Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Суханова Наталья: " Многоэтажная Планета " - читать онлайн

Сохранить .
Многоэтажная планета Наталья Алексеевна Суханова

        В пещерах мурозавра #2 Главные герои этой повести уже знакомы читателю по книге «В пещерах мурозавра». Тогда они совершили необыкновенное путешествие в муравейник. А сейчас в составе научной экспедиции летят к далекой загадочной планете, где обнаружена жизнь. Автор развивает мысль о неизмеримой ценности жизни, где бы она ни зарождалась и в каких бы формах ни существовала, об ответственности человека, которого великая мать Природа наделила разумом, за ее сохранение и защиту.

        НАТАЛЬЯ АЛЕКСЕЕВНА СУХАНОВА
        МНОГОЭТАЖНАЯ ПЛАНЕТА

        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

        Прошло уже пятнадцать минут, как была объявлена получасовая готовность к взлету. Аня беспокойно поглядывала на бабушку Матильду и бабушку Тихую, но они вели себя вполне прилично. Тихая шевелила губами - очень возможно, что ворчала и ругалась, но никто этого, к счастью, не слышал. Бабушка Матильда, замечая, что Аня смотрит на нее, кивала ей - мол, все в порядке, бабушка тебя не подведет.
        Так что Аня успокоилась и даже слегка задремала, когда взвыли дюзы и на телеэкране они увидели, как их собственная ракета на столбе огня поднимается вверх. Миг - и их уже на телеэкране не стало.
        Они были в космосе.
        Они летели к Флюидусу.

***
        Все удивляло Аню в их корабле совсем необычной конструкции. И то, что они не плавали в невесомости, а ходили, как на Земле: был в корабле верх и низ, лево и право. Только изредка, при перестройке систем, корабельная гравитация отключалась, и тогда невозможно было смотреть без смеха на людей, которые уж очень привыкли к комфортабельным условиям полета и теперь казались такими неловкими.
        Поражала Аню и просторность корабля. А если случалось попадать в агрегатный отсек, где было все необходимое экспедиции на Флюидусе (механизмы, ящики, тюки), то корабль казался прямо-таки огромным - целый завод, плывущий в космосе. Именно плывущий, едва-едва продвигающийся, представлялось ей, хотя она отлично знала, с какой невероятной скоростью они летят. Просто расстояния в космосе так велика что проходят недели пути, а в иллюминаторах ничто не меняется.
        Удивляло Аню еще и то, что летели они так же, как летят испокон веков люди вместе с Землей в космосе,  - не думая, не прикидывая, как именно они летят. Корабль шел по заданной программе, вели его автоматы, а они, экспедиция, занимались тем же, чем перед этим на Земле,  - тренировались и изучали все, что было известно о Флюидусе.
        Первые сведения о нем поступили на Землю, как раз когда Аня, тогда еще голенастая девчонка, которую и называли-то не иначе как Нюня, считала себя несчастнейшим и неудачнейшим человеком. На десятом году жизни пережила она невероятные приключения. И уже приготовилась к тому, что приключения в ее жизни будут всегда, но не тут-то было. Фима, ее сосед и главный участник всех приключений, хотя бы в институт на кафедру биологии ходил. Аня же, как и положено маленькой девочке, посещала школу, делала уроки, и никому не было дела до того, о чем она думает, мечтает или что вспоминает. С ней Фима почти не разговаривал.

        - Ну, как дела,  - скажет,  - Анюня-манюня?  - и, подмигнув, уйдет по своим делам.
        Аня же после его ухода подойдет к зеркалу и тоже подмигнет. Но Фима-то этого уже не видит.
        Когда-то он сказал Ане, что настоящий исследователь должен уметь молчать и ждать. Молчать - на это у нее еще терпения хватало. Но ждать…
        Слишком уж энергична она была, чтобы просто сидеть и ждать.
        Как-то она узнала, что Фима понимается в кружке космонавтики при Дворце пионеров, и тоже стала ходить в этот кружок. Тогда она, честно говоря, еще не понимала, зачем Фиме сразу кафедра биологии и кружок космонавтики. Но все равно: надо - значит, надо.
        Однажды Аня пришла на занятия раньше и увидела, как занимаются девочки в балетном кружке. Мало сказать - увидела: просто смотреть она никогда не умела. Все, что делали девочки, делала в дверях и она. Но, наверное, не так. Потому что девочки фыркали и переглядывались.

        - Что случилось?  - хлопнула в ладоши преподавательница.  - Ах, девочка не так делает. А вы все делаете замечательно, не правда ли? Если ты хочешь заниматься,  - сказала она уже Ане,  - приходи в следующий раз в купальнике и балетках. А сейчас не мешай нам, пожалуйста.
        Аня пришла, и ее поставили самой последней; но когда все поворачивались, чтобы делать упражнения с другой ноги, она оказывалась первой, и сразу же все начинали фыркать и хохотать.

        - Ти-хо! Ти-хо!  - сердилась преподавательница, а ей сказала: - Ты девочка ловкая, но тебе не хватает грации.
        Ане все-таки нравилось танцевать. Только надоедало, что всегда одинаково. Она уже и «батман тандю», и «релеве ланд», и даже сложные движения умела. Но ведь это умели делать в свое время и бабушки, и прабабушки, и бабушки прабабушек.
        И вот однажды на выступлении, в то время как все изображали гномиков, Аня решила, что гномам, раз уж они живут в лесу, недостает какой-нибудь букашки. И станцевала букашку. Зрители смеялись и хлопали, маленькая Аня была довольна. А преподавательница рассердилась и сказала, чтобы Аня или танцевала, как все, или уходила из кружка.
        Может быть, и не стоило обижаться. Но Аня не то чтобы даже обиделась - просто подумала, что и в следующий раз сделает что-нибудь не так, потому что в ее голове слишком много фантазии, вздохнула и ушла. И стала вести балетный кружок у своих кукол.
        Учила их всяким танцам, а не только человеческим. Правда, для того чтобы танцевать, как насекомые, ее куклам не хватало усиков-антенн. И по-настоящему эти танцы не получались.
        Тогда она рисовать стала. Подолгу смотрела на разных насекомых, а потом рисовала и подписывала:

«Болтают, как на базаре,  - сразу все»;

«Кажется смирной - грустная и вытаращилась,  - а на самом деле просто терпеливая хищница»;

«Он на крыльях, как на парашюте, летит - скрючился и ножки поджал»;

«Они лазят друг по другу, не мешая»;

«У него большая голова - не для ума, а для удара».
        Фима как-то смотрел-смотрел на эти рисунки и сказал:

        - Сдается мне, в тебе художница пропадает.
        И Аня пошла в изостудию Дворца пионеров.
        Только и тут не заладилось. Опять, как в хореографическом кружке, требовали, чтобы все одно и то же делали. Поставят букет цветов - и чтоб все его рисовали. Аня подумала: что, если сделать цветы другой окраски? Посмотрела по сторонам. Но все делали букет одинаково - чуть-чуть только разный цвет был. Аня пересилила себя и не стала менять окраску.
        Руководительница кружка прошла по рядам и похвалила Аню - что у нее все как надо. Лучше бы не хвалила. Потому что Аня сразу забыла про свои правильные намерения. Сначала просто смотрела по сторонам, потом, задумавшись, на каждом венчике начала рисовать букашек: каждую - новую и каждую за своим делом и разговором.
        Она рисовала и думала о чем-то своем, пока не услышала смех. Почти все собрались возле нее и, в общем-то, не зло, весело смеялись.

        - Животных тебе еще рано рисовать,  - сказала руководительница кружка.  - Нужно сначала научиться рисовать мертвую природу, изучить анатомию животных и законы перспективы.
        Вздохнув, Аня забрала свой рисунок и больше в студию не пошла.

***
        Такой уж это был несчастный год в жизни маленькой Ани. Ей по-прежнему хотелось приключений и чего-нибудь невероятного. Но ничего не получалось. Как говорила бабушка Матильда, она не могла найти себя. «Видимо,  - думала Аня,  - «найти себя» - это совсем не то же самое, что увидеть себя в зеркале или ущипнуть за руку. А может быть,  - думала Аня,  - бабушка Матильда опять перепутала слова из-за своего склероза».
        И вот в это-то самое время и поступили первые данные с Флюидуса. Космический зонд-автомат, отправленный задолго до того как начались описываемые здесь события, не только достиг намеченной звезды, но и передал на Землю невероятные вести.
        У звезды была обнаружена огромнейшая планета, которая и сама-то оказалась горячей, никак не пригодной для жизни. Зато у этой планеты был спутник. Флюидусом его назвали (по-латыни это означает - текучий), потому что на этом спутнике атмосфера была текучая - плотнее земного воздуха, хотя и легче воды. Ученые даже не знали, вправе ли они назвать это атмосферой, аэросферой. Хотя и гидросферой назвать не могли. Не говоря уж о том, что существование на спутнике, почти вдвое меньшем, чем Земля, такой жидко-воздушной сферы оставалось загадкой. Самым же ошеломительным не только для ученых, но и вообще для всех явилось то, что на Флюидусе что-то громоздилось, что-то опутывало его - может, гигантская много-многоэтажная растительность, а может, что-то другое.
        Очень увлекали эти новости Аню. Да и кого в тот год они не увлекали! Даже бабушка Матильда и та требовала от Ани подробных рассказов о Флюидусе.
        А вот Тихая наоборот: на все попытки Ани рассказать ей о работе зонда-автомата, высадившегося на далекую планету, она только ворчала:

        - Спутник! Зонт! Планеты! Болтают невесть чего! Откуда кому знать, иде это все происходит!

        - Ну как же! А телевизор? Вы же сами видели!

        - Чего видела-то? Ну летит штуковина! А может, она и всего-то…  - Тихая показывала кончик ногтя.  - Ну опускается. А куды? Может, в ту же самую Ахрику!

        - Но ведь наука говорит!  - сердилась Аня.

        - Твоя наука, как ты, только и умеет кричать: «Знаю, знаю!» А кто знает, чего они там знают! Может, воображение одно, а не знатьё! Может, и вообще на свете нет ни звезд, ни планет - одна видимость?!
        А у Ани и слов не хватало, чтобы доказать и объяснить. И она все усерднее занималась в кружке космонавтики и стала задавать уже такие вопросы, что преподаватель смотрел на нее с удовольствием и, объясняя что-нибудь, часто обращался прямо к ней. И тренировки в камерах Аня переносила лучше Фимы, который хоть и не жаловался, но выходил из камеры такой бледный, что на него даже смотреть было жалко. И с парашютом Аня прыгала, и карту звездного неба знала, и космическую навигацию изучала, и историю космических аппаратов. Впрочем, это уже не в тот год, а позже. Но как-то все эти годы слились в памяти воедино. Потому что если Аня когда и была в эти годы счастлива, так только в этом кружке да в воспоминаниях о невероятных приключениях, выпавших однажды летом на ее долю. Да еще когда слышала вести с далекого Флюидуса.
        Она знала, что тверди на Флюидусе так и не удалось достичь ни одному зонду, хотя приборы нащупывали в глубине сгущающейся воздуховоды нечто вроде ядра. Сенсацию вызвала новость, что гигантская много-многоэтажная сеть, пронизывающая текучую атмосферу Флюидуса, меняется от сезона к сезону. Флюидусовской весной эта сеть, эта чащоба выпускает что-то вроде листьев - гигантские, от двух до трех метров длиной, пластины. Спустя почти два земных года, к флюидусовокой зиме, пластины пропадают. Ни начала, ни конца у сети не то стволов, не то живых труб обнаружить не удалось. Но форма гигантских пластин в разных местах была разной, как различны листья на разных деревьях. И это, как и многое другое, для ученых оставалось загадкой.
        Загадок-то было много. «Но разгадывать их,  - сказала однажды Бабоныка,  - придется, наверное, уже нашим правнукам». По этому поводу Фима, которому Аня по-прежнему многое рассказывала, выразился так:

        - Некоторые люди охотно дезертируют в старость, и даже в смерть.
        Животных на Флюидусе зондирование не обнаружило ни прямо, ни косвенно, и Аня долго это переживала.
        Однако переживала, как переживают прочитанное в книге,  - издали, со стороны.
        И даже когда начала меняться жизнь Обитателей маленького дома на улице Зоологической, долго еще было ей невдомек, что ото начало замечательного, начало подвигов и открытий…

***

…Потому что началось все с болезни, со странной болезни бабушки Тихой.
        Старуха, которая раньше и дня не могла прожить без конфет, начала капризничать: конфеты всюду теперь были «не те»: то начинка «не та», то и вся-то конфета «совсем другая», то обертка «черт те знает с чем», а то даже и коробка «несусветная». Продавщицам кондитерских отделов становилось дурно при одном появлении Тихой. Получив конфеты, она обнюхивала их и требовала набрать из другого ящика. Набирали из другого - опять не так. Из третьего - неладно. Кончалось тем, что шла Тихая к директору. Но и директор ничем помочь ей не мог.
        От всех этих волнений Тихая даже слегла. Как-то Бабоныка пришла ее проведать и принесла коробку конфет. Тихая внимательно обнюхала колобку, особенно по углам, по ребрам, и, сморщившись, отодвинула:

        - Не подходит.
        Бабушка Матильда терпеливо улыбнулись

        - Да вы только попробуйте, милая! Это же «Белочка»! Вот смотрите… так-так, дата выпуска… совершенно свежая.
        Аня еще удивилась, что бабушка Матильда без очков нашла и прочла штамп кондитерской фабрики
        Тихая опять понюхала, на этот раз конфету, и глаза у нее подернулись слезой - не то от старости, не то от жалости к себе.

        - Начинка не та,  - только и сказала она хрипло.

        - Да как же - не та? Сколько себя помню, всегда была такая. Ох уж эта старость, ма шер,  - все кажется, что в молодости было вкуснее.

        - Хвормочка та, а начинка врет,  - продолжала твердить Тихая.

        - Ну, не ест - и не надо,  - успокаивала бабушку Матильду Аня.  - Может, у нее уже организм пересытился сладким!

        - Не пересытился, а пресытился,  - поправляла рассеянно Бабоныка и с озабоченной таинственностью продолжала: - Анечка, она ведь и вообще почти не ест. Борщ уж сама варит, хоть и очень ослабела. «Мательда,  - скажет,  - налей, принеси». Разумеется, без «пожалуйста». Я принесу, а она ложкой копнет - и отвернется: «Тарелка не та. Лучше чаю,  - скажет,  - принеси». Я принесу, а она: «Не в том чайнике заварила, бестолочь». Я уж и рассержусь: «Ах, конечно, вы только на саксонском фарфоре едите или на баварском!» Может, у нее аллергия, Анечка?
        Аня глядела на бабушку Матильду и не знала, о чем больше думает: о том, что она перестала забывать и путать слова, или о болезни Тихой, которая прекратила есть сладкое, или о Фиме, потому что он стал вдруг так быстро расти, словно на него только сейчас подействовали таблетки, которые он пил в детстве от маленького роста.
        Аня даже побаивалась иногда: вдруг он не сможет остановиться и будет расти всю жизнь… Но большой рост не мешал Фиме быть умным, как раньше не мешал маленький. Две его статьи напечатали в «Вестнике биологических наук», а одну даже на три иностранных языка перевели…

«Все-таки,  - подумала в этом месте самокритично Аня,  - о чем бы я ни размышляла, но стоит мне вспомнить о Фиме, и все мысли переключаются на него. Может, у меня уже тоже склероз, что я так легко забываю обо всем, кроме Фимы?»
        Она встряхивала головой, отмахиваясь от лишних мыслей, и шла к бабушке Тихой:

        - Что с вами?

        - Видать, душа с телом расстается. Вот вижу тебя, а глаза закрыть хочется. Закрою, а от тебя одни кусочки. Голова одним пахнет, руки - другим, платье - третьим. А склеить-то, склеить - сил нет, девонька. Уйди, ради бога, приспособься к другому платию.
        Бабоныку Тихая вообще перестала к себе допускать:

        - С ума свести хочешь, да? Что за духи у тебя? Это ж задушиться можно, задохнуться! Это ж не духи, это ж атомная бомба!
        И врачей замучила, как до того продавцов: таблетки ей не подходили то по вкусу, то по форме, то по запаху.
        И чем бы это кончилось, неизвестно, только забрали Тихую сначала в клинику медицинского института, а потом и вообще в какую-то клинику Академии медицинских наук.
        С этого-то все и пошло. В этом-то и было начало того, что теперь они все вместе летели в составе научно-исследовательской экспедиции на Флюидус.

***
        Командиром корабля и начальником экспедиции был Михеич Юрий Викторович, легендарный человек: вне Земли он провел треть своей жизни. Тем больше удивляло поначалу, что не было в его внешности ничего, что говорило бы о знаменитости, мужественности и талантливости. Невысокого роста, он выглядел старше своих лет - морщинистый и улыбчивый, этакий несмелый дедок. Аню звал старушкой, Бабоныку - девочкой. Но Тихую даже он называл только по фамилии, потому что для Тихой авторитетов не существовало. Она мола и Михеичу такое сказануть, что ему стало бы неудобно перед экипажем. Михеич был героем, был главным, был старшим, и все-таки именно к нему обращалась Аня со своими вопросами, потому что никто не умел так обстоятельно, так вдумчиво и при этом так просто и по-свойски объяснить, как он.
        Ровесник Михеича, Козмиди числился зоологом по главной своей специальности. Все в экипаже были, как говорил Михеич, многостаночниками и энциклопедистами, то есть каждый имел по нескольку специальностей, каждый обладал обширнейшими знаниями. И все-таки, так уж полагалось, какая-то специальность считалась основной, главной.
        То, что с ними летит зоолог, внушало Ане тайную, но очень горячую надежду, что Флюидус обитаем, что на нем, воз можно, есть живые существа. Она даже пыталась поговорить об этом с Козмиди, но не тут-то было. В отличие от Михеич; он почти никогда не говорил серьезно. Возраста своего Козмиди не скрывал, даже кокетничал, будто бы он - «старик». Но был такой энергичный и шутливый, такой несерьезный в своих шутках, с таким хитровато-веселым прищуром глаз, что Аня не замечала его возраста.
        А вот Сергеева Сергея Сергеевича, главного специалиста по машинам и техническим системам, Аня склонна была считать вначале чуть ли не пожилым человеком. Уж очень серьезным и рассудительным он выглядел. И даже анекдоты, которых он знал немыслимое количество, рассказывал с усмешкой человека пожившего. Его и звали-то все по имени-отчеству: может быть, в шутку, а может, всерьез. Никто больше Сергея Сергеевича не возмущался, когда высказывались «безосновательные», как он выражался, гипотезы. Тщетно Козмиди урезонивал его, что гипотезы, сочтенные в свое время фантастическими, даже сумасшедшими, нередко оказывались истинными. Сергеева это очень сердило. А смущался он, только; когда по какому-нибудь случаю у него не оказывалось подходящего анекдота, словно не имел на это права.
        Старший физик Володин сам анекдотов не рассказывал, зато на шутку откликался каким-то носовым смехом, больше похожим на хрюканье. Очень не нравилась Ане эта неприличная, как считала она, манера, но зачастую теперь она и за собой замечала, что вроде как хрюкает носом вместо обыкновенного смешка.

        - Дурные примеры заразительны,  - сказала со вздохом по этому поводу бабушка Матильда.
        Володин отличался редкой молчаливостью. Поэтому, когда он что-нибудь говорил, невольно прислушивались все - значит, уж было что-то настолько важное, что промолчать Володин не мог себе позволить. В корабельных буднях был он знаменит тем, что в минуты задумчивости ел невероятно много и при этом не толстел. А задумываться ему приходилось часто - ведь он был физиком, а космос для физика - это, как понимала Аня, море проблем и загадок.
        Ботаника Маазика все считали еще и летописцем экспедиции. Конечно, и другие вели индивидуальные записи и общий бортовой дневник. Но свой личный дневник Маазик вел так подробно, что, если в бортовом дневнике или в чьих-нибудь записях оказывался пробел или спорное место, неизменно обращались к Маазику, который тут же и раскрывал одну из своих толстых тетрадей. Врач и биохимик Заряна Иванова только удивлялась - сама она свои заметки и замечания предпочитала наговаривать на пленку: скорее и проще. Что касается Ани, то она удивлялась другому: зачем Маазику все эти записи в толстых тетрадях, когда он и так помнит, кажется, все на свете - все книги, которые прочел, все кадры, которые видел, все названия растений и животных? Или он, может, так и запоминает: сначала записывает, а потом помнит?
«Наша библиотека»,  - называл Маазика шутник Козмиди. Но, если вдуматься, это вовсе и не шутка - Маазик был даже удобнее, чем библиотека: в библиотеке нужно еще искать, а Маазик через одну-две минуты давал необходимую оправку. Был он очень вежлив: сколько раз в день ни встретится, столько и поздоровается. Не сразу Аня поняла: он просто не помнит, что уже встречался сегодня с ней. Что касается книг, науки - все помнит, а в повседневной жизни многое забывает. Он забывал даже время обеда, и за ним всегда кого-нибудь посылали. А по глазам никогда не подумаешь, что Маазик такой рассеянный. Глаза внимательные и приветливые, всегда широко открытые.
        Заряну Иванову Аня обожала, как только может обожать шестнадцатилетняя девочка красивую, умную, добрую женщину. Экспедиция на Флюидус была третьей космической экспедицией Заряны, однако выглядела она совсем молодой: веселая и безмятежная, словно любила весь мир и весь мир любил ее. Да так оно, наверное, и было: как не любить обаятельную, прекрасную женщину!
        Аня считала, ей повезло, что в этом полете Заряна большую часть времени занимается ими тремя: бабушкой Матильдой, бабушкой Тихой и Аней. Она изучала их феномен в условиях космического полета. Ведь бабушка Матильда и Аня тоже оказались феноменами.

***
        Только успели тогда на Земле положить в клинику бабушку Тихую, как начались странности у Бабоныки. Как-то, вернувшись из школы, застала ее Аня… на старой груше.

        - Бабенька, кто тебя туда поднял?!  - всплеснула руками Аня.

        - Почему - поднял?  - весело болтая ногами, отвечала Бабоныка.  - Я сама влезла.

        - И теперь не можешь слезть?  - бросилась к ней на помощь Аня;

        - Почему - не могу?  - опять удивилась бабушка Матильда.  - Я прекрасно умею лазать по деревьям!
        И, чтобы продемонстрировать это внучке, ловко и быстро спустилась вниз, зацепившись, правда, кружевной косынкой за сучок.
        В другой раз она разахалась бы над косынкой - что это старинные французские кружева, которым и цены-то нет. А теперь небрежно рванула и, посмотрев на то, что осталось в руке, поморщилась и бросила.

        - Это уже не кружева,  - заявила она обескураженной Ане.  - Это уже старье.
        И тут же снова вскарабкалась на грушу.

        - Анюня,  - позвала она оттуда,  - лезь сюда. Здесь так интересно, отсюда такой вид открывается! Я только сейчас поняла, какую неинтересную жизнь вела все последнее время! Отсюда все видишь совсем по-другому! Жаль, что в нашем дворе так мало деревьев! Что же ты стоишь там, внизу? Или тебе помочь? Тут очень удобный ствол: я подвинусь, мы сядем рядышком и поговорим о чем-нибудь интересном!

        - Бабушка, а обедать?  - сказала совсем растерявшаяся Аня.
        За обедом Аня уговаривала бабушку Матильду сходить к врачу, но та и слышать об этом не хотела, хотя раньше очень любила такие посещения. После обеда Бабоныка вновь вскарабкалась на грушу и мурлыкала там какие-то песни.
        Вечером Аня потихоньку подмешала в тарелку бабушке успокоительный порошок. Но когда на другой день вернулась из школы, в доме был настоящий разгром: вся мебель
        - шкафы, столы, стулья, кровати, диван - перевернута, и по ней прыгала бабушка Матильда.

        - Так веселее,  - только и сказала она Ане.
        Аня бросилась посоветоваться к соседям - никого не было.
        А когда вернулась, бабушка Матильда тихо-мирно сидела перед трюмо, которое одно не было перевернуто, и грустно, мудро улыбалась.

        - И эта старуха и есть я?  - сказала она, обращаясь не то к Ане, не то к себе.

        - Даже глядя в зеркало, мы лжем себе,  - сказала, подумав, бабушка Матильда.  - Мы ведь видим там не себя теперешних, а себя прежних - сквозь те маски, в которые нас нарядило время. Зеркала ни в чем не убеждают нас, если мы сами лжем себе. А может быть, наоборот - это зеркала лгут нам.
        И серебряной своей пудреницей она сильно ударила по зеркалу.

        - Отныне в нашем доме зеркал не будет!
        Аня прикрыла лицо от осколков, так и брызнувших во все стороны, а когда открыла, то увидела, что бабушка Матильда заматывает полотенцем пораненную руку. Но кровь тут же промочила толстое полотенце.

        - Бабушка, надо же йодом помазать или это… жгут наложить!

        - Пустяки,  - сказала невозмутимо Бабоныка.  - До свадьбы заживет, ха-ха-ха! Кто бы подумал, что во мне еще столько крови!
        Тогда Аня бросилась звонить в «Скорую помощь»:

        - Скорее! Приезжайте скорее - она руку поранила, моя бабушка Матильда! Как поранила? Ну, когда зеркало разбивала! Зачем разбивала? Чтобы не врало, говорит! Только вы скорее, пожалуйста! А то вдруг она умрет от потери крови.
        Но когда приехала «скорая помощь», кровь уже не шла, и Бабоныка удивилась:

        - Зачем вы приехали? Вы же видите - рана у меня не кровоточит. Кто здесь все перевернул? Это я! Не верите? Вот смотрите!
        И она бодро передвинула шкаф.

        - Бабенька, кровь же пойдет!  - только ахнула Аня.

        - О, вы очень сильная!  - сказала врач, не показывая своего удивления.  - Но мы вас должны взять для обследования.

        - Ой, не берите!  - всплеснула руками Аня.  - Вы, наверное, решили, что она сумасшедшая, а она просто сильная и веселая.

        - Разве снова стать молодой - это значит сойти с ума?  - удивилась Бабоныка.  - А впрочем, я, пожалуй, поеду с вами, мне это даже как-то любопытно.
        И, послав Ане воздушный поцелуй, она отправилась с ними.
        После ее ухода Аня долго плакала. Конечно, то, что устраивала в последние дни бабушка Матильда, было странно. Но, с другой стороны, она совершенно не путала слова и не жеманничала последнее время.
        На следующий день Аня отправилась проведать Бабоныку. Та спустилась к ней хоть и в больничном халате, но довольная и улыбающаяся.

        - Давно уже,  - сказала она,  - мне не с кем было так по душам поговорить, как со здешним врачом. Ты - хорошая девочка, Анюня, я не могу обижаться, но у тебя всегда свои дела, тебе некогда. А если некому рассказать о прожитой тобою жизни, то иногда сомневаешься, стоило ли вообще жить.

        - Я думаю, бабенька, тебя скоро выпишут.

        - Не волнуйся, Анюня, не торопись, мне здесь хорошо и интересно,  - сказала Бабоныка.
        Домой Аня шла в задумчивости, но дома опять расплакалась.
        И когда через неделю у нее что-то сделалось с глазами, не удивилась - решила, что это от нервного расстройства и слез. На уроках она сидела, закрыв глаза, и учительница обеспокоилась:

        - Тебе плохо или ты просто спишь? Болят глаза? Иди сейчас же к окулисту - со зрением шутить не следует.
        Окулист посадил ее к стене, а на противоположной стене открыл шторку на таблице и велел читать, прикрывая то один глаз, то другой. Аня же закрыла оба глаза и прочла таблицу сверху донизу, только некоторые буквы путала - «К» и «H», например, или
«И» и «Ш».
        Между тем, когда в следующий раз Аня пришла проведать бабушку, ей сказали, что Матильда Васильевна признана комиссией нормальной и отправлена для обследования в ту же клинику, что и бабушка Тихая.
        А потом оказалось, что это вовсе и не клиника, а научно-исследовательский институт космической медицины.

***
        В полной темноте, да еще с завязанными глазами, Тихая не только определяла, кто стоит в трех метрах от нее, но и прибавляла:

        - А косынку чужую одела - с той раскрасавицы, что сейчас у машинки сидит. И ногти позавчера наманикюрила - противный, все ж таки я скажу, запах!
        Или:

        - Маленькая мохнатая собака, в шампуни искупанная. Чем в шампуни пса стирать, лучше бы живот собаке полечили!
        За перегородкой ставили бочонок с капустой. И что же?! Тихая не только определяла, что это капуста, но и точно указывала, когда ее заквасили, и какие яблоки положили в нее, и даже из какой породы дерева сделан бочонок, а также ободья на нем.

        - А теперь, Тихая, мы с вами проведем несколько других сеансов,  - говорили ей.

        - Многосерийные?  - любопытствовала старуха.

        - Мы кладем перед вами два предмета совершенно одинаковой формы; только один из них из земного металла сделан, а другой - из металла, выплавленного в космосе. Можете ли мы их различить? Простите, что вынуждены держать вас в темноте с завязанными глазами.
        Тихая различила. А затем, и вовсе уж поразив ученых, различила не только материал, из которого был сделан предмет, но и форму этого предмета.

        - Чему ж ты, скажи на милость, удивляешься?  - сердилась она.  - Ну, скажи ты мне, неужто кость будет пахнуть, как картошка? И неужто большая картошка столько же запаха дает, сколько маленькая?
        Ученые ахали:

        - Она по запаху различает не только расстояние до предмета, но и величину, и форму!
        Устраивали Тихой соревнование с прибором, определяющим запахи. Куда было прибору до Тихой! Он, конечно, покраснеть не мог, но инженеры, наверное, бледнели и краснели. И ночей не слали - всё думали, как бы сделать прибор, который чуял бы лучше малограмотной старухи. Только ничего у них не вышло.
        А какой бодрой была теперь Тихая! Никакого недомогания! Оказывается, она страдала не от недостатка сил, а от их избытка. Ее нюх, усилившись в последние годы, доставлял ей даже страдание, пока ученым не понадобился этот нюх. Стоило вовлечь его в работу - и Тихая преобразилась.
        Ученые искали подходов к феномену Тихой:

        - Вы видите запах?

        - Как это - вижу? Чую!
        Все было в самом деле удивительно, но Аня не понимала, почему это интересует институт космической медицины. И даже когда нюх Тихой на разных насекомых стали испытывать, до Ани все еще не доходило.
        Первая догадка - даже не догадка, а так, неясная мысль, короткое ощущение - возникла у Ани, когда Тихую обрядили в скафандр и снова испытывали ее нюх. Скафандр был громоздкий, с хоботком, как у противогаза, и с баллонами воздуха. Глядя на Тихую, ставшую еще шире - просто кубик!  - Аня вдруг заволновалась, представив, что та находится на неведомой какой-то планете и от ее нюха зависит успех экспедиции. И теперь Аня не просто с любопытством - напряженно следила за Тихой. Конечно, запахи сделали резче, но явно сомневались, что и в скафандре старуха сумеет их услышать. А Тихая сумела!
        К этому времени не одну Тихую изучали в институте космической медицины. Бабоныкой и Аней тоже очень заинтересовались. Аня в институт следом за бабушкой Матильдой угодила. Из-за зрения. Из-за того, что ей часто удобнее было смотреть с закрытыми глазами, чем с открытыми. И еще из-за того, что она быстро запоминала и воспроизводила движения, самые сложные и запутанные.

        - Вот посмотри сюда,  - говорили Ане,  - сколько здесь существ, что они делают?..  - А сейчас?.. Нарисуй насекомое, которое справа. Хорошо, теперь покажи его позу. Посмотри сюда, как по-твоему, что это такое? Еще раз - внимательнее! Так, а теперь мы пустим изображение быстрее. Различаешь? Как только перестанешь различать, подними руку.
        И все в этом роде. Иной раз голова болела от напряжения.
        Ну, с темнотой полегче было. Устраивали то полную темноту, то частичную - что-то вроде сумерек. Иногда, наоборот, сильный свет давали. А иногда темноту и свет чередовали.
        Оказалось, что она не всегда и не все видит с закрытыми глазами. Нужно было себя настраивать, что ли. Очень захотеть. Сосредоточиться. Когда, например, смотришь обычно, то не видишь, как муха машет крыльями. А зажмуришься, сосредоточишься и видишь, как летит, светится муха, видишь ее контуры, а по бокам мерцает веер света
        - это крылья дрожат. Аня и раньше когда-то умела видеть с закрытыми глазами, но не знала, как именно она видит. А теперь, по настоянию ученых, анализировала.
        Вот она сидит под деревом и видит и дерево и траву. Но это не так интересно. Потому что она ведь видела их и до того, как зажмурилась. Но вот в воздухе перед ее закрытыми глазами появляется колышущаяся световая дорожка, и она не сразу понимает, что это. Открывает глаза - ну конечно, это же бабочка, обыкновенная бабочка-капустница. Аня снова закрывает глаза и теперь уже внимательно наблюдает, как раздваиваются и плещутся в полете крылья бабочки и даже как облетает с крыльев немного пыльцы и метется, как дорожка, вслед за бабочкой. А может, это и не пыльца; но для того чтобы точнее увидеть, надо точнее знать.
        На опытах куда ее только не помещали! И в камеру под воду, и в центрифугу! Чего только ей не показывали!..

        - Рыб видишь?

        - Вижу. Только свет у них голубее.
        А в центрифуге:

        - Вижу следы, которые накручивает центрифуга. Как нитки на катушку.
        Сверкали сильным электрическим разрядом. Открытые глаза видели только короткую вспышку. Перед закрытыми вспышка висела долго, очень долго, медленно угасая.

        - А ну-ка подойди к окну. Сосредоточься, посмотри в небо. Закрой глаза и смотри на солнце.
        Тогда впервые Аня увидела вселенную такой, какой она ее никогда не видела. Там, где только что сверкало солнце, теперь было ровное сияние, перемешанное с сиянием других звезд. Да и звезд тоже не было - вселенная источалась всевозможным светом, перепутанным, где собранным, где размытым…
        Видение длилось мгновение, а потом Аня переставала видеть.

***
        И на корабле, в космическом полете, они много тренировались. Заряна и Володин, а иногда и Михеич или Сергеев предлагали ей смотреть в космос с закрытыми глазами и по возможности точнее излагать то, что она видит. Сами эти эксперименты были недолгими, хотя иногда уже достигали и пяти, и даже десяти минут. Но очень долго потом занимались расшифровкой данных. Саму Аню к расшифровке не допускали, чтобы она потом не вообразила то, что узнает.
        А вот Матильду Васильевну допускали к самой утомительной, к самой кропотливой работе по обработке и Аниных «наблюдений», и показаний приборов. Она совсем перестала быть той бестолковой старушкой, которой была раньше. Вот живость и кокетливость в ней остались. Даже усилились, пожалуй. Прежде чем взяться за работу, с которой она справлялась прекрасно, Бабоныка некоторое время кокетничала:

        - Ах, ну на что вам такая бестолковая старуха, как я? Старость - не радость, мои дорогие. Когда я была молода - лет в сорок,  - моей сообразительности и быстроте действительно могли позавидовать многие. Но сейчас… Ну хорошо, попробую.

        - Как вы думаете,  - шептала Михеичу Аня,  - бабушка действительно была в молодости такой способной?

        - Думаю, нет,  - говорил Михеич.  - Думаю, сейчас она способнее, чем когда бы то ни было раньше.
        Это называлось «феномен Бабоныки».
        Феномен был тем более удивителен, что ничто в предыдущей Бабоныкиной жизни его не предвещало. Скажем, нюх бабушки Тихой и прежде был феноменален. Скажем, Аня и раньше умела видеть с закрытыми глазами. Их способности сейчас увеличились в десятки раз, но все-таки они всегда у них были, эти способности. А когда неловкая прежде бабушка Матильда с быстротой кошки карабкалась на дерево или Я силой штангиста ворочала мебель - это уж и в самом деле поражало.
        Обе старушки и Аня великолепно показали себя на испытательных стендах. Однако Аня и до этого занималась в кружке космонавтики. Тихая и до этого была ловкой, быстрой, работящей старухой. Но когда бабушка Матильда не только чувствовала себя прекрасно в невесомости, а потом ёще и рассказывала внимательно слушающим ее медикам: «Это восхитительно. Я летаю, словно во сне. Чуть оттолкнусь - и полетела», Аня даже речь теряла от удивления.
        Об экспериментах с перегрузками Бабоныка отзывалась так:

        - Вы знаете, в этих перегрузках есть что-то омолаживающее! Да-да, я давно не испытывала такого юного волнения!
        Удивляло, правда, что Матильда Васильевна устает тогда, когда другие отдыхают.

«Неужели до такой степени кокетничает?» - думала Аня. И ошибалась. Бабоныка не кокетничала. Она действительно все хуже себя чувствовала в обычных земных условиях.
        Когда ученые сделали свое заключение, Аня уже и сама понимала, что с ними произошло. Те невероятные приключения, которые они пережили несколько лет назад, не только дали ученым ключ ко многим загадкам удивительного мир насекомых. Это путешествие, этот мир повлиял и на их организм, постепенно усилив необычные способности у нее и у Тихой. У бабушки Матильды таких способностей не было. Но у нее развились черты, не свойственные раньше: она оказалась больше приспособленной к космическим перегрузкам, чем к нормальной земной жизни.
        Природные условия на далеком Флюидусе, по мнению ученых, больше напоминали тот невероятный мир, в котором живут насекомые. Вот почему после долгих размышлений и испытаний Аню, Тихую и Бабоныку включили в состав научной экспедиции на далекий Флюидус.
        А вот Фимы - умного, незаменимого Фимы - с ними не было. Он, наоборот, все хуже переносил космические перегрузки, и комиссия забраковала его.

        - Ничего,  - говорил он в утешение Ане,  - не так уж важно, где человек работает. Вселенная едина: вам на Флюидусе поможет Земля, нам на Земле поможет Флюидус.
        Все так, конечно, но ей, именно ей, Ане, ужасно не хватало Фимы.
        В долгие часы учебной космической вахты, когда она сидела за спиной Михеича или Сергея Сергеевича и постигала тонкости космической навигации, она частенько, отвлекаясь, думала о последнем возгласе Фимы: «Я буду ждать!»

«Чего он будет ждать?  - думала Аня.  - Вестей? Но кто же не будет ждать вестей из космоса и с Флюидуса?! В этом случае Фиме нужно было выразиться: «Мы будем ждать!» Или все же он именно от нее ждет вестей?.. Разумеется, корабль имеет связь с Землей. На сеансах телесвязи разговаривают с Центром, с академиями, с родными. Но между вопросами и ответами проходит так много времени! Да и что передашь Фиме в считанные минуты на виду у всех?»
        Вахта кончалась, Аня шла к себе и, если бабушка Матильда уже спала и не донимала ее разговорами, снова возвращалась мыслями к Фиме. А что, если он ждет не вестей, а именно ее? Каждого из них ждала вся Земля, Аню в прощальных напутствиях даже называли дочкой всей Земли. Не дочерью, а именно дочкой. Но хотелось бы, чтобы Фима ждал ее особенно. Ах, если бы у Фимы было не такое серьезное, нежно-задумчивое лицо, если бы он не так был предан науке, тогда, возможно, она сама была бы больше предана науке и меньше Фиме!..
        Наступал корабельный день. И снова была учеба и работа. Потоки нейтронов, инфракрасное и ультрафиолетовое излучения, галактические радиошумы, магнитные поля, белковая биомасса, земная оранжерея, работа над твердыми и жидкими телами - это еще самый маленький перечень того, чем занимались они ежедневно.
        Но настал день, когда одна из звезд на небосклоне оказалась заметно крупнее других. И вскоре корабль начал сбавлять скорость. Они приближались к цели своего путешествия.


        ЧАСТЬ ВТОРАЯ

        Конечно, Аня знала план маневрирования и посадки на Флюидус, и все-таки сначала она все перепутала. Ей показалось, что они садятся на гигантскую красную планету, такую тяжелую на вид, совсем не похожую на Землю. Земля и со стороны была воздушной, на ней ярко и красиво были очерчены материки, меняли спокойные цвета океаны, и вся планета целиком так красиво была закруглена, такой прекрасной дымкой окутана, что от нее не хотелось отрывать глаз.
        В красной планете не было земной легкости, она была, как-то угрожающе мертвенна. Не верилось даже в ее круглоту: казалось, повернись планета иным боком - и глазам предстанет какой-нибудь хребет, выпирающий прямо в космос.
        Но, по мере того как автомат отсчитывал минуты и секунды посадки, красная планета все отдалялась и отдалялась, не сдвигаясь в сторону, а под ракетой росла новая, маленькая планета, похожая на молочную каплю, но отблескивающую замутненными цветами красноватой радуги.
        Настороженный взгляд невольно искал в ней сходство с Землей. Ну вот, хоть цвет не такой красноватый, как казалось сверху,  - есть немного и голубизны. Голубоватый отлив простирался над всем крутым горизонтов. Правда, мешала все время красная планета - она висела рядом, гигантская, отталкивающая тяжелым светом и невольно притягивающая.
        Приближалась матовая поверхность Флюидуса, и Аня жадно вглядывалась в нее. Уже трудно было поверить, что это спутник,  - Флюидус рос на глазах. Вот корабль завис над поверхностью - впрочем, привычной поверхности-то не было, это Аня хорошо знала
        - и все же казалось: сквозь клочья туч проглядывают очертания тверди.
        В какой-то момент - в момент ли поворота спутника или перемещения красной планеты
        - Флюидус наполнился игрой оранжево-красных, багровых и лиловых пятен. Пятна-облака или пятна-потоки бежали довольно быстро под иллюминатором, то ли торопясь за бегом-вращением Флюидуса, то ли опережая его.

***
        Солнце над Флюидусом было беленькое, малое, с желтым ободком, нечетким и ярким. Зато большая планета, спутником которой являлся Флюидус, представала громадной, в треть неба, красно-тяжелой, выползающей то с одного, то с другого бока, словно примеривающейся, как бы навалиться на Флюидус. И все на Флюидусе было красноватым: пятна оранжевого, фиолетового, лилового, багрового, нежно-розового цвета.

        - Картина Гогена, да и только,  - сказала почтительно Заряна.

        - Гоген с Рембрандтом,  - поправил радостно Маазик.

        - Правда, сильно подпорченные,  - заметил Козмиди со своим хитровато-веселым прищуром.
        Подпорченные или нет, сказать было трудно. Потому что и само сравнение с земными художниками было натянуто, может быть, из желания лишний раз вспомнить Землю.
        На телеэкране, приближавшем Флюидус так, что казалось, смотришь не на телеэкран, а в иллюминатор, буйствовали краски. Это была вода… нет, не вода, а воздух… И все же это было ни то, ни другое - какой-то сгущенный свет. Казалось, он булькает, как вода, обтекает глаза, не становясь тем светом, к которому они привыкли, Глядя на этот свет, почему-то трудно становилось дышать - глазам как бы не хватало воздуха. Аня закрывала глаза, но когда открывала, они опять словно бы задыхались.
        Обо всем этом ужасно хотелось рассказать Фиме. Но сразу сейчас, а не на сеансе телесвязи, когда говорят в основном ученые и где нужно быть краткой и чувствовать свою ответственность за каждое слово.
        Почти у всех членов экспедиции были сувениры с Земли: медальоны, камешки или даже куклы. Была такая кукла и у Ани. С детства любимая кукла Мутичка. Только для Ани и сейчас это было нечто большее, чем просто кукла, чем просто земной сувенир. Так уж с детства пошло, что она этой рыженькой кукле рассказывала все, чего не рассказала бы и самому близкому другу. И советов у куклы спрашивала, и словно бы слышала, как та ей отвечает. И если чего-нибудь не понимала, спрашивала у Мутички, и та ей объясняла. А теперь была для нее Мутичка связной - в любое время без всякой техники она связывала ее с Фимой.
        Конечно, Аня была уже взрослой и знала, что это игра. Но знала, только пока не оставалась наедине с Мутичкой. Уж очень надо было Ане, во что бы то ни стадо надо было поговорить, поделиться с Фимой.

        - Давай поговорим с Фимой,  - предлагала она Мутичке,  - расскажи ему наши новости, может, он лучше нас разберется; он ведь такой умный, Фима… Ну, передавай…
        И смотрела куда-то в пространство, не замечая, что говорит вслух:

        - Представь, Фимочка, что ты попал в темную комнату… Нет, хуже - что ты попал в комнату-калейдоскоп: все цветное, все вертится. Представь, что у тебя кружится голова, что тебя аж тошнит от всего этого - больше, чем на центрифуге. И что все, абсолютно все незнакомо в этой комнате-калейдоскопе! Представил? А здесь не комната, а целое тело небесное. И все крутится перед глазами. Тут уж не закричишь, как любила орать я в детстве: «Ах как интересно! А я знаю, что это такое!» Потому что не только я, никто из нас пока еще ничего здесь по-настоящему не знает и не понимает!
        Аня помолчала грустно и спросила Мутичку:

        - Передала?
        И на беззвучном своем языке кукла ответила ей, что все уже пересказала Фиме, а он велел спросить, почему Аня так переживает вполне естественные в начале всякого исследования трудности и непонимание.
        Аня пожала плечами и чуть не расплакалась. Но этого-то уж во всяком случае Фима видеть не мог. Притворно веселым голосом Аня сказала:

        - Да я и сама думаю: разберемся! Как говорит Заряна, поживем - увидим. А Михеич:
«Конечно, на Земле ученым легче. За земным знанием миллионы лет земного опыта. Но помяни мое слово, старушка, нам и тут поможет земной опыт, потому что при всем различии миров во вселенной она все же едина…» Это он меня, Фимочка, зовет старушкой. А я и в самом деле чувствую себя иногда старушкой - так кружится голова…
        Голова кружилась - это правда. Хотя корабль висел довольно высоко и от флюидусовских полей - магнитного, электрического и прочих - его защищало собственное искусственное поле. Труднее было в обзорной камере, которая находилась вне корабля. Вот уж в ней причудливейшие, как говорил с уважением Сергей Сергеевич, физические поля Флюидуса давали себя знать. Но четыре часа - это был пока предельный срок пребывания в выдвижной камере. А старушкам и Ане разрешалось находиться там и того меньше. Хотя именно бабушки переносили воздействие флюидусовских полей легче других.
        Постепенно приспособилась и Аня.

        - Адаптировалась,  - сказала Заряна.  - И верно. Чего долго тянуть?
        Так что не это мучило по-настоящему Аню. И даже не то, что мир Флюидуса представал совершенно непонятным. Мучило Аню ощущение, что она бесполезна, не нужна здесь. Ее феномен зрения в темноте, ее феномен зрения с закрытыми глазами, ее цепкая память на движения и позы не приносили здесь никакой пользы. Темноты ведь и не было. И не было ещё высадки на Флюидус. Был только обзорный экран. То есть смотрела-то не она, смотрели приборы, а они не умели смотреть так, как Аня. Сидя перед экраном, она ничего не могла разобрать в мельтешении пятен. Словно это и не планета была, а поток красок, движущаяся картина какого-нибудь сумасшедшего художника. Все колебалось, дрожало, переливалось. Даже сеть толстенных «стволов» и «ветвей» и та не оставалась неподвижной. В глазах уже мельтешило, что ли? Но нет. Сделали замедленную съемку и выяснили, что и в самом деле сеть не только смещается, но еще и растягивается и сжимается. Это поражало. Ведь были эти «стволы» и «ветви» сверхжелезной прочности, так что роботы, уже побывавшие на самом Флюидусе, и кусочка не смогли взять на исследование.
        Аня так и говорила: «стволы», «ветви». Сергей Сергеевич со своей страстью к точности поправлял ее:

        - Аня, ведь это только издали похоже на лес, на деревья. Вблизи это скорее система огромных труб.
        Но ведь и другие, забыв о научных определениях, то и дело говорили о вертикальных, потолще, трубах - «стволы», о горизонтальных, потоньше,  - «ветви».

        - Все же на трубах, Сергей Сергеевич, не вырастают листья,  - говорила в свое оправдание Аня.

        - «Листья»!  - еще больше возмущался Сергей Сергеевич.  - Два метра в диаметре! Не отщипнуть кусочка, алмазным буром не взять! Называйте уж тогда листьями карусели и танцевальные площадки!

        - Но ведь и о железе говорят - «лист железа», и о родословной - «генеалогическое древо»!

        - На Земле - другое дело. Здесь же потребна предельная четкость определений.

        - Знаешь, Фима,  - говорила на своем собственном «сеансе связи» Аня,  - я это просто так называю. Вполне возможно, что это не листья, а какой-нибудь цветной телеграф или биоантенны. Ты не смейся, а подумай! Почему бы эти «листья» такие огромные, такие прочные, настолько легко вертелись? Может, они должны уловить и тут же отдать или передать свет? Сергей Сергеевич в общем-то прав насчет определений. И не думай, что он такой уж придира! Он просто точность любит. А зато когда все уже совсем запутаются и не знают что и предположить, он сразу: «Позвольте мне проиллюстрировать это маленьким анекдотом!» И хотя анекдот-то земной и ничего не объясняет в наших делах, но все рассмеются, кто-нибудь еще анекдот вспомнит, а потом что-нибудь и придумают. И еще, знаешь, Фима, почему мы все любим его анекдоты? Потому что после них космос и Флюидус уже немного земными кажутся… Он всегда говорит так старомодно: «позвольте», «благодарствую», а ведь он совсем молодой! Даже и не женатый еще… Он очень добрый. А если иногда сердится, то опускает глаза и что-нибудь переставляет с места на место, Пока успокоится и
раздобрится. И тогда уж смотрит прямо в глаза…
        Подумав, что она слишком о Сергее Сергеевиче разговорилась, Аня взглянула на Мутичку - и точно, та сказала, что Фима просит побольше о себе и о Флюидусе рассказывать.

        - А Флюидус… ну что Флюидус? Фимочка!  - вдруг воскликнула Аня.  - Как я скучаю по Земле! Если бы кто знал, какая светлая, открытая наша Земля по сравнению с Флюидусом! И деревья на Земле - как пышная светлая трава! И листья - как раскрытые маленькие ладони!..

***
        Иной раз, когда Аня вглядывалась в обзорный экран, ей удилось, что некоторые пятна перемещаются быстрее, чем другие. Ах, как бы ей хотелось, чтобы это оказались живые существа! Но уж очень плохая была видимость. Да и не понять было, движутся пятна или меняют цвет. Из-за этих «причудливейших» физических полей телесвязь работала кое-как. Однажды Аня даже усомнилась, действительно ли они видят кусок Флюидуса или все это одни помехи.

        - Ну как же, старушка, а «стволы»?  - мягко урезонил ее Михеич.  - Стволы-то остаются при любых условиях! Ничего, вот высадимся, тогда лучше разберемся.
        Видно, даже он с нетерпением ждал высадки, но никакими уговорами невозможно было добиться, чтобы он сократил установленный еще на Земле срок предварительного осмотра Флюидуса с борта корабля.
        Звукоулавливатели тоже работали плохо, хотя Сергеев бился над ними день и ночь. Это уже не звукоулавливатели были, а какие-то сплетники, «испорченный телефон».
        Однажды даже такое случилось. Сидели в обзорной камере, вглядывались в экран, вслушивались в свист и вой, мяуканье и уханье, которыми неизменно приветствовал их загадочный, ни на что не похожий Флюидус. И вдруг в динамике зазвучала… человеческая речь. Настоящая речь! Кто вскочил, кто, наоборот, сел. На лицах было такое, словно сам господь бог явился. Еще бы! Значит, на Флюидусе есть разумные, человекоподобные! Только как-то уж очень буднично говорил голос, а когда вслушались, то и понятно: о датчиках, о перископе и еще о том, что есть хочется.

        - Что такое?  - сказал Михеич, и лицо у него было настолько забавное, что Аня не удержалась от смеха.
        Никто, конечно, не обратил внимания на этот ее нервный смех - не до того было.

        - Послушайте, да это же наш Козмиди!  - сказал удивленно Маазик.

        - Козмиди спит,  - возразил Михеич, но не очень уверенно, потому что голос-то был в самом деле Козмиди.

        - Это и есть Козмиди!  - стукнула себя по лбу Заряна.  - Только не сейчас, а утром. Я сама с ним была в шлюзовой камере.
        И точно. Минуту спустя из динамика раздался голос Заряны, хотя она находилась сейчас рядом, в обзорной камере. Слов они не разобрали, но по голосу ясно было, что Заряна и Козмиди шутят. Так оно и было, потому что Козмиди тут же затянул свою любимую песенку:

        Сердце красавицы
        Склонно к измене
        И к перемене…

        - И к перемене,  - послышалось из динамика слабым эхом еще раз.
        И все. Словно пленка с записью кончилась. А ведь не было никакой записи, и слушали они не корабль, а Флюидус. И снова свист, и вой, и грохот, и дрожание, и переливание звуков…
        Что это было?
        А этот странный, необычный флюидусовский свет! Пока он оставался слабым, рассеянным, хоть что-то удавалось разглядеть. Но едва пробовали его концентрировать, он рассыпался совсем уж невообразимой, радужной мозаикой. Высветить что-нибудь на Флюидусе оказывалось невозможно. Этот свет так перевирал все, что многие предпочитали ходить флюидусовским днем наощупь. Земное зрение воспринимало предметы, точно это были не вещи, а их отражения, светящиеся следы. Предметы, казалось, движутся, оставляя по себе светящиеся, неверные, подрагивающие образы.
        Тихая на свой лад осваивала освещение Флюидуса. Она ходила, подавшись головой вперед, слегка повернув ее набок, и как-то искоса приглядывалась, если можно так выразиться, носом к окружающему. Только сначала это ей плохо удавалось. Она жаловалась, что трудно дышать в таком спертом воздухе, что нужно проветривать помещение, вытирать пыль.

        - Пыль, не приведи господи, какая пыль! Полон терем народу, а чистоты не было сроду!
        Она подслеповато тыкала тряпкой в какое-нибудь светлое пятно на стене или столе и пыталась стереть его. Как ни объясняла Аня, что это такой свет, Тихая не верила и даже сердилась:

        - «Свет»! Ленивая ты, а уже большая девка. Что ж из тебя дальше исделается, ежели пыль тебе светом кажется?
        Но люди честно старались приспособиться к свету флюидусовскому и искусственный свет включали по возможности реже.

***
        Все рвались на Флюидус, чтобы «на месте» во всем разобраться. Но высадку вновь отложили. Дело в том, что в корабль стали проникать запахи.
        Это было невероятно: в герметически закрытый корабль сквозь защитное поле проникали запахи! И что было еще удивительнее - системы тревоги молчали!
        В авральном порядке Михеич одел всех в скафандры. Но запахи проникали и в них!
        Аня помалкивала, ученые разговаривали о своем, но бабушки, каждая по-своему, вели себя очень капризно.
        Тихая ворчала - мол, чего это ради нарядили их в водолазные «дутики»? Ежели от запахов, то вот они, запахи: как были, так и есть.
        Сейчас вот резедой пахнет, резедой с тухлыми яйцами!
        А сейчас - жженой резиной и железом!
        Пороховым дымом и ромашкой!
        Можжевельником и подсолнухом!
        Ирисками и зеленым овсом!
        Петушками и анисом!
        Куриным пометом и розами!..
        Вдруг Тихая замолчала. С опаской Аня вгляделась в лицо за стеклом гермошлема, но глаза Тихой были открыты, а рот поджат. Аня решила, что старушка наконец образумилась, но та опять принялась за свое: известкой пахнет, купоросом, жареными семечками, пустырником, карамелью «Дюшес», мхами и лишайниками!
        Аня хотела урезонить Тихую, но ей сделали знак, чтобы не мешала. Оказалось, к старушке давно прислушиваются, и даже магнитофон потихоньку включили.
        Но в это время зазвенел сигнал тревоги - стало плохо Бабоныке. Аня и Заряна бросились к ней. Матильда Васильевна уже приходила в себя. С самого начала она стонала, что не в состоянии переносить эти запахи, а потом взяла и зажала трубку воздухоподачи, как в другое время зажала бы, наверное, нос. Сколько уж она зажимала и разжимала трубку, пока ей стало плохо, неизвестно. Приведя Бабоныку в чувство, Заряна погрузила ее в сон.

***
        Между тем роботы под наблюдением Сергея Сергеевича провозились часа два, но повреждений в обшивке корабля не нашли. Да уже и так было ясно, что дело не в обшивке. В конце концов, будь хоть малюсенькая трещина, туда давно бы просочилась атмосфера Флюидуса. Но ничто, ничто не проникало в корабль, кроме запахов!
        Михеич приказал усилить защитное поле корабля, и запахи стали слабее. Скафандры разрешили снять.
        На следующий день только и разговоров было, что об этих запахах.
        Аня размышляла: может, с ними идут на контакт? Может это что-то вроде послания, где не слова, а запахи? Пусть запахи неприятны. Ну и что? Когда говорят между собой глухо немые, их мимика, их жесты тоже непривычны.
        На робкий ее вопрос за столом, не может ли оказаться, что досаждающие им запахи - просто-напросто послание «флюидусян», Володин ответил своим носовым не то смешком, не то хрюканьем, а Маазик сказал рассеянно:

        - Все может быть.

        - Позвольте, позвольте!  - вдруг включилась в разговор Матильда Васильевна.  - Пусть они желают познакомиться с нами и посылают вместо букетов запахи, но-о… откуда же они знают, как пахнет, скажем, резеда? И зачем они посылают запах тухлых яиц? И откуда они знают, как пахнет, скажем, куриный навоз?

        - Они это «вылавливают» в вашей голове,  - хмыкнул Володин.

        - В моей голове?!  - ужаснулась Бабоныка.  - Но, пардоне муа, я не думаю и думать не желаю о курином навозе!

        - Не навоз, а помет,  - презрительно поправила ее Тихая.
        Но Бабоныка поправки не приняла:

        - Необразованное вы существо! Помет - это котятки или щенушки! Скажите ей, Юрий Михеич!
        Она упорно считала, что Михеич - это не фамилия, а отчество.
        Но Михеич, хотя был он неизменно предупредителен с Матильдой Васильевной, на этот раз, кажется, даже не слышал ее. Всё над чем-то размышлял.

        - Попытка это контакта или что другое,  - сказал Володин,  - по совести говоря, не самое интересное. А вот каким все же образом проникает запах в корабль…  - Он развел руками и даже хрюкнуть забыл.
        И поднялись споры о том, как это возможно, чтобы запах проникал в герметически закупоренный корабль. Обмахиваясь веером, Бабоныка благосклонно выслушивала каждого, словно старались именно для нее. А потом встала и сказала мягко, но решительно:

        - Короче говоря, я убедительно вас прошу, сообщите э-э… корневым жителям… Как ты говоришь, Анюня? Коренным? Но ведь они у корней живут, девочка! У корней, а не у одного корня! Так вот, передайте корневым жителям, чтобы они впредь этими неблаговонными посланиями нас не обременяли.
        И величественно удалилась.
        Вечером Аня разговаривала с Фимой - с помощью Мутички, разумеется. Фима то и дело перебивал ее и просил рассказать подробнее. Потом он замолчал, и Аня даже подумала, не отвлекло ли его что-нибудь от разговора, но он просто думал. Когда он снова заговорил, Аня услышала его голос еще прежде, чем Мутичка начала ей пересказывать:

        - Конечно, от частиц вещества защитное поле отгораживает практически полностью. Но от гравитационного и некоторых других полей оградить почти невозможно, ты же знаешь!

        - Фимочка, но ведь запах - это и есть частицы вещества, разве не так?

        - Аня, вспомни Фабра,[Фабр Жан Анри (1823-1915)  - французский ученый-энтомолог и писатель.] у тебя ведь хорошая память! Вспомни Фабра, это очень важно!..

***
        Бабушка Матильда прервала ее разговор с Фимой. И Аня теперь ходила и думала, что же именно у Фабра должна она вспомнить, и даже искала, нет ли в их корабельной библиотеке пленки с книгами Фабра. Не было.
        Между тем начались горячие деньки. Готовили к выходу на Флюидус роботов со сложной программой. И надо же было Михеичу, распорядившись о подготовительных работах, прибавить, причем вполне серьезно:

        - А вы, Тихая, поприсутствуйте, пожалуйста, при отладке систем, присмотрите вашим острым глазом!

        - У меня, между прочим, не один глаз!  - только и проворчала Тихая.
        А Козмиди и Сергеев молча переглянулись.
        И вот теперь Тихая совалась буквально во все: и кто придумал роботов, и дорого ли они стоят, и кто за них отвечает, и есть ли запасные части. Работа, наверное, вдвое быстрее бы шла, если бы не Тихая.
        Ну и фигура, кстати сказать, была: в спортивном костюме, как все, а сверху юбка напялена. Сапожки с утяжелителями в платформах - точь-в-точь как земные ее кирзовые сапоги. И неизменная конфета за щекой. Постукивая костяшками пальцев по корпусу робота, она настойчиво вопрошала:

        - На лектричестве, что ль? Выжирают, чай, помногу? А электричество из чего берут? Неужто на проводах болтаться будут? Сколь же это проводов надобно?

        - Едят не больше нас,  - отвечал терпеливо Сергей Сергеевич,  - зато работают за десятерых. А проводов им, бабуся не надо. У них, как у верблюдов, горбы с припасами, только не снаружи, а внутри.

        - Умно,  - соглашалась, подумав, Тихая и снова приставала с вопросами.
        Козмиди отделывался шуточками, а Сергей Сергеевич иной раз и сердился:

        - Если у вас есть вопросы по существу, задавайте. А так - нам некогда.
        Но Тихую это не смущало. Это еще цветочки были - бесконечные вопросы. По-настоящему допекла она Сергеева и Козмиди, когда узнала, что нет у роботов
«нюхала».

        - Это как же так?  - в буквальном смысле слова вцепилась она в Сергеева.  - Это что же они смогут, ежели чуять не умеют?

        - Да что же это в конце концов?!  - даже покраснел от возмущения Сергей Сергеевич.
        - Я в таких условиях работать не в состоянии!
        Козмиди попробовал успокоить Тихую:

        - И охота вам время на эти роботы тратить?! Сидели бы у себя и конфеты сосали. Честное слово! А за роботов не волнуйтесь, милая Тихая: все, что требуется, они увидят и на корабль передадут.  - И запел - наверное, чтобы заглушит Тихую:

        Сердце красавицы
        Склонно к измене…
        Тихая как из пулемета строчила:

        - Ой, врешь, куманек! Как же без нюхала? Ой, смотри, запоешь тогда, да поздно будет. Пропадут роботы! Такие средства угробите - под суд вас отдать, деловые какие нашлись. Все Михеичу выскажу! Он вам покажет! Он вас на Хлюидус без нутряных мешков отправит!
        И на этот раз обстановку разрядил Сергей Сергеевич:

        - Разрешите проиллюстрировать это ма-лень-ким анекдотом из далекой древности…

        - «Из древности»,  - обиделась Тихая.  - Ты сам-от и есть из древности…

***
        На следующий день начался спуск роботов в заданный район. Все, конечно, сидели у телеэкрана. Но не то связь не ладилась, не то роботы чего-то не умели. Половина датчиков не работала. Изображение было мутное. Показатели электромагнитного поля все время менялись.

        - Поля пляшут,  - сказал как-то обиженно Сергей Сергеевич.
        А Володин неопределенно хмыкнул.
        С Аниной же точки зрения, плясали не поля, а роботы - так странно они продвигались. Но она помалкивала - может так и должно быть в дебрях Флюидуса. Когда-то давно она ведь и робота представляла иначе - чем-то вроде водолаза костюме или громоздкого человека, у которого все четырехугольное: ноги, руки, туловище, голова. Роботы для Флюидуса, однако, с самого начала были задуманы по-другому. Хотя они умели видеть, записывать, давать показания, самонастраиваться и принимать решения в соответствии с заданием и обстановкой, в них не было ничего похожего на водолазов или громоздких людей - довольно объемные шары с выдвижными усиками, плавниками и чем-то вроде упругих цеплялок. Флюидус был не такой, как Земля, и роботы были здесь другие. И то сказать - где уж в такой жиже-воздухе ходить ногам:
        И все-таки странно они передвигались! Аня молчала, помалкивали и другие. А вот Матильда Васильевна молчать не собиралась.

        - Прелесть!  - громко заявила она.  - Это похоже на праздник! Будто цветные шарики пляшут!
        И сама сделала какое-то невероятное па.

        - Анечка, но ведь это же танец! Как он называется?

        - Это называется «прошляпили - не сработали»,  - взорвался молчавший до этого Сергеев.

        - Заблудятся? Пропадут?  - растерянно спросила Аня.

        - Не должны бы - у них хорошая память,  - неуверенно возразил Козмиди, поглаживая свои седоватые волосы.
        Однако роботы поплясали, поплясали - и вовсе отключились. Напрасно к ним взывали корабельные автоматы. Сергей Сергеевич сидел мрачнее тучи. Михеич сморщился всеми своими морщинами.

        - В таком поле пропасть несложно,  - сказал примирительно Маазик.
        Он, конечно, имел в виду физическое поле. Но Тихая поняла по-своему.

        - Поле как поле,  - сказала она непримиримо.  - Вернее не поле, а лес… А может, море… Обыкновенное, хлюидусовское. А вот техники - безмозглые,  - постучала она по голове и выразительно посмотрела на Сергеева.  - Вот, любуйтесь теперь - тычутся ваши роботы, как котята безнюхие (она так и сказала: не «слепые», а «безнюхие»)… Так котята хоть маткяуют, а ваши кругляшата и корабль не унюхают! Говорила там: мастерите нос кругляшатам - так вам все хихоньки! Я ухожу. Смотреть тут больше нечего - в мозги себе лучше загляните!
        Не стал и других задерживать Михеич - велел разойтись и подумать, а потом собраться на совещание.
        Подумать о чем? Что делать с роботами? Или как вообще дальше быть? Аня думала обо всем сразу.
        На совещании Сергеев предложил роботов немедленно возвратить.

        - Если их долго продержать на Флюидусе,  - сказал он,  - то как бы выбраковывать не пришлось.

        - Это бывает,  - тут же вмешалась Тихая.  - И коров тоже выбраковывают, ежели они молока не дают. И лошадь - коли копыта истерлись. А собак, слыхала, списывают, когда у них нюх пропал. Этих кругляшат тоже можно списать…

        - Ни за понюх,  - сказал Володин и хмыкнул то ли одобрительно, то ли насмешливо.

        - Но лучше бы списать инженеров, которые их без нюхала отпустили,  - невозмутимо закончила свою мысль Тихая.
        Хотя люди и были подавлены неудачей с роботами, но тут дружно расхохотались - все, кроме Сергеева, который все же был обижен.

        - Надо готовиться к высадке на Флюидус людей,  - неожиданно сказал Михеич.  - С учетом всех полученных данных будем готовить капсулу. С завтрашнего дня, кроме обычных нагрузок,  - ежедневный тренаж по запахам. И прислушивайтесь к Тихой - Тихая будет в этой части нашим глазным тренером.
        Нужно было видеть лица присутствующих, когда он сказал это. Одна Тихая осталась невозмутима, словно всю жизнь только и делала, что тренировала участников планетных экспедиций!
        Бабоныка не выдержала:

        - Я понимаю: дисциплина и так далее… выработка совместности в этих самых сверхусловиях… Но насчет моей соседки… то есть коллеги… то есть старухи, попросту говоря… Тихую я имею в виду… Это уже слишком!

        - Иди обрабатывай свои цифири,  - проворчала Тихая.  - Только на это твоего тощего носа и хватит. Носы, тоже мне! Кого в экспедиции посылают, прости мою душу грешную!

        - Ну, честно говоря,  - поддержал все же Бабоныку, хотя и шутливо, Козмиди,  - характер у коллеги Тихой в самом деле тяжеловатый.

        - Зато у тебя слишком легкий,  - тут же нашлась Тихая.
        Многие улыбались. Улыбался и Михеич. Но закончил сурово:

        - Приступайте к работе!

***

«Одоротренад»[От латинского odor - запах.] - так назывались эти мучительные занятия под руководством Тихой. Ох уж и гоняла она всех и каждого! Только Сергей Сергеевич и спасал с его анекдотами.
        Выработка нюха шла медленно. Все гадали, как же это Михеич выйдет из положения,  - все сроки экспедиции могут пройти, пока Тихая хоть чему-нибудь их научит.
        А Михеич вдруг распорядился:

        - Назавтра в девять ноль-ноль по бортовому времени пробная высадка на Флюидус. Состав экспедиции - я, Сергеев и Тихая.
        Вот так: начальник экспедиции, штурман-инженер и старуха с плохим характером, но редким нюхом!
        В день высадки оставшиеся на корабле собрались у обзорного экрана. Хоть и смутно, но все же было видно и капсулу, и фигурки в скафандрах: зеленом, оранжевом и сером. Аня еще подумала, до чего все странно на Флюидусе: на Земле самым заметным был бы оранжевый скафандр, здесь же ярче всех оказался серый.
        Временами становилось совсем хорошо видно. Один раз даже крупно приблизилось стекло гермошлема Тихой с кривощеким от неизменной конфеты лицом. Можно было разобрать фразы Михеича: «Все в порядке», «Продолжаем». Так что изображение было, голоса - были. Но уж чего было поистине много, так это запахов.

        - Помнишь сказку Андерсена «Свинопас»?  - шепотом спросила Аню Заряна.  - Мы сейчас похожи на фрейлин над волшебным горшочком, из которого доносятся запахи всех кухонь Флюидуса.
        Потом голоса стали неразборчивы, изображение пошло зигзагами, а было там как раз что-то интересное, потому что Тихая тыкала рукой в чащобу, а Михеич и Сергеев лезли по стволам в ту сторону - Михеич вроде бы даже быстрее и ловчее молодого Сергеева.
        Вернулись они уже к вечеру, и оказалось: в то время как на экране изображение пошло зигзагами, была в районе экспедиции электромагнитная встряска, а Тихая якобы видела живое существо. Это и все, что успел сообщить Михеич, потому что ими сразу же занялись Заряна и врач-робот по прозвищу Кузя.
        Утром, когда наконец собрались вместе, Тихая подтвердила:

        - Видела. Чуяла.
        А Михеич и Сергеев ничего не видели, хотя находились рядом.
        Сергеев даже сказал, кашлянув:

        - Позвольте мне все-таки усомниться.
        Верила ли Тихой Аня? То верила, то не верила. А так заманчиво было поверить! Не говоря уж о том, как замечательно было бы впервые вне Земли обнаружить животных, Аня еще и за честь своих старушек болела. Эх, если бы Тихая говорила пограмотнее, покультурнее! Но она держалась так, словно совершенно не интересовалась, верят ли ей. И твердила свое, баснословное - что видела не кого-нибудь, а «черта, дьявола, сатану»!
        Михеич и Козмиди дотошно расспрашивали, почему она говорит «дьявол», почему -
«сатана»? Козмиди даже не шутил при этом.

        - Потому что он и есть сатана,  - отвечала старуха.  - Лохматый, глаза - вот такущие, ноги туды-сюды коленками торчат - тьфу, противная гадина, на коленки его смотреть не могу! Горбатый, дьявол, вприсядки ходит, а в глазах - адский огонь! И
        - роги!

        - Какие рога?  - тут же быстро переспрашивал Михеич и показывал на экране рога разной формы: козлиные, коровьи, носорожьи.

        - Не, не такое - роги взад-вперед ходют.

        - Ага, подвижные,  - говорил Михеич и кивал Козмиди, чтобы тот рисовал.

        - Какого размера животное?  - спрашивала Заряна.

        - Одно тулово или вместе с руками-ногами?  - деловито спрашивала старуха. Аня даже подозревала, что она выгадывает время, чтобы лучше сообразить.  - Ну, значит. Тулово поменьше человечьего, ноги подлиньше, а руки покороче будут. Только у него и ноги, как руки.

        - Объясните, как это.
        Аня подумала, что Тихую хотят поймать, и опередила старуху:

        - Да хотя бы как у обезьяны!
        Но Тихая оборвала Аню:

        - Скажешь тоже - как у обезьяны! У обезьяны лапы в шерсти, а у этого - голые, длинные, противные, с ногтями, да и пальцев поменьше будет, А и ног - может, две, а может и больше. У, дьявол.

        - Но у дьявола же только две,  - обиженно заметила Аня.

        - А ты видала дьявола? Скажи, Михеич, девчонке, пусть не перебивает!
        Но когда Тихая сказала задумчиво, что и «одежка» у дьявола есть, Аня невольно фыркнула. Никто, однако, не смеялся. Михеич спросил, какая же «одежка» - что-нибудь вроде лат или кольчуги?

        - Не,  - покачала головой Тихая.  - Длинная пе…  - тьфу ты!  - пелерина. А точнее сказать, накидка. Или попонка

        - А может, крылья?

        - Не крылья! Крылья - они, как руки, крылья - они в перьях, а это - сборкою.

        - Не такое вот?  - рисовал Михеич что-то похожее на дельтоплан или птерозавра.
        Тихая посмотрела и согласилась снисходительно:

        - Немного смахивает.
        Аня вспомнила: однажды ей показывали, как следователи составляют портрет преступника, подвигая на овал лица то одни глаза, то другие, потом так же - нос и рот.

«Верят ли Тихой?» - все не могла она успокоиться.
        Об этом и зашел разговор, когда Тихая рассказала все, что видела и помнила.
        Маазик сказал задумчиво:

        - Если Тихая в самом деле видит «в запахе», она могла разглядеть то, чего не заметили другие. Но не могут все части тела пахнуть одинаково сильно, и поэтому такой портрет может быть очень искаженным.

        - Однако ведь и освещено тело бывает по-разному, но мы его воспринимаем верно, целиком,  - возразила Заряна.

        - Наше восприятие на Земле корректирует многовековой земной опыт.

        - Но и у Тихой есть земной опыт восприятия запахов…

«Молодец, Заряна!» - успела еще подумать Аня, прежде чем новая, очень важная мысль пришла ей в голову.

        - Послушайте,  - сказала она,  - когда бабушке Матильде очень докучают запахи, я завешиваю окно шторой.

        - Подождите, Аня,  - сказал строго Сергей Сергеевич,  - здесь разговор серьезный и совсем о другом.
        Но Аня даже не обиделась.

        - Вот вы все на свете помните!  - стремительно обернулась она к Маазику.  - Скажите, что говорил Фабр о запахах?

        - Постойте-постойте! Там, где он говорит о грибах?

        - Да-да! О грибе-роевике и еще о каком-то!

        - Минутку! Так-так… Что гриб не светится, не фосфоресцирует, однако оказывает на фотопластинки такое же действие, как свет. Да-да! У него просто сильный, неприятный запах. А действует он, как свет.

        - Слушайте, слушайте!  - крикнула Аня, хотя все и так слушали.

        - Далее Фабр пишет, что, возможно, в запахе, как в свете, есть свои лучи.

        - Вы понимаете?  - вскочила, размахивая руками, Аня.  - Обычно запахи вызываются отделением частиц вещества. Но, может быть, есть и такие запахи, которые вызываются колебаниями. Представляете? Может, у запаха, как у света, двойная природа! Может, запах, как электричество, как магнит, имеет свое поле!
        В первый раз в жизни Аня высказывала гипотезу, предположение, и даже дрожала вся от волнения и восторга. Вот когда она поняла преданность Фимы науке!

        - И тогда Тихая,  - продолжала она возбужденно,  - буквально видит носом, как мы глазами! И тогда понятно, как в нашем изолированном корабле могли возникнуть запахи!

        - Что ж,  - сказал неуверенно Сергей Сергеевич,  - у этой гипотезы есть свои основания.
        А Володин хмыкнул совсем не насмешливо.
        Но Михеич положил конец восторгам:

        - Предположим, Тихая видит запахи, как мы свет. Но ведь и мы все, с нашим обычным человеческим обонянием, слышали в тот раз запахи на корабле. А этого твоя гипотеза, старушка, не объясняет.

***
        В следующие дни Аня частенько разглядывала «портрет», нарисованный Козмиди со слов Тихой.

        - Как по-вашему, Тихая в самом деле видела? Вы ей верите?  - пытала она Заряну.

        - Разве это научное слово - «верить»?  - смеялась Заряна, но отвечала серьезно: - И верю, и не верю. Во-первых, в сумятице бликов и запахов легко ошибиться даже такому острому наблюдателю, как Тихая. Во-вторых, хоть и держится старая независимо, хочется ей увидеть то, чего не видят другие, еще как хочется!..
        Сама же Аня не очень верила Тихой по другой причине. Когда-то ее поразил в зоопарке муравьед. Но что муравьед по сравнению с насекомыми! Они причудливее какого-нибудь муравьеда, уж это точно! И ей подумалось: не причудилось ли Тихой в сумятице бликов и запахов какое-нибудь земное насекомое? Потому что после Козмиди Аня, вспоминая слова Тихой, и сама нарисовала «портрет» - он очень напоминал земных насекомых. Аня же всегда думала, что, если в иных мирах обнаружат живых существ, они окажутся такими, что заранее их представить невозможно. Ведь они живут в других условиях!

«Конечно,  - вспоминала Аня свой давний разговор с Фимой,  - и насекомые, обыкновенные земные насекомые, существуя рядом с нами, живут при этом в совсем ином мире. Они видят по-другому, дышат по-другому, используют почти весь спектр излучения для передачи своих сигналов. Наконец, у них есть метаморфоз - на разных стадиях жизни они совершенно разные: куколка, червячок, крылатое. Они и летают-то иначе - не так, как птицы. Тот же мир, в котором живем мы, они воспринимают совсем по-другому, совсем не похоже на нас. Поэтому они и внешне такие другие. Может, и на Флюидусе,  - думала не очень ясно Аня,  - может быть, и на Флюидусе живут существа, больше похожие на земных насекомых, чем на нас, потому что условия их жизни, их мир больше похожи на мир земных насекомых?»
        Но почти никогда на Флюидусе не удавалось Ане додумывать свои мысли до конца. Потому что, как ни казался долог каждый день и как ни затягивал сроки осторожный Михеич, все же слишком много здесь бывало нового и неожиданного.
        Не успела Аня как следует подумать, верит ли она Тихой и если не верит, то почему, как начались следующие высадки на Флюидус. А тут уж не до размышлений. Каждая высадка так волновала всех: и тех, кто высаживался, и тех, кто оставался на корабле!
        Пришла очередь высадиться на Флюидус и ей. Но получился один позор. На самой Флюидусе она видела еще меньше, чем на обзорном экране. Она уж и глаза прикрывала, и пыталась сосредоточиться. Тщетно! Флюидус оказался такой оглушительный! Все вокруг верещало, звенело, гудело, вибрировало. А откуда исходят звуки, было совершенно непонятно. От одного этого можно было сойти с ума. Когда они сидели перед обзорным экраном, такой силы звук никогда не достигал.
        Аня была в отчаянии. Хоть и успокаивал Михеич, что поначалу у всех так.
        Дело пошло лучше, когда закончили предварительную разведку местности и принялись за работу - съемки, исследования. Конечно, утомлялись быстро и ошибались много и все-таки в делах и заботах приспособились как-то и к звукам, и к запахам, и к текучему, неверному свету, и к внезапным головокружениям.
        Собственно, самого Флюидуса они теперь и не видели. Были густота и переплетенность
        - дебри, глухая тайга, джунгли. Сверхпрочные джунгли. В земных джунглях что-то постоянно отламывается, падает наземь или застревает в ветвях. Здесь же ничто не отпадало, не отрывалось. Даже пыли, ила, грязи или чего-нибудь похожего здесь не было.

        - Безотходная технология,  - говорил Козмиди с таким хитрым прищуром глаз, словно он сам эту технологию устроил.
        Земные джунгли, хоть и с трудом, можно прорубить. Дебри же Флюидуса нельзя было даже просверлить,  - может быть, только «провзрывать», но, конечно, никто им этого даже попробовать не разрешил бы. «Подбирайте отмычки»,  - говорил в таких случаях Михеич.
        Переплетенность была такая, что капсулы только доставляли людей к месту работы - дальше уже пробирались в скафандрах, на длинных фалах, связывающих с капсулой. На радиосвязь не очень-то надеялись в условиях Флюидуса, но все же каждый час производили радиоперекличку.
        Когда Аня попривыкла, ей стали даже нравиться эти экспедиции. Отдыхая где-нибудь в развилке «ствола», она наблюдала некоторое время, как пробирается кто-нибудь из ее товарищей по «ветвям», по «листьям», то горизонтальным, то чуть ли не вертикальным. Это напоминало ей собственные детские игры в «Дюймовочку»: самая маленькая из матрешек пробирается в траве, как в джунглях, принимает солнечные ванны на листе лопуха, сидит, как в кресле, в цветке. А если падает, то недалеко и не больно - кукла легкая. И здесь они были легкие, даже слишком,  - ушибиться можно было, только если не рассчитаешь силу движения, о те же листья ушибиться.
        Аня продолжала и на Флюидусе называть эти громадные пластины листьями. Но и сами ученые то и дело так называли их.

        - Это все-таки живая материя,  - говорили они извиняющимся тоном. Сергей Сергеевич, который был очень педантичен, возражал на это:

        - Живая материл - это еще не значит растительность. Это может быть чем угодно, вплоть до биологической технологии, живых заводов, выращенных, скажем, из глубины Флюидуса разумными существами.

        - Вы в самом деле так думаете… насчет живых существ в глубине?  - спрашивала с замиранием сердца Аня.
        Сергея Сергеевича это почему-то сердило:

        - Дались нам разумные существа, иные цивилизации! Мало вам собственной? Я ведь не к тому это говорю, чтобы еще одну теорию еще одной цивилизации развить. Оставим этот бесплодный труд фантастам. Я просто за точность и строгость терминов, нам аб-солютно необходимую. Да разгадать тайну этой пластины в сто раз увлекательнее и заманчивее всех ваших фантазий!
        Чем уж их поражали эти «листья», Аня, хоть и пополнила свой «научный багаж», до конца понять не могла. Даже такой сдержанный обычно Маазик восклицал время от времени восторженно:

        - Какая конструкция! Какая гармония! Какая экономия!
        И Заряна вторила радостно:

        - Невероятно. Такое совершенство!
        Впрочем, не одними «листьями» были они заняты. Маазик, Козмиди и Заряна выискивали на Флюидусе цветы. Потому что, если бы нашли цветы, это было бы косвенным свидетельством того, что на Флюидусе действительно есть живые существа. Земные цветы, например, опыляют живые существа. Но никаких цветов они не находили. Хотя кто мог знать, что такое цветы в условиях Флюидуса, если даже не знали толком, что такое «листья». Да ведь и живое существо видела одна Тихая, и то лишь раз. Если вообще видела.

        - Никого так никого!  - говорил Михеич.  - Нужно приготовиться к долгому, кропотливому труду. Работать, как Фабр.

        - Как я!  - говорила Матильда Васильевна, очень довольная своей работоспособностью.
        - Если бы мне не докучали запахи, я бы, право, заменила собой какой-нибудь НИИ.

        - И очень бы хорошо,  - прибавлял задумчиво Михеич,  - чтобы поменьше у нас было приключений, поменьше критических ситуаций!
        А все же хотелось приключений.
        Но дни шли за днями и ничего особенного как будто не предвещали.

***
        Ночью их всех поднял сигнал тревоги. Однако поднял не сразу. Потому что все были словно угоревшие, словно отравленные. Но сигнал звенел и звенел, и, превозмогая страшную слабость, люди стали собираться в командном отсеке.
        Приборы показывали электромагнитную тряску.
        Михеич уже хотел поднимать корабль выше, но тряска кончилась. Однако сигнал тревоги не умолкал.

        - Проверить все системы!  - скомандовал Михеич.
        И вскоре Аня услышала: «Дюза!»
        Одна из трех дюз оказалась забита чем-то тягучим. А между тем их совершеннейшие радары, их сторожа и глашатаи ничего не услышали, никого не засекли! «Тягучка» словно сама собой возникла в дюзе! Либо атмосфера Флюидуса преподнесла подарочек, либо электромагнитная буря не только их всех, но и радары временно вывела из строя!

        - Значит, буря нарочно сделана?
        Ане казалось, что она только подумала, но, оказалось, произнесла вслух. Потому что Сергей Сергеевич тут же возразил:

        - Шаровые молнии вызывают всплески электромагнитного поля, однако, как вы понимаете, никакой преднамеренности в этом нет. «Летающие тарелки» выводят из строя радары - однако и в этом нет злого умысла.

        - Но ни шаровые молнии, ни «летающие тарелки» не забивают дюзы кораблей!  - упрямо сказала Аня.

        - Никогда не спешите с выводами!

        - Увы, кажется, с выводами надо поспешить,  - вмешалась в разговор Заряна.  - Кто знает, что сие обозначает. Представьте себе, что это биологическая мина, и не успею я закончить фразу, как…
        Аня втянула голову в плечи, а Бабоныка ахнула и закрыла лицо руками. Однако ничего не случилось, а Заряна продолжала:

        - Это может быть и просто слизняк какой-нибудь, зародыш которого уже был в дюзе и только сейчас, возбужденный электромагнитной бурей, развился, вырос… Это может быть подарком, а может быть и провокацией. Как уж тут не спешить!
        Михеич отдал приказ об эвакуации. На корабле оставлялись только автоматы, которым приказано было очистить дюзу, запечатать вещество в контейнер и опустить в заданном месте Флюидуса.
        Бабушек и Аню под опекой Сергея Сергеевича эвакуировали в первую очередь. Как и было приказано, они не к Флюидусу опустились, а поднялись повыше и внимательно следили за кораблем.

        - Раньше Джон жил напротив тюрьмы, а теперь он живет напротив своего дома,  - невесело пошутил Сергей Сергеевич.
        Вот от корабля отлепились, отплыли еще три капсулы и разбежались в разные стороны. А корабль висел и висел себе озаряемый то красноватыми отблесками планеты, то острым холодным светом здешнего солнца.
        Аня уже все обдумала, как они будут жить на Флюидусе, если корабль взорвется,  - ведь пройдет несколько месяцев пока их сообщение примут на Земле и отправят им помощь. Она представляла убежище где-нибудь в чаще, представляла появляющихся вдруг из железных стволов аборигенов. Именно она, мечталось ей, угадает язык аборигенов, выйдет им навстречу и объяснит, что землян не надо считать врагами, земляне пришли с миром и даже за взорванный корабль не сердятся, потому что начинать со взаимных обид - дело безнадежное. Она представила, как можно это выразить движениями, танцем. Но спохватилась, что фантазирует, как ребенок. Ее долгом было приглядеть, все ли в порядке со старушками и достойно ли они себя ведут. Бабоныка дремала, а Тихая, бурча, оттирала на стене какое-то одной ей видное пятно. Аня даже пожалела, что их не видят с Земли - так невозмутимо держались они.
        Она задумалась опять и не сразу поняла, когда Сергей Сергеевич сказал:

        - Отвалил.
        Оказалось, контейнер отошел от корабля и начал спуск. Некоторое время они следили за контейнером. Но вот его уже не стало видно. Михеич опросил капсулы по видеосвязи. Слышно было, как потом он запросил корабельные автоматы, все ли в порядке. Дюза была очищена. Шла тщательная проверка всех отсеков корабля.
        Прошло еще два часа - опять видеосвязь.
        Еще два часа - и всем предложили вернуться на корабль.
        Даже совестно как-то было. Столько переполоха - и все впустую, никаких перемен и опасностей
        Михеич назначил тщательное обследование всех членов экипажа. Все оказались здоровы, все - в форме.
        ЭВМ в это время обрабатывала данные о веществе, оказавшемся в дюзе корабля.
        Аня еще пыталась разобраться в многочисленных формулах, начертанных на экране, а Михеич уже подвел итоги:

        - Биомасса… Как видите, масса организованная, однако едва ли высокоорганизованная.

***

«Едва ли высокоорганизованная» - сказал Михеич. То есть никакое не живое это существо, и даже не слизняк. Аня же все ждала живых существ, и даже разумных.
        Некоторое время она очень интересовалась, что показывают приборы, установленные на контейнере, есть ли какие-нибудь перемены. Никаких изменений в структуре вещества, запечатанного в контейнере, приборы не показывали. К контейнеру никто не приближался.
        Всех волновало уже другое.
        Маазик первый обратил внимание, что кое-где в «развилках» стволов имеются утолщения. Разрезать или хотя бы отщипнуть кусочек не удавалось и здесь.
        Очень скоро Аня и Тихая сами имели возможность полюбоваться одним из таких оплывков, как окрестил эти утолщения Маазик.

        - Посмотрите,  - сказал он,  - при некотором угле освещения оплывки слегка просвечивают.
        Но Аня и сама, без всякого особого угла освещения, видела. Словно полудрагоценный камень, утолщение как бы матово светилось изнутри, и в то же время ничего невозможно было разглядеть. Когда она вглядывалась, закрыв глаза, свет от оплывков был вроде бы сильнее. Но только свет - определеннее Аня ничего не могла сказать.
        Тихая своим носом «разглядела» больше.

        - Мякоть в нутре,  - заявила она.

        - Сплошь?

        - Не. Сначала мягше, потом твердее.

        - А дальше?

        - Дальше не разберу. Я только на полметра вглубь чую.

        - Позвольте по этому случаю,  - сказал Сергей Сергеевич,  - вспомнить один древний анекдотец…
        Теперь стало уже обычным: когда все оказывались в некоторой растерянности, верить ли Тихой и насколько, Сергеев вспоминал очередной анекдот, который и являлся как бы завершением разговора с ней.
        И замелькало, замелькало в разговорах: «Оплывок!», «Оплывки!». То они показывают неожиданное электрическое сопротивление, неожиданную температуру, то еще что-нибудь, поражающее специалистов.

        - Что же такое эти оплывки?  - постоянно слышала Аня.  - Почки? Точки роста? Болезнь ствола?

        - Мы ищем аналогий в земном опыте,  - говорил задумчиво Маазик.  - А что, как их нет в данном случае?

        - Любые умопостроения сейчас преждевременны,  - горячился Сергей Сергеевич.

        - Будем думать, как и какие задать им вопросы.
        Аня даже подскочила: задать вопросы? Оплывкам? Но потом поняла, что вопросами Маазик называет опыты и измерения. Ведь неживая природа тоже дает ответы, только спрашивают ее по-другому.
        Оплывки на стволах обычно располагались довольно низко, в плохо освещенных ярусах, и Анин феномен теперь использовался вовсю. Кстати сказать, она не только лучше других видела в полутьме, она и в запахах, если их было не слишком много, уже неплохо разбиралась. Не то чтобы она «видела в запахе», как Тихая, но научилась отделять их один от другого, как ловкая рукодельница разнимает спутавшиеся нитки. Вот, только звуки ее по-прежнему пугали, и не столько сами звуки, сколько непонятность того, откуда они идут, где источник звука, а где его эхо. Но когда она очень увлекалась работой, то как бы переставала слышать. И лазила Аня в дебрях Флюидуса теперь так ловко, что Заряна шутила, будто у нее в походах вырастает еще пара ног, еще пара рук и один прекрасный длинный хвост.

***

        - Знаешь, Фима,  - говорила задумчиво Аня, уверенная, что Мутичка тотчас успеет передать ему все сказанное,  - загадок на Флюидусе столько, что все их все равно не разгадать, надо выбирать какую-нибудь главную. Так и Сергей Сергеевич считает. Подумай только: Тихая кого-то видела, а рядом с ней же Михеич и Сергеев не видели! Что она, невидимок, что ли, по запаху видит? Но ведь невидимки - это фантазия, правда? И если бы на Флюидусе были живые существа, чем бы они питались, спрашивается, когда здесь ничего не отламывается? И знаешь, когда что-нибудь случается, обязательно - электромагнитная встряска! Может, из-за нее никто и не видит ничего - одна Тихая своим носом. А что за вещество оказалось в дюзе? Попало туда неизвестно как, а теперь лежит себе спокойненько в контейнере и ничего с ним не происходит! А оплывки? Что это такое? Зачем и для чего они? Видишь, сколько загадок! И надо выбирать какую-нибудь главную!.. Что? Как ты говоришь?
        Аня смотрела в пол и слушала, что ей «передает» на беззвучном своем языке кукла.

        - Ну, может быть. Не знаю. Может, ты и прав,  - сказала она, выслушав.  - Возможно, и в самом деле нужно не разделять загадки и не искать главную, а объединить их все, потому что они, вероятнее всего, связаны. Наверное, ты прав. Но знаешь, Фима, либо человек что-то понимает, либо нет…
        Она подумала и продолжала:

        - Вот, например, с этими запахами. Когда мы вспомнили с Маазиком, что говорил Фабр, это как будто бы многое объяснило: и как запахи проникают в корабль, и как их чует Тихая, и даже как она «видит» в запахах. Но ведь и мы все слышали запахи. А как? Всё-всё, не говори дальше - я уже поняла! Ведь и эти грибы, которые дают след на фотопластинке, их-то запах мы тоже слышим… И потом в корабль это могло проникнуть в одном виде, а здесь преобразоваться,  - скажем, сгуститься. Как смог. Ну да, проникает туманом - сгущается в дождь. Или проникает физическим полем - сгущается в частицы. Я понимаю, что это грубый пример, грубое сравнение, но на грубом примере яснее.
        Аня увлеклась и не заметила, что за спиной у нее стоит Михеич, такой серьезный, что Аня даже струсила немножко.

        - Что ты сейчас говорила, старушка?  - спросил он.

        - Да нет, вы не думайте, я не больна - это просто так, игра…

        - Ты что же думаешь, старушка, я тебя ругаю? Ты просто говорила любопытные вещи. Повтори-ка.

        - Ну… что загадки не по одной, а вместе надо разгадывать… Что запах мог проникнуть в корабль в одном виде, а здесь измениться или сгуститься, что ли…

        - Это ты сама надумала?

«Не я, а Фима»,  - подумала Аня, а вслух оказала:

        - Юрий Викторович, это же просто игра!

        - И часто ты вот так разговариваешь с куклой? Почему же ты на обсуждениях не говоришь всего этого?

«Я же все это выдумала - эти разговоры через куклу с Фимой»,  - хотела сказать Аня, но уже и сама не могла понять, выдумала ли: ведь с Фабром-то получилась уже не игра, а гипотеза!
        А Михеич продолжал расспрашивать. Задумчиво он сказал, что Мутичка - третий и, может быть, самый интересный из Аниных феноменов. Человек, пояснил он Ане, в сущности, видит, замечает, знает гораздо больше, чем сознает. Это так называется - неосознаваемые формы высшей нервной деятельности. А сознание приходит часто как догадка, как интуиция, предчувствие, вдохновение даже. Она же, Аня, слышит это как голос куклы.
        Михеич много еще говорил. Он рассказывал о больных которые еще «не знают» о своей болезни, но видят вещие сны. Эти вещие сны - своеобразный перевод на язык сознания неосознанного знания. Рассказывал о психически больной, которая ничего «не слышала» и «не воспринимала» много лет. Но вот она излечилась, и оказалось: ее мозг эти годы все улавливал и фиксировал, но не осознавал.
        Михеич называл имена, приводил цифры и факты, высказывал гипотезы, но Аня уже не воспринимала их, а думал о том, какие добрые, какие умные, какие прекрасные у Михеича морщины. Она спохватилась и даже подумала, не велеть ли Мутичке, чтобы та запомнила все, что говорит. Михеич, а потом пересказала. Но вот беда: перед Аней теперь была просто кукла, милая, старая кукла, которая с той минуты как Аня узнала, в чем секрет, уже ничего не могла.
        Третий Анин феномен - самый, как сказал Михеич, интересный - оказался и самым хрупким. Аня стала как та сороконожка, которой нарисовали схему ее движения - и больше двигаться она уже не могла.
        Честно говоря, Ане было интереснее, когда она не знала, что ее кукла - в сущности она сама, что Аня, оказывается, вкладывает в воображаемые слова Фимы собственные неосознанные мысли. Но ведь Фима через Мутичку всегда так умно, так знающе говорил. Неужели она, Аня, умнее себя самой и даже не знает этого?

***
        В тот день Аня работала с Маазиком и Козмиди на девятом уровне. Прошло уже два часа работы. Ее послали отнести кассеты и ленты с приборов в капсулу. Она успела только войти, ей стало нехорошо, так что она опустилась в капсуле прямо на пол. Перед глазами пошли круги. Сердце, казалось, останавливается.
        Аня не знала, было ли ей просто нехорошо или она на некоторое время потеряла сознание. Когда она подняла глаза на щиток приборов, все стрелки плясали.
        Не сразу осознала она, что над ней звучит голос, голос с корабля:

        - Что у вас? Что происходит?

        - Я не знаю,  - с трудом ответила Аня.  - Я сейчас узнаю.
        Но получила приказ из капсулы не выходить, с группой связаться по радио.
        Она попробовала - ничего не получалось. Не то связь была нарушена, не то с Маазиком и Козмиди что-то случилось. Сквозь шум и завывание, казалось ей, слышатся слабый стон и прерывистое дыхание. Выйти она не имела права - она отвечала за капсулу, за связь с кораблем,  - но все равно это казалось ей предательством. Она выслала на поиски робота. И все время давала позывные: «Я - капсула! Я - капсула! Отвечайте! Отвечайте! Следуйте на мой голос! Я - капсула».
        Она уже готова была нарушить приказ и выскочить из капсулы - искать! спасать!  - когда увидела робота. Он тащил Маазика и Козмиди, и у Ани сначала отлегло от сердца, а потом оно оборвалось: неужели мертвы? Крючья, которыми прикреплялись люди к «стволам», были сильно погнуты. Фалы из сверхпрочных тяжей рассечены и потрепаны. Скафандры сильно помяты. Однако ни один скафандр не оказался порванным, и люди уже начинали приходить в себя.

        - Что? Что с вами? Что случилось?  - спрашивала Аня.
        Вместо ответа они сами спрашивали у нее:

        - Что случилось? Где мы?

        - Они ничего не помнят,  - передала Аня на корабль и получила приказ возвращаться.
        Подъем прошел без приключений. На корабле ими занялись Заряна и врач-автомат Кузя. Впрочем, Аню вскоре отпустили, и она помчалась к Михеичу и Сергееву, которые с. роботами тщательно обследовали скафандры пострадавших.
        Аня хотела только посмотреть и вести себя тихо, но не вытерпела:

        - Смотрите! Это ведь удар, след удара?

        - Ну а как же: их же сорвало с тяжей, ударяло о стволы,  - пробормотал Сергеев, хотя он прекрасно понимал, что не это имеет в виду Аня - что она считает случившееся нападением.
        Однако снимок в контрастном освещении показал царапины на скафандрах, загадочно параллельные. Царапины! Конечно, они могли собственными крючьями поцарапаться, но это не был след крючьев.
        Многозначительно взглянув на Сергеева, Аня вернулась в медицинский бокс.

        - Ничего не помню,  - сокрушенно говорил Маазик.  - Электромагнитная буря, по всей вероятности… Послушайте,  - сказал он,  - ну, Козмиди старше. Но меня-то вы вполне могли бы подвергнуть допросу под гипнозом! Не может быть, чтобы мозг не сохранил ничего. Я же вполне нормально го-зорю - значит, глубоких нарушений не произошло… Вы же видите, я совершенно здоров! И молод…

        - Послушайте, дорогой,  - сказал, посмеиваясь, Козмиди,  - вы когда-нибудь прекратите попрекать меня старостью? Это он специально для вас, Зарянушка! Я тоже здоров и ответственно заявляю, что вспомню забытое раньше Маазика. На спор! Давайте в самом деле попробуем?
        Все вопросительно посмотрели на Михеича.

        - Как вы считаете?  - обратился Михеич к Заряне.

        - Я думаю, мы не очень рискуем. Мы же в любую минуту можем отступить, прекратить…

        - Ну что ж, попробуем. Только осторожнее.
        Посторонних выставили из бокса. Но включили экран. Минут пятнадцать вместо Маазика и Козмиди на экране были кривые энцефалограмм, кардиограмм, давления. Потом раздался голос Кузи:

        - Вы спите, вам спокойно, вы вспоминаете… не надо напрягаться, вам это нетрудно, вы помните…
        И - голос Маазика:

        - Голова… какая головная боль… и этот свист… Радуга в глазах… Но ведь это… это… Их
        - двое! Козмиди, держись!

        - Черт возьми, они нападают!  - вскричал Козмиди.  - Только бы фалы… Голова!

        - Вы спите,  - поспешно вмешалась Заряна.  - Все прошло, все хорошо… Вы спите…

…Повторный допрос под гипнозом Михеич категорически запретил.
        Аня полагала, сейчас же все примутся обсуждать нападение. Но ученые не были так доверчивы, как она.

        - Что же вы, подсознанию не доверяете?  - обиженно говорила Аня Сергею Сергеевичу.
        - А вам известны случаи, о которых медицина рассказывает? Думаете, внутренний голос - это такая ерунда?

        - По этому поводу,  - сказал миролюбиво Сергей Сергеевич,  - я могу рассказать ма-ленький анекдот.

***
        Следующие дни все были озабочены. «На войне как на войне»,  - говорил Козмиди, и Аня внимательно и многозначительно поглядывала на него: значит, он тоже склоняется к мысли, что это нападение? «Сначала дюза, потом эти… «двое» - почему же все молчат как ни в чем не бывало?» - думала она.
        Три дня на девятый уровень выходили только роботы. Все было спокойно. Люди сидели у экранов, автоматы ползали у стволов.
        На четвертый день в кают-компании поднялся ропот.

        - Волков бояться - в лес не ходить,  - звонко и запальчиво говорила Заряна.
        Козмиди посмеивался:

        - Заботливый начальник - хорошо. Слишком заботливый - уже плохо. Все плохо, что слишком!
        Михеич молчал. И продолжал засылать на Флюидус одних роботов.
        На шестой день прозвучал сигнал тревоги. Экран ничего не показывал. Роботы не отвечали.
        Поисковые роботы едва разыскали своих покалеченных собратьев. Пленки были засвечены, блоки памяти автоматов не работали.

«Не понимают они, что ли, что это роботы, а не люди?» - думала Аня, но вслух не говорила, опасаясь нападок и суровости Сергея Сергеевича.
        Козмиди уже не посмеивался над Михеичем, Заряна не приводила пословицу о волках. Михеич молчал и снова засылал на Флюидус роботов.
        Прошло три дня - и снова тревога. И снова три робота из десяти покалечены.
        Застрекотала вычислительная машина: ей задан был анализ.

        - Без вычислительной машины мы уже не можем!  - возмутилась вслух Заряна.  - Разве и так не ясно, что нападение происходит каждый раз, как приступают к лучевому прощупыванию оплывков?!

        - Человек предполагает, а машина вычисляет,  - ответил вполне резонно Михеич.

        - И я бы не бросался такими словами, как «нападение» - сказал сердито Сергей Сергеевич,  - а то мы рискуем недалеко уйти от дикарей, которые очеловечивают любое природное явление.

        - Ах, ну конечно, шаровые молнии убивают людей, но никакой преднамеренности в этом нет! Сколько можно повторять одно и то же?  - не выдержала Аня.

        - О женщины!  - только и сказал Козмиди.
        Вычислительная машина подтвердила: катастрофы происходят при лучевом прощупывании оплывков. Ну а насчет того, нападение это или нет, конечно, ничего сказать пока было невозможно.
        Сергеев стал рассеянным, и очень рассеянным стал Володин, с которым Сергеев что-то придумывал и мастерил. При этом Сергеев почти забыл свои анекдоты, а если брался рассказывать, то забывал, что этот анекдот он уже рассказывал на прошлой неделе - позор для эрудита-анекдотчика. А Володин все ел и ел - чудовищно много. И при этом худел.

        - Уходит с излучением,  - шутил он рассеянно, замечая на себе сострадательный взгляд Ани.  - Не мешайте, у нас идея, и даже не одна.

        - Ваши идеи дорого нам обойдутся - уморите голодом,  - замечал им Козмиди.
        Они возились с кинокамерой, надеясь при помощи каких-то усовершенствований уберечь пленки от засвечивания, сфотографировать происходящее каким-то особым образом. При этом сработать кинокамера должна была, не раньше чем начнется электромагнитная встряска.
        Их не торопили, только подсовывали Володину еду, а Сергеева старались не раздражать необоснованными гипотезами.
        И наступил наконец день, когда автоматы, засланные к оплывкам, все сделали как надо - в том месте прошла электромагнитная буря, роботы были помяты и сброшены, но пленка не пропала. Сутки Володин и Сергеев колдовали над ней, а затем начался просмотр.
        Не такая уж четкая была пленка, как Аня мечтала, и все же видны были и контуры роботов, и тени каких-то существ, которые срывали их с крючьев и присосок!
        Сергеев комментировал изображение, остальные перекидывались только короткими замечаниями.

        - Итак, все-таки нападение,  - сказал наконец Михеич, и тогда все заговорили разом.
        Аня несколько раз взглядывала выразительно на Сергея Сергеевича, но он не замечал ее взглядов в пылу разговора.

        - Почему они нападают каждый раз, как роботы приступают к лучевому прощупыванию оплывков?  - говорил Маазик.  - Что это: гнезда, жилища, склады, входы и выходы?

        - На двери-то уж это никак не похоже,  - сказал Сергеев,  - ни шва, ни трещинки!

        - Во всяком случае,  - вставил молчавший до этого Володин,  - обозначилась некая ключевая точка на Флюидусе.

        - Значит, Тихая в самом деле видела,  - не преминула напомнить Аня.
        И все с уважением посмотрели на Тихую.

***
        Да, уважение к Тихой очень выросло. А вот Бабоныка вдруг впала в совершенный старческий маразм. Тот взлет, то омоложение, которые предшествовали ее полету на Флюидус, которые делали ее таким прекрасным, точным работником долгие месяцы полета на Флюидус и первые месяцы пребывания здесь, прошли, словно и не было никакого омоложения. Она совершенно забыла, что участвует в важнейшей космической экспедиции. У нее появились свои, старческие заботы. Раз двадцать в день ее интересовал вопрос о времени. Аня ставила возле нее большие часы и на руку ей часы надевала, но Матильде Васильевне нужно было это не видеть, а слышать. Шла ли обработка исследований, просмотр пленок, работа с ЭВМ или проверка систем корабля, она входила, оглядывалась и спрашивала с улыбкой:

        - Пардон, не скажете ли, который час?
        Ей отвечали.

        - Это по местному?  - тут же интересовалась она.  - Простите, а по московскому? А месяц? А день недели у нас какой?
        Ей терпеливо и подробно, стараясь не раздражаться, отвечали. Но она, не дослушав, отворачивалась и уходила. Заглядывала в каждую каюту и спрашивала:

        - Не скажете ли, где здесь выход? Не правда ли, здесь чем-то пахнет, не очень приятным? Я хочу на свежий воздух!
        Она все придирчивее относилась к запахам, все сильнее душилась и без конца обмахивалась сандаловым веером.
        Разговаривать с ней было все труднее - она зачастую забывала первую половину даже собственных фраз.
        Ее спрашивали, видела ли она Аню у себя в каюте.

        - У себя в каюте,  - говорила Бабоныка,  - кстати, я ужасно скучаю иной час… Вернее, час иной… В самом деле, который час сейчас… Сей-час… Как это можно посеять час, спрашиваю я вас… Нет, это я вас спрашиваю, если вы разрешите…
        Теперь Аня ни на шаг не отпускала Матильду Васильевну. Спокойнее было держать ее при себе, чем оставлять без надзора. Во время высадок на Флюидус Аня устраивала бабушку рядом в удобном месте и под ее привычное бормотание спокойно делала свое дело.
        Частенько Матильда Васильевна донимала Аню вопросами: на чем это они сидят и зачем на ней водолазный костюм, а может, и не костюм, а какой-то футляр и нельзя ли снять эту штуку с головы, чтобы подкрасить губы? Поэтому когда в очередной раз Аня услышала: «Деточка, я тут обломала какую-то ветку; куда мне ее деть?» - то даже не ответила, занятая работой.
        Однако бабушка Матильда продолжала:

        - Анюня, что делать с этой веткой? Если я ее брошу, я ведь могу ударить кого-нибудь.

        - Не ударишь, бабуленька, бросай,  - рассеянно молвила Аня. Она все еще считала, что это какие-то бабушкины фантазии - ведь на Флюидусе ничего нельзя отломить.

        - Анюня, а что, если эту палку обстругать, инкрустировать и сделать трость? Я думаю, если я попрошу Юрия Михеича, он не откажет мне. Антр ну, детка, Юрий Михеич несколько рассеян - Он, я думаю, профессор или даже академик… Ой, Аня, если бы не перчатки, я укололась бы об эту штуку!
        К великому удивлению Ани, бабушка Матильда действительно держала в руках нечто, напоминающее сухую ветку,  - земную сухую ветку.

        - Где ты это взяла?  - спросила обескураженная Аня.

        - Но ведь я же тебе говорю - обломила! Нечаянно обломила!
        Осторожно Аня взяла это из рук Бабоныки и чуть не выронила: она держала ногу - ногу гигантского насекомого. Высохшую, откушенную или отломленную ногу кузнечика; или муравья ростом с человека! Невероятно!
        Аня немедленно вызвала Маазика.
        С величайшими предосторожностями они доставили ногу на корабль.

        - Ба!  - сказал Козмиди.  - Чего это они тащат?
        Но тут же стал очень серьезен.

        - А ведь это не нога,  - сказал он, рассмотрев их трофей как следует.  - Это личиночная шкурка ноги. Наш призрак линяет подобно земным насекомым. Это твердая слинявшая шкурка, сохраняющая форму ноги.
        Сергей Сергеевич уже фотографировал ее во всех ракурсах. Заряна готовила специальный раствор, чтобы мумифицировать ее. Козмиди набрасывал примерный портрет обладателя этой ноги. Готовили срочную передачу на Землю.

        - Постойте,  - сказал Михеич.  - А как же мы назовем это насекомое, этого флюидусянина?
        Козмиди пошутил:

        - Может быть, подождать, пока они сами скажут, как называются?

        - Шутки в сторону - сказал Михеич.  - Название все-таки нужно. И срочно. Полагаю, честь назвать открытый на Флюидусе вид принадлежит по праву Матильде Васильевне. Матильда Васильевна, предлагайте название!
        У Ани было заведено в детстве называть своих кукол по имени тех, кто дарил их. Ученые имеют свой обычай - честь назвать обнаруженный вид принадлежит открывателю. Были, правда, Некоторые сомнения - считать первооткрывателем Бабоныку или Тихую, ведь именно Тихая первая заметила странное это существо. Однако она только видела, да и то не четко, в то время как по шкурке ноги, обнаруженной Матильдой Васильевной, можно было уже достоверно судить, что собой представляет обитатель Флюидуса!
        Все наперебой объясняли Бабоныке, что это значит - назвать вид и почему именно ей выпала такая честь. Матильда Васильевна слушала, закинув ногу на ногу и обмахиваясь сандаловым веером, и хотя вид при этом у нее был очень забавный - в спортивных штанах, с зеленоватыми кудряшками над стареньким лицом,  - никто и не думал улыбаться. Ей начали даже предлагать на выбор названия:

        - Бабоныкус!

        - Фантомус! (что значило - Призрачный).
        Аня крикнула:

        - Матиль!
        Царственным жестом Матильда Васильевна подняла руку:

        - Довольно разговоров! Я называю его де-фи-липп!
        На корабле, конечно, знали, что некогда, в молодости, был у Матильды Васильевны роман с неким очаровательным молодым человеком по имени де Филипп. Почему-то Они расстались, но ничто последующее не изгладило из ее памяти этого образа.

        - О-о,  - говаривала подчас Матильда Васильевна,  - на Земле несколько миллиардов людей, но второго де Филиппа не было, нет и не будет.

        - Ну что ж,  - сказал Михеич,  - дефилиппус так дефилиппус! Да здравствует любовь, которую помнят всю жизнь.

«Вот и я так же люблю Фиму»,  - подумала вдруг Аня, хотя до этого никогда не задумывалась, как называется ее привязанность к Фиме.

        - Да здравствует любовь, которую помнят и на иной планете! Качать Матильду Васильевну!  - крикнула Заряна.

        - Мон дье! Вы с ума сошли!  - вскричала Бабоныка, хотя глаза ее блестели не испугом, а удовольствием. За весь вечер она не перепутала ни одного слова - так хорошо ей было!
        Качали ее очень осторожно - даже кудряшки не растрепались,  - просто приподнимали и опускали, как в кресле. И даже не знали, что уже началась передача для Земли.

***
        Но, видимо, это было последнее, хотя и самое большое торжество Бабоныки.
        Тщетно Заряна применяла самые сильные препараты против склероза и старости - ум Матильды Васильевны становился все слабее. Она с Трудом отпускала от себя Аню, плакала, когда та уходила. Жаловалась, что ее отравляют запахами, и требовала духов в таком количестве, какого не было на всем корабле. Она уверяла, что за ней следят. Или же - что ее зовет де Филипп, а они не пускают к нему.
        Утешить Матильду Васильевну можно было только духами, сандаловым веером да лиловым Аниным скафандром, который почему-то ей очень нравился.

        - Это королевский цвет,  - говорила она важно.  - Это любимый цвет королей и моего дорогого де Филиппа. Антр ну, моя милая, но он ревнует меня к нашему дорогому… как его… Ах, у меня все путается в голове от этих ужасных запахов! Девочка, я забыла, как тебя зовут, но я отдала тебе всю жизнь. Пожалей меня, спаси от этих запахов! Почему за мной все время следят? Спаси меня, деточка, мне так тяжело!
        Аня плакала. Никогда в жизни не была она так несчастна. Но она еще не знала, что худшее впереди.


        ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

        Чуть не каждый день теперь приносил открытия.
        У них, был уже не один, а несколько снимков огромного насекомого, названного дефилиппусом. Сергей Сергеевич и Володин только сокрушались, что снимки нечеткие. И опять они думали и мастерили - совершенствовали аппарат и пленки. А уж какие споры над снимками разгорались. Спорили о том, как все же передвигается дефилиппус. Потому что иногда над насекомым расправлялось что-то похожее на большой плавник или крылья, иногда же оно пролетало на чем-то вроде веревки… Спорили, покрыт ли дефилиппус ороговевшими чешуйками или же шерстью. Рассуждали о том, как он дышит, какие у него возможны органы чувств. А главное - как и почему возбуждает он вокруг себя электромагнитную тряску. Только о разумности дефилиппуса не спорили, даже вопроса не поднимали: Аню же страшно интересовало именно это.
        На ее вопрос, не может ли статься, что это разумное существо, Тихая безапелляционно ответила:

        - Еще чего - оно насекомое, и все тут! Почему мне известно? А по глазам! Нету в его глазах никоторой мысли!
        На Флюидусе, считала Аня, наступало самое интересное, но Михеич все реже разрешал ей теперь участвовать в экспедициях - требовался постоянный присмотр за бабушкой Матильдой.

***
        В тот день Аня проснулась от ранней побудки, но, вспомнив, что ей сегодня велено оставаться на корабле, снова задремала.
        Проснувшись окончательно, она негромко окликнула:

        - Бабенька!
        Ответа не было.
        Застыдившись, что, пока она спит, бабушка Матильда кому-то мешает, Аня быстренько оделась и отправилась на поиски. Она заглянула в ближайшие каюты, в столовую, на кухню, в библиотеку - бабушки Матильды там не было. Аня побежала в командный отсек, как вдруг раздался сигнал тревоги.

        - Что случилось?  - крикнула она чуть не наскочившему на нее Сергею Сергеевичу, а тот остановился со всего разбега и уставился на нее.

        - Что случилось?  - повторила Аня.
        Ничего не отвечая, Сергей Сергеевич схватил ее за руку, расцеловал в обе щеки и потащил за собой, бормоча что-то невразумительное.

«Может быть,  - подумала Аня,  - бабушка Матильда подняла панику, что со мной что-то случилось, меня не застали на месте и вот дали тревогу!»
        Однако и в командном отсеке бабушки Матильды не было, а дежуривший там Володин так уставился на Аню, что даже хмыкнуть забыл.

        - Да что это с вами со всеми?  - рассердилась Аня.  - Почему тревога? Где моя бабушка?
        Вместо ответа Сергеев с Володиным набросились с вопросами на нее:

        - Когда ты вернулась на корабль? Почему не предупредила группу?
        Аня не успела и слова молвить, как в динамике раздался голос Михеича:

        - В чем дело? Почему Аня ушла с группой? Я не разрешал.
        Оттолкнув Володина, Аня крикнула:

        - Я никуда не уходила! Я ничего не пойму! Где моя бабушка?
        Сигнал наконец умолк. Горели только красные глазки: «Тревога! ЧП!» Все казалось багровым в их свете. Аня еще ничего не понимала, но сердце ныло нестерпимо.

        - Утром,  - доложил автомат шлюзовой камеры,  - три человека с роботами вошли в капсулу, после чего капсула отправилась в заданный район.
        Автомат перечислил состав группы, и пораженная Аня услышала свое имя.

        - Мой скафандр!  - крикнула она и бросилась в каюту.
        Скафандра на месте не было.
        Утром, пока Аня спала, Бабоныка нарядилась в ее «королевский» лиловый скафандр и вышла в коридор. Все на корабле знали цвета скафандров каждого. И автомат шлюзовой камеры регистрировал группу по цвету скафандров.
        Козмиди, нагнав лиловый скафандр в коридоре, еще поторопил: «Долго спите, девушка! Скорее, Анечка, мы опаздываем!» И даже подкрутил гермошлем, не разглядев в неверном флюидусовском свете лица за стеклом.
        И Заряна не удивилась присутствию в капсуле «Ани» - решила, что Михеич передумал и разрешил ей участвовать в высадке. Они с Козмиди были заняты вчерашней новостью. Накануне прибор, установленный на одном из оплывков, зарегистрировал строго периодичные импульсы. Маазик даже назвал оплывки биомаяками. Раздраженный Сергей Сергеевич, конечно же, напоминал, что в свое время, открыв пульсары, пытались увидеть в них радиомаяки иных цивилизаций. Козмиди подшучивал над ними обоими. Об этом и вспоминали утром в капсуле Козмиди и Заряна. Обернувшись к лиловому скафандру, тихонько сидевшему в углу, Заряна спросила, что думает по этому поводу
«Аня». Матильда Васильевна промолчала. Но спор вспыхнул с новой силой, и на молчаливость «девочки» не обратили внимания.
        Закрепив капсулу на посадочной площадке, Заряна и Козмиди заторопились к оставленным накануне приборам. Лиловый скафандр мешкал, но на это второпях не обратили внимания и вспомнили о «девочке», лишь когда» в установленный час переклички она не отозвалась.
        Потом Козмиди рассказывал, что, уже погрузившись в работу и напряженно размышляя, он увидел лиловый скафандр, пробирающийся по стволам. Что-то еще показалось ему странным. Задним числом он понял, что на лиловом скафандре не было фала, связывающего с капсулой. Но тогда это скользнуло краем сознания…
        Больше лиловый скафандр ни Заряна, ни Козмиди не видели.

***
        Сутки - и днем, и ночью - продолжались поиски. Даже те, Кому велено было отдыхать, ворочались в своих - кроватях, Медали сигнала обнаружения.
        Аня совсем не отдыхала. К ней было не подступиться. Осунувшаяся, почерневшая, она перебиралась со ствола на ствол, протискивалась меж ветвей, оглядывая каждый закоулок.
        А нашла - Тихая. Она не вглядывалась, как другие. Она внюхивалась, сдвинув гермошлем и взяв в зубы воздуховодную трубку. Молча и цепко передвигалась Тихая в чащобе. Потом остановилась и сказала:

        - Здесь Мательдой пахнет!
        И повела поисковую группу.
        Через двадцать метров обнаружили мертвую Матильду Васильевну в лиловом скафандре с отвинченным гермошлемом. На лице ее, однако, не было признаков удушья: выражение его было спокойное и даже приветливое.

        - Смерть наступила мгновенно,  - сказал Заряна.  - Она не мучилась.
        Аня даже не плакала - она никак не могла поверить в случившееся.
        В одноместном батискафе опустили останки Матильды Васильевны уровнем ниже, прикрепили к стволу.
        Проходили дни. Аня крепилась, чтобы снова и снова не переспрашивать, отчего умерла бабушка Матильда.
        Как вдруг батискаф с телом исчез.
        Первая обнаружила это опять-таки Тихая, однако даже она не сразу сообразила куда. Сначала она бросилась в глубь, чащобы, как бы преследуя похитителей. Доверяя Тихой чуть, ли не слепо, Михеич и Сергеев поспешили за ней. Однако минут через десять Тихая остановилась и повернула назад. На вопросы она не отвечала. Теперь Тихая не спешила, а продвигалась чуть ли не ползком.
        Аня подоспела со второй группой. Она уже знала, что батискаф исчез. Первой выскочив из капсулы, бросилась к людям, понуро стоявшим метрах в двадцати. Перед ней расступились, но, кроме пустого, распавшегося надвое, как пустая скорлупа, батискафа, она не увидела в первую минуту ничего! Люди, однако, смотрели мимо батискафа - на большой, метра полтора в поперечнике, оплывок. «При чем тут оплывок?» - подумала Аня с досадой. Она обежала глазами столпившихся. Все смотрели на этот оплывок. Заряна положила руку ей на плечо, прижала к себе. Только тут Аня заметила, что оплывок почти прозрачен. В его глубине что-то темнело. Вглядевшись она различила контуры тела - так спят, свернувшись калачиком, дети. Это была бабушка Матильда.
        Несколько часов у оплывка возились роботы. Никакие инструменты не брали его.
        Между тем оплывок совсем потемнел. Только Тихая еще продолжала видеть тело в его глубине.

***
        Как тень, ходила Аня за Михеичем, выспрашивала:

        - Зачем они ее замуровали? Дефилиппусы.

        - Почему ты считаешь, что это дефилиппусы?

        - Если не дефилиппусы, почему бабушка оказалась в оплывке?

        - Еще раз говорю: мы слишком мало знаем. Возможно, стволы каким-то образом вбирают в себя все остатки.

        - А личиночная нога, а батискаф?

        - Не сразу, может быть, вбирают.

        - Вы считаете, эти стволы могут быть…

        - Чем угодно. Санитарами, похоронным бюро… Аня, возьми себя в руки.

        - Хорошо,  - покорно говорила Аня.
        А через минуту опять спрашивала:

        - Скажите мне, только правду, ее в самом деле никак нельзя достать?

        - Ты же знаешь, ни один инструмент не берет эти стволы,  - отвечал Михеич терпеливо, сам страшно изменившийся, осунувшийся за эти несколько суток.  - Мы даже не знаем могли бы мы хотя бы взрывом их одолеть. Да и зачем, девочка? Это саркофаг, которому мог бы позавидовать любой фараон.

…Заряна предложила погрузить Аню в оздоровительный сон. Но всегда такая приветливая Аня взбунтовалась.

        - Вы хотите меня усыпить, чтобы я забыла ее! Тогда вы все можете успокоиться! И во всем мире тогда не останется человека, который бы помнил и любил ее! Нет!

        - Аня,  - сказал Сергей Сергеевич,  - твоя бабушка открыла первое внеземное существо, и помнить ее будут дольше, чем нас с тобой. Знать о ней будут во всем мире…
        Но он даже сам не ведал, насколько был прав, говоря это.

***
        Невесело было в эти месяцы на корабле. А как горевала Тихая! Кто бы подумал, что эта жесткая, неласковая старуха, всегда шпынявшая Бабоныку, по-своему к ней привязана?
        И не то чтобы в первую же минуту было видно, что Тихая переживает. Из всех, окруживших умершую, она выглядела самой равнодушной. Сказала: «Мательда здесь» - и первая ушла к капсуле.
        А потом Тихая сникла. Даже широкий и острый нос ее как бы обмяк, а глаза потеряли остроту буравчиков.
        Недели через две пришла она к Ане и вдруг погладила ее по голове.

        - Вот так-то,  - сказала она,  - нету нашей Мательды. Прошла жизнь, а чего, кроме всякой тяжести, вспомнить? Детство было - не приведи бог. А и выросла - много ли добра видела? Работала до черноты в глазах. Взамужем была - и этого добра испытала
        - на всю жизнь наелась. Девчонку вот только жаль - была у меня Мотька. Куда вам всем до нее - шустрая и красивая, вся в меня…
        Как ни грустно было Ане, она не выдержала, улыбнулась от этих слов бабушки Тихой. А та даже не заметила, продолжала:

        - Хвеномен - вся в меня (она уже не говорила «хвени-мени», а почти правильно, если не считать буквы «ф», которая для Тихой и всегда-то была «хв»)… Хвеномен, одно слово. Только и она померла, царство ей небесное… А тепереча вот загнусь, как Мательда, на этом Хлюидусе и не свижусь с ней.

        - Не свидитесь?  - удивилась Аня.  - С кем? С дочкой? Это вы, что ли, про «тот свет»?

        - А то про какой же ж?

        - Так почему же, раз вы уж верите в «тот свет», не свидитесь-то?

        - Тот свет на той Земле остался,  - сказала Тихая.
        И опять Аня улыбнулась. И опять Тихая не заметила. А сказала вдруг с болью:

        - Я о Мательде всё! Ну до чего ж бесполезное существо была покойница - никакого даже хвеномена в ней не было! А вот жалко ж, прямо я не знаю!
        Аня как сидела, так и онемела на минуту - вытаращилась на Тихую и молчала. Только было она растрогалась, как Тихая снова все испортила. Когда же к Ане вернулся дар речи, она не стала кричать и возмущаться, как раскричалась бы раньше. Она только твердо сказала:

        - Неправда, бабушка Тихая. У моей бабушки тоже был феномен. Она, как ребенок, ласковая была и ждала всегда самого лучшего.
        Аня еще говорила это, а сама подумала: такая ли уж всегда была бабушка Матильда ласковая и была ли она, например, ласковая с бабушкой Тихой, даже если это и трудно было?

        - А внезапное омоложение организма?  - сказала еще Аня.  - А как она перегрузки на испытательных стендах выдерживала? А главное - она добрая была.
        Но Тихая не слушала. Она плакала крохотными мутными слезами.

***
        Не было дня, чтобы Тихая не отпросилась хотя бы на полчаса на «могилку» Бабоныки.
        Больше она уже никогда не плакала. Тряпочкой протрет оплывок, хотя от этого ствол нимало не изменяется, постоит, не то вглядываясь, не то внюхиваясь, и при этом что-то бормочет себе под нос.
        Аня никогда не подходила близко к бабушкину оплывку - боялась, не хотела видеть то, что могла увидеть, как и Тихая.
        Потом Аню вообще перестали посылать на этот маршрут, и она была благодарна Михеичу.
        Аня взяла себя в руки, работала, как и все, разве что прежнего пылкого интереса не испытывала.
        Сергей Сергеевич то и дело оказывался возле нее, и сначала она даже думала, что это Михеич поручил ему опекать ее. Но нет, никому ничего Михеич не поручал, все это делали по велению сердца. И хотя каждый был к Ане внимателен без назойливости, но постепенно все как бы отодвинулись в сторону, потому что у Сергея Сергеевича это получалось лучше: он понимал, когда Аню можно оставить одну, а когда одной ей трудно. Он безошибочно знал, когда помолчать, а когда и пошутить, и даже анекдот, может быть, рассказать Он один умел вызвать на лице Ани улыбку. Улыбку, а не смех, после которого слезы, если они совсем близко, брызжут еще безудержнее. Никогда бы до этого Аня и подумать не могла, что требовательный, суровый Сергей Сергеевич, хотя она и раньше знала, что он добрый, может быть еще и таким заботливым и чутким.
        Как-то она спросила:

        - Сергей Сергеевич, почему вы столько возитесь со мной?

        - Потому что люблю.
        Аня сдвинула брови.

        - Меня все любят,  - сказала она, не оттого, что хотела похвастаться, а оттого, что ей почудился в его словах другой смысл.

        - Это правда - все,  - сказал Сергей Сергеевич так основательно, как он вообще говорил всё, невзирая на свою молодость.  - Но я больше всех.

        - Как это?  - спросила Аня.

        - А так, что я согласился бы умереть, только чтобы ты стала снова такой веселой и счастливой, как раньше… как солнышко…
        Аня даже растерялась, а Сергей Сергеевич продолжал:

        - Ну, посмотри на себя, какая ты милая, какая красивая и какая… уже взрослая.
        Тоненькая зеленоглазая девушка в шапочке пушистых волос строго смотрела на Аню из зеркала. Она казалась гораздо взрослее сверстниц, оставшихся на Земле.

        - Здесь же меньшая сила тяжести,  - подумала Аня вслух, как бы оправдываясь.  - Мы живем, наверное, быстрее…

        - И не заметим, как станем старичками…

        - Или снова детьми…
        Она вспомнила себя на Земле - длинноногой девчонкой, которая считала себя несчастной. Вспомнила Фиму, с таким серьезным и нежным лицом, что все время хотелось смотреть на него. Вспомнила, что в детстве был он маленького роста и говорил нежным девчоночьим голосом, в то время как у самой Ани голос был сильный и резкий - кого хочешь могла перекричать.
        Аня не заметила, что улыбается и плачет одновременно, а увидев испуганный взгляд Сергея Сергеевича, тряхнула головой.

        - Ах, если бы вы не были таким взрослым и умным!  - сказала она сквозь слезы и улыбку.  - Если бы вы были на голову ниже меня и говорили тоненьким голосом невероятные вещи…

        - Тогда что?  - спросил Сергей Сергеевич как-то рассеянно.

        - Тогда… тогда бы я вам, наверное, надоела, потому что все время вертелась бы возле!

        - Ничего,  - улыбнулся Сергей Сергеевич.  - Я ведь тоже долго живу среди насекомых. Я быстро состарюсь и стану смешным, маленьким стариком и буду говорить такие невероятные вещи, что все, кроме тебя, будут разбегаться от меня.

        - И может быть,  - сказала Аня, кусая дрожащие губы,  - к тому времени я снова буду живая, а не такая, как сейчас,  - словно живу внутри незнакомого мне человека.

        - Разрешите, мадемуазель,  - сказал Сергей Сергеевич,  - рассказать по этому поводу один старый забавный анекдот…
        И так Аня и не поняла, действительно ли в нее по-взрослому влюбился Сергей Сергеевич, так же, как, замечала она, был влюблен в Заряну молчаливый Володин, а может быть, Маазик, или Сергей Сергеевич просто шутил, чтобы отвлечь ее от невеселых мыслей.
        Что ж, если он хотел развлечь ее немного, это ему удалось, Оставшись одна, она качала удивленно головой, улыбалась растерянно и разглядывала, прищурив недоверчиво глаза, себя в зеркале.

***
        В эти дни приняли они земную передачу, теперь неуместную: взволнованные земляне поздравляли Бабоныку и весь экипаж с замечательным открытием дефилиппуса. Поздравлял и Фима, несколько неуверенно, правда. «Неужели чувствует, что у нас уже все по-другому?  - с бьющимся сердцем думала Аня.  - Или ему просто кажется невероятным, что именно бабушка Матильда сделала это открытие?»

        - Фима,  - сказала Аня, когда наступила очередь ответной передачи,  - бабушки Матильды нет… никогда уже не будет.
        И все. Больше она ничего не сказала. Да и что еще могла она сказать при всех? А так много надо было бы сказать еще! О том хотя бы, что очень часто теперь при ее приближении смолкают оживленные разговоры и споры.
        Аня и боялась, и уже хотела знать, о чем эти споры.

«Знаешь, Фима,  - сказала бы она, оставшись одна в своей! каюте,  - они то и дело повторяют: «биоактивность», «биоволны», «импульсы», они ссылаются на Тихую, но это и все, что я урывками слышала. «Бабушкин оплывок» - говорят они, потому что иначе никто ведь теперь и не зовет этот оплывок. Понятно, что они не хотят вести при мне эти разговоры, но, как ты думаешь, о чем именно говорят они?»
        Так спросила бы она, если бы решилась снова на такую беседу на расстоянии.
        Да, всякий разговор о Бабушкином оплывке смолкал при ее появлении.
        Зато о дефилиппусе говорили при ней свободно, и она все пыталась представить себе это существо. Она видела снимок, которым очень гордились в экспедиции: не один, а целых два дефилиппуса - не то дерутся, не то обнимаются, не то разговаривают друг с другом. Но и этот снимок был очень нечеток, расплывчат - так обычно выглядят фотографии земных насекомых, которые, как известно, безостановочно движутся, а не ждут, пока их сфотографируют.

        - Самое непонятное,  - говорил Козмиди,  - чем питаются эти существа. Ни-каких следов питания! Можно подумать, что это бестелесные призраки!

        - Но ведь и на Земле,  - говорила Заряна,  - есть бабочки, которые ничего не едят, у которых даже ртов нет.

        - В таком случае, очаровательная моя, мы должны предположить, что дефилиппусы - только краткая, и даже очень краткая, жизненная стадия в метаморфозе какого-то насекомого. Как, скажем, бабочки и мотыльки.

        - Не обязательно такая уж краткая. Даже те, у кого есть рты, способны не питаться по году и больше.

        - Но не при активном движении… И если это метаморфоз, где же тогда другие формы этого существа?
        Такие вопросы задавались, собственно, никому - ни один Член экспедиции не мог дать на них ответа.
        Между тем нрав дефилиппусов явно менялся. Почти превратились нападения на людей и роботов, исследующих оплывки.
        Да и оплывки были уже не те. Они больше не напоминали мутно-прозрачные полудрагоценные камни. Цвет их теперь не отличался от цвета соседних участков ствола. И оплывки же не казались неровными выпуклостями на сгибах, они как бы срезали углы между вертикальными стволами и более тонкими - до двух метров в поперечнике - горизонтальными ветвями. Толстотрубчатый пейзаж Флюидуса больше теперь напоминал рисунок сот, чем криво, неумело разграфленный тает бумаги.
        Все чаще, снимая показания приборов на оплывках, а потом слушая обсуждение этих показаний, Аня ловила себя на мыслях о Бабушкином оплывке - так ли он потемнел, как эти, так ли увеличился, вырос? Единственное, что она знала даже раньше - ни один дефилиппус не пронесся над Бабушкиным оплывком.

        - Оплывки стареют,  - говорил Маазик.
        Однако группа, в которой находилась Аня, именно теперь обнаружила свежий, еще почти прозрачный оплывок.
        Капсула улетела за Тихой, а они смотрели, как темнеет оплывок и пропадает в его глубине нечто напоминающее скрюченное, сложенное втрое существо.

        - На старинный янтарь похоже,  - сказала Заряна.
        Остальные молча глядели на темнеющий оплывок.
        Когда прилетела Тихая, он был уже темен.

        - Это Мательдина насекомая,  - сказала Тихая.  - Мертвая.
        В самом деле, все время, пока Аня еще видела его, дефилиппус был неподвижен.

        - Неужели стволы питаются останками животных?  - нарушил кто-то молчание.
        Страх шевельнулся в душе Ани. Она представила, как стоит кому-то погибнуть - ствол разверзается и втягивает погибшего в свое нутро. А что, если он даже растет в направлении к погибшему, охотится за ним? Ствол под ее ногами, площадки листьев уже не казались ей такими невинными, такими безвредными, такими растительными, как раньше.
        Летели на корабль они, превышая дозволенную скорость. Однако их новость, их сенсация не оказалась единственной. Группа Маазика в тот же день и почти в тот же час обнаружила свежий оплывок со скрюченным, еще видным дефилиппусом внутри. Мало того, в тот самый момент, когда капсула Маазика опускалась к оплывку, другой, живой дефилиппус промелькнул над ним. Смутную эту тень Сергеев успел дана сфотографировать.

        - Надо же, закон парных случаев,  - сказала задумчиво Заряна.

        - Так что такое эти оплывки?  - думал вслух Козмиди.  - Захоронения? Откладывание на своем мертвом собрате яичек? Убийство? Или, напротив, скорбь?
        Откашлявшись, Сергей Сергеевич заметил:

        - Каждый способен найти этому множество аналогий земной природе…

        - Но здесь все-таки не Земля,  - продолжил его мысль Козмиди,  - и нам пока рано думать и прикидывать, что это означает в действительности.

        - Роботы пронаблюдают,  - подвел итог Михеич.
        Однако в ту же ночь все аппараты оказались смяты, пленки - засвечены.

        - Почему же,  - решилась спросить у Михеича Аня,  - никто ни разу не тронул ничего у Бабушкина оплывка?
        Михеич молчал, а Аня сказала, вопросительно глядя на него:

        - Конечно, есть и еще оплывки, у которых дефилиппусы не устраивали разбоя. Может, это испорченные оплывки?
        Михеич не отвечал, и Аня продолжала:

        - А может, это не то, что нужно дефилиппусу и его потомству. Как я была бы рада, если так… А импульсы?!  - вдруг вспомнила Аня.  - Импульсы в Бабушкином оплывке ведь есть? И они, как и в других оплывках, стали иными, разве нет? Да-да, сама знаю… А что, если это радиопередачи для нас? И если эти радиопередатчики работают на энергии разрушения?

        - Аня, перестань самоедствовать,  - строго сказал Михеич, в то время как его морщины стали не строгими, а грустными.  - Придумать можно что угодно. Но это ничему не поможет. Нужно знать.
        Что ж, он сердился правильно. И все-таки это была ее, а не его бабушка, самый родной ей человек.

        - Я бы тоже хотела знать,  - сказала она,  - что бы ни было, лучше знать!

***
        Пришел день, когда она не удержалась: оказавшись в соседнем квадрате, отправилась к Бабушкину оплывку.
        Еще не подойдя близко, она обратила внимание, что около него тесно от роботов и людей. Люди были чем-то очень поглощены. Она еще не решалась подвинуться ближе.

        - Неужто не видите?  - спросила Тихая, которая тоже была, оказывается, здесь.
        Молчали - значит, не видели.

        - Приборы в самом деле показывают какое-то движение,  - сказал Козмиди.  - И при…
        Он не докончил фразы - Аня оттолкнула его, так что он даже отлетел в сторону. Еще кого-то или что-то толкнула Аня - и вот перед ней Бабушкин оплывок. Конечно, ей далеко было до Тихой, и, может быть, у нее просто в глазах от волнения мельтешило, но ей показалось, что в глубине оплывка что-то шевелится. Ей представилось то, что давно уже тревожило и пугало,  - дефилиппус, выросший на останках Матильды Васильевны.
        Она вскрикнула и бросилась прочь.
        В тот вечер Аня долго плакала в своей каюте. Она вспоминала бабушку Матильду, вспоминала себя, маленькую. Ребенком думала она, что это очень-очень долго - жить до старости и еще долго-предолго - в старости. Но вот жила долго-предолго бабушка Матильда, и чего только в жизни у нее не было: даже де Филипп, а это уже вроде придуманного кино или даже сказки. И много-много дней в ее жизни было. И все-таки пришла минута, когда кончилось то, что было ее жизнью. Как ни велика жизнь, а все же кончается, и тогда длина ее уже ничего не значит. Длина значит только вперед, а назад… Год или девяносто лет - не все ли равно в тот момент, когда им приходит конец? И хоть бы на Земле, где все родное и близкое, а то здесь, в неведомом мире!

«Зачем,  - думала Аня, вся в слезах,  - люди столько сил тратят на путешествия к иным мирам? Лучше бы подумали о том, как сделать, чтобы люди не умирали так - насовсем, навсегда! Зачем,  - думала она,  - люди уходят в космос, открывают иное? Ни один из миров не будет таким родным, как Земля! Здесь все чужое, непонятное, враждебное! Любой зверь на Земле - он брат, даже если мы забыли об этом. И может быть, самые развитые из них - скажем, дельфины и слоны - с помощью людей разовьются в мыслящих существ, догонят своего старшего брата - человека, научат его тому, что знают и умеют только они. На Земле еще столько не открытого! Разве мало нам - узнавать все больше и глубже свой собственный дом, Землю? Зачем мы приходим в иные миры, где все непонятно и дико?! Если я вернусь на Землю живая, я уже никогда не покину ее и буду счастлива так, как никогда не была и не буду на Флюидусе!»


        ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

        Прошло месяца два по земному исчислению. Больше Аня к Бабушкину оплывку не приближалась. И любые разговоры о нем смолкали при ее появлении.
        Но однажды, когда она дежурила на корабле, по всему кораблю запиликали, вспыхнули сигналы внимания:

        - Оплывок тридцать три! Оплывок тридцать три! Всем свободным от вахты вылететь в квадрат оплывка тридцать три!
        Аня знала, что это и есть Бабушкин оплывок, и тут же бросилась надевать скафандр. Она успела вскочить в шлюзовую камеру, когда двери уже готовы были сомкнуться. Кто-то подал ей руку, и она оказалась в капсуле.
        Капсула неслась, превышая дозволенную скорость, ныряла среди стволов. И раз, и два их сильно тряхнуло. Вцепившись в сиденье, Аня молчала, стиснув зубы.
        Две капсулы опустились на ствол одновременно. Аня не стала вместе с другими крепить их. В несколько прыжков она оказалась у Бабушкина оплывка. Только это уже не был ровный, безжизненный нарост. Он почернел. Он вспучивался и опадал. Глухой стонущий, вибрирующий звук как бы поднимался из глубины ствола и, ударившись об оплывок, откатывался, уходил вглубь. Стон - удар, стон - удар. Хотелось заткнуть уши.

        - Импульсы учащаются,  - услышала Аня.
        Все остальное доходило до нее смутно, как сквозь сон.
        Кто-то прикрепил к ее скафандру контрольный фал.
        Команда была настроить автоматы на оказание экстренной помощи, если вдруг случится что-нибудь опасное. Установили дежурство на капсуле, приготовили изолирующий экран. Сергей Сергеевич тронул за плечо Аню, предложил подождать в капсуле. Аня покачала головой.
        Ствол пульсировал все сильнее. Стонущий звук возвышался до крика. Впрочем, что значит - стон? Дерево разве стонет под пилой и топором? Гора разве стонет, разверзаясь? И все-таки этот, вернее всего, механический, неодушевленный звук рвал нервы сильнее, чем сигнал тревоги.

        - Смотрите!  - вскрикнул кто-то.
        Чернота, густота оплывка как бы сместилась к краям, в, середине росло светлое пятно. Казалось, оно становится все прозрачнее, но ничего невозможно было разглядеть в его глубине.

        - Молоком наливается,  - пробормотала Тихая.

        - Вы видите что-нибудь?  - спросил Михеич.

        - Не различу,  - призналась Тихая, и это было так необычно, что даже Аня подняла на мгновение глаза.
        Новый звук раздался - не стон, а как бы тихий хруст. И вдруг тонкая трещина протянулась через оплывок.
        Он снова начал вспухать и опадать, так быстро, что даже не видно было, расширяется трещина или нет. Что-то белое вдруг показалось в щели - потом щель сузилась, как бы втянула это белое обратно. Секунда - и края щели разошлись, так легко, словно это не был крепчайший, сверхметаллической: прочности материал. На дне открывшейся ямы закопошилось что-то белое, круглое.

«Личинка»,  - подумала, холодея, Аня.
        Это белое, комкастое, продолговато-округлое извивалось все сильнее, даже подпрыгивало, и вдруг с тихим, шипящим звуком треснуло, порвалось в свою очередь. Кое-где еще влажные, кое-где уже сухие комкастые куски белого непонятного вещества отпали, и под ними обнаружилось бледное, бесцветное и в то же время выразительно очерченное существо - человекообразное, ростом с двенадцатилетнего ребенка, девушка, подросток, словно алебастровая елочная игрушка, выскользнувшая из-под ваты.
        Существо снова стало биться, с шумом и бульканьем втягивая воздух Флюидуса.

        - Оно задыхается!  - услышала Аня крик Заряны.  - Это же… это же человеческая личинка - она не может дышать этим воздухом!

        - Не трогайте!  - крикнул Сергей Сергеевич предостерегающе.  - Мы не знаем, что это!
        Но Аня, Михеич и Заряна уже бросились к извивающемуся человекообразному существу. Они одновременно протянули руки, но Аня тут же отдернула их - ее испугала тряпичная мягкость существа, словно у него не было костей.
        Михеич приподнял человеколичинку - и руки и ноги ее обвисли, как у тряпичной куклы. Аню всю трясло - она так и не могла решиться дотронуться второй раз до этого существа, извивающегося в руках Михеича. Но еще несколько рук протянулось на помощь Михеичу, и процессия - с Аней бредущей следом,  - двинулась к капсуле.
        В капсуле существо перестало наконец биться. Слышал только сипящий звук. Не такой уж громкий, но все явственно слышали его, хотя за бортом капсулы, как всегда, шумел разноголосо Флюидус. Не сразу поняли, что это дышит человеколичинка.
        Аня все стояла сзади, за спинами. Но вот кто-то отошел, чтобы включить приборы, кто-то отвлекся другим делом, и Аня решилась взглянуть пристальнее. О, как не по-человечески кривило лицо это существо!
        Но самое жуткое было не это. Самым жутким было то, что все, абсолютно все: волосы и даже глаза - было у этого существа белым! Белоглазое, смутно, напоминающее кого-то существо!..

***
        Существо поместили в специально оборудованный бокс. Несколько автоматов работали только на него. В бокс никого не пускали, но что там делается, мог видеть каждый.
        Аня снова и снова возвращалась к экрану, снова и снова всматривалась в странное существо. Оно было не только белесое, но и пухлое - и это при том, что ничего не ело, не брало никаких сосок, никаких смесей.
        Ноги-руки у существа по-прежнему казались не то бесостными, не то вывихнутыми. Заряна сказала, что кости-то есть, но они пока мягкие, не отвердевшие.
        Прошло несколько суток, и существо начало темнеть: темнели волосы, темнели глаза, темнела кожа, слишком быстро даже темнели. Аня думала, что, если так дальше пойдет, существо станет чернее трубочиста, правда, с каким-то зеленоватым оттенком. Вместе с тем существо было уже не такое пухлое.

        - Съедает свой жирок,  - говорил Козмиди, а Заряна радостно добавляла, что и кости у существа твердеют - «не по дням, а по часам».
        Существо становилось все подвижнее. Впрочем, эта беспокойная подвижность сменялась иногда почти полной неподвижностью в течение нескольких часов.

        - Отдыхает? Спит?  - приставала Аня ко всем.
        Но каждый знал не больше Ани.

        - Знаете,  - робко сказала она Козмиди и Заряне,  - оно беспокоится, если на него не падает свет. Я наблюдала, я заметила. Честно!
        Так оно и оказалось. Это существо, проведшее начало жизни (так во всяком случае предполагали) в оплывке, не могло долго находиться вне света. Стали пробовать разный свет - существу явно больше всего нравился свет меняющийся, пульсирующий.
        Однажды утром Аня взглянула на экран бокса и ахнула: существо уже не было ни белесым, ни землисто-зеленоватым - оно обрело человеческую окраску. И тогда Аня вспомнила!..
        Она все перерыла, переворошила в каюте и наконец в старенькой сумке бабушки среди фотографий де Филиппа, маленькой Ани и каких-то незнакомых ей родственников нашла фотографию самой Матильды Васильевны, только такой еще юной, что она там больше походила на Аню, чем на саму себя.
        Прижимая к груди фотографию, Аня бросилась искать Михеича. Все, кто встречался ей
        - а все, конечно же, уже видели утром обновившееся существо,  - пристально смотрели на Аню, и она знала почему.
        Запыхавшаяся, молча положила Аня перед Михеичем фотографию юной бабушки Матильды.
        Михеич посмотрел на фотографию с интересом, Но без удивления.

        - Ты очень похожа на свою бабушку,  - только и сказал он.  - Если бы это не была такая старинная фотография, я бы подумал, что это ты.

        - Вы же прекрасно знаете - я совсем не о том! Скажите, эта, в боксе,  - бабушка Матильда, да? Посмотрите на фотографию - совершенно то же лицо! Вы видите?!  - Она показала на экран.
        То странное, голое, но уже не белесое существо как раз обернулось к телекамере, и хотя на этом лице не было никакого человеческого выражения, как еще недавно не было никакой окраски, но даже без всякого выражения, даже нелепо гримасничающее, оно было лицом юной Бабоныки.

        - Я вижу,  - спокойно сказал Михеич.

        - Тогда что же это?! Это бабушка? Или кто-то, подделавшийся под нее, надевший на себя ее лицо?
        Ей уже чудились шпионы Флюидуса, проникшие в корабль под личиной юной бабушки!

        - Наверное, это все-таки Матильда Васильевна,  - задумчиво сказал Михеич.  - Иначе она бы дышала воздухом Флюидуса и не могла дышать воздухом нашим, воздухом корабля.

        - Но как? Но что это? Скажите же! Они омолодили ее, да? Значит, она и не умирала? Но она же была мертва! Или это был летаргический сон? Но если это она, почему она, как младенец? Почему она ничего не понимает, не разговаривает? Почему она меньше ростом, чем была? Я ничего, ничего пойму! А вы, вы что-нибудь понимаете?

        - Матильда Васильевна была мертва - это точно.

        - Значит, это не она?

        - Нет, все же, видимо, она.

        - Они оживили ее?

        - Ты все время так говоришь, старушка, словно то, что случилось с ней, кем-то сделано преднамеренно. Я же в этом отнюдь не уверен. Послушай меня внимательно. Многое ты видишь, знаешь уже сама. Чего-то еще не знаешь, не понимаешь. Многого не знаем, не понимаем и мы. И все-таки примерно можно догадаться, что случилось с Матильдой Васильевной.

***

        - Отрывок, который я тебе прочту,  - начал свое объяснение Михеич,  - принадлежит перу энтомологов Кэрби и Спенса.[Уильям Кэрби и Уильям Спенс - английские ученные-энтомологи 19 века.] Ты слушаешь?

        - Да, да.

        - «Предположим, что какой-нибудь натуралист вдруг объявил бы об открытии животного, которое в течение первых пяти лет своей жизни существует в виде змеи, потом углубляется в землю и, соткав себе саван из тончайших шелковых нитей, сжимается, в этом покрове в тело, лишенное рта и членов, похожее как нельзя более на египетскую мумию, и затем, пробыв в таком состоянии без пищи и движения в течение трех долгих лет, разрывает в конце этого периода свои шелковые пелены и из земли является на свет божий в виде крылатой птицы. Предположим это и спросим - каковы были: бы ощущения в народе, возбужденные таким необыкновенным известием?»

        - Это о насекомых,  - сказала нетерпеливо Аня.

        - Народ несведущий, пожалуй, и не поверил бы, правда?  - продолжал, словно не замечая ее нетерпеливости, Михеич.  - Но мы с тобой, сами немного специалисты по насекомым, то есть энтомологи, знаем, что именно это и случается на протяжении жизни с большинством насекомых. Это называется…

        - Метаморфоз.

        - Вот именно - изменение формы. Не мифический метаморфоз, когда в сказках и мифах повествуется о превращении людей в животных или превращениях одних животных в других. А самый обыкновенный метаморфоз…

        - …жуков, бабочек…

        - Вот именно тот метаморфоз, когда начинает свою жизнь насекомое, скажем, червячком, личинкой, и часто очень свирепой - не зря Кэрби и Спенс уподобили личинку змее,  - затем переходит в стадию куколки…

        - Я знаю.

        - …а затем переходит во взрослое состояние, становится мухой, бабочкой и тому подобное…

        - Но я все это знаю!  - воскликнула Аня.  - Какое это имеет отношение к моей бабушке?
        Она все не могла преодолеть нетерпения.

        - Слушай внимательно, старушка! А если не умеешь, то хотя бы не задавай вопросов. Так вот, на стадии куколки природа, сотворившая червячка-личинку, как бы сминает сделанное ею, разминает тесто, чтобы слепить существо заново, по-новому. Разрушаются органы, разрушаются ткани. У таких насекомых, как мухи, в первые дни существования куколки внутри только жидкая кашица. Она - как мешочек с джемом. И только потом из этой кашицы начинают образовываться новые органы…

        - Вы словно лекцию мне читаете! Ой, простите, я слушаю!

        - …совершенно новые органы! Идет сборка практически нового организма из старого сырья. Ну, как если бы переплавили токарный станок, а потом из этого металла сделали автомобиль. А почему? Как это происходит? Скажем, переплавкой руководят люди. И новую машину они делают по чертежам. А вот чертежи любого животного, и человека тоже, находятся в его клетках… Не перебивай, Аня, я все это к делу говорю. Команда к построению дается гормонами - химически активными веществами.

        - Гормоны, феромоны, телергоны - я знаю, это приказы.

        - С самого начала в теле личинки есть так называемые имагинальные диски, а попросту говоря - скопления клеток, из которых потом разовьется взрослая бабочка или жук, или муха. Эти клетки хранят чертежи взрослого насекомого, но пока не отдан приказ гормонами, детские ткани не разрушаются, взрослые органы не строятся.

        - Вы… вы хотите сказать, что бабушка была разрушена и создана заново? Да? Это вы хотите сказать?

        - Да, старушка.

        - Но… Но ведь у этих личинок заранее есть, как вы сами только что сказали, имагинальные диски! А что же было у мертвой бабушки?

        - В мертвом теле есть еще масса жизнеспособных клеток. А ведь каждая из триллионов клеток нашего тела содержит же план тела, что и первая клетка, из которой развился взрослый человек. Пойми, в принципе из любой твоей клетки можно получить снова тебя. Потому что в ней, в этой клетке, полный набор чертежей твоей особи, те же сорок шесть хромосом, которые дали тебе жизнь. На Земле еще до нашего отлета эмбриологи разделяли клетки зародыша лягушки, и каждая клетка вырастала в самостоятельный организм, причем все они были совершенно одинаковы. Итак, в принципе из любой твоей клетки можно получить новую Аню. Из любой-клетки моей - нового Михеича. Из любой еще не отмершей клетки Матильды Васильевны могла возникнуть новая Матильда Васильевна.

        - Из младенца вырастает ребенок, а из ребенка - взрослый человек по приказу гормонов. Но у старых людей таких гормонов нет, как нет их и у старых насекомых!

        - На Земле, старушка, на Земле! Но мы ведь не знаем, что происходит с животными на Флюидусе. Помнишь, ты сама мне напоминала, что на батискафе, из которого исчезло тело Бабоныки, нашли следы дефилиппуса. Возможно, дефилиппус вбрызнул в еще жизнеспособные клетки тела гормон, одновременно разрушающий ткани и создающий их заново… Кстати оказать, и такие опыты, пока еще с малым успехом, делаются на Земле. Сказка о мертвой и живой воде - ведь это, в сущности, сказка о гормонах.

        - Знаете, я как будто сплю!

        - Ты сказала: имагинальные диски. Если бы Матильда Васильевна обладала имагинальными дисками насекомого дефилиппуса, из нее бы дефилиппус и получился. Но у нее были только клетки, в которых закодирована она сама, Матильда Васильевна…

        - Почему же тогда ствол родил ее не младенцем, а подростком, почти девушкой? Почему она родилась совершенно бесцветная? И с мягкими костями?

        - Ответ, по-видимому, содержится в самом твоем вопросе. Заново ее вырастил ствол Флюидуса, а не женщина земная. Вырастил на свой лад. Команда была, вероятнее всего, отдана гормонами дефилиппуса. Оплывок и гормоны, феромоны дефилиппуса строили, воссоздавали ее на свой флюидусовский лад…

        - Почему же вы до сих пор молчали?

        - Потому что все это пока предположения. Каждый день дает проверку этой гипотезе. И, честно оказать, с каждым днем эта гипотеза представляется мне все более истинной.

        - Это… эта… она будет понимать, соображать, разговаривать?

        - Мозг у нее, во всяком случае, есть…

        - Кто же она мне теперь? Бабушка? Сестра?

        - Ну это, по-моему, не самый существенный из вопросов.
        Аня сидела, прикрыв глаза, свыкаясь с услышанным. Все это было так невероятно, что она не знала, радоваться ей или скорбеть.

        - Я буду называть ее Матильдой,  - сказала она, поднимаясь.

***
        В рассказе Михеича история с возрождением, обновлением, созданием заново Матильды Васильевны выглядела более или менее понятно, просто, как всегда это бывает в кратко описанной гипотезе. Но для ученых здесь было так много вопросов, так много загадочных, темных мест, что они, будь на то силы, работали бы, кажется, день и ночь.
        Если бы хоть один дефилиппус оказался им доступен! Один-единственный! Но дефилиппусы куда-то совсем пропали. Может, их стало меньше, а может быть, они стали осторожнее. Ни одного дефилиппуса не удалось засечь за последнее время.
        Над Бабушкиным оплывком работали все - приходилось устанавливать очередь. Сейчас он был «молчалив» и, по-видимому, мертв, этот оплывок. Но были остатки «кокона» юной Матильды. Оставалась сама яма, дыра, сужавшаяся понемногу.

        - Здесь тигель был невообразимый,  - сказал Володин, хмыкнув почтительно, когда обнаружили остатки почти совсем распавшегося гермошлема.

        - Не копался бы - вырастили бы тебе, может быть, новый скафандр,  - откликнулся шуткой Козмиди.

        - Увы, в молекуле гермошлема не заложен план скафандра!

        - В жизни не видел ничего интереснее оплывков!

        - И загадочнее!

        - Как, однако, мы привыкли земные загадки загадками не считать, а замечать только те, с которыми сталкиваемся на других планетах!

«Вот так бы и Фима сказал»,  - подумала Аня.

        - Что же такое оплывки?  - вопрошал, расширив глаза, Маазик.  - Нечто вроде наростов на растениях, вызываемых паразитами, представляющих для этих паразитов обитель, колыбель, защиту? Возможно, дефилиппусы как раз и образуют оплывки?

        - Почему бы не назвать оплывки маазиками?  - вставил Козмиди.
        Но Маазик даже не улыбнулся и даже не слышал, наверное. Он продолжал:

        - А что, если оплывки - это просто покоящиеся формы дефилиппусов, нечто вроде панцирной фазы, способной переносить высушивание и вымораживание, яды и радиацию?

        - Ну тогда уж,  - оказал Козмиди,  - это может быть и чем-то вроде твердых оболочек куколок…

        - …к тому же напрочно сросшиеся со стволом.

        - А я считаю,  - сказала Заряна,  - это скорее «электронные мамки», а сами импульсы
        - некие биологические часы, которые сообразуют свой ход с изменением «плода». Перед закладкой куколки оплывки раскрываются по определенному сигналу.

        - Сезам, откройся!

        - Именно! Этот сигнал известен одному лишь дефилиппусу. Когда же куколка созрела, срабатывают биологические часы, «электронная мамка» - и оплывок снова раскрывается.

        - Как выскакивает кукушка при бое часов.

        - Именно.
        Импульсы Бабушкина оплывка были записаны от начала и до конца. Их воспроизвели у других оплывков. Увы, они и не подумали раскрыться. Возможно, «чужим» или же внешним сигналам оплывки не подчинялись. Могло быть и так, что запись или же воспроизведенные импульсы были грубыми. И, наконец, нельзя было исключить, что какой-то оттенок их не был замечен и воспроизведен.
        Заряна, да и другие, рыскали по Флюидусу в поисках хотя бы еще одного
«созревшего», раскрывшегося оплывка. Но Бабушкин оплывок оставался единственным
«дозревшим», единственным раскрывшимся.
        Вскоре, впрочем, и он закрылся.
        Однажды утром Заряна явилась к нему и подумала, что ошиблась - Бабушкина оплывка не было. Не было даже следа его. Как выразился Михеич, программа работ по Бабушкину оплывку была закрыта самим Флюидусом.
        Маазик предложил проверить контейнер с веществом из дюзы корабля. Контейнер подняли, вскрыли и обнаружили в нем нечто вроде «пеленок», «кокона», в котором находилась в момент «рождения» юная Матильда. Однако в этих пеленках не оказалось никакого зародыша, никакого плода.
        Все так были заняты загадкой оплывков и тайной юной Матильды, что не сразу опомнились и поняли, в чем это им сочувствуют, о чем «вместе с ними скорбят» земляне в своей внеочередной передаче.

        - А ведь это они о смерти Матильды Васильевны,  - первый вспомнил Сергей Сергеевич.
        Аня прибежала, как раз когда говорил Фима. Обычно такой невозмутимый, на этот раз он был взволнован до того, что у него даже голос дрожал. И это о ней, Ане, он больше всего волновался!

        - Анечка!  - сказал он.  - Анюня, милая, дорогая… держись, знай, что мы… что я - с тобой. Как я хотел бы быть! рядом с вами, с тобой!
        Сергей Сергеевич внимательно смотрел, как, прижав ладони к щекам, слушает Фиму Аня.

        - Это и есть ваш маленький, с нежным голосом мальчик?  - спросил ее Сергей Сергеевич после передачи.  - Только он стал длинным и басовитым.

        - К сожалению,  - сказала, радостно улыбаясь, Аня.

        - Почему - «к сожалению»?

        - Вы так серьезно спрашиваете, словно я об оплывках рассказываю (она немного кокетничала). А к сожалению - ну, потому, что я же вам говорила: когда маленький, некрасивый и странный - это гораздо интереснее, чем высокий, красивый и правильный!  - И весело рассмеялась над растерянно-сосредоточенным Сергеем Сергеевичем.

***
        До поры до времени юная Матильда была немой, безголосой, и это тоже как-то отгораживало от нее, как от существа непонятного, иного.
        Первый писк, первое хныканье Матильды всех повергли в радостное изумление. Лица просветлели: их невероятный, их большой младенец мало-помалу становился человеком.
        И словно этот писк, это хныканье Матильды были неким сигналом, Тихая, обругав всех, вошла в бокс к возрожденной Бабоныке и принялась ее нянчить. Михеичу тут же пожаловались, но он, поколебавшись, велел Тихую не трогать.
        Аня обиделась: если можно Тихой, почему же нельзя ей, внучке или, быть может, сестре Матильды?
        Разрешили и ей.
        Не без страха вошла она в бокс, не без страха прикоснулась впервые к рослому, непонятному младенцу. Хорошо еще, рядом была Тихая, которая окриками и распоряжениями мгновенно излечила Анину оторопь.
        На очередной «летучке» Володин заикнулся, что неплохо бы предоставить Матильду самой себе - «соблюсти чистоту эксперимента».

        - Чего это?  - подозрительно спросила Тихая.

        - Товарищ Володин предлагает посмотреть, как станет развиваться Матильда, если не будет общаться с людьми,  - объяснил Тихой Козмиди.

        - Это чтобы мы с ней не общались, не ухаживали за ней,  - добавила сердито Аня.

        - Хорош хрукт!  - накинулась Тихая на Володина.  - Чего захотел! Ты вон с людьми рос, а и то хмыкаешь вместо человеческого разговора! А Мотька пусть в одиночке растет - так, что ли? Не выйдет по-твоему! А ты, Михеич, его самого посади в одиночку, пущай эти чистые опыты на себе соблюдает!..
        Едва успокоили ее.
        Между тем Матильда, Мотя, Мутичка (каждый звал ее по-своему) развивалась не по дням, а по часам, как царевич в сказке о царе Салтане. Она привыкла, привязалась к Ане и Тихой. Им она давала себя причесывать, купать, умывать. Они ее учили ходить, брать вещи и обращаться с ними. Но научить ее чему-нибудь можно было не раньше, чем она сама становилась к этому способна. И в самом деле, можно ли ребенка научить сидеть или ходить раньше, чем он сам разовьется для этого?
        Недостатка в советах и самых что ни на есть ученых консультациях у Тихой и Ани не было. Но все эти советы годились, только пока Матильда была послушна и сообразительна. Когда же она не слушала и дичилась, толку от советов становилось мало.
        До какого-то момента ей нравилось одеваться. Но потом она вдруг начинала метаться и рвать все на себе. Проходило пять минут - и она как ни в чем не бывало играла с обрывками одежды, с любопытством и улыбкой разглядывая их. И окликавшей ее Ане улыбалась, и тянулась к ней, и прижималась ласково, словно не была только что такой непослушной.
        Бывало, она выскакивала из ванны, с недетской силой отбрасывая своих нянек. Тихая кричала:

        - Мотька, выпорю! Ты что же это вытворяешь? Наказание мне на старости лет! Брошу тебя - пущай на тебе опыты выделывают! Тогда узнаешь, где раки зимуют! Хватишь горюшка, да поздно будет!
        Аня урезонивала Тихую:

        - Зачем вы ее пугаете экспериментом? Так можно с детства привить неприязнь к науке.
        Но Тихая гнула свое:

        - Ох, смотри, Мотька, потянешься локоток укусить, да не достанешь!
        Аня улыбалась:

        - Она-то локоть, пожалуй, как раз достанет - ей только в цирке работать с такой гибкостью.

        - Как ты ее распустишь - так только в цирке и работать ей!  - бурчала Тихая и прикрикивала на Аню: - Не потакай Мотьке! Пущай знает слово «нельзя»! А то опять Нычихой вырастет!
        Но с чем воистину замучились они - это с кормлением Матильды. Сама подготовка к еде девочке очень нравилась. Ее занимало, когда стол накрывали салфеткой и ставили на него посуду. Она зачарованно следила, как нарезали хлеб. На вопрос, чего она хочет, она на все, предлагавшееся ей, радостно указывала рукой. Но из всего, ею же выбранного, съедала так мало, что удивительно было, как она еще жива.
        Тихая, рассердившись, даже шлепала ее. Матильда горько плакала и за утешением тянулась к Тихой же. Старуха сама чуть не плакала. А когда ее ненаглядная Мотька принялась ковырять и есть пластик, Тихая совсем пришла в отчаяние:

        - Будешь есть то, что люди,  - и сама человеком будешь. А ежели будешь что ни попадя есть - нелюдем станешь!
        На плече у Матильды было большое темное пятно неопределенного цвета

        - Что это?  - спрашивала у всех Аня, замечавшая, что Матильда не любит, когда к этому пятну прикасаются.

        - Родимое пятно, вероятно,  - отвечали ей.  - Не так уж мягко, по всей видимости, было лежать в оплывке.
        Услышав этот ответ, Тихая тут же перешла в наступление:

        - А вы бы еще больше приборов на тот оплывок навешивали бы! Еще как Мотька вся черная не родилась после ваших опытов! Не знают, не понимают, а всё-о свои приборы лепят! Ума нет - прибор не заменит! Что - Тихая, что - Тихая? За Мотьку я вам спуску не дам, не надейтеся! И лепят, и лепят! Простой вопрос задашь - ответа дать не могут, языком же всё, знай, лопочут: «билогия», «милогия»!
        Аня продолжала допытываться:

        - Это пятно - не рак?
        И еще:

        - Она нормальная?
        И опять:

        - Она будет жить? Будет человеком?

        - Пока, во всяком случае, все идет нормально,  - успокаивали Аню.
        Заметив, как она похудела за это время, Михеич установил для Ани и Тихой часы дежурства в боксе у Матильды и часы обязательного отдыха.

        - Так вы меньше будете друг другу мешать,  - сказал он.  - Да и Матильде от здоровых, спокойных нянек больше толку, чем от таких, как вы сейчас, нервных и перепуганных.

***
        Впервые за долгое время отоспавшись как следует, Аня не знала, чем занять себя в каюте. Сделав гимнастику, она принялась за уборку. В темном углу шкафа нашла забытую свою Мутичку, и ей стало жалко куклу, как заброшенного ребенка.
        Только сейчас Аня вспомнила, что когда-то давным-давно подарила ей эту куклу бабушка Матильда, потому и названа то она была по имени бабушки - Мутичка, как медвежонок был Матиль, а матрешка - Мотя. Сейчас ей подумалось, что они даже похожи: рыжая, круглоглазая, длинноносенькая кукла Мутичка и юная Матильда, с которой нянчилась сейчас боксе Тихая.
        Аня так уже привыкла за последнее время возиться с юной Матильдой, что принялась расчесывать слежавшиеся волосы куклы, будто это была большая Матильда.

        - Нужно искупаться,  - строго и ласково сказала Аня, сняла с куклы платье и словно бы даже увидела на пластмассовом розовом плечике темное, неопределенного цвета, пятно. Вгляделась, прищурившись,  - конечно же, никакого пятна не было. И все же, протирая куклу, она осторожно касалась плеча, словно там было Матильдино пятно.
        Флюидусовский мелькающий, скользящий, беспокойный, быстрый свет падал из иллюминатора. Из глубины каюты его подсвечивал и подогревал свет кварцевой лампы, которую включила Аня. Кукла лежала в этом свете ничком и опять очень напоминала свою большую живую тезку. Поискав, во что бы завернуть куклу, Аня взяла свой любимый цветной платок. Наверное, она вспомнила при этом Землю, задумалась и была неловка, потому что Мутичка, когда она начала ее заворачивать, выскользнула из рук и упала под стол. Taм было темно, и Аня поспешила вытащить куклу из-под стола. Тельце куклы, когда она ее нашарила, показалось ей испуганным и холодным. Аня положила куклу на свет, поглаживая по спинке. Задумчиво накрыла цветным платком. Потом платок сдернула. Накрыла. Сдернула. И вдруг помчалась в бокс к живой, юной Матильде.
        Дежурные не хотели ее пускать - Аня упросила.
        Матильда лежала ничком в беспокойном свете фрлюидусовского дня. Розовый отсвет подогревающей лампы падал на нее сбоку. Заметив Аню, Матильда радостно протянула к ней руки. Обнимая Матильду, Аня задержала руку на темном пятне. Матильда поежилась, сдвигая ее руку, потянула из Аниной руки яркий узорчатый платок. Тогда Аня повязала платок Матильде на голову. Матильда радостно смеялась. Аня повязала Матильде платок, как передник. Та с удовольствием разглядывала его. Аня набросила платок Матильде на плечи, подвела к зеркалу. Минуту Матильда разглядывала себя в зеркале, потом вдруг нахмурилась, сдернула платок и бросила его.
        Аня ворвалась в темноватую ванную, где возилась Тихая, не очень-то приветливо взглянувшая на нее. Когда жё Аня схватила и потащила в комнату резиновую ванну, Тихая и вовсе рассердилась:

        - Эт-то еще что? Куда потащила? Кто тебя сюда звал?
        Не обращая на нее внимания, Аня принялась купать на свету Матильду - та не возражала, с удовольствием вертелась и плескалась.
        Вытирая Матильду, Аня закутала ее полотенцем и, когда та начала ежиться, пытаясь сдвинуть, сбросить полотенце, не давала ей этого сделать. Матильда закричала, начала вырываться. Наконец, так рванулась, что Аня отлетела к стене. Тихая, хлестнув по пути мокрой мочалкой Аню, бросилась к своей дорогой Мотьке. Посреди этого гама и неразберихи появился Михеич.

        - В чем дело?  - сердито спросил он.  - Ты почему, Аня, здесь? Кто тебя впустил? Что случилось? Почему здесь ванна? Почему Матильда опять бушует?

        - Я же говорила: ей нельзя без света,  - сказала, не отвечая на его вопросы, Аня.  - У нее что-то такое в пятне, что ей нельзя долго быть без света.

        - Почему ты так думаешь?

        - Мне Мутичка рассказала,  - ответила совершенно серьезно Аня.

***
        Оказалось, это совсем не родимое пятно, как думали вначале. Да и как было не ошибиться?! Ведь ничего похожего нет ни у одного живого существа на Земле! Пятно на плече Матильды содержало особые вещества вроде земного хлорофилла. Это пятно черпало энергию из самого света, подзаряжало весь организм, как подзаряжается электрофонарик, включенный в электросеть. На Земле это умеют делать только, высшие растения, водоросли и бактерии. На, Флюидусе же думали теперь ученые, это умеют делать и животные - дефилиппусы, например.
        Подумать только - утолять голод, не пожирая других, не уничтожая ничего живого, даже растений!

        - Для того чтобы жить,  - наперебой объясняли ошеломленной Ане,  - им, видимо, достаточно света своей звезды и красной планеты да еще неорганических веществ атмосферы Флюидуса!

«Автотрофы», «фототрофы», «хемоавтотрофы»,  - звучало повсюду на корабле, и означали эти слова организмы, источником питания которых служат неорганические вещества.
        Празднично было на корабле. С Матильдой возились так, что Тихая уже ворчала:

        - Оставьте вы в покое девку-то! Чего пялитесь? Подумаешь, диво! У нас в роду все хвеномены! Вы мне девку-то не сглазьте! Михеич, они тут все сумасшедшие, исделались! Запрети им шастать, а не то я сама чего потяжелее в руки возьму или робота на них напущу!
        Матильду звали и Люсией, и Светочкой, и Ангелинкой, и солнышком, и звездочкой.
        Маазик декламировал:

        Царь над собою одним
        И друг всем живым без изъятья -
        Сильный, свободный и мудрый,
        Воистину ты человек.
        И хотя в подлиннике, замечал дотошный Сергей Сергеевич, значится не «друг всем живым», а «людям всем друг без изъятья», он соглашался, что теперь, возможно, уже недалеко то время, когда человек действительно будет не только всем людям друг, но и друг всему живому, потому что для того, чтобы жить, ему не нужно будет никого и ничего убивать: ни; теленка, ни рыбу, ни даже растение.

        - Хотя не знаю,  - тут же прибавлял Сергей Сергеевич, не изменится ли он тогда настолько, что уже и человеком-то трудно будет его назвать.

        - Весь космос, любые планеты,  - заносилась мечтами в далекое будущее Заряна,  - станут доступны таким существам - ведь всюду есть свет и неорганические вещества!
        Аня, которая проголодалась, чувствовала себя даже неловко - она-то ведь не могла утолять голод лишь светом и неорганическими веществами при помощи света, не могла сказать о себе: «я никого не ем».
        Она как раз пробиралась в столовую, когда ее окликнул Маазик.

        - Знаете,  - трагическим шепотом сказал он,  - я очень хочу есть - что-нибудь органическое.

        - И я! Хотя стыдно как-то.
        Но, когда в столовой один за другим собрались почти все и, проповедуя автотрофизм, принялись закусывать по старинке, их разобрал неудержимый смех.

***
        Заговорила Матильда внезапно, без всяких переходов от односложных слов к фразам.
        Как раз была принята передача с Земли - ответная на их сообщение с Флюидуса о новом, посмертном рождении Бабоныки. В своей передаче земляне не столько торжествовали и поздравляли, сколько засыпали вопросами и заданиями. При этом все время мелькало имя «Матильда Васильевна Бабоныка».

        - Кто это - Матильда Васильевна? Кто - Бабоныка? Почему ее зовут, как меня?  - совершенно чисто произнесла вдруг Матильда.

        - Бабоныка - это бабушка Ани,  - сказал рассеянно Михеич.

        - Да вы послушайте - она же говорит!  - вскричала Заряна.

        - А чего ж ей - век молчать?  - вся сияя, сказала Тихая.
        Матильда говорила так четко и чисто, словно умела это делать всегда!
        И посыпались, посыпались вопросы Матильды. С опережением всех земных сроков она входила в тот возраст, когда разумное существо осознает себя и окружающее. Разница была, однако, в том, что, как ни много задает вопросов на Земле ребенок и как ни трудно ответить всерьез на эти вопросы, все же взрослые, кто как, умеют это делать. Кое-что о Земле и людях, об истории и вселенной, о времени и пространстве знают ведь не только философы и ученые. Но юная Матильда жила на Флюидусе, а много ли все они вместе взятые знали о нем?
        Самый простой вопрос, откуда она взялась, ставил их в тупик. Одна Тихая не затруднялась в ответах.

        - Откуда ты взялася? Нашли тебя. Иде нашли? В дереве. Иде до того была? Да в дереве же и была. Еще до того? Ну, до этого ты была в старухе. Иде теперича старуха? А в тебе она, только уже молодая. Хорошая ли была старуха? Хорошая, только дура. Ты-то умное дитя, даже и вообще хвеномен - вся в меня. Кто я тебе? А я тебе главный человек. Кто такое дура? Ну это которая ничего не умеет делать: ни машины, ей хлеба, ни открытия никакого. Ты все сможешь - ты умное дитя!
        По мере того как взрослела Матильда, она все больше - и внешне, и в движениях - напоминала Бабоныку. Только не зеленокудренькая, а рыжекудренькая, только не костлявая, а тоненькая, только не морщинистая, а с нежным живым лицом. И ходила с одним обнаженным плечом.
        Аня во все глаза смотрела на Матильду. Иногда ей казалось, что вдруг в юной Матильде проснется память бабушки Матильды и она скажет: «Анюня, антр ну, между нами, но я ведь все помню».
        Однако нет, начавшая заново жить юная бабушка ничего не помнила о прежней своей жизни, и Аня для нее была никак не внучка, а старшее, уважаемое и почитаемое существо.
        Так много мыслей волновало Аню при взгляде на Матильду, что она не выдержала и, делая вид, что играет, принялась разговаривать с Фимой.

        - Думаешь, мы здесь привыкли к тому, что впервые в земной истории человек, моя бабушка Матильда, живет второй раз? Помнишь слова: «Жизнь дается человеку только один раз». А ей она дана второй раз…

        - Как птица Феникс!  - словно бы услышала она Фимин голос.

        - А может быть, как панцирный клещ,  - сказала Аня, вовсе не думая шутить.  - Как посмертное живорождение. Она родила из себя себя, но умерев.

        - Неверное сравнение!  - тут же откликнулся Фима.  - Панцирный клещ не рождает из себя себя. Он живет второй раз, как Матильда Васильевна.

        - Но разве Матильда - это и в самом деле бабушка? Разве отделима бабушка от жизни, которую она прожила? Разве прожитая ею жизнь не стала ею самой? Разве люди, которых она знала и любила, книги, которые она читала, время, в которое жила, не стали ею самой? А так, как получилось, это, если хочешь, ее близнец, но не сама бабушка.
        Фима молчал, и Аня продолжала:

        - Разве это воскрешение? Вот если бы она помнила все о прежней жизни, тогда конечно! Пусть она была бы заново молодой, но при этом она была бы вдвое богаче, потому что ко всему, что она почувствовала и узнала за первую жизнь, прибавилась бы жизнь вторая. И это было бы настоящее воскрешение, потому что она была бы не только телом, но и душой та же. Ведь душа - это, наверное, и есть память? А так это - все равно что прошел пожар, сжег прежнюю жизнь, а теперь жизнь восстанавливается по тем же чертежам, но на пусто месте.

        - Аня, что с тобой?  - спросил с тревогой Фима.  - Разве ты не рада, что бабушка Матильда возродилась? Разве ты не понимаешь, какие возможности открывает это перед наукой, перед человечеством? Это же возможность продления жизни, возможность бессмертия!

        - А разве мы не бессмертны на Земле? Разве мы не бессмертие тех, что жили до нас? Люди бессмертны, пока есть память людей и поколений, пока живо человечество. Разве и я - не больше бабушка Матильда, чем эта девочка, развившаяся из ее клетки? Ведь я так много знаю о бабушке Матильде, а эта девочка ничего!

        - Но ты не повторяешь бабушку Матильду; ты много помнишь, но ты другая.

        - Но ведь я и себя не повторяю. Разве я такая же, как прежде? Разве я похожа на себя, девочку? То была Нюня. Даже характер другой был.

        - Но та, прежняя девочка вошла в тебя.

        - И бабушка тоже.
        Она молчала и думала. И Фима молчал и думал, и, наверное, вопросительно смотрел на нее.

        - Да ты не беспокойся, я очень люблю Матильду, я очень рада, что бабушка Матильда живет заново - пусть даже так, без памяти о прежней своей жизни! Я просто впервые задумалась о жизни и смерти, о бессмертии и человечестве.

        - Можно подумать,  - сказал с некоторой обидой Фима, Аня так ясно слышала его голос,  - что тебе завтра же предлагают в пакете с ленточкой бессмертие, а ты сомневаешься, брать или нет. Да разве человек за свою короткую жизнь успевает сделать все, что он мог бы?

        - Некоторые успевают за тридцать лет больше, чем другие за семьдесят. И когда будет коммунизм, люди будут гораздо больше успевать, чем сейчас.

        - И все равно использовать свою неповторимую личность, свой неповторимый - только подумай, неповторимый!  - жизненный и творческий опыт они и тогда не будут успевать.

        - Но почему? Почему так, Фима? Разве природа не может всего, что ей действительно нужно? Нужно, чтобы муравьиная матка жила раз в двадцать больше, чем рабочие муравейника,  - и это оказывается возможно. Почему же человеку отпущено жизни меньше, чем это необходимо человечеству?

        - Любая особь живет примерно столько, сколько нужно для продления рода. И человек не исключение. Не потому, кстати сказать, что так нужно, как ты говоришь, природе. Просто видов, которые жили меньше, чем это нужно для продления рода, не осталось в мире. Но человек - особое дитя природы. Жизнь ему нужна, не только чтобы продолжить наличный род, но и чтобы человечество развивалось. И он сам сумеет увеличить человеческую жизнь в несколько раз.

        - И для того мы здесь, на Флюидусе, верно ведь, Фима? Раньше, когда я была еще глупой девчонкой, мне казалось, что на других планетах главное - это какие-то невероятные существа. Но очень может быть, что, путешествуя в иные миры, люди и не откроют каких-то там райских планет или диковинных существ, но зато найдут ответы на очень важные вопросы. Верно? Ведь мы узнали здесь, что и животные и даже разумные существа могут питаться светом и неорганическими веществами,  - а это революция в науке! Впервые человек, моя бабушка Матильда, возродилась из собственной клетки и начала жить заново. А завтра мы узнаем, как можно омолодиться, не утратив памяти о прошлой жизни!
        В каюту к Ане заглянули Заряна и Сергей Сергеевич.

        - Смотрите,  - рассмеялась Заряна,  - она так задумалась, что, кажется, даже разговаривает сама с собой.

        - Позвольте узнать, о чем так задумалась юная леди?  - спросил Сергеев.

        - О жизни и смерти,  - сказала тихо Аня.  - И о бессмертии.

        - И нужны тебе эти бесплодные умствования?

        - Почему же бесплодные? Почему же умствования?  - вступилась за Аню Заряна.

        - Да как же не бесплодные, как же не умствования?! раскипятился Сергей Сергеевич.
        - Сколько веков уже одно и то же, одно и то же! А между тем жизнь, как она есть, в тысячу раз прекраснее гипотетического бессмертия!

        - Ну, не такого уж гипотетического! Сегодня птица Феникс ходит среди нас и говорит по-человечески.

        - Кто это - птица Феникс?  - спросила вбежавшая за секунду до этого Матильда.
        Все дружно рассмеялись, и Матильда вместе со всеми.

***
        Капсулы уходили все дальше в глубь Флюидуса. Конечно, до настоящих, загадочных глубин было еще очень далеко, но и те ярусы, на которые теперь опускались, поражали необычностью условий, ставили в тупик. Фантасмагория красок, запахов, физических полей была там еще большей, чем в верхних слоях. Да и стволы, густо пронизывающие и эти ярусы, были здесь уже другой, ребристой формы, другого цвета. Иной была и сгущенная флюидусовская атмосфера. «Другой материк, другая планета»,  - говорили ученые, не зная, как лучше выразить свои впечатления.
        И вот тут-то, в этих новых ярусах, обнаружили метровые «плоды», собранные в грозди. «Плоды» были не совсем округлые - скорее напоминали пузатые бочонки. Эти бочонки, оказалось, тоже имеют свои регулярно-периодические радиоимпульсы. А впрочем, что же на этой планете, вернее спутнике, не имело своих импульсов? И так же, как стволы и оплывки, эти бочонки не поддавались никаким режущим инструментам.
        Сначала и в самом деле думали, что это плоды, и даже ждали, не отпадут ли они, дозрев. Однако и в этом Флюидус остался верен себе: плоды и не собирались отделяться от стволов.
        Над тем, что же это такое, гадали бы, наверное, еще долго если бы не посчастливилось Заряне найти «порченый», лопнувший, но так же прочно сидевший на стволе плод. В нем оказалось что-то вроде зачатка дефилиппуса, и это было уж и вовсе неожиданно. Все как-то привыкли считать колыбелью дефилиппусов оплывки. Теперь вот эти бочонки…
        Задумчивая Заряна декламировала потихоньку из пушкинского «Царя Салтана»:

        Бочка по морю плывет…
        И растет ребенок там…

        - Но обратите внимание,  - говорил Маазик,  - не только бочонки неотделимы от ствола, зачаток тоже растет из самого ствола. Что же: в оплывках - куколки, здесь
        - яички?

        - Ой, боже мой!  - по-детски всплеснула руками Аня.  - Или здесь животные вырастают из растений?
        Никто не ответил на ее вопрос.
        Михеич велел готовить внеочередную передачу на Землю, а заодно включить в нее беседу с юной Матильдой.
        К этому времени Матильда была уже настоящим человечком - она училась читать и много расспрашивала о Земле. У нее больше не было вспышек пугающей Аню ярости - ведь никто теперь не пытался оставить ее пятно на плече без света, как это делали по незнанию Тихая и Аня в первые недели. Это была милая, нежная, рассудительная, очень живая девочка-подросток.
        Матильда просмотрела сотни фильмов о Земле, выслушала сотни земных сказок и историй.

        - Я - землянка?  - спрашивала она.

        - Да. Но родившаяся на Флюидусе. Ты же видишь, ты такая же, как мы.

        - Даже лучше,  - убежденно говорила Матильда.  - Потому что у меня есть чудесное пятно.
        Пришел день, когда Матильда предстала перед камерой.
        Аня думала, Матильда станет расспрашивать, как происходит передача изображения и звука на далекую Землю, но она приняла это как должное, интересовалась только, какой ее увидят земляне и можно ли ее назвать красивой девочкой.

        - Это смотрят с Земли?

        - Нет, это просто луч; он обежит тебя и уйдет к Земле и все, что ты сейчас будешь делать и говорить, покажет землянам. Покажет не скоро, но ты говори так, словно земляне уже сейчас перед тобой.
        А аппарат уже гудел, уже работал.

        - Здравствуйте,  - сказала Матильда и склонила голову набок, напомнив этим уже в который раз бабушку Матильду.  - Вы извините, что я еще не совсем взрослая. К тому времени, как вы увидите меня вот такую, я здесь уже буду взрослая и очень красивая. И тогда вы меня еще раз увидите… много раз!

        - Дорогие телезрители Земли,  - присоединилась к ней Заряна, улыбаясь словам Матильды, а заодно и землянам,  - разрешите задать нашему необычному, очень всем нам дорогому ребенку несколько вопросов. Матильда, расскажи нашим далеким землянам, чем ты питаешься?

        - Ах, я же забыла вам сказать,  - всплеснула руками Матильда.  - Совершенно забыла, как-то выпало из головы, что хоть меня и зовут Матильдой, но правильнее было бы меня называть листиком или цветиком, лепестком, Светочкой или Ангелинкой - потому что ведь я никого не ем!
        Все засмеялись, и она засмеялась, довольная собой и своими словами.

        - А можно, я по-научному?  - обернулась Матильда к Ане. Та кивнула, и Матильда важно продолжала: - Я, точнее сказать, автотроф. Вы меня понимаете, я не слишком умно говорю? Я питаюсь неорганическими веществами и Непосредственно светом.
        Вид у Матильды при этом был очень забавный - важно-снисходительный. А она разошлась не на шутку и, наверное, долго бы еще пыжилась, если бы не запнулась:

        - Я - хемо…

        - Хвеномен!  - озабоченно подсказала Тихая.

        - Да-да, хвеномен,  - поспешно подтвердила Матильда. Она явно хотела оказать
«хемоавтотроф», но засомневалась и обрадовалась подсказке Тихой.  - Да, именно, я хвеномен.
        Слыша по десять раз на день это слово от своей суровой и нежной няньки, она, оказывается, и не подозревала, что правильно это слово произносится по-другому.
        Все вокруг рассмеялись, и Матильда обеспокоилась:

        - Я сказала что-нибудь неправильно? Я думаю, это не очень вежливо с вашей стороны так уж сильно смеяться над моими ошибками на первой моей передаче!
        Заряна попросила извинить их всех и предложила Матильде продемонстрировать землянам свое чудесное пятно на плече. Матильда приготовилась, но вдруг остановилась:

        - А это прилично?
        Удивительно, до чего она напоминала бабушку Матильду.
        В заключение передачи Заряна спросила Матильду:

        - Что бы ты еще хотела сказать телезрителям Земли?
        Матильда подумала и сказала серьезно:

        - Дважды два - четыре!

***
        Матильда гордилась именно этим - знаниями по арифметике и грамматике. Их же всех удивляло другое, для нее совершенно естественное,  - то, как быстро и ловко научилась она ориентироваться в дебрях Флюидуса.
        Все вокруг было переплетено так густо, электромагнитное поле так кружилось и мешало радиосвязи, что никто не решался далеко отходить от капсулы и друг от друга. Матильду же все это не смущало нимало, и как ни строго наказывали ей не отцеплять фал, но при ее стремительном, свободном передвижении в зарослях он только мешал. Она вертелась меж листьев, и стволов, как обезьяна, или, по выражению Тихой, как «насекомая».
        Отцепив фал, Матильда исчезала в чаще. Малая сила тяжести не угнетала ее, как других. Она пересекала пустое, а вернее, туманное, радужное пространство, точно птица,  - легко лавируя и паря. В густом же переплетении стволов: она как бы приклеивалась к опоре, потом, будто под невидимым ударом магнитного поля, отскакивала и вновь прилипала к новой опоре. Угнаться за ней не было возможности.
        Вначале очень волновались. Но она неизменно и без всякого труда возвращалась к капсуле - как бы далеко ни уходила. Оставалось загадкой, как она ориентируется в этом хитросплетении стволов, в этом столь часто меняющемся электромагнитном поле. Впрочем, не меньшей загадкой были сила, колоссальная энергия Матильды, которые потребны были, чтобы так быстро и точно двигаться на Флюидусе. Неужели так много энергии поступало через «окошко» на плече Матильды из атмосферы Флюидуса?
        Тихая этому не удивлялась.

        - А как же ж!  - спокойно, но не без гордости говорила она.  - Мотька - вся в нашенскую породу.
        Она уже забыла, что имеет к Матильде лишь косвенное отношение.
        И если у кого-нибудь что-нибудь не ладилось, тоже говорила небрежно:

        - Спросите мою Мотьку - она хвеномен!
        Но спрашивать было бесполезно. Того, что умела, объяснить Матильда не могла, так же, кстати сказать, как и сама Тихая. Да ведь и на Земле то же: спросите человека, который хорошо ориентируется в лесу в незнакомом месте, как; он это делает, и он не сможет толком объяснить.

***
        Однажды Матильда к сроку не вернулась. Капсула стояла на приколе двое суток, но Матильды не было. Облазили все вокруг - не только девочки, даже свежего оплывка во; всей округе не оказалось. Тихая упорно отказывалась отходить далеко от капсулы
        - она уверяла, что видела, как исчезла Матильда «вот туточки». Но в том месте, на которое» указывала Тихая, стволы ничем не отличались от других, и Тихой не верили.
        Объявилась Матильда так же внезапно, как и исчезла,  - когда уже потеряли надежду ее найти. Появилась не у той капсулы, от которой ушла три дня назад, а у другой, несколькими ярусами выше. Появилась, как ни в чем не бывало болтая и смеясь.
        На расспросы, где она была и что делала, отвечала охотно:

        - Я попросила дерево впустить меня, и оно впустило.
        У всех вертелись на языке вопросы: как это она попросила? почему попросила? в первый ли раз она это предприняла? Но Михеич сделал знак не перебивать Матильду, и все слушали молча, только шелестел лентой магнитофон.

        - Сначала я падала вверх, потом вниз, потом снова вверх,  - рассказывала Матильда.
        - Я падала медленно, но немного быстрее вверх, чем вниз.
        Недавно Матильде читали книжку про Алису в стране Чудес, и Аня подозревала, что Матильда просто где-то спала и ей снился сон, навеянный этой книжкой; а то и просто, думалось Ане, девочка фантазирует, наслушавшись необычных для нее историй.

        - Вокруг все клубилось,  - продолжала Матильда,  - а я становилась все больше и больше. Мы играли - и я рассылалась на мелкие кусочки, разлеталась мелкими брызгами, но меньше от этого не делалась. Только все могла схватить, все попробовать - даже себя видела со стороны, со всех сторон. Много меня! Это так весело! А потом я встретила себя, я - саму себя, представляете? Я стояла перед собой и улыбалась мне! В руках у той, другой меня, были лепестки запахов, и потому мы могли разговаривать. Ой, мы так заигрались, что нас долго-долго собирали вместе. И тогда появилось огненное зеркало. Я смотрела в огонь и расчесывала волосы, а главное, поворачивалась к огненному зеркалу своим пятном. И зеркало-то меня и собрало вместе. Я обрадовалась. Потому что, когда меня много, это очень! весело, но, когда устаешь, то хочется прийти в себя…  - ну, как это?  - войти, вернуться в себя одну, понимаете? А как узнать, в себе ли я, если все рассыпается и сливается, сливается и рассыпается? Вот потому и принесли огонь, а может быть, он сам исделался - я видела в нем себя, и мне было комфортно!
        Так болтала она, пересыпая речь то словечками, свойственными Тихой, то научными терминами.

        - Мне хотелось,  - продолжала она,  - принести сюда огненное зеркало, но оно увяло! Ужасно жалко. Подождите, знаете, что я узнала? Внимание, внимание! Треугольник никогда не может стать твердым, а четырехугольник раскрывается сам собой! Ни один запах не задержится в нем, он пуст и слеп даже для трех глаз!

        - Все понятно,  - с комической сокрушенностью молвил Сергей Сергеевич.  - «Маляр, подержись за кисточку, пока я переставляю стремянку!»
        Матильда нахмурилась, вникая в его слова, но отвлеклась собственными новостями

        - Да, и к тому же, когда вы входите в круг… вот так и вот так, то все сразу становится ясным и ничего не видно!
        Аня огляделась - у всех лица были напряженные, настороженные. Но глаза Матильды смотрели ясно, бесхитростно

***
        Едва Матильда ступила на корабль, анализаторы подняли тревогу. За Матильдой тянулся шлейф нейтринного облака.
        Это было невероятно. Нейтрино всепроникающе, всепреодолевающе и вдруг - отражается от Матильды!

        - Может, она действительно была в стволе, и теперь это ее самоизлучение?  - сказала Заряна.
        Проследили, пронаблюдали. Луч приходил из глубин Флюидуса. «Очистить» Матильду не удалось. Решили оставить ее на корабле вместе с ее удивительным шлейфом. Узнав, что у нее шлейф, как у королевы, только такой, что ни одной королеве и не снился, Матильда очень обрадовалась и гордилась им необычайно. Опасались, конечно, не повредит ли этот «королевский» шлейф самой Матильде. Но оказалось - и это тоже было поразительно - направленный луч нейтрино касается ее очень осторожно.
        После тщательных многодневных наблюдений обнаружили и вовсе уж невероятное: луч описывает каждое движение Матильды, непрерывно ее контурирует; больше того, все люди вместе с кораблем находятся в пульсирующем поле - поле «описывает», «снимает» их непрерывно!

        - Ну вот - это же разум!  - твердила восторженно Аня.  - Помните, бабушка говорила:
«корневые» жители, а мы поправляли ее: «коренные»! А «корневые» - это, наверное, правильней!
        Как всегда, когда она вспоминала о бабушке, все задумчиво и рассеянно оглядывались на Матильду, как бы оценивая ее сходство с Бабоныкой. Но на этот раз, пожалуй, движение, было чисто машинальным. Все были поглощены мыслями, предположениями, гипотезами.

        - Что ж, не исключено,  - говорил Михеич,  - что в глубине Флюидуса есть разум, есть разумные, и они из глубины видят нас и знают о нас больше, чем мы могли предполагать.

        - Живущие в глубине, в темноте,  - говорил раздумчиво Маазик,  - конечно же, должны видеть в других спектрах, нежели мы.

        - Вот они и «смотрят»!  - вскакивала Аня.

        - А запахи?  - вопрошал осторожно Козмиди.

        - Одно другого не исключает,  - замечала Заряна.  - Ведь и для человека много значит не только зрение, но и слух, и осязание…
        Срочно готовили передачу на Землю. Но Аня вышла на свою «связь» с Фимой раньше. На этот раз она даже не задумывалась, игра это или нет.

        - Фимочка, ты был прав,  - говорила она, предварительно запершись в своей каюте.  - Все загадки здесь связаны между собой.

        - Ну, естественно,  - улыбался, судя по голосу, Фима.  - Ведь Флюидус-то один и един.
        Но когда Аня рассказала ему о последних новостях, уже и он не улыбался.

        - Помнишь, как мы поражались тому, что дефилиппусам тут явно нечем питаться. А когда оказалось, что Матильда ничего не ест, мы и не думали, никак не связывали это с тем, что знали о дефилиппусах. И вот обнаружилось, что она питается, как некоторые бактерии на Земле, как растение…

        - Ну же, ну, Аня, ты на верном пути, еще шаг…

        - Не зря их выращивает растение, да?

        - Ты же сама видела: зачаток дефилиппуса в бочонке вырастает из самого ствола!

        - Маазик считает, что это - как лишайник, в котором неразличимо срослись гриб и водоросль.

        - А что, если ствол и дефилиппус - это одно и то же? Ведь дефилиппус питается, как растение!

        - Ты хочешь сказать, Фима, что это всего-навсего разные стадии одного и того же организма?

        - А почему бы и нет? На Земле растения и животные разделились миллиарды лет тому назад. Здесь же, возможно, разделения не произошло.

        - Вот почему животные здесь охраняют растения, как самих себя!.. Фима, а дефилиппусы имеют какое-нибудь отношение к тем, «корневым», разумным существам?

        - А почему бы нет?

        - Но ведь дефилиппусы неразумны!  - Младенец тоже неразумен!

        - А разумные появляются только на последней стадии флюидусовского метаморфоза, да?

        - Это не исключено. Представь, что жизнь на Флюидусе существует в одном-единственном виде, но стадий метаморфоза у этого единственного вида гораздо больше, чем у земных насекомых.

        - Почему?

        - Подумай, какие сложные условия на Флюидусе! Вы ведь там в период весны и лета. Но пройдет еще какое-то время, и на Флюидусе наступит зима, по сравнению с которой климат Антарктики - райские субтропики. Чтобы сохраниться в таких условиях жизнь должна быть куда как гибче, у нее должно быть больше стадий метаморфоза.

        - Флюидусовский метаморфоз - как я сама до этого не додумалась! Но почему иногда дефилиппус находится в оплывках, иногда - в бочонках?

        - Из оплывка пока что появилась одна лишь Матильда. Вот послушай, как я представляю все это. Первая стадия жизни на Флюидусе - стволы, пронизывающие все горизонты, все уровни планеты. Затем из этих стволов прорастают плоды-бочонки, плоды-яички, плоды-зародыши дефилиппусов. Флюидусовской весной дефилиппусы вылупляются и свободно передвигаются в атмосфере, подзаряжаются светоэнергией и обмениваются гормонами.

        - Точно, Фимочка! Потом дефилиппусы уходят в оплывки, где окукливаются и вызревают. А потом… потом наступает флюидусовская зима, и вызревшая в оплывках уже разумная жизнь уходит в глубь, к «корням»!

        - Конечно, нам эта глубинная жизнь кажется слепой, изолированной, чуть ли не тюремной. Но их зрение, освоившее другие части спектра излучения, постигает, возможно, больше, чем можем мы представить. Вселенная, возможно, гораздо ближе им, чем нам, видящим только в свете…
        Несколько раз порывалась Аня высказать Михеичу или Заряне мысль, пришедшую в голову не то ей, не то Фиме, но так и не решилась. Каково же было ее удивление, когда в передаче для землян Михеич вдруг сказал:

        - Мы почти не сомневаемся, что встретились на Флюидусе со сложным, сверхсложным метаморфозом живых форм. Очень похоже, что в глубинах Флюидуса, пока еще недостижимых для нас, есть и разум. Допускаю, что и случай с Матильдой Васильевной не так уж случаен. Не исключено, что это начало разговора, а там и сотрудничества с нами… Одно можно сказать совершенно точно. Мы видели на Флюидусе много невероятного. Но самое интересное еще впереди.

***
        Так оно и было. Но близилась долгая, космически жестокая зима, приближалось и время отлета.
        Не без любопытства Аня ждала «листопада». «Листопада» не оказалось. Листья растворились в стволах, листья втянулись в стволы - можно было это назвать как угодно. Сначала поблекли, истончились, укоротились, потом и вовсе исчезли, не опадая, вместе с черенками.
        Теперь все это куда как больше походило на некий фантастический индустриальный пейзаж, чем на гигантский лес, гигантские джунгли.
        Зима? Осень? Да. Но это была не Земля. Это был Флюидус. С его воздуховодой. С его животными-растениями. И изменения его шли не горизонтально, как на твердой Земле, а вниз и вверх, вниз и вверх.
        Сама текучая, жидкая атмосфера Флюидуса опускалась вниз, отходила, как море в час отлива. Зато физические поля, как бы ширились и крепли.
        Экспедиция готовилась к отлету, к возвращению на Землю, с тем чтобы к будущей, такой еще далекой флюидусовской весне вернуться сюда в новом составе для продолжения работ.
        И все-таки маленький форпост решено было оставить. Выбор пал на Сергея Сергеевича, Маазика и, конечно, Матильду. Живая, такая настоящая, такая человечески земная, она, однако, могла погибнуть, оторванная от Флюидуса.
        Тихая наотрез отказалась улетать от своей Мотьки. Не хотела оставлять Матильду и Аня. И хотя ближайшей родственницей Матильды была именно она, голосованием решили оставить Тихую. В условиях Флюидуса она была Матильде нужнее.
        Ни одного человека сверх того оставить не могли - системы гарантии в сложнейших условиях флюидусовской зимы не способны были обеспечить более четырех человек.
        Работы по строительству «Ковчега», как называли зимнюю станцию, шли одновременно с отладкой систем корабля для далекого обратного путешествия. Еще неизвестно было, что рискованнее,  - провести долгую зиму на Флюидусе или совершить долгий обратный путь к Земле. И все-таки главная тревога была за тех, кто оставался здесь.


        ЧАСТЬ ПЯТАЯ

        Многие месяцы возвращения они не знали, что делалось после них на Флюидусе. Первое, что они попросили, войдя в Солнечную систему,  - чтобы им показали последние передачи с Флюидуса. Конечно, это тоже было уже давно. И все же передачи шли с Флюидуса быстрее, чем их корабль,  - так что они могли посмотреть то, что происходило спустя несколько месяцев после отлета. Их и было-то с тех пор всего две передачи - маленькая колония на Флюидусе должна была экономить энергию.
        В первой рассказывалось подробно о «Ковчеге», о наступлении зимы на Флюидусе.
        Во второй были новости о Матильде. Она вновь уходила в стволы и возвращалась. Удалось даже заснять момент, когда ствол открывался. Причем Матильда уверяла, что открывается он по ее просьбе.

        - Я хочу, чтобы он открылся, и он открывается.

        - А почему же, когда ты с нами, он не открывается?

        - С вами он открываться не хочет.

        - Почему?

        - Не хочет потому что.
        Она все еще отвечала частенько на вопросы, как ребенок

        - Ты кого-нибудь видишь там?

        - Нет, конечно,  - там ведь теперь совсем нет запахов.

        - А что же ты там делаешь?

        - Сплю и ем.

        - Чем ешь?

        - Кожей и немного ртом.

        - А если тебя кто-нибудь тронет?

        - Как кто-нибудь? Они? Нет, они меня любят. Они и вас любят.

        - Кто?

        - Ну, стволы, наверное.
        Аня удивлялась и тому, как отличается рассказываемое теперь Матильдой от того, что она рассказывала в первый раз, и тому, что ей никто не напоминает об этом. Словно уловив Анину мысль, Сергей Сергеевич сделал успокаивающий знак - мол, терпение и еще раз терпение нужны в этом деле. И взгляд Матильды на Сергея Сергеевича - таким взглядом еще недавно Матильда смотрела на нее, Аню.

«Интересно, какие сны видит маленькая Матильда?  - думала Аня, скучая по ней и немного ревнуя ее к Сергею Сергеевичу и Тихой.  - Эти два ее «интервью» о том, что она делает и видит в стволах, можно было бы принять за сон или чистые фантазии, если бы она на самом деле не умела входить в стволы!»
        Земля была почти рядом, но ступить на нее им еще не было дано. Они проходили период стерилизации и адаптации. Однако у них теперь была постоянная телевизионная связь с Землей, и на связь к Ане выходили Фима и его мама. Перед первым разговором с Фимой Аня очень нервничала, но все прошло прекрасно, она не была ни дурочкой, ни дурнушкой, чему свидетелями были и монитор, и Заряна, сидевшая неподалеку. Но почему-то после этого разговора Аня расплакалась.

        - Ну чего ты, дурашка?  - успокаивала ее Заряна.

        - Это я просто так, от волнения,  - сказала Аня, и соврала. Уж очень много Фима расспрашивал, а лучше бы просто смотрел неотрывно, как смотрел на нее, прощаясь, Сергей? Сергеевич… А еще ей грустно почему-то было, что Фима очень повзрослел.
        Их теперь то и дело показывали землянам, а Землю - им. Словно зная, как соскучились они не по красотам, а по мелким подробностям земной жизни, им показывали дворы ж лужайки, фермы и скверы, детей и стариков. Аня шмыгала носом и оглядывалась смущенно. Плакали все, кроме Михеича, но и у него ежились морщинки. И все же, казалось Ане, ее слезы иные - не такие, как у других. Она плакала еще и оттого, что ни на одной из этих лужаек, ни в одном из этих дворов не встретит ни Тихую, ни бабушку, ни ее удивительного двойника - теперешнюю Матильду.
        Когда они приземлились, их встречала, казалось, вся планета. Они ехали на высокой машине, так что всем были видны. И видели тоже всё - море цветов и флагов, море разноцветных косынок и платков. И странное чувство не оставляло Аню - чувство двухмерности этого мира после того, как она долго пробыла в мире трехмерном, чувство широкости этого мира по сравнению с теснотой мира Флюидуса, чувство прозрачности и в то же время устойчивости и определенности этого мира по сравнению с неопределенной текучестью мира того. И еще: Аня уже забыла, что может быть рядом столько человеческих лиц, столько голосов. Иногда ей казалось, что в толпе она видит маленькие острые глазки Тихой, манерную улыбку бабушки Матильды. Старушки подходили ближе и оказывались совсем иными.
        Когда они стояли на трибуне, приветствовать Аню выскочила девчушка лет десяти.

        - Наша дорогая Матильда!  - выпалила она.  - Фу, я хочу сказать - Нюня! Ой!  - Девчушка уже пылала от смущения, а все не могла вспомнить, как следует назвать Аню.
        Она попятилась, готовая сбежать, но Аня подхватила ее, обняла, и та уже на руках выпалила:

        - Дорогая наша Анна!
        Где-то далеко осталась нежная, наивная, загадочная в новом своем существовании Матильда. И еще дальше и невозвратнее была маленькая, не старше этой девчушки, неугомонная, готовая удивляться и угадывать голенастая Анюня - она превратилась в Анну, и сколько таких превращений ждало еще впереди!

***
        Теперь ее главным занятием были встречи, выступления, беседы, дискуссии и интервью.
        Больше всего расспрашивали Аню о бабушках.

        - Тихая осталась там, чтобы ей дефилиппусы тоже вбрызнули живой воды, когда она умрет?  - спрашивали дети.

        - Когда любишь, об этом не думаешь,  - отвечала Аня.  - А Тихая любит Матильду. Может, это и есть та живая вода, которую удалось ей испробовать на старости лет.

        - Посмотрите, как мы делаем упражнения на бревне и на шведской стенке,  - говорили дети.  - Возьмите нас на Флюидус!

        - У меня в саду тоже растет живое дерево, честное слово!  - уверяла белокурая девочка.
        А серьезный, как маленький Фима, мальчик допытывался, сколько все же стадий метаморфоза насчитывают на Флюидусе и какова точная формула гормона дефилиппуса.
        Что касается взрослых, то они задавали вопросы, которые еще недавно задавала себе Аня сама.

        - Случай с вашей бабушкой - это начало бессмертия?  - спрашивали ее.
        Всем им казалось, что она коснулась бессмертия. Но Аня знала о нем не больше, чем они. Вокруг них было все земное, привычное, и поэтому они не догадывались даже, что каждого из них ежеминутно касается бессмертие. Просто Аня увидела жизнь и бессмертие с необычной, неземной точки зрения.
        Однако нужно было отвечать на вопросы.

        - Считаю ли я началом бессмертия историю с Матильдой? Нет, скорее второй жизнью.

        - Второй жизнью кого? Бабоныки?

        - Второй жизнью ее генотипа.

        - Что вы думаете о бессмертии? Нужно ли оно? Если нужно, то какое?

        - А вы? Что думаете о нем вы?  - спрашивала в свою очередь Аня. И рассказывала: - В полете к Флюидусу, в часы отдыха, мы иногда играли в игру «Отвечай». Очень интересная игра. Один задает вопрос, а остальные отвечают. Я задала как-то вопрос:
«Может ли человек быть бессмертен, ну, скажем, как амеба?» Потому что ведь амеба, как вам известно, практически бессмертна. Она просто делится надвое, точь-в-точь повторяя исходную амебу. Она удваивает свое существование, только и всего. И вот на мой вопрос, может ли человек быть бессмертен, как амеба, мои товарищи ответили так. Заряна Иванова: «Человек, не может быть бессмертен, как амеба,  - только как человек». Сергей Сергеевич: «кому нужно такое бессмертие, как у амебы? Мне - нет». Михеич: «Бессмертные амебы остались амебами, смертные стали людьми. «Умри и возродись». Какие-то амебы менялись и усложнялись - они-то и положили начало эволюции Листья отмирают, превращаясь в побеги дерева. Листья отмирают, давая расти дереву». Как вы думаете, что имел в виду Заряна, говоря, что человек бессмертен по-иному?

        - А разве вы не спрашивали потом об этом?

        - Нет. Я не люблю переспрашивать - я люблю думать. Я люблю думать, каким воспринимает и чувствует, ощущает, каким представляет мир и человека вот эта женщина и вот этот мужчина, те, что уже ушли, и те, которые еще совсем дети. Потому что, мне кажется, ответить на вопрос, нужно ли человеку бессмертие и если нужно, то какое, можно, только если ответить на вопрос, что такое мир и что такое человек. Если мир и человек дошли до вершины - это одно, если же они развиваются - тогда, я думаю, совсем другое.
        Все горячее, все взволнованнее был разговор, и вдруг Аня увидела прямо перед собой, в пятом ряду, Фиму и на миг потеряла нить мысли, на миг перестала слышать слова…

***
        На другой день Фима повез ее в свою лабораторию. Навстречу им бросился щенок спаниель с длинными ушами и ласковыми глазами. Спаниель и Аню лизнул попутно, а вокруг Фимы так и выписывал восьмерки.

        - Я вижу, вы тут не работаете, а наслаждаетесь жизнью,  - засмеялась Аня.

        - Наша Джуди выращена из собственной клетки после того, как погибла от старости.

        - Так зачем же было нам летать так далеко?!  - искренне воскликнула Аня.
        Фима покачал головой:

        - Не будь Флюидуса - не было бы и нашей Джуди. И разве ради того, чтобы жила теперешняя Матильда, не стоило лететь куда угодно?

        - Я не знаю, бабушка ли это,  - она уже не та.

        - Ну и что? Она лучше,  - сказал Фима.  - Она, в конце концов, автотроф.
        Аня обратила внимание на обезьянку, которая ловко доставала соломинкой варенье из узкого длинного кувшина, но обсасывать соломинку взлетала, почти не касаясь перекладин, под самый потолок.

        - Сколько ей лет, как ты думаешь?  - с гордостью спросил Фима.

        - Ты хочешь сказать, она еще совсем маленькая?

        - Ничуть не бывало. Напротив, она уже совсем старенькая. Ей проведен курс омолаживающей гормонотерапии.

        - Господи, какой ты умный, какие вы умные!  - вскричала восторженно Аня.

        - Подожди, это еще не все. Пройдем в следующее помещение.
        Аня готова была предположить, что там она встретит не меньше, чем ожившую Венеру Милосскую. Между тем помещение было небольшое, хотя и ярко освещенное. Под стеклянным колпаком в углу копошились просто-напросто червяки, и именно на них смотрел Фима с невероятной гордостью.

        - Они никого не едят!  - сказал он и посмотрел на Аню, как бог творец.  - Они автотрофы.
        Маленький Флюидус был уже в этой лаборатории.

        - Но его не было бы,  - сказал почтительно Фима,  - без ваших сообщений с большого Флюидуса.
        Прекрасный это был день. И удивительный. Умный, ученый Фима, перед которым и сейчас Аня чувствовала себя глупой девчонкой, был с ней почтителен, прислушивался к каждому ее слову. Даже один раз назвал на «вы». А потом вдруг, как-то между делом, не то проговорил, не то пропел:

        И деревья - как пышная светлая трава!
        И листья - как раскрытые маленькие ладони!
        Аня ушам своим не поверила. Скажи он о листьях, о метаморфозе, о Фабре, о запахах
        - ничего удивительного в этом не было бы. Пусть она говорила об этом на своих воображаемых сеансах связи с Фимой, но потом это могло быть и в настоящих передачах на Землю. Он же сказал то, что ни одной передаче на Землю не было повторено,  - ее слова, ее тайные, вырвавшиеся во время выдуманного разговора с ни слова о том, как скучает она по Земле!

        - Что это ты говоришь?  - спросила ошеломленная Аня.
        Фима улыбнулся:

        - Разве я тебе не рассказывал, что частенько, посади перед собой твоего медвежонка Матиля, я как будто бы разговаривал с тобой. И однажды я так ясно услышал твой голос. «Как я скучаю по Земле!  - сказала ты, вместо того чтобы продолжать рассказ о Флюидусе.  - Если бы кто знал, какая светлая, открытая наша Земля по сравнению с Флюидусом! И деревья на Земле - как пышная светлая трава! И листья - как раскрытые маленькие ладони!» Я так ясно слышал твой голос, что даже подумал: не галлюцинация ли это…
        Чудеса, да и только! Неужели и правда они могли друг друга слышать на расстоянии?!
        И словно для того чтобы завершить этот прекрасный день, объявили передачу с Флюидуса.
        Аня сидела рядом с Фимой и сначала даже смотреть на него забывала - такие поразительные вещи показывала юная Матильда.
        Она ложилась на спину, прикрывала глаза и замирала. Она не дышала. Она не дышала пять минут, десять. Щеки ее все так же розовели, ноздри трепетали, но она не дышала - приборы совершенно точно регистрировали это.

«Как же так?  - хотелось крикнуть Ане.  - Ведь сначала-то, при рождении, она чуть не задохнулась в атмосфере Флюидуса».
        Но она не сказала этого вслух, потому что Матильда умела уходить в стволы, а там ведь неизвестно что и как с ней бывало.
        На экране в это время развертывалась кардиограмма Матильды. Синусоида начинала медленно вытягиваться и замирать. На глазах замирало сердце Матильды. Вот световая ниточка вытянулась и только редко-редко незаметно вздрагивала. Сама же Матильда лежала все такая же розовая, и выражение лица у нее было такое, словно она улыбается их волнению и непониманию.
        Потом все шло в обратном порядке - Матильда оживала.

        - А сейчас,  - сказал, загадочно улыбаясь, Сергей Сергеевич,  - Матильдин иллюзион.
        Матильда начала выдувать через трубочку прозрачный пузырь. Она выдувала и выдувала, пока пузырь не стал ростом с человека. Тогда Матильда качнула трубочку вперед, словно проткнула пузырь, и внутри первого пузыря начал вырастать второй. Потом так же третий, поменьше, а внутри его - четвертый. И дальше, и дальше. Внутри большого пузыря медленно двигались, не соприкасаясь, пузыри в пузырях мал мала меньше. Аня видела это чудо, чувствовала, что; это чудо, но непонятно было, в чем оно: в том ли, что пузырь в пузыре, в том ли, что они не соприкасаются…
        Но затем Матильда такое устроила, что об этом первом «иллюзионе» думать было уже некогда.
        Она выдула огромный пузырь, подмигнула бабушке Тихой и сделала маленький, едва заметный шажок, после чего вдруг оказалась внутри пузыря. Помахала оттуда рукой и принялась выдувать следующий шар. Судя по лицам Сергея Сергеевича и Маазика, для них это было такой же неожиданностью, как и для телезрителей Земли. Одна Тихая сохраняла невозмутимость. Вот выдуваемый шар достиг достаточных размеров, Матильда тем же незаметным движением проникла и в него. Потом так же - в третий… По мере того как шары уменьшались, Матильда проникала в них, сама уменьшаясь в росте.

        - Мираж,  - бормотал не очень разборчиво Сергей Сергеевич.  - На моих приборах Матильда все тех же размеров и той же массы.
        Вот Матильда вошла в шар размером с детский мячик. Аня затаила дыхание, словно отсюда, с Земли, могла неосторожным вздохом прорвать оболочку странных шаров. Сергей Сергеевич и Маазик замерли. Матильда о чем-то спрашивала жестами из своего шарика - может, о том, не выдуть ли шарик еще меньше.

        - Нет,  - замотала головой Аня, словно Матильда могла ее слышать.

        - Нет,  - сказал пересохшим голосом Фима.
        Сергей Сергеевич молча погрозил пальцем.

        - Ну, хватит, Мотька. Вылазь,  - своим обычным, ничуть не испуганным голосом сказала Тихая.
        И Матильда тем же образом, что входила в шары, начала выходить неторопливо из меньших шаров в большие, и меньшие шары, едва она их покидала, исчезали, а Матильда как бы вырастала.

        - Оп-ля!  - сказала она, покинув последний, самый большой шар.
        Аня перевела дыхание и обернулась к Фиме, но тотчас ее словно толкнуло в сердце - так восхищенно, так нежно и ласково смотрел Фима на Матильду.

«А ведь он может ее полюбить, если уже не любит,  - подумала, холодея, Аня.  - Он смотрит на нее так, как я смотрю на него, как Сергей Сергеевич смотрит на меня, как Володин смотрит на Заряну. А Матильда, оказывается, совсем уже большая - она такими же глазами смотрит на Сергея Сергеевича».

«И что только приходит в голову - какая-то путаница!» - попробовала урезонить себя Аня и встряхнула головой, отгоняя тревожные мысли.

        - Что же вы удивляетесь?  - говорила, весело пожимая плечиками, Матильда.  - Разве я вам не рассказывала, как рассыпалась на несколько одинаковых себя. Только это не я делала, а они. Я так еще не умею. К тому же я все-таки земная, а они, знаете, как могут.

        - Кто - они?  - спросил Маазик.

        - Я не могу объяснить, а вы не поймете.
        Аня не удержалась, опять оглянулась на Фиму - вместо жгучего интереса, естественного для человека науки, на лице его была тревога за Матильду.
        А потом она услышала, не оборачиваясь, как Фима радостно смеется,  - потому что речь в передаче зашла о том, что Матильда ощущает магнитные поля, и рассказывала об этом она забавно и весело.
        Тихонько - Фима даже и не заметил - выскользнула Аня из смотрового зала, вернулась к себе.

«Вот тебе и любовь к науке,  - думала она.  - Да и как Фиме не влюбиться в Матильду
        - ведь она феномен из феноменов. И, кроме того, такая хорошенькая, такая рыженькая и милая!»
        Ей было так больно, что впервые за последнее время не хотелось никого видеть, не было жажды, такой сильной в последнее время на Земле, взглянуть на мир глазами другого человека, такой радостной жажды. Никто не был ей нужен сейчас, кроме Фимы. И тяжела, неприятна, нестерпима была ей эта жадность и сосредоточенность своей души.
        Она ушла из дому и долго ходила в эту ночь, радуясь, что на Земле достаточно места, чтобы побыть одной и видеть все новые деревья и новые дома. Ей стало немного легче. Но все равно ей необходим был Фима, чтобы снова стать свободной и легкой. Чтобы снова больше собственной жизни хотелось узнать, есть ли в глубинах Флюидуса в самом деле разумные существа, или просто Матильда так называет что-то ей и самой непонятное; а если есть, что знают и думают о вселенной они.

        notes

        Примечания


1

        Фабр Жан Анри (1823-1915)  - французский ученый-энтомолог и писатель.

2

        От латинского odor - запах.

3

        Уильям Кэрби и Уильям Спенс - английские ученные-энтомологи 19 века.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к