Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Супербабушка Дмитрий Суслин


        # Жили были близнецы Саша и Даша, брат и сестра. Пользуясь своим сходством не мало шуток проделали они со взрослыми людьми. Они вовсю морочат людям головы. То кота подсунут соседям и скажут, что он волшебный, то поменяются одеждой и обманывают родителей. Наконец терпение мамы закончилось, а тут еще и бабушка Анфиса, опытный геолог вышла на пенсию. Решено! Теперь воспитанием детей займется бабушка. Строгая, умная, принципиальная она приведет детей в порядок. Ребята с ужасом ждут приезда строгой бабушки и готовятся вступить с ней в неравную схватку. Однако все идет совсем не так, как предполагалось. Не прошло и нескольких дней, как между бабушкой и внуками стала складываться самая настоящая дружба. А затем начинаются самые настоящие приключения, самым интересным и увлекательным из которых становится путешествие на самом настоящем воздушном шаре.

        Дмитрий Суслин


        Супербабушка
        повесть-сказка

        Всем самоотверженным бабушкам,
        которыепосвятили свою жизнь внукам,
        посвящается эта книга.

        Глава первая САША И ДАША И ИХ ПРОКАЗЫ

        В одном городе жила была самая обычная семья. Папа, мама и двое ребятишек - Саша и Даша, брат и сестра. Мама и папа были обыкновенными родителями, а вот Саша и Даша были самыми настоящими близнецами двойняшками. Они носили одинаковые прически, а когда надевали одинаковую одежду, и вставали перед зеркалом, то невозможно было отличить одного от другого. Даже папа иногда их путал, сердился и заставлял Дашу носить большой красный бант, который она терпеть не могла, и джинсовый сарафан, который девочке нравился. Но иногда Маша одевалась в точности, как ее брат, и это значило, что брат и сестра решили заняться своим любимым делом - дурачить честных граждан. Как говорила Даша: «Надо же как-то использовать наше удивительное сходство». На это они были великие мастера, и окружающие их опасались. Кому нравится, когда их дурачат?
        Главной заводилой во всех проказах была Даша. Мама легко отличала ее от Саши по озорному блеску в глазах и хитрой улыбке. Саша был на двадцать минут старше сестры и поэтому выглядел солидным и серьезным. Родители всегда удивлялись, как это Даша умудряется крутить им как хочет. Все ее выдумки он принимал всерьез и делал все, что ему велела сестра.
        Так, например, однажды они поймали в подъезде двух совершенно одинаковых котов, черных как гуталин и пошли с ними в подъезд. Сначала в одну из квартир позвонила Даша. Ей открыла женщина с башней волос на голове.
        - Тетенька, купите кота, - сделав большие глаза и приятную улыбку, предложила ей девочка.
        Женщина недовольно посмотрела на нее и грубо ответила:
        - Не нужен мне кот. Иди отсюда, мальчик!
        Ребенок нисколько не обиделся на грубость, лишь широко открыл глаза, захлопал ресницами и таинственным голосом громко прошептал:
        - Купите! Он волшебный. Приносит счастье.
        - Что ты такое болтаешь? Какой такой волшебный? - женщина опасливо сделала шаг назад.
        - Самый настоящий волшебный кот. Он может сделать все, что угодно. Хотите, я сейчас раздвоюсь?
        - Чего? - пробормотала женщина. Она еще больше испугалась и сделала еще шаг назад.
        - Раз, два, три! - громко сказала Даша и дернула кота за хвост.
        Кот заорал благим матом. И в ту же секунду появился Саша, который все это время прятался за углом. Тоже с черным котом. Он встал рядом с Дашей, и они хором закричали:
        - Тетенька, купите кота!
        Женщина, которой и впрямь показалось, что мальчик с котом и впрямь раздвоился, округлила глаза и упала в обморок.
        Этот трюк они проделали еще два раза, после чего, их все-таки разоблачили и с позором доставили домой. Мама даже вынуждена была побить близнецов скакалкой.
        - Это преступление, бить детей! - с возмущением сказала Даша брату, потирая пострадавшее место.
        - Нарушение прав ребенка, - согласился Саша.
        - Пришла пора заняться мамой, - хмуро заметила Даша. - Такое злодейство не должно оставаться безнаказанным.
        Саша с ужасом уставился на сестру:
        - Что ты хочешь сделать с мамой?
        - Что ты на меня так смотришь? Ничего страшного я не собираюсь делать. Просто пора немного подурачить и ее. Это и будет наша месть.
        - Мама нас никогда не спутает, - с сомнением покачал головой Саша.
        - Это потому, что всегда тобой одеваюсь я. Мама к этому привыкла, вот с легкостью все и угадывает. А вот если не я, а ты переоденешься мной, тогда она точно нас не различит.
        - Ты что это хочешь сказать? - Саша задохнулся. - Что я должен…
        - Ты точно все понял. Я дам тебе свое платье и ты…
        - Платье? Нарядиться девчонкой? Я? Ни за что!
        - Это нечестно! - возмутилась Даша. - Я тобой притворяюсь, а ты мной еще ни разу.
        Ей все-таки удалось уговорить брата, и тот, краснея, влез в ее голубенькое ситцевое платье.
        - Вот видишь, ничего страшного не произошло, - сказала Даша. - А теперь пойдем к маме, ты попросишь у нее прощения, и она нас выпустит погулять.
        Мама очень удивилась, когда в кухню вошли ее дети, и Даша попросила прощения. Обычно всегда просил прощения Саша. Дашу заставить это сделать удавалось редко и с большим трудом. А тут вдруг такое. Вот почему ошеломленная мама поддалась и вовремя не разглядела в Даше Сашу, к тому же красный от смущения Саша низко наклонил голову. Да и настоящая Даша избегала смотреть маме в глаза. Так что план удался. Мама бросилась обнимать и целовать детей, и даже тот факт, что они усиленно отворачиваются, не насторожил ее.
        - Можно нам идти гулять? - спросил Саша.
        - Можно, дорогие мои! Конечно, идите.
        И близнецы побежали на улицу.
        - Давай меняться! - уже в подъезде, захлопнув за собой входную дверь, потребовал Саша. - На улицу я так не пойду!
        - А почему бы нам не продолжить? У меня появилась идея…
        - Нет! - закричал Саша и стал снимать платье. - Отдай мои шорты.
        В этот самый момент дверь открылась и показалась мама.
        - Ребята, вы ключи не забыли? - спросила она. - А то я собираюсь пойти к тете Розе. Даша, а зачем ты снимаешь платье?
        Саша, стал надевать платье обратно, запутался в нем, Даша открыла глаза от ужаса, и мама все поняла.
        Ну, им и попало за вранье.
        - Обманывать родную мать? Нет большего преступления! - заявила мама. Она еще много чего говорила, но последними ее словами было: - За это вы две недели не получите карманных денег. А теперь марш опять в угол!
        Потом вроде все успокоилось, но мама сдержала угрозу, и денег им уже не давали. А через три дня в соседнем кинотеатре стали показывать фильм про пиратов. Что было делать? Копилки были пустыми, а пойти очень хотелось, Даша придумала очень остроумный план.
        - Ничего, мы и без карманных денег обойдемся. Мы уже не малыши. Сколько можно клянчить деньги у родителей? - сказала она брату. - Мы с тобой сами добудем денег и станем финансово независимыми от родительских подачек.
        Саша просто рот открыл от такой речи:
        - Ну, ты даешь! И каким образом мы добудем денег?
        - Очень просто. Заработаем.
        - Заработаем?
        - Да. Мы их набегаем.
        - Что ты такое говоришь? Как можно набегать деньги. Разве за беганье платят деньги?
        - Нам заплатят. Помнишь историю про зайца и черепаху?
        - Помню. Но при чем тут эта старая детская сказка?
        - Эх, Сашка, в детских сказках можно найти ответы на самые сложные вопросы.
        - Например, как набегать деньги на кино, да?
        - Точно. Слушай, что мы с тобой будем делать.
        В тот же день Даша отправилась в городской парк. На ней были кеды, спортивные трусы, футболка и повязанная на лбу шерстяная повязка с символикой «Спартака». Она изображала из себя мальчишку спортсмена. И вот этот самый «мальчишка» начал делать спортивную разминку, да так энергично, что сразу же завладел вниманием гулявших здесь молодых людей, парней и девушек. Они подошли и стали во все глаза на него смотреть и делать насмешливые замечания.
        - Смотри-ка, чемпион! Во дает! Ты куда бежать собрался? Эй, спортсмен, смотри, штаны не потеряй. Ишь, как работает.
        Особенно старались парни. Видимо им хотелось выглядеть перед девушками остроумными и веселыми. Девушки тоже весело смеялись и с одобрением смотрели на юного чемпиона.
        Даша не обращала внимания на насмешки и продолжала разминаться. Она приседала, подпрыгивала, делала глубокие вздохи, в общем, все то, что делают спортсмены перед стартом.
        Молодежь продолжала веселиться. Особенно старался один рыжий парень в дорогих джинсах и с толстой золотой цепочкой на шее.
        - Ой, не могу! - вопил он. - Куда он с такими худыми ногами бежать собрался? Вокруг фонтана? Коротышка!
        Даша дождалась, когда он засмеялся особенно громко, затем вдруг прекратила разминаться, уверенным шагом подошла к парню, ткнула в него пальцем и спросила, щуря глаза:
        - Ты хочешь сказать, что я плохо бегаю?
        От такой самоуверенности парень даже перестал смеяться.
        - Что?
        - Спорим, на что хочешь, что тебе меня не догнать! - продолжала Даша. - Пробежимся до собачьей площадки?
        Рыжий вытаращил на нее глаза.
        - Чего?
        - Ага! - торжествующе заметила Даша. - Слабо? Так кто теперь должен смеяться?
        Все тут же с интересом уставились на рыжего парня. Особенно его девушка. Тот опомнился.
        - Кому слабо мне? Малявка! Да я тебя… на что будем спорить?
        - Это и вас всех касается, молодые люди, - Даша теперь обратилась ко всем парням. Их кроме рыжего было еще трое. - Вам меня тоже не обогнать. Я бегаю быстрее всех в этом городе.
        Парни засмеялись:
        - Ну, ты даешь, пацан! Ладно, если ты нас обгонишь, то…
        - Каждый из вас даст мне полтинник, - быстро сказала Даша.
        - Согласны, - сказал рыжий и усмехнулся и положил Даше руку на плечо, - но если ты нас не догонишь, то отдашь нам свои трусы.
        Даша заморгала глазами и задохнулась.
        - Что, малыш, струсил?
        - Нет, - Даша быстро опомнилась, - я согласен.
        - Раз, два, три!
        И Даша, а с ней и четыре парня пожали друг другу руки, затем Даша разбила рукопожатие, и они побежали по дорожке. Ошеломленные девушки только и успели, что посмотреть им вслед, как они скрылись за поворотом. Последней за поворот забежала Даша. Девушки заулюлюкали ей вслед.
        - Ну вот, остался малыш без штанишек! - с жалостью и со смехом заметила одна из девушек, симпатичная блондинка.
        А Даша и не собиралась догонять взрослых и длинноногих парней. Она убедилась, что никто из них не оглядывается, и нырнула в кусты, где и надежно спряталась.
        Парни же добежав до собачьей площадки, обнаружили там Сашу, который делал вид, что не может отдышаться.
        - Я выиграл, - сказал он и вытер спартаковской полоской якобы потное лицо. - Гоните монету.
        Парни поворчали, погрозились, что поколотят наглеца, но спор есть спор, деньги они отдали и понуро поплелись к своим девчатам. Саша дождался, когда они уйдут из парка, и побежал на условленное место, где его с пакетом обычной одежды ждала Даша. Они переоделись, в этот раз в разную одежду, и пошли в кино.
        Таким образом, они набегали денег еще два раза, а на четвертый раз их поймал парковый милиционер. Он, оказывается, за ними все это время наблюдал и давно заподозрил, что ребята занимаются чем-то не очень честным. Тут все и выяснилось.
        Вот это был скандал! Близнецов чуть было не поставили на учет в детской комнате милиции.
        Глава вторая МАМА ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ

        В тот день мамина чаша терпения переполнилась. Она посмотрела на сына и дочь, которые угрюмо стояли в разных углах и ковыряли пальцами обои, и глаза ее наполнились слезами. Слезами по своей загубленной жизни.
        - Сначала они хулиганили в подъездах, потом стали обманывать свою мать, а теперь вот и до мошенничества докатились! Что будет дальше? Воровство и бандитизм! - произнесла она целую речь. - Нет! Все! Хватит! С меня хватит! Я так больше не могу!
        - Чего ты не можешь? - спросил папа, оторвавшись от газеты с кроссвордом.
        - Жить так больше не могу. Не хочу быть домохозяйкой. В конце концов, у меня два высших образования. Я работать хочу. А не сидеть с этими неблагодарными детьми.
        - Работа это хорошо. Человек не может жить без работы. Но, дорогая, если ты пойдешь работать, кто будет воспитывать наших детей? Они хоть и злодеи, как ты говоришь, но их все равно должен кто-то растить и воспитывать. Кто будет кормить их три раза в день, не считая полдника, кто будет водить их в школу, готовить с ними уроки, гулять, наконец? Кто? Пушкин? Или может быть Лермонтов?
        Саша и Даша фыркнули в своих углах.
        - Во всяком случае, не я! - твердым голосом заявила мама. - Сколько можно? Сначала они были младенцами, и им требовался особенно тщательный уход, потому что они близнецы. Ладно. Я сидела с ними до трех лет. Потом возникли проблемы с садиком. Они могли оставаться там только на половину дня, и ты сказал, что придется мне ждать, пока они пойдут в школу. Пошли они в школу. И что? Первый класс решающий! Конечно, я как проклятая сидела с ними весь год, и вместе с ними закончила первый класс. Второй раз в жизни. Потом пошел второй класс. Он почему-то тоже оказался решающий. Дети привыкли, что мама всегда рядом с ними. Как можно их бросить? Ведь они такие домашние. Потом третий класс, самый решающий, потому что выпускной в начальной стадии.
        - Дорогая, но ведь это ты сама же и говорила и сама принимала решения! - с удивлением и возмущением воскликнул папа.
        - Да, это моя вина. Я сама сделала себя их рабыней! Служанкой. Нянькой. И каков результат? Никакой самостоятельности. Только проказничать умеют, да еще, как выяснилось, мошенничать, а как в магазин сходить или мусор вынести. Так ничего не умеют. Все хватит. Больше я им потакать не буду. Пусть другой их воспитывает.
        - И кто же? - папины брови удивленно поползли вверх. - Кто этот другой?
        - Я звонила в институт, в котором работает моя мама, и мне там сказали, что она выходит на пенсию. Так что, дорогой, вопрос отпадает сам собой. У детей есть бабушка. Вот она ими и займется.
        - Бабушка? - воскликнул папа. - Анфиса Николаевна? Будет заниматься детьми? О чем ты говоришь? Разве не она подбросила тебя через полгода после твоего рождения своей маме?
        - Вот именно! Я росла с бабушкой. Чем они лучше меня? - Мама кивнула в сторону детей. - У меня тоже должна быть личная жизнь. Карьера. Я не хочу быть заживо погребенной в четырех стенах. Я хочу работать и жить полноценной жизнью!
        - Хорошо, все, что ты говоришь, верно. Но ты забыла самое главное.
        - Что?
        - Согласится ли твоя мать жить с нами и воспитывать этих разбойников?
        - А что ей еще делать на пенсии? Может быть семечками торговать? Или ходить в клуб для престарелых? Или может быть петь в церковном хоре?
        Папа хмыкнул:
        - Современные бабушки лучше будут мосты строить, поезда водить, наконец, бороться за мир и дружбу между народами, чем с внуками возиться. Вот увидишь, твоя мама будет обходить Сашку и Дашку за три километра. Уж я то ее знаю. По-моему она даже на тебя с недоумением смотрит, сомневается, а ее ли ты дочь.
        - Клевета! Не смей говорить про мою маму гадости! Тем более при детях.
        - Хорошо не буду. В конце концов, этими балбесами действительно должен кто-нибудь заняться. И не такая мягкотелая и беспринципная женщина, как ты. Ты их только избаловала и изнежила. Это не воспитание. Посмотрим. Может у твоей мамы что-нибудь получится.
        И папа снова уткнулся в свой кроссворд, а мама села писать письмо бабушке Анфисе. А Саша и Даша остались стоять в углах и бросать тревожные взгляды друг на друга.
        Глава третья ТРАГЕДИЯ АНФИСЫ НИКОЛАЕВНЫ КАБАЧКОВОЙ И ЕЕ ВСТРЕЧА С ПРИШЕЛЬЦЕМ

        Теперь пришла самая пора рассказать про бабушку Анфису.
        Если вы думаете, что сейчас я вам буду рассказывать про старушку, которая жила в деревне, выращивала картошку, пасла корову, солила огурцы, помидоры и грибы в деревянных кадушках, то вы ошибетесь. И про бабушку, которая одиноко живет в городской квартире с ленивой кошкой или пуделем, ходит каждое утро в булочную и аптеку, смотрит по телевизору подряд все сериалы, и поливает огромный фикус, который растет в деревянной кадке, то вы опять ошибетесь. Потому что ничего этого нельзя сказать про Сашину и Дашину бабушку Анфису Николаевну Кабачкову.
        Начнем с того, что Анфиса Николаевна была женщиной незаурядной. Об этом говорила даже ее профессия. Она была геолог и всю свою жизнь провела в экспедициях. Все время что-то искала. То медь, то железо, то марганец, то еще что-нибудь. И если она чего-то искала, то обязательно это находила. Такой у нее был характер. Она даже своего мужа лет тридцать назад бросила за то, что целыми днями валялся на диване и читал газеты или слушал радио. Бросила и уехала в Сибирь, потом на Дальний Восток, потом в Среднюю Азию и так всю жизнь свою провела, лазая по горам, лесам, болотам с рюкзаком и ночуя в палатках. От этого у нее здоровье стало просто железным, а характер еще более твердым. И когда ей исполнилось пятьдесят пять лет, она среди геологов была самой знаменитой женщиной геологом, с которой брали пример даже многие мужчины. Про бабушку Анфису слагали легенды и сочиняли песни, а сама Анфиса Николаевна тщательно ото всех скрывала, что у нее есть внуки, и что она бабушка.
        Всю свою сознательную жизнь отдала Анфиса Николаевна служению людям. Профессия геолога нужная. Очень нужная, даже необходимая.
        Но настали времена, когда эта нужная, даже необходимая профессия перестала быть столь необходимой. Геологический институт, где Анфиса Николаевна работала и даже была доцентом на кафедре ценных минералов стал получать от государства все меньше и меньше заказов на поиск ценных месторождений, а следовательно и меньше денег на организацию экспедиций. И если раньше в год посылалось не меньше двадцати экспедиций в разные стороны, то теперь едва-едва две-три жалкие экспедиции уходили в поход.
        А потом ушел на пенсию директор института, и вместо него назначили нового, который сразу спросил Анфису Николаевну:
        - А вам, уважаемая Анфиса Николаевна, когда на заслуженный отдых?
        - Я на пенсию уходить не собираюсь, - отрезала Анфиса Николаевна. - Я еще молода и полна сил работать.
        - Как это не собираетесь? - возмутился новый директор. - Я на ваше место уже кандидатуру нашел, мужчину между прочим и тоже доцента, а вы не собираетесь. Вам три месяца до пенсии осталось.
        - Это ничего не значит. Я буду работать, пока жива.
        - Хорошо, - сказал директор. - Тогда собирайте экспедицию вот в этот район, - и директор ткнул пальцем в карту России, в самую далекую и неизведанную точку. - Вы должны найти там месторождение алмазов или золота.
        - Какие алмазы, какое золото? - удивилась Анфиса Николаевна, - Там их отродясь не было.
        - А это уже не мое дело, а ваше. Раз вы полны сил и энергии, то вам и флаг в руки и барабан на шею. Ищите! Найдете, значит, продолжаете работать в институте и возглавлять кафедру, а нет, значит на пенсию. А если не согласитесь, то я вас уволю по профнепригодности. Вот так. Можете идти, уважаемая.
        И поняла Анфиса Николаевна, что новый директор загнал ее в ловушку. Откуда в там дальнем районе золото или алмазы. В свое время она лично его изучила досконально. Бедный район. Абсолютно бесперспективный.
        Но делать было нечего, и Анфиса Николаевна отправилась в последнюю в своей жизни геолого-разведывательную экспедицию. Коварный директор все сделал, чтобы она была неудачной. Людей в нее зачислил самым непригодных и ленивых, с которыми бы при прошлом директоре Анфиса Николаевна даже на овощную базу бы не пошла, не то что в экспедицию. А материальное обеспечение похода организовал на таком низком уровне, что обрек экспедицию на голодное существование, а когда Анфиса Николаевна сказала ему об этом, он сокрушенно вздохнул:
        - Нет денег. У института нет денег. Нам не перечислили. Приходится довольствоваться тем, что есть. А вы чем-то недовольны? Может назначить другого начальника экспедиции?
        На это Анфиса Николаевна согласиться никак не могла. Пусть в ужасных условиях, пусть будет неудача, но в экспедицию эту она пойдет.
        И пошла.
        Ловушка нового директора была безупречной. Он специально направил экспедицию в пустой район. Ищи там, не ищи, все равно ничего нет. Пуст район. Пуст. Только песок и камни, которые даже для строительства не годятся, потому что нет рядом человеческого жилья. Даже нефти нет, или хотя бы угля.
        Не помог Анфисе Николаевне даже ее железный характер. Три месяца она изучала район, каждый метр земли, каждый лесок, каждый овражек изучила. Не нашла признаков ни алмазов, ни железа, ни других ценных металлов или камней. Только булыжники. С тяжелым сердцем отправила в институт очередной отчет, а к нему заявление об уходе на пенсию, после чего стала сворачивать дела, готовить экспедицию к возвращению.
        И вот почтальон принес телеграмму и письмо.
        Телеграмма была от директора.

«ЗАЯВЛЕНИЕ ПОДПИСАНО ТЧК ЭКСПЕДИЦИЯ ЗАКРЫТА ТЧК СРОЧНО ВОЗВРАЩАЙТЕСЬ ЗПТ СДАВАЙТЕ ДЕЛА ДОЦЕНТУ КУЧКИНУ»
        А письмо было от дочери.

«Дорогая мамочка! Я узнала, что ты выходишь на пенсию. Правильно. Давно пора. Сколько можно работать? Этого все равно никто не оценит. А вот нам ты нужна. Особенно Саше и Даше. Они совершенно отбились от рук. Им нужная твердая рука. Мы с мужем бессильны. Вся надежда только на тебя. К тому же я выхожу на работу. Надоело быть домашней хозяйкой. Но без тебя мы не обойдемся. Особенно Саша и Даша. Их надо три раза в день кормить, провожать в школу, делать с ними уроки, рассказывать сказки. Думаю, ты со всем этим справишься. Мы тебя с нетерпением ждем, приезжай скорее. Крепко все тебя целуем. Твоя дочь Лида, зять Андрей и внуки Саша и Даша».
        Анфиса Николаевна прочитала это письмо и горько вздохнула.
        - Видимо действительно пришла моя пора становиться бабушкой.
        И так ей стало горько и обидно на такой жизненный финал, что той же ночью вышла она из палатки и пошла в лес.
        Не подумайте, ничего плохого она не задумала. Просто с горя решила она покурить, чего прежде в жизни никогда не делала. И вообще больше всего на свете Анфиса Николаевна ненавидела курево и курильщиков. Главным и самым строгим правилом в ее экспедициях было - курить запрещено по угрозой строгого выговора и даже увольнения. Вот почему геологи курильщики больше всего на свете боялись, что их включат в состав той экспедиции, которую возглавляла Анфиса Николаевна.
        И вот накануне вечером начальница экспедиции как раз застала топографа Ваню Петькина, лоботряса и бездельника за этим запрещенным занятием. Но так как настроение у нее было трагическим, то ни ругать его, ни стыдить не стала, а просто отобрала у него пачку с сигаретами «Мальборо». И вот теперь эти сигареты она и решила покурить.
        В лесу было тихо и темно. Ночь была пасмурная и мокрая, потому что накануне прошел дождь и развел грязь и слякоть. На Анфисе Николаевне были резиновые сапоги и брезентовая штормовка, так что погода ее не пугала. Она и не такое видала. Были в ее жизни метели, ураганы, песчаные бури и даже землетрясения и извержения вулканов. При ее появлении в воздухе радостно зазвенели комары. Тут же женщину окружила их целая стая.
        Анфиса Николаевна взяла первую сигарету и закурила ее. Втянула дым и закашлялась. Потом привыкла, и как ни в чем не бывало, пошла дальше, пуская вокруг себя клубы дыма, как паровоз. Обиженные комары метнулись от нее во все стороны.
        Лес был не дремучий, а наоборот жиденький с низкорослыми деревцами, чахлыми кустарниками и с многочисленными проплешинами и полянками.
        Вышла Анфиса Николаевна на одну такую полянку, в центре которой располагался небольшой пологий холмик. Она уже выкурила три сигареты, и голова у нее кружилась, ноги заплетались, и, поднявшись на холм, Анфиса Николаевна без сил опустилась на пенек, который торчал прямо из холма, словно специально ее дожидался.
        - До чего я докатилась, - сказала сама себе бабушка Анфиса. - Как не убегала от возраста, все равно он меня догнал и нанес беспощадный удар.
        И впервые в жизни, если не считать, конечно, детских лет, она зарыдала. Громко во весь голос. Четвертая сигарета в ее руке горела без применения. Курить ей больше не хотелось, потому что легче от этого не становилось. Поэтому она просто тлела в темноте маленьким красным пятнышком. От Анфисиных рыданий, рука с тлеющей сигаретой сделала несколько быстрых круговых вращений в воздухе, и огонек на две секунды описал круг и слился в небольшое огненное кольцо. После чего искры с нее упали незадачливой курильщице на пальцы и обожгли ее.
        - Ой! - вскрикнула Анфиса и бросила сигарету на землю. Та упала в мокрую траву и тихо обиженно зашипела. - Нет, никотин, это великое зло! Выдумки это все, что от него легче становится. Нисколько не легче. Даже наоборот, что-то мне плохо стало. Сейчас стошнит.
        И чтобы ее не стошнило, женщина задрала голову как можно дальше назад и закрыла глаза.
        Стало легче.
        Анфиса Николаевна набрала полную грудь воздуха и глубоко вздохнула. Потом открыла глаза и увидела, как по небу летит маленький красный огонек.

«Наверно это самолет летит», - подумала Анфиса Николаевна.
        Но потом она присмотрелась, и поняла, что это вовсе не самолет. Огонек дергался и выписывал в воздухе настоящие кренделя. Так летать ни один самолет в мире не может.
        - Что же это такое? - вслух удивилась женщина. - Уж не летающая ли тарелка?
        Последнее она сказала так, смеха ради, потому что не больно верила в летающие тарелки. Но через несколько секунд, оказалось, что это самая настоящая летающая тарелка и есть.
        Вернее это была не тарелка. Это был неопознанный летающий объект цилиндрической формы. И у этого цилиндра даже были поля. И на полях как раз и переливались яркие разноцветные огни.
        И этот цилиндр приближался к человеку.
        Анфиса Николаевна никогда не был трусливой и робкой. Нет. Бывало, и от волков из ружья отстреливалась и с медведем в глухой тайге встречалась. Но сейчас даже у нее волнительно забилось сердце. Она поняла, что сейчас вступит в самый настоящий контакт с пришельцами.
        Цилиндр тем временем поменял сразу три цвета, красный сменился, желтым, потом вспыхнул зеленый, наконец, белый свет осветил всю поляну, и цилиндр сел на землю прямо у ног человека. Он оказался маленьким, этот космический корабль, размером не больше тех самых цилиндров, которые носят на голове фокусники в цирках, а раньше, лет сто назад, носили мужчины модники.
        Это очень удивило Анфису Николаевну. Она думала, что корабль просто далеко и поэтому кажется таким маленьким, а он просто был очень близко. Еще больше она удивилась, когда сверху цилиндра открылся люк и из него вылез инопланетянин. Он был маленький и, как и полагается, зеленый. Похож на лягушонка, только на голове антеннки крутятся. Настоящий инопланетянин.
        - Благодарю за помощь, - сказал он и поклонился Анфисе Николаевне чуть не в пояс.
        - Кто вы такой? И почему благодарите меня?
        - Я Андрианопулюс, житель планеты Краконопулюс, - представился пришелец. - А благодарю за спасение. Если бы не вы, я бы погиб.
        - Каким образом я вас спасла, любезнейший?
        - Знак. Ведь это вы дали знак, что здесь можно приземлиться? Красное кольцо. Это знак посадки, принятый во всей галактике.
        Анфиса Николаевна вспомнила про сигарету и покраснела, но в темноте этого не было видно.
        - А почему вам нужна была посадка?
        - Слишком низкое давление образовалось в здешней атмосфере, мои приборы отказались работать. Даже фотонный двигатель отключился. Мне грозила катастрофа. Для аварийной посадки звездолета этой системы необходим холм. Но мои локаторы тоже отключились и перестали сканировать рельеф поверхности. Я уже думал, погиб. Погиб ни за грош. И тут ваше спасительное кольцо. Я засек его и приземлился. И вот я жив. Сейчас налажу все системы и полечу дальше.
        - Как я рада, что так все хорошо закончилось, - вздохнула Анфиса Николаевна. - Хоть кому-то я еще способна принести пользу.
        - Я и моя семя будем за вас молиться, - пропыхтел Андрианопулюс, из его цилиндра как жуки повыползли роботы-ремонтники и занялись починкой звездолета. - А вашу статую поставим на центральной площади нашей планеты.
        - Что за глупости? - возмутилась Анфиса Николаевна. - К чему это идолопоклонство. В конце концов, я ничего такого не совершила. Так что не вздумайте мне ставить статую, а тем более молиться на нее. Я этого не переживу.
        - Воля ваша, - грустно вздохнув, согласился Андрианопулюс. - Но я не могу улететь просто так, не отблагодарив вас. У нас в галактике это не принято. Я не хочу прослыть невежливым. В нашей среде это конец карьере.
        - А чем вы занимаетесь, если не секрет?
        - Всем помаленьку. Я бизнесмен, вольный торговец. Все, что продается или покупается, входит в круг моих интересов. Я продаю даже планеты. Вам не нужна планета? У меня как раз есть одна. Отдам по дешевке. Или даже бесплатно, в благодарность за спасение, так сказать.
        - Зачем мне планета? - удивилась Анфиса Николаевна. - Мне на нее и полететь будет не на чем.
        - Да, это верно. Что же делать? Может быть, возьмете семена с планеты Клукс? Отличные семена, правда, прорастают очень долго - сто лет по вашему земному времени.
        - Нет, семена мне тоже не нужны. Вот если бы вы нашли в этом районе месторождение алмазов или золота, я была бы вам очень благодарна.
        - Золото или алмазы? - переспросил Андрианопулюс, и даже подпрыгнул от радости. - Нет ничего проще. У меня такие приборы!
        Он прыгнул в свой цилиндр, и тот засверкал всеми цветами радуги, потом загудел, заскрипел и погас. Крышка открылась и растрепанный и расстроенный Андрианопулюс вылез обратно.
        - Что, ничего не нашли? - спросила Анфиса Николаевна.
        - Ничего не нашел. Нет здесь ни алмазов, ни золота, ни серебра.
        - Я это и так знала, - вздохнула Анфиса Николаевна. - Просто хотела удостовериться. Что ж, ничего не поделаешь, придется все-таки становиться бабушкой. Судьба.
        - Бабушкой? - спросил Андрианопулюс. - Вы решили стать бабушкой? Но ведь это самая трудная профессия во вселенной!
        - Я знаю. Но сделать ничего нельзя. Завтра сяду в поезд и поеду к внукам. У меня их двое.
        - Двое! - Андрианопулюс схватился за голову. - Кошмар!
        - Да их двое, - в голосе Анфисы Николаевны даже появились признаки гордости. - Саша и Даша. Близнецы. Отчаянные ребята. Могут кого угодно довести до сумасшедшего дома. Я так долго старалась держаться от них подальше.
        - Тогда я знаю, что вам нужно! - воскликнул Андрианопулюс.
        - Что мне нужно? Вагон валидола? Цистерна сердечных капель?
        - Нет, это все не поможет, - Андрианопулюс покачал зеленой головой. Задрожали маленькие антеннки с золотыми шариками на концах. - Тут нужен бабушкин корень. И он у меня по счастью есть. Специально его не продавал, берег на особый случай.
        - Бабушкин корень? А что это такое?
        - Это волшебное растение, которое растет в соседней галактике. Очень ценное и редкое. Стоит огромных денег. Мне предлагали за него целое состояние. Но я не согласился. Все думал, вдруг стану бабушкой, как обойдусь без него? Но потом выяснилось, что бабушкой мне не быть, только дедушкой, и… но корень все равно таскаю при себе.
        Андрианопулюс вынул из кармана шкатулку, которая через секунду выросла и стала с него ростом.
        - Откройте ее.
        Анфиса Николаевна с опаской открыла шкатулку и увидела, что на дне ее лежит черная коряга.
        - И что с ним надо делать?
        - Его надо четыре часа варить в молоке из Млечного моря, а потом выпить.
        - Где же я найду молоко из Млечного моря?
        - Сойдет и простое коровье. Берите, и когда будет нужно, смело употребите. Тогда найдутся и силы и здоровье и железная воля, в общем, все, что нужно для того, чтобы воспитывать внуков. Берите, пока я не передумал. Отрываю от сердца, можно сказать.
        - Нет, Андрианопулюс, я не могу принять от вас столь ценный дар. Тем более, если он вам так дорог. - Ничего не хочу слышать. Моя жизнь стоит того, чтобы отдать за нее бабушкин корень. Прощайте. Ремонт закончен, и мне пора. Времени нет. Я опаздываю на межгалактическую ярмарку. Может быть, когда-нибудь свидимся.
        Говоря все это, Андрианопулюс погрузился в свой космический корабль, закрыл крышку и взлетел в небо. Последний раз замигал всеми цветами, какие только есть, его цилиндр и стремительно скрылся в небе.
        - Удивительная история, - сказала сама себе Анфиса Николаевна и побрела обратно в геолого-разведывательный лагерь.
        Глава четвертая ПАНИКА НА ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ ВОКЗАЛЕ

        - Вот! - мама торжествующе подняла над головой телеграмму. - Бабушка завтра будет у нас дома.
        Ее лицо светилось счастьем и торжеством. Она посмотрела на сникших близнецов и удовлетворенно произнесла:
        - Кончилось ваше время. Теперь бабушка займется вашим воспитанием. Она не такая слабая женщина, как я. Нет, она из вас сделает людей. Она вас воспитает. У нее такой характер! Ого-го-го!
        Папа почему-то вздохнул и спросил:
        - А почему тогда эта железная женщина удрала в тайгу через полгода, после рождения своей дочери?
        Мама на это ничего папе не сказала, посмотрела в телеграмму и схватилась за голову:
        - Поезд прибывает не завтра, а сегодня. Через два часа. А у меня ничего не готово! Быстро всем переодеваться, папа, надевай парадный костюм и вызывай такси. Дети, белые гольфы, Саша шорты, Даша юбку.
        - И красный бант, - добавил папа.
        - И красный бант, - согласилась мама.
        - Ненавижу! - закричала Даша, когда они с братом оказались в своей комнате.
        - Чего ты ненавидишь? - миролюбиво спросил ее Саша.
        - Ненавижу этот красный бант! Я в нем похожа на обезьяну из цирка. И эту юбку тоже ненавижу. - И все-таки девочка одевалась, так как ей велели. - Послушай, Сашка, ты помнишь бабушку Анфису?
        - Помню. А что?
        - А то. Ты помнишь, какая она занудливая? Это не делай, то не делай! Она прожила у нас всего неделю, после чего папа уехал в командировку, маму положили в больницу, потому что у нее заболел живот от той пищи, которую нам готовила бабушка Анфиса, ты стал заикаться, а потом два месяца не разговаривал вообще. А я… - Даша даже задохнулась, с таким жаром она все это говорила.
        - Ты сбежала из дома, и тебя сняли с поезда милиционеры, - вспомнил Саша. - Да. Это было три года назад. Когда мы еще не ходили в школу.
        - И что, тебе хочется жить с бабушкой Анфисой? Опять? - девочка округлила глаза.
        Саша пожал плечами:
        - Не знаю, мы же тогда маленькие были. Теперь то нас не так просто достать.
        Даша с ненавистью стала перед зеркалом повязывать на голове бант.
        - Мама и папа нас предали! - заявила она.
        - Каким образом.
        - Они от нас отказались.
        - Не говори ерунды!
        - Это не ерунда. Если даже папа согласился жить с бабушкой Анфисой, значит, мы им действительно надоели, и они просто хотят от нас избавиться. Вот и вызвали бабку. Думаешь не так? Она нас быстро доконает.
        - Ты так думаешь? - Саша смотрел на сестру с ужасом.
        - Да. Против нас составлен заговор. Жестокий и хитрый.
        - Что же нам делать?
        - Мы можем надеяться только на себя, - сказала Даша. - И действовать должны решительно и скоро. На их коварный план мы ответим своим, более коварным планом.
        - Согласен. А каким?
        - Мы должны сделать встречный ход. Как в шахматах.
        - Как это?
        - Мы не должны обороняться. Любая даже самая сильная оборона рано или поздно бывает сломлена. Мы должны напасть первыми. Понимаешь?
        - Понимаю.
        - Нельзя ждать, когда бабушка Анфиса нас доконает и превратит в слюнтяев, в пай мальчиков и в пай девочек. Мы должны достать ее первыми. Объявим ей войну и сделаем все, чтобы она сама первая сбежала из нашего дома.
        Саша засомневался:
        - А может, это ты все придумала, и бабушка Анфиса не собирается нас доставать? Может не надо объявлять ей войну?
        Даша взяла брата за руки и строго посмотрела ему в глаза:
        - Ты хочешь превратиться в примерного внука? Ходить с бабушкой в парк за ручку и кормить голубей, и называть бабушку «Бабулей»? Может быть, ты еще и на скрипке начнешь играть для услады ее старческого слуха?
        И так она наперла на Сашу, что мальчик прижался к стене и отрицательно замотал головой:
        - Нет, нет, не хочу!
        - Короче. Ты или со мной, или против меня? - сказала Даша и скрестила на груди руки.
        - С тобой, - пробормотал Саша.
        - Тогда делай все, что я тебе скажу.
        Тут в комнату заглянула мама:
        - Вы готовы?
        - Да, - хором ответили близнецы.
        - Тогда спускайтесь, такси уже ждет.
        Дети вздохнули, взялись за руки и побежали. Мама посмотрела им вслед и улыбнулась.
        - Кажется, они что-то затеяли, - сказала она сама себе. - У Даши глаза блестели, как фонарики, а Саша был слишком задумчив. Наверно решили довести бабушку до инфаркта. Посмотрим, что у них из этого получится. Кто кого?
        Через две минуты они уже сидели в такси, которое везло их на вокзал.
        - До поезда целый час, - ворчал папа. - Что мы там будем делать?
        - Лучше приехать раньше и подождать немного, чем потом опоздать и краснеть от стыда.
        И мама стала поправлять папе галстук.
        Когда проезжали мимо цветочного киоска, мама велела водителю остановиться, вылезла из машины и вернулась в нее с двумя огромными букетами роз, которые вручила Саше и Даше.
        - Ребята, вы подарите эти цветы бабушке, - сказала она, - она будет рада.
        Папа хмыкнул и стал считать в уме, сколько могут стоить такие большие букеты, Саша осторожно взял цветы и стал их нюхать, а Даша скорчила такую кислую мину, что мама поспешила отвернуться, чтобы не засмеяться.
        Вокзал был совершенно пуст, когда они туда ввалились все четверо с огромными букетами, потому что еще никто из встречающих, кроме них не прибыл на станцию.
        - Ничего, - сказала мама, - зато теперь точно не опоздаем. Интересно, на какую платформу прибудет поезд? Надо узнать. Я сбегаю в справочную. Всем сидеть здесь. По перрону не бегать, в мусорные ящики не заглядывать, на асфальт не плевать, цветами не махать.
        И она убежала в справочную.
        - Мне надо купить газету, - сказал папа, когда она пропала из виду. - Забыл сказать маме.
        - Я сбегаю, скажу! - обрадовалась Даша.
        - Ни в коем случае, вы оба сидите здесь. Я сам схожу.
        И папа пошел к газетному лотку.
        Тут к детям подошел пожилой гражданин с собакой и уставился на них.
        - Дети, вы продаете цветы? - спросил он.
        Саша хотел было сказать «нет», но Даша его опередила:
        - Да, продаем. - И она назвала такую сумму, что даже у собаки поджался хвост.
        Гражданин покраснел от гнева.
        - Это слишком дорого! Настоящий грабеж.
        - Не хотите, как хотите. До ближайшего цветочного магазина полчаса ходу. А вообще-то можете послать собаку. Она быстро сбегает туда-сюда.
        - Стыдно, девочка, еще и издеваешься. - Гражданин покачал головой. - Сдать бы тебя в милицию.
        И все-таки он достал деньги и купил у Даши цветы.
        Перрон постепенно наполнялся людьми. Подходили те, кто хотел встретить своих родных и близких.
        Какой-то дяденька увидел, что Даша продала гражданину с собакой цветы, и тоже подошел к ней.
        - А можно и мне букет?
        - И мне! - тут же, как из-под земли выросла тетка в соломенной шляпе с розами.
        По перрону тут же пополз слух, что продают цветы, и те, кто вспомнил, что встречать надо с цветами, устремились к Даше и Саше. Вокруг них собралась целая толпа.
        Но букет теперь у ребят остался только один, тот, что у Саши. Он хоть и большой, но один, а желающих много. Но Даша не растерялась.
        - Продажа поштучно! - объявила она. - Сашка, дай цветы!
        - Ты что? - прошептал испуганно мальчик. - А с чем мы будем встречать бабушку Анфису?
        - Не переживай! Хватит ей и одного цветка.
        И девочка начала бойкую торговлю цветами. И хотя она продавала цветы можно сказать по неслыханной цене, через две минуты от букета ничего не осталось.
        - Вот видишь, как здорово все получилось, - сказала она после этого брату, подсчитывая выручку. - Будет нам с тобой на мороженое и кино на целый месяц.
        - Сейчас нам с тобой будет, - сказал Саша и кивнул на приближающихся папу и маму.
        Сначала подбежал папа и сделал вид, что никуда от детей не отходил. Мама, которая пришла с другой стороны, подозрительно на него посмотрела.
        - Когда это ты успел купить газету? - голосом, не предвещающим ничего хорошего, спросила она.
        - Да тут мальчишка газетчик проходил, - не моргнув глазом, соврал папа.
        - Это правда? - спросила мама ребят.
        - Да, - хором ответили Саша и Даша.
        Мама успокоилась, но тут же снова всплеснула руками:
        - Постойте, постойте, а куда вы дели цветы? Где ваши букеты?
        И тут мама обратила внимание на то, что вокруг ходят люди, и у многих из них в руках по знакомому цветку, а одного пожилого гражданина с собакой, целый букет. Знакомый до слез.
        - Что вы с ними сделали?
        - Наши цветы мы раздали людям, - ответила Даша. - Понимаешь, мамочка, они все сегодня встречают знаменитого человека, но пришли почему-то без цветов. И они просто умоляли нам, дать им по цветочку за большие деньги. А тот дяденька, даже предлагал нам за букет собаку. Но мы же не злодеи. Не спекулянты, не буржуи эксплуататоры. Мы поступили так, как ты нас всегда учила. Мы раздали все цветы даром. Сделали доброе дело.
        - Это правда? - простонала мама, глядя на папу.
        - Да, - теперь пришла папина очередь говорить неправду. - Наши дети такие добрые. Я не смог их удержать.
        - Это конечно благородный поступок, - сказала мама. - Но почему вы себе не оставили ни одного цветочка? Почему? Где мы теперь их купим? Какой стыд перед бабушкой!
        И тут заговорило радио:
        - Внимание, внимание, поезд номер такой-то, следующий от туда-то до туда-то, останавливается на шестом пути.
        Все думали, что поезд прибудет к первому пути, который был прямо у вокзала, но шестой путь был далеко, и все, услыхав объявление, помчались к нему.
        - Не успеем! - закричала мама. - Побежали!
        И целая толпа встречающих помчалась по всему перрону к шестому пути. Это было впечатляющее зрелище. Впереди всех несся дядька с собакой на длинном поводке в одной руке и с огромным букетом цветов в другой. Он громко дышал, но не мог остановиться, потому огромная овчарка неслась гигантскими скачками и буквально волокла его за собой. За ним бежали все остальные встречающие. Человек двадцать. У многих в руке было по цветочку. Последними бежали папа, мама и Саша с Дашей. И когда до шестого пути осталось почти ничего, опять заговорило радио:
        - Внимание, внимание, поезд такой-то такой-то, следующий от туда-то до туда-то, прибывает не на шестой путь, как объявлялось ранее, а на первый.
        Люди по инерции пробежали еще немного, а старичок с собакой убежали дальше всех, потому что собака не сразу услышала объявление, и не сразу его поняла. Но потом и они остановились.
        - Рекс, нам обратно! - пропыхтел хозяин собаки.
        И пес тут же натянул поводок в обратном направлении.
        Люди тут же побежали обратно к первому пути. Они быстро обогнали маму, папу и Дашу с Сашей, и громко ругаясь, побежали вперед.
        Мама схватилась за сердце и на минуту остановилась. Папа и близнецы поддержали ее. И тут мимо них промчался старичок с собакой. Старичок был весь красный от натуги и тоже держался за сердце.
        - За ним! - закричала мама. - Не то опоздаем!
        И все семейство побежало вслед за всеми.
        - Оказывается, встречать кого-то очень веселое занятие! - прокричала на бегу Даша.
        Видимо не одна она так считала. Рексу тоже стало весело от такой беготни, и он радостно залаял. Люди, которые бежали впереди оглянулись и увидели, как за ними с громким лаем бежит огромная овчарка. Естественно, что многие подумали, что она собирается их укусить. И каждый, кто так подумал, прибавил скорость, потому что не хотел, чтобы укусили именно его. Так что скорость прибавили все.
        Рекс подумал, что с ним играют, и тоже побежал быстрее и залаял громче. Те, кто от него бежали, тоже побежали быстрее. А некоторые от страха даже закричали. Через минуту вокзал стал самым шумным местом в городе. Засвистел милицейский свисток, откуда-то появились два милиционера, бегущая толпа чуть не сшибла их с ног, они еле устояли, но когда увидели Рекса, тоже побежали вслед за всеми. Так все они примчались на первый путь, где прибавилось народу. На пути стояли и те, кто встречал, и те, кто провожал, и конечно же те, кто собирался ехать. И когда толпа с Рексом и милиционерами ворвалась на первый путь, на нем началась самая настоящая паника. Все куда-то бегали, кричали, шумели, Рекс лаял, заливисто и переливчато, как соловьи, милиционеры свистели в свистки. Шум и гвалт стояли невообразимые. А тут еще загудел прибывающий на первый путь электровоз.
        - Внимание, внимание! - заговорило радио. - Поезд прибыл. Просьба тем, кто собирается на нем ехать, грузиться в вагоны. Провожающие, уступите дорогу встречающим. Стоянка двадцать минут.
        - Какой у нас вагон? - спросил папа маму.
        - Седьмой.
        И они побежали к седьмому вагону.
        Глава пятая БАБУШКА ПРИЕХАЛА!!!

        Анфиса Николаевна вышла из вагона. На ней было розовое шелковое платье и кокетливая шляпка из малинового драпа. Надо сказать, что Анфиса Николаевна чувствовала себя куда привычнее в спортивных штанах, брезентовой куртке и панамке, да еще с альпенштоком за спиной. Вот был ее настоящий повседневный наряд. В платье она чувствовала себя неуверенно, движения ее сразу становились скованными, лицо принимало несколько отсутствующее выражение. В общем платье и шляпа ей не особенно шли. Можно даже сказать, вообще не шли.
        И все равно человек двадцать, стоявших на перроне, радостно закричали, как только ее увидели и кинулись обниматься и целоваться.
        - С приездом, Анфиса Николаевна! - кричали они.
        Первым к ней подлетел хозяин Рекса, который спокойно стоял тут же около заборчика, и вручил ей роскошный букет и даже поцеловал ручку.
        - Анатолий Сидорович, - воскликнула Анфиса. - Зачем это? Разве так можно?
        Затем подбежали другие мужчины и женщины, и каждый подарил ей по цветку.
        - Держитесь, Анфиса Николаевна. Мы с вами, а вы всегда будете в наших сердцах, - говорили они.
        - Спасибо вам, дорогие мои! - впервые на глазах у Анфисы Николаевны показались слезы. Она все время пыталась что-то разглядеть за спинами всех этих замечательных людей. И, наконец, увидела. - Лида! Я здесь!
        - Мама! - закричала мама. - Дети, Андрей, вот она. Наша бабушка. Она приехала!
        И все семейство дружно протиснулось сквозь толпу, с которой бегало по вокзалу, и предстало перед бабушкой Анфисой.
        - Господи, на кого вы похожи? - ахнула бабушка.
        Да, беготня по вокзалу просто так не проходит. Весь парадный вид и лоск слетел с дружного семейства. Папин костюм расстегнулся, рубашка вылезла из брюк, галстук съехал вниз и набок, верхняя пуговица оторвалась и висела на нитке. Сам папа был красный и потный и еще взъерошенный. Не лучше выглядели Саша и Даша. Белые гольфы от пыли стали серыми и сползли вниз, волосы растрепались, а Дашин бант развязался, и его концы сиротливо висели по разные стороны девочки. Один за спиной, другой на груди. Еще полчаса назад чистенькие и опрятные, дети почему-то были чумазые и мокрые. Глаза их горели огнем, и они с любопытством глядели на бабушку.
        Только мама осталась такой же, как прежде. И как это ей удалось? Она бросилась обнимать свою мать.
        - Наконец-то ты приехала! Мы просто заждались!
        - Смотри, - шепнула Даша брату, - у нее все наши цветы. Ловко.
        - Саша, Даша! Чего вы стоите? - закричала мама. - Подойдите, обнимите вашу бабушку!
        Дети смущенно и неохотно подошли к бабушке. Мама тут же пихнула их в ее объятия. Бабушка стала неумело их тискать и даже попыталась поцеловать внуков. Саша стойко снес ее поцелуй, а Даша отвернулась, сделав вид, что ей срочно надо поправить бант.
        - Как вы выросли, как поправились, как загорели, - бормотала бабушка Анфиса. - Я вам подарки привезла. Пряники, конфеты.
        - Да, - язвительно спросила Даша. - А петушков на палочке не забыла?
        - Даша, как тебе не стыдно? - воскликнула мама. - Какого петушка на палочке? Их в поездах не продают. И потом бабушка устала.
        - Бабушка? - воскликнул хозяин собаки, который все еще стоял рядом и удивленно смотрел на всю эту сцену. - Вы бабушка?
        Анфиса Николаевна покраснела:
        - Да, вот это моя дочь Лида, а это внуки, Саша и Даша, и зять Андрей. Познакомьтесь, пожалуйста. Лида, а это директор моего института Анатолий Сидорович. А это все мои коллеги, все геологи. Мои ребята. Я с ними огонь и воду прошла.
        - Бывший директор, - пожимая руки маме и папе, сказал Анатолий Сидорович. - Бывший. Теперь пенсионер.
        И оба они, и Анатолий Сидорович и Анфиса Николаевна при этом глубоко вздохнули. Остальные сотрудники института стали их утешать, но у них это плохо получилось, и тогда они обратили внимание на Сашу и Дашу.
        - А это значит ваши внуки, Анфиса Николаевна? Какие симпатичные ребята.
        - Очень симпатичные ребята, - согласился Анатолий Сидорович, внимательно разглядывая ребят. Особенно Дашу. - Кажется, я их где-то видел. Этот красный бант мне знаком.
        Даша, которая завязывала бант, тут же сорвала его и спрятала в карман. Выразительно посмотрела на бывшего директора.
        - А может быть, я ошибаюсь, - тут же сказал тот.
        - Это ваша собака? - спросил его Саша, подходя к Рексу и без страха гладя его по спине. - Его зовут Рекс? Он ученый?
        - Да, молодой человек. Все так.
        - Мама, нам пора, - вдруг заторопилась мама Лида. - А то не останется свободных такси. Видишь сколько народу?
        - Зачем же такси? - воскликнул Анатолий Сидорович. - У меня машина. Я вас подвезу.
        - Мы все не влезем, - сказала мама. - Да еще с собакой. Спасибо вам большое, но мы сами как-нибудь.
        И она потащила бабушку, взяв ее под руку, на ходу дала очередную команду:
        - Андрей, возьми мамины чемоданы, дети сумки, и все за мной!
        И все семейство побрело к выходу вокзала. Анатолий Сидорович растерянно и грустно посмотрел им вслед. К нему подошел Рекс и ткнулся мордой в его руку. Попросил погладить.
        А наши герои отправились домой.
        - Вот ты и дома! - радостно объявила мама, когда все они вошли в квартиру. - Хватит по свету шататься. Пора пускать корни. Правильно дети?
        - Правильно, - без энтузиазма ответили близнецы.
        - А теперь за праздничный стол!
        И все поплелись на кухню.
        Глава пятая НОВАЯ ЖИЗНЬ БАБУШКИ АНФИСЫ

        На следующее утро папа и мама ушли на работу, а Анфиса Николаевна и ребята остались в одной квартире.
        Новая жизнь вместе с бабушкой началась.
        Анфиса Николаевна взялась за дело с энтузиазмом. Утром еще в постели она занялась аутотренингом и целых полчаса внушала себе, что должна забыть все свою прежнюю жизнь, которая вся сплошь оказалась ошибкой, и выполнять свой долг. Быть бабушкой - святое дело. И если уж ей выпал этот жребий, она должна выполнить его с честью.
        - Ну что ж, - сказала она сама себе, - раз уж я стала бабушкой, то я должна оказаться самой лучшей бабушкой в мире. А что для этого нужно? Прежде всего, безграничная любовь к детям, полное игнорирование собственных интересов. Все для пользы внуков.
        И она сначала пошла на кухню, поставила на плиту чайник, достала из холодильника масло, из хлебницы хлеб, а потом пошла в детскую комнату, где спали Саша и Даша.
        - Подъем! - громким командирским голосом, каким привыкла будить членов экспедиции, закричала она.
        От неожиданности Саша упал со своей постели на пол, а Даша, которая спала на верхнем ярусе кровати, свалилась вниз на его место.
        - На зарядку, на зарядку, становись! - оперным голосом пропела бабушка. - Сама она уже была в спортивном костюме. - Сначала зарядка, потом пробежка вокруг дома.
        - Еще чего? - возмутилась Даша. - В жизни никогда этим не занималась. Даже в садике.
        - И очень плохо, - ответила бабушка Анфиса. - Ты находишься в возрасте, когда у тебя сформировывается фигура. А слабые мышцы и неокрепшие кости приводят к сколиозу. Ты хочешь быть сутулой? Как старая бабка?
        - Я не хочу быть сутулой, - голос Даши потерял былую уверенность и твердость. - Но зарядку делать не буду.
        - А у девочек, - заглянув ей в глаза, сказала бабушка, - сколиоз встречается в три раза чаще, чем у мальчиков. Так говорит статистика.
        Даша погрустнела еще больше, но ее упрямство не позволяло ей сдаваться так быстро.
        - Все равно я зарядку делать не буду.
        - Тогда останешься без завтрака!
        Вот это да. Мама никогда не применяла такие методы. Даша почувствовала, что через пятнадцать минут у нее заболит от голода живот, и решила сдаться. Еда для нее было святым делом.
        Они сделали зарядку.
        - Боже мой! - восклицала во время упражнений бабушка. - Какие вялые движения! Вам словно не по девять лет, а по девяносто. Кто ваш учитель физкультуры? Я должна с ним обязательно поговорить. Совершенно запустил детей. Ну, ничего, я из вас людей сделаю.
        Про это ребята уже слышали. Они кисло переглянулись друг с другом.
        А потом была пробежка вокруг дома.
        - Наша бабуля чокнутая! - поделилась во время первого круга с Сашей девочка.
        Брат согласно кивнул.
        - Она наверно работала надзирателем в тюрьме! - простонала Даша после второго круга.
        Саша ничего не сказал. У него не было сил для этого.
        - Я больше не могу! - выдохнула девочка после третьего круга и свалилась в песочницу. Саша упал рядом с ней.
        - Молодцы! - похвалила внуков бабушка. Сама она даже не запыхалась. - Я думала, что вы не выдержите такой нагрузки. На первый день хватит.
        Затем она глубоко вдохнула свежий утренний воздух и поглядела на дом.
        - Смотрите, у кого-то из окна идет пар, - сказала она. - Какие беспечные люди. Наверно включили чайник, а сами смотрят телевизор.
        Саша и Даша посмотрели наверх.
        - Это же наше окно! - закричали они хором. - Пожар!
        Они вскочили на ноги и понеслись спасать квартиру.
        - Боже мой! - всплеснула руками бабушка. - Что я наделала! Это же я поставила чайник. А кого я назначила дежурным по костру? Ой, что я такое говорю? Какие дежурные?
        И она побежала вслед за ребятами.
        Когда они ворвались в квартиру, в ней творилось что-то ужасное. Она вся была окутана паром, словно парной зал в бане. Дышать было трудно, а волосы на голове сразу нагрелись и стали горячими.
        - Как в финской сауне! - радостно закричала Даша.
        - Чего ты радуешься? - возмутился Саша. - Сейчас все папины книги промокнут. Открывай окна!
        И они стали спасать квартиру. Бабушка Анфиса, как самая сильная и выносливая побежала в кухню, убирать с плиты чайник, среди клубов пара ничего не было видно, и она случайно уронила хлеб в мусорное ведро, а масло на пол, после чего на него наступила ногой. Но чайник с плиты все же убрала. А Саша и Даша открыли окна, и стали выгонять пар на улицу.
        А внизу раздался вой пожарной машины. Видимо кто-то увидел, что из окон валит пар, подумал, что это дым и вызвал пожарных.
        Чтобы было удобно гонять пар, Саша и Даша взяли в руки куски фанеры, которые стояли за дверью, их приготовили родители, чтобы увести на дачу, что-то там делать. Фанерой махать было удобно, и пар разгонялся очень хорошо. Только вот Саша так увлекся маханием, что не заметил, как в окне появился пожарный в каске, и треснул его по голове.
        - Ой! - воскликнул мальчик. - Извините.
        - Что тут происходит? - строгим голосом спросил пожарный.
        - А это мы тараканов выводим, - тут же объяснила ему Даша. - Новым способом. Они пара не выносят.
        Тут в комнате появилась бабушка.
        - Во всяком случае, один экземпляр еще не вывелся, - увидев ее, прибавила Даша.
        Бабушка увидела пожарного и виновато улыбнулась:
        - К счастью мы обошлись своими силами. Пара больше нет.
        - Пара? - удивился пожарный. - Так это не пожар?
        - Конечно, нет. Это мы чай решили попить.
        - И заодно попариться, - прибавила Даша.
        Дальше был небольшой скандальчик. Пожарные грозили штрафом за ложный вызов. Прибежали дядька и тетка из домоуправления и тоже сильно ругались и тоже грозили штрафом. Наконец, Анфисе Николаевне это надоело, и она тоже стала ругаться:
        - Ничего не произошло! Пожарных я не вызывала, физического вреда зданию не нанесено, так что отстаньте от меня все. У меня внуки не кормлены!
        И таким строгим и властным голосом она это сказала, что сразу от нее все отстали.
        - Во дает! - восхищенно прошептал Саша на ухо Даше.
        Даша только скривила губки:
        - Подумаешь!
        Когда все успокоилось и все ушли, бабушка и внуки осмотрели квартиру. К счастью они успели во время. Пар не успел испортить мебель, книги или что-либо еще, даже обои не отсырели. А теплый летний воздух и жаркие солнечные лучи быстро уничтожили остатки сырости. Все стало прежним. Как будто ничего не случилось.
        Только вот на кухне по полу было размазано сливочное масло, а так больше никаких следов.
        - Да, - соскребывая вместе с Сашей масло с пола, произнесла бабушка Анфиса, - завтрак сорвался. Все-таки я не люблю готовить.
        - И не умеешь, - язвительно прибавила Даша, вспомнив, какие блюда готовила бабушка три года назад. - А я есть хочу. Просто умираю от голода.
        - Но мы еще не приступили к водным процедурам, - пробормотала бабушка. - После зарядки полагаются водные процедуры.
        - А разве это не мы похожи на мокрых мышей? - удивилась девочка.
        И она была совершенно права. Все трое были мокрые, и потные после борьбы с паром.
        - Это верно, - смутилась бабушка. - Тогда быстро переодевайтесь.
        - Зачем? - закричала Даша. - Я есть хочу. Могу завтракать и в таком виде.
        Бабушка тут же выпрямилась, и ее лицо приняло строгое выражение:
        - Во-первых, ты простудишься, а во-вторых, в таком виде тебя не пустят в ресторан.
        - В ресторан? - у детей округлились глаза. Они никогда не были в ресторане. - Мы пойдем в ресторан?
        - Конечно. У меня есть кое-какие сбережения, и пока я не научусь готовить, мы будет завтракать в ресторане.
        - Ура!!! - был ей искренний ответ.
        - Кажется бабка не такая плохая, как кажется на первый взгляд, - сказала Даша Саше, когда они переодевались в своей комнате.
        - Значит, война отменяется? - обрадовался мальчик.
        - Ни в коем случае. Все только начинается. Может она хочет нас купить? Врешь, меня на ресторан не променяешь.
        А потом они завтракали в ресторане. И это было жутко интересно, несмотря на то, что было утро, посетителей было мало, и оркестр в углу не играл. Но зато официанты были настоящие в белых рубашках с бабочками, молодые и вежливые. Даше не спускала с них глаз, когда расправлялась с завтраком.
        - Когда вырасту, - сообщила она Саше, - выйду замуж за официанта.
        - А теперь, дети, - сказала бабушка, когда они позавтракали и съели под конец по две порции мороженного, - Надо отвести вас в садик.
        Саша и Даша чуть со стульев не упали.
        - Да ты что? - возмущенно закричали они. - Мы уже сто лет в садик не ходим.
        - Да? Ах, да! Я совсем забыла. Ведь вы же уже совсем большие. А куда вы тогда ходите?
        - В школу.
        - Ах, в школу. Ну, конечно же. Ах, я старая дура! Даже не подозревала. Тогда собирайтесь в школу.
        - Сейчас же каникулы! - закричали хором Саша и Даша.
        - Разве? - удивилась бабушка. - А я и не знала. Точно? Вы меня не обманываете?
        - Спроси, у кого хочешь, - предложил Саша. - Тебе каждый скажет.
        А Даша незаметно покрутила пальцем у виска.
        - Тогда куда же мне вас вести? - спросила бабашка Анфиса.
        - В парк! - закричали дети. - Мы давно в парке не были.
        - Ну, в парк, так в парк.
        И прямо из ресторана они пошли в парк.
        Парк находился недалеко, и они пошли к нему пешком. Чтобы не потерять внуков, бабушка взяла их за руки. В правую Сашу, в левую Дашу. Девочке это явно не понравилось.
        - Мы же не маленькие! - попыталась возмутиться она.
        - На улице слишком много машин, город слишком большой, улицы запутанны. Я не могу рисковать. Вдруг вы потеряетесь?
        Даша попыталась выдернуть руку, но ей это не удалось. Бабушка Анфиса была сильной женщиной. К тому же Даша не делала зарядку.
        - Даша не дергайся, а то пойдем домой, - сделала ей замечание бабушка.
        Странно, но вот уже второй день она с ними, и ни разу их не спутала, хотя близнецы специально, в надежде ее подурачить, оделись одинаково. Дашу это просто шокировало. Шокировало и злило. В этот же раз это ее обезоружило, и девочка смирилась. В конце концов, они идут в парк, и можно потерпеть.
        Скоро они пришли в парк, и Дашино настроение улучшилось. Она перестала злиться и с восторгом смотрела на аттракционы.
        - Куда пойдем? - спросила бабушка.
        - Сначала на чертово колесо, - сказал Саша, - и сверху увидим, что достойно внимания.
        И они пошли на чертово колесо. Купили билеты. Народу в парке было немного, билеты были чертовски дорогие, и они оказались единственными, кто желал прокатиться на чертовом колесе.
        - Садитесь в разные кабины, - сказал служащий, который включал аттракцион. Вредный старикашка с большими как у моржа усами.
        - Это еще зачем? - удивилась бабушка.
        - Народу нет, - ответил старик. - Чтобы была заполняемость кабин. Если менее двух кабин заполнено, включать не имею права. Если не хотите, ждите желающих.
        - Мы будем ждать! - твердым голосом сказала бабушка.
        И они стали ждать. Только легко сказать, ждать. На самом деле нет ничего ужаснее, чем стоять около чертова колеса и ждать. Саша и Даша сразу стали ныть словно малыши.
        - Ну, чего мы ждем? Ну, давай сядем в разные кабины. Ну, нет ведь никого!
        И действительно никого не было, день ведь был будний, не выходной и не праздничный. Прошло десять минут, а к ним так никто и не подошел. Ребята уже стали грозить, что пойдут домой, что им вообще ничего не надо. И бабушка сдалась.
        - Ладно. Только как мы разделимся? Ведь детям без взрослых кататься не положено.
        - Ничего, мы уже большие. Ты в одной кабине, мы в другой.
        Брат и сестра вскочили в первую кабину. Бабушка Анфиса вздохнула, в глубине души она уже сильно пожалела, что пришла в парк, почему-то ей стало страшно. Впервые в жизни она испытала страх за внуков. Но страх этот еще не сформировался полностью, и она сдалась и села в следующую кабину.
        Старик нажал кнопку в своей будке, и колесо заработало. Кабины плавно и медленно поехали вверх.
        Через пятнадцать секунд бабушка Анфиса горько пожалела, что согласилась оставить внуков одних в кабине. Она смотрела с раскрытыми от ужаса глазами, как они поднимаются все выше и выше. И чем выше поднимались кабины, тем неосторожнее вели себя в кабине Саша и Даша. Они прыгали, кричали, показывали пальцами во все стороны и чуть не наполовину высовывались из кабины.
        - Саша, Даша! - стала кричать им бабушка. - Сидите смирно! Не высовывайтесь. Кому говорю? Даша, не виси на перилах. Ты упадешь! Саша, держи ее за руку. Остановите колесо! Мы слезаем! Возвращайтесь обратно.
        - Экая крикливая дамочка, - проворчал в усы моржовый старик. - Как я тебе его назад поверну? Это же не лошадь. Воспитывать детей лучше надо. Пороть ремнем, чтобы послушными были. А то развели демократию, понимаешь.
        И колесо продолжалось крутиться дальше.
        А Даша, которая прекрасно видела, как сходит с ума бабушка Анфиса, стала вести себя еще хуже. Она делала вид, что чуть ли не вываливается из кабины. И хотя ей было страшновато, но очень уж шумно переживала бабушка, даже смешно. Хотелось, чтобы она позлилась еще. Саша попытался ее удержать, и сам чуть не вывалился.
        А они были уже почти в самой верхней точке колеса.
        - Ах! - вскрикнула бабушка Анфиса.
        Сначала она хотела упасть в обморок, чего никогда в жизни не делала, но вместо этого, неожиданно даже для себя вдруг полезла на крышу кабины.
        Тут пришла пора удивляться и пугаться Саше и Даше.
        - Бабушка! - закричали они. - Что ты делаешь?
        - Я лезу к вам! Одни вы себя вести не умеете.
        И она действительно полезла с крыши по трубе, на которой висела кабина с основным осями и балками, из которых состояло колесо.
        - Что она делает? - закричал внизу моржовый старик. - Что она делает?
        Вы когда-нибудь видели, чтобы на самом верху чертового колеса кто-то перелезал с одной кабину в другую? Согласитесь, зрелище не для слабонервных, даже если это делает тренированный мужчина гимнаст из цирка. Ну а если это делает пятидесятипятилетняя женщина?
        Внизу вокруг аттракциона сразу стал собираться народ. Люди стояли и, затаив дыхание, смотрели вверх. Подбежал милиционер, тоже задрал голову вверх, хотел засвистеть в свой свисток, но не успел, потому что рот у него от увиденного широко открылся, и свисток выпал и повис на цепочке, как пустышка у младенца.
        - Что делается? Что делается? - бегал взад вперед с выпученными глазами старик. - Надо выключить!
        Он вбежал в будку и остановил колесо.
        - Да вы что? - закричали на него люди. - А если она упадет? Там же так высоко! Спускайте сейчас же ее вниз!
        А милиционер по рации уже вызывал пожарных с лестницей и отряд спасателей.
        В общем, внизу под чертовым колесом творилась самая настоящая паника. Кто-то кричал, кто-то молчал, кто-то просто падал в обморок.
        А наверху была тишина. Только свистел ветер, да раскачивались кабинки.
        Бабушка Анфиса ползла по железным балкам к своим внукам, а те, открыв рты, смотрели на нее.
        - Сейчас, сейчас, мои милые, - бормотала бабушка. - Сейчас я вас спасу.
        Любая бы другая бабушка на ее месте давно бы уже сорвалась, и упала бы вниз. Но только не бабушка Анфиса. У нее были сильные руки и ноги. Как никак, а всю жизнь она лазила по горам, по песчаным барханам, крутым скалам, и даже по деревьям. Так что объяснить ее подвиг было нетрудно.
        И все равно не каждый на это способен. Хотя многие бабушки и не такое делают для своих внуков.
        Когда на какое-то время колесо остановилось, ноги бабушки Анфисы слетели с балки, и она повисла на одних руках.
        Внизу раздался крик ужаса.
        В своей кабинке закричали от страха и Саша с Дашей. Они наконец-то поняли, что натворили и смертельно испугались за свою бабушку. Все-таки это была их бабушка, и они вовсе не собиралась ее убивать.
        - Это ты во всем виновата! - со слезами на глазах обвинял сестру Саша. - До чего довела человека. А если она упадет вниз?
        Даша не отрывала глаз от бабушки.
        - Не упадет. Она сильная, - пробормотала она. - Смотри, как держится. Бабушка, держись! А ты вместо того, чтобы плакать, лучше бы организовал моральную поддержку. А я полезу ей на помощь.
        И девочка уже подняла ногу, чтобы лезть наверх, но Саша становил ее.
        - Ты что? - закричал он. - Сдурела? Если бабушка увидит тебя на крыше кабины, она точно улетит вниз.
        С этим Даша была вынуждена согласиться. Такая вероятность была.
        Колесо снова поехало. А потом остановилось, потому что из кнопки, на которую нажал моржовый старик, посыпались во все стороны искры, и она задымила. Моржовый старик не выдержал. Он схватился за сердце и упал на милиционера. Тот еле успел его удержать. Он и сам был в панике, фуражка у него съехала на затылок и держалась на голове только чудом, лицо покраснело, глаза испугано моргали.
        - На помощь! На помощь! - кричал он в рацию.
        К парку уже мчались две пожарные машины. Они гудели как сумасшедшие. Помимо них также мчались машины с телевидения и радио. Все журналисты города уже прознали про ЧП в парке и мчались туда.
        А бабушка Анфиса не обращала внимания на то, что творилось внизу. Для нее в эту минуту существовали только ее драгоценные внуки. И она изо всех сил стремилась к ним. Расстояние между ней и детьми сокращалось, осталось полтора метра, потом метр, потом меньше метра, и, наконец, она сползла на крышу кабинки, в которой были дети, и стала спускаться вниз.
        Саша и Даша с радостными криками помогли ей, и втащили ее внутрь.
        Какая неописуемая радость охватила всех троих!
        Бабушка обнимала и целовала Сашу и Дашу и, казалось, не верила, что она снова с ними. Она осматривала и ощупывала их, хотела убедиться, что они живы и здоровы.
        Когда они немного успокоились, то услышали шум, который доносился снизу с земли. Там тоже радовались встрече бабушки с внуками. Пожарные растянули внизу брезентовый тент, и сразу с двух сторон к жертвам катастрофы тянулись пожарные лестницы.
        - Боже, какая высота! - воскликнула бабушка Анфиса, посмотрев вниз. - Мама дорогая!
        И тут ей видимо стало плохо, потому что она стала медленно оседать на руки растерявшихся внуков.
        - Что с тобой, бабушка? - закричали Саша и Даша.
        - Я боюсь высоты, - простонала та.
        Ребята стали махать на нее руками, чтобы от свежего воздуха она пришла в себя. Бабушка быстро взяла себя в руки и огляделась по сторонам.
        - А почему мы стоим? Почему не спускаемся? - спросила она, заметив, что колесо не крутится.
        - Мы сломались, - сказал ей Саша.
        - Мы останемся здесь навсегда, - добавила Даша.
        - Не останемся, - сказал Саша и указал пожарную лестницу, конец которой влез прямо в кабину.
        А по лестнице уже быстренько поднимался бравый пожарный в пластиковой каске. И, вот ведь бывают такие совпадения, это оказался тот самый пожарный, который уже залез сегодня утром к ним в окно.
        - Спокойно, без паники! - сказал он, приближаясь к кабинке. И вдруг его глаза расширились. Чапаевские усы поползли вверх. - Это опять вы? - закричал он, увидев и узнав находящихся в кабине. От удивления он чуть не свалился вниз.
        - Я пожарных не вызывала! - сразу сказала бабушка Анфиса.
        - Сначала спасаю детей, - сказал пожарный и схватил Дашу и без церемоний засунул ее себе подмышку и стал спускаться вниз.
        Через минуту Даша была уже на земле, а пожарный полез за Сашей. Ее окружили со всех сторон.
        - Бедный мальчик, - кричали люди, а журналисты снимали на видео и фотографировали, - как ты себя чувствуешь?
        - Отлично, - сказала Даша. - Это было здорово. Только я не мальчик, а девочка. А там наверху еще мой брат и бабушка.
        Когда пожарный добрался до кабины, то чуть опять не упал вниз, когда увидел Сашу.
        - Я ведь тебя только что спустил вниз! - воскликнул он.
        - А мне там не понравилось, - ответил мальчик. - Я захотел, чтобы еще раз меня спасли.
        - Что вы его слушаете! - накинулась на пожарного бабушка. - Не видите, он вас дурачит? Спускайте его вниз.
        Пожарный засунул Сашу подмышку и полез вниз.
        - За вами я сейчас вернусь! - крикнул он бабушке Анфисе.
        - Еще чего, - проворчала та, - чтобы меня также тащили подмышкой, как какую-нибудь тряпичную куклу? Ну, уж нет.
        И она смело стала спускаться по лестнице и оказалась на земле через десять секунд после пожарного.
        Что было потом?
        Конечно же, был скандал. Их всех троих забрали в милицию. Хотели забрать и моржового старика, но его уже увезла скорая помощь. В милицию отправились в сопровождении целой свиты. Тут были и пожарные и милиция, и спасатели, и директор парка, и просто любопытные, и, конечно же, репортеры. Они на ходу брали интервью и у бабушки и у внуков.
        В милиции пришлось разбираться очень долго. Целых два часа, строгий лейтенант допрашивал их и составлял протокол о случившемся. В общем, это оказалось совсем неинтересно.
        А потом приехали папа и мама. Они узнали о случившемся. Увидели по телевизору репортаж из парка о том, что сломалось чертово колесо и в нем остались люди. Каково же было их удивление, когда они узнали в героях репортажа своих детей и бабушку?
        Домой вернулись только вечером. Усталые и изнуренные. И одновременно счастливые оттого, что все хорошо закончилось. Только мама строго настрого запретила даже приближаться к парку.
        - Сегодня был самый интересный день в моей жизни, - сказала брату Даша, когда они ложились спать.
        - Мой тоже, - согласился мальчик.
        И тут в комнату заглянула бабушка Анфиса:
        - Можно?
        - Конечно, бабушка, входи! - закричали они хором.
        - Я пришла рассказать вас на ночь сказку, - таинственным шепотом сообщила бабушка, садясь в кресло. - Значит так, как же там, ага вспомнила. Посадил, значит, дед репку. Выросла репка…
        Даша и Саша даже рот открыли:
        - Бабушка, ты что, с ума сошла? Мы же уже не маленькие. Нам не надо рассказывать на ночь сказки.
        Бабушка сразу расстроилась:
        - Да? А я думала… Что ж, тогда спокойной ночи.
        И она уже хотела выйти, но Саша ее остановил:
        - Бабушка, нам не надо сказок, расскажи лучше, как ты геологом работала.
        - Да, расскажи, - согласилась Даша. - Это правда, что ты на медведя охотилась?
        Бабушка сразу засияла как медный таз:
        - Хорошо, слушайте ребята. С чего начать?
        - Как с чего, - удивился Саша, - с самого начала.
        - Да, с самого начала, - согласилась Даша. - Прямо с того дня, как ты решила стать геологом.
        - Значит, с самого начала? - прищурилась бабушка.
        - Да. Давай, рассказывай.
        - Хорошо. Слушайте.
        Глава шестая РАССКАЗ БАБУШКИ АНФИСЫ

        - Все началось с чертей, - сказала бабушка Анфиса.
        Близнецы даже подпрыгнули в постелях.
        - С чертей? - воскликнула Даша. - Хвостатых и рогатых?
        - Опять бабушкины сказки, - разочарованно вздохнул Саша.
        - Именно с чертей, - добавила бабушка. - С рогатых и хвостатых. И бабушкины сказки тоже были. Я тогда была чуть постарше вас, и дело это случилось, когда мы школьники приехали в деревню, чтобы помочь крестьянам собрать урожай. Так раньше было принято. И стали нас местные бабульки пугать чертями да бесами, которые якобы живут у них на болоте. Мы над ними смеемся, уверяем, что чертей и другой нечисти не существует, что все это антинаучно. А они над нами смеются.
        - Как не бывает, - говорят, - если мы их своими глазами видели. Вот сходите ночью на наше болото, полюбуйтесь на наших чертей, а потом и говорите. Антинаучно! Тьфу ты, слово-то, какое гадкое.
        Спорили мы, спорили, а потом и решили сходить на болото и посмотреть. И пошли. В ту же ночь. Чего уж говорить, страшно нам было. Все-таки дети мы были. Пионеры. А когда стемнело, нам еще страшнее стало, потому что увидели мы, как по болоту пляшут синие огоньки.
        Саша и Даша слушали бабушку, затаив дыхание.
        - Пляшут? - прошептала Даша.
        - Пляшут, прямо хороводы водят, голубенькие такие, перемигиваются, с места на место перепрыгивают, да еще и охают, ахают, стонут. Прямо жуть. Нас было человек пятнадцать, смельчаков, так половина, руки в ноги и бежать. Остальные на месте остались, да больше от страха, чем от смелости.
        - Я бы тоже остался, - уверено сказал Саша. - Ни за что бы не убежал.
        - Вот лежим мы в кустах, смотрим на болото, - продолжала бабушка Анфиса, - а огоньки то пропадут, то опять появятся. Ребята наши в сомнениях. Правы, говорят, бабки деревенские. Черти это. Нечистая сила. Но тут я с ними спорить начала. Никакая, говорю, это не нечистая сила. А что же тогда, меня спрашивают. Не знаю, говорю, а только чертей все равно не бывает. Так до утра мы и спорили. Ребята говорят, черти это, а я говорю, нет, не черти. Но мне уже никто не верил. Обидно мне стало, что объяснить я ничего не могу. И в тот же день написала я в город письмо своему дяде Антону, который был уже тогда ученый человек и работал в университете. Все ему описала. Помоги, говорю, этих чертей разоблачить.
        - И что ответил тебе твой ученый дядя? - спросила Даша. - Написал он ответ?
        - Не только написал, даже сам приехал и привез целую группу ученых. Вот тогда я впервые с геологами и познакомилась.
        - А кто такие геологи? - спросила Даша. - Что они делают?
        - О, это интереснейшие люди, - сказала бабушка Анфиса и мечтательно улыбнулась. - Это ученые и разведчики одновременно. Интереснейшая наука геология, и лучшая профессия на земле геолог.
        - Объясни! - потребовал Саша.
        - Слово «геология» не русское, а греческое. «Гео» - значит «Земля», так называется наша планета. А «логия» по-гречески - «наука». Догадались теперь, что значит геология?
        - Это наука о земле, - сказала Даша.
        - Правильно. И это одна из самых древних наук. А может и самая древняя, и первым геологом был первобытный человек, который искал гранит для своего каменного топора. Да, да, все началось с каменных топоров и копий, затем за тысячи лет люди научились использовать все богатства, которые прячутся под землей.
        - Под землей прячутся богатства? Клады в сундуках?
        - Клады, да только не в сундуках, а под землей, в горах, под болотами, в лесах и оврагах, в пустынях и на морском дне.
        - Золото и алмазы? - спросила Даша.
        При этих словах бабушка поморщилась, но тут же сказала:
        - И это тоже. Но без золота и алмазов человек еще может прожить, а вот есть такие богатства, без которых нам никак не обойтись.
        - Это, какие же? - удивились дети.
        - А вот оглянитесь вокруг, посмотрите внимательно. Все, что вас окружает, сделано из природных материалов, чаще всего из металла. Молоток и гвозди, чайник и утюг, плита на кухне, все из металла. На улице по дорогам едут машины, в небе летит самолет, по рельсам идет поезд, в море корабль, в космосе звездолеты, все они из металла.
        - А стол и стулья, - заметил Саша. - Они же из дерева.
        - А мое платье и джинсы, - добавила Даша, - они же тоже не из железа.
        - Конечно, - согласилась бабушка, - но без железа эти вещи получить нельзя. Чтобы их сделать, нужны станки и инструменты, а они из металла. А откуда берется металл? Его выплавляют из железной руды. А руду находят геологи. Мчится к дальним планетам космический корабль, строительный кран кладет тяжеленные блоки, трактора пашут землю, а комбайны собирают урожай. Чтобы эти машины двигались - нужно горючее. Найти его - работа геологов. Люди строят новые дома и проложили под землей железные дороги, это геологи определили место для строительства. Без геологов не начнешь новые стройки, без них не будут работать заводы и фабрики. Не было бы на земле ни самолетов, ни автомобилей, и того множества вещей, которые нас окружают, и без которых мы не можем сегодня жить. Вот что такое геология и вот кто такие геологи. Вот эти люди и пришли тогда к нам в деревню и объяснили, что нет на свете никаких чертей и нечистой силы, что все это глупые суеверные выдумки, и что синие огоньки на болоте, это ни что иное, как природный газ, который горел, вот прямо, как на нашей кухонной плите. И стонал и шипел тоже газ, когда
пробивал себе дорогу сквозь вязкую болотную топь, это он вздувался большими пузырями и громко лопался. Но этим все дело не кончилось. Геологи объяснили нам, что болотный газ чаще всего показывает, что под землей находятся запасы нефти. Так оно и оказалось. Нашли геологи нефть в той деревне, и уже к концу лета стояла там буровая установка, а из скважины бил черный фонтан.
        - Почему черный? - удивился Саша.
        - Потому что нефть по цвету черная, - объяснила бабушка Анфиса. - Ее даже называют черным золотом.
        - Что же она такая ценная эта нефть, что ее золотом называют? - спросила Даша.
        - Нефть не просто ценная, она бесценна! - горячо сказала бабушка. - Еще в древности люди приготовляли из нефти лекарства и масло для светильников, а когда были изобретены моторы, то нефть стала для них главным горючим, ведь бензин и керосин делают из нефти. Потом люди научились делать из нефти краски и лаки, лекарства, искусственный каучук, синтетические ткани и пластмассу. Тысячи полезных и нужных вещей делают сегодня из нефти.
        - Выходит, что ты помогла геологам найти нефть? - воскликнул Саша.
        - Выходит, что так, - согласилась бабушка. - Меня даже начальник экспедиции товарищ Нефтегазов похвалил за мою принципиальность. Так он мне и сказал: «Повела ты себя, как настоящий ученый и исследователь. Вырастешь, становись геологом. Нам такие люди нужны».
        - И ты стала геологом, да? - воскликнули близнецы.
        - Да. Тогда я твердо решила стать геологом. После школы поступила в геологический институт, затем всю жизнь посвятила изучению земли и поискам полезных ископаемых. А теперь вот, делаю людей из вас, мои дорогие внуки, и вы мне в этом деле должны помочь.
        Саша и Даша засмеялись:
        - Как же мы тебе поможем?
        - А вот ложитесь спать, спите крепко и сладко, потому что завтра рано вставать и ждет нас интересный день.
        Уже засыпая, Саша сказал:
        - Ты, бабушка, лучше из нас не людей делай, а геологов. Мы тоже хотим ходить в экспедиции и искать эти самые, полезные ископаемые.
        Глава седьмая ПОХОД ЗА ГОРОД

        На следующее утро, бабушка Анфиса разбудила внуков тем же способом, что и накануне.
        - Подъем! Подъем! На зарядку, на зарядку, становись!
        Саша и Даша посмотрели на часы:
        - Кошмар! Только восемь часов. За что такое наказание? Нам ведь в школу не надо.
        - Зато на зарядку надо.
        Делать было нечего. Пришлось подчиняться, потому что сопротивляться после вчерашнего дня, сил не было.
        Они сделали зарядку и побежали бегать вокруг дома. Как ни странно сегодня это было не так тяжело, как вчера. Даже наоборот. Зарядка и бег доставляли удовольствие. Может быть оттого, что все упражнения и круги бегом вокруг дома вместе с ними выполняла бабушка? Кто знает.
        Во время первого круга, Даша увидела, как на балкон второго этажа вышел заспанный Эдик с кружкой чая в одной руке и большой булкой с маслом в другой. Потрясенный он уставился на Сашу и Дашу:
        - А чего это вы тут бегаете? А кто эта тетка? Вы что с ума сошли? А я вас вчера по телеку видел.
        - Это не тетка, - ответила ему Даша, - а наша Бабушка. И мы не чокнутые, а готовимся в геологическую экспедицию. Золото будем искать и нефть.
        Эдик забыл про свой бутерброд.
        - Да, ну! - воскликнул он. - А можно и мне с вами?
        - Валяй, - разрешил ему Саша. - Только поторопись.
        Эдик присоединился к ним на втором круге.
        - Я Сережке позвонил, - сказал он, подтягивая на бегу широкие спортивные штаны, доставшиеся ему от старшего брата. - И Антошке, они сказали, что тоже всем позвонят.
        И действительно, уже на третьем круге к ним бежали все ребята, что жили в доме и дружили с Сашей и Дашей.
        - Вот это команда! - удивилась бабушка. - Это что же вы все с нами?
        - Да! - хором ответили дети.
        - Молодцы!
        И от радости, что за ней бежит столько ребятни, бабушка Анфиса пробежала еще три дополнительных круга. Даже запыхалась.
        - Теперь все бегут принимать водные процедуры, а в десять часов все, кого отпускают родители, собираются у нашего подъезда.
        - Ну, у вас и бабушка! - восхищенным голосом поделился с Сашей Эдик. - Класс!
        - Мне бы такую! - поддержала его девочка Люба Коржикова, Дашина подружка. - А то моя только сериалы смотрит, все время убирается и ворчит.
        - А моя только у подъезда сидит да с другими бабками сплетничает, - сказал Миша Андреев.
        Гордые близнецы пошли домой за бабушкой Анфисой.
        - Угадайте, что у нас на завтрак? - спросила их бабушка, когда водные процедуры, а проще говоря, умывание, обливание друг друга и чистка зубов, были закончены.
        - Что?
        - Пицца. Настоящая пицца. Я ее в супермаркете купила, когда вы еще спали. Она уже готовая. Ее надо только разогреть в духовке. Даша, ставь чайник.
        И они позавтракали без приключений. Пицца была замечательная, чай с молоком тоже, кроме этого еще ребята получили по большому яблоку.
        - Теперь давайте собираться в поход, - сказала бабушка.
        - Ура!!! В поход! - закричали близнецы и побежали в свою комнату.
        В десять часов около первого подъезда собрались все, кто шел в поход. Кроме Саши и Даши были Эдик, Люба и Миша. Остальных не пустили.
        - Ваське сказали, что ни за что с вами не пустят, вдруг вы их опять на чертово колесо поведете, - сделав большие глаза, сообщила Люба. - И Кольку не пустили с Наташкой.
        - Ничего, - сказала бабушка Анфиса, - в следующий раз пустят. А нас и так не мало. Ну, строимся по росту, и идем.
        И они пошли.
        Чтобы покинуть пределы города, далеко ходить было не надо. Они всего лишь прошли два квартала, и вышли на большое поле, за которым тянулся лес.
        - Вот туда мы и пойдем, - сказала бабушка. - Никто не устал?
        - Нет!!!
        - Тогда вперед.
        И они пошли. Впереди шли Саша и Даша. Они были одинакового роста, и поэтому шли рядом. Затем шел Эдик, за ним Люба, потом Миша, и последней замыкала шествие бабушка. За спиной у нее был большой рюкзак, из которого торчал длиннющий альпеншток.
        Погода была замечательная. В голубом небе сияло солнце, над полем летали птицы, они громко щебетали и носились как реактивные самолеты. В траве стрекотали кузнечика. Легкий ветерок колыхал травы и цветы. Идти было весело и приятно.
        Когда поле закончилось, бабушка Анфиса объявила привал.
        - Надо отдохнуть, прежде чем углубляться в лес, - сказала она, открыла свой огромный рюкзак и достала из него два десятка булочек и три огромные бутылки лимонада. - И подкрепить силы.
        - Ура!!! - закричали дети, когда все это увидели.
        Целый час они сидели на опушке леса, ели булочки, пили лимонад и болтали. Рассказывали друг другу разные истории и анекдоты. Когда все булочки кончилось, и весь лимонад стал булькать только в ребячьих животах, пошли в лес.
        Как же интересно в лесу! И почему люди так редко в него ходят? Чего тут только нет. И разные деревья, и кустарники, и птицы такие, каких в городе не увидишь, и всякие красивые растения. А если постараться, то можно увидеть и белку, скачущую с ветки на ветку или дятла, который упорно долбит сухое дерево. И как у него только голова не заболит?
        - А волков тут нет? - опасливо спросила бабушку Анфису Люба.
        - Откуда здесь волки? - махнула рукой бабушка.
        - А это кто же тогда такой? - и Люба показала на стоявшего неподалеку от них зверя, похожего на собаку.
        Бабушка посмотрела и ахнула:
        - Волк!
        - Волк!!! - закричали ребята. Все они жутко испугались, и сразу же спрятались за бабушкину спину.
        - А он нас не съест? - заикаясь от ужаса, спросила Люба и поправила на голове красную бейсболку, которую она как назло сегодня одела вместо зеленой. - Как красную шапочку?
        Но волк явно не собирался их есть. Наоборот, от ребячьих криков он вздрогнул и тут же отбежал на несколько метров, но потом все же остановился и уставился на людей.
        - Может это собака? - спросил Саша.
        - Нет, это самый настоящий волк, - ответила бабушка, которая не умела говорить неправду. - Я волков очень хорошо знаю. Встречалась. И не такие они страшные, чтобы их бояться. Видите, какой у него хвост? Свисает прямо до земли. И голова, обратите внимание, большая, лобастая. А за шеей загривок, большой, словно горб. У собак таких не бывает. Это, несомненно, волк. - Бабушка объясняла ребятам, словно они были в зоопарке, и от зверя их отделяла толстая решетка. - Только вот откуда он здесь взялся?
        Волк, опустив голову, смотрел на них, и, казалось, чего-то ждал. И глаза у него почему-то были грустные. И совсем он был не страшный.
        - А я, кажется, знаю, откуда он взялся, - вдруг сказала Даша. - Около леса расположился переездной зверинец. Помнишь, Сашка, мы с тобой вагончики видели? Наверно он оттуда сбежал.
        - Точно! - обрадовался Саша. - Из зверинца.
        Узнав, что волк из зверинца, дети сразу перестали его бояться. Они вышли из-за бабушкиной спины и стали смотреть на волка. Не каждый день удается бесплатно посмотреть на живого волка.
        - Если волк действительно сбежал из зверинца, а, скорее всего так оно и есть, - сказала бабушка Анфиса, - то его надо туда вернуть. Потому что на свободе он уже жить не сможет. Погибнет.
        - Вот почему он такой грустный! - закричала Люба.
        - По-моему он хочет кушать, - сказал Эдик. - Давайте его покормим! У меня есть бутерброды с колбасой. Мне мама их дала.
        - А у меня есть котлета, - сказал Миша.
        Волк словно понял, о чем они говорят, потому что тут же мелко затрусил к людям. А те его уже нисколько не боялись. Окружили со всех сторон и стали гладить как самую обыкновенную собаку. Зверь немного недоуменно смотрел на ребят и моргал большими желтыми глазами. Детское угощение он проглотил в мгновение ока, облизнулся и тут же стал обнюхивать ребячьи карманы. Нет ли в них еще чего-нибудь?
        Видя, что он такой голодный, бабушка достала из рюкзака то, что осталось после привала, три недоеденные булочки и дала волку. Он их тоже съел.
        - Теперь надо его отвести в зверинец, - сказала бабушка.
        - Не надо его в зверинец, - сказала Даша. - Давай его лучше возьмем к себе! Он будет нам вместо собаки.
        - Волк никогда не может служить как собака, - сказала бабушка. - Это противно его природе. Сколько не пытались люди приручить волка, это ни разу не удавалось. Тем более он не сможет жить в городской квартире. Да и мама с папой не позволят.
        - Тогда пусть он лучше живет в лесу! - упрямо крикнула девочка. - На свободе.
        - Даша, не забывай, что он хищник. Даже если он научится охотиться, то людям это очень не понравится, и они устроят на него охоту и обязательно убьют. Ты этого хочешь?
        - Нет, - понуро покачала головой Даша.
        - И потом, - продолжала бабушка, - это же собственность зверинца. А мы должны уважать чужую собственность. Так что придется его вернуть. Да и сам волк наверно мечтает очутиться в родной клетке с добряком сторожем, который его кормит и чистит. Пошли, ребята. В какой стороне стоит зверинец?
        - Там, - показал Саша.
        И они пошли.
        Бабушка Анфиса глубоко ошибалась, когда говорила про добряка сторожа, который якобы кормит и чистит волка. На самом деле служитель зверинца был вовсе не добряк, а очень даже нехороший и непорядочный человек. Во-первых, он был глубокий пьяница, а во-вторых… впрочем, первым уже все сказано.
        Звали его Пахомом. Этот Пахом работал из рук вон плохо, подопечные ему звери всегда были грязные, неухоженные, и что самое страшное, голодные, потому что сторож их постоянно недокармливал, а отпущенное для зверей продовольствие продавал, и вырученные деньги пропивал. А когда он к концу рабочего дня, когда зверинец уже закрывался, напивался, то начинал зверей обижать. Дразнил их, тыкал длинной палкой от метлы в бока волкам, тигру и старой медведице. Те злились, рычали, бросались на железные решетки, но ничего сделать не могли, только зря мучились. А иногда, когда у Пахома было особенно плохое настроение, он зверей даже бил. При чем делал он это поздно ночью, когда его никто не видел. Ведь он был по совместительству еще и ночной сторож.
        Вот какой был этот человек, Пахом. Этой ночью он как раз сильно избил волка Борьку за то, что тот три дня назад случайно опрокинул миску с водой. Пахом за это три дня вообще ему не давал еды, а под утро поколотил палкой и ушел делать обход. И случайно забыл запереть клетку. Борька немного обиженно повыл на луну, потом заметил, что дверца клетки слегка приоткрылась, и вышел наружу. Потом он увидел лес, что-то в его душе вдруг встрепенулось и повлекло его к деревьям. Так волк Борька оказался в лесу. Всю ночь он пробегал в поисках пищи, только ничего не нашел, сильно устал, и лег спать. Проспал до обеда, потом проснулся и увидел бабушку Анфису и ребят. Детей Борька любил, потом что они частенько подбрасывали ему в клетку что-нибудь съестное, тем же самым отличались и многие немолодые женщины. Вот почему он бесстрашно побежал к ним, а дальше вы уже знаете.
        Исчезновение ценного экземпляра в зверинце заметили не сразу, только к полудню. И то потому только, что посетители стали возмущаться, что заплатили деньги, а им вместо волка показывают пустую клетку. А потом заметили, что клетка открыта, с трудом нашли спящего под вагончиком Пахома, но тот ничего объяснить не смог, потому что страдал похмельем, а опохмелять его естественно никто не собирался.
        Тогда директор понял, что волк побежал в лес. Он вызвал милицию, спасателей и пожарных. Надо было, как можно скорее найти волка, иначе могла случиться беда. Или волк мог напугать людей, или люди могли напугать волка. И то и другое было очень нежелательно.
        Милиция, спасатели и пожарные с сетками, длинными палками с арканами, которыми ловят бродячих собак, они широкой цепью стали прочесывать лес. Участок за участком. Операцией руководил лично директор зверинца, опытный следопыт и охотник.
        О случившемся тут же узнали вездесущие журналисты (Это же сенсация!!!), и тоже включились в поиски.
        Только директор повел всех не в ту сторону, куда убежал волк, а совершенно в противоположную. Два часа они лазили по лесу, по оврагам и буреломам, утомились, растрепались, но так никого и не нашли. Но поиски не прекращали.
        Первыми не выдержали журналисты. Многие из них плюнули и вернулись в зверинец, чтобы там ждать конца всей этой истории. Только самые стойкие остались. И вот им как раз и не повезло.
        Повезло слабым и малодушным, потому что именно они увидели, как совершенно с другой стороны из леса вышли женщина с пятью детьми, одетые по походному, а вслед за ними послушно трусил сбежавший волк.
        Тут же все фото-видео-кино и другие камеры были направлены в их сторону. И правильно, потому что зрелище было действительно удивительным. Волк в сопровождении детей и немолодой, но симпатичной женщины. А когда они, не обращая внимания на журналистов, подошли прямо к воротам зверинца, а бабушка Анфиса спросила у кассирши:
        - Простите, у вас случайно не пропадал волк?
        Сразу после этого раздались бурные аплодисменты.
        Служащие зверинца очень обрадовались, они хором загалдели, что волк у них пропал, что все его ищут, и что они очень рады.
        Кто-то побежал в лес, чтобы вернуть тамошних охотников, остальные повели бабушку, ребят и волка к клетке, из которой сбежал Борька. Торжественно, при десятке журналистов, которые щелкали, стрекотали и совали к лицам микрофоны, бабушка и ребята завели волка в клетку, и пожилая служительница со счастливым лицом закрыла дверцу на замок.
        А потом прибежали директор и начальник милиции и начальник пожарных и долго-долго благодарили бабушку и всех других ребят за то, что они повели себя так героически, не испугались волка, не запаниковали, а привели его домой, как пропавшего младенца.
        - Ведь наши звери, это наши дети, - сказал перед камерами директор зверинца, - такие же беззащитные и безобидные.
        - У меня сложилось впечатление, что найденный нами волк, вот-вот умрет от голода, - строгим голосом сказала Анфиса Николаевна журналистам. - Мы нашли его в крайне тяжелом состоянии. Видимо в этом заведении плохо ухаживают за животными.
        - Этого не может быть! - закричал директор. - Это клевета на наш зверинец. У нас очень хороший уход.
        - Не знаю, не знаю! - ответила бабушка.
        И все это в прямом эфире показывали по телевидению.
        Так бабушка Анфиса и ее внуки опять прославилась на весь город. Но если вы думаете, что этим все кончилось, то это не так.
        Бабушка и директор зверинца спорили около ворот зверинца, куда все пришли после того, как волк был возвращен в клетку. Так что про Борьку все тут же забыли, увлеченные обилием представителей средств массовой информации.
        Только одного человека не интересовал весь этот шум. Он один не забыл про Борьку. Вы наверно догадались, что этим человеком был Пахом?
        Как только все любопытные ушли от клетки, в которой находился несчастный волк, Пахом ввалился в нее со свирепой рожей и палкой от метлы в руке.
        - Ах, ты, паразит! - закричал он на волка, который от страха прижал к голове уши и отполз в самый дальний угол клетки. - Ты значит, от меня сбежать хотел?
        Борька завыл от ужаса, потому что увидел, как его мучитель поднимает палку для удара.
        - Я тебе покажу, как убегать, тварь ты такая!
        - Пахом медленно приближался к зверю. Он специально растягивал удовольствие. Ему было приятно смотреть, как животное дрожит от страха, прижимаем уши и жалобно скулит. Ни капли жалости не просыпалось в этом, пропившем свою совесть человеке. - Ты у меня на всю жизнь запомнишь, что значит не слушаться своего хозяина! Ты у меня теперь неделю жрать не получишь.
        Он был страшен, этот человек. Куда более страшен, чем хищный зверь, что был ним. Страшен своей подлостью и низостью.
        Пахом медленно поднял палку. Он был так увлечен предстоящей расправой над Борькой, что ничего вокруг не видел.
        Но чтобы продолжить рассказ, мне надо рассказать еще кое о чем, иначе рассказ будет неполным.
        Саша и Даша, когда вокруг них началась вся суета с корреспондентами и операторами, решили, что второй раз все это уже неинтересно.
        - Давай лучше вернемся к Борьке, - предложила Даша. Они уже узнали имя волка. - Посмотрим, как он там один без нас остался. Скучает, небось.
        И они вдвоем выбрались из толпы и побежали в зверинец к клетке с волком. И они увидели, как к клетке подходит человек с палкой, и сразу остановились.
        - Ой, - прошептал Саша, - что-то мне это не нравится.
        - Мне тоже, - подтвердила Даша.
        И ребята спрятались за соседней клеткой, в которой сидела старая медведица и грустно смотрела на соседа.
        И близнецы увидели и услышали все, что мы с вами уже знаем. И в самом начале Даша тут же приказала брату:
        - Быстро тащи сюда кого-нибудь из журналистов. Мы выведем их всех на чистую воду.
        И Саша стремглав побежал обратно. Увидев одного фотографа, который умудрялся держать в руках сразу три аппарата, потянул его за рукав.
        - Чего тебе, мальчик, - отмахнулся от него фотограф, но потом узнал одного из близнецов, и глаза его сразу загорелись любопытством.
        - Идите за мной, - шепнул ему мальчик и побежал.
        Фотограф за ним.
        - Что случилось? - на бегу спросил он.
        - Борьку хотят убить, - пропыхтел Саша.
        И они побежали изо всех сил. И прибежали в тот момент, когда Пахом опустил палку на Борьку. И стал его колотить. Бедный волк завыл от боли и присел на задние лапы.
        Фотограф оказался настоящим профессионалом. Он тут же все это заснял, а также и то, что произошло сразу вслед за этим.
        - Не смей его бить! - закричала Даша и бросилась в клетку, оказавшись в которой, она налетела на Пахома и стала молотить его кулаками.
        Тут же, как петушок, на негодяя набросился Саша и тоже стал молотить его изо всех сил.
        - Ах, вот как! - взревел Пахом. - Меня бить?
        И он набросился на ребят. От его ударов, близнецы сразу же отлетели в противоположный конец клетки.
        И тут Борька, который до этого, больше всего на свете боялся Пахома, вдруг грозно зарычал и бросился на него с открытой пастью. Повалил на землю и вцепился ему в ногу.
        - Караул!!! - закричал Пахом. - Погибаю!
        Но Борька тут же его отпустил и побежал к Даше и Саше и стал лизать их лица. Иногда он поворачивался к Пахому и грозно скалил зубы и рычал.
        - Ах, так? - Пахом поднялся и схватил железный лом, который стоял около двери в клетку. - Ну, я вас сейчас всех!
        И с красными от ярости глазами он пошел на всех троих с ломом в руках. Борька тут же закрыл близнецов собой, оскалил зубы и приготовился к смертельной схватке.
        Все это произошло очень быстро.
        Фотограф, который все это снимал на все свои три аппарата, да еще и на ручную видеокамеру, растерялся и от страха даже присел, хотя должен был не бояться, а кинуться спасать ребят. А вместо этого, он продолжал снимать и щелкать.
        И тут в клетку ворвалась бабушка Анфиса. Словно ураган. Она налетела на Пахома, да так сильно, что сбила его с ног, вырвала у него из рук лом, выкинула его в сторону, потом подняла с пола палку от метлы, ту самую, которой злодей бил волка, и обрушила на Пахома град ударов.
        - Вот тебе! Вот тебе! - приговаривала она. - Будешь знать, как на моих внуков руку поднимать!
        - Караул!!!- кричал Пахом. - Убивают!
        А к месту события уже бежали люди.
        И вас наверно интересует, как здесь оказалась бабушка Анфиса? А вот как. Она сразу увидела, что Саша и Даша куда-то подевались. И это ее, конечно сильно взволновало. Она даже ушла от журналистов, а те стали слушать директора зверинца, который расхваливал свое заведение на все лады. Потом бабушка увидела, как прибежал Саша и снова убежал с одним из фотографов. Не долго думая, она побежала за ними. Вот и все. Ничего сверхъестественного.
        Прибежали люди, смотрят, как бабушка Пахома бьет, ничего понять не могут.
        - На помощь! - кричит Пахом. - Помогите!
        Увидел директор зверинца, как его служащего бьют, на милиционеров накинулся:
        - Чего высмотрите? - кричит. - Спасайте человека.
        Три самых сильных милиционера забежали в клетку и с величайшим трудом смогли спасти Пахома от разъяренной бабушки Анфисы. Но все-таки палку у нее отобрали, из клетки вывели.
        Со стонами и оханьем вылез из клетки и Пахом.
        - Милиция! - кричит. - На меня совершено злостное нападение. Эта бешеная гражданка напала на меня и чуть не убила. Заберите ее и посадите в тюрьму в самую крепкую камеру.
        Тут Саша и Даша из клетки выскочили.
        - Не надо нашу бабушку в тюрьму! - закричали они. - Он все врет. Она за нас заступилась, потому что этот дяденька нас бил.
        - За что он вас бил? - спрашивают их люди.
        - Мы на него напали, - отвечают ребята.
        - Вот видите? - кричит Пахом. - Видите? Они сами признались!
        - А за что вы на него напали?
        - Он нашего Борьку убить хотел.
        - Враки это все! - не соглашается Пахом. - Я к Борьке как к сыну родному отношусь?
        Но тут вмешался в разговор тот самый фотокорреспондент, который всю эту историю сфотографировал и даже на видео снял.
        - Ребята говорят чистую правду! - объявил он. - Я свидетель. И могу это доказать. Этот человек действительно бил волка, и дети за него вступились.
        - Какие у вас доказательства? - спросили его начальник милиции и директор зверинца.
        - У меня есть доказательства, - сказал фотограф и протянул палороидную фотографию, на которой Пахом бьет волка. Со всех сторон на него сразу были направлены камеры и микрофоны. Всех очень взволновала история, которая разыгрывалась прямо на глазах.
        Пахом видит, что дело против него оборачивается, и, воспользовавшись суматохой, незаметно попытался скрыться. Но не тут-то было. Саша и Даша, которые глаз с него не сводили, увидели, что он хочет удрать, и закричали хором:
        - Он удирает, удирает! Задержите его! Арестуйте.
        Тогда три самых сильных милиционера, которые все еще держали бабушку Анфису, отпустили ее, и бросились за Пахомом, поймали его, надели наручники и приволокли обратно.
        - Что вы на это скажете? - обратились к начальнику милиции и директору зверинца журналисты?
        - Разберемся! - строгим голосом сказал начальник милиции.
        А директор зверинца ничего не сказал.
        И снова все вместе, как и накануне, они отправились в милицию. Только с ними еще и Пахома в наручниках вели.
        Все это в прямом эфире показывали по всем городским каналам телевидения. Случившееся взволновало весь город. Горожане уже посмотрели, как бабушка и дети привели в зверинец волка и очень обрадовались такому счастливому концу. Но оказалось, что история имела продолжение. Телевидение - великая штука. Участники событий даже не успели дойти до отделения милиции, а по телевизору уже показали и палороидную фотографию, на которой Пахом замахивался палкой на Борьку, и, что самое главное, показали видеоматериал, который был снят ручной камерой. Так что телезрители увидели все, что произошло, своими глазами. От начала, до конца.
        История взволновала весь город. Отовсюду в милицию звонили люди и требовали освободить бабушку Анфису и посадить в тюрьму Пахома. Некоторые граждане даже прибежали к отделению, написали плакаты и устроили настоящий митинг в поддержку бабушки, смелой защитницы детей и зверей.
        И, конечно же, когда главный милицейский начальник тоже просмотрел весь материал дела, он тут же велел отпустить бабушку Анфису, а Пахома посадить в камеру и завести на него уголовное дело.
        Так что домой бабушка Анфиса, Саша и Даша, а также Эдик, Люба и Миша вернулись победителями. А жильцы дома, встречая их, хлопали в ладоши.
        - Бабушка Анфиса, а завтра мы куда-нибудь пойдем? - спросил Люба.
        - Обязательно.
        - Ура!!! - закричали дети.
        А Эдик восхищенно и с завистью сказал Саше и Даше:
        - Какие вы везучие. Имеете такую бабушку. Это же настоящий клад, а не бабушка.
        - Да, - гордо ответили близнецы, - у нас не простая бабушка, а самая лучшая. Лучшая в мире. Потому что она СУПЕРБАБУШКА!
        Глава восьмая КАЖДАЯ БАБУШКА ДОЛЖНА УМЕТЬ ПЕЧЬ ПИРОГИ

        Зато дома им попало. Всем троим. И особенно бабушке Анфисе. Мама Лида, как только они пришли, набросилась на них с такими словами:
        - И долго это будет продолжаться?
        - Что? - спросили ее Саша, Даша и бабушка Анфиса.
        - Вот это.
        - Что это?
        - А вы не понимаете?
        - Не понимаем.
        Мама Лида схватилась за голову:
        - Что это такое? Вас, оказывается, нельзя выпускать из дома. Прошло только два дня, и оба дня вы не можете обойтись без приключений. Как это, по-вашему, называется?
        Бабушка Анфиса обиделась:
        - Лида, а чем ты, собственно говоря, недовольна?
        - Я недовольна тем, мама, что мои дети и моя мать все время попадают в опасные для жизни ситуации. Вчера, когда вы лазили по чертовому колесу, я ничего не сказала. Я просто испугалась. Подумала, что это несчастный случай. Мало ли что может случиться? Но сегодня? Сегодня опять ЧП. Они нашли в лесу живого волка, а потом их чуть не убил пьяный сторож. Это что, по-вашему, нормально? Посмотрите на мою голову. Я стала седая за эти два дня.
        На самом деле мама Лида осталась такой же рыжей, какой и была, и никто не увидел на ее голове ни одного седого волоса. Так они и заявили.
        - Нет, значит, будут! - ответила мама. - Если вы будете продолжать дальше в том же духе.
        - А что же я должна делать? - спросила бабушка. - Ты мне объясни. Я ведь только начинаю.
        - Ты должна, как все нормальные бабушки, обеспечить внукам спокойную тихую жизнь. Чтобы они были сыты, чисты и тихо играли себе где-нибудь в углу в настольные игры.
        - Что, до меня было так, как говорит ваша мама? - обратилась бабушка Анфиса к близнецам.
        - Нет, - хором ответили те. - Не было.
        Мама густо покраснела, но сдаваться не собиралась:
        - Так не было, значит, должно быть. Мама, тебе пора успокоиться. Не забывай, ты теперь бабушка, а не начальник экспедиции. А бабушка должна быть воплощением спокойствия и тишины. Про тебя этого не скажешь.
        - Хорошо, Лида, - попыталась успокоить ее бабушка. - Я постараюсь стать воплощением спокойствия и тишины. В конце концов, я только начинающая бабушка. У меня опыта всего два дня. Но я справлюсь. Ты знаешь, я сильная. Я даже начну печь пироги.
        И она начала выполнять свое обещание на следующий день. Сразу после зарядки и пробежки вокруг дома.
        - Может, отменим пробежку? - спросила она Сашу и Дашу после зарядки. - Это ведь нельзя назвать тихим занятием.
        - Что за глупости? - возмутилась Даша. - Ты сама говорила, что нам надо быть здоровыми и сильными. А разве станешь без пробежки?
        - Ты хочешь, чтобы мы стали хилыми и слабыми? - хитро спросил Саша.
        Нет, этого бабушка не хотела, и они все-таки пробежали вокруг дома четыре раза. Только в этот раз никто из ребят к ним не присоединился.
        - Меня мама не пускает! - грустным голосом крикнул со своего балкона Эдик. - Говорит, что с вашей бабушкой я обязательно попаду еще в какую-нибудь историю.
        - А моя мама сказала, что в следующий раз мы в лесу встретим льва, - сообщила Люба. - И тоже запретила мне общаться с вами.
        - Наверно зря мы вчера затеяли этот поход, - грустно вздохнула бабушка, когда все это услыхала.
        - Что ты, бабушка, - не согласилась с ней Даша, - если бы мы не пошли в поход, то не встретили бы Борьку и не спасли его. Он бы потерялся окончательно. А если бы его даже нашли, то этот противный Пахом, продолжал бы его обижать.
        - Точно-точно, - покачал головой Саша. - Мы сделали доброе дело. А добрые дела всегда наказываются.
        Когда они вернулись домой и привели себя в порядок после физкультуры, бабушка сказала:
        - Никаких больше пицц и ресторанов. Пора самим учиться готовить. Интересно, как это делается? В последний раз я варила пшенную кашу, но это было десять лет назад, и тогда был костер и большой котел на двадцать человек.
        - У нас есть кулинарная книга с рецептами, - услужливо подсказал Саша.
        - Неси сюда. Сейчас мы ее изучим.
        Саша принес кулинарную книгу, и они все трое стали ее листать. В книге были такие красивые цветные фотографии, что у них слюнки потекли.
        - Что мы будем делать? - спросила бабушка.
        - Конечно пироги, - сказала Даша. - Это и вкусно, и сытно. А самое главное, интересно. Пироги, это ведь не какая-нибудь там каша или суп.
        С ней все согласились.
        - Только вы мне помогите, - попросила бабушка, надевая мамин фартук, - а то я одна не справлюсь.
        - Обязательно поможем.
        И они стали делать пироги.
        Началось все с того, что Саша уронил на пол банку с мукой. Банка к счастью не разбилась, но мука просыпалась по всему полу, обдав новоявленных кулинаров белым облаком.
        - Растяпа! - отругала Сашу Даша. - По моему тебе на кухне делать нечего. Иди лучше поиграй в настольные игры.
        - Сама иди, играй! - огрызнулся мальчик. - Ничего страшного не случилось. Я сейчас ее аккуратненько соберу.
        Он взял щетку и стал сметать муку на газету. Когда он более-менее очистил пол от муки, Даша и бабушка уже начали делать тесто. Они замесили его прямо на столе.
        - Я видела в детстве, так делала моя бабушка, - сказала бабушка.
        Она сделала горку, потом примяла рукой верхушку, и горка стала похожей на маленький вулкан с кратером. В этот кратер бабушка налила немного воды, насыпала соли и сухих дрожей и положила два яйца.
        - Теперь надо месить.
        И они с Дашей стали месить. Понемногу у них действительно стало получаться тесто.
        - Пожалуй, у бабушки оно было более желтым, - пробормотала бабушка Анфиса. - Даша, будь добра, добавь сюда еще одно яйцо.
        Все-таки бабушка Анфиса была еще очень неопытной бабушкой. Разве можно доверять такие дела детям?
        Даша взяла яйцо, разбила его ножом посередине и попыталась вылить в тесто. Но вместо того, чтобы упасть в тесто, скользкая яичная масса вылилась девочке на руку, прокатилась до локтя вниз и благополучно упала на пол. Даша ойкнула и взяла второе яйцо и тоже его разбила. Второе яйцо, проделав то же самое, что и первое, только упало не на пол, а за шиворот Саше, который как раз ползал под столом, собирая остатки муки. Саша ничего подобного не ожидал, а яйцо было холодное и скользкое, оно сразу потекло по спине к штанам, и он закрутился на месте и закричал от ужаса:
        - Ой! Что такое? На меня кто-то напал! Ой-ой! Он холодный! Что это? Кто это? Спасите!
        А Даша, увидев, что она натворила, вместо того, чтобы помочь брату, начала громко смеяться. И с каждой секундой она смеялась все сильнее и сильнее. В конце концов, ее просто согнуло пополам от хохота. А Саша продолжал кричать и вертеться, пытаясь достать руками то, что каталось по его спине. У него ничего не выходило, и он вертелся все быстрее и быстрее. И все сильнее и сильнее хохотала Даша. Наконец она сама забыла про всякую осторожность, и наступила на первое яйцо, которое все еще было на полу, и Саша только чудом на него не наступил. Зато сестра наступила, после чего поскользнулась и свалилась прямо на газету с грязной мукой. Девочка с размаху упала в муку, и новое облако пыли окутало кухню. Затем на первое яйцо наступил и Саша и тоже упал и прямо на Дашу.
        Когда бабушка Анфиса пришла им на помощь, было уже поздно, вместо внуков она подняла с пола два каких-то бело-серых существа, больше похожих на пришельцев с другой планеты, чем на детей.
        - Да, - вздохнула бабушка, поглядев на близнецов, - теперь вас точно трудно отличить друг от друга. Быстро в ванную!
        Когда чистые и переодетые близнецы вернулись на кухню, тесто уже было готово. Ему осталось только взойти. Бабушка кончала наводить порядок после того погрома, который устроили внуки.
        - Надо было просто сварить кашу, - сказала она. - Наверно, я никчемная бабушка.
        - Ты самая лучшая бабушка! - закричали ребята. - И нам с тобой хорошо. А пироги мы научимся делать. Вот увидишь!
        - Ладно, ладно, - бабушка очень обрадовалась тому, что ей сказали, хотя и пыталась напустить на себя серьезный вид. - Теперь, пока тесто подходит, мы должны сделать начинку. С чем вы хотите пироги?
        - С повидлом! - закричала Даша. - С яблочным или вишневым. И с изюмом.
        - А я хочу ватрушку с творогом, - заявил Саша.
        И они стали делать начинку. Это оказалось проще, чем готовить тесто. И быстрее. А так как все трое были очень внимательны и осторожны, то больше никаких приключений с ними не произошло.
        Наконец настал самый важный момент. Тесто подошло, поднялось и стало большим и пышным. Нужно было лепить пироги.
        Бабушка достала скалку, и они по очереди стали раскатывать тесто. Это было нелегко. Сначала они забыли посыпать муку на стол, и все тесто прилипло к столу и к скалке, и они долго ничего не могли понять, пока наконец Саша не заглянул в книгу и не нашел ошибку. Муку посыпали, и дело пошло. Затем, когда тесто раскатали, стали лепить пирожки и ватрушки. Если вы думаете, что это так легко, то глубоко ошибаетесь. Это очень не просто. Особенно, если делаешь все в первый раз в жизни.
        И, тем не менее, через два часа пирожки и ватрушки были готовы, и бабушка поставила их в горячую духовку.
        Когда первая партия пирожков была готова, бабушка и внуки были так голодны, что готовы были съесть быка. И это не удивительно, ведь часы показывали четыре часа после полудня. Таким образом, на все про все у них ушло шесть с половиной часов. Своего рода рекорд.
        Но бабушка и внуки были горды как, наверное, был горд Колумб, открывая Америку. Ведь это они сами своими руками сделали эти пирожки. Вот почему они им показались самой вкусной едой в мире. И хотя некоторые были слишком жестковаты, потому что не успели подняться (ведь слепленный пирожок тоже должен подняться, прежде чем отправиться в духовку), другие наоборот были рыхлыми и разваливались прямо в руках, одни были недосоленные, другие переслащенные, третьи… В общем, я больше не буду перечислять недостатки, а то вы еще подумаете, что я простой критикан, который сам ничего не умеет делать, а ругать и выискивать недостатки горазд.
        Бабушка Анфиса смотрела, как ее внуки уплетают пирожки, и чувствовала, как ее охватывает невыразимая радость. Она впервые в жизни ощутила, как это прекрасно кормить детей тем, что приготовлено своими руками. Как замирает от восторга сердце при виде исчезающих один за другим пирожков в желудках у двух самых лучших в мире внуков.
        - И как это я раньше не понимала, как это чудесно - быть бабушкой, - вздохнула Анфиса Николаевна, доставая из духовки очередную партию пирожков. - И, кажется, у меня это начинает получаться.
        И она впервые за все это время забыла о том, что больше никогда ей уже не придется отправиться в геолого-разведывательную экспедицию.
        Глава девятая ПРИКЛЮЧЕНИЕ НАЧИНАЕТСЯ

        Дни побежали стремительно, словно куда-то боялись опоздать. Жизнь наших героев стала интересной и насыщенной. Каждое утро они все вместе делали зарядку и бегали уже не вокруг дома, а вокруг квартала, потом возвращались домой и опять же втроем делали завтрак, при чем с каждым днем он получался у них все вкуснее и вкуснее. После завтрака они отправлялись гулять в лес, или шли на речку купаться, или отправлялись в кино, или в театр, или в музей. Мало ли куда можно пойти, чтобы сделать жизнь интересней?
        Но чаще всего они ходили в зверинец, где навещали волка Борьку. История, связанная с ним, наделала в городе много шуму. Можно сказать, что злоключения несчастного зверя никого не оставили равнодушными. Общественность бурлила, а над Пахомом состоялся самый настоящий суд. Ему было предъявлено сразу два обвинения. Издевательство над животными и попытка нападения на детей с оружием в руках.
        Бабушку Анфису даже вызывали на этот суд свидетельницей, и она давала самые настоящие показания. Саша и Даша ходили смотреть, как она выступает, и очень гордились ею.
        Сами же они благодаря этой истории стали настоящими знаменитостями. Их не только узнавали на улицах, но некоторые самые смелые граждане даже подходили и просили автограф. Но и это еще не все. Сразу же через два дня после случившегося к ним домой пришли представители «Общества по охране прав животных» и в торжественной обстановке вручили всем троим настоящие медали «За спасение братьев наших меньших» и почетные дипломы, в которых говорилось, что они приняты в общество почетными членами пожизненно.
        Поэтому как почетные члены «Охраны прав животных» они бесплатно ходили в зверинец с проверкой, как живет их подопечный волк Борька и другие животные. Не обижают ли их? Хорошо ли кормят? Не обкрадывают ли? Директор зверинца лично встречал их у входа, пожимал всем руки, и чуть ли не кланялся в пояс.
        - У нас все в порядке, - говорил он. - Новый сторож и смотритель прекрасный человек. Ветеринар. Любит зверей больше чем своих собственных детей. Кормит их, чуть ли не с ложки.
        Директор не врал. Новый Борькин смотритель оказался действительно порядочным человеком, и это было видно по Борьке. Он поправился. Шерсть на нем перестала висеть клочьями по бокам, даже стала блестеть и лосниться. Бабушку Анфису и ребят он узнавал еще издали, и радовался предстоящей встрече как щенок. Даже по-собачьи вилял хвостом. Они всегда приносили ему гостинцы, смело заходили в клетку и подолгу с ним разговаривали. Около клетки сразу же собиралась толпа. Всем хотелось посмотреть на столь необычное зрелище.
        Кстати, надо заметить, что зверинец теперь всегда был переполнен, и у касс всегда была очередь. Ведь до того, как случилась история с Борькой и бабушкой Анфисой, многие горожане даже не знали, что в их городе есть зверинец. Но после того, как по телевизору целый день, а потом еще три дня только и говорили о том, что произошло, многие побежали в зверинец, чтобы своими собственными глазами посмотреть на знаменитого волка.
        Однажды наши друзья, как обычно пришли в зверинец и увидели, что неподалеку от него расположился луна-парк. Он приехал несколько дней назад и очень быстро наполнился самыми удивительными аттракционами, среди которых была даже «Пещера ужасов». Но самым красивым и потрясающим зрелищем в луна-парке был огромный, величиной с целый дом, воздушный шар. Ярко синий с разноцветными полосками и золотой надписью «Добро пожаловать», он висел на высоте десяти метров от земли и всем своим видом напоминал о далеких путешествиях, опасных приключениях и романтических встречах.
        Саша и Даша просто открыли рот. В жизни они ничего подобного не видели. И даже бабушка Анфиса была поражена. Она тоже за всю свою жизнь ни разу не видела воздушных шаров. Разве что только на картинках в книжках французского писателя Жюля Верна или в кино. Но только картинки, есть картинки. В жизни же это выглядело очень впечатляюще.
        - Бабушка, пошли туда! - и близнецы потянули бабушку Анфису к луна-парку.
        А вокруг уже веселился народ. Была суббота, и целые толпы любителей развлечься рекой текли сюда. Громко играла музыка, били барабаны, повсюду бегали клоуны в рыжих париках и предлагали с ними сфотографироваться.
        Но больше всего народу было у воздушного шара. Все стояли и, задрав головы вверх, глазели на разноцветное чудо. Ничего подобного в городе еще не было.
        Близнецы потянули бабушку к пещере ужасов. Около нее народу было чуть поменьше, чем под воздушным шаром. Очередь желающих испугаться была длинная и толстая.
        - Ба, дай деньги! - закричали Саша и Даша. - Мы пойдем, купим билеты.
        - Анфиса Николаевна! - вдруг раздался крик у них за спиной.
        Они оглянулись и увидели Анатолия Сидоровича, того пожилого человека, который встречал бабушку Анфису на вокзале и купил у Даши букет цветов. Он стоял в очереди в пещеру ужасов и радостно махал им руками. А неподалеку привязанный к столбу, стоял Рекс и недоуменно и даже с неодобрением смотрел на людскую суету.
        Увидев Анатолия Сидоровича, бабушка так растерялась, что отдала Даше весь свой кошелек, и та радостная убежала к кассам. Саша присел на корточки рядом с Рексом и стал его гладить и что-то ему говорить. Он обожал собак. Особенно таких больших и красивых. Бабушка подошла к своему бывшему директору.
        - Вы пришли сюда с внуками? - спросил ее тот.
        - Нет, я пришла сюда вместе со своей собакой, - не очень любезно ответила бабушка Анфиса.
        Но Анатолий Сидорович нисколько не обиделся. Наоборот засмеялся:
        - Вы все та же, что и прежде. Не любите глупых вопросов. А я видел вас по телевизору. И даже не один раз. Смотрел и искренне вами восхищался. Ну, как вам на пенсии? Не скучаете?
        - Мне некогда скучать. Ребята не дают.
        - У вас два внука?
        - Нет у меня внук и внучка, - гордо ответила бабушка.
        - А я вот скучаю. И порой даже очень сильно. Только вот он, - Анатолий Сидорович кивнул головой в сторону Рекса, - скрашивает мое одиночество. Сегодня вот решили пойти сюда. Не правда ли глупо?
        - Ничего глупого я здесь не вижу, - ответила бабушка. - А разве у вас нет семьи?
        - Нет. Увы. Не создал. Всю жизнь отдал геологии. Работал, работал. И все как-то некогда. Все откладывал. И вот, дооткладывался. Остался один. Никому не нужный.
        Тут прибежала Даша. В руках у нее был, чуть ли не целый рулон билетов.
        - Вот купила, - сообщила она и протянула бабушке пустой кошелек.
        Та только глаза выпучила:
        - Даша, ты что, все деньги потратила?
        - Не все. Еще на мороженное оставила.
        - Но там же была вся моя пенсия! Как же мы будем жить?
        Даша немного смутилась, потом махнула рукой:
        - Как-нибудь.
        И тут подошла их очередь.
        - Сашка! - крикнула Даша. - Иди сюда!
        Саша оставил Рекса и прибежал к сестре и бабушке. Все вместе они сели в открытый вагончик и поехали в темноту пещеры. Огромная пасть Кинг-Конга поглотила их.
        А внутри ничего особенно страшного и не оказалось. Была полная темнота, лишь постоянно загорались лампочки и освещали нелепые чучела, совсем не ужасные, и старые и полуразвалившиеся. Всякие там Фреди Крюгеры, космические пришельцы, осьминоги, зубастые и клыкастые обезьяны, мертвецы и вампиры. Так, ерунда для малышей.
        Зато бабушка и Анатолий Сидорович, которые никогда ничего подобного в жизни не видели, потому что всегда только работали и никогда не развлекались и тем более не смотрели фильмов ужасов, были потрясены. Они охали, ахали и даже вскрикивали. Бабушка обнимала Сашу и Дашу и закрывала их от тянущихся к ним мохнатых и костлявых рук. А когда сверху на их вагончик упала ведьма на метле, бабушка Анфиса завизжала и обняла от страха Анатолия Сидоровича.
        - Я с вами, Анфиса Николаевна, ничего не бойтесь! - закричал тот.
        Саша и Даша только посмеялись над наивными старичками.
        И тут они выехали на белый свет, и мужчина и женщина облегченно вздохнули.
        - Ай-яй-яй! - покачала головой бабушка Анфиса и с укором посмотрела на ребят. - Вы решили посмеяться над вашей несчастной бабушкой?
        - Нет, мы просто проверяли, какая ты храбрая.
        - Ну ладно, - бабушка поправила сбившуюся прическу, - пошли дальше. И вы увидите, что я ничего не боюсь.
        И они пошли. Билетов было много, и они целых два часа катались на разных каруселях, машинах, лошадях, и на всем, что было в луна-парке. Даже стреляли в тире по движущимся мишеням. Бабушка Анфиса попала из десяти выстрелов девять раз и получила приз - тряпичную куклу с выпученными глазами.
        - Ну, кажется все, - с облегчением сказала она.
        - Но у нас еще остались билеты, - возмутилась Даша.
        - Оставь на следующий раз, - бабушка Анфиса завертела головой. - Интересно, а Анатолий Сидорович еще здесь? Почему-то он потерялся.
        И тут заговорило радио:
        - Внимание, внимание! Начинает работать воздушный шар. Все желающие за умеренную плату могут подняться на высоту пятьдесят метров и посмотреть на город с высоты птичьего полета.
        У Саши сразу от возбуждения загорелись глаза.
        - Это же здорово! - воскликнул он. - Мы обязательно должны прокатиться.
        - Что за глупости? - удивилась бабушка Анфиса. - Кто вас туда пустит? Это не для детей аттракцион.
        - С тобой пустят, - не сдавался Саша. - Пошли. Ну, пожалуйста. Даша, а ты что молчишь? Боишься, что ли?
        Даша дернула плечиками и презрительно скривила губки:
        - Я боюсь? Никогда.
        И близнецы потащили бабушку к воздушному шару. Та упиралась.
        - Вы что? Ваша мама мне голову оторвет, если узнает, что я позволила вам кататься на воздушном шаре. Даже и не мечтайте!
        - Не бойся, - успокаивал ее Саша, - она не узнает. А если узнает, то мы скажем, что ты не при чем. К тому же сверху мы увидим Анатолия Сидоровича. И он нас тоже увидит. Ведь мы ему даже «до свидания» не сказали. А это невежливо.
        - Да, попрощаться надо, - согласилась бабушка. Они пришли к воздушному шару, который как раз опустился прямо к земле. За толстый трос его притянули с помощью какого-то механизма с ручкой, какие бывают в деревнях у колодцев. Вокруг стояли люди. Целая толпа любопытных. Но, как ни странно, никто из них не желал подняться в небо в корзине. Сколько ни зазывал из нее мужчина в кожаном пилотском шлеме и в очках, желающие не находились.
        Бабушка Анфиса увидела все это и решительно остановилась.
        - Вот видите, это не для вас. Даже взрослые не решаются.
        А на них уже стали смотреть люди. Некоторые заговорили:
        - Знаменитая бабушка Анфиса пришла. Ну, уж она-то не испугается подняться в воздух, ведь это самая бесстрашная женщина нашего города. Ага, и внуки с ней. Героические ребята. Сейчас они нам покажут, что значит смелость.
        Кто-то крикнул:
        - Пропустите бабушку Анфису, знаменитого воздухоплавателя!
        И не успела бабушка опомниться, как толпа расступилась, и ее вместе с Сашей и Дашей протолкнули прямо к воздушному шару.
        - Детям и пожилым нельзя! - увидев их, хмуро буркнул мужчина в корзине.
        - Вот видите, я же говорила, нельзя, - обрадовалась бабушка.
        Но тут закричала Даша:
        - Это возмутительно! Вы не имеете права нарушать наши права. Мы уже не дети.
        - А кто же вы? - удивился воздухоплаватель.
        - Мы тинэйджеры, вот кто!
        Воздухоплаватель удивился, но все равно не сдался:
        - Все равно не могу. Послушайте, бабуля, уведите отсюда детей. Вы мне работать мешаете.
        Бабушку Анфису очень возмутило то, что мужчина из корзины назвал ее бабулей. Она даже задохнулась от возмущения, но быстро оправилась и спросила:
        - Каким это образом я вам мешаю?
        - Вы не дате возможности другим желающим попасть в корзину.
        - Что-то я не вижу желающих. Где они?
        - Нет, значит будут.
        Но прошло десять минут, а никто так и не решился взлететь в воздух на воздушном шаре. Воздухоплаватель начал волноваться. Это его совсем не устраивало. Он стал кричать и зазывать желающих, но над ним только посмеивались.
        - Сам летай, - кричали люди. - А мы уж как-нибудь по земле походим.
        - Жалкие обыватели, - прошептал хозяин воздушного шара. - Удивительно. Неужели среди этих людей совершенно нет романтиков?
        - Странный вы человек, - ответила ему на это бабушка Анфиса, которая все еще стояла у шара. - Тех, кто желает, вы не пускаете. А те, кого хотите вы, не идут. Думаете, парадокс? Ничуть. Люди просто боятся. А вот вы поднимите нас, и все поймут, что ничего страшного в этом нет. И у вас отбоя от желающих не будет. Разве не понятно?
        - Но у меня же инструкция! - простонал воздухоплаватель.
        - Но у вас еще и аренда, - строго добавила бабушка. - Как вы ее будете выплачивать? Пока ваш шар не принес вам ни копейки. Ну? Решайтесь.
        И она протянула ему оставшиеся билеты. Мужчина не выдержал и махнул рукой:
        - Ладно. Полезайте.
        И сбросил вниз веревочную лестницу.
        Саша и Даша сразу же полезли в корзину. Бабушка им помогла, и тоже подняла ногу на перекладину.
        - Я вам помогу.
        Это воздухоплаватель оказался настолько любезным, что решил помочь бабушке Анфисе. Он выпрыгнул из корзины и стал придерживать лестницу руками, чтобы она не болталась в воздухе и не мешала бабушке подниматься. Наконец бабушка тоже оказалась в корзине.
        И тут случилось неожиданное. Внезапно налетел ветер. Воздушный шар дернулся в сторону, и воздухоплаватель упал на спину.
        Вот тут-то все и произошло. Воздухоплаватель упал, и во время падения рукой задел ручку на своей машине, которая удерживала воздушный шар на месте. В ней что-то щелкнуло, после чего ручка бешено закрутилась, натянутый трос начал удлиняться, а воздушный шар радостно дернулся, а затем мягко и вроде даже плавно начал подниматься в воздух.
        - Ура!!! - закричали люди в толпе, когда увидели, как поднимается воздушный шар. Многие даже стали подкидывать в воздух шапки.
        И только воздухоплаватель не радовался и не кричал «Ура». Он весь побледнел, прошептал:
        - А я? Я же здесь. Так нельзя! У меня же инструкция.
        После чего он кинулся к машине и нажал красную кнопку. Машина взревела, и мотор начал откручивать трос обратно. Воздушный шар снова дернулся в этот раз очень недовольно, видимо он не очень-то хотел возвращаться обратно к земле. Но двигатель машины тянул его обратно, и шар начал снижение.
        - Эй, там на шаре! Не беспокойтесь! Сейчас я вас верну на землю. Только ничего не трогайте! - закричал воздухоплаватель, высоко задирая голову.
        А в корзине воздушного шара в этот самый момент творилось следующее. Когда шар дернулся, это произошло так неожиданно, что бабушка и внуки не удержались на ногах и упали на дно корзины. Встали они не сразу, а когда встали и увидели, что летят, то Саша и Даша радостно закричали, потому что подумали, что так все и должно быть, а вот бабушка прошептала:
        - Караул!
        - Бабушка! - удивился Саша. - Ты что, боишься?
        - Да, я боюсь, боюсь за вас! Здесь выше, чем на чертовом колесе. Скорее бы нас опустили обратно.
        И после этих слов шар дернулся, в этот раз они удержались, потому что держались за края корзины, и медленно пошел на снижение.
        - Так быстро! - разочарованно заныли дети. - Мы же совсем ничего не успели разглядеть.
        - Хорошенького помаленьку! - сказала бабушка. Она была довольна, что аттракцион заканчивался.
        - А чего это дядька нам кричит? - спросил вдруг Саша.
        Они стали прислушиваться. Но внизу шумела машина, кричала толпа, играла музыка, и они ничего не услышали.
        - Что? - хором закричали они. - Мы ничего не слышим!
        - Ничего не трогайте! - закричал хозяин шара.
        - Чего?
        - Ничего не трогайте!
        - Не слышно!
        Владелец шара схватился за голову. Но тут из толпы выскочил мужчина с собакой на поводке, вы, конечно, его узнали, это был Анатолий Сидорович, который успел увидеть, как Анфиса Николаевна улетела в небо.
        - Граждане! - обратился он к людям, которые столпились вокруг и с интересом наблюдали за происходящим. - Давайте поможем этому человеку докричаться до тех, кто сейчас над нами. Это очень важно. Давайте, хором! Раз, два, три!
        - Ничего не трогайте! - хором закричали все, кто откликнулся на призыв Анатолия Сидоровича, а таких оказалось большинство.
        И на шаре их услышали.
        - Интересно, - удивилась Даша, - чего это мы не должны трогать? Ведь здесь же ничего нет. Пустая корзина. Разве только вот эта кнопка. Интересно, а для чего она?
        - Не трогай! - закричала бабушка Анфиса.
        Но было уже поздно, потому что Даша уже нажала большую черную кнопку с белой надписью на иностранном языке. Что это была за кнопка, они так и не поняли, но только вслед за этим раздался громкий щелчок, и они увидели, как трос, который связывал их с землей, отцепился и, свиваясь кольцами, полетел вниз к земле.
        - Ой, - растеряно сказала Даша, - кажется мы того…
        Она не докончила. Да и без слов было ясно, что они отправились в воздушное плавание.
        - Кошмар! - сказала бабушка Анфиса.
        - А ведь это приключение! - закричал Саша. - Ура!
        - Ура! - радостно подхватила его вопль Даша.
        И дети запрыгали от радости.
        - Саша, Даша! - застонала бабушка. - Сейчас же прекратите. Вы сейчас разломаете корзину и выпадите вниз.
        - Она из алюминия, - махнул рукой Саша. - Ее не сломаешь.
        И мальчик с девочкой продолжали прыгать и махать руками стремительно удаляющейся земле.
        Бабушка так и села:
        - Что скажут ваши родители!
        Но в этот миг Сашу и Дашу меньше всего на свете интересовало, что скажут родители. Они попали в такое приключение, о котором можно было только мечтать.
        Глава десятая В ВОЗДУХЕ

        Кто из нас в детстве не мечтал полететь на воздушном шаре? Уверен, что таких нет. Не может просто быть. А вот кому довелось это сделать? Наверно, таких большинство. К сожалению. Значит, мы с вами можем понять, как повезло Саше и Даше. Они не просто поднялись на воздушном шаре, но еще и отправились в воздушное путешествие. Любимый город и его окрестности оказались как на ладони. Ребята залюбовались величественным зрелищем, которое предстало их глазам.
        - Даже лучше, чем в самолете, - восторженно заметил Саша.
        - В сто раз, - согласилась Даша. - В самолете все так быстро происходит, вжик, и земля уже далеко, вжик, и уже в окошке одни облака.
        - Не в окошке, а в иллюминаторе, - поправил ее брат.
        - Не учи ученого! - огрызнулась Даша.
        - Я же не виноват, что ты неуч!
        - Чего?
        Явно назревала ссора. Бабушка Анфиса, которая все это время не могла и слова вымолвить, опомнилась.
        - Сейчас же прекратите ругаться! - потребовала она.
        - А мы и не ругаемся! - хором заверили ее близнецы. - Как тут можно ругаться, когда все так здорово?
        Шар тем временем поднимался все выше и выше, город становился все меньше, а земля наоборот все расширялась и расширялась, и теперь можно было смотреть во все стороны и наблюдать горизонт. Дети кидались от одного края корзины, к другому, показывали пальцами на то, что видят, кричали, галдели, подпрыгивали, так что корзина ходила ходуном. Бабушка охала и ахала, хватала внуков, и если бы она этого не делала, они бы точно вывалились.
        - Что же делать? Что же делать? - бормотала Анфиса Николаевна. - Как опустить эту штуковину?
        В общем, какое-то время бабушка Анфиса вела себя, как самая обыкновенная бабушка, а вовсе не знаменитый геолог-разведчик, командир экспедиций и кандидат наук. Это даже внуки отметили.
        - Какая ты смешная, бабушка, - сказала Даша. - Кудахчешь, как курица.
        Близнецы засмеялись.
        - А ведь верно, - сказала бабушка Анфиса и тоже рассмеялась. И сразу успокоилась. - Что это я, в самом деле? Ведь мне в своей жизни приходилось даже прыгать с вертолета без парашюта.
        Саша даже рот открыл:
        - Без парашюта?
        - Без парашюта. Кстати, я с парашютом тоже прыгала.
        - И ты нам ничего не рассказывала? - возмутилась Даша.
        - Еще успею. Давайте думать, как нам вернуться на землю.
        - А мы не хотим на землю! - в один голос заявили дети. - Полет только начался.
        - Я вас очень понимаю, - сказала бабушка Анфиса. - Но у нас есть несколько «но».
        - Что это за «но» такие? - проворчала Даша.
        - Во-первых, воздухоплавание - это экстремальный вид спорта, а вы еще для этого слишком малы.
        - Что значит «экстремальный»? - спросил Саша.
        - «Экстремальный», означает опасный для жизни.
        - Чего тут опасно для жизни? - удивилась Даша. - Сидим в корзине, словно грибы какие-нибудь, или помидоры, нас качает, все очень плавно и спокойно.
        - Это сейчас нам хорошо, но в любую минуту может испортиться погода, - спокойно объяснила Анфиса Николаевна. - Может подняться сильный ветер, начаться ураган. А знаете, что это значит?
        - Что? - глаза у близнецов загорелись восторгом.
        - Нас может унести куда угодно!
        - В соседнюю область? В Москву?
        - Не только в соседнюю область, даже в соседнюю страну, а то и на другой континент. Бывали такие случаи с аэронавтами.
        - Мы можем улететь в Африку? - воскликнул Саша. - Но это же здорово. Я очень хочу в Африку. Ко львам и носорогам.
        - А я хочу в Австралию! - заявила Даша. - Мне нравятся кенгуру.
        - Я тоже хочу в Антарктиду к пингвинам, - усмехнулась бабушка. - Но есть еще одно
«но».
        - Опять «но»! - возмутилась Даша.
        - Мы не готовы к такому далекому путешествию. Экспедиция наша не оснащена ничем, что необходимо для дальнего похода. У нас нет ни теплой одежды, ни продуктов питания, ни лекарств.
        Ребята призадумались.
        - У нас нет ружья, чтобы стрелять во львов, когда они на нас нападут, - вздохнул Саша.
        - Над океаном мы умрем с голоду, - шмыгнула носом Даша. - У нас даже удочек нет, чтобы рыбу наловить. Да и готовить ее негде.
        - Вы еще забыли, что этот воздушный шар не наш, - добавила бабушка. - Это чужая собственность. Если мы не вернем его владельцу, то станем ворами, и нас посадят в тюрьму. Разве нам этого хочется?
        - Что, путешествие отменяется? - Саша опустил голову и стал ковырять носком ботинка дно корзины.
        - Почему отменяется? Пока только откладывается. А походы и экспедиции у нас еще будут. Это я вам обещаю.
        Дети повеселели.
        - Что же нам делать? - уже по-деловому спросила Даша. - Как мы будем спускаться?
        - Мы уже поднялись достаточно высоко, - ответила бабушка. - Вы же знаете, что чем выше поднимаешься, тем воздух становится холоднее.
        - Мы это чувствуем, - сказали мальчик и девочка и поежились, хотя до этого на легкую прохладу не обращали внимания. - Ну и что?
        - Теплый воздух в шаре начнет остывать, и мы тихо опустимся вниз.
        И верно, шар уже не поднимался верх, видимо воздух в нем уже начал остывать. Он плавно, но быстро летел вперед. Вот уже их родной город остался за горизонтом. Дети помахали ему вслед рукой.
        - А сейчас что мы будем делать? - спросили они.
        - Ждать, наслаждаться полетом, смотреть на землю и небо, а чтобы наше путешествие было не только приятным, но и полезным, я вам расскажу про историю воздухоплавания. За моей лекцией время пройдет незаметно. Вы согласны?
        - Конечно! - хором закричали Саша и Даша. - Мы так любим, когда ты рассказываешь что-то полезное! Давай, начинай!
        Глава одиннадцатая ЕЩЕ ОДИН РАССКАЗ БАБУШКИ АНФИСЫ

        - Итак, - начала свой рассказ бабушка Анфиса, - воздухоплавание зародилось в самые древние времена. Недаром еще в древней Греции сложился рассказ об Икаре и Дедале.
        - Это кто такие? - спросил Саша.
        - Дедал был кузнецом, а Икар его сын. Чтобы сбежать из плена жестокого царя, Дедал сделал крылья, и они с сыном взлетели в небо, словно птицы. Легенда говорит о том, что Икар слишком высоко поднялся в небо, и горячие лучи растопили воск, которым были скреплены перья на крыльях, и юноша разбился.
        - Это чепуха! - возмутился Саша. - Чем выше поднимаешься, тем холоднее становится. Это же элементарно!
        - Да, это верно, - тут же согласилась Даша, - я бы сейчас одела куртку. Становится прохладно.
        - Ничего, сейчас мы спустимся вниз, и станет теплее, - сказала бабушка, прижимая к себе внуков и обнимая их. - Пока я вас согрею. Прижмитесь ко мне крепче, и вам не будет холодно. Миф этот говорит о том, что уже в древние времена человек пытался взлететь в небо. И не надо сомневаться, что такие смельчаки находились. Так, например, в нашей стране еще в семнадцатом веке один стрелец, его фамилия была Серов, собрал мешок голубиных перьев. Из них он изготовил крылья, и попытался взлететь. Воздухоплаватель поднялся аж на целых два метра, затем перекувыркнулся и упал на спину. К счастью он не разбился. Позже Серов жалел, что не отважился полететь в небо с высокой колокольни. Но крылья, над которыми усердно трудился Серов в течение довольно долгого времени, были испорчены, а изготавливать новые он не стал. Смельчаки, подобные русскому Серому были и в других странах. А в России в
1723 году приказчик Островков в селе Пехлеце Рязанской губернии продолжил штурмовать небо. Он тоже соорудил крылья, но в этот раз они были не из перьев, а из бычьих пузырей. Посмотреть, как он взлетит, собралась целая толпа. И вот, ветер поднял Островкова над землей выше человеческого роста и понес вперед. Но и этот полет был недолгим: Островков ударился о дерево, после чего вынужден был спуститься на землю. Конечно, эти попытки назвать воздухоплаванием нельзя, но науки не было бы, если бы не такие люди. Взлететь по-настоящему человеку удалось только к концу восемнадцатого века, когда в 1783 году во Франции два брата Жозеф и Этьенн Монгольфье построили первый настоящий воздушный шар, наполненный горячим воздухом. Но и тут надо сказать, что первыми небо покорили не люди, а утка, петух и овца. Целых восемь минут они летали над Францией. Но 21 ноября этого же года, в воздух уже поднялись люди. Эта дата начинает эру воздухоплавания.
        - Какие смелые были эти братья, - заметил Саша.
        - Ты думаешь, что первый полет совершили Жозеф и Этьенн? - улыбнулась бабушка.
        - А разве нет?
        - Нет, братья были изобретателями, конструкторами, говоря современным языком. В небо поднялись два молодых человека: физик из Парижа Пилатр де Розье и маркиз д’Арланд. Эти два смельчака первые из рода человеческого поднялись в небо и двадцать минут видели мир с высоты птичьего полета. Как вот мы сейчас.
        А воздушные шары вначале во всем мире так и называли монгольфьерами в честь братьев изобретателей. В этом же году такой вот монгольфьер был построен и в нашей стране. Он поднялся над Петербургом.
        Однако уже на следующий день, осторожная и стареющая Екатерина Вторая, она была тогда русской царицей, подписала указ, который гласил, что во избежание пожарных случаев и иных несчастных приключений, произойти могущих от новоизобретенных воздушных шаров, наполненных горючим воздухом или жаровнями со всякими горячими составами, запретить от 1 марта до 1 декабря пускание на воздух таковых шаров под страхом штрафа в двадцать рублей. Желающих рискнуть двадцатью рублями долгое время не находилось, а запускать аэростат в холодное зимнее время никто не решился. Так императрица Екатерина одним росчерком пера затормозила российское воздухоплавание. Но в 1803 году, уже в правление ее внука Александра Первого, воздушный шар снова поднялся в небо. Произошло это в Москве.
        Один предприимчивый господин пустил воздушный шар, который имел в окружности семнадцать метров, а в вышину десять, и который плавал над Москвой очень долго в виду всех жителей, и всем очень понравился. Так продолжалось несколько суббот подряд. Как видим, такое серьезное событие, как подъем воздушного шара, оборотистый человек представил как оригинальный цирковой аттракцион и заработал на нем весьма приличную сумму.
        В 1803 году в Россию был приглашен известный воздухоплаватель Жак Гарнерен со своей юной племянницей Элизой. Кстати, знаете, чем были знамениты эти двое?
        - Чем? - спросила Даша. Ее особенно заинтересовало то, что в рассказе появилась юная Элиза.
        - Жак Гарнерен был первым человеком, который совершил прыжок с парашюта с высоты шестьсот метров, - торжественно объявила бабушка Анфиса. - Это произошло 22 октября 1797 года.
        - А Элиза? - спросила Даша, и сердце ее замерло от восторга.
        - Элиза Гарнерен вошла в историю, как первая женщина воздухоплавательница и первая женщина парашютистка.
        - Класс! - закричали Даши и Саша.
        А бабушка продолжала:
        - Жак и Элиза получили привилегию подниматься на аэростате перед московской и петербургской публикой.

20 июня они поднялись в воздух в Петербурге при стечении огромной толпы зрителей, среди которых был сам император. Спустя два месяца Гарнерен даже взял в полет одного русского генерала. Однако тот полет был недолгим из-за плохой погоды и сильного ветра. Зато в Москве ему удалось совершить полет длительностью в семь часов пятнадцать минут. Так был поставлен первый мировой рекорд воздушного полета. Это было в сентябре 1803 года, а в мае 1804 года вместе с Гарнереном поднялась в небо первая русская воздухоплавательница Тушенинова.
        - Тушенинова! - повторила Даша. - Надо запомнить это имя.
        - И тогда погода тоже подвела. Это был весьма рискованный полет. К моменту подъема шара небо затянулось серыми тучами, прогремел гром, началась гроза. Дождь сплошной стеной обрушился на землю. Но это не испугало ни Гарнерена, ни Тушенинову. Напротив, им было любопытно, как поведет себя шар при столь неблагоприятных условиях. Аэростат поднялся на высоту почти двух километров.
        После полетов Гарнерена шаром всерьез заинтересовались ученые - физики, математики, химики, медики. Российская Академия наук организовала полет академика Захарова. На борту шара поместилась настоящая летающая лаборатория, оснащенная барометром, термометром, голосовой трубкой, компасом и магнитной стрелкой, электрометрами с сургучом и серой, секундными часами, зрительной трубой и другими необходимыми для различных опытов вещами. Кроме того, Захаров прихватил с собой в полет птиц чижей для наблюдения за их полетом на большой высоте. Пилотировал шар известный бельгийский воздухоплаватель Робертсон.
        Шар, на котором поднялась в небо ученые, был не слишком большой по своим размерам. Он не мог сразу набрать нужную высоту, поэтому с борта его очень скоро пришлось сбросить на землю приготовленный с этой целью балласт. Этого оказалось недостаточным. Пришлось расстаться с чижами, которые сначала никак не хотели улететь. Но птицы, конечно, весили немного, и шар завис в воздухе. Тогда отправили за борт всю еду, затем часть инструментов и химических реактивов. А шар все не взлетал. Тогда ученый сбросил с себя фрак и швырнул его вниз, и шар стал набирать высоту. Когда он поднялся над землей на два с половиной километра, Захаров принялся проводить опыты с электричеством, магнитом, звуками колокольчика, и даже не хотел возвращаться. Аэростат приземлился поздним вечером.
        Это первый научный полет вызвал огромный интерес во всех странах, где только были воздухоплаватели, и положил начало новой эры в истории воздухоплавания - научной.
        В России же впервые решили, что воздушный шар можно применять в военных целях. Во время войны с Наполеоном под Москвой строился воздушный шар на сорок мест. Представляете, каков он был? Но Наполеон наступал слишком близко, шар не успели достроить, и все пришлось отложить на многие десятилетия. Вот как начинало развиваться воздухоплавание. Однако, почему мы до сих пор не начали снижение?
        Такими словами бабушка Анфиса прервала свой рассказ.
        Глава двенадцатая МЕТЕОРИТ

        Нет, бабушка Анфиса была не совсем права, когда говорила, что они не опускаются. Просто, когда находишься высоко в небе, да еще и в корзине воздушного шара, то этого можно и не заметить.
        - Да нет, мы опускаемся, - сказал Саша, - видите вон тех птиц, которые летят прямо на нас? Они были внизу под нами, а сейчас на одном с нами уровне. Значит, мы уже ниже.
        - И вон тот лес тоже стал больше, - добавила Даша.
        - И то верно, - согласилась бабушка, глядя на приближающихся птиц. - Значит, мы опускаемся. И это меня тревожит.
        - А почему?
        - Потому что эти птицы летят прямо на нас. А ну, ложись!
        И Анфиса Николаевна села в корзину и увлекла на ее дно внуков. И вовремя. Потому что через секунду воздух наполнился птичьими криками, карканьем и галденьем и хлопаньем крыльев. Три вороны даже сели на край корзины, чтобы сделать привал и с любопытством глянули на людей.
        - Кыш! - строго сказала им бабушка Анфиса.
        Но птицы не сдвинулись с места. Наоборот, к этим трем присоединились еще две птицы, а затем сразу четыре.
        - Кыш! - повторила бабушка.
        Птицы остались на месте.
        - Бабушка, ну зачем ты их прогоняешь? - возмутился Саша. - Они же устали и просто сели отдохнуть.
        - Они сейчас продырявят наш шар, - испугалась Даша.
        - Нет, наш шар сделан из очень прочной материи. С ним ничего не будет, - успокоила внучку Анфиса Николаевна. - Не волнуйся.
        - Сидите, птички, сидите, - сказал Саша и встал во весь рост, чтобы рассмотреть птиц.
        Вот тут птицы испугались и разом слетели с корзины. От их взлета корзина сильно качнулась, да еще ветер прибавил наклон, а Саша в этот момент подпрыгнул, протягивая руки к птицам, так вот и получилось, что он вылетел из корзины. Мелькнули в воздухе его ноги.
        Эх, если бы бабушка Анфиса не была опытной путешественницей, так бы мальчик Саша и улетел вниз, и вряд ли бы его посадка была мягкой. Бабушка успела схватить его за пятку в самый последний момент.
        - Даша, помогай! - закричала она, вытягивая внука обратно в корзину.
        - Помогите, я падаю! - отчаянно закричал мальчик. - Бабушка!
        А вокруг кричат птицы, шумит ветер, гудит огромный яркий шар, скрипит корзина. В общем, суматоха полная. Даша от ужаса заплакала, но тоже вцепилась в ногу брата, и вместе с бабушкой они втащили его к себе и тут же бросились обнимать.
        - Мое сердце сейчас разорвется! - застонала бабушка Анфиса и почувствовала, как подгибаются ее ноги. - Я этого не выдержу. Саша, ты наверно решил, что умеешь летать?
        - Нет, - виновато сказал мальчик. - Так получилось.
        Птицы улетели, стало тихо. Шар еще некоторое время качало из стороны в сторону, но потом он успокоился и полетел по-прежнему. Теперь было видно, что они летят вниз. И довольно стремительно.
        - Ну вот, - сказала бабушка. - Началось самое страшное.
        - Ура! - сказали близнецы и пожали друг другу руки.
        Бабушка застонала.
        - Что же вы, совсем не боитесь?
        - Совсем!
        - Но почему? Вы же дети. Вы должны боятся.
        - Мы не простые дети, - сказала Даша. - Мы твои внуки. А у такой смелой бабушки не могут быть трусливые внуки.
        - Ну что ж, - вздохнула бабушка Анфиса. - Приготовьтесь к посадке. В момент падения, я вас возьму на руки и постараюсь смягчить падение.
        Но тут шар видимо вошел в более теплый слой воздуха, потому что падение замедлилось и стало плавным и спокойным.
        - Что ж, - удовлетворенно сказала бабушка, - теперь опять можно любоваться пейзажем.
        - Чем? - переспросила Даша.
        - Пейзаж - это вид природы. Также называются картины, если на них изображена природа.
        - Понятно, - сказала Даша. - Мне наш пейзаж нравится. Особенно речка. Мы плывем прямо над ней. Как она называется? Бабушка, ты случайно не знаешь?
        - Случайно знаю. Эта речка называется Ура.
        - Ура? - засмеялась Даша. - Так и называется? Ура?
        - Да, так и называется. Я на ней работала, определяла место для строительства электростанции. Кстати вон она прямо по курсу. Мы летим к ней. Видишь, Даша?
        - Вижу.
        - Это значит, что мы уже над соседней областью. Через пять километров Ура впадет в Волжское море. Величественное зрелище.
        - Мы это увидим? - обрадовалась Даша.
        - Увидим, - озабоченно сказала бабушка. - Боюсь, как бы наш шар не приземлился в это самое море.
        - В море? - обрадовался Саша. - Это здорово. Мы потерпим настоящее крушение. Вот бы нас выкинуло на необитаемый остров. Там есть острова?
        - Островов там не мало. А вот и Урская гидростанция. Посмотрите ребята, в этом месте Ура сужается и через пороги бросается вниз, лучшего места для строительства быть не может. Я очень хорошо помню, как работала здесь двадцать лет назад. Раньше здесь был очень бурный поток, настоящий водопад. А теперь река разлилась на многие километры, образовав глубокое озеро. Там миллионы тонн воды. И все это сдерживается небольшой бетонной дамбой, которая соединяет два гранитных берега. Посмотрите, эта станция с виду совсем небольшая, но на самом деле очень мощная. Саша, почему ты не смотришь?
        Мальчик и в самом деле смотрел не вниз на станцию и плотину, а вверх в небо. Причем смотрел, открыв рот.
        - Что ты там такое увидел?
        Бабушка и Даша тоже посмотрели вверх и, как и Саша, открыли рты. Из начинающего темнеть неба, прямо на них летел огненный шар.
        - Что это? - спросила Даша. - Падающая звезда?
        - Это астероид, - уверенно ответил Саша. - Сейчас он столкнется с землей, и огромный взрыв разнесет нашу планету на куски.
        - Это правда, бабушка? - воскликнула Даша, прижимаясь к Анфисе Николаевне.
        - Нет, - спокойно ответила та. - Это не астероид. Это всего лишь метеорит. Крупный, очень крупный. Но вреда он не принесет. Пока долетит до земли, его размеры уменьшаться в несколько раз. Какое замечательное зрелище, друзья мои. У нас с вами выдающийся день. Мы наблюдаем одно из самых редких явлений природы. Падение метеорита.
        - Здорово! - Саша прыгал от счастья.
        - А он в нас не врежется? - Даша продолжала беспокоиться и не разделяла восторгов брата.
        За этим разговором они не заметили, как повисли прямо над бетонной плотиной.
        - Нет, в нас он не врежется, - сказала бабушка и нахмурила брови. - В нас нет, а вот в дамбу, кажется прямо сейчас.
        И в эту же секунду в воздухе что-то просвистело, затем раздался грохот, и воздухоплаватели увидели, как что-то похожее на пушечное ядро, ударило прямо в центр дамбы. Все вокруг вздрогнуло, и в плотине образовалась трещина.
        - Это плохо, - покачала головой бабушка и нахмурила брови. - Если дамба не выдержит, то вся вода уйдет вниз и затопит город Нижнеурск. Может погибнуть много людей. Надо открыть шлюзы, спустить воду, и заняться ремонтом. Трещину срочно надо залить бетоном. А на станции кажется, никто ничего не заметил. Эй, на станции! Отзовись! У вас авария.
        - Тревога! - завопил Саша. - Все по местам.
        Так они стали кричать и звать на помощь, но из-за шума воды их никто не слышал, и на дамбе не появилось ни одного служащего. А шар тем временем улетал дальше и дальше от плотины.
        - Надо срочно садиться, - сказала бабушка. - Мы должны предупредить людей, иначе может случиться большая беда.
        Но легко сказать, труднее сделать, если ты впервые в жизни летишь на воздушном шаре и совершенно не знаешь, как им управлять. И хотя до земли было уже всего лишь метров пятнадцать, он все равно не собирался опускаться ниже. Как будто специально.
        А впереди уже было видно искусственное Волжское море. Может, оно и было искусственным, но все равно казалось огромным и безбрежным.
        И тут Саша увидел на земле мчавшийся по полю мотоцикл. И мотоцикл этот ехал прямо за ними. Затем все они услышали крик:
        - Эй, на шаре! Вы нас видите?
        - Видим! - закричали Саша и Даша и замахали руками.
        А бабушка Анфиса от удивления сначала даже потеряла дар речи. Она узнала того, кто был на мотоцикле. Узнала и очень удивилась.
        Глава тринадцатая СТАРЫЙ ДРУГ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

        А теперь, чтобы все разъяснить, нам с вами просто необходимо вернуться в тот самый момент в парк, когда воздушный шар унес в небо бабушку Анфису и ее внуков.
        - Караул! - хватаясь за голову и вырывая из нее волосы, закричал владелец воздушного шара, когда увидел, как его собственный и очень дорогой аэростат тронулся с места и полетел в южную сторону.
        - Караул! - закричал еще один человек и тоже схватился за голову, но волосы из нее вырывать не стал. Это был Анатолий Сидорович.
        Мужчины поглядели друг на друга.
        - Что делать? - спросил Анатолий Сидорович.
        - Надо вызывать милицию! - воскликнул шаровладелец. - У меня украли шар.
        - Как вам не стыдно, молодой человек! - воскликнул в свою очередь Анатолий Сидорович. - Произошел несчастный случай, а вовсе не воровство. Их надо спасать!
        - И мой шар тоже!
        - Тогда будем действовать так. Я отправляюсь в погоню за шаром, а вы идите вызывать спасателей. Рекс, за мной!
        И сказав это, бывший директор геологического института побежал к выходу из парка, где у него стоял автомобиль Жигули, шестая модель. Преданный Рекс бежал за ним. Анатолий Сидорович открыл дверцу, пропустил собаку, затем прыгнул на водительское кресло и взялся за ключ зажигания. Все это время он не сводил глаз с воздушного шара, который, не спеша, удалялся в сторону от города.
        Взревел мотор, и Анатолий Сидорович отправился в погоню.
        Вы когда-нибудь гнались за воздушным шаром на легковой машине? Скажу вам, что это занятие очень нелегкое. Анатолию Сидоровичу приходилось смотреть и на дорогу, чтобы не попасть в аварию, и в небо, чтобы не потерять из виду шар. В условиях города это было очень не просто, он даже проехал на красный свет светофора, и тут же услышал за собой трель милицейского свистка. Но останавливаться уже было некогда, и директор прибавил скорость. Затем он увидел в зеркало заднего вида, что теперь уже гонятся за ним. Это был милиционер на мотоцикле. Анатолий Сидорович горько вздохнул, потому что никогда в жизни не нарушал правила дорожного движения, и тем более, никогда еще за ним не гналась милиция. Но делать было нечего, и он еще прибавил скорость, потому что заметил, что шар стал меньше. Это значило, что ветер усиливается.
        Милиционер, фамилия которого была Дроздов, тоже прибавил скорость, сообщил по рации, что преследует опасного преступника, и включил сирену.
        Как раз в этот момент, они оба выехали за пределы города. Дорога здесь была шире, машин меньше, так что можно было ехать еще быстрее. Что они и сделали.
        - Стой, стрелять буду! - закричал тогда Дроздов.
        Но Анатолий Сидорович его не услышал, потому что у Дроздова был очень трескучий мотоцикл, да и его шестерка тоже урчала не тихо.
        И вот милиционер начал догонять Анатолия Сидоровича. Сначала он сравнялся с ним и закричал:
        - Гражданин! Остановитесь! Гражданин, остановитесь!
        Но тут из окна автомобиля вылезла собачья морда, оскалилась и угрожающе залаяла. Дроздов чуть не свалился в кювет от неожиданности, но справился с управлением, снова догнал беглеца и подкатил к нему с другой стороны.
        - Гражданин, остановитесь! - опять строго приказал он.
        - Не могу, товарищ милиционер! - закричал водитель Жигулей. - Честное слово, не могу. У меня очень срочное и важное дело.
        - Остановитесь, гражданин! Я приказываю, остановитесь!
        - А я не могу выполнить ваш приказ! - умоляющим голосом закричал Анатолий Сидорович.
        Тогда Дроздов вырвался вперед и стал ехать впереди Жигулей, рукой давай знак остановиться.
        Что было делать? Раздавить милиционера Анатолий Сидорович никак не мог. Обогнать тоже. Пришлось остановиться и съехать на обочину.
        - Выйти из машины и положить руки на капот! - с пистолетом в руке Дроздов направился к Жигулям.
        Тут на него снова залаял Рекс. Он даже выпрыгнул из кабины. И милиционер в нерешительности остановился.
        - Рекс, на место! - строго приказал собаке Анатолий Сидорович.
        Овчарка нехотя вернулась в машину, но не сводила с милиционера настороженных глаз.
        Дроздов подошел к нарушителю и стал его обыскивать.
        - Товарищ, сержант! Я не преступник! - сразу же стал объяснять Анатолий Сидорович. - Я еду по очень важному делу. Речь идет о жизни и смерти.
        - Разберемся, - ответил Дроздов. - Ваши документы!
        Тут надо сказать несколько слов об этом человек. Гриша Дроздов пошел работать в милицию по зову души. С самого детства больше всего на свете он любил читать детективы, и главным его желанием было стать сыщиком. Он в детстве даже учился играть на скрипке, чтобы быть похожим на Шерлока Холмса, и рано начал курить трубку. Вот почему он пошел работать в милицию, и работал уже полгода, мечтая задержать опасного преступника или даже банду преступников. И вот тут ему не повезло. Месяц проходил за месяцем, а опасных преступников на его пути не попадалась. Только мелкие хулиганы, нарушители и пьяные. И вот сегодняшний случай сильно вдохновил Дроздова. Но ему опять не повезло. Когда он проверил у Анатолия Сидоровича документы и убедился, что он, это он, а вовсе не какой не бандит, а всего лишь нарушитель правил дорожного движения, милиционер сильно разочаровался и расстроился. Даже махнул рукой.
        - Товарищ сержант, вы должны меня отпустить. Штраф я заплачу позже. А сейчас, повторяю, что речь идет о жизни и смерти, я должен преследовать вон тот воздушный шар.
        Дроздов поглядел в ту сторону, куда указывал гражданин, который не оказался преступником, увидел воздушный шар и оживился:
        - Так вы за ним? - спросил он.
        - За ним!
        - Преследуете?
        - Так точно!
        - Значит, в нем преступники?
        - Хуже!
        - Хуже? - изумился Дроздов и сердце его забилось от предвкушения чего-то очень важного. - А что может быть хуже?
        - Там женщина и двое маленьких детей!
        Милиционер напрягся:
        - Похищены?
        - Нет, что вы, - и Анатолий Сидорович очень коротко и быстро рассказал сержанту милиции о том, что произошло в городском парке.
        - Женщины и дети попали в беду! - воскликнул милиционер. - Так что же тянете? Надо же спешить им на помощь! Шар уже далеко. Мы должны догнать его.
        - Должны! - согласился Анатолий Сидорович.
        - Тогда по машинам! - скомандовал Дроздов. - И в погоню!
        И через минуту за воздушным шаром гнались уже и мотоцикл и Жигули. Теперь они мчались на полной скорости. Впереди сержант Дроздов, за ним Анатолий Сидорович. Вот это была погоня. Им даже удалось приблизиться к шару и почти догнать его. Вот только через час у Анатолия Сидоровича закончился бензин, он оставил машину и пересел на мотоцикл Дроздова. Рекс встревожено заскулил.
        - Ничего, Рекс, - сказал ему хозяин. - Так надо. Я еду, а ты остаешься охранять машину.
        Когда до Рекса дошло, что его не бросают, а оставляют с важным поручением. Он сразу успокоился. Он очень хорошо знал команду охранять. Поэтому сразу же сел на водительское сиденье и принял важный вид.
        - У меня горючего тоже только на полчаса осталось, - сказал сержант.
        - Надо звать на помощь людей! - воскликнул Анатолий Сидорович. Он был в отчаянии.
        - Ближайший населенный пункт через десять минут. Не раньше.
        - А ваша рация.
        - У моей рации, - печально вздохнул сержант, - сели батарейки, когда я сообщал, что еду за вами.
        - Какое невезение! Что же делать?
        - Что делать? Ехать напрямик!
        И Дроздов съехал с дороги и поехал за шаром прямо по полю. Это был героический поступок и очень рискованный, потому что поле очень скоро закончилось, и начался овраг, тогда Гриша разогнавшись, просто перемахнул его, как это делают в кино супергерои. Через двести метров у них на пути оказалась речушка, так они ее тоже перемахнули, затем им дорогу преградил лесок, и они поехали через лесную чащу. Гриша Дроздов, несмотря на молодость, оказался отличным мотоциклистом, недаром он два года назад даже стал чемпионом города по мотогонкам. Именно поэтому они проехали весь лес и не врезались ни в одно дерево, хотя уже стало темнеть. Зато, когда они выехали из леса, то прямо перед собой увидели спускающийся воздушный шар. От него до земли было расстояние метров в семь. Но больше он почему-то не спускался.
        - Эй, на шаре! - закричал Анатолий Сидорович. - Вы нас видите?
        - Видим! - радостно закричали из корзины внуки бабушки Анфисы. Затем послышался голос ее самой.
        - Анатолий Сидорович, это вы?
        - Да, я, Анфиса Николаевна! Я приехал за вами.
        - Вы настоящий рыцарь!
        - А вы удивительная женщина!
        - Вы герой!
        - Ну что вы? - рыцарь и герой был смущен. - Это все благодаря этому героическому служителю правопорядка.
        Весь этот разговор происходил на ходу. Мотоцикл ехал под воздушным шаром, сильно тарахтел, и всем приходилось сильно кричать.
        - А где Рекс? - закричал Саша.
        - Рекс караулит машину!
        - Вам срочно надо опускаться на землю! - закричал тут Гриша Дроздов и ловко объехал колдобину. - Впереди большой каньон, а за ним река, а там непроходимые леса.
        - Мне леса не страшны! - сказала бабушка Анфиса. - Но вот внуки! Что же нам делать? Этот шар больше не хочет спускаться.
        Надо было срочно что-то делать.
        - У вас есть веревка? - закричал Дроздов.
        - Нет! - радостно завопили Саша и Даша. - У нас ничего нет. Мы будем прыгать! А вы нас ловите.
        - Я вам покажу, прыгать! - урезонила их бабушка Анфиса.
        - Надо утяжелить шар! Иду на перехват, - на ходу сообщил Анатолию Сидоровичу Гриша Дроздов. - Видите впереди холмик? Шар летит прямо на него. Если мы успеем…
        Он не договорил, взревел мотор мотоцикла, и Гирша набрав скорость, загнал его прямо на вершину холмика, остановился.
        - Держите мотоцикл! - закричал он, вставая прямо на сиденье. - Я буду прыгать. Вы за мной. Постарайтесь успеть.
        Анатолий Сидорович с трудом удерживал мотоцикл, чтобы тот не упал.
        Через секунду шар пролетел мимо. Его корзина была совсем близко. И тут Гриша Дроздов прыгнул. Это был самый ответственный прыжок в его жизни. И сержант допрыгнул и схватился одной рукой за край корзины, повис, схватился другой рукой, но сразу в корзину он не полез, а закричал Анатолию Сидоровичу:
        - Хватайте меня за ноги. Я выдержу.
        Гриша был парень рослый, плечистый и весил целых восемьдесят килограмм. Так что его прыжок на несколько секунд остановил движение шара. Этим воспользовался Анатолий Сидорович. Он бросил мотоцикл, побежал, догнал сержанта и вцепился ему в ноги.
        - Есть! - закричал он.
        - А теперь держись! - Гриша Дроздов вдохнул поглубже и, отцепив одну руку, схватил ею Анатолия Сидоровича за шиворот.
        Эх, нелегкое это дело, вися самому на краю корзины, подтаскивать другого! Очень нелегко! Но не зря Гриша Дроздов столько времени уделял спорту и укреплению своих физических сил. Не зря. Через две секунды и Анатолий Сидорович уже держался обеими руками за борта корзины. Он был весь красный от натуги. В его возрасте совершать такие трюкачества было очень нелегко.
        Воздухоплаватели кинулись ему на помощь, и общими усилиями Анатолий Сидорович был втянут внутрь корзины.
        - Есть! - закричал он. - Получилось.
        - Получилось! - закричали Саша, Даша и бабушка Анфиса. - Ура!
        - Теперь ваша очередь, товарищ сержант, - сказала Анфиса Николаевна Грише Дроздову.
        - Отставить! - сказал Гриша и улыбнулся.
        И тут все увидели, что милиционер почти бежит по земле, делая огромные шаги, хотя и продолжает висеть на борту корзины. Его план сработал. Двое взрослых тяжелых мужчин настолько утяжелили шар, что он спустился к самой земле, и не хватало совсем малого, чтобы совсем остановить его.
        - Может, попробуете покинуть транспорт на ходу? - нерешительно спросил Гриша.
        - Запросто! - закричали мальчик и девочка. - Выпрыгиваем. Бабушка, ты с нами!
        - Ни в коем случае! - строго сказала бабушка. - Во-первых, это опасно. Вы можете разбиться. Наверняка, разобьетесь. Во-вторых, кто-то может не успеть, и его унесет в высь. Так, что я предлагаю вам, товарищ милиционер, присоединиться к нашей компании.
        - Кажется, я знаю, что надо делать. Спасение идет к нам само, - сказал Гриша. - Видите вон ту рябину. Нас несет прямо на нее. Главное, не промахнуться.
        И он сделал все возможное, чтобы шар не пролетел мимо дерева. Это ему удалось, и корзина влетела прямо в раскидистую рябиновую крону, и запуталась в толстых и гибких ветвях. Шар обиженно зашипел и остановился.
        Дальше мужчины для надежности прикрепили корзину к стволу рябины, для чего им понадобилось снять с брюк ремни, после чего воздухоплаватели и их спасатели, спустились на землю.
        И только тут на земле, Анфиса Николаевна прослезилась.
        - Я никогда в жизни не плакала, - сказала она, обнимая и целую Сашу и Дашу, - но уж очень я переволновалась за внуков.
        - Бабушка! Ну что ты плачешь? - удивлялись наперебой мальчик и девочка. - Это же было такое здоровское приключение! Нам будет завидовать вся школа, а ты плачешь!
        - Я так за вас волновалась, так волновалась! - бабушка чуть не задушила внучат в объятиях, а потом бросилась к своим спасителям.
        - Вы герои! Настоящие герои! - говорила она, пожимая по очереди руку то Анатолию Сидоровичу, то Грише Дроздову. Она даже поцеловала их по одному разу и торжественно объявила: - Дети, мы спасены!
        - Ура! - сказал Саша.
        - Как же, - проворчала Даша. - Спасены. Это мы спаслись от воздушного шара. Но сейчас, как прорвет плотину! Как польется вода из нее! Как все тут затопит. А я, между прочим, плохо плаваю.
        Бабушка схватилась за голову.
        - И то верно! Мы совсем забыли про метеорит.
        И очень быстро и четко она рассказала Анатолию Сидоровичу о том, что они наблюдали, как метеорит ударил в электростанцию.
        - Мы должны срочно прибыть в Нижнеурск и все там рассказать, - сказал Анатолий Сидорович милиционеру.
        Гриша Дроздов покачал головой:
        - В моем мотоцикле уже нет горючего. Но, вы не волнуйтесь, все будет в порядке. Я сейчас выйду на специальную аварийную волну и вызову спасателей и к нам и на станцию.
        - Но ведь ваша рация не работает! - сказал Анатолий Сидорович. - Кончились батарейки.
        - Батарейки сели, но не до конца, - торжественно сказал Гриша. - У меня принцип, что если садится питание, я всегда оставляю «ЭН-ЗЭ», то есть неприкосновенный запас. Это на тот случай, когда я уже бессилен что-либо предпринять и мне нужна помощь. И вот этот случай наступил.
        Гриша включил рацию, она зашуршала и зашипела, загудела и засвистела.
        - Внимание, всем постам! - заговорил Гриша. - Внимание всем службам! Говорит сержант Григорий Дроздов, первое отделение милиции города Верхневолжска. Сообщаю важное сообщение. Согласно докладу геолога Кабачковой А.Н. на Урской гидростанции авария. Удар во внешний корпус плотины. Срочно нужна аварийная команда. Угроза прорыва дамбы и затопления Нижнеурска. Срочно. Сообщите, кто меня слушал. Я только что спас женщину и двух детей, которые находились в воздушном шаре. Слушайте мои координаты.
        Гриша сказал еще какие-то цифры и буквы, после чего его рация затихла.
        - Все, - сказал сержант и засиял от счастья. Потому что его мечта совершить что-то очень важное и героическое исполнилась. - Дело сделано. Теперь нам остается только ждать.
        Но ждать им долго не пришлось. Не прошло и пятнадцати минут, как в воздухе раздались звуки работающих двигателей, а вслед за ними появились сразу три вертолета. Один вертолет был вертолетом спасателей, второй был милицейским вертолетом, а третий был набит журналистами и работниками телевидения. А так, как уже стало почти темно, то все они светились мощными прожекторами. Вертолеты торжественно совершили посадку, и из спасательного вертолета вышел сам губернатор соседней области. Он подбежал к нашим героям, на лице у него была счастливая улыбка, и он сразу же стал обнимать бабушку Анфису.
        - Аварийная бригада уже на месте, - сообщил он, - авария ликвидируется. Спасибо вам огромное. Вы наши спасители! Буду хлопотать о награде для вас!
        И он обнимал и жал руки всем участникам этого удивительного приключения, даже Саше и Даше. Затем это же делал глава службы безопасности соседней области, руководитель пожарной службы, начальник милиции и главный врач области. А журналисты все это снимали на телекамеры и тут же передавали в эфир.
        Кстати, сразу после посадки из этого вертолета выскочил владелец воздушного шара и побежал к нему с распростертыми для объятий руками. Он никого и ничего не замечал кроме своего шара и радовался его спасению, как будто это был его ребенок. И все за него тоже радовались.
        А потом бабушку Анфису и ее внуков посадили в вертолет к тележурналистам и те доставили прямо во двор того дома, где они проживали. Так что их счастливое возвращение тоже показывали по телевизору. Так в очередной раз наши герои прославились, только теперь уже не на весь город, а на все свою область, и соседнюю область тоже.
        Глава заключительная В КОТОРОЙ СНОВА ПОЯВЛЯЕТСЯ ИНОПЛАНЕТЯНИН

        Да, наконец-то этот день закончился. Самый удивительный день в жизни Анфисы Николаевны и ее внуков. Столько событий и впечатлений. Хватит на всю жизнь.
        Когда они с триумфом вернулись домой, то им здорово влетело от мамы Лиды. Чего она им только не сказала! Даже писать об этом не хочется. Мамы иногда бывают такими сердитыми, что к ним и подходить страшно. А мама Лида очень рассердилась. И очень расстроилась. В конце концов, она просто расплакалась.
        - Вы даже представить себе не можете, что я пережила, когда мне позвонили на работу и сообщили, что вы улетели на воздушном шаре.
        Пришлось долго ее утешать. Бабушка Анфиса, Саша и Даша и папа, все вместе, они ее долго утешали, а мама никак не утешалась.
        - Послушай, Лида, - наконец не выдержала бабушка Анфиса и вдруг стала неожиданно строгой, - прекрати сейчас же реветь! Женщине с образованием это не к лицу. Это не логично, мы спаслись, мы живы, и даже совершили подвиг, а ты тут вместо радостной и торжественной встречи с цветами и пирогами устраиваешь нам истерику. Мы столько пережили, мы устали, умираем от голода, нам нужно помыться, привести себя в порядок. Где все это? Где?
        Мама Лида сразу стала виноватой.
        - Да, чего это я, в самом деле?
        И она бросилась обнимать и целовать своих спасенных и вернувшихся детей и мать. И все радостно засмеялись.
        - Вот так-то лучше, - сказала бабушка Анфиса.
        А затем они почти до полуночи отмечали спасение и возвращение. Саша и Даша наперебой рассказывали родителям о своем удивительном приключении, и о том, как им удалось спасти целый город соседней области. Они бы еще долго болтали, но вдруг мама посмотрела на часы, которые висели в зале над старинным комодом, и вскрикнула от ужаса:
        - Уже почти двенадцать, а дети все еще в постели!
        - Но, мама! - закричали Саша и Даша. - Папа! Так нечестно! Мы не хотим спать!
        - Никаких, «мама и папа»! - мама была непреклонна. - Живо в постель! Не заставляйте меня повторять дважды. Я этого очень не люблю.
        Пришлось подчиниться!
        - Мы пойдем только в том случае! - заявила в свою очередь Даша. - Если с нами пойдет бабушка!
        - Да, - подтвердил Саша. - Это единственный человек в мире, который сможет нас сейчас уложить.
        Мама и папа умоляюще посмотрели на бабушку Анфису.
        - Конечно же, я пойду и уложу их в постель, - сказала та и отправилась укладывать внуков.
        - Ты нам расскажешь еще что-нибудь? - спросила Даша.
        - Да, что-нибудь интересненькое, - поддакнул Саша.
        - Обязательно.
        Но рассказывать ничего не пришлось. Лишь только головы ребят коснулись подушек, как они тут же уснули. И это неудивительно после всего случившегося. Единственное, что произнесла Даша, прежде чем уснуть, было:
        - Да, бабушка, ты у нас просто супер!
        - Это точно, - пробормотал Саша, - супербабушка.
        - Спокойной ночи, малыши.
        Бабушка укрыла внуков одеялами, и в волнении вышла на балкон. Ложиться спать она не собиралась. В отличие от детей, взрослые плохо засыпают после волнительных событий. А ведь сегодня произошло столько, что кому-то на всю жизнь хватит. Анфиса Николаевна поняла, что не сможет заснуть до утра. Но это ее нисколько не расстроило. Подумаешь! Не выспится сегодня, наверстает в следующую ночь.
        И она просто решила посидеть, подышать свежим ночным воздухом, понаблюдать за звездным небом. Она всегда любила это делать. На какое-то мгновение она даже почувствовала, что снова находится в далекой экспедиции, даже послышался треск ночного костра и звуки ночного леса. Но это было недолго, звуки ночного города быстро напомнили Анфисе Николаевне о действительности. Зато звезды остались все теми же, что и всегда.
        Вдруг Анфиса Николаевна почему-то вспомнила об удивительной встрече, которая произошла с ней в последнюю ночь ее последней экспедиции. Неужели это было на самом деле?
        Неожиданно для самой себя бабушка Анфиса вернулась в комнату, где спали внуки, взяла с Дашиного стола маленький фонарик и вернулась на балкон. Глядя в небо, она зажгла фонарик и нарисовала его лучом круг.
        Она даже не удивилась, когда одна из звезд в небе двинулась с места, и полетела прямо к ней. И она совсем не удивилась, когда через минуту звездочка превратилась в маленький светящийся цилиндр, который сделал широкий круг, после чего приземлился прямо на перила балкона. Открылся люк, и из него показался Андрианопулюс. Он как всегда был очень вежлив.
        - Доброй ночи, Анфиса Николаевна, - сказал он, кланяясь.
        - Здравствуйте, мой инопланетный друг, - радостно приветствовала инопланетянина бабушка Анфиса. - Очень рада вас видеть!
        - Мне тоже очень приятно. Надеюсь, у вас все хорошо?
        - Да, у меня все замечательно.
        - Очень рад за вас, - сказал Андрианопулюс и почему-то вздохнул.
        - Что такое, голубчик? - удивилась Анфиса Николаевна. - У вас неприятности?
        - Увы, последние мои сделки оказались весьма неудачными. Я почти разорился.
        - Как печально это слышать. Но я уверенна, что все наладится.
        Пришелец просветлел:
        - Я тоже так думаю. Со мной это не впервые. Такова жизнь космического торговца. Где-то найдешь, где-то потеряешь. Главное, как у вас говорят, не вешать нос. Как ваши дела на должности бабушки?
        - Замечательно. Просто великолепно. Я без ума от своих внуков. Даже не представляю, как могла раньше существовать без них. Девять лет жизнь потрачены впустую.
        Андрианопулюс весь засиял:
        - Вот как? Значит мой, вернее бабушкин корень вам пригодился и сделал свое дело?
        - Что? Какой еще корень? - удивилась Анфиса Николаевна, а затем вспомнила о подарке, который ей оставил инопланетянин, и про который она совершенно забыла, сильно смутилась. - Ой!
        - Что такое? - удивился Андрианопулюс. - Вы хотите сказать, что…
        Бабушка Анфиса развела руками:
        - Видите ли, когда ты бабушка, то времени ни на что, кроме детей не хватает. Просто даже минутки свободной нет. А этот ваш корень, его ведь надо варить четыре часа. Я сначала все собиралась, но времени все не было, а потом я про него и вовсе забыла. Мне так неудобно!
        Андрианопулюс не верил своим ушам:
        - То есть, уважаемая Анфиса Николаевна, вы хотите сказать, что справились самостоятельно? Без помощи моего, то есть бабушкиного корня?
        - Ну да.
        - Феноменально! Вы удивительная женщина. Я вами восхищаюсь. Завтра же всем про вас расскажу.
        - Вы не обиделись? - осторожно спросила Андрианопулюса бабушка Анфиса.
        - Нисколько! Наоборот, я счастлив! Не каждый день можно встретить бабушку, которая может работать без бабушкиного корня.
        - Вообще-то, у нас на земле таких бабушек очень много, - заметила бабушка Анфиса. - Правда в последние десятилетия их становится все меньше. Женщины, у которых есть внуки, предпочитают летать в космос, ходить через океаны под парусом, управлять государством, руководить огромными компаниями, но только не воспитывать детей. Так что ряды бабушек редеют. Чего греха таить, я и сама долгое время уклонялась от своего долга, но жизнь меня заставила, и теперь я справляюсь. И мне это очень нравится.
        Андрианопулюс слушал ее с восторгом, а когда бабушка Анфиса закончила свою пламенную речь, даже захлопал в ладоши:
        - Браво! Браво! Браво! К сожалению, у меня так мало времени, а то бы я непременно поболтал с вами еще. Но у меня намечена очень важная встреча в созвездии Козерога, так что никак больше не могу задерживаться. Речь идет о крупной партии метеоритной пыли. Так что я с вами прощаюсь.
        И Андрианопулюс прямо по периллам направился к своему звездолету.
        - Очень рада была с вами повидаться, - сказала ему вслед бабушка Анфиса.
        Уже влезая в люк, инопланетянин вдруг, как будто что-то вспомнил, обернулся, но смутился и сильно замялся. Бабушка Анфиса заметила это.
        - Что такое?
        - Да так… право, мне очень неловко об этом говорить. Нет, пожалуй, не надо.
        - Нет, нет, говорите! Мы же с вами добрые знакомые. Пусть у нас не будет недомолвок.
        - Я просто не хочу вас обидеть. Это так не хорошо с моей стороны…
        - Говорите, говорите, даю слово, я не обижусь.
        - Да вот. Речь о бабушкином корне. Нет, я не могу…
        - А, кажется, я начинаю понимать, - улыбнулась Анфиса Николаевна. - Бабушкин корень. Вы решили, что раз я справилась без него, то значит, он мне больше не нужен.
        - Нет, нет! Это очень невежливо, так поступать. Это же был мой подарок. От всего сердца! Прощайте!
        И Андрианопулюс торопливо полез в люк.
        - Постойте, голубчик! Постойте! - остановила его бабушка Анфиса. - Ведь вы совершенно правы. Зачем мне держать его у себя, этот корень. У меня и без него очень все здорово получается. Мои внуки меня любят, они даже называют меня супербабушкой. Так что зачем он будет лежать у меня без дела. Может, он позарез нужен в данную минуту кому-то другому, а я буду держать его у себя. Вот это действительно нехорошо. Так что, милейший мой Андрианопулюс, возьмите, пожалуйста, бабушкин корень и найдите для него новую бабушку. Это будет справедливо.
        - Вы благороднейшая бабушка во всех трех галактиках, - Андрианопулюс даже прослезился. - Это так благородно, с вашей стороны. Так благородно. Как раз у меня есть одна знакомая бабушка на планете Крокодил, у нее ничего не получается с сорока внучатами-крокодильчиками. Она просто извелась вся бедняжка и умоляет достать ей бабушкин корень.
        - Вот ей и отдайте, - сказала Анфиса Николаевна, передавая Андрианопулюсу шкатулку с волшебным корнем. - Когда у бабушки аж сорок внучат, тут без бабушкиного корня действительно не обойдешься. И передайте от меня ей привет. Пусть у нее будет все удачно с ее крокодильчиками.
        - Она будет вам благодарна! Очень. Она на вас молиться будет.
        - Опять молиться? - засмеялась бабушка Анфиса. - Не надо на меня молиться. Я не икона. Пусть молится на своих внучат.
        И вот лягушонок сел в свой звездолет, тот прощально покачался перед бабушкой Анфисой, и взмыл в небесную даль. Через три секунды его уже нельзя было различить среди звезд.
        А бабушка Анфиса еще некоторое время стояла и смотрела ему вслед. Но она уже и думать не думала о маленьком зеленом человечке из космоса. Все ее мысли были о том, что она будет делать завтра, чтобы жизнь ее и ее любимых внуков была интересной и познавательной. Чему же в этот раз она научит детей и чему научится у них сама. Вот это действительно важно.
        КОНЕЦ
        Февраль 1999 - 27 ноябрь 2006


        notes

        Notes



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к