Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Тарасенко Василий: " В Катакомбах Времени " - читать онлайн

Сохранить .
В катакомбах времени Василий Тарасенко


        #

        Тарасенко Василий
        В катакомбах времени


        Василий ТАРАСЕНКО
        В катакомбах времени
        Владиславу Петровичу Крапивину
        Из разговора по Векторно-Пробойной Линии Связи:
        Женский голос:
        - Невероятно... В диспетчерской даже приборы зашкалило... Ты можешь себе представить, какой мощности был удар по мембране?
        Мужской голос:
        - Некая бородатая личность, наверное, покрыла прекрасными аллегориями полвселенной?
        Тот же женский:
        - Держи карман шире. Дождешься ты от нашего Деда непечатных выражений...
        Второй мужской:
        - А ЧТО Полуденный Совет?
        Первый мужской:
        - Вай, Владимир, Твой Свет, будто ты не знаешь наших Капитанов... Промычали что-то нечленораздельное и быстро наложили вето на наше естественное желание рейдировать то пространство.
        Снова женский:
        - Ладно, мальчики, вы тут покумекайте, а мне пора работать. В портал ломится какая-то незнакомая посудина...
        Три зуммера прекращения связи.
        Треск зарастающих пробоев в граничных мембранах...
        Из рапорта капитан-командора Всеславского С. А.:
        "ПОЛУДЕННОМУ СОВЕТУ. Акция по выведению из точки особого напряжения раздражающих корпускулярных систем полей тех, кто сдерживал цепную реакцию распада пространства, известного, как Ратнотаамуолл, проведена в соответствии с вашим распоряжением. Результат: умеренно успешный. А именно: выведено семь контактеров. Судьба восьмого замалчивается исполнителем акции, небезызвестным вам Мастером Семеном. Пренепременно прошу принять к сведению данный факт. Больше я самоуправства не потерплю. Особенно со стороны всяких неуполномоченных представителей правого крыла нашего движения...".

1. Третий колокол на башне
        Сухой колючий ветер насмешливо взъерошил Санькины волосы сквозь пленку скафандра монополя. Оранжевый прожаренный песок ворчливо бормотал, осыпаясь из-под ног мальчишки. Саня взлетел на бархан и замер, снова окунувшись в уснувшую на песке чуть печальную, но все-таки хорошую тайну.
        Старые развалины каждый вечер манили к себе. Санька часто подолгу просиживал в кубрике, слушая перепалки охрипших взрослых по поводу того, существуют ли вообще эти развалины. А когда он соизволил брякнуть: "А чего думать-то? Жили себе люди... , ему популярно объяснили, что людей здесь никогда не было раньше, и выставили вон, пообещав надрать уши... А развалины были вот они, реальные, с теплыми и шершавыми на ощупь кирпичами.
        Саня двинулся сквозь заросли сухого колючника, дебри которого со скрипом расступались под давлением монополя. Вслушиваясь в ворчащие скрипы, Санька представлял себе, что колючник - это множество старых космических гномов, которые собрались около замка, чтобы охранять его от всяких недобрых пришельцев. Его же, Саньку, гномы пропускали. Что нехорошего может нести в себе Александр Лебедев, которому послезавтра исполнится уже десять лет?
        Старые потрескавшиеся стены, горячие от лучей почти скрывшегося за песками солнца, потрескивали и скрипели, жалуясь Сане на ветры, проникающие во все трещинки, на чересчур жаркое светило и на холодные ночи. Санька прошел по пустырю среди осыпающихся стен и взобрался на высокую, под тридцать метров, колокольню, упрямо возвышавшуюся над развалинами. Он на минутку приложил ладони к теплому, тонко звенящему боку почтенного старца-колокола, одиноко висевшего на колокольне. Еще два, поменьше, лежали сейчас внизу, полуутонув в песке, окруженные ратью хмурых гномов-колючников, среди которых опасливо распустила нежно-голубые цветы синяя роза, королева вечеров и ночей планеты Бонд.
        Санька снова представил себе, как в давние времена колокола сорвались с покосившейся от времени колокольни и с гулким, восторженно-звонким гудением ухнули вниз. Он почему-то считал, что они упали сразу, вместе, как расшалившиеся мальчишки, на которых с немым укором взирал с высоты старший колокол - некому было помочь ему выразить свое отношение к нынешней молодежи. Саня со смешком вспомнил ежедневное ворчание улыбчивого боцмана по поводу "дрянных и растрепанных ушастых существ, которые лезут, куда не надо, и мешают работать нормальным людям, которые, в отличие от некоторых несознательных личностей, не будем переходить на имена, не носятся, как оголтелые, по окрестностям..." На что сегодня Санька, увернувшись от широкой карающей длани, ответил, что никто не мешает им тоже... Мальчик посмотрел на корабль вдали, среди песков. Красавец баркент "Магеллан" медно сиял отраженным вечерним светом. Отсюда, с башни, он действительно был похож на старинный парусный корабль с картины в Санькиной каюте. И это была еще одна причина, почему мальчик бегал на руины каждый вечер с момента посадки космического
странника на планету. Вот и сегодня Саня долго смотрел на далекий баркент, положив руки на каменные перила, уронив на ладони подбородок. Он представлял себе, что стоит на маяке, ожидая, когда величественный парусник войдет в порт... Ветер приятно щекотал ноги, мягкими лапками шарился под рубашкой. Санька снова с радостью подумал о том, как все-таки хорошо, что на планете Бонд, пятом спутнике звезды со смешным и ласковым названием Котенок, оказалось буквально все, как на Земле, которую он видел в последний раз аж пять лет назад, когда еще был лопоухим дошколенком. В тот год они ушли с отцом, капитаном баркента свободного следования, в далекий поход к звездам системы Кривой Багор. И в тот год из их с папой жизни ушла мама...
        Словно почувствовав перемену в Санькином настроении и слезы, готовые сорваться с глаз, ветер притих. Санька отчетливо помнил горькие слова, тихо сказанные надорванным голосом отца: "Нету больше мамы, сынок... Нету нашей мамы". Папа тогда тяжело осел в кресле приемного покоя медицинского центра, прижал к себе обомлевшего от ужаса пятилетнего Саньку и тихо, с надрывом, заплакал. Уже потом Сане рассказали, что его мама подцепила на Весте, куда ездила по делам, скоротечную болезнь нервных клеток и буквально через полчаса умерла там же, на Весте.
        Саня часто вспоминал маму. Ее доброе улыбчивое лицо со смеющимися карими глазами, мягкие, пахнущие мятой темные волосы, ее добрые руки, звонко шлепавшие его за очередную проделку.
        Позже Саня узнал, что у него была сестра, Валя, бойкая, как пацаненок. Она погибла. Полезла однажды с мальчишками на опору старой заброшенной антенны спутниковой связи и сорвалась. Это случилось через три месяца после того, как Саня родился. Ей было тогда десять лет... Сейчас она была бы уже взрослой особой и, наверняка, гоняла бы его тапком и обзывала "ободранным котом"...
        От горьких мыслей Саньку отвлек голос папы, раздавшийся из микрофона в петлице рубашки защитной раскраски:
        - Ау, шкет. Если ты меня слышишь, бегом домой, а то уши надеру. Темно уже.
        Только сейчас Саня заметил, что песок из оранжевого стал серым, а корабль расцвел разноцветными огнями, превратившись в яркую елку в далеком темном пространстве. Дом... Для него и для папы "Магеллан" давно стал домом, самым надежным и крепким во всей Вселенной.
        Санька неторопливо спустился с колокольни и снова его ворчливо обступили гномы. Теперь в их скрипе ему слышались слова прощания и желание, чтобы он пришел завтра снова к развалинам да потешил старых и одиноких гномов, ушедших на пенсию со старых и списанных космических кораблей. Мальчик выбрался на песок, обернулся к призрачному в рассеянном вечернем свете силуэту замковых руин и крикнул:
        - Я приду еще! Обязательно!
        Неизвестно откуда взявшееся эхо повторило:
        - Обязательно!
        Обрадовавшись ответу, Санька припустил со всех ног к кораблю, огни которого насмешливо щурились из темноты короткого местного вечера.
        Суперкарго Матвей и вахтенный, младший электрик Сигурд, сидели у трапа и резались в карты. Потрепанные картонные прямоугольники экспоната корабельного музея порхали над крышкой притихшего столового робота-дройда, прозванного в команде Йогом. С этим потешным членом команды было связано много историй, ходивших по кораблю. Одна из них объясняла, почему у него такое прозвище. Многие пытались, и в шутку и всерьез, тычками и внезапными подножками заставить дройда уронить поднос с посудой, когда он лавировал по столовой от стола к столу. Но Йог ни разу не разбил ни одной чашки, даже случайно, за что его так и прозвали. Рассказывали, что однажды дройд нарушил закон о непричинении вреда человеку. Он обиделся и надел на голову старшему механику Копытову поднос с посудой, пообещав в следующий раз отдавить ему те самые копыта, если они еще хоть раз окажутся у него под гиродвижителями. Получив строгий нагоняй, Йог не сдался и все-таки выполнил свое обещание, когда Мишка снова попытался подставить ему подножку. Инцидент едва не закончился аннигиляцией взбесившегося робота, но команда отстояла своего любимца. А
потом долго слышались по кораблю смешки и вредные вопросы типа: "Ну как, Миха? Отрастил уже новые копыта или еще старыми ластами пользуешься?" Капитан и Санька смеялись до сучения ногами, когда жертва дройд-произвола, стармех Копытов, рассказал им эту историю из тех времен, когда Виктор Лебедев еще не был капитаном, а Саньки еще не было на свете...
        Матвей вскинул брови, узрев на трапе запыхавшегося мальчишку, и сказал:
        - По-моему, одна известная личность скоро потеряет свои драгоценные уши.
        - А другая личность уже продула три партии, - жизнерадостно сообщил Йог, включивший глазки-огоньки.
        - Два сапога - пара, - с чувством произнес Матвей, делая свой ход.
        - Дядь Сигурд, а вы починили мой комп? - спросил Санька, запрыгнув на перила шлюзовой площадки. Электрик побил карту Матвея и мрачно ответил:
        - Ты им орехи колешь, что ли? Пятый раз за неделю меняю блок самосохранения...
        - Ну, а что я могу поделать, если он не может понять моих программ, сказал Саня, состроив серьезную мину.
        - Да, куда уж современным технологиям тягаться с юными гениями, съязвил Матвей. Сигурд Торансон сердито глянул из-под бровей на развеселившегося кладовщика и прорычал:
        - Играй давай...
        - Парни, - выдохнул над ними глаз речесферы голосом капитана. - Там Александр не мелькает на горизонте?
        - Еще как мелькает, - с улыбкой ответил Матвей. - Вон, аж коленки светятся.
        - Саня, из трюма прямо ко мне, лады? Есть мужской разговор, - глаз потух. Матвей с улыбкой, которая стала еще ехидней, сказал:
        - Мужик, желаю семь футов под... э... килем...
        - Да, Саня, загляни на камбуз, - прорычал Сигурд. - Там Игорь тебе пару пирожков оставил с ужина, чтоб ты не помер с голоду.
        Санька взбрыкнул ногами, слетел с перил и исчез, простучав подошвами сандалет гулкую пустоту коридора.
        - А вы-с, сэр, дурак-с! - весело проорал Матвей, показывая обалдевшему Сигурду пустые руки. Электрик недоверчиво глянул в свои карты и бросил их на Йога, признавая свое первое за этот вечер поражение.
        Виктор облегченно выдохнул: "Вернулся, негодник..." Он всегда беспокоился за сына. Да и какой родитель не вздрагивает от непрошенных мыслей за сорванца-сына, упылившего черт знает куда, или за дочку, усвиставшую с компанией? Вот и сегодня такие тяжелые мысли тенями прокрались в голову капитана, хоть Виктор и понимал, что, как ни старайся, а всю жизнь "пасти" сына не будет. По всем параметрам планета Бонд была во многом даже безопаснее Земли. Но Виктор вздрагивал, представив, как Санька падает со стены в развалинах, черти их разнеси, или попадает в зыбучие пески... Три дня назад, тайком от сына, Виктор сходил на руины и дрогнул от нахлынувшего страха, увидев, какой высоты та "падающая" колокольня, с восторгом расписанная Санькой. Он даже чуть не запретил сыну шастать по камням, но, подумав, не стал устраивать скандал, а выбил из Сани твердое обещание быть осторожнее в своих вылазках. Но все равно замирал от пронзительного тревожного звона. Ведь Санька мог сорваться с высоты, как Валентина...
        Санькины обещания были тверже камня. Виктор вспомнил, как год назад запретил Сане соваться в реакторную корабля. Там действительно было опасно - удары лучевых взвихрений монополя не выдержит ни один скафандр, кроме громоздкого аппарат-сейфа поля-статика. С той поры Санька ни разу не нарушил данного слова, да еще Виктор заметил, что сын стал меньше рассказывать о своих приключениях. Потом Виктор догадался, что Санька опасался, и не напрасно, что папа еще к чему-нибудь придерется...
        Виктор в ожидании повернулся к каютной шлюзодвери, заслышав в коридоре щелчки сандалий "кошмара всей своей жизни", как он в сердцах сказал однажды старпому. Ту вспышку тогда вызвал скандал с дройдами-рудокопами, внезапно вышедшими из повиновения на планете Хиндира. Всегда послушные андроиды вдруг забросили свою прямую работу и принялись строить замок из кусков черного кварца. Как оказалось, Санька перепрограммировал дройдов на свой лад и вкус. Виктор тогда крупно поругался с Николаем Мохом, начальником научной группы баркента.
        Еще раньше, в самом начале путешествия, вся команда буквально заболела лихорадкой игр и гиканья боевых коней из конюшни капитанского сына. Взрослые дядьки, опытные космические волки, с топотом носились по коридорам корабля с хохочущим Санькой на закорках. Пришлось тогда сурово призвать к порядку самых резвых "лошадей". Буйные скачки переросли в тихопротекающую погоню - кто сделает Саньке лучшую самодельную игрушку. Победителем был единогласно признан Йог, терпеливый учитель подрастающего "чудовища". Дройд подарил мальчику парусный кораблик, любовно склеенный из белоснежного чайного сервиза, раскоканного на кусочки кем-то из команды. Виктор уже и не помнил, кем... Теперь подарок дройда стоял в Санькиной каюте, под картиной "Фрегат "Паллада" у берегов Дальнего Востока", написанной каким-то современным художником-консерватором.
        Шлюзодверь бесшумно распустила лепестки мембраны, и в каюту влетел мальчишка в потрепанных шортах и рубашке цвета хаки навыпуск. Виктор отметил, что Саня успел снять скафандр монополя - дань отцовскому беспокойству. Пусть уж хотя бы минует его дерущая боль от острых иголок колючника, да и немало в окрестностях всяких нервных насекомых, из-за которых подняли восторженный вой в научной части корабля. .
        Санька скинул сандалеты, бухнулся с ногами в мягкое кресло и с аппетитом вонзил зубы в пирожок, излучавший безумный аромат картошки, лука и печенки. Виктор Степанович Лебедев сел в кресло напротив и сказал:
        - Итак, молодой человек соизволил явиться, что свидетельствует о том, что он сегодня не успел свернуть себе шею на "графских развалинах"... Пора тебе, Саня, браться за ум.
        - Ага, - Санька довольно облизал жир с пальцев. - Давно пора.
        - Выдрать тебя пора, - улыбнулся отец. - Завтра мы отправляем к Синим Скалам роту андроидов для добычи минералов. Видишь ли, сегодня все страшно заняты непонятно чем, а в программе их работы надо кое-что подправить. Рискнешь? Я все конкретно объясню.
        - Хоть щас... А сам не можешь, что ли?
        - Некогда мне.
        - Ой уж, - протянул Санька, - просто ты хочешь отбить интерес к вольной жизни...
        - А если и так? - Виктор отвлекся от созерцания потолка и глянул на сына. Санька сидел притихший, взъерошенный и смотрел на портрет на стене каюты. Виктор почувствовал глухую боль в сердце. Наташа, язвительная и всегда добрая Наташка Лебедева-Герц, мать Саньки... Резко сгустились никогда не уходившие далеко тени давнего горя. С чувством щемящей нежности Виктор снова посмотрел на сына: "Не забыл... Помнит маму..." Санька встал с кресла, прижался лицом к плечу отца. Виктор пригладил взъерошенные волосы сына:
        - Ничего, малыш... Главное, помнить... И мама всегда будет рядом.
        В полумраке каюты раздался всхлип, и Санька торопливо утер проступившие слезы, снова прижался... Лебедев-старший осторожно тронул кисточку волос на макушке сына. Старая боль притупилась, но все так же пульсировала в душе: "Ната... Наташка..." Виктор встряхнулся, еще раз прошелся по Санькиным волосам и сказал:
        - Сань, ты вот что... Сходи к Сырому. Наш старпом нашел сегодня что-то интересное и хотел тебе показать. Потом приходи снова. Сегодня по почте пришла новая книга. Почитаем...
        Саня сумрачно кивнул, потер глаза и пошел к двери, но вот пружинисто вскинул голову и выскочил в коридор. Виктор устало улыбнулся и, как бы извиняясь, посмотрел на голограмму Натальи: "Извини, Ната, он мальчишка. Пять лет все-таки прошло..."
        В душе у Саньки было сумрачно, когда он появился в кубрике, где в то время всегда обитал старпом. Авдей Казимирович Сырой, которого все, кроме капитана, стали называть Тамерланом после случая на Хиндире, вышагивал по просторному помещению, пыхтя трубкой и припадая на левую ногу. Хромал он после того, когда на Хиндире первым примчался на руины обвалившегося "замка", вытащил пацана из-под обломков, а потом три дня просидел у постели больного Сашки... И они прикипели друг к другу.
        Седовласый мужчина с окладистой бородой и желтыми от табачного дыма усами окинул взглядом голенастого темнорусого мальчишку с припухшими от слез глазами, с серьезным пониманием положил ему руку на плечо и сказал:
        - Я хотел тебе показать кое-что, но, если хочешь, можно отложить это занятие на потом...
        - Не..., - Санька вскинул глаза, брызнув синевой, - показывай...
        Авдей Казимировимч сглотнул, утихомиривая подступившую к горлу теплую колючую ласковость, внезапно подхватил взвизгнувшего Саньку и перекинул себе на плечо. Тот обрадовано взбрыкнул поцарапанными ногами. Старпом подошел к старому дивану и сбросил мальчика на теплый потертый сатин неопределимого за давностью лет цвета, под которым обиженно взвизгнули пружины...Из-за этого дивана была настоящая война между старпомом и боцманом. Моложавый, всегда опрятно одетый боцман Тахтамышев Стас Тарасович около года прицеливался выбросить в пасть аннигилятора "эту реликвию ржавой ностальгии, которую один впавший в детство бородач, не будем показывать пальцем, потащил на научный корабль...". На что Авдей сначала сдержанно возражал, а потом распалялся, превращаясь в грозную смолокурню (без трубки старпома практически никогда не видели), и громко неистовствовал по поводу некоего "склеротичного очкарика, который забыл, как сам протащил на корабль груду ржавого железа, чересчур громко названную коллекцией металлов... Он, старпом, тогда посмотрел на такое самоуправство сквозь пальцы, но ведь память у него, старпома,
пока в хорошем состоянии, не то, что у некоторых... Можно и вспомнить...". Так они распалялись до такой степени, что гордо расходились, горячо уверив друг друга в обоюдном неприятии. А спустя час-другой уже все знали, что они снова сидят в кубрике и азартно режутся в шашки, благополучно просиживая штаны на злополучном диване...
        Санька увидел на столе, хоть и единственном в кубрике, но огромном и обитом зеленым бархатом, куб многомерных шашек. Он соскочил с дивана и спросил:
        - Кто победил?
        - Дитя мое, - старпом печально встопорщил усы. - Видишь ли...
        - Ясно, - Санька деловито вернул разноцветные шашки на свои места. - Ты какую позицию вел?
        - Ух... "Пятый белый кит раджи". Так, вроде бы, называется.
        - А Стас Тарасович?
        - "Авоську", - твердо ответил Авдей.
        - "Ножницы" пробовал?
        - А как же, - Авдей копался в карманах. - Но наш несносный боцман бросил в меня "Бомбу"... Ага, вот он...
        - Уау, - не сдержался Санька, увидев, что достал из неприметного кармана старпом, и с надеждой, не веря своим глазам, спросил шепотом:
        - Это правда ОН?
        - Да. Я сегодня нашел его в пустыне. Верно говорят, что квирины шляются от планеты к планете. Не думал я найти здесь, на... э... заднем месте вселенной, космического рака. Вот его-то я и хотел тебе подарить в преддверии твоего дня рождения.
        В Санькины ладони упал теплый шарик, похожий на ощупь на комок мягкой пушистой шерсти. Выглядел же квирин совсем не так, как ощущался. Он был похож на кусок крупнозернистой пемзы, поры которой были залиты разноцветным стеклом. Так выглядит пемза, если опустить ее в банку с водой. Старпом отчего-то нахмурился и спросил:
        - Знаешь, как обращаться?
        - Конечно, - тихонько, чтоб не сдуть с ладони невесомый подарок, ответил Санька. И вдруг заорал, как от щекотки, подпрыгнул с места и повис на шее у старпома. Прошептал:
        - Спасибо.
        - Ха, спасибом не отделаешься, - Авдей закружил мальчика, подбросил под самый потолок, который "испуганно" ввалился сам в себя в том месте, где его едва не коснулась лохматая голова, издавшая вопль, а потом сильные руки мягко опустили Саньку на пол...
        Старпом смотрел, как бережно мальчик уносит подарок - будто еще не верит. Его голос догнал Саньку в коридоре:
        - И смотри, не цепляйся больше ногами за всякое железо. Где ты его только находишь на корабле?
        Санька крикнул в ответ:
        - Спасибо!
        И быстрый топот возвестил о том, что "дитя клубящихся пространств" умчался к себе, в каюту. Авдей с грустью подумал о том, что у него мог бы быть такой сын, если бы. . Снова топот и в кубрик проникла улыбающаяся рожица Сашки:
        - Тебе надо было на "Бомбу" ответить "Пяткой Будды".
        И снова тишина. Старпом сунул пальцы в бороду, подошел к столу, рассмотрел повнимательней оставленную Саней позицию в шашках и выдохнул:
        - Мда... Шустер...
        Сейчас каждый взрослый знал, что если подарить нормальному ребенку квирина, радости будет вагон и маленькая тележка. Впервые о космораках заговорили лет двенадцать назад. И до сих пор об этих таинственных существах не было известно практически ничего. Квирины встречались очень-очень редко и всегда были разных размеров. Ходили даже неподтвержденные слухи о том, что видели, дескать, косморака диаметром целых полтора метра с гаком...
        Все это рассказал Саньке серьезный Толик Калашников, ходивший всегда с видом примерного вундеркинда. Было это год назад, когда "Магеллан" состыковался с "Птахом", другим научным судном, не то олджаммером, не то барком. За пять лет пути "Магеллан" не раз входил в контакт с другими кораблями и почти всегда на незнакомых судах царствовали свои "лопоухие личности". Санька чаще всего вспоминал братьев с "Телесфора", названного так в честь одного врача, жившего давно-давно, как объяснил Валерка, старший в этой неразлучной парочке. Смешливый Алешка, пятилетнее тонконогое существо, весьма довольное жизнью, вспоминался Саньке едва ли не чаще Валерки. Они могли стать друзьями. Но корабли не только сходятся, но и расходятся.
        Грусть испарилась моментально, стоило только Саньке снова посмотреть на квирина. Толик тогда еще шепотом, от которого шли мурашки, рассказал о самом главном, о том, чего не знали взрослые, но зато знали все ребята, с которыми Толик встречался до Саньки...
        Санька с замиранием узнал, что квирин может выполнять желания. И чем сокровенней оно, тем больше вероятности, что сбудется.
        Санька не задумывался над своим желанием. Он твердо знал, чего хочет от жизни. И от этого знания звенели в нем струнки нетерпения, сладкого замирания и тревоги. Он влетел в свою каюту, бухнулся на теплый диван-аморф, с сытым урчанием обнявший его колени, и поднес к лицу ладони с невесомым странником космоса. Зажмурился и со звенящей, прочной, как колокол, верой в Чудо прошептал:
        - Хочу, чтобы у меня был друг...
        И неожиданно для себя, с пробившейся слезинкой в голосе, на одном дыхании, добавил:
        - ...и мама.
        Ничего не случилось. Да и что могло случиться сразу? Санька прекрасно понимал сложности волшебной метавселенной. Надо всего лишь подождать. Он, Санька, готов подождать, но только можно побыстрее?.. Саня осторожно положил квирина рядом с подарком Йога, провел пальцем по пузатым парусам из фарфора, посопел, глядя на сумрачную картину, где величественный фрегат стремительно двигался вдоль темного побережья, под серым беспокойным небом, навстречу яркому лучу Солнца, пробившегося сквозь окошко в сердитых тучах. И побежал к папиной каюте, помня, что надо еще повозиться с программой-поводырем для завтрашней роты андроидов.
        Программа не ладилась. То ли потому, что забарахлил комп, то ли потому, что Санька слишком усердно изображал программиста, но Виктора грызло какое-то непонятное чувство. Наконец, капитан обозвал компьютер "бесполезным комом взбесившихся микросхем", встал, потянулся и подмигнул сыну. Саня тут же схватил со стола новую книгу, радостно заорав:
        - Я первый!
        - Возражений не имею, - Виктор растянулся на диване, отвел руки за голову и привычно напрягся. Санька с места сиганул на отца и бухнулся ему на живот. Виктор сердито выдохнул:
        - Уй... Ошалел, что ли? Тяжелый уже...
        Санька виновато посопел, завозился, устраиваясь поудобнее, положил себе на колени холодный край прямоугольника книги. Вообще-то от книги здесь было только название. Два тонких проектора на цветных гидрокристаллах были соединены гибким пластиковым корешком, в котором находились ячейки памяти. На левой пластинке замерцал звездный хоровод, сквозь который проступило название книги и имя автора:
        ЛИЦО ЧЕРНОГО ВСАДНИКА,
        или
        История о том, как два друга
        отправились в путешествие
        за три реки, и о том, что с ними было,
        что они видели и кого встретили.
        Автор:
        СЕВЕРИАН КРУТОСЛАВОВ.
        Санька звонко отбарабанил надпись вслух, нажал выпуклость в правом нижнем углу правой пластины и начал читать проступивший текст...
        Спустя часа полтора Виктор погнал сына спать и не удержался, прижал щуплого Саньку к себе, растрепал волосы на светлой голове. Саня ускакал, а Виктор с растерянной лаской подумал о том, что теперь уж сын не проскользнет ночью в его каюту, как делал раньше, и не зашепчет на ухо: "Пап... Можно, я у тебя полежу? А то там скучно..." Первые недели полета Виктор часто просыпался в тревоге от его надрывного плача, брал пятилетнего Саньку на руки и ходил по каюте, успокаивая и убеждая скорее себя, чем его, в том, что все будет хорошо... Хорошо?.. Хорошо?! Никогда ни Саньке, ни ему не будет хорошо без мамы... От таких мыслей Виктор сам едва не заходился в надрывающем вое по ночам. Ему хотелось метаться, биться о стены, лупить тех, кто с деланным сочувствием выражал соболезнования, бежать, куда глаза глядят... Но он лишь прижимал к себе Саньку, и нехорошие мысли и намерения исчезали. Санька. Единственный свет в окошке для него...
        И книга. Она попала ему в руки где-то через полгода. Худосочное издание работы по теории бесконечной многомерности пространств, автор некто Лигов С.Т. В книге, в качестве доказательства, приводились факты о посмертных встречах с теми, кто умер. Там говорилось, что умершие ускользают по незримым путям в другие грани Кристалла и там продолжают жить, изредка появляясь в снах самых близких людей и призывая их к себе, убеждая, что могут забрать их в свой мир. Были случаи, что некоторые люди после смерти близких им людей бесследно исчезали. Даже медики, следившие за их биополями, говорили, что пропавшие просто пропадали из данного трехмерного пространства, намекая на какие-то константы и флюиды некротического поля... Мысль запала в подготовленную голову. Виктор дрогнул. Да и как иначе? Капитан убеждал себя, что прав - ведь никто так и не видел тела. И очень уж подозрительно вели себя служащие клиники на Весте. Избегали прямого взгляда, комкали разговор, едва заслышав желание Виктора увидеть тело, испуганно отказывали в прощании и напоследок выдали урну с пеплом, объяснив, что провели такую быструю
кремацию из-за закона о соблюдении эпидемиологического контроля...
        Наверное, Виктор слегка сдвинулся в уме, но он поверил, как ребенок, в Чудо, потянулся обожженным сердцем... Потому что Наташа часто являлась ему в снах, звала с собой, убеждала в чем-то... Но после книги она больше не приходила. Виктор маялся, чернел лицом, устраивал войну в пух и прах с командой по любому поводу. В ту пору особенно обострилось желание уйти... Лишь Санька, вечно голоногий и растрепанный, не давал Виктору погрузиться в безликую черную пустоту депрессии.
        Виктор вспомнил, как привел на "Магеллан", стоявший еще на стапелях, своего сына, заявив старпому, что не отдаст его ни в какие спецшколы. Виктор понимал, что старпом прав во всем, что говорил тогда. И в том, что Виктор эгоист, потащивший пацана за собой лишь для того, чтобы ему, Виктору, было не так тошно. И в том, что Саньке нужны друзья его возраста, а не сюсюкающие дядьки и не ахающие тетки из экипажа. И в том, что "хватит, наконец, строить из себя муху, вляпавшуюся в паутину и потерявшую волю к жизни, которая безропотно сложила лапки и чего-то ждет вместо того, чтобы трепыхаться, жить и бороться..." И в том, что он действительно "эгоист, который думает только о себе и не может хоть раз серьезно подумать о судьбе сына". Виктор оправдывал себя тем, что он всегда думает о сыне, боится за него, как когда-то боялся за Валю, боится, что загнется сам, если рядом не будет Саньки...
        "Боишься за свой покой, за свою жалкую душонку", - презрительно подумал капитан и радостно согласился, что да, он боится всего... А о судьбе сына действительно стоит подумать. Не век же ему выслушивать школьную программу от Йога, который не может заменить Саньке друга. Виктор вызвал на связь старпома:
        - Вот что, Авдей... Прозондируй условия поступления на Планету-Лицей для десятилетнего мальчишки.
        - Надумал? - просветлел Авдей Казимирович.
        - И не просто надумал, - усмехнулся Виктор, поняв, что настала пора, я послезавтра подам рапорт о переводе из действующего флота на базу Лицея. Прости, Авдей, но я без Саньки дышать не смогу...
        Авдей долго смотрел на погасший кусок стены, потом выбил пепел из трубки и вздохнул. Если бы у него был такой сын, он сам бросил бы все на свете, чтобы быть с ним рядом, видеть его хотя бы издалека, хотя бы пять минут в день и знать, что с ним, вечно ехидным и поцарапанным мальчишкой, ничего не случилось...
        Супербот вернулся с Синих Скал к обеду. Из нутра аппарата шумно вырвались механик Кир, электрик Тимур Ангр и Антон Хмуров, старший из братьев. Санька подбежал к ним, рассекая ногами песок. Тимур, известный в команде как Ходячий Анекдот, улыбнулся, смешно сморщив мясистый нос в оспинках, и изрек:
        - Идет авианосец по пустыне. Давай лапу, Санек...
        Санька вскинул свою ладошку, Тимур - свою лапу, и они сошлись в звонком хлопке. Кир лишь подмигнул и оттопырил большой палец. Антон тем временем зарылся в грузовой отсек бота и выволок на песок объемистый мешок с образцами минералов Синих Скал.
        Они пошли к трапу, где их встретил один из матросов-спейсеров, Том. Огромный, двухметрового роста, бородатый мужчина поздоровался с Тимуром, взял у него ноготок-информатор, сунул его в приемное гнездо общего корабельного компа и прошелся толстыми обветренными пальцами по проявившейся на панели клавиатуре. Встопорщив бородку-шотландку, Том сказал:
        - Молодой человек... Да, тот что прыгал по ступеням. Есть разговор...
        Санька оробел. Том был третьим человеком в команде, чьи отцовские чувства по отношению к мальчику принимались "самой большой бедой корабля за все время его существования". Том был огромен. Он стоял над Саней, как скала над океаном, и осуждающе смотрел своими узкими глазами, окруженными паутинкой трещинок-морщинок. Пристальный взгляд выцветших глаз заставил потеплеть Санькины уши.
        Для мальчика Том был Капитаном. Не таким, как отец, а старым морским волком былых времен. Санька часто, в воображении, одевал Тома в белоснежный китель с золотыми якорястыми пуговицами и представлял, как они втроем (он, папа и Том) пройдут по набережной того Города, Где Море. Санька с отцом будут со смехом бегать по камням, подставляя лица соленым брызгам разбивающихся волн, а Том надвинет на густые брови черный околыш белой фуражки с "крабом", пустит кольцо дыма из большой черной трубки и с осуждением будет смотреть на резвящуюся молодежь. Санька знал, что Тому уже за шестьдесят и это его последний рейс...
        Саня ковырнул болячку на коленке (за которые его часто ругала медсестра Ларочка, к которой он и не думал идти лечить боевые раны) и осторожно вскинул глаза. Теперь Том лучился добродушием. Наконец спейсер проворчал:
        - Я хотел подарить тебе это завтра, в самый торжественный момент, но там и так будет полно подарков. А я хочу, чтобы мой презент не затерялся в общем завале... Короче, держи, именинник.
        Том вложил Саньке в руки такое... Мальчик почувствовал, что его сердце готово выскочить из груди. Саня держал в руках толстый прямоугольный сверток и кортик. Настоящий морской кортик с позолоченными ножнами и цепочкой. Не веря своему счастью, Санька с такой радостью посмотрел на Тома, что тот слегка смутился и деланно-сердито проворчал:
        - Ну, ты... Не серчай, если что не так...
        - Уау, - по-кошачьи взвыл Санька, взбрыкнул ногами, как расшалившийся котенок, на миг ткнулся головой в необъятный живот своего Капитана. - Все так... Спасибо, дядь Том...
        И умчался. Услышав грохот в коридоре, Том не смог сдержать улыбку. На площадку вывалился ошалевший медробот по прозвищу Пыхтыч и, пустив из дыры вместо носа кольцо дыма с характерным звуком, объяснявшим происхождение его прозвища, спросил дрожащим голосом:
        - Что это было?
        - Это был Александр Лебедев, - прогудел Том.
        - А-а... - облегченно выдохнул Пыхтыч. - А я уж решил, что в нас ударила комета...
        Откуда дройд мог знать, что такое Мечта. Он, Пыхтыч, жил себе и не тужил. А у Саньки была Мечта, о которой не знал никто, разве что Том догадывался. Саня мечтал увидеть настоящее Море. Мечтал слететь в яркий солнечный день по каменной лестнице вниз, к берегу, вбирая в себя все ветра, и прикоснуться к Морю, а потом бежать по кромке прибоя, разбивая волны на мелкие прохладные брызги-радуги. Добежать до причала, около которого, шумно расплескивая воду, величаво покачивается корабль, мачты которого достают до самого неба, хороводя облака. Корабль, который отвезет его к маме... Санька взбежит по трапу и попадет в крепкие руки отца-капитана, взлетит в небо, подброшенный сильными руками. А потом прижмется к его кителю (Санька даже чувствовал прохладную шершавость ткани) и услышит заветные слова: "Ну что, малыш, пошли. Мама ждет нас..." В такие моменты Саня вздыхал от огорчения. Папа так давно не называл его малышом. Санька, конечно, взрослый, стал полноправным членом команды баркента, но временами так хотелось... А вчера папа назвал Саньку "малышом", и все в мальчике замурлыкало от тихого счастья,
смягчив горечь вчерашних мыслей...
        Санька вернулся в свою каюту, с минуту посопел над подарками, сложенными на полке под картиной, оттягивая удовольствие. Взял в руки квирина, ласково погладил: "Извини, что так долго не шел". Показалось даже, что тот потеплел в ответ. Бухнулся с ногами на диван, положил перед собой кортик и медленно развернул пакет.
        Он даже застонал от восторга. Перед ним лежало коллекционное издание: книга, выпущенная в старой манере, на тонких листах пластированной бумаги, мелко набранный текст, лазерные иллюстрации и таинственно пахнущий переплет с золотым тиснением. Называлась книга так:
        ЖИЗНЕОПИСАНИЕ МОНАХА ИАКОВА
        Церкви Матери Всех Живущих
        с самыми мелкими подробностями
        в изложении самого монаха-пилигрима Иакова,
        вернувшегося от служения Церкви
        к мирскому бытию под именем
        Анатолия Клаусовича БЕРЕЗОВСКОГО.
        Восторгу Саньки не было предела. Он не раз слышал всякие истории об этом монахе - миространнике. Листая страницы, Санька находил иллюстрации и замирал от радостного узнавания. Были здесь и приключения в Желтом Поясе Галактики, где Иаков жил в общине Вольных Охотников Космоса, и общеизвестный рейд триспейсмарана "Калигула" в темные Территории Ночи (значит, правда, монах был там), и жуткие тайны Сан-Гипериона, где Иаков сумел остановить войну киберармий, и даже история путешествия Иакова вместе с другим монахом, Сергием, по планетам, известным под общим названием Сумерки Богов...
        В оглавлении были намеки и на другие не менее бурные приключения. И в конце прилепилась краткая история Церкви Матери Всех Живущих. Для нее не существовало еретиков - ведь мама была у каждого человека. И самое главное, монахами в ней были ребята не старше четырнадцати лет, те, кто вырос в приютах, без родителей. Да и монахами их называли для проформы. Во главе Церкви стояли взрослые люди, Командоры, которые, в общем-то, тоже не были священниками. Они были учеными, солдатами, просто людьми... А еще в Церкви почитали Хранителей, которые когда-то были простыми людьми: мужчинами, женщинами, детьми. Но они пожертвовали собой ради счастья других...
        Санька читал около часа, а потом вместо обеденных рынд по кораблю разнесся набат боевого аврала. Санька рванулся с дивана, продрал пленку шлюзодвери и помчался к отцу, не обратив внимания на обиженный писк автоматики дверей, которая не успела устранить мембрану с пути мальчика.
        Виктор и Авдей напряженно слушали сообщение научной команды:
        - ...сразу двое. Авралов и Джексон сейчас в реанимации под опекой Анафемы. Организм поражения кремний-вирусного типа, не поддается никаким локализациям. Я, Николай Мох, своей властью объявляю жесткий карантин биологической опасности. Приказ вступает в силу через десять минут. Тем, кто находится вне корабля, приказываю удалиться на километр и активировать императив "Робинзон". Категорически запрещается приближаться к объекту Синие Скалы... Ниженазванным немедленно явиться в научный отсек. А именно: старший электрик Тимур Ангр, механик Кир Руссес, техник Антон Хмуров, спейсер Томас О'Ронделл. Немедленно явитесь в научный отсек и доложите, с кем вступали в контакт по прибытии с объекта. Шлюзовой команде никого не впускать и не выпускать. Капитана Лебедева просим подключиться к общей сети. У нас все...
        В ту же секунду на мостик влетел запыхавшийся Саня. Виктор оторвался от пульта и сказал:
        - Александр, иди в каюту и будь там.
        - Но, пап, - растерянно буркнул Санька.
        - Я кому сказал..., - начал Виктор и сорвался, ошпаренный видением обмякшего сына на койке в лазарете. - Быстро в каюту!
        Санька хлопнул глазами и отшатнулся. Авдей с прищуром глянул на Виктора, а потом на пацана. Санька широко раскрытыми глазами смотрел на отца, закусив губу и уронив руки. В мальчике все оборвалось. Никогда раньше не было в голосе отца такой холодной ярости, таких беспомощных ноток. Но и таких авралов не случалось на "Магеллане" уже лет десять на памяти старпома. Авдей понимал Виктора, но... Капитан снова заговорил:
        - Ты еще здесь?
        Саня сник, впервые по-настоящему испугавшись своего отца.
        - Иди в каюту. Потом поговорим. - Виктор сказал это таким тоном, что Авдей чуть не поперхнулся дымом. Санька попятился, резко развернулся и понуро вышел. Авдей крякнул и сказал:
        - Ты чего на пацана бросаешься?
        - Не маленький уже, переживет, - буркнул Виктор, успевший понять, что перегнул палку. - Вечером я с ним поговорю...
        - Зря ты так, - снова сказал Авдей и качнул седой головой. Виктор вызвал спейс-команду:
        - Макс, Деви, смените Тома на шлюзе. В близкий контакт не вступать, надеть костюмы плотной защиты... Павел, седлай "Букашку" и мухой к Синим Скалам. Уничтожишь дройд-роту в пыль, ясно?
        Санька обиделся на весь свет, а в первую очередь на себя. Он понял, что не вовремя прибежал на мостик. Вот и получил. Ну и, конечно, он обиделся на отца. Та злость в голосе Лебедева-старшего холодным душем окатила Саньку. За что? Что он такого сделал? Как будто и не сын ему вовсе... Санька решил, что стал просто не нужен отцу. Вот такими мыслями он и довел себя, пока шел по коридору баркента. В итоге его обожгли слезы глубокой обиды... Да еще Авдей Казимирович не заступился...
        Санька минуты две просидел в своей каюте, утирая слезы, а потом решил сходить туда, где всегда вспоминалась мама, к колокольне. Он засунул фарфоровый кораблик в бездонный карман шорт, взял в руку квирина и побежал к шлюзу, давясь снова подступившими слезами.
        Он серым вихрем промчался мимо обалдевших спейсеров по площадке, сбежал по трапу и, не слыша тревожных криков за спиной, побежал по песку прочь, не чувствуя тут же набившийся в сандалии песок, так как скафандр Санька не надел...
        Ноги сами вынесли его к колокольне. Саня понуро прошел сквозь расступившийся почему-то колючник, дошел до нагретых солнцем колоколов, тяжело рухнул на горячий песок и дал волю душившим слезам, погружаясь в тоску и шепча: "Мама, мамочка..." Спустя какое-то время щемящая обида отпустила, осталось лишь горькое понимание того, что никому он не нужен, кроме мамы...
        Санька сел, обнял колени и ткнулся в них подбородком. Посидел так, достал квирина из кармана, покачал его в ладонях, прошептал:
        - Одни мы с тобой теперь...
        Квирин, будто поняв, скатился с рук и запрыгал к башне. Саня утер последние слезинки и пошел следом, уже с интересом наблюдая за космическим раком.
        В баркенте царила паника. Мох узнал, что Тимур здоровался с Санькой, сыном капитана, и теперь испуганно требовал привести мальчика. Спейсеры сообщили, что Александр промчался мимо них, как будто за ним кто-то гнался, а потом убежал в пустыню. Виктор с почерневшим лицом мерял рубку длинными шагами, не замечая мрачно дымящего трубкой Авдея. Он думал и в нем поднималось, как цунами, чувство вины.
        Наконец, он остановился, схватил с кресла куртку и шагнул к двери. Авдей проговорил:
        - Ты не сможешь выйти из корабля. Шлюз уже перекрыт полем статика, а бот тебе не дадут взять...
        Его последние слова влетели уже в пустой проем двери. Виктор шел по коридору, направляемый одной мыслью - найти сына. Он чувствовал вину и страх за Саньку... Проходя шлюз, он ощутил легкое щекотание, но просто не обратил на это внимания. Он знал, где будет Санька. И размеренно пошел к колокольне, но потом ускорил шаги. С еще большей силой вгрызлись вина за то, что обидел сына, и глубокий черный страх, замешанный на тоске, обиде на самого себя и на тяжелом леденящем ощущении беды. Он шел все быстрей и быстрей...
        Автоматика на корабле обиженно взвыла. Авдей на поверил себе, но его глаза ясно видели - Виктор шутя проломил собой поле статика. Поле, не поддающееся необузданным ударам монополя. Мелькнула мысль о том, что в шлюзе не оказалось вахтенных, но Авдей отмахнулся от нее, переваривая сведения аппаратуры, обдавшие его морозным холодом...
        Санька поднялся на колокольню и сел на наклонный пол, свесив ноги с теплых кирпичей и положив руки на древние перила. Квирина он положил рядом с собой, найдя для него широкую щель, а сам стал смотреть на корабль. Какая-то точка двигалась от него к развалинам. Вскоре Санька понял, что идет кто-то из взрослых... "Папа", - радостно толкнулась мысль, но тут же снова зазвенела обида. То ли порыв ветра, то ли неловкое Санькино движение, то ли щель оказалась все-таки слишком узкой, но квирин сорвался с места. Санька ойкнул и дернулся, но пальцы поймали воздух. Мальчик посмотрел вниз.
        Квирин лежал на тонком карнизе, покачиваясь на легком ветерке. Санька проехал по шершавым кирпичам, опасливо поставил ногу на старые щербленые кирпичи карниза и наклонился, повиснув левой рукой на перилах. Взял правой рукой квирина и стал торопливо заталкивать его в карман шорт. Но мешал кораблик, да еще рубашка... Санька лишь на секундочку отпустил перила под ногой была прочная опора. И в тот же миг под сандалетом предательски шевельнулся и осыпался песок...
        Виктор с радостью увидел, что вон он, Санька, сидит на верхушке колокольни. Он сбросил куртку и побежал вперед... Что? Зачем он полез на отвесную стену? Внутри у Виктора все оборвалось. Он споткнулся, вскочил, загребая руками и ногами песок, с отчаянием всматриваясь вперед. Мальчик на башне качнулся и оторвался от стены...
        Нога неловко шваркнула о край карниза, и Саня рухнул вниз. Сердце резко сжалось и взорвалось. Воздух со свистом устремился вверх. Стремительно вырастал колючник. И Санькина душа с отчаянием рванулась туда, в пески: "Папка...".
        Всеми натянувшимися струнами сердца Виктор рванулся вперед - поймать, не дать упасть... Каждая клеточка его усталого тела зашлась в беззвучном крике: "Н-не-е-е-ет!!!"
        Он увидел, как Санька скрылся за полуразвалившейся стеной замка, и с воем упал на песок, продолжая ползти, не замечая набившегося в рот, в уши, в волосы песка. Он снова крикнул:
        - Не-е-ет! Сашка! Нет!
        Тяжело обмяк от навалившейся пустоты, уставился безумными глазами на башню... Микрофон в куртке прокашлялся и сказал голосом Авдея:
        - Виктор... Мох отменил карантин. Что-то опять случилось.
        Но Виктор не слышал его. Он снова и снова видел, как Санька отрывается от наклоненной башни и падает, падает, падает...
        Над песками протяжно разнесся басовитый гул. С башни сорвался третий колокол...

2. Человек в черном
        Фаддей Зосимович Анафема, хирург "Магеллана", тяжело опустился в кресло, сразу нехорошо обмяк, потер серые обвисшие щеки и устало закрыл глаза, пробормотав:
        - Господи, как тяжело-то...
        Авдей шумно выдохнул дым и глухо спросил:
        - Ну, как он?
        - Все так же, - вздохнул хирург. - Пришлось накачать его пентавираналом. Все рвался идти куда-то, искать сына... Невыносимо... Что я мог ему сказать? Что?
        Фаддей будто умолял старпома ответить. Тот сидел в другом кресле, ссутулившись, обретший приметы своего возраста. В кубрик тихонько вошел Пыхтыч, аккуратно поставил на стол стакан чая и положил рядом две таблетки. Потоптался и сказал:
        - Фаддей, выпейте укрепляющее. Оно вас поддержит...
        - Оставь, - хирург шевельнул рукой. - Иди назад, наблюдай. Чуть что, докладывай.
        - Слушаюсь, - ответил Пыхтыч и бесшумно вышел. "Дыма нет", - равнодушно подумал старпом. Видимо, несчастье с Санькой раздавило и его... Йог же просто отключился прямо там, где был - в шлюзе. Боцман и штурман перенесли его в трюм и там оставили. Вся команда ходила по баркенту, как сборище теней. Корабль теней. Авдей поморщился от таких мыслей, выбил трубку прямо на пол, спохватился и вяло махнул рукой. Значит и его зацепило... Раньше он себе такого не позволял. Раньше, до смерти Сашки, вихрастого кузнечика, души корабля. Когда прозвучала страшная новость, старпому даже показалось, что корабль содрогнулся и помертвел... Старпом зажмурился, но мысли продолжали роиться в голове. Чтобы нарушить повисшую тишину, Авдей решил сказать хоть что-то. Само сорвалось с губ:
        - Но тело-то не нашли...
        - Ты тоже, Авдей, да? - хирург открыл глаза. - Виктор из-за этого, по-моему, слегка тронулся, и ты идешь по его стопам... Мальчик погиб, Авдей... Фактам надо верить... Думаешь, мне легко? Там колючник вмят в песок с такой силой, будто что-то упало с высоты. И кровь... Много крови... Сашкиной, да!.. Я проверил даже на ДНК-сканнере. Его кровь...
        Фаддей утопил лицо в ладонях. Авдей смотрел на него, такого же старого, как он сам. Для многих рейд к Котенку станет последним... Особенно для Виктора.
        Фаддей вскинул глаза, увидел, что старпом снова набивает трубку, и обронил, как кинул камнем:
        - Бросал бы ты курить... Дольше проживешь...
        Хирург встал так, что кресло взвыло, подошел к столу, сгреб таблетки, бросил их в рот и залпом выпил чай, пару раз дернув кадыком, острым, чуть ли не пропарывающим кожу... В тишине кубрика раздался тихий треск.
        Они вздрогнули и нервно посмотрели по сторонам. Авдей растерянно раскрыл свою ладонь. Его черная массивная трубка сломалась, разломившись на три части. Пришла мысль: "Может, действительно бросить? Ну его..." Кого - его, Авдей домыслить не успел, так как хирург высыпал в утилизатор осколки стакана, окропленные кровью. Они посмотрели друг другу в глаза и тут же развели взгляды, как два человека, разделившие одну, но даже для двоих слишком тяжелую ношу.
        Том бесшумно вошел в каюту и очутился в темноте. Услужливым голосом комп спросил:
        - Свет, сударь?
        - Нет! - отрезал спейсер, будто испугавшись того, что сделал. Гигант растерянно покрутил головой. Зачем он сюда пришел? Рвать себе сердце? Том замычал, стиснув зубы, ударил кулаком по стене и почувствовал влагу на щеке. Он не стал смахивать слезу, прошел до дивана и увидел свои подарки Саньке на день рождения... И снова перехватило горло. Том не стал прикасаться ни к чему в каюте, постоял с минуту и вырвался из душившего его помещения, едва не сбив проходившего мимо Матвея. Тот ошалело проводил взглядом фигуру гиганта и перевел глаза на дверь. Как-то сразу исчезли последние силы, плечи поникли. Матвей торопливо пошел дальше, не надеясь даже приструнить назойливые мысли о капитанском сыне. Ведь еще вчера он сидел на перилах шлюзовой площадки и смеялся, а теперь... Сдавило все нутро, он даже качнулся. На миг Матвей закусил губу и тряхнул головой. Так можно и до ручки дойти... А нам рано еще ложиться и помирать. Надо жить. Хотя бы ради того, что на планете Счастливчик расцвело во всей жути горе... Суперкарго толкнул дверь кубрика. Здесь собралась уже вся команда "Магеллана". Не было только капитана,
Пыхтыча и Йога. Встретившись глазами с Томом (спейсер стоял набычившись, нахмурив брови), Матвей опустил глаза и прошел на свое место.
        Мрачный Николай Мох оторвался от стены и тихо начал говорить:
        - Судари мои, всем нам тяжело из-за того, что сегодня произошло, но это все-таки не конец жизни. У нас есть другие проблемы. Я собрал вас для того, чтобы каждый из вас высказал свое мнение по вопросу, возникшему из-за других сегодняшних событий. Вы знаете, что сегодня в 12:57 по корабельному времени неизвестная болезнь проникла на борт баркента посредством кусков породы Синих Скал. Она сразу, едва мы начали исследования, свалила с ног благополучно присутствующих здесь Сергея Авралова и Дональда Джексона. Все анализы показали, что летальный исход неизбежен в течение сорока минут. Но в 13:19 возбудитель болезни внезапно исчез, пропал бесследно, хотя корабль был пропитан им под фонари. Записи уничтоженной дройд-роты свидетельствуют о том, что в то же самое время Синие Скалы, рассадник болезни, очистились от нее так же внезапно, как и корабль. Конечно, это ни о чем не говорит, но все-таки я добавлю вот еще что. Зафиксировано появление неизвестных биологических прямоходящих объектов около скал, а также около корабля. Ответственные за наблюдения сами расскажут об этом. Я надеюсь нашим мозговым штурмом
внести в дело хоть какой-то порядок...
        Повисла звонкая тишина. Матвей с удивлением отметил, что старпом появился на совещании без своей трубки. Наконец, шевельнулся кто-то на диване. Николай оживился:
        - Да, Макс, говори.
        - Я расскажу о том, что видел у Синих Скал, когда облетал их. Аппаратура засняла то же самое. В общем, видел я каких-то двуногих карликов в шкурах. Спустя секунды после того, как я их заметил, они исчезли...
        Подал голос Михаил Копытов:
        - Получается, здесь есть аборигены?
        Поднялся еще Гена Хмуров, младший брат Антона. Самый молодой в команде... Матвея дернула мысль: "После Саньки..." Гена отрывисто сказал:
        - Сегодня утром аппараты видеопериметра зафиксировали секундное появление нечеткой двуногой фигуры в непонятных лохмотьях на визуальной границе.
        - Значит, вот как, - невесело усмехнулся Тимур Ангр. - Смертельную заразу здесь разбрасывают местные карлики в шкурах...
        - Что ты сказал? - раздался из дверей хмурый голос. Ахнула Ларочка. Матвей резко обернулся и будто напоролся на лихорадочно-острый взгляд черных глаз капитана. Виктор диким взглядом обшарил кубрик и глухо сказал сам себе:
        - Да, так и есть. Они забрали его. Санька у них... Они забрали его... Вы знали и молчали.
        Он растворился в сумраке коридора. Том сделал движение следом. Авдей Казимирович резко осадил его:
        - Не надо. Вы еще не все знаете про нашего капитана. Когда он пошел за сыном в пустыню, его не остановил даже статик... При нормальной голове. А теперь... Ловить его просто опасно...
        В кубрике повисла секундная тишина ошеломления, к которой примешивалось осознание беспомощности.
        Они нашли его в шлюзе. Виктор полулежал, привалившись плечом к стене, его левая рука покоилась на невидимой пленке статика, окруженная радугой касания. Капитан беззвучно плакал, вглядываясь в вечерний полумрак. Авдей осторожно взял его за плечи, поднял, встряхнул и сказал:
        - Пошли...
        Виктор безропотно подчинился. Он двигался, как заведенная кукла, загребая ногами и свесив руки. Глаза, черные с сероватыми прожилками, пустым взглядом смотрели в никуда. Авдей не выдержал, напрягся так, что затрещала куртка, рванул Виктора к себе и заорал:
        - Очнись, сукин сын! Живи! Ради Сашки живи!
        Глаза капитана наполнились осмыслением. Виктор рванулся, с треском вырвался из рук старпома, с хрипом втянул в себя воздух и спросил, процеживая слова сквозь стиснутые зубы:
        - А ты знаешь о том, что именно я виноват в его смерти? Знаешь?
        - Тогда можешь... - бросил Авдей, - ...можешь приписать себе еще и гибель корабля. Ты капитан. А капитаны никогда не бросают корабли в самый ответственный момент... Мы теперь практически уверены, что заразу распыляют карлики...
        - Все говорят, что он умер, - Виктор будто не слышал слов старпома, но ведь тела так и не нашли?
        Он подался вперед, жадно ожидая ответа. Авдей неохотно кивнул, и в глазах Виктора опять сверкнуло безумие. Но капитан встрепенулся всем телом и спросил:
        - Что вы там нашли про аборигенов?
        Снова обмяк. Его лицо мгновенно осунулось еще больше. Виктор посмотрел на Авдея, зябко охватил себя за плечи, и Авдей нерешительно прижал его к себе и пробормотал:
        - Поплачь, сынок... Поплачь...
        Том беспомощно топтался рядом.
        Виктор напрягся, хмуро обронил:
        - Хватит. Нет времени.
        И они втроем быстро пошли к мостику. Том на секунду сбился с шага, снова услышав:
        - Нет времени. Но оно будет потом.
        По дороге им встретился боцман. Стас Тарасович зорко глянул на троицу и замер, широко раскрыв глаза за стеклами очков. Он внезапно осознал, почувствовал то, чего еще не поняли старпом и спейсер... Капитан был слишком целеустремленно оживлен. Тахтамышев понял, что это оживление смертника. Капитан принял какое-то решение и теперь стремительно бросился вперед, стараясь побыстрее отмотать решение какой-то проблемы, чтобы ничто не мешало привести в исполнение то, что он задумал.
        На мостике царило нервное оживление. Старший электрик возился у развороченного сегмента панели управления, деловито обсуждая что-то с механиком. Суматошно носилась от экрана к экрану Марта Сен-Кот, помощница Моха. Штурман Сангаралов отчаянно добивался чего-то от компьютера. Виктор слегка растерянно осмотрелся, и его лицо закаменело. Он мрачно подумал: "Им нет никакого дела до Сашки... Им плевать на моего сына..." Он подошел к пульту и активировал оповещение. Заговорил:
        - На связи капитан Лебедев. Прошу внимания, судари мои. Ближайшие два часа потребуют от нас полной отдачи. Сейчас я зачитаю судовую роль и конкретно укажу задачу каждого из вас. Итак, внимание. Капитан Виктор Лебедев. Анализ всех докладов и результатов исследований для доклада в ксенокомиссию Земли. Старший помощник Авдей Сырой, первый помощник Нестор Денибрант и второй помощник Теодор Протасов. Анализ работы экипажа за последние двое суток. Суперкарго Матвей Хлыщев. Полная проверка грузов и инвентаря. Электрики Тимур Ангр и Сигурд Торансон. Отработка систем управления кораблем. Механики Михаил Копытов и Кир Руссес. Отработка реакторных систем корабля. Боцман Стас Тахтамышев и техники Геннадий и Антон Хмуровы. Глубокая отладка специальных, дройдовых и вспомогательных систем корабля. Спейсеры Томас О'Ронделл и Макс Иглз. Патрулирование горизонта с воздуха. Спейсеры Давид Кольцман и Павел Носик. Патрулирование по границе периметра при помощи спецсистемы бот-обеспечения. Спейсер Анатолий Чиж. Зондирование внешнего корпуса корабля... можете взять себе в помощь дройда по кличке Йог...
        Автоматика баркента разносила голос капитана по всем уголкам корабля. Люди, заслышав твердую речь, оживали, встряхивались, начинали двигаться быстрее, отлаженнее.
        Фаддей Зосимович переглянулся с медсестрой. Ларочка Ветрова пробормотала:
        - Как он только держится?
        Находившаяся здесь же Тамара, каптенармус баркента, уронила поднос с какими-то деталями, поспешно присела, стала собирать микрочипы. Хирург зычно позвал:
        - Пыхтыч! Иди помоги Чижу пробудить Йога...
        - Слушаюсь, - отпаровозил дройд и бесшумно выскользнул из медотсека. Ларочка грустно улыбнулась, разогнала остатки дыма тонкой рукой и вернулась к отладке медстола. Начиналась серьезная работа. К тревогам завтрашнего дня примешивался нехороший покой после сегодняшних событий...
        А по нервам корабля неслись все новые распоряжения и уточнения капитана. И лишь боцман обратил внимание, что голос капитана был слишком механический и ни разу не сорвался, не дрогнул, не сбился...
        Над песками Бонда висела звонкая ночь со своими шорохами, вздохами, с тонкими шепотками ветра. Виктор подошел к шлюзу, посмотрел из темноты коридора на ярко освещенную площадку, где сумрачно курил полноватый и обычно добродушный спейсер Носик. Сунул руку в карман куртки, еще раз обхватил пальцами прохладную рифленую рукоять монитрона, излучателя игольчатых вихрей монополя, бесшумно втянул в себя сухой холодный воздух и ступил на пластик шлюзоприемника. Павел вскочил со скамьи, вытянулся и отрапортовал:
        - На периметре спокойно. Давид отправился в очередной рейд-патруль.
        - Вольно, спейсер, - обронил Виктор с мыслью: "Тебе тоже наплевать. Всем вам..." Капитан тяжело сел на откидную скамью и долго сидел вот так, молча, уставившись неподвижным взором в ночь. Павел с тихим ужасом отметил, что капитан постарел лет на двадцать. Даже седина пробилась на висках... Виктор раскаменел и сказал:
        - Мигни статиком, Павел. Я пойду поброжу в песках.
        - Но, капитан... Вы нарушаете свое собственное распоряжение, удивленно ответил спейсер. - Я не должен никого ни впускать и ни выпускать. Даже с Деви я болтаю через статик.
        В Викторе поднялась волна глухого злобного раздражения. Он дернулся, чтобы встать, почувствовал духоту... "Да что же... Они уже и против меня..." Рухнул назад на скамью.
        Павел поспешно отвел глаза. Его рука сама потянулась к пульту. Он отрапортовал:
        - Авдей Казимирович, говорит вахтенный Носик. Тут у меня капитан, хочет выйти в пустыню. Можно?
        - Ты ошалел? - раздался голос старпома. - Капитана еще никто не снимал с его должности. Ты чего у меня-то разрешение спрашиваешь? Я, что ли, капитан?
        Павел поежился. Ему было боязно. Решившись, он сказал:
        - Даю два часа, Виктор Степанович. Если не появитесь, объявлю тревогу...
        Виктор пробормотал:
        - Спасибо... Павел...
        Постоял, не зная, что еще сказать. Павел торопливо добавил:
        - Время, сударь.
        Виктор шагнул за черту линейного излучателя и очутился на овальной площадке. Медленно спустился по трапу и пошел в ночь, растворяясь в сумраке. Павел проводил взглядом мешковатую фигуру капитана, отметил направление движения и хмуро включил поле.
        Виктор шел вперед, утопая в мягком прохладном песке по щиколотки. Он знал, куда идет. Через полчаса впереди проступил силуэт развалин... Песок осыпался, шептал о чем-то своем. В темноте громко перекликались какие-то местные птицы.
        Виктор с шипением продрался сквозь зверский колючник, устало постоял и медленно пошел к башне, к тому самому месту. Позади остались руины стен, освещенные призрачным светом слабосильного спутника. Упала мертвая тишина, нарушаемая лишь шорохом песка под ногами. Виктор подошел к башне и сел на песок, съехав спиной по нависшей кладке. Куртка собралась у лопаток. Он поморщился, нехотя выправил материю и расслабился, закрыв глаза. Сама собой отчетливо всплыла та страшная минута... Он с хрустом стиснул зубы, застонал от непомерной тяжести навалившегося горя и трахнул рукой по... Вспышка боли, ладонь к глазам, кровь... Виктор с треском выдрал из песка куст колючника и снова замер. Здесь упал его сын, жестко сломав колючие кусты. Теперь же колючник выпрямился, снова расправил ветви-гарпуны... Как он посмел? Совсем рядом от Виктора ярко голубел цветок синей розы. Капитан злобно сломал жесткий стебель и замер. Зачем он это сделал? Он понял, почему он сломал цветок. Природа безмолвно говорила: "Жизнь продолжается"..
        Без Сашки... У Виктора на целую вечность захолонуло сердце. Он вспомнил, как катал подрастающего сына на спине, как Санька доверчиво жался к нему, ластился, словно котенок... Теперь ничего этого не будет... Впервые за часы, пролетевшие ПОСЛЕ, Виктор отчетливо осознал все случившееся. Он с воем согнулся под нависшей стеной башни, хватая руками песок и выплевывая вместе с кровью и песком слова:
        - Не хочу... Не надо... Сашенька... Не хочу...
        Пальцы нащупали в кармане оружие и вытащили на рассеянный ночной свет. Маленький спутник Бонда, не заработавший даже имя, давал мало света, но и его хватало...
        Потом, отойдя от истерики, Виктор вспомнил о корабле. Чувство долга шевельнулось в нем... Что бы ни случилось, он должен оставаться Капитаном. Безжалостно завертелись мысли... "Трус. Хочешь убежать от жизни... Ведь им не будет легче, если еще и ты... Ты трус, Виктор. Испугался боли, ответственности. Даже руки задрожали... Ну что ты сидишь? Решай. Или ты сейчас вернешься, или..." Виктор рассеянно погладил холодящий ствол монитрона, тряхнул головой, жестко усмехнулся сам себе... К чему метания? Он - капитан баркента "Магеллан" Виктор Степанович Лебедев. И этим все сказано.
        Виктор спрятал монитрон, встал с песка, аккуратно отряхнулся и...
        - Вы приняли правильное решение, Виктор Степанович, - раздался вежливый голос из темноты.
        Авдей мельком глянул на часы: 00:16. А работы был впереди целый завал. Еще раз вызвав раскладку, он выбрал графу "показания" и запустил считывание. Пока комп приводил в порядок материал, старпом встал с кресла, потянулся до хруста и прошелся по каюте, зевая до боли в челюстях. Вызов комлинка застал его на третьем зевке. Старпом неохотно включил связь:
        - Да, я слушаю...
        Представляться не было нужды. Раз комп пустил сигнал в каюту, значит вызывавший знал его личный код.
        - Авдей Казимирович... Здравствуйте, - на просветлевшем куске стены появился сухощавый молодой диспетчер линк-станции Планеты-Лицея, - я по поводу вашего запроса об условиях поступления...
        Авдей удивленно вскинул брови и вдруг вспомнил, что вчера утром сам подал запрос, после разговора с Виктором... Почувствовав повисшую тяжесть, диспетчер извиняющимся тоном проговорил:
        - Я, наверное, не вовремя... Лучше тогда я перешлю вам письменный ответ...
        И отключился, а принтер тут же выплюнул три листка тонкого пластика с разношрифтным текстом. Авдей, не глядя, взял листки, смял их и замер, опустошенный неожиданным упоминанием о Сашке... Накинул куртку, сунул листы в карман, увидел себя в зеркале мембраны шлюзодвери... И не узнал. Авдей увидел старика с серым потрескавшимся лицом. Снова сработала связь:
        - Докладывает Носик. Капитан еще не вернулся... Надо объявлять тревогу.
        Авдей навалился на стену, схватившись за грудь. Павел, видевший все это с экрана, всполошился:
        - Что с вами?..
        Николай Мох влетел в каюту старпома одновременно с медкомандой. Выслушав доклад спейсера, бегом вернулся в свою каюту, натянул армированный пиджак, сунул в карман-кобуру монитрон и выбежал из каюты с жутким ощущением того, что уже, наверное, поздно, слишком поздно.
        Баркент взорвался надрывным воем сирены. Из кают выбегали люди, суетливо промелькнул Йог. Николай выскочил на шлюзовую площадку. Павел быстро указал направление, в котором ушел капитан. На песок с визгом приземлился бот. Из кабины замахал рукой Давид. Николай вскрыл кластер-ножом замок излучателя, и статик исчез. Через три ступеньки слетел вниз, ворвался в "Букашку" и заорал не своим голосом:
        - Форсажем! К развалинам!
        Бот сорвался с места так, что сзади взметнулось облако песка, окутавшее тех, кто выбежал на площадку вслед за Николаем...
        Замок вырастал из темноты. Ночь с тревожным свистом расступалась перед бронированным лбом летательной машины. Впереди сверкнуло пламя выстрела, осветившее на миг стены, "падающую" башню и песок, покрытый изломанными тенями колючника. Внутри у Николая все оборвалось...
        А потом бот юзом пропахал песок. Они с Давидом бросились в освещенный фарами проход среди камней. И споткнулись о голос Виктора, сухой и мрачный:
        - Это что еще за цирк? Николай, может, вы мне объясните?
        Его не зря натаскивали в Звездном Лицее. Виктор автоматическим движением выхватил оружие и притаился. Таинственный голос спокойно продолжил:
        - Опустите оружие, мил-сударь. Ни к чему нам лишний шум.
        Колокола, лежавшие на песке, вдруг засветились ровным желтым светом, образовав треугольник, в центре которого стоял высокий мужчина в мужском камзоле девятнадцатого века. Черный кашемировый плащ мерцающими волнами спадал с плеч человека до самого песка. Виктор подметил, что незнакомец носит высокие черные ботфорты на высоком каблуке. Черным в его одежде было все, кроме рубашки и рукояти меча, выглядывавшей из-под плаща. Черные волосы мужчины ниспадали на плечи, обрамляя смертельно бледное лицо с большими карими глазами, горбатым хищным носом, безгубым ртом и впалыми щеками. Густые брови, узкие крылья носа, двухдневная щетина на подбородке...
        Незнакомец спокойно стянул перчатки, покопался бледными руками в кармане камзола, достал тяжелую белую цепочку, надел ее на шею и будто припечатал к груди правой рукой знак угловатой спирали, покрытой тонкими радиальными ниточками серебра... Получалось что-то вроде паутины. Мужчина растянул в усмешке незаметные губы, церемонно поклонился и манерно произнес:
        - Позвольте представиться, сударь. Мое имя Демухоан Двокич. Я владелец сего, с позволения сказать, памятника старины. Раньше мои владения назывались Замком Рыцаря Времени. Однако сейчас я затрудняюсь найти ему достойное название... Может, Склеп Рыцаря Времени? Как вы думаете?
        В его голосе скользнуло ехидство:
        - Да вы не стесняйтесь, Виктор Степанович, идите сюда...
        Рыцарь взмахнул полами плаща (Виктору даже померещилось, что крылья взметнулись над колоколами) и сел на один из колоколов. Капитан осторожно вышел на свет, продолжая держать странного человека под прицелом. Демухоан положил ногу на ногу и уронил сцепленные в замок пальцы рук на колено, поднял глаза:
        - Ну, что же вы?
        Виктор пошатнулся от накатившей слабости, но лишь крепче сжал рукоять монитрона, по-мальчишески обронил: "Пфы..." и сел на другой колокол. Оба помолчали с минуту, а потом рыцарь с иронией заметил:
        - Чего вы вцепились в лучемет, как в спасательный круг? Вам ничто не угрожает, сударь.
        Виктор положил монитрон рядом со своей ногой. Положил так, чтобы можно было сразу схватить, если что... Рыцарь усмехнулся, но ничего не сказал. Зато заговорил Виктор:
        - Кто вы? Как вы сюда попали?
        - Я вроде бы назвался... Не так ли? - рыцарь состроил удивленную гримасу. - Сюда я никак не попадал. Я здесь живу с тех времен, как родился во второй раз... Но это не важно. Ведь вы хотели что-то узнать?.. Не так ли?
        Последние слова Демухоана взорвались в сознании Виктора, как кусок тротила. Капитан подался вперед:
        - Вы... Куда вы дели моего сына?
        - Никуда, - изумленно отозвался рыцарь. - Я его даже никогда не видел... Он сам пробил себе проход через мембрану межграничья континуумов и ушел в соседний мир, в одно из так называемых "параллельных пространств"...
        - Что? - обмяк Виктор.
        - Попробую объяснить, - снисходительно сказал рыцарь. - По мнению вашего сына, вы его предали. Он очень хотел к маме, Виктор Степанович. Я лишь подтолкнул события с помощью сквозящего ежа...
        Виктор без сил уставился на черного человека.
        - Иначе вы их называете квиринами...
        - А вам-то зачем это было надо? - хрипло спросил капитан, который вдруг поверил в весь этот бред, что слетел с губ рыцаря.
        - Всплеск его душевных сил помог мне вырваться из трясины безвременья, куда я попал только по своей глупости, - устало сказал Демухоан. Виктор вдруг ощутил реальный возраст человека в черном. Рыцарь с непонятным уважением посмотрел на Виктора и продолжил:
        - А знаете, ведь именно вы спасли своего сына... Своей душевной силой вы помогли ему пробить дорогу... Не дали ему упасть.
        - И где теперь... Саша? - Виктор снова посмотрел на рыцаря.
        - Он пробился, да. Но не в тот мир, где живет сейчас его мама... Он сейчас один, - рыцарь вздохнул. - Конечно, он нашел друзей, но что такое детство без мамы и без грубой отцовской ласки?
        Демухоан закаменел, вскочил на ноги и торопливо сказал:
        - Ему плохо. Вы должны помочь своему сыну, сударь... Пробуйте пробиться к нему. А мне пора.
        Взметнулся плащ, и рыцарь пропал, будто его и не было. Виктор ошеломленно уставился в пустоту, раздавленный словами странного человека.
        Внезапно из темноты ночи в остывающий треугольник света вломились маленькие тени в развевающихся шкурах и со злобными воплями. Рука Виктора сгребла оружие вместе с песком. Капитан отбросил свое тело от пятна света, вскинул монитрон, и ночь озарилась ярко-белой вспышкой разряда...
        Что-то с грохотом упало за стенами, проехалось по стонущему песку, во внезапно осветившийся проем в стене вломились две фигуры. Виктор с облегчением узнал требовательного профессора и одного из спейсеров. В капитане внезапно проклюнулся росток надежды на Чудо. Он отбросил все попытки убедить себя в том, что человек в черном был галлюцинацией, беззвучно рассмеялся и вскинул руки, подставляя лицо прохладному ветерку...
        Николай и Давид быстро ломились сквозь заросли колючника...
        Медблок трещал по швам от желающих взглянуть на останки двух карликов. Ларочка заметила даже, что некоторые забегали уже во второй или третий раз.
        На Земле уже знали, что маленькая планета Бонд стала зоной контакта. Доложил Виктор и о встрече с абсолютно человекоподобным существом, умолчав при этом о разговоре. Потом были долгие споры в кубрике. Николай Мох раскричался даже, обвинив Виктора в сорванной попытке контакта, но понял, что заговорился, и так внезапно сменил тему своих претензий, что все просто обалдели. Но вся суета обходила Виктора стороной. Он снова начал проваливаться в свои мысли. Спасаясь от самого себя, он пошел в лазарет.
        Авдей встретил его бодрыми словами:
        - Ты молодец, Виктор.
        Оба они знали, что старпом имел в виду не стычку с карликами. Капитан с благодарностью посмотрел на осунувшегося Авдея, по-царски возлежавшего на больничных подушках, и пробормотал:
        - Ты чего удумал, старый пень? Как же я без тебя буду?
        Авдей заговорщически потребовал у Виктора сигарету. Они поговорили ни о чем.
        Наконец, в три часа ночи, Виктор заперся в своей каюте, наказав компу до восьми утра пресекать любые попытки прорваться к нему.
        Кто-то уже успел перенести сюда все Санькины вещи, включая и кортик с книгой... Все наносное схлынуло. Книга. В ушах пробился звонкий голос: "Чур, я первый читаю". И он понял, что все бесполезно. Он старался как-то держаться последний час, пробовал даже шутить. Но теперь снова обрушилась Беда...
        Виктор рухнул на колени перед диваном, взял в руки книгу, заложенную кортиком, прижал ее к себе и замер, снова отдавшись горю... Мысли скакнули к словам рыцаря. Пробиться. Надо пробиться... Но как?
        Виктор встал и сел в кресло, не выпуская книги. И, наверное, заснул, вопреки метанию мыслей в голове. Потому что посреди каюты появился все тот же человек в черном. Демухоан с любопытством осмотрелся, прошелся из угла в угол и сел, взяв в руки книгу "Лицо Черного Всадника". Прочитал несколько строк, помрачнел, отложил ее и сказал:
        - Так на чем мы остановились? Нас тогда так не вовремя прервали...
        Виктор вздрогнул. До него дошло, что это не сон. Он холодно спросил:
        - Что вам еще надо?
        Рыцарь отбросил со лба прядь волос и заговорил:
        - Я еще не все рассказал... Пришлось самоустраниться. Встречи с карликами для меня нежелательны... Так не вовремя они появились... Ну, так вот. Я сказал вам, что вы должны помочь сыну, но не объяснил - как. Самое главное. У вас осталось времени до завтрашнего полудня. Мое появление на планете нарушило устоявшееся равновесие... Беспрерывность монополярного хрономеридиана и тому подобные явления сбились в кучу. И завтра в 12:00 наш песчаный шарик выпадет из общего клубка диффузий времен-континуумов лет примерно на триста. Вот почему я решил поторопить вас...
        Видя каменное спокойствие Виктора, рыцарь заторопился:
        - Шок отрыва от потока вашего миропространства вызовет на планете бешеный взрыв дисбаланса мертвых тканей, не сцепленных сознанием... В общем, для ваших людей все произойдет в долю секунды, но автоматика уже не будет работать, корабль развалится и все в таком же духе, - с видимым удовольствием сообщил Демухоан. - Даже одежда рассыплется... И, надеюсь, у вас в команде нет людей с искусственными органами?.. А для меня здесь есть, конечно, несколько плюсов. Замок мой не пострадает. Он даже возродится, так как построен на крови фениксов времени... И снова насчет людей. После пробоя констант у них будут... э... некоторые сложности с внешним видом из-за воспитания... Ну, вы должны понять мою мысль, Виктор Степанович...
        Демухоан взял вдруг прямо из воздуха запотевший бокал с красной жидкостью и, рассмеявшись, сказал:
        - Хорошее вино так трудно достать... Этот бокал я взял прямо со стола королевы земель Блактриффских...
        Он пригубил вино. Виктор же воззрился на рыцаря, как на циркового клоуна. Демухоан заметил его взгляд и усмехнулся. Подбросил бокал, и тот исчез. Рыцарь снова заговорил:
        - А теперь я вам намекну, как можно с вашими способностями пробить границу... Взрослому взломать устоявшиеся принципы намного труднее, чем ребенку, поэтому вы будете всего восьмой на моей памяти, если вам удастся сделать все так, как я скажу... Очень уж вы, люди, скептически относитесь к непонятному...
        - А вы, значит, не человек? - поинтересовался Виктор.
        - Естественно. Когда я родился во второй раз, не было еще и намека на Катакомбы.
        - На что? - удивился Виктор.
        - Так мы назвали систему безимпульсных переходов между гранями. Что-то вроде сети трещин в теле Кристалла. Катакомбы пускают в себя далеко не всех, иначе люди давно шастали бы по всем мирам... Вспомните детство. Разве вы не лазили во всякие люки, подвалы, пещеры? Разве не хотелось вам, чтобы они вывели вас к приключениям, к сказкам, к мечтам, к другим мирам, наконец... Случалось даже, что дети попадали в катакомбы на Земле, а выходили из них на пыльные улицы Благограда, города, где базируется Полуденный Совет... Мои оппоненты прямо ахали от восторга, когда мы все вместе додумались построить Катакомбы. В них теряются такие понятия, как возраст, размеры, форма, расстояние, время. Ибо Кристалл един в своем многообразии... Хотя я бы сказал - безобразии... Ну, да ладно. Мы отвлеклись.
        Виктор подался вперед. Демухоан перестал смешно махать руками, вздохнул и сказал:
        - Главное условие прямого перехода - желание. Надеюсь, его у вас не занимать. Для взрослых не менее важно осознание неизбежности. Вопрос ставится так: смерть или переход. Иначе очень мало шансов. Вам придется поставить себя в смертельную ситуацию. И третье условие. Опять же для взрослых. Для детей ни второе, ни третье условия особой роли не играют... Переход должен осуществляться в узловой точке пространств, где легче всего пробить границу. Могу предложить свой замок, а точнее, колокольню. Идеальный вариант... В общем, все зависит от вас... Мальчишке пробиться что раз подпрыгнуть, а вот вам... В случае неудачи вы погибнете на самом деле... Желаю вам всего наилучшего, Виктор Степанович...
        Рыцарь исчез, как и в первый раз. Лишь оплывающая вмятина на диване-аморфе доказывала, что Демухоан был в каюте... Виктор вдруг очнулся от своих мыслей. Что-то такое рыцарь сказал о судьбе корабля...
        И время рвануло вперед бешеным темпом.
        Он сорвался. Сорвался, когда бледная Ларочка испуганно сообщила, что старпом внезапно скончался. Неожиданно для всей аппаратуры. Как будто что-то подорвало его волю к жизни... Сначала Виктор окаменел, уставившись на Ларочку широкими глазами. Он только что доказывал Николаю свою правоту, но после слов медсестры замолчал. Николай пробормотал:
        - Слушай, иди-ка в каюту, Виктор... И выбрось из головы свои бредни о параллельных мирах...
        И тогда Виктор сорвался. Смерть самого дорогого, после Сашки, человека выбила все тормоза из его головы. То, что было дальше, он запомнил смутно. Вроде бы он носился по кораблю, убеждал в чем-то людей, а потом очутился в каюте Авдея. И там Виктор успокоился, сел на диван, тряхнул зачем-то лежавшую рядом куртку Авдея и подобрал выпавший из ее кармана комок смятой пластиковой бумаги. Развернул и... Его мысли заметались, как бильярдный шар по столу, расшибая последний рассудок. Его скрутила страшная боль в сердце, не выдержавшем новый удар по кровоточащей душе. Он погрузился в темноту.
        Нашел его Николай. Он тут же вызвал хирурга и двух спейсеров, которым Фаддей Зосимович поручил отнести в медблок обеспамятевшего капитана как можно более осторожно. Потом вернулся в каюту, где остался сидеть Николай, и сказал:
        - У него сердечный приступ. В тридцать пять лет.
        - Стечение обстоятельств, - мрачно констатировал Мох. - За сутки столько ударов... Сын погиб, Авдей умер... Он тут нес какую-то ахинею про призраков, провалы во времени, про опасность для корабля. Все, что я понял, заключается в том, что завтра в полдень планета и корабль вместе с ней перенесутся в будущее на триста лет... Бред сумасшедшего...
        - Коля, - хирург вздохнул. - Весь мой небогатый опыт в психиатрии говорит о том, что Виктор действительно сошел с ума. Надо поставить в известность Землю...
        Николай встал.
        - А что... с ним?
        - Придется написать заключение о непригодности. Корабль не выдержит капитана, впадающего в буйство... За что, а? - Фаддей закусил губу. Проклятие, что ли, висит над планетой?
        Они не заметили мелькнувшую в коридоре высокую фигуру в плаще. Тонкие губы человека растянулись в кривой усмешке...
        Спейсеры внесли в лазарет Виктора и сдали на руки обеспокоенной Ларочке, после чего пошли в трюмную, к Матвею, где вдрызг напились бурды из запасов Хлыщева.
        ...Он очнулся внезапно. Сел на постели, сорвал с себя многочисленные нашлепки-присоски диагностической аппаратуры и недоуменно осмотрелся. Как он очутился в лазарете? Виктор наморщил лоб, пытаясь вспомнить, что же случилось. Всплыли лишь какие-то обрывки, и Виктор с тихим ужасом понял, что его сочли сумасшедшим. Горько усмехнулся... Все-таки у капитана в нынешние времена нет той полноты власти, что была у капитанов морских судов. Он был твердо уверен, что его списали по непригодности. Виктор со смешком подумал, что люди ни за что не поверят в необычное, пока не почувствуют его когти на своей шкуре. Но он-то все еще считал себя капитаном и не мог допустить, чтобы вверенные ему люди пострадали из-за того, что его не захотели выслушать. Вот Авдей бы понял его. В груди тихонько защемило. Но на этот раз Виктор сам удивился своему спокойствию... И вдруг понял, что должен сделать.
        Он подхватился, бросился к диагностической панели, взломал медпрограмму и выслал на Землю наспех составленное соло-завещание, где значилось первым и последним пунктом: ровно через триста лет Земля должна послать по таким-то координатам флот и патрулировать зону до тех пор, пока не появится из ничего такая-то планета с такими-то параметрами, так как на ней будут люди, нуждающиеся в помощи.
        Он не знал, примут ли всерьез его последнюю волю, но был уверен, что ее хоть прочтут. В том, что это его последняя воля, Виктор не сомневался. Он не собирался мыкаться по всяким психлечебницам и клиникам. Завтра... Виктор глянул на светящееся табло часов. Нет, уже сегодня он сделает то, что должен сделать. А иначе, что за жизнь без всякой цели? Его по-любому скоро увезут отсюда. Потому-то и не стоит откладывать свершение задуманного... Так, вроде Ларочка идет. Видать, аппаратура подняла вой... Таймер на одиннадцать, и назад, в сети медицины.
        Сигнал на пульт поступил без пяти минут двенадцать. Николай, временно исполнявший обязанности капитана, посмотрел на экран и, увидев на нем Виктора, почувствовал, как кровь отливает от лица. Капитан был неузнаваем по сравнению со своим ночным видом. Аккуратный, в отглаженном белоснежном мундире. Кортик на поясе, именное оружие в кобуре. Белые перчатки. И в глазах холодная решимость. Да седина на висках. Все великолепие портило изможденное лицо без намека на улыбку... Николай всполошился:
        - Ты что задумал?
        - Не бойся. С медиками ничего не случилось. Они заперты в лазарете. Выпусти их. - Виктор надел фуражку. - А теперь слушай мой последний приказ. Открой все двери. Без исключений, до единой. И на десять минут отключи все питание корабля. Надеюсь, хоть это ты сделаешь, старик.
        Николай выполнил приказ и снова уставился на капитана. Виктор сказал кому-то рядом с собой:
        - На позицию.
        - Есть, капитан, - отозвался трескучий голос Йога.
        - Требуешь ясности? - Виктор неуловимо пошевелил веками, вернув внимание Николаю. - Я ведь не сумасшедший... И потому, в отличие от тебя, верю, что Санька жив. И ухожу к нему. Со мной тут Йог и еще кое-кто. Доброволец.
        Николай все так же угрюмо молчал. Рядом с Виктором на экране появился Йог и торопливо отбарабанил:
        - Я пытался сделать все, что в моих силах. А радикальные меры мне не по программе. .
        - На место, штурман, - сухо сказал Виктор. - Старт на отсчете четыре-три.
        Николай метнул взгляд к часам. Истекала последняя минута до полудня. Он прошептал, разлепив резко высохшие губы:
        - Не будь дураком. Я ведь могу...
        - Не надо, Коля, - качнул головой Виктор. - Не советую включать питание. Да и мой приказ нарушишь... Прощай, скандалист с дипломом...
        Виктор исчез. Но теперь Николай увидел на экране развалины и зависший около них в воздухе ярко-желтый бот...
        Часы мерно загудели: 12... 11... 10... 9... 4...
        Под ботом взметнулся песок. 3...
        Николай не успел зажмуриться. Он увидел, как смялся, покорежился бот при ударе о башню. И грязно-желтым цветком расцвел взрыв. Башня, простоявшая в "падении" черт знает сколько времени, обрушилась, взметнув тучи пыли... И все потемнело. С яростным воем гулко порвались нити пространства и времени...
        Сколько он простоял у пульта, Николай не знал. Но одно знал точно. То, что он увидел в дыру с неровными краями, не могло существовать. На месте развалин возвышался серый замок... Дыру?! Он протянул руку, и его одежда с шорохом рассеялась в тучу пыли... В небе полыхнули огни, и на песке возник незнакомый корабль. В голове Николая воцарился хаос. Он знал все современные типы судов. Такого, как он видел, корабля, просто не существовало в природе. Но его глаза видели надпись из металлокраски на борту корабля: "Михайло Кутузов". И рядом код верфи, спустившей его со стапелей. Знакомый код. Но год выпуска...
        Николай долго смотрел на надпись, даже не заметив людей, выбежавших из корабля-призрака. В его голове билась одна, всего одна мысль: "Триста лет...".

3. Костер в развалинах
        Солнечное тепло приятно грело ноги, кожу щекотали острые травинки, в глазах плавал розовый туман и истома наполняла все тело. Саня шевельнулся и открыл глаза. В ярко-синем небе неторопливо плыло большое пушистое облако. Вокруг витали запахи полыни, пыли, летнего зноя. Он сел и увидел бескрайнее поле. Невдалеке возвышались какие-то развалины, окруженные стайками камней всех размеров, выглядывавших из желто-зеленой травы. Пыльного цвета стены, высокая башня и колокол на ней. В глаза ударил лучик медной искры, и Санька съежился.
        Снова засвистел ветер, стремительно мчался навстречу песок, ощетинившийся острыми колючками... Край старого колокола среди травы. Обжигающей волной обрушился страх, в глазах потемнело и... Все пропало. Он снова сидел в поле, дрожащий и зареванный. Что-то поломанное мешало в кармане шорт. Санька выгреб на траву осколки фарфорового кораблика и загрустил.
        А потом пришло беспокойство, сменилось страхом. Где он? Где "Магеллан"? Где песок? Как он сюда попал? И где папа? Ведь Саня ясно видел, как отец спешил к нему, спотыкаясь на песке... Сразу намокли ресницы. Весь привычный мир сжался в комок, будто кто-то смял его безжалостной рукой. Санька оказался один, неизвестно где, а там, он не знал даже - где, сейчас изводится отец. Пришла теплая мысль, что папа найдет его, не сегодня, так завтра. Стало немного легче. Он снова глянул в небо и зажмурился оттого, что яркое солнце приветливо вспыхнуло в глазах, рассыпавшись радугой в капельках на ресницах. Разумеется, Санька снова открыл глаза, так как увидел невесомый, бело-красный, полосатый квадрат, паривший в небе. Квадрат весело трепыхал многоцветным мочалкой-хвостом, как бы говоря: "Смотри, как здесь здорово летать..." И тут Саня услышал голоса. Туда, где он сидел, приближались незнакомые ребята. Голоса были уже близко...
        - Ну и где мы будем искать гигантского кузнечика? - деловито спросил какой-то мальчишка.
        - Смотри, Тань! - звонко, как колокольчик, крикнул кто-то. - Я кузю поймал!
        - Отпусти животное, охламон несчастный, - отозвалась девочка. - Опять все репьи собрал, чудовище...
        - Ага, - радостно согласился охотник и с шумом ринулся сквозь траву. Еще один!
        - Таня, настучи ты ему по пыльным шортам, - хмуро сказал еще один мальчик. Санька почувствовал холодок от того, что немного боялся предстоящего знакомства. А знакомиться надо - не прятаться же? Он встал на ноги и поддернул шорты, глянув исподлобья на замерших ребят.
        - Уй, какой взъерошенный, - весело сообщила девчонка в голубом платьице. Она стояла, уперев руки в бока, раскидав косы по плечам, и без стеснительности разглядывала Саньку. Двое мальчишек примерно одного с Саней возраста настороженно смотрели на непрошеного гостя. Девочка, наверное, ее и звали Таня, тряхнула черными косами и толкнула в бок темноволосого мальчика с сумрачным лицом, одетого в помятый фиолетовый костюм с позументами. Он оттопырил пухлые губы, сморщил нос, стряхнул с курточки травинку и сердито буркнул:
        - А чего я? Чуть что, сразу я...
        Второй мальчишка, одетый лишь в широкие штаны с большими карманами, поддерживаемые широкой лямкой через правое плечо, сверкнул глазами из-под взъерошенного рыжего чуба, подошел к Саньке и протянул руку. Саня сжал сухую теплую ладонь, и мальчишка спросил шепотом, широко распахнув серо-зеленые глаза:
        - Ты кто?
        - Саня, - ответил Санька и едва смог сдержать улыбку. Мальчик же улыбнулся, показав неровные зубы и сказал:
        - Здравствуй. Я Сергей. Это фиолетовое бурчало - Кирилл. А это Таня...
        Сергей подтащил Саньку к ребятам и ехидно спросил:
        - Таня, а где твое "чу в квадрате"?
        - Ой, - вздрогнула девочка, стрельнула глазами по сторонам и заорала так, что в ушах зазвенело: - Фома! Ты куда опять залез, колючкосборник несчастный?!
        - Тута я, - отозвался белобрысый пацаненок в матроске вишневого цвета, вынырнув из травы. Его глаза, большие и круглые кусочки неба, весело блестели. Усыпанный веснушками нос-сапожок смешно морщился потому, что его щекотала прилипшая к щеке травинка. Фома неторопливо подошел к ребятам и сунул Тане под нос растопыренную ладошку:
        - Смотри, что я нашел...
        Пока Таня с ворчанием отряхивала его и выбирала из волос мусор, Фома важно показал всем по очереди, даже Саньке, маленький кусочек застывшего зеленого вещества, прозрачного и с каким-то насекомым внутри. Саня спросил у Сергея:
        - А почему "чу в квадрате"?
        - Потому, что чучело чумазое, вот почему, - ответила за Сергея Таня и звонко шлепнула Фому по заднему карману серых штанов. Тот засопел и сказал:
        - Тань, когда ты мне штаны обрежешь? Надоело быть человеком... Жарко ведь.
        - Зато ноги целее будут, - твердо ответила Таня.
        - А чего им сделается? Ногам-то? - упрямо проворчал Фома. - Другие ходят в шортах, а я что, хуже? Вон, Саня в шортах и Кирилл... И Лешка с Вадиком тоже всегда в шортах ходят...
        Он показал Тане язык и бодро скакнул в траву с воплем:
        - Ой, кузнечик!
        - Ты уже распугал всех животных в округе, - со смехом сказала ему вслед Таня.
        - Не, - Фома помотал головой и снова скакнул, как лягушонок. - Еще один!
        К семилетнему охотнику подошел Кирилл, они о чем-то пошептались, и Фома сунул что-то Кириллу в руку. Потом Кирилл подошел к Сане и спросил, показывая Фомкину находку:
        - Знаешь, что это такое?
        - Нет, - Саня еще раз с интересом глянул на кусочек прохладной зелени в руке этого, уже не казавшегося недовольным, мальчика.
        - Это полевой янтарь. Сок травы, застывший от времени. Его очень редко находят.
        - Интересно, - выдохнул Санька. - А что там, в небе?
        - Где? - Кирилл вскинул голову, тряхнув сосульками нестриженых волос, и удивился. - Это воздушный змей. Ты разве не знаешь, что такое змей? Ребята сделали его из старых листов ватмана, что были в крепости...
        Санька смутился. Он просто не мог знать, что такое воздушный змей. Ведь он жил в корабле, где подобным игрушкам просто не нашлось бы места. Кирилл вдруг улыбнулся, и Санька понял, что они обязательно подружатся. Снова прискакал растрепанный Фома, отнял у Кирилла янтарь и предложил:
        - Пошли в крепость.
        - Надеешься, что Алешка даст тебе запустить змея? - ехидно спросил Кирилл. - Думаешь, он уже забыл, как ты вчера спланировал со стены?
        - И змея сгубил, недотепа, - добавил Сергей. - Лешка вчера весь вечер новый собирал...
        - Я ему дам змея, - испуганно вскинулась Таня, отбросив одуванчики, которые собиралась вплести в венок.
        - А чего?! - возмутился Фома и добавил: - А летать здорово. Сами бы попробовали.
        - Я тебе дам, - рассердилась Таня и попробовала огреть его венком.
        - Ха, - Фома отскочил на безопасное расстояние. - Ну, пойдем... Кушать хочется, аж в животе булькает... Маринка уже картошку спекла.
        - Вот ты бы лучше помог ей, чем скакать по полю, - все еще сердито проворчала Таня.
        - Хоть щас, - заявил Фома и поскакал по травам.
        - Стой, куда! - Таня двинулась было за ним, но махнула рукой и сказала: - Айда, парни.
        - Фома ее брат, - пояснил Кирилл. - Вот она и беспокоится...
        Сергей сунул руки в карманы, глянул весело на всех и сказал:
        - Пошли, Саня... Ребята в крепости уже ждут, наверное.
        И они шумной компанией двинулись по полю, а потом устроили бесполезную охоту на Фому, оглашая бесконечное зеленое море криками и смехом... Солнечный день теплой рукой отодвинул прочь все беды и горести.
        День пролетел незаметно, на развалины опустились сумерки. Санька успел познакомиться со всей ребячьей ватагой. Как оказалось, в замке были еще четверо ребят. Ехидный черт Алешка, бегавший по камням в расхлябанных кедах, в выцветшей майке с футбольным мячом на пузе и в многократно латанных шортах защитного цвета. Он знал развалины, как свои пять пальцев. "Десять лет, а серьезности ни на грош", - как заявила Алешкина сестра, одиннадцатилетняя Марина, одетая так же, как брат, и стриженная под мальчишку. Серьезный Вадик, мальчик с вечно ободранными коленями и поцарапанным носом. Его стриженные под ежик светлые волосы весело искрились на солнце. И уже под вечер к ребятам присоединился отдувающийся Михаил, притащивший к кострищу вязанку хвороста. Санька даже поежился, поймав на себе его пристальный изучающий взгляд, и понял, что этот кареглазый черноволосый мальчик с осунувшимся лицом и здоровенной гитарой за плечами - здесь главный...
        Михаил утихомирил поднявшийся гвалт, поздоровался с Санькой, как будто тот всегда здесь был, распалил заново погасший костер, и все расселись по камням вокруг огня. Фома, не обращая внимания на протесты, закопал в угли несколько картофелин и довольно сказал:
        - Рано, не рано, а она испечется и мы ее съедим.
        Мишка водрузил себе на колени гитару, тронул пальцем струны и пропел:
        Мама, ласковая мама,
        Ждешь меня ты у окна,
        А твой сын, родная мама,
        Засиделся у огня...
        На Саньку нахлынули недавние жуткие события, страх и мысли о папе. Даже глаза снова защипало. Он съежился и притих, глядя на новых друзей. Шумная ватага тоже притихла. Саня понял, что все они связаны одной большой бедой. Какой, Санька не знал потому, что не решился еще расспросить ребят, откуда они и что делают на развалинах замка. Но чужим Санька себя не ощущал. И тут бесшабашный, скакавший весь день Фома заплакал, ткнулся в бок сестре и притих. Таня молча погладила его по жестким волосам и прошептала в тишине:
        - Маму вспомнил...
        Санька неслышно встал и ушел в темноту - так сильно ему захотелось побыть одному. Сел на холодный камень, прижал к себе ноги и ткнулся в колени, роняя слезы и с трудом сдерживаясь, чтобы не закатить натуральный рев. К нему, шебурша гравием, подошел Кирилл, сел рядом и прижался плечом к плечу, накинув на Саню край куртки..

        Так они и сидели молча, пока их не позвали к огню, где уже опять зазвенел голос Фомы и слышались недовольные реплики Тани. Санька поежился, торопливо утер слезы и благодарно сжал теплую ладонь Кирилла. Тот пожал в ответ Санькину руку, вздохнул и они вернулись к костру, так и не расцепив ладоней.
        Они сели рядом друг с другом... Алешка зачем-то боднул головой Маринку, та в ответ перетянула его по спине веткой сухостойника, и развалины ожили от ребячьего гама. Когда костер почти догорел, они, ойкая и шипя, вытащили из углей по огромной картофелине и в торжественном молчании съели, дуя на обожженные пальцы. Потом стали упрашивать Барда, такое было прозвище у Мишки из-за гитары, с которой он не расставался, спеть. Он придвинулся к огню, обнял гитару, забренчал однообразный мотив и запел неожиданно чистым голосом:
        В траве высокой, на полях
        Раскинул крылья город,
        Весь в ярких праздничных огнях
        И с рыжим петькой на заборе.
        И слышен смех, и слышны песни там.
        Ребячий мир, как сказки паруса,
        Владеет тем красивым сном.
        Там цирк раскинулся шатром,
        Там волшебство царят и чудеса.
        Там ждут растрепанных ребят,
        Там исполняются мечты,
        Там беды и несчастья исчезают
        Бояться сунуться на праздник красоты.
        Голос Мишки поднялся выше, стал сильнее, а ночь вокруг эхом разносила слова песни. . Снова вплелся в песню куплет про паруса сказки, а потом:
        И нет там горя, нет несчастий там,
        И ветер ловит, как пушинки, волоса,
        И звонкий смех взлетает в небеса
        Бегут ребята к расписным шатрам,
        Где доброта царят и чудеса...
        Наступившую тишину никто не хотел нарушать. Очень понравилась Саньке неуклюжая песня про цирк... Он зябко дернул плечами - заметно похолодало. Вадик подбросил в костер веток и затеял возню с Сережкой. Маринка взвизгнула:
        - Идиоты... В костер свалитесь.
        А потом, как крик напуганной птицы, в тесный мирок ворвался громкий голос Михаила:
        - Тихо... Там кто-то есть...
        Пыльный двор замка осветился лучами двух мощных фонарей. Ребята напряженно замерли, готовые сорваться с места в любую секунду. Санька наяву ощутил струны напряжения, запевшие в слепящем свете. Маленькие солнца медленно приблизились к костру и стало видно, что их держат двое мужчин в черных одеждах с вышитыми на груди акульими челюстями. На поясах у обоих висели пистолеты, что послужило сигналом для ребят, но тихий ледяной голос третьего пришельца, внезапно возникшего рядом с первыми двумя, пригвоздил их к месту:
        - Стоять на месте, дети. Руины обложены...
        - Что вам опять надо? - негромко спросил Михаил, выступив вперед.
        - Ты здесь хозяин и твой вопрос законен, - с усмешкой сказал мужчина, выходя к костру из темноты. Саня рассмотрел его. У того были длинные черные волосы, обрамлявшие, как крылья ворона, бледное лицо с безгубым ртом, хищным носом и большими карими глазами. На груди у него поблескивала белая цепь с бляхой, похожей на кусок тонкой паутины. Мужчина шевельнул бровями, надул впалые щеки и громко рассмеялся. Он присел на камень, закинул ногу на ногу и сложил бледные ладони на колено, блеснув перстнем с орнаментом в виде песочных часов. Миролюбиво сказал:
        - Присядьте, судари мои... Ни мне, ни вам не нужны лишние хлопоты. Не так ли? Поговорим спокойно. Прошу вас, Михаил, скажите ребятам, чтобы они присели. В ногах правды нет...
        Миша кивнул ребятам. Странный человек подождал, пока все вернутся к костру, и снова заговорил:
        - Кажется, сударь Михаил, мы договаривались в прошлый раз об одном щекотливом деле. Могу ли я узнать, почему вы не сдержали своего слова?
        - Цена слова зависит от того, как его добиваются, - Мишка побледнел еще больше. - Что я, по-вашему, должен был сделать?
        - Насколько я помню... - черный человек шевельнул пальцами. - Вы обещали сразу привести ко мне любого новичка в вашей ватаге, как только он появится. Вот, например, этот мальчик...
        Бездонные глаза мужчины вперились в Саньку, рядом с которым молчаливо стоял Кирилл.
        - Я его не помню.
        Кирилл шагнул вперед и заслонил собой друга. В глазах мужчины блеснул непонятный огонек:
        - Похвально...
        - Бросьте свои гляделки, рыцарь. Вы же не людоед, - насмешливо сказал Бард.
        - А откуда вы знаете? - быстро переключил внимание рыцарь. Мишка пожал плечами:
        - Просто знаю. Вы не людоед, сударь, вы хуже...
        Ничуть не испугавшийся Саня упрямо не желал стоять за спиной Кирилла и встал рядом с ним, очутившись почти вплотную к пришельцу. Рыцарь тем временем заинтересованно подался всем корпусом к Мишке:
        - Да-да? Продолжайте...
        - Вы акула, которая бросается на все, что движется. У вас даже гвардия носит на себе акулью символику, - Бард небрежно убрал с глаз прядь волос. - Но это отход от темы... Говорите, что я нарушил договор? А вы сами? Вы выполнили свою часть договора? Тем более ситуация тогда была несколько напряженная...
        - Ой, ну что вы... я даже получил удовольствие, - хохотнул рыцарь.
        - Вот именно, - вздохнул Бард.
        Саня и Кирилл взялись за руки, и снова в глазах человека в черном мелькнуло странное удовлетворение... Рыцарь холодно тряхнул волосами:
        - Кстати, сударь... Чем я-то провинился?
        - Вы обещали провести вот их, - Мишка показал на Таню, к которой испуганно жался Фома. - Провести к родителям...
        - Ох, сударь, - вздохнул рыцарь и хрустнул пальцами. - Я уже объяснял, что из-за локального разрыва межконтинуума не могу пока рисковать детьми.
        - Да? - горько усмехнулся Бард. - В прошлый раз вы не видели, что перед вами дети?
        - Что за инсинуации? - глаза рыцаря заледенели.
        - Оставим... Вы так все хорошо объясняете. А вот я, например, знаю, что прореха темпорконвульсии срослась... Вы что-то хотите сказать, рыцарь?
        - Вы не хуже меня знаете, что стабильной может быть модель Кристалла, но никак не сам Кристалл... Откуда я мог знать, когда зарастет дыра в Дороге?
        - Все-таки отпираетесь... Все же знают, что Дорога самый стабильный компонент Кристалла.
        - Да обманщик он просто, - сунулся в разговор Вадик, за что заработал усмешку рыцаря и суровый взгляд Михаила. Рыцарь неприятно улыбнулся:
        - А вы, сударь Михаил... Вы не хотели бы вернуться? Могу хоть сейчас...
        Было видно, что Мишка разозлился. Ему явно надоела нудная пикировка скользкими фразами. Он сжал кулаки и процедил сквозь зубы:
        - Ребят я не брошу. А уж вашей помощью пользоваться даже не собирался...
        - Ваше желание закон для меня, - рыцарь склонил голову. - Дело ваше. Может быть, именно вы сумеете нащупать Дорогу или ветвь Катакомб в моем мире. У меня до сих пор не получается. Только прямой переход, знаете ли... Но я и эту возможность... Как бы это сказать...
        - Заблокировали? - Мишка сглотнул. - Знаю...
        - Значит, пытались, - удовлетворенно сказал рыцарь. - Превосходно. Мне, похоже, хоть в чем-то начинает везти.
        Мишкины глаза сузились, и Саньке показалось, что под его веками запылали красные угли. Бард спросил:
        - Вам не терпится пожать руки мертвецам?
        Кирилл радостно сжал руку Саньке. Тот и сам увидел, что рыцаря, наконец, проняло. Мужчина закаменел, встал и оказалось, что за его спиной откуда-то появился тяжелый переливающийся плащ морозно-черного цвета. Рыцарь сказал:
        - Я вижу, вы растеряли в играх все свое благоразумие. Значит, мальчишку вы не отдадите?
        - Он не моя собственность. Как я могу отдать его или продать? - Мишка усмехнулся.
        - Ну, что ж... Вынужден буду напомнить вам, кто хозяин этой кучи камней, которую вы называете крепостью...
        Рыцарь развернулся так резко, что плащ взметнулся, закрыв на миг фонари в руках уже заскучавших спутников. И сказал в темноту внезапно охрипшим голосом:
        - Коня мне.
        Еще один человек подвел к нему огромного черного коня. Отвлекшись от плохих мыслей, Санька засмотрелся на великолепное животное. Под атласной шерстью перекатывались бугры мышц, ухоженная грива опускалась до самых бабок коня, большие карие глаза добродушно взирали на происходящее с прекрасной головы. Конь громко фыркнул. Рыцарь легко взлетел в седло и сказал все так же в темноту:
        - Вы знаете, что надо делать, слуги мои.
        Конь взметнулся на дыбы, заржал и одним прыжком унес своего хозяина в ночь. Михаил с бледным лицом подозвал ребят к себе и сказал:
        - Вы не бойтесь. Все будет, как в прошлый раз. Он решил еще раз доказать, что его не зря называют Рыцарем Времени. Давайте закроем глаза и скажем считалочку про крота...
        Санька не знал, что говорить. И зачем закрывать глаза. Кирилл торопливо прошептал:
        - Лучше закрой... Легче будет.
        - Нет, - ответил Саня.
        - Тогда я тоже не буду, - сжал губы Кирилл и крепче вцепился в Санькину руку. Они посмотрели на ребят. Тесная стайка стояла, зажмурившись, в свете костра. Ребята хором начали говорить:
        Жил да был на свете крот.
        Раз нашел он в речке брод.
        И пошел сзывать народ...
        И замолчали. Лишь Михаил закончил сиплым голосом:
        "Мол, глядите, люди, вот".
        А зачем нам сдался брод,
        Где пройдет лишь кроха крот...
        Ночь взорвалась автоматными очередями.
        Санька лежал на камнях, сжавшись в тугой комок. В ушах все еще трещали выстрелы. В глазах стояло видение, как падают на камни ребята, как срезало очередью Кирилла, как фонтанчиком брызнула кровь из тонкой шеи Фомы...
        Теплая рука прошлась по его волосам и голос Мишки прошептал:
        - Все, Саня, успокойся... Все живы...
        Санька обмяк, сглотнул дурноту и понуро сел, уставившись огромными глазами на Барда:
        - Все...?
        - Конечно. Рыцарь вернул время на час назад...
        Саньку толкнула жуткая мысль:
        - Так это было по правде? Вас убили? И меня...
        Мишка не ответил, лишь виновато опустил глаза. Подошел Кирилл.
        - Если бы Мишка мог, он давно бы увел ребят отсюда... Но здешние норы Катакомб засыпало... А прямой переход отсюда невозможен никуда, даже на Дорогу...
        Санька все еще вздрагивал, но интерес проявил:
        - Что за Катакомбы? И еще какая-то дорога...
        - Катакомбы... Сеть подземных галерей и подвалов, соединяющих многие грани Кристалла... Знаешь, что такое теория Кристалла?
        - Мне пришлось изучить ее, как одну из несостоятельных теорий строения Вселенной, - сумрачно ответил Саня и рискнул осмотреться. Те же развалины. Тот же костер... А вон и ребята. Фома мирно спит на коленях у Тани. И Саня, наконец, поверил в то, что они живы... Михаил продолжал тихо объяснять, спасая, наверное, самого себя от всяких тяжелых мыслей:
        - А дорога - это Дорога... Она бесконечна и проходит через все обитаемые пространства. Только путь по ней всегда самый долгий, но и самый верный. Прямой переход тяжел для психики. В Катакомбах сам не знаешь, где выйдешь... А Дорога выведет тебя туда, где ты больше всего нужен... По ней я попал сюда...
        - А кто такой этот рыцарь? - все еще подавленно спросил Саня. Кирилл сел рядом с ним на камни, заговорил:
        - Он один из тех, кто создал Катакомбы. Рыцарь Времени, хозяин этого мира. Он, кстати, заманивает сюда психически одаренных детей с помощью скользящих ежей, квиринов...
        - Чего? - Санька даже дышать перестал.
        - Такая штука, вроде пемзы... У тебя наверняка был квирин, - убежденно сказал Кирилл. - У меня он когда-то тоже был, но только папка сразу все понял про него и выбросил...
        В голосе Кирилла прозвучала мечтательная тоска. Он потянулся и сказал:
        - Пошли к костру. Холодно...
        Санька встал, потер затекшую ногу, и все трое двинулись к огню. Войдя в круг света, Михаил шепотом спросил Таню:
        - Как он?
        - Спит, - выдохнула она, глянула на зашумеших было Сережку с Вадиком, дунула на слипшиеся волосы Фомы и сердитым шепотом продолжила. - Он может заболеть от всего такого... Я бы глаза выцарапала ему...
        Не вызывало сомнений, кому именно она выцарапала бы глаза. Притихший Сергей вдруг заговорил:
        - Он так похож на одного человека... И на нем, я слышал, висит проклятие за то, что убил своего сына... Не будь ему столько лет, как говорят, я бы решил, что он воевода Двокич из моего города...
        - Что значит время для Вселенной, - тихо пробормотал Бард. - Ты прав, нас посещает Демухоан Двокич собственной персоной... Говорят, что он будет таким, пока не вспомнит, что натворил. Он будет бессмертным, пока не найдет своего сына вновь...
        - Но он ведь умер? - вскинул испуганные глаза Сергей.
        - Что такое смерть для Вселенной, - еще тише сказал Мишка.
        - Значит, и... - Сергей запнулся и закусил губу, глядя страшными глазами на Барда. Тот твердо проговорил:
        - Ты найдешь своего друга, Сергей. Главное - вспомни... Вспомни то, из-за чего все началось...
        - Зачем вспоминать? Началось все с Ратанкавской Бригады, - Сергей вздохнул.
        - Нет. С чего началось осыпание галерей Катакомб, - Михаил качнул головой.
        Сергей притих. Затухающий костер бросал красные блики на лица ребят. Бард опять взял в руки свою гитару и тихонько запел:
        Копья к небу поднимая,
        Наш отряд в дозор шагает.
        Солнце тучи зажигает,
        Тени на траву бросая...
        Песенка была веселая, лихая, про вояк, завоевавших первую же таверну на своем пути. Саньку начало клонить в сон. Тревожные и тоскливые мысли вползали в голову. Особенно, когда Бард запел другую песню:
        Увидев над ребенком меч,
        Ты в плечи голову не прячь,
        Рванись вперед, заслыша плач,
        И прокляни того, кто так горяч...
        Ребята засыпали. Вот уже Таня уронила голову над Фомой. Сопят рядом Алешка и Марина. Серега с Вадиком заснули в обнимку, под одним драным одеялом. Только Саня и Кирилл слушали плачущие звуки гитары...
        Детей во всех баталиях губили,
        Потом же кровь ту сердцем пили.
        Так лучше ли, чтоб не было войны?
        Глянь - дитятко стоит у бороны...
        И ты, и враг умрете в тот же миг,
        Как тот пацан, кого топор настиг...
        Санька заснул тяжелым глухим сном без сновидений. А утром в крепость пришел Мастер Семен.
        Разбудила Саньку роса. Обильная, холодная и очень мокрая. Настроение было сумрачное после всего, что случилось. Санька от нечего делать еще раз осмотрел развалины. Сквозь трещины в стенах пробивались первые лучи солнца, раскрашивая камни в теплый нежно-желто-розовый цвет. В светлеющем бархатно-синем небе закрывались, как сонные глаза, последние звезды. Санька поскакал по камням, разогреваясь после сна, взлетел на кромку разваленной стены и ойкнул, поймав под рубашку прохладный утренний ветерок. Он долго смотрел на присмиревшее сонное поле, влажно блестевшее в утреннем свете. Поле действительно напоминало море с картины. Такое же застывшее перед неожиданно свирепым наскоком. Затаившееся в ожидании необыкновенного... В синей дали темнел лес, а по краю яркого уже горизонта, как раз над половинкой солнца, выглянувшей из-за леса, торопливо скользило розовое облако... Привлеченный шорохом, Саня опустил глаза и увидел в траве, почти под самой стеной, могучего седовласого человека с бородой-лопатой. Его широкое добродушное лицо смотрело вверх, глаза весело щурились, стянув к векам морщины, а к полным,
растянутым в улыбке губам был приложен толстый узловатый палец с желтым ногтем. Почему-то Саня сразу почувствовал расположение к деду. Тот вздохнул полной грудью так, что едва не порвал белую косоворотку, расшитую узорами, поправил волосы, убранные ремешком-венцом, почесал мясистый нос, лихо закрутил жесткие, как у кота, усы и зычно крикнул:
        - Ого-го-гоу!
        Звучный бас вспугнул с поля пару перепелок, а в развалинах вызвал переполох. Сонные ребята с радостными воплями высыпали наружу и облепили старика, даже Мишка. Саньку кольнула зависть. Но это была хорошая зависть. Все они знали деда, а он видел в первый раз... Дед опять глянул на Саньку и призывно махнул рукой. Заспанный Фома, прекрасно устроившись на могучей руке деда, тоже помахал и крикнул:
        - Это дед Семен! Мастер Игрушек! Я его видел раньше!
        Саня торопливо сбежал по стене, опасливо балансируя на узковатых кирпичах, спрыгнул в траву и подошел к галдевшей компании. Дед Семен с улыбкой ерошил волосы ребят и приговаривал:
        - Что, пострелята? Соскучились по родным-то местам? А не пора ли по домам? Ну, будет... Все знаю... Ищите и обрящете, чада мои. А дядька тот, что пугалом черным ходит, вас больше не тронет. Обещаю...
        Каждый старался что-то рассказать деду. Лишь Санька, Кирилл и Михаил молча стояли рядом. Мастер опустил Фому на землю, покопался в обширном кармане штанов, заправленных в сапоги, достал что-то и положил на ладошку Фоме, который взвизгнул от удовольствия, увидев затейливую свистульку-глухаря. Фома принялся самозабвенно выводить рулады. Дед утихомирил ребят и уже серьезно прогудел:
        - Михаил, надо уводить ребят. Сверху давит. Да и Рыцарь не даст вам житья. Что-то, к ужасу Совета, затевается... В Холмграде активизировались черные ополченцы... А все сходится на сем пареньке...
        Мастер положил широкую ладонь на Санькино плечо, продолжая говорить:
        - Я могу забрать вас в свой город. А потом снова можете выйти на Дорогу...
        Мишка спросил:
        - А как вы узнали, что мы не можем сами уйти отсюда?
        - Оплошность Рыцаря. Не надо было ему делать то, что он сделал с вами, - прогудел дед. - Даже до Совета дошло, что он окончательно ушел от первозданных целей движения... Немыслимо... И ты, Михаил, расскажешь мне все без утайки. Давай отойдем...
        И они вдвоем отошли, оставив ребят собирать свои небогатые пожитки. У кого был лук, у кого еще что... Несколько раз голос Мастера набирал силу, и Саня невольно услышал часть его слов:
        - ...веки вечные. Ты ведь знаешь, сынок, что такое стереопакетная точка, и потому должен был понять, что нет здесь резонанса... Что ты городишь, отрок? Тому ли я тебя учил?.. Вот с такими формулами я не спорю. С жизнью не поспоришь...
        К Сане подошел Кирилл и оттянул к стене со словами:
        - Ты куда потом пойдешь?
        - Я здесь останусь, - вдруг ответил Саня. - Если я буду метаться неизвестно где, папа долго будет искать меня... А здесь он появится обязательно... Скоро.
        Кирилл сумрачно засопел и сказал:
        - Ты точно уверен, что он тебя ищет?
        Санька даже отшатнулся. Он верил... Но и где-то там, внутри, понимал, что вряд ли отец знает, где его сын... А так хотелось верить... Кирилл виновато добавил:
        - Он ведь, наверное, думает, что ты мертв...
        - Что ты! Он мне сам сказал, что смерть человека можно принять, но не верить. Особенно, если отказываются показать... тело, - Санька не помнил, когда отец говорил такое. Может, в минуту сильной тоски по маме. Но точно говорил.
        Они посмотрели друг на друга, и Кирилл сказал:
        - Давай дружить...
        - Давай, - согласился Саня. - Только ведь ты уйдешь с Мастером...
        Сане стало грустно. Опять, как всегда... Только встретишь того, кто может стать Другом, как приходится расставаться. Кирилл встал и ткнулся лбом в лоб Сане:
        - А я тебя не брошу.
        - Как? - радостно толкнуло сердце, замирая на секунду.
        - А вот так, - Кирилл превратился в веселого мальчишку с веснушками и выбитым зубом. - Мы вместе. Где ты, там и я, где я, там и ты. Давай?
        Санька досадливо дернул плечом и страшным усилием воли загнал назад вновь подступившие слезы. Что за напасть. По любому поводу готовы брызнуть... Прямо, как девчонка. Саня сказал:
        - Давай... Давай тогда, все беды пополам...
        Сам того не зная, Саня произнес вечное "заклинание" крепких друзей. Но радостно билось понимание того, что вот он, Кирилл, рядом. И так будет всегда... Ну, может, не всегда, но долго...
        Они пошли искать пропавших куда-то Мастера и Михаила. Те нашлись в одном из закутков, среди огромных камней...
        Мастер сурово сдвинул брови, когда Саня с ходу уверенно заявил:
        - Я остаюсь здесь.
        Мальчик закусил губу, глядя в глаза посуровевшего деда, ставшие острыми, как клинки. В глубоких глазах Мастера засветилось странное удовольствие. Дед Семен глухо кашлянул и сказал:
        - Чадо, ты думаешь, я смогу оставить в лапах супостата отрока? Одного и такого... славного?
        - Да не слушайте вы его, - громко сказал Бард, сердито тряхнув космами. - Саня, не глупи, как малек...
        - Михаил, постой, - Мастер положил на спину Барду уверенную длань. - Не булькай, как вскипевший чайник... Саня, я знаю, что ты надеешься встретить здесь папу. Но я вот что хочу сказать... Душа моя противится оставлять тебя здесь одного.
        - А он не один, - звонко сказал Кирилл, молчавший до сих пор. Он насупленно сжал губы, прямо посмотрел на Мастера и добавил, вцепившись в Санькину руку, как в спасительную соломинку: - Мы вместе.
        - Ага, - Мастер сощурил один глаз и стал похож на большущего довольного кота. Закрутил один ус и сказал:
        - Друзья мои... Тут я бессилен...
        - Да вы что? - вскинулся Бард. - Так же нельзя...
        Мастер вздохнул и прижал его к себе, щуплого худого мальчишку:
        - Миша, почему ты отказываешься верить в дружбу? Ведь она одна из самых могучих сил во Вселенной... Как и любовь. Я уверен, что твой друг вспомнит то, что надо вспомнить, и однажды вы снова будете играть в Рыцарей и Драконов... Так будет. Иначе зачем тогда Дорога?
        Мишка угрюмо ткнулся в мягкую рубаху Мастера. Дед с ласковой улыбкой провел рукой по его волосам, встрепенулся и громко позвал:
        - Ау, насекомые! Пора в дорогу...
        С шумом собралась вся ватага. Но улыбки у ребят были не столько радостные, сколько грустные. Один Фома бесхитростно светился в ожидании чего-то. Узнав о том, что Саня и Кирилл остаются, ребята шумно стали прощаться. С пониманием помолчали. И Мастер подошел к стене, около которой они стояли, положил на нее руку. Кладка задрожала, поплыла, как лужа, в которую попали камнем, все трещины и выбоины исчезли, и они увидели, как проступили прямоугольные резные ворота, как они оформились и затвердели, наполнив утреннюю прохладу запахом смолы. Мастер распахнул створы, и они увидели ПОЛЕ...
        Нет, не то поле, где стоял замок. Совсем другое поле. Летнее, залитое солнцем, пестрое от цветов, среди которых иногда попадались величавые подсолнухи, и голосистое... В ворота ворвалась звонкая многоголосица дальних и совсем близких ребячьих игр. Тут и там в цветах мелькали мячи. Неподалеку от ворот шевелилась куча-мала из девчонок и мальчишек, самозабвенно лупивших друг друга деревянными мечами. На холме какие-то ребята мастерили странную штуку, похожую на корзину с крыльями. Санька вдруг понял, что конструкция обязательно полетит... А за холмом возвышалась БАШНЯ. Высоченная, белая, покрытая ажурными балконами и окнами-витражами, конструкция заканчивалась на высоте огромным шаром, блестящим, как елочная игрушка. Из этой сферы - Санька почему-то решил, что она и есть самая главная часть Башни - к земле устремлялись три разноцветные спирально изогнувшиеся дороги, которые разбегались от Башни тем дальше, чем ближе были к земле. Подножие Башни было скрыто тем самым холмом, на котором конструировали летательный аппарат. .
        Мастер шагнул на поле, зорко осмотрелся и как крикнет:
        - Илья, ешкин свет! Слазь с яблони! Пожалей дерево! А ты, Александр, куда смотришь?! Ворон считаешь?
        И тут же поле взорвалось еще большим шумом и воплями:
        - Дед пришел! Дед Семен вернулся!
        Саньке вдруг очень захотелось туда, к ребятам, к той штуке с крыльями, к деду. Но другая сила, ничуть не слабее, потянула его назад: "Папа..." Ему даже показалось, что вот сейчас он, папка, покажется из-за камней и раскинет руки, призывая Саньку помчаться навстречу... Но наваждение схлынуло, и Саня вновь поймал себя на том, что вот-вот заревет.
        Мастер перевел ребят к себе и посмотрел на Саню и Кирилла:
        - Не передумали, чада?
        - Нет, - твердо сказал Кирилл, а Санька отступил на шаг от ворот. Дед Семен распушил пальцами бороду и сурово сказал:
        - Ну, бывайте, ребятки... Что?
        Мишка потянул его за рукав и что-то зашептал на ухо. Фома в тот же миг выскочил из ворот, подошел к Сане и молча вложил ему в руку кусочек полевого янтаря. Саня шепотом сказал:
        - Спасибо...
        Фома заулыбался и вприпрыжку вернулся к Тане, уже готовой мчаться за ним назад. Мастер успокаивающе кивнул Мишке и сказал:
        - Конечно, прослежу. Полуденный Совет хоть и начальство, но не гоже мне смотреть, как эти "капитаны" бросаются ребятами. Самодеятельность мне еще никто не запрещал проявлять. А уж на Совете я им залью уши воском... Им, видите ли, нужен новичок... Все будет в порядке...
        Ворота закрылись, но перед этим ребята и Мастер успели помахать Саньке и Кириллу, а те им... Волны сморщили резьбу на створах, проступила кладка старой стены. Они остались одни.
        Они сидели на смотровой площадке башни. Саня шевельнулся, отодвигаясь от края подальше. Кирилл сел рядом, оторвавшись от разглядывания окрестностей. Несмотря ни на что, Санька был счастлив. Они полдня носились по развалинам и по полю, играя во всякие игры и ничуть не удивляясь собственной фантазии, позволявшей усмотреть возможность для игры в чем угодно. Потом они поднялись по скрипучей лестнице, окутанной пыльной паутиной, в которой загадочно заблудился солнечный свет, на колокольную площадку, откуда было видно даже реку за далеким лесом. Глянув вниз с высоты, Санька испугался. Снова вспомнилось жуткое обмирание падения, и тогда Санька отодвинулся от края. Кирилл понимающе вздохнул и сказал:
        - Я тоже ищу отца... Можно, конечно, и подождать его где-нибудь в одном месте, но, по-моему, чем больше я пройду, тем раньше мы встретимся. Он сказал, что найдет меня везде... А тебе было страшно во время перехода?
        - Очень, - Санька поежился, посмотрел на притихшего друга и решился. И рассказал Кириллу все, что с ним случилось...
        Кирилл слушал, затаив дыхание, а потом торопливо сказал:
        - Давай, найдем осколки кораблика? Можно спаять. Я умею...
        - Как? - Санька прихлопнул на коленке кусачее насекомое. - Надо клей или паяльник. . Да и как то место сейчас найдешь?
        - Я помню, где мы встретились. А спаять я могу просто так, без всяких клеев, - Кирилл смущенно глянул на Саньку. Тот, боясь хоть чем-то нарушить еще не окрепшую дружбу, торопливо прошептал:
        - Покажи...
        Кирилл взял в руки два куска кирпича из тех, что валялись по всей площадке, сложил их вместе, закрыв ладонями, и на Саню пахнуло настоящим жаром. Он испуганно вскрикнул:
        - Обожгешься!
        - Не-а, - мотнул головой Кирилл. - Готово, смотри...
        Он дал Сане теплый камень - куски кирпича намертво спаялись без всякого клея и не желали расцепляться.
        Саня почувствовал виноватость:
        - Ты вон что умеешь, а я ничего такого не могу.
        - Я могу тебя научить, - серьезно сказал Кирилл. - Ты знаешь, я ведь только тебе показал. Перед ребятами я стеснялся...
        - А мне почему..? - вскинул глаза Саня.
        - Ты друг, - просто ответил Кирилл, и Саня понял, что тот хотел сказать. Значит, они действительно Друзья... Кирилл продолжал говорить: Еще об этом знает мой папа. Он говорил мне, чтобы я не показывал такое всяким незнакомым людям. А я не послушался, похвастал... Еще до того...
        Он замолчал. Саня не настаивал. Знал, что друг сам расскажет, если захочет. А не захочет... Кирилл вдруг теснее прижался к Сане и сказал:
        - До того, как ОНИ сделали его киборгом...
        И Саня узнал историю Кирилла и его отца. Про беззаботную жизнь в дачном поселке Холмград. Про операцию "Тыгыдымский конь". Про то, как все рухнуло, когда сообщили, что папа погиб в авиакатастрофе, возвращаясь из командировки. Про дурацкие законы Приморской Республики, не позволяющие детям постоянно жить у дальних родственников. И про Морской Колледж на Острове, куда отправили Кирилла спустя месяц. И про то, как он там встретил своего отца, из которого сделали киборга, вырезав всю память. Потом они сбежали с Острова и долго скрывались, пока не попались черным ополченцам. А потом Кирилл вышел на Дорогу...
        Саня молчал, подавленный историей. Что стоили его переживания по сравнению с ЭТИМ? . Кирилл расшевелил его, и они отправились искать осколки кораблика. Саня не сопротивлялся. Тем более, что чувствовал вину перед маленьким дройдом, который старался, склеивая кораблик...
        Вернувшись на башню, они занялись кропотливой работой. Надо было отсортировать осколки, определить, какой куда приставлять. А когда кораблик предстал перед ними, как новенький, они вспомнили, что уже время обеда, и решили спуститься, разжечь костер. Остановил их свист, фальшиво наяривавший одну из песен Михаила. Друзья замерли, поглядывая на лаз. Кто-то поднимался. Пару раз из бойниц старой башни испуганно выпархивали негодующие голуби.
        Над полом появилась черноволосая голова с бледным лицом и большими глазами. Человек шумно втянул носом воздух так, что зашевелились крылья носа, улыбнулся и выбрался на площадку полностью. Посмотрел на ребят и с ласковой усталостью проворчал:
        - Ишь, куда забрались, сорванцы...
        Санька весь обмер внутри. Он узнал черного рыцаря. А Кирилл насупленно пробурчал:
        - Чего вам опять надо?
        - Ничего, - отмахнулся рыцарь. - Просто заглянул проведать сударя Михаила... Но вижу, его здесь нет...
        Лицо рыцаря вдруг зашевелилось и заледенело:
        - А потому сей отрок пойдет со мной.
        - Нет! - Саня сорвался с места и намертво вцепился в каменные перила площадки, чувствуя предательскую дрожь в коленях. Страх был жгучим, унизительным и тяжелым, но Саня ничего не мог с собой поделать. Даже высота была ничем рядом с таким страхом... Кирилл заслонил его собой. Холодящие глаза рыцаря сузились:
        - Неужели я настолько страшный?
        Он вдруг снова подобрел, жесткое лицо смягчилось. Рыцарь с придыхом обронил:
        - Подумай, в какое положение ты ставишь меня, себя и своего друга своим страхом. Чего ты упрямишься?
        Саня с удивлением уловил в голосе мужчины настоящую обиду, как будто тот и в самом деле не мог понять, что в нем внушает такой ужас этому мальчишке. Саня поймал взгляд Кирилла, направленный на рыцаря. Презрительный взгляд сказал Сане, что Кирилл видит рыцаря насквозь. Он вдруг решительно, даже не успев толком понять, сказал:
        - Я лучше спрыгну, чем пойду с вами.
        Рыцарь усмехнулся:
        - Ой, ну что за молодежь пошла...
        Усмешка змеей соскользнула с губ мужчины, он, как гребешком, прошелся тонкими пальцами рук по длинным волосам, шагнул к каменной оградке и серьезно сказал:
        - Тогда давай спрыгнем вместе.
        И Саньку будто окатило холодной водой. Он расширившимися глазами смотрел на нависшего над ним черного человека, понимая, что деваться некуда. Ноги сами напружинились, внутри все взорвалось в беззвучном крике: "Папа!"
        Как будто услышав Саньку, рыцарь сморщился и отступил на шаг. Саня расслабленно обмяк, чувствуя, что все-таки прыгнет, если надо будет. Ему было холодно до жути, до онемения в пальцах. Санька наполнялся холодным отчаянием, решая, что делать. Броситься мимо рыцаря в надежде проскочить, сдаться или... В нем набирали силу крепкие струны решимости. Не будет он прыгать. Лучше броситься очертя голову вперед, в драку. Лучше сопротивляться. Так, наверное, сделал бы папа... Рыцарь криво усмехнулся:
        - Гадость... Мелюзга, а туда же... Чувства... Бред сивой кобылы... Мальчик, твой отец мертв.
        - Нет, - одними губами прошептал Саня, опять поддаваясь завораживающему взгляду карих глаз Рыцаря.
        - Он покончил с собой.
        - Не верю, - упрямо ответил Саня и напрягся. Мужчина протянул руку к Санькиному плечу...
        - Не трогай, ты! - бесстрашно закричал Кирилл, про которого рыцарь просто забыл, и бросился вперед. Впечатался всем телом в спину мучителя. Рыцарь охнул, досадливо стряхнул с себя мальчишку и отбросил его так, что Кирилл врезался в одну из опор прохудившейся крыши, обмяк, всхлипывая и мотая головой. Рыцарь снова протянул руку...
        В этот момент солнце, перевалившее полуденную черту, заглянуло в одну из щелей в черепичном покрытии крыши. Широкий луч отразился от колокола и упал на кирпичную опору, осветив желтым сиянием кирпичи и мириады пылинок, поднятых в воздух с пола. Рыцарь негромко ругнулся, ослепленный на миг ярким отблеском колокольной бронзы...
        Саня понял, что пора. Он оттолкнулся руками от перил и впечатался головой в живот человека в черном... Рыцарь даже не покачнулся. Его узкие пальцы сомкнулись холодным капканом на плече мальчика. Все было безнадежно. Санька почувствовал, как проваливается в беспамятство - ужас снова навалился на него теплым душным одеялом. Он отчаянно рванулся, но цепкий капкан не отпустил. Холодные пальцы другой руки рыцаря клещами взяли Саню за подбородок и высоко запрокинули его голову. Большие глаза овладевали волей обомлевшего мальчика. Словно заинтересовавшись чем-то, рыцарь сместил взгляд, хрипло вскрикнул и отшатнулся, выпустив, наконец, Саню. И тогда Саня, внезапно поверив в то, что чудо может случиться, закричал изо всех сил:
        - Папа!!!
        Кирилл, успевший прогнать туман из головы, снова кинулся на рыцаря, заколотил кулаками по его широкой спине. Мужчина даже не отмахнулся. Он растерянно смотрел на пятно света на опоре. Саня оторвал от него Кирилла, подтащил к люковому отверстию и замер. Они с Кириллом заметили то, что так поразило рыцаря...
        На камни колокольной площадки, прямо из стены, шагнул высокий человек в белом кителе... Что-то гулко хлопнуло и колокол вздрогнул, отозвался на толчок воздуха басовитым звоном...

4. Возвращение капитана
        Оно есть "он"... Откуда пришла такая уверенность? Он был неотъемлемой частью того, что его окружало. Работа не могла подождать. Он аккуратно просочился на край Вселенной, ласково обнял распалившийся белый шарик, зашептал что-то, убаюкивая обиженное чем-то космическое дитя... Звездочка успокоилась, и он с облегчением решил, что первая опасность миновала. Не взорвется в ослепительном всплеске доверчивый обормот. Нервно защекотал неосязаемое тело беспокойный лучик. Он метнул сознание на край маленькой галактики, издалека услышав негодующее бульканье желтой звезды. А вот и виновница переполоха. Шаловливая молодая комета виновато поспешила исчезнуть, быстро скользнула над тремя планетами - детьми звезды. Желтая домохозяйка успела крикнуть комете, чтобы та не обижалась и заходила в гости... Он опять замер, охваченный гармонией звездных отношений. Появилась секунда на размышления. Почему он есть "он"? А не "она", например. Нет, все-таки "оно" быть спокойнее.
        Где-то в глубине, за черной занавесью пустого пространства, родился новый лучик. Он прислушался: зовет кого-то... Непонятно отчего, он стянул свое сознание в одну точку. Зачем? И понял. Пришло необъяснимое знание. Кто-то звал не просто защитника, друга и товарища. Неведомый зов был направлен именно к нему... Он торопливо раскинулся по пространству - кто? И озадаченно остановился - "не знаю такого..." А не все ли равно? Он прикоснулся к жаркому, довольному вниманием шару, неловко извинился, поняв, что не тот позвал... Новый импульс. Значит, планета? Не понравилось ей что-то в звездном поклоннике. Жизнерадостная толстушка с атмосферой негодующе отвергла его "инс-си-нуации". И тогда он охватил изучающим импульсом поверхность подобревшей вдруг мадам. "Не правда ли, я красива?" - спросила она. Он искренне согласился и вздрогнул... Нашел.
        Его звало маленькое существо. Мальчик - вспомнил он. Белобрысый, тонкий, с большими ушами, полными, надутыми отчего-то губами. На круглом лице искрились голубые глаза. Рубашка и шорты салатного цвета и в темно-зеленых пятнах. В оттопыренном кармане рубашки мягко затеплел ответный удивленный импульс. Прозрачно-зеленый камешек с надеждой потянулся к нему, согрев ласковым теплом своей доверчивости. Он добродушно объяснил, что рано еще, не время... Что-то беспокоило его в незнакомом мальчике. Незнакомом? А откуда тогда он вспомнил, что на пятке у пацана шрам от того, что давно тот наступил на острый штырь, неизвестно откуда взявшийся в трюме корабля... Корабль... Непонятное название "Магеллан", бородатый человек с трубкой... Печаль охватила его. Он откуда-то знал, что этот человек закончил свою Дорогу Жизни... Квадратный робот, над которым какие-то двое перебрасываются кусками тонкого картона... "Совсем распоясались, - вдруг всплывает мысль. - Уже до музея добрались..." Он беспокойно зашевелился, оторвался от планеты, одолевая желание вернуться, и вспомнил имя: Александр, Саня, Сашка... Взорвался
разум. От его безумного крика в звездном доме начался переполох. А его захлестнули, втянули в себя пестрые волны памяти. Он вспомнил все...
        Зуммер разбудил его ровно в одиннадцать. Виктор выдрался из беспокойного сна и сел, уставившись на табло. Бескрайняя пустота охватила его, выметая все сумбурные мысли. Капитан зажмурился, расслабленно лег на колени, свесив руки до пола и так просидел в полном покое две минуты. Встал, надел комбинезон, лежавший на полке в изголовье кровати, и подошел к двери достаточно близко, чтобы мембрана стала из мутной прозрачной, но не настолько близко, чтобы перепонка растеклась по краям. В коридоре маячил Йог. Виктор двинулся вперед, вышел из палаты и сказал дройду, с любопытством подкатившему к нему:
        - Кликни Ларочку, самоходка...
        Йог помигал огоньками и возразил:
        - Не буду. Опять отколете что-нибудь.
        Соврать насчет самочувствия Виктор не мог. Не та медтехника, чтобы от нее что-то ускользнуло. Поэтому Виктор просто сказал:
        - Не буду я ничего откалывать...
        Дройд с сомнением покрутился и сорвался с места. Все-таки приказ есть приказ. Хотя и непонятно, почему капитан не воспользовался линком... Вскоре появилась встревоженная медсестра и с ходу погнала Виктора в постель. Тот улыбнулся, отбиваясь от нее, и сказал:
        - Ты можешь устроить мне консилиум? Чтоб здесь были Анафема, ты и Пыхтыч.
        - Зачем тебе? - удивилась Ларочка и смутилась, осознав, что стоит, прижавшись к капитану. - Ладно, сейчас позову...
        Она подошла к медстенду, набрала код, и когда на экране появилось лицо Фаддея Зосимовича, обстоятельно высказала просьбу Виктора.
        Спустя несколько минут в палату вошли хирург и дройд. Фаддей Зосимович неторопливо прошелся по комнате и спросил, уставившись на дисплей-анализатор:
        - Что вы хотели нам сказать?
        - Сударь, присядьте, - ответил Виктор. - Насколько я понимаю, заключение о моем несоответствии должности уже составлено?
        - Да, Виктор Степанович, - выдохнул Фаддей и опустился в выросшее из пола кресло. - Начальник рейда Николай Мох назначен временно исполняющим обязанности капитана..

        - Почему он? - удивился Виктор.
        - Как третий по старшинству после вас и старпома.
        - Диагноз мне поставили на тему буйного помешательства, - усмехнулся Виктор.
        - Нет, - покачал головой хирург. - Просто подозрение на некоторые отклонения в психическом состоянии...
        - Так вот, - Виктор встал с постели, куда успел снова примоститься, и подошел к стенду. - Так вот... Я позвал всех вас сюда, чтобы без околичностей, при свидетелях, проявить очередной приступ...
        Он молниеносно вонзил руку в стенд, вызвав своей выходкой омертвение дисплеев и огней, вырвал кусок внутренностей медаппарата, швырнул его в меддройда, метнулся следом и едва успел вырубить робота, уже собравшегося дистанционно включить сирену корабля. Фаддей обреченно следил за действиями Виктора, а Ларочка с ужасом закрыла себе рот ладонью. Хирург пошевелился:
        - Не вижу приступа... Вы проявили хладнокровный расчет. Чего вы добиваетесь?
        - Извинитесь за меня перед Пыхтычем, - обронил Виктор. - А я всего лишь хочу, чтобы мне дали возможность уйти с корабля...
        Выходя, Виктор пробил пальцем мембрану сенсорного датчика над шлюзодверью, лишив таким образом остальных возможности выйти из палаты. Перепонка сомкнулась за его спиной. Теперь ее можно было открыть только со стороны коридора. Виктор осмотрелся и помчался в жилую часть баркента...
        Йог замер, уловив сенсорами быстрые шаги. Мимо него быстро прошел капитан. Дройд озадаченно бибикнул, оценивая ситуацию. Что-то ему не нравилось, но что конкретно, он не знал. Подумав, Йог решил сделать хоть что-то. Раз капитана выпустили из медотсека, то, вроде бы, беспокоиться не о чем. Но, подстраховки ради, дройд решил поделиться своими опасениями с одним человеком и прямым ходом помчался к малому кубрику.
        Виктор ворвался в свою каюту и остановился, как от удара о глухую стену. Весь запас сил испарился. Он рухнул в кресло, потер разболевшиеся виски и расслабился. У него еще было время... Мысли вернулись к словам загадочного черного человека. Желание и неизбежность... Реальные шансы умереть по-настоящему. Может, все это большая продуманная ложь? А цель? Убить обычного капитана обычного звездного баркента? А если и так... Виктор отмахнулся. Чушь все эти метания. Он ЗНАЛ, что Санька жив и сейчас где-то нашел новых друзей...
        Он глянул на часы: 11:23. Подхватился. Маловато все-таки времени... Рванул на себя дверцу сейфа с ДНК-сканерным замком и вытащил аккуратно сложенный белый парадный китель, фуражку и кобуру с тяжелым именным вакуумпробойником. Капитан с минуту подумал, а стоит ли брать с собой ТУДА такое оружие, из которого можно поразить цель на любом расстоянии, будь она хоть перед тобой, хоть на краю Галактики. Решил: стоит. Быстро переоделся, пристегнул кобуру слева, вынул из толстой книги закладку-кортик, пристегнул его справа и вышел из каюты, держа в руках фуражку и саму книгу. Жаль, он не знал, кто подарил Сане такие вещи. А то, не раздумывая, поблагодарил бы... И в коридоре беспомощно привалился к стене. Охнул, как от удара в поддых. Ведь сегодня Санькин день рождения. Он ведь только вчера... Новый удар по сердцу заставил его судорожно глотнуть воздух. Только вчера...Сегодня сыну исполняется десять лет. Да, именно исполняется. Никаких "бы"... Виктор упрямо стиснул зубы, оторвался от стены и быстро пошел на ботодром, к спецшлюзам.
        Высокий гигант в куртке спейсера бежал по коридору. За ним мчался не задававший вопросов Йог, взвизгивая на поворотах своими гирошасси.
        Виктор сразу усмотрел ярко-желтый бот системы "Каратель". Он взбежал по ступеням в открытый люк, проскочил пустой десантный отсек, ворвался в рубку, пробежал пальцами по пульту и с облегчением услышал где-то там, сзади, вздох сработавших вакуумзамков люкового щита. На миг расслабился, собрался с силами, унял дрожь в конечностях и запустил прогрев-осмотр реактора. В тот же миг в рубку с грохотом вломился спейсер, за спиной у которого маячил дройд. Виктор хмуро сложил руки на груди, оставив на панели фуражку и книгу, и проговорил:
        - Спейсер О'Ронделл, что вы себе позволяете?
        Том застыл. Значит, он угадал все, кроме одного. Мчась сюда, он думал, что придется утихомиривать больного человека, а увидел Капитана. Он сглотнул, отдал салют и отчеканил:
        - Разрешите доложить, сударь спейс-капитан. Дройд номер 17-альфа-МоСт доложил, что вы... - он замолчал.
        - Договаривайте. Что я сошел с ума? - жестко подбил итог Виктор. Кольнула мысль, что Йог может дистанционно поднять тревогу, но память облегченно выдала, что такие модели не имеют в себе нужной цепи. Его лицо обмякло:
        - Том, это ты подарил Сане кортик..?
        - Да, - угрюмо ответил спейсер.
        - Один... человек сказал мне, что Саня жив и где я могу его найти...
        И Виктор выложил закаменевшему Томасу все, до мелочей. В повисшее после исповеди молчание вклинился Йог:
        - И вы сейчас собираетесь?..
        - К нему, - лицо капитана снова затвердело.
        - Ну, как вы не понимаете... - Йог повысил тональность голоса. - Он же...
        - Молчать! - рявкнул капитан так, что даже на пульте озадаченно мигнули огоньки. - Он жив и я найду его...
        Том вдруг повел плечами, шумно вздохнул и твердо отчеканил, глядя в глаза капитана:
        - Шанс. Его надо использовать. Вы уверены в том, что хотите сделать?
        - Да, - Виктор уронил руки.
        - Тогда я с вами, сударь, - негромко добавил Том...
        Виктор отвернулся, сгреб с пульта фуражку и твердо насадил на голову, привычно поправив околыш.
        А потом были отсчет и взрыв...
        Он все вспомнил. Лихорадочно метнулся всем существом. И остановился. Надо найти тело... Да еще ввинтилась осторожная мысль: что случилось с Томасом и Йогом? Он слегка растерялся, но тут же спохватился. Найти их, если они живы, он даже сцепил крестом невидимые пальцы, ему ничего не стоит. Он раскинул ментальную сеть и начал методично прощупывать сопредельное пространство. Вдруг спокойствие космоса лопнуло, и его рвануло куда-то в ослепительное пятно радуги...
        Виктор ошарашено осмотрелся. Громкий голос рявкнул над ухом:
        - Чего встал? Вперед. Быстро, быстро...
        Сработал рефлекс. Надо же, еще с курсантских времен. На бегу Виктор рассмотрел тех, кто бежал рядом с ним, и местность, по которой они продирались, какие-то окультуренные джунгли. Он бежал в растянутой цепи. Справа мелькал высокий сухощавый брюнет, облаченный в черную форму авангардистского покроя, размахивая на бегу неказистым ружьем с тремя стволами. Слева мрачным тараном сквозь заросли ломился темнокожий синеглазый гигант. Черная форма на нем буквально трещала по швам. И такое же ружье. Негр заметил взгляд Виктора и знакомым голосом рявкнул:
        - Под ноги смотри!
        И вовремя. Виктор запнулся, врезался в сплетение лиан, едва не уронив все той же модели оружие. Выпрямился, продолжая перебирать ногами. Тело начало уставать. Давно уже он не испытывал нагрузки скоростного бега.
        Кого же они ловят? Похоже, погоня близилась к концу. Впереди послышались возбужденные крики. Внезапно что-то с легким шумом рассекаемого воздуха пронеслось высоко над головой. Виктор машинально вскинул глаза и увидел высокие опоры ажурного монорельсового пути. Снова промелькнул сверкающий вагон... Не до обозрений, как бы не загреметь. Морщась от попадающих по лицу хлестких ударов зеленых перистых листьев, Виктор с удвоенной скоростью бросился вперед и вылетел на поляну, окруженную черноформенниками. А среди экзотических цветов стояли огромный робот с красно-горящими камерами видеорецепторов на хромированной голове и мальчик в темной одежде, похожей на школьную. Знакомый брюнет с ухмылкой вскинул ружье и выстрелил. Один из глаз робота взорвался осколками, вызвав необыкновенную реакцию машины. Робот раскинул руки и из хромированного тела с хищным шорохом выстрелили гибкие щупальца, задрожали, нацелившись невероятно тонкими концами на людей. Брюнет снова вскинул ружье, и тогда Виктор понял, что на сей раз тот выбрал мишенью не робота, а его маленького спутника. Недолго думая, Виктор выстрелил
навскидку, выбив из рук брюнета оружие. И почувствовал холодящее прикосновение к виску, скосил глаза. Негр держал у его головы ружье. Брюнет с презрительной усмешкой посмотрел на Виктора, взял у одного из солдат другое ружье и тщательно прицелился... Виктор нажал курок. И успел заметить, что попал брюнету точно в голову, прежде чем кровавым туманом разлетелась его собственная...
        Жгуты боли бросили его в темноту, рванули назад и снова швырнули в радужный туман.
        По ушам ударил сильный шум. Виктор ошалело отшатнулся от лезвия меча, свистнувшего в миллиметре от кожаной рубахи, с легкостью отбил второй выпад своим узким узорчатым палашом и в едином порыве бросил вперед все тело, нанизав на клинок, оказавшийся заточенным на конце, неожиданного врага в яркой одежде горожанина. Отдышался, озираясь по площади, наполненной дерущимися людьми, пылью, солнечным светом и оглушающим лязгом оружия. Где-то ржали кони, врывались в небо хриплые ругательства и вопли сраженных... Вспотевший Виктор пронесся вдоль стены дома до какого-то переулка и нырнул в спасительную тень. Теперь можно было осмотреться не торопясь. Город, кипящий такими страстями, был до необычности красив. Белоснежные башни взлетали над разноцветными черепичными крышами, на которых, кстати, тоже попадались дерущиеся парочки. Пестрые флаги туго полоскались над некоторыми башнями. Виктор опустил взгляд на площадь. Глаза цепко выделили группу высоких воинов в кожаных доспехах, дравшихся сплоченно и уверенно продвигавшихся к другой группе отчаянных рубак, защищавших коренастого израненного человека в алом
плаще, к которому жался пацаненок в широких штанах на лямке через плечо. Так хорошо было видно, что Виктор понял, что там находится возвышение...
        Нападавшие, наконец, прорвались к той группе и моментально вырезали всю охрану, окружив пошатывающегося воина. На бушевавшую только что площадь камнем упала тишина. Высокий мрачный человек с очень знакомым лицом, облаченный в кольчугу, в отличие от других, что говорило о его высоком положении, громко сказал:
        - Сломай свой меч сам, светлый князь Ярислав.
        - Никогда, - ответил князь и сбросил с плеч красный плащ. - Я вызываю тебя. Заявляю право Яромира...
        Площадь взроптала явно одобрительно. Князь же продолжил:
        - Или степной воевода Двокич очень сильно хочет разграбить город?
        И имя мрачного человека с волосами цвета воронова крыла показалось Виктору знакомым. Воевода вскинул узкий меч в салюте и поклонился князю. Ярислав твердо расставил ноги и ответил на салют... Но даже не очень опытному Виктору было ясно, что бой будет неравным... Спустя две минуты все было кончено. Двокич наклонился, подобрал плащ князя и вытер им лезвие своего меча. Пружинисто выпрямился и сказал:
        - Приведите сюда его щенка...
        Кто-то втолкнул на постамент мальчишку, спроваженного недавно отцом в толпу. Воевода подошел к нему, положил уверенную руку на тонкое плечо и крикнул:
        - Други мои! Вместе мы прошли многие беды и радости. Ваше слово приму, как закон. Ответьте! Жить или не жить семени Ярислава? Угаснет его род или нет?
        Площадь загудела. Закричали в основном воины воеводы. И все больше было голосов за то, что надо искоренить поганый род князей Тополевских... Воевода развернул к себе перепуганного мальчугана и качнул мечом. Виктор с ужасом понял, что сейчас совершится непоправимое. Толпа зашумела, пропуская кого-то. На возвышение прорвался еще один мальчишка и подскочил к воеводе с криком:
        - Папа, не надо!
        Но меч уже взметнулся... Может, у воеводы дрогнула рука, может, еще что, но смертоносное лезвие миновало княжеского сына и воткнулось во второго мальчишку, оросив камни алыми каплями. И показалось Виктору, что площадь опустела - такая гробовая тишина окутала людей. Воевода уронил меч, рухнул на колени, подхватил обмякшее тело ребенка и застыл. Потом осторожно положил мальчика на камни, накрыл княжеским плащом, судорожно схватил меч и встал. Осмотрел безумными глазами площадь и хрипло прошептал, но слова его слышали все:
        - Будь проклята моя рука...
        Он повысил голос:
        - Прекращаем войну, братья.
        Никто не дернулся остановить его. Все знали, что за грех взял на себя воевода. Сыноубийца. Двокич взялся за рукоять меча обеими руками, приложился лбом к медному навершию и вскинул руки, поворачивая лезвие к себе острием. Холодная полоса металла, забрызганная кровью ребенка, на миг застыла перед закаменевшим лицом воеводы и в последний раз вонзилась в человеческое тело. Ноги мужчины подломились и он рухнул лицом вперед с клинком, торчащим из спины...
        Стоявший недалеко от Виктора воин из армии воеводы вкрадчиво бросил взгляд по сторонам, вытащил тихонько из-за пояса кинжал и размахнулся. Виктор ощутил знание. Знание того, что убийственная полоска металла вырвется из хладнокровной руки и разящей молнией пронесется над площадью, чтобы испить кровь княжича... Тихонько взвизгнул меч, и несостоявшийся детоубийца повалился в пыль с распоротым горлом. Рука его в агонии воткнула кинжал в щель между камнями мощеной площади. Краем глаза Виктор уловил движение и обернулся, чтобы увидеть, как еще один воин вскидывает арбалет с тяжелой стрелой. Он видел все, как в замедленном кино. На бронзовом болте стрелы сверкнул отблеск и гудящая тетива выплюнула смерть к нему. Меч скользит вверх в надежде отразить или встретить ее...
        Кипучий океан пространства охватил его, убаюкивая после очередной смерти. Но, видимо, этого было мало...
        На сей раз у него не было тела. Необычайная легкость позволяла ему купаться в лучах солнца на высоте. Но он спикировал вниз, к опушке мрачного леса, где что-то происходило.
        Человек в черных доспехах и на огромном черном коне возвышался поперек дороги, загораживая путь двум мальчикам и девочке. Ребята настороженно смотрели на всадника. Рыцарь заговорил:
        - Вам туда нельзя, дети.
        - Но нам надо туда пройти, - звонко ответил один из мальчишек, хлопнув по коленке деревянным мечом. Рыцарь гулко сказал:
        - Знаете ли вы, что за лес перед вами?
        - Конечно. А за лесом стоит Замок Рыцаря, - сказала девочка. - А может, вы и есть Черный Всадник?
        - Нет, я всего лишь его тень, - рыцарь пошевелился в седле. - Я фантом с заданной целью. Моя цель и задача - охранять от непрошенных гостей дорогу к Замку. Вы просто не оставляете мне выбора...
        Вдруг Виктор осознал, что он и есть рыцарь, а рука его уже тянется к мечу. Он воспротивился, отдернул руку и поднял черное забрало. Ребята отшатнулись, а он наклонился к ним и прошептал:
        - Мальчик... Да, ты, с мечом... Тебе придется драться со мной.
        Голос был жутко чужой. Виктор не мог до конца овладеть сознанием странного существа, но он сумел вклиниться и торопливо сказал:
        - Ударь меня в лицо...
        Испуганные глаза. Взлетающий деревянный меч и снова круговорот пространства... Долгожданный покой. Но некогда отдыхать. Дальше... Вот он, слабый сигнал пришел со стороны. Он перекинулся туда и не смог сразу охарактеризовать то, что ощутил. Что-то бесконечное, прочное и неделимое. Он собрался с силами и пробился туда, за серую пелену неспокойных пространств...
        Он стоял на дороге. Памятная легкость в теле и... Он снова был мальчишкой! Тем пацаном, который гонял мяч по пыльным улицам провинциального городка Мало-Сибирск. Он тогда еще боялся прыгать в реку, тихую сонную Сибирку, с Пальца, высокого валуна, намертво вросшего в дно. Но все-таки прыгал. Он вспомнил, как гонял с друзьями на флаинг-великах, распугивая редких прохожих, сунувшихся на расплавленные солнечные улицы. Он снова был Витькой Лебедевым, больше известным как Зеленый... Его прозвали так после того, как он не дал другим мальчишкам вырвать несколько мешавшихся на берегу молодых деревцев...
        Он встряхнулся, потер старую ссадину от неловкого приземления с откоса на локте и рассмотрел дорогу повнимательней. Обычная дорога, пыльная, вся в выбоинах, заросшая по кромке подорожником и полынью, смешанными с разнообразным сухостойником. Сзади дорога растворялась в плотной серой дымке. По сторонам тянулись пустыри, перемежающиеся с чахлыми рощицами, и тоже окутанные вдалеке серой дымкой. А впереди ничего серого не было. Там, под синим небом, вздымались далекие башни и шпили какого-то города... Внезапно в овражном сухостойнике хрипло взлаяла собака, серым вихрем промчалась через дорогу, обдав Витьку воздушной волной, и помчалась по пустырю, распугивая с травы бабочек. Чей-то звонкий голос позвал:
        - Ковбой, тормози! Куда?!
        Снова стало тихо. Витька зашагал по дороге, чувствуя прилив хорошего настроения, а вокруг ощутимо клубилось ожидание ЧЕГО-ТО... И Витьке было все равно, что должно случиться - хорошее или плохое. Он знал: что бы ни случилось - все будет отлично..
        Больше никаких встреч по дороге не было. Вскоре Виктор вошел в Город. Еще на подходе к домам он понял, что это не просто город, а именно Город.
        Дома были каменные, добродушные, они таращились на Витьку полукруглыми от удивления глазами-окнами, а иногда приветливо поскрипывали удивительными вывесками. Вывески были разные. Чугунные, с солидным скрипом, на которых затейливыми буквами были написаны сведения о конторах. Деревянные, раскачивавшиеся с удальскими присвистами, приглашали зайти Витьку то в таверну "Золотой петух", то в сапожную мастерскую, даже остроносый сапог, нарисованный черной краской, задорно раззявил рот. Еще попадались ажурные, сравнимые разве что с облаками. Такие вывески солидно извещали о том, что "приглашают посетить адвокатское бюро Бр. Сивосысоевых"... В трещинах каменной мостовой жизнерадостно пробивались к солнцу желтые головки одуванчиков. Фундаменты домов заросли чахлой полынью, пестро-зелеными травами и подорожником. А тротуарные дорожки часто утопали в тени черемух и акаций, наполнявших воздух приторным ароматом. Пару раз Витька набредал на большие деревянные заборы, покрытые затейливой резьбой. Звери, птицы, сюжеты из сказок, даже один портрет молодой женщины попадались на глаза Витьке. Он бодро шел к четырем
высоким башням, обозначавшим центр Города, и разглядывал улицу с ощущением красочного открытия. Встречались, конечно, и люди. Несколько раз мимо неспешно шагавшего Витьки проносились голосистые ребячьи компании, вздымая столбы пыли. Увидел Витька и старика, поливавшего дорогу из шланга, протянутого от деревянного дома со ставнями на окнах и крыльцом с резными перильцами В распушенных струях холодной воды скакали ребята всех возрастов. Они с криками плясали на мокрой пыли, вскинув руки в небо. Витька тоже поскакал под этим душем, даже получил дружеский тумак в спину от одного из веселых мальчишек. Пошел дальше, помахав рукой на призыв приходить еще... Уже совсем близко от башен Витька встретил пожилого мужчину, шедшего за руку с энергично скачущим пацаненком, одетым в белую матроску с синими полосками и в потрепанные шорты, бывшие когда-то лимонно-желтыми. На ногах улыбчивого прыгуна болтались расхлябанные сандалеты,

@хлопавшие незаправленными ремешками. Внук, наверное, решил Витька... А потом вышел на широкую асфальтированную улицу, укутанную летним маревом. На другой стороне сверкали свежеумытые окна лавок и магазинчиков, неспешно прогуливались парочки с легкими белыми зонтиками. На затененных тентами лотках продавались отпотевшие бутылки с холодными соками, мороженое, сдобные булочки с чаем, смешанным со льдом... А посреди улицы тянулись две сверкающие нити трамвайных рельс. Наверное, кольцевой маршрут. Звонко дребезжа, подкатил запыленный вагон, распахнул складчатые двери. "Вот удача-то", - подумал Витька и, пробежав по мягкому асфальту, запрыгнул в прохладный салон. А когда двери закрылись и трамвай тронулся, распугивая с пути разомлевших голубей, запоздало сообразил, что у него нет денег. К нему уже величественно двигалась по пустому вагону полная женщина с потрепанной сумкой, увешанной тонкими рулончиками разноцветных билетов. На ум пришли из прошлого детства слова старой заклинашки. Витька сунул руку в карман и прошептал:
        Солнце, лужи и заборы,
        Я решу все ваши споры,
        А за это мне в ответ
        Дайте маленький совет,
        Как подсчитывать ворон
        И где мне достать талон?
        Сработала... Витька достал из кармана новенький трамвайный талон и заозирался в поисках компостера. Звонко щелкнула пружина и Витька солидно предъявил кондукторше дырявый абонемент. Женщина улыбнулась, с интересом посмотрела на него и спросила:
        - Ты не здешний?
        - А почему вы так решили? - осторожно поинтересовался Витька.
        - У нас все знают, что на трамваях дети ездят бесплатно. Ну-ка дай талон, - она порылась в сумке и достала другой, непробитый. - Держи взамен...
        Женщина еще раз глянула на Витьку, вернулась на место и на весь вагон объявила:
        - Подъезжаем к площади, господа...
        Витька хихикнул, не замечая в вагоне никаких "господ", кроме себя, поймал на себе сердитый взгляд кондукторши и прислонился к поручню. Трамвай шустро вбежал на широкую площадь, остановился и вздохнул, распахивая двери. Витька выскочил на мостовую и окунулся в зной.
        Из тени под кирпичным навесом остановки он осмотрел главную площадь Города. На башнях сияли надраенными цифрами огромные часы. Часов, как и башен, было четыре и все они показывали разное время. Одни говорили, что еще раннее утро, другие авторитетно заявляли, что уже вечер, третьи сообщали, что еще только предобеденный час, а четвертые, их-то Витька и решил считать близкими к истине, показывали пятнадцать минут второго...
        Асфальтовое кольцо дороги охватывало большой, вымощенный булыжниками круг с большим фонтаном посредине. На камнях белой краской была нарисована огромная стрела, которая входила в один бордюр бассейна, а выходила с другого края, указывая разлапистым наконечником на какую-то тенистую тихую улочку, исчезавшую в скоплении двухэтажных домов. Взгляд Витьки вернулся к фонтану. Посреди мраморного бассейна возвышался веселый медный бородач с большим трезубцем в одной руке и с мальчишкой, запрокинувшим голову в заразительном смехе, на сгибе другой руки. Из короны на голове гиганта и из раскинутых рук медного мальчишки с шумом били прозрачные струи воды. Еще с десяток медных ребятишек отплясывали бесшабашный танец по всему бордюру бассейна, вскинув сцепленные руки к бородачу. Получалось, что они плескали водой в него. Разбивающиеся друг о друга струи воды создавали множество радуг...
        А в бассейне с шумным весельем возились двое живых мальчишек, устроившие морскую баталию с помощью пенопластовых поплавков от небольших рыбацких сетей. Витька подошел к фонтану, вздрагивая от холодных брызг, попадавших на кожу, и стал с интересом следить за развитием сражения. Один из мальчишек, помладше возрастом, светлорусый и загорелый до черноты, заметил его, встал с корточек, поддернул синие с якорьком плавки и, вспарывая ногами хрустальную воду, подошел. Внимательно посмотрел на Витьку и улыбнулся:
        - Ничего, сойдешь... Пошли с нами играть... У нас еще корабли есть...
        Пока он говорил, второй мальчишка, коренастый и темноволосый, добросовестно утопил один из кораблей противника. Первый заметил это и с негодующими воплями погнался за вторым. Они с криками пробежали по бассейну, достигли того места, где стоял Витька, и остановились, шумно отдуваясь и отряхивая с себя воду. Старший деловито пригладил мокрые волосы и сказал:
        - Давай разобьем его совместными усилиями. А то у него большая флотилия, а у меня всего три корабля...
        - Если не хочешь промокнуть, ложи одежду к нашей, - предложил белобрысый и махнул рукой. Витька увидел там сваленную в кучу одежду и тапочки. Прошел туда, разделся и перепрыгнул через бордюр. Поддернул трусики и, как пароход, с шумом, дошел до сцены морских боев. Они познакомились. Чернявого звали Томом, а младшего, почему-то, Йогом. Они вручили Витьке четыре увесистых корабля, и началось...
        Часа через три флотилия кровожадного Одноглазого Пирата Джона была благополучно стерта с лица бассейна, Йог немного подулся, но потом забыл о том, что должен сердиться. Они растянулись на горячих камнях около фонтана, обсыхая после жутких штормов в Бушующих Сороковых, и разговорились. Оказалось, что Том и Йог сами лишь проходили Город по Дороге и решили поиграть в фонтане, а точнее, просто не удержались. Решили какое-то время идти вперед вместе. Они оделись, поеживаясь от прикосновений к коже горячей одежды, а потом с хохотом устроили бедлам по всей площади, играя в "пятнашки"...
        Мирная улочка вывела их назад, на Дорогу. Они неторопливо шли по ней, сшибая палками головки репейника, говорили о том, о чем обычно говорят мальчишки. Обследовали по пути огромный дуплистый дуб...
        В Витьке нарастало тревожное беспокойство. Что-то было не так.... Тонкая зеленая нить пробилась из глубин пространства, призывая о помощи. Натянулась, как струна. Витька испугался, что она порвется, и ринулся с Дороги на пустырь, к серой пелене, крикнув друзьям:
        - Встретимся потом... Мне надо!
        Ведь он отлично понял, кого встретил в Городе...
        Он ухнул в пустоту космоса, как в колодец. Невесомо скользнул по дрожащему лучу, вляпался во что-то плотное и осязаемо-черное и вывалился на камни, покрытые вековой пылью. Витька встал, морщась и охая. Ободранные колени нудно заныли. Он очутился в какой-то сводчатой галерее, залитой серым светом. А луч звал, постепенно истончаясь. Витька заметался по бесконечным коридорам, наткнулся на светящееся пятно в стене... Там! Он отчаянно врезался в светящиеся камни, чувствуя, как они подаются, расходятся под его давлением. Завяз в чем-то ослепительно желтом, превращаясь во взрослого себя. Раздвигая плотное, как смола, пространство, почувствовал удушье, рванулся и, вздохнув теплый, насыщенный запахами трав, воздух, шагнул на потрескавшиеся от времени кирпичи...
        Увидел измученное лицо Саньки, измазанное пылью и его сияющие глаза. Мальчишка, замерший рядом с ним, тоже смотрел во все глаза. Виктор Степанович вскинул правую руку к фуражке и холодно сказал человеку в черном:
        - Честь имею снова увидеть вас, сударь.
        И тогда Санька с криком бросился к отцу, вжался щекой в китель и, захлебываясь слезами, стал рассказывать. Демухоан Двокич, а это был именно он, со скучающим видом сложил руки на груди и устало прикрыл глаза. Виктор, наконец, понял весь смысл яростно звеневших слов Сани и презрительно отчеканил:
        - Я смотрю, вы только и знаете, что покушаетесь на детей.
        - Могу с честью поклясться, что ни разу не поднимал оружия на ребенка, - холодно ответил рыцарь. Виктор с выдохом сказал:
        - Значит, ваша честь есть мыльный пузырь. Я своими глазами видел, как вы убили собственного сына.
        - Прекратите придумывать черт-те что, - невозмутимо отозвался Двокич. Вы сумасшедший. А бред сумасшедших моего внимания не заслуживает...
        - Он наврал, что вы умерли! - громко сказал неуловимо знакомый пацаненок в помятом фиолетовом костюмчике с позументами. Рыцарь развел руками:
        - Виноват, сударь. Пришлось... Да и как я мог знать, что у вас все получится...
        - Зачем вам все это? - спросил Виктор, чувствуя, как внутри жесткой спиралью раскручивается холодный гнев.
        - Уж очень силен потенциал вашего сына. Мне захотелось вставить палку в колесо Полуденного Совета... Он им зачем-то понадобился... Ну я и не удержался от соблазна, - рыцарь усмехнулся. - А как вам понравились мои карлики? Знатный мор они вам подкинули... Но случайность с мальчиком ошпарила их. Очень уж они чувствительны к эманациям души. Сбежали, и мне пришлось их наказать...
        - Как это? - сумрачно спросил Виктор.
        - Как наказал?
        - Нет, - капитан поморщился. - При чем здесь падение Сани с башни?
        - Крик его души, да и вашей тоже, срезонировал с Меридианом с такой силой, что Кристалл вздрогнул. Даже Катакомбы местами осыпались. Вот Совет и заинтересовался вашим сыном...
        - Так сразу? - удивился Виктор.
        - Что значит время для Вселенной? - вскинул брови рыцарь. - Работы теперь предстоит немеряно...
        - Значит, вы надеетесь уйти отсюда? - Виктор не спеша вытащил из кобуры пробойник и направил на черного человека. Тот невольно отступил:
        - Что вы, в самом деле, сударь?.. У нас еще будет возможность выяснить отношения в другое время и в другом месте. А сейчас неподходящий момент. До скорой встречи, сударь...
        Лишь пыль взвихрилась там, где только что стоял рыцарь. Виктор опустил оружие и плотнее прижал к себе сына:
        - Все, успокойся, Саня... Мы вместе...
        Саня запрокинул вверх лицо, оторвался от отца и подошел к Кириллу. Сказал, подтащив друга к Виктору:
        - Это Кирилл... Мой друг.
        Виктор протянул руку, пожал узкую ладошку темноволосого мальчика:
        - Приятно познакомиться, сударь.
        Саня вдруг уставился куда-то вверх:
        - Ой... Ух, ты...
        Виктор и Кирилл тоже посмотрели туда. На башню с шорохом наплыла тень. Огромный величавый парусник парил в небе, закрыв солнце белыми крыльями парусов. На черном борту, около бушприта, ярко белела большая надпись:
        МАГЕЛЛАН
        На борту, держась за ванты, стояли два человека и размашисто махали руками. Виктор узнал одного из них. Он подхватил Саньку под локтями и поднял над собой:
        - Ну что, малыш, пошли?
        Он ничем не выдал своих чувств, когда Кирилл обхватил его за талию и прижался к нему щекой. Поставил Саньку на пол и пригладил слегка взъерошенные волосы малознакомому мальчишке. Саня чуть виновато заулыбался и сказал:
        - Твой папа тебя найдет, Кирилл... Ведь мой меня нашел. Значит, и у тебя будет все хорошо...
        Парусник опустился впритирку к площадке. Виктор передал мальчишек в руки расторопных матросов и лихо перелетел через леера следом. Лохматый гигант с бородкой-шотландкой и с трубкой в зубах отдал салют и сказал:
        - Боцман Томас О'Ронделл, сударь капитан. Шхуна "Магеллан" готова к прибытию капитана на борт... Принимайте команду. Наш юнга покажет вам вашу каюту.
        К Виктору подошел парень лет шестнадцати, белобрысый, в порванной тельняшке не по размеру и охламонистых штанах. Капитан строго сказал:
        - Что за вид, юнга? Доложитесь...
        Юноша отдал салют и отрапортовал:
        - Бывший дройд номер 17-альфа-МоСт к вашим услугам, сударь капитан.
        Виктор не удержался, с довольной улыбкой хлопнул стриженного юнгу по плечу и подмигнул. А над полем, распугивая птиц, разнесся пронзительный перелив боцманского свистка.
        эпилог. Корабли не разойдутся
        Саня стоял, навалившись на леер, возле бушприта и смотрел, как внизу проплывают леса, поля, какие-то деревеньки. Кирилл стоял рядом. Ветер шевелил волосы, хлопал полами рубашек...
        Путешествие продолжалось уже три дня. Санька удивлялся тому, что каждый день внизу совершенно новая местность, а небо меняет цвет. Но Кирилл объяснил ему все. Оказалось, что шхуна несла в себе аппарат межпространственного скольжения. Они просто пролетели уже по четырем мирам...
        Санька держал в руке кусочек полевого янтаря и слушал, что говорит Кирилл:
        - Можно загадать желание и бросить его в небо или разбить обо что-то твердое... У тебя есть мечта?
        - Ага, - Саня вздохнул. - Я хочу увидеть маму...
        Он глянул на Кирилла. Тот ведь много рассказывал про отца, но ни разу не говорил про свою маму. Кирилл понял немой вопрос и сказал:
        - Моя мама умерла. Она долго болела. Какая-то болезнь крови...
        - Извини, - Санька поежился. - Слушай, а он выполнит любое желание?
        - Да, - выдохнул Кирилл и невпопад добавил: - Жаль, что кораблик забыли...
        - Йог обещал же новые сделать. И тебе, и мне...
        Какая-то пестрая птица шарахнулась в сторону, едва не зацепив крылом предохранительную сеть, натянутую под гладким стволом бушприта. Саня рассмеялся, хлопнул Кирилла по спине, и они помчались по палубе, резво прыгая через бухты канатов и выступающие комингсы под незлобную ругань матросов.
        Внезапно Саня остановился и сказал запыхавшемуся другу:
        - Кирилл, а бери янтарь себе... Мы с папой и так найдем маму.
        Он увесисто влепил в руку Кирилла плотный сгусток прохладной зелени, улыбнулся, и они уперлись друг в друга, как насупленные телята. Кирилл не улыбался. Он сжал другой рукой ладонь Сани, и они подошли к борту. Зеленый камешек заискрился в лучах солнца, уверенно расположившись на розовой ладони. Кирилл прошептал свое желание и с отчаянной силой подбросил камень вверх, пристально вглядываясь в зеленую каплю, пока та не растворилась в синеве, и шепотом спросил:
        - Он не упал?
        - Нет, - уверенно сказал Саня, и они неторопливо пошли на бак, где Виктор Степанович разговаривал о чем-то с нахмуренным боцманом.
        Виктор повысил голос:
        - ...подновить надпись на борту.
        - Перегибаете, капитан, - прогудел Том. - Но дело ваше.
        Вдруг пространство под кораблем подернулось синей рябью. Увидев столь странный фокус, капитан и боцман смолкли, вытаращив глаза. "Магеллан" вдруг очутился в бескрайнем море, дернулся так, что затрещали мачты, и уверенно двинулся дальше, распоров узким носом первую волну с такой силой, что брызги достали до вант...
        И тут с марсовой площадки донесся голос впередсмотрящего:
        - Паруса на горизонте!
        Спустя несколько минут стало ясно, что навстречу резво идет шхуна. Еще через какое-то время капитан сумел прочитать в подзорную трубу название, написанное черными мазками на белоснежном корпусе: "Первооткрыватель"... И, наконец, суда медленно сблизились. На мостике второй шхуны стоял высокий широкоплечий блондин лет сорока, облаченный в черный китель строгого покроя. Он был гладко выбрит, сверкал серыми глазами и весело склабился. Виктор поприветствовал его салютом и представился. Капитан "Первооткрывателя" взметнул руку к околышу фуражки в ответном салюте, и Виктор ахнул. Обе руки незнакомца сверкали металлом. Заметив изумление, мужчина пояснил громким голосом:
        - Это протезы, Виктор Степанович... Капитан Гавриил Ветров к вашим услугам. Рад приветствовать в водах Благограда. Полуденный Совет ждет встречи с вами...
        В паузу отчаянно вклинился голос Кирилла:
        - Папа!
        Ветров рванулся вперед, зашарил глазами по палубе "Магеллана", побледнел и крикнул:
        - Кирилл, сынок!
        Саня хмуро смотрел на Кирилла, прилипшего к отцу. Виктор Степанович подошел к нему, обнял за плечи, придвинул к себе и сказал:
        - Пойми, Гавриил Павлович его теперь не отпустит. Да и Кирилл не захочет с ним снова расставаться... Они очень долго искали друг друга.
        Саня понимающе вздохнул, а Виктор вернулся на мостик, где стояли Ветров и Кирилл. Гавриил подтолкнул сына:
        - Иди, попрощайся с другом... И скажи, что ненадолго расстаетесь. Через месяц в порту увидитесь...
        - Сашка тоже загрустил, - сказал Виктор, провожая взглядом хмурого мальчишку. Гавриил вздохнул и произнес:
        - Я все понимаю, Виктор. Но я же просто изведусь, зная, что он где-то рядом... А может, мне взять с собой Саню?
        - Я ему предлагал. Но он хочет все сразу...
        - Ничего не поделаешь. Кирилл тоже разрывается... Ладно, отложим. У меня есть предписание направить вас в бухту Адмиралтейства, где расположена резиденция Полуденного Совета...
        Пока они разговаривали, мальчишки стояли у фальшборта и молчали. Каждый думал о своем. Санька еще раз убедился, что всю жизнь другие корабли будут уходить, унося друзей. Больше ничего путного ему в голову не приходило. А Кирилл тоже думал и искал выход. Внезапно заскрипели борта судов, виртуозно подогнанных друг к другу. И глаза Кирилла засияли от внезапной догадки. Он дернул за руку Саню и они зашептались.
        Виктор пожал Гавриилу руку со словами:
        - Придется мне сказать пару ласковых этому Совету капитанов...
        - Только особенно не дави, - предостерег Гавриил. - Они напичканы гордостью по самые уши... Осторожнее наседай...
        Что-то изменилось. Капитаны прислушались к своим ощущениям. Странно изменилась манера покачивания "Магеллана". Качка стала мягче, но и развалистей. Будто к шхуне прикрепили что-то не менее плавучее и тяжелое. На мостик взбежал Кирилл. Он явно повеселел. Заподозривший неладное, Виктор спросил:
        - Что вы там сделали?
        - Ничего особенного, - бодро ответил мальчик. - Я... Пап, помнишь, как я паял всякие штуки руками?
        - Та-а-ак, - протянул Гавриил и повернулся к Виктору. - Я все понял... Они сделали из наших шхун единое целое...
        - Зато... - начал Кирилл и запнулся.
        - Мы вас слушаем, сударь, - на лице Гавриила набухли и пропали желваки.
        - Зато корабли не разойдутся, - твердо сказал Кирилл и упрямо посмотрел на отца. Виктор почесал переносицу и бодро сказал, обращаясь к Ветрову:
        - Ну вот, Гавриил Павлович, проблема расставания снята с повестки... Вы уверены, что намертво? Ага. У нас теперь, значит, катамаран. И вопрос... Что делать двум капитанам на одном судне?
        Они уставились друг на друга. К Кириллу подошел Саня и встал рядом с ним. Капитаны растерянно посмотрели на мальчишек и одновременно поняли, что уж они-то счастливы. Снова взгляд друг на друга, как на клоунов.
        Капитаны буквально заржали, как кони, спугнув с волн около шхуны двух чаек.
        Запись в анналах прибытия и отбытия судов в портал приморского города Благограда:
        "18 июля 342 года от Основания Движения.

14 часов 09 минут. Запись о прибытии.
        Катамаран-спейсшип "Первооткрыватель Магеллан".
        Капитан: Кирилл Гавриилович Ветров.
        Старший помощник: Александр Викторович Лебедев.
        Дубль-капитан: Виктор Степанович Лебедев.
        Дубль-капитан-2: Гавриил Павлович Ветров.
        Судовая роль...
        Количество стоянок в портале: первая.
        Груз..." и далее по форме.
        Из разговора по Векторно-Пробойной Линии Связи:
        Женский голос:
        - Натали, как дела?
        Второй женский голос:
        - Владимир сегодня особо буйный... А у тебя что?
        Первый женский:
        - Представляешь, вламывается сегодня ко мне в диспетчерскую один из капитанов, начинает узнавать, что и где в нашем хозяйстве, ну и получился скандал. А такой очаровашка, прямо слово... Я посчитала своим долгом познакомится. Его зовут Виктор Лебедев... И он, оказывается, недавно был капитаном космокорабля... Как же он назывался-то? А, вот. "Магеллан"...
        Второй женский:
        - Постой, Инна... Как ты сказала, его зовут? Не Виктор Степанович Лебедев?
        Первый женский:
        - Да... С ним еще сын, Саня, кажется... Ты чего, Наташа? Плачешь... что ли..?


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к