Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / СТУФХЦЧШЩЭЮЯ / Терехов Роман / Наши В Скайриме: " №01 Наши В Скайриме Жизнь И Самые Обычные Приключения Имперского Нобиля Теллурио Валерия И Его Верной Компаньонки Маруссы " - читать онлайн

Сохранить .
Наши в Скайриме. Жизнь и самые обычные приключения имперского нобиля Теллурио Валерия и его верной компаньонки Ма`Руссы Роман Терехов
        Наши в Скайриме #1
        Фанфик по игре «TES V: Skyrim» с элементами ЛитРПГ.
        Сознание героя неизвестным современной науке образом переносится в мир, во многом живущий по правилам популярной игровой вселенной.
        Но главная забота героя не выживание и не драконы. Он должен спасти из имперской тюрьмы одну очень необычную каджитку.
        Роман Терехов
        Наши в Скайриме. Жизнь и самые обычные приключения имперского нобиля Теллурио Валерия и его верной компаньонки Ма`Руссы
        Глава 1. Меня привез корабль в порт Солитьюда…

* * *
        Это сон, всего лишь красивый и дивный сон. В котором мне привиделась комната со стенами из дикого камня со статуей прекрасной полуобнаженной богини. После непростого выбора стартовых условий, прилег на странную деревянную и застеленную шкурами кровать. Чтобы начать жить заново. Какая замечательная идея: начать жизнь заново!
        Крики чаек. Скрип снастей. Свежий бриз ворвался в легкие и с размаху ткнул в нос огромным букетом запахов. Вот это да! Я же на причале Солитьюда, куда меня только что привез корабль. Вот же и деревянный борт рядом, о который с тихим плеском разбиваются соленые волны, напоминая про пережитую в путешествии морскую болезнь… Корабль привез меня прямиком из сна, ха!
        Порт по сравнению с воспоминаниями старинной игрушки серьезно раздался в размерах, но все же вполне узнаваем. Синий дворец на скале, похожей на циклопический мост, склад Восточной имперской компании, мощные стены и высокие сторожевые башни. Прибрежная линия плотно застроена складами, сараями и лачугами работяг.
        Хрипло буркнул в лицо аргонианин, требуя от меня освободить путь веренице портовых грузчиков. Поспешный шаг в сторону не спас ситуацию, причалы кишели кричащей толпой всех возможных рас и родов занятий. Прибывшие в провинцию Скайрим в качестве подкрепления легионеры спешили в Мрачный замок, расталкивая прочих пассажиров и портовых рабочих. Таможенные чиновники и капитаны следили за снующими по сходням моряками и грузчиками. А вот на лестнице каджит-подросток старательно делал вид, что ничуть не интересуется чужими кошельками. Вертеть головой, считая многочисленные корабли на рейде и у причалов, в этой тесноте неудобно. Аргониане с тюками товаров нарочно задевали меня то плечом, то увесистой поклажей. Пришлось быстрым шагом пройти по причалу, пристроившись в кильватер имперским воякам, благо весь багаж при мне. В инвентаре.
        Да, даэдра меня побери, я в Скайриме, драть его Алдуином до самых фалмеров! Это невероятно! Я оказался в игровом мире, который практически неотличим от реального. Да что там! С первого взгляда понятно, что этот Скайрим красивее и интереснее реального мира в разы.
        От этой мысли замер на половине лестничного пролета, вызвав неудовольствие главы семейства данмеров-беженцев. Осмотрел-ощупал себя. Судя по наряду, знатный господин. Хм, заметно бодипозитивный в районе талии. Впрочем, не я один нарушал гармонию игрового мира: местные таможенники и купцы тоже не могли похвастаться атлетическим телосложением. Зато тощий подросток-каджит явно кушал по системе трехразового питания: в понедельник, среду и пятницу.
        На мне обнаружилась богатая одежда, прочные кожаные штаны, меховые перчатки, головной убор и сапоги торговца. За спиной висел прочный меховой плащ, хорошо защищающий от ветра, дождя и холода. Очень практично для данной провинции. На левом бедре - ножны со стальным мечом, готовым оградить путешественника от диких животных и преступников. Бросил беглый взгляд и в инвентарь: несколько ювелирных изделий без каких-либо чар, по парочке зелий восстановления здоровья, запаса сил и маны, зеленые яблоки, пятьсот шесть монет, потрепанный том под названием «Выживание в Скайриме». И заверенная имперской канцелярией подорожная - без документов никуда! - из которой узнал, что зовусь Теллурио Валерием, принадлежу к знатной имперской фамилии, прибыл в провинцию Скайрим для продолжения учебы в Коллегии магов Винтерхолда. Поручителем значился дальний родственник Лукан Валерий, живущий в Ривервуде, что во владении Вайтран. Хм, так себе причина, чтобы посетить раздираемую гражданской войной провинцию, ведь в Имперском городе есть и Университет и собственная гильдия магов с отделениями во всех городах Сиродила. Если
мне мой маразм не изменяет…
        Едва свернул и убрал в инвентарь официальную бумагу, как ко мне подскочил резвый юный каджит, недавно заподозренный в карманных кражах. Зверолюд обратился ко мне по имени, но я не купился и на всякий случай прижал рукой, висящий на поясе кошелек с мелочевкой. И только потом разглядел, что он мне протягивает засаленный клочок бумаги.
        - Мутсера, у меня для вас важное письмо от хорошей знакомой! С вас двадцать септимов! - произнес он бархатным и льстивым голосом, который было сложно заподозрить у подростка. Его желтые любопытные глаза задержались на моем амулете Зенитара и золотом кольце дольше всяких приличий.
        - Достаточно и пяти! - урезал аппетиты наглеца и передал озвученную мной сумму, принимая записку. Карманник ловко сгреб гонорар, поклонился, снова назвал мутсерой и убежал, ловко огибая легионеров и беженцев. Записка называлась ни много ни мало «Просьба о помощи». Почитаем.
        «Мутсера, Теллурио! Пусть вам не покажется это странным, ранее вы знали меня под именем Маруся. Недавно меня задержали легионеры по подложному обвинению в контрабанде. Здесь в Скайриме все считают каджитов жуликами и ворами. Мой прежний наниматель - хозяин караванов Ри’Сад отказался им платить выкуп. Но обещал передать вам это послание при первой возможности. Имперцы держат меня в тюрьме Хелгена. Тюремщик сказал, что они ждут прибытия генерала Туллия и тогда меня казнят вместе с другими преступниками. Мне не к кому больше обратиться, кроме вас, мой добрый хозяин!». Подписано: Ма’Русса.
        Что я только что прочитал? Моя кошка, ушедшая в страну вечной охоты много лет назад, оказывается в виде каджита промышляла контрабандой в Скайриме, пока не попалась Легиону! Занятно, но вполне в ее стиле, так что можно принять этот выверт сознания спящего человека за правду. Хелген, казнь с участием Туллия, дракон… получается моя кошка, то есть, каджитка… - я встряхнул желтый мятый лист - получается, Ма’Русса довакин? Бред. Довакин всегда я! Пфух! Но она там, где надо, а мне ей на выручку через половину провинции топать. Причем, если судить по внезапно располневшему Солитьюду, путь неблизкий. Так, а почему у нашего имперского высокоблагородия нет никакой карты в рюкзаке? С каких пор география - наука не дворянская? Карта, ау! Как тебя вызвать? Куда тыкать, чего командовать?
        А так хорошо все начиналось! Крики чаек, соленый морской воздух и пятьсот золотых на кармане. Можно превосходно развлечься на эти деньги в столице сказочного государства! Потом проснуться в своей квартире в подмосковной новостройке и без всякого похмелья отправиться на скучную работу, чтобы оплачивать банальную ипотеку и скромные потребности умудренного жизнью мужичка. Совсем уже озверел без игрового компа, древний «Скайрим» начал сниться. Пусть он и мне и раньше снился отдельными картинками, а тут словно пазл сложился. Бац и собственными ножками по задубелым от соли плахам, да по камням мостовой. Сюжетный сон. Вот жеж, чего тупим? Он ведь может в любой момент закончиться! Надо быстрей двигать в город! Прикупить походного снаряжения и узнать, работает ли быстрое перемещение до Хелгена. Карту купить в лавке или выпросить у военных. У этих точно есть, я помню. Не дадут военные, можно украсть в конце концов. Ибо мы в ответе за тех, кого приручили. Ма’Русса, да как же тебя угораздило-то в тюряге оказаться?!
        А недурно, недурно столицу отстроили. Тут тебе и убогие лачуги портовых работяг, и плотная застройка внутри крепостных стен, все как полагается. В имперском стиле, но с неизменным нависающим над улицей вторым этажом. И это действительно жилые постройки, а не декорации, как в игре.
        Увлекшись разглядыванием архитектуры и местных жителей, добрался до площади под ветряной мельницей, где вместо трех жалких торговцев разместился полноценный продовольственный рынок. Шумное и популярное у горожан место! Рыбный ряд с дарами моря и рек, мясная лавка с подвешенными тушами домашних животных и птиц, другая с лесной дичью, фермерские ряды с мешками зерна и картошки, корзинами яблок и капусты, батареей узнаваемых бутылок вина и медовухи. Обалденный запах свежего хлеба сообщал, что где-то поблизости функционирует пекарня. Буквально один только взгляд сквозь открытые ворота в сторону улицы, что ведет к Синему дворцу. Огромный жилой квартал! Получается я уже видел около сотни домов и тысячи жителей, язык не поворачивался назвать их «неписями», считая приезжих, солдат и легионеров. Совсем иной масштаб, нежели в игре получается.
        Итак, переведем дух и начнем рассуждать как взрослые люди. Необходимо оперативно добраться до Хелгена, причем раньше товарища Туллия, который нам пока никакой не товарищ, вовсе даже прокурор. В отличии от игры, дневником меня не снабдили, но и так все предельно понятно: приезд генерала означает казнь, а на запах свежей крови прилетит огромная вредоносная тварь, которая устроит локальный армагеддон. Что у нас есть, чтобы дойти и поучаствовать в мероприятии в качестве зрителя с безопасного расстояния? Денег хватить на дорогу должно, но выяснить масштаб цен было бы не лишним. Обязательно потребуется броня, лук, зелья. Стоп, не с того начал. Заклинания. Опа! У меня есть стартовый комплект: лечение и пламя. Городские стражники сделали стойку, едва на моей ладони заплясал огонек. Пришлось убрать и улыбнуться, мол, дурак я и шутки у меня как у того боцмана, дурацкие.
        Так, хорошо, но опять не то! Смотрим перки и понимаем про нашего персонажа важное. Ого, у нас уже пятый уровень! Очки способностей распределены следующим образом: сильная рука первого ранга, новичок школы разрушения, торговец первого ранга, новичок школы восстановления и зачарователь первого ранга. Если потраченное в прокачку восстановления очко готов понять и простить, то выбор зачарования выглядит спорно. Уж лучше бы кузнечное дело или «луки» качнул, не говоря уже про броню.
        Основные параметры таковы: Магия 130, здоровье 120, запас сил ровно сотня пунктов. Нет, перс не запорот, но это наглое самоуправство, как и с выбором имени. На счет расы никаких претензий, имперец я, слава Талосу Могучему! Но кто и зачем начал лепить из меня боевого мага? Теперь у меня есть еще одна веская причина оказаться в районе Хелгена и Ривервуда - посетить камень мага. Глянул на созвездия перков еще раз. Хм, определенно гражданин Теллурио времени не терял и успел немного пожить своей жизнью, то того как очнулся на пристани с моим сознанием в организме.
        Навыки находились на разных уровнях владения, немного выше положенных стартовых, если я правильно помню. Лучше всего обстояли дела с одноручным оружием - 38.
        Разрушение - 31,
        Восстановление - 26,
        Зачарование - 26,
        Красноречие - 27,
        Тяжелая броня - 22,
        Взлом - 16,
        Кузнечное дело - 18,
        Легкая броня - 17
        Блокирование - 18.
        В некоторых других умениях тоже было на одну единичку больше стартовых. Маловато будет. Нужно срочно вспоминать, где в этом вашем Солитьюде меня дожидается халява: учебники, тайники, места для прокачки.
        На этой мысли остановился. Оказалось, успел вернуться обратно к воротам и теперь пытался понять, что меня смущает в окружающей обстановке. Помост для казни пустовал, а ведь тут при появлении ключевого персонажа должна была разыграться сцена с отсечением головы стражнику Роггвиру. Тому самому, что выпустил Ульфрика Буревестника после убийства драконьим криком верховного короля Торуга. В этой же реальности Ульфрику, чтобы пробиться из города, потребовалась бы армия Роггвиров, либо женский наряд и подземный ход. Слишком много стражи и легионеров повсюду.
        А может, имперский путешественник прибыл сильно заранее и еще ничего не случилось? И как это узнать, если мне неизвестно, какой сегодня месяц и день недели, а игровую хронологию событий я уже просто не помню? Да и пофиг, надо жить, не глядя на часы и календари!
        Уловив жизнелюбивый ход моих мыслей, проходящий мимо пожилой горожанин в богатой одежде, вдруг остановился и поведал мне:
        - Вам, как приезжему, следует знать, Солитьюд очень культурный город! У нас есть королевская библиотека, городской театр и публичный дом. Два публичных дома, считая театр. Я как раз направляюсь в один из них. Еще не решил в какой…
        - Рад за вас! - в свою очередь не растерялся с ответом, - Желаю удачи!
        Собравшийся было уходить «театрал», резко обернулся:
        - Обливион тебя забери, на что это ты намекаешь? Мне не нужна удача! У меня есть надежное средство. Из тех, что дочурка Анжелины готовит, ты же понимаешь? Сегодня у меня все получится! Ха!
        Молча согласившись с «импозантным импотентом», сделал попытку сконцентрироваться на своих делах. В голове крутилась мысль, которая оформилась, когда взгляд зацепился за вывеску алхимической лавки «Ароматы Анжелины». Выходит, дочь ее жива и не служит в Легионе? А в игре она погибла, даже квест выполнял, выясняя ее судьбу. И этого придурка, моего недавнего собеседника, в игровом Солитьюде точно не было, как и всех тех прекрасных заведений, что он перечислил… Вот дела!
        Не столько желая внести ясность, сколько ради утоления голода и жажды, толкнул двери «Смеющейся крысы». Внутри оказалось довольно многолюдно, шумно и пахло аппетитно. Симпатичная бретонка-бард в богатом платье наигрывала мелодию «Век произвола». Хозяин Корпул Винний держался за стойкой с большим достоинством, словно шеф-повар модной ресторации. Но совершенно запросто продал мне обычной еды и бутыль молодого вина. Затем обслужил пришедшего следом за мной стражника, назвав того Роггвиром к вящему моему изумлению. Мне надоели эти чертовы отклонения реального Скайрима от игрового и вызываемая ими неопределенность, поэтому встал из-за массивного стола и поднял серебряный кубок с вином:
        - Я хочу выпить за здоровье ярла Хаафингара и верховного короля Скайрима Торуга! - провозгласил на весь зал и будь, что будет!
        - Клянусь Исмиром, отличный тост! - искренне поддержал меня трактирщик. Стражник отсалютовал мне бутылкой медовухи и мастерски вылил ее себе в глотку. Кое-кто из посетителей обернулся и даже поднял посуду вверх, демонстрируя солидарность. Девушка-бард подошла ближе, надеясь, что знатный господин обозначит свои политические или эстетические пристрастия, оплатив ее песню. Напрасно. Господин желал скорейшего утоления голода и жажды, а также поразмыслить, что ему дает тот факт, что король и стражник живы, кроме потенциальных собутыльников. А пока сделал вид, что разглядываю интерьеры, запивая безумно вкусную жареную лососину отменным вином.
        Фира! Фира Моррар, вспомнилось имя той девчонки, что погибла в игре, сражаясь за Легион, а в этой реальности готовит снадобья для повышения потенции. И что мне с этой ценнейшей информацией делать еще лет пятнадцать, как минимум?
        Вино подействовало даже лучше, чем в реале, укутав кипящий мозг мягким одеяльцем и пустив по жилам искорки бодрости. Дорожная усталость и разные тревоги сами собой отошли на задний план. Послевкусие волшебное, если это молодое вино из трактира, то страшно представить бомбический эффект здешнего выдержанного для аристократов.
        Поел, попил, пора бы и честь знать. Но возвращение в реальность откладывалось по независящим от меня причинам. Более того, появилась уверенность, что этот «сон» просто так не закончится.
        Что ж, пожалуй, поторгуем! Эй, нищий, как там тебя? Ностер? Молодцом, держи монетку. Отлично, Дар милосердия получен, с чем и вошел в лавку «Сияющие одежды». Обе высокомерные альтмерки встретили меня вполне терпимо и хорошо заплатили за ювелирные украшения, привезенные из-за моря. Продал все, кроме амулета Зенитара, выручив почти двести монет. Прикупил кольцо малого разрушения, экономящего 12 % маны за четыре сотни золотых. Больше ничего доступного из магической экипировки торговки предложить не могли.
        Торговля здесь происходила довольно забавным образом. Я спросил, что есть из магических предметов для школы разрушения и торговка выложила передо мной колечко. Стоило навестись на него, как мне стали понятны его свойства. Затем последовал собственно торг, передача денег и кольца. К слову, прочие товары на прилавках и многочисленные предметы интерьера подсвечивались красным. Прежний опыт подсказывал, вздумай я их взять без оплаты, мне это засчитают как кражу. Со всеми вытекающими.
        Да, еще одно открытие - монеты здесь имеют реальный вес. Желто-серебристый крохотный кругляш септима едва заметно ощущался на ладони. В игре монеты казались такими большими, а эти крохотулечки, как ими расплачиваются старые или тучные люди? Вот как их искать в траве или в барахле на дне бочонка или сундука?
        Кошелек с полутысячей монет весил-таки изрядно. Увы, здесь не выйдет таскать с собой сотню-другую тысяч золотом. Даже пять тысяч могут, если не порвать дорожный мешок своей тяжестью, то украсть заметную часть моей грузоподъемности.
        Монетка из сплава золота и серебра весит около двух грамм, а эти металлы в Тамриэле встречаются достаточно часто. Наверное, этим можно объяснить странные для меня, иномирянина, цены. Пусть четыре сотни кружочков за колечко с камнем, это нормально, на то она и магия. А двадцать септимов за ночевку в столичной таверне это как? Допустим, по грамму самого благородного металла в монетке, умножаем на самую низкую цену ломбарда в две с половиной тысячи рублей и получаем ценник весьма роскошного номера… Да в Москве можно двухкомнатную квартиру на месяц дешевле снять. Еда и бухло, как и благодарность каджиту-посыльному обошлись мне одинаково - в пять монет. Если переводить в привычные земные цены - запредельно дорого.
        Не все монеты были одинаковы по размеру, весу и номиналу: встречались двойные септимы, пятерки и десятки. В последних содержание золота было повыше, поэтому размерами они не слишком превышали «пятачки». Мельче септима монет в моем кошельке не нашлось, а в память Теллурио подарила следующий факт: платежным средством при крупных сделках ситуативно выступали редкие двемерские монеты и драгоценные камни. Такая вот любопытная денежная система.
        Следующим пунктом программы шопинга значилось посещение «Всякой всячины» по соседству. Придирчиво выбрал кожаную кирасу, наручи и шлем. Подгонять броню не потребовалась, вполне в духе игры сама села как влитая. Еще купил по флакону зелий лечения и маны, и, конечно же, пару отмычек. Кожаный кошелек показал дно.
        Несмотря на обилие богатых бездельников на столичных улицах, совершить карманную кражу не пытался даже ради эксперимента. Заметут за попытку и объясняй потом суровым стражам правопорядка, что всего лишь изучал возможности этого мира. И переиграть, загрузившись тут, похоже, не получится. Неизвестно, есть ли такая возможность. Некогда мне срок мотать, наоборот, мне свою кошку из имперской тюрьмы выручать надобно.
        Да и раньше в игре мне не нравилось лазить по карманам и домам горожан. Уверен, здесь можно отлично жить и без подобных темных делишек. Можно убивать тех, кто собирается убить тебя и законно грабить до нитки их трупы, например.
        Итак, деньги кончились, а понимание происходящего еще и не начиналось. В любой непонятной ситуации, обращайся к официальным властям. Или подскажут чего, или организуют проблемы, на фоне которых мои текущие вопросы отпадут сами собой.
        - Далеко вас занесло от Имперского города! Как вам Скайрим? - Поприветствовал меня один из легионеров, охраняющих ворота Мрачного замка. Вполне себе бравый вояка: тяжелый доспех, щит, меч и никаких скидок на тяготы и лишения службы в паркетно-столичном военном округе.
        - Слава Богам, мой путь оказался легким и быстрым. А Скайрим я еще не видел, но собираюсь это исправить. Меня зовут Теллурио Валерий. И у меня дело к вашему командиру.
        - К генералу Туллию? - усмехнулся имперский вояка. Мол, много вас таких ходит.
        - Сойдет и легат Рикке. - уверенно бросил, делая вид, что разглядываю покрытую плющом кладку мощных стен. Легионер при упоминании более близкого к простым чинам начальства разом убрал ухмылку, подобрался и пропустил меня внутрь.
        Во дворе форта развернулись масштабные учения: офицер натаскивал дюжину бойцов на стрельбу из лука. Еще столько же ожесточенно рубили манекены мечами и топорами. Мелькнула мысль присоединиться и проверить, даст ли это какой-либо толк. Или понаблюдать за происходящим. Помнится, в «Обливионе» вроде была такая фишка, но касалась она рукопашного боя.
        Потом, сейчас у нас задача выведать планы Туллия относительно посещения Хелгена, если он, конечно, в замке. Мало ли, что имел в виду часовой, может просто шутил. У основного входа снова состоялся разговор с легионером-часовым. Пришлось не только представиться, но и предъявить подорожную. Внутри здания меня встретил имперский офицер, похожий на Хадвара из игры, но точно не он. Что тут ему делать? Просто эти норды на первый невнимательный взгляд на одно лицо.
        Снова проговорил свои имя - фамилию, предъявил документ. С каждым разом у меня получалось все органичнее.
        - Полагаю, мне как добропорядочному и благонамеренному гражданину нашей славной Империи следует заявить о своей поддержке доблестным воинам Легиона.
        - Э-э… гм! - неизвестный норд тактично прервал мой словесный поток и собирался что-то сказать, как двери распахнулись.
        - Олаф, что тут у вас? - в помещение вошла северянка в тяжелой имперской броне, чье лицо искажала недовольная гримаса. Легат Рикке собственной персоной.
        Снова представился и заявил о своей правильной политической ориентации в текущем конфликте. После чего продолжил:
        - Дела семьи требуют от меня совершить путешествие в Ривервуд, но дороги опасны. И я хотел бы…
        - Если вы собираетесь требовать легионеров в качестве охраны, мой ответ нет! - резко бросила Рикке.
        - Что вы, легат, моя безопасность - моя забота! - попытался уверить собеседницу в отсутствии посягательств на ее солдатиков.
        А про себя признал, что мысль пусть и не моя, но хорошая. В игре на дорогах регулярно встречались ребятки, умотать которых для начинающего приключенца целая история, да. Жаль, что не получилось обеспечиться халявной охраной.
        - В таком случае, рекомендую посетить «Смеющуюся крысу». В таверне всегда ошивается кто-нибудь из наемников. - последнее слово офицер регулярной армии презрительно выплюнула мне в лицо. Да, Рикке была в ударе, странно, что не попыталась вербовать в Легион. Наверное, прибывших с кораблями подкреплений хватило с избытком, либо я недостаточно хорошо буду смотреться в броне легионера по ее мнению. Вон как недовольно глядит на мой трудовой мозоль, явно не одобряет столь выдающуюся фигуру в стройных рядах Легиона.
        - Вы не поняли меня, легат. Я лишь хотел выслушать советы опытных людей, как мне не попасть в беду здесь. Меня интересует дорога до Ривервуда и обстановка вокруг него. В чьих руках сейчас Хелген? Как быстрее добраться? Достаточно ли этих документов, чтобы меня пропустили патрули Легиона? - обрушил на легата поток вопросов, - И во имя Девяти, расскажите мне что-нибудь полезное, конечно, если это не является военной тайной.
        Рикке снова смерила меня взглядом, в котором уже было меньше недовольства и больше интереса.
        - Возможно, ты не так бесполезен, как мне показалось. - Местная валькирия явно провоцировала имперского нобиля на вспышку благородного гнева, чтобы со спокойной совестью выставить меня за порог. Но я не поддался на провокацию, и офицер продолжила:
        - Дороги Скайрима действительно опасны. Завтра отряд наших солдат выступает в форт Храгстад на смену гарнизона. Ты можешь проделать часть пути под их защитой.
        - Благодарю за щедрое предложение, они ведь пройдут через Драконий мост?
        - Нет, в форт ведет другая дорога. - последовал ответ.
        «Да она издевается или проверяет?» - промелькнула в голове недовольная мысль, но я не позволил раздражению отразиться на лице.
        - Легат, я не силен в географии этой провинции и карта была бы очень кстати!
        Довольная собой Рикке отвернулась к стягу на стене.
        - Пожалуй, гражданин, ты получишь карту. В обмен на интересующую Легион информацию.
        Конечно, разве тут бывает иначе? Через полчаса вышел из штаб-квартиры Легиона с чувством, что обменял свое время на уникальную возможность решать чужие проблемы. Мои опасения попасть в темницу при встрече с имперским патрулем оказались напрасными, документы в порядке. Можно сказать, прошли проверку на самом высоком уровне. Карту провинции удалось достать, но в нагрузку получил задание шпионить. Никто же во всем Скайриме никогда не заподозрит имперца в шпионаже в пользу Империи. Так что занятие сколь благородное, столь же и безопасное. Ха-ха три раза!
        Ничего конкретного про Туллия и Хелген вызнать не удалось. Зато Рикке здесь, а не там, что обнадеживает. Если бы нападение дракона уже состоялось, вся Столица бы судачила о таком ярком событии, разве нет? Легат, конечно, мне не доверяет ни на ломанный септим, вон, дальше порога не пустила. Зато в разговоре прозвучало название форта, куда она по сценарию посылала Довакина для проверки способностей. Если это не деза, то форт уже занят Легионом, что логично вытекает из его месторасположения. Стратегия не привыкла опираться на случай и желания мимопроходящего драконорожденного. Который, может, и не собирается в Солитьюд в ближайшее время.
        Пускай Торуг жив, но к Ульфрику в Виндхельм стекаются недовольные альдмерскими порядками со всей провинции. На дорогах уже случались стычки патрулей Легиона с так называемыми Братьями Бури. Имперцам пришлось оставить владения Виндхельм, Рифт, Винтерхолд. Ярл Балгруф дипломатично заявил о нейтралитете Вайтрана и призвал стороны к диалогу. Империя все еще опиралась на форт в Хелгене. И это была действительно хорошая новость.
        Наглости мне было не занимать, и я с деловым видом забрел в казармы столичной стражи. Здесь без заметных усилий с моей стороны обнаружилась книга «Арьергард», чтение которой повысило навык ношения легкой брони. Больше ничего трогать не стал, хотя доступных полезностей хватало. Раз учебники работают как в «классике», на обратном пути завернул к торговцу луками. Приценившись к паре изделий местного военпрома, даром, что кошелек пустой, как бы невзначай открыл и полистал лежащую на прилавке «Золотую ленту». Есть плюс единичка к стрельбе!
        - Какая интересная книга! Пожалуй, зайду к вам как-нибудь еще!
        На что редгард по имени Фиада рассмеялся и махнул рукой, возвращаясь к увлекательному разговору со своим помощником.
        В этой версии Солитьюда оказалось удручающе мало халявы. Росшие у домов цветы - вот так сюрприз! - принадлежали горожанам, а следовательно их сбор приравнивался к краже. Поэтому они подсвечивались предупреждающим красным. И цветы, и уличные бочки.
        Собирая ингредиенты на могилах, забрел к Залу Мертвых. Винишко освободило место в мозгу и там зародился план подготовки к путешествию.
        - Пусть Аркей дарует тебе долгую жизнь! - поприветствовал меня пожилой жрец в рясе. Воспользовался удачной возможностью получить благословение Аркея, а это прибавило двадцать пять единиц здоровья на восемь часов, но тратить время на болтовню с его служителем не стал. Сразу спросил его, могу ли посетить катакомбы.
        - Пусть свет истины оградит нас от тьмы! - донеслось в спину. И понимай, как хочешь. Факелами я, к сожалению, не запасся, поставив зарубку на память в следующий раз, когда полезу в подземелье, подготовиться основательнее. А еще лучше обзавестись освещающим заклинанием. Положение исправил найденный при входе фонарь. Почему-то дизайнер уровня исповедовал суровый реализм: никаких вечных факелов и прочих источников света тут не имелось. Городские катакомбы оказались обширными, со множеством ответвлений и уровней. Большая часть помещений использовалась для захоронений и буквально кишела низкоуровневыми скелетами с простейшим оружием и экипировкой.
        Страх навалился вместе с чернильной темнотой, рассеять которую тусклый фонарь был просто не в силах. Меня вдруг посетила здравая мысль, что забраться сюда в одиночку - не самая лучшая идея. Жуткое ощущение от осознания, что остался наедине с толпой жутких монстров, покинуло меня не сразу. Пришлось подвернувшуюся под руку нежить жечь огнем и рубить клинком. После третьего упокоенного стало легче. Грохот костей, рассыпающихся по каменному полу, зазвучал музыкой в моих ушах где-то на пятом скелете.
        Поскольку я удачно использовал трофейный железный щит и обрабатывал костяных ублюдков пламенем, резво отступая назад, до поры до времени укладывал вражин безответно. Сложности начались только с парными нападающими.
        На удивление, боль от легких ранений оказалась вполне терпимой. Может, благословение Аркея сработало, может еще что, но раны почти не мешали сражаться. Моего заклинания лечения вполне хватало, чтобы быстро восстановить здоровье. Кровь и грязь на одежде тоже не задерживались, одним словом, Скайрим!
        Добыча со скелетов падала куда богаче, чем в игре. Во-первых, четко работало правило, если видишь у врага топор, щит и шлем, то после победы именно их с него и снимешь. Деньгами с каждого проломленного черепка в кошелек улетало по 2 - 3 септима. Кроме того, всегда удавалось собрать порцию костяной муки, а иногда и второй алхимический ингредиент: злокрысий хвост или грибы под названием Гниль Намиры. Во-вторых, часто в луте встречались крохотные камни душ, железные слитки либо серебряные кольца - что-то одно на выбор таскал с собой почти каждый костяк. Однажды поднял серебряное ожерелье, простое, без камней.
        Никто не мешал мне обшаривать бочки и ящики, которые исправно предлагали мне льняные тряпки, факела, предметы дешевой одежды, посуду, пустые бутылки и прочий хлам. В каждом таком контейнере обязательно меня ждала хотя бы одна монетка. Видимо, так работала моя расовая способность «находить больше золота».
        Одним богам только известно, как здесь стража узнает о преступлениях, а неписи опознают в обычных предметах краденое. Поэтому на серебряную посуду и имущество покойников даже не покушался, а из ящиков и бочек брал только золотишко. Да еще приватизировал пару тощих кошельков, сиротливо лежащих без дела. Царящий вокруг реализм мне как бы намекал, что попытка продать награбленное у покойных в самом Солитьюде закончится весьма плачевно. Да и не настолько велика нужда в деньгах, хватило лута со скелетов. Не удержался лишь раз - прихватил факел и рулон льняной ткани для изготовления тех же факелов. Все же темнота моего первого подземного кладбища угнетала, а сколько таких по всему Скайриму?
        После того, как очередная пара умертвий помощнее сняла мне половину здоровья, продвигаться дальше просто побоялся. Опять же запасы сил и маны в бою таяли катастрофически, да и место в инвентаре просто закончилось, булавы и топоры пришлось выбросить.
        По итогам спонтанного похода получил повышение навыков разрушения, восстановления, блокировки и владения одноручным оружием. На выходе в инвентаре насчитал четыре железных щита, пять железных мечей, кинжал, парочку рогатых шлемов, десяток крохотных камней душ, столько же железных слитков, в общей сложности полсотни единиц ингредиентов, немного дешевой ювелирки и сотню септимов.
        Кузнец Бейронд, не смотря на позднее время, принял у меня весь металлолом включая слитки по хорошей цене. Пользуясь возможностью, прошелся по магазину Бейронда и не напрасно. Книга «Беженцы» подняла мой навык ношения легкой брони. Навык красноречия подрос, а заодно и уровень. Увеличил показатель запаса сил и очко способностей вложил в перк «ученик школы разрушения». Боги, какой же я медленный, слабый и неуклюжий! Ковыряя бродячих скелетов мечом, заметил, что фехтуем мы с Теллурио так себе, если не вдаваться в неприятные подробности. Зато огнемет работает отлично, а теперь и вовсе смогу «отжигать» вдвое дольше.
        Нет, так дело не пойдет. Просто не доберусь до Хелгена, схарчат по дороге. Какие могут быть варианты? Покупка лошади отпадает за недостатком золота. Можно добираться «своим пешком», присоединяясь для безопасности к каравану или патрулю, что чревато потерей времени и поэтому тоже не подходит. Чувствую, что нужно уже спешить. Остается выяснить, бытует ли в данной версии Скайрима быстрое перемещение.
        На ферме Катлы нашел повозку под управлением норда по имени Тир. Суровый и колоритный дядька. В клепанной броне, стальных нордских перчатках и стальных же сапогах, в древнем нордском шлеме. Вооружен нордской двуручной секирой и нордским же луком героя. Рядом на козлах повозки сидел охранник, экипированный примерно так же. Лучшей рекламы безопасности междугородных маршрутов Скайрима трудно придумать. Всего-то пятьдесят золотых до Вайтрана. Оплата вперед. Немного подождали, пока повозка заполнится пассажирами, в основном селянами. И мое путешествие по Скайриму началось.
        Глава 2. «Едут, едут по Скайриму наши казаки…»
        «Быстрое перемещение» в здешней реальности оказалось совсем не быстрым. Но любой опытный пехотинец знает, что лучше плохо ехать, чем хорошо идти. У меня же просто не было выбора. Повозка Тира останавливалась у каждой придорожной таверны, а их добавилось прилично. Пока возница кормил и обихаживал лошадь, смазывал тележные колеса и принимал плату у новых пассажиров, мне удавалось размять ноги и немного обследовать окрестности.
        От тряски по неровной дороге побаливали полученные в подземелье раны. Не так, чтобы сильно, скорее, доставляя заметный дискомфорт. Все же я герой и регенерация у меня геройская. Все громче урчал живот, намекая, что и аппетит у меня не менее геройский. Ощущение пребывания в некотором подобии осознанного сна ушло. Осталась тревога. Что не справлюсь со спасением кошки. Не успею. А если справлюсь, то дело обязательно окажется с подвохом.
        В поселение Драконий мост въехали к вечеру. Тогда мне стало окончательно понятно, это не сон и не бред, а новая реальность. В которой нужно жить. А чтобы делать это успешно, следует понимать, как тут все устроено. Все же отличий от упрощенного игрового мира чем дальше, тем больше.
        Вопрос «как отсюда выйти?» меня не посещал за полной очевидностью ответа: надо выполнить основной квест. Совершенно понятно, спасением кошки дело не ограничится, это лишь проверка. Главный квест еще нужно заслужить. Для чего, как минимум, следует соответствовать требованиям по уровню. А это недели, а может и месяцы усиленной прокачки. Да и зачем мне назад? Ничего там такого не осталось, к чему бы мне захотелось вернуться.
        Ночевка в таверне Драконьего моста превратилась в коллективную пьянку, опустошившую мой кошелек наполовину. Все началось после брошенной каким-то оборванцем фразы: «Да что этот имперец о себе возомнил!». Поскольку я человек неконфликтный, пришлось угостить бедолагу элем, усугубив его состояние до полного не стояния. Да, алкоголь в этой версии Скайрима давал возможность ужраться в сопли. Данный персонаж, судя по внешнему виду, этой возможностью пользовался регулярно.
        На дармовое угощение слетелись все местные любители этого дела, источая свое ко мне безграничное уважение. Немного забегая вперед, сообщу, какое это великое счастье, что глубина похмельной ямы здесь ограничена гуманными законами мироздания!
        Пьянка закончилась для меня совершенно неожиданным образом. В самый разгар веселья некая девчонка просто утащила меня в номер. Вот она сидела за столом, жадно запивая своего кролика элем, как вдруг, встала, вытерла губы, а руки по-простому об штаны и просто сказала мне: пойдем. Все ее намерения читались на прекрасном лице, слегка подпорченном татуировкой коренных жителей Предела. Отказаться было невозможно. От нее пахло элем, алхимической лабораторией, а главное, юной женщиной в поре желания.
        Последовавшее за тем действо оставило обе стороны в некотором недоумении. Стало понятно, что секс здесь имеет место быть. Девица, недовольная быстрым завершением процесса, села на кровать и отвернулась. Я лежал с глупым видом, из одной лишь галантности изображая, что случившееся мне очень понравилось.
        - Как тебя зовут? - задал вопрос, чтобы развеять печальные ассоциации с первым разом из той, моей бывшей жизни.
        - Зачем тебе?
        - Понимаешь, у нас, имперцев, принято знакомиться до, а не после. Но лучше поздно, чем никогда.
        - Муири, - перебила она.
        Мое имя ее не особо-то интересовало, тем не менее, отыгрывая роль вежливого человека - представился. Муири отчего-то меня из своей комнаты не прогоняла, «а поговорить» желанием не горела. Каждое слово приходилось тащить буквально клещами, но, благодаря красноречию удалось выяснить, что она едет из Виндхельма в Маркарт, где надеется получить работу в алхимической лавке. Все. Хм, довольно странный она себе выбрала маршрут. А, впрочем, замнем для ясности.
        - Когда буду в Маркарте, мне зайти?
        - Зачем?
        - Как зачем? За зельями!
        - Заходи.
        - Поболтаем?
        - Не думаю, что у меня будет время на болтовню, - полуобернувшись, Муири крутила на пальце локон, демонстрируя мне вздернутый вверх сосок.
        - Не болтовню, деловой разговор. Обещаю принести редкие ингредиенты для зелий. Например, цветы.
        - Звучит необычно.
        - Значит, зайду, - твердо пообещал я, совершенно не представляя, когда буду в Маркарте и буду ли вообще.
        - Хватит болтовни! Давай еще разок!
        Едва удержался, чтобы не ответить ей «Зачем?» и просто принял ее губы своими. На сей раз она получила свое сполна. Ушел, накрыв шкурой засыпающую с довольной улыбкой на лице «Зачемучку». Пожалуй, татуировка на лице ее совсем не портит, скорее, придает дикий шарм.
        Гудеж в таверне рассосался - местные отправились по домам, приезжие устраивались на ночлег прямо на полу в главном зале на матрасах, выдаваемых хозяином заведения. Я в очередной раз закинул съестное в напомнивший о себе желудок и улегся спать. Без тревог и сновидений.
        Дальнейшее путешествие оказалось довольно однообразным. Бандиты на повозку почему-то не нападали, хотя мы не раз проезжали места, удобные для засады. Зато на дорогу регулярно выходили волки и однажды даже медведь. Впрочем, возница Тир и его молчаливый напарник прекрасно справлялись сами, без участия поголовно вооруженных пассажиров.
        Чем хорош Скайрим, кроме выпивки, еды и любовных утех, так это чарующими видами природы. Отвесные скалы и цепляющиеся за голый камень кривые деревца, однозначно символизируют дикую красоту сурового края. Это если закрыть глаза и не замечать бурные полноводные реки с выскакивающей от избытка эмоций из воды жирной форелью. А цветущие луга, заливающие округу бесподобным ароматом и пением плиц и насекомых? А густые мачтовые леса? А зеленые курганы и возделанные трудолюбивыми руками поля и сады? А ведь еще есть снежные вершины, сейчас скрытые от моего взгляда туманом. И морское побережье с его льдами, ветрами и хоркерами. Как выразилась местная знаменитость Мьол Львица: «Говорят, Скайрим - одно из самых опасных мест в Тамриэле. Думаю, это не так. Он прекрасен, и я счастлива, что это - мой дом!».
        Жаль я ни разу не Пришвин и обозревал это великолепие исключительно с гастрономической и коммерческой точек зрения.
        За время поездки успел заметить всю традиционную фауну Скайрима, кроме, пожалуй, мамонтов и великанов. Поля и леса так и кишели зверьем. Что же еще заметил зоркий взгляд начинающего имперского шпиона? Множество детей в сельской местности. Дайте провинции двадцать лет мира и соберете армию, которая выбросит талморских убийц прочь из Скайрима. А может, и всей Империи. Вот только остроухие понимают это лучше меня и не дадут северянам передышки. Впереди мясорубка гражданской войны, нападения Изгоев, преследование поклонников Талоса эльфийской Инквизицией.
        Как раз на границе Морфала и Вайтрана испортила отличное настроение группа талморских юстициаров, читай - инквизиторов. Пятеро отборных головорезов в эльфийской броне сопровождали мага - все чистокровные высокие эльфы - и конвоировали двух избитых и оборванных нордов. Один из альтмерских латников знаком приказал повозке остановиться, чтобы пропустить отряд. Пассажиров они не тронули, хотя и смотрели на нас, как на заслуживающих дихлофоса насекомых. Все мы сидели молча и старались не встречаться глазами ни с наглыми оккупантами, ни с их жертвами. Потому что любой из нас мог бы занять их место, чтобы навсегда поселиться в каземате Северной сторожевой крепости.
        В Рорикстеде я окончательно издержался. Во-первых, всю дорогу меня преследовал дикий аппетит. Теллурио, как, впрочем, и я, любил повеселиться, особенно пожрать, а может, все дело в пленившей меня до самых недр местной кухне, но есть хотелось непрерывно.
        Во-вторых, брать предметы из бочек у домов оказалось невозможно - все подсвечивалось запретительным красным цветом. Даже ингредиенты на соседних диких полях принадлежали местным общинам! А оставшийся у меня в инвентаре хлам и ювелирка трактирщиков не интересовали.
        Выход нашелся неожиданно - увидел, как нордский крестьянин рубил дрова. Задал вопрос трактирщику, получил утвердительный ответ и понеслось. Колол чурбаки до самого вечера. Хватило оплатить спальное место в общем зале - миска овощного супа шла в подарок. Зато на единичку подросло двуручное оружие.
        Поля и сады Рорикстеда достойны отдельной похвалы. Все пространство между скалами, не занятое домами распахано, засажено и обихожено. На полях пасется огромное количество скота: коровы, козы - да и обилие сыра в тавернах намекает, что с молочной отраслью здесь все в порядке. Видно, что здесь процветает настоящий культ труда, коего вокруг вложено просто немерянно.
        Норды отказывались не то, чтобы пьяными валяться в средневековой грязи, но и ходить по ней. Поэтому замостили булыжниками себе не только тракт, но и улицы. С уборными Скайрима познакомился еще у Драконьего моста, здешние оказались не хуже прочих. С каждым прожитым часом здесь мне нравилось все больше и больше. Вполне комфортный мир - можно жить и геройствовать.
        На дороге от Рорикстеда до Вайтрана царило оживление. Крестьяне с коровами, торговцы с повозками, всадники, пешеходы, паломники, стражники и такие же пассажирские «дилижансы» как наш активно перемещались в обоих направлениях.
        Вайтран, окруженный фермами, садами, пастбищами, дозорными башнями, размерами и многолюдством превзошел столичный Солитьюд. Нормальный полноценный город, а не фентезийная деревенька на полсотни душ. Драконий предел доминировал над городом и равниной, являя монументальное средоточие власти, контроля и безопасности. Плотную, по-настоящему городскую застройку Ветренного района позволяли разглядеть невысокие стены. Незачем их делать выше, если главные районы города разместились на неприступной скале. Зато ничуть не обветшалые, как показано в игре.
        Но и этого пространства процветающему городу оказалось мало. Он выплеснулся под стены, протянув полноценные улицы вдоль реки и дороги до моста. Их составляли строения попроще - дома земледельцев, поденных рабочих и прочих поданных ярла Балгруфа. Здесь, под стенами расположилась производственная часть Вайтрана - медоварни, конюшни, торговые склады, кузни и плавильни. Все они, кроме легендарной Небесной кузницы Соратников вынесены за городские стены. Перед единственными городскими воротами на месте руин возвышается бастион, исполняющий роль казарм стражи Вайтрана. На месте бывшей стоянки каджитских караванов расположился крупный рынок с богатейшим выбором товаров, куда каджитов теперь пускали нечасто. Вдоль дороги, ведущей к рынку и воротам, от западной сторожевой башни и до медоварни Хонинга сгрудились лавки, таверны и жилые дома. С северной стороны города со слов Тира тоже распахан каждый клочок земли. Не город, а полная чаша.
        Не дожидаясь конечной остановки, соскочил с повозки и зашел на стоянку каджитских караванов, расположенную у отреставрированной и полной стражников Западной сторожевой Башни. Кочующие по всей провинции тороватые кошколюди не изменяли себе, поставив на огороженном каменной кладкой квадрате не капитальный дом, а несколько шатров из шкур. Нашлось место и загону с навесом для лошадей и повозкам, ведь много товаров на себе не утащишь. Меня принял каджит Ма’Дран, которому я продал камни душ и собранные еще в Солитьюде ингредиенты, точнее обменял на три отмычки и пару факелов. За ювелирку удалось получить слабое зелье лечения. Низкие цены меня не смущали, в лавке алхимика возможно мой полупросроченный гербарий оценили бы немного дороже. А вот времени на беготню потратил бы больше. Иду к тебе, Маруська! Держись!
        Путь до Ривервуда оказался суровым испытанием для личинки боевого мага шестого уровня. Первым встретил меня облезлый злокрыс. Безропотно приняв смерть от доброй имперской стали, тварь передала эстафету голодным и упертым волкам. Санитары леса регулярно нападали по одному и попарно. Тактика противодействия одиночкам работала безотказно: встретить потоком пламени в оскаленную пасть, затем в ход шел усиленный удар мечом, уворот и беспорядочная череда укусов огнем и уколов сталью. Часть из них достигала цели, и дымящийся волчище падал в густую траву, закатив глаза и вывалив язык. Отдышаться, восстановить запасы маны, сил и здоровья. Через полсотни шагов - повторить.
        Пары хищников заставляли меня как следует побегать и понервничать, но благодаря зельям зверюг удавалось одолеть. Ха! Обдирая очередную тушу, нашел серебряное кольцо. Ради разнообразия поджарил магией горного козла и выскочившего на меня кролика. На ушастом поднялся навык разрушения и на этой радостной ноте устроил себе короткий пикник. Присел на пенек, перекусил хлебушком, утолил жажду набранной еще в таверне Рорикстеда кипяченой водичкой, вытер трудовой пот. Укутался в плащ - с заснеженного Ветренного пика ощутимо подуло свежестью. Взгляд упал на дары леса, щедро покрывавшие местный бурелом. Собрал несколько грибов сорта Мора Тапинела. Подняв голову, увидел стремительно исчезающую в кустах снежноягодника филейную часть оленя. Стой, курва, зажарю!
        В надвигающихся сумерках чуть не пропустил каменный мост через Белую реку. Сориентировался по стражнику с факелом на другом берегу. Не поленился спуститься к реке, но, чтобы спокойно умыться, пришлось отломать клешни двум беспокойным грязекрабам.
        Ривервуд, конечно, деревня. Жилых домов заметно прибавилось, а в остальном все тоже самое: лесопилка, кузня, центр мира таверна и лавка моих родственников Лукана и Камиллы Валериев. Вот к лавке я и направился, миновав стерегущего покой мирных жителей стражника. Одетый в желтую броню владения Вайтран, боец бродил туда-сюда, освещая себе факелом.
        В «Ривервудском торговце» скучал троюродный братец Лукан. Ну как, скучал? Знай себе, надраивал тряпицей талисман - золотой драконий коготь, напевая нечто из местного фольклора. Это что же получается, грабители еще не появлялись или уже получили свою порцию люлей от Довакина? Как там в Хелгене дела тогда обстоят? Вдруг каджитка спаслась сама во время кипеша?
        - Приветствую, дорогого родственника. Я Теллурио Валерий, третий день как в Скайриме.
        - Вот это встреча! - удивился торговец и осторожно уточнил, - Что привело имперского нобиля в наше захолустье?
        Похоже, не узнал или заподозрил в чем нехорошем. Я б тоже не торопился с обнимашками, объявись на пороге моего дома такой вот весьма отдаленный родственник, грязный, с инвентарем, забитым обожжёнными волчьими шкурами.
        - А где же Камилла? - выложил я на прилавок чуть помятую и самую малость окропленную элем подорожную.
        - А-а, Теллурио, дорогой! - встрепенулся Лукан, едва бросив взгляд на документ, - Как же, как же! Вы к нам прямиком из Имперского города?
        - Из Империи, если быть предельно точным. Последние годы жил в коловианском поместье моей семьи. Пока там стало совсем неуютно. Талморцы.
        При упоминании агентов Альдмерского доминиона, Лукан понимающе кивнул и ловко перевел тему. Камилла, как и положено молодой незамужней женщине, находилась на посиделках в таверне «Спящий великан». Торговец собирался с минуты на минуту закрыть лавку и отправиться туда же отдохнуть после хлопотного дня. Приглашения не прозвучало, но подразумевалось, что гость заморский присоединится и поработает гвоздем программы.
        Не сегодня.
        - Лукан, послушайте, у меня неотложное дело в Хелгене. Когда я вернусь….
        - Как скажете, Теллурио. Я не собираюсь никуда уезжать. Так что мы с Камиллой будем рады видеть в нашем доме, - торговец запер дверь, повернулся и зашагал к «Спящему великану». Так рад меня видеть был. Что ж, хотя бы Хелген еще дракон не отжарил и то хлеб.
        Первое правило приключенца в Скайриме гласит: освободи инвентарь при любой возможности. Раз торговцы бессовестно ушли пьянствовать, без затей вывалил свернутые шкуры в бочку у крайнего дома. Надеюсь, система не зачтет обратный процесс как кражу.
        - И что по-твоему ты делаешь?! - раздался над ухом недовольный старушечий дребезг.
        - Простите великодушно, но я спешу.
        О-о, зачем повторять очевидное? В этом весь я!
        - Незачем класть эти шкуры в мою бочку, если только не хочешь их подарить старой женщине. Хочешь поговорить со старой женщиной? - продолжала докапываться местная бабуля. У нее и скамеечка у двери есть?! Тогда у наших миров много общего.
        - Почему нет, уважаемая? Как вас зовут?
        - Хильде. Я живу здесь со своим сыном Свеном. - представилась женщина и зачем-то добавила: Я видела дракона, но никто мне не верит!
        - Дракона? - вздрогнул, поднимая глаза в темное небо.
        - Он был огромный, как гора и черный, словно ночь. Он пролетел прямо над холмом! - вещала моя собеседница, найдя свободные уши, и продолжила бы дальше, не перебей я ее.
        - Он-то мне и нужен, госпожа Хильде!
        - Никто не называл меня госпожой уже много лет. Вы такой вежливый молодой человек! Давайте эти шкуры, я их обработаю для вас!
        Выделка шкур, как оказалось, дело весьма хлопотное и неприятное. Путешествуя в повозке, постоянно наблюдал жителей, «танцующих» у дубильных станков со скребками. И эта возня мне не нравилась категорически, едва я примерял это нудное и грязное занятие на себя. К тому же у шкур, как и у собранных ингредиентов и пищи, отмеряли срок годности «часики». Срок приличный, но если не обработать их вовремя, то придется выбросить. Так что старушка появилась как нельзя кстати. И вот, последний сверток исчез в инвентаре у доброй жительницы Ривервуда, страдающей от бессонницы и недостатка общения.
        - Хильде, вы меня здорово выручите. Даже не знаю, как вас благодарить. Вот, возьмите это, - протянул пожилой нордке серебряное кольцо, недавно добытое из волчьих недр.
        - Никто мне не дарил колец, с тех пор как мой муж, отец Свена…
        Даэдра меня задери! Хорошо, что у меня нет амулета Мары, иначе старушка бы меня так легко не отпустила! А кто Марусю спасать будет, пока ты тут с бабкой упражняешься в галантном обхождении?
        У спального мешка стражи подобрал ничейный факел, ведь свои надо экономить, зажег его тут же от костра и, пожелав вайтранским воякам беречь колени, удалился в ночь. Неплохо бы подошла музыка Энио Морриконе, но мою брутальную поступь сопровождали звуком только сверчки, скрип ремней амуниции, да перестук пустых бутылок в дорожном мешке.
        Глава 3. Выжить в Хелгене!
        Первый встреченный волк позволил выпустить пар, распиравший мое порядком усталое тело. Изрубил животину в фарш и сбросил в реку на корм грязекрабам, не заморачиваясь свежеванием. Если в нем и была монетка или колечко, добуду их потом из речных обитателей. У меня на местную флору и фауну большие планы. Как только вызволю Маруську из заточения, так сразу и пойдем фармить. Как два комбайна во время уборочной.
        Лукан, братишка, конечно, выбесил изрядно. Пусть гражданин Теллурио не подал виду, но запомнил некрасивое поведение. Я-то надеялся по-родственному разжиться у него зельями и чем дремора не шутит, каким-нибудь заклинанием или толковым ранцем. Но отчего-то встреча получилась скомканной, и теперь я шел с минимумом снаряжения в ночь, героически позвякивая пустыми бутылками. Даже не набрал в таверне водички. Но ничего, вот стырят у почтенного негоцианта Золотой коготь, прибежит он ко мне в голодный год за хлебушком…
        Пока же мои личные перспективы рисовались самыми туманными красками. Количество расхождений с каноническим игровым миром уже просто зашкаливало. Мозг отказывался что-либо понимать, еще немного и все мои знания об игровом Скайриме окажутся мягко говоря неактуальными.
        В той, цифровой, версии стража появлялась в Ривервуде после доклада главного героя ярлу Вайтрана о драконьих бесчинствах в Хелгене. Коих здесь пока не случилось. А стража уже вовсю сторожит и на меня, к слову, никак не реагирует словесно. Придется смириться, что главный герой в этой истории не я. Тогда кто? Маруська?! Почему нет? Скайрим она «проходила» вдоль и поперек, лежа у меня на коленях, в пол уха слушая речи квестодателей и мои, не всегда цензурные комментарии. Так что ситуацию более или менее представляет. Опять же попалась на контрабанде. Это вам не чужую курицу ради смеха зарубить…
        Факел прогорел, на последнем издыхании осветив площадку с тремя камнями-хранителями. Прикоснулся к испещренному узором Камню Мага, получив давно желанное благословение. Едва заметная волна дрожи пробежала от рук по всему телу. И все, никаких системных сообщений и статусов, разве что теперь как маг ощущал себя более уверенно. Включил-выключил пламя, затем исцеление, все работает. Зашибись.
        Поднимаясь все выше и выше в гору, все чаще делал остановки, переводя дух. Появились нехорошие мыслишки, что лучше было заночевать в таверне, а не переться в ночь из последних сил. Ведь впереди, возможно, бой, а сил на него уже не будет. С другой стороны, ныть и жалеть себя глупо. Лучше стараться и обломаться, чем совсем не пытаться. Йоу, скайримский рэпчик пошел. Надо подумать над вступлением в коллегию бардов. Спою им «По полю танки грохотали» в адаптированном варианте. Можно прямо сейчас пару куплетов сочинить. «В Виндхельме братья хохотали, имперцы шли в последний бой, а молодого Довакина несли в колене со стрелой…» Нет, не оценят юмора. Не потому, что запрограммированы ржать над своими шуточками. Тут ведь настоящие люди живут и умирают, а не наборы скриптов и пикселей. И живут они своей собственной жизнью, мне, несмотря на сотни часов прохождения, до конца непонятной! Тут только один такой весельчак, пыльным мешком по голове стукнутый. Живущий в двух мирах сразу. Еще кошка моя, каджитка, то есть. Но та родилась без чувства юмора. Даже в тапки мне ни разу не сходила, имея на то массу поводов в
течение своей долгой по кошачьим меркам жизни.
        Под ногами захрустел снежок и стало немного светлее. Ну и телок же ты, Теллурио! Этот мир другой, пусть и построенный по законам компьютерной игры, но более реалистичный и поэтому в нем нет внесенных сценаристами несуразностей. Поэтому форт Храгстад уже занят имперским Легионом, а не бандитами, поэтому форт Греймур, что проезжали сегодня, в руках ярла Вайтрана, который не потерпит непонятный сброд на стратегическом объекте в двух шагах от столицы владения. И поэтому же Ривервуд взят под охрану и без Алдуиновых файер-шоу. Тут же намечается гражданская война, а владение Вайтран занимает ключевое положение, да еще и нейтральную позицию. Большой простор для провокаций! Если посмотреть вокруг внимательным взглядом, то буря еще только собирается грянуть. Король Торуг жив, конфликт еще не обострился и простые люди пока не определились, кого поддерживать. По крайней мере, позавчера за Империю охотно пили все язвенники и трезвенники Драконьего Моста.
        Хм, а еще это значит, что Ульфрика Буревестника не прокатят на телеге в компании конокрада и будущего Довакина? Вроде как особо не за что пока, сидит себе в Виндхельме, изображает оппозицию. А вдруг, я едва за порог Солитьюда, как он шасть и Торугу предьяву кинул? Крикнул, то есть. Поживем, услышим. Скайрим, хоть и разбух до размеров европейского княжества, но в душе остался все той же нордской деревней. На одном конце «фусродахнут», на другом обматерят, чтобы спать не мешал.
        Под ногами захрустел снежок и в голове от морозца прояснилось окончательно. Проникать в подземелье Хелгена буду через черный ход. Пройду до тюрьмы, там или дождусь, пока охрана свалит или завалю палача по-тихому. Отопру камеру и тем же путем уйдем. План простой и местами сомнительный, но лучше пока никак не вытанцовывается.
        Факелов, правда, для путешествия под землей маловато осталось. Воткнул догорающую палку в снег, выбрал лежащее деревце с толстыми сучьями. В ход пошел украденный уже не помню где колун и взятые в катакомбах льняные тряпки. Первый, второй, третий, надеюсь, достаточно. Предусмотрительно нарубил поленьев, чтобы при необходимости разжечь костер для обогрева.
        Итак, я продрог и похоже, основательно заплутал, сойдя с ведущей к воротам Хелгена дороги. Идти в гору было тяжело, а тут еще снег, в который ноги проваливались то по щиколотку, то по колено. Холодный ветер выдувал сквозь прорехи в одежде последние остатки тепла. Все, надо передохнуть и принять решение. Если в ближайшие десять минут вход не найду, надо возвращаться на дорогу и двигать к воротам Хелгена, проситься у стражи внутрь. Иначе до утра я тут тупо околею, даже с костром. Тоскливый волчий вой заставил пошевеливаться. Как же вы мне надоели, шакалы драные!
        Пещера встретила пустотой, плеском бегущей воды и запахом тления. Стало немного теплей. Порванная волками и ветками богатая одежда почти не грела, выручала кожаная кираса, меховой плащ и постоянное движение. Факел тоже слегка согревал, но за пределами светового пятна делал меня почти слепым. Все-таки надо с первых барышей брать «Свет свечи». Опять же школу Изменения качать полезно.
        Кстати, об изменениях и прочих отклонениях от нормы. Там, где по игре должна была обитать медведица, обнаружилась внушительная гора человеческих костей. Медленно двигался вдоль ручья, прислушиваясь и выбирая куда поставить ногу. Повсюду в световой круг попадали отдельные кости и скелеты людей разной комплектации. Нескольких я, преодолев брезгливость, обыскал и обобрал. Звякнули, улетев в инвентарь четыре золотых септима, следом отправились три порции костяной муки, а следующая находка меня несколько озадачила - осколок черного камня душ. Еще золотишко, мука и крохотный камень душ. Стоп. Хватит. Впереди пещера с пауками, а ты в позе пьющего оленя грабишь скелеты! Щас как с потолка прыгнет такая тварь на спину и… От этой мысли я содрогнулся и выругался мгновенно пересохшим ртом. Это вам не маламут, в темноте и тишине положивший хозяину лапы на плечи. Да-да, «понимаю, что Полкан, но остановиться не могу». Всю дорогу мослая план в голове, старательно обходил самый слабый его пункт. Даже предстоящее убийство палача и его помощника меркло перед необходимостью пройти через затянутый мерзкой паутиной
отрезок подземелья, населенный морозными пауками разного калибра. Я «членовстоногих» боюсь до мелкой обдриси. Особенно огромных, плотоядных и плюющихся ядом. Хуже них во всем Скайриме ничего нет. Разве что корусы. Но фалмеры сами ни с какого боку не красавцы, странно было бы увидеть радужных пони в качестве домашних питомцев. В общем, морозные пауки наводили на меня непреодолимую жуть.
        Из темноты донесся леденящий душу шорох костей. Факел задрожал в моей руке, а сам я споткнулся о перевернутую тележку. Вскочил, рванул меч из ножен, но запутался в плаще, зацепился сапогом за грудную клетку и рухнул на мешки. Факел укатился в воду и с шипением погас.
        Рванул из-за пояса запасную самоделку и поджег ее магическим пламенем. Вспышка высветила преградивший дорогу груз. Из прорех в мешковине торчали берцовые кости и ребра. Рядом на земле скалился череп. Да, стоя по колено в человечьих останках, боятся надо пауков. Ведь так, человек-огнемет?
        Здесь же трясущимися руками затрофеил забытый неизвестным гробокопателем железный фонарь с солидным огарком свечи. Потом придумаю, как его использовать, пока факелом обходиться привычнее. Им и врезать можно, и удар блокировать, а цель еще и загореться может. А фонарем только сигналы подельникам подавать, да атмосферу подземным локациям создавать.
        Живых пауков в пещере не было. Зря только возился, раскалывая поленья и обвязывая их распущенной на ленты мешковиной и веревками. Затем забрасывал горящие снаряды, стараясь попасть в углы, где паутина стелилась гуще. Пыльные космы нехотя разгорались, огоньки поднимались под потолок, заволакивая пещеру дымом, но восьмилапые твари не спешили выбегать под пламя и смертоносные удары меча. Никто не шуршал лапами, коварно отбегая прочь. Из пещеры не доносилось ни звука, кроме треска и шипения сгорающих нитей.
        - Чему быть, того не миновать, - подбодрив себя этим изречением, шагнул в логово. Сделал несколько быстрых шагов на напружиненных адреналином ногах, вращая головой, как летчик под громоподобный стук сердца. Не сразу заметил сквозь стелящийся едкий дым околевшие истыканные стрелами трупы с обрубленными лапами и проломами хитина явно от двуручного молотка. Два крупных точно готовы, а мелких, похоже, просто разнесли на куски. Я уже прошел логово, как внезапно позади раздался шум падения чего-то крупного. Несколько секунд поток пламени бил в обтянутый паутиной высохший труп, наполняя и без того задымленный воздух омерзительной вонью. Только чудом с противоположной стороны не образовалась горка отборных кирпичей.
        - Я буду не я, если тебя не ограблю, урод! - яростно пнул дымящуюся мумию, повинную лишь в собственной ужасной смерти… Бывший паучий обед расщедрился на «Обруч алхимии» с пятнадцатипроцентной добавкой к навыку, пару септимов и стальной кинжал. Неплохая компенсация за нервный срыв и треть запаса магической силы.
        Дальше двигался по изогнутому коридору без препятствий и происшествий. Так же миновал очередную каверну, поднялся по каменной лестнице, замер у массивной жаровни перед входом в огромную пещеру-коллектор. Прислушался, ничего, кроме шума потоков воды, гула ветра под потолком и треска догорающих углей над ухом. И кто только заряжает дровами эти штуковины в глубине подземелья? А, главное, зачем? Для обогрева часовых, если только. Подвешенные к потолку большие глиняные светильники давали мягкий рассеянный свет. Далеко впереди у входа в пещеру рдела углями еще одна жаровня. Погасив факел, спустился по лестнице на мощеную камнем площадку и пошел крадучись вдоль стены. Миновал мостик, затем еще один и тут взгляд уперся в медвежий капкан. Ржавчина не мешала ему караулить беспечного путника прямо по средине прохода. Легко обойдя один, тут же обнаружил еще два, поставленных в тени бортика и вплотную к стене. Впереди на мостике просматривался еще один. Пригляделся, чуть дальше блеснула вязь ледяной руны на полу и на стене. Нет, без шума не выйдет. Я описал цепким взглядом круг в поисках подходящего камня,
чтобы вывести из игры капкан. Руны решил снять потоком пламени. Опасно, конечно, поэтому капканы и буду убирать первым, чтобы ударом магии не отбросило в какой. У меня все конечности нужные и права на ошибку нет. Тем более, без понятия, как тут обстоят дела сохранениями. Не найдя подходящий булыжник, достал из вещмешка полено.
        - Замри! - пронесся под сводами рык профессионального ловца диверсантов-любителей. - Брось оружие!!!
        Резко обернувшись, засек обладателя командного голоса. Судя по силуэту, имперец в тяжелой броне без шлема с обнаженным мечом. И с ним вышли на свет обряженные в грязную, разрисованную под камень мешковину, два легионера-лучника. Стальные наконечники стрел целились в мои самые уязвимые места, делая больно одним лишь своим видом. С другой стороны заминированного моста появился маг, защищенный заклинанием оберега, и с клубком молний в правой ладони. А чуть позади прорисовались силуэты еще двоих легионеров.
        - Я не вооружен, - голос предательски дрогнул. - Эт-то просто полено.
        - Не делай глупостей!
        - Не буду, - честно пообещал я. Танец электрического дикобраза на минном поле, зрелище, конечно, увлекательное. Начни я корчить героя, и бойцам будет, о чем рассказать завтра в таверне своим сладко спящим сейчас товарищам. Но пусть у них будут другие темы для разговоров: про баб, пиво и нетрадиционную ориентацию альдмерских политиков. Резво задрал руки, вот только сжимающая полено ладонь онемела. Да и сам весь тоже.
        - Бросай оружие! - увидев, что я не тороплюсь расстаться с чертовой деревяшкой, продолжил, - Больше уговоров не будет. Мастер, поджарь его.
        Ох, еп, этот старик в капюшоне - тот самый палач из тюрьмы!
        - Не-ет! - жалобно всхлипнул я, отбросив полено. Следом загремел о камни клинок. Говорят, мужчины не плачут. На самом деле жизнь каждому из нас отмеряет свое количество загадочной соленой жидкости, строго-настрого запрещая расходовать ее по пустякам. Но я просто вымотался. Не было сил ни бороться, ни умолять о пощаде. Будь, что будет. Прости, Маруся, я все про*бал…
        Из ступора я вышел в комнате, заставленной ржавыми клетками со скелетами. Точнее, выпал, ведь связанные руки никому не добавляли ловкости при ходьбе по заваленному камнями и мусором полу.
        - Хорошо сработано! Восхищен вашим подходом к делу. Пауков тоже вы повывели?
        Моя реплика осталась безответной. Не считать же за таковой тычки, которыми меня подгонял конвой? Миновали четыре пустых камеры и вот я оказался в том самом месте. Пускай, совсем не в том качестве, зато ровно тем маршрутом как планировал. Гений, чо. Но где же Маруська? Крайняя железная клетка пустовала. Среднюю занимал живой и бодрый маг. В дальней полулежала какая-то фигура, но темнота мешала разглядеть подробности.
        Легионеры-лучники нас покинули, вернувшись на пост в пещеру. Хадвар скинул мое барахло в сундук и принялся изучать подорожную, затем записку каджитки. Я же разглядывал содержимое допросной. Похоже, палач страдал каким-то психическим заболеванием, когда люди тащат с помоек всякое дерьмо и раскладывают его аккуратными кучками по сортам. Тут и бумага, и пустые флаконы, и бутылки, светильники из рогов, горелые книжки, утюг, уголь и все в таком духе. Из полезного заметил топоры, булаву, кинжал, молоток, слиток железа, пилу, да отмычки.
        - Далеко тебя занесло от имперского города. Что ты делаешь в Скайриме? - зевнул легионер, откладывая бумаги в сторону.
        Собрался с мыслями и решился на новую попытку убеждения. Зашел, как мне показалось, с козырей.
        - Хадвар, я вам не враг. Я происхожу из знатного имперского рода и просто выполняю свой долг.
        - Тебя нет в списках, - норд веско ронял каждое слово, будто жалея тратить такую ценность на какого-то воришку.
        - Эм. Потому и нет, но это долго объяснять. Кстати, легат Рикке попросила оказывать мне полное содействие в моей миссии.
        На что норд с каменным лицом заявил:
        - Я не знаком с легатом Рикке.
        - Как? - раскрыл рот от удивления я.
        - Хорошо. А с генералом Туллием ты знаком? Кстати, он здесь?
        Хадвар переглянулся с мастером пыток, стоящим наготове с заклинанием молний. Его помощник звенел ключами, старательно пытаясь одолеть ржавый замок клетки.
        - Еще одно слово и тобой займется этот мощный старик, отец местной демократии.
        Хадвар шутил. Но сказал ровно то, что хотел сказать, а то, что я услышал обрывок киноцитаты, следовало отнести на счет моей шизофрении.
        Скрежет двери и конец всем надеждам. Теперь, разве что настоящий Довакин, убегая из разгромленного Хелгена, сочтет необходимым прокачать взлом на моей тесной грязной клетке. Главное, дожить. Суровый норд ушел в подземелье, догонять своих подчиненных. У него явно горел месячный план по поимке всякого сброда.
        - Ма’Русса, ты здесь?
        - Мутсера? Ты пришел! - донесся слабый голосок из угловой клетки, перешедший в кашель.
        - Что с тобой? Ты в порядке? - голос каджитки внушал опасения.
        - Она больна и хочет есть. Я тоже хочу жрать! - влез в разговор арестованный маг.
        Что мне оставили? Вода, еда и пяток отмычек - забавно, но в духе Скайрима, собранные в пути алхимические ингредиенты, по последнему флакону восстановления здоровья и запаса сил, всю одежду и броню. И книгу жалоб и предложений, то есть чтиво про «Выживание в Скайриме». Маг вон тоже одет - обут и тискает какую-то книжонку. Может, тут так принято, чтобы узники не скучали.
        Пользуясь тем, что палач отвернулся, прошептал соседу, протягивая между полосами железа жареную кроличью лапу:
        - Будь добр, передай каджитке.
        - А если не буду добр, тогда что? - проворчал заключенный.
        - Тогда мы оставим тебя здесь, когда соберемся уходить.
        «А твой засиженный мухами труп ограбит и обоссыт начинающий Довакин», чуть было не добавил следом, да воспитание помешало.
        - Смешно слышать такое от глупца, угодившего в лапы тупицы-Хадвара.
        - Мне он не показался таким уж тупицей. Так что, передашь еду?
        Бретонец высокомерно усмехнулся.
        - Передам, если найдется и для меня.
        Он переправил кроличью ножку и хлеб каджитке, тут же получив от меня аналогичный комплект.
        - Яблок не найдется? - скривился при виде мяса маг. Каджитка робко попросила еще еды и он брезгливо швырнул ей свой кусок крольчатины.
        - Мы же в Скайриме! У меня и капуста с помидорами есть. На, передай соседке воду и лосося. Только аккуратно, - вежливо, но настойчиво попросил я.
        И тоже посчитал нужным приглушить разыгравшийся на фоне изматывающего марш-броска и последовавших переживаний аппетит. Некоторое время из клеток доносилось приглушенное чавканье, но местные сотрудники нагло игнорировали нарушение режима содержания. Помощник, сидя на табурете и закинув ноги на стол, читал книжку с силуэтом дракона на обложке. Палач пыхтел, доставая из висячей клетки труп замученного норда. Хм, странное у них распределение обязанностей.
        В тюрьму втолкнули пару новых постояльцев. Какую-то блондинку в одеянии Братьев Бури и босого, грязного оборванца. Как человек, начинавший игру много раз, рожу этого неудачника запомнил навсегда.
        Легионер-орк подождал, пока повстанку разместят со всеми удобствами в виде ведра и соломы в каменном мешке за углом, передал оборванца с рук на руки помощнику палача и поспешил покинуть застенок, поворчав напоследок: «Эти ублюдки тоже считают себя легионерами!».
        - Эй, ты ведь конокрад из Рорикстеда? - обратился я к арестованному, которого не спешили помещать в камеру.
        - Тебе чего? - опешил босяк, за что тут же получил тумака от надзирателя.
        - Мне - ничего. А ты не бегай от лучников. Помрешь усталым!
        Помощник палача отвратительно заржал:
        - Смешно. Расскажу остальным.
        - Лучше прямо сейчас, пока шутка не протухла.
        - Сам не протухни тут, - довольно осклабился собеседник.
        - Ты! Все никак не уймешься, имперец! - крикнул палач, бросив на пол труп, в рот которому что-то перед этим затолкал. - Придется подрезать тебе язык!
        Однако слова пожилого садиста разошлись с делом самым разительным образом. Одной рукой он зафиксировал своего помощника, другой дважды и глубоко всадил ему эльфийский кинжал между шеей и ключицей. Агонизирующее тело рухнуло на колени, а потом лицом вниз, обильно заливая древние камни кровью.
        Я выматерился и отшатнулся, насколько позволяла стоячая клетушка. В этот момент толща земли над нами дрогнула, словно на форт Хелгена свалилось что-то огромное. С потолка из щелей между камнями посыпалась пыль и куски раствора.
        Палач перешагнул через тело. Почти по-товарищески положил руку на плечо остолбеневшему конокраду и тут же с быстротой швейной машинки несколько раз продырявил ему тощий живот. Вор вскрикнул, содрогнулся и начал оседать на слабеющих ногах. Убийца перерезал путы на руках умирающего Локира, засунул ему в одну из кровоточащих ран черный камень и сменил клинок на ключи.
        - Этих тоже? - глухо спросил палач у мага, выпущенного на свободу.
        - Позже. Сочлись за хлеб-соль, имперец. Поживешь немного. - тон бретонца сделался злобно-деспотичным. - Ровно до следующей партии осколков.
        Едва маг шагнул из заточения, как трупы зашевелились и начали неуклюже подниматься. Каким-то чудом меня не стошнило и в этот раз.
        - Еще бы узнать, кого благодарить, - вылетело у меня само собой. Голос не дрогнул, чего не скажешь о конечностях. Сейчас явственно ощущалась в этом маге нехорошая, жуткая аура.
        - Мое имя Малкоран Костяной Крик. Совсем скоро этим бездельникам-ярлам придется со мной считаться!
        Палач вручил свежеподнятым зомби топоры и булаву, кому что досталось, накинул себе на плечи заранее приготовленный ранец. Едва некромант в компании сообщника и троих зомби, ушли в кладовую форта, как я уже колупал замок отмычкой, высунув язык от усердия.
        - У тебя взлом какой? - подала голос Ма’Русса.
        - Шестнадцать.
        - А у меня тридцать пять. Давай отмычки сюда, мутсера криворукий! - нервно потребовала кошка.
        - А как… - вместо ответа на пол клетки мага легла ловко брошенная веревка, связанная из пояса и обрывков одежды с грузиком из завернутой в тряпку монетки на конце. Чтобы ее достать, мне пришлось лечь на пол своей и вытянуть руку через два слоя прутьев. Есть!
        - Тяни.
        Через минуту Маруся скребла гнутой железякой в замке моего узилища. Наконец-то смог ее разглядеть во всей красе. Все те же разноцветные глаза, розовый нос, светлая шерсть. Относительной красе, все же грязные лохмотья и болезненная худоба еще никого не красили. Да уж, блатная жизнь - не лунный сахар. Замок поддался, и каджитка почти повисла на ржавой двери.
        - Так дело не пойдет. Что за болезнь?
        - А я знаю? - пожаловалась она. - Или от волков подцепила или тот злокрыс недожаренный… Неделю мне кишки мотает.
        - Идем. Подхватив напарницу одной рукой, довел до табуретки, усадил, а сам полез в сундук с доказательствами за своими вещичками.
        - Вот скоты! Украли почти все! - ругнулся я, доставая из сундука железный меч, мой стальной исчез. Амулет Зенитара было жалко до слез, да и на обруч с прибавкой к алхимии были виды, а уж про колечко и говорить нечего… хоть и малое, но разрушение, а разрушать я люблю.
        Вряд ли Хадвар, скорее всего палач-предатель и уволок все мои зачарованные предметы. Так же пропали камни душ и странный черный осколок, не говоря уже о нескольких жалких септимах. У бесхозного золота есть одна уникальная особенность - растворяться в воздухе. Мне ли не знать?!
        - О! А это чего? - грохнул на пол массивный двемерский тазик.
        - А это мое, - печально вздохнула кошка и с надеждой спросила. - Он же там не один такой красивый?
        - Пару кубков вижу и все, - закинул все трофеи в свой инвентарь и сунул страдалице в лапки невесть как уцелевшее слабое зелье запаса сил, - Пей! И посиди пока. Я - на склад!
        - Нет, Тема, - устало возразила кошка, умываясь после выпитого зелья, - Мы же не массовка из фильма ужасов про тупых подростков. Разделяться не будем.
        - Разумно. Тогда держи ножик, а сама держись за меня.
        На склад мы ковыляли целую вечность с трудом преодолевая вытертые ступеньки. Пребывание в тесной клетке и болезнь довели каджитку до предела. В след нам орала запертая в камере буйная натура, колотила в решетку ведром, требуя немедленно ее освободить и угрожая разными карами. От угроз она перешла к оскорблениям, затем умоляла не бросать ее тут одну, потом вовсе разрыдалась…
        - На обратном пути ковырну замок, - предложила Маруська-добрая душа, демонстрируя мне отмычку. - Последняя.
        - В допросной на стойке видел еще пару. Выпустишь, конечно, если за нами погони не будет.
        Можно подумать, есть выбор! Сестра Бури костерила нас на великом и могучем, а русские своих в беде не бросают. Зелье запаса сил подействовало быстро и каджитка заковыляла бодрей. По центру склада валялся труп легионера с характерными отметинами молний на доспехах и перерезанным горлом. Оставив напарницу шурудить в бочонках, ураганом пронесся по помещению, сгребая в инвентарь все мало-мальски ценное. В основном типично скайримские продукты питания, соль, вино, деньги, книжки, предметы одежды.
        - Нашел! Живем! - бегом отнес напарнице флакон зеленого стекла с исцелением болезней.
        - Давай, девочка, залпом. Прозит!
        Кошка фыркнула и всосала лечебную микстуру как стакан валерьянки. Вернулся «залутать» покойника: железный меч, два десятка монет, зелье здоровья, факел, лук, стрелы. За все огромное спасибо! Кирасу снимать не стал, ибо побитая и вся в крови. Да и слишком шумно за дверью - в казарме и коридорах происходит массовая резня. Так, теперь головной убор для напарницы и сапоги. Сдергивая легкий шлем, обратил внимание, что в глубине раны блестит осколок камня душ. Черного камня. Аж мурашки по спине. Нет, руками туда не полезу. Бросил добытый шлем кошке, а сам взялся разувать мертвеца.
        - Я это не надену! - заявила категорический протест Маруся, наблюдая за финальным аккордом мародерки. - Даже отсюда чую, как они воняют. Словно фалмер наблевал!
        - На улице, между прочим, снег. А на твои обмотки без слез не взглянешь! - попытался урезонить питомицу, но носом чуял ее правоту!
        - Ладно, в той тумбочке видел меховые ботинки…
        А вот и прочный дорожный ранец с предусмотрительно притороченным колуном и факелом! Иди к папочке! О, да ты не пустой! В этот важный момент нас прервали самым грубым образом. Крики и железный лязг из коридора доносились все громче. Внезапно дверь склада распахнулась и внутрь ввалились два от души порубленных легионера. Один сделав пару шагов, рухнул с вычурным топором в спине, попытался привстать, но заперхал кровью и лег. Теперь уже навсегда. Второй занял оборонительную стойку, прикрывшись щитом, но было понятно, что долго ему не продержаться.
        - Свои! - я тут же встал рядом с раненым орком, а чтобы не получить от него с гарантией выкрикнул: За Императора!
        В коридоре показался самый натуральный драугр, которого встретил мой поток пламени прямо в жуткий оскал и горящие потусторонним светом глазницы. Мумия древненордского воина вспыхнула, и я захлопнул дверь, бесчестно лишая противника возможности оформить мне ответку. Он пару раз врезал по старым, но крепким доскам своим топором, вынудив меня приоткрыть дверь и повторить прицельное огнеметание. Выронив оружие, драугр осел дымящейся грудой костей, в результате был немедленно избавлен от всех ценностей, кроме тяжелой брони. Подбежавший одиночный скелет получил полную прожарку и упреждающий пинок в щит, но устоял на своих смешных костяных ножках и даже дерзко замахнулся булавой. Увернулся и слил в него остатки маны, развалив доходягу на обгорелые запчасти. Это в игре можно было «поливать» из встроенного в ладонь огнемета, пока мана не кончится. Здесь же коридор затянуло смрадным дымом, от которого слезились глаза и хотелось неудержимо блевать.
        Шум боя и людские крики в дальних казематах стихли, уступив замкнутое пространство под древними сводами другим звукам, от которых кровь стыла в жилах. По наши души спешила толпа нежити, только что одолевшая имперский гарнизон. Не забыв изъять у поверженного скелета железный щит, захлопнул дверь. Солдат понял меня правильно. В ход пошли бочонки, ящики и тяжелая мебель. Мы успели накидать хорошую баррикаду, прежде чем в дверь снова ударил топор.
        - Хлебни и уходим! - кинул переводящему дух бойцу слабое зелье исцеления, взятое недавно с трупа его сослуживца.
        - Кто… такой? - прохрипел орк, ловко хватая флакон. Он приводил Локира и девку, так что узнал меня.
        - Гонец из Солитьюда. От легата Рикке. Все объяснения потом! Сам вижу, что опоздал!
        Я действительно чуть не опоздал. Восставший за моей спиной зомби успел вырвать топор из тела остывающего товарища и размахнулся. В этот момент Маруська крикнула мне: Берегись! Я обернулся и принял мощный удар на трофейный щит. Орк издал звериное рычание и метко запустил в ожившего мертвеца бочонком, следом прыгнул на него с булавой. Беззащитная голова восставшего лопнула, черный осколок вылетел из раны и поскакал по полу, кроваво бликуя в свете пламени камина. Предварительно попросив разрешения, забрал у погибшего на моих глазах легионера лук со стрелами, шлем и плащ. Эти вещи кроме шлема передал Маруське.
        Каджитка успела капитально обнести допросную, куда зашла за отмычками. Я же по традиции обобрал сидящий в клетке без движения скелет. А другую клетку со скрежетом отволок к лестнице, пусть мертвецы ноги переломают! Упомянутые супостаты активно долбились в забаррикадированную дверь, не собираясь нас отпускать просто так.
        - Это преступница! - возмутился орк, когда мы затормозили у камеры «буревестницы». Он убежал дальше по коридору, прежде, чем заметил нашу остановку.
        - Это не повод оставлять ее нежити. - возразил я.
        - Нежити? Нежити?!! - визгливо переспросила блондинка и потребовала у меня меч.
        - Для тебя есть только красивый антикварный топор, - но вооружать неуравновешенную девицу не спешил.
        - Какого хрена ты копаешься? - набросилась та на каджитку. Отмычка звонко переломилась, и Маруся оскалила внушительные клыки. Скандалистка резво отпрянула от решетки и досадуя, пнула деревянное ведро. На последней отмычке замок капитулировал перед настойчивостью Маруси и нордка с гордым видом сильной независимой женщины вышла из камеры. В этот момент орк уже рубил однорукого зомби, которого сзади подпирала парочка безоружных скелетов. Да откуда же вы лезете, твари?
        Выбросив из инвентаря обещанный топор, поспешил на помощь. Как раз маны подкопилось на смачный плевок напалмом из-за мощной орочьей спины. Врагов оказалось не так уж и много, но они пришли по «черному ходу». И это плохой знак. Для Хадвара и его лучников.
        Вот выберемся, выкую себе краповый шлем. Марш-бросок на полсуток по горам и потом такая мясня, мама не горюй! Считай экзамен сдал в боевых условиях. Похоже, эту мысль я проговорил вслух.
        - Кстати, Белоснежка, держи обновку!
        - С трупа снял? - девица брезгливо приняла шлем под мрачным взглядом орка.
        - Еще одна капризная на мою голову! В ротик не хочу, в попку не дам! А стоит принять «по стопийсят» сиродильского на каждую грудь и откуда только взялась эта похотливая аргонианская дева в моей постели?
        Орк нервно хохотнул, видимо, тоже случалось бывать в подобной ситуации.
        - Зря тебе язык не отрезали! - крикнуло мне в спину женское уязвленное самолюбие.
        - Не расстраивайся ты так, подруга! - успокоила ее по-свойски Маруся, - Вырастут еще твои титьки. Это ж не мозги.
        Мы едва успели. Хадвар сдерживал двоих скелетов из последних сил. Весь коллектор был завален фрагментами нежити. Две железных стрелы со свистом полетели в машущие оружием костяки. Моя ожидаемо попала лишь в темноту, а вот Маруся получила лук и колчан не напрасно. Один из противников загремел костями по полу, и без того заваленному останками. Второго добил орк, резво добежавший товарищу на выручку.
        - Хадвар, держи, от себя отрываю, - протянул бойцу слабое зелье лечения.
        Тот скривился, принял и вскоре поднялся на ноги. Гвозди бы из них делать, из этих нордов. Будь у этого блондина страница Вконтакте, я б ее взломал, чтобы разместить статус: меня трудно обойти, нелегко потерять и невозможно убить.
        - Хадвар, повторюсь, я просто выполняю свой долг. Как ты, как он, кстати, орк пора бы нам познакомиться. - ловко перевел тему и набрав в грудь побольше воздуха и задрав подбородок, представился. Чем дальше, тем больше мне нравилось мое благородное имя, нравилось ощущать себя имперцем. Хотелось попирать кованым сапогом всякую мразь и тащить кого попало в счастливое завтра.
        - Гро-Ротгар, - с неохотой ответил зеленокожий здоровяк лишь бы соблюсти приличия. Вряд ли ошибусь, но имя прозвучало как ситуативная придумка и в Легионе он известен под другим.
        - Теперь подтверди ему, что форт захвачен нежитью и будем убираться отсюда.
        - В казармах больше никто не уцелел, брат. Их было пятеро на каждого нашего.
        - Скверный расклад, - согласился Хадвар, обведя затуманенным взглядом усыпанное костями поле боя, на котором выделялись бездыханных два тела.
        - Бойцов своих не брошу.
        Орк его поддержал, имея в виду отвратительную привычку некромантов поднимать оставленные на поле боя тела, оскверняя останки и лишая их последнего покоя: - Они не заслужили такого.
        - Понимая, что все мы едва стоим на ногах, а за нами наверняка погоня, выход у нас один, сжечь погибших. - Не услышав возражений, продолжил. - Вот там я вижу дрова и факелы, в светильниках масло. За работу.
        Орк выломал несколько бревен из ограждения. Дерево сырое, но как подкладка под погребальный костер, чтобы создать тягу пойдет. Сверху сложили немногие поленья. На них завернутые в плащи тела солдат. Ловкая каджитка спустила светильники, не разбив и не пролив горючее.
        Пока оба легионера прощались с соратниками, я занялся привычным делом. В ранец посыпался поток полезных вещей: бесхозных стрел, костяной муки, камней душ и золота. Не знаю, откуда у скелетов берется бабло, где хранится и для чего, но слава Богам за такую возможность поправить финансы! Буревестница в нашей суете участия не принимала, а нахохлившись, грела ладони над жаровней. Озябла, бедная.
        Кстати, погоня заплутала в подземельях форта или вовсе потеряла к нам интерес. Этот факт каким-то образом ощутили все, облегченно выдохнув. Нет, мы вполне могли бы задорого продать свои жизни, лишив врага немалого количества бойцов. Но сегодня героическая гибель совершенно не входила в наши планы.
        В пещере с тележкой и опустевшими мешками бесцельно шаталось множество ущербных костяков. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что вся эта шобла возникла из той огромной кучи костей, что захламляла пещеру ранее. Но скорее всего из-за нарушения технологии, большая часть нежити получилась некомплектной. С инвалидной командой мы расправились без особых сложностей. Нежить словно утратила инициативу или связь с руководством. Скелетоны беспощадно тупили, более не помышляя своими пустыми черепушками о скоординированных атаках.
        Мы работали луками, изредка я включал свой ручной огнемет. Хадвар с Гро-Ротгаром почти не принимали участие в драке, им на сегодня хватило впечатлений. Блондинка откровенно скучала, то удивленно в свете врученного ей фонаря рассматривала пятна крови на «антикварном топоре», то поправляла густые волосы, лезущие из-под шлема совершенно не туда, куда бы ей хотелось. Ну и отлично, нам прокачка и трофеи нужнее.
        Глава 4. Короткая, зато в ней, кажется, кое-что слегка проясняется
        Поверхность Скайрима встретила нас морозной утренней свежестью, за возможность ощутить которую любой продюсер рекламных роликов кондиционера для белья отдался бы снежному троллю без смазки. Пятерка приключенцев наслаждалась горным воздухом по системе все включено. Тролли, конечно, будут, но потом, а свежий воздух прямо сейчас и в любом количестве. Без примеси гари, что характерно. Все-таки, Хелген не сгорел. Это был не дракон? Тогда что так тряхнуло крепость?!
        Меч Хадвара преградил мне дальнейший путь. Орк подобрался и положил ладонь на рукоять булавы. Получилось весьма драматичненько, даже без музыки.
        - Послушай, Хадвар, будет лучше, если ты пойдешь и проверишь, что там с городом. А потом срочно отправишься доложить командованию.
        Я осторожно провел ногтем по зазубренному лезвию его клинка и подумал, что было бы неплохо подточить свой трофей. А лучше сменить на двемерский или стеклянный, да побольше. Чтобы там не говорили адепты теории взаимосвязи длины меча и мужского достоинства.
        - Да! Вы пойдете с нами! - попытка сплавить назойливого легионера в Солитьюд бездарно провалилась.
        - В клетку я не вернусь! - заявила Маруся, отскочив в сторону и вскидывая лук с наложенной стрелой. Я прикрыл каджитку от орка. Клинок сам прыгнул в руку. Рано я решил менять инструмент, еще послужит… Блондинка беспомощно озиралась, не зная, что предпринять.
        - Закон суров, но он закон! Я даю слово, что мы во всем разберемся и ваше содействие вам зачтется!
        - Хадвар, я тебе как юрист юристу говорю: не тех людей ты выбрал для проверки имперских законов на суровость. Мы все в одной лодке. Не упорствуй понапрасну! В конце концов сам будешь объяснять Рикке и генералу Туллию, почему ты сорвал нам ответственное задание.
        Острие стрелы Маруси и моего меча по-прежнему смотрели бравому, но не слишком умному служаке прямо в лицо.
        - Так ты знаешь генерала Туллия? - прожевал Хадвар, заглушая «скрежет шестеренок» в своей голове. - И ты здесь по приказу?
        - Хадвар, ты не первый год в легионе и должен понимать, что я не могу ответить тебе на этот вопрос при посторонних. - скосил глаза на блондинку. Но Сестра Бури тихой сапой уже покинула наше общество.
        Либо мое красноречие сработало, либо Хадвар осознал, что пока не время, но он поместил свой клинок в ножны. За ним повторил процедуру и я, сделав Марусе знак опустить лук. Некоторое время мы смотрели вслед убегающей блонде, смешно ломающей наст голенастыми ногами. Орк неодобрительно поцокал языком, видимо, тощие женщины тоже не в его вкусе. При взгляде на его клыкастую рожу, идиома «женщина в его вкусе» приобретала совершенно людоедское звучание. Это Скайрим, детка, тут и каннибалы водятся.
        - Как думаешь, она Довакин? - спросил Марусю.
        - Эта прошма? Еще чего! - бурно возмутилась каджитка, - Я думала - ты…
        - Похоже довакинство - это не мое. - честно признался окружающему миру с нотками грусти Теллурио, - Надеялся, что ты.
        - А ты проверял? - резонировала кошка.
        - Когда мне было? Думал, вытащу тебя, а там все и прояснится.
        - Так! О чем это вы? Что прояснится? - потребовали объяснений легионеры в один голос. Мужики тоже следовали правилу «баба с возу» и самоудаление лишней обузы лишь позволило полностью сконцентрироваться на главных вопросах скайримского бытия: кто виноват и что делать?
        Ма’Русса демонстративно отвернулась, сложив лапы на груди. Мол, ты начал тему, ты и объясняй этим дуракам все, а у меня лапки. Ее можно понять, привычный мир дал трещину. Бывший хозяин и долгожданный напарник не готов вот так вот взять и нести бремя беспробудного геройства. Как в старые добрые времена.
        - Довакин, это такой… эээ - начал пояснения, подбирая слова, - Скайримский аналог чемпиона Всея Сиродила, который приходит в ключевой момент истории, чтобы спасти всех, кого можно и покарать тех, кого следует. У нас тут как раз назрел подходящий момент. Не находите?
        - Боги! И что из этого следует? - почесал затылок, сняв шлем, Хадвар, стимулируя таким образом умственную активность.
        - Того факта, что вы двое благодаря нам уцелели в мясорубке вам мало? - поинтересовалась Ма`Русса, направляя разговор в выгодное нам русло.
        Собравшись с мыслями, продолжил:
        - На момент отъезда из Солитьюда, мне было известно, что Довакин может оказаться в Хелгене. Когда город постигнет большая беда.
        - Поэтому ты пробирался, словно вор? - подколол норд.
        - Хадвар, выбирай выражения, я все-таки имперский нобиль. На ваши деньги - это как хускарл ярла.
        - Для хускарла ты хреново дерешься, - нанес предательский удар по моему самолюбию орк.
        - Во-во, и тащишь все подряд! - поддержал соратника норд.
        О-хо-хо! Раз заседание клуба любителей правды-матки открыто, режь последний огурец…
        - В Империи я занимался коммерцией, а не драками. Моя семья вела дела с Солтсхеймом. Но дела шли все хуже и хуже, а потом и вовсе, накрылись мои денежки Красной горой. Пришлось отдать кредиторам поместье и отправляться искать лучшей доли.
        Будь это реплика моего протагониста в компьютерной игре, в скобочках бы обязательно значилась «ложь», хотя я не чувствовал, что говорю совсем уж неправду. Зато почувствовал повышение навыка красноречия. Давно пора, уже весь язык с этими дуболомами отболтал.
        - Дальше, - потребовал Хадвар. - Это не объясняет твою связь с этой преступницей.
        - Еще как объясняет! Она не преступница, запомни. В порту меня вежливо, но настойчиво попросили посетить штаб-квартиру Легиона, - не моргнув глазом продолжал я излагать свою версию событий, - Там меня приняла легат Рикке и предложила помогать Империи в меру моих скромных боевых возможностей, как справедливо отметил ранее наш зеленокожий товарищ. Я со всех ног кинулся в Хелген. Когда такие люди приказывают, приказы исполняются бегом.
        Норд и орк многозначительно переглянулись.
        - Генерал Туллий должен был подписать прошение об освобождении на Ма’Руссу, так что она не преступница, а свободная гражданка, причем оказывающая содействие в моей важной миссии. Бумага должна была пройти по каналам Легиона, либо он мог появится в Хелгене… ну, скажем, с инспекцией. Я поэтому у тебя и спрашивал про Туллия.
        - Что дальше? - спросил орк, порядком утомленный разговорами.
        - Дальше идем в Ривервуд. Отдыхаем, пополняем припасы. Вы возвращаетесь служить в Легион. Мы продолжаем задание.
        - Это действительно важно? - уточнил Хадвар, имея ввиду только что придуманное «задание».
        - Рикке считает, что да. Генерал Туллий не особо верит в ваши нордские бредни, но как блестящий военный игнорировать их не может.
        - Хорошо. Идем искать Довакина вместе! - сказал, как отрезал бравый легионер. Похоже, Хадвар хватался за соломинку, понимая, кого командование назначит виновным за потерю Хелгена.
        Вот на хрена ты мне сдался, а? Пожалуй, лучшим выходом для всех будет познакомить Хадвара с Рикке. Детишки выйдут на страх всему Скайриму. И без вампиризма выпьют всю кровь у окружающих.
        - В Хелген! - резюмировал ничего не подозревающий о коварной подставе Хадвар.
        Мы с Марусей разобрали и переложили нашу поклажу, избавляя ослабленную неволей каджитку от тяжелых грузов. Выкинули пустые бутылки и откровенный хлам вроде деревянных тарелок, тряпок и помятых в драке помидоров. Каджитка переодела штаны, прорезав технологическое отверстие под хвост. Поменяла ножные обмотки. Меховые боты она все же успела зацепить, прежде чем события завертелось смертельным круговоротом костей и стали. Иначе не представляю, как бы она сейчас топала по снегу.
        - Не знала, что ты юрист, - подколола меня Маруся, дождавшись, когда бравые вояки немного отошли. Кошка прекрасно знала мое отношение к корпоративным юристам, адвокатам и прочим чертовым толкователям законов. Наедине я не стеснялся в выражениях, описывая всю низость подковерных интриг в одной веселой конторе.
        - Сам себе поражаюсь. Но ведь сработало же!
        Издалека долго течет река Волга, а нам из того же далека невооруженным взглядом было видно, что ловить в Хелгене совершенно нечего. Ворота заперты, в галерее над ними замерли без движения стражники с луками в залитых кровью доспехах. Некромант или некроманты не собирались оставлять Хелген. Который, к слову, оказался существенно больше, чем в игре.
        На дороге обнаружились следы беспорядочного бегства жителей: брошенные вещи перемежались пятнами крови.
        Хадвар забросил себе в рот горсть снежноягодника и даже не скривился. Мы с каджиткой сорвали по ягодке и повторили его подвиг в меньших масштабах. Чем-то напоминает клюкву. Кисленько и бодряще! Ягодка за ягодкой разбудили голод и пока Хадвар бормотал самому себе мантры про долг и честь, наблюдая лично знакомых ему городских стражников в виде умертвий, мы с каджиткой перекусили. И даже слегка отметили удачный исход нашего безнадежного дела, в размере бутылки винца на двоих. Пускай нежить пялилась на наш импровизированный пикник в тщетной надежде испортить нам аппетит. Мы выжили! Маруся на свободе! Перед нами лежит целый Скайрим!
        Глава 5. «А у реки, а у реки, гуляют девки, гуляют мужики!»
        К полудню мы были в Ривервуде без серьезных дорожных происшествий. Не считать же таковыми пару подстреленных каджиткой кроликов? Здесь нас встретил Алвор с женой и часть беженцев из Хелгена. Кузнец сильно переживал за судьбу своего племянника Хадвара и уже экипировался для битвы, да жена с дочерью не пускали кормильца покласть живот во славу Империи в битве с неизвестным злом. Наше возвращение разрешило эту непростую ситуацию как нельзя лучше. Класть живот стало необязательно, а вот основательно набить - да.
        Оккупировавшие таверну беженцы нам рассказали, как задрожала земля, «от зловредной магии» рухнула башня форта и по камням в крепость толпой полезли мертвецы, пришедшие откуда-то со стороны гор. Поскольку большинству жителей удалось спастись, главной целью атаки некромантов являлся именно форт. Но какого Обливиона некроманты, а не каноничный Алдуин?
        К слову, часть беженцев недавно ушла в Вайтран, так что разнести дурную весть о происшествии будет кому. С другой стороны, мне бы следовало поторопиться с отправкой доклада в Солитьюд. На этот случай определен канал связи, письмо на имя виноторговки Иветты Сан, с пометкой «Пряное вино». То, что мы увидели и пережили, необходимо доложить Рикке. Как только все выясню и обмозгую, составлю донесение. Письмо можно отправить в ближайшем трактире. А пока оно идет в Солитьюд, мы неплохо пошарим вокруг Ривервуда. Мое содержание Легиону обходится бесплатно, привстать на довольствие Лукану мне совесть не позволит. А к Алвору - логика. Я, конечно, Хадвара спас, но вряд ли кузнец намерен поиграть в благородство. Ему свою семью кормить надо. Такое вот начало карьеры имперского шпиона.
        В компании с каджиткой навестил упомянутого мастера. Сбыл ему все древние нордские топоры - откуда их столько набралось? - железные щиты, мечи и лишние предметы экипировки. Каджитка наконец-то получила нормальную обувь. Наши простые луки обменяли на улучшенные охотничьи, доплатив разницу железными стрелами.
        В кошельке снова образовалась приятная тяжесть. Не много, не мало, а в самый раз, чтобы не чувствовать себя побирушкой. Проходящий мимо Фендал, увидев в наших руках стреляющие обновки, нашел повод вставить свои «пять копеек» в разговор. Слово за слово, луком по столу, и увел мою Марусю на стрельбище, дабы она попрактиковалась под его руководством. Похоже, никакого детского сада с записочками для возлюбленной Камиллы не ожидается. Битва за ее руку и сердце будет вестись по-взрослому, в том числе через меня. Ведь все, кому надо, в этой деревне уже знают, что я прихожусь семье Валериев дальней родней. Иначе зачем босмеру тренировать мою каджитку бесплатно?
        Внимательное наблюдение за работой кузнеца подняло мне кузнечное дело на единицу. Но все же навыка не хватило чтобы заточить стальной клинок на бруске. Выручил Алвор, вытребовав у меня слиток металла, увеличив моему мечу урон. Я же поставил зарубку на память перед выходом на миссию отдать на улучшение кинжал напарницы.
        Пока мы развлекались в стиле «смотри, что папка Алвор умеет», в кузню подошла Хилде и отдала мне пять кусков кожи. Все что успела обработать из числа переданных ей вчера вечером волчьих шкур. Между делом старушка сообщила мне, что ей не нравится «эта кошка и тот грязный эльф». Мол, они стоят друг-друга, некультурно показав пальцем на тренировку Ма’Руссы и Фендала. Затем сочла необходимым добавить:
        - Я вырастила сына сильным и гордым. Истинным нордом. А теперь он собирается на эту глупую войну. Скажу страже, чтобы дали ему ума!
        Хм, а он часом не к Ульфрику собрался? Свена я и не рассматривал на роль компаньона. Конечно, нам очень нужен танк, и тут Свен подходил, пусть и с натяжкой. Мне танковать не с руки, надо развиваться в магических школах. Хорошо бы Хадвар согласился побыть третьим, хотя бы временно и лишь в законных делах на благо Ривервуда. К прочим затеям сам не готов привлекать норда с прямым как стрела характером… так, чего там хотела эта бабка? Не важно, главное, что от нее нужно мне:
        - Хильде, уважаемая, мне не раз попадутся шкуры животных в моих странствиях. Могу ли я рассчитывать на вашу помощь?
        - Работать с волчьей шкурой такая морока! - посетовала пожилая нордка, - Вот оленья другое дело, да старые руки устают быстро!
        Хильде оказалась не чужда модных веяний и хотела сшить себе стильный жилет из снежной лисицы, материал для которого собиралась получить от меня в качестве оплаты за выделку других шкур. Честная сделка, как по мне. Сейчас Маруся поднимет владение луком и будет местных песцов валить штабелями. А знать кожевнице кем добыты меха для ее жилета не обязательно.
        Полученные куски кожи тут ж пустил в дело, попытавшись улучшить свой сыромятный доспех и шлем. Вышло терпимо, вещи получили приставку «хороший» к названию, небольшую прибавку к показателю защиты.
        Работа над улучшением заняла определенное время, намного больше, чем в игре, но не столько, сколько бы в реале провозился.
        Позвал Ма’Руссу и пока кузнец, используя второй добытый в форте слиток, точил ее кинжал, я улучшил ее легкие доспехи. Аж вспотел, неплохо было б искупнуться, да и чесаться надоело. Система наградила за старания и подросшей до двадцатки «кузнечкой» и левелапом - седьмой! Все же неплохо в пещере повоевали, некогда было следить за уведомлениями. А у меня там и разрушение, блокирование и одноручное оружие подросло, да не по разу.
        Поднял запас магии, выбрал перк Усиленное пламя, отжигать, так отжигать!
        Затем сбегал в лавку к Лукану. Продал лишний колун, свиток «Обнаружение жизни», ингредиенты и прочее, что, не глядя нахватал в форте. На удивление родственник не пожадничал. К сожалению, интересующих меня томов заклинаний у него в продаже не было, кроме, разве что малого оберега, а мне срочно требовались «Огненная стрела», «Свет свечи» и «Исцеляющие руки». Зато закупил слабых зелий с хорошей скидкой. Ингредиенты Лукан взял для Камиллы, сестренка увлекалась алхимией на любительском уровне. Значительная часть зелий в ассортименте лавки - ее золотых рук дело.
        К слову, с ингредиентами все обстояло непросто. Кроме уровня качества, зависящего от навыка алхимии сборщика, у каждого ингредиента «тикали часики», отмеряя срок перехода в непригодное состояние. У костяной муки песочек в нижнюю колбу практически не сыпался, зато собранные вчера грибы и ягоды спешили прийти в негодность. Быстрее портилось только мясо грязекрабов. Для занятий алхимией в лаборатории требовались не только ингредиенты, но и другие расходники: вода, уголь и пустая тара, которая в продаже встречалась редко.
        Закончив с покупками, позвал напарницу за ворота на «два слова». Маруся немного отошла от каземата, почистила шерстку. В ее разноцветных глазах обреченность и печаль уступили место надежде и радости. Однако прежнюю царственную красоту моей «турецкой ангоре» ещё предстояло вернуть. Почему-то был уверен, что напарница по каджитским канонам весьма привлекательна. Разве может быть иначе? Светлая шерстка, разные глаза, крепкое молодое тело хищницы, про грацию говорить излишне. Ничего, теперь у нее началась совсем другая жизнь - только держись!
        Встали над рекой, из шумных потоков которой иногда живописно выпрыгивала рыба. На противоположном берегу паслась пара оленей. В кронах деревьев пели птицы. Идиллия.
        - Чего стоим? - начала деловой разговор каджитка, - Время есть, давай сходим до того некроманта, помнишь?
        - Двое на одного? Айда. - легко согласился я, - Там еще лагерь разбойников можно будет на зуб попробовать. Кстати, Маруся, ты знак выбрала?
        - Обижаешь, Артем. Давно. Вор у меня.
        Шли не торопливо, глядя по сторонам и неспешно беседовали на тему, как она дошла до жизни такой. Сразу возникла твердая уверенность, что тюремное заключение лишь вершина айсберга проблем моей бывшей питомицы. Второе дно в этом деле называлось Гильдия Воров. Ожидаемо Ма’Русса знала чуть меньше, чем ни хрена, как полагается новичку, выполнявшему курьерское задание. Она несла груз двемерской утвари и в одном из кувшинов оказалась дюжина осколков черных камней душ, о чем она узнала после того, как попалась имперскому патрулю. Груз и двести золотых задатка она забрала из тайника в Рифтене по приказу некоего мелкого мошенника Бриньольфа. Отнести должна была в Маркарт, где планировалось передать посылку получателю и получить еще двести золотых. Адресат должен был появиться в таверне «Серебряная кровь» и назвать пароль.
        - За четыреста монет через всю карту? - выразил я свои сомнения, но кошке в главном верил безоговорочно.
        - У меня были еще свои товары на продажу. Надо с чего-то начинать.
        Отметил себе, что из сундука с доказательствами пропали не только самые ценные мои вещи, но и товары каджитки. За редким исключением, недавно проданным Лукану Валерию. Счет к некромантам вырос до предела.
        - Начинать? Ты же работала на Ри’сада?
        - Да, ходила с одним из караванов из Вайтрана в Маркарт. Скучно. И денег мало. Ри’сад - жадный злокрысий хвост.
        - И сколько ты теперь должна Гильдии Воров?
        - Думаешь, дело можно решить деньгами? - с тоской в голосе усомнилась она и хлебнула воды из бутылки.
        - Конечно. Нужно быстро заработать и закрыть этот вопрос.
        Каджитка вытерла мордочку и облизнулась.
        - Мутсера уверен в своей щедрости? Бриньольф оценил груз в две тысячи четыреста септимов.
        «Пф-ф, какие мелочи для нашей нефтяной компании. У меня на кармане четыреста от продажи всякого хлама. Четыреста, блин, золотых монет. Мне б вернуть амулет Зенитара! А лучше включить уже башку. Ведь здесь в округе куча мест, где деньги толстым слоем прямо под ногами лежат».
        - Все выглядит как подстава и я б вообще не платил, но пришлют убийц. И кто знает, насколько те будут хороши? Заработать и вернуть гильдии две шестьсот, считая задаток, не проблема. Другой вопрос, что ворюги потребуют компенсировать ущерб или включат «счетчик», по-другому они не могут. Нам бы прислониться к надежной организации, чтобы вести разговор с отребьем с надежных позиций.
        - Ты правда работаешь на Легион?
        - Громко сказано. Легат Рикке попросила выяснить настроения людей в тавернах и городах. Но мы раскопали тему посерьезнее и теперь есть что предложить за твое помилование. Сначала решим вопрос с Легионом, потом с Гильдией.
        - Уверен? - выразила сомнения Маруся, - Что им какой-то некромант?
        - Фигасе какой-то! Его тезка в игре по даэдрическому квесту проходит. И тут тоже отличился, занял Хелген, отвесив Легиону обидный подсрачник. А если Ульфрик с ним в союзе?
        Каджитка сделала вид, что согласилась. Мол, я в политике и прочей шелухе не волоку, но раз напарник говорит, то так оно и есть.
        - Ладно, Артем, что с Довакином?
        - Вообще или с той бабенкой?
        - Тьфу на тебя! С ней ты будешь только через мой труп. Там же клейма негде ставить, глазки блядские, губки куриной попкой и вообще фу такой быть.
        - Скажешь тоже… блядские. Просто шальные. Я и то ошалел, когда сюда попал.
        - Так что с Довакином? - настояла Маруська.
        - Все сложно. Король Торуг жив, а убивали его каждый раз драконьим криком! Может, помнишь драконьи могилы в игре? По пути из Солитьюда я видел две, местность та же, хорошо помню. Здесь это обычные нордские каирны, населенные нежитью. Драконов здесь считают древними сказками, поспрашивал в тавернах по дороге. Ну и Хелген, ключевая точка. И где дракон?
        - Мир не вращается вокруг нас, мы здесь не главные герои. Я здесь уже полтора месяца и наблюдения те же. Драконами и не пахнет. И других отличий масса, - поделилась мыслями Ма’Русса.
        - Тогда с чего мы делаем себе голову этим довакинством? Зачем все это? Когда можно просто жить! Исследовать руины, мочить кого попало, грабить трупы, торговать зельями, «сдохнуть Ульфрика, изменника лихого», купить дом или ферму, жениться…
        - Не хочу женится, хочу свой личный караван! - призналась Маруся, - Чтобы этот хренов Ри’Сад…
        На дорогу из кустов выпрыгнул волк, немедленно и синхронно получивший от нас по стреле. А ты не встревай в разговоры взрослых хищников!
        - Отличная идея! Купим повозку и будем продавать награбленное! - поддержал я напарницу, сдирая с убитого его «шубу».
        - Кстати, насчет проверки на Довакина, появилась идея. Нужно навестить Ветреный пик и Фаренгара. Если сработает стена слов… или маг попросит принести драконий камень.
        Каджитка согласно кивнула. Хорошо, когда тебя понимают с полуслова.
        На этом мы пришли на выступ, с которого открывался вид на ритуальный стол с лежащим на нем скелетом в окружении всевозможных предметов. «Некромант» обнаружился рядом. Мужчина средних лет данмерской наружности в черной мантии и вооруженный с мечом. По округе рассыпались кости скелета, видимо, схватка только что закончилась. Мы спустились к незнакомцу, держа оружие наготове, но тот не проявлял враждебности.
        - Меня зовут Фалдрус, - представился данмер едва мы подошли, - Я совершаю паломничество по Скайриму во славу богини Азуры.
        - Приветствуем вас, уважаемый. - откликнулся я, не спеша представляться в ответ.
        - Я встречала немало паломников Азуры на дорогах, когда ходила с караваном, - подтвердила каджитка, наклонившись, чтобы обобрать упокоенную паломником нежить. Тот на трофеи не претендовал.
        - Приглашаю вас посетить храм нашей возлюбленной богини Азуры неподалеку от Винтерхолда! - продолжал вещать данмер. - Его построили наши предки в благодарность за спасение от гибели при извержении Вварденфелла.
        Интересные дела. Богиня вместо принцессы даэдра? Храм вместо святилища?
        - Примите Азуру всем сердцем! И она оградит вас от всякого зла! - продолжал страстно вещать темный эльф, удаляясь в сторону Ривервуда, - Всего вам доброго!
        Я достал карту и обнаружил там две новые метки. Одна меня поразила больше всех. Святилище Меридии теперь принадлежало Азуре. Очень интересно… И кстати, не с ее ли статуи началась моя новая жизнь?
        Добыча с ритуального стола не впечатлила совершенно и Ма’Русса горячо поддержала идею выследить и ограбить грабителей. После этого заявления, мне уже было неудобно предлагать охоту на грязекрабов и сбор ингредиентов. Кто не рискует, тот не пьет… и не ест. В своем поместье. А довольствуется трактирами.
        В лесном лагере мы обнаружили четыре «тела». Бандит не слишком правдоподобно изображал часового, два разбойника расслаблено валялись на спальниках и громила в роли главаря глотал какое-то пойло, сидя у костра. Серьезный товарищ, как-никак полный комплект тяжелых железных доспехов и стальной двуручник. Рядом с ним на пеньке - вот так сюрприз - сидела связанная по рукам и ногам наша старая знакомая по тюрьме Хелгена. Из одежды на ней оставалась ветхая рубашка и штаны из домотканины. Если здесь можно людей пытать и превращать в нежить, значит, можно же и все остальное творить?
        План боя построили на внезапном нападении с высоты. Незаметно обошли лагерь, пробрались на склон горы, распределили цели. Первым выстрелом из скрытности Маруся отправила самого слабого врага - часового - в Совнгард. Я стрелял по главарю и прежде, чем он вскочил, успел одной стрелой его едва оцарапать и второй промазать. Маруся засадила ему от души и громила, недовольно крича, убежал в кусты. Блондинка не будь дурой рухнула на землю и укатилась за пенек. Два разбойника синхронно поднялись со своих лежаков и вступили в перестрелку, сопровождая стрельбу руганью. Но мы скрывались за камнями, ненадолго высовываясь для очередного выстрела, а они двигались по поляне между шалашей. Будь в моем магическом арсенале «огненная стрела», там бы они и легли в обнимку, а так пришлось гонять их из луков. Наконец, один супостат словил сразу две стрелы и следующим выстрелом Маруся добрала ковылявшего в укрытие подранка. Другой разбойник воспользовался моментом и скрылся за деревом. Громила рычал и ругался в кустах, старясь не появляться целиком на открытом пространстве. Возникла тупиковая ситуация, которая нас не
устраивала категорически, поскольку имущество бандитов требовалось распределить в нашу пользу. И вернуться в Ривервуд засветло. А уж как ситуация не устраивала романтиков с большой дороги, можно было заслушаться.
        - Я спрыгну, а ты прикрывай от лучника, - прошептал каджитке изменения в плане. Лучник неудачно для себя сменил позицию и теперь сыпал стрелами вслепую. Снаряды лишь звонко щелкали о скалу и с шорохом сыпались к ее подножию, хоть собирай и отправляй обратно. А вот громила увидел меня с одним мечом в руках и бросился в атаку. То ли посчитал легкой мишенью, то ли впал в боевое безумие. На подходе враг внезапно выхватил струю усиленного огня и с воплем повернул прочь. Маруся ловко всадила ему в поясницу стрелу, я добавил еще огоньку для гарантии и горящее тело рухнуло в траву. Блондинка взвизгнула, когда рядом с ней вспыхнул клок сухой травы, но продолжила резать путы о лезвие колуна.
        - Тебе конец! - повторял лучник, как заведённый, расстреливая камни. Маруся бочком съехала вниз по проложенному мной маршруту, затем пошла вприсядку за шалашом, где-то по пути подобрав легкий кожаный щит. Прижавшись к стволу дерева, наблюдал как мечется последний живой разбойник. Вот он бросился бежать к дороге, а вот я выскочил наперерез и обдал дурака жарким пламенем. Тетива его лука звонко лопнула, а сам он с дикими воплями покатился под откос. Там его и настигла стрела, поставившая точку в жизни негодяя.
        Умотали бандитов без потерь. Разве что каджитка тяжело дышала, короткий, но напряженный бой забрал все ее силы.
        - Почти двести монет только деньгами. И барахла на тысячу, не меньше, - подвел итоги я.
        Опись имущества, вздумай мы разводить бюрократию, вышла бы солидная. В инвентаре у мобов оказалось куда больше добра, чем обычно в игре. Запасное оружие и одежда, награбленные товары, посуда и хозяйственно-бытовые предметы. Еще у всех, кроме низкоуровневого часового при себе было по флакону лечебного зелья. А с главаря кроме сотни золота добыли золотое кольцо с камешком.
        В одном из мешков оказалось много звериных шкур, словно бандиты отнимали добычу охотников. Блондинкина броня Братьев бури, подаренный мной имперский легкий шлем и древний нордский топор, нашлись в мешке главаря вместе с прочим хабаром. Смятый грязный клочок бумаги в кошельке главаря оказался картой клада, спрятанного в окрестностях Ривервуда на противоположном берегу реки. Что ж, обязательно поищем.
        В палатке главаря лежала книга «Беженцы», что мне показалось довольно странным обстоятельством. Ведь она повышает навык легкой брони, а местный полевой командир щеголял в тяжелых доспехах. Но жаловаться глупо, для Маруси учебник пригодился в самый раз.
        «Беженцев» я прочел в Солитьюде, в магазине кузнеца Бейронда, если мне не изменяет память, а теперь вот заполучил в личное пользование. Ничего, много места книги в инвентаре не занимают.
        Кроме прочего, взяли солидный запас вяленого мяса, сыра, хлеба и вина. Широко жили бандюги. Нет, точно больше, чем тысячу можно выручить. Невольно всплыл в памяти украденный пособником некроманта амулет Зенитара, способствующий торговым операциям, и мои кулаки сжались от ненависти к подлому ворюге.
        Каджитка взяла одиннадцатый уровень. А еще попросила поделить добычу, так как она тоже «качала» красноречие как будущая владелица каравана. Резонно. Трофеи тут же раскидали по ранцам, щедро - благородно вернув блонде ее прежний наряд и антикварный топор. Заодно порешили, пока мы в Ривервуде торговлю с Луканом ведет Маруся, я же взял на себя Алвора. По вполне прозаическим причинам: тяжести оружия и расизма нордов.
        - Пора бы нам познакомиться? Я Бельда Дева меча. - блондинка держалась бодрячком. Видимо «лесные братья» не успели ее оприходовать, а только обобрали и посадили на пенек томиться в ожидании неизбежного.
        Я представился. Каджитка фыркнула, но тоже назвалась.
        - Как попала к Братьям? - начал допрос я. Именно допрос, потому что игры в благородство обычно до добра не доводят.
        - Ой, да я выбрала сценарий «Я новобранец». И за Ульфрика.
        - Почему? - поинтересовался, немного опасаясь услышать про красивые плащи, как причину выбора. Но как выяснилось, Деву меча я недооценил. И сильно.
        - Что почему? Они же за свободу своей страны и все такое. А имперцы их угнетают.
        - Понятно. Какой уровень?
        - Третий.
        Похоже, на втором задании ее имперцы и взяли за жабры. Ибо за тощую задницу брать ненадежно. И повели угнетать в темницу, вместо положенной поездки на повозке.
        - Кого качаешь? - видя, что «Дева меча» не спешит отвечать, уточнил, - Мечницей собираешься отыгрывать?
        - Да, как бы да.
        Если я не ошибаюсь, самые сильные артефакты в игре проходили по разряду одноручного оружия. Вряд ли тут сильно иначе, но все же я ставлю на клинки. Теперь дошло, почему она в тюрьме меч выпрашивала! Для соответствия образу!
        - В Скайрим много играла? Часов сто есть?
        - Не знаю. Да, когда это было? Помню, дом покупала, потом лошадь, потом еще дом, мебель всякую, зелья варила, еду. А! В Рифтене квесты проходила за гильдию Воров. Там такую броньку дают красивую-ю!
        - Рифтен это хорошо, - разочарованно цыкнул зубом, изгоняя прочь и первую и вторую оценку умственных способностей собеседницы, - Ты уже поняла, что Братья Бури не твое?
        Маруся нахмурилась, заподозрив меня в вербовке Бельды в наш отряд по борьбе с бандитизмом. Эх, Маруся-Маруся. Нахрена нам эта недотыкомка? Мне ее даже осведомителем легиона вербовать стыдно, не то что в команду позвать.
        - Да пофигу, я хочу дом в Виндхельме! - выдал предмет нашего молчаливого обсуждения. - Там прикольно!
        - Смотри, в гости зайдем! - очень двусмысленно пообещал я. День победы в гражданской войне буду приближать как могу.
        Чтобы безосновательно подозреваемая в довакинстве Бельда не чувствовала себя нахлебницей, погнал собирать ингредиенты с ее стороны дороги. Каджитка с упоением стреляла по грязекрабам. Простейших железных стрел собрали много, хоть кидайся ими, но Ма`Русса не ленилась наклоняться и подбирать их. Все же в Ривервудском торговце по септиму за пять штук их принимают.
        Нордическая Дева меча переоделась в сыромятные доспехи без всяких возражений. Вот, что плен животворящий делает! Броньку Буревестников спрятал в инвентарь. Да с остальной трофейной амуницией решил, что буду стараться улучшать ее элементы перед продажей за счет дармовой кожи, нагло используя оборудование Алвора. Одним ударом двух зайцев - развитие навыка кузнечного дела и рост выручки. Даже трех зайцев, торговлишка, то бишь красноречие тоже будет чуть быстрее расти. Да и улучшенную броньку может купить кто-то из ополченцев Ривервуда, опять плюс. С железной только облом. Нет у меня нужных слитков. Но можно с киркой по здешним местам пройтись. И я даже знаю, где ее взять. А если броню еще и зачаровывать перед продажей! Но это уже потом. Когда и расходники нужные будут, и заклятья, и условия в виде стола для наложения чар. Но мысль привлекательная, надо с ней обязательно переспать.
        Кошка тоже времени в пути не теряла. Сама дергала цветы и грибочки, успевая следить, чтобы Бельда не слишком отлынивала. Мол, надо отработать, если не спасение, то выданные доспехи и оружие точно. Маруська имела хороший навык алхимии и собиралась прокачать его как можно выше. К сожалению часть ее навыков за недельную отсидку в тюрьме понизилась, поэтому ей предстояло наверстать утраченное. По луку она уже вернулась на прежний уровень, а вот алхимия, взлом и скрытность требовали усиленных тренировок.
        Глава 6. Такие ривервудские ривервудцы
        Городишко встретил нас кипучей деятельностью. Жители и беженцы под руководством легионеров расставляли рогатки, сколачивали дощатые щиты и выкладывали баррикады из камней. «Стройку века» охраняли стражники Вайтрана, без дураков, бдительно и в полной боевой готовности. Никто не хотел повторения Хелгена.
        Вот, что значит люди, привыкшие выживать в суровых условиях, а не заскриптованные неписи, покорно ждущие у моря погоды. Есть опасность нападения врага? Жители собрались и решают проблему своими руками. А не объявляя награду случайно зашедшему на огонек герою.
        - Все-таки мы с тобой молодцы, что на хозяйстве оставили военных, - Похвалил нас с кошкой. - Интере-есно, кто из них Тотлебена косплеит?
        - Ставлю на орка, он точно в крепости пожил, - откликнулась кошка.
        Ривервудские жители и правитель владения в прошлые времена стенами как-то не озаботились. Не только по причине малолюдства, но еще и потому, что поселок занимал крайне невыгодное положение для обороны. Скалы и нагромождения камней стискивали поселок с трех сторон и как тут строить стены в привычном понимании, лично мне было неясно. А вот расставить на тропах блокпосты в виде сторожевых башен было бы вполне разумным решением. Сейчас нечто подобное и пытался изобразить коллективный разум, перекрыв три угрожаемых направления при помощи рогаток и баррикад. Выход на мост через Белую считался безопасным с точки зрения атак нежити, поэтому фортификационные работы там не велись. Как и на берегу реки, где стояла, точнее работала вовсю, лесопилка. Грязекрабы на поселок не набегали, стремительная холодная вода сама по себе являлась неплохим препятствием. Жители крайних домов усиливали свои плетни и заборы, прочие же трудились за пределами населенного пункта.
        Имперских солдат среди местных заметно прибавилось. Я бы с уверенностью предположил, что в Ривервуд отступил патруль или секрет, пропустивший все «веселье» в Хелгене, командир которого оказался достаточно осторожен и сообразителен. Но, может, и конвой какой. Для подкрепления рановато.
        - Цени заботу, - выпустила коготок в Бельду каджитка, указывая той на узнаваемые издалека силуэты солдат имперского легиона.
        - Ценю, - недружелюбно процедила та, все же отдавая себе отчет, что ее прежний прикид непременно явился бы источником проблем.
        Патрульные опознали нас с кошкой, «Деву Меча» посчитали нашей спутницей, поэтому без проволочек пропустили внутрь всех. Где меня тут же взяла в оборот Хилде. Северянка привычно и деловито избавила усталого приключенца от груза шкур, взяв в оплату за новый объем работы трофейный колун, керамический кувшин и деревянное ведерко. Раз шкурками снежной лисы мы пока не разжились. Пока Свенчик легкомысленно бренчит на лютне в таверне, матушка твердой рукой ведет их домохозяйство к процветанию. Недаром в народе говорят: хозяйство вести - не штанами трясти.
        Как и было оговорено с каджиткой в пути, мы резво разбежались по делам. Она отправилась сбывать часть трофеев в лавку к Лукану. Так же у нее в планах было поработать в алхимической лаборатории. Я же - в кузницу к Алвору. Бельда растерянно постояла на дороге, затем в одиночестве ушла в таверну. Время позднее. Заночует, а по холодку двинет, как и собиралась, в Вайтран. В наших советах она не нуждалась, а денег на «такси» до Виндхельма мы ей, конечно же, не дали. Сильная независимая женщина обязана справиться с прозой жизни сама, иначе она автоматически перейдет в категорию слабых и зависимых. А с ними делают много такого, чего не всякая натура даже в виде описания вытерпит.
        Размышляя о превратностях судьбы ложных довакинок, разобрал на верстаке броню Братьев бури на исходные материалы, чтобы получить от нашей благотворительности хоть какой-то толк. Как раз заканчивал с улучшением бандитской кожаной брони, когда вернулся Алвор. Не слишком торгуясь, мастер купил у меня все луки и лишние стрелы. Спрос на броню превышал предложение и мое криворукое творчество ушло за приличные деньги. В накладе Алвор не остался, продав мне по спекулятивной цене пяток железных слитков, необходимых для улучшения трофейной брони. Да, кроме двуручника, прочий арсенал улучшать оказалось экономически невыгодно и железа в слитках у кузнеца просто не осталось. Поэтому сдал все пырялки как есть, без прокачки кузнечного дела. К слову, арсенал кузнеца выгребли начисто озабоченные своей обороноспособностью ривервудцы и примкнувшие к ним беженцы.
        Маруся вернулась быстро и с недовольным видом. Камилла Валерия не разрешила пользоваться алхимическим столиком в магазине, а всячески вымогала продать все ингредиенты ей. В итоге большую часть их пришлось обменять на пару слабеньких лечилок и пустые флаконы про запас.
        Кстати, по моим наблюдениям в тавернах алхимические лаборатории почти не встречались. Пожалуй, только в деревнях, где не было ничего, кроме трактира. Оно и понятно, там, где люди едят и пьют нежелательно, например, готовить яды. Это не лучшее место для манипуляций с пальцами великанов, костяной мукой, глазами саблезубов, сердцами даэдра и прочими неаппетитными вещами. В Ривервуде алхимический стол имелся только в лавке братца Лукана.
        - Забей, - перевел дух я. Работать с железом было еще труднее, чем с кожей. - Семейка у меня та еще. Давай и твою «шкурку» улучшу.
        - Я… - начала было кошка и осеклась. Пришлось отложить инструменты и вывести бедолагу из кузни.
        За домом питомицу, наконец, прорвало. Слишком много всего ей довелось пережить в Скайриме до моего появления. Она рассказала, что доверилась Карджо, в том смысле, в котором неопытная юная особа может довериться мужчине, то есть озабоченному каджиту-самцу. И даже помогла ему отнять у бандитов в сторожевой башне Рифта потерянный им в схватке лунный амулет. Народным мстителям повезло застать бандитов пьяными и в неполном составе. Все бы ничего, но через время каджит-охранник передал ее Ри’Саду, как более старшему. И вот тут каджитке пришлось хлебнуть горя, вплоть до изгнания из каравана за непокорный нрав. Какое-то время она считала караван своей семьей, а негодяи Карджо и Ри’сад, считали ее своей собственностью.
        - Ри’Сад все же весточку мне передал, - заметил ради справедливости я.
        - Злокрысий помет знает, что мне некуда идти. И ждет, что Ма’Русса приползет к нему на брюхе и будет умолять дать работу, защитить от гильдии Воров. Ма’Русса будет работать за еду и делить с ним постель? Как бы не так!
        Кошка оскалила немаленьких размеров клыки и сжала рукоять кинжала.
        - Расслабься, этого точно не будет. А будет так. Однажды ты придешь к нему, в лучших зачарованных доспехах, вся в украшениях, чтобы продать пару трофеев, каких он еще никогда в глаза не видел. И то, когда у других торговцев закончатся деньги. Он от огорчения ужрется скумой и скампы утащат его в Обливион.
        Каджитка рухнула в мои объятия и беззвучно зарыдала. Я молчал, поглаживал ее по спине и думал, как выполнить свое обещание. Нельзя давать женщинам заведомо невыполнимых обещаний, даже если они их очень хотят услышать.
        - Нахрена мне ему что-то продавать, если у меня будет свой караван? - всхлипывая, поинтересовалась Маруська.
        - Вот то-то же! Моя ты умница!
        Немного помолчала, уткнувшись мне в плечо. Истерика утихла, тем неожиданней оказался ее следующий вопрос:
        - Скажи, я некрасивая?
        - А вот сейчас впервые пожалел, что ты научилась говорить.
        - Гад! Я всегда умела, просто ты не всегда меня понимал!
        - Вот и сейчас не понимаю, зачем ты спрашиваешь у меня всякую ерунду!
        - Это не ерунда!
        Пришлось напрячь себя на артистизм, изображая мем: «мое лицо, когда женщина-кошка говорит мне что ерунда - это не ерунда». Каджитка несильно ткнула меня лапой в грудь и ушла. Судя по всему, в баню. Видимо, почувствовала, что я почувствовал. Хорошо бы и мне принять водные процедуры. Последний раз мылся еще в прошлой жизни.
        Вечерело. С реки потянуло прохладой, из-за туч выглянул заснеженный Ветреный пик с чудовищных размеров драконьим храмом. Через время вернулся в кузню, взялся за железную кирасу, задумался и отложил. Возиться с железяками оказалось интересно. Вот наручи вроде неплохо улучшил, пожалуй, можно поработать над шлемом. Забавно было наблюдать краем глаза, как слова распирают кузнеца, в то же время дядька не хотел говорить мне под руку и тем самым ронять свое достоинство мастера. Я отложил в сторону молоток и кое-как улучшенный рогатый головной убор.
        - У меня для вас с Хадваром дело есть. - заявил кузнец, обводя взглядом собравшихся. Незаметно для меня, в кузницу набилось изрядно народа, хотя мне поначалу казалось, что задание касается только нас троих. Но тут как тут обнаружились и Свен и Фендал. На заднем фоне маячила группа поддержки, в виде жены Алвора, матушки Свена и… Камиллы Валерии. Ясно. Понятно.
        - В Факельной шахте засело разное отребье. Ривервуду потребно железо. - Алвор обвел руками вокруг, подразумевая, что дело касается всеобщего процветания и продолжил: - Не только сейчас, а вообще. Но сейчас особенно!
        Ривервуд жил не столько за счел лесопилки, сколько благодаря торговле с шахтерами. Окрестные рудокопы поставляли поселку руду, а тот снабжал их инструментами, продуктами и древесиной. Полученную руду кузнецы превращали в оружие и другие товары, которые пользовались спросом в Вайтране и даже Солитьюде. Некоторое время назад поток руды начал прекращаться, пока совсем не захирел. Далеко ходить в поиске виновных не было никакой нужды, шахты и выработки захватили банды всякого отребья. Пользуясь захолустным расположением Ривервуда и тем, что сил у ярла хватало лишь на защиту самого поселка.
        Своим брифингом Алвор порушил мне заготовленную фразу: «Мы не спрашиваем сколько их, мы спрашиваем, где они!». Место он назвал, а впятером мы вынесем любую банду, даже если они вдвое сильнее и сообразительнее четверки клоунов, что мы недавно отослали пировать в Совнгард. Большую банду просто сожрем по частям.
        Молча перехватил взгляд каджитки и качнул в ее сторону подбородком, мол, что скажешь? Та пожала плечами, что не возражает против новой авантюры.
        - Надеюсь, никто не против, если нашим отрядом героев покомандует имперский нобиль? - обратился к собравшимся я. Возражений не последовало, и я продолжил распоряжаться:
        - Вот и славно. Выходим завтра. Сегодня готовимся. Итак, Хадвар и Свен бойцы первой линии и прикрывают остальных. Вам нужны щиты и тяжелые доспехи… Фендал и Ма’Русса с луками действуют во второй линии. Я иду замыкающим и при необходимости прикрываю лучников или помогаю вам в ближнем бою магией.
        - Принимается. - на удивление легко согласился легионер, как единственный среди нас военный профессионал.
        Бойцы прибыли в экипировке и после моих слов Хадвар надел имперский стальной шлем. Из снаряжения Свен мог похвастать только побитой ржавчиной железной кирасой и железным клинком. Голь кабацкая из былины, да и только.
        - Бери, - показал я ему на улучшенные шлем и наручи, - С возвратом. Алвор, с тебя щит для нашего… героя. Дальше. Фендал, Ма’Русса - сегодня занимаетесь снаряжением, для тренировки уже темно. Алвор, сможешь улучшить им луки?
        Норд еще раз согласно кивнул.
        - Мне не нужно, - чуть высокомерно откликнулся босмер-охотник, - Но от хорошей кожанки не откажусь.
        Кузнец с глухим стоном выложил один из сыромятных доспехов с моими недавними доработками. Наручи и шлем у лучника все же нашлись свои. Еще один голодранец на наши головы!
        - Хадвар, проверь, чего стоит Свен со щитом и на мечах. В бою действуете вместе.
        На мои слова песенник скорчил недовольное лицо и дернул плечами, но промолчал. Хадвар расплылся в улыбке.
        - И да, в пещеру первыми не полезете, там наверняка ловушки.
        Для ловушек и сундуков у нас Ма’Русса.
        Некоторое время ждал от честной компании вопроса, для чего же им нужен я, но бойцы проявили выдержку, самообладание и не стали троллить верховного главнокомандующего.
        - Четыре отмычки, но у торгаша были еще. - доложилась каджитка. Маловато взяли специфического инструмента с «лесных братьев», намек понятен.
        - Итак, занимаемся по плану. Через полчаса… эээ, как совсем стемнеет, всех жду в таверне.
        Сам же следом за Камиллой прошествовал в лавку, отметив, что фигурка у нее что надо. Скайрим радовал глаз не только пейзажами, но и идеальными женскими фигурами. Но в данном конкретном случае, есть от чего сойти с ума и отправиться совершать подвиги. Я собирался напирать на пользу для всего поселка и «пролечить» Лукана на тему предстоящего оживления торговли. Но этого не понадобилось. Камилла сама выставила на стол пять лечебных флаконов и столько же восстанавливающих силы. Себе взял со скидкой три зелья восстанавливающих ману. Да пяток отмычек у Лукана, больше у него просто не было.
        Присел в лавке за столик у камина и вчерне набросал донесение для легата Рикке. Вот и началась моя работа на разведку легиона не на словах, а на деле.
        Наверное, каждому норду в детстве пересаживают печень дреморы, иначе невозможно объяснить, куда исчезает дикое количество алкоголя без всяких последствий. Пришлось и мне выдержать каскад здравиц от желающих разделить славу «Героев Хелгена». И даже самому толкнуть речь с финалом в виде тоста. Хотя какие мы к черту герои? Просто выжили там, где другим не повезло. Но людям требовались герои вне зависимости от моего мнения. Герои - товар штучный. И завтра у нас все шансы выгодно себя продать.
        Маруся ожидаемо срубилась на старте попойки. Волшебные зелья творят чудеса, но она еще не восстановилась после отсидки. А может дело еще и в том, что среди нордов моя Маруся чувствовала себя некомфортно. За редким исключением никто из поселковых с ней не общался. Ее если и замечали, то как досадную помеху на пути, но не как разумное существо с равными правами. Вдобавок, перечисляя Героев Хелгена поименно, тостующие старательно обходили вниманием сам факт ее существования.
        Проверив, как устроилась в моей кровати каджитка - отдельное спальное место в «Спящем великане» ей сдать не пожелали, и бросив собранный на завтра ранец в сундук, вышел на свежий воздух.
        На веранде таверны, потягивая медовуху из глиняной бутылки, Хадвар задумчиво всматривался в затянутый тучами Ветреный пик. Что-то в последнее время слишком часто натыкаюсь на него глазами. Никаких сомнений, что, как и в классической игре, кульминация наших Ривервудских приключений состоится в драконьем храме на заснеженной вершине.
        - В детстве, - вдруг заговорил он, - Мне часто снились кошмары о Ветреном пике. О том, как драугры по ночам лезут ко мне в окно. Не думал, что однажды они нападут на форт. Мне казалось, что нет ничего надежнее имперских крепостей…
        Легионер не лукавил. Внезапное нападение, гибель товарищей и потеря форта выбили его из колеи.
        - Послушай, с нами в клетке был некромант. Кто он?
        - Не знаю. Его взяли в пещере, копался в куче костей. За день до тебя. Мы стерегли его подельников. Он назвался Малкораном.
        - Разве некромантия преступление в Скайриме? - закинул вопрос на удачу. Вроде в классической версии можно было поднимать трупы и призывать скелетов сражаться за себя.
        - Надеюсь, ты шутишь, шпион? - поперхнулся медовухой Хадвар. - Это богомерзкая ересь! И за одно подозрение можно угодить в допросный каземат Стражи Рассвета. Куда мы и должны были передать эту тварь…
        Норд хлебнул напитка, прополоскал рот и мастерски сплюнул на мостовую.
        - Поправь меня, если я ошибаюсь. Крепость Стражи находится в Рифтене, где сильны позиции мятежников…
        - Забыл, что ты не местный. Стража Рассвета не участвует в нашей войне, но в каждом холде они уже отличились. Все ярлы им отдают должное и не чинят препятствий. Нам бы не пришлось везти преступников в Рифтен. Приехал бы дознаватель. Каджитку - на плаху. Некроманта бы допросили и тоже на плаху.
        Ишь какие суровые, на плаху! А если каджитка всей душой раскаялась за подсунутое ей ублюдками преступление?
        - А как оказалось, что палач с ним заодно?
        - Не знаю. Он всегда был той еще мразью, но свою работу выполнял, потому его и терпели в Легионе.
        - Придворного мага ярла зовут Фаренгар Тайный огонь, верно?
        Норд утвердительно кивнул и приложился к бутылке.
        - Что можешь о нем сказать плохого? Слухи, сплетни?
        - Ну ты хватил! Где он и где я? Нет, ничего о нем не слышал. А что?
        - Да вот что, - сунул под нос легионеру пару осколков черного камня душ.
        - Убери эту дрянь от меня, имперец!
        - Хочешь сказать, что видел такие? Когда? Где?
        - Это черное колдовство. А спросить и кроме Фаренгара есть у кого. Ближе.
        - Кого же?
        - Твою каджитку, которая «не преступница» - передразнил меня норд, - Взяли с грузом таких. Это дело для Стражи Рассвета. Так что не маши этой дрянью у всех на виду. Лучше выбрось в реку.
        Ага, уже выкинул. Аккуратно убрал осколки обратно в инвентарь.
        - У некроманта были при себе такие камешки?
        - А как же. С ними в руках и поймали.
        Понятно, запихивал в скелеты, а они потом поднимались.
        - Думаешь, посылка предназначалась Малкорану?
        Если честно, так себе версия. Каким бы доходягой ни был Малкоран, он мог бы унести осколков достаточно для зомбификации всего Хелгена. Городить огород с Маруськой бессмысленно. Если только бдительный патруль не сорвал доставку его сообщникам для подготовки еще одного теракта. Или отвлекающего маневра, судя по количеству камешков.
        - Спроси свою подружку.
        - Спросил уже. Она простой курьер Ги… и не знает ничего. Преступники использовали ее втемную. Отправь вы ее на плаху и они продолжат рассылать эти осколки. А так она опознает отправителя, вот ему башку и рубите.
        - Звучит разумно. Но чего ты хочешь от меня?
        - А давай выпьем, чтобы завтра в шахте все прошло идеально!
        Стук бутылок поставил точку в непростом разговоре.
        Допустим, Малкоран хотел заявить о себе, для чего захватил Хелген. Посылка предназначалась для Маркарта, если только каджитку не собирались перехватить по пути сообщники некроманта. В Маркарте, как и в любом крупном городе имеется Зал мертвых. Если с помощью камней поднять и подчинить местных «постояльцев», можно натворить дел в городе. Учитывая непростую ситуацию с Изгоями, можно предполагать одновременный удар изнутри и снаружи.
        Пожалуй, донесение следует дополнить.
        Глава 7. Куй железо не отходя от кассы!
        Утром на крыльце таверны столкнулись с Девой Меча. Та вчера времени тоже не теряла и зацепила себе напарника. Молодого норда из работников плавильни. Глуповатая, но довольная рожа будущего искателя приключений как бы намекала, что этот кожаный фартук, наручи, легкий щит, сыромятный шлем, кинжал и лук достанутся первому встречному грабителю. Каким образом блонда зацепила героя, слышали в таверне многие, кто был достаточно трезв, чтобы различать иные звуки, кроме задушевных песен Свена.
        Каджитка фыркнула с ярким оттенком презрения и насешки:
        - Кряхтела так, словно он тебя убивал.
        - Причем трижды! - и показал парню кулак с поднятым большим пальцем. Как-никак принял удар на себя, за что ему от всего мужского сообщества Ривервуда респект.
        - Не дождетесь! - довольная своим остроумным ответом, ехидно улыбнулась блондинка и развернулась, чтобы уйти с гордо поднятой головой.
        - Понятно. Вы просто полночи стучали кроватью нам в стену…
        Кошка и на Земле у меня была просто огонь, а в виде каджитки и вовсе тролль хай-левела получился. Бельда темпераментно топнула ногой и, окликнув своего спутника, пошла прочь. Уходя, нордский юноша пропел:
        - Изгоним имперцев, землю нашу вернем, защищать край родной будем мы день за днем!
        С этим все понятно, «Ульфрик» головного мозга. Попутного ветра в спину.
        Наградил свою напарницу за ее острый язык двумя бутылками кипяченой воды. В «Спящем великане» каджитов обслуживали неохотно, а мне позаботиться о ней было совсем не в тягость. Это ведь моя кошка, с которой мы бок о бок прожили семнадцать лет!
        Подвигал руками и поприседал, все еще не веря в свою удачу.
        - Странно. После вчерашних подвигов думал не встану. Это баня так помогла?
        - Первые десять дней считай нет ни боли, ни усталости. - пояснила Ма`Русса, - У меня так было. Бегала как заведенная.
        Однако, если пережитые в катакомбах Солитьюда раны называются «не больно», то я бы не хотел узнавать, что значит больно по-настоящему. Вот вчера в бою мне практически не досталось. Нужно продолжать в том же духе, только и всего.
        - Божественное благословение или «защита новичка»?
        Кошка артистично пожала плечами, мол, такие сложные вопросы даме задавать неприлично.
        - Что ж, у меня еще неделя, чтобы геройствовать в промышленных масштабах. Потом придется беречь себя любимого.
        - Ты уж постарайся. Мне без тебя хреново пришлось. Больше не хочу.
        - Я тебя не брошу, Марусь.
        Факельную шахту в игре я обносил много раз. Как в одного, так и на пару с тем же Фендалом. Мне было что сказать, но изводить подчиненных дополнительным инструктажем не стал. Собрались у трактира и пошли на войну. По-скайримски буднично.
        Мы с каджиткой как заправские десантники попрыгали, на тот вполне вероятный случай, когда придется подкрадываться к супостату.
        В возможность договориться с бандитами не верил изначально. Алвору нужна эта шахта, значит, он получит ее. Готовую к употреблению и без населяющих ее бандитов. Ведь кузнец вложился в наш поход своим трудом и очень рассчитывает на положительный результат. А нам с напарницей нужен не просто кач. Нам нужно поскорее заработать в Скайриме имя. Которое всякая сволочь будет шептать, трепеща и задыхаясь от ужаса. Само собой, трофеи лишними никогда не бывают.
        По пути мы отрепетировали совместные перемещения и сигналы, чтобы маневры не мешали лучникам разить супостатов, и никто из союзников не попал под случайную стрелу.
        Сюрпризы начались еще на входе. Часовых оказалось двое. Эмблемы с волчьей головой на щитах свидетельствовали, что мы планируем напасть вовсе не на мирных фолкритских рудокопов, а на самых что ни на есть бандюг. Снять обоих не получилось, пока всем скопом добивали одного, закованного в стальную броню, второй подранок скрылся в шахте. Ма’Русса, точнее ее стрела, догнала беглеца в темноте. Злодей напоследок успел вскрикнуть и довольно шумно упал, но тоннель оказался достаточно протяженным и гуляющий под сводами ветер заглушил шум.
        Занявшая место в голове отряда, каджитка повела нас, обезвредив медвежий капкан и натянутую бечевку, которая не крепилась ни к чему, сама по себе выполняя роль примитивной ловушки. Споткнувшийся должен был упасть на острые камни и битое стекло. Оккупанты не поленились укрепить «розочки» и крупные осколки в трещинах породы. Зато западни с камнепадом на месте не обнаружилось, по причине низких сводов, трудоемкости и нулевой эффективности затеи.
        Ночное зрение каджитки избавило нас от необходимости пользоваться фонарем и, соответственно, демаскировать вторжение. Факелы на стенах вопреки названию шахты встречались редко и, видимо, для интерьера, поскольку ни один не горел. Немного подождали в темноте, пока наши глаза адаптируются к отсутствию света и пошли дальше, держась друг за друга.
        Наши старания в скрытном перемещении принесли свои плоды. Троих негодяев вокруг костра мы застали врасплох. Расположившиеся в большой пещере с миниатюрным озером бандиты болтали о своем насущном в ожидании мясной, судя по запаху, похлебки. Факелы и фонари давали достаточно света, чтобы подробно рассмотреть стоянку.
        Распределили цели и собрались атаковать, но Свен звонко приложился о камень щитом. Противники резко вскочили, обнажая оружие, что не сильно им помогло. Наши лучники осыпали их стрелами, пока те взбегали по лестнице. На встречу им синхронно шагнули наши «танки», приняв удары бандитских мечей на щиты. Я же из-за их спин пыхнул в рожи врагов струей огня. Хадвар ловко выбил меч из руки своего противника, а нападавший на Свена синхронно получил две стрелы в обгоревшую «фотокарточку». Пустившийся наутек вглубь пещеры враг поймал стрелу в бок, неловко наткнулся на деревянный столб крепи, упал и закричал, что сдается.
        - Жить хочешь, заткнись! - вполголоса бросил ему Хадвар. Потерявший меч и получивший удар щитом бандит тоже поднял руки, что не спасло его от нескольких пинков под ребра, выданных Свеном от широты нордской души. Поверженных врагов быстро обыскали, забрав все, кроме одежды. Связали по рукам и ногам сыромятными ремнями, которые додумался прихватить бард. Выглядели разбойники жалко и совсем не по-боевому. Едва до них дошло, что численный перевес за нами, они сразу прекратили сопротивление.
        Хадвар взял допрос в свои руки, но прибегать к побоям и, тем более, к пыткам ему не пришлось. Оба пленных рассказывали охотно и все подряд, перебивая друг-друга. Было непросто выловить в этом мутном потоке излияний ценную информацию. Осталось шестеро подельников и главарь в их числе. Трое с луками, сильных магических способностей и боевых артефактов ни у кого нет. В дальнем штреке трое пленников колотят руду. В кладовке хранится награбленное, список которого напугает карьерный самосвал.
        Время от времени приходилось бандюков затыкать и направлять разговор в конструктивное русло. Кто выступал скупщиком награбленного и добытого, снабжал шахту продовольствием - таких тонкостей рядовые джентльмены удачи не знали. С кем из коллег по опасному бизнесу поддерживались связи - тоже. Кто конкретно работает наводчиком - и этот вопрос пока остался без ответа.
        В финале доклада один из бандитов осмелел настолько, что попросил снять с огня похлебку. Пришлось уважить просьбу. Запах горелой пищи нам самим будет мешать при последующем грабеже.
        - И что нам с ними делать? - поинтересовался у Хадвара, с которым отошли к очагу пошептаться.
        - Сдадим людям ярла. Если изловим главаря, точно будет хорошая награда. За эти ничтожества по полсотни монет отсыплют.
        - Вот как? - натурально удивился новым подробностям этого мира, стараясь не произнести слово «рабство». Ведь оно в Империи давно изжито.
        - Кому-то надо трудиться в шахтах…
        Пятьдесят септимов за голову, не так уж и много, если прикинуть весь геморрой с лечением, кормежкой, охраной и доставкой пленников в Вайтран. С другой стороны, лично у меня рука не поднимется резать горло тем, кто сдался на милость победителя. А отпускать их тем более глупо. Пожалуй, сплавить этих недоумков на рудники вполне себе выход. Да, было бы наивно полагать, что бизнес на пенитенциарных заведениях в суровом северном краю исключительно прерогатива Маркартских властей.
        Бандитам заткнули рты, развязали ноги и повели за собой в глубь. Обязанности конвоира пришлось взять на себя мне.
        Легкая победа нас расслабила, поэтому мы едва не проворонили засаду. Опустив рычагом мост, Ма’Русса долго вглядывалась во тьму. Не просто так ведь погасли факелы на той стороне? Отвлекся, чтобы уложить пленных на землю. Нет, здесь явно что-то не то.
        - Назад! - прошипел за секунду до того, как стрела над головой Ма’Руссы выбила из породы сноп искр. Дернул стоящего в полный рост Свена за каменный столб. Хадвар образцово щитом прикрыл нашу разведчицу, а та ловко ушла за него и присоединилась к нам в укрытии. Враги бестолково засыпали пустое пространство стрелами, выкрикивая, что трупы будет легче грабить. Капитаны, блин, очевидность. Но если судить по результатам стрельбы, бандитские очи видели примерно на минус восемь.
        Подгадывая по времени, Маруська и Фендал высовывались по очереди и отвечали. На третьем-четвертом нашем выстреле с той стороны закричала женщина. Вряд ли там приключились роды, да и ответный поток стрел ослаб.
        Хадвар и Свен без напоминания выскочили на мост, прикрывшись щитами побежали сбивать вражин. Пара стрел ткнулась в их щиты, едва слышно в многоголосице криков, наполнявших пещеру. Наши лучники поддержали атаку и с той стороны снова донесся вопль боли.
        - Лежать и не дергаться! - инструктировал пленных с нетерпением глядя на исчезающих в темноте соратников. - На выходе патруль. Они не в курсе наших обещаний. Посекут и не спросят, как звали!
        Последнюю фразу выкрикнул на мосту, но все равно едва успел к финалу. Два трупа, пара пленных под надзором возбужденной кровавым угаром Маруси. Последний враг остервенело рубился с Хадваром и Свеном, используя тесноту выработки. Которая, впрочем, не помешала ему получить в подарок от Фендала пару стрел в сочленения стального доспеха. Прижатый к стене громила в латах, истекал кровью, но не сдавался. Нашим рубакам тоже досталось, и они осторожничали.
        Поймал момент, когда бандит скрестил клинки с Хадваром и обдал пламенем его голову в рогатом шлеме. Тот резко бросил меч и противно визжа, содрал шлем и схватился за опаленное лицо. Синхронные удары прекратили мучения врага. Труп грохнул стальным нагрудником об пол, заливая тот своей кровью.
        Мой вопрос: где еще двое? Предвосхитила одна из пленных лучниц:
        - Старый скамп сбежал со своей сучкой! - и расхохоталась горьким смехом обреченного человека.
        Четверку пленных рядком усадили напротив кладовки под охраной помятого и ошалевшего Свена и невозмутимого Фендала. Мы с Хадваром и Ма`Руссой отправились преследовать главаря бандитов и его подельницу.
        Попутно освободили пленных: аргонианина, каджита и пожилого бретонца. Чтобы исключить расправу над пленными бандитами, освобожденных отправили на зачищенную стоянку похлебать из котелка и привыкнуть к изменениям. Хадвар пообещал вернуть им отобранное имущество и настойчиво попросил не расходится, до завершения контртеррористической операции. Конечно, он назвал происходящее от волнения не совсем так, а простым нордским словом, которое тоталитарная цензура не пропустит.
        Беглецов мы нашли, поскольку никуда убегать они не собирались. Чем была обусловлена вера главаря в свои силы для меня так и осталось загадкой. Шахта оканчивалась внушительной каверной, вполне приспособленной для жилья. Мы вошли и замерли в напряжении, готовые к чему угодно, кроме тишины. На миг стало слышно падающие с каменных сводов капли.
        Внезапно каджитка с криком: Вот он! спустила тетиву. Хадвар поймал щитом необычайно мощный удар, надсадно крякнул, но продолжил прикрывать каджитку. Враг закружился вокруг нас в темноте, молча получая от Маруси стрелу за стрелой.
        Внезапно мне захотелось разогнать сумрак старым добрым огоньком, и я выпустил струю в тот самый момент, когда главарь кинулся на меня с боку из темноты. Несмотря на попавшийся под ноги табурет, ему удалось легко повалить меня и как следует напугать. Видимо, струя пламени сбила ему прицел и удар кинжала пришелся в меховой рюкзак. На автомате довернул руку-огнемет и обдал фигуру в балахоне от пояса до головы. Клыкастый оскал в сантиметрах от моего лица резко отпрянул, но, я успел перехватить левой его конечность с кинжалом. И не позволил нападавшему разорвать дистанцию, пока не довел прожарку до «Well done». С диким воплем упырь утонул в ревущем пламени, на глазах превратившись в горку пепла.
        - Драть твою Намиру-мать! - только и промолвил я. Вонючий дым заполнил горло, глаза слезились от ценного, но едкого алхимического ингредиента, но Боги, как же я радовался, что тварь не успела меня укусить!
        Рядышком с кучкой праха улеглась вторая персона, усилиями Маруси похожая на подушку для иголок. Она оказалась трэллом, да не абы каким, а из Дозорных Стендарра, судя по обрывкам одежды.
        Все, злодеи повержены и силы добра могут приступать к тому, ради чего все это затевалось - вдумчивому и кропотливому грабежу.
        - Ух ты! Нау ай хэв э машин ган! - воскликнул, примеряясь к арбалету Стражи Рассвета. Это из него прилетело нашему легионеру в щит, пронизав тот и выбив из бойца дух. Едва одним Героем Хелгена не стало меньше, только тяжелый доспех и спас.
        - Чего? - не понял моей реплики Хадвар, расточительно выбрасывая флакон из-под лечебного зелья.
        - Хорошая штука мышей гонять, говорю!
        - Странный ты какой-то, - из-за обширного ушиба груди слова норду давались с трудом, но он не смог промолчать.
        - Хадвар, не путай. Я не странный, а загадочный.
        - Хорошо, что ты на нашей стороне.
        - Соглашусь. У нас все получилось, это главное.
        - Теряем время, мальчики, - вклинилась в мужской разговор Маруся, зажигая светильник, - Тут добычи таскать-не перетаскать.
        Итак, бандформирование численностью в дюжину рыл слило матч сборной Ривервуда вчистую. Все участники оного, судя по убитым и пленным, являлись нордами и только главарь оказался данмером и к тому же вампиром. Пленные пояснили, что заразился он недавно, после чего коварно отравил прежнего вожака и пару его приближенных. Остальную банду держал в страхе, что не помешало паре громил недавно дезертировать, прихватив некоторую часть добычи. Не мудрено, что нового начальника никто не уважал, и если мотивировать бойцов на грабеж ему еще удавалось, то защищать награбленное большим желанием они не горели. Погибшие просто сражались за свою жизнь.
        Добычи оказалось много, но большую ее часть описывалась двумя словами: объёмная и тяжелая. Перво-наперво, собственно железная руда, которая была просто везде: мешалась под ногами, пылилась в мешках, в плетеных корзинах, в открытых ящиках, в двухколесных тележках и даже на полках немногочисленной грубой мебели. Вторым пунктом шло железное и стальное оружие и доспехи, включая полный набор тяжелой имперской брони, комплекты Брата Бури и фолкритского стражника, отдельные элементы стальной брони. В сундуках хранился приличный запас стрел и пара стальных мечей. Это в дополнение к арсеналу, что поснимали с живых и мертвых бандитов.
        В комнате главаря, помимо тысячи золотых, нас ждала шкатулка с самоцветами, парочкой золотых колец и ожерелий. Три пузырька скумы и флакон с сильным ядом. Ткани. Одежда. Серебряная посуда. Металлические слитки. Огромное количество звериных шкур, в том числе парочка снежной лисы. Будет чем порадовать матушку Свена! Так же нашлись куски выделанной кожи и ремни.
        С продовольствием дела обстояли неважно. Можно сказать, что банда жила впроголодь. О размахе былых попоек напоминали залежи пустых бутылок по углам.
        Солидные запасы всевозможных светильников трогать не стали. Это добро пригодится и новым владельцам предприятия. Сколько-то факелов пожгли в процессе мародерки, но потом потушили и оставили на местах все светильники в ограбленных и покинутых помещениях шахты.
        Основной доход бандитам приносило похищение людей на тракте. На момент нашего визита в логово в плену томились трое. Бандиты рассчитывали получить неплохой выкуп только за бретонца, как-никак торговец. Каджита с аргонианином вроде бы собирались продать в рабство, но информация кому и где ушла в небытие вместе с главарями. Свою кормежку пленники отрабатывали киркой, чем и объяснялось огромное количество добытой руды, которую бандиты просто не знали куда девать. С кем вели дела покойные руководители преступного сообщества по части скупки краденного и разведки, никто из рядовых разбойников не поведал даже за обещанный флакон лечебного зелья.
        Когда двигались по шахте в процессе уничтожения банды, я не обращал внимания на выходы железной руды. По итогам подробнейшего обыска насчитал двенадцать рудных жил. Если учесть, что ресурсы в локациях периодически обновляются, старина Алвор будет доволен.
        Пока мы таскали трофеи к выходу, Хадвар нашел себе занятие по душе. Рекрутировав пару не слишком пострадавших пленников, собрал и вывез раздетые до исподнего трупы. И наблюдал, как будущие каторжане хоронили неподалеку своих менее везучих подельников.
        Помимо арбалета, выбрал кирку поновее и прибрал в инвентарь. А чуть раньше туда перекочевал учебник «Изготовление легкой брони». Чем подал плохой пример остальным членам отряда. Каждый посчитал нужным немного довооружиться и экипироваться из общей добычи. Исключительно в целях повышения боеспособности, конечно. Недавние голодранцы Фендал и Свенчик щеголяли полными комплектами доспехов и стальными клинками. Ну и Хадвар-щедрая душа не подвел: снабдил бывших рабов оружием, броней, провиантом, а бретонцу отдал ткани, посуду и часть ювелирных украшений, в которых хитрый старикан уверенно опознал свои товары. Маруська не будь дурой прихватила эльфийский шлем и двемерский кинжал, которым вампир едва не настрогал из меня вкусной кровяной колбасы. Так же в котомку проныры перекочевала вся скума и флакон яда.
        Почему-то кроме меня системно порыться в наваленных в художественном беспорядке бочках и ящиках, желающих не нашлось. Маруся с полтычка вскрыла оба-два запертых сундука и была такова, прочие же наши соратники видели в тотальном обыске мало смысла и не захотели тратить на него время. Видимо, от капусты, картофеля и лука-порея у них в Ривервуде и так закрома ломятся. То ли дело хвастаться друг перед другом трофеями и новыми удивительными деталями недавнего боя. Помня о своей способности находить больше золота, я не поленился заглянуть в каждый закоулок и обшарить все, до чего дотянулись мои загребущие руки. Результат порадовал полусотней монет, мешочком соли, несколькими кусками все той же руды, дюжиной крупных кованных гвоздей и серебряным кувшином. Откровенный хлам не брал. Сделал исключение для пары пустых флаконов и чистых листов бумаги. Ингредиенты и флаконы сдал Марусе, руда отправилась в общий котел, а золотишко, гвозди и кувшин пошли в мой личный доход.
        Кстати, гвозди и прочие железные изделия для строительства, пользуются в этом Скайриме не меньшим спросом, чем оружие и доспехи. А ковать гвозди, петли, обручи для бочек, звенья для цепей и тому подобные штуки можно на самом низком уровне навыка. Как и расходники для луков и арбалетов. Мне вот для своей находки предстоит сделать боекомплект собственноручно.
        Добычу вывозили в два захода. В первый этап привели в городишко целый караван из освобожденных рабов и пленных. Бандитов запрягли в две двухколесные тележки, нагруженные оружием и броней. Горожане встретили победителей с еще большим воодушевлением, чем после Хелгена. Все же с обретением источника сырья в городе возобновится производство и оживет торговля, что позитивно отразится на жизни каждого обитателя Ривервуда.
        Пленников накормили и посадили под замок до отправки в Вайтран, где они предстанут перед судом, а нам начислят награду за голову главаря бандитов и четверых каторжан.
        Телеги и ранцы разгрузили во дворе дома Алвора. Продать весь хабар сразу оказалось нереально: у торговцев закончились деньги.
        Здесь же счетная комиссия в моем лице поделила между участниками добытые по бандитским сундукам, карманам и вырученные благодаря частичной распродажи трофеев септимы. Вышло по четыре с половиной сотни на каждого. Мелькнула мысль, что большой толпой, конечно, воевать безопасней, но совсем не выгодно. Свен, например, больше мешался, а гонорар получил наравне со всеми.
        Тут не столько давила пресловутая жаба, сколько напрягал Маруськин долг воровскому сообществу Рифтена. Преступники предсказуемы: поставят на счетчик и пришлют громил. А начнешь платить, выдоят досуха. Отчего лично у меня большой соблазн послать ворюг по написанному на заборе адресу. Проблема в том, что это не та игра, в которой я посмеиваясь резал посланных за моим скальпом наемников, хорошо наживаясь на трофеях недотеп. Воевать с гильдией Воров хорошо, когда у тебя есть своя такая же.
        За оставленной в шахте рудой отправились работники плавильни под началом Алвора с охраной в лице Хадвара и пары ополченцев Ривервуда. Свен ушел воспевать свои подвиги в таверну. Фендал шарился вокруг лесопилки, неумело имитируя бурную деятельность. И в тот момент, когда я констатировал, что отряд вновь сократился до минимума и для серьезных дел непригоден, спасенный из рабства каджит набрался смелости:
        - Ма’Русса мой грива! Грива сказать, Джи’Барр делать. - и стукнул себя кулаком в грудь для убедительности подачи.
        Мы с кошкой, наконец, соизволили заметить мелкий шерстяной хвостик, что таскался за нами по Ривервуду как пришитый.
        Каджитский подросток по имени Джи`Барр всю дорогу следовал за моей Марусей, ловя восторженным взглядом каждое ее движение. Периодически тишком поглядывая на меня. Мохнатый пройдоха каким-то образом догадался, что мы с каджиткой связаны между собой куда более серьезными отношениями, чем с прочими участниками зачистки бандитского логова.
        Пожалуй, тут щедрость Хадвара пришлась к месту. Шагнувший из забоя на свободу в одной набедренной повязке, юный кошколюд приоделся и перестал светить причинными местами, смущая мою напарницу.
        Его история, рассказанная нам примитивным языком, ничем не примечательна среди тысяч других. Родился в дороге. Родителей, типичных сорванных в очередной раз с насиженного места беженцев, не помнит. Кутенка, как мячик передавали от одной группы бродяг другой, пока, наконец, не забили трехочковый, подбросив на порог Благородного сиротского приюта, что в Рифтене. Где он и вырос. Каким-то чудом, если, конечно, не врет, в процессе становления на лапы, разминулся с тамошней криминальной публикой. Не так давно его выставили за порог по причине перехода из младшей категории возраста в юниоры. С натяжкой, даже по меркам «скороспелых» зверолюдов, но для управляющей лишний рот оказался страшнее арбалета. Кочевал с бродячими торговцами по маршруту Рифтен-Вайтран. Отошел в кусты, где нарвался на волка. Бежал, потерял своих, заблудился. Плутал по лесам, шарахаясь от злокрысов и волков. В Ривервуде узнать правильную дорогу не удалось, никто не захотел с ним разговаривать, стража оперативно проводила приблудного каджита на выход. И подросток пошел, куда глядели шальные глаза. Так и попался бандитам, вышедшим на
промысел к тракту. Сейчас же ему было совершенно некуда деваться: на работу никто не возьмет, если только с кем-то добраться до Вайтрана и там поискать своих. Но стоило заглянуть в глаза Джи`Барра, чтобы понять - этот вариант им всерьез не рассматривался.
        - Ну что, подруга, кажется, первый кандидат в твой личный караван у нас есть. - резюмировал я печальное жизнеописание молодого каджита.
        Джи`Барру словно плеснули под хвост скипидару и выставили на конкурс молодежных танцев, призовой фонд которого состоял из элитных эскортниц с сиськами, источающими скуму.
        - Мелковат! - изобразила сомнения каджитка, едва скрывая радость от неожиданно скорого начала реализации мечты.
        Что верно, то верно. Тощий, редко евший досыта, зато жилистый и мотивированный.
        - Откормим. В повозку нам его не запрягать.
        - Джи’Барр сможет тащить повозку! - поспешил заверить нас каджит.
        - Дороги опасны, - продолжала играть роль скептика Маруська, - Каким оружием владеешь?
        Пользуясь щедростью Хадвара, каджит взял железный кинжал и длинный лук с пучком простых стрел.
        - Джи’Барр сможет сражаться! - немедленно принял боевую стойку и рассерженным самураем зашипел тот. Выглядело угрожающе… как фронт работ для мастера маникюра. Потому как железный кинжал из-за пояса «бойцовый кот» выхватить забыл.
        Ввел «неофита» в курс дела, выдав краткую версию событий и планов: мол, мы, как и он, в Скайриме чужие, но стремимся занять свое место под солнцем, собрав свой собственный караван. Затея наша обречена на успех, поскольку сами мы не промах, знаем друг-друга давно, знаем серьезных людей (это факт), а они знают нас. Ну почти знают. Впрочем, для Джи`Барра трактирная обслуга, которая его на порог не пускала украсть объедки, уже большое начальство, которому я могу снисходительно отдавать распоряжения. Ярлы, король Торуг, генерал Туллий и прочие власти обитали где-то за орбитой его мирка, если он и слышал про них, то по извечной каджитской бесшабашности не принял эти сказки всерьез. Много ли в Скайриме каджитских караванов, у истоков которых стоял бы настоящий имперский нобиль? А это, скажу я вам, совершенно другие возможности…
        Наши успехи он сам видел: в легкую вынесли бандитов, досаждавших местным, захватив две телеги добра. Ма`Русса с достоинством входит в лавку Лукана и держится наравне с прочими жителями городка. Как ни скрывай неудобную правду, но она из четверки Героев Хелгена, в честь которых местные выпивохи второй день ходили на бровях.
        Правило в нашем сообществе просты и понятны: за своих до конца, не брать чужое, даже если очень плохо лежит, не задираться с кем попало, есть дела важнее драк, а главное, слушаться во всем меня и Марусю.
        Новый член Маруськиного прайда удивил. Когда все формальности с трудоустройством были соблюдены, преподнес ей меховые сапоги охотника, дающие 10 % прибавку к скрытности. Когда и где он их успел стырить, непонятно, но главный талант нашего нового спутника сразу проявился во всей красе. Надо будет подробно поговорить с ним на тему частной собственности. А пока замнем.
        В благодарность за подарок каджит был послан в баню. От него все еще сильно воняло последствиями плена, а из-за пыли разглядеть его природный окрас не представлялось возможным.
        Итак, серьезный квест выполнен, в лавке у братца Лукана покуда все в порядке, отчего в рядах несостоявшихся Довакинов наметилась было недопустимая праздность.
        Следовательно, наступило время важного правила скайримского приключенца: прошвырнись по окрестностям, перевернув каждый камень.
        Не знаю почему, но в пути мне лучше думается. Ноги делают свою работу, глаза и уши свою, а мозг трудится эффективнее всех. А поразмыслить есть, о чем: пора выработать долговременную стратегию. Поскольку свой караван с медовухой и каджитами, это не стратегия, а Марусина хотелка. Стратегия же есть план прихода к успеху, и я наличием четкого плана пока что похвастать не мог.
        - Так, котята, - обратился к своему воинству, - Перефразируя одного мудреца из вашего пушистого племени, мы не можем не идти навстречу неприятностям. Ведь они ждут. Предлагаю пробежаться по округе.
        Предложение одобрили единогласно.
        Поскольку новенький у нас на испытательном сроке, да и светлого времени жаль, улучшение его экипировки отложил на вечер. Взял в аренду из общей добычи стальную кирасу, шлем и щит. Случись драка, мне придется танковать, без вариантов. Свежепомытого Джи’Барра временно экипировал меховыми наручами и ранцем поприличнее его тощего мешка, вручил ему бутылку питьевой воды и слабое зелье лечения.
        Не мудрствуя, отправились на противоположный берег Белой через мост. Кошколюди походя оборвали клешни троице задиристых, как дети гор, грязекрабов, избавили все пни и поваленные стволы деревьев от грибов. Там, где мы с Марусей вчера наблюдали парочку оленей, обнаружился череп этого благородного животного. В котором преспокойно лежал во всей красе безупречный изумруд. В самой игре я этот тайник вроде бы не находил, но как-то подсмотрел в одном видео в духе: «Все секреты Скайрима за 5 минут». И вот, сработало. Не все мои знания игровых реалий устарели.
        - У Маруси сегодня день подарков. Моя ты радость, пусть он принесет тебе удачу и богатство!
        - Мутсера! - воскликнула кошка, с восхищением созерцая драгоценность в своей лапе. - Знаешь, как угодить даме!
        Джи’Барр забыл, как дышать, зачарованный камнем. Не ошибусь, предположив, что столько денег он за свою жизнь ни разу не видел.
        Направив энтузиазм соратников на сбор растений, сам извлек кирку и оприходовал железную жилу у подножия горы. Вот с таким разделением труда и прошлись частым бреднем с полкилометра между рекой и горой.
        Взятая с главаря бандитов в лесном лагере карта не обманула. У скалы, в пустом стволе поваленного дерева обнаружился старинный запертый сундук. Пришлось отвлечь Марусю от сбора ингредиентов.
        Итак, двадцать восемь монет отлично разделились на троих. Железный слиток и обычный камень душ забрал себе для развития навыков, а рубин и медный обруч с лунным камнем предложил компаньонам разыграть, угадывая в какой руке. Ма’Руссе достался камешек, а и без того совершенно счастливому кошаку украшение. Он был бы рад его уступить предмету своего поклонения, но я настоял, чтобы Джи’Барр тоже получил вещь на память о нашей первой совместной вылазке. На удачу. К удаче каджит отнесся с пониманием и тут же напялил обруч на голову. Мой авторитет, как человека, дважды на ровном месте нашедшего сокровища, в его глазах взлетел выше звезд.
        «А ведь здесь я как-то встречал легендарного Майка Лжеца. Вот было бы круто моим подопечным с ним поболтать о своем каджитском!» - едва захотел озвучить им эту мысль, как подавился словами. Ко мне целеустремленно через поляну двигались трое легионеров с оружием наготове. Орк в тяжелой броне и с секирой, двое в кожанках, с мечами и без щитов. Краем сознания отметил, что комплекты экипировки неполные, что не свойственно солдатам Империи. Бросил осторожный взгляд на поляну, где остальная часть отряда собирала гербарий. Мои каджиты, похоже, держали ушки на макушке и при появлении странного отряда затаились в кустах. Молодцы. Поддержат стрельбой или отомстят, смотря по обстановке. Хотя, если эти меня «сложат», лучше бы у Маруси хватило ума сбежать.
        - Эй, парни, вам чего? - простодушно окликнул злодеев, идущих меня убивать и грабить.
        Вместо ответа те, разошлись по фронту, собираясь прижать меня к скале. Чтобы прикончить без труда.
        - Господа, у меня нет проблем с Легионом! - Убирав кирку в инвентарь, показал им что я не вооружён. В то же время на моей левой руке появился щит. Отступил, выбирая площадку поровнее.
        - Стой на месте! Ты оштрафован на сто септимов! - проревел орк.
        На что у меня вырвался издевательски-нервный смех.
        - Интересно за что?
        - Интересно ему, блядь! - разозлившись, орк медленно и с удовольствием, словно поверив в мою беззащитность, занес над головой секиру.
        Да, это Скайрим, детка, но почему-то никто не ждет от парня в тяжелой броне магии. Я увидел, как в один миг изменился в лице враг, когда на моей ладони, вздетой в обреченном на ампутацию защитном жесте, возник огонек. В следующую секунду разросшийся до ревущего потока, пропекшего наглую, клыкастую рожу до костей. Принял жестокий удар на щит от бретонки и перенес огонь на нее. Бандитка попыталась уклониться, но озверевший от боли орк шел напролом и отпихнул ее, стремясь лично развалить «огнеметчика» до самой жопы. Все же зрение подвело злодея. Удар пришелся в скалу и секиру едва не вырвало из рук отдачей. В эту же секунду в правой подмышке главаря выросла стрела. Орк бросил двуручное оружие, выхватил кинжал и резким выпадом достал меня в ногу. Больно! Получив в ответ мечом по шлему, отступил. Бретонка торопливо рубанула меня по спине, но имперская сталь и мясо выдержали удар отлично. Шаг назад, идеально сработал щитом, отбросив негодяйку назад. Острие моего тяжелеющего меча помешало орку сократить дистанцию. Гад попытался резануть мне рабочую руку, но безрезультатно, получив неопасный порез шеи,
отступил.
        Некоторое время наша бестолковая резня продолжалась, однако противники выбывали, получая стрелы одну за одной, по очереди ложась на землю.
        Меня не убили чудом. Выстоял на последних крохах здоровья, весь в своей и чужой крови. С благодарностью глядя на бегущих ко мне каджитов, сел на покрытый мхом камень, торопливо выхлебал зелье, дополнительно наложил на себя лечение из остатков маны. Жить хорошо!
        Едва орк замахнулся, мои соратники начали стрельбу из засады по распределенным мишеням. Каждый выстрел из скрытности обеспечивал двойной урон противнику. Более того, умная Маруся смазала себе и подростку стрелы ядом, добытым в шахте. Данмера она второй стрелой парализовала и тот скоропостижно помер от кровотечения и яда, так и не приняв участия в драке.
        - Спасибо, родные мои. Лутайте, гадов, я пока отдохну.
        Блокирование, разрушение и тяжелая броня отметились поднятием навыка. Пора бы уровень поднять, отставать от Маруси несолидно. Как по мне, в первом совместном бою все себя проявили достойно, внушает оптимизм.
        Денег с «оборотней в погонах» сняли прилично, словно те уже успели собрать с четверых бродяг по соточке. Три неполных комплекта имперских доспехов и три «родных» меховых брони, пять стальных мечей, два стальных же кинжала, орочья секира, меховые ранцы, порядком ношенные плащи и одежда. Длинный лук с дюжиной стальных стрел имелся только у данмера. Медовуха, вино, немного еды, факелы, отмычки.
        Прошли чуть дальше, ориентируясь по траве, примятой покойными грабителями. Вышли на поле недавнего боя. Тела троих легионеров, оружие, вещи… Подобрали луки, брошенные мародерами элементы экипировки.
        В качестве мгновенной кармы мне досталось письмо убитого легионера, которое, как следовало из пояснительной записки на нем, необходимо доставить некоему Тоньольфу в Винтерхолд. Убитый доводится ему младшим братом. Мучимый дурными предчувствиями, перед выходом на задание, он написал прощальное письмо. Что ж, последняя воля свята.
        Пришлось похоронить павших легионеров в ближайшей низинке. Завернув тела в плащи, забросали покойных землей. Сверху уложили камни.
        - Так, ребятки-зверятки. Дальше там в лесу хижина старой ведьмы, живущей под видом безобидной старушки. Не то Агнесс, не то Атис…
        - Анис, - поправила меня Маруська.
        - Да, может и так. Я в нордских именах «не копенгаген» - согласился и продолжил, - У нее есть книга по алхимии, но вряд ли на виду. И должна быть лаборатория. Еще дальше есть затопленный форт Глубины Илиналты. Очень любопытное местечко. Еще можем подняться к башне и вырезать бандитский дозор.
        - Нет, на сегодня хватит приключений. - твердо решила Маруся. И подняла затуманенный слезами взгляд на заснеженные вершины Ветреного пика. Каджитка не скрывала своих переживаний, что едва не потеряла меня. Я прижал ее к себе и заговорил нечто ободряющее. Слишком много смертей вокруг. Не по-игровому жестоких и неприглядных.
        Глава 8. В интересах Империи
        Чтобы побыстрее рассчитаться с участниками набега на шахту, оставшуюся ювелирку и камни душ выкупил сам по разумным ценам. Передал Марусе, пусть таскает драгоценности на постоянной основе. Товар компактный и дорогой, реализация которого в том же Вайтране позволит каджитке неплохо прокачать торговлю. И получить деньги на погашение долга гильдии воров.
        Капиталов Лукана Валерия и кузнеца Алвора, едва хватило на скупку прочего барахла, пусть моими стараниями к концу дня оно получило показатели брони, урона и стоимости немного выше.
        Наконец, после двойного повышения Кузнечного дела и Красноречия, взял восьмой уровень. Повысил себе запас жизни, слишком уж близко к опасной грани прошелся сегодня. Не могу я рисковать в тот момент, когда главная проблема еще не решена, хотя жизнь у моей кошки потихоньку пошла на лад. Выбрал перк «Стальные доспехи» - регулярно попадаются в трофеях, надо уметь их улучшать и для себя, и на продажу.
        Нашел Гро-Ротгара, взявшего на себя обязанности квартирмейстера имперского гарнизона. Отдал орку оружие и доспехи погибшего патруля. Доложил, как было дело и описал место захоронения. Кажется, только в этот момент он окончательно поверил, что я сражаюсь за Легион. А не очередной авантюрист, прибывший половить рыбку в мутной воде гражданской войны.
        Мой костюм имперского богатея пережил слишком многое и, как и плащ, пришел в полнейшую негодность. Кошка тоже пообносилась, перебиваясь всяким «секонд хендом», а кадет Барр и вовсе проходил всю жизнь в лохмотьях. Путем опроса местных жителей, выяснил, что жена Алвора Сигрид может пошить одежду. Оформил заказ. Нордка немного поворчала, снимая мерки с каджитов, но звон монет из задатка быстро перевел ее мысли в конструктивное русло.
        Похоже многие норды щеголяют доспехами поверх голых торсов не от переизбытка мужских гормонов, а по причине банальной экономии. Хорошая одежда стоит не дешево, а на искателях приключений вроде нас изнашивается быстро. Это в игре обычная одежка стоила сущий пустяк, а здесь, напротив, ценился каждый лоскут. В чем тут дело: в ручном производстве или дефиците тканей по причине отдаленности и войны, не берусь судить.
        Кстати, еще одно отличие от игры, которое мне бросилось в глаза с первых шагов это именно одежда. Во-первых, обитатели этой версии Скайрима одевались намного лучше. Одежда состоятельных горожан являла собой произведение искусства. Земледельцы и путешественники как и положено одевались весьма практично. Отвратительные грубые стежки, кривой крой, практически исчезли из виду. Зато на поношенной одежде местных как дань реализму появились следы починки: швы и заплатки.
        Во-вторых, здесь не существовало двух совершенно одинаковых нарядов, каждый отличался не просто незначительными деталями. Разница между вещами, сделанными профессионалом из Солитьюда и самостроком из глубинки была хорошо заметна. Судя по внешнему виду мужа и детей, Сигрид владела ремеслом на уровне крепкого середнячка.
        Меховые плащи и спальники заказал у Хильде, предусмотрительно выкупив из общей добычи все пригодные шкуры. Размахнулся было на палатку, но вовремя вспомнил, что повозки у нас пока не имеется. В Скайриме бывает довольно прохладно, даже по меркам закаленного низкими температурами сибиряка, а нам еще Ветреный пик штурмовать.
        После всех дел зашел в «Спящий Великан» продлить номер, заказать обильный ужин на три растущих организма и определить на ночлег Джи`Барра. Заодно пополнил отрядные запасы кипяченой воды и продал Оргнару очень дешево лишнюю капусту, лук-порей, сырой картофель и пяток бутылок разного бухла. Таскать лишнюю тяжесть утомительно, а выкинуть хозяйственная натура помешала.
        Пока я занимался текущими делами, Ма’Русса взяла несколько платных уроков стрельбы у Фендала и добила, наконец, двенадцатый уровень. Отдав половину собранных ингредиентов, ей удалось убедить Камиллу Валерию пустить поработать в алхимическую лабораторию. Поэтому радостная кошка попросила меня прикупить у Оргнара пшеницу и другие расходники для изготовления лечебных зелий. Едва дождавшись покупок, каджитка убежала химичить. И это правильно, это хорошо.
        У стойки меня аккуратно перехватила Дельфина, владелица трактира. Взяла под локоток и увела в свою потайную комнату. Что ж, первые плоды моя писанина принесла, на меня обратила внимание тайный агент Клинков.
        - Какого Обливиона ты тут творишь? - едва закрыв дверь, прошипела Дельфина.
        - Уточните вопрос. - как можно спокойнее предложил в ответ. Еще не хватало получать нагоняй от агента другой спецслужбы, к тому же насквозь незаконной.
        - Не прикидывайся дурнем. Я прочла твое донесение.
        - Я должен испугаться?
        - Похоже, страх ты выкинул вместе с мозгами, чтобы утащить больше награбленного! - съязвила лже-трактирщица.
        - Откуда вам это известно? - картинно схватился за голову и изобразил замешательство, - Следили за мной в тот момент?
        - Хватит. Я работаю на Империю.
        - Вот как? А Легион в курсе? Лично у меня никаких указаний на этот счет нет.
        - На Империю, болван! - с напускным раздражением повторила она, но в принадлежности к Клинкам не призналась.
        Да знаю я, знаю, но виду подавать не хочу. Пусть я круглый, но не дурак!
        - Отлично! - хлопнул в ладоши, радуясь достигнутому взаимопониманию, - Тогда оставим привилегию разноса моему начальству и приступим к сути.
        - Такие факты необходимо докладывать лично. Без промедления.
        - Согласен. Но каджитка мне дороже всех в этой провинции. За потерю Хелгена достанется всем. А я им за руку приведу свидетеля, на которого можно свалить часть вины перед начальством? Так ее сразу в каземат, а с меня еще спросят, почему Малкорана не остановил. Скажешь, нет?
        Дельфина возмущенно дыша промолчала, чем только усилила мои подозрения.
        - Коллега, я готов сражаться за Империю. Помереть за чужие ошибки - нет. И еще. Если вы та, за кого себя выдаете, не слишком ли вы рискуете?
        - Ошибки, - горько повторила Дельфина, - Никто из нас не был готов к подобному. А уж в людях я разбираюсь. Предатель и трус не пошел бы выручать друга…
        - Делай, что должен и будь что будет.
        - У тебя получается делать. В таверне только и разговоров, что про героев Хелгена. Норды видят, как имперец сражается за правое дело плечом к плечу с ними. Это работает. Те, кто в Ривервуде неровно дышат в сторону Братьев Бури, возможно, одумаются.
        - Удержим Вайтран, считай, спасем Скайрим от большой войны. Сохраним его для Империи. Так вижу.
        Дельфина согласно кивнула и без прелюдий перешла к вербовке.
        - Думаю, работу на Легион ты вполне сможешь совмещать с заданиями от Зрящих в Корень.
        - Вполне! - легко согласился я, глядя ей прямо в глаза. Набирать людей вроде меня в суперсекретную спецслужбу можно лишь по причине кадрового голода. Но не боги горшки обжигают. Повоюем на тайном фронте, даэдра в аду тошно станет. Значит, она в Пенитус Окулатус служит, а не в Клинках. Эта версия Скайрима мне все больше нравилась своим экономным и разумным подходом: к чему плодить сущности?
        - Что собираешься делать, Теллурио?
        - Если кратко, то я приехал поступить в Коллегию магов Винтерхолда. Не планирую там задержаться надолго, но зачарование, восстановление и разрушение мне надо подтянуть до рабочего уровня. Параллельно хочу создать еще один каджитский караван в Скайриме. Мои глаза, уши и доход. Позже планирую осесть в Вайтране, под легендой скупщика двемерских артефактов. Легенда позволит мне держать боевую группу под видом охраны, вести переписку с торговыми партнерами в Солитьюде, хранить запасы оружия, доспехов и временами уезжать на раскопки.
        - Вижу, ты все продумал.
        - Кроме того, где взять деньги на все и сразу.
        - Никто тебя не торопит. Мы здесь надолго. Может, навсегда.
        Странным образом ее слова совпали с моим мироощущением: я в этой версии Скайрима теперь живу и это навсегда.
        - Впереди гражданская война. Возможно, времени на раскачку нет.
        - Война уже идет в скрытой форме несколько лет. Но в последнее время, на арену вышел новый участник. На вот, ознакомься, - Дельфина протянула мне сводку происшествий по Скайриму за истекший месяц. Себе эгоистично налила вина. Да, я пока не в авторитете, чтобы обсуждать задачи с начальством за выпивкой.
        Через время отложил лист и задумался. Складывалась странная картина. Имперцы и Братья Бури активно готовились сражаться друг с другом, а в это время им в спины била третья сила. Иногда эти удары небрежно маскировались под противника, но чаще всего улики указывали на некромантов.
        - Надо проверить Ветреный пик. У тебя есть влияние на здешние остатки Легиона?
        - Есть, - Дельфина одним глотком допила вино из кубка, - Но хочу посмотреть, как ты справишься сам.
        Вечером в таверне рассчитался со всеми участниками освобождения Факельной шахты. Все, даже «сухарь» Хадвар порадовались полным кошелькам. Я старался быть максимально честным и похоже, мне это удалось - претензий никто не озвучил.
        Норды предсказуемы, началась бесконечная череда здравиц и тостов. Вкуснейший эль и крепкая медовуха Хонинга лились рекой. Ривервудцы праздновали новую веху в развитии городка и строили грандиозные планы по завоеванию оружейных рынков Вайтрана и Солитьюда.
        Свен исполнял проимперскую версию песни «Век произвола», а владелица лесопилки Гердур и каким-то чудом не ушедший к «братьям» Ралоф слушали без обычных возражений.
        Подкараулил Хадвара на веранде, когда тот с умиротворенным выражением лица возвращался из уборной.
        - Не хочешь завтра взглянуть в глаза своим детским страхам?
        Тот перехватил мой взгляд на скрытый в облаках Ветреный пик и сразу все понял.
        - Зачем мне это? Ради спокойного сна?
        - Ради спокойного сна Ривервуда. В руинах на вершине горы бандиты. А может и кто похуже. В любой момент они могут спустится и ударить там, где ополчение их не ждет - со стороны моста. Или же по предместьям Вайтрана, тоже ничего хорошего.
        Это если не рассматривать всерьез фактор черных осколков камней душ вкупе с наличием тысяч бесхозных мумий внутри горы. Морально я был готов к худшему варианту из возможных.
        - Что ж, веская причина. Пожалуй, я в деле. Кого еще планируешь привлечь?
        - Хороший вопрос. Два каджита-лучника у нас есть, поэтому Фендал нам не нужен. Свен показал себя не лучшим образом…А если нам взять в бой Гро-Ротгара или любого другого легионера?
        - Зачем это?
        - В случае успеха объявим зачистку Пика от бандитов операцией Легиона. Люди в тавернах начнут говорить, что Империя заботится о порядке в провинции.
        - Но Имперский легион и так охраняет покой Скайрима…
        - Это мы с тобой знаем. А люди болтают разное.
        - Какое дело мне до болтовни в тавернах?
        - Вот за что я тебя ценю и уважаю, Хадвар, это за прямой как стрела характер!
        Пожалуй, зайдем, с другой стороны. Нарочно проговаривал слова четко и медленно:
        - Потеря Хелгена - это удар по престижу Легиона. Базу Легиона вы восстановили в Ривервуде и это хорошо. Теперь нужно восстановить авторитет Легиона. Чтобы враги снова ссались от страха, а генерал Туллий увидел, какой ты кругом отличник боевой и политической подготовки.
        Норд-легионер задумался. Я привык, что некоторые очевидные мне вещи доходят до него не сразу, поэтому не мешал.
        - Нужно отбить Хелген! - выдал результат мозговой активности вояка.
        - Обязательно! - вместо «фейспалма» горячо согласился я с ним, - Так жахнем, что всех драугров в труху! Но потом. На сегодня отбивать и удерживать Хелген нам нечем.
        Еще через минуту тягостных раздумий, отражавшихся на лице норда как в зеркале, тот согласился на совместную зачистку руин Ветреного пика:
        - Хорошо. Орк останется в поселке для защиты. Возьму пару солдат.
        - Почему они такие придурки? - пожаловалась мне Маруся вечером на ривервудцев при закрытой двери. Все я видел и понимал: косые взгляды, процеженные сквозь зубы слова, а то и грубые толчки, случись ей оказаться на пути лесоруба или рыбака. Не драться же мне с каждым нордским дурнем из-за того, что на старте в их пустые головы щедро наложено недоверия к каджитскому племени. Это Джи`Барр иной жизни не видел, для него подобное отношение - норма. Маруся же привыкла к другому обращению.
        - Кто, местные? Да кто их знает? Положено им такими быть по умолчанию.
        - Бесит! Как же бесит! Когда ты каджитом проходил, такого не было! А тут с самого начала все только и ждут, что я у них что-нибудь украду, чтобы тут же меня линчевать. В города не пускают, в тавернах обслуживают кое-как, товар берут по смешной цене, делая одолжение. Думаешь, почему я за месяц всего одинадцать уровней набрала? Если б не караваны и того бы не было.
        - Да, это другой Скайрим. Более реальный во всем. И здесь многое не так, как нам хочется, к сожалению. Но в наших силах поменять ситуевину. Мы уже меняем.
        - Угу, - печально вздохнула каджитка, - Ты у меня умный.
        - Глупый заводит врагов. Умный заводит друзей. А мудрый - кота. - блеснул я соцсетевой начитанностью. - Так что я у тебя мудрый!
        - Кошку, - поправила меня Маруся, - В оригинале - кошку.
        - Да просто перепрыгнул ступеньку. Кошка все равно заведет кота, это очевидно. Где кошка, там считай и кот.
        - И не поспоришь.
        - И не надо.
        - И не буду.
        Что характерно, ни она, ни я не рассматривали Джи`Барра, как возможную пару для нее. Дело не юности или бедности каджита, просто они не подходили друг-другу. Парень - наемный сотрудник нашего с кошкой совместного предприятия. Что бы он там себе не придумывал.
        Глава 9. Враждебные вихри Ветреного пика
        Традиционно воевать отправились утречком после обильного завтрака. Мы с каджиткой собрались с вечера, я даже успел сбегать к Лукану за золотым когтем и улучшить полученными из добытой руды слитками тяжелый имперский доспех, снятый со вчерашнего «оборотня в погонах». Дрыхнущего без задних лап в сухом ароматном сене кадета нам пришлось сначала искать, а потом будить. Насупленные легионеры смотрели на нас мрачно и снисходительно, словно это каджитскому каравану, а не вооруженным силам Империи недавно напинал булки безобразник по имени Малкоран Костяной Крик.
        - Хадвар, у ребят такие лица, словно в Легионе экономят на теплом белье!
        Норд оставил мой намек без ответа. Просто повел наш отряд в прекрасное далеко за новыми впечатлениями.
        Все, кроме Маруси, выглядели заправскими бойцами Легиона, тут мы легенду соблюли. Джи`Барру по доброте достался легкий кожаный шлем, который я стянул во время памятных событий для Маруси и плащ легионера.
        Бандитский дозор в древненордской башне взяли теплыми без единого звука. Троица местных криминальных элементов обязанностями дозорных пренебрегала, в полном составе укрывшись в башне. Рассевшись у крошечного костерка на втором этаже, передавали по кругу пузатую бутылку зеленого стекла. Афтепати прервалась, когда башня наполнилась злыми ребятами из имперского Легиона с примкнувшими к ним каджитами и бодипозитивным пиромантом. Пока солдаты паковали придурков, попутно избавляя их от внушительного арсенала, Маруська с подопечным шустро пробежались, подвергнув башню тотальному разграблению.
        - Мутсера, - вкрадчиво обратилась кошка, протягивая мне клочок бумаги.
        Я вчитался и разом офигел:
        «Слышал от одного из наших, что промышляет в Фолкрите кражей „скота“, будто бы у тех покупателей появились особые камешки. Ими можно поднять свежего покойника, который будет служить не хуже, чем трэлл вампиру. Выполнит любой приказ, не будет спорить из-за добычи, напиваться в дрова и бегать по бабам. Смекаешь? Такой трэлл сильнее любого бойца и сражается не хуже, чем умел при жизни. Жрет, что угодно и почти не воняет, - так что неудобств никаких и большая экономия.
        Жаль, что камешки идут по двести монет штука и всех дураков в нашей ватажке заменить мертвяками золота не напасешься!»
        - Хадвар, это след.
        Норд взял записку и поднес к суровой имитации человеческого лица, подсвечивая себе фонарем.
        Главарь дозорных, единственный из троицы обладатель железных доспехов, запираться не стал, выдав наводку на затопленный в озере Илиналта форт. Фокки, нынешний главарь банды, не раз продавал некромантам захваченных путников. И недавно к нему пришел один из чернокнижной братии, чтобы его пустили внутрь храма, в катакомбы. Уточнив численность банды и в уме прибавив к ним неизвестной мощности некроманта, командование пришло к единственно верному решению.
        Мерзкая погода снаружи настойчиво шептала нам «понять и простить» безответственных дураков, вышедших на большую дорогу. В такой снегопад и пронизывающий ветер нужно не по горам шататься, а у очага основательно заправляться глинтвейном. Помощь следствию разбойникам зачлась и отряд отконвоировал троицу будущих подневольных рудокопов в Ривервуд.
        Здесь Хадвар все же усилил наш отряд Свеном, Фендалом и еще одним легионером. Пока обрадованные возможностью хорошенько пограбить в компании героев Хелгена, ривервудские бездельники собирались, я разделил добычу с Хадваром на две части. Нашу долю отнес в номер. По пути похлопал Дельфину по упругой заднице. Шучу, только собирался ради конспирации, но потом просто незаметно сунул ей в руку обнаруженную записку и сказал, где искать отряд героев Хелгена, если к вечеру не явимся обмывать очередную победу.
        Это была эпическая битва. Нет не так, это была неэпически эпическая драка.
        Морозить сопли снаружи дураков не было, и мы поднялись по древним ступеням как на параде, без приветственного обстрела. Все случилось в первом помещении храма. В игре Довакина здесь встречали трупы злокрысов, бандитов и троица нищих тугодумов. На нас же набросилась вся банда в две дюжины рыл одновременно. Я прикрыл котафеев щитом и включил огнемет на полную мощность. Ревущие потоки пламени отработали по площадям, заставив несколько фигур в меховых доспехах с воплями покатиться по полу в надежде сбить огонь.
        Меч сам прыгнул в руку, на щит посыпались вражеские удары. Сердце ухало как сумасшедшее и я почти оглох от воплей и кличей. Нас оттеснили от остального отряда и выхода. Кошаки запрыгнули на поваленную колонну и лупили по озверевшей толпе из луков в упор с пулеметной скоростью. Я уворачивался, рубил, колол, блокировал щитом, стараясь не подпустить ни одну сволочь к нашим стрелкам. Фендал сориентировался махом и успел пробиться к нам, попутно резанув парочку врагов кинжалом. В три «смычка» сокращение бандитского поголовья пошло быстрее…
        Легионеры не растерялись, бодро рубили набегающих из-за исполинских обломков бандитов в капусту и по началу даже держали строй, толково прикрывая друг-друга. Но в какой-то момент врагов оказалось слишком много и монолит имперских рубак под ударами двуручных молотов распался. Бой продолжился как ряд индивидуальных схваток.
        Но пересилить нас банде не удалось. Пока солдаты держались из последних сил, враги получили во фланг и тыл убийственный поток стрел.
        Срубил одного, добил второго, отбросил щитом третьего. Воткнув меч в труп под ногами, вновь приласкал потоком огня наседающих на Хадвара супостатов сбоку. Крики, ругань, лязг стали, вопли умирающих и боевой клич: «За императора!». Сражаться и побеждать за Тита Мида Второго звал почему-то я один, легионеры предпочитали кричать противнику в лицо непристойности. Хадвар же как обычно, рубился без слов, иногда взрыкивая. Бандиты как обычно в ответ орали смешную чушь, вобщем рэп-составляющая нашего батла настоящих ценителей словесности огорчила бы до крайности.
        Под ногами мешались истекающие кровью утыканные стрелами трупы, оружие, разбитые щиты, слетевшие от ударов шлемы и элементы экипировки.
        Враг отхлынул, безоговорочно уступая поле боя нам. Отходили недобитки как попало, впрочем, парочка лучников немного поиграла с нашими в перестрелку, легко подранив Джи`Барра. Тот решил погеройствовать на глазах у Маруси и полез вперед. Добив отступающих подранков, мы догнали в коридоре и по очереди вырезали зарвавшихся лучников. Пощады не давали намеренно, нам с Хадваром казалось, что бандиты перебили половину нашего отряда, что подстегивало нашу кровожадность.
        Вглубь горы ушли двое: главарь в стальном пластинчатом доспехе с зачарованным двуручником и последний лучник, точнее лучница. Пол выдавала знаменитая скайримская автоподгонка доспехов под женскую фигуру.
        - Вот повоевали, так повоевали! - зло сплюнул Хадвар и потащил меня к остальным. Я жадно хватал ртом воздух и не имел сил даже материться.
        В этом бою мы едва не потеряли Свена, который оказался тяжело ранен в правую ногу, так что обычным зельем в строй его вернуть не получилось. Ничего, матушка выходит героя, опять же, будет время на больничной койке подумать: нужна тебе эта война? Покалечат же или убьют непонятно за что. И останешься неизвестно где злокрысов кормить в дурной компании.
        Двое легионеров едва стояли на ногах - Хадвар выделил им по флакону лекарства, чем быстро привел в норму. Рана, полученная полезшим под стрелы каджитом, оказалась болезненной, но к счастью неопасной.
        Мне же незаметно снесли половину здоровья, поэтому вместо игры в догонялки с беглецами усиленно подлечивался, дожидаясь пока соберется необходимый для заклинания объем маны.
        На полу между порубленных тел бандитов исходили паром лужицы крови, смешиваясь под сводами древних руин с запаленным дыханием победителей и чадом горелой плоти. По пословице, глаза у страха оказались велики, вместо привидевшихся мне двух десятков нападавших, насчитали четырнадцать трупов. Первому составу отряда хватило бы вполне, хорошо, что сходили в поселок за подкреплением.
        Нам повезло, что против нас выступали не солдаты, а бандиты, не имеющие должной выучки, да с бестолковым главарем. Что мешало ему рассадить на выгодных позициях стрелков заранее? Чтобы они обстреливали нас с самого начала, а не в финале сражения, прикрывая отход своего предводителя. А сгороди заранее простую баррикаду, они б нам тут могли бы кровавый пляж Омаха во все края устроить. Коль скоро исходная игра американского происхождения, то и исторические параллели приводятся из звездатополосатой истории, богатой славными эпизодами.
        Бродя меж бездыханных тел и собирая добро, вели с каджиткой непринужденную беседу.
        - Ма’Русса, меня пугает растущий масштаб побоищ.
        - Да, надо срочно покупать повозку. Простым зачарованием шмоток на уменьшение веса тут не обойтись! - задорно отозвалась каджитка, подразумевая тяготы и лишения при транспортировке трофеев. Ее немного трясло после боя, все же пришлось выложиться полностью.
        - Я не об том печалюсь.
        - Что же омрачает мужественное лицо благородного мутсеры? - Маруся с усилием выдернула стрелу, но наконечник выходить из бандитского мяса наружу не пожелал, и она разочарованно выбросила древко.
        Грохнув на относительно чистый пятачок охапку дешевых мечей и топоров, продолжил:
        - И тут Боги на стороне больших батальонов. А в больших батальонах нет места героическим героям. И это печально.
        - Мы же и так не собирались вступать ни в какой большой легион?
        - Мы-то не собирались, а ну как местные бандосы тут меньше чем по дюжине голов на промысел не выходят? Придется создавать свою ЧВК и учиться военному делу настоящим образом. Эдак на вино красное и баб рыжих денег не останется!
        Рассчитывая на заслуженную похвалу, Маруся напомнила, что вчера оплатила уроки модных танцев с луком и стрелами для себя и Джи’Барра. В том числе поэтому сегодняшний результат гораздо лучше, кадет так вообще попадал каждый второй раз, в отличие от вчерашней стычки с троицей контрафактных легионеров. Когда каждой второй стрелой он позорно промахивался, а первый выстрел, как известно, не считается. Обнял и приласкал родную душу.
        - Как же мне тебя не хватало все эти годы!
        В очередной раз отметил наплевательское отношение соратников к бочкам и мешкам, словно те были уверены, что ничего ценного в них априори нет и быть не может. Маруся вскрыла сундук с бандитской заначкой. Отмычки, слиток железа и стрелы она забрала себе, деньги в общий котел к собранному по карманам покойных. Остальное барахло мы не взяли, наоборот, добавили разных тяжелых железяк, чтобы не тащить с собой лишнего. Предчувствия слились в экстазе с прошлым игровым опытом, обещая внутри горы массу всего интересного.
        После второго зелья Свен оклемался и смог с трудом ходить, но как боец ценности из себя уже не представлял. К отряду вернулась мобильность, и мы осторожно двинулись по следам отступившего противника. Впереди шла каджитка, высматривая ловушки и засады. Рядом двигался я, готовый в любой момент прикрыть ее щитом. Ноздря в ноздрю со мной топал Хадвар, за ним на необходимом для маневра удалении легионеры с факелами и фонарями. Джи’Барр по-возможности шнырял то тут, то там, подчищая погребальные урны, столы и шкафы от лишнего имущества. Что характерно делал это без напоминания, по велению души, неспособной смириться с наличием в зоне досягаемости бесхозного добра. Даже если это добро - мусор. «Кто-то зовет мой товар мусором, но для меня - это сокровища!».
        Замыкала шествие парочка ривервудских бездельников, причем Фендал трогательно поддерживал едва ковыляющего Свена, словно лучший друг. Либо предвкушал, что Камилла Валерия предпочтет выбрать из двух претендентов на руку и сердце самого здорового, либо одно из двух. Жаль разочаровывать наивного эльфийского юношу, но прекрасная со всех сторон Камилла отныне ценный актив будущего военно-торгового клана Валериев под моим началом. И отдавать ее за сельского голодранца сродни посеву золотых в землю, с целью культивации волшебных денежных деревьев.
        Пробирались подземельями мы довольно долго. Позади оказался огромный зал, служивший в игре гнездом гигантского морозного паука, о чем напомнили клочья паутины, да несколько запыленных коконов по углам. Самого хозяина помещения давно переселили в Обливион, чему я весьма порадовался.
        Судя по представшей нашим глазам в неровном свете факелов экспозиции, бандитский главарь с подельницей собирались дать нам бой в проходной комнатке алтарями и двумя вертикально стоящими гробами. Но некромант любезно избавил нас от лишних забот, замаскировав подлое убийство союзников под нападение дикой нежити. Правда камешки в трупы он запихал весьма небрежно, зато бандитское золотишко прихватить не побрезговал. Некромантские подарки мне пришлось выковыривать собственноручно, остальные участники похода панически боялись «черного колдунства». А вдруг оно заразное?
        Я не возражал против грязной работенки и дело тут даже не в хорошей цене артефактов. Находясь в серебряном кувшине в моем инвентаре эти осколки чистого зла бед уже не наделают. Появилась уверенность, что сбор и утилизация опасных камней в скором времени станут моей персональной миссией.
        И вот еще что, на кого рассчитана эта засада? На Довакина с задержкой умственного развития? На блондинистую Деву Меча? Или это мы настолько параноидальны, чтобы не оставлять за спиной угрозу?
        Знаками показал Хадвару, что предстоит сделать и распределил цели - лежащих якобы для антуража вооруженных драугров - среди соратников. И разом по команде всем проломили черепа. При первых - пробных - ударах нежить начала подниматься с пола, но занять вертикальное положение не удалось ни одному драугру. Страх удвоил наши силы и пустые черепушки разлетелись по полу мелкой крошкой.
        - Уважаю ублюдка.
        - Как вы можете такое говорить, Теллурио? - упрекнул меня слишком бледный для охотника Фендал.
        - Это сарказм. Как можно уважать предателя? Легкой смерти ему не будет.
        - Не хвались на рать идучи, - напомнил Хадвар, процитировав древненордскую пословицу.
        - Верно. Их орда, а нас рать!
        «Получается, некрос не знает, что мы знаем и про него, и про камни? Иначе бы не пожертвовал последними союзниками и частью своей армии. Хотя кто знает, что там, в чужой голове? Наверняка под стильным черным капюшоном полнейший мрак и хаос».
        Во мне проснулся наставник:
        - Думаю, все поняли порядок действий? Видим лежащего драугра, мимо не проходим, выдаем ему живительных звездюлей! Продолжаем процедуру до полной эвтаназии.
        Последнего слова никто, кроме эрудированной Маруськи, не понял, но все согласно кивнули. Мрачная атмосфера древнего захоронения действовала на бойцов угнетающе и мой черный юмор не спасал ситуацию.
        Маруся обнаружила и обезвредила два медвежьих капкана, так же поставленных как попало с неясной задачей. Я бы посадил за ними в темноте пару драугров с луками, глядишь, придержал бы вторженцев в ровном узком коридоре. Но данный индивид мелкой партизанщиной не заморачивался, похоже, как настоящий эффективный и успешный готовил крупную пакость. Хотя массовые сокращения наемного персонала мы уже провели за него, а других фокусов эти ребята не знают. Вру! Он же может сбежать с деньгами, которые ошибочно считает своими.
        Миновали ритуальные помещения с пустыми нишами, затем ловушку с раскачивающимися лезвиями - снова отличилась Маруся, проскользнув между лезвий с истинно кошачьей ловкостью и бесстрашием, отключила бесчеловечный механизм.
        Наконец, некромант проявил себя, бросив на нас орду закованных в старинную ржавую броню воинов при поддержке лучников. Мертвецы бессовестно тупили, медлили и мешали друг-другу. Организованной эту атаку мог бы назвать лишь очень эффективный менеджер, под угрозой анальной деструкции составляющий крайне оптимистичный годовой отчет к собранию акционеров.
        Мы автоматически выстроились на лестнице при спуске в очередной склеп. Впереди Хадвар с двумя легионерами, за ними я с еще одним бойцом, а позади на кучах мусора и камней - стрелки. Нордские умертвия лезли на нас снизу-вверх, прямо в хлещущие струи огня. Наверху горящие мумии слаженно принимали в мечи, осатаневшие от апокалиптического шоу легионеры. Стали и магии мертвяки поддавались крайне неохотно, но двойной строй, броня и слаженная работа, медленно, но верно превращали противника в груды костей. Каджиты с Фендалом успешно разбирались с вражескими лучниками, посылая тем вдвое больше стрел в качестве ответной любезности. Проблемы доставляли лишь драугры в тяжелой броне со своими секирами. Загорались они охотно как сухие поленья, облитые бензином, но имели слишком уж запредельный запас здоровья! Выдержке имперских солдат можно лишь позавидовать: сражаться лицом к лицу с горящей нежитью по колено в дымящих костях никому не пожелаешь. К запаху горелых костей уже начал привыкать, ведь я крутой пиромант или погулять вышел?
        Зазубренные мечи исправно кромсали горящую мертвую плоть, дробили сухие кости, но врагов меньше не становилось! Похоже, что в соседнем помещении некромант поднимал покойников и сразу отправлял их сражаться. Благодаря милой привычке нордов бальзамировать и хоронить тела с оружием, мобилизационный потенциал ограничивался лишь магическим резервом негодяя.
        Существенно повлиять на исход сражения этот трюк не смог, основные силы врага мы перемололи без потерь. А выскакивавших из темноты по одиночке и парами драугров, разбирали на запчасти лучники. Маруся обстреливала врагов самодельными зажигательными стрелами, подсвечивая цели остальным. Льняные тряпки, пропитанные маслом для светильника, примитив полнейший, но отлично работает! Два-три попадания и драугр загорался как от огнешара.
        Мана у меня закончилась раньше, чем противники, даже свой запас зелий восстановления маны опустошил полностью. Поэтому достал из рюкзака арбалет и присоединился к стрелкам.
        Враг бросил в бой последний резерв: вместе с парой драугров топали три мертвяка: норд-охотник, дозорный Стендарра и крестьянин. Более проворные драугры добежали до нас и пошли в переработку первыми. Лучники выложились на все сто процентов, утыкав бредущих зомби стрелами.
        Болт, вошедший в лоб вооруженному топором норду, поставил точку в земном существовании кадавра. Двое других, не обращая внимания на входящие в их плоть стрелы, врубились в стену щитов. Имперские солдаты держались молодцами, пусть и из последних сил. Хадвар поднапрягся и снес голову бывшему дозорному. Следом изрубили последнюю тварь.
        Измученные жаждой и уставшие легионеры торопливо пили медовуху, действующую как энергетик. Пользуясь прекращением атаки, пару минут все дружно восстанавливали силы. Чтобы пройти дальше, пришлось раскидать кучу костей, железного лома и неповоротливых как колоды трупов.
        Из «свежаков», до недавнего времени составлявших свиту некроманта, выковырял по черному осколку. Что меня особенно возмутило, у трупов по-прежнему не было при себе ни единой монеты. Лишь оружие и доспехи, годные только в переплавку! Закрались нехорошие подозрения, что у нас с некромантом есть общая черта, воспитанная долгим прохождением игрового Скайрима.
        Некромант, позорно бежавший впереди своего визга, сам загнал себя в ловушку. Ведь дверь в пещеру со стеной слов закрыта, а единственный на весь Скайрим ключ лежал в моем инвентаре.
        Едва мы открыли массивные, окованные железом двери, как загнанная в угол крыса подала голос:
        - Хлопцы! Давайте договоримся! Я все расскажу, я много знаю! За меня выкуп дадут богатый! Только не убивайте!
        - Брось оружие! На колени! - приказал, ожидая любой пакости и поэтому не спешил приближаться. Лучники разошлись по углам, взяв фигуру толстячка в грязном балахоне на прицел. Надо же, успел переодеться. На что он, интересно, рассчитывает?
        Увидев беглеца, легионеры расслабились. Что может сделать этот хнычущий молодой увалень с дебиловатым выражением лица бравым воякам?
        - Брось оружие! На колени! - мне пришлось повторить приказ. У пленного тряслись руки, а ноги отказывались повиноваться от страха.
        - Вот, только не убивайте! - о древние камни звякнул стеклянный зачарованный кинжал, - Это все Фокки, он меня заставил. Я не хотел, а он заставил. Но я никого не убивал! Обещайте, что не убьете!
        - Обещаю, еще одно слово или движение без разрешения и лучники могут стрелять. Понял?
        - По… - ответил бывший повелитель чужих жизней и замер, обильно истекая потом. И потоком подозрительной жидкости из-под балахона.
        - Едва не попался, сучонок. Считай это первым и последним предупреждением. Начнешь мне ссать в уши и захлебнешься кровью.
        Кто-то из легионеров издал смешок.
        Некромант, испытывая почти физическую боль, последовательно расстался с зачарованной бижутерией, дюжиной разных камней душ, в том числе парочкой черных и двумя же черными осколками, кошельком с полутора тысячами золота, а затем и с рюкзаком «мечта выживальщика» полным разной полезной мелочевкой. В том числе книжкой «Вор», повышающей навык карманных краж - каджитам полезно будет ознакомиться. Еще один том назывался «Выживание в Скайриме» и обложкой как две капли воды походил на мою книгу.
        Из украшений в глаза бросилось кольцо малого разрушения, экономящего двенадцать процентов маны на заклинаниях этой школы. Точно такое же у меня украл пособник Малкорана, так что будем считать это восстановлением исторической справедливости. Еще одним ценным предметом оказалось ожерелье передышки, ускоряющее восстановление сил на двадцать процентов.
        Хадвар не вмешивался в последовавший допрос некроманта, видимо, решил, раз я взял на себя осколки черных камней душ, то и с некромантом тоже мне разбираться. Пришлось соответствовать образу имперского инквизитора. Достал из ранца пачку листов бумаги, спасенную из Хелгена чернильницу с пером и пятнадцать минут терпеливо записывал соловьиные трели.
        Пленный назвался Тарасом и действительно оказался попаданцем, выбравшим судьбу ученика некроманта. На сегодняшний день он достиг десятого уровня. Непрерывно клялся всем, чем угодно, что никого не убил, над похищенными не издевался и вообще мухи не обидел, но верить ему не позволяли факты: кинжал, зачарованный на ловлю душ, не для нарезки домашнего сала применялся. Как и черные камни с зачарованными на поднятие трупов осколками, которые я не так давно доставал из парочки бандитов, повернувшихся к нежити под управлением ни в чем не виноватого Тараса спиной. Особенно следует помнить троих зомбаков из последней волны, они ведь были простыми «нпс», отыгрывающими свои немудреные роли, а он определил их в жертвы. Тарасик давно подписал себе приговор, эта нелепая ложь лишь напомнила, с кем имею дело. Но я не спешил торопить события, не каждый день такие интересные встречи случаются.
        Картина рисовалась мерзкая: последний месяц банда Фокки работала исключительно на некромантов. Похищали путников и охотников, и даже воровали трупы с Вайтранского кладбища. Живую и мертвую добычу переправляли в затопленный форт. С недавних пор некромантам этого оказалось мало, и они прислали своего эмиссара с заданием постепенно превратить банду в послушных кадавров, используя яд и поднятую нежить. Да и драугров подготовить к мобилизации. Что именно готовилось, Тарас, к сожалению, не знал и даже несколько ударов по сопатке и ребрам не помогли ему узнать и нам поведать.
        Легко слив бывших союзников, ныне покойных, он продолжил с той же легкостью сливать свое руководство, что уже граничило с клиническим идиотизмом. Малкорана Тарас не знал, клялся, что никогда не видел его в Илиналте. Правда, сам попал туда с неделю как. Про Хелген ничего не слышал, да и в целом по делам и планам некромантов знал он чуть больше, чем ни хрена. Зато поведал, что локация Ветреный пик обновляется каждые десять дней: появляются шестеро свежих бандитов, больше тридцати потенциально активных драугров, около пяти сотен золота и прочего хабара богато. А знал он подробности потому, что при вступлении в свою секту некрофилов обязался платить десятину и ему определили Пик как зону ответственности. Минимум однажды некроманты сюда уже приходили и подчинив своей воле, увели всех мертвых постояльцев.
        Кроме налога, ему приходилось оплачивать занятия и покупать черные осколки за свой счет. Поневоле начнешь считать денежку.
        Попаданец проторчал в храме Ветреного пика уже пять суток, поэтому смог ограбить катакомбы однажды. А до этого обнес безымянную пещеру и какие-то руины со скелетами. Пометил себе эту информацию на будущее, ведь с увеличением уровня, количество золота в сундуках и драуграх должно только расти.
        - Откуда столько нежити в подчинении?
        - Это все осколки. Не знаю, как это работает! А-а-а, больно! Правда не знаю!
        Вытирая кровавую юшку, Тарас признался, что сам может поднять двоих трэллов благодаря перку в ветке Черного Колдовства, а нежить, поднимаемая осколками, ему почти не подчиняется, но и не атакует.
        - Как ты создаешь умертвия при помощи осколков?
        - Н-нужно поместить к-камень внутрь тела. И все. Не вру! - выкрикнул пленный в ожидании удара. Картина стыковалась с моими наблюдениями действий палача в тюрьме Хелгена и прессовать придурка я не стал.
        - Где ты их берешь?
        - Я уже говорил… Ай! - пинок в голову не поменял прежних показаний: покупал у неизвестного адепта в Илиналте по сотне золотых. Еще десяток получил от некроманта для текущего задания. О происхождении самих артефактов Тарасу ничего неизвестно.
        Отряду уже наскучила роль статистов, народ готов был двигаться дальше. Пора уже завершать процедуру зачистки.
        - А ведь ты сам вызвался сюда, чтобы дождаться Довакина с золотым когтем. - высказал я свое предположение, - Почему-то решил, что будет их максимум двое и со своей некро-армией ты с ними легко справишься.
        - Откуда ты знаешь?! - вскинулся некромант. Глаза его полыхнули злобой.
        Отвечать на глупые вопросы никчемных людей не в моих правилах.
        - Зачем тебе нужно туда? - указал на круглый каменный замок с силуэтами животных.
        - Скажу! Скажу! Поклянись, что не убьёшь! - понеслось под мрачными сводами.
        - Ты уже достал, дебил. - показал ему «золотой ключик», - Мы сейчас туда сами зайдем, а тебе ноги сломаю и с обрыва сброшу, как мешок с мусором.
        - Там сохраниться можно, говорят. Таким как я.
        - Кретинам?
        - Да, то есть нет, короче, отступникам. Остальные в городских храмах сохраняются. А нас стража не пускает, вот выкручиваемся. Может, разойдемся по-хорошему?
        - Конечно, разойдемся, давно пора. Вспоминай всех, кого убил. Они тоже очень хотели жить.
        Пока Тарас, ерзая коленями в остывшей луже, по десятому разу умолял сохранить его никчемную жизнь, предлагая договориться и получить за него богатый выкуп, я подобрал стеклянный кинжал и сжал в ладони один из черных камней душ. Дальнейшее описывать излишне. Рука не дрогнула, как и не единый мускул на лицах соратников. Хотя они узрели воочию ритуал того самого «черного колдовства» - серые вихри, исходящие из агонизирующего тела и с инфернальным свистом исчезающие в черном кристалле. Не успел лезвие вытереть, а тут как по заказу еще одна хорошая новость: повысился уровень зачарования.
        Ожидая от мертвого душегуба обязательную подляну, подтолкнул труп к огненной ловушке. Едва над телом образовался клубящийся чернотой призрак, как в него слаженно ударили два потока огня: из древней нордской ловушки и моей руки. «Порченая душа», не успев натворить черных дел, взвыла и развалилась на «пиксели» и алхимически ценную эктоплазму.
        - Нужно спешить! - спокойно отреагировал на очередное проявление богомерзкой магии Хадвар.
        Мне вдруг подумалось: «Возможно, мы уже опоздали и в Глубинах теперь знают, что их сотрудник облажался. Будь я темным властелином, предусмотрел бы такую возможность! Ведь с каким человеческим мусором местному главгаду приходится работать!»
        Составив головоломку замка, приложил ключ. Пока каменные створки со скрежетом расходились, успел толкнуть речь, перекрикивая шум древнего механизма:
        - Бойцы, внимание! Последний бой! Что за этой дверью, я не знаю. Может, тварь, за которой вот этот говнюк был недостоин выносить ночной горшок, а может, ничего такого. Но мне интересно, что там! А вам?!
        - Боги! Да пошли уже! - обреченно выдохнул Хадвар.
        - Надерем задницу хоть принцу даэдра! - храбрились легионеры, постукивая мечами по изрубленным щитам. Вот уж у кого теперь годовой запас баек, чтобы травить сослуживцам под пивко.
        Ма’Русса с луком на перевес молча встала за моим плечом, отгоняя свободной рукой вековую пыль от мордочки. Джи’Барр приплясывал от нетерпения. Такое замечательное приключение. И такое выгодное! Котэ одобряет!
        «Стена слов» обнаружилась на месте, но в прежнем знакомом режиме не функционировала. При приближении ни на меня, ни на Марусю она никак не среагировала. Не зазвучали голоса, и не засветились драконьи письмена на каменной глади. Итак, ключевой элемент оказался всего лишь памятником древней культуры.
        Драугр-босс нехотя вылез из своего каменного саркофага, покряхтел, надменно посмотрел на посмевших нарушить его покой людишек. И крикнул. Заметив характерное движение мертвого норда, мы с Марусей прыснули в стороны, а вот Хадвар и компания получили полный спектр ощущений. Их счастье, что к Стене слов они не торопились и поэтому на ногах устояли. Только глаза пылью древней гробницы запорошило.
        Ответка прилетела немедленно - утыканная стрелами мумия вспыхнула магическим пламенем. Добавил несколько ударов мечом и можно собирать копеечный лут. Древний нордский меч, зачарованный на урон холодом, мелкий камень душ, пара зелий. Меня удивил драконий камень. Тот, что по квесту для Фаренгара.
        Вот ведь странные дела: драконов нет, драконорожденность не проявляется, а камень, который прямо связан со всей этой темой в этом Скайриме есть!
        Показал находку Марусе, но та только пожала плечами - грабеж древнего храма ее интересовал больше, чем головоломки и загадки. У мутсеры Теллурио голова большая, пусть она и болит о всяком.
        На возвышении перед стеной, стоял ритуальный стол. Как оказалось, стол и предназначался для сохранения, о чем свидетельствовало системное уведомление - инструкция, чудесным образом появившаяся у меня в инвентаре в виде записки.
        Пока каджиты обыскивали локацию, прилег на стол ради эксперимента и произнес: «Сохранение». Система списала у меня весь наличный запас маны, сил и сотню золота. Забегая вперед: мана начала восстанавливаться только по пути к Ривервуду, до этого она словно уходила в никуда. Следом процедуру прошла Маруся. Остальные члены отряда в упор не замечали наши упражнения на столе. Как типичные «неписи», они оказались лишены благодати сохранить свой прогресс. И в случае гибели, их, видимо, ожидает перерождение и печальный старт с самого начала.
        В локации нашлись два сундука с богатым хабаром: три сотни золота, камни душ, ювелирка, зелья, железные слитки, отмычки, сыромятные наручи молодого охотника +15 % к урону и хороший древний нордский меч.
        По новой привычке сунулся обыскивать сундуки повторно, после сопартийцев. Благодаря расовой способности иногда удавалось найти монетку-другую.
        В этот раз сработала не способность, а явление куда более высокого порядка. Едва увидел, сразу понял, что мне попался важный квестовый предмет.
        Артефакт напоминал частую находку в Айледских руинах из «Обливиона», предыдущей части Древних свитков. Белый светящийся кристалл в изящной оплетке из серебристого металла.
        Журнала у меня по-прежнему не было, что с находкой делать, ясности никакой. Пока придется потаскать с собой. К счастью, предмет весил немного. Надеюсь, эта реальность забагована меньше игры, а то помнится, некоторые квестовые предметы не получалось выкинуть из инвентаря - отжирали полезную нагрузку.
        Показал штуковину Марусе, но та восхитилась тонкой работой и снова недоуменно пожала плечами. Вот и я такого предмета в игре не встречал никогда…
        Прежде чем выбираться на поверхность и бежать праздновать в Ривервуд, предложил поделить трофеи. Вышло по триста монет и ценному украшению на каждого, ибо я в дележке золота и ювелирки не принимал участия, забрав свою долю камнями душ и кольцом малого разрушения. Вышло гораздо выгоднее, но мало кто понимал настоящую ценность камней, да и никто не выразил желания связываться с подобными вещами. Если честно, то подлинную ценность камни обретали в руках умелого зачарователя, а мне до такового еще очень далеко.
        Хадвар с легионерами не лутали поверженных противников в принципе, не иначе армейская дисциплина не позволяла, но от собранного золота, конечно, же не отказались. Немного подсобрали трофейного оружия и доспехов Свен с Фендалом, да всякого хлама вроде подсвечников, льняных тряпок и инструментов для бальзамирования набрал Джи`Барр. Маруське по умолчанию достались все отмычки и зелья, дорогих флаконов среди них не было. Парочку слитков она для меня по-родственному утаила, да книжку «Вор» прибрала прочесть вечерком всем по-очереди.
        В итоге я единственный, кто додумался после жаркого во всех смыслах боя закинуть в ранец с десяток древних нордских мечей и три лука подороже. Вот их и раздал желающим, чтобы морально оправдать присвоение зачарованного кинжала и кольца малого разрушения. Стеклянный кинжал, конечно, вещественное доказательство и очень полезная штука, но обижать соратников несправедливой дележкой не хотелось.
        Сыромятные наручи с прибавкой к лукам разыграли Фендал с Марусей. Закономерно победила моя напарница. Ожерелье передышки разыграли Хадвар со Свеном, получил волшебную штучку бравый нордский легионер.
        Вобщем, с разделом лута в этом рейде получился небольшой бардак. Говоря откровенно, рейд-лидер в моем лице погряз в злоупотреблениях, но мне никто и слова не сказал. Репутация!
        Коллегиально решили выбираться обратно тем же путем, что и пришли. Заодно все, кто хотел, набрали ржавых железяк у драугров и бандитов. Я и хотел, и мог, поэтому забил инвентарь до отказа, каджиты тоже не стеснялись, набрав меховой брони, луков и прочих легких, но хоть чего-то стоивших предметов. Джи`Барр по совету Ма`Руссы сменил свой охотничий лук на древний нордский с нордскими же стрелами - все же урон немного выше.
        Глава 10. Фолкрит удивляет
        Вернувшись, сразу доложился Дельфине. Начальство меня сдержано похвалило и отправило по утру в командировку в соседний Фолкрит. Почему же не в Ватран, как полагалось по сюжету классической игры? - не успел удивиться, как ситуация прояснилась.
        Пока мы искореняли бандитов и некроманта, от ярла Сиддгейра в Ривервуд прибыл гонец. Правитель озаботился узнать о случившемся в славном городе Хелгене, относящемся, вот так сюрприз, к владению Фолкрит. В связи с чем, приглашал к себе группу героев Хелгена поработать первоисточником. Факельная шахта и озеро Илиналта с гнездом некромантов так же находятся на территории владения Фолкрит, поэтому общих тем для задушевных разговоров с господином Сиддгейром у нас набралось, ну просто заслушаешься. Авось, наградит за ликвидацию банды и ценные сведения. Не может быть, чтобы не наградил.
        Постольку-поскольку ярл поддерживает Империю, в составе делегации без Хадвара никак не обойтись. Пусть он и не любитель официальных мероприятий, но обязан символизировать роль легиона в восстановлении порядка на славной Фолкритщине. Хочешь отбить Хелген? Тут тебе и карты в руки, проси у Туллия подреплений, договаривайся с ярлом, тот наверняка будет рад вернуть город под свое управление. Может и сам озаботится вкладом в предстоящую победу.
        Попутно предстояло отконвоировать четверых кандальников и получить за них награду, да распродать добычу. Взятых на Ветреном пике троих бездельников следовало предать суровому и справедливому суду вайтранского ярла Балгруфа, тащить их на правеж к Сиддгейру никакого смысла.
        Загадочные осколки и камень с черной душой некроманта-попаданца пока оставил на хранение Дельфине. Она пообещала по своим каналам отправить один черный осколок Фаренгару с сопроводительным письмом. Заодно оповестив, кого следует на счет избыточной активности некромантов. Пусть принимают меры. Само собой, подробное донесение со всеми добытыми фактами по Ветреному пику и Глубинам Илиналты уйдет в Пенитус Окулатус. Перефразируя одного француза, война с некромантами слишком серьезное дело, чтобы доверять ее только местным военным.
        Чтобы перед лицом ярла иметь вид, приличествующий героям Хелгена, отправился в жене Алвора забрать обновки. Получил все в лучшем виде и едва уговорил мастерицу принять пяток монет сверх оговоренной цены. Премиальные тут не в моде, нордическая домохозяйка едва не обиделась…
        Затем распродал Алвору самые ценные образцы вооружения драугров и навестил Хильде, которая завершала работу над меховыми плащами для меня и каджитов. Надоело уже трофеи с чужого плеча донашивать.
        Вместе с Джи’Барром дошли до плавильни, где переработал железные обломки и разные собранные каджитом металлические предметы в слитки стали, добавив предусмотрительно купленную у Алвора корундовую руду. Остаток дня провел в кузнице, занятый производством стальных болтов для своего арбалета. Поленья мне подтаскивал юный каджит. В перерывах он листал изъятую у некроманта книгу и лучшим способом удержать юношу от применения новых знаниях о карманных кражах на практике, являлся честный труд под моим неусыпным надзором.
        Маруся так же времени даром не теряла: торговля с Луканом, пара уроков стрельбы у Фендала, гигиена, примерка обновок, ужин. Когда добрался до номера, каджитка спала, как убитая. Поправил одеяло, мысленно пообещав, что дальше будет легче.
        Новость, что мы отправляемся в Фолкрит и, судя по всему, вместе с дорогой туда и обратно это отнимет у нас три дня, кошка воспринила без энтузиазма. Оно и понятно, сплошная потеря времени, расстояния тут совсем не игрушечные, да командировочные расходы за свой счет. Первоначальный план подразумевал посещение Вайтрана, где Маруся собиралась легонько щелкнуть по носу подлеца Ри’Сада, а я надеялся через него кинуть весточку гильдии воров, что мы готовы обсудить размеры долга и урегулировать проблему. Нет, конечно, воровские пособники мерзких некромантов обязаны сдохнуть и в свое время непременно умрут, оставив свое имущество достойному имперцу и красивой каджитке. Но сейчас нам любой ценой нужна отсрочка. Убийц гильдии мы должны встретить во всеоружии.
        Кроме троицы приключенцев под моим началом, в путь отправились Хадвар с двумя легионерами и пятеро беженцев из Хелгена. Сопровождал нас в пути по владению Фолкрит ярлов гонец. Еще тащили с собой четверых пленных бандитов из Факельной шахты, связанных по рукам. Имущество на продажу мы несли в ранцах, остальные, включая беженцев двигались налегке.
        Фолкрит - считается захудалой деревней. За сутки пути этот очевидный факт до меня довел каждый член нашего отряда, кроме каджитов. Маруся в последнее время все больше отмалчивалась, а Джи’Барру по сроку службы все происходящее казалось очень увлекательным, даже вынужденная поездка в задницу скайримского мира воспринималась им как очередное приключение.
        Больше всех нудили два легионера. Бойцы не принимали участия в событиях на Ветреном пике, чем и объяснялась их антипатия к столице владения. Уж там-то им точно не светят эпические приключения, какие случились у их братьев по оружию с нашей помощью. Как ни странно, с ними соглашался и гонец - хускарл ярла по имени Лодбьорн. Мол, захудалое место, ни торговли, ни развлечений, ни новостей.
        - Вот мы уважаемому Сиддгейру новостей привезем, не переслушаешь! - прокомментировал я грустную ситуацию.
        - Это точно! - покрутил усы довольно оскалившийся Лодбьорн. Может, предвкушал большую драку, куда нас планируют втравить, а может, просто радовался, что бороться с ярловой скукой предстоит другим людям.
        Я не разделял его взгляда, пускай оказаться в опустевшем Фолкрите мало интересного, но я буду не я, если не найду, как повернуть ситуацию к своей выгоде. В классическом Скайриме это поселение часто игнорировал, лишь по необходимости выполнял какие-то квесты. Но тем интереснее посмотреть, что из себя здесь представляет город и окрестные локации.
        Фолкрит - это не просто дыра, это глухая дыра, расположенная в дремучем лесу. В итоге наш караван двигался с остановками: медведь, волки, скелеты из какого-то кургана и даже, какой ужас, морозные пауки. Этих разделали без моего участия одними луками и когда я, пересилив страх, подошел, Маруся без суеты собирала у мертвого чудовища яд в бутылочки. Все в дом, все в семью!
        По пути каджиты заохотили двух оленей, добыв шкуры, мясо, рога. Причем, не один кусок вырезки, как в игре, а много больше. Часть мяса отдали беженцам и пленным. Те после отсидки на хлебе и воде все громче настаивали на полноценном трехразовом питании.
        Чтобы к ночи успеть оказаться в городе, стоянок не делали, ели на ходу. Но все же, когда вышли к придорожным руинам, каравану пришлось подождать, пока троица приключенцев сделает небольшой перерыв в монотонном движении по лесной дороге. Два трупа бандитов на пороге нас не отпугнули. Прокачка и лут! Все ради вас.
        Внутри кургана обитал неслабых статей спригган, однако против слаженного напора стали, магии и зажигательных стрел тварь не устояла.
        Сундук подарил нам стальной топор, гранат, дорогой, но бестолковый свиток «Обнаружение жизни» и буквально чуть-чуть золота. Рядом с сундуком лежал том «Полный каталог чар для оружия», повысивший наши навыки зачарования. Эдак у меня уже целая библиотека соберется!
        Гораздо более ценная добыча нам досталась с двух незадачливых разбойников - полсотни монет, стальные мечи, длинные луки, стальные стрелы, клепаная броня, сыромятный щит и весьма дефицитные отмычки. Стрелы все ушли Марусе на вооружение, так как имели показатель урона выше железных. Самые тяжелые вещи передали мне как самому грузоподъемному, остальные каджиты резво раскидали между собой.
        Еще в руинах нашли для Маруси сумку алхимика, в которой все ингредиенты сохраняют свежесть на 20 % дольше. Туда отправился первым делом стержневой корень, добытый из поверженного спригана, а следом и росшие вокруг руин ягоды, придорожные цветы, крылья бабочек.
        Когда мы прибыли в Фолкрит, ярл Сиддгейр уже изволил почевать. Поэтому рабочую встречу «герои Хелгена» провели в длинном доме с управителем-альтмеркой по имени Ненья и легатом Скулнаром, военным советником ярла. Фолкрит - это не только дикий лес, но и самое большое и древнее кладбище в Скайриме, поэтому к угрозе некромантов власти холда отнеслись серьезно. Марусю фолкритские чиновники приняли вполне терпимо, чем заработали себе жирный плюсик. Управитель организовала неплохой стол, чем заработала себе еще плюс, а заодно усилила мои подозрения, что просто так нас не отпустят, а припашут решать местные проблемы. Впрочем, за такие пироги с мясом и сладкий рулет я бы согласился даже на стрелу в колене. Когда-нибудь потом и желательно у стражника. Мне мои колени дороги, как важная составная часть ног, которые меня кормят все лучше и лучше.
        После доклада по Хелгену и Глубинам Илиналты, настала пора рабочих вопросов. Нам выплатили двести золотых за живых бандитов и сотню за мертвого главаря. Итого всем участникам событий скромненько капнуло по шестьдесят золотых: Хадвару, Марусе и себе любимому выплатил премиальные сразу же, а Свену с Фендалом нужно будет передать при случае. Все же моментальные денежные переводы тут пока еще не очень развиты.
        На обратном пути, мы сделали вид, что заблудились и попали в комнату. Здесь дожидалась своего часа книга «Смертельный удар Абернаита», повышающая навык блокирования. Прежде, чем Ненья хватилась и наладила «заплутавших» гостей на выход, нам с Марусей удалось ее прочесть.
        Не такое уж и захолустье этот Фолкрит: постель свежая, завтрак отличный, крысы не наглеют, петухи орут не прямо под окнами, а на задворках. Хозяйка трактира Валга Виниция, миловидная имперка средних лет, не отказала сдать «моему зверинцу» спальники и не возражала против присуствия каджитов в обеденном зале.
        За ужином служанка Нарри умело демонстрировала мне свои весьма привлекательные прелести. Однако, ее настойчивость мне показалась слишком профессиональной, а мои принципы и брезгливость позволяют проводить время только с любительницами этого дела, но никак не с профи.
        Кузница, торговцы - набор необходимого чуть шире, чем в Ривервуде. Более того, мне наконец-то повезло прикупить в «Серых соснах» том заклинания «Свет свечи»!
        Помня о том, что Фолкрит, это не только ценный лес, но и замечательная возможность подхватить вампиризм и массу других заболеваний, сходил в лавку «Мертвым припарки» за парочкой зелий исцеления болезней.
        Заметив учебник алхимии с необычным названием «Де Рерум Диреннис», попросил разрешения у продавщицы-редгардки его прочесть. Зария не отказала, заметив, что вчера «та каджитка с тобой» тоже интересовалась книгой. Алхимия поднялась на единичку - очередное скайримское утро началось просто прекрасно. Маруся зря времени не теряет, это правильно, но могла бы предупредить по старой дружбе. Убежден, качать нужно все, особенно бесплатно. Вот я их с Джи`Барром не забываю заставлять читать найденые учебники.
        Кстати, об алхимии. Маруся жаловалась, что неизвестный создатель этого мира пофиксил золотую жилу. Самодельные слабые зелья здесь не стоили вобще ничего. Когда она в Рифтене принесла на продажу свои первые опыты, Эльгрим высмеял ее. Каджитка достигла тридцатого уровня владения навыком, но пока что ни одного самодельного эликсира не продала, только ингредиенты, да добычу. Все как один торговцы отказывались покупать зелья качеством хуже, чем у них уже продавались. Зелья лечения - единственная перспективная ниша, но они продаются повсеместно и по низкой цене. Даже с дармовыми ингредиентами прибыль будет мизерная. А если их покупать у алхимиков, легко уйти в минус.
        Здешний рынок диктовал свои условия, лишний конкурент никому не нужен. Уголь, флаконы, а порой и кипяченую воду - приходится покупать, что по прикидкам сожрет до половины возможной прибыли. Возможно, дело в том, что каджитка не проходит проверку навыка Алхимии, а может, дело в недружественном отношении торговцев к ней. В любом случае, посоветовал кошке не терять надежду и продолжать развиваться. Отношение торговцев можно изменить выполнением квестов. Попутно подумаем, какие зелья нужны скайримским потребителям. Будем добывать предметы с чарами, повышающими навык. Не может быть, чтобы я не нашел выход.
        Затем мы зашли в длинный дом, где нам все же перепало немного начальственного внимания. Ярл Сиддгейр, неуловимо похожий на типичного российского чиновника, придирчиво посмотрел на троицу «героев Хелгена» и спросил: «Что и каджитка тоже?». Мы с Хадваром подтвердили, что без Ма’Руссы мы бы не пробились из подземелий Хелгена сквозь орду скелетов и драугров. Хозяин Фолкрита не выглядел заинтересованным в подробном рассказе и больше вопросов к нам не имел. Зато обратился к своему советнику Скулнару, что отирался неподалеку в красивой имперской броне с вопросом, мол, как скоро генерал Туллий двинет легион на освобождение Хелгена? Легат с озабоченным видом ответил, что делает все для этого возможное, но пока ничего определенного сказать нельзя. Сиддгейр сделал вид, что ответ его устраивает, а на лице читалась печальная усталось от бремени государственных дел: ну что вы от меня хотите? Я всего лишь ярл богами забытого холда. На ополчение нет денег, потому что денег нет, да и зря я что ли лег под Империю? Пусть она и делает мне красиво!
        Поэтому местный властитель изобразил лицом нешуточную работу мысли: отправлять нас отбивать ему Хелген прямо сейчас вроде бы незачем. Но и совсем без поручений отпускать таких бравых ребят тоже несолидно.
        Дальше получилось довольно забавно. Ярл возжелал промочить горло, о чем громко оповестил всех присутствующих. Прибежавшего с кубком слугу, он отослал обратно на кухню. Ибо выпивку их величеству должны были принести герои Хелгена.
        - Только не «местную мочу», а настоящий черновересковый мед из Рифтена! - капризным голосом потребовал властитель.
        Я хмыкнул, попросил честную публику не расходится и бодрым шагом вышел из Длинного дома. Мой путь лежал в трактир, хотя квестовая бутылка совершенно случайно завалялась у меня в ранце. Повинуясь интуиции, я купил ее в таверне Ривервуда и вот уже несколько дней таскал с собой. Просто помнил, что напиток обязательно пригодится, а вот зачем и кому из головы вылетело совершенно. Валга Виниция не подвела, у нее в продаже оказался точно такой же «Черновересковый мед» из Рифтена. Пришлось прикупить еще бутылочку.
        Нереально быстрая сдача квеста, да. Немного смущенный моей расторопностью ярл, поерзал на стуле и передал бутылку Ненье. Вот так сильно придурок хотел выпить меда, что даже не приказал налить ему для приличия. Я же достал еще одну, отсалютовал Сиддгейру и отхлебнул напитка. Мда, моча-мочой, хорошо хоть в Рифтен мне гонять не пришлось. Не так обидно.
        В итоге фолкритский губернатор поручил нам очистить Теневую башню, что медленно разрушалась неподалеку в юго-восточном направлении от городка. Похоже, спригганы одолели лесной край в конец: мешают лесорубам рубить, охотникам охотиться, а путникам плутать. Сплошной вред от этих спригганов и никакой пользы, кроме стержневых корней!
        Геройское дело нехитрое: иди, куда пошлют, убей кого скажут и добудь, что требуется. Рановато я пел дифирамбы самостоятельности скайримских «неписей», остались еще любители въехать в Совнгард на чужом горбу, а значит, имеется простор для былинного геройства. Хадвар на крыльце Длинного дома в полголоса возмутился, что он офицер легиона, а не мальчишка на побегушках.
        - Одно другому не мешает! - ехидно заметила Маруся, спрятавшись за меня.
        - Хадвар, старина, мы и без тебя справимся! - заверил я возмущенного норда. - Хотя прогулка на свежем воздухе еще никому не вредила…
        Словно дожидаясь этой фразы, темные небеса Фолкритщины разверзлись не за страх, а за совесть. Первый проливной диждь в этом мире больше напоминал водопад! Чтобы хоть немного уберечься от струй прохладной воды, трое признанных героев и дожидавшийся их на улице юный каджит перебежками добрались до таверны «Мертвецкий мед», где добрый эль, а затем отличная медовуха, а затем подогретое вино помогли нам переждать непогоду. Джи`Барру как несовершеннолетнему организму налили молока и выделили дополнительной закуски, методом подтасовки фактов, назначив ее едой. К слову, наш котейка уже немного отъелся, шерсть помойно-маскировочного окраса залоснилась. Да, по-прежнему, он не верил своему счастью, что его теперь пускают в таверны, делятся с ним добычей, как с равным. Все ждал окрика или пинка от любого нордского забулдыги, решившего вдруг указать место обнаглевшей «кошатине».
        Обслужив состоятельных клиентов лично, видимо, чтобы не дать служанке повод дискредитировать ее заведение, Валга Виниция снова упомянула, что в последнее время в округе пропадают люди. Теперь вот нет вестей от группы охотников в районе Мшистой пещеры, где они выслеживали медведя. Трактирщица любезно отметила локацию на моей карте.
        - Что скажешь, подруга? - обратился я к Марусе, укусив вкуснейший эйдарский сыр.
        - Надо спасать, - вздохнула та, проверяя, насколько подсох ее хвост. Тот распушился, нервно подрагивал и уже не выглядел мокрой грязной веревкой, как час назад. Ни ей, ни мне шататься по мокрому лесу не хотелось, но такова уж геройская доля.
        Прикинули маршрут: сначала нужно спасать охотников, а на обратном пути можно заглянуть по заданию ярла в Теневую башню. Оставив Хадвара в теплой таверне жаловаться на зверства командного состава полупустой кружке, наша бравая троица отправилась навстречу новым приключениям.
        Дорога до локации с пропавшими охотниками принесла нам полдюжины звериных, преимущественно волчьих, шкур и без счета компонентов для алхимии.
        Возле входа в пещеру на бревне нас встретил покалеченный охотник по имени Вальдр. Отпоив парня зельем исцеления, мы услышали печальную историю гибели охотничьего отряда. Оставив раненого приходить в себя, вошли в локацию.
        Мшистая пещера относится к редкому виду открытых пещер и освещение нам не понадобилось. Хватало естественного света, попадавшего сквозь широкое отверстие в своде. Это не объясняло аномальное буйство растительной жизни внутри горного образования. Похоже, мы обнаружили место силы на скайримский манер.
        Сразу же у входа нашли труп охотницы. Договорились с каджитами, что с мертвых охотников берем только золото, чтобы не нажить неприятностей вместо награды.
        Против медведя я вышел первый раз, но благодаря поддержке лучников выстоял без особых повреждений. Как по мне, пауки куда страшнее мишек.
        Местные спригганы оказались суровыми противниками. После первого сделали передышку, каджитам пришлось пополнить свои запасы зажигательных стрел. Однако покупкой светильного масла никто из нас не озаботился, поэтому огненных стрел удалось сделать не больше десятка. Бой с ними получался однообразным. Глазастые каджиты находили и начинали обстреливать «зажигалками» спящего в древесном стволе духа природы. Тварь выбиралась наружу, горя огнем и праведным желанием отнять у детишек спички и надрать усатым поджигателям шерстяные задницы. Тут сприггана ангажировал на танец я, поливая «деревяшку» огненной струей и блокируя ответные удары щитом. Едва заканчивалась мана, как в дело вступал острый меч. Так, аккуратно, стараясь не рисковать, уложили троих скайримских «леших» и еще одного здоровущего медведя. Когти, шкуры, стержневые корни, бородатый мох и грибочки - сыпались в инвентари сплошным потоком. Нам все нужно. Это не жадность, а хозяйственность!
        Поскольку зелья экономил, отлечивая себя после каждой стычки магией, в финале повысилось Восстановление. Все сильнее и сильнее становится похож на боевого мага знатный имперец Теллурио Валерий. Вот уже в половину не так бодипозитивен, как на пристани Солитьюда. Толи еще будет!
        Первый сундук порадовал стальной секирой, свитком «водное дыхание» и шестью десятками монет. Еще рядом деактивировал и снял медвежий капкан. Штука тяжелая, но каких-то денег стоит, да и в хозяйстве сгодится. Пока мне недоступны руны, можно использовать его как эрзац-мину.
        Во втором контейнере нас дожидалась сто два золотых, железные сапоги, слабое зелье магии, рядом пылился без дела пустой средний камень душ.
        Еще по укромным местам нашли два кошелька, в которых насчитали в общей сложности шестьдесят три монеты. Такое ощущение, что мир нам подыгрывает, подкидывая суммы, которые легко делятся на троих. Вместе с монетками, награбленными у охотников, каждый из нас разбогател на восемьдесят семь золотых.
        В миниатюрном озерке Маруська углядела скелет незадачливого приключенца. Мне пришлось скинуть ранец, броню и слазить в прохладную воду за законной добычей. Вот и на моей улице случился праздник - найденный стальной щит оказался лучше моего имперского. Да и стальной двуручник пригодится. Тяжелый, собака, но дорогой.
        Еще обработал киркой две обнаруженных рудных жилы - железную и золотую. Выпала только руда, без камешков.
        Вальдр поблагодарил нас за «свершившиеся правосудие» и со словами:
        - Знаешь, возьми вот это. Мелочь, конечно, но для меня это важно. - протянул мне стальной кинжал. В описании значилось «Счастливый кинжал Вальдра», 25 % вероятность критического удара. Действительно, штучка так себе, даже если улучшу на верстаке, по урону будет отставать от Марусиного двемерского. Но Джи`Бару сгодится на первое время, пока не добудем чего поинтереснее.
        Поблагодарил охотника и предложил ему в нашей компании вернутся в Фолкрит, с посещением еще одной достопримечательности. Но не успел я договорить какой, как Вальдр обозначил свои планы:
        - Я похороню их, как полагается, и пойду домой. Найди меня, если окажешься в Фолкрите. Тебя всегда будет ждать теплый прием!
        В развалинах Теневой башни обитал необычный спригган - матрона, который взял, да и возродился после своей безвременной гибели. Сделал этот финт ушами зловредный лесной дух сразу же, поэтому мы от такой подлости не растерялись и повторно зарубили коварную тварь. Спрятанный в растительности сундук подарил зелье меткости и лечения, да малую толику золота. Ничего, мы не гордые, нам любая мелочь пригодится.
        На обратном пути, пока каджиты геноцидили фазанов, кроликов и бабочек, а также обдирали флору, не пропуская грибочки, немного размышлял о текущем моменте.
        Итак, представьте, у вас под управлением дивное захолустье с минимумом населения. Торговля, и без того сосредоточенная в оккупированном Хелгене - в упадке, промышленность представлена кузнецами, парой лесопилок и алхимиком, которая может и свалить в любой момент. Сельское хозяйство едва обеспечивает местные потребности. Охота на живность - более чем рискованное занятие, Вальдр не даст соврать. Военных сил, чтобы обеспечить порядок на территории недостаточно.
        Что можно предпринять в этой, казалось бы, совершенно безнадежной ситуации? Этому городу нужен герой. А герою нужен план экономического развития.
        Извечный вопрос: где взять денег? Во-первых, у Империи, у нее точно есть. Во-вторых, у частного инвестора вроде меня, который наколотит их из бандитов с драуграми. Денег я дам не просто так, а за участок земли под двухэтажный дом в типично нордском стиле: с магазином на первом этаже, жильем на втором и вместительным подвалом для хранения товаров и продовольствия.
        На эти деньги ярл может начать крупный инфраструктурный проект, например, строительство казармы для имперского легиона, ремонта стен или дозорных башен. Естественно закупаются местные стройматериалы, привлекается рабочая сила, что стимулирует местных кузнецов, лесорубов и строителей.
        Рано или поздно Туллий пришлет солдат для штурма Хелгена, а у Сиддгейра уже казарма готова. Круто? Не то слово! Затем бравые легионеры убывают воевать Хелген, надеюсь, успешно. Чтобы казарма не пустовала, завозим в нее беженцев из Солитьюда или Данстара, даем им возможность построить себе дома и фермы. Освобождаем от бандитов шахты, кузнецам нужна руда. Через время повторяем процедуру завоза, уже отбирая людей по профессиям и желанию. Производство работает, растет внутренний рынок, идут отчисления в казну.
        На возросшие налоговые поступления набираем солдат, чистим бандитские логова. Пойманных каторжан отправляем рубить лес, коль скоро это основная отрасль Фолкрита. Дороги патрулируются, значит, оживает торговля между владениями. Сплошные доходы в казну.
        Кстати, пока в фолкритских Нью-Васюках земля дешевая, надо застолбить место на берегу озера под ферму, нечего отклоняться от канона.
        Пожалуй, набросаю и отошлю проектик в Мрачный замок. А мой интерес - занять ключевое место в торговле этой провинции, получив преференции для моего будущего каравана. Быть у ручья и не напиться это не по-русски и, тем более, не по-имперски. Если, конечно, окажется, что привести в чувство экономику этого медвежьего угла в принципе возможно.
        Поделился планами с кошкой и услышал в ответ:
        - А ты изменился, Артем. Раньше планы у тебя были куда скромнее: украсть у жадного хозяина…
        - Не украсть, а вернуть свое. Но все равно, те деньги не сделали меня богаче или счастливее. Так и тут. Кровавое золото лучше вложить в хорошее дело, от которого польза будет многим людям.
        - Ты еще в здешние храмы жертвовать начни, - поддела меня каджитка.
        - По-твоему мы на днях за сохраненочку кому по сотыге отстегнули?
        - Думаешь богам? А еще маны ушла прорва! - состроила удивленную мордашку каджитка.
        - Вот и думай. Богам, создателю этого плана… так что жертвовать божествам наверняка придется не шутейно.
        - Да и бог с ними, с богами, - легкомысленно отозвалась Маруся, - Все же думаешь заделаться первым инвестором на деревне?
        - Аха, еще отгрохаем в Фолкрите храм, чтобы далеко не ходить.
        - Прожектер.
        - Не переживай, на возврат долга Гильдии продолжим копить драгоценностями.
        - Я не переживаю. Пусть Бриньольф переживает, это он с некромантами связался. - кошка «вернула» мне мои же рассуждения.
        - Правильный настрой. А скажи мне, ходят ли каджитские караваны в Фолкрит?
        - Не слышала о таком. Да вряд ли. Место гиблое, прибыли мало.
        - Смотри, какой маршрут выстраивается: Фолкрит, Ривервуд и Вайтран. Начинаем экспансию отсюда, в Ривервуде у нас Лукан, затем купим дом в Вайтране. О-хо-хо, придется записываться нам в таны.
        - Шутишь, я стану таном?
        - Какие шутки? Посмотри в каком они положении. А у нас есть и силы, и средства вытащить их из задницы мамонта на солнышко.
        - А что? В каком-нибудь Ривервуде мне очередной чумазик в шкурах на голое тело скажет: прочь с дороги, ничтожество! А я ему такая: остынь, дурака кусок, я тан Фолкрита! И бац ему в зубы.
        - С ноги. Ну или как-то так. Только для этого тебе надо стать таном Вайтрана. Иначе стража Ривервуда не поймет шутку юмора.
        Бедный Джи’Барр активно стриг ушами. Перед ним открывался мир иной стороной. В голове его роились новые, смелые на грани безумия мысли. На наших глазах рождался обновленный Джи’Барр, дерзкий и заточенный на успех вместе с нашей стаей. И это зрелище для меня было лучше любой благодарности за спасение.
        Инвестиции в классическом Скайриме… Как, черт побери, это работало? Ты вкладываешь в магазин торговца пятьсот золотых, чтобы навсегда увеличить запас золота в кассе на эту сумму. Гарантированная шнобелевка по экономике, без дураков. Однако в этой версии Скайрима дело с вложениями обстояло несколько ближе к реальности. Специально посмотрел древо навыков. Вложения будут приносить ежемесячный доход от трех до пяти процентов от вложенной суммы, в зависимости от навыка красноречия и отношения с торговцем.
        Чтобы вложить деньги в чье-либо дело мой навык красноречия должен достичь семидесяти единиц и мне нужно последовательно потратить три очка в перки Очарование, купец и Вкладчик. Скорее всего, это произойдет еще очень нескоро, ведь я стараюсь прокачивать боевые навыки.
        Однако, кое-что, как я заметил, мы можем изменить и без прямых инвестиций в местный бизнес.
        Начать с того, что денег у торговцев здесь намного больше, чем в игре. Даже у трактирщика может оказаться до пятисот золотых на кармане. У Оргнара в «Спящем великане» захолустного Ривервуда точно было около четырех сотен, просто я больше чем на двадцать золотых за раз пока что ему еды и выпивки не продавал. В Солитьюде, к сожалению, не обратил на этот момент внимания. У Лукана, например, это я хорошо помню, объем налички варьировался от тысячи двухсот до полутора, у Алвора меньше девятисот не было никогда, но это точно не те смешные суммы, что имели место в игре. И на следующий день у них всегда в кассе было немного больше, чем прежде. Что логично, ведь ребята торговали с прибылью. Маруся подтвердила мое наблюдение, чем активнее идет торговля, тем больше становится у торговца денег в обороте. И напомнила, что тоже качает красноречие. Значит, наши усилия по активизации скайримской экономики будут вдвое эффективнее. А иначе кому потом я буду продавать даэдрические доспехи, а Маруся эпические зелья?
        Вряд ли несколько крупных сделок смогут оживить местный рынок, но надо попробовать постепенно накачать нищий Фолкрит товарами и деньгами, отслеживая реакцию торговой братии и властей. Эх, мне бы вернуть амулет Зенитара или ожерелье Купца достать, чтобы все это не являлось сплошной благотворительностью с моей стороны!
        Во владении Фолкрит мы задержались еще на пару дней. Я не спешил ни оформлять экономические выкладки начальству в Солитьюд, ни доводить до Неньи свои амбициозные планы. Однако же выяснил, сколько еще необходимо совершить героических подвигов, чтобы нас с Марусей приняли в таны этого славного места.
        В отличии от игры, помощь жителям в зачет не шла, только задания ярла. Благодаря зачистке Теневой башни мы оказались на шаг ближе к заветному титулу. Осталось еще буквально парочка деяний во славу Сиддгейра и можно заказывать новые визитки. То есть готовить три тысячи золотых за участок под дом с пристройками. Однако, в городке хватало готовых домов на продажу, что называется на любой кошелек.
        Отдельно оговорил, что Маруся тоже получит звание тана.
        Управитель Ненья заявил, что владение сейчас переживает не лучшие времена, поэтому хускарлов нам не достанется. Однако, мы можем нанять любых честных мужчин и женщин владения в качестве телохранителей. Нас такие условия более чем устраивали. Незачем посвящать в наши дела всех подряд и кого попало.
        Увы, помощь горожанам влияла только на их личное к нам отношение, что, например, хорошо было заметно на примере Валги и охотника Вальдра. Тем не менее, мне удалось помочь жрецу Аркея Рунилу. Его дневник подобрал мимоходом в Факельной шахте, обнаружив этот факт много позже, перебирая инвентарь перед отбытием в Фолкрит. Так же походя сдал неполученный квест: встретил на улице альтмера в темной рясе с амулетом Аркея на груди. Слово за слово. А не ваша ли это рукопись, любезный? Ой, спасибо, «хорошо, положите на комод». То есть примите в благодарность толику золотишка. А чего не принять? Нам оно никогда не лишнее!
        Глава 11. Фолкрит продолжает удивлять и радовать!
        На следующий день моя группа отправилась в лагерь Анги обучаться стрельбе. Мысли умных людей часто сходятся. Вот и Хадвар по приказу Скулнара взялся тренировать местную стражу. Отправляясь в дорогу, пообещал норду по возвращении проверить успехи его подопечных. На что Хадвар предложил мне погулять недельку, потому что быстро только каджиты котят делают, а он мужчина обстоятельный и вообще.
        Что до обучения стрельбе моих будущих караванщиков, то луки в руках каджитов становились все более смертоносным оружием. Все же палки-стрелялки, что в игре, что здесь при высоком навыке владения рулят со страшной силой. Эх, нам бы прямо сейчас раздобыть эльфийские луки!
        По пути каджиты-лучники подтвердили первенство лука в прямых руках, перестреляв засаду разбойников при минимальном моем участии. Не знаю, на что расчитывали эти два отчаюги, ввязываясь в дистанционную разборку с тремя бравыми приключенцами. Их трупы, раздетые до исподнего, стались лежать в канаве, а мы продолжили свой путь. Каким-то чудом нам не попались по пути никакие собаки, ни говорящие, ни потерявшиеся, ни разные другие. Я собак, конечно, люблю, но кошек сильнее. И моя мудрая кошка теперь снова со мной, как в старые добрые времена. Вот она, рядом идет почти бесшумно благодаря зачарованным сапогам. В эльфийском шлеме, легкой кожаной броне, теплом плаще и с меховым ранцем за спиной. В руках, которые язык не поворачивается назвать лапами, улучшенный охотничий лук, за поясом двемерский кинжал. Ничего, мы еще в самом начале славных дел.
        Чем выше мы поднимались в горы, тем суровее встречал нас Скайрим. Глубокий снег, колючий ветер, сосульки на камнях, пар изо рта… Здесь нам по-настоящему пригодились плащи, пошитые доброй бабушкой Хильде. Несмотря на теплую одежду и природный мех, теплолюбивые каджиты страдали от холода. Пришлось дать им по зажженому факелу для обогрева. Горящие светочи днем выглядели фейерично.
        - В скайриме пески холодные, но, когда ты рядом, каджиту становится теплее! - вот только Джи’Барр обращался к своему факелу, а не ко мне.
        Да, скайримский климат порою совсем не комфортен для жизни. Но мы же герои, мы должны превозмогать.
        Найти лагерь лучницы оказалось непросто. Мы долго плутали на холодном ветру, между скал и деревьев. Наконец, Маруся заметила настороженные капканы, а чуть позже костер и хижину.
        Жалкая лачуга Анги выглядела старой и мало приспособленной для жилья из-за отсутствия стекла в оконных проемах. Еще и входную дверь заменяла шкура. Хозяйка же являла собой полную противоположность своему жилищу: очень привлекательная молодая нордка. Анги скоблила шкуру на дубильном станке и повернулась на шум шагов до нашего приближения. Не успел я пожалеть об отсутствующем амулете Мары, как охотница прицелилась в меня из своего лука:
        - Что ты здесь забыл, имперский ублюдок?
        - Приветствую, уважаемая. Теллурию Валерий к вашим услугам, а это мои друзья - Ма`Русса и Джи`Барр.
        - Меня звать Анги! И если вздумаешь делать глупости, быстро получишь стрелу промеж глаз!
        Я протянул вперед раскрытую ладонь в умиротворяющем жесте:
        - Мы не собираемся делать глупости и сэкономим вам стрелы, уважаемая.
        - Повторяю вопрос: что ты забыл здесь, имперский… имперец?
        - Мы просто охотились в этих местах и увидели дом. Решили зайти.
        - Возможно, у мутсеры есть шкуры на продажу? - вступила в разговор Маруся, - Каджиты купят по хорошей цене. Или обменяют на хороший медвежий капкан!
        - Так вы торговцы? - опустила оружие Анги, - Извините, но в этих краях женщине стоит быть осторожной.
        - Торговцы, странники, герои Хелгена, всего понемногу.
        - Хелгена? Я переехала сюда из Хелгена два года назад, когда мою семью убили имперцы.
        - Вот как. Сожалею о вашей семье.
        - Не нужно жалости. Это моя беда, а не твоя.
        - Значит, вы не в курсе последних новостей из Хелгена?
        - Нет.
        - Город захвачен армией нежити. Из гарнизона спаслись лишь двое легионеров. Жители, кто успел, ушли в Ривервуд. Некоторые в Фолкрит.
        - Мне все равно.
        - Печально. Анги, так ты живешь охотой, верно?
        - Я недавно отнесла все в Фолкрит на продажу.
        - Торговля - это хорошо, но плох тот караванщик, который не может защитить свой товар. Покажешь свое мастерство моим спутникам?
        Джи`Барр и Маруся пантомимой присоединились к моей просьбе.
        - Может и покажу. - согласилась охотница, - А сам что?
        - У меня арбалет. Боюсь, твои мишени не для его мощи.
        - Узнаю знаменитое имперское хвастовство.
        - Самое знаменитое во всем Тамриэле. Как говорится, сам себя не похвалишь…
        - Хватит болтовни. Вижу луки у вас свои. Если хотите попрактиковаться, идите за мной! - позвала нас Анги на стрельбище.
        Учеба велась в виде состязания. Отшельница описывала упражнение и демонстрировала его выполнение сама. Затем на рубеж выходил один из участников и выполнял задание, в случае успеха получая повышение навыка. Никто не мешал пытаться по второму и третьему разу, все терпеливо ждали и болели за соратников.
        Анги давала толковые советы и отмечала удачные выстрелы. Маруся с Джи`Барром отдались процессу с истинно каджитским азартом.
        Напарница не сразу заметила, что получила левелап - тринадцатый уровень как-никак! Подняла запас сил и вложилась в 10 %-ный шанс критического выстрела. Стрелять так стрелять!
        Что до Джи`Барра, тот попал к нам будучи четвертого уровня и за время совместных странствий достиг пятого. А после обучения под руководством нордской охотницы - шестого. Как добропорядочная «непись» радости левелапа он был лишен, а перки распределялись без его участия по заранее определенной схеме. Судя по озвученным уровням развития навыков и перкам, юный каджит со временем станет типичным Вором. Скрытность, взлом, алхимия, стрельба - смертельные атаки из засады и со спины отравленным оружием, вот это вот все.
        Я отстрелялся последним и последним же получил прирост уровня. Слава богам, девятый! По развитию все уже давно спланировано: повысил запас маны и в ветке Красноречия выбрал Очарование, позволяющее при торговле с противоположным полом получать цены выгоднее на 10 %. Согласен, выбор не бесспорный, но зато ступенька для становления в качестве инвестора. И еще один шажок на пути к финансовому благополучию.
        После весьма продуктивных состязаний Анги пригласила нас к себе отметить «такое дело». Каджитам перепало прочесть лежащую в лачуге «Золотую ленту», которую я внимательно пролистал в Солитьюде на стойке магазина Фиады, так что план по повышению Стрельбы они сегодня перевыполнили.
        На правах хозяйки нордка собрала на стол, выставив три бутылки дешевой медовухи, печеный картофель, жареный козий окорок и кроличьи ножки. Со своей стороны, ответили разным сыром, хлебом, яблоками и помидорами. Настоящим украшением застолья стали две бутылки вина «Алто». По озвученной легенде привезенные мной из самого Солитьюда, но по правде, я уже и не помнил, у кого их купил или отобрал. Винишко нордка оценила, высосав пузырь в три тоста. Сильна девка!
        Вино подействовало на северянку предсказуемо. Ничем другим не объяснить дальнейшее поведение Анги. Внезапно девушка выгнала каджитов на улицу, стащила с себя одежду и решительно отомстила мне за все беды, что ей причинили имперские солдаты. Поначалу на месть эти грубые телодвижения походили больше всего, но через минуту Теллурио перестал изображать растерянного придурка и дело пошло на лад. Рискну предположить, что Анги жила эти два года не просто отшельницей, но и монашкой, от чего заметно страдала. Едва не растерзала имперского гостя в порыве страсти. А уж как она ритмично терзалась об меня, слышали не только каджиты, но и Седобородые на Высоком Хротгаре.
        Анги совершенно не заморачивалась присутствием посторонних, расположившихся на спальниках вокруг очага в паре шагах от лачуги. Вот и я решил тоже не забивать подобными мелочами голову, сосредоточившись на процессе. Тем более, моя Маруся в бытность мелкой и четырехлапой подобные сцены периодически наблюдала.
        Правда, после того, как мы немного успокоились после второй кульминации, продрогших каджитов пришлось впустить в дом погреться… Анги, похоже, только вошла во вкус, по крайней мере, выражение на лице можно было прочесть финальную фразу одного бородатого анекдота: а я бы мстила и мстила!
        Должен признаться, прощаться с дамами совершенно не люблю и не умею. У этой сильной независимой женщины своя жизнь, у меня своя дорога, тем более, жениться под предлогом «сорванного цветка» никто не заставляет. Зачем бессмысленные обещания «я еще вернусь» и готовые сорваться с языка планы по строительству дома в Фолкрите? Правильно, лишнее это все пока что.
        Если окинуть сцену трезвым взглядом, можно заметить, что Анги удачно решила свою насущную проблему. Вот и будем считать, что я ее отблагодарил как мог за бесценные знания, что спасут нам жизнь и наполнят карманы.
        - Имперец, ты заходи, как захочешь. - напутствовала меня Анги.
        - Пострелять?
        - Захочешь пострелять, постреляем.
        - Обязательно.
        На обратном пути заоохотили парочку коз и оленя. Сырое мясо у нас скупила владелица «Мертвецкого меда», а шкуры мне пришлось нести в «Серые сосны», пока не испортились. Своей отзывчивой и шкуролюбивой Хильде здесь не нашлось. Солаф не скрывал своего пристрастия в Братьям Бури и негативного отношения к каджитам, подозревая в них если не шпионов Талмора, то воров. Поэтому моих каджитов на порог не пускал, а мне занижал закупочные цены. Единственная торговка, с кем у Маруси в Фолкрите сложилось полное понимание - редгардка-алхимик Зария.
        Пока я пристраивал барахло, неугомонный Джи`Барр заметил под прилавком таверны шестой том «Танца в огне». Видимо, сработал недавно приобретенный перк «Очарование» и Валга с улыбкой разрешила нам использовать свой учебник красноречия.
        Это навело меня на мысль поручить Джи’Барру облазить весь Фолкрит. Ему удалось попасть в тюрьму, пока к счастью только в качестве посетителя, где он нашел «Плюсы и минусы черной магии». В казармах стражи, куда проныру тоже пустили, обнаружился «Легендарный Санкр Тор». Пришлось нам с каджиткой прогуляться и поднять себе владение школой Иллюзии и двуручным оружием. Бесполезных навыков не бывает, например, каджитам вполне пригодится заклинание приглушения шагов или невидимость. А двуручка тоже пусть будет, мало ли чем доведется сражаться.
        После помощи охотнику Вальдру и жрецу Аркея, жители начали нас пускать в свои дома. Поэтому мне тоже удалось внести вклад в развитие нашей группы. Память не подвела. На ферме «Свеча покойника», расположенной в черте города, хоть и немного не там, где в игре, нас дожидался учебник магии восстановления под названием «Расовый филогенез». Эти три книги, как чужое имущество пришлось оставить на своих местах во избежание проблем.
        Выдался на редкость продуктивный и приятный во всех отношениях денек.
        Следующим утром по приказу ярла отправились с Хадваром и его бойцами зачищать Желчную шахту на край и без того крайней географии Фолкрита. Сиддгейр был категоричен, требуя убить всех бандитов и никого не щадить.
        По факту перед нами оказалась небольшая орочья крепость, населенная шестью разбойными орками. За численным преимуществом одолели врагов без потерь. Сначала навтыкали лучникам на башне и тут поучаствовал я с арбалетом. Затем ворота распахнулись - три бандита жаждали славной смерти в бою. Им, конечно, удалось подранить легионеров и даже меня умудрились сбить с ног, но на этом их достижения кончились. Один за другим орки пали под нашими ударами.
        Горный ветер разогнал дымок, курившийся над трупами бандитов и только кусты можеввельника оплакали тех, кто недавно под ними гадил…
        - Когда я слышу твой клич, боюсь за свой слух! - сострил Хадвар.
        - Повезло, что ты на нашей стороне. Вообще-то мой уникальный крик «За императора!», провоцирует врага на поиск кустов и подтирки.
        - Не работает! Ты ж их запекаешь вместе с говном! - продолжал веселится норд.
        - Понимаешь, в крик необходимо вложить душу легендарного существа, тогда сработает как надо. Но никто не спешит отдавать свою душу, чтобы…
        - Правильно. Нельзя душу разменивать на дерьмо!
        - Некоторые можно.
        - Дерьмовые души? Боги, вы слышали этого еретика? - Хадвар патетично воздел окровавленный меч к небесам, призывая высшие силы выразить недовольство.
        - Все теологические споры потом. Надо завалить главаря.
        - А грабить? - с издевочкой напомнил мне норд.
        - Обязательно грабить! Но потом!
        С боссом в шахте пришлось повозиться. Его роль исполнял старый лысый орк, закованный в тяжелую броню и вооруженный двуручным зачарованным мечом. Клыкастый вредный дедок никак не хотел помирать, раздавая мощные плюхи пришедшим за его скальпом «щенкам». Сами виноваты, не нужно было играть в благородство, нападая по одному. Двуручник противника к тому же больно «кусался» электричеством.
        - Достал! - поднявшись и придя в себя после сокрушительного удара, вытащил из инвентаря арбалет и всадил негодяю болт в поясницу. Ага, старость - не радость! Так и быть, сейчас прожарю острый приступ «радикулита».
        Главарь едва разогнулся, как тут же получил пару стрел от каджитов и струю пламени персонально от меня. Потрепанные легионеры собрались с силами и дружно набросились на дымящегося подранка. Предчувствуя скорый финал, старый разбойник взвыл так, что со сводов едва не посыпались камни.
        Единственный работник шахты встретил освободителей настороженно, но без агрессии. Не одиночке в лохмотьях и с киркой «быковать» на отлично экипированный отряд.
        Шахтер назвал себя Бурзул Стальной клык и поведал нам, что криминальные наклонности своих ныне покойных товарищей не разделял от слова совсем. Пытался агитировать соплеменников жить по кодексу Малаката. За это лиходеи понизили его в статусе, отняли доспехи, оружие и определили добывать орихалк.
        Нам хотелось приступить к грабежу, но отмахнуться от орка сразу не получалось. Почуяв свободные уши, он принялся рассказывать, что хочет восстановить поселение, для чего необходимо посетить орочьи крепости в поисках потенциального населения. Почему-то энтузиаст был уверен, что желающих сменять шило на мыло он найдет обязательно. А мы легко согласимся на роль его провожатых.
        - Сначала идею поселения с нужно обсудить ярлом Сиддгейром, - внес рациональное предложение я. Орк не на шутку задумался. Местная вольница настолько не ставила здешнего ярла ни в хвост собачий, что анархические настроения передались даже бесправному работяге.
        Кроме частокола и жилья, на территории крепости располагались плавильня и кузница, верстак и точильный камень. Считай, мы вернули ярлу готовую производственную единицу. Если управитель Ненья не будет хлопать ушами, а возьмет активного Бурзула в оборот, может и удастся со временем запустить здесь производство орочьего оружия и доспехов.
        По разделу добычи с Хадваром договорились, что называется «на берегу». Наличные деньги делить сразу, остальное мы с каджиткой продадим в Фолкрите. Там же и поделим выручку пополам за вычетом трофеев, пополнивших наш арсенал. Поскольку нас трое и легионеров с Хадваром тоже столько же. Доверив ответственное дело разграбления локации нам, Хадвар с одним легионером присели у костра, отрядив менее везучего товарища нести дозор на башню. Все верно, дисциплина прежде всего.
        Мародерка. Золото. Оружие, доспехи, выпивка, слитки, отмычки, зелья. Нет, звуки наполняемого инвентаря не могут надоесть в принципе! Трофейные луки и стрелы отошли каджитам. Не эльфийские и не даедрики, но урон побольше прежних. Собранный из частей комплект тяжелых орочьих доспехов подошел мне идеально. Нужно будет оценить его и выкупить у общества. Правда до возможности улучшить это броню мне как кузнецу еще расти и расти, но это мелочи.
        На всякий случай записывал взятые на собственные нужды трофеи. Предметов много, можно легко ошибиться. А цена ошибки в золотых монетах теперь гораздо выше, чем во времена набега на Факельную шахту, добыча попадается все дороже. Собрав ништяки с трупов, продолжили в шахте.
        - Очень подозрительное место. - прокомментировал я обстановку бандитского логова.
        - Почему же? - удивилась Маруся.
        - Сама посмотри. Вот спальники, вот стол. На столе кружка. В кружке деньги и много. В банде же одни мужики. Подозрительно!
        - В самом деле, - согласилась каджитка - Откуда оркам известны традиции некоторых вахтовиков?
        - Эй, попрошу без грязных намеков! Я был верен Ольге! Или Наташе? Или Юльке? Неважно, главное, я был им всем верен и даже в мыслях не допускал такого…
        - Порнушка за измену не считается?
        - Это другое… Ты понимаешь, что говоришь мне гадости языком, которым много лет у меня на виду старательно лизала себе зад?
        - Ладно, - «сдала назад» напарница, - Замяли тему.
        Я изобразил самую пафосную позу и провозгласил:
        - Теперь, когда капитан Очевидность и адмирал Ясен Хрен выяснили всю неприглядную правду, ничто не мешает нам ограбить этих пидарасов до нитки!
        Звякнула отмычка. В сундуке нашелся отличный подарок для меня: имперские сапоги подносчика с прибавкой к переносимому грузу в 25 единиц. Просто как по заказу, нам ведь столько тяжестей сегодня нужно унести из точки Б в точку А!
        Подобрал книгу «Соревнование оружейников», добавившую мне единичку в развитие кузнечного ремесла. Надо сказать, собралась небольшая библиотека из пяти томов: «Беженцы» из бандитского лагеря, взятая в Факельной шахте «Изготовление легкой брони», добытая на Ветреном пике «Вор» и «Полный каталог чар для оружия» из придорожных руин. Еще в Ривервуде выяснил, что книги можно передавать компаньонам для прокачки. Поэтому спонтанная мысль собрать библиотеку для ускоренного обучения персонала маруськиного каравана превратилась в педантичный поиск и сбор полезных томов.
        Не знаю, чем в шахте занимался Бурзул, почему-то на ум пришла прикроватная кружка, но большая часть жил оказалась нетронута. Поплевав на ладошки, вытащил кирку и с хеканьем врубился в ближайший выход орихалка… Последняя жила одарила меня бриллиантом. По традиции он пополнил марусину коллекцию драгоценностей. В общую добычу камешек я не посчитал, поскольку горным делом занимался в частном порядке. Добытую и собранную руду переплавил здесь же в десять слитков. Еще получил три слитка железа из руды случайно обнаруженных по пути месторождений. Деньги от продажи пяти орихалковых слитков из отобранной у бандитов руды будут разделены на всех. Остальное получено моим трудом и составляет мой законный доход.
        Орк по доброте Хадвара вернувший себе оружие и броню, отправился вместе с нами обсудить с ярлом судьбу Желчной шахты.
        Следующее и последнее задание на получение звания тана не отличалось оригинальностью. Ярл хотел, чтобы мы зачистили от бандитствующих элементов форт Расколотый бивень. Принимать участие в судьбе орочьего поселения, дозволенного ярлом по совету Неньи, я по-прежнему отказывался, своих дел невпроворот. И Бурзул освобожденный с идеями совместного турне по оркским крепостям от нас, наконец, отстал.
        Распродали добычу, отнес Хадвару его долю в том числе от наградных денег. От покупки орочьего доспеха пришлось отказаться, по деньгам никак не получалось. И так выкупили орочьи луки каджитам и сапоги подносчика мне, да для марусиной коллекции пару украшений.
        В таверне «Мертвецкий мед» пахло скандалом с неизбежным смертоубийством.
        - Я спрашиваю, что здесь забыла эта талморская сука?
        - грубо поинтересовался немного подвыпивший норд у собравшихся: Валги, служанки, Вальдра, барда, пары крестьян и нас. Естественно, ему никто не ответил, да и спрашивал он совсем не для того, чтобы получить ответ.
        Высокая эльфийка в одеянии таморского мага продолжала невозмутимо принимать пищу, раздражая публику манерами и безупречной осанкой.
        За нами следом в едальню вошли Солаф с Болундом, последний и ответил:
        - Наверное, ищет доброй стали себе в брюхо.
        - Другого я от еретиков не ждала, - с этими словами талморский агент поднялась из-за стола. В ее ладонях смертельной угрозой засветились сферы заклинаний.
        Норды с кровожадными гримасами обнажили свои мечи. Посетители, решившие, что они лишние на этом празднике жизни, экстренно направились к выходу. Я перехватил полный ужаса взгляд Валги Виниции, осознающей, что ее заведению осталось существовать недолго.
        - Стойте! - мне пришлось применить способность Голос императора, успокаивая всех потенциальных участников драки.
        - Подумайте, что скажут о гостеприимстве Фолкрита в остальном Скайриме!
        - Скажут, что правильно сделали, прирезав эту мразь! - ответил Болунд.
        - Как бешенную суку! - выкрикнул зачинщик скандала.
        - Руки коротки у дикарей! - рявкнула магичка, крутя готовыми к удару с обеих рук молниями. Мощь которых впечатляла. Достанется всем.
        Наконец, в таверну ввалились стражники ярла. Магические огни в ладонях альтмерки мгновенно погасли. Норды недовольно убрали оружие в ножны.
        Начальник патруля подошел к высшей эльфийке и обозначив поклон, что-то ей сказал. Слов различить на фоне всеобщего шума не удалось. Агент Талмора гордо удалилась в свою комнату. Служанка унесла ее пищу и напиток следом.
        Стражники буравили взглядами буянов, понимая какой неприятности едва избежал Фолкрит.
        - Предлагаю всем выпить за благополучный исход! - предложил я универсальный способ завершить конфликт.
        - Мы не будем пить с тобой, имперец! - заявил Бенор, лидер троицы скандалистов.
        - Я не предлагаю выпить со мной, предлагаю всем выпить за мой счет.
        Лица собеседников немного смягчились, никто в здравом уме не откажется от халявы. В конце концов я же не требовал от них родной Скайрим и Талоса продать за кружку пойла. Валга проворно разнесла кружки с элем и медовухой, зная предпочтения собравшихся.
        - Какое тебе дело до всего этого, имперец? - Торговец Солаф вытер рот и опустил полупустую кружку на стол.
        - Хороший вопрос. Мне пришлось уехать из Империи не по своей воле. Оказалось, что и здесь полно агентов Талмора.
        - Я не верю этому имперскому щеголю. - проворчал Бенор в сторону. - Ни единому слову.
        - Ты знаешь, чем эта мразь здесь занимается? - спросил у меня Солаф.
        Я не собирался кривить душой:
        - Выслеживает тех, кто поклоняется Талосу. По пути из Солитьюда я видел этих юстициаров и арестованного норда.
        - Зачем ты вмешался?
        - Она сильный маг. Очень. Я в этом разбираюсь. Не хотел спать под открытым небом.
        - И только?
        - Нет. Конфликт в Скайриме ослабляет нордов и Империю на радость Талмору. Просто подумай над этим.
        - Боги, я слушаю имперца вместо того, чтобы выпустить ему кишки! - возмутился Бенор. Пьянчуга-норд, затеявший конфликт его поддержал, не забывая прикладываться к кружке с оплаченным мной элем.
        - Привыкай. Я сражаюсь вместе с нордами за будущее Скайрима и не рыдаю в подушку от того, что каждый встречный видит во мне чужака и врага.
        - Ты сражаешься за легион…
        - Кто-то должен очистить от бандитов дороги и шахты, пока верные сыны Скайрима с оружием в руках прячутся по медвежьим углам.
        - Ха, твой легион выпнули из Хелгена как щенков! - заявил пьянчуга-норд.
        - Я бы так не радовался на твоем месте. Это чистое зло, которому вы живыми нужны лишь для мерзких ритуалов. Вам всем крупно повезло, что этот удар легион принял на себя.
        Пьянчуга хмыкнул, видимо, полагая рассказы беженцев о драуграх и поднятых трупах солдат бабкиными сказками.
        - Что нам со всем этим делать теперь? - поинтересовался Солаф. Что ни говори, а владение магазином позитивно сказалось на умственном развитии персонажа.
        - Это ваша земля. Готовьтесь сражаться не с Легионом, а с некромантами. Боюсь, одним Хелгеном дело не ограничится.
        Глава 12. Вот это поворот!
        Снился мне дом Теплых Ветров в Вайтране. Мой собственный дом. Я спустился по лестнице в домашних тапочках со второго этажа, почесывая… то есть разгоняя пост-оргазмические приятности в паху. Горящие фитили в козьих рогах заливали первый этаж мягким светом. В поле зрения попал стол, заставленный домашней едой и выпечкой. У кого тут плохой аппетит? А может кто-то давно не был дома?
        За соседним столом Маруся играла в кости с Муири на драгоценные камни, которые горками лежали в двух двемерских мисках. Дикарка мне зазывно подмигнула, намекая, что ждет с нетерпением своего дежурства по спальне. Воспользовавшись случаем, Маруся ловко зацепила из посуды противницы крупный сапфир. Моя школа, своего не упустит! Молодец.
        - Говорят, женщина-норд справится с чем угодно, если хорошенько подумает! - раздался крайне знакомый голос Изольды. Торговка помешивала похлебку в котелке над открытым очагом. Запах стоял умопомрачительный, обещая каскад вкусовых оргазмов от каждой ложки варева.
        В углу при входе, сидя на стуле в полном комплекте стальных доспехов, печально жевала хлеб хускарл Лидия.
        - Дурное у меня предчувствие! - сообщила мне она, - Надеюсь, ты не собираешься устраивать неприятности?
        Никакого настроения устраивать неприятности в собственном семейном гнездышке у меня не было, но предчувствиям Лидии следовало доверять. Краем сознания отметил, что вайтранский дом словно бы стал больше. По-другому такую прорву народа не вместить. Нет, это уже гарем какой-то получается. Я человек простой, мне гарем совершенно ни к чему!
        - Теллурио, любовь моя, принеси нам с Львицей еще пряного вина! - донесся из спальни требовательный голос Анги. Пока руки шарили в забитом бутылками буфете, мимо пробежали чьи-то шустрые дети, девочка и мальчик. Схватив со стола по сладкому рулету, детеныши скрылись в комнате с алхимической лабораторией, откуда немедленно донесся звук разбитого стекла.
        В тот момент, когда я отчаянно гнал ответ на вопрос, кто все эти люди и что они здесь делают, распахнулась входная дверь. На пороге - вот это поворот - стояла данмерка в балахоне с символами луны и звезды.
        - Тебя давно ждут, пока ты тут жен считаешь! Приходи в святилище, я дам ответы на многие вопросы.
        Бутылки вырвались из внезапно ослабевших пальцев и грохнулись о каменный пол, заливая его потоком красного сухого со специями.
        - Жен? Не-е-ет! - заорал я, просыпаясь на кровати в таверне «Мертвецкий мед».
        - Артем! Что случилось? - каджитка подскочила, выхватывая из-под подушки свой кинжал.
        - Она сказала «жен»!
        - Жены? Орал, словно ассасины напали.
        - Отсосины, - проворчал, вспоминая умелые губы Мьол Львицы из сна. Или Анги? Какая разница, это всего лишь сон! Пусть и собравший одеяло палаткой.
        - Планы поменялись, Маруся. Нам срочно нужно в Винтерхолд.
        - Раньше ты прогонял кошмары темным пивом, - вяло напомнила каджитка.
        - Раньше мы жили в мирке, где самый страшный кошмар остаться без работы, когда у тебя ипотека, - отшутился я.
        - До утра не жде-о-от? - равнодушно зевнула кошка, демонстративно засыпая.
        Седая мудрость Скайрима говорила в ту минуту устами Маруси. Без хорошего отдыха, ускоряющего прогресс навыков на десять процентов, выходить в дорогу не имело ни малейшего смысла.
        В таверне нам снова повстречался Денгейр Стунский, бывший ярл Фолкрита. Что характерно, и в этот раз ни слова в моем присутствии не проронил, справедливо подозревая меня в связях с имперской разведкой. Впрочем, землянин и игрок во мне не потерял самообладания и не позволил себе показать, что кое-что про него известно. Речь отнюдь не про шпиономанию и симпатии Денгейра к мятежникам. Числится за ним предок-вампир Вигхар, обитающий покуда в крепости Кровавый трон. Но это так, на отдаленную перспективу зарубочка. Не покидало меня ощущение, что с вампирами нам предстоит нешуточная драка. Да, если выберем Фолкрит своей резиденцией, тут придется поработать огнем и мечом.
        - Расскажи, что там тебе привиделось, кроме лютых ужасов брака? - Маруся с аппетитом уплетала похлебку из оленины. Джи’Барр тоже активно работал деревянной ложкой. Похлебка действительно удалась, прям как в недавнем сне. Даже пахла похоже…
        - Получил привет от Азуры. Нужно встретиться с ее жрицей в святилище.
        Крошки еды, сметенные моей рукой, полетели со стола, а на него легла бумага, покрытая отметками локаций и географическими обозначениями. Святилище Азуры в Винтерхолде слегка подсвечивалось, выделяясь среди прочих, появившихся на карте Скайрима после встречи с паломником на дороге в Ривервуд.
        - Мы больше не собираемся строить дом в Фолкрите?
        - Почему? Идея с караваном, постройка магазинов - все в силе. Узнаем, чего хочет Азура. Выполним…
        - Вот так просто? Сам-то веришь?
        Маруся права. У даэдрических принцев простых заданий не бывает. И это же Скайрим, детка! Ты идешь выполнять задание из Вайтрана в Солитьюд, но через некоторое время, находясь в Маркарте или в каком-нибудь подземелье у дреморы на рогах, вспоминаешь, что вроде бы твердо собирался завершить совсем другое дельце. А по пути уже выполнил два других и подцепил еще несколько.
        - В любом случае мне будет не лишним заглянуть в Коллегию магов Винтерхолда. Ты как, со мной?
        - Да куда я денусь… - Маруся отпила из кубка воды с таким символическим посылом, мол, хлебну я лиха с твоими затеями. «Ну, эт вряд ли!» - голосом товарища Сухова пообещал самому себе.
        - Что-то не так? - отодвинула деревяную тарелку Маруся, - По лицу вижу.
        Мне действительно не давали покоя недооформившиеся мысли. Словно от меня за мелкой суетой ускользал важный фактор. Неочевидный, слагаемый из других…
        - Азура торопится. В игре даэдрические квесты открывались после десятого уровня. У меня сейчас девятый.
        - Это плохо?
        - Это странно и подозрительно.
        - Ты сам недавно говорил, что этот мир другой. Он меняется. Если Азуре нужны герои, зачем ей ждать, пока мы нагуляемся? К тому же на двоих у нас как раз нормально с уровнем.
        - Маруська, ты гений! Я всю голову сломал, как работает тут автолевелинг. Если он тут есть… Тупо как в игре или иначе, но тогда как?
        - Да, я такая. И что?
        - А то, Маруся. Может, нам сейчас нельзя качать производственные навыки и читать все учебники подряд, понимаешь?
        Обрадованная было комплиментом напарница вдруг потускнела. Выпущенные из лапы когти прочертили на столешнице внушительные борозды.
        - Зануда ты, Артем. Я может, только тут по-настоящему жить начала, а ты меня грузишь и пугаешь.
        - Не пугаю, сам разобраться хочу. Ключевой же вопрос. С одной стороны, - продолжил рассуждать вслух, - Мы в группе и уровень противников может считаться как по среднему уровню, так и по самому высокому. Нет гарантий, что через пяток левелапов мы не ляжем на каком-нибудь крутом боссе из-за того, что я увлекся чтением и кузнечкой.
        Пожалуй, это следует хорошенько обдумать, понаблюдать за разными противниками в бою…
        - Говорю же, пугаешь. Всегда можно удрать. - предложила каджитка, - Чтобы зайти попозже.
        - Нанять наемника-танка. Купить зачарованные предметы с повышением характеристик… - перебирал вслух варианты усиления отряда. - Опять же сэйвы у нас есть. Зелья, надо, чтоб у всех был запас лечилок!
        - Зануда ты. Мои лечилки пока только с царапинами справляются…
        - Ничего, все найденные предметы на повышение Алхимии пойдут тебе, «ингры» собираем, рецепты покупай, денег выделю.
        - Здесь мои зелья никто не покупает. Все что делаю, приходится выливать, чтобы освободить бутылки. - пожаловалась кошка, - Еще пару перков в алхимию надо вложить, тогда, может будет что-то годное на продажу. Но ты говоришь, боевые навыки надо качать…
        - Маруся, не все сразу. Мы тут надолго, времени вагон. Еще надоест тебе пестик со ступкой до икоты.
        Мы бы проговорили так до обеда, сидя в уютной таверне, но нас снова настойчиво звала дорога…
        Путь до Ривервуда срезали по лесной чаще, благодаря чему сэкономили себе массу времени. Немного полазили по внешней части одного из бастионов Кричащий Ветер. Того, чья лестница ближе к дороге. Завалили одинокого драугра, обнесли запертый сундук и собрали еще несколько предметов.
        По пути я периодически ковырял киркой железные жилы, попалась даже одна серебряная. Пару раз схлестнулись с волками и медведем, но несмотря на все приключения, были в Ривервуде задолго до вечера. Я нашел Фендала на лесопилке, а Свена дома, передал им причитающиеся деньги из награды за главаря и захваченных бандитов в Железной шахте.
        Хильде была очень рада нежданному прибытку, при мне отобрав кошелек у непутевого сына, чтобы не потратил на эль.
        Да, у нордской старушки появилась возможность торговли! Она предлагала обработанную кожу и полоски, а также некоторое количество готовой одежды. Покупала она звериные шкуры, причем из-за низкого навыка торговли (или из-за моего Очарования) почти по цене обработанных! Денежный лимит Хильде составлял сто восемьдесят золотых, но шкур на такую сумму у меня не было. Все, что были загнал ей, точнее обменял на выделанную кожу и полоски.
        Маруся хорошо поторговала с Луканом, сбагрив свитки, лишние зелья и не нужные ей ингредиенты с истекающим сроком годности. Затем каджиты по традиции взяли по паре уроков меткой стрельбы у Фендала. Я же, вспомнив старый лозунг советских сталеваров: «Наша сила в плавках!» в ударные сроки переплавил добытую железную и серебряную руду в слитки. После немного покузнечил, пользуясь не проходящим расположением Алвора. Сработанные кинжалы и кожаные шлемы улучшил и тут же выгодно продал кузнецу.
        Старался не напрасно. Награда в виде повышения кузнечного дела не заставила себя ждать.
        Действительно, у Алвора оказалось больше монет, чем при нашем последнем сеансе товарно-денежных отношений. Очевидный же факт: торгует он с прибылью, отсюда и рост кассы. В будущем это гарантировало мне состоятельного покупателя для дорогого оружия и брони.
        По идее, ему теперь разбогатеть раз плюнуть: сырье под боком, бери и добывай сам, превращай в слитки. Слитки в изделия. Их в деньги. Прибыль регулируется только количеством покупателей, если он свои товары в другие города не отправляет.
        В голове оформилась идея рассеянной мануфактуры: скупать у охотников шкуры, а у шахтеров руду или слитки, сырье сдавать в обработку, самому производить востребованные товары и продавать их по всему Скайриму. Если логистику процесса выстроить грамотно, со временем хватит на поместье… Ковать острые железяки конечно, не так весело и выгодно, как грабеж грабителей, но зато безопаснее в разы. Сегодняшняя прибыль весомо подкрепляла мои размышления.
        Кстати, выгоднее всего оказалось производить не кинжалы, а стальные стрелы. Алвор скупал их по золотому за пару, а из бесплатного полена и стального слитка получался полный колчан - двадцать четыре штуки. Правда, узким местом являлись птичьи перья, которые можно было купить у кузнеца. Вот только их цена сразу хоронила экономику производства. Аж взвыл от досады, вспоминая сколько этого добра в прежние дни посчитал бесполезным мусором. Слегка выручил Джи’Барр, собиравший в бандитских логовах буквально все. Благодаря ему пополнил боекомплект группы на два десятка снарядов.
        Отчитался перед Дельфиной за командировку. С ее одобрения написал донесение легату Рикке, живописуя подвиги Хадвара и легионеров под его началом. Дал характеристику умонастроениям жителей Фолкрита, не слишком приятную для Империи, зато объективную. Подробно описал встречу с талморским агентом, скромно умолчав о кабацком конфликте и своей роли миротворца. К донесению приложил брошюру «Норды, восстаньте!», найденную в трактире. Помня чудесное правило, по которому инициатива «любит» инициатора, предлагать альтернативный пропагандистский проект не стал. Не маленькие, разберутся, а на нет и суда нет. Надеюсь, мои старания в штаб-квартире оценят, и поездка в Фолкрит окажется весьма полезной для карьеры имперского шпиона.
        Узнав, что мы направляемся в Винтерхолд через Вайтран, Дельфина напомнила мне получить экспертное заключение придворного мага Фаренгара по черным осколкам. И вернула мне кувшин с некромантскими поделками. Теперь эта ноша снова моя.
        Еще от начальства узнал, что ярл Балгруф Старший настоятельно рекомендовал Легиону перевести свои силы из Ривервуда в Фолкрит. Мол, с защитой своего владения он и сам прекрасно справляется. То-то в поселке остались стражники, да ополченцы. Так что с Хадваром теперь увидимся нескоро. Умный дядька этот ярл Балгруф, не дает Ульфрику и другим мятежникам ни малейшего повода обвинить в симпатиях к Империи. И разграбить самое богатое после Солитьюда владение. И талморским юстициарам на его земли ходу нет, а статуя Таллоса в городе есть, пусть он и подписал Конкордат белого золота. И даже, если я не ошибаюсь, получил за это от Империи деньги. Вот прям уважаю его заочно. Достойный кандидат, чтобы заполучить меня в таны и домовладельцы. Не то, что любитель «Черноверескового меда».
        Кстати, троицу наших пленников увел отряд стражи. За деньгами сказали обратиться к управителю Провентусу Авениччи. Поэтому утречком побежали налегке, почти не отвлекаясь на флору и фауну.
        До самых ворот Вайтрана нас провожал мерзкий моросящий дождик. Когда двигались по лесу, в тени исполинских сосен, было не так заметно. А вот на полях к нашим неприятностям добавился сырой прохладный ветер и стало совсем некомфортно. Каджиты кутались в потяжелевшие плащи, но от всепроникающей сырости помогало мало. Нам всем срочно требовалось оказаться под крышей, в тепле и основательно поесть вкусняшек.
        Меня-то мрачные стражники в город пропустили, а каджитов отказались наотрез.
        - Стоянка вашего каравана в другой стороне! - сообщил недовольный часовой. Ну-ну, попросишь еще тебе тупой меч зачаровать, скотина, или «сварить бутылочку пивка». Так сварю, что сортир пару дней надежно поохраняешь. Оставлять каджитов без присмотра в Вайтране мне совсем не хотелось. Большой город может обернуться большими проблемами, а их у нас и так уже хватает.
        Рядом с разросшимися конюшнями расположилась таверна «Гарцующий жеребец». Явный «новострой». В классике там простирался пустырь, а теперь оживленная улица по обе стороны дороги. В «Жеребца» мы и направились, чтобы устроить моих спутников и перекусить перед визитом в Драконий Предел.
        За стойкой, вот так сюрприз, распоряжалась та самая Изольда, за юбку которой держалась девочка лет пяти. Порадовался за нее, сбылась девичья мечта, сделалась она владелицей таверны и замужней дамой. Потом порадовался за себя, что странный сон с борделем, то есть гаремом вместо семейного гнезда теперь уже не сбудется.
        Пусть заведение Изольды не внутри городских стен, но место проходимое, народу в зале полным-полно. Музыка, вино, потрескивают дрова в открытом очаге, зал заполняют приятные запахи классической нордской кухни, чистые столы. Никаких тебе лежащих на полу лохматых собак и бродящих среди объедков куриц, как сплошь и рядом в трактирах сельской местности. Вобщем и целом, заведение правильное. В выборе мы не ошиблись.
        Еще обратил внимание на выделанную голову мамонта над входом с двумя огромными бивнями. Мечты Изольды сбылись не просто полностью, а даже больше озвученного.
        Взяли по тарелке похлебки, свежего хлеба, жареной оленины. Нам с каджиткой вина, кадету - молока. Наполнили киряченой водой бутылки и бурдюки в дорогу, запаслись провизией.
        - Маруся, сидите тихо и строго вдвоем. Никуда ни с кем не уходите. Ни с кем не пить, особенно, если будут угощать старые приятели из каравана. - инструктировал свою кошку. Она у меня, конечно, умница, но влипнуть в неприятности может любой. И я сам тому живой наглядный пример.
        - Понятно, Артем. Нет у меня тут никаких приятелей. - Маруся настороженно огляделась по сторонам. Девушка-бард пела неизвестную мне песню про «горноцветы Скайрима», да два стражника пили подогретое вино в рабочее время. Еще служанка мела полы по углам, а больше в таверне не происходило ровным счетом ничего. А, нет, в уголке расселись двое вооруженных редгардов в характерных национальных костюмах. И здесь, что-ли Садию-изменницу ищут? Что ж, дело доброе, мысленно пожелал им удачи.
        - Постараюсь быстро, но кто знает, когда у Фаренгара приемные часы.
        - Может, тебя вобще в замок не пустят! - «оптимистично» предположила каджитка, намекая на мой вид бывалого искателя приключений.
        - Я тебе дам - «не пустят»!
        Погрозил ей за такие мысли кулаком и ушел опровергать этот прогноз.
        Глава 13. Это Вайтран, детка!
        Войдя в город, замер. Совсем другая картина. По обе стороны улицы высились трехэтажные дома с неизменными магазинами на первом этаже. Жителей, на улице оказалось неожиданно много. И дождик им не мешал - над тротуарами имелась надежная крыша. Так можно было прогуляться по всей улице и не получить ни капли атмосферных осадков на одежду. Стараясь не сильно походить на попавшего впервые в столицу деревенщину, направился к своей цели по центру улицы.
        Никакого сравнения с игрой! Все пространство внутри крепостных стен плотно застроено двух и трех этажными домами. Городской рынок на круглой площади Равнинного района вырос в размерах. Из узнаваемых зданий здесь лишь «Котелок Аркадии», лавка Белетора, да таверна «Гарцующая кобыла» остались на своих местах. Все остальное превратилось в нормальный город фентазийного средневековья. Где у каждого здания полно других жизненно важных задач, чем служить развлечением игроку.
        В Драконий Предел меня пустили, едва я представился и назвал цель визита. Более того, в покои придворного мага меня сопроводил стражник из охраны ярла. Личная охрана ярла внешне заметно отличалась от городской стражи, чего в игре не было. Дружинники носили комплекты тяжелой нордской резной брони, но шлемы и щиты у них остались как у прочих вайтранских стражников. Сидевшая на скамейке при входе хускарл Айрилет самодовольно хвасталась набором стеклянной брони, исключая шлем, стеклянным же и вдобавок зачарованным клинком и эльфийским луком. И то верно, не в кожанке же, ободранной, ей бегать, если может позволить себе хорошее снаряжение? Что ж, будем завидовать молча и стремиться заполучить себе броню не хуже. А с учетом моего твердого намерения стать зачарователем и получить перк «кузнеца-волшебника», со временем у нас с каджиткой будет снаряжение лучше многих других.
        Фаренгар Тайный Огонь принял меня немедленно в своем кабинете. От игровой версии он отличался разве что камином и обилием книг. Поздоровался, представился:
        - По моему вопросу вам было письмо…
        - Да, помню-помню. К сожалению, все, что мне удалось выяснить, это то, что черный осколок можно уничтожить сильным воздействием огня.
        - Как вы это выяснили?
        - Честно говоря, случайно. - смущенно признался маг. - Я собирался всесторонне изучить артефакт. Он долго лежал у на этой подставке на рабочем столе. Это сложно описать, я никогда не сталкивался с подобными ощущениями…
        Фаренгар поежился и отвернулся.
        - И когда я решил им заняться… он испугал меня. Словно юноша я поддался порыву и бросил осколок в камин. Возможно, это единственно правильное решение, но временами я корю себя за тот страх и поспешность.
        - Кто еще может помочь в исследовании этих осколков?
        - У вас есть еще? Можно взглянуть?
        Предчувствие промолчало и на столе появился кувшин с некромантскими артефактами.
        - Серебро! Ну как я не догадался? - простонал Фаренгар. - Уверен, нужно показать их Сергию Турриану из Коллегии магов Винтерхолда. Но прежде я прошу продать мне один. Для продолжения исследований.
        Отказать я не мог, человек очень нужный, хотя бы возможностью посещать Драконий Предел, да и денег мало. А у меня еще пять этих хреновин остается, а что с ними делать - ума не приложу. Попросил соблюдать предосторожности: держать в серебряной посуде, и чтобы опасная вещица ни при каких обстоятельствах не попала в другие руки. Маг искренне пообещал и вобще оставил впечатление ответственного человека.
        Что до его странной реакции на осколок, вряд ли дело только лишь в серебре. Я ведь и руками их брал не раз, и некоторое время в подземелье Хелгена носил в инвентаре наравне с прочими предметами. Однако никаких страхов, связанных с осколками, не припомню. Может я такой толстокожий, а может, это оружие изначально против «неписей» создавалось.
        С Винтерхолдом тоже удачно получилось, как раз в те края направляемся. У меня еще письмо от мертвого легионера с собой…
        Купил у Фаренгара два тома заклинаний: «Огненная стрела» и «Захват душ». И мне полезно и ему приятно, что денежки вернулись. А иначе не напасешься золота на научные изыскания!
        - Помни! - напутствовал меня маг, - Твой разум - твое самое сильное оружие…
        Вот уж к месту сказал. Едва не хлопнул себя по пустому лбу. Никак не привыкну, что здесь нет здесь возникающих по волшебству важных строчек в диалогах, маркеров на карте и записей в журнале. Все детали в голове держать приходится. Вот, едва не забыл отдать придворному магу камень, отобранный у главного драугра Ветреного пика. Лишний вес крадет, вот только не у меня - у нас с Теллурио его и так немного осталось, а у моего инвентаря, гад такой. Да и не нужен он никому, кроме моего собеседника.
        - Вот, возможно, это вас заинтересует.
        - Ааа! Драконий камень из храма Ветреного пика! - маг принял у меня увесистую находку обеими руками. Разглядывал долго, бормоча себе под нос про седую древность, исследование драконов и «никогда не видел ничего подобного, но много об этом читал». Напомнил о себе деликатным покашливанием. Как-никак меня мои кошколюди ждут. И великие дела. Еще пожрать не повредит.
        - Эта находка продвинет мое исследование драконов. - зачем-то сообщил Фаренгар и продолжил разглядывать карту захоронений.
        - Я насчет награды.
        Маг тяжко вздохнул, толи не желая отрываться от предмета исследований, толи принимая неизбежные расходы слишком близко к сердцу.
        - Что вы хотите?
        - Есть ли у уважаемого мага заклинание «Исцеляющие руки»?
        Вместо ответа тот протянул мне названный том, и я немедленно выучил его, как самый магически одаренный в нашей компании. Теперь смогу подлечивать соратников при необходимости.
        Если в игре получал награду за каменную скрижаль из рук ярла, то теперь от самого мага. Важность драконов с первостепенной снизилась до простого научного интереса частного лица?
        Провентуса Авениччи ждать не остался. Тот докладывал ярлу текущие дела, кто знает, сколько бы мне пришлось просидеть на лавочке при входе. Так что в другой раз зайдем за наградой. Неизвестно, сколько дадут за пленных бандитов, тем более премию предстоит делить на пятерых участников захвата.
        А вот к его дочурке ноги сами занесли. Адрианна Авениччи в этом мире получила свой шанс, о котором мне все уши прожужжала в игре. Она больше не расхаживала по кузнице с важным видом и не торговала оружием и броней. Здесь она держала ювелирный магазин и по совместительству исполняла обязанности главы гильдии Торговцев всего Скайрима! Почему бы и нет, если твой отец управитель ярла самого доходного владения?
        Богато одетая молодая женщина-имперка сидела за столом в окружении гроссбухов. У входа застыл охранник в эбонитовом доспехе со стеклянным мечом. Похоже, левеллинг в этой локации оторвался и улетел, помахав мне ручкой.
        - Приветствую вас, госпожа Авениччи. Я Теллурио Валерий, имперский нобиль и дальний родственник ривервудского торговца Лукана Валерия. Недавно прибыл в Скайрим.
        Чтобы окончательно сразить высокопоставленную даму «столичными» манерами, изобразил кивок и щелкнул каблуками сапог, как заправский белый офицер из советского кино. Какие политесы бытуют сейчас в живущем своей жизнью Скайриме, я понятия не имел, игра этот вопрос обошла, поэтому пришлось импровизировать.
        - Вот как? - отреагировала Адрианна. - Постойте, а не вы ли недавно спасли странствующего торговца?
        - Да, - признался я, - Есть такой эпизод в моей биографии.
        - Где это произошло? - на всякий случай уточнила Адрианна.
        - В Факельной шахте. Бандиты держали пожилого бретонца в ожидании выкупа.
        - Гильдия признательна вам за спасение члена нашей гильдии Гаспара Страуда. Вернуть его товары весьма благородный поступок.
        Скромно не стал уточнять, что вернул товары совсем даже не я, а Хадвар-Щедрая душа. Я бы не вернул, нам с каджиткой торговлю прокачивать нужно.
        - Итак, какое у вас ко мне дело? - напомнила она о цели моего визита.
        - Ну, раз награда мне не полагается, то хотел больше узнать о славной гильдии торговцев.
        - Похвальное стремление! - Адрианна взяла с полки книгу в желтом переплете, - Возьмите. С вас десять септимов.
        Название на обложке гласило «Торговцы Скайрима». Почитаем на досуге обязательно.
        Отсчитал и положил стопкой монеты на конторский стол. Женщина ловко сгребла и убрала их в одно из отделений.
        - Не слишком вас отвлеку простым вопросом? Каковы условия вступления?
        Глава гильдии еще раз внимательно посмотрела на меня своими черными глазами умной опытной женщины и ответила:
        - Я редко ошибаюсь в людях и вижу, что вы нам вполне подходите. Первый взнос двести септимов. Вы получите ранг коробейника и доступ к торговым операциям внутри этого города. Так же вас ждут хорошие условия и дополнительный ассортимент товаров во всех лавках, чьи владельцы состоят в Гильдии. После того, как ваш торговый оборот с другими гильдейскими достигнет десяти тысяч септимов, вы можете оплатить следующий взнос в размере пятьсот септимов, чтобы перейти в ранг купца. Подробнее о том, что этот статус дает прочтете в книге.
        - Это приемлемо. - я выложил на стол двести монет с таким видом, словно у меня в кошельке завалялось еще три раза по столько. На самом деле он снова практически опустел.
        - Чудно! Думаю, ты не пожалеешь о своем решении. - прокомментировала одной из своих прежних фраз Адрианна, вписывая мои данные в толстую книгу. Затем повторила запись в моем экземпляре «Торговцев Скайрима» - в конце книги обнаружился поименный список членов гильдии. Кстати, Фаренгар, Аркадия, Белетор и еще куча знакомых по игре вайтранцев состоят в гильдии. Так что нащелкать десяточку тысяч золота будет несложно.
        После включения в списки мне выдали зачарованное кольцо коробейника. Украшение гарантировало на десять процентов более выгодные цены, крайне полезная вещь. Думаю, первое время мы с Марусей носить его будем по очереди. Кстати, стыдно быть таким забывчивым…
        - Госпожа Авениччи, у меня есть компаньон. Мы вместе ведем торговые дела, и она с радостью вступит в нашу гильдию. Она каджитка.
        Рассматривая серебряное колечко сделал вид, что страшно рад новой цацке. Пусть ей будет приятно, наверняка ее рук творение.
        - Это как минимум забавно. - Адрианна встала из-за стола и уперла руки в боки, - Здесь собрались деловые люди без глупых предрассудков, даже аргонианин есть. Однако, все каджитские торговцы Скайрима, кого я знаю, не входят в нашу Гильдию. Мы, конечно, иногда торгуем, но у нас слишком разные взгляды на купеческую честь. Мы ей верны, а у них ее просто нет. Случаются и другие разногласия, но это - главное.
        Еще бы! Все главные караванщики трудятся скупщиками гильдии Воров. Вряд ли тут дела обстоят иначе.
        - Для моей компаньонки честь и верность слову не пустые слова. Чужую собственность она чтит, если вы об этом. Кстати, ее зовут Ма`Русса. Некоторое время назад она ходила с караваном Ри`Сада, но теперь даже не хочет слышать о нем.
        - Каджит Ри`Сад известен в Скайриме не с лучшей стороны… Не понимаю, почему его стража пускает в Вайтран до сих пор. Хорошо, я дам знать страже у ворот и ее пропустят под вашу ответственность. Не могу обещать, что гильдия примет ее в свои ряды, но выслушать ее аргументы я готова.
        Это радует. А мы постараемся запасти побольше безупречных аргументов.
        - Благодарю. Пожалуй, начнем наращивать торговый оборот. - с этими словами я достал из ранца серебряный слиток.
        - Двадцать пять септимов! - озвучила цену торговка.
        - Дайте тридцать пять и в следующий раз принесу на продажу золотой.
        «Очарование, ау, пора отрабатывать себя!».
        - А ты умеешь убеждать, столичный гость.
        Едва она расплатилась за серебро, как выложил на стол золотой слиток из руды, добытой в Мшистой пещере, где мы спасали Вальдра. Зачем ей ждать следующего раза, а мне таскать тяжесть? Адриана расплылась в довольной улыбке, оценив мою шутку.
        - Приноси серебро и золото, руду и слитки. Драгоценные камни и украшения. - выдала задание Адриана и пообещала дать самую лучшую цену.
        - Договорились! - мы пожали друг-другу руки. В ушах все еще звучала приятная мелодия полновесных монет, ссыпающихся в мой кошель.
        Почему я с легким сердцем продал материалы, необходимые для прокачки кузнечного ремесла? Все дело в том, что в дереве развития навыка появилась ветка Кузнеца-ювелира. Для ее развития требовалось аж три очка, которые позволят мне создавать сначала хорошие, затем безупречные и в итоге легендарные украшения. Взять и потратить результат даже однократного левелапа я оказался не готов морально. А для успешной конкуренции с той же Адрианной нужно пожертвовать все три! Возможно, после сорокового, ближе к пятидесятому уровню подумаю насчет развития ювелира, а пока упор в выживание на поле боя и в Скайриме вцелом.
        Уже привык, что квесты не отображались ни в каком подобии журнала и все приходится держать в голове. Пожалуй, пора начинать вести записи. Адрианна решила дать мне еще одно поручение в нагрузку.
        - И вот еще что. Возможно, ты планируешь открыть магазин в моем городе. Лицензия в тысячу септимов оплачивается отдельно. Однако, лавок в Вайтране уже с избытком, чего не скажешь о покупателях и товарах. Ты мог бы доставлять необходимые товары в Вайтран, а наши, наоборот возить в другие владения.
        - Примерно так я и видел нашу с компаньонкой работу. Мы планируем начать с Фолкрита. Шкуры животных, металл, сырье для алхимии и добыча с монстров и дорожных разбойников. Какие товары нам будет выгодно закупать здесь, в следующий раз обсудим предметно.
        В таких случаях совершенно справедливо говорят: мы расстались довольные друг-другом.
        Вырученные деньги долго в моем кошельке не задержались. Зашел в магазин готового платья в соседнем здании. Прикупил простых рубашек и штанов на всех троих. Все же мы идем в северную часть Скайрима, отданную разработчиками в вечную власть льдов и морозов. В отличие от классики, здешняя система допускала ношение одежды под доспехами. Однако, чутье подсказывало, что нацепить доспехи поверх одеяния мага невозможно. Но сейчас этого мне не требовалось, главное, не замерзнуть на половине пути к святилищу Азуры.
        Маруся с Джи’Барром просидели без происшествий, уткнув носы в кружки и чашки. Зато в тепле, сухости и сытости. Я печально оглядел мокрые полы своего плаща, но сушиться у жарко пылавшего камина было некогда. Иначе не успеем до темноты оказаться в тепле и под крышей. Передал им по комплекту нижней одежды.
        Каджитов в таверне никто не задирал, все же нравы в Вайтране помягче, чем в захолустьях, а зверолюди частые гости, пусть в сам город пускали не всех.
        До выхода нас проводил взглядом среднего возраста норд с рожей афериста и завсегдатая злачных мест. Идейный брат-близнец рифтенского Бриньолфа, не иначе. Похоже, срисовали нас гильдейские. А нам даже поговорить некогда, уже уходим.
        За дорогами вокруг Вайтрана власти следили хорошо и часть пути мы проделали бегом. Отряд тормозил я, неспособный бежать наравне с легконогими каджитами. Но у меня и доспехи тяжелые и в ранце отнюдь не воздух.
        Миновав условно безопасную зону, перешли на быстрый шаг, чтобы сохранить запас сил на случай потасовки.
        Такой случай нам представился довольно быстро, не успела скрыться из виду сторожевая башня со скучающими бездельниками в доспехах вайтранской стражи. Из-за огромного валуна на нас бросилась тварь песочно-рыжего цвета. Терпения у саблезуба подпустить добычу поближе не хватило и расстояние между нами оказалось значительное.
        Я активировал огненную стрелу и успел дважды приласкать несущегося на меня зверя по морде. Саблезуб жалобно взвыл и затормозил, пропахав землю, когда я ловко ушел в самый последний момент от удара когтистой лапой. При первых признаках опасности, каджиты привели луки в боевое положение, разошлись в стороны и начали обстрел дымящегося хищника. Столь горячий прием привел зверя в бешенство, но пока он секунду-другую решал, кого из нас атаковать, получил еще заряд магии и несколько метких стрел. Все же начал с меня. От мощного удара по щиту я покатился по каменистой земле. Зато Маруся попала очень удачно, покалечив наступающему хищнику правую переднюю лапу.
        Добить потерявшего мобильность саблезуба оказалось делом времени. Каким-то чудом я не забыл в последний момент кастануть на погибающего зверя захват души. Кроме заряда адреналиновой бодрости, нам достались заполненный маленький камень душ, шкура саблезуба, глаз и клык.
        Перекусив на ходу, мы вновь перешли на бег по вьющейся между холмов дороге. Впереди лежали заснеженные горы, новые встречи и яркие впечатления. Каджитам передвигаться бегом понравилось, и мы ускорялись каждый раз, когда дорога хорошо просматривалась далеко вдаль. По пути кошаки почти не охотились, а гербарий брали лишь тот, что рос по обочинам, пока восстанавливали силы после очередной пробежки.
        Ближе к вечеру нас атаковала пара вампиров с трэллом в качестве силовой поддержки. Все начиналось, как случайная встреча на дороге в духе старого Скайрима. На заснеженной мостовой стоял, прикинувшись мирным путником, норд. Обнаженный имперский стальной меч немного портил постановку, да и ламеллярная броня, рогатый шлем и железный щит тоже не добавляли достоверности образу безобидного путешественника. За почти голыми кустами снежноягодника, по обеим сторонам дороги скрывались еще двое. Заметив противника первым, я не стал задавать им глупые вопросы, а обстрелял подозрительные фигуры в балахонах огнем. «Стрела» мне нравилась все больше и как только раньше обходился? Сидящие в засаде на такой вариант по причине врожденного слабоумия не рассчитывали. В результате две объятые пламенем фигуры с возмущенными криками выскочили на дорогу. Один при этом выронил готовый к применению свиток. Маруся с Джи’Барром начали стрелять одновременно со мной. Прежде, чем до меня добежал здоровенный норд, послушавшись интуицию, успел еще по разу прожарить его подельников в балахонах. Каджиты по предварительному сговору
били вдвоем одну цель и очень успешно: враг внезапно взмахнул руками и осел на мерзлую землю кучей тряпья.
        Выживший противник бросил в меня заклинанием «Вампирского высасывания» и спрятался за массивного трэлла. Мне пришлось схватиться с нордом на мечах, а мои спутники разошлись в стороны и прижучили хитрого кровососа меткими стрелами. Подранок попытался покинуть поле боя, но был красиво и безжалостно расстрелян в спину.
        Некоторое время я парировал удары трэлла, отбрасывая его щитом. Все-таки норды те еще тугодумы, хозяин уже минуту, как сдох, а раб еще продолжал выполнять преступный приказ. Выпустив по последнему противнику без всякого результата по стреле, каджиты по моей просьбе успокоились, пусть и держали луки наготове. Наконец, после очередного удара щитом, трэлл зашатался, мыча нечто бессвязное, уронил меч и сам рухнул на дорогу без сознания. У меня подросли навыки блокирования и разрушения. Здравствуй десяточка! Выбрал запас маны и перк адепт школы разрушения.
        Забрал меч противника и связал ему руки поясом от робы вампира-убийцы. Не только лишь Фаренгар озабочен исследованием странных вещей, мне вот стало интересно, вернется ли разум вампирскому слуге? В игре такая возможность отсутствовала, но тут все работает с оглядкой на логику и здравый смысл. Может, не зря мы пощадили попавшегося вампирам бедолагу?
        Быстрый грабеж трупов данмеров-вампиров добавил нам массу ценного и не очень имущества: двемерский кинжал, два стальных меча, свиток паралича, на который враги, видимо, делали ставку, том заклинания «Вызов питомца», кожаную броню, аметист, два золотых ожерелья, сапоги вампира, черные робы, флакон яда, три отмычки, бутылку вина, ингредиенты, включая две порции праха. Из нордского инвентаря ушли в нашу пользу два стальных слитка, три куска разной руды, комплект одежды и брони Дозорного Стендарра, булава, топор и кирка. Дополнительным бонусом были оленья и волчья шкуры, козий окорок и головка сыра. Еще у норда оказалось с собой спальник, дюжина сырых картофелин, несколько поленьев, факел, чугунный ковш, соль и бурдюк с водой, но это добро пока оставили владельцу.
        По деньгам вышло двести двенадцать монет на всех. Неплохо мы прибарахлились с этих любителей пряток в кустах. Почти без потерь, не считая нескольких ссадин и того, что упырь высосал. Один каст лечения, и я в норме.
        - Молодцы! Благодарю за службу! - похвалил Марусю с Джи’Барром, выдавая их доли добытых в бою денег.
        Маруся достала бурдюк с водой и собралась было окропить бывшего трэлла, но я жестом остановил ее, предлагая поберечь запас питья. Получив горсть снега в лицо, норд быстро пришел в себя. Наш пленник назвался Рагнаром. Зарабатывал он на жизнь наемничеством. Последнее, что он помнил, как выходил из Виндхельма с группой беженцев-данмеров. Их он подрядился сопровождать до Вайтрана. Видимо, на одной из стоянок в пути вампир или вампиры взяли верх над остальными и подчинили своей воле незадачливого наемника. А может, вся группа была изначально представлена вампирами.
        Осознав, что мы не собираемся его убивать, норд грубо потребовал развязать руки, а также вернуть ему меч, щит и другое имущество.
        - Нет. Пока я не решу, что ты не представляешь опасности.
        - Вот дерьмо! - выругался наемник.
        Я поморщился, но все же довел до собеседника простую мысль:
        - Мы следуем в Винтерхолд. Можем оставить тебя здесь или забрать с собой. Решай быстрей.
        Вместо этого Рагнар заголосил странное:
        - Где мои деньги? Мне обещали триста золотых!
        - Зря ты удержал нас, Ар… Теллурио. - открыто пожалела о спасении глупца Маруся.
        - А ты заткнись, кошатина! - продолжал скандалить бывший трэлл.
        - Послушай, Рагнар, нельзя быть таким неблагодарным. Мы же спасли тебе жизнь!
        С этими словами выкинул из инвентаря на снег один из трофейных мечей, щит. К ранее взятой у него пище добавил бутылку вина, мысленно желая дураку не замерзнуть пьяному в сугробе.
        - За нами не ходи, будем стрелять. Вайтран в той стороне. Бывай, наемник.
        - Эй, а деньги? - продолжал «быковать» норд, складывая в ранец оставленное ему добро.
        - Поищи в округе пещерку своих хозяев. Твои деньги наверняка там.
        Норд грязно выругался нам в след. Я остановился и демонстративно зарядил арбалет. На сей раз намек дошел куда нужно и Рагнар стремительным оленем засайгачил по дороге в противоположном направлении.
        - Что это было? - не смогла сдержать эмоций Маруся.
        - Чистый убыток монет в триста. Извини. - приблизительно оценил продажную стоимость вещей, по моей доброте оставленных чудом выжившему придурку.
        - Да хрен с ним, с хабаром! Как можно быть таким жадным идиотом?
        - Чему ты удивляешься? Да, нужно очень любить деньги, чтобы не разглядеть в нанимателях вампиров… До того, как он открыл рот, я было подумал, что мы заполучили себе в отряд «танка».
        - Кого? - подал голос каджит, вытирая руковом сопливый нос. Беда, опять подмерзают мои кошаки.
        - Бойца первой линии, - пояснил я, - Понимаешь, чтобы стрелять, лучникам нужна дистанция. Боец с мечом и щитом вам ее обепечивает, задерживая врага в ближнем бою. Понятно?
        Джи’Барр тут же кивнул. Понятливый.
        - Я иду впереди, потому что больше некому. Но мне лучше развиваться как магу. Если прокачивать все, что хочется, никаких перков не хватит, нужно сконцентрироваться на чем-то одном.
        Хлопнув себя по лбу, отдал Марусе том «Вызов питомца». Каджитка его изучила, и тут же довольная собой призвала дух волка. Что ж, полноценного танка это нам не дало, зато бродить по Скайриму будет немного спокойнее.
        - Как там Вайтран? Сильно отличается? - было видно, что Маруська умирает от любопытства.
        Правильно. Пора поделиться новостями.
        - Кардинально. Очень плотная застройка - это раз. От ворот и до входа на площадь со Златолистом сплошь торговая улица. Кстати, Златолист цветет пышным цветом. Так вот, там не просто рыночек с лотками, нет, сплошь трехэтажные хоромы с магазинами на первом этаже и широкими крытыми тротуарами, на которых уже мелкие лотки стоят, гуляют коробейники и покупатели. У Талоса не просто статуя, а часовня при ней. Храм Кинарет на месте, но он огромный и жрецов со жрицами на площади дофига.
        Йоррваскр и Небесная кузница на своем месте, зал мертвых тоже. Драконий Предел, конечно, тоже никуда не делся, только стал похож на муравейник с гарнизоном в сотню рыл минимум.
        - Эх, взглянуть бы хоть одним глазком… - размечталась Маруся. Джи`Барр поддержал ее пантомимой. Видимо мой скупой пересказ впечатлил и его.
        - Взглянешь двумя, понюхаешь и потрогаешь при том, если будет желание. Да, ты Адрианну Авениччи помнишь? Она тут не кузнец, а ювелир, глава гильдии Торговцев. Каково?
        Показал каджитам кольцо коробейника.
        - Вот, пользуясь случаем, вступил в гильдию. Тебя пустят в город в следующий раз, она пообещала.
        Дождался, пока кошка перестала скакать от радости по сугробам, как молодая коза, и пересказал слова Адрианны о каджитах.
        - Отлично! Стану первым каджитским купцом в Скайриме. Ри’Сад скумой подавится от такой новости.
        - Да, Авениччи скупает побрякушки и камешки, а нам после принятия в гильдию нужно каждому на десять тысяч наторговать с гильдейскими.
        Каджитка чихнула, как бы подтверждая мою мысль: «Да шел бы этот Бриньольф на хутор бабочек ловить!».
        - Не зашел в храм сохраниться?
        - Нет. Во-первых, спешил. Во-вторых, без тебя какой смысл? Надеюсь, членство в гильдии обеспечит всем постоянный пропуск в Вайтран.
        - Да. Было бы отлично. Или придется стать таном Вайтрана? - съехидничала кошка.
        - Если Родина прикажет, таном у нас становится каждый.
        В таверну «Ночные ворота» мы пришли ближе к полночи, усталые, голодные, покрытые копотью от факелов. Оплатили комнату и дополнительный спальник для Джи`Барра, поели и легли спать.
        Глава 14. Идем дорогой трудной мы в городишко чудный!
        По утру, когда мы после завтрака вышли из трактира на дорогу, до меня докопался патруль Братьев Бури. Кто такие, куда путь держим и почему так вызывающе дерзко одет? Сердце екнуло и было от чего: живой имперец разгуливает в имперской броне по мятежному холду. Ничего не выдает во мне имперского шпиона? Вопросы задавал долговязый мятежник в офицерской броне, которого я едва не принял за попаданца из-за его нетипичного телосложения. Что стоило мне еще больше нервов.
        - Чем богат, то и ношу, уж извините. Дороги Скайрима опасны, офицер. Сначала на нас напал саблезуб, потом вампиры, а сколько раз на дорогу выходили волки и медведи я и счет потерял.
        Предъявил подорожную, которую главный из Братьев внимательно изучал.
        - Далеко тебя занесло от Имперского города. - офицер вернул мне подорожную, но приказа подчиненным освободить нам дорогу не отдал. Каджиты правдоподобно изображали моих телохранителей, а значит, все вопросы адресовались одному мне.
        - Это все остроухие. В Империи от них никакого житья. - пожаловался я, - И здесь их гнусные рожи меня преследуют.
        Мятежник посмотрел мне в глаза.
        - Остроухие отнимают у нас нашу веру! А что делает Империя? Империя пляшет под дудку Талмора! Она воюет против своих же граждан!
        Вдохнул поглубже и ответил:
        - Я чту Талоса, могучего богочеловека. И слышал твои слова вчера из уст жреца в Вайтране.
        - И все же, на чьей ты стороне, имперец?
        - Предпочел бы остаться на своей. Я следую в Винтерхолд, чтобы поступить в гильдию магов. Чтобы в следующий раз, когда талморские ищейки найдут меня, дать бой. Можем мы продолжить наш путь?
        - Говорят, враг моего врага мой друг. Вот только я не верю тебе, имперец.
        - Твое право, норд. Я желаю Скайриму мира и процветания. И ищу здесь новых знаний и выгодной торговли.
        - Так вы торговцы? - искренне удивился собеседник. Да, на бродячих «купи-продай» мы похожи меньше, чем на группу подозрительных приключенцев.
        Я передал офицеру мой экземпляр «Торговцев Скайрима», где на последней странице рукой Адрианны Авениччи были вписаны мои установочные данные.
        - Изучаем спрос на товары, офицер. - подтвердила Маруся, - Шкуры, мясо, руда.
        - А оружие? - сделал стойку Брат Бури.
        - Только для самозащиты. Как к этому отнесутся местные власти?
        - Оружие и доспехи здесь в цене, возить их выгодно. Наши кузнецы не успевают с заказами. - пояснил ситуацию Брат Бури.
        - Пожалуй, мы обсудим эту возможность.
        Ага, чтобы я своими руками мятежников вооружал?
        Несмотря на заметные колебания, офицер все же разрешил нам продолжить путь. Его подчиненные, громко обсуждая предстоящую выпивку и закуску, ушли в «Ночные ворота».
        Едва мы, облегченно выдохнув, сделали несколько шагов, как нашу компанию окликнула девушка-бард из таверны.
        - Стойте! Подождите! Хэй, мучачос!
        Хрустя свежим снежком, нас догнала рыжеволосая бретонка, закутанная в меховой плащ, с висящей на спине вместо ранца лютней. Вот так встреча, да ведь она из наших, попаданцев. И как я вчера не заметил? Сильно устал и оголодал, не до женщин мне было.
        - Я вчера случайно слышала ваш разговор, - обратилась она ко мне, мило улыбаясь, - Вы ведь… не местные?
        Маруся сделала мордочку, закатила глаза и промурлыкала «мутсеру». Каджит с интересом наблюдал за поведением пара, выходящего из ноздрей. Словно не нагляделся на него во время памятного обучения стрельбе у одинокой охотницы Анги.
        - Сами мы не местные, синьорита. - подтвердил я очевидный факт. Недавний допрос требовал осторожности в ответах.
        - Мне тоже нужно в Коллегию магов. Вы не против пойти всем вместе?
        Я повернулся к напарнице, чтобы повторить вопрос, взяв своеобразный таймаут на подумать, но Маруся опередила меня:
        - Проще говоря, подруга, ты хочешь, чтобы мы проводили тебя до Винтерхолда бесплатно?
        - Слушайте, будьте людьми, я вчера пела весь вечер за еду и ночлег!
        На «людей» Маруся фыркнула и неудержавшись, съязвила:
        - Оказывается, мы концерт бесплатный пропустили!
        Бретонка недовольно сжала губы и резко отвернулась. Похоже, что послать нас ей не дают некие обстоятельства, давлеющие и гнетущие. А кошка решила защищать меня от всех представительниц прекрасного пола из нашей реальности. Логично. Попасть в чудесный Скайрим с толпой прекрасных женщин на любой вкус, размер и кошелек, чтобы крутить амуры с попаданкой? О, Боги, киса, как ты могла про меня такое подумать?!
        - Как-то у нас неправильно складывается разговор, - отметил я и решил для начала представить наш отряд новой знакомой, - Меня зовут Теллурио, поскольку человек я весьма приземленный в своих устремлениях. Эта ослепительно снежная красотка - Ма`Русса, мы компаньоны. А тот ловкий проныра маскировочного окраса - Джи`Барр, наш особо ценный кадр.
        - Ой, точно! Извините, я не представилась. - сходу включилась в ролевую игру девушка. - Аурика Октавия, бард.
        - А как здесь очутилась? - Для старого параноика наша случайная встреча выглядела несколько подозрительной. - Давно в Скайриме?
        Бретонка кратко описала свое житье-бытье:
        - Появилась в таверне Драконий мост. Добежала до Солитьюда нормально. Вступила в гильдию Бардов. Побродила по городу пару дней. Потом до Вайтрана на повозке. Сюда с Тальсгаром Странником дошла.
        - И?
        - А он ушел, гад, пока я спала. Вот, торчу тут уже который день. Куда не пойдешь, то бандиты, то пауки, то скелеты. Задолбалась уже от всех бегать. И деньги кончились.
        - А с патрулем дойти не пробовала?
        - Да они тут все время тусят. Иногда в ту сторону ходят, а мне не в ту, мне, наоборот, в эту! - Аурика замахала руками, указывая направления. Не слишком точно, но это мелочи, мы ее не навигатором берем. У нас на этот случай шедевр имперской военной топографии имеется.
        - Понятно. Что у тебя со снаряжением? Только кинжал? Броня есть?
        - Вот! - поверх рыжего каре певички появился легкий меховой шлем.
        - Магия?
        - Как у всех. Пламя и лечение. И питомец еще, но он слабый совсем.
        - У всех? - насторожился я, - Встречала кого-то еще?
        - Да. Вчера маг заходил. Только странный он. Звал с собой в форт какой-то настойчиво. Застав, Густав, короче, не помню название. Только я не пошла.
        Каджитка изобразила фейспалм и для тренировки колдовства призвала дух волка. Джи`Барр в своей типичной манере пританцовывал на полусогнутых, ему тоже не терпелось отправиться в путь-дорогу.
        Услышав знакомое название, справился с картой.
        - Кастав. Форт Кастав. Нам по пути, но твоего знакомого мы навещать не будем. В форте, скорее всего, сидят колдуны или некроманты. Причем, по игре помню, очень опасные.
        - Слушайте, давайте уже пойдем. Я вам заплачу в Винтерхолде. Продам кой-какие книги и заплачу.
        При слове «книги» сделал стойку. В бытность мою в Солитьюде гильдию бардов-то я не посетил, а там точно были толковые учебники!
        Девица оказалась не промах и обнесла местную «Фабрику звезд», прихватив «Песню Алхимиков» и «Игру торговли». В подвале таверны от скуки нашла учебник скрытности под названием «Легенда дома Крейтли». Говорит, что нашла, на самом деле взяла без спроса и возвращать не собиралась. Наш человек!
        Столь удачный случай расширить коллекцию категорически нельзя упускать. Сговорились, что Аурика отдает нам все три учебника, за это мы ее бережно и оперативно, аки майскую розу, доставляем в Винтерхолд, а на сдачу предложил ей прочесть нашу библиотеку из пяти томов. Две «кузнечки» ей, конечно, без особой пользы, зато легкие доспехи, зачарование и карманные кражи пришлись к месту.
        - Перфекто! - завопила бретонка в голосину, так что где-то в окрестных горах могла сойти лавина. - У меня уровень! Шестой! Наконец-то!
        Джи`Барр свой седьмой левелап отпраздновал скромнее. Маруся тоже была очень рада, получив на ровном месте повышение трех важнейших для нее навыков. Грабеж, конечно, если сопоставить девять наших прокачек, против пяти ее, но она за эти книги не платила. Как говорят англосаксы: легко пришло, легко и ушло. А джентльмены знают толк в грабежах и кутежах.
        У «Забытой пещеры» нарвались на ледяного тролля. Тот в позе «бегущего Наруто» в три глаза вынюхивал с кем бы устроить соревновательный забег с калорийным закусоном на финише. Призванные Аурикой и Марусей питомцы вцепились в гада бодро, но задержали его ровно на два удара. Впечатленный первобытной мощью, наш квартет припустил по дороге прочь. Бегали мы хорошо, стреляли метко, но тварь никак не желала дохнуть от стальных и огненных стрел. Первый раз пожалел, что шкалу вражеского здоровья неизвестный создатель варварски удалил.
        Наконец, дымящийся и обросший стрелами тролль смешно захромал, изображая плохое самочувствие и я принял решение добить трехглазого урода в ближнем бою. Заодно покрасоваться перед рыжей, если откровенно. Успел рубануть ровно два раза, после чего тот с разворота отправил меня в непродолжительный полет. Удар пришелся по щиту, куст снежноягодника и глубокий сугроб смягчили приземление, но контузия помешала насладиться эйфорией свободного полета в полной мере. Просто чудом ничего не сломал. Разобравшись со мной, не желающая бесславно сдохнуть зверюга отвлеклась на свежего марусиного питомца. Волчарика опять хватило ровно на одну оплеуху, но эта секундная задержка оказалась роковой для нашего противника. Набравшаяся, наконец, храбрости Аурика подскочила и выпустила в морду тролля поток пламени. А дружный каджитский залп сложил большую белую обезъяну пополам.
        - Забанили тролля! Йеху! - выбраться из сугроба в тяжелых доспехах и рюкзаком за плечами тот еще акробатический номер. Но я справился. Заодно подлечился в два приема. Очень жаль, что не успел наколдовать захват души.
        Выковыривать ценный жир и выдергивать уцелевшие стрелы из вонючего тела Маруся конечно доверила мне, как своему уполномоченному представителю по грязной работе. Ведь у нее же лапки, понимать надо! Женская половина нашего отряда переживала каскад сильных эмоций по итогам схватки, в целом, а напарница еще и за меня волновалась, так что дамам было не до потрошения монстра. И лишь юный каджит бил хвостом себя по нижним конечностям, агрессивно высматривая, не принесет ли нелегкая нового тролля взамен сломавшегося.
        Едва закончили с одной напастью, как рядом со мной приземлился ядовитый плевок. Отрывисто просвистели ответные стрелы. Из-за кустов донесся характерный леденящий душу шорох хитина. На шум схватки пожаловала парочка морозных пауков. К счастью не самого крупного калибра.
        Пришлось засунуть свою арахнофобию куда поглубже и маневрируя, посылать в эту мерзость огненные стрелы и непечатные выражения. А потом еще и захват душ - два маленьких камня заполнил. Хоть какая-то компенсация за полные штаны «кирпичей».
        Справились благодаря каджитам. Орочьи луки били далеко и больно, и это без улучшений и наложенных чар. Что же будет, если вручить каджитам «заточенные» и зачарованные даэдрики? Апокалипсис. Жаль, не сегодня.
        В этот раз лутать восьмилапые трупы, наполняя склянки ядом обморожения, пошла Маруся. От одной мысли прикоснуться к трупу членистоногого мне становилось не по себе. А кошка - молодец. Все в дом, все в семью.
        - Как тебе начало, Аурика?
        - Круто с вами триповать, мучасос! - откликнулась певица и тронула струны лютни.
        Не знаю, водятся ли в природе рыжие вороны, но одна такая нам в тот день накаркала бесконечный переход. Выражаясь сильно-модно-молодежно, трип.
        В форте Кастав неосторожных путников ждала засада. Мы оказались осторожнее всех и заранее сойдя с дороги, аккуратно забрались на скалу. Подобравшись поближе, мы растелили спальники и легли на снег, укрываясь за камнями.
        Не знаю, куда смотрят Братья Бури и ярл, но некроманты чувствовали себя в округе этой старой имперской крепости полновластными хозяевами. Нагло перегородили дорогу рогатками, за которыми разгуливали как по бульвару три вооруженных скелета. «Топчут нежити наши пажити!». Воистину, ситуация как в песне классика про нелегкий выбор пути.
        Мы не спешили приближаться и нападать, поскольку я справедливо подозревал засаду. И ведь кого-то уже успели принять эти наглые твари. Даже кровь на дороге поленились снежком присыпать.
        Форт Кастав полностью контролирует короткую и удобную дорогу к Винтерхолду. Пробежать под обстрелом скелетов-лучников до рогаток, порубить в труху нежить, потом снова под обстрелом рвануть по дороге вдоль стены - чистое безумие, а не план. Выманить по частям из укрепления врагов и перебить? Вопрос, насколько они там дураки, если выбор места отнюдь не дурацкий? Скорее всего, вместо догонялок оформят мне пару молний и ледяных стрел и поминай как звали. Я же помню по игре, там суровые перцы сидели. Моего персонажа двадцатого уровня сложили в три магических удара…
        Зоркие каджиты следили за активностью на стенах. Во дворе и у башни явно просматривались наши давние знакомые: поднятые темным колдовством осколков умертвия. Судя по доспехам - из числа мятежников. Я напряженно думал над картой, почесывая щетину на подбородке. Вести на убой отряд нельзя, нет ни малейшего шанса проскочить. Лучше обойти через горы, выйти на берег моря Призраков и продолжить путешествие в Коллегию. Пусть долго, пусть волки, тролли, бандиты и прочие напасти. Зато дойдем почти наверняка.
        - Предлагаю обойти. Кто за?
        Каджитка доверяла своей интуиции, поэтому подняла лапу первой. За ней неуверенно Джи`Барр, отчаянно боясь, что его сочтут трусом.
        - Хэй! Они не выглядят опасными. - попыталась возразить Аурика, задержав руку на полпути.
        - Скелеты - лишь приманка для крутышей. Результат прошлой попытки теперь обороняет форт в виде нежити. Мы с такими встречались, но тогда с нами была целая толпа, плюс Свен и Фендал…
        Мы отошли назад и повернули в сторону моря Призраков. Я опять крутил карту, пытаясь понять, есть ли проход между двумя горными массивами. Козья тропка, насквозь продуваемая морозным ветром, пусть и не сразу, но нашлась, обещая экономию в сутки пути. Теперь не нужно обходить весь массив, спускаясь до Виндхельма. Обсудили маршрут с каджитами, ведь им идти передовым дозором.
        - Скажи, где ты карту взял? - поинтересовалась бретонка. Как-то упустил момент, что пергаментный «навигатор» здесь не давали по умолчанию каждому.
        Каджиты ушли чуть вперед, работая нашими глазами и ушами, поэтому я мог поговорить с нашей попутчицей без оглядки на Марусину ревность.
        - Купил в Солитьюде. Мне повезло. Были деньги на старте, плюс по катакомбам прошелся удачно. Вот в гильдию вашу не додумался зайти. Торопился.
        - Про Хелген расскажешь? Столько слухов, не знаешь, кому верить…
        - А ты глазастая. Давай так. Расскажи мне, что думаешь про то, как ты здесь оказалась.
        - Что тут думать, всегда мечтала, вот и оказалась. Два дня пила и радовалась такому, потом задумалась, как жить дальше.
        - Ого, прям по-мужски так! Аурик, шалунишка, зачем пол сменил?
        - Иди ты в баню, ничего я не меняла! Все свое, природное! - бретонка распахнула меховой плащ и весьма по-женски провела вдоль тела ладошками, затем кокетливо покрутилась на «каблуках» сапог. Видимо, чтобы развеять мои подозрения. Одни развеялись, да возникли другие. Уж слишком артистично она себя предлагала, чувствовался определенный навык.
        - Да ладно, удобно же - продолжал шутить я, - Теперь в любое время можно сиськи лапать.
        - Точнее сисюлечки-крохотулечки… - ехидно добавила Маруся, которая, как оказалось, прекрасно слышала наш разговор. Похоже, у Маруськи пунктик насчет груди претенденток на мое внимание. Запомнила, что в прошлом ее хозяин предпочитал женщин с выдающимися формами. Да только много времени прошло с тех пор, и я все же понял, что в женщинах сиськи не главное.
        - У самой-то! - немедленно перешла в атаку Аурика, - Эй, да ты вобще фурри упоротая. Извращенка! Я б в каджитку навсегда - ни за что!
        - Так стоп, девочки! Всем глубоко подышать минутку! - прервал я назревающий конфликт в группе.
        Да, и как я сразу не заметил одну закономерность? Похоже, всех попаданцев отличает впервую очередь телосложение, зачастую далекое от скайримских стандартов красоты.
        - Не говори ей! - тихонько попросила Маруся, резко спустив тетиву. Бегущая по гребню холма снежная лиса, получив стрелу в голову, ткнулась носом в снег и покатилась вниз. Каджитка имела в виду конечно же тайну своего происхождения.
        - Что не говорить? - немедленно начала умирать от любопытства Аурика.
        - Дальше про Хелген рассказать? - перевел тему я. - Это куда интереснее.
        Скалы расступились, дорога впереди просматривалась отлично. Вроде никаких угроз, можно продолжить разговор.
        - У нее какая-то тайна? - доверительно понизив голос, собеседница попыталась выведать у меня всю правду.
        - Ага, еще какая! Мать ассасинша, отец хускарл! На самом деле мне ее М`Айк Лжец продал за два флакона скумы под видом котенка снежного саблезуба, а ты погляди какая красотка вымахала. Кровь с молоком! Сгущенным!
        В чем у меня действительно талант, это нести всякую чушь с серьезным видом.
        - Серьезно? Не врешь?
        - Лично мешок лунного сахара скормил! Разорился. Теперь вот, кочуем по Скайриму, фокусы за деньги людям показываем. Некоторые удивляются до смерти и последнее отдают. Оглушительный успех!
        Аурика не смогла унять свое любопытство. Сначала я загадочно хранил молчание, а потом просто игнорировал все наивные попытки выцарапать правду: - Нуу, камо-он! Ладно, расскажи, мне можно! Да тебе слабо!
        Наконец, Аурика сдалась:
        - Про Хелген, так про Хелген, босс. В чем там траблс?
        - Сначала ты мне скажи, что про гражданскую войну думаешь?
        - И как это связано? Ты там Ульфрика видел? Дракон был?
        - Поверь, так будет меньше вопросов. Сначала, что думаешь про братьев Бури, а драконы и Хелген с Ульфриком потом.
        Бретонка сморщила лицо, потом равнодушно махнула озябшей ладошкой.
        - Скучные они. И война эта дурацкая. Когда первый раз в игре наткнулась на стычку имперцев и нордов, вот это мне повезло, подумала. Выбрала себе оружие, броню, деньжат подсобрала. А тут это все по-другому выглядит. Ужасно. Мерзко. «Неписи» они как люди все чувствуют. У них тут и так жизнь тяжелая, еще эта война. А ты сам-то что думаешь? Я только про себя рассказываю все время, а вы нет! - возмутилась она.
        Вроде не врет. Не бестолковая Бельда Дева Меча, но и не наш человек пока что. Но не безнадежна, факт.
        - Да я тоже против войны в Скайриме. И ярлов, что поддерживают Ульфрика считаю придурками. У них тут по дорогам пройти спокойно нельзя, а все туда же, воевать с Империей. У Скайрима и Империи общий враг. Как по мне, некроманты очень опасны. Вот с ними надо разобраться, а не выяснять, кто больше виноват, что талморцы сажают народ пачками за поклонение Талосу. - выдал пламенную речь, - Про Хелген. Там все странно получилось и без дракона. Да, дракона не было. Только непонятно, что хуже, как в классической версии или как у нас вышло. Ты уезжала из Солитьюда Торуг был жив? Стражника казнили?
        - Не знаю. - безразлично пожала плечами Аурика.
        «Ага, вот если бы ты ее спросил про новинки в «Сияющих одеждах» - подумалось мне. Просто человек предпочитает не грузиться по мелочам. Похоже, что и факт отсутствия дракона в классической стартовой точке она не восприняла никак.
        - Будем, надеяться, что, жив. Потому что с его убийства драконьим криком и начинается активная фаза гражданской войны. Вобщем, с драконами тут дело странное. В фольклоре они есть, в книжках, в названиях вроде Драконьего моста или Драконьего Предела. А самих драконов как бы и нет. Пока нет. Стена слов на Ветреном пике не работает. Да, про Ульфрика же, очень похоже, с драконьими криками тут облом. Все очень странно.
        - Так что с городом?
        - В Хелгене все спокойно, как на кладбище. Там теперь некроманты.
        - Ужас. Ненавижу зомби. - бретонка остановилась, - Постой, чувак, а кто тогда Довакин?
        - Можешь называть Довакином меня. Все лучше, чем кастрированным бараном.
        - А скажи что-нибудь на довакинском!
        Аурика развеселилась своей шутке как ребенок. Каким в сущности и являлась. Что не помешало Тальсгару Страннику, похоже, с ней переспать. Или, наоборот. А, впрочем, не мое собачье…
        - Эй, у нас гости! - прервала нас Маруся.
        От входа в пещеру к нам спешил озабоченный фалмер. Вряд ли с пригласительными на отвязную вечеринку с безлимитной выпивкой.
        Щит привычно прыгнул в левую руку. В правой ладони вспыхнул магический огонек. Вышел на перехват по стандартной схеме: навтыкать «огнестрелок» сколько успею, а потом обработать мечом до полного удовлетворения. «Тугой», оказался, гаденыш. Снял мне своей хитиновой ковырялкой треть здоровья, прежде чем всей толпой мы его запинали. В финале фалмера окружили все приключенцы, преодолев отвращение, резали гада своими кинжалами. Не забыл захватить мелкую душонку поверженного пришельца из глубин. Добыча оказалась так себе: меч, пяток золотых, флакон дешевого яда и ухо. Щит брать не стали, слишком низкая цена для своего веса.
        Локация отметилась на карте как «Пещера Мертворожденного». Человеческие останки, собранные при входе в причудливо-извращенную инсталляцию, нам прозрачно намекали на запущенную душевную болезнь обитателей. Ну их нафиг, лут копеечный, дерутся больно, да и цель у нас сегодня другая. Живите, гады, пока мы добренькие!
        Незаметно подкрался вечер. Все устали и замерзли - ветер усилился. Вспоминая свои метания на подходе к Хелгену, решил не рисковать здоровьем коллектива. Карта прозрачно намекала, что в Коллегию до темноты мы уже не успеем. Пришлось напрячься и отыскать убежище в руинах с говорящим названием «Приют Подмастерья». Что-то вроде ограбленных в Фолкрите Придорожных руин, только заметенных снегом по самую крышу, если этот каменный купол так можно назвать. Прежде, чем попасть внутрь, пришлось убить двух агрессивно настроенных бандитов. Все равно их следовало бы покарать за убийство ученика Коллегии, чей пробитый стрелами труп обнаружился внутри помещения.
        Манипулировать покойниками пришлось мне. Пронырливый каджит с озабоченной мордахой обшаривал сложенные внутри мешки и бочки. Типа занят важным делом. Спутницы сделали вид, что эта проблема их не касается.
        Сотня золота, тут же поделенная на всех, стандартные комплекты меховой брони, стальное оружие, длинный лук, нехитрая еда и разная бытовая мелочевка. У одного из разбойников забрал эльфийский именной кинжал и передал его Марусе. А ее двемерский отошел Джи`Барру.
        Второй стоящей находкой оказался «Путеводитель по растениям Скайрима». Какой урожайный денек на учебники! А ведь сбор книг в некотором роде нечестная конкуренция с прочими попаданцами. Нас тут уже как минимум шестеро, считая покойного Тараса и странного мага, упомянутого Аурикой. И кто знает, сколько еще фанатичных игроков попало в наш Скайрим? А значит, врагов я лишаю халявы, а нейтралам и союзникам смогу продавать доступ к моей подборке учебников. Для того, чтобы мое предложение выглядело достойно, нужно собрать как можно больше фолиантов.
        Тело Борвира, ученика Коллегии магов, мне пришлось вытащить наружу. Идея заночевать в одном помещении с трупом никого не прельщала. Обшарив все контейнеры после Джи’Барра, нашел еще пару септимов. Моя расовая способность находить больше золота - исправно работала даже после обыска мешков-бочек компаньонами!
        Каджит по-хозяйски подкинул в импровизированный очаг дровишек, я прошелся «ручным огнеметом» по каменному полу и вскоре Приют начал наполняться теплом. Снаружи взяла власть ночная тьма и пришедший с моря холодный пронизывающий ветер. Сквозь его порывы изредка доносился голодный волчий вой. Вот она, романтика дикого туризма! Первый раз мне придется ночевать не на кровати в безопасном и теплом трактире, а вовсе даже в бандитском логове на краю географии. Хорошо, что загодя позаботился насчет теплой одежды и спальников.
        За поздним ужином выяснилось, что у наша спутница не озаботилась никакими запасами провианта, как и спальным мешком. Пришлось поделиться. Тем более, бандиты с нами тоже поделились тушкой кролика и половиной мешка сырого картофеля. Часть его запекли в углях, чтобы осталось меньше нести на себе. Походное меню дополнили два вида сыра, оленья отбивная, козий окорок, яблоки и хлеб. Дамам было предложено вино, джентльмены скромно пили эль.
        За ужином завязался разговор: у каждого имелся свой грандиозный план операции «Тюльпан», когда ты проникаешь в крутую организацию и постепенно раскрываешь свои таланты внутри нее. Если мы с каджиткой рассматривали Коллегию как ступеньку к своему благосостоянию, то Аурика видела себя там не на последних ролях. Вспоминали игровые квесты, связанные с магами, договорились совместно пошарить в Миддене под Коллегией. Прикинули, что денег на учителей и покупку заклинаний потребуется просто прорва.
        Бретонка еще у Кастава начала мерзнуть, несмотря на меховой плащ, и чтобы ночью наша попутчица не околела, отдал ей свою рубаху, купленную в Вайтране.
        - Есть кожаная и меховая броня, робы, но это настоящий скайримский секонд-хенд, поэтому не предлагаю.
        Девушка отнекивалась от рубашки, подозревая меня в склонности подглядывать, но потом здравый смысл возобладал.
        Перед ночевкой всех отправил наружу сходить сделать делишки. Чтобы до утра закупорить дверной проем подручными средствами. Аурика как раз переоделась.
        Использовать для ночевки одну из бандитских лежанок Аурика побрезговала. И даже мое предложение застелить трофейными плащами отвергла. Нехватка спальника решалась просто - дежурством по гарнизону. А вражеские тряпки и спальники подложили под свои для тепла. Джи’Барр утеплил свое ложе свежей шкурой саблезуба. А я до укладки каждого спальника еще раз прошелся струей огня по камням. Иначе прощай, здоровье!
        Используя трофейное оружие и кожаный щит, нагрузил в бочки и мешки слежавшегося снега и льда, выстроив баррикаду у входа. Окна были забиты обледеневшим снегом с небольшими отверстиями для вентиляции. Так что угореть мы не боялись. Боялись незваных гостей.
        Глава 15. А поговорить?
        Ночка выдалась богатая на разговоры. Заступил на дежурство первым, уступив попутчице свой спальник. Джи`Барр по-солдатски отрубился, едва прилег. Аурика тоже сопела в обе дырки вполне достоверно.
        Очаг медленно поглощал очередное полено, немного света давала лампа, прикрытая щитом, чтобы не беспокоить спящих, но подсвечивать заваленный вход. Хорошо, что не забыл прикупить бутыль масла в Ривервуде. И то, что у нас с Джи’Барром в инвентаре случайно завалялось по несколько поленьев. Бандитские запасы топлива оказались скромны.
        Марусе отчего-то не спалось. У меня так бывает при сильной усталости, может, у нее тоже на фоне сегодняшних приключений бессонница.
        - Со мной ты попадание сюда не обсуждал, - вполголоса начала Маруся. Пусть говорит, я физически ощущал, что ей действительно надо высказаться.
        - Это так. Может и зря. Но ты вспомни последние деньки, когда нам было?
        - С ней ты нашел, когда.
        - Маруся, ты почему себя с ней сравниваешь? Я тебя всю твою жизнь знаю, а ее полдня. Она выгодная попутчица, а ты боевой товарищ и друг.
        - Спасибо, Артем.
        - Кушай с булочкой. Вспоминаю себя в первые дни и ловлю себя на странном ощущении. Я человек недоверчивый, а ведь ни минуты не сомневался, когда письмо от тебя получил. Понимаешь? Не только в этот Скайрим поверил сразу и безоговорочно, но и то, что ты тут оказалась тоже. Как факт, как данность.
        - И что тебя напрягает?
        - За исключением того, что веду беседы с собственной кошкой?
        - Ха-ха! Раньше тебя это никогда не смущало.
        - Вот я и хотел у нее осторожно выяснить, а не псих ли я.
        - Мог бы сразу у меня спросить. Я бы сказала, что нет. А теперь даже не знаю…
        - Ну что ты за чел… каджитка? - посетовал я, - С… Талоса на тебя нет!
        Мы немного помолчали каждый о своем. Поворошил палкой рдеющие угли, глотнул немного эля.
        - Веришь-нет, вобще никаких сожалений и воспоминаний. Брак, куча коллег и знакомых. И похрен. Ваще похрен на всех. Ни одна нервиночка в душе не дрогнула. Ни одного флэшбэка из прошлой жизни. Даже имущество не волнует. Здесь каждый золотой радует зато.
        - Может, просто не пришло время? - предположила кошка, теребя свой хвост.
        - Думаешь, через месяц-другой мне тут все настолько надоест, что я буду скучать по запаху подъезда нашей первой квартиры?
        - Бр-р! Некрасиво напоминать такое! У меня обоняние сильнее развито и память на запахи куда лучше твоей!
        - Это да. Поделись, что ты про все про это думаешь? Как тут все устроено?
        - Ты серьезно? Я даже ни одной книжки про попаданцев не прочла!
        - А кому я Щепотнова в лоток клал? Только не начинай про «у меня же лапки!».
        Маруся вздохнула, поиграла внушительными когтями, по-кошачьи умылась и начала излагать:
        - С одной стороны здесь все очень реально. Запахи, вкусы, картинка, да все. Уровень проработки деталей до капилляров каждой травинки. Это не компьютерное что-то там, никакой не виртуальный, а самый реальный мир. А с другой стороны: все эти навыки, прокачка…
        - Ролевая система - подсказал я.
        - Вот, оно все игровое, нарочно упрощенное, чего в жизни не бывает. Я эту логику не понимаю совсем. Зачем так? Почему?
        - Что если ролевая система - это свод правил взаимодействия нас с этим миром?
        - Не только нас. - добавила кошка, - Джи`Барр так же развивается, а ему-то это зачем?
        - Единые правила, но с оглядкой на нас, игроков.
        - Зачем? Мы зачем-то нужны здесь?
        - Конечно нужны, а разве может быть иначе? Нас, довакинов, как выяснилось, тут уже целое стадо бегает. А если звезды зажигаются, значит, это кому-нибудь нужно.
        - И мы идем узнать кому и зачем? - заразительно зевнула кошка, напоминая про квест с посещением святилища Азуры.
        - Да.
        - Тогда я спать.
        - Сладких снов.
        Посмотрел на бутылку с элем. Чертовски приятная штука, но лучше не налегать. Хотя, ведерко есть. Можно набить его снегом и не придется выбираться наружу…
        Ощутив спиной взгляд, обернулся. Аурика уже не спала, зевая, сидела на моем спальнике.
        - Моя очередь дежурить. - доложила она как прилежная пионерка.
        - Разве? Мне не охота спать.
        - Скажи честно, ты спишь с ней? - легко и непринужденно спросила бретонка.
        - С кем? Что?! Она мой друг и компаньон.
        - Компаньон? Она же с Земли, я точно знаю.
        - Да не в игровом смысле компаньон! А в старорежимном, мы вместе ведем дела. Бизнес, понятно? У Маруси со временем будет свой караван. Она планирует продавать свои зелья и мои товары с чарами по всему Скайриму. Вместе качаемся, поддерживаем друг-друга. Такие дела.
        - Кру-уто! А можно с вами?
        - У Маруси спроси. Как она скажет, так и будет.
        - Я думала, ты главный…
        - У нас разделение труда. Я решаю серьезные вопросы, а Маруся - важные.
        - Хорош уже прикалываться над бедной женщиной!
        - Оукей. Вот смотри. Я боевой маг. Могу танковать. В будущем кузнец и зачарователь. Состою в гильдии торговцев Скайрима. Маруся - лучница, взломщик, алхимик и в потенциале колдунья. Джи`Барр - лучник и, надеюсь, освоит ближний бой, потому что с магией у него никак. А вот кем планируешь быть ты?
        И тут произошло невероятное. Аурика передала мне лист бумаги, на котором я увидел подробно прописанный билд боевого мага до двадцатого уровня. На каком этапе какой из трех параметров повышается. Какие перки брать первыми. Заклинания. Удивил выбор приоритетных навыков: разрушение, восстановление, зачарование, взлом, красноречие… Пометка «учителя» означала платную прокачку, следовательно, денежный вопрос тоже учтен. Все писалось по памяти, ибо никаких википедий тут нет. Всегда знал, что девочки - существа прилежные и с цифрами дружат.
        Чуть не умер от стыда, сам на подобную памятку не сподобился, а последнюю пару очков расходовал, отталкиваясь от сиюминутной необходимости.
        - Серьезный подход. - одобрил документ, возвращая авторке, - Я так и не набросал себе план прокачки…
        - Времени у меня было достаточно. Я же говорю, задумалась, как жить дальше. И вот.
        - У тебя билд под группу. Где собиралась брать деньги на наемников?
        - Кражи, - честно ответила бретонка, - Потом думала проверить, можно ли взять в напарники учителя навыка и забирать у него деньги. Еще есть пара идей.
        Идей. Их и у меня, что у того раввина… А что? Группа многое меняет. Мне вот, сейчас необязательно качать взлом и алхимию, следовательно, в магии и кузнечном деле быстрее достигну высот. А два мага в группе лучше, чем один. Ее можно заточить на поддержку, тем более, по первому впечатлению на передовую она не рвется.
        - Так я в деле? - задала риторический вопрос Аурика.
        - Решай с Марусей. Думаю, две умных женщины смогут найти общий язык…
        - Легко!
        Про нашу проблему с Гильдией Воров расскажу, когда она твердо решит работать с нами. Опыт подсказывал, что не стоит выкладывать такую информацию сразу.
        Прежде, чем мы добрались до Винтерхолда, пришлось пережить нападение стаи снежных волков, морозного паука и охоту на стадо диких коз. С хищниками все прошло штатно, без потерь здоровья с нашей стороны. Убивать безобидных коз оказалось довольно выгодно. Кроме прокачки меткости нам доставались шкуры, мясо и рога. Из последних, можно в кузнице крафтить не только традиционные нордские шлемы, но и аутентичные светильники. Хороший товар в мире, где полностью отсутствует электрическое освещение, а магические источники света используются лишь в Коллегии магов. Необходимое руководство по изготовлению нашлось в книге «Выживание в Скайриме» вместе с описанием крафта факелов, гвоздей, инструментов, спальника, рюкзака и прочих полезных для приключенца вещей.
        Само собой, здешний Винтерхолд превосходил игровой раз этак в семь-восемь. Что характерно, город упорно карабкался в гору. Первые этажи «лишних» жилых домов были высечены в скале или сложены из полученного камня, а вторые из бревен. Эти стоящие без всякого порядка новостройки формировали новый облик города. Да, это, конечно, не Солитьюд и не Вайтран, хотя Винтерхолд в далеком прошлом являлся столицей Скайрима…
        Городская стена отсутствовала. Единственное удобное для нападения направление прикрывала казарма стражи и сторожевая башня. Между ними втиснулись охраняемые ворота, которые мы миновали после краткой проверки документов. Магия моей подорожной и гильдейской книги распространялась и на сопровождающих меня каджитов. Аурика вместо документов предъявила лютню и лихо сбацала скучающим стражникам куплет про Рагнара Рыжего.
        Здесь у ворот разместился рыночек, почти полная копия вайтранского из игры. Половина торговых мест пустовала, за одним охотник торговал мясом хоркеров и козлятиной. За вторым продавались посуда, украшения и одежда, а на третьем прилавке подмастерье кузнеца разложил кирки, примитивное оружие и части железной брони.
        На центральной улице, ведущей к мосту Коллегии, расположились магазины, дома состоятельных граждан и две таверны - одна при входе в Винтерхолд, другая у моста. Длинный дом ярла впечатлял размерами, протянувшись на четверть длинны по одной стороне проспекта. Никаких руин на окраинах не наблюдалось, все разрушенные в давнем катаклизме дома были кое-как восстановлены и заселены. Следы реставрации бросались в глаза.
        Зашли в «Товары Бирны», единственный знакомый пока что магазин. Главное, хозяйка в гильдии торговцев, а мне до следующей ступеньки в этой структуре необходим оборот. По очереди, передавая друг-другу кольцо коробейника, распродали лишний хлам. Удивил скромный ассортимент товаров вообще и продуктов питания в частности. Маруся зашла к алхимику сбыть ненужные ингредиенты и флаконы с паучьим ядом, попутно прикупив пустой тары, из-за дефицита которой последний труп членистоногого остался недоенным. Увы, алхимик отказался покупать ингредиенты свыше разумного количества. Сотни порций горноцветов и снежноягодника, похоже, останутся невостребованными.
        Оружейника я проигнорировал. Ибо бандитские доспехи и оружие продали Бирне по причине их полной негодности ни на что другое. А другой ассортимент меня пока не интересовал за отсутствием свободных денег.
        - В таверне еду куплю, - сообщил сопартийцам, - Все равно за водой идти и мясо продавать.
        - Зачем? - удивилась Аурика и напомнила: - В Коллегии жрачки хоть завались!
        Конечно, нам всем было необходимо услышать ценное мнение человека, недавно оставшегося в ледяной пустыне без припасов.
        В ближней к Коллегии таверне - каноничном «Замерзшем очаге» с едой дела обстояли весьма печально. Посетителям предлагали похлебку из хоркера и бифштекс из него же, козий окорок, жареную рыбу-убийцу и хлеб. Из напитков - эль, нордский мед, травяной отвар. По словам Дагура, вино давно кончилось и неизвестно, когда начнется. Соль стоила по два септима за порцию, против трех в остальных тавернах, где мне довелось побывать ранее. Странно, если учесть, что соль можно добывать из морской воды при помощи самых примитивных инструментов. Словно этот город находился в осаде, хотя других признаков, кроме странного дефицита продовольствия, мы не заметили.
        Харан, жена владельца «Очага», ситуацию объяснила просто: все продовольствие в скайримской житнице скупили клятые имперцы с попустительства вайтранского ярла, чтоб ему в Обливион провалиться. При дальнейших распросах выяснилось, что фермеры из соседних, менее заснеженных владений вдруг перестали возить овощи в город. А сами жители Винтерхолда не собирались отрываться от своих важных дел, чтобы сгонять к соседям за покупками. Посмотрим, есть ли что у местных такое, чтобы выгодно обменять на продукты при нашем посредничестве.
        На мосту, где эльфийка Фаральда каждый раз проводила испытание перспективного новичка, выяснились аж три неприятные для нас новости. Вступительный взнос в Коллегию отныне составляет пятьсот золотых. Принимать вступительные экзамены будет комиссия в лице архимага Савоса Арена, мастера Толфдира, Фаральды и кого-то из других учителей, но с обязательным участием советника Анкано. Вторая неприятность заключалась в том, что сегодня нас экзаменовать не будут по случаю ученого совета. Приходите завтра.
        И на закуску, приобрести заклинания для испытания на входе у альтмерки за символические тридцать золотых тоже больше нельзя. Зря надеялся сэкономить на заклинаниях для Маруси и Аурики. Попросил у Маруси кинжал Борвира.
        - В таком случае, у меня сообщение для Архимага. В Приюте подмастерья мы нашли тело ученика Коллегии, его имя Борвир. Видимо, он был убит бандитами. Бандиты уничтожены. Вот его кинжал. - доложил ситуацию я.
        - Печальная новость. Я передам архимагу. - равнодушно ответила Фаральда, но именной кинжал к марусиной радости не забрала.
        Мы еще немного постояли у моста, обмениваясь мнениями по поводу неожиданного поворота и где взять по пятьсот монет на каждого. А желательно больше, поскольку этот аттракцион мы уже проходили в своей прошлой жизни: вход рубль, а выход - два. Вряд ли на замену окон, ремонт и в фонд класса собирать будут, а вот за тома заклинаний и занятия придется выложить немало.
        Заодно посмотрели по сторонам - ясный день позволял увидеть многое, обычно скрытое непогодой. Коллегия представляла собой изящную крепость из трех колоссальных бастионов на вершине скалы. С материком ее соединяет длинный величественный мост древней работы. Висящий в воздухе без всякой опоры. Умели же строить!
        От красоты захватывало дух. Остро захотелось полюбоваться на море Призраков, стоя на самой высокой из башен.
        По левую сторону от моста лежало огромное пространство, образованное, если так можно выразиться, кучами строительного мусора, припорошенными снегом. Промежутки между мусорными холмами заполняла морская вода. Местами из воды сиротливо торчали обломки каменных колонн и покосившиеся остатки сооружений. Прошедшие годы лишили руины деревянных частей, да и подходящие камни были подняты с мелководья и повторно использованы при строительстве новых домов.
        Справой стороны, ниже таверны «Замерзший очаг» лепились к скалам построенные из всякого мусора лачуги.
        Заинтересованные видом фавел, мы спустились вниз, на «дно» Винтерхолда. Встреченный местный нищий получил от меня монетку. Заодно поведал нам название этого места - Нижний квартал. Здесь нашли приют семьи рыбаков, охотников и солеваров. Благодаря этим занятиям сейчас выживали те горожане, кто так, или иначе не был занят в обслуживании Коллегии магов.
        Теперь действительно возникло ощущение, что город пережил большую катастрофу, от которой вряд ли оправится.
        Чтобы избавиться от тягостного ощущения и неприязненных взглядов городской бедноты, вернулись наверх к мосту.
        - Так, ребята, двигайте в таверну. - обратился к сопартийцам, - У меня небольшое дельце и я к вам присоединюсь. Подумайте пока, где в округе найти денег на вступительные взносы.
        - А ты не забыл про…? - каджитка показала взглядом на видневшуюся гигантскую статую на вершине горы.
        - Нет. Сегодня мы уже не успеем.
        - Опять тайны? - нарочито сморщила покрасневшее от морозца лицо Аурика.
        Пришлось пуститься в объяснения:
        - Надо посетить святилище Азуры, а там прояснится, подписка о неразглашении или придется тебя ликвидировать, как нежелательного свидетеля…
        - Вау! Квест от даэдры? Черт побери, почему кому-то все вкусное, а мне всякий трэш?
        Бард подпрыгивала на месте, скандируя: Хочу с вами! Хочу! Хочу!
        - Аурика, подумай хорошенько своей изящной головой, с кем ты собираешься связаться. Мы страшные люди…
        - За себя говори! Это ты страшный, - возмутилась каджитка, - А я красивая киса!
        - Страшно красивая! - поспешил согласится я, подмигивая Джи`Барру. Котейка пребывал в постоянном ауте от наших непонятных диалогов, мне его стало даже немного жаль. С другой стороны, каджит-юниор теперь ел досыта, спал под крышей, неплохо прибарахлился и являлся частью своры везучих приключенцев с самыми заманчивыми перспективами.
        - Аурика, помнишь я тебе говорил про странности с драконами?
        - А то ж!
        - Есть ощущение, что разгадка или ниточка к ней, скорее всего, там. Ты с нами?
        - Спрашиваешь! Только попробуйте меня не взять! - и топнула ногой от избытка чувств.
        Чтобы не морозить сопли понапрасну еще раз напомнил сопартийцам украсить собой таверну. Только осторожно. Когда столько красоты в одном месте сразу, приключается всякое.
        Идей, где искать Тоньольфа, чтобы передать ему письмо погибшего брата не было никаких. Такого персонажа в игре я не помнил. Пришлось обратиться за помощью к какому-то норду, волокущему в ближайший дом охапку дров. Оказалось, что по адресу.
        - Это я. Какое у вас дело? - задал встречный вопрос пожилой мужчина.
        - Письмо. Если позволите, расскажу, как оно ко мне попало. Внутри.
        - Проходите. Это дом Кралдара. Его семья пользовалась большим влиянием в Винтерхолде. Для меня большая честь помогать ему, даже сейчас. - пояснил Тоньолф, пропуская меня в дверь.
        У камина стоял еще крепкий старик в простой одежде, задумчиво теребя связанную кистью бороду цвета соли с перцем. Видимо, тот самый Кралдар. Поздоровался и назвал себя. Тоньольф сложил дрова у очага и взял у меня письмо. Через минуту он прикрыл глаза и отвернулся.
        - Он погиб у Ривервуда, на берегу Белой. Могу показать место на карте.
        Кралдар качнул седой головой, и я развернул пергамент на столе. Тоньольф пришел в себя и тоже следил за моим пальцем.
        - Вот здесь мы со спутниками похоронили его и двух других легионеров.
        - Как это произошло? - спросил хозяин дома.
        - Несколько дней назад мы двигались вдоль реки, чтобы выяснить обстановку и напоролись на засаду мародеров. Мы с ними справились, но еще раньше они смогли перебить патруль Легиона. Мы пошли по следам и обнаружили тела. Похоронили как смогли. После я доложил о стычке офицеру Легиона, руководившему остатками хелгенского гарнизона, что отступили в Ривервуд…
        Финал истории не вызвал удивления, видимо, оба пожилых норда успели повидать в своей жизни разное, а может и слухи о захвате Хелгена уже дошли сюда.
        Меня сдержано поблагодарили за доставленную весточку. В ответ выразил свои соболезнования. На награду я не расчитывал, но возникла мысль заполучить осведомителя в мятежном Винтерхолде.
        - У тебя непростая карта, имперец. - вдруг заявил домовладелец, буравя меня голубыми глазами настоящего северянина.
        - А у вас хорошее зрение для вашего возраста, господин Кралдар. Я не сильно ошибусь, если предположу, что по вашему мнению ярл Корир занят не тем делом, участвуя в безумной авантюре Ульфрика?
        - Корир - глупый мечтатель. Много говорит о возрождении города, но мало делает. Думаю, ни в Солитьюде, ни в Виндхельме никто не рассматривает его всерьез. Какая досада! Ведь он присоединился к мятежу, чтобы повысить свою значимость в глазах окружающих!
        Крепкий дед ехидно улыбался, нелестно оценивая местную власть.
        - Для блага Скайрима эту Бурю можно и нужно приглушить как можно раньше. Империя оценит любую помощь и после умиротворения можно будет обсудить проект восстановления города.
        - Не думаю, что у нас есть полномочия это обсуждать. - дипломатично и совершенно справедливо отметил Кралдар. Какой умный старый хрен и не скажешь, что «непись»!
        - Конечно. Сейчас мы говорим, как два неравнодушных гражданина. Вы представляете Винтерхолд, а я, скажем, торговые круги Скайрима. Вы ведь не возражаете, если торговля здесь оживет?
        - Напротив.
        - Прекрасно, что мы понимаем друг-друга. У таверны «Ночные ворота» мой караван остановил патруль Братьев Бури. Я бы хотел получать информацию о их передвижениях, численности. Нет-нет, ничего незаконного мы не возим, наоборот, офицер предложил мне поставлять им оружие…
        - С тех пор, как Вайтран ограничил поставки, у мятежников много чего не хватает. Но платить им почти нечем, они предпочтут конфисковать нужный им товар…
        - Благодарю за предупреждение. Пожалуй, не буду злоупотреблять вашим гостеприимством.
        - Не спешите, я еще не поблагодарил вас за доставленную весть о брате Тоньольфа. Позвольте еще раз вашу карту. - Кралдал взял в руки чернильницу и перо.
        Получив пергамент, он продолжил: - В свое время я исходил побережье от Виндхельма до Солитьюда, а уж в Винтерхолде знаю каждый камень!
        С этими словами старикан принялся дополнять мою карту пометками: пещеры, руины, курганы, лагеря бандитов.
        - Еще раз благодарю вас, пожалуй мне пора!
        - Вижу, вы получили хорошее воспитание. Ривервудская ветвь Валериев мне немного знакома. Пожалуй, буду рад вас видеть еще.
        - Взаимно. Всего вам доброго.
        Глава 16. Висит на холде Коллегия в Винтерхолде
        Входил в таверну в приподнятом настроении, которое мгновенно улетучилось, едва я оказался внутри помещения. Трое обвешанных сталью громил обступили стол с моими сопартийцами. Их лидер - крепкий молодой орк, что-то требовал от Маруси, грубо схватив ее за руку.
        - Всем вина за мой счет! - громогласно заявил я, якобы пьяным голосом, одновременно укладывая болт в изготовленный к стрельбе арбалет. Здешний инвентарь позволял фокус с мгновеннным извлечением готового к стрельбе оружия.
        Все трое обернулись ко мне, разом выхватив двуручные мечи. Именно этого и добивался. Голову дальнего наемника пробил болт. Получив неожиданный подарок в незащищенный висок, громила прилег на пол, предварительно забрызгав стену. Смертоносное устройство бросил, а следом во врагов полетела струя ревущего жаркого пламени, от которой не увернулся никто.
        Маруся, действуя левой, полоснула эльфийским кинжалом по незащищенному лицу главаря и отпрыгнула, обретя свободу. Джи’Барр, ловко засадил кинжал подмышку ближайшему противнику и тоже отскочил, не дожидаясь ответки. Тем более выглядывавшая из-под доспехов одежда норда вспыхнула от моего заклинания, а в голову неудачнику прилетела - какая ирония - бутылка нордского меда. Это Аурика не растерялась, «угостила» неприятеля.
        Таверна резко наполнилась дымом, воплями, грохотом перевернутого стола и разлетающейся осколками посуды. Двуручный меч высек из каменной стены сноп искр и осколков, врезавшись в массивную скамью. Аурика с визгом выпустила струю огня в полуослепшего норда, машущего в дыму своей оглоблей и отбежала к стойке.
        Джи`Барр, уйдя от удара, полоснул головореза и оказавшись за его спиной, пнул его по заднице. Аурика вошла в роль метателя, чередуя металлические кружки и бутылки с заклинанием «Пламя», едва скромный запас маны восстанавливался.
        Наблюдая погром, трактирщик бесновался, точнее даэдротил за стойкой, призывая на наши головы замысловатые кары, а нас самих посылая в Обливион. Несмотря на близость Коллегии магов, ресторатор-сквернослов не удосужился получить необходимые знания и его проклятия так и не обрели силу заклинаний. «Крак!» - вместо Марусиного тельца клинок врезался в кромку опрокинутого стола, расколов толстенную плаху.
        Отпихнув щитом в сторону полумертвого норда, еще раз обдал потоком огня главаря, наседающего на Марусю, что прикрывалась остатками мебели.
        - Порву тебя пополам! - страстно пообещал мне орк с располосованной рожей.
        - Эт вряд ли!
        Приняв на щит удар его двуручника, сошелся с ним в клинче. Пользуясь случаем, каджиты дружно наскочили со спины и душевно потыкали главаря в сочленения доспехов кинжалами.
        Орк зарычал с ярко выраженным негодованием. Нет, придурок, честный бой не для таких как ты. Двуручная «оглобля» заметно проигрывала в скорости, особенно в замкнутом пространстве.
        Не в силах пережить гибель стола, трактирщик в грубой форме потребовал орочьей крови, и мы не смогли ему отказать. Удар, блок щитом. Спина орка вновь вспыхнула - это Аурика поддержала нашу толкотню огнем.
        Подраненный головорез-норд, пользуясь передышкой, хлебнул лечебного зелья. Джи’Барр сменил кинжал на лук и двумя стрелами отправил того опять бесполезно корчиться на полу.
        Удачный удар и карьера орка-наемника закончилась: каджиты со спины наделали в главаре дырок везде, где позволяла стальная кираса. Обливаясь кровью, громила с удивлением на изуродованном лице упал на остатки еды и посуды. Джи’Барр довершил свой поединок, с грозным утробным воем перерезав недобитому норду горло. Брызнуло в стороны почти как в трэшовом боевике.
        - Никто не ранен? - на всякий случай крикнул. Мало ли, в запале боя раны не ощущаются. Но в этот раз обошлось. Распаленные боем приключенцы принялись осматривать себя и делиться переполнявшими их эмоциями.
        - Дагур! Уважаемый, мы сейчас все уладим! - заверил я трактирщика, чтобы он перестал сквернословить и потрясать колуном. Взял со стойки бутылку эля и выхлебал ее в три глотка. Затем обшмонал покойных наемников. Мне очень не терпелось узнать, кто же нас заказал.
        В приказе на устранение значились мои данные, а в роли заказчика фигурировал покойный некромант из Ветреного пика.
        Понятно почему головорезы ждали меня, а не напали на остальных в мое отсутствие. Им бы на улице меня принять. Втроем на одного - железобетонный шанс проверить, как тут работают сохранения.
        Но меня озадачил тот факт, что мою скромную персону заказал стопроцентно мертвый попаданец. Я бы поставил на то, что это некрофильский «профсоюз» открыточку мне прислал. Ведь душа некроманта заточена в камень. Нет, вряд-ли негодяй каким-то образом возродился, либо «загрузил сейв». Да, на Пике он не успел сохраниться, но где гарантия, что этот тупой лгунишка не создал резервную копию себя в другом месте? Если враг преследовал цель заморочить мне голову, ему это удалось. Пока понятно одно, война продолжается. Запасайтесь, сволочи, гробами.
        Подошла Аурика.
        - Я в курсе ваших контр с гильдией воров. Маруся мне все рассказала. Я с вами.
        - Это не они, мы еще одних мразей мимоходом обидели. Те как бы не поглавней воровской гильдии будут. Но все равно спасибо. Добро пожаловать!
        Певица слегка взбледнула лицом, но от своих слов не отказалась.
        - Это будет славная охота! - добавил довольный собой каджит, потрясая окровавленным кинжалом. Да, Джи’Барр Багирович, общение с Марусей не прошло для тебя бесследно.
        Стража не торопилась. К их приходу мы совместными усилиями смогли привести таверну в относительный порядок, который нарушали три голых покойника в углу при входе. Доспехи и оружие головорезов сложил в сундук в арендованной нами комнате. Один комплект решил оставить себе и улучшить, остальное пойдет на продажу, но не здесь, не в мятежном холде.
        Все убытки компенсировала проигравшая сторона. Штраф за посуду, мебель и кровавые брызги заплатили из тех четырехсот с небольшим монет, что нам достались с остальной добычей. Из этих же средств угостили-таки дошедших до места происшествия стражников в количестве двух единиц. Остальное как обычно поровну раскидали на всех, трофейные зелья и отмычки сдал Марусе.
        Стражники не стали себе отказывать и угостились медовухой во всю ширь нордской души. Вместо скучного опроса участников тройного убийства, служилые пожелали приобщиться к высокому искусству. Тем более, что я представил нашу певицу, как «золотой голос Солитьюда, солистку больших и малых императорских подмостков, чья фамилия слишком известна». Поэтому она выступает под сценическим псевдонимом Аурика Октавия. Прошу любить и жаловать!
        Каждое слово, которое из моей речи они не поняли, стражники решительно запили медовухой. Бретонка чувственно теребила струны, настраиваясь на выступление.
        К концу уборки из своей комнаты появился маг Неласар. Выпил на дармовщинку за беспокойство и скрылся обратно в комнате. На огонек понемногу подтягивался прочий народ, в том числе преподаватели и старшие ученики Коллегии. Красноречивые следы недавнего побоища никого не смущали, скорее, посетители переживали за Дагурову щедрость - трактирщик на радостях от выгодной продажи обломков стола и тарелок покойным головорезам, выставил на стойку кружки с элем и бутылки с медовухой. Переживали, потому как бухать на свои в Винтерхолде накладно. Местные угощались дармовой выпивкой и подпевали Аурике, да так зажигательно, что на втором повторе «Рагнара Рыжего» в таверну зашел ярл Корир. Бросив взгляд на трупы, второй на бравых, но подвыпивших стражников, прошествовал к стойке, где для него мгновенно нашлась бутылка вина. Того самого, которое давно кончилось.
        Наконец, меня загрызла совесть - у людей законный отдых, а тут такое непотребство! Трупы выволок на улицу и сгрузил на телегу ожидавшего у входа жреца Аркея. Когда с неприятной работой было покончено, пожелал завсегдатаям приятного вечера и увел отряд на улицу. Кутилы выразили недовольство тем, что остались без музыки, но увы, у нас еще оставалось несколько часов светлого времени, чтобы отправиться на заработки в руины Небесного храма.
        Толстый лед позволил нам перейти на соседний остров, а с него на искомый. Ненадолго меня отвлек рудный выход железа. В результате: три куска руды и драгоценный гранат. Камешек попал в Марусины цепкие лапки.
        У подножия застряли надолго. Пока я окучивал еще два «месторождения» - железа и корунда, остальные били грязекрабов и собирали прочие дары моря: морские желуди, устрицы.
        На подъеме в гору нас встретила пара ветхих костяков, на которых предложил прокачать дамам магию разрушения. Как-никак завтра экзамен, надо соответствовать. Пока я «танцевал», принимая удары ржавых топоров на щит и доспехи, прекрасная половина отряда поливала нежить огнем. С этих «выпала» мука, чуть золота, да железные топоры, годные в переплавку.
        До вершины нам встретились еще три пары, но теперь нас пытались остановить скелеты-лучники. К процессу умиротворения приходилось подключаться и мне с огненными стрелами, поскольку били гады довольно метко. С этих лут шел подороже, все-таки древние нордские луки и колчаны. Не забывал наполнять камни душ, запас которых восполнял в автоматическом режиме из следующих противников.
        Наверху острова обстановка полностью копировала игровую. Под высокой каменной аркой нашли ритуальный стол со скелетом, пузырьком сильного яда и железным кинжалом. Дверь в куполообразное строение Маруся открыла, едва ковырнув. Внутри нас ждал неприятный сюрприз в виде довольно крутого драугра в древней броне, но с двемерским мечом. Напал, урод, неожиданно и первой под раздачу попала Маруся.
        Ей даже пришлось выскочить из гробницы, чтобы экстренно осушить бутылочку лекарства. Затем я приковал внимание нежити к себе и остальные смогли помогать мне стрелами и огнем без опасения. Загнанный в угол драугр дохнуть не желал, но наши атаки медленно, но верно подтачивали его запас здоровья. Признаюсь, это было непросто, рубиться лицом к лицу с древним воином, наблюдая ужасный оскал обтянутой высохшей черной кожей морды с жутким светом в глубине пустых глазниц.
        Первый раз добыча оказалась настолько шикарной: двемерский клинок с чарами огня, сапфир, полсотни золота, железный шлем и железный же щит, само собой порция костной муки, но главное, с трупа снял желанный амулет Зенитара. Показал всем, чтоб порадовались, теперь торговля пойдет бойчее.
        Маруся немедленно занялась сундуком.
        - Взлом вырос! - воскликнула каджитка, а изучив содержимое, тут же закричала «ура!».
        Внутри хранилась нордская секира, железные сапоги, бриллиант, двести тридцать септимов, серебряное кольцо, камень душ и зелье восстановления магии. Джи’Барр, исполняя мой старый наказ, отыскал в гробнице книгу под названием «До начала эпохи людей». Не мешкая ни минуты, повысили себе уровень владения школой Иллюзии. Для завтрашней проверки наших магических умений прогресс в любой школе только в плюс.
        Тут же поделили деньги, а вот с трофеями получилось не сразу. Я претендовал на двемерский клинок и учебник, а амулет Зенитара побудет в общей собственности, пока не раздобудем каждому такой же. Маруся хотела бриллиант, но и Аурика тоже, ибо лучшие друзья девушек же.
        Я подлил масла в огонь, предложив камешек продать, а деньги поделить, чтобы никто не ушел обиженным. И чуть было сам не ушел обиженным в морскую пучину с вершины острова. Вот она, женская благодарность. Выдержав паузу, каджитка уступила, прибрав выбитый из древненордской мумии сапфир. Чтобы успокоить любительниц редких минералов, пришлось пообещать Маруське следующий бриллиант. Аурике же перепал синенький пузырек, серебряное колечко без эффектов и пара крохотных камней с душами. Остальную добычу поделим после продажи. Однако, перегруз немедленно дал о себе знать, несмотря на зачарованные на переносимый вес сапоги. Подзабил инвентарь всяким добром, пришлось перераспределить поклажу между остальными участниками рейда.
        Успели вернуться в город за полчаса до закрытия магазинов. Бирна с радостью купила бы все, но денег в кассе у нее оставалось немного. Пришлось половину луков и древние стрелы сбывать оружейнику, а ингредиенты и так принимал только алхимик. И в ограниченном количестве. Слитки железа и стали в продаже присутствовали в единичных экземплярах, но цена на них не вдохновляла на творчество. Похоже, металлы для Кузнечного дела мне придется добывать и обрабатывать самому. Иначе производство изделий будет себе в убыток.
        Необходимая для взноса сумма взноса набралась лишь у Маруси. А значит, мне завтра придется продавать доспехи и двуручники головорезов, несмотря на внутренний протест.
        Кстати, Аурика оказалась вполне компанейской девчонкой, не болтливой, не нудной и пока что не пыталась никем помыкать или манипулировать. То, как она превозмогала тяготы и лишения, например, одолевающий нас всех холод, произвело на меня сильное впечатление. С Марусей она легко поправила отношения, расставив все точки на Ё и подарив листок с рецептом зелья сопротивления холоду, что для слабоморозоустойчивых каджитов сродни королевскому подарку. Для создания снадобья использовались снежноягодник и лиловый горноцвет - того и другого вдоль дорог сколько угодно. В недавней кабацкой мясорубке она не струсила, помогала как могла. Вобщем, в наш отряд приключенцев она влилась вполне. Как выяснилось тем же вечером, даже слишком влилась… Ворвалась бурным потоком нордской медовухи.
        С утра встал с твердым. Точнее очень твердым намерением непременно проигнорировать вступительные экзамены в высшее учебное заведение Скайрима. Обдумывал эту идею с разных сторон, пока по пояс умывался снегом подальше от таверны, куда ленились заходить гуляки и не забегали пометить территорию лохматые псы. Вчера в Приюте Подмастерья предположил, что каждая такая процедура добавляла по половине процента к показателю Адаптация, что обнаружился в разделе активных эффектов. А возможно, просто сказывалось пребывание суровых условиях? Глядишь, со временем начну меньше мерзнуть. Конечно, половинного сопротивления холоду, как у нордов, мне не видать еще долго, но кто знает, каких высот закаливания может достичь один мотивированный имперец?
        Завтракал обстоятельно, прислушиваясь к себе. Похоже, «защита новичка» постепенно сходила на нет. Терпимо побаливали по всему телу вчерашние уколы от стрел и правая рука, принимавшая удары на щит. Отсутствие похмелья можно было списать на свежий воздух и солидную алкогольную практику его имперского благородия Теллурио. Который теперь я. А я это он. Вот ведь как бывает…
        Здоровье поправлял элем больше для вида, ассортимент напитков у «бармена» не оставлял выбора. Присоединившиеся ко мне дамы налегали на самолично добытых вчера устриц и цветочно-травяной отвар, красноречиво морщась от вида и запаха моего «лечебного» напитка.
        После нашего возвращения из руин Небесного храма, веселье в «Замерзшем очаге» вспыхнуло жарче, чем сухие дрова в камине. Завсегдатаи ели и пили с аппетитом здоровых людей, недавняя кровавая баня никого не смущала. Самое замечательное, что мне повезло сразу же обнаружить в таверне преподавателя Коллегии Сергия Турриана, которого я под предлогом сообщения от Фаренгара увел в свою комнату. А там без свидетелей предъявил кувшин с осколками черных камней душ.
        Рассмотрев содержимое, мастер-зачарователь вздрогнул, тяжко вздохнул и без особого энтузиазма пообещал изучить странные камни. Честно предупредил его о происхождении артефактов, случае с Фаренгаром, спасительной силе огня и экранирующих свойствах серебряной посуды. Сергий пообещал соблюдать осторожность и сразу же покинул «Очаг», унося кувшин со всем содержимым. Разделять камни я посчитал неразумным. Второго кувшина под рукой не было, да и надоело их таскать без дела. Чуйка подсказывала, что продавать такой товар не следует категорически.
        Этим событием частично объяснялось мое решение отложить вступление в Коллегию. Да еще одним мелким обстоятельством - отсутствием нужной суммы денег на вступительный взнос.
        Вернувшись в зал, обнаружил Марусю, кружащую в медленном танце с подозрительно знакомым каджитом в одеянии ученика Коллегии. К слову, обе мои спутницы успели переодеться в нормальные женские платья. И пригубить нордской медовухи. Бретонка надела зеленое платье с коричневым корсетом. С рыжими волосами получилось вполне приятное сочетание. Каджитка выбрала голубое платье, видимо, под цвет правого глаза. Вобщем, ее выбор я тоже одобрил.
        Аурика была, что называется, в ударе: очень похоже наигрывала на своей лютне основную мелодию из «Обливиона». Аж заслушался и заностальгировал. Я и понятия не имел, что под нее можно «романтишно» танцевать. И представить не мог, что моя питомица способна на «дамы приглашают кавалеров». Сейчас стало особенно заметно, какая она у меня красавица. Качественная пища, хорошая компания, яркие приключения на свежем воздухе творят чудеса, похлеще личного тренера с массажистом. Да, белая кошка в белом танце, это что-то!
        На Джи’Барра было больно смотреть. Поэтому пришлось пригласить его на мужской разговор в сторонку, поскольку все столики и даже сидячие места оказались заняты. А какой же разговор на жизненные темы без выпивки? Надеюсь, мои слова хоть немного пошли в прок, но, увы, завтрак наш каджит-звездострадалец проигнорировал.
        Да, этот нордский мед страшная штука. Не хуже шампанского врубает режим «шальной императрицы». Танцы-обжиманцы длились и длились, вовлекая все больше народу из Коллегии и местных жителей. Нравы в Скайриме простые, если между партнерами согласие достигнуто, тратить время на уединение считается излишним. К тому же, где тут уединяться, кроме таверны? Кругом сугробы, холодные камни и продуваемые морскими ветрами насквозь кусты снежноягодника. А тут и тепло, и темно по углам, и живая музыка. Да и каждый занят своим делом: голодный глядит в тарелку, жаждущий - в кружку и только параноик вроде меня успевал следить за обстановкой вокруг.
        Ближе к самому накалу страстей, уволок в комнату мурчащего и пускающего слюни Джи’Барра, уложил его на марусину кровать, поставил у изголовья ведро со снегом и бутылку воды. Но так, чтобы не споткнулся, когда котяра на автопилоте отправится совершать подвиги. Каджитскую породу не переделать, а тут еще возраст и алкоголь…
        Достойной пары мне не нашлось, а напиваться не было ни малейшего желания. Так, рассматривал посетителей таверны, да следил, чтобы распаленный невиданным зрелищем канкана Ранмир не лез лапать задиравшую подол Аурику. Один раз пришлось этого синебота усадить на жопу, чтобы не распускал руки. Это было не трудно, Ранмир и так едва стоял на ногах.
        Маруся с Дж’зарго исчезли. Танцы на столах окончательно вошли в моду и достигли пика популярности, несмотря на недовольный вид трактирщика. Временами посуда падала на пол, добавляя шума и мусора. Властитель холда со вкусом попивал свое винишко и оказывал Аурике весь вечер знаки внимания. А та и рада: грязные танцы на столе сопровождались похабными частушками с нордским колоритом.
        Хлебнув еще пива, подвел итоги дня и собирался на боковую, как у Тейны, жены и хускарла Корира в одном лице, кончилось терпение, и она стащила нашу бардессу со стола, попутно отвесив той звучную оплеуху. Бретонка не оценила воспитательного порыва от «драной неписи» и вцепилась ярловой жене в волосы. Едва растащили, но болючий синяк на пол-лица Аурика честно заработала. Пришлось и эту беду утрясать: успокоить всех, организовывать пострадавшей холодную примочку. На этом моменте веселье пошло на спад к тихой радости тех постояльцев, кто желал сегодня выспаться.
        По пути в номер пополнил запасы воды, потом перебрал инвентарь. Лег интенсивно и качественно спать. Чем и где занималась женская половина группы меня не сильно заботило. Чай не маленькие, женихаться умеют. Да вокруг не какой-то Чуркодыркостан, где принято воровать невест и овец, периодически путая одних с другими. Завтракать пришли своим ходом и отлично. Значит, годны к прохождению дальнейшей службы без ограничений.
        - Аурика, Маруся, как смотрите на то, чтобы отложить поступление на сутки?
        - А нас ваще туда примут? После вчерашнего-то… - Кошка с видом хорошо отметившей выпускницы провинциальной школы-гимназии вертела вареную ножку грязекраба.
        - Отставить панику! Без взноса точно не примут. Поэтому нужно решить по деньгам.
        На этой фразе каджитка посмотрела на меня, как застигнутый за кражей конфет ребенок. Да уж, дали копоти девицы вчера, больно смотреть.
        - Что ты задумал? - спросила певица севшим голосом, не отнимая от области поражения целебный компресс, изготовленный Марусей из чистых льняных тряпок и зелья регенерации.
        - Найти свободную кассу, тьфу, доступную кузню и улучшить доспехи для себя и на продажу. Если нет плавильни в городе, придется метнуться до шахты. Может, фалмеров «фалонем» разок?
        Девицы промолчали, вяло продолжая завтракать. Пришлось зайти с другой стороны:
        - Кстати, не ожидал от тебя частушек. Думал, ты скромная девочка-винишко, а ты просто мастерица похабной импровизации.
        - Ой, да ладно, подумаешь… - Аурика артистично засмущалась, ошибочно приняв мою фразу за комплимент.
        - А давай КамедиВумен откроем в Солитьюде? - продолжал развивать мысль, - Буду писать тебе стендапы. Про письки-попки шутить умею! Хочешь, покажу?
        - Письку или попку? - немедленно поддела меня каджитка, но была тепло, совсем по-дружески проигнорирована.
        - Полюбила дева ярла, от души ему дала… Дальше напомни, запишу слова. А! Ноги месяц не сходились, медвежонка родила!
        - Хорош, а? - болезненно прищурилась взошедшая на эшафот критики звезда винтерхолдской эстрады.
        - Финал особенно удался, я считаю. Геральдика - наука не бардовская. Ты ведь не помнишь, что у стражи Виндхельма на щитах медведь? Нельзя такое про ярла Ульфрика по трактирам петь…
        - Ой! Я совсем не это имела в виду. Оно само так легло, в рифму…
        - Вот так, лежа на дыбе в сыром каземате, палачу и скажешь. - пустая бутылка стукнула по столешнице не хуже молотка судьи.
        - Ты специально бедную девушку кошмаришь? - вступилась Маруся за подругу по похмелью. Её-то сырым казематом уже не напугаешь…
        - Конечно!
        - Гад! - синхронно поставили мне диагноз.
        - Вы так говорите, как будто что-то плохое!
        Ответом мне послужили два презрительных взгляда и одно такое же молчание. Синяк пройдет, зато, надеюсь, останется понимание, что нельзя ярлу слать воздушные поцелуи при живой жене, которая еще и хускарл… Да и Ульфрику, надеюсь, никто не донесет.
        В этот момент как по заказу в трактире появился наш старый знакомый - паломник Фалдрус. Данмер целенаправленно подошел к нашему столу и тепло поприветствовал нас под этим солнцем и небом. Так у темных эльфов, что родом из Морровинда принято. Еще со времен беспробудного нереваринства запомнил.
        - Арания, верховная жрица нашей возлюбленной богини Азуры ждет тебя и твою спутницу. - обратился ко мне паломник.
        - Хорошо, мы как раз обсуждали освежающую горную прогулку, да девочки? Пойду будить Джи’Барра Багировича. Ибо кто еще защитит нас от всяких горных козлов?
        - Может, не надо будить? - робко предложила каджитка. Она, конечно, ему ничего не обещала, но вряд ли это был просто стыд деловой женщины перед подчиненным после удачного корпоратива.
        - Нет, Маруся, русские каджиты своих не бросают. Если ты хочешь управлять собственным караваном, тебе нужно уметь находить общий язык с очень разными сотрудниками в разных ситуациях.
        Сказал, как отрезал. Каджитка в ответ сложила лапы в просительном жесте и изобразила взгляд котика Шрека.
        Поскольку лично я к походу приготовился с вечера, сбросив в сундук все лишнее и наполнив свободные емкости кипяченой водой на всех, осталось поднять и подготовить к маршу похмельного котофея.
        - Джи’Барр, вставай! Ты мне нужен.
        - Угу, - угрюмо отозвался каджит, разлепив веки и с некоторым усилием поднимаясь с кровати. Примечательный факт, что вчерашний раб и рифтенский детдомовец сегодня спал на «хозяйской» кровати от него ускользнул, скрытый похмельным туманом.
        Пока молодой переходил от сна к бодрости, заставил его освободить свой рюкзак от лишнего. В том числе мусора и пустых бутылок, которых он зачем-то насобирал в огромных количествах. Мы уже собирались уходить, когда я заметил торчащий из-под подушки корешок книги. Повертел в руках том под названием «Исход», предательски подсвеченный красным. Похоже, свой подвиг каджит вчера все же совершил, но судя по озадаченному выражению морды лица, в совершенном беспамятстве. Плюсик к школе Восстановления никому из нас лишним не показался. После прочтения всеми, поборов сильное искушение пополнить собрание сочинений, краденую книгу аккуратно положил на столик в углу. Часть пути по городу Джи’Барра пришлось поддерживать, но в горах молодой здоровый организм пришел в себя и даже активно поработал всеми лапами.
        На рынке наш проводник накупил одежды и много простой однообразной провизии. Фалдрус теперь путешествовал не налегке, за воротами его ждала лошадка с повозкой, на которую он сгрузил мешки с покупками, а наши дамы, не спрашивая разрешения, самих себя. С чем и тронулись в путь к гигантской статуе Азуры.
        Я шел рядом с едущей на телеге Марусей и молчал. Многозначительное молчание - проверенное средство, чтобы разговорить женщину, даже когда ее не распирает от новостей так, как сейчас Марусю. Напарница моя не из болтливых, выдержала девять с половиной минут моего вызывающего молчания. Да и то потому, что пять всерьез обсуждала с Аурикой варианты повторного выдвижения ее кандидатуры в любовницы ярла Корира.
        Как только эта увлекательная тема себя исчерпала, каджитка решила поделиться с нами инсайдерской информацией, добытой у Дж’зарго между делом.
        В Коллегии дела обстояли совсем не так радужно, как в игре. Живется ученикам и холодно, и голодно, и тоскливо. Потому что дрова и еда стоят дорого. За тома заклинаний приходится платить полную цену. Общие занятия продвигают навыки слишком медленно, а индивидуальные уроки очень дороги. И прежде, чем студентов допускают к обучению, нужно оказать учителю пару услуг в стиле принеси-подай-на себе испытай.
        Зато никаких тебе экзаменов. Достиг уровня адепта? Иди получай новую красивую форму с усиленными чарами. Хочешь устроить себе каникулы, развеяться в столице? Без проблем. Попутно сгоняй по делам кого-либо из преподавателей Коллегии. Будешь возвращаться, кошелек не забудь.
        По моим скромным подсчетам на основе Марусиных пересказов, на первое время требуется от пяти тысяч золотом на человека. Дж’зарго здесь уже полгода. Ему удалось дорасти до восьмого уровня. Вот ничего удивительного, что Маруся отдала свои деньги этому проходимцу. Закружил ее в танце, заворожил альфонс мартовский. Отодрал и обобрал.
        Несмотря на долгую насыщенную жизнь, прожитую на земле бок о бок с одним интересным человеком, здесь каджитка возродилась по сути подростком. Только наивный ребенок взялся бы за доставку смертельно опасной посылки мутного типа из Гильдии воров. Дж’зарго - типичный ловчила и лентяй с огромным самомнением, это и по игре было понятно. Надеюсь, у нее и мысли не возникло связать с ним свою жизнь? Каджиты сами по себе довольно легкомысленная раса, а тут еще трудный период у моей кошки, подростковый…
        - Камешки, надеюсь, не все? - на всякий случай уточнил размер бедствия.
        - Нет, только деньги.
        - Эх. Что с тобой делать?
        - Он в караване обещал отработать. И свиток дал, как задаток. Вот.
        Маруся продемонстрировала пергамент под названием «Огненный плащ Дж’зарго».
        - У вас точно все серьезно? Похоже, он тебя этим убить собирается.
        Самоделки мага-каджита и в игре косячно работали, нанося ущерб компаньонам и самому пользователю. И цена тому свитку была едва ли сотня септимов.
        - Пока не поняла. - честно призналась Маруся.
        - Хорошо. Какой вывод из этой истории?
        - Я ужасно глупая? - предположила каджитка, стараясь не встречаться глазами со мной.
        - Мужики - козлы? - прозвучала ободряющая подругу версия Аурики.
        - Сразу два неправильных ответа из двух попыток. Но зато вы обе неплохо танцуете и отлично смотритесь в платьях.
        - Только это и утешает. - вздохнула Маруся.
        - Озари нас светом своей мудрости, будь ласка! - показушно всплеснула руками бретонка.
        - Вывод на самом деле простой. До поступления надо заработать по пять штук, затариться едой и дровами.
        Обе дамы посмотрели на меня, как на соснового дрозда, сидящего в гнезде с двумя яйцами. Да-да, здесь я тоже пока что ни разу не видел эту таинственную птицу, только гнездо с зеленым в крапинку яйцом пару раз находил.
        - Офигеть! Поясни толково, как мы это сделаем? - тряхнула рыжим каре бретонка.
        Вопрос не праздный, если мы по пятьсот не наскребли, а теперь нужно в десять раз больше. Увы, скайримские гастроли шоу «Дикие киски» нам столько не принесут, даже с сопутствующими услугами… Тьфу ты! Лезут в голову гадкие мысли с похмелья. Ты сильный независимый мужик, мечом нарубишь бабла больше, чем другим прибором. Да и нет в Скайриме состоятельных одиноких дамочек, грезящих о прочистке дымохода силами настоящего сибирского мужика в костюме бравого имперца.
        - Вот не поверишь, как раз думаю над этой задачей.
        - Ты умный, - признала очевидный факт Маруся, - Ты обязательно что-нибудь придумаешь.
        - Да, мы в тебя верим! - легко согласилась Аурика, чтобы голова болела у меня одного.
        По моей просьбе немного задержались у Свистящей шахты, где я выторговал пять кусков железной руды у Торгара, после чего воспользовался плавильней. В инвентарь ухнули с пылу с жару три стальных слитка и семь железных - итоги вчерашней зачистки Небесного храма. После Свистящей шахты дорога пошла в гору и дамам пришлось сойти с транспортного средства и далее передвигаться на своих двоих.
        - А ты, Джи’Барр, как насчет деньжат подзаработать?
        - Всегда готов! - задорно откликнулся тот.
        - Тогда не зевай! - указал ему на сидящего в кустах кролика. - Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда!
        Хватит уже жалеть свое разбитое сердце, пора юниору приходить в себя.
        Через десять минут мы наткнулись на трупы четверых беженцев.
        - Боги милосердные! - воскликнул Фалдрус, шедший впереди. Тела частично обглоданы, разбросанные в панике пожитки не тронуты, вокруг волчьи следы. Картина ясная - Скайрим беспечных не прощает. Из оружия на всю компанию один железный кинжал. Единственная ценная вещь среди трупов - учебник «Руководство по зачарованию», который я без зазрения совести убрал в свой ранец. Нам нужнее. Данмер настоял на том, чтобы мы погрузили застывшие обезображенные тела на повозку, после чего мне и каджиту пришлось ее толкать сзади. Фалдрус тащил уставшую лошадь за уздечку.
        За спиной остались два выхода руды, истощить которые пообещал сам себе на обратном пути. Серые скалы, заснеженные склоны и над всем этим статуя прекрасной женщины с луной и звездой в руках. Не знаю, как смотрел на скульптуру своей богини Фалдрус, но я без восхищения. Как на очень необычную деталь на фоне довольно унылого пейзажа. Пообвыкся с красотами местных пейзажей уже.
        Ветер усилился, выдувая из нас остатки тепла, несмотря на физические нагрузки. Маруся очень вовремя пустила по кругу бутыль с самодельным зельем сопротивления холоду. Мы должны заботиться друг о друге, чтобы сохранить хоть немного тепла в этом суровом мире.
        Глава 17. Кто собой не дорожит, тот Рассветы сторожит!
        Святилище Азуры оказалось совсем не той пустой и унылой локацией, что в игре. Да, его окружал все тот же однообразный безжизненный пейзаж: неприступные скалы и занесенные снегом каменистые склоны. Однако, само святилище заметно изменилось, наполнилось обитателями и теперь с полным правом претендовало на звание храма.
        В увеличившемся постаменте гигантской статуи расположился вход в вырубленый в скале комплекс помещений. К нему вела широкая лестница с несколькими пролетами и широкими площадками. Ее подножие украшала каменная арка с кованными воротами, которые охраняли два бойца из Стражи Рассвета. Тяжелые доспехи привратников дополняли светлые меховые плащи с капюшонами, меховые сапоги и перчатки. Рядом с воротами, как очередная дань реализму, приткнулась к основанию куполообразная каменная караулка, знакомая по некоторым древним руинам. По другую сторону лестницы разместилась собранная из каменных блоков «парковка» для пары лошадей.
        Мы прибыли как раз вовремя, чтобы снять шкуры с троих снежных волков, только что перебитых стражниками. Сторожевые неписи отнеслись к добыче нерачительно, а мы исправили стандартную ситуацию, заодно оттащив ободранные туши в сторону. Возможно, это та самая стая, что загрызла беззащитных бродяг. Кроме шкур волки подарили мне серебряное колечко и один золотой. Что ни говори, даже позорный волк богаче любой паршивой овцы.
        Народу в Святилище хватало, нашлось кому позаботиться о привезенных покойниках и кроме нас. Провожая нашу компанию внутрь храма, Фалдрус отдал несколько распоряжений здешним послушникам. Похоже, что бывший паломник буквально взлетел по карьерной лестнице на руководящий пост.
        Архитектура этого места представляла собой гибрид даэдрических руин Морровинда и современных скайримских построек. Такое впечатление складывалось из-за расширенной лестницы и наружного оформления в нордском стиле. Внутри же все помещения и частично предметы быта напоминали о родине данмеров, очевидно, составлявших, основу культа Азуры в Скайриме.
        Мы совместили ожидание аудиенции с трапезой в небольшом обеденном зале. Молодая, но страшненькая, как все данмерши послушница, принесла нам различную еду и напитки. Мясо, хлеб, молоко, сыр - все свежайшее, и я голову сломал, как им удается обеспечивать персонал отличной едой при блокированной некромантами короткой дороге. Или такую благодать специально доставляют для встречи дорогих гостей вроде нас?
        Маруся без церемоний взялась за кувшин с молоком, и я с грустью отметил, что давно не баловал напарницу вкусняшками. Как-никак питомица, пусть и бывшая. Мы в ответе за тех, кого приручили, даже когда некогда прирученная уже сама приручает кого попало. Вон как Джи`Барр на нее смотрит. Или это он на молоко? Не приведи Мара так оголодать.
        Пищу с нами разделил Фалдрус и боевой жрец из Стражи Рассвета, представившийся Толаном. Это был пожилой, битый жизнью имперец с густыми бакенбардами, которого я узнал по сцене в форте Стражи Рассвета из дополнения про вампиров. Правда там он дозорный Стендарра и гибнет, а здесь вполне бодрячком и, похоже, возглавляет отдельный отряд Стражи.
        Святилище Азуры все больше напоминало мне военно-религиозный орден, для полного сходства не хватало разве что крепостных стен и тренировочных площадок с крепкими новобранцами. Но и без них гарнизон храмового комплекса состоял как минимум из шести отборных вояк. Вдобавок у нескольких послушников заметил при себе стальные булавы и отдельные элементы брони. Вишенкой на тортике выступал наблюдательный пост на самой верхней части постамента. Следовательно, в этой версии Скайрима у Азуры имелся некий серьезный враг. Не нужно быть гением, чтобы догадаться кто претендует на эту роль. Вряд ли жрицу заинтересовал только лишь найденный на Ветреном пике артефакт. Скорее, ее внимание привлекла наша успешная зачистка древнего могильника от начинающего некроманта. Как же так вышло, что «некросы» набрали силу и фактически подменили собой драконов? Хотел бы я ошибаться, но, похоже, дела в Скайриме именно так и обстоят. Что ж сейчас попытаемся прояснить ситуацию…
        - Я прибыл в Скайрим издалека и недавно. Мне удивительно видеть вооруженную стражу у святилища Азуры. - начал разговор с сотрапезниками.
        - Храма, главного храма богини Азуры в Скайриме. - мягко поправил меня Фалдрус. Согласно кивнул, признавая свою оплошность. Кстати, насчет резкого карьерного роста бывшего паломника я не ошибся. Он являлся Первым Хранителем Храма Азуры, второй по значимости персоной с очень широкими полномочиями.
        - Почему же странно? - влился в диалог Страж. - Провинция погружается в водоворот опасных событий. И я говорю не о конфликте Империи и мятежных ярлов. В этих обстоятельствах Стража Рассвета обязана защитить храм богини Азуры от еретиков и разного отребья.
        - Отрадно слышать, что в Скайриме есть сила, способная позаботиться о порядке, пока некоторые ярлы заняты бестолковым восстанием. Как добрый гражданин Империи, я чту Девятерых… Скажите, Стража Рассвета ставит своей задачей защиту лишь храма Азуры?
        Фалдрус нарочито радушно рекомендовал моим соратникам попробовать эйдарский сыр, предоставив отвечать на мой неудобный вопрос нахмурившемуся Толану.
        - Я и мои братья здесь, чтобы защищать храм нашей богини, пока в этом будет необходимость. Храмы Девятерых находятся под надежной защитой в городах провинции. Их защита - священный долг ярлов, жрецов и горожан.
        Ответ Стража прозвучал вполне искренне. Пока услышал достаточно, можно перевести тему.
        - Вот вы верно сказали про водоворот событий, Толан. Мы с моей соратницей Ма’Руссой вырвались из Хелгена с тех пор кружим в этом водовороте. В котором с каждым днем все меньше воды и все больше крови…
        По просьбе заинтересовавшегося Фалдруса рассказал о событиях в Хелгене, уже привыкнув к роли повествователя. Аурика слушала внимательнее всех. Правильно, может, еще хит напишет про «Героев Хелгена». А это верный кусок хлеба. Когда отобъем город обратно.
        Первый Хранитель попросил описать нашу встречу с некромантом. После меня слово взяла Маруся, напомнив, что Хадвар упомянул кучи костей, в которых копался Малкоран при задержании. Откуда взялись человеческие останки в пещере в таком количестве? В Фолкрите она взяла на себя смелость поспрашивать, но останки с их кладбища не пропадали. Вопрос, откуда кости?
        - У нас есть подозрение, откуда они берут останки для своих мерзких ритуалов. - заявил Фалдрус, - Но мы поговорим об этом позже.
        Я продолжил попытки вытянуть из Стража полезную информацию, но в конечном счете больше рассказывал сам.
        - Слышал, вы сражаетесь с вампирами?
        - И с вампирами тоже. - подтвердил Толан, - Этих тварей тут всегда было немало, а в последнее время стало еще больше!
        Поведал, как в Факельной шахте мы с каджиткой столкнулись с вампиром, ставшим главарем обычных разбойников после обращения. Вспомнился трэлл, в прошлом дозорный Стендарра от которого мне и достался арбалет.
        - Я и сам из дозорных. - сообщил Толан, - Но воины Стендарра слишком однобоко трактуют борьбу со злом. Но многие из дозора уже перешли в наш Орден. Только мы можем противостоять новому злу.
        Это да, никто, кроме вас. Ведь боевики Дозора не просто тупо бродят по всему Скайриму и влипают в неприятности, они сражаются с любыми даэдра, а Азура изначально одна из Принцев Даэдра, если мне память не изменяет. Симпатичная, человеколюбивая, но все же даэдра. Поэтому довольно странно разговаривать в храме Азуры с одним из дозорных. Как и видеть Стражу Рассвета в роли союзников нового культа. Создатель этого Скайрима уже проявил себя оптимизатором, объединив представителя Клинков с агентом имперской разведки в лице Дельфины. Вот и в союзе Стражи и Азуры прослеживается определенная логика. Азура во всех играх серии питала ненависть к вампирам, а в Скайриме добавилась проблема с некромантом, укравшим легендарную Звезду. Чем не база для союза? Орден охотников на вампиров и богиня - эта сила, достойная уважения. К тому же у нас с Марусей те же самые враги. Похоже, что военного союза нам не избежать!
        Продолжил свой рассказ недавним эпизодом, когда по пути к таверне «Ночные ворота» на нас напала пара вампиров с трэллом. Упырей перебили (если что, у Маруси в котомке их прах дожидается толкового рецепта), одурманенного норда нам удалось спасти, снабдили этого неудачника и грубияна припасами, и указали путь на Вайтран.
        - Думаете, где-то рядом с дорогой у них логово? - почуял старого врага Толан.
        - Уверен. Бывший трэлл поведал нам, что его наняла группа беженцев. Часть вампиров наверняка уцелела…
        Показал стражу Рассвета место стычки с упырями на своей карте.
        - Вы сделали больше, чем любой из рекрутов, что приходят к нам со всего Скайрима. Несомненно, вам бы нашлось достойное место в рядах нашего Ордена. - начал вербовку собеседник.
        - Думаю, выражу общее мнение, - я оглядел своих спутников. - Нам необходимо больше узнать о целях и задачах вашей организации.
        Маруся красноречиво кивнула, Аурика, наоборот, зевнула. Джи’Барра устраивал любой исход: носимся мы по Скайриму по задачам истребителей вампиров ради общего блага или потрошим бандитов и драугров с некромантами в угоду лишь своим кошелькам.
        Толан не стал размениваться на лекцию, а передал мне книгу, «которая ответит на все вопросы». Немедленно читать «Записки о Страже Рассвета» я не стал, убрав фолиант в ранец.
        К тому же Фалдрус взялся проводить меня к жрице, поскольку пришло время аудиенции. Приняла меня верховная жрица Азуры Арания Иенит в своих весьма комфортабельных покоях. Оставалось только порадоваться за персонажа, ей больше не приходилось возносить молитвы Азуре в одночестве среди холодных продуваемых всеми ветрами камней и льда. Игровая версия, конечно, крута своим аскетизмом, зато текущая ближе к правде жизни. Судя по интерьеру и наряду, глава культа Азуры отнюдь не бедствовала.
        Церемонно представив свое начальство, Фалдрус удалился по делам. Имея возможность проникать в мои сны, жрица наверняка знала про Теллурио Валерия многое, если не все. Но правила приличия требовали представиться по всей форме. Что я и сделал, назвавшись своим прежним и нынешним именами. Тот факт, что перед ней вселенец из иного мира ее нисколько не смутил, а даже, наоборот, как оказалось впоследствии, мое происхождение играло важную роль в планах жрицы по укреплению вертикали власти ее божества. Несмотря на опыт и закалку, важная данмерка не скрывала своего нетерпения, поэтому сразу же, как было покончено с формальностями, передал ей оплетенный металлическим кружевом белый кристалл.
        - Ты знаешь, что это? - с заметной дрожью в голосе спросила она, сжимая ладонями артефакт.
        Ответил отрицательно. Пару раз на привалах я доставал и рассматривал загадочную вещицу, пытаясь угадать предназначение. Она отдаленно напоминала камни Варлы, которые я любил собирать для коллекции в айлейдских руинах в старом добром «Обливионе». Этот кристалл, очевидно, связан с магией, но как работает и для чего нужен - ни малейших догадок.
        - Это Милость Девяти, дарованная вам, призванным героям. Боги оценили талант моей госпожи, я говорю о Звезде Азуры. Равно как и опасность, исходящую от некромантии. И создали эти вместилища, чтобы защитить души своих верных последователей.
        - Интересно! - откровенно признался жрице. - Как это работает?
        - Милость Девяти не просто объект в нашем мире, но и карманное измерение. - продолжила объяснения Арания, - Избранный герой может быть связан неразрывными узами с этим измерением. Он отдает часть своих магических сил Божеству, получая фактически бессмертие. Есть и другие возможности божественного артефакта, но эта, пожалуй, самая важная. Кроме того, он позволит Азуре получить больше сил для преобразования нашего плана! - Арания понимала, что сейчас будет вынуждена отвечать на мои простые и скучные вопросы. Вот и начала с главного. И она терпеливо отвечала битый час.
        Итак, картина передо мной сложилась следующая. Однажды в Обливионе возник новый план, сотворенный энергией душ неисчислимого множества игроков в пятую часть Древних Свитков. Для Арании эти сущности до определенного момента оставались за кадром, являясь далеким и безликим, но очень мощным источником эмоциональной энергии для сотворения целого плана и привязанных к нему божественных сущностей.
        В самом начале план походил на игровую реальность как две капли воды, но очень быстро начал жить и развиваться без особой оглядки на искусственные ограничения, заложенные сценаристами и дизайнерами. Там, где условности входили в противоречие с логикой и правдой жизни, побеждали полновластные хозяева плана - Девять Божеств.
        Они позаботились о том, чтобы разумных обитателей становилось все больше и больше, а жизнь «неписей» стала более осмысленной, упорядоченной. И полезной богам - напрямую это сказано не было, но мозаика складывалась таким образом: больше прихожан, больше маны богам на творчество и создание новых аборигенов. Ради все той же маны…
        Это какая-то Матрица! Вырвалось бы у прежнего менее терпеливого меня, но суровый Скайрим заставлял думать прежде, чем «болтать ерундой». Девять божеств и Азура оказались далеки от идеи примитивной стрижки паствы. Им было чем заняться и кроме этого.
        План рос не по дням, а по часам, как за счет перманентного расширения, так и благодаря появлению новых локаций: шахт, хуторов, трактиров, подземелий, святилищ и прочего. Возникни у меня желание, смогу прямо сейчас отправиться не только на Солтстхейм, но и посетить граничащие со Скайримом части провинций: Морровинда, Хай-Рока и Сиродиила. Заманчиво, конечно, но потом.
        Итак, жизнь в Скайриме из грубой и бестолковой симуляции стала реальной и разумной. Сам мир начал развиваться по понятным законам и правилам, частично унаследованным от игровой вселенной, частично привнесенным организующей и направляющей силой - божествами.
        Азура осознала себя одной из первых и активно включилась в творческий процесс. Божества не чурались помощи одной из даэдра, поскольку сейчас для всех был важен общий результат. Работы предстояло еще очень много, поскольку Скайрим, пусть и с окрестностями лишь небольшой уголок на карте Тамриэля.
        После создания храма и «появления» сотен прихожан, ее позиции в местном пантеоне упрочились. В настоящий момент она находилась в статусе локального божества, но амбиции ее простирались дальше. А вот это уже прозвучало конкретно, и жрица внимательно посмотрела на мою реакцию. Тут я не стал осторожничать:
        - Сделаю все, что смогу.
        Азура мне всегда была симпатична, а сейчас, когда она тратит энергию на созидание нового мира, в котором нам с Марусей еще жить и жить, я просто обязан оказаться на ее стороне.
        Арания улыбнулась и продолжила просвещать меня о местных реалиях. Еще одно важное достижение Девяти - депортация самых одиозных драконов в Каирн Душ со всеми их атрибутами. На Алдуина - Пожирателя мира - нашлась управа и без драконорожденого. Папа-Акатош убрал вредоносного сына в карманный план. Пока этот мир слишком слаб для мощи такого масштаба. А души людей, которыми питается эта тварь, очень нужны Девяти.
        По итогам решения драконьего вопроса Девять Богов «отключили» драконорожденность и сопутствующую возможность самостоятельного изучении криков - Ту`умов. Хочешь овладеть магией Голоса Бури? Добро пожаловать на Высокий Хротгар к Седобородым. Сочтут достойным - обучат. Тот же Ульфрик Буревестник владеет Криком. Ты же ничем не хуже этого мятежника, правда?
        Ожидаемо, реликтовым ящерам выдворение с праздника жизни не понравилось, но они просто не успели пробудиться и предпринять ответные шаги. Поэтому взялись наводить смуту посредством некромантов, имеющих доступ в загадочный план, принадлежащий еще более загадочным Идеальным Правителям. Вот так место зла привычного заняло зло прежде недооцененное. Потому наглое и жадное до чужого. И в первую очередь - источников маны.
        Ах да, самое важное, борьба здесь ведется не ради спортивного интереса, и не за все хорошее против всего плохого, а за магическую силу. Источники которой делятся на природные и антропогенные. Первые совпадают с различными местами силы и пока Азуру интересуют постольку-поскольку. Вторые - это, прежде всего, городские храмы Девяти богов и тут все давно поделено. Храмы сильны прихожанами, которые приносят богам жертву маной. По всей провинции рассыпаны даэдрические святилища и вот к имуществу конкурентов Азура проявляет пристальное внимание. Питает обоснованный интерес. И правильно делает. Невинных овечек там нет, за этими гадами глаз да глаз нужен. Самое интересное, что святилища враждебных принцев Даэдра можно и нужно переподчинить силами последователей при помощи ритуалов. Для чего Азура рекрутирует нас, вселенцев. В нарождающемся мире идет насквозь понятная еще по Земле драка за ресурсы между нормальными ребятами и тупыми неадекватными паразитами.
        Последние получают ману посредством человеческих жертвоприношений, чем не просто тормозят становление нового мира, но и угрожают повергнуть его в хаос. Драконов можно призывать временно из Каирна душ, а можно вернуть обратно. Для этого нужны души героев, отмеченные Нирном. Как меру противодействия, для защиты своих верховных жрецов и избранных рыцарей, Девять Богов раздают достойнейшим свою Милость. Особые фиалы-вместилища, связывающие героев и небожителей неразрывными узами. Боги черпают из вместилища силы, а герой в случае своей гибели попадает в закрытый карманный план, где и возрождается по воле божества. Души связанных узами Милости героев захватить невозможно. Может, этот артефакт и мечтал заполучить незадачливый Тарасик?
        По условиям божественные предметы даются в руки только призванным героям. Есть в нас некая избранность и частица Нирна, что многое объясняет. Если не все. Некоторые другие даэдра пока не проявили интереса к новому плану, но присвоения своих Святилищ не допустят. За исключением Меридии. Ее храм был осквернен могущественным некромантом, моим, к слову, знакомым по кратковременной отсидке в тюрьме Хелгена. Фалдрус, некий другой чемпион и отряд Стражи Рассвета смогли отбить святилище у нежити, поскольку великий стратег Малкоран в это время решил сделать финт ушами и захватить Хелген. Пустил кровь Легиону, но и сам оказался отлучен от безлимитной маны. По словам Арании, после осквернения святилища Меридия потеряла интерес к плану, а место силы отошло Азуре. Удачно получилось, вобщем.
        Понятно теперь, что тогда Фалдрус у Ривервуда забыл. Шел по пятам некроманта в одиночку. Отважный и непростой данмер. Проявил себя. И в Храме не на последних ролях оказался. В процессе сотворения плана Азуре автоматически досталось ее родное святилище, ныне преобразованное в главный Храм.
        Важные преимущества новой богини - время - она «очнулась» раньше остальных даэдра, да солидная армия поклонников. А чем больше паства, тем мощнее поток жертвуемой маны. Богиня сделала ставку на увеличение «поголовья» своих прихожан, накачивая провинцию через порты Солитьюда и Виндхельма данмерами-беженцами. Часть их неизбежно гибла на дорогах Скайрима, что вынуждало руководство культа обеспечивать новых жителей не только оружием и деньгами на наемников, но и сопровождающими из числа Стражи.
        Борьба за магические потоки только начинается, но в скором будущем грозит обостриться до предела.
        - Кто именно наши враги?
        - Кровососы Молаг Бала и некроманты в союзе с драконьими жрецами.
        Последовал лаконичный ответ Арании.
        - Итак, главная задача - добывать божественные артефакты в драконьих храмах. Вторая по значимости, уничтожить вампиров и некромантов, как организованную силу.
        - Владычица Сумерек прислала тебя неспроста. Тебе суждено стать ее верным воином. Вас, иномирян, призывает загадочная сила, возможно, сам дух Нирна. Вы нужны этому растущему юному миру. Со временем многие из вас станут чемпионами, помогая избравшему их божеству в работе. Благодаря своим деяниям, ты удостоился внимания Азуры. Служи нашей возлюбленной богине и возвысишься.
        - Большая честь для меня. - и я не лукавил. И честь, и удача, и возможность.
        - Самое время вручить заслуженную награду за победу над пособником нашего врага в храме Ветреного пика.
        Арания передала мне скромного вида кулон под названием Лунный амулет чемпиона. Зачарованный предмет повышает запасы здоровья, маны и сил владельца на 25 единиц. Пришло понимание, что это не просто магическая бижутерия, а фактически клятва верности.
        - Арания, я не могу отплатить черной неблагодарностью и должен честно предупредить. Я выбрал сторону Империи в текущем конфликте.
        - Богиня повелела нам держаться в стороне от этой свары. Наша война за процветание Скайрима намного важнее. Но эта усобица, увы, разгорается, мешая нашим планам. В твоем случае Стража готова сделать исключение. Уверена, ты сам разберешься, как помочь Империи, не навредив нашему делу.
        Еще бы! Я уже знаю, как помочь Азуре и Империи одновременно. Сообща прибить Малкорана и освободить Хелген.
        - Толан рассказал мне о Страже Рассвета, но, по-моему, не сказал самое важное. Чем еще занимается Стража Рассвета, кроме вампиров и некромантов?
        Жрица не стала ходить вокруг да около:
        - Стража Рассвета - это гвардия нашей богини. Воины ордена охраняют святилища, паломников и сдерживают зло, что лишает мертвых заслуженного покоя. Избранные рыцари розыскивают древние храмы и даэдрические артефакты, чтобы увеличить влияние Азуры на этот план.
        Пожалуй, хватит повторов, а то слишком по-игровому получается, когда на один и тот же вопрос разные «неписи» дают тебе плюс-минус стандартный ответ.
        - Понятно. А что насчет моей напарницы? Ей найдется место в Страже?
        Арания взглянула мне в глаза с легкой укоризной.
        - Каджиты - дети нашей возлюбленной богини. Твоя доброта к ним не осталась незамеченной.
        - Понятно. Что-то я порядком оскайримился… У нас с Ма’Русой есть могущественный враг, который может помешать нашей службе Азуре в самый неподходящий момент…
        - Гильдия воров работает на некромантов, а значит, эти преступники будут уничтожены. - вот так запросто Арания решила судьбу могущественной теневой гильдии Скайрима и продолжила: - Полагаю, ваше вступление в Стражу Рассвета снимет многие вопросы и у Братьев Бури. Стража легально действует во всех владениях Скайрима. И оказала много важных услуг ярдам и верховному королю.
        Это прекрасно. У меня нет оснований не верить в могущественный союз Стражи и младшей Богини. Для нас лично получаются сплошные плюсы. Либо им действительно очень нужны герои, либо я просто пока не вижу недостатков…
        - Чувствую, у тебя еще есть что-то важное? - вернула меня в реальность жрица.
        Вместо ответа выложил на стол черный кристалл с душой некроманта-неудачника.
        - Какая ирония! Иномирянин, поддавшийся соблазну противной стороны… Его душа будет очищена силой богини. После чего он начнет свой жизненный путь заново нашим верным сторонником.
        Жрица встала и подошла к большому окованному сундуку у стены.
        - Думаю, этого будет достаточно! - С этими словами Арания положила на столик два увесистых кошеля. Сверху лег пустой черный камень душ, как толстый намек: приноси еще. Тысяча золотых монет отправилась в мой инвентарь. В контексте предстоящего вступления в Коллегию магов - очень кстати!
        На этом аудиенция завершилась. Верховная жрица лично проводила меня к остальным в трапезную. Где в обстановке, максимально приближенной к торжественной, вручила Марусе амулет каджитского торговца. Цацка делала цены на десять процентов выгоднее и увеличивала переносимый вес на 25 единиц. Каджитка повела себя несколько странно, упав перед верховной жрицей на колени. Следом за ней бухнулся на пол и Джи’Барр. Этот за участие в зачистке Ветреного Пика получил наручи лучника с десятипроцентной прибавкой к урону. И едва не плясал от радости, пусть плясать на коленях весьма затруднительно. Котофеи искренне благодарили Аранию за милость. Не знал, что моя кошка настолько прониклась местной религией. Хм. А сам-то?
        Аурика тоже получила свое - позируя невидимому фотографу в инстаграмовском стиле в новенькой легкой броне охотницы на вампиров. Стильно, модно, молодежно - иначе не скажешь. Толан успел обработать сопартийцев, и бретонка решила не дожидаться моего решения, как остальные. Жаль, ведь я уже считал ее одной из наших.
        Никакого намека на перерыв в сегодняшней говорильне не предвиделось. Толан утащил нашу четверку наружу к статуе на процедуру присяги. Как по мне, присягу мы приняли вместе с артефактами из рук верховной жрицы, но командующий гарнизоном настоял, чтобы мы проговорили короткий текст клятвы. «Во имя Азуры! И да оградит ее мудрость нас от всякого зла!».
        После чего каджитам выдали легкую броньку, а мне комплект тяжелой. Арбалет с боезапасом у меня имелся, а кошаки свои луки менять отказались. Брат Толан облегченно вздохнул, поскольку запасы в храмовом арсенале назывались таковыми номинально. Несколько элементов брони, пара арбалетов с дюжиной болтов на каждый, парочка железных мечей, да охотничий лук. Вместо положенного запаса снарядов Толан с намеком выдал схему изготовления стальных болтов.
        Затем в одном из помещений состоялся импровизированный военный совет с братом Толаном и первым хранителем Фалдрусом. Храмовники толком сами не решили, как использовать нашу группу. Фалдрус собирался поручить нам сопровождение беженцев, а Толан хотел отправиться с нашей группой на зачистку Неприметного убежища, здесь, неподалеку. Сегодня мы как раз успевали дойти до этой пещеры и вернутся обратно по темноте. А завтра с новыми силами сопроводим очередную группу беженцев в Вайтран.
        Убежище облюбовала местная банда, которая храму под боком совсем не нужна. Еще по слухам там имеется вход в двемерские руины. А это и металл, ценные трофеи и технология усовершенствования двемерских арбалетов, если повезет. С бандой все понятно, разберемся на месте, поэтому перешли к обсуждению проводки новоиспеченных беженцев до Вайтрана, где они планировали осесть. Пара беженцев останется в Винтерхолде и поступит в Коллегию. Богине нужны боевые маги.
        Озвучил свой старый план по наполнению жителями владения Фолкрит, признав, что имею личный интерес, как без одного квеста тамошний тан.
        - Слишком опасно. Слишком далеко. - проворчал Толан.
        - Шахта, полная орихалка. Плавильня, кузня, большой дом и частокол.
        Пришлось рассказать о зачистке локации и мечтах одинокого орка-шахтера восстановить поселение. Среди данмеров полно горняков. Думаю, найдутся кузнецы, охотники и дровосеки.
        - Да. Есть, о чем подумать. - глядя куда-то вдаль сквозь каменную толщу согласился Фалдрус.
        Решили, что пока беженцев ведем в Вайтран, но, если Желчную шахту еще не заселили орки, вайтранская община «азуритов» выделит шахтеров и охранников. В итоге маршрут получился извилистый: сначала идем в Винтерхолд, чтобы поступить в Коллегию. Затем в Виндхельм, поскольку окупированный любителями нежити форт Кастав перекрывает короткую дорогу, а уже из столицы мятежников направляемся в Вайтран.
        Храм обеспечит нашу группу деньгами на покупку телеги и лошади, а также на дорожные расходы. Так же Фалдрус сделал выводы из недавней трагедии: беженцев постараются экипировать и вооружить получше. Толан настоял на дополнительной подготовке. Вручать необученным людям оружие опасно для них самих.
        Помня о задаче по алтарям, предложил зачистить курган Ингвильд. Но выяснилось, что задание уже выполнено другим чемпионом. Тем же, что и зачистил оскверненное святилище Меридии. И тут я ощутил нет, не ревность, а неподдельный интерес к этому незаурядному человеку. Что ж, надо усиленно набирать очки на новом рабочем месте.
        - Фалдрус, как ты относишься к тому, чтобы усилить послушников и беженцев?
        - Каким образом?
        - Книги. У меня есть небольшая подборка книг, повышающих навыки.
        - О, я понял. Пополнить храмовую библиотеку - какая прекрасная мысль! - заявил хитрый культист.
        - Временно. Мне и моим спутникам хотелось бы ознакомиться с вашим собранием фолиантов. В свою очередь готов предоставить нашу коллекцию для тех, кто стремится к знаниям.
        С другой стороны, почему бы и не оставить книжки в библиотеке? Место в инвентаре не бесконечное, а раз мы в Страже теперь, пусть учебная литература послужит всей организации. Тем более, как минимум одна из книг еще недавно принадлежала Храму. За остальные я тоже не заплатил ни монетки.
        - Что ж, следуйте за мной… - пригласил нашу четверку в соседнее помещение.
        В библиотеке нашлось всего два учебника, зато очень полезных лично мне: «Тайна Талары том 3» подарила плюс к школе Разрушения, а «Двойная тайна» повысила навык Зачарования. Аурика взяла седьмой уровень, попрыгав на месте с радостным звуковым сопровождением. Поскольку у нее имелся грамотный план развития, в моих советах по прокачке она не нуждалась.
        Здесь же вспомнил про «Записки о Страже Рассвета». Внимательное чтение этого тома действительно ответило на все вопросы и повысило мне навык ношения тяжелой брони. Передал ее остальным, с комментарием: «не знаю, зачем вам тяжелая броня, но пусть будет» и вот тут выяснилось, насколько непростая книга нам досталась. У Маруси повысилась стрельба. Джи’Барр улучшил владение клинками, а бретонка прокачала школу Восстановления. Учебник сам выбирал и повышал наиболее важный для героя навык.
        Каджитка взяла пятнадцатый уровень, Джи`Барр - восьмой.
        Я оставил свою коллекцию из десяти томов на отдельной полке и взял с Фалдруса слово, что всех нынешних и будущих обитателей прогонят через библиотеку. Личный помощник верховной жрицы и сам прекрасно понимал, что более прокаченные последователи культа смогут эффективнее бороздить просторы большого Скайрима и жертвовать божеству больше маны. По ощущениям, чтобы поднять уровень мне нужно было повысить еще пару умений.
        - А где кузница? - поинтересовался я у Фалдруса.
        В соответствии с нашим планом экспансии, помимо знаний в головы, в руки «азуритам» следовало вложить хорошее оружие. И позаботиться о защите их организмов при помощи улучшенных доспехов.
        Производственное помещение имелось, но на улице за статуей под навесом. Зато слитков железа и стали, кожанных полос и кусков культисты запасли прилично. Вишенкой на вершине торта меня дожидалась на верстаке бутылочка зелья кузнеца. Нет, не деревенский самогон. Да, желтенькая такая, пузатая, плюс двадцать процентов к кузнечному делу на - дальше вместо времени в описании значился частокол из вопросов. Будем считать, что на улучшение пары предметов волшебной бормотухи мне хватит.
        Из местных материалов выковал для затравки стальной кинжал. Можно было бы сработать стальные меч или булаву, популярную у бойцов Храма. Но время поджимало. Еще в Ривервуде заметил: для производства оружия, брони и снаряжения требовались не только ресурсы, но и время. И чем сложнее предмет, тем больше. Хотя и близко не так, как в реальном мире, но все же.
        Кожи хватило бы изготовить пару комплектов классической легкой брони, включая шлемы, сапоги и наручи. Но я решил выполнять самые трудозатратные работы после возвращения из рейда. В любом случае, в кузнице придется задержаться, чтобы добить уровень. Принял зелье, позволяющее улучшать вещи и взялся за работу над трофейным комплектом стальной пластинчатой брони. Времени действия зелья кузнеца хватило только на кирасу и перчатки, но показатели защиты радовали глаз.
        Да, повезло паломникам и беженцам, что у них теперь есть я. Мне бы такую красоту на старте - вынес бы солитьюдские катакомбы до последней монетки. Зелье закончилось, а работа нет. Пересел за точильный круг, жалея об отсутствии перка «Двемерские доспехи» и необходимого слитка, поскольку мой меч тоже нуждался в улучшении. Эх, да там еще и Кузнец-волшебник нужен, ведь меч у меня зачарованый!
        Увы, орочьи луки каджитов так же останутся неулучшенными. Но я уже смирился, что всего и сразу этот мир мне не даст, придется достигать вершин с трудом и постепенно. Вытерев со лба трудовой пот, принялся улучшать стальной топор и железный меч и булаву, что со стола прихватил. И мне прокачка и беженцам польза. У меня и в кузне осталось еще много стальных и железных слитков, поэтому сгонял крутившегося рядом Джи’Барра за поленьями. Сделал связку стальных стрел для каджитов и десяток стальных болтов для собственного удовольствия. Ведь засадить собственноручно изготовленным болтом в тушу неприятеля - ни с чем не сравнимое удовольствие.
        «Кузнечка» подросла, а с нею и уровень! Одиннадцатый. Невозможно не радоваться личному прогрессу. Повысил запас сил, уж больно много добра приходилось таскать и без отдыха махать мечом, прикрывая группу. Вложился в кузнечное дело, а именно в двемерские доспехи. По игре мне они особо не пригождались, разве что для перепродажи и как необходимая ступенька к даэдрическим. Или все же для группы полезнее было бы взять эльфийские? Нет, пожалуй, все правильно. По идее каджиты и бретонка вобще не должны получать урона. И мне нужно побыстрее разжиться двемерской броней. В том числе для того, чтобы враг не прошел. Не стоит забывать и про двемерские луки для каджитов и на продажу. Как только найду в руинах достаточно металлолома, сразу займусь производством.
        Пока Аурика под чутким руководством Толана осваивала арбалет, выдал каджитам по три сотни золотых за некроманта Тараса. Объяснил, что души врагов из числа призванных героев оцениваются жрицей в тысячу монет. Взял с Маруси «честное каджитское» больше не сорить деньгами. Ибо наша цель - Коллегия.
        Передал Фалдрусу результаты своих трудов из материалов, взятых в кузнице. Заодно, показал трофейную стальную броню с улучшенными показателям, которая мне теперь оказалась не нужна. Продавать ее в мятежном Винтерхолде по-прежнему не горел желанием. Первый Хранитель заинтересовался и в цене сошлись быстро.
        Тяжелая броня Стражи Рассвета без улучшений по сравнению со стальной обладала чуть более высоким параметром защиты и в комплекте давала устойчивость к вампирскому высасыванию. Ощущения от магической атаки вампира на дороге у меня остались очень неприятные. Только поэтому, а вовсе не потому, что «теперь ты в армии», облачился в доспехи Стражи. Кроме защитной экипировки, Фалдрус купил все оружие не скупясь. Зря что ли нацепил и кольцо коробейника, и амулет Зенитара-то! Забрал даже железные стрелы, что при пустом арсенале неудивительно. На трофеях с кабацкой драки наварил аж тысячу триста монет, которые поделил уже на четверых. Не откладывая в долгий ящик выдал бойцам причитающиеся монеты. Пусть сами таскают свое золотище.
        - Это про «пятерку» на каждого ты, значит, не шутил, получается? - удивилась своей доле бретонка.
        - Не шутил, как видишь.
        Получив набитый кошелек, Маруся радостно взвизгнула. Для каджита и вовсе сегодняшний день грозил навечно отпечататься в памяти: встреча с верховной жрицей и артефакт из ее рук, прием на службу в крутейшую структуру и целая куча золота. Раздал бойцам стрелы и приказал перебрать ранцы, оставив в выделенных нам покоях все лишнее. Маруся выдала бутылочки эликсиров: слабое зелье исцеления, слабое зелье магии и сопротивления холоду. Каджитка нашла-таки в храме алхимическую лабораторию и оторвалась по полной. Пополнив запасы питьевой воды, присоединились к уже заждавшемуся нас у подножия лестницы брату Толану. Он-то и повел нас геройствовать, а заодно оценить, чего мы стоим в реальном деле.
        Страж Рассвета экипировался серьезно: полный комплект тяжелой брони, теплый плащ, рюкзак, арбалет и двуручный стальной молот. Как по мне, выбор основного оружия весьма спорный, но для разговоров о вкусе фломастеров сегодня в горах слишком холодно и тревожно. Всю дорогу я внимательно глазел по сторонам, а каджиты еще и крутили носами, чувствуя разлитую в воздухе угрозу. Что удивительно, обычно разговорчивые Аурика с Марусей за все время обменялись лишь парой фраз. И то шепотом. Тоже прониклись ощущением. Мы не встретили ни одного животного: козы, зайцы, лисы словно забились по щелям. Волчьих следов мы видели предостаточно, а вот самих хищников - нет.
        Глава 18. От Заката до Рассвета. Прелюдия
        Прежде чем достигли пункта назначения, обнаружили среди скал типично-скайримский объект: ритуальный стол на каменном возвышении в окружении пяти единиц нежити. Наши лучники вступили в перестрелку со скелетами, а нам с Толаном пришлось броситься в ближний бой. Брат проигнорировал щит, признавая единственную возможную стратегию - быстрое сближение и сокращение поголовья вражеских «лукарей». Нежить стреляла так себе, наши, наоборот, гвоздили отлично. На площадку мы с братом взлетели бодрыми хищниками и взялись разбирать неупокоенных на суповые наборы, но свою пару нордских стрел паладин Азуры все-таки получил. От ударов моего меча нежить исправно вспыхивала огнем, причинявшим дополнительный урон. Трижды успел захватить души. Абсурд, какие могут быть души у нежити? Мелкие, если судить по результату.
        После стычки предложил подлечить Стража заклинанием, но он отказался, показав мне магическое колечко, ускоряющее регенерацию. Чем немного удивил меня, в игре неписи такими вещами вроде бы не пользовались. Поставил себе зарубку на память: обеспечить каждого бойца в отряде целительной бижутерией. Хм, а если я Легиону таких и прочих разных наделаю? Сильно это поменяет расклад сил в гражданской войне? Попутно на ювелирке прокачаю кузнечку, а потом и зачарование. А если не просто подарю, а продам, еще и красноречие подниму.
        Собрали обычный лут в котором стоил упоминания лишь стальной двуручник, да учебник колдовства «Врата Обливиона». Который тут же пустили по кругу.
        Неприметное убежище полностью оправдывало свое название, поскольку вход в пещеру располагался высоко в горах в расщелине между скалами. Некоторым ориентиром служила фалмерская постройка из хитина и палок. Невнимательному человеку пройти мимо не составило бы труда. Еще и пушистый снежок немного снижал видимость.
        Отыскать место без проводника было бы очень трудно, но мы справились. Вобще ориентироваться в диких местах Скайрима без интерактивной карты с маркерами особенно по началу оказалось совсем непросто. Но с каждым днем навигация давалась мне все легче, чувство направления и глазомер улучшались. Случись мне сейчас оказаться ночью в незнакомой местности в поиске точки назначения, и я не буду плутать так же бестолково как тогда в окрестностях Хелгена.
        Внутрь мы спустились по выбоинам в камне, помогая друг-другу. Пятна крови у входа в пещеру нас конечно же насторожили, но не отпугнули. Как и ведущие в глубь следы волочения тел. Фалмерам трупы нужны как запас еды, но чутье подсказывало, что одними выродками из племени снежных эльфов на этот раз дело не обойдется. Слишком много следов человеческой обуви. Двуногие вошли в пещеру, убив часовых-бандитов. И утащили тела за собой.
        На лице Толана не возникло ни тени сомнений, не дрогнул ни один мускул. Страж тихо скомандовал к бою, приготовив арбалет. Отряд последовал его примеру. Каджиты двигались первыми, пользуясь своим зрением. Зажигать лампы не стали, но совсем без освещения двигаться было невозможно. Спросив разрешения, зажег магический свет свечи, следуя на дистанции в готовности его немедленно погасить. Магический свет отражался от ледяных сводов, позволяя ориентироваться тем из нас, кто не обладал кошачьим зрением.
        Обнаружили врагов первыми. Все-таки нам противостояли эпичные придурки. Сторожевой дозор выставить догадались, но сделали это крайне бестолково. Бойцы сидели в углу пещеры, лицами к костру, заливая скуку из пузатых бутылок. Облачение выдавало в них врагов: один был одет в лохмотья Дозорного Стендарра, второй как типичный пещерный разбойник. Дезертиры? Пожалуй, нет. У меня закралось нехорошее подозрение: пещерку облюбовала шайка кровососов. Мы подкрались к сторожам незаметно и распределив цели, убили их с одного залпа.
        - Скамповы трэллы! - сплюнул на ледяные камни Толан, рассмотрев убитых.
        - Вампиры? - спросил я, заранее зная ответ. Аурика перезаряжала свой арбалет трясущимися руками.
        Каджиты уловили доносящийся шум движения противника.
        - Этот слышит. Сюда идут скелеты и два странных человека. - доложил Джи’Барр.
        Маруся не только прислушивалась, но и с брезгливым выражением принюхивалась:
        - Давно мертвое мясо. И другой запах. Не человек.
        Воздух в пещере и впрямь стоял затхлый. Сквозь дым костра и факелов отчетливо пробивалась вонь мертвечины.
        - Что дальше? Подождем здесь? - предложил я.
        Пусть рутинная зачистка банды преподнесла неприятный сюрприз, Толан не растерялся.
        - Спрячьтесь за камнями, - решил Страж Рассвета, а сам взялся усаживать трупы у костра, подпирая их поленьями, оружием и друг-другом. На первый взгляд досмотровая группа должна принять их за уснувших на посту пьянчуг.
        Не знаю, каковы возможности связи вампира с трэллом, но наш пациент либо не понял, что слуги мертвы, либо не принял эту новость всерьез. Проверить пост новые хозяева пещеры выслали странную компанию из вампира-некроманта, двух костяных людей и двух умертвий, созданных из бандита и фалмера. От обычных живых врагов эти отличались скованными и неестественными движениями, позами и гробовым молчанием. Почему-то скелеты-лучники синеватого окраса двигались первыми, выдавая приближающийся отряд костяным звуком. Шедший за ними вампир успел включить молнии в обеих ладонях и недовольно спросить у мертвых сторожей не слишком ли те увлеклись гомосексуальным половым актом. А потом сложился от моего болта пополам и наполучал целую гору летучих и летальных подарков от остальных.
        Досталось и костяным людям: от каджитов - стрел, от нас с Аурикой огня, а Толан мелочится не стал и стукнул ближайшего своим молотком. Враг чудом уберег череп, но потерял правую конечность, возможность стрелять и печально скособочился. Я выхватил меч, закрылся щитом и врезался в готового к выстрелу костяного. По сравнению с недавно упокоенными скелетами, эти оказались гораздо более мощным противником. Под озаряемыми огненными вспышками сводами пещеры чертили свои безукоризненные траектории стрелы, летевшие в умертвия с поистине пулеметной частотой. Жаль, что закрытый шлем не позволил мне насладиться этой красотой в полной мере.
        Отбросить мерзкую нежить щитом, рубануть мечом, отступить, давая простор для сокрушительных ударов молота. Два подхода по два повторения и костяки разлеглись по полу. Марусин питомец путался в ногах у фалмера, выиграв нам немного времени. Умертвия тоже оказались крепкими на рану и чрезвычайно сильными. Только чудом я не отправился в полет от первого удара и больше старался не попадаться: поливал огнем с безопасной дистанции. Наконец, последний враг был повержен, скромное имущество сменило владельцев. А у меня подросли навыки блокирования и владения одноручным оружием. А еще Колдовство - души костяных людей все же успел захватить.
        Ковырнул трофейным мечом в глубоких ранах у фалмера и бандита. Так и есть, этих мервецов подняли черными осколками. На сей раз Толан не отказался подлечится моим заклинанием «Исцеляющих рук», времени на ускоренную регенерацию не осталось. Во время обыска поверженных врагов у меня закралось нехорошее подозрение. У них имелись при себе только броня и оружие. Лишь дозорный-трэлл порадовал кроме того арбалетом и дюжиной железных болтов.
        Намного лучше дела обстояли у застреленного вампира-мага. Роба и амулет некроманта, хорошие сапоги, стальной кинжал, провизия и вино, пара флаконов маны, увесистая кучка отмычек, несколько бумаг и том заклинания «Призыв оружия». На одной бумажке был записан алхимический рецепт, что объясняло богатый набор игредиентов в его сумке аптекаря. Другая являлась картой клада, но без гарантии, что его еще не выпотрошили. Передал рецепт и сырье Марусе, а заклинание Аурике. Кстати, убитый «некрос» единственный расщедрился на кошелек с золотом и пару драгоценных и магических камней. Вроде и логично, а с другой стороны у фалмеров и бандитов золотишко водится всегда, значит, их ограбил тот, кто вернул в их тела подобие жизни. Неписи никогда не забирают все, это четкий маркер наличия попаданца во вражьих рядах.
        Ограбив часовых, отряд двинулся обсудить накопившиеся претензии с оставшимися врагами. Пока те не опомнились.
        Не знаю, что двигало вражеским командиром, на мой взгляд у него было два варианта действий с надеждой на успешный исход: встречать нас на позициях или же атаковать всеми оставшимися силами. Вместо этого он выбрал третий вариант: позволил нам разбить его силы по частям. Сначала мы набрели на двух мертвых бандитов. Прежде, чем они успели замахнуться своими двуручниками, в каждом сидело по паре стрел, а меховая броня горела магическим пламенем. Кстати, заклинание «Захват души» на них не подействовало.
        В следующей каверне нас встретила никем не организованная толпа свежих умертвий. Восставшие против своей воли бандиты и фалмеры нападали на нас с Толаном по одиночке, затем набросились толпой, мешая друг-другу. Каджиты с бретонкой обстреливали врагов, концентрируясь весь урон на избранной цели, которую назначала Маруся. Стрелки сработались совершенно, даже Аурика промахивалась все реже. Призрачные питомцы обеих тоже вносили свой посильный вклад, отвлекая врага на себя. Мы с Толаном ушли в глухую оборону. И если меня крайне выручал щит, Страж мог только блокировать оружием. Под градом ударов ему приходилось нелегко, так выбранный им молот проявил свою слабую сторону. Некоторые умертвия сражались умело, а подкрепленный доспехами запас здоровья и стальное оружие, вовсе превращали их в трудные опасные мишени. Наше счастье - эти зомби-бойцы составляли меньшинство. Если бы враги напали одновременно, мы бы не устояли. Не помогли бы ни крепкая броня, ни поддержка стрелков, ни лечебные «элики» и заклинания.
        В конце побоища еще один вампир, понимая, что умертвиям нас не сдержать, сбежал с поля боя, спустившись вниз по веревке. Пещеру заполнил едкий дым, перебивавший сильный запах тления.
        Покончив с десятком противников, перевели дух во время поспешной мародерки. Жутковатые поделки из хитина не брали, только доброе оружие и броню, сделанные руками людей. Мне досталось тащить все тяжелые железяки, включая несколько стальных слитков. Опять никакого золота и ингредиентов с тел. Правда, у второго бывшего Дозорного нашлись и кирка, и разная руда. Кроме трэлла-сторожа еще один бывший борец с даэдра служил вампирам в качестве поднятого магией черных осколков мертвеца. В углу нашли много узлов со всяким барахлом: посудой, одеждой, обувью, подсвечниками, дешевыми книгами, углем, бумагой. В полнейшем беспорядке валялись: фонари, деревянные ведра, метла, удочка, инструменты, утюги, льняная ткань, пустые бутылки и тому подобное. Что-то из этого могло бы пригодиться беженцам, что-то годилось в переплавку, что-то, как кожу, полоски и ткань можно использовать для крафта снаряжения. Но свободного веса у отряда оставалось очень мало, барахло выбирали придирчиво.
        По моим наблюдениям в этой версии Скайрима всевозможных вещей и встречалось, и попадалось в качестве трофеев больше. Прежде всего за счет предметов обихода, что вполне логично. Больше всего меня вдохновила находка из трех меховых ранцев и теплых плащей. Освобожденные от хлама и сгнивших продуктов ранцы сгрузил на Джи’Барра, как и плащи. Пригодятся снаряжать беженцев.
        Выковыривая из павших мертвецов очередной окровавленный осколок, перехватил озабоченный взгляд Толана. Вряд ли его смутила моя склонность к анатомии и сбору некромантских поделок. Похоже, ему пришла в голову та же мысль, что и мне. Умертвия под командой вампиров означали одно: наши враги объединились и собирали войска, поспешно рекрутируя всех подряд. В пещере, что в двух шагах от Храма Азуры.
        - И почему я не удивлен? - пробормотал себе под нос, понимая, что ситуация осложняется. Рано я показал гильдии Воров виртуальный фак, скрывшись за широкой спиной Стражи Рассвета…
        - Богиня предупреждала о подобном. Мы готовились к этому дню! - вселил в нас уверенность Толан.
        Растерянная бледная бретонка собиралась что-то спросить, но Маруся увела ее в сторонку, дала глотнуть зелья. Беднягу трясло. Это мы, считай закаленные, она же подобной жути раньше не видела.
        Насчет третьего варианта, я ошибся. Враг выбрал четвертый: тактическое отступление методом драпа вниз в руины двемерского сооружения по специально закрепленным веревкам. А медленных и неспособных к подобной акробатике умертвий оставил задержать нас. Сброшенный вниз факел высветил пару мертвых фалмеров, замерших в полной боеготовности и одного мертвого, привязанного к концу веревки и готового к транспортировке наверх. Оставшийся за кадром невидимка стрельнул по нам из арбалета, давая понять, что спуск будет сложнее и опаснее, чем могло показаться на первый взгляд.
        Я ответил тремя огненными стрелами, разгоняя полумрак. Да, ситуация. Спуститься, чтобы добить врага без потерь нам не дадут. Искать в горах второй вход некогда. Скоро ночь, а нам завтра в Винтерхолд толпу народа вести. Если, конечно, вести.
        - Провалиться им в Обливион! - громко выругался Толан. - Уходим, как пришли. Но прежде разгромим здесь все к даэдротовой матери!
        Решение командира я одобрил, поскольку на кону стояла безопасность Храма. А кто знает, сколько окрестных пещер, а главное, древних захоронений сейчас под контролем союза вампиров и некромантов? В качестве ответной любезности на стрельбу, мы затащили обе веревки наверх, а в уходящую в глубину на дюжину метров шахту сбросили нескольно увесистых камней. Обломки породы гулко били по древней металлической трубе. Ощущения, надо полагать, в замкнутом пространстве мало приятные, а если недобитые твари из глубин подтянутся посмотреть, что за шум и вовсе отлично!
        - Я ваши трупы выебу! - раздался отчаянный крик снизу. Еще один двемерский болт чиркнул по стене прохода.
        - Вытащи писю из пасти и квакни еще разок. - подзадорил я попаданца из противоположного лагеря. Джи’Барр скинул прямо на металлический круглый бок еще один камень.
        - Мразотный ты пидар! - донеслись причудливые звуковые колебания снизу.
        - Ну вот. Нормально же общались! Побудь здесь, никуда не уходи!
        Собеседник ругнулся, но вяло, без огонька. Видимо, пытался найти выход из ситуации и на изощренное хамство умственных сил уже не осталось.
        - Он надеется выбраться, когда мы уйдем. - предположил Страж, снизив голос до шепота.
        - Возможно, он убил не всех фалмеров и другой выход ему недоступен. - предположил я, еще раз прокрутил в памяти картину недавнего боя. Если память и глаза не подводят, тут всего шесть фалмерских трупов и еще двое у него с собой. А это подземелье и в игре большое, так что наши догадки, скорее всего, верны.
        Нет, просто так уходить нельзя. Похлопал по плечу Марусю, что примерялась к замку сундука и занялся вдумчивым обыском пещеры. Удача мне сопутствовала. Рядом с одной из лежанок отыскался кожаный кошелечек с тремя черными осколками и окровавленный эльфийский кинжал. Видимо, здесь они мастерили своих «универсальных солдатиков». Кинжал вытер и кинул Джи’Барру: Владей!
        В брошенном кожаном ранце нашелся целый клад: две сотни золота, сапфир и рубин, несколько лечебных зелий, три двемерских кубка и две пузатых зеленых бутылки с густой красной жидкостью.
        - Каджит чует, это не вино! - внес полную ясность насчет содержимого Джи’Барр. Необходимость пробки открывать отпала. Запасливый кровопиец.
        - Позабочусь о телах этих несчастных. И трупах мерзких тварей… - угрюмо сообщил Толан, взяв трофейную секиру. Тварями он назвал пещерных выродков. Страж Рассвета был прав, поле боя так оставлять нельзя - враг поднимет своих бойцов еще раз в виде зомби.
        Каджита попросил собрать побольше камней и факелов, чтобы «развлекать» нашего противника, не подставляясь под выстрел. Сам выбил крышку у бочонка. Освободив его от продовольственных запасов, загрузил свернутыми бандитскими спальниками, кусками окровавленной одежды, поленьями и обломками дерева, найденными здесь же. Полил внутрь лампового масла - тоже из бандитских запасов и подтащил первый зажигательный снаряд к шахте. Проделал те же манипуляции со второй бочкой. Принес несколько факелов. Веревку получше отрезал, смотал в бухту и закинул в и без того забитый инвентарь. Пригодится. Остальную порезал на короткие куски и тоже сложил в бочонки. Жаль, что масла нашли мало.
        Мимо прошлепал с отрешенным лицом Толан сжимая в руках охапку отрубленных фалмерских конечностей. Следующим рейсом он притащил бандитский труп и высунул его голову в классическом рогатом шлеме в зону поражения. Стрелок не заставил себя ждать. В «чучело» звонко врубился двемерский болт.
        - Ха! Получил, сука?! - позлорадствовал наивный невидимка. - Спускайтесь, ссыкливые твари, всех порешу!
        Вместо ответа Страж бросал вниз одну за другой руки-ноги умертвий. Пусть кукловод посмотрит на запчасти своих «непобедимых» солдатиков, подумает о своем поведении и бренности бытия. Последней полетела голова бандита с засевшим болтом. Чтобы не питал иллюзий, что кого-то из нас поцарапал.
        - Эта закуска! - пояснил я. И добавил, отправляя вниз бутылку с кровью. - А теперь выпивка!
        Бросить постарался так, чтобы емкость лопнула на самом видном месте. Разлетелась дождем осколков, растеклась содержимым, красота! Некромант и вампир разразился новым потом матершины, сколь отвратительной, столь же однообразной.
        - Всегда знал, что вампиры сосут! На, еще хлебни, а то мы тебя сделали в сухую!
        Враг не ответил. Или задумался над предложением, или ушел. Осторожно выглянул, фалмеров-умертвий тоже не обнаружил. Не дождавшись реакции, поджег струей огня пару факелов, и закинул их в бочки. Масло вспыхнуло чадным жарким пламенем. Перепачканный густой черной кровью Толан сбросил в шахту еще одну партию конечностей. Действуя ногами, отправил вниз обе заготовки. Против ожиданий, огонь в двемерских руинах не спешил разгораться, наполняя коридоры дымом. Пусть так. Нас устроит, если он выжжет часть кислорода, а остальной воздух отравит. Или скайримским вампирам дышать не нужно? Зачем тогда я старался? Пользуясь случаем, выпустил на волю пироманьяка?
        На выходе поделили собранные ценности. Результат на каждого вышел довольно скромным. В этот раз дамы за драгоценные камешки спорить не стали. Толан от своей доли отказался, тем самым давая мне понять, что в дальнейшем на постоянной основе в отряд не войдет. Но и в пользу Храма жертвовать добро не призывал. Так, мало-помалу копеечка к копеечке, а рюкзак уже под две тысячи монет оттягивают. Вроде солидно, но даже для начального обучения в Коллегии маловато будет. Не говоря уже о прочих хотелках: экипировка с чарами на повышение навыков разрушения и кузнечного дела, для начала. Оборотные средства для торговли. А еще хочется свое поместье у озера. Да много чего!
        Одержимый разными думами, механически заполнил мелкими камнями душ магический запас меча. Оружие нужно держать в исправности, ему предстоит очень много работы. Возможно, еще сегодня.
        Глава 19. «И нет нам покоя, гори, но живи! И руки и руки и руки по локоть в злодейской крови!»
        Снаружи еще не стемнело окончательно и нам вовремя удалось разглядеть новую угрозу. Мы с Толаном уже успели обменяться мнениями по союзу вампиров с некромантами и угрозе нападения на Храм. Поэтому почти не удивились, заметив медленно бредущую в гору по колено в снегу толпу скелетов и драугров.
        Сложилось опасное положение - промедли мы немного и нежить перекрыла бы кратчайший путь к Храму. Поднажали и успели проскочить в последний момент. Драугры и скелеты взялись нас обстреливать, но вразнобой, да и меткость у нежити хромала на обе ноги, но численное превосходство было на их стороне и ввязываться в длительную перестрелку мы не могли. Но в долгу не остались. Пятились, маневрируя, и координируя стрельбу. Каджиты и Аурика били по одной цели, мне оставалось только парой огненных стрел добить подранка. Иногда вперед по нашим следам вырывалась пара-тройка легконогих костяков, остальных задерживал глубокий снег. Таких я жег огнеметом, рубил мечом или ломал одним ударом Толан. Не раз пожалел, что не владею рунами, множество идеальных мест для их установки. Но и так школу Разрушения за сегодня прокачал неплохо. Устилая снег вражескими костями, вернулись к Храму. Здесь уже кипела работа: на лестничных площадках возводились баррикады из мебели, бочек и ящиков. У подножия раскладывались политые маслом поленницы. Их подожгут позже, чтобы подсветить, придержать и разделить атакующих.
        Между будущими кострами поблескивали грозовые руны. Все работы выполнялись беженцами и адептами. Гарнизон в полной боевой готовности ожидал штурма на площадках. Горели десятки факелов, освещая снующих по лестнице людей с грузами. Первый Хранитель распоряжался весьма толково. Сомневаюсь, что у кого-либо получилось лучше подготовить храм к обороне.
        Фалдрус щеголял в улучшенной мной стальной броне, наполняя сердце имперского нобиля Теллурио гордостью за дела своих рук. Сам отобрал броню у бандита, сам добыл руду, сам переплавил, сам улучшил доспех на верстаке, сам продал по хорошей цене! Настоящий мастер-самоделкин!
        Наши преследователи отстали, видимо, дожидаясь подкреплений. В свете вспышек моих стрел толпа нежити оценивалась примерно в сотню голов. Десятка полтора мы положили в пути. Никаких сомнений, некроманты из Неприметного убежища должны были влиться в эту орду. Нам крупно повезло прихлопнуть их на стадии подготовки.
        Между грозовых рун и медвежьих капканов нас провел Страж с фонарем. Поднялись, миновали узкий мостик и по очереди пролезли в оставленную для нас щель в завале на первой площадке. Обернулся. От избытка чувств и маны послал, не целясь в серую, различимую на фоне снегов, громаду три огненных стрелы. К противнику присоединился еще один отряд, пришедший с другой стороны и орда двинулась в нашу сторону. Фалдрус поддержал мой почин, немного подсветив цели стрелкам, которые тоже принялись слать наступающим приветы. Частью простые, но чаще пламенные. Здешние неписи сами, без наших подсказок додумались навертеть на снаряды горючих материалов, тем самым увеличив наносимый нежити урон. Огненный бой - дело нехитрое, поджигай горючую «боеголовку» от факела, да пуляй по врагам как можно чаще. Точно целиться при ночной стрельбе «зажигалками» - сложно, получается стрельба по площадям. Что и требовалось в нашем случае.
        По настоянию Толана моя группа заняла оборону на второй площадке, сдвинув ополченцев с луками и арбалетами ко входу в Храм. Первую занимали исключительно Стражи в тяжелой броне. Часть из них размеренно била из арбалетов по врагу, остальные готовились принимать гостей в ближнем бою.
        С нами же находился Фалдрус, непрерывно мечущий огонь из боевого посоха. Оценив ситуацию, поставил стрелкам задачу прикрывать его от вражеских лучников. Некромантские маги пока что себя никак не проявили, а вот скелеты-лучники и костяные люди уже подбирались на верный выстрел - оперенная смерть клевала камень и дерево вокруг нас все чаще.
        Дрожащая от усталости и страха каджитка нашла силы подмигнуть, забирая у меня все боеприпасы, собранные в Неприметном убежище и по пути из него. Инстинкт подбирать стрелы всегда и везде выручил нас на сотню железных стрел, полсотни древних нордских и дюжину фалмерских. И так колчаны у наших лучников не пустовали, минимум по сотне на каждого было. А потом еще у нежити, что положили вокруг древнего алтаря взяли много железных.
        Брошенные меткой рукой факелы подожгли приготовленные кучи дров. Пошла потеха! Атакующие скелеты с разбегу влетали в руны и медвежьи капканы, с красивыми спецэффектами распадаясь на запчасти. В быстром темпе опустошил половину запаса маны, качественно накрыв «рассыпуху» вражьих стрелков.
        - Это уже не игра! - голос Аурики дрогнул, главное, что болт при этом уложила в цель. Древние нордские подарки падали с неба все чаще, заставляя нервничать и укрываться щитом.
        - Для меня с первого дня это не игра. - признался я, отгоняя мысль, что сегодня мы можем и проиграть. - Иди наверх, здесь слишком… тесно.
        - Эй, это намек, что я толстая? - притворно возмутилась Аурика.
        - Это приказ командира! - оправдался я. - На вкус драугров, ты, конечно…
        - Ни слова больше! Или я за себя не отвечаю!
        Тем не менее, бретонка резво миновала пролет и скрылась от обстрела за импровизированной павезой из обеденного стола. В толстые доски столешницы вонзилась стрела как раз там, где головенка Аурики вертелась секунду назад.
        Толан и компания с воплями и руганью перемалывали безоружных скелетов одного за другим. Пусть те рассыпались от пары ударов, но их было слишком много. И предназначались они разрядить ловушки и измотать защитников Храма, завалив костями.
        По столпившимся на мостике костякам в упор работали лучники-ополченцы. Наконец, какой-то защитник сообразил забросать нежить заготовленными бутылками с горючим маслом. Вспыхнуло ярко и жарко. Подожженные скелеты с хрустом рассыпались десятками, оскаленные черепа подпрыгивали, невольно навевая ассоциацию с попкорном. Через полминуты мостик освободился, Стражи получили небольшую передышку.
        Следующую атаку возглавил мертвый тролль, видимо, поднятый магией осколков. За ним валила разномастная толпа умертвий с редкими вкраплениями драугров. Если древненордские мумии были вооружены поголовно и стандартно, то половине мертвецов вместо оружия достались кирки и колуны. Прочие шли в атаку с обычным металлоломом.
        «Заправился» маной из пузырька. Целясь в утыканных стрелами древненордских бабищ с луками, сделал десяток магических выстрелов. Твари вспыхивали, как свечки, но продолжали засыпать нас стрелами. Мне уже не раз ощутимо прилетело, несмотря на доспехи. Каджиты чудом умудрялись уворачиваться. Пока восстанавливалась мана, взялся за арбалет. Бил по черепушкам. При такой плотности боевых порядков и расстоянии промахнуться нереально.
        Через некоторое время вражьи стрелки частично самоподавились. Подбирать или вытаскивать стрелы из убитых соратников черепушкам не хватало содержимого, а носимый запас оказался скромным, а вовсе не бесконечным, как в игре. Ополченцы тоже стреляли «зажигалками» все реже, экономили. И лишь мои каджиты еще и на половину не исчерпали боезапас.
        Фалдрус, укрывшись за баррикадой в который раз перезарядил свой огнеметный посох камнями душ и вновь продолжил уничтожать нечисть, штурмующую лестницу.
        Та самая данмерка, что прислуживала за завтраком, принесла каджитам корзину с зажигательными стрелами. На обратном пути она задержалась, подбирая со ступеней вражеские стрелы. И получила в спину огненный шар, окутавшись безжалостным пламенем. В следующее мгновение сгустки магического огня попали в нашу баррикаду. Маруся зашипела от боли. Фалдрус укрылся сферой оберега и ответил противнику серией шаров из своего артефакта.
        И тут мне прилетело основательно. Да так, что не будь у меня Лунного амулета, кирдык без вариантов. Досталось и моим соратникам, лишь Фалдрус стоял среди обломков барикады непоколебимо, как скала, продолжая разить супостатов магией. Раскаленный воздух жег легкие, в ушах словно образовались пробки.
        Высосал залпом мензурку самого сильного восстановления здоровья из моей коллекции. Нашел взглядом Марусю, лежащую на спине под грудой тлеющих обломков. Раненая каджитка силилась подняться. Подлечил напарницу дважды наложением рук. Джи`Барр от магического удара улетел чуть дальше, на лестницу. И сидел едва живой в дымящейся броне рядом с обгоревшим телом послушницы. Секунду я боролся с собой - продолжать помощь Маруське, закрывая ее щитом или броситься подлечить каджита. Стрелы монотонно клевали камень вокруг нас, и каждая случайная «пуля-дура» могла оказаться последней для одного из моих соратников. Аурика лишила меня трудного выбора. Ловко спустилась по заваленной обломками лестнице, сунула обалдевшему Джи’Барру в пасть горлышко флакона с целебной микстурой.
        Выдернул из правого плеча каджитки обломок стрелы и тут же получил персональный «подарок» в щит на спине. Глотая пропитанный запахом паленой шерсти воздух сквозь слезы, бросил ей льняную тряпку. Отдышавшись, крикнул, чтобы выпила лечебное зелье. Как же больно! Все тело «горит» и пульсирует болью.
        Стражи держали пылающую барикаду вполне успешно, только поэтому я не схватил оглушенного обожженого котафея за шкирку и не потащил его в храм. Чтобы потом вернуться за каджиткой. Мы должны держаться! Пусть нежить не ведает страха, ей плевать на потери, но я знал, что сегодня обязан выстоять.
        Обернулся в поисках выбитого из рук меча. Несмотря на то, что ползал на карачках и в полуприсяди, время от времени меня «щекотали» случайные стрелы. Видимо, противник выдвинул «свежих» лучников из резерва или же получил подрепления… Немногие устоявшие на нашей площадке бочки и ящики напоминали ежей, попавшихся маньяку с огнеметом. Больное воображение. Ха, если бы не больное воображение гейм-дизайнера, породившее настолько неудобную для штурма лестницу, нас бы уже завалили трупами!
        В битву с нашей стороны вступила новая мощная сила. На месте вражеского мага, что едва не покончил с нашим отрядом и наверняка собирался вот-вот смести Стражей Рассвета, появился гигантский шар, состоящий из переплетения электрических разрядов. Воздух распороли ветвистые молнии, заглушая лязг оружия, разгоняя ночь и вынуждая меня прикрыть глаза щитом.
        Досталось и мертвым лучникам, обстрел сразу сошел на нет. Видимо, чтобы два раза не вставать, верховная жрица жахнула по столпившимся у лестницы драуграм еще одним экспертным заклинанием - Огненным штормом. Десяток мощнейших мумий, не дождавшись своей очереди принять участие в битве, превратились в пепел и кучи железа.
        Вражеские маги не собирались оступать и давать нам передышку. Еще один выродок взялся пощекотать нас молниями, но вышло слабенько, на уровне ученика. Мой ответный болт угодил вампиру в ногу и тот рухнул на дымящиеся костяки, временно расхотев колдовать.
        В плечо ткнулась едва стоящая на ногах Маруся.
        - Я вижу… их еще дохрена! Нам крышка? - жалобно спросила каджитка. Как она что-то различала в вонючем тумане сгоревших костей и испарившегося снега?
        - Мы славно пожили там, теперь обязаны еще лучше пожить здесь. Все только начинается! Верь мне.
        Как раз успел перезарядить арбалет.
        - Обязательно портить момент этой тупой фразой? - искренне возмутилась Маруся, передразнивая финал моего ответа.
        В многострадальный стальной щит звякнула стрела.
        - Но так в сценарии! - выкручивался я, стараясь перекричать вопли боли и ярости сражающихся за свою жизнь людей.
        Болт сорвался с направляющих. Драугр на «том конце» сломался, выронив лук.
        - Вот как? А что там дальше? - едко поинтересовалась кошка, - Жили они долго и умерли счастливо?
        - Пока не знаю. Но в следующей сцене ты рекламируешь шампунь от блох!
        Арбалет снова готов к стрельбе. Долго искать цель не пришлось.
        - Сволочь! Гад! - ругалась Маруся, тыкая меня в бок здоровой лапкой.
        - Позвезди мне тут! Лучше врагов бей!
        - Как? Я не могу стрелять!
        - Волка призови!
        Во вражеских рядах жахнуло еще дважды, только ошметки костей и металла полетели в стороны. Жрица разошлась не на шутку, то ли пыталась выбить вражеских магов, то ли спалить как можно больше высокоуровневых драугров.
        Сквозь шум битвы до нас донеслась молитва Верховной жрицы:
        - Никакое зло не коснется меня, ибо меня ведет мудрость Азуры!
        Безответного избиения не вышло, вампиры призвали ледяного атронаха в тыл Страже Рассвета и еще одного на нашу площадку. Пришлось взяться за меч.
        Били зловредного элементаля всем миром. Фалдрус сменил посох на стеклянную палицу, выбивавшую целые куски льда из чудовища. Джи`Барр с Марусей ковыряли самоходного «ледовика» кинжалами, но каджитка по моему совету натравила своего призрачного волка. Аурика отличилась парой попаданий из арбалета. Целилась долго, опасаясь задеть кого-то из своих. Не выдержала, выскочила из-за обугленного укрытия и запулила во врага струей огня. Отстрелявшись, скрылась обратно. Все строго по моим заветам.
        Новая напасть стоила мне половину с таким трудом восстановленного здоровья. Когда ожившая гора льда рассыпалась на куски, пришлось присесть за обломки баррикады и подлечиться. Затем, используя «Исцеляющие руки» поправил здоровье соратникам. Им тоже досталось и от редких стрел, и от атронаха.
        Тем временем вражеский маг, что бил по нам электричеством, оклемался и собрался сбежать. Без малого десяток стрел, торчавший из него, не слишком убавил ему прыти, гад хлебал одно зелье за другим. Как офисный алкоголик в вечер пятницы.
        - Ты же лопнешь, деточка!
        Бросил в него Захват душ и тут же долбанул из арбалета. Болт просквозил попутным ветром его горбатую спину и в следующее мгновение черный камень со свистом и мельтешением потоков энергии заполнился. Жрица будет довольна.
        Среди атакующих баррикаду Стражи оказался скелет-маг и драконий жрец. Они замерли на мосту и принялись обрабатывать полуживых гвардейцев Азуры холодом. Во второй раз за вечер наметился по-настоящему опасный момент. Наши лучники наносили колдующей нежити слишком незначительный урон. Неизвестный маг вновь призвал в тыл Страже Рассвета ледяного атронаха. Я бросился на помощь защитникам с исцеляющим заклинанием в одной руке и мечом в другой. Атронаха мы дружно и быстро вернули обратно в Обливион, но один страж лежал без движения, еще двоим требовалась моя срочная помощь. Как же медленно восстанавливается мана!
        Зловредного драконьего жреца подожгли банальными бутылками с маслом, а затем каджит точным попаданием в колено сшиб пылающий костяк с моста. Лишенные страха драугры преодолевали объятый пламенем мост, добегая до молотов и мечей Стражи с изрядно просевшими хитпойнтами.
        Ту’ум драугра-повелителя раскидал баррикаду, отбросив обессиленных бойцов Стражи Рассвета. Несмотря на очередной локальный успех, невольно посочувствовал штурмующим. Что им стоило «фусродахнуть» по первой площадке перед атакой мертвого тролля и запустить в прорыв самых сильных древних мумий? Вместе с десантом атронахов нам в тыл? Сейчас бы мы уже отступали внутрь Храма или бы в прямом смысле мешались под ногами… А так повелителя расстреляли лучники и одним ударом своего молота добил Толан.
        Пользуясь тем, что штурмующие вновь забуксовали на мосту, отлечил четверых уцелевших Стражей. Помощь приняли с благодарностью, кольца регенерации, у кого были, уже не справлялись. Пришлось мне выхлебать последний флакон восстановления маны. Каджиты восстановились и продолжали уничтожать врага. Маруся скрипела зубами от боли, каждый выстрел давался ей невероятным напряжением силы воли. Именно в этот момент забрезжила радость надежды. Да, мы выстоим, защитим Храм, а враг потеряет свои лучшие силы.
        Вдруг драугры из задних рядов начали разворачиваться к новой угрозе. Наши костры и факелы почти прогорели, запасы магической энергии исчерпались, лестница почти погрузилась в темноту… Которую разогнали вспышки в тылу армии мертвецов.
        Как минимум двое магов обстреливали грозовыми заклинаниями остатки штурмующих. Несколько секунд мы наблюдали скоротечный магический поединок. Верховная жрица еще раз создала грозовую бурю, накрыв последний очаг сопротивления.
        Стражники сменили арбалеты на клинки и с радостными воплями бросились теснить нежить. Так идут в бой люди, которым терять нечего, а войти в народный фольклор на правах легенды страсть как охота. Фалдрус, потрясая стеклянной булавой, присоединился к атаке, но узкий мост теперь работал против защитников.
        Я оказался хитрее прочих, что совсем не удивительно. Вытащил веревку, обвязал вокруг трофейного клинка, вбитого между камней. Заодно скинул в ближайшую бочку из инвентаря все ранее собранное добро, высвобождая место для предстоящей мародерки.
        - Куда без меня? - вцепилась в пояс Маруся и сунула мне свиток Дж’зарго. Отличная идея, киса, чтобы обеспечить плацдарм для остальных.
        Ловко спустился на поле боя во фланг зажатым между двух огней мертвецам. Драугры и умертвия продолжали сражатся так, словно не понимали, что уже проиграли. Оно и понятно, приказ отступать отдать некому.
        Едва оказался на земле, меня немедленно атаковали невесть как уцелевший скелет с двуручником и пробитая стрелами драугрица с древним топориком. Активировал «Огненный плащ» и рубанул горящего скелета поперек грудины. Меч добавил еще огоньку - только кости полетели! Пока разбирался с безносой анорексичкой - валькирией, спустился Джи’Барр, за ним - Маруся. Чтобы не повредить своим магическим плащом компаньонам, вышел вперед, шинкуя мечом всех подранков и недобитков без скидок на пол, возраст и былые заслуги перед Скайримом. Каджиты поддержали мой наступательный порыв меткими выстрелами. Вместе мы разобрали еще пятерых противников. Рядом со мной рвали мертвую плоть призрачными челюстями два призванных питомца. Обернувшись, заметил, что отряд за спиной заметно вырос: Фалдрус, Аурика и парочка ополченцев, расстрелявших свои и чужие стрелы.
        С нашей стороны лестницы штурмующих уже почти выкосили, но тут на нас сплошным потом посыпались драугры, теснимые Стражами на древних каменных ступеньках.
        Как мне удалось заметить в перерывах между обменом ударами с нежитью, дела у охотников на вампиров на узкой лестнице шли не лучшим образом. Тяжело бронированные бойцы, орудуя щитами и молотами, не столько уничтожали врагов, сколько спихивали их на землю. Видимо, сказывался низкий запас сил. Драугры падали на кучи костей и железа, поднимались на ноги и вновь, как заведенные, бросались в атаку вверх по лестнице. Вся нежить с нашей стороны немедленно попадала под град ударов и быстро уничтожалась.
        Боевые порядки штурмующих под нашей площадкой пришли в полное расстройство. Временами я больше сражался с наполняющей воздух тошнотворной вонью сгоревших костей и завалами из останков, оружия и брони, в которых путались ноги. Чтобы не переломать их, повесил над головой светящий шар заклинания. Все равно вражеских лучников уже не осталось.
        Наконец, последняя группа мертвецов двинулась на нас сплошной стеной. Так мне показалось сначала. Эта атака заняла отряд на какое-то время, но, когда мы перемололи их в пыль, остальная некро-армия тоже перестала существовать как организованная сила. На поле боя остались единичные умертвия и драугры, на которых набрасывались гурьбой воодушевленные победой стражники и едва вооруженные ополченцы. И откуда их столько набежало? Хватило ума выжить, теперь хватило, чтобы подбирать щиты и предметы брони у убитых врагов, атаковать мертвецов сообща.
        Я не забывал кастовать на избиваемых драугров и скелетов захват душ, наполняя тут же подобранные с тел камни. Некоторые послушники, кто владел заклинанием «Свет свечи», последовали моему примеру, другие зажгли факелы и фонари. Поиски недобитых врагов требовали больше света, не всем так повезло с ночным зрением, как кошколюдям.
        Мы остановились совершенно без сил неподалеку от высокой кучи костей перед лесницей. Лишь каджиты, не в силах побороть природную склонность, забив на усталость, подбирали ценности с поверженных противников. Аурика и раньше любовью к мародерству не отличалась, а грабить нежить брезговала вдвойне.
        По дымящимся останкам нам навстречу цепью двигались фигуры магов и воинов. Разгоряченные боем союзники тоже подсветились магией и более прозаическими источниками освещения. Я подался вперед, чтобы разглядеть идущих. В троих уверенно опознал Дозорных Стендарра, еще двое явно принадлежали к Стражам Расвета и один маг, скорее всего, из числа компаньонов или наемник. Группу живописно дополняли собака хаски в броне и прирученный тролль. По центру впереди всех шла магичка, судя по всему, та самая ранее упомянутая чемпионка. Вооружилась дама посохом и кинжалом. Еще отметил, что части ее легких доспехов - кираса и шлем едва светятся. Любопытно, это мне зрение так наложенные чары преподносит? Неужели побочный эффект от подросшего до тридцати пунктов Зачарования?
        Фалдрус и Толан почетно приветствовали пришедших к нам на помощь. Отряды смешались с радостными криками.
        - Славься Азура!
        Бойцы ликовали, вздымая оружие по направлению к статуе. Стоя по колено в трупах и костях, победители славили богиню, но на благодарную молитву это походило едва ли. Торжествующие крики выживших увлекли и нас:
        - Слава! Победа! - кричали мы с воодушевлением и непонятно откуда взявшимися силами. Салютовали гигантской статуе Азуры своим оружием, посвящая эту победу ей, как немного раньше посвятили жизнь.
        На постаменте обессиленно замерла верховная жрица, поддерживаемая двумя адептами. Баррикаду у входа в Храм растащили, уцелевшие послушники носили тела погибших защитников внутрь.
        Вернулись к подножию, где обобрал лично убитого вампира-мага, чья душа теперь пребывала в камне. Судя по экипировке, попаданцем он не являлся. Всего лишь продвинутый абориген. Полсотни золота, да стандартный набор мага-ученика. Небогато! Если бы не сразу два полезных предмета. Обруч настоящего разрушения, что аж на семнадцать процентов снижает затраты на заклинания моей любимой школы. Итого мои предметы дают двадцать девять процентов экономии. Еще разжился ожерельем первой помощи с двадцатипроцентным ускорением регенерации.
        Бежать-знакомиться с лидером засадного полка не было никакого желания. Дождался, пока наши союзники парадным шагом триумфаторов поднимутся в Храм к Верховной жрице. Подошел к Фалдрусу с вопросом, какая помощь нужна. Первый хранитель окинул горестным взглядом прихрамовую территорию, ставшую полем жестокой битвы.
        В эту минуту почувствовал внимательный взгляд, брошенный магичкой-предводительницей с верхней площадки. Ага, чемпионка признала во мне родственную душу попаданца? Давай, иди, принимай почести и награды. А мы тут с бойцами тоже примем. И нет, это не ревность. Просто я пока не готов к общению с коллегами по опасному бизнесу.
        - Брат Толан рассказал мне, как вы ловко управляетесь с темными осколками. - ответил Хранитель.
        Понятно. Значит, для аборигенов они действительно опасны. Ведь Стража и последователи Азуры наверняка уже сталкивались с темной магией осколков.
        - Скоро Верховной жрице потребуется все магические силы, какие у нас остались для ритуала возвращения жизни. - добавил Фалдрус, - Будьте в Храме, это важно. Мы потеряли слишком многих единоверцев. И вряд ли она сможет вернуть их всех…
        - Присылайте посыльного, сразу же буду. Для хранения черных осколков мне понадобится серебряная посуда! Так они никому не навредят.
        Данмер кивнул, соглашаясь.
        - Куда их потом отнести? - сообразил поинтересоваться я.
        - На пьедестал. - ответил Первый хранитель. - Только богиня Азура может избавить нас от этой мерзости!
        - Договорились. Кстати, у меня тут масса заряженных камней душ! Они могут дать необходимую энергию для ритуала?
        - Какая удача! - радостно воскликнул данмер, - Конечно! Могу ли я получить их прямо сейчас?
        На храмовника было больно смотреть, он разрывался между долгом и личным. «Конечно, он хочет спасти кого-то, кто ему дорог!» - пронзила меня догадка и я тут же полез в инвентарь за горстями заполненных камней душ.
        Никогда со времен беспробудного нереваринства в Морровинде не видел таких круглых глаз у данмера. Да, Теллурио может удивлять людей, даже если они темные эльфы! Ладно, бери все, и крупные, что собирал для прокачки зачарования и мелкие, что нужны для перезарядки меча. Пороюсь в древних костях повнимательнее, найду себе еще. Завтра какого-нибудь паучка мне Маруся пристрелит и перезаряжусь. И прокачка немного подождет, если цена вопроса - жизнь.
        - Полагаю, вы нужны в Храме. - спровадил обалдевшего Хранителя на заявленный ритуал возрождения, - Мы с братом Толаном тут присмотрим, верно?
        Командир паладинов Азуры только крякнул в перемотанный окровавленной тряпицей кулак. Его тоже впечатлил мой широкий жест с камнями. Парни, да у нас тут зарождается новая крипта-валюта! Души существ и людей, заточенные в камни - очень ценный ресурс. Тысячи на четыре с половиной золотища я ему камешков выдал. По скромным подсчетам.
        Отдохнувшие и повеселевшие каджиты продолжали вяло рыться в кучах останков в поисках ценностей. Краем глаза заметил, как Маруся с Аурикой щедро угостились винишком, не забыв поделиться с нашим юниором. Спаивают мне меткого стрелка, понимаешь! Это, Скайрим, детка! Если ты можешь взять в руки оружие, то и кружку с выпивкой тоже не возбраняется. А не как в некоторых империях, тьфу ты, сверхдержавах, когда в девятнадцать ты уже успел пострелять по живым мишеням и сам походил под смертью, но, чтобы легально купить кошерную водку или мерзотный виски, нужно ждать, когда тебе исполнится двадцать один год.
        Спровадив Фалдруса, первым делом мы выпили еще. Во-первых, меня мучила дикая жажда, во-вторых, требовалось избавиться от отвратительного послевкусия эликсиров и гари. А в-третьих, если не можешь предотвратить пьянку, непременно возглавь! Усосав по половине бутылки вина на брата, мы с размахом занялись мародеркой. Толана больше заботили посты, лечение личного состава и прочие по-военному правильные вещи. При этом, командир гарнизона не отказался выпить с нами за победу. Меня, как человека приземленного, к тому же только что лишившегося по доброте душевной существенной суммы, оставленные нам трофеи волновали, возможно, сильнее всех. Загадочные союзники во время своего эпично-картинного шествия обобрали только самых крутых вражин, валявшихся у них на пути, забрав лишь золото и самые «лакомые куски». На нашу долю осталось очень много всего.
        Золото, дешевая ювелирка, металлические слитки, ингредиенты и даже зелья - хоть и редко, но попадались на телах призванных на службу обитателей гробниц. Своих подчиненных попаданцы полностью обобрать не успели. Или этими командовал местный? Камни душ и черные осколки тоже встречались постоянно. Но в основном трофеи были представлены древним оружием, доспехами, кусками металла, да костяной мукой. Это добро мы даже не собирали, оставляя «на потом». Исключение делали для уцелевших стрел, которые я пучками сплавлял каджитам. Чтобы не пропустить какое-нибудь закатившееся между желтых мослов колечко, постоянно обновлял магический свет.
        Бретонка испытывала дикий дискомфорт от мародерки. Хотя в чем-то я ее понимал: порванные и обожженные заклинаниями трупы умертвий и людей-некромантов вызывали дикое омерзение. Хорошо, что вампиры в основном обратилась в кучи праха. Поэтому самых неприятных «клиентов» обрабатывал сам. Еще и за каджитами проверял трупы. Набрав полные ранцы добычи, котафеи начали лениться, собирая только стрелы и золото.
        Черные осколки уже не вмещались в кожаный кошель, прихваченный в пещере. Молодой каджит по моей просьбе принес серебряные кувшины от Фалдруса. Ковыряться в трупах откладывал до конца, добывая осколки из разбитых скелетов. Наконец, пришлось заняться мерзким, но необходимым процессом извлечения некро-артефактов из умертвий. На третьем или четвертом осколке у меня затряслись пальцы, и окровавленная мерзость выскользнула на землю. От следующего ладонь слегка онемела. Не дожидаясь третьего звонка, взялся извлекать камешки при помощи трофейного ритуального ножа и моего стеклянного кинжала. А вот это уже не фантазии закуклившегося в науке Фаренгара, а больше похоже на реальный факт. Надо распросить коллегу Сергия, что это за дрянь такая и чем она опасна.
        Ух-ты! Да у меня аж два уровня набралось за эту веселую ночку. Немедленно увеличил запас жизни и магических сил. И насчет перков не сомневался ни минуты: прокачал сильную руку до третьего и Джаггернаута до второго. Теперь буду еще сильнее кромсать вражин, а класс защиты тяжелых доспехов заметно вырастет. Да, хреновый из меня боевой маг получается пока что, но для Скайрима и нашего отряда, думаю, вполне неплохо справляюсь с высоким званием героя Тамриэля, отмеченного духом Нирна.
        Мои спутники наколбасили каждый по уровню. Маруся достигла шестнадцатого, Джи`Барр - десятого, Аурика восьмого.
        Соратники сдали мне собранное добро, включая деньги для справедливого дележа. Одних драгоценных камней только десяток! Каждому приглянулся какой-либо трофей и теперь их следовало узаконить и оценить, чтобы дележ получился скорее справедливый, чем нет. Заморачиваться сложными подсчетами сил уже не осталось, но я хотя бы попытался. Маруся похвасталась найденным эльфийским шлемом лучника. Ее эльфийский шлем отошел Аурике, ибо от безголовых магичек пользы никакой. Выдал кошке по блату ожерелье первой помощи, полный аналог кольца, каким пользовался Толан. Так все же меньше шансов ее потерять в следующей мясорубке. Традиционно ей отошли некоторые дорогие зелья и все алхимические ингредиенты. Джи’Барру достались имперские легкие сапоги малой скрытности (+15 %) и ожерелье передышки, восстанавливающее запас сил на двадцать процентов быстрее. Очень кстати пришелся обруч молодого лучника, прибавляющий пятнадцать процентов урона при стрельбе. Проверил гипотезу, оказалось, что одеть обруч с простым кожаным или меховым шлемом можно, а вот с зачарованным на тот же эффект - нет! И с любым другим зачарованием
тоже. Специально попросил Марусю дать для эксперимента ее обновку. Очень жаль, затея сулила большие перспективы, но эта версия Скайрима словно задалась целью зарубить любую халяву. Аурика получила кольцо перезарядки, ускоряющее восполнение маны на сорок процентов. Особо отметил спасение Джи’Барра, вручив ей снятый с драконьего жреца посох Ледяной бури с уроном в сорок пунктов. К сожалению, посохи огненных шаров и вызова атронахов забрала чемпионка, возглавлявшая засадный полк. Зато нам с Аурикой досталось по свитку вызова огненного атронаха и еще много разных, до них дело не дошло. Благодаря жрице маги кончились раньше, чем их запасы.
        Добавил к этому мини-бар зелий, восстанавливающих ману, несколько крошечных, но заряженных кристаллов душ и половину драгоценных камней. На фоне остальных бретонке достался весьма шикарный куш. Пусть пока боец слабенький, но сегодня я видел, на что способны боевые маги. Лучше, если она будет на нашей стороне. Деньгами каджитам выделил по триста пятьдесят монет, немного компенсируя наши с бретонкой солидные доли в магических вещах. Кучки вампирского праха преподнесли сюрприз: парочку кошелей, набитых золотом. К тому же драконий жрец кроме посоха и ритуального кинжала таскал с собой чуть не полторы сотни наличными. И моя расовая имперская способность на останках драугров отработала наотлично.
        Парочку зачарованных клинков и неподходящие никому из нас предметы экипировки отмел себе - разберу на столе для изучения чар и прокачки навыка зачарования. Серебряные кольца и амулеты пусть полежат до лучших времен с той же целью. Кстати, запас материалов для предстоящей работы удалось частично восстановить, попалась даже пара крупных уже заселенных существами кристаллов. И три черных камня душ, тоже заполненных. Вот их остро необходимо показать Арании, вдруг, есть способ помочь жертвам некромантии?
        Отложил целый арсенал и множество элементов брони для улучшения и последующей продажи либо Фалдрусу, либо в Вайтране. Выручка пойдет на отрядные нужды. Прежде всего, на покупку зачарованных предметов для алхимии и кузнечного дела, оплату учителям. Что позволит нам с Марусей впоследствии еще больше усилить наш отряд. Зелье зачарования и кузнеца, обнаруженные на телах вражьих магов, пользуясь служебным положением, прибрал себе. Похоже, что негодяи не одну гробницу ограбили, слишком много разного добра тащили на себе. И слишком много мертвецов притащили с собой. Просматривая инвентарь после грабежа обратил, что у меня теперь два стильных и загадочных амулета некроманта. Свойства предметов оказались скрыты, наверняка вещицы квестовые. Тоже надо показать Арании, может, по плечу похлопает. Шучу, надеюсь, деньжат отсыплет. Или махнем на другие, более подходящие приличным людям украшения.
        Я успел отправить подчиненных отдыхать, а сам отнес кувшины с камнями к подножию статуи. Затем перетаскал в кузницу целую гору древнего нордского оружия и доспехов, начав с той добычи, что выбросил на площадке перед спуском. К счастью или сожалению, на послушников с ополченцами как на трофейную команду надежды никакой. Как обычно аборигены ограничились лишь необходимыми лично им вещами. Кто-то подобрал щит, кто-то сменил булаву на меч, все поголовно заменили охотничьи луки на гибкие древние нордские. Неплохо прибарахлились в плане брони, отчего теперь выглядели форменным сбродом, а отдельных издалека в темноте, где они бродили, подбирая стрелы, можно было принять за восставших драугров.
        Нервы же у меня не железные и силы на исходе, но по себе знаю, что в таком состоянии не засну. Вот и скрылся в кузню сортировать трофеи: что пустить на переплавку, а что после улучшить полученным металлом. Посыльный Первого Хранителя и застал зевающего меня за этим полезным занятием.
        Ритуал возрождения проводила верховная жрица в главном зале, куда еще не ступала моя нога. Выглядела Арания откровенно плохо. В бою она, судя по следам крови на одежде, получила стрелу в плечо. А теперь вот поднимала павших защитников Храма из мертвых. Могу представить, чего ей стоило творить магию запредельного уровня с ранением. У меня, например, все обожженные участки и отметины саднили немилосердно, требуя срочно нажраться до коматозного состояния. Удерживало лишь осознание, что страдать от ран пополам с похмельем завтра будет совершенно невыносимо.
        - Прикинь, здесь кольцо не работает и едва мана восстанавливается! - поделилась своими наблюдениями Аурика. - Ману вон туда сливай.
        Видимо, бретонка объясняла мне очевидное слишком громко, чем вызвала недовольные взгляды местных служителей. Впрочем, у красноглазых данмеров они всегда недовольные. А может, дело было в пяти неподвижных телах на полу и едва дышащем Страже, которого унесли в госпиталь на наших глазах.
        Подошел к алтарю в центре овального зала, живописной композиции из металла: луна и звезда слились над чашей, которую поддерживают две покрытые узором женские руки. Протянул правую руку и пожертвовал всю ману. Опция сохранения тоже присутствовала, но была неактивна. Похоже, вся магическая энергия требовалась жрице здесь и сейчас. Выложил все полные камни душ на алтарь. С мелодичным звоном они рассыпались, а синеватое свечение впиталось в металл. Чудеса! На этом моменте нас с Аурикой вежливо попросили на выход. Только увидев свою кровать, поверил, что этот долгий день завершился. Кое-как снял доспехи и провалился в черный омут.
        Глава 20. Таких друзей - за нос да в музей!
        На следующий день в Винтерхолд ожидаемо никто не отправился. Я поднялся ни свет, ни заря, освежился в помывочной талой водой - заскорузлую от крови и пота рубаху пришлось отмачивать, чтобы не отрывать от ран вместе с коркой. Повреждения давали о себе знать неприятными ощущениями, но состояние оказалось лучше, чем ожидал. Позавтракал с вернувшимися с ночной смены ополченцами. Слил ману в алтарь Храма. Капля в море для Азуры, но все большие дела начинаются с малых! Намылился посмотреть, чего и сколько вчера в порыве энтузиазма натаскал в кузню, наметить план работ на день, но на выходе был технично перехвачен Толаном, который формировал группы для разведки окрестностей. Дело нужное, вызвался пройтись до Свистящей шахты. Командующий Стражей откомандировал под мое начало двух темных эльфов, достойно проявивших себя вчера. Заковыристые фамилии временных подчиненных, увы, сразу же вылетели из головы, запомнил, что юную магичку шестого уровня зовут Одрасой, а средневозрастной мужик с луком и мечом откликался на Фенрила. Боец дорос аж до восьмого. Озадаченный новыми возможностями, глянул на брата Толана.
Не сразу, но пришло понимание, что Страж по шкале прогресса находится в интервале от двадцать второго до двадцать пятого уровня. Солидный дяденька.
        Разбудил Джи’Барра. Без глазастого каджита-следопыта отправляться в разведвыход глупо, а Маруську я просто пожалел. Пока тот завтракал, снова сходил до алтаря и на этот раз сохранился. Азура золота не взяла, а вот мою ману переключила на себя примерно на час. Захватив пустой мешок и подчиненных, прогулялся по присыпанному ночным снежком полю боя, собирая обломки железа. Нагрузился основательно.
        Трупы умертвий и драугров работники храма продолжали отвозить подальше, укладывая на поленницу. Как по мне, так лучше бы их поднимали маги в виде зомби и хреначили молниями до полной аннигиляции. Два в одном: прокачка и утилизация. Но местные твердо решили справляться сами, да я и не лез под руку со своим особо ценным мнением.
        До шахты добрались без приключений, кроме пары железных жил больше ничего бить не пришлось. В этот раз в горах дышалось легко, нехорошие предчувствия не давили на психику. Наблюдали вчерашние следы отряда нежити по нашим прикидкам больше полсотни голов. Протоптанная тропа вела к Храму, а начиналась предположительно в форте Кастав.
        Никого из шахтеров Свистящей на месте не оказалось, но и следов борьбы и грабежа тоже не было заметно. Ни снаружи, ни внутри. Хотелось верить, что работники шахты успели сбежать в Винтерхолд, вот только я хорошо помнил множество умертвий с кирками в рядах штурмующих. Сгрузив в ящик для руды металлолом и куски добытой породы, отправил данмеров на тысячу шагов по дороге к Винтерхолду. Мы с Джи’Барром сходили на такое же расстояние в противоположном направлении. Ничего подозрительного не заметили, никто нас не атаковал. Следы вражеского отряда обнаруживались и на дороге. Будем считать догадку насчет форта правильной. Постояли, поводили носами, пожевали снежноягодника для укрепления иммунитета. Холодно, а болеть солдатам никак нельзя! Да и некогда - столько всего интересного вокруг происходит. Окна возможностей открываются, только успевай заскакивать! Вернулись к шахте одновременно с парой темных эльфов. Пользуясь случаем, переплавил всю свою руду и железяки, получив пятнадцать железных слитков и два стальных. Заодно соратники у плавильни погрелись. А то погода нас не баловала: ветра разгулялись при
заметном минусе. На открытом месте даже теплый плащ не спасал как следует.
        По возвращении доложился Толану. Слово за слово, вытянул из него пару фрагментов мозаики по вчерашней битве. К Храму собралось до семи отрядов нежити. Из форта Кастав, с горы Антор - это по данным разведки. Со слов чемпионки по имени Сальма, драконий жрец оказался боссом по имени Гатрик из Железного кургана. Это он привел толпу довольно мощных драугров, набитых нетронутым лутом. Отряд из Неприметного убежища мы удачно перебили. Откуда повылазили остальные - оставалось только гадать, но мобилизационные возможности противника внушали уважение. К слову, недобиток из двемерских руин тоже никуда не ушел. Задержался, пробиваясь через фалмеров к другому выходу. А Сальма со своим сборным отрядом из магов-компаньонов и Стражи сбегали по холодку и прикончили общительного кровососа с арбалетом прямо у пещеры. Представляю, как проклинал судьбу-злодейку этот неудачник!
        У Храма вражеских чемпионов, считай - землян, уничтожили троих. Каждый привел по три-четыре компаньона из вампиров-магов и трэллов, да отряд нежити в полсотни голов. Каким-то чудом в разношерстную компанию из жреца, драугра-повелителя и шоблы попаданцев, избравших скользкую тропу вампиризма, затесались два человека из местных. Не именной, но довольно высокого уровня некромаг с ученицей. Вампиры во главе орды и определили время нападения - поздний вечер.
        Отправился в кузницу обдумать полученную информацию за работой. Джи’Барр опять трудился на подхвате: подносил мне разное. Снова сильно выручил с перьями, поскольку начал я с изготовления стальных стрел и болтов. Продолжил работу улучшением пяти единиц колюще-режущего на точильном круге. После повышения навыка, взялся за улучшение старых кожаных доспехов каджита. Работа незаметно затянула. Сделал с нуля кожаные наручи и шлем, а затем на верстаке улучшил их. Получилось очень даже неплохо.
        Появились Маруся с Аурикой, бодро затеяв игру в снежки. Прямо как дети, ей-ей! На правах командира через несколько минут пресек нерациональный расход «стамины», загрузив личный состав прокачкой. Бретонка с каджиткой по очереди призывали своих питомцев, остальные убивали их. Кошколюдям поставил задачу качать одноручное, чтобы ловчей управлялись с кинжалами. Аурика работала огнем, для чего на время занятий передал ей Лунный амулет, кольцо и обруч разрушения. Дамы восприняли задачу по-разному: Маруся с пониманием, а бретонке было очень жалко раз за разом обрекать на смерть своего призрачного зверя.
        Из эстетических соображений и, конечно ради роста кузнечного дела, улучшил несколько элементов древней нордской брони. Затем перешел на трофейные щиты. Потом занялся прежними марусиными доспехами и меховым шлемом Аурики. Пусть пока полежат в запасе. Навык поднялся еще раз. Отдохнув, улучшил свой стальной щит, а затем потратил единственный трофейный слиток двемерского сплава на бывший кинжал Джи`Барра. Его презентовал Аурике, пока походит с таким. Проявит себя, подарю ей свой стеклянный с захватом душ. Увы, для улучшения эльфийских ножиков требовался очищенный лунный камень, который еще предстояло добыть и прокачать перк Эльфийская броня. Так что повоюют пока каджиты стоковыми резаками, без наворотов.
        Смена труда есть отдых. Сделал перерыв в работе и заставил Марусю с Аурикой натравливать на меня питомцев, сначала по очереди, а потом разом. Призрачные волки развоплощались от пары ударов, и чтобы не тратить заряд оружия на тренировку, сменил двемерский меч на только что улучшенный стальной. Однако, быстро убивать питомцев не спешил, прокачивая умения блокирования щитом и ношения тяжелой брони. По разу поднял оба этих полезных в бою навыка. Отлечил укусы и уровень владения школой Восстановления тоже повысился.
        Боевую подготовку отряда прервал визит Хранителя Фалдруса в компании с той самой прислужницей, получившей огненный шар в спину на лестнице. Природная стойкость к огню темной эльфийке не помогла, но сейчас она, бледная, стояла передо мной, пусть и держась за Первого Хранителя Храма Азуры. Если это не чудо, то что тогда?
        Фалдрус пришел благодарить не с пустыми руками, а принес меч «Сияние Рассвета». Я как раз подумывал при встрече поспрашивать чемпионку о судьбе этого артефакта, да как-то закрутился сегодня с делами. Ни ей самой, ни ее компаньону-магу от этого меча толку немного. Поэтому она подумала и отдала награду за очищение святилища Меридии Фалдрусу. Почему тот предпочел во время обороны Храма отмахиваться дубиной, логичного объяснения я не получил. Только предположение, что пользоваться даэдрическим артефактом верному служителю младшей богини Азуры неуместно. Даэдра трудно заподозрить в гуманности, а в попытках влиять на умы смертных - легко. В классическом Скайриме, помнится, маг Нелассар обвинял Азуру в доведении до сумасшествия того некроманта, что похитил Звезду.
        Теллурио Валерий, конечно, тоже верный служитель, но для меня боевая эффективность важнее предрассудков. А еще я отмеченный Нирном призванный герой, мне можно использовать даэдрики. Если вдруг Меридия начнет мне приятным голосом нашептывать приказы убивать, жечь, расчленять драугров и вампиров, то я не возражаю.
        Поблагодарил Первого хранителя со всей теплотой и признательностью. Теперь у меня есть чудо-оружие против основного противника - нежити. И моя цель - прокачать в кузнечном деле два перка: кузнеца-волшебника и даэдрические доспехи получила новый импульс.
        - Вот, кстати, принимай работу. - обвел рукой впечатляющую экспозицию улучшенного оружия и снаряжения на столе.
        Фалдрус отвел свою подругу в Храм, вернулся с двумя данмерами, нагруженными как ишаки. В награду за старание они первыми получили улучшенную экипировку, оставив взамен свою. В этот раз мы не торговали, все сработанные вещицы отложил для прокачки Зачарования в Коллегии. Завтра точно туда идем!
        Пока мы упражнялись на площадке перед статуей, Фалдрус сгонял нескольких послушников к Свистящей шахте и те переплавили еще несколько мешков трофейного металла. Теперь я могу как Йорлунд Серая Грива с полным основанием всем заявлять: у меня стали - ковать-не перековать! Да и кузница у меня фактически небесная, под тенью статуи богини Азуры! Может, легендарный кузнец мне скидку на обучение сделает? Или мне оно не потребуется при таких-то объемах работы?
        Каджиты и Аурика прервались на ужин. Я пожевал прямо за верстаком. Успел, поскольку ветер донес знакомый по вчерашнему штурму запах паленого мяса и костей. Эта вонь еще вчера пропитала одежду и кожу. Хоть мойся, хоть не мойся. Еще одна веская причина сменить обстановку.
        В храме меня словно ждали. Служители, принимавшие участие во вчерашнем ритуале, отвели меня в покои Арании. Верховная жрица уже практически оправилась от раны и перенапряжения сил.
        Данмерка поблагодарила за участие в обороне и перешла к сути. Трупы пластал совсем не зря. Оставленные мной вчера у подножия статуи черные осколки божественная сила превратила в Милость богов. Возможно, что и два артефакта сразу получилось, поскольку оставлял два полных кувшина. Но я же не один тут достойный герой, чего мне жадничать? Если только ради Маруси.
        - Мудрость Азуры ведет нас сквозь сумерки грядущего. - сообщила Арания громко и четко, а продолжила уже не своим голосом: - Это великая честь и большая ответственность даже для такого героя как ты, Теллурио Валерий.
        Дальнейшее не отложилось в моей памяти. Путы дикого обалдения улетучились, наваждение истаяло, и я оказался в главном зале Храма. Передо мной в именной нише стоял прекрасный кристалл, одетый в серебряное кружево. Мой собственный карманный план. Мое бессмертие в мире ожившего Скайрима. До тех пор, пока я верно служу богине Сумерек, Луне и Звезде.
        В активных эффектах значилась «Великая жертва Азуре», сократившая скорость восстановления маны на пятьдесят процентов. Грубо говоря, половина моего магического запаса автоматически уходила богине. Это мелочи и лечится элементарно: зачарованными шмотками и зельями. Например, по ночам мне мана совершенно не нужна. Пока не прикуплю «Призыв золотой святоши», хе-хе. Помнится, в «Морре» ничего себе такие они были, вполне симпатичные. #Ябыпризвал!
        Что до нехватки маны в бою, то у меня есть меч, арбалет и соратница-маг. И голова на плечах.
        Хорошие новости на этом не кончились. Черные камни - три с душами жертв некромантии, один с заточенным вампиром-магом из моего инвентаря исчезли. Вместо них появился необычный предмет под названием «Великий камень спасения душ» и две с половиной тысячи золота. Теперь хватит на все. А камень - суть упрощенная копия Звезды. Но не для чар и пополнения запаса магической энергии, а для изоляции социально опасных «малолетних дебилов» вроде некроманта Тараса.
        Амулет Зенитара изменил свое название на Ожерелье молодого купца, и прибавил эффективности до двенадцати процентов. И тут сплошная выгода.
        Что ни говори, а Азура творческая натура и кругом молодец. Импонирует мне ее подход к делу вобще и мотивации персонала в частности. Вот ведь как бывает, со мной общалась настоящая богиня, а я ничегошеньки не помню. Обидно. Досадно. Ладно.
        Отыскал каджитку и отправился с ней на экскурсию внутрь волшебного кристалла. Портал в карманное измерение обеспечивал Лунный Амулет - в его описании появилась соответствующая строчка. Перемещение работало в святилищах Азуры без затрат маны раз в сутки, каждое последующее перемещение забирало двести единиц магической энергии.
        Мы появились на верхнем этаже башни. Под ногами широкий круг с мозаичным изображением звезды. Магический телепорт! По краю зубцы, сложенные из аккуратно обработанных камней с серебристым отливом. Больше - на крыше не было абсолютно ничего.
        Внимательный взгляд вокруг дал понять, что мы оказались в миниатюрной горной долине, окруженной со всех сторон отвесными скалами и заросшей вековыми деревьями. В центре ее находится каменистый холм с башней. Его огибает бурная горная речка, купаться в которой слишком прохладно, зато сулит обалденную рыбалку. Хорошо видно, как серебристая крутобокая форель прыгает на порогах небольшого водопада и ниже по течению играет.
        На противоположной стороне на вершине отдельно стоящей скалы приковывал взгляд небольшой островок очень необычной растительности. Этакий мини-сад или гигантский бонсай. Искривленное дерево с серебристым стволом и красными листьями окружали необычные растения. Без заклинания или зелья левитации туда не попасть, а в Скайриме их не существует.
        Охота здесь, уверен, ничем не уступает рыбной ловле. Вон вдалеке между стволов бродит пара оленей. Непуганные козы, зайцы и пернатая дичь по кустам тоже имеются. Бабочки порхают, опыляя ингредиенты для зелий. Красота! А что насчет прокачки? Есть тут кто-то более серьезный, чем грязекрабы на бережке? Разве что медведь. Маруся восхищенно молчала.
        - Внутрь пойдем?
        - Конечно! Не понимаю, чего ты тянешь!
        - Я, может, наслаждаюсь видами. Природы тут красивые.
        - Угу. Типичный Скайрим.
        - А, ну да, ну да. Все забываю, что ты у нас на три недели раньше тут очутилась. И успела соскучиться по индустриальному виду из окна.
        Спустились по лестнице из идеально ровных ступеней. Взялся за ручку на массивной деревянной двери.
        - Постой! - отстранила меня каджитка.
        - Что такое?
        - Помнишь примету? Кошка в новый дом первой заходит.
        - А вдруг там враг затаился?
        - Не бойся, Артем! Я тебя спасу! - искренне пообещала Маруся. Что мне оставалось, кроме как верить ей?
        Второй этаж башни занимала спальня: двуспальная кровать, скрытая ширмой, платяной шкаф, книжные полки, огромный резной сундук, прикроватная тумба, круглый столик, пара стульев. Вся мебель очень тонкой изящной работы. Стены украшали прекрасные картины, гобелен с символом Азуры и два настенных светильника из камней Варлы. Остальное пространство занимали три широких окна, забранных фигурной решеткой из серебристого металла. Из предметов обихода - серебряное блюдо и кувшин на столике. Никаких следов запустения вроде пыли и паутины. Либо чудо, либо кто-то присматривает за порядком. Хотя, о чем это я? И план, и башня созданы совсем недавно.
        На первом этаже прямо по центру размещался алтарь Азуры. Здесь мы нашли пару томов заклинания «Перемещение в покои чемпиона» относящегося к школе Колдовства. Количество четко указывало на совместное владение недвижимостью.
        - Придется еще одну кровать покупать. - прокомментировал я ситуацию.
        - Зачем? - удивилась каджитка, - На улице тепло, а спальник у тебя есть!
        - Шутка смешная, поэтому куплю тебе половичок в прихожую. - пообещал я.
        С потолка за алтарем, если смотреть от двери, свисал «фирменный» гобелен с луной и звездой. Под лестницей приютилась пентаграмма душ со шкафом. Никаких окон на первом этаже, но благодаря магическому шару, парящему над чашей алтаря света достаточно. Для глаз, привыкших к романтическим потемкам нордских таверн и подземелий. Чтобы разогнать полумрак, можно включить магические светильники над рабочим местом зачарователя и над входом.
        С обеих сторон от двустворчатой двери неизвестный дизайнер расставил стойки под оружие и посохи. Рядом манекен для размещения сета брони. Чтобы самые нужные для прогулок вещи были под рукой. За манекеном находился пустой книжный стеллаж, а рядом с ним виднелся квадратный люк в подвал. На полу - привычного вида железный фонарь готовый исполнить роль провожатого.
        - Обалдеть! - в который раз повторил, любуясь нашим имуществом.
        Движимая любопытством, Маруся обследовала подвал и доложилась:
        - Там стол для алхимии, шкафы для ингров, сундуки пустые. Сухо и никакой живности!
        Богиня наградила нас по системе заходи и живи. Посуду, постельное и прочее разное для комфортной жизни придется закупать отдельно, право слово, это такие мелочи! Нашей первой недвижимости в Скайриме я был рад необычайно. Маруся тоже источала удовлетворение. Первое место, которое мы можем с полным основанием называть своим домом.
        - Пожалуй, я согласная тут пожить! - торжественно объявила каджитка.
        История повторяется. Такую историю не грех и повторить. Дом Теплых ветров в Вайтране? Не смешите! Мы получили нечто более крутое!
        Снаружи башня выглядела обманчиво хрупкой, но чутье подсказывало, что необычный камень с лунным отливом прочнее железобетона. Больше никаких строений вокруг, хотя сами собой напрашивалась летняя кухня с очагом, помывочная и туалет. Для полного комфорта жильцов.
        Прилегающую территорию обследовали наскоро. Маруся спустилась по каменным ступенькам на песчаный бережок озера поймать парочку резвых стрекоз. Чутье совершенно молчало, иначе бы мы не стали разделяться. Я по едва заметной тропке ушел через узкую полоску леса к скалам. Здесь к моему полному удовлетворению обнаружился вход в шахту с площадкой под плавильню и кузницу. В темный провал горной выработки не полез, а вот вдоль скал немного прогулялся: нашел две железных жилы и одну серебряную. Кирку с собой не брал, поэтому оставил источники ресурсов в целости и сохранности. И живности, и ингредиентов мой наметанный на извлечение пользы из красоты глаз приметил сумасшедшее количество. Усилием бровей и воли прогнал наваждение: пора возвращаться.
        По примеру остальных в безопасных локациях завел привычку переодеваться в повседневный наряд, отправляя доспехи в инвентарь. Постоянно жить и работать в тяжелых латах довольно неудобно даже в реальности, где действует куча игровых условностей. В сундуке в моей комнате нашелся богатый кафтан насыщенно коньячного цвета, похожий на длиннополую стеганку без воротника и с короткими рукавами. Еще Храм расщедрился на приличные черные штаны. А ювелирных украшений у меня своих хватало с избытком: на шее Лунный амулет, на правой - кольцо разрушения, на левой - Коробейника. Механика допускала два кольца одновременно, при условии, что чары разные.
        Зашел в храмовую библиотеку поставить на личную полку добытую в бою с дикими скелетами у алтаря книжицу «Врата Обливиона». Обратил внимание, что количество томов увеличилось на раз-два-три… целых пять. Мой пример оказался заразителен. Боролся с искушением поднять уровень здесь и сейчас, но потом разум возобладал. Завтра в Коллегии возьму у Сергия Турриана пять платных уроков зачарования, потом подниму уровень и смогу повысить свои знания в наложении чар еще пять раз. Даже если ограничение на количество платных уроков вдруг здесь не действует, книги лучше оставить на потом, когда набирать уровни станет заметно сложнее.
        Если гора не идет к Магомету, то бравый горец, причесав монобровь и сломанные уши, седлает свою заниженную «приору» и катит на стрелку сам. В конце концов это невежливо, целые сутки игнорировать соратницу-попаданку, скрываясь от нее под всякими разными предлогами - то сбор трофеев, то сон, то разведка, то прокачка, то обзорная экскурсия по своей первой недвижимости. Как увидел магичку, сразу ощутил укор совести во все места. А, может, это свежие рубцы зачесались, так сразу не разобрать.
        - Меня зовут Сальма Флорель. - с порога представилась стройная данмерка в богатом платье, - Первая чемпионка нашей богини Азуры.
        Высокомерие в голосе зашкаливало. Самодовольная улыбка растягивала тонкие губы на несимпатичном лице темной эльфийки. А еще мне сразу не понравился ее взгляд.
        - Очень рад. Теллурио Валерий. Имперский аристократ и верный воин богини Азуры. Откровенно говоря, представлял тебя немного иначе.
        Зачем я озвучил последнюю фразу? Язык мой, враг мой. Я же не расист. И не шовинист, но, пожалуй, не буду последнее утверждать наверняка. Когда впервые услышал о чемпионе Азуры, то представлял себе сначала неизвестно почему зеленокожего орка, а потом эдакую валькирию. Но никак не тощую магичку с огромным самомнением.
        - И как же? - сверкнув красными глазищами, сложила руки на груди чемпионка. Никогда не видел у сухих как швабры темных эльфиек выдающихся форм, но этой каким-то образом удалось возглавить рейтинг «грудей на минималках». Ах, да, нам же не дают прекрасные местные тела, а только какие-то странные гибриды из той реальности с этой.
        - Говорю же, иначе. - продолжил гнуть свою линию.
        - Да? А я тебя никак не представляла.
        - Все вы так говорите, пока не нужно открыть бутылочку.
        - Так ты у нас трактирщик? - продолжала развивать «наезд» собеседница, - А что ты можешь, кроме как открывать бутылки?
        - Трактирщики самые полезные люди в Скайриме, разве нет? Напоят, накормят, спать уложат. Можем попробовать. Если хорошо попросите.
        - Насчет напоишь-накормишь - верю тебе, «карлсон». Но не нуждаюсь.
        Ужалила змеища. Стоило два раз от души поесть, как опавшее было пузико обозначило свое возвращение. Может, она увидела во мне собирателя гарема? Как минимум репутацию озабоченной свиньи в ее глазах я только что подтвердил.
        - Оно и к лучшему, я ж из чистой вежливости предложил, прямо гора с плеч.
        Очень не понравилась вступительная часть нашей беседы. Поэтому позволил себе маленько похамить-повредничать, да и звезде полезно будет немного спуститься на землю.
        - Вижу, ты обобрал простодырого Фалдруса. Как не стыдно? - кивнула она на рукоять Сияния Рассвета с наигранным упреком.
        Смена темы? Прекрасно.
        - Просто умею ладить с людьми. Это не трудно.
        - По тебе не скажешь. Не хочешь вернуть чужое?
        - Не помню, уважаемая, чтобы мы с вами состояли в законном браке. И почему вдруг делим мое имущество? В чем причина ваших, не побоюсь этого слова, остроумных уколов?
        Поскольку разговор наш приобретал оттенок скандала и грозил перейти в битье посуды и жоп, на всякий случай вгляделся в собеседницу. С некоторых пор мне удавалось увидеть уровень «аборигенов», может и с попаданкой сработает? Ого, двадцатый уровень!
        - Меня забавляет наш диалог, но я пришла договариваться…
        - Отлично! Давай договоримся с тобой, о сильная независимая женщина! Чур моих кошаков не гладить. Своих заведешь, их корми и гладь до полного просветления.
        - Прид… Мне твои кошаки не нужны! А за твое хамство я забираю Аурику. - довольно ухмыльнулась она.
        Что ж, цель визита обозначена, притязания чемпионки озвучены. Это мы еще поглядим, внутренне оскалился в ответ.
        - Аурика, конечно, согласна?
        - Конечно да. Она умная и понимает, у кого перспективы, а кто тут погулять вышел.
        - Жаль. Вам всем будет ее не хватать.
        Предположим, она обработала Аурику, может, и с Марусей пообщалась. Скорее всего. А я только ее спутников Маркурио и Иллию пару раз видел, да каких-то незнакомых неписей в одеяниях Дозорных Стендарра. Ни с кем словом не перемолвился. Порой бываю необщительным.
        - Давай ближе к условиям?
        - Условие я тебе уже назвал. - продолжал ломать комедию. Аурику отдавать без боя я не собирался, выдвигая совершенно невыполнимое условие. За эти сутки в Храме кошколюди стали всеобщими любимцами. В любом случае, Маруся мне подыграет, если нужно и Сальма окажется в глупом положении.
        - Какое? Не гладить твоих кошаков?
        - Ваш ум бросается в глаза сразу, ведь их ничто не отвлекает. Может, вина?
        - Нет. - сквозь зубы процедила чемпионка, но быстро вернулась в себя: - Лучше будь лапочкой, расскажи про Аурику. Что она за человек?
        - Бесплатно?
        - Ты такой предсказуемый мальчик. - из ее инвентаря эффектно появился обычный холщовый мешок, тяжело брякнувший об каменный пол с металлическим звуком. - Я ознакомилась с твоими книжками. Считай уровень на ровном месте подняла. А я умею быть благодарной.
        Распахнул мешок. В нем тускло поблескивал двемерский металлолом, стальной и железный слитки, а еще много разных кусков руды. Благодарность со знанием дела, на наглую обладательницу антибюста посмотрел с долей уважения.
        - Красивые штуки! Они правда совсем тебе не нужны? - не упустил случая приправить слова благодарности дружеской подколкой. Не представляю, зачем магу такую добычу собирать. Свободного веса у нее совсем немного. Для создания посохов и украшений этот металл не годится.
        - Тебе нужнее. Расскажи мне про Аурику и получишь подарок для своей каджитки. Я видела ее у лаборатории, - Сальма держала в руке обруч малой алхимии, дающий двенадцатипроцентную прибавку к силе зелий. А я, помнится, обещал Марусе. Придется «мальчишу» пойти на должностное преступление, выдать страшненькой буржуинке не менее страшную тайну…
        - Хорошо. Аурика проявила себя выше всяких похвал. И в бою как хороший боец, и в жизни как надежный товарищ. Станет со временем сильным боевым магом. В отличие от большинства женщин, она точно знает, чего хочет. А хочет она не просто учиться в Коллегии, а занять там достойное место. План прокачки у нее толковый, заточен под группу, так что цель достижима.
        Про планы Аурики в Коллегии магов Винтерхолда я упоминул не просто так. Реакцию Сальмы считать было непросто на фоне излучаемого ей превосходства.
        - А что нехорошего рассказать можешь?
        Перед ответом взял паузу на размышление.
        - Ну-у-у, что касается компромата… По бутылке медовухи на каждую грудь врубают режим шальной императрицы с гарантией. Но нас всех чуть не убили какие-то негодяи. Так что это нормально. Это же Скайрим, тут все бухают. Может, все же по бокальчику за знакомство?
        - И все же, что с ней не так? Любит деньги? Тщеславна? Глупа?
        А вот пошла манипуляция, заставляющая задуматься о недостатках моей соратницы. Эй, подруга, нет титек, нет совести, что ли?
        - Аурика приятная во всех отношениях молодая женщина. - попытался отделаться общей фразой, но вышло только хуже.
        - Ты с ней спал? - «ударила» меня вопросом уродливая данмерка.
        - Залюби тебя Мара! Твое какое не все равно? - тут же вспылил я. И перехватил искорки радости в ее глазах. Мстительная змеюка меня специально раскачивала! Точно! Она же считает меня извращенцем, а Аурику с каджиткой юными дурочками. Несмотря на отсутствие рогов и копыт, нынешний гибрид Артема и Теллурио немножко похож на похотливого сатира. С похмелья особенно. Но, говорят, внешность обманчива. Я вот это злое чучело за женщину принял.
        - Если я узнаю, что ты ее принуждал… - в голосе Сальмы слышались обещания лютых кар. Возможно, не только анальных.
        Мне не оставалось ничего другого, как продолжать паясничать.
        - Сальма, дорогая, тебе неприятно будет услышать правду, но постарайся принять ее стоически… - нет, пожалуй, продолжение фразы: «как я принимаю тебя такой, какая ты есть» вкупе с двумя фигушками в районе груди станет моей большой ошибкой. Причем последней. Поэтому я продолжил совсем не так:
        - В личную жизнь Аурики я не лез никоим образом и рассказывать про нее ничего не собираюсь. Мои половые пристрастия тебя не касаются. К нашему обоюдному удовольствию, надеюсь.
        Что за люди эти женщины? Ладно, Маруся. Ей многое простительно. Аурику тоже сперва волновало, не сплю ли я с каджиткой. Теперь вот магичка почему-то переживает, не спал ли я с Аурикой. А меня, пожилого извращенца, почему-то заботит выживание моих людей и меня самого. А не половые излишества со всеми подряд и с кем попало.
        Магичка противно сжала тонкие губы, но больше ничем не выдала своего недовольства. Покрутив зачарованный обруч в руках, бросила мне подачку со словами:
        - Держи. Заработал.
        Я не гордый - поймал. Превосходство, что распирает ее явно не по причине семи уровней разницы. Здесь что-то намного важнее. Едва она собралась уходить, остановил ее вопросом:
        - Если можешь, ответь: зачем тебе отряд из магов?
        - А сам не понимаешь?
        - Маги здесь нагибают, это да. Но не сами по себе. Не абсолютно.
        - Стражи Рассвета хорошие танки. Меня устраивают.
        - По вампирам урон выше? Перк Дезинтеграция, чтобы не могли в бою поднимать убитых трэллов как зомби? - предположил я наугад.
        - Это приятный бонус. Но нет.
        Похоже, она действительно узнала что-то важное в реалиях этого мира. Ну не плюшки же от Азуры за пожертвования маны сверх нормы? Это как-то мелко. Да, точно, у нее за пазухой… стоп, сформулируем иначе: имеет на примете крутой квест, для выполнения которого требуются маги. Не может же быть это простым капризом физически обделенной особы?
        - Не скажешь?
        - Дай-ка подумаю… - Магичка выдержала короткую паузу, - Пожалуй, нет.
        Она направилась к выходу, сложив из пальцев рук два очень неприличных американских жеста.
        - Это связано с квестом Коллегии? - выкрикнул я вдогонку, - Око Магнуса?
        - Нет! - слишком резко ответила она.
        - На нет и суда нет. - пробормотал себе под нос, а чуть громче добавил: - Завтра в Коллегии сам спрошу, когда идем копать Саартал.
        Сальма обернулась, демонстрируя хороший слух и быстроту мысли, секунду глядела на меня как на врага, но затем взяла себя в руки. Какая актриса провинциального театра пропадает! Ей бы харизмы добавить. И титек.
        - Договоримся?
        - Не исключено.
        Едва сдержался, чтобы не почесать в паху, обозначив первый пункт нашего устного договора.
        - Ты пообещаешь не лезть, а я расскажу, что знаю. Иначе сам погибнешь и мне квест испортишь. Нам испортишь.
        - Всегда есть сохраненочка. - самое время показать свою природную осторожность, чтобы не надеялась взять «на слабо». Ни минуты не сомневался, что эта дама пустит меня вперед пробежаться по всем ловушкам и вытащить для нее самые вкусные каштаны из пасти огненного элементаля.
        - Не надейся. Обещаешь не лезть?
        - Да.
        - А ты не так безнадежен, как кажешься. Слышал про Ту’ум «Разрыв души»? Драконы, что стали нежитью, сами владеют им и обучили топовых некросов. Многие драконьи жрецы тоже. Если убъют этим разрывом - это навсегда. Без Милости Богов соваться к ним настоящее самоубийство.
        Крякнул, выдохнул, припоминая, где там по квесту с Оком Магнуса фигурируют жрецы и некроманты. Топовый драугр вроде есть… А, наверное, позже, в Лабиринтиане? Да, да, там же дракон-скелет мегабосса изображает.
        - Ты че, не знал? - недоверчиво прищурилась Сальма. - Еще скажи, что привязки нет?
        И тут же прикрыла рот ладошкой в тщетной попытке отменить сказанное. Ого, пошли оговорочки по Фрейду. Но вряд ли это случайные слова. Коварство, интриги, не могут они без них. Ее не волнует, что одно общее дело делаем. Раз она не удосужилась заглянуть в алтарный зал и увидеть мою Милость во всей красе, продолжим играть в обделенного простака. Я, например, посмотрел, кто в нашей структуре надежно защищен от похищения души или ее разрыва. А кто пока нет.
        - Неприятность эту мы переживем! - пропел я голосом кота Леопольда, - Так что там про главный квест Коллегии?
        - В отличии от некоторых, я уже поступила в Коллегию и разузнала достаточно, чтобы не торопиться в Саартал. Архимаг-лапочка подозревает, что найдется нечто ценное, на что Анкано сразу наложит лапы. Он сейчас предположительно тридцать пятого уровня. Намного сильнее любого из нас.
        - Кстати, об уровнях… Не пойму, зачем они тут вобще?
        - Прикалываешься? Левелинг же. Уровень монстров, лут в сундуках, ассортимент у торговцев, сила случайных врагов в подземельях… И как вы только дошли сюда с таким тим-лидером?
        - С божьей помощью, не иначе. Я же верный воин Азуры, если чо. Аурике очень понравилось. Кстати, зачем ты ее собираешься угробить?
        - Ты за базаром следи, дружок.
        - У тебя с ней больше чем в два раза разница. Хочешь сказать, что…
        - Тяжелый случай! Я ее заберу, когда мне будет нужно! - раздраженно вывалила Сальма, взмахнув руками и с выражением лица «ах, зачем я слушаю этот бред» собралась было уходить. Ведь обещание получено.
        - Послушай, я действительно не понимаю, как здесь работает левелинг. Единственная критическая ситуация за все время была во время штурма.
        Занятая своими мыслями, Данмерша снова отмахнулась и продолжила излагать мнение по главному квесту Коллегии:
        - Ты увел меня от темы. Анкано обязательно завладеет Оком, и он сейчас намного сильнее любого из нас, землян. Второго шанса не будет, поэтому сэйвы побоку. Выход один, раньше сорокового левела не начинать квест. Лучше позже. Есть основания полагать, что ключевые персонажи набирают уровень медленнее нас.
        - И откуда дровишки? - продолжил я раскручивать вредную соратницу на очень ценную информацию.
        - Я служу богине пророчеств, «если чо». Она послала мне сновидение. Я включила мозги, дальше продолжать?
        Не только мной управляют через сны.
        - По логике вещей, вздумай я запустить квест в Коллегии, то и мне приснится предупреждение?
        - Или нет. Зачем моей богине тратить силы на то, что легко могу сделать я? Надеюсь, мы договорились, и ты не путаешься у меня под ногами?
        - Скажу, что ты меня убедила. Но мы с Ма’Руссой должны быть в команде, которая пойдет в Саартал и далее по списку. Тогда, считай, точно договорились. - сделал попытку выторговать бонусы нам.
        - А почему бы тебе не заняться другими делами, мальчик? Выкуешь себе мечик подлинее…
        Обязательно выкую, но потом. А еще экипировку зачарую на резист к магии. Вот тогда и увидишь, чьи в лесу шишки.
        - Благодаря братскому подгону Фалдруса, тема мечей теперь закрыта надолго. - показал большим пальцем на Сияние Рассвета, намекая на ее просчет. И тут же вернулся в русло конструктивного общения:
        - Мне кажется, наш разговор зашел не туда. Может, лучше обменяемся полезной информацией?
        - Жутко любопытно, что ты можешь знать такого важного?
        - Другие попаданцы. Интересует?
        - Хорошо, излагай, только побыстрее. - снисходительно позволила великая чемпионка.
        - Я расскажу что знаю. И ты аналогично.
        - Будь лапочкой, не томи, начинай.
        - В Хелгене…
        - Обожемой! Да ты настоящий герой!
        - Ты напрасно иронизируешь. Там я спас из тюрьмы попаданку из числа Братьев Бури. Потом ее же еще раз от бандитов. На Ветренном Пике столкнулся еще с одним попаданцем. Он пришел из глубин Илиналты и рассказал, что не один там такой. Бельда Дева Меча пошла из Ривервуда в Виндхельм. А некромант Тарас поехал в черном кристале в Храм. Аурика упоминала о маге, что в таверне звал ее в форт Кастав. Ни имени, ни особых примет, кроме черного балахона. У меня все. Твоя очередь.
        - Ладно. В Рифтене меня пытался обокрасть воришка из… как ты сказал, попаданцев. Получил искрой по рукам, больше я его не видела. Среди Братьев Бури здесь неподалеку встречала одного. Звал к себе в отряд, такой смешной придурок. Проговорился, что в Виндхельме их таких одаренных несколько, но это не точно.
        - И все?
        Сальма развела руками, мол, чем богата.
        - Да, был еще странный разбойник на дороге, но мы с Марком спешили, поэтому убили без разговоров.
        Угу. И даже не облутали. Верю.
        - Итак, я и Аурика появились в Солитьюде в разное время. А ты где?
        - В Виндхельм приплыла. Еще вопросы?
        - В Страже Рассвета больше никого из землян? В твоей группе все местные?
        - Не видела, не слышала. Да. А в твоей?
        - Каджиты.
        Сальма бровью не повела, сделала вид, что поверила или же Маруся настолько хорошо вжилась в образ? Аурика же могла разболтать. Тем не менее, продолжил:
        - Итак, белыми пятнами на карте остаются Маркарт, Морфал и Данстар. И остров Солтсхейм еще…
        - К чему ты клонишь?
        - В моде Альтернативный старт порядка двух десятков этих самых альтернативных стартов.
        - А если короче?
        Выдохнул, успокаиваясь.
        - Представь, что сейчас в каком-нибудь Маркарте качается тройка-пятерка попаданцев. Завтра эти «гасконцы» приедут покорять Коллегию. Ты женщина умная, поэтому знаешь, что мы понадобимся обязательно.
        - Открывать бутылки?
        - Не исключено. Не откажешься выпить за нашу победу?
        Тему с возможными конкурентами, что могут ей перейти дорогу к кабинету Архимага она почему-то проигнорировала. Вряд ли ошибся в предположениях, просто она хорошо владеет собой. Либо считает меня главным конкурентом на должность в Коллегии.
        - Хм. Я подумаю. Посмотрю на твое поведение.
        - Какое неуверенное «Да!».
        Сальма снисходительно улыбнулась.
        - Опять ты про Коллегию. Здесь мы убили троих, плюс твой некромант и в пещере за тобой прибрались. Итого пятеро. - считала вслух Сальма. - Я верю своей богине, главная опасность исходит от некромантов и вампиров. Вот о чем тебе следует подумать.
        - Согласен. Молодежь фанатеет по вампирам и нежити. А я думал, что за воров и асассинов будет больше желающих. Вот за мятежников их достаточно.
        - Слушай, а сколько тебе лет? - вдруг поинтересовалась Сальма.
        - Говорят первые сорок лет для мальчиков самые сложные. Так что ты верно угадала, я еще мальчик.
        Чемпионка вздохнула, повернулась и вышла не прощаясь. Да уж, дали Боги союзницу. С такими друзьями врагов не надо. Аурику она собралась забирать. Нет, так дела не делаются. Так делаются диверсии.
        Глава 21. И это еще не все!
        Итак, что имеем по факту. Изначально одиночная игра окончательно превратилась в многопользовательскую с топовыми игроками и их тараканами в головах. Союзная, блин, магичка, мало того, что заподозрила меня в любви к молоденьким девочкам, в том числе экзотического, кошачьего облика, так еще и видит меня главным конкурентом в борьбе за пост главы Коллегии. Вроде умная женщина, а такая дура, что просто мрак! Зачем имперскому шпиону и скайримскому торговцу влезать в дела магической структуры? Нет, мне чужие проблемы не нужны, мне нужны тамошние связи и товары. А насчет нашего участия в Саартале и далее я ее просто проверял на жадность.
        Девушка оказалась и жадная, и хитрая, и вредная. Захотела заполучить себе Божественный артефакт, созданный для разборок с самыми могущественными магами. Сила некоторых уникальных предметов в игре зависела от уровня героя. Не помню про посох Магнуса точно, но лучше исходить из этого предположения. Тогда, конечно, лучше поднять его с трупа Морокеи попозже. Готов ли я оставить без внимания такую мощь в руках столь непростой союзницы? Чтобы во главе Коллегии магов встала непредсказуемая, коварная и нахрапистая стерва?
        Или послать все к лешему и уехать жить в Фолкрит? В конце концов, на нашу долю подвигов хватит. Можно прекратить гражданскую войну. Как только она начнется по-настоящему. Или спасти Императора от наемного убийцы из Темного братства. Если Тит Мид Второй приедет в мятежную провинцию. Или отвоевать и восстановить Хелген, попутно прибрав его к рукам. Приобретение побогаче любой Коллегии, учитывая географию и наш с Марусей род занятий.
        Сразу после непростого разговора с магичкой, отнес Марусе обруч алхимии, рассказав от кого и за что он достался. Каджитка убрала в инвентарь вещицу, ступку, пестик и сложила неиспользованные ингредиенты в свою зачарованную сумку аптекаря. Аккуратистка какая. Все делала молча, но прислушивалась, нет ли лишних ушей поблизости.
        - Ко мне тоже подходила эта Сальма. Попыталась выведать про тебя.
        - Пикантные подробности?
        Каджитка удивилась одними глазами:
        - Ты подслушивал? Слово в слово ее повторил.
        - Нет. К себе звала?
        - Нет, но всячески намекала, что ты тот еще извращуга и подонок.
        Вот оно что. Все-таки, мы не группа отважных приключенцев, а султан с гаремом по версии сильной независимой женщины.
        - Похоже, тетенька опытная, много извращуг и подонков через себя пропустила. Надеюсь, ты притворилась обычной кошкой?
        - Самой обычной. Она даже подкинула мне флакон скумы на бедность.
        - Не вздумай!
        - Нет уж, приберегу для Ри’Сада. Когда научусь варить сильные яды.
        - Ладно, только спрячь понадежнее. - в ответ на озадаченный вид каджитки, продолжил, - Меня пугает здешний реализм. В нашем мире наркотики надежный повод пожить за государственный счет за решеткой.
        - Забей. Здесь главное, не трясти скумой перед стражниками и не предлагать ее всем торговцам подряд. Конкретные люди купят без вопросов.
        - Ты, конечно, знаешь таких?
        Кошка кивнула, демонстрируя, что у нее не появились скрываемые от меня секреты.
        - Хорошо. Что про Сальму думаешь?
        - Не дай Азура нам ее в начальницы! Она правда хочет забрать себе Аурику? Но зачем? У нее и так целая армия… - зачастила напарница.
        - Пока что выглядит как попытка вбить клин и ослабить нас, чем действительно заполучить ее себе.
        - Вот же сучка! - возмутилась Маруся, - Ты поговоришь с Аурикой или давай я?
        - Сначала я, потом ты. Мне одному эту женскую магию интриги не пересилить. Главное, чтобы отношение к нашей певице осталось прежним.
        - Я могу ей уступить камешек при следующей дележке. - пообещала каджитка. Жаль, Аурика не слышала, или наоборот, хорошо.
        - Хе-хе, нет, Маруся! Сильно баловать ее не нужно. Она человек творческий, звездная болезнь гасила таланты поярче. Ладно, бросай, свои склянки. Сегодня у нас пикник!
        Что может быть умильнее, чем каджит с удочкой на берегу реки? Только два каджита, азартно таскающих одну рыбину за другой. Мы все заслужили хороший отдых, поэтому устроил всему отряду пикник в нашем карманном измерении. Маруся горячо поддержала идею, но у нее же лапки, поэтому всю организацию взял на себя. Пользуясь расположением Хранителя Фалдруса, закупился очень хорошим вином и деликатесами из кладовых Храма. Корзинка с провизией, рюкзак с напитками, плед, котелок, если захочется супчика, сковородка для жаркого, вобщем, все как у людей. Даже отборной картохи запас на случай вспомнить детство и запечь ее в углях. Каджитка подговорила Джи`Барра воровским способом раздобыть удочки и ведерко. Уж не знаю, где он их отыскал…
        И вот, они ловили «в два смычка», а я не успевал жарить. Вот так своебразно сбылась давняя марусина мечта половить рыбку в аквариуме. Я их добычу безостановочно чистил, потрошил, промывал, рубил на стейки, натирал солью, нанизывал на заготовленные веточки и отправлял на угли. Еще порция рыбных стейков, обвалянных в муке с солью, улеглась на смазанную жирком сковороду. По мнению Джи’Барра все мои манипуляции - это сложный способ испортить вкус отличной еды, которую он предпочел бы в сыром виде. Но его гастрономических пристрастий не разделяла даже Маруся.
        Аурика попивала винцо и любовалась природой. Здесь, в карманном плане погода комфортная, тепло и солнечно. По-скайримским меркам, конечно, поэтому никаких бикини.
        - О чем ты думаешь? - вдруг спросила бретонка.
        - Серьезно хочешь знать?
        - Да.
        - О, Боги! На что я, сильный независимый имперец трачу свою жизнь? - воскликнул, патетично воздев к небу руки, - На каджитов!
        - А, по-моему, они прикольные. И хорошие друзья.
        - Каджиты бывают разные. Просто мне… нам очень повезло.
        - Повезло. Нам всем очень повезло. Оказаться в Скайриме. Выжить в этой бойне. Повезло. - В голосе девушки преобладали печаль и горечь.
        Надо ее переключить с «ветеранского синдрома» на нечто более жизнеутвержающее.
        - Да, Аурика. Везение, четкое планирование и очень много подготовки на основе предвидения.
        - Подготовки? - удивилась она, - Толан, Фалдрус, Сальма - они знали?
        Нет, Аурика девушка не глупая, просто порой невнимательная.
        - Конечно знали. Вспомни, как вовремя появился в таверне Фалдрус. Как удачно нас отправили в Неприметное убежище под командой Толана. Да вспомни, он еще в пещере после боя сказал, что-то вроде «мы знали, мы готовились»! Ну и вишенка на торте - эффектное появление Сальмы в тылу врага, чтобы самые хитропопые бабуины не сбежали, когда Арания повыбила самых оголтелых. Это не может быть простым стечением обстоятельств. Более того, признаюсь, мы пошли в Виндхельм после сна, в котором Арания меня позвала. По пути встретили одну рыжую певицу частушек про Ульфрика, подобрали, обогрели. И Сальма проговорилась, что ей тоже бывают вещие сны.
        - Так ты с ними задно?
        - В план битвы меня не посвящали, если ты об этом.
        - Ты говорил с ней? Про меня?
        - Она сама завела разговор.
        - И что?
        - Давай на чистоту. Ты нам нужна. У тебя в нашей компании все получается, никто тебя не обижает. Она собирается выполнить очень крутой квест и будет правильно, если ты окажешься среди героев, спасших Коллегию и Скайрим. Как-то так.
        - А вы?
        - А что мы? Мы покамест договорились не мешаться ей под ногами. Учти, она и тебя с собой возьмет, только если ты прокачаешься.
        - Я готова! - резко подскочила бретонка, чуть не уронив бутылку.
        Аурика по моей наводке посетила библиотеку и достигла девятого. Учебники, что добавила в подборку Сальма, относились к разным магическим школам и алхимии. Вряд ли чемпионка пожадничала, скорее принципиально не собирала лишнего. Сейчас, поди, локти кусает, узнав, что можно прокачивать своих спутников и пополнение «азуритов».
        - Да сядь, пионерка. Скажи, Сальма тебя просила никому в Коллегии не говорить про Саартал?
        - Клятву взяла! Страшную! - закатила глаза Аурика - Насчет эльфийки там одной предупредила особо. Типа из наших, но вроде как многое забыла про Скайрим. Ее в Миддене убили. Вот поэтому она не может Анкано предупредить. Она низкого уровня, из Коллегии выходить боится. Подлизывается ко всем, шпионит, стучит на остальных учеников.
        - Послезнание так себе преимущество. Хотя ситуация с главным квестом Коллегии сложилась в нашу пользу. - заметил больше для самого себя.
        Бретонка промолчала.
        - Если ты думаешь, что я хочу насолить Сальме, то нет. Мы с ней делаем общее дело, пусть она и считает, что самая главная и лучше всех все знает, но она не враг. Вот Анкано по умолчанию враждебно настроен к гильдии, то есть Коллегии магов. Поэтому я ничего ему не скажу, не переживай. У меня про другое голова болит.
        Уговорить кошаков «смотать удочки» и сделать перерыв на рыбку-гриль с вином оказалось настоящей проблемой. Куда нам столько вкуснейшей диетической рыбы? Разве что отнести выздоравливающим для поправки здоровья? Хм, а не это ли ответ на вопрос про изобилие продуктов в Храме? Вот только соль у нас совсем закончилась. Соль! Не дает мне покоя ее дороговизна и дефицит. Может, солеварню основать?
        Наконец, все собрались за импровизированным столом. Выпили, закусили. По общему признанию рыба удалась. Винишко, сыр и фрукты из храмовых запасов тоже были выше всяких похвал. Через несколько тостов непоседливые каджиты, взявши луки, отбыли инспектировать охотничьи угодья. У нас с Аурикой появилась возможность продолжить откровенный разговор.
        - Аурика, а ты не думала, что Сальма подкинула нам эту задачку с квестом специально?
        Забавно наблюдать широкую палитру эмоций на лице собеседницы. Очевидно, хитрая данмерка преследует несколько целей. Ослабить мой отряд, как конкурирующую структуру. Недопустить меня к управлению Коллегией. К чему я и не стремлюсь, но она-то не знает. Прибрать к рукам ценную боевую единицу. Завладеть сверхмощным божественным артефактом и неисчерпаемым источником магической энергии. Надеюсь, что для Азуры.
        - Зачем это? - вернула меня к реальности Аурика.
        - Затем, чтобы мы сейчас ломали голову над искуственно созданной проблемой. Вместо плана по прокачке, развития производственных навыков и многого другого. Мы тормозим, пока она рвется вперед.
        Бретонка посмотрела на меня недоверчиво. Нет, в самом деле, это же тупая манипуляция: «Заберу у тебя Аурику, но потом!». Ведь если я смирюсь с потерей, бретонка почувствует другое отношение к ней. И тогда достаточно любой негативной ситуации, чтобы Аурика сама ушла под крылышко к Сальме. Для нас потеря, для нее кабала.
        - Давай вспомним квест из игры и проанализируем его последствия. - на мое предложение Аурика согласно кивнула, - Этот мир умнее игрового, и я пока не понимаю, что помешает Ордену Псиджиков забрать Око Магнуса прямо из руин, минуя нешуточные проблемы и гибель архимага с помошницей. Но, допустим, все случилось, как в игре. Кто по-твоему станет новым архимагом?
        - Я бы могла попробовать, если ты не претендуешь. Думаешь, не потяну? - с некоторой долей вызова заявила бретонка.
        С трудом сдержал улыбку. Вот и Аурика видит во мне конкурента за стильное пончо и посох архимага. Смешно.
        - Родное сердце! Причем тут, что я думаю про твои способности? Завтра мы идем в Коллегию и там мы еще раз увидем, как работает проверка наших способностей местными. Поверь, здесь есть такое явление. У Сальмы двадцатый уровень и все магические школы прокачены так, что приходи, кума, любоваться!
        - Какая кума? Кто кума? Я кума?
        - Присказка такая. Народный фольклор. Как бы ты не старалась, у нее огромная фора. Она целенаправленно «точит» магию. Про сороковой уровень мне задвигала ровно потому, что к нему достигнет пика формы во всех школах. И Маркурио она не просто так в напарники выбрала, он сильный маг. Пока мы тренируемся на собачках, они атронахов и дремор лупят заклами на уровне эксперта. Поэтому, будь спокойна, случись выборы архимага - уцелевшие учителя выберут ее из-за самых высоких навыков в магических школах.
        - Черт, черт! Ты специально нас хочешь друг против друга настроить?
        Кто сможет справиться с интриганкой? Только другая такая же. Вот и устроите друг-дружке нескучную жизнь, пока у меня голова за другое болит.
        - Не я это начал. Просто обдумай ситуевину сама, ладно? Вот представь, вы победили, но Сальма все устроила так, что архимагом быть ей и только ей. Коллегия - это жирный кусок, никому она его не уступит. Просто поверь, что так и будет.
        Я же во время непростого разговора в библиотеке не зря амбициозной данмерке слил желание Аурики занять важное место в структуре магов. И внимательно проследил реакцию. Потому был уверен в своих словах на все сто сорок шесть процентов.
        - Я так далеко не загадывала. Окей, дерьмо случилось. - заметно расстроилась Аурика, - Что посоветуешь?
        - Гильдия бардов. Нет, правда! - попытался задавить ее скептический смешок. - Стань лучшим бардом Скайрима! Свой дом в Солитьюде. Приемы в Синем дворце и эльфийском посольстве.
        - Да там ни одного нормального квеста! - возмутилась Аурика.
        Странное, конечно, заявление, но пока отложим.
        - В попу квесты! Этот мир слишком другой, это раз. Мы сами творим его, это два.
        Девчонка конкретно задумалась.
        - Заманчиво, конечно, но как? Петь по трактирам перед пьянью эту чешую про Рагнара Рыжего? Или исполнять тупую агитку «Век произвола»? Единственная нормальная песня «Горноцветы Скайрима»!
        - Здрасьте, приехали! Ты участвовала в самой эпичной битве Скайрима в наши дни! Вот и сочини об этом песню по горячим следам! Идеологически верную, чтобы Азуритов продвинуть в массы. Эльфы сносят Талоса, остальные восемь богов - привычны и слишком обычны. А тут прекрасная богиня, что творит невероятные чудеса, защищает простых людей, пока ярлы грызутся и набивают мошну. Такой простор для геройства! Вот и пусть молодежь сбегается в Храм Азуры и в форт Стражи Рассвета, а не в лагеря мятежников.
        - Не знаю, звучит слишком круто… - растерялась бретонка.
        - Да! Круто! Это возможность стать голосом могущественной организации - Стражи Рассвета. Будешь вдохновлять людей на борьбу с вампирами и всяким злом. В мире, где нет интернета и телевизора, зато есть твой талант и безотказные технологии по раскрутке. Трактиры! Сразу забудь про них. Заходить на большую сцену надо через богатые дома Вайтрана и Солитьюда. Потом ярлы, дальше - Синий дворец. Небольшое турне и за тобой начнут бегать богатые поклонники и ассасины. Такая пойдет жизнь, что только держись!
        Я выдохнул. Может и поймет девка, что конкурировать с Сальмой на ее поле не выйдет. А попадет под ее влияние, будет на нее работать без выходных и праздников.
        - Аурика Октавия - золотой голос Скайрима. А что, звучит! - принялась себя убеждать девчонка.
        Да, детка. В эту игру можно играть и вдвоем. Теперь некрасивая манипуляция Сальмы будет работать на меня. Конечно, однажды певица покинет наши ряды, но у меня будет союзник. Я помогу ей добиться многого, а через нее зайду к людям, которые торговцев на порог пускают не часто.
        - Чтобы ты понимала мою мотивацию. Наша с Марусей цель - сколотить караван и заработать состояние. Коллегия - это лишь ступенька, а не самоцель. Не спорю, кусок жирный, но он уже есть. А мы в этом мире появились, чтобы создать то, чего еще нет!
        - Но я хочу с вами, вы прикольные. - призналась рыжая.
        - Родное сердце! Если Сальма нас не обманывает, то раньше сорокового уровня никто никуда не пойдет. А это целая жизнь. Еще успеем тебе надоесть.
        - Мэй би.
        - Вот и ладно, но давай Сальме про наш разговор и наши планы ничего не скажем?
        Задумчивая бретонка пообещала. Скрепили договор вином. А еще я ей по-настоящему благодарен, что наш замечательный отдых она не портила заигрываниями. Так, чисто по-женски «поточить коготки». Фигурка у Аурики что надо, да и человек она хороший, поэтому ошибиться очень легко. Значит, поговорка про ржавый чердак и всегда мокрый подвал не про нее. Это хорошо. Даже прекрасно.
        Про Милость Богов пришлось объяснять соратникам отдельно, чтобы стало понятно, откуда вдруг взялось окружающее великолепие. Рассказ про божественную награду запал Аурике в душу, но от необычной башни она осталась совсем не в восторге. Ей, как минимум, дворец подавай. Или стадион со сценой. Что особенно порадовало, мою награду рыжая бретонка восприняла без ревности. Надеюсь, у нее появился отличный стимул проявить себя на службе Азуре.
        При перемещении в Башню всей толпой возникли неожиданные осложнения - не хватило маны. Пришлось всем слить запасы в алтарь Храма, да еще я пожертвовал пару мелких камешков. Встали всей гурьбой на портальный круг. Сработало.
        Пока народ любовался возникшими вдруг летними красотами, обдумывал безумную мысль проверить амулет в храмах Девяти Богов. Если и там будет действовать за разумную плату, то это открывает огромные перспективы для торговли. Набил, например, в Солитьюде подвал башни вином и тканями и отправился налегке в Вайтран. Там сходил в храм с каджиткой, забрал товар, распродал. Купил вайтранские товары и вместе с кассой отнес в неприступный для воришек дом. Не нужно покупать лошадь и повозку, арендовать склад. Конечно, остается вопрос поставок в лишенные божественного присутствия захолустные городки вроде Ривервуда, много товаров на себе не утащишь.
        Кстати, Фалдрус пообещал подобрать мне управляющего для дальнейших работ по улучшению имения. Кроме установки традиционных опций вроде кожевенного станка и рубочной колоды, нужно обустроить хозяйственные постройки: кухню, купальню, склад. Рядом с шахтой нужна плавильня и кузница с полным набором. Так себе затея красивый тихий уголок превращать в промзону. С другой стороны, наличие доступного сырья и потребность в товарах для продажи мотивирует иметь свою личную производственную базу.
        Настала пора возвращаться в Большой Скайрим. Служить Азуре, защищать добрых людей, учиться и развиваться, создавать новые вещи и творить новую реальность. Еще раз окинул взглядом свой мирок. Вроде бы небольшой надел, скромное жилище, не самая высокая должность при Храме, а какие широкие перспективы! Удивительное дело, жить и работать хочется, как никогда ранее!
        КОНЕЦ

* * *
        Читатель! На этом история приключений Теллурио, Ма`Руссы, Джи`Барра и Аурики не заканчивается.
        Читайте вторую часть "Наших в Скайриме", где будет еще больше драк, попаданцев, лута, задушевных разговоров, крафта, религиозного экстаза и спонтанных половых связей.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к