь конца конкурса.
        - Я буду учить твой язык, - улыбаясь, сказала Элайни и Сергею пришлось проводить ликбез, одновременно с этим плескаясь в фонтане на площади, рассказывая историю города и, попутно, целуясь. На Европейской она узрела новое чудо - кукольный театр, и спросила:
        - Чей это дворец?
        - Это дворец Буратино, - улыбаясь, ответил Сергей.
        - Буратино - это король?
        - Буратино - это сказочный деревянный мальчик, - просветил её Сергей.
        - И ему построили такой замок? - удивилась она.
        - Да, вот такие мы, глупые! - прикололся Сергей. Элайни немного подумала и сказала:
        - Нет, вы не глупые! Вы умные! Вы умеете жить в сказке!
        Они посмотрели театр, подурачились, Сергей её снял на фото внутри железной шляпой папы Карло, заглянули в железную лягушку, посмотрели музыкальные фонтаны. На
«мостике влюблённых» Сергей вытянул маленький замочек и сказал Элайни:
        - Ты не хочешь его закрыть?
        - А что это? Почему тут так много замочков?
        - Здесь влюблённые скрепляют свою любовь - навечно!
        - Да-а-а! Ну не знаю, не знаю! А ты что - меня любишь? - жеманно ухмыльнулась Элайни.
        - Люблю! - сказал Сергей, становясь на колени. Прохожие, улыбаясь, ожидали на продолжение пьесы. Элайни медленно обошла вокруг Сергея, накручивая на пальчик пучок его волос.
        - Сильно? - спросила Элайни и потянула пучок вверх. Сергей сощурился, но ответил:
        - Больше жизни! - Элайни отпустила его волосы, взяла в руки его лицо, нагнулась и поцеловала прямо в губы. Вокруг раздались аплодисменты. Элайни, как настоящая актриса, склонила свою голову в реверансе, обернулась к Сергею и засмеялась счастливым смехом. Они закрыли свой замочек, и пошли дальше, в Мариинский парк.
        - Это тоже сказочный дворец? - спросила Элайни, глядя на Мариинский дворец.
        - Нет, это царский дворец, здесь гостей принимает президент.
        - А президент - это царь?
        - Он думает, что да! - засмеялся Сергей. - Ты не устала?
        - Нет, ты знаешь мне сегодня удивительно хорошо, - сказала Элайни. - Так не бывает, я даже боюсь.
        - Я с тобой, - заглянул ей в глаза Сергей. Они посмотрели на Днепр и широкую панораму раскинувшегося города, теряющегося в туманной дымке.
        - Хочешь, пойдём в Лавру?
        - А что это?
        - Много зданий таких, как Владимирский собор!
        - А-а-а! Здание силы? Давай! - согласилась Элайни. Им повезло! Когда они пришли - даже очередей не было. Они зашли в Троицкую церковь и новый Успенский собор. Элайни долго стояла возле остатков старого Успенского собора и молчала. Побродили по территории, сходили в пещеры… Вдруг Элайни взялась за ухо.
        - Что? - спросил Сергей.
        - Я что-то чувствую.
        - Что ты чувствуешь? - спросил Сергей.
        - Что-то с мамой, - прошептала Элайни, - что-то с Маргиной.
        - Как ты можешь чувствовать, - сказал Сергей, - где мы, а где твоя мама.
        - Сергей! Здесь кругом сила! Я чувствую!
        Сергей вышел из Лавры немного растерянным. Они взяли такси и за полчаса были дома. Элайни всю дорогу молчала, нервно вздрагивая при взгляде Сергея. Честно говоря, он растерялся, и не знал что предпринять. На пороге их встретил Хамми и сразу уловил их настроение - пошёл волной по рыжему телу. Сергей сел рядом с Элайни, взял её руки, и честно сказал:
        - Элайни, я очень, очень хочу тебе помочь, ведь Маргина мне не чужой человек, но я не знаю как. Может, давай искать решение вместе.
        - Я тоже не знаю как, я в этом мире - чужая.
        - Ты не чужая, ты - со мной. Давай думать. Тебе нужна энергия, правильно? - Элайни кивнула. - Той энергии, что в Лавре хватит?
        - Нет, - ответила Элайни, - у неё другое звучание.
        - У нас есть ещё энергия взрыва, атомная энергия, электрическая энергия.
        - Я их не знаю, - огорчённо ответила Элайни.
        - Ну вот, к примеру, электрическая у нас в розетках, питает телевизор, освещение,
        - показал Сергей розетку. Элайни приложила к ней руку:
        - Нет, она слабая!
        Немного подумав, Элайни вытащила из своей дорожной сумки старинную книгу, завёрнутую в полотно, которая возвратилась к ней с перстнем.
        - Это очень старая книга, я не все здесь понимаю, - сказала Элайни, придвинув настольную лампу и усаживаясь за книгу. Чтобы не мешать, Сергей удалился на кухню, готовить чай и печенье. Хамми поплыл за ним, настойчиво сверля ему голову.
        - Что ты хочешь, Хамми? - спросил его Сергей. Странный он Хамми, хочет - вся голова пухнет от его разговоров, а иногда - вот так сверлит и сверлит. Хамми подошёл к розетке и всунул два тонких, выскочивших из него, пальца в розетку. В квартире погас свет. «Сейчас я его убью!» - подумал Сергей, глядя на Хамми.
        - Сергей, что случилось? - подала голос Элайни.
        - Ничего! Хамми испытал розетку и теперь светится, зараза!
        Стоящая в дверях Элайни увидела картину - растерянного Сергея и сияющего, как лампочка, Хамми.
        - Теперь свети мне, Прометей! - буркнул Сергей и полез в электрощит. Повезло - выбило автомат. Сергей щёлкнул им и в квартире зажегся свет.
        - И что ты хотел сказать? - спросил Сергей у Хамми. Он сунул в него свои пальчики, и Сергея стукнуло током.
        - Ты что? Озверел? - накинулся Сергей на него. - Больно же!
        - Это потому, что ты тупой! - засмеялась Элайни и упала на пол. Хамми тут же, зараза, превратился в кота и улёгся рядом с Элайни, вверх животом. У Сергея сил не было терпеть это безобразие, и он тоже улёгся на пол и заржал, как жеребец.
        - А я вот солянку у вас забыла… - сказала тётя Юля, открывая входную дверь. Как опрометчиво Сергей забыл её закрыть!
        - А что вы на полу делаете? - спросила тётя Юля, глядя на них.
        - Кино смотрим, - серьёзно ответил Сергей.
        - А у вас котик светится, - заметила тётя Юля.
        - Ему полезно, порода у него такая - «хамелеон», - ответил Сергей, закинув руки за голову и продолжая лежать.
        - Ну, я пойду… - сказала тётя Юля, закрывая дверь.
        - Зачем она приходила? - спросила Элайни.
        - У неё телевизор не работает! Зашла посмотреть.
        - А почему ушла?
        - А ей неудобно смотреть лёжа, - ответил Сергей и спросил:
        - Так значит я тупой?
        - Ага! - довольно улыбнулась Элайни.
        - Хамми! На кухню! - скомандовал Сергей. Хамми принципиально лежал на спине и смотрел в потолок.
        - Ты что, не понял, что сказал Хамми? - спросила Элайни. Сергей ничуть не обиделся:
        - Мы с Хамми даже не родственники.
        - Глупенький! - Элайни улеглась на него сверху и потрогала пальцем его нос. - Хамми сказал, - продолжила Элайни, - что энергию в розетке можно накопить.
        - И что? Это нам поможет? - спросил Сергей.
        - К сожалению, нет, - грустно сказала Элайни, - я могу накопить до определённой степени, а потом всё - сгорю. Вот если бы энергии было много и сразу - тогда другое дело.
        Кажется, Сергей знал, как помочь их горю.
        - Стало быть тебе нужно много и сразу? - улыбаясь, спросил Сергей.
        - Да-а! - улыбаясь, подтвердила Элайни. - Много и сразу.
        - Тогда мы едем к одному человеку!
        - Он что - волшебник?
        - Он больше чем волшебник - он мой друг! - Сергей поднялся с пола и набрал на телефоне номер:
        - Миша? Привет! Это я - Сергей!
        - Серёжа привет, не слышал тебя целую вечность!
        - У меня к тебе дело есть, я хотел бы к тебе приехать.
        - Серёжа, мы тебе всегда рады. Галя вон трубку рвёт. Привет тебе!
        - Я тоже её люблю, чмокни за меня! Так мы завтра, в воскресенье, подъедем?
        - Мы? А ты с кем?
        - Невеста моя! - сказал, улыбаясь, Сергей, а Элайни показала ему язык.
        - Ну, ты даёшь! И даже не предупредил! Я бы рыбки свежей…
        - Миша! Ничего не затевай, я тебя знаю!
        - Серёга, брат, ну ты меня порадовал! Все! Молчу и жду!
        - Ну, хорошо - пока! А то ты начнёшь!
        - Не беспокойся, Сергей, все будет в лучшем виде!
        - Я ложу трубку! Пока!
        - Пока! Серёжа, я тут… - но Сергей уже положил трубку. Элайни посмотрела на него.
        - Все! Завтра едем!

* * *
        Утром Сергей оставил спящую Элайни, сходил в гараж и завёл свой старый «Опель». Потом съездил на радиорынок, пополнить запасы транзисторов и в супермаркет, набрать провизии. Подогнал к подъезду машину и поднялся к себе. Приготовил завтрак, уложил все на поднос и пошёл в спальню. Чмокнул Элайни, она потянулась, как кошка, и обняла его за шею.
        - Разольёшь кофе! - предупредил Сергей. Она удивлённо взглянула на него.
        - У нас, на Земле, - объяснил Сергей, - любящий мужчина завтрак даме приносит в постель.
        - Я дама? - лукаво спросила Элайни, со здоровым аппетитом впиваясь в бутерброд.
        - Ты моя королева! - объяснил Сергей, чмокая её в губы. - А теперь, водные процедуры и быстренько одеваться - мы едем.
        Насчёт «быстренько» Сергей поторопился. Располагая бесчисленным множеством парфюмов, Элайни приобрела привычки земных женщин - долго сидеть перед зеркалом. Так что выехали они через полтора часа. По Краснозвёздному, через Московскую площадь, на проспект Науки и дальше - на Столичное шоссе. Элайни откинулась на сиденье и смотрела в окно.
        - Как похоже, - сказала Элайни.
        - Что? - спросил Сергей.
        - Похоже, у вас и у нас, - объяснила Элайни и продолжила, - и так не похоже.
        Хамми сидел сзади, не ковырялся в их головах, а смотрел в заднее стекло на уплывающие деревья. Элайни прикорнула - вчера она долго сидела за книгой, уточняя детали, как и что им придётся делать. Сергей сидел рядом, а потом уснул. Элайни говорила, что храпел, как трактор, пока она не уложила его набок. Сергей решил ехать через Обухов, пусть и дольше, но чтобы Элайни успела немного подремать.
        Машин на дороге было мало, воскресный день, чтобы ехать в Город - ещё рано, а из Города все давно уехали в субботу. Сергей включил тихую музыку, наслаждался дорогой и думал о своей жизни. Вернее не о жизни, а неожиданном в жизни вираже, так бесповоротно изменившем его судьбу.
        Сергей думал о любимом человеке, спящем в соседнем сидении, ставшим ему таким дорогим и без которого Сергей не представлял свою последующую жизнь. Ему было непонятно, как он раньше жил без этого чуда, которое, с лёгкой руки Байли, они назвали Хамми, чуда, которое они до конца не понимали, обладающего такой огромной доброй и умной душой (а у него она, несомненно, была), способного, без всякой корысти для себя, жертвовать собой ради других.
        Сергей думал о том месте, где бы оно не было, где остались, ставших ему родными, доктор Фрост, Маргина, Байли, и даже кот Глюк вызывал в нем тёплые вспоминания. Они проехали Кагарлык, ныряя из одного села в другое, которые как бусинки нанизывались на дорогу. Впереди была Мироновка, а дальше - родина Миши, его лучшего друга.
        С северо-востока небо затянуло темной полосой, где-то там был Днепр, над которым выгнулась четверть радуги. Вторая четверть растворялась в полуденном солнце и, казалось, что солнышко через соломинку утоляет свою жажду. «Дождь будет!» - подумал Сергей, поглядывая на Элайни. Она спала, освещённая солнцем, которое запуталось в её золотистых кудрях, опустив голову на сидение и полуобернувшись к Сергею. И в цвет её волос вокруг раскинулись пшеничные поля, почти созревшие, склонившие свои колючие головки к земле. Той земле, которая вскормила многие поколения, гарантирующая безбедное будущее, требующая только одного - бережного, как к матери, к ней отношения.
        Между тем они пересекли границу областей, и синяя грозовая пелена постепенно занимала полнеба. В ярких лучах солнца мелькнули первые капли дождя, и вот небесные закрома открылись и дождь забарабанил по кабине машины, резко и громко нарушая тишину, потом сплошным ненавязчивым шумом. Элайни проснулась и сонным взглядом пыталась понять, где они находятся.
        - Что? Выспалась - спросил Сергей.
        - Ах, как хорошо! - потянулась Элайни, взглянув за окно. - Это что, дождь?
        Хамми, который до этого камешком лежал на заднем сидении, опять превратился в кота и, вытянувшись на задних лапах и опираясь передними на их сидения, завис над ними, поворачивая голову туда-сюда. Элайни опустила стекло и выставила руку под дождь. Набрав полную горсть, смеясь, плеснула водой себе на лицо, брызнула на Сергея и Хамми. Хамми, здоров играться, сделал лапу ковшиком, высунул в окно и потом плеснул Элайни за шею. Хотел и Сергею, но тот скорчил страшную рожу, от которой Хамми упал на заднее сидение. Элайни, не ожидавшая такой подлости от Хамми, с открытым ртом и выпученными глазами сидела, расставив руки, как мокрая курица.
        - Ну и что теперь мне с вами делать? - спросил гигикая Сергей. Потом подал ей свой пиджак. Между тем, по извилистой дороге они въехали в город. Потоки воды вместе с машиной двигались вниз, к Днепру и они, как на катере, рассекали бурные струи. Элайни хохотала, глядя на это великолепие, и держала на коленях Хамми. Зазвенел мобильник. Звонил Миша:
        - Вы там долго?
        - Да мы уже въехали в Канев!
        - Да? Тогда ждём!
        После нового автовокзала, сверкающего стеклом, свернули направо и, вдоль набережной, двинулись к самому последнему дому. Миша уже их ждал, укрывшись прозрачным плащом. Дождь кончился и редкие, запоздавшие капли изредка и неожиданно шлёпались на голову.
        - Здорово, братуха! - Сергей крепко обнял Мишу и похлопал его по спине. Ещё одна родная душа в этой бесконечной вселенной. Элайни вышла с машины, держа в руках Хамми. Миша обернулся к ней, посмотрел и обнял. Элайни, положив голову ему на плече, показала Сергею язык.
        - Миша! - сказал, знакомясь, Миша. Элайни, на миг в недоумении, сообразила и сказала:
        - Элайни!
        - Ну, пойдём, а то Галя уже волнуется! - сказал Миша, хватая сумки с багажника. На лифте поднялись на шестой. Галя всплеснула руками, обняла и чмокнула Сергея, причитая:
        - Сергійку! Ти де пропав? Цілий рік не видно було?
        - Галочка, в Америку ездил, за невестой, - улыбнулся Сергей.
        - А що, в нас немає дівчат? - сказала Галя и глянула на Элайни, которая, улыбаясь, с интересом смотрела на них.
        - Ой, Боженько! Та ви ж її заморозили! У тебе що, дах протікає? - запричитала Галя и потянула Элайни за собой. - Пішли, я тебе перевдягну!
        Сергей махнул головой Элайни, и она, улыбаясь, пошла за Галей.
        - Ну, проходи, - сказал Миша, - рассказывай, как у тебя дела, пока Галя на стол соберёт.
        - Миша, я тебя сразу огорошу, чтобы потом проще было, - начал Сергей, - так вот, Элайни совсем не американка, и совсем не с Земли. И не выпучивай глаза, - продолжил Сергей, - я в здравом уме. Уразумел?
        - Не очень, - засмеялся Миша.
        - Короче, философ, Элайни - инопланетянка, понял?
        - Я скорее поверю, что она американская шпионка, - засмеялся Миша.
        - И поверишь, когда я все тебе расскажу, - продолжил Сергей, - так вот, у её матери проблемы, и она это чувствует, и нам нужно туда - к её матери домой.
        - Никуда я тебя не отпущу! - возмутился Миша. - Ты только приехал! Да меня Галя убьёт!
        - Так что, в инопланетянку ты уже веришь? - спросил, улыбаясь, Сергей.
        - Верю, а ты что - меня разыграл? - спросил Миша.
        - Ничего я тебя не разыграл, - Сергей повернулся к Хамми, сидевшему возле них. - Хамми, а ну-ка сделай дяде лицо! - Хамми на секунду задумался и сделал Мишино лицо. Миша беззвучно затрясся от смеха, даже слезы пошли.
        - Сейчас придёт Галя, увидит этого кота и умрёт, - вытирал слезы Миша. - Так кот тоже инопланетянин?
        - Кот вообще неизвестно кто и откуда, - объяснил Сергей, - он инопланетянин в квадрате. Не отвлекай меня. Значит, нам нужно попасть на ОРУ[ОРУ - открытое распределительное устройство, используется для коммутации электрических сетей.] , а точнее на ОРУ-330. Чтобы подзарядиться.
        - У вас что, аккумулятор с собой, - спросил Миша.
        - Никакого аккумулятора, Элайни зарядиться, и перенесёт нас в её мир!
        - Она что, не живая, а электрическая, - спросил Миша.
        - Миша, не нервируй меня, - возмутился Сергей, - она живая и мягкая!
        - Ты уже её прощупал, - хмыкнул Миша, улыбаясь на все тридцать один с золотой половиной зуба.
        - Товарищ!!! Ваш смех неуместен! - гордо воскликнул Сергей.
        - Чого ви тут гигочете? - появилась в дверях Галя. Шедшая за ней Элайни была добросовестно закутана в пушистый халат.
        - Я Мише говорю, что завтра мы с Элайни уезжаем в Америку, - объяснил Сергей. Галя всплеснула руками и возмущённо накинулась на него:
        - Та ви що, сказились чи що? Я вас не пущу! Хіба так можна, не встигли приїхати, а вже додому! Міша, а ти чого мовчиш?
        - Да у них билеты на руках, - поддержал Миша. Галя возмущалась и накрывала на стол, а Элайни, подмигивая Сергею, носилась с полными тарелками.

* * *
        Наутро Миша с Галей уехали на работу, а Сергей и Элайни решили сделать рекогносцировку местности. Сергей к Мише приезжал часто и все о гидроэлектростанции знал, но нужно было снова на все взглянуть и уточнить. Сергей завёл машину, Элайни и Хамми уселись сзади, взяв с собой Мишин полевой бинокль. И через пятнадцать минут через шлюз медленно подъехали к ГЭС. Мимо здания связи и радиорелейной вышки свернули направо и также медленно покатились вдоль ОРУ.
        - Я чувствую большую энергию, - сказала Элайни, - и маму чувствую.
        - Нам подойдёт? - спросил Сергей.
        - Да, подойдёт, - ответила Элайни. Они подъехали к ОРУ на триста тридцать киловольт.
        - Ого! - воскликнула Элайни.
        - Что? - спросил Сергей.
        - Этого хватит с головой, - улыбнулась Элайни. Хамми засветился и пошёл маленькими молниями.
        - Хамми, кончай, ты нас поубиваешь раньше времени, - возмутился Сергей. Хамми молнии убрал, но балдеть не прекратил.
        - Элайни, смотри, вот здесь нам легче всего перебраться, - показал Сергей на пустое поле перед ОРУ. - Ночью никто не увидит.
        Они развернулись, проехали ГЭС и выехали на набережную моря. Сели на берегу, под свежий ветерок. Светило солнце, но, по-прежнему, на севере торчала тёмная туча.

* * *
        Вечером Галя наотрез отказалась оставаться дома. Как Миша не упрашивал - Галя решила ехать с ними, проводить. Они тянули время - вдруг Галя одумается. Неизвестно, что бы делали, если бы, не случай - позвонила кума Люда, и попросила посидеть с дочкой. Ей к мужу в больницу нужно. Галя отказать не могла, долго целовала Элайни, просила, чтобы Сергей её берег и, в конце концов, отпустила их, всучив напоследок полную сумку еды со словами: «В Америці такого нема!»
        Они быстренько прыгнули в машину и поехали - накрапывал дождь. Пока подъехали к ГЭС дождь, как назло, усилился и небо прорезали первые молнии. Миша подрулил машину к кустам, чтобы было незаметно. Сергей попросил подождать на всякий случай, и он остался в машине, наблюдая за ними в бинокль. Сергей вырыл ямку под забором, и они пролезли на территорию.
        Усилился ветер, и молнии запрыгали, как взбесившиеся кони. Они стали друг к другу спиной и Элайни, загадав желаемое, накрыла ладошкой перстень с голубовато-зелёным амазонитом. Хамми взвился вокруг них черным кольцом, посыпались искры и, обгоняя свой грохот, на них ярким, нетерпимым светом упала молния.
        Вероятность вторая
        Мо
        Он называл себя Мо и впервые за долгую жизнь его посетили сомнения. Явных причин сомневаться не было, и правила рассматривали только два решения: первое, транслировать сообщение дальше, второе, уничтожить сообщение в транзитном канале репликатора. Вначале Мо так и хотел поступить - уничтожить вирусное сообщение, но при ближнем рассмотрении его посетили сомнения. Информация в транзитном канале была неоднородной, структурированной. Внешняя оболочка была правильной, а внутри находился паразит.
        Вероятно, Мо заскучал, потому как открыл транзитный канал. Вначале Мо прощупал внешнюю, оболочку, находящуюся в трансе, и очень удивился - внешняя оболочка была и не оболочкой вовсе, а полноценным эго. Пошарив по нему вдоль и поперёк, Мо ещё больше удивился - полноценное эго связано с вирусом, причём вирус оказался двойным. Бесцветные глюоны Мо поменяли поляризацию, андроны странность, а электроны заметались по его обширной массе, излучая во всех пространствах лишнюю энтропию.
        О таком событии следовало сообщить Большому Кольцу и сразу отправить найденное эго в Малое Кольцо. Иными словами самому Мо заняться проблемой не светило. Исходя из этого, он спокойно принялся ждать, когда эго выйдет из транса, заодно подготовив изолированную среду для вируса. Мо включил репликатор на транзит, а сам пошёл гулять по волне информации, вылавливая едва заметные следы сообщений, где бы упоминались о таких вирусах.
        Малое Кольцо для Мо было закрыто, а вот в Большом, по самому краю пришлось ставить сеть, чтобы выловить скудные упоминания о данных вирусах самих по себе. Вирусы же вкупе с полноценным эго вообще не существовали. Мо снова покрылся энтропией от возбуждения. В его вечной жизни скука была естественным спутником, а слишком большое эго требовало хотя бы минимальное количество задач, чтобы не застыть навеки холодным камнем. Над карантинным блоком вспыхнуло сияние - транзитное эго активировалось.
        Сбросив облачко энтропии, Мо накинул на транзитное эго информационную сетку и нырнул в неё. Первая волна информации была настолько удивительна, что ошарашила его и перевернула. Его симпоты таких сильных эмоций не испытывали никогда в жизни. Впитывая в глифомы дикий напор красок, событий и знаний Мо скоро почувствовал, что теряет контроль над сеткой и, как муха, в ней окончательно увяз.

* * *
        Хамми вылез из чужой информационной сети, сбросил немного трансляционной эйфории и облачко энтропии. Кажется, все нормально? И где там Элайни и Сергей? Он давно уже знал, что сильная информационная связь с людьми очень опасна для его эго, но сделать с собой ничего не мог, так как давно подсел на чувства и мысли людей. Он уже начал мыслить, как человек, и дальнейшее существование без людей никак не входило в его планы.
        Хамми пощупал пространство и узрел тонкие нити сознания Элайни и Сергея. Они живы и, кажется, спят. Ими Хамми займётся позже, а сейчас его беспокоила чужая сеть, накинутая на него несколько мгновений назад. Он безжалостно разорвал её и пошёл по нити к источнику. Возникшая перед ним оболочка перебывала в трансе и, не разбираясь дальше, Хамми просто закупорил ее в сети.
        Он юркнул в своё сознание, вытащил текстуры кота и с удовольствием натянул на себя. Побежали, перестраиваясь, электроны, меняя энергетическое и волновое поле, преобразуя в форму кота. Хамми вытянул лапы и потянулся, вспоминая ощущения Глюка, с восторгом в них погружаясь. Открыл глаза и выключил информационную сетку - она немного мешала.
        Элайни и Сергей находились под кольцом репликации, а возле них бесформенной массой валялось чужое эго, находящееся в трансе. Чужое эго потом, а сейчас Сергей и Элайни! Хамми проверил воздух в станции репликации, убеждаясь, что Сергей и Элайни могут им дышать, и погрузился внутрь их тела, проверяя сосуды, нервные окончания и сравнивая реакции с эталонами, записанными в его глифомы. Включил их эго и стал его потихоньку разогревать. Первым проснулась Элайни. Хлопнув ресницами, она увидела Хамми и потянулась к нему:
        - Хамми, миленький, ты живой? - Хамми окунулся в Элайни, поправил, по ходу, несколько десятков тысяч эритроцитов, получил кучу приятных вибраций и, довольный, лизнул её языком. Сергей был пока отключён и Хамми прыснул немножко адреналина, слепил кучку поливитаминов и снял сетку с нервных окончаний. Сергей вздрогнул и тоже открыл глаза.
        - Элайни! Ты в порядке? - вскинув глаза, озабоченно крикнул Сергей. Дурашка еловая, не знает, что Хамми давно обо всем позаботился. Все, голубки уже целуются. Хамми нырнёт к ним внутрь немножко. Хи…щекотно!

* * *
        - Что там такое? - спросила Элайни, указывая на каменную груду посреди зала.
        - Не знаю, - сказал Сергей, - нужно спросить у Хамми.
        - Этомо, - сказал Хамми. В отличие от своего отца Хаммипапы, говорить Хамми или не хотел или притворялся.
        - Что? - не поняла Элайни?
        - ЭТО МО! - громко повторил Хамми для глухих.
        - Его, наверно, зовут Мо, - догадался Сергей, - и, как мне кажется, Мо очень похож на отца Хамми. Они, наверное, родственники.
        - Родственники, не родственники, а мы так и не попали к тебе домой, - сказала Элайни.
        - Да пусть его с этим домом, - махнул рукой Сергей, - честно говоря, Элайни, хорошо, что мы вместе и мне уже не хочется тебя покидать.
        - Поздновато ты схватился, - засмеялась Элайни.
        - Между прочим, а как ты и Хамми оказались здесь?
        - Я не могла одна удержать, и Хамми мне помог, - сказала Элайни.
        - И мы попали, черт знает куда, - подытожил Сергей и подошёл к прозрачной стене зала. - Да? И куда же это мы попали?
        Здание стояло на возвышении, а вокруг тут и там виднелись разноцветные блюдца болотной воды, которые окружали зелёные заросли хвоща, папоротника, и гигантские деревья, с корнями, уходящими прямо в воду. Кора деревьев была укрыта чешуёй, как у крокодила. Возвышение было единственным сухим местом в обозримом пространстве, так как дальше все скрывал сплошной туман.
        - Ничего себе… - задумчиво произнёс Сергей.
        - Что? - спросила Элайни.
        - Вот эти деревья в рыбьей чешуе и с зелёной шапкой наверху - это лепидодендроны.
        - И что? - недоумевала Элайни.
        - У нас, на Земле, такие деревья росли в карбоне, - объяснил Сергей, потом посмотрел на непонимающие глаза Элайни и добавил: - Очень, очень давно 320 миллионов лет назад.
        - Ты что, хочешь сказать, что мы на Земле и в далёком, далёком прошлом, - улыбнулась Элайни.
        - Я не знаю…, а ты что скажешь, Хамми, - повернулся Сергей к Хамми. Тот посмотрел на Сергея и изрёк:
        - Хамми ищет, куда девался Мо! - и правда, груда камней, именуемая Мо исчезла, даже камешка не осталось.
        - Ну, исчез, так исчез - нам какое дело? - спросил Сергей.
        - Эта промокашка Мо поставил пароль, - объяснил Хамми, вытянув свою лапу в два роста, и уткнув её в пульт репликатора.
        - Мы что, будем искать его по болотам? - спросила Элайни, показывая на свои туфли. Действительно, в таких туфлях по болоту долго не походишь.
        - Мы будем искать его по болотам, - повторил Хамми, шагая на стенку, которая перед ним раздвинулась. Элайни и Сергей потянулись следом, осторожно вдыхая наружный воздух. Странные аммиачные запахи ударили в ноздри, все было невыносимо резко и, к тому же, душно. Сергей попросил Элайни показать, что в сумке и, к счастью, нашёл нож и кожаный ремешок.
        - Сейчас смастерю себе что-то вроде дротика, - объяснил Сергей. Сломал ствол дерева, вроде бамбуковой палки, воткнул в полую середину острие в виде острого осколка камня, и все перемотал ремешком. Элайни не теряла времени и на пробу шепнула заклинание. Пучок травы вспыхнул, но тут же и угас - все было мокрым. Пионеры к походу были готовы.
        - Веди, Сусанин, - сказал Сергей, подталкивая Хамми.
        - Хамми думает, - ответил Хамми, оставаясь на месте. Элайни хмыкнула.
        - Чапаев, - ухмыльнулся Сергей и принялся сооружать из веток, похожих на лозу, болотоходы. Первым делом для Элайни, предварительно обмотав ноги полотняным жгутом до икр, а потом и себе. Потопали на месте, попробовали.
        - Идём вон туда, - сказал «Наполеон», вытянув лапку вперёд. Моква так моква, им ли мокрого бояться. И пионерия двинулась в направлении высокого, голого дерева, с кольцами, как у бамбука, и четырехзубой вершиной. Мимо прошелестело насекомое, величиной с большую птицу.
        - Ого, - удивилась Элайни.
        - Это обыкновенный таракан, - объяснил Сергей. Элайни знатоку не поверила. Таких больших тараканов не бывает. В воду, с берега, перебирая короткими лапами, соскользнуло длинное, пятнистое, с мордой сома, земноводное.
        - Смотри - эогиринус, - довольно доложил знаток.
        - Откуда ты всё знаешь? - спросила Элайни.
        - Да я в детстве ходил в кружок палеонтологии в школе, - сообщил Сергей, отмахиваясь веткой каламита, от огромной, величиной с женскую шляпку, стрекозы. Шагать, опираясь на шесты, было трудно, ноги постоянно утопали в травянистой жиже, но, благодаря изобретению Сергея, можно было не бояться провалиться сразу. Хамми катился впереди, безошибочно ориентируясь ему одному понятным путём, выбирая путь самой сухой мокроты.
        Туман постепенно рассеивался, показывая посветлевшее небо. Видать была середина дня. Под ногами постоянно шныряли всевозможные ящерицы, и змееподобные земноводные, большинство которых Сергей не знал. Под ногами звонко лопались полые стебли растений, выделяя на изломе сок.
        - Сергей, смотри - солнышко! - воскликнула Элайни, показывая рукой в небо. Сергей взглянул и увидел, как сквозь постепенно исчезающие серые облака на небе просвечивались солнце.
        - Не отвлекайтесь, - скомандовал Хамми. Сергей и Элайни переглянулись и засмеялись. На пригорке грелась и наблюдала за ними огромнейшая ящерица, с большим цветным веером на спине из длинных костяных шипов с кожистой перепонкой между ними. По мере движения становилось суше и прохладней, а солнце постепенно опускалось к горизонту. Чаща быстро менялась, появились странные пальмы с шишками и красивые, пушистые деревья, как ёлки, с заплетёнными прядями зелёных иголок.
        Вдруг впереди раздался рык. Хамми ускорил движение, пришлось Сергею и Элайни не отставать. Они выскочили на поляну, всю в папоротнике, где, глядя друг на друга и рыча, стояли две коричнево-зелёные, покрытые светлыми, мелкими пятнами ящерицы, каждая метра четыре длинной. Из открытых пастей торчали ужасные клыки.
        - Антеозавр, - сказал Сергей, пряча Элайни за спиной и выставив вперёд свою пику. Между тем, Хамми, в виде кота, спокойно почалапал к хищникам, при этом, один из них как-то боком, со всех четырёх, повалился на траву и замер. Второй воровато оглянулся, моментально превратился в чёрную массу, и в мгновение уплыл в кусты.
        - Удрал, - коротко сказал Хамми.
        - Он что, тебя боится? - спросил Сергей.
        - На нем моя сеть, - сказал Хамми и побежал вслед за Мо в кусты. Сергей и Элайни ничего не поняли, но побежали за ним. Но за Мо уже и след простыл. Выскочили на берег болота, в котором торчали из воды штук пять зелёных бегемотов, укрытых бугристым панцирем. Элайни отшатнулась, но Сергей успокоил:
        - Не бойся, это парейазавры! Вот только почему они здесь?
        - В смысле? - не поняла Элайни.
        - По идее, это уже пермский период, а здесь все периоды как-то смешалось.
        Парейазавры не обратили на них внимания и спокойно жевали жуйку. Сергей и Элайни последовали дальше за Хамми, через лес, похожий на еловый. По вершинам деревьев дунул сильный ветер, появившись внезапно, и, не прекращаясь, перешёл в ураган, пригибая деревья к самой земле. Спрятаться было совсем негде.
        - В воду! - крикнул Сергей, удерживая Элайни за руку. Они бросились в ближайший водоём, и ушли по шею под воду, прячась под берегом в корневищах. Появившемуся Хамми было проще - он спокойно замер камешком. В небе неслись ветки и стволы деревьев, пыль и захваченные врасплох насекомые. Стволы деревьев, пролетев некоторое время, как стрелы сыпались в воду, застревали на дне и торчали там ёжиком. Сергей такого пекла не видел никогда в жизни. Сыпанул волнами дождь, ударил и вспенил озеро. Тут же, полосой, посыпались молнии, и ужасные раскаты оглушили Сергея и Элайни. Молния ударила в ближайшее дерево, расколола его, и оно с шипением горело.
        Все так же внезапно кончилось, как и началось. Вдруг Элайни закричала и, как ошпаренная, выскочила из воды. Сергей оглянулся и увидел, как к берегу приближается громаднейшая, зелёная лягушка, скорее похожая на крокодила. Сергей с такой скоростью выскочил из воды, что его сердце чуть не взорвалось от напряжения.
        - Что это за чудовище? - спросила дрожащим голосом Элайни.
        - Жабоящер, мастадонсаурус, - ответил Сергей.
        - Он что, хотел нас съесть? - скривилась Элайни.
        - Я думаю, он бы не стал перебирать, - сказал Сергей.
        - Бр-р-р-р! - вздрогнула Элайни. - Давай отдохнём возле того костра, - она показала на горящее дерево. Они присели и развели свой костёр.
        На полузатопленное бревно в озере вылезли две зелёные, с треугольными зубцами на спине, ящерицы с длинными, длинными шеями, обмотались, для надёжности, хвостами за бревно, и сунули змееподобные морды в воду. Через несколько секунд они высунули головы с другой стороны бревна и, тут же, сожрали вытащенных ими из воды небольших рыбок.
        - Танистрофреи уже покушали, - автоматически сообщил Сергей и задумчиво добавил, - да и нам не мешало бы подкрепиться.
        - Я не буду, есть всякую гадость, - сказала, скривившись Элайни.
        - Может нам попробовать поймать рыбу? - спросил Сергей.
        - Я попробую, - сказала Элайни, и протянула руки к спасшему их озерку. Минуту она морщила лоб и потом беспомощно опустила руки: - Не могу. Сразу вспоминаю ту мерзкую тварь.
        Подкативший к ним Хамми, взглянул на них, подошёл к дереву на берегу озера и молчаливо уселся на хвост. Через минуту из воды выскочили две рыбы и затрепыхались в траве. Рыбы были покрыты ромбической, роговой чешуёй, как у крокодила. Поражали необычно большие глаза и не парные плавники. Верхняя часть хвоста была заметно больше.
        - Спасибо Хамми, - сказала Элайни, - что бы мы без тебя делали. А их можно есть? - с сомнением спросила Элайни.
        - Вообще то, Элайни, ты видишь кистеперых рыб! Я думаю, их можно есть, - сказал Сергей, но его слова как-то не убедили Элайни. Почистить рыбу не удалось - нож оказался бесполезным. Положили рыбы прямо на угли и принялись ждать. Через десяток минут Сергей палками вытащил рыбы, ковырнул их ножом, и они с лёгкостью раскрылись. Рыбы пыхнули паром с приятным запахом.
        - Ну, что? Пробуй, - сказала, улыбаясь Элайни. Сергей взял кусочек, подул, положил в рот, пожевал, проглотил. Взял следующий, положил в рот, пожевал, проглотил.
        - Ну, что? - не утерпела Элайни.
        - Есть нельзя, - сказал Сергей и, с серьёзным видом, взял кусочек, подул, положил в рот, пожевал и проглотил.
        - А ну тебя! - рассмеялась Элайни и принялась уплетать рыбу. Костей в рыбе не оказалось - только хрящики. Скоро и они исчезли в голодных желудках путешественников.
        - Хорошо! - сказала Элайни, откинувшись спиной на зелёный ствол высокого дерева с метёлкой хиленьких листьев на самом верху. - Водички бы попить, - сказала она мечтательно.
        - Как скажешь, королева, - улыбнулся Сергей, поднялся и принёс в листе собравшуюся воду. Элайни засмеялась и большую часть не выпила, а пролила.
        - Нам стоит поспешить, - подал голос, молчавший до этого Хамми: - Мо удаляется.
        На небе вместо солнца сияла очень яркая звезда, так что понятия ночи здесь заменялось сумерками. Сергей и Элайни поднялись и, поддерживая друг друга, поплелись за рыжим котом, любимым цветом Хамми. В воздухе, посвежевшем после дождя, было необычайно интенсивное движение гигантских стрекоз, пикирующих на озеро, как истребители. Из небольших, пушистых, похожих на сосну деревьев выскочила кучка напуганных, зелёных, пятнистых животных до метра ростом, похожих на ящериц и бегущих на задних лапах. Элайни отпрянула, но Сергей успокоил:
        - Не бойся, это дромомероны!
        - Они кого-то испугались, - сказала Элайни. Хамми ускорил ход. Они выскочили на обрывистый берег озера. Внизу, на красном песчаном откосе мордой к обрыву стоял здоровенный, в три человеческих роста ящер, а возле обрыва находился Мо, который превращался в разных животных, образы которых брал, видимо, из головы ящера.
        Но Мо не повезло - выудить из головы ящера образ его врага не удалось - их у него, попросту, не было. Ящер двинулся к Мо, открыл огромную, как экскаватор, пасть и проглотил его целиком. Ящер икнул и довольно пукнул, отчего сзади образовалась воронка с полметра. А потом уставился на Сергея, Элайни и Хамми. Ящер утолил голод, но не собирался упускать оцепеневший завтрак, обед и лёгкий ужин. Но Хамми не собирался быть ужином, а думал иначе. Ящер вдруг упал на бок и замер.
        - Хамми завалил аллозавра, - только и мог сообщить Сергей.

* * *
        Хамми немного ослабил сеть, и Мо внутри аллозавра смог прочесть первый, внешний скин информации. Мо мгновенно его слизал и очень удивился, что сразу почувствовал Хамми. Хамми открыл второй скин, Мо мгновенно сглотнул его и требовал ещё. Хамми предложил прямой контакт, Мо колебался несколько секунд, но потом раскрылся. Хамми пошёл навстречу.
        На несколько секунд они погрузили свои симпоты в друг друга, копируя глифомы, пока, наконец, одновременно не раскроили оболочку аллозавра. Весь в крови Мо вылез из останков ящера. Прочитав ужас в голове Элайни, тут же сбросил крохи ящера и превратился в доктора Фроста. Элайни вскрикнула.
        - Не бойтесь, он наш друг, - успокоил Хамми, - он нам поможет.
        - Пусть тогда станет кем-то другим, - попросила Элайни. Мо, как пластилин, принялся уминаться со всех сторон, и превратился в здоровенного, с льва, рыжего кота, точь-в-точь, как Хамми и Глюк. Глядя на это, Элайни расхохоталась, а Мо с полным правом погрузил свои симпоты в её голову и, впервые в жизни, как наркотиком, наслаждался её эмоциями, застыв на месте. Хамми вытянул лапу и дал Мо подзатыльника, выводя его из транса. Они двинулись вперёд, в том же направлении что и шли. Сергей засомневался:
        - Почему мы идём вперёд - станция репликации позади нас?
        - Впереди есть ещё одна станция, грузовая. К ней ближе, - ответил Хамми.
        В листве стрекотали кузнечики, в воздухе носилась тьма бабочек, мух и других насекомых, которые достали бы Сергея и Элайни, если бы не тонкая, невидимая, электронная паутинка, заблаговременно сотканная Хамми, о которой ни Сергей, ни Элайни даже не подозревали. Высоко, высоко в небе парил, высматривая добычу летающий динозавр. Покопавшись в голове Сергея, Хамми с удовольствием сказал:
        - Это орнитохейр, - Элайни посмотрела на оторопевшего Сергея, упала в папоротник и рассмеялась. Мо шмыгнул по мозгам, и растянул улыбку на огромной кошачьей роже. На дереве, с иголками-листками, сидела огромная бабочка, Элайни протянула руку и спугнула её. За ней тут же погнался летающий ящер апурогнатус, очень похожий на летучую мышь с громадной головой. Из кустов выглянул и тут же удрал, с человека ростом ящер, с мордой черепахи и длинным хвостом, на котором в одном месте петушком вздыбились отростки, как волосы.
        Экспедиция вышла на излучину реки, где возле прибрежной полосы паслось стадо громадных динозавров, именуемых головой Сергея, как маменчизавры. Прямо над рекой шныряли летающие динозавры, головой и огромным клювом похожие на попугаев и с длинным хвостом с кисточкой. Они на лету выхватывали из воды рыбу и тут же, в воздухе, проглатывали. Одному диморфодону не повезло, когда он замешкался у воды - его тут же схватил динозавр лиоплевродон, вскинувший свою огромную зубастую пасть. Глядя на это, Сергей спросил:
        - Как же мы переберёмся на другой берег?
        Хамми и Мо застыли на секунду, видать спорили друг с другом, потом Мо подошёл к берегу и покатился, как колобок, оставляя за собой чёрную полосу. Через секунду на том берегу появились его раскатанные остатки. В следующее мгновение из реки поднялся ажурный мостик шириной в две ладони и одними перилами.
        - Только по одному, - предупредил Хамми.
        - Я туда не полезу, - сказала Элайни, глядя на динозавров, заинтересованно высунувших из воды свои кошмарные пасти.
        - Это совсем не страшно, - сказал Сергей и легко перебежал на другую сторону.
        - Ну, давай, - крикнул он с другого берега.
        - Хамми, иди вперёд, - пыталась отстрочить неизбежное Элайни. Хамми просто перекатился по мостику и очутился возле Сергея.
        - Элайни, давай! - крикнул Сергей. Элайни схватилась за поручень и принялась осторожно переставлять ноги. Она уже добралась до середины реки, как вдруг мостик, как пластилин, обрушился в реку. Элайни с криком исчезла под водой, а на месте её падения вода запенилась от динозавров, которые, как бешеные, крутились на месте. Вода тут же окрасилась кровью. Хамми закаменел возле Сергея, который, обхватив руками голову, впервые в жизни рыдал, как ребёнок.

* * *
        Мо попробовал изменить направление поля, запустив электроны в обратном направлении. Вектор немного сдвинулся. Мо мог бы ускорить этот процесс - будь он один. А так приходилось ждать. Вероятно, система Большого Кольца заметила неработоспособность транслятора репликатора и заблокировала его, тем самым заблокировав и Мо, до прибытия комиссии, которую ждать тысячи лет. По земным меркам Сергея. И пятьдесят два гигапрасека по меркам Мо. Вектор двигался по экспоненте, и до выхода на большие углы нужно было время.
        Мо медленно прощупал оболочку, которую он соорудил за прасек до блокировки. В крепости её он не сомневался, окружающая температура позволяла обойтись без терморегулирования, и, в последний момент, он успел накинуть сетку. Биоритм был замедленным и нормальным. Поскольку приходилось ждать, Мо погрузился в свою долгоживущую память, куда он бережно поместил все записи Хамми и добавил свои личные наблюдения.
        Теперь он понимал Хамми и его приверженность к этим слабым существам, называющих себя людьми. У Хамми и Мо не было органов чувств в понимании людей, но их симпоты могли слышать ритмы и вибрации этих чувств, что создавало у Мо чувства высшего порядка. Мо поставил индикатор на вектор и погрузился в волны вибраций. Прекрасно, великолепно, шикарно…

«Что за диссонанс? Что за странные, непонятные вибрации? Мо, мо, мо, мо, мо. Это кто-то меня завет? Что за…? В чем дело, в конце концов?» - подумал Мо, немного раскрываясь.
        - Мо, я Хамми, - громко пронеслось по всему существу. Мо сбросил индикатор и открыл сеть. Хамми? Вот почему вектор сдвинут на сто восемьдесят градусов. Мо полностью открылся.
        - Слышу Хамми!
        - Что случилось?
        - Меня блокировали.
        - Меня тоже. Элайни?
        - Элайни жива, - ответил Мо.
        - Где она?
        - В капсуле.
        - Ты успел!?
        - Да! - сказал Мо, открываясь Хамми, и тот мгновенно считал глифомы и открыл свои. Они вдвоём вытянули капсулу на берег. Возле берега стоял Сергей. Его лицо посерело, чёрный вихрь надо лбом побелел от седины. Мо прошёлся по его голове и успокоил:
        - Элайни жива.
        Мо раскрылся, и в капсуле показалась Элайни. Мо вместе с Хамми пробежались по всем её капиллярам, прыснули, сдвинули, пошевелили - и Элайни открыла глаза.
        - Где я? - спросила она, оглядываясь. Сергей кинулся к ней со слезами на глазах и принялся целовать глаза, губы, шею. Хамми и Мо молчаливо наслаждались, утопая в вибрациях. После того, как все немного успокоились, Хамми рассказал Элайни и Сергею, как все было. Когда блокировали Мо, Хамми тоже попал под блокировку. Мо, чтобы спасти Элайни, успел свернуть вокруг её капсулу и погрузил её в сон. Блокировка задела и близлежащих от Мо динозавров и те сошли с ума, кусая друг друга. Элайни глянула на всех и сказала:
        - Спасибо вам, мои родные, - она глянула на Сергея и увидела седую прядь. - Бедный, я представляю, что ты чувствовал.
        - Нам нужно спешить, - сказал Хамми, кто знает, что мы найдём на грузовой станции репликации.
        - Нам стоило бы, подкрепиться, - сказал Сергей, поглядывая на высоких кур, пасущихся недалеко от них.
        - Вы хотите покушать авимима, - сообщил Мо, а Элайни залилась нервным смехом - знатоков старины прибавилось. Хамми накинул на ближайшего птице-динозавра нейросетку и тот свалился в траву.
        - Вам одного хватит!? - сказал Хамми, скорее утвердительно, чем вопросительно.
        - А их можно есть? - спросила Элайни.
        - Ну, ты же кур ешь - а это те же динозавры.
        В результате «авимим» был ощипан, зажарен на костре и с удовольствием съеден.
        - А вот теперь бы я поспал, - сказал Сергей, - я не сплю четвертые сутки. По моим часам.
        - Так меня не было четверо суток? - спросила Элайни.
        - Вас не было, - сказал Сергей, - с Мо.
        Мо помог Сергею. Он сделал на спине своего кота ямку, куда и упал Сергей. Дальше они шли втроём. Впереди простирался пальмовый лес, который Сергей отнёс бы к меловому периоду, но он благополучно спал. Мимо них прошло стадо паразавролофов, пощипывая травку и издавая громкие звуки своими рогами. На небе взошло солнце, было светло и тепло.
        - Мо, а почему ты решил нам помочь, - спросила Элайни, шагая рядом с котом Мо. Мо помолчал и потом ответил:
        - Вы другие!
        - Ну, и что? - спросила Элайни. Мо прошёл несколько шагов, потом сказал:
        - Мо так решил.
        Они проходили мимо кустов невиусии, покрытых белыми, пушистыми цветами, как вдруг оттуда выскочила здоровенная мышка. Элайни закричала, как резанная, и вскочила на Мо. Сергей свалился в куст.
        - Что случилось? - спросил он, выбираясь из зарослей.
        - Мышка! - только и сказала Элайни.
        - Это, не мышка, - изрёк Мо, - это пургаториус.
        Дальше никто не спал. Пошла степь, невдалеке паслись какие-то коричневые, в яблоко, маленькие, с овцу, лошади. Из-за куста вдруг появился здоровенный, метра в три, страус, который стремительно догнал детёныша лошади, сдавил его огромным клювом и принялся рвать с него куски.
        - Какой ужасный, - только и сказала Элайни.
        - Бедного мезогиппуса сожрала страшная диатрима, - объяснил ей Мо. Но страусу не повезло - пока он рвал лошадёнка, к нему подобралась андрузарха, похожая на шакала, метров пяти в длину, и за секунду скрутила ему голову.
        - Все! Я на этих хищников больше смотреть не могу, - сказала Элайни.
        - Мо, я могу на тебе полежать и посмотреть на небо.
        Мо с удовольствием согласился и теперь Сергей шагал рядом с ним.
        - Мо, а скажи, почему здесь обитают разные виды животных, которые в древности были на Земле? - спросил Сергей. Мо покопался в голове Сергея и потом ответил:
        - Это наш рассадник, - сказал Мо, - мы иногда отправляем животных.
        На недоуменный взгляд Сергея, Мо разьяснил: - Через станцию репликации.
        - А как они вообще здесь оказались?
        - Мы их придумали, - ответил Мо.
        - Так вы боги? - удивился Сергей.
        - Нет! Мы их взяли … - Мо придумывал слово, - из воздуха.
        - Из эфира …, - подсказал Сергей.
        - Да, из эфира, - подтвердил Мо, - так правильнее.
        - А почему ты решил помогать нам? - спросил Сергей, щекоча на ходу Элайни за пятку.
        - Вы интересные, - ответил Мо.
        - А почему вы не создали здесь людей? - надоедал Сергей. Мо покопался у него в голове и сказал: - Здесь есть люди!
        - А почему… - начал Сергей, на что Мо набросил ему на голову сеть и плюхнул туда миллион терабайт информации. Сергей взялся за голову и только сказал: - Понятно.
        - Что тебе понятно, - посматривая с высоты Мо, улыбнулась Элайни, лёжа на боку.
        - Мо, загрузи и её, - смеясь, сказал Сергей, на что Элайни запротестовала: - Не надо меня грузить.
        Мо улыбнулся улыбкой чеширского кота и загрузил Элайни - сном. Она улыбалась во сне, как наяву.

* * *
        Солнце в небе успело поменяться местом с яркой звездой, а экспедиция молчаливо шагала вперёд. Сергей переваривал информацию, которой нагрузил его Мо, Элайни спала, а Хамми катился впереди, сеткой распугивая территорию от хищников. Неожиданно до слуха Сергея донеслась мелодия, явно извлекаемая из какого-то музыкального инструмента. Было странно слышать её здесь, среди ископаемых растений и животных, которые Серегей видел только на картинках, но мелодия, издаваемая какой-то дудочкой, ласкала слух своей гармоничностью.
        - Что это? - спросила Элайни, просыпаясь и свешиваясь с Мо.
        - Люди, - сказал Мо. Элайни, поднявшись на коленки, высматривала с высоты Мо людей, но заросли леса скрывали то место, откуда неслась мелодия.
        - Мо, - поджав под себя ноги, сказала Элайни. - У тебя есть свои люди, почему ты с ними не общаешься?
        Мо молчал, как будто и не слышал, и Элайни саданула его по горбу: - Ну?
        - Они дикие, - сообщил Мо, - мысли у них пустые.
        - Сам ты дикий, - констатировала Элайни, - мог бы их научить разумному, доброму, вечному.
        - Нельзя, - возразил Мо, - меня накажут.
        - Трус ты, Мо, - констатировала Элайни и снова поднялась на коленки: в просвете она увидела кучку людей, собравшихся в круг, посредине которого сидел голый мужчина и играл на дудочке. Напротив него сидела девушка в какой-то белой одежде, похожей на платье.
        Что-то показалось странным в виде девушки, но свет звезды, пусть и яркий, не давал возможности рассмотреть лучше. Мелодия, действительно, была завораживающей, точно изливала душу юноши и Элайни заслушалась.
        - Как красиво, - сказала она, когда мелодия закончилась. Девушка в круге поднялась и что-то сказала. Элайни растерялась - в девушке она узнала Байли. Пораженная увиденным, она удивлённо воскликнула:
        - Байли!?
        - Что? - повернувшись к ней, спросил Сергей.
        - Там Байли, - сказала Элайни, показывая на людей.
        - Где ты видишь Байли? - удивился Сергей.
        - Ты не видишь? - воскликнула Элайни и повернулась к кругу людей. Байли там, действительно, не было. «Куда она девалась?» - не поняла Элайни, обшаривая взглядом всё вокруг - Байли нигде не было.
        - Тебе показалось, - ласково взял её за руку Сергей.
        - Ты мне не веришь? - уставилась она на него.
        - Верю, - ответил Сергей и примирительно добавил: - Мы все пережили стресс.
        Элайни огорчённо отвернулась, а Хамми ничего не мог сказать - он видел знак Харома и предпочёл промолчать.
        Пейзаж постепенно становился пустынным. Вокруг росли замысловатые кактусы и редкие, корявые растения, что-то вроде бы перекати поле. Впереди, на горизонте, блеснуло голубизной. Вначале Сергей принял его за мираж, но скоро это блестящее превратилось в голубую полоску, переходящую прямо в небо.
        - Что это? - спросил Сергей.
        - Океан, - ответил Мо.
        - Где океан? - снова проснулась задремавшая Элайни.
        - Впереди океан, соня, - сказал ей Сергей. И действительно, скоро они ощутили освежающий бриз на своём лице. Через несколько часов, падая от усталости, Сергей и Элайни опустились на береговые камни. С океана дул холодный, обжигающий ветер, пронизывающий до костей. Сергей отдал свой костюм Элайни, чтобы хоть как-то защитить её от холода. Берег был пуст и океан до горизонта был разукрашен белыми бурунами.
        - И где здесь ваша станция? - спросил, дрожа, Сергей.
        - Там, - указал Мо, тыча лапой в океан.
        - Что? В океане? - опешил Сергей. - И как мы туда доберёмся?
        - Вон, на них, - показал Мо на ширяющих над океаном птиц.
        - Птеранодоны, древние летающие ящеры - рассмотрел Сергей, - а они нас выдержат?
        - Вас - да, а вот меня - с трудом, - сказал Мо, расформировался и застыл.
        - Что с ним? - спросила Элайни.
        - Птиц ловит, - объяснил Хамми. Вскоре стало понятно - птеранодоны стали кружится над нами, пока, наконец, не приземлились на свои ужасно большие лапы.
        - Хватайтесь за их шеи и крепко держитесь, - закричал Хамми и запрыгнул на ближайшего птеранодона, с размахом крыльев в два десятка метров.
        - Я боюсь, - закричала Элайни.
        - Не бойся, садись за мной и держись за меня, - крикнул ей Хамми. Сергей помог Элайни взобраться. Хамми сделал из себя восьмёрку, обвив одним кольцом шею птеранодона, а другим - пояс Элайни. Сергей залез на второго птеранодона, а Мо придавил третьего. Птицы тяжело взлетели и, под руководством Мо, взяли курс в океан.
        В воздухе было ещё холодней и Сергей закоченел окончательно. Хорошо Элайни - Хамми сделал вокруг неё подобие обтекаемого щитка. Через полчаса Сергей увидел впереди остров и на нем тёмный цилиндр станции репликации. Когда приземлились, Сергей не мог слезть с птеранодона - руки замёрзли и отказались разжиматься. Хамми пришлось пройтись по телу Сергея и немного его разогреть.
        - Спасибо, Хамми, - сказал Сергей, - как сто грамм хряснул.
        Птеранодоны по команде Мо взвились в воздух, повалив на землю Элайни и Сергея, и полетели к земле. Мо открыл невидимую дверь и все зашли в станцию. Мо связался со станцией, снял блоки, передал в Большое Кольцо свой неповторимый код, включил станцию на авто режим и спросил Сергея и Элайни:
        - Ну, что? Готовы отправляться?
        - А куда? - растерялась Элайни и посмотрела на Сергея.
        - Конечно к тебе! - решительно сказал Сергей. Хамми, Элайни и Сергей стали под кольцо репликатора, а Мо нажал кнопку. Кольцо репликатора укрылось искрящимся голубым туманом, а через секунду раздался хлопок, и станция репликации опустела.
        Репликация шестая
        Лана
        Сидеть на полу было неудобно и холодно, поэтому Маргина встала и подошла к окну, в котором можно было увидеть крупицу неба. Последнее время этот голубой кусочек был её единственной связью с внешним миром. Фрея Иссидия позаботилась, чтобы извне никаких известий в эту камеру не поступало. К тому же она была заперта изощрёнными заклинаниями, не допускающими и намёка на побег высокопоставленной узницы.
        Сегодняшний допрос был необычным - Маргина сразу учуяла это по неуверенным взглядам, бросаемым на неё правой рукой Иссидии - фреей Януш. Что-то случилось на воле, что-то, что заставило забеспокоиться вторую леди королевства. С того памятного заседания Совета Фрей, когда её не поддержали и никак не отреагировали на её сообщение, прошло уже много времени. Маргина специально не считала, но понять, что сезон дождей подходит к концу, не составляло труда. Да и в открытое окошко по ночам дует холодом - скоро будет сезон снега.
        Маргина зябко поёжилась и накинула на плечи свой чёрный плащ - благо не забрали, а то ночи пошли очень студёные. Впрочем, о себе Маргина не беспокоилась, её мысли занимали Элайни и Байли, известий о которых у неё не было со дня их отъезда. Зря она, конечно, отпустила их так далеко. Желания уберечь не всегда достаточно для безопасности, а, возможно, как раз наоборот.
        А ещё Маргине не давало покоя последнее, перед арестом, сообщение стратега Вейна о неясных слухах и скрытых угрозах на окраине Страны Фрей, вблизи Северных гор. О странных людях из-за гор, о которых говорили шёпотом, боязливо, оглядываясь. Маргина сообщила об этом на Совете Фрей, но её слова пропустили, намекая на то, что она отвлекает от главного вопроса. И с главным вопросом вышло плохо - регентом выбрали Иссидию, и та, методично и настойчиво, сменила на нужных постах всех фрей ей не подвластных. А потом настала очередь ареста Маргины.

* * *
        Перед фреей Иссидией стояли три молодые девушки, ничем не примечательной наружности, в черных, обтягивающих костюмах на поясе которых висели короткие полу-мечи, и слушали её наставления.
        - И так, фрея Тая, фрея Роз и фрея Жилен! Вам надлежит немедленно отправится на территорию Северных гор и тайно, я повторяю - тайно все разузнать, и выяснить, что там происходит. Доложить мне незамедлительно! Вам ясно?
        - Ясно! - хором ответили девушки.
        - Отправляйтесь, флаэсина вас ждёт, - махнула платком фрея Иссидия. Девушки склонили головы и быстро исчезли. Фрея Януш закрыла за ними дверь и подошла к Иссидии:
        - Там дожидается приёма посланник Страны Маргов, - фрея Иссидия поморщилась, а потом махнула рукой: - Зови!
        Фрея Януш открыла дверь и кивнула головой. В двери величественно вошёл посланник Страны Маргов Увин Партер и гордо кивнул головой.
        - Прошу вас Увин, - изобразив на лице улыбку, сказала фрея Иссидия, приглашая посланника для приватной беседы на глубокий диван. Тот присел на краешек дивана, явно не желая задерживаться.
        - Как здоровье уважаемого Артур Крайзер Мирх Барули? - спросила фрея Иссидия, опустив глаза на посланника Партера. Тот крякнул и, вскинув голову, сказал:
        - Здоровье Главного Марга не вызывает беспокойства, - посланник сделал паузу и продолжил. - Главного Марга беспокоит то, что его сын находится в вашей стране и, видимо, удерживается насильно.
        - Мне об этом ничего неизвестно, - печально опустив уголки губ, сказала фрея Иссидия, - но я приложу все силы, чтобы это выяснить.
        - Главный Марг просил передать, что если дипломатические методы не помогут, у него найдутся другие методы воздействия, - закончил посланник. Фрея Иссидия поднялась и, глядя ему в глаза, язвительно сказала:
        - Мы не нуждаемся в советах Главного Марга, как нам поступать в нашей стране.
        - Я всё передам Главному Маргу, - склонил голову посланник.

* * *
        Шергу повезло - он попал в струю, и эта струя принесла ему звание тайного советника регента королевства. Звание было условно, так как фрея Иссидия не простила Шергу обман с перстнем и, к тому же, совсем ему не доверяла. Сказать по правде, всё остальное тоже шло не так гладко. Под «остальным» он подразумевал свои отношения с Байли, которые он бы назвал никакими. Можно сказать, что они стали намного хуже, чем раньше.
        Когда, по личному повелению фреи Иссидии, новоиспечённый советник регента королевства, Шерг, возник с командой головорезов, набранной им для данного задания, перед доктором Фростом, Байли, Перчиком и Хенком - последние не испытывали к нему любви. Наоборот, Хенк и Перчик пытались защищаться, и их пришлось избить и связать.
        Шерг помнил глаза Байли, смотревшие тогда на него, и от досады у него внутри вскипела кровь. Он понимал, что лучше такие действия сделать чужими руками, но себя переделать не мог. Впрочем, Шерг и раньше не баловал себя дипломатией, не его это было призвание.
        В итоге, Фроста, Перчика и Хенка засадили в темницу, созданную в срочном порядке в старом спальном здании Академии Фрей, где их поочерёдно допрашивала фрея Януш - без видимого результата. Все заключённые упрямо отказывались отвечать. Шерг бы заставил их заговорить, но его об этом никто не просил.
        А вот Байли Шерг отвёл в конфискованный дом доктора Фроста и там держал под своим присмотром. Эта была единственная уступка Шергу в переговорах с фреей Иссидией. Со времени заточения Байли не проронила ни одного слова. Вот и сейчас она сидела возле окна и отрешённо смотрела на безлистый фруктовый садик во внутреннем дворике и молчала. Это молчание бесило Шерга, как колючая заноза, уж лучше бы она выплеснулась на него с яростью.
        - Тебе что приготовить на обед? - нейтрально спросил он, втайне надеясь на ответ, но ответа не последовало - Байли только молчаливо опустила голову. Шерг с досады грохнул книжкой об стол, которую он перед этим листал, чтобы скрыть своё нетерпение. Байли вздрогнула и втянула голову в плечи. Шерг кипел:
        - Что тебе не нравиться! Ты хочешь, как остальные - в темницу? - Шерг, как коршун, навис над ней, готовый разорвать её на части. Байли упрямо подняла на него свои большие глаза и сказала:
        - Хочу.
        - Чего ты хочешь? - опешил Шерг.
        - Хочу в темницу, - зло повторила Байли. Щерг поднял раскоряченные ладони, махнул ими от бессилия, и, с грохотом закрыв дверь, выскочил из дома.

* * *
        Флаэсина медленно проплывала вдоль ущелья, чуть ли не касаясь верхушек сосен. Дальше по склону, в самом низу, неслась бурным потоком незамерзающая горная речушка, возникшая из тонкого ручейка, пробивающегося из-под ледника. Туманная дымка скрывала местность и фрея Роз, перегнувшись через борт, морщила нос и жмурилась, стараясь рассмотреть подробности. Нигде не видно было ни души, и это тревожило фрею Таю, старшую группы. Осторожные расспросы жителей предгорной местности много не дали - жители явно что-то не договаривали.
        По крупицам собирая истину, удалось установить, что слишком часто стали пропадать люди, а в горах появился кто-то, кого местные боялись, как самого страшного зверя. Все время проскальзывало название «ваду» - так звали неизвестное существо, то ли зверя, то ли человека. В одном месте пропала целая деревня, провести в которую местные жители не соглашались ни за какие деньги. Попав туда, фреи долго ходили вокруг, пытаясь зацепится за что-нибудь, но никаких следов насилия, крови или разрушения не обнаружили. Из деревни исчезло всё живое, и даже птицы здесь больше не селились.
        Фрея Тая всматривалась в даль, пытаясь в белом крошеве заметить что-либо, отличающееся от скал и снега, но глаза от чёрно-белой ряби устали и не желали трудиться.
        - Там, - ткнула рукой Роз в далёкую точку на усыпанном снегом склоне и фрея Тая заметила, что она двигается.
        - Жилен, туда! - указала она стоящей за штурвалом Жилен. Та накренила флаэсину и отправила её вниз. Это был явно человек, который, заметив их, поспешил в том же направлении, в котором двигался раньше. Флаэсина легко догнала его на ровной площадке, окружённой каменными глыбами и редким кустарником. Человек остановился, вытянул из-за пояса толстую дубину, и ждал.
        - Роз, жди в флаэсине, Жилен - за мной! - скомандовала фрея Тая, вытягивая свой короткий меч. Человек ждал их, дерзко глядя им в глаза и сжимая в правой руке дубину. Это был ваду, фрея Тая поняла это сразу. На нем была одежда из шкур, а голову закрывала меховая шапка, из-под которой горели злобные, решительные глаза. Ваду не собирался подчиняться.
        Внезапно, прямо из снега вынырнули новые ваду, и бросились к фреям. Первый ваду, злобно оскалился, замахнулся на Таю дубинкой, но она даже не воспользовалась волшебством - просто рубанула его по шее. Фрея Роз, стоя на флаэсине, метнула огненным шаром в бежавшего к ней ваду с топором, и тот загорелся живым факелом. Второй ваду метнул камень и Роз, с раскроенным черепом, свалилась через поручень на снег. Ваду замахнулся топором, отрубил уже мёртвой Роз голову и победно затряс ей в воздухе, орошая снег кровью.
        Тая, окружённая, по крайней мере, десятком ваду, метала молнии, и рубила мечом, но окружающий её круг все время подпитывали новые ваду, и она чувствовала - силы на исходе. Под ногами неприятно чавкала кровь вперемежку с внутренностями исполосованных ваду. Левая рука, перерубленная топором, сочилась кровью, но она не мешала - Тая её больше не чувствовала.
        - Жилен, беги! - крикнула Тая, вскрывая очередную голову ваду. Капли крови обрызгали её лицо, но Тае было не до этого. Жилен упрямо дёрнула головой, и продолжала кружить в кровавом танце, увлекая за собой трёх ваду.
        - Жилен, это приказ - ты должна доложить! - отчаянно крикнула Тая, получив дубинкой удар по плечу. Дубинка задела ухо, и оно висело, полу-оторванное, истекая кровью. Жилен зло дёрнулась, слезы брызнули из глаз и она, разрядившись молнией в ближайшего ваду, стремительно бросилась назад. С десяток ваду, как шакалы, бросились за ней. Тая отвлеклась, и за это получила удар дубиной по голове, попятилась назад и упала. Тут же на неё бросилось трое. Двое держали за руки, а третий разорвал рубашку на груди и ножом, одним движением, отрезал левую грудь. Тая закричала зверем, а ваду впился зубами в отрезанное, кровавое мясо, оторвал кусок и победно заревел. Тая, собрав все оставшиеся силы, вонзилась молниями в его глаза, и оттуда, с глазниц, фонтаном ударила кровь, вперемежку с мозгами.
        Стоявший рядом заросший ваду взмахнул дубиной, и череп Таи с хрустом раскололся. Ноги дёрнулись и застыли, нелепо вывернувшись. Ваду, не мешкая, уже рылись в одежде и заплечном мешке, растаскивая и пряча все под свои звериные шкуры. И тут же рассыпались в снежной мгле, как будто их и не было. Только окровавленное тело Таи осталось на белом снегу.
        В небе на мэтлоступэ неслась Жилен, а её слёзы замерзали на ветру, колыхаясь сосульками на веках. Она их не замечала, пытаясь унять внутри себя страх, горечь и ярость, неприятным коктейлем бушующих в её груди.

* * *
        Перчик и Хенк делили вдвоём одну каморку, в которой, до них, жили старшие ученицы, так как на стенах остались рисунки сердечек и прочих атрибутов первой любви. На окнах наспех были укреплены решётки, чтобы узники не подумали, что будут здесь отдыхать. Впрочем, узники думали не об этом, а беспокоились за одну и ту же девушку, один - за сестру, второй - за любимую.
        Перчик мечтал, как он схватится со всеми сторожами темницы, освободит сестру, подведёт к Хенку и скажет ему: «Береги её так, как до этого берег её я!» А Хенк думал, сможет ли он сломать защиту с замков, которую поставила фрея Януш. На помощь Перчика он слабо рассчитывал, на помощь извне - тем более. Хенк вспомнил несколько заклинания, подошёл к двери, и прошептал одно из них. Дверь шарахнула молнией прямо по рукам. Хенк споткнулся и свалился на пол.
        - Вот зараза! - только и сказал он, поднимаясь.
        - Ты что делаешь? - выглянул из своей мечты Перчик.
        - Хотел сломать защиту, - почесал затылок Хенк.
        - Нет, ты её так не сломаешь, - засомневался Перчик, - я думаю, фреи не дуры - знали на кого ставили!
        - А как же сломаешь? - рассердился Хенк.
        - Нужно по-хитрому…
        - А как это - по-хитрому? - ухмыльнулся на советчика Хенк.
        - Вот мы закрыты!
        - Так?
        - И выйти не можем!
        - Не можем! Не тяни!
        - А если мы в камере были - и вдруг нас нет, - развёл руками Перчик.
        - Как это, нет? - открыл рот Хенк.
        - Исчезли! - высунул язык Перчик. Хенк замер, и смотрел на Перчика широко раскрытыми глазами. Потом подскочил, схватил Перчика, поднял и закричал:
        - Перчик! Ты гений! - и принялся тискать Перчика, который сиял, как утреннее солнце.
        Замок в камере щёлкнул, и в камеру ворвались два стражника.
        - Всем по местам! - крикнул тот, что постарше. - Драться будете в другом месте.
        - Мы не дерёмся, - сказал Хенк, - мы обнимаемся!
        Стражник хмыкнул, махнул другому рукой: «Пошли!» - и дверь закрылась.

* * *
        - Докладывай, - фрея Януш подняла глаза на стражника.
        - Они обнимаются, - доложил стражник.
        - Что значит, обнимаются? - опешила фрея Януш.
        - Обыкновенно, обнимаются, - двинул плечами стражник. Фрея Януш глянула на стражника, поднялась и подошла к нему.
        - Ну-ка, дыхни! - стражник дыхнул на неё луком, и фрея Януш поморщилась.
        - Хорошо, иди, - махнула ему рукой. Озадаченный стражник вышел.

* * *
        Крылатый змей, бегающий за Главним Маргом Артуром Барулей, уже не удивлял его подчинённых, которые, незаметно от начальства, подкармливали его сладостями и оставшимися обедами и, за глаза, чтобы не слышал Артур Баруля, называли его Гаркуша. Имя так прижилось, что все, даже сам Баруля, забыли, как змея величали вначале. Возможно, что такое имя дали ему за то, что он немного картавил, выговаривая слова, причем, думал правильно, а выговаривал, картавя, что вносило диссонанс в понимание его слов.
        Как бы там ни было, а на своё имя змей отзывался сразу, нрава был добродушного, к тому же, несмотря на то, что мог говорить, был прекрасным и заинтересованным слушателем, способным бескорыстно сочувствовать и сопереживать. Гаркуша, развеявший тоску Артуру Барули о своём сыне, был любимчиком у Главного Марга, так как на доброту отвечал любовью и лаской и никогда с ним не расставался.
        Главный Марг Артур Крайзер Мирх Баруля никому не признавался, что обожал своего сына Хенка. Можно было даже сказать, что он боготворил его, но об этом никто и никогда не догадывался. С точки зрения окружающих - он был жестоким отцом, держащим своего сына в колючей клетке правил, которые создал специально для Хенка.
        Мать Хенка была известная особа в Стране Фрей и при рождении Хенка, по правилам, должна была отдать Хенка отцу, но в силу своей вздорности, а больше в пику Артуру Барули, в связи со ссорой с последним, отдала доверенному лицу в Страну Маргов. Через некоторое время доверенное лицо сообщило матери Хенка о смерти младенца, а у Артура Барули появился приёмный сын, к обоюдному удовольствию доверенного лица и Артура Барули.
        Через Манк Криона пришло письмо от Маргины, в котором она писала о том, что должна отправить Хенка домой: «…в связи с проблемами при дворе». Когда Хенк не возвратился домой, Баруля вытащил талисман, копию того, что он дал Хенку, и поводил его по карте. Талисман чётко указывал, что Хенк в столице Страны Фрей - Фаэлии.
        Баруля заподозрил неладное - возможно, мать Хенка пронюхала, что её сын жив, и каким-то образом похитила сына. С точки зрения логики, никакая мать взрослого сына похитить не могла, разве что он сам того захотел. Но разум Барули, в данном случае, не внимал логике. Потому он очень внимательно выслушал возвратившегося посла Увина Партера.
        - … что она не нуждается в советах Главного Марга, как ей поступать в своей стране, - закончил Увин Партер.
        - Так и сказала? - спросил Артур Крайзер Мирх Баруля.
        - Так и сказала, - ответил Увин Партер.
        - Что ещё? - немного подумав, спросил Главный Марг.
        - По своим каналам я узнал, что в бывших спальнях Академии Фрей, под большим секретом, держат несколько пленников. Возможно, там находятся марг Перчик и Хенк.
        Баруля прошёлся по приёмной и остановился возле стены с оружием. Медленно снял с неё меч, примерился и неуловимым движением снёс верхушку свечи в канделябре.
        - Тогда мы их освободим с помощью оружия, - решительно сказал он.

* * *
        Было ранее утро. Фрея Иссидия стояла у окна, и смотрела на голые деревья в саду резиденции королевы. Фрея Иссидия была недовольна. Не всё пошло так, как она хотела. Быстрой и полной победы достичь не удалось, к тому же начались неприятности. Арест сына Артура Барули, Главного Марга Страны Маргов, был, конечно же, глупейшей ошибкой. Напрасно она послушалась Шерга, он явно питает злобу к сыну Барули и не равнодушен к Байли. А теперь не хватало ещё войны со Страной Маргов.
        Конечно, Артур Баруля не осмелиться вот так, сразу, применять какие либо действия. Насколько помнила Иссидия историю, последняя война, она же и первая, между Страной Фрей и Страной Маргов случилась тысячу лет назад и была настолько опустошительная, что запомнилась надолго. С тех пор страны придерживаются заключённого тогда договора и до сегодняшнего времени вопросов не возникало.
        Иссидия подумала, не отпустить ли ей Хенка Барулю, да ещё и извиниться, мол, напутали. Но этот мальчик Хенк неравнодушен к Байли и, кто знает, чего наплетёт отцу. И так и так плохо. В конце концов, Иссидия решила повременить, полагая, что всё решится само собой.
        А ещё беспокоили слухи с Северных гор. Посланные Иссидией фреи почему-то долго не возвращались, и это тревожило её. Движимая первой мыслью, она собиралась послать марку, но потом с сожалением вспомнила, что так далеко марка не долетит. После отправки фрей к Северным горам поступили новые, ещё более тревожные слухи об исчезновении целых предгорных деревень, а это было уже очень и очень серьёзно. В такой ситуации проводить избрание королевы страны грозило неожиданностями, а их Иссидия не любила.
        В дверь постучали. Иссидия, вздохнув, отбросила одолевающие её мысли и сказала:
«Войдите!» В дверь бочком протиснулась фрея Януш.
        - Здесь хотят доложить, - сказала она, чуть-чуть запинаясь. Фрея Янош до сих пор немного боялась Иссидию, что несколько тешило последнюю. Фрея Янош добавила: - Хотят доложить лично вам.
        - Зови, - нетерпеливо махнула рукой Иссидия. В приёмную вошёл простолюдин, судя по одежде - крепкий крестьянин. Он стал на колени, склонив обнажённую голову.
        - Встань, голубчик, - Иссидия любила играть королеву, - рассказывай, что у тебя.
        - Меня от деревни послали, - сказал он, не вставая, - на той стороне, - взмахнул он рукой, - в Стране Маргов, против нашей деревни собрается много маргов.
        - Ну и что? - сказала Иссидия. - Мало ли что там у них, учения, например.
        - Много, много маргов собралось, - повторил человек.
        - Ну, хорошо, голубчик, - сказала Иссидия, - спасибо тебе! И в деревню передай спасибо, я буду помнить! - фрея Иссидия махнула фрее Януш. - Накормите его и в дорогу дайте!
        Фрея Януш скрылась вместе с кланяющимся крестьянином за дверью. А Иссидия вновь окунулась в свои мысли. Всё-таки посмел! Ах, как не вовремя! Как не вовремя!

* * *
        Стратега Вейна, по счастливой случайности, сразу не арестовали, а потом и забыли, так как он не высовывался. И сейчас бывший стратег находился за крепостным валом, вдалеке от главных ворот, возле сточной трубы и занимался ирригацией. Точнее не он, а бригада во главе с немолодым уже бригадиром. Вейн последний раз втолковывал ему:
        - Значит так! Здесь досыпаете и поднимаете уровень. Из вон того озера делаете канал сюда. Надо, чтобы вода шла не из трубы, а в трубу. Поняли? Это надо для промывки труб. Вы должны закончить к обеду! Справитесь?
        - Справимся, чего уж, - подали голоса рабочие, на которых бригадир недовольно взглянул.
        - Половину суммы сейчас - половину занесу по окончанию, - Вейн передал мешочек бригадиру. Тот неторопливо пересчитал монеты, сунул в карман и внушительно заверил: - Сделаем.
        - Не забудьте - точно к обеду! - напомнил Вейн и пошагал к главным воротам.

* * *
        Перед фреей Иссидией стояли пять лучших в Стране Фрей. Пять самых изощрённых умов, преподавателей Академии Фрей, пять подруг, которым она доверяла. Она назначила их каверами своей армии, которой ещё не было. Фрея Иссидия прошлась перед ними и продолжила:
        - Вы должны немедленно мобилизовать фрей. Времени у нас нет, поэтому сразу же выдвигайтесь вперёд. Артур Баруля собрал маргов и замышляет напасть на нас. Мы должны быть готовы отразить их атаку. Самим - не атаковать, не давать повода. Но если сунуться - отвечать не колеблясь, и самым решительным образом. Я буду позже. Вам понятно.
        - Понятно, Иссидия, - сказала фрея Рена, старшая, и самая опытная. - Можешь не беспокоиться - всё сделаем как надо!
        - Спасибо, Рена, - обняла её Иссидия - они дружили. Каверы кивнули головами и, молчаливо покинули приёмную. Иссидия позвонила в колокольчик. Появилась фрея Януш.
        - Позови мне советника Шерга, - сказала Иссидия, потом добавила, - сейчас же!
        Фрея Иссидия остановилась у окна. Птицы цепочками летят на юг. Интересно, куда они улетают. Никто в её стране не мог перейти южные горы. Очень высокие, жуткий холод, чем выше, тем сильней. Даже в преданиях об этом нет упоминания. Странно это.
        - Ваше Величество, вызывали? - бодрым голосом рапортовал, появившийся в дверях, Шерг. «Льстит, подлец! - приятно подумала Иссидия. - Я ведь ещё не королева».
        - Вот что, Шерг, - сказала она, идя ему навстречу, - приведи мне после обеда этого мальчишку, Хенка.
        - Осмелюсь спросить, зачем? - обнаглел Шерг.
        - Затем, что отпускать его будем, - сказала Иссидия и добавила, - возможно.
        - Но, Ваше Величество? Он же в сговоре с нашими врагами! - вскипел Шерг.
        - Какой он враг, мальчишка, - махнула рукой Иссидия. Посмотрела иронично на Шерга и добавила: - Что, девку у тебя увёл?
        - Ваше Величество… - начал было Шерг, но Иссидия его жёстко прервала: - Выполняй!
        - Слушаюсь! - стиснул зубы Шерг и пошёл к двери.
        - Постой, - остановила его Иссидия, - и Байли сегодня же отправь в темницу.
        - Слушаюсь! - крикнул Шерг и вылетел с кабинета. Иссидия звякнула в колокольчик. В дверях появилась фрея Януш.
        - Известий от фреи Таи нет? - спросила Иссидия. Фрея Януш отрицательно кивнула головой.

* * *
        Шерг летел по улице, сгорая от ярости, ревности и своего бессилия. Прохожие шарахались в сторону, завидев издали его грозную фигуру. Возле дома доктора Фроста стоял поставленный им человек, который, увидев Шерга, выпучил глаза и вытянулся. Шерг подскочил к нему и с криком: «Как стоишь, собака!» - въехал ему в челюсть, и тот упал на дорогу. Шерг ворвался в дом, опрокидывая всё на своём пути, разыскивая Байли. Она находилась в своей спальне и, услышав грохот, вжалась в кровать. Шерг, дёрнув дверь так, что посыпалась штукатурка, стал в ней, расставив руки, и яростно посмотрел на Байли:
        - Что, сучка? Ждёшь своего Хенка? Так не дождёшься! - и Шерг двинулся к кровати. Байли пыталась защититься, но Шерг с яростью ударил кулаком по лицу раз, другой, и она отключилась. Шерг содрал платье, как животное, навалился на неё, задёргался, беспощадно мял руками грудь, стараясь причинить боль девушке. Вдруг у Байли раскрылись глаза, и прошла по лицу Шерга отсутствующим взглядом. В то же мгновение Шерга, что есть силы, шибануло в потолок, отчего он потерял сознание.
        Открыв глаза, Шерг понял, что лежит на полу. Затылок болел и когда Шерг дотронулся до него, то рука оказалась в крови. Через силу поднявшись, он увидел, что Байли нигде нет. «Чем же она меня, зараза?» - подумал Шерг, испытывая удовольствие от поступка Байли, несмотря на свою разбитую голову. Перевязав её, он вышел на улицу, кинув на прощание своему человеку:
        - Пошёл отсюда! - и тот поплёлся за Шергом, ожидая дальнейших указаний.

* * *
        Было чуток до обеда. Хенк заглянул в смотровое окно и шепнул Перчику: «Давай!» - и они начали шептать заклинание. Вскоре их фигуры покрылись неясным туманом и постепенно растаяли в воздухе. В коридоре тюрьмы раздался голос: «Обед, обед!» - и постукивание кружкой по дверям. Стук постепенно приближался. Наконец, щёлкнул ключ в двери, дверь открылась, и показалась голова стражника:
        - Обед… - стражник, назначенный Шергом, застыл, выпучив глаза. В камере никого не было. Стражник с воем понёсся по коридору. Через минуту в комнате появился стражник вместе со старшим по караулу. Он так же застыл в дверях, выпучив глаза.
        - А где же…? - только и смог выговорить старший. Он обернулся и хотел идти, но с удивлением поднял ногу: - А это что такое?
        По коридору бурным потоком неслась вода, вместе с нечистотами.
        - Ноги … - проговорил стражник, глядя вдоль коридора.
        - Что ноги? - спросил старший по караулу.
        - Ноги на выход пошли… - сказал стражник.
        - Какие ноги?
        - Пустые… - удивлённо сказал стражник и добавил, - внутри…
        - Ты что, рехнулся? - глянул на него старший, стоя по колена в воде и затыкая нос.
        - А ну-ка выводите заключённых, а то все утонем в этом дерме.

* * *
        Артур Баруля собирался на флаэсине вылететь в расположение своих вновь созданных войск, но тут, неожиданно, заболел Гаркуша и Главный Марг не мог оставить своего любимца в беде. На шее у Гаркуши образовалась опухоль, которая, вероятно, болела, отчего Гаркуша постанывал и жалобно смотрел на Барулю. Главный Марг накладывал на шею Гаркуши руки, пытаясь умерить его боль, но то ли волшебство не подходило, то ли оно не действовало на змея, потому что от данной процедуры легче ему не становилось.
        За последнее время Гаркуша вырос и по весу превышал своего хозяина - видно сладкие угощения сотрудников Дворца Маргов пошли ему на пользу, так как Баруля кормил его исключительно правильно - то, что ел и сам, а сладкого Баруля не любил. Гаркуша лежал в кабинете Барули, растянувшись на полу, и от кончика хвоста до головы тянулся по всему помещению. Для сотрудников Дворца Маргов вид Гаркуши был обычным явлением, а вот посетители Главного Марга с опаской смотрели на добродушного змея, тем более, когда он тянул к ним свою морду для знакомства.
        Уже вечерело, а Артур Баруля сидел на полу возле стены, поглаживая морду Гаркуши, лежащую у него на животе, да так и заснул, невольно прикрыв глаза. Снился ему сын, Хенк, который тёрся своим лицом о его щеку, а потом принялся лизать лицо Артура Барули языком. «Хенк, не нужно», - конфузился его любви Баруля, но потом и сам, не утерпел, лизнув Хенку в шею. «Что же мы делаем?» - подумал Баруля, так как выражать свои чувства перед сыном он стеснялся. Совсем оробев и покраснев лицом, он вскинулся и открыл глаза.
        Две змеиные морды добросовестно вылизывали ему лицо, а третья, изморенная болезнью, с умилением смотрела в его глаза. Артур Баруля замер от неожиданности, ничего не понимая. «Гаркуша что, родил двух детёнышей?» - подумал он, понимая всю нелепость предположения, но две лишние головы никуда не исчезали, а продолжали с удовольствием лизать его лицо и шею.
        - Прекратите, - махнул им рукой Баруля и головы остановились, услышав его голос.
        - Ты как? - спросил он у Гаркуши, и тот прохрипел: - Нормально, папа.
        Поднявшись на ноги Баруля увидел, что Гаркуша заимел ещё две головы. Что с ними делать Главный Марг не знал, поэтому вызвал в кабинет Увина Партера, постучав по полу и чуть не перепугав новые головы.
        - Испугались, дурочки? - покровительственно спросил Гаркуша у новых голов, а Артур Баруля в недоумении подумал: «Они что, разного пола?» - а в продолжение мысли вспомнил, что никогда не задавался вопросом, какого пола Гаркуша.
        Когда появился Увин Партер, он попросил накормить змея, на что тот удивлённо спросил:
        - Всех? - показывая на три головы. Артур Баруля кивнул головой и отправился на два этажа ниже, где к балкону была пришвартована флаэсина.

* * *
        Марг Дор стоял на возвышении и смотрел в подзорную трубу. Сзади него выстроились его каверы, ожидая дальнейших распоряжений. В стекло трубы маргу Дору было прекрасно видно лагерь фрей, раскинувшийся на другом берегу речки Леи. С утра задалась прекрасная погода и, несмотря на явные признаки осени, было тепло и солнечно.
        Молодые фрей, стайкой поддразнивая юных маргов, разделись догола и плескались на мелководье. Юноши-марги, и сами не прочь повеселиться, тоже разделись и поплыли через реку. Ширина в этом месте была невелика, со стороны маргов берег был крут и вода глубока, а дальше, до самого берега фрей, было мелководье. Поэтому марги были встречены посередине, и начались игрища, смех и крик. Марг Дор недовольно поморщился.
        - Прикажете остановить? - спросил марг Мен, командир группы метателей огня - именно его марги флиртовали сейчас с фреями.
        - Нет! - махнул рукой марг Дор, и, взглянув ещё раз на реку, добавил:
        - Пусть порезвятся!
        Ожидали приезда главного марга, Артура Крайзер Мирх Барули, и, поэтому, разложили ещё раз карты и согласовали манёвры войск. Марг Мен должен был ударить огнём, наступая на деревню Боро, как раз там, где сейчас плескалась молодёжь. Там находились войска фреи Пармы, искусница ядов, поэтому Мену следовало сдерживать её огнём на расстоянии.
        Слева от него находились войска марга Рика, но ему противостояла не менее искусная фрея Ливерия, от которой можно было ожидать чего угодно. Марг Сенон должен был обойти войска фрей справа, возле деревни Нев, и ударить в их тыл. То же самое должен был сделать на левом фланге марг Трён.
        Марг Дор, главнокомандующий, стоял лагерем напротив городка Хари, справа и слева от которого находились фрея Неф и, главнокомандующий противника, фрея Рена. Простенькая диспозиция, которая ровным счётом ничего не значила для исхода боя, марг Дор знал это, как дважды два. Исход боя всегда был большой загадкой для командиров и следовал законам, которые были не подвластны человеку. Всё решалось, где-то там, на уровне высших сфрер, логика которых напоминала какую-то игру, выдуманную явно не для людей. Тем временем к ним уже шагал Главный Марг Артур Баруля, нетерпеливо спрыгнувший с флаэсины.
        - Всё готово? - не здороваясь, спросил Главный Марг.
        - Ждали вас! - кивнул головой марг Дор.
        - Занимайте позиции, - махнул рукой Артур Крайзер Мирх Баруля, - и ждите дальнейших указаний.
        Марги склонили головы и тут же растворились в воздухе.
        Вот так просто и буднично началась эта война.

* * *
        Фрея Иссидия сидела на кушетке и гладила по голове фрею Жилен, рыдающую ей в подол. «Это, звери, звери!» - повторяла Жилен, выпустив на волю сдерживаемые эмоции.
        - Ну, всё…перестань… - тихо трепала её кудри фрея Иссидия, - мне тоже жалко и Таю, и Роз. Замечательные были девочки. Мы ещё за них отомстим. Обязательно отомстим.
        В дверях приёмной возникла фрея Януш, вопросительно глядя на фрею Иссидию, но та замахала на неё рукой.
        - Ну, как ты? - спросила она, приподняв голову фреи Жилен. Та вытерла кулачком слёзы и поднялась.
        - Я уже нормально!
        - Хорошо, иди, отдохни, у меня, к сожалению, дела! - фрея Жилен склонила голову и тихо вышла. В дверях тут же возникла фрея Януш.
        - Что у тебя? - вздохнула Иссидия.
        - Советник Шерг пришёл.
        - Зови этого подлеца! - сморщилась Иссидия. В дверь боком вошёл Шерг и, опустив голову, стал у двери. Фрея Иссидия подошла к нему и спросила:
        - И где всё это время был мой советник? - она наклонилась и заглянула ему в глаза. В лицо пахнуло перегаром, и фрея Иссидия, закрыв пальцами нос, прогнусавила: - В кабаке прохлаждался! А кто же тогда ловит преступников, так нагло удравших из темницы? И где теперь фрея Маргина, где доктор Фрост, где эти мальчики Хенк и этот Перец.
        - Перчик, - поправил исподлобья Шерг. Иссидия бросила злобный взгляд на него.
        - У этого Перчика мозгов больше, чем у трёх таких советников, как ты! - Иссидия кипела внутри. - И почему я не вижу до сих пор Байли?
        - Её нет, - глухо сказал Шерг.
        - Как нет? - опешила Иссидия.
        - Она удрала.
        - Ты ничтожество! - Иссидия пыталась подобрать слово побольней, но не нашла, и сказала, задыхаясь: - Я не хочу тебя видеть! Никогда!
        Шерг боком выскочил из приёмной. Иссидия села за стол, взяла перо, бросила его, не находя чем занять руки и голову. Поверила этому бездарю! Совсем нет людей, на которых можно положиться. В дверь снова заглянула перепуганная фрея Януш.
        - Что ещё у тебя? - в сердцах кинула Иссидия.
        - Началось, - промолвила фрея Януш. Фрея Иссидия подошла к окну, толкнула его. В лицо дунул тёплый ветерок. «Началось, так началось…» - отстранённо думала она, в тоже время, удивляясь теплу на улице, потом обернулась и решительно кинула фрее Януш:
        - Собирайся, будем вылетать!

* * *
        Пульсирующий поток повозок порциями двигался по дороге из столицы Страны Фрей, Фаэлии, в направлении города Ханзе. Солнце прогрело воздух, поэтому Хенк и Перчик сняли рубашки и подставили свои спины последним, осенним, тёплым лучам. Дорога вела на северо-восток, отмеченная лёгкой дымкой от пыли. В общем потоке Хенк и Перчик были незаметны, шагая по обочине, вместе с десятками простолюдинов, сопровождающих груз. С какой целью движется этот груз, Хенк и Перчик не поняли, но по разговорам, следующий город на пути был Ханзе.
        Над головой изредка пролетали флаэсины в том же направлении, что и колонна повозок. Такое оживление было странно, отчего и Хенк, и Перчик ломали голову, не понимая, что случилось. Когда они так удачно выскочили из темницы, первое решение было - найти Байли. Но потом сообразили, что найти её им вряд ли удастся, а вот самим попасть в лапы людей Шерга - это запросто. Поэтому решили пробираться домой, а там виднее будет.
        Их догнала карета, из которой поглядывала на дорогу симпатичная девушка лет шестнадцати, в беленькой шляпке, завязанной красной лентой под подбородком, и в белом лёгком платье. Она скользнула взглядом по Хенку и Перчику, идущих по обочине, и карета покатила дальше. Но что-то ей показалось, и она решительно остановила своего возницу. Девушка вышла из кареты, встряхнула платье, поправила поясок и ждала, пока Хенк и Перчик подойдут.
        - Здравствуй Хенк? - сказала она и повернулась к Перчику: - Здравствуй Перчик.
        Она потянулась к нему и поцеловала его в щёчку.
        - Розария? - удивился Перчик. После той ночь, когда они исчезли из Городских садов, Розария ломала голову, что случилось с Перчиком, питаясь слухами, которые были противоречивые один другого.
        - Вы куда? - спросила она, мило улыбнувшись. Хенк и Перчик переглянулись.
        - Нам до Ханзе, - сказал Хенк.
        - Садитесь, нам по пути, - сказала девушка, открывая дверцу кареты. Хенк кивнул головой и залез в карету, а Перчик надел рубашку и галантно подал руку девушке:
        - После вас, - на что Розария, покраснев, ему улыбнулась, и, опершись на его руку, поднялась по ступеньке. Перчик прикрыл за собой дверь и уселся вместе с Хенком, напротив девушки.
        Перчик хотел что-то сказать, но под взглядом Хенка остановился. Розария, чтобы разрядить неловкость спросила:
        - Вы по делам или на войну?
        - Какую войну? - вырвалось у Перчика.
        - Вы не знаете? - удивилась Розария. - Страна Маргов напала на нас.
        - Мы отдыхали …в деревне… - объяснил Хенк. - А почему?
        - Я не знаю, - сказала Розария, потом нагнулась и сообщила шёпотом, - папа говорил, что из-за сына Главного Марга, - потом растерянно посмотрела на Хенка и сказала удивлённо: - Из-за тебя.
        - А ещё говорили, что сына Главного Марга держат в темнице, - сказала она Перчику, искоса глядя на Хенка.
        Хенк странно застыл, а Перчик, весело сказал:
        - Всё сплетни. Ты же видиш, что мы путешествуем
        - А что ты делаешь на войне? - спросил Перчик и Розария, взяв его за руку, от удовольствия покраснела, и горячо зашептала: - Папа боится оставлять меня дома одну. Мама тоже воюет, она при нашем главном кавере - фрее Рене.
        Перчик пересел на скамейку Розарии и обнял её за плечи, развлекая её шутками, и рассказывая о своем путешествии на станцию репликации. Розария млела от удовольствия, и они вдвоём совсем не замечали побледневшего Хенка, отвернувшегося к окну.

* * *
        Марг Мен нервничал. Время склонялось к обеду, а они всё ещё топтались на правом берегу Леи. Да и марги его корпуса, несмотря на ротацию, порядком устали. Огненные шары непрерывно вереницей летели на ту сторону реки, но так и не могли причинить фреям ощутимого ущерба. Да, побережье реки было усыпано обгоревшими трупами, попавшими под обстрел первыми, да ещё кое-где несчастные корчились в пламени и так оставались на месте черными обгоревшими свечками. Главная же масса фрей спрятались под магическим щитом, с которого шары скатывались в речку Лею, не причиняя им никакого вреда. Марг Мен подозвал к себе марга Пара:
        - Возьми с собой группу - и на тот берег. Мы тебя прикроем.
        Марг Пара кивнул и свистнул. К нему тут же подлетели его сержанты. Мен дал команду усилить огонь. Сотни две бойцов во главе с Пара обнажились по пояс, и, прикрепив мечи к поясу, пошли в воду. Правда, успели они переплыть только глубокую воду. На том берегу зашевелились, и вперёд вышло с десяток фрей, которые, пробежав несколько метров к берегу, бросили в воздух что-то невидимое, и тут же убежали назад. Стрелять по ним бойцы Мена не могли - мешали свои.
        Пара выхватил меч и побежал по мелководью, увлекая бойцов, но до берега не добежал
        - схватившись за горло, закричал, глаза его вывалились из глазниц и упали в воду. Горлом хлынула кровь, вперемежку с клочьями плоти. Грудь и живот вздулись и лопнули, вываливая наружу все внутренности. Остальные удивиться не успели - лопнули, как грибы-дождевики. Река уносила обезображенные трупы, которые постепенно погружались в воду.
        Марг Мен отвернулся, потом его вырвало, и он зло посмотрел на ни в чем не повинного ординарца, который, скосив глаза от воды, с бледным лицом стоял навытяжку. А трупы плыли дальше, туда, где марг Дор, сделав переправу между деревнями Хари и Гори, вклинился между войсками фрей Неф и Рены. Сзади его подпирала большой подковой речка Лея.
        Это не осталось незамеченным и фреи тут же засыпали мокрые ряды маргов россыпью пылающих шаров, которые доказали, что мокрое горит не хуже сухого. Артур Крайзер Мирх Баруля находился в войсках Дора и в руководство не вмешивался, но тут не выдержал и скомандовал идти в рукопашную атаку. И сам, вытянув меч, бросился вперёд, увидев фрею Иссидию в окружении вооружённых мечами фрей. В ближнем бою магию не применишь, можешь убить своего, и вокруг Барули деловито застучали мечи.
        А ещё дальше по течению Леи, марг Сенон спокойно переправился между деревнями Нев и Мал, и, обходя Нев своим левым краем, зашёл в спину фрее Рене, хоронясь в роще с опавшей листвой, и ожидал команды марга Дора.

* * *
        Хенк и Перчик были не единственными, кто подумал скрыться из тюрьмы, став невидимыми. А проще говоря, отвести охранникам глаза. Такое умели делать даже слабенькие фреи, что же тогда говорить о Маргине. Как только охранник открыл камеру, и она вышла в коридор - по воде вновь зашагали пустые ноги. Охранник ничуть не удивился, так как такие дырочки в воде он уже видел не впервые за этот день. Он подумал, что завтра надо пойти к врачу и пусть он проверить его зрение и нервы.
        А Маргина подумала, что вот - она на свободе, и куда же теперь ей идти? Ведь дома у неё не было. Когда-то у неё был общий дом с доктором Фростом, но с тех пор как она с ним рассталась, прошёл долгий десяток лет. И как-то странно расстались - не ругаясь, не переживая, наверное, они не любили друг друга, а, иначе, как всё это объяснить. Кроме дома существовала ещё одна проблема - её должны были искать. Зная фрею Иссидию, Маргина была уверена - та сделает всё, чтобы посадить Маргину назад, в темницу.
        Можно было спрятаться у кого-то из друзей, но Маргина не хотела никого подставлять. Поэтому она приняла единственное решение - уйти из города. А поставив себе задачу, Маргина успокоилась, и бодро зашагала к городским воротам. Правда, перед этим немного изменила лицо, глянув на которое Маргине не дашь и двадцати лет. Потому, как фигуру менять не понадобилось - она всегда выглядела стройной.
        За воротами Маргина увидела кучку молоденьких фрей возле воздушной флаэсины, которым что-то говорила властная фрея. Маргина узнала её, это была фрея Эстата, одна из тех, кто поддерживал Иссидию. Маргина хотела прошмыгнуть мимо, но Эстата её остановила:
        - Ты новенькая, фрея Лана? - Маргина кивнула - а что ей оставалось делать?
        - Твоя мама говорила, что ты сильно заболела? - прищурилась фрея Эстата.
        - Я выздоровела, - опустила голову Маргина.
        - Хорошо, - кивнула Эстата, - ты без оружия? - она кивнула на плотную фрею возле флаэсины. - Иди к Роме, она выдаст!
        Маргина подошла к флаэсине и фрея Рома молчаливо выдала ей короткий меч, буркнув при этом: - Не потеряй, убью!
        Маргина забрала меч, вытянула из ножен, взмахнула, глянула на фрею Рому, и, улыбаясь внутри, шепнула ей на ухо: «Не убьёшь!»
        - Что!!! - вскочила та, а Маргина молчаливо пошла к стайке девушек. Ей тут же, навстречу, выскочила кудрявая, невысокая девчушка, шатенка, с большими карими глазами, которая сразу же выпалила:
        - Привет! Меня зовут Леметрия!
        - Лана, - ответила Маргина, вспомнив Леметрию и её рыжего кота.
        - Будешь со мной, - доверительно сообщила Леметрия, - я из Борото, знаешь?
        - Знаю, - сказала Маргина. Городок Борото находился на восток от Фаэлии, на границе со Страной Маргов.
        - У нас тут целая компания, - сказала восторженно Леметрия, - будем бить маргов, чтобы нос не задирали.
        Маргина улыбнулась:
        - Чем же ты их бить будешь, солнышко, задницей? - девушка покраснела, потом сказала:
        - Я мечом владею и потом вот… - она взмахнула рукой, и в воздухе закрутился вихрь. Флаэсину пошатнуло и чуть не сорвало с привязи. Фрея Рома одной рукой потянула верёвку и флаэсина остановилась. Она грозно глянула на Леметрию и Маргину и выкрикнула: - Не шалить!!!
        - Я пошутила, - обняла Маргина девочку, - не обижайся! А за что мы их бить будем? А то я болела - ничего не знаю!
        - Говорят, что из-за сына их Главного Марга, - шёпотом поделилась Леметрия, - его в нашей темнице держат. Только ты ни кому.
        - Рыба! - махнула Маргина по губам. Леметрия и Маргина подошли к бросающим на них взгляды девушкам и Маргина со всеми перезнакомилась. Кое-кого, к примеру, чёрненькую, высокую, взглядывающую исподлобья фрею Чери, она знала по академии, где иногда преподавала магию и чары. Та очень подозрительно взглянула на Маргину и руку жала не жалея сил. Настойчивая Чери ей всегда нравилась и Маргина, внутренне хихикая, вложила в пожатие столько сил, что Чери вскрикнула и выдернула руку, а Леметрия с радостным уважением взглянула на свою новую подругу.
        - На посадку - взлетаем! - зычно крикнула фрея Рома, придерживая верёвочную лесенку, спущенную за борт флаэсины. Девушки гурьбой, как воробьи вскочили на борт. Фрея Эстата стала у штурвала и двинула чёрный цилиндр силового кристалла вперёд. Корабль вздрогнул и легко поднялся в воздух. За делами, Маргина уже давно не летала, и, первое время, она отдалась ощущению полёта и свободы, в пол-уха слушая щебетание Леметрии.
        Внизу плыли убранные поля, пасущийся на них скот, пустые сады, деревушки, которые терялись в дымке, приближаясь к горизонту. А на горизонте, вокруг, куда ни посмотри, зубастой челюстью поднимались очень высокие горы. Маргина помнила, что нигде, ни в одной древней рукописи, не было и следа о том, что находится за этими горами. Устные предания говорили, что за горами - сплошной снег и лёд, и там нет места человеку.
        - Лана, смотри! - крикнула Леметрия. - Проплываем Литу.
        Маргина глянула: внизу раскинулась обширная деревня Литу, которая находилась на полпути к Ханзе. Ветер трепал волосы, а солнце, словно на прощанье, слепило глаза и грело не по-осеннему. «Что же там случилось с сыном Главного Марга, что из-за этого нужно начинать войну?» - подумала Маргина. Леметрию, ясное дело, расспрашивать нечего, всё, что знала - она уже рассказала.
        Артура Крайзер Мирх Барулю Маргина знала очень хорошо: да - немного напыщен, да - немного туповат, но с ним всегда было просто - он нерушимо соблюдал древний договор между фреями и маргами, а в личных отношениях был скромен и, даже, стеснительным.
        Маргина иногда подшучивала над ним при встречах, нечаянно положив свою руку поверх его, и с удовольствием глядя, как он смущённо её выдёргивал. Вероятнее всего здесь что-то замутила Иссидия, хотя её нельзя назвать глупой. Поэтому Маргина решила попасть на эту «войну», чтобы сориентироваться на месте.
        Внизу замелькали домики, палисадники и улицы. Летели над городком Ханзе. Для Маргины всё узнаваемо, во время регентства она больше летала, чем ходила пешком. Садились на главной площади городка, где находилось здание совета и, тут же, местный базар.
        - Всем отдыхать! Вылетаем через полчаса! - кинула Эстата и пошла в здание совета, а фрея Рома добавила: - Далеко не расходиться.
        Девушки рассыпались по базару. Леметрия глянула на Маргину:
        - Лана, пойдём яблочки купим? - на что та чистосердечно призналась: - Да у меня ни единого ерха нет!
        - Я угощаю, - довольно сказала Леметрия, вытягивая и кармана курточки увесистый кошелёк.
        - Пойдём, - согласилась Маргина, обнимая свою подружку и чувствуя себя на двадцать лет моложе. А за ними сзади плелась Чери, подозрительно глядя на них исподлобья. Девушки набрали яблок, нагрузили и Чери, которая подвернулась, и та растаяла и улыбнулась им очаровательной улыбкой. Маргина с удовольствием и от души потискала её в объятьях и они, хрустя яблоками, потащили корзинку для остальных.
        - Хенк Баруля, стой! - раздался голос фреи Эстаты. Маргина обернулась. Эстата, вытягивая меч, смотрела на высокого, чернявого парня, торгующего яблоки у крестьянина на повозке. Маргина увидела Хенка и опешила: «Что он здесь делает?» - подумала она, приближаясь к нему с другой стороны от фреи Эстаты. Хенк взглянул на Эстату и бросился в проход между подводами. Маргина, лавируя, бросилась за ним, а за ней увязались Леметрия и Чери, оставив фрею Эстату далеко позади. Они петляли по улицам довольно долго, пока Маргина не прижала Хенка в глухом переулке, приставив меч к горлу.
        - Я ничего не скажу! - гордо воскликнул Хенк. «Чистый папаша, - ухмыльнулась Маргина, - благородства - выше крыши!»
        - А я тебя ничего и не спрашиваю, - сказала Маргина, убирая меч.
        - Я позову фрею Эстету! - радостно воскликнула Чери.
        - Цыц, и не рыпайся, - жёстко оборвала Маргина, - мы вначале сами разберёмся, что к чему!
        Чери в недоумении посмотрели на Маргину, которая, вдруг, стала не по возрасту старше, и беспрекословно подчинились.
        - А ну-ка зайдём вот в то заведение, посидим, - махнула Маргина на пивную лавку со столиками на улице.
        - И не вздумай бежать, - сказала Маргина и пригрозила Хенку, - догоню - убью!
        Хенк глянул на Маргину и поверил - эта убьёт запросто. Они сели за дальний столик с лавками, врытыми в землю. Хозяин принёс пиво, на которое девушки поморщились.
        - Леметрия - расплатись! - скомандовала Маргина и та беспрекословно расплатилась из своего кошелька. Маргина с удовольствием глотнула пива, а Хенк, глядя на неё, нагло взял кружку, с аппетитом выпил, и решительно посмотрел на Маргину. Леметрии не терпелось спросить о Перчике, но допытывать Хенка при Чери и Лане было не патриотично. Чери, как заворожённая, смотрела на Хенка и Маргину, позабыв всё на свете. Маргину она явно признала какой-нибудь фреей контрразведки.
        - Ну а теперь рассказывай, - сказала Маргина.
        - Что вы хотите знать? - спросил Хенк.
        - Как там Перчик? - спросила Леметрия, а у Чери глаза полезли на лоб - её подруга имеет общих знакомых с врагом.
        - Подожди ты со своим Перчиком, - остановила её Маргина и повернулась к Хенку: - Почему тебя посадили в тюрьму, и как ты вообще оказался в Стране Фрей. В общем всё. Мы не спешим!
        - А как же Перчик… - начала было Леметрия, но заткнулась под решительным взором Чери - та уже мобилизовала себя на специальное задание.
        - Я не знаю, почему меня арестовали, - начал Хенк, - мы с Перчиком отправились за Байли и Элайни…
        - Вас же отправили домой, - не удержалась Маргина.
        - Откуда вы знаете? - удивился Хенк, а Леметрия и Чери утвердились в мысли, что их Лана - птица очень достойного полёта. Не дождавшись ответа Маргины, Хенк продолжил:
        - Мы догнали Элайни и Байли…
        - А вот с этого места подробней, и ничего не пропуская, - остановила его Маргина, и Хенк начал детально рассказывать об их путешествии, о том, как исчезли Элайни, Сергей и Хамми, об аресте его, Перчика, Байли и доктора Фроста на пути назад, в Фаэлию. Маргина задумалась, а девчонки, глядя пылающими глазами на Хенка, облизнули свои пересохшие губы и залпом осушили пивные кружки.
        - Так значит, Элайни, Сергей и этот…Хамми исчезли? - задумчиво, скорее не спросила, а констатировала Маргина. Хенк утвердительно махнул головой.
        - А где Байли - ты не знаешь? - так же констатировала Маргина. Хенк печально опустил голову.
        - Ты её любишь? - внезапно прозрела Чери. Хенк растерялся, а потом утвердительно кивнул головой. У Леметрии, от романтического напряжения, покатились слёзы, но Чери решительно двинула ей кулаком под ребро: «Не ты одна переживаешь!»
        - Так, девочки! - сказала Маргина. - Вы поступаете в моё распоряжение! Наша задача
        - доставить принца, … Хенка, то есть, в Страну Маргов, к отцу и предотвратить войну! Понятно?
        - Понятно! - хором крикнули Леметрия и Чери, сияя от удовольствия, и вытянувшись перед новым командиром.
        Репликация седьмая
        Ва-гор
        Фрея Арта, как ей было и предписано, перейдя речку Лею и обойдя деревню Лату, двинулась вглубь Станы Маргов, выходя в тыл войскам марга Трёна. А марг Трён в это время форсировал Лею слева от деревни Дино. Справа от деревни, переходил реку марг Рик, и оба атаковали фрею Ливерию. Но атака, так и не начавшись, неожиданно оборвалась появлением перед атакующими невысокой фреи во всём чёрном державшей в руках скрипку.
        Атакующие опешили, не зная как себя дальше вести, а фрея, вскинув скрипку, заиграла. Вначале, незамысловатая, повторяющаяся мелодия, постепенно переросла в ускоряющуюся, ввинчивающуюся в голову спираль, заставляющую в такт ей биться сердце. Мелодия завораживала, очаровывала, вела за собой, всё более ускоряя ритм, и ноги непроизвольно, в такт музыки, начинали выбивать мелкую дробь.
        Командиры маргов опоздали, не заметив в самом начале опасности, и теперь, вместе со всеми выбивали этот страшный танец. Ритм ускорялся и ускорялся, звук усиливался и поглощал полностью всё нутро, всю сущность человека. У многих появилась пена у рта, а скрипач все играла и играла. Совсем скоро, первые ряды начали валиться, дёргаясь в судорогах, и застывая в немыслимых позах. Как громадная прибрежная волна, по атакующим прокатился вал, уложивший намертво множество маргов, и неизвестно, чем бы закончилось это движение волны, если бы не глухой марг, увидевший недоброе, и пустивший смертельную стрелу.
        Хрупкая фигура девушки сломалась и скрипка замолкла. Атакующие запоздало заорали и, прыгая по лежащим телам, с ожесточением бросились на фрей, сжимая в руках мечи. Зазвенели удары, вперемежку с криками боли, полилась первая кровь и люди превратились в деловитых мясников, а все пространство вокруг заполнили танцующие пары.
        Подоспевшая через некоторое время фрея Арта не нашла тыла марга Трёна - вокруг, насколько хватало глаз, всё перемешалось, и фреи и марги рубили друг друга, не останавливаясь, поскольку передышки никто дать не мог. Вскоре и воины фреи Арты пропали в этом колышущемся море.

* * *
        Когда на базаре поднялся шум, и Хенка Барулю узнали - Перчик в это время находился у кареты, беседуя с Розарией. Он хотел двинуться за Хенком, но за ним потянулся хвост из фрей-военных. Поэтому Перчик решил подождать, а пока скрыться в карете. Умница Розария разглядела манёвры Перчика с мудростью жены со стажем, поэтому прижала его, и наивный Перчик раскололся, как спелый арбуз.
        Розария внимательно слушала его, иногда удивляясь, иногда восхищаясь, и, под конец, прижав его к своей полыхающей груди, поцеловала, и пылко сказала: «Я тебя никому не отдам! Ты мой!» Красный, как румяное яблоко, Перчик тоже не возражал, и крепко держал Розарию за талию. Они целовались до самого вечера, забыв о пище и времени, а когда стало ясно, что Хенка уже не будет, Розария приказала вознице ехать дальше, через Дер в Барото. Дремавший возница тронул коней, и карета по дороге покатила в ночь.

* * *

«Хочу туда, где не будет этого ужаса», - подумала Байли, сжимая кисть руки, на которой был застёгнут браслет с камнями из селенита. Внезапно Шерг, навалившийся на неё, куда-то исчез, и она оказалась на зелёной поляне, кольцом окружённая обнажёнными людьми, которые слушали сидящего перед ней голого молодого юношу, играющего на дудочке.
        Странная мелодия сразу же захватила её сознание, отбрасывая в сторону мысли о Шерге, изгоняя из души ощущение страха и боязни за себя, за Маргину, за Хенка, наполняя её очарованием гармонии музыки и покоем в душе.
        Она прикрыла глаза и волны музыки, издаваемые простенькой дудочкой, трогали струны у неё внутри, которые созвучно повторяли мелодию, превращая простые звуки в хорал мелодий им подобный, но неповторимо другой, соединяющий душу Байли со всем окружающим пространством, в котором она растворялась, превращаясь в мелодию.
        - Байли! - услышала она восклицание, и, обратив взгляд в сторону, увидела в полумраке ночи, освещаемом яркой звездой, еще аборигенов: девушку, сидящую на огромном хищнике и парня идущего рядом в сопровождении хищника поменьше.
«Послышалось», - подумала она, и с удивлением ощутила в себе уверенность и твёрдость духа, странным образом укреплённую мелодией.
        Она погладила браслет, сразу поняв, что это его работа, и тихо прошептала:
«Спасибо тебе», - на что голос изнутри её произнёс: «Не за что, Фатенот», - удивив её содержанием ответа, но с голосом спорить не стала, предпочитая иметь друга хотя бы внутри себя. И сразу же оказалась в доме доктора Фроста, своего отца, совсем не боящаяся ни Шерга, ни Иссидии, где её и обнаружили стратег Вейна и отец.
        Доктор Фрост и стратег Вейн оказались в доме случайно. Когда стратег Вейн, затопив первый этаж здания темницы, стоял в проходе возле неё, поджидая выводимых преступников, а конкретнее доктора Фроста, тот и не думал никуда скрываться.
        Переодетый стратег Вейн на виду у всех двинул доктора Фроста по макушке, поддал ногой и громко прокричал: «Давай шагай, кляча!!! Тебя давно уже ждут!» - на что опешивший человек Шерга среагировал довольной улыбкой: «Во даёт, новенький!» А
«новенький» завёл доктора за угол и тут же усадил в карету. Возница дёрнул вожжи и поехал.
        - Ну, как дела, Джозеф? - спросил Питер Вейн, снимая шляпу, надвинутую на лицо. Доктор Фрост удивлённо глянул на него:
        - Питер? Это ты!
        Стратег Вейн засмеялся и спросил: - Ну как я тебе наподдал? - на что доктор Фрост улыбнулся и ответил:
        - Я тебе ещё отомщу!
        Вейн хотел ехать сразу на снятый домик, но доктор Фрост заупрямился - без своих книг не поедет. Вейн напомнил доктору, что его дом занимает Шерг и вряд ли он оставил книги в доме. Скорее всего, выбросил или сжёг. Спор решился просто - навстречу им по дороге шагал обозлённый Шерг с перевязанной головой.
        Друзья притихли внутри кареты и, проводив взглядом Шерга, решили заехать, посмотреть. Тем более, ключ от дома висел у доктора Фроста на поясе - странно, что его не отобрали в темнице. Возле дома никого не было, и соловьи-разбойники быстренько открыли дверь и нырнули в библиотеку. Доктор Фрост принялся грузить книги в саквояж, как тут Питер Вейн, прохаживаясь возле стеллажа вдруг шикнул: «А ну-ка, постой!» - и прислушался, приставив ухо к стеллажу.
        - Что там у тебя? - спросил Питер Вейн у доктора Фроста.
        - Там у меня секретная комната, - признался Фрост.
        - У тебя была секретная комната, и я не знал? - уставился Вейн.
        - Никто не знал, только я, - кивнул Фрост, - я здесь отдыхал.
        - Давая, отпирай, - сказал Вейн, - «конспиратор».
        Доктор отодвинул стеллаж и обомлел - в комнате была Байли.
        - Доченька! Ты здесь? - он обнял дочь, - как ты здесь оказалась?
        - Я спряталась, - спокойно сказала Байли, - от Шерга.
        - Нам надо идти, пока за тобой не схватились, - поторопил доктора Вейн.
        - Да, да! Идём! - поднялся Фрост, помогая Байли. Вейн выглянул в окно - на улице никого не видно. Они быстро погрузились в карету, и она загремела по брусчатке, удаляясь от места заточения Байли.

* * *
        На всём протяжении левого берега Леи, от городка Валу до города Нев многие фрей и маргов, умирая от усталости, из последних сил махали мечами, пытаясь не убить противника а, скорее, удержаться на ногах.
        Артур Баруля, неистово вращая клинком, скоро оказался возле фреи Иссидии, которая, увидев его перед собой, взвилась в воздух и там осталась, явно его ожидая. Когда он взлетел вслед за ней, она, усмехнувшись, произнесла, раскинув руки:
        - Я без мэтлоступэ. Вспомним былое?
        Артур Баруля усмехнулся. Их знакомство началось оттого, что фрея Иссидия искала уроки воздушного боя и ей порекомендовали Артура Барулю, как самого лучшего бойца.
        - Я, как видишь, тоже, - ответил Артур Баруля и, взмахнув мечом, сделал выпад. Фрея Иссидия взвилась ещё выше, уклонившись от удара, и сразу зашла за спину Барули, едва не задев его острым лёгким клинком.
        - Куда ты девала моего сына? - спросил Баруля, со страшной силой опуская меч и переворачиваясь по инерции..
        - Никуда я его не девала, он ушёл к тебе, - зло ответила ему Иссидия, снова заходя сзади.
        - Не ври мне! - воскликнул Артур Баруля, забираясь всё выше. - Мой сын - он и твой.
        Его слова подействовали на фрею Иссидию, как допинг, и она, взлетев ещё выше, обрушилась на него сверху.
        - Так ты врал, ты скрыл от меня! - воскликнула она. - Ты хотел забрать его себе?
        Вдруг вверху, над ними, раздался жалобный крик:
        - Папа!
        Баруля и Иссидия одновремённо подняли голову и увидели вверху Гаркушу, который смотрел на них всеми тремя головами.
        - Это твой сын, - захохотала Иссидия, - возвращаю его тебе.
        И вдруг почувствовала, что волшебство не действует, и она летит к земле, а за ней и Артур Баруля, преследуемый трёхглавым змеем, кричащим им след: - Папа! Папа!
        Она упала, разбив затылок и чувствуя, что ей осталось жить всего несколько мгновений. Баруля, через миг, напоролся на её клинок, торчащий вверх, и залил фрею Иссидию своей кровью, бьющей фонтаном из широко раскроенной груди.
        - Зачем? - только и смог он сказать, как тут же горлом пошла кровь.
        - Никому… - прошептала, посиневшими губами фрея Иссидия. Так и остались лежать вместе, как будто обнялись.
        Приземлившийся рядом Гаркуша, поливал их тела слезами, катившимися, как горох из его шести глаз, раскинув крылья, чтобы прикрыть их от опасности, не предполагая, что сам виновник их гибели: он не знал, что его присутствие уничтожает всё волшебство вокруг.
        Марги и фреи, разом прекратив битву, раскрытыми от ужаса глазами смотрели на два тела, объединённые смертью, и рыдающего над ними странного зверя о трёх головах, понимая, что после такой картины поднять мечи не сможет ни одна рука.

* * *
        Всю дорогу от Ханзе до Актина они тряслись на лошадках, купленных, а точнее, экспроприированных у законопослушных граждан. У Леметрии и Чери всю романтику выбило через попу, а Маргина и Хенк спешили: первая - чтобы остановить войну, второй - чтобы вернуться быстрее домой. Поэтому, в Актине остановились только для того, чтобы поесть и, несмотря на то, что уже вечерело, намеревались двигаться дальше.
        Но видать небеса пожалели попы Леметрии и Чери, так как опустили с небес воздушную флаэсину. Маргина глянула, и сразу узнала - это была их флаэсина, на носу которой грозным монументом стояла фрея Эстата. Маргина метнулась к хозяину харчевни и тот, совсем за дёшево, отдал костюм своей дочери.
        - Леметрия, заплати, - кинула Маргина, и главный кассир полез в свой, уже немного отощавший, кошелёк.
        - А зачем это? - спросила Чери. Маргина кивнула - за мной, и они стайкой выскочили за дом.
        - Раздевайся, - сказала Маргина Хенку. У Леметрии и Черы моментально заблестели глазки.
        - Зачем это? - спросил Хенк, подозрительно глядя на них.
        - Наденешь вот это, - показала Маргина на женский костюм.
        - Ни за что! - гордо вскинул голову Хенк.
        - Охрана!!! - заорала во всё горло Маргина.
        - Не кричи, раздеваюсь, - зашипел Хенк и оголил свои телеса. Леметрия и Чери, проверили всё ли у него на месте и, вздохнув, принялись помогать ему натягивать платье. Маргине это надоело, и она рыкнула:
        - Так, будете на стрёме! Ты туда, а ты вон туда! - и девочки поплелись по своим постам. Маргина придирчиво посмотрела, потом сняла с себя кепку и натянула на Хенка: - Вот так лучше! Пошли!
        - Говорю только я! - приказала Маргина.
        - Вы где шлялись? - грозно напустилась на них фрея Рома.
        - Преследовали преступника и отстали! - отрапортовала Маргина.
        - А где преступник? - спросила фрея Рома, подозрительно глядя на Хенка.
        - Скрылся в неизвестном направлении! - отчеканила Маргина.
        - Растяпы, - почти ласково сказала фрея Рома, - а это кто?
        - Это Хена, она отстала от своего отряда, - доложила Маргина. Девочки прыснули, но под грозным взглядом Маргины - заткнулись.
        - Хорошо, Лана! - фрея Рома потрепала её по плечу. - Будешь у них за старшую. Мы сейчас перекусим и вылетаем в Хари.
        Пришлось Маргине и компашке ещё раз пообедать за государственный счёт, и очень удивить хозяина харчевни - спасибо, что тот не оказался болтливым.
        После обеда фрея Эстата выстроила всех перед флаэсиной и сообщила:
        - Сейчас на границе со Страной Маргов идут бои. Сразу по прибытию мы, возможно, вступим в бой. Поэтому, никаких хи-хи, соберитесь и помните, что от мелочей зависит ваша жизнь! - она глянула вдоль строя, и подошла к Хенку. - А это что за чудо? Где у тебя оружие, боец?
        - Она новенькая, отстала! - бодро доложила Маргина.
        - Немедленно вооружить! - кивнула Эстата фрее Рома. - Все на борт, отправляемся!
        Фреи, толкаясь, погрузились на флаэсину, и она, чуть дрогнув, поднялась в ночное небо. Звезды молчаливо смотрели в глаза фрей и, отражаясь в них, любовались собой. Внизу блеснула река, и звезды заглянули в неё, но не понравилось и они вернулись в романтические глаза фрей.
        А те мечтали о любви, подвигах, и о красивых рыцарях - ну как же без них. Фреи Леметрия и Чери мечтали о Хенке, Перчик, сжимаемый объятиями Розарии, мечтал о свободе, а Хенк думал о Байли, которая в это же время смотрела на те же звезды из окошка домика, нанятого Питером Вейном, и думала о Хенке, которого она навсегда потеряла. Маргина думала о дочерях, а фрея Эстета, стоящая на носу, всем своим мощным торсом думала о том, как бы взять в плен какого-нибудь марга, и насиловать его целую ночь.
        Фрея Рома, стоявшая у руля, смотрела в ограждённый перилами люк в полу, и, в отличие от звёзд, следила за рекой, так как та вела их к цели - вначале в городок Боро, затем в Хари. Фреи, немного помечтав, привалились друг к другу и, посапывая, потихоньку заснули.

* * *
        Ва-Гор настороженно смотрел на поблёскивающую звёздами воду, на противоположный безмолвный берег, проверяя своим безошибочным чутьём свои же глаза. Чутьё никогда его не подводило, благодаря чему его племя всё ещё сумело выжить. Рядом шевельнулась Ва-Мава, его женщина, следующая за ним, как горная кошка, преданная ему навсегда, и до конца.
        Речушка, перед которой они стояли, плыла влево, и дальше вливалась в большую реку, Лею, как её называли местные жители. Ва-Гор ещё раз глянул на противоположный берег, и взмахнул рукой. Тут же, справа, мелькнула мохнатая серая шапка Ва-Гима, его первенца, и этот берег оскалился стрелами прикрытия. Ва-Гим ужом ушёл в воду, не издав ни единого всплеска. «Как я!» - гордо подумал Ва-Гор, и впился взором в противоположный берег - там должен был появиться Ва-Гим.
        Всплеска не было, но по маленькой зяби, ушедшей с противоположного берега, Ва-Гор понял - сын на том берегу. Он не берег сына, как другие. Он его жалел, и, поэтому, всегда бросал вперёд. Только умелый, умный и сильный сможет выжить в этом мире - а другой сын ему не нужен.
        Ва-Гор снова взмахнул рукой, и серые тени скользнули в воду, двигаясь быстро и бесшумно. Пора и ему! Вода привычно обожгла тело - ночи были холодные, но такой холод ничто, по сравнению с холодом вершин.

* * *
        Из деревни Литу, по азимуту 12 градусов 31 минута 5 секунд вышел чёрный человек в чёрном костюме, чёрной шляпе, черных, блестящих штиблетах. Даже белки глаз у человека были чёрного цвета. На вопрос хозяина харчевни, мимо которой он проходил, не хочет ли он закусить, человек молчаливо приподнял чёрную шляпу, и очень правильно, и вежливо сказал:
        - Бла-годарю! - и почесал дальше, не обходя кустов, строго по прямой линии. Если бы какой-нибудь случайный человек отправился за ним следом, он очень бы удивился, что даже преграды в виде воды чёрный человек не обходил, а шёл прямо по дну. Но так как любопытных не было, а до ближайшей реки ещё надо было шагать и шагать, то никто насладиться таким зрелищем не мог. Чёрный человек хотел встретить того, кто пробудил его к жизни и которого другие называли его сыном. Кто его знает, может быть, он из-за сына и почернел от горя.

* * *
        Было по-утреннему прохладно. Маргина вскинула глаза, и увидела синее небо и ослепительное солнце, прицепившееся к пику самой высокой горы на горизонте. Чтобы немного согреется, Маргина встала и выполнила упражнение с мечом, который вертелся перед ней, как блестящий диск. Фрея Рома спала, а возле штурвала стояла фрея Эстата, которая одобрительно посмотрела на упражнения Маргины. Маргина перегнулась через борт - внизу плыли поля, а впереди змеилась широкая полоса воды - река Лея. На её излучине лепились к берегу домишки, тянущиеся длинной улицей, а перпендикулярно ей, прямо из центра, торчала вторая улица, которая бежала бы и дальше - да вот только воткнулась в холм.
        - Хари! - сообщила Маргина, и Эстата кивнула ей в ответ.
        - Буди их, - кивнула она на сопящих девушек, и Маргина принялась их расталкивать, негромко повторяя: «Подъем! Подъем!» Девушки с трудом, как котята, расклеивали глаза, с хрустом потягивались, и щурились на яркое солнце. Фрея Эстата потянула за штурвал, вытягивая из гнезда чёрный кристалл, и флаэсина, как в пропасть, легко пошла вниз. Девушки взвизгнули, и фрея Эстата, довольно улыбнулась.
        - Где мы? - спросила Леметрия, оглядываясь по сторонам.
        - В Хари, - сообщила Маргина.
        - Девчонки, так писать хочу, - запрыгала Чери, потом глянула на сидящего рядом Хенка, покраснела, и первой выскочила из приземлившейся флаэсины.
        - Всем оправиться! - зычно крикнула Эстата и девчонки, как спелые фрукты из дерева, посыпались за борт. И сразу же остановились. Чери, выпрыгнувшая раньше, стояла тут же, и забыла, куда она бежала. Вся площадь перед зданием совета была забита телегами и людьми, в основном женщинами, лежащими повсюду в неправильных позах, забинтованными кто где: туловища, головы, руки и ноги. Остро пахло лечебными травами. Все это было погружено в громкие крики, стоны, ругательства и плачь. Эстата отправилась искать руководство, а фрея Рома зычно крикнула:
        - Не расходиться! Ходить по надобности парами!
        Маргина подошла к Леметрии и Хенку и сказала: - Всё! Мы опоздали! Я теперь не знаю, как это остановить!
        - Мне необходимо встретиться с отцом, - сказал Хенк, - я уверен, что смогу его убедить!
        - Послушаем, что скажет Эстата, - сказала Маргина, - а там решим.
        Прибежала Чери, виновато глянула на всех:
        - Ну, что? - ей, за всех, ответила Леметрия:
        - Ждём Эстату!
        Эстата пришла через несколько минут, злющая, страшно ругалась и метала взглядом молнии.
        - Все на борт! Взлетаем!
        Да, спрашивать что-либо у неё вряд ли удастся! Флаэсина под управлением фреи Рома взвилась вверх. Река Лея в этом месте делала большую излучину, и туда, в центр сражения, по указанию фреи Эстаты направляла флаэсину фрея Рома. Вскоре показалось и поле сражения. Маргина глянула вниз, и сердце сжалось и похолодело - внизу кучками, как разноцветный ковёр, лежали тела фрей и маргов. Кое-где одинокие фигуры ковыляли неизвестно куда, натыкались друг на друга и расходились вновь. Девушки-фреи свесились с бортов и, с белыми лицами, испуганно глядели вниз. Фрея Рома едва нашла пустое место, куда и посадила флаэсину. Фрея Эстата первой соскочила на землю и крикнула:
        - Живых - на борт, мёртвых - хороним!
        - А чем хоронить? - подала голос Чери, на что Эстата обернулась и зло крикнула: - Руками!
        Маргина дёрнула Чери: «Молчи!» - и та обиженно надулась.
        Фреи принялись за работу. По примеру Маргины, вытаскивали мечи и ковыряли неглубокие и длинные могилы, чтобы уложить тела рядами. Пока дело было за копкой - ещё ничего, а вот когда потащили трупы - нескольких фрей пришлось приводить в себе. Обезображенные, залитые кровью и измазанные землёй окоченевшие трупы вряд ли кого оставляли равнодушны. Пахло кровью и немного тленом. Маргина собрала вокруг себя самых крепких фрей и Хенка, и доставку трупов взяли на себя. Остальные ковыряли землю. Солнце повернуло на вторую половину, а поле по-прежнему горбилось трупами. Маргина подошла к Эстете:
        - Сами мы не осилим! Надо местное население подключать!
        - Да знаю я! - в сердцах крикнула Эстета. - Я же этим дуракам в совете говорила. А они, каких-то указаний ждут! - Эстата топнула ногой и спросила: - А как ты соберёшь народ!
        - Я приведу, я знаю эти места! - сказала Маргина. Она и правда хорошо знала эти места - будучи регентом, она исколесила своё королевство вдоль и поперёк.
        - Ну, хорошо, Лана - согласилась Эстата, положив руку на плечо Маргины, - иди, и возьми с собой кого-нибудь.
        - Не надо, здесь и так рук не хватает! - отказалась Маргина, и подошла к Чери и Хенку, тянущим труп марга. Тут же подскочила и Леметрия.
        - Чери, ты за старшую, - сказала Маргина, Леметрия насупилась, но Маргина её оборвала: - Не спорь! Хенк, закончите работу, иди куда хочешь! По-моему, мы здорово опоздали! - Маргина показала на трупы: - Вряд ли нам уже грозит, какая-либо война.
        - А ты куда? - спросила Леметрия.
        - Народ поднимать! Одни мы не справимся!
        - Я с тобой! - вскочила Леметрия. Чери ревниво глянула на неё.
        - Нет! Я пойду одна! - сказала Маргина. Вытерла меч подолом куртки, вставила его в деревянные ножны, махнула на прощанье рукой.
        - Удачи, Лана, - неслось ей вдогонку.

* * *
        Ва-Гор в эту ночь решил поохотиться. Запасы подошли к концу, и племя тихо роптало. Задача вождя - накормить племя. Иначе поднимут голову молодые, и снова придётся доказывать, что Ва-Гор - самый могучий и хитрый воин. Вон Ва-Шев, молодой, зелёный, но напористый, уже огрызается, гадёныш. Ва-Гор не боялся Ва-Шева, ему не хотелось его убивать. И так много воинов и женщин умерло за время перехода. Там, где они были, в мире их Отца, пищи было много, хватало, чтобы прокормить племя.
        А потом, вдруг, исчезла их стоянка и они оказались высоко в горах, где были морозы и большой снег. Пропала дичь и всё трудней и трудней приходилось добывать пищу. Уменьшилось количество дичи - уменьшилось и племя. В начале, вымерли старые и ненужные - о них Ва-Гор и не жалел. Но потом начали умирать дети - а дети, это будущее племени. Как вождь, Ва-Гор должен был об думать о них - так говорили тени предков, когда Ва-Гор, выкурив трубку, разговаривал с ними. И тени предков посоветовали ему перейти через горы, и искать свою судьбу там.
        Переход был трудным, и многие пали духом, многие роптали, очень многие умерли, но Ва-Гор железной рукой властвовал над племенем и упрямо вёл к цели. Наконец, они спустили с гор и увидели цветущую долину. Дичи здесь было мало, но у местных людей был скот, и они собирали урожай. Вначале ваду безжалостно убивали местных людей, забирали и резали скот, и другую еду, которую готовили новые люди.
        Но потом Ва-Гору пришла мысль, и он спросил об этом тени предков - что будет, когда они убьют всех людей и перережут их скот? Содержать скот племя Ва-Гора не умело, поля, на которых росла пища, племя тоже не умело обрабатывать.
        И тени предков дали мудрый совет - надо разводить людей. Первое время Ва-Гор не поверил теням предков, но потом, подумав, поблагодарил их, и просветлел сам. Если он будет разводить местных людей - они с избытком обеспечат пищей его племя. Наступит сытый век ваду, о чем они мечтали в снежном плену.
        Поэтому, Ва-Гор запретил убивать местных людей, а пока ходить на охоту и забирать у них то, что им нужно. Кто не будет покоряться племени - убивать беспощадно и быстро. Но его воины нетерпеливы, и убивают много. Надо будет, потом, когда он, Ва-Гор, будет здесь властвовать, наказать кого-нибудь из своих, того же Ва-Шев, например, чтобы другие помнили: слово Ва-Гора - закон.
        Сегодня поймали одного человека. Он говорит, что сам к ним пришёл. У него хитрые глаза. Он обещает провести Ва-Гора в свою страну и помочь Ва-Гору покорить это странное племя. Племя женщин, которое руководит местными людьми. Племя, которое может убить огнём и которое может плавать по небу. Очень странное племя, но их можно убить - в этом все убедились, когда они поймали трёх молодых воинов-женщин.
        Одна, правда, убежала, да и дрались они наравне с его волками, но они смертны. Человек говорит, что есть ещё страна, в которой руководят мужчины, и которые тоже искусны в чарах. Ещё человек говорил, что сейчас идёт бой между воинами-женщинами и воинами-мужчинами. Это хорошо, пусть дерутся, Ва-Гору останется их только добить. Ва-Гор очень хотел поймать женщину «фрей» - так называл их человек. Поймать и выпытать, как делать чары. Или заставить покориться ему, Ва-Гору. И сегодня, ночью он решил уйти дальше и попробовать найти женщину «фрей».
        Так подумал Ва-Гор, похвалил себя, и завалился на свою младшую женщину, Ва-Лалу, подававшую сегодня ему еду. Обхватив его ногами, она с жадностью прижалась к нему, радостно и громко постанывая под его толчками. Ва-Мава, старшая женщина, неподвижно стояла снаружи шатра, у полога, и скрипела зубами.

* * *
        Второй день таскали скорчившиеся трупы девочки Эстаты, отупев от напряжённия чувств и насмотревшись на ужасы войны. Поле между Хари и Нев напоминало огород во время уборки урожая - тут и там копошились группки людей, копаясь в земле, перетаскивая трупы. Чувство затаённого ужаса и брезгливости ушло, осталась только неотвратимая необходимость доделать работу, к которой их принудили. Пришли селяне из ближних деревень, кучками друг к другу держались пришедшие из дальних мест, и все вместе, деловито пожинали урожай смерти.
        Леметрия и Чери вдвоём пытались растащить два скорченных трупа, вцепившихся друг в друга фрею и марга, так и застывших вместе в последнем дыхании. Как девчонки не пыхтели - оторвать было невозможно.
        - Хенк, помоги! - крикнула Чери копавшемуся поблизости Хенку. Хенк, как и девочки, почернел, лицо осунулось. Хенк подошёл, нагнулся, чтобы покрепче схватиться и сел.
        - Что ты? - спросила Леметрия, глядя на его побледневшее лицо.
        - Отец … - выдохнул Хенк, глядя на посиневшее лицо трупа марга.
        - Чей отец? - обернулась к ним фрея Эстата. - Так это же марг!?
        Она внимательно рассмотрела труп, протянула руку и сорвала блестящую звезду с груди:
        - Это же Главный Марг! - она удивлённо, взглянула на Хенка, потом на труп и спросила: - Ты… ты не женщина? Ты кто?
        - Я его сын, - ответил Хенк. Чери дёрнулась, взглянула на фрею Эстату, потом подошла и положила руку Хенку на плечо: - Сочувствую…
        Леметрия подошла с другой стороны, зыркнула на Эстату заблестевшими глазами и тоже положила руку.
        - Да это же наша Иссидия, - всмотревшись в лицо вцепившейся в Главного Марга фреи, сказала подошедшая фрея Рома. Вокруг застыли девчонки отряда. Фрея Эстета поднялась и кинула:
        - Похороните их здесь, как они лежат, вместе, - потом подошла к Хенку и сунула в руку ему звезду. - Держи! Теперь ты - Главный Марг.
        Чуть-чуть подальше, на пригорке, сидел Гаркуша, распустивший крылья в стороны, а его головы лежали на земле с закрытыми глазами. Проходящие рядом фреи и марги не трогали зверя, думая, что он сдох. Гаркуша, и правда, был почти не живой, так как горе, постигшее его невинную душу, убивало его с каждым мгновением.
        Когда Хенк, похоронив отца и фрею Иссидию, присел чуток на холмике рядом с Гаркушей, и тот, учуяв знакомый запах, едва смог поднять голову и сказать: - Папа.
        Хенк, увидев странного зверя, пошевелил его и, поняв, что он живой, вытащил флягу с водой, чтобы его напоить. Плеснув немного в ладошку, он сцедил её в горло зверя, который, глотнув, открыл глаза и, положив свою голову на колени Хенку, промолвил:
«Папа», - и заплакал. Хенк напоил две другие головы, которые безвольно лежали и только на воду среагировали неуверенным движением. Вид плачущего зверя и его напоминание об отце выжали из Хенка слезу, которую он запоздало пустил. Так они и сидели, плачущий зверь и прослезившийся человек, оба потерявшие отца.

* * *
        Только к вечеру Маргина добралась до городка Нев, расположенного на высоком берегу Леи. Переправы здесь не было, главная дорога из Ханзе до Мас и дальше, через Удос, в столицу маргов Магнум находилась далеко, к ней надо было ещё шагать и шагать, поэтому голова совета города сжалился, и дал Маргине общественную кобылку, с обещанием, вернуть обратно.
        Маргина не спорила, и так спасибо, что дал - знала она, что места здесь не слишком богатые, и земля каменистая. Ещё обещал завтра отправить гонца в Тизер, за помощью
        - люди здесь хоть и бедные, но участливые. Маргина подремала на лавке здесь же, в здании совета, а с первой зорькой поднялась и почалапала на кобылке неспешной рысью, отбивая в такт дороги свои мягкие места. На удивление, осень баловала погодой, и это радовало Маргину: в слякоть с поля боя всё бы смыло в Лею и тогда не миновать беды - о морах начиталась Маргина в древних записях.
        Вскоре показалась долгожданная дорога и к обеду Маргина всё-таки добралась до Мала. Здание совета города находилось прямо возле каменного моста через Лею, построенному давным-давно. Так давно, что в старых манускриптах он всегда существовал. Маргина представилась секретарю, как фрея Лана, рассказала обстановку и молодой паренёк обещался сейчас же найти голову совета, для чего тут же и исчез.
        Маргина подошла к окну, посмотрела на мост, с движущимися по нему телегами и расслабленно вздохнула - последние дни, на свободе, выдались тяжёлыми, а может за время заключения она отвыкла от ритма своей нормальной жизни. Скорее её напрягали не её дела и её самочувствие, а беспокойство за дочерей. Элайни, по рассказу Хенка, ушла вместе Сергеем и этим зверьком - Хамми. Там может быть все удачно, ведь Элайни такие штуки уже проделывала. А вот за Байли она беспокоилась сильнее. Вероятно, что она в тюрьме, а так как она по крови должна была быть королевой - от Иссидии можно было ожидать чего угодно.
        - Лана? - Маргина резко обернулась.
        - Да! - ответила она. Перед ней стоял невысокий лысеющий толстячок, голова совета Карт Нипер. Маргина знала его. Так значит Иссидия не поменяла его на своих. И правильно сделала - как хозяйственнику, Карту цены не было.
        - А ведь вы не Лана, - прищурился Карт, - вы, Маргина!
        - Как ты узнал? - удивилась Маргина. Карт улыбнулся, и сказал: - Секретик имеется! Если ты в бегах - я тебя спрячу.
        - Не нужно меня прятать, мне дело надо закончить, - улыбнулась Маргина, - а какой у тебя секретик?
        - Я на своих людях крестики рисую! - улыбнулся ей Карт и довольно загоготал. Маргина искренне посмеялась и обняла его: - Спасибо тебе Карт! Я буду это помнить!
        - Так что тебе нужно…Лана? - улыбаясь, спросил Карт.
        - Ты за бои знаешь? - спросила Маргина, Карт кивнул. - Так вот, там трупов - не сосчитать, похоронить нужно. По-человечески. А то жди беды.
        Карт кивнул, посерел, и сказал:
        - Всё сделаю… там и наши …
        - Спасибо, Карт!
        - Тебе спасибо, что на других зла не держишь, дело делаешь…
        - Ну, хорошо, хватит, - остановила его Маргина, - я в Нев лошадку взяла, вернёшь её, я обещала.
        - Сделаю, и тебе лошадь дам! А ты куда дальше?
        - Да хочу наведаться в Фаэлию, - сказала, подумав, Маргина, - дочка у меня там, в тюрьме …
        - Хорошо, пойдём ко мне, немного отдохнёшь, пообедаешь, - сказал Карт и добавил, - и как Вааль будет рада.
        От вспоминания о Вааль Маргина засветилась - такой искренности и теплоты, кроме как у Вааль, она нигде не встречала. У неё это свойство было глубинное, врождённое. Карт выскочил отдать распоряжения, вернулся, взял Маргину под руку и повёл в свой дом. Вернее, этот дом принадлежал Вааль, так как только она смогла сделать его таким уютным гостеприимным и родным.
        - Карт, я тебе завидую, - сказала Маргина, - после работы ты приходишь домой, как в рай.
        - Нечего завидовать, - ухмыльнулся Карт, - кто тебе не даёт завести себе мужа.
        - О-о-о, я, наверно, для этого уже старая, - махнула рукой Маргина.
        - Ты хотя бы замечаешь, как на тебя смотрят мужчины? - засмеялся Карт.
        - Что? Правда?
        - Тебя надо освободить от работы! Так ты подумаешь немного о себе.
        - Меня уже освободили, - засмеялась Маргина.
        Они подошли к дому Карта. Дом, что говорить, был прекрасен. Он стоял на берегу озера, к которому вела выложенная камнем дорожка, вьющаяся по берегу до каменного мостика, под которым пенился небольшой водопад. Вокруг дома, несмотря на конец сезона дождей, до сих пор цвели цветы. За домиком был садик, переходящий в девственный лиственный лес, который был естественным фоном этого великолепия. Несмотря на день, окошки дома светились забавно-манящим светом.
        - Карт, твоя жена - волшебная фрея! - засмеялась Маргина.
        - Я знаю, - довольно сияя, сказал Карт.
        Выскочила Вааль, сразу узнавшая Маргину, был накрыт обед, потом очаровательные беседы, прогулки по саду. Они провели восхитительное время до самого вечера. Маргина все забыла, купаясь, как в тёплой летней воде, в волнах доброжелательности и любви. Ей этого так не хватало. Но все хорошее, когда-то кончается. Вечерело, и Маргине пора было ехать. Уже привели здорового серебристого жеребца, и он рвался из рук конюха.
        Маргина коротко попрощалась, хлестнула коня и выехала на дорогу до Тизера. Конь мчался с охотой, не чувствуя лёгкого седока, а Маргина улыбалась, пребывая ещё там, в домике у леса, где царит счастье. Навстречу попались несколько повозок, возницы здоровались, она махала им в ответ и улыбалась. Ездовые недоумевали, а потом улыбались и себе - чужому счастью, которое так заразительно. Вскоре показалась речушка Таун, приток Леи, на которой стоял городок Тизер. Дорога с горки пошла под уклон, в тень, и солнце осталось где-то вверху.
        Вдруг, точно игрушечный, на дорогу выскочил Шерг. Маргина от неожиданности так удивилась, что осадила коня, и тут же провалилась в темноту.

* * *
        Посредине шатра горел слабый огонёк, на котором курилась плошка с травой. Тонкая струйка дыма свечкой устремлялась вверх, потом, передумав, начинала кружиться замысловатой спиралью, дразнила сверху язычки пламени, прыгая на месте и вместе с воздухом проникая в мощные лёгкие Ва-Гора. Напротив него полулежала Маргина, опираясь спиной на рога горного козла, покрытые его же коричневой, густой шкурой. Она находилась, в каком-то непонятном полудремотном состоянии, не видя, ощущая присутствие этого странного, большого человека, и беззвучно вела с ним неторопливый разговор.

«Где я?» - спросила Маргина, и получила ответ: «Со мной».

«Кто ты?» «Я Ва-Гор».

«Как я сюда попала?» «Тебя сбросил конь».

«Я видела Шерга?»

«Это мой раб… - голос замолчал и, через мгновение, продолжил, - я хочу, чтобы ты всегда была со мной».

«Это невозможно», - ответила она.

«Что тебя держит?»

«Мой долг».

«Ты никому ничего не должна! Ты чувствуешь себя женщиной?» - его рука умело прошла по косточкам спины и Маргина невольно подалась вперёд, отталкиваясь, но, всё равно, приближаясь к этой упругой манящей груди. Её пальцы, сопротивляясь, мяли его кожу, погружаясь в неё, ощущая под ней твёрдую плоть.

«Ты чувствуешь себя женщиной?» - снова настойчиво прозвучал вопрос.

«Да, да», - отрицала она, соглашаясь, лаская рукой широкие плечи, покрытые зарубками-ранами, ощущая его непонятный дразнящий запах самца. Его руки снова пробежали по её телу, поднимая горячую волну, освобождая её от одежды. Она, так долго не знавшая мужчин, растерялась, как девочка, затаила дыхание, ничуть ему не помогая, с дрожью ожидала взрыва вулкана, поднимающегося из её глубин.
        Он с нежностью поцеловал её грудь и она, не видя его, протянула к нему губы, поймала, и впилась, как в последнюю каплю воды. Он рукой раздвинул ей ноги, коленки её задрожали, и она, вскрикнув от неожиданности, почувствовала в себе его тело, и вулкан, до этого дремавший, проснулся с неожиданной, для неё, силой. Она обхватила его за шею, мешая ему и, одновременно, возбуждая, и вся кровь отхлынула от головы, погружая её в бесконечный омут наслаждения, вселенский взрыв творения вселённой.
        Ва-Мава неподвижно стояла снаружи шатра, у полога, тяжело дышала и скрипела зубами, зажимая в руке кривой нож.

* * *
        Фрея Дюмон, несмотря на то, что она принимала участие в войне, удалось выжить, и, к тому же, встретить своего мужа, исправно исполнявшего свою службу по снабжению войск. Поэтому, когда она утром появилась перед каретой - Розария и Перчик её совсем не ждали и собирались выезжать из Барото в Боро. Перчик, не знавший её ранее, и не подозревал, что их ждёт подробный допрос с пристрастием.
        - Что ты здесь делаешь? - спросила она у Розарии. Та онемела и не знала, что сказать.
        - Тётя, что вам здесь нужно? - защищая свою даму, спросил наивный Перчик, не подозревающий ни о чем.
        - Я тётя? - фрея Дюмон оторопела. Такого нахальства она не ожидала.
        - Это кто такой? - уставилась она на Перчика, потом на дочь.
        - Это Перчик, - прошелестела Розария. Перчик запоздало сообразил, что ляпнул что-то лишнее.
        - Какой Перчик? - прогремела фрея Дюмон. - Ты что себе позволяешь? Разве так ведут себя скромные ученицы Академии Фрей?
        - Позвольте с вами не согласиться, - подал голос Перчик, - Розария вела себя в высшей степени скромно.
        Тут Перчик явно покривил душой - их ночи, вряд ли кто бы назвал скромными, и за это сразу поплатился.
        - А вас, молодой человек, я попрошу оставить карету! - грозно указала фрея Дюмон, ткнув пальцем на обочину. Перчик вышел, и фрея Дюмон села на его место.
        - Трогай, разворачиваемся, - крикнула она вознице, и карета поехала по обратной дороге - из Барото в Ханзе и дальше, в Фаэлию.
        Репликация восьмая
        Элайни и Элайни
        Нулевой меридиан, проходящий через Валу, даёт точку отсчёта, чтобы найти положение неподвижно стоящего чёрного человека, одетого в чёрный костюм и чёрную шляпу. Сам он определил её, как 19 градусов 37 минуты 18 секунды северной широты и 20 градусов 57 минут 00 секунды западной долготы планеты Глаурия. На него смотрела, не видя, Ва-мава, сидящая у полога шатра, и держащая в руке нож. Чуть поодаль десятка три ваду смотрели на него, видели и не знали, что предпринять. Клиент на небо был слишком необычный.
        Наконец, один ваду, прикинув здравым умом, что хуже не будет, вытащил стрелу из-за плеча и выстрелил чёрному человеку прямо в лицо. Стрела осыпалась, не долетев на шаг до цели. Ваду, а это был Ва-Шев, озабоченный гордостью, стерпеть такое не мог. Он пустил вторую стрелу, третью, но они, точно завороженные, падали под ноги чёрному человеку.
        К нему подключились другие ваду, азартно вытаскивая луки и стрелы. Вскоре перед черным человеком лежала горка стрел по колена, а стрелки чесали свои репы и старались не смотреть друг на друга. Ва-Шев, оскорблённый больше других, поднял галечник под ногами и швырнул его в чёрного человека. И тут же упал, так как галечник, замерев на секунду возле носа чёрного человека, вернулся к Ва-Шев и стукнул его по лбу. Ваду загалдели, но никто не осмелился приблизиться к черному человеку. От речушки Таун прибежали женщины, набиравшие воду, и присоединили свои голоса хору остальных.
        Полог шатра откинулся и на порог вышел Ва-Гор:
        - В чем дело? - спросил он. Ва-Мава молчаливо показала на чёрного человека. Ва-Гор в недоумении посмотрел на него, потом на лежащего Ва-Шева с разбитым лбом и поднял руку, чтобы остановить базар. Но сказать ничего не успел. Полог шатра откинулся, и появилась Маргина, щурясь от солнца. Ва-Мава вскочила и мгновенно полоснула её кривым ножом. Ва-Гор обернулся на вскрик Маргины, заревел, бросился к Ва-Мава и свернул ей шею. Стоявший недалеко Ва-Гим закричал, увидев мёртвую мать, вытащил нож и кинулся на отца. Тот встретил его бешеным ударом кулака, и Ва-Гим свалился рядом с матерью.
        Раздался гром, сверкнула молния, и все ваду попадали на землю от страха. Возле ног чёрного человека валялись Элайни и Сергей, а по бокам застыли два черных камня - большой и маленький. Чёрный человек, как чёрная вода, опал на маленький камень и принялся его ловить. Внутри все забурлило и оттуда сразу вылупились рыжий кот и чёрный человек.
        - Отстань! - крикнул рыжий кот, улепётывая от человека в чёрном.
        - Хам-ми! - пропел чёрный человек, взял на руки кота и, оглянувшись вокруг, принялся его гладить. Хамми, не очень довольный этим, попытался удрать.
        - Хм-хм! - издал звук большой камень, превращаясь в Мо, а проще говоря, в большую рыжую котяру.
        - Па, это Мо! - воспользовался ситуацией Хамми и спрыгнул на землю. Па и Мо накинули друг на друга сеточки, прочитали всю подноготную и остались друг другом довольны. Хамми, между тем, подошёл к Элайни и Сергею, и на них накинул сеточку, Мо и Хаммипапа добавили свою, и, втроём, принялись копаться, проверяя все капиллярчики и, между делом, спорили между собой. Хаммипапа говорил, что там этого не было, Хамми же доказывал, что так будет лучше, на что Мо, послушав их, взял и соединил, как хотел. Сергей и Элайни зашевелились, а Хамми, напоследок, прыснул вдогонку глюкозу и адреналин.
        - Где мы? - спросили вместе, Сергей и Элайни, и, тут же засмеялись. «Адреналину много», - подумал Хамми, прореживая нервные импульсы, одновременно облизывая своих подопечных.
        - Хамми, - махнула рукой Элайни, - ты меня всю обслюнявил! - потом обняла его и принялась гладить: - Хаммик, родной, как я тебе рада.
        Хамми, сразу шмыгнул в неё, искупался в её эмоциях, и с укоризной посмотрел на Сергея: «От него разве дождёшься!»
        А Сергей в это время в недоумении посмотрел по сторонам и увидел Маргину. Он на нетвёрдых ногах заковылял к ней, но ему преградил дорогу Ва-Гор. Сергей, одной левой (и тремя сеточками в придачу) отодвинул его и склонился к Маргине.
        - Мама! Что с тобой? - бросилась Элайни, увидела кровь и рану на груди Маргины, и зажала рану рукой.
        - У меня не хватит сил, - растерянно прошептала она, глядя на всех мокрыми глазами.
        - Товарищ, подвиньтесь, - сказал Хамми Сергею и, для профилактики, подразнил его разрядом. Тот обиженно на него глянул, но подвинулся. Па, как парень самый заряженный, придвинулся ближе, соединился с Мо и Хамми, и стали потихоньку ковыряться в Маргине.
        Первое - восстановили дыхание и принялись методично, предварительно разделив на троих, перебирать вены, аорты, сшивать нервы и мускулы, штопать, проще говоря. Хамми и Па опять начали спорить - «удалить»-«не удалить», пока Мо не прошёлся по ним зарядом: «Ничего не менять!»
        Ваду молчаливо смотрели на странные действия двух животных и поразившего их чёрного человека. Многие, несмотря на мужество, давно бы уже убежали, но ещё оставался неписаный закон хищника - не бояться и нападать первым. Правда, нападать никто не желал.
        А Ва-Гор только теперь понял - эту страну им никогда не одолеть. Сегодня утром, после изнурительной и сладкой борьбы, они лежали и всё так же молчаливо разговаривали:

«Я хочу, чтобы ты была со мной».

«Я тоже хочу, но не могу».

«Что мне сделать, чтобы ты была со мной?»

«Всё, что мог, ты уже сделал».
        Ва-Гор стоял и напряжённо смотрел, что делают эти странные люди с его любимой. Он понимал, что они делают ей добро, но ревновал, как собственник. Он также понимал, что собственником Маргины он никогда не будет и это его злило, будоража его дикую гордость. Между тем Маргина шевельнулась, открыла глаза, и удивлённо уставилась на Элайни:
        - Элайни, доченька, я сплю?
        - Мама, ты не спишь, я рядом с тобой, - обняла её Элайни.
        - Сергей! И ты здесь? - увидела Маргина Сергея.
        - А где же мне ещё быть, …мама, - улыбнулся Сергей.
        - Вы вернулись?
        - Мам, вернулись, вернулись, - успокоила её Элайни. Маргина неуверенно поднялась, увидела Ва-Гора, лежащую Ва-Мава, Ва-Гима и укоризненно глянула на Ва-Гора:

«Это ты?»

«Я. Она тебя убила».
        Маргина глянула на Элайни:
        - Я слаба. С ней ничего нельзя сделать?
        - Сейчас попробуем, но тут надежда только на них, - сказала Элайни, показывая на Мо, Па и Хамми, - ты, же знаешь - мы, фреи, мёртвых не поднимаем.
        Маргина глянула на Мо и Па, увидела Хамми-кота и улыбнулась:
        - Его я знаю хорошо! - Хамми тут же подлез ей под руку и Маргина смеясь, погладила его.
        - Откуда? - удивилась Элайни.
        - Хенк рассказывал.
        - Хенк, - улыбнулась Элайни, - как они с Байли?
        - Никак, - печально сказала Маргина, - с того времени, как вы исчезли, много чего произошло.
        - Хорошо, расскажешь позже, - сказала Элайни, взяла на руки Хамми, чмокнула его в нос и добавила, - Хамми пойдём лечить тётю.
        И они начали колдовать над Ва-Мава. Ваду забеспокоились и загудели, но на них гаркнул Ва-Гор, и все притихли. Зашевелился Ва-Гим, открыл глаза и удивлённо пялился на Мо, Хаммипапу, Хамми, Сергея и Элайни. Ничего не понял, но, увидев сердитый взгляд отца, поднялся и отошёл. Мо повернул голову Ва-Мава, щёлкнули косточки, и она открыла глаза. Увидев Маргину живой, она скрипнула зубами, посмотрела на мужа и, увидев в его глазах лёд, зарыдала, упав в объятия своего сына. Все облегчённо вздохнули.
        Только не Маргина. Ей надо было что-то делать с ваду. Оставить их в Стране Фрей она не могла. Несмотря на авторитет Ва-Гора, она понимала - тот не сможет удержать своих головорезов, чтобы они не убивали. Нельзя заставить волка не есть зайцев. Тот это тоже понимал, и молчаливо сказал:

«Я пройду через твою страну, дальше, к теплу».

«Я и мои воины будут тебя сопровождать».

«Ты мне не веришь?»

«Тебе - верю! А ты веришь своим головорезам?» - Ва-Гор не сразу понял слово
«головорезы», а когда понял и засмеялся:

«Пусть нас ведут чёрный человек и большой зверь!»

«Хорошо, я их попрошу!»
        Элайни удивлённо смотрела на Маргину и Ва-Гора. И явно, что-то подозревала.
        - А кто эти люди? - спросила она, подозрительно глядя на ваду. - Я что-то не помню, чтобы у нас в Стране Фрей были такие дикари.
        - Я всё тебе расскажу, - положила руку ей на плечо Маргина, - это очень долгая и не совсем приятная история. А теперь, ты можешь попросить своих друзей, вот этого чёрного человека и большую кошку проводить этих людей до границы гор, на запад.
        - Их что, надо выгнать? - насупилась Элайни.
        - Вроде того, - улыбнулась Маргина, - но корректно.
        - Я попрошу Хаммипапу и Мо, - усмехнулась Элайни, - они проводят их конкретно и корректно!
        - Хаммипапа, он что - папа Хамми? - спросила Маргина.
        - Папа, - засмеялась Элайни, - а что, не видно?
        - Он человек, а Хамми - кот!
        - Я тебе тоже много чего расскажу, мама, - шепнула Элайни, - а теперь, давай-ка, проводим гостей.
        Она подошла к Па и Мо и долго объясняла им свою просьбу - проводить людей Ва-Гора до высоких западных гор.

* * *
        С того самого дня, как он нашёл отца, куда и девалась у Хенка весёлая удача и лёгкий нрав. Хенк понимал - не стало отца и он должен вести свой народ, по крайней мере, пока не выберут кого-нибудь другого, на что Хенк очень надеялся. В начале Хенк на воздушной флаэсине улетел в Магнум, но оттуда было неудобно решать многие послевоенные вопросы и он, оставив в Магнуме незаменимого Увина Партера, обосновался в Гори. Тем более это было удобно, так как ему приходилось много работать со штабом фрей в Боро.
        Гаркушу он забрал с собой - иначе было никак нельзя: змей, потерявший Артура Барулю, чуял в Хенке родную кровь и не отставал от него ни на шаг. Чтобы как-то нормализовать отношения, Хенк потихоньку приучал Гаркушу к самостоятельности, иногда гуляя с ним в лесу и отпуская его полетать, но тот, вероятно, боялся потерять Хенка и быстро возвращался. Не имея никого близкого, Хенк и сам привязался к Гаркуше, выражая свою любовь тем, что садясь за бумаги, писал, по очереди поглаживая одну голову змея за другой, а те пытались надуть друг друга, подсовываясь без очереди.
        Так уж получилось с самого начала, что больше всего ему приходилось общаться с фреей Эстатой, к которой постепенно и перешло руководство штабом. Кто тянет, на том и едут. Но это очень помогло им координировать свои действия и, в итоге, в этом районе их стран начала постепенно налаживаться жизнь и возникла зыбкая стабильность. Граница стран проходила по реке Лее, правда, никто никогда не придерживался этих границ, и марги и фреи селились и там и тут без всякого ограничения. Поэтому Хенк и Эстата сразу решили оставить всё это, как есть.
        Хенк пошёл дальше - он перенёс свою резиденцию в Боро, поэтому фреи и марги шлялись по городу, как ни в чем не бывало. Более того, сполна увидев ужасы войны, и потеряв многих своих близких, фреи и марги относились друг к другу предупредительно, стараясь, не задевать чувства друг друга. Эта фронтовое неписаное правило постепенно перешло в повседневную жизнь, и поддержка друг друга в непростые времена была не лишней. Тем более что мирная жизнь была немного парализована. Это в большей степени касалось фрей, которые потеряли своего регента, а замены никакой не было. Как раз сегодня Хенк и Эстата это обсуждали.
        - А почему не, позвать Маргину? Кто-кто, а она-то смогла бы навести порядок, - спросил Хенк.
        - Да я сама об этом думала, - Эстата грузно уселась на табуретку, и та заскрипела под ней, - девочек к ней хотела послать! - кивнула она на Леметрию и Чери, сидевших на подоконнике и глазевших на улицу.
        - Чево? - пискнула Леметрия.
        - Не «чево», а поедете, привезёте Маргину!
        - Слушаюсь, фрея Эстата, - козырнула Чери, улыбаясь во весь рот.
        - Дурынды вы здоровые! - улыбнулась Эстата в ответ. - Замуж бы вас надо, да вот не за кого! - добавила она, глядя с улыбкой на Хенка.
        - Мы согласные! - хором заулыбались «дурынды». Хенк смутился и сказал:
        - Я письмо напишу, передадите?
        - Байли? Давай уж, передадим, - вздохнула Чери. Леметрия вздохнула глубже. А Чери ещё глубже. Эстата не стерпела и крикнула:
        - Так, идите, собирайтесь! - и добавила вдогонку. - Перед отъездом зайдёте!

* * *
        Перчик страдал. Конечно, много Розарии его немножко угнетало. А вот теперь ему хотелось Розарии хоть чуть-чуть. Он ощущал, что, вероятно, влюбился. И надо было что-то предпринять. Поэтому Перчик решил найти своего единственного друга, а там видно будет. По здравому разумению, требовалось ехать через Валу в Боро, а там уже и Страна Маргов.
        Война закончилась, никто никого не искал, да и вообще, кругом была такая неразбериха, поэтому Перчик пристроился на огромную арбу с сеном до Валу, к молчаливому вознице, который не мешал мечтать. Мечтал Перчик, конечно, о Розарии. Он лежал на самом верху, на сене, любовался небом, и вспоминал счастливые часы, проведённые с Розарией, от интимных подробностей которых его, иногда, бросало в жар. Хорошо, что его никто не видел. Кроме птичек на небе. И кроме той штуковины, что летит с неба прямо на него и орёт.

* * *
        В Фаэлии царил бардак. Со времени отбытия Иссидии на войну, город был оставлен на попечение фреи Януш, с которой командир был, как с листика зонтик. А потом пришло известие о гибели Иссидии. И фрея Януш боялась, что придут марги и разрушат столицу. Фрея Януш обратилась к своей соперницу фрее Филиции за поддержкой. Та пришла и сказала:
        - Выпускай Маргину из тюрьмы, она всё наладит.
        - Да нет её, убежала она из тюрьмы. Ещё при Иссидии.
        - И где она? - спросила фрея Филиция.
        - А откуда я знаю? - в сердцах воскликнула фрея Януш. - В городе фрей осталось - кот наплакал, одни старухи, как мы. Что нам делать? - с надеждой спросила она у Филиции. Та задумалась, потом сказала:
        - Надо всех привлечь, старых, не старых, фрей и простых жителей, кто раньше работал в управлении.
        - Я, кажется, на базаре видела стратега Вейна, - сообщила фрея Януш.
        - Вот, вот, его в первую очередь! Он хоть порядок наведёт в городе!
        - А где его найти?
        - Откуда я знаю, - двинула плечами фрея Филиция, - поспрашиваю у людей.
        А Питер Вейн в это время находился в гостиной дома доктора Фроста и беседовал с ним. Говорили о Байли.
        - Джозеф, надо что-то делать с Байли.
        - Питер, а что я сделаю? - развёл руками доктор Фрост. - Я рад, что она хотя бы кушать не отказывается. Если бы здесь была Маргина или Элайни, то они может быть, что-нибудь сделали.
        - Война прекратилась, и Иссидия погибла, - сообщил Питер Вейн, - я думаю, что Маргина скоро появится.
        - Только на неё и надежда, - присел доктор Фрост, - а Элайни, я же рассказывал, пропала или переместилась вместе с Сергеем и Хамми.
        А грустная Байли сидела у окна в своей комнате на втором этаже, гладила кота Глюка и мечтала, одновремённо страшась, о встрече с Хенком, чтобы посмотреть на него одним глазком. Или двумя, если повезёт.
        Вдруг она что-то почувствовала рукой. Подняв её, Байли с удивлением увидела на ней перстень с голубовато-зелёным амазонитом. «Как у Элайни», - подумала она, вспоминая о своей сестре.

* * *
        Ссоры начались с самого начала. Во-первых, их посылали не одних, во-вторых, каждая хотела покомандовать. Когда они уже поднялись на флаэсину и упивались своей самостоятельностью - подошёл Хенк с высоким, худощавым, с мохнатой рыжей головой парнем, и сказал:
        - Вот, знакомьтесь, марг Фогги! Он полетит с вами, - он обернулся к Фогги и представил девочек, - Фогги, это фрея Леметрия и фрея Чери!
        - А письмо? - спросила, улыбаясь Леметрия, внимательно рассматривая Фогги. Чери тоже смотрела на добычу.
        - Письмо передаст он, - сказал Хенк, указывая на Фогги, и, на прощанье, махнул рукой, - удачи вам.
        Марг Фогги неспешно поднялся на флаэсину, стараясь быть независимым. Он только в этом году закончил Академию Маргов и даже принимал участие в боях, находясь в резерве. Хенк послал его в качестве посла, для переговоров с Маргиной, и передачи письма Байли. Чтобы не потерялось, письмо. А то, мало ли что взбредёт девушкам в голову. А переговоры заключались в передаче другого письма - Маргине.
        - Вам никуда не надо сходить? - спросила Чери, глядя на Фогги, как коршун на воробушка.
        - Не понял? - вежливо сказал он.
        - Ну, вы уже летали? - улыбнулась Чери. - Лететь долго придётся. Вам не нужно? В туалет, например?
        Фогги густо покраснел и пробормотал: - Спасибо не нужно.
        - Присаживайтесь здесь, - очаровательно улыбаясь, Чери показала на лавочку на корме. - Вам будет здесь удобно?
        Фогги не успел ответить - Леметрия крикнула от штурвала:
        - Чери! Ты будешь взлетать или нет!
        - Чего ты разоралась! Взлетай! - рыкнула ей Чери, и добавила, улыбаясь Фогги. - Она у нас немного нервная.
        Леметрия, от возмущения, задвинула кристалл до упора, и рванула на себя штурвал. Флаэсина свечкой взлетела вверх, и Чери свалилась на марга Фогги. Не без удовольствия, конечно.
        - Простите, я не удержалась, - сказала она, сияя, и не спеша слезать, - Леметрия у нас такая неумеха.
        - Ничего, - сказал красный Фогги, руками пытаясь поддержать Чери, но руки как-то сами собой упирались в упругие соблазнительные шары. Нутром марг Фогги чувствовал
        - благополучно до места назначения он не долетит.
        - Чери!!! - кричала от штурвала взбешённая Леметрия. А кто бы не взбесился? Из под носа уводят парня.
        - Ну чего тебе? - завелась и Чери.
        - Где карты? - спросила Леметрия, лишь бы что спросить.
        - А откуда я знаю! Поищи где-то там!
        - Как я поищу? Я за штурвалом!
        - Я сейчас, - шепнула Чери маргу на ухо, и это не ускользнуло от Леметрии:
        - Чери!!!
        - Да иду уже! - кинула Чери, поднимаясь на мостик. Марг немного вздохнул. Чери взяла штурвал, а Леметрия быстро побежала искать карту. Потом решила, что карта находиться на корме.
        - Никак карту не найду, - всплеснула она ручками и устало опустилась на лавочку возле Фогги, заработалась, бедная, и спросила:
        - Вам здесь удобно?
        - Да, да, спасибо, - отодвигаясь, ответил Фогги.
        - Вы, видимо, очень важный человек, что вас Главный Марг провожал, - сказала, воркуя Леметрия, гипнотизируя Фогги тёмными глазками из-под густых ресниц.
        - Мы учились, …знакомы… в одной академии, - поплыл Фогги под её взглядом.
        - Как интересно! Вы академик… - подняла глазки Леметрия.
        - Нет, ещё…буду…потом… - шелестел будущий академик. Его прервал крик Чери.
        - Леметрия!!!
        - Ну, что тебе? - в сердцах кинула Леметрия, и сказала Фогги: - Она у нас немного нервная, вы не судите её строго.
        - Леметрия!!! - крикнула Чери, заваливая на бок, флаэсину.
        - Ничего не может без меня, - шепнула она на ухо Фогги, и крикнула Чери:
        - Иду!!!
        Фогги снова успокоился, а напрасно. Леметрия и Чери вступили в перепалку, дёргая за штурвал, и флаэсина начала выписывать кренделя. Оба кинулись выправлять положения и задёргали все рычаги. От этого стало ещё хуже - Чери дёрнула за рычаг, кристалл выскочил из гнезда, и флаэсина полетела к земле. Орали все трое. Несмотря на статус.

* * *
        Мо и Хаммипапа, прихватив с собой Хамми (по настоянию Па), ушли провожать ваду. Как только они скрылись за поворотом дороги на Габро, по пути в Фаэлию, Маргина, тут же, где была стоянка ваду, уселась прямо на траву, взяла за руки Элайни и сказала:
        - Давай, рассказывай, всё, всё, всё!
        - Мам, а, может, ты мне расскажешь, что у вас тут твориться? - возразила Элайни. Но Маргина не успела ответить - грохнул гром и возле Маргины упал мужчина в летнем костюме.
        - Элайни! Как я рад тебя видеть! - воскликнул он и потянулся к Элайни.
        - Сергей? - удивилась Элайни, и обернулась к другому Сергею. Другой Сергей держал руку на плече Элайни и собирался слушать маму и дочку.
        - Ведите себя прилично, молодой человек, - сказало он, поворачиваясь к незнакомцу, и подозрительно всмотрелся в лицо новоявленного Сергея. - Где-то я вас видел! Вы кто?
        - Я Сергей, а это моя Элайни, - сказал новоявленный Сергей.
        - Нет, молодой человек, это я Сергей и это моя Элайни! - Сергей обнял Элайни.
        - Да как ты смеешь… - начал новый Сергей, но не окончил.
        - А чья же тогда я? - послышался голос. Из кустов вышла Элайни, держа на руках сумку, а рядом бежал Хамми.
        - Элайни! - воскликнули оба Сергея.
        - Заткнитесь все! - крикнула Маргина. - Элайни - ты опять взялась за фокусы? - она грозно посмотрела на обоих Элайн, и сказала, ткнув в Элайни, сидящую на траве: - Вначале рассказывай ты!
        - А что рассказывать! Я, Сергей и Хамми хотели попасть к Сергею домой, а попали в мир, где водятся разные звери, как у Сергея дома только очень, очень давно. Меня эти звери чуть не съели, и Сергей очень переживал - видишь у него седой чубчик? - она погладила Сергея, с которым сидела, потом глянула на другого Сергея и добавила: - А этого я не знаю. Там мы встретили Мо, и он помог нам вернуться, потому что я чувствовала, что у тебя беда. У меня всё.
        - Хорошо, - сказала Маргина и повернулась к Элайни с сумкой, - а теперь рассказывай ты!
        - А что рассказывать! Я, Сергей и Хамми попали к Сергею домой. Мне там очень и очень понравилось. И Хамми там понравилось, он там железки ел …
        - А ещё есть? - у Хамми прорезался голос.
        - Есть, есть, - улыбнулась Элайни, - в сумке. А потом в церкви…
        - Где, где? - переспросила Маргина.
        - Церковь, красивое здание такое, там много силы. Так вот, в церкви я почувствовала, что тебе плохо, и мы с Сергеем, - она улыбнулась и прижалась к новому Сергею, - мы с ним отправились к его очень хорошему другу Мише и Гале…
        - А Галя кто такая? - перебила Маргина.
        - Жена его! Так вот, мы были у Гали и Миши и там зарядились на …где Сергей?
        - На электростанции, - подсказал новый Сергей.
        - Да, на электростанции, и прибыли сюда. Благодаря Хамми, он помог. У меня тут полная сумка продуктов от Гали.
        - Так что ты ждёшь? Выкладывай, поедим нормально, у меня с утра не было ничего во рту, - сказал первый Сергей, и спросил второго Сергея: - А как там Миша?
        - Погодите вы с Мишами, - вмешалась Маргина, - а что мне делать?
        - В смысле? - спросила первая Элайни.
        - А в смысле, что мне с вами делать?
        - Радоваться надо, что дочек больше стало, - засмеялась вторая Элайни, - вот у папы ещё и сын появился, а он ничего!
        - Какой сын? - опешила Маргина.
        - Перчиком его сына зовут, нашего братика! - засмеялась первая Элайни. - Ты же его знаешь.
        - А ну вас, - отвернулась и насупилась Маргина.
        - Ну, мам, не обижайся, всё хорошо.
        - Какие хорошо? Вот ты скажи, как я вас называть буду? - спросила Маргина.
        - Элайни, - сказали обе Элайни. И переглянувшись, засмеялись.
        - Вот то-то и оно! - кивнула Маргина.
        - Да, блин, - сказала Элайни, гостья Земли, - нам нужно как-то различаться?
        - А что тут сложного? Я Элайни, а ты Элайни «два»?
        - Почему это я «два»?
        - Потому что я первая вернулась.
        - Перебьёшься!
        - А мы? - спросил последний Сергей.
        - Что мы? - удивилась Маргина.
        - А нам как себя называть?
        - А за вас у меня голова не болит, - отмахнулась Маргина, - мне бы с дочками разобраться.
        - А я? - не к месту сказал Хамми: - Я так понял, нас Хаммов тоже два?
        - А тебя, кот, я вообще пока не знаю, - сказала Маргина, - тебе проще, я тебя Глюком назову.
        - У нас Глюк уже есть, - подала голос какая-то Элайни.
        - Будет Туманный Глюк! - хихикнула, не удержавшись, Маргина.
        - Почему Туманный? - спросила какая-то другая Элайни.
        - Так он у вас гвозди ест, - сказала Маргина, - с головой у него что-то.
        - Ничего у него с головой нет, - защитила Хамми Элайни с Земли, и погладила его, - и не гвозди он ест, а эти…транзисторы, у нас таких не делают.
        - Одно слово, Туманный он, - констатировала Маргина, - и у вас обоих гвозди в голове. Нормальные дети, не плодятся, как кролики, а от тебя Элайни, можно ожидать чего угодно.
        - Это ты кому говоришь? - ехидненько спросила Элайни с Земли.
        - А вам всем, Элайням! - сказала, а потом пырснула Маргина.
        Хамми, или точнее новоявленный Туманный, считал одну Элайни, потом другую и убеждённо сказал:
        - Да они похожи, как две капельки росы.
        Элайни засмеялись и, вдруг замерли, уставившись на свои руки.
        - У тебя тоже? - одновремённо спросили они друг у друга и увидели, что у них обоих пропал перстень с голубовато-зелёным амазонитом.

* * *
        Флаэсина, упав на Перчика с неба, спружинила на сене, и мягко приземлилась на землю. Все четыре колеса арбы отлетели в сторону, лошади, с передком и возницей на ней, ускакали подальше от греха, и только Перчик одиноко лежал на земле.
        - Ты дур-р-р-а набитая, зачем дёргала за рычаг? - кричала Чери на Леметрию. Та, ещё не отойдя от шока, не осталась в долгу:
        - Сама дура, кто так управляет? Ищи вот теперь кристалл! - и они, переругиваясь, опустились на карачки и принялись искать на дне флаэсины свалившийся кристалл. Марг Фогги, о котором в пылу ссоры девчонки забыли, выбрался на землю из наклонившейся флаэсины, и облегчённо вздохнул - такой полет он не скоро забудет. Он ещё раз вздохнул и оглянулся - хорошо! Больше он в эту флаэсину не сядет ни за что. Что это там валяется? Он подошёл и увидел на земле Перчика.
        - Перчик? - он удивился. Перчика он знал по Академии, друзьями они не были, но это был свой человек - марг. Он похлопал его по щеке и позвал: - Перчик?
        Тот не реагировал. Фогги подошёл к борту флаэсины, пытаясь привлечь спорящих фрей:
        - Чери, Леметрия!
        - Чего тебе? - обернулись фреи, ну перебил прямо на самом интересном месте!
        - Здесь Перчик!
        - Какой перчик, - озабоченно спросила Леметрия, - ты не ударился, случайно?
        - Здесь марг, Перчик! - уточнил Фогги.
        - А что здесь марг делает, шпионит? - уставилась на него Чери.
        - Нет, по-моему, он не дышит, - вежливо уточнил Фогги.
        - Не дышит? - обрадовалась Леметрия. - Сейчас сделаем искусственное дыхание.
        - Я умею, - сказала Чери.
        - Отвянь, - сказала Леметрия, перелезая через борт, - ты вон, флаэсиной уже поуправляла.
        Она наклонилась к Перчику и всплеснула руками, узнав его, а потом принялась усердно делать искусственное дыхание. Как-то очень добросовестно, потому что Чери сказала:
        - Боюсь, ты его совсем задушишь!
        - Не возникай, - отозвалась Леметрия, вытирая губы, и снова впиваясь в губы Перчика. Тот как-то ожил и даже обнял Леметрию.
        - Что они делают? - возмутилась Чери до глубины души. Перчик, не открывая глаз, сказал: - Розария…
        - Маму, наверное, вспоминает, - умиляясь, сказала Леметрия, и продолжила медицинские процедуры, терзая губы больного.
        - Леметрия, хватит! - крикнула Чери, а потом радостно обернулась к Фогги:
        - Не, ну ты видел, что она делает?
        Наконец Перчик раскрыл глаза и уставился на Леметрию: - Леметрия?
        - Узнал, - сказала Леметрия, лёжа на Перчике, и продолжила спасательные операции, отчего больной тяжело задышал, но подниматься не стал, так как Леметрия ему совсем не мешала.
        - Вставайте! Вы долго будете валяться? - прикрикнула на них Чери.
        - Что-то у меня в спине торчит, - сказал Перчик.
        - Ну-ка, давай, посмотрю, - сказала Леметрия и перевернула Перчика. - О кристалл нашёлся! - сказала она, показывая черный кристалл от флаэсины. Перчик поднялся и увидел марга Фогги.
        - Фогги! А ты как здесь? - удивился он.
        - Я послом, от Хенка… Главного Марга то есть… к фрее Маргине, - мялся Фогги.
        - К Маргине? Так Хенк жив? - обрадовался Перчик.
        - А ты что? Знаешь Хенка? - спросила Чери.
        - Он мой лучший друг, - сказал Перчик.
        - Хенк сейчас Главный Марг, - сказал Фогги.
        - Ну, что мальчики - полетели? - спросила Чери.
        - Нет! Я больше не полечу! - замахал руками Фогги.
        - Ты что, трусишь? - покосилась на него Чери.
        - Ничего подобного! Дальше мне предписано добираться без вас!
        - Ничего мы такого не слышали, - наехала Чери и повернулась к Леметрия, - скажи Лемми?
        - Да, я такого не слышала, - поддержала подруга.
        - Без нас ты дальше не поедешь, - подвела итог Чери, - иначе мы тебя арестуем, как вражеского шпиона.
        - Перчик, а ты это… - начал Фогги, - …ты тоже с нами?
        - Конечно он с нами, - решила за него Леметрия, - он мне поможет рулить, да Перчик?
        Перчик дипломатично промолчал, так как в уме решал задачку о любовном треугольнике, и поэтому Фогги, как где-то военный человек и посол державы, принял героическое решение сам:
        - Хорошо летим.

* * *
        Шергу удалось ускользнуть от ваду, когда в их лагерь нагрянули Элайни, Сергей и Хамми. Всё-таки скоты эти ваду. Их вожак, этот Ва-Гор, гордый индюк, повёлся на Маргину и испортил ему - Шергу, так тонко задуманную месть. Мало того, он держал Шерга, как раба. И Шерг, со всех ног, кинулся в Тизер, где его ещё помнили, как советника и Маргины, и Иссидии.
        Через непродолжительное время он был в доме главы совета города и, сидя за обеденным столом, рассказывал ошарашенному главе совета о полчищах ваду, двигающихся на город. Да, он немного переборщил, но это ничего - у страха глаза велики, что поможет простолюдинам немного пошевелить задницей.
        - Так что Мирони, готовь защиту города, поднимай всех фрей, которые есть, - разглагольствовал он, обгрызая жирную косточку. Глава совета Мирони, думал о том, зачем же ему нужна такая напасть на склоне лет, и на кого бы переложить всю эту кашу. И быстренько вызвал своего заместителя, шустрого Берко Лова. Тот послушал Шерга, глаза заблестели, как у охотничьей собаки, и, выслушав указания Мирони, бросился выполнять. Мирони вздохнул спокойно - о лучшем он и не мечтал.
        - Ты мне лошадь дай, - сказал, вставая, Шерг, - других нужно предупредить.
        Мирони кивнул - ради такого дела не пожалел свою лошадь. И Шерг, сытый и довольный, поскакал дальше, предвкушая свою месть ваду.
        Тизер был древней, порядком уже заброшенной крепостью, может быть и бывшей грозной несколько столетий назад, но теперь представлял собой скорее декорацию, чем фортификационное сооружение. На стены срочно были созваны все, находящиеся в городке, фреи и простые граждане, вооружённые, по большинству своему, пиками и, изредка, мечами.
        Фрея Жилен, избежавшая смерти на войне и от рук ваду, знавшая не понаслышке коварство ваду, распоряжалась фреями, вооружённых мечами и луками, шёпотом повторявшими, стоя на стенах, свои заклинания. Несмотря на юность, жизнь очень быстро сделала её взрослой.
        - Значит так, подпускаем поближе, вторая шеренга отсекает огнём передний фронт нападающих, первая - расстреливает стрелами. Потом шеренги меняются местами. Понятно? - громко, и в который раз, повторила она.
        - Понятно! - бодро ответили фреи - многим из них довелось побывать в мясорубке войны. Фрея Жилен напряжённо взглянула вперёд, на изгиб дороги. Она помнила бой с ваду, когда они втроём: фрея Тая, фрея Роз и она, фрея Жилен, попали в засаду. Помнила она и страшные глаза ваду, и смерть своих подруг. От жалости сжалось сердце и выскочила слеза. Жилен быстро отвернулась и решительно стёрла её. Сегодня она отомстит за Таю и за Роз, лежащих не погребёнными где-то там - в горах. Отомстит, а потом уйдёт в горы и найдёт место их гибели.
        На дороге, вдали, появились первые ваду. Они шли открыто, не прячась, гурьбой по дороге прямо к городу. Впереди, на коне, ехал громадный воин, в окружении таких же здоровенных, со звериными лицами, воинов, одетых в шкуры. Справа, по обочине шагал какой-то крупный рыжий зверь, мордой похожий на кота, а слева, возле луга у реки Таун, притоки Леи, шёл чёрный человек в чёрной шляпе. Фрея Жилен немного удивилась, но, снова взглянув на лица ваду, ожесточилась и скомандовала:
        - Приготовится!
        Ворота крепости были закрыты, и, постепенно, перед ними собралось, чуть ли не половина всего отряда ваду.
        - Огонь! - воскликнула фрея Жилен, и сверху на ваду обрушился ослепительный вал огня.

* * *
        - Стратег Вейн! Как я рада вас видеть! - воскликнула фрея Януш, поймав Питера Вейна на площади, перед замком, и сразу же наложив на него свои руки.
        - Питер, - обратилась она к нему по-свойски, - мы с фреей Фрелицией посоветовались и просим вас помочь в наведении порядка в городе, - она говорила совсем искренне, так как давно искала какие-нибудь плечи, на которые можно переложить заботы о городе. Тем более, фреи Иссидии больше нет и фрея Януш уже никого не боялась.
        - И ещё, - добавила она: - Вы не знаете, где можно найти Маргину?
        - А зачем она вам? - спросил Вейн.
        - Я хочу все ей передать, - махнула рукой фрея Януш, и от возбуждения всплакнула,
        - у меня сил больше нет этим заниматься! И почему именно я, и где совет фрей? Я что напрашивалась?
        - Успокойтесь, фрея Януш, - подбодрил её Питер Вейн и спросил: - А что, разве фрея Маргина не в тюрьме?
        - Да она ещё при Иссидии оттуда удрала, - махнула платочком фрея Януш.
        - Кажется, я вам могу помочь, - сказал Питер Вейн, - в городе осталась фрея Байли…
        - Вот-вот! - воскликнула фрея Януш. - Она же родная дочь королевы Селивии … как оказалось…вот пусть и принимает королевство! - она, схватив Вейна за рукав, как заговорщик шепнула ему: - Я сейчас найду фрею Фрелицию… и ещё несколько фрей …и мы быстренько сделаем коронацию…
        - Зачем так спешить? - пытался возразить стратег, но тут фрея Януш, почувствовав свободу, возразила: - Нет, нет, стратег Вейн! Ведите Байли… да нет, как же вести - нужно каретой, куда карету подавать, Питер?
        - К дому доктора Фроста, - сдался Питер Вейн, - но я не знаю - согласится ли Байли?
        - Согласиться, я это беру на себя! - с жаром возразила фрея Януш. - Я сейчас всё организую и после обеда…, нет до обеда, сама приеду!
        - Хорошо, - согласился Вейн. Фрея Януш ринулась было в замок, но остановилась и крикнула: - Стратег Вейн! Обязательно наденьте парадную форму.
        Вейн двинул к дому доктора Фроста. Тот принимал в своём кабинете больных и освободился спустя некоторое время. Вейн тут же выложил ему новости.
        - Я не знаю, что скажет Байли, - сказал, немного подумав, доктор.
        - Джозеф, давай не будем гадать, а пойдём и спросим её! - сказал Вейн, и они отправились к Байли, которая, как обычно, сидела возле окна с котом Глюком. Стратег Вейн, вытянулся и официально сказал:
        - Фрея Байли, вас приглашают на коронацию, для принятия королевства.
        Байли удивлённо вскинула глаза и вопросительно посмотрела на отца:
        - Это так важно, папа?
        - Да, Байли, для Страны Фрей сейчас это очень нужно, - сказал, немного официально, доктор Фрост. Байли опустила голову, немного подумала и сказала:
        - Хорошо! Если очень нужно - я согласна.
        Через некоторое время она стояла перед советом фрей (в количестве пяти, которых нашли) и читала клятву. Сразу же после принятия, она продиктовала первый королевский указ: «Государственного преступника, именуемого Тони Шерг, немедленно арестовать, где бы он не находился, и тут же, на месте, казнить». Фрея Филиция, писавшая указ, удивилась, не ослышалась ли она, но под жёстким взглядом Байли, закончила писать и подала ей на подпись. Та быстро черкнула подпись и отвернулась.
        Фрея Януш стояла у дверей и, услышав указ, восторженно засияла - она нашла нового кумира. В Стране Фрей ещё не знали, что у них появилась новая королева, и фрея Януш тут же разослала гонцов во все стороны. В сумке у каждого было две бумаги: одна о коронации королевы Байли, вторая - о преступнике Шерге.

* * *
        Флаэсина подлетала к Борото. Леметрия, рулившая вместе с Перчиком, мечтательно глянула вниз и сказала:
        - Как жаль, я целый год не была дома, и вот на тебе - пролетаю так близко от него, а могу только вздыхать.
        - Чего мудрить - опустилась и дома, - предложил Перчик, жуя яблоко.
        - Нельзя, - нахмурилась Чери, - у нас задание, доставить посла живым и невредимым и Маргину забрать.
        - А кто его повредит там внизу, - Перчик наклонился над бортом и запулил огрызком в бегущего впереди стада быка. Тот задрал голову на флаэсину и неодобрительно мукнул.
        - Я бы тоже не прочь, размять ноги, - отозвался Фогги из под руки Чери.
        - Вот! Все не против! Чери? - Леметрия уставилась на подругу.
        - А что я?! - сказала Чери снимая руку с Фогги, потом махнула и сказала:
        - Хорошо! Только не долго!
        Леметрия радостно зарулила вниз, так круто, что Фогги предусмотрительно побледнел, и Чери быстро спрятала его на груди. Дом Леметрии находился в часе пути от Борото, прямо по курсу. Внизу, слева, бежала им навстречу притока Леи, Горне, а дальше где-то там, впереди, находилась деревня Дер. Леметрия опустила флаэсину совсем низко, вдоль луга, чуть ли не задевая кусты.
        - Как здорово! - воскликнул Перчик. - А может нам искупнуться?
        - Да ты что? Вода холоднющая! - возмутилась Чери перед тем, как полетела из флаэсины в воду. Рядом с ней плюхнулся, взвизгнув, Фогги. На берегу победно замычал бык, высматривая Перчика. От удара его рогов флаэсина перевернулась, зачерпнула бортом воду и стала медленно погружаться. Перчик, перелетевший вместе с Леметрией через штурвал, ещё не подозревал о своём счастье и помогал Леметрии выбираться на берег. Фогги, выскочивший первым, остановился перед быком, который повернул голову, коротко рыкнул и ударил копытом. Фогги, не дожидаясь противника, с криком кинулся в поле, мимо подтянувшегося стада коров. Пастух, оторвавшись от созерцания и дум, с удивлением смотрел на несущегося человека. Перчик, Леметрия и Чери засели в холодной воде, дрожали, но выходить не собирались. Бык на берегу тоже не спешил.
        - Я сейчас за-за-мерзну, - сообщила Чери, - Перчик, с-с-сделай что-нибудь.
        - А почему это я? - возмутился Перчик. - Возьми сама и колдони!
        - Какие «колдони», - возмутилась Чери, - я за-мерзла вся.
        - Ты быка обидел, - констатировала Леметрия, - к тому же, ты мужчина.
        Это воодушевило мужчину! Он подобрал одно из плавающих яблок, выпавших из корзины, замахнулся, прицелился, и с криком: «На!!!» - запулил его в быка. Яблоко не долетело и упало прямо перед быком. Тот принюхался, с хрустом сожрал яблоко и сказал: «Ещё!!!» Ну, в смысле: «Му-у!!!» Перчик кинул ещё. Бык подобрал и захавал.
        - Так он же голодный, - сказала Леметрия, и, набрав в подол мокрых яблок, пошла к быку.
        - Лемка! Ты куда? - закричала Чери. - Он тебя забодает!!!
        - Не забодает, - сказала Леметрия, скармливая яблоки, и почёсывая быку между рогами. Тот млел от счастья, жевал, благодарно поглядывая красными глазами на Леметрию.
        - Леметрия, мы выйдем?! - не то спросил, не то предупредил Перчик, и вылез на берег. Бык искоса посмотрел, на него и коротко мукнул. У Перчика последние капли мужества упали вниз, и он подумывал поступить по примеру Фогги. Чери вышла на берег и дрожала. Подошёл пастух, снял широкополую шляпу и с любопытством посмотрел на флаэсину в воде.
        - Дядя Ко! - воскликнула Леметрия, и кинулась к пастуху. Тот удивился, потом узнал, и воскликнул:
        - Леметрия?! Ты!!!
        Оказалось - это родной дядя Леметрии. Тут же, на берегу, разожгли костёр и развесили вокруг него одежду. Дядя Ко вытащил сыр и хлеб, подоил корову, и Перчик, Леметрия и Чери на корточках, возле костра, по очереди с кружки пили молоко. А дядя Ко пошёл искать Фогги.

* * *
        - Ну, что мои родные, - сказала Маргина, поднимаясь с травы, - закусили - пора в дорогу.
        Элайни, первая и вторая, собирали сумку - Галя столько еды наложила, что её хватило ещё на один день. Сергеи валялись на траве - уработались. Туманный Кот лежал на спине, расставив лапы в стороны, принимал солнечную ванну и внизу уже потёк черным блином. Невдалеке пасся отданный Маргине конь.
        - Ау! Мужчины? Вы собираетесь идти? - поторопила Маргина.
        - Мама, а, может, ещё полежим? - отозвался один Сергей, второй маму даже не слышал
        - похрапывал.
        - Я вам дам сейчас «мама», - возмутилась Маргина, сорвала ветку и принялась хлестать «мужчин». Те поднялись и спрятались за своими Элайнями. Досталось и им. Коня нагрузили сумками и все двинулись по дороге в Тизер.
        - Значит так, - руководила Маргина, - раз вас так много, то мы вместе дойдём до Габро а потом разделимся. Я с тобой и с тобой пойду в Боро, а вы сядете на лошадь и поедете в Фаэлию к Байли.
        - Мама, я поеду с тобой в Боро, а почему с нами едет не мой Сергей? - возмутилась Элайни, которая с Земли.
        - А это не твой? - спросила Маргина, глядя на Сергея с седой прядью.
        - Не мой! Мой вот, - сказала Элайни, беря под руку другого Сергея.
        - Вот и поедешь не со своим! Чтобы знала!
        - Что знала?
        - Что нельзя!
        - Что нельзя?
        - Ты долго будешь меня попугайничать? - возмутилась Маргина. - Всё! Как сказала - так и будет!
        Обе Элайни немного подулись, потом начали шутить:
        - Мам, мы тебя обманем!
        - Я вас обману, а ну ка идите сюда, - взяла в руку камешек и спрятала за спину:
        - Кто угадает - будет Элайни!
        - А кто не угадает?
        - А кто не угадает, будет Ланой!
        - Почему Ланой?
        - А я немного побыла Ланой - приятно. Я думаю, что вам тоже будет приятно, - подытожила Маргина.
        - Давай уж лучше Лайни, - возразила Элайни с планеты динозавров.
        - Как хотите, - сказала Маргина. - Выбирайте! - и она вытянула обе руки, зажатые в кулак.
        - Хорошо, - сказала Элайни с Земли, - я выбираю правую руку.
        - Не угадала, ты Лайни, - сказала Маргина, показывая пустую руку.
        - Я Элайни, я Элайни, - запрыгала Элайни с планеты динозавров.
        - А мы? - сказал Сергей с сединой.
        - Хорошо, идите сюда, - сказала Маргина пряча камешек.
        - Я тоже выбираю правую руку, - сказал Сергей с сединой с планеты динозавров.
        - Ты Сергей, - сказала Маргина, показывая камешек.
        - А я? - спросил Сергей без седины.
        - А ты будешь Серым, - подытожила Маргина.
        Маргина вытащила две ниточки, повязала жёлтую на руку Элайни и красную на руку Лайны.
        - Вот теперь, попробуйте, снимите, - улыбнулась Маргина.
        - А что будет?
        - Будет жечь руку и чесаться.
        - Мама! Разве так можно?
        - С вами только так! - сказала Маргина. Девочки надулись, а Сергеи, собрав пожитки на коня, усадили сверху Туманного Кота и пошли вперёд по дороге в сторону Тизера. Вдруг впереди по дороге, за горкой заполыхал огонь, и раздались крики. Все поспешили вперёд. Кода они, запыхавшись, поднялись на горку, так сразу онемели - ваду штурмовали городок Тизер, жители города защищались, поливая огнём ряды ваду. А Мо, Па и Хамми номер один стояли вокруг и неподвижно смотрели.
        - Что такое? - возмутилась Маргина. - Элайни? - она посмотрела на одну и другую. - Вы же говорили, что этим… Мо и Па можно доверять?
        - Я не знаю, - хором отозвались Элайни.
        - Мо и Па не понимают, - отозвался Туманный Хамми и почему-то почернел.
        - Что не понимают? - вскрикнула Маргина. - Кому нужна эта бойня?
        - Не нужна бойня, - повторил Туманный. И всё застыло. Перед воротами города. И на стенах города.

* * *
        - Вы подобрали людей? - спросила Байли у стратега Вейна.
        - Да, Ваше Высочество, - ответил Вейн.
        - Дядя Питер, давайте без этого, - сморщилась Байли.
        - Хорошо, Байли, - сказал Вейн, - приглашать?
        Байли кивнула. Вейн подошёл к двери, открыл её и пригласил. Вошли двое, мужчина и женщина.
        - Фрея Арис, - показал стратег на женщину, лет тридцати, с каштановыми волосами, стянутыми тонким ремнём в узел, в сером плаще, но без традиционной шляпы фрей, вместо которой держала в руках простую, широкополую и чёрную. Фрея Арис смело посмотрела на Байли и склонила голову.
        - Манк Крион, - представил Вейн мужчину. Тот наклонил свою коротко стриженую голову. Он был невысок, ниже своей напарницы, но шире в плечах. Одет был в такой же серый плащ, под которым явно угадывался меч.
        - Вы знаете, зачем вас вызвали, - сказала им Байли. Они оба кивнули.
        - Ещё хочу, чтобы вы передали письмо, - она подошла к столику, взяла запечатанный конверт и передала его фрее Арис. Она внимательно посмотрела ей в лицо и добавила:
        - Передать лично в руки! В ином случае - сжечь!

* * *
        Фогги искали до темна, но так и не нашли. Поэтому дядя Ко остался ждать у костра, а Леметрия, Чери и Перчик пошли вдоль берега к дому Леметрии, благо он оказался совсем рядом, за излучиной. Дом Леметрии был большим, двухэтажным, со множеством флигельков, в которых жили несколько семей, на правах аренды обрабатывающих поля, поэтому, когда Леметрия постучала в дверь тем самым разбудила улей. В окна начали выглядывать люди, большинство которых Леметрия узнавала и здоровалась. Растерянные родители, радостно обняв дочь и поздоровавшись с Чери и Перчиком, не знали, что делать с любопытными, и, по этому, закрыли дверь на засов.
        Гости прошли в гостиную, пошли расспросы, разговоры, тут же захлопотали вокруг стола, вынося деревенские незамысловатые, но питательные кушанья. Гостей усадили за стол, отец долго говорил тост за фрей, потом прослезился, Леметрия тоже хлюпнула носом и обняла отца.
        Возле неё с одной стороны сидел её брат, лет четырнадцати, с такой же кудрявой шевелюрой, как у Леметрии, и с такими же большими глазами, очень похожий на Леметрию. Он восхищённо, блестящими глазами, смотрел на Леметрию, Чери и Перчика, слушал рассказы сестры, ничего не ел, только изредка смачивал сухие губы в кружке с компотом.
        С другой стороны Леметрии сидела её сестра лет восьми, беленькая аккуратненькая, ничуть на Леметрию не похожая, которая тихонько ковырялась в тарелке и равнодушно слушала застольные разговоры. Дальше шли жена дяди Ко, с двумя малышками, брат мамы Леметрии, дядя Ваал, с женой и сыном лет четырнадцати. Домашнее вино быстро вскружило голову, Чери и Перчик подключились к разговору, и вскоре всполохи весёлого хохота доносились до самого последнего флигеля, вызывая там улыбку не словом, а общим настроением.
        Все когда то кончается, и подуставших гостей, изрядно нагруженных, развели по комнатам. Чери и Перчик тут же упали на хрустящие простыни, с удовольствием вдыхая крахмальный запах чистоты и с улыбкой закрыли глаза. Леметрия, в своей комнате, ещё долго по очереди и кучками принимала своих родственников, пока отец не стал около двери и всех не разогнал. А потом сам зашёл посидеть возле взрослой дочери, пока и она не свалилась в сон. Поправил одеяло, поцеловал дочь и, счастливо улыбаясь, тихонько вышел.
        Фогги так и не пришёл к костру дяди Ко.

* * *
        Мо и Па были поражены - такого всплеска агрессии они не ожидали. Точнее сказать, они никак ожидали этого от людей. И поэтому проворонили. А потом почувствовали Туманного Кота, и ещё больше растерялись - такого не должно было быть. Только Туманный Кот не растерялся, и всё остановил.
        - И что теперь делать? - всплеснула руками Элайни, а Лайни на неё покосилась: «Что ты бежишь впереди паровоза». Элайни продолжила:
        - Разморозишь ваду - они начнут убивать фрей, разморозишь фрей - они сожгут всех ваду.
        - Сейчас разберёмся, - сказала Маргина, направляясь к ваду.
        - Мы с тобой, - двинулись за ней Серый и Сергей.
        - Подождите, вы будете мне мешать, - сказала Маргина, обходя замерших ваду. Наконец она нашла Ва-Гора и повернулась к Элайням: - Элайни, а ваш Хамми или, как его …Туманный, может привести в чувство вот этого ваду.
        - Может, - хором ответили Элайни и, не к месту, засмеялись.
        Ва-Гор очнулся и с удивлением оглянулся на замершие ряды ваду, потом увидел двух Сергеев, двух Элайни и стряхнул головой - думал, что померещилось, и, наконец, остановился взглядом на Маргине.

«Ты большая волшебница, - сказал он, - ты можешь остановить время».

«Время не остановишь, - ответила она, - можно временно остановить жизнь».

«Твои люди не сдержали слово».

«Они не мои, но я им поверила».

«Что ты будешь делать?»

«Я доведу тебя до западных гор».

«Ты по-прежнему не хочешь идти со мной?»

«Не в этой жизни».

«Отпусти моих людей, и мы уйдём».

«Я пойду с тобой».

«До западных гор?»

«До западных гор», - сказала Маргина и повернулась к Туманному Коту, - Ты можешь их разморозить?
        - Туманный Хамми может, - ответил Туманный. По рядам ваду прошла волна, и воины ошарашено оглядывались. Ва-Гор что-то гортанно прокричал и ваду, эхом передавая его слова, собрались в колонну. Подбирали раненных и убитых, так распорядился Ва-Гор. Маргина подошла к своим, а Туманный камешком покатился к Мо, Па и Хамми-первому, собравшимся вместе.
        - Обстоятельства изменились, - сказала Маргина, - нам придётся расстаться быстрей, чем я думала. Так что к Байли и в Боро поедете без меня.
        - Мам, так мы поменяемся? - спросила Лайни.
        - Так, не выдумываете, - махнула рукой Маргина, - как решили, так и будет, быстрее закончите, а то я вас знаю. К Байли поедете на лошадях, - сказала она, подавая повод от коня Серому, - чтобы было быстрей, а то она, бедная, одна. На мэтлоступэ далеко не улетишь, взять бы переместиться, да я уже боюсь - попадёшь куда-нибудь и раздвоишься.
        - Мам, вот бы прикольно было, - хихикнула Лайни, а вслед за ней и Элайни.
        - Вам бы только ржать, - махнула на них рукой Маргина.
        Над Мо, Папахамми, Хамми и Туманным курился дымок, как над нагретым казанком. Они молчаливо постояли чуток, потом Туманный Кот отправился к Маргине, а остальные - к ваду.
        - Ну что, котик, - улыбнулась Маргина и погладила Туманного, - а ты мне нравишься
        - мужик сказал, мужик сделал. Пойдём, поможешь мне со своими разобраться, - и она пошагала к городским воротам. Туманный «котик», гордо подняв хвост, мягко вышагивал рядом. Ворота были закрыты.
        - Котик?! - сказала Маргина, и ворота, кованные железом, осыпались пеплом вниз, образовав ровный земляной валик. Маргина подхватила Туманного на руки, погладила, и начала подниматься на крепостную стену, проходя мимо застывших в нелепых позах людей. Там она и нашла фрею Жилен, Берко Лова, и главу совета города Мирони.
        - Ну-ка, котик, разморозь их, - попросила Маргина. Туманный погонял электрончики, поднял температуру, добавил в кровь адреналину, и подопытные открыли глаза.
        - Маргина … - удивился Мирони. - Так вы же сидели в тюрьме?
        - Разве мне дадут спокойно посидеть в тюрьме, - усмехнулась Маргина. - Рассказывайте, что у вас произошло?
        - А ты почему здесь командуешь? - возмутилась фрея Жилен. - Я тебя сейчас арестую, как преступника. И куда делись ваду? - выглянула она через зубец стены.
        - Ваду отправляются на запад за горы, - спокойно сказала Маргина, - я сама их буду сопровождать.
        - Этих зверей нужно крошить на куски! - у фреи Жилен глаза загорелись, как у волка в темноте. - Ты не видела, что они сделали с фреей Тая и фреей Роз.
        - Я только что видела, что ты сделала с ними, - сдержанно сказала Маргина, - ты их выжгла наполовину.
        - Я не дам тебе здесь командовать, - сказала Жилен, взмахнув мечом.
        - Котик, помоги, - погладила Маргина Туманного Кота. Тот посмотрел на Жилен и расплавил меч, который стекая, чуть не её обжёг. Потом кот спрыгнул, подошёл к расплавленной луже и принялся лакать. Глава совета города Мирони сполз вниз, видимо подумал, что лёжа - значительно удобней.
        - Сдавайтесь врагу без меня! - крикнула Жилен и, как бешеная, кинулась вниз, расталкивая застывшие фигуры защитников города.
        - Ну, что, Берко, рассказывай ты, - обратилась Маргина к помощнику главы совета, и тот, немного сбиваясь, но все же, бойко рассказал, что приезжал советник Шерг и сказал, что на город идут ваду. Когда ваду подошли к городу их накрыли огнём фреи.
        - Понятно, - сказала Маргина, - так вот слушай мой приказ: войну прекратить, найти мне три…нет, четыре коня, четыре воза провианта и подгони их вместе с возницами вон туда к ваду - я там буду. Жителям объяви, что все войны кончились, нужно наводить порядок и строить мирную жизнь. Скажи, что я сказала, кто не послушает - того расплавлю, ты ведь сам видел?
        - Видел, - радостно махнул головой Берко, поглядывая на кота, взобравшегося на зубец городской стены.
        - Котик, спасибо тебе, - сказала Маргина, снимая Туманного и чмокая его в мордочку. Тот лизнул её в нос, и она рассмеялась. - Давай, размораживай всех!
        Все вокруг пришли в движение, не понимая, что случилось, но тут уже прорезался голос нового командира, и Берко с удовольствием раздавал новые приказы, шептал на ухо новые новости и удивлённые жители смотрели на уходящую Маргину, кота, недоумевали, куда делись железные ворота, и вообще - что происходит? Вскоре через ворота без ворот понеслись четыре телеги, гружённые городским запасом, а за ними, отдельно, два мальчика, ведущих две пары коней. Четвёрку Маргина отдала дочерям и Серому с Сергеем, а себе оставила своего отдохнувшего серебристого жеребца.
        - Я иду к Байли, - сказал Туманный Кот, подходя к Маргине.
        - Ты хочешь к Байли вместе с Элайни и Серым? - спросила, приседая на цыпочки, Маргина.
        - Я иду сам, - сказал Туманный Кот, - так быстрее.
        - А твои друзья останутся со мной? - спросила Маргина, показывая на Мо, Па, и Хамми.
        - Останутся, - кивнул Туманный Кот и спросил: - Что сказать Байли?
        - Скажи, что я очень сильно её люблю, - сказала Маргина и у неё непроизвольно покатились слезы, - спасибо, мой хороший, я тебя тоже очень сильно люблю.
        Туманный Кот несколько мгновений млел в её объятиях, потом камешком покатился по траве в направлении дороги.
        - Куда он? - подошли Элайни и Лайни.
        - К Байли, предупредить, что приедете вы, - сказала Маргина, - прощайте, счастливой вам дороги!
        Они обнялись и стояли, прижавшись, друг к другу, как будто прощались навсегда. Серый и Сергей стояли рядом, придерживая лошадей.

* * *
        Серый дым тонкой струйкой вился из узкого горлышка ритуальной плошки, наполняя комнату странным, немного удушливым запахом, который заволакивал голову и размывал всё вокруг в пёструю, невообразимую картину. Постепенно голова светлела, наполнялась новыми запахами и звуками, следующими бесконечной цепочкой один за одним и превращаясь в огромную, всепоглощающую мелодию.
        Над ним склонилось женское лицо, обрамлённое чёрной, кудряво-путанной причёской, которое на миг показалось прекрасным и вдруг рассыпавшееся блестящими каплями, которые тут же испарились, вспыхнув облачком и превращаясь в серую дымку. «Ты мой, навсегда», - прошелестел голос, и огромные шепчущие губы взметнулись над ним и пропали. «Ты будешь Главным Маргом», - снова зашептал голос, и, потом, разлился звонким колокольчиком, медленно убегающим в пространство.

«Где мои друзья?» - спросил он, но своего голоса не услышал. «Я твой лучший друг»,
        - ответил ему голос. «Я твой лучший друг!» - воскликнул голос, «Я твой лучший друг!!!» - закричал голос, и над ним, нос к носу, возникло лицо женщины, искажённое гримасой. Он дёрнулся, но лицо его держало. «Что ты хочешь?» - спросил его голос, на что тут же возникло прекрасное лицо, и прошептало: «Я хочу тебя любить».
        Репликация девятая
        Туманный Кот
        Хенк строил новую столицу. Он строил новую столицу для своей королевы, которая об этом ещё не знала, но он не сомневался, что она её примет. Эстата загорелась идеей Хенка и, наплевав на все субординации, согласования и разрешения, во всём ему помогала. Это новое дело самим своим смыслом, как бы напрочь отметала и прошедшую войну, и бывшее противостояние, поэтому и марги и фреи работали вместе, взахлёб, чтобы заглушить внутри себя вспыхивающую иногда горечь безвинно погубленных душ.
        Строили город по планам двух молодых архитекторов, марга Расса и фреи Айлиф. Каждый их день в огромном танцевальном зале городского совета Боро, превращённого на время в чертёжный зал, начинался с бурных споров создателей, переходящих в нелицеприятные личные отношения. Что, однако, не мешало им стоять дружной стеной перед Хенком, утверждающим их планы.
        - Ты куда залез, дубина! Смотри, куда ты сунул свои мастерские? У меня на этом месте библиотека! - возмущалась Айлиф, тыкая пальцем в бумагу Расса. - Здесь же рядом лес, дубрава, рядом озеро, а ты впихнул свою грязную мастерскую.
        - Не мастерскую, а производство. Здесь экономически выгодно, лес, вода, рядом дорога, - показывал Расс, - а твою библиотеку можно сюда.
        - Куда сюда? - вскакивала Айлиф и всматривалась в карту.
        - Вот сюда, тут речка, и вон, твой лес рядом.
        - Так здесь же в лесу болото! - раскалялась Айлиф.
        - Ну и что! Тебе комаров бояться нечего!
        - Это почему же?
        - А ты и так давно укушенная! - наступало молчание, так как Айлиф пыталась выдрать бумагу у Расса, а тот, естественно, сопротивлялся, как мог. Пару минут слышалось только усиленное сопение, пока фрея Рома, сидящая за столом в углу, ровным голосом не сообщала:
        - Бумаги на сегодня больше не получите, - на что парочка архитекторов, посапывая, поднималась с пола и расходилась по своим углам, чтобы через некоторое время схлестнуться снова.
        Хенк, вместе с прорабом осматривал дорогу из Боро до Габро, которая перемычкой соединяла две дороги из Фаэлии в Магнум. Естественный путь поправляли, подсыпали, чтобы в ненастье она не утонула в грязи. Они ехали на лошадях, останавливались в проблемных местах, обговаривая все нюансы, а прораб записывал всё в свою огромную тетрадь.
        Гаркуша, не оставляя Хенка, кружил над ними, осматривая окрестности, не позволяя никому приблизиться к его кумиру. Таким неторопливым способом они дошли до участка, где дорога подходила прямо к берегу речушки Вайна, притоки Леи, возле которой они и остановились, чтобы перекусить.
        Солнце уже не грело, лист на кустах и деревьях пожелтел и, кое-где, осыпался. Вода, отражая небо, уже не была голубой и тёплой, а налилась синевой и холодом. Присев над рекой, они закусили тем, что захватили, скормив большую часть Гаркуше, Габи и Гайтели - так называли себя головы змея.
        Почему одна голова именовалась мужским именем, а две женским, никто не мог сказать, включая их самих. «Мы так себя чувствуем», - объясняла Гайтели и этим все сказано. Кстати, и характера они были совсем разного: если Гаркуша был добр и безобиден, то Габи отличалась женской непосредственностью и здравым умом, а Гайтели не в меру умна и любопытна, что не мешало им как-то договариваться и мирно сосуществовать.
        Пусть невелик обед, да всё же сладок. Хенк склонился над водой, придерживаясь за корягу, чтобы напиться, как услышал тревожный крик Гаркуши.
        - Хенк, смотри - кто-то едет, - кивнул на дорогу прораб. Хенк посмотрел - и правда, кто-то скачет на двух лошадях, а над ними наматывал круги змей. Они привстали, а подорожные спешились и придержали лошадей. Это были мужчина и женщина.
        - Добрый день, - поздоровалась женщина.
        - Элайни? Это ты? - удивился Хенк.
        - Привет, Хенк, - бросил мужчина.
        - Сергей? И ты? - ещё больше удивился Хенк. Сергей и Лайни обнялись с Хенком, познакомились с прорабом, с интересом наблюдавшим за ними. Змей настороженно глянул на вновь прибывших, а они расматривали его с любопытством и удивлением.
        - Что за зверь? - спросила Лайни, поглядывая на змея.
        - Это Гаркуша, Габи и Гайтели, - отмахнулся Хенк. - Так вы вернулись? Рассказывайте всё. Вы не представляете, как я вам рад, - он тискал Лайни и Сергея, не переставая говорить.
        - А Байли вы уже видели? - спросил он с надеждой.
        - К ней поехали Элайни и … - начала было Лайни, но пожалев психику Хенка, решила разъяснения о другой Элайни и втором Сергее оставить на потом, - …к ней отправился Хамми… Туманный … - опять запуталась Лайни.
        - К ней отправился Хамми? - обрадовался Хенк. - Ну, с ним она будет в безопасности. А вы Маргину не видели?
        - Видели. Она провожает ваду до западных гор.
        - Каких «ваду»?
        - Это племя людей такое. Ты что, ничего о них не знешь?
        - Так я до последнего времени в темнице сидел. А потом началась война.
        - Мы знаем про войну, и про тебя, - сказала Элайни, - мама рассказывала.
        - Мы за ней в Фаэлию послали, - сказал Хенк, - отца моего нет и теперь я отвечаю за свою страну.
        - Она нас к тебе послала, помогать, - сказал Сергей. - А что ты тут делаешь?
        - Осматриваю дорогу, ремонтировать нужно, - сказал Хенк, - а ты, я смотрю, уже седину схватил.
        - Динозавры напали…, - начал, было, Сергей, но под взглядом Лайны остановился, - попал, в общем, в переплёт.
        - Какие динозавры … - начал Хенк, но его тоже остановила Лайни:
        - А ты почему это наши дороги ремонтируешь?
        - Так мы вместе… и фреи и марги …и столицу новую строим в Боро.
        - Ага! Так ты хочешь нашу Байли заграбастать и вместе с ней Страну Фрей? - ехидно заулыбалась Лайни.
        - Хочу… - заморгал Хенк, и добавил, - …если она захочет.
        - Хорошо, - улыбнулась Лайни, обнимая его, - забирай!
        - Поедем в Боро, - обрадовался Хенк, - посмотрите, и Эстата будет рада.
        - Кто такая Эстата?
        - Мой бывший командир.
        - Поехали, - подвела итог Лайни.
        И они, живо беседуя, пустили лошадей мелким шагом, направляясь в Боро, а над ними, всё также тревожась за Хенка, шырял змей.

* * *
        Автомобильное колесо от автомобиля «Опель» вкатилось в город Актин, распугав копошившихся на обочине кур, и проследовало через весь город, удивляя своим видом жителей, никогда не видевших подобного колеса, тем более катящегося в одиночестве. Это породило массу слухов у суеверных жителей, а не суеверным дало возможность поиздеваться над последними.
        Поговаривали, что это шутка какой-то сумасшедшей фреи, которая выпила неудачно приготовленное зелье из перегонного куба, и, чтобы остановить это колесо, понадобиться весь совет фрей. Один свидетель утверждал, что колесо чуть его не переехало, при этом ужасно бибикая. Некоторые утверждали, что колесо проверяет лояльность жителей города к новой королеве Байли, и сетовали, что городской голова до сих пор не выставил на здании совета флаг рода королевы Байли - трёхлучевую звезду на небесно-голубом поле.
        Один большой мальчик, державший кошку за хвост, утверждал, что колесо остановилось возле него и сказало: «Оставь котика, зараза!» - а потом лизнуло мурку и сняло с мальчика штаны. Чтобы мальчик не говорил ерунду, родитель тоже снял с него штаны, и принялся учить правилам хорошего тона. Жизнь в провинции скучна, и, поэтому, даже если колеса и не было - его нужно было бы придумать.
        А источник волнений, подпрыгивая на бугорках, тем временем катился дальше, по дороге в направлении Ханзе.

* * *
        Когда Леметрия проснулась - было уже позднее утро. Она улыбнулась, с удовольствием потянулась, обулась в свои любимые тапки и распахнула окно. На улице было свежо, и Леметрия накинула на плечи одеяло. Во дворе, возле их воздушной флаэсины хозяйничал дядя Ко, отмывая от тины бока флаэсины тёплой водой.
        - Дядя Ко! Доброе утро! - крикнула Леметрия, щурясь от солнца, бьющего в самые глаза.
        - Здравствуй Леметрия, - махнул тряпкой, от которой шёл пар, дядя Ко.
        - Дядя Ко, ты её вытащил? - спросила Леметрия, просто так, чтобы спросить. Дядя Ко утвердительно махнул рукой. Леметрия накинула рубашку и пошла умываться. В коридоре увидела своего брата:
        - Парк, где все?
        - Собираются в столовой, - кивнул тот, и остановил её, - мне нужно с тобой поговорить.
        - Потом поговорим, - сказала Леметрия, собираясь пройти.
        - Подожди, - снова остановил её Парк, - я хочу уехать с тобой.
        - Куда уехать? - не поняла Леметрия.
        - В город, с тобой.
        - Ни за что! - сказала Леметрия. Она хотела бы видеть брата рядом, но не сейчас, когда рядом Перчик, мало ли что.
        - Леметрия!!!
        - Все! Не проси! Как-нибудь потом!
        - Когда потом?
        - Потом, - махнула рукой Леметрия и пошла дальше.
        Когда Леметрия спустилась в столовую все уже сидели за столом.
        - Всем добрый день, - улыбнулась Леметрия. Чери махнула ей рукой:
        - Садись ко мне. А где Фогги?
        - Как, его нет? - удивилась Леметрия. Она посмотрела всех и остановила взгляд на дяде Ко. - А где Фогги?
        - Он так и не пришёл, - двинул плечами дядя Ко, - наверное заночевал в степи.
        - Так он же замёрзнет! - воскликнула Чери, и повернулась к дяде Ко: - Что же вы не сказали?
        - А что говорить, - философски заметил дядя Ко, - в степи человек не пропадёт - найдём.
        Завтрак вышел скомканный. Перчик предложил сесть во флаэсину и поискать Фогги с воздуха. Сразу после завтрака начали собираться. Леметрия быстро попрощалась с родными и забралась во флаэсину, предварительно загруженную до отказа корзинками, мешочками и коробочками с домашней провизией, которой хватило бы на целый отряд. Дядя Ко поехал впереди на коне.
        Чери тронула штурвал, и флаэсина медленно поднялась в воздух. Домашние внизу, прощаясь, махали руками. Двинулись в степь. Леметрия и Перчик расположились по бортам флаэсины, вглядываясь в овраги, буераки, редкие заросли кустов и деревьев. Однажды внизу показался силуэт лежащего человека, но, при близком осмотре, превратился в кусок корявого дерева.
        - А что это там? - спросила Леметрия, которая чувствовала себя немного виноватой, показывая на кучку деревьев, над которой вился едва заметный дымок.
        - Наверное, какой-нибудь дом, - предположил Перчик.
        - Кто же будет строить дом на отшибе, - сказала Чери, поворачивая флаэсину в направлении дымка. Внизу дядя Ко махал рукой.
        - Дядя Ко, что? - спросила Леметрия.
        - Там живёт недоучившаяся фрея, - сказал он, показывая в направлении дымка.
        - Ведьма, значит, - ухмыльнулся Перчик.
        - Вряд ли мы там найдём Фогги, - продолжил дядя Ко, - Манароис немного не в себе, и не любит чужих.
        - Дядя Ко, может она не любит вас, - улыбнулась Чери, - а Фогги может и приютила.
        - Я вас предупредил, - сказал дядя Ко, подстегнув коня и направляясь на дымок. Вскоре показалась небольшая естественная рощица, в которой, посредине находился слепленный из глины дом, не в пример городским, каменным. Из трубы действительно вился дымок, который единственно был живым в этом домике. Никто не появился в окнах, не скрипнула дверь, дом молчал. Леметрия подошла к двери и легонько постучала. Ответом было молчание. Леметрия постучала громче - результат тот же.
        - Может, никого нет дома? - предположил Перчик.
        - А дым? - возразила Чери.
        - Затопили и ушли, - объяснил Перчик.
        - Что-то подозрительно, - хмыкнула Чери и застучала в дверь каблуком.
        Дверь резко открылась и на порог вышла черноволосая, кудрявая женщина лет тридцати пяти, в чёрном, неряшливом, свободном платье чуть ли не до пят, с большими, горящими глазами, застывшими неподвижно и глядящими не на собеседников, а куда-то вдаль. Когда-то она была красавица, но время наложило неприятный грим, хотя и не смогло до конца стереть её красоту.
        - Что нужно? - спросила она, хриплым, грудным голосом, не обращаясь конкретно ни к кому.
        - Извините, пожалуйста … - вежливо улыбаясь, начала Леметрия.
        - Короче! - перебила её Манароис, не глядя на неё.
        - Вы не видели здесь молодого человека? - выпалила Леметрия.
        - Нет! - коротко кинула Манароис и захлопнула дверь.
        - Ну, всё - приехали! - сказала Чери, заводясь. - А ну-ка пусти меня!
        И она снова заколотила каблуком по двери, не прекращая, пока дверь снова неожиданно распахнулась.
        - Что нужно? - как автомат, спросила Манароис.
        - Нам нужно осмотреть помещение, - сказала Чери, отодвигая её плечом.
        - Простите, - извинилась Леметрия и двинулась за Чери.
        Внутри пахло какой-то травой, и в воздухе была лёгкая дымка. В первой крохотной комнатке, бывшей и прихожей, и кухней, и столовой не было ничего, кроме стола и двух стульев, да полок с посудой по стенам над печью, на которой стоял горшок, в котором варилось что-то, не то еда, не то зелье. Чери вдруг застыла на пороге в другую комнату, не пропуская Леметрию.
        - Что там? - спросила та, пытаясь рассмотреть из-за плеча Чери.
        - Ничего, - сказала Чери, не пропуская Леметрию, - позови дядю Ко.
        - Что там? - напирала Леметрия, но Чери грубо отодвинула её рукой:
        - Дядю и Перчика позови, зараза!
        - Ага, сейчас, раскомандовалась, - шипела Леметрия, идя к выходу. Позвала дядю Ко и Перчика. Те протиснулись к Чери и она сказала: - Помогите ему!
        Дядя Ко и Перчик зашли в комнату. Леметрия хотела шмыгнуть за ними, но Чери стала грудью, прикрывая дверь. Леметрия от бессилия потеряла дар речи. А если бы она заглянула, то увидела бы Фогги, совсем голого, лежащего на огромной, в полкомнаты, кровати, следы на которой красноречиво говорили о том, что на ней происходило. Фогги спал. Перчику и дяде Ко стоило больших трудов одеть его.
        - Ты говорила, что не видела молодого человека, - грозно посмотрела Чери на Манароис, - а ты знаешь, что он посол и выполняет очень важное государственное задание?
        - Я не видела молодого человека, - сказала Манароис, а потом дико захохотала и добавила, - я его щупала.
        Чери кипела, но её остановил голос дяди Ко, появившегося в дверях вместе со спящим Фогги на плече:
        - Она, правда, его не видела! Она - слепая!
        Чери выскочила из дома, хлопнув дверью прямо перед носом Леметрии. Погрузили спящего Фогги на борт флаэсины, и Леметрия помахала на прощанье дяде Ко, передавая последние приветы. Чери так рванула флаэсину вверх, что Леметрия чуть не вывалилась. Флаэсина взяла курс на Ханзе.
        Манароис сидела на кровати, как маятник, качала головой и неслышно повторяла: «Мой мальчик! Главный Марг! Мой мальчик! Главный Марг».

* * *
        Автомобильное колесо от автомобиля «Опель», распевая дурным голосом: «Рэвэ та стогнэ Дниииииииииипр шырокыыыыыыый!» - повернуло в Ханзе, и, распугивая прохожих и лошадей, сделало огромный круг по городу, с любопытством заглядывая во все улочки, поиграло в прятки с пьяным стражником возле здания совета, а потом выехало за город и исчезло по дороге в направлении столицы Фаэлии.
        В этот день у трёх беременных женщин произошли преждевременные, но успешные роды, а один житель, засмотревшись, упал с крыши, но ничего не сломал. Те, кто держали в своих двориках куриц-несушек, были приятно удивлены кучками яиц под каждой. У одного хозяина снёс яичко даже петух. Одно, но большое, которое хозяин показывал всем, и уверял, что гусей не держал сроду.

* * *
        У них с самого начала не заладились отношения и на все попытки Манк Криона как-то разрядить совместную поездку, фрея Арис отвечала презрительной улыбкой и явной враждебностью. «Чем я ей не угодил?» - думал Манк, исподтишка поглядывая на её крепко сбитую фигуру, стоящую у штурвала. Именно из-за управления флаэсиной и началась первая ссора. Манк Крион был маргом по особым поручениям, и выполнял свою должность, как при Маргине, так и при Иссидии - всем нужен надёжный человек, не болтающий, чёткий и корректный.
        Владея, кроме всего прочего, искусством управления флаэсиной и, к тому же, будучи мужчиной, он считал, что управлять флаэсиной должен он. Но фрея Арис грубо напомнила ему, что в Стране Фрей управлять воздушной флаэсиной имеют право только фреи. Ну не драться же, тем более с женщиной. Манк знал её, но вскользь. Поговаривали, что она прожила со своим мужем, неделю, а потом выгнала его, никому не объясняя причины. Муж тоже молчал, как будто Арис лишила его языка. И после этого ни с кем судьбу свою не связывала, а всегда служила совету фрей.
        Манк подошёл к рубке и облокотился на ограждение. Арис бросила взгляд - как обожгла, и снова без причины повела штурвалом туда-сюда, в чём необходимости не было - нос флаэсины держал курс на северо-восток. Внизу, по курсу, лежала лесостепь, с редкими рощицами, вся в складках, как скомканная серая, осенняя простыня. Справа и слева горизонт скрывали близкие горы, царапающие небо белыми вершинами, которые, как гласят старинные записи, так никто и не прошёл. Правда, в устных преданиях говорили об одной фрее, которая вернулась из-за гор вместе с летающими белыми зверями. А может такого и не было, а кто-то сочинил красивую сказку.
        Флаэсина пошла вниз, на кучку деревьев, из которых тонким ручейком начиналась речушка. Степная речка Горне брала здесь своё начало, Манк знал эти места, как свои ладони. Он, вообще, знал всё о Стране Фрей и не меньше - о Стране Маргов. Длительные челночные путешествия были его работой, и он, как профессионал, должен был знать всё.
        К примеру, он знал, что сейчас не следовало останавливаться на отдых, а подождать до Рато, когда спуститься ночь, и отдохнуть там комфортабельно, в доме, и с ужином. Но спорить с Арис не стал - вряд ли это поможет наладить отношения.
        Арис легко и красиво посадила флаэсину, бросив торжествующий взгляд на Манка. Манк улыбнулся - это было мальчишество с её стороны, которое ему почему-то понравилось. Молчаливо выгрузили сумку с едой.
        - Тебе налево, - кинула Арис, держа руке полотенце и чайник, и пошла направо, туда, где шуршал невидимый за кустарником ручей. Манк пошёл левее, к кучке деревьев - здесь тоже протекал ручей. Нагнувшись, напился, сполоснул лицо и вытер его карманным платком. Присел на берегу ручья, всматриваясь в текущую воду, как в бесконечную, никогда не надоедающую картину, с которой соперничать, может, разве что пламя костра.
        Издали раздался всплеск. Манк глянул и застыл - дальше по ручью раздетая Арис, стоя по колена в воде, окунулась и встала, плеская на себя водой. Под вечерним солнцем вся она контрастно высвечивалась на фоне темных деревьев, как точенная из белой кости фигурка. Её груди почти по-детски торчали вперёд с замершими сосками, на которых сверкали на солнце капельки воды.
        Нужно было встать и уйти, но Манк молчал, боясь себя обнаружить. И как всегда, не вовремя, под ногой громом хрустнула ветка. Арис бросила на него уничтожающий взгляд, а потом гордо и неторопливо повернулась и скрылась за кустарником. Манк горел сверху донизу. Более всего смущала мысль, что его красное виноватое лицо увидит Арис, и от этого Манк краснел ещё больше. «Будь что будет», - подумал он, и пошёл к флаэсине, собирая по пути ветки для костра. Это его и спасло, так как за работой он успокоился, и к флаэсине подошёл совсем невозмутимый.
        - Извини, я совсем не хотел, - сказал он, - это вышло случайно.
        - Вы меня не удивили, - презрительно сказала Арис, - все мужчины сволочи, даже лучшие из них.
        - Вы судите о них по своему мужу, - уколол её Манк, раскладывая костёр.
        - Он был не исключение, - сказала Арис, и со злостью махнула рукой на костёр - он вспыхнул, как факел. Манк промолчал, подбросил в костёр веток и подвесил чайник. Арис открыла свою сумку и щедро сыпанула туда какой то травы. «Хотя бы не отравила, - подумал Манк, - такая - может».
        - Вы мою мать убили, - зло сказала Арис. Манк об этом знал.
        - Это же была война с маргами, - сказал Манк, как бы оправдываясь.
        - А что, марги не мужчины? - посмотрела на него Арис. - Почему тебя не убили?
        - Я был на задании, - возразил Манк. На эту скоротечную войну, он никак не мог попасть, он мчался к Иссидии с письмом от Главного Марга, но так и не успел вручит его Иссидии, да и отправителя не осталось в живых. Оно так и лежало на дне его сумки, не распечатанное, и Манк ещё размышлял, кому его отдать.
        - Ты трус, ты прятался за спинами женщин, - поддела его Арис, явно желая ссоры. Но Манка это не задевало - критерии своего поведения он устанавливал сам.
        - Ты, кажется, тоже не воевала, - напомнил её Манк.
        - Я была на задании, - воскликнула она в бешенстве, и вдруг отвернулась и затряслась. Манк подумал, что она плачет и сказал: - Прости, - но мельком увидел её смеющееся лицо. «Ах, да! - подумал Манк. - «Я была на задании» - она повторила его же слова», - и тоже хмыкнул. Чайник вскипел, и Арис налила кружки. Она уже отошла и снова попыталась изобразить на лице свою дежурную мину, но что-то не получалось. Манк ждал, когда она отхлебнёт, а сам жевал вяленое мясо курицы - стандартный набор путешественника. Арис тоже жевала и чай не пила. И Манк жевал и чай не пил. В конце концов, она поняла - что-то не так, и посмотрела на Манка:
        - Ты что не пьёшь?
        - А ты? - спросил Манк. Она замерла и поняла:
        - Ты думаешь, что я тебя отравлю? - и посмотрела на Манка.
        - Ага!
        - Ты правильно думаешь, - довольно сказала Арис и пригубила кружку. И Манк пригубил. Она ухмыльнулась и снова глотнула. Манк выпил кружку и поднялся - он всё-таки хотел ночевать в комфорте, в городе:
        - Ну что - вперёд? - они загасили костёр и поднялись на борт. Арис снова взялась за штурвал. Флаэсина плавно набирала высоту. Манк стоял рядом и смотрел вперёд. Что-то блеснуло впереди.
        - Ну и как я? - ехидно спросила Арис.
        - Что, как? - не понял Манк.
        - Там, у ручья, - искрились под вечерним солнцем глаза Арис. Манк понял, и немного смутился.
        - Ничего, - промычал он, отвернувшись.
        - Как это - ничего? - возмутилась Арис.
        - На самом деле ты очень красивая, - неожиданно для себя выпалил Манк.
        - Да… - растерялась Арис.
        - Осторожно!!! - крикнул Манк, но было поздно.

* * *

«Сегодня вечером будут танцы», - гласило объявления на щите возле дома совета. Для этого дела архитекторам фрее Айлиф и маргу Рассу срочно пришлось уносить ноги и чертежи из танцевального зала, где они так уютно трудились над проектами. И, поэтому, они перетаскали кипы бумаги в комнату совещаний, где сейчас спорили Лайни и Хенк.
        - Я не понимаю, почему ты хочешь обязательно объединить наши страны, - говорила Лайни, - чем тебе не нравиться существование двух разных, притом неповторимых стран. Каждая со своим укладом, традициями и колоритом. Не похожих друг на друга. В этом и прелесть.
        - Лайни. Нам нельзя быть отдельно, - горячо воскликнул Хенк, - тебя здесь не было, и ты не видела горы трупов. А я видел, мне пришлось их хоронить, и я не хочу, чтобы это опять когда-нибудь повторилось.
        - Но ведь можно договориться… - начала Лайни, но Хенк схватил со стола несколько листиков и перебил её:
        - Так, вот же он - договор, ему больше тысячи лет, и что - помогло? А тебе не кажется, что наши традиции немного устарели. Разве это не глупость - если у фреи родился сын, значит, его нужно предавать в Страну Маргов на воспитание. И то же самое у маргов, если родилась дочь - значит, её передают в Страну Фрей.
        - Мне тоже показался этот обычай очень странным, - заметил Сергей, - если у нас с Элайни будет дочка или сын - я их ни за что, никому и никогда не отдам.
        - У твоей Элайни, - уточнила Лайни, - а нас с Серым будут только девочки.
        - А если мальчик - ты что, отдашь его кому-то на воспитание, - спросил Сергей.
        - Ну… не знаю… мы не об этом говорим, - выкрутилась Лайни.
        - И об этом тоже, - сказал Хенк, - я тоже не хочу, чтобы мой сын или дочь была сиротой.
        - Народ, может быть вы поможете нам, вместо того чтобы языки чесать, - сказала фрея Айлиф, сбрасывая перед ними на стол чертежи. Все дружно засмеялись.

* * *
        Серый и Элайни подъехали к мосту через речку Вайна. Впереди уже виднелись дома города Актин. Скакали, не останавливаясь, Элайни не терпелось увидеть свою сестру. Перебравшись через мост, она сказала Серому:
        - Давай отдохнём тут, на берегу, и лошади немного попасутся.
        - Давай, - согласился Серый, поглядывая на Элайни. Он всю дорогу внимательно изучал её, пытаясь понять, в чем она отличается от его Лайны, но понять не мог, а чувствовал - отличие есть и большое. Хотя внешнее сходство и обманывало его, но он к ней относился, как к сестре Лайны. «Как к Байли», - подумал он, радостно найдя сравнение. Стреножив лошадей, и пустив их на выпас Элайни и Серый подошли к воде.
        - Серый, ты не против, я искупаюсь, - словно извиняясь, сказала Элайни, - я с этими динозаврами вся в грязи, приедем к Байли - неудобно будет.
        - Ты что, Элайни, ты же простынешь! - воскликнул Серый.
        - Ничего, я быстро, - сказала Элайни, раздеваясь. Увидев взгляд Серого, засмеялась и сказала. - Мы же близкие родственники, я тебя не стесняюсь.
        - Я костёр соберу, - сказал Серый и пошёл в заросли камыша. «А он застеснялся», - подумала Элайни, прыгнула в воду, завизжала, потом выскочила из воды, схватила нижнее белье и принялась полоскать.
        - Давай я развешу, - сказал Серый, подавая ей плащ, - а ты иди к костру.
        Элайни подошла к костру, и нависла над ним, укрывшись плащом.
        - Ну что - согрелась? - спросил Серый, втыкая возле костра прутики для белья.
        - А как ты костёр зажёг, - спросила Элайни. Серый подал ей коробочку: - Вот!
        - Что это?
        - Спички, - сказал Серый и вытянул одну спичку, - вот смотри, я чиркаю об коробочку и получаю огонь.
        - Как интересно, - сказала Элайни, - дай я попробую.
        Она взяла спичку и чиркнула по коробке. Спичка вспыхнула и сломалась.
        - Ай! - воскликнула Элайни. - Я обожглась.
        - А как у вас простые люди зажигают огонь? - спросил Серый. Он как-то об этом не думал, Элайни всегда зажигала огонь пальцем.
        - А мы для них делаем специальные камешки, - сказала Элайни, - смотри!
        Она взяла две гальки, поколдовала над ними и ударила друг о дружку. Между камешками вспыхнуло пламя.
        - Давай меняться, - сказал Серый, подавая ей спички.
        - Давая, - засмеялась Элайни, пряча спички в плащ. Вытащили пожитки, и разложили возле костра, чтобы закусить. Молчаливо покушали, думая каждый о своём, но молчанье их не угнетало, а было естественным, как у людей, долго знающих друг друга.
        - Ты любишь Сергея, - спросил Серый, отхлёбывая с кружки душистый травяной чай.
        - Люблю, - просто сказала Элайни, потом глянула на Серого и добавила, - мы вдвоём очень много пережили на этой планете с динозаврами.
        - А нам было очень хорошо на Земле, - мечтательно сказал Серый.
        - Расскажи, - попросила Элайни, и Серый принялся рассказывать, ничего не пропуская. Элайни слушала, приоткрыв рот, смеясь, где смеялся Серый, и ему на миг показалось, что они вспоминают общее прошлое.
        - Ну а теперь ты, - сказал, улыбаясь, Серый.
        - Давай на следующем привале, - с сожалением сказала Элайни, - а сейчас заедем в город на минуту и дальше.
        Она подобрала своё белье, Серый прикрыл её от ветра, и Элайни оделась.
        - Иногда, глядя на тебя, я забываюсь и хочу схватить тебя и поцеловать, - улыбнулся Серый.
        - Держись, Серенький, - засмеялась Элайни, - вот приедем к своим - тогда нацелуемся.
        Они оседлали лошадей и поехали в город. Возле совета остановились.
        - Ты побудь возле лошадей, а я быстро узнаю, как дела, - сказала Элайни, подавая повод Серому.
        - Если тебя не будет больше десяти минут, я все здесь разнесу, - сказал Серый, вытягивая меч.
        - Хорошо, мой рыцарь, - съехидничала Элайни, и помчалась к дверям одноэтажного здания совета. Вернулась быстро, так что Серому ничего крушить не пришлось. Лицо у Элайни светилась.
        - Смотри, - сказала Элайни, подавая ему бумагу.
        - Я же, по-вашему, только говорить могу, - напомнил Серый.
        - Ах, да, я забыла! - сказала Элайни. - Здесь говориться, что наша Байли - теперь королева!
        - Да! Не может быть?
        - Выбрана Советом Фрей, - подтвердила Элайни, - и ещё: первый её указ о поимке и немедленной казни Тони Шерга.
        - Ого! Вот этого я от Байли никак не ожидал, - воскликнул удивлённый Серый.
        - Вот такая моя сестричка, - довольно сказала Элайни, а потом захохотала.
        - Что? - не понял Серый.
        - А мы… - хохотала Элайни, - … а мы хотим её… спа…сать!

* * *
        Леметрия и Перчик сидели по бокам у Фогги, на лавочке, возле штурвала, и вели допрос.
        - Фогги, так как ты оказался в доме у этой… особы? - вкрадчиво спросила Леметрия, а Чери, до этого выламывающая штурвал, прислушалась.
        - Я не знаю… - сказал Фогги, сжав ладони, - …я бежал от быка и всё время слышал топот копыт…
        - Может ты слышал свой топот, - мягко спросила Леметрия.
        - Может … - согласился Фогги, - может я слышал топот своих копыт…
        Перчик задрожал и отвернулся.
        - И что было дальше? - дипломатично спросила Леметрия.
        - Дальше я увидел дом… - продолжил Фогги, - …влетел в дом и … полетел, … а дальше не помню…
        - И что ты делал голый в чужой кровати? - Чери бросила штурвал и встала над Фогги. Флаэсина стала заваливаться набок.
        - Чери! Ты нас хочешь угробить? Уйди отсюда! - крикнула Леметрия.
        - Не учи меня! - взвилась Чери, и схватилась за штурвал.
        - Фогги, …а эта женщина, что с тобой делала, - тихонько спросила Леметрия.
        - Ничего…, гладила меня…, - Чери напряглась, - … ещё что-то делала … со мной ….
        - А что, «ещё что-то делала»? - спросила Леметрия кошкой над мышкой. Фогги покраснел. Чери дёрнула штурвал, и флаэсина завалилась на правый борт. На корме послышался крик.
        - Чери! - отчаянно крикнула Леметрия. Та выровняла курс.
        - Кто там кричал на корме? - спросил Перчик.
        - Ты тоже слышал? А я думала, что мне показалось, - сказала Леметрия и двинулась на корму. Всё осмотрели - чисто.
        - Может мы птичку задавили? - сказал Фогги.
        - Ага! Птички так не кричат, - сказала, задумавшись, Леметрия, - а что у нас за сумками? - и она принялась оттаскивать сумки, которые натаскали её родственники.
        - Что у вас там? - крикнула из-за штурвала Чери.
        - Ничего, - сообщила Леметрия, ложась на пол и заползая под лавку, - какие-то ноги.
        - Какие ноги? - побелел Фогги.
        - Человеческие, - ответила из под лавки Леметрия.
        - А что они там делают? - спросил Перчик.
        - Брыкаются, - ответила Леметрия и задрыгала ногами, - ах ты, паразит!
        - Леметрия, вам помочь, - отскакивая в сторону и вытягивая меч, сказал побелевший Фогги. Перчик схватил Леметрию за ногу и бесцеремонно вытащил её из под лавки. И вместе с ней - её брата Парка.
        - Ты что здесь делаешь? - спросил Перчик.
        - Я в город еду! - напыжился Парк.
        - Я тебе дам в город, - замахала перед ним кулаками Леметрия. - Тебе кто разрешил?
        - А тебе кто разрешал, когда ты сбежала? - пошёл в атаку Парк.
        - Так, Чери, разворачивай! - крикнула Леметрия.
        - Ага, прямо сейчас, - хмыкнула Чери, - сама со своими пелёнками разбирайся.
        - Я уже большой, мне четырнадцать лет, - парировал Парк, - я еду в Академию учится.
        - Во-первых в нашу Академию принимают только девочек, а во вторых мы сейчас поворачиваем домой, - сказала Леметрия.
        - Размечталась, - кинула Чери, - пока не доставим посла, никаких домой.
        - Я сама, поверну! Пусти!
        - Уйди!
        - Вниз давай! - Чери и Леметрия запыхтели отталкивая друг друга. Флаэсина завалилась на бок и пошла вниз.
        - Что же ты делаешь, зараза!
        - Пусти, сказала!!!
        - Девочки, впереди флаэсина! - крикнул Перчик, но было уже поздно.

* * *
        Первая волна второй репликации достигла Страну Фрей через неделю после прибытия Элайн и Сергеев. Прямо на то место, куда они приземлились, шлёпнулся холодильник с четырьмя килограммами мяса, которые старший мастер ОРУ Каневской ГЭС Иван Иванович Петров купил утром на базаре, на день рождения жены. И, с задержкой на десять минут, туда же плюхнулся десятикилограммовый динозавр эораптор, предполагаемый предок всех Иван Ивановычей на Земля. Чуть не забыл - и Васильевичей тоже.
        Эораптор оглянулся, увидел холодильник, потёр свои пятипальцевые лапки, открыл холодильник и заглянул. Мама-мия!!! Эораптор схватил мясо, закрыл холодильник и, опершись на него, принялся жевать. Через десять минут он весил на треть больше, поэтому, сложил лапки на вздувшемся пузе, вытянул удобнее полуметровые ноги, и счастливо уснул.
        Ивану Ивановичу Петрову было не до сна. Он вызвал по громкой связи дежурного ОРУ и спросил, куда он девал мясо. Дежурный объявил по всей ГЭС, что он вегетарианец и мяса не ест. Иван Иванович предложил ему зайти на своё рабочее место, где он разделает его на котлеты. После того как они не нашли даже электрической вилки от холодильника - вызвали охрану. Охрана божилась, что кроме Ивана Ивановича и дежурного на ОРУ никто не заходил.
        Иван Иванович посмотрел на дежурного, и тот, под гипнотическим взглядом Ивана Ивановича, предположил, что, возможно, мясо сгрызли мыши, а холодильник обиделся и сам ушёл. Иван Иванович предположил, что шутники получат по шее. О том, что скажет ему жена, Иван Иванович старался не думать.

* * *
        Серый и Элайни, не останавливаясь в Ханзе, поехали дальше - так велико было желание увидеть Байли. Впереди был маленький городишко Литу, а дальше - Фаэлия. Но до Литу они не доехали - у Элайни захромала лошадь. Посмотрели её ногу - всего-то ничего, застрявший в подошве камешек, но Элайни решила сделать перерыв, чтобы лошадь немного отдохнула. Присели под большим развесистым деревом на опавшей листве, лежащей под ним толстым жёлтым ковром.
        - Будешь снова купаться, - улыбаясь, спросил Серый.
        - Холодно, - улыбнулась Элайни и оглянулась вокруг - да и негде.
        - Даже чаю не вскипятишь, - развёл руками Серый.
        - У меня есть, холодный, - протянула флягу Элайни.
        - Ну, тогда давай обедать, - сказал Серый, разворачивая сумку.
        - А ты знаешь, - сказала Элайни, откусывая лепёшку, - мама правильно сделала, что отправила нас порознь. Так мы друг друга лучше узнаем и поймём, чем же мы всё-таки разные.
        - Ты, кстати, обещала рассказать, что с вами было на той планете?
        - О-о-о! Там был вообще ужас! Я чудом осталась жива! - и Элайни принялась рассказывать Серому и, наверное, себе, о своих приключениях на планете динозавров. Серый с интересом слушал, жалея о том, что ему - Серому, видеть такого не довелось. «Да, общие вспоминания и эмоции объединяют, и мы после этого и правда разные с тем, другим, Сергеем», - подумал мимоходом Серый.
        - И ты представляешь, бедный Сергей четверо суток думал, что я погибла, - сказала Элайни и у неё на глаза навернулись слезы, - он даже поседел, ты видел?
        - Видел, - сказал Серый, чувствуя себя неловко, что он не поседел.
        - Вы не будете против, если я вам помешаю? - раздался голос. Элайни и Серый одновременно обернулись. В шагах десяти от них стоял Шерг, натянув лук, направленный на них. Серый бросил взгляд на меч, лежащий в стороне. «Не успею», - подумал он.
        - Не шутить! - заметил взгляд Шерг. - Я метко стреляю.
        - Что ты хочешь? - устало спросила Элайни.
        - Что я от вас могу хотеть? - ухмыльнулся Шерг. - Ваша семья разрушила мою жизнь, и что я могу хотеть? Разрушить вашу. Поднимайтесь и отойдите в сторону.
        Серый и Элайни поднялись и отошли.
        - А сейчас я вас медленно убью, - сказал Шерг и прицелился. Элайни вскинула руку и шар огня обжёг левую сторону головы Шерга. Тот успел выпустить стрелу в Элайни, но Серый прикрыть её собой. Стрела прошила его сердце и вошла в грудь Элайни. Оба упали на землю, сломав стрелу.

* * *
        Автомобильное колесо от автомобиля «Опель», выводя чистым женским голосом «Ты ж мэне пидманула, ты ж мэнэ пидвела», въехало в Фаэлию ранним вечером, когда возле домиков горожан уже зажглись замысловатые фонарики, и жители перед сном, сидя на лавочках перед домами, дышали свежим воздухом и обменивались последними сплет…, извините, новостями.
        Благодаря тому, что синхронный перевод в Стране Фрей обеспечивался волшебством автоматически, многим песня понравилась и, вслушавшись в слова, некоторые начали подпевать. Когда колесо подкатило к мостику через Вьюнку возле въездных ворот Дворца Королевы, полгорода на все голоса выводило: «Я ж тэбэ пидманула, я ж тэбэ пидвэла!»
        - Что там за шум? - спросила Байли у фреи Януш, выглядывая из окна своей приёмной.
        - Я пошлю Питера Вейна, - сказала фрея Януш, скрываясь за дверью.
        - Если найдёшь, - хмыкнула Байли. В последнее время Питер Вейн проводил больше времени с доктором Фростом, чем занимался службой.
        Между тем колесо, подъехав к закрытым воротам, с криком: «Эх, ухнем!», - просочилось через них и покатило дальше, прямо к резиденции королева. Стражники возле ворот, ничего не понимая, держались за головы. Вейн вместе с доктором Фростом поднимались по парадной лестнице в приёмную Байли, когда мимо них проворно пробежал рыжий кот, крикнув на ходу: «Привет!»
        - Это что, Глюк пробежал, - спросил Питер Вейн.
        - Видимо Байли научила его говорить, - сказал доктор Фрост и посмотрел на Вейна. - Или мне показалось?
        - Мне тоже показалось, - успокоил его Вейн.
        Между тем, когда в приёмную отворилась дверь и туда пролез рыжий кот, Байли, улыбнувшись, взяла его на руки и сказала: - Что? Нагулялся?
        - Ага, - ответил кот, а Байли ошарашено на него смотрела, держа на вытянутых руках.
        - Хамми? - удивлённо сказала она. - Хамми, ты что - вернулся?
        - Вернулся не Хамми, вернулся Туманный Кот, - представился кот.
        - Вернулся, Хамми! - радостно смотрела Байли.
        - Вернулся Туманный Кот, - настаивал кот.
        - Ты Хамми!?
        - Туманный Кот!
        - Ну, хорошо - Туманный Кот, - согласилась Байли, заблестев глазами, и сжала его в объятьях, - как я тебя люблю, Туманный Кот.
        - Маргина любит Туманный Кот, - доложил довольный кот, привычно нырнув в Байли, по щенячьи обнимая её изнутри.
        - Ты и Маргину видел? - воскликнула Байли. - Ну-ка, давай, рассказывай.
        - Что случилось? - спросил Питер Вейн, остановившись у открытой двери.
        - Доченька, ты научила Глюка говорить? - вынырнул из-за него доктор Фрост.
        - Папа, дядя Питер, заходите, садитесь, - пригласила Байли и повернулась к Туманному Коту, растянувшемуся на диване, - котик, рассказывай.
        Давно взошли звезды, и настала ночь, а в приёмной звучал корявенький голос Туманного Кота, прерываемый смехом и голосами Байли, доктора Фроста и Питера Вейна. А в дверях застыла с раскрытым ртом, вернувшаяся фрея Януш. Таких сказок она не слышала никогда, тем более от говорящего кота. Байли случайно заметила её и со смехом сказала:
        - Тётя Януш, что же вы там стоите? Садитесь!
        Под утро, перед тем, как идти немного поспать, Байли сказала:
        - Я не могу терпеть! Сегодня же я еду навстречу Элайни и Серому.
        Когда она подошла к спальне, за дверью дурным голосом орал запертый Глюк. Увидев Туманного Кота, идущего вместе с Байли, он ревниво потёрся возле ног Байли, но потом соизволил снизойти и разрешить себя лизнуть Туманному Коту. Они, обнявшись, улеглись в ногах Байли, своим дуэтным храпом охраняя её сон.

* * *
        Две флаэсины грохнулись на землю, но все остались живы, благодаря фрее Арис, в последний момент успевшей бросить кодекс охраны. Манк Крион был готов кого-нибудь убить за то, что командировка, которая начала ему нравиться, так нелепо оборвалась. На Арис, естественно, он сердиться не мог, так что всё, что он хотел сказать, услышали Леметрия и Чери, Перчик и Фогги которым он помогал выбираться из накренившейся флаэсины. Парк соскочил с флаэсины сам, поэтому слов, посвящённых ему от Парка не дождался.
        О том, чтобы отдохнуть в городе, мечтать уже не приходилось, пришлось Парку разжигать костёр, и думать о том, что ночевать придётся под открытым небом. Не обошлось и без ушибов, поэтому фреи и марги потренировались лечить друг друга. Впрочем, ссадины забылись как-то сами собой.
        - Вы, вообще, кто? - спросил Манк Крион, после того, как обстоятельно рассказал, что о них думает.
        - Мы, вообще, посла сопровождаем, - поделилась Чери. Фогги приосанился.
        - Это посол? - показал на него пальчиком Манк.
        - Да, это посол! - стала перед ним Чери. - А что такое?
        - Ничего, - хмыкнул Манк. - С дороги уйди!
        - Перебьёшься, - стала в стойку Чери. Манк хотел её подсечь, но Чери грациозно ушла и подсекла его. Зрители дружно зааплодировали. Это раззадорило Манка, он бросил косой взгляд на смеющуюся Арис и, покраснев, вскочил. Теперь он осмотрительно пошёл по кругу, сверля Чери взглядом.
        - Чери, давай! - крикнула Леметрия, хлопая в ладоши. Но Чери, вероломно поддетая Манком, уже лежала на земле. Он довольно протянул ей руку, чтобы поднять, но она дёрнула за неё, и Манк свалился на неё. Все хохотали, в том числе и упавшие. И что-то не спешили подниматься.
        А Фогги и Арис это не совсем и понравилось!

* * *
        Маргина вела отряд ваду на запад, восседая на коне, а иногда, чтобы немного размять ноги, шла пешком. И тут же к ней присоединялись попутчики: чаще всего Хамми или Ва-Гор. Отношения с Ва-Гором носили официальный характер - Маргина не могла позволить себе на виду всего племени, каким-то образом компрометировать вождя, так как от него зависело будущее всего племени.
        Даже Ва-Мава успокоилась, что, впрочем, не мешало ей бросать жгучие взгляды на Маргину - на Ва-Гора она смотреть не смела. Местность была пустынная, малонаселённая - хорошо, что в Тизере запаслись пропитанием. По ночам было холодно и для Маргины ставили отдельный шатёр. Лёжа в нем и не в силах заснуть, Маргина перебирала события своей жизни, искала ту точку, события которой изменили её будущее и будущее её страны.
        Ей всегда казалось, что сделай она что-нибудь по-другому - и не было бы этой кровавой войны, и жизнь её и её близких людей могла бы пойти по иному пути - счастливому и безоблачному. И тут же понимала, что это не так, что автор её судьбы думает совсем другими категориями, и плетёт её нить в силу своих, ей не ведомых причин.
        - Привет! - кинул Хамми, опустив хвост и глядя на неё снизу большими, печальными глазами. Маргина улыбнулась - Хамми наловчился делать печальную мордочку, чтобы его приласкали.
        - Ну, что рыбка моя, соскучился? - поднимая его, сказала Маргина и с удовольствием погрузила своё лицо в пушистую рыжую печальность. Хамми, естественно, не только лизнул лицо, но и нырнул в Маргину, впитывая её к нему любовные вибрации.
        - Котик, - сказал Хамми.
        - Что котик? - не поняла Маргина.
        - Я котик - не рыбка! - серьёзно ответил Хамми, а Маргина засмеялась.
        - А скажи-ка мне, котик, - спросила Маргина, неся кота как грудного ребёнка, - почему это ваш Мо бросил своих динозавров и приперся к нам? За какой такой надобностью?
        - Мо узнал радость, - ответил Хамми, вывернувшись для своего удобства на руке и подставляя спину под руку Маргины.
        - И какую такую радость узнал Мо, что свалился сюда и изображает из себя здоровенного кота? - спросила Маргина, поглаживая спину Хамми.
        - Я поделился с Мо, - ответил Хамми и замурлыкал.
        - Ага, так ты его заразил?
        - Заразил, - соглашаясь, выдохнул Хамми и закрыл глаза.
        - Так! Я вижу, что мне придётся тащить тебя всю дорогу, - улыбнулась Маргина, покачивая кота.
        - Не придётся, - ответил с закрытыми глазами кот. - Мо поможет.
        И, правда, прибежал Мо, опустил свою лохматую сущность на землю и выжидающе уставился на Маргину.
        - Что? Я должна сесть? - удивилась Маргина.
        - Сесть, - подтвердил Мо. Маргина взобралась на гору, именуемую Мо, предварительно положив туда Хамми. Сидеть на пушистом ковре было приятно, к тому же спина Мо приняла форму удобную для сидения. «Великолепно! - подумала Маргина, закрывая глаза. - Можно и подремать». «Великолепно!» - подумали Хамми и Мо, вдвоём окунувшись в эмоции Маргины.

* * *
        Поутру Хенк назначил начало строительства молодёжного городка. Марг Расса и фрея Айлиф ещё с вечера сбились с ног, укладывая чертежи домов по порядку, в той последовательности, как они будут строиться. Если бы не Хенк - они бы не ложились, но он приказал им идти спать, иначе строительство откладывается. Те с сожалением улеглись, тут же - на кушетках, и сразу уснули. А утром - проспали. Поэтому на площадку неслись, теряя всё по пути.
        Технология постройки дома была простая: вдоль отмеченного колышками контура будущего дома становились фреи и марги и начинали лепить стены, одновременно углубляясь в землю. Материалом для стен был грунт, вынутый из-под будущего дома, который уплотнялся и спекался, превращаясь в монолитную массу, не подверженную разрушению. В новые стены, ещё в пору формирования, вплетались волшебные нити оберегов, чтобы ничто враждебное не могло зайти в дом.
        Поскольку при постройке использовали много магических сил, то фреям и маргам требовались длительные перерывы, и, в общей сложности, за день удавалось построить дома три, максимум - четыре. По строительной площадке бегали марг Расса и фрея Айлиф, поминутно сверяясь с чертежами, как всегда, ругаясь между собой и поминутно теребя работающих маргов и фрей. В конце концов Хенк разрешил им только выдавать чертёж дома и уходить. Хенк чувствовал - до зимы построить новый город не успеет. Помогла Лайни. Послушав, при обсуждении проекта, сетования маргов и фрей она спросила у Сергея:
        - Сергей, а ты не сможешь сделать электричество, как на Земле?
        - А откуда ты знаешь об электричестве? - удивился тот.
        - Сергей, ты - отстой! - засмеялась Лайни. - Ты что, забыл? Я была на Земле.
        - Я сам не смогу, - развёл руками Сергей, - у вас нет таких технологий.
        - О чем вы? - заинтересовался Хенк.
        - О том, чтобы подпитывать маргов и фрей электричеством, - сказала Лайни и принялась объяснять Хенку, как она подпитывалась на Земле.
        - Давай я тебе дам двух толковых маргов, и ты с ними поработаешь? - предложил Хенк Сергею. Тот согласился. И на утро, когда все марги лепили дома, к Сергею пришли два близнеца-братья. Сергей сразу же их обозвал Винтиком и Шпунтиком, и эти имена приклеились к ним намертво. Особенно после того, как они спросили:
        - А кто такие Винтик и Шпунтик?
        На что Сергей ответил:
        - Это самые великие изобретатели на Земле.
        Сергей нарисовал им генератор, долго объяснял про генераторы с параллельным и смешанным возбуждением, потом рассказал ещё раз, потом ещё раз нарисовал, но братья так ничего и не поняли. Пришлось Сергею отдельно рисовать статор и ротор, показывать, как делать проволоку из меди, как наматывать катушки, как соединять, из чего делать сердечники… Рассказал, как поставить на берегу реки что-то вроде беличьего колеса, которое бы крутило генератор.
        К ночи весь угол танцевального зала, который был выделен для экспериментов, был завален проводами, железными заготовками, а фрея Рома категорически заявила, что не даст больше ни кусочка железа, потому как вся кладовая металла - пуста. Сергей, измученный до предела, плюнул на всё и ушёл спать.
        Наутро Винтик и Шпунтик разбудили Сергея и потащили его к реке. На берегу красовалось их детище. Винтик (или Шпунтик) потянул рычаг тормоза и колесо закрутилось. Они довольно посмотрели на Сергея.
        - Ну, что? Пробуйте, заряжайтесь! - ухмыльнулся Сергей, показывая на выходные клеммы. Сам заряжаться Сергей почему-то не хотел. Винтик и Шпунтик ухватились за клеммы и застыли.
        - Что? Работает? - спросил Сергей застывших близнецов.
        - Р-р-работает! - подтвердили Винтик и Шпунтик. Сергей присел возле воды, глядя на завораживающий бег колеса, на плывущую воду, думая о любимой Элайни, немного ревнуя её к тому, второму Сергею. На строительной площадке был перерыв. Марги и фреи, выделенные для постройки, отдыхали и на их место пришли две фреи, для устройства мебели, и прочего интерьера дома. Увидев возле берега необычное сооружение, все отдыхающие подошли ближе, с интересом наблюдая за Винтиком и Шпунтиком.
        - Что они делают? - спросили они у Сергея.
        - Заряжаются, - ответил Сергей.
        - Что-то долго они заряжаются, - сказал подходящий к ним Хенк.
        - И, правда, что-то долго, - подумал вслух Сергей. - А почему они такие загорелые?
        - Это я у тебя должен спросить, - улыбаясь, сказал Хенк, потом принюхался и добавил, - что-то горит.
        И правда, над генератором вилась струйка дыма и над близнецами, кстати, тоже. Сергей вприпрыжку бросился к тормозу и остановил генератор. Винтик и Шпунтик всё так же держались за клеммы. Сергей подскочил к ним и отодрал руки от клемм.
        - Ну, как, - спросил Хенк, глядя на близнецов, - зарядились?
        - Зарядились, - сказал Винтик и выпустил в небо разряд. Запахло озоном.
        - Вы что? Не понимаете, когда нужно остановиться? - накинулся на них Сергей.
        - Не понимаем, - сказал Шпунтик и тоже разрядился в небо. Пришлось Сергею срочно объяснять близнецам, как сделать графитовое ограничительное сопротивление. Зато с зарядкой маргов и фрей больше проблем не было.

* * *
        Динозавр эораптор проснулся оттого, что проголодался. Он оглянулся вокруг и увидел холодильник. Привычным жестом открыл его и взял из полки четыре килограмма мяса. О том, откуда оно взялось, он даже не думал. Он так понимал, что холодильник - это его мама, которая припрятала ему хорошенький кусочек сочного мяса. Ещё большие куски мяса бродили недалеко, возле берега реки, дощипывая последние травинки перед зимой.
        Но этих кусков мяса эораптор побаивался, так как они имели рога, и их было много. Поэтому эораптор решил прогуляться и побежал вдоль идущей рядом дороги. Вскоре он добрался до моста через речку Таун, перебежал его и увидел впереди город. Он остановился, принюхиваясь: пахло необычно и страшно. Однажды он слышал такой запах там, с мамой. Возле той страшной и непонятной чёрной штучки. А потом и штучка и мама пропали и он оказался на этом месте. Здесь мамой не пахло совсем.
        В это время пастух, пасший стадо коров, увидел одиноко стоящий холодильник, подошёл поближе, чтобы рассмотреть это невиданное чудо, но трогать ничего не стал
        - мало ли чего. Он обошёл вокруг, заметил необычные следы зверя, и решил - лучше всего сообщить в совет, а там разберутся.
        Эораптор, скрываясь в зарослях кустов вдоль речки, пробежал ещё немного, рассматривая необычные каменные кубики, возле которых двигались непонятные существа на двух ногах. Эораптор не подозревал, что его обнаружили люди и вскоре об этом пожалел. Просвистела стрела, срезая ветку небольшого дерева рядом с эораптором. Ветка упала вниз на зверя, и тот смертельно испугался. Решив, что дома лучше, он, как ветер, понёсся к маме - холодильнику. Прибежал, прислонился к нему спиной, и успокоился - с мамой не опасно.

* * *
        Утром, как только из-за гор показался первый лучик солнца, Манк Крион поднялся первым и, несмотря на протесты, беспощадно разбудил всех.
        - Вставайте, лежебоки, время не ждёт!
        Первым делом забрал сонных Арис, Фогги и Перчика растаскивать сцепившиеся флаэсины. Вечером, чтобы не наломать конкретных дров, флаэсины решили не трогать. Рекруты сонно смотрели на Манка, слушая его разъяснения по поводу расщепления, и дрожали от холода - утро выдалось холодное. Манк усадил Арис на их флаэсину, а сам взял в руки штурвал другой и тихонько, по команде, приподняли их буквально чуть-чуть. Началась обычная возня:
        - Посол, ты куда тянешь? - кричал Манк, принципиально не называя Фогги по имени. - Сюда подай чуть-чуть!
        - А я куда?
        - Фогги, дави на неё, - подсказал Перчик.
        - По моему, дядя Фогги придуривается, - констатировал Парк, успевший забраться на флаэсину сестры и с кормы взирая на манёвры.
        - Я давлю!
        - Ты не давишь, ты на ней катаешься!
        - Уберите этого ребёнка, - кричал Манк, поворачивая штурвал туду-сюда.
        - Я не ребёнок! Вы дядя Манк смотрите, куда рулите.
        - Посол, я тебя сейчас пошлю!
        - Куда? - спросил невозмутимо Фогги.
        - Так! Вы чего к Фогги пристали? - заступилась, подходя, Чери.
        - Успокойся, не трогают они твоего Фогги, - сказала, осмотрев всё, заспанная Леметрия, - сюда тяните, - подсказала она, хватаясь за борт флаэсини.
        - Леметрия! Что ты делаешь? Отойди, пока я не слез! - крикнул Манк, поворачивая штурвал.
        В итоге, пока все не устали, флаэсины крепко замерли в объятиях, целуя, друг дружку боками. А как только их отпустили - сами разъехались. Каждый из присутствующих считал, что без него тут бы ничего не получилось.
        Быстро позавтракали и пообнимались на прощанье.
        - Ну, давай, посол, - Манк совсем по-братски потискал Фогги и добавил, - будешь в Фаэлии - заходи.
        Арис была не против и Манк первым, чтобы их опять не придавили, поднялся в воздух. Арис сидела на корме и махала на прощанье своей чёрной шляпой. Леметрия стала за штурвал, возле которого уже тёрся Парк. Справа от неё устроился Перчик, а сзади, на корме, парочкой уселись Фогги и Чери. Было солнечное, морозное утро, настроение бодрое и весёлое. Внизу, в зарослях кустарника, мелькнул хвостик начала речки Горне, а дальше начинались перелески до самой Ханзе.
        Парк мозолил глазами Леметрию и сестра, наконец, сдалась и дала подержаться за штурвал. Парк счастливо застыл, добросовестно выполняя команды сестры. Леметрия сидела возле Перчика, командовала Парком и нашла, что это хорошо.
        - Леметрия, ты нас хочешь угробить? - подала голос Чери, но не сильно - её тоже не радовала возможность стоять у штурвала.
        - Я смотрю, - кинула Леметрия, улыбаясь захмелевшему Перчику. А Перчику было от чего захмелеть - он не знал, что делать. Он помнил Розарию, её глаза, её жаркие, ненасытные поцелуи, помнил шёпот её губ, таких соблазнительных и податливых. И тут же, перед глазами, кудрявые, каштановые волны, обнимающие округлое лицо Леметрии и её обворожительные, глубокие, карие глаза. Скоро будет Фаэлия, а он не мог определиться, какая из девушек ему нравиться больше. И эти тревоги и размышления немного портили настроение и удовольствие от общения с Леметрией.
        Репликация десятая
        Байли
        Байли спала тревожным сном. Ей снилась Элайни, которая вдруг распадалась на две Элайни, которые, снова, делились и делились, а потом превращались в круглые шарики, которые лопались на глазах, а она, Байли, звала Элайни, и никак не могла её найти. Поэтому утром она поднялась с тяжёлой головой и сразу же дала команду готовить флаэсину. Туманный Кот глянул на неё и сказал:
        - Погладь меня! - Байли улыбнулась и погладила кота. Голова сразу же прошла, а Байли подняла Туманного и чмокнула в мордочку:
        - Спасибо, котик! Если бы люди были такие, как ты - здесь царило бы счастье.
        Стратег Вейн пришёл в форме и доложил, что флаэсина готова. Показался доктор Фрост, как всегда, со своим деревянным сундучком. Подошла фрея Януш с внушительной корзинкой еды, которую Питер Вейн отнёс на корму флаэсины. Байли поднялась на борт, отдавая последние распоряжения фрее Януш - она оставалась в столице на хозяйстве. Та на прощанье помахала рукой и флаэсина поплыла в воздухе.
        Было прохладно. Доктор Фрост накинул на плечи дочери тёплое одеяло, и та с благодарностью ему улыбнулась. В спину светило солнце, а впереди темной, тяжёлой синевой падало на горы ночное, звёздное небо. Туманный Кот сидел на самом носу и смотрел вперёд. Байли испугалась вначале, а потом улыбнулась и махнула рукой: кто-кто, а Туманный Кот не пропадёт.
        Внизу просыпалась страна. Не раз летавшей Байли, всякий раз было чудно и волшебно видеть с высоты маленькие домики и фигурки людей, копошащихся во дворах, разно-размерные квадратики полей и кудрявые, игрушечные деревья. Как в кукольной сказочной стране, вылепленной руками искусного мастера, вложившего в своё творение не только труд, но и душу.
        Байли думала о встрече с сестрой и Сергеем, думала о второй, чудом появившейся Элайни, а ещё о её любимом Хенке, так неожиданно и навсегда вошедшем в её сердце. С ним, Хенком в сердце, было более всего сложно - она не знала, что ей придётся сказать ему при встрече, желала её, этой встречи, и страшилась. Не будь этого страшного дня в её жизни, о котором она старалась не вспоминать, она бы не чувствовала ни тени сомнений, и сразу же, в первый день её королевства понеслась бы к любимому, быстрее любой флаэсины. Но то, что было, никуда не убрать, с этим нужно было жить, с этим нужно надеяться на лучшее.
        - Впереди Литу! - предупредил Питер Вейн. Байли глянула вниз - там раскинулся небольшой городок, перерезанный главной дорогой.
        - Нужно садиться, узнать, не там ли Элайни и Серого, - сказала Байли.
        - Их там нет, - не оборачиваясь, сказал Туманный Кот, который так и сидел на носу.
        - Что ты говоришь, котик? - спросила Байли.
        - Их нет в этом городе, - ответил кот, - они впереди.
        - Ты так думаешь? - спросила Байли и согласилась. - Хорошо! Вейн, смотрите на дорогу!
        Питер Вейн направил флаэсину немного ниже и внимательно смотрел на дорогу, пустынную в это раннее время

* * *
        - Там, на земле, что-то есть, - сказал Парк сестре, разглядывая землю через люк перед штурвалом.
        - Что есть? - вяло отреагировала Леметрия. Парк отвлёк её от приятной процедуры выковыривания из Перчика далеко идущих обещаний.
        - Там люди на земле лежат, - присмотрелся Парк.
        - Ну и пусть лежат, отдыхают, наверное, - сказала Леметрия.
        - Что там у вас? - среагировала Чери.
        - Да ничего, - с досадой крикнула Леметрия.
        - Я же слышу! - парировала Чери.
        - Значит ты не глухая, - ущипнула Леметрия.
        Чери и Фогги перевалились через корму, вглядываясь вниз. Там, под огромным деревом на жёлтых листьях ярко выделялись две упавшие фигуры.
        - Ну-ка, давай вниз, - сказала Чери.
        - Не командуй, - сказала Леметрия и не сдвинулась с места.
        - Девочки, не ссорьтесь, - сказал Фогги, но его никто не слушал. Чери подошла к Парку, и, кинув: «Отойди», - забрала у него штурвал. Карета резко пошла вниз. Чери посадила её рядом с деревом и все выбрались из флаэсины. На земле лежали парень и девушка. Парень был сверху, закрывая девушку всем телом. Вся его грудь была залита кровью. Перчик всмотрелся и удивлённо воскликнул:
        - Сергей?!
        - Ты его знаешь? - спросила Леметрия, поражённая происшедшим.
        - Он умер, - снимая руку с шеи, констатировала Чери.
        - А кто под ним? - спросил Перчик, предчувствуя невыносимую догадку. Чери и Парк, который ничуть не растерялся, повернули Сергея и освободили девушку. У неё на груди тоже была кровь
        - Элайни, - кинулся к ней Перчик и с его глаз брызнули слезы, - сестричка моя.
        - Это же Элайни, наша бывшая королева, сестра Байли, - сказала Чери.
        - Перчик, так ты её брат? - не вовремя спросила Леметрия. Перчик кивнул головой. Чери отпихнув Перчика положила руку на шею и послушала пульс. Все затихли и смотрели на Чери.
        - Ну??? - не выдержала Леметрия.
        - Заткнись! - крикнула Чери, не отпуская руки. Потом подняла на всех глаза и сказала: - Она жива!!!
        - Нужно что-то делать, нужно что-то делать, - запричитала Леметрия, а Чери, вновь взяв командование на себя, сказала:
        - Все наложили руки и останавливаем внутреннее кровотечение.
        - Я не умею, - сказал честно Парк, так как маргом не был.
        - За флаэсиной смотри, - кинула ему Чери, - приготовились!
        Марги и фреи приложили руки к груди Элайни.
        - Там кто-то летит, - сообщил Парк.
        - Не отвлекаться!!! - грозно крикнула Чери.
        Между тем флаэсина, которую заметил в небе Парк, пошла на снижение и села рядом с деревом. Из неё выкатился Туманный Кот и большими прыжками кинулся к склонившимся над Элайни маргам и фреям.
        - Кот, отстань, - махнула на него Чери, когда Туманный Кот взобрался на грудь Элайни. Но Перчик её грубо остановил: - Не трогай его, это Хамми.
        Подбежавшая Байли бросила взгляд на Перчика, кивнула ему и опустилась на колени перед Элайни. Туманный Кот всё также сидел на груди Элайни, как застывший сфинкс, и не шевелился. Но если бы кто присмотрелся внимательней, то заметил бы, как его ярко рыжие шерстинки постепенно сереют и становиться пепельными. Через несколько минут изрядно посеревший кот спрыгнул с груди и сказал:
        - Элайни будет жить!
        Байли прижала Туманного Кота к груди и, заливаясь слезами, сказала:
        - Котик мой милый! Как же я тебя люблю.
        Рядом, от избытка чувств, ревела Леметрия.

* * *
        Отражение первой волны второй репликации вернулось на Землю через неделю после того, как у старшего мастера ОРУ Ивана Ивановича Петрова пропало праздничное мясо, о котором Иван Иванович постарался скорее забыть, ввиду негативности последствий. Но подчинённые забывали не так быстро.
        - Иван Иванович, ваше мясо вернулось, - доложил по громкой связи КаневскойГЭС дежурный ОРУ. Коллектив Каневской ГЭС дружно отреагировал на это объявление и даже под плотиной, в паттерне звучал громкий смех. Иван Иванович, сидящий возле дежурного ГЭС, рассказал по громкой связи, что будет с мясом и дежурным, когда он вернётся на ОРУ. Начальник ГЭС, слушая это у себя в кабинете, надолго не откладывая, объявил выговор Ивану Ивановичу и дежурному ОРУ за не регламентированные разговоры, который они восприняли с энтузиазмом, так как Иван Иванович включил третью скорость и понёсся на ОРУ. Когда он вскочил в кабинет дежурного, тот спокойно пил чай.
        - Ну!!! - вздыбился на него Иван Иванович. Вася Филимонов, отхлёбывая с чашки, указал на окно - на поле ОРУ, ограждённом двухметровой оградой, спокойно паслось стадо коров. Некоторые из них чесали свои спины о бетонные столбы выключателей, а единственные бык - тот и вовсе бодался с сеткой, ограждающей трансформатор. Иван Иванович взвыл:
        - Ты зачем пустил стадо на поле?
        - Я никого не пускал, - сказал Вася, - я наводил порядок в кладовой, как вы приказали. Пришёл на обед, а тут, - и он указал пальцем на стадо.
        Они помолчали.
        - И что вы с ними будете делать? - спросил Вася, допивая чай.
        - Я? - удивился Иван Иванович.
        - Ну не я же, - развёл руками дежурный.
        - Это же не мои коровы, - сказал Иван Иванович не совсем твёрдо.
        - Я в этом не уверен, - многозначительно сказал Вася и подмигнул Ивану Ивановичу.

* * *
        Сергей в отдельно взятой Стране Маргов и Фрей проводил план электрификации страны. Почему в Стране Маргов и Фрей? Так марги и фреи, не долго думая, собрали собрание, на котором и решили, что хватит жить отдельно и создали Совет Маргов и Фрей, на котором выбрали двух председателей: Хенка и отсутствующую Байли.
        И сейчас на заседании совета Сергей рассказывал об идее, а марг Расс и фрея Айлиф разложили конкретные чертежи. Сама идея была понятна - фреи и марги с удовольствием ходили на подпитку к вновь изобретённому генератору Винтика и Шпунтика, а вот в планы распространить всё это на город и, потом, на всю страну - им казалось нереальным.
        Вечерело и в зале становилось темно - последнюю козырную карту Сергей оставил на конец. Когда марг Трён, бывший кавер армии маргов, хотел зажечь волшебную лампу и уже поднял руку - Сергей его остановил и дал команду дрожавшим от нетерпения Винтику и Шпунтику. Те дёрнули рубильник - и в зале заседаний загорелась ослепительная лампочка. Один из маргов подумал о заклятии и вскочил, выкрикивая защиту, что вызвало дружный смех уставших за день фрей и маргов, и на этом дискуссия закончилась - совет дал добро.
        На следующий день Хенк подписал указ о сдаче всего имеющегося у граждан холодного оружия - металла на провода не хватало, а на добычу нужно было много времени. А вот показательный городок решили закончить в этом году - благодаря Винтику и Шпунтику марги и фреи работали теперь с утра до вечера, возводя дома, с осени высаживая декоративные растения, чтобы весной всё в городке зеленело и цвело.
        Генераторы располагались вдоль берега Леи на плавучих бубликах, которые скользили на вбитых вертикально в дно стволах деревьев, по генератору с двух сторон, а сзади, торчал длинный хвост держащий генераторы по течению.
        Их сразу же обозвали «стрекозами» за внешнее подобие, и, правда, мелькающие в воздухе лопасти очень напоминали бьющуюся по воде стрекозу. Дальше по столбам с гранитными изоляторами электроэнергия шла к домам. Марг Расс, несмотря на протесты фреи Айлиф о культурном наследии, заканчивал постройку мастерских, в которых Сергей предполагал изготовление с помощью маргов и фрей электрических лампочек и выключателей.
        Лайни, побывавшая на Земле, и видевшая все эти устройства в деле, горячо поддерживала Сергея, и это немного смягчило тоску по Серому. Она задумала сделать для детей зоопарк, в котором она так и не побывала на Земле, но видела по телевизору. Не споря с маргом Рассом и фреей Айлиф, она получила от архитекторов такой участок земли, какой дали, и начала потихоньку лепить зоопарк так, как она себе представляла.
        Наблюдая за ней, Хенк, улыбаясь, издал указ, чтобы пойманных зверей, особенно редких, везли в Боро в зоопарк. Неизвестное слово «зоопарк» и возможность посмотреть, что же там делают в Боро марги и фреи, привело к тому, что Лайни завалили зверушками, какие только водились в стране. Лайни растерялась, и Хенку пришлось срочно выделять ей в помощь двух фрей.

* * *
        Сыпал первый снег. Маргина подняла лицо вверх - снежинки щекотали и таяли. Хотелось домой, в тепло. Хотелось к дочерям, к таким сумасбродным, но безумно родным. Она улыбнулась, и это тут же усёк Хамми, сразу оказавшийся внутри её. Она научилась его определять, как мягкую, тёплую оболочку, обволакивающую и защищающую её от всего. Но эти ощущения не пугали, а наоборот, привлекали, как божественная, безграничная любовь и огромное доверие. Проще говоря, перед Хамми можно было без малейшей боязни открывать сердце и душу. А это ещё что? А чья это оболочка? И Хамми тоже в ней. Ну, всё!
        - Хамми, и кто ещё? - спросила Маргина, глядя на закружившегося Хамми.
        - Это я, - виновато, не оборачиваясь, басом ответил Мо, на котором лежали Маргина и Хамми. Маргина засмеялась.
        Впереди возвышались горы. Ваду растянулись длинной цепочкой, голова которой терялась впереди, за пригорком. Цепочку замыкал Па в неизменном чёрном костюме и чёрной шляпе. А впереди шёл Ва-Гор, чутьём определяя дорогу, на её коне, отданным за ненадобностью. В том смысле, что ездовой пушистый кошак был намного лучше, чем костлявый конь. Они так ни разу и не поговорили за всё время путешествия. Может это и к лучшему - зачем теребить душу. Всё равно общего будущего у них нет. День, два и они расстанутся - навсегда.
        Мимо проходили ваду, совсем не воинственные, опустившие головы и идущие след в след. Может и не стоило их выгонять, а попытаться прижиться друг к другу. Может быть, но она думала о своём племени. А Ва-Гор пусть думает о своём. Он мужчина, в конце концов.
        Подошёл Хаммипапа и они с Мо и Хамми застыли друг возле друга. Маргина знала, они так общаются - без слов. Что-то вероятно случилось. Непривычно заколотило сердце и в душе нависло беспокойное облако. У неё тоже что-то случилось, что-то с родными, которых она никак не могла собрать вместе. Хамми повернулся к ней и сказал:
        - Этому миру угрожает смертельная опасность.

* * *
        В воздухе пахло зимой. Серое небо колпаком накрыло зубчатые вершины гор, и даже день казался поздним вечером. Изредка в воздухе пролетали одинокие снежинки, выписывая немыслимые пируэты, и растворялись в небе. А для фреи Арис день казался романтичным и светлым просто потому, что она каждую минуту ощущала быстрые взгляды, невольно бросаемые Манком, но так явно, что душа наполнялась давно забытой дрожью.
        Если женщина ловит на себе взгляд мужчины, она всегда становиться краше, соблазнительней, глаза начинают блестеть и только что скукоженный бутон распускается в яркой, ослепительной улыбке. Женщина всегда ловит взгляды. Это как допинг, как крылья, позволяющие женщине быть женщиной. Манк не был монахом, но фрея Арис, сделала его мальчишкой, выбила из привычной колеи независимого мужчины. И это его смущало.
        - Манк, а почему ты до сих пор один? - не оборачиваясь, спросила, стоящая на носу, фрея Арис. Манк немного помолчал.
        - Не знаю. Возможно работа. А возможно не нашёл той, с которой хотел бы провести всю жизнь. А ты?
        - Я? - обернулась Арис. - Я…так же как и ты - работа и всё такое…
        Они помолчали не находя продолжения. Арис подошла к штурвалу и подняла глаза на Манка:
        - Тебя сменить? - она положила на его руку свою. Он свою не убрал.
        - Нет.
        - Нет? - она вызывающе посмотрела ему в глаза.
        - Да, - засмеялся он, и прижался к её губам. А потом было всё равно - они упали под навес, с жадностью впиваясь друг в друга, до боли в зубах, лаская ненасытные тела, забыв, что есть ещё что-то на свете, кроме них самих, между небом и землёй в этот холодный, жаркий день. Их никто больше не видел в этот день. Даже птицы.

* * *
        Динозавр эораптор добегался - пастух, внезапно потерявший своё стадо, обнаружил динозавра мирно спящим возле холодильника и рядом - кусочек недоеденного мяса. Этой улики хватило, чтобы списать на эораптора всё стадо, а, поскольку в город пришёл указ о доставке редких животных в «зоопарк» его тут же, спящим, и повязали.
        Холодильник не трогали, так как непонятно было, что это такое, просто к эораптору добавили письмо, в котором описывали сопутствующие материалы, как-то: белый ящик прямоугольной формы высотой с человека, непонятного назначения. Нагруженный на повозку эораптор, проследовал в город Тизер, а потом был отправлен дальше - через Габро в Боро.
        Бывший советник Шерг увидел проезжавшую повозку с эораптором на городском базаре в Тизере, где он, под видом героя войны, демонстрировал жуткую левую половину лица, обгорелую до кости, с вытекшим глазом. Это давало неплохую прибыль - в его шляпу так и сыпались монеты. Обезображенное лицо давало и другую выгоду - в нем никто не мог узнать Шерга, по указу - государственного преступника, которого необходимо было уничтожить на месте. Подобного указа не помнили даже старожилы.
        Шерг, груженный провизией в котомке, перешёл мост через речку Таун и, немного прошагав по дороге, увидел на обочине холодильник, который одиноко стоял в поле возле реки. Шерг подошёл, осмотрел всё вокруг и дёрнул ручку. Холодильник открылся и на полке Шерг увидел четыре килограмма мяса. Шерг был не из тех, кто даёт пропасть добру: он тут же развёл костёр, нарезал мясо кусками, надел их на прутики и поджарил на углях. И прекрасно пообедал. Было прохладно, падал снег, а после обеда не мешало бы поспать. Шерг открыл холодильник, вытряхнул оттуда полки, положил его на землю, залез и закрылся. Не дуло, вскоре он пригрелся и заснул.
        Когда он проснулся, то вначале не понял, где он находиться. Потом улыбнулся, вспомнил, открыл крышку и оглянулся. На небе светило солнце, а он находился возле какого-то болота. Сзади было непонятное здание круглой формы, абсолютно чёрное. Шерг вскочил на ноги и выскочил из холодильника. Тот сразу же исчез. Шерг впервые в жизни запаниковал. А из-за кустов на него смотрели жадные глаза тираннозавра.

* * *
        - Поднимите их на борт, - сказала Байли, вытирая платочком слёзы. Элайни положили в каюту возле рулевой рубки, предварительно закутав её одеялами. Туманный Кот настроил её на сон - для неё это было самым лучшим лекарством. Возле неё сидел Перчик, как на посту, побледневший и растерянный. Туманный Кот, по привычке, устроился у Элайни в ногах. Доктор Фрост каждые пять минут подходил, чтобы промерять пульс. Туманному Коту это надоело и он мякнул:
        - Доктор, присмотрите лучше за Байли.
        А тело Серого положили на лавочке у кормы, прикрыв голубым, с треугольными звёздами, плащом стратега Вейна. Леметрия, Чери и Фогги подошли к Байли, в нескольких словах рассказали, что происходит в Боро, о фрее Эстате, о Хенке, и о строительстве нового города. Байли слушала отрешённо, не прерывая, как будто думая о своём, только вспоминание о Хенке вызвало у неё мимолётный интерес. Вперёд вышел Фогги, поклонился и протянул Байли конверт:
        - Главный Марг просил вам передать письмо.
        Байли бросила на него быстрый взгляд, взяла письмо и отошла в сторону. Разорвала конверт и впилась взглядом в текст. Смотрела на эти размашистые буквы, и ничего не понимала, разглядывая их, как замысловатый рисунок. «Хенк! Хенк!» - стучало у неё в голове, не давая ей сосредоточится. Байли закрыла глаза, собралась и вновь взглянула на письмо.
«Здравствуй Байли!
        Я не знаю, дойдёт до тебя письмо или нет, но в любом случае это не изменит моё отношение к тебе. Где бы ты ни была, что бы с тобой ни случилось, ты должна знать, что свою жизнь сейчас и в самом далёком будущем я не представляю без тебя. Знай, что в любой момент, все, что у меня есть, я отдам тебе без остатка, с благодарностью и любовью.
        Я предлагаю тебе свою руку и сердце.
        Будь моей женой.
        С бесконечной нежностью
        Хенк Баруля.»
        Слёзы капали с глаз, и последние слова растворялись в них. Непривычно шумело в голове, но всю душу охватило безмятежное светлое облачко. Она быстро вытерла глаза и лицо, постояла ещё немного, потом обернулась к послу.
        - Спасибо вам…
        - Фогги, - подсказала Чери. Байли кивнула ей.
        - Спасибо вам, Фогги. Передайте Хенку…Главному Маргу, что я скоро буду в Боро и лично поблагодарю его за приглашение. Фреи доставят вас в Боро.
        Фогги поклонился и отошёл в сторону.
        - Леметрия и… Чери, - сказала Байли, подзывая фрей к себе, - вы доставите посла в Боро, как можно быстрее. А мы прилетим за вами. И ещё… Байли задумчиво посмотрела на фрей, - вы знаете фрею Арис?
        - Да, - ответила Леметрия, - мы встретили их по дороге.
        - Ага, - обрадовалась Байли, - и Манк Криона знаете?
        - Да знаем.
        - Так вот, не посвящая в это посла, главной вашей задачей будет догнать фрею Арис и Манк Криона и уничтожить письмо, которое они везут, - Байли посмотрела на них, сомневаясь, - вам понятно?
        - Не беспокойтесь, Ваше Величество, - подала голос Чери, - нам может помешать только наша смерть.
        - Спасибо, девочки, - сказала Байли, обнимая их за плечи, - я этого не забуду. Кстати, а чей этот мальчик, - Байли показала на Парка. Леметрия покраснела и сказала:
        - Это мой брат, Парк, удрал из дома, подобрали его по дороге.
        - И куда же он удирал? - слабо улыбнулась Байли.
        - В Академию.
        - Ну, так берите его с собой. Скажете Хенку, что я просила за него.
        - Спасибо вам, - Леметрия присела, чтобы поцеловать Байли руку. Та смущённо выдернула её и сказала:
        - Ну что ты, мы же с тобой подруги. Спасибо вам обоим.
        Леметрия и Чери забрали Парка и Фогги, и поднялись на флаэсину. Леметрия хотела подойти к Перчику, попрощаться, но, увидев его огорчённое лицо, решила не беспокоить, всё равно они встретятся в Боро. Поэтому стала за штурвал и вдавила чёрный кристалл до упора. Флаэсина голубем взвилась в небо и понеслась на северо-восток.

* * *
        Автор[Саша Суздаль. Сайт автора: s/suzdalx s/ адрес электронной почты: [email protected]] книги, сидел на берегу Днепра, возле Каневской ГЭС, и ловил рыбу, когда третье отражение второй репликации перенесло его, вместе с куском Днепра, в Страну Маргов и Фрей, рядом с холодильником. Автор возмущённо сказал:
        - Вы что, опен корень, совсем оборзели? Ведь я же автор!?!?
        - Извиняемся, накладочка вышла, - сказали Судьбы Времён, засветив в воздухе огромными совиными глазами, и положили автора на прежнее место. А в отместку за свою поруганную честь взяли и перенесли к холодильнику всё ОРУ, вместе с Иваном Ивановичем и дежурным ОРУ. Дежурный ОРУ Вася Филимонов высунул голову в окно, увидел кругом внезапно наступившую зиму и сказал:
        - Ну что, Иван Иванович - доигрались?
        Иван Иванович озадаченно вышел на улицу, долго смотрел на провода ЛЭП, уходящие из ОРУ и заканчивающиеся в метрах пятидесяти от него прямо в воздухе, как обрезанные. Трансформаторы гудели, воздух шуршал от высокого напряжения, а провода никуда не шли. Здания Каневской ГЭС не было, не было и Днепра - вместо него была какая-то речушка, и маленький старинный городишко с крепостью на том берегу.
        - Вася, ты видишь тоже, что и я? - спросил Иван Иванович вышедшего Васю.
        - Вообще-то, Иван Иванович, сейчас обед и я дремлю. Вы мне снитесь, - успокоил его Вася.
        - А ты мне тоже снишься? - спросил с надеждой Иван Иванович.
        - Если я вам снюсь, Иван Иванович, то это значит, что вы повысите мне зарплату.
        - Так ты, Вася, прогулял два дня, - опешил Иван Иванович.
        - На это была уважительная причина, - грустно сказал Вася.
        - Какая, Вася? - с сочувствием спросил Иван Иванович.
        - У меня был кризис, я переживал за ваше пропавшее мясо.
        - Шути, шути! Лучше пойдём вон в тот городок да у людей спросим, - сказал Иван Иванович, и они пошагали в направлении Тизера. Навстречу им, по первому снежку, ехала пустая одноконная телега, которой управлял, весёлый возница, поющий под нос незамысловатые повторюшки.
        - Не подскажете, товарищ, где Каневская ГЭС? - спросил Иван Иванович.
        - Здесь такого нет, - ответил возница и поехал дальше.
        - Иван Иванович, кто же так спрашивает, - сказал Вася и крикнул вознице: - А как попасть в столицу?
        - Идите по этой дороге, только долго придётся идти, - прокричал возница и хлестанул лошадь.
        - Вот видите, Иван Иванович, как нас далеко послали! Язык до Киева доведёт. Найдём столицу - будет и Канев, будет и Каневская ГЭС.
        И они потопали в Фаэлию.

* * *
        Розарии Дюмон надоело ждать Перчика в Фаэлии и она решила сбежать из-под присмотра матери и найти Перчика, где бы он не был. Для этого юное создание сочинила письмо матери от своей тёти из Боро, в котором тётя Ненция слёзно просила свою сестру, маму Розарии, прислать ей племянницу на зиму, сетуя на своё одиночество. Вся сложность заключалась в копировании почерка тёти, а за образец было взято старое её письмо.
        Такая уловка, несмотря на её простоту, сработала и через неделю Розария, слушая напутствия матери, садилась в обыкновенную карету, нагруженную всем необходимым и укомплектованную, к тому же, возницей. Розария поцеловала на прощанье маму, чмокнула отца и с тем уехала.
        Как только они выехала за городские ворота, она вдохнула воздух свободы и улыбнулась. Хорошо! Падали редкие снежинки, за окошком мелькали поля, рощицы и редкие деревни. Колёса выстукивали дорожную мелодию и вскоре в этом стуке явно появилась новые аккорды: «Пер-чик, Пер-чик, Пер-чик». Розария развеселилась и подпевала вновь возникшую мелодию с любовью и непонятным томлением в груди.

* * *
        Пойманному динозавру Лайни выделила самый лучший вольер. Слухи о невиданном существе распространились в Боро мгновенно, и перед вольером всегда находилась толпа восхищённых зрителей. Динозавр быстро привык к зрителям, к новой маме, которая кормила его, хорошо спал, и ловко выманивал у зрителей лакомства.
        Это зелёное полутораметровое создание протягивало руку сквозь прутья ограждения и ждало, когда кто-нибудь положит в неё орех, сушёные фрукты, лепёшку, в общем, не брезговал ничем. Потом склоняло свою голову в поклоне, чем приводило в восторг зрителей.
        Сергей, оторвавшись от работы, пришёл к Лайни, посмотреть её чудо. Увидел и удивился.
        - Так это же эораптор, - воскликнул он, увидев динозавра.
        - Откуда ты знаешь? - удивилась Лайни.
        - Да мы когда с Элайни… - он замолчал, глянув на Лайни, - …с моей Элайни…
        - Да ничего Сергей, - подбодрила его Лайни, - я всё понимаю. Давай, чтобы не путаться, тоже зови меня Лайни.
        - Когда мы с Элайни были на планете динозавров, - продолжил Сергей, - так там эти эорапторы тучей бегали. А я когда-то на Земле этим делом интересовался.
        - Понятно, - сказала Лайни, - так я на табличке напишу - эораптор.
        Они помолчали, потом Лайни, подсела к Сергею поближе, взяла за руку и тихо спросила:
        - Что-то долго они?
        - Ага, - сказал, Сергей, - я тоже соскучился.
        - Ох, Серёженька, - засмеялась Лайни, обняла и чмокнула его в щеку, - хоть тебя чмокну, вспомню своего. А то ты знаешь, что-то беспокоит меня, а что - не пойму.
        - Всё будет хорошо, Элайни… - Сергей, засмеялся и сказал, - а что, Лайни - тоже звучит красиво.
        Они обнялись и так постояли немного, вспоминая своих. А потом разошлись по своим делам.

* * *
        Возле штурвала чаще всего стояла Леметрия, иногда давая рулить Парку, а Чери и Фогги добросовестно сидели под навесом на корме, наблюдая за окружающей обстановкой. Иногда. Когда глаза не туманились от поцелуев и что-то видели. Леметрия насчёт их высказалась однозначно:
        - Я этим тронутым свою жизнь не доверю, и штурвала не дам.
        Парк был с этим безусловно согласен, особенно, когда урывал штурвал для себя. Ему, ко всему прочему, Леметрия доверяла намного больше, чем Чери, и с удовольствием отдала бы штурвал, только вот, что самой тогда делать - зариться на счастливчиков, как те целуются. Леметрия вздохнула - когда ещё они с Перчиком встретятся, да и очень смутило её, что Перчик - брат королевы Байли и брат, оказывается, Элайни. А это для неё ох как меняет дело. Кто она ему и что собой представляет? Так, случайная знакомая, с которой ну обнимались, ну целовались - и что? Леметрии даже дурно сделалось.
        - Иди, рули, - кивнула она, трущемуся рядом Парку. У того сразу глаза заблестели, как у кота на сметану. То хорошо, что с Парком получилось так замечательно - будет учиться в Академии Маргов. Нужно не забыть, родителям написать, а то они из-за этого шалопута переживать будут. Леметрия присела на лавочку у борта и смотрела на заснеженную равнину внизу. Зима. И на душе прохладно.
        - Впереди нас флаэсина, - доложил Парк. Леметрия встрепенулась:
        - Где?
        - Вон там, - показал пальцем Парк.
        - Ничего не вижу, - прикрывая рукой глаза, сказала Леметрия.
        - Да ты ниже смотри!
        - А-а-а! Ага, вижу! - Леметрия увидела далёкую точку на горизонте.
        - Не догоним, - с сожалением сказала она.
        - Догоним, я за ней давно наблюдаю, - уверенно сказал Парк, - она увеличивается.
        - А что же ты мне раньше не сказал?
        - Да ты слепая, - констатировал Парк, - ты бы её не увидела.
        - Сейчас штурвал заберу, - улыбнулась Леметрия. Парк тоже улыбался на всё лицо - он знал, когда можно шутить с сестрой. А Леметрия подумала, что может эта флаэсина фреи Арис и Манк Криона, тогда они выполнят приказ, и можно будет вернуться и доложить Байли, а заодно увидеть Перчика. Хоть одним глазком. Хоть бы в пол глаза. Так бы взяла и задушила его, или зацеловала. Леметрия так погрузилась в свои будущие планы, что скоро тоже, как Чери и Фогги, смотрела вокруг своими большими карими глазами и ничего не видела. А Парк наблюдал и вскоре с уверенностью сообщил:
        - Это флаэсина дяди Манка и тёти Арис.
        Так и было, Леметрия и сама, присмотревшись, узнала. Только вот двигалась она довольно странно, как брошенный на воду листок, плывущий по течению. Когда подошли поближе, можно было рассмотреть, что на палубе никого нет. Что-то там случилось!
        - Стань за штурвал, я на их палубу переберусь, посмотрю, - сказал Парк.
        - Парк, будь осторожен, - сказала Леметрия, и легонько причалила к соседней флаэсине. Было тревожно тихо. Парк ловко перепрыгнул на другой борт.
        - Леметрия, что там? - проснулась Чери. Леметрия пригрозила ей пальцем, заставив молчать. Парк обошёл все кругом - никого. Заглянул в каюту возле рулевой рубки:
        - Ау, тут кто есть!
        Из дверей выскочили голые и растерянные фрея Арис и Манк Крион.
        - Парк, не смотри! - закричала Леметрия.
        - Что я, хорошеньких голых тёть не видел, что ли, - спокойно сказал Парк, перелезая через борт. Все грохнули. Даже Манк улыбался, раздумывая, дать юному созданию подзатыльник или так отпустить. А фрея Арис, вытирая слезы, вообще приняла речь Парка, как комплимент. Пострадавшие оделись и подошли к борту:
        - Что случилось?
        - Нам нужно переговорить, - сказала Леметрия и полезла через борт.
        - Куда она? - спросил Фогги.
        - Не знаю, - сказала Чери и посмотрела на Фогги, - у нас тоже каюта есть.
        Фогги довольно покраснел.

* * *
        Скрытой мощью дрожала Галактика, неуклюже поворачиваясь вокруг тёмного ядра, миллиардами триллионов нитей тянущего каждую звёздочку, каждый безвестный осколок кометы, каждую пылинку в сфере сетки своего влияния. На сетку Галактики была наброшена другая, Вселенская сеть, в каждой ячейке которой, как пойманные рыбки, бились туманности, скопления галактик, и всякая многообразность неописуемых реальностей.
        А Вселенскую сеть пронизывали сети бесчисленных множеств измерений, то тут, то там вспыхивая новыми звёздами, или пропадая в черных дырах, и все это помещённое в изменяющееся поле временного континуума.
        Делом Хранителей было сохранение интегральной интерполяции процессов во вверенной ячейке сетки, дабы малые спонтанные аномалии не нарушили естественный процесс развития материи и не создали в будущем вселенский катаклизм.
        На данный момент времени аномалии имелись и были зарегистрированы в нескольких местах Галактики. Естественно, никто не бросался сломя голову немедленно исправлять несуразное, чтобы не плодить неестественные отражения и репликации, которых и так хватало в фоне галактической сетки. Необходимо было изучить, обменяться информацией со всеми Хранителями, что для них было скорее приятной необходимостью по сравнению с рутинностью их временного существования.
        А поскольку существовали они вечно, неизвестно, кем созданные, и кем поставленные на своём посту, то знали они много, и каждая новая крупинка неизвестных знаний была для них, как конфетка для малыша.
        Вопрос был в том, что в трёх местах Галактики, получились дыры временной пространственной оболочки и начались неконтролируемые процессы перетекания материи, а это грозило в будущем спонтанной вспышкой возникновения новых дыр и, в конечном счёте, взрывом Галактики.
        К тому же, по непонятным причинам исчезли два Хранителя. Один из них, куратор в системе трёх близких звёзд, перед исчезновением подал заявку на временную прострацию (такое бывает, когда Хранитель хочет отдохнуть), но не дождался подтверждения. А второй просто исчез.
        На Совете Кольца был допрошен Хранитель планеты Даррес из туманности Кошачий Глаз в созвездии Дракона, который, во время незапланированной репликации, посетил планету Глаурия. Но Хранитель, называя себя Рыжиком, сообщил, что он сразу же отправился на станцию репликации и телепортировал себя домой, на планету Даррес. Об аномалии ему ничего неизвестно и Наблюдателям Кольца не находили причин ему не доверять.
        Совету Кольца пришлось решать - кого послать разобраться? А поскольку лакомого кусочка хотелось всем, то вселенские каналы связи прямо кипели от напряжения. В конечном итоге, после миллиона интриг, обещаний и договорённостей, повезло Хранителю из системы темной материи в районе между созвездием Орла и созвездием Скорпиона, по Земной терминологии.

* * *
        Утром, как только поднялось солнышко, Элайни пришла в себя. Косые лучи солнца, заглянув в окно пассажирской каюты, упали ей на подушку, путаясь в её золотистых волосах и отбрасывая длинные тени.
        - Где я? - спросила Элайни.
        - Элайни, родная, я здесь, - проснулась Байли, задремавшая у неё на постели.
        - Байли - ты?! - Элайни не сводила взгляда с Байли. - Как ты здесь оказалась?
        - Я летела навстречу тебе, - улыбнулась Байли.
        - А где Серый?
        - Здесь! - сказала Байли, пряча глаза.
        - Он прикрыл меня! В нас стрелял Шерг!
        - Успокойся! Всё уже позади! - сказала Байли. Дверь скрипнула, и в комнату заглянул доктор Фрост.
        - Папа, - увидела его Элайни, - я рада тебя видеть.
        - Здравствуй доченька, - доктор обнял Элайни, и прошептал, - как хорошо, что мы вместе.
        - Папочка, я по тебе соскучилась, - улыбнулась, поглаживая его лицо, Элайни. В ногах заворочался Туманный Кот:
        - Всё, поспать уже не дадут, - и перебрался на грудь Элайни. - Как твои дела?
        Элайни чмокнула его в лоб и сказала: - Мои дела лучше всех.
        В каюту заглянул Перчик.
        - Перчик, и ты тут? - засмеялась Элайни. Перчик застеснялся и неловко прижался к сестре, и чуть не придавил Туманного Кота.
        - Как хорошо, что вы у меня есть! А где Серый?

* * *
        Среди ночи Мише захотелось попить воды, Он поднялся, прикрыл Галю и пошёл на кухню. Налил компота и с удовольствием хлебнул с кружки. Что-то было не так. Что-то произошло, а он не заметил. Миша ещё раз осмотрел кухню, но глаза, ни на чем не остановились. Что-то мелькнуло боковым зрением, Миша обернулся - ничего. В замешательстве он глянул в окно на улицу и застыл - на балконе стоял Сергей. Вернее не Сергей, а его бледная тень. Миша открыл балконную дверь.
        - Сергей?
        - Привет Миша, - сказал шёпотом Сергей.
        - Ты откуда?
        - С мира Элайни.
        - А почему сам?
        - В меня стреляли и потом я здесь - у тебя.
        - Ты какой-то прозрачный, - сказал Миша и провёл рукой через Сергея.
        - Не нужно, - зашептал Сергей, - мне неприятно и щекотно.
        - Не буду! Садись, хочешь компотику? - спросил Миша.
        - Водка есть, - прошелестел Сергей, - прийти в себя нужно.
        Миша осторожно прикрыл дверь на кухню и вытащил из холодильника запотевшую бутылку и закуску: баночку огурчиков, буженину, снял с плиты кастрюлю и наложил картошки с мясом.
        - А как ты кушать будешь? - засомневался Миша, глядя на прозрачного друга.
        - Не знаю, ещё не пробовал, - ответил Сергей. Миша поставил перед ним рюмку и чокнулся, - ну, давай!
        Сергей наклонился над рюмкой, вдохнул и внутри его заклубился туман. Рюмка опустела наполовину. Миша затрясся от смеха, чуть не расплескав рюмку.
        - Ты даёшь! За тебя! - и опрокинул в себя рюмку. Смачно закусил огурчиком.
        - Мне положи, - попросил Сергей. Миша разрезал огурчик на четыре части и положил перед Сергеем на тарелочку. Тот вдохнул и с удовольствием откинулся на стул и прошептал: - Хорошо!
        - Рассказывай, что у тебя произошло, - сказал Миша и долил рюмку Сергея, - может ещё по одной?
        - Давай, - махнул рукой Сергей, с удовольствием вдыхая пьянящую жидкость.
        А Галя стояла за стеклянной дверью кухни, видела Мишу одиноко сидящего за столом и беседующего с Сергеем. «Бедный… - прошептала она, - так скучает за Серёжей».

* * *
        - Что случилось, - спросила Маргина.
        - Если говорить вашим языкам, - начал Хамми, - в связи с раздвоением переноса Сергея и Элайни в мире произошли события, которые изменили структуру мировой решётки. Образовалась дырка, проще говоря. И сейчас начинают разрушаться три мира
        - ваш мир, мир Сергея и мир Трёх Солнц. Ваду, которых мы ведём, появились здесь из мира Трёх Звёзд сразу после перемещения Элайни и Сергея. Мы чувствуем, что начались совсем не прогнозируемые репликации. Мы боимся, что все ваши три мира могут развалиться вообще. Наши друзья, Хранители миров, вероятно, об этом уже знают и очень обеспокоены этим. А мы немного вами увлеклись - вы очень интересный народ, и прозевали момент, когда можно было легко исправить, - Хамми остановился, поднял свою кошачью голову, и, глядя на Маргину своими большими, невинными, нашкодившими глазами, добавил: - Виноват, конечно, я, что отправился вместе с Элайни и Сергеем. А без меня они сразу же сгорели.
        - И что теперь будет? - спросила Маргина.
        - Мы пока не знаем. Па должен вернуться на станцию, - ответил Хамми.
        - А что будет с ваду?
        - А пусть идут своим путём, - кот потёрся о руку Маргины, и та автоматически его погладила, - только ты обо всём, что мы говорили, никому не рассказывай - ваш народ очень эмоциональный. А мы сделаем максимально всё, что сможем. Ты мне веришь?
        - Котик, ты будешь последний, кому я перестану верить, - сказала со вздохом Маргина.

* * *
        - А скажи-ка Иван Иванович, куда это мы попали, - начал свой обычный разговор Вася Филимонов.
        - Не знаю я Вася, - с досадой ответил Иван Иванович, стуча по замёрзшей дороге палкой, подобранной на обочине по случаю.
        - Всё то вы знаете, Иван Иванович, - философски заметил Вася, - я так разумею, вас сюда не случайно забросили.
        - Что значит не случайно, - подозрительно спросил Иван Иванович, пока не чувствуя подвоха.
        - Я думаю, им не понравилось ваше мясо, - серьёзно сказал Вася, - поэтому они хотят призвать вас к ответу.
        - Кто - они? - настороженно спросил Иван Иванович.
        - Эти, - многозначительно сказал Вася.
        - Какие ЭТИ? - спросил Иван Иванович.
        - Которые мясо ели, - объяснил Вася.
        - Ну и что? - не понял Иван Иванович.
        - Теперь они вас съедят, - улыбнулся Вася.
        - Да иди ты, - огорчился Иван Иванович, и усердно застучал палкой по дороге.
        Дорога была пустынная, кое-где переметённая снегом. Хорошо, один из попутчиков на телеге, подвёзший их из городка Габро несколько километров, сжалился над ними и дал им старые и дырявые, но толстые и тёплые плащи. Иван Иванович и Вася узнали, что они находятся в Стране Фрей, что столица страны Фаэлия, а чего-либо подобного на Канев здесь никто и никогда не знал. Внутри себя они понимали, что они попали далеко, возможно даже не на Землю и дело их дрянь, но свои догадки не озвучивал даже Вася. Поэтому решили добраться до столицы, а там, возможно, найдётся тот, кто объяснит и поможет.

* * *
        Вторая волна второй репликации срикошетила на посёлок Власиха, в пригороде Барнаула, перед домом Геннадия Семинова, на поляне между улицей Юбилейной, зданием церкви и кладбищем.
        Геннадий как раз вышел на крыльцо дома покормить своего пса Бурана и увидел на поляне высоковольтную подстанцию, возникшую ниоткуда.
        - Люд, выйди сюда, - позвал он свою жену.
        - Что? - спросила та, выглядывая в дверь, держа в руке поварёшку.
        - Смотри, - показал Геннадий на подстанцию.
        - А когда это они успели? - спросила Люда.
        - Вот и я говорю, - сказал Геннадий, направляясь к калитке.
        - Я пошла, у меня пельмени кипят, - сказала Люда и скрылась за дверью.
        Геннадий подошёл к ограде, на которой было написано «ОРУ 330 киловольт» и ниже -
«Каневская ГЭС», открыл калитку и по-хозяйски осмотрел всё вокруг. Через пятьдесят метров от ОРУ высоковольтные провода были обрезаны, но торчали параллельно земле и не падали. Трансформаторы гудели, на щитах горели лампочки. Особенно заинтриговал Геннадия электрический щит с надписью «Собственные нужды 380 вольт».
        Поскольку Геннадия интересовали именно собственные нужды, он открыл щит и увидел свободный автомат на сто ампер, что для его нужд было более чем достаточно. Поэтому, плотно закусив пельменями, он взял лопату и прокопал траншею от щита до своего дома, в которую любовно уложил кабель, хозяйски сохранённый с былых времён. Потом приставил лестницу к электрическому столбу возле дома, и обрезал провода
«Барнаулэнерго». А зачем ему! На него работала Каневская ГЭС. На следующее утро Геннадий отнёс в «Барнаулэнерго» заявление, в котором написал: «Прошу снять меня с учёта, так как в вашем электричестве больше не нуждаюсь».

* * *
        Хенка всё больше тревожили мысли о Тизере. Эта маленькая старинная крепость не забывала снова о себе напомнить. После сообщений о нападении на город непонятного и странного народа ваду, добавилось то, что там нашли нового, невиданного зверя, которого Лайни поместила в зоопарк, и, последнее происшествие - прямо под городом возник непонятный объект, который иногда испускает молнии.
        Местный глава совета Мирони, прислал вместе со своим помощником Берко Лова подробное описание объекта вместе с рисунками. Хенк, прихватив с собой Берко Лова, пошёл на территорию нового город искать Сергея и Лайни, может они внесут ясность в эти технические штуки. А то, что это были технические изделия, Хенк не сомневался
        - он достаточно насмотрелся на изделия Винтика и Шпунтика.
        Сергея и Лайни он нашёл в зале заседаний, где они горячо спорили с архитекторами, маргом Рассом и фреей Айлиф.
        - Академию нужно делать общую - и для маргов и для фрей, - доказывал Сергей, - на Земле так и делают, можно сэкономить средства и преподавателей будет меньше, а обучение - качественнее.
        - Сергей, но у нас испокон веков раздельная учёба маргов и фрей, - не соглашалась Лайни.
        - А вы что думаете? - спросил Сергей у архитекторов.
        - Да нам одну академию строить легче, - сказал Расса и Айлиф, на удивление, утвердительно кивнула.
        - Вот! Видишь!? - воскликнул Сергей, обращаясь к Лайни. Та засмеялась, и сказала:
        - Да делайте, что хотите! Я не против!
        - Но ты, же будешь в ней преподавать, - сказал, щурясь, Сергей.
        - Я? С чего это ты решил?
        - А кто тогда?
        - Ну-у-у…
        - Вот!!! - с видом победителя поднялся Сергей, здороваясь с Хенком.
        - О чём это вы? - спросил тот.
        - О совместной учёбе маргов и фрей.
        - А-а-а! Одобряю! - сказал Хенк. - Вы мне нужны.
        Он вкратце рассказал о проблеме, а Берко Лова выложил рисунки. Сергей глянул на них, ничего не понимая. Лайни взяла в руки рисунки и долго рассматривала.
        - Я знаю это место, - сказала она, - это место силы на Земле, кажется, оно называется ОРУ.
        - Откуда ты знаешь, - спросил Сергей, присматриваясь к рисунку.
        - Мы с Серым приезжали к Мише и с такого ОРУ попали сюда.
        - Да, ты, кажется, права, - сказал Сергей, - это действительно ОРУ, открытое распределительное устройство.
        - А как оно попало в Тизер? - спросил Хенк.
        - Да, странно, - сказала Лайни, - и зверь этот …
        - Эораптор… - задумчиво сказал Сергей.

* * *
        Чёрный человек в чёрной шляпе пробежал город Габро, никого особо не напугав, так как в это вечернее время на улицах города никто не шлялся - все предпочитали сидеть возле тёплого очага. А поэтому чёрный человек двинулся дальше по заснеженной дороге в хорошем темпе, нигде не останавливаясь. Под утро чёрный человек догнал Ивана Ивановича и Васю Филимонова, которые, переночевав в стоге сена, ранней порой шагали в столицу. Чёрный человек на секунду остановился, посмотрел на них, сказал: «Аномалия!» - и двинулся дальше, в направлении города Актин.
        - Сам ты аномалия! - в сердцах сказал Иван Иванович, провожая его взглядом. Вася Филимонов поддержал его. Мысленно.
        Через полчаса чёрный человек встретился с каретой Розарии Дюмон, которая, услышав издалека цокот копыт, думала, что встретит встречную карету или, по крайней мере, всадника, но вид чёрного человека и то, как он молчаливо пробежал мимо, поразил её чрезвычайно.
        Она очень сожалела, что с ней нет попутчика или попутчицы, а с молчаливым возницей много не поговоришь. Розария без надежды смотрела на дорогу, вспоминала Перчика, и думала о том, что, возможно, она поступила опрометчиво, надеясь найти его в огромной стране.
        Разгоралось утро и солнце, светившее справа от дороги, бросало лучи прямо в лицо и это зимнее тепло ласкало щёки и вместе с лёгким морозцем румянило их, как спелый плод. Что-то блеснуло впереди, Розария передвинулась к левой двери и открыла окно. Действительно, по дороге вышагивали два человека в плащах, довольно странного вида.

«Везёт мне сегодня на странных людей», - подумала Розария, наблюдая за ними. Когда подъехали ближе, она тронула возницу и остановила карету.
        - Вы не подскажете, далеко до столицы? - обратился к ней старший из пешеходов, немолодой, чернявый, но поседевший человек, с живыми черными глазами. Его попутчик, молодой красивый парень, стоял рядом и немного иронично смотрел на старшего путника и Розарию.
        - Если вы будете идти пешком - то очень далеко, - сообщила Розария, - а зачем вам в столицу.
        - Понимаете девушка…
        - Меня зовут Розария.
        - Понимаете, Розария, мы, вообще, не отсюда, а с Земли, - с сомнением сказал Иван Иванович, - и хотели бы найти человека, который бы нам всё объяснил и помог, - выпалил одним духом Иван Иванович, ожидая, как девушка покрутит пальцем у виска, а Вася ехидно скажет: «Я же вам говорил!»
        - Вы нашли этого человека, - сказала Розария, заставив Васю удивлённо открыть рот.
        - Вы знаете, как нам помочь? - растерянно спросил Иван Иванович.
        - Не я, - сказала Розария и увидела скисшие лица, - но мой друг и его друзья всё знают о Земле. У нас уже был человек с Земли.
        - А как… - начал Иван Иванович, но Розария его перебила, и открыла дверку:
        - Садитесь, нам с вами по пути.

* * *
        - Я не отдам письма, - упрямо сказал Манк Крион.
        - Дубина ты корявая, сколько раз тебе повторять - это приказ Байли, нашей королевы, - кипятилась Леметрия, удивляясь самой себе - вывести её из себя было довольно сложно. Обычно она действовала мягкими, дипломатичными способами, где нужно - уговаривая, иногда - чуть-чуть лести, почему бы не сказать человеку приятное. Но такого упрямца Леметрия видела впервые.
        - Что бы ты ни говорила - письма не получишь, - сказал Манк.
        - Хорошо, - успокоилась Леметрия, - тогда я возвращаюсь к Байли и докладываю, что вы, вместо того, чтобы доставлять письмо, кувыркались в постели - свидетелей более, чем достаточно.
        - Это не честно, - вскинул голову Манк.
        - А то честно, что королева приказала отдать мне письмо, а я, как дура, сижу перед болваном и доказываю ему очевидное, - опять вскипела Леметрия.
        - Манк, отдай ей письмо, - сказала Арис, улыбаясь Манку мягкой улыбкой. Манк засветился, потянулся к ней, но увидел возмущённую Леметрию и полез в карман.
        - На, забирай!
        - Давно бы так, - сказала Леметрия, запихивая конверт во внутренний карман: Байли приказала уничтожить письмо, но не будет же она уничтожать его сейчас - при всех, особенно при Манке.
        - Ты извини, - сказала она Манку, - я тут наговорила всякого.
        - Я не обижаюсь, - успокоил Манк, - с кем не бывает.
        - Вы сейчас куда? - спросила Леметрия. Манк оглянулся на Арис и сказал:
        - Мне нужно одно письмо доставить … долг… в Боро.
        - Так может вы захватите Чери и Фогги? - Манк переглянулся с Арис, - и Парка возьмёте, - Манк нахмурился.
        - Да вы не беспокойтесь, Парк прекрасно управляет флаэсиной и не будет вам помехой, - сказала Леметрия, глядя на Манка.
        - Уговорила, - сдался Манк, - а ты куда?
        - А я помчусь к Байли? - сказала радостно Леметрия, в первую очередь она собиралась мчаться к Перчику.
        - И ты это… - начал Манк, покраснев.
        - Да ты что Манк, никому, - сказала Леметрия счастливо улыбаясь, - я ведь тоже люблю.
        Они расстались друзьями. Леметрия круто развернула флаэсину и помчалась навстречу своей судьбе.

* * *
        Третья волна репликации оказалась намного хуже, чем предполагали Наблюдатели и Хранители. Жители города Тизер были разбужены среди ночи небольшим землетрясением и грохотом. Когда они выглянули в окна, то увидели в небе невиданные доселе небесные огни, высвечивающие всеми цветами радуги, как огромные закрученные в разные фигуры шторы.
        Иван Иванович и Вася Филимонов подъезжающие вместе с Розарией к городу Габро, услышали грохот и увидели небесные огни.
        - Иван Иванович, Розария смотрите - северное сияние, - сказал Вася, выглядывая в окно и показывая Розарии на небо.
        - Я такого никогда не видела, - сказала Розария, выглядывая через Васю в окно, предусмотрительно придавил его грудью. Вася, как джентльмен, поддерживал её, прижимая к себе. Взаимная симпатия у них, возникла спонтанно и сразу, что несказанно удивило их обоих, так как каждый на это время имел сердечную половинку. Иван Иванович ни одобрял Васю, но и не порицал, а придерживался той философии, что дело молодое и всё притрётся.
        - Действительно, северное сияние, - подтвердил Иван Иванович, за долгую производственную жизнь успевший побывать и на «северах» и на «югах».
        Когда жители Тизера вышли утром на улицу, то увидели на противоположном берегу речки Таун, в том месте, где поймали неизвестного зверя, непонятное здание цилиндрической формы и чёрного цвета. Окон у здания не было, как и дверей. Посланный для разведки помощник главы совета, Берко Лова, стучал по стенам, рубил их топором и даже пытался долбить ломом, но так и не смог причинить цилиндру ни малейшего урона, чего не мог сказать о себе - вырвавшийся из рук лом упал ему на ногу, так что назад его несли на руках. Глава совета города Мирони написал пространное письмо и отправил его в Боро.
        Репликация одиннадцатая
        Тёмный
        Отражение третьей волны репликации, ломая временные и пространственные рамки, независимый наблюдатель, если бы он там был, мог наблюдать в городе Санкт-Петербурге, в летний день, в 12 часов дня на Сенатской площади, где многочисленные группы туристов осматривали памятник Пётру Первому, который на глазах у зрителей растаял в воздуха, как будто его никогда и не было, а вместо него возникла странная кожистая птица, именуемая у палеонтологов птеродактилем.
        Птичка сделала над Санкт-Петербургом круг и, по странному стечению обстоятельств, приземлилась на балкон, где в это время отдыхал от трудов праведных попугай Кеша. Увидев полутораметровую птичку, попугай сказал: «Кеша хороший», - и благополучно выпал в осадок на дно трёхлитровой банки, случайно оставленной хозяйкой Леной на балконе. Когда птичка улетела, Кеша выбрался из банки, шатаясь перековылял через порог балкона, и упал рядом с ним вверх ногами, сказав с придыхом: «Шляются тут всякие!»
        Не успели зрители на Сенатской площади удивиться столь странному исчезновению памятника, как на зелёном поле, ближе к Адмиралтейскому проезду, ниоткуда появился зеленовато-коричневый динозавр-диплодок, а рядом с ним, как грибы, выросли ещё несколько таких же динозавров.
        Туристы вначале захлопали, принимая данную ситуацию за представление, и побежали толпами фотографировать динозавров, но восторг быстро сменился ужасом - близко подошедший к хвосту японец, весь в белом, мгновенным движением хвоста динозавра был рассечён пополам и отброшен на плиты, возле пустого места памятнику Пётру Первому. Люди в ужасе смотрели на обрубки тела, залитые кровью, кричали и бросались в рассыпную, выбегая на Адмиралтейскую набережную, под колёса автомобилей, где тут же образовалась пробка.
        Динозавры медленно двинулись в Александровский сад, пощипывая деревья, как ни в чем не бывало. Впереди шёл вожак, самый мощный из всех, изредка издающий горловые, булькающие звуки, похожие на оригинальную сигнализацию автомобилей. Возле фонтана в саду динозавры надолго остановились, улавливая ртами струи воды и фыркая от удовольствия.
        Полицейские по рациям пытались объяснить начальству, что они сегодня спиртного не употребляли, и пробовали навести элементарный порядок, не подпуская к животным людей. Новые толпы, ещё не знающие о трагических последствиях знакомства с диплодоками, лезли в сад, несмотря на запреты полицейских. Наконец, кто-то из начальства оказался сообразительней и привёз на место происшествия ветеринара из зоопарка, который только посмотрел на динозавров и развёл руками.
        Между тем динозавры дошли до конца сада, где при выходе на Дворцовую площадь вожак наткнулся на троллейбусные провода, порвал их и двинулся дальше по Дворцовому проезду к набережной, по пути пощипывая деревья возле Зимнего дворца и обрывая напрочь все, что висело над дорогой.
        Вдоль Дворцовой набережной, выпасая кое-где стоящие деревья и почёсывая спины о фонари, которые жутко им понравились, динозавры добрались до Лебяжьей канавки, которую, не переходя мост, с удовольствием форсировали, поломав ограждающие заборчики. Немного поплескавшись в воде, они выбрались на берег, и, истоптав забор, углубились в Летний сад.
        Через час Летний сад был оцеплен людьми в защитных костюмах, которые поодиночке и группами выводили перепуганных туристов. Через два часа в мэрии заседала временная комиссия во главе с прилетевшим министром МЧС. Вопрос был простой - что делать?

* * *
        Элайни, узнав, что Серый погиб, опустила голову и плакала. Ей было больно, она чувствовала свою вину за то, что он умер в чужой стране, а она не смогла его защитить. Ведь он, Серый, умер, защищая её, невзирая на то, что она была не его Элайни. Она представила, как об этом должна будет сказать Лайни и слезы снова покатились сами собой.
        - Элайни, Серого уже не вернёшь, - сказала печально Байли, - нам придётся с этим смириться. И Лайни тоже… - Байли присела и обняла Элайни. Так они сидели и плакали, пока в каюту не заглянул Перчик:
        - Там флаэсина, по-моему, на ней Леметрия!
        - Да, её-то ты заметишь, - вытирая слезы, не удержалась Байли - она-то успела заметить, неравнодушные взгляды Перчика и Леметрии.
        Вышли на палубу. Леметрия кинула верёвку и стратег Вейн подтянул флаэсину. Перчик подал ей руку, и Леметрия перебралась через борт. Поздоровалась со всеми.
        - Нам стоит поговорить наедине? - спросила она Байли.
        - Да нет, все свои, - сказала Байли.
        - Вот, - Леметрия протянула ей конверт.
        - Спасибо, Леметрия, - улыбнулась ей Байли и спрятала письмо в карман.
        - Что за письмо? - спросила Элайни.
        - Прошлое … - нахмурилась Байли, - которое стоит забыть.
        - Сестричка, делись, - улыбнулась Элайни, повиснув у Байли на плече.
        - Поверь мне, Элайни, - сказала Байли и посмотрела на Леметрию. - Тебе придётся сделать ещё одно дело.
        - Какое? - немного угасла Леметрия - она-то рассчитывала на другое.
        - Нужно найти Маргину, - задумчиво сказала Байли, - приблизительное место я тебе укажу на карте.
        - Мама будет с котами, большим и маленьким, - сказала Элайни.
        - Мо и Хамми, - уточнил Туманный Кот.
        - Вот именно, - погладила его Элайни, - их не заметить - сложно.
        - Перчик, солнышко, ты с ней прокатишься, - спросила Байли у Перчика, положив ему руку на плечо. Леметрия затаила дыхание, а Байли продолжила: - Присмотришь, мало ли что. И быстрее возвращайтесь в Боро.
        - Хорошо, - ответил Перчик

* * *
        Мо остановился и застыл. Маргина, шедшая рядом, тоже остановилась.
        - Что? - спросила она Хамми, удобно сидящего на спине Мо.
        - Мо тревожится, - телеграфно доложил Хамми.
        - Что случилось? - Маргина посмотрела на Мо.
        - Мо нужно возвращаться, - доложил он.
        - Да-а-а, с вами поговоришь, - махнула рукой Маргина, она до сих пор не могла привыкнуть к разговорам с котами.
        - Мо чувствует свою станцию репликации, - объяснил Хамми.
        - Спасибо, - улыбнулась Маргина, - если бы я знала, что это значит - совсем здорово было бы.
        - Мо нужно идти, - сказал Хамми и спрыгнул с Мо. Тот, не попрощавшись, на всех четырёх лапах кинулся вниз по склону, съезжая на них по снегу, как на лыжах, и вскоре он рыжей точкой оказался у заснеженного подножия горы.
        - Хорошо бегает, - сказала Маргина, повернулась идти, но застыла - передней стоял Ва-Гор.

«Что?» - спросила Маргина.

«Дальше мы пойдём сами», - сказал Ва-Гор.

«Мой кот может тебе помочь», - сказала Маргина.

«Не нужно, - сказал Ва-Гор, - пусть он бережёт тебя».

«Не беспокойся, Ва-Гор», - встрял Хамми, Маргина засмеялась.

«Ты хороший зверь, Кот», - сказал Ва-Гор и на его лице возникла улыбка, которую племя ваду не видело никогда.

«Ты тоже хороший зверь, Ва-Гор», - парировал Хамми и у Маргины потекли слёзы от шутки Хамми и необходимости расставания.

«Я тебя люблю», - сказала Маргина Ва-Гору.

«Я тебя люблю», - сказал незнакомое слово Ва-Гор.

«Я вас люблю», - сказал Хамми.
        Ва-Гор повернулся и ушёл вверх, по снежной тропе, на которой его поджидали свои. Через мгновение они исчезли за поворотом.

* * *
        Хранитель из системы темной материи в районе между созвездием Орла и созвездием Скорпиона прибыл в страну Маргов и Фрей через некоторое время после громкого появления чёрного цилиндра возле города Тизер. И не цилиндр то был, а станция Мо, которая вслед за ним и не по своей воле упала в пригороде Тизера.
        Хранитель, назовём его Тёмный, переместился на станцию по своей воле и по воле товарищей по работе, через некоторое время после её падения. Название «Тёмным» присвоено не потому, что он тёмный, а потому, что тёмные мы, поскольку тёмную материю не видим в упор. А на самом деле тёмная материя - самое красивое зрелище во Вселенной, но, увы - нам, тёмным, видеть её не дано.
        Тёмный, первым делом, проверил следы Мо, точнее не Мо, а «своих». И сразу увидел, что два «свои» ушли в горы, а два умчались по дороге. Такая арифметика его озадачила, так как пропавших Хранителей числилось двое, а табличку умножения Тёмный знал не до ста, а до зиллиона центилионов. Не собираясь сразу себя делить, Тёмный включил пятую скорость и помчался по следу Хаммипапы и Туманного Кота.
        Видящие ночью, коль имелись такие на планете Глаурия, могли рассмотреть на дороге огромный тёмный кусок теста, который совсем бесшумно, с огромной скоростью катился по дороге, огибая все её неровности. Миновав спящий город Габро, Тёмный двинулся по следу дальше, как тут ему навстречу попалась карета, в которой явственно чувствовалась аномалия. Тёмный остановился, повернул назад и пристроился рядом с каретой. Чтобы слиться с окружающей средой Тёмный скопировал лошадь и теперь бежал трусцой возле дверки кареты.
        - А у тебя на Земле девушка есть? - шёпотом спросила Розария, наклоняясь к Васе Филимонову. Иван Иванович храпел на переднем сидении, поджав ноги под себя и подложив ладошки под голову.
        - Нет, - соврал, и не поморщился Вася, слегка касаясь губами её ухо.
        - Врёшь, - сказала лошадь, прислушиваясь к разговору.
        - Я не вру, - сказал Вася, удивлённо повернувшись к Розарии.
        - Я тебе верю, Вася, - прошептала Розария на ухо Васи, и слегка прижалась щекой.
        - Обманщик, - сказала лошадь.
        - Это ты сказала? - громко спросил Вася, повернувшись к Розарии.
        - Нет, - сказала Розария.
        - Иван Иванович, это вы сказали? - нагнулся Вася к Иван Ивановичу. Иван Иванович не ответил - он храпел.
        - Это я сказал, - сказала лошадь. Вася открыл окно. Прошедшие в последнее время события научили его не удивляться, и он ответил лошади:
        - Лошадь, твоё дело карету тащить, а не философствовать.
        - Вася ты «аномалия», - сказала лошадь.
        - Какая я тебе Амалия, - возмутился Вася и закрыл окно.
        - Не расстраивайся, Вася, - сказала Розария, прижимаясь к нему, и Вася понял, что другой девушки у него уже нет.

«Очень занимательно, - подумала лошадь, накидывая сеточку и погружаясь внутрь парочки, - какие у них интересные вибрации».

* * *
        - Показывай, что ты можешь, - сказал Манк Крион, отдавая штурвал Парку. Тот молчаливо его взял. Манк постоял немного и спросил:
        - Как ты держишь курс?
        - Вон по тем двум пикам, - показал Парк вперёд.
        - Каким пикам? - спросил, приглядываясь Манк.
        - Один с белой вершиной, второй со срезанным боком.
        - Не вижу? - всматривался Манк.
        - Вы дяденька Манк, кроме тётеньки Арис никого не видите, - серьёзно сказал Парк. Тётенька Арис, стоящая у борта к ним спиной, затряслась плечами. Дяденька Манк, вместо того, чтобы сердится, улыбнулся и дал Парку подзатыльника.
        - Хорошо, стой, через два часа будем в Боро, - сказал он, - когда подлетим - позовёшь!
        - Хорошо, дяденька Манк, - сказал Парк, а Арис и Манк скрылись в каюте. Чери и Фогги вообще не было видно с утра - прятались на корме. Парк свободно вздохнул и выпрямился.
        Внизу плыли заснеженные поля, темнели рощицы, звеня тишиной, а всё тело окутывало необъяснимое ощущение полёта. Как будто летела душа. Больше, чем учится на марга, Парк любил водить флаэсины. В том смысле, что любить он начал сейчас, когда, наконец, дорвался. А ещё он побаивался неизвестного ему Хенка, Главного Марга Страны Маргов, который может и не принять его в Академию Маргов, несмотря на то, что его попросила королева.
        Впереди показалась тонкая лента речки Вайна - скоро будет город Боро. Чуть подальше, справа темнела Лея, в которую вливалась Вайна. Нужно было вызывать Манка, но Парк не торопился, оттягивая расставание со штурвалом. Впрочем, Манк появился сам, не отстраняя Парка, а наблюдая за проплывающей внизу рекой. Из дверей каюты выпорхнула Арис, шутливо потрепала Парка за волосы и стала рядышком с Манком.
        - Смотри, новый город, - сказала Арис, показывая на выстроенные рядками белые квадратики засыпанной снегом земли с игрушечными домиками, разнообразных форм и оттенков, - мне бы такой, - добавила она мечтательно. Манк стрельнул на неё глазами.
        - Что, подлетаем? - спросила Чери, выползая из кормового отсека.
        - Не устали, - засмеялась Арис. Чери зевнула: - Не выспалась.
        - Ну да, когда же спать, - ущипнула Арис, озорно поглядывая на Манка. Тот сделал вид, что не слышит.
        - Садись вон на ту поляну, - сказал он Парку, показывая на круглую пустую площадку. Парк виртуозно сел. Все высыпали на землю, с интересом и вблизи рассматривая домики, палисадники с посаженными под осень прутиками деревьев. К каждому домику от улицы подходил провод. Арис зашла в палисадник, подошла к домику, поглаживая разноцветно украшенные стены, восхищённо и трепетно разглядывая орнаменты.
        - Что понравилось? - раздался голос. К ним подходил Хенк.
        - Да, - сказала зачарованная Арис.
        - Бери, - сказал Хенк, - только мы даём парам.
        Арис жалобно посмотрела на Манка. Тот засмеялся и согласно кивнул.
        - Берём, - сказала Арис, раскинув руки, - никому не отдам.
        - Договорились, - протянул руку Хенк.
        - А нам? - возмутилась Чери, глянув на стоящего рядом Фогги.
        - Что вам? - улыбнулся Хенк.
        - Нам домик, - сказала Чери, подталкивая Фогги.
        - Письмо передали? - спросил Хенк, напряжённо улыбаясь.
        - Передали, Байли едет сюда, скоро будет, - сообщила Чери.
        - Ну, что же, заработали, берите следующий, - счастливо вздохнул Хенк.
        - Аа-а-а-а! - закричала Чери и повисла на Фогги: - Побежали, а то заберут.
        - Не заберут, - успокоил их Хенк. К ним шли Сергей и Лайни.
        - Привет, ну что? - спросили они у Хенка.
        - Байли едет, - сообщил счастливый Хенк.
        - А Маргина, а Элайни, а Серый? - спросила Лайни.
        - Не знаю, - растерялся Хенк, - я не спросил.
        - Ну, конечно, услышал о Байли и обо всём забыл, - возмутилась Лайни, - как вы, мужчины, похожи.
        Она побежала к первому домику, где на крыльце о чем-то спорили Арис и Манк. Переговорила с ними и вдруг сползла вниз. Манк подхватил её и а Арис стала колдовать над ней. Хенк и Сергей бросились к домику.
        - Что вы ей сказали? - накинулся Сергей на Арис и Манка.
        - Что Серый убит, - растерянно ответил Манк.
        - Убит? О Господи! - воскликнул Сергей, прижимая Лайни к себе. Она открыла глаза, в которых, при виде Сергея вспыхнула надежда, но, рассмотрев его - погасла. Она оттолкнула Сергея:
        - Не трогайте меня, - и побрела к стоявшему у заборчика дереву. Обняла его и зарыдала.
        - Не трогайте её, - сказала Арис, вытирая слёзы, - пусть выплачется.
        Она пошла к Лайни и обняла её. Вот так и стояли вдвоём и плакали.
        - А Элайни? - спросил Сергей.
        - В Элайни тоже стреляли, но её вылечил Туманный Кот, - сказал Манк, - а вот Серого не успели.

* * *
        Шерг сломал длинную толстую палку и попытался взобраться на круглое, чёрное здание, но с первого раза не получилось - палка переломилась, и Шерг грохнулся в болото. Тогда он сломал два пустотелых ствола и приставил к цилиндру. После третьей попытки он всё же забрался на него и лёг - нужно было немного отдохнуть от постоянного напряжения. Зверюга сидела в кустах и светила оттуда глазами. На первое время о ней можно было бы забыть, а вот о пище забыть никак не удавалось.
        Шерг попробовал грызть дерево, но жгучий привкус во рту свёл челюсти и ему пришлось долго плеваться. В небе светились солнце, но Шергу было не до него. Он заснул, и спал тревожным сном несколько часов. Вдруг здание вздрогнуло и плавно пропало, а Шерг шлёпнулся на землю. Зверь испугался и отбежал, наблюдая издали. Сзади грохнуло, Шерг оглянулся и увидел огромный камень, а на нем мужчину на коне, который протягивал к нему руку.
        - Спасите, - закричал ему Шерг. Зверь, услышав жалобный крик, бросился вперёд. Шерг мгновенно взобрался на камень, увидел изгибающуюся змею, подпрыгнул, взлетел на коня и вцепился сзади в человека.
        - Гони коня, - кричал Шерг, а человек, почему-то, медлил.

* * *
        Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-407 «Новомосковск» (667БДРМ «Дельфин») вышел из судоремонтного завода «Звёздочка» в Северодвинске после среднего ремонта и модернизации. Крейсер в надводном положении направлялся в порт приписки Гаджиево, для последующей комплектации штатом и постановки на оперативное дежурство ВМФ России. Он обеспечивал безопасность в зоне космодрома Плесецк, объектов на Новой земле и ряда крупных предприятий всего Заполярья.
        Вместо положенных по штату 140 человек, на борту находилось 70 офицеров и мичманов и 42 человека матросского состава. В ходе следования к порту приписки, предполагалась проверить оборудование в штатном режиме, и произвести доводку режимов работы двух атомных установок на крейсере.
        В десятом электродвигательном отсеке старшина первой статьи Попельный объяснял матросу Курочкину, сидящему на рабочем месте электромеханика, принцип действия синхрофазотрона в отдельно взятом отсеке:
        - Что ты, Курочкин, держишь сейчас в руках, - философски спрашивал старшина, прохаживая по узкому проходу, так, что всякий раз Курочкину приходилось вставать.
        - Термос, товарищ старшина первой статьи, - бойко отвечал матрос Курочкин.
        - Термос у тебя в голове, Курочкин, - назидательно говорил старшина, - а в руках ты держишь индивидуальный регенеративный патрон РП - 4. А для чего он служит?
        - Чтобы стрелять, - добросовестно ответил Курочкин.
        - Курочкин, этот патрон обеспечивает получение кислорода, при задымлении, - грустно сказал старшина, вздохнул и добавил: - Перейдём к электричеству. Внимательно посмотри, Курочкин, на пульт - для чего эта кнопочка?
        - Эта? - спросил Курочкин и нажал кнопку. Лодку тряхануло, и она легла на борт, замигал красный, аварийный сигнал.
        - Внимание, экипаж, лодка на грунте, - сообщила рубка.
        - Курочкин, ты что сделал? - побелел старшина Попельный.
        - Нажал на кнопочку, - невозмутимо сказал Курочкин.
        - Какую кнопочку?
        - Связь с камбузом, - сказал Курочкин.
        - Для чего?
        - Чтобы узнать, что будет на обед, - ответил Курочкин.
        Старшина первой статьи Попельный присмотрелся - над кнопочкой, действительно, была надпись «Вызов камбуза».
        - Сиди здесь и ничего не трогай, - сказал старшина. А сам побежал докладывать командиру о перепутанном монтаже проводов.

* * *
        Серого похоронили на холме, с которого открывался вид на новый город, на реку Лею и всё, что за рекой, вплоть до высоких вершин на горизонте. В эти суматошные дни по прибытию Байли, Элайни и доктора Фроста не позволяли Хенку поговорить с Байли наедине. Всего-то ничего - обменялись несколькими осторожными фразами и всё. Байли изменилась, стала серьёзней и суровее, и такую Байли Хенк ещё не знал. Байли ни словом не напомнила ему о его письме, и Хенк находился в непонятном, подвешенном состоянии, которое выбивало его из колеи.
        Сергея, Элайни и Лайни смерть Серого не объединила, а как бы развела в разные векторы переживаний, и между ними было странное отчуждение и нежелание быть вместе. Смерть Серого, который в последний миг защищал её, поразила Элайни, и она не могла вернуться к Сергею, ощущая себя предательницей по отношению к Серому. Такая странная ассоциация не позволяла Сергею и Элайни наслаждаться своим счастьем тогда, когда Лайни потеряла Серого.
        Это невозможное сочетание чувств поразило Туманного Кота, и он, несмотря на своё всеобъемлющее проникновение, не мог найти решение этой логической ловушки. Впрыснуть адреналину и эйфории было проще всего, но, просчитанные Туманным Котом ожидаемые последствия, не вписывались в логические вероятности и результат был не предсказуемым. Поэтому, кот только ластился к Элайни и Лайни, сам почернел, и, иногда, непроизвольно терял очертания кота, расплываясь внизу бесформенной массой.
        В один из дней к Хенку, одиноко сидящему в зале заседаний, подошёл Манк Крион и сказал:
        - Я должен тебе кое-что передать, - и протянут ему конверт.
        - Что это? - спросил Хенк.
        - Это письмо твоего отца, которое я не успел передать Иссидии. Поскольку получатель умер, я посчитал, что письмо твоего отца должно принадлежать тебе.
        Хенк разорвал конверт. Почерк был отца - Хенк узнавал бегущие с наклоном буквы.
«Иссидия!
        Я не знаю, зачем ты задержала Хенка, но должен тебе признаться, чтобы не было недоразумений. Ты помнишь, какая ты была в молодости - для тебя существовала только политика, интриги и, естественно, дела фрей. Хенк в то время сильно болел и всегда спрашивал о тебе. А когда он выздоровел, я скрыл от тебя то, что наш сын остался жив. Я думал, что так будет спокойнее для него. Возможно, я ошибался. Может потому, что в то время я сильно тебя любил и не мог простить тебе твоё равнодушие. Наш сын, это Хенк. И твой, и мой.
        Главный Марг: Артур Крайзер Мирх Баруля».
        Хенк побелел.
        - Хенк? С тобой всё нормально? - спросил Манк. Хенк глянул на него и ответил: - Да! Спасибо тебе, Манк. Ты правильно всё сделал.
        - Хенк, ты говорил с Байли? - спросила подошедшая фрея Эстата.
        - О чём? - не понял Хенк.
        - Ну как же, трактат об управлении хозяйством, - напомнила Эстата. Хенк совсем забыл, что недавно Эстата принесла трактат по управлению хозяйством двух бывших стран. А он об этом даже и не вспомнил.
        - Хорошо, я поговорю, - сказал Хенк.
        - Когда! - настойчиво спросила Эстата.
        - Поговорю…, сейчас поговорю, - сказал Хенк, и подумал: «Всё равно нужно, когда-нибудь начинать». Он собрался и под настойчивым взглядом Эстаты двинулся на выход. На улице держался небольшой холодок. На берегу Леи хлопали лопастями генераторы Винтика и Шпунтика. Хенк прошёлся по улочкам нового города - Байли демократично расположилась в одном из домиков. В окошках домика горел электрический огонь - вероятно, Байли была дома. Хенк взошёл на крыльцо и постучал. Послышались шаги и дверь открылась:
        - Хенк? - Байли стояла в дверном пролёте, освещённая сзади светом. На её плечи был накинутый длинный вязаный платок.
        - Входи, - сказала она, пропуская его вперёд. Хенк шагнул, улавливая на ходу её запах, сдерживая себя, чтобы не сжать, обнять и застыть, вечно вдыхая её ароматную сущность. Они прошли в зал и молчали - она возле декоративного камина, пылающего иллюзией огня, он возле стола.
        - Эстата предложила новые принципы управления, и хотела бы знать твоё мнение, - начал Хенк, понимая, что говорит совсем не то.
        - Я в этом ещё слаба, - подняв глаза на Хенка, сказала Байли, - я полагаюсь на тебя.
        Они снова замолчали. Наконец, Хенк решился и сказал:
        - Байли… ты не ответила на моё письмо,
        - Я почитала бы за счастье быть с тобой, - сказала Байли и опустила голову, - но не могу.
        - Почему? - спросил Хенк, подходя к ней. Глаза Байли наполнились влагой и она зарыдала.
        - Что? Что? - бросился к ней Хенк. Вздрагивая и запинаясь, она рассказала о Шерге и своём заточении. Хенк обнял её и сказал:
        - Не бойся, я с тобой, - он прижал её к себе и добавил, - а Шерг своё получит.

* * *
        - Что за хрень?! - выругался капитан первого ранга Багров Семён Иванович, вглядываясь в перископ. - Валентин Андреевич посмотри.
        Капитан второго ранга Соколов Валентин Андреевич взялся за ручки и привычно посмотрел в перископ.
        - Нифигасе! - только и смог сказать Валентин Андреевич. - Может, всплывём?
        - Андреич, ты вообще, - возмутился Багров, - мы уже на боку лежим. Поднимаемся на палубу, посмотрим.
        - Включить дренаж.
        - Есть дренаж.
        Капитаны надели бушлаты и поднялись на палубу. Лодка лежала посреди реки поперёк, преграждая естественный путь воды, только на носу и корме вода неширокими потоками прорывалась сквозь запруду. Дальше она текла под добротным, каменным мостом через реку. На берегу начинался пригород, а дальше виднелись стены древней крепости. Сзади, на другом берегу, виднелось странное цилиндрическое здание, высотой с двухэтажный дом, всё чёрное и блестящее.
        - Куда это мы попали, Семён Иванович? - приподнял шапку Соколов.
        - Вот и я о том же, - задумчиво сказал командир, - пошли-ка ты Валентин Андреевич людей в ту крепость, узнать, что к чему.
        Валентин Андреевич отдал команду и вскоре, по переброшенному трапу на берег высыпали десяток моряков с автоматами.
        - Товарищ капитан, разрешите обратиться, - на мостик выбрался старшина Попельный.
        - Что тебе? - повернулся Багров.
        - Это я виноват, не доглядел, - покаялся старшина.
        - Что не доглядел? - не понял капитан.
        - Матрос Курочкин, кнопку нажал, - объяснил старшина.
        - Какую кнопочку? - недоумевал капитан.
        - Кнопочку… «Связь с камбузом»… недоглядел, - пытался объяснить старшина Попельный.
        - Старшина, какая в пи-пи кнопочка, - взорвался Багров, - ты видишь, что мы тут сидим в пи-пи, а ты тут с кнопочкой. Иди от меня, пока я добрый.
        Старшина, вздохнул и скрылся внизу. Возвратились разведчики.
        - Ну, что? - спросил капитан.
        - Город Тизер, речка Таун, - доложил мичман Серов.
        - Ну, - торопил Багров.
        - Жители говорят, что это Страна Маргов и Фрей, - с сомнением доложил мичман, - и они не знают ни о России, ни об Америке. У них вообще, кроме этой страны, ничего нет, - закончил он с облегчением. Багров понял, что попал, что больше ему на корабле никуда не ходить. В люке появился старший мичман Весенин:
        - Товарищ капитан, связь есть, ELF!
        - Давай, - вздохнув, сказал Багров и взял наушники.
        - Здорово Семён Иванович, - пророкотал в телефон, командующий северным флотом вице-адмирал Владимир Иванович Кораблёв, - ну ты и спрятался, мои орлы никак не могут тебя обнаружить. Молодец. А ты где?
        - В Стране Маргов и Фрей, - честно сказал Багров.
        - Ха-ха-ха-ха, - закатился командующий, - ну ты и лис! Хорошо, я на «Петре Великом» к тебе плыву, ты где?
        - В стране Маргов и Фрей, - повторил Багров, понимая, что это последние его слова перед отставкой.
        - Багров, кончай бузить! Где! - рыкнул вице-адмирал.
        - Владимир Иванович, это, наверное, американцы виноваты, - оглянулся Багров на цилиндрическое здание сзади, - здесь их станция, а передатчик на Аляске - HAARP.
        - Капитан, ты что, пи-пи, Ты б-пи-пи, ё-пи-пи тебя, вы что там нажрались? Да я тебя рас-пи-пи-пи мать, в рот тебя пи-пи-пи, за-пи-пи тебя в пи-пи!!! Я тебя в Гаджиево пи-пи-пи, пи-пи, пи-пи-пи пи-пи…
        Капитан выключил телефон.

* * *
        Карета въехала в Боро на рассвете. Рядом с ней бежала лошадь чёрного цвета, неопределённого пола, переругиваясь на ходу с Васей Филимоновым. Розария, поражённая философскими познаниями лошади, весело смеялась, но поддерживала в спорах Васю, а не лошадь.
        Иван Иванович Петров спал сном праведника на переднем месте, подогнув под себя ноги, а во сне ему снилась его жена, Мария Ивановна, которая стояла над ним и грозно приговаривала: «Ты съел моё мясо!» Потом Мария Ивановна превратилась в лошадь, а Иван Иванович растерянно подумал: «Лошади мяса не едят им нужно овса… овса… овса», - и от этого проснулся.
        - Ваш товарищ овса хочет, - сказала лошадь Васе, глядя на Ивана Ивановича своими душевными глазами с большими ресницами. Иван Иванович смотрел на лошадь и не мог понять сон это или явь. Лошадь была явно не глупа, но разговаривала, а это смущало Ивана Ивановича.
        - Поедем к тётушке Ненции, - сказала Розария и выбралась из кареты объяснить вознице, как дальше ехать. Они стояли на въезде, возле нового города, Иван Иванович и Вася тоже выбрались, чтобы размять ноги. Вид на прекрасные домики поразил Васю, и он спросил Розарию:
        - Это что за город?
        - Это Боро, как бы новая столица, - объяснила Розария. Они уселись в карету и поехали к тётушке Розарии, а лошадь одиноко осталась на улице. Лошадь рассматривала город, раскидывала сеточку и сразу определила нужный объект - он находился в двухэтажном зелёном домике недалеко от дороги. В этом домике, как-то так получилось, жили Сергей, Элайни и Лайни. Сергей ночевал внизу, в гостиной, а девушки занимали две комнаты на верхнем этаже.
        Туманный Кот ночевал, где хотел и был желанным гостем везде. Иногда был с Сергеем и, когда тот во сне его прижимал, недовольно ворчал: «Я тебе не Элайни». Лошадь подошла к дому и постучала копытом в дверь. На крыльцо вышел Сергей и, улыбаясь, сказал:
        - Что, лошадка, заблудилась? - на что лошадь ответила:
        - Нет, я пришёл правильно, - Сергей удивился и присмотрелся к лошадке:
        - Ты, Мо?
        - Называй меня Тёмный, - решила лошадка.
        - Что тебе нужно, Тёмный? - спросил Сергей.
        - Мне нужно удалить аномалию, - сказал Тёмный. Между ног Сергея проскользнул Туманный Кот и сейчас же бросил сеточку, Тёмный поставил стеночку, и они стояли долю прасеков, строча друг другу послания. Потом сняли защиты и копнули друг друга по полной программе.
        - Заходи, - сказал Туманный Кот, и Сергей удивлённо отступил от двери.
        В зале Тёмный опустился на диван, закинул лошадиную ногу на ногу и принялся покачивать копытом. Туманный Кот вскочил на столик и повернулся к Сергею:
        - Я сожалею, Сергей, но у нас большая проблема. Тёмный является Хранителем и послан сюда Хранителями этой части Вселенной для выяснения и устранения аномалии.
        - А что такое «аномалия», - спросил Сергей.
        - Это мы с тобой, Сергей, - сказал Туманный Кот, - нас не должно здесь быть.
        - Ты хочешь сказать, что нас нужно убить? - удивился Сергей.
        - Нет, мы должны быть на своём месте, - ответил Туманный Кот.
        - На каком месте? - спросил Сергей.
        - Ты должен быть на Земле, - объяснил Туманный Кот, - а вместо Хамми и меня должен быть один.
        - А Элайни и Лайны это тоже касается? - с ужасом сказал Сергей.
        - Да, вместо них двоих должна быть одна, - печально сказал Туманный Кот.
        - А что будет, если мы не подчинимся, и всё останется, как есть? - спросил Сергей.
        - Тогда погибнет вся Галактика, - сказал Туманный Кот.
        - Даже так!? - махнул головой Сергей. - Ты не говори пока Элайни и Лайни, я сам.
        - Хорошо, - сказал Туманный Кот.
        - О чем не говорить? - сказала Элайни, спускаясь по лесенке со второго этажа.
        - Что у нас в гостях друг Туманного Кота, - нашёлся Сергей. Элайни с интересом глянула на Тёмного и улыбнулась:
        - Друг нашего котика - наш друг, - Тёмный вскочил с дивана и склонил голову. Элайни потрепала его по чёлке и погладила по шее. Тёмный распустил сеточку, наслаждаясь. Туманный Кот ему не мешал, а просто накинул сеточку на него.

* * *
        У Перчика заболели глаза. Постоянно смотреть на белое марево внизу было тяжело, и они с Леметрией менялись местами - Перчик становился за штурвал, а Леметрия пялилась вниз. За работой забыли о своей влюблённости и относились друг к другу скорее, как сестра и брат. Маргины нигде не было. Правда, однажды, они увидели огромного кота бегущего на восток, но он был один, и они подумали, что это не кот, а медведь.
        Местность казалась пустынной, к тому же была зима. Звери прятались от хищников в норах и грызли заготовленное летом, а хищников, способных выжить в этих местах, было не так уж много. Вечерело, и Перчик с тоской подумал, что им придётся ночевать в воздухе, укрывшись в холодной каюте, которую никакое волшебство не нагреет.
        - Перчик, посмотри туда - там что-то есть или у меня в глазах мельтешит? - Леметрия показала вниз, на редкую рощицу, засыпанную снегом. Перчик всмотрелся в серый туман внизу и ничего не видел.
        - Я ничего не вижу, - сообщил он.
        - Спустись немного ниже, мне показалось, что там что-то блеснуло, - сказала, не оборачиваясь Леметрия, вглядываясь в рощу. Перчик плавно пошёл вниз. Вдруг снизу в небо ударили два тонких, параллельных луча.
        - Вижу, вижу, - закричала Леметрия, показывая рукой на них. Перчик отправил флаэсину ближе к лучам, выглядывая в сумерках чистую площадку для посадки. Флаэсина мягко опустилась на снег и, когда Перчик вытянул цилиндр, погрузилась в него. К ним шагала женщина, а небольшой кот как прожекторами высвечивал глазами.
        - Маргина? - узнавая, спросила Леметрия, и женщина кивнула.
        - А где ваш второй кот? - спросил Перчик.
        - Он ушёл вперёд, - сказала Маргина, поднимая кота на борт. Перчик и Леметрия помогли ей подняться.
        - Меня зовут Леметрия, - улыбаясь, напомнила Леметрия. Маргина посмотрела на неё и хмыкнула. А кот накинул сеточку и довольно муркнул.
        - Приятно вас видеть, - сообщил Перчик с лицом, покрытым изморозью. Маргина с интересом на него посмотрела:
        - Здравствуй, Перчик, - улыбнулась она, - много нового о тебе узнала.
        - Я о вас тоже, - улыбнулся Перчик, поднимая флаэсину в воздух.
        - Может, вы отдохнёте? - спросила Леметрия: - Каюта в вашем распоряжении.
        - Пойдём Хамми, - сказала Маргина, - отдохнуть нам не помешает.

* * *
        А о Парке забыли совсем. Когда он попал в Боро - была такая суматоха, потом приезд Байли и Элайни, похороны Серого и он, постоянно мозолящий всем глаза, совсем выпал из поля зрения. Каждый думал, что он устроен у кого-то, все его с удовольствием принимали и кормили.
        Чаще всего он тёрся в здании совета, помогая Винтику и Шпунтику в их бесконечных электрических делах, иногда там и ночевал, а иногда бегал по городу с поручениями от марга Расса и фреи Айлиф. Такая жизнь ничуть его не удручала а, наоборот, Парку нравилось быть в курсе всех событий и вести вольготную жизнь. Сестра Леметрия была далеко, искала Маргину, а другого контроля пока не намечалось.
        В один из прекрасных дней Хенк, зайдя к Винтику и Шпунтику и обсудив свои дела, увидел Парка и спросил:
        - А ты что здесь делаешь?
        - Помогаю, - не задумываясь, ответил Парк. Хенк вспомнил, что Байли ему говорила о мальчике, и теперь со стыдом понял, что он о нем совсем забыл.
        - А где ты живёшь? - спросил, холодея, Хенк.
        - Нигде, - простодушно ответил Парк. Хенк подумал, что Байли его убьёт, правда, было оправдание, что и она забыла о мальчике.
        - Пойдём со мной, - сказал Хенк и повёл его домой. Придя домой, он рассказал всё Байли, та тоже покраснела и всплеснула руками. Потянула Парка на кухню и принялась его кормить. А Хенк тем временем взял несколько листов бумаги и на первом вверху написал: «Расписание занятий».
        Отправлять Парка в Академию Магнума не было смысла - занятия давно начались и, поэтому, Хенк решил учить Парка силами маргов и фрей нового городка. В следующем году Хенк собирался сделать общую Академию для маргов и фрей в Боро, вот пусть будущие преподаватели и тренируются на Парке. А экзамены Парку по окончанию учёбы Хенк решил делать сам. Когда пообедавший Парк, как курчонок, появился в сопровождении Байли, Хенк повёл его в свой кабинет и сказал:
        - Здесь ты будешь жить и учится, спать будешь на диванчике.
        Парк осмотрел кабинет и восторженно уставился на стеллажи с книгами:
        - А мне можно … - начал Парк и Хенк кивнул, - всё, что здесь иметься - в твоём распоряжении. А теперь пойдём.
        Они снова пошли в здание совета и Хенк вызвал Винтика и Шпунтика:
        - Так, дорогие мои, вот вам расписание занятий для Парка на месяц! Спрашивать буду лично! Помните, что это задание - важнее всех других.
        Винтик и Шпунтик уставились в расписание, а потом спросили:
        - А можно программу изменить?
        - Можно, только добавить, - сказал Хенк, и братья закивали головами.
        - После ваших занятий отправите Парка к Рассу и фрее Айлиф, - сказал Хенк, и пошёл искать архитекторов. Потом была упирающаяся Элайни и сам вызвавшийся Сергей, а Туманный Кот и Тёмный решили даже ускорить этот процесс. В этот день ещё с десяток маргов и фрей коптили свои головы над листиками расписаний, неожиданно став преподавателями.
        Так, в одночасье, кончилась вольготная жизнь Парка.

* * *
        Пока временная комиссия во главе министром МЧС думала, что делать с динозаврами - они сдохли. Наверное, съели что-нибудь. И возник следующий вопрос: что делать с тушками динозавров? Поскольку тушки были каждая тонн на сорок-пятьдесят, вопрос был тонн на триста-четыреста. Через два часа Летний сад посетили люди в белых халатах и в противогазах. Весь день и всю ночь в саду работали бензопилы, а из ворот выезжали крытые, большегрузные машины.
        После этого Летний сад закрыли на реконструкцию, а по городу пошли слухи. Поговаривали, что куриная колбаса, продаваемая на Торжковском рынке, сделана из динозавров, а иначе, почему она подешевела? Говорить говорили, а всё равно покупали - колбаса действительно была дешёвой и вкусной. Шептались о том, что все статуи чиновники развезли на дачи, а вместо оригиналов поставили гипсовые копии. Кто-то видел крылья амура за спиной мера, а у зама на диване валялась Психея. У статуи Крылова так вообще - книгу украли.
        А вот с Пётром Первым большой конфуз случился. Петербуржцы начали уже привыкать к его отсутствию, как тут, среди бела дня, памятник вернулся на место. Правда, какой-то хулиган тут же вскочил на памятник и, усевшись сзади Пётра, кричал на всю Сенатскую площадь: «Гони коня! Гони коня!»
        Подошедшая полиция его тут же скрутила и увезла в отделение, где он до ночи кричал в камере: «Гони коня!» - пока его не успокоили соседи.

* * *
        Сергей, Элайни и Лайни находились в одном доме, но такая ситуация улучшению отношений между ними не помогла. С гибелью Серого пропало счастливая беззаботность
        - даже на планете динозавров, несмотря на опасность в один миг потерять друг друга, Элайни и Сергей были счастливы - они были вместе. А сейчас - наоборот, они были вместе, а счастья не было.
        По-хорошему, им лучше было бы, если бы они жили отдельно. Тогда, быть может, они бы соскучились и потянулись друг к другу. К тому же, Лайни в их компании была, как бы, лишняя. Но Сергей, помня отношение Лайны к Серому, считал неделикатным напоминать ей об этом, открыто выражая свои чувства к Элайни. И ещё потому, что он во время их совместных странствий успел сдружиться с Лайни, и она, честно говоря, ему тоже нравилась.
        Задание Туманного Кота и Тёмного Сергей так и не выполнил. Он не решался сказать Лайни и Элайни о том, что совсем скоро они все могут исчезнуть, а если кто-то и останется, то это будет зависеть не от их воли. Для Туманного Кота время пока терпело - до возвращения Маргины и Хамми. Но постоянно размышляя сам с собой, Туманный Кот придумал хорошую, по его мнению, штуку, о которой собирался немедленно доложить Сергею, Элайни и Лайни. Не советуясь ни с кем. Даже с Тёмным.
        Когда Туманный Кот позвал бродившего по заснеженному городу Тёмного тот, как обычно, заглядывал в окошки, и бросал сеточки на жильцов в домиках. А жильцы и не подозревали, что их счастью радуется эта одинокая лошадь, большими, грустными глазами. Видя её в окне, жильцы, иногда, выходили, похлопывали её по шее и угощали сохранёнными овощами.
        Тёмный хотел прощупать Туманного Кота и полакомиться его памятью, но кот поставил барьер, и Тёмному осталось только топать к домику Сергея, Элайни и Лайны. Сергей на требование Кота позвал Элайни и Лайни.
        - Садитесь поближе на диван, - сказал Туманный Кот, усаживаясь на пол в гостиной перед диваном. Все уселись. Тёмный завалился на пол возле окна, стараясь не разбить копытами какую-нибудь безделушку.
        - Однажды я вас, Элайни и Лайни, просканировал, чтобы сравнить, чем вы отличаетесь, - начал Туманный Кот. Элайни и Лайни переглянулись.
        - Тоже самое я сделал с Серым и Сергеем, - продолжил Кот и добавил, - так для интереса. Так вот, я вам, троим, предлагаю всё, что я знаю о вас вернуть вам.
        Наступило молчание. Элайни, Лайни и Сергей переваривали то, что сказал им Туманный Кот. Немного подумав, Сергей спросил:
        - Ты хочешь сказать, что я буду и Серым и собой? Я правильно понял?
        - Ты точно понял, - ответил Туманный Кот.
        - А мы с Элайни, что? - спросила Лайни.
        - Каждая из вас будет Элайни, - ответил Кот. Девушки переглянулись.
        - Хорошо, по крайней мере, мы будем знать, что мы пропустили, - улыбнулась Элайни,
        - мы согласны.
        Лайни кивнула. Туманный Кот накинул сеточку на троицу, поднял из себя облачко информации и быстро принялся затаптывать его в их головы. Тёмный не остался в стороне - принялся сравнивать и беззвучно подсказывать. Туманный Кот послал его по-земному и получил адекватный ответ.
        - Щекотно, - закричала Элайни и лекари на время забыли свои споры. Через некоторое время Туманный Кот отмёрз и зашевелился.
        - Всё! - сказал он и посмотрел на них. Тёмный тоже уставился своими невинными большими глазами. Сергей приходил в себя: время, когда Серый был на Земле, было и его время и отчётливые вспоминания остались такие же яркие, как и пребывание на планете динозавров.
        - Ты чувствуешь тоже, что и я? - спросила Элайни. Лайни, улыбаясь, кивнула и обняла её. Элайни и Лайни повернулись, посмотрели на Туманного Кота и Тёмного, и одновременно сказали:
        - На выход, - а Сергей, добавил, - оба.
        Туманный Кот муркнул и пошёл к двери. Тёмный застучал копытами вслед. Как только они вышли, Сергей закрыл дверь.
        Туманный Кот и Тёмный уселись на крыльце, перегоняя друг друга, бросили свои сеточки и успели почувствовать, как в одном порыве соединились три тела, но две души.

* * *
        Мо спешил недаром - он почувствовал, что его станция рядом. А она, действительно, красовалась перед жителями города Тизер, моряками Северного флота и их командиром
        - капитаном первого ранга Семёном Ивановичем Багровым. Когда Мо в образе рыжей кошки на фоне заснеженного берега появился перед моряками - они не удивились. Их ничто уже не могло удивить после того, как они чудесным образом оказались здесь.
        Моряки только отпускали шуточки в отношении большого котика, а он сканировал образы в их головах, пока не добрался до капитана Багров. И тут же превратился в командующего северным флотом вице-адмирала Владимира Ивановича Кораблёва. Дежурный на рубке крикнул вниз: «Командующий на борту!» - и взял под козырёк. На палубу выскочил капитан Багров, и, глядя с высоты на стоящего на берегу адмирала, тоже взял под козырёк и только смог сказать:
        - Команда смирно! Налево равняйсь! Здравия желаю товарищ вице-адмирал!
        - Вольно Семён Иванович, - ответил вице-адмирал, по сходням перебираясь на корабль. Багров шагал ему навстречу.
        - Ты вот что, Семён Иванович, - сказал вице-адмирал, здороваясь за руку, - собери-ка всех на верхнюю палубу.
        Багров дал команду, и из отдраенных люков быстро высыпали моряки.
        - Товарищ вице-адмирал, команда крейсера построена, - отсалютовал Багров.
        - Вольно, - сказал вице-адмирал, - моряки-северофлотцы! Вы честно выполнили свой долг во время этих, непростых учений. Сейчас вы возвратитесь домой. Но, что бы ни случилось, и кто бы вас не спрашивал о вашем рейде, вы должны чётко отвечать - был ремонт двигательной установки. И ничего больше. Даже если спрашивать буду я - вы должны так же отвечать. Понятно?
        - Так точно, - прошелестело по рядам, моряки переглядывались друг с другом - наконец то стало понятно, что ничего непонятно.
        - Благодарю за службу, - взял под козырёк вице-адмирал, и по кораблю прокатилось троекратное ура.
        - Багров, это тебя тоже касается, - сказал вице-адмирал.
        - Что? - не понял тот.
        - Если я тебя спрошу, что у тебя было, что ты должен ответить?
        - Был ремонт двигательной установки, - сообразил Багров.
        - Во-о-т! А сейчас задраить люки, через двадцать минут будете в Гаджиево, - сказал вице-адмирал и добавил, - пока, Семён Иванович, было приятно познакомиться.
        - Пока, - сказал озадаченный Багров - командующего северным флотом вице-адмирала Владимира Ивановича Кораблёва он знал пятнадцать лет. Вице-адмирал подождал, пока задраили люки, и пошёл к чёрному зданию, в которое вошёл, не раскрывая дверей - как в воду погрузился.
        Точно через двадцать минут чёрное здание опало, обнажая вертикально установленное кольцо репликатора, которое заискрилось мелкими-мелкими голубыми разрядами и втянуло атомный ракетный подводный крейсер «Новомосковск» в себя. Не сдерживаемая запрудой вода хлынула маленьким цунами, смывая снег с заснеженных берегов.

* * *
        Иван Иванович не был ловеласом и на женщин, кроме своей жены, не смотрел. На свою жену он тоже давно не смотрел, для него она была удобной, а иногда нет, подушкой. А вот тётушка Ненция сразу очаровала его, не применяя никакого волшебства. Для него, не в пример Розарии, она была и не тётушкой вовсе, а вполне симпатичной женщина в рассвете своей красоты. И что примечательно, тётушка Ненция не осталась равнодушной на взгляды, бросаемые Иваном Ивановичем.
        Проще говоря, она ответила взаимностью, расцвела и распустилась, разрешая старшему мастеру Петрову её боготворить. Иван Иванович проявил бурную деятельность, что-то там поправлял у забора, утеплял входные двери и вёл себя, как хозяин у себя дома. Тётушка Ненция, улыбаясь, подавала ему мелкие принадлежности и детали ремонта, поощряя хозяйственную жилку Ивана Ивановича, не забившего у себя дома ни одного гвоздя.
        Свою племянницу тётушка Ненция видела редко, так же как и Иван Иванович не видел своего дежурного ОРУ. Потому, как больше всего они находились в комнате Розарии. Там царила молодость и вытворяла такое, о чем тётушка и не догадывалась, а если бы и догадалась, то, вероятно, сгорела от стыда, а, возможно, не преминула бы последовать примеру. Вася Филимонов и Розария выходили только пообедать, завтрак и ужин утаскивали к себе.
        Всё было хорошо и не грозило никакими осложнениями, как в одно прекрасное утро в окно домика постучала лошадь. Иван Иванович воспринял её, как надоедливую муху, и вышел на крыльцо, чтобы покончить с этим сегодня и навсегда.
        - Что нужно, лошадь? - спросил он.
        - Я думаю, вам стоить поторопиться?
        - Куда? - не понял Иван Иванович.
        - Поторопиться любить, - загадочно ответила лошадь.
        - Как это?
        - Не мне вас учить, - ответила лошадь, - скоро будет поздно.
        - Что она хотела? - спросил Вася, когда Иван Иванович вернулся.
        - Хочет, чтобы мы поторопились любить, - сказал Иван Иванович.
        - А-а-а-а, - сказал Вася, - я тогда пошёл.

* * *
        Доктор Фрост и Питер Вейн жили вместе в одном из новых домиков. На первом этаже была приёмная доктора, кухня и гостиная, а на втором три комнаты, две для Фроста и Вейна, а третья - для гостей. По утрам доктор Фрост принимал больных или ходил по вызову, а после обеда проводил время вместе с Вейном или уходил в свою лабораторию, которая находилась в маленьком флигеле, специально пристроенном к дому.
        В лаборатории доктор занимался опытами, а так как это дело тонкое и запутанное, то с ними он засиживался далеко за полночь. Часто вместе с Фростом куковал Вейн, который, как обычно, усаживался в кресло, слушал рассуждения доктора и попивал вино.
        - Мне кажется, ты застрял, Джозеф, - сказал Питер Вейн, наблюдая, как доктор в очередной раз разбирает какой-то свой прибор.
        - И ты прав, Питер, я действительно застрял, - согласился доктор, - я думал, что у меня барахлит прибор, а оказалось, что я обнаружил новый источник силы.
        - И где он, этот новый источник силы? - спросил Вейн.
        - На северо-запад от Боро, - ответил доктор.
        - Может это Тизер, - сказал Вейн, - там поймали незнакомого зверя и оттуда прибежала необычная лошадь, что может говорить. Я у Сергея был, так они с Туманным Котом там постоянно отираются.
        - Это очень умная лошадь, - восхитился доктор, - я с ней разговаривал. Очень умная, такая же, как и Хамми, как и Туманный Кот. Но она что-то недоговаривает. Между прочим, её Тёмный зовут.
        - Вот именно, тёмная лошадка, - улыбнулся Питер Вейн.
        - Нужно сказать об этом Серому, - решил доктор.
        - Сергею, - поправил Вейн.
        - Ах, да! Я вечно путаю, даже как-то неудобно, - согласился Фрост.

* * *
        Флаэсина подлетала к Тизеру. Маргина стояла на холодном ветру, не прячась в каюту, и думала о своих родных. О Байли, Элайни, Лайни, а также о Сергее и Сером, которые тоже ей были свои. Серый погиб и Маргина пыталась понять, что чувствует Лайни. Боясь за свою дочь, она опасалась её реакции, но придумать, что нужно делать она не могла.
        А ещё больше Маргину страшило непонятное будущее, когда за дело возьмутся Мо, Хаммипапа, и любимые Хамми и Туманный Кот. Им, несмотря на их явную симпатию к людям, деваться некуда, нужно спасать Вселенную, о которой она, Маргина, может только догадываться, глядя на звёзды. А для этого им придётся возвращать Сергея назад, на Землю, чтобы заткнуть эти проклятые дыри. И Маргина не могла вообразить, что сделает тогда Лайни и Элайни, та, которая из них останется, без своего Сергея.
        Взгляд задержался на чем-то впереди, и Маргине потребовалось время, чтобы сообразить, что это такое. Поперёк речки Таун лежало громадное тёмное тело с выступом посередине, плотиной преграждая путь воде. А на лугу инородным телом высился тёмный цилиндр, не имеющий ни окон, ни дверей.
        - Ты видишь, - спросила она Перчика, стоящего за штурвалом.
        - Вижу, - отозвался Перчик, вглядываясь в люк возле штурвала.
        - Здесь Мо, - сказал Хамми, протискиваясь через дверь каюты. До этого он валялся с Леметрией, которая отсыпалась после вахты.
        - Что он здесь делает, - спросила Маргина.
        - Отправляет этот корабль на Землю, - ответил Хамми.
        Круглый, тёмный цилиндр вдруг исчез, открывая кольцо, казавшееся голубым и покрытое туманом искр. Корабль прямо на глазах окутался такой же дымкой, как кольцо, в которое его втянуло, оставив в воздухе облачко голубого тумана. Вода из запруды бросилась валом на исчезающий корабль, но не успела, плюхнулась вниз и широкой волной прокатилась по берегам реки. На другом берегу горожане, привычно раскрыв рот, смотрели на очередное чудо, которое судьба снова им подбросила.
        - Садимся, - сказала Маргина и повернулась к Хамми. - Мы будем забирать Мо?
        - Нет, всех нужно собрать здесь, - сказал Хамми, потом помолчал немного и добавил:
        - И у нас гость.
        - Какой гость? - тревожно спросила Маргина: в последнее время новости только пугали.
        - Хранитель, - сказал Хамми, - такой как Па и Мо.
        - Это опасно, - спросила Маргина.
        - Не больше, чем мы, - ответил Хамми, и Маргина немного успокоилась, но не очень - просто так Хранители не появляются.

* * *
        Весть о том, что в скором времени Элайни, Лайни и Сергею придётся расстаться, а Сергею и вовсе отправиться на Землю, так или иначе, просочилась по новому городу, заселённому преимущественно молодёжью. Естественно, говорили о новом звере, появившемся в зоопарке, из Тизера приходили странные донесения о странных людях в странных лодках, плавающих по реке. Говорили о странной говорящей лошади со странным именем «Тёмный», и о людях, которые с этой лошадью появились в Боро.
        Как бы там не было, а до тётушки Ненции дошли эти слухи, когда она отоваривалась на базаре и мысль о том, что её так внезапно появившееся счастье может разрушиться в любую минуту, вызвали в ней такое горячее сердцебиение, что тётушке пришлось остановиться. Немного постояв, тётушка бросилась домой, поняв, что нужно что-то делать. Дома она тут же вытащила немного ошалевших Розарию и Васю из их комнаты, удивив при этом Ивана Ивановича своей горячностью, и рассказала все, о чем слышала.
        Это отрезвило молодёжь и Розария поняла, что её любимый может исчезнуть, как дым. А Вася Филимонов совсем не собирался исчезать, а Земля ему была по барабану. Также как и Ивану Ивановичу, которого иногда терзали смутные сомнения, что он, всё-таки, многоженец. Поэтому Розария собралась идти к Байли, Хенку, Элайни и Лайни - ко всем, лишь бы милый был рядом. Вася не собирался ждать, и намеревался тоже идти с Розарией. В итоге все оделись и парами потопали к домику Хенка и Байли.
        Когда они подошли к их дому из большой голубятни на втором этаже опустились три змеиных головы и спросили:
        - Вы к кому?
        - Мы к Хенку и Байли, - пролепетала Розария, потеряв всю решительность.
        - Их нет дома, - ответила одна голова и спряталась, а две другие остались, внимательно наблюдая за пришедшими.
        Парк сидел за столом в гостиной, так как в кабинете ему было скучно и можно было пропустить важные сведения. Он решал задачи по физике, которые ему задали Винтик и Шпунтик. Когда возле крыльца раздался топот и голоса, Парк быстро ринулся к двери и открыл её. Гости находились в растерянности, так как не пришли в себя от змея, а Парк гостеприимно пригласил:
        - Проходите, - а то вдруг гости передумают и уйдут. Пока Иван Иванович старательно обметал ботинки, Розария и Вася Филимонов по-хозяйски вошли в дом, рассматривая всё вокруг.
        - Нам нужно построить такой же, - деловито сказал Вася.
        - А я у Хенка попрошу, он и нам даст, - сказала Розария. Вася подозрительно посмотрел на неё. Розария раскраснелась и сказала: - Что? Он всем молодым парам даёт, которые хотят жить вместе.
        - А-а-а! - понял Вася, и подошёл к столу. - Ты что делаешь? - спросил он у Парка.
        - Задачки решаю, - ответил Парк.
        - А! Понятно, - кивнул Вася. - А где Хенк и Байли?
        - Скоро придут, располагайтесь, как дома, - гостеприимно ответил Парк.
        - Иван Иванович, помогите человеку задачки решить, - сказал Вася, увлекая Розарию с собой. - Можно мы дом посмотрим? - спросил он у Парка.
        - Конечно, - просиял Парк.
        - Ну что у нас за задачки? - спросил Иван Иванович, потирая руки. Тётушка Ненция уселась на диван и принялась довязывать Ивану Ивановичу носки - на дорогу.
        - Вот, закон Ома, - показал Парк.
        - Вы и закон Ома изучаете? - удивился Иван Иванович, надо же и здесь о законе Ома знают. - Ну, показывай!
        - Здесь не сходиться, - довольно сказал Парк. Иван Иванович углубился в расчёты, пошептал про себя, и сказал: - Да, действительно, не сходиться! А в чем дело?
        - Вот и я не знаю, - довольно сказал Парк.
        Когда домой пришли Хенк и Байли, за столом спорили Парк и Иван Иванович, тётушка Ненция философски продолжала вязать, а Розария и Вася изучали спальню. Хорошо, что у Розарии слух был идеальный: когда она услышала пришедших, молодые быстро привели себя в порядок и спустились вниз.
        - Хенк? - сказала Розария. Она вспомнила, как ехала вместе с Хенком и Перчиком и густо покраснела, опасаясь, как бы правда не всплыла при Васе Филимонове.
        - Розария? Добрый день, - удивился Хенк: - Вы что-то хотели?
        - Мы слышали, что скоро Элайни, Лайни и Сергей должны расстаться? - спросила Розария, ещё не придя в себя.
        - Да, это так, - просто сказал Хенк, - как это не печально.
        - А это будет затрагивать других людей? - замирая, спросила Розария.
        - Будет, - ответил Хенк. Он был наслышан и Васе Филимонове и Иване Ивановича от Тёмного.
        - То есть, они должны будут вернуться на Землю? - упавшим голосом спросила Розария.
        - Да, - ответил Хенк, наконец понявший, по взглядам Васи, в чём тут дело.
        - И ничего нельзя сделать? - спросила Розария, стряхивая навернувшиеся слёзы.
        - Давайте сходим в домик Элайни, Лайни и Сергея, - сказал Хенк, - там сейчас Тёмный и Туманный Кот, если что и можно сделать - об этом знают только они.
        Розария обречённо кивнула и они всей толпой вышли на улицу.
        - А ты куда? - спросила Байли у Парка, отправившегося за ними.
        - Я тоже хочу знать, Иван Иванович знаешь, какой учитель классный, - возмутился Парк. Байли засмеялась и обняла его: - Хорошо, пойдём! Разве без тебя тут может что произойти.
        Они прошли несколько шагов, как вездесущий Парк заметил:
        - Флаэсина!
        - Это мама, - встрепенулась Байли и бросилась к посадочной поляне.
        Маргина стояла у борта, рядышком находился Перчик, держа в руках Хамми. Как только флаэсина опустилась на лёгкий снежок, Маргина и Байли обнялись, целуя друг друга. Рядом извивался, радуясь Хамми. Перчик обнял сестру, сказав: «Привет, солнышко».
        - Вы сейчас очень похожи на мою знакомую, Лану? - удивлённо сказал Хенк, присмотревшись к Маргине.
        - Я похожа на твою родственницу, - сказала она, обнимая его, - здравствуй, Хенк!
        - Если честно, - сказал Хенк, улыбаясь, - лучшей мамы для Байли я бы и не желал.
        - Пошли, льстец, - улыбнулась Маргина., - Где здесь Элайни и Лайни?
        - Вон там, - показал Хенк, и они двинулись к дому.
        Перчик повернулся и увидел Розарию.
        - Розария!?
        - Перчик!? - они удивились и оба покраснели. Розария пришла в себя первой и сказала:
        - Перчик, ты меня извини …
        - Нет, Розария, это ты меня извини… - начал Перчик. Но Розария его перебила:
        - Ты хороший Перчик, … но… - она оглянулась на Васю, настороженно стоящего возле Ивана Ивановича и тётушки Ненции, и выпалила, - я люблю другого.
        - Да? - обрадовался Перчик. Возле борта появилась Леметрия и грозно посмотрела на Розарию. Перчик радостно закончил: - Я тоже люблю другую!
        - Как хорошо! - воскликнула Розария и обняла Перчика. - Я тебя люблю и рада за тебя.
        - Это кто тебя тут любит? - грозной кошкой подошла Леметрия.
        - Знакомься, это Розария, мой друг, - нашёлся Перчик.
        - Вася, иди сюда, - позвала Розария, сохраняя их с Перчиком тайну.
        - Леметрия, - подала руку Леметрия, подозрительно рассматривая Розарию.
        - Розария, - сказала счастливая Розария, и добавила, - а это мой Вася.
        И все, счастливые на это время, пошли к домику Элайни. Все заходили в дом, а возле крыльца стояла лошадь и задумчиво смотрела на всех.
        - А «аномалия», - приветливо сказала она и Розария похолодела.
        - Что за лошадка? - спросила Леметрия.
        - Приятно познакомиться, я Тёмный, - сказала лошадь.
        - А так ты ещё и разговариваешь, - восхитилась Леметрия, - дай я тебя поглажу.
        Тёмный молчаливо разрешил. Леметрия гладила его морду, заглядывала в его большие, с ресницами-бабочками, глаза и умилялась. Тёмный тоже умилялся и млел.
        - Перчик, давай его заберём? - предложила Леметрия.
        - Он, наверное, чей-то, - предположил Перчик.
        - Я ничей, - признался Тёмный.
        - Вот видишь, - обрадовалась Леметрия.
        - Хорошо, берём, - сказал Перчик, хотя им и самим негде было жить.
        - К сожалению, завтра меня не будет, - грустно сказал Тёмный, - у меня работа.
        - Какая жалость, - Леметрия так прижалась к Тёмному, что даже Перчик приревновал.
        - А тебе здесь не холодно?
        - Я не боюсь холода, - ответил Тёмный, - мне тепло, когда обо мне думают.
        - Я буду думать о тебе всегда, - пообещала Леметрия, и, потискав Тёмного на прощанье, скрылась вместе с Перчиком в доме.
        - Товарищ Тёмный, - обратился Иван Иванович к лошади.
        - Я вас слушаю, - повернулся к нему Тёмный.
        - А вы не могли бы нам помочь? - спросил Иван Иванович напрямик, а Розария замерла.
        - Я знаю о вашей проблеме и, если найду решение, вы будете вместе, - пообещал Тёмный. Розария, от избытка чувств, обняла его за шею и заплакала. Лошадка медитировала в её объятиях, ясно чувствуя настороженного Васю и ещё больше умиляясь. Получив порцию блаженства Тёмный сказал:
        - Приходите завтра, с утра, на посадочную площадку, мы полетим в Тизер, и там, на месте я сделаю максимально всё, что можно.
        Ободрённые Вася и Розария вместе с Иваном Ивановичем и тётушкой Ненцией шагали вечерними улицами нового города, освещёнными яркими электрическими огнями, и думали о своём будущем, которое решиться завтра.

* * *
        Наутро возле посадочной площадки собралось чуть ли не всё население нового города. Снарядили четыре флаэсины сопровождения, в которые набилось столько желающих, что Хенку пришлось применить всё своё влияние, чтобы навести видимость порядка. В первой флаэсине были только Элайни и Лайни, Сергей, Перчик, Маргина, Хенк, Байли, доктор Фрост, стратег Вейн и два кота, Туманный и Хамми. Управляла флаэсиной Леметрия, и в качестве незаменимого свидетеля - Парк.
        Во вторую погрузились Розария, Вася Филимонов, Иван Иванович и тётушка Ненция, клетка с динозавром стояла на корме, там же располагался и Тёмный, на случай неожиданностей со зверем. Управляла флаэсиной фрея Арис вместе Манком. Ну а дальше, кроме назначенных для управления флаэсинами, садились всё, кто успел. Хенк поднялся на борт и дал отмашку.
        Флаэсины плавно взлетели, раздвигая морозный воздух, и, под аплодисменты провожающих, направились в Тизер. Маргина стояла вместе с Элайни и Лайни, смотрела на них, запоминая их черты, и не верила, что расставание так неотвратимо. Вдоволь не пообщавшись со вновь приобретёнными дочерями, она чувствовала незаполненную пустоту в своей душе, и лихорадочно думала, что такого им сказать на прощанье, и как долюбить своих непутёвых дочерей. Тёмный вчера объяснил, что Элайни, Лайни, Сергей и Маргина должны, как первопричина, стать возле кольца и замкнуть репликации, а о том, что будет дальше, молчал. Единственное, что могли просчитать Хранители - это то, что Галактике не будет грозить уничтожение.
        Больше всех возмущалась Маргина:
        - А почему я? - недоумевала она. - Я ведь никуда не перемещалась?
        Тёмный, не рассказывая всего, слушал и тихо её успокаивал: - Не бойся, я буду рядом!
        Маргина, чувствовала, что рядом, в её голове, ещё кто-то пасётся и сразу подумала на Мо, но он был далеко, на станции репликации под Тизером. Хотя, кто их разберёт, Хранителей, для них расстояние не помеха. За себя Маргина не боялась: многое испытав за последнее время, она знала, что жизнь - это маленькая игра, в которой тебе даётся шанс построить её по своему, и никто не виноват, что ты избрал тот или иной путь.
        Байли сидела на лавочке у борта и плакала. Сразу потерять и мать и сестёр, стоящих сейчас рядом, таких живых, горячо любимых, и даже не знать, где они, в какой точке необозримой Галактики, появляться или пропадут совсем.
        Розария с тётушкой тоже плакали, как не успокаивали их Вася и Иван Иванович. Но, всё же, питали надежду, что всё обойдётся, и им не придётся распрощаться навсегда.
        Впереди показался Тизер и флаэсины, не залетая в него, садились на другом берегу, недалеко от чёрного цилиндра. Их уже встречали Мо переброшенный по каналу со своей станции. Мо тоже был человеческой фигурой с невероятно рыжей шевелюрой на голове, чем поразил всех, кто его знал. Вероятно, решил, что для данного случая так будет лучше. Все сошли с флаэсин и расположились большим полукругом перед черным зданием. Тёмный накинул сеточку на динозавра, открыл клетку и повёл его в направлении тёмного здания. Они вошли вместе с Мо и вскоре из здания посыпались искры. Динозавра отправили домой, на родную планету
        Хранители посовещались и решили, для начала, отправить на место ОРУ 330. В посёлке Власиха, под Барнаулом, неожиданно пропавшее ОРУ не расстроило Геннадия Сёминова, так как кабель, зарытый в землю, всё также снабжал его дом электричеством. ОРУ
330, без Ивана Ивановича и Васи, вернулось на место, а коллектив Каневской ГЭС никак не мог понять, на кого же работала Каневская ГЭС целый месяц. Первая из дыр захлопнулась и Тёмный вышел сообщить Васе и Ивану Ивановичу, что им ничего не грозит.
        Все закричали и захлопали, и эта маленькая победа, воодушевила не только Васю и Ивана Ивановича, а и всех оставшихся. Всем показалось, что всё будет хорошо. Тёмный открыл станцию репликации, обнажая огромное кольцо репликатора. Маргина, Элайни, Лайни, Сергей, Туманный Кот, Хамми и Мо остановились перед ним, ожидая своей участи. Рядом стояли Хенк и Байли, Перчик и Леметрия с Парком. Наступила последняя минута прощанья, последние поцелуи и объятия. Кольцо окуталось голубым туманом, скрывая стоявших перед ним, разрядилось искрами и исчезло.
        Туманная репликация
        Сегодня палило, как никогда. Сергей отстегнулся и снял с себя галстук и пиджак. Впереди был поворот. Его «Опель» начал вписываться в дугу поворота и тут, на обочине, Сергей увидел очаровательную блондинку в красной шляпе, которая махала ему рукой. Он уже собирался остановиться, как прямо перед машиной вынырнул рыжий кот. Запоздало нажимая на тормоз, Сергей влетел в лобовое стекло и отключился.
        Что-то назойливо стучало в голове. Тук-тук-тук, тук-тук-тук. Сергей открыл глаза и увидел, как в боковое стекло стучит женщина в красной шляпе. Он открыл окно.
        - С вами всё в порядке? - встревожено спросила она. Сергей кивнул головой.
        - Это мой кот, Хамми, выпрыгнул из корзинки прямо на асфальт, - объясняла блондинка, - вы уж простите нас, пожалуйста.
        - Ничего, - махнул Сергей, подозревая, что шишка будет ещё та. - А вам куда?
        - Да я в Канев, к маме, - объяснила блондинка.
        - Садитесь, я как раз в Канев, к другу еду, - объяснил Сергей.
        - Спасибо вам, вот здорово, - обрадовалась блондинка. На отбойнике поворота сидел ворон и внимательно смотрел на кота. Кот недовольно мяукнул, вырываясь из рук девушки.
        - Ничего, если я котика назад посажу? - спросила девушка
        Сергей утвердительно кивнул. «Хорошо же я стукнулся, - подумал он. - Надо же, за какую-то минуту, как будто целое кино посмотрел. Про Страну Фрей и Страну Маргов, про Маргину, ваду, Байли, Хенка, доктора Фроста и Элайни. Ну и фантазия у меня».
        - Меня зовут Элайни, - улыбнулась блондинка.
        - Сергей, - представился он. Так вот откуда имя Элайни. Блондинка, вероятно, себя назвала, а он сразу же нафантазировал. Немудрено.
        - У вас редкое имя, - сказала Сергей.
        - У вас тоже, - отметила Элайни и они дружно засмеялись. «Как хорошо, - снова подумал он, предаваясь эйфории. - Это были всего лишь мои фантазии».
        - Крепче за руль держись, водила, - сказал Хамми, высовывая свою рыжую рожу вперёд между сидений.
        Конец
        notes
        Примечания

1
        Хранитель - димензиальная (димензиальность - это мерность, число измерений пространства и времени, в которых происходит развитие объекта и субъекта Созидания) структурированная материя, существующая в пяти, шести и семи измерениях, с заложенной самообучающейся программой сохранения энтропии Вселенной. Кем созданы Хранители - неизвестно. В подчинённом положении следуют указаниям Творцов, Наблюдателей, Созидателей.

2
        Глифома - ячейка памяти Хранителей. Слабая человеческая аналогия - голографический снимок.

3
        Репликатор - средство передвижения, делающее каналы между мирами.

4
        Мэтлоступэ - устройство для передвижения по воздуху. Изготавливается из дерева для фреи, достигшей шестнадцати лет, заряжается на совете фрей.

5
        Ерх - монета, имеющая хождение, как в Стране Фрей, так и в Стране Маргов.

6
        Барберосы - димензиальные структуры, космические странники, существующие семействами и выпасающие на подвернувшихся планетах свои стада амомедаров.

7
        Амомедары - димензиальные примитивные структуры, использующие мимикрию, для подобия с местными формами жизни. В космосе существуют, как кристаллические нити. Используются барберосами для пополнения своих эмоциональных потребностей.

8
        Симпоты - димензиальные структура, существующая в пяти, шести или семи измерениях, образующая осязательные органы Хранителей.

9
        Прасек - единица времени. 1 прасек равен 0,6 секунды, 100 прасеков равны 1 минуте,
6000 прасеков равны часу, 144 000 прасеков равны суткам, 52 560 000 прасеков равны году, 52 560 000 000 прасеков равны 52 гигапрасекам и равны 1000 лет

10
        Марка - магическое сообщение, условный знак, которым обмениваются фреи. Дальность передачи марки невелика. Марги, обычно, таким не пользуются, считая его женским капризом.

11
        Наблюдатель - димензиальная структурированная материя, выполняющая контролирующие функции. Назначается Кольцом, а его действия не подлежат оспариванию.

12
        Созидатель - димензиальная структура, о которой ничего не известно.

13
        Творцы - димензиальная структурированная материя, предпочитающая человеческий вид, которая заселяет и курирует новые миры. Причины их действий неизвестны. Кем Творцы созданы - неизвестно.

14
        Репликация - перемещение между мирами, иногда не санкционированное.

15
        ОРУ - открытое распределительное устройство, используется для коммутации электрических сетей.

16
        Саша Суздаль. Сайт автора: s/suzdalx s/ адрес электронной почты: [email protected]

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к