Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
По-русски Дмитрий Тарабанов


        #

        Тарабанов Дмитрий
        По-русски


        Дмитрий Тарабанов
        ПО-РУССКИ
        рассказ
        Метеоритики - это вовсе не маленькие метеориты. Для последних существует вполне подходящее научное определение - микрометеориты. Метеоритиками конкистодоры называли анаэробные хемосинтезирующие существа-продуценты, ведущие оседлый образ жизни в космическом пространстве и питающие необъяснимую слабость к металлическим обшивкам быстро движущихся кораблей. История проникновения в Глубокий космос помнит немало неожиданностей, связанных с чрезмерным аппетитом метеоритиков, которые по определению не могли иметь элементов того, что человек называет пищеварительным трактом. На точно такую штуковину посчастливилось наткнуться кораблю вольных торговцев землян, когда те совершали свой двенадцатый вылет по заранее закупленным координатам предположительно обитаемой системы. Стоило двум молодым землянам вывести корабль из дурманящего непривычными явлениями гиперпространства, как существо, зарытое в камень и подставлявшее одну из металлизированных спинок солнечному свету, ринулось к корпусу отечественного производства. Двигался метеоритик без помощи двигательных органов или импровизированных дюз - солнечная
энергия, накопленная в соответствующих конденсаторах существа, образовала поле и настолько смяла ткань пространства-времени, что для стороннего наблюдателя, метеоритик просто "влип" в слегка керамизированный снаружи корпус, хотя тот и находился на расстоянии добрых пяти миль. Силовое поле, какое оно может быть на русских кораблях, не отказало, но и не сработало, как ему предписывалось. Метеоритик расплавился при столкновении, но раскаленная масса успела повредить "свернутый" правый стабилизатор. Максим Остопов и Вадим Резник, занимавшиеся в этот момент игрой в фишки и "легкой коррекцией траектории выхода", оказались застигнуты врасплох происшествием и, естественно, шокированы. Игровая доска была без разговоров оставлена, а силы - брошены на выяснение причины непредвиденной аварии. Остопов сразу же понял, чьих полей это было дело, а Резник уместно заметил, что корабль принялся входить в гравитационный колодец планеты. Какие бы стабилизаторы не повредились, решено было садиться на факельной струе, что само по себе было рискованным - топливо предусматривалось только на взлеты, а посадка ела не меньше.
Резник уселся в "трон пилота", эргономичное осевое кресло за штурвалом, а Остопов завис в ремнях безопасности неподалеку и принялся лепетать экономящие советы. Через несколько минут в лобовом стекле стояла непоколебимая картина звездного неба, обнятая с боков атмосферными языками пламени. До определенной высоты корабль "Непоколебимый неболюбец", крестные папы которого не брезговали менять местами буквы в первой части названия, подавлял свою скорость пламенем дюз, и только потом переключился на хромающее планирование, ибо сопли Остопова, сопровождаемые стенанием "А на чем мы потом взлетать будем?", порхали уже по всей каюте. Резник, закусив губу, пытался справиться с управлением и самыми немыслимыми методами обходился без правого инверсионного движителя. Механик, навигатор и лингвист в одном лице, Остопов кое-как успокоился, диву даваясь при взгляде на посадочные увертюры делового партнера. Он словами "туда" и "нет! не туда! не туда! туда давай!" вывел пилота Вадима Резника на неплохое посадочное поле, поросшее невысокой травой и в редких местах прерываемое балками, рытвинами и озерцами. Резник думал
дотянуть до озера, чтобы ненароком не подпалить окружающие ландшафты, и дотянул бы, если бы метеоритик десять минут назад не исполнил свой долг хранителя звездных систем от непрошенного разграбления под видом мирной торговли и богатого культурного обмена. Корабль "Непоколебимый неболюбец" очень мягко прокатился по земле, и тормозной путь его едва насчитывал минимальные шестьсот метров. Не верящие в свое спасение, часто дышащие, Вадим Резник и Максим Остопов не бросились друг друга расцеловывать, но предпочли отпоздравляться благоговейными взглядами. За чуть закопченным лобовым стеклом занимался степной пожар, но это только радовало тщедушных торговцев. - Раз горит, значит, атмосфера содержит достаточное количество кислорода, а раз трава, значит, на планете имеется жизнь, и мы можем надеяться на то, что нас в который раз не обманули, - Резник сделал триумфальный оборот в кресле и отстегнул ремни безопасности. - Раз трава, два трава, три трава. . - Остопов, как любой человек, уважающий такое явление, как возвращение назад, склонился над щитками, показывающими многочисленные повреждения правого
стабилизатора, и невесело сформулировал обстановку: - Дрова. Резник глянул партнеру через плечо, озабоченно поглаживая то густые бакенбарды, то короткие усы. - Дела не очень, да? - спросил он наконец. - Как сказать. Ты знаешь, я такой человек, если захочу, то починю так, что в первом порту будут диву даваться, как же мне все-таки удалось на такой починке назад долететь. Тут же дело похуже. Все это я кое-как поклею, прострочу, заварю. Только есть здесь три детали, которые ну никак не заменить. Плачевно. Остопов загробным голосом перечислил короткий список некоротких и совсем непростых названий, о которых каждый пилот знал или понаслышке или в разговорном варианте. Максим любил пригружать людей сложными научными названиями и гиперметрическими категориями. По данному вопросу Вадим мог бы отпустить острое замечание, но, к сожалению, находился в не самом лучшем состоянии духа. Где-то краем своего коммерциализованного сознания он понимал, что взлететь окажется проблематичным мероприятием. И в этот момент, когда казалось, что может быть хуже, палуба корабля накренилась, и "Непоколебимый", секунду
поколебавшись, завалился на левый бок. Остопов, все еще придерживаемый под мышку ремнем, устоял, а Резник, полетев вглубь комнаты, хорошенько ссадил себе лицо и намял плечо. Его стоны и писклявая сирена разлились по каюте корабля одновременно. Бросив свернувшемуся в калачик и корчащемуся Вадиму короткий запрос о состоянии, Остапов бросился изучать состояние левого теперь стабилизатора. Его лицо отражало искреннее удивление, а динамики под уже не параллельным земле потолком, продолжали мучить уши экипажа назидательным фальцетом. - Да выруби ты его! - в сердцах выкрикнул Резник, одной рукой ощупывая вздувшийся бок лица, а другой брезгливо прикрывая ухо. - Ничего не понимаю. То что левый стабилизатор ушел под землю и дураку понятно. Но ведь повреждений никаких, чего он орет? - Отключи систему контроля за состоянием узлов в левой части корабля - и заткнется. - Угу, - Остопов потянулся к панели выключателей и убедился в действенности предложенного Вадимом метода. - Что может случится с крылом, закопанным в землю? Оно теперь в большой безопасности, чем все мы. - Корпус уже остыл? - Резник глянул на черную
равнину за кораблем. Облако дыма виднелось уже достаточно далеко от эпицентра. - Может, выберемся наружу и осмотримся. Все равно на таких поверхностях нормально не поспишь, а ровного столика для игры в фишки мы уже не найдем. Да и ремонтировать надо. - Смотри! - Остопов указал пальцем на дальнюю стену огня. - Дым оттуда идет белый. Не дым, а пар. Мне показалось, что на мгновение ветер рассеял облако и... там мелькнуло несколько фигурок. Видно, пожар не входил в их планы. Это могло быть поле злаковых, то, которое мы сожгли. Надеюсь, урожай убрать они успели, а то, сам понимаешь... Туземцы - это хорошо, а злые туземцы... - Злые туземцы - это злые туземцы. К вечеру точно установили, что в направлении, где Остопов заметил "фигурки", находится туземная деревня. Жители ее наверняка заметили корабль, но подходить близко не спешили. Вадим Резник, проанализировав пробы грунта и воздуха, сделал заключение по поводу пригодности мира к посещению его человеком. Этим же днем Остопов приступил к ремонту левого стабилизатора корабля. Вадим прогуливался по пепелищу и следил за мрачным действиями напарника,
выдравшегося на закопченную плоскость стабилизатора. Его ремонтный костюм очень скоро стал цвета формы трубочиста, и только лицо он время от времени протирал тряпочкой. - Здесь сильная эрозия, - рассуждал вслух Резник, прохаживаясь мимо занятого нужным делом напарника. - Под землей образовалось много пустот, в одну из которых мы и провалились. Сделай мы это на скорости, стабилизатор могло действительно оторвать. Эти пустоты угораздило образоваться по разным причинам. Например, захоронения. Туземцы могли хоронить односельчан вдали от деревни, не оставляя снаружи никаких опознавательных знаков, но предоставляя мертвым собратьям большое "жизненное пространство" и, возможно, снабжая его необходимой амуницией и драгоценностями. - Ясно, зачем ты лазил в ту дырку, - отозвался механик. - Нашел что-нибудь? - Нет. Или до меня в "гробнице" кто-то побывал, или моя теория неверна. - Вероятней, все-таки, второе. - Может быть, но мне почему-то показалось, что это была не одиночная яма, а один из коридоров большой галереи, образованной той же эрозией или вырытой вручную. - Фантазия у тебя разыгралась. Когда ты
начинаешь изображать из себя конкистодора и теряешь сноровку торговца, у нас все время что-то срывается. Не глупи ты так, мы бы уже давно летали на иномарке и подыскали бы себе нормального лингвиста из болькинийцев на треть ставки. - Моя фантазия нас когда-нибудь да спасет. - Резник вздохнул, прощупал поредевшие после падения бакенбарды на щеке, жирной от мази. - Поработай еще с полчаса, и пойдем есть. Скоро стемнеет. - Час. А ты пока можешь взять брансбойт, протянуть шланг до озера, в которое планировал приземлиться, и помыть корабль. - Зачем? - В эстетических целях. Красивый корабль - залог удачного контакта и хорошей торговли. Давай, он в кладовке свернут, не ленись... Вадим Резник второй час сидел на вахте и следил, чтобы никто из жителей деревни не подошел к кораблю ближе, чем на сто метров. Но если бы кто-то и подошел, он бы не стал ничего предпринимать, поскольку лобовое стекло было в лучших традициях Контакта односторонним. Прожектор, установленный Максимом на носу "Непоколебимого", освещал выжженную степь далеко, так что, появись непрошеный гость, его можно бы было рассмотреть во всех деталях
и подготовить для Контакта соответствующий гардероб. Туземец не заподозрил бы ничего. Остопов спал в соседнем кресле, завалившись на бок, а Резник клевал носом, внимая мерному храпу утомленного аналогичным занятием напарника. Вадим вспоминал пюре из рептилий, подобных земным лягушкам, которое выплевывал брансбойт вместе с чистой озерной водой. Следовало помнить, что вокруг корабля образовалась крупная лужа. К утру сухая степная почва размякнет и образует болотце, в которое несложно будет угодить, выпрыгивая из люка. Ночь за стеклом была звездная, но безлунная. Переводя взгляд со степного пейзажа на циферблат часов, Вадим Резник ждал момента, когда можно будет безбоязненно растолкать товарища и передать ему почетный пост. Вадим так и не понял, что увидел первым: тень, легшую поперек поля, будто прямо перед прожектором кто-то стал, или морду в глубине коричневого капюшона. Так или иначе, он подскочил на сидении и громким шепотом позвал Остопова. Спал тот чутко, и долго его звать не пришлось. - Что случилось? - сонно, но деловито и беззлобно спросил Максим, не спеша протирать глаза. - Вот он. Пришел. -
Чего ты его так близко подпустил? Не мог раньше разбудить, - негодовал Остопов. - Тише. Он нас обошел. Обвел, как вокруг... корабля. Наверное, понял, зачем мы оставили свет. - Зачем-зачем? Чтобы смотреть ночью. А ты думал, они не догадаются? - Может, стоило воспользоваться ПНВ? - Ты бы на первой секунде отключился. Убаюкивает. - Смотри! Смотри! Что он делает? Остопов присмотрелся. Он щурил глаза, не привыкший к свету прожектора. Туземец в коричневом балахоне, укрытый с ног до головы, - по видимому, гуманоид, - выдрался на нос корабля и, дул в трубку, соединенную с мешочком на поясе. Из другой трубки, также выходящей из мешочка, вылетала краска и равномерным слоем ложилась на стекло. Устройство напоминало человеческий аэрограф. - Красит, - сказали одновременно Остопов и Резник, но переглядываться не стали. Уж очень действо занимало. Туземец был небольшого роста, но, несмотря на то, что прожектор светил ему в лицо, кожи разглядеть не удавалось, и она представлялась идентичной по цвету балахону. Только на макушке оба заметили четырехугольник, отличающийся цветом от одеяния туземца. Торговцы сидели,
затаив дыхание, а добрая половина экрана уже была замалевана. - Что будем делать? - спросил Резник. - Мне интересно, зачем первобытно-пасторальному туземцу потребовалось раскрашивать наш корабль в... красную краску. - К черту туземцев! Мы так и будем ждать, пока нас отгородят от внешнего мира? - А что ты предлагаешь? Мы можем его спугнуть, а потом выяснить, откуда же он пришел. Я думаю, если он почувствует опасность с нашей стороны, круг делать не станет. Это не заяц, а весьма соображающее существо, у которого есть деревня и он знает, что не только там спрячется, но и получит защиту своих товарищей. А когда он побежит напрямую, мы его засечем. - Не знаю, зачем нам его "засекать", если мы его уже видим. Но спугнуть стоит. Стекло можно сделать двоякопрозрачным? - На иномарке можно, - сказал Остопов с упреком. - Ладно, - Вадим Резник включил микрофон, набрал воздуха и громко и коротко "укнул". Его голос, усиленный во много раз, разнесся над степными просторами. Сказанное возымело действие. Туземец испуганно подскочил, выронив в прыжке трубку, и свалился с корабля. Оба торговца подались к стеклу и
попытались увидеть его внизу. - Видишь? - спросил Остопов. - Не-а. - Я тоже. Быстро давай наружу! А то убежит... Остопов и Резник ломились через беспорядок в каютах к выходу. Вадим хотел сказать по пути "Здесь как Мамай прошел...", но споткнулся обо что-то и потратил заготовленные для уже начатой фразы силы на то, чтобы удержать равновесие. Максим Остопов поснимал с люка пломбы и, распахнув его, выглянул наружу. Через секунду Вадим приник рядом. Снаружи стояла глубокая ночь, только слева она чуть-чуть подсвечивалась установленным на носу прожектором. - А фонарь-то мы не додумались взять, - вздохнул Остопов. - Какой фонарь? Спать надо, а мы за пришельцами гоняемся. - Мы пришельцы, - коротко сказал Максим. Он выглянул, тронул корпус снаружи, и когда внес руку в зону света корабля, земляне увидели, что ладонь была красной. - А нас хорошо покрасили. Заходили сзади. Может быть, работал и не один. А тот, который красил лобовое стекло, был просто назначен на переднюю часть. Хм, сложно. - А ты первобытно-пасторальные, первобытно-пасторальные... Это непростые туземцы. - А где ты видел простых туземцев? Бывают
простые контакторы с туземцами, которые по своей глупости... - Спать пошли! Завтра твоя очередь корабль драить. Этим твоя эстетика пока не понравилась. Запахивай люк. Почетный караул отменяется. Завтра в наглую пойдем в деревню. Ругаться... На утро корабль и местность вокруг тщательно обследовали. - Нужно отдать должное этим туземцам, - горько сказал Остопов. - Покрасили они нас на славу. Почти от носа до кончика хвоста. На растрескавшейся к утру земле были четко различимы цепочки отпечатков небольших ног, опоясывающие корабль и уводящие от него в разные стороны. Пальцев на отпечатках стоп видно не было, из чего следовал вывод: ноги туземцев были обуты. - Обувь - очень важный фактор разумности цивилизации. Такой же, как колесо, искусственный огонь и рычаг, - продолжал дедукцию Остопов. - Она свидетельствует о кочевом прошлом нынче оседлого племени, готовностью к дальним переходам и завоеваниям. - Кучка маляров они, а не воины, - цинично ответил Вадим. Торговцы пытались следовать цепочкам, уводящим от корабля, в надежде, что те продлятся и покажут путь, но ветер замел за ночь все следы. - Здесь ветры в
порядке вещей? - спросил Вадим Резник, поправляя пятерней жесткие черные волосы. - Должно быть и ураганы случаются, суховеи всевозможные. "Черные бури"... - Ты так и не придумал, как посреди поля оказалась кучка туземцев? Почему они не пришли с деревни и исчезли потом невесть куда? - Да, я всю ночь думал, - Остапов остановился и положил руку на плечо пилота. - Мне кажется, существа, которые нас окружили - невидимки, а балахоны использовали, чтобы видеть друг друга в темноте и при "шухере" не выдать себя случайно пролитой на невидимое тело краской. Помнишь, как мы смотрели на лицо одного, а видели только ткань балахона? Так мы смотрели сквозь него! Челюсть у Вадима Резника отпала. Такого загадочного восхищения раньше видеть на его лице не приходилось. - Невидимки? - Выброси из головы, - с улыбкой сказал Остопов и уже обеими руками похлопал по плечам торгового партнера. - Я пошутил. Свою фантазию я использую в правильном направлении. В отличие от тебя... Экипаж "Непоколебимого неболюбца" практиковался в контактах и торговле с цивилизациями, которые уже были завербованы капиталистами. Если последние
торговали мелкими безделушками и нереволюционными предметами быта, избегая таких вех как колесо, зажигалка и рычаг, то Остопов с Резником вели справедливую "русскую торговлю". Так они называли свой род деятельности. Как это пародийно не звучало, торговали они водкой и самогонными аппаратами, умудряясь разнообразить основное занятие совершенно трезвой мелочью. В большинстве миров эволюция разума остановилась на млекопитающих, потому потребление низкокачественных спиртных напитков, вроде бражки и вина, воспринималось там как явление само собой разумеющиеся. Туземцы, уже приученные к торговле капиталистами, поначалу вражески относились к факту продажи им качественной земной водки, но, распробовав, становились отличными покупателями и менялами. Миссия на эту планету ничем не отличалась от предыдущих. Солнце в зените было отмечено предположительной категорией "полдень" и к двум часам по новой системе времяисчисления земляне выступили. В амуниции их было все для Контакта: заманивающие побрякушки, лингвафон, голограф и, конечно же, бластеры. Без бластеров на Контакт не ходили. - В капюшоне жарко, -
пожаловался Резник, везший на тележке весь груз. - Я его сниму. - Не смей! - возразил Остопов. - Они не показывают свои лица, и мы не должны. - Но они и ростом не удались, а мы, слава Богу... - он поднял руку высоко вверх, а потом опустил до пояса параллельную земле ладонь. - На такую массу, как у них, спирта нужно граммочку. Как на ребенка. - Да, это существенное препятствие при торговле. Нужно будет сразу запросить детали. Названия им все равно ничего не скажут, но если показать внешний вид или договориться воспользоваться торговым передатчиком. Выйдем на других торговцев. С нас сдерут три шкуры, но если попадуться человечные торговцы, тем более из наших..
        - Слушай, а вдруг тот старпёр не лгал, вдруг туземцы здесь действительно "целочки"? Неужто до нас здесь никто не появлялся? - Поживем - увидим. Хотя что-то мало верится, - Остопов вытер платком со лба испарину и прикрикнул: - И не думай снимать капюшон! Поведение жителей туземной деревни в начале Контакта можно было охарактеризовать, как апатическое. Когда пара переростков в коричневых балахонах подошла к цепочке первый глинобитных хижин, единственный заметивший чужаков туземец быстро засеменил прочь, вглубь деревни, остальные же продолжали делать свои дела и идти, куда шли. Остопов и Резник остановились на подступах и стали ждать, пока местные жители удостоят их большим вниманием. - Наверное, стоило одеться поприметней, - признал свой просчет Максим Остопов. - А я тебе что говорил! Или снять эти чертовы капюшоны! Если местных они от солнца спасают, то мне ни к чему. У меня всегда загар ровный, как у комода... - Голова у тебя, а не загар. Местные только того и ждут, чтобы ты снял капюшон, и тогда они пустят в тебя свои стрелы. Или того хуже - краской польют. - Слушай, а дома ведь у них тоже
крашеные, - он показал рукой на приземистую хижину, на которой красная краска сверху разошлась из-за глубоких трещин. - Наверное, какой-то способ помечать свои владения. - Тогда нас вчера пометили. Если это является причиной, мешающей нам вступить с ними в равноправный Контакт, можно себе только посочувствовать... - Не по-русски как-то. - А ты чего ждал? Запах здесь ничего, да? Резник принюхался, капюшон его настороженно дернулся. - Что-то знакомое. Пенициллин? Грибок какой-то? - Знаешь, Вадик, если они научились делать такие же добротные духи, как краску, нам будет, о чем поговорить. Только не разговорчивые они чего-то. Ждали торговцы не меньше получаса, и, когда дальнейшее ожидание казалось бессмысленным, в глубине деревни обнаружился небольшой туземный сонм. - Конвой, - коротко сказал Максим и включил лингвафон. Инопланетное устройство, схема, построенная по принципу работы мозга болькинийца, прирожденного лингвиста и переводчика, непривычно молчала, хотя должна была переводить фоновые разговоры капюшонщиков. - Кто из них посол? - щурясь, спросил Вадик. - А мне покуда знать? - Остопов хотел дернуть
плечами, но сдержался. Лишние движения и мимика всегда мешали на должном уровне установить Контакт. Ему это пришлось испытать на собственной шкуре. Сонм в коричневых одеяниях, который шевелился, то разделяясь, то собираясь снова, сократил дистанцию до десяти метров. Коротышки шуршали тканью своих одежд, обходя друг друга, заходя сзади или снова выбиваясь вперед. - По-моему, эти твои "первобытно-пасторальные" - коллективный разум, предположил Вадим. - Такой же, как ты, - отмахнулся Максим, давая понять, что дальнейшие разговоры будут неуместны. Низкорослые туземцы не переставали галдеть, иногда показывая на пришельцев, словно обсуждая. Голоса их звучали как детские смешки, местами переходящие на хрип, местами - срывающиеся на визг. Как от массы туземцев отделился долгожданный посланник, оба торговца видели по-разному. Резнику показалось, что большинство единогласно выпихнуло одного вперед, а Остопов божился, что посланник вышел сам. Так или иначе, ничем не отличный от остальных, такой же мелкий, в балахоне - и с прямоугольным вырезом на макушке, - туземец стоял перед русскими национальными
бизнесменами. - Ча нада? - наконец сказал лингвафон в наушниках Остопова и Резника. Остопов готов был поклясться, что фразу туземец произнес на том же языке, который использовали при общении остальные капюшонщики. Но ее лингвафон перевел, а живые обсуждения товарищей посла - нет. - Мы пришли с миром и хотим торговать, - ответил Максим. - А ча у вас есть? - последовал незамедлительный ответ. Столь живой интерес мог свидетельствовать только об одном: общий язык был найден без помощи дополнительных подарков и "чудес", - а главное без конфликтов. Теперь дело стояло только за торговлей... Таланта торговца у Вадима Резника было не занимать. Втолкать в карман покупателя он мог почти любой товар. Иногда, конечно, попадался особо крепкий орешек, толстую кожу которого не пробивал никакой "опиум для народа". Тогда Резник мог переусердствовать, из-за чего срывалась вся торговля, погружая бизнесменов в глубокие убытки. Поэтому за ним нужен был глаз да глаз. Остопов быстро помрачнел, когда понял, что местные туземцы - из категории толстокожих. Резник оживленно рассказывал карликовому народцу о достижениях
современной человеческой науки, не забывая подкреплять рассказ наглядными примерами. Те весело шушукались, перевизгивались, быстро теряли к переросткам-пришельцам интерес и уходили вглубь деревни. Их места занимали все новые и новые слушатели, но так как те не отсутствовали в начале воодушевляющей истории, так же быстро разочаровывались и ретировались. Больше всех утомился посол. Он усаживался на пыльную землю, отряхивался, обходил путников, вроде, даже обнюхивал. Но высидеть ему было сложно. - Развиваясь быстро, скачкообразно, мы пронесли сквозь всю свою историю идеалы и символы, которые просто не в силах забыть... - непоколебимо, все так же вдохновенно рассказывал Вадим. - Одним из символов нашего единения с природой и духом Вселенной, тем, что объединяет и скрепляет души русских людей, является водка. - И он достал из коричневого мешочка на тележке бутылку. - Поистине святая вещь! Остопов который раз слушая проповедь сдавленно хихикнул. А вот капюшонщики прислушались. - Это надо пить. - подойдя почти вплотную, сказал посол с прямоугольным вырезом на макушке. - Догадлив! Мы это пьем, - подтвердил
Резник и, открутив крышечку, отхлебнул. - Свято! - Собираешься этим торговать? - спросил капюшонщик. Из-под его мантии зашуршало: он принюхивался. - Мы не будем покупать. Торговцы переглянулись. - Вы только попробуйте! - возразил Вадик. Остопов вовремя пхнул партнера в бок, потому что тот чуть не сунул бутылку туземцу под нос. Техник отключил лингвафон и пригрозил: - Тебя опять, пьянь, заносит! Ты еще скажи ему, что бутылка похожа на фаллический символ. Вдруг, у него комплекс? - И скажу! На зло скажу! - выпятив грудь, заявил Резник. - Не сомневаюсь. Потому и предупредил. - Ну ты видишь, что торговля не идет. Клиент не клеится. Даже пробовать не хочет. - А знаешь почему? В меня с самого начала закрались подозрения. Не пеницилином пахло в деревне... Два капюшонщика принесли по кожанному пузырю - точно такие, из которых сегодня ночью вульгарно раскрасили корабль. Худенькие пальчики, выглядывающие из-за длинных рукавов и разбивающие вдребезги теорию про невидимок, отпустили пузыри. Земляне вовремя успели подставить ладони. - Это надо пить, - с совершенно другой интонацией сказал посол, в свою очередь
принимая из рук Вадима бутылку водки. Остопов, только включивший лингвафон, был вынужден его выключить. - Будем пить? - спросил он Вадима. - А вдруг метиловый? - Вряд ли, - пожал плечами Максим и приложился к одной из трубок. Через секунду в сердцах добавил: - Надеюсь. Резник пил через трубочку, и на лице его ютилось досадное разочарование, наполовину перемешанное с удивлением. Оторвавшись от напитка, он сформулировал: - Макс, это водка. Чуть побольше в оборотах, но это водка, причем чистая. Где-то к "сэму" поближе. - Я тоже это понял, - хмуро сказал Максим Остопов, вытирая рукавом губы. Он посмотрел на коротышку, успевшего к этому моменту опустошить поллитру, и почувствовал, что пропустил важную деталь - отзыв о земном напитке. Включив лингвафон, он, стараясь держать себя в руках, спросил: - Ну как? - Вода, - ответил капюшонщик и брезгливо отбросил стеклянную тару. Детское пойло! Мы не будем торговать. Если не предложишь чего-нибудь получше того хлама и этой дряни... В жизни торговцев полна разочарований, но случаются порой такие, после которых только и остается, как пожать плечами и смириться с
поставившей подножку судьбой. Остопов панически мыслил, в то время как Резник пытался скормить туземцам хотя бы один из привезенных ими товаров. Ни сублимированные бутылки, ни самогонники, ни автоматические закупорщики-раскупорщики стеклянной и пластиковой тары их не волновали. Остопов медленно прощался с возможностью вернуться домой, набить морду портовому старперу и купить новые координаты, которые могли завести в совсем неплохую систему, не тронутую доселе щупальцами одной из торговых корпораций... Максим ударил Резника по плечу: - Спроси их про детали. Про три корабельные детали. - Подожди! Я еще не все им показал... - отмахнулся Вадим Резник. - Да ты что - не понимаешь, что им наши товары - как стоп-сигнал для голодных метеоритиков? Спроси про детали!
        Пилот-торговец задумался, поглядел на изымаемую им из мешка стопку спиртовых индикаторов и акцизна-марок и засунул все обратно. - Я спрашиваю, а ты зажигаешь проектор. Чтобы красиво было. Остопов кивнул. Он достал из второго коричневого мешка пластинку проектора и, положив на колени, заставил его спроецировать изображение одной из деталей. Деталь имела форму цилиндра, была маркерована у основания и вертелась вокруг своей оси. Не успел Резник открыть рот для вопроса, как посол подскочил к чуду техники. - Сколько? - спросил он, повысив тембр голоса чуть ли не до ультразвука. - Не продается, - покачал головой Остопов. И к Вадиму: - Спроси у них! - К вам приходили торговцы моего роста? - Я дам двести мешков браги за это, - пальчики существа под длинными рукавами трепетно зашевелились. - К вам в деревню приходили торговцы такого же большого роста, как у нас? - Вадим кивнул напарнику, и тот выключил проектор. Потеряв из виду технический возбудитель, посол сразу же счел целесообразным ответить на поставленный вопрос. - Нет, такие не приходили. - А большие куски металла, вроде того, что упал вчера, не
падали? смекнул Резник. - Падали. - Нам нужна одна вещь, - перехватил инициативу Максим Остопов. Его палец снова прикоснулся к проектору, и над пластиной завертелась деталь. - Вы могли бы принести точно такую же? Посол помялся, потом лихо отпрыгнул назад и вернулся к своим товарищам. Жаркий степной воздух заполнили их свистящие, пищащие и хрипящие перешептывания, на которые лингвафон отчаянно и беспричинно отказывался реагировать. Резник протянул руку и самостоятельно выключил переводящий прибор на поясе Остопова. - А вдруг здесь иномарки падали? У них же несовместимость комплектующ... - Это гиперпространственный компас - он везде одинаковый! Его "Сони" печатают. - А нам не достаточно одного компаса? Перенесем его со стабилизатора на нос, например. - В гиперпространстве полярные части корабля могут находиться на фактическом расстоянии несколько парсеков. Сжатие пространства по вектору движения происходит за счет расширения его по вектору нормалле, - Остопов медленно перекинул тумблер на поясе, видя, как посол снова возвращается к своим обязанностям. - Ну? - Мы достанем вам бочку. - У вас есть эта
деталь? - загорелся Остопов. У Резника просто отпала челюсть. Этот туземец умел торговаться. - Взамен даете эту вертушку! - он показал рукавом на проектор. Остопов с грустью глянул на старый добрый проектор, который не раз выручал их в туземных мирах. Его категорическое "Не продается!" сейчас медленно таяло перед греющей душу возможностью вернуться домой. И сделать две обещанные вещи. - Эта вертушка слишком дорога, чтобы променять ее только на "бочку", - и Остопов показал изображения двух недостающих деталей. Увидев, что "вертушка" меняет форму, туземец поначалу смутился, но потом подпрыгнул от возбуждения. Его руки метались в предвкушении обмена. - Если вы принесете все три детали, "вертушка" - ваша. Без проблем. Туземец ответил сразу же: - Не идет. Одно к трем - слишком мало. Вы даете три вертушки, а мы вам три штуки, которые вертятся. - У них есть эти детали! - не выдержав, воскликнул Вадик. Он схватил напарника за рукав и потряс. - Все три! Выключив лингвафон, Максим бросил: - Да, три. А проектор у нас один! Если мы что-нибудь сейчас не придумаем, можем распрощаться с проектором, получить компас -
и остаться ни с чем. Вот если бы узнать, где у них детали спрятаны... - Макса, у нас же еще проекционный экран есть! - Думаешь, он их заинтересует? - Смотря что на нем вертеться будет. - Это ты хорошо подметил, - Остопов включил лингвафон и обратился к послу. - Зачем вам "вертушка"? - Надо, - сдержанно ответил туземец, давая понять, что вопрос этим исчерпывается. - Мы поменяем вертушку на нужную нам деталь... на бочку. - На бочку, - повторил посол. Спустя минуту прибежали новые туземцы и принесли в свертке красный цилиндр. Посол обнял обеими руками цилиндр, прижал к груди и, подойдя, снова показал рукавом на проектор. - Меняем, - согласился Остопов, испытывая двоякое чувство. Туземец выронил сверток, быстро выхватил все еще работающий проектор и скрылся в толпе. - Думаю, на экскурсию можно не надеяться, - глядя ему вслед, сказал Резник. - Безобразие! - Остопов покрутил компас в руках. - Этот тоже покрасили. Если почистить клеймы, еще можно использовать, конечно... - Та же красная краска, - заметил Резник. - Они красят все предметы, которые находят? - Наверное, это метод очерчивания границы,
свойственный... - Первобытно-пасторальным. - Спасибо. Первобытно-пасторальным цивилизациям. Которые смогли нажиться на бедных русских торговцах. Если мы смоем краску с корабля, возможно, он уже не будет считаться собственностью этих туземцев. - Смоем, нечего корабли раздаривать. Хоть и отечественный, но не казенный же! А сейчас лучше вернуться. У меня вон, - он показал на вторую начатую бутылку, - товар стынет!..
        По возвращению на корабль, пару землян ждала новая неожиданность. - Туземцы, - сдавленно сказал Остопов. - Они наш корабль буксируют! Картина выглядела странновато, особенно искаженная восходящими потоками степного воздуха. Сперва торговцам показалось, что фигурки в балахонах просто стоят, неестественно наклонившись, и точатся на месте. Потом Максим заметил кожаные веревки, перекинутые через плечо каждого. - Говорил тебе, нужно было с утра корабль отдраить! Как теперь разгонять станем?. - Да, не намного они сдвинулись, - задумчиво сказал Остопов, отколупывая ногтем краску на компасе. - Сизифов труд, без рычагов... Им только танки угонять. - Спирт в чистом виде они продуцировать научились - значит и колесо знают, и рычаг умеют. Стрельнуть по ним, что ли? - Стрелять нельзя, - серьезно сказал Максим Остопов. - Нам с ними еще торговать. Судя по краске, это одно племя. - Думаешь, здесь как на футболе? Синие и белые? Какой-то котячий футбол получается... Они быстрым шагом приблизились к кораблю. Туземцы бросили в их сторону по взгляду и невозмутимо продолжили работу. "Непоколебимый" не сдвинулся ни на
дюйм. Покрашенный полностью, он напоминал громоздкий бойлер из старых русских квартир. Или очень большое АГВ. - Скажи мы им что-то неприглядное, о последующей торговле можно не думать. - Нужен радикальный метод. - Метко сказано. Прошлый раз хватило обыкновенного "У!" в микрофон. Если связаться с дежурным устройством, можно попросить его повторить. Так и сделали. Резник уселся с пультом на тележку и минут с пятнадцать мучил устройство дистанционного управления кораблем. Остопов с беспокойством наблюдал за бурлацкими самоистязаниями туземцев, вслушиваясь при помощи лингвафона в их нескончаемые кряхтения. Лингвафон молчал. - А теперь закрой уши, - скомандовал Резник. - И поплотней. И рот еще можешь открыть. Остопов повиновался и вжал мочки ушей в ушные раковины подобно затычкам. Но о том, что рот не открыл, пожалел. Над степью прокатился громовой раскат, напоминающий предстартовый вздох корабля на жидком топливе. Казалось, загудела земля, затряслась и сбросила с себя всех туземцев, неустанно ее мявших. Уши заложило, как при стрельбе из автоматического оружия. Вадимово "У!" отдалось гулким эхом где-то у
самого горизонта. Когда оба торговца оклемались, они поняли, что туземцев вокруг них больше нет. Те снова как сквозь землю провалились. - И впрямь как невидимки, - квакнул Вадим. - Куда они могли подеваться? Остопов, согнувшись в три погибели, корчился, прижимая ладони к ушам. Выпрямившись, он взвыл: - Я чуть не оглох дважды! Ты, пугало туземное! Я же лингвафон не успел выключить! Он твое "У" с такой же громкостью - прямо в ухо! - А ты что, туземцев слушал? - Еле сдерживая смех, интересовался Резник. Ну и что они? Как о русских в космосе отзываются? - Никак они о русских в космосе не... - Остопов похлопал себя по правому уху. - Не отзываются. - Он помолчал, переводя взгляд с переводящего устройства на корабль. - Парадокс какой-то, раньше такого не слышал. - Что такое? - Резник поднялся с тележки и, схватив за ручку гравитранспорт, потащил за собой. - А то что лингвафон только посла туземного и переводил. Однокашники его сколько сказали, а он - ни слова! - Может, сломался? Или в опциях ты не то выставил. Например: "поддержка только одного собеседника с целью экономии оперативной памяти" - галочка. - Да
нет же. Я проверял, - Остопов вздохнул, подойдя к одному из ремней, оставленных бежавшими капюшонщиками. - Лингвафон, как и болькиниец, переводит слова, потому что чувствует, что хочет сказать существо. Биотоки мозга на выходе в речевой аппарат - или чего там вместо? - создают кинетические микродвижения воздуха, которые и воспринимает переводящее устройство. И таланты Болькинии, и лингвафон никогда не переводят грязные ругательства. Маты. Молчание столь надежного устройства наталкивает меня на мысль, что жители племени этих капюшонщиков общаются между собой исключительно на языке..
        на языке матов. - Вот это да! - закатил глаза Резник. - Раз так, эти засранцы - не такие уж отморозки, как мне сперва приглянулось... До утра было решено ничего не предпринимать. Ночным дежурством пренебрегли. Остопов очень много думал, вяло переставлял фишки на доске, приспособленной к столику, под ножку которого пододвинули пару астронавигационных справочников, в которых черт голову сломит и которые на борту держатся исключительно в роли горючего. Фишки равнодушно и в то же время вполне охотно перекочевывали с Вадимовых "ямок" в Максимовы, и до победы никак никто дотянуть не мог. Резник уже начал психовать, а Остопов равнодушно подсчитывал цветные камешки и отсутствующим взглядом осматривал развешанные на наклонившейся стене детали. Наконец Резник сдался и пошел наружу помочиться. Вернувшись на корабль, он хмыкнул и отряхнулся от песка. - Снаружи мелких нет? - поинтересовался Максим. - Там буря. По крайней мере, ветер хороший. - Быстро погода испортилась. - Да-а. Солнце, вроде, не зашло, а темень такая, как под капюшоном у коротышек. И молнии. - Капюшонщики наверняка к такому привыкли. Не думаю,
что в их глинобитных хижинах с десятками оконных и дверных незадраиваемых отверстий можно с успехом укрыться от "черных бурь". - У них есть капюшоны. - Но не скафандры же! - Чего ты о них беспокоишься? Они же наши прямые конкуренты в ликероводочной промышленности... - Чисто из спортивного интереса, - сказал Остопов, перекатывая на ладони красные и синие фишки. И задумчиво повторил. - Чисто из спортивного интереса... Только на утро буря утихла. Посадочные распорки и левый стабилизатор обросли песчаными дюнами, пепел разнесло ветром, и сейчас некогда травянистая поверхность степи казалась пустынной. - Корабль, - пояснял Максим Остопов, - послужил "затравкой", на которую и нарастал песок. Когда поверхность равнинная, он распределяется по ней равномерно, а "Непоколебимый неболюбец" притянул к себе кварцу со всей округи. - А как же деревни? Капюшонщики просыпаются поутру и выкапываются из песчаного заноса, не забывая помочь женам вытряхнуть из их унисексовых балахонов пару кило песка, при этом все зверски матерятся, что, впрочем, совершенно обыденно и незабвенно? - Их дома похожи на швейцарский сыр с
дырками, который, кстати, в наших магазинах уже не продается по вине "неправильного использования земного пространства". Так вот, окна и двери позволяют песку свободно проходить сквозь домик и не оставаться там. - Тогда зачем им вообще домики? - По двум причинам. Первая - это прятаться от солнца, вторая закрепленная за племенем стоянка. Пометка своей территории - качество, присущее бывшим кочевникам. Это я уже говорил. Племя капюшонщиков оседлое, а им же сидеть нужно где-то... - Значит, во время бури они не остаются в домиках? Собираются где-нибудь в бункере и под песни-пляски пережидают смутные времена? - Не исключено, - неуверенно пожал плечами Остопов. - Левый стабилизатор совсем засыпало. - Ну, неплохо! Потом откопаем, а сейчас он будет в целости и сохранности. Жалко, второй нельзя так окопать... - Неплохо бы было наконец красочку-то отмыть, - Резник плюнул на палец и потер им о корпус. - Бесполезно. Водой ее не разведешь. Я уже пробовал. Можно попробовать газовой горелкой... - Или подпалить. Полить горючим, спиртом, сеном присыпать, астронавигационными справочниками - и поджечь. Обгорит краска, а
керамика не пострадает. И не такие температуры выдерживала, когда через плотные слои ломилась. Только вот стоит ли? Завтра придут капюшонщики - и снова покрасят.
        Газовую горелку отыскали в "кладовой" и с горем пополам соскаблили краску с лобового стекла. Заметно полегчало. Резник, предусмотрев возвращение капюшонщиков, предложил установить сигнализацию, отвечающую на присутствие туземцев той же оправдавшей себя не раз фразой. Точнее, буквой. К обеду решено было идти торговаться. Экран туземцев не заинтересовал, но вентилятор, который собрал накануне Остопов, им очень приглянулся. Резник торжественно вручил едва достающему до пояса взрослого человека послу чудо земной техники, работающее по известному на многих оцивилизованных мирах принципу, а в обмен принял сверток с маневренным узлом подачи плазмы в вертикальный ракетный сток. - Снова выкрашенный, - чертыхнулся Остопов. - Радуйся, Макса! Это наш второй билет домой! - На что мы последний выменяем, я ума не приложу. - Нужно было акцию у них требовать: два одновременно - третий бесплатно. - Очень смешно. Ты где-нибудь здесь видел хоть один мало-мальски работающий супермаркет? - Нет, но цех по разливу их чистого самогона я носом чую. Думаю, если мы без услуг экскурсовода пройдемся по деревне, нас никто не
упрекнет. - Ну, разве что пройдемся... Деревня оказалась небольшой, но спроектирована была грамотно. Отверстия в домах находились одно напротив другого, Вадим даже умудрился просмотреть сквозь всю деревню напрямую. - Как топоры Одиссея. И следов бури никаких. Только где вход в бункер? Где песни и пляски. - Спиртовых фабрик тоже не видно, хотя спиртом несет по-страшному. - Здесь бы твоя теория про невидимок пригодилась. Ой как бы пригодилась! Вадик треснул себя по лбу. - И про твои катакомбы, - тихо, словно для себя сказал Максим Остопов. Возвращаемся. Больше здесь ловить нечего... Радар-металлоискатель тщательно прочесывал округу. Светящаяся стрелка медленно разворачивала угол обследованной территории вот уже третий час. Идея поискать металл принадлежала Резнику.
        - Они же говорили, что "падали такие", значит найдем хоть какой-нибудь крылатый. Падала не иномарка, это исключает наличие второй детали. А в наших, отечественного производства, железок много. Радар не пропустит. - А если корабль уже давно разобрали по кусочкам и переплавили на нужды населения? - Ты видел у них железные наконечники на копьях и стрелах? А стальные решетки? Они даже "Непоколебимого" обыкновенными кожаными ремнями волокли. Не тросами! - Резник несколько раз провернулся вокруг своей оси в кресле. Потом почесал почти затянувшуюся новой кожицей щеку. - Даже если они его зарыли, наш радар покажет место корабельного захоронения бледно-бледно-зеленой точкой. - Не обязательно, чтобы капюшонщики разбирали на части потерпевший крушение корабль самостоятельно. Они могли просто выменять детали у других племен, как провернули это с нами. А другие племена, предположим, контактировали с торговцами, которые и завещали им... Не идет. - Откуда у них детали? - думал Резник, жадно доедая вместе с полосой радара оставшееся неисследованным пространство. - Это бессмысленно. Мы все равно не узнаем. -
Ничего, - неудачно утешил Вадима Резника Остопов. - Зато теперь мы знаем, где искать метеоритное железо для металлических наконечников и ритуала отмщения известному анаэробному организму... С утра Остопов работал маршевыми темпами. Обе детали были протестированы и установлены в карман под стабилизатором. Резник по обычаю маялся, наматывая круги вокруг корабля и изучая старые слепки туземных ног. Потом он вызвал на пульте ДУКа список вещей, находящихся на борту, и методом исключений пытался найти предмет, на какой можно бы было выменять последнюю деталь.
        - Голографический проектор и простейший вентилятор - вещи не из одного логического разряда, это уж точно! - рассуждал вслух он, отсчитывая шаги, как землемер. - Единственное, что их объединяет - вращающийся элемент. Мы не ошибемся, если притащим на торг все, что имеет ось. - И вращается, - откликнулся Остопов. Он занимался косметическим ремонтом - прилизывал все так, чтобы вставив последнюю деталь, можно было беспрепятственно взлетать. - Что у нас есть вращающегося?.. Биноклескоп на треноге, громкоговорители, лучеметы (исключено!), мухоловы, домкраты, антисолярный колпак на одного человека, шлем-палатка, флагшток... - Думаю, капюшонщики не обидятся, если мы по-своему пометим планету? - ... с флагом Корейской Народной Республики. От ведь надули, а? Доверяй после этого астероидным киоскам! Как я его только не выкинул? Это же первый полет был тогда... - Что там еще в списке? - Максим вынырнул из-под навеса стабилизатора и захлопнул крышку. - Много чего, только не вертится все как нужно. - Ты продолжай, продолжай! - Вакуумный ящик, магнитный массажер, отвертка для работы в невесомости (вертится только
в невесомости!), хим-туалет и разборная душевая для полевых условий... А, раскладушка! Полежать не хочешь? - Стул, - тихо произнес Остопов. И пощелкав пальцами повторил: - Стул! - И не один, - с удивлением сказал Резник, глядя на сияющего бизнесс-товарища. - Один. Твой стул!!! Он же с приводом и амортизатором! Вокруг своей оси вертится! Резник открыл рот, и пока Остопов вприпрыжку выплясывал у корабля, побыл в состоянии, близком к загружающемуся. - Точно! - выдохнул он. - Стул! Стул!! Замечательный эргономичный амортизационный стул пилота Вадима Резника нельзя было не упомянуть, к нему владелец питал слабость, как к любому другому объекту, на который можно сесть. - Айда снимать его с креплений! Мы еще успеем сегодня ходку в деревню совершить. Повезет, до вечера взлетим. Ох, как я хочу домой! На этой планете слишком тесно для двух алкогольных артелей... Случаются моменты в жизни, особенно у вольных торговцев типа Остопова и Резника, когда отвернувшаяся фортуна снова поворачивается лицом. Стоило заставить стул вращаться, как туземцы пали ниц перед вертящимся чудом техники. Их писклявые, хриплые и
шипящие глотки исторгали соответствующие обстоятельствам непереводимые реплики, а капюшонщиков сбежалось столько, сколько земляне еще сразу в одном месте не видели. Как они только умещались в совершенно пустых хижинах, замаскированных под вымерший швейцарский сыр? Вадим Резник вошел во вкус торговца и таки содрал с капюшонщиков пару мешков здешнего самогона, красную краску и материю, из которой туземцы и делали свои балахоны, - в прибавку к... - Перистый деконструктор линейных полей самоиндукции планетного тела! Остопов стискивал в руках маленькую красную деталь, готовый на любые подвиги во благо Отечества. - Наконец-то! Это как-раз то, чего нам не хватало! - Название звучит грозно, но деталь моего стула не стоила. - Если вернемся, обещаю: в долг возьму, но стул тебе верну. - Только не БУ. Не люблю засиженные места. - Да хоть с автографом дежурного по серийной сборке! Вадя, мы летим домой. - А еще по деревне побродить? - заскулил Резник. - Какая деревня?! - вспыхнул Максим. - Тебе мало приключений на за... щеки и бакенбарды? А если не туда забредем, и нас - тюк! - по башке? Поди знай, чего они спьяна
вытворят! Твой стул они, догадываешься, как долго обмывать будут? - Нет, - буркнул Вадик и поплелся за гордо вышагивающим Остоповым, держа руку на рукоятке гравитационной тележки. Почти всю дорогу, пока торговцы шли по выжженному полю, Резник хранил гордое молчание. И только завидев абрис корабля, он решил его нарушить. - Я примерно догадываюсь, зачем туземцам прямоугольные вырезы на макушке. Оттенки кожи на вырезах позволяют определить возраст. - Загар? - Может быть. Или естественное потемнение кожи от спирта выдает реальный возраст. В любом случае... - Резник наконец перевел взгляд с полупустынной поверхности земли на горизонт. И досадно ойкнул. - Смотри, туземцы расселись вокруг "Непоколебимого"! Уже не тащат, а просто сидят. И сирены не боятся... За эти четыре дня двое землян успели свыкнуться с тем фактом, что на планете капюшонщиков понятия "ничейное" не существует. Все, что плохо лежало, впоследствии было окрашено, растащено и хорошо спрятано. Но свыкнуться - это одно, а переживать подобное каждый раз - совсем, совсем другое... - Они боятся сирены, - Остопов остановился и глядел на маленькие
фигурки туземцев сквозь прищур. - Только поняли, что запускается та, когда слишком близко подойдешь. К счастью, теперь пользоваться оружием можно. Не думаю, что нам когда-нибудь еще доведется иметь с ними дела. И Остопов азартно нырнул рукой под материю балахона. - Нет, - возразил Резник. - Мы спугнем их старым методом, но посмотрим, куда эти чертята деваются при шухере. - Идея неплохая, - оценил Остопов. - Приступай. - И предусмотрительно отключил лингвафон. Обое выбрали себе по наиболее спокойному туземцу, за которым можно было уследить. Остальные, не осмеливаясь заступать за очерченную границу, наматывали круги. Вскоре Вадим предупредил об опасности быть оглушенным. Уши закрыли, лингвафон отключили, но глаза на этот раз старались держать открытыми. Громовое гудящее "У!" заставило землю в который раз содрогнуться. Ошарашенные туземцы, быстро зашевелившись и подавшись кто куда... ушли под землю. - Ты видел? Ты видел? - перекрикивал далекое эхо Резник. - Они просто провалились! Как сквозь зыбучие пески! - Нет, - покачал головой Максим Остопов. - Они именно ввинтились. Как буравчики. Балахонный
коротышка, за которым я вел наблюдение, бросился к определенному участку земли и быстро закрутился на одной ноге. Через мгновение там исчез второй, третий... Делали они это так выверено и методично, словно их учили "ввинчиванию" так же, как наших пацанов учат строевой подготовке. - Ты запомнил, где это место? - Еще бы! Это чтобы я не запомнил! А ты, наверное, как всегда проморгал... - Я руку не успел от пульта оторвать, - оправдывался Вадик, словно конечность имела непосредственное отношение к зрению. - Смотрю - их уже нет. - А кричал так, точно все в мельчайших деталях разглядел, - Остопов подошел к тому самому месту и притопнул ногой. - Гляди, даже выемки не осталось. - Профессионалы, - сказал Резник. - Профессионалы, - согласился Остопов и, подкинув в руке деталь, махнул в сторону корабля. - Давай! Пойдем, отпразднуем. Потом я отремонтирую "Непоколебимого" и будем готовиться к взлету. - Ты что? Какой отпразднуем? Мы так и смоемся, не узнав, куда засранцы деваются и откуда появляются? Тебе не интересно? - Уже нет. Я готов смириться с твоей теорией о катакомбах... - Лишь бы только не лезть в них! -
упрекнул его Резник. - А ты в них лезть собрался? Ну полезай! - И полезу! Резник стал на предположительное место исчезновения и провернулся на одной ноге. Дерн под ногами тихо зашуршал. - Что? Не получается? Попробуй против часовой. Все равно у тебя ничего не выйдет, потому что дырка на капюшоне отсутствует. Ну, разве что в голове... В этот момент Вадим быстро повернулся на одной ноге против часовой стрелки - и ушел под землю. Земля подобно диафрагме срослась над его головой. Остопов постоял так секунд пятнадцать, поклипал глазами, опасливо поглядывая на выжженную землю. Он покачал головой, вздохнул и стал на то же место. В конце концов, без пилота он далеко не улетит. Как там? Против часовой?.. Земля разверзлась и стремительно поглотила его тело. Он почувствовал, как падает, но падение было недолгим. Очутившись в темноте, Остопов поднялся с колена, на которое столь успешно приземлился, и отряхнулся. - Вадик? - позвал он опасливо. - Чего? - откликнулся Резник где-то прямо перед ним. - Как вылезать будем? - Мы же только что залезли. - Мы всегда только что залезли. Если встреча с метеоритиком была лишь
неприятной случайностью, то в этом темном и сыром подземелье мы оказались исключительно по твоей вине. - Не тушуйся, Макса! Выберемся. - Там, в этой дырке нет системы возврата пассажиров? - Остопов попытался разглядеть в кромешной тьме потолок. - Если и есть, то мы ей пользоваться не сможем: не тот метод мышления. Мы же цивилизаторы, а они - первобытно-пасторальные... А штука-то, наверняка, искусственная, лихо сделанная. - Значит, - Остопов обвел взглядом темное подвальное пространство, - здесь туземцы хранят свой самогон, прячутся от солнца и "черных бурь", днюют и ночуют, спасаются от нападения других кочевников и изготовляют краску для разметки своей территории. - А я тебе о чем толковал с самого начала! Фантазия разыгралась... Говорил, моя фантазия нас когда-нибудь спасет. - Пока не спасает. - Это потому что я ей в данный момент не пользуюсь. А вот если мы пойдем в произвольном направлении...
        После получасовых блужданий в произвольном направлении, Остопов и Резник зашли в тупик. В этом событии не было ничего алогичного, так как за последние пятнадцать минут земляне успели уже с дюжину раз зайти в тупик. Только этот был не грязным сырым отростком - в конце тупика твердел вполне человеческий материал. Вроде стали или керамики. - А вот и наш корабль! - обрадовался Остопов и принялся ощупывать левый стабилизатор. - Я себя цитировать не буду, но и это я тоже предвидел. - Стой... А это что? Максим потребовал у Резника пульт ДУКа, так как другие осветительные приборы, за исключением "очень яркого" бластера, отсутствовали. Поднеся люминесцирующую ярко-голубую панель поближе к нижней части стабилизатора, Остопов ахнул. - Этого просто не может быть! - только и смог выговорить он. Внутренность кармана на стабилизаторе была выпотрошена. Не осталось ни одной подвижной детали, все, что можно было открутить, было с успехом выкручено, выдрано и выбито. Изнутри свисали многочисленные спутавшиеся между собой провода, и внутри не горел ни один огонек - индикаторы были покрыты толстым слоем красной
краски. - Может, мы и ошибались, утверждая, что левый стабилизатор находится в безопасности, - чувствуя что-то неприятное, разъедающее грудную клетку, сказал Вадим Резник. - Они продали нам наши же детали! - почти кричал Остопов. Ему не нужно было стирать туземную краску, чтобы увидеть заводскую маркировку, заканчивающуюся буквой "Л". - Я знал, что тут что-то не то, но, видно, боялся включить систему контроля за состоянием узлов в левой части... - Выходит, нас облапошили. Какие-то туземцы с какой-то задрипанной планетки, координаты которой можно купить в любом провинциальном порту! Нас, замечательных русских торговцев, почти что купцов, которые сами не раз водили за нос примитивные народы. Остопов вздохнул. - Да нет, - сказал он. - Не какие-то туземцы, а самые что ни на есть русские. - Какие? Русские? Слушай, а ты, случаем, не ударился, когда падал, а? - Вадик, сам посуди: они глушат водку литрами и приучают этому детей с самого детства; они присваивают себе все, что можно присвоить; они спекулируют во вселенском масштабе; иногда бросаются на танк с голыми ремнями, а иногда действуют по принципу
страуса; умудряются общаться между собой исключительно на жаргоне - и все понимают! Типичное русское поведение. Это наша философия, потому мы и не могли поверить в их родственность. Ты только подумай: даже америкосы для нас, как инопланетяне, а тут. . - Я покажу этим "русским", как надо себя вести с духовными прародителями! Как выберемся, идем и завоевываем их деревню. Покрасим в синий цвет, Резник уже засучивал рукава маскировочного балахона. - Но одну вещь, безусловно, они научились делать намного лучше нас, и этому мы еще можем у них поучиться, - закончил Максим после паузы. Послышался шорох и скрип песка. Это Остопов повторял разученный полчаса назад туземный прием. - Они просто изумительно умеют вертеться! Вадим посмотрел на механика недоуменно, дернул плечами и, ухватившись за край стабилизатора, подтянулся. - Не знаю, как там, на счет "вертеться", - кряхтя, проговорил Резник. - А "карабкаться" - это действительно по-русски. И, знаешь, иногда помогает...

12 - 17 мая 2002 года, Николаев


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к