Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
  Саша Суздаль
        
        Перстень Харома
        Коты - хранители #4
        
        Аннотация:
        Саша Суздаль "Перстень Харома" В Стране Маргов и Фрей с некоторого времени стали пропадать люди: взрослые и дети. Чтобы их найти, обращаются к слепой провидице Манароис, которая сообщает, что детей нужно искать в воде. Но Чери, мать одного пропавшего мальчика, не очень ей верит - ведь провидица однажды умыкнула её мужа, Фогги, являющегося отцом ребенка. К тому же, по ночам на планету Глаурия падают звёзды, а потом появляются двойники людей. Маргина, Хранитель планеты Глаурия, не может с этим справиться и ей на помощь спешит вороной конь товарища Будённого, в которого она влюбляется без памяти.
        Автор, как рыба, обо всём остальном промолчит.
        Начало и продолжение истории, описанной в книге "Перстень Харома" можно найти в других книгах тетралогии: "Кот в красной шляпе", "Блуждающий Неф", "Замкнутые на себя".
        Саша Суздаль "Перстень Харома"
        
        В Стране Маргов и Фрей с некоторого времени стали пропадать люди: взрослые и дети. Чтобы их найти, обращаются к слепой провидице Манароис, которая сообщает, что детей нужно искать в воде.
        Но Чери, мать одного пропавшего мальчика, не очень ей верит - ведь провидица однажды умыкнула её мужа, Фогги, являющегося отцом ребенка.
        К тому же, по ночам на планету Глаурия падают звёзды, а потом появляются двойники людей.
        Маргина, Хранитель планеты Глаурия, не может с этим справиться и ей на помощь спешит вороной конь товарища Будённого, в которого она влюбляется без памяти.
        Автор, как рыба в воде, обо всём остальном промолчит.
        
        
        Начало и продолжение истории, описанной в книге "Перстень Харома" можно найти в других книгах тетралогии: "Кот в красной шляпе", "Блуждающий Неф", "Замкнутые на себя".
        
        Сайт автора: s/suzdalx s/
        Адрес электронной почты: [email protected]
        Все имена, названия и определения приведены к форме понятной для жителя Земли. Они не соответствуют реальным, так как не имеют аналогов, к тому же никак не влияют на содержание книги.
        Очевидец.
        
        
        Репликация первая. Марэлай
        -- Дай! -- кричала Марэлай, хватаясь за руку Байли и настойчиво пытаясь содрать с пальца матери серебристый перстень с голубовато-зелёным камнем.
        -- Прекрати, Марэлай, -- отругала её Байли, увлекая её за собой.
        -- Мама, дай, -- ныла Марэлай, дёргая Байли за палец.
        -- Да, что же за ребёнок такой? -- возмущалась Байли. -- Я пожалуюсь на тебя отцу.
        Марэлай затихла на некоторое время и, опустив голову, тащилась за матерью, как упрямый ослик. Дело в том, что мать вела её в школу, организованную отцом, Хенком Барулей, на первый урок и, к тому же, опаздывала.
        Когда они подошли к школе, Персиван Еффре, а проще Перчик, брат Байли, уже закончил своё напутствие и дети говорливым, весёлым потоком вливались через узкие двери в широкие коридоры школы. Леметрия, жена Перчика, заметив Байли, обернулась к ней и озабоченно спросила:
        -- Ты что так долго?
        -- Все нервы мне вымотала, -- пожаловалась Байли, -- перстень ей отдай.
        -- Какой перстень? -- не поняла Леметрия и, увидев дерущихся школьников, бросила им: -- Сейчас же прекратите! Все в классы!
        -- Мама, перстень дай, -- вспомнив, заныла Марэлай, остановившись возле ступенек.
        -- Опять?! -- всплеснула руками Байли. -- Наказание ты моё!
        -- Дай ты ей перстень, -- воскликнула Леметрия, глядя на хныкающую Марэлай.
        -- На, -- с досадой сказала Байли, снимая с пальца перстень. Марэлай тут же утёрла нос и натянула перстень на средний палец.
        По аллее, ведущей в школу, во всю прыть неслась Чери, тянущая за собой мальчика рыжей наружности, к тому же конопатого. Леметрия, увидев свою подругу, что есть силы, завопила:
        -- Чери, быстрей!
        Запыхавшаяся Чери, едва добежав, отдала своего отпрыска в руки Леметрии и та, взяв за руки Марэлай и мальчика, побежала по ступенькам вверх, вздрагивая от раздавшегося звонка.
        -- Дуклэон, возьми за руку Марэлай и веди в класс, -- попросила Леметрия рыжика, и тот послушно взял девочку за руку, не собираясь огорчать Леметрию, так как она, в отличие от мамы, баловала его, чем только могла. Две головы, рыжая и чёрненькая, степенно поплыли к дверям класса.
        -- Успела, -- присев на лавочку, вздохнула Чери, и, взглянув на Байли, спросила: -- Твой марку[1] не присылал?
        -- Дождёшься от него, -- вздохнула Байли и села рядом с Чери.
        В последнее время их сдружила судьба, так как их мужья, Хенк и Фогги, улетели на флаэсине[2] в горы, чтобы найти залежи медных руд, записи о которых Хенк нашёл в книге Гинейма, своего прапрадеда. Потребности страны в металлах росли непомерно, несмотря на то, что Главный Марг Хенк Артур Крайзер Баруля, который вместе со своей женой, королевой Байли, управлял Страной Маргов и Фрей, умерял аппетиты своих Главных Конструкторов - Винтика и Шпунтика.
        Дошагав до класса, Дуклэон бросил руку Марэлай и сообщил:
        -- Дальше, сама!
        Марэлай хмыкнула и зашла в класс. Все дети сидели за партами, и только передняя была пуста.
        -- Не стойте, садитесь, -- строго сказал Иван Иванович, бывший мастер ОРУ Каневской ГЭС, а ныне житель планеты Глаурия и преподаватель Академии Маргов и Фрей. На первое занятие в школе его попросил Хенк, предполагая, что Иван Иванович сумеет удивить школьников.
        Марэлай ничего не оставалось делать, как сесть за парту, придвинувшись к окну. Растерянный Дуклэон понял, что опаздывать плохо, так как ему пришлось сесть возле противной девчонки, именуемой Марэлай, неизвестно почему навязанной ему судьбой.
        Иван Иванович принялся рассказывать о Земле, расписывая существующих на ней людей, их нравы и привычки, изображая животных и растения, объясняя происхождение материков и океанов. Дети затихли, внимая словам Ивана Ивановича, и вряд ли муха, пчела или бабочка могли их отвлечь от того, о чём он рассказывал.
        -- Ты хочешь в океан? -- шёпотом спросила Марэлай
        -- Нет, -- соврал Дуклэон, но внутреннее желание не обмануло, и он исчез. Иван Иванович, возбуждённый воспоминаниями о Земле, продолжал рассказывать о ней классу и не сразу заметил пропажу. О детях он спохватился под конец урока, растерянно остановившись возле пустой парты:
        -- Здесь, кажется, кто-то сидел? -- спросил он у класса, но ученики, увлечённые рассказом Ивана Ивановича, никак не реагировали на вопрос учителя, а начали задавать свои:
        -- Что такое слон?
        Иван Иванович объяснил, но в его голове застряла тревожная мысль о чём-то, пропущенном в своём рассказе. Несмотря на то, что он ответил на все вопросы, Иван Иванович закончил урок совсем расстроенным.
        После звонка дети говорливой толпой выбежали из класса мимо Леметрии, намеревающейся спросить у Дуклэона, как ему понравилось. Не увидев своего протеже, Леметрия удивилась, что его пропустила, и отправилась в старший класс, на свой урок магии, намереваясь в следующий перерыв посетить своего любимца. Но в следующий перерыв не получилось, так как её к себе в кабинет позвал Перчик, нынешний директор школы, причём, паразит, совсем без причины, а чтобы только потискать любимую жену. Леметрия отругала его, сказав, чтобы он упражнялся дома, а на людях не позорил её, и так люди на них двоих посматривают косо.
        Когда Леметрия добралась до класса Дуклэона, то там его не обнаружила. Решив, что Чери забрала его домой, она вздохнула и успокоилась, намереваясь вечером расспросить Дуки, как она его называла, о его школьных впечатлениях. Прямо из школы она отправилась к домику Чери и застала её щипающей сорняки с грядки.
        -- Как наш ученик? -- спросила Леметрия, присаживаясь на лавочку у крыльца и вытягивая ноги.
        -- Ещё не пришёл, -- ответила Чери, продолжая работать.
        -- Как не пришёл? -- опешила Леметрия, и чуть не сползла с лавочки.
        -- А что, уроки уже кончились? -- спросила Чери, поднимая голову.
        -- Кончились, -- растерялась Леметрия и спросила: -- А разве ты не забирала его с уроков?
        Чери подошла к Леметрии, глянула ей в глаза и спросила: -- Лемка, что случилось?
        Леметрия рассказала о своих подозрениях, и они вдвоём помчались в школу. Перчик, сидевший в своём кабинете, удивлённо на них посмотрел, когда они ворвались в его кабинет. После путаных сообщений Леметрии и Чери, он послал марки всем преподавателям и вскоре его кабинет напоминал пчелиный улей. После препирательства, учительница второго урока показала журнал, где напротив Дуклэона стоял прочерк.
        -- На моём уроке его не было, -- сообщила она, тыкая в журнал.
        Притопавший Иван Иванович, появившийся в дверях, предстал перед присутствующими, как похититель детей.
        -- Иван Иванович, куда вы девали ребёнка? -- спросил его Перчик и все смотрели в рот Иван Ивановича, как будто он его съел. Ошарашенный Иван Иванович присутствующих не понял и смотрел на них с недоумением. Единственным ребёнком, близким ему, был его зять, Вася Филимонов, которому было уже за тридцать. Вспоминая свой урок, он вдруг с ужасом понял, что так тревожило его на уроке -- дети, сидевшие за первой партой, были, а потом исчезли. Осознав то, что его до сих пор смущало, он неожиданно весь намок и потёк.
        -- Они исчезли, -- сообщил он.
        -- Иван Иванович, кроме Дуклэона ещё кто-то исчез? -- допытывался Перчик.
        -- Да, -- растерянно сказал Иван Иванович, -- мальчик и девочка.
        Кроме Ивана Ивановича вспотел и Перчик. А Байли, появившаяся на пороге, заставила его ещё и покраснеть.
        -- Перчик, Марэлай у тебя? -- спросила она у брата и, удивлённо посмотрев вокруг, спросила: -- Что случилось?
        ***
        Детей искали по всему городу, организовав несколько групп поиска. Бедный Перчик, считая пропажу детей своей виной, осунулся и потемнел лицом, а Леметрия не находила себе места, кляня себя за то, что не хватилась раньше за своего любимца. В связи с произошедшими событиями даже занятия в школе отменили до полного прояснения ситуации.
        Байли стояла у окна школы, не зная, куда идти и что делать. Она, понимая, что произошло событие неординарное, но не могла понять его сути и думала о том, кто мог сотворить такое: человек, преследующий какие-то цели, или существо, о целях которого они не узнают никогда, а может дети сами потерялись, попав в какую-нибудь беду.
        "Ах, если бы здесь был Туманный Кот, -- подумала она, поглаживая на кисти руки браслет из серого металла, усыпанный камнями из селенита, -- ах, как бы я хотела поговорить с Маргиной" -- вспомнила она о своей матери, и тут же исчезла. "Фатенот, ты стала ужасно настойчивой, -- проворчал Харом, Создатель данного мира, лёжа в толще планеты Глаурия и хмыкнул: -- Возможно, я тебя прощу".
        -- Ты видела? -- спросила идущая по коридору фрея Рома у фреи Эстаты.
        -- Что? -- не поняла Эстата.
        -- Байли пропала, -- сообщила фрея Рома, не веря своим глазам.
        -- Не говори чепухи, -- шагая по коридору, сказала Эстата. Возле кабинета Перчика она потопталась и, открыв дверь, втиснула свое плотное тело в дверной проём. Перчик вопросительно посмотрел на неё: вчера, тайно от всех, он дал распоряжение произвести поиски вдоль реки Леи -- вдруг дети баловались на берегу.
        -- Ничего не обнаружили, -- коротко сообщила Эстата, и у Перчика не было причины ей не верить - дотошность Эстаты известна всем. Перчик напряжённо думал, куда могли деться дети. Из рассказа Ивана Ивановича он понял, что тот не заметил момент исчезновения, а только его констатировал.
        Следовательно, дети могли уйти с урока сами, каким-либо образом обманув учителя, что тоже было неважно. Главным было то, куда дети отправились потом, а здесь море предположений. Подумав немного, он решил расспросить сестру, Байли, и Чери с Леметрией, чтобы лучше объяснить поступки детей и их мысли. Опустошённая Чери, вместе с Леметрией, сидели тут же на диване, а Байли перед этим вышла в коридор. Перчик попросил фрею Рому:
        -- Позовите Байли, она в коридоре.
        Фрея Рома, зная, что Байли в коридоре нет, всё же вышла туда и снова вернулась, чтобы сообщить:
        -- Её там нет.
        -- Сходите к ней домой, -- попросил Перчик, -- вероятно, она там.
        Фрея Рома ушла, почему-то ясно осознавая, что Байли дома нет, а Перчик принялся расспрашивать Чери, на предмет того, что можно ожидать от Дуклэона.
        -- Да чего угодно, -- вместо Чери, сказала Леметрия, -- Дуклэон шебутной.
        Чери кивнула, соглашаясь с подругой, и, вспомнив сына, заплакала.
        -- Его уже нет в живых, -- вдруг глухо сказала она, уставившись невидящими глазами в пространство.
        -- Чери, что ты говоришь!? -- возмутилась Леметрия. -- Не смей так даже думать!
        Леметрия принялась успокаивать Чери, но та, как завороженная, повторяла: "Его уже нет в живых". Леметрия со всего маху влепила ей оплеуху и крикнула:
        -- Дура!
        Чери упала на диван и беззвучно плакала. Растерянный Перчик не знал, что сказать, а Леметрия заплакала вместе с ней, найдя выход эмоциям, терзавшим её душу. Рыдая, на плече друг у друга, они немного успокоились, а Леметрия, вытирая лицо, что-то вспомнила и сообщила:
        -- Мы полетим к Манароис.
        -- К этой сумасшедшей? -- перестала плакать Чери. Ей было, что вспомнить о Манароис, ведь та, однажды, похитила на время её мужа Фогги, и вспоминание об этом горькой желчью отзывалось в её душе.
        -- Сумасшедшая или нет, а слова у неё всегда правдивые, -- сказала Леметрия, надеясь на соломинку.
        -- Летите, -- сказал им Перчик, -- а я полечу в горы и сообщу о происходящем Хенку.
        В дверях появилась фрея Рома и доложила:
        -- Байли пропала!
        ***
        Прочтению книги, написанной прадедом, Хенк посвятил все зимние вечера, погружаясь в историю своего рода, которая вызывала в его душе чувство сопричастности к событиям, происходивших много лет назад. Судя по записям в книге, его прадед был кузнецом и хорошо разбирался в металлах и их обработке.
        Рисунки прадеда оказались точны, все отмеченные точки имели залежи самородной меди. Хенк, немного набивший руку, уже мог отличать куприты от азуритов, а найденные куски малахита складывал на флаэсину, чтобы потом передать умельцам для поделок.
        Они находились между городком Ена и озером Винос, намереваясь, после окончательной проверки всех точек, махнуть через устье реки Леи, чтобы проверить наличие металлических руд в тамошней горной цепи.
        Фогги, легко покинувший дипломатическую стезю из-за отсутствия предмета дипломатии, неожиданно для себя, не без помощи Хенка, увлёкся металлургией и составил последнему компанию не только в делах металлургии, а и в делах управления Страной Маргов и Фрей.
        Появление в небе флаэсины обескуражило Хенка, так как они не ожидали гостей, а то, что она здесь, говорило о неприятностях. Хенк настороженно всматривался в фигуру возле штурвала, пока не рассмотрел Перчика. "Что же случилось?" -- думал Хенк, с надеждой предполагая, что всё хорошо, а Перчик соскучился и припёрся просто так. Их дружба, повязанная родственной связью, так как Байли была сестрой Перчика, с годами ничуть не ослабела, а стала неосознанной необходимостью.
        Когда флаэсина подплыла поближе, потемневшее лицо Перчика развеяло сомнения Хенка: дома случилось что-то нехорошее.
        -- Говори! -- бросил Хенк вместо приветствия.
        -- Марэлай исчезла, -- сообщил Перчик и, взглянув на Фогги, добавил:
        -- ... и Дуклэон.
        Чтобы прекратить расспросы, Перчик выложил всё, что знал о происшествии в школе, а в самом конце, тяжело вздохнув, произнёс: -- В этот же день, чуть позже, пропала Байли.
        Хенк побелел, но молчал, а Фогги растерянно теребил поля шляпы, снятой с головы. Приходя в себя, Хенк спросил:
        -- У тебя есть какое-нибудь объяснение тому, что произошло?
        Перчик присел на край своей флаэсины, с которой он не слезал, и, вытерев лицо ладонью, задумчиво промолвил:
        -- Я думаю, что люди здесь не причём, -- взглянув на Хенка, он уточнил: -- Я думаю, что мы имеем дело с репликацией[3].
        -- Опять!? -- воскликнул Хенк. -- А причём здесь дети?
        -- Нам стоит обратиться к Туманному Коту, -- промолвил Фогги, -- а ещё лучше -- к матери Байли, Маргине.
        -- Туманный Кот убежал в Фаэлию, -- сообщил Перчик.
        -- Почему? -- удивился Хенк.
        -- Пресытился, -- ответил Перчик.
        ***
        Туманный Кот удрал из Боро, так как, вероятно, пресытился эмоциями людей, чрезмерно потребляя их в плотно заселённом городе. Если бы нашёлся врач, который его осмотрел, он бы констатировал информационное отравление и рекомендовал пациенту отдых вдали от города.
        Туманный Кот поступил по рекомендации несуществующего врача: спрятал свои симпоты[4] внутрь и отправился в Фаэлию, бывшую столицу Станы Фрей, где в последнее время населения существенно поубавилось, а бывший королевский дворец вообще был пуст, если не считать постаревшего стратега Питера Вейна, надзирающего за зданием.
        В первый день он облазил весь дворец, наслаждаясь эмоциональной тишиной, а так как эмоции флегматичного Вейна не досаждали Туманному Коту, то они нашли консенсус в своих отношениях. Питер сидел у разожжённого камина, что летом было без надобности, но создавало нужную атмосферу, и потягивал вино, держа на коленках раскрытую книгу, которую он не читал. Туманный Кот, повернул спину к огню, впитывал энергию напрасно горящего очага, закрывал глаза и отпускал свои симпоты, плывущие по первой попавшейся волне, улавливая эмоциональное колебание травы в саду, беззаботный шелест листьев деревьев и шорох набегавших волн на берег Хвостика, притока реки Вьюнки.
        В таком молчаливом созерцании они проводили весь день, после чего, вечером, отправлялись на балкон второго этажа, куда раньше приземлялись фреи Совета Фрей, прилетая на мэтлоступэ[5]. Вейн садился в плетёное кресло, а Туманный Кот располагался у ног и они созерцали звёзды, улавливая гармонию музыки, опустившейся с небес. Почти человеческое чувство тишины и родство со всей Вселенной научили Туманного Кота созерцать окружающее и впитывать симпотами колебания жизни, настраиваясь в резонанс с ними, возбуждая обратную связь.
        Как обычно перед сном, хотя потребности спать у него не было, Туманный Кот раскинул симпоты, чтобы проверить, что делают и где находиться его подопечные: Байли, Марэлай, Хенк, Перчик и все остальные, кто казался ему интересным, а, вернее, вкусен своими эмоциями. Не торопясь, он волной послал симпоты, ожидая отражения, а получив, накладывая их на сетку планеты Глаурия. Но что-то пошло не так, так как симпоты изобразили странную картину, и Туманный Кот понял, что он должен вмешаться.
        Он поднялся и сказал Питеру Вейну:
        -- Мне нужно уйти, -- и сиганул вверх, зажигаясь новой звездой.
        ***
        -- Лемка, быстрее! -- торопила Чери, но Леметрия ничего сделать не могла, так как флаэсина не истребитель, какие есть на Земле, если верить рассказам Сергея и Элайни. Вспомнив о них, Леметрия с горечью подумала о том, что не знает, где они и как. Однажды Маргина неохотно рассказывала, что они находятся на Глаурии, но тысячу лет назад, а это означало только то, что они давно уже умерли. От этого, а ещё от потери Дуклэона, который ей был, как родной, Леметрия чуть не пустила слезу, но сдержалась, чтобы не дразнить Чери.
        Вокруг была ночь, над головой светили звёзды, а внизу было темно и нельзя было различить ни зги. Движение флаэсины не чувствовалось, так как звёзды оставались на месте, а темнота внизу не была подвержена изменениям, что создавало иллюзию застывшего мира, в котором даже маленький ветерок отказывался работать.
        -- Я быстрее на мэтлоступэ полечу, -- завелась Чери, и, вытащив мэтлоступэ, сиганула с флаэсины.
        -- И лети, дура, -- бросая слова ей вслед, обозлилась Леметрия, зная наперёд, что мэтлоступэ хватит на всего ничего, а потом ещё придётся искать внизу Чери, чтобы подобрать. Ругаясь про себя, Леметрия опустилась ниже, пристально вглядываясь в окружающую темноту, чтобы ненароком не вспахать землю флаэсиной.
        И правда, через некоторое время, при свете звёзд, Леметрия заметила внизу хромающую фигуру. Пролетев вперёд, Леметрия села и ждала, усевшись на борт.
        -- Что случилось? -- спросила она у Чери, когда та приковыляла к флаэсине.
        -- В дерево врезалась, -- сообщила Чери, опустив голову. Когда она перевалила через борт на флаэсину, то Леметрия увидела её исцарапанное лицо и, несмотря на печальные обстоятельства, чуть не рассмеялась. Хорошо, что было темно, и Чери не увидела, но что-то почувствовав, напряжённо спросила: -- Что?
        -- Ничего, -- ответила Леметрия, поднимая флаэсину в воздух.
        Когда они добрались до дома Манароис, было ещё темно, и Леметрия посетили сомнения, туда ли они попали, но Чери, вздохнув, с горечью сообщила:
        -- Я этот дом запомнила навсегда.
        Она решительно перелезла через борт флаэсины и быстро доковыляла до дома. Леметрия, не успевая за ней, зашипела:
        -- Смотри, не груби.
        -- Как получиться, -- сказала Чери и, что есть силы, забарабанила в дверь. Леметрия, раскрыв рот в беззвучном крике, махала на неё руками, но Чери не успокоилась, пока дверь не открылась.
        -- Что надо? -- всматриваясь в них незрячими глазами, сказала Манароис. Её лицо, освещённое розовым небом на востоке, казалось, не изменило время, а растрёпанные тёмные кудри как будто никогда не знали гребня. Неизвестно, каким образом, Манароис узнала Чери и разочарованно сказала:
        -- А, это ты...
        Повернувшись к Леметрии, она ехидно спросила:
        -- А где мой Фогги?
        Чери перетерпела, тем более Леметрия саданула её в бок, чтобы не выпендривалась.
        -- У меня сын пропал? -- сообщила Чери, глядя на Манароис.
        -- Мой мальчик, -- заворожено сказала Манароис, кружась вокруг себя, -- мой мальчик Дуклэон, -- сказала она с закрытыми глазами, подняв одну руку вверх и кружась. Чери смотрела на неё широко открытыми глазами, поражённая тем, что Манароис знает имя сына. Неожиданно Манароис остановилась и захлопнула дверь. Было слышно, как она задвинула засов.
        -- Открой! -- озверела Чери, колотя в дверь ногой. -- Открой, зараза! -- кричала она, сотрясая дверь кулаками. Леметрия пыталась её остановить, но Чери унялась только тогда, когда упала возле дверей и зарыдала.
        -- Ищи его в воде, -- глухо прозвучал голос Манароис из-за дверей.
        -- Что она сказала? -- не поняла Чери.
        -- Что она имела в виду? -- спрашивала она у Леметрии. Поднявшись, Чери снова заколотила в двери, но Леметрия её остановила:
        -- Больше она ничего не скажет.
        Растерянные и опустошенные они пошли к флаэсине. Вопрос: "Что Манароис имела в виду?" -- так и оставался открытым. Леметрия подозревала, что Манароис сама не знает значение сказанного.
        ***
        Хенк и Перчик летели в бывшую столицу, Фаэлию, чтобы попросить Туманного Кота помочь им в поиске Байли и детей, а Фогги, несмотря на его протест, Хенк отправил в Боро, чтобы он заменил его в управлении страной, и, к тому же, кому-то там нужно быть, чтобы координировать поиски пропавших. Лететь в Фаэлию приходилось по большой дуге, через Борото, чтобы обойти высокие горы в верховьях реки Леи.
        Перчик стоял у штурвала и смотрел на трепыхающийся вымпел на клотике. Поднимая флаэсину то вверх, то вниз он искал попутный ветер, чтобы поднять стаксель на носу. Поймав воздушный поток, Перчик закрепил концы и выверил курс, а потом опустил глаза вниз, туда, где под лучами солнца, волнами колыхались степные травы.
        В этих широтах больше всего преобладала степь, изредка запятнанная берёзовыми рощами, поэтому раскинувшийся внизу пейзаж наводил скуку и способствовал плавному течению мыслей, так или иначе связанных с сестрой и пропавшими детьми. То, что Перчик первым озвучил мысль о репликациях, наводило на размышления о том, что он, отправляясь к Хенку, уже успел об этом подумать, а если рассматривать последствия таких репликаций, то они всегда заканчивались плохо. Перчик боялся, что Байли, как и Элайни, исчезнет, а потерять сразу двух сестёр, едва успев с ними познакомиться, казалось несправедливым и горьким наказанием неизвестно за что.
        -- Почему? -- машинально спросил он.
        -- Что? -- не понял Хенк, но Перчик только сказал: -- Лея.
        И, правда, под флаэсиной показалась река Лея в начале своего пути, недалеко от того места, где в неё вливается почти равная ей река Горне. Они пролетели немного по руслу Горне, а потом оставили её по правому борту флаэсины, направляясь к городу Ханзе. Было жарко, и только ветер в спину освежал лицо. В любом другом случае они обязательно остановились у какой-нибудь реки, чтобы окунуться с головой в освежающей воде, очищающей и душу, и тело, но их дело требовало безотлагательных действий, поэтому о прохладе необходимо забыть.
        Только к вечеру они добрались до Фаэлии, и Перчик направил флаэсину на посадочную площадку за дворцом, за ненадобностью уже порядком заросшую травой. Хенк, не дожидаясь остановки, спрыгнул на землю и понёсся к дворцу. Стратег Вейн, видимо увидевший флаэсину из балкона, где он обычно отдыхал, спускался по ступенькам вниз, навстречу Хенку. О чём они говорили, Перчик не слышал, но Хенк мчался назад, к флаэсине, и, ещё не забравшись на борт, крикнул:
        -- Взлетаем.
        Когда они взлетели, на молчаливый вопрос Перчика он ответил:
        -- Туманный Кот куда-то ушёл.
        Куда ушёл кот, Хенк, видимо, не знал, иначе сказал бы, и Перчик не стал тревожить его расспросами. Он направил флаэсину в сторону Литу и, дальше, в Боро, но Хенк неожиданно сказал:
        -- Поворачивай к озеру Сван.
        Перчик повернул, и, кажется, понял, куда Хенк хочет отправиться, но не стал говорить об этом вслух. Возможно, мысль была верная, да и выбирать им особо было не из чего.
        Солнце пряталось за горы, и при последних его лучах Перчик посадил флаэсину на остров, в устье реки Вьюнки, впадающей в озеро Сван. Хенк вылез из флаэсины и отправился искать вход в подземную пещеру, где мог находиться Творец[6] данного мира Харом. Перчик шагал сзади за Хенком, с содроганием вспоминая последнюю встречу с Харомом, когда тот подарил Хенку браслет для Байли. Хенк был прав, уж кто и может помочь в поиске Байли, так это Харом. За последние годы остров густо зарос кустарником и деревьями, так что найти заветную дверь им удалось не сразу. Когда, продираясь сквозь кусты, они, запыхавшись, остановившись перед ней, Хенк, взглянув на Перчика, спросил: -- Что, пойдём? -- тот, вздохнув, только кивнул головой.
        Открыв дверь, они нырнули в её тёмный провал. Хенк зажёг шар, подняв его над головой, и отправился вниз по лестнице, которая, как маятник, петляла справа налево и наоборот, оканчиваясь в крайних точках нишей-переходом. Перчик, отключив эмоции, двигался за Хенком, про себя размышляя, что в иное время и обстоятельства ни за какие коврижки не посетил бы Харома.
        Спустившись вниз, они прошли в зал с наклонными стенами, такой же громадный и угрюмый, как и раньше. Хенк, как и прежде, шагал впереди, а за ним в нескольких шагах ступал Перчик, стараясь идти осторожно, точно подкрадываясь к дичи.
        Неожиданно Хенк остановился, а Перчик ощутил в голове незнакомую сущность, которая бесцеремонно копалась в его голове.
        "Что ты хочешь?" -- спросил голос внутри, но Перчик понял, что спрашивают не его, а Хенка.
        -- Где Байли? -- услышал Перчик голос Хенка, а голос внутри заревел так, что чуть не расколол голову:
        "Ты претендуешь на мою Фатенот?"
        Что ответил Хенк, Перчик не слышал, так как он тут же исчез, к тому же погас светящийся шар. Внезапно Перчика схватило что-то огромное, а потом он ощутил полёт и, неожиданно для себя, оказался снаружи, над островом, откуда, с высоты в два человеческих роста, шлёпнулся на землю, отчего сразу же потерял сознание.
        Была уже ночь, когда он поднялся с холодной земли. Одна нога затекла, и он едва на неё опирался, но, всё же, добрался до флаэсины и, перевалившись через борт, двинул штурвал, поднимаясь в звёздное небо и направляясь в Боро.
        ***
        Фогги уже находился в Боро и исполнял обязанности Главного Марга, когда Леметрия и Чери добрались в город. Он сидел вместе с фреей Эстатой, маргом Расса и фреей Айлиф и составлял бюджет на следующий год, когда в кабинет засунул голову вездесущий Парк, брат Леметрии, и сообщил:
        -- Чери и Леметрия прилетели.
        Фогги поднялся и отправился встречать жену и Леметрию, немного опасаясь результатов и понимая, что для Чери встреча с Манароис очень тяжёлое испытание. Увидев их ещё издалека, он понял по лицам, что результаты поездки не такие, которым можно радоваться.
        Леметрия в общих словах обрисовала поездку и рассказала то, что им сообщила Манароис. Чери молчала, не глядя на Фогги.
        Фогги, словно оправдываясь, сказал:
        -- Ей можно верить.
        Чери глянула на него уничтожающее и спросила:
        -- На каком основании?
        -- Несколько лет назад, -- очень осторожно сказал Фогги, -- она сообщила мне, что я буду Главным Маргом.
        Чери ехидно ухмыльнулась.
        -- Что и следовало доказать, -- сказала она, -- стать Главным Маргом тебе совсем не светит.
        -- Ты ошибаешься, Чери, -- сказал Фогги, положив руку ей на плечо, -- я сейчас Главный Марг, а Хенк отправился к Туманному Коту.
        -- Пусть даже так, -- вздохнула Чери, -- но она сказала: "Ищи его в воде".
        -- Это говорит только о том, что Дуклэон жив, -- убеждённо сказал Фогги. -- Манароис не способна сказать дурное.
        Чери злобно на него взглянула, не в силах простить ему мимолётную связь с Манароис, и, развернувшись, отправилась в свой дом, а Леметрия семенила за ней сзади, пытаясь придумать убедительные аргументы, чтобы успокоить подругу, но тревогу в своей душе не могли погасить никакие слова.
        Фогги вернулся к фрее Эстате и наказал направить все имеющиеся флаэсины и речные суда вдоль русла Леи и прилегающих рек, чтобы более тщательно их проверить, так как по имеющимся данным дети находятся возле воды. Откуда у него такие данные, Фогги не сообщил, чтобы не вызывать недоумение Эстаты, а она не считала нужным интересоваться чужой тайной. Чтобы все сведения о поиске могли быстро дойти до Боро, Фогги предложил Эстате разместить фрей на достаточном расстоянии друг от друга для передачи сообщений с помощью марок. Фогги проследил, чтобы все флаэсины отправились по своим маршрутам, и только тогда отправился домой, намереваясь хоть немного успокоить Чери и уложить её спать, так как она всё это время не закрыла глаза ни на миг.
        У них дома была Леметрия, и Фогги был благодарен ей за её участие, иначе Чери могла не выдержать и сорваться, а о том, что последовало потом, Фогги старался не думать. Чери выслушала убедительные слова Фогги и собралась сама участвовать в поиске, но Фогги убедил её оставаться в Боро, куда сведения придут намного быстрей. Он понимал, что нужно занять мысли Чери каким-нибудь делом и предложил ей вместе с Леметрией дежурить по очереди и принимать сообщения фрей. Чери тут же засобиралась, но Леметрия приказала ей спать, чтобы отдохнуть, иначе вообще не допустит её к дежурству. Чери со вздохом согласилась прикорнут в зале на диванчике, и тут же тревожно заснула.
        Фогги и Леметрия вышли на крыльцо, чтобы её не беспокоить.
        -- Иди и ты, поспи, -- предложил Фогги, -- а я пока подежурю.
        -- Не могу, -- честно призналась Леметрия и добавила: -- Что-то долго нет Хенка и Перчика.
        Точно по мановению невидимой фреи они увидели силуэт флаэсины, опустившейся на близлежащую поляну. Леметрия не удержалась и побежала вперёд, а Фогги, замирая сердцем, шёл сзади, боясь услышать плохие вести.
        Через борт неуклюже перевалился Перчик, и в темноте его лицо показалось удивительно угрюмым, но когда Фогги подошёл поближе, то понял, что здесь виновата не темнота: на лице Перчика было написано отчаяние.
        -- Что случилось? -- обеспокоилась Леметрия. Перчик посмотрел на Фогги и произнёс:
        -- Пропал Хенк.
        ***
        Элайни стояла у окна классной комнаты, смотрела на ряд цветущих лип, выстроившихся полукругом вокруг дворца, и диктовала диктант Марго, сидящей за столиком и склонившейся над листом бумаги.
        -- Пиши... в чистом поле мотыльки...
        -- Мам, я не успеваю, -- ныла Марго, предпочитая прогуляться в чистом поле и погонять мотыльков, а не описывать чужие чувства.
        -- Марго, будь внимательнее ... в чистом поле мотыльки... -- повторяла Элайни, переходя к другому окну, за которым виднелась лужайка, обсаженная со всех сторон невысокими кустами боярышника, а в середине стояла статуя Элайни, которую слепил Сергей. Изваяние было совсем не похоже на Элайни, но на все её шутливые замечания Сергей отвечал одинаково: -- Я тебя так вижу.
        -- Написала? -- повернулась Элайни к дочери, но Марго за столиком уже не было. "Убежала!" -- возмутилась Элайни, собираясь задать трёпку Марго. Она выглянула в окно, но увидела только Альмавер со своей дочерью, Бони, фланирующую по дорожкам парка в направлении поляны, где обычно садилась флаэсина, и которую обкашивал Анапис, отец Бони. Девочка, увидев отца, заковыляла ножками к нему, но упала по дороге, и счастливое семейство принялось её успокаивать.
        Элайни улыбнулась, радуясь за них, нашедших своё счастье здесь, вдали от своего дома, и ставших ей друзьями. Она подумала, как мало нужно для счастья, и, озираясь на свою судьбу, улыбнулась.
        Сергей прилетел уставший, побежал к Хвостику и окунулся в нём, смывая ледяной водой все заботы. Посвежевший, он вернулся к Элайни и только тогда её поцеловал. Она с радостью вернула ему поцелуй и прижалась к нему всем телом, ласково поглаживая его голую мокрую спину.
        -- Вы есть будете? -- спросила Алида, сунув голову в дверь, и заметила, широко улыбаясь: -- Что, не налюбовались?
        -- Не смущай нас, Алида, -- улыбнулась ей Элайни и на виду Алиды впилась в губы Сергея. Алида с сожалением закрыла дверь, буркнув на прощанье: -- Я если что, вам подогрею.
        -- Может, всё-таки, покушаем? -- спросил Сергей, но Элайни потянула его в спальню. Закрыв дверь на ключ, она обернулась к Сергею и прошептала: -- Успеем.
        Целуя его, она закрыла глаза, изредка нашёптывая ему на ухо: "Как же я тебя люблю!" Растворяясь, друг в друге, они прижимались телами, жалея, что не могут слиться полностью в безграничной нежности и страсти, чтобы в такой миг остаться в вечности навсегда.
        Умиротворённые, они лежали, обнявшись, наслаждаясь незримым единением. Элайни гладила рукой грудь Сергей, а он шевелил её золотые локоны, накручивая их на палец.
        -- Больно! -- воскликнула она, и, засмеявшись, оседлала его, прижимаясь всем телом и целую его в губы.
        В двери застучали, и Элайни удивлённо посмотрела на Сергея: обычно, когда они уединялись, их не тревожили.
        -- Может это Марго? -- хихикая, прошептала Элайни, соскальзывая с кровати. Они, шушукаясь и путаясь в одежде, привели себя в порядок и открыли дверь. На пороге стояла озабоченная Алида.
        -- Я не хотела вам мешать, -- сказала она, поглядывая на скомканную постель, -- но нигде не могу найти Марго.
        -- Ты её не видел? -- спросила Элайни Сергея.
        -- Нет, я, ведь, только что прилетел, -- удивился Сергей.
        -- А где Хамми? Может она с ним? -- обеспокоилась Элайни.
        -- Хамми ещё утром ушёл на станцию репликации[7], -- доложила Алида, -- а Анапис ищет Марго в саду.
        -- Может она у Альмавер? -- предположила Элайни.
        -- Альмавер со своей Бони гуляет в саду, -- сказала Алида.
        -- А кто последний её видел? -- спросил Сергей. Алида и Элайни застыли, глядя друг на друга.
        -- Я её видела за завтраком, -- сказала Алида и посмотрела на Элайни.
        -- Что? -- напряглась Элайни. -- Я диктовала ей диктант, а, когда отвернулась к окну, она убежала.
        -- Вероятно, ты видела её последней, -- прикинул Сергей. -- Куда она могла убежать?
        Элайни сказать ничего не могла. Решили произвести более тщательные поиски, и Сергей, забравшись на флаэсину, принялся утюжить небо вокруг дворца, всматриваясь, до боли в глазах, в землю и пытаясь за что-нибудь зацепиться. Алида позвала своего брата, Тулина, и тот, собрав из окрестных деревень людей, принялся методично обследовать все ближайшие леса.
        Когда наступил вечер и поиск ничего не дал, все поняли, что с Марго произошло что-то необычное. Элайни сидела на кресле и, заливаясь слезами, беспрерывно шептала: "Это я виновата!"
        ***
        Было бы невежливо не познакомить читателя с местом, где происходят описываемые события, а также не рассказать о лицах, действующих в этом повествовании. Пусть простят меня читатели, знающие о предыдущих событиях, но вот девушка из Массачусетса о них не слыхала, поэтому я расскажу ей, а вы вздремните или, ещё лучше, помечтайте, возможно, у вас вырастут крылья, которые перенесут в чудесный мир, прекрасней описываемого.
        Планета Глаурия, на которой живут наши герои, предоставила место, названное ими Страной Маргов и Фрей, заключённое в корону из высоких гор, окружающих страну со всех сторон. Возможно, корону стоит назвать терновым венцом, так как никто не знает, что находится за высоким частоколом гор, потому что не нашлось смельчаков штурмовать вершины.
        Когда-то на этой территории находились две страны, разделённые рекой Леей, а назывались они Страной Маргов и Страной Фрей, но после ужасной войны маргов и фрей, народы двух стран решили, что жить лучше вместе. К тому же, руководитель Страны Маргов, Главный Марг Хенк Баруля, влюбился в королеву Страны Фрей, Байли, и они, соединившись узами брака, тем самым облегчили данную задачу.
        Стоит также сказать о репликациях -- перемещениях во Вселённой материи и живых существ. Впервые с этим столкнулась сестра Байли, Элайни, когда с помощью перстня из саритиума, украшенного голубовато-зелёным камнем, она превратилась в кота, а потом, неожиданно для себя, попала на планету Земля. В результате аварии Элайни познакомилась с землянином Сергеем, с которым возвратилась назад, на свою планету Глаурия.
        Такие перемещения вызвали катаклизм во Вселенной и, чтобы его предотвратить, на планете Глаурия оказались Хранители[8], существа необычные и загадочные, имеющие способность принимать любые формы. Некоторые из них предпочитали облик котов, а товарищ Тёмный, Хранитель из системы тёмной материи, к примеру, обожал образ коня товарища Будённого. Благодаря Хранителям, планета Глаурия и родина Сергея, Земля, не разрушились, но за всё нужно платить - Сергей и Элайни исчезли неизвестно куда. Да, к тому же, Маргина, мать Элайни и Байли, переместившись на планету Контрольная, превратилась в Хранителя и стала курировать планету Глаурия.
        А вот Элайни и Сергею не повезло: из-за шутки Фатенот, женщины, ткущей судьбы Вселенной, в Элайни влюбился Бартазар Блут, Хранитель, в результате интриг которого влюблённые друг в друга Элайни и Сергей оказались в разных местах: Элайни на Глаурии тысячу лет назад, а Сергей на Земле. Харом, Создатель, живущий в толще Глаурии и влюблённый в Фатенот, с сочувствием относится к Элайни и дарит ей перстень из сатириума, благодаря которому она может переместиться в своё время, но Элайни об этом не знает.
        Её давний враг, Шерг, так же, как и Элайни, попавший на тысячу лет назад, хочет её уничтожить, но Бартазар Блут, спасая её, в результате аварии репликатора, устройства перемещения, оказывается на Земле во времена шумеров. Он предупреждает людей о потопе, а, переместившись на Глаурию тысячелетней давности, узнает, что Элайни уже нет, и она была счастлива. Появившийся Наблюдатель[9], товарищ Тёмный, в наказание заставляет его раствориться в воде озера Сван, чтобы через тысячу лет, с чистой памятью, он смог себя восстановить.
        А теперь мы, с чувством выполненного долга, можем вернуться к нашим героям.
        ***
        Перчик, оставив Леметрию и Чери дома, решил отправиться на станцию репликации, полагая, что Туманный Кот, возможно, находится там. Флаэсина легко поднялась в воздух, подставляя себя ветрам и, управляемая руками Перчика, понеслась на север. Как-то сразу ушли в сторону все заботы, и жизнь показалась веселой, а проблемы шутя решаемые. Перчик вздохнул, подумав, что его жизнь с Леметрией можно назвать счастливой, если не считать последних событий.
        Правда, было одно обстоятельство, которое немного омрачало их жизнь, но тут они были бессильны. Суть ситуации состояла в том, что у них с Леметрией не было детей, и Перчик, видя, как Леметрия тянется к сыну Чери, уже подумывал о том, чтобы усыновить какого-нибудь мальчика или девочку. Исчезновение Дуклэона и племянницы Перчика, Марэлай, было событием неординарным, которое потрясло Перчика, представившего, что бы он делал, если бы пропавшим был его сын или дочь.
        Внизу показалась притока Леи, Салка, а за ней, на другом берегу город Рато. Перчик не собирался останавливаться, так как торопился на станцию репликации и только проводил взглядом раскинувшийся внизу город. За городом сразу начиналась степь с редкими берёзовыми колками, идущая волнами до следующей речки Горне, перепрыгнув которую, степь тянулась до самых гор.
        Несмотря на ветерок, было жарко, так как небо поленилось натянуть на себя облака и сияло чистой незапятнанной синевой. Перчик сообразил, что фляжка, взятая им из дома, совсем пуста и пожалел, что не остановился у реки. Впереди показался одинокий зелёный оазис в виде рощицы, а посредине Перчик рассмотрел маленький домик и колодец, прикрытый разлапистым деревом.
        Спонтанно, вопреки принятому решению не останавливаться, он отправил флаэсину вниз и приземлился в нескольких шагах от дома. Колодец, сложенный из камня, прикрывала деревянная крышка, на которой стояло деревянное ведро с верёвкой. Открыв крышку, Перчик увидел снижающийся вниз конус колодца, сложенный большими камнями, и удивился, что он до сих пор держался и не ушёл в землю. Опустив ведро и зачерпнув воды, Перчик поднял его и с удовольствием, до ломоты в зубах, напился. Набрав полную фляжку, он уже собирался уходить, как увидел выходящую из дома кудрявую женщину средних лет, смотрящую на него огромными тёмными глазами.
        -- Манароис? -- неожиданно узнав, воскликнул он. -- Что ты здесь делаешь?
        -- Я здесь живу, -- сказала женщина, продолжая смотреть на него невидящими глазами. Перчик, присмотревшись, узнал её дом и, покраснев, сказал:
        -- Извини, сразу место не узнал.
        -- Можешь переночевать у меня, -- подходя поближе, предложила Манароис, положив руку ему на плечо.
        -- Не могу, -- покраснел Перчик, -- мне нужно спешить.
        -- Дети живы и здоровы, -- сообщила Манароис, повернувшись лицом к Перчику, и добавила: -- Скоро ты их увидишь.
        -- Всё равно, не могу, -- не согласился Перчик и, посмотрев в её неподвижные глаза, точно оправдываясь, сказал: -- Я Леметрию люблю.
        Под насмешливой улыбкой Манароис он торопливо поднял флаэсину и резко взвился вверх, чуть не задев дерево возле колодца. Отчего-то вздохнув, Перчик направил флаэсину на север. Миновав реку Горне, он поднялся вверх, рассматривая тянущуюся впереди степь. За ней находился самый опасный участок пути - горы, которые на флаэсине не перепрыгнешь.
        Когда он добрался до гор, уже вечерело, и Перчик послал впереди флаэсины два светящих шара, которые, как маяки, давали возможность зигзагами лавировать между гор. Когда он, наконец, добрался до станции репликации, у него, от постоянного напряжения, болела голова, а в глазах точно брёвна торчали. Приземлившись тут же, возле станции репликации, Перчик забрался в каюту, улёгся на лавку и тут же уснул.
        Занималось утро. Перчик проснулся оттого, что солнце заглянуло в каюту и светило прямо в лицо. Он поднялся с деревянной лавки, врезанной в стенки каюты, и немного размялся: на свою беду Перчик не взял даже одеяло и немного продрог, лёжа на боку. Выйдя на палубу, он увидел чёрный цилиндр станции репликации, безмолвно и неподвижно застывший посредине зелёной поляны, освещённой солнцем, бьющим через просеку в джунглях и проложившим блестящую дорогу по озеру.
        Нужно было улетать, так как Туманного Кота здесь не было. Перчик подошёл к станции репликации и приложил руку к холодной поверхности, прощаясь, но, неожиданного для него, стены станции репликации опали, и оттуда показалась угловатая и нечёткая фигура человекообразного существа. На его руках лежала спящая девочка, и он шагнул по просеке в направлении озера.
        -- Ты снова не в том месте, -- прозвучал Харом внутри Перчика. Совершенно растерянный Перчик застыл, скованный ужасом, а Харом, не оборачиваясь, снова сказал внутри его головы:
        -- Я дам тебе то, что ты хочешь.
        В тот же миг Перчика схватила неизвестная сила и швырнула в тёмную пропасть, которая его поглотила целиком, забрав у него последние остатки мужества и потушив сознание.
        
        Репликация вторая. Решка Тот
        Байли вывалилась прямо в красное небо и с ужасом осознала, что летит вниз. Собираясь крикнуть, она открыла рот и захлебнулась -- воздух был насыщен серой и ужасно вонял. Выпучив глаза, она смотрела вокруг, наблюдая, как мимо неё пролетает радужный шар с длинным отростком внизу, на конце которого она с удивлением увидела глаз, который с таким же удивлением смотрел на неё. Вдали висели такие же шары, в тоже время как ближние стремительно уносились вверх.
        "О, боги фрей, я падаю!" -- снова ужаснулась она, не понимая, как здесь оказалась. Последнее, что она видела, была фрея Эстата, в сопровождении фреи Ромы, а потом очутилась в красном небе.
        "Как ты здесь оказалась?" -- спросила какая-то гадость внутри головы, и Байли, задыхаясь, заплакала, продолжая лететь вниз.
        "Как ты смеешь так говорить с матерью?" -- не успокоилась гадость и Байли почувствовала, что резко повисла, а перед её лицом оказался глаз на отростке.
        "Эта тварь меня съест..." -- подумала Байли, теряя сознание.
        "Она же задыхается", -- услышала она последнее от глаза, но уже не помнила, как оказалась внутри радужного шара. Когда она пришла в себя, то почувствовала, как ей сдавило грудь, и она закашляла, а глаза чуть не полезли на лоб.
        "Не дыши", -- приказал гадкий голос внутри, и Байли с удовольствием так поступила, если бы, не то обстоятельство, что у неё захлопнулось сознание, и с ней снова случился обморок.
        Сколько она в нём валялась, Байли знать не могла, но, открыв глаза, с удивлением увидела на внутренней поверхности оболочки шара барельеф лица Маргины, её матери. Слева на гладкой радужной поверхности шара выдулось лохматое лицо, и Байли с трудом узнала в нем Мо.
        "Ты как здесь оказалась?" -- спросило лицо Маргины и Байли, пробуя осторожно дышать, ответила: "Мне нужна ты". Она не узнала свой голос, показавшийся писклявым, но по мимике лица Маргины поняла, что была услышана.
        Сквозь прозрачную радужную оболочку было видно небо и висящие вокруг шары с хвостиками. Хотя первый испуг прошёл, ощущение пустоты внизу не доставляло радости, и Байли старалась туда не смотреть.
        "Где мы?" -- спросила она, и Маргина ответила ей в голову: "Мы на планете Око". Лицо Маргины скорчило мину и спросило: "Я что, правда, так противно выгляжу?" -- на что Байли дипломатично ответила: "Я тебя не узнала". Маргина прочитала, что о ней думает Байли и огорчилась.
        "Между прочим, в обществе окоритян я выгляжу красавицей, -- сообщила она и добавила: -- У тебя, в отличие от Элайни, нет вкуса". Байли не ответила, так как могла предположить, что думает об этом её сестра.
        "И, кроме того, здесь такие интересные сексуальные традиции", -- сказала Маргина и поняла, что сказала лишнее, и, даже, её лицо на поверхности шара стало розовым.
        "Мам, ты вообще!" -- пропищала Байли, и, чтобы сгладить ситуацию, сообщила: "Я к тебе по делу. Марэлай пропала".
        "Марэлай!" -- воскликнуло лицо Маргины, и даже шар потерял форму, устремляясь вниз.
        "Мо, нам нужно вернуться на Глаурию, -- сообщило лицо Маргины лицу Мо, -- я ведь Хранитель и отвечаю за Глаурию".
        "Похоже, что тебя разложат на атомы или посадят на пятьдесят два гигапрасека[10] в землю", -- радостно сообщило лицо Мо, а лицо Маргины хмыкнуло и заявило: "Не дождёшься!"
        Они долго плыли в небе планеты Око, и Байли успела заснуть, а когда проснулась, то оказалась в полупрозрачном хвостике, который стал толще на её тело, а её ноги упирались в находящийся внизу глаз.
        "Я тебе ничего не раздавлю?" -- пропищала Байли, и глаз, повернувшись вверх, превратился в лицо Маргины и сообщил: "Топчи, не бойся, мне так удобнее".
        Байли изголодалась, но, через мгновение после желания, она почувствовала, что сыта по горло. "Чем она меня напичкала?" -- подумала Байли о матери и Маргина сразу ответила: "Ничем! Иллюзией! Тебе не помешает похудеть!" Байли промолчала, так как мама была права: в последнее время она подобрела душой и телом.
        "Хенку я всё равно нравлюсь", -- успокоилась она, но мама поддела: "Ты не единственная женщина на планете Глаурия". Мо хмыкнул, так, по крайней мере, показалось Байли.
        "Мо, бери правее", -- услышала она голос матери, но дальше Маргина закрылась и Байли поняла: что-то случилось. Внимательно всмотревшись вперёд, она увидела тёмный коричневый конус, острием вниз, который, вероятно, вращался, так как подробности рассмотреть через стенки хвостика не удавалось.
        "Что это?" -- спросила Байли, и голос Маргины сообщил: "Пылевое облако".
        "Нам грозит опасность?" -- спросила Байли.
        "Нам?! -- удивился голос Маргины. -- Нам не грозит, а вот окоритянам будет туго".
        Второй шар, который всё время болтался рядом и, вероятно, был Мо, мгновенно скукожился и штопором понёсся вперёд, оставляя после себя горизонтальный плотный вихрь. Через мгновение он превратился в точку и пропал.
        Конус, который крутился впереди, как-то странно стал укорачиваться снизу, а верх постепенно превратился в линзу, которая быстро темнела.
        "Что он делает?" -- спросила Байли, и Маргина ответила: "Он собрал пыль в плотный диск, который долго будет планировать в атмосфере, пока не упадёт вниз и станет ядром планеты".
        "А зачем?" -- не поняла Байли.
        "Пылевое облако состоит из частичек, которые могут повредить шары окоритян и они погибнут", -- терпеливо объяснила Маргина.
        Они с Маргиной летели к тёмному диску и, похоже, к нему стягивались все окрестные шары. Байли висела в отростке, иногда меняя позу, и наблюдая, как тёмный диск медленно приближается, увеличиваясь в размерах, захватывая весь видимый горизонт.
        Маргина поднялась выше тёмного диска и его выпуклая поверхность, напоминающая срез сферы, чётко прорисовывалась на фоне красноватого неба. Поверхность диска, прежде неразличимо тёмная, при приближении оказалась тёмным туманом, немного теряющим свои чёткие границы.
        Вокруг всё больше становилось шаров, и Байли почувствовала, как шар Маргины всё чаще вздрагивает и вибрирует.
        "Что происходит?" -- спросила Байли и услышала внутри себя нетерпеливый голос Маргины: "Не мешай, не видишь, я разговариваю!"
        -- Мама, нам нужно спешить! Марэлай в опасности! -- воскликнула Байли и услышала раздражённый ответ Маргины: "Станция репликации[9] приплывёт не раньше ночи, так что виси и не рыпайся. Ты мне имидж портишь!"
        "Мама изменилась!" -- подумала Байли и услышала внутри голос Маргины: "Не больше, чем ты!" Байли ничего не оставалось, как смотреть на шары, проплывающие рядом и чувствовать частые вибрации шара Маргины. Видимо, разговоры шли непрерывно, так как Маргина стала постоянно вибрировать, отчего у Байли зачесалась пятка. Она, акробатически согнувшись, попыталась её почесать, но услышала шипение голоса Маргины: "Что ты делаешь? Перестань портить мой наряд!" Пятка не перестала чесаться, но Байли терпела, не желая портить Маргине её дефиле.
        Перед ними оказался большой шар, весь в пупырышках маленьких шаров, а рядом с ним плыл шарик поменьше, точно по орбите кружась вокруг большого.
        -- Какая отвратительная гадость? -- воскликнула Байли и услышала шипение Маргины: "Молчи, глупая, и кивни головой -- перед тобой Главный окоритянин и его фаворитка".
        Байли кивнула, но Главный "окорок" как она его назвала, ничуть не понравился. Маргина, подслушав, чмыхнула и торопливо добавила: "Не смеши меня, видишь, я на приёме". Усиленное дрожание шара Маргины, говорило о том, что "приём" в самом разгаре и Байли с тоской оглянулась вокруг, пытаясь сообразить, как будет выглядеть станция репликации, которая "плавает".
        Насколько Байли знала, репликатор - это черное цилиндрическое здание, внутри которого находиться кольцо репликатора, а как железка может летать, она представить не могла. Рассуждая об этом, она задремала, но была разбужена толчком в бок. "Не будь, как вяленная тюлька, улыбайся", -- буркнула на неё Маргина. "Да они же не поймут, улыбаюсь я или плачут!" -- возмутилась Байли, а в ответ услышала: "Не порти мне праздник".
        Байли вздохнула и стала думать о дочери, Марэлай, пытаясь понять, куда её занесло. "А вдруг она оказалась на такой же планете, как я?" -- ужаснулась она, представив, как Марэлай летит вниз, а помочь -- некому. "Успокойся, -- услышала она голос Маргины, -- она жива и здорова".
        -- Ты знаешь и молчишь? -- возмущённо запищала Байли, так что шар Маргины задрожал: -- Что же ты раньше мне не сказала?
        "Тише ты! -- и себе возмутилась Маргина, -- ты своим голосом всех моих кавалеров распугаешь".
        "Интересно, а где Мо?" -- подумала Байли.
        "Мо работает", -- ответила Маргина, вибрируя.
        "Теперь понятно, -- хмыкнула Байли, -- Мо работает, а ты кавалеров у чужих дам тыришь".
        Видимо, Байли попала в точку, так как Маргина замолчала и на инсинуации ничего не ответила, но вибрировать не перестала.
        -- Ты очень изменилась, мама, -- прошептала она.
        "Конечно, -- прошептала в ответ Маргина, -- я стала свободной".
        Она, неожиданно для Байли, устремилась ввысь, разом оставив своих кавалеров и Байли, бросив взгляд вверх, увидела огромный шар, на конце которого болтался цилиндр станции репликации.
        -- А как же кавалеры? -- усмехнулась Байли. Маргина втянула отросток в шар и Байли оказалась внутри.
        -- А, ну их! -- выдало лицо Маргины на стенке шара. -- Так много обещают, что, даже, тошно!
        Шар быстро понёсся к станции репликации, а справа туда же летел раскалённый метеор. "Мо!" -- подумала Байли и была права. Они подлетели к станции репликации и стенки её опали, обнажая кольцо репликации. Мо и Байли в шаре оказались под ним, и кольцо покрылось голубыми змейками, всасывая и Мо, и Маргину с Байли.
        А расстроенные кавалеры-окоритяне вибрировали между собой, никак не понимая причины исчезновения прекрасной окоритянки, раздразнившей их сексуальные отростки.
        ***
        Перед собой он видел огромную поляну, вытоптанную в некоторых местах до земли, в особенности возле почерневшего обгорелого столба, торчащего посередине и по кругу у края поляны, заросшему кустарником, переходящим в густой низкорослый лес, идущий каскадом до самого берега залива, виднеющегося вдали. Дальше, сколько мог видеть глаз, катились волны, а тёмная синева на горизонте говорила о том, что вода простирается далеко-далеко.
        Столько воды в одном месте Хенк не видел никогда, и это обстоятельство заставило его подумать о том, куда же он попал. Он хотел скосить взгляд, но у него не получилось - его взору была доступна только поляна и вид на залив, с бегущими из-за горизонта волнами.
        "Что со мной?" -- подумал он, но ответа на вопрос не находил, так как совсем не мог двигаться, а только созерцал то, что лежит перед ним.
        Успокоившись, он решил, что всё каким-нибудь образом решиться. Вспомнив произошедшее в пещере, он содрогнулся, вспоминая Харома и его неожиданную ярость. Харом говорил о какой-то Фатенот, которую Хенк не знал и даже не предполагал, кто она есть. Из-за этой пресловутой Фатенот Харом ополчился него, Хенка, и забросил сюда, на поляну, с неизвестной целью. Не чувствуя за собой никакой вины, Хенк подумал, что Харом ошибся, но, зная могущество Харома, у Хенка сложилось мнение, что дело не в нём, а самом Хароме.
        "Может он сошёл с ума?" -- предположил Хенк, понимая, что такое открытие ему не поможет. К тому же, сообразив, что Харом может его услышать, Хенк спрятал своё предположения на запятки памяти.
        Вдруг до слуха Хенка донёсся шум, в котором он сразу различил удары барабана и подвывания какого-то духового инструмента. Шум состоял из голосов людей, выкрикивающих какие-то слова, смысл которых Хенк не улавливал.
        Через некоторое время, когда шум приблизился, он увидел, как на поляну выходит странная процессия: впереди шагал человек с синими полосами на лице, голый, с завязанными руками и двумя палками возле головы, за которые его вели два голых человека, украшенные, как и остальные участники процессии, оранжевыми полосами на лице. На поясе у всех висели повязки из листьев, нанизанных на гибкий прут, кольцом висящий на бёдрах. По строению тела Хенк определил, что все, находящиеся на поляне -- мужчины.
        Идущего впереди несчастного подвели к обожжённому столбу и привязали, освободив его шею от пик, которыми его толкали вперёд. Образовав вокруг столба круг, дикари, а иначе Хенк не мог их назвать, принялись танцевать, высоко подпрыгивая и тыкая в сторону пленника копьями, такими же, на которых его вели, с оранжевым кольцевым орнаментом по всей длине.
        Когда они порядком подустали, то собрались у дальней стороны поляны, а вперёд, к Хенку, вышел высокий белобрысый дикарь, весь в оранжевых полосах. Присмотревшись внимательно, Хенк с удивлением распознал в дикаре женщину, которая начала что-то говорить, экспрессивно жестикулируя и возбуждая криками толпу, отвечающую ей воплями.
        Из того, что она говорила ему в лицо, Хенк понял, что она благодарит его за победу и просит принять её дар. С этими словами она вытащила из-за кожаного пояса нож и, подойдя к пленному, полоснула его по горлу. Подставив под хлынувшую струю крови ладони, женщина набрала полные пригоршни и, взобравшись по глыбам, как по ступенькам, плеснула кровь Хенку в лицо. Хенк хотел отпрянуть, забывая, что обездвижен, и как будто почувствовал струйки крови, стекающие с его лица. Дикари внизу приветствовали своего лидера криками и снова, растянувшись в круг, принялись танцевать вокруг своей жертвы, которая поникла головой и неестественно повисла на столбе.
        Не пришедший в себя Хенк увидел, как у ног жертвы вспыхнул огонь, и дикари, вытаскивая заткнутые за пояс пучки сухой травы, бросали их в костер. Пламя поднялось до пояса и человек у столба, очнувшись на мгновение, принялся извиваться и кричать, но его перерезанное горло издавало только хрип.
        Хенк хотел отвернуться, но не мог и должен был смотреть всё до конца. Обгоревший труп сняли со столба и принялись его кромсать, тут же пожирая куски. Вскоре от бедного пленника остались только кости, сиротливо валяющиеся у подножия столба. Довольные оранжевые дикари, вопя во всю глотку какую-то ритмичную песню, змейкой уползли в кустарник и постепенно их крики затихли вдали.
        Хенк попытался вздохнуть, но и это ему не было дано. Хенк понял, что в таком состоянии он может только смотреть. А ещё понял, что он является каким-то богом. Страшным богом.
        ***
        Пожелав очутиться в океане, Марэлай тут же оказалась в воде и, испугавшись, хотела закричать, но сообразила, что сейчас же захлебнётся, и решительно, что для девочки её возраста явление исключительное, открыла глаза, чтобы сориентироваться.
        Она увидела перед собой размытые очертания какого-то купола, уходящего вверх, за стенкой которого находился какой-то маленький большеголовый человечек. Сзади раздался всплеск и, обернувшись, Марэлай разглядела пускающего пузыри Дуклэона, который беспорядочно взбивал воду руками и ногами.
        "Да он же не умеет плавать!" -- вспомнила Марэлай, ужаснувшись. Она нырнула к нему, пытаясь схватить его за руку, но получила удар в бок ногой. "Вот паразит!" -- разозлилась Марэлай и, схватив его за шиворот, попыталась тянуть брыкающегося спутника к куполу.
        Чувствуя, что силы её покидают, а воздуха в груди уже не осталось, она, что есть силы, ущипнула Дуклэона за плечо и, пока он за него схватился, дотянула до купола и нырнула в него головой. Упругая стенка не поддалась и растерянная Марэлай широко раскрытыми глазами увидела за прозрачной стенкой купола знакомого странного большеголового человечка, который на неё удивлённо таращился. Марэлай снова рванулась вперёд и со всего размаха ткнулась в прозрачную стенку, которая снова не поддалась. Теряя создание, она краешком глаза увидела, как человечек протянул руки, что-то сделал, и с потоком воды Марэлай обрушилась на него, сбивая с ног, а на неё, как тряпка, свалился Дуклэон, который не подавал признаков жизни. В дыру хлестала вода, заполняя купол, но Марэлай этого уже не видела -- она шмякнулась в обморок.
        Очнувшись, Марэлай увидела над собой страшную рожу и закричала.
        -- Чего орёшь, недозрелая! -- выпучила рожа глаза, и Марэлай замолчала, полагая, что с говорящей рожей можно договориться.
        -- Ты кто такой? -- вежливо спросила она, рассматривая незнакомое голубое создание. То, что "оно" было не человечек, Марэлай поняла с первого взгляда.
        -- Я решка[11], зовут Тот, -- сообщило существо, и Марэлай назвала себя:
        -- Я девочка, меня зовут Марэлай.
        Она внимательно рассмотрела существо из породы "решки", называющее себя "Тот". Фигура решки напоминала каплю воды, падающую вверх, утолщённая часть которой имела две щели для глаз, которые иногда затягивались прозрачной плёнкой. Под ними находился широкий рот, в котором, как заметила Марэлай, передних зубов не было, а всё небо было усеяно шершавыми выступами, вероятно, для того, чтобы удерживать добычу.
        Решка имел четырёхпалую ладошку, три пальца которой держались вместе, а один, как у людей, оттопыривался вбок. На кончиках пальцев, вместо ногтей, были странные шарики. Ноги имели четырёхпалые ступни, с такими же шариками на кончиках пальцев. И ноги, и руки, вероятно, были многосуставными, так как изгибались в немыслимых положениях. За спиной у решки имелись крылья без перепонок, которые спадали с плеч в виде плаща.
        -- Ты решек ешь? -- буднично спросил Тот, и Марэлай немного опешила.
        -- Не пробовала, -- призналась она.
        -- И не пробуй, -- посоветовал Тот, добавляя: -- Мы невкусные.
        -- Вас, что же, много? -- спросила Марэлай.
        -- Много, -- сообщил решка Тот и умудрился подмигнуть ей одним глазом: -- Только ты никому не рассказывай!
        -- Договорились, -- согласилась Марэлай и спросила: -- А где Дуклэон?
        -- Твой спутник, -- сообразил Тот, -- у Этого.
        -- У какого "этого"? -- не поняла Марэлай.
        -- Его звать Этот, -- сказал решка Тот, не понимая, что может быть непонятного.
        -- Странные у вас имена, -- задумалась Марэлай и спросила: -- А какие ещё есть?
        -- Сам, Самый, Весь, Всякий, Любой, Другой, Иной, Никто, Ничто, -- застрочил Тот.
        -- Хватит, -- успокоила его Марэлай. -- Может, ты меня проведёшь к "Этому", -- спросила она, делая ударение на имени соседа.
        Но их содержательную беседу прервал глухой крик и Марэлай, вслушавшись, узнала голос Дуклэона.
        -- Быстрее! -- торопила она Тота, а он подошел к стенке и, расставив руки, придержал образовавшуюся дыру, в которую влезла Марэлай, переходя в соседний купол. Потом перешли в следующий пузырь и ещё один, пока не оказались в большом куполе, возле стенки которого орал Дуклэон, а растерянный Этот стоял перед ним и не знал, что делать. Увидев появившегося Тота, Этот возмущённо на него накинулся:
        -- Ты не сказал мне, что он будет орать! Мне такой человек не нужен!
        -- Успокойся, смотри, он уже молчит, -- убеждал его Тот, показывая на Дуклэона, который, увидев Марэлай, перестал кричать, но напрягся.
        -- Мне он не нужен, он мою рыбку запугал! -- возмущался Этот, показывая на пресноводного сазана, сидящего в маленьком пузыре, прилепленном к куполу с внешней стороны. Сазан, неизвестно как попавший в океан, вытаращил глаза на Марэлай и Дуклэона, внимательно их рассматривая.
        -- Он не будет кричать, -- уговаривал Тот, показывая на Дуклэона.
        -- Отдавай мои ракушки и забирай своего человека! -- решительно сказал Этот.
        -- Ты, что, его продал? -- поинтересовалась Марэлай, показывая на Дуклэона.
        -- Я думал, что им вдвоём будет нескучно, -- вывернулся Тот, почёсывая хвостик на голове.
        -- А меня ты собирался тоже продать? -- поинтересовалась Марэлай, и Тот дипломатично ответил: -- Я об этом не думал.
        -- Марэлай, где мы? -- подал голос Дуклэон.
        -- Там, где ты пожелал быть -- в океане, -- объяснила Марэлай и кивнула на решек: -- Познакомься, решка Этот и решка Тот.
        -- Они что, обе Решки? -- не понял Дуклэон.
        -- Какой же ты ту... -- поразилась Марэлай, забыв, что несколько мгновений назад сама была такой же, поэтому сразу поправилась, -- ...рассеянный. Этого решку зовут Тот, а того Этот, -- объяснила она и осознав, что сказала, Марэлай рассмеялась. Она принялась объяснять Дуклэону, то, что знала сама, но быстро устав и видя его недоумение, разочарованно сообщила:
        -- Будь у меня здесь сестра, она бы поняла сразу.
        Потирая перстень на пальце, она уставилась на Дуклэона, ища в его глазах понимания, но в его взгляде, направленном ей за спину, она увидела только ужас.
        -- Где я? -- раздался голос за спиной.
        Марэлай обернулась и застыла на месте.
        ***
        Хамми направлялся совсем не на станцию репликации, а абсолютно в противоположную сторону, на северо-запад, туда, где на пути стояли высокие горы, ограничивающие рубежи Страны Фрей. Виду кота он предпочёл образ птицы, причём узнать, на кого она похожа, не представлялось возможным, так как Хамми изменялся каждое мгновение, подстраиваясь под струи воздуха и используя все изменения тела для рационального полёта.
        Стоит сказать, что не только тело изменялось в полёте, и если кто смог бы заглянул Хамми в голову, или другую часть тела, чтобы прочесть его глифомы[12], а ещё лучше, почувствовать симпоты, то был бы удивлён направлением его мыслей и чувств. Там не было раздумий о Марго, пропажу, которой он почувствовал сразу, и дотошный наблюдатель с удивлением бы узнал, что Хамми в ближайшее время собирался заняться селекцией растений.
        Снежные вершины гор, как белые зубы какого-то хищника, попытались остановить Хамми, но он поднялся выше вершин, откуда открылся вид на равнину, усыпанную множеством озёр и заросшую кустарником вперемежку с невысоким лесом. А дальше виднелась белая полоска берега, в который бились волны то ли моря, то ли океана. Водное пространство тянулось до самого горизонта и никаких признаков земли в обозримой дали не наблюдалось.
        Местное солнце, Горне, пыталось догнать Хамми, который не уделял ему внимание, но, разочарованное, совсем обиделось и оставило его в покое, укрывшись белоснежными тучками. Правда, изредка выглядывало, проверяя, не передумал ли Хамми, но видя его безразличие, нагнало на небо синие тучи, пытаясь его остановить. Ветер усилился и погнал внизу высокую волну, будоража море, а тяжёлые облака собирались сверху залить Хамми водой.
        Безбрежное пространство воды, бушующее внизу, соединилось с низкими облаками, образуя пульсирующую водную стихию, пронизанную молниями, освещающими водный ад и его застывшие картины. Несколько молний ударили в Хамми, пытаясь его сразить, но были проглочены им с благодарностью. Не ожидая такого коварства, в него ударили несколько молний сразу, и Хамми, то ли из-за озорства, то ли в отместку пустил одну молнию вверх, через которую разрядил ближайшее облако на себя, снова впитывая энергию. Избыток отсвечивался по всей поверхности его тела, превращая Хамми в сияющую птицу.
        В отместку синее облако излилось плотной лавиной дождя, сразу иссякнув и сделав прореху в облачном покрове. Солнце, Горело, заглянуло лучом в образовавшуюся дыру и почувствовало себя в ней неуютно, постаравшись отразиться от волн назад, но застряло, рассыпавшись искрами.
        Точно помогая солнцу, поднялся встречный ветер, отгоняя поредевшие облака назад, в тёмную тучу, расчищая пространство впереди для ярких лучей. Бросившись вперёд, они проложили блестящую дорожку до самого горизонта, там, где вдали показалась тонкая полоска темно-зелёной земли. Хамми, отправив симпоты вперёди себя, ощупал появившийся континент, вытянувшийся с севера на юг.
        В нижней своей части, как будто рассорившись, от него откололись два куска, требуя независимости, но объединённые между собой узкими проливами, больше напоминающие реки без устья и начала. В середине материка находилось озеро, куда стекались лишние воды нескольких рек, своими очертаниями напоминая затаившегося осьминога, разбросавшего щупальца вокруг. А ближе к северу поднимались невысокие горы, компактной кучкой собравшись вместе.
        Хамми занёс всё в глифомы, а континент оказался уже внизу, под ним, приглашая остановиться. Цель Хамми находилась не здесь и он, больше не обращая внимания на виды внизу, устремился вперёд, туда, где за континентом находился большой гористый остров. Встретившиеся у него на пути горы континента попытались его остановить, но Хамми легко взвился вверх и, не снижаясь, перемахнул через пролив, приближаясь к острову.
        Порывшись в головах аборигенов, Хамми определил, что они называют остров "Землёй Харома" и заинтересовался, откуда они знают Творца данного мира. Порывшись в головах ещё, Хамми узнал, что на северной оконечности острова стоит гигантская статуя Харома, которой аборигены приносят кровавые жертвы. Вмешиваться в жизнь планеты Глаурия он не имел права, к тому же не хотел светить свои ошибки, поэтому не стал учить уму-разуму аборигенов, полагаясь на естественный ход эволюции.
        Миновав остров, Хамми летел дальше, направляясь к кончику не заселённых земель Страны Маргов, находящихся за стеной гор, вершины которых острым гребешком виднелись вдали. Если посмотреть с высоты, то можно заметить, что отмель, начинающаяся от земель Страны Маргов, тянется дугой в океане до самого кончика Земли Харома, а дальше, большой дугой, к континенту в океане. Снижаясь, Хамми устремился к началу первой, малой дуги.
        Не останавливаясь, он нырнул в океан, настолько мелкий в этом месте, что высокий мужчина, став на плечи другому, несомненно, торчал головой над водой. Такая глубина способствовала придонной растительности, чувствующей себя вольготно, кроме того, омываемая тёплым течением, идущим с юга.
        Хамми, приобретая вид мокрого кота, опустился вниз, уселся на дно и уставился на водяное растение, растущее перед ним. Солнце Глаурии успело обернуться вокруг планеты и с любопытством заглянуло в воду, выискивая вокруг какие-нибудь изменения. Его лучи скользнули по мордочке застывшего кота, ничуть его не потревожив, и нашли развлечение с волнами наверху, увлечённо гоняясь за ними по поверхности океана.
        Следующий день не принёс никаких изменений, а на третий день солнце вообще не заглядывало в глубину, а напрасно: у ног Хамми пробился из песка росток с двумя листочками, покрытыми мелкими пузырьками. Дальнейшие дни не внесли особых изменений в положение кота: даже мелкая рыба принимала его за элемент подводного интерьера и пыталась в его шерсти отыскать лакомые крохотные водоросли, успевшие укрепиться на Хамми. Только единственное растение у его ног приобрело таких же соседей, которые покрывались пузырьками. Когда через несколько дней на дне образовался огромный эластичный пузырь, не пропускающий внутрь ни воду, ни морских обитателей, Хамми оставил растение и пузырь на волю подводных волн.
        Кот долго плавал в водах океана, пока не поймал говорливого дельфина, заинтересовавшегося Хамми. "Хочешь быть новым животным?" -- спросил его Хамми, и глупенькое животное согласилось. Хамми опустился на дно, обездвиживая дельфина и закрывая пространство над собой куполом. Спустя несколько дней, дельфин пришёл в себя и Хамми вбросил в его голову программу поведения и знания, необходимые для жизни нового существа.
        Несмотря на то, что ни одна мысль о судьбе Марго не мелькнула в глифомах Хамми, все его действия были направлены на её спасение. Он находился на станции репликации, когда его симпота почувствовала Харома, потянувшегося к Марго. "Что ты хочешь?" -- спросил его Хамми, но Харом, как будто его не узнав, сообщил: "Сестру Фатенот". И сразу исчез вместе с Марго. Тягаться с ним Хамми не мог и отправил за ним свою симпоту, погружая её в пещеру на озере Сван. Но оказалось, что Харом застыл в глубине, а симпота Хамми, разыскивая след симпоты Харома, неожиданно вернулась на станцию репликации. "Здесь был другой Харом!" -- догадался Хамми, но не видел, чтобы кольцо репликатора работало. Отправив симпоту ему вслед, Хамми понял, что в лоб Харома ему не одолеть. Поэтому, отправился к острову в океане, называемом Землёй Харома, чтобы освоить флору и фауну океана.
        ***
        Очнулся он оттого, что кто-то плеснул водой ему в лицо. Открывая глаза, Перчик приподнялся, оглядываясь вокруг. Он лежал на золотистом пляже, на самом солнцепёке, а перед ним, до самого горизонта, катились волны. Слева, вдали, виднелся продолговатый кусок суши, то ли остров, то ли какая-то новая земля. Такое количество воды Перчик видел впервые в жизни и, наблюдая за волнами, он отвлёкся, не заметив, что на него смотрит мальчик лет восьми, стоящий немного сбоку. Наконец, оторвав взгляд от завораживающей игры солнечных зайчиков и набегов волн на редкие скалы в воде, Перчик заметил немого свидетеля и, естественно, спросил:
        -- Ты кто?
        -- Витер, -- ответил мальчик, спокойно глядя на Перчика.
        -- А, что ты здесь делаешь? -- спросил Перчик. Мальчику стоило сказать: "Тебя, дуралей, спасаю!" -- но он вежливо ответил:
        -- Ловлю устрицы, -- и добавил: -- Пойдём кушать.
        Перчик отправился вслед Витером, тащившим на плече мокрую сумку, наполненную какими-то округлыми камешками, которые, вероятно, были устрицами. Перчик, никогда такой пищи не видевший, не собирался её есть, а шёл за мальчиком, полагая, что он приведёт его в свой дом, где можно будет поговорить с родителями и узнать, куда он попал. Но Перчика ждало разочарование: Витер затащил его в шалаш, расположенный в небольшой рощице с неизвестными ему деревьями, и, расположившись у входа, принялся ловко открывать острым осколком камня содержимое сумки.
        -- Может ножом удобнее? -- спросил Перчик, подавая ему свой нож. Витер с восхищением глянул на нож, рассматривая его со всех сторон, но, спохватившись, принялся открывать раковины. Потом бросился в рощу и сорвал желтый плод с невысокого дерева, сок которого тут же выдавил на вскрытые раковины. Закончив, он со вздохом отдал нож Перчику и предложил:
        -- Кушай.
        Глядя, как мальчик аппетитно всасывает в себя содержимое раковин, Перчик неумело попробовал одну, но ему не очень понравилось. Ради приличия он взял ещё одну раковину, задумавшись над тем, куда он попал. Перчик подумал, что после обеда ему нужно будет расспросить Витера, так как, зная о путешествиях по другим мирам сестры Элайни, и её любимого, Сергея, он полагал, что попал на какую-нибудь планету по воле Харома. Но, если его понимает Витер, здесь есть станция репликации, и, возможно, Перчику удастся добраться домой. Правда, как управляться с репликатором, он не знал, но надеялся что-нибудь придумать.
        Взглянув вниз, Перчик с удивлением увидел, горку пустых раковин, и понял, что машинально умял добрую половину, принесённых мальчиком устриц. Ему стало стыдно за содеянное, и он подумал, не оставил ли он голодным ребёнка, но увидев его, поглаживающего свой оттопырившийся живот, немного успокоился.
        -- А где твои родители? -- спросил Перчик, пристраиваясь спиной к стволу дерева, возле которого стоял шалаш. Из рассказа Витера он узнал, что родителей мальчик не знает, а вырастили его чужие люди, от которых он сбежал, не вытерпев побоев и издевательств. Континент, на котором они находились, называлась Земля Фатенот, а тот остров, что видел Перчик на берегу, назывался Землёй Харома.
        Знакомые имена обнадёжило Перчика, но, расспросив Витера, уныло узнал, что ни Страну Маргов, ни Страну Фрей мальчик не знает. Мальчик поведал, что за Землёй Харома находится какая-то большая земля, но имени её он не знает. Витер рассказал, что до самого острова тянется отмель, называемая Большая коса, а от Земли Харома до неизвестной земли ещё одна отмель, Малая коса. Столь подробные сведения удивили Перчика, и он спросил у Витера, откуда он об этом знает.
        -- Рыбаки рассказывали, -- спокойно сообщил мальчик.
        Перчик принялся размышлять, что же ему делать. На Земле Фатенот, где он находился, делать было нечего, за ней, как сказал Витер, был только океан, а вот неизвестная земля за Землёй Харома, могла быть Страной Маргов и Фрей, только с внешней стороны гор. Расспросив ещё раз Витера, Перчик узнал, что на неизвестной земле высокие горы есть, поэтому, ничего не оставалось, как отправиться на неизвестную землю.
        Приняв судьбоносное решение, Перчик в замешательстве вспомнил, что добраться до неизвестной земли он не в состоянии, так как под руками не оказалось простого: какого-нибудь корабля или флаэсины. Неожиданное разрушение мечты привело Перчика в уныние, и он подумывал о том, не слепить ли ему плот, но мысль о его мореплавательных способностях разбивала последнюю надежду.
        -- Пойдём, -- неожиданно сказал ему Витер, и Перчик, даже не спрашивая, куда они идут, поплёлся за мальчиком. Витер привёл его на берег, вдоль которого они прошли до небольшой бухты, врезающейся в берег. Мальчик подошёл к зарослям кустарника, растущего на берегу бухты, и раздвинул его. Перчик не поверил своим глазам -- в тени кустов находилась привязанная деревянная лодка.
        ***
        -- Ты кто? -- спросила Марэлай у девочки, появившейся под куполом. Ошарашенный решка Тот, где стоял, там и сел, а его обманутый друг, Этот, вместо нормального человека получивший орущего Дуклэона, вообще от ужаса вдавился в прозрачную плёнку купола.
        -- Я Марго, -- ответила девочка, невозмутимо оглядываясь вокруг:
        -- А у вас здесь прикольно!
        -- Что значит "прикольно"? -- не поняла Марэлай.
        -- В том смысле, что весело, -- ответила Марго и посмотрела на Марелай: -- А ты кто?
        -- Я Марелай, а это Дуклэон, -- назвалась Марэлай и, показывая на решек, сообщила: -- Это решка Тот и решка Этот.
        -- Который из них Этот? -- заинтересованно спросила Марго.
        -- Вот этот, -- ткнула пальцем Марэлай. Этот затрясся и воскликнул:
        -- Я здесь вообще нипричём!
        -- Как ты их различаешь? -- удивилась Марго.
        -- По хвостику, -- сообщила Марэлай, тыкая в макушку Этого.
        Марго засомневалась, но спорить не стала. Деловито прошлась по куполу, в котором стало тесновато, что не удивительно, так как он был рассчитан на решку Этого или, в крайнем случае, на него с Дуклэоном, но не на ораву в пять душ. Марго уселась на большую раковину посредине и кивнула Этому:
        -- Ты, иди сюда.
        -- Ты что здесь командуешь, -- возмутилась Марэлайн, но Марго коротко ей бросила: -- Помолчи.
        Марелай хмыкнула и решила посмотреть, что будет делать эта решительная девочка, которая появилась вместо её воображаемой сестры. "А может она сестра, которую я не знаю?" -- подумала Марэлай и, вздохнув, решительно отбросила такую мысль, так как в ближайшем будущем получить такую сестру ей не светило: ни у мамы, ни у тёти Леметрии никаких детей не намечалось. Решка Этот приблизился к Марго, и та спросила его:
        -- Расскажи-ка мне, как вы тут живёте?
        Решке ничего не осталось, как рассказать о своей жизни, отвечая на наводящие вопросы Марго, и Марэлай с удивлением поняла, что ей следовало давно задать такие же вопросы, а вот не догадалась. Решка Этот рассказал, что они ухаживают за "пейли"[13], водорослями, вырабатывающими сок из которого образуются купола, наполняемые воздухом, выделяемым из этих же растений. Сок, отвердевая, становиться очень крепким, так что решкам не грозит затопление, к тому же, они прекрасно чувствуют себя как в воде, так и под куполами. Решки поклоняются какому-то Рыжему Зверю, который есть их покровитель.
        Стрелка, исходящая из оконечности острова Земля Харома, соединяется со стрелкой, тянущейся от неизвестной земли, образуя Малую косу, а с другой стороны оконечности острова Большая коса соединяется с материком, называемым Земля Фатенот. Решки живут на Большой и Малой косе, образуя широкую цепочку из прозрачных куполов, расположенных на отмели. Единственное, чего решки бояться, с ужасом сообщил Этот, так это попасть в руки жителей острова Земля Харома, которые отлавливают решек и жрут. Он с таким отвращением об этом сообщил, что даже Марэлай стало страшно.
        -- А ещё они жрут людей, -- сообщил Этот, но Марго ему не поверила: видимо, он хотел всех запугать.
        -- Я так думаю, -- подытожила она, -- что нам нужно двигаться на ближайшую сушу, остров Земля Харома, а там разберёмся.
        -- А если нас съедят аборигены? -- ехидно спросил Дуклэон, доселе молчавший, как рыба, которая плавала за прозрачным куполом.
        -- Не съедят, -- убедительно сказала Марго, -- подавятся.
        -- Как бы я хотела, чтобы ты была моей сестрой, -- сказала Марэлай, обнимая Марго за шею.
        ***
        Кольцо репликации погасло, и Маргина стала проверять Байли на предмет непредвиденных повреждений, но дочь была жива и здорова, только захихикала:
        -- Мама, не щекочи меня! -- на что Маргина ответила:
        -- Молчи, дурочка, я тебя проверяю.
        Мо, слушая их, хмыкнул и раскинул симпоты. Маргина, выйдя из станции репликации, накинула сверху свои, чтобы особо себя не утруждать и вот так, бутербродом, накрыли симпотами всю Глаурию, записывая всё в глифоми. Вероятно, они отвлеклись, потому что когда повернулись к Байли, её уже не было. Столь неожиданное событие, произошедшее у них на глазах, поразило их, так как они ничего не почувствовали. Совершенно ничего.
        -- Что случилось? -- спросила Маргина, понимая, что Мо не сообщит ей ничего нового -- она знала то, что и он.
        -- Я думаю, что сделал такое кто-то сильнее нас, -- задумчиво сказал Мо. -- Только я никого не вижу.
        А в это время Байли оказалась внутри огромного дворца, на большой постели, в которую она было тщательно и с нежностью погружена. На стене загорелись пылающие зелёно-голубые буквы: "Спи спокойно, Фатенот", -- и неземная мелодия, мягко отражаясь от стен, тёплой волной окунула Байли с головой, успокаивая и убаюкивая, а глаза непроизвольно закрылись, погружаясь в сладкую дрёму.
        -- Нам придётся разделиться, -- сказала Маргина. -- Я полечу к Марэлай. А что будешь делать ты?
        -- Видимо, мне перепало слетать в Боро, а потом буду искать того, кто похитил Байли, -- Мо, необычно для него, промолчал, а потом спросил:
        -- Ты видишь Хенка?
        -- Нет, -- ответила Маргина
        -- И я, нет, -- сообщил Мо, -- так что мне придётся искать и Хенка.
        Мо прижал её к себе, и она расплющилась и поплыла, сливаясь с ним, соединяясь симпотами, погружая в глифомы ощущения, которые нельзя записать.
        -- Всё! Хватит! -- воскликнула Маргина, вылавливая себя из Мо.
        -- Поторопимся, -- сказала она и прямо с рук Мо сиганула вверх, а вслед за ней отправился и Мо.
        Казалось бы, все разрушители спокойствия исчезли, и станция репликации может дремать, со всех сторон окружённая зарослями растений и деревьев, и только шелест листьев монотонной волной свободно перекатывался через неё, нарушая наступившую тишину, да плеск волн о берег напоминал о себе редкими аплодисментами.
        Но не тут-то было. Стены станции репликации опали и из-под кольца репликатора вышел то ли конь, то ли лошадь чёрной масти, радостно оглядываясь вокруг в предвкушении удовольствия. Данный конь некогда был боевым товарищем товарища Будённого и официально именовался Софистом, а неофициально -- Контрой, так как, несмотря на фигурную стать, не имел чувства ритма и по этой причине не мог ходить в ногу на параде.
        Огорчился ли этим товарищ Будённый -- неизвестно, а вот товарищ Тёмный, бывший Хранитель, а ныне - Координатор[14], очень опечалился. В связи с этим покинул боевые конские ряды и ретировался в систему тёмной материи, которая находится между созвездием Орла и Скорпиона в земных координатах.
        Несмотря на свою печаль, товарищ Тёмный, где только мог, принимал образ темного коня или лошади, находя его красивым и достойным Координатора.
        Наклонив голову, товарищ Тёмный с удовольствием сорвал зубами веточку плауна и сгрыз её, обновляя вкусовые ощущения. Любая другая лошадь, попробовав данное растение, навернулась бы с копыт, но товарищ Тёмный был жив, бодр и здоров. Так здоров, что из его спины вдруг проросли какие-то лепестки, которые в скором времени превратились в большие крылья. Тёмный, громко заржав, взмахнул ними несколько раз, так что близлежащие кусты пригнулись к земле, а потом с места прыгнул в воздух и полетел, мерно взмахивая крыльями.
        Он летел прямо на север, всё выше и выше поднимаясь вверх, чтобы перелететь через частокол гор. Озеро с островом, где размещёна станция репликации, оказалось далеко внизу, а товарищ Тёмный лошадиным голосом распевал:
        "По долинам и по взгорьям
        Шла дивизия вперед,
        Чтобы с боя взять Приморье -- белой армии оплот!"[15]
        То, что он ужасно перевирал мелодию, ничуть его не беспокоило, так как слушателей, кроме редких облаков, не предвиделось.
        ***
        Солнца сзади подсвечивало его фигуру, и она гигантской тенью накрывала поляну и тянулась дальше, к океану, теряясь в его волнах. Его ушам, пусть неподвижным, давно уже слышались отдалённые удары барабана и визгливые выкрики, несущиеся слева. "Снова!" -- с ужасом подумал Хенк, понимая, что придётся смотреть на новое кровавое пиршество. Он потерял счёт дням, а его душа ожесточилась от каждодневных зрелищ, и если бы он вдруг стал живым, то собственными руками задушил каждого дикаря, чтобы прекратить кровавую карусель.
        Цепочка дикарей, подпрыгивая и танцуя, вынырнула из леса и потянулась по кругу, замыкаясь вокруг столба. На этот раз победители были разрисованные синим, а их сопротивляющуюся жертву, помеченную оранжевым, избили и привязали к столбу. Когда Хенк присмотрелся, то понял, что синие поймали вожака оранжевых - женщину с белой копной волос. Казалось бы, всё справедливо: убивающая других сама оказалась с ножом у горла, но данное обстоятельство не успокаивало Хенка и не оправдывало дикарей.
        Вожак синих - огромный детина с тупым выражением лица, кровожадно ухмыляясь, подошёл к женщине и вогнал нож ей в плечо. Женщина стиснула зубы и застонала, но не закричала, что разозлило палача и он, оттянув одну грудь, полоснул по ней ножом. Заорав во всё горло, предводительница оранжевых неожиданно лягнула ногой детину в пах, заставив его согнуться, что вызвало возмущённые крики толпы и гул разочарования.
        Вожак синих выпрямился и со всей силы ударил женщину по лицу, так, что её голова дёрнулась и ударилась о столб. Тело жертвы согнулось и повисло на путах, а вожак синих, изобразив на лице неуклюжую улыбку, провёл жертве по горлу. Стоящие по кругу дикари застучали между собой копьями, а вожак, подставив ладони, цедил в них кровь жертвы.
        Хенк, предчувствуя дальнейшие действия дикаря, внутренне закричал: "Нет!" -- так, что даже камни, на которых он стоял, задрожали. Вожак дикарей, взобравшись по камням до лица Хенка, что-то почувствовал и немного растерялся, но вспомнив, зачем он шёл, плеснул из ладоней богу в лицо. Хенк заревел и, неожиданно для себя, почувствовал, что руки его двигаются. Схватив огромный камень, он опустил его на выпучившего глаза вожака, и камень, сделав своё кровавое дело, оставил расплющенного дикаря у ног Хенка, а сам полетел вниз, обрушиваясь по пути смертельным грузом на попадавшихся дикарей.
        Поляна вмиг опустела и только неподвижные тела дикарей напоминали о том, что здесь произошло.
        
        Репликация третья. Витер
        Они уже несколько дней двигались, перебираясь из купола в купол и порядком устали, так как между некоторыми куполами было некоторое расстояние, которое приходилось одолевать вплавь, что не было в тягость Марэлай или Марго, но для Дуклэона, не умеющего плавать, оказывалась серьезной проблемой. Иногда он, барахтаясь, всплывал на поверхность океана и хорошо, если не было волн, а иначе он захлёбывался и тонул.
        Подхватывая его внизу, Марелай и Марго тянули его под купол, где он, нахватавшись солёной воды, отчаянно кашлял, поэтому приходилось останавливаться, чтобы он мог придти в себя. Им пришлось есть рыбу, так как другой пищи, кроме водорослей, в здешней воде не было, а водоросли они есть опасались, не зная, как они подействуют на них. Когда наступали сумерки, предваряя наверху ночь, они останавливались на ночлег в каком-нибудь куполе, а вот решки не спали никогда и уплывали охотиться на рыбу.
        Утром они возвращались и обычно приносили с собой скумбрию для людей. Марго с первого раза вгрызлась в спинку рыбки и спокойно жевала сырое мясо, как будто каждый день им питалась. Марэлай, видя достойный пример, первый раз помусолила рыбу, но на следующий день, порядком изголодавшись, жевала скумбрию не хуже Марго. Что же касается Дуклеона, то он держался целых два дня. Такое поведение обеспокоило решку Этого, который, идя впереди Дуклэона, подозрительно оглядывался на него и, не вытерпев, в конце концов, возмутился:
        -- Он хочет меня съесть!
        Решка Тот, заверил друга, что тот ошибается, и спросил у Марэлай, подозрительно взглянув на Дуклэона:
        -- Он что, никогда не ест?
        -- Он сейчас худеет, -- нашлась Марэлай, но решка Этот ей не поверил и шёл последним.
        Стоит сказать, что на путешествие с людьми решка Этот согласился не сразу. Предложение Марго их сопровождать, решка Тот принял без колебаний, а своего друга, решку Этого пригласил за компанию. Но тот сразу отказался идти к Земле Харома, где решек могут поймать и съесть. К тому же, он не мог покинуть свою рыбку, которая, видимо, обленилась и без Этого сама себе добыть пропитание не могла. Решка Тот открыл пузырь с сазаном и тот медленно уплыл, коварно показав решке Этому, что он в нём нуждался, как вода в ступе.
        Оказавшись без общества сазана, решка Этот заскучал и, выбравшись из купола, раскинул свои крылья за спиной и поплыл догонять экспедицию, жаждущую попасть на стол дикарям. Увидев движущихся по куполам фигуры людей, он независимо и как бы, между прочим, планировал в воде вокруг купола. Решка Тот высунул голову в воду и что-то пробубнил решке Этому. Тот забрался в купол и отправился вместе с ними.
        -- Что ты ему сказал? -- спросила Марго у решки Тота.
        -- Что возле Земли Харома больших ракушек видимо-невидимо.
        Марго поняла, что Тот соврал Этому, но разоблачать не стала: а вдруг какая-нибудь сумасшедшая ракушка почила в водах Земли Харома. Марго заинтересовала способность решек свободно проходить сквозь купола: они каким-то образом раздвигают плёнку, а когда ныряли в воду, дыра в куполе за ними тотчас затягивалась. Она спросила у Тота, как они это делают и решка сообщил, что используют хвостик на голове или круглые кончики пальцев рук и ног.
        Была ещё одна трудность жизни в воде, которая касалась людей: им не хватало воды. Да, вокруг был океан воды, но она была солёная, а людям хотелось воды для питья. Выход нашёлся случайно: Марелай, увидев стекающие капли на внутренней поверхности купола, слизала их языком и, распробовав, принялась вылизывать дальше. Марго, оценив, устроилась возле другой стенки, а Дуклэон, видя усердие девочек, не пожелал последовать за ними, но, изнурённый жаждой, в следующем куполе жадно припал к стенке. Пришлось всем ожидать, пока он насытится водой.
        Если вначале подводный мир вызывал любопытство у девочек, то в дальнейшем они потеряли к водной флоре и фауне всякий интерес и рассматривали водоплавающих только с точки зрения опасности. Что же касается Дуклэона, то ему с самого начала нахождение под водой не понравилось, а в последнее время он шёл впереди девочек, вслед за решкой Тотом и постоянно торопил его. Его отношения с Марэлай и Марго носили подобие общения заключённых: он вместе с ними переносил тяготы пути, а внутрь своей души никого не пускал.
        А вот девочки подружились и, перебираясь из купола в купол, вели постоянные беседы, скрашивая путь и находя некоторые моменты своей жизни весьма похожими. По странному обстоятельству у Марэлай была тётя Элайни и так же звали маму Марго, у которой была тётя Байли, имеющая имя мамы Марэлай.
        -- Может мы, и правда, сёстры? -- улыбалась Марэлай и вздыхала: она знала от мамы, что её тётя, Элайни, пропала несколько лет назад.
        Впереди показался широкий огромный купол неправильной приплюснутой формы, который перекрывал им путь.
        -- Что там? -- напряжённо спросил Дуклэон, вглядываясь в нечёткий, размытый водой силуэт.
        -- Купол Истины, -- понижая голос, произнёс решка Тот и, обернувшись, сообщил: -- Ждите меня здесь.
        Он прошёл сквозь стенку купола, так что после него не просочилась ни одна капля воды, и направился к "Куполу Истины", как он его называл. Купол, как зеркало, отражал наружное пространство и они не видели, что происходит внутри. Дуклэон придвинулся к девочкам и прошептал, искоса поглядывая на оставшегося решку Этого:
        -- Что они делают в этом Куполе Истины.
        Марэлай только двинула плечами, а Марго шёпотом сообщила своё мнение: -- Я думаю, что нам ничего не угрожает.
        Решка Этот шептание принял за сговор и подвинулся ближе к стенке купола, в котором они находились, чтобы улизнуть в океан при опасности быть съеденным. Его поведение ещё больше насторожило Дуклэона, который подумал, что их привели на заклание, поэтому он схватил решку Этого за руку, пытаясь удержать заложника. Решка Этот испугался и упал, выдираясь из рук Дуклэона. Пытаясь уползти, он выставил голову через плёнку в воду, но Дуклэон уже держал его за ногу и тащил внутрь.
        -- Что вы делаете? -- ошарашено смотрел на них появившийся решка Тот.
        -- Хотим съесть решку Этого, -- пошутила Марго, а напрасно: решка Тот от испуга тут же булькнул в океан, при этом на незадачливых шутников плеснула вода, так как у испуганного решки и макушка и пальцы, видимо, сработали неправильно.
        -- Радуйтесь, у нас нет провожатых, -- констатировала Марэлай, так как Дуклэон, услышав за спиной голос решки Тота, упустил решку Этого.
        -- Что будем делать? -- поинтересовался Дуклэон.
        -- Умрём мы здесь, -- сказала Марэлай, снимая с себя одежду, чтобы дать телу немного отдохнуть от воды. Оставшись в трусиках, она присела на камень у стенки купола и принялась выжимать одежду.
        -- Как это, умрём? -- возмутился Дуклэон.
        -- Очень просто, -- сказала Марэлай, -- проткнуть стенку мы не можем, а если проткнём, то не попадём в следующий купол. А на поверхности океана мы долго не продержимся.
        Такая перспектива озадачила Дуклэона, и он присел на камешек рядом с Марэлай. Марго стояла, подперев одной рукой подбородок, и задумчиво уставилась куда-то, продырявливая взглядом стенку купола. Шутка Марго и подозрения Дуклэона в отношении намерений решек дорого им обошлись: придётся пропасть безвинно, так как кушать им в куполе нечего.
        -- Я думаю, что с голода мы не умрём, -- сказала Марго, гастрономически глядя на Дуклэона.
        -- Марго, не балуйся, -- остановила её Марэлай, посмотрев на Дуклэона.
        -- Можете меня съесть, -- сказал Дуклэон, -- тогда проживёте дольше, и вас найдут, а вы сообщите моим родителям, где лежат мои косточки.
        Он смотрел себе под ноги, с грустью рассматривая свои невидимые останки, но Марго прервала его виртуальную связь с потусторонним миром, вернув его на землю, а точнее - под воду.
        -- Давай-ка ремешок твоего ботинка, -- сказала она, -- а ещё лучше, кожаный ремень от брюк.
        -- Бери, -- сказал Дуклэон, отдавая ей и ботинки, и пояс, -- они мне больше не пригодятся.
        -- Твои ботинки не нужны, -- возразила Марго, -- лучше помогите мне оторвать края.
        Она, показывая, начала отрывать края купола от земли, а точнее от растения, которое решка Тот называл "пейли" и стягивать их в один узел, но получалось плохо, так как её помощники топтались и мешали друг другу. Пришлось изменить тактику: кто-то один отрывал и подтягивал свой край к центру, а другие стояли на плёнке, придерживая оставшуюся часть. С горем пополам они собрали края в кучку, и купол превратился в шар, вот только завязать его не было никакой возможности, так как он поплыл вверх, и очень скоро они оказались на поверхности воды, немного ослепленные дневным светом.
        Дуклэон, оказавшись на волнах океана, совсем воспрянул духом, разглядывая сквозь плёнку голубое небо и белые тучки на нём, хотя радоваться, как оказалось, нечему: они не могли долго находиться в шаре, так как воздуха внутри купола на продолжительное время им не хватит. Кроме того, удерживать купол в форме шара оказалось трудно и у них быстро устали руки.
        Неожиданно их шар стал тонуть, и круг неба быстро сузился до размера тыквы, а потом и вовсе исчез. Подняв глаза туда, где только что виднелось небо, они не могли понять, что случилось, пока Дуклэон не закричал:
        -- Руки!
        Проследив за его взглядом, Марэлай и Марго увидели много маленьких синих рук, которые уцепились в края купола и тащили его вниз. Раскрытые крылья, ритмично и синхронно взмахивающие в воде, не оставляли сомнений в том, кто это был.
        "Решки!" -- подумали девочки одновремённо, соображая, что им делать и что ждёт их там, внизу. Но решение приняли за них, так как внизу они увидели зеркальную поверхность Купола Истины, на которую они падали. Странным образом края их купола соединились, и он превратился в шар без единой щёлочки. Со всех сторон, сверху, снизу и с боков, на них смотрели глаза решек, и их осуждающий взгляд не сулил ничего хорошего.
        Они проскользнули внутрь Купола Истины, как будто у него не было потолка, и упали на пол с высоты купола. Шар подскочил, встряхивая своё содержимое, которое визжало тонкими голосами. Шар подскочил ещё раз и покатился вперёд, к центру, где высился какой-то монумент, стукнувшись о который они остановились. Марелай, всмотревшись в монумент, увидела на нём барельеф зверя, внимательно рассмотрев который, она с удивлением узнала в нём мордочку кота.
        ***
        Фогги сидел в кабинете Хенка и писал последние распоряжения относительно будущей уборки урожая и заготовок на зиму, когда ему на стол упала измученная марка и сдохла. Фогги развернул лепестки и прочитал:
        "Хенк, о Марэлай и Дуклэоне не беспокойся, я отправился к ним. Они в океане у острова Земля Харома.
        Туманный Кот".
        -- Что-то от Хенка? -- спросила змеиная голова, появляясь из-за плеча.
        Фогги вздрогнул. Он никак не мог привыкнуть к присутствию над его кабинетом гнезда змея Гаркуши, который достался Хенку в наследство от его отца, Артура Крайзер Мирх Барули. Хотя, какой он Гаркуша, когда две другие его головы назывались Габи и Гайтели. Тут попахивало матриархатом, но Фогги такого слова не знал, поэтому оскорблять змея не стал, а подвинул марку под морду Гаркуши. Тот не успел прочитать, как был отодвинут в сторону Габи и она, вместе с Гайтели, принялись бубнить себе под нос.
        -- Читайте вслух, -- возмутился Гаркуша, и Габи озвучила письмо, предварительно снабдив его своими комментариями. Фогги подумал, что нужно ознакомить с письмом Черри и Леметрию. Он положил марку в карман и, широко шагая на своих длинных ногах, отправился к себе домой, но, не застав там Чери, решил, что искать её нужно в дежурной, где она принимала марки со всей страны, надеясь найти хоть какие-нибудь следы Марэлай и Дуклэона.
        Он не ошибся: Чери и Леметрия находились там и на огромной карте, едва помещавшейся на столе, отмечали проверенные места. Увидев Фогги, Чери напряжённо всмотрелась в его глаза, стараясь предугадать то, что он ей сообщит.
        -- Что? -- не вытерпела она. Фогги молчаливо дал её марку, и она впилась в неё глазами, стараясь охватить её сразу. Прочитала и не поняла ничего, а Леметрия, глядя на её ошарашенные глаза, выдрала марку из её рук и быстро пробежала взглядом по строчкам.
        -- Слава богам фрей! Перчик, всё-таки, добрался до кота! -- воскликнула она, тиская Чери и не подозревая, что Перчик кота совсем не видел.
        -- Если Туманный Кот принимает участие в поиске -- я спокойна, -- убеждённо сообщила Леметрия.
        Но Чери слова Леметрии не успокоили, и она лихорадочно принялась убеждать Фогги, что нужно лететь на этот остров в океане и искать детей. На возражение Леметрии в том, что лучше ожидать дома, она не обращала внимания, а только твердила: "Я должна лететь!"
        -- Я тебе помогу, -- сообщила голова змея, появляясь за плечом Леметрии, и она, обернувшись, столкнулась с лицом змеиной национальности и выдала ему со всей щедростью:
        -- Гаркуша, я тебя когда-нибудь убью, зараза! Ты когда прекратишь людей пугать?
        -- Не суди его строго, -- ухмыльнулась Гайтели, вытягиваясь змеиной шеей в окно, -- он у нас глупенький.
        Габи потянулась к Чери и сказала:
        -- Собирайся, -- и повернула голову к Фогги: -- Нам не мешало бы Хенка найти.
        Фогги, посмотрев на змея, спросил:
        -- А как вы найдёте океан?
        -- Если лететь на восток, он за высокими горами, -- сообщил Гаркуша, и женская половина его тела закивала головами, подтверждая.
        -- Что же ты сразу не сказал, паразит?! -- возмутилась Леметрия, а Фогги, обняв Чери, сказал: -- Я лечу с вами.
        -- Тут есть кто-нибудь разумный, -- всплеснула руками Леметрия: -- С Чери полечу я, а тебе поручили управлять страной, так что не рыпайся.
        После долгих споров Леметрия и Чери собрали две сумки с пожитками и залезли на змея, который, подпрыгнув на коротеньких ножках, тяжело взлетел в воздух. Поднявшись выше облаков, змей направился на восток, откуда надвигалась ночь. Солнце подсветило змея сзади, бросая огромную его тень на лежащие внизу облака, и ему приходилось догонять свою тень, упорно не желающую с ним знакомиться. Подруги, прислонившись друг к другу спинами, сидели между крыльями, ощущая под собой мощь змея и пытаясь немного согреться, так как потоки воздуха на высоте обещали только холодные объятия.
        Не рискуя лететь ночью, Леметрия и Чери попросили Гаркушу остановиться в городке Ута, расположенного у самого горного хребта за которым текла река Лея, устье которой заканчивалось большим озером Винос. Гаркуша возражал, уверяя, что может спокойно лететь в темноте, но его боевые подруги поделились наблюдением, что его бесстыжие глаза плохо видят даже днём.
        В итоге, Леметрия и Чери ночевали дома у председателя совета Уты, а змей расположился возле стога сена, получив на каждую змеиную голову по ведру запаренных зёрен овса, как тройка боевых лошадей. Председатель, осведомлённый о способностях змея, слёзно просил его не дышать на сено, чтобы не сжечь деревянный городок дотла, обещая мясной завтрак и окорок на дорогу.
        Утром, как только небо за горными вершинами чуть-чуть посветлело, Леметрия и Чери забрались на змея, придерживая возле себя окорок, который председатель не пожалел для змея. Гаркуша, недоверчиво оглянувшись на них, предупредил:
        -- Не вздумайте съесть, не то сброшу в океан.
        Леметрия только хмыкнула и уселась сверху на лакомство для змея, а Чери пристроилась рядом. Змей, перебирая лапками, неуклюже разогнался и поднялся в воздух. Развернувшись в полёте, он медленно набирал высоту, чтобы перелететь перевал и начать путешествие в горах. Почувствовав, что холодный ветер потихоньку замораживает её до состояния сосульки, Леметрия запоздало подумала, что она дура, притом набитая, так как не подумала о тёплой одежде.
        На Чери она не рассчитывала, так как та потеряла способность здраво рассуждать и Леметрия её не винила - кто знает, как бы повела себя сама, если бы опасность угрожала её ребёнку. Вспомнив свою не сбывшуюся мечту, она вздохнула и подумала, что стоит попросить Маргину и Мо, когда они здесь появятся, чтобы они осмотрели её с Перчиком и, возможно, как-нибудь подлечили.
        Они летели вдоль какой-то речушки, вероятно, впадающей в Лею и, поглядывая вниз, Леметрия видела широкие просторы, совсем не освоенные человеком. Так уж получилось, что от Магнума, бывшей столицы Страны Маргов, на расстоянии пары дней пеших переходов ещё селились люди, а дальше полноводная Лея несла свои воды вдоль пустынных берегов.
        Ходили слухи, что ниже по течению водятся какие-то летучие твари, не способные преодолеть горы, чтобы вторгнутся в населённые места, но в состоянии напасть на любого случайного человека, который попадется им на пути. Возможно, слухи были местными сказками, но Леметрия с опаской посматривала вокруг, невзирая на то, что со змеем никакой твари бояться не стоило.
        Солнце светило прямо в глаза и смотреть вперёд не представлялось возможным. Свесившись вниз, Леметрия рассмотрела приближающуюся реку Лею, которая в данном месте впитывала в себя три речки: одну с этого берега и две, поменьше, с другой стороны. Лея была широка и важно шествовала вдоль своих берегов, а неторопливый бег её вод внушал мысли о вечности, и бренности всякой суеты.
        Проводив взглядом Лею до следующего берега, Леметрия вздохнула, собираясь снова присесть на окорок змея, но увидела, как впереди, под солнцем, заискрилась белоснежная пушинка, похожая на семянку одуванчика или козлобородника. Поднимаясь с потоком воздуха, пушинка увеличивалась в размерах, приводя в восторг Леметрию.
        -- Чери, посмотри, какая красота! -- воскликнула Леметрия, заворожённо протягивая руку к утолщению, где, видимо, находилось семя растения.
        -- Лемка, не трогай, -- угрюмо предупредила её Чери, поглядывая на пушистый зонтик. Но было поздно, так как Леметрия схватилась за утолщение и подняла зонтик над собой, улыбаясь и восхищаясь игрой света в белых волосках.
        Неожиданно для неё утолщение зонтика обвилось вокруг её ладони и дёрнуло в сторону. Ошарашенная Леметрия не удержалась и полетела вниз, но одуванчик и не думал её отпускать. Она повисла на руке, в которую впилась семянка, тянущая её в сторону. Неизвестно, почему, белый зонтик выдерживал вес Леметрии и не падал, а вот сама Леметрия почувствовала, как что-то лизнуло её в ладошку, но испугаться не успела: её вдруг охватила эйфория и она улыбнулась, закрывая глаза.
        -- Леметрия! -- закричала Чери, но подруга безжизненно повисла под зонтиком, который покрылся голубыми искрами, охватывающими и зонтик и Леметрию. Чери ничего сделать не могла, так как змей глушил волшебство.
        -- Гаркуша, сделай что нибудь! -- крикнула она змею, но и он был бессилен и зловещему зонтику ничего сделать не мог, не повредив Леметрию. К тому же зонтик вилял и лавировал, так что пока змей разворачивался, он успевал улизнуть в другую сторону, всё время снижаясь.
        Прятки продолжались до самой земли, где склоны между гор были усыпаны пушистыми кучками деревьев, покрывавших ковром всё видимое пространство. Сделав следующий маневр, зонтик упал вниз, и, пока змей возвратился, зелёная масса скрыла все следы. Чери, перегнувшись, всматривалась в деревья, но Леметрия пропала окончательно.
        -- Гаркуша, садись, -- крикнула Чери, и змей принялся искать прореху между деревьями, чтобы приземлиться. Когда он провалился вниз, сложив крылья, Чери испугалась, что они разобьются, но ничего плохого не произошло, если не считать то, что свалился окорок, подаренный змею.
        -- Ты сюда, а я туда! -- решила Чери, показывая сектор, в котором, как она предполагала, приземлилась Леметрия. Внизу царил полумрак, так как нетронутые временем великаны-деревья закрывали всё небо, не давая шанса другим деревьям любоваться солнцем. Правда, такое положение вещей не мешало кустарнику завоевать нижнее пространство, довольствуясь остатками солнечной трапезы. Промежуток между верхушками деревьев и кустарником был пуст, если не считать частокол голых стволы великанов.
        Чери боялась, что Леметрия, упав с высоты, могла разбиться, а вот зонтик, который её схватил, почему-то её не беспокоил. Она медленно двигалась, раздвигая кустарник чуть ли не в её рост, который мешал обзору и затруднял движение. Чери злилась, но ничего поделать не могла. Вереница событий, в которых пропадали её знакомые и боль за своего сына, Дуклэона, притупила её чувства, и она не могла понять, за что боги фрей хотят её наказать.
        Она срезала огнём толстую палку и её обугленным концом тыкала в разные стороны, раздвигая кусты, и такая монотонная работа позволяла ей расслабиться и отключить мозги. Справа от неё трещал кустами змей, обламывая их своим огромным корпусом и вращая всеми тремя головами в разные стороны. За ним оставалась прямая просека, по которой спокойно могли разминуться две телеги.
        Они прошли приличное расстояние, и Чери подумывала о том, чтобы вернуться назад, так как она, вероятно, ошиблась и Леметрия находится где-то в другой стороне. Мимолётно бросив взгляд вверх, Чери застыла на месте, завороженная увиденным: на толстом суку, обломанном недалеко от основания ветки, висела Леметрия.
        -- Гаркуша, сюда! -- крикнула Чери, и змей повернул просеку к ней напрямик.
        -- Ты сможешь её снять? -- спросила она у змея, и Гаркуша вытянул голову вверх, но до висящей Леметрии не дотянулся. Чери разочарованно оглянулась вокруг, напрасно разыскивая глазами подмогу.
        -- Что тут мудрить, -- сказала Габи, -- давайте свалим дерево.
        -- Всего делов-то, -- поддержала её Гайтели. Змей двинулся на дерево, но оно от удара корпуса только колыхнулось, и Чери поняла, что змею с деревом не справиться.
        -- Может, его сжечь? -- поделился мыслью Гаркуша и сыпанул по дереву огнём. Дерево вспыхнуло, но сразу же и потухло.
        -- Погодите, -- остановила змея Чери, -- давайте я отрежу сук, а вы поймаете Леметрию.
        Змей, закивав головами, согласился. Чери отошла подальше от змея, сосредоточилась и принялась прожигать сук, а змей, подняв головы вверх, приготовился схватить Леметрию на лету. Сук треснул, и Леметрия вздрогнула, но Чери пришлось пережигать остальные волокна, пока сук не оборвался окончательно и полетел вниз вместе с Леметрией. Гаркуша и Габи бросились к Леметрии первыми и в воздухе сшиблись головами. Хорошо, что Гайтели не растерялась и успела открыть пасть: Леметрия упала туда.
        Гайтели положила её на траву и встревоженная Чери наклонилась к ней, пытаясь уловить признаки жизни и понять состояние Леметрии. Да, Леметрия была жива и дышала, и её состояние можно было назвать сном, если бы не белые ниточки, опутывающие всё её тело и говорящие о том, что спит она не по своей воле.
        Чери попробовала отрезать отросток, которым Леметрия крепилась к дереву, но её попытку окончилась неудачей: нити мгновенно среагировали, стягивая тело Леметрии, и она застонала сквозь сон. Ничего не оставалось, как взвалить Леметрию на плечо и забраться на змея.
        -- Полетели, -- повернулась Чери к Гаркуше. Змей быстро топал по сделанной им просеке назад, а когда очутился в её начале, стал шнырять головами по кустам.
        -- Полетели, -- повторила Чери, не понимая, почему змей ходит кругами, тщательно обходя деревья, и уже вытоптал большую круглую площадку.
        -- Ты куда мой окорок девала? -- подозрительно спросил её Гаркуша, а Гайтели осмотрела Чери на предмет утолщения от неправильно съеденной пищи.
        -- Он свалился, когда мы приземлились, -- объяснила Чери, но голодное сознание трёх змеиных голов недоверчиво косилось на неё и успокоилось только тогда, когда в кустах обнаружилась пропавшая пища. Змей так быстро её съел, что Чери не успела попросить кусочек себе и, раздражённая запахом, вытянула сухарик из своей сумки и сунула в рот, посасывая, точно лакомство.
        -- Болетели, -- пробормотала она, и Гаркуша обернулся, переспросив: -- Чего?
        -- Полетели, говорю, -- объяснила Чери, прожевывая сухарик. Змей разогнался на вытоптанном круге и полетел, лавируя между деревьями, а когда до верхушек осталось всего ничего, Гаркуша, не оборачиваясь, крикнул: "Держись!" -- и Чери едва не свалилась со змея. Ветви деревьев жестоко хлестали по лицу и телу, а Чери прижалась к лежащей Леметрии, прикрывая её от ударов. Наконец, змей вырвался вверх, в синее небо и Чери вздохнула всей грудью. Солнце, оставшись за спиной, не слепило глаза, а впереди виднелась острозубая цепочка гор, словно исполинская ограда, охраняя пространство за собой. Некоторые из вершин, как будто обмороженные, надели на себя белые шапки, поблескивающие издали, и по телу Чери пробежали мурашки, как только она подумала о холоде.
        Естественным образом, направив мысли на то, как бы этот холод миновать, она вдруг осознала, что змей летит не домой, а вперёд к невидимому океану. Растерявшись, она бросила взгляд на лежащую Леметрию, которую нужно везти домой, к тому же понимая, что сама она помочь ей не в силах.
        -- Гаркуша, куда мы летим? -- растерянно спросила она, и змей, повернув свою среднюю голову, сообщил: -- К Хенку.
        "К какому Хенку?" -- не поняла она, опасаясь, не тронулся ли умом преданный Хенку змей.
        ***
        Странное здание, появившееся недавно на берегу озера Байлези, туземцы, живущие деревнями в ближайшей округе, обходили стороной. Они не знали, что их озеро кто-то называл не озером Байлези, а озером Любви. Их размеренная жизнь ограничивалась выращиванием баниоки[16], заготовкой лесных орехов, грибов и ягод, а также охотой на длинноногих ядрей[17] и редких споров с соседями. Но, когда на берегу озера стало расти необычное здание, их спокойствие было нарушено. Храбрецов, пытавшиеся подойти к нему, поражала молния, стоило им приблизиться к невидимой черте имеющей форму окружности. Если бы кто попытался подойти к зданию со стороны озера Байлези, то получил бы такой же электрический разряд в воде, в то время как рыбы, с одной и другой стороны невидимой стены, спокойно плавали, правда, не приближаясь к ней.
        Пострадавшие долго рассказывали о своих ощущениях, поэтому желающих познакомиться со зданием и рассмотреть его внутренности, не находилось. Здание имело круглую форму, так же как и защитная стенка, и сияло мраморной белизной, но материал, из которого оно было изготовлено, гладкий и плотный, вряд ли был подвержен старению или разрушение, так как его кристаллическую решётку могла разрушить сила, соизмеримая с силами космическими.
        Широкие балконы с видом на озеро и окрестные места опоясывали каждый этаж, но здание было недостроенное: жители окрестных деревень могли наблюдать каждое утро, как оно приобретало ещё один этаж, сооружённый ночью. На какую высоту взберётся здание, никто не мог сказать, так как спросить было некого, а подойти к зданию мешал невидимый экран. Главное, что поражало аборигенов, был выросший за несколько дней сад, скрывавший первый этаж и окружающий всё здание кольцом, доходя до незримого барьера, внутри которого сад окружала ажурная ограда. Здание называлось Эссенариум, но его название было известно только создателю.
        В одной из многочисленных комнат на втором этаже, с окнами, выходящими на озеро Байлези, на роскошной кровати под балдахином лежала женщина, раскинувшая чёрные волосы по подушке. Она спала тревожным сном, изредка вздрагивая и выкрикивая чьё-то имя, но тревожные мысли уходили, и она снова затихала, а её лицо расправлялось, приобретая мягкие черты и лёгкую полуулыбку.
        Солнце успело заглянуть в комнату и поиграть зайчиками, когда женщина открыла глаза и удивлённо окинула взглядом спальню. То, где она оказалась, так странно не согласовывалось с её воспоминаниями, что она невольно воскликнула:
        -- Где я?
        Через мгновение в воздухе возникла горящая надпись: "Ты в своём доме, Эссенариуме, лучезарная". Женщина растерянно поднялась и дотронулась до горящих букв, но написанное даже не грело, и вскоре слова медленно померкли, не оставив ни дыма, ни запаха. Она вышла из спальни и прошлась анфиладой комнат, заглядывая в них и трогая вещи, разложенные в беспорядке, так, как будто ими пользовались каждый день, но тактильные ощущения не напоминали ей о том, что её руки когда-либо их касались.
        Комнаты шли по кругу, а в середине находился атриум и она, перевалившись через ажурные перила, увидела внизу внутренний сад. Запах цветов ласкал обоняние, и ей захотелось опуститься вниз. Словно услышав её желание, в воздухе вспыхнула огненная стрелочка и надпись: "В сад". Следуя за ней, она спустилась вниз и сразу окунулась в мягкое море запахов, которые неслись со всех сторон. Выложенные камнем дорожки, первозданно чистые, холодили разгоряченные ступни ног, и она долго бродила между незнакомых ей кустов, поражаясь красотой разноцветных лепестков цветов, имеющих странные формы, невиданные ею никогда, трогала их, вбирая божественный запах и ощущая пыльцу на пальцах рук.
        Несколько пчел, откуда-то взявшиеся внутри здания, деловито совали свои хоботки в серединку цветов, насыщались и улетали, но она их совсем не боялась, так как внутреннее чувство говорило её, что здесь она в безопасности. Она бродила так долго, что проголодалась, или, возможно, голод возник сам по себе, но стоило её об этом подумать, как тут же в воздухе возникла стрелочка, горящая холодным огнём и она, почему-то ей доверяя, отправилась вслед за ней.
        Уютная столовая, в её любимом салатовом цвете, была изыскана и радовала глаз белоснежной скатертью, накрытой на круглый стол, возле которого стояло единственное кресло белоснежного, под скатерть, цвета. Тарелки уже стояли на столе, а посередине располагалась супница, крышка которой поднялась, и оттуда донёсся запах рыбной ухи, которую она любила. Не успела она об этом подумать, как тарелка поплыла к супнице и наполнилась. Она улыбнулась и беззвучно рассмеялась, принимая тарелку назад. "Спасибо", -- мысленно сказала она и в воздухе загорелась знакомая надпись огнём: "Пожалуйста", -- а за ней огненная улыбка.
        Когда она, насытившись и не доев десерт, откинулась на спинку кресла, незримый доброжелатель убрал всё на обеденном столе, оставив после себя белоснежную чистую поверхность, и спросил, игриво написав: "Может, кто-то хочет отдохнуть у озера?" "Кто-то хочет", -- улыбаясь, подумала она в ответ и увидела знакомую стрелку, машущую хвостиком, как рыбка. Следуя за ней, она через главный выход спустилась по ступенькам вниз и по аллее, между двумя рядами подстриженных кустов, подошла к берегу, заросшему мелкой зелёной травой и усыпанным редкими маячками жёлтых цветов.
        Возле самого берега стояло деревянное кресло с пологой спинкой, укрытое белым, пушистым покрывалом, а над креслом неподвижно висел зонтик без ручки. Она погрузилась в мягкую пушистость, ощущая в душе умиротворение, а к её ногам бежали из синеющей дали мелкие волны, рассыпаясь о мелкую круглую гальку на берегу. "Как хорошо", -- подумала она, закрывая глаза и засыпая. "Я тебя люблю", -- сказал голос внутри, и она машинально ответила, не совсем осознавая сказанное: "Я тебя тоже".
        ***
        Они отправились в путь только на второй день, так как необходимо было запастись едой и водой. Перчику, не знакомому с местными нравами и обычаями, приходилось полагаться только на Витера. Он откуда-то притащил кучу плодов, измазанных землёй, которые называл баниока, снял несколько нитей сушеной рыбы, развешанной недалеко от его шалаша, а на дно лодки насыпал устриц и залил водой, чтобы не испортились. Кадушка воды должна была обеспечить их водой на всё время путешествия. Правда, Витер собирался пополнить запасы воды на Земле Харома, что, впрочем, было проблематично, так как местные племена отличались агрессивностью, и лучше всего не следовало заходить на остров.
        Перчик сидел на вёслах, а Витер, расположившись на корме, рулил коротким веслом. Витер ориентировался не по солнцу и не по острову, верхушка которого виднелась вдали, а рассматривал дно и придерживался отмели, тянущейся до самого острова. В связи с этим их путь в океане должен был напоминать дугу.
        Сказать по правде, они предприняли рискованное путешествие на такое большое расстояние. Перчика извиняло то, что он не знал об ожидающих их опасностях, что же касается Витера, то он, с мальчишеской непосредственностью пытался помочь человеку, попавшему в беду.
        Гребля дело тяжёлое, но Перчик вскоре втянулся и, работая мышцами, мог спокойно погрузиться в свои мысли и рассуждения. Его не покидали вспоминания о той неизвестной девочке, которую держало на руках человекоподобное существо, называющее себя Харом. Видимо, все похищения были связаны с ним, но его намерений Перчик не понимал.
        Слова Харома он помнил: "... я дам тебе то, что ты хочешь", -- только Перчик не думал, что происходящее с ним и есть то, что он желает. Остановившись на этой мысли, Перчик с удивлением понял, что сформулировать, то, о чем он мечтает, трудно или совсем невозможно.
        Вероятно, потому, что он все имел: жил с Леметрией, которую он любил, рядом была сестра, Байли, недавно подаренная судьбой, имел многих друзей, проверенных временем, а жизнь была интересна и не похожа на пресный кулич. Да, ему хотелось, чтобы и сестра Элайни находилась рядом, да, ему с Леметрией хотелось своего ребёнка, вот такого, к примеру, как Витер, но он не мог корить судьбу, что она поступает с ним ужасно.
        Рассуждая, таким образом, Перчик неожиданно понял, что что-то пропустил, потерял какую-то мысль, которая мелькнула случайно, мысль важная для него, но ускользнувшая, едва появившись. От огорчения Перчик оставил даже вёсла и лодку, под действием волн, стало сносить в сторону от косы.
        -- Что случилось? -- озабоченно спросил Витер, всматриваясь в лицо Перчика.
        -- Ничего, -- ответил Перчик и снова взялся за вёсла. Витер недоверчиво на него посмотрел и промолчал, но его озабоченный взгляд, бросаемый изредка, смущал Перчика и он улыбнулся ему и всё рассказал. Витер слушал, не забывая рулить, а когда Перчик закончил он попросил:
        -- Расскажи ещё.
        -- Что? -- не понял Перчик.
        -- О вашей жизни, -- объяснил Витер и Перчик понял, что для этого мальчика его рассказы, как сказка из другой жизни. Он описал своё окружение и начал о себе, но сбился, понимая, что лучше начать с того времени, с которого он себя помнил. Блестящие глаза Витера сопровождали его рассказ и сопереживали вместе с ним, воодушевляя Перчика, так что вечер застал их неожиданно, а быстро наступившая темнота тоже была для них сюрпризом.
        -- Вот это да! -- воскликнул Перчик, зажигая светящийся шар и фиксируя его над лодкой.
        -- Как ты его сделал? -- спросил Витер, завороженно глядя на Перчика и светящийся шар.
        -- Как-нибудь я тебя научу, -- сказал ему Перчик и выбросил якорный камень за борт, который упал на дно океана и натянул верёвку, фиксируя лодку. Они, освещенные шаром, покушали сушёную рыбу и съели несколько устриц, экономя воду, а потом, прислонившись друг к другу, заснули на носу, где под ногами не хлюпала вода.
        Появившийся из воды решка, встревоженный камнем, брошенным на его купол, неодобрительно смотрел на двух спящих людей, большого и маленького, и не знал, что от них ожидать - хорошее или плохое. Так и не решив данной дилеммы, он медленно погрузился в воду, смывшую его следы и его мысли.
        ***
        Взращенное Хамми животное принесло первые плоды, если почки назвать плодами, которыми оно покрылось через некоторое время. Почки отваливались на ходу, превращаясь в полноценных миниатюрных решек, как их назвал Хамми. Решки добросовестно росли, взрослели и занимались рассадой водорослей пейли, а те, выпуская пузырьки с воздухом, выделяли сок, из которого на дне океана в районе Малой косы появилась сотня куполов, в которых охотно селились решки.
        Хамми не пришлось делать селекцию -- так удачно произведённые на свет решки полностью выполняли задуманное для них задание, и вскоре вдоль Малой косы потянулась цепочка куполов, дотянувшаяся до Земли Харома. Хамми решил сделать перерыв и отправился назад, в древнюю Фаэлию, чтобы успокоить Сергея и Элайни.
        Приняв образ красного глея[18], зверя с такой окраской невиданного даже на планете Деканат, где они существуют, он, взмахнув крыльями, покинул Малую косу и своих решек, которые привыкли общаться с котом и его исчезновение восприняли, как всерешкино горе. Сообразительные звери возвели на дне океана капище, посвящённое Хамми, который оставив там симпоты, и внимательно следил за своими подопечными.
        Его путь лежал на запад, через земли Страны Маргов, и Хамми решил залететь в Емен, чтобы проведать своего маленького друга Гинейма, нынешнего Главного Марга Страны Маргов. Мальчик, с самого рождения отличающийся мудростью, правил страной с молчаливого согласия матери, Барритэт, и её помощника, а лучше сказать негласного мужа, Варевота.
        Когда Хамми покинул Малую косу, солнце только всходило у него за спиной, а пики гор впереди блестели белоснежными вершинами и выглядели, как игрушечные. Небо ещё темнело ночью, а перистые облака, космами тянущиеся с запада на восток, создавали впечатление, что блестящие горы дымят под солнцем, испаряясь в небо. Но, пока Хамми до них долетел, солнце успело его обогнать, ослепляя глаза глея. Хамми, отключив глаза, раскинул симпоты вперёд, и картинка гор зацвела красками, показывая не только их внешнюю сторону, но и то, что они хранили внутри: медь, железо, минералы и драгоценные камни, горючие сланцы и известняки. Хамми добросовестно заносил всё в глифомы, собираясь нарисовать карту и передать её Гинейму.
        Стоит сказать, что на данном участке гор не наблюдалось обилия животного мира, да и флора, если не считать высокогорных лугов да редких кустарников, не блистала разнообразием. Что уже говорить о людях, которых здесь никогда и не было. Возможно, всё объяснялось суровым климатом и отдалённостью от Страны Маргов, а также малыми ресурсами для проживания.
        Хамми взлетел выше, перепрыгивая горный частокол, и снизился только тогда, когда внизу, под крыльями, с севера на юг протянулся совсем свободный от гор пояс, большей частью пустынный, с совсем уж редкой растительностью. Это унылое место наводило тоску даже на Хамми, и у него возникла мысль, не заняться ли мелиорацией и садоводством, чтобы немного приукрасить гиблое место.
        Пустыня заканчивалась следующим забором островерхих гор, за которыми находилась долина, по которой несла свои воды Лея. Хамми свернул чуть правее, чтобы попасть в верховья безымянной реки, которая впадала в Лею, и по её течению пробраться в долину. Посланные вперёд симпоты уже окунулись в Лею, беря пробу воды и играя с беспечными рыбками, когда Хамми заметил странное создание летящее ему навстречу.
        Создание представляло собой симбиоз гриба и плесени, причём ножка, несомненно, относилась к грибу, а пушистая макушка к плесени. Хамми, заинтересованный, завис на месте, ожидая, когда летающий гриб подлетит поближе. Приблизившееся чудо зависло над Хамми и как-то неожиданно опало на него и оплело крепкими нитями. Хамми ожидал, что будет дальше, и, даже, позволил существу прорости внутрь тела глея, наблюдая, как плесень уверенно движется к голове и спинному хребту.
        Если бы Хамми в самом деле был глеем, то сейчас бы летел вниз головой к земле, но так как рыскание плесени по его телу было ему, как зайцу обратная сторона Луны, то он наблюдал дальше, что предпримет плесень, когда убедится в его неуязвимости. Видимо, Хамми попался самый умный экземпляр, который, понимая, что дело швах, начал убирать свои нити, и попытался улизнуть, но ему не повезло -- как раз в это время у Хамми возник зуд творчества и он принялся переделывать хищное существо в создание полезное для человека.
        Через некоторое время отпущенное новое творение вовсю удирало от Хамми, а он, удовлетворённо вздохнув, полетел дальше, перелетая реку Лею, и снова перед ним поднялся частокол гор. "Многовато для данной местности", -- подумал Хамми, но прореживать горы не стал -- творческая горячка покинула его, а впереди Хамми ожидал интересный разговор с Гинеймом.
        ***
        Товарищ Тёмный имел крылья и представлял себя Пегасом, а так как вдохновлять ему, кроме себя, родимого, было некого, то он вообразил, что он поэт. Его поэтические оксюмороны[19] и частые парцеляции[20] оглашали небо, а слушателями выступали облака, так как слабый ветерок, не собирался их прогонять, потому деваться им было некуда.
        "Грустный смех.
        Огнём тревожит.
        Командир.
        Меня стреножит.
        И морозное тепло, гриву бросив, утекло.
        Золотой я, конь буланый, а, быть может, вороной
        Ты не тронь меня.
        Вражина.
        Обходи-ка стороной.
        Я на речке.
        Искупаюсь.
        Мойка красного коня.
        То, возможно, Вась Чапаев
        Моет чёрного.
        Меня.
        А, возможно, я телегой.
        Грохочу.
        С последних сил.
        Эй, товарищ, где ты бегал?
        Ты мне сена накосил?"
        У товарищей облаков появилась оскомина на несуществующих зубах и они, всё-таки, неблагодарно убежали, подставив товарища Тёмного под лучи солнца, но ему от этого, сказать по правде, ни холодно, ни жарко. К тому же он подлетел к краю материка, и впереди показались волны, накатывающие на берег, а океан тянулся до самого горизонта, где тёмная полоса обозначала то ли какую-то землю, то ли слившееся с горизонтом небо.
        Товарищ Тёмный знал, что там находится большой остров, названный Харомом, Творцом данного мира, Полотном Судьбы, а за ним, справа, ещё один остров, Пяльцы, примыкающий к континенту Земля Фатенот. Товарищ Тёмный с ходу нырнул в волны океана, погружаясь в воду, и, открыв глаза, с интересом разглядывал подводный мир. Раскрыв пасть, он схватил подвернувшуюся тюльку, и та забилась у него во рту. Товарищ Тёмный заржал и выпустил улов, подумав про себя: "... а не стоит ли тряхнуть стариной и превратиться в водоплавающее". Мысль настолько понравилась, что товарищ Тёмный тут же её реализовал, превратившись в тюльку громадного размера с лошадиной мордой.
        Странная рыба вызвала интерес у обитателей подводного мира, причем, интерес был не только познавательный, но и гастрономический. Подоспевшая акула, не долго думая, вцепилась пастью за бок тюльки, не собираясь упускать добычу. "Пусти, зараза!" -- рекомендовал ей товарищ Тёмный, но акула с пищей разговаривать не собиралась.
        Конечно, разобраться с наглой хищницей - секундное дело, но Координаторам вмешиваться в дела житейские инспектируемых планет запрещено категорически, поэтому Тёмный создал иллюзию, которую акула успешно проглотила и почувствовала до отказа набитый желудок. "Тебе стоит похудеть", -- сообщил ей Темный, но акула условностями не страдала и снова захотела его захавать. "Отдохни", -- решил Тёмный, и акула угомонилась, а её тело болталось от прибоя, так что Тёмный мог не бояться, что она сдохнет от удушья.
        Чтобы не искушать других хищников товарищ Тёмный превратился в акулу империализма, слегка смущённый размышлениями: что бы сказал на данное превращение товарищ Энгельс. Но так как Тёмному никто больше не докучал, он нашёл, что сделал хорошо и продолжил путешествие, созерцая подводный мир и наполняя оставшиеся глифомы попутной информацией.
        Товарищ Тёмный избрал длинный путь, так как спешить ему совсем ни к чему, а его родная система тёмной материи между созвездием Орла и Скорпиона в земных координатах может спокойно его подождать. В его намерения входило посещение острова Полотно Судьбы, зайти на остров Пяльцы и перебраться на континент Земля Фатенот. Такое туристическое турне удовлетворяло его любопытство и не мешало выполнению миссии устранения лишних репликаций.
        
        Репликация четвёртая. Иной
        Марэлай, Марго и Дуклэон вывалились из бывшего купола, а ныне шара, оказавшись у подножия монумента с барельефом кота, а вокруг них стояли решки, смотревшие на одинокого странного решку возле них. Странность решки заключалось в том, что его тело было покрыто бугристыми почками, точно он, в скорости, собирался цвести.
        Как и всякий решка, он не имел никакой одежды, только вот на макушке у него змеились несколько отростков, что для Марэлай было странно, так как она привыкла к одиноким хвостикам решки Тота и Этого. Оказывается, что она ошибалась, в чём убедили окружающие их решки, которые имели и по два, и по три хвостика, что говорило, вероятно, об их почтённом возрасте. По крайней мере, так думала Марэлай.
        В спертом воздухе Купола Истины, куда они свалились, послышался какой-то странный гул, который, вероятно, издавали решки, так как внутри купола кроме них, никого другого не находилось. Гул этот скорее напоминал какую-то мелодию, ритм которой состоял из сложной последовательности звуков. Если вслушиваться в него долго, то тело начинало непроизвольно вздрагивать в такт музыки, которую решки сопровождали замысловатыми движениями, объединяя одинокое "я" в общее "мы".
        По всей видимости, почковатый решка был Иной, о котором им рассказывал решка Тот. Он не только жил в куполе, но и служил местному культу в виде кота.
        -- Похож на Туманного Кота, -- шепнула Марэлай на ухо Марго.
        -- Что? -- не поняла Марго, отрывая взгляд от решек.
        -- Говорю, барельеф похож на Туманного Кота, -- повторила Марэлай, показывая на лицевую сторону монумента.
        -- Да, похож на Хамми, -- согласилась Марго, а Марэлай на неё удивлённо уставилась.
        -- Откуда ты знаешь про кота Хамми? -- удивилась она.
        -- Перед тем, как я сюда попала, он жил у нас дома, -- сообщила Марго. Марэлай удивилась, но расспросить ничего не успела, так как Дуклэон зашипел на них:
        -- На вас смотрят все решки.
        Гудение решек прекратилось и вперёд вышел решка Этот. Он остановился перед Иным и сообщил:
        -- Эти люди хотели нас съесть.
        Решки загудели, на этот раз осуждающе, а Марго растеряно попыталась объяснить:
        -- Да мы же пошутили.
        -- Подойдите сюда, -- сказал Иной. Марэлай, Марго и Дуклэон под взглядами решек придвинулись к нему, соображая, что их ждёт, если их решат наказать. Решка Иной внимательно рассматривал их, окидывая взглядом больших глаз. Одна из почек, видимо созревшая, оторвалась, лопнула, и из неё вылупился маленький решка, который быстро залопотал к ближайшей стенке купола и, проскользнув сквозь неё, нырнул в океан. Ошарашенная Марго, наблюдая за эволюционными манипуляциями маленького решки, подняла глаза на Иного и спросила:
        -- Это ваш ребёнок?
        Иной ничего не сказал, только внимательно сверлил Марго взглядом, что её несколько смутило:
        -- Что ему от меня нужно? -- шёпотом спросила она у Марэлай, как будто та заодно с Иным.
        -- Не нужно было шутить, -- запоздало посоветовала ей Марэлай.
        Возле Иного собралась кучка решек, которые что-то оживлённо обсуждали. Особенно выделялся решка Этот, жестикулируя длинными руками и что-то доказывая остальным. Наконец, Решка Иной остановил балаган и, показывая пальцем на Марго, громко всем сообщил:
        -- Проводите её до острова.
        -- А нас? -- не поняла Марэлай.
        -- Этих двух выбросите в океан, -- показывая на неё и Дуклэона, сообщил Иной. Решка Этот запротестовал, так как полагал, что Марго больше всех достойна захлебнуться в океане, но решка Иной, показывая лапой на барельеф кота, громко сообщил:
        -- Послание Истинного гласит, что мы должны довести детёныша человека со светлыми волосами до самого берега острова Харома.
        Округленный кончик пальца Иного указывал на голову Марго, которая, как и её мать, Элайни, была с детства белобрысой.
        -- Истинный! -- воскликнул решка Иной, и все решки повторили слово за ним.
        -- Истинный! -- снова воскликнул решка Иной, задрав голову, а решки за ним хором закричали: "Истинный".
        -- На что он смотрит? -- задрала голову Марго и воскликнула:
        -- Хамми!
        -- Туманный Кот! -- одновремённо с Марго воскликнула Марэлай, увидев восседавшего на вершине монумента рыжего кота.
        Кот мягко поплыл в воздухе и завис на уровне головы Иного, который, увидев ожившее божество, был поражён не менее, чем остальные решки.
        -- Я сам их поведу, -- сообщил кот решке Иному, у которого от стресса или удивления отвалилось ещё несколько почек, из которых снова вылупились новые решки, неуверенно заковылявшие к стенке купола, чтобы тут же нырнуть в океан.
        -- Следуйте за мной, -- сообщил кот, шагая по дну, и купол над ним вытянулся длинным коридором до следующего купола. Пораженные увиденным Марэлай, Марго и Дуклэон, ещё не веря в такую удачу, потопали за котом, а решки, во главе с Иным, потянулись за ними.
        -- Хамми, -- ожила Марго, -- как ты меня нашёл?
        -- Я не Хамми, -- возразил кот, повернув к ней голову.
        -- Ты Туманный Кот, -- обрадовалась Марэлай и предложила:
        -- Можно, я тебя понесу?
        -- Неси, -- согласился Туманный Кот, становясь почти невесомым и погружая свои симпоты в Марэлай.
        -- Перестань щекотать, -- засмеялась она, и Туманный Кот умерил свою прыть, заставив свои симпоты шнырять более осторожно.
        -- Между прочим, -- сообщил кот, -- Марго твоя сестра.
        -- Сестра!? -- воскликнула Марэлай и остановилась, повернувшись к Марго: -- Я давно это чувствовала.
        -- Может она и моя сестра? -- спросил Дуклэон, но Хамми его огорчил: -- Нет, -- а чтобы успокоить его, добавил: -- Отец и мать знают, что ты здесь.
        В это время его мать летела на змее, придерживая возле себя Леметрию. На последнем перелёте через горы Чери чуть не свалилась со змея, так как промёрзла до костей, а одежды, взятой из дома - кот наплакал. Она пыталась как-то защитить Леметрию от холода, поэтому, холодея от ужаса, ложилась на неё, прикрывая её своим телом, каждую минуту ожидая, что мерзкие нити, опутавшие Леметрию, набросятся на неё.
        В одно из таких мгновений, у неё под боком что-то зашевелилось, и она вскочила, взвизгнув от страха, так что Габи повернула голову и озабочено спросила:
        -- У тебя всё в порядке?
        -- Вы не можете лететь ниже? -- раздражённо воскликнула Чери, укоряющая себя за слабодухость.
        -- Внизу туман, -- объяснила Гайтели и с укором спросила: -- Ты хочешь, чтобы мы разбились?
        Глядя в умные глаза Гайтели, Чери проглотила железные аргументы и, сказав Гайтели: "Вперёд смотри", -- обречённо упала на Леметрию.
        Впрочем, то ли из-за просьбы Чери, то ли туман внизу рассеялся, но змей спустился ниже, и стало немного теплей. Чери немного расслабилась и подумала, что змей недаром летит куда-то в другую сторону от дома. Возможно, он знает, где находится Хенк и тогда Чери будет легче, Хенк, как-никак мужчина. Только вот Леметрию жалко, пока они найдут Хенка эта тварь в белую нитку сожрёт её подругу. От огорчения Чери заплакала и вспомнила о Дуклэоне, отчего ей стало ещё хуже, и она заревела во весь голос.
        -- Ты чего? -- повернулась к ней голову Габи и сообщила: -- Мы опустились ниже и скоро прилетим.
        -- Спасибо, -- сказала Чери и, обняв Габи за шею, продолжала реветь. Габи к ней присоединились, тонко ей подвывая, и в два голоса они принялись раздражать Гаркушу, который женские штучки терпеть не мог, считая себя немного ущербным из-за того, что его тело на добрую половину состояло из другой стати.
        -- Кончайте реветь, дуры набитые, -- обернулся он к ним, но этим только усугубил положение: повернувшая голову Габителли накинулась на него, поддерживая женскую солидарность:
        -- Отстань от них, стрючок облезлый. Дай людям излить душу.
        Чери, ободрённая поддержкой, хотела добавить Гаркуше от себя, но, выпучив глаза от ужаса, смотрела вперёд, потеряв дар речи. Змей со всего маху плюхнулся в воду, а Чери, вместе с Леметрией, перелетела через змеиные головы и бултыхнулась в высокую волну, хлебнув солёной воды. Открыв под водой глаза, Чери увидела погружающуюся вниз Леметрию, которая тихо опускалась на какой-то купол. Подныривая ниже, Чери с отвращением схватилась за белый отросток зонтика, который болтался сбоку от Леметрии, и потянула за него вверх.
        Взгляд, брошенный на купол, добавил ей прыти ещё больше: холодея внутри, Чери увидела в куполе какого-то головастика, пялившегося на неё, а, оглянувшись вокруг, она обнаружила множество куполов и кучу головастиков. Неизвестно, откуда у неё взялась сила, но она выскочила из воды, как стрела из лука.
        -- Тащи! -- крикнула она Гаркуше, который плавал на воде, как утка, а две женские змеиные головы торчали в воде. Гаркуша подхватил пастью Леметрию и положил себе на спину. Чери, схватившись ему за шею, сама выскочила из воды и подошла к Леметрии, осматривая её. Прислонив голову к груди, Чери услышала, что Леметрия равномерно дышит и никаких следов того, что она нахлебалась воды, не наблюдалось.
        "Вот и хорошо", -- подумала Чери, оглядываясь вокруг. Появившаяся из воды голова Габи держала в пасти здоровую рыбу, которую она тут же проглотила. Гаркуша, увидев улов Габи, сунул голову вниз по самую шею и надолго застыл. Чери оглянулась, соображая, куда они попали. Вокруг, сколько доставал взгляд, катились волны, только там, на западе, куда пряталось солнце и откуда они прилетели, блестели вершины высоких гор, перекрывающие весь горизонт.
        Оглянувшись назад, на погруженный в сумрак восток, она заметила какую-то тёмную тень, но что-либо разглядеть не удавалось. Она бросила взгляд на воду, из которой показалась довольная рожа Гаркуши: в его пасти билась большая рыба. Гаркуша тут же её проглотил и снова исчез в воде.
        Так много воды, к тому же солёной, Чери никогда не видела. "Это и есть океан", -- размышляла она, вспоминая слова Манароис, сказанные ей. "Неужели Дуклэон в океане?" -- подумала Чери, вспоминая мерзких головастиков в воде. От мысли о них у неё кожа стала "гусиной" и Чери вздрогнула от отвращения.
        Неожиданно в воде она увидела что-то белоё, прибитое волной прямо под бок змею. "Наверное, остатки рыбы", -- решила она, но любопытство заставило её подняться и наклонится к воде. В сумерках она увидела, что это какой-то белый материал и, не сдержавшись, Чери выловила его рукой. Он оказался длинным и Чери, поражённая, воскликнула: -- Шарф!
        -- Что? -- не поняла Гайтели, проглотившая очередную добычу, хлеставшую ей хвостом по морде.
        -- Шарф Дуклэона! -- воскликнула Чери, разглядывая находку. На одном конце, в углу, возле кистей был вышит вензель с буквой "Д".
        -- Вот видишь! А ты не хотела сюда лететь, -- довольно сказала Гайтели и снова нырнула в воду. Неожиданно для себя Чери с благодарностью подумала о Манароис и решила, что когда вернётся назад, непременно слетает к ней и чем-то отблагодарит её.
        "Даже Фогги с собой возьму", -- скрепя сердце, подумала она, решаясь на всё ради того, чтобы её Дуклэон оказался жив.
        ***
        Напрасно Маргина направила Мо одного. Она даже не догадывалась, что ей придётся об этом пожалеть, но, видимо, в судьбе Мо должна была произойти такая встреча, которую, вероятно, соткала Фатенот, совсем об этом не подозревая, поскольку, подбирая цвета судеб, ткала ковер жизни, а не думала об участи конкретного человека или Хранителя.
        Перелетая через реку Горне, он заметил в степи редкий колок[21] с одинокой избушкой, из которой вился лёгкий дымок. Вокруг дома росло несколько диких груш и кучка берёз, а возле колодца обосновался огромный дуб, дающий тень и дому и маленькому огороду возле него. Опустив симпоты, Мо обшарил всё вокруг и забрался в избушку, в которой находилась женщина. Погрузив в неё свои симпоты, Мо застрял, так что всякий, кто мог находиться поблизости, увидел бы рыжего, кудрявого парня, неподвижно зависшего над домом. Всякий, пасший недалеко от дома коров, и именуемый Леметрией дядей Ко, тоже завис, от удивления открыв рот, поскольку летающих на мэтлоступэ женщин видел, а вот мужчин, подвешенных к небу, не приходилось.
        Мо потихоньку осел вниз, подталкиваемый ветерком, так что оказался возле двери, которую он толкнул, и она растворилась. Комната представляла собой и кухню, и прихожую, и столовую. За столом у окна сидела смуглая, кудрявая женщина, а её большие чёрные глаза неподвижно смотрела на появившегося в дверях Мо. Длинные волосы женщины волнами падали на плечи, на которые, несмотря на жару, был накинут платок.
        "Слепая", -- подумал Мо и решил, что её излечит.
        -- Кушать будешь? -- спросила она. На столе стояли две тарелки: одна возле неё, а вторая с другой стороны стола, как будто специально для Мо. Женщина, не ожидая ответа, взяла поварёшку и, не глядя, зачерпнула с горшка в тарелку Мо дымящуюся похлёбку. Он запоздало кивнул, откровенно рассматривая женщину, забыв про свои симпоты. Она наполнила свою тарелку, и они стали кушать, с каждой ложкой поглядывая друг на друга. Мо пища была не нужна, но он наслаждался процессом.
        Женщина собрала пустые тарелки и поставила перед Мо глиняную кружку с компотом из диких груш. Они сидели продолжительно время, смакуя глотками компот, и рассматривая друг друга. Когда компот был выпит, а за окном уже начало темнеть, женщина вышла в соседнюю комнату, которая была спальней и разобрала постель. Остановившись на пороге, она посмотрела на Мо и сообщила ему, как само собой разумеющееся:
        -- Ты будешь спать со мной.
        Когда он подошёл к ней, она уже сбросила платье и стояла перед ним, совсем голая. Вскинув на него руки, она обхватила его шею и потянулась губами к нему. Все симпоты Мо вонзились в её тело, сохраняя в глифомах мельчайшее движение её чувств, каждый импульс встрепенувшегося тела, наслаждаясь и отдавая ей ответное желание и ощущение. "Меня зовут Манароис", -- прошептала она, а он, прочитав имя раньше, чем она сказала, записал его тысячи раз в своих глифомах, не веря, что с ним такое случилось.
        Возможно, имя, записанное многократно, случайно стерло предыдущее имя - Маргина, так как о ней Мо не вспомнил ни разу на протяжении всей ночи.
        Когда первые лучи заглянули в окно спальни, Мо поднялся, а потянувшаяся за ним Манароис шёпотом спросила: "Ты возвратишься?" -- на что он ответил: "Да", -- и поцеловал. Неожиданно для себя Манароис ощутила, что она видит и столь резкая перемена в её состоянии, так её поразила, что она ослабла и осталась в постели. "Это сделал ты?" -- спросила она в уме, и он мысленно подтвердил: "Да".
        Она не вышла провожать, а, свернувшись калачиком в постели, заснула, чтобы набраться сил и жить в мире, где она всё видит, а Мо от дверей сиганул в небо. Его преследовала необычная для него эйфория, и он мог думать только о женщине, покинутой им. Женщине, живущей, в отличие от других, больше тысячи лет и никогда не увядающей. Словно время для неё остановилось, а рядом, как мимолётная искорка, пролетает чужая жизнь.
        Занятый своими мыслями, Мо чуть не пропустил Боро и поэтому приземлился за городом, решив зайти в Боро котом, чтобы незаметно всё разузнать и не травмировать ненужным сообщением. Но так как кот из него получился громадный, ни о какой незаметности не могло быть и речи. Всякое домашнее животное знало огромного рыжего кота, что уже говорить о жителях. Шагая по улице, Мо едва успевал отвечать на приветствия, не понимая, почему раскрыта его конспирация. Если бы здесь была Маргина, то она бы сказала: "Мо, ты тупой", -- а поскольку её здесь не было, то Мо продолжал обманывать себя.
        Встретившийся ему Парк, брат Леметрии, радостно его приветствовал и спросил:
        -- Ты куда?
        На неясный ответ Мо, типа "мимоходом", Парк деловито сообщил:
        -- Тебя Фогги ждет. Пойдём, проведу.
        Порывшись симпотами в голове Парка, Мо узнал, что ждут, вообще, не его, а Маргину, но решил, что лучше пойти и поковыряться в голове Фогги. Вообще-то, поковыряться в голове Фогги он мог и на расстоянии, отправив симпоты вперёд, но уже перенял дурную привычку Маргины - услышать слова и сравнить их с тем, что твориться в голове.
        Фогги в это время спорил с Эстатой, неизменной помощницей Главного Марга, о новых землях вдоль реки Леи, в её низовьях, на которых Фогги собирался поставить небольшие постоянные посты, а Эстата советовала не тратить напрасно силы и средства. Столь горячие прения были прерваны головой Мо, которая воткнулась в дверь с вопросом:
        -- Я не помешал?
        Фогги, не действовавший напрямую с такой сущностью, как Мо, подробно рассказал ему о ситуации, удивив большого кота тем, что у него сказанное не расходилось с мыслями в голове. Мо даже стал уважать Фогги и сообщил, что он знал: Байли жива, Марэлай тоже, а вот Дуклэона, который интересовал Фогги, он сразу не видел, пока не считал в голове Главного Марга его симптоматику. Дуклэон тоже был жив, о чём Мо сразу сообщил Фогги, который, узнав местонахождение потерянных, тут же воспрянул духом, предлагая отправить к ним экспедицию.
        На вопрос Фогги, куда девался Хенк, Мо не мог ему ответить, так как его симпоты Хенка не видели, и для него его исчезновение было загадкой. Мо нарисовал Фогги подробную карту, по которой тот мог отправиться в путь, и, сообщив ему, что он догонит его в пути, улетел к Манароис, предвкушая любовные наслаждения, которые его ждут.
        ***
        Они порядком устали, и виднеющаяся по левому борту высокая оконечность Земли Харома подгоняла их, вызывая у них желание скорее туда добраться. Перчик, как обычно, сидел на вёслах, а Витер старался ему помочь, подгребая то справа, то слева коротким веслом на корме. За время поездки они крепко сдружились, даже можно сказать, прикипели друг к другу, понимая с полуслова. Один раз их долго преследовала акула, редкая в этих местах, не способная добыть решек под куполами и посчитавшая добычу в лодке более лёгкой. Она отстала на второй день, получив веслом по носу, но ещё долго и Витер и Перчик всматривались в волны, опасаясь настырного хищника.
        Кончик мыса поднимался высокой горой, на вершине которой возвышалась громада скал, удивительно похожая на фигуру человека. Слева тянулась заросшая лесом долина, которая дальше переходила в каскад гор. Перчик решил, что лучше не заходить далеко, а, заправившись водой и собрав лесные дары, которые они смогут найти, отправится дальше к неизвестной земле, надеясь на то, что она может оказаться Страной Маргов и Фрей.
        Витера он собирался забрать собой, считая, что ему нечего делать одному, а пора, наконец, приобрести нормальную семью. Под нормальной семьёй Перчик подразумевал свою, полагая, что Леметрия будет не против, а если нет, то он вырастит Витера сам. Разговора с Витером на это тему Перчик не начинал, подразумевая, что тот согласится, тем более что мальчик был очарован разговорами о Стране Маргов и Фрей.
        Они пристали к самому кончику мыса, в том месте, где заросли леса и кустарника оккупировали всё пространство, опускаясь до берега, так что ветки деревьев купались в воде. Привязав лодку и прикрыв ее нависающими ветками, Перчик и Витер отправились на поиски съестного, надеясь раздобыть что-нибудь отличное от надоевших устриц и поискать источник с пресной водой.
        Витеру повезло первому -- он забрался в малинник и застрял там надолго, а Перчик поднимался вверх по склону, обдирая руки колючими ветками боярышника. Его плоды, возможно незрелые, вязали рот, поэтому, попробовав несколько ягод, Перчик оставил их в покое, надеясь обнаружить что-нибудь более съедобное.
        Перчик обошёл большое дерево, и нос к носу столкнулся со смуглым мужчиной, совсем голым, если не считать сплетенную из травы короткую юбку. В правой руке мужчина держал заостренную палку и Перчик, не долго думая, завалил его ударом в лицо, понимая, что ожидать хорошего от вооружённого дикаря не приходится. Продираясь сквозь кусты, Перчик ринулся вниз, собираясь предупредить Витера подальше убраться от опасного места.
        Сзади загоготали голоса, чем только ускорили движение Перчика.
        -- Витер, беги! -- крикнул он на ходу, надеясь, что мальчик правильно поймёт его крик. Сзади послышался треск кустов и Перчик понял, что за ним гонятся. Он двинулся в сторону и, прижавшись к стволу дерева, услышал, как мимо промчалось несколько человек. Надеясь отвлечь их от Витера, он воскликнул: "Еге-ге!" -- и, бросив них огненный шар, побежал вверх, туда, где маячила огромная каменная фигура, напоминающая человека. Возникший за ним треск веток, убедил Перчика в том, что его уловка удалась, и он с удвоенной силой карабкался вверх. Но пробежал недолго: неожиданно возникший из-за дерева дикарь, возможно, тот, которого он ударил, стукнул его палкой в лоб и, вместе со звездами в глазах, Перчик провалился в темноту.
        Витер, и не думавший убегать, выглядывая из-за куста, увидел, как, взяв Перчика под мышки, его потянули вытоптанной тропой. Прячась за деревьями и скрываясь в кустах, Витер проводил дикарей до самого табора, где они привязали Перчика к столбу, стоящему посредине стойбища.
        ***
        Байли появилась неожиданно для Маргины, которая потеряла надежду её найти. Её дрожащая точка засветилась на Земле Фатенот, причем, когда Маргина её проверила, ритм её точки, совпадающий с биением её сердца, говорил о том, что Байли жива и здорова. Маргина, прежде чем отправиться к Байли, ещё раз бросила симпоты к Марэлай, проверяя её состояние, а потом обменялась информацией с Туманным Котом, который уверил её, что он прекрасно доведёт детей до Земли Харома. Особых причин не доверять коту Маргина не имела, прекрасно зная его прошлое, поэтому отправилась, прежде всего, к Байли, которая, почему-то оказалась на Земле Фатенот.
        Попытка Маргины связаться с Мо, чтобы сообщить ему последние новости, не получилась, так как Мо напрочь закрылся, вызвав у Маргины молчаливое раздражение. "Подожди, -- мстительно подумала Маргина, -- я тебе ещё вспомню, как нужно общаться с женой". С этой мыслью она продолжила свое движение, рассекая редкие облачка, бегущие над океаном.
        Она поднялась ещё выше, и пространство внизу перевернулось вогнутой чашей, показывая впереди Землю Фатенот, начинающуюся с двух островов. "Как странно, -- подумала Маргина, -- прожила всю жизнь на этой планете, а не знала, что на ней есть океаны". Она рассматривала новую землю, оставляя в глифомах мельчайшие подробности очертаний берегов, намереваясь потом, на досуге, нарисовать для Хенка карту второй половинки планеты Глаурия.
        Она миновала залив, углубляющийся в материк и, постепенно снижаясь, подлетала к озеру, на берегу которого находилась Байли. Рассматривая с высоты окрестности озера, Маргина с удивлением обнаружила, что внизу разбит сад, имеющий претензии на дикость, но, несомненно, созданный по замыслу талантливого художника. В середине зелёной композиции возвышался красивый дворец, возведённый из белоснежного камня, от которого тянулась такая же белоснежная дорожка на берег озера. Её симпоты ощутили его название, и Маргина от умиления чуть не заплакала человеческими слезами. "Озеро Любви" гласило название и тот, кто создал эту красоту, вероятно, кого-то сильно любил.
        Опускаясь вниз, Маргина со всего маху врезалась в незримый купол, расплывшись на нем тонкой лепёшкой, висящей высоко в небе.
        "Вот те на! -- подумала она, собирая себя в кучку. -- Кто же так тщательно охраняет гнездо любви?" Кое-как собрав себя в фигуру, похожую на поднявшееся тесто, Маргина соскользнула по невидимой округлой поверхности в озеро, надеясь, что купол заканчивается у воды, но она ошибалась: невидимая стена погружалась в воду. Ужасно недовольная, Маргина опустилась ниже, достигнув дна, но и там оказалась стенка. Рассердившись, она ввинтилась в дно, подняв облако мути и только на глубине в человеческий рост смогла найти щель, в которую пролезла на другую сторону.
        Вынырнув из воды, она поплыла к берегу, хотя никогда толком плавать не умела. Байли, лежащая под шезлонгом на берегу, видела, как кто-то плывёт в направлении берега, но не придала этому никакого значения. Её немного удивило, что кто-то живой появился в её окружении, так как ей приходилось общаться только с пылающими надписями. Они возникали на стенах, в небе и на всех подручных материалах, как-то: зеркала, полы, потолки, окна, кровати и даже в туалете нескромные надписи не давали ей покоя.
        Нужно сказать, что Байли была какая-то заторможенная или равнодушная, как будто кто-то подменил ей чувства. В её голове не возникали больше вопросы о Марэлай, она не вспоминала Хенка, а жила, как растение: радуясь каждому дню, ощущая вокруг мягкие цвета окружающего пространства и слушая лёгкие трели птиц в саду. В том винить её будет глупостью, так как многие хотели бы оказаться на её месте: безмятежное существование несёт мир в душу и способствует заживлению душевных ран. Что же касается её жизни в последние годы, так труд на благо других не всегда полезен тем, кто им занимается.
        Маргина, выйдя из воды, отряхнулась, как кот, спружинив всё тело крепкой спиралью, так что брызги воды долетели до Байли, отвлекая её от дремоты. Идущая к ней женщина кого-то напоминала, совсем знакомого, но память Байли отказывалась вспоминать. Приблизившись к ней, Маргина остановилась, растерянно перебирая клетки её головы. То, что она там увидела, было так не похоже на её дочь, что она удивлённо спросила:
        -- Байли?
        Дочь посмотрела на неё и равнодушно констатировала: -- Мама.
        -- Кто ты? -- возникший над ними громовой голос испугал даже Байли, которая привыкла к безмолвному общению. Она робко выдавила из себя: -- Моя мама.
        -- Мама моей Фатенот -- моя мама! -- прогремел голос и затих.
        -- Кто это был? -- спросила Маргина у Байли, которую голос разбудил окончательно, и она немного пришла в себя.
        -- Он называет себя Харомом, -- ответила ей Байли, оглядываясь и невольно ища какую-нибудь огненную надпись.
        -- А почему тебя он называет Фатенот? -- допытывалась Маргина.
        -- Мама, я не знаю, -- ответила Байли, а вот Маргине на память пришла Фатенот из планеты Деканат, которая ткёт полотно судьбы. "Что-то было связанное с Фатенот", -- вспоминала Маргина, копошась в дальних глифомах и пытаясь найти ответы. Так и не найдя искомого, она присела возле Байли:
        -- Марэлай нашли, она оказалась в океане, -- сообщила ей Маргина. -- С ними находится Туманный Кот.
        Байли кивнула головой, но сама как будто отсутствовала. Маргина обеспокоилась.
        -- Да, что с тобой? -- воскликнула она, вглядываясь в лицо Байли и запуская свои симпоты ей в голову. Симпоты обнаружили то, что и раньше: подавленное состояние дочери. "Как же тебя вытащить из скорлупы?" -- размышляла Маргина, понимая, что нужно лечить дочь здесь, так как существо, называемое Харомом, отпускать Байли не собирается, а тягаться с ним, как поняла Маргина, ей не по силам. Она раскинула симпоты, намереваясь найти Мо и посоветоваться с ним, но нигде его не увидела. "С ним что-то случилось", -- растерянно подумала Маргина, понимая, что она нужнее дочери, но беспокойство за Мо её не покидало.
        "Что-то в этой ситуации неправильно", -- размышляла она, присев рядом с дочерью и поглаживая её голову, лежащую у неё на коленях. Кто бы он ни был, этот странный Харом, но он Маргину беспокоил своими дурацкими претензиями на Байли, своим построенным здесь заповедником для Фатенот, которая сидит на Деканате, а её роль почему-то исполняет её дочь, Байли.
        И тут она вспомнила, как тогда, на планете Контрольная они искали её дочь Элайни и Рохо, теперь уже Хранитель, рассказывал об отвергнутой любви Харома к Фатенот. Тогда, много веков назад, от горя Харом погрузился в землю, где и оставался всё время. "Что же ты вылез так не вовремя?" -- пробурчала Маргина, с сожалением понимая, что Харом, вероятно, долбанулся головой, если она у него есть. Что делать с неадекватным Харомом, она не представляла. Привлекать сюда Туманного Кота она не хотела, пусть лучше будет возле детей. Оставалось надеяться на помощь Мо, который куда-то пропал.
        Уже вечерело, и солнце скрылось, а они всё сидели на берегу. Байли, лежа на коленях матери, дремала, а Маргина думала о своём. Так и не разобравшись с беспокоящими её мыслями, Маргина обратилась к дочери: "Пойдем спать", -- и повела её во дворец, называемый Эссенариум, собираясь рассмотреть, что сотворил влюблённый Харом.
        Что-то мельком поразило её взгляд, когда она шагала рядом с дочерью и об этом она могла забыть, если бы не Байли.
        -- Мама, смотри! -- сказала ей дочь, показывая на звёздное небо. Взглянув вверх, Маргина увидела, как свод небес пересекают падающие звёзды. За всю свою человеческую жизнь Маргина не видела такого обильного звёздного дождя и зачарованно смотрела на падающие огни. Запоздало вспомнив, что она сейчас, всё-таки, Хранитель, Маргина бросила свои симпоты вперёд и прощупала горящие метеориты. "Ничего особенного, -- констатировала она, -- обыкновенные камешки". Звездопад продолжался долго и несколько камней бухнулись совсем рядом, за периметром прозрачного купола, накинутого на дворец Харомом, но Маргина утратила к камням всякий интерес и внимательно разглядывала внутренние покои Эссенариума.
        ***
        Гинейм сидел за столом у окна и писал книгу, когда Хамми вскочил на подоконник и прошёлся по столу. Всегда невозмутимо-спокойный, Гинейм засветился улыбкой и принялся молчаливо-ласково гладить Хамми, симпоты которого тут же оккупировали все нервные окончания десятилетнего мальчика. Хамми заодно проверил все клеточки тела на предмет ненужного, а кое-где добавил пару-тройку поливитаминов и полисахаридов.
        -- Не щекочи, -- серьезно сказал Гинейм, а потом не выдержал и засмеялся, как обыкновенный мальчишка.
        Дело в том, что Гинейм был мальчишка не простой. Его отец, Ерхадин, появился из будущего, где его знали под именем Тони Шерг и где он был советником Маргины, регента Королевства Страны Фрей. Используя силу и волшебство, которому он был обучен, Ерхадин покорил народы, живущие сельским укладом, и объединил их в страну, которую назвал Страной Маргов. Мать Гинейма, Марриэт, всегда сопровождавшая мужа, осталась одна, так как Ерхадин исчез, случайно переместившись на Землю в то время, когда Русь только поднималась, как государство.
        Рождение Гинейма, у тех, кто при этом присутствовал, оставило незабываемые впечатления, так как ребёнок, едва появившись, стал разговаривать, чем окончательно поразил принимавших роды доморощенных акушерок, одна из которых, услышав малыша, напрочь лишилась чувств. Его мать, Марриэт, с самого дня рождения прислушивалась к его словам и, фактически, он, едва родившись, стал правителем страны, которую создал его отец. Мнение Гинейма и его не по годам развитый интеллект помогли заключить мир с королевой Страны Фрей, Элайни, и остановить ужасную войну между двумя государствами.
        Хамми проверил симпотами книгу и внутренне улыбнулся: Гинейм добросовестно внёс в неё все сведения, которые Хамми сообщил в прошлый раз и систематизировал их. Вероятнее всего книга отправится в Академии Маргов, где Гинейм проводил занятия по естественным наукам. Академия Маргов была задумана ещё отцом Гинейма, Ерхадином, куда принимались самые толковые мальчишки со всей Страны Маргов. Изредка присутствующие на занятиях Гинейма взрослые, так же как и дети, сидели с открытыми ртами, удивляясь, откуда десятилетний мальчик так много знает об окружающем мире.
        Гинейм вопросительно уставился на Хамми и тот понял, что мальчик требует очередную порцию знаний. Хамми выбрал у себя следующий сектор дальних глифом и высыпал информацию в голову мальчика, проверив заодно физические характеристики Гинейма. Тот чуть-чуть присел и закрыл глаза, пытаясь блочно рассортировать информацию, понимая, что для разборки полученного ему понадобится намного больше времени.
        -- Спасибо, -- сказал Гинейм, открывая глаза.
        -- Пока, -- мигнул ему глазом Хамми и с пола запрыгнул на подоконник, откуда сиганул прямо в воздух.
        Лучший друг матери Гинейма и главнейший реализатор всех его планов, Варевот, стоял у дверей и прислушивался к тому, что делается в комнате мальчика. Мать Гинейма, Барриэт, застав его в коридоре, тихонько подкралась и спросила:
        -- Ты что здесь делаешь? -- чем привела Варевота, человека исключительно храброго, в состояние ступора.
        -- Ты меня в гроб загонишь, -- укорил он Барриэт, а та, захихикав, повисла у него на шее и поцеловала в губы.
        -- Тихо, -- улыбаясь, остановил её Варевот.
        -- Что там? -- спросила Барриэт, кивая на дверь.
        -- Кот к нему приходил, -- ответил Варевот, а Барриэт потемнела лицом.
        -- Опять!? -- воскликнула она. Ей не нравилось, что у сына не было детства: каждую минуту он посвящал то занятиям в академии, то работал в своей лаборатории, построенной Варевотом по его чертежам, а то писал новую книгу, которую по окончанию уносил в библиотеку академии. Единственный, кто одобрял занятия мальчика, был его дед, Баруля, по привычке называемый кузнецом. Когда они собирались, Барриэт, глядя на них, умилялась и, вытирая слёзы, шептала: "Как два ребёнка".
        А вот Хамми, изредка появлявшийся в их доме, Барриэт не нравился совсем, а в особенности, когда она видела, как Гинейм и кот сидят друг против друга и молчат. Глядя на застывшее лицо сына, и не понимая, что с ним происходит, Барриэт готова была убить кота на месте.
        -- Он хочет его сглазить, -- жаловалась она Варевоту и плакала у него на плече, но сделать ничего не могла - при её попытке уговорить сына не общаться с котом, Гинейм холодно на неё смотрел и говорил: "Так нужно, мама".
        Кот в это время летел в Магнум и рассуждал о том, что грозит Марго в том мире, куда она попала. Вероятности, которые он считывал с восьмого измерения, не могли сойтись на сто процентов, поэтому то, что он подготовил в океане, может быть недостаточно для спасения Марго.
        Кроме того, он вспомнил слова Тёмного, когда тот возвратил Сергея на Глаурию: "Увас пропадёт Марго, но вы не волнуйтесь, всё быстро обойдётся". Хамми знал, что Тёмный что-то не договаривает, но не думал, что "пропажа" Марго растянется так надолго.
        Оставался ещё вопрос возврата её домой, если она не вернётся в течение вычисленных девиаций времени. В таком случае Хамми придётся нарушить запрет и совершить временной скачок, чтобы найти Марго и Харома, где бы они ни были. Та роль, которую он на себя взял, предполагала сохранить род Элайни, но вот что удивительно: несмотря на исчезновение Марго, вероятность существования семьи Элайни оставалась единичной, словно девочке ничего не угрожало.
        Оставив размышления о будущем на потом, Хаммы должен был решить, что сказать Элайни и Сергею. Ведь для них исчезновение Марго - событие из ряда вон выходящее и тут ум Хамми пасовал, не находя приемлемого объяснения. В конце концов, Хамми решил сказать правду и, к тому же, сообщить им, что он думает об этом. Возможно, такая трактовка событий даст им надежду на возвращение Марго.
        За столь замысловатыми размышлениями Хамми забыл затормозить и врезался в землю прямо в саду, под окнами дворца. Гуляющая в саду Бони увидела, как дымящий Хамми выбирается из дырки в земле и подбежала к нему помочь.
        -- Хамми долбанулся, -- сообщила она подошедшему отцу, Анапису.
        -- У меня всё в порядке, -- сообщил Хамми, восстановив свой цвет.
        -- Что с Марго? -- напряжённо спросил Анапис.
        -- Насколько я могу судить, с ней всё в порядке, -- дипломатично ответил Хамми и Анапис с облегчением вздохнул.
        -- А где она? -- спросил Бони и Хамми ответил:
        -- Пока, вне зоны досягаемости.
        "Вот, так и Элайни скажу", -- решил Хамми и направился к парадной двери, которую прошёл, не открывая.
        ***
        Оставив на незаменимую Эстату всю страну, Фогги забрался на флаэсину и полетел, следуя карте, которую нарисовал ему Мо. Летать на флаэсине Фогги не любил, так как еще помнил все неприятности, связанные с данным средством передвижения, но, когда возникала необходимость быстрого перемещения, подавлял свой страх и поднимался в небо.
        Курс, проложенный Мо на карте, повторял тот, по которому летела Леметрия и Чери на змее, но Фогги он был знаком, так как они с Хенком летали этим маршрутом в горы. Хенк проверял старую карту, нарисованную его прадедом, на которой были отмечены залежи железа, медных руд и золота. Те места, которые они исследовали, показали, что прадед Хенка был опытным искателем руд, но всё проверить до конца не успели - потерялись дети, и им пришлось бросить работу.
        Беспокоила судьба сына, Дуклэона, но Фогги рассчитывал, что Туманный Кот не даст детей в обиду никому. Кроме того, Фогги надеялся, что перенесённые сыном злоключения укрепят его дух и со временем он вспомнит о них, как о казусе.
        Солнце закатилось за горизонт, но Фогги продолжал лететь, понимая, что для детей будет лучше, когда они быстрее доберутся домой. Света звёзд хватало, чтобы ориентироваться по вершинам гор, которые он пересекал, а то, что было внизу, покрытое мраком, Фогги не интересовало.
        Погрузившись в свои мысли, он, распетушившись, нашёл, что путешествие в одиночестве имеет приятные стороны и забыл свою фобию неба, но оно, неожиданно, напомнило о себе. Краем глаза Фогги увидел, как небосвод пересекла одна яркая звёздочка и уткнулась в землю впереди, за горами. Фогги хотел загадать желание, но не успел, так как новая звезда скатилась с небес. "Что они, парами летают?" -- ухмыльнулся Фогги, загадав желание, чтобы дети благополучно вернулись домой.
        Оказалось, что не парами, так как за второй засветилась третья звёздочка, потом четвертая, а дальше Фогги перестал считать. "Что происходит?" -- обеспокоился он, наблюдая такое впервые. Звёздный дождь закончился, и последние огоньки погасли у самой земли. Фогги пожалел, что Мо не с ним, хотя тот и обещал его догнать.
        Мо в это время лежал на кровати и ублажал Манароис, щекоча своими симпотами её нервные окончания. Манароис хохотала от наслаждения, и её голос был слышен далеко в степи. В это мгновение Мо увидел в окне необычное зрелище. Всё небо было усыпано падающими звёздами.
        Звёздный дождь не был в диковинку Мо, но, насколько он знал, никакой метеоритный поток не проходит поблизости орбиты Глаурии. Оставив ухахатывающуюся Манароис одну, Мо вышел на улицу и, рассматривая осыпающиеся звёзды, отправил к ним свои симпоты, чтобы изучить их вблизи.
        Ничего необычного в свойствах метеоритов он не обнаружил, только смущало одно обстоятельство: падая на Глаурию, камни, почему-то, теряли скорость, и их приземление было необычно мягким. В ином случае от падения таких огромных камней, весом в пару мужчин, на поверхности Глаурии образовалось бы множество кратеров, размером с большой город, а ударная волна ощущалась на больших расстояниях.
        Запоздавший метеорит сверкнул в небе и, обдав вспышкой Мо, шлёпнулся недалеко от жилища Манароис, в ближайшем колке. Земля под ногами Мо вздрогнула, отзываясь на приземление небесного гостя, и сразу затихла. "Очень странное приземление", -- подумал Мо и решил, на всякий случай, проверить место падения метеорита.
        В самой середине колка Мо нашёл конусообразную воронку, образованную ударом, на дне которой остывал яйцеобразный камень. Ковыряясь симпотами на поверхности камня, Мо ничего, кроме общеизвестных минералов, не нашел, только чувствовал какую-то необычную вибрацию или щекотку, его одолевшую. Понятие "щекотка" у Мо в обиходе не было, пока он не позаимствовал его у Маргины, тогда ещё нормальной женщины. Она ощущала щекотку, когда Мо проникал в неё своими симпотами, и эта мысль немедленно сформулировала другую мысль: "А кто же тогда щекочет меня?"
        Постояв ещё немного и не заметив ничего необычного, Мо решил, что так ведёт себя раскалённый камень и отправился назад, к Манароис, которая уже ждала его возле порога.
        -- Мне нужно лететь, -- сообщил ей Мо, собираясь выполнить задание и найти Байли с Хенком, а потом вернуться к Манароис навсегда.
        -- Ты вернёшься? -- спросила Манароис, наперёд зная ответ.
        -- Да, -- коротко ответил Мо и поцеловал Манароис, так что у той пробежали мурашки ниже спины.
        -- Пока, -- сказал он и взвился в воздух, направляясь туда, где скоро загорится восток.
        ***
        Утром, когда разнеженная Манароис, скрутившись калачиком на большой кровати, смотрела сон, в котором её целовал Мо, в дверь раздался стук. Вскочив с постели, Манароис подбежала к двери и открыла её. На пороге стоял Мо.
        -- Ты? -- округлила глаза Манароис.
        -- Здравствуй, Манароис, -- сказал Мо и прошёл в дом мимо неё.
        -- Пойдём, -- шепнула она ему на ухо и потянула его в постель. Как только они обнялись и поцеловались, в дверь снова постучали.
        -- Открыто, -- крикнула Манароис, не собираясь вставать.
        -- Занято, -- крикнул Мо, привстав на локтях. В дверь вошел ещё один Мо и, приблизившись к кровати, улёгся с другой стороны Манароис. Она улыбнулась, так как такое они проделывали с Мо, но когда опять застучали в дверь и появился третий Мо, Манароис возмутилась.
        -- Мо, это уже чересчур, -- и в знак протеста поднялась с кровати и отправилась доить своих коров. Её стадо паслось в соседней рощице, а когда коровы увидели Манароис, то цепочкой потянулись к ней. Манароис присела возле первой коровы и принялась доить её в деревянное ведро. Когда она закончила и обернулась к дому, ведро с молоком выпало из её рук: возле каждой коровы на корточках сидел Мо и дергал буренку за сосцы, сцеживая молоко в деревянное ведро.
        ***
        Витер стоял за деревом и внимательно наблюдал за дикарями, которые, притащив Перчика и привязав его к столбу, занимались своими делами, позабыв о пленнике. Следовало дождаться ночи, чтобы под её покровом попытаться освободить Перчика.
        Витер считал своим долгом спасти Перчика, чтобы ответить ему за своё спасение. Ведь, не крикни тогда Перчик: "Беги!" -- ещё неизвестно, кого бы привязали к столбу на поляне дикарей. Впрочем, Витер попытался бы спасти Перчика в любом случае, так как их совместное путешествие привязало Витера к появившемуся взрослому другу. Ещё никогда в своей маленькой жизни Витер не ощущал себя таким нужным другому человеку, которого он воспринимал как свою семью.
        Солнце уже закатило за Землю Харома, погрузив в сумерки эту часть острова. Аборигены сидели вокруг костра и что-то жевали, громко переговаривая. Витер сглотнул слюну, вспомнив, что они с утра ничего не ели, но приходилось терпеть, так как оставлять наблюдательный пункт он не собирался.
        На темнеющем небе вынырнули звезды, и дикари потихоньку разбрелись по шалашам, слепленным из ветвей деревьев и установленным по краю поляны. Часовой, оставленный больше для проформы, сидел у догорающего костра и подбрасывал в него ветки не ради поддержания огня, а чтобы не уснуть.
        Витер вытянул нож и крепко зажал его в руке, намереваясь отчаянно сопротивляться, если события пойдут не так, как нужно. Он знал, какая судьба ждёт любого пленника дикарей "рао"[22], как они себя называли. Куча обглоданных человеческих костей, горкой лежащих в стороне, ясно напоминала об этом.
        Витер окинул внимательным взглядом часового, который уже уронил голову на грудь, и решил, что лучшего времени для освобождения Перчика не будет. Он проскользнул между двумя шалашами, каждое мгновение ожидая угрожающего окрика, но ему повезло: племя рао дрыхло без задних ног.
        Столб и привязанный на нём Перчиком прикрывали его от спящего часового и Витер, пригнувшись, бесшумно прокрался и застыл у столба.
        "Тихо" -- прошептал он на ухо Перчика и тот вздрогнул, услышав его голос. Витер перерезал жгут скрученных волокон какого-то растения, которым связали руки Перчика, а потом спустился к его ногам, чтобы разрезать путы ног.
        Перчик посмотрел на часового, который беззаботно спал, и уже собирался свободно вздохнуть, когда увидел в небе яркие звёзды. Ничего необычного в них не было, если не считать то, что они падали прямо на Перчика. Как завороженный, он смотрел на приближающиеся огни, не понимая, что происходит.
        "Бежим, -- прошептал ему на ухо Витер и тут же, увидев падающие звёзды, воскликнул: -- Что это?"
        Перчик не знал, что ответить, но понял, что медлить нельзя. Схватив Витера за руку, он двинулся к краю поляны и уже был возле шалашей, когда раздался первый глухой удар. "Звезда упала" -- подумал Перчик и услышал целую серию ударов со всех сторон.
        Из шалаша выскочили ошарашенные дикари рао, которые не обратили внимания на Перчика и Витера, а смотрели вверх, откуда на них летели ярко горящие клубни огня. Перчик и Витер, не дожидаясь разоблачения, бросились в лес. Когда они пробежали достаточно, чтобы их не могли обнаружить рао, то упали под большим деревом и немного отдышались.
        Перчик сжал руку Витера и с чувством сказал:
        -- Спасибо. Без тебя мне пришлось бы туго.
        Полежав немного, они собирались двинуться к берегу, чтобы найти лодку и убраться с этого места. Как вдруг перед ними возникло несколько теней, которые у них на глазах превратились в несколько пар Перчиков и Витеров. Перчик, увидев свои странные копии, выбросил вперёд руку, запуская огненный шар, а сам, схватив Витера за руку, бросился в сторону, скрываясь в ближайшем кустарнике. Они неслись некоторое время, пока не оказались на поляне, с огромным силуэтом взгромоздившейся на ней статуи.
        А оставшиеся Перчики и Витеры, которым огненный шар Перчика не причинил никакого вреда, взявшись попарно за руки, двинулись в сторону лагеря дикарей рао. Первая пара была тут же схвачена дикарями и привязана к столбу. Когда же из леса вышли остальные пары и остановились, молчаливо глядя на дикарей, те в ужасе бросились в разные стороны, оставив всё нажитое Перчикам и Витерам.
        
        Репликация пятая. Леметрия
        Несмотря на то, что Чери совсем не хотелось, им пришлось ночевать на воде. Змей, нажравшись рыбы и засунув все три головы под крылья, уснул, ничуть не заботясь о том, как себя чувствует Чери, а тем более, недвижимая Леметрия. Проклиная змея, Чери затянула Леметрию под крыло, а сама прижалась сверху, вздрагивая от каждой волны, так как ей всё время казалось, что паутина, окутывающая Леметрию, доберётся, всё-таки, до неё. Она спала неспокойно, время от времени просыпаясь, поэтому, ничего удивительного в том, что Чери первой заметила падающие с неба звёзды.
        Ей подумалось, что всё это снится, но когда горящий огнём булыжник, плюхнулся совсем рядом - ей было не до сна. Огромная волна чуть не перевернула змея, так что вынырнувшая из-под крыла голова Гайтели удивлённо спросила:
        -- Что это было?
        Чери и сама рада бы знать, что случилось и почему горящие камни обрушились с неба, но ночь, пусть и подсвеченная падающими огнями, скрывала истину. Вскоре всё успокоилось, а оставшиеся звёзды остались на своих местах, ничем не напоминая о прошедшем звездопаде. Чери снова придвинулась к Леметрии и со вздохом заснула.
        Когда утреннее солнце только подсветило небо, Чери растолкала змея и заставила его взлетать. Воздух ещё не прогрелся, и утренняя свежесть продирала до костей, но Чери не жаловалась, так как хотела скорее добраться до суши, где их, вероятно, ожидает Туманный Кот. Впереди, под лучами солнца, поднимался из океана остров, а на его выступающем носе возвышалась огромная каменная фигура, похожая на человека. Змей держал курс прямо на эту статую, и Чери показалось, что он, даже, ускорил полёт.
        Когда они подлетели ближе, Чери смогла рассмотреть статую во всех деталях. Это был громадный крепкий мужчина, сжимающий одной рукой горло какой-то извивающейся твари, а вторую руку он поднял в приветствии. Фигура была вытесана нарочито грубо, как будто топором, только вряд ли какой человеческий инструмент смог бы вырезать на базальте хотя бы бороздку.
        Взлетев выше, змей уселся на огромную голову, как на посадочную площадку и застыл.
        -- Гаркуша, ты не мог бы приземлиться на землю? -- спросила Чери у змея, но тот, почему-то, склонил свои головы, и на трёх парах глаз Чери заметила слёзы. "Что случилось со змеем?" -- подумала она, но тут её мысли отвлекло неестественное шевеление Леметрии.
        Неожиданно для Чери, толстая паутина, которая опутывала Леметрию, странным образом выскользнула из её тела и снова превратилась в пушистый белоснежный зонтик. Подхваченный ветром, зонтик взвился в воздух и улетел, оставив лежащую на спине змея Леметрию.
        Чери, увидев столь странные изменения, удивлённо смотрела на Леметрию, которая, открыв глаза, улыбнулась ей и весело извинилась:
        -- Прости, я заснула, -- оглянувшись вокруг, она удивлённо спросила: -- Мы что, прилетели?
        Чери, поражённая столь странным исцелением Леметрии ошарашено спросила у неё:
        -- Лемка, у тебя ничего не болит?
        -- Я совершенно здорова и прекрасно выспалась, -- сообщила Леметрия, всем своим видом подтверждая сказанное, и снова спросила:
        -- Где мы?
        -- Спроси у змея, -- перевела стрелки Чери, рассуждая, что бодрый дух Леметрии подозрительно странен, так же как и её выздоровление.
        -- А где мальвия[23]? -- спросила Леметрия, оглядываясь.
        -- Какая "мальвия"? -- насторожилась Чери, понимая, что последствия от болезни остались.
        -- Которая меня лечила, -- ответила Леметрия.
        -- Эта тварь тебя лечила? -- ошарашено спросила Чери.
        -- Да, -- подтвердила Леметрия, -- посмотри, какая я стройная.
        Чери должна была заметить, что фигура Леметрии, и правда, изменилась в лучшую сторону.
        -- Почему ты решила, что тебя кто-то лечил, -- насторожилась Чери, и предположила: -- Ты похудела, потому что ничего не ела, -- подумав ещё немного, Чери выдала: -- А, возможно, эта тварь из тебя все соки высосала.
        -- Да, мальвия использовала меня, -- подтвердила Леметрия, -- но она меня вылечила. Теперь я могу иметь детей.
        -- Лемка, ты дура набитая, -- рассердилась Чери и спросила: -- Откуда ты всё это знаешь?
        -- Мы с мальвией разговаривали, -- сообщила Леметрия, и Чери поняла, что подруга серьезно рехнулась. Чтобы наступила ремиссия заболевания Чери решила не затрагивать тему твари, ласково называемой "мальвией".
        -- Так куда мы, всё же, попали? -- оглянулась Леметрия и увидела, что змей положил все свои головы на камень и лежит, не двигаясь.
        -- Гаркуша, что случилось? -- ласково спросила Леметрия, поглаживая змеиную голову.
        -- Не балуй его, -- повернулась к Леметрии голова Гайтели, -- я тебе всё расскажу совершенно безвозмездно.
        -- Я понимаю, -- улыбнулась ей Леметрия и безвозмездно погладила Гайтели по голове.
        -- Приятно, хоть ты и девочка, -- Гайтели потянулась под рукой Леметрии и сообщила: -- Хенк находится в этом камне.
        -- Наш Хенк заключён в этой статуе? -- удивилась Леметрия, остановившись.
        -- Да, -- подтвердила Габи, подсовывая под руку Леметрии и свою голову, -- только Хенк не внутри, а рассеянный по всей статуе.
        -- Вот, как, -- растерянно сказала Леметрия, автоматически поглаживая Габи, -- а что же мы можем сделать?
        -- Мы не знаем, -- сокрушённо объявили головы змея.
        А Чери, остановившись на краю головы, смотрела вниз, соображая, где ей искать Дуклэона. Леметрия, глянув на её высокую фигуру, склонившуюся над обрывом, оставила головы змея и со страхом в душе поспешила к ней, надеясь на её благоразумность.
        -- Ты должна доверять Туманному Коту, -- убеждённо сказала она, прижавшись к Чери и их две фигуры, большая и маленькая, из океана выглядели маленькой чёрточкой на голове Хенка, окаменевшего в фигуре Харома.
        Если бы Туманный Кот появился на поверхности океана, он бы увидел и Чери, и Леметрию, но его задача состояла в том, чтобы сопровождать детей, поэтому он не отвлекался на туристические достопримечательности Земли Харома, а продолжал сооружать туннели между куполами.
        Дети устали и Туманный Кот, незаметно для них, впрыскивал им в кровь сахариды и, сидя на руках Марэлай, рассказывал им сказки всех народов и планет, которые он знал. Такое разнообразие образов не приободрило слушателей, а повергла их головы в хаос. Хорошо, что Марэлай, слушая Туманного Кота, перебила его и попросила:
        -- Слушай, котик. Ты всё знаешь. Расскажи нам о наших родителях, как они познакомились и что было до нас.
        Марго и Дуклэон навострили уши, и Туманному Коту ничего не оставалось, как начать рассказ.
        -- Однажды твоя мать, Марго, превратилась в рыжего кота...
        Дальнейший путь дети старались не отставать от Туманного Кота, чтобы лучше слышать, а в перерыве, несмотря на роскошный, не рыбный обед, требовали от кота продолжения истории, и ему приходилось продолжать рассказ.
        Отдохнувшие дети собирались отправиться дальше, но, не пройдя и пары шагов, неожиданно остановились, поражённые увиденным зрелищем. Сквозь плёнку купола просунулась чёрная лошадиная морда и, щерясь улыбкой, произнесла:
        -- Привет, пионеры! -- при этом из пасти коня выпрыгнули несколько рыбок, которые он собирался им продемонстрировать. Рыбки не успели упасть, как тут же поплыли по воздуху, пока не скрылись в океане, непонятно каким образом проникнув сквозь плёнку. Конь зашёл в купол и тот сразу стал как-то ниже.
        -- Кто хочет прокатиться на боевом коне? -- спросил боевой конь товарища Будённого.
        Все желающие тут же были доставлены на спину коня, причем дети не поняли, как они там оказались. Только пожелали и очутились на коне, уцепившись в гриву на шее лошади, и друг в друга. Кот сидел впереди, между ушами коня, который, повернув голову на сто восемьдесят градусов, сообщил:
        -- Кот, можешь продолжать.
        Вероятно, дети слушали немного рассеянно, так как млели от счастья, сидя на громадном коне. Товарищ Тёмный, а это был он, погрузив свои симпоты в детскую непосредственность, млел от удовольствия так же, как дети, и уже собирался продемонстрировать парадный шаг, но был остановлен укоризненным голосом Туманного Кота:
        -- Они же дети.
        Товарищ Тёмный вздохнул, но не утерпел и хапнул пастью проплывающущего за куполом сазана, который, повернувшись, продемонстрировал во рту. Дети захлопали в ладоши, а Тёмный проглотил рыбку, чем вызвал ужасный "ах!" на который ответил появлением сазана у себя на голове и дефиле даров океана до самой стенки купола. Решка Этот внимательно смотрел на сазана, подозревая в нем свою рыбку, но сазан, скорчив странную рожу, взмахнул хвостом и исчез в океане, а дети наградили товарища Тёмного новыми счастливыми эмоциями.
        Правда, идиллия продолжалась недолго. Они прошли уже порядочно, и до берега оставалось совсем чуть-чуть, как вдруг перед ними возникла черная лошадь, а рядом с ней стояли Марэлай, Марго и Дуклэон. Рыжий кот, похожий на Туманного Кота, вышел вперёд и уставился на них.
        Дети растерянно смотрели на своих двойников, не понимая, что происходить. Неожиданно для них, они оказались на земле, а товарищ Тёмный раскрыл пасть и проглотил стоящего перед ним рыжего кота. Стоящая за ним чёрная лошадь хотела удрать, но купол странным образом разделился на два отделения. В одном из них остались Марэлай, Дуклэон и Марго, а Туманный Кот стоял впереди. Во втором отделении Товарищ Тёмный глотнул чёрную лошадь и сразу раздулся, как воздушный шарик.
        Без промедления Тёмный глотнул Марэлай, а Дуклэон так жалобно запищал, что его тёзка, возле Туманного Кота, пустил слезу. Не страдая сентиментальностью, товарищ Темный проглотил визжащего Дуклэона и погнался за Марго, которая пыталась выскользнуть из купола в океан. Пойманная конём, она была беспощадно слопана Тёмным, так же, как и другие двойники. Товарищ Тёмный, ставший круглым, как шарик, выставил свой круп в океан и громко выпустил воздух, подняв на поверхности океана водоворот.
        Сразу уменьшившись до нормального размера, Тёмный соединил два купола и бодро спросил у застывших детей:
        -- Что, поехали дальше?
        -- Что это было? -- спросила Марэлай, и этот вопрос интересовал не только её.
        -- Не беспокойтесь, вам ничего не угрожает, -- доложил товарищ Тёмный и спросил: -- Кто будет сидеть впереди?
        Данный вопрос снял все другие вопросы и, в результате небольшой потасовки, победил сильный пол, который уселся на Тёмного и вцепился в его гриву. Марго, не успевшая сесть первой, обхватила Дуклэона за талию и сердито буркнула:
        -- Крепче держись, наездник, -- но Дуклэон на инсинуации не реагировал, а радостно смотрел вперёд, туда, куда вёл коридор из куполов, по которому, шагая впереди, прокладывал путь Туманный Кот.
        ***
        Утро в сонной Фаэлии было обычное и никакие события не нарушали монотонную жизнь бывшей столицы. Ночной звездопад большинство жителей не заметили, так как безмятежно спали в своих кроватях. Только редкие влюблённые загадывали бесчисленные желания и сразу их исполняли, целуясь до умопомрачения.
        Стоит назвать разве что стратега Питера Вейна, который единственный созерцал небо исключительно с философской точки зрения, стараясь глубиной своей мысли измерить бесконечность сущего. Когда небо подало знак в виде падающих звёзд, Вейн не загадывал желание, а думал о том, как бы это явление не принесло бед его стране. Дальнейшее бодрствование успокоило Питера Вейна, так как небо больше не посылало загадок, а разгадать одну, но вечную: "Для чего создана эта вселенная?" -- он, естественно, не мог, но мог тешить себя иллюзией, что прикосновение к этой теме делает его созерцательность значимой.
        За такими рассуждениями Вейн задремал и проспал до утра, а когда солнце осветило балкон, он поднялся с кресла-качалки и собирался пойти вниз, на кухню, чтобы попить чайку, но увидел на дорожке, идущей к Хвостику, притоку реки Вьюнки, странного человека, который его, почему-то, смущал. Когда человек подошёл поближе, Вейн понял своё смущение: неизвестный был похож на него, как два яблока на одной ветке.
        Неизвестный не остановился и скрылся внизу, под балконом, войдя во дворец. Вейн собирался уже спуститься, чтобы встретить незнакомца, но тот появился сам. Вейн увидел себя, как в зеркале, и молчаливо изучал незнакомца, разглядывая свои черты на его лице.
        -- Меня зовут Питер Вейн, -- сказал гость, склонив свою голову в приветственном кивке.
        -- Питер Вейн, стратег, -- представился Вейн, склонив голову в ответ.
        -- Хотите чаю, Питер? -- спросил дублёр Вейна.
        -- С удовольствием, -- ответил Вейн, и они чинно спустились по парадной лестнице вниз.
        Стоит оставить Вейнов в покое, так как двум философам будет, возможно, о чём поговорить, а вот Вася Филимонов, зайдя к себе в дом, не думал, что его ожидает.
        Какое-то время назад сонная Розария, жена Васи Филимонова, случайно попавшего на планету Глаурию из Земли, услышала открывающуюся дверь и сразу зарделась, ожидая Васю в постели. Вася не заставил себя ждать и появился в дверях спальни, свеженький и радостный.
        -- Иди сюда, милый, -- позвала его Розария, понимая, что лучшим подарком для мужа, прибывшего из командировки в Боро, будет тёплая встреча в постели. Вася не заставил её ждать и обнял тёплое тело Розарии, окутанное сонной невинностью. Они слились в горячем поцелуе, пронзившем Розарию до последнего нервного окончания. Она подалась к Васе, намереваясь его задушить в постели, как что-то оторвало его от неё и с громким криком: "Ах ты, зараза!" -- швырнуло любимого к двери.
        -- Так вот как ты меня ждёшь? -- увидела Розария взбешенное лицо Васи Филимонова. Посмотрев в угол возле двери, Розария с удивлением и ужасом увидела второго Васю Филимонова. Вася Филимонов, который припозднился, подошел к Васе, лежащему возле двери, и принялся методично изменять ему внешность, начиная с лица. Вскоре в комнате остался один Вася, а второго, уже совсем не похожего на Васю, нормальный Вася выбросил в окно.
        -- Что это было? -- растерянно спросила Розария, а Вася мстительно ответил:
        -- Об этом я должен спросить тебя.
        ***
        Утром следующего дня Маргина, раскинув симпоты по всей Глаурии, проверила состояние планеты и подопечных ей родных. Если планета особых опасений не вызывала, то подопечные своим поведением её немного нервировали. Прежде всего Маргину раздражал Мо, который, почему-то, оказался на юге Глаурии и совсем не откликался на её симпоты. Спрятав человеческие эмоции подальше в себя, Маргина подумала, что, возможно, её Мо не просто болтается без дела, а выполняет важную миссию, где выдавать себя своими симпотами не нужно и вредно. Положившись на то, что Мо никогда её не подводил, Маргина успокоилась и пошла в спальню дочери.
        Она нашла дочь спящей, но та, немного растормошённая Маргиной вчера, услышав её шаги в огромной спальне, сразу открыла свои глаза и с улыбкой встретила мать.
        -- Здравствуй, мама, -- потянулась Байли и засмеялась, -- как я рада тебя видеть.
        -- У тебя не спальня, а стадион, -- сообщила ей продвинутая мать, успевшая увидеть большие спортивные площадки планеты Земля.
        Байли улыбнулась, так как Маргина была права: в своей спальне она чувствовала себя песчинкой на безбрежном пляже и, даже, цвет штор на огромных окнах спальни был ярко-золотистого цвета, не говоря о том, что пол покрывали деревянные, медового цвета, панели, украшенные орнаментами с оттенками того же цвета.
        -- Куда пойдём? -- спросила Байли, принимая из появившегося подноса чашку с молоком и крендель с вишней. Поднос тут же исчез, а огненная надпись в воздухе спросила: "Мама будет завтракать?"
        -- Мама на диете, -- иронично сообщила Маргина и спросила:
        -- Может, зятёк покажется на ясные очи мамы?
        Байли тоже впилась в надпись, так как своего "благожелателя" в глаза не видела.
        "Я боюсь вас напугать", -- бесхитростно сообщила надпись.
        -- Ничего, -- приободрила Маргина, -- мы всякое видали.
        Но, очевидно, не всё! Маргина даже ахнула, когда перед ней, прямо из воздуха, появилась нескладная, точно сложенная из округлых булыжников фигура, угрюмое лицо которой освещали два глаза, горящих красным пламенем. Вероятно, этими глазами чудище писало в воздухе, потому как его неуклюжие руки, собранные из тех же округлых булыжников, вряд ли смогли бы изобразить что-либо изящное. Окинув великана взглядом, Маргина сразу поняла, почему все комнаты во дворце такие огромные.
        -- Да, зятёк, с фигурой у тебя не сложилось, -- констатировала Маргина и посоветовала: -- Пока пиши письма.
        Харом тут же, со вздохом, исчез, а Байли, испуганно глядя на Маргину, попросила: -- Мама, забери меня отсюда.
        -- Пойдём, лучше, прогуляемся, -- предложила ей Маргина и Байли, не допив молоко, оставила его на тумбочке у кровати, откуда оно незаметно исчезло. Они вышли из дворца, но не пошли прямо, к озеру, а свернули направо и шагали по саду до зарослей жимолости, за кустами которой начиналась поднимающаяся вверх невидимая стенка купола. Байли щипала ягоды и бросала их горстью в рот, а Маргина, погрузив симпоты в землю, проверяла, как глубоко распространяется купол.
        Вдруг Байли закричала и выскочила из кустов. Маргина бросилась к ней и сразу увидела причину испуга дочери: за кустами стояло несколько Маргин вперемежку с Байлями. Ощупав их симпотами, Маргина сразу поняла, что никакие они не Байли и Маргины, а самоформирующаяся плазма. Правда, ощупав окружающее пространство, Маргина ощутила несколько полей, созданных каждой фигурой, которые, к тому же, были самоорганизованные. Что можно ожидать от данной структуры, Маргина не знала, но для неё она опасности не представляла.
        -- Не бойся, -- успокоила она дочь, -- я с тобой.
        Чтобы проверить реакцию протоплазмы, Маргина разделилась на две Маргины, потом ещё на две. За прозрачным куполом все Маргины скопировали действия Маргины превратившись в толпу карликовых Маргин.
        -- Мама, прекрати, -- возмутилась Байли, -- мне и так страшно.
        -- Мне нужно знать, что от них ожидать, -- укоризненно сказала Маргина. -- Ты не забыла, что я отвечаю за Глаурию?
        -- Мне хватило бы, чтобы ты отвечала за внуков, -- парировала Байли.
        -- Не беспокойся, -- ответила одна Маргина, проглатывая другую Маргину, -- за детьми смотрит Туманный Кот, к тому же у него очень хороший попутчик.
        За кустами Маргины глотали друг друга, пока не осталась одна Маргина. Если бы Маргина, та, что вне купола, съела саму себя, то Маргина возле Байли осталась довольна, но, увы, такого не произошло.
        --Какой попутчик? -- заинтересовалась Байли.
        -- Что? -- не поняла Маргина, занятая Маргинами за куполом.
        -- Какой попутчик? -- настаивала Байли.
        -- Товарищ Тёмный, -- объяснила Маргина, продолжая экспериментировать с Маргинами.
        -- Мама! -- отвлекая её от опытов, воскликнула Байли: -- Ты что забыла? Последний раз, когда появился этот тёмный товарищ, пропала Элайни.
        -- Помню, -- обеспокоилась Маргина. -- Что он здесь забыл?
        ***
        Два дня разыскиваемый Мо, распрощавшись с Манароис, сиганул в небо, чтобы догнать флаэсину Фогги. Возникшая перед ним проблема, а, точнее, любовный треугольник, требовал разрешения, к тому же, за своими любовными делами он ничего не сделал, чтобы найти Байли и Хенка.
        Осторожно раскинув симпоты, он увидел, что Байли и Маргина яркими точками светятся рядом, и данное обстоятельство его немного приободрило. Не стараясь себя сдерживать, он описал дугу в небе и вскоре, раскалённый до температуры возгорания всего живого, оказался возле флаэсины Фогги, который потерял надежду его увидеть. Удивлённый прибытием Мо, Фогги приблизился к борту, чтобы переговорить с пламенеющим Хранителем, но опалённый жаром, осторожно его предупредил:
        -- Ты можешь сжечь флаэсину.
        Спохватившись, Мо бросился вниз, где несла свои воды Лея, и погасил жар любви в её водах. Мокрый и безопасный он рассказал Фогги дислокацию детей и где находятся Леметрия и Чери. Выложив всё, он с чувством выполненного долга метнулся вперёд.
        Фогги, предполагавший, что он летит спасать детей и любимую Чери, глубоко ошибался, так как Мо решил разрубить гордиев узел и сообщить Маргине о своей любви. Точней сказать, о своей нелюбви к ней, так как желал, как можно быстрей соединиться со своей незабвенной Манароис. Снова раскалённый в своих чувствах он нёсся пылающим камнем в небе и, когда Маргина и Байли его увидели, то подумали вначале, что ещё какой-то запоздалый небесный камень летит к ним. Немного дезориентированный любовью, Мо не увидел прозрачного купола, раскинувшегося над дворцом Харома, и со всего маху врезался в невидимую преграду. Естественно, что он рассыпался искрами во все стороны, а испуганная протоплазма напротив Байли и Маргины, растаяла лужей по земле.
        Маргина, ощущая симпотами, что это Мо, сверх всякой меры расстроенная, упиралась руками в непробиваемую стенку купола и не могла ему помочь. Мо каплями скатился вниз, к подножию купола и там начал сливаться во что-то похожее на протоплазму, плюхающуюся тут же. Когда Мо, поднимаясь из лужи, начал приобретать узнаваемый облик, то протоплазма не преминула его скопировать, и вскоре перед Маргиной возник целый ряд Мо, которые во все глаза смотрели на неё.
        -- Мо, что случилось? -- спросила Маргина, пытаясь проникнуть симпотами в Мо, но тот был закрыт намного плотнее консервной банки. Не понимая, Маргина всматривалась в лицо Мо, который прятал глаза и это ей не понравилось.
        -- Маргина, я люблю другую женщину, -- сказали все Мо, и этот хор голосов исказил смысл сказанного, так как Маргина снова спросила:
        -- Хорошо, любимый, а что случилось?
        -- Я люблю другую женщину, -- повторили Мо, и до Маргины дошло, что её бессовестно и отвратительно бросили. Невидимая, прозрачная стена, их разделяющая, остановила возникшую ярость внутри Маргины, которая засияла, как сверхновая звезда, испугав Байли. Возможно, сбросив всю энергию, она остыла, но чтобы забыть свою любовь, нужно было беспощадно очистить глифомы, чтобы напоминания о рыжем чудовище больше её не терзали.
        Холодно посмотрев на Мо, Маргина подумала, что в космосе этих Мо, как Педро в Бразилии и решила, что пусть так и будет и пусть этот Мо катится к чертовой матери. Со злости она представила эту мать в образе лягушки с рогами и пожалела, что не поставила рога Мо. Мо, прочитав её симпоты, тут же приделал себе рога, полагая, что это красиво, а Маргина сейчас же закрылась и решила, что перед Мо не откроется никогда в жизни.
        -- Кто она? -- спросила Маргина, понимая, что это ей не нужно.
        -- Её зовут Манароис, -- поделился Мо и та теплота, с которой он назвал её имя, поразила Маргину больше, чем измена Мо. "Он её любит!?" -- почему-то удивилась Маргина, не предполагая в Мо таких чувств к другим женщинам.
        -- Чем же тебя она покорила? -- спросила Маргина, и хор Мо ответил:
        -- Она искренняя, -- немного подумав, противные Мо добавили: -- А ты хитрая.
        Маргина, разряжаясь, долго хохотала, а потом обернулась к Мо и сказала:
        -- Она наивная дурочка и, так же как и я, ещё пожалеет о своей любви.
        Маргина обернулась к Байли и сказала:
        -- Пойдём отсюда.
        ***
        -- Леметрия! -- раздался крик снизу. -- Вы что там делаете?
        Услышав крик, Леметрия чуть не свалилась вниз с головы статуи Харома, хорошо, что Чери успела её придержать. Перегнувшись через край, Леметрия увидела внизу Перчика и какого-то мальчика.
        -- Перчик, что ты здесь делаешь? -- задала встречный вопрос Леметрия, понимая, что глупее вопроса нет. Соответственно, одним словом рассказать, что он здесь делает, Перчик не мог и принялся что-то морозить, но так как Леметрия ничего не расслышала, то он крикнул ей снизу:
        -- Спускайся ко мне.
        Пожелание было правильным, но опуститься вниз Чери и Леметрия могли, только свалившись, так как обрывающиеся вниз плечи каменной фигуры не давали возможности спуститься. Поднимающаяся до лица каменная лестница, сложенная из огромных глыб обрывалась в нескольких шагах от статуи, и спрыгнуть на неё для Чери и Леметрии сопоставимо со смертельным трюком. Чери подошла к лежащему на голове статуи змею, и погладила голову Гаркуши.
        -- Гаркуша, будь любезен, опусти нас вниз.
        Гаркуша открыл один глаз, и с него одиноко скатилась слеза.
        -- Я не могу покинуть Хенка, -- едва прошептал он и снова закрыл глаз. Дальнейшие уговоры Чери ничего не дали: змей лежал с закрытыми глазами и не отвечал. Чтобы использовать волшебство, для того, чтобы опуститься не могло быть и речи - змей начисто блокировал чародейство. Если бы у них были мэтлоступэ, то, прыгнув вниз, у самой земли, где действие блокировки змея ослабевало, можно было ею воспользоваться. Правда, и такой трюк мог закончиться плохо.
        Леметрия и Чери, свесив ноги вниз, сели на камень, являющийся головой статуи, и загрустили. Внизу что-то кричал Перчик, но они не слушали. Перчик продолжал что-то рассказывать и Чери, раздражённая криками, кинула вниз:
        -- Зачем бесполезно орать?
        Они сидели и грустили дальше, поджариваемые солнцем.
        -- Он у вас кусается? -- раздался голос сзади.
        Леметрия обернулась и увидела мальчика, который рассматривал змея.
        -- Нет, мальчик, он почти что дохлый, -- ответила Леметрия и вдруг, опомнившись, спросила: -- Ты кто?
        -- Меня звать Витер, -- ответил мальчик и с интересом открыл одно веко у Гаркуши.
        -- Не тронь меня, мальчишка, я в печали, -- ответил Гаркуша, прикрывая глаз.
        -- Ты как здесь оказался? -- спросила Чери, поднявшись на ноги и наклонившись над Витером дугой.
        -- Взобрался по камням, -- ответил Витер, деловито разматывая верёвку, которая опоясывала его через грудь.
        -- Зачем? -- не поняла Леметрия.
        -- Чтобы вас снять с памятника, -- ответил Витер и привязал верёвку к ноге змея.
        -- Мы что, будем спускаться по этой верёвке? -- ужаснулась Чери.
        -- Если не хотите лежать рядом со змеем - придётся, -- сказал Витер и первым полез вниз, показывая дорогу. С визгом за ним отправилась Леметрия, а Чери, выглядывая из-за скалы вниз, с трепетом наблюдала за её спуском. Когда та опустилась на землю и попала в объятия Перчика, Чери решилась и, скрепя сердце, схватилась за верёвку. Перебирая руками, она поползла вниз, нащупывая ногами хоть какую-то опору.
        Когда она опустилась вниз и выдохнула из себя весь ужас, который её сопровождал, то чуть не свалилась в обморок, но Витер успел сунуть ей в руку фляжку с водой. Захлёбываясь, она сделала несколько глотков и только тогда почувствовала облегчение.
        -- Спасибо тебе, -- сказала она мальчику, благодаря не только за воду.
        -- Где ты его нашёл? -- шёпотом спросила Леметрия и Перчик ответил:
        -- Он мой сын.
        Леметрия совсем не удивилась, а требовательно спросила: -- А мой?
        -- Если ты хочешь, да, -- ответил Перчик и, замявшись, сообщил:
        -- Только он об этом не знает.
        -- Что вы там шепчетесь? -- спросила Чери, подозрительно глядя на них, но Леметрия и Перчик не успели ответить - на поляну вышла кучка аборигенов, которые окружили их со всех сторон. Стоило им напугаться, как аборигены странным образом превратились в их двойников, чем поразили Чери и Леметрию, так как они не видели таких превращений. Бежать им было некуда, так что они стояли и во все глаза смотрели на своих двойников.
        Хенк, заключённый в камень, всё это видел и слышал, только что-либо сделать тоже не мог. Как он понял, кое-какую свободу он имел только в порыве огромной ярости, а в его каменной душе присутствовала, скорее, грусть, чем ярость. Правда, увидев что-то далёкое, уныние покинуло его душу, сменившись искренней радостью. Непроизвольно, он двинул вперёд руку и хотел закричать, но это громкое движение камней заметили внизу не только бывшие аборигены, но их невольные пленники. "Я могу двигаться ещё и от радости", -- констатировал каменный ум Хенка.
        Перчик, увидев возникшую брешь между фигурами двойников, крикнул: "Бежим!" -- и, схватив за руки Леметрию и Витера, помчался вперёд. Двойники смотрели на них, но не останавливали и не стали догонять. Когда затих шорох кустов, они уставились на фигуру Харома и вскоре превратились в маленькие его копии.
        Хенк, видевший дальше, радостно засмеялся и его смех громко разнёсся по побережью, спугнув огромную стаю птиц. Даже змей, лежащий у него на голове, неожиданно ожил, а Гаркуша, прислушиваясь к эху, открыл оба глаза и вопросительно спросил: "Хенк?"
        То, что увидел Хенк, вскоре обнаружили и беглецы, так как прямо с разгона врезались в лошадь, на которой восседали Марэлай, Дуклэон и Марго. Туманный Кот предусмотрительно отскочил в сторону, чтобы не попасть под копыта ошалевших от ужаса беглецов, которые свалились под ноги товарищу Тёмному.
        -- Мам, ты куда ломанулась? -- спросил Дуклэон, взирая с лошади на Чери.
        -- Дуклэон, разве так говорят с матерью? -- назидательно спросила Леметрия, оправившись от падения. Витер, которого Перчик, судорожно держа за руку и свалил месте с собой, поднялся, потирая руку и внимательно изучая рыжего кота, сидящего в сторонке.
        -- Ты Туманный Кот! -- утвердительно сообщил Витер и добавил:
        -- Мне про тебя Перчик рассказывал.
        Кот решил, что мальчик может его погладить, что тот и сделал, к обоюдному согласию сторон. Взяв Туманного Кота на руки, он внимательно слушал разговоры взрослых. Разговаривала, в основном, Чери, ощупывая недовольного Дуклэона, снятого с прекрасного командирского коня, а Леметрия, спросив у Марэлай, всё ли с ней в порядке, внимательно разглядывала Марго. Товарищ Тёмный и Туманный Кот добросовестно и с наслаждением отслеживали её матримониальные мысли, которые, странным образом исказив действительность, решили, что у Перчика есть сын, а у неё, Леметрии, будет дочка.
        -- Девочка, как тебя зовут? -- спросила Леметрия, разглядывая белокурое создание.
        -- Марго, -- ответила девочка.
        -- Марго, ты ничья? -- спросила с надеждой Леметрия и девочка её обрадовала: -- На данный момент я ничья.
        -- Как же ничья, если ты моя сестра! -- возмутилась Марэлай, внимательно разглядывая Витера.
        -- Какая сестра? -- не поняла Леметрия, сознавая, что белокурое счастье уплывает в чужие руки.
        -- Она дочь Элайни и Сергея, -- бессердечно разрушила иллюзии Марэлай.
        -- Так они живы? Тогда тем более, -- воспрянула Леметрия и сообщила Марго: -- Я твоя тётя, -- и, показывая на Перчика, добавила: -- А это твой родной дядя.
        -- Подожди ты с дядями, -- остановила её Чери, поглядывая на Марэлай. Бесцеремонно забрав у Витера кота, она отошла в сторону и что-то горячо зашептала ему на ухо. "Я сделаю", -- безмолвно сообщил коту товарищ Тёмный, бесцеремонно подслушивая шёпот Чери, и собираясь пожертвовать своей славой в угоду авторитета кота.
        Туманный Кот, подняв хвост, двинулся вперёд, за ним товарищ Тёмный с четвёркой детей на спине, а взрослые замыкали экспедицию. Когда они вышли на поляну перед статуей Харома, протоплазма, принявшая вид статуи, прочитала намерения товарища Тёмного и ломанулась, не ожидая, в окружающие кусты, спасая свою жизнь. Кот стал перед статуей и раскинул симпоты. Хенка он чувствовал, но силы, сковавшие его в камне, для Туманного Кота были неодолимы, о чем предупредил его товарищ Тёмный. Сняв все привязки, конь отделил Хенка от камня и тот вывалился у подножия статуи.
        -- Папа! -- воскликнула Марэлай и бросилась к отцу.
        -- Доченька! -- воскликнул Хенк, прижимая дочь к груди.
        Все принялись благодарить Туманного Кота, а товарищ Тёмный тихо ржал. "Зубы спрячь, скотина", -- по-доброму попросил Туманный Кот, на что товарищ Тёмный по-доброму ответил: "Перебьешься, герой!"
        -- Мне нужно идти, -- сообщил товарищ Тёмный.
        -- А как же мы? -- огорчённо спросил Дуклэон, рисовавший в своём воображении домашнюю конюшню, где товарищ Тёмный будет учить его искусству кавалерийской езды.
        -- За широкой грудью Туманного Кота вам ничто не угрожает, -- великодушно поделился славой конь, а кот чуть не подавился слюной от счастья, окунаясь в головы присутствующих. Конь, тоже погрузив симпоты в их головы, заслужено купался в эмоциях людей, пока наглый кот его не поторопил: "Ты собирался идти!" Конь ушёл, но ещё долго его симпоты говорили о том, что он ещё здесь и неплохо себя чувствует.
        -- Чего мы ждём? -- спросила Чери у кота, и тот ответил: -- Сейчас прилетит Фогги и мы полетим домой.
        -- А кто полетит на мне? -- спросил змей, свалившись с головы статуи.
        -- На тебе полечу я, -- сказал Хенк, поглаживая все головы, которые, от счастья и умиления, были в слезах и соплях.
        -- Пока вы здесь вместе, мы слетаем, подкрепимся рыбкой, -- робко спросил Гаркуша и, увидев кивок Хенка, взвился в воздух и боком полетел в направлении океана. "Отощал, родимый", -- тепло подумал о змее Хенк и повернулся к дочери:
        -- Рассказывай, как ты лопухнулась.
        -- Ничего я не лопухнулась, -- возмутилась Марэлай, усевшись ему на колени, -- дело было на уроке...
        
        ***
        В это время товарищ Тёмный, расправив крылья, летел над океаном, направляясь в логово "врага", Эссенариум. Харом не был его врагом, и, ознакомившись с исторической справкой, товарищ Тёмный даже сочувствовал Творцу данного мира, так опрометчиво влюбившегося в Фатенот, принадлежащую Судьбам Времён. Если бы у Фатенот возникло ответное чувство к Харому, никто её, дурочку, не отпустил бы с работы, так как её судьба соткана лапами Судеб Времён.
        Товарищ Тёмный имел возможность лицезреть лики двух старых сов, когда хотел изменить ход революции в России. Ему, боевому коню товарища Будённого, пришлось выслушать от Судеб Времён много нелицеприятного в свой адрес, а слова "помесь старой клячи и ишака" были самыми приличными из всего услышанного.
        С той поры лексикон бойцов-будённовцев обогатился весьма крепкими словами, от которых у контры отваливались уши. Воспоминания боевой юности, навеянные хорошим настроением и чувством выполненного долга, подвигли крылатого коня на лирический лад, и он затянул во всю пасть:
        "Розпрягайте, хлопці, коні
        Та лягайте спочивать,
        А я піду в сад зелений, в сад криниченьку копать".
        Бас, переходящий в тонкое сопрано, и песня неведомая в здешних местах, перепугала рыбаков, ловивших морского окуня. Песня, раздающаяся ниоткуда, напомнила им об океанских русалках, заманивающих в морскую пучину зазевавшихся рыбаков. Неизвестно, что могли предпринять рыбаки, если бы товарищ Тёмный не увидел вдали Землю Фатенот. Песня тут же прекратилась, так как мысли коня перебросились на Маргину, чье состояние светилось разноцветными красками извергающегося вулкана.
        Аккуратно прощупав симпотами её разноцветные ощущения, товарищ Тёмный понял, что дама оскорблена в самом святом, а так как женскому полу был неравнодушен, то решил, что сможет погасить вулкан, направив его в нужную сторону.
        Ещё издали товарищ Тёмный заметил купол, накрывающий Эссенариум, и хмыкнул: Творец данного мира мог придумать что-нибудь более надёжное. Но так как Харом завяз в своих любовных переживаниях, путая реальность и фантазии, то ожидать от него, что-либо разумное не приходилось.
        Опустившись перед невидимым куполом, товарищ Тёмный сложил крылья и спрятал их в себя. Перед невидимой преградой стояли ряды протоплазмы, повторяющие формы Маргины и Байли. "Амомедары[24], -- подумал товарищ Тёмный и вспомнил: -- А где же барберосы[25]?" Товарищ Тёмный не стал их уничтожать, полагая, что всё произойдёт естественным путём.
        Легко преодолев стенку купола, конь бодро зашагал по саду, направляясь к белеющему вдали дворцу, полагая, что неутешная в своём горе Маргина вместе с Байли находится там. Харом незримо присутствовал во всём Эссенариуме, растекаясь по нему симпотами, но товарища Тёмного в данный момент он не интересовал, к тому же, Харом не предпринимал попыток помешать коню Координатору.
        Открыв дверь дворца, товарищ Тёмный поднялся на второй этаж и отправился в спальню Байли, где обе дамы обсуждали Мо, а, проще говоря, перемывали ему косточки.
        Появление в двери спальни лица мужской национальности, пусть и в лошадиной ипостаси, прервало оживлённый обмен мнениями, и Байли, увидев лошадиную морду, раздраженно спросила:
        -- Лошадь, что тебе нужно?
        Маргина, бросив симпоты, остановила Байли, обрадовавшись коню.
        -- Байли, ты что, не узнала товарища Тёмного?
        Товарищ Тёмный подошёл к Маргине и протянул копыто, принимая её руку, к которой присосался с чрезмерной тщательностью и душевно промолвил: -- Сочувствую.
        -- Спасибо, Тёмный, -- сказала Маргина и поцеловала его прямо в морду, -- ты всегда был душка, не то, что этот мерзавец Мо.
        Большие глаза товарища Тёмного, в меру покрытые влагой сочувствия, смотрели Маргине в глаза, и она, поглаживая его гриву, глубоко вздыхая, поделилась горькой судьбой покинутой.
        Байли, слушая Маргину в десятый раз, попросила:
        -- Мама, у меня уже голова раскалывается, и я хочу спать.
        -- Хорошо, доченька, -- сказала Маргина и повела товарища Тёмного в свою спальню, продолжить рассказывать историю падения Мо.
        Когда они зашли в её небольшую, по сравнению с Байли, спальню, то огромные размеры коня как-то не вписывались в окружающий интерьер.
        -- Ты не можешь превратиться во что-то другое? -- спросила Маргина, подразумевая размеры коня. Товарищ Тёмный, поняв это по своему, превратился в известную ему фигуру Патриса Лумумбу, добавив ему выразительных бицепсов. Маргина, рассматривая возникшего перед ней чернокожего красавца, опустила взгляд вниз и удивлённо спросила:
        -- А это, что, осталось от коня?
        На предложение товарища Тёмного убрать данный предмет, Маргина с рассеянным взглядом ответила:
        -- Не нужно, я думаю, мы найдём ему место.
        Она подошла к товарищу Тёмному и положила руки ему на плечи. Взглянув ему в большие глаза, она впилась в его губы, одновремённо ощущая внизу, что товарищ Тёмный вошёл в её суть, рассыпаясь симпотами по всему её телу. Вулкан, собирающийся испепелить Мо, взорвался вспыхнувшей страстью, выжигая Мо из всех глифом, заполняя их чёрным совершенством.
        Странное землетрясение разбудило Байли, уже совсем задремавшую. Поверив, вначале, в естественное происхождение природного явления, Байли, затаив дыхание, догадалась. "Неужели мама!?" -- подумала она и, слушая будоражащие душу толчки, вспомнила Хенка. Мягкая волна наслаждения накрыла её, заставив вспомнить сладостные моменты их жизни, и тихо кричать в пространство: "Возьми меня, Хенк!"
        
        ***
        
        Хенк в это время летел на змее, но так, как скорость его полёта отличалась от скорости товарища Тёмного, то он находился ещё на полпути к Земле Фатенот. Кот сообщил ему, где искать Байли, а то, что дворец, в котором она находилась, был под куполом, кот и сам не знал, так как принял его за аберрацию отражения симпот. Произошедшее с ним Хенк постарался забыть, полагая, что стоит думать о будущем.
        Злополучный перстень с голубовато-зелёным камнем, с помощью которого Марэлай переместилась в океан, Хенк забрал, несмотря на уверения дочери, что она не будет больше глупить. Такую игрушку, о силе которой не знает и Байли, лучше держать закрытой, поэтому Хенк решил отдать его Байли и попросить, чтобы она спрятала перстень подальше.
        Они летели в темноте, освещённые звёздами, которые отражались и множились в океане, создавая иллюзию бесконечной пустоты. Змей, перед отлётом успевший нажраться рыбы, чувствовал себя великолепно и его головы, попеременно оглядываясь на драгоценного Хенка, сверкали глазами, как звёздами.
        Предвкушая встречу с Байли, Хенк растаял, растекаясь нежностью по всему телу, а улыбку, возникшую у него на лице, обернувшаяся голова Гайтели приняла на свой счет и чмокнула его в щеку. От неожиданной действительности Хенк опешил, а потом рассмеялся и его громкий смех вверху перепугал одиноких решек, вздумавших подняться на поверхность океана и рассматривать звёзды.
        Внезапно что-то случилось в небе и звёзды посыпались вниз. Испугавшись вначале, Хенк понял, что это звездопад, похожий на тот, который произошел несколько дней назад. Успокоившись, он заворожённо смотрел на падающие огни, опасаясь одного: как бы случайный горящий булыжник не попал в его змея.
        Маргина в своей спальне, оторвавшись на несколько прасеков от товарища Тёмного, увидела полыхание звёзд в небе и спросила: "Что за огни?" -- на что, её чёрный кавалер ответил: "Не отвлекайся, это амомедары и барберосы". Маргина тут же позабыла о них, так как товарищ Тёмный снова погрузился в неё, вызывая у неё ответный звездопад, в котором обрушилось и небо, и звёзды.
        Дальнейшие события ещё более поразили Хенка, и он подумал, что они со змеем потеряли ориентацию и перевернулись. Звёзды светящейся дымкой начали падать вверх, как будто отскакивая от земли, преимущественно кучками, а за ними вдогонку летели ряды одиноких звёзд. Такая процессия продолжалась всё время, пока он не подлетел к дворцу, подсвеченному голубым сиянием неизвестного происхождения.
        Хенк слез со змея, наказав ему ожидать, а сам пошел в направлении дворца, ожидая, когда упрётся в невидимую стену. Но никакой стены не было, только перед ним в воздухе изредка появлялись огненные буквы "Добро пожаловать, Фатенот", "Сюда, Фатенот" и Хенку только и оставалось, что следовать огненным знакам. Правда, тревожила мысль, что огненные буквы называли его Фатенот, но Хенк полагал, что в механизме, который зажигает огни, что-то сломалось.
        Он открыл следующую дверь, полагаясь на указания горящих букв, и увидел огромный зал, в котором у самой стены стояла кровать с балдахином, на котором лежала какая-то девушка. Подойдя поближе, Хенк узнал Байли и, к великому своему изумлению, услышал её слова, которые она говорила с закрытыми глазами: "Возьми меня, Хенк!" Ему в голову ударил жар, и, торопливо раздеваясь на ходу, он прыгнул в кровать, заключая в объятия свою любимую. Байли, широко раскрыв глаза, ахнула и, увидев Хенка, вцепилась в него что есть силы, исступлённо повторяя: "Возьми же меня, Хенк!"
        Харом, застывший в статуе на острове Земля Харома, теребил своими симпотами полупрозрачные камни из селенита, на браслете из саритиума, который Байли сняла перед сном, а другие симпоты гладили перстень с голубовато-зелёным камнем, находящимся в кармане брошенного кафтана Хенка. Каменные губы статуи с осуждением повторяли:
        "Сама с собой?! Какая же ты блудница, Фатенот!"
        Хорошо, что Хенк и Байли этого не слышали, хотя совесть их вряд ли мучила.
        
        Репликация шестая. Манароис
        Элайни сидела на лавочке в саду и плакала. В последнее время слёзы так часто орошали её побледневшие щёки, что, казалось, её красота уплывала вместе с горькой влагой, убирая румянец с её щёк. Сергей не находил себе места и не мог успокоить Элайни, поэтому уходил в лес, чтобы рубить никому не нужные стволы деревьев, отправляя, от бессилия, всю силу и ярость в блестящее от работы лезвие топора.
        Хамми не мог им сказать ничего утешительного, так как информационное поле имеет свойство отражённой волны, которая провоцирует временную задержку, а предпринимать какие-либо действия до её истечения не имело никакого смысла. Доходчиво объяснить Сергею временную структуру материи он не смог, так как тот, упрощал всё до безобразия и требовал реальную цифру: "Когда?" -- как будто Хамми знал, когда возвратится Марго.
        То, что Хранители вмешаются в данное перемещение, Хамми не сомневался, так как нелегальный переход материи был зафиксирован в Кольце. Оставалось неясным, с какой целью Харом, который лежал глубоко в земле на острове озера Сван, вернувшись из будущего, похитил Марго и что собирался с ней сделать. Ведь Марго смертна и жизнь у неё одна, чего не скажешь о бессмертном Хароме.
        Хамми вспомнил, как вернулся Сергей, благодаря временной петле, в которой он находился. Тогда ему помог Темный, которого Сергей называл Координатором, но Сергей ошибался, так как Тёмный был Хранителем. Хамми прокрутил в глифомах данные, и его неожиданно осенило - Сергей не ошибался и Тёмный тогда был Координатором, только Координатором в будущем, которое не наступило для Марго. Такая замкнутая бесконечность между прошлым и будущим. Тогда всё становилось на свои места: вначале в будущем произошло похищение Марго, а потом перемещение Сергея в прошлое, к Элайни, которое в прошлом было раньше, чем исчезновение Марго.
        "Сейчас пойду и сообщу всё Сергею, пусть вместо дури в мышцах ломает голову над математической задачей", -- подумал Хамми и потопал по дорожке в лес. По ходу движения увидел Элайни на лавочке и пожалел: подошел и, прыгнув, присел рядом. Элайни погладила его по спине, а он принялся налаживать её внутренние связи, по капле добавляя немного эйфории, чтобы не переборщить.
        -- Что скажешь, котик? -- спросила Элайни и Хамми без математических формул доложил:
        -- То, что ты ждёшь, произойдёт, только в будущем, не сейчас.
        Неизвестно, как поняла его Элайни или то, что впрыснул Хамми, подействовало, только она приободрилась, и кот не стал лезть ей в душу симпотами, чтобы, случайно, не растревожить.
        -- Ты куда? -- спросила его Элейни.
        -- Сергею доложу, -- сообщил кот, и Элайни укрепилась во мнении, что кот не врёт, а что-то знает.
        -- Скажи, я жду его к обеду, -- сказала она, и Хамми побежал вприпрыжку, используя благоприятный момент.
        Элайни вытерла остатки слез и случайно карябнула лицо перстнем с голубовато-зелёным амазонитом. "Всё из-за него!" -- вдруг подумала она, с ожесточением стягивая его с пальца. Сжав перстень в кулак, Элайни встала и со всей силы зашвырнула его в кусты. "Вот, так! -- удовлетворённо подумала она: -- Нет перстня, нет проблем!"
        -- Тётя Эли, тётя Эли! -- услышала она за собой и, обернувшись, увидела бегущую к ней Бони, за которой шагала Альмавер. Взяв Бони на руки, Элайни погрузилась лицом в её животик, вдыхая запах ребенка, пусть и чужого, но родного ей, как и Марго.
        -- Ты как? -- напряженно спросила Альмавер.
        -- Хамми здесь был, -- сообщила Элайни, -- говорил, что Марго вернётся.
        -- Слава богам фрей! -- воскликнула Альмавер и, скрывая слёзы, прижалась к Элайни и Бони.
        -- Мама, ты нас задушишь, -- запищала Бони, и её поставили на землю.
        Взяв за руки Бони, Элайни и Альмавер отправились в столовую, где их давно ожидала Алида.
        По стуку топора Хамми вышел на поляну и увидел, что Сергей завалил столетнего дуба.
        -- Зачем ты так его? -- спросил Хамми. Сергей сел на ветки опрокинутого гиганта и молчал.
        -- Сделаю из него новый столик для Марго, -- сообщил он, погодя.
        -- Здесь хватил мебели на сто персон, -- подсчитал Хамми.
        -- Не жадничай, -- сказал Сергей и спросил: -- Что слышно?
        Хамми высыпал все формулы и раскладки в его голову.
        -- А проще нельзя? -- спросил его Сергей.
        -- Проще пареная репа, -- парировал Хамми, не оставляя надежд Сергею, потом добавил: -- Элайни ждёт тебя к обеду.
        Сергей поднял брови, потом спросил:
        -- А ей как сказал?
        -- Ей сказал проще, -- ответил кот, подняв хвост.
        -- Хитрый жук ты, а не кот, -- констатировал Сергей. Но домой шагал бодро. "Вот, таким образом, дождёмся", -- подумал Хамми, рассчитывая, на сколько дней хватит этой бодрости.
        ***
        Когда Маргина и товарищ Тёмный пришли к Байли, чтобы сообщить о своих планах на совместную жизнь, то были весьма удивлены, так как оба, от новизны своих любовных ощущений, не потрудились проверить симпотами настроение их дочери, и застали её в постели с Хенком. Две смущенные пары не знали, как разойтись в этом случае, тем более что товарища Тёмного не видели в виде чернокожего красавца, поэтому Маргина его представила:
        -- Знакомьтесь, это товарищ Тёмный.
        -- Мы, кажется, знакомы, -- лукаво заметила Байли, и товарищу Тёмному пришлось покраснеть, но цвет кожи его не выдал.
        -- Мы будем вас ждать в столовой, -- сообщила Маргина, дипломатично покидая спальню дочери. Собственно, им с Тёмным еда ни к чему, но традиции нужно соблюдать. Усевшись чинно за стол, они увидели огненную надпись в воздухе: "С добрым утром, мама", -- которую игнорировали, дожидаясь Байли и Хенка. Те, наскоро одевшись, едва приползли в столовую, так как совсем не выспались, и, собираясь наскоро перекусить, хотели возвратиться в постель, благо никто не неволил их расписанием жизни.
        "С добрым утром, проказница Фатенот!" -- приветствовала их огненная надпись над входом, чем привела Байли и Хенка в смущение, так как постигнуть глубокий смысл надписи они не могли, и соотносили её с собой. Пока они ели, Маргина и Тёмный потягивали из высоких бокалов воду, ожидая окончания их трапезы.
        Приняв данное молчание, как прелюдию к разговору, Хенк и Байли ломали голову над тем, что им собираются сказать. Вины за собой они не чувствовали, поэтому считали, что разговор касается будущего Маргины и Тёмного. Выбор мама Байли в любом случае одобрила бы, тем более, ей и Мо, и товарищ Тёмный импонировали. Поэтому она с лёгким сердцем ожидала, что скажет Маргина.
        -- Покушали? -- спросила Маргина, когда они сонно откинулись на высокие спинки стульев. Увидев утвердительные кивки, она продолжила:
        -- Мы с товарищем Тёмным будем жить вместе.
        Байли и Хенк захлопали в ладоши, считая, что аплодисментами они одобряют союз. Столь ясное единогласие, насторожило Маргину, и она спросила: -- Вы проснулись?
        Она окинула их взглядом и добавила:
        -- Если не проснулись, то поспешите, так как вы улетаете домой.
        Байли и Хенк, открыв от удивления рот, по-настоящему проснулись, когда в воздухе появилась надпись: "Фатенот никуда не летит, она находится у себя дома".
        -- Конечно, Фатенот останется дома, -- сказала в воздух Маргина, а сама шепнула Байли: -- Дай мне браслет.
        Байли, ничего не поняв, сняла с руки браслет из серого металла, украшенный полупрозрачными камнями из селенита и протянула его Маргине. Та надела его на руку и посмотрела на Хенка. Поняв её с полувзгляда, Хенк вытянул из кармана перстень с голубовато-зелёным амазонитом и надел его на палец Маргины.
        -- Гости уже засиделись и маме пора домой -- сообщила Маргина, и бросила товарищу Тёмному: -- Тёма, проводи.
        Тёма, он же товарищ Тёмный, проводил Хенка и Байли, положив им на плечи свои чёрные ладошки. Надпись в воздухе радостно сообщила: "До свидания, мама!" -- подтвердив тем самым любовь Харома к тёще. Онемевшие Байли и Хенк быстро двигались по саду, сопровождаемые товарищем Тёмным, пока не добрались до стенки купола, за которой на них со всех шести глаз смотрел змей. Товарищ Тёмный приклеился к прозрачной стенке и образовал из себя круглую раму, в которой, вместо картины, образовалась дырка. Змей, не долго думая, засунул все три головы в отверстие и захлопал от умиления влажными глазами: -- Хенк! Байли!
        -- Дайте людям выбраться, -- сказала лошадиная голова, появившаяся на раме. Змей быстро исчез, принимая Байли на той стороне. За Байли выбрался и Хенк, а товарищу Тёмному выбираться не пришлось, так как он сам являлся дверью.
        -- Улетайте домой, -- помахал им рукой товарищ Тёмный, приобретая человеческий вид, а сам, попрощавшись, отправился во дворец, где его ожидала Маргина.
        -- Прощай, любимая! -- сказал товарищ Тёмный, прижимая Маргину к груди. Они слились в плотном поцелуе, вливаясь друг в друга, соединяясь между собой оболочками в одно целое.
        "Не смей целовать мою невесту!" -- беспомощно взывал к ним Харом, не имея возможности отделить одну плоть от другой, не повредив свою Фатенот. Правда, его огненные слова никто не видел, так как чужая невеста занималась своим прямым делом - соблазняла своего жениха.
        Когда они немного расклеились, товарищ Тёмный назидательно сказал:
        -- Жди меня и я вернусь! -- и направился к выходу.
        "Скатертью дорога!" -- дружелюбно пожелала огненная надпись. Когда товарищ Тёмный черной молнией сиганул вверх, он почувствовал приложенное к нему внешнее ускорение, которое помогло ему пробить головой серебристые облака и выйти в открытый космос.
        А Маргина подошла к окну, провожая взглядом пенящийся белым конденсационный след от товарища Тёмного, и пожелала ему успеха, вплетая в его симпоты свои ощущения.
        "Я с тобой, моя Фатенот!" -- изрекли огненные буквы, но чужая Фатенот была далеко и с другим.
        
        ***
        Чери, получив назад своего Дуклэона живым и невредимым, возрадовалась сверх всяких мер и поблагодарила богов фрей за дарованное счастье. Она гладила по голове вырывающегося Дуклэона, пытаясь оградить его от ещё не возникших опасностей, не понимая, что отпрыску её любовь до клотика на мачте и ему хочется к другим кучкующимся рядом детям.
        Леметрия разрывалась между своим любимцем, Дуклэоном, и так неожиданно появившимся Витером, с которым она сумбурно пыталась наладить связь, но он, почему-то, больше оглядывался на Перчика, чем на неё. К тому же, появившаяся племянница Перчика, Марго, требовала внимания, так как её родители находились неизвестно где и ребёнок нуждался в том, чтобы его приголубили. Кроме того, дочь Байли, Марэлай, оказалась с ними, ожидая возвращения отца и беспокоясь за свою мать, находящуюся неизвестно где, поэтому тоже нуждалась во внимании к ней.
        Молчавший Туманный Кот, слизывая тревожные симпоты мамаш, затеял с детьми игру в прятки, чем привёл их в восторг, но добавил тревоги Чери и Леметрии, которые боялись, что их чада ненароком свалятся с высокого постамента статуи Харома.
        Появившаяся флаэсина, управляемая Фогги, добавила всем хорошего настроения, и стоило кораблю приземлиться возле громадной статуи Харома, как все быстро забрались на борт. Возле подножия статуи остался одиноко стоящий Витер, который, пересиливая себя, улыбался и молчаливо смотрел.
        -- Витер, -- воскликнула Леметрия, -- что же ты стоишь?
        Витер ещё колебался, но Перчик протянул руку и мальчик, радостно за неё ухватившись, перелез через борт. Был уже вечер, но никто не захотел оставаться ночевать на Земле Харома, поэтому Фогги поднял флаэсину и медленно двинулся на запад, за солнцем, которое, посветив немного, спряталось за высокими горами, освещая только небо. Чтобы не рисковать ночным полётом, Фогги приземлился на воду и решил дождаться рассвета в океане, на отмели, где сюрпризов не предполагалось. Брошенный им якорный камень, размотав верёвку в человеческий рост, достиг дна.
        "По крайней мере, здесь мелко", -- подумал Фогги, успокаиваясь.
        Дети и Леметрия с Чери поместились в каюте, а Перчик и Фогги остались на палубе, договорившись дежурить по очереди. Но, как обычно бывает, Перчик, согласившийся дежурить первым, утомлённый путешествием, безмятежно заснул вслед за Фогги.
        Проснулся он оттого, что флаэсину болтало на волнах, а вдали раздавались громкие шлепки. Фогги, опершись на борт, стоял, расставив ноги, и смотрел куда-то вдаль.
        -- Что случилось? -- спросил Перчик, как будто не он должен был стоять на вахте и все знать. Взглянув на небо, он увидел падающие огни, которые с шипением плюхались в океан. Некоторые падали так близко, что Перчик опасался за флаэсину и своих спутников: как бы их не накрыло таким камушком. Через некоторое время Перчик и Фогги успокоились - падение горящих камней прекратилось.
        -- Вероятно, на Глаурию вновь упали двойники, -- сам себе объяснил Перчик.
        -- Какие "двойники"? -- не понял Фогги, не имевший возможности наблюдать амомедаров. Перчик принялся рассказывать, понимая, что время до утра хватит, так как лучше бодрствовать при такой ситуации. Не успел он закончить рассказ, как услышал:
        -- Что это такое?
        -- Витер, ты почему не спишь? -- спросил Перчик, увидев Витера, выглядывающего из каюты.
        -- Что это такое? -- снова спросил Витер, показывая на небо. Перчик и Фогги оглянулись и увидели длинные светящиеся серебристые облака, которые выныривали из океана и тянулись по небу вверх, смешиваясь со звёздами. Через некоторое время за ними с грохотом взметнулись к небу одинокие, ярко горящие звёзды. Так как им никто не объяснил, что серебристые облака это те же амомедары, а следующие за ними звёзды - барберосы, поднимающие своё стадо с Глаурии, то Перчик и Фогги остались в неведении, так же как и ожидавший объяснения Витер.
        Вынырнувший недалеко от них решка Тот, недоумевая, с удивлением наблюдал флаэсину, даже не подозревая, что его маленькие друзья находятся здесь, а божество решек, Туманный Кот, лежит в каюте рядом с Марго и с удовольствие записывает в свои глифомы всё, что ей снится, пополняя свою волшебную коллекцию впечатлений.
        Больше до утра ничего не случилось, поэтому, как только загорелся восток, Перчик поднял флаэсину в воздух и направил её к берегам Страны Маргов и Фрей, туда, где под солнцем светились высокие горы. Все остальные на флаэсине ещё спали, и Перчик не собирался их будить, полагая, что сон самое лучшее лекарство от пережитых стрессов.
        
        ***
        Не все барберосы подняли свои стада в воздух, отправляя в космос превратившихся в светящуюся паутину амомедаров. Барберосы, наблюдая свои стада из космоса, ожидали, когда они насытятся энергией и увеличат свою плоть, а если местные Хранители не будут возмущаться, то спешить совсем ни к чему.
        Те из барберосов, которые пасли амомедаров на Земле Харома и Земле Фатенот, заметили их волнение, которое, обычно, возникало в случае неблагоприятных условий или присутствия Хранителей. Поэтому они опустились вниз и подняли стада в воздух, отправляя их в космос. Хенк, когда находился возле Эссенариума, видел удаляющихся барберосов, угонявших светящиеся облака амомедаров.
        Что же касается Страны Маргов и Фрей, то здесь для амомедаров было раздолье. Жители деревень, видя свои копии, тихонько мигрирующие невдалеке, относились к странным фигурам настороженно и, даже, враждебно, но видя, что амомедары не пытаются им навредить, привыкли и уже не обращали внимания на их неподвижные фигуры, впитывающие энергию, идущую из-под земли.
        Возле дома Манароис собралось целое стадо Манароис и если бы этим всё кончилось, то Манароис не возмущалась бы, так как она всегда знала, где находится настоящая Манароис. Но противные амомедары скопировали коров Манароис и данное обстоятельство выводило Манароис из себя. Когда наступило время обеденной дойки, то вокруг дома Манароис ревело целое стадо не доеных коров, а она садилась под одну корову, вторую, но в ведре не добавилось ни одной капли молока, как ни мяла она коровьи соски.
        Всегда немного отстранённая, Манароис изменила своим привычкам и бурно выражала своё мнение о коровах и амомедарах, желая им очень короткой жизни, а их сиськи пусть сосут лающие домашние животные.
        Мо, опустившись за домом, спешил к своей Манароис, чтобы обрадовать её своей свободой, но был тут же скопирован амомедарами, которые толпой спешили к стаду коров и толпе Манароис. Если Мо не заблуждался насчет двойников Манароис, то она обилием Мо была не обрадована, а огорчена. По этой причине она каждому Мо отвесила по крепкой пощечине, совершенно отбив себе ладони, а настоящий Мо, стоял перед ней и недоумевал по поводу её ярости.
        Отважившись пустить в неё свои симпоты, Мо застыл от ужаса, восприняв её настроение и желание убить всех Мо вместе с коровами в придачу. Он более романтично представлял встречу с Манароис после своего отказа от Маргины и теперь, рассерженный на амомедаров сверх всякой меры, решал, что с ними делать.
        Разорвать амомедаров на части не имело смысла, так как они соберутся из кусков, как ни в чем не бывало. Жечь их огнем тоже не резон, так как их кремниевая основа, не боится даже огромных температур. Оставалось только забросить их куда-нибудь подальше. Манароис, сидящая на крыльце, с удивлением увидела, как один Мо, схватив в охапку с десяток бурёнок, взвился в воздух и исчез за горизонтом.
        "Я думала, что Мо меня любит, а ему мои коровы приглянулись", -- огорченно констатировала Манароис, провожая взглядом и Мо, и бурёнок. Между тем, порожний Мо возвратился назад и снова сгрёб кучку коров вместе с несколькими Манароис. Как и прежде, сиганув вверх, Мо пропал, и Манароис немного растерялась, не понимая, что он делает. Когда он снова возвратился и подхватил всех Мо, она счастливо улыбнулась, понимая, что Мо освобождает её от всех ужасных двойников. "Как бы он и меня не прихватил?!" -- с опаской подумала она, но сразу же расцвела, понимая, что Мо не спутает её ни с кем. Чтобы совсем развеять сомнения, она окликнула его:
        -- Мо!
        -- Что, милая? -- с готовностью откликнулся Мо, и Манароис стало во всех отношениях хорошо.
        -- Тебя ожидать? -- спросила она, затаив дыхание.
        -- Я вернулся к тебе навсегда, -- сообщил ей Мо, набирая в охапку всех без разбора: и несколько Мо, и парочку Манароис, и коров.
        Не только Манароис наблюдала, как Мо перемещает амомедаров. Семейство древнего рода барберосов во главе с её нынешним владыкой, именуемым Бандрандос с эпитетом "гадкий" внимательно наблюдало за своим стадом и как только увидело, что их амомедарам чинятся пакости в виде бесцеремонного удаления от ареала их кормёжки, то сразу же яркими звёздами на дневном небе полетели вниз.
        Манароис, обрадованная возвращением Мо, а ещё больше его трудолюбием на ниве очистке её территории от всякой гнусности, с опаской смотрела на летящие прямо к её дому раскалённые небесные камни. Выбросив перёд собой ураган пламени, и затормозив перед самой землёй, барберосы каменными глыбами выплыли из облака пыли, поднятого ими, и направились к Мо, который снова вернулся за очередной порцией хлама.
        -- Ты почему моим стадом кидаешься? -- обдавая гарью, мысленно произнёс Бандрандос, а остальные барберосы угрюмыми скалами окружали Мо.
        -- Я запрещаю тебе и твоим амомедарам здесь находиться, -- сказал Мо, ощупывая симпотами барбероса.
        -- Ты не хранитель этой планеты, -- сказал ему Бандрандос, -- поэтому мне безразличен твой запрет.
        Формально он был прав, а обращаться к Маргине, официальному Хранителю планеты Глаурия, в данную минуту Мо совсем не хотелось, да и неизвестно, что бы она сказала своему бывшему возлюбленному. Поэтому Мо принял самое простое решение: набросил сетку на Бандрандоса и начал её стягивать, одновременно блокируя все симпоты барбероса.
        Чувствуя ответную сокрушительную силу, Мо, застыл, ожидая, когда Бандрандос станет уязвим, так как могущество любого Хранителя намного превышает возможности космического кочевника. Но за этими манипуляциями Мо пропустил, бесчестный поступок: его облепили все оставшиеся родственники Бандрадоса, накидывая на него паутину сеток, к тому же, подоспевшие амомедары, по приказу своих хозяев, облепили его коконом, в котором увязли все его симпоты. Сопровождаемый мерцающими облаками амомедаров, туманный кокон поднялся вверх, унося Мо в космическое пространство.
        Манароис стояла у дома, смотрела на серебристые облака, похитившие Мо, а по её лицу текли ручейки слёз - не успев приобрести, она потеряла своё счастье. Оставшиеся коровы безнадёжно мычали, так как уже не надеялись, что кто-нибудь захочет их подоить. Размазывая ладошкой слёзы на покрытом гарью лице, Манароис взяла деревянное ведро и, погружаясь в свои грустные мысли, угрюмо пошла в направлении бурёнок, обиженно на неё взирающих.
        ***
        В то время как Мо, бывший возлюбленный Маргины, опутанный амомедарами, болтался в космосе, другой её возлюбленный, товарищ Тёмный, стоял под кольцом репликации. Кольцо окуталось голубым туманом, и товарищ Тёмный исчез с планеты Глаурия. Маргина, находящаяся во дворце Эссенариума, проследила его до станции репликации и с сожалением вздохнула. Она не знала намерений товарища Тёмного, но надеялась, что его слова, брошенные на прощанье, исполнятся и он вернётся к ней.
        Нежная грусть, окутавшая её симпоты, настроила её на лирический лад и Маргина с легкой ностальгией вспомнила Мо, этого подлеца, враля и самого гадкого Хранителя, которого стоило поджарить и сжечь, а пепел рассеять в космосе. Напоминание о Мо возбудило в Маргине вспышку ярости, унося приятные вспоминания о товарище Тёмном.
        Непроизвольно брошенные симпоты обнаружили Мо, к удивлению Маргины, там, где она пожелала, в космосе, вдали от планеты Глаурия. Сопровождавшие его барберосы напомнили Маргине недавние их нашествие, и она, невольно, подумала: "Подходящая компания для обманщика и ловеласа". Представив себя, как Мо влюбился в какую-нибудь барбероску, Маргина рассмеялась, вновь вернув себе хорошее настроение.
        Покопавшись в глифомах, она извлекла для себя образ незабвенного товарища Тёмного, стоящего голым в её комнате, и, загрузив свои симпоты, погрузилась в истому.
        Товарищ Тёмный, в эту сладкую для Маргины минуту, стоял под кольцом репликатора на планете Глаурия и сопровождал своими симпотами бывшего любовника Маргины. Видя нелепое положение Мо, он, несмотря на свою благожелательность к другим, решил использовать ситуацию с Мо на благо Маргины. С такими светлыми мыслями о благе своей любимой, товарищ Тёмный включил репликатор и через мгновение оказался на планете Деканат. Стряхнув с себя голубые искры тумана, окутывающие остывающий репликатор, товарищ Тёмный в образе вороного коня вышел из цилиндра здания репликации.
        Вспомнив лошадиную ипостась, товарищ Тёмный ущипнул пук сочной травы на лужайке перед зданием репликации и, вскинув задние ноги, немного побегал, наслаждаясь жизнью. Мимоходом подумал, что в следующий раз предложит Маргине стать лошадью и ощутить то, что чувствует он сам.
        Сад, который окружал станцию и лабораторию, немного потерял свою стройность, так как за ним, вероятно, никто не присматривал. Кустарники, не подвергаясь репрессиям садовника, выбились из рядов, распространяясь, кто куда хочет, внося в культурную структуру сада житейскую неожиданность. Что уже говорить о родичах кактуса Опунция Вульгаруса, которые, благодаря профессору Бартазару Блуту, имели возможность передвигаться по всему саду и заполнили все свободное пространства.
        "Непорядок!" -- подумал товарищ Тёмный и, раскинув свои симпоты, обнаружил в здании лаборатории Рохо и Онтэинуолу. Рохо был местным Хранителем, поставленным совсем недавно самим товарищем Тёмным. Он был создан искусственно Блуждающим Нефом, Хранителем планеты Гренааль.
        А Онтэинуола, для друзей просто Онти, когда-то была обыкновенной девочкой и чуть не погибла, но, благодаря Рохо, приобрела часть его тела в которую он поместил её душу. Она стала такой же, как все Хранители и тем же товарищем Тёмным была назначена Хранителем на планету Контрольная. К тому же, благодаря приемным родителям Доностосу Палдору и Полинии, была назначена почётной королевой Королевство Армильйон при здравствующем короле Ладэоэрне.
        Сказать по правде, Онти удрала со своей планеты к Рохо, с которым чувствовала себя естественно и комфортно, хотя тот питал к ней чувства совсем не детские. Если считать по годам, то они находились в том возрасте, когда любовь и приключения составляют основу жизни, но так получилась, что детская душа Онти попала в оболочку Хранителя рано, не испытав до этого данных чувств и зная о них понаслышке.
        Что же касается Рохо, то его искусственное происхождение совсем не предполагало никакого опыта в данной области, а его создателя, Блуждающего Нефа, совсем не заботила неосведомлённость его чада с этой стороной жизни.
        Появление товарища Тёмного они обнаружили сразу, и оно внесло в их жизнь приятное непредсказуемое начало. Они тут же, прямо через окно, спрыгнули в сад и бросились навстречу вороному коню. Их знакомство с Координатором Тёмным было коротким, но ярким. Воспоминание о коне-Хранителе до сих пор будоражили жителей планеты Контрольная, превращаясь в легенду о Справедливой Лошади, видящей всё и приходящей на помощь нуждающимся.
        В некоторых местах построили храмы, в которых поклонялись культу Лошади, а на её портрет молились страждущие. Напоминанием о товарище Тёмном, высилось огромное, из чёрного базальта здание дворца в столице Тракии, Хлории, в котором никто не жил. К нему носили свои дары ваду, жители Тракии, которых создал Блуждающий Неф. Здание, спроектированное и построенное товарищем Тёмным для комфортной тюрьмы Блуждающего Нефа, никогда в нём не жившего, было последним штрихом в его инспекционной поездке на планету Контрольная.
        -- Тёмный, ты в гости? -- спросила Онти, радостно обнимая его и ощупывая симпотами.
        -- Нет, я по делу, -- весело сообщил ей товарищ Тёмный, потом добавил: -- Кстати, тебе привет от Маргины.
        -- От мамы! -- воскликнула Онти, всегда считавшая Маргину своей матерью, и разочарованно спросила: -- А она, что, не прилетела?
        -- К сожалению, она выполняет одно важное задание Кольца, но помнит о тебе и любит.
        Онти повисла на шее коня, поглаживая его гриву, и товарищ Тёмный по достоинству оценил этот жест, обнимая её симпотами.
        -- А где Мо? Он что, с ней? -- спросила Онти и увидела смущение товарища Тёмного.
        -- Товарищ Мо живёт с другой женщиной, -- с внутренней радостью сообщил товарищ Тёмный. Онти, услышав ответ, подозрительно спросила: -- А кто живёт с моей мамой?
        -- Я, -- коротко сообщил товарищ Тёмный, а Онти ошарашено смотрела на коня, и, даже, невозмутимый Рохо окинул взглядом товарища Тёмного.
        -- Такого? -- бестактно спросила Онти и добавила: -- Не может быть!
        Как будто Мо в образе кота лучше товарища Тёмного в образе вороного коня! Но товарищ Тёмный не обиделся, а, наоборот, с гордостью сказал:
        -- Она полюбила моё естество и нашла его прекрасным!
        -- Она полюбила твоё естество в таком виде? -- недоумевала Онти, всё ещё беря за основу человеческие отношения.
        -- Она любит меня всякого, -- уклончиво ответил товарищ Тёмный, полагая, что Маргина полюбит его и в лошадином обличье.
        -- А что ты тут делаешь? -- спросила Онти, меняя тему и собираясь на досуге поговорить с Рохо обо всём, что он знает о любви Хранителей. Правда, она сомневалась, что у Рохо в этой области познаний больше, чем у неё, но хотелось услышать его мнение в данном вопросе.
        -- Мне нужно в одно место, -- загадочно ответил товарищ Тёмный и Онти сразу же его обрадовала.
        -- Мы тебе поможем.
        Товарищу Тёмному помощь не требовалась, но от общества друзей Маргины он не мог отказаться. Поэтому, навострив крылья, они поднялись в воздух. Впереди, крылатым вороным Пегасом, летел товарищ Тёмный, а за ним, по бокам, Рохо, в виде лебедя, и Онти, в виде маленького глея.
        По пути им попалось несколько глеев, которые, увидев Онти в компании летающего коня и лебедя, подумали, что Онти-глее угрожает опасность и преследовали их некоторое время, пока Онти не подлетела и дала себя понюхать. Убедившись в бутафории, глеи разочарованно повернули назад, оглядываясь иногда, чтобы убедиться в своей ошибке и скоро исчезли с поля зрения.
        Так как никто не спешил, то к месту, куда стремился товарищ Тёмный, они попали ближе к вечеру. В лучах заходящего солнца между невысокими зелёными холмами блеснуло большое озеро, округлой формы, посередине которого находился зелёный остров, точно зрачок огромного глаза, рассматривающего небеса.
        Вероятно, он не увидел приближающуюся к нему тройку крылатых существ, так как ничто не шелохнулось на голубой глади озера, а на острове даже деревья не шелохнулись в вечерней тишине.
        Когда подлетели ближе, то на западной стороне острова летевшие увидели горящий желтым песчаный бережок, который тянулся в направлении невысокого здания, окруженного со всех сторон каменной стеной в человеческий рост. Здание строили из такого же камня, как и стену, его окружающую, а из украшений имелась круглая башенка, точно по прихоти, одиноко поднимающаяся вверх.
        В нижних окнах, несмотря на день, горел колеблющийся свет, говоря о том, что в здании был кто-то живой, и туда, во внутренний дворик здания, направился товарищ Тёмный, раскинув крылья, как парашют. Онти и Рохо опустились вслед за ним, едва успев притормозить крыльями. Несмотря на то, что Рохо был хранителем планеты Деканат, в этом месте он никогда не был, что уже говорить о Онти, которая дальше сада при лаборатории носа не показывала.
        Остановившись перед крыльцом и повернув лошадиную голову, товарищ Тёмный им сообщил:
        -- Что бы ни случилось - молчите в тряпочку!
        Онти и Рохо молчать в тряпочку не умели, но надеялись, что с помощью товарища Тёмного, научатся. Товарищ Тёмный стукнул копытом по круглому булыжнику дорожки, ведущей к калитке в каменном заборе, и Онти с удивлением увидела, как солнце пошло вспять, быстро пробежав по небу, за ним, блеснув звёздами, пробежала ночь, и снова солнце возникло на западе и вернулось назад, на восток. Бег дней и ночей ускорился и превратился в серое безвременье, при свете которого даже вороной цвет товарища Тёмного превратился в серый в яблоках. Онти отключила глаза, так как от мелькания у неё разболелась несуществующая голова, и раскинула симпоты осматриваясь.
        Они мчались в каком-то мощном потоке, прочерченном миллиардами нитей, отчего весь поток ярко светился, двигаясь в окружающем ничто, темнее которого только смерть. Онти увидела черточку Рохо, рисующую замысловатую ниточку, яркий канат товарища Тёмного и только хотела окунуться в световой волне, как движение начало замедляться, распадаясь яркими черточками.
        Открыв глаза, она увидела, что наступил день, а товарищ Тёмный, прямо у неё на глазах, превратился в молодого очень загорелого человека томной наружности, который открыл входную дверь, бросив им через плечо:
        -- Следуйте за мной и молчите.
        "Хорошо, хоть не в тряпочку", -- подумала Онти, опасаясь, что товарищ Тёмный сделает ещё какой-нибудь фокус. По ступенькам, освещённым единственным окном, они поднялись к следующей двери, которую товарищ Тёмный открыл и томно продекламировал:
        -- Совсем смущён, мадам, что я посмел сейчас,
        в столь раннюю пору, побеспокоить вас!
        -- Ты снова говоришь стихами, Барти? -- услышала Онти грудной голос.
        ***
        Странник[26] затаился за планетой Эраннер, вращающейся вокруг солнца Глаурии, называемого Горне. Эраннер, в отличие от Глаурии, не отличался разнообразием жизни, а его пустынный, безжизненный шарик располагался на орбите, удалённой от Горне намного дальше, чем Глаурия. Странник давно следовал за стадами барберосов, не очень им досаждая и подбирая отставших амомедаров, поэтому попыток его отогнать не применялось.
        Странники представляют собой бессмертные димензиальные структуры материи, не подчиняющиеся правилам Кольца и живущие сами по себе, как им заблагорассудится. Обычно, они существуют поодиночке и скрытно, но иногда, вопреки всему, могут плыть в космосе на виду у всех, ничего не боясь, а ещё хуже, если они объединятся в группу. Тогда их опасаются даже Творцы, так как их общие силы могут превышать любую одинокую сущность в космосе. Их ряды пополняются Хранителями, Наблюдателями и, даже, Созидателями[27] и Творцами, которые, по каким-либо причинам рассыпались на первообразные элементы, теряя своё эго, а потом собираясь в новое.
        Поскольку у Хранителей и всех высших видов димензиальных структур выше головы хватало проблем, которые нужно решать, то на наличие Странников закрывали глаза, как будто их не существовало, а последние не очень старались попадаться на глаза, удовлетворяясь жизнью отрешённой и событиями не богатой. Однажды поднимался на Кольце вопрос создания мобильной группы Творцов, чтобы отлавливать Странников, но тут же следовало задуматься о том, куда их девать, ведь галактики они не рушили и формально задерживать их не имели права.
        Очень часто Странники преследовали стада барберосов, воруя у них парочку амомедаров и скрываясь потом, чтобы наедине поглощать кристаллические нити амомедаров и ощущать своими симпотами странные и неповторимые колебания, вызывающие у любого, кто отведал амомедаров, сказочные неповторимые образы, сравнимые с галлюцинациями у людей.
        Возможно, такое происходило потому, что амомедары представляли собой коллективное подобие разума его составных частей, которые, как одиночные вирусы, соединялись в серебристые цепочки в пяти измерениях, чтобы из них собраться в трёхмерный подражаемый образ. Все ощущения, записанные двойником копируемого существа в серебристые нити, мог прочувствовать любой, кто съедал амомедара, к тому же соединённые не последовательно, а в хаотичном порядке, отчего образы были такими странными.
        Семейство барберосов во главе с Бандрандосом лениво гнало своё серебристое стадо амомедаров, медленно удаляясь от Глаурии. Кокон, с заключённым в нём Мо, тяжело тянулся позади, опутанный тонкими блестящими нитями амомедаров, которые соединялись в тугие струи, устремляясь вперёд и увлекая за собой спелёнатого Мо.
        Он, прекрасно себя осознавая, не мог раскинуть свои симпоты, натыкаясь на миллионы нитей нескольких десятков амомедаров, которые переплетались между собой, образуя вокруг Мо плотную оболочку, через которую не могло проникнуть ничто. Ему оставалось ждать, когда его распеленают, чтобы потом, освободившись, использовать всю свою мощь для ответного удара.
        Сам Бандрандос замыкал оцепление стада, разбросав свои симпоты вокруг и внимательно наблюдая за окружающим пространством, чтобы, в случае чего, успеть отразить любую атаку. Впереди, перед стадом, двигались часто сменяемые барберосы, которые, кроме защиты стада, внимательно осматривали симпотами окружающий мир, ища, куда можно приземлиться и накормить стада эмоциями.
        Странник, увидев, что барберосы тянут какой-то кокон, очень им заинтересовался и ненавязчиво бросил свои симпоты, пытаясь выяснить, что внутри, но ничего определить не смог. Совсем не расстроившись, Странник поразмышлял несколько прасеков и забросил свои симпоты далеко вперёд перед стадом, размещая там, в восьмом измерении, облако морока со сторожевой меткой, которое блокировало все симпоты, делая их бесполезными. Стоили попасть туда барберосам, срабатывала метка, и они оставались там слепыми и беспомощными на некоторое время. Этого времени достаточно, чтобы Странник схватил, что плохо лежит, и утащил в укромное место за планетой Эраннер.
        Барберосы и амомедары медленно погружались в его ловушку, ничем не беспокоя остальных, на что Странник и рассчитывал. Но в этот раз старый Бандрандос что-то учуял и остановился на границе морока, несмотря на то, что его стадо уже погрузилось в бесчувственный туман. Странник, увидев незапланированную заминку, мгновенно переместился из своего лежбища и толкнул Бандрандоса в морок, а сам схватил остатки серебряных нитей и потянул амомедаров, вместе с коконом к себе, на планету Эраннер.
        Закрепив похищенное в природной каверне на дне потухшего вулкана и заглушив все свободные симпоты амомедаров, Странник отделил одного из них и медленно, по кусочкам, поглощал, как сахарную вату. Отключая свои симпоты от окружающего мира, чтобы его не обнаружили, Странник замер, наслаждаясь сладостью проглоченных образов и эмоций...
        ***
        Когда дети проснулись, Перчик уже видел впереди реку Лею, которая в этом месте начинала петлять, собираясь окунуться в водах озера Винос. Устроили завтрак на палубе, разослав на досках скатерть, а после него дети, соскучившись по незамкнутому пространству, сгрудились у бортов флаэсины, рассматривая раскинувшийся под ними пейзаж. Река Лея, в этом месте широкая и полноводная, разлилась, как море, так что противоположный берег едва проглядывался. Поднимающиеся по обе стороны реки горы, очень высокие, скрывали находящееся за ними пространство. Не удивительно, что жители Страны Маргов и Фрей, которые предполагали, что за горами нет ничего, кроме снега, так ошибались.
        Когда миновали Лею, Леметрия, чтобы немного развлечь детей принялась рассказывать, как она попала в сети мальвии, тем более, они как раз подлетали к тому месту, где это произошло. Рассказанное, несмотря на то, что для Леметрии всё закончилось хорошо, вызвало у детей неподдельное беспокойство и заставило их всматриваться в любое летящее существо, будь то птица или подхваченный ветром листочек, чтобы заметить экзотичное растение в виде зонтика.
        -- Вон она, -- сказал Витер, ни к кому конкретно не обращаясь.
        -- Кто? -- не поняла Леметрия.
        -- Мальвия, -- напомнил Витер, показывая пальцем куда-то в сторону.
        Леметрия присмотрелась и увидела характерный зонтик мальвии, отчего обеспокоилась: мальвия ей говорила, что она выбирает только больных. "Может среди нас кто-то больной?" -- подумала Леметрия, пугаясь. Но зонтик, точно попрощавшись, качнулся и медленно уплыл в сторону.
        Догнавшие их Байли и Хенк, пересели на флаэсину, а змея пустили в свободное плавание, которое он использовал по своему усмотрению: не поленился и возвратился к океану, где устроился на отмели ловить рыбу, отъедаясь впрок.
        Три собравшиеся на флаэсине семьи обещали сделать возвращение не скучным, что же касается детей Марэлай, Марго, Дуклэона и Витера, то они давно нашли общий язык и беспечно носились по флаэсине, пугая взрослых своими шалостями. Попытки Перчика и Байли расспросить Марго о её родителях, Элайни и Сергее, многого не дали, так как такие разговоры были скучны девочке, и она с большим интересом наблюдала за играми остальных детей. Оставив её в покое, Перчик и Байли решили, что по возвращению Маргины расспросят её, как возвратить Элайни и Сергея домой, на Глаурию.
        Туманный Кот, на которого никто не обращал внимания, не стал делиться информацией о Сергее и Элайни, которую давно выудил из головы Марго, а тоже предпочёл, чтобы об этом рассказала Маргина.
        Двигаясь от Леи между вершинами гор в направлении городка Ута, они спокойно долетели бы до Боро, если бы в разговоре Леметрия не вспомнила о Манароис и её пророческих словах. Чери как подменили: она решительно приказала Фогги, который был за рулём флаэсины, чтобы он летел не в Боро, а повернул к дому слепой провидицы, Манароис. Попытки её уговорить ничего не дали, и Фогги, извиняясь перед остальными, повернул штурвал и направил воздушный корабль в сторону дороги между гор на Ену и дальше, до Борото.
        Впрочем, никто особо не расстроился, тем более, что Байли и Леметрии, как женщинам, было интересно ещё раз посмотреть на Манароис - женщину, к которой переметнулся Мо, оставив Маргину, и рассмотреть, что он в ней нашёл. Что же касается Фогги и Хенка, то они с удовольствием рассматривали окружающие горы на наличие признаков металлов, в основном меди, и иногда зависали у какой-нибудь скалы, откалывая образцы и тщательно их пакуя.
        В Ене они остановились, чтобы набрать колодезной воды, а то запасы давно кончились, а впереди, до самых истоков Леи их ожидала степь. Хенк и Фогги не преминули заскочить в местный совет, оставив Перчика с женщинами, чтобы они занялись водой. Байли, оставив остальных, ушла вместе с Марэлай на местный рынок, откуда вскоре вернулась с большой корзинкой фруктов для детей, которую едва припёрла.
        Чери своего Дуклэона не отпустила с Байли, как тот не пытался, поэтому к возвращению Байли и Марэлай стоял надутый, как откормленный гусь, но от угощения не отказался, вгрызаясь зубами в сочную грушу. Перчик вместе с Витером носили ведром воду из ближайшего колодца, наполняя небольшую кадушку, стоящую в углу каюты.
        А Леметрия вместе с Марго, взявшись за руки, ходили вдоль улицы, рассматривая дома из камня, крытые сланцем, и жителей городка. Собственно, рассматривала Марго, так как для неё в диковинку видеть такое количество домов и людей. У себя, в древней Фаэлии, она, кроме домочадцев да нескольких крестьян, никого не видела, а близлежащая деревня была далеко и она ни разу там не была.
        Хенк и Фогги вернулись тоже не с пустыми руками, каждый оттягивая руки двумя корзинками, в которых были те же фрукты и еда на дорогу. Быстро погрузившись на флаэсину, они поднялись в воздух. В каюте обедать было тесно и неуютно, поэтому снова расположились на палубе, кружком усевшись вокруг разложенных яств на скатерти. Марго все время смотрела на Туманного Кота, который глотал слюнки, погружаясь симпотами во всех подряд за столом. Не вытерпев, она спросила у Леметрии, возле которой она сидела:
        -- Почему коты ничего не едят?
        Видя в жизни всего двух котов, Хамми и Туманного, Марго сделала очевидный вывод, так как никогда не видела, чтобы Хамми что-нибудь кушал.
        -- Ты имеешь в виду Туманного Кота? -- спросила Леметрия, наклоняясь к Марго, но её с ответом опередила Марэлай:
        -- Потому что он ненастоящий! -- сказала она и посмотрела на Туманного Кота.
        -- Неправда твоя, -- не согласилась Марго, -- они настоящие.
        -- Да, нет же, -- возразила Марэлай и повернулась к коту: -- Скажи, Туманный.
        -- Я - настоящий, -- возразил Туманный Кот и переплыл по воздуху на колени Марго, которая тут же стала его гладить. Марелай собиралась поспорить, но тут на неё цыкнула мать и она удивлённо на неё посмотрела. Откуда ей было знать, что не нужно лишать иллюзий ребёнка, когда он вдали от дома. Возможно, навсегда.
        Солнце, как будто специально, разогнало все облака, пропекая и землю и воздух, превращая почву в сухую пыль, которая поднималась до флаэсины и поскрипывала на зубах. Чтобы укрыться от солнца, натянули над флаэсиной тент, продуваемый ветром. Дети уснули в каюте, сморенные обедом и жарой, только радостный Витер стоял возле штурвала, обучаемый Перчиком. Чери и Леметрия настороженно поглядывали на них, зная, что учёба - дело хорошее, только пассажиров на флаэсине никто не застраховал.
        Хенк и Фогги склонились над картами, разложив их на палубе, и ползали на карачках от одних залежей руд, обозначенных крестиком, до других, не заметив, даже, Чери, которая, приободрившись, оседлала Фогги и путешествовала на нем по чертежу. Заметив хихикающих Байли и Леметрию, партнёры по рудам увидели поклажу на Фогги и сами загыгыкали от избытка адреналина.
        Показался хвостик притока Леи, уходящий в сторону, а впереди уже виднелась главная река Страны Маргов и Фрей. В этом крае Лея была совсем маленькой и сравнима с рекой Горне, которая в этом месте в неё вливалась. Перелетев Лею и оставив слева городок Барото они, наконец-то, долетели до дома Манароис. Маленькая рощица, его окружающая, казалась игрушечной с высоты, да и сам дом выглядел карликовым, слегка прикрытый сверху ветвями огромного дуба, растущего возле колодца. Когда флаэсина села, Чери, сразу же перелезая через борт, увидела во дворе странную картину: посередине сидела прямо на земле Манароис и ревела во весь голос, а вокруг стояли её коровы и мычали, вероятно, не доенные.
        -- Здравствуй, Манароис, -- сказала Чери, подходя к коровьему кругу. Манароис глянула на Чери заплаканными глазами, ничего не ответила и продолжала реветь.
        -- Так ты зрячая? -- удивилась Чери, видя осмысленный взгляд Манароис.
        -- Она зареванная, -- вздохнула подошедшая Леметрия и, взглянув на коров, предложила: -- Давай коров подоим, видишь - они, бедные, не доенные.
        -- Я не умею, -- растерялась Чери.
        -- Что тут уметь, дёргай титьки и всё, -- сказала Леметрия и пошла в дом, откуда вынесла два ведра и стульчик. Сунув одно в руки Чери, присела под коровой и усердно задёргала соски. Чери, притащив почерневшую от времени колоду, присела на неё и бесполезно дёргала соски в разные стороны. Корова, мукнув, недовольно оглянулась, намекая на то, что косоруким здесь не место.
        -- Давай я, -- предложила Байли, приседая на колоду и освобождая от наказания согнутую в дугу Чери. Струйки молока весело ударили в деревянное дно, а корова одобрительно махнула хвостом, разгоняя мух.
        "Откуда она умеет?" -- удивился Хенк, глядя на жену, а Манароис, последний раз всхлипнув, размазала слёзы по лицу и поднялась на ноги.
        -- Не королевское это дело, -- сказала она, отодвигая Байли, и сама присела под корову. Девочки с интересом смотрели на процесс, а Марэлай намеревалась сама попробовать, закатив рукава рубашки, но Байли строго сказала дочери: "Это тебе не игрушки". Мальчикам, Дуклэону и Витеру, было скучно, и они полезли на дуб.
        Один Туманный Кот сидел на борту флаэсины и смотрел не на коров, а в небо. Перчик, оглянувшись, внимательно посмотрел на кота, потом на небо, пробормотав под нос: "Что он там увидел?"
        
        Репликация седьмая. Фатенот
        -- Совсем смущён, мадам, что я посмел сейчас,
        в столь раннюю пору, побеспокоить вас! -- закончил декламировать товарищ Тёмный, вспоминая сочинённий им в 1923 году экспромт в честь графини Куин, которой он передал манто из чернобурки от товарища Будённого.
        -- Ты снова говоришь стихами, Барти? -- раздался голос Фатенот, а её глаза через медное зеркало удивлённо уставились на товарища Тёмного, одетого в красную русскую косоворотку, перетянутую шёлковым поясом с кисточками на концах, а на голове красовался чёрный кожаный картуз с красной звездой и розочкой сбоку.
        -- Ты не Барти?! -- удивилась Фатенот и, забыв об осторожности, повернула к нему голову, рассматривая усатого чернявого красавца. "Не смотри! Влюбишься, дурр-ра!" -- пробурчала одна из невидимых Судеб Времён, висевшая в воздухе надутой совой в углу комнаты. "Молчи! Сама дурр-ра!" -- оборвала её вторая сова, внимательно прислушиваясь к разговору.
        -- Совершенно верно, товарищ Фатенот, -- улыбнулся товарищ Тёмный: -- Позвольте представиться - меня зовут Тёма.
        -- Вы тоже пишите стихи? -- спросила Фатенот, глядя на Тёмного, в тоже время, перебирая пальцами разноцветные нити на небольшом ткацком станке.
        -- Не обучен, -- возразил товарищ Тёмный, -- но имею склонность к декламированию и пению.
        -- Может, вы споёте мне что-нибудь из вашего репертуара, -- предложила ему Фатенот, продолжая работать.
        Товарищ Тёмный кашлянул, поднял вверх руку и запел:
        "Эх, яблочко, куда катишься?
        Ко мне в рот попадёшь - не воротишься!
        
        Эх, яблочко, цвета зрелого
        Любила красного, любила белого!
        
        Эх, яблочко, цвета макова.
        Любит Маня их одинаково!"
        Онти, слушая рулады черноокого красавца, закрыла уши, а Рохо удивленно на неё смотрел - к сожалению, он не мог петь даже так, как товарищ Тёмный. А вот Фатенот плакала, роняя слёзы на разноцветные нити ткацкого станка, которые тут же меняли свою окраску. Судьбы Времён возмущённо кудахтали, теряя перья, которые, вдруг, ниоткуда падали на пол, кружась в воздухе.
        Фатенот, вытирая слёзы, перестала смеяться и простонала Тёмному:
        -- Вы больше не пойте.
        Отсмеявшись, она подняла глаза на товарища Тёмного и спросила:
        -- Вероятно, вы приехали сюда не для того, чтобы петь песни?
        -- В вашей жизни была любовь? -- спросил товарищ Тёмный, томно взглянув на Фатенот. Она засмеялась и взмахнула рукой:
        -- Не пытайтесь меня обольщать... -- она помолчала и продолжила:
        -- Когда-то я любила Харома, но сейчас очарована другим человеком.
        -- Сергеем? -- спросил товарищ Тёмный, и Фатенот удивлённо окинула его взглядом:
        -- Откуда вы знаете?
        -- Может, вы любите след Харома, оставленный на этом человеке? -- предположил товарищ Тёмный. Фатенот замолчала, и, даже, её пальцы перестали бегать по ниткам.
        -- Возможно... -- неуверенно сказала она, -- ...а вам какое дело?
        -- Сергея любят так же горячо, как вы любите Харома... -- начал Тёмный, но Фатенот его перебила:
        -- Я не люблю Харома... любила... -- она растерянно посмотрела на Тёмного: -- Вы думаете...
        Из угла раздалось явственное покашливание, не сулящее ничего доброго. Фатенот, бросив туда взгляд, растерянно сказала Тёмному:
        -- Я не могу... Я дала слово...
        -- Мы с вами вашего слова не нарушим, -- пообещал товарищ Тёмный и совы в углу, ожидая, затихли.
        -- Вы хотите, чтобы я разорвала нити связывающие Сергея и меня? --
        Растерянно спросила Фатенот.
        -- Да, -- сказал товарищ Тёмный, -- если немного подождёте, в обмен на это вы получите Харома.
        В углу обе совы почему-то резко закаркали, позабыв, что их лики предполагают разве что уханье.
        -- Не знаю... -- неуверенно сказала Фатенот и, вспомнив, добавила:
        -- Он сейчас должен прийти.
        Точно услышав Фатенот, в дверь, неожиданно, постучали, и товарищ Тёмный превратил Онти и Рохо в двух воробьёв на подоконнике, а сам вообще пропал.
        -- Входите, -- крикнула Фатенот, и в комнате появился Сергей, который, оглянувшись вокруг и поздоровавшись, сразу же спросил:
        -- Вы не подскажете, что связывает Бартазара Блута и Элайни?
        -- Сейчас - уже ничто, -- сказала Фатенот, разрывая скрученные между собой нитки. Две совы неодобрительно заухали, и Сергей растерянно оглянулся, а потом посмотрел на Фатенот, вероятно, ожидая более пространного ответа. В окне появилась морда Флореллы, которая напряженно приставила ухо к окну, но ничего не слышала. Воробьи, сидящие на подоконнике, уставились на неё и плюхнули ей в голову мексиканский сериал. У глеи тотчас из глаз посыпались слёзы и она свалилась вниз, рыдая и переваривая последнюю серию.
        -- Вам нужно поспешить на станцию репликации, -- сказала Фатенот и Сергей настороженно переспросил: -- Вы думаете?
        Вновь возникшая в окне глея Флорелла требовала продолжения сериала, но воробьи повернулись к ней хвостами, отчего она поняла, что "кино" уже не будет.
        -- Спасибо, -- сказал Сергей и вышел. Флорик у порога его спросил: -- Что там?
        -- Очень хорошая женщина, -- ответил Сергей и, глянув на хлюпающую Флореллу, спросил: -- Кто её обидел?
        Флорик хмыкнул, а Бартик неодобрительно на них посмотрел и пошёл утешать Флореллу.
        -- Куда теперь? -- спросил Флорик.
        -- На станцию репликации, -- сообщил Сергей.
        Они поднялись в воздух и быстро полетели в направлении станции репликации.
        Появившийся в комнате прямо из воздуха товарищ Тёмный сообщил для всех:
        -- Мне тоже нужно спешить, -- и направился к выходу из комнаты Фатенот.
        -- А мы? -- спросили воробьи.
        -- А вы у себя дома, -- ответил им товарищ Тёмный и скрылся за дверью.
        Онти и Рохо снов превратились в юношу и девушку, собираясь уходить, но их остановила Фатенот:
        -- А вам связать вашу судьбу? -- спросила она, держа в руках их нити.
        -- Мы сами! -- хором закричали Рохо и Онти, и Фатенот со смехом отпустила нитки.
        Товарищ Тёмный в это время уже был на станции репликации.
        ***
        Барберос Бандрандос понял, что его коварно обманули, но бесполезно не дёргался, понимая, что эмоции ничего не дадут, тем более что окутавший стадо морок лишил их на некоторое время возможности ориентироваться в пространстве и времени. Вместо бесполезной суеты он принялся вычислять, кто его так хитро подставил и начал перебирать сведения в глифомах, сопоставляя факты.
        При первом приближении он сразу же подумал о Страннике, который болтался рядом, но, когда присмотрелся к его поведению за последнее время, то понял, что нынешняя акция - не его работа. Странник работал по-мелкому, стырит одного амомедара и скроется на время, а чтобы утянуть кучу амомедаров вместе с Хранителем - для него, со стопроцентной вероятностью, слабо.
        На планете, которую местные называли Глаурией, кроме Хранителя, украденного Бандрандосом, были ещё Хранитель, Творец и Координатор, который недавно удалился через станцию репликации. Кроме того Бандрандос заметил на планете ещё одну сущность, не определяемую категорией, но решил, что в силу её немощи брать её во внимание не стоит.
        Всё же, стараясь быть последовательным, Бандрандос решил: первое, что он сделает, опустившись на Глаурии - проверит эту невыразительную сущность, так как в непонятном может храниться истина.
        То, что похитители находились на Глаурии, подтвердили симпоты, как только морок развеялся. Странника давно и след простыл, так как его симпоты не проглядывались в данной звездной системе, а вот на Глаурии все оставались на своих местах. Кроме странной сущности, которая переместилась к месту, откуда Бандрандос забрал Хранителя. Было непонятно, куда за такое короткое время девались амомедары и Хранитель, но барберос решил, что на все вопросы ответит странная сущность.
        Оставив остальным барберосам разъяснения по общей тактике при непредвиденных обстоятельствах, Бандрадос стал снижаться, направляясь в место, куда переместилась странная сущность. Оказалось, что вместе с сущностью переместилось и ее стадо, с которым она была тесно связана эмоционально. Для Бандрандоса такое положение вещей было на руку, так как давало ему возможность дополнительного воздействия на сущность.
        Сам себе Бандрандос не мог позволить такой роскоши, потому что такое поведение чревато тяжелыми последствия: отождествляя себя с подопечными, некоторые Хранители и, даже, Творцы создавали очень глубокие зависимости, пагубно сказывающиеся на них самих. Многих таких Бандрандос встречал в виде Странников, опустошенных эмоционально, но не желающих уйти в забытьё.
        У Бандрандоса была своя философия, которая помогала ему водить своё стадо миллионы лет, не потеряв ни одного барбероса, помогавшая ему всегда иметь нужное количество амомедаров. Это философии поддерживались его барберосы, видевшие реальные результаты неуклонного роста стада и его стабильности.
        В сущности, философия была чрезвычайно проста и, переведённая на человеческий язык, гласила: если хочешь иметь кусочек амомедара на вечер, накорми его с утра. Обычно, приземлившись на планету, амомедары напитывались эмоциями, а когда приходила пора улетать, то, отправляясь к следующей звезде, оставляли одного недремлющего барбероса, который вёл стадо.
        Остальные барберосы, проглотив по амомедару, впадали в нечто похожее на транс и начинали своими симпотами теребить амомедара, извлекая из него эмоциональные ощущения и наслаждаясь ими до следующей звезды. Использованных амомедаров опускают на планету, чтобы он снова набрал эмоций, вырастая до прежних размеров.
        Амомедарами торговали, но очень редко. Обычно, их обменивали на что-то чрезвычайно нужное или дарили Хранителям за разрешение пасти своё стадо на планете, но делалось такое нелегально, хотя нарушений законов Кольца в таком дарении не было. По негласным законам Кольца принимать амомедаров не рекомендовалось, что, по существу, соответствовало запрету.
        Бандрандос приземлился возле дома Манароис, чем перепугал всех помощников Манароис, только Туманный Кот был невозмутим и спокоен. Встревоженные коровы поднимали глаза на громадину барбероса и тревожно мычали, что же касается людей, то они были растерянны не меньше животных.
        -- Что это за чудо? -- спросила Марэлай, прячась между отцом и матерью, но Хенк ответить дочери не мог, так как и сам не знал, с чем они столкнулись.
        Поднимаясь выше дуба у колодца, барберос окинул симпотами всю компанию, собравшуюся возле странной сущности, именуемой млекопитающими Туманный Кот, и решил, что так называемый Кот всё расскажет или он его так размажет, что тот будет собирать своё эго не меньше ста гигапрасеков.
        К его удивлению кроха Кот, именуемый Туманным, легко согласился обменяться содержимым глифом и Бандрандос заподозрил неладное, но снова взглянув на кроху, понял, что Туманному Коту деваться некуда, кроме как раскрыться. К тому же сам барберос не боялся раскрыться, так как любой, познавший его философию, становился его сторонником. Кот, пусть и мелочь, но приятно. Таких маленьких сущностей у него в стаде не было и это тешило его эго.
        С этой мыслью Бандрандос раскрылся, объединяя свои глифомы с глифомами Туманного Кота, и погрузил свои симпоты внутрь общего пространства памяти. Захлеснувшая его волна эмоций, похлеще амомедаров, выбила его эго из колеи, увлекая в столь странный мир, наполненный яркими красками ощущений, неведанных им никогда, что Бандрандос потерялся и не помнил, кто он.
        -- Кто я? -- спросил он у Туманного Кота.
        -- Ты мышка, -- объяснил Кот, подбрасывая из глифом образ мышки.
        Бандрандос тут же превратился в громадную мышку и Марэлай за спиной родителей некстати захихикала:
        -- Котик сделал себе мышку!
        Огромная мышка, осмыслив себя и своё место в пищевой цепочке, увидела новыми глазами Туманного Кота и так задрожала, что в деревне Леметрии, находящейся не совсем далеко от избушки Манароис, подумали о землетрясении, явлении редком, но возможном.
        -- Ты меня съешь? -- спросил Бандрандос, задрожав ещё больше, так, что у Витера, стоящего ближе всех к нему, зубы начали выбивать чечётку.
        -- Нет, -- ответил Туманный Кот, -- ты мне друг и в обиду я тебя никому не дам.
        С этими словами он лизнул Бандрандоса в нос, а тот, не веря в чудо и подумав, что его начинают кушать, благополучно брякнулся в обморок. Туманный Кот, видя, что переборщил, сказал Перчику:
        -- Принесите ведро воды, -- а сам начал впрыскивать в сущность новоявленной мыши эмоции эйфории. Перчик с маху плюхнул ведро воды в острую морду громадной мышки и та пришла в себя:
        -- О, тёпленькая пошла, -- вытянула она из глифом чьи-то эмоции, хотя вода была колодезная и холодная, как лёд.
        -- Ты мне друг? -- спросила мышь, обнимая передними лапками Туманного Кота, который исчез под этими лапками.
        -- Друг, -- подтвердил Туманный Кот, выныривая из-под необъятной мыши.
        ***
        Находиться в плену у влюблённого маньяка оказалось не так просто, и Маргина задним числом пожалела Байли, просидевшую в Эссенариуме намного больше дней. Если в первое время её забавляли возникающие на стене надписи, то на следующий день они уже вызывали раздражение и желание завыть волком, чтобы разорвать на куски Харома.
        Она не знала, что придумал товарищ Тёмный, который пообещал вернуться и всё уладить, но ждала его с нетерпением, и не только из-за Харома. Почему-то так получалось, что все её мужчины обожали ходить на сторону, а потом исчезали из её жизни. "Может, товарищ Тёмный такой же, соблазнил даму и бросил!?" -- подумала Маргина и решила, что если и этот сбежит от неё, то она поставит на мужчинах три больших креста.
        Чтобы не тратить время зря, Маргина надумала попробовать себя на поприще психиатра и на второй день вызвала Харома к себе, чтобы он явился перед её ясные очи. Тот надписью на стене сообщил, что не может появиться перед любимой в своём виде, так как не хочет её пугать.
        "Какие скромные у нас пошли маньяки", -- подумала Маргина и почувствовала, что её слова не очень понравились Харому. Она решила, что разговора не избежать и предложила:
        -- Ты можешь принять облик Мо, -- и Харом ответил на стене: "Могу", -- появляясь перед Маргиной огромным рыжим котом. Маргина рассмеялась - она-то думала, что Харом появится в человеческом образе Мо.
        "Человеческий вид Мо вызывает у тебя неприязнь", -- ментально сообщил ей Харом и Маргина, ещё вздрагивая от хохота, с удовольствием вцепилась руками в так знакомую шерсть кота. "Ах, как приятно!" -- млела она и, забравшись коту на спину, приказала:
        -- Вези меня в сад!
        Она прилегла на мягкий рыжий ковер и закрыла глаза, ощущая плавную ходу Харома. "А, ну его, разговор этот", -- расслабилась Маргина, откладывая лечебные процедуры для Харома на потом ... потом ... потом ...
        Проснулась оттого, что ей стало холодно. Оказалось, что она совсем погрузилась в человеческие рецепторы, заснула и почувствовала холод, несмотря на то, что ей никакой мороз не страшен и, даже, в космосе она свободно может существовать. Харом, словно заведенный пружиной, всё также кружился по саду, невзирая на то, что был уже вечер.
        Несмотря на то, что сон ей был не нужен, она чувствовала огромный подъем сил, и подумала, что напрасно Хранители пренебрегают таким человеческим способом концентрации внимания. Поднявшись и усевшись на Харома, она посмотрела на звёзды, вынырнувшие в небе, потянулась и спросила:
        -- Харом, какое лицо у Фатенот.
        -- Волшебное, -- завороженно ответил Харом, и Маргина с любопытством заглянула в его глифомы. Она увидела лицо невзрачной женщины со странно искривленным ртом, делившим лицо на две половинки: одна улыбалась, а вторая казалась печальной.
        "Что он в ней нашёл?" -- подумала Маргина, и, спохватившись, быстро закрыла свои глифомы, чтобы Харом нечаянно туда не заглянул. Но ей не стоило беспокоиться, так как Харом поплыл на волнах воспоминаний, распечатывая их из глифом и извлекая под свет загоревшихся в небе звёзд. "Чтобы моль не съела", -- хихикнула Маргина, закрываясь от Харома совсем, так как не хотела разрушать его святыню.
        -- Я похожа на неё? -- спросила Маргина, погасив в себе все каверзные мысли, которые, как шило в мешке, так и пыжились проткнуть её добродетельную мину.
        -- Ты? -- удивился Харом, безжалостно отвлечённый от своего идеала.
        -- Нет, -- возмутился он, уличая Маргину в посягательстве на святое.
        -- Не похожа? -- невинно переспросила Маргина.
        -- Да, -- согласился Харом, потом растерянно добавил: -- Нет ... да ... нет ... -- он зациклился, и Маргина почувствовала, что мыслительный процесс в теле кота взорвался по экспоненциальной кривой, так что температура его тела мгновенно подскочила на пару тысяч градусов. Если бы вместо Маргины на Хароме сидела Фатенот, то расплавилась бы за пару секунд, каплями стекая на землю. Запахло жареным.
        Маргина, дымясь, соскочила с Харома, а он, потеряв образ кота, сгрудился яркой разжаренной кучей, которая постепенно остывала, темнея внизу. Решив, что для начала достаточно, Маргина ушла во дворец, где стала под душ, который с шипением её остудил.
        А потом легла в чистую кровать, прикрывшись крахмальной простыней, и включила человеческие чувства, радостно засыпая и улыбаясь человеческим снам, которые собиралась извлечь из своих глифом, точно барберос, сосущий амомедара.
        ***
        Вообще-то, добираться на перекладных до Земли не очень приятно, тем не менее, товарищ Тёмный преодолел длинный путь и теперь, широко раскинув крылья, снижался над Крымом, догоняя Ил-96, летящий из Турции в Москву. Стюардесса Ксения, которая принесла воды командиру, совершенно случайно выглянула в иллюминатор кабины и увидела за бортом самолёта товарища Тёмного в лошадиной ипостаси, лихо ей подмигивающего.
        -- Михаил Семёнович, лошади летают? -- спросила Ксения, предполагая, что командир экипажа знает всё.
        -- Летают, -- сообщил командир и добавил: -- Пегасы. Стихи хочешь писать?
        -- Нет, не хочу, -- сообщила Ксения и снова спросила: -- А лошади подмигивают?
        -- Лошади нет, -- глубокомысленно изрёк Михаил Семёнович и, посмотрев на второго пилота, добавил: -- А, вот, жеребцы - непременно!
        -- Михаил Семёнович, мне в иллюминатор какой-то жеребец подмигивает и рожи корчит, -- пожаловалась Ксения, показывая на товарища Тёмного. Командир экипажа долго разглядывал Тёмного в окно иллюминатора и с осуждением посмотрел на второго пилота, вспоминая, что они пили вчера вечером. Не решив данный вопрос, Михаил Семёнович, так и не ответив Ксении, спросил у неё:
        -- У нас коньяк есть?
        -- И мне, -- добавил второй пилот, разглядывая в иллюминаторе злополучную лошадь.
        -- А кто же самолёт будет вести? -- озабоченно спросил Михаил Семёнович, и второй пилот ответил: -- А автопилот на что!
        Когда они выпили по сто пятьдесят коньяка и снова выглянули в иллюминатор, то лошади уже не было.
        -- Это всё хитрые хохлы, -- решил Михаил Семёнович, -- хотят, чтобы мы через их Украину не летали.
        Товарищ Тёмный, избавив от головной боли командира экипажа, спикировал вниз и продолжал полёт вдоль русла реки Днепр, включив в свой песенный репертуар подхваченную симпотами песню:
        "У прибрежных лоз, у высоких круч
        И любили мы и росли.
        Ой, Днепро, Днепро, ты широк, могуч,
        Над тобой летят журавли".[28]
        Чтобы лучше передать ощущение песни, товарищ Тёмный превратился в одинокого журавля, а так как его образ он взял из головы школьника Феди Андросова из Запорожской школы номер 112, то его журавль был больше похож на гуся. Жители Андреевки и Ульяновки слышали громкое пение в небе, но видели над собой только гуся, отчего ночной охранник клуба "Марко Поло", идущий после дежурства домой, глубокомысленно изрёк:
        -- Гуманоиды прилетели за нашими душами.
        В это же время, выехав из Киева, по обуховской трассе мчался Сергей на красной "Яве", обгоняя попутные машины, испытывая от движения щенячий восторг, и детское ощущение свободы. Когда-то, в детстве, у него оказалась "Паннония", подаренная отцом, на которой он гонял по Власихе, чувствуя себя лучше всякой птицы и всем телом ощущая мощь мотора, способного нести десяток таких пацанов, как он.
        Столь простой способ окунуться в беззаботное детство, которое у него было, имел терапевтический эффект, позволял решать задачи психологии простым методом. Куда-то в сторону ушла Светлана со своим начальником, и казалось смешным держаться за женщину, которую, как оказалось, совсем не любил. И жизнь становилась проще, только жми на газ, и крути руль на повороте, который, точно его звали, вырисовался впереди.
        Товарищ Тёмный тоже ощущал восторг от полёта, но романтические бредни он оставил на потом, так как времени оставалось в обрез, и объект приближался к точке Х с неотвратимой неизбежностью судьбы. Тёмный летел над Днепродзержинском и уже видел четырёхэтажную башню шлюза Днепровской ГЭС и находящееся за ней рукотворное море.
        Чтобы улучшить аэродинамику, товарищ Тёмный оставил образ журавля и превратился в диск, со скоростью истребителя пронзая небо. Миновав Кременчуг и Светловодск, диск летел над морем, точно пущенный чьей-то могучей рукой. Оставив слева от себя Черкассы, диск устремился к Каневской ГЭС, ещё больше ускоряясь.
        В этот субботний день Галя Столярчук, вышла на балкон развесить бельё и, сделав своё дело, собиралась уходить, когда перед её глазами на огромной скорости пролетел диск, который за мгновение оказалась над Каневским морем.
        -- Міша, ти бачив? -- спросила Галя у мужа. Миша, смотревший футбол, кроме нападающих своей команды никого не видел и, поэтому, не понимая, спросил:
        -- Что?
        -- Тарілку з інопланетянами бачив?
        Миша внимательно посмотрел на Галю и заботливо спросил:
        -- Ты сегодня таблетки от давления пила?
        -- Ти мені не віриш? -- обиделась Галя.
        -- Верю, -- сказал Миша и, подумав, добавил:
        -- Когда приедет Серёжа, ты много не пей.
        В это время Серёжа приближался к повороту на Халепье, в который вписался, не сбавляя скорости. Он уже повернул, как увидел перед мотоциклом рыжего кота в красной шляпе, сидящего на дороге. Сергей тормознул и вильнул к обочине, но кот, зараза, бросился туда же. Нажимая на тормоз, Сергей почувствовал, как мотоцикл вздыбился задним колесом, выбрасывая его из сидения на траву у дороги.
        Когда он открыл глаза, кот сидел над ним и смотрел ему в лицо.
        -- Живой? -- спросил он, лизнув его по лбу. Сергей приподнялся и оглянулся. Мотоцикл валялся недалеко от дороги, а Сергей с котом были на цветущей поляне у поворота, пропахшей мёдом и ещё какими-то вкусными запахами.
        -- Элайни! -- неожиданно вспомнив, воскликнул Сергей, а рыжих котов вдруг стало два и они в один голос ответили: -- Элайни, Элайни!
        "Мне что, мерещится?" -- подумал Сергей, протирая глаза, а два кота снова разделились, и их стало четверо, но мельче.
        -- Элайни? -- растерянно спросил Сергей, не очень надеясь на своё зрение, а несколько пар рыжих котов дружно ответили писклявыми голосами:
        -- Элайни, Элайни.
        Потом их стало в два раза больше, потом ещё в два раза и скоро вся поляна вокруг Сергея была засыпана маленькими рыжими котиками, каждый из которых был Элайни.
        ***
        -- Ты мне друг? -- спросила мышь, обнимая передними лапками Туманного Кота, который исчез под этими лапками.
        -- Друг, -- подтвердил Туманный Кот, выныривая из-под необъятной мыши, и спросил: -- А ты не можешь стать меньше?
        -- Могу, -- сказал Бандрандос и уменьшился до размеров Туманного Кота.
        -- Понимаешь, э ... э ... -- начал Туманный Кот.
        -- Меня зовут Бандрандос, -- подсказал барберос.
        -- А тебя нельзя называть короче ... -- задумался Туманный Кот и предложил: -- Например, Банди? -- и кот застыл, уставившись на барбероса и ожидая ответа.
        -- Замечательно, -- согласился барберос, -- мне нравится.
        -- Обычно, мышки намного меньшего меня, -- продолжил Туманный Кот.
        -- Такие? -- спросил Банди, уменьшаясь ещё.
        -- Такие, которые могут кататься на мне, -- подсказал ему кот.
        -- Замечательно, -- согласился Банди, уменьшаясь ещё и забираясь Туманному Коту на голову.
        -- Слава богам фрей, -- вздохнула Чери, отпуская Дуклэона, которого она с появления барбероса прижимала к себе. И напрасно, так как вся детвора понеслась к Туманному Коту и у него на голове принялись гладить Банди, который млел под их руками, точно объелся амомедаров.
        Взрослые собирались вмешаться, но Туманный Кот их успокоил, вложив им в голову нужные мысли. Хенк, переговорив с Перчиком и Фогги, решил, что нужно собираться и лететь в Боро. Их жёны тотчас же согласились, решив, что Манароис как будто ничто не угрожает. Но они ошибались.
        Манароис, которая так и осталась там, где стояла, неожиданно для всех быстро подошла к Туманному Коту, взяла в руки Банди и спросила:
        -- Куда ты девал Мо?
        Остальные не поняли ничего в этом демарше, так как не присутствовали при похищении Мо. Банди, чувствуя себя немного неуютно в руках Манароис, считывая её мысли, стесняясь, признался:
        -- У меня его украли.
        Слова Банди поразили Манароис, которая сразу же ему поверила. Расспросив Банди подробнее, Манароис узнала всё о похищении, а фактически - ничего, так как Банди и сам не знал, кто у него украл Мо. Манароис снова застыла в прострации, понимая, что не в её силах найти любимого.
        Подошедший к ней Хенк, немного успокоил её, сообщив ей, что Мо, в отличие от людей, бессмертный, и не может исчезнуть. Это немного успокоило Манароис, но потом она сообразила, что может умереть от старости, но так и не увидит своего любимого, и эта новая мысль вызвала в ней лавину печальных мыслей, которые, в конце концов, укатали Манароис и она, прислонившись прямо к стене своего дома, заснула.
        Чери, сочувствуя своей бывшей сопернице, приняла решение остаться при ней, пока та не почувствует себя лучше. Леметрия, не собираясь оставлять подругу одну, сообщила, что тоже остаётся, а остальным не оставалось ничего другого, как погрузиться на флаэсину и, вместе с Туманным Котом и Банди, отправиться домой, в Боро.
        ***
        Она проснулась от того, что почувствовала на себе чей-то взгляд. Открыв человеческие глаза, Маргина увидела перед собой Харома, который был в первоначальной личине, то есть, состоящий из груды камней. Он уставился на неё своими маленькими глазками, поблескивающими в тени камней и спросил:
        -- Ты кто?
        -- Какой красивый вопрос, -- ответила Маргина, не поднимаясь с постели, и добавила: -- Меня зовут Маргина.
        -- А что ты делаешь в постели Фатенот? -- озадачил вопросом Харом.
        -- Я её, неким образом, заменяла, -- сообщила Маргина, поднимаясь из чужой кровати.
        -- Мы, что, спали с тобой вместе? -- опять спросил Харом.
        -- Тебя это беспокоит? -- в ответ спросила Маргина и добавила:
        -- Раньше тебя такое не останавливало.
        Харом погремел на месте камнями, сказал: "Извини", -- и потопал на выход. "И, что он хотел сказать?" -- осталась в недоумении Маргина, но симпоты раскидывать не стала - она по-прежнему не любила копаться в чужих глифомах.
        Поднявшись, она вышла из дворца и увидела Харома, сидящего на берегу озера Байлези, погрузив ноги в воду. Маргина пошла к Харому по аллее, заканчивающейся у воды, и присела рядом с каменной горой, крошечная и кажущущаяся ещё меньше, рядом с фигурой Творца Глаурии.
        -- Ты любишь другого, -- после долгого молчания сказал Харом.
        -- Да, -- ответила Маргина, соглашаясь.
        -- Его здесь нет?! -- то ли спрашивая, то ли утверждая, сказал Харом.
        -- Он вернётся, -- убеждённо сообщила Маргина.
        Харом зашевелился, грохоча камнями, и торопливо сказал:
        -- Ты свободна... -- он хотел добавить ещё что-то, но промолчал, а Маргина не допытывалась.
        -- А почему вы расстались с Фатенот? -- она осмелилась затронуть скользкую тему. Харом молчал, и Маргина думала, что уже не дождётся ответа, как тот ответил:
        -- Она считала меня недостаточно красивым.
        Маргина сидела минуту неподвижно, а потом откровенно расхохоталась во весь голос. Харом удивлённо повернул к ней каменное гломадьё, именуемое лицом, и рассматривал лилипутку, смеющейся над ним.
        -- Ты считаешь, что это смешно? -- спросил он, но без угрозы.
        -- Харом, ты тормоз, -- ответила Маргина и добавила: -- Ты что, не можешь изменить свою внешность?
        Она и сама задумалась, что помешало Творцу Глаурии сделать такую мелочь, как изменить внешность. "Вероятно, когда это произошло, он уже был невменяем", -- подумала она и решила немного просветить Творца. Затем открыла свои глифомы и позволила Харому в них ковыряться, что сразу почувствовала. Харом сгрёб все в кучу, загрузил в свои глифомы, а потом принялся перебирать симпотами.
        Маргина влезла к нему своими симпотами и принялась просвещать его, удивляясь скудности знаний в области отношений с женщинами. "Что за мужчины!" -- возмущалась Маргина, и Харом осторожно отодвигал свои симпоты. "Создают миры, а поинтересоваться, что нравится любимой - не удосуживаются", -- возмущалась она, тыкая симпоты Харома в нужные глифомы.
        Тот покорно следовал за её симпотами, но вскоре Маргина, неожиданно для себя, человеческими глазами увидела рядом с собой Тёмного, сидящего на берегу.
        -- Тёмный, ты вернулся? -- радостно воскликнула она, обнимая его и целуя. Погружаясь в него симпотами, чтобы слиться с ним воедино, она обнаружила чужие симпоты и с ужасом поняла, что целует и обнимает Харома. Харом был ошарашен не меньше - такого напора страсти ему наблюдать не доводилось, и он растерянно смотрел на Маргину.
        -- Харом, это ты?! -- возмутилась Маргина и крикнула: -- Немедленно сними чужое лицо.
        Харом возвратился к своей бесформенной фигуре, опустив вниз нескладные каменные руки. Марина, немного остыв, поняла, что сама виновата, так как Харом черпал образы в её глифомах, а то, что у него получилось так правдоподобно, говорило о том, что Харом, всё-таки, талантлив. "Недаром он Творец", -- совсем расслабляясь, подумала Маргина.
        -- Вот видишь, если хочешь, у тебя получается, -- приободрила она Харома, -- ты понял, что я хочу видеть Тёмного, и сразу в него превратился. Когда увидиш Фатенот, прочитай её мысли и узнай, каким она тебя видит.
        Харом, как ученик, сосредоточенно слушал Маргину, снова перебирая её глифомы, и она открылась совсем - пусть увидит и узнает, что такое любовь, что такое человеческая жизнь, которой она жила и которой он награждал людей, созданных им самим. Харом снова застыл, переваривая полученное из глифом Маргины и понимая, как много он потерял в своей длинной жизни.
        Маргина и себе паслась в его глифомах, запасливо наполняя свои. Знания Харома были ей ещё не понятны, но она их освоит потом, когда отлюбит свое с товарищем Тёмным и когда жизнь потечёт счастливым ручьем.
        Когда они закончили обмен, то стали как будто прозрачны друг для друга, точно сестра и брат, объединённые прошлой общей жизнью, или как муж и жена, знающие всю подноготную друг друга. Харом приобрел вид мужчины, образ которого Маргина и не помнила, но он был ей близок, и она по-доброму улыбнулась внутри себя: Харом всё еще экспериментировал, создавая образы приятные ей.
        -- Всё хорошо, Харом, -- она обняла его по-братски и он, обняв в ответ её, внутренне восторгался ей. "Притормози, Харом, -- остановила его Маргина, -- я люблю другого".
        -- Я понял, что это такое, -- ответил ей Харом и снова нежно обнял её, к тому же и симпотами внутри.
        "Притормози, Харом!" -- засмеялась Маргина, ощущая себя свободной и счастливой.
        -- Ты можешь идти куда угодно, -- сказал ей Харом, -- ты совершенно свободна.
        -- Я знаю, -- сказала Маргина, -- отныне здесь место, откуда мне не хочется уходить.
        Она опустила свои руки и случайно увидела на них перстень с зелёно-голубым амазонитом и браслет из серого металла, усыпанный камнями из селенита. Сняв их с рук, она протянула всё Харому:
        -- Отдашь Фатенот.
        -- Ты знаешь, что он принадлежит королеве, -- ответил Харом, возвращая ей перстень.
        ***
        Какая-то настойчивая тварь жужжала прямо в ухе. "Пчела", -- подумал Сергей, с трудом открывая глаза. И тут же резко ударили лучи солнца, ослепляя Сергея. Под носом шевелилась сочная невысокая трава. Воздух, пропитанный мёдом, кружил голову, раздражая резким ароматом. Впрочем, голова кружилась сама по себе, вероятно, он крепко приложился об землю.
        -- Живой? -- нависла над ним лошадиная морда.
        -- А где Элайни? -- спросил Сергей, разыскивая глазами рыжего кота.
        -- Элайни на Глаурии, -- сообщила лошадь, -- поторопись, у нас не так много времени.
        "Так мне показалось!" -- подумал Сергей, вспоминая двоившихся рыжих котов, которых он принял за Элайни. "Какая Элайни?" -- подумал он, припоминая, но девушку с таким именем он не знал, в тоже время это имя казалось ему необычайно знакомым. У него была девушка, Светлана, но они с ней расстались, а из других девушек, которых он знал раньше, ни одна не имела такого странного имени.
        Сергей приподнялся. В нескольких метрах от него в пыли валялась на боку "Ява". Странный, геометрически ровный, кружок зелёной травы, на котором он находился, окружала безжизненная взрыхленная поверхность, тянущаяся до самого горизонта. Подняв голову вверх, Сергей увидел глубокое чёрное звёздное небо и одинокое солнце, слепящее глаза, как прожектор.
        Солнце высвечивало прозрачный цилиндр, который, окружая Сергея и странную лошадь, поднимался вертикально вверх, обрезанный в метрах двадцати выше. Оглянувшись назад, Сергей с удивлением заметил огромный, в полнеба, бело-коричневый шар, который, подсвечивая всё вокруг, выкатывался из-за горизонта.
        -- Где мы? -- спросил Сергей у лошади, так как, кроме неё, никого вокруг не было.
        -- На Каллисто[29], -- ответила лошадь, -- поднимайся, нечего валяться.
        Сергей поднялся. Было удивительно легко двигаться, и Сергей даже подпрыгнул от ощущения эйфории.
        -- Не балуй, -- строго сказала лошадь, -- забирайся на меня.
        Сергей легко, как пушинка, вскочил на лошадь и та, прямо с места, прыгнула вверх, отчего у него захватило дух. Громадный Юпитер заполонил всё небо и, даже, солнце поникло перед его мощью. Но удивляться не приходилось, так как нелепее того, что он находится на спутнике Юпитера, могло быть только то, что всё ему снится. Сергей ущипнул себе руку, но сон не проходил, а лошадь хмыкнула и, издеваясь, сказала внутри Сергея: "За задницу - эффективнее".
        Вверху возникла чёрная дыра, которая по спирали засосала окружающие её звезды, и куда неудержимо тянуло их. От страха у Сергея задёргалось веко, а лошадь заботливо сказала, странным образом повернув к нему голову:
        -- Тебе, лучше, этого не видеть, -- и Сергей не видел, так как был благоразумно отключен от действительности.
        ***
        Сколько можно жужжать над ухом! "Тварь, -- сердито подумал Сергей, потом вспомнил и передумал: -- Это не тварь, это пчела, которая отвратительно воняет мёдом, отчего у меня болит голова". Он зажмурился, открывая глаза, так как прямо в них светило солнце. Нос щекотала травинка, а вокруг шевелилась сочная невысокая трава. Воздух, и правда, был пропитанный мёдом, который Сергей решил считать целебным, вздыхая на полную грудь.
        -- Живой? -- нависла над ним знакомая лошадиная морда и ухмыльнулась: -- Вам кофе в постель или простой водички хлебнёте.
        Сергей поднялся. Они находились возле какого-то озера, окружённого небольшими горбами, которые укрывали тёмно-зелёные сосновые леса. Посредине острова находился остров, а за ним - устье небольшой реки.
        Подойдя к озеру, Сергей хлебнул холодной воды и умылся, ощущая прохладную бодрящую свежесть лица.
        -- Куда мы попали, лошадь? -- спросил Сергей, вспоминая, что лошадь умеет говорить.
        -- Меня зовут товарищ Тёмный, -- сообщила лошадь, и Сергей мельком взглянул на её первичные половые признаки, которые сообщили, что перед ним - жеребец.
        -- Мы на Глаурии, -- просветил его товарищ Тёмный.
        -- Товарищ Тёмный, -- обратился к нему Сергей, -- вы не просветите меня, какого лешего мы делаем на этой Глаурии?
        -- Мы прилетели к твоей любимой, -- сообщил товарищ Тёмный, странно скорчив рожу. Сергей посмотрел на него и представил эту Элайни, как кобылицу с почему-то женским лицом.
        -- Если вы хотите меня женить на какой-то кикиморе, я сразу предупреждаю - ничего у вас не получиться, -- сообщил он товарищу Тёмному.
        -- Поживем - увидим, -- глубокомысленно изрёк конь, вглядываясь вдаль. "Что он там высматривает?" -- подозрительно подумал Сергей, поглядывая в том же направлении, что и Тёмный. Его наблюдательность была вознаграждена: вдали показалась огненно-рыжая точка, которая, вскоре, превратилась в кота, который, мягко перебирая лапками, медленно приближался к ним.
        "Вот и будущий тесть появился, -- подумал Сергей, ухмыляясь: -- Моя будущая жена, что - кошка?" Кот подошел к ним и молчаливо, точно рентгеном, просветил Сергея взглядом.
        -- Он ничего не помнит, -- сообщил конь коту, а тот ещё раз зыркнул на Сергея зелёными глазами.
        "Какую-то пакость договариваются мне сделать", -- подумал Сергей, просматривая пути отхода, но потом решил, что от этих инопланетных тварей не убежать. "Не иначе, как опыты по скрещиванию хотят сделать, -- снова подумал Сергей, глядя на недовольную мину кота: -- Что у них, нормальные котята не получаются?"
        Он, даже, пожалел котов и подумал, что, может, предложить вместо себя для экспериментов дворового кота Гошу, ещё того сексуального маньяка. К нему со всех дворов кошки бегают...
        -- Пойдём, -- сказал Сергею кот и бросил жеребцу: -- До встречи, Тёмный!
        "Ага, они ещё встретятся, -- подумал Сергей, -- так что, возможно, не всё потеряно и меня вернут назад". "Если всё исполнишь!" -- ехидно подсказал внутренний голос, весьма похожий на голос кота.
        Кот неспешно шагал вдоль речки, бегущей издали между гор, а Сергею ничего не оставалось делать, как идти за ним. Постепенно горы закончились, и впереди открылось ровное пространство, покрытое густым лесом с синими вкраплениями озёр, тянущихся вдоль речки.
        -- Кот, далеко ещё? -- спросил Сергей, шагая за рыжим, который не подавал никаких признаков усталости. Кот ничего не ответил и Сергей погрузился в себя, рассуждая, что его ждёт, там впереди. Глядя на кота, не скажешь, чтобы их порода нуждались в осеменителях, оставалось надеяться, что та особа, которой Сергей потребовался, не будет каракатицей и в ней будет что-либо человеческое.
        "Она не каракатица, придурок!" -- услышал Сергей внутри себя и понял, что кот читает его мысли. "Вот незадача, -- расстроился он, -- и не спрячешься никак". Но то, что будущая невеста не уродина, его порадовало.
        Была странная пора года, когда лето ещё в силе и солнце греет по-летнему, но едва уловимые признаки говорили о том, что скоро наступит осень. Сергея радовало то, что и деревья, и земля вокруг удивительным образом напоминали Землю, и такое положение вещей могло говорить о том, что особых проблем не должно быть.
        Вначале он подумал, что они на Земле, но Тёмный его сразу разубедил, а Сергей коню верил - уж кто-кто, а Тёмный на своих четырёх твёрдо стоял на земле. Только совсем не понятно, что это за планета такая Глаурия, о которой не знают на Земле.
        Вдалеке показалось странное здание с куполом, на котором острым шпилем поднимался флагшток, на конце которого раскинул крыльями какой-то крылатый зверь. Купол опирался на четырёхугольное здание, в углах которого расположились причудливые башенки. Здание окружал молодой сад, уже с листочками, но не способный скрыть, ни купол, ни башенки.
        -- Что это? -- спросил Сергей, уже не ожидая ответа от неразговорчивого кота.
        -- Столица Страны Фрей - Фаэлия, -- неожиданно разговорился кот.
        -- А Элайни, к которой меня ведут - принцесса, -- с сарказмом спросил Сергей.
        -- Бери выше - королева, -- ответил ему кот, а у Сергея полезли глаза на лоб.
        
        Репликация восьмая. Странник
        Блестящий боб завис над Глаурией и раскрылся. С него вывалилась особь женского пола в транспортном латексе, который начал постепенно таять под солнцем Глаурии, называемом Горне. Тёплые лучи проникли сквозь полупрозрачную оболочку, щекоча онемевшее тело. Блестящий боб выполнил свою функцию и скрылся в обратном направлении, совершенно не интересуясь доставленным грузом, который уже пришёл в себя и лихорадочно искал таблетку моникса[30], путаясь в латексе.
        Вспомнив, особа женского пола нашла таблетку в верхнем кармашке комбинезона и сразу же бросила её в рот, а потом, вздохнув, дёрнула транспортный шнур, и бесформенный кусок латекса с ней внутри медленно поплыл вниз. Латексная оболочка медленно вращалась, поворачивая её то к солнцу, то к тёмному звездному небу, но через толстый слой рассмотреть подробности ей было не под силу. Она расслабилась, ожидая, пока не произойдёт приземление, всем телом ощущая парение и лёгкую невесомость, испытывая при этом мимолётную эйфорию.
        Но ощущения тревожно напомнили, что она ускоряется чересчур быстро и её внезапно осенило, что происходит не посадка, а падение. Она тихо завыла, повторяя про себя: "Облапошили, гады!" -- понимая, что напрасно, для конспирации, использовала никому не известную фирму транспортировки "Дикие гуси". Падение ускорялось, а она, закрыв от страха глаза, ревела, проклиная свою судьбу и то, что она связалась с братьями Хворрост.
        Внезапно падение прекратилось, и она напряжённо ждала того мгновения, когда её голова расколется, как орех, о землю, и все её мысли исчезнут навек, выброшенные из черепушки. Последнее мгновение затянулось, и она ждала, когда перед ней промелькнёт вся жизнь, но сериала в её честь не последовало. Напротив, мгновение после её смерти стало таким длинным, что у неё зачесалось в боку. Она протянула руку и почесала, с удивлением понимая, что армагеддон откладывается.
        Открыв глаза, они увидела неясный свет, который пробивался через бракованный латекс, чуть не прервавший её жизнь. Раздирая его руками, она высунула наружу голову и вдохнула забивающий рот воздух, который усиленно трепал её волосы, выбившиеся из-под облегающего капюшона.
        С удивлением она увидела, что летит на каком-то живом организме, имеющим большие кожаные крылья, которые с необыкновенной мощью ритмично опускались и поднимались, удерживая огромное животное в воздухе. Подняв глаза, она рассмотрела впереди себя три головы на длинных шеях, которые напоминали ей персонажи мультиконструктора на игровом гандикапе[31].
        Одна из голов повернулась и радостно открыла широкую пасть.
        -- Живая!
        На её крик обернулись две другие головы, которые рассматривали её с неподдельным интересом. Правда, при этом забыли смотреть вперёд, и она с ужасом увидела, как громадное тело чудовища заваливается влево. Назвать трехглавого летающего зверя иначе, чем чудовище, не поворачивался язык, но оно, вероятно, было разумным, так как заметило оплошность и выправило полёт. Первая голова снова обернулась и спросила, кокетливо скорчив рожу и улыбнувшись:
        -- Как тебя зовут, милочка?
        Девушка немного подумала, включила коммуникатор и, порывшись в головах чудовища, сообщила: -- Васабри
        -- Меня зовут Габи, -- жеманно сложила губки голова. Васабри с трудом выдрала своё тело из остатков латекса, который, почему-то, прилипал к комбинезону и на котором, видимо, самодельным трафаретом было написано: "Экспертное качество".
        -- Ты училась летать? -- спросила Габи у Васабри, но её прервала вторая голова:
        -- Ты что, дура? У неё же крыльев нет! -- и с улыбкой повернула голову к Васабри:
        -- Меня зовут Гайтели.
        -- Очень приятно, -- улыбнулась в ответ Васабри и поняла, что она никуда не долетит: третья голова, забыв о навигации, снова повернулась назад, с интересом её разглядывая.
        -- А я Гаркуша, -- широко улыбнувшись, сообщила третья голова, а Васабри с интересом размышляла о сосуществование разных полов в отдельно взятом теле.
        -- Ты потерялась? -- поинтересовалась Габи, рассматривая её, как игрушку, кем-то потерянную и даром доставшуюся ей.
        -- В некотором роде, -- сообщила Васабри, прикидывая, что на некоторое время не отказалась бы от покровителя. Бросив взгляд вниз, под крыло змея, она увидела ровное, голубое пространство, по которому, сколько видел глаз, катились волны какого-то моря или океана.
        -- Куда вы путь держите, -- спросила Васабри.
        -- Домой, в Боро, -- ответил ей голова, назвавшаяся Гаркушей.
        -- Боро - это что? -- поинтересовалась Васабри.
        -- Боро - столица Страны Маргов и Фрей, -- снисходительно ответил Гаркуша.
        "Хорошо, -- подумала Васабри, -- здесь цивилизация есть. Не одни только змеи летают".
        -- Почему у тебя губы ядовито зелёные? -- спросила Габи, с интересом разглядывая Васабри. Та вытащила из широкого кармана какую-то маленькую цилиндрическую штучку и вскоре Габи светила губами, как у лягушки. Гайтели цвет не понравился, но Васабри покрутила колесико и раскрасила её пасть голубым перламутром. Вытащив из необъятного кармана большое круглое зеркало, Васабри дала возможность змеиным головам увидеть свой новый лик, от которого обе головы были в величайшем восторге.
        Вскоре показался высокий берег, за которым сразу же поднимались горы, через которые змей перемахнул легко, а вот Васабри пришлось прилечь ему на спину, так как она начала задыхаться. Озабоченные здоровьем новой подруги, Габи и Гайтели заставили Гаркушу лететь ниже и дальнейший свой путь они двигались петлями, облетая самые высокие вершины.
        Заночевать пришлось в горах, так как ночью с таким ценным грузом лететь побоялись. Укрывшись крыльями, как палаткой, Габи и Гайтели закинули головы на спину и спали вместе с Васабри, поместив её посередине между собой, а мужская половина змея одиноко торчала снаружи, своим грозным похрапыванием разгоняя хищников и охраняя покой остальных голов.
        ***
        Балдеющий в иллюзиях Странник, совсем машинально, отправил симпоту, чтобы осмотреться вокруг, но готовый сразу же втянуть её в себя при первой опасности. Наружное наблюдение успокаивало, так же, как и клочок амомедара, который таял, отдавая остатки эмоций, жадно поглощаемые глифомами Странника.
        Вернувшаяся назад симпота собиралась присоединиться к остальным, чтобы высосать остатки амомедара, но Странник заметил нелогичное в окружении и, вдобавок к одной, отправил ещё несколько симпот. Странное заключалось в том, что он не видел вожака барберосов, Бандрандоса. Такое оставлять без внимания нельзя, потому что Бандрандос за спиной - забвение, а, возможно, ещё хуже - он может содрать сетку Странника, после чего вечная жизнь станет адом.
        Проверив всё внимательно, Странник не обнаружил Бандрандоса, и это его смутило, так как говорило о том, что барберос вышел на охоту и где-нибудь затаился, поджидая его промаха. Оставив кокон из амомедаров с опутанным внутри Мо, и прикрыв его экранирующей сеткой, Странник окутал себя найденной замёрзшей водой и неторопливо поднялся над планетой Эраннер, на которой он находился.
        Медленно разгоняясь, он направил замёрзшую глыбу к орбите Глаурии, рассчитав траекторию движения так, чтобы она выглядела совершенно естественной, а в конечном итоге Странник предполагал стать спутником Глаурии. Синхронизируя движение с расчётными параметрами, Странник осторожно отправил симпоту в лагерь барберосов, собираясь узнать последние изменения в рекогносцировке сил противника. Оставшиеся в стаде барберосы были всполошены и активны, что наводило на мысль об их растерянности.
        "У них что-то случилось?" -- подумал Странник, считая причиной беспокойства барберосов отсутствие Бандрандос. "Интересно, куда он пропал?" -- ожил Странник, и, совершенно обнаглев, раскинул симпоты в окружающее пространство. К его удивлению, Бандрандоса нигде не было, что само по себе было абсурдом, как будто он растворился в океане на Глаурии или рассыпался пылью в космическом пространстве.
        Покинутые амомедары, оставаясь без присмотра, разбрелись в разные стороны, серебрясь короткими прямыми нитями, натыканными в них вразнобой, которые превращали их в колючее облако. Странник, пролетая ледяной глыбой рядом с парочкой серебристых ёжиков, не посчитал за труд накинуть на них сеточку и заткнуть им симпоты, чтобы потом, незаметно, прикрыть их льдом и, спрятав свои симпоты, спокойно продолжать свой путь, рассчитав время, когда он скроется на противоположной стороне Глаурии.
        Уловка, несомненно, удалась, и никем не замеченный ледяной астероид плыл дальше по своей орбите, никак себя не выдавая. А от кучки барберосов отделился один и стал медленно опускаться на Глаурию. Когда остальные барберосы спохватились, то снова недосчитались двух амомедаров, отчего, недолго посовещавшись, собрали стадо и гурьбой удалились от Глаурии, проклятого места, где пропадают барберосы и амомедары.
        Странник облетел Глаурию и решил спрятать пойманных амомедаров в своём укромном месте на планете Эраннер, когда его заинтересовал блестящий предмет, появившийся возле Глаурии, из которого вывалилась латексная оболочка, сразу же полетевшая вниз.
        Проверив её симпотами, Странник удивился её содержимому и решил проследить её путь до места падения. Облачный слой не давал возможности наблюдать, поэтому Странник отправил симпоты, которые говорили о том, что латексная упаковка зависла в воздухе и двигается параллельно поверхности Глаурии.
        "Во, как уже научились!" -- удивился Странник прогрессу транспортировки, но знакомые ощущения симпот груза не давали ему покоя. Всё же, решив, для начала, спрятать амомедаров, Странник поплыл к планете Эраннер, серым пятном виднеющейся вдали.
        ***
        Тотам[32] Ай-те-Кон, заскучавший возле станции репликации на планете Контрольная, уже не ждал вожделенных событий, таких как прежде, в те славные времена, когда его друг, сам король Ладэоэрд, приходил к нему в гости и делился последними новостями. Его помощник Метин тоже скучал, так как уже пристрастился к жизни, богатой событиями.
        Единственной отдушиной для Ай-те-Кона была Онти, будущая королева Королевства Армильйон, да крылатый юноша Русик, часто залетающий к Ай-те-Кону и с упоением слушающий его истории, которые он сам знал и был героем некоторых из них. В устах старого тотама Русик не узнавал себя в его рассказах, удивляясь тому, рассказанному Русику, такому мужественному и героическому.
        Что же касается Онти, то она, тренируясь, прилетала к тотаму, потому что ей тоже было скучно, а еще ожидала, иногда напрасно, когда появится Рохо, Хранитель планеты Деканат, с которым у неё были приятельские и ещё какие-то отношения.
        Эти "какие-то" отношения длились у них долго, но так и не продвинулись дальше взятия друг друга за ручки. Даже невинные поцелуи не заставляли покрыться румянцем щёки Онти, не потому, что она не умела краснеть, а просто до поцелуев никогда не доходило.
        Онти, появившись в небе, внесла суматоху в размеренную жизнь тотама, а Метин, не дожидаясь команды Ай-те-Кона, уже ставил на огонь чайник и подкладывал кизяки в костёр. Пока пили первую кружку чая, по традиции, молчали, а потом Онти рассказала все новости при дворе короля Ладэоэрда. Выпили еще по одной кружке чая, но все новости кончились, и Онти молчала, тем более с тотамом Ай-те-Коном молчание было естественным.
        Они бы ещё долго сидели и молчали, если бы не станция репликации, которая открылась, и под кольцом репликации появился товарищ Тёмный. Онти радостно поднялась и понеслась к коню.
        -- Тёмный, ты как здесь оказался?
        -- А что ты здесь делаешь?
        -- Я наведалась в гости к Ай-те-Кону, а ты?
        -- Я по делам, -- коротко ответил Тёмный и кивнул гривой: -- Пока!
        -- Эй, я с тобой! -- сказала Онти и махнула ладошкой Ай-те-Кону.
        -- Если так, садись на меня, -- предложил Тёмный, но Онти отказалась.
        -- Как хочешь, -- сказал товарищ Тёмный, взмахнув появившимися крыльями и поднимаясь в воздух. Онти вспорхнула за ним, догоняя.
        -- Куда мы летим? -- спросила Онти, пристраиваясь рядом с товарищем Тёмным, но тот загадочно сказал:
        -- Увидишь.
        Полёт проходил скучно, так как Тёмный ничего не рассказывал, игнорируя все намёки Онти, но она всё равно поняла, что летят они в направлении столицы, Арбинара. Что там забыл товарищ Тёмный, Онти и предположить не могла, разве что в гости к королю Ладэоэрду.
        Когда она увидела Русика, появившегося впереди, то необычайно обрадовалась встрече: тюрьма кончилась и можно будет поболтать с другом. Русик бросил обычное: "Привет" -- и сразу же спросил:
        -- Куда путь держите?
        -- Государственная тайна, -- ответила Онти: пусть и Русик помучается.
        В это время Бонасис Порфир разбирала травы, привезённые из путешествия, и раскладывала их на столе для просушки. Она так же, как и раньше, возила ремесленные товары из столицы в деревню для обмена на сельскохозяйственные продукты. Травами она занималась от души, а сказать правильнее, от тоски по дочери, Альмавер, которая знала в них толк, в отличие от Бонасис, имеющей весьма поверхностные сведения о действии того или иного снадобья.
        Последние сведения о дочери, которые она услышала от Рохо несколько лет назад, были для неё, как бальзам, но он не залечил душевной раны, а, наоборот, растравил её воспоминания. То, что её дочь осознала их душевную близость, которая строилась с той минуты, когда Бонасис подобрала беспомощный плачущий комочек у себя на крыльце, грело сердце матери, подтверждая их неразрывную связь.
        Бонасис сбросила слезу с глаза и взяла в руки гребень, которым с детства расчёсывала Альмавер. Медленно провела по своим коротким волосам, точно расчёсывала свою дочь, вспоминая свои ощущения при этом.
        "Доченька моя, где ты есть?" -- спросила она у воздуха и услышала, неожиданно для себя: "Я тебя жду!" Голос, прозвучавший внутри неё, был настолько похож на голос дочери, что Бонасис вздрогнула, поражаясь случившимся.
        За окном раздался хлопот крыльев, и Бонасис выглянула во двор, собираясь увидеть стаю голубей, которых она подкармливала, но для птиц, приземлившихся у неё во дворе, горсти зёрен было бы маловато.
        С удивлением Бонасис увидела, как складывая крылья, огромный чёрный жеребец окинул влажным глазом двор и уставился на неё, точно видел её в глубине комнаты. Рядом с ним приземлилась Онти, девочка, которую она знала, и с которой довелось несколько лет назад пережить не самые радостные минуты внутри пещеры, заливаемой водой.
        Говорили, что девочка будет будущей королевой, и Бонасис этому радовалась, так как девочка была добра и непосредственна, не в пример придворным дамам. Бонасис знала, что её дочь едва не убила Онти, но её не винила, так как тогда она была под влиянием страшного человека - Монсдорфа.
        Рядом с Онти Бонасис увидела Русика, сущей птицы небесной, и не могла понять, что странная троица делает возле её дома. Она вышла на крыльцо и спросила у Онти:
        -- Кушать будете?
        Она всегда готовила обед, забывая, что дочери, Альмавер, нет, поэтому в доме всегда имелось, чем накормить гостей.
        -- Спасибо, тётенька Бонасис, -- поблагодарила Онти, понимая, что угощать тётеньке некого: ни Русик, ни Онти, а тем более товарищ Тёмный в пище не нуждались. Такая особенность их организма пуще всего огорчала маму Русика, Вету, но с этим и ей и другим приходилось смириться.
        -- Я приехал за вами, -- сказал товарищ Тёмный, а Онти, от удивления, открыла рот: так вот зачем прилетел Тёмный. Русик смотрел на Тёмного и Онти, понимая ещё меньше. Бонасис же не удивилась, что конь говорит, как будто разговаривала с ним каждый день, что, отчасти, было правдой, так как в поездках она изливала душу своей старой лошадке.
        Ответ Бонасис поразил Онти ещё больше, чем сказанное Тёмным, так как скрывал загадку, которую она не знала, и, даже, не могла поделиться ей с тотамом Ай-те-Коном.
        -- Я готова, -- сказала Бонасис, прикрывая дверь дома и держа в руках расческу Альмавер.
        -- Может, вы что-то возьмёте с собой? -- спросил товарищ Тёмный, поражённый интуицией Бонасис.
        -- Мне ничего не нужно, вот только лошадь, -- сказала она, показывая на конюшню со старой кобылой. Товарищ Тёмный подошёл к загородке и старая лошадь, увидев его, радостно заржала, протягивая к нему морду.
        -- Я распоряжусь, и её поставят в королевских конюшнях, -- сказала Онти и добавила, -- и сама присмотрю за ней.
        -- Ты добрая девочка, -- обернулась к ней Бонасис и спросила: -- Ты простишь мою дочь за всё плохое, что она тебе сделала?
        -- Я зла не держу, -- сказала Онти, несмотря на то, что в душе в этом сомневалась.
        Бонасис, немного смущаясь, уселась на товарища Тёмного и тот, прямо с места, поднялся в воздух. Онти отправилась во дворец, чтобы отдать нужные распоряжения и на минуту залететь домой: увидеть родителей и успокоить Хабэлуана: тот больше родителей беспокоился за свою сестру.
        А Русик последовал за Тёмным, чтобы проводить его до станции репликации.
        ***
        Они подошли к дворцу, и Сергей удивился такому изящному и технически совершенному зданию, стоящему в явной глуши. Кот привычно шагал впереди, когда дверь открылась и на ступеньках появилась стройная черноволосая женщина, которая вела за ручку совсем маленькую белобрысую девочку.
        "Это и есть Элайни?" -- удивлённо подумал Сергей, теребя свои воспоминания, но не находя там никакого отклика.
        -- Серёжа, ты вернулся! -- воскликнула женщина, сердечно обнимая его и целуя. -- Пойдём в дом, ты, наверное, устал?
        Сергей шёл за женщиной, которая взяла ребёнка на руки и гостеприимно раскрыла дверь:
        -- Добро пожаловать домой!
        В душе Сергея не дрогнула ни одна ниточка завалившегося нерва, и он, скорее равнодушно, зашёл во дворец, чувствуя себя совсем лишним. Откуда-то из-за угла выскочила горбатенькая женщина, которая воскликнула: "Елайни!" -- и прильнула к Сергею, повторяя: "Вернулся, родименький!". Вышел абсолютно лысый мужчина, который молчаливо подошёл и крепко его обнял, сказав всего лишь:
        -- Я рад, что ты вернулся!
        Все эти люди были для Сергея чужие, и он подумал, что кот и конь ошиблись, перепутав его с кем-то другим, на него похожим. Он разочарованно прошёл в зал, куда его вели, и увидел стоящую у окна девушку, которая на его шаги обернулась и её лицо, покрытое грустью, внезапно вспыхнули радостью, и она бросилась к нему навстречу.
        Её белокурые волосы распахнулись от бега, полностью обнажая её лицо и девушка, чуть не сбив его с ног, повисла у него на шеё, выдохнув одно слово: "Любимый!" Услышав её голос, Сергей с ужасом почувствовал, что знает её, но чья-то безжалостная рука стёрла из памяти всё следы, связанные с ней. Представив, что почувствует Элайни, узнав от него, что он её не помнит, Сергей смягчился и прижал эту девушку, так незнакомую, но ужасно близкую.
        В наступившей тишине, они только сжимали друг друга, когда раздался топот, и тишина сделалась громкой. Он поднял голову и обернулся: в дверях, среди толпы незнакомых ему людей, стояла девочка лет четырёх, которая распахнула настежь глаза и напряжённо на него смотрела. Сморщив лицо, она спросила:
        -- Папа? -- и Сергей понял, что этим глазам нельзя врать.
        Идя девочке навстречу, он подхватил её на лету и прижал к себе, понимая, что ребёнок не обманет, а сердце поймёт. Он поднял дочь, ему незнакомую, и пошёл к Элайни, понимая, что они должны быть вместе. Люди у дверей зашевелились и, перешёптываясь, исчезли, вероятно, давая возможность побыть им вместе.
        -- Я приготовлю тебе ванну, -- сказала Элайни, проведя рукой по его щеке, и он кивнул головой, соглашаясь, чтобы выиграть время и, в отсутствие Элайни, собраться с мыслями.
        -- Папа, пойдём, я покажу тебе мамины рисунки, -- сказала девочка, а Сергей даже не знал, как её звать. Он пошёл за своей дочерью, которая тянула его за руку в светлую комнату, где везде лежали рисунки, выполненные углём на бумаге. Сергей удивился, откуда в этой глуши бумага, но её наличие подтверждала высокая стопка в углу. Он взял первый попавшийся рисунок и увидел себя, взял второй и на нём увидел своё лицо, но уже в другом ракурсе.
        -- Марго, оставь папу, ему нужно помыться, -- сказала Элайни, остановившись у двери. Марго взяла его за руку и отвела в большую ванную комнату. Когда за ней закрылась дверь, Сергей резко вдохнул, задыхаясь, и попросил: "Кот, помоги!" Почему он просил кота, Сергей и сам не понимал, но вдруг его голова стала ему тесной от лавины информации, обрушившейся в неё.
        Склонившись к парившей воде, Сергей постоял несколько минут, так что по лицу потекли ручейки воды, а он всё пытался разобраться в том, что ему свалилось на голову. Чтобы не терять время, он быстро окунулся, вместе с грязью смывая с себя своё незнание и раскладывая воспоминания на положенное место. Когда он выходил из ванной комнаты, то знал о прошлом всё, так же, как и о будущем, которое без Элайни и Марго было немыслимо.
        Зайдя в их спальню, он увидел Элайни, которая меняла простыня на кровати и, ничего не говоря, подошёл сзади, зарывшись в её светло-жёлтые волосы и, вдыхая её запах, сказал:
        -- Как же я тебя люблю!
        Она обернулась, понимая, что он окончательно вернулся, так как с первой минуты появления Сергея чувствовала его недоумение и потерянность. Расслабляясь и сбрасывая своё напряжение, она обронила простыня и обняла его за шею, потянувшись губами к его губам, легко их касаясь, чтобы прицелиться и впиться в них до крови и навсегда.
        Они услышали детский смех и, растерявшись, увидели у двери Марго, которая смотрела на них и смеялась.
        -- Целуйтесь, целуйтесь, я не буду вам мешать, -- пролепетала она, прикрывая дверь, но не успела, так как Сергей подхватил её на руки и закружил вместе с Элайни, смеясь вместе с ней. На их смех заглянула Алида, остановившись у дверей, а под ней проскользнула Бони, косолапо перебирая ножками. Тут же, куда уж деваться, припёрлись Альмавер с Анаписом, напряженно вглядываясь в лица и тоже, расслабляясь, смеялись.
        -- Кушать будете, -- спросила Алида и все хором ответили:
        -- Да!
        А Хамми сидел на окне в общем зале и, запустив симпоты во всех сразу, так балдел от эмоций, что поплыл ушами, которые сосульками свисали с обеих сторон головы.
        ***
        Манароис, Леметрия и Чери лежали на широкой кровати в доме Манароис и горевали. Собственно, горевала Манароис, а Чери с Леметрией ей помогали, подвывая в нужных местах. Так как запасы "горевания" исчерпались, то они безмолвно лежали, каждая думая о своём.
        Леметрия думала о том, что она дура, так как её, вероятно, излечила мальвия и её место в другой кровати, с Перчиком, чтобы быстрее сделать ребёнка. Одно успокаивало, что у них уже был ребёнок, Витер, но, опять же, так и не насладившись общением с ним, она лежит в этой дурацкой кровати и горюет о каком-то Хранителе, который изменил одной и убежал к другой.
        Чери тоже думала о кровати, но о той, на которой она лежала, так как на ней её Фогги кувыркался с Манароис, которая находилась тут же. От этих воспоминаний Чери сделалось нехорошо, и она подумала, не переборщила ли с состраданием. Может быть, достаточно было простого сочувствия.
        А у Манароис горе было не нарисованное, а настоящее, но присыпанное пеплом и притихшее, как ноющий зуб, обманутый анальгинкой. Её любовь, так внезапно охватившая её, пришла одновремённо с её необычным возлюбленным, странным образом соединив не соединяемое. Можно было представить, какие химические реакции вызвали данное чувство у женщины, а то, что подвигло Хранителя на любовь, никакой химией объяснить нельзя, так как составляющие Хранителя в химические реакции не вступают и не могут влиять на любовный процесс.
        Мыслительный процесс у женщин был прерван ужасным сотрясением всего дома, отчего скудные запасы посуды на кухне у Манароис грохнулись на пол, рассыпавшись глиняными обломками. Они выскочили на улицу, опасаясь, что дом развалится, и они останутся под обломками. Но выскочив, остановились у порога, замерев от ужаса: перед домом возвышалась каменная громадина, которая громко хрустела и, наклонившись к ним, спросила:
        -- Куда вы девали Бандрандоса?
        Сказать глыбе, что Бандрандос превратился в безобидную мышку, очевидно, не следовало: а вдруг эта глыба ему родственник или ей не понравиться такое обращение барберосом. А ничего не сказать - тоже нельзя, ведь каменная громадина может их просто уничтожить и, к тому же, она, вероятно, способна читать мысли людей и любую ложь разоблачит сразу.
        -- Банди вместе с Туманным Котом уехал в Боро, -- осмелилась сказать Леметрия и застыла, так как громадина тоже застыла, очевидно, туго соображая. На самом деле глыба имела имя, которое для людей звучало примерно так: "Дульжинея".
        Можно, конечно, удивляться, почему у Хранителей, Творцов или у тех же барберосов существует разделение имён на женские и мужские. К тому же и сами особи с мужскими именами позиционируют себя, как мужчины, и выбирают образы мужского типа, а женские имена носят дименсиальные структуры в женском образе. Взять, хотя бы, товарища Тёмного, считающего себя жеребцом или Маргину, остающаюся в образе женщины.
        Маргину можно понять, она, до перенесения своего эго в дименсиальное тело, существовала, как обычная женщина, чего не скажешь о Хранителях, взращённых такими же Хранителями.
        Исходя из таких рассуждений, мы можем только констатировать, что в стаде барберосов, руководимом Бандрандосом, находилась особь с женским именем, называемая Дульжинея, которая находилась сейчас перед домом Манароис и рассуждала, куда, всё-таки, девался Бандрандос, именуемый этими странным именем "Банди".
        Наконец, что-то решив, она сгребла визжащих женщин в горсть и сообщила им:
        -- Вы покажете мне дорогу.
        Как они будут это делать, зажатые в ладонь, Дульжинею, пока, не интересовало и, распрямившись во весь громадный рост, она считала из жертв направление и пошла на север, шагая широкими шагами. Чери и Леметрия чуть-чуть успокоились, а Манароис, убитая горем, молчала, полагая, что появившаяся глыба, это кара за её любовь к Мо. Леметрия, совсем осмелев, несмотря на толчки под ребро от Чери, пискнула из ладони глыбы:
        -- Уважаемый, вы не могли бы нас устроить более комфортно?
        Чери подумала, что их сейчас утопят в степной речушке, к которой они подходили, но глыба забросила их на свое плечо, которое могло принять не только пленниц, но и свободно разместить на нём дом Манароис.
        -- Меня зовут Дульжинея, -- сообщила глыба и Леметрия снова высунулась со своей вежливостью:
        -- Я Леметрия, а это мои подруги, Чери и Манароис.
        -- Что вы делали в голом месте? -- спросила Дульжинея, имея в виду степь. Леметрия подробно принялась рассказывать о Манароис и Мо, об их любви и Дульжинея повернула к ней подобие головы с двумя дырками, которые, вероятно, подразумевались глазами. Манароис, услышав рассказ о себе со стороны, разревелась и подруги, из солидарности, хлюпали у неё на плече.
        Одно было странно, что заметила Леметрия: от лица Дульжинеи посыпались вниз мелкие камешки округлой формы. Леметрия догадалась и удивлённо спросила у неё:
        -- Вы что, плачете?!?
        -- Ты думаешь, что я каменная, -- парировала Дульжинея, вытирая кулаком, величиной с колодец Манароис, дырки для глаз. Манароис снова громко заревела и Дульжинея ей бросила:
        -- Не реви, твоего Мо у нас какой-то паразит украл.
        Такое сообщение не успокоило Манароис, а только раззадорило ещё больше, и Дульжинея пообещала:
        -- Не реви, я попрошу Бандрандоса, и он освободит Мо.
        -- Ты его любишь? -- набралась наглости Леметрия, и Дульжинея, покраснев камнем, призналась:
        -- Да!
        ***
        В это время любимый Дульжинеи находился в Боро, на голове Туманного Кота, который шёл в Академию Маргов и Фрей, на свой урок "Обо всё на свете". Вы не ошиблись, урок так и назывался: "Обо всём на свете", -- так как Туманный Кот никогда не зацикливался на какой-либо теме, а шпарил то, что случайно находил в своих дальних глифомах. Вначале Хенк пытался систематизировать знания, но, в конце концов, бросил эту затею ввиду её невыполнимости.
        Туманный Кот готовил сегодня сюрприз для учеников, обычно гурьбой с радостью валивших на его уроки, сбегая, иногда, из тех занятий, которые были по расписанию. Когда ученики уселись тесными рядами в аудитории, Туманный Кот протянул лапу и снял с головы Банди, вызвав в аудитории громкий смех. Кот прошёлся по кафедре, на которой он находился и изрёк:
        -- Сегодня, у вас проведёт занятия мой любимый друг, -- при этих словах Туманный Кот погладил Банди по голове, а аудитория залилась гомерическим хохотом. Кот помолчал немного, а потом сообщил:
        -- Я рекомендовал бы вам вести себя вежливо.
        Аудитория откликнулась на слова кота весёлым смехом, а Туманный Кот вышел через дверь, не открывая её.
        Когда через академическое время Туманный Кот, подошедший к концу урока, вежливо спросил у вышедшего Банди, как прошёл урок, тот показал на ровные молчаливые ряды учеников, покидающих аудиторию.
        -- У меня стадо было покруче, -- сообщил ему Банди, но в свои глифомы не пустил, как Туманный Кот не пытался, а ученики, точно завороженные, пришли и на следующее занятие Банди стройными рядами, соблюдая тишину и порядок. Кот шарил по их головам, но кроме новых знаний, ничего не нашёл. "Чистая работа!" -- подумал Туманный Кот, весьма довольный тем, что сдал свои учебные часы Банди.
        Перчик, который привел Витера в свою школу, узнав от Туманного Кота, что Банди так успешно преподает, привел к нему Витера и попросил Банди:
        -- Вы не можете подготовить Витера, а то он безнадёжно отстал?
        -- Могу, -- сообщил Банди и забрался Витеру на голову. Тот не возражал, а иногда брал его на руки и, поглаживая мышку, внимал всему, что вкладывал новый педагог в его девственную голову. Так как голова Витера не была засорена дурными знаниями, то Банди поместил информацию рационально и правильно, чем весьма увлёкся, в ущерб занятий в Академии с остальным "стадом".
        Перчик привёл в школу и Марго, но занятия ей давались с трудом, так как множество ровесников смущали её, и она не могла сосредоточиться на занятиях, боясь отвечать невпопад. Марэлай, опекая свою сестру, везде таскала её за собой, и здесь их роли поменялись: в этой жизни она была более знающая, чем Марго.
        Хенк и Фогги снова собирались в горы, но Байли, как будто что-то чувствуя, сдерживала Хенка всеми способами. Но Хенк был непреклонен: работа есть работа, и, погрузившись на флаэсину, утречком укатил на восток.
        Дул попутный ветер и Фогги поставил на носу стаксель, чтобы не морочить голову подбором высоты. Они порядком отдалились от Боро, когда увидели на встречном курсе змея, летящего им навстречу. Присмотревшись, Хенк заметил на нём какую-то человеческую фигуру с копной неестественно белых волос, торчащих ёжиком. Когда змей приблизился, то Хенк с удивлением рассмотрел на нем девушку, весело махающую им рукой.
        -- Вот, Хенк, мы тебе новую невесту нашли, -- сообщил Гаркуша и змей плюхнулся на корму, так что флаэсина едва не перевернулась.
        -- Осторожнее, ты! -- шикнул на змея побелевший Фогги, стоящий у штурвала, и едва выправил курс флаэсины.
        Девушка легко спрыгнула со змея и сразу представилась, улыбаясь:
        -- Меня зовут Васабри, -- сказала она и протянула руку Хенку. Тот посмотрел на девушку с зелеными, ярко накрашенными губами, потом перевёл взгляд на Габи и Гайтели, с разрисованными мордами и улыбнулся.
        -- Хенк, -- сказал он, протягивая руку, и, кивнув на Фогги, сообщил:
        -- Мой друг Фогги.
        Васабри внимательно рассматривала первого и второго претендента на роль покровителя и решила остановиться на Хенке, не оставляя без внимания высокого и симпатичного Фогги. Змей заинтересованно спросил лицом Гаркуши:
        -- Я тебе нужен? -- и, получив отрицательный ответ, быстро умотал вперёд, только его и видели. "Снова рыбу ловить", -- догадался Хенк, но отзывать змея не стал: пусть себя побалует.
        Девушка по-хозяйски осмотрела флаэсину и принялась выведывать у Фогги, стоящего у руля, отчего флаэсина летает. Фогги показал основной камень, разобрав предохранительную крышку, и тёмный цилиндр кристалла, управляющий гравитацией. Видимо, девушка была весьма продвинута в технических вопросах, так как быстро схватила суть, а вот Хенк забеспокоился: флаэсина, брошенная на произвол судьбы, могла врезаться в какую-нибудь скалу, так как уже начинались горы.
        Он взялся за штурвал, а Фогги продолжал просвещать девушку по техническим вопросам, от которых они перешли к делам Страны Маргов и Фрей. Исходя из вопросов девушки, Хенк понял, что она ничего не знает о Глаурии и с удивлением подумал: "Откуда она свалилась?" Нарушая правила вежливости, он перебил Фогги, что-то объясняющего, и спросил:
        -- Вы откуда?
        -- Я с Земли, -- ответила девушка, и у Хенка вторично полезли глаза на лоб. Первая мысль, возникшая у Хенк, была о том, что Глаурии грозят репликации, а вторая касалась девушки - что она здесь делает? Хенк у неё так и спросил:
        -- Как вы сюда попали и что здесь делаете?
        -- Я отправилась на экскурсию на Марс, -- сообщила девушка, но увидев, что Хенк ничего не понял, добавила: -- И у меня сломалась капсула.
        Не стоит объяснять, что Хенк ни о каком Марсе не знал, несмотря на то, что расспрашивал Сергея о Земле, к тому же понятие "капсула" ему ни о чём не говорило. Поэтому новая первая мысль посоветовала Хенку отвезти девушку в Эссенариум к Маргине и пусть она, как Хранитель, разбирается с этой девушкой.
        Вторая новая мысль советовала быть снисходительнее, ведь девушке и так не сладко, хотя по внешнему виду не скажешь, возможно, она притворялась весёлой.
        Вторая новая мысль была права, девушке было не сладко, но не по причине присутствия на планете Глаурия, где она чувствовала себя совершенно комфортно. Но Васабри не собиралась посвящать в свои проблемы встретившихся ей мужчин, к тому же, и причин сделать признание не находилось.
        Фогги от технических вопросов перешёл к волшебству, а так как девушка оказалась способной, то вскоре могла свободно выполнить простые трюки с огнём, отчего Хенк забеспокоился: сожгут флаэсину вместе с ними.
        Васабри бросала украдкой взгляды и на Хенка, но видя его угрюмое лицо, снова переключалась на Фогги, сияющего, как осветительный шар. А Хенк решал задачу, что предпринять: нужно было закончить исследования горных пород и требовалось отправить Васабри к Маргине.
        Непосильную Хенку задачу легко решил змей, который успел смотаться к океану, набить свою утробу и вернуться назад. Его трёхголовый силуэт с коротким тройным хвостиком отсвечивал чешуёй под солнцем на фоне тёмного вечернего неба.
        Хенк сообщил Фогги, что оставил ему флаэсину и пусть он обосновывается в полевом лагере, а Хенк, вместе с Васабри, слетает на змее к Маргине, чтобы как-то ей помочь.
        Такая постановка вопроса совсем не понравилась Фогги, и он собрался возражать, но Васабри легко согласилась с Хенком, окинув его странным взглядом. К тому же, они прилетели к месту, где они копали шурфы, и Фогги ничего не осталось, как приняться за разгрузку флаэсины.
        Хенк забрался на спину змея и Габи, обернувшись, подмигнула ему и Васабри, ухватившуюся за его талию, и сказала:
        -- Держитесь, голубчики.
        Фогги её слова совсем расстроили, но его уже никто не видел - змей был высоко в небе, а две фигурки людей, прижатых друг к другу, снизу были совсем незаметны.
        Несмотря на то, что вверху было ужасно холодно, Васабри нравилось, что она с Хенком и, даже, по двум причинам. Первая состояла в том, что он правил страной и мог сгодиться при непредвиденных ситуациях, которые ей могли грозить в скором будущем, а вторая состояла в том, что Хенк ей понравился, как парень, простой и надёжный, за спину которого всегда можно спрятаться.
        Поэтому она прижималась к нему с приятной неизбежностью, чувствуя его тепло, согревающее её спереди, вспоминая своё, надёжно спрятанное внутри, возбудившее желание обнять и ласкать ... ласкать ... ласкать...
        -- Крепче держись, -- крикнул её Хенк, когда она, забывшись, принялась водить руками по всему его телу. Она засмеялась ему на ухо и крикнула:
        -- Не бойся, я держу тебя крепко.
        Сказанное было двусмысленностью, которая ей понравилась, и она снова прильнула к нему головой, крепко сжимая руками. Васабри была согласна остановиться на ночлег, не сомневаясь в том, что проведет его, прижавшись к Хенку, но он продолжал путь, как будто спешил.
        В это время Маргина кружилась в танце, ведомая самым красивым мужчиной её мечты, который томно смотрел в её глаза, а она тонула в его взгляде. Её женские чувства были открыты, и она отключила симпоты, чтобы чувствовать себя только женщиной и не видеть внутренним взглядом ничего вокруг, ни обмана, который может быть, ни неестественности происходящего, ни то, что они любят других, а наслаждаются друг другом.
        Возможно, такую ситуацию можно назвать тренировкой, на которой мастер оттачивает своё оружие и набирается опыта. А можно определить, как прихоть двух сущностей, одна их которых вообразила себя женщиной, каковой давно не является, а второй мужчиной, которым никогда не был.
        Огромная спальня Фатенот, занимаемая Маргиной, спокойно трансформировалась в танцевальный зал со светящимися канделябрами вдоль стен, а потолок украшали картины в небесных тонах, обрамленные по контуру золотыми завитками, добавляющими торжественности и величия.
        Харом неуловимо, но постоянно менял свой облик, зачерпывая образы понравившихся мужчин из глифомах Маргины, и кружил её, подстраиваясь под неё, в лёгком широком танце. Сквозь полузакрытые глаза Маргина видела его силуэт, совсем не всматриваясь, кого он изображает и по привычке, повторяя шёпотом такты.
        Змей летел даже тогда, когда настала ночь и всё накрыла звёздная россыпь созвездий, рассматриваемая Васабри с интересом, так как картина неба отличалась от той, которую она видела на Земле. Вначале внизу поблёскивали звёзды, отражаясь от воды, а потом летели над какой-то сушей, которая вскоре закончилась, и снова потянулся океан.
        Когда подлетели к новой суше, Васабри, несмотря на холод, уже дремала, и проснулась от того, что змей начал пикировать вниз, а она завалилась на Хенка. Тот, как заведенный, снова повторил: "Держись", -- и Васабри послушно обхватила его за талию.
        На востоке небо приготовилось принять Горне, местное солнце, которое уже осветило окрестности своего царственного появления, предупреждая о своём ослепительном блеске.
        В сумраке, в который они погрузились, снижаясь, Васабри рассмотрела впереди какое-то величественное здание на берегу огромного озера, которое, по мере снижения, скрывалось в зарослях обширного сада. Змей, почему-то, приземлился в отдалении от здания, и Васабри спросила у Хенка:
        -- Что за здание?
        -- Эссенариум, -- ответил Хенк, как будто данное название о чём-то говорило. Змей, потоптав коротенькими ножками по земле, сообщил Хенку:
        -- Мы полетели в океан.
        -- На озере, что, рыбы нет? -- спросил Хенк, но неволить змея не стал и тот, сделав прощальный круг, отправился по обратному пути к океану.
        Они двинулись к зданию, и Хенк забеспокоился: прозрачная стена, которая останавливала всякого, кто намеревался проникнуть в сад, куда-то исчезла. Харом, вообразивший, что Маргина и есть его Фатенот, мог выкинуть всякое, а время, которое, как говорят, лечит, могло отколоть и другой фортель: усугубить болезнь Харома. Хенк осторожно двинулся к зданию, а Васабри шла сзади, немного недоумевая, так как видела, что его что-то беспокоит.
        Здание было пустынно и никак не отреагировало на гостей. Хенк отправился в спальню Маргины, надеясь найти её там, но его ожидания не оправдались - в комнате было стерильно пусто. Растерявшись, Хенк решил пройти в спальню, где находилась Байли.
        -- Кого мы ищем? -- спросила его Васабри.
        -- Мы ищем Маргину, -- ответил Хенк, приближаясь к двери спальни Фатенот. Остановившись, он вздохнул и потянул дверь на себя. Издали было не заметно, но в постели кто-то был. Они подошли ближе, и Хенк удивлённо замер: из-под полога на него смотрела Маргина и какой-то незнакомый мужчина. Оба были неглиже и, вероятно, никто симпот вокруг не разбрасывал, не отвлекая их от прямого назначения: получения наслаждения.
        -- Хенк, тебя не учили, что нужно постучать, прежде чем заходить в спальню дамы? -- покраснев, возмутилась Маргина. Вероятно, она была полностью в человеческой сути и, даже, краснела совсем натурально.
        Васабри с интересом наблюдала за Маргиной, а ещё с большим вниманием разглядывала голого незнакомца, который понял, что визит гостей затягивается, и сразу встал с постели одетым.
        -- Харом, -- представился он Васабри, а на Хенка посмотрел с сожалением.
        -- Харом? -- удивился Хенк, поражаясь такой быстрой сменой кавалера Маргины. "А как же товарищ Тёмный?" -- подумал Хенк, а Маргина ему ответила в его же голове: "Никак! Могут у меня быть слабости". Она окинула оценивающим взглядом Васабри и посмотрела на Хенка.
        -- Целомудренный мой, а Байли знает, что ты прилетел сюда с этой девушкой? -- спросила Маргина и Хенк густо покраснел. Маргина, не стесняясь, запустила симпоты в Васабри, прочитала всё и хмыкнула.
        "Если ты собьешь Хенка с пути истинного, ты знаешь, что я с тобой сделаю", -- предупредила она Васабри внутренним голосом. Девушка оглянулась, не поняв сразу, но, посмотрев в глаза Маргины, от которых потянуло космическим холодом, решила, что Хенка она, пожалуй, оставит в покое и использовать не будет. Харом, до этого молчаливо стоявший в театральной позе, безцеремионно подошел к Васабри и принялся разглядывать ожерелье из сардоникса, висевшее у неё на шее.
        -- Откуда оно у тебя? -- спросил Харом и Маргина удивлённо на него посмотрела.
        -- Мне его подарил мой любимый кот, -- созналась Васабри и добавила, -- только оно одноразовое.
        -- Вижу, -- ухмыльнулся Харом, -- что уже использованное.
        -- Ждите в Боро, -- сказала Маргина, обрывая Харома, -- приедет Тёмный и всё рассудит.
        Растерянный Хенк отправился искать змея, но тот, словно чувствовал краткость визита, уже ожидал за кустами бывшей ограды. Васабри плелась сзади, вспоминая слова Маргины. Всю дорогу от Эссенариума до Боро она прижималась к Хенку, но без всякого удовольствия, а он, не собираясь ничего расспрашивать, думал о том, что сказала ей Маргина, ведь он видел выражение лица и Васабри, и Маргины при их разговоре. Еще более странными были слова Маргины при расставании:
        -- Возможно, я тебя не увижу, -- сказала она Васабри, -- будешь на Земле, передай привет бабушке и дедушке.
        Когда они остались вдвоём с Маргиной, Харом заметил:
        -- Не нужно, чтобы они помнили об этом.
        -- Мне тоже не нужно этого помнить, -- сказала Маргина и добавила: -- Оставь, пожалуй, только безымянное наслаждение.
        Харом так и сделал. Хенк и Васабри помнили, что им надлежит ожидать в Боро товарища Тёмного, а больше ничего. А Маргина растерянно подняла на Харома глаза и сказала:
        -- Я сегодня чудесно выспалась и, даже, видела какие-то сны, -- она потянулась и спросила Харома:
        -- Мы же собирались утром пойти в сад? Ты обещал рассказать о своей любви к Фатенот.
        
        Репликация девятая. Васабри
        Странник сосал амомедара, погрузив в него все свои симпоты, оставив только одну, которая, как паутинка, болталась в пространстве, фиксируя все изменения, чтобы, в случае чего, предупредить Странника об опасности. В данном секторе космоса царило спокойствие, так что ничто не мешало Страннику наслаждаться образами, высосанными из пальца амомедара.
        К образам амомедара Странник подмешивал свои воспоминания, связывая логической цепочкой случайные картинки и выстраивая их в течение несуществующей жизни, которой никогда не было, но могла быть, если повернуть всё вспять. Он не жалел, что превратился в Странника, так как в той жизни, в которой он жил, ему не было места, а ту, о которой мечтал, он мог создать, употребляя амомедара.
        Как часто бывает, кто-нибудь, случайно или нарочно, влезет туда, куда его не просят, мешая другим наслаждаться жизнью. Симпота Странника, доселе дремавшая, почувствовала движение и замерла, ожидая продолжения. В пространстве возле планеты Глаурия возникла фистула, из которой вывалились две капсулы и раскрылись. Транспортные латексные оболочки поплыли вокруг Глаурии, постепенно снижаясь, а капсулы так же незаметно, как и появились, пропали в фистуле, которая сразу же закрылась.
        Странник с сожалением оставил амомедара, чтобы проследить путь транспортных оболочек, которые, кружась вокруг Глаурии, уходили на тёмную её сторону. Проверив их содержимое, Странник вспыхнул всеми симпотами, а его глифомы непроизвольно выбросили в пространство облако хранившихся там эмоций, которые тут же и с жадность стал впитывать амомедар, расправившись во все стороны хрупкими иглами и став похожим на пушистого ёжика.
        ***
        В этот день тишина раннего утра в Боро была нарушена криками ужаса, которые неслись от северной окраины города по направлению к центру. Взбудораженные жители, вышедшие на улицу, чтобы увидеть причину крика, присоединяли свой голос к хору орущих и со всех ног неслись в направлении реки Леи, на берегу которой располагался новый городской квартал, заселённый, преимущественно, жителями, так или иначе принадлежащих к управляющей верхушке Страны Маргов и Фрей.
        То, что видели жители потревоженных кварталов, и что приводило их в ужас, имело имя, которое звучало как Дульжинея. Напрасно Леметрия, Чери и Манароис орали у неё на плече, останавливая жителей и призывая их не бояться каменной горы, двигающейся по улицам города.
        Наоборот, их крики ещё больше пугали жителей, так как каждый думал, что каменный гигант похищает людей, чтобы их съесть, и, поэтому, удирали со всей возможной скоростью, создавая панику, которая опережала их движение.
        Первые добежавшие до Леи договаривались с лодочниками, чтобы их перевезли на другую сторону реки, и, вскоре, ни одной лодки невозможно было найти, поэтому многие бросились переплывать реку вплавь. А молва делала своё дело и весть о людоеде-гиганте достигла всех уголков города.
        Хенка и Фогги в городе не было, и все дела вела Эстата, огромной силы женщина, которая ничего не боялась. Первым сообщениям Эстата не поверила, но когда вышла на улицу, то сама увидела огромный силуэт, который двигался к ним. Не испугавшись, она тут же дала команду фреям и маргам приготовить луки и копить силы, чтобы, применив волшебство или стрелы, остановить движение гиганта.
        Такая рассудительность добавила духу остальным маргам и фреям, которые тут же принялись выполнять распоряжение Эстаты, занимая позиции за домами. Заместитель Эстаты, фрея Рома, получила указание собрать всех детей и отправить подальше от города. Байли, появившаяся при первых криках, распорядиться лучше Эстаты не могла, поэтому только поддерживала её команды своим статусом.
        Вокруг неё носились Марэлай, Марго и Дуклэон, которые ничуть не боялись, а взирали на всё, как на приключение. Марэлай держала в руках Банди, а Туманный Кот невесомо сидел на руках у Марго, которая считала его самым близким ей, так как он, как две капли воды, был похож на её Хамми.
        Подошедшая Дульжинея, совсем обезумевшая от страха потерять своего Бандрандоса, остановилась на главной площади и грозно спросила:
        -- Где мой Бандрандосик?
        Площадь ощенилась луками, но никто не стрелял - боялись попасть в Леметрию, Чери или Манароис.
        -- Еще шаг и мы будем стрелять, -- громко предупредила Эстата. Дульжинея, оглянувшись, увидела Марэлай, державшую Банди и жалобно попросила:
        -- Девочка, отдай Бандрандосика.
        -- А вы отдайте наших тёть, -- решительно потребовала Марэлай, прячась за Байли.
        -- На, -- сказала Дульжинея, схватила в горсть завизжавших у неё на плече тёть, и высыпала их из ладошки на землю.
        -- Дуля, ты дура... -- сообщил ей Банди, когда Дульжинея умудрилась взять его с ладони Марэлай.
        -- Бандрандосик... -- Дульжинея попыталась погладить Банди, своей ладошкой размером с крышу дома, на что Банди ответил:
        -- Дуля, ты дура... -- и попытался пригнуться, чтобы его не раздавила ладошка Дульжинеи. Чтобы не испытывать судьбу, Банди открыл глифомы и его Дульжинея погрузилась туда целиком. Что она испытывала, оставалось неизвестным, но выглядела она, как застывшая каменная гора.
        -- Дуля, ты живая? -- растерянно спросил Банди, вспоминая, как сам воспринял внутренний мир человека. "Дуля" зашевелилась, и каменная гора превратилась в огромную угловатую мышь, держащую в одной лапке Банди. Туманный Кот, соскочивший с рук Марго, подошёл к каменной мышке, и та схватила его второй лапкой и прижала к себе: -- Друг!
        "Друг", приплюснутый к камню, потёк формой и огненно-рыжей каплей капнул по ноги Дули, где снова превратился в Туманного Кота.
        -- Я, что, должна быть меньше? -- удивилась Дули, перебирая свои глифомы.
        -- Да, -- убедительно сказал Банди. Дули уменьшилась, но была чуть-чуть больше Банди. Чтобы исправить пропорцию, Банди немного подрос, но Дуля захотела быть больше и тоже подросла. Вскоре вся площадь наблюдала соревнование, пока Банди и Дули не выросли выше крыш.
        -- Дуля, ты должна быть меньше меня, -- напомнил ей Банди.
        -- Я не смогу носить тебя на руках, -- захныкала Дули и немного сдулась. Банди, вслед за ней, уменьшился в размерах, а зрители с удовольствием наблюдали обратный росту процесс. Вскоре они оказались у ног Туманного Кота, который подставил им голову, на которую Банди и Дули успешно забрались.
        -- А здесь уютно, -- сказала Дули, размещаясь между ушей Туманного Кота.
        ***
        Бонасис стояла под кольцом репликации, ощущая себя словно в сказке: только что они стояли под такой же штукой у неё дома, на планете Контрольная и через какое-то мгновение оказались здесь, окруженные зарослями деревьев, а перед лицом тянулась к воде дорожка выложенная камнями.
        -- Садись, -- сказал товарищ Тёмный, и она, немного привыкшая к общению со странной лошадью, вероятно, желающей ей добра, вставила ногу в стремя, появившееся ниоткуда, и вскочила на коня. Тот сразу же взлетел в воздух, и Бонасис разглядела пейзаж, мелькнувший между крыльями лошади.
        Станция репликация находилась на острове, а озеро, его окружающее, обрамляла корона из острых, неприступных скал. Сзади остались высокие пики, идущие до самого горизонта, а впереди, между поредевшими низкими горами виднелось второе озеро, намного больше того, откуда они взлетели, в которое вливалась река. В устье реки тоже имелся остров, дико заросший деревьями, а дальше виднелась степь с перелесками и тёмные пятна лесов.
        Бонасис нравилось лететь, и она совсем не боялась высоты, возможно потому, что доверяла коню, а может оттого, что уже ничего не боялась. Её тешила надежда встретить свою дочь, на что намекал конь, но в этом она ему не верила, считая, что её, вероятно, для чего-то используют. Она была не против с одной только надеждой хоть одним глазком взглянуть на дочь, а там пусть с ней делают, что хотят.
        Они миновали озеро и летели вдоль речки, в него впадающей. Впереди, по левую сторону, как хвостик, в неё впадала еще одна речка, а между ними находилось здание или дворец, с круглым куполом посередине и башенками по углам. Товарищ Тёмный летел по направлению к зданию и Бонасис, без явной причины, забеспокоилась. Застучало сердце, и она чуть не потеряла сознание, но конь, она это сразу поняла, что-то сделал, отчего ей стало хорошо, как будто она возвращалась в свой дом.
        Из здания вышел юноша, который поднял вверх лицо, прикрывая его от солнца ладошкой, а в левой руке держал лук. Бонасис его не узнала, вероятно, он был ей незнаком, а тем временем конь мягко приземлился и убрал крылья.
        -- Товарищ Тёмный? -- удивился юноша, узнав коня: -- Вы знаете что-то о Марго?
        -- С Марго всё в порядке, -- встряхнул головой конь, и юноша обратил внимание на Бонасис: -- Вам помочь?
        Бонасис, с помощью юноши, слезла с коня, чувствуя себя, как после путешествия в лодке: её слегка покачивало.
        -- Меня зовут Сергей, -- представился юноша, и она назвала ему своё имя: -- Бонасис.
        -- Вы - мама Альмавер?! -- радостно воскликнул Сергей и повернулся к товарищу Тёмному: -- Что же ты молчал? -- но ответа коня Бонасис не услышала - она грохнулась в обморок, как только прозвучало имя дочери, и никакой товарищ Тёмный не успел ей помочь.
        ***
        Очнулась Бонасис от того, что кто-то настойчиво повторял: "Мама, мама!" Она открыла глаза и увидела свою дочь, склонившуюся над ней, и в её взгляде она увидела такую любовь, что с её души тут же свалился огромный камень, а глаза покрылись влагой.
        За Альмавер Бонасис увидела лысую голову Анаписа, который с тревожным выражением лица вглядывался в неё, и, увидев, что она на него смотрит, он так радостно ей улыбнулся, что не осталось никаких сомнений в его искренности. Волна нежности к дочери и её избраннику захлестнула Бонасис и она подумала, что теперь, прямо сейчас может умереть счастливой, ничуть не жалея, что прожила жизнь.
        Расталкивая Анаписа и Альмавер, к кровати, на которой она лежала, подошла чернявая девочка и спросила:
        -- Ты моя бабушка?
        Бонасис сразу поняла, что ей совершенно расхотелось умирать и, вздохнув неповторимый запах детства, она обняла девочку и сказала:
        -- Я твоя подружка!
        Девочка водила ручкой по её волосам, расправляя их, и Бонасис её спросила: -- Как тебя зовут?
        -- Бони, -- ответила её внучка и Бонасис, улыбаясь ей и дочери, безмолвно ревела, а Бони удивлённо спросила у Альмавер:
        -- Мама, почему бабушка смеётся и плачет?
        -- От счастья, доченька, -- сказал Анапис, и Бонасис впервые была согласна с зятем.
        Какая-то девушка ругала Сергея, обзывая его толстокожим, и Бонасис поняла, что юноша страдает из-за неё.
        -- Не ругайте его, -- сказала она, -- он не виноват.
        -- Меня зовут Элайни, -- представилась девушка, потом подошли поздороваться ещё какие-то люди, но Бонасис, опьянённая счастьем, никого не запомнила, кроме сгорбленной женщины, Алиды, которая принесла какой-то отвар и требовательно сказала:
        -- Ну-ка, попей, голубушка, -- и Бонасис, опираясь на подушку, послушно пила с ложечки, окидывая счастливым взглядом окружающих, ставшими самыми близкими ей людьми.
        ***
        Была уже ночь, когда они прилетели в Боро. Змей приземлился во дворе дома Хенка, который демократично жил в таком же доме, как и остальные жители нового района Боро, расположенного возле самого берега Леи. Во дворе светился шар на искусном фонарном столбе, освещая площадку для посадки змея и разбитые клумбы цветов. Остальное пространство занимал дом и окружающий его сад, густой стеной ограждая от соседей и дорог.
        Змей сразу же запрыгнул на крышу, укрыл крыльями головы и уснул, уморенный полётом без остановок. Хенк повёл Васабри в дом, где поместил её на первом этаже, в гостевой комнате, и, показав, где что лежит, поднялся на второй этаж, в спальню. Зайдя по пути в комнату Марелай, он поцеловал дочь и спящую тут же Марго, а потом отправился в спальню.
        Тихо раздевшись, он нырнул в кровать, и Байли во сне к нему потянулась, чмокнув его в грудь и укладываясь на ней головой. Хенк долго не мог заснуть, перебирая события в голове, в особенности появление Васабри. Неоднозначность данного события заставляла Хенка беспокоиться, так как его семье совсем недавно пришлось пережить события совсем неординарные и разве чудом можно объяснить, что все, и он в том числе, остались живы и невредимы.
        Васабри тоже не спала, переживая последние дни, которые калейдоскопом кружились в её голове.
        ***
        Они встретились на межфакультетской тусовке. Физики проводили совместный воскресник с биологическим факультетом. Вначале интеллектуальные соревнования и игры, а потом, вечером, посиделки в местных кафе, разбросанных по всему академическому городку. После общих мероприятий студенты разбились на группы по симпатиям и разбрелись по увеселительным заведением.
        Так получилось, что попали в одну компанию они случайно, так как их ничего не связывало, кроме студенческой жизни, а поводом для знакомства послужило желание смыться из-за стола. Анни переписывала дома курсовую по генетике растений, и только ночью вылетела из Барнаула, собираясь отоспаться в пансионате.
        Когда прилетела в Академгородок, то ей поспать не дали, так как её подруга, Вика, затянула её на воскресник, потому что её очередной парень из географического факультета уехал в экспедицию, а ей одной идти на тусовку несподручно.
        Послушав подругу, Анни согласилась, но потом пожалела, так как не выспалась и никакие шутки-прибаутки её не веселили, а после ссоры с Павлом, парня у неё не было и ей попросту на вечеринке было скучно. По течению, попав в кафе, к тому же, разойдясь с подругой нашедшей себе нового парня, она чувствовала в весёлой компании совсем чужой. Собираясь покинуть компанию, она спросила кудрявого парня справа от себя, сидящего у прохода:
        -- Вы не позволите мне выйти?
        -- Я тоже ухожу, -- заговорщицки блеснул глазами парень и, взяв за руку Анни, весело сообщил остальным:
        -- Ребята, мы уходим, -- его проводили весёлым гомоном, видимо, в компании его знали, с интересом рассматривая на его девушку, Анни.
        -- Спасибо, -- сказала Анни, когда они вышли с кафе, -- а то я всё никак не могла выбраться.
        -- Устали? -- рассматривая её, с сочувствием спросил парень и представился: -- Меня зовут Дима.
        -- Анни, -- назвалась она, не испытывая особого желания продолжать знакомство, но Дима жил в соседнем пансионате и им пришлось идти вместе. Постепенно они разговорились, и Анни узнала, что Дима совсем один, так как его родители погибли 2024, во время Потопа и он в университете стипендиат. Чувство сострадания убрало ненужную чопорность и позволило Анни говорить откровенно, так что возле её пансионата они расстались почти друзьями.
        -- С тобой интересно говорить, -- сказал на прощанье Дима, держа её руку, и спросил: -- Если у тебя будет время, мы могли бы встретиться ещё.
        Анни дала позывной своего "капа"[33] и, взмахнув пальчиками, скрылась за дверью пансионата.
        Звонок от Димы был для неё неожиданным: несмотря на то, что он ей понравился, через пару дней она о нём забыла, так как была напряжённая экзаменационная сессия, к тому же, пришлось пересдать экзамен по биоиндикации, так как Соколова, заведующая кафедрой, так ей и сказала:
        -- Столярчук, ты от меня уйдёшь с единицей или десяткой, другой альтернативы нет.
        -- Ты хочешь на каникулы слетать в Париж? -- ошарашил Дима вопросом, так что она засомневалась он ли это, но его голубоватая фигура, вылепленная капом, маячила перед ней, подтверждая его личность.
        -- Париж затопило, -- вспомнила она и улыбнулась: хорошо пошутил.
        -- В новый Париж, -- ответил Дима и замолчал, ожидая ответа.
        -- Давай встретимся и поговорим, -- решила она, взмахнув рукой и стирая перед собой фигуру Димы.
        Они встретились вечером, зашли в кафе и Дима рассказал, что его приглашают в Версаль, чтобы ознакомиться с местом будущей работы. Ему предложили писать свой дипломный проект в Версале и отдали в его полное распоряжение лабораторию для опытов. Услышав рассказ, Анни удивилась - не каждому студенту предлагают такое.
        -- Что у тебя за тема диплома? -- спросила она.
        -- Свойства рассредоточенных атомных структур, -- сообщил ей Дима, но Анни ничего не поняла.
        -- А русским языком? -- рассмеялась она.
        -- Если просто я создал такие маленькие штучки, способные меняться под действием ментальных структур и приобретать любые формы, -- сообщил Дима, поглаживая руку Анни.
        -- Ты мне зубы не заговаривай, -- выдернула руку Анни, и добавила: -- А если ещё проще?
        -- Я могу создать себя из таких структур и буду, к примеру, жить вечно, -- сообщил ей Дима, но потом поправился: -- Сейчас, конечно, не могу, всё только на бумаге.
        -- А откуда тебя знают во Франции? -- спросила она.
        -- Я статью в журнале "Математика и физика" опубликовал, -- сообщил ей Дима и спросил: -- Так ты поедешь?
        -- Не знаю, -- задумчиво сказала Анни, -- как то всё подозрительно.
        -- Мы с тобой едем, как друзья, не более, -- думая о другом, сообщил Дима.
        -- Да нет, я не из-за этого, -- улыбнулась Анни, -- мне странно такое внимание к тебе.
        -- В этом нет ничего странного, -- сказал Дима, -- многих студентов приглашают за границу, а у нас ты что, не видела, сколько иностранных студентов?
        -- Хорошо, я согласна, -- улыбнулась ему Анни.
        -- Ты знаешь, я очень тебе благодарен, -- признался Дима, -- лучшего попутчика не сыскать.
        Они расстались у её пансионата. На прощанье она чмокнула его в щеку и сказала:
        -- Спасибо тебе.
        Дима смущённо засопел и покраснел. Хорошо, что был вечер и темно.
        Как только Анни зашла в комнату, Вика ей сообщила:
        -- Павел приходил.
        -- Что ему нужно? -- недовольно спросила Анни. С Павлом они встречались всего ничего, пару месяцев. Весёлый и легкий в общении парень ей сразу понравился, но на поверку оказалось, что не такой уж он весёлый, а комплексов выше крыши. К тому же никаких претензий ни от кого Анни терпеть не могла, а тут даже мимолётный взгляд на любого парня вызывал у Павла угрюмое выражение лица, которое сопровождало её весь вечер. Поэтому неделю назад Анни в открытой форме послала Павла подальше, разорвав отношения полностью.
        -- О тебе спрашивал, -- доложила Вика.
        -- Если будет спрашивать, скажи, что для меня он умер.
        Вика потёрлась возле неё и Анни поняла, что та хочет что-то спросить.
        -- Говори уже, -- хмыкнула Анни.
        -- Ты не возражаешь, если я буду встречаться с Павлом?
        -- Встречайся, -- согласилась Анни и добавила: -- Только сюда не води.
        -- Спасибо, -- воскликнула Вика, целуя Анни.
        ***
        Вася Филимонов решил, что командировки в такое неспокойное время, когда вокруг всякая нечисть норовит в Васину супружескую постель вскочить, слишком дорогое удовольствие и, чтобы защитить свою жену, Розарию, от бесчестья, следует повременить с отлучками из дома, тем более что и в Боро работы хватает. По такой причине он быстренько собрал вещи и, вместе с Розарией, поднялся в небо на флаэсине, направляя её в Боро.
        Всякие размышления стратега Питера Вейна, о том, что двойники - существа безобидные и, даже, с точки зрения философии, полезные для ума, Вася во внимание не принимал, находя такие мысли вредными, оппортунистическими, а двойника Вейна считал контрой, исходя из лексики товарища Тёмного. То, что данная контра удрала, как только посыпались новые звёзды, с точки зрения Васи значения не имело.
        Розария была не против уехать в Боро, опасаясь сойти с ума, имея кучу Вась, но, не имея ни с кем любви, так как Вася, который говорит, что он настоящий, по причине своей ревности о своих супружеских обязанностях забыл, а другие Васи ничего сделать не успели. Поэтому, в данном вопросе у них с Васей было полное согласие.
        Освободившись от напастей, обрадованная Розария подошла к Васе, стоящему у штурвала и, повиснув на его плече, сказала:
        -- Вась, а Вась?
        -- Что? -- не понял Вася.
        -- Давай ребёночка заведём, -- сказала Розария.
        -- Прямо сейчас? -- спросил Вася, оглядываясь, как будто на высоте пятьсот метров кто-то мог им помешать.
        -- Можно и сейчас, -- засмеялась Розария, радуясь оттаявшему Васе.
        Вася закрепил штурвал первой попавшейся верёвкой и потащил хихикающую Розарию в каюту. Флаэсина, подгоняемая толчками, медленно двигалась, куда ветер дует, наслаждаясь свободой и не мешая созданию нового человека.
        То ли у Фатенот нитки кончились, то ли они порвались, и она узелок завязала, только судьба изменила плавное течение жизни Розарии и Васи, подкинув им новый сюрприз. Откуда-то сверху на флаэсину свалилась обёртка из латекса, в которой находился мужчина, а за первой появилась вторая, тоже не пустая. Разрывая латекс, первый мужчина выбрался наружу и подошёл ко второй обёртке, помогая второму мужчине выбраться из латекса.
        -- Славная посудина, -- засмеялся первый, осматривая флаэсину. На его голос из каюты вышел Вася, весьма удивлённый появлением кого-либо на флаэсине. Увидев двух мужчин, одинаковых лицом, он плюнул и стукнул о борт флаэсины.
        -- Опять двойники, -- сказал Вася и врезал со всей силы в скулу первого мужчины. Тот свалился под ноги, а второй, вытащив какую-то штучку, приставил её к шеё Васи и любимый Розарии задёргался и упал. Увидев такое надругательство над Васей, дородная Розария шлепнула рукой по второму и тот свернулся с копыт, как подрезанный.
        Не останавливаясь, Розария, связала упавших верёвкой, которая держала штурвал и принялась отпаивать Васю поцелуями, действие которых было волшебным: Вася открыл глаза и спросил:
        -- Где они?
        -- Ты их уложил, -- сообщила мудрая Розария, а Вася на руках Розарии принялся вспоминать, когда он успел приложить другого мужчину.
        -- Что мы с ними делать будем? -- спросила Розария, поглаживая голову Васи, лежащую у неё на коленях и поглядывая на связанных мужчин.
        -- Отдадим Хенку, пусть с ними что хочет, то и делает.
        -- А может, выбросим их и займёмся работой? -- загадочно улыбаясь, сказала Розария. Точно её услышав, один из мужчин зашевелился.
        -- Вася, ты у него "штучку" забери, -- предупредила Розария. Вася обыскал связанного врага и вытащил "штучку".
        -- Да это же шокер, -- радостно воскликнул Вася и добавил:
        -- Сейчас проверим.
        Очнувшийся мужчина выпучил глаза, но это Васю не остановило: он нажал на кнопочку и, вместе с искрами, клиент потерял сознание. Васе понравилось, и он потянулся рукой ко второму мужчине. Тот сразу воскликнул: -- Я сам! -- и закрыл глаза. Но Вася ему не поверил и приставил шокер к шее. Второй клиент затрясся и отключился по-настоящему.
        -- Какой ты смелый! -- воодушевлённо воскликнула Розария и с надеждой спросила: -- Теперь мы сможем заняться своим ребенком?
        -- Естественно, -- гордо сказал Вася, и они быстро скрылись в каюте.
        ***
        Она протянула руку и наткнулась на мягкую шерсть. "Котик домой вернулся", -- подумала она, а на голове ощутила шевелящихся мышей. "И вы тут?" -- улыбнулась она и, не открывая глаз, перенесла их на подушку, чтобы не раздавить, а сама перевернулась на другой бок и снова заснула. Сон, неожиданно прерванный котом, возвратился, и она снова увидела себя. Себя и Диму.
        Во Францию отправились через две недели, когда закончились все экзамены и сессионная суета. В магнетике[34] оказались не одни, а вчетвером: напротив них сидела пара бизнесменов, поставляющих мебель в сибирский регион, насколько можно судить по буклетам, которые им всучили соседи. Закрывшись красочной бумажкой, Анни смеялась, глядя на озабоченную пару, а потом рассматривала мебель на картинках, оказавшейся красивой, но весьма дорогой.
        Полёт был недолгим, всего пару часов, из которых один час занимал медленный подъем, настолько же медленный спуск, а летели всего десяток минут. В маленьком аэропорту, на выходе, их встретила девушка с плакатом, на котором было написана фамилия Димы, и повела к автокару, на котором они благополучно добрались в пригород Версаля. За время их недолгого путешествия, девушка, которая представилась Мари, поглядывая на Диму, рассказывала о восстановленных после Потопа исторических ценностях Франции, а об остальном не говорила ни слова. Анни показалось, что Мари была обескуражена тем, что с Димой была она. Когда они уже приехали и суетились возле автокара, вытягивая вещи, Анни тихо спросила:
        -- Дима, ты предупреждал, что едешь не один?
        -- Нет, -- сказал Дима, глядя на неё невинными глазами.
        -- Дима, ты балда! -- воскликнула Анни, поражаясь безалаберности друга.
        Усадьбу, куда они приехали, окружала железная вычурная ограда, а за ней аккуратная зелёная стена из кустов ровно обрезанная сверху. Внутри оказался старинный трёхэтажный дом, к которому вела дорожка, выложенная округлыми плоскими камнями, с двух сторон которой стоял зелёной стеной высокий кустарник.
        В доме их никто не встречал, только Мари показала помещения и как-то скомкано ушла. Изучать дом они принялись сами. На первом этаже находилась огромная прихожая, гостевая комната и хозяйственные помещения, второй занимали несколько спален, а весь третий этаж был отдан под лабораторию, где Дима тут же застрял. Видя его воодушевлённое и радостное лицо, Анни поняла, что Дима здесь останется и ей стало немного грустно, так как она через несколько дней уедет домой.
        Оставив Диму с его игрушками, Анни спустилась вниз и проверила кухню. Приглашавшие их оказались людьми искушёнными и предусмотрительными - холодильники были набиты полуфабрикатами, а на кухонном столе стояли, прикрытые салфетками, супница с рыбной похлёбкой, сотейник с тушеным мясом и грибами, а в цилиндрической стеклянной посудине Анни унюхала салат с креветками.
        "Возможно, я была неправа в отношении хозяев?" -- подумала Анни, перенося сосуды с едой в столовую и вытаскивая красивые тарелки из буфета. Когда всё приготовила, то поднялась на третий этаж и открыла дверь в лабораторию. Дима увлечённо опутывал проводами несколько столов, установленных вплотную, и был в другом измерении.
        -- Здесь ничего взрываться не будет? -- спросила Анни, прикидывая, где находиться её комната относительно столов.
        -- Взрываться? -- задумался Дима, и Анни забеспокоилась.
        -- Нет, не должно, -- после некоторых размышлений сообщил Дима и его задумчивость насторожила Анни.
        -- Пойдём кушать, -- сообщила она Диме и он, как зомби, потопал за ней, думая о своём.
        Когда они спустились в столовую, он остановился поражённый, подошёл к супнице и открыл крышку.
        -- Всё это приготовила ты? -- удивился Дима.
        -- Не совсем, -- призналась Анни, но её признание не испортило впечатление Димы, и он смотрел на неё, как на чудотворца.
        Отдав должное неизвестному повару, они пообедали, а, скорее, поужинали и едва вылезли из-за стола.
        -- Я пойду наверх, -- сообщил Дима, и Анни с огорчением подумала, что увидеть Версаль ей не светит. Включив кап на всю стену, она посмотрела последние новости науки, в которых два клоуна обещали путешествие на любую планету, но их разглагольствование Анни выключила одним мановением своего пальчика. Спали они в разных комнатах, вернее, Анни уснула в одной из спален второго этажа, а где спал Дима, она не знала. Возможно, что он вообще не спал, а всю ночь сидел в лаборатории.
        Проснулась Анни в грустном настроении. Накинув халат, она спустилась на кухню и налила себе кофе из горячего кофейника. "Уже поднялся", -- подумала она о Диме и, держа в руке кружку с кофе, поднялась в лабораторию.
        Но Димы там не оказалось. Она спустилась ниже на этаж и обследовала все спальни, но и там его не было. "Куда он девался?" -- подумала Анни, и озабоченно взяла в руки кап. Но Дима на звонок не отзывался, и Анни забеспокоилась всерьез. Внизу стукнула дверь, и Анни, облегченно вздохнув, бросилась вниз, собираясь отругать Диму за его безалаберность.
        Внизу, при полном параде, стояла Мари и удивлённо смотрела на Анни. Окинув свой непрезентабельный вид, Анни покраснела, кто же знал, что с утра ожидаются гости.
        -- Я к мсье Димон, -- сообщила она Анни.
        -- Его нет дома, -- ответила Анни, понимая, что попала в неудобное положения. "Куда же ты девался, зараза!" -- зашипела она на Диму и тот, как будто услышав, открыл входную дверь и появился на пороге, держа в руках роскошный букет роз. Мадемуазель Мари покраснела, обрадовавшись, и повернулась к нему, собираясь принять букет, но Дима, бросив на ходу: "Спасибо, Мари, но сегодня вы мне не нужны", -- прошел мимо, направляясь к лестнице, на которой стояла Анни. Мадемуазель Мари соблюдая этикет, улыбнулась, блеснув злыми глазами на Анни, и вышла, даже не закрыв дверь.
        -- Сегодня я покажу тебе Эйфелеву башню, -- сказал Дима, вручая ей букет, а она, совсем растерянная, спросила:
        -- Она, что, не утонула в Париже? -- на что Дима, совершенно серьезно, ответил: -- Я её вытащил для тебя.
        -- Спасибо, -- сказала Анни, благодаря за цветы, а не за Эйфелеву башню, которая покоится на дне Парижского моря вместе со всем, что было в Париже.
        -- Ты ещё не оделась? -- удивился Дима, осматривая Анни, и добавил: -- Поспеши, у нас мало времени.
        Через полчаса они уселись в автокар и уехали в город. По пути Дима так увлечённо рассказывал о резиденции французских королей, что Анни не выдержала и спросила:
        -- Откуда ты всё знаешь?
        -- Мне мама рассказывала, -- сказал Дима, и Анни притихла, не собираясь ворошить больную тему. А Дима, наоборот, вспоминал мамины рассказы и сравнивал их с действительностью и, слушая его, Анни успокоилась. Автокар остановился на площадке перед версальским дворцом и их встречал зелёный Людовик на такого же цвета лошади.
        Было не многолюдно, видимо, французы работали, а экскурсанты решили сделать выходной. Они прошлись по дворцу, заглянули в королевскую часовню, прошлись вдоль зеркал, корча рожи каждому из них, а потом выбрались наружу к водному партеру.
        -- Почему так мало народу? -- снова удивилась Анни и Дима сообщил: -- Я выкупил все билеты для экскурсантов.
        На не работающем фонтане бедная Латон пытаеться убежать от оскорбляющих её ликийских крестьян, посланных змеем Пифоном, и превращенных в лягушек Юпитером. В пустом фонтане подальше спешит к ней её сын, Апполон, загоняя притопленных лошадей, которые беспомощно барахтаются на отмели. Неожиданно для себя Анни увидела знакомый силуэт и спросила:
        -- Это что?
        -- Эйфелева башня, -- ответил Дима.
        -- Макет?
        -- Настоящая, -- возразил Дима, и они за руку отправились поближе. Миновав Апполона, подошли к большому каналу, где Дима заговорщицки сказал: -- Жди меня здесь.
        Он вытянул кап и, не включая изображение, что-то в него сказал. Впереди, из-за угла, выскочила настоящая гондола и понеслась к ним.
        -- Пойдём, -- сказал Дима, беря Анни за руку. В гондоле оказался настоящий итальянский гондольер в белой шляпе с красной лентой на околыше, белой рубашке и строгих чёрных брюках. Он стоял на корме с единственным веслом в уключине, ловко им манипулируя.
        Дима спрыгнул в лодку и подал руки Анни, принимая её. Они сели в два кресла впереди, оббитых голубым бархатом, и гондола плавно поплыла вдоль берега, приближаясь к Эйфелевой башне. Её громада медленно надвигалась на них, и у Анни захватило дух, когда они оказались под ней, ощущая на себе тысячи тонн металла.
        Гондольер затянул баркароллу, и песня, поначалу, оказавшись чужеродной, потом, неожиданно для Анни, вписалась в окружающий пейзаж, наполняя его гармонией. Анни слушала, склонив голову на плечо Димы, обхватив руками его за пояс.
        
        Тихо скользим мы спокойной водою, носом сминая отблески волн ...
        Лодочка с милою вдаль убегает, плавной ходою движется челн ...
        Широко машет веслом гондольеро, только любимая вдалеке ...
        Не проживу без любви в этом мире, смятое сердце вянет в тоске ...
        
        Лодочник доплыл до Большого Трианона и тут из неба посыпался дождь. Анни и Дима понеслись к колоннаде мраморного дворца, где, запыхавшись, укрылись от неожиданного дождя. Поднялся ветер, продувая колонны насквозь, и дождь, вместе с молниями, обрушился на Версаль, затягивая всё туманом.
        Несмотря на то, что, что в этот день всё время накрапывал дождь, они облазили, всё, что смогли, а вечером, мокрые, но довольные, возвратились в особняк, где их поселили незнакомые спонсоры. Анни сразу же умчалась в душ, а Дима взял на себя обязанности повара, что было не сложно: пока они отсутствовали, кто-то приготовил еду, оставив её прикрытой салфетками на кухне.
        -- Это ты приготовил? -- спросила Анни, возвращаясь в халате и с мокрыми волосами.
        -- Я, -- широко улыбаясь, соврал Дима. Анни подошла к нему и чмокнула его в щеку:
        -- Спасибо.
        -- Так не благодарят, -- возмутился Дима, глядя ей в глаза.
        -- А как? -- спросила она, подняв на него лицо и улыбаясь.
        -- Вот так, -- сказал Дима, впиваясь в её губы. Она обняла его за шею, и они долго стояли, истязая друг другу губы, пока Анни не спохватилась:
        -- Я ужасно хочу есть!
        Они покушали, и, нарушив стоящую ранее невидимую стенку между ними, вместе забрались в широком кресле, наслаждаясь теплом от камина, который разжёг Дима. Языки пламени завораживали своим непостоянством, меняя свой облик каждое мгновение, а они, изредка целуясь, смотрели в огонь, с приятной нежностью ощущая присутствие другого.
        Когда пришла пора спать, Дима посмотрел на Анни, а она, растерянная, сказала: -- Я боюсь, -- на что он серьёзно ответил:
        -- Я тебя не трону. Мы только будем вместе лежать.
        Забравшись в кровать, Дима повернулся к ней:
        -- Всё забываю у тебя спросить, что за ожерелье у тебя на шее?
        -- Подарок моего друга, -- сказала Анни, не особо распространяясь о сардониксе на шее. Немного помолчали, неподвижно глядя на расписанный потолок. Как-то сами собой потянулись руки, а губы нашли друг друга, чтобы тут же начать ласкать, а остановиться никто не пожелал.
        Неистовство продолжалось целую ночь и только под утро они заснули. Когда, ближе к обеду, они поднялись из кровати, немного смущённые друг другом, Анни, краснея, спросила, комкая в руках простыни в пятнах:
        -- Куда это девать?
        Дима забрал и унёс, а Анни торопливо убежала под душ, смывая следы ночи, которые нельзя и не хотелось смывать из памяти.
        Кушали, не говоря ни слова, а сразу после обеда, Дима подошёл к Анни и, став на колена, спросил: -- Ты будешь моей женой? -- на что Анни ответила одним словом: -- Да.
        -- Одевайся, -- сказал Дима.
        -- Зачем? -- не поняла Анни.
        -- Мы едем в муниципалитет, -- ответил Дима.
        -- Зачем? -- не поняла Анни.
        -- Ты тупая, -- рассмеялся Дима, стоя на коленях.
        -- Сам тупой, -- рассмеялась Анни, впиваясь в него губами. Оторвавшись от него, она отправилась наверх, пригрозив пальцем:
        -- Так и жди!
        Когда она, одетая, спустилась вниз, он стоял на коленках.
        -- И кто из нас тупой? -- спросила она у него.
        -- Понял, не тупой, -- ответил Дима, заложив руку за ворот халата, и побежал одеваться.
        В муниципалитете у них взяли документы и очень быстро выдали две бумажки:
        -- Приходите через месяц, -- сообщила, озаряя их улыбкой, молодая девушка с бейжиком муниципалитета.
        -- Почему так долго? -- обескуражено спросил Дима.
        -- Балда, может, я передумаю, -- пошутила Анни, а девушка лучезарно ей подмигнула. Когда они вышли из здания, Дима озабоченно спросил:
        -- Ты, правда, можешь передумать?
        -- Не надейся, -- успокоила его Анни.
        Дима бездельничал целую неделю, пока была Анни, забыв о своей работе и своих спонсорах, а те даже не напоминали о себе. Единственный, кто появлялся в особняке, была мадемуазель Мари, да невидимый повар, оставляющий на кухне готовый обед.
        Анна, в свой последний день, озабоченно спросила:
        -- Тебя не беспокоит то, что ты не видел своих меценатов?
        -- Нет, -- ответил Дима, -- здесь люди доверяют друг другу. А пока тебя не будет, я наверстаю, -- добавил он, улыбаясь на всё лицо.
        -- Не знаю, не знаю, -- сказала Анни, искоса поглядывая на мадемуазель Мари, приехавшую в аэропорт её провожать.
        -- Не беспокойся, -- шепнул ей на ухо Дима, -- она мне совсем не нравится.
        -- Мне тоже, -- сказала правду Анни.
        ***
        Товарищ Тёмный источал само обаяние, и все домочадцы были от него без ума, в особенности Алида, которая обожала брать здоровенного коня на руки и поглаживать его по пузу. Чтобы облегчить ей данное действие, которое доставляло ему удовольствие, товарищ Тёмный уменьшал свой вес до минимума, вызывая у Алиды сочувствие: "Что же ты такой лёгонький?" -- и подкармливала его овсом. То, что овёс высыпался аккуратной кучкой под товарища Тёмного и зерно с удовольствием склёвывали курицы, не волновала Алиду, так как она этого не видела, балуя любимца.
        А вот Сергею присутствие товарища Тёмного не нравилось. Он ещё помнил, как десяток лет назад, его, Сергея, товарищ Тёмный вернул к Элайни и дочери Марго, вложив в его голову знания того, как они с Элайни здесь жили до его появления. Только голова Сергея, поверив сразу, критически перебрала внушаемое и определила, что многого того, что он знал, в его жизни не было.
        Сергея тревожила мысль, что товарищ Тёмный здесь не только для того, чтобы соединить Альмавер и её мать, Бонасис, но имеет ещё какую-то цель, касающуюся их с Элайни, тем более что у них, отчего-то, пропала Марго. Сергей подспудно думал, что исчезновение дочери как-то связано с появлением товарища Тёмного, а неясные высказывания Хамми, что с Марго будет всё в порядке, как будто подтверждали эти подозрения.
        Поэтому, когда однажды утром товарищ Тёмный сказал Сергею: "Пойдём, прокатимся!" -- он был внутренне готов к разговору, и размышлял о том, какую жертву им придется принести, чтобы вернуть Марго назад. Товарищ Тёмный, проверив мысли Сергея, не стал ходить вокруг да около, а сообщил:
        -- Я появился здесь, чтобы вернуть Элайни и тебя в ваше время.
        -- А как же Марго? -- спросил Сергей, внутренне напрягаясь - вот она, жертва за их возвращение. Жертва, с которой он был совсем не согласен.
        -- Марго уже там и ждёт вас, -- сообщил Тёмный, но Сергей ему не поверил.
        -- Я объясню тебе причину, по которой я это делаю, и ты сразу поверишь, -- сообщил товарищ Тёмный, а Сергей напрягся, ожидая.
        -- Если быть кратким, я и Маргина любим друг друга, -- сообщил товарищ Тёмный.
        -- Она что, живёт с жеребцом? -- спросил Сергей и товарищ Тёмный с сожалением подумал, что у людей убогая фантазия, но с будущим родственником спорить не стал, а объяснил: -- Она знает меня таким.
        С этими словами товарищ Тёмный превратился в мужчину с немного лошадиным лицом и огромными томными глазами.
        -- Я вот думаю, в каком виде сообщить об этом Элайни? -- посоветовался он с Сергеем.
        Сергей затруднялся ответить и сообщил Тёмному, что скажет Элайни об этом сам.
        -- Ты должен сказать, прямо сейчас, -- предупредил Тёмный, -- сегодня мы возвращаемся.
        Когда они вернулись назад, Сергей взял Элайни за руку и повёл её в спальню.
        -- Ты хочешь заняться этим сейчас? -- спросила Элайни, на ходу расстёгивая ворот рубашки, на что Сергей ответил, что хочет поговорить.
        -- А! -- разочаровано сказала Элайни и присела на кровать: -- Говори.
        -- Твоя мама живёт с товарищем Тёмным, -- сообщил Сергей, а Элайни, выпучив глаза, воскликнула: -- С жеребцом?
        Товарищ Тёмный, поместивший чуть ли не все симпоты в спальне, разочарованно воскликнул: "Как всё предсказуемо! Какая нетерпимость!"
        -- Жеребцом он по улицам ходит, а тем, о чём ты думаешь, он занимается, как человек, -- сообщил Сергей и, вспомнив товарища Тёмного в виде мужчины с лошадиным лицом, добавил: -- Я видел.
        -- Ты видел, как Тёмный занимается этим? -- ошарашенно спросила Элайни и тут же уточнила: -- С кем?
        Сергей понял, что в данном случае объяснения всё запутают и промолчал. А Элайни, застыв, усиленно размышляла и выдала Сергею:
        -- Я знаю с кем! С Алидой! -- сообщила она, заблестев глазами: -- То-то Алида его выглаживает.
        Товарищ Тёмный, совсем разочаровавшись в человечестве, убрал свои симпоты из спальни, а затем удручённо возвратился в зал. Алида, увидев его таким грустным, сразу взяла его на руки и принялась успокаивать:
        -- Что же ты такой грустный, мой милый?
        -- Улетаю я сегодня, -- сообщил товарищ Тёмный, и Алида даже всплакнула от жалости.
        -- Смотри, как Алида убивается, -- посочувствовала Элайни, возвращаясь в зал, после того, как Сергей сообщил, что они возвращаются в Страну Маргов и Фрей, где их ждёт Марго. Разуверять относительно Алиды он не стал, предоставляя своей тёще, Маргине, право объяснить дочери свои отношения с товарищем Тёмным.
        Сергей сообщил всем, что они с Элайни нашли Марго и возвращаются к ней в свое время. Сообщение всех обрадовало, только Альмавер спросила:
        -- А мы?
        -- Вам нельзя, -- сообщил Хамми, до этого молчавший.
        -- Хамми, а ты с нами? -- спросила Элайни, поднимая кота.
        -- Я должен остаться здесь, -- сообщил Хамми, и Элайни, присев на кресло, принялась его гладить, орошая его рыжую шкурку прозрачными каплями.
        -- Не мочи Хамми, -- сказала молчавшая Бони, и содрала его с колен Элайни. Та только улыбнулась, вытирая слёзы, и погладила Бони по головке.
        -- А кто же будет королевой? -- спросил Анапис, напряженно осматривая всех.
        -- Вот она и будет, -- сказала Элайни, усаживая на колени Бони вместе с Хамми. Посмотрев на Альмавер и Алиду, она подняла руку и сказала:
        -- Все фреи в наличии, поднимите руку, кто за Бони.
        Альмавер и Алида подняли руки, и подошли к Элайни, орошая и её и Бони.
        -- Не мочите нас! -- возмутилась новая королева, слезая с коленок Элайни вместе с котом и направляясь к отцу, Анапису: -- Папа, ты не будешь меня мочить? -- спросила она отца и Анапис сказал: "Нет", -- скрывая слезу, предательски выскочившую из глаза.
        -- Нам нужно идти, -- сказал Тёмный, первым направляясь к выходу.
        -- Ты за ним присмотри, видишь какой он, бедненький, грустный, -- попросила Алида, провожая взглядом Тёмного.
        -- Хорошо, Алида, я за этим кобелем присмотрю, -- пообещала Элайни, думая о том, сообщать маме или нет об измене Тёмного.
        -- Какой же он кобель, -- возразила Алида, -- он жеребчик.
        -- Ещё тот жеребец, -- подтвердила Элайни, и подумала, что матери нужно всё-таки сказать. А товарищ Тёмный, читая её мысли, соображал, стоит ли возвращать Элайни, а может забрать в следующий раз?
        
        Репликация десятая. Сазан
        Каждую ночь Анни разговаривала с Димой, у которого в это время был вечер, и минуты летели так быстро, что они не успевали сказать всё, что хотели. Да разве скажешь картинке, как ты её любишь, и не можешь без неё жить, тем более, что в комнате сопит Вика, которая припёрлась за полночь, так как встречалась с Павлом. Вика была рада, но Анни, почему-то, в искренность чувств Павла к ней не верила и всё время ожидала подвоха.
        Завтра она уезжала к дедушке в Барнаул, на день рождения. После Потопа, когда его дом снесло волной, дедушка не стал дожидаться, пока отстроят новый дом, а забрал деньги, выданные ему на постройку квартиры, и укатил к сестре в Барнаул, где купил деревянный дом рядом с ней.
        Естественно, что бабушка Галя уже напекла-наготовила и ждала внучку с нетерпением, так как та в последнее время не очень часто наезжала, занятая сдачей госэкзаменов. Заснув под утро, она, как и следовало ожидать, проспала первый рейс магнетика и неслась к ближайшей станции растрёпанная и не умытая, как клуша.
        Когда пролетали над Черепаново, Анни с огорчением обнаружила, что оставила свой кап в пансионате и не надела ожерелье из сардоникса. "Кап у дедушки одолжу, -- подумала Анни, так как не хотела вечером отказываться от разговора с Димой, -- а вот за ожерелье кот будет её ругать". Правда, кот давно перестал говорить, но его укоризненный взгляд хуже любой ругани. Как только он появился у них с ожерельем на шее, так сразу отдал его ей, Анни, и сказал, чтобы она носила ожерелье всегда.
        Что значили его слова, Анни не знала, но ожерелье ей очень нравилось, и она его всегда носила, снимая только идя в душ.
        Не успел простыть след за Анни, как в комнату постучал Павел: вчера они сговорились с Викой побыть вместе и без помех. Зайдя в комнату, Павел внимательно всё осмотрел, заметил на прикроватном столике ожерелье Анни и кап.
        -- Что, забыла? -- спросил он у Вики, зная, как Анни трясётся над ожерельем.
        -- Забыла, не трогай, -- подошла к нему Вика.
        -- Надень, -- сказал Павел, подавая ей ожерелье.
        -- Не нужно, Анни будет ругаться, -- остановила его Вика.
        -- Никто не узнает, мы вдвоём, -- настаивал Павел и добавил, -- хочу посмотреть, может я тебе куплю такое.
        Вика зарделась и понеслась в коридор, к зеркалу. Павел задумчиво посмотрел на кап Анни, а потом его включил и положил на шкаф. Вернувшаяся Вика, улыбаясь, посмотрела на Павла.
        -- Тебе идёт, -- сообщил он ей и принялся расстёгивать платье на спине.
        -- Ты хочешь прямо сейчас? -- спросила Вика, но Павел уже опрокинул её на себя. Они медленно разделись, а то, что делали дальше, кап аккуратно записывал в файл. Вика попыталась поменять позу, но Павел её остановил: -- Я хочу всегда видеть твоё лицо.
        Когда она, уставшая, ушла в душ, Павел остановил кап и пролистал абонентов. Стирая его из капа, отправил файл адресату, и положил кап на столик Анни. Пришедшая Вика, с мокрыми волосами, удивилась радужному настроению Павла и с надёждой спросила:
        -- Может ещё?
        -- Почему бы и нет, -- сказал Павел, снимая с Вики ожерелье, и заваливаясь на неё сверху.
        ***
        Вечером, когда все гости ушли по домам, Анни взяла у дедушки кап и отправила вызов Диме. Долгие гудки были ей ответом, и Анни подумала, что Дима ожидает её вызова, поэтому не отвечает незнакомым абонентам. Она попробовала еще раз с таким же результатом. В ту ночь ей не удалось связаться с Димой, и она в следующее утро, несмотря на уговоры деда, полетела в Академгородок, чтобы связаться с Димой со своего капа.
        Вика, увидев прибывшую Анни, удивилась, но тут же смылась, чтобы предупредить Павла, так как тот собирался прийти в гости. Анни набрала Диму, но ей опять никто не ответил. На третий звонок появилась виртуальная мадемуазель Мари, которая брезгливо рассматривала жилище Анни.
        -- Мьсе Димон не сможет подойти к капу, -- сообщила она и отвернулась, не выключая кап.
        -- Скажите ему, что звонит Анни, -- попросила Анни, понимая, что что-то случилось.
        -- Тем более, не сможет, -- сообщила мадемуазель Мари, щёлкнув капом.
        -- Кто звонил? -- спросил Дима, спускаясь сверху.
        -- Дима, это я! -- крикнула Анни, но он её не слышал, так как звук и изображение на капе Димы выключила мадемуазель Мари.
        -- Это была Анни, -- сообщила мадемуазель Мари.
        -- Никогда, слышите, никогда не соединяйте меня с ней! -- страстно сказал Дима, остановившись. Придя в себя, он спросил: -- Вы готовы?
        -- Да, -- ответила мадам Мари, беря его под руку и на ходу выключая кап.
        Анни застыла, поражённая увиденным и услышанным, не зная, что об этом думать. Перемена, произошедшая с Димой всего за один день, пугала её своей правдой, и она не могла понять, что она такого сделала, что так отвратило Диму от неё.
        Всего через пару дней она собиралась лететь в Версаль, так как диплом получила, и прошел месяц со дня подачи их заявки на брак. Она просидела целый день дома, размышляя, но первая мысль, которая пришла ей в голову была последней и правильной: нужно лететь в Версаль и поговорить с Димой.
        Откладывать поездку не имело смысла, и она следующим днём, с утра, сидела в магнетике, который направлялся в Версаль. Других пассажиров не наблюдалось, точно на ней было отличительное клеймо, но Анни радовалась такому обстоятельству: не нужно было изображать на лице дежурную улыбку. Пока продолжался полёт, она ничего не думала, всё решив заранее, а однообразие пустого неба за иллюминатором не рожало ни одной мысли. Она быстро поднялась, как только они сели в Версале, и, сунув в автомат купюру, пять минут подождала автокар.
        Набрала знакомый адрес и прислонилась к стеклу, наблюдая за окном проплывающие улицы, которые её не интересовали, и людей, озабоченно идущих по своим делам. "Никто, никому не нужен", -- возникла в голове неожиданная мысль, которая родила другую: "Возможно, я ему не нужна?"
        "Я ведь его совсем не знаю?!" -- осенило её. Ведь те несколько дней, проведённых вместе, совсем не показательны, а какой он в обычной жизни, ей не довелось узнать. Она воодушевилась и подумала, что эта поездка для неё необычайно важна. Ведь если окажется, что Дима такой, каким она его знала, то нужно бороться за него, а если она ошибалась, то ей преподали, пусть и горький, но урок.
        Пока она размышляла, автокар остановился, и она пошла по дорожке из округлых камней, направляясь к дому. Дверь была открыта и она поднялась по ступенькам, неторопливо обходя все спальни наверху, но нигде никого не увидела. Анни поднялась выше, в лабораторию, которая тоже была открыта, и пустынна, как Сахара в прошлые века.
        Анни подошла к столу, где увидела несколько листков, писанных торопливым почерком Димы, а в углу заметила новый агрегат, которого здесь не было. Агрегат был явно собран здесь из комплектующих многих фирм и представлял собой обыкновенное офисное кресло с обрубленной ножкой, всунутой в тор из проводов, а вверху всё это безобразие прикрывал круглый металлический зонтик, весь утыканный датчиками и проводками.
        В подлокотнике торчал замок, с ключом странной г-образной формы, состоящий из множества стальных стерженьков различной длинны, а на горизонтальной плоскости подсвечивал какой-то светодиод. Вытянув ключ, Анни машинально сунула его в карман, соображая, куда мог деваться Дима. То, что всё здесь было открыто, говорило о том, что здесь кто-то есть. Она снова подошла к столу и заметила клочок бумаги, на котором почерком Димы размашисто было написано: планета Глаурия.
        Название было знакомо Анни, только она не могла понять, откуда, а времени сообразить, не было, так как в дверях лаборатории появилась мадемуазель Мари в сопровождении двух крепких мсье в одинаковых костюмах и на одно лицо. "Близнецы", -- подумала Анни, а мадемуазель Мари разгневано спросила:
        -- Что вы здесь делаете?
        -- Я приехала к Дмитрию, где он?
        -- Его здесь нет, уходите, -- раздражённо крикнула мадемуазель Мари.
        -- Я никуда не уйду, пока вы не покажете Диму, -- воскликнула Анни и, подняв руку, положила палец на тревожную кнопку капа. Близнецы переглянулись, и один из них сказал мадемуазель Мари:
        -- Оставьте её, Мари, мы сами всё объясним, -- он взял один из стульев и сделал жест рукой, -- присаживайтесь.
        -- Я постою, -- сказала Анни, осматривая взором пути отхода. Близнецы сели, а мадемуазель Мари, как и Анни, тоже не собиралась садиться.
        -- Понимаете, уважаемая... -- начал один из близнецов, но его перебил второй: -- Меня зовут Жак, а вас ...
        -- ...Анни, -- подсказала мадемуазель Мари.
        ... а меня Жан, будем знакомы, -- продолжил первый. -- Мы, как вы успели заметить, братья и ведём некоторые коммерческие проекты, в одном из которых участвовал ваш друг. Но, к сожалению, он нас обманул, и, я вижу, не только нас. Не далее, как вчера, он закончил одну... э ... э работу и исчез, даже не составив, отчёт. Так что мы с вами, в некотором роде, все потерпевшие. Вы же видите - мы своих средств на него не жалели, -- обвёл вокруг руками Жан.
        -- Я вам не верю, -- сказала Анни, а Жан развёл руками: -- Это ваше право, но единственная причина, по которой нам не хотелось вмешивать в это дело соответствующие органы только одна - мы боимся, что о том, над чем работал ваш друг, разгласят в информационных новостях. Вы ведь знаете, стоит сказать слово и кто-то другой придумает похожее.
        Анни задумалась, а брат Жана спросил:
        -- Вы не подскажете, где мы можем его найти?
        -- Не знаю, -- сказала Анни правду, а о записке на столе предпочла промолчать.
        -- Если вам негде жить в Версале, вы можете поселиться в комнате, которую занимали, -- предложил Жак, и лицо мадемуазель Мари исказила гримаса, поэтому Анни отказалась: -- Нет, спасибо.
        Она направилась по ступенькам вниз, всё ещё слыша голоса братьев и резкие выкрики Мари. "Ключ, ключ!" -- выкрикнул кто-то из братьев, и Анни вспомнила, что положила его себе в карман. Послышался топот ног, и Анни предпочла быстро скрыться, понимая, что ключ может ей пригодиться для переговоров. Она спряталась за кустами и слышала, как братья пробежали по аллее, а потом, огорчённо вернулись. Из их разговоров Анни поняла, что они считают её сообщницей Димы, которая действует по его указке.
        Поскольку, путь был свободен, она вышла на улицу и потопала, куда глаза глядят.
        ***
        Маргина, несмотря на приятное общество Харома, отправилась в Боро, повидать своих внучат, которым она так и не уделила внимания, занимаясь собой и решая непростую задачку с одним бывшим и двумя новыми любовниками. С новыми было ясно, Харом любил, несмотря ни на что, Фатенот, а вот товарищ Тёмный был ей приятен и, кажется, тоже её любил.
        Харом почистил ей глифомы, удалив все события, связанные с ним, и оставив в памяти только обезличенные ощущения страсти, чтобы было с чем сравнивать аналогичное. Посылая глифомы вперёд, Маргина проверила, что творится в головах её родных и знакомых, оправдывая такое вторжение в память людей тем, что оно с благими намерениями.
        Хотя каким благим делом можно оправдать вторжение в голову своей соперницы, Манароис, оказавшейся в Боро, в обществе Чери и Леметрии. Соперница горевала о Мо, который куда-то пропал. "Я же её предупреждала!" -- без зла напомнила Маргина, но Манароис её не слышала, а если бы и слышала, то никогда не поверила в подлость Мо.
        А ещё в Боро почему-то находились барберосы, которые в обнимку спали с Туманным Котом. По крайней мере, ей так показалось, потому что их точки слились в одну, большую. "Может, Туманный Кот их съел?" -- подумала Маргина о несбыточном, так как шляющихся барберосов, не то, что съесть, а задержать невозможно.
        Оглядываясь назад, на свою человеческую жизнь, Маргину охватывало странное ощущение невозвратной потери и, в тоже время, она совсем не отказывалась от новой жизни в теле, которое невозможно уничтожить. Наоборот, она находила новые грани того образа жизни, которым она жила и не понимала Хранителей, почему они так скучно, без эмоций, живут.
        Возможно, когда она проживёт пару тысячелетий, утратит близких ей людей и так заполнит свои симпоты грязью жизни, что не сможет видеть людей - ей захочется очиститься, забыться и, как бы, родиться заново. Но только не сейчас, когда она еще не использовала и малой толики своих знаний и не проверила все возможности своего тела.
        А не умела она многое, так как, в основном, существовала, придерживаясь человеческой традиций и изменяла форму изредка, всё время возвращаясь к облику Маргины. Тот же Харом не только сам преображался, но мог изменять окружающее пространство, ведь это его виртуальными руками была создана Глаурия, планета, на которой живут не только марги и фреи, а и ужасные дикари племени рао на Земле Харома и рыбаки на Земле Фатенот.
        Маргина же не могла слепить даже крохотный листочек, и ей не хватало не только знаний, но и возможности черпать силы из окружающего космоса. Знания, которые она получила от Харома, требовали время для своего изучения, но она знала, что только таким путём её жизнь станет интересной, а она отдаст должное той силе, которая её сотворила.
        Было раннее утро, но Маргина могла лететь когда угодно, так как ночь ей была не помеха. А летела она неспешно по простой причине: она не хотела в раннее утро будить своих родных. Совершенно случайно её симпота зацепилась за что-то черное, и она удивлённо увидела Ворона, неподвижно, как клякса, застывшего в небе.
        "Ты за мной наблюдаешь, Ворон?" -- напрямую спросила она, понимая, что встреча с птицей такого полёта не может быть случайной.
        "Лети себе, крошка", -- каркнул Ворон, оставаясь на месте, а Маргина не поняла, услышала она ли это комплимент или предупреждение. Как бы там ни было, но Ворон испортил ей настроение, и в Боро она прилетела совсем грустная.
        В то утро Байли поднялась раньше и, оставив Хенка, чтобы он поспал немножко дольше, спустилась вниз в прихожую, где увидела лежащую на диване Васабри и задумалась. Такая находка для неё была сюрпризом, и она не сомневалась, что лежащую девушку привёз Хенк.
        В свете последних семейных изменений в жизни матери, Маргины, и её новых неожиданно появляющихся претендентов на супружеское ложе, Байли подумала, не ждёт ли её такой же сюрприз, а лежащая сонная девушка - заготовка будущей жены Хенка. Внимательно рассмотрев девушку, она нашла её красивой, а её выбеленные волосы, торчащие торчком на голове, совсем не портили её вид.
        В её волосах Байли заметила сонные мордочки Банди и Дули, которые совсем не спали, а смотрели сон Васабри, весьма похожий на сериал. Туманный Кот лежал рядом с девушкой, и тоже погрузил свои симпоты в её голову, переживая её жизнь.
        ***
        Очень скоро Анни заметила, что её пасут. Весьма вероятно, что близнецы, Жан и Жак, сумели её обнаружить и теперь преследовали её, намереваясь с помощью её найти исчезнувшего Диму. В тот вечер она нашла какой-то мотель и там переночевала, а на следующий день отправилась, почему-то, в версальский дворец, который тянул её, как магнит.
        Не доходя квартал до места назначения, она обнаружила за собой наблюдение, и сразу за углом незаметно юркнула в какой-то магазинчик, осторожно выглядывая в окно. Она не ошиблась - мимо магазинчика прокрались, ежесекундно оглядываясь, братья-близнецы.
        Анни сжалась в комок, чтобы её не заметили, и тут, как назло, к ней подошёл молодой человек и спросил:
        -- Куда желаете путешествовать?
        -- На Глаурию, -- машинально ответила Анни, оглядывая помещение. В окне, через которое она смотрела на улицу, Анни заметила вывеску и прочитала наоборот: "Дикие гуси", -- а чуть ниже: "Туристическая транспортная компания".
        -- Ложитесь на стол, -- сказал юноша, подводя её к широкому столу, на котором толстым слоем лежала латексная подложка. Она легла, подумав, что это какая-то версальская шутка, и юноша начал её неумело заворачивать. Откуда-то взявшаяся черноволосая девушка сунула ей в карман несколько таблеток и сообщила: "Таблетки моникса необходимо принять при посадке". Вдвоем упаковка в латекс пошла быстрее, и тут Анни услышала голос Жана: "Простите, вы не видели здесь девушку?" Она замерла, боясь пошевелиться, а черноволосая девушка сообщила прибывшим братьям:
        -- Подождите, мы сейчас вами займёмся.
        Её быстро упаковали и засунули в какую-то трубу, по крайней мере, Анни так показалось. Потом раздался звук, как будто открыли бутылку шампанского, а дальше была тишина.
        ***
        Она проснулась оттого, что почувствовала чей-то пристальный взгляд. Открыв глаза, Васабри увидела черноволосую девушку и подумала, что это она упаковывала её в латекс, но, проснувшись окончательно, поняла, что ошибалась, так как вспомнила, что находиться в доме Хенка. Сообразив, что перед ней стоит жена Хенка, она улыбнулась и протянула руку:
        -- Меня зовут Васабри.
        Байли растерянно потрогала руку, так как на Глаурии привычки приветствовать друг друга пожатием руки не было.
        -- Байли, -- поздоровалась она, всё ещё глядя настороженно. Васабри увидела на диване, где она спала, Туманного Кота и всплеснула руками:
        -- Туманный Котик, как ты здесь оказался?
        -- Он здесь живёт, -- немного удивляясь, сообщила Байли.
        -- А это, случайно, не Бади и Дуля? -- спросила Васабри, увидев парочку мышат. Те недоверчиво покосились на Васабри, но, прочитав её память, полезли к ней на руки, а когда она приблизила к ним лицо, принялись облизывать его, как коты.
        -- Они здесь недавно, а что? -- спросила Байли.
        -- Да это мой кот и мышки! -- воскликнула Васабри, поглаживая мышат
        -- Должна вам сообщить ... Васабри, -- внимательно глядя на неё, сказала Байли, -- что Туманный Кот, Банди и Дуля живут там, где хотят и не могут быть чьими-то.
        Васабри понимала, что здесь что-то не так, что, возможно, и кот и мышки, действительно, не её, а просто похожи. А кот, пусть и знал всё, но просвещать никого не стал, так как придерживался принципа: не навреди. Банди и Дуля тоже всё знали, но придерживались тех же принципов, как и кот, тем более, что мышки черпали принципы из глифом кота.
        Потягивающийся Хенк появился на ступеньках, спускаясь вниз:
        -- Уже познакомились? Вот и ладно! -- сообщил он и подошёл к Байли, обнимая её со спины: -- Доброе утро, родная!
        -- Обнимаетесь! -- сказала Маргина, появляясь в дверях. Она окинула взглядом Васабри, погружая в неё симпоты, и подошла к дивану, положив на колени Туманного Кота. Тот довольно прогнулся под её рукой, которая не перестала поглаживать рыжее совершенство. Банди и Дули припёрлись на бесплатную глажку и Маргина удивлённо воскликнула:
        -- Так вот вы какие? -- но в святом не отказала, почесав каждой мышке за ушком. Раздавшийся топот наверху привлёк внимание Маргины, которая тихонько пустила симпоты наверх и принялась щекотать Марэлай.
        -- Бабушка, перестань! -- смеясь, кричала Марэлай, бегом спускаясь по ступенькам вниз. За ней медленно опускалась Марго, которая ночевала вместе с сестрой. Марэлай оседлала одну ногу Маргины, а подошедшую Марго бабушка усадила на вторую.
        -- Как ты? -- спросила её Маргина.
        -- Нормально, -- ответила Марго и, прислонившись к Маргине, тихонько сказала: -- По маме и папе соскучилась.
        -- Мы пойдём, полетаем, -- сообщила Маргина и Байли забеспокоилась, так как в последнее время всякие путешествия её напрягали.
        Как только они оказались на улице, Маргина сразу превратилась в лошадь огненного цвета. Марэлай восторженно воскликнула: "Ух, ты!" -- и полезла на шею лошади, чтобы её оседлать. Марго подошла спокойно и тут же взлетела в воздух, опустившись сзади Марэлай. Маргина пробежала по траве, выпуская огненные крылья, которыми сразу же взмахнула, поднимаясь в воздух.
        Она направилась на юг, намереваясь слетать с девочками в Фаэлию и показать им бывшую столицу. Невидимый щит немного затормаживал движение, но прикрывал детей от встречного ветра, превращая его в ласковое дуновение. Дети повисли в разные стороны, разглядывая местность под ними, и Маргина подвесила внизу прозрачный зонтик, чтобы в самом крайнем случае им ничего не грозило.
        Правда, когда они пролетели достаточно долго, Маргина почувствовала, что дети уже устали, и требовалось добавить им в кровь немного адреналина. Применять на внучках свои способности она не хотела, поэтому решила поступить по-другому, используя природные источники возбуждения. Она завалилась на крыло и понеслась вниз. Марэлай и Марго орали во всё горло, а садистка бабушка измеряла у них пульс и давление, а также наличие возбуждающих средств в крови.
        Когда до земли осталось совсем немного, она сделала плавний вираж и по дуге полетела вверх.
        -- Бабушка, ты специально! -- воскликнула Марэлай, а Марго удивлённо у неё спросила, как будто Маргины здесь не было:
        -- Она что - может?
        -- Она всё может, -- изрекла вердикт Марэлай и заорала во все горло - бабушка, не останавливаясь, перешла в петлю и они летели головой вниз. Когда рыжая лошадь вышла из петли в горизонтальный полёт, Марго, перестав орать, сказала: -- Ещё!
        -- Хватит, -- сказала Маргина, -- а то ночью спать не будете.
        Девочки немного надулись, но скоро принялись хихикать, вспоминая, как они орали. Между тем бабушка обнаружила новых посетителей планеты Глаурия и решала, что сейчас предпринять. Рассудив, что лучше ничего не рассказывать, она сообщила:
        -- У нас меняется план, мы летим в другое место.
        -- Куда? -- не вытерпела Марэлай.
        -- Для вас сюрприз, -- повернув голову, сказала бабушка, скалясь лошадиной пастью.
        ***
        Фогги, брошенному Хенком в горах, надоело оставаться в неведении, и он поднял флаэсину в воздух, отправляясь в Боро. На полпути Фогги отправил марку Чери, спрашивая, где она, так как в последнее время их передвижение было настолько сумбурным, что спросить было не лишним. Марка, несмотря на большое расстояние, долетела до Чери, благодаря попутному ветру.
        Чери, успокаивающая в эту минуту Манароис, находящуюся у неё, не замедлила ответить, написав правду: "Я с Манароис, жду тебя". Фогги, понимая всё буквально, прочитал сдохшую марку и решил, что Чери у Манароис и направил флаэсину к её усадьбе. Когда он, вечером, добрался до дома Манароис, то первое, что он увидел, так это пару не доенный коров, которые тут же припёрли его к стенке и требовательно мычали.
        Фогги как-то сообразил, что бедные бурёнки забытые и не доенные, но вот как данное действие делается он, естественно, не знал. Когда он, с горем пополам, сцедил молоко бурёнок в деревянное ведро, то занёс его в прихожую, она же и кухня, и поставил на стол, прикрыв полотенцем. Так как пить молоко он терпеть не мог, то в награду за подвиг ничего не потребовал, потому что требовать было не с кого: дом, тщательно осмотренный, был пустой, не считая пары пауков, благополучно поселившихся в углу прихожей.
        "Куда они девались?" -- подумал он, размышляя, что можно делать в степи двум женщинам, но в итоге своих умственных потуг смог родить одну мысль: "Женская душа - потёмки". Решив, что самый лучший способ обнаружить потерянных - это послать марку, Фогги написал: "Я на месте, где вы?" Пытаясь проследить, куда отправиться марка, он таращил глаза, наблюдая за трепыхающейся мелочью, но она, зараза, запутавшись в ветвях дуба, торчащего у колодца, исчезла, чем привела Фогги в расстройство.
        Каково же было его удивление, когда через некоторое время к нему прилетела ответная марка, в которой было написано: "Мы на втором этаже, поднимайся". Фогги в недоумении поднял глаза на дом Манароис, рассуждая, где у одноэтажного домика второй этаж.
        Чтобы не запутывать Чери, он написал: "Я в доме Манароис".
        "Что ты там делаешь?" -- спросила Чери.
        "Доил коров", -- сообщил Фогги.
        "Почему ты не полетел домой, а отправился в дом Манароис?" -- спросила марка, и Фогги представил лицо Чери.
        "Я искал тебя!" -- ответил Фогги.
        "В доме Манароис?" -- удивилась марка, а лицо Чери в голове Фогги ухмыльнулось.
        Неизвестно, сколько бы они переписывались с Чери, если бы Фогги не заметил огонь, летящий с неба. "Началось!" -- подумал он, понимая, что с неба просто так ничего не свалиться.
        "Кончилась одна, жди другой беды", -- вздохнул Фогги, понимая, что его сейчас начнут похищать. Приготовившись к своей судьбе, ещё не написанной Фатенот, он присел возле колодца, мужественно ожидая похитителей.
        Похититель оказался огненной лошадью, которая приземлилась во дворе дома Манароис, обдав крыльями вековечный дуб, который зашелестел в ответ листьями. На спине инопланетянина сидели Марэлай и Марго и Фогги, возмущённый наглостью похитителя, воскликнул, схватив в руки деревянные, трёхзубые вилы:
        -- Отпусти детей, зараза, и можешь забрать меня!
        -- Дядя Фогги, я от вас фонарею, -- сказала Марго, слезая с лошади, -- это же наша бабушка.
        За Марго слезла и Марэлай, которая подошла к Фогги и спросила, показывая на ведро с водой:
        -- Попить можно?
        -- Не пейте, -- сказал Фогги, не сводя глаз с огненной лошади, которая с ухмылкой на него посматривала.
        -- Почему? -- спросила Марэлай, заглядывая в ведро, полное воды.
        -- В доме есть свежее молоко, -- сказал Фогги, посматривая на лошадиную ипостась Маргины.
        -- Я свежее не люблю, -- сказала Марэлай и присосалась к ведру.
        -- Подвинься, -- сказала Марго, наклонившись к ведру рядом.
        -- А вы уверенны, что это ваша бабушка? -- поинтересовался Фогги, на всякий случай, перекрывая детей собой.
        -- Уверенны, -- сказала Марэлай, оглядывая двор и выискивая взглядом, чем бы заняться.
        -- А почему у бабушки такие большие зубы, -- допытывался Фогги, не оставляя мысли быть похищенным.
        -- Это чтобы тебя съесть, -- сказала Марго, помнившая сказку, которую ей рассказывал папа.
        В это время, Манароис, услышав от Чери, что Фогги доит её коров, вспомнила о бурёнках и, пока Чери писала ответ Фогги, вышла из дома, направляясь в свои пенаты. То, что идти ей пешком необходимо порядочно, её не смущало, тем более ждать любимого, Мо, придётся, очевидно, долго, а у себя дома время пролетит комфортнее, не то, что в гостях.
        Долгая дорога начиналась на мосту через реку Вайну, которая возле моста впадала в реку Лею. Обычно в путь отправлялись с утра, чтобы к ночи оказаться в Валу, так как кроме него, больших городов по пути не было. Поэтому Манароис шагала в одиночестве, не встречая попутчиков, а для встречных караванов было ещё рано.
        Только по той причине, что она была одна, её заметил Парк, брат Леметрии, который направлялся на флаэсине в Борото. У него на борту находились запчасти к электростанциям, отправленные Винтиком и Шпунтиком, инженерами Электрических Сетей.
        Спустившись вниз, прямо возле дороги, он спросил:
        -- Куда путь держите, уважаемая?
        -- К себе домой, -- ответила Манароис.
        -- Садитесь, я вас подвезу, -- сказал Парк, сбрасывая сходни.
        Парк был не знаком с Манароис, так как в то время, когда происходили известные события с барберосами, он находился в Тизере. Поэтому, когда они разговорились, удивился, что она знакома с его сестрой, Леметрией, и знает Чери. А когда Манароис рассказала о своей любви к Мо, то у Парка полезли глаза на лоб.
        Пока глаза Парка путешествовали по его лбу, Фогги, так и не смирившись с образом Маргины в виде лошади, спросил у неё:
        -- А вы что здесь делаете?
        -- Катала внучек, а теперь ожидаю гостей, -- подперев копытом лошадиную морду, ответила Маргина, растянувшись в прохладе дуба.
        Фогги размышлял, какие гости прилетят, чтобы скушать на обед двух девочек и его, дурака. Поэтому, покрепче сжал ручку вил, собираясь отдать свою жизнь за приличную цену. Маргина, давно хихикающая внутри себя и пасущаяся в голове Фогги, не собиралась его переубеждать и принимать привычный образ женщины.
        К тому же, она хотела, чтобы её увидели в виде лошади прибывающие гости, намереваясь создать у них соответствующее впечатление. Если не быть голословными, то гости уже прибыли на Глаурию, и находились на пути в Боро, так что ожидать оставалось совсем недолго.
        Марэлай и Марго успели выдавить из бегающих по двору кур пару яиц и вели себя во дворе, как завоеватели. Маргина не останавливала их, полагая, что маленький вред, нанесённый внучками, совсем малая компенсация за надругательство Манароис над её прошлой любовью, именуемой Мо.
        Фогги, нервно поглядывая на небо, первым, не считая Маргины, заметили в небе чёрную молнию и вспомнил о богах маргов, у которых пытался найти защиту. Но так как до этого был к ним равнодушен, то боги злопамятно от него отвернулись, не удосужившись подать какой-нибудь знак, что он услышан.
        Чёрная смерть приблизилась настолько, что можно было её рассмотреть, и Фогги с радостью узнал товарища Тёмного, к которому он с отчаянием бросился.
        -- Эта лошадь хочет нас съесть! -- сообщил он, показывая на красную лошадь.
        Товарищ Тёмный, в отличие от Фогги, сразу узнал Маргину, а её вид возбудил в нём только одно желание, которое не стоило показывать при дочери, Элайни, а тем более перед внуками.
        -- Мама, -- воскликнула Марго, бросаясь к Элайни, а та, соскочив с товарища Тёмного, понеслась к ней. Сергей подхватил их на руки и закружил, смеясь. Когда объединившаяся семья немного успокоились, Элайни подошла к Тёмному и произнесла:
        -- Спасибо тебе, Тёмный!
        Товарищ Тёмный, сама скромность, бил передним копытом землю, но вовсе не от слов Элайни, а пытаясь сдержать свою страсть.
        -- А с матерью здороваться, что, не нужно? -- сказала Маргина, подходя к дочери.
        -- Мама! Ты что - лошадь!? -- воскликнула Элайни, бывшая до этого в недоумении, что делает здесь красная лошадь.
        -- А что, не нравится? -- спросила Маргина, но Элайни так и стояла с открытым ртом, растерянно поглядывая на товарища Тёмного.
        -- Здравствуй мама, -- сказал Сергей, подходя к Маргине. Обняв её за шею, он сказал на ухо: -- Не сказал бы, что я это ожидал, но ты красива.
        -- Правда? -- не поверила Маргина, но прошерстив голову зятя, увидела его явное восхищение и, чмокнула его лошадиными губами в щеку, сказала:
        -- Спасибо!
        Элайни возмущённо смотрела на предателя, который в это время здоровался с Фогги, и на предложение последнего продолжить путешествие на флаэсине тут же согласилась. Детей погрузили на флаэсину, туда же забралась Элайни, а за ней и Сергей.
        -- Нам, как я вижу, места на флаэсине нет, -- укоризненно сказала Маргина, а товарищ Тёмный, отчего-то заторопивший Фогги с отлётом, убедительно сказал:
        -- Мы на своих быстрее вас будем.
        "Нет!" -- сказала Маргина, читая мысли товарища Тёмного.
        "Да!" -- полыхнул ей в глифомы жаром товарищ Тёмный, нетерпеливо дожидаясь, пока флаэсина скроется с глаз. Не оставляя ему надежд, Маргина рванула в степь, бешено перебирая ногами, так что ветер свистел в ушах. Тёмный, поблёскивая от вожделения глазом, рванулся за ней, пытаясь догнать, но яркое пламя не обжигая степь, огненной стрелой мчалось впереди, дразня развевающимся на ветру хвостом.
        Маргина, находя положение неестественным, была приятно удивлена напором вспыхнувшей страсти Тёмного, и немного дразнила его, как и всякая женская сущность, поэтому немного умерила пыл, чтобы Тёмный не потерял всякую надежду. Как будто нарочно, из глифом выползло вспоминание о том, как они с Тёмным путешествовали на планете Око и сексуальные оргии окоритян, зажигаясь в ней сладкие мысли.
        "Какого рожна я должна убегать?" -- подумала она, приостанавливая бег, и Тёмный, уловив её мысль, с ходу вскочил на неё, обжигая сзади, а она чуть не потеряла контроль над телом, неожиданно подаваясь назад. Бешеная скачка не утратила свой ритм, перевоплощаясь в бешеную страсть, которая замедлила время в данной точке пространства, успевая в долю прасек, полыхнуть миллионами оттенков чувств, заполняющих их естество до последней глифомы.
        Вскоре они потеряли формы, сливаясь в один, закрученный вихрь, который срывал остатки травы из почвы, расшвыривая её вокруг. Ещё долго вихрь кружил по степи, вырисовывая на ней немыслимые узоры, и Парк, летящий на флаэсине, с удивлёнием их рассматривал.
        Манароис, стоящая рядом с ним, смотрела на узоры, но их не видела, так как думала о своём Мо, который был похищен барберосами, и украденный кем-то у них. "Зачем он вам нужен? -- обратилась к похитителям Манароис: -- Вы всё равно не будете любить его, как я".
        Ворон, неподвижно висящий высоко в небе, смотрел на сексуальные зигзаги, которые выписывали охваченные страстью сущности, и осуждающе заметил:
        -- Какая распущенность нравов, -- подумывая про себя о том, где бы поймать какую-нибудь ворону, чтобы оседлать её и ощипать до безобразия.
        Флаэсина опустилась возле дуба и Манароис бросилась к своим бурёнушкам, которые, увидев её, осуждающе замычали, встречая хозяйку. К своему удивлению она заметила, что коров кто-то доил, а когда зашла в дом, то увидела, что на столе стоит полное ведро молока.
        Еще на столе лежала записка, на которой Манароис прочитала: "Коров подоил. Фогги". Она с тёплой улыбкой вспомнила Фогги, но тут же погасила её, извлекая из памяти незабвенный образ Мо. Ей так никто и не помог, несмотря на явное сочувствие, и она понимала, что может все оставшиеся дни посвятить тому, что будет ждать своего Мо.
        Она хотела покормить Парка, но тот взял с собой только горшок с молоком и, пообещав непременно залететь на обратном пути, поднялся в воздух. Манароис перемыла посуду, привела в порядок спальню и кухню, затем подоила коров. Потом спустилась в погреб и перевернула сыры, приготовленные для обмена в Барото, а закончив работу уселась на лавочку у колодца, ожидая неизвестно чего.
        Две лошади, идущие по степи, не задели сознание Манароис, мимоходом родив только одну мысль: лошадки отбились от стада. Она собиралась заняться утренним и обеденным молоко, чтобы сделать сыр, но лошадки, настойчиво направляясь к усадьбе, своей настырностью раздражали её, и она остановилась, ожидая.
        Маргина и товарищ Тёмный, иссякнув страстью, не спеша шли по степи, направляясь к дому Манароис. Собственно говоря, к Манароис шёл товарищ Тёмный, закрыв от Маргины глифомы, не посвящая её в свои планы. В любом случае Магрина не рвалась к общению с Манароис, но, утомлённая страстью и, пребывая в возвышенном состоянии души, не стала спорить с товарищем Тёмным, полагаясь на его деликатность, надеясь, что не будет уязвлена новой пассией Мо.
        -- Ты ожидаешь Мо? -- спросил товарищ Тёмный, а Манароис, удивлённая говорящей лошадью и её осведомлённостью, смогла только спросить:
        -- Ты кто?
        -- Я тот, кто может вернуть тебе Мо, -- сказал Товарищ Тёмный, скалясь улыбкой. Манароис посмотрела на товарища Тёмного, на лошадь необычной красной масти, сопровождающую его, подумав, что она отравилась, и у неё начались галлюцинации. Она вспомнила, что сегодня ела и с удивлением обнаружила, что за целый день у неё во рту не было ни крошки. "У меня такое от голода", -- подумала она, но лошадь в голове ей ответила: "Ничего подобного". Полагая, что ей нужно лечь и заснуть, Манароис, не глядя по сторонам, зашла в дом и защёлкнула засов. А потом легла на кровать и закрыла глаза.
        "Пусть спит!" -- сказала одна лошадь, а другая её спросила: "Так, может, не будем терять время?" -- после чего всю ночь творилось невообразимое, точно все дьяволы Глаурии носились вокруг дома, но Манароис этого не слышала, так как смотрела сон, в котором Мо вытворял с ней всякие приятные вещи.
        ***
        -- Свежие полотенца в ванной комнате, рядом туалет, -- буднично сообщил Хенк и, оставив Васабри в зале, отправился на кухню. "Не очень вежливо", -- подумала Ваварби, отправляясь в ванную комнату и приятно удивляясь белоснежной ванне вровень с полом, по которой протекала проточная вода. Васабри заглянула в горшочки, стоящие рядом с ванной, из которых приятно пахло, и принялась обмазывать себя душистой глиной, а потом погрузилась в воду.
        Когда Хенк появился на кухне, то услышал слова, которые вряд ли понравились Васабри.
        -- Она что, будет здесь жить? -- спросила Байли, спокойным голосом, но Хенк сразу услышал в нём недовольство.
        -- Вспомни себя, когда ты попала на планету Око, -- мягко сказал Хенк.
        -- Причём здесь это? -- спросила Байли.
        -- Эта девушка с Земли и попала сюда случайно, -- ответил ей Хенк, -- мы должны ей как-то помочь.
        Они немного помолчали, а потом Хенк добавил:
        -- Напрасно ты ревнуешь. Кроме тебя, мне никто не нужен, -- он прижал её к себе, а Байли облегчённо вздохнула.
        
        -- Неси тарелки в зал, -- сказала Байли, нагружая Хенка, а потом добавила: -- Девчонки унеслись не кормленные.
        Когда Васабри вышла из ванной, Байли и Хенк уже сидели за столом, ожидая её. Но не успели они начать трапезу, как в дверь ввалился Вася Филимонов и сказал:
        -- Принимайте гостей.
        Сзади шла Розария, подталкивая в спину двух мужчин на одно лицо. Вася без приглашения сел за стол и налил в свободную кружку чая, и отхватил из тарелки бутерброд с сыром. Байли и Хенк, растерянно смотрели на жующего Васю, ожидая объяснения, а Васабри с ужасом уставилась на близнецов.
        -- Анни?! -- воскликнул один из братьев.
        Хенк и Байли, удивлённые ещё больше, смотрели на Васабри, которую незнакомый мужчина называл Анни.
        -- Может, кто-нибудь расскажет, что здесь происходит? -- спросил Хенк, уставившись на Васю Филимонова, как будто тот виноват.
        -- Это близнецы, -- сообщил Вася, пережёвывая бутерброд.
        -- Вижу, что близнецы, -- сказал Хенк и спросил: -- Ты зачем их привёл?
        -- Так они по кроватям шастают, -- возмутился Вася, выискивая глазами, что бы ещё покушать.
        -- По каким кроватям? -- не понял Хенк.
        -- По чужим, -- объяснил Вася, но Хенк ничего не понял.
        -- Анни, скажи нам, где Дмитрий? -- спросил один из близнецов и Хенк повернулся к Васабри.
        -- Они украли моего жениха, -- объяснила она, -- это братья Хворрост.
        -- Мы никого не крали, -- возмутился Жан, -- ваш Дмитрий пропал, когда получил от вас вот такое послание.
        Он включил кап, и присутствующие увидели перед собой двух молодых людей, которые занимались сексом. На девушке, оседлавшей парня, было ожерелье из зелёно-голубого сардоникса. Байли удивлённо посмотрела на Анни-Васабри на шее которой висело точь-точь такое ожерелье.
        -- Это же не я! Посмотрите на плёчо, на нём родинка! -- воскликнула она, оголяя своё плёчо и показывая всем.
        -- Вероятно, Дмитрий подумал, что это вы, -- сказал Жак, а Жан, в знак согласия, кивнул головой.
        Анни-Васабри зарыдала и Байли, позабыв о своих опасениях, прижала её к себе, успокаивая.
        -- Почему вы ищете его здесь? -- поинтересовался Хенк.
        -- Я нашла записку, на которой было написано "Глаурия", -- ответила сквозь слёзы Анни-Васабри.
        -- А как вы попали сюда? -- удивился Хенк.
        -- Я думаю, что мне помогло ожерелье, которое дал Туманный Кот, -- задумчиво сказала Васабри: -- Стоило мне подумать о Диме, как тут же появилась транспортно-туристическая фирма "Дикие гуси".
        -- Мы тоже попали через фирму "Дикие гуси", -- сообщили близнецы.
        -- Туманный Кот, вообще-то, здесь, -- сказал Хенк, показывая на Туманного Кота, невозмутимо лежащего на диване, а под ним копошились Банди и Дуля.
        -- Она из будущего, -- объяснил Туманный Кот, -- и ожерелье я дам ей в будущем...
        -- Вы из будущего Земли? -- воскликнул Вася Филимонов, уже успевший покушать: -- А как там Каневская ГЭС?
        -- Её затопило Потопом, -- сообщила Анни-Васабри: -- А откуда вы знаете Каневскую ГЭС?
        -- Я там работал, -- печально ответил Вася.
        -- Мой дедушка там работал, -- сообщила Анни-Васабри, -- его звать Михаил Столярчук.
        -- Так я тоже с ним работал! -- вскочил Вася Филимонов и принялся так крепко обнимать Анни-Васабри, что Розарии не понравилось: -- Ты мне, почти, как родственница.
        -- Михаил Столярчук нам тоже родственник, -- сообщил Хенк, глядя на Байли, -- он друг нашего Сергея.
        -- Вы говорите обо мне? -- спросил Сергей, показываясь в дверях. За ним показалась Элайни и Байли грохнулась в обморок. Пока её приводили в чувства, растерянный Жан Хворрост спросил:
        -- Так, где же, всё-таки, Дмитрий?
        ***
        Когда Манароис проснулась, то глюки не исчезли и две лошади, одна черная, как ночь, а вторая ярко-рыжего цвета, всё также стояли во дворе, покусывая друг другу холки. Она поднялась и пошла к бурёнкам, которые ожидали её рук, и присела на стульчик, вытирая полотенцем вымя.
        Струйки молока весело ударили в дно, и она на время выбросила из своей памяти настырных лошадей, думая о Мо, как тут ко второй корове подошла чернявая женщина с таким же ведром, как у Манароис, и села доить. Неизвестная женщина оказалась ловкой и не хуже Манароис дёргала за соски, только пена в ведре поднималась.
        -- Ты кто? -- решила прояснить Манароис, искоса поглядывая на женщину.
        -- Я Маргина, -- ответила женщина и Манароис вздрогнула, так что струя молока ударила вбок, на траву. Она тут же подумала, что пропажа Мо, дело рук Маргины и похолодела: о возможностях Маргины она знала.
        -- Что ты хочешь от меня? -- напряглась Манароис.
        -- Если бы всё зависело от меня, я бы тебя убила, заразу, -- с удовольствием выпалила Маргина и пояснила: -- Чтобы чужих мужиков не уводила.
        Манароис молчала, однако вины за собой не чувствовала: она любила и эта любовь была взаимной. Товарищ Тёмный, включив лошадиные вкусовые рецепторы, щипал, наслаждаясь, травку и в разговор не вмешивался, предпочитая в женские дела не лезть. Когда коров подоили, Маргина поднялась и, посмотрев Манароис в глаза, сообщила:
        -- Значит так, подруга. Твоего Мо мы найдём и вернём на Глаурию, а вот захочет он с тобой жить или нет, не наше дело. Взамен будешь жить вечно...
        -- Я и так живу вечно, -- сообщила Манароис, а Маргина покосилась на товарища Тёмного: "Как это так?" -- на что он ответил: "Аномалия. Но, побочных репликаций нет".
        ... и будешь ткать Ковёр Судьбы, -- закончила Маргина, а потом добавила: -- Иначе твой Мо, где бы он ни был, там и останется.
        -- Я согласна, -- сразу сказала Манароис, а Маргина с ревностью спросила: -- Ты что, так его любишь? -- на что Манароис ответила: -- Да!
        -- Тогда жди! -- сказала Маргина с досадой: не ревновать у неё никак не получалось. Но, взглянув на товарища Тёмного, она внутренне зарделась, вспоминая ночь, и с облегчением подумала: "Зачем мне нужен какой-то Мо, когда у меня есть Тёмный!" Она расправила крылья и поднялась в воздух, а за ней, чёрной молнией, сиганул товарищ Тёмный, догоняя её.
        ***
        Ворон висел над заводью, совсем не шевеля крыльями, и, даже, заинтересовал быстрого судака, который выскочил из воды и хотел схватить Ворона за хвост. Ворон хряснул когтистой лапой его по жабрам, и судак понял, что с дядей Вороном шутки плохи.
        -- Что молчишь, говори, -- сказал Сазан, выныривая из воды.
        -- Хранители занимаются сексуальными оргиями, -- доложил Ворон.
        -- Тебе делать нечего? -- возмутился Сазан: -- Прервал такую интересную дискуссию с раком Гришей!
        Ворон молчал, хлопая глазами.
        -- Не запланированные репликации есть? -- спросил Сазан, шевеля губами.
        -- Есть? -- доложил Ворон.
        -- Отрицательные или положительные? -- спросил Сазан, вытянув половину туловища из воды.
        -- Лямбдаобразные! -- доложил Ворон.
        -- Иди! -- махнул Сазан передним плавником и добавил вдогонку Ворону: -- По пустякам не беспокой! -- а сам вырезал из заводи приличный кусок яйцеобразной формы и, вместе с берегом и водой, поднялся в воздух. Внутри плавали не потревоженные рыбки, а водоросли тянулись к свету, который, неожиданно для них, облучал их со всех сторон. Когда половинка яйца достигла облаков, то Сазан раскинул симпоты, что-то тщательно проверяя, а потом помчался, едва не расплёскав воду из вырезанной заводи.
        Впереди показались две точки, чёрная и красная, которые, постепенно увеличиваясь, превратились в товарища Тёмного и Маргину.
        -- Куда путь держите, вороные? -- спросил Сазан, переваливаясь через борт своего средства передвижения, а пучеглазые рыбки сквозь прозрачные стенки пялились на летающих лошадей, рассуждая, что предпринять: уплыть подальше, в глубину, или не обращать внимание на необычных существ. На дне прозрачной скорлупы валялся рак, которому лошади были без интереса, а интриговали облака, прекрасно заметные сквозь незамутнённое дно.
        -- Туда же, куда и водяные, -- ответила Маргина, взирая на огромного Сазана и его прозрачную скорлупку, наполненную водой и рыбками.
        -- Так вам не со мной, вам туда, -- сказал Сазан, показывая плавником в небо.
        -- Сами знаем, -- сказала Маргина, внимательно приглядываясь к Сазану - уж большо он необычный. Товарищ Тёмный молчал, что было ему не свойственно, и Маргина подумала, что Сазан не простой Хранитель, а кто-то могущественней их. Это её раззадорило, и она спросила:
        -- Уважаемый Карп, а вы сюда икру метать прилетели?
        -- Меня звать Сазан и скоро ты это запомнишь, -- сообщил "Карп", и Маргина поняла, что рыбка шуток не любит.
        -- А вам на планету Эраннер, -- добавила рыбка, и, очевидно обиженная, ушла куда-то в сторону и вниз.
        -- Спасибо! -- крикнул вслед Сазану товарищ Тёмный, а Маргина посчитала, что её друг подхалим и предатель.
        
        Репликация одиннадцатая. Дима
        Утренние лучи солнца бросали на холст зайчики, вырисовывая на полотне разноцветные пятна, которые, если прищуриться, кого-то напоминали, невообразимо знакомого. Фатенот перебирала нитки, вплетая их в узор, и изредка вздыхала, вспоминая слова товарища Тёмного. Чем больше проходило времени, тем чаще она вспоминала его обещание, не веря, что кто-то способен его выполнить.
        Судьбы Времён, висящие под потолком в углу, сердито бурчали, считая, что Фатенот недостаточно сосредоточилась на работе и может напутать, отчего Ковёр Судьбы потеряет нужные цвета, а будущий рисунок, который не представляли ни они, ни Фатенот, будет искажён.
        "Интересно, кому достанется этот ковёр?" -- подумала крамольную мысль Фатенот, подбирая цвета, но вместо ответа слышала бурчание сердитых старых сов. Если бы она была свободна, то могла бы одним глазком взглянуть на Харома и прочесть в его глазах желание, чтобы сравнить его с тем, которое она видела тысячу лет назад.
        Тогда, наперекор всему, она покинула бы эту затхлую комнату и двух старых дур, ничего не мыслящих в жизни, чтобы больше сюда никогда не возвращаться. Фатенот машинально вязала узлы, не глядя на нитки, интуитивно переплетая их и создавая новый узор. Когда нить заканчивалась, она привязывала новую нить, понимая, что чья-то судьба в эту минуту оборвалась и родилась новая, ещё бесцветная жизнь.
        Вся в своих мыслях, она завязала очередной узел и, отчего-то, неловко дёрнулась, тут же почувствовав пронзившую её боль. Она растерянно посмотрела на нитку, которую нечаянно дёрнула, и с удивлением поняла, что только что связала себя узлом с другим человеком. Взяв его нескончаемую нить, Фатенот застыла, поражённая тем, что увидела, а совы, возмущённые остановкой работы, сердито заухали.
        Фатенот громко захохотала, откинувшись в кресле, а медное зеркало, впервые за многие годы, отразило в своей глубине две улыбающиеся половинки лица. В дверь раздался стук и Фатенот, не переставая смеяться, крикнула: "Открыто!" В проёме появился Рохо, удивлённый тем, что Фатенот смеётся. Он, иногда, навещал Фатенот, чтобы немного её развлечь, но такой радостной не видел никогда.
        -- Рохо, как я рада тебя видеть! -- воскликнула Фатенот, поднимаясь из-за ткацкого станка, обнимая его и целуя.
        -- Пойдём к озеру, подышим свежим воздухом, -- сказала она ему, направляясь к двери.
        -- А как же работа? -- оторопели Судьбы Времён, выпучив совиные глаза на Фатенот и её гостя.
        -- Работа подождёт! -- воскликнула Фатенот и засмеялась: -- У меня творческий перерыв.
        ***
        Когда успокоенные родственники потихоньку разбрелись по делам, оставив Элайни и Сергея, чтобы они привели себя в порядок после долгой дороги, Хенк забрал братьев Хворрост и Васабри к себе в кабинет и устроил им фирменный допрос.
        -- Почему ты решила, что твой Дима здесь, на Глаурии?
        -- Я же говорила, что прочитала его записку.
        -- Ты можете перемещаться на другие планеты?
        -- Могу, в пределах солнечной системы. Но это очень дорого и мне не по карману.
        -- А как ты попали сюда?
        -- Меня отправила фирма "Дикие гуси".
        -- Вас тоже отправила фирма "Дикие гуси"?
        -- Да, мы с братом заплатили деньги и нас отправили туда же, куда и Анни.
        -- До этого случая вы эту фирму знали?
        -- Нет.
        -- Над чем работал Дима?
        -- Он занимался тканями, способными заменить человеческую кожу, органы и отдельные клетки.
        -- Он достиг определённых результатов?
        -- Да! Ему удалось создать атомарную структуру, которая мгновенно превращалась, во что угодно, стоило поместить её в определённое поле.
        -- Результатов он вам, вероятно, не оставил, -- ухмыльнулся Хенк, глядя на братьев Хворрост: -- Потому вы его и ищете.
        -- Да, нам нужно погасить финансовые риски, -- сообщил Жан Хворрост, -- ведь условия мы ему обеспечили хорошие, -- он посмотрел на Анни и сказал: -- Она знает.
        Анни покраснела, но ничего не ответила, но то, что она отдыхала за счёт фирмы братьев Хворрост, она не отрицала.
        Хенк помолчал и сказал:
        -- Здесь скрывается какая-то тайна.
        Братья Хворрост молчали, так как в тайны не верили, полагая, что любую тайну можно купить, стоит только назначить правильную цену. А Анни, она же, Васабри, обращалась к своему любимому: "Димка, паразит, куда ты пропал?"
        ***
        Странник, посасывая амомедара, следил одной симпотой за Хранителями, как они себя называли, размышляя, между сладостными галлюцинациями, какого лешего они делают в космосе. То, что они направлялись в сторону Эраннера, его особо не волновало, так как он был надёжно спрятан расщелиной. К тому же Странник мог в любой момент изменить свою сущность, превратившись, к примеру, в камень, который никакой Хранитель не отличит от настоящего.
        Наблюдение так бы и окончилось скучной констатацией, если бы пространство не надулось и выплюнуло возле планеты Глаурия, две капсулы, которые раскрылись, выбрасывая завёрнутые в латекс штуки, фигурой напоминающие человеческие тела. Удерживаемые латексом, тела медленно поплыли вокруг Глаурии, постепенно снижаясь и скрываясь за горизонтом.
        Пространство снова вспучилось, рожая не капсулы, а большой контейнер, блестящие стенки которого, отражали солнечные лучи, создавая зайчики, бегущие по планете Эраннер. Контейнер, как и латексные оболочки, поплыл вокруг Глаурии, немного подразнив любопытных из Эраннера, и скрылся на другой стороне планеты.
        Так как рядом находились Хранители, Странник не бросил свои симпоты вдогонку контейнеру и фигурам в латексе, не собираясь себя обнаружить, полагая, что всё узнает потом, когда понадобится. А понадобятся знания не скоро, так как горы амомедаров хватит надолго, а лучшего состояния, чем забытьё, Странник не знал.
        продолжение следует
        Примечания:
        1 Марка -- магическое сообщение, условный знак, которым обмениваются фреи. Дальность передачи марки невелика. Марги, обычно, таким не пользуются, считая его женским капризом.
        2 Флаэсина -- воздушная карета.
        3 Репликация -- перемещение между мирами, иногда не санкционированное.
        4 Симпоты -- димензиальная структура, существующая в пяти, шести или семи измерениях, образующая осязательные органы Хранителей.
        5 Мэтлоступэ -- устройство для передвижения по воздуху. Изготавливается из дерева для фреи, достигшей шестнадцати лет, заряжается на совете фрей.
        6 Творец -- димензиальная структурированная материя, предпочитающая человеческий вид, которая заселяет и курирует новые миры. Причины их действий неизвестны. Кем Творцы созданы - неизвестно.
        7 Репликатор -- средство передвижения, делающее каналы между мирами.
        8 Хранитель -- димензиальная структурированная материя, существующая в пяти, шести и семи измерениях, с заложенной самообучающейся программой сохранения энтропии Вселенной. Кем созданы Хранители -- неизвестно. В подчинённом положении следуют указаниям Творцов, Наблюдателей, Созидателей и Координаторов.
        9 Наблюдатель -- димензиальная структурированная материя, выполняющая контролирующие функции. Назначается Кольцом, а его действия не подлежат оспариванию.
        10 Прасек -- единица времени. 1 прасек равен 0,6 секунды, 100 прасеков равны 1 минуте, 6000 прасеков равны часу, 144 000 прасеков равны суткам, 52 560 000 прасеков равны году, 52 560 000 000 прасеков равны 52 гигапрасекам и равны 1000 лет.
        11 Решка -- фигурой напоминает каплю воды, падающую вверх, утолщённая часть которой имеет две щели для глаз, которые иногда затягивались прозрачной плёнкой. Под ними находится широкий рот, в котором нет зубов, а всё небо усеяно шершавыми выступами для того, чтобы удерживать добычу. Решка имеет четырёхпалую ладошку, три пальца которой держатся вместе, а один, как у людей, оттопыривается вбок. На кончиках пальцев, вместо ногтей, странные шарики с помощью которых решки проходят сквозь плёнку. Такие же функции выполняет хвостик на голове решки. Ноги с четырёхпалыми ступнями, с такими же шариками на кончиках пальцев. И ноги, и руки многосуставные и изгибаются во всех положениях.
        12 Глифома -- ячейка памяти Хранителей, Творцов, Наблюдателей, Созидателей и Координаторов. Слабая человеческая аналогия - голографический снимок.
        13 Водоросли пейли -- вырабатывающие сок, из которого образуются купола, наполняемые воздухом, выделяемым из этих же водорослей. Сок, затвердевая, становиться очень крепким, так что решкам не грозит затопление, к тому же, они прекрасно чувствуют себя как в воде, так и под куполами.
        14 Координатор -- существо, назначаемое Творцами для устранения репликации.
        15 "По долинам и по взгорьям" -- марш дальневосточных партизан, слова П. С. Парфенова.
        16 Баниока -- многолетнее растение, клубни которого употребляют в пищу.
        17 Ядры -- жвачные животные, длинноногие, с короткой шеей, покрытые пятнистым коричневым мехом.
        18 Глей -- зверь, не имеющий аналогов на Земле. Белого цвета шерсть покрывает с ног до головы, на спине имеет кожистые крылья, покрытые мелким пушком. Глаза широко посаженные, большие с длинными, густыми ресницами.
        19 Оксюморон -- намеренное сочетание противоречивых понятий в стихах.
        20 Парцеляция -- поэтический прием, при котором предложение интонационно делится на отдельные отрезки и выделяется, как самостоятельные предложения.
        21 Колок -- небольшой лес в поле или среди пашни.
        22 Рао -- племя дикарей острова Земля Харома.
        23 Мальвия -- модифицированный Хамми летающий гриб, который, питаясь продуктами жизнедеятельности животного или человека, одновремённо излечивает организм от патологии и дефектов.
        24 Амомедары -- димензиальные примитивные структуры, использующие мимикрию, для подобия с местными формами жизни. В космосе существуют, как кристаллические нити. Используются барберосами для пополнения своих эмоциональных потребностей.
        25 Барберосы -- димензиальные структуры, космические странники, существующие семействами и выпасающие на подвернувшихся планетах свои стада амомедаров.
        26 Странник -- димензиальная структура материи, не подчиняющаяся правилам Кольца и живущая сама по себе, как ей заблагорассудится.
        27 Созидатель -- димензиальная структура, о которой ничего не известно.
        28 "Песня о Днепре" -- слова Е.Долматовского 1941г.
        29 Каллисто -- спутник Юпитера.
        30 Моникс -- таблетка, позволяющая индивиду существовать некоторое время без кислорода и питания.
        31 Игровой гандикап -- мультикостюм для игры.
        32 Тотам - вождь племени маео, одного из народов планеты Контрольная.
        33 Кап -- коммутационный аппарат, для связи, навигации и работы с облачными документами: рисунками, расчетами, записями и прочими человеческими атрибутами, требующими обработки.
        34 Магнетик -- вид воздушного транспорта будущего.
        35 Саритиум -- металл из которого делают репликаторы.
 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к