Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.



Сохранить .
Морпех-2 Олег Таругин
        Морпех #2
        Продолжение военных приключений старшего лейтенанта морской пехоты Степана Алексеева в 1943 году. Плацдарм «Малая земля».
        Пролог
        Новороссийск, наши дни
        - Тебя тоже Егорыч ни с того, ни с сего вызвонил? - поздоровавшись с товарищем, осведомился Лешка Семенов.
        - Ну, да, иначе с чего б я в выходной сюда приперся, - пожал плечами Ерасов, с сомнением оглядев запертую дверь штаба поискового отряда. - Не знаешь, что случилось?
        - Без понятия, Серег. Торжественное захоронение давно прошло, на коп вроде бы не собираемся, разве что кто из пацанов частным порядком на разведку рванет, лето же… короче, не в курсе. Еще и опаздывает.
        - Командир не опаздывает, командир задерживается, причем исключительно по уважительной причине! - внезапно раздавшийся за спинами поисковиков голос заставил обоих вздрогнуть. Несмотря на возраст, Виктор Егорович всегда подходил абсолютно бесшумно - сказывались два проведенных «за речкой» срока. А ведь вроде бы обычным сапером был… или все-таки не обычным? Про это Егорыч никогда не рассказывал - как, впрочем, и про остальные свои афганские приключения. А если напрямую спрашивали - только отмалчивался или парой-другой фраз уводил разговор в сторону…
        - Гадаете, зачем звал? - пожав ребятам руки, осведомился тот. - Есть причина, есть. Вот только поговорить о ней могу исключительно с вами, остальные, боюсь, просто не поймут. Не хмурьтесь, бойцы, сейчас все узнаете, - командир поискового отряда зазвенел ключами, отпирая дверь. - Ладно, потопали внутрь, там и прохладнее, и разговаривать сподручнее, и чаек-кофеек имеется.
        Включив электрочайник, Виктор Егорович уселся напротив парней и надолго замолчал. Подобное поведение для основателя местного поискового движения было абсолютно несвойственно. Обычно дело обстояло как раз строго наоборот - Егорыч всегда буквально искрил активностью, несмотря на возраст, непрерывно мотаясь из одного конца раскопа в другой, как бы далеко тот не находился. И лопатой махал наравне со всеми, и с кистью мог над останками хоть час, скрючившись в три погибели, просидеть, слой за слоем расчищая эксгумационный стол. За что и получил (за глаза, понятно, поскольку назвать его так прилюдно никто из ребят бы не решился) у военных археологов кличку «наш живчик». Была и другая кликуха - «энерджайзер», - но как-то не прижилась. Да и мало кто из молодых копателей помнил ту старую рекламу…
        Вот только сейчас от былой активности отчего-то не осталось и следа, и это откровенно настораживало. Это что ж такого могло случиться, что командира так нахлобучило?!
        Термопара сработала штатно, и чайник сухо щелкнул, сообщая, что вода закипела.
        Виктор Егорович, словно очнувшись, поднялся с табурета и протопал к кухонной стойке. Все так же молча заварил себе чай, и лишь затем обернулся к поисковикам:
        - Кому что, бойцы? Чай, кофе?
        - Может, поговорим сначала? - быстро переглянувшись с товарищем, спросил Алексей. - А то… ну, короче, ты какой-то сам не свой, а, Егорыч? Случилось чего? Так расскажи, не зря же звал.
        - Не зря, не зря… - задумчиво пробормотал командир поискового отряда, глядя на плавающий в кружке чайный пакетик. - Ладно, слушайте. Помните, с месяц тому сын моего афганского боевого товарища к нам на Вахту приезжал? Старший лейтенант морской пехоты? Учения у них примерно в тех местах планировались. Точнее, в районе Южной Озереевки.
        Поисковики снова переглянулись:
        - Шутишь, командир? Разве такое позабудешь?! Один нож из раскопа, второй такой же - из его кармана… волосы дыбом! А что такое, собственно?
        - Вот именно, что нож… - пробормотал себе под нос Виктор Егорович, выбрасывая заварившийся пакетик в мусорное ведро. - Короче, такое дело, бойцы. Пропал Степка во время учений, и тела его так и не нашли. А через пару дней и нож, что вы на раскопе обнаружили, тоже исчез…
        - В смысле исчез? - непонимающе захлопал глазами Ерасов. - Он же у вас был?
        - Вот в том-то все и дело, - пожал плечами командир отряда. - Я как про Степу узнал - мне батя его отзвонился, - зачем-то решил на находку вашу поглядеть. Вытащил, на стол положил. А он возьми, да и исчезни, будто в воздухе растворился. Раз - и нету. На столешнице только крупинки глины остались, той, что между лезвий застряла. А самого ножичка - как не бывало.
        - И… что? - осторожно осведомился Семенов, ощутив, как шевельнулись короткостриженые волосы на голове и по телу короткой волной пробежал озноб. Ерасов, судя по ошалевшему взгляду, ощущал примерно то же самое.
        - Что, спрашиваешь? - невесело хмыкнул Виктор Егорович. - Да чуть с ума в тот момент не сошел, вот что! Хорошо, закалка у меня еще советская, поскольку психов в саперы не брали и, тем более, «за речку» не отправляли. Оклемался потихоньку, а наутро вас вызвал. Вот такие дела, товарищи бойцы…
        Глава 1
        Малая земля, 5 февраля 1943 года
        САНБАТ
        Влажно блестящий от морской воды БТР-80, вспенивая протекторами прибрежную волну, мягко выкатился на каменистый пляж. Под колесами шуршала, проседая под весом бронемашины, мелкая новороссийская галька. Со стуком опустился более не нужный водоотражательный щиток, крутнулась по погону башня, нащупывая противника стволом крупнокалиберного пулемета. По броне тут же дробно сыпанули немецкие пули, оставляя в местах попаданий отчетливые отметины и с визгом уходя в рикошет. В ответ отрывисто рявкнул КПВТ, и тяжелые 14,5-мм пули буквально в клочья разнесли замеченную наводчиком пулеметную позицию, с одинаковой легкостью прошивая набитые песком мешки и разрывая на части тела расчета. Башня чуть довернулась, снова запрыгали по мокрой броне дымящиеся стреляные гильзы, брызнул фонтанами песка и земли бруствер - и еще одна фашистская огневая точка перестала существовать.
        - Вперед, Санька! - заорал старлей, от волнения позабыв про подключенный к ТПУ шлемофон, и механик-водитель послушно увеличил скорость, рывком бросая бронетранспортер вперед и уходя из пристрелянного сектора. - Вон туда давай! Иначе минами накроют!
        Вовремя - то справа, то слева стали подниматься кусты минометных разрывов. По броне звонко забарабанили осколки и подброшенная взрывной волной галька. Несколько осколков пробили резину колес, но система автоматической подкачки пока справлялась, компенсируя давление, и бэтээр даже не сбросил скорости.
        Преодолев неширокую полосу пляжа, «восьмидесятка» добралась до первой линии вражеской обороны. Грохотала, не жалея боеприпасов, башенная пулеметная установка, ревел всеми своими двумястами с лишним «лошадками» дизель, подвеска с легкостью скрадывала любые неровности. Снеся проволочные заграждения и перемахнув опоясывающую зону высадки советского десанта траншею, БТР крутнулся на месте, развернул башню и двинулся вдоль окопов, продолжая долбить из обоих пулеметов, и крупнокалиберного, и ПКТ. Широкие колеса подминали зазевавшихся гитлеровцев, впечатывая их в неподатливую землю легендарного плацдарма. Скрежетала по днищу зацепившаяся за левый буксирный крюк колючая проволока.
        «Странно, почему мы одни, отчего остальные не высадились? Ведь следом вся десантно-штурмовая рота шла, лично видел, как они трюм покинули? - осмотревшись через командирский перископ, задался вопросом Алексеев. - Может, их бэтр течением в сторону снесло, пока к берегу плыли? Кстати, и «Новороссийска» тоже не видать, а ведь должен артогнем прикрывать? Один залп бортовых РСЗО, и нам бы вовсе не пришлось боеприпасы тратить - весь пляж на полметра вглубь в выжженную землю бы превратили. Две пусковые по двадцать стволов - силища покруче местных «Катюш». Только нет ведь никого, вот какое дело. И бойцов в десантном отделении отчего-то тоже нет, только экипаж - он сам, мехвод Санька Никифоров да наводчик Коля Боровой. Что за чушь?!».
        - Командир, танк! - вскрикнул Никифоров, бросая бэтээр в сторону, и старшего лейтенанта болезненно впечатало плечом в бронированный борт.
        Сдавленно выругавшись, Степан взглянул в смотровой прибор, установленный в правом скуловом бронелисте. Танк, уже виденный им в этом времени угловатый Pz-IV, в точности такой, какой он спалил двумя гранатами в последнем бою, неторопливо выползал из-за невысокого прибрежного холма. Плохо, реально плохо - против его брони их пулемет не играет, вообще никак. Окажись на его месте что-нибудь легкое, «двойка» там, или творение чешских танкостроителей, можно было вовсе не париться: башенный КПВТ прошил бы его едва ли не навылет. Или даже без «едва ли». Но тут им ничего не светит, от слова «совсем». Зато всего одно попадание башенного орудия - и амба, как морячки говорят. Разворотит, словно консервную банку, от лобовой брони и аж до самой кормы.
        - Маневрируй, Сань! У тебя в скорости преимущество! Постарайся в борт зайти, порвем суке гусянку, у нас калибр, как у противотанкового ружья!
        - Понял, командир! - мехвод крутанул штурвал, поворачивая бронемашину. - Счас сделаем…
        БТР-80 - отличная машина, репутация которой подтверждена тридцатью с лишним годами боевой эксплуатации и десятками локальных войн и конфликтов по всей планете. Закономерный и успешный финал развития всей линейки советских плавающих четырехосных бронетранспортеров шестидесятых-восьмидесятых годов. Неприхотливая и феноменально надежная, особенно когда ей управляет грамотный механик-водитель. Вот только даже самый грамотный мехвод уже ничего не сумеет изменить, если все четыре колеса одновременно проваливаются в немецкую траншею, и четырнадцатитонный бэтээр намертво садится брюхом на бруствер…
        Когда бронемашина внезапно завалилась на правый борт, Степан как-то сразу и окончательно осознал, что это конец. Сколько фрицевским танкистам нужно времени, чтобы развернуть башню, навести пушку и выстрелить? Тридцать секунд, меньше? Оставалось только одно - успеть спасти бойцов:
        - Экипаж, покинуть машину! Через левую дверь! Быстро! - ухватив замешкавшегося наводчика за плечо, Алексеев стащил его с сиденья, пихнув в направлении бортового люка. Лязгнув, распахнулись бронированные створки, ощутимо пахнуло сгоревшим порохом, отработанной соляркой и морем. Море солено пахло водорослями и йодом.
        - Уходите налево вдоль побережья, ищите, где наши высадились! Санька, чего тормозишь? Или тебя приказ не касается? Живо наружу, автомат только прихвати! Я догоню.
        Вытолкав наружу Никифорова, Степан на миг замер, справляясь с внезапно накатившим ощущением дежа вю: ведь все это уже было совсем недавно, разве нет? Он отдавал приказ немедленно покинуть машину, торопил мехвода, напоминая тому про личное оружие. Вот только о том, что произошло дальше, вспомнить он упорно не мог. Да и какая на фиг разница?! Только драгоценное время теряет, которого и без того не осталось…
        Заняв место наводчика, Алексеев приник к перископическому прицелу, коснулся рукояток горизонтальной наводки. Особым спецом стрельбы из БПУ он, разумеется, не был, но как именно навести башенную пулеметную установку на цель, и открыть огонь знал, поскольку учили. Мощная оптика рывком придвинула вражеский танк - теперь можно было разглядеть даже самые мельчайшие детали. Угловатая башня медленно поворачивалась, нащупывая цель. Эх, сейчас бы долбануть бронебойно-трассирующими по гусеницам, да очередью патронов в двадцать - разнес бы вдрызг! Глядишь, и бортовую броню бы пробил, кто его знает, какая там толщина? Жгли же наши вражеские панцеры из противотанковых ружей, и хорошо жгли. Вот только не выйдет, увы… Поскольку не видит он ходовой, только башня над землей торчит. Что ж, значит, так тому и быть - будет стрелять по башне. Сумеет разбить смотровые приборы и прицел наводчика - отлично. А уж если повредит пушку, а то и вовсе внутрь канала ствола пару пуль загонит - так и совсем замечательно! Боеприпасов можно не жалеть, перед тем, как они застряли, Коля как раз сменил отстрелянную ленту на новую. Вот
только… знать бы еще, где именно этот самый прицел наводчика находится?
        Совместив прицельную марку с маской танковой пушки, старший лейтенант открыл огонь. КПВТ отозвался гулким «ту-ду-ду-дух», заставив корпус бронетранспортера мелко задрожать. Броня «четверки» расцвела короткими вспышками попаданий и рикошетов, и Степан, не прекращая стрельбы, чуть сместил прицел, стараясь попасть по орудийному стволу. Всего одна попавшая в нужное место пуля, всего одна - и он победил…
        Башня фашистского танка замерла, уставившись на бэтээр зловещим черным зрачком семидесятипятимиллиметровой пушки.
        «Сейчас выстрелит», - обреченно понял Алексеев, судорожно подкручивая маховички вертикальной наводки. - «Ну, да и хрен с тобой. Глядишь, еще и попаду. Прямо в ствол тебе, сучий хрен, подарочек зафигачу!».
        Собственно, самого выстрела старлей даже не заметил - на этот раз не было никакого «эффекта слоу-мо» и прочего «будто бы остановившегося времени». Просто что-то коротко сверкнуло впереди - и неисчислимой человеческим разумом долей мгновения спустя все исчезло. Вообще все - и боль, и чувства, и мысли, и время, и пространство.
        Только полыхал, выбрасывая вверх жаркое жадное пламя, развороченный, с сорванной башней, бронетранспортер…
        ****
        - Тише, товарищ старший лейтенант, тише, пожалуйста! Не нужно вставать, нельзя вам! - чьи-то легкие, но сильные руки опускаются на плечи, прижимая к… к чему, собственно, прижимая? К земле? Ну, да, наверное, к земле. Значит, он все-таки сумел выбраться из горящего бэтээра, после того, как в машину попал танковый снаряд. Так, стоп! Как бэтээр мог гореть, если он утонул еще во время высадки?! Танк - да, был. Тот самый танк, который он собственноручно уничтожил двумя гранатами. Но как он мог стрелять в утонувший бронетранспортер? Да и зачем? Ведь артиллерийский снаряд, ударившись об воду, сразу сдетонирует?
        Танк… бронетранспортер… взрыв… фонтан поднятой воды… спасательный круг… выплеснувшееся из-под погона угловатой башни пламя… заполнившая все его существо короткая боль…
        Сдавленно застонав, Степан пришел в себя. Никаких провалов в памяти больше не было: последние события он помнил. Вот он толкает к дому, где держит оборону кап-три Кузьмин с бойцами, замешкавшегося Ваньку, крича, что боекомплект в немецком танке вот-вот взорвется. И теряет несколько драгоценных секунд, возясь с оброненным товарищем перочинным ножом, который, как ему кажется в тот момент, обязательно нужно уничтожить. И уничтожил, что характерно: в эпицентре детонации нескольких десятков танковых выстрелов китайская безделушка уж точно уцелеть не могла. Особенно после того, как выгорит заливший боевое отделение бензин из разорванных внутренних баков.
        Затем - взрыв… ну и все, собственно.
        А вот вступивший в схватку с немецким панцером БТР-80 - просто горячечный бред; морок контуженного мозга. Эдакая вольная компиляция недавних воспоминаний, неведомым образом объединивших воедино неудавшуюся высадку, утонувший бронетранспортер и бой с танком в Станичке…
        - Кто… вы? - прохрипел старлей, пытаясь сфокусировать взгляд. Получалось пока не очень, лицо склонившегося над ним человека расплывалось, словно неведомый портретист пытался рисовать акварелью на излишне влажной бумаге. - Где я?
        «А ведь все это уже было совсем недавно», - мелькнуло в сознании. - «Я уже задавал этот вопрос. Кому? Так ведь Левчуку с Ванькой и задавал, кому же еще? Когда в том блиндаже в себя пришел, тогда и задавал. Однако, две контузии за сутки - это мне реально везет»…
        - Так в санбате вы, тарщ старший лейтенант! - старлей понял, что голос женский, даже, скорее, девичий. - А зовут меня Томой, ну, Тамарой в смысле. Санинструктор я. Вас бойцы товарища капитана третьего ранга Кузьмина принесли.
        - Меня контузило?
        - Ага, ребята так и рассказали. Как в немецком танке снаряды ахнули, так вас и приложило. Хорошо, кости не поломало, легко отделались. А контузия - это ничего, это пройдет.
        Сфокусировав, наконец, взгляд, старший лейтенант разглядел собеседницу. Миловидное личико, хрупкая фигурка ростом едва ему по плечо. И это - санинструктор? Как же она раненых таскать станет, с такими-то габаритами?!
        - Санбат… здесь? Или меня на большую землю эвакуировали?
        - Здесь, конечно, - ответила девушка. - Три палатки да несколько навесов - вот пока что и весь наш санбат. Легкораненые весь день землянки роют, брезент от осколков не защищает. А погрузить вас на корабль не успели, поздно притащили. Да и не ждали они долго, как разгрузились да раненых забрали, так сразу обратно и поплыли. Немцы ночью шибко лютовали, стреляли, как сумасшедшие.
        - Ночью? - сложил два и два Алексеев. - А сейчас тогда что? Утро?
        - Так вечер уже, - устало улыбнулась Тамара. - Вы долго без сознания лежали, почти девять часов. Вы водички попейте, товарищ лейтенант, сейчас помогу приподняться.
        - Спасибо, - пробормотал морпех, при помощи санинструктора принимая полусидящее положение. Башка кружилась, но вполне терпимо - пожалуй, даже меньше, чем в прошлый раз. Привыкает к контузиям, что ли?
        Сделав несколько глотков из котелка - вода оказалась прохладной, и приятно освежала пересохшее горло, - Алексеев осмотрелся. Ну, да, палатка. А лежит он на грубо сколоченном из каких-то досок топчане. По сторонам от него - еще несколько таких же. Все, разумеется, заняты: насколько понимал морпех, это уже новые раненые, сегодняшние, так сказать. Поскольку «вчерашних» ночью отправили морем в тыловые госпитали.
        Проследив за его взглядом, Тамара тяжело вздохнула:
        - Все койки заняты, даже и просто на землю класть приходится, так и лежат, на носилках. Много раненых идет, бой вторые сутки не стихает. Обещали раскладные кровати прислать, ждем. А это мы сами сколотили, на первое время. Сбегали с девчонками к берегу, натаскали снарядных ящиков, разобрали на досочки. Когда землянки рыть закончим, этими досками стены да потолок обобьем, поверху простыни подвесим - все проще с инфекцией бороться будет. Да и земля на раны при обстреле сыпаться перестанет.
        Девушка невесело усмехнулась:
        - Да это уже хоть что-то, а вот в прошлую ночь совсем тяжко было. Первую перевязочную устроили, просто натянув на жерди от виноградников плащ-палатки. Правда, недолго она простояла, на рассвете немецким снарядом разнесло, вместе с ранеными.
        - Понятно, - кивнул Степан, подумав, что долго валяться на столь дефицитной койке он просто права не имеет. У него всего-то контузия, а тут и куда более серьезных раненых хватает. Нужно приходить в себя и поскорее возвращаться в строй.
        Нет, мелькнула, было, мысль сыграть на очередной контузии, сымитировав еще одну потерю памяти, теперь уже полную, но… стыдно как-то. Не по-мужски. Там его парни будут кровь проливать, а он тут дурака валять станет? Да и какой смысл? О том, что старлей Алексеев «командир секретной разведгруппы», куча народу знает, включая все местное начальство в лице Кузьмина с Куниковым. Проверке его личности внезапная «амнезия» тоже никоим образом не помещает, так что глупо. Тут, скорее, нужно как раз наоборот поступить: поскорее доказать полную боеспособность, да напроситься на какую-нибудь операцию. А уж там - как кривая вывезет. Главное, чтобы на большую землю не отправили, там с его хилой легендой так и вовсе никаких шансов. Даже правду не расскажешь, поскольку, как уже говорилось, камуфляжные брюки с берцами да штык-нож доказательствами иновременного происхождения не являются. А все остальное - только ничем не подтвержденные слова… Нет, можно, конечно, раскрыться и выложить все, что удастся вспомнить про будущие военные кампании - Курскую битву, к примеру, освобождение Киева или «десять Сталинских
ударов»[1] 1944 года. Еще про Тегеранскую конференцию глав правительств СССР, США и Великобритании рассказать - уж об этом-то простой старлей, кем бы он ни был, точно знать не может. И когда все предсказанное произойдет в названные сроки (их бы только еще вспомнить поточнее, сроки эти!), отношение к его словам однозначно изменится. Вот только ждать этого придется достаточно долго и, скажем так, в весьма неопределенном состоянии. Проще говоря, его наверняка отправят в Москву и надежно закроют «до выяснения». Да и после не выпустят, особенно на фронт - секретоноситель же, причем, хрен пойди, пойми, какого уровня… не уж, не нужно нам такого! В стратегическом плане с фрицами предки и сами разберутся, а помочь им и тут можно!..
        Осторожно спустив ноги на утоптанную землю пола, Степан прислушался к своим ощущениям. Вроде ничего так: как бы то ни было, он по-крайней мере выспался и отдохнул. Сейчас еще бы перекусить, как следует, и можно жить дальше.
        Санинструктор глядела на его действия можно сказать со священным трепетом:
        - Товарищ старший лейтенант, вы это зачем?! Нельзя вам вставать, контузия же! Товарищ военврач постельный режим на сутки назначил!
        - Уже можно, - вымученно улыбнулся Алексеев, с трудом принимая вертикальное положение. Голова закружилась, накатила легкая тошнота, но он справился, даже не прибегая к помощи Тамары. - Закончился мой постельный режим. На ногах доболею. Амбулаторно, так сказать.
        - Так нельзя же! - пискнула девушка. - Не положено!
        - Мне положено, у разведчиков свои правила. А у товарища военврача и без меня хлопот хватает. Автомат мой где, не знаешь?
        - Так вас без оружия доставили, а пистолет и планшетка вон лежат, в изголовье. И каски тоже не было, видать, взрывом сорвало.
        Глядя, как старлей перепоясывает бушлат ремнем (и кобура с «люгером», и штык-нож оказались на месте), санинструктор обреченно опустилась на край топчана:
        - Ох, что ж вы делаете, товарищ лейтенант? Меня ж накажут…
        - Да кто ж такую прелесть обидеть посмеет? А коль и посмеет, сразу меня зови, приду, разберусь! Условный сигнал - три зеленых свистка! Как увижу - мигом примчусь! Договорились?
        Не сдержавшись, девушка фыркнула:
        - Ну, коль шутите, значит, и взаправду помирать не собираетесь. Ладно уж, топайте к своим. Хотя и не правильно так.
        - Ну, что правильно, а что нет, это уж я сам решу. Спасибо за все, Тома-Тамара.
        Уже выходя из палатки, Степан неожиданно понял, отчего имя девушки показалось ему смутно знакомым. Ну да, конечно, в тех самых мемуарах он ведь читал и про медиков Малой земли, среди которых упоминалась и хрупкая невысокая девчонка, санинструктор Тамара Ролева. Между прочим, высаживалась следом за бойцами майора Куникова на причале рыбозавода, участвовала в первых боях, под огнем и пулями перевязывая и оттаскивая в безопасное место раненых. Как же ее бойцы меж собой называли? Крошкой, что ли? А, нет, Кнопкой! Да, точно, именно так ее и прозвали - «Кнопка».
        Алексеев невесело усмехнулся: что ж, вот и еще с одним местным героем лично познакомился. С самым, пожалуй, миниатюрным героем.
        Впрочем, останавливаться и возвращаться морпех не стал - зачем, собственно? Да и что он ей еще может сказать? Что читал про нее в будущем? Или что она, несмотря на полученное во время сентябрьского десанта в Новороссийский порт ранение, останется живой? Глупости…
        [1] Десять главных стратегических наступательных операций советских войск 1944 года, в результате которых территория СССР была освобождена от немецко-фашистских захватчиков, а дальнейшие боевые действия - перенесены на территорию противника или оккупированных им стран. Еще одним немаловажным результатом стало окончательное выведение из войны союзников Германии - Болгарии, Румынии и Финляндии. С этого момента разгром гитлеровской армии стал только вопросом времени.
        Глава 2
        Плацдарм «Малая земля», 5 февраля 1943 года
        НЕПРОСТОЙ РАЗГОВОР
        Отойдя подальше от госпитальных палаток, старлей остановился передохнуть, поскольку голова все еще немного кружилась. В целом же чувствовал он себя, как ни странно, вполне сносно: судя по всему, вторая полученная в этом времени контузия оказалась не столь и тяжелой. А может ее и вовсе не было, просто глушануло близким взрывом. Видимо, в организме просто сработал некий защитный механизм, запущенный накопившейся усталостью и перенапряжением, вот он и отключился на энное количество часов, необходимых для отдыха. Щелкнул в голове эдакий предохранитель - а голова, как в том старом фильме говорилось, «предмет темный, исследованию не подлежит» - и мозг отдал телу команду перейти в спящий режим. На сколько, кстати, перейти?
        Взглянув на трофейный хронометр, Степан даже присвистнул: получается, он почти двенадцать часов продрых?! Ну, или не продрых, а в полном отрубе провалялся? Вот это придавил массу, блин! На пару суток вперед отоспался…
        Ладно, нужно топать на поиски штаба, в этом санинструктор права. А уж там разберемся, не впервой. Вот только где его искать-то, штаб этот? Алексеев осмотрелся. Санбат расположился в длинной балке с достаточно крутыми склонами. Тот, что со стороны противника, весь изрыт строящимися землянками - медики зарываются в землю. Работают, как и говорила Тамара, в основном легкораненые и свободные от службы бойцы, и работают споро - все отлично понимают, что только так можно будет защититься от немецких обстрелов. Наверняка и на боевых позициях сейчас тоже кипит работа. Роются блиндажи и огневые точки, пробиваются в неподатливом каменистом грунте ходы сообщения и окопы - плацдарм готовится к долгим семи месяцам оборонительных боев. Впрочем, как это ни странно звучит, о последнем сейчас знает лишь один человек на свете, некий старший лейтенант Степан Алексеев. Все остальные, включая и высшее руководство страны, пока просто не в курсе, сколько именно предстоит сражаться Малой земле…
        Досадливо помотав головой - и с чего это его, вдруг, на размышлизмы потянуло, других проблем нет? - морпех двинул к выходу из балки. Но не дошел, остановленный радостным вскриком за спиной:
        - Тарщ лейтенант, вот вы где! Я вас в санбате ищу, а вы вона куда утопали!
        Голос был знаком, и Степан медленно повернулся. Что ж, одной проблемой меньше - похоже, самостоятельно искать штаб уже не придется, найдется, кому пособить:
        - Здоров, Вань!
        - Здравия желаю, тарщ командир! - подбежавший Аникеев честно попытался изобразить некое подобие строевой стойки, но вышло плохо. Выглядел рядовой браво: на груди висит ППШ, на поясе - финка и подсумки с запасными магазинами и гранатами, за пояс заткнуты две трофейные «колотушки», да еще и из-за голенища сапога торчит рукоятка немецкого штыка. Ну, просто классический морпех, хоть сейчас фоткай, да на передовицу свежего выпуска «Красной звезды» - «советский морской пехотинец на отбитом у противника плацдарме в районе города N».
        - Силен, - закончив осмотр, одобрил старлей, широко улыбнувшись. - Немец в бинокль увидит - сразу впереди собственного визга аж до самого Берлина драпанет. Да не хмурься, Вань, дядя просто шутит. У дяди настроение хорошее, поскольку рад, что ты жив-здоров. Выкладывай, давай, что да как. Хотя, нет, лучше по дороге расскажешь, не с руки мне тут задерживаться. Потопали.
        - Сбежали? - понимающе подмигнул Аникеев, пристраиваясь рядом.
        - Сбежал, - не стал скрывать Степан. - Некогда мне в больничке отлеживаться, Вань, воевать нужно. А то вдруг без меня Новороссийск освободите? Так и останусь без медали, а то и ордена.
        - Скажете тоже, без вас, - помрачнел морской пехотинец. - Фриц со вчерашней ночи аж до сегодняшнего обеда продыху не давал, то контратаки, то обстрелы, то бомбардировки. Сейчас, правда, поутих малехо, выдохся, видать. Да и наши артиллеристы, спасибо корректировщикам, им тоже неслабо в ответ насыпали.
        - Понятно. Насчет меня - Томочка наябедничала?
        - И ничего она не ябедничала! - возмущенно вскинулся рядовой, торопливо отводя взгляд. - Просто… ну, рассказала, что вы штаб пошли искать.
        Судя по предательски заалевшим щекам, в лице Аникеева у санинструктора имелся весьма преданный защитник. Или поклонник. Или и то, и другое одновременно. Хотя, тут все понятно: наверняка в санбат его в том числе и Аникеев тащил, вот они и познакомились. Мысленно хмыкнув, старлей решил на всякий случай дальнейшие расспросы прекратить - сами разберутся, не маленькие. Да и вообще… любовь на войне - она такая штука, малопредсказуемая. Тут все под смертью ходят, и равны перед ней тоже все одинаково…
        - Ладно, не заводись, - примирительно сообщил старший лейтенант, хлопнув товарища по плечу. - Выкладывай лучше, как там наши? Кузьмин, старшина? Как бой закончился - я, сам понимаешь, после того, как в танке бэка рванул, вообще ни хрена не помню.
        - Так нормально все вышло! - оживился Аникеев. - Фрицев за пару минут добили, товарища капитана третьего ранга спасли, шифровальную машину тоже целехонькой вытащили. Для вас носилки из жердей и плащ-палатки соорудили, да и рванули обратно к нашим. Кузьмина бойцы сразу в штаб к товарищу майору Куникову отвели, он сам так распорядился, а вас мы с парнями в медсанбат потащили.
        - Левчука не ранило?
        - Та не, даже не зацепило, он у нас, видать, заговоренный! За вас шибко переживал, как немец напор сбавил, так сразу меня сюда и послал, узнать, как дела, стало быть. Вот я и прибежал, а вы уже того… выписались! - Иван довольно осклабился.
        - Автомат-то мой где посеяли, вояки? Про каску даже и не спрашиваю.
        Аникеев на несколько секунд завис:
        - Почему сразу посеяли-то, тарщ лейтенант?! Не в госпиталь же его тащить? У товарища старшины ваше оружие, на временном сохранении, так сказать. Сейчас вернемся, он и вернет. Кстати, вот еще - Томочка… эхм, ну, в смысле, товарищ санинструктор, велела передать, вы в госпитале позабыли, - боец протянул знакомый подшлемник.
        - Вот за это - отдельное спасибо, - кивнул Степан, натягивая трофей наподобие лыжной шапочки. Голове сразу стало ощутимо теплее: то этого он как-то даже и не ощущал, что ходит вовсе без головного убора. - Ладно, разведчик (услышав обращение, Аникеев аж лицом посветлел), веди в штаб! Надеюсь, знаешь, где он нынче расположен?
        - А как же, понятное дело, знаю. Тут недалеко, в соседней балке, мигом дотопаем. Только осторожно идти нужно, фрицевские снайпера постреливают…
        Но не успели они протопать и пару сотен метров, как над головой противно завыли первые мины: гитлеровцы начали обстрел. Спихнув замешкавшегося товарища в ближайшую воронку, оставшуюся, нужно полагать, от прошлого артналета, Степан съехал следом. Организм морпеха на очередное неожиданное изменение условий существования отреагировал на удивление спокойно: похоже уже окончательно смирился, что спокойно жить ему не дадут. Контузия - вещь, понятно, противная, но минометный обстрел куда хуже. Значит, и реагировать нужно на новую опасность, отложив все остальное на потом. Так что даже голова не закружилась, загруженная задачей выжить. А вот многострадальный бок от резкого движения все-таки легонько дернуло - но, опять же, куда меньше, нежели бывало до того. Да и перевязали его в медсанбате нормально, в этом старлей уже успел убедиться по дороге.
        Первые мины рванули достаточно далеко, следующая серия осколочных подарков калибром никак не меньше восьмидесяти миллиметров легла уже ближе: вражеские наводчики пристреливались, нащупывая «санитарную» балку. Вспомнив, что он без каски, морпех прикрыл голову полевой сумкой и ладонями - уж больно обидно получить по многострадальной бестолковке подброшенным близким взрывом камнем или осколком на излете. А так хоть какая-то защита, тем более, что внутри, если санинструктор не соврала, еще и его бинокль.
        Бум! Бу-бумм! Бум! - на этот раз долбануло совсем рядом, буквально метрах в десяти-пятнадцати. Уши, несмотря на приоткрытый рот, забила ватная глухота, по Ванькиной каске и трофейному планшету забарабанили комья земли. Аникеев подозрительно завозился, и Степан, не глядя нащупав напрягшуюся спину товарища, прижал того к земле - «лежи, мол, не рыпайся». Хороший он пацан, да и боец неплохой, можно сказать, состоявшийся да обстрелянный. Вот только под обстрелом запаниковать может, как тогда, под Южной Озерейкой. А нам этого не нужно.
        Новые взрывы раздались где-то далеко за спиной, и старлей понял, что балка попала в классическую артиллерийскую вилку, и следующий залп наверняка ее накроет. Интересно, фрицы знают, что бьют по медсанбату? Вполне вероятно, знают - когда это их подобные мелочи останавливали? Помнится, охота за санитарными поездами и бомбардировка госпиталей для птенчиков Геринга была одним из любимых занятий: уж больно удобно целиться в красный крест на белом фоне. Как на учениях, сложно промахнуться. Ну, а соответствующая конвенция? Так кого это волнует? Не с европейцами ведь воюют, а с дикими азиатскими варварами и прочими унтерменьшами…
        Снова заунывный вой падающих мин и гулкое, приглушенное склонами буханье разрывов. Однозначно по госпитальной балке лупят, причем, беглым огнем, поскольку пристрелялись, суки. Оставалось надеяться, что медики и легкораненые успеют укрыться в землянках, пусть даже и недокопанных. А вот те, кто не способен самостоятельно выбраться из палатки или лежит без сознания, как сам он недавно… Алексеев зло скрипнул зубами. Сволочи! Ничего, доберется он до этих минометчиков, точно доберется! А уж когда доберется - пленных брать однозначно не станет.
        Минут через пять все стихло, лишь налетающий с побережья холодный бриз лениво растягивал плотно затянувший балку дым и поднятую взрывами пыль.
        Оглянувшийся Аникеев дернулся, было, назад, но Степан решительно удержал его за плечо:
        - Отставить, это приказ! Двигаем в штаб, пока фрицы снова минами кидаться не начали!
        - Но там же… - морской пехотинец осекся, так и не произнеся имени. Впрочем, Степан его, разумеется, понял:
        - Жива она, верно говорю, жива! Сама рассказывала, что это не первый обстрел. Как начинается, они с девчонками сразу в блиндаже укрываются, в том, что уже выкопать успели. Грунт тут каменистый, даже от бомбы защитит, не то, что от паршивой мины.
        Врал старлей самозабвенно, но ни малейшей вины при этом отчего-то не ощущал. Он просто говорил то, что Ванька хотел услышать - вот и все. Почему врал? Да, потому, что это в той, ЕГО истории, санинструктор Тамара Ролева благополучно пережила все месяцы обороны. Как будет сейчас, он не знал. В прошлой версии событий никакого старшего лейтенанта Алексеева в медсанбат не поступало, и она не сидела у его койки, находясь в этот момент совершенно в другом месте. И фашистская мина, тогда взорвавшаяся на безопасном расстоянии, сейчас могла рвануть буквально у нее под ногами. Это - цена за изменения истории, что уж тут… но не рассказывать же об этом Аникееву?
        - Точно? - буркнул товарищ, шмыгая носом.
        - Практически уверен. Так что, Вань, потопали в штаб? И вот еще что, пока я там докладывать о прибытии стану («а, возможно, что и про себя, любимого, много чего интересного выслушивать, коль там еще и особист обнаружится»), оружие мое и вещи найди. Саперную сумку с детонирующим шнуром и прочими причиндалами помнишь? Вот ее обязательно разыщи, кровь из носу! Чувствую, пригодится еще.
        - Так у товарища старшины все в полной сохранности, не волнуйтесь. А идти нам вон туда надобно, тут короткая дорожка имеется, я покажу…
        ****
        - Алексеев?! - удивленно вскинул брови капитан третьего ранга, с которым старлей в прямом смысле столкнулся возле свежеотрытого в крутом склоне штабного блиндажа. Степан от неожиданной встречи обалдел не меньше Кузьмина. Успев, впрочем, подумать, что ему еще и повезло: вход охраняли сразу двое автоматчиков, и как им объяснять, кто он такой, и за какой, собственно, необходимостью собирается проникнуть на особо охраняемый объект, старлей понятия не имел. Выглядел комбат вполне браво, разве что опирался на массивную самодельную трость, изготовленную кем-то из местных умельцев. Из-под флотской ушанки проглядывает свежая повязка, посеченная осколками нога, нужно полагать, тоже перебинтована.
        - Ты почему здесь? Мне доложили, что ты отправлен в госпиталь с тяжелым ранением.
        - Здравия желаю, тарщ капитан третьего ранга! - отрапортовал морпех, вытягиваясь по стойке смирно - козырять с подшлемником на голове было, как минимум, глупо, а никакого другого головного убора у него не имелось. - Так точно, оглушило малость, было такое дело. Вот бойцы и решили, что меня всерьез нахлобуч… виноват, ранило! А из госпиталя меня только что выписали. Готов приступить к выполнению обязанностей!
        - Значит, сбежал, - понимающе усмехнулся комбат, сам того не ведая, повторив недавно сказанное Аникеевым. - Ладно, дело твое, коль считаешь, что готов и дальше воевать - отлично. Разведчики нам сейчас как воздух нужны! Особенно, такие опытные. Кстати, насчет «оглушило малость» - это ты про танк, как я понимаю? Мне бойцы рассказали. Каждый день по фашистскому танку жечь - впечатляет! Так у фрицев, глядишь, скоро танки и вовсе закончатся, - Кузьмин улыбнулся, тут же снова став серьезным:
        - Представление на тебя и бойцов твоих я написал, без наград не останетесь, обещаю. Пленных и шифромашину к нашим отправили, за это тебе тоже причитается, я в рапорте все подробно расписал. Теперь дальше: тут с тобой особист местный поговорить хотел, ты ж, насколько я понял, по его ведомству проходишь. Да только задерживается он, а ждать мне некогда, поскольку буквально только что я новый приказ получил. Как раз по твоей специальности. Успеет - пообщаетесь, нет - до следующего раза обождет. Короче, двигай за мной, введу в курс дела.
        «Лучше бы не успел», - мрачно подумал Алексеев, следом за кап-три заходя в блиндаж. - «Опоздает - глядишь, и пронесет. Ну, до следующего раза, понятно, не всю жизнь же мне от контрразведчиков бегать. А вот некий приказ по моей специальности - очень любопытно, очень».
        В блиндаже кроме них двоих никого не оказалось. Обстановка штаба была поистине спартанской - грубо сколоченный из досок от армейских ящиков стол, пару лавок да недавно изготовленная из «ленд-лизовской» бочки от ГСМ печка-буржуйка. Недавно - поскольку воняла она, несмотря на выведенную через крышу дымовую трубу, неслабо. Ярко-желтая наружная краска еще полностью не обгорела, наполняя помещение едким химическим запахом. Дальняя часть блиндажа отгораживалась натянутой под бревнами наката плащ-палаткой - видимо, там располагалось место для отдыха.
        Заметив на лице старшего лейтенанта гримасу, Олег Ильич хмыкнул:
        - Угу, воняет, знаю. Нужно было еще на улице обжечь как следует, да бойцы торопились обогрев наладить, сыро тут пока что, земля мерзлая. Ничего, перетерпим. Присаживайся к столу, поговорим.
        - Как ваша нога?
        - Да нормально, осколки удалили, рану почистили, порошком каким-то присыпали да перевязали. Говорил же, некогда мне по госпиталям отлеживаться. Здесь нужнее. Да и сам-то ты? Не остался ж на коечке отлеживаться, сбежал? То-то же. Все, довольно время попусту тратить.
        Передвинув поближе к центру столешницы керосиновую лампу - не коптилку из снарядной гильзы, а нормальную «летучую мышь», уже виденную морпехом в трофейном блиндаже на окраине Южной Озерейки, - Кузьмин расстелил перед старлеем карту.
        - Короче, так, лейтенант. Вокруг да около ходить не стану, не в моих правилах. Так что сразу к делу: бойцов на плацдарме пока хватает, а ночью и еще подкинут, плюс артиллерию да боеприпасы выгрузят. Потому командование приказано создать пару разведдиверсионных групп из числа наиболее опытных бойцов и основательно пощупать немца за всякие мягкие места. Особенно в районе Васильевки, Абрау-Дюрсо и Глебовки, где ты уже бывал. Федотовку и Широкую Балку тоже без внимания приказано не оставлять, особенно, если в последней и на самом деле немецкие танки базируются. В первую очередь, понятно, именно разведка - нам категорически важно знать, что они готовят, какие силы стягивают - не мне тебе объяснять, и сам все знаешь. А при возможности, так и рвануть там чего важного, чтобы им жизнь медом не казалась, или жирного «языка» прихватить - это для тебя тоже не впервой. Конкретных задач вам не ставится, пойдете в свободный поиск. Так что бери своих бойцов и еще человека три-четыре - и вперед. Радиостанция у вас будет, остальная экипировка и вооружение - на твое усмотрение. Карту тоже получишь, под роспись.
Такую же, как эта - сам видишь, хорошая карта, подробная, только вчерашней ночью с большой земли доставили. Задача ясна?
        - Так точно, - откровенно говоря, Степан ощутил, как с души рухнул хрестоматийный камень: походу, пока ему везет. Еще бы особист до самого выхода где-нибудь подзадержался - так и совсем здорово. - Разрешите выполнять?
        Как неожиданно выяснилось, радость оказалась несколько преждевременной…
        - Погоди, разведка, - мрачно буркнул капитан третьего ранга. И, помедлив несколько секунд, продолжил, не глядя на старлея:
        - Поговорили мы ночью с товарищем майором, и вот ведь какое дело - он отчего-то до сих пор твердо убежден, что основной десант планировался именно в Озерейке, а его бойцы лишь отвлекали внимание противника. Я, понятно, никаких лишних подробностей пока не озвучивал, но… Не объяснишь, Степа, отчего он так думает?
        «Вот и приплыли», - мелькнуло в голове Алексеева. - «Все верно, с чего бы Куникову считать свой десант основным, до него-то совсем иное доводили. Блин, ну как не вовремя-то! И пацанов от окружения спас, и «малоземельцам» помог - и вот нате вам. Наша песня хороша, начина сначала, угу. Готовый шпион, особенно, ежели вот прямо сейчас товарищ особист заявится, да простой вопрос задаст - «а ты, старлей, собственно-то говоря, кто таков будешь?». А отвечать-то ведь нужно, причем вот прямо сейчас. Ладно, попробуем вот так… и уверенности в голосе побольше…».
        - Товарищ капитан третьего ранга, на этот вопрос я, по сути, уже отвечал: операции «Море», частью которой и являлись десанты под Озерейкой и Станичкой, был присвоен наивысший уровень секретности. Фашистская разведка свое дело знает туго, в этом вы убедились вчера. О том, как все обстоит на самом деле, знало лишь высшее командование операцией. Отчего до вас не довели истинное положение вещей, я отлично понимаю, о чем уже говорил. Вероятно, с товарищем майором ситуация строго аналогичная. Если помните мои слова, даже командиры десантных судов и кораблей огневой поддержки и охранения вскрыли пакеты с настоящим заданием только после выхода в точки высадки войск. До того они тоже ничего не знали.
        - Это все?
        - Все. Никаких других подробностей я попросту не знаю - не мой уровень. Я уже докладывал, у моей группы была своя задача, весьма схожая с только что переданным вам приказом. Немецкие тылы, если кратко. Собственно, задач было несколько, и как минимум одну из них я с вашей помощью успешно реализовал - помог избежать ловушки и вывести бойцов. А сейчас собираюсь вернуться к выполнению основного задания. Разведка и диверсии.
        Комбат несколько минут молчал, глядя перед собой, затем нехотя сообщил:
        - То, что ты весьма непрост, я еще вчера понял, да и потом не раз убеждался. Ну, хоть не шпион, и то ладно, шпионы так себя уж точно не ведут. Больше, полагаю, ничего добавить не хочешь?
        - Простите, товарищ капитан, ничего.
        - Но ведь мог бы, а? - взгляд Кузьмина, казалось, прожигал морпеха насквозь.
        - Мог. Но не добавлю.
        - Ну, я иного ответа и не ждал. Добро. Иди, готовь бойцов. С темнотой пойдете, коридор вам обеспечат.
        - Так точно, - дернул подбородком старлей, вовремя вспомнив, что по-прежнему без головного убора.
        Пригнув голову, Алексеев поднырнул под низкую притолоку входа, когда за спиной раздалась негромкая фраза комбата:
        - А особиста нашего я, если что, приторможу. Хороший он мужик, правильный. Вот только больно въедливый, быстро не отпустит, а у меня приказ. Мне разведданные как воздух нужны. Да и ты, что-то мне подсказывает, не шибко горишь желанием с ним вот прямо сейчас общаться. Как вернешься, так и поговорите, - и неожиданно резко спросил, будто меж лопаток выстрелил:
        - Старлей! Не из контрразведки ты, это я уж догадался. Секретов раскрывать не прошу, да и не нужны они мне, своих хлопот хватает. Просто ответь - войсковая разведка, или флот?
        - Флот, товарищ капитан третьего ранга.
        И, не оглядываясь, вышагнул наружу, аккуратно прикрыв за собой щелястую дверь.
        Проводив Степана задумчивым взглядом, Кузьмин неторопливо вытащил из помятой пачки папиросу, привычно сплющил гармошкой картонную гильзу и прикурил, приподняв закопченное стекло керосиновой лампы. Выпустив дым, негромко пробормотал себе под нос:
        - Вот это уже больше на правду похоже. Хотя тоже не факт - врать ты горазд. Ох, и не прост ты, старлей, ох и не прост! Но я тебе отчего-то верю. Не враг ты, лейтенант, точно не враг. Знать бы еще, кто ты на самом-то деле таков?..
        Глава 3
        Окрестности Широкой Балки, ночь 6 февраля 1943 года
        НОВЫЕ ТОВАРИЩИ
        Незаметно покинуть плацдарм удалось на удивление легко: после полуночи фрицы особенно не усердствовали, по крайней мере, на выбранном для прохода участке. Даже надоевшие хуже горькой редьки «люстры» взмывали в небо куда реже, нежели в прошлые ночи. Так что группа из пяти морпехов неспешно протопала по дну извилистого оврага, практически упирающегося в свежеотрытые гитлеровцами траншеи, с час полежала в кустах, изучая организацию местной обороны, распорядок смены патрулей и частоту отстрела осветительных ракет, и никем не замеченная перебралась на противоположную сторону.
        Несколько десятков секунд - еще не осознавшие, что застряли здесь аж до самой весны, фрицы пока даже не установили проволочных заграждений и минных полей, - и разведчики оказались в немецком тылу. Который, собственно говоря, ничем не отличался от удерживаемой морпехами местности: та же каменистая почва, то же ночное небо над головой, те же голые по зимнему времени кусты и деревья. Но это была уже вражеская земля. Временно, понятно, но, тем не менее, вражеская. Не наша. Чужая. Смертельно опасная…
        Маршрут Алексеев продумал, едва изучив полученную карту. Понятно, что идти вдоль шоссе, в обратном порядке повторяя путь к Станичке, было не слишком разумно - одна из немногих местных дорог вовсю использовалась гитлеровцами для переброски подкреплений. Да и выводы из вчерашних событий они, наверняка, сделали. Потеря десятка автомашин, нескольких противотанковых пушек вместе с боезапасом и сотни (а то и больше, как их там сосчитаешь в темноте?) солдат - весьма, знаете ли, этому способствует. В итоге старлей решил двигаться прямиком к Широкой Балке, благо поселок как раз и числился одной из главных целей разведвыхода. Да и подобраться можно более-менее безопасно, гору фрицы пока еще не превратили в укрепрайон, которым он недавно пугал Кузьмина. А вот что их ждет на ближних подступах к населенному пункту? Понятно, что ничего хорошего. Ну, да ничего, поживем-увидим, как говорится. Главное, и увидеть побольше, и пожить подольше, желательно как минимум до Победы. Собственно, в сам поселок Степан соваться не собирался: слишком уж близко от передовой, нашумишь - и конец разведрейду, останется только
возвращаться, причем, вполне возможно, бегом и отстреливаясь от злых европейцев в фельдграу. Чего бы, понятное дело, категорически не хотелось…
        - Все готовы? - старший лейтенант оглядел бойцов. Численный состав его группы на сей раз разросся аж до семи человек. Вполне нормально - две боевые тройки и радист. Можно воевать. С экипировкой и вооружением тоже все нормально, у всех автоматы с тройным бэка на ствол, плюс снайперка и трофейный пулемет - к нему проще раздобыть патроны. Взрывчатка и средства взрывания тоже имеются: Левчук не только сохранил захваченную сумку с ДШ и прочими саперными прибамбасами, но и разжился десятком двухсотграммовых толовых шашек и солидной бухтой огнепроводного шнура. Где именно он их раздобыл, Степан спросить не успел - да не особенно и интересовался. Каждую ночь на плацдарм прибывали тонны военного имущества, и было бы наивно предполагать, что среди всего этого добра не найдется и тротила. Из прочего снаряжения с собой прихватили несколько немецких плащ-палаток: на последнем настоял сам старлей, а Аникеев, не задавая ненужных вопросов, ухитрился буквально за полчаса добыть требуемое - трофеев на плацдарме хватало.
        - Да как обычно, командир, чай, не впервой, - пожал плечами Левчук. - Можно дальше топать. Стоящий рядом со старшиной Аникеев просто важно кивнул, с некоторым даже превосходством покосившись на новых бойцов: ну, а что? Имеет полное право! Чай, не впервой в разведку идет, можно сказать, костяк разведгруппы! Бойцы, занятые подгонкой снаряжения, его взгляда, впрочем, не заметили. А старлей с Левчуком, незаметно переглянувшись, дружно скрыли улыбки…
        - Остальных не слышу, - чуть повысил голос Степан. - Построиться!
        Разведчики без особой спешки выстроились перед командиром группы.
        - Короче, так, мужики. Языком трепать я не шибко горазд, потому скажу буквально пару слов - и побежали. Понимаю, что вы меня не знаете, как и я вас. Так что боевое слаживание проведем по ходу дела. Это не слишком хорошо и даже в корне неправильно, ну так война идет, много на что времени не хватает. Кто я такой, вам товарищ старшина должен был рассказать, а Семен Ильич зазря болтать не станет. Пока этого достаточно, а знакомиться по-человечески будем после возвращения, за рюмкой чая, как говорится.
        Судя по удивленным лицам, насчет «рюмки чая» он сказал зря - не поняли. Лишь Левчук понимающе хмыкнул, поскольку уже привык к выдаваемым командиром непривычным словечкам и фразам. Ладно, учтем.
        - Вопросы?
        - Не имеется, - за всех ответил стоящий с левого фланга морской пехотинец.
        Алексеев обвел взглядом бойцов, припоминая то немногое, что успел ему рассказать старшина перед выходом.
        Тот, что докладывал - старший сержант Никифор Баланел. Бессарабский молдаванин, то ли из Рени, то ли из одного из окрестных сел. Участник обороны Одессы, после эвакуации войск в октябре сорок первого воевал в Крыму, сейчас попал сюда, под Новороссийск. Немногословен и редко улыбается: семья осталась в оккупации, и живы ли они не знает. Свободно владеет молдавским и румынским языками, что в их ситуации весьма полезно.
        Снайпер, ефрейтор Николай Ивченко. Полная противоположность угрюмому молдаванину - весельчак и балагур, за словом в карман не полезет. Но стреляет отменно - на прикладе заброшенной за плечо СВТ больше двух десятков зарубок. Так делают не все - если попадешь в плен, легкой смерти можно не ждать, фрицы тоже прекрасно знают назначение этих насечек. Откуда он родом, старшина не знал, но заметный «южный» говорок однозначно указывал на не столь уж и дальние края - Одессу или Николаев.
        Младший сержант Анатолий Мелевич, бывший танкист, непонятно каким ветром занесенный в славные ряды морской пехоты. Воевал с августа сорок первого, дважды горел в танке, сменил - вернее, пережил - три экипажа. После госпиталя попал в морпехи. Судя по фамилии - белорус, да и легкий акцент присутствует. В принципе, полезный товарищ - мало ли что, вдруг немецкий панцер затрофеят? С «бронезапорожцем»-то Степан худо-бедно справился, а вот с танком - вряд ли совладает. И все же весьма любопытно, как он тут оказался? Танкистов, особенно кадровых, как правило, в другие рода войск не перекидывали, экипажей всегда не хватает. Это новый танк построить не столь уж сложно, железо оно железо и есть, а вот обучить экипаж…
        Ну, и последний боец, их радист. Этот сугубо флотский, в звании главстаршины. Здоровенный парниша, в сравнении с габаритами которого даже немаленькая радиостанция смотрится несерьезным ящичком за плечами. Егор Прохоров, ленинградец. Узнав о последнем, старлей сразу же спросил у Левчука относительно его семьи - блокада прорвана меньше месяца назад, и в городе сейчас еще несладко. Старшина в ответ лишь головой качнул: «не, командир, тут все нормально, детдомовец он, без родни, стало быть».
        Вот такой вот интернационал, одним словом.
        Все бойцы из числа тех, кто высаживался следом за отрядом майора Куникова - из «озерейковцев» только они с Левчуком да Аникеевым. Случайно ли так вышло, или нет, Степан даже не задумывался - других хлопот хватало. Но за языком, по крайней мере, первое время, придется следить. Это Семен Ильич с Ванькой к периодически проскакивающим в его речи «будущанским» выражениям уже попривыкли, а новые люди могут и не понять. Что, опять же, вызовет никому не нужные вопросы.
        - Ну, а коль не имеется, так и времени терять не станем. Снарягу… ну, в смысле амуницию подогнали, ничего не стучит, не грюкает? Киваете? Тогда попрыгали, а я послушаю. Молодцы. Мелевич! И?
        - Виноват, тарщ старший лейтенант! - танкист торопливо скинул с плеча сидор, возясь со стягивающим горловину узлом. - Видать патроны из картонки рассыпались. Я счас, быстро, пару минут.
        - Мужики… - Алексеев снова скользнул взглядом по лицам бойцов - теперь уже его бойцов , за которых он отвечает лично и перед командованием, и перед собственной совестью. Отвечает с того самого момента, когда остались за спиной фашистские траншеи.
        - Еще раз повторю, если кто с первого раза не понял: с этой секунды мы даже не отряд, мы - единый организм. Каждый боец которого - его орган. Откажет печень или почки - всему организму хана. Хихикаете? - фыркнул, в принципе, только Аникеев, но Степан просто не мог оставить подобного без внимания. - Дай-ка угадаю, про что подумал? Небось, про блудень молодецкий дурная мысль в головушку пришла?
        Бойцы, не скрываясь, заржали, а лицо Аникеева покрылось красными пятнами - хоть прикуривай.
        - Всегда говорил, что шутка в бою жизнь спасает. На войне без юмора никак нельзя, поскольку душа выгорает, а человек без души - труп. Но тут ты, браток, мимо кассы попал, не тот случай!
        - Виноват, тарщ командир! Глупость сморозил!
        - Ну, формально-то говоря, ты и слова не произнес! - широко улыбнулся старлей, по лицам разведчиков видя, как спадает напряжение, пожалуй, что и взаимное. И только многомудрый Левчук, зараза эдакая, внешне никак не прореагировал, разве что едва заметно ухмыльнулся в прокуренные усы. - Ладно, пошутили - и будет. Всем все понятно? Книжку про трех мушкетеров читали?
        - Читали, - на сей раз подал голос радист. - А чего там в той книжке такого особенного?
        - Да ничего, в принципе, - пожал плечами Степан. - Просто девиз у них хороший был, «один за всех - и все за одного». Вот так и мы. У одного патроны в неподходящий момент друг об дружку звякнут, фриц услышит - и даст очередью. И всем остальным полный трындец настанет. Короче, заболтались мы. Проверились, готовы? Тогда двинули…
        - А вопрос можно? - неожиданно подал голос тот, кого старлей меньше всего ожидал услышать - старший сержант Баланел.
        - Задавай.
        - А вот как мне шутить, коль вся семья под румынами осталась - жена с двумя дочками, да мамка старая? А румыны нас сильно не любят. Узнают, что я под Одессой да в Крыму воевал - а мы там много мамалыжников под землю спровадили, - всех повесят, а дом спалят. Может, и некуда мне уже возвращаться, кто знает…
        Степан на несколько секунд откровенно завис: ну, и что ему отвечать? Ох, не вовремя Никифор свой вопрос задал, ох, не вовремя! И ведь не смолчишь: вон как остальные напряглись. Да твою ж мать!
        - А я за товарища старшего лейтенанта сам отвечу, - внезапно пришел на помощь Левчук, сделав рукой незаметный жест - «мол, молчи».
        И продолжил - жестко, резко, даже не произнося, а выплевывая слова:
        - Так шутить, как все другие шутят. У многих тут родня под фашистом осталась, и ничего, живут и воюют! Верят, что живы все, что встретятся еще. Земли свои поскорей назад отбить хотят. Коль душа выгорит, как командир наш сказал, кому ты такой нужен будешь? Тебе, браток, ежели только о плохом думать способен и в светлое не веришь, только один путь остается - сразу на тот свет. Вона, германские траншеи в ста метрах - бери гранату и вперед! Глядишь, и упокоишь парочку иродов, ежели они тебя первым не пристрелят. Только остальным дай подальше отойти…
        - Товарищ старшина, да я ж вовсе не то имел в виду! - возмущенно вскинулся Баланел, изменившись в лице. - Вы это чего удумали, чтоб я - да панику с прочим пораженчеством разводил?! Да я этих гадов бил и бить буду, да хоть зубами рвать, ежели патроны закончатся! А уж чтобы товарищей подставить?! Никогда такого не будет!
        - Отставить! - негромко буркнул старлей. - Никто тебя ни в чем не обвиняет. А на душе сейчас не только у тебя одного тяжко, много тут таких, это товарищ старшина верно сказал. Ничего, скоро встретишься со своими, точно говорю. Максимум через год освободим твою Бессарабию. Вот и с семьей повидаешься. Живы они, не сомневайся даже, нельзя в дурное верить. Главное сам под дурную пулю или осколок не подставься.
        - Уверены, товарищ старший лейтенант? - тяжело вздохнул разведчик. - Силен фриц пока что…
        - Убежден, - отрезал Степан, мысленно прикинув, что никаких военных тайн, в принципе, не раскрывает. Может, и не стоило столь уж откровенничать, дойдет до командования - возникнут новые никому ненужные вопросы, но что уж теперь? Как говорится, сказал «а» - говори «б». Да и бойцы слушают - аж рты пораскрывали.
        - В этом году мы фрица окончательно измотаем, сломаем, так сказать, хребет ихней хваленой военной машине. А в сорок четвертом так вперед рванем, что только держись. К весне Одессу освободим, следом из Крыма фашиста выбросим, а уж там и на границу выйдем. Ну, а дальше все понятно - попрем безостановочно до самого Берлина. И флаг наш над руинами Рейхстага поднимем.
        Разведчики молчали, переваривая информацию и, очень на то похоже, ожидая продолжения. Нет, уж, достаточно на сегодня. И без того лишнего наговорил…
        - Все, товарищи красноармейцы и краснофлотцы, закончена политинформация! Двинулись. Порядок следующий: в головном дозоре иду сам, удаление двадцать метров, Мелевич, Баланел - фланги, десять-пятнадцать метров, дальше не отходить. Ивченко - тыл, тоже двадцать. Дозорным и замыкающему - максимум внимания, башкой вертеть на все триста шестьдесят. Главное - не шумим, да под ноги внимательно смотрим, на подходах к поселку фрицы могли мины установить. В лесу - вряд ли, но тоже перестраховаться стоит. Вперед!
        И негромко добавил, проходя мимо ожидаемо нахохлившегося Аникеева:
        - А тебе, Вань, особое задание. У старшины - пулемет и боекомплект к нему, Прохоров радиостанцию и запасные батареи тащит. Так что присматривать за ними придется тебе, как самому мобильному. Ивченко, конечно, отличный стрелок, но в ночном лесу от снайперки толку мало. А ты боец уже опытный, да и с автоматом отлично управляешься. Не подведи!
        - Чтоб я да подвел?! - вскинулся рядовой, мигом просветлев лицом. - Даже не переживайте, товарищ командир, все путем будет!
        - Вот и хорошо. Все, потопали…
        ****
        Борт катера МО-054, тот же день
        Поднявшаяся после полуночи трехбалльная волна нещадно валяла «морской охотник»[1] с борта на борт, с завидным постоянством окатывая палубу потоками ледяных брызг. Можно было укрыться в боевой рубке, однако майор государственной безопасности Сергей Шохин не спешил этого делать. Родившийся в рыбацком поселке совсем недалеко от этих мест, он любил море, даже такое суровое, каким оно бывает зимой. Да и прорезиненная плащ-палатка, в которую он был закутан с головы до ног, помогала, надежно защищая от влаги.
        Плюс, что уж тут греха таить, сына черноморского рыбака откровенно укачивало, причем даже при куда более слабом волнении - бывает и такое. Покойный отец уже лет в десять перестал брать его на борт своей шаланды, отшучиваясь тем, что травить за борт - оно, понятно, дело привычное, но не стоит приучать рыбу к столь богатому прикорму. Морская болезнь - она такая штука, непредсказуемая. Вон, даже знаменитый английский адмирал Нельсон, говорят, всю жизнь этой напастью страдал. Так что незачем товарищам морячкам про его слабость знать.
        Вот он и стоял, вцепившись задубевшими пальцами в леерное ограждение. Не просто так стоял, понятное дело - размышлял. Благо, было о чем подумать: не случайно же его столь срочно (и практически ничего не объясняя) отправили под Новороссийск, где всего пару суток назад нашим десантникам удалось всерьез закрепиться на узкой полоске прибрежной суши…
        Сергей невесело усмехнулся, в который раз облизнув горько-соленые от морской воды губы: да уж, любопытное у него задание выходит! И всему виной некий старший лейтенант морской пехоты Степан Алексеев (отчество, что характерно, неизвестно, поскольку никаких документов он не предъявлял, объяснив это их потерей вместе с утонувшей одеждой), назвавшийся командиром секретной диверсионно-разведывательной группы, практически в полном составе погибшей во время высадки в районе Южной Озерейки.
        Вот только по имеющейся на данный момент информации, не было там никакой «секретной разведгруппы», по крайней мере, по линии НКГБ! В принципе, ничего столь уж необычного и подозрительного в этом не усматривалось: контрразведчик прекрасно знал, чем закончился озерейковский десант. В котором, наверняка, участвовали и сотрудники смежных структур, как армейской, так и флотской разведок. Причем, понятное дело, не ставя друг друга в известность - к чему бы, собственно говоря? Секретность никто не отменял. Абвер, несмотря на все старания наркомата госбезопасности, работает, и неплохо работает - высадки на побережье у Озерейки гитлеровцы ждали и к ней подготовились. Вот и вышло… как вышло, что уж тут. И общего бардака хватало, и нескоординированность действий флотских подразделений и авиации свою роль сыграла, и неверная оценка непосредственным командованием десанта сложившейся ситуации - да много еще чего, в чем соответствующим органам еще предстоит разобраться самым подробным образом. Так что никто бы этим не старшим лейтенантом и не заинтересовался - во время столь масштабных операций и не такое
случается. Тем более, воевал он, судя по полученным сведениям, не просто хорошо, а просто отлично, что вполне соответствовало им же самим озвученной информации: диверсанты на то и диверсанты, чтобы бить фашиста куда лучше, нежели обычные бойцы.
        Если бы не одно существенное «но», мгновенно вызвавшее особый интерес контрразведки - захваченная у противника шифровальная машина, сопутствующие секретному прибору документы и фашистский связист, умеющий на ней работать и готовый сотрудничать!
        Плюс - рапорт капитана третьего ранга Кузьмина, описывающий обстоятельства захвата особо ценного трофея и не менее ценного пленного. В котором впервые и прозвучало имя старлея Алексеева. С кратким описанием его боевого пути, понятно: два уничтоженных танка, взрыв склада артбоеприпасов, нейтрализация батареи орудий ПТО, большое число лично уничтоженных, в том числе в рукопашной схватке, солдат и офицеров противника, помощь в организации прорыва остатков десанта на Мысхако - и так далее, и тому подобное.
        Вот с последним-то и возникла первая странность: со слов комбата Кузьмина выходило, что старший лейтенант Алексеев однозначно утверждал, будто основной десант изначально планировался именно в районе Станички, а роль отвлекающего маневра выполняла высадка под Озерейкой. Объяснял он это особой секретностью операции, о реальном плане которой, якобы, знало только высшее командование. Мол, фашисты нас ждали, но буквально в последний миг их удалось переиграть и отвлечь внимание от истинной цели десанта.
        Вот только в штабе никто о подобном изменении планов операции «Море», как сразу же и выяснилось, в курсе не был. И никаких изменений просто не существовало в природе, а немецкие приготовления наша разведка и на самом деле откровенно прошляпила. И если бы не предупреждение непонятного старлея, настаивающего на немедленном прорыве сводной бригады к Мысхако, эти восемь сотен морпехов, скорее всего, неминуемо попали бы в окружение и оказались уничтожены гитлеровцами - возможности придти им на помощь на тот момент просто не имелось.
        Да, наше командование быстро все это осознало и было готово отдать приказ о прекращении наступления на Глебовку и воссоединении с бойцами майора Куникова под Станичкой. Вот только связи с морскими пехотинцами не имелось… до того самого момента, пока Алексеев не захватил немецкую радиомашину вместе с шифратором и радистом! По всему выходило, что он и на самом деле заранее знал, что подобный приказ придет! И последнее уже не укладывалось вообще ни в какие рамки!
        И - все, количество связанных с Алексеевым необъяснимых странностей перевалило некий рубеж, и закрутились отлично смазанные шестеренки могучей государственной машины, остановить которую до получения того или иного результата теперь было уже невозможно. Старлеем ЗАИНТЕРЕСОВАЛИСЬ всерьез.
        Оттого и мерзнет сейчас майор Шохин на палубе, в который раз прокручивая в голове все известные на данный момент подробности о непонятном разведчике-диверсанте (ну, или кто он там на самом деле?).
        Конечно, выводы пока делать рано, но все же вряд ли этот старлей - фашистский шпион. Нет, понятно, что враг хитер и коварен, так что никаких вариантов исключать нельзя. Вообще никаких! Но вот взять ту же шифромашину - Сергей знал, что подобные в руки советской разведки уже попадали, впервые - так и вовсе еще в сорок первом году. Вот только без поясняющей документации, которую фрицы всегда успевали уничтожить, и уж тем более без умеющих пользоваться прибором специалистов! Поэтому значение конкретно этого трофея очень велико!
        Если, конечно, это все же не хитроумный ход вражеской разведки, частью которого вполне может оказаться и старший лейтенант. Задача которого в том и состояла, чтобы аккуратно сдать нам шифратор под видом захваченного в бою трофея. Впрочем, проверить последнее не столь и сложно, нужно лишь разговорить пленного радиста, который просто не может не участвовать в игре. А на серьезного «игрока» этот обер-фельдфебель как-то не шибко тянул - майору хватило одного взгляда, чтобы составить его приблизительный психологический портрет. Не врет этот упорно называющий себя австрийцем немец (с точки зрения майора, никакой особой разницы нет, но фриц отчего-то упорно настаивает), точно не врет! И очень скоро работающие с пленным, к этому моменту уже благополучно доставленным в Москву, товарищи это подтвердят…
        - Товарищ майор госбезопасности! - неслышно подошедший моряк - да и попробуй хоть что-то расслышать сквозь рокот ритмично бьющих в невысокий борт волн! - осторожно тронул Сергея за плечо, отрывая от размышлений. - Пройдите, пожалуйста, в рубку или спуститесь в кубрик. Мы подходим, скоро будем в зоне действия фашистской артиллерии. Опасно тут, нельзя.
        - Добро, - не стал спорить Шохин, мысленно тяжело вздохнув. Здесь, на продуваемой всеми ветрами палубе морская болезнь отступала, а как будет внизу? Впрочем, неважно: впереди, несмотря на сгущающийся прибрежный туман и низкую облачность, и на самом деле уже можно было рассмотреть светлячки осветительных ракет. Еще несколько кабельтовых, и фашистские наблюдатели заметят приближающиеся катера и сейнеры, и откроют огонь - для них это единственный шанс ослабить плацдарм, не позволив перебросить сражающимся подкрепление и боеприпасы.
        Уже подходя к рубке, Шохин кивнул в сторону плотно сидящих на корме и баке морпехов:
        - А эти бойцы тогда как? Ежели опасно да нельзя?
        Сопровождающий лишь угрюмо буркнул, с лязгом отворяя овальную дверь:
        - Дык, куда ж их девать, товарищ майор? Десант же. Да и шансов так больше, чем внутри сидеть. Коль тонуть начнем, постараемся на последних парах поближе к берегу подойти, глядишь, вплавь доберутся. Вы ступайте, товарищ майор, ступайте. Уж извините, но у нас тут сейчас жарковато станет. Помочь все одно не сможете, так что не нужно и мешать. Случись что, сигайте в море да плывите напрямки, до берега не так и далеко будет. Только одежку верхнюю скинуть не забудьте, иначе вниз потянет, и не паникуйте…
        Молча кивнув, Сергей переступил через высокий комингс боевой рубки, освещенной тусклым светом ламп аварийного освещения.
        Последняя сказанная матросом фраза отчего-то запала в память: «только одежку верхнюю скинуть не забудьте, иначе вниз потянет». Где-то он подобное уже слышал, причем, совсем недавно. А, ну да, в том же самом рапорте комбата Кузьмина: старлея Алексеева так из моря и вытянули, без верхней одежды. Успел, стало быть, сбросить, чтобы не утонуть. Оттого, мол, и документов не имелось - вместе с бушлатом на дно ушли. Нужно будет уточнить этот момент, свидетелей отпросить, так ли все на самом деле обстояло…
        А со стороны невидимого в тумане берега уже потянулись рваные трассы крупнокалиберных пуль. Лопнули над головой осветительные снаряды, встали далеко впереди пенные фонтаны первых, пока еще пристрелочных, взрывов. Катер ощутимо качнуло в сторону, кладя на борт - рулевой менял курс, сбивая вражеским артиллеристам наводку. За кормой поднялся могучий бурун - маскироваться больше смысла не имело, теперь главным преимуществом юрких «морских охотников» становилась скорость и маневренность, и мотористы выводили двигатели на максимальную мощность…
        [1]Автор в курсе, что официально противолодочные катера проекта «МО» назывались «малый охотник». Однако в мемуарах участников обороны Малой земли и многих военных моряков куда чаще используется именно название «морской охотник». Отчего так, точно не известно. Предназначен для обнаружения и уничтожения вражеских подводных лодок, несения дозорной службы или охранения транспортных судов и боевых кораблей. Вооружен 45-мм пушками, крупнокалиберными пулеметами и глубинными бомбами.
        Глава 4
        МЕСТА ЗНАКОМЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ
        Широкая Балка, раннее утро 6 февраля 1943 года
        - Собственно, что и требовалось доказать, - старлей опустил бинокль. - Нету тут больше никаких танков, все под Станичку ушли. Подозреваю, что часть из них там уже и спалили.
        - Согласен, командир, - не отрываясь от наблюдения, кивнул Левчук. - А вот рембат ихний вместе с тыловиками на прежнем месте остались. Обратил внимание?
        - Обратил, понятно, как тут не обратить. А вообще, неплохая позиция, не зря мы тот крюк по лесу сделали. Вышли, как по ниточке.
        Место, где перед самым рассветом затаились разведчики, с точки зрения наблюдения и на самом деле оказалось просто отличным: отсюда, с западных отрогов горы Колдун, почти весь поселок просматривался, как на ладони. Далековато, конечно, ну да им с этой позиции не стрелять. Все, что нужно, они уже увидели, так что можно уходить. Уходить столь же тихо и незаметно, как и пришли около часа назад. Ожидай фрицы нападения со стороны горы, наверняка заминировали бы все подходы к Широкой Балке, в том числе и этот склон, заодно окружив станицу, как принято называть населенные пункты в этих краях, сетью окопов и пулеметных точек. Но основные события разворачивались несколькими километрами восточнее, и ничего подобного гитлеровцы не сделали. По-крайней мере, пока. Так что удобную позицию временно заняли советские разведчики.
        - Ближе, я так понимаю, не пойдем? - осведомился Семен Ильич, по старшинству исполняющий обязанности заместителя командира разведгруппы.
        - Нет, конечно, к чему рисковать? Да и фрицев в поселке полно, сам же видел, как туда-сюда шастают. Сто двадцать пятая пехотная, как я понимаю. Большую часть наверняка уже перебросили на Мысхако, а эти пока остались, тылы стерегут. Так что нечего нам тут больше делать. А вот рембат - это важно. Значит, часть подбитых машин они однозначно сюда на починку отволокут, да и сейчас они без дела не стоят - штук пять танков и пару самоходок я точно насчитал. Плюс в соседнем дворе грузовики какие-то стоят, то ли с топливом, то ли боекомплект панцерманам возят. Кстати, заметил - зениток у них нет? Выйдем на связь - доложим, будет у наших возможность - накроют бомбами. А вот на обратном пути, если тем же маршрутом возвращаться станем, глядишь, и пошалим маленько, коль взрывчатка еще останется. Согласен?
        - Согласен, понятно. Ну, а коль так, не стоит тут и дальше торчать. Шибко мне твой рассказ про горных стрелков покоя не дает.
        - Ты про тех, о которых я Кузьмину докладывал, что ли? - припомнил старший лейтенант разговор с комбатом перед выходом сводной бригады из Южной Озерейки. Старшине он об этом, собственно, тоже рассказывал, хоть и без лишних подробностей. - Это да, не хотелось бы в лесу столкнуться, вояки опытные, по горам скакать привычные. Хотя и не факт, что они все еще в этих краях обитаются - мы-то из окружения уж больше суток, как вырвались, так что нечего им тут и делать. Скорее всего, их тоже поближе к плацдарму перебросили.
        Левчук скептически хмыкнул:
        - Хорошо бы, коль так… Я с подобными дел не имел, но подозрение имею, что ежели сядут на хвост, трудновато нам оторваться будет.
        - Да ладно тебе прибедняться, старшина, ты ж по опытности мне сто очков вперед дашь! Ну, не во всем, понятно, но во многом - точно. Разберемся мы с этими эдельвейсами, тут все ж таки не Кавказ. Давай, отползай осторожненько, а я следом двину. Больше надолго останавливаться не станем, пока что выдвигаемся в направлении Глебовки, а уж там разберемся, что нам больше интересно…
        До памятного шоссе, по которому сутки назад прорывалась сводная бригада, разведчики добрались за час. И еще почти столько же лежали в придорожных кустах, изучая обстановку и дожидаясь удобного момента, чтобы перебраться на противоположную сторону: движение оказалось неожиданно оживленным. Гитлеровцы окончательно осознали, что нахрапом справиться с закрепившимися под Станичкой десантниками не удалось, и принимали меры. В сторону Мысхако перебрасывалось подкрепление, бронетехника, боеприпасы и горючее, обратно везли раненых, полные кузова стреляных артиллерийских гильз, тянули подбитые танки - понятное дело, лишь те, которые имело смысл восстанавливать. Периодически проносились на мотоциклах делегаты связи и легковые автомашины, принадлежавшие кому-то из местного командования. Последние шли исключительно под охраной бронетранспортера или даже целого грузовика с пехотой в тентованном кузове. Впрочем, сейчас Степана это не волновало: задачи захватывать пленного перед группой не стояло, по крайней мере, в первый день разведвыхода. А дальше? Вот дальше и поглядим, нужно будет - сработаем, как нужно, и
никакая охрана кандидату в «языки» не поможет.
        Наконец, просматриваемое в обе стороны на добрую сотню метров шоссе опустело, и старший лейтенант дал отмашку первой паре разведчиков. Перебежав дорогу, бойцы затаились на противоположной опушке, изготовив к бою оружие. Короткий взмах рукой - и еще двое на той стороне. Обменявшись взглядом со старшиной - Левчук коротко кивнул, поудобнее перехватив шейку пулеметного приклада, - морпех вместе с Аникеевым рванул вперед. Секунда, другая - и они продрались сквозь придорожные заросли, укрывшись в крохотной ложбинке, дно которой укрывал грязный слежавшийся снег. Убедившись, что все в порядке, старшина подхватил пулемет и тяжело потрусил следом. Успел - справа неожиданно раздался усиливающийся с каждым мгновением треск мотора, и из-за поворота показался мотоцикл с коляской, следом за которым двигался тупорылый грузовик. Старлей сдавленно выдохнул сквозь плотно сжатые зубы - повезло, однако! Вот так порой диверсанты и палятся. Смешно, но когда читал в своем времени про Великую Отечественную, частенько недоверчиво хмыкал: мол, да что ж такого сложного дорогу-то перебежать?! И что с того, что дорога в
немецком тылу? Зря, как выясняется, хмыкал…
        - Ф-фух, пронесло, - сообщил запыхавшийся Левчук, опуская флажок предохранителя в нижнее положение.
        - Меня тоже, - мрачно схохмил вряд ли известной в этом времени шуткой Степан. Старшина, как ни странно, тяжеловесный командирский юмор оценил, сдавленно фыркнув:
        - Все юморишь, старшой? Это правильно, мне так даже спокойнее. Вот ежели ты своими шуточками да словечками всякими непривычными вдруг бросаться перестанешь - тогда все, нам точно амба. А так - нормально. Уходим?
        - Причем быстро. Бойцы, всем внимание. Выдвигаемся, порядок прежний, часа полтора идем без привалов, так что ежели кому по нужде приспичило или портянки, там, перемотать - пять минут на все, про все…
        Добравшись до более-менее знакомых мест, Алексеев повел группу прежним маршрутом - изобретать хрестоматийный велосипед он не собирался. Так что к обеду разведчики дотопали до изрядно прореженного взрывом склада боеприпасов леса неподалеку от Глебовки. Переход вышел весьма непростым, поскольку двигаться пришлось исключительно через горы, избегая любых дорог и нахоженных троп. А местные горы, сплошь покрытые лесом и изрезанные многочисленными балками и распадками, хоть и не отличались особенной высотой, легкопроходимыми назвать было бы сложно, скорее как раз наоборот. Порой приходилось делать солидный крюк, обходя стороной круто спадающие на десятки метров вниз обрывы и подыскивая подходящее для спуска или подъема место. Наверняка летом, когда лес и склоны оврагов затянуты буйной южной зеленью, пришлось бы куда сложнее, а так хотя бы видно, куда не следует идти…
        Никакой гаубичной батареи на прежнем месте, понятное дело, уже не было: уцелевшие артиллеристы давным-давно убрались восвояси, оставив после себя так и незаконченные позиции, вдоль и поперек перекопанный гусеницами арттягачей луг, выбритый ударной волной памятный овражек и десятки раскиданных по окрестностям неразорвавшихся снарядов. Собственно, именно наткнувшись на зарывшуюся в землю чушку стапятимиллиметрового осколочно-фугасного «поросенка», Степан окончательно и убедился, что они на верном пути.
        Коснувшись уже неопасного серого цилиндра кончиками пальцев, старлей мысленно шепнул «ну, привет, крестничек», и отмахнул настороженно наблюдавшим за его действиями бойцам:
        - Двинули дальше. И не напрягайтесь так, снаряды без взрываков были. Нехай ржавеют, после войны наши саперы разберутся. Но на всякий пожарный, под ноги глядите, мало ли что. Не наступать, не пинать, ручками шаловливыми не трогать. Мужики, знаю, что устали, сам такой. Скоро и передохнем, и перекусим. Но не сейчас, нам еще примерно с километр протопать нужно.
        Наткнуться на гитлеровцев Алексеев не опасался: нечего тут фрицам делать. Им сейчас и на плацдарме проблем хватает. Да и не сунутся они в лес, засеянный собственными же неразорвавшимися снарядами - с подобным у них полный орднунг, поскольку опасно. И саперов на разминирование тоже не пошлют - зачем, собственно? Обезопасить местное население от случайного подрыва? Три раза ха-ха, даже не смешно: вот уж что-что, а интересы аборигенов просвещенных европейцев в любой демократически оккупированной ими стране интересуют в последнюю очередь. Точнее, вовсе не интересуют. Ни сейчас, ни в двадцать первом веке, подтверждением чему была и многострадальная Югославия, и Ирак с Афганом, и прочие пораженные ползучей скверной цветных революций страны по всему земному шарику. Потому и дорога к недалекому поселку обещала быть относительно безопасной. Ну, если не нарываться, понятное дело.
        Без разведки соваться в Глебовку, разумеется, не стали. Почти добравшись до цели, отошли на километр в сторону, где и расположились на дневной привал на дне глубокого распадка с крутыми, изрезанными обвалами склонами, одного из множества подобных в этих горах. Выставив наверху посты и лично обежав округу, Алексеев разрешил развести небольшой бездымный костерок, вскипятив воду и разогрев консервы - уставшим бойцам нужна горячая пища. Время для привала старлей выбрал неслучайно: до оговоренного с Кузьминым сеанса связи оставался почти час, как раз передохнут и подкрепятся. Затем отправят шифрограмму, и уйдут, сделав очередной крюк и выйдя к поселку совсем не с той стороны, откуда их можно ожидать. Вряд ли фрицы их запеленгуют, это не настолько просто, как показывают в кинофильмах, но выход в эфир незнакомого передатчика засекут однозначно. Равно, как и приблизительный квадрат, откуда велась передача, но рисковать не стоило.
        Чтобы еще больше запутать противника, время было заранее оговорено с командиром второй разведгруппы, направившейся в район Васильевки - оба передатчика должны выйти в эфир одновременно. Главное, чтобы лейтенант Мишин со своими парнями благополучно отработал по Федотовке, нигде не спалившись - задачи обеих групп были схожими. Широкая Балка и Федотовка - наблюдение, Глебовка и Васильевка - разведка, и, возможно, диверсии. Касательно Абрау-Дюрсо и окрестностей конкретных задач не ставилось, хоть и предполагалось, что выяснить обстановку в этом районе крайне желательно. Вроде бы, авиаразведка углядела там полевой аэродром[1], однако наверняка подтвердить информацию не удалось.
        Своими мыслями Степан пока с товарищами не делился, даже со старшиной, не говоря уж про комбата, но для себя однозначно решил, что их главная задача - как раз там. Вражеский аэродром в каких-то десяти-пятнадцати километрах от плацдарма - это, знаете ли, пипец как важно и серьезно! Особенно, если именно на нем и базируются бомберы, второй день утюжащие Малую землю! Жаль, что никакой информации из будущего на этот счет у него не имелось - не отложилось в памяти, увы. Ну, или нет там никакого аэродрома - Алексеев, вроде бы, помнил, что в основном фрицы взлетали с территории Крыма. Зато, если есть… старлей даже зажмурился от удовольствия. Это ж как можно гадам малину-то поломать, чтобы грубее не выразиться?! Расхреначить его к известной матери вместе со всей инфраструктурой - вот это реальная помощь плацдарму, не то, что парочку танков спалить! Да и не только ему - днем эти же самые «Юнкерсы» и на наши корабли охотятся, сволочи. Особенно на те, что серьезного отпора оказать не могут - пойди, отбейся от пикирующего бомбардировщика из парочки ДШК или малокалиберных зенитных пушек. Нет, точно, должны они
этот аэродром найти, должны! Обязаны просто! Главное, чтобы он там и на самом деле был…
        - Держите, тарщ старший лейтенант, вашу пайку! - незаметно подошедший Аникеев протянул командиру банку разогретой на огне тушенки, накрытую несколькими сухарями. От умопомрачительного аромата рот Степана мгновенно наполнился вязкой голодной слюной - даже голова закружилась. - Сейчас и чаек принесу, поспел как раз.
        - Спасибо, Вань. Сам поел?
        - Так точно!
        - Тогда ложкой поделись, - усмехнулся морпех. - Моя-то так где-то на дне морском и лежит, хозяина с тоской вспоминает.
        - А, вон вы о чем, - Аникеев вытащил из-за голенища простую алюминиевую ложку, с сомнением оглядел. - Только я это, не мыл, негде. Облизал просто. Не побрезгуете?
        - Нормально, - Алексеев забрал у товарища столовый прибор. - Левчук тоже пообедал? Добро, тогда пускай сменяет охрану, где я секреты расположил, он в курсе. Сорок минут до эфира, как раз поесть успеют…
        Дождавшись, пока Прохоров размотает антенну и подготовит радиостанцию, Степан взглянул на наручные часы. Кивнул радисту:
        - Егор, сверимся. У меня минута до сеанса.
        - Так же, - подтвердил главстаршина, натягивая наушники и кладя палец на передающий ключ. Блокнотный листок с зашифрованным сообщением он пристроил перед собой. - Готов.
        - Есть, время. Передавай.
        «Странник-1» - «Хромому». Был квадрате 23 -12. Целых почтовых коробок не наблюдал, отправили адресату. Видел много поломанных, но еще крепких, можно сколотить обратно. Местные продают керосинки и телеги с овощами. Голубей можно покормить, хулиганов с рогатками не засек. Иду квадрат 25 -18. Здоров, не кашляю. Родственники со мной видеться не хотят, тусят в одиночку. Конец связи» .
        В переводе на нормальный язык это означало примерно следующее: «танков в Широкой Балке нет, вероятно, переброшены на плацдарм, но рембат восстанавливает поврежденные. Засек автомашины с топливом и боеприпасами. Можно провести авианалет, средств ПВО не обнаружил. Иду в район Глебовки. Потерь не имею. Следов воздушного десанта не нашел».
        Ключевые слова и фразы Степан заранее оговорил с комбатом, добавив кое-что и из своего времени. По крайней мере, старлей был абсолютно уверен, что слово «тусят» ни один немецкий дешифровщик не поймет. Капитан третьего ранга, разумеется, тоже не понял, пришлось предложить свой вариант: мол, слышал в одной деревне такое стародавнее выражение, означающее тайную встречу влюбленных парня с девушкой. Произошедшее, якобы, от названия берестяного туеса, в котором влюбленные приносили на свидание что-нибудь вкусненькое или горячительное. Олег Ильич объяснением так впечатлился, что даже записал интересное слово в блокнот. А Степан в очередной раз мысленно отругал себя за болтливость, в то же время признавая, что после случайно введенного им в обиход термина «Малая земля» - это просто мелочь, вряд ли способная хоть как-то повлиять на ход дальнейших исторических событий. Тем более, пару последних суток он только тем и занимался, что изменял этот самый ход, где-то меньше, где-то больше. Так что смело можно плюнуть и растереть.
        А вот позывной «Хромой» Кузьмин предложил сам, имея в виду раненую ногу, чем еще раз подтвердил, что с самоиронией и прочим чувством юмора у него все в полном порядке…
        Оглядев готовых к выходу разведчиков, Степан сообщил:
        - Вот и все, мужики. С этого момента фрицы о нас знают. По крайней мере, приблизительный квадрат, откуда велась передача, наверняка засекут, поскольку ни разу не дураки и эфир слушают исправно. Так что удваиваем бдительность и прочую осторожность. Вопросы?
        - Не имеется, - мотнул головой старший сержант Баланел.
        - Добро. Тогда еще кое-что. Два дня назад, одновременно с высадкой под Южной Озерейкой, в район Глебовки-Васильевки был сброшен авиационный десант. Где они сейчас, командование не знает, связи с ними нет. Возможно, нам удастся это выяснить. Главное другое: десантники сильно нашумели в этой местности, и фашисты их наверняка ищут, и ищут плотно. Поэтому наша первостепенная задача - не вляпаться в неприятности. Потому повторюсь - максимальная осторожность. И еще…
        Откровенно говоря, Алексеев не был точно уверен, стоит ли вообще об этом говорить, но и промолчать не мог. Почерпнутые из всемирной сети сведения - они такие сведения, дели на три, как говорится, но и рациональное зерно там тоже порой встречается:
        - Одним словом, есть информация, что однозначно надеяться на лояльность… - заметив в глазах бойцов непонимание, старлей тут же перефразировал, - на полную поддержку местного населения не стоит. Бывали случаи предательства и добровольного сотрудничества с врагом. Так что и тут тоже - максимальная внимательность и подозрительность.
        Разведчики угрюмо молчали, переваривая сказанное. Хорошо, хоть без вопросов обошлось - не хватало только, чтобы кто-нибудь спросил, откуда это известно, если со времени высадки еще и трех полных суток не прошло. А вот старшина наоборот, кивнул с явным одобрением: мол, правильно говоришь, командир, поддерживаю. Нужно будет узнать, отчего так.
        - Егор, свернулся? - морпех взглянул на радиста.
        - Так точно, - отрапортовал Прохоров, закидывая за спину ящик радиостанции. Вытащив из кармана коробок, запалил спичку, поднеся огонек к листку с шифровкой. Дождавшись, пока бумага догорит, растер пепел подошвой сапога. - Все, тарщ командир, можно дальше топать.
        - Первым иду сам. Боковой дозор - Мелевич и Аникеев, Баланел - тыл. Попрыгали. Нормально. Вперед, бойцы.
        Уходя, Степан придирчиво оглядел место их недолгой стоянки. Придраться оказалось не к чему, поскольку люди в его группе подобрались опытные и понимающие: кострище и обожженные в огне консервные банки закопаны и прикрыты дерном, ничего лишнего на поверхности не валяется. Так что никаких следов: сейчас не лето, земля мерзлая, отпечаток обуви не держит. Правда, кое-где на дне распадка лежит снег, но влажность и местные туманы давно превратили его в слежавшуюся ледовую массу, оставить на поверхности которой след было непростой задачей. Лично он бы еще и махоркой все присыпал, иди, знай, не пойдут ли следом какие-нибудь любители служебных собачек. Но с куревом у бойцов не так, чтобы очень, свои запасы они уже практически подвыбрали, а новой отравы на Малую землю пока не завезли. Так что старлей, по здравому размышлению, решил пока палку не перегибать. А на самый крайний случай в его сидоре лежат два брикета вонючей местной махры, стребованные с комбата перед выходом. Знающий, что Степан табаком не балуется, Кузьмин поначалу было удивился, но затем задумку оценил и горячо одобрил. Разведчики про заначку
пока не в курсе, если что, можно будет и любителей портить легкие порадовать, и пущенных по следу овчарок разочаровать…
        Обойдя поселок по широкой дуге, разведчики по камням преодолели крохотную речушку Озерейку (а в окрестностях Новороссийска, насколько помнил Степан, все реки исключительно малые, порой даже не имеющие собственных названий, так что никто из бойцов даже ног не замочил) и подошли к Глебовке с северо-западной стороны. Сделано это было с тем расчетом, чтобы между ними и местом, откуда велась недавняя радиопередача, лежал сам поселок. Степан надеялся, что этой хитрости будет достаточно, дабы обмануть возможных преследователей - если, конечно, таковые вообще появятся на горизонте.
        Подобрав подходящую позицию на господствующей высоте, снова затаились, занявшись наблюдением. Однако ничего особенно примечательного пока что высмотреть не удавалось. Поселок - как поселок, каких здесь много. Если немцы и засекли их радиопередачу, то на жизни местного гарнизона это никоим образом не отразилось - по крайней мере, поднимать солдат в ружье для поиска русских диверсантов никто не собирался. Лениво шлялись по узким улочкам парные патрули. На широком подворье, до войны, видимо, занимаемом МТС, возились возле своих грузовиков водители. Из всей имеющейся в наличии бронетехники Алексеев заметил парочку бронетранспортеров и легкий танк с приплюснутой башней, вооруженной двумя пулеметами. Насколько он понимал, это был Pz-I - вроде бы, других чисто пулеметных танков у фрицев не имелось. Хотя, кто его знает? Большим спецом в БТТ морпех не был, в широко известную в его времени сетевую игруху тоже ни разу не рубился, хоть и помнил, что на вооружении вермахта стояло великое множество трофейных танков, как советских, так и собранных по всей Европе - чешских, французских, польских. Но уж на
двухбашенный Т-26 - единственный известный Степану советский пулеметный танк - этот шушпанцер точно не походил, поскольку второй башни в упор не наблюдалось. Да и фиг с ним, тут другое интересно.
        Заинтересовал Алексеева местный штаб, расположившийся в стоявшем на главной площади двухэтажном каменном здании, до оккупации наверняка бывшим сельсоветом или колхозным клубом. В том, что это именно штаб, старший лейтенант нисколько не сомневался. И место подходящее, и машины перед крыльцом соответствующие - две легковушки, уже знакомый вездеход под брезентовым тентом и двухосный кунг с антенной над крышей. А на заднем дворе, если глаза с трофейным биноклем не врут, еще и бэтэр заныкан, видимо, с целью усиления охраны.
        Последним доказательством был унылый часовой с винтарем за плечом, которого старлей, как ни странно, отлично понимал. Лица отсюда, конечно, не разглядишь даже в бинокль, но в том, что караульный именно унылый, Степан отчего-то не сомневался. Ну, а кому понравится штаб охранять? Не склад, даже не автопарк. Ни покурить, ни присесть, ни отлить за угол сбегать - торчи себе, как истукан, у входа да тянись в струнку, едва только дверь распахнется - поди, узнай, кто именно из нее появится? Может, просто писарь или денщик, а может, и сам герр офицер. Который при ненадлежащем исполнении караульной службы имеет все возможности всерьез усложнить дальнейшую жизнь… не столь уж и долгую, поскольку этот штаб Алексеев решил однозначно посетить. Хотя конкретно этому фрицу может и повезти - к полуночи он наверняка сменится, а наносить визит вежливости раньше (а, скорее, гораздо позже) Степан даже не собирался. Порядочные диверсы в светлое время суток по вражеским штабам не шарятся, поскольку моветон, знаете ли. Главное узнать, где у них пехота квартирует - несмотря на почти часовое наблюдение, выяснить этого пока
не удалось. Ничего похожего на казармы в поселке точно не имеется, значит по хатам. Это и плохо, и хорошо, смотря с какой стороны посмотреть. Ничего, до сумерек еще добрых часа полтора, глядишь, разберутся. А вот план операции стоит прикинуть уже сейчас…
        - Старшина, оставь наблюдателя с прикрытием, бинокль ему свой отдай, остальных отводи в тыл метров на сто. Потом ко мне, пошептаться нужно.
        - В гости к германцу собрался? - влет просек Левчук.
        - Да вот, знаешь, Семен Ильич, не решил еще. Риск большой, так что думаю пока.
        - Ну, ежели что, так я против не буду, так и знай. Только вот, что, Степа - на этот раз вместе пойдем. Обузой не стану, верно говорю. А с пулеметом найдется, кому управиться, с трофейным оружьем почти все знакомые.
        Старший лейтенант внимательно взглянул на товарища и медленно кивнул:
        - Добро, обсудим, время пока что имеется…
        [1] автор напоминает, что описываемые в книге события могут частично или полностью не совпадать с реальной историей.
        Глава 5
        ШТАБ
        Глебовка, 7 февраля 1943 года
        В Глебовку пошли группами по три бойца. Непосредственно к штабу - Алексеев со старшиной и Аникеевым. Не совсем правильно, конечно, чтобы и комгруппы, и его зам шли вместе, но за прошедшие дни они уже достаточно притерлись друг к другу, и Степан не стал раздергивать прошедший боевое слаживание отряд. Да и Левчук оказался категорически против, убедив старлея, что Баланел справится ничуть не хуже его самого.
        Тройка Баланел - Мелевич - Ивченко двинулась в сторону бывшей машинно-тракторной станции. Их целью было заминировать бронетранспортеры и автомашины, особенно парочку приехавших под конец дня грузовиков с бочками и канистрами в кузовах - к этому времени старшина уже просветил старлея, что автоцистерны в вермахте, оказывается, большая редкость, а ГСМ перевозят в основном именно подобным образом. Ну и рвануть, когда придет время. Вариантов действий предполагалось всего два: если возле штабного здания начнется стрельба и прочий ненужный шум - сразу, отвлекая внимание от спалившихся товарищей. Если же те отработают тихо - то двинуться следом, оставив смертоносные ловушки, срабатывание которых зависело исключительно от того, как скоро кто-то из фрицев полезет к заминированной технике. С точки зрения Степана, не самый надежный способ (угу, кто бы говорил - со складом боеприпасов вполне себе сработало!), но со средствами дистанционного радиоподрыва в этом времени пока туго. Так что оставался старый добрый тротил в шашках, ДШ с капсюлями-детонаторами, запалы от ручных гранат и много тонкой проволоки,
заметить которую ночью - задачка весьма нетривиальная. В том, что все это добро в любом случае бабахнет, старлей не сомневался. Имелась и на этот счет задумка, которую он заранее обговорил с бойцами, благо времени на обсуждение хватало - идти в поселок решили после трех часов ночи. Так что разведчики получили возможность и отдохнуть как следует, и по пунктам разобрать план предстоящей операции, на чем Алексеев настаивал особо.
        В глубине души морпех искренне надеялся, что события станут разворачиваться именно по второму варианту - уходить «с оркестром» не хотелось категорически. Во-первых - как-то непрофессионально, во-вторых - шестерых разведчиков, пусть даже опытных и обстрелянных, все ж таки маловато против как минимум роты расквартированной в поселке пехоты. Если отрежут пути отхода - все, сливай воду, туши свет. Останется только героически погибнуть, постаравшись перед этим отправить в Валгаллу как можно больше будущих эйнхериев. А вот куда собираются попадать их румынские камрады, Степан понятия не имел - настолько далеко его познания в древней германо-скандинавской мифологии, сформированные в основном амерскими кинофильмами, не распространялись.
        Главстаршина Прохоров остался дожидаться в точке сбора в километре от Глебовки с однозначным приказом в поселок, что бы так не случилось, не лезть - рисковать радиостанцией старлей не собирался ни при каких обстоятельствах. Если разведгруппы не вернутся к оговоренному сроку, он должен был отойти на несколько километров севернее и выйти в эфир, передав последнюю радиограмму, заранее написанную Алексеевым. После чего самостоятельно возвращаться на плацдарм любым подходящим маршрутом, при необходимости уничтожив рацию и шифроблокнот. Полученный приказ Прохоров воспринял крайне неохотно, но и оспаривать не решился, отлично осознавая правоту старшего лейтенанта: без радиста и передатчика главную задачу никак не выполнишь, командование ждет разведданных…
        - Часовой за угол завернул, - шепнул Левчук. - Там и возьмем. Ты или я?
        - Давай ты, - без колебаний ответил Степан. - А я внутрь, как управишься - присоединяйся. Ванька, дуй на ту сторону, окна стереги. И чтобы тихо, стрелять запрещаю до самой крайней необходимости.
        - Понял, - коротко кивнул Аникеев, растворяясь в темноте. Старшина, поудобнее перехватив финку, молча кивнул, подтверждая готовность.
        Старлей зачем-то взглянул на наручные часы. Три часа сорок три минуты утра. Странное совпадение, но, как внезапно подсказала память, именно в это время 22 июня первая волна немецких бомбардировщиков пересекла границу СССР. А спустя еще семнадцать минут в расположениях советских погранзастав взорвались первые вражеские снаряды и мины. Вот выбрал же он время, блин! Ничего, будем вам сейчас двадцать второе июня в миниатюре…
        Легонько хлопнув Левчука по плечу, Степан преодолел оставшиеся метры и взбежал на крыльцо. Если дверь окажется запертой, возникнет проблема - так запросто ее не откроешь, придется заходить через окно, чего бы очень не хотелось. С другой стороны, к чему закрываться, если снаружи часовой бдит? Прислонив автомат к стене слева от входа, морпех бросил взгляд на петли и осторожно толкнул дверь. Почти нормально, изнутри всего лишь несерьезная накидная щеколда, а в образовавшуюся щель вполне можно просунуть лезвие. Никаких проблем - вытащить из ножен штык, поддеть, придержать, опуская, чтобы не звякнула ненароком. Все, можно заходить, с караульным старшина уже наверняка справился. Главное, чтобы петли не скрипнули.
        Петли не скрипнули, и спустя несколько секунд старлей уже был внутри. Автомат? Нет, не нужно, только помешает, пистолета и штыка вполне достаточно, забросим за спину, не оставлять же снаружи. Что у нас дальше? Начинающийся от входа коридор и ведущие во внутренние помещения двери, по две с каждой стороны. И куда дальше топать, с чего начинать? Несмотря на проводимые в селе у бабушки каникулы, в подобных заведениях Степан ни разу не бывал - не довелось, как-то. Да и не факт, что во времена его детства подобные здания еще использовались.
        Выручил ввинтившийся в дверь Левчук:
        - Чего замер, старшой? Ни разу в сельсовете не бывал? Хотя, поселок-то небольшой, так что может тут и местная школа располагалась, сразу не скажешь.
        - Откуда, я ж городской, - нашелся Степан, ни разу, собственно говоря, не соврав. - Только на фото и видал. Ну, и в кинофильмах, конечно. Я до войны в кино любил ходить.
        - Понятно, - Левчук мазнул по лицу командира очередным быстрым взглядом, которых за время их не слишком долгого знакомства накопилось уже порядочно. - Тогда давай ты направо, я налево. Командир местный наверняка в кабинете председателя обосновался, он размерами поболе прочих будет. Сколько у нас времени?
        - Минут семь, максимум десять, - не раздумывая, ответил морпех. - Успеем, не успеем, но придется уходить. Работаем. Только тихо, нельзя нам нашуметь, пацанов подведем.
        - Обижаешь, старшой, - хищно прищурился старшина. - Чай, не впервой. Потопали, что ль, навестим германца?
        - Давай, Семен Ильич, время пошло…
        Трофейный фонарик в левую руку, большой палец - на кнопку включения, остальными прикрыть линзу, чтобы наружу вырывался только тонкий лучик света. В правую, соответственно, штык-нож. Клапан кобуры расстегнут, патрон в стволе - но это на самый крайний случай. Приоткрыть дверь, проскользнуть внутрь и замереть, оценивая обстановку. Фонарик светит почти параллельно полу, лишь чуть-чуть размывая мрак, но Степану этого достаточно - глаза уже привыкли к темноте. Комната на два окна, книжный шкаф под дальней стеной, массивный письменный стол и несколько стульев. Точно не школа, все-таки сельсовет или клуб. Скорее, первое - в углу кучей свалены какие-то не заинтересовавшие оккупантов папки и книги, видимо предназначенные для растопки печи; по вышарканному дощатому полу раскиданы затоптанные сапогами бумаги. Ничего интересного, одним словом. Пошли дальше.
        Снова коридор и следующая дверь. Идти, спасибо относительно мягкой подошве берцев, удается практически бесшумно. Да и ступает Степан под самой стеной, возле плинтуса, не особо доверяя рассохшемуся полу - так, на всякий случай. Осторожно толкнуть дверь, придерживая ручку. Не заперто. Заходим. А вот эта комната однозначно жилая. С самого порога в нос шибает вонь немытого тела и потных ног, оружейного масла, кожи и уже знакомый едкий химический запах порошка от вшей. Похоже, здесь отдыхают сменившиеся с поста караульные. Числом три, по количеству занятых коек, неизвестно откуда притащенных в это помещение - вряд ли в сельсовете имелась подобная мебель. Четвертая пустует, и что-то подсказывает старлею, что ее хозяин уже не вернется, потихоньку остывая где-то за углом здания. Хотя, вряд ли это все-таки караульные, скорее водители офицерских автомобилей или какие-нибудь нижние чины. Вот только вопрос, кому же тогда принадлежит четверное спальное место? А ведь кроватка-то расстелена, да и подушка определенно промята головой. Вышел отлить в сортир, расположенный, как и полагается, на улице? Тогда почему
они с ним в коридоре не столкнулись? Получается, тут и второй выход имеется? Неприятно, коль так, нужно быть начеку, поскольку вернуться он может в любую минуту.
        Степан осторожно повел приглушенным фонариком от стены до стены, осматривая помещение. Форма относительно аккуратно развешена на стульях и металлических спинках кроватей, накрытые то ли носками, то ли портянками (иди, знай, что они тут носят, не проверять же?) сапоги стоят у двери. Ага, вот и оружие, три карабина и автомат, висят в самом углу на вбитом в стену гвозде. На соседнем - шинели и зацепленные за подбородочные ремешки каски, все немецкие. Значит, не румыны, научился уже в их «горшках» разбираться. Оббежав комнату, взгляд морпеха вернулся к спящим фашистам. Неприятно, конечно, но что поделать? Он их сюда не звал, сами пришли. С огнем и мечом, как говорится. А это - его земля, его Родина, и неважно какой сейчас год на календаре, и как именно называется эта страна. Порефлексировать, ежели таковое желание вдруг возникнет, можно будет и позже.
        В памяти, как водится некстати, всплыла фраза из известной песни гениального барда «прошли по тылам мы, держась, чтоб не резать их сонных». Старлей поморщился: эх, Владимир Семенович, вас бы сюда! Да заставить вот прямо здесь и сейчас принять решение - оставить за спиной троих вооруженных фрицев, подставляя и своих бойцов, и всю операцию, или замараться лично, но выполнить боевую задачу? Поскольку третьего не дано, выбор прост, как перпендикуляр - или-или. В этой страшной войне, собственно говоря, любой выбор исключительно таким и был - или мы, или нас. Выдюжим и победим - или навечно исчезнем с политической карты мира, на сей раз уже навсегда. Это году в сорок пятом уже можно будет немного расслабиться, начать жалеть и прощать, а пока рано. Пока основной посыл именно таков - или мы, или нас…
        И в этот момент в голове трассером сверкнула мысль: «три карабина, мать твою, ТРИ! И ЧЕТЫРЕ шлема!» Значит, есть еще один фриц, есть, и это точно не убитый старшиной караульный! А Левчук-то не в курсе, и предупредить его он никак не может, вообще никак, тупо времени нет. И если вот прямо сейчас начнет открываться дверь, он не успеет отработать тихо, все пойдет не так, как планировалось, и изменить уже ничего не получится.
        Лежащий на ближайшей койке гитлеровец вдруг заворочался во сне, заставив панцирную сетку противно заскрежетать под продавленным матрасом.
        - Hey Hans, hor schon auf! Lass mich schlafen, du Idiot![1] - сонно забормотал сосед, переворачиваясь на бок и натягивая одеяло на голову. И внезапно трескуче испортил воздух, наполняя и без того душное помещение новой порцией отвратительных миазмов. Степан, разумеется, ничего, кроме имени, не разобрал, успев лишь подумать, что на ужин ночной пердун, судя по всему, жрал капусту или бобы, уж больно забористо пахнуло.
        «Ну же, работай морпех!» - мысленно прикрикнул на себя старлей. - «Если разбудит камрадов, справиться без шума уже не удастся. Вперед, сука! Работай!».
        Сдавленно выдохнув сквозь плотно сжатые зубы и потушив фонарик, Алексеев поудобнее перехватил штык-нож и шагнул к ближайшей койке. Извини, Ганс, но иначе никак. Это - моя земля…
        И в этот момент ведущая в комнату дверь начала открываться. В расширяющуюся щель падал желтоватый свет электрического фонарика, с каждым мигом отвоевывая у темноты все больший участок грязного пола, покрытого красно-коричневой масляной краской. Вернулся недостающий фриц, и времени размышлять больше не осталось. Исключительно действовать, причем максимально быстро.
        Не раздумывая, Степан рванулся вперед и резко дернул дверь на себя, заставляя входящего ускориться, вваливаясь в помещение и теряя равновесие. Перехватив руку с фонарем, рывком втащил противника внутрь и рубанул под нижнюю челюсть ребром ладони, в зародыше подавляя готовый вырваться удивленный вскрик. Подсек под колени и повалил, нанося последний удар. Поверженный гитлеровец в расстегнутом френче сдавленно захрипел, суча каблуками подкованных сапог по полу, и затих. Оброненный фонарь упал линзой кверху, упершись тусклым лучом в низкий потолок. Все, больше нельзя терять не секунды, нашумел, все-таки. Пока не особо сильно, но немчура зашевелилась.
        Метнувшись к ближайшей койке, навалился на просыпающегося фашиста. Ладонь накрыла слюнявый - морпеха даже передернуло от отвращения - рот, штык почти без сопротивления вошел в податливое тело. Гитлеровец дернулся, выгибаясь дугой, захрипел, койка отозвалась предательским скрипом, однако все уже было кончено - Алексеев не промахнулся, ударив точно туда, куда собирался. Готов.
        Следующий немец, тот, что возмущался шумным камрадом, успел лишь перевернуться на спину и, отбросив одеяло, приподняться на локтях, приходя в себя. И тут же опрокинулся обратно под стон пружинной сетки. Удар, еще один. Тоже готов.
        Третьего фрица Степан настиг уже по пути к стене с развешанным оружием - прытким оказался, гад, хоть и спросонья, а сразу два и два сложил. Сиганул с койки и рванул к винтовкам - или автомату, - поди, пойми кто он такой, обычный шоферюга, или унтер какой-нибудь, на нижнем белье знаков различия не имеется. Хорошо, хоть не заорал сразу - повезло. Сильно толкнув в спину, Алексеев впечатал фашиста в стену и повалил, зажимая рот и нос. Почти без замаха ударил, как учили на занятиях по ножевому бою, в область правой почки. И удерживал сотрясаемое короткими конвульсиями тело, пока немец не обмяк, безжизненно распластавшись на полу. Затем отпустил, вытянул штык и тяжело опустился рядом с фрицем, прижавшись спиной к стене, усилием воли усмиряя сиплое дыхание и взбесившееся сердце, определенно вознамерившееся проломить грудную клетку.
        Все, минус три. И даже практически не мутит, и руки почти не трясутся. Еще бы липкие то ли от слюней, то ли от крови пальцы отереть. Шумно сглотнув все-таки скакнувший под кадык вязкий тошнотный комок, старший лейтенант торопливо обтер ладони и рукоять штык-ножа полой нависающей над ним шинели. Хорошо, что темно, следов не разглядишь. Вот только острый железистый запах свежей крови… Алексеев отлично осознавал, что на самом деле это не так; что перешибить тяжелый смрад этой комнаты смерти никакая кровь не в состоянии - да и сколько ее там наружу вышло, он же не свинью свежевал? Но обостренное выброшенным адреналином сознание твердило иное, и он торопливо поднялся на ноги. Подумав при этом, что в чем-то Высоцкий все ж таки однозначно прав: убивать в бою куда легче, нежели… вот так…
        Уже у самой двери вспомнил, что неплохо было бы прихватить автомат и запасные подсумки, но задерживаться не стал, лишь выключил так и валявшийся на полу фонарик. Они и так нормально вооружены, так что таскать с собой еще пять лишних кило совершенно не к чему.
        «А вот фонарь мог бы и забрать, ценная ж вещица. Ваньке б подарил, у него своего не имеется», - сообщил не к месту проснувшийся внутренний голос. - «Хотя батарейки у фрица подсевшие, свет совсем желтый, заметил?».
        «Да иди ты лесом, советчик хренов», - беззлобно буркнул Степан, даже не осознав, произнес он эти слова вслух, или же про себя. - «Без сопливых как-нибудь разберусь, так что заткнись, пожалуйста».
        И осторожно, бочком выбрался в темный коридор, плотно прикрыв за собой дверь. Где тут же и столкнулся с запыхавшимся старшиной:
        - Ну, чего там, командир? Нашумел малехо?
        - Было дело, - буркнул Степан. - Нормально все, справился.
        - Сколько?
        - Четверо, считая с тем, что в сортир выходил. Из-за него чуть было не спалился - не вовремя он обратно вернулся.
        Левчук досадливо поморщился:
        - Да знаю я, слыхал, как он по коридору топал. Оттого и сам едва не спалился, как ты выражаешься, - пришлось с маху в последнюю комнату нырять. А там аж сразу два ихних офицера обитались.
        - И чего? - заинтересовался Алексеев, ощутив, что его, наконец, отпустило напряжение последних минут, едва ли не самых сложных за все проведенного в прошлом время.
        - Лучше покажу, старшой, к чему зазря языком трепать, - старшина подсветил путь зажатым в широкой ладони фонарем. - Давай за мной. Вона та дверь.
        - А в первой комнате что? - спросил старлей.
        - Да ничего интересного, видать заседали они там. Столы буквой «Т» составлены, карта на стене, стульев с десяток. Ничего ценного, ежели ты про это, разве что машинка пишущая с немецким шрифтом. Только на кой она нам сдалась, верно? В стол я тоже заглянул, понятно - пусто. Все, пришли. Заходи, командир, некого тут больше опасаться.
        Хмыкнув, Степан переступил порог, включая свой фонарик. Очередная комната, размерами чуть меньше предыдущих. Две кровати, стол со стульями по центру, в ближнем углу - вполне цивильного вида рогатая вешалка с парой офицерских шинелей и фуражек. На столе - следы недавнего пиршества, видимо, позднего ужина: пустые бутылки, тарелки с остатками закуски, рюмки и стаканы. Оба окна задрапированы то ли одеялами, то ли просто какой-то плотной тканью - светомаскировка, понятное дело. В других помещениях, кстати, ничего подобного не наблюдалось. Видать, любят местные обитатели допоздна засиживаться, вот и подстраховались. Или правильнее было бы сказать «любили»? Поскольку, как минимум один из них однозначно мертв, мертвее, как говорится, не бывает. Лежит почти по центру комнаты, непривычно-длинная нательная рубаха в районе живота пропиталась кровью, в неярком свете кажущейся практически черной. Да и в спертом, наполненном алкогольными миазмами воздухе явно ощущается кисловатый запах сгоревшего пороха.
        - Тут вот какое дело, командир, - виновато прокомментировал увиденное старшина. - Я, как шаги в конце коридора услыхал, сразу сюда рванул. Вот только зайти по-тихому не сумел, дверью стукнул. А вон этот, - короткий кивок в сторону убитого, - спал шибко чутко, хоть и выпил перед тем немало. Еще и пистолет под подушкой держал. Ну, я оружие-то у него из руки выкрутил, самого на пол повалил, но выстрелить все ж таки пришлось, поскольку сопротивляться начал. Слыхал?
        - Ты знаешь, нет… - прокрутив в голове недавние события, удивленно сообщил старший лейтенант. - Как так?
        - Да кто ж его знает? - пожал плечами Семен Ильич, показав небольшой пистолет, чем-то отдаленно напоминавший привычный ПМ. - Я ему ствол в самое брюхо упер, да и стрельнул. Вовсе негромко вышло, хлопнуло только - и все. Второй даже и не проснулся.
        - Понятно, - кивнул Алексеев, заодно опознав оружие. - А пистоль прибери, хорошая машинка, «Вальтер ППК» называется, Ваньке подарим или Баланелу. Заодно и кобуру прихвати. А со вторым фрицем что?
        - Живой, - ухмыльнулся старшина. - Я его оглоушил слегонца, покуда совсем в себя не пришел, и руки ремнем скрутил. Только не германец это, а румун. Напортачил старый дурак, а, старшой?
        - Да нет, с чего вдруг? Отработал по-обстановке, все нормально. В принципе, пленных брать мы не собирались, но уж коль так карта легла, отчего б нет? Утащим с собой, да допросим по-быстрому. В каких они хоть званиях?
        - Сейчас гляну, - подсвечивая фонарем, Левчук осмотрел висящие на спинках стульев кители, заодно забирая из карманов документы. - Германец - майором был, а вот с румуном непонятно. В удостоверении «Locotenent-colonel» записано, не знаешь, что за звание?
        - Нет, - мотнул головой Степан, вытаскивая из-за кровати пухлый портфель с блестящими никелированными замками. - «Колонел» - это однозначно полковник, а вот первое слово мне не знакомо. У Никифора уточним, он точно в курсе. О, гляди, чего нашел!
        - Знатный трофей! - прокомментировал старшина. - Слушай, командир, давай я керосинку запалю, вон на столе стоит? На окнах светомаскировка, чего нам глаза портить? Да и пригодится еще, мы ж не просто так уйдем?
        - Валяй, - согласился старший лейтенант, продолжая осматривать комнату. Но больше ничего интересного не было, разве что полевая сумка убитого фашиста, обнаружившаяся под шинелью. По-крайней мере, сейфа со сверхценными документами, как показывают в приключенческих военных фильмах, нигде в упор не наблюдалось, даже переносного - или как там правильно называется этот железный ящик? Ну, тот, в котором всякие ценные вещи хранили, типа полковой кассы или еще не врученных наград?
        В помещении стало заметно светлее - старшина зажег стоящую на столе керосиновую лампу, выкрутив фитиль почти на максимум.
        Степан мысленно усмехнулся: а чего он, собственно, ждал? Заверенные лично Алоизовичем супер-пупер секретные планы грядущего немецкого наступления, запертые за семью замками? Это в заштатном-то штабе? Угу, очень смешно. Пока фрицы и сами не в курсе, как станут развиваться дальнейшие события, какое уж там наступление? В отличие от самого морпеха, кстати - он-то как раз в теме, просто рассказать об этом никому не может. Короче, меньше нужно было всякой псевдоисторической лабуды по телику смотреть. Хотя, в портфеле и на самом деле может обнаружиться что-то интересное для нашей разведки. Да и фриц… ну, в смысле этот самый непонятный «локотенент», тоже, глядишь, что-то полезное расскажет.
        Вот, кстати, насчет пленного румына:
        - Левчук, нужно пленного в чувство привести, не в нижнем же белье потащим? Замерзнет еще. Надеюсь, ты его не шибко сильно вырубил?
        - Тоже дело, - согласился Семен Ильич, вытаскивая из угла пятилитровую бутыль с керосином. Судя по довольному выражению лица, находка старшину обрадовала - определенно, что-то задумал.
        - Да не, легонько по башке дал, сейчас очнется. Подмогни посадить, командир, - взяв со стола графин с водой, старшина щедро плеснул в лицо пленного, тут же замотавшего головой. - Ну, чего, бунэ зиуа, домнуле офицэр?[2]
        - Ce? Cine esti?[3]
        - Да неважно, - буркнул Левчук, развязывая румынскому офицеру руки и бросая на колени форменные галифе. - Не знаю, как там по-вашему - одевайся, короче! Ну, быстро! Schnell!
        И подкрепил сказанное упертым в лоб стволом трофейного «Вальтера», звучно взведя курок.
        - Ну, ферштейн, домнуле?
        - Ja, ich verstehe deutsch! - закивал тот, торопливо натягивая брюки. С первого раза вышло не очень, пленный промахнулся мимо штанины, и Степан, которому надоело ждать, помог, особо при этом не церемонясь. С кителем тот справился уже самостоятельно, равно как и с сапогами - уж что-то, а обувать его морпех точно не собирался, противно. С шинелью дело пошло еще легче - пленный уже окончательно пришел в себя. Сунув в заново стянутые ремнем руки фуражку, Алексеев молча мотнул головой на дверь.
        Семен Ильич спустил керосинку на пол и возился с бутылью. В комнате резко запахло керосином. Старший лейтенант нахмурился:
        - Старшина, это ты чего делаешь?
        - Сюрприз готовлю, - буркнул тот. - Партизаны наши так делали, минут через десять полыхнет. Мы как раз с ребятами встретимся и уйдем.
        - Добро, - перекинув под руку автомат, Степан вытолкнул пленного в коридор. - Жду у крыльца, догоняй. Минута у тебя. Смотри, портфель не забудь, мне его не сподручно тащить.
        - Не волнуйся, старшой, раньше управлюсь. Ты б только кляп румуну в рот запихал, вдруг заорет. Держи, - Левчук бросил морпеху какую-то не слишком чистую тряпицу, то ли столовую салфетку, то ли носовой платок.
        Поколебавшись, Алексеев кивнул, жестами приказывая пленному раскрыть рот.
        - Nu, voi tacea! Cuvantul ofi?erului![4] - отшатнулся тот, делая страшные глаза.
        Степан вопросительно взглянул на Левчука. Тот равнодушно пожал плечами:
        - Да откуда мне знать, командир? Я ж по ихнему от силы слов десять знаю, нахватался на фронте. Небось, просит тряпку в рот не пихать, мол, орать не станет.
        - Ладно, разберусь, - старлей подтолкнул румына автоматным стволом в спину. - Двигай вперед, форвертс! Заорешь - шиссен, однозначно. Ферштейн?
        - Ja, ich verstehe, - согласился тот, с облегчением глядя, как морпех брезгливо выкидывает тряпку под ноги. - Mul?umesc…
        [1] - Эй, Ганс, да хватит уже! Дай поспать, придурок! (нем.).
        [2] Примерный перевод: «добрый день, господин офицер!» (искаженный румынский язык).
        [3] Что? Кто вы такие? (рум.).
        [4] Не надо, я буду молчать! Слово офицера! (рум.)
        Глава 6
        ПЛЕННЫЙ
        Глебовка, 7 февраля 1943 года
        Осторожно приоткрыв дверь, старший лейтенант несколько секунд прислушивался к происходящему на улице. Все было тихо и спокойно, даже собаки не брехали, скорее всего, выведенные фрицами под ноль еще в первые дни оккупации, и он решился покинуть здание. Показав румыну кулак, выпихнул того наружу, на всякий случай приготовив штык - вдруг, несмотря на данное слово, все же решит выкинуть какой-нибудь фортель? Но пленный не подвел, молча и даже почти не топая, спустившись с крыльца, где дисциплинированно и остановился. Поколебавшись (да нет, тихо все, можно просигналить), морпех легонько, на самом пределе слышимости, стукнул обушком ножа по ствольной коробке - раз, пауза и еще дважды. Медленно, как обычно и бывает, когда нервы напряжены до предела, и каждый миг ожидаешь какой-нибудь подлянки, потянулись секунды.
        На третьей из-за угла вывернулся Аникеев, живой и здоровый.
        Увидев стоящего в полный рост румынского офицера в форменной фуражке, рефлекторно отшатнулся назад, вскидывая оружие, но, разглядев рядом ухмыляющегося Степана, опустил автомат.
        - Ну, чего застыли-то? - недовольно буркнул появившийся следом старшина, распространяющий вокруг себя стойкий аромат свежего керосина. - Потопали, что ль, к нашим, заждались уж поди?
        - Погоди, мысль одна имеется, - шепотом сообщил Алексеев, кивая Аникееву на пленного. - Вань, присмотри за этим, мы быстро.
        Отведя товарища в сторону, старший лейтенант продолжил:
        - Я тут вот о чем подумал, Семен Ильич. Если водители тех машин, что на улице стоят, в комнате остались, то где ж тогда местная охрана квартирует? И караульные, и экипаж бэтээра, что на заднем дворе заныкан? Не в самой же железяке, задубеют ведь нафиг? Шибко не хочется мне их за спиной оставлять.
        - Так позади сельсовета еще барак какой-то имеется, запамятовал, командир? Помнишь, тебя еще дымовая труба удивила - мол, сарай сараем, а с отоплением. Вот там они и обитаются, без вариантов. Только соваться туда нам никакого резону нету, мы свое дело сделали. Уходить нужно, да поскорее, пока моя хитрушка партизанская не сработала.
        - С одной стороны, так-то оно так, а вот с другой… и в хату могут не вовремя зайти, и следом за нами увязаться. Причем на броне да с парой пулеметов. Увяжутся следом - и привет. А так, когда наши с тобой сюрпризы сработают, будет им, чем заняться на первое время.
        - Старшой, даже не думай! - нахмурился Левчук. - Не нужно туда лезть!
        - Да никто никуда лезть не собирается, я ж не самоубийца. Но броневик и вход в барак этот заминировать нужно. Короче, бери пленного, и дуйте с Ванькой к нашим, я догоню. Только гранату противотанковую оставь, понравилась она мне, убедительная штука. Минут за пять, думаю, управлюсь.
        - Это приказ? - закаменел лицом старшина, зло играя желваками.
        - Ильич, не начинай, пожалуйста! Пока просто настоятельная просьба старшего по званию. Пока!
        Левчук тяжело вздохнул:
        - Добро, все одно ж не передумаешь. Но имей в виду, если что - я за тобой вернусь, так и знай! Хоть живым, хоть мертвым, но вытащу!
        - А вот это - запрещаю прямым приказом командира группы, - твердо отрезал старлей. - Поскольку ты мой заместитель, и оставить разведгруппу без командования никакого права не имеешь. Сам справлюсь. Валите с пленным в точку сбора, за румына и портфель отвечаете головой… двумя. Если припоздаю - знаешь, что делать. Взрывайте автопарк, мне под такой концерт даже проще уйти будет. Все, время пошло и часики тикают.
        - Удачи, командир!
        - Не дождетесь, - фыркнул Алексеев, растворяясь в темноте и попутно размышляя, что насчет пяти минут он, конечно, слегка приврал, но уж за десять - точно должен управиться. Тут всех делов-то - заминировать по-быстрому бэтэр и дверь в барак, где дрыхнет местная охрана. Когда штабная изба полыхнет, фрицы наверняка полезут наружу, где их и будет ждать не самый приятный сюрприз в виде полутора килограмм тротила имени товарища наркома Ворошилова. Если кто и уцелеет, второй бабах случится при попытке залезть в бронетранспортер - кроме реквизированной у старшины РПГ-41 у него имелась и своя собственная, как и у каждого из разведчиков.
        Припаркованный на заднем дворе полугусеничный бронетранспортер оказался куда больше героически погибшего «бронезапорожца». Подобный Степан в этом времени уже видел - там, на запруженной разбитыми автомашинами дороге во время их прорыва к Мысхако. Правда, тот весьма жарко горел, получив пару танковых снарядов, и рассмотреть его удавалось исключительно сквозь сполохи дымного бензинового пламени. Угловатый, похожий на здоровенный стальной гроб корпус, скошенный капот, забитые прихваченной морозцем глиной узкие катки, расположенные в шахматном порядке.
        Несколько секунд морпех мрачно прикидывал, как его вообще можно нормально заминировать. Лезть внутрь? А стоит ли рисковать? Боковых дверей для мехвода и командира, как на послевоенном советском БТР-152, сумрачный тевтонский гений тут не предусмотрел, значит, либо раскрывать кормовые люки, либо лезть через борт. И так, и так - риск, либо грюкнет бронедверцей, либо его заметит внезапно и не вовремя вышедший из барака фриц. Да и что там внутри-то делать? Наскоро - поскольку времени в обрез - пихать эфку без чеки под водительские педали или сидушку? Тоже, конечно, вариант - несмотря на слабое фугасное действие, «лимонка», как уже говорилось, дает кучу весьма злых осколков, которых наверняка хватит и водиле, и всем оказавшимся рядом камрадам. Да и рулевое управление покорежит, так что без серьезного ремонта бэтэр уж точно никуда не поедет. Вот только на установку нормальной ловушки понадобится время, которого у него нет от слова совсем.
        С другой стороны, к чему, собственно, рисковать, ковыряясь внутри, если проблему можно решить и снаружи? Взгляд морпеха скользнул по гусеничной ходовой - ага, именно так. Взведенная противотанковая граната наверняка сработает, когда бронетранспортер тронется с места, и опорные катки прокрутятся хотя бы на пол-оборота. А уж после взрыва полутора кэгэ тротила бронекоробке в любом случае наступит толстый полярный лис, тем более, что тут и бензобак где-то рядом должен располагаться. Плюс - в момент начала движения десант уже наверняка займет свои места, значит, и жертв будет больше: вдруг мехвод решит сначала прогреть движок, полезет за штурвал и подорвется в гордом одиночестве? А так гарантированно всех накроет. Решено, однозначно минируем гусянку, и валим к импровизированной казарме…
        Со входом в барак Степан справился даже быстрее, попросту закрепив РПГ снаружи под притолокой, благо подходящее место нашлось. Достаточно начать приоткрывать дверь, как стоящая на боевом взводе двухкилограммовая «консервная банка» ухнет вниз с почти двухметровой высоты, чего однозначно хватит для срабатывания ударного запала мгновенного действия. Ну, если, конечно, тот, кто станет выходит первым, до войны не работал жонглером в цирке, и не исхитрится мягко поймать ее в полете.
        Поколебавшись и мысленно обругав себя фраером, которого жадность губит (совершенно идиотская мысль про гипотетического циркового жонглера отчего-то не давала покоя), Алексеев установил на крыльце еще и растяжку из метрового обрезка тонкой стальной проволоки и оборонительной «эфки». Тратить еще одну гранату было откровенно жаль, но старлей убедил себя, что фугасный эффект плюс осколки все-таки лучше, нежели просто большой бабах.
        Бросив на дело шаловливых диверсантских ручонок критический взгляд - да, нет, тут все нормально, ни с какой стороны не подкопаешься, - Степан решил дальше не нарываться, испытывая и без того благоволящую к нему судьбу, и немедленно уходить. Что немедленно и проделал, искренне надеясь, что вот прямо сейчас никому из фрицев не придет в голову посетить уличный сортир, тем самым серьезно усложнив жизнь одинокому диверсанту…
        Собственно, из самого поселка Алексеев выбраться все-таки успел, благополучно просквозив заранее присмотренными задворками мимо ночных патрулей. К тому моменту, когда далеко за спиной, в районе штабного здания, гулко ухнул мощный взрыв, старлей как раз готовился к последнему рывку через пустынную по предутреннему времени дорогу, ведущую из Глебовки в Абрау-Дюрсо. Небольшая, как показалось на первый взгляд, проблема крылась в том, что именно в этом месте располагался усиленный пулеметом пост, с которого грунтовка неплохо просматривалась в обе стороны метров на триста. Искать другое место было некогда, ловушка могла сработать в любую минуту, и Степан решил рискнуть. Тем более, что караульную службу фрицы тянули ни шатко, ни валко, видимо не особенно опасаясь какой-нибудь неожиданной подляны - над обложенной мешками с песком пулеметной позицией торчала всего одна голова в глубокой каске. Остальные, вероятно, тупо дрыхли.
        Между прочим, очень даже зря, поскольку как раз где-то в этих краях уже которые сутки партизанили весьма злые, поскольку взятые с собой боеприпасы и сухпаи заканчивались, а надежды на соединение с озереевским десантом, увы, не оправдались, парашютисты. Которым, как помнилось Алексееву, за несколько недель удалось перебить больше двух сотен немцев и румын, устроить на окрестных дорогах множество успешных засад и даже уничтожить одну тяжелую гаубичную и несколько минометных батарей. Ну, в смысле, еще удастся, поскольку сегодня только седьмое февраля, а последние упоминания о действиях воздушных десантников датируются двадцатыми числами. И это только то, что попало в исторические источники - скорее всего, парни сделали гораздо больше, вот только никаких подтверждений об этом, увы, не осталось. Об этом морпех комбату, понятное дело, не рассказывал, поскольку даже вывернувшись наизнанку, просто не сумел бы объяснить, откуда у него подобная информация. Разумеется, ход событий уже достаточно сильно изменился, вот только каким именно образом это может отразиться на судьбе парашютистов, больше половины
которых погибло или пропало без вести, не знал никто…
        Короче говоря, когда Степан уже собирался короткой перебежкой преодолеть десяток метров открытого пространства, гордо именуемого «шоссированной дорогой», в поселке и бабахнуло. Немцы на посту, разумеется, немедленно активизировались - теперь над бруствером торчало уже целых три шлема. Старший лейтенант сдавленно выматерился: ну, вот, все как всегда! Как говаривала покойная бабушка, бедному жениться - ночь коротка: смешно, но смысл этой старой пословицы он окончательно осознал только сейчас. Хоть минутой бы позже, блин, и он бы уже был на той стороне! Но - не срослось. И времени искать другой путь нет: сам ведь приказал бойцам немедленно уходить в случае начала «концерта» в Глебовке! Догоняй их потом по лесу да в темноте… Ладно, план «бэ». Который еще предстоит придумать. Все, придумал, работаем.
        Подбираясь со стороны неглубокого кювета к посту, старлей прикинул, что его задумка с сигнальными ракетами, при помощи которых планировалось всполошить фашистов, теперь уже не понадобится - гитлеровцы сами себя разбудили. Теперь главное, чтобы установленные группой Баланела ловушки не подвели и сработали, как задумано. Ловушки не подвели. Спустя примерно минуту - Степан как раз дополз до исходной позиции - рвануло так, что даже нависшие над поселком низкие тучи на несколько секунд подсветило огненными всполохами, сначала от серии взрывов, затем от загоревшегося бензина. Поскольку Алексеев этого ожидал, а вот караульные - нет, у него образовалась серьезная фора аж в несколько секунд, в течение которых гитлеровцы все как один глядели в сторону поселка. Геройствовать и лезть на рожон старлей не стал, поскольку ножом за эту ночь намахался на всю оставшуюся жизнь, тупо забросав пулеметную позицию гранатами, после чего добил уцелевших из автомата.
        И пересек, наконец, стоившее ему кучу нервов и зря потерянного времени шоссе, с ходу вломившись в придорожные заросли. Прикрывая лицо выставленным перед собой локтем, несколько минут тупо пер вперед по полого забирающему вверх склону, аккуратно прощупывая подошвами берцев почву - споткнуться о торчащий корень или провалится в какую-нибудь промоину и сломать или даже просто вывихнуть ногу было смерти подобно. Позволить бойцам тащить себя - подвести, а то и вовсе погубить весь отряд, заодно завалив задание. Так что осторожность, и еще раз осторожность. Метров через триста, когда от кажущегося бесконечным подъема сильно закололо в боку и окончательно сбилось дыхание, откуда-то сбоку коротко сверкнул фонарик. Вспышка, пауза, вспышка, вспышка. Степан резко остановился, пытаясь отдышаться. Все, дошел, даже с направления практически не сбился. Условный сигнал верный, оговоренный перед операцией. Свои!..
        ****
        - Здоров, командир, что так долго? - не слишком успешно маскируя деланным равнодушием радость, осведомился встретивший старшего лейтенанта старшина. - Двигай за мной, мы вона там укрылись, в овражке. На дороге гранаты рвались, автомат стрелял - твоих рук дело?
        - Моих, чьих же еще? - устало кивнул Степан, хоть повернувшийся к нему спиной Левчук и не мог этого видеть. - Обосновались там одни деятели, еще и с пулеметом, мешали спокойно дорогу перейти. Пришлось обидеть немного.
        - Справился? - судя по тону, Семен Ильич привычно ухмылялся в усы.
        - Нет, блин, за собой притащил! Левчук, кончай попусту языком молоть, рассказывай! Наши все целы? Пленный что?
        - Да целы, целы, ни у кого ни царапины. И румун тоже живехонек, чего ему сделается, вражине? Всю дорогу топал, как заведенный, только зыркал зло. Ну, да мне на его зырканье, сам понимаешь, плюнуть да растереть.
        - Интересно, как там в Глебовке вышло? Хоть не зря мы почти весь тротил растратили?
        - А вот это - точно не зря! - широко улыбнулся старшина, останавливаясь и оборачиваясь к морпеху. - Я, покудова тебя дожидался, с высоты весь поселок в бинокль как на ладони наблюдал. Знатно рвануло, похоже, все наши мины сработали. С твоей все и началось, а следом уж и остальные. До сих пор полыхает, видать, бензин разлился. Так что засиживаться нам тут никак нельзя, слишком уж нашумели.
        - Или наоборот, - задумчиво хмыкнул старлей. - Вот как раз сейчас им абсолютно точно не до нас. Хотя, ты прав, как в народе говорится, лучше перебдеть, чем наоборот. Снимаемся и валим отсюда. Долго нам еще?
        - Дык, все, пришли мы, спускайся, только аккуратненько, склон крутой…
        Разведчики встретили возвращение командира с явным облегчением на лицах - похоже, до последнего не верили, что тот вернется целым и невредимым. Аникеев так и вовсе расплылся, было, в широкой улыбке, тут же, впрочем, напустив на себя донельзя серьезный вид.
        Оглядев бойцов, старший лейтенант пожал плечами:
        - Да нормально все, мужики, мне уж не впервой, вон, тарщ старшина не даст соврать. Везет мне отчего-то, сам не знаю, с чего вдруг так. Ну, и чего расселись? Снимаемся и дуем отсюда в темпе вальса. Километра с два топаем напрямик, затем повторяем недавний финт. К Абрау-Дюрсо выйдем с запада, подберем место поукромней и встанем на дневку. Если ничего не случится, война на сегодня отменяется, исключительно наблюдение и разведка. Прошерстим окрестности, по результатам - определимся с дальнейшими планами. Вопросы, соображения?
        - Не имеется, - как уже бывало, ответил за всех Баланел. - Кроме одного: пленного с собой потащим? Может не выдержать, в офицерских сапожках по этим лесам шибко не побегаешь.
        - Пленного? - переспросил старлей, размышляя. Да, Никифор прав, особого смысла и дальше тащить его с собой нет. Более того, это еще и опасно: мало ли что произойдет по дороге? Появятся, откуда ни возьмись, помянутые Левчуком горные стрелки, свяжут группу боем… Кто может гарантировать, что румынскому офицеру не удастся под шумок сбежать? А ведь он видел бойцов, знает численность группы. Даже если и на самом деле не понимает ни слова по-русски, может примерно просчитать, куда они идут. Прав старший сержант, однозначно прав: допрашивать его нужно прямо сейчас.
        - Никифор, а в каком он, кстати, звании? «Локотенент-колонел» - это чего означает? Ты ж наверняка в курсе?
        - Так подполковник это по-нашему, - не задумываясь, ответил разведчик. - Мне тарщ старшина документ его показал, там так и написано, «подполковник Ионел Петреску». Десятая пехотная дивизия. А вот кто он такой? Вот тут-то самое интересное, командир. Не простой он офицер - разведчик. Военная разведка, такие дела. Ну, так чего, тарщ старший лейтенант, отведем за кустики - да и допросим быстренько? А затем - того? Приказывайте, язык я хорошо знаю, мне что молдавский, что румынский - без разницы?
        От услышанного у Алексеева даже голова слегка закружилась: вот это они влипли. Ухитрились, сами того не желая, захватить целого подполковника военной разведки! Разведки, мать ее румынскую за ногу, разведки! Да еще и с портфелем каких-то документов в придачу! Самое смешное, Баланел, похоже, и сам не понял, что только что сказал, и что это означает, да и остальные бойцы тоже, разве что Левчук подозрительно нахмурился.
        А означает это конец их разведвыходу, поскольку рисковать ТАКИМ пленным они никакого права не имеют. Вообще никакого. И просто обязаны немедленно возвращаться обратно. Значит, аэродром - если он, понятно, существует - продолжит существовать, и на головы защитников плацдарма будут и дальше падать фугасные бомбы, и вовсе не факт, что новая группа сумеет до него добраться…
        Ох, что ж делать-то, как поступить?! Ну почему этот «локотенент» не оказался простым пехотным - да хоть бы и штабным - офицером? Выпотрошили бы сейчас быстренько, благо учили на спецзанятиях, как именно это делать, да и прикопали тихонечко, отправив комбату соответствующую радиограмму. Вот только хрен на рыло, профессиональный разведчик даже при экстренном потрошении всего, что знает, не скажет, просто не сумеет вспомнить, загибаясь от боли, тут нужно серьезным спецам вдумчиво и не спеша работать. А ведь решение нужно прямо сейчас принимать, вот в эту самую минуту…
        - Левчук, на два слова. Остальным быть готовыми к выходу. Баланел, от пленного с этой секунды ни на шаг, отвечаешь башкой.
        - Вот такие дела, Ильич, - морпех буквально в нескольких словах обрисовал старшине ситуацию. Заодно и свои соображения насчет аэродрома выложил, рассказав и про неподтвержденные данные авиаразведки, и про то, что Кузьмин об этих планах не в курсе. - Спрашиваю, как своего заместителя и просто старшего товарища: что думаешь?
        - Да я сразу все понял, командир, это остальные еще не дотумкали. Возвращаемся, значит?
        - А если там и на самом деле аэродром имеется, если не ошиблись наши летуны? Сколько наших каждый день под бомбами гибнет, сколько кораблей эти сволочи топят? Не могу я уйти, понимаешь?! Не вернемся мы уже сюда, вот как хочешь меня понимай, но предчувствие у меня такое - не вернемся. По-крайней мере, я - так уж точно не вернусь.
        - Помирать, что ль, собрался? - сверкнул взглядом из-под насупленных бровей старшина. - Так, ежели так, я тебе мозги живо вправлю, а потом могу и под трибунал, за рукоприкладство к старшему по званию. Дальше передовой все одно не сошлют, а мы и так на переднем крае.
        - Ильич, ну хоть чушь не мели, и без того голова кругом, - поморщился Степан, сдерживаясь, чтобы не выматериться последними словами. - Да не собираюсь я помирать, не собираюсь, разве что до усрачки героически и под фанфары! Я ж с тобой просто по человечески советуюсь, поскольку впервые в жизни тупо не знаю, как поступить! Понимаешь?!
        - Не дергайся, командир, и не ори, бойцы услышать могут, а это неправильно. Обдумал я уже - группу разделить придется. Трое нехай пленного тащат, пока германцы район наглухо не перекрыли, глядишь, успеют. А в радиограмме попросим помощь им навстречу выслать, ежели что, отвлекут фрица. Ты с ними и пойдешь, а уж я постараюсь с аэродромом разобраться. Рацию нам оставишь, понятно, вам она только мешать станет. Ну, нормально Левчук придумал, согласен?
        - Полностью согласен, - кивнул старший лейтенант. - Но с одним небольшим уточнением: с пленным пойдешь ты. Тише, не сверкай глазами, извини, но это приказ. Который, как устав говорит, не обсуждается. Прости, Семен Ильич, но я знаю, что делаю. Так будет лучше, поверь. Ну, если ты мне, конечно, доверяешь…
        - Составляй радиограмму, передадите, когда мы подальше уйдем. Баланела с собой заберу, переводчик может понадобиться. И Ваньку, он тебе без особой надобности.
        - Согласен, - облегченно кивнул Степан. - Ни снайпера, ни танкиста я б тебе и так не отдал, про радиста и говорить нечего. Смотри только, чтоб Никифор румына не прибил, шибко злой он на них.
        - А то сам не знаю, - невесело ответил товарищ. - Не прибьет, а коль нужно будет, я с ним беседу проведу, проникнется. Все, старшой, коль мы с тобой все порешили, пиши эрдэ[1], времени нет - до рассвета мы должны хотя бы километров с пять отмахать, а нам еще крюк давать…
        [1] здесь: радиограмма.
        Глава 7
        «РОДСТВЕННИК»
        Малая земля, 7 февраля 1943 года
        Радиограмма от возглавляемой старшим лейтенантом Алексеевым разведгруппы пришла во внеурочное время, что Кузьмина не удивило - подобное было предусмотрено заранее. Неразумно жестко привязывать отправленных в свободный поиск диверсантов к конкретному сроку выхода в эфир. Удивило ее содержание:
        «Странник-1» - «Хромому». Жег костер квадрате 25 -18, оставил много горелого металлолома. Кабинет директора тоже сгорел. Населения мало, вероятно, уехали поближе к пляжу. Воздух! Встретил цыгана из Бухареста, недавно приехал, вез мешок старых газет. Мешок большой, утащить можно, но от помощи не откажемся. Цыган старый, будет звездопад, сравняетесь в возрасте. Утверждает, что родня тому, кого я дома не дождался, двоюродный брат. Говорит, в армии служил. Слезно прошу встретить квадратах 20 -15, 20 -17, сам может не дойти, устанет. С ним трое местных, остальные остались еще погулять. Здоров, не кашляю. Родственников не встречал. Ответного письма пока не жду, почта плохо работает. Конец связи» .
        Капитан третьего ранга отложил листок с расшифровкой и задумался. Первая часть сообщения - равно как и последняя - ни малейших сомнений не вызывала. Разведчики провели диверсию в Глебовке, уничтожили много автобронетехники, сожгли штаб местного гарнизона, убедились, что значительных сил противника в поселке нет, вероятно, отправлены в район плацдарма. Потерь не имеют, следов воздушного десанта не обнаружили. А вот насчет «старого цыгана»? Нет, согласно оговоренным с Алексеевым кодовым словам и фразам, никаких сомнений, что речь идет о румынском подполковнике, захваченном вместе с какими-то ценными документами. Но вот кто он конкретно такой, и отчего Алексеев настаивает на встрече (слово «слезно» как и раз и означает категорическое требование о немедленной помощи) возвращающейся из вражеского тыла группы? Еще и эта странная фраза про того, кого он дома не дождался?
        Комбат замер: ну, конечно, как же он сразу не догадался! Кого старлей дома, то бишь, на плацдарме, не дождался? Контрразведчика, понятно, потому и «родня»! Двоюродный брат, служивший в армии? Двоюродный, то есть двойка или половина. Делим слово напополам, получаем «контр» и «разведка»… твою мать, это что ж получается, Степан подполковника румынской разведки с документами в плен взял?! Да еще и только что прибывшего из самого Бухареста?! Вот так ничего себе… ну он и везучий, этот странный старший лейтенант! А вот группу он зря разделил, вместе больше шансов отбиться, коль фашист на хвост упадет. С другой стороны, издалека легко рассуждать, что зря, а что нет. Алексееву наверняка виднее - раз принял такое решение, значит, имеет на то достаточно веские основания. Видать, хочет все-таки выяснить, что в районе Абрау-Дюрсо происходит - командованию сейчас любая информация оттуда крайне важна, поскольку вообще никакой не имеется.
        Ну, что ж, не станем терять времени. Нужно немедленно распорядиться насчет нескольких боевых групп по три-четыре бойца и часика через два выслать в указанные квадраты. Пусть подберут позиции, замаскируются и ждут, времени пока достаточно. Если разведчики все-таки притащат за собой преследователей, прикроют, обрубая «хвост» и обеспечивая безопасный переход на плацдарм.
        Олег Ильич на несколько секунд задумался, глядя на лежащий на столе листок с расшифровкой. Сообщить на Большую землю? Нет, пожалуй, рано. Если группа - тьфу-тьфу, через плечо, - не дойдет, этим он только подставит старлея. Поскольку виноватым в любом случае сделают Алексеева - мол, неверно оценил обстановку, разделил отряд, не предусмотрел, не продумал. Так что погодим пока. Вот когда «язык» целым и невредимым окажется в этом самом блиндаже - тогда и радирует. За шифромашиной вон отдельный бронекатер прислали, под прикрытием аж целого эсминца - тут, поди, тоже не пожадничают, обеспечат безопасную эвакуацию.
        Обернувшись на стук двери, капитан третьего ранга призывно махнул вошедшему в блиндаж Куникову:
        - Где тебя носит, когда нужен, уж хотел посыльного на поиски слать? На, вот, почитай, кого наш старлей в плен прихватил.
        - Это который? Тот, что тебя у фрица отбил, а сам вместе с танком подорвался? Фамилию, правда, запамятовал. Постой, Ильич, так он же вроде как в госпитале, с контузией? Или вовсе уже на той стороне бухты?
        Кузьмин усмехнулся, протягивая майору радиограмму:
        - Ты читай, читай. А фамилия его Алексеев, и не в госпитале он, а где-то в районе Абрау-Дюрсо.
        Цезарь Львович быстро пробежал текст взглядом, хмыкнул:
        - Однако! Впечатляет. Добро, что делаем?
        - Так, понятно, что - распорядись насчет групп для встречи, пусть собираются. И давай-ка мы с тобой пока вот это, - Кузьмин кивнул на листок, - особо афишировать не будем. Цыплят, как в народе говорят, по осени считают, а пленных - по факту их наличия в расположении. Согласен?
        Куников, не сдержавшись, фыркнул:
        - Сравнения у тебя, однако! Да согласен, понятно. Сейчас распоряжусь.
        - Вот и ладненько, - комбат скомкал бумажку с расшифровкой, чиркнул спичкой. Дождавшись, пока листок разгорится, бросил его в закопченную консервную банку, заменяющую пепельницу. - Надеюсь, ребята и в этот раз не подкачают…
        ****
        Окрестности Абрау-Дюрсо, 7 февраля 1943 года
        Пока все шло, как и задумывалось. Позволив старшине с пленным отойти подальше, ненадолго остановились, отправив Кузьмину вторую радиограмму. Получив подтверждение, резко сменили направление, снова наматывая лишние километры и сбивая с толку возможных преследователей. Повторять подобное еще раз Степан не собирался ни при каких обстоятельствах: один и тот же маневр может позволить опытному противнику просчитать почерк группы. Но пока разведчики действовали по прежнему плану.
        Откровенно говоря, старлей втайне надеялся, что фрицы сочтут нападение на Глебовку работой воздушных десантников - в его истории эти героические парни и на самом деле неслабо пошумели в окрестностях, устраивая засады на дорогах и всеми силами кошмаря зазевавшихся гитлеровцев. Хотя в сам поселок, насколько он помнил, они так и не проникли. Но фашисты-то об этом не знают!
        Правда, есть и еще кое-что: в районе Абрау-Дюрсо, если память не подводит, д е санты тоже отметились, так что ухо нужно держать востро - глупо попасть в сети, расставленные вовсе не на тебя. Потому, как он и говорил, война на сегодня отменяется - исключительно наблюдение. Да и отдохнуть стоит, ночь и начало нового дня оказались весьма насыщенными, и как станут развиваться события дальше никакой ясности не было. Собственно, главное, с аэродромом определиться. Если он существует, стоит планировать новую боевую операцию, если нет - можно будет ограничиться только разведкой.
        В очередной раз сверившись с картой (рассвет уже окончательно вступил в свои права, так что даже фонарик не понадобился), старший лейтенант остановил поредевшую наполовину группу:
        - Все мужики, похоже, дотопали. Вон за той вершинкой, как я понимаю, это шампанское царство и находится. Мелевич, Ивченко, пробежались по округе, только тихонечко, чтоб ни одна ветка, ни один сучок! Осмотреться, подыскать место для дневки. Прохоров, со мной.
        - Тарщ старший лейтенант, а вопрос можно? - подал голос Ивченко, сбрасывая вещмешок и с наслаждением потягиваясь. Снайперскую винтовку он при этом из рук так и не выпустил. - А почему шампанское царство-то?
        - Эх ты, темнота, - ухмыльнулся морпех - настроение после того, как они вышли в заданную точку повысилось. - Да потому, что тут еще с конца двадцатых годов делают… ну, в смысле, до войны делали наше знаменитое советское шампанское! Производство которого сам товарищ Сталин еще в тридцать шестом одобрил, чуть ли не лично!
        Большим любителем игристого вина старлей не был, в армии подобные напитки особо не привечают, не старорежимные гусары, чай, разве что по символическому бокалу по праздникам, просто однажды оказался в этих краях на экскурсии. Вот и запомнил кое-чего - из чистого любопытства, понятно. Хотя посещение заводских подвалов с последующей дегустацией продукции - читай, халявой - оказалось довольно, гм, познавательным.
        - Ну, если сам товарищ Сталин, тогда конечно, - согласился ефрейтор. - Хотя, не понимаю я этого шампанского - шипучка, да и только. Бабский напиток, одним словом. И в нос пузырями шибает. Не, лимонад вкуснее.
        - Вкуснее - это ежели водки под рукой не имеется, - завершил короткий спор бывший танкист. Прохоров промолчал, пряча улыбку - судя по всему, с предыдущим оратором он был согласен.
        - Пошутили? Молодцы. А теперь разбежались, приказ никто не отменял. Полчаса на все про все, затем перекусим, отдохнем - и за работу. Если кто запамятовал, мы, вообще-то, в тылу противника, притом глубоком…
        - Как жопа! - коротко заржал Ивченко, тут же, впрочем, осекшись. - Виноват, тарщ лейтенант! Все, нет меня, убег выполнять важное задание командования.
        - А я, значит, снова на месте сиднем сижу? - угрюмо осведомился Прохоров, аккуратно прислоняя радиостанцию к замшелому комлю ближайшей сосны. - Все воюют, фрица бьют, а главстаршина только ящик таскает, да антенну разворачивает-сворачивает…
        - Вот скажи, Егор Батькович, - старший лейтенант с наслаждением вытянулся на земле. Уставшее тело ныло, казалось, каждой мышцей и связкой. Хотелось расплыться по холодной земле, усеянной пожелтевшими, хрупкими от мороза сосновыми иголками, и отключиться минуток, эдак, на девяносто. Вот только нельзя расслабляться, никак нельзя. Да и какой из него боец после полутора часов на холодной земле? Пламенный привет почкам, как говорится… - Качественного мы «языка» сегодня спеленали? Будет от него нашим польза, когда они его на допросе разговорят, да до самого донышка вывернут? Разведчик же все-таки, не каптерщик какой.
        - Шутите, товарищ старший лейтенант? - возмутился, хмуря кустистые брови, боец. - Понятное дело, будет. Да еще какая! Главное, живым дотащить.
        - То-то и оно. А шансы благополучно дотащить после твоей радиограммы у Левчука значительно возрастают. Диверсанты без связи, понятно дело, тоже серьезная сила, но со связью - сила вдвойне. Потому и радиста всеми силами сохраняют, вон, как ты свою шарманку бережешь. В плен-то тебе никак нельзя, знаешь ведь?
        - Да уж знаю, - насупился Прохоров. - Как будто я им сам сдамся! Последний патрон - мне, последняя граната - ей, - главстаршина любовно похлопал по зеленому боку ящик радиостанции.
        - Ситуации всякие, случаются, Егор. Может и взрывом случайным оглушить - да мало ли? И тогда любой из нас должен будет… ну, ты понял. А это ох, какое непростое дело, в товарища своего стрелять, не каждый и потянет. Потому и держат радиста до последней возможности в безопасности.
        - Понял я все, - пробурчал Егор. - Что вы со мной, как с ребятенком каким, ей-ей! А то сам не понимаю! Просто обидно немножко. Разве ж я виноват, что на флоте в «семерке»[1] служил и радиодело, как свои пять пальцев, знаю?
        - Вот, кстати, насчет ребятенка… Левчук говорил, ты детдомовский? А родители где? Нет, если не хочешь, не отвечай, дело личное, в душу лезть не стану.
        Уже задав вопрос, старший лейтенант неожиданно подумал, что, возможно, и не стоило ни о чем спрашивать. Судя по возрасту, родился Прохоров в самом начале двадцатых, а времена тогда были лютые. Вдруг он, сам того не желая, сейчас случайно затронул то, о чем боец всеми силами старается забыть, выбросить из памяти?
        - Да мне скрывать-то нечего, - спокойно пожал плечами радист, вытягивая из кармана кисет. - Закурить разрешите, тарщ командир?
        - Травись, коль охота. Сам я не по этому делу.
        Уверенно свернув самокрутку, Прохоров прикурил от самодельной бензиновой зажигалки, изготовленной из гильзы от ДШК - подобные Алексеев только в музее и видел. С наслаждением выдохнув клуб вонючего махорочного дыма, продолжил рассказ:
        - Батька мой на Гражданской погиб, уже под самый конец - мать тогда еще брюхатой ходила. А как меня родила, так и сама через полгода от тифа померла. Другой родни не имелось, так в детдоме и оказался. Спасибо, хоть фамилия семейная сохранилась. Ничего, спасибо Родине - спасла, выходила, образование дала. Срочную на ЧФ служил, дальше, понятно, война. Помотало, покидало, в итоге тут оказался… вот как-то так.
        - Понятно, - кивнул Степан, пораженный, насколько спокойно, между делом, без малейшего надрыва и псевдопатриотического угара, была произнесена фраза о Родине. «Спасла, выходила, образование дала». Просто констатация факта. Непреложного, как законы мирозданья. Наверное, в этом-то и была главная сила этих людей, его предков. Та самая сила, что оказалась крепче крупповской брони и прочего орднунга вкупе с сумрачным тевтонским гением.
        Да твою ж мать… аж в глазах защипало, блин! Эх, когда ж они все-таки свернули куда-то не туда? После внезапной смерти Сталина и восхождения на трон лысого кукурузника сотоварищи? Да, скорее всего, именно тогда. И после сомнительных хрущевских «реформ» уже вряд ли можно было что-то всерьез изменить - разве что полностью отстранив от власти всемогущую компартию. Речь, понятное дело, не про рядовых бессребреников-коммунистов, тех, что перед своей последней атакой оставляли в окопе записку «если погибну, прошу считать меня коммунистом», а именно что про партийных бонз, стремительно начавших набирать вес, становясь местечковыми князьками, как раз во времена Хрущева.
        Вон, того же незабвенного Леонида Ильича взять - не раз бывал на плацдарме, воевал, едва не погиб, когда подорвался сейнер, на котором он шел к Малой земле… вот только, сумел бы даже он что-либо изменить после прихода к власти? Или правильнее сказать, захотел бы? Решился бы пойти против системы ? Не факт, вовсе не факт. Ухитриться каким-то образом все-таки пересечься с Брежневым на плацдарме? А зачем, собственно? Рассказать о печальной судьбе Советского Союза, недальновидной политике коммунистической партии, туевой хуче совершенных после смерти Иосифа Виссарионовича ошибок и просчетов, перед тем представившись гостем из далекого будущего? Угу, очень смешно, обхохотаться просто. Прямо аж до икоты.
        Самое обидное, какие бы изменения в ход исторических событий он не внес, в глобальном смысле ровным счетом ничего не изменится. До товарища Сталина ему, словно герою очередного попаданческого романа, не добраться, да и не поверит тот - доказательств-то никаких нет, одни только слова. А словам, ежели историки не врут, Вождь не особо верил.
        Да и хреновый из него советчик, собственно говоря: «Вы, Иосиф Виссарионович, главное, Никитку расстреляйте. Ну, и Горбачева с Ельциным заодно. Им, правда, сейчас лет по двенадцать всего, но вы все равно расстреляйте, я в интернете читал, что в ваше время всех подряд к стенке ставили, иногда даже по нескольку раз. Целых стопиццотмильенов в лубянских подвалах расстреляли, а потом в ГУЛАГ отправили»… Еще смешнее.
        Нет, что-то важное он в любом случае вспомнит - историю Великой Отечественной в училище изучал, и занятия не прогуливал. Вот только на календаре уже сорок третий, так что и командирскую башенку, и промежуточный патрон (или что там еще авторы попаданческой фантастики всеми силами стремились донести до Самого?) и без его вмешательства введут. А вот насчет послевоенного времени? Это уже сложнее… ну, новые нефтяные месторождения в Сибири и Татарстане, якутские алмазы, залежи урановых руд в Узбекистане и других республиках СССР. Особыми познаниями в экономической географии Степан похвастаться уж точно не мог, помнил исключительно то, что осталось в памяти после школы. Так что сейчас ему, скорее, стоит думать, что он местному особисту рассказывать станет, когда они, наконец, встретятся. Поскольку избежать этой встречи вряд ли удастся: не до осени ж ему по немецким тылам шляться?
        Морпех невесело усмехнулся: ну, не готовился он становиться попаданцем, не готовился! Просто жил, учился, Родине служил. А оно вон как вышло…
        - Что загрустили, тарщ старший лейтенант? - подал голос радист, докурив. Выкопав каблуком небольшую ямку, Прохоров бросил туда окурок, заровнял место подошвой. - Про своих, поди, вспомнили?
        - Типа того, - неопределенно дернул плечами морпех, возвращаясь в реальность. - Егор, только ты меня про семью ничего не спрашивай, ладно? Не положено мне рассказывать, подписку давал. А врать товарищам я не приучен, неправильно это. Потом как-нибудь.
        - Так оно понятно, - серьезно кивнул тот. - Главное живым вернуться, остальное неважно. Похоже, наши возвращаются, слышите?
        - В том-то и дело, что слышу, - рывком бросив тело в горизонтальное положение, старлей привычным движением сдвинул предохранитель. - А ведь предупреждал, чтоб ни ветка не колыхнулась, ни сучок не треснул! Странно как-то… Егор, давай за дерево, левый фланг твой. Я - справа. И, что бы ни случилось, без приказа не стрелять. Все, замерли!
        Ждать пришлось недолго. Густые даже по зимнему времени кусты в нескольких метрах затрещали, и на открытое место вышел - почти вывалился, пошатнувшись и с трудом удержав равновесие, - боец с автоматом в руках. Темно-серый, в клочья изодранный на коленях комбинезон, поверх него - стеганая ватная куртка, перепоясанная портупеей. На голове - прыжковый шлем, за плечами вещмешок. Из всего полезного обвеса - только одиночный подсумок с запасным диском, ножны и чехол от МПЛ-50, отчего-то пустой. Лицо почти черное от грязи и копоти, только зубы да белки глаз выделяются.
        Ну что ж, вот и «родственник» пожаловал - все-таки нашли они, стало быть, следы пропавшего воздушного десанта. Интересно, он один - или остальные где-то прячутся, выслав товарища на разведку?
        Быстро оглядевшись, десантник расслабился, убеждаясь, что оказался в безопасности - и в этот миг его взгляд зацепился за стоящую у сосны рацию. Изменившись в лице, рывком ушел в сторону, снова вскидывая опущенное, было, оружие.
        «Только не пальни сдуру, всех спалишь, и своих, и моих!» - мысленно буквально взвыл Степан, подавая Прохорову знак оставаться на месте и ничего не предпринимать. Тот кивнул, подтверждая. - «Главное тихо отработать и пацана не шибко помять, он и без того едва на ногах держится, то ли ранен, то ли устал до безумия».
        Сделав еще пару шагов, боец замер, недоверчиво осматривая радиостанцию. Прислонив к сосне автомат, старлей напрягся. Самое время - до него всего-то метра три, стоит спиной. В два бесшумных прыжка преодолев разделяющее их расстояние, Алексеев навалился сзади, первым делом выкручивая из рук оружие. Подсек под колени и повалил, прихватив шею нежданного гостя локтевым сгибом. Ни выстрелить, ни вскрикнуть нежданный гость не успел. Придавив к земле, яростно зашептал в прикрытое клапаном шлема ухо:
        - Тихо, братишка, тихо, не дергайся! Свои мы, разведка с Мысхако! Морская пехота. Да не дергайся, сказал!
        - Отпусти, гад, - сдавленно просипел тот. И добавил, видимо осознав услышанное:
        - Точно свои?
        - От гада слышу, - парировал старлей. - Были бы чужие, ты б уже остывал с ножом в бочине. Ну, могу отпускать? Орать не станешь? Фрицы услышат - всем кранты.
        - Не стану, - поколебавшись пару секунд, согласился десантник.
        Отпустив парашютиста, Степан поднялся на ноги и протянул растирающему шею парню руку:
        - Давай помогу.
        - Сам справлюсь, - зло буркнул тот, неуклюже поднимаясь на ноги. Его заметно покачивало, пришлось даже опереться ладонью о ближайшую сосну.
        - Ты б присел лучше, - озаботился морпех, вызвав очередной злой взгляд из-под насупленных бровей.
        - Разберусь…
        Но совету все же последовал, подобрав автомат и прижимаясь спиной к шершавому комлю. С наслаждением вытянув ноги, с вызовом взглянул на старлея:
        - Вы б хоть представились, коль свои?
        - Да без проблем, - улыбнулся старлей, подсознательно ощущая, что лед недоверия если еще не сломан, то уж точно пошел глубокими трещинами: то, что ему позволили взять оружие, десантник оценил. - Командир разведывательно-диверсионной группы старший лейтенант Алексеев. А зовут меня Степаном. Подходит?
        - Виноват, - боец сделал попытку подняться на ноги, но был остановлен коротким жестом морпеха, «сиди, мол». - Сержант Федор Карасев[2]. Разрешите вопрос? А остальные ваши разведчики где?
        - Сейчас появятся, не переживай. Егор, ты там, в кустиках не заснул? Покажись товарищу воздушному десантнику.
        - Так вы знаете, кто я? - захлопал глазами Карасев, глядя на подходящего Прохорова.
        Старлей пожал плечами:
        - Понятно, знаю, если одна из наших задач - связь с вами установить. Ну, что, теперь веришь, или еще доказательства нужны?
        - Да верю, что уж там.
        - Вот и хорошо. Ты один сюда пришел, или еще и другие есть?
        Поколебавшись, десантник ответил:
        - Один. И еще двоих фрицы в плен взяли, в поселок увезли. Что с ними - не знаю, возможно, живы еще.
        - Добро, попозже ты мне об этом еще расскажешь. Насколько понимаю, вы в районе Абрау-Дюрсо разведкой занимались?
        - Так точно. Ночью планировали диверсию на аэродроме устроить, да на немцев напоролись. А боеприпасов у нас уже маловато оставалось, вот с ходу и не отбились. Мне удалось вырваться, а вот пацанам…
        - Стоп, - резко оборвал десантника Степан, быстро переглянувшись с радистом. - Получается, есть здесь все-таки аэродром? Уверен?
        - Так точно, есть, лично наблюдал. Мы его случайно обнаружили - заметили, что самолеты фашистские уж больно часто туда-сюда летают, вот и пошли проверять…
        [1] Прохоров имеет в виду, что на флоте служил в БЧ-7 - радиотехнической.
        [2] Фамилия изменена автором. В реальной истории сержант ВДВ Федор Елисеевич Карась пропал без вести, не вернувшись с боевого задания, вероятнее всего - где-то в районе Абрау-Дюрсо.
        Глава 7, дополнение
        Снова негромко стукнула дверь, и в блиндаж, пригнув голову, спустился незнакомый офицер. Высокий и плечистый, во влажно отблескивавшей плащ-палатке с откинутым на спину капюшоном. «А ведь дождя снаружи нет» - автоматически отметил Кузьмин. - «Значит, морем прибыл, недавно как раз суда с Большой земли пришли».
        - Здравия желаю, товарищи! - оглядев командиров цепким взглядом, поприветствовал тот. - Капитан государственной безопасности Шохин. Ну, я и продрог, море нынче уж больно холодное! Разрешите?
        Не дожидаясь ответа, гость сбросил плащ-палатку и решительно подошел к жарко растопленной буржуйке. Согревая покрасневшие от холода ладони, улыбнулся:
        - Ох, здорово-то как…
        - Капитан третьего ранга Кузьмин, - переглянувшись с майором, представился комбат.
        - Майор Куников.
        - Вот, стало быть, и познакомились, товарищи, - вполне дружелюбно ответил тот, отворачиваясь от печки. - Вы уж простите, что так вот ворвался - и вправду до костей замерз. Еще и водичкой при высадке окатило - снаряд немецкий близко рванул. Кстати, мне про вас много чего хорошего рассказывали, мол, настоящие герои, и плацдарм отстояли, и людей сберегли. Чайком-то хоть угостите?
        - Это можно, - кивнул Олег Ильич. - И чай имеется, и даже сахар - как раз вчера с той стороны перебросили. А вы к нам по какому делу, товарищ капитан госбезопасности? К Эдуарду Палычу в помощь? Так нет его сейчас, где-то на позициях.
        - Ну, с ним я, понятно, тоже повидаюсь, - уклончиво ответил Шохин. - Ладно, к чему вокруг да около ходить? Мне бы, товарищи офицеры, со старшим лейтенантом Алексеевым пообщаться! Желательно немедленно. Подскажете, где его найти можно?
        - Так опоздали чуток, товарищ капитан.
        - Убили?! - изменился в лице Шохин.
        Кузьмин поморщился:
        - Да нет, живехонек - тьфу-тьфу, конечно, чтоб не сглазить. На разведвыходе он, за линией фронта. В районе Абрау-Дюрсо, если точно.
        - Плохо, - тяжело вздохнул особист, оглядываясь, куда бы присесть. - Уж больно переговорить мне с ним нужно. Время возвращения группы оговаривали? Связь с ними имеется?
        Кузьмин поставил перед гостем кружку с чаем, пододвинул картонку с крупно наколотым рафинадом:
        - Разведчики в свободном поиске, решение о возвращении принимает командир группы. Радиостанция у них есть, последний сеанс как раз недавно был, доложили, что все в порядке. Дальше на связь станут выходить по мере необходимости, жестко оговоренных по времени сеансов больше не будет.
        Отхлебнув горячего чая, Шохин блаженно прикрыл глаза:
        - Эх, хорошо, аж до самого нутра пробирает! А вот все остальное - плохо, товарищи, хреново даже! Кстати, чем это тут пахнет? Вроде как бумагу какую только что жгли? Вон, и пепел на столе заметен. На самокрутку не похоже, и табачком отчего-то не пахнет…
        Оглядев обоих командиров, особист снова вздохнул, устало потерев ладонью лоб. Поморщился, прежде чем заговорить:
        - Мужики, ну что вы как дети, честное слово? Переглядываются они, лицами, понимаешь, играют. Опытный человек подобные мелочи влет подмечает, а я как раз таки опытный. Да поймите вы, не враг я ни вам, ни этому вашему старлею! И не арестовывать его прибыл, а разобраться кое в чем. Улавливаете разницу? Потому, хватит тут политесы разводить, рассказывайте, что в последней радиограмме было? В той самой, что вы в банке этой спалили. Да и вообще, рассказывайте все, как есть, от и до, как говорится. Неужто не понимаете, что если меня ради какого-то лейтенанта сюда отправили, то дело серьезное и на контроле на самом верху? Так что наливайте и себе чаю, да давайте начнем разговор…
        Глава 8
        АЭРОДРОМ
        Окрестности Абрау-Дюрсо, 7 февраля 1943 года
        К тому моменту, когда возвратились разведчики, Карасев почти успел прикончить банку тушенки с несколькими сухарями, заодно рассказав Степану про свои приключения. Поскольку кое-что из невеселой истории парашютистов старлей помнил из будущего, рассказ сержанта лишь дополнил общую картину. По-крайней мере, стала понятна судьба отправившегося на разведку в район Абрау-Дюрсо отряда из восьми воздушных десантников, в его времени считавшегося в полном составе пропавшим без вести при выполнении боевого задания. Командовал группой старший сержант Михаил Тапер[1].
        Федор рассказал, что на обратном пути бойцы, пересекая дорогу, буквально лоб в лоб столкнулись с немцами. Ну, как с немцами? Фрицы там, понятно, тоже присутствовали, причем на двух мотоциклах и полугусеничном бронетранспортере. А вот сопровождал их казачий разъезд - вроде бы так назывались эти небольшие конные подразделения, применяемые для разведки или охраны? Скорее всего, искали именно их - за двое прошедших суток парашютистам удалось устроить несколько удачных засад, расстреливая и подрывая гранатами вражеский автотранспорт.
        В первый момент от неожиданности опешили обе стороны, после чего начался бой. Удалось уничтожить один из мотоциклов, повредить гранатой бэтээр и подстрелить нескольких казаков (или, как минимум, ранить или убить лошадей, заставляя спешиться). На этом эффект неожиданности свое отработал, и оказавшимся под ружейно-пулеметным огнем десантникам пришлось туго. Четверо погибли практически сразу, остальные рассредоточились по лесу, продолжая отстреливаться. Карасеву удалось уйти невредимым, еще троих - командира группы и младших сержантов Дмитрука и Устименко, раненых или контуженых, поскольку сдаваться парашютисты не собирались, - казаки увезли с собой.
        - Что за казаки такие? - припомнив данное самому себе обещание, осведомился морпех. - Откуда они тут вообще взялись? Не слышал раньше про таких… деятелей.
        - Так из окрестных станиц и взялись, - поморщился, словно от зубной боли, Федор. - Предатели, одним словом. Двадцать лет своими прикидывались, удобного момента дожидаясь да злобу на советскую власть копя. Вот и дождались, гады белогвардейские! - десантник зло сплюнул под ноги, яростно растерев плевок подошвой сапога.
        Мельком подумав, что местные ренегаты вряд ли имеют хоть какое-то отношение собственно к белогвардейцам, Алексеев кивнул:
        - Понятненько, будем знать. А как они хоть выглядят-то? Только не говори, что на лошадях ездят, это я уже понял.
        Шутку сержант не поддержал, мрачно буркнув:
        - Дык, как немцы и выглядят, форма практически один в один. Разве что с шашками да кубанки на головах, но и на тех орел ихний с кокардой пришпилены. Наших шибко не любят, коль в плен захватят, лютуют почем зря, измываются всячески. Я потому и сказал, что не уверен, живы ли еще товарищи мои. Может, и порешили их уже, с особой жестокостью, как умеют…
        - Разберемся, - сжав зубы, отрывисто ответил Степан, как и любой другой нормальный боевой офицер, ненавидящий предателей всех мастей. Это пришедшего на твою землю извне врага можно уважать и даже прощать (после победы и безоговорочной капитуляции, понятно). Поскольку он, как ни крути, здесь чужой . С предателями же такое не проходит - только смерть, без суда и следствия, как говорится. Никакого смысла прощать их нет - единожды предавший предаст снова. - Сумеем - вытащим твоих парней, нет - так отомстим. Нам все одно к поселку идти, осмотримся и на месте примем решение.
        - На аэродром нацелились? - понимающе кивнул Карасев, облизывая ложку, которой перед тем до блеска выскоблил консервную банку. С сожалением поставив опустевшую жестянку на землю, спрятал столовый прибор за голенище сапога.
        - Ну, а куда ж еще? - не стал скрывать морпех. - Больно уж много крови нам на плацдарме эти самолеты портят, нужно окоротить сволочей, пока возможность имеется. Глядишь, и полегче станет - пока фрицы новую взлетную площадку организуют, глядишь, не один день пройдет.
        - А потом?
        - А потом домой двинем, коль живы останемся, - пожал плечами старлей, мысленно помянув новоприобретенного товарища хоть и тихим, но достаточно злым словом: блин, ну кто ж о подобном заранее-то спрашивает?! Плохая ведь примета…
        Прохоров, судя по быстрому взгляду, придерживался такого же мнения, однако завидев незаметно показанный командиром кулак, стушевался, старательно делая вид, что всецело занят своей радиостанцией.
        - Тарщ старший лейтенант, разрешите вопрос? Мы после выброски должны были с морскими пехотинцами, что в Южной Озерейке с кораблей высаживались, соединиться и дальше совместно фрица бить. Вот только ни одного бойца так и не встретили. Не знаете, отчего так? Куда они все запропали-то? Или отменили ту высадку, а нам не сообщили? Связи-то уж вторые сутки не имеется. Вот вы сказали, что с Мысхако сюда прибыли, а ведь там отвлекающий маневр проводился, чтобы фрица обмануть, внимание отвлечь?
        Старлей тяжело вздохнул. Вот, кстати, любопытно, Карасев уж который по счету, кто ему подобный вопрос задает? Неужели снова придется озвучивать набившую оскомину историю про поменявшиеся местами основной и вспомогательный десанты?! Блин, ну надоело же! Хотя теперь у него, по крайней мере, имеется практически железное доказательство собственной «правоты» - та самая радиограмма с Большой земли, принятая при помощи трофейной радиостанции.
        Не пришлось, как выяснилось.
        Вернувшиеся разведчики несколько секунд оторопело разглядывали неожиданное прибавление их небольшого отряда, затем Ивченко, убедившись, что опасности нет и привычным жестом забросив за плечо снайперку, спросил:
        - Тарщ командир, а это кто такой?
        - Тот, кого вы благополучно проворонили, хоть он особо и не скрывался, - хмыкнул морпех. - Ладно, не хмурься, морщины появятся - девчонки любить не станут. Да и не в охранении вы были, а в разведке. Докладывай, как пробежались?
        - Да нормально сходили, место хорошее подыскали, укромное, до темноты нормально отсидимся. И за поселком наблюдать удобно. Но самое главное… - снайпер подозрительно зыркнул на Карасева. Тот в долгу не остался, ответив столь же холодно-подозрительным взглядом.
        - Говори, - поморщился Степан. - От товарища сержанта никаких секретов нет. Если еще не поняли, он из того самого воздушного десанта, следы которого мы ищем. И еще троих бойцов немцы в плен захватили, в поселок увели.
        - Виноват, - стушевался ефрейтор, быстро переглянувшись с Мелевичем. Бывший танкист лишь молча пожал плечами, «мол, делай, как командир говорит». - Одним словом, имеется тут аэродром, про который вы говорили, точно имеется! Не в самом поселке, понятно, примерно на километр-полтора севернее. С той позиции, что мы подобрали, его не рассмотреть, нужно будет поближе подойти. Только не засветло, вокруг немцев с румынами полно, а вот с темнотой можно будет и попробовать. Румын, кстати, тут, похоже, больше.
        - Я покажу, - внезапно подал голос Карасев. - Мы тут все окрестности на брюхе исползали… ну, почти все. Есть там местечко, чтобы безопасно подобраться, даже несколько. Ежели в сумерках выйдем, то перед рассветом в аккурат на месте будем.
        - Добро, - не стал медлить старший лейтенант. - Уходим. Сержант Карасев с этого момента в составе разведгруппы. На первое время прикрепляется в качестве боевого охранения к главстаршине Прохорову, а там посмотрим. Рацию беречь пуще зеницы ока и до самой последней крайности. Вопросы?
        - Никаких, - просиял парашютист, вскакивая на ноги. - Только у меня вот что…
        Щелкнув защелкой, Федор продемонстрировал отсоединенный от автомата магазин с упершейся в боковые загибы пластиной подавателя.
        - Патронов нет, последние спалил, когда от казачков лесом уходил.
        - Понятно, - кивнул Алексеев. - Егор, выдай бойцу пару пачек из своих запасов, все меньше веса тащить. Даю три минуты, как раз пару магазинов успеешь набить, остальные позже снарядишь. Что, так и шел безоружным?
        - Ну, не совсем, - ответил Карасев, с благодарностью принимая от радиста картонные коробки с патронами. И вытащил из-за пазухи «лимонку». - На самый крайний случай берег, чтобы в плен не сдаваться.
        - Влепить бы тебе пару нарядов, - мечтательно пробормотал старлей, припомнив, как недавно скручивал и валил десантника наземь. С гранатой во внутреннем кармане. Со вкрученным запалом, ага. Да еще и с наполовину разогнутыми усиками предохранительной чеки. Твою ж мать…
        - Да за что, тарщ старший лейтенант?!
        - За нарушение правил обращения с осколочными ручными гранатами оборонительного действия! - отрезал Степан. - Вернемся на плацдарм, напомнишь.
        - Есть, - без особого раскаяния в голосе, согласился тот. - Лишь бы вернуться, а уж там, как хотите, так и наказывайте.
        Оглядев разведчиков, Алексеев покачал головой:
        - Мужики, я сейчас не шутил. Еще раз подобное увижу - реально разозлюсь. Сильно. Мы не по городским улицам с девчонкой под ручку ходим. Мы бегаем, падаем, деремся с противником в рукопашной. Зацепится чека за подкладку, выскочит - и сам погибнешь, и боевых товарищей подведешь. Примите к сведению, больше повторять не стану.
        «Угу, а сам-то разве гранаты в кармане бушлата не таскал?» - язвительно осведомился внутренний голос. С трудом подавив желание ответить ему известным сетевым мемом «но это же совсем другое!», Степан махнул рукой:
        - Ладно, проехали. Надеюсь, выводы сделаете. Сержант, закончил? Вторую пачку спрячь в сидор, консервную банку туда же, потом прикопаешь. Все готовы? Ивченко, дуй вперед, дорогу показывай, Мелевич, замыкаешь. Все, потопали…
        ****
        Абрау-Дюрсо, а в описываемые времена - винодельческий совхоз - располагается на берегу незамерзающего озера с чуть мутноватой известковой водой, в месте впадения в него небольшой реки Абрау, вероятнее всего некогда и послужившей причиной его образования. Хотя споры о том, каким именно образом появилось одно из крупнейших пресноводных озер Большого Кавказа, ведутся до сих пор. До центра Новороссийска отсюда меньше пятнадцати километров по прямой, до морского побережья, как уже говорилось, около пяти. Вокруг - изрезанные балками и оврагами невысокие пологие горы, покрытые густой растительностью, и множество виноградников.
        По крайней мере, так или примерно так было тогда, когда Алексеев побывал здесь на экскурсии.
        Наблюдаемая же в бинокль картина достаточно сильно отличалась от воспоминаний старшего лейтенанта. Да на карте поселок занимал куда меньшую площадь, нежели ожидал Степан, побывавший здесь через семьдесят с лишним лет. Кстати, а вот любопытно: стоит ли говорить об этом в прошедшем времени? «Побывавший», блин! Как он мог здесь побывать , если до этого события еще больше семи десятилетий?! Если даже его родители еще не появились на свет?!
        Несмотря на то, что морпех уже давно смирился с фактом собственного попадания в далекое прошлое, признав все происходящее как данность, он до сих пор путался в этих самых понятиях - «было», «будет». Причина внезапно поменялась местами со следствием. То, что казалось ему давным-давно свершившимся и пережитым, внезапно превратилось в нереально-далекое будущее. И осознать подобные изменения было, ну, скажем так, непросто. Поскольку его собственное прошлое для всех ныне живущих являлось будущим, а их же будущее для него - прошлым. От подобных мыслей даже голова немного закружилась. Нет уж, лучше о подобном вовсе не думать, иначе тупо с катушек съедешь! Как не думал, усилием воли запретив себе подобные воспоминания, про оставшуюся где-то там, в будущем (или все-таки в прошлом?), семью - отца, мать, младшую сестру. Тьфу ты, вот опять…
        Раздраженно помотав головой, морпех снова поднес к глазам бинокль.
        Впрочем, без толку - все, что можно, он и без того разглядел. А большего, несмотря на обещание Ивченко про «удобное для наблюдения место», отсюда не рассмотришь. Подбираться же ближе точно не стоит: после недавней акции в Глебовке в поселке определенно неспокойно. И румынских патрулей на улицах полно - в этом разведчики не ошиблись, характерные каски и шинели отлично различимы даже с такого расстояния, - и какие-то тентованные грузовики туда-сюда шастают. То-ли подкрепление подвозят, то-ли вовсе наоборот, перебрасывают силы в сторону атакованного поселка. Хотя, кто его знает, что все это на самом деле означает? Может, у фашистов тут какой-нибудь местный пункт боепитания - как минимум, одну гаубичную батарею на высотке за селом Степан, несмотря на маскировку, точно срисовал. Наверняка, из тех, кто в ночь на четвертое число лупил по Озерейке.
        Так что - ну его нафиг, с темнотой пойдем сразу к аэродрому. Если Карасев ничего не перепутал, часикам к трем-четырем утра будем на месте. Осмотримся, примеримся, прикинем, как говорится, фольклорный корнеплод к носу… а уж там - по-обстоятельствам. Нет, захваченных в плен парашютистов, понятно, жаль. Но, во-первых, вовсе не факт, что они еще живы, а во-вторых - у группы свое задание. Да и соваться впятером в буквально кишащий противником поселок - откровенное самоубийство и преступная глупость. А сержант? Должен понять. Да, скорее всего, уже и понял. Поскольку, понаблюдав за бывшим винодельческим совхозом минут с десять, вернул, так и не произнеся ни слова, бинокль и уполз в сторону уютной балочки, где разведчики обосновались на дневку.
        Дождавшись смены, Степан двинулся следом: нужно было поесть и отдохнуть, поскольку ночь и начало грядущего дня обещали быть весьма насыщенными событиями. Да и план атаки аэродрома следовало хотя бы в общих чертах набросать. Пока исключительно по воспоминаниям десантника, которого старлей сразу же заставил набросать по памяти схему и указать на карте точное место…
        Окрестности Абрау-Дюрсо, 8 февраля 1943 года
        Немецкий полевой аэродром Степан, по понятным причинам, видел впервые в жизни. Впечатления? Ничего особенного, собственно говоря. Просто выровненная стараниями БАО[2] естественная луговина, зажатая двумя невысокими горами, узкая, но вполне достаточной длины для взлета и посадки. С одной стороны взлетки, под крайними деревьями опушки - стоянка самолетов, где выстроился в ряд с десяток укрытых маскировочными сетями Ю-87 (так что с назначением аэродрома он угадал, все-таки, именно пикирующие бомбардировщики), с другой - расположение вспомогательных служб, или как там правильно аэродромная обслуга у летунов называется? Заправщики, ремонтные мастерские и все такое прочее, одним словом. Наверняка где-то, скорее всего еще глубже в лесу, находится склад боеприпасов, зона отдыха экипажей и техперсонала и радиоузел, но отсюда ничего не разглядишь, тем более в темноте. Хорошо, хоть все это рассмотреть удалось, спасибо на удивление безоблачному небу и звездному свету - повезло. Да и не нужно, в принципе. Для гарантированного уничтожения аэродрома достаточно раздолбать сами самолеты или рвануть склад
боепитания - там одних бомб, небось, несколько тонн. И если все это добро рванет, то и аэропланам достанется, уж больно тут все близко друг от друга расположено. Что, впрочем, и понятно: местная география не слишком-то способствует организации полноценного аэродромного хозяйства, вот фрицы и впихнули невпихуемое туда, куда сумели. Им вообще повезло, что удалось эту долинку отыскать, иначе пришлось бы виноградники вырубать, на что куда больше времени б ушло.
        Ладно, с этим в первом приближении разобрались. Поехали дальше. А что там у нас дальше? Зенитное прикрытие, понятно, куда ж без него? Три неплохо замаскированные позиции с установленными в капонирах четырехствольными автоматами, видимо теми самыми знаменитыми 20-мм Flak 38. Отчего он их с такой легкостью срисовал, несмотря на ночь и маскировку? Так понятно: прятались-то фрицы от наблюдения с воздуха, а не с земли! Плюс - во время смены караулов разводящие без особого опасения пользовались фонариками, даже неяркий свет которых позволял привыкшим к темноте глазам успеть многое рассмотреть. Ничего более крупнокалиберного Степан, как ни старался, не высмотрел. Ничего необычного, впрочем. Аэродром временный, после ликвидации плацдарма у Мысхако надобность в нем отпадет (ну, это они так думают), к чему перестраховываться? Советские бомберы тут не столь уж и частые гости, а от штурмовиков можно и скорострелками отбиться - километра на два они уж точно достают, а большего и не нужно. Нет, он ни разу в этих делах не спец, но звучит достаточно логично. Каждая такая четырехстволка - считай местный аналог
«Шилки», только не самоходный и без радара. Так сказать, «на минималках», как любители компьютерных игрушек в его времени выражаются. Ну, в смысле, еще будут выражаться… твою ж мать, снова это дурацкое «было-будет», сколько ж можно-то?!
        Опустив бинокль, Алексеев глубоко задумался, прикидывая в уме диспозицию и проигрывая дальнейшие действия. Что выбрать, склад или самолетики? До склада еще добраться нужно, предварительно разведав, где именно он расположен - не прямо же возле взлетно-посадочной полосы? Да и как его искать, на ощупь, что ли? Фонарь-то не зажжешь. А где склад, там, кстати, и усиленная охрана - это тебе не тот памятный овражек, охраняемый одним-единственным любителем курева, тут все серьезнее.
        Зато «Юнкерсы» - вон они, стоят себе, как на параде. И часовых вроде немного, за почти час наблюдения морпех срисовал всего троих караульных. Плюс парочка пулеметных позиций по флангам - этих придется успокаивать в первую очередь. Тротила после Глебовки осталось совсем немного, но на самолеты с головой хватит, тем более, что у них и бомбы уже подвешены, видимо, для утреннего вылета.
        Степан хмыкнул: так, стоп, а нафига, собственно, последний тротил-то тратить?! Зачем вообще рисковать и лезть к самолетам, если фашисты могут предоставить им парочку зениток? Во временное пользование, как в том старом фильме говорилось? Зенитные орудия для чего придумали, самолеты уничтожать? Вот именно. Так какая разница, где именно они находятся? Двадцатимиллиметровому снаряду все едино, что вверх лететь, что параллельно земле, дюраль от этого прочнее не станет. А ведь это идея! И очень хорошая… на первый взгляд. Но поскольку всегда еще и второй имеется, нужно все как следует обмозговать и просчитать. Да и радиограмму составить нужно, комбат, поди, заждался. А вот когда ее отправить? Понятно, что не прямо сейчас, скорее всего, уже после начала атаки на аэродром. Вовсе не факт, что гитлеровцы обязательно засекли прошлые выходы в эфир, но здесь и собственный радиоузел имеется. Не хватает только, чтобы какой-нибудь страдающий бессонницей местный радист случайно засек работу передатчика буквально в километре от аэродрома…
        План операции разведчики одобрили, особенно Карасев. Которому, после того, как стало понятно, что шансов вызволить попавших в плен товарищей нет, не терпелось хоть как-то отплатить фашистам. Алексеев, мысленно поминая последними словами румынского контрразведчика, появление которого ополовинило его группу, снова разделил бойцов. Угу, аж всех четверых, считая вместе с собой.
        Первую зенитку должна была взять боевая пара Мелевич-Ивченко, вторую - он с десантником. Самое печальное, никто из диверсантов до сего момента не имел дела со скорострельными автоматическими пушками, ни советскими, ни, тем более, вражескими. Оставалось надеяться, что сумеют разобраться по ходу дела: в конце концов, вряд ли это настолько уж нерешаемая проблема. Заряжание там магазинное (это единственное, что Степан помнил об этом типе пушек), а управление огнем? Ну, вряд ли сложнее обычной ЗУ-23-2, из которой старлею довелось пару раз пострелять на полигоне. Одно радует, с прицеливанием можно особенно не заморачиваться, прямой наводкой с нескольких сотен метров да по неподвижной цели только слепой промажет.
        Главстаршина снова оставался в гордом одиночестве. Однако на этот раз Егор даже спорить не стал, то ли памятуя недавний разговор, то ли осознавая важность происходящего. Поскольку понимал, что уничтожить вражеский аэродром - это куда серьезнее, нежели все то, что они наворотили в Глебовке. И о том, что творили на плацдарме немецкие «штуки», он знал не понаслышке, несколько раз побывав под бомбежкой. Да и не было у Егора времени на рефлексии и прочие моральные терзания - он уходил первым. До начала операции радисту предстояло отойти на пару километров и передать радиограмму, после чего немедленно двигаться в оговоренную точку сбора, где в течение четырех часов дожидаться остальных разведчиков. Если по истечении этого времени никто не появится, возвращаться на плацдарм самостоятельно.
        Текст своей последней радиограммы Алексеев составил и зашифровал заранее:
        «Странник-1» - «Хромому». Квадрате 27 -25 нашел голубятню, голуби почтовые, откормленные, могут доставлять посылки. Решил прикупить с десяток, нам будет проще. Встретил родственника. Еще трое его близких гостят у голубятников. С ними вряд ли увижусь, плохо себя чувствуют. Про остальных ничего нового нет. Писем больше не будет, почтальон уехал домой, один, без семьи. Встречайте известных квадратах. Конец связи» .
        Оставалось только ее отправить…
        ****
        Старший лейтенант морской пехоты Степан Алексеев не был профессиональным диверсантом. Но хорошо помнил, о чем рассказывал инструктор по специальной подготовке. Например, то, что человеческий организм строго подчиняется суточным ритмам. И в последние часы перед рассветом этот самый организм в любом случае испытывает труднопреодолимую сонливость. Знаменитая «собачья вахта», самое темное время уходящей ночи. Древние люди вкладывали в это понятие некий мистический смысл, физиологи объясняли с точки зрения науки - колебания уровней гормонов, активность высшей нервной деятельности, регулируемые сложными биохимическими и биофизическими процессами смены циркадных ритмов, напрямую зависящие от воздействия света. Впрочем, настолько глубоко Степан не копал. Вполне хватало того факта, что в предрассветные часы вражеский караульный теряет бдительность. Чем и пользуются в своей весьма специфической деятельности разномастные спецназовцы, диверсанты и прочие серьезные люди, имеющие целью совершить нечто крайне неприятное для противоположной стороны. Заминировать там что-нибудь, уволочь к своим ценного «языка»…
или незаметно захватить парочку зенитных пушек, перед тем заставив навечно замолчать пулеметный расчет и бесшумно сняв куняющего часового…
        С двумя полусонными пулеметчиками справились легко: несмотря на опасения морпеха, сержант Карасев оказался надежным и опытным напарником, и ножом владел отлично. Обложенную мешками с землей огневую точку взяли сходу, синхронно навалившись с двух сторон - фрицы и пикнуть не успели. Убедившись, что МГ-42 в полной боевой готовности, развернули пулемет, готовясь в случае необходимости прикрыть вторую боевую пару. Однако снайпер с Мелевичем справились ничуть не хуже. Заслышав с противоположной стороны взлетки короткое совиное уханье - подобных ночных хищников в этих краях и на самом деле водилось предостаточно, так что никто не всполошился, - старлей расслабленно выдохнул. Не подвели, парни, молодцы!
        Теперь главное с часовыми на зенитных позициях не напортачить, если нашумят - придется действовать в режиме цейтнота, чего ох как не хочется. С незнакомыми скорострелками еще нужно разобраться, а это драгоценное время, которого в подобном случае станет мгновенно не хватать. Останется только выпустить по бомбардировщикам имеющиеся в магазинах снаряды - вряд ли немцы держат пушки разряженными, - после чего принять, как в этом времени поется, «последний и решительный» бой со всполошившейся аэродромной охраной.
        - Федя, тебе эта машинка, насколько понимаю, знакома? - Алексеев легонько прихлопнул по ствольной коробке трофейного «машингевера». - Справишься?
        - Так точно, нас перед выбросом со всяким ихним оружием знакомили. Даже стрелял разок, на полигоне, понятно. Справлюсь, даже не сомневайтесь, тарщ старший лейтенант.
        - Добро, тогда прикрывай, пока я караульного сниму. Если не справлюсь, и фриц тревогу поднимет, лупи на расплав ствола, скрываться нам уже никакого смысла не будет. И патронов не жалей, вон их тут сколько, только успевай перезаряжаться.
        - Куда именно лупить-то? - деловито осведомился парашютист, к облегчению Степана не задавая лишних вопросов. - По самолетам?
        - По третьей зенитке бей, не дай расчету до нее добраться и огонь открыть. И по той, что мы с тобой захватить собирались, тоже. Пока ты немчуру отсекаешь, Ивченко с Мелевичем, глядишь, со своей пушкой справятся. Ну, а как они по аэродромному хозяйству долбанут, переноси огонь на «Юнкерсы», мужики по ним отстреляться не смогут, им лес сектор стрельбы перекрывает. Тут метров с триста всего, даже обычная пулеметная пуля много беды наделать может. А дальше - по-обстоятельствам, разберешься, не маленький.
        - Тарщ командир, - на этот раз десантник не стал тратить время на «старшего лейтенанта». - Может, вместе караульного возьмем?
        - Да справлюсь я, - ободряюще улыбнулся морской пехотинец. - Не впервой уж. Просто перестраховываюсь на всякий пожарный. Тебе ж наверняка спокойней, когда командир конкретное задание дал? Согласен?
        - Понятно, спокойней, - поразмыслив пару секунд, серьезно кивнул Карасев. - Тогда идите уж поскорее, мочи нет ждать. Вон, и караульщик как раз в дальний угол потопал, с пару минут он там точно пробудет, мы ж с вами по часам засекали…
        Забросив за спину автомат, Алексеев ужом пополз в сторону зенитной позиции. Притаившись в метре от обвальцовки затянутого маскировочной сетью капонира, прислушался. Размеренные шаги, шорох грунта под подошвами сапог. Неразборчивое бурчание под нос и короткий характерный хруст - часовой, определенно, потягивался, разминая затекшую спину. Оно и понятно: борется со сном из последних сил, а спать-то ох, как хочется! Циркадные ритмы же, так их разэдак. Так, а это что? Снова негромкий шорох, едва слышное лязганье, облегченный выдох. Присел, поставив винтовку у ног? А ведь похоже на то! Ну, красава, ты даже не представляешь, насколько! Не выдержал, таки, морда фашистская!
        Беззвучно приподнявшись, Степан осторожно взглянул поверх бруствера. Караульный и на самом деле сидел, привалившись спиной к стене капонира, каска тускло отблескивала буквально в полуметре. Поудобнее перехватив штык, старлей ненадолго задумался. Навалиться сверху, опрокидывая фрица на землю? Опасно, винтовка у него под рукой, вон, ствол рядом с каской торчит. Если завяжется борьба, можно ненароком нашуметь или даже пальнуть. А если так? Решение пришло неожиданно, и морпех, действуя, словно по наитию, легонько стукнул по куполу шлема согнутым пальцем.
        Реакция караульного оказалась предсказуемой. Подорвавшись с места, словно под его задницей рванул запал от ручной гранаты, он вскочил на ноги, тем самым позволив старшему лейтенанту накрыть ладонью его рот и подбородок, рывком запрокидывая голову назад, и коротко чиркнуть лезвием по открывшейся беззащитной шее. Сжимавшие рукоять штык-ножа пальцы окатило чем-то теплым и липким (не успел вовремя отдернуть руку, дурак), гитлеровец захрипел рассеченным горлом и кулем осел вниз.
        Спрыгнувший следом морпех выдрал из сведенной посмертной судорогой пальцев карабин, аккуратно отставив в сторону. Несколько секунд ожесточенно отирал окровавленную ладонь о шинель поверженного противника, затем проделал то же самое с рукояткой штыка. Очистить лезвие оказалось проще всего - всего-то и нужно, что несколько раз воткнуть его в утоптанную сапогами зенитчиков землю артпозиции. Перекинув под руку пистолет-пулемет, негромко постучал клинком по ствольной коробке - тук, пауза, тук-тук.
        Спустя минуту за бруствером зашуршало, посыпались вниз мелкие камушки:
        - Подмогните, тарщ командир, нашуметь боюсь, - Степан принял пулемет и две патронные коробки, помог Карасеву спуститься.
        - Вон там установи, и обстановку паси, я пока с пушкой разберусь. Когда начнем, станешь магазины подавать, вон они, под брезентом. Насколько понимаю, эта штука шибко прожорливая, так что можешь их заранее поближе перетаскать. Только, тихо!
        На знакомство с Flak 38 Алексеев потратил непростительно много времени, аж целых пять минут. Но вокруг было тихо, значит, товарищи уже благополучно захватили вторую зенитку и сейчас дожидались сигнала - первым открывать огонь должен был именно морпех. В принципе, ничего столь уж неразрешимого - оружейная конструкторская мысль по обе стороны фронта (да и за океаном, скорее всего) двигалась в одном направлении, изыскивая и внедряя в практику схожие решения. Маховики вертикальной и горизонтальной наводки, прицел, спусковой механизм, металлическая сидушка стрелка. Любопытно, отчего прицел так далеко от сиденья расположен? Получается, или стрелять, или целиться? Хотя, у этой скорострелки, если память не изменяет, расчет то ли семь, то ли восемь человек, потому стрелок-оператор и наводчик прицела, видимо, не один человек, а два.
        А это что еще за непонятная ребристая штуковина в основании станины, чем-то смутно напоминающая вертикальный стеллаж для CD-дисков, только размерами в несколько раз больше и металлический? Хотя, понятно, это ж стойка под запасные магазины и есть, для ускорения перезарядки. Отчего-то больше всего старлей переживал именно за саму перезарядку, но и тут все оказалось достаточно просто: чуть изогнутые двадцатизарядные магазины вставлялись горизонтально, по два с каждой стороны, ничего сложного. Вот только попотеть придется обоим, и ему, и Федору: в одно рыло эту раскорячившуюся по центру капонира четырехствольную каракатицу быстро никак не перезарядишь. А боеприпасов она жрет, как он понимает, о-го-го сколько. Хотя, можно ведь и не все стволы одновременно задействовать, в их ситуации это не столь и принципиально: самолет на земле и в полете - две большие разницы. Как минимум, на упреждение и рассеяние снарядов уж точно тратить не придется…
        - Федя, с магазинами закончил?
        - Так точно, - сдавленно прошептал запыхавшийся до испарины сержант, отирая тыльной стороной ладони влажный лоб. - Все, что имелись, притащил. Куда их дальше?
        - А вот видишь эту штуковину? Запихивай вертикально в каждую ячейку, так и бегать особо не придется, выдергивай отстрелянный, да пихай полный. Давай помогу, быстрее справимся. Сколько их, кстати?
        - По четыре на каждый ствол, итого шестнадцать. Получается, триста двадцать патронов, не считая тех, что уже заряжены. А вместе с ними - ровно четыре сотни выходит. Маловато, но остальные, видать, где-то в другом месте.
        - Ого, это ты в уме подсчитал? И секунды ж не прошло! - удивленно хмыкнул Алексеев, аккуратно, чтобы ненароком не звякнуть металлом о металл, загружая увесистые, килограмм по восемь каждый, магазины в левую стойку.
        - Ну да, - равнодушно пожал плечами сержант, занимаясь тем же самым с правой стороны оружия. - Да и что тут считать-то? У меня в школе по арифметике твердая пятерка была, учителка наша чуть не на каждом уроке хвалила. Мне вообще учиться нравилось.
        - Ничего, фрица победим - пойдешь высшее образование получать, тебе с такими способностями прямая дорога в институт или университет. Глядишь, известным математиком станешь, или физиком каким.
        - Может, и пойду, я ж разве против? - меланхолично согласился парашютист, тяжело вздохнув. - Ежели сегодняшнее утро и день переживем.
        - Так, Федор Батькович, я вот не понял, что еще за настроения такие?! А ну, отставить упадничество разводить! Понятно, переживем, куда нам деваться-то? Закончил? Тогда давай я тебя с пушкой кратенько познакомлю, пока еще свободная минутка имеется. После уж точно некогда будет…
        Наведя зенитку на стоянку пикирующих бомбардировщиков, Степан нащупал подошвой педаль спуска и глубоко вздохнул.
        Ну, вот, собственно, и все - момент истины, как говорится.
        Вспомнив еще кое о чем, старлей вытащил из-за пазухи сигнальный пистолет, на ощупь проверяя загнанный в казенник патрон - все верно, ракета тройного зеленого огня, сигнал к отходу. Если, конечно, будет, кому отходить. Поскольку вся их атака на этот аэродром с первого момента откровенно попахивала авантюрой. Но иначе было никак нельзя. Он - все они - должны были это сделать.
        И неожиданно осознал, что просто подсознательно тянет время.
        Зло скривившись (да пошло оно все!), Алексеев приоткрыл рот и решительно надавил на спуск.
        И вполне ожидаемо напрочь оглох от одновременного грохота четырех автоматических пушек - в точности так же, как уже бывало в его курсантской юности во время учебных стрельб из ЗУ-23-2. А ведь там одновременно работало всего два ствола, а не четыре, как сейчас!
        Беззвучно потекли на землю дымящиеся стреляные гильзы. А подсвеченные трассерами снаряды рванулись к спящим самолетам, под крыльями и фюзеляжами которых висели осколочно-фугасные смерти десятков и сотен защитников Малой земли. Бойцов и командиров, санинструкторов и врачей, моряков, везущих на плацдарм подмогу, боеприпасы и провизию, и забирающих обратно раненых.
        Когда дымно взорвался, завалившись на хвост, первый «Юнкерс», Степан лишь криво ухмыльнулся. Зато Федор, дожидающийся момента перезарядки сразу с двумя магазинами в руках, не сдержался, во весь голос заорав «ура». Следом полыхнул второй, третий… четвертый так и вовсе скрылся, разбрасывая в стороны клочья изодранного дюраля, в огненном облаке мощного взрыва - видимо, снаряд угодил в одну из бомб на внешней подвеске. И тут же рвануло еще раз, и еще. А зенитка продолжала стрелять, превращая стоянку, теперь уже бывшую, в огненную круговерть.
        И практически одновременно с противоположной стороны взлетной полосы запульсировали огненные фонтанчики: Мелевич и Ивченко тоже справились со своей задачей, открыв огонь сначала по третьей зенитной позиции, а затем по аэродромному хозяйству на лесной опушке.
        И когда, вслед за самолетами, вспыхнул сначала один, а затем и второй заправщик, Степан с какой-то небывалой, пронзительной остротой осознал, что они выполнили самими же и поставленное задание.
        И совершенно неважно, дотянутся ли скорострелки до неизвестно где расположенного склада боеприпасов - наверняка, не дотянутся, не гаубицы все ж таки, хоть и от последних в лесу особого толка бы не было, - фашистского полевого аэродрома больше не существовало.
        И, значит, боевым товарищам на плацдарме станет пусть и ненамного, но все же полегче…
        [1] Фамилии старшего сержанта и остальных десантников изменены автором из этических соображений…
        [2] БАО - батальон аэродромного обслуживания.
        Глава 9
        ПЛЕН
        Абрау-Дюрсо, 7 февраля 1943 года
        Обе расстрелявшие боеприпасы зенитки замолчали почти одновременно.
        Если бы Алексеев читал какой-нибудь военно-приключенческий роман, в этот момент наверняка прозвучала бы расхожая фраза насчет «неожиданно обрушившейся звенящей тишины». В реальности ничего подобного, понятное дело, не было и в помине. Во-первых, в пламени разлившегося авиационного бензина продолжали гулко бухать, раскидывая в стороны рваные полотнища дымного пламени, детонирующие бомбы, во-вторых, после нескольких секунд оглушительного грохота уши были напрочь забиты несуществующей в реальности ватой. И даже эти взрывы доносились в виде негромкой, словно отдаленный праздничный фейерверк, канонады.
        Сквозь которую внезапно прорвался голос Карасева:
        - Тарщ командир, давайте шустрее! Я уж почти перезарядился!
        Стряхнув внезапную оторопь, Степан соскочил с неудобного сиденья, огибая пушку с правой стороны. Отсоединил, отбросив подальше, чтобы не мешался под ногами, отстрелянный магазин, дернул из стеллажа новый. Щелчок - и кассета встала на место. Теперь повторить операцию. В ноздри лез до боли знакомый запах сгоревшего пороха и горячего металла; увенчанные раструбами пламегасителей стволы курились дымом. Все, готово дело, можно дальше пулять.
        Запрыгнув обратно на место стрелка, старший лейтенант крутанул маховик горизонтальной наводки, уже привычным движением нажав на спуск. Flak 38 забилась короткой дрожью, высаживая по охваченным огнем, и без того разбитым самолетам все новые снаряды и довершая разгром, на сей раз - полный и окончательный. Все, хватит, пожалуй. Хорошего, как говорится, понемногу.
        Убрав ногу с педали, Алексеев переместил стволы левее, нащупывая третью зенитку, по которой должны были отработать Ивченко с Мелевичем. Попали ли товарищи, еще далеко не факт, а получить в ответку порцию смертоносных двадцатимиллиметровых подарков не хотелось категорически. Если пушка еще жива, от них с Федором только кровавые клочья полетят - фрицы подметут позицию в три секунды, поскольку с профессиональным наводчиком разведчикам не тягаться. А о том, что оставалось от моджахедов после работы «Шилки» по живой силе, он слышал неоднократно, и от бати, и от его афганских однополчан.
        Снова оглушительный грохот одновременно работающих автоматов и кувыркающиеся по земле гильзы. И короткие высверки попаданий, когда снаряды накрыли вражескую позицию. Все, пипец четырехстволке, больше из нее не постреляешь, сразу в переплавку. А неплохо он отстрелялся, особенно для первого-то раза! Практически, снайпер, блин! И патроны как раз закончились, пора перезаряжаться.
        Не дожидаясь команды, Карасев бросился к орудию, торопливо меняя опустевшие магазины. Степан занимался тем же самым, обслуживая правую пару стволов.
        Увидев, как сержант потащил из стойки новую кассету, старлей рявкнул, надеясь, что товарищ услышит:
        - Все, эти четыре последние! Больше не успеем! Давай к пулемету, прикрывай, фрицы могут вон оттуда попереть! Как отстреляюсь, даю ракету, и отходим! Понял, нет?
        - Так точно, понял! - проорал в ответ Федор, бросаясь к пулемету.
        Краем сознания отметив, что вторая зенитка тоже еще огрызается огнем, старлей частым веером выпустил последние восемь десятков патронов. Уже не особенно стараясь хоть куда-то попасть, просто добавляя в окружающую обстановку новую порцию хаоса. И, едва Flak 38 замолчала, на сей раз уже окончательно, дернул из-за пазухи ракетницу. Взвел курок и выстрелил, с удовлетворением наблюдая расцветшие в сереющем предрассветном небе зеленые звездочки.
        Заминировать зенитку? Да ну ее нафиг, некогда - да и незачем, если начистоту. Гитлеровцы только что потеряли все имеющиеся в наличии самолеты, большую часть заправщиков - вон как на той стороне жарко полыхает, - и фиг его знает, сколько еще всякого-разного аэродромного имущества, не считая обслуги. Да и пилоты вполне могли под обстрел попасть, уж больно плотно по опушке садили. К чему мелочиться? Ну, разве что похулиганить чуток напоследок: из чистого озорства Степан вытащил из подсумков караульного горсть патронов, закинув в каждый из стволов по несколько штук. Идея откровенно дурная, вряд ли немецкие зенитчики станут стрелять, не проверив орудие, еще и руку об раскаленные пламегасители обжег, но… пусть будет. В боевом запале могут и пульнуть по отступающим русским диверсантам, в итоге весьма неприятно удивившись результатам стрельбы…
        Все, пора уходить, сейчас буквально каждая секунда на счету. Скоро начнет светать, а до этого, кровь из носу, нужно успеть оторваться хотя бы на пару-тройку километров. Поскольку теперь за них в любом случае возьмутся всерьез. И уже совершенно неважно, принимают ли их за парашютистов, или нет: искать станут со всем рвением и прочей боевой злостью. Глебовка стала для фрицев серьезным ударом по самолюбию, особенно, с учетом захваченного румынского контрразведчика (хотя далеко не факт, что они об этом наверняка знают, штаб-то благополучно сгорел, так что пока еще разберутся в количестве и принадлежности обгорелых трупов), но разгромленного аэродрома - однозначно не простят. И разведчики это отлично знали: обсуждая план операции, Степан не скрывал, что нападение на аэродром вполне может оказаться билетом в один конец. Авантюрой, как уже говорилось. Но с необходимостью нанести этот удар однозначно согласились все бойцы - еще и оскорбились, когда Алексеев предложил несогласным остаться в прикрытии. А сейчас стоило попытаться вырваться. Пусть и с минимальными шансами на успех - но попытаться…
        Внезапно заработавший пулемет отвлек старлея от размышлений: Карасев вступил в бой. Хреново. Похоже, отойти они - по крайней мере, они с десантником - не успели.
        Присев за бруствером капонира рядом с Федором, морпех подтянул поближе запасной короб с патронной лентой и изготовил к бою ППШ:
        - Куда пуляешь, Федь? Немцы?
        - Да кто ж их в темнотище разберет? Или фрицы, или союзнички ихние, мамалыжники которые. Вон оттудова подбирались, со стороны леса, как вы и предупреждали. Я их осадил немного, но сейчас…
        Сержант недоговорил: лесная опушка расцвела множеством вспышек, и в обвальцовку орудийной позиции ударили первые пули, пока еще не особо прицельные. Основная масса прошла выше, с коротким свистом вспарывая воздух над головой или визгливо уходя в рикошет, если попадали по зенитке.
        Сдавленно выругавшись, Федор ответил длинной, патронов на пятьдесят, очередью, заставляя особо ретивых стрелков убавить боевой пыл и залечь. Старлей же, пальнув куда-то «в направлении противника», лихорадочно прикидывал диспозицию и варианты собственных действий. Диспозиция выходила донельзя хреновой, хреновей некуда: они-то стреляли по самолетам, потому, расположение остального аэродромного хозяйства (по которому работала зенитка Ивченко с Мелевичем) оставалось с их стороны. И основные силы фрицев сейчас идут именно отсюда. Парни пока еще имеют шансы уйти, но кто-то ведь должен и прикрыть их отход. «Кто-то» - это, в смысле, они с Карасевым. Вот только… к чему обоим-то погибать? Пусть даже и донельзя героически? С эмгэшником он и в одно рыло справится. Вот только парашютист же упрямый, может и заартачиться…
        - Федь, отсекай фрица, дай мне пару минут, - решение пришло неожиданно. Уложив на колени трофейную планшетку, старлей вытащил блокнот и торопливо, едва не сломав грифель карандаша, набросал несколько предложений. Писать практически на ощупь было непривычно, но особого смысла в его каракулях и не имелось: никакой серьезной информации записка не несла, предназначаясь исключительно для сержанта. Так ему будет проще уйти, искренне веря, что командир передал нечто донельзя важное, что не должно попасть в руки противника. Главное, чтобы не перестарался, блин.
        Над головой экономно тарахтел МГ-42 и эмоционально, на чем свет стоит, матерился Карасев. Горячие гильзы сыпались вниз, порой негромко звякая о шлем. В ответ тоже стреляли, но уже не столь интенсивно: оказаться под пулеметным огнем противник не ожидал. Увы, но ситуацию в целом это никак изменить не могло. Рано или поздно их обойдут с флангов и тупо закидают гранатами.
        Запихнув блокнот обратно, Алексеев, поколебавшись, снял с пояса ножны со штык-ножом:
        - Сержант Карасев, слушай боевой приказ!
        - А? Чего говорите, тарщ командир? - парашютист очумело взглянул на морпеха. - Виноват, не расслышал.
        - Приказ, говорю, слушай! - старший лейтенант впихнул в руки бойца полевую сумку. - Уходишь немедленно, догонишь ребят, маршрут отхода знаете, вместе разрабатывали. Идите в точку встречи, если не получится - возвращайтесь на плацдарм самостоятельно. Населенных пунктов и дорог избегать, идти только лесами. Планшетку доставишь капитану третьего ранга Кузьмину или майору Куникову, передашь лично в руки. А вот это, - поверх планшета легли обшарпанные ножны, - передашь старшине Левчуку, он поймет. И сидор мой забери, мне без надобности. Только поосторожнее с ним, там килограмма с два тротила и детонирующий шнур, тоже старшине отдашь. Ну, или по дороге потратишь, мало ли, как оно выйдет. Все, ноги в руки - и ушел. Бегом!
        - Как же это?! - охнул Карасев. - Не правильно… как же я вас одного-то оставлю?! Не могу я так…
        - Сержант! - почти до крика повысил голос Алексеев. - Охренел?! Выполнять приказ командира группы! Ну, не слышу?
        - Так точно, - засопел, пряча взгляд, десантник.
        - Вот и договорились, - кивнул старлей, понизив тон. - Не спорь, Федя, знаю, что делаю. Так нужно. Вон туда отползай, я прикрою, дальше сам разберешься. Парням привет передавай. И, кстати, гранату свою знаменитую оставь, мне нужнее. А те наряды я с тебя снимаю, искупил, так сказать, проявленной в бою личной храбростью. Все, дуй! Вперед, я сказал! Три секунды - и я тебя в упор не вижу!
        Убедившись, что парашютист благополучно растворился в темноте, Степан поудобнее обхватил пулеметный приклад. Никаких сомнений в душе, как ни странно, не было и в помине. Равно, как и страха. Исключительно твердая уверенность, что он все сделал правильно.
        Неизвестно чему улыбнувшись, морпех глубоко вздохнул, на миг до боли зажмурив глаза.
        Морозный воздух пах порохом, горящим авиационным бензином и смертью.
        Поймав в прицел подсвеченные далеким пламенем фигурки осторожно приближающихся врагов, с присвистом выдохнул и плавно, как учили когда-то, потянул спуск…
        ****
        Сознание возвращалось тяжело. Нехотя, можно сказать, возвращалось, словно обидевшись на хозяина за то, что довел до столь плачевного состояния. В голове вяло ворочались разрозненные обрывки воспоминаний, словно он смотрел дурно смонтированный документальный фильм. Захваченная зенитка, горящие самолеты, принимающий из его рук планшетку парашютист, бьющий в плечо пулеметный приклад, фигурки приближающихся фашистов, чьи-то горящие ненавистью полубезумные глаза под срезом каски, падающая под ноги граната… на этом «пленка» резко обрывалась.
        Заворочавшись, старший лейтенант застонал. Все тело ныло, словно избитое… впрочем, отчего же «словно»? Так оно и было - били его долго и основательно. И сапогами, и, кажется, даже прикладами. Так, стоп, а кто именно бил? Перевернувшись на бок, Алексеев на миг замер от пронзившей ребра острой боли - и как-то сразу и окончательно пришел в себя. Заодно вспомнив недавние события. Вот только… недавние ли? Не факт, кстати - иди, знай, сколько он тут провалялся? Может, пару часов, а может, и целые сутки. Кстати, а «тут» - это где?
        Степан попытался осторожно приподняться, постепенно перенося вес на согнутую руку. Голова кружилась, но терпимо. Болели разбитые, покрытые кровяной коростой губы, один глаз практически полностью заплыл. Сделал глубокий вдох - вроде нормально, ребра не сломаны, просто многочисленные ушибы. Поехали дальше? Помогая себе руками, морпех принял сидячее положение. Самочувствие? Да, пожалуй, вполне терпимо - с учетом того, сколь старательно его фрицы метелили. Даже удивительно, что ничего не сломали, а синяки? Синяки заживут. Ну, если, конечно, успеют до того момента, когда его прислонят к ближайшей стенке и отравят свинцом из нескольких стволов.
        Хотя немцев, как ни странно звучит, тоже можно понять: к тому моменту, когда подошла к концу вторая лента, старлею удалось отправить к праотцам никак не меньше полутора десятков продвинутых ценителей европейских ценностей, возможно, даже больше. После того, как МГ замолчал, Алексеев еще несколько минут отстреливался из автомата, постоянно перемещаясь по капониру и создавая видимость, что огонь ведет несколько бойцов, благо патроны оставались. Особого смысла в этом уже не было: морпех и без того продержался больше двадцати минут, предоставив Карасеву и разведчикам достаточно времени, чтобы безопасно отойти.
        А затем произошло то, чем все, собственно говоря, и должно было закончиться: гитлеровцы незаметно обошли его с флангов. Как ни странно, забрасывать позицию гранатами они не стали: то ли побоялись повредить зенитку, то ли категорически хотели взять его живым. Поступили хитрее, закинув в капонир невзведенную «колотушку» и заорав при этом «ахтунг, гренаде!». Степан, что уж греха таить, на нехитрый трюк откровенно купился. Прекратив стрелять, бросился подбирать осколочный презент, намереваясь, пока горит замедлитель, успеть вернуть его хозяину. В этот момент на спину и обрушился кто-то из перевалившихся через бруствер фрицев. Алексеев попытался вырваться, воспользовавшись верным штык-ножом, но рука лишь впустую скользнула по поясному ремню. Нападавшего он все-таки сбросил, отоварив парочкой нехилых ударов в лицо (ага, так вот от чего саднят сбитые костяшки на правой кисти), но следом уже навалился следующий фашист. Этого он, кажется, тоже оприходовал автоматным прикладом, что-то такое смутно помнится. А вот третий врезал прикладом под колени, его повалили… остальное известно.
        Последним, что осталось в памяти перед тем, как старший лейтенант окончательно провалился в темный омут беспамятства, была падающая под ноги граната, та самая, что досталась ему от сержанта. Без чеки, понятное дело. Отчего она не взорвалась, Степан понятия не имел - затуманенное болью сознание успело зафиксировать щелчок отскочившего рычага и в ужасе отпрянувших в стороны фрицев. Вот только взрыва так и не произошло - запал не сработал…
        Ладно, с этим более-менее разобрались. Можно даже подвести кое-какие итоги: он жив, практически цел, память не потерял. Что еще? Ощупав себя, Алексеев убедился, что ни одежды, ни обуви с него не сняли - даже шнурки из ботинок не выдернули. Видать, не боятся, что попытается свести счеты с жизнью. Ремня с кобурой, фонарика и каски, понятное дело, в наличии не имеется, а планшетку, ножны и вещмешок он Карасеву сам отдал. Находится он определенно не на улице, а в помещении, определенно не жилом - можно рассмотреть сочащуюся серым светом щелястую не то стену, не то дверь. Пол, судя по ощущениям, земляной, покрытый тонким слоем перепревшей соломы. Сарай, что ли, какой-то? Видимо, да. Значит, все-таки плен. Ну, по-крайней мере, хоть с чем-то определились, уже неплохо…
        Поколебавшись, Степан решил подняться на ноги. Через щели, скорее всего, удастся хоть что-то рассмотреть. Хотя и без того понятно, что притащили его в Абрау-Дюрсо - а куда ж еще, собственно? Не в Глебовку ж…
        - Тише, браток, не суетись! - раздавшийся откуда-то слева сдавленный шепот заставил старлея замереть. - Пришел в себя?
        - Ты еще кто такой? - Алексеев завертел головой. - Кто говорит?
        - Да уж точно не всесоюзное радио! - иронично ответила темнота.
        Зашуршала солома, предплечье сжала неожиданно сильная рука:
        - Свои мы, красноармейцы. А вот ты кто таков будешь?
        - Так тоже не чужой, - негромко хмыкнул старлей. - Давно тут обитаюсь?
        - Да уж часа с три. Немцы тебя в полной отключке притащили, побитого шибко. Как кинули, так и лежал, покудова минут с пять назад в себя не пришел. Мы тебя не дергали, только чуток в сторонку оттащили, да соломки под бока подгребли. Ну, так чего, братишка, может, представишься?
        - Да без проблем, - морпех уже сложил два и два, отлично понимая, с кем его свела судьба на этот раз. - Старший лейтенант Алексеев, двести двадцать пятая бригада морской пехоты. Командир разведывательно-диверсионной группы. Вышли с Мысхако, устроили фрицам веселую ночку в Глебовке, затем сюда двинули. После уничтожения здешнего аэродрома группа организованно отошла, я остался в прикрытии. Когда фашисты навалились, хотел гранатой подорваться, да она, зараза эдакая, не сработала. Минус вашему Федьке, плохо за оружием следит. Хотя я, понятно, не в обиде, иначе бы сейчас с тобой не разговаривал…
        - Ого, - уважительно ответил невидимый собеседник. - Слышали мы, как вы аэродром громили, тут всего расстояния меньше пары километров. Солидно грохотало. Как только сумели?
        Говоривший внезапно осекся, осознав , что именно услышал:
        - Так, постойте-ка, тарщ старший лейтенант, это вы сейчас что такое сказали?
        - Да что услышал, - пожал плечами морпех, улыбнувшись. Улыбка, спасибо разбитым губам, вышла больше похожей на мучительную гримасу. Впрочем, этого все равно никто не видел. - Вас ведь трое тут, я правильно понимаю? Старший сержант Тапер и двое младших, Дмитрук и Устименко? Ну, угадал, товарищ парашютист?
        - Почти, - сдавленно ответил тот, убирая руку. - Только нет больше Кольки, убили, сволочи. Насмерть запытали. Только мы с Ванькой Дмитруком и остались. Откуда про нас знаешь?
        - Так я с вашим Карасевым самолеты фашистские и громил. Захватили зенитку, да отстрелялись. А с другой стороны мои ребята из второй пушки поддерживали. Сержант на нас случайно вышел, а мне как раз бойца не хватало.
        - А граната-то тут причем?
        - Так у Федора забрал, свои закончились. А она не сработала. Ну, еще проверять станешь, Миша? Тебя ведь Михаилом зовут, верно?
        - Так точно. А вас?
        - Степаном, - нащупав ладонь неожиданного товарища, старлей сжал холодные пальцы. - Вот и познакомились. А теперь расскажи-ка мне, товарищ старший сержант, где мы находимся, и что тут вообще происходит? Кратко, без ненужных подробностей. А потом покумекаем, как нам из этой задницы выбираться. Поскольку мне тут долго засиживаться как-то неохота, у меня и на плацдарме дел по горло. Сообразим, как говорится, на троих - с тобой да товарищем твоим, что вон в том углу прячется, наивно полагая, что я его не слышу. Добро?
        - Договорились, - с явным облегчением согласился десантник. - Ванька, перебирайся поближе, все одно тебя товарищ старший лейтенант срисовал. А происходит тут вон чего…
        Рассказ старшего сержанта существенно дополнил то, что Степан уже знал от Карасева. После стычки на дороге троих парашютистов захватили в плен и повезли в поселок. Все они были контужены близкими взрывами вражеских гранат, а младший сержант Устименко еще и ранен в живот. Наутро еще живого Николая выволокли из сарая. Не немцы или румыны - те самые казаки, про которых говорил Федор. Двоих его товарищей построили у стены, под прицелом немецкого пулемета заставив наблюдать за казнью. Насколько понял старлей из сбивчивого, перемежаемого сдавленным матом повествования, поглумились предатели вволю. Нет, никаких секретов у едва держащегося на ногах бойца не выпытывали - просто предложили прилюдно отречься от советской власти, в награду обещая перевязать и отправить в госпиталь. Устименко, понятно, не согласился.
        - И что дальше? - осторожно спросил старший лейтенант, примерно догадываясь, каким окажется ответ.
        - Да известно что, - глухо пробормотал Тапер в ответ. - На заборе распяли, да звезду пятиконечную на груди вырезали. А как Колька окончательно сознание потерял, так шашкой и зарубили. А нам, значится, объявили, что ежели на ихнюю сторону не перейдем, с нами так же поступят. Только мучиться дольше будем, поскольку поздоровее. Фрицы, кстати, не вмешивались - ржали только, а один еще и фотоаппаратом то и дело щелкал. Любят они с убитыми сниматься, нам про это еще товарищ политрук рассказывал. Мы поначалу не верили особо, а оно вона как оказалось. Не врал, стало быть…
        Из дальнейших объяснений Алексеев выяснил, что гарнизон Абрау-Дюрсо представлен главным образом румынами, хоть и фрицы в некотором количестве тоже имеются. Плюс местные казачки, понятно. Которых, к слову было не так, чтобы шибко много - по-крайней мере, никакой существенной роли в обороне поселка они не играли, занимаясь, главным образом, патрулированием и объездами окрестностей. А вот в аэродромной охране были исключительно немцы - союзничков туда и близко не подпускали. Никаких других подробностей старший сержант попросту не знал - да и как их выяснишь, сидя в запертом сарае под охраной? А в том, что охрана имелась, Степан и сам убедился, несколько минут понаблюдав сквозь подходящую щель в покосившейся, но достаточно крепкой, не враз и вышибешь, двери.
        Румынский пехотинец лениво слонялся туда-сюда метрах в пяти от сарая. Висящая за плечом винтовка покачивалась из стороны в сторону, периодически негромко звякая примкнутым штыком о закраину каски. Десять шагов туда, десять обратно. Старлей мысленно хмыкнул: интересно, ночью его предшественник тоже шагистикой занимался? Или все-таки сидел вон на том удобном чурбачке, подозрительным образом оказавшимся в нужное время в нужном месте? С другой стороны, ему-то какая разница? Вовсе не факт, что он вообще до следующей ночи в этом сарае досидит - на допрос его куда раньше потянут, причем, безо всяких гарантий дальнейшего существования. За разгромленный аэродром могут и сразу к стенке прислонить - что такое жизнь русского диверсанта против десятка сожженных самолетов? «Юнкерсы», понятно, уже не вернешь, так хоть виновника показательно казнить, личный состав такое любит…
        Алексеев не ошибся: не прошло и получаса, как снаружи раздалась гортанная команда и щелястая дверь распахнулась. Заглянувший внутрь румынский пехотинец несколько секунд щурился, привыкая к полутьме, затем уверенно ткнул пальцем в сторону Степана:
        - Hei tu, ridica-te. Vino afara![1]
        Ничего, кроме «эй, ты» старлей, понятное дело, не понял. Хоть общий посыл и уловил - вероятно, ему предлагалось покинуть уютный, продуваемый всеми ветрами сарайчик и куда-то топать. Тем более, мамалыжник сопроводил сказанное не требующим перевода призывным жестом. Заодно звучно передернув затвор винтовки. Ну, вино афара, так вино афара - еще бы знать, что это означает… надеюсь, это он его не на три буквы послал?
        Идти оказалось совсем недалеко, от силы метров пятьдесят, до расположенной на противоположной стороне улочки добротной хаты. Румын шел чуть позади, предусмотрительно держа винтовку наизготовку. Штыком в спину, словно в дурном кинофильме, правда, не тыкал, но на стреме был - пару раз обернувшись, Степан в этом убедился. Потомок гордых римлян на верчение головой никак не отреагировал, только штыком дернул: «топай, мол, дальше».
        Откровенно говоря, происходящее морпеха как-то даже слегка задело: совсем его супостаты не опасаются, коль всего одного конвоира прислали. А вдруг сбежит? Ирония, понятно, куда уж тут бежать? Белый день на дворе, вокруг полно гитлеровцев всех мастей и национальностей, если сразу не пристрелят, где-нибудь на окраине перехватят, когда тревогу объявят. Да и новые товарищи внезапно образовались, не бросать же ребят в беде? Так что послушаем, что ему на допросе - ну, а где ж еще? Чай, не на дружескую вечеринку ведут! - втирать станут. Любопытно, опять же, как подобное вообще происходит - на беседу к особисту родной 382-й ОБМП его пару раз вызывали, а вот чтобы на настоящий допрос, да с перспективой прислонения к расстрельной стенке - как-то не доводилось.
        Подбадривая себя подобными мыслями, старший лейтенант и дотопал до выкрашенного веселенькой голубой краской резного крыльца местного штаба. Не один, понятно, дотопал, с конвоиром.
        Караульный, на этот раз натуральный немец, при их приближении лениво сдернул с плеча 98К, но даже затвор передергивать не стал. Обменявшись с румыном парой фраз - языком союзника тот, видимо, владел достаточно уверенно, - поднялся на крыльцо и стукнул кулаком в дверь. Выглянувший офицер, тоже, понятно фрицевский, удовлетворенно кивнул:
        - Russisch, komm her! Schneller, Herr Major wartet nicht gern! Kommst du mit uns. [2]
        Не понять знакомое по фильмам «руссишь», «комм хер», «шнеллер» и «герр майор» было сложно даже для столь неискушенного в арийском наречии человека, каковым являлся старлея. Окончание фразы, правда, осталось неясным. Хотя, судя по рявкнувшему «яволь» конвоиру, обращались уже к нему. Видимо, предлагали составить компанию, проводив дорогого гостя к этому самому херу майору.
        С кривой усмешкой взглянув, как офицер, торопливо отшагнул в сторону, положил руку на расстегнутую кобуру, Алексеев неторопливо переступил порог. Румын, опустив винтарь штыком в пол, без особой злобы подтолкнул в спину, сопроводит нехитрое действие очередной непонятной фразой:
        - Haide, du-te mai repede![3]
        Мельком прикинув, что справиться с обоими в этом узком коридоре - не столь уж и сложная задача, поскольку его даже не связали, а вот вырваться живым со двора - увы и ах. Пока шел, заметил на улице парочку легковых автомашин и грузовик, возле которых с деловым видом крутились водители, и с полдесятка вооруженных солдат, выгружавших из кузова какие-то ящики. Так что без вариантов - у приглядывающего за подчиненными унтера вон даже автомат на плече висит, начнись какая подозрительная движуха, вмиг очередью срежет. Короче, обождем пока с побегом, осмотримся. Авось, сразу-то не расстреляют…
        [1] - Эй, ты, поднимайся (вставай). Выходи! (рум.).
        [2] Русский, иди сюда! Быстрее, господин майор не любит ждать! Пойдешь с нами. (нем.).
        [3] Давай, иди быстрее! (рум.).
        Глава 10
        ДОПРОС
        Абрау-Дюрсо, 8 февраля 1943 года
        В помещении, куда привели старшего лейтенанта, было сильно накурено. Настолько сильно, что у сроду не дымившего Алексеева даже в пересохшем до состояния наждачной бумаги горле запершило. Поскольку пить хотелось просто до одури - морпех даже не мог вспомнить, когда в последний раз утолял жажду. Наверное, еще там, на стоянке, откуда они двинулись к аэродрому. Да уж, нынешние европейцы, походу, про ЗОЖ пока что не слышали, вот и травятся, почем зря. Впрочем, и пусть себе травятся, флаг в руки в ветер в спину, как говорится. Не всем же от русских пуль подыхать…
        Подхватив морпеха под локоть, офицер грубо пихнул его к стоящему по центру комнаты одинокому табурету, заставив сесть. Румын-конвоир остался за дверью - свою задачу он выполнил. Старлей, понятно, не сопротивлялся: с чего бы вдруг? Все лучше, чем на ногах стоять. Огляделся. Достаточно большое помещение на три окна, квадратов двадцать, как навскидку. Большой письменный стол, за которым сидит фриц в расстегнутом на груди мундире. Под противоположной стеной - потертый кожаный диван с какой-то высокой конструкцией из нескольких полок в изголовье: кажется, подобные в этом времени называют «этажерками». С полдесятка массивных стульев с прямыми спинками под окнами. Вешалка с шинелями и фуражками у входной двери. На диване, закинув ногу на ногу, вольготно расселся еще один фашист. Вероятно, бывший сельсовет, на школу или жилой дом точно не похоже. А сама комната - кабинет председателя, уж больно все тут какое-то… канцелярско-казенное, что ли?
        А на столе, между прочим, целый графин с водой стоит! Манит, можно сказать, зараза!
        Натужно сглотнув, Степан отвел взгляд. Незачем показывать противнику свою слабость, уж перетерпит как-нибудь, не в пустыне. Человек без воды до недели может прожить… ну, вроде бы.
        - Herr Major, Gefangener befreit! - вытянувшись в струнку, доложил сопровождающий хозяину письменного стола.
        - Danke, Leutnant. Bleib, hilf, dich um den Russen zu kummern. Steh dort.[1] - лениво махнул рукой тот, с искренним интересом разглядывая Алексеева.
        «Ну, хоть что-то полезное узнал», - мысленно хмыкнул морской пехотинец, поудобнее устраиваясь на табуретке. - «Значит, тот, что с витыми погонами - майор, а этот хлыщ - лейтенант. Кстати, тот, который диван оккупировал, несмотря на китель с обязательным орлом над правым карманом и даже крестом на яркой ленточке слева, как-то не шибко на истинного арийца смахивает, уж больно усы характерные. Эдакий бравый офицер-белогвардеец со старой фотокарточки. Да и выражение морды лица тоже какое-то… не ихнее, одним словом, выражение. Из наших он, сто пудов. Ну, бывших наших, понятное дело. Из местных казаков, короче. И чин у него неслабый, уж больно свободно себя в присутствии хера майора ведет. Видать, он допрос и поведет, не на немецком же с ним говорить собираются? Не, ну попробовать-то, конечно, можно, с десяток слов он уж точно знает…».
        Сидящий за столом гитлеровец быстро переглянулся с усатым, коротко кивнув. Неторопливо поднявшись, тот подошел к Степану. Начищенные до зеркального блеска хромовые сапоги негромко поскрипывали в такт шагам. Рассохшиеся половицы отвечали тем же.
        Наклонившись над старлеем, вперился в его лицо тяжелым взглядом небольших, глубоко посаженных глаз:
        - Встать!
        «Если сейчас еще добавит нечто вроде «морда большевистская», точно не сдержусь и заржу», - отстраненно подумал морпех, без особого труда выдерживая взгляд. - А затем сверну ему шею, на чем все и закончится. Поскольку лейтенант на стреме, вон, как напрягся и даже пистолет из кобуры вытащил. Пристрелит мигом, даже и пикнуть не успею. А погоны у казачка, кстати, такие же, как и у майора, только с каким-то ромбиком по центру. Это что ж получается, он его старше по званию? Кто там у фрицев следом за майором идет, оберст-лейтенант, вроде бы? Подполковник по-нашему? Вполне возможно - потому и ведет себя подобным образом. Вот только, званием-то он, конечно, старше, но реальные приказы отдает исключительно фриц - пока не кивнул, этот даже и не рыпался. Против настоящего-то ХОЗЯИНА не попрешь, как щеки не надувай и усы не топорщи».
        - Плохо слышишь, скотина? Встать, сказал!
        - Для начала было бы неплохо представиться, - Алексеев, неожиданно даже для самого себя, выбрал линию поведения. Спонтанно выбрал, если начистоту. Вот замкнуло что-то в башке - и все тут. Уж больно много уверенности в собственной власти плескалось во взгляде противника. Нужно осадить слегонца, а уж там - как пойдет. Главное, с первых секунд сбить с толку, разрушить стереотип. Порвать шаблон, одним словом.
        Да и вообще - уж слишком навязчиво звучит в голове легендарный монолог бывшего белогвардейского подпоручика с бывшим же таможенником Верещагиным из старого советского фильма[2]. Ну, тот, когда верный холуй Абдуллы пришел за гранатами, которые в конечном итоге оказались не той системы: «и встать, когда с тобой разговаривает подпор-р-рутчик!». А ведь этот, гм, персонаж, во времена оны явно не полковником или атаманом был, даже и не штабс-капитаном, скорее всего - тупо возрастом не вышел. Или штабс-капитан - не казачье звание? В подобных вопросах Степан откровенно силен не был. Да и какая разница? Короче, максимум какой-нибудь есаул или сотник. Зато сейчас, с приходом новой власти аж цельным оберст-лейтенантом заделался…
        - Мы с вами на брудершафт не пили, чтобы мне тыкать. И не орите так, и без вас голова болит. Лучше потрудитесь дать мне воды, горло пересохло.
        От неожиданности тот аж отшатнулся, рефлекторно отступив на шаг: не ожидал. Похоже, сработало. Если сейчас не даст с ходу в рыло (а Степан, понятно, ответит), еще поговорим.
        - Что-о-о?!
        - Я всего лишь попросил воды. Заметьте, крайне вежливо попросил, - Алексеев дернул подбородком в направлении стоящего на столе графина. - Соблаговолите поднести стакан, - откуда в голове зарождались эти «старорежимные» фразы, старлей и сам не знал. Видимо, обостренное опасностью подсознание выдавало на-гора все, некогда прочитанное или просмотренное о временах массового хруста французских булок с прочими балами-красавицами-юнкерами. Благо, было, откуда черпать информацию: чего другого, а подобных псевдоисторических фильмов во времена Степана наснимали немало.
        Незаметно бросив на майора короткий взгляд, старший лейтенант с удовлетворением заметил, как на его лице появилась удивленная гримаса. Не разобрав ни слова, он, тем не менее, прекрасно понял, что что-то пошло не так. Уже неплохо. Когнитивный диссонанс, как в интернетиках говорят, в действии.
        - Да как ты смеешь разговаривать со мной в подобном тоне?! Пристрелю, сволочь! - собеседник, лицо которого неожиданно пошло красными пятнами, и на самом деле заскреб пальцами по клапану кобуры.
        - Ваше право, хоть это и недостойно настоящего офицера. Которым вы, насколько могу судить, и не являетесь. Отглаженный мундир и начищенные сапоги еще ничего не значат. Вы до прихода этих, - старлей постарался максимально четко интонировать последнее произнесенное слово, - кем были? Есаулом, небось? Вряд ли выше поднялись, оттого и соответствующая манера поведения. Сами из низов вышли, вот и привыкли исключительно с себе подобными общаться.
        Зашипев проколотой автомобильной шиной, оберст-лейтенант выхватил-таки пистолет, самый обычный «люгер», в точности такой же, какой еще недавно был у самого морпеха. Прохладный срез ствола уперся в лоб. Вполне ожидаемая реакция, чего-то подобного старлей и ожидал. Нужно дожимать. Лишь бы только не пальнул сдуру.
        - Genug! - ладонь майора с силой ударила по столешнице. Настолько сильно, что даже подпрыгнули, звякнув друг о дружку, стоящие вокруг вожделенного графина стаканы.
        - Was er sagt? Ubersetzen! Und steck die Waffe weg![3]
        Услышав окрик, стоящий у стены лейтенант дернулся, вскидывая оружие. Поколебавшись мгновение, направил пистолет на Алексеева. Степан мысленно хмыкнул - а ведь замешкался фриц неспроста, ой неспроста: решал, в кого именно целиться, в спокойно сидящего безоружного пленного, или в союзника, который, вполне вероятно, может угрожать непосредственному командиру. Любопытно, будем иметь в виду, вдруг да пригодится…
        - Jawohl! - буркнул казак, торопливо убирая оружие в кобуру. Рука его при этом слегка подрагивала. - Entschuldigung, Herr Major![4]
        - Was er sagt? - скривившись, раздраженно повторил вопрос гитлеровец. - Ubersetzen Sie einfach, was dieser Russe sagt![5]
        Смерив пленного взглядом, горящим более не скрываемой ненавистью, казак отвернулся, бодро затараторив по-немецки.
        Степан же откровенно расслабился. Пока все шло относительно неплохо. По-крайней мере, сбить с толку этого ряженого - ну, не считать же его и на самом деле настоящим офицером Вермахта? - морпеху точно удалось. Да и хер майор недоволен, вон, как казачок бойко тарахтит, пересказывая происходящее. Так что первый тур остался за ним. Один - ноль.
        Самое смешное, попади морпех на допрос к настоящим гитлеровцам (угу, можно подумать, майор с лейтенантом поддельные), он наверняка повел себя совсем иначе. И даже настоящее имя и звание назвал: к чему скрывать-то? Не существует в этом времени никакого старлея Алексеева. Нет, понятно, что среди десятков миллионов бойцов и офицеров РККА старшего лейтенанта Степана Алексеева можно найти, да не одного. Вот только конкретно здесь и сейчас такого человека просто нет. А заодно попытался бы на голубом глазу втюхать фрицам какую-нибудь дезинформационную дичь, представившись командиром группы особого назначения несуществующей спецслужбы. И пусть себе немцы дальше копают, пытаясь выяснить, что еще за супер-пупер-секретное подразделение у русских вдруг образовалось. Главное, подходящее название придумать, а то сболтнет про СМЕРШ - а через месяц-другой он и на самом деле появится, - то-то фашисты удивятся…
        Но неожиданная встреча с предателем мгновенно перевернула все с ног на голову. Вот он и не сдержался. Окажись на его месте кто-то из героических предков, тот отреагировал бы абсолютно иначе. Скорее всего, просто отказался бы отвечать на вопросы. А вот старлея откровенно понесло. И, судя по происходящему, внезапный экспромт вышел достаточно удачным. Так что верную он все-таки аналогию с тем киношным подпоручиком подобрал, сработал, так сказать, стереотип: никакая этот тип не фигура . Просто дождавшийся своего времени холуй, которому господа нацепили на плечи нехилые погоны и отмерили толику власти над прочими. Вот только не понимает, дурак, что немцы никогда подобных союзников всерьез своими не считали. Да и союзники они исключительно до того момента, покуда нужны . А как нужда иссякнет, так и пойдет отработанный биоматериал пешим эротическим маршрутом на советские пулеметы или под гусеницы русских танков. Ничего, уже совсем скоро поймут, чего они на самом деле стоят с точки зрения европейских хозяев…
        Выслушав перевод, майор удивленно задрал бровь… и молча набулькал из графина полный стакан, призывно кивнув есаулу, как для простоты решил называть его Степан. Скрипнув зубами - не в переносном смысле, а в самом, что ни на есть, прямом, - тот протянул емкость Алексееву. Старлей выпил, изо всех сил стараясь не спешить. Ух, хорошо! Жаль усов в наличии не имеется, а то бы он еще и отер их, словно товарищ Сухов все из того же легендарного фильма. Тот, правда, самогон хлестал, ну да какая разница? Главное, полегчало.
        - Благодарствую. И вам герр майор, от меня персональный данке шен, - старлей, с трудом сдерживая усмешку, четко кивнул, почти коснувшись подбородком груди. - Вот теперь и поговорить можно.
        Ну, а дальше начался, собственно, допрос. Судя по всему, хер майор приказал просто переводить - без импровизаций, так сказать. Чем «есаул» и занялся - нехотя, понятное дело, поскольку Алексеев буквально физически ощущал, что внутренне он кипит, словно хрестоматийный самовар. Ну, или скороварка, клапан которой с трудом справляется с готовым сорвать крышку давлением…
        - Назови…те свое имя, звание и подразделение, - процедил оберст-лейтенант, старательно глядя сквозь морпеха. Слова он даже не произносил - сплевывал сквозь зубы.
        - Старший лейтенант Степан Алексеев. Фронтовая разведка. Документов, по понятным причинам, предъявить не могу, оставил в расположении. Погоны тоже пришлось снять.
        - Врешь! - оживился тот, от возбуждения мигом позабыв про вежливое обращение. - Что ты несешь?! Какие еще у краснопузых могут быть погоны?
        - На брудершафт не пили, - лениво напомнил Степан. - Так что попрошу обращаться ко мне на «вы». Равно как и избегать подобных оскорбительных выражений. А насчет погон - плохо ваша разведка работает, совсем мышей не ловит. Их уж с месяц, как вернули. И не такие, как у вас, а нормальные, как раньше было. И полевые маскировочные, и парадные, золотом шитые. Неужто не слыхали?
        Сказать, что бывший есаул оторопел - значит, ничего не сказать. Откровенно захлопав глазами, он взглянул на майора, на чистом автомате переведя ему услышанное. Тот лишь нетерпеливо дернул головой, бросив в ответ короткую фразу, насколько понимал Алексеев, утвердительную. Наверняка, нечто вроде «да, я в курсе, но это неважно, давай дальше».
        - Откуда прибыла ваша группа? Ее численность? Задание? - совладав с эмоциями, продолжил допрашивающий.
        - Высадились морем в районе Южной Озерейки четыре дня назад. В штурме поселка не участвовали, сразу же ушли своим маршрутом. Занимались разведкой, изучали местность. Обнаружив аэродром, приняли решение его уничтожить, что благополучно и осуществили. Собственно, вы в курсе. Численность группы составляет военную тайну, и разглашению не подлежит. Эвакуироваться должны были завтра на рассвете из того же квадрата, но радист погиб, радиостанция уничтожена, так что катер не придет, - вралось легко, поскольку выдумывать практически ничего не приходилось. Достаточно просто слегка сместить акценты, разбавляя сущую, в общем-то, правду, откровенной ложью - и все. Остальное фрицы сами додумают, сопоставив кое-какие факты.
        Выслушав ответ, «есаул» перевел, заставив майора нахмуриться.
        - Господин майор хочет знать, вчерашняя диверсия в Глебовке - тоже дело ваших рук?
        - Понятия не имею, о чем вы, - равнодушно пожал плечами Степан - этого вопроса он в любом случае ожидал. - В районе действует группа воздушных десантников, с которыми мы должны были установить боевое взаимодействие. К сожалению, мы их так и не нашли. Наверное, они и отработали - задания-то у нас схожие. Бить вас в хвост и гриву. Вы переводите, переводите, вам же именно это приказали? А приказы командира нужно исполнять, иначе могут и наказать.
        - Смерти ищешь? - едва слышно шепнул «есаул», прежде чем перевести все сильнее и сильнее мрачнеющему гитлеровцу его слова. - Честью клянусь, легко не уйдешь! Наизнанку вывернусь, но лично тебя кончать стану, мразь большевистская!
        - Честью? - хмыкнул Степан. - Честь ваша в прошлом осталась, вместе с золотыми погонами и присягой преданной. А смерти я не ищу, все под ней ходим. Срок придет, сама явится. Сперва к тебе, предателю, а затем и к хозяину твоему заграничному.
        В следующую секунду морпех даже слегка зауважал противника, поскольку осознал, что определенно перегнул палку. И даже мышцы незаметно напряг, готовясь к самому наихудшему развитию событий. Но «есаул», лицо которого внезапно приобрело пунцовый оттенок, как ни странно, ухитрился сдержаться. С присвистом выдохнув сквозь зубы, отвернулся, снова забухтев по-немецки.
        На этот раз гитлеровец говорил куда дольше, аж минуты две. Алексеев даже несколько знакомых слов уловил, вроде «дойче зольдатен», «шиссен» и «тод». После чего вытащил из портсигара сигарету, с явным наслаждением закурил и откинулся на спинку стула, с нескрываемым любопытством вглядываясь в лицо пленного. Похоже, задумал какую-то гадость, вот и интересуется первой реакцией, глаз не отводит.
        - Господин майор спрашивает, отчего вы так странно себя ведете? Другие пленные, с которыми он имел дело, вели себя по-другому. При вас обнаружили пистолет, электрический фонарь, маскировочную плащ-палатку и подшлемник, все немецкого образца. Нетрудно догадаться, что хозяева этих вещей убиты вами или вашими товарищами. Неужели не понимаете, что за уничтожение самолетов и гибель немецких солдат вас в любом случае расстреляют? Или вы совсем не боитесь смерти? Но вы - храбрый и опытный солдат, - на этой фразе «есаул» аж поперхнулся, но все же озвучил без каких-либо комментариев, - и поэтому германское командование в лице господина майора предлагает вам сотрудничество. Вы переходите на нашу сторону, помогаете схватить остальных диверсантов и сообщаете частоты и радиопозывные вашей группы. Это единственный шанс спасти свою жизнь, первый и последний. Отвечайте немедленно, у вас нет времени на раздумья!
        - А что тут думать? - пожал плечами Степан, закидывая ногу на ногу. «Есаул» поморщился, но стерпел и это. - Поскольку человек я военный, отвечу по пунктам. В том что меня расстреляют, не сомневаюсь. Смерти, конечно, побаиваюсь, но и не так, чтобы уж прямо до потери пульса. Обидно только, что маловато повоевал. Хотя, откровенно говоря, сгоревшие самолеты уж точно моей жизни стоили. Так что вполне нормальный размен вышел, я не в обиде. Ну, а от щедрого предложения герра майора, понятно, отказываюсь. Поскольку присягу давал, и изменять ей не собираюсь. А парней моих вам никак не догнать, они уж, поди, с местными партизанами в лесах соединились. Да и где их искать, понятия не имею - у нас изначально договор такой был: тот, кто в прикрытии остается, про маршрут отхода остальной группы не знает. Насчет радиопозывных - тут вообще мимо кассы, я ведь сказал, что рация уничтожена. Соответственно, и позывные с паролями все обнулились - толку-то от них теперь?
        - Это все? - закаменев лицом, осведомился «есаул». - Все сказал, большевичёк? Ну, смертушку лютую мы тебе в любом разе обеспечим. На коленях ползать станешь, сапоги целовать, моля, чтобы просто так пристрелили.
        - Абсолютно. Кстати, я вовсе не коммунист, коль уж вас это настолько сильно волнует. В партию не вступал и не собирался, поскольку не счел нужным, а насильно туда никого не тянут. Я, между прочим, дворянин - Алексеевы, если не в курсе, достаточно известная в истории фамилия. А Родине служить, да защищать ее мне из без партбилета никто не запрещал. И на коленях ползать не стану, не надейтесь даже. Воспитание-с, знаете ли. Не то, что у некоторых.
        Уже озвучив последние фразы, Степан внезапно подумал, что это могло оказаться и ошибкой. Иди, знай, существовал ли такой дворянский род на самом деле? Как-то само собой вырвалось, честное слово - но уж больно захотелось ввернуть напоследок нечто вовсе уж неожиданное. Такое, чтобы шаблон не только порвало, а в клочья разнесло. Он и без того с три короба наврал - так какая уж теперь разница? Расстрела он в любом случае ждать не собирался - не удастся сбежать, так хоть погибнет, как русскому солдату и полагается, в бою. К слову, кобура у казачка так и расстегнута, да и лейтенант у входа откровенно расслабился, успокоенный тем, что пленный не проявляет ни малейшей агрессии. Рискнуть - или пока рано? Нет, пожалуй, рановато. Или все-таки рискнуть? Ждать, пока его изобьют и потащат обратно в сарай, смысла нет - в этом случае шансов на побег уже не останется. Оттуда никак не выберешься - стены добротные, пол земляной, утоптанный и морозцем схваченный. Это только в кино пленные за ночь ухитрялись подкоп организовать. Да и чем копать, не голыми же руками да по мерзлой земельке? А если еще и руку или пару
ребер сломают - ну, тут и вовсе без комментариев. Останется и на самом деле героически умереть у расстрельной стенки - ну, или что там казачок с ним сделать собирается? Нет, ребяты-демократы, никак нельзя ему обратно возвращаться, категорически невозможно…
        Своей цели он, похоже, добился: на оберст-лейтенанта было жалко смотреть - торкнуло его основательно. Бедняга пару секунд только рот, словно выброшенная на берег рыба, разевал, просто не зная, что и сказать.
        - Andrey, ubersetze seine Worte fur mich! Sofort! - не выдержал хер майор, поднимаясь на ноги и размахивая сигаретой. - Ich warte![6]
        - А, так тебя, выходит, Андрюхой кличут? - подмигнул «есаулу» морпех, незаметно напрягая мышцы и мысленно просчитывая партитуру будущего боя. - Вот и познакомились. Теперь буду знать, кого на тот свет отправил. Фамилию, кстати, можешь не называть, предателям памятников не ставят. Прикопают под яблонькой, да и удобряй себе землицу, хоть какая-то польза.
        - Удавлю, с-сука! - все-таки сорвался «есаул», широко замахиваясь.
        «Все, вот ты и попался», - мелькнула самым краешком сознания мысль. - «Привык, болван, всяким там вахмистрам с прочими урядниками кулаком в ухо безнаказанно тыкать. Весь корпус раскрыл, бей - не хочу. Главное, без стрельбы обойтись, где-то за дверью тот румын с винтовкой торчит. А на прочие звуки он вряд ли даже и внимание обратит - решит, что это несговорчивого пленного уму-разуму учат».
        Степан и ударил, распрямившейся пружиной взмывая с табурета.
        Пробил в печень, скользнул за спину, выдергивая из кобуры оружие. Добавил скрючившемуся от боли в боку противнику по затылку. И, не теряя ни секунды, метнулся к лейтенанту, еще только начавшему поднимать руку с зажатым в ней «люгером». С ходу, вкладывая в сокрушительный удар всю массу и инерцию тела, врезал коленом в пах, впечатывая гитлеровца в добротную, отнюдь не гипсокартонную, стену. Сильно так впечатывая, от души, и спиной и неприятно хрупнувшим в ответ затылком. Перехватил кисть, выкрутил из безвольной уже руки пистолет. Выпустив обмякшее тело, крутнулся в сторону хера майора, судорожно дергающего из кобуры собственное оружие.
        Оскалился, надеясь, что улыбка выйдет достаточно жуткой:
        - Не нужно… э-э… найн! Нихт шиссен, битте! Блин, как там это по-вашему? Ваффен нихт, короче! Пристрелю нахрен! Ну, ферштейн? Если ферштейн, тогда хэнде хох!
        И аккуратно прицелился ему в переносицу, продолжая контролировать боковым зрением дверной проем. Но за дверью было тихо. Румын-караульный то ли вовсе ничего не расслышал, то ли вовсе отлучился - в нарушение устава, понятно, - перекурить на крылечке.
        Поколебавшись, гитлеровец осторожно кивнул, демонстративным жестом убирая ладонь от кобуры. Руки, правда, задирать, не стал, пытаясь хоть как-то сохранить лицо - просто приподнял перед собой ладонями к Степану. Зажатая в заметно подрагивающих губах недокуренная сигарета дымила ему в лицо, однако вытащить ее он не решался, боясь спровоцировать пленного, внезапно ставшего хозяином положения.
        Криво ухмыльнувшись, Алексеев подошел к столу, выдернул окурок, раздавив его в пепельнице. Особой ненависти к фрицу он, как ни странно, не ощущал. Даже воды налил, хоть мог бы и проигнорировать. Обойдя майора, забрал пистолет, мысленно хмыкнув: снова Р08, уже третий по счету! Ну, чистый сюрреализм, честное слово! Свой потерял - зато три новых нашел. Как раз для него и двоих пленных парашютистов. Кстати, насчет ребят…
        Накрепко стянув ремнем руки новоиспеченного пленного, заставил того сесть, на всякий случай отодвинув стул подальше от стола. Глянуть, что в ящиках? Времени нет, да и неважно это. Убедившись, что хер майор никаких глупостей не сделает, пробежался по комнате. Лейтенант? Ну, тут без вариантов. Не выдержал арийский череп плотного контакта с русскими бревнами. Готов. Казачок? Жив, понятно, как и планировалось. Поскольку без него весь сложившийся в голове старшего лейтенанта буквально за несколько секунд план вообще терял всякий смысл. А так оставалась пусть и мизерная, но хоть какая-то возможность и самому вырваться, и пацанов пленных вытащить. Но без переводчика никак, от слова совсем…
        Подтащив начинающего приходить в себя «есаула» к столу, морпех прислонил его к стене и аккуратно похлопал по щекам. Оберст-лейтенант бессвязно замычал, взглянув на старлея мутным взглядом:
        - А, живой, краснопузый, я так погляжу? Ну и чего, думаешь, победил? Так на-кась, выкуси, ненадолго это, все одно конец тебя ждет. Ой, лютый, верно говорю!
        - Да и хрен с ним, - отмахнулся Степан. - Тут другое дело: начальничек твой мне сделку, помнится, предлагал? Ну так вот - теперь я тебе, значит, сделку предлагаю. Жить хочешь? Хер майор, насколько я понял, по-нашенски ни бельмеса не понимает, так что отвечать можешь смело. Прямо сейчас и отвечай, поскольку времени на раздумья не даю - алаверды, так сказать. Ну?
        - Дык, а кто ж не хочет? Жить все хотят, даже букашка какая малая, - поколебавшись секунду, осторожно пожал плечами пленный. - Жисть-то - она, как говорится, одна, другой не предвидится. Вот только как я тебе верить-то могу? Сейчас, поди, златые горы наобещаешь, а после - так и пристукнешь по-тихому. Это у тебя неплохо получается, - казак кивнул в сторону лейтенанта. - Руками махать ты большой мастак, я уж понял…
        - Это да или нет? - нетерпеливо осведомился Алексеев. - А насчет гарантий? Ну, слова офицера давать не стану, уж не серчай. Мало ли, как все обернется? Сейчас дам - а после пристрелю случайно, или шею сверну, коль ты на меня кинешься. Получится, не сдержал. Но если поможешь - обещаю, что просто оглушу, как уходить стану. Решай, а то вон как начальничек твой на стуле елозит - любопытно ему, о чем мы с тобой балакаем.
        - Даже если и просто сознания лишишь, господин майор-то поймет, что сговор какой меж нами имелся, - буркнул тот, опуская голову. - Так что извиняй, красно… кхм, извиняйте, не выйдет у нас договору.
        - Ну и дурак. Неужели не понимаешь, что герру майору при любом раскладе никак не выжить? Или с собой утащим, или здесь кончим. Но тебе при подобном раскладе уж точно в живых не остаться. Без вариантов. Короче, тридцать секунд у тебя, Андрюха, и осталось, - ледяным голосом сообщил Степан.
        Подойдя к дивану, подбросил в руке небольшую подушку - видимо, хозяину кабинета порой приходилось ночевать на рабочем месте, вот и озаботился. Встретившись с удивленным взглядом «есаула», пояснил:
        - У «парабеллума» звук и без того не шибко громкий, а если через подушку - так и вовсе. В коридоре точно не услышат. Первым ты на тот свет отправишься, следом - начальничек твой. Он мне без переводчика в любом случае без надобности. Все, время вышло. Да - нет?
        - Давай, что ль, попробуем, - сдавленно сообщил тот, глядя в пол. - Токмо стрелять в германцев не стану, даже не проси.
        - Вот и ладненько, - облегченно выдохнул Степан. - Ну, а коль мы договорились, так слушай, что от тебя требуется….
        [1] - Господин майор, пленный доставлен!
        - Спасибо, лейтенант. Останьтесь, поможете присмотреть за русским. Стойте там. (нем.).
        [2] Здесь и далее имеется в виду кинофильм «Белое солнце пустыни» (реж. Владимир Мотыль, 1970 год).
        [3] Хватит! Что он говорит? Переведи! И убери оружие! (нем.).
        [4] - Слушаюсь! Виноват, господин майор! (нем.).
        [5] - Что он сказал? Просто переводи, что говорит этот русский! (нем.).
        [6] - Андрей, переведите мне его слова! Немедленно! Я жду! (нем.).
        Глава 11
        ПОБЕГ
        Абрау-Дюрсо, 8 февраля 1943 года
        - А требуется от тебя не так, чтобы шибко много, - Степан помог «есаулу» подняться. Сперва тот попытался, было, гордо проигнорировать протянутую руку, но старлей просто рывком вздернул его на ноги, буркнув «не дури», и подтолкнул к двери:
        - Просто прикажешь караульному привести сюда моих товарищей. Скажешь, господин майор распорядился. Никаких подозрений это не вызовет, да и лишних вопросов румын задавать уж точно не станет, так что не нужно хмуриться и играть лицом. Просто делай, что сказано. Когда парни окажутся в этой комнате, будем считать, что первую часть договора ты выполнил. Дальше ты меня станешь интересовать исключительно в качестве переводчика. Вот только не нужно втирать, что он тебя не поймет: по-немецки он не хуже тебя чешет, лично слышал.
        - Глупо, - буркнул тот. - Как ты собираешься отсюда выбираться? В поселке больше роты румынской пехоты, да и немцев полно. Плюс моя сотня, не полная, конечно, но тоже сила немалая. Не вырвешься. А ежели и свезет, так на околице перехватят, там постов полно. После вчерашнего нападения на Глебовку, почитай, все дороги перекрыты.
        - Мы уже на «ты»? - хмыкнул Алексеев, придирчиво осматривая оберст-лейтенанта. Вроде ничего так, с первого взгляда определенную помятость точно не разглядишь, а приглядываться румын точно не станет - не тот психотип. Поскольку у него все мысли на простодушном лице буквально аршинными буквами написаны, все обе. А вот клапан кобуры мы застегнем, чтоб не было заметно, что внутри пусто. И сбившийся под ремнем кителек со всем тщанием оправим.
        - Впрочем, хрен с тобой, я не против… союзничек. Мы сейчас в одной дырявой лодке, ежели схалтуришь или шепнешь чего лишнего, первая пуля тебе, вторая - майору, третья, понятно, моя. А насчет отхода не волнуйся, скумекаю что-нибудь. Здесь мне оставаться всяко смерть.
        - Добро, сделаю. Все одно вам отсель никак не уйти. Обидственно только, что и меня ни за что, ни про что на тот свет утащишь.
        - Все, поговорили, - прекратил дискуссию морпех. - Давай, зови румуна. А за твоей широкой спиной постою, - в поясницу «есаула» уперся пистолетный ствол. - Без глупостей только, ладушки? Я, кстати, не шутил, лично мне твоя жизнь и даром не нужна. Срастется все грамотно - может, и поживешь еще. Хотя за товарищей моих, извини, ручаться никак не могу. Сам виноват - слыхал я, как ты к пленным относишься.
        Скрипнув зубами, пленный толкнул дверь, в проеме которой тут же нарисовался давешний караульный. Поколебавшись пару секунд, казак ему что-то отрывисто приказал. Кинув ладонь к каске, тот развернулся и гулко забухал подкованными ботинками по коридору.
        Краем глаза приглядывающий за майором Алексеев заметил, как удивленно вытянулось его гладко выбритое лицо. Характерно так вытянулось, ажно челюсть слегонца отвисла. Что ж, по крайней мере, теперь Степан точно знает, что казачок произнес именно то, что от него требовалось. И на том спасибо.
        - Он все сделает, - деревянным голосом отчитался «есаул», аккуратно прикрывая дверь. - И господин майор теперича слышал, что я говорил, - лицо предателя исказила невеселая усмешка. - И нету мне ныне пути обратного, так уж выходит…
        - Нету, - согласился Степан, самую чуточку расслабляясь. - Покуда фриц жив. Поскольку других свидетелей тут не имеется. Так что ты теперь в сохранности его тушки вовсе и не заинтересован, а?
        - Специально так сделал? - набычился казак, тяжело опускаясь на диван, к которому его ненавязчиво подтолкнул старлей, и складывая ладони на коленях.
        - Да вот нечем мне больше заниматься, только тебя специально подставлять! - фыркнул старший лейтенант, аккуратно выглянув в выходящее на задний двор окно. За не слишком чистыми стеклами царила тишь да благодать. В том смысле, что не наблюдалось праздношатающихся вооруженных гитлеровцев, томимых неодолимым желанием внезапно заглянуть внутрь комнаты. - Просто совпало так, уж не обессудь. Небольшая подстраховочка.
        На несколько минут в комнате повисло тяжелое молчание. Прислонившемуся к простенку меж окнами Алексееву говорить не хотелось (да и о чем, собственно?), понуро повесившему голову «есаулу» сказать было просто нечего, а хер майор лишь многозначительно хмурился, недобро посверкивая злым взглядом из-под насупленных рыжеватых бровей то на одного, то на другого. Видать, пытался просчитать, что именно задумал подлый русский, и как себя вести дальше, дабы ненароком не отправиться раньше времени на встречу с прекрасными Валькириями. Ну, думай, фриц, думай, глядишь, чего умного в башку и придет…
        Как ни странно, первым молчание нарушил казак:
        - Слушай-ка, а вон насчет погон золотых - то ты сбрехал, али как? Ответь, не подличай, ась? Чую, что так, что эдак, а всяко недолго мне жить осталось.
        - Правду, - морпех хотел было назвать предателя по имени, но так и не смог заставить себя это сделать. - И погоны вернули, и командиров теперь снова офицерами называют. Да и кресты Георгиевские никто носить не запрещает. Так что отстал ты от жизни, есаул! Ты, кстати, раньше-то в каком звании служил?
        - Так есаулом-то и был, - криво усмехнулся тот, не глядя на морпеха. - Угадал ты, как в воду глядел. Вумный…
        - Да не жалуюсь, - беззлобно огрызнулся Степан, чутко прислушиваясь к доносящимся из коридора звукам. И где там этот мамалыжник запропастился, тут идти-то всего ничего? Ага, вот, похоже, и он - в коридоре затопали шаги нескольких человек. В дверь осторожно постучали.
        Ну что ж, момент истины, так сказать. Если есаул - теперь уже без кавычек - соврал, все-таки подав караульному какой-то знак, сейчас в комнату ворвутся вооруженные солдаты, и все очень быстро закончится. Никакого особенного суперменства в том, что он достаточно легко справился с расслабившимся лейтенантом и не ожидавшим нападения казаком не было в принципе - просто фактор неожиданности и неплохая боевая подготовка. С несколькими пехотинцами этот номер уже не пройдет, тупо возьмут количеством или попросту застрелят.
        Кивнув казаку на дверь, Алексеев плавно перетек ему за спину, держа взведенный «люгер» в опущенной вдоль бедра руке. Мазнул быстрым взглядом по херу майору - ну, тут все нормально, сидит, как приклеенный, видимо, тоже дожидаясь развязки. Легонько пихнув «оберст-лейтенанта» (теперь уже в кавычках) в бок, сместился влево, чтобы его нельзя было заметить из коридора.
        - Не толкайся, - буркнул тот, раскрывая дверь. - Сам знаю.
        Вытянувшийся в проеме пехотинец о чем-то коротко доложил, после чего втолкнул в комнату пленных и замер на пороге в ожидании нового приказа. Руки парашютистов, в отличие от Алексеева, оказались связаны за спиной. Так вот отчего заминка возникла: небось, подходящую веревку искали!
        - Gut. Drau?en warten. Schlie?e die Tur.
        - Jawohl! [1]
        Дождавшись, пока румын захлопнет дверь, казак молча отступил в сторону, позволяя десантникам разглядеть прижимающегося к стене старшего лейтенанта. Глаза бойцов синхронно расширились, уж больно неожиданным оказалась открывшаяся их взглядам картина. Не дожидаясь вопросов, морпех подхватил обоих под локти, увлекая за собой:
        - Так, мужики, все вопросы потом, времени нет. Вон туда топайте, чтобы из окон не высмотрели, мало ли что. Миша, давай руки освобожу, а товарищу уж сам поможешь. Ты что румуну сказал? - последняя фраза адресовалась, понятно, есаулу.
        - Поблагодарил и распорядился ждать в коридоре. Иначе шибко подозрительно было бы.
        - Нормально, принимается, - Степан, наконец, справился с туго завязанными узлами, хозяйственно запихав веревку в карман бушлата. Отшагнул в сторону, контролируя взглядом майора с казаком:
        - Сержант, ну и чего застыл? Развязывай Ваньку, живее. Вон пистолеты лежат, вооружайтесь. Другого оружия пока не имеется, не успел местный арсенал захватить, уж не обессудь… не понял, ты это чего?! - Алексеев оторопело уставился на направленный на него ствол. Освобожденный от пут младший сержант тоже схватил пистолет и, проверив наличие патрона в казеннике, скользнул в угол комнаты.
        - Сговорился, гад? - зло выплюнул разбитыми во время прошлого допроса губами десантник. - А я ведь тебе почти что поверил!
        - Сержант, мать твою, ты о чем вообще?! - рявкнул Степан, прижимаясь к стене. - Охренел?
        - Да о том, как ты с этим вон, - Тапер дернул головой в сторону есаула, - мило беседуешь. И как он тебе отвечает. Переметнулся, сволочь? Или изначально на них работал?
        Морской пехотинец мысленно застонал.
        Нет, старшего сержанта понять можно - видел, что казачки местные с его товарищем сделали. Да и всплывшая в памяти фраза, произнесенная во время знакомства в сарае и касающаяся местного «атамана», отличившегося особой жестокостью, внезапно стала понятна: Тапер узнал оберст-лейтенанта. С которым, по его мнению, Степан сейчас «мило беседовал». Вот и решил, что старлей - фашистская подсадка. Сгоряча, понятное дело, решил, не подумав, но от этого не легче. Да уж, ситуация… а время-то идет, часики тикают, и каждая потерянная минута - отнюдь не в их пользу. Да и есаул подозрительно напрягся, незаметно (ну, это ему так кажется) отступая к двери - в отличие от хера майора, он-то все сказанное отлично понимает. А сбежать для него сейчас - идеальное решение проблемы. Останется только сделать так, чтобы никто из присутствующих не уцелел - сообщить, допустим, что пленные убили господ лейтенанта с майором и захватили оружие, да закинуть внутрь парочку гранат…
        - Миша, вон туда глянь. Угу, налево. Убитого фрица видишь? И как он в мое предательство укладывается? Или пистолет в твоей руке? Думаешь, не заряжен? Зачем тогда на меня направил? Да и Ванька, вон, затвором клацал, поди, убедился, что и магазин полный, и патроны боевые. Короче, кончай дурить, сержант! Мозги включи!
        Морпех взглянул на есаула, еще больше повысив голос:
        - Тебя это тоже касается! Сядь на диван, руки поверх спинки, ноги вытянуть. Живо!
        Метнувшийся к лежащему под стеной немецкому лейтенанту Дмитрук подтвердил:
        - Мертвый он, тарщ старший сержант, мертвее не бывает! Голову ему проломили, вона, какая лужа под затылком натекла. Не врет, значится.
        - Ну, допустим, - сквозь зубы буркнул, продолжая буравить лицо старлея недоверчивым взглядом, парашютист. - А с этой белоказачьей сволочью ты каким-таким образом договорился-то?
        - Да, просто поставил перед фактом - или прямо сейчас следом за лейтенантом отправиться, или пожить еще немного, - пожал плечами морпех. - Нетрудно догадаться, что он выбрал второе. Миша, может, хватит уже фигней страдать? Ты ж воздушный десантник, а туда абы кого не берут. Вас ведь не только воевать учили, но и факты анализировать! Вспомни, о чем я тебе в сарае рассказывал, да просчитай ситуацию! Нашел, блин, предателя…
        Поколебавшись еще секунду, десантник опустил пистолет. Выглядел он при этом и на самом деле весьма смущенным:
        - Виноват, тарщ старший лейтенант, ошибся. Как этого гада увидал, так словно бы разум напрочь и отшибло! Сразу Кольку, на заборе распятого, вспомнил, вот глупостей вам и наговорил… - недобро прищурившись, Тапер взглянул на инстинктивно сжавшегося под этим взглядом есаула. - Должок у меня к нему имеется, вернуть бы нужно!
        - С этим позже разберемся, поскольку без него нам, боюсь, отсюда никак не выбраться, - отрезал старлей. - Дмитрук, пригляди за пленными, пока мы с сержантом пошепчемся в уголке.
        Отведя старшего сержанта в дальний конец комнаты, Степан продолжил:
        - Короче, так, Миша, давай-ка думать, что делать станем. Вас я из сарая вытащил, это факт. А вот дальше? Дальше у меня никакого четкого плана не имеется, так, одни разрозненные наметки. Потому ты мне первым делом скажи: когда сюда шли, что на улице высмотрел? Какие машины заметил? Там фрицы какие-то ящики из грузовика выгружали - он еще на месте стоит, не уехал? За ними еще унтер с автоматом присматривал.
        - Стоит пока, - не задумываясь, кивнул десантник. - Но вокруг никого нет, только шофер в моторе ковыряется. И еще два легковых автомобиля неподалеку припаркованы, эти вовсе пустые.
        - Немцев вокруг хаты много?
        - Нет, только шофер да караульный на крыльце. Других не видел. У них, как я понимаю, обед скоро, видать, в сторону местной полевой кухни и потянулись. Ну, или каким они там образом харчуются? А, еще патруль румынский по улице топал - тот мамалыжник, что нас сюда вел, с ними парой фраз на своем языке перекинулся.
        - Понимаешь по-румынски? - удивился морпех.
        - Да ну, откуда? Просто уж больно каски ихние на фрицевские не похожи, да и шинели другие. Как тут перепутать?
        - Добро. Ладно, Миша, я пару минут подумаю, а вы с Ванькой пока делом займитесь. Магазины к пистолетам заберите, документы у фрицев. Портупеи с кобурами пока не трогайте, пригодиться могут, когда вместе с пленными выходить станем. А вот запасные патроны поищите, в столе там, или в полевых сумках. Только тихо. Три минуты на все про все, время пошло…
        Малая земля, утро того же дня
        Капитан госбезопасности Шохин едва ли не впервые в жизни просто не знал, как ему поступить. Доставленный из вражеского тыла подполковник румынской разведки оказался более чем серьезным трофеем, требующим незамедлительной отправки на Большую землю. О чем Сергей немедленно доложил командованию, едва только старшина Левчук с пленным появился в расположении, благополучно перейдя линию фронта. Командование отреагировало мгновенно, подтвердив факт эвакуации отдельным катером, который с целью маскировки прибудет ночью вместе с другими судами.
        По-хорошему, сопровождать его должен именно он, поскольку больше просто некому: не местного же особиста, и без того загруженного проблемами выше крыши, и круглые сутки носящегося из одного конца плацдарма в другой, задействовать? Ну, отправит его Сергей, а здесь кто останется? Капитан Шохин? Который в местных реалиях практически не разбирается, бойцов не знает, поскольку еще и суток тут не пробыл - ну, и все такое прочее? Значит, все-таки самому на ту сторону идти, как у моряков говорить принято? Нет, оно, конечно, правильно… вот только основного-то задания никто не отменял! Того самого, что с непонятным старлеем Алексеевым напрямую связано. И никаких указаний на сей счет в ответной радиограмме не имелось, даже намека. Только не допускающий двойного толкования лаконичный приказ: «обеспечить немедленную и безопасную доставку пленного в Геленджик». Вот и думай…
        Смерив сидящего перед ним Левчука мрачным взглядом, Сергей буркнул:
        - Вы мне все рассказали, старшина? Больше нечего добавить?
        Огладив широкой ладонью усы, морской пехотинец спокойно пожал плечами:
        - Так точно, товарищ капитан государственной безопасности, все. Как на духу, что знал, то и выложил. И как с товарищем старшим лейтенантом познакомились, и как воевали бок о бок, и как пленного захватывали, и как обратно пробирались. Вы, вон, чуть не до самой корочки блокнотик свой исписали, цельных два карандаша извели. Так что нечего мне добавлять, уж не обессудьте. Все, как есть, рассказал.
        «Хорошо держится, уверенно, - подумал Шохин, задумчиво постукивая по столу карандашом, уже третьим по счету. - Битый вояка, сразу видно - уважаю. Впрочем, не важно это: главное, не врет, уж это я бы сразу просек. А что порой всеми силами командира выгораживает, так это ему только в плюс - окажись наоборот, я б точно засомневался. Так что с его стороны все чисто. Да и второй боец, Аникеев, тоже все один в один подтверждает. А вот насчет самого старлея? Тут вопросов, пожалуй, куда больше, чем ответов. Начиная от его непонятного появления, и заканчивая той самой информацией, из-за которой все и завертелось. Еще и эти его странные словечки и обороты, на записывание которых он потратил добрую половину блокнотного листа. Вроде бы и смысл понятен, и звучит вполне по-русски, но все же как-то… не так звучит. Хоть наизнанку вывернись, правдоподобное объяснение подыскивая, а все одно - не так!
        Эх, насколько б все упростилось, притащи этого румынского подполковника старший лейтенант самолично! С другой стороны, Алексеев принял вполне логичное решение, отправив с пленным своего самого опытного бойца, да еще и с переводчиком, для которого румынский - практически родной язык. Поскольку уничтожение немецкого аэродрома (если последний, понятно, вообще существует) и на самом деле крайне важная задача. Вражеские бомбардировщики ежедневно сбрасывают на крохотный плацдарм тонны бомб, что приводит к серьезным потерям - с ПВО на Малой земле дело обстоит худо, противостоять атакам с воздуха практически нечем. Да и кораблям в море тоже достается неслабо. Вот старлей и остался, ведь возглавляемая опытным диверсантом разведгруппа отработает всяко эффективнее, нежели возглавляемая его заместителем, не проходившим никакой специальной подготовки. Ну, ежели, конечно, этот самый Алексеев и на самом деле тот, за кого себя выдает. Ведь никакой информации про его группу, якобы, в полном составе погибшую во время высадки у Южной Озерейки, по-прежнему не имеется. Короче, одни вопросы - и никаких ответов. А
решение нужно принимать уже сейчас, через несколько часов подойдут корабли, в том числе и посланный за пленным бронекатер».
        - Хорошо, старшина, вопросов к вам больше не имею. Пока отдыхайте, но шибко не расслабляйтесь, возможно, в ближайшее время снова понадобитесь.
        - Слушаюсь! - Левчук поднялся с табурета, одернул бушлат. - Разрешите идти?
        - Свободны, - дождавшись, пока морпех покинет штабной блиндаж, Шохин взглянул на сидящего в углу капитана третьего ранга:
        - Ну что, Олег Ильич, все слышали? Есть, что добавить?
        - Нет, товарищ капитан госбезопасности. Ничего нового я не узнал - как и вы, полагаю? Мы с вами об этом долго говорили, как видите, все совпадает. Практически, до мельчайших подробностей. Понятия не имею, кто этот старлей на самом деле , но лично мне хотелось бы иметь в своем распоряжении побольше таких командиров, как этот Алексеев. Новороссийск бы, понятно, не отбили, но и воевать стало б чуток легче.
        - Почему, кстати? - искренне заинтересовался Сергей. - Поясните?
        Кузьмин усмехнулся:
        - Да так с ходу и не сформулируешь, пожалуй… Но попытаюсь. Понимаете, товарищ капитан, у него бесшабашность поразительным образом уживается с холодным расчетом и грамотной оценкой ситуации. На первый взгляд Степан - авантюрист, эдакий рубака без царя в голове. Помните, как он на немецкий артштурм полез? Ведь самоубийство же чистой воды! А он и самоходку сжег и потом еще много чего в том бою наворотил. Вот и выходит, что на второй взгляд - ничего подобного. Уничтожение артсклада, захват радийного бронетранспортера, выход из окружения, вчерашнее уничтожение штаба в Глебовке. Все одно к одному. Он постоянно ходит по самому краю, по лезвию, так сказать, - и практически всегда успешно, поскольку заранее просчитывает ситуацию! Такое ощущение, что смерти он вовсе не боится. Не ищет ее, нет, а именно что не боится . Не знаю, как вы, товарищ капитан, а я тех, что за смертью ходит, уж повидал. Плохие из них бойцы, в первом же бою гибнут, еще и товарищей своих под ее косу порой подставляют. Вот только с тем танком, когда меня отбивали, - комбат смущенно кашлянул. - Он, пожалуй, опростоволосился. Хотя я,
пожалуй, догадываюсь, отчего он к нему сам полез, а не Аникеева послал…
        - Отчего же?
        - Бойцов он своих всеми силами бережет, - угрюмо буркнул Кузьмин. - Вот только понять не могу, отчего так? Может, после того, как всю группу свою потерял, у него в голове что-то и замкнуло? Контузия, опять же, да не одна.
        - Это все? - Шохин сделав в блокноте несколько пометок, подумав, что сложившийся в его голове психологический профиль загадочного старшего лейтенанта в целом вполне соответствует сказанному комбатом.
        - В принципе, все. Хотя… знаете, что мне еще в голову пришло? Он ведь, так уж выходит, все самое важное старается самостоятельно сделать! Или как минимум возглавить.
        - Товарищам не доверяет?
        - Не думаю. Практически убежден, что не в этом дело. Тут другое что-то… вот только знать бы, что именно?
        - Добро, товарищ капитан третьего ранга, я вас услышал. И, к слову, приблизительно к таким же выводам и пришел. Впрочем, ни подтвердить их, ни опровергнуть до личной беседы с Алексеевым никак не смогу. Да и не о том речь. Скоро придут корабли, и я отправлюсь с пленным в Геленджик. Надеюсь вернуться этой же ночью, максимум на рассвете. В связи с этим у меня к вам особое задание будет: сформируйте группу из наиболее опытных разведчиков, Левчука с Аникеевым и третьим бойцом, как бишь его, Баланел вроде бы? - туда тоже включите. И ждите меня. Постараемся перехватить нашего авантюриста, когда он со своими разведчиками обратно возвращаться станет. В крайнем случае, отвлечем на себя противника - есть у меня нехорошее предчувствие, что после Глебовки за них в любом случае возьмутся всерьез. Существует ли тот аэродром, еще вилами по воде писано, но фашистов они в любом случае разозлили всерьез. Если задержусь или вовсе не вернусь, действуйте самостоятельно.
        - Сделаем, - серьезно кивнул Кузьмин. - Прямо сейчас и распоряжусь.
        - Сделайте, Олег Ильич, не в службу, а в дружбу, как говорится, - Шохин убрал в полевую сумку драгоценный блокнот и последний нерастраченный карандаш. - Догадываетесь ведь, насколько мне этот ваш старлей нужен, - Сергей коротко рубанул ладонью по собственной шее. - Во как нужен! Можете мне верить, или наоборот не верить, но вот нутром чую, что он еще многое из того, что знает, не сказал! Только объяснить, отчего так думаю, не могу.
        Капитан третьего ранга криво ухмыльнулся:
        - Не удивили вы меня, товарищ капитан, вот вообще ни разу не удивили. Я это уж давно понял, оттого и спросил, откуда он. Ну, тогда, когда Алексеев в разведку уходил.
        - На что старший лейтенант сообщил, что принадлежит к разведке флота? Но вы, насколько понимаю, ему не особенно-то и поверили?
        - Как и вы, товарищ капитан, когда я про это рассказал, - поморщившись, Кузьмин пристроил поудобнее раненую ногу. - Тут уж вам виднее, кто именно мог его группу послать. А все, что от нас с товарищем Куниковым зависит, мы сделаем. Возвращайтесь поскорее, все будет готово. Только вот еще что, товарищ капитан… не враг он! Хоть режьте, но в этом я твердо убежден. Алексеев - не враг и уж тем паче - никакой не шпион!
        - Благодарю, - накинув на голову капюшон, замер на пороге блиндажа. Медленно обернулся:
        - Ну, вы уж меня совсем-то за дурака не считайте, Олег Ильич. Я и сам прекрасно знаю, что никакой он не враг, иначе совсем иначе с вами бы разговаривал. До свидания, товарищ капитан. Надеюсь на скорую встречу.
        Аккуратно прикрыв за собой дверь, Сергей вышел на улицу. Промозглый сырой ветер рванул полы плащ-палатки, проник под бушлат. После ставшей привычной душной теплоты блиндажа мгновенно стало холодно. Зябко поежившись, контрразведчик поплотнее закутался в прорезиненную ткань и, кивнув сопровождавшему бойцу, двинулся по ходу сообщения в сторону берега.
        Спустя сорок минут прибывшие под прикрытием быстроходных морских охотников и оставшегося на ближнем рейде эсминца траулеры и катера доставили на Малую землю очередную порцию боеприпасов и продовольствия. Забрав раненых, суда немедленно двинулись в обратный путь. По неведомой экипажам причине, этой ночью переход оказался одним из самых безопасных за несколько последних суток. Гитлеровцы, понятно, обстреливали побережье и прилегающую акваторию из пушек и минометов, запускали осветительные ракеты, однако ни один фашистский бомбардировщик в небе так и не появился. Моряки сочли это просто удачным совпадением и нелетной погодой - над морем и на самом деле повисли тяжелые, низкие тучи, в любую минуту готовые разродиться ледяным дождем или мокрым снегом.
        Однако уже привычно занявший место у палубного ограждения капитан государственной безопасности Сергей Шохин имел на этот счет собственное мнение. Кутаясь в непромокаемую ткань, он продолжал размышлять, анализируя полученную информацию. Пока множество разрозненных фактов и фактиков еще не сложились в единую и непротиворечивую картину - собственно, для этого необходимо, как минимум, лично поговорить с Алексеевым. Хотя кое-какие выводы можно сделать уже сейчас. Вот только озвучивать их перед командованием? Нет уж, слишком рано. Главное, поскорее управиться с пленным, и успеть вернуться до рассвета - катер ему выделят, об этом можно даже не переживать.
        Что же до отсутствия в небе вражеской авиации? Похоже, был-таки в районе Абрау-Дюрсо немецкий полевой аэродром, точно был! Не ошиблись, стало быть, наши авиаразведчики.
        И старлей Алексеев, кем бы он в конечном итоге ни оказался, его благополучно уничтожил!..
        [1] - Хорошо. Жди снаружи. Закрой дверь.
        - Так точно! (нем.).
        Глава 12
        НЕЖДАННАЯ ПОМОЩЬ
        Абрау-Дюрсо, 8 февраля 1943 года
        Старлей скептически осмотрел боевых товарищей:
        - Ну, в первом приближении… допустим. Только уныния на лица добавьте, пленные все ж таки. И ведут вас, скорее всего, на расстрел. Кто что конкретно делает, помним? Другого шанса не будет, тут вообще без вариантов. Или сейчас захватываем грузовик и валим в темпе вальса, или набегут фрицы и расшиссают всех прямо во дворе, даже и к стеночке прислонять не станут.
        - Помним, тарщ лейтенант, не сомневайтесь даже, - кивнул Дмитрук. - Вы, главное, за этой сволочью приглядывайте, не ровен час, подлянку какую устроит. Не доверяю я ему!
        Услышав слова парашютиста, есаул нервно дернул щекой, но, понятное дело, смолчал, трезво оценивая ситуацию.
        - Добро, тогда начинаем, - Степан легонько подтолкнул казака к двери. - Давай, ваше благородие, искупай, так сказать, вину. Зови румына. Как подойдет - сразу в сторонку отходи, да не дури. Сам понимаешь, мне сейчас не до шуток. И не только мне.
        - Будто б мне шибко весело, - зло ответил тот. - Назад малехо осади, с коридора заметно. Не жалко, кстати, солдатика-то жизни лишать?
        - Не поверишь, жалко, - судя по выражению лица предателя, подобного ответа он не ожидал. - Поскольку, ежели с тобой или хером майором сравнивать, он и на самом деле меньше всех виноватый. Только понимаешь, Андрюша, я его сюда ни разу не приглашал. А это - моя земля, так уж выходит. И потому мне и решать, кому тут можно находиться, а кому - нельзя. Ему - нельзя.
        - Да и я, вроде как, не пришлый, - буркнул «оберст-лейтенант», берясь за дверную ручку. - Спокон веков тут жили. Почитай, три поколения.
        - Извиняй, но у предателей Родины не имеется. Ты от нее сам отказался, когда в услужение к фрицам пошел. Вот только не нужно мне сейчас про гражданскую войну втирать - это было наше внутреннее дело! И выбор у тебя имелся - или погибнуть с честью, или за границу уехать, как многие делали. Но ты выбрал третий вариант, так что и не ной теперь, слушать противно. Все, кончена дискуссия! Делай, что велено, коль и вправду пожить еще чуток планируешь…
        - Делаю, - закаменев от услышанного лицом, есаул приоткрыл дверь, жестом подзывая пехотинца. - Soldat, komm her! Komm ins Zimmer![1]
        Грюкнув прикладом винтовки, в проеме нарисовался давешний пехотинец:
        - Ja, Herr Oberstleutnant!
        И это оказались его последние слова.
        Плавным движением выскользнув из-за спины казака, Алексеев рывком втащил румына в комнату. Подскочивший младший сержант содрал с его плеча винтовку, передернул затвор и отступил в сторону, контролируя есаула. Стоявший дальше всех Михаил присматривал за майором, держа его под прицелом пистолета. Подбив подсечкой ногу противника, морпех повалил его, нанеся короткий оглушающий удар. И еще один, финальный, локтем. Работать голыми руками было непривычно и… неприятно, но ничего колюще-режущего в комнате просто не нашлось. Все, готов.
        Подхватив труп подмышки, Степан оттащил его к стене, торопливо освобождая от ремня с патронными подсумками и шинели. Возясь с тугими пуговицами, мельком подумал, что в принципе не столь уж и плохо, что управился без ножа. Натягивать на себя окровавленную одежду как-то не хотелось: играть роль конвоирующего пленных пехотинца должен был он сам, поскольку больше и некому. Есаул старательно буравил взглядом стену перед собой, хер майор же наоборот глядел исключительно на старлея. Достаточно странноватая реакция, кстати, любой обычный человек как минимум бы отвернулся, или хотя бы прикрыл глаза. Нравится наблюдать за чужой смертью? Вполне вероятно, процент всяких извращенцев среди продвинутых европейцев достаточно велик, и доблестный германский Вермахт в этом смысле ни разу не исключение, скорее наоборот. И фотографирование с трупами врагов - еще не самое большое из зол…
        Встретившись с гитлеровцем взглядом, Степан изобразил на лице самую кровожадную гримасу, на какую только был способен, после чего коротко чиркнул ладонью по шее. Нехитрый жест подействовал: испуганно заморгав, фриц от неожиданности даже отшатнулся. Приглядывающий за ним Тапер, оценив происходящее, дернул пистолетным стволом, отрывисто бросив несколько коротких фраз на неплохом (ну, по крайней мере, с точки зрения морпеха) немецком. В отличие от Алексеева, фашист сказанное понял, торопливо отвернувшись.
        - Сержант, ты чего такого немцу сказал, что он аж с лица сбледнул? - закончив с шинелью, Степан стянул бушлат. Бросать ставшую привычной удобную одежду не хотелось категорически, вот только натянуть поверх еще и трофейную шинель никакой возможности не имелось - с убитым пехотинцем они были примерно одной комплекции. Нет, можно, конечно, и с собой забрать, накинув на плечи одному из парашютистов - вряд ли часовой на крыльце обратит внимание на изменившийся внешний вид русского пленного. Вот только если все-таки заметит, проблем не оберешься. И весь его и без того откровенно авантюрный план, сложившийся в голове, едва только Степан услышал про отправившихся на обед фрицев, мигом отправится коту под хвост. Так что ну его на фиг, такой риск! Шинель, понятно, для диверсанта вещь крайне не удобная, движения стесняет, шо пипец, но придется пока потерпеть. А уж дальше придумает что-нибудь - сейчас главное из поселка вырваться…
        - Да просто припугнул, что он - следующий на очереди, ежели дурить станет. Вы разве не то ж самое в виду имели? Нет, коль не стоило, тогда виноват, тарщ командир, не подумал.
        - Ладно, неважно, - закончив переобмундироваться, Алексеев надел на голову каску. - Да и сказал в целом правильно. Ну чего, сержант, сойду за румына?
        Скептически оглядев старшего лейтенанта, Михаил кивнул:
        - Ежели особо приглядываться не станут, вполне сойдете. Еще бы фингал под глазом убрать, да побриться… так вы это, шлем пониже опустите, чтобы не так заметно было, и нормально. Штанцы у вас, конечно, непривычные, но их навряд ли разглядят. Да и грязные они, так что квадратики эти маскировочные почти и не видны. А ботинки и румыны носят.
        - Вот и хорошо, - Степан забрал у Дмитрука карабин, закинув на плечо, и протянул взамен обрывок веревки. - Вяжи командира, только не перестарайся да с фальшивыми узлами не мудри. Затем - он тебя, а я за пленными пригляжу. Просто намотайте веревки на запястья, а концы в ладонях спрячьте. И смотрите, чтобы без накладок, мне без вас никак не справится, счет на секунды пойдет.
        Держа есаула с майором под прицелом пистолета, Алексеев присел, свободной рукой поднимая с пола бушлат. Не бросать же просто так? Первая его одежка в этом времени - и под Южной Озерейкой согрела, спасая от холода, и после исправно служила.
        В следующую секунду все изменилось.
        Позже, по въевшейся в кровь и плоть привычке в деталях разбирать произошедшее, морпех так и сумел понять, на что рассчитывал немецкий майор, внезапно вскидывая небольшой, практически полностью скрывающийся в ладони пистолетик. Где уж он его прятал до сего момента, так и осталось неизвестным - то ли в столе, то ли в заднем кармане офицерских бриджей. Положить всех взбунтовавшихся пленных прицельными выстрелами? Ну, если ты какой-нибудь нехилый спец, проходивший контртеррористическую подготовку, то да, шансы имелись. Наверное, имелись. Поскольку мишени на момент открытия огня располагались крайне невыгодно, взаимно перекрывая ему директрису стрельбы. По крайней мере, сразу завалить обоих парашютистов фриц бы точно не сумел, особенно учитывая несерьезный калибр оружия. Да и Степан, заметивший периферическим зрением излишне резкое движение, тоже отнюдь не собирался стоять столбом. Понадеялся на помощь со стороны казака? Не менее глупо - безоружный есаул ничем бы не смог ему помочь. Да и чем, собственно? Наброситься с кулаками на одного из пленных, рискуя попасть под свою же пулю? Даже не смешно.
Скорее всего, у майора просто сдали нервы, и он сделал первое, что пришло на ум. Вряд ли хер майор являлся боевым офицером, тот бы поступил совсем не так - куда более логично атаковать в коридоре, грамотно использовав скученность целей в узком пространстве. Да и выстрелить в этом случае удалось бы практически в упор, с расстояния буквально в пару метров, что всерьез увеличивало шансы. А вот типичный кабинетный вояка вполне мог выкинуть нечто подобное, по факту - откровенно суицидальное…
        Но, как бы там ни было, гитлеровец вскинул пистолет и нажал на спуск.
        В замкнутом помещении выстрел прозвучал совсем негромко, скорее, резкий хлопок, нежели именно выстрел. А второй раз спустить курок он уже просто не успел. Действуя на полном автомате, Степан набросил на «люгер» скомканный бушлат и выстрелил в ответ, целясь в корпус. Стрелять навскидку оказалось непривычно, так что девятимиллиметровая пуля угодила гораздо выше, войдя куда-то под нижнюю челюсть. Сорвавшаяся с плеча трофейная винтовка резко дернула руку вниз, однако делать еще один выстрел морпех и не собирался.
        Захрипев, немец выронил оружие, инстинктивно зажимая ладонью рану. Между пальцами, пятная мундир, короткими толчками выбивалась яркая артериальная кровь. Майора повело в сторону, он наткнулся плечом на стену, по которой и сполз, свесив голову на окровавленную грудь. Бросив на пол курящийся пороховым дымом бушлат, Алексеев подскочил к противнику, проверяя результат. Не жилец, однозначно, вон как кровища хлещет, похоже, сонную артерию перебило. Да и сознание уже потерял, что понимающему человеку о многом говорит.
        Прикинув, что ни первый, ни второй выстрел, скорее всего, никто услышать не мог - окна по зимнему времени законопачены ватой, дверь тоже плотно прикрыта, а в звукоизолирующих свойствах отделяющей комнату от коридора стены он и раньше не сомневался, - старлей навел пистолет на казака. Навел - и опустил, поскольку тот так и стоял на прежнем месте, разве что испуганно втянул голову в плечи.
        - Вот так и стой, - буркнул Степан, обращаясь не столько к предателю, сколько просто, чтобы не молчать. Поскольку мгновенно выброшенный в кровь адреналин требовал хоть какой-то реакции. Заорать там, в морду кому-нибудь заехать - да хоть тупо от пола с полста раз отжаться…
        Автоматически поставив очередной трофейный пистолет на предохранитель и запихнув в карман камуфляжных брюк, старлей взглянул на ощетинившихся вскинутыми стволами боевых товарищей:
        - Ранило кого?
        - Нормально все, командир, царапина просто, - младший сержант Дмитрук чуть подвернул руку, показывая распоротый пулей рукав стеганой куртки. - Еще чуток в сторонку, и плечо б продырявил, гад. Пистолетик-то у него слабенький, значит, пуля бы внутри застряла. А уж там и до заражения недалеко, нам санинструктор про это подробно рассказывал. Так что свезло. Не переживайте, тарщ старший лейтенант, не подведу.
        - Хорошо, позже перевяжем, сейчас все равно и некогда, и нечем. Заканчивайте с веревками, уходить нужно. Нашумели малехо.
        Взглянув на оказавший поистине неоценимую услугу бушлат, морпех поднял его с пола, аккуратно пристроив в углу дивана. Вот и снова он его спас - иди, знай, что бы могло произойти, не приглуши плотная ткань пистолетный выстрел! Кстати: отсоединив от винтовки штык, Степан вернул его в поясные ножны. Длинноват, конечно, и заточен откровенно «на отвяжись», но все лучше, чем ничего. Глядишь, и сгодится. Пистолет морпех просто опустил в карман шинели кверху рукояткой, надеясь, что при необходимости сумеет быстро его выхватить.
        - Готовы, мужики? Тогда вперед.
        Смерив есаула тяжелым взглядом, Алексеев кивнул на вешалку:
        - Шинелку натягивай, а то вдруг простудишься. Да и странно будет, ежели в одном кителе наружу попрешься. И фуражку не забудь. Вот и молодец.
        Убедившись, что пленный выполнил приказ, старлей подтолкнул его к выходу:
        - Андрюха, сам видишь, какие у нас тут страсти кипят, куда там старине Шекспиру! Так что просто сделай, что велено, душевно прошу! И не дури, я тебе в аккурат в поясницу целюсь. Позвоночник перебьет - всю оставшуюся жизнь под себя ходить станешь, что по-большому, что по-маленькому. Специально не добью, чтобы мучился подольше. Веришь?
        - А чего ж, - тусклым голосом ответил тот. - Оченно даже верю. Тебе ж живого человека на тот свет спровадить, что перепоясаться.
        - Ой, ли? - хмыкнул морпех, быстро выглядывая в коридор и готовясь, обнаружься там что-то подозрительное, тут же нырнуть обратно. Пусто. Пока им везет - в соседних помещениях выстрелов не расслышали. - А сам-то? Вон, товарищи мои отчего-то ох как смертушки твоей жаждут! С чего бы вдруг, даже и не догадываюсь? Может, обидел их чем?
        Морпех вытолкал предателя из комнаты, пристроившись в паре метров позади. Винтовку он, как и обещал, держал в руках направленной казаку в спину. Оба парашютиста двинулись следом: сейчас, когда за ними никто не наблюдал, никакого смысла изображать конвоируемых пленных не было. Во дворе - другое дело, но для этого нужно сначала нейтрализовать часового.
        - Короче, шагай, ваше благородие. Кстати, начальничек твой первым пулять начал, оттого скоропостижно и окочурился.
        - Будто я его шибко надолго переживу, - все так же равнодушно буркнул тот. - Да иду я, иду, не пихайся.
        И Алексеев неожиданно понял, что «оберст-лейтенант» вовсе не пытается запудрить ему мозги: есаул и на самом деле перегорел. Сломался, иначе говоря. Что, как ни странно, в их положении не особенно-то и хорошо - если часовой его более-менее знает, может что-то и заподозрить. Заходил в штабную хату эдакий орел, с низшими чинами через губу разговаривавший, а вышел… ну, понятно, собственно…
        - Насчет караульного на крыльце все помнишь? И соберись, смотреть противно! Глядишь, и поживешь еще, все от твоего поведения зависит!
        Уловив за спиной возмущенный ропот товарищей, Степан, не оглядываясь, показал им кулак. Десантники понятливо замолчали, хоть наверняка и остались при своем мнении. Ну, тут уж как выйдет. Парашютисты - в отличие от самого морпеха - предателю ничего не обещали. Потому и имеют полное право в любой момент его пристукнуть.
        Возле выхода остановились. Наступал наиболее критический и малопредсказуемый момент. Если сейчас есаул все-таки взбрыкнет и решит помереть героем, рванув наружу, придется стрелять. А уж там и часовой среагирует, с боевой выучкой у фрицев все в полном порядке. И останется… нет, даже не прорываться с боем - скорее, просто героически погибнуть в перестрелке.
        - Не боись, командир, - шепнул за спиной Тапер. - Я пойму, что он сказал. Коль что не так, закашляюсь, а ты уж тогда стреляй не раздумывая.
        - Давай, - приказал старший лейтенант, легонько подтолкнув казака стволом. И сместился чуть в сторону. Позиция хреновая, но, по крайней мере, заглянувший в дверной проем караульный окажется у него на прицеле. А уж с пары метров Алексеев в любом случае не промахнется. Десантники прижались к противоположной стене.
        Решительно распахнув дверь, «оберст-лейтенант» шагнул на крыльцо. Смерив вытянувшегося по стойке смирно гитлеровца начальственным взглядом, мотнул головой:
        - Feldwebel, Herr Major befahl, die russischen Gefangenen zum Lastwagen zu begleiten. Ich werde mit ihnen gehen.[2]
        Внимательно прислушивающийся старший сержант промолчал, подавая знак, что пока все идет нормально.
        А вот в следующую секунду все пошло не по плану. Поскольку предполагалось, что фриц останется на своем месте, просто позволив вывести пленных из хаты. Грузовик стоял метрах в двадцати, так что видеть происходящее возле него гитлеровец со своего места никак не мог. Да и что бы он там, собственно говоря, интересного рассмотрел? Как румын-конвойный, помогая себе прикладом, заталкивает русских диверсантов в кузов, после чего вместе с оберст-лейтенантом идет к кабине, видимо, выполняя его распоряжение? Зачем? Так, мало ли, зачем? Может, господин офицер собирается дать ему какие-то особые указания, касающиеся сопровождения пленных. А следом «Опель-Блиц» заводит мотор и тихо-мирно уезжает, оставив после себя слегка подпорченную сизым выхлопом синтетического бензина местную атмосферу.
        Однако караульный истолковал приказ несколько по-своему. Рявкнув «Naturlich, Herr Oberstleutnant! Ich werde helfen!»,[3] он внезапно сорвался с места, заходя в сени. Сказанного Степан ожидаемо не понял, но судя по мгновенно вытянувшемуся лицу есаула и сдавленному мату старшего сержанта ничего хорошего произнесенная фраза не предвещала.
        В сенях же караульный вполне ожидаемо столкнулся с пока еще ничего толком не успевшим понять пседорумыном в исполнении Алексеева. Но, то ли актер из Степана оказался никудышный, то ли фриц хорошо знал убитого пехотинца в лицо, но неожиданная встреча его отчего-то сильно удивила. Вероятно, даже с приставкой «очень». Замерев на месте, немец удивленно захлопал глазами и, произнеся понятное без перевода «Kamerad… was?!», дернул с плеча карабин.
        «Глупо», - мельком оценил ситуацию Степан, разжимая удерживающие цевье винтовки пальцы. - «Чем он тебе поможет, если между нами от силы метр? Попытаешься вскинуть - я отобью в сторону, отшагнешь назад - подаришь мне лишние полсекунды. И еще раза в два больше тебе понадобится, чтобы затвор передернуть, у тебя ведь патрона в казеннике сто пудов нет, поскольку орднунг. А мне, чтобы штык выдернуть, столько времени и не нужно, ножны-то вот они, под рукой. Как чувствовал, что понадобятся, потому практически на самое пузо и передвинул».
        Выпушенная из рук трофейная винтовка гулко грюкнула об пол. Ладонь правой руки обхватила ребристую рукоятку штыка, левая - дернула вражеское оружие за ствол. Сделав инстинктивный шаг назад, фашист запнулся за невысокий порог, теряя равновесие, однако, не выпуская оружия из рук. И это стало роковой ошибкой. Разожми он руки, мог бы спиной вперед по инерции вывалиться из узких сеней обратно на крыльцо, где и поднять тревогу, попросту заорав, что есть мочи. И если бы поблизости оказался кто-то из его камрадов, судьба беглецов оказалась бы - смотри выше - весьма печальной. Но намертво вбитый рефлекс не позволил фельдфебелю бросить в миг опасности штатное оружие.
        Старлей ошибкой противника воспользовался на все сто: резко дернув карабин на себя, Степан сместился чуть в сторону, буквально насаживая гитлеровца на вскинутый штык. Основательно так насаживая, практически по самый ограничитель - как бы скептически не относился Алексеев к заточке клинка, со своей ролью тот справился. Захлебнувшись так и не родившимся криком, караульный обмяк, повисая на руках морпеха. Выдернув штык, Степан крутнулся в сторону есаула… который, как ни странно, оказался на прежнем месте.
        - Нормально все, командир, - усмехнулся Михаил, целясь в предателя из «люгера». На запястье парашютиста болтались остатки фальшивых пут. - Я его с первой секунды контролировал, чтобы не сбег ненароком. Он дернулся, было, да меня вовремя увидал, так что не пришлось шуметь. А Ванька тебя прикрывал, - старлей заметил прижавшегося к стене Дмитрука, тоже с пистолетом в руке.
        - Спасибо, - буркнул Степан, отирая потемневшее лезвие о шинель. Не свою, понятно - вражескую. Крови почти не было: стерлась, когда вытаскивал, ткань у немцев плотная. Торопливо распихал по карманам запасные обоймы из подсумков. Возиться с поясным ремнем не стал, просто вытащил из ножен еще один штык, копию того, которым только что отработал. Рукояткой вперед протянул Таперу:
        - Держи, сгодится, с вооружением у нас пока не шибко. С винтовкой чего делаем? Мне сразу с двумя подозрительно топать будет.
        - Ванек, прибери. Под стеганку спрячь, а ствол в штанину просунь, - мигом отреагировал старший сержант. И пояснил в ответ на удивленный взгляд морпеха:
        - До грузовика уж как-нибудь дотопает, может, он в ногу раненый, оттого и хромает? А уж там вытащит. Все лучше, чем пистолет.
        Относительно последнего Алексеев имел свое мнение, поскольку просто не воспринимал всерьез несамозарядное оружие, но спорить не стал: в подобных вопросах предки всяко лучше него разбираются…
        До грузовика добрались без проблем: на дворе, к счастью, никого не оказалось. Первым шел есаул, за ним оба «пленных», один из которых отчего-то сильно прихрамывал, будучи неспособным согнуть левую ногу, и следом румынский конвоир в низко надвинутой на лицо каске и с винтовкой в руках. Главный сюрприз поджидал беглецов возле автомашины: кабина «Опеля» оказалась пуста. Нигде поблизости шофера тоже не обнаруживалось.
        На заданный вопрос казак лишь пожал плечами:
        - Так говорили ж тебе, что обед у них сейчас. Германец - человек пунктуальный, никакого отклонения от установленного порядку не допускает. Коль сказано, что прием пищи - значит, так тому и быть.
        - Война - войной, а обед по расписанию, значит? Понятно… - хмыкнул Степан, задумчиво глядя на грузовик. Сумеет он его завести? С бэтэром же справился, хоть и повозиться пришлось? Вот только времени на это самое «повозиться» у них и нет. Может, ребят помочь попросить, их-то наверняка учили с местной автотехникой управляться?
        - Слышь, ваше благородие, а ты машину хорошо водишь?
        - А вот тута я тебе никак не помощник, звиняй! Ну, и чего волком зыркаешь? Правду говорю. Не умею я с авто управляться, не коняшка, чай.
        - Ладно, верю. Лезь в кабину, и без глупостей! Бойцы, давайте в кузов, живо. Один к заднему борту, второй к кабине. Винтарь мой держите, и боеприпасы. Если не заведусь, поможете.
        - Отпустить обещал… - буркнул есаул, тем не менее, со скрипом распахивая правую дверцу.
        - Так рано пока отпускать-то, не выбрались мы еще. Вот из поселка вырвемся, тогда и поглядим.
        - Значит, сбрехал… - сделал свой вывод из сказанного «оберст-лейтенант», забираясь в тесную кабину.
        - Поглядим, сказано же, - туманно ответил старлей, следом за ним усаживаясь на водительское место. Захлопнул дверцу. Если сейчас это чудо германского автопрома не заведется с первого раза, придется туго - старший лейтенант буквально всем своим существом ощущал, как тают щедро отпущенные им судьбой минуты. Заводить с «кривого» стартера? Можно, конечно, вон он, под ногами валяется, уж эту-то хреновину ни с чем другим не перепутаешь, но тогда кому-то придется выбраться наружу. На что, опять же, потребуется время. Не столь уж и большое, но кто его знает, сколько им еще отмерено?
        Но пока судьба все еще благоволила беглецам: «Опель-Блиц» завелся буквально со второго раза, глухо зафырчав семидесятисильным мотором. Разобравшись с педалями, Степан со скрежетом перекинул передачу, насколько возможно плавно трогаясь с места. Легонько покачиваясь на неровностях дороги, автомобиль покатил вперед. И продлилась сия идиллия аж целых секунд пять - взглянув в боковое окошко, морпех коротко выругался. К не успевшему набрать скорость грузовику бежали немцы. Трое. Насколько понимал Алексеев, первый был водилой этого трехтонного пепелаца, уж больно активно он размахивал руками и что-то орал. Нет, оно, в принципе, понятно: когда твою ласточку угоняют, еще не так раскричишься. Остальные двое, видимо, являлись шоферами легковых автомашин, из чувства цеховой солидарности всеми силами поддерживающих обиженного неведомыми злодеями камрада. Самым неприятным было то, что все трое оказались вооружены - впрочем, чему удивляться? Шофер такой же солдат, как и все. Не в машине ж ему штатный карабин оставлять, отправляясь на обед? Прифронтовой район, опять же, противник в считанных километрах.
        Как выяснилось в следующую секунду, столь не вовремя появившихся владельцев авто заметил не только старлей. Из кузова гулко бухнул винтовочный выстрел, следом еще один, и в Вермахте стало двумя водятлами меньше. Третий автолюбитель намек угонщиков истолковал правильно, нырнув за угол штабной избы, потому предназначенная ему пуля лишь выбила из бревен фонтанчик щепы.
        - «А нехило местных д е сантов стрелять учат», - автоматически отметил Степан, решительно вбивая в полик педаль газа. - «Из движущейся машины, навскидку сразу двоих завалить! Повезло мне с товарищами. Хотя поспешили пацаны слегонца, рановато шум подняли».
        Грузовик достаточно резво рванул вперед, набирая скорость. За кормой хлопнул выстрел, еще один, но это уже не имело особого значения: минутой раньше, минутой позже… какая разница? Теперь их единственный козырь - скорость и еще раз скорость. Сейчас главное из Абрау-Дюрсо вырваться, добравшись до леса. А уж дальше - как кривая вывезет.
        - Дорогу показывай, и не дури! - рявкнул Алексеев, вцепившись в руль. В левой руке он сжимал пистолет.
        - Сейчас направо вертай, а на перекрестке - налево. Дальше уж прямо правь, другой дороги тут не имеется. Токмо солдаты на посту выстрелы, поди, слыхали, значит, настороже будут. Начнут стрелять - и амба. Токмо стеклушки под пулями брызнут.
        - Поглядим, - зло скрипнул зубами Степан, сворачивая, куда было сказано. План поселка он помнил весьма приблизительно, но есаул - по-крайней мере, пока - похоже, не врал и не пытался его запутать. Да и сориентироваться удалось практически сразу: озеро осталось за спиной, а впереди поднимали свои пологие спины холмы, поросшие темным, с редкими пятнами снега лесом. Самое главное в какой-нибудь тупик не заехать - хотя, какие в не шибко большом винсовхозе тупики? Тут всех улиц-то - раз-два и обчелся…
        Пару минут в кабине царило молчание, прерываемое лишь надрывным завыванием двигателя, затем казак все-таки не выдержал:
        - Слушай, лейтенант, ну отпусти ты меня, а? Я ж почитай все, чего требовалось, сполнил! Даже и сбежать не пыталси!
        - Врешь.
        - Вру, - со вздохом согласился тот. - Дык, всего только разок и попробовал, там, в сенцах. Токмо товарищ твой меня сразу на мушку взял - куды уж тут рыпаться? Отпустишь? Али как?
        Не отрываясь от дороги, Алексеев задумался. В принципе, лично он смерти предателя особо не жаждал, поскольку прекрасно понимал, что его ждет в недалеком будущем. Или смерть и безымянная могила в самом ближайшем времени, или выдача союзниками советскому командованию после окончания войны - с тем же, в принципе, результатом. Церемониться с предателями и коллаборационистами никто не собирался, приговоры выносились быстрые и справедливые.[4] Так что, какое уж там будущее? Даже не смешно. Вот, кстати… на первый взгляд мысль показалась откровенно глупой. А вот на второй? Отчего бы и не попробовать? Вряд ли выгорит, но и хуже уж точно не станет:
        - Если поможешь через пост на выезде тихо-мирно проехать - так уж и быть, беги. Прыгай из кабины, вроде я не уследил - и ноги в руки. Стрелять не стану, обещаю. За остальных не ответчик, извини.
        При этом Степан подумал, что вряд ли факт «побега» останется незамеченным парашютистами. А стреляют парни хорошо, отлично даже, в чем он недавно убедился. Так что шансов у есаула, скажем прямо, немного.
        - Это ты чего, серьезно?! - несмотря на им же самим озвученную просьбу, ошарашено пробормотал предатель. - Неужто взаправду отпустишь?
        - Нет, блин, пошутить решил. Самое время. Ты лучше вот чего послушай: Новороссийск мы скоро возьмем, тут без вариантов. И дальше попрем. Сломали мы фрица, и под Москвой, и под Сталинградом сломали, и обратной дороги уже не будет! Так что врут вам немецкие хозяева, как пушечное мясо втемную используют. Не сдюжит немец, да и уже, собственно, не сдюжил. И земель этих вам уж точно не видать. Потому мой тебе совет - коль сегодня выживешь, говори со своими казачками, бейте немцев да к нашим… ну, к моим, в смысле, в полном составе и двигайте! Коль сдадитесь добровольно, пойдете в штрафники, кровью искупать. Так хоть какой-то шанс уцелеть останется.
        Мрачно набычившись, есаул, с трудом сдерживаясь, прошипел сквозь зубы:
        - За предложение спасибо, обязательно воспользуюсь. Вот только сказочки свои комиссарские оставь, душевно прошу, и не такое слыхивали! Сдаваться, скажешь тоже! Может, заодно могилку себе заранее вырыть да домовину выстругать?
        - Мое дело предложить, - пожал плечами старший лейтенант, осознавая, что и на самом деле сморозил откровенную глупость. Кого он собрался вразумлять? Оголтелого фанатика, весь смысл существования которого все прошедшие после окончания Гражданской войны годы наполняла лютая ненависть к советской власти и влажные мечты о реванше? Действительно глупо: примерно то же самое, как доказывать махровому либерасту-русофобу из его времени что-то, касающееся советских времен в целом, и товарища Сталина - в частности…
        Ну, он хотя бы попытался - наивно, понятно, но попытался.
        - Дальше - прямо, - нейтральным голосом подвел итог короткому разговору «оберст-лейтенант». - Тама тот самый пост и расположен. Как шлагбаум увидишь, притормози, я с румынами побалакаю, глядишь и пропустят. Ежели все путем будет, ты саженей через сотню-другую скорость сбрось, дай соскочить - ну, как сам говорил, навроде не уследил, да и сбег я. Только имей в виду, в версте отсюда еще один пост стоит, германский, посерьезней, при пулемете. Ну, уговор?
        - Хрен с тобой, - Степан уже заметил в конце узкой улочки выкрашенный красно-белыми полосами шлагбаум, возле которого топтались трое караульных, видимо, привлеченных стрельбой в поселке. - Попробуем. Сиди смирно, чего ерзаешь? Я могу и передумать.
        «Плохо, что ребят никак не предупредишь», - подумал старлей, плавно притормаживая перед препятствием. - «Ладно, люди опытные, сориентируются, никакого другого варианта в любом случае не просматривается. Брезент они наверняка прорезать догадались, значит, наблюдают и общее представление об обстановке имеют. Лишь бы сразу стрелять не начали, когда я тормозить стану».
        Как ни странно, но их все-таки пропустили. И боевые товарищи тоже не сплоховали, тихо отсидевшись в тентованном кузове. Высунувшийся из кабины есаул о чем-то коротко переговорил с подошедшим пехотинцем, после чего тот нехотя поднял шлагбаум, позволяя грузовику проехать. На его лице явственно читалось сомнение, однако спорить аж с целым подполковником, да еще и с немецкими знаками различия на шинели, он все-таки не посмел. Но Степана разглядывал с нескрываемым интересом - пришлось сделать вид, будто бы копается под приборной панелью - не хватало только, чтобы тот рассмотрел под низко надвинутой каской роскошный фингал на давненько уж небритом лице!
        - И как прошло? - осведомился Степан, притапливая педаль газа и набирая скорость.
        - Распорядился, чтобы немедля пропустили, мол, срочный груз везем. Насчет выстрелов отбрехался, что сбежал один из пленных, вот по нему и пуляют, - помолчав пару секунд, казак обреченно помотал головой. - Ох и подвел ты меня под монастырь, ох и подвел! Они ж меня в лицо знают! Теперича сразу понятно станет, что я с вами в сговоре!
        - Придумаешь что-нибудь, - пожал плечами Алексеев. - Скажешь, заставили, ироды, пистолетом в бочину тыкали, штыком ребра щекотали, смертью лютой угрожали. А потом ты героически убег, обманув коварного супостата. Ну, или смотри - можешь с нами уходить.
        - Да пошел ты, - тусклым голосом буркнул есаул, глядя перед собой.
        - Было бы предложено, - старлей прибавил скорость. - Ты, кстати, где героически драпать-то собираешься?
        - А вона как пост германский покажется, так и прыгну, - слегка воспрянул духом предатель, нетерпеливо ерзая на сиденье. - Нехай видят, как все произошло, все какие-никакие свидетели будут. Ты, как поближе подъедешь, скорость сбрось, навроде как для проверки документов останавливаешься, я и сбегу. А ты сразу по газам, да прорывайся, с ними никакого договору не выйдет. Только про пулемет помни, я предупреждал. Потому нету у вас шансов, германец - не румын, сразу стрелять начнет…
        - Ну, это мы еще поглядим, - зло засопел морпех, сквозь пыльное лобовое стекло разглядывая приближающийся пост. Да, тут казачок не соврал, эти обустроились куда серьезнее. Шлагбаум поперек дороги, на обочинах - сколоченные из толстых бревен рогатки, оплетенные колючей проволокой. Так, стоп, а пулемет-то где? Ага, вижу, вон он, слева. И направлен, сука эдакая, прямехонько на грузовик! Хреново. Впрочем, другого выхода все равно нет, так что вперед. Катим себе спокойно, еще метров двадцать, и сбросим скорость, чтобы немчуру раньше времени не всполошить - пусть думают, что законопослушно останавливаемся. А уж дальше - по газам, тут «оберст-лейтенант» всяко прав. Машина достаточно тяжелая, шлагбаум должна снести играючи. Пока опомнятся, прицелятся и стрелять начнут, глядишь и оторвемся. Ну, а есаул? Да и хрен с ним, с тем есаулом! Свою роль он отыграл, даже если парашютисты его рывок и прохлопают, ничего страшного не произойдет. Фрицы ему случившегося все одно не простят, если и не расстреляют, то уж погоны сорвут наверняка…
        И в этот миг Степан внезапно осознал, что именно ему показалось странным. К ним навстречу так никто и не вышел. Только каски пулеметного расчета торчали над невысоким бруствером, выложенным из набитых землей мешков. Никто и не планировал проверять машину или требовать у ее водителя документы. Их просто тупо ждали, изначально не собираясь никуда пропускать - наверняка, пост оборудован полевым телефоном! И потому огонь откроют без предупреждения! Вот прямо сейчас и откроют!
        Понял это и есаул. Сдавленно выругавшись, он распахнул дверцу, но прыгать не стал - выпрямившись на подножке, замахал фуражкой, крича, чтобы караульные не стреляли. На немецком, понятное дело, крича.
        Однако пулеметный пламегаситель уже украсился пульсирующим огненным венчиком, и по решетке радиатора, а следом и по кабине, стеганула смертоносная свинцовая плеть. А с флангов захлопали винтовки загодя залегших немецких пехотинцев. В последний момент намертво вцепившийся в руль Степан пригнулся, надеясь, что двигатель прикроет его от пуль. Над головой лопнуло, как и предрекал казак, лобовое стекло, осыпав осколками сгорбленную в три погибели спину. Звонко щелкая, пули продырявили тонкий металл кабины, вынесли боковое окно, срезали зеркальце, вспороли крышку капота, с искрами отрикошетировали от переднего бампера. Есаул, фамилии которого старлей так и не узнал, погиб мгновенно - его изрешеченное тело отшвырнуло куда-то вниз, лишь скрипнула распахнутая, со множеством рваных пробоин дверь. До шлагбаума грузовик не доехал метров пяти, просев на изодранных пулями скатах. Да и окутанный клубами пара из пробитого радиатора мотор заглох практически сразу.
        «Не соврал казачок, и взаправду без шансов. Не вырвались мы», - отстраненно подумал Алексеев, подбирая оброненный под ноги пистолет. - «Обидно, почти получилось. Пацанов только жаль, брезент от пуль никак не защитит. Ладно, как в том старом фильме говорилось, цыганочка с выходом. Жаль, гранат нет, все ж веселее помирать бы стало».
        Нащупав над собой рукоятку открывания двери, Алексеев боком вывалился из кабины, перекатом уйдя в сторону. Дорога тут же вздыбилась строчкой фонтанчиков; несколько пуль противно взвизгнули над головой. Уткнувшись щекой в укатанную глину, старлей заморгал, прочищая запорошенные пылью глаза. Блин, ну как же глупо все-таки вышло!
        В следующую секунду все в очередной раз изменилось.
        На месте пулеметной точки вырос огненно-дымный фонтан взрыва, раскидавшего в стороны мешки обвальцовки и тела расчета. Знакомо зачастили пистолеты-пулеметы, бухнуло несколько винтовочных выстрелов, гулко разорвалась граната, следом еще одна, и еще.
        И следом раздалось то, чего Алексеев меньше всего ожидал услышать именно здесь и именно сейчас - до боли родное и немыслимо жизнеутверждающее «Ур-ра!» и «Полундр-ра!»…
        [1] Солдат, подойди! Зайди в комнату! (нем.).
        [2] - Фельдфебель, господин майор распорядился конвоировать русских пленных к грузовой автомашине. Я пойду с ними. (нем.).
        [3] Конечно, господин подполковник! Я помогу! (нем.).
        [4] Старлей Алексеев несколько упрощает, поскольку никогда не интересовался историей перешедших на службу к гитлеровцам казачьих частей, и просто не знает всех подробностей, но в общем и целом он прав.
        Глава 13
        СТАРЫЕ ТОВАРИЩИ И НОВОЕ ЗНАКОМСТВО
        Лесные массивы между Глебовкой и Мысхако, 8 февраля 1943 года
        Осторожно приподняв голову, Степан огляделся. Точнее, попытался это сделать. Поскольку между лопатками тут же уперлось, прижимая обратно к земле, что-то твердое, и веселый голос издевательски произнес:
        - Далеко собрался, гад? Так шибко-то не торопись, куда уж теперь спешить? На тот свет завсегда успеешь, с этим делом опозданий не бывает. А с пропуском я тебе помогу, у меня их еще с полмагазина осталось. Вот прям сейчас литерный билет и выпишу!
        - Не дури, - глухо буркнул старлей, сплевывая набившуюся в рот пыль. - Убирай ствол, да помоги подняться. Свой я!
        - Так ты еще и по-нашенски говоришь? Из этих, что ли, казачков местных? Чего ж тогда шинелку румынскую напялил? - в бок ощутимо пихнули носком сапога. - От кого маскируешься, падла?
        От необходимости отвечать Алексеева неожиданно избавил до боли знакомый голос:
        - Товарищ младший лейтенант, вы чего делаете, уберите автомат! Наш он, советский! Из разведки! И от немцев сбежать помог, и майора ихнего пристрелил, и машину угнал!
        О, как! Цельный младший лейтенант, значит? И Миша его лично знает? Выходит, тоже из воздушных десантников? Ну, если память поднапрячь, он только одного в подобном звании помнит, мамлея Леонида Науменкова[1], заместителя командира второго взвода. Повезло. Кстати, как же здорово, что старший сержант живым остался! Может, и Ванька Дмитрук тоже уцелел?
        - Сержант, ты?! - ахнул невидимый собеседник. - Живой, что ли?!
        - Да живой я, живой, чего мне сделается! Тарщ старший лейтенант, вы не ранены? Давайте встать помогу!
        - Не понял, какой еще старший лейтенант?! Этот фашист, что ли?!
        Так, все, хватит! Развели тут, понимаешь… анархию! Пора и порядок наводить, он старший по званию, или где?! - ухватившись за протянутую Тапером ладонь, морпех рывком поднялся на ноги. Потряс гудящей головой - прыжок из кабины все же не прошел даром. Смерил стоящего в метре парашютиста в знакомом темно-сером комбезе и изодранной ватной куртке мрачным взглядом. В руках тот держал ППШ-41 с секторным магазином, в точности такой же, какой был у Карасева:
        - Замкомвзвода-два младший лейтенант Науменков, насколько понимаю? Киваете? Или все же доложитесь по форме?
        - В…виноват, тарщ старший лейтенант, - привычно вытянулся ошарашенный нежданным поворотом десантник, похоже, не совсем понимая, как себя вести в столь резко и непонятно изменившейся ситуации. - Так точно, заместитель командира второго взвода, младший лейтенант Науменков. Воздушный десант. Но… откуда вы знаете, кто я?!
        Стащив с головы румынскую каску, морпех, не глядя, отбросил ее в сторону:
        - Старший лейтенант Алексеев, двести двадцать пятая бригада морской пехоты. Командир отдельной разведывательно-диверсионной группы. Возвращаюсь с боевого задания. А откуда знаю? Вон, товарищ ваш может объяснить, - старлей кивнул на Михаила. - Я ему рассказывал, что одной из задач моей группы было установить с вами связь и взаимодействие. Связь установить удалось, а вот с взаимодействием пока как-то не очень. То автоматом в спину почем зря тычут, то всякими нехорошими словами обзывают.
        Насладившись целой гаммой отразившихся на лице парашютиста противоречивых чувств, Степан усмехнулся:
        - Не напрягайся, лейтенант, это дядя так шутит. Ну, а касательно шинели? Вот тут ты угадал, маскировка и есть. Пришлось у прежнего хозяина позаимствовать, иначе грузовик никак бы захватить не удалось.
        Морпех машинально взглянул на изрешеченный пулями «Опель». Стоящий возле откинутого заднего борта младший сержант Дмитрук, заметив взгляд, приветливо махнул рукой. Тоже живой, значит?! Ай, молодца, прямо от сердца отлегло! А он-то думал, их с Тапером пулями в полный фарш перемололо, скорострельность у «эмгэшника» та еще.
        В этот момент из-за машины вышел, забрасывая на плечо автоматный ремень, еще один боец. Заметив Алексеева, от неожиданности замер на месте, удивленно захлопав глазами:
        - Тарщ старший лейтенант?!
        - Карасев?!
        Степан потряс головой: ни хрена ж себе поворот! Да что тут вообще происходит? Просто какой-то американский вестерн середины прошлого века, чесслово: неминуемая гибель, конница из-за холмов и чудесное спасение, блин! Кстати, если Федор тут, то где в таком случае остальные бойцы его группы, Ивченко с Мелевичем? Уходили-то они вместе? И каким образом они здесь вообще оказались, коль после уничтожения аэродрома получили однозначный приказ возвращаться на плацдарм?
        Как выяснилось в следующую минуту, снайпер с бывшим танкистом тоже в наличии имелись, причем целые и невредимые. И ничуть не менее Степана удивленные нежданной встречей:
        - Тарщ командир, вы?! - узнав старлея, снайпер едва не выронил короб с пулеметной лентой, который держал в руке. Топавший следом танкист тащил, взвалив на плечо, трофейный пулемет, внешне вроде бы не пострадавший от взрыва. - Э-э… вы-то как тут?!
        - А ты ничего не попутал, боец? Я вам что приказывал? Не слышу? Оглухел внезапно, Коля?
        - Так точно, слышу, тарщ старший лейтенант, - убитым голосом ответил ефрейтор, быстро переглянувшись с Мелевичем. - Виноват. Вы приказывали идти в точку встречи с радистом, при невозможности - самостоятельно возвращаться на Мысхако любым маршрутом. Избегая населенных пунктов и крупных дорог.
        - И какого ж тогда хрена вы тут делаете? Нет, за спасение, конечно, респе… спасибо, но тем не менее? На приказ забили?
        - Разрешите объяснить, товарищ старший лейтенант? - по всей форме обратился к морпеху Науменков, которому надоело изображать лишенную дара речи часть окружающего пейзажа. - Встретив в лесу бойцов вашей группы, я, как старший по званию, принял над ними командование. После чего…
        - Ладно, я примерно понял, остальное позже объяснишь, некогда. Уходить нужно, да поскорее. Трофеи собрали, как понимаю? Пулемет цел?
        - Так точно, целехонек! - подал голос Мелевич. - Приклад чуток осколками побило, да ствольную коробку поцарапало, но работать будет!
        - Тогда валим. Причем быстро.
        Степан в упор взглянул на младшего лейтенанта, практически слово в слово повторив им же самим сказанное:
        - Ввиду сложившейся ситуации, и как старший по званию, принимаю командование на себя. Согласны, товарищ младший лейтенант? Сразу предупреждаю, если решите оспорить мое решение - ваше право. Но исключительно после того, как оторвемся от возможного преследования, иначе всех подставите.
        - Да с чего б мне спорить-то?! - похоже, подобной постановке вопроса Науменков искренне удивился. - Вы ж и местность лучше знаете, и куда идти тоже. Я тут уж который день в одиночку воюю, никаких новостей не знаю - спасибо вашим бойцам, хоть рассказали, что вообще кругом творится.
        - Добро, после договорим. Уходим!
        Подбежавший Карасев кивнул на грузовик:
        - Тарщ командир, машину подпалить? Бак пулями побило, вона, сколько бензину на дорогу натекло, только спичку кинуть осталось. Знатно полыхнет!
        - Да как хочешь, - отмахнулся Алексеев, занятый своими мыслями. - Нам от этого ни холодно, ни жарко - стрельбу и взрыв фрицы точно не прохлопали, тут всего расстояния - километр с небольшим, так что переполох в поселке сейчас неслабый. Хорошо хоть до леса рукой подать, десять минут - и ищи нас свищи. Лишь бы у них собачек служебных, способных по следу идти, не оказалось, иначе нам вовсе уж кисло станет.
        ****
        Отмахав без остановок километров с семь и несколько раз сменив направление - не переть же напрямик, что уж вовсе полный идиотизм? - группа остановилась. Подобрав подходящую балочку, густо поросшую поверху кустарником, выставили охранение и устроили короткий привал. Заодно проведя инспектирование имеющихся в наличии боевых средств и провианта.
        Боеприпасов, даже с учетом трофеев, оказалось на один недолгий бой. Одна лента на двести пятьдесят патронов к пулемету, по две-три обоймы к карабинам, три полных диска и два секторных магазина к ППШ. Плюс захваченные при побеге пистолеты да трофейный МП-40 немецкого унтера, который Алексеев, на правах старшего, сразу же прибрал к рукам - к нему имелось аж целых четыре запасных магазина. А вот гранат не было от слова совсем - последнюю противотанковую и три ручные бойцы потратили, атаковав блокпост. У перебитых же фрицев гранат отчего-то вовсе не отыскалось, буквально ни одной штуки.
        С провизией дело обстояло еще хуже. У Малевича с Ивченко оставалось по две банки тушенки и с десяток сухарей, еще три консервных банки и пару пачек пресных галет нашлось в немецких ранцах. С полезным довеском в виде фляги шнапса и нескольких перевязочных пакетов. Если подзатянуть ремни, на два-три дня блужданий по местным горам должно хватить. Собственно, последнее не слишком-то и принципиально: морпех прекрасно осознавал, что они либо доберутся до своих за сутки, максимум - двое, либо не дойдут вовсе. Так что помереть с голодухи им уж точно не грозит. Вот только… Тапер с Дмитруком, хоть и хорохорятся изо всех сил, крайний раз жрали еще за сутки до того, как попали в плен. Да и Карасева с младшим лейтенантом тоже подкормить не мешает: первый определенно не шибко отъелся с одной банки тушенки после вчерашней встречи с разведчиками, а когда ел второй, Степан даже понятия не имел. Скорее всего, тоже давненько. Потому и без того скудные запасы можно смело разделить на три части - две трети новым бойцам, остаток - разведчикам. Или на четыре, угу…
        «Похоже, становлюсь неплохим командиром», - иронично хмыкнул Степан. - «И про боеприпасы подумал, и про питание. Теперь осталось только без потерь до своих дотопать. В принципе, не столь уж и не решаемая задачка, места, можно сказать, практически знакомые. Вот только отчего у него те горные стрелки из отдельного батальона 101-й горнострелковой дивизии из головы не идут? Или как там их правильно называть? Егерями? Ушли они из этого района, или не ушли? Если нет - плохо. Можно даже сказать, хреново, поскольку этих ребят так запросто с хвоста не скинешь. По-крайней мере, не с их скудным боекомплектом. Да и местные горы для них вовсе никакие и не горы, а так, просто невысокие холмы», - насколько помнил Алексеев, в немецкие горнострелковые дивизии набирались исключительно профессиональные альпинисты или жители горных районов Германии и Австрии. - «Так, стоп! Нечего себя раньше времени накручивать. Разнылся, понимаешь, «неплохой командир»! Будем решать проблемы по мере их возникновения. Ну, егеря и егеря, подумаешь! Это где-нибудь на склонах Эльбруса он бы с ними бодаться не стал, поскольку без
вариантов. А здесь? Здесь вся их супер-пупер крутая альпподготовка идет лесом - в прямом и переносном смысле - альпенштоком особо не навоюешь. Лучше с младшим лейтенантом поговорит, выяснив, каким ветром его в Абрау-Дюрсо занесло»…
        Рассказ Науменкова в целом соответствовал тому, что помнил Степан. Как и в известной ему истории, мамлей не сумел вовремя присоединиться к своему взводу под командованием лейтенанта Кузьмина, собравшемуся в точке сбора в паре километров от Глебовки. Поэтому несколько следующих дней он действовал в одиночку, ухитрившись ни разу не попасться противнику. И неплохо действовал, успешно опровергая расхожую фразу, что один в поле не воин: в первый же день забросал гранатами немецкий пулеметный расчет и блиндаж с отдыхающими фрицами на окраине Глебовки, после чего благополучно ушел. Случайно наткнувшись на собирающих брошенные десантниками парашюты румынских пехотинцев, перебил из засады почти полтора десятка врагов, снова отступив в лес без единой царапины. Этой же ночью младший лейтенант двинулся в сторону Абрау-Дюрсо, все еще надеясь встретиться с товарищами. Найти десантников не удалось, и на следующий день он решился пробраться в поселок, попытавшись выяснить обстановку в одном из домов на окраине. Пообещав накормить, хозяйка незаметно (ну, по крайней мере, так ей казалось) послала дочь за казаками.
Без особого труда оторвавшись от преследователей, Леонид опять ушел в лес, поскольку ничего иного не оставалось.
        На этом совпадения с прошлым Алексеева и заканчивались: морские пехотинцы не стали штурмовать Глебовку, не попали в окружение и прорвались на Мысхако. Младший лейтенант устроил еще несколько диверсий на местных дорогах между Глебовкой и Васильевкой, после чего вернулся к Абрау, поскольку помнил, что в этом районе должны действовать бойцы первого взвода. Почти сутки разведывал обстановку и собирал сведения, в частности, касающиеся аэродрома. При этом он прекрасно понимал, что атаковать его в одиночку бессмысленно: к этому времени у Науменкова осталось всего два магазина к пистолету-пулемету и последняя противотанковая граната, которую мамлей берег, как зеницу ока. Еды не было вовсе - последнюю банку консервов он прикончил накануне, припрятав на самый крайний случай лишь пару сухарей и ополовиненную плитку шоколада. На рассвете восьмого февраля аэродром оказался разгромлен. Решив, что это работа его товарищей, Науменков воспрянув духом. Оставалось лишь не упустить отступающую группу, перехватив их в лесу.
        Встретиться, как ни странно, удалось. Вот только единственным знакомым оказался сержант Карасев из второго взвода. Остальное известно: приняв командование, младший лейтенант решил еще раз вернуться к поселку. Мелевич с Ивченко идею нового комгруппы восприняли холодно, однако спорить со старшим по званию все же не стали. Тем более, приказа установить связь с парашютистами никто, в принципе, не отменял, а их собственный командир, вероятнее всего, погиб - после рассказа Карасева стало понятно, что шансов уцелеть у Алексеева практически не имелось. Соваться в сам поселок, разумеется, не планировали: младший лейтенант хотел уничтожить расположенный на развилке за околицей пост, после чего уходить в направлении Мысхако, на чем и настаивали разведчики. Затаившись неподалеку от дороги, бойцы изготовились к атаке - и в этот момент показался грузовик, чему Науменков откровенно обрадовался. Одно дело просто расстрелять пулеметную позицию, и совсем другое - еще и спалить автомашину, вполне вероятно везущую что-то ценное! Вот только прибытие «Опеля» фашисты отчего-то встретили весьма своеобразно, в считанные
секунды изрешетив его ружейно-пулеметным огнем. Под шумок подобравшиеся вплотную бойцы, в свою очередь, буквально за несколько секунд перебили и закидали гранатами не ожидавших нападения гитлеровцев.
        Остальное, собственно говоря, известно.
        Степану удалось уцелеть под градом пуль, вовремя кувыркнувшись из кабины, есаул погиб - то ли фрицы не разглядели за распахнутой дверцей немецкой формы, то ли изначально списали союзничка в безвозвратные потери, получив приказ любой ценой уничтожить виновных в разгроме аэродрома беглецов. Ну, а опытные вояки Дмитрук с Тапером, как выяснилось, загодя откинули задний борт, при первых же выстрелах сиганув из кузова и схоронившись под грузовиком…
        - Считаете, что принял неверное решение, товарищ старший лейтенант? - закончив рассказ, угрюмо осведомился Науменков, с нескрываемым сожалением отставив в сторону выскобленную до металла консервную банку. Тушенку он, понятно, стоптал не в одно рыло, по-братски поделившись с Карасевым. Еще одну консерву выделили Таперу с Дмитруком. Разведчики же просто сжевали, запивая водой, по паре сухарей - потерпят до ночевки, поскольку провизию, как уже говорилось, нужно начинать жестко экономить. Да и некогда - снайпера с танкистом Алексеев сразу же отправил в охранение.
        - Да как тебе сказать, Леня? - задумчиво хмыкнул старлей. - С одной стороны - ты однозначно не прав, мои ребята ведь тебе ситуацию обрисовали? По уму, вам нужно было сразу к Мысхако двигать. Но вот с другой? Не реши ты этот блокпост на ноль перемножить, я бы с тобой сейчас не разговаривал. И Мишка с Ванькой уже тоже бы остывали, шансов уцелеть у нас не имелось от слова совсем. Так что в любом случае, спасибо! Выручил!
        Помолчав пару секунд, младший лейтенант, не глядя на собеседника, добавил:
        - А за то, что сапогом пихал да словами всяческими нехорошими обзывался, вы уж меня извините, тарщ старший лейтенант! Я ж думал, вы и взаправду фашист. И каска, и шинелка, сами понимаете, соответствовали.
        - Ну, тут и вовсе говорить не о чем, лейтенант! - широко улыбнулся Степан, ободряюще хлопнув нового товарища по плечу. - Не пристрелил сгоряча - и на том спасибо! В бою, сам знаешь, всякое случается. Кстати, насчет шинели… Неудобная она, зараза, а бушлат бросить пришлось. Помоги-ка.
        С помощью парашютиста Алексеев безо всякой жалости отчекрыжил возвращенным Карасевым штык-ножом мешающие движению полы, укоротив трофейную одежду на добрых полметра. Примерив получившуюся недокуртку, задумчиво фыркнул: да уж, видок у него теперь тот еще! Фильмы в жанре постапа с прочим зомби-апокалипсисом отдыхают!
        Науменкова трансформация командирской шинели не заинтересовала - в отличие от штыка:
        - Трофейный? Ни разу подобных не видал. Коротковат только. Еще и дырка эта непонятная - она-то тут к чему?
        - Не, ни разу не трофейный, гляди, - Алексеев продемонстрировал лейтенанту надпись «сделано в СССР». - Экспериментальный образец, скоро должен в войска поступить, вместе с новым пистолетом-пулеметом. Классная штука, если вот так с ножнами соединить, можно колючку резать, или электрические провода под напряжением.
        - Ух ты, - заинтересовался парашютист, совершенно по-мальчишески сверкнув глазами. - Разрешите, тарщ старший лейтенант?
        - Играйся. Только языком после шибко не болтай, оружие секретное, в серию пока не пошло. Проходит, так сказать, испытания в боевых условиях.
        - И как проходит, успешно? - мамлей с искренним любопытством повертел в руках штык и ножны, со второй попытки соединил их в кусачки для проволоки.
        - Судя по тому, что ни один фриц пока не пожаловался, успешно, - пожал плечами Степан. - А их на счету у этого ножичка уж немало накопилось, как бы ни с пару десятков. Ладно, лейтенант, еще с пяток минут отдыхаем - и дальше двигаем. До ночи, кровь из носу, нужно подальше уйти да следы как следует запутать. Если ночь тихо-мирно пересидим, на рассвете уж напрямик рванем, там не шибко далеко останется. Короче, отдыхай пока.
        Перепоясав кастрированную шинель портупеей, Алексеев только вздохнул. Ладно, перетопчется как-нибудь, а на плацдарме нормальной одежкой обзаведется. Прицепив на пояс ножны и кобуру, хмыкнул: странная все же штука война! Сто раз уж помереть мог - а все еще живой. И даже пистолет такой же, какой и был, хоть и с другим серийным номером. Зато автомат новый - привычный Шпагин так и остался где-то в поселке. Кстати, нужно им хоть пользоваться научиться - до сего момента все познания Степана о подобных «машиненпистолях» были исключительно теоретическими. Не просить же парней помочь, что уж вовсе полный идиотизм? Нет уж, сам как-нибудь разберется, благо, видал в интернете ролики про этот автомат. Да и что тут разбираться, собственно говоря? Особенно, после того, как с зениткой справился? Конструкция проста до примитивизма: автоматика на основе свободного затвора, прицельные приспособления позволяют вести огонь на 100 или 200 метров, специального предохранителя нет, его роль выполняет фигурный вырез с левой стороны ствольной коробки. Отсоединив магазин, старлей выбросил из казенника патрон, продолжая
изучать попавшее в его руки очередное творение сумрачного тевтонского гения, что заняло еще от силы пару минут. Стрельба ведется с открытого затвора, приклад раскладывается вниз-назад. Сколько патронов помещается в магазин, старлей выяснять не стал - память подсказывала, что штук тридцать или около того. Вот, собственно, и все, можно воевать.
        Мысленно хмыкнув - недавняя история с экспресс изучением нового оружия повторилась практически один в один, разве что местность другая, да Левчук с Аникеевым далековато отсюда, - морпех поставил автомат на предохранитель и закинул на плечо ремень:
        - Отдохнули немного? Тогда подъем. Сразу предупреждаю, до темноты привалов больше не будет. Нам сейчас главное - убраться отсюда как можно дальше, да место под ночевку подыскать. Не подыщем или почуем за спиной что-то нехорошее - останавливаться вовсе не станем. Вопросы? Ну, раз не имеется, тогда осмотрелись, мусор за собой прибрали. До последней крошки! Пустые жестянки с собой забираем, набредем на ручей - там и притопим. Мы их в костре не обжигали, потому они для любой служебной собачки, как маяк, мигом учует. Проверьте только, чтобы при ходьбе не звякали. Жаль, махорки нет, хоть немного бы следы припорошили.
        - Разрешите, тарщ командир? - старший сержант Тапер протянул морпеху помятую пачку дрянных немецких сигарет без фильтра. - Вот, у одного из пострелянных фрицев в кармане нашел. Тут немного, но хоть что-то.
        - Добро, Миша, раскроши да присыпь места, где мы сидели или особенно натоптали. Не факт, что поможет, но все лучше, чем ничего. Карасев, смотайся тихонечко, прикрытие наше с постов сними, скажи, уходим. Только не шуми, как в прошлый… - Степан осекся, бросив на младшего лейтенанта быстрый взгляд. Науменков ничего не заметил. - Короче, Федя, одна нога тут, вторая тоже. Мухой!
        Оглядев выстроившихся разведчиков, старлей скомандовал:
        - Порядок прежний, как сюда шли, так и топаем. Часа через два поменяемся. И под ноги смотреть со всем тщанием, люди взрослые, сами все понимаете! Попрыгали. Нормально. Вперед…
        [1] Фамилия младшего лейтенанта Л.Л. Науменко изменена.
        Глава 14
        ЗАСАДА
        Лесные массивы неподалеку от Мысхако, 9 февраля 1943 года
        Ковыряться в земле, даже, если речь шла о столь привычном для любого солдата занятии, как рытье окопа, гауптман Феликс Грубер, несмотря на поистине говорящую фамилию[1], терпеть не мог. На крутых каменистых склонах родных Альп окопов не роют. Да и недалекие отсюда Кавказские горы, где он со своими парнями провел почти год, в этом смысле недалеко ушли: попробуй-ка выдолбить в многолетнем фирне или глетчерном льду хотя бы не слишком глубокую стрелковую ячейку! Нет уж, подобное времяпрепровождение исключительно для равнинной пехоты, им не привыкать ковыряться в грязи. Заодно и могилу рыть не нужно: долбанут русские гаубицами или раскатают позиции танковыми гусеницами - и готово. Очень удобно.
        Закончив обозревать поросший лесом склон, гауптман опустил бинокль и досадливо мотнул головой. Любопытно, с чего это его на подобные, мягко говоря, не слишком оптимистичные мысли потянуло? Предчувствует какую-то опасность? Или просто унылые местные горы наводят на привыкшего к совсем другим высотам Грубера тоску? Ведь здесь нет ни увенчанных ледяными шапками величественных пиков, ни опасных перевалов, ни сверкающего в лучах восходящего солнца голубоватого снега. Только этот тоскливый лес, плавно забирающие вверх пологие склоны и редкие пятна серого, слежавшегося снега.
        Полученное задание гауптману и на самом не нравилось. Нет, особых сложностей в том, чтобы найти и уничтожить небольшую группу вражеских диверсантов, не предполагалось - приходилось выполнять задачи и посерьезнее. Да и проучить зарвавшихся большевиков, посмевших не только напасть на поселок, но и каким-то образом вызволить из плена троих своих камрадов, определенно стоило. Просто… оно, это самое задание, казалось каким-то, ну, примитивным, что ли? Одно дело сражаться с равным противником, каковым оказались русские горные стрелки, на заснеженных склонах Эльбруса и окрестных гор - и совсем другое выполнять обязанности ягдкоманды.
        Подумав об истребительных отрядах, как порой называли особые противопартизанские команды, Грубер поморщился: про то, какими именно методами работают эти парни, он знал не понаслышке - пришлось разок пересечься в прошлом году. Понятно, что с орудующими в собственном тылу врагами нужно бороться любым доступным способом. Но кое-что из увиденного вызвало у принадлежащего к элите вооруженных сил боевого офицера стойкую неприязнь. Акции устрашения среди местного населения - вещь, определенно, важная, но ведь и меру знать нужно? Похоже, вовсе не зря при формировании команд «охотников» смотрели сквозь пальцы на склонность к нарушению дисциплины или излишнюю жестокость…
        С другой стороны, ему-то что? Вряд ли обнаружить уходящих в сторону Мысхако русских, к тому же испытывающих серьезные проблемы с боеприпасами и провизией, окажется особенно сложно. Карта имеется, примерные пути отхода он уже прикинул. До наступления ночи они их, вряд ли, нагонят, но и большевики тоже по темноте далеко не уйдут. А на рассвете, - гауптман бросил на карту короткий взгляд, - они перехватят их вот тут. Ну, или километром южнее, что не принципиально. Собственно говоря, горные егеря справились бы и раньше, но диверсантами руководил достаточно опытный командир, заставивший Грубера потерять несколько часов, распутывая причудливый маршрут (немногих оставленных следов для этого вполне хватало), каждый новый отрезок которого словно бы противоречил предыдущему.
        В конечном итоге гауптман все-таки сумел просчитать противника, догадавшись, где именно тот собирается уйти на последний рывок. Не столь уж и сложная задача, особенно если точно знаешь, что все дороги надежно перекрыты фельджандармерией. Оставалась сущая мелочь - успеть туда первыми, дождавшись русских в паре километров от линии фронта. Ну, а то, что ему отчего-то не нравится это задание? Пустяки, вероятно, просто накопившаяся усталость.
        Устроят засаду, перестреляют большевиков, словно куропаток - и вернутся, навсегда распрощавшись с этими краями. Собственно, их еще несколько дней назад должны были куда-то перебросить, но планы временно изменились из-за образовавшегося под Станичкой плацдарма, захваченного высадившимися морем десантниками. Поскольку особой пользы от горных стрелков под Новороссийском нет, значит, на днях их все-таки отправят, возможно, в Италию, или куда-то на Балканы. Так что это в любом случае их последнее задание…
        С этим гауптман Феликс Грубер, сам того не ведая, угадал на все сто.
        Это и на самом деле оказалось последнее задание в его жизни. Равно, как и в жизнях остальных бойцов его роты.
        ****
        Ночь, как ни странно, прошла спокойно. Уже в полной темноте группа набрела на практически идеальный с точки зрения скрытного размещения распадок, со всех сторон прикрытый нагромождениями скал и лесом. Вместе с Ивченко оббежав природное укрытие, старлей остался доволен. Если развести внизу небольшой костерок, разглядеть отблеск пламени или учуять дым окажется невозможно даже метров с тридцати. А о том, чтобы нежданный гость не подобрался ближе, позаботится охранение, которому до рассвета в любом случае спать не придется.
        - Короче, мужики, ситуацию я вам обрисовал, - Степан оглядел сидящих перед ним разведчиков. - Мы в любом случае не так вымотались, как остальные, да и питались крайние дни получше. Потому эта ночка наша, на троих. Сдюжим?
        Переглянувшись со снайпером, Мелевич пожал плечами:
        - Обижаете, тарщ командир. Только отчего ж на троих-то? Вы отдыхайте, мы с Коляном и сами справимся, не впервой. Вам, чай, не меньше парашютистов досталось, вон, до сих пор глаз заплывший. И взгляд шальной, уж я знаю, видал такое. Ложитесь. А за нас переживать не нужно. Места под секреты вы наметили, плащ-палатками замаскируемся, да покараулим тихонечко. Авось не задрыхнем, верно, Колян?
        - И вправду, тарщ старший лейтенант, отдохните! - согласился с товарищем Ивченко. - Видно ж, что едва на ногах держитесь! Какой и вас в таком состоянии караульщик?
        Прислушавшись к своему состоянию, Алексеев вынужден был признать, что бойцы правы. Состояние, стыдливо отводя глаза, вещало, что через час, максимум два, он тупо отрубится. Сработает в башке, как недавно произошло в Станичке, тот самый виртуальный предохранитель - и все, сливай воду, туши свет. Выпадет из реальности часиков, эдак, на двенадцать, тут-то им всем конец и придет. Поскольку ребята, какой бы приказ он сейчас ни отдал, его не бросят, потащат с собой. Дальше можно и не продолжать, и без того все понятно - с бездыханной тушкой на руках от преследования не оторвешься…
        Поколебавшись еще с полминуты, старлей кивнул, сдаваясь:
        - Добро, отдохнуть мне, похоже, и на самом деле нужно, тут вы всяко правы. Часика с три покемарю, затем к вам наведаюсь. Застану спящими - не взыщите, пацаны. Будете иметь, что слышать. Если сразу нафиг не прибью!
        - Не застанешь, командир, - серьезно взглянув Степану в глаза, мотнул головой бывший танкист. - Мы с Кольшей на самоубийц не похожи, нам еще пожить желательно. Сами ж рассказывали, что нам еще Берлин ихний штурмовать и Гитлера на фонарном столбе вешать. Да и про тех горных егерей мы все поняли. Не подберутся, сволочи, позиции у нас грамотные. Отдыхайте, тарщ старший лейтенант!
        Алексеев нахмурился:
        - Про Берлин говорил, было такое. А вот насчет Гитлера? Не припоминаю, что-то…
        - Ну, эт я так, мечтаю себе! - ухмыльнулся Мелевич, почесав небритую, покрытую шрамами от давнего ожога щеку. - Уж больно хочется, ажно руки чешутся. Так бы петельку-то на шею и закинул, да затянул покрепче. А потом - р-раз кирзачом по табуретке - и нехай болтается, сволочь, в усики свои паскудные последние сопли пускает!
        - Хорошая мечта, жизненная, - одобрил морпех. - Если сегодня не задрыхнешь, глядишь, и исполнится. Все, ушел, коль настаиваете…
        А потом старлей самым позорным образом проспал, едва ли не впервые в жизни. Очнувшись от того, что кто-то аккуратно тормошил его за плечо:
        - Вставайте, тарщ командир, через час светать начнет. Уходить пора.
        - Ивченко? Почему раньше не разбудил?
        - Так как же вас разбудишь, ежели секрет покидать нельзя? - хмыкнул, скрывая улыбку, ефрейтор. Выглядел снайпер хоть и невыспавшимся, но вполне бодрым - только покрасневшие от усталости склеры и выдавали. - Вы не переживайте, ночью тихо все было, мы в четыре глаза следили. Топайте, вон, к костерку, Карасев водички вскипятил, хоть немного согреетесь…
        Их зажали на самом подходе к плацдарму. К этому времени они уже добрались до более-менее знакомых мест, так что даже карта практически не требовалась, основные ориентиры и реперные точки Степан помнил и так. Знакомых, разумеется, не для всех - парашютисты тут, по понятным причинам, никогда не бывали. Продвигались исключительно лесами, избегая любых дорог, которых на всем протяжении изнурительного, на пределе человеческих сил марша, оказалось всего две. И обе отряд пересек без малейших проблем. За ночь десантники достаточно отдохнули, так что топали, несмотря на накопившуюся усталость и сведенные голодом желудки, бойко, прекрасно осознавая, что сейчас скорость - их единственное спасение. Ивченко с Мелевичем тоже держались молодцами, не подавая вида, что провели бессонную ночь. Испытывающий вину за собственную слабость - хорош командир, почти до самого рассвета позорно продрых, сурок хренов! - старлей почти всю дорогу двигался в передовом дозоре, отправив разведчиков в тыловое прикрытие. Отправив, ясное дело, тоже не просто так: с одной стороны, передохнут чуток, с другой - за тылами приглядят.
Особенно снайпер, на наметанный глаз и свойственное людям его профессии чутье которого морпех возлагал особые надежды - два десятка зарубок на прикладе говорили сами за себя. Если за ними и на самом деле хвост тащится, ефрейтор должен это дело просечь. Ну, а Мелевич его из пулемета прикроет - с трофейным «тридцать четвертым» Толик, как захватил на разгромленном блокпосту, так и не расстался.
        Вполне возможно, старлей и сам справился бы ничуть не хуже, но кто тогда поведет отряд? Он единственный, кто тут уже бывал, причем дважды - сначала двигаясь со сводной бригадой к Мысхако, затем - возвращаясь обратно вместе с разведчиками. Ну, не считая Левчука с Аникеевым, понятно. Но старые товарищи сейчас на Малой земле, и потому лучше него никто местности не знает…
        Сверившись с картой, Степан удовлетворенно кивнул. Все, практически дошли. Еще километра два, максимум три - и они на месте. С квадратом он вроде бы тоже ничего не напутал, выведя отряд в одну из точек, где их должна поджидать группа прикрытия. Теоретически, понятно, поджидать. Если Кузьмин не получил последнюю радиограмму, никакой помощи не будет. Поскольку вовсе не факт, что она дошла: Прохоров мог нарваться на немцев, подорваться на случайной мине - да просто не суметь выйти в эфир из-за чисто технических проблем с радиостанцией! И тогда выбираться придется своими силами, заново отыскивая подходящее «окошко» для перехода вражеских позиций: то, через которое они просочились сюда, наверняка уже давным-давно закрылось…
        Едва слышно захрустела под подошвами схваченная легким морозцем перепревшая прошлогодняя листва, зашуршали мелкие камешки:
        - Не шугайся, командир, я это.
        - С чего б мне шутаться, Коля? - неожиданное появление снайпера старлея не насторожило. Захлопнув планшет, Степан зафиксировал клапан ремешком, перекинул офицерскую сумку за спину. Взглянув на товарища, нахмурился: как правило не лезущий за словом в карман балагур Ивченко выглядел каким-то излишне серьезным. - Чего случилось? Выкладывай!
        - Да не знаю, как и сказать, командир… - отчего-то смутился ефрейтор, отведя взгляд.
        - Как есть, так и выкладывай!
        Тяжело вздохнув, Николай кивнул:
        - Слушаюсь. Только это… можно, я сначала одну историю расскажу?
        - Валяй. Только быстро, буквально в двух словах. Времени нет.
        - Понял. Короче, в Крыму дело было, когданас туда из-под Одессы перебросили. Вышел я на охоту, замаскировался как следует, жду. Час, другой, третий. Уж и задубел весь - не лето, чай, декабрь на дворе. И ведь даже не пошевелишься, до фрицев от силы метров с триста. Вмиг засекут, дадут с пулемета проверки ради, и придется сматываться, а я эту позицию пару дней подбирал, чтобы и окопы ихние как на ладони были, и блиндаж, где командир местный обитается…
        Старший лейтенант досадливо мотнул головой:
        - Коля, все это, конечно, очень интересно и познавательно, но я же просил покороче!
        - Виноват, - стушевался тот, автоматически пробежав кончиками пальцев по зарубкам на прикладе снайперской винтовки - Степан и раньше замечал, что Ивченко так делал, когда говорил о чем-то серьезном. - Ну, если уж вовсе коротко, дождался я того фрица, ради которого столько часов мерз. Вышел он из блиндажа, потянулся - выспался, значит. И, главное, погоны во всей красе видны, хорошие такие погоны, витые. То ли майор, то ли даже цельный полковник. Ну, прицелился я, чтобы прямехонько в лобешник пулю всадить. Пожелать, значится, доброго утречка. Уж и слабину на спусковом крючке выбрал, буквально пару миллиметров дожать осталось. А выстрелить не могу! Вот, хотите верьте, тарщ старший лейтенант, хотите не верьте, а никак не могу! Палец не слушается! И чувство такое странное накатило - разумом понимаю, что если сейчас не стрельну, уйдет, гад, и еще неизвестно, сумею ли я на эту позицию вернуться. Но одновременно словно бы точно знаю, что ежели завалю его, и самому мне никак не жить! Вот ей-ей, командир, все так и было!
        Решивший больше не перебивать ефрейтора, морпех молча слушал. Уже начиная догадываться, к чему все это. И эта догадка Степану сильно не нравилась. Можно даже сказать, катастрофически не нравилась.
        Ободренный молчанием старлея, снайпер продолжил, стремясь поскорее завершить рассказ:
        - Ну, убрал я, значится, палец со спуска, да лежу, ветошкой прикидываюсь. Даже дышу через раз. А секунд через пять камушки под сапогами захрустели, да фрицы мимо прошли. Пятеро. Сначала подумал, патруль, а после понял, что разведка это ихняя возвращалась. В камуфляжных накидках все, с автоматами. Метрах в пяти от моей позиции протопали, а ничего не заметили. А стрельнул бы я… ну, тут уж все понятно. С одной винтовкой да парой гранат от пятерых никак не отбиться. Вот такая история, тарщ командир…
        - Давно почуял? - не стал тратить лишних слов Степан.
        - Верите мне, значит? - заметно расслабился Николай, незаметно, как ему казалось, выдохнув.
        - Верю, сам такое испытывал, - слегка приврал Алексеев. - Опытные люди это чуйкой называют. Предчувствие опасности, другими словами. Так давно?
        - Нет, буквально только что. Как вы отряд остановили да карту достали, так на меня и накатило. Нельзя нам дальше, смерть там. Словно в прицел кто разглядывает.
        - Понятно. Добро, Коля, я тебя услышал и понял. Возвращайся к Мелевичу, пусть незаметно пулеметную позицию подберет, а я бойцов предупрежу. Вперед пока соваться не станем, осмотримся. Если тут и на самом деле есть кто, пусть думают, что мы привал устроили. Кстати, а с фрицем-то тем что? Ну, которого ты выпасал? Так и ушел?
        - А вот хрен ему, - зло ухмыльнулся ефрейтор, закаменев лицом. - Я на принцип пошел, даже с места не двинулся. Дождался, пока те фрицы до своих дотопают - а он их встречать вышел, видать, хотел поскорее доклад выслушать. Даже из окопа вылез. Там его и снял. И еще двоих из разведчиков следом отправил. Потом, правда, полдня от преследования уходил, но к своим целехоньким вернулся.
        - Ладушки, давай к танкисту. Заодно прикинь, откуда тебе работать удобнее будет, местечко подбери, без снайпера нам не справиться. Если что, сразу себя не выдавай, ты наш главный козырь. Выжди, осмотрись, определись с целями. Мы пока постараемся время чуток потянуть. Ну, да не мне тебя учить. Только возвращайся спокойно, как сюда шел, иначе заподозрят. Задача понятна?
        - Так точно, тарщ старший лейтенант, не подведу! Только вы тоже на открытом месте не светитесь шибко. Глядишь, и у них тоже свой снайпер имеется. Наверняка даже. Любой командир для нашего брата основная цель, сами знаете.
        Не сдержавшись, морпех фыркнул:
        - А где ты тут командира группы советских разведчиков видишь? - Алексеев шутливо одернул кастрированную шинель. - Как по мне, просто какой-то оборванец в не пойми какой одежке, немецкой каске и с немецким же автоматом. Вот углядишь ты меня в свою оптику - что подумаешь?
        - Н…не знаю, - стушевался не ожидавший подобного вопроса снайпер. - Ежели выше пояса - так вроде чистый фашист, румыны ж тоже фрицевские каски носят, а вот ежели ниже… я б задумался. Хотя все одно бы стрельнул. По совокупности внешних признаков, так сказать.
        - Так это ты, Коля, а на меня вражеский снайпер глядеть станет! И в первый момент уж точно валить не станет. Все, дуй к Толяну, время теряем!
        Дождавшись, пока Ивченко уйдет, Степан двинулся к наслаждающимся короткой передышкой бойцам. Самое смешное, теперь он и сам едва ли не физически ощущал чужой взгляд - как и сказал снайпер, будто бы кто-то рассматривает его в прицел. Конечно, это можно объяснить и банальной внушаемостью с прочей впечатлительностью (которых раньше Степан за собой как-то и не замечал), но ощущение - пипец, какое неприятное. Словно бы вдоль спины тянет ледяным холодком, от которого кожа покрывается мелкими, противными мурашками. Да и под ложечкой тоже как-то неспокойно…
        - Короче, мужики, - не стал тянуть кота за первичные половые признаки Алексеев. - Слушайте внимательно. Впереди засада. Откуда знаю, потом объясню. Вида не подаем, головами не крутим, ведем себя естественно. Пусть думают, что мы просто остановились на короткий привал. Незаметно готовим к бою оружие, присматриваем подходящие укрытия. Если начнется веселье, Тапер с Науменковым держат левый фланг, Карасев с Дмитруком - правый. У каждой пары будет автомат и винтовка, немного, но в наших условиях хоть что-то. А я пока прогуляюсь чуток вперед, вроде отлить отошел, осмотрюсь немного. Тарщ лейтенант, - обратился он к Науменкову. - Если со мной что-то случится, принимаете командование и далее действуете по-обстоятельствам.
        Сняв МП-40 с предохранителя, старший лейтенант закинул на плечо автоматный ремень и неторопливо, как никуда не спешащий человек, вышел на открытое место. Лениво повертел головой, ни на чем не задерживая взгляда и надеясь, что со стороны это выглядит достаточно естественно. Ведь по задумке противника - если, конечно, Ивченко не ошибся в своих предчувствиях, - злобные русские диверсанты ни о какой засаде даже не подозревают. Вот один из них и осматривается, подыскивая подходящее местечко, дабы опорожнить мочевой пузырь.
        Обойдя по периметру небольшую полянку (ну, вот такой он эстет, понимаешь, абы где не пипискает!), Степан остановился возле подходящего куста, неспешно расстегнув нижние пуговицы бывшей шинели, и старательно возясь с брючной ширинкой. Смотрел он при этом, как и любой нормальный мужик, вниз. Ну, как будто бы вниз - на самом деле, в этот миг взгляд старлея из-под глубоко надвинутой трофейной каски прочесывал местность, на этот раз - со всем возможным тщанием и внимательностью, как учили когда-то. Сначала, фиксируя малейшие детали, справа налево. Затем, слегка расфокусировав взгляд, поскольку периферическое зрение значительно лучше, нежели прямое, воспринимает даже самые мелкие движения, в обратном направлении.
        В какой-то момент скользнула паническая мысль, что помочиться не получится, что выброшенный в кровь адреналин сыграет злую шутку, но организм не подвел.
        Тренированные глаза тоже не подвели: успел заметить метрах в десяти характерный металлический высверк. А чуть левее - излишне яркое для зимнего леса рыже-коричневое пятно. Камуфляж, понятно, попробуй его под такую местность подбери. То ли каска в чехле, то ли маскировочная накидка наподобие тех плащ-палаток, что они взяли с собой в рейд. И еще одно аналогичное несколькими метрами правее. Едва заметное, смазанное движение - таящийся под заросшим мхом выворотнем человек не вовремя пошевелился. Все, не ошибся Ивченко, не подвела снайперская чуйка - впереди и на самом деле засада…
        Страшнее всего оказалось возвращаться: какой там нахрен холодок по спине да мурашки-щекотушки, блин?! Шел, словно робот из старых фантастических фильмов, механически передвигая внезапно налившиеся свинцом ноги и ежесекундно ожидая выстрела в спину. Хоть разумом и понимал, что никакого выстрела не услышит, только тяжелый удар попавшей в тело пули. Звук придет потом, когда ему будет уже все равно.
        Но стрелять немцы не стали, не собираясь пока демаскировать позиции. В чем Алексеев их прекрасно понимал: засадники просто не видели всех диверсантов, дожидаясь, пока те выйдут на открытое место. Да и «встреча» наверняка была приготовлена чуть в стороне, там, где рельеф начинал потихоньку понижаться.
        Именно там, куда они и собирались идти, избрав наиболее удобный маршрут.
        Старлей скрипнул зубами - кем бы ни был тот, кто подготовил эту засаду, свое дело он определенно знал туго. И маршрут их просчитал, и местечко удачное подобрал… браво. Профессионал, однозначно. Он бы даже в ладоши похлопал, да только выглядеть подобное будет донельзя глупо. Вряд ли это брошенная на перехват беглецов обычная пехота - наверняка, те самые горные стрелки. Если и вовсе не какая-нибудь ягдкоманда, что еще хуже.
        Вот только… им-то что делать? Нет, понятно, что отсюда их не выпустят - где расположились вражеские стрелки, Степан теперь примерно представлял. Где находится пулеметная позиция - а как тут без пулемета обойдешься? - тоже. Сам бы он именно так и поступил. Вот и думай, что предпринять. Причем, думай быстро - еще буквально несколько минут, и фрицы заподозрят неладное, поймут, что для обычного привала русские ведут себя как-то неправильно. И ударят первыми, стремясь максимально использовать фактор неожиданности и позиционное преимущество - понимают, ведь, что некуда им отсюда деться. А тех, кого сразу огнем не накроют, можно будет и попозже добить…
        [1] Австрийская фамилия Грубер (Gruber) дословно переводится, как «копатель».
        Глава 15
        ГОРНЫЕ ЕГЕРЯ
        Там же и тогда же, продолжение
        Дотопав до парашютистов, морпех присел рядом с Науменковым:
        - Есть там засада, лейтенант, засек я ее. Просчитали, сволочи, наш маршрут, затаились и ждут. Оружие проверили?
        - Так точно, - шепотом, словно их кто-то мог услышать, ответил мамлей. - И места присмотрели. Мы с Мишкой вон туда дернем, там промоина удобная. Карасев с Дмитруком направо рванут, видите, сосну упавшую? От пуль вряд ли защитит, но хоть какое-то укрытие. Мелевич с пулемета прикроет. А вы?
        - А я пока думаю, Леня. Усиленно. Аж ролики за шарики заходят, и мозги страшным скрипом скрипят.
        - Может, просто в лоб ударим? - поколебавшись, предложил младший лейтенант. - На оборонительный бой у нас патронов не хватит, от силы минут с десять продержимся - и амба. А так хоть какой-то шанс останется. Половину побьют, половина, глядишь, и прорвется. Не отступать же?
        - Отступать мы точно не станем, - задумчиво пробормотал Степан. - Да и не отпустят нас, как только поймут, что решили уйти - тупо в спины перестреляют. Но и в лоб не попрем, - подобрав сухую веточку, Алексеев разломал ее на несколько частей, поочередно бросая обломки на землю. - Вот, гляди, это мы. А вот здесь и здесь у них стрелки замаскировались. Пулемет, наверняка, вот тут - и хорошо, если только один. Откуда знаю? Да просто я бы в точности так засаду и организовал! Поскольку классика, можно сказать. И еще нескольких бойцов в резерве бы попридержал. Понимаешь теперь? Переть вперед - верная смерть. Да и расклад, что ты предложил - так себе. Если сразу половину группы в расход списать - кто тогда дальше воевать станет? Не вариант, Леня. Сейчас не сорок первый, воевать умеем. Так что не вариант…
        - Ну, и какой тогда выход? - угрюмо нахмурился младший лейтенант. - Что так край, что эдак. Предлагаешь просто помереть красиво?
        - Сказал же, думаю, - невесело буркнул Степан. - Хотя… есть у меня одна мысл я , совершенно идиотская, откровенно говоря. Разводите-ка костер, да подымней, дров вокруг полно. А для дыма можно мха надергать или прелых листьев подкинуть.
        - Зачем?! - опешил Науменков - настолько, что аж глазами захлопал. Впрочем, остальные парашютисты выглядели не менее удивленными.
        - Удивлен, а? Не ожидал? Вот пусть и фрицы тоже удивятся, с чего бы это русские вдруг таиться перестали! Глядишь, самоуверенности и поубавится. Начнут прикидывать варианты наших дальнейших действий - все сколько-то времени выгадаем. Сразу стрелять они точно не станут, понимают, что всех разом не перебьешь, а если по лесу разбежимся, придется за каждым по-отдельности бегать. У них весь расчет на том и построен, чтобы всех разом на открытом месте накрыть. Вот тут примерно, - на землю упал последний обломок ветки, который Степан до этого момента задумчиво вертел в пальцах.
        - На ваших надеетесь? - понимающе, хоть и без особого оптимизма в голосе, спросил мамлей. - Знак подаете? А если они и вовсе не придут? Или опоздают?
        - Надеюсь, - не стал спорить Алексеев. - Хотя, откровенно говоря, не так, чтобы очень уж сильно. Как-то уж так сложилось, что надеяться в бою стараюсь исключительно на себя да своих бойцов. Короче, разжигайте костер. И, кстати, коль пошла такая пьянка, можно и погромче разговаривать.
        - Да о чем?!
        - Как о чем? О жратве, понятно! Мол, ух, как мы сейчас горяченького навернем! Да со шнапсом! Мол, уже почти до своих добрались, теперь можно и расслабиться чуток.
        - Бред же…
        - Понятно, что бред, - почти весело согласился Алексеев. - Но фрицы-то пока не знают, что мы их засаду срисовали. Так что нехай думают, что хотят. Только на открытое место не суйтесь, и оружие под рукой держите. И чтоб минут через пять костер дымил, как паровоз! Да, и вот еще что - Миша, ты ведь по-немецки нормально шпрехаешь, насколько помню?
        - Так точно, - отозвался старший сержант.
        - Тогда слушай боевую задачу. Когда начнется стрельба, ори со всей мочи что-то вроде: «камрады, вы что, с ума сошли, прекратить огонь! Мы свои! Мы тоже ищем русских диверсантов! Нас послали к вам в усиление!». Короче, примерно так, текст можешь менять, главное, чтобы общий смысл оставался приблизительно таким.
        - Думаете, поверят? - усомнился Тапер, переглянувшись с младшим лейтенантом.
        - Нет, конечно, но несколько лишних секунд у нас однозначно будет - тупо от неожиданности. Тем более, вас они особо разглядеть не могли, заросли мешают, а меня, пока кустики орошал, наверняка во всей красе рассмотрели. Если шибко не приглядывались, могли и за своего принять. Все занимайтесь костром. Сейчас вернусь…
        Уже уходя, Степан мельком подумал, что в вовсе уж безвыходной ситуации (до которой, к счастью, дело так и не дошло) существовал и куда более жесткий вариант использовать знание старшим сержантом языка противника. Имейся у них гранаты, можно было бы послать Михаила в сторону пулеметной позиции со словами «Эй, Ганс (Курт, Фриц, Генрих, нужное подчеркнуть, глядишь, и угадали бы), где вы там замаскировались? Мы же договорились встретиться в этом квадрате, чтобы как следует надрать русским задницу!». Сразу стрелять пулеметчик однозначно бы не стал, да и командир группы в этом случае наверняка бы себя хоть как-то проявил - просто, чтобы разрешить непонятную ситуацию до применения оружия обеими сторонами. А дальше - дело техники. Подобраться как можно ближе и метнуть гранату. Вот только шансов уцелеть у Мишки в этом случае оставалось ровно ноль целых, ноль десятых…
        Позицию замаскировавшегося снайпера удалось обнаружить исключительно благодаря им же самим поданному знаку. Ефрейтор обосновался под старым, сгнившим практически в труху выворотнем, за прошедшие годы обильно заросшим кустарником. Присев на замшелый ствол, Алексеев негромко сообщил:
        - Не ошибся ты, засада впереди. Минимум троих углядел, пока кустики орошал. Твои успехи?
        - Знаю, что не ошибся, я тоже парочку засек, - ничуть не удивился появлению старшего лейтенанта Ивченко. - Этих могу хоть прямо сейчас положить, они шибко и не таятся. Командира пока не вычислил, снайпера тем более. Наблюдаю.
        - Молодец, Коля. А теперь гляди, куда рукой показываю. Где-то примерно там пулеметная позиция должна располагаться. Что хошь, делай, но ее обнаружь! И, как срок придет, загаси! Любой ценой!
        - Постараюсь, командир, - не теряя ни секунды, снайпер аккуратно передвинул винтовку, нацеливаясь в указанном направлении. - А костер-то парашютисты зачем распаливают? Вот тут чего-то в упор не понимаю.
        - Вот и здорово, что не понимаешь, глядишь, и фрицы тоже не поймут. Да не парься, это я просто немцам пыль в глаза пускаю, голову задуриваю. Они-то ведь тоже никак не ожидали, что мы вдруг на привал станем, буквально в паре десятков метров от них! Еще и костер разведем. Значит, придется им или ждать, пока с места снимемся, или все свои планы срочно менять. А заодно дым ребята из группы прикрытия засечь могут, ветерок хоть и слабый, но зато в нужную сторону, я это дело в первую очередь просек. Если они, понятно, вообще нам навстречу выдвинулись.
        - Зря сомневаешься, командир, Егорка Прохоров - мужик надежный. Не мог он радиограмму не отправить. Костьми бы лег, но отправил!
        - Верю, Коль, и не сомневаюсь. Просто допускаю такую возможность. Ну, углядел чего?
        - Пока нет, работаю.
        - Ну, работай, а я к ребятам. Да, и вот еще что: к бою мы готовы, расслабляться никто не собирается. Если что, начнем по твоему сигналу. Но стреляй только в двух случаях - или командира засечешь, или пулеметчика. Кстати, когда все завертится, Тапер закричит по-немецки, что это ошибка, что они стреляют по своим и нужно прекратить огонь. Подобного фрицы уж точно не ожидают, вот и постарайся максимально использовать их замешательство - глядишь, и командира нащупаешь.
        Возвращаясь к парашютистам (и по прежнему ощущая на себе чужой взгляд), Алексеев сделал небольшой крюк, неспешно пройдя в паре метров от залегшего за пулеметом Мелевича. Не останавливаясь, буркнул:
        - Толян, спокойно, жди сигнала. Работаешь после выстрела снайпера, не раньше. Про остальное не спрашивай и ничему не удивляйся, так нужно. Ждем.
        - Понял, командир, - глухо пробубнил бывший танкист, установивший МГ-34 за комлем могучей сосны. - Смотрите только под мои пули не угодите. Левый фланг вычешу без проблем, с правым посложнее, придется сперва позицию менять. Ниче, справлюсь, мне не впервой с пулеметом управляться…
        ****
        Гауптман опустил бинокль, удивленно взглянув на своего заместителя:
        - Русские что, внезапно сошли с ума?! Зачем они разжигают костер? До передовой всего ничего, а они решили устроить привал?
        Обер-лейтенант Фишер пожал плечами, определенно не разделяя волнения командира:
        - Не могу знать, герр гауптман. Вероятно, просто устали и решили немного передохнуть и подкрепиться.
        - В паре километров от линии фронта? Зная, что за ними идет охота?!
        - Об этом большевики могут просто не догадываться, особенно, если у них нет карты. Не думаю, что это какая-то уловка - слишком уж глупо. К слову, Феликс - а с чего ты, собственно, взял, что они в курсе насчет нас? Откуда им вообще об этом знать? Или ты считаешь, что на каждом дереве, мимо которого они проходили, висело объявление, что здесь действуют Gebirgsjager? Просто совпадение, причем, крайне удачное для нас.
        - Удачное? Чем же?
        - Ну, ты ведь в курсе, что я немного понимаю их варварский язык. Так вот, насколько расслышал, они что-то говорили насчет горячей еды и шнапса. Когда русские поедят и расслабятся, мы возьмем их тепленькими, еще и на боеприпасах сэкономим! Пусть нам и не ставили подобной задачи, вернуться с пленным командиром группы куда лучше, чем просто доложить об ее уничтожении. Разве не так?
        - Так, - вынужден был согласиться гауптман. - И все равно мне это сильно не нравится! Слишком уж похоже на какую-то уловку.
        - Да брось, ну какая еще уловка? Нет, мы оба прекрасно знаем, как русские умеют воевать. Несколько лет войны многому научили и нас, и их. Но сейчас определенно не тот случай.
        - Йохан, эти диверсанты разгромили штабы в двух поселках, уничтожили кучу солдат и техники, расстреляли - из наших же зениток! - аэродром да еще и ухитрились сбежать из плена! Этого мало?!
        - Нет, не мало, - со всей серьезностью согласился обер-лейтенант. - Но человеку свойственно ошибаться, каким бы замечательным солдатом он не был. И сейчас они ошиблись, посчитав себя в безопасности. Им слишком долго везло, вот они и расслабились, почти добравшись до цели. Глупо упускать подобную возможность.
        - Упускать никто не собирается, вопрос только в том, как именно поступить. Ты предлагаешь подождать, а я бы ударил прямо сейчас. У них мало людей и боеприпасов, у нас и того, и другого в достатке. Как думаешь?
        - Решение за вами, герр гауптман, - снова перешел на уставной язык Фишер. - Но перебить всех и сразу не удастся, позиция не слишком подходящая. В итоге придется охотиться за каждым из уцелевших по отдельности. Что нерационально и опасно: мы знаем, что это опытные солдаты. И свое оружие они вряд ли бросят, спасаясь бегством. Это не просматриваемая на добрый километр поверхность ледника и не голая скала, в лесу полно мест, где можно незаметно затаиться, в самый неожиданный момент выстрелив в спину или бросив под ноги гранату. Вы готовы столь глупо рисковать людьми? Я - нет.
        - Хорошо, ты меня убедил. Наблюдаем и ждем. Хотя, мне по-прежнему крайне не нравится происходящее, есть в нем что-то неправильное.
        Поколебавшись еще пару мгновений, гауптман Грубер решительно добавил:
        - Йохан, отошли двоих стрелков вон туда, метров на двести восточнее, там как раз есть подходящее местечко, мы его проходили по пути сюда. Пускай замаскируются и глядят в оба. Если большевики разожгли костер, чтобы подать знак тем, кто идет им на помощь, парни успеют нас предупредить.
        - Согласен, - не стал спорить обер-лейтенант. - Обезопасить наши спины в любом случае необходимо. Пожалуй, схожу с ними сам, присмотрю позиции. Кстати, ты заметил, как одет один из них? Тот, который отходил в сторону, чтобы справить малую нужду? Немецкая каска и автомат, румынская шинель… любопытно, отчего он так странно вырядился?
        - Заметил, - кивнул гауптман. - Это действительно странно. Вероятно, он один из тех, кто бежал из плена - вот и напялил то, что удалось добыть в бою. Или у тебя есть другие предположения?
        - Нет, - помотал головой Фишер. - Полагаю, ты прав. Ладно, пойду, организую нашим вероятным гостям подобающую встречу…
        ****
        Пулеметную позицию Ивченко все-таки обнаружил - спасибо старшему лейтенанту, указавшему примерное направление. Замаскировались гитлеровцы мастерски, установив «эмгэ» под стволом поваленного бурей дерева, которых вокруг имелось великое множество. Застряв верхушкой в ветвях более крепкого соседа, проигравший спор с непогодой лесной исполин образовал причудливую конструкцию из гнилых сучьев, покрытого вездесущим мхом ствола и разросшегося за прошедшие годы кустарника. Оставшееся меж стволом и землей пространство примерно в полметра высотой практически идеально подходило для оборудования скрытой огневой позиции, с одной стороны, неплохо ее маскируя, с другой - не ограничивая секторов стрельбы.
        Самих стрелков Николай в первый момент не разглядел - фашистов выдал раструб пламегасителя: в лесу любой чужеродный предмет заметен особо, природа не любит ограничений и геометрически-выверенных форм. Остальное было уже делом техники. Спустя несколько секунд ефрейтор рассмотрел и пулеметчика. Не слишком четко, поскольку его лицо оказалось вымазанным какими-то бурыми маскировочными пятнами и полосами, но вполне достаточно для прицельного выстрела. Второго номера снайпер пока не видел, но это и не имело особого значения. Выбьет первого - второй обязательно попытается занять его место, мигом угодив в прицел.
        Ивченко ненадолго задумался: стрелять прямо сейчас - или немного обождать? Старший лейтенант однозначно приказал гасить пулеметчиков сразу по обнаружению, но хотелось бы и с вражеским командиром определиться. С другой стороны, пулемет для них - главная опасность. А старшего этих егерей - ну, или кто они там? - можно и по ходу дела вычислить, когда все закрутится, он в любом случае на месте сидеть не станет, и хоть как-то себя проявит. Особенно, если Тапер и на самом деле начнет по-немецки орать, требуя прекратить огонь. Не выдержит главный фриц такой непонятки, наверняка, хоть на секунду-другую, да высунется, тут-то он его и подловит. А пока работаем по первоначальному плану.
        Медленно выдохнув, Николай плавно потянул спусковой крючок, благодаря присущему любому профессиональному снайперу чутью уже ЗНАЯ, что не промазал…
        Первый выстрел начинающегося боя, как всегда и случается, прозвучал совершенно неожиданно. Понятно, что Степан его ждал, ни мгновения не сомневаясь в способности Ивченко обнаружить пулеметную позицию, но все равно чуть не месте не подскочил.
        Получив пулю под срез каски, стрелок завалился набок, едва не опрокинув пулемет. Впадать в панику второй номер расчета не стал - два проведенных на фронте года подобному как-то не способствуют. Карла, понятно, жаль, но это война. А на войне, как ни странно, убивают. Причем, с завидной постоянностью. Аккуратно разжав мертвые пальцы на рукоятке, он мягко оттолкнул камрада в сторону, изготавливая оружие к стрельбе. Ничего, сейчас фельдфебель Густав Мейер покажет, как воюют Gebirgsjager! Указательный палец привычно лег на нижнюю выемку спускового крючка, отвечающую за автоматический огонь.
        Последним, что он услышал, оказался срывающийся крик:
        - Kamerad, schie? nicht! Wir gehoren uns! Wir suchen russische Saboteure! Wir sind Ihre Hilfe![1]
        Ни выстрелить, ни удивиться услышанному Густав уже не успел. Снайперская пуля навылет пробила его затянутый маскировочным чехлом защитный шлем. Заодно расплескав по стальным стенкам все то, что мгновением назад, собственно, и являлось фельдфебелем Мейером…
        В следующую секунду вокруг стало очень шумно и смертельно опасно. Зарокотал пулемет Мелевича, свинцовой косой прочесывая заросли, где укрылись горные егеря. С обеих сторон гулко захлопали карабины, зашелестело несколько пистолетов-пулеметов и автоматов. Тщательно подготовленная засада в мгновение ока превратилась в разбившийся на отдельные очаги хаотичный бой, в котором охотники внезапно стали дичью, а дичь - охотниками.
        И лишь один человек сохранял прежнее спокойствие, плавно перемещая ствол винтовки и нащупывая перекрестием оптического прицела свою новую цель. Ефрейтор Ивченко был хорошим снайпером, даже очень хорошим. В противном случае он просто не прошел бы без единой царапины путь от Одессы до Крыма, и от Крыма до Новороссийска. Но Николай умел сохранять спокойствие в любой ситуации. Даже в той, когда по гнилому выворотню над твоей головой лупят вражеские пули, осыпая спину и голову мелкой трухой и клочьями сорванного мха, и непонятно, шальные ли они, или по тебе уже пристрелялся кто-то из особо глазастых противников.
        Поэтому у гауптмана Грубера и не оставалось особых шансов. Когда кто-то из русских закричал, требуя прекратить огонь, Феликс откровенно замешкался, судорожно просчитывая непонятную ситуацию. На то, чтобы осознать , что услышанное не может быть правдой; что никаких своих в радиусе нескольких километров просто нет, он потратил непростительно много времени, почти две секунды. И это оказалось ошибкой.
        Но гораздо более страшной ошибкой стало то, что гауптман решил сменить позицию - разглядеть кричавшего со своего места он не мог никак, а разобраться в ситуации казалось крайне необходимым. Да и тот странный диверсант в немецкой каске и румынской шинели не шел из памяти. Вдруг они и на самом деле ошиблись, неким немыслимым образом столкнулись со своими?!
        Шанса ошибиться в третий раз судьба ему уже не предоставила. И выпущенная русским снайпером пуля поставила в жизни немецкого горного егеря последнюю точку.
        - Ich habe mich nicht geirrt. Schei?e Aufgabe. Blod, - захлебываясь собственно кровью, прохрипел он, мешком заваливаясь на бок. - Schade, dass in diesem Schlamm und nicht in echten Bergen… [2] Слабеющие пальцы заскребли, соскальзывая, по клапану кобуры, но сил вытащить пистолет уже не достало…
        Когда грохнул первый выстрел, Алексеев заученно ушел перекатом вправо, затаившись в нескольких метрах. Изготовив к бою трофейный автомат, попытался оценить обстановку. Обстановка оценивалась из рук вон плохо. Хреново, можно сказать, оценивалась. Хотя кое-что понять было можно: циркулярной пилой звенел «тридцать четвертый» Мелевича, как и обещал бывший танкист, причесывая левый фланг - со своего места Степан видел плюющиеся щепой стволы сосен и срезанные пулями ветки. А вот немецкий пулемет молчал - справился Коля, как есть, справился! Недаром не один раз стрелял! Одновременно со старлеем порскнувшие в стороны десантники уже тоже вступили в бой, огрызаясь короткими очередями - экономили боеприпасы. Немцы пуляли в ответ, причем, главным образом из карабинов: автоматов старлей слышал только две штуки, без особых проблем отличая их звук от торопливого перестука Шпагиных.
        А вот позицию нужно менять однозначно. От вражеских пуль более-менее защищает, но и не более того. Количество егерей неизвестно, рано или поздно они придут в себя, перегруппируются и прижмут с флангов. Да и на то, что вражеский пулемет молчит, тоже особо надеяться не стоит: вряд ли Ивченко повредил саму машинку, наверняка, только выбил расчет. Так что это ненадолго. Доберется до «эмгэшника» новый стрелок - и устроит им веселуху во всю ленту. В их ситуации единственный реальный шанс на победу - рывком сократить дистанцию и смешаться с противником, принудив того к рукопашной. Если бой разобьется на отдельные очаги, глядишь и справятся. Тоже без малейших гарантий, понятно: уровень боевой подготовки у них примерно одинаков, но противника в любом случае больше. Тупо числом задавят - одна надежда, что Мелевич со снайпером все же успеют существенно проредить вражескую группу…
        - Карасев! Дмитрук! - найдя взглядом укрывшихся метрах в десяти от него десантников, крикнул Степан. - Прикройте! Затем дуйте за мной, тоже прикрою! Вон туда, зайдем с фланга. Готовы? Погнали!
        Убедившись, что товарищи услышали и поняли, Степан дал короткую отвлекающую очередь. Вперед! Оттолкнуться от земли, пригнуться, сделать несколько прыжков в намеченном направлении, резко дернуться в сторону, сбивая вражескому стрелку прицел, залечь. Кастрированная шинель, как ни странно, почти не сковывала движений - в бушлате, конечно, бегать поудобнее, но и так сойдет. Отчаянный рывок не остался незамеченным, мерзлая земля впереди вздыбилась фонтанчиками, пара пуль с неприятным звуком вспорола воздух над самой головой. Алексеев дал еще одну очередь, приноравливаясь к незнакомому оружию и по ходу дела учась отсекать нужное количество патронов - переводчика огня затейники-фрицы не предусмотрели.
        Заметив периферическим зрением метнувшихся следом парашютистов, выстрелил еще одной серией, прикинув, что магазин наполовину пуст. Ну, или наполовину полон, тут уж как в том анекдоте про пессимиста и оптимиста. Получилось неплохо, удалось отсечь, как и собирался, пять патронов - хороший результат для автомата, из которого стреляешь впервые в жизни. Похоже, еще и попал. Рыже-коричневый силуэт за кустами судорожно дернулся, уткнувшись в землю срезом затянутой камуфляжным чехлом каски. Второй гитлеровец, залегший неподалеку, вскинул карабин в направлении новой опасности, но справа коротко протарахтел ППШ кого-то из товарищей, отправив его следом за камрадом.
        Снова сменить позицию, залечь, перекатиться, укрывшись за ближайшим деревом. В ствол которого тут же с сухим стуком влепилась вражеская пуля. Заметили! Это кто ж тут у нас такой глазастый? На миг высунувшись из-за комля, старлей заметил стрелявшего - фашист как раз перезаряжал карабин, чуть приподнявшись над землей. Неприцельно добив магазин, Степан перезарядился. Не попал, конечно, но хоть напугал, позволив Дмитруку с Карасевым уйти с пристрелянного места. Блин, как же не хватает гранат! Гм, а зачем нам собственно, настоящие гранаты? Там, на аэродроме он и сам купился на простенькую хитрость - отчего бы сейчас не вернуть должок?
        Подобрав подходящий камень, морпех заорал «ахтунг, гранатен!» и метнул поддельный «боеприпас» в сторону егеря. И тут же боком вывалился из-за дерева, вскидывая оружие. Фриц не подвел, отреагировав именно так, как и ожидалось - дернулся к крохотной низинке, способной худо-бедно прикрыть от осколков. Всего лишь вбитый на уровне подсознания рефлекс, один из тех, что в критической ситуации должен спасти твою жизнь. Попробуй, определи в горячке боя, что шлепнулось рядом с тобой, безопасная каменюка - или реальная осколочная граната? С рефлексами у горного стрелка все оказалось на уровне. Просто сегодня оказался не его день. Автомат в руках старлея протарахтел короткой очередью, вспарывая строчкой девятимиллиметровых пуль перечеркнутую ремнями разгрузочной системы камуфлированную спину.
        А вот теперь нельзя терять ни секунды: в три прыжка добравшись до убитого, Алексеев отпихнул в сторону карабин и выдернул из-за поясного ремня две гранаты. Вот и хорошо, вот и прибарахлился, разменяв полдесятка патронов и грязный камень на парочку «колотушек». Уже что-то…
        В стороне, примерно там, куда рванули парашютисты, захлебнулся торопливой скороговоркой ППШ сержанта Карасева, бухнул немецкий карабин - то ли Дмитрука, то ли кого-то из фашистов. Степан дернулся, было, помочь… и в последний момент едва успел увернуться от удара стальным затыльником приклада вывернувшегося невесть откуда егеря. Кувыркнувшись через плечо, приземлился на спину и выставил перед собой автомат, готовясь парировать следующий удар - о том, чтобы успеть подняться на ноги, и речи не шло. Однако противник оказался опытным, даже слишком. И переть буром не стал - сделав обманное движение, будто и на самом деле собираясь ударить карабином, вдруг резко выбросил вперед ногу в высоком горном ботинке… и Алексеев неожиданно понял, что МП-40 в его руках больше нет. Как именно фриц ухитрился его выбить, морпех так и не понял, лишь автоматически отметил, что оружие отлетело достаточно далеко, и дотянуться до него нет ни малейшего шанса.
        Довольно осклабившись, гитлеровец - здоровенный, метра под два ростом, да и в плечах куда шире отнюдь не хиленького Степана, - отбросил карабин, видимо разряженный, и дернул из ножен штык. Не теряя ни мгновения, навалился сверху, так что единственное, что старший лейтенант успел сделать, - выставить перед собой левое предплечье, не позволяя лезвию добраться до груди. Попытался ударить коленом, сбрасывая противника - безрезультатно, фашист ожидал чего-то подобного. И тут же сам получил короткий удар в печень, быстрый и весьма профессиональный, хоть егерь и бил левой рукой. Ну, так и у нас тоже одна рученька свободна, причем как раз таки правая. Н-на… что, не нравится, больно? А если вот так… ох, твою ж мать, тоже больно…
        Несколько секунд соперники возились на земле, обмениваясь быстрыми, практически незаметными ударами-тычками. Ни клинок в руке горного стрелка, ни свободная правая рука старлея ни давали преимущества ни первому, ни второму. А добраться до кобуры или ножен Алексеев не мог: любые попытки фриц парировал без особого труда. Еще и подсумок с запасными магазинами к трофейному автомату откровенно мешал, уткнувшись в живот. Единственное, что ему все-таки удалось - это вывернуть из вражеской кисти штык. Сильно это не помогло: несмотря на вывихнутое запястье, егерь немедленно вцепился освободившейся рукой старлею в горло. Основательно так вцепившись, со знанием человеческой анатомии - старлей буквально физически ощущал, как стальные пальцы сминают податливые хрящи гортани, напрочь перекрывая кислород. В очередной раз пытаясь добраться до штык-ножа (кобура, зараза эдакая практически сразу сползла куда-то далеко под поясницу), морпех внезапно наткнулся на что-то угловато-твердое в брючном кармане. Почти теряя сознание и, так и не осознав до конца, что это такое, выдернул, с треском разрывая двойной шов. Уперев
в живот противника, нажал на спуск. Первого выстрела он даже не услышал, лишь ощутил, как дернулся егерь, мгновенно ослабив напор. И продолжал стрелять, пока не понял, что больше не слышит негромких хлопков…
        Спихнув с себя тело поверженного врага, внезапно ставшее каким-то излишне тяжелым, Степан разжал сведенную судорогой, липкую от крови кисть, позволив небольшому пистолетику упасть на землю. Приподнявшись на локтях, закашлялся - судорожно, до рвоты, отплевываясь вязкой, пенистой слюной. Со свистом вдохнув, ощутил, как с каждым мгновением тает затмевающая зрение багровая пелена. Казалось, будто бы он никогда не дышал ничем чище этого лесного воздуха, ощутимо пахнущего кровью и пороховым дымом.
        Подтянув за ремень автомат и подобрав оброненные гранаты, старлей отполз в сторонку, окончательно приходя в себя. Скользнул взглядом по валяющемуся около трупа пистолету - блин, ну вот бывает же, а?! Вчера, подобрав его возле застреленного майора и на полном автомате запихнув в карман (и до сих пор так ни разу и не вспомнив про покоящуюся в кармане смертоносную игрушку), он и представить не мог, что такой несерьезный с виду пистолетик спасет ему жизнь! И ведь спас же! Иначе б придушил его этот бугай, еще пару секунд - и раздавил бы кадык, падла! Поколебавшись, морпех подобрал пистолет - не бросать же теперь, нехорошо как-то. Правда, патронов к нему на фронте хрен найдешь, калибр не тот, ну, да пусть на память останется. Или Аникееву отдаст - пускай медсестричке своей подарит, девчонка оценит.
        Ладно, хватит отдыхать, бой идет. Это словами их драку с бугаем-егерем долго описывать, а на деле и десяти секунд не прошло. Пулемета, кстати, больше не слыхать - то ли Мелевич отстрелял ленту, то ли его позицию накрыли. Нет, похоже, ошибся - смертоносная «циркулярка» снова заработала, вот только совсем с другого направления. Толик сменил позицию, чтобы было сподручнее работать по правому флангу? И когда только успел? Твою ж мать, так это ж не танкист стреляет!
        Как ему удалось успеть укрыться за ближайшим деревом, до которого было целых три метра, Степан так и не понял - отработал на голых рефлексах. Ощутимо впечатавшись плечом в шершавый ствол, сполз вниз, прячась за торчащими из земли узловатыми корнями. По сосне словно бы простучал обожравшийся первитина сумасшедший дятел - аж клочья коры и щепки полетели. Остаток очереди стеганул по земле, раскидывая мерзлые комья.
        «Хреново», - отстраненно подумал морпех, проверяя автомат. С оружием все оказалось в полном порядке, что радовало. В отличие от окружающей обстановки. - «Добрался, таки, кто-то из фрицев до пулемета, сменил пострелянный расчет. Кисло нам сейчас придется. Одна надежда, что Ивченко подсуетится, или кто-то из ушедших вперед пацанов с пулеметчиками разберется. Хорошо, если они тоже трофейными гранатами разжились, всяко попроще будет»…
        [1] Товарищи, не стреляйте! Мы свои! Мы ищем русских диверсантов! Мы ваша помощь! (искаженный немецкий язык).
        [2] Не ошибся. Дерьмовое задание. Глупо. Жалко, что в этой грязи, а не в настоящих горах… (нем.).
        Глава 16
        ВОЗВРАЩЕНИЕ
        Там же и тогда же, окончание
        Когда началась стрельба, обер-лейтенант Фишер как раз заканчивал проверять маскировку затаившихся в секрете бойцов. Никаких нареканий горные стрелки не вызывали, замаскировались на совесть - в нескольких шагах пройдешь, не заметишь. Если к большевикам и на самом деле пойдет подмога, парни сумеют их притормозить. Да и место удобное, неглубокий, но узкий распадок буквально создан для засады. Обходить его поверху противник точно не станет, для этого придется продираться сквозь густые заросли. А стрелять сверху вниз в любом случае удобнее. Как и бросать гранаты, которых у них достаточно, по четыре штуки на каждого. Если русских окажется много, вряд ли ребята продержатся достаточно долго. Собственно, это и не нужно - их задача вовсе не в том, чтобы стать смертниками, отдав свои жизни во славу Рейха и фюрера, - достаточно просто немного притормозить врага, после чего скрытно отойти к основной группе.
        На пару секунд Йохан даже задумался, не остаться ли вместе с ними, но в этот миг хлопнули первые выстрелы, следом заработал пулемет, и Фишер решил, что там он будет полезнее. Ободряюще махнув егерям, обер-лейтенант потрусил в обратном направлении, делая небольшой крюк, чтобы выйти к цели с фланга. Несмотря на то, что вокруг не было привычных горных пиков, а под толстыми подошвами горных ботинок лежал не многолетний слежавшийся до каменной твердости фирн, а подмороженная прошлогодняя листва и хрусткие сухие ветки, двигался он абсолютно бесшумно - сказывалась отличная подготовка. Знаменитых Gebirgsjager тренировали на совесть, готовя к самым разным ситуациям. В том числе, и к ведению боевых действий в горном лесу.
        Не готовили их только к неожиданному нападению бойцов русского ОСНАЗа.
        И потому, когда перед ним, словно бы из ниоткуда возник смазанный силуэт, Йохан ничего не успел сделать. Да и не сумел бы, скорее всего. Короткий удар под коленную чашечку, бросок через бедро, от которого видимое в разрывах ветвей низкое небо вдруг поменялось местами с землей, - и разливающийся в груди ледяной холод от вошедшего меж ребер лезвия. Холод, мгновением спустя сменившийся огненным жаром. Последним, что еще успел осознать в своей жизни обер-лейтенант Фишер, прежде чем провалиться в спасительную темноту, оказалась зажимающая его рот ладонь, остро пахнущая оружейным маслом…
        - Все, тарщ командир, кончено, - подбежавший к капитану госбезопасности Шохину боец в мешковатом камуфлированном костюме козырнул, дернув ладонь к затянутой капюшоном каске. - Всего трое их было. Двое в засаде таились, видать, нас поджидали. Плюс тот обер-лейтенант, которого Федька на отходе перехватил.
        - Больше никого? - нахмурился Сергей. - Не маловато, товарищ лейтенант?
        - Дык как раз нормально, тарщ капитан. Просто тыловой заслон. Они ж не перебить нас собирались, а попридержать малость, а после уйти по-тихому. Задумка, к слову, правильная - грамотный у них командир, подстраховался, спину обезопасил. Не учел только, что мы тоже не пальцем деланные, и заранее их позиции срисовали. Так что, вперед?
        - Да, вперед, - не стал спорить Шохин, признавая правоту лейтенанта Лапкина, старшего группы особого назначения, вместе с которой он вернулся на плацдарм. - Как бы нам не опоздать, уж больно плотно стреляют. Эх, минуток бы на десять раньше…
        - Успеем, тарщ капитан, - утвердительно кивнул тот, подавая своим бойцам знак. Мгновение - и силуэты осназовцев словно растворились среди кустарника и темных, с рваными зелеными пятнами мха древесных стволов.
        Осназовцев было всего четверо - за те несколько часов, что Сергей пробыл в Геленджике, больше просто не удалось найти. А ждать, пока из расположения Туапсинского УОО[1] прибудет подкрепление, по понятной причине, никакой возможности не имелось. Еще четверых передал ему Кузьмин. Всех, кроме радиста, вернувшегося уже после того, как контрразведчик вместе с пленным отбыл на Большую землю, капитан госбезопасности знал лично - старшина Левчук, рядовой Аникеев и старший сержант Баланел. Собственно, именно Шохин и настоял на их участии в операции, с чем комбат не спорил. Местность бойцы знают, подскажут, если группа сойдет с маршрута, да и вытащить своего командира из вражеского тыла все как один горят желанием. Особенно главстаршина Прохоров, наотрез отказавшийся остаться на плацдарме: «я свой долг выполнил, за спинами ребят, как приказано было, отсиделся, радиостанцию сберег. Все, что от меня требовалось, исполнил. А сейчас со всеми пойду, поскольку такой же боец, как остальные! Мне награды ни к чему, не за медальку воюю. Но мне в бой нужно, товарищ капитан третьего ранга! Вот понимайте, как хотите, но
должен я с ребятами пойти, права такого не имею сызнова в сторонке отсидеться!».
        Кузьмин понимал. Да и контрразведчик тоже упираться рогом не стал - с чего бы вдруг? Других хлопот хватало выше крыши. Жаль только, что с «новеньким» подробно пообщаться не удалось, поскольку время поджимало и следовало немедленно выходить, чтобы успеть к оговоренному сроку. Но главное Сергей выяснить все же успел: немецкий аэродром в Абрау-Дюрсо и на самом деле имелся, и старлей с товарищами и одним из воздушных десантников его атаковал, вероятнее всего, уничтожив. Правда, в точку встречи с радистом никто из диверсантов не вышел, но это еще ничего не означало - всякое могло произойти. Главное, что в своей последней радиограмме старший лейтенант просил встретить их в заранее оговоренном квадрате, что полностью совпадало как с желанием самого Шохина, так и с полученным им заданием…
        Впереди, понятное дело, двигались более опытные в подобных делах осназовцы, морские пехотинцы же отвечали за фланги и тыл. А затем передовой дозор засек готовящего засаду противника. Дальнейшее известно - вражеский заслон в считанные секунды и без единого выстрела перестал существовать. Оставалось выполнить основную задачу…
        ****
        Ивченко отер тыльной стороной ладони заливающую правую половину лица кровь. Попытался проморгаться - безрезультатно, понятно. «Рабочий» глаз ничего не видел, а времени на перевязку не было. Обидно и глупо: немецкая пуля всего лишь чиркнула по касательной по лбу, но крови оказалось много, видимо, зацепила какой-то сосуд. Придется работать левым, что не слишком хорошо. Да и патронов маловато, последний магазин остался, а новых взять негде. Ничего, справится как-нибудь - как будто у него есть выбор…
        После того, как удалось уничтожить пулеметный расчет и подстрелить офицера, как предполагал Николай - командира группы, он не стал менять позицию. Вряд ли его успели засечь, а за пулеметной точкой следовало приглядеть: повредить саму смертоносную машинку не удалось, падая с пулей в башке, второй номер сдернул МГ с бруствера. Если до него доберется кто-то из егерей, товарищам придется туго. А прикрыть их сумеет только он, больше некому.
        Пока ждал, успел завалить еще двоих неосмотрительно попавших в прицел фашистов. А вот нечего вылезать на открытое место, нечего! Ну, а ежели даже особенно и не вылезаешь, кустики от пули тоже плоховато защищают, не лето, чай, все насквозь просматривается. На этом удача и закончилась - подобравшегося к пулемету егеря ефрейтор все-таки прохлопал. Горный стрелок подполз к поваленному дереву низом, скрываясь от снайпера за замшелым стволом. Да и не смотрел Ивченко в тот момент в направлении пулемета, если честно, разбираясь со вторым фрицем, на которого пришлось истратить целых три патрона - опытным оказался, сразу понял, что стреляют именно по нему, пришлось немного повозиться.
        Когда же ефрейтор снова навел СВТ на пулеметную позицию, дульный тормоз «эмгэшника» уже расцвел огненным венчиком выстрелов. Повезло еще, что первую очередь гитлеровец направил в другую сторону, решив прижать вырвавшихся вперед разведчиков. Повезло - да не совсем. Сразу положить стрелка не удалось: первые пули лишь продырявили гнилой ствол, безопасно пройдя над головой противника. А вот собственную позицию Николай раскрыл - его, наконец, заметили. Сначала пару раз пульнули из карабинов (промазали, понятно, замаскировался он на славу), затем подключился пулеметчик.
        Этот играть в снайперскую стрельбу не стал, сразу долбанув очередью патронов в тридцать. Неприцельно, просто работая на подавление. Выворотень над головой словно бы взорвался изнутри, осыпав снайпера трухой; несколько пуль прошли в считанных сантиметрах над головой, а одна, та самая , мать ее, пробила каску, пробороздив висок. Ощущения оказались те еще - по башке будто бы дубиной заехали, даже в глазах на миг потемнело. Но самым неприятным оказалась заливающая глаз кровь…
        Сбросив бесполезную каску - все одно от нее сейчас никакого толку, только мешает, - Николай ужом выбрался из-под изрешеченного дерева. Откатившись на пару метров, пополз к заранее присмотренному месту. Могучая, больше полуметра в комле, сосна однозначно защитит от пуль, даже пулеметных. Интересно, отчего замолчал Мелевич? Спалил все патроны - или убили? Может оказаться и так, и эдак - фрицы в ту сторону тоже плотно палили, сначала из стрелковки, следом и пулеметчик подхватился - после того, как по снайперской позиции отработал. Жаль, если Толичу сегодня не свезло, ох, как жаль! Они уж больше трех месяцев бок о бок воюют, а на войне это о-го-го, какой срок! Да и когда под Станичкой высаживались, сто раз погибнуть могли, а обошлось, ни одной царапины что у одного, что у другого. Ну да ничего, сейчас до сосны доберется, осмотрится и рассчитается за боевого товарища. Еще бы кровь остановить, заразу такую, мешает - спасу нет. Не столько больно, сколько противно, льет и льет, еще и глаз щиплет…
        Привалившись к шершавой коре, Николай несколько секунд отдыхал, успокаивая сбившееся дыхание. Вытащив из кармана перевязочный пакет, на ощупь разодрал зубами оболочку, кое как промокнув кровь. Затем залег, осторожно, буквально по сантиметру выдвигая из-за укрытия ствол снайперской винтовки. Взглянул в прицел, мельком подумав, что если б ненароком заляпал линзу, так запросто отереть бы не удалось, не вода, чай. И практически сразу же заметил осторожно ползущего к пулеметной позиции егеря с прямоугольным патронным коробом в руках. Боеприпасы камраду тащишь? Нужное дело, одобряю. Только не твой сегодня день, фриц, уж больно удобно ты подставился, хоть в башку стреляй, хоть в корпус.
        Липкий от начинавшей подсыхать крови палец снайпера плавно потянул спусковой крючок…
        ****
        Смерти младший сержант Мелевич не боялся.
        Нет, пожить-то еще немного, понятное дело, хотелось, однако ж и особенного страха перед неминуемым Анатолий не испытывал. Отбоялся уж свое, наверное. Перегорел, так сказать, причем и в прямом, и в переносном смысле. Сперва в сентябре сорок первого, когда его впервые подбили - немецкая болванка прошила моторный отсек, после чего родная «бэтушка» весело полыхнула всем оставшимся в баках бензином. Выбраться удалось только ему, благо, у мехвода свой люк, остальные остались внутри. Пока сбивал огонь с комбеза, в танке рванул боекомплект. Очнулся в госпитале, с контузией и легкими ожогами ног, так что вскоре вернулся на фронт.
        Новый танк, на сей раз тридцатьчетверка, новый экипаж. Заснеженные подмосковные поля, Калининский фронт, декабрь сорок первого - январь сорок второго. Снова подбили, разворотив ходовую. Но и фрицам в том бою тоже неслабо досталось - Т-34 тогда еще ефрейтора Мелевича успел спалить три вражеских панцера и повредить еще два. Да и другие танки взвода тоже не мазали, раз за разом укладывая снаряды в цель. Расстрелянной пушечно-пулеметным огнем и раздавленной гусеницами автотехники даже не считали: устроившим засаду на одной из стратегически-важных дорог танкистам в тот день везло. До того момента, пока не прилетели пикирующие бомбардировщики. Разорвавшаяся в метре от бронемашины фугасная бомба в клочья порвала гусеницу, выворотила пару опорных катков и контузила экипаж. Второму танку повезло меньше - прямое попадание с детонацией оставшегося боекомплекта. Третий, запиравший застигнутую врасплох вражескую колонну с тыла, успел укрыться под деревьями недалекого леса и уйти. Сняв курсовой и спаренный пулеметы, танкисты почти полчаса отбивались от наседавших гитлеровских пехотинцев. К тому моменту, когда
подошла подмога, в живых остался только мехвод Мелевич. На сей раз обошлось без серьезных ранений и госпиталя - уже в марте Анатолий сел за рычаги нового, третьего в его жизни, танка.
        Конец весны, немецкое контрнаступление под Харьковом. Практически летняя жара и поднятая гусеницами вездесущая пыль. Мелевич снова сидит за рычагами тридцатьчетверки, с новой башней и более мощной пушкой. Три фашистских панцера против одного советского танка. Два легких и средний Pz-IV, тоже какой-то новой, не виданной ранее модификации. Легкие сожгли без особого труда, заодно протаранив неосмотрительно подставивший борт полугусеничный бронетранспортер, полный не успевших выскочить пехотинцев. Кто-то, понятно, успел выпрыгнуть наружу, когда навстречу, неожиданно для обоих механиков-водителей, как советского, так и немецкого, выскочил русский танк. Но большинство так и осталось в искореженном угловатом корпусе, с металлическим скрежетом просевшем под тридцатитонным весом боевой машины. Можно было уходить, разведка боем удалась, даже с перевыполнением плана.
        Вот только командир последнего уцелевшего фашистского танка, как выяснилось в следующую секунду, так не считал. Семидесятипятимиллиметровый бронебойный снаряд разбил двигатель, заодно разворотив топливный бак. Вторая болванка вошла в борт башни. Солярка - не бензин, от первой же искры не вспыхнет, но уж коль загорится, полыхает жарко, хрен потушишь. Собственно, тушить разлившееся дизтопливо Мелевич и не пытался, почти теряя сознание от чудовищного жара, из последних сил вытаскивая через передний люк потерявшего сознание стрелка-радиста: находившиеся в башне товарищи погибли мгновенно. Он почти успел. Вот только в последний момент Васька Летунов за что-то зацепился штаниной комбинезона, намертво застряв в люке. А затем рванул порох в гильзах оставшихся в боеукладке унитаров, к счастью для мехвода не вызвав детонации самих снарядов…
        В себя Мелевич пришел в тыловом госпитале. Снова контуженный, с многочисленными ожогами - но живой. Как он туда попал, выяснилось позже - ему опять повезло, ночью на незамеченного фашистами обгоревшего танкиста случайно наткнулась возвращающаяся с задания советская разведгруппа.
        На военно-врачебной комиссии Мелевич, без особой, впрочем, надежды на положительный ответ, попросил отправить его в пехоту. Нет, младший сержант, разумеется, прекрасно знал, как отчаянно не хватает опытных, повоевавших танкистов. И если Родина прикажет, он, разумеется, снова сядет за фрикционы и пойдет в бой, тут без вариантов, как говорится. Вот только прежним он уже не будет - сломалось в нем что-то, надломилось. Пугала даже сама мысль, что вновь придется забираться в пропахшее солярой, порохом и горячим маслом боевое отделение.
        Председатель выписной комиссии, пожилой военврач первого ранга, пристально взглянув в его глаза, неожиданно согласился, подписав необходимые бумаги. И, когда Мелевич вышел из кабинета, негромко пояснил удивленному коллеге:
        - Мы в действующую армию должны опытных и обстрелянных ветеранов, способных повести за собой молодых бойцов, возвращать, а не смертников! Нельзя ему больше в танк лезть, в первом же бою и сам погибнет, и товарищей подведет. Сейчас как раз набор в морскую пехоту идет, там ему самое место…
        Отстреляв больше половины ленты, младший сержант решил сменить позицию. Много ли фашистов полегло под его пулями, он не знал, однако даже не сомневался, что внезапно заработавший пулемет оказался для гитлеровцев весьма неожиданным и крайне неприятным сюрпризом. Оттого с левого фланга практически и не стреляют в ответ, видать неплохо он его подчистил. Теперь бы еще с правым разобраться, ребятам помочь. Тут всех делов-то - переползти метров на десять в сторону, вон туда, где кустарник погуще и два близко стоящих дерева почти соприкасаются стволами, образуя природную амбразуру в полметра шириной.
        Выстрелов бывший танкист не услышал, лишь ощутил несколько тяжелых ударов в спину и поясницу. Тело захлестнула боль, мгновенно отнялись ноги, во рту появился противный солоноватый привкус. Что это означает, Мелевич отлично понимал - вражеские пули пробили легкое, разорвав какой-то крупный сосуд. Попытался дотянуться до пулемета, но подскочивший егерь пинком перевернул его на спину. В лицо Анатолия на миг уставился черный зрачок автоматного ствола, однако стрелять гитлеровец не стал, экономя патроны. Закинув оружие за спину, потянулся к пулемету, без особой злобы буркнув:
        - Das ist alles, russisch. Und ich nehme das Maschinengewehr, der Tote braucht es nicht.[2]
        Немецкого Мелевич практически не знал, но общий смысл сказанного уловил: фриц собирается забрать пулемет.
        «Дрэнна. Цяпер абміне Колю, ды стрэльне ў спіну. Трэба дапамагчы», - как всегда и случалось в минуты смертельной опасности, на родном языке подумал Анатолий, непослушной рукой нашаривая на поясе ножны с финкой. - «Нічога, спраўлюся. Прабач, камандзір, падвёў я цябе…»[3].
        Ухватив склонившегося над ним фашиста за отворот камуфляжной куртки, Мелевич резко дернул его вниз, вкладывая в это короткое движение последние оставшиеся силы и буквально насаживая егеря на выставленное перед собой лезвие. И держал, уже не в силах разжать сведенные предсмертной судорогой пальцы, пока гитлеровец не перестал дергаться, тяжело навалившись сверху…
        ****
        В той стороне, откуда лупил немецкий пулемет, вдруг гулко бухнула ручная граната. Заполошно протарахтел несколькими короткими очередями Шпагин. Пулемет замолчал, зато буквально со всех сторон загрохотали новые выстрелы, причем, в основном работали советские пистолеты-пулеметы, уж в этом-то старлей не сомневался - научился определять на слух.
        «Интересно, это Дмитрук с Карасевым до пулеметчиков добрались? Трофейные гранаты у них вполне могли оказаться», - отстраненно подумал Алексеев, готовясь к броску - и дальше прятаться за деревом было, как минимум, глупо. - «Или Мишка с лейтенантом фрицев с фланга обошли? Так, стоп. Откуда у наших столько «папашек» взялось?! Неужели…».
        Осторожно выглянув из-за посеченной пулями сосны и убедившись, что ничего опасного поблизости не просматривается, Степан рванул в сторону заранее присмотренной неглубокой промоины. Заметив сбоку короткое движение, плавно присел, разворачиваясь и вскидывая автомат… и тут же опустил, в последний момент успев убрать палец со спускового крючка. Ухмыляющийся во все прокуренные до желтизны зубы Левчук сделал то же самое, аккуратно отведя в сторону кожух ствола:
        - Ну, здоров, что ль, командир? Удивлен, поди?
        - Да не особо, если честно, - шумно выдохнул Алексеев, пытаясь унять зашедшееся в сумасшедшем ритме сердце, подстегнутое выброшенным в кровь адреналином. - Тьфу ты, Семен Ильич, напугал, зараза эдакая! А ежели б стрельнул с неожиданности?!
        - Ты-то - да с неожиданности? - фыркнул старшина. - Вот уж ни за какие коврижки не поверю. Ты ж у нас за просто так ничего не делаешь, все заранее просчитываешь. Ладно, к чему на открытом месте торчать, давай, вон туда двинем, где сосенка кривая.
        - Фрицы, я так понимаю, все?
        - Скорее всего, - не стал спорить морской пехотинец. - Первыми бойцы товарища капитана шли, а мы прикрывали. Думаю, справились уже. Ты б видел, как они засаду, что германец на нас поставил, в ножи взяли! Чуть не в пару секунд управились!
        - Что за капитан? - нахмурился Алексеев, вместе с товарищем укрываясь за стволом кривой сосны. Впрочем, бой, судя по всему, уже закончился. Лишь порой сухо щелкали одиночные выстрелы - похоже, неведомые «бойцы товарища капитана» подчищали окрестности от недобитых егерей.
        - Так это… - смутился Левчук, вильнув взглядом. - По твою душу с Большой земли прибыл. Еще в тот день, когда мы в разведку утопали. Оченно ему с тобой переговорить требуется. Слушай, командир, да не спрашивай ты меня ни о чем, он сам про все расскажет!
        - Обязательно расскажу! - заставив Степана вздрогнуть от неожиданности, сообщил незаметно подошедший откуда-то сбоку офицер. Ростом и комплекцией не уступающий самому старлею, в мешковатом двухцветном камуфляжном костюме, разукрашенном разлапистыми коричневыми пятнами. На плече стволом вниз висел ППШ-41 с секторным магазином.
        - Причем, подробно и по пунктам. Нам с тобой, старлей, много о чем поговорить предстоит. Не здесь, понятное дело, поскольку сейчас уходить нужно, да поскорее. Надежный коридор через немецкие позиции нам обеспечат, даже огоньком поддержат, чтобы фриц особо по сторонам не глядел. Но и засиживаться никак нельзя, время поджимает, больно уж нашумели вы тут. И да, кстати - капитан государственной безопасности Шохин, контрразведка.
        Алексеев торопливо поднялся на ноги, кинув перемазанную глиной и засохшей кровью ладонь к срезу каски. Левчук дернулся следом.
        - Виноват. Старший лейтенант Алексеев. Командир разведгруппы.
        - Вот и познакомились, - вполне искренне улыбнулся контрразведчик. - В общем так, старлей, дуй к своим бойцам. Окажите помощь раненым, перевязочными средствами мои ребята поделятся. Ничего лишнего с собой не брать, ненужные трофеи оставить, не до того. Пойдем налегке. Ну, чего застыл? Действуй, на все про все - максимум пять минут….
        [1] УОО - управление особых отделов, центральный орган военной контрразведки в 1941 -1943 годах, предшественник легендарного СМЕРШа. Весной 1943 на базе УОО было создано главное управление КР «Смерш» НКО (начальник - комиссар ГБ 2 ранга Абакумов), управление КР «Смерш» ВМФ (комиссар ГБ Гладков) и отдел КР «Смерш» НКВД (комиссар ГБ Юхимович). Первое подчинялось напрямую Сталину, второе - адмиралу Кузнецову, третье - Берии.
        [2] Вот и все, русский. А пулемет я заберу, мертвому он не нужен (нем.).
        [3] Плохо. Сейчас обойдет Колю и застрелит в спину. Нужно помочь. Ничего, справлюсь. Прости, командир, подвел тебя… (бел.).

* * *
        Следующая глава в этой книге последняя. Больше книг бесплатно в телеграм-канале «Цокольный этаж»: Ищущий да обрящет!
        Глава 17
        ПРОЩАНИЕ
        Малая земля, 10 февраля 1943 года
        Спустя три часа, уже затемно, группа благополучно вернулась на плацдарм. Преодолеть немецкие позиции удалось без проблем, чему немало поспособствовала начавшая в оговоренное время короткая, но яростная артподготовка, обещанная Шохиным. Степан понятия не имел, как ему удалось все это организовать, но добрых полчала по вражеским окопам, огневым точкам и ближнему тылу лупило все, что только могло изрыгать начиненную тротилом сталь - и минометы малоземельцев, и дальнобойные артбатареи с противоположной стороны Цемесской бухты.
        И если вопрос, «как» еще имел хоть какое-то объяснение - Алексеев помнил, что до сорок третьего года капитан госбезопасности примерно равнялся армейскому подполковнику, то вопрос «зачем» оставался открытым. Неужели из-за него? Но каким образом, почему?! Документы и автомат он утопил, «будущанский» штык-нож - на поясе, а хрестоматийного попаданческого ноутбука при нем и вовсе не имелось. Обнаружили на морском дне бронетранспортер? Чушь собачья, бэтэр утоп под Озерейкой, а там сейчас немцы. Да и не переносилась «восьмидесятка» в прошлое, разве что в его бредовом сне - в этом Степан был отчего-то абсолютно убежден. Как и в том, что причиной произошедшего стал тот самый спасательный круг с застрявшей в пробке фашистской пулей. Ну, ежели, конечно, не допускать чего-то уж вовсе иррационально-необъяснимого.
        Интересно, чем же он ухитрился настолько заинтересовать местную контрразведку, что ради его спасения (рядовой Райян, блин!) выслали целую группу местного спецназа? Ну, в смысле, ОСНАЗа? Где-то прокололся, сказал что-то не то? А хрен его знает, вполне может и так оказаться. Справедливости ради стоит признать, что наговорил он в этом времени достаточно. Собственно, скорее всего, никакой загадки и вовсе нет. Просто сопоставили все то, о чем он рассказывал, «поменяв местами» основной и вспомогательный десанты, с реальным развитием событий, сильно удивились, почесали в затылке - и решили, что с непонятным старлеем нужно поговорить в более спокойной обстановке… любопытно только, с ним в Геленджике или Туапсе разговаривать станут - или сразу в Москву отправят?
        Да и какая разница, в принципе? Скрываться от предков и дальше Степан не собирался. И без того сделал немало - и высадившимся под Озерейкой десантникам вырваться помог, и историю Малой земли чуток подкорректировал, и от местного особиста, что тот колобок из детской сказки, в немецкий тыл сбежал. Но сейчас - все, хватит. Амба, как местные братишки-морпехи говорят. С Шохиным такое не прокатит, тут вообще без вариантов. Видал он подобных и в своем времени - вроде и шутит, и глаза добрые да понимающие, а как в упор взглянет - случайно вроде бы, угу! - так сразу мороз по коже. И понимаешь внезапно, что вся твоя хитро…выкрученность для него так, на один зубок, как говорится. Так что нафиг-нафиг.
        Закончился «командир погибшей при высадке разведгруппы особого назначения».
        Остался исключительно комвзвода морской пехоты 382-й ОБМП ЧФ старший лейтенант Алексеев…
        К своим добрались не все.
        Троих бойцов пришлось оставить там, в безымянном лесу в нескольких километрах от Мысхако - забрать с собой тела павших никакой возможности не имелось. Единственное, на что, хоть и крайне нехотя, согласился Шохин - наскоро похоронить их в неглубокой дождевой промоине в паре десятков метров от места боя. Ближе было нельзя - рано или поздно гитлеровцы обнаружат пострелянных горных егерей. И, пытаясь выяснить, кто их перебил, наверняка раскопают свежую могилу.
        Украдкой уложивший вместе с телами покореженный осколками брошенной кем-то из осназовцев гранаты пулемет и парочку немецких касок, Алексеев надеялся, что это позволит будущанским поисковикам без проблем назвонить металлодетекторами место захоронения. Впрочем, даже если это и случится, опознать бойцов все равно не удастся, в любом случае перезахоронят безымянными. Просто потому, что не было времени нацарапать их фамилии на каком-то личном предмете - котелке, там, или фляжке…
        Погибли младший сержант Анатолий Мелевич, один из осназовцев, имени которого старлей так никогда и не узнал, и главстаршина Егор Прохоров, всеми силами стремившийся поучаствовать в бою вместе с боевыми товарищами. В бою, оказавшемся для радиста последним…
        Глубокой ночью старший лейтенант и контрразведчик поднялись на борт одного из быстроходных катеров, доставивших на плацдарм боеприпасы, провизию и пополнение. Все произошло настолько быстро, что Степан даже не успел доложиться кап-три Кузьмину - разве что с Аникеевым и Левчуком удалось попрощаться. Прямо там, на узком и каменистом берегу, освещаемом резким химическим светом запускаемых фрицами ракет.
        Вот только прощание вышло каким-то… странным, что ли? Нет, не с Ванькой, которому Степан просто сунул в руки трофейный пистолетик, напутствовав насчет подарка медсестричке, и порывисто обняв напоследок - со старшиной.
        Обождав, пока Аникеев отойдет подальше, Левчук неожиданно негромко спросил:
        - Слушай-ка, старшой, тут такое дело… Нет, можешь не отвечать понятно, но все одно спрошу: ты все ж таки откуда? Столько времени бок о бок провоевали, уж сто раз погибнуть могли. Кто его там знает, свидимся ли еще. Или снова смолчишь?
        - Не смолчу, Ильич, - задумавшись лишь на пару мгновений, принял решение Алексеев. Да и врать - точнее, постоянно что-то недоговаривать - надоело аж до… сильно, короче, надоело. А что на подобную откровенность кое-кто, не станем конкретизировать, может косо поглядеть? Да и фиг с ним, старшина зря болтать не станет, не тот человек.
        И потому старший лейтенант заговорил - торопливо, спеша уложиться в те несколько десятков секунд, что у них еще оставались:
        - Понимай мои слова, как хочешь, но я не отсюда, не из этого времени. Из будущего я. Между моим временем и сорок третьим почти восемьдесят лет. Учения у нас были, примерно на траверзе Южной Озерейки. Ну, или Озереевки, как ее в будущем называть станут. Высаживались на плавающих бронетранспортерах с борта десантного корабля. Штормило в тот день сильно, плюс мехвод мой сплоховал. Короче, движок волной захлестнуло, тонуть начали. Я пацанов своих вплавь отправил, там до берега-то всего ничего оставалось, а сам задержался случайно - рукавом за крюк на башне зацепился. Бэтэр погружаться стал, и меня следом потащил. Пока куртку… ну, бушлат скидывал, автомат потерял и сам едва не утоп. Вынырнул - а вокруг ночь, хоть только что белый день был, трассеры летают, стрельба, взрывы. Последнее, что помню - рвануло неподалеку, хорошо, рукой за спасательный круг уцепиться успел. Ну, а дальше ты лучше меня знаешь…
        Левчук молчал, чуть приоткрыв рот, и ошарашено хлопая глазами.
        И Степан неожиданно понял, что, очень на то похоже, только что совершил свою самую большую ошибку в этом времени. Ведь, спрашивая, откуда он, старшина наверняка имел в виду спецслужбу, к которой он принадлежит! И абсолютно точно ожидал услышать нечто вроде «военная разведка», «госбезопасность» или «разведка ВМФ»! Вот это он прокололся напоследок, блин и еще сто раз блин…
        Но отступать было поздно (старшина по-прежнему молчал), и Степан продолжил:
        - Короче, Семен Ильич, с этой секунды можешь про меня думать, что хочешь. В конце концов, у меня контузий хватает, может я и взаправду псих. Но все это - правда. Ты ж мой штык-нож видел? Его только годах в шестидесятых производить начнут, как и автомат, для которого он предназначен. Если до Победы доживешь, лет через пятнадцать после войны и сам подобные увидишь. А больше нет у меня никаких других доказательств, понимаешь? Утонуло все, и куртка с документами и опознавательным жетоном, и каска с разгрузкой, и сумка полевая. Короче, зря я все это…
        - Война когда закончится? - остро взглянув в глаза, внезапно спросил Левчук. - Или не положено мне подобного знать?
        - В моем времени фашисты безоговорочно капитулировали девятого мая сорок пятого года, хотя Берлин мы почти неделей раньше взяли. Потом еще японцев добивали, к лету и они тоже капитуляцию подписали. А парад Победы провели на Красной площади 24 июня. Но это в моем, здесь история уже изменилась - мы с тобой ее и изменили! - так что теперь, глядишь, и пораньше управимся.
        - Значится, вот откудова ты все наперед знал, старшой? - глухо пробормотал старшина, опуская взгляд. - И что десант наш провалится, и что уходить к Станичке нужно, пока не окружили, и про все то, о чем ты ребятам рассказывал… Не было никакой секретной разведгруппы под твоим командованием?
        - Не было, старшина, - со вздохом согласился Степан. - Вот только без обид, лады? Сам понимаешь, если бы я тебе или тому же комбату, сразу всю правду выложил, мы б с тобой сейчас не разговаривали. Да и до Мысхако, скорее всего, не дошли бы.
        - Какие уж тут обиды, - с горечью ответил тот. - Тут бы самому с ума не свихнуться, от таких-то новостей! А насчет девятого мая я запомню, за это огромное тебе спасибо! Хотя, надеялся, что пораньше сдюжим.
        - Так, может, и сдюжим, Ильич! Я ж сказал - изменилась история, просто пока что не особенно сильно. Ты только, гляди, не погибни сдуру, и пацанов наших сбереги, добро?
        - Это приказ, тарщ старший лейтенант? - хмыкнул старшина.
        - Вот именно, что приказ! - твердо ответил Алексеев. - Мой, так сказать, последний приказ в качестве командира нашей разведгруппы. И попробуй только его не выполнить! На том свете отыщу, да спрошу по всей строгости! Все, не поминай лихом, старшина, побежал - вон, и товарищ контрразведчик косится. Ты только вот что - про разговор этот особо не треплись, уговор?
        - Чай не дурак, понимаю кой чего, - криво ухмыльнулся Левчук. - Удачи, командир!
        - И тебе, старшина. Пацанам, с кем попрощаться не успел, отдельный привет передай. До встречи!
        - До свиданьица, старшой. Авось, и взаправду еще разок свидимся. В самом ихнем проклятущем Берлине, а?
        - Легко, Семен Ильич! Там при входе такие колонны высоченные будут - ну, да разберешься, как увидишь. На них наши бойцы свои автографы оставлять станут, кто во что горазд. Вот и напиши на одной из них, допустим, крайней справа, что-нибудь, что я пойму. «Черноморский привет из Южной Озерейки от старшины Левчука», например. И дату поставь. Ну, а я, как твои художества угляжу, так на следующий день под этой самой колонной ждать буду…
        ****
        - Попрощался? - осведомился Шохин, когда Степан с контрразведчиком прошли в расположенную на корме двухместную командирскую каюту.
        - Так точно, - осторожно ответил старлей, искренне надеясь, что капитан госбезопасности этим вопросом и ограничится.
        - Вот и хорошо. Присаживайся, - Сергей кивнул на одну из коек, аккуратно застеленных серыми армейскими одеялами - других мест для сидения в крохотном помещении не предусматривалось. Опустившись на соседнюю, Шохин бросил на койку полевую сумку, ослабил ремни портупеи и расстегнул бушлат. Поморщился, шумно сглотнув слюну. Пояснил в ответ на быстрый взгляд Степана:
        - Не удивляйся, старлей, укачивает меня. Морская болезнь. Самое смешное, батя мой рыбаком был, всю жизнь в море провел, а я вот такой уродился, чуть валять начнет - и все, спекся. Когда на плацдарм шли, почти всю дорогу на палубе проторчал, там оно всяко попроще. Ладно. Подробно говорить после станем, как в Геленджик дойдем, а пока так, пообщаемся о том, о сем, согласен? Познакомимся, так сказать, поближе.
        - Так точно, товарищ капитан государственной…
        Шохин вымученно скривился - похоже, его и на самом деле неслабо мутило:
        - Значит, так, давай-ка без чинов, договорились? И не сиди, словно шпагу проглотил, не на допросе. Меня, кстати, Сергеем зовут, ну, а как тебя величать, я, сам понимаешь, знаю. Сказал же, просто разговор. Не против?
        - Нет, конечно, с чего бы вдруг? - спокойно ответил Алексеев, мысленно усмехнувшись - разговор по душам, значит? Вот так вот сразу? Ну, и ладно, так оно даже и проще - все равно, он собирался раскрыться, так какая разница, сейчас или позже?
        - Вот и хорошо. Знаю, что голоден, но с этим делом придется потерпеть. Морячки, как подальше от берега отойдем, чайком угостить обещались. Ну, а пока…
        Откинув клапан планшета, контрразведчик вытащил несколько исписанных от руки листов:
        - Гадаешь, поди, отчего меня по твою душу прислали?
        - Да не особенно, если начистоту, - неопределенно пожал плечами Степан. - Приблизительно догадываюсь. И десанты местами поменял, и вообще… говорил много. Угадал?
        - Ага, - не стал чиниться Шохин. - Примерно так. Да еще и секретную шифромашинку ухитрился у фрицев утянуть. Вот с этой самой машинки все и началось. Тут вот ведь какое дело: если немцы нам эту самую «Энигму», да еще и с умеющим на ней работать оператором сами подбросили, чтобы дезинформацию гнать - это одно. А если ты ее и на самом деле случайно затрофеил - совершенно другое.
        Глядя на откровенно ошарашенного Алексеева, контрразведчик, несмотря на вязким комком подкатывающую к горлу тошноту, широко улыбнулся:
        - Не ожидал подобного услышать, как я понимаю? Не думал о таком?
        - Н…нет, - мотнул головой морпех. - Вообще ни о чем подобном не думал, тарщ капитан… эхм, Сергей. Честно. Даже и в голову не приходило.
        Блин, а ведь точно! Ну, о чем в первую очередь должны подумать наши, заполучив в руки один из главных вражеских секретов? Да о мастерски проведенной многоходовой спецоперации фашистской разведки, цель которой - заставить русских поверить, что все расшифрованные с помощью этого самого трофея сообщения - сущая правда! Смешно, а он-то искренне полагал, что его за этот чемодан должны чуть ли не на руках носить, идиот!
        - Верю, - медленно кивнул особист… и Степан внезапно понял, что все это время Шохин внимательно вглядывался в его лицо, изучая реакцию на заданный вопрос. Судя по смягчившемуся взгляду, эту проверку старлей, сам о том не ведая, прошел успешно.
        - Ну, а потом и на информацию о десантах внимание обратили. Которые ты, как только что выразился, местами поменял. Вот меня и отправили разобраться, что за непонятный старлей вдруг объявился. Который и про будущие события знает… - заметив на лице Степана непонимание, Шохин пояснил. - Это я про окружение остатков морского десанта под Глебовкой. А заодно еще и артбатареи из строя выводит, и особо ценные трофеи захватывает, и немецкие самоходки с прочими танками одной левой жжет. Вот только припозднился я, успел этот самый старлей в немецкий тыл сбежать. Где тоже, стоит признать, неслабо покуролесил. Тебе за одного только румынского разведчика орден полагается, не считая всех прошлых заслуг. Дальше, собственно, и говорить не о чем - даже если бы Прохоров и не отправил радиограмму, мы б все одно на ваши поиски двинули.
        Помолчав - Степан, понятное дело, тоже молчал, переваривая неожиданную информацию, - контрразведчик протянул ему листы, которые так и держал в руке:
        - На-ка вот, прогляди одним глазком, что про тебя товарищи написали. Да не напрягайся, ничего дурного там нет, наоборот, выгораживали всеми силами, особенно старшина. Да и не все они рассказали, уж в этом-то у меня никаких сомнений не имеется. А давить я не стал - какой смысл? Ты ведь мне о том, чего в этих бумажках нет, и сам расскажешь, правильно понимаю?
        - Правильно понимаете. Расскажу, - не стал спорить Степан, в свете неяркой потолочной лампочки с трудом разбирая исписанные простым карандашом строки. Прервался всего раз, когда в каюту комсостава заглянул матрос, принесший кружки с обещанным чаем и несколько кусков неровно наколотого каменно-твердого сахара. Покопавшись в полевой сумке, Сергей протянул пару сухарей:
        - Пожуй, с чайком самое то. Сам я, как понимаешь, воздержусь, - контрразведчик снова шумно сглотнул. Глядя, с какой жадностью Степан схватил один из них, смущенно пообещал:
        - Ничего, придем в базу, я тебя нормально накормлю, чтоб не говорил, что моя служба одними сухарями перебивается!
        Мысленно едва не заржав - вот тебе и кровавая гэбня, понимаешь! - Степан кивнул, вгрызаясь зубами в слегка размоченный в чае сухарь. И продолжил читать написанное Левчуком и Аникеевым. Между прочим, «мемуаров» старшего сержанта Баланела среди прихваченных обычной канцелярской скрепкой листков отчего-то не было: то ли, контрразведчик Никифора вовсе не опрашивал (угу, вот прямо взял, и поверил!), то ли, не счел нужным его ознакомить. Да что такого особенного тот мог рассказать? Ну, разве что припомнить их неожиданный разговор, спровоцированный самим же внезапно впавшим в меланхолию Баланелом, во время которого Степан излишне разоткровенничался, рассказав про освобождение Одессы и Крыма к сорок четвертому году.
        С другой стороны, и Семен Ильич с Ванькой об этом тоже написали, вон, буквально только что об этом прочитал. Правда без особых подробностей, и представив все так, словно старший лейтенант «всячески поддерживал боевой дух, рассказывая о неминуемой и скорой победе над немецко-фашистскими захватчиками, которые в ближайшие месяцы будут окончательно сломлены и отброшены за границы Советского Союза». Последнее - цитата, если кто не понял.
        Да и во всем остальном особист тоже не соврал - ничего плохого про него боевые товарищи не написали, едва ли не под копирку расписывая, какой он со всех сторон положительный, подкованный в боевой и политической подготовке и крайне непримиримый к врагам советской власти и советского же народа…
        - Дочитал? - вымученно усмехнулся из последних сил борющийся с тошнотой Шохин, заметив, что Степан закончил изучать рапорты товарищей. - И как? Правду написали?
        - Перехвалили, пожалуй, - аккуратно сложив листки пополам, Алексеев протянул их контрразведчику. - Вообще-то я по жизни человек скромный…
        - Но фашистов сильно не любишь, как я понял? - взгляд Сергея снова стал колюче-острым. - И крови не особенно боишься?
        Степан ничего не ответил, неопределенно пожав плечами: о чем, собственно, говорить? Крови он не боится, блин! Ага, как же! Ему бы ту комнату со спящими фрицами забыть - так ведь хрен подобное забудется…
        - Добро, - не стал настаивать особист, пряча документы в полевую сумку. - Ну, так что? Расскажешь о том, про что товарищи смолчали?
        - Расскажу, - окончательно решился Алексеев. Да и какая разница, сейчас - или несколькими часами позже? - Только товарищи мои тут вовсе ни при чем, поскольку ни о чем подобном я им, сами понимаете, даже и намекнуть не мог. Короче, можете верить, можете не верить, но я из другого времени. Из далекого будущего, если точно - вот, недавно в аккурат семьдесят пять лет Победы над фашистами отпраздновали…
        Судя по откровенно ошалевшему взгляду Шохина, контрразведчика куда меньше удивило бы внезапное признание в работе на Абвер или сигуранцу, нежели то, что он только что услышал….
        КОНЕЦ ВТОРОЙ КНИГИ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к